Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Февраль » 15 » • Все расколы в РЦ были спровоцированы НКВД-КГБ-ФСБ •
11:24
• Все расколы в РЦ были спровоцированы НКВД-КГБ-ФСБ •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Итоги собрания парасинагоги
  • Ересь схизмоэкуменизма
  • Заявления новых раскольников
  • Максимальная икономия
  • О церковной власти
  • Исторически и промыслительно
  • О понимании значения
  • Новый незаконный порядок
  • О состоянии Высшей Церковной Власти
  • Раскол остается расколом
  • Вывод
  • Из переписки с раскольниками
  • Письмо раскольников
  • Новые раскольники оказались еретиками
  • Ответ раскольников
  • Раскольники сами решили доказать
  • Примечания
  • Предисловие

    «Документально подтверждён факт, что все расколы в Русской Церкви были спровоцированы НКВД-КГБ-ФСБ» - справедливые замечания А.Пашковского из РПЦЗ(А) по очередному расколу. Та же шарманка и в РПЦЗ(В-В-А) и т.п.

    ИЗ КОММЕНТОВ: Разве не прав был К.Преображенский, сказав несколько лет назад, что "по нам работают"?

    И как тогда смеялись....

    Итоги собрания парасинагоги в Маунтен Вью

    Как-то невнятно окончилось еретическое сборище – нет вразумительного итогового документа, непонятно, что конкретно они там напринимали, даже не перечислен официально состав участников. Нет фотографий с торжественного банкета, где улыбки и счастье. И вообще – в итоге не получилось торжества Православия из этого собрания. Да и не могло получиться.

    Как я писал раньше, парасинагога собиралась в Маунтен Вью с единственной целью – организовать раскол в РПЦЗ. Что они и сделали, призвав "священнослужителей и народ церковный не признавать юрисдикции митр. Агафангела и его Синода" ("Резолюция VI Всезарубежного Собора по докладу архиепископа Софрония (Мусиенко)").

    Своё церковное преступление они назвали "предпринятое нами восстановление канонического соборного строя" ("Послание 6-го Всезарубежного Собора (1 сессии) Русской Православной Церкви Заграницей верным чадам во Отечестве и рассеянии сущим").

    Затем, как говаривали в СССР, "подсластили эту пилюлю" разговорами о единстве, приверженностью к истине и тому подобными обещаниями светлого будущего.

    По ставшей обычной, принятой сейчас на подсоветском пространстве схеме – делают преступление, а потом во всех средствах информации рассказывают, как это здорово, и как скоро это осчастливит обманутый народ, потом резко замолкают – и пользуются плодами своего преступления.

    Какие ждут для себя плоды члены парасинагоги? У каждого свои ожидания и это покажет время. Ясно пока, что у вл. Софрония непомерные, огромные амбиции (заставляющие его демонстрировать чудеса актёрского мастерства), которые искусно подогреваются опытными интриганами из его окружения. У вл. Андроника желание жить в имении Ю. Лукина, поскольку дома у него нет, а перспектива оказаться на улице за непослушание – есть.

    Сам же Юра Лукин, организатор и вдохновитель всего этого спектакля, вообще отдельная тема. Всё, к сожалению, очень банально. Но, не хочется в это углубляться – оно того, в общем, и не стоит.

    Ясно, что дело своё они не довершили. От нас отделились и оказались в неопределённом пространстве. Нужно создавать свою структуру, новую юрисдикцию – выбрать главного (похоже, что вл. Софроний претендует с резиденцией в Астории – тогда точно, "приходской совет" останется ни с чем в имущественном плане), дорукополагать "епископат" (бедная Австралия!), составить "Синод" и прочее. Так что, продолжение будет.

    Но, самое плохое в этом всём то, что в основании очередного раскола лежит равнодушие и, действительно, настоящая ересь – ересь, утверждающая, что никакого раскола не существует, что можно на основе каких-то пустых и неподтверждённых обвинений "отделиться" и организовать не парасинагогу (они этого определения боятся), а "более правильную церковь".

    Возможно, кто-то и найдётся из числа равнодушных меркантильных, или таких же еретиков-схизмоэкуменистов, которые примут приглашение сыграть роль в комедии "улучшенная РПЦЗ".

    Но я не думаю, что кто-то их поддержит, поскольку другие "осколки" в большинстве думают, что каждый из них – истинная Церковь (и это, на мой взгляд, правильно). Примкнуть к "улучшенной РПЦЗ" могут, разве, совсем уж маргиналы, вроде РПАЦ (Лурье-Солдатова), которых никто не воспринимает всерьёз.

    Что ж – они пошли своим путём, мы не смогли их удержать. "Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши" (1Ин 2.19). Ушли, потому что ересь это не просто болезнь, – это смертельная и заразная болезнь. Нам надо понимать и твёрдо держаться этого понимания, что Бог в правде и истине, Бог – в Церкви. И помнить слова-завещание Митрополита Филарета: "Держи, что имеешь", и их продолжение: "Дабы кто не восхитил венца [спасения] твоего" (Откр 3.11).

    + Митрополит Агафангел
    17.01.2017 г.

    Ересь схизмоэкуменизма

    Докладная записка Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви Заграницей 2016 года

    "Из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою" (Деян 20.30).

    Церковь Христова одна. Это догмат, который мы исповедуем в Символе веры: «Верую, во единую (…) Церковь». О том, что Церковь одна свидетельствует Священное Писание. Как в Ветхозаветной истории был Храм, который своим единственным числом свидетельствовал о Единстве Бога, так и Новозаветная Церковь, подобно тому Храму, одна. После Пришествия в мир Христа, вместо одного Храма – одна Церковь – Храм, расширившийся территориально по всей земле.

    Единая Церковь, имеющая Единого Главу – Христа, состоит из Поместных Церквей, которые, в свою очередь, состоят из епархий, в которые входят отдельные приходы с прихожанами. Все вместе они составляют одно Тело Христово, внутри которого действует единая для всех преобразующая и спасающая благодать Святаго Духа.

    Господь молился о Церкви: "Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, и они да будут в Нас едино" (Ин 17.21). Признаками и условиями единства земной Церкви является общие вероучение, богослужение и таинства (прежде всего – таинство Тела Христова в Евхаристии).

    Разнящиеся в вероучении или не имеющие общения в богослужении и таинствах не могут составлять единого Тела Христова. Тех, у кого вероучение отличается от Православного, Церковь именует еретиками, а тех, кто не объединены с Церковью общим богослужением и таинствами – раскольниками.

    В таком разделении могут быть исключения, когда кто-либо отклоняется своим мнением, а не исповеданием, от Православного вероучения, не убежденно, а по заблуждению или недопониманию. Таковые, когда узнают истинное вероучение и осознают свои заблуждения, легко возвращаются к Православию.

    Также и те, кто по стечению обстоятельств оказываются изолированы и не могут участвовать в богослужении и таинствах с другими членами Церкви (как, например, в СССР), или по недоразумению, живя даже рядом, но, не зная или недопонимая друг друга.

    Но, совсем иное, когда кто-то сознательно, пребывая в общении, это общение разрывает не по уважительным причинам (по учению святых отцов уважительной причиной может быть только ересь).

    Однако и здесь также можно видеть разные причины такого разрыва общения в богослужении и таинствах. Это может быть, так сказать, "человеческий фактор", что случалось в истории Церкви, – просто ссора, или спор из-за имущества, или из-за места и положения в иерархической структуре, или что-то подобное.

    Или, скажем, обряды и перевод богослужебных книг, как это, к сожалению, случилось в истории Русской Церкви.

    Такое разделение можно назвать, даже, недоумением, обусловленным человеческими слабостями и молиться о его скорейшем уврачевании. Но, все равно, в таком случае должно быть рассуждение и определение, на чьей стороне правда и неправого объявить виновным в расколе, и признать его и паству вернуться в Церковь. Раскол, к сожалению, чаще всего случается по человеческой немощи и страстям.

    Но это совсем не то, что сознательное и хорошо продуманное разделение, подобное тому, что происходит сейчас. Буквально в последние годы, возникло новое неправославное вероучение, согласно которому в акте раскола, фактически, отсутствует преступление, и Церковь сколько угодно может делиться на изолированные в молитвах и таинствах группы, якобы, сохраняя при этом в чистоте главные догматы православной веры, и удерживая, таким образом, спасительную благодать Святаго Духа.

    Согласно этому новому вероучению, несмотря на разделение, спасительная благодать сохраняется во всех расколовшихся группах бывшей РПЦЗ. Отдельные изолированные группки ("осколки"), не имеющие между собой общения в богослужении и таинствах, представляют собой, каждая в отдельности, маленькую, якобы каноническую церковь, а в совокупности, все они вместе, будто, являют собой Поместную Российскую Церковь.

    Таким образом, это новое лжеучение фактически упраздняет понятие раскола в Церкви и, таким образом, вступает в противоречие со святоотеческим учением.

    Видимые и действенные антицерковные проявления новой ереси: принижение значения Святоотеческого Предания, канонов и правил Церкви, унижение личности пастырей и священноначалия, введение в Церковь демократии взамен её иерархического устроения, поощрение между раскольниками интеркоммуниона, переходов из одной "юрисдикции" в другие, образование новых "юрисдикций" и тому подобное.

    Общее и главное, что стоит за этим лжеучением – то, что оно служит не собиранию Церкви, а её разорению, дроблению на множество мелких групп и последующему вымиранию. Лично у меня нет никакого сомнения, что это лжеучение есть ересь против Церкви, её единства. Ересь против Тела Христова.

    Причём, эта ересь подпадает под часть общего анафематизма экуменизму, принятому Зарубежной Церковью: "Нападающим на Церковь Христову и учащим, яко она разделися на ветви (…): Анафема".

    Таким образом, новое лжеучение раскольников даже не нуждается в специальном анафематизме и не является новой ересью, а частью экуменической ереси, то есть, ереси, осуждение которой подтверждено церковной рецепцией и принимается всей Церковью.

    Вопрос этой новой ереси сейчас прямо нас касается потому, что если кто-либо, кто рядом с нами, исповедует такое лжеучение, то мы уже не можем говорить, что такой человек исповедует в чистоте православную веру, нам следует признать, что у нас с ним вероучение не одинаковое.

    Заявления новых раскольников

    Посмотрим теперь на заявления новых раскольников. Они пишут: "Расколом называется нарушение единения с соборной Церковью. Те, кто называют нас раскольниками, тем самым показывают, что они считают, что Одесский синод - это Российская поместная Церковь.

    Но такое мнение абсурдно". Из этой фразы следует, что они не считают наш Синод, и, соответственно всех, кого этот Синод окормляет, "соборной Церковью", под которой они, если следовать их записке, очевидно, понимают "Российскую поместную Церковь".

    Возможно, что они под Российской Поместной Церковью понимают Московскую Патриархию плюс все "осколки" от РПЦЗ? Но, я не думаю, что они Московскую Патриархию, саму по себе, считают "соборной Церковью", иначе бы прямо расписались в том, что являются раскольниками. Таким образом, по утверждению раскольников: Мы ("Одесский Синод") – не "соборная Церковь"; МП – очевидно, тоже не "соборная Церковь". По их мнению, оказывается, нынешняя совокупность "осколков" – вот где "соборная Российская Церковь".

    В действительности, раскол это разделение не с Поместной Церковью, а просто с Церковью. Вопрос должен ставиться не о разделении с "соборной поместной Российской Церковью", а просто – об отпадении от Церкви.

    Раскольники дошли до губительного рассуждения о том, что каноны устарели. Поскольку "Каноны изображают соборную Церковь в единении поместных Церквей, и различные раздробленные группировки раскольников, отщепенцев от Церкви. В наше же время, напротив, то, что мы считаем соборной Церковью, имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой".

    Этот момент канонами не предусмотрен (то есть, святые отцы, по мнению новых раскольников, якобы, не доглядели): "само существование «осколков», т.е. автономное существование микроскопической церковной юрисдикции, в канонах не предусмотрено" (в канонах предусмотрены три формы отпадения от Церкви: парасинагога, раскол и ересь – новоявленные раскольники последовательно прошли все эти три стадии). Новые ересиархи учат, что Церковь в наше время, якобы, "имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой" – и это, конечно, притом, что они, согласно их вероучения, будто, не в расколе по отношению друг ко другу.

    В наши дни группа, возглавляемая епископами на покое Андроником и Софронием, к большому сожалению, переступили грань раскола, исключительно базируясь на указанной ереси схизмоэкуменизма.

    Если единство Церкви, согласно Катехизису Митрополита Филарета (259), "выражается видимо, одинаковым исповеданием веры и общением в молитвах и Таинствах", то соответственно, раскол – это (при одинаковом исповедовании веры), отсутствие общения в молитвах и таинствах.

    Если "осколки" не находятся в богослужебном общении и таинствах, то как назвать их отношение друг ко другу, если не состоянием раскола?

    Другого определения и понимания раскола, кроме общепринятого Церковью, не существует. Существующие ныне "осколки" в точности под это определение подпадают. Спорить с этим невозможно, всё равно, что по определению Апостола, "идти против рожна" (Деян 9.5).

    Максимальная икономия

    Этот мой краткий доклад составлен наскоро, поскольку раскольники сделали свое заявление совсем недавно, и возникла необходимость на него ответить. Хоть эта ересь была озвучена раньше, но, поскольку она касалась далеко отстоящих от РПЦЗ групп, я не видел необходимости об этом писать.

    Но сейчас, когда это прозвучало из нашей Церкви, вопрос стал по-настоящему актуален. Поэтому, я считаю, что обсуждение этой новой разновидности ереси экуменизма должно быть продолжено, поскольку она прямо коснулась нас и нашей паствы.

    Конечно, я считал и продолжаю считать, что в отношениях с раскольниками должна быть максимальная икономия, но при этом мы не имеем права переступать черту и учить тому, что не соответствует святоотеческому учению.

    Возможно, я, в своё время, смутил некоторых людей словами о близости всех, кто недавно были вместе в РПЦЗ, и эти слова некоторые истолковали так, что речь идёт о полном единстве. На это следует сказать, что мы должны быть уверены, прежде всего, в себе, в том, что сами пребываем в Церкви.

    Мы также верим, что раскольники уходят за границу Церкви. Но что в действительности происходит вокруг нас – знает только Бог.

    Относительно спасающей благодати Св. Духа, мы уверены, что она у нас есть. Но мы не можем, не имеем права говорить, что она есть и у других, поскольку вне Церкви нет внутренней, спасающей благодати Святаго Духа, как мы не можем заявлять, что её, этой благодати, кроме нас нет больше ни у кого, и видимые границы нашей Церкви есть одновременно и её невидимая граница. На этот вопрос отцы РПЦЗ отвечали – мы не знаем. Бог знает.

    + Митрополит Агафангел
    Одесса, октябрь 2016 года

    О церковной власти в Российской Православной Церкви в настоящее время

    "Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу" (Мф 5.25).

    В начале позволю себе напомнить общеизвестную истину о том, что Господь, основав Свою Церковь, является во все времена ее единственным Главой, и Его, естественно, никто из людей не может не то что заместить, но даже дерзко об этом помыслить.

    Апостолы, по Вознесении Господнем, не имели в своей среде единоличного возглавителя, и решали спорные вопросы на общем собрании (Соборе), как мы это видим в книге Деяний Апостольских. Претензии Римских пап на возглавление всей Церкви (замещение Папой места Христа в Церкви) несостоятельны, это было много раз подтверждено как отцами, так и соборным разумом и практикой Вселенской Церкви.

    До IV века Церковь жила без Вселенских Соборов (как наиболее авторитетных и безспорных представителей высшей общецерковной власти). Сами Вселенские Сборы стали возможны только при наличии административного ресурса Империи и воли императора, решившегося установить христианство общеимперской идеологией.

    При многих положительных сторонах, присутствует некоторая искусственность даже в такой, казалось бы, идеальной, государственно-церковной модели, поскольку евангельское благовестие оказывается увязано с государственными интересами, которые, в сущности, не могут быть полностью тождественными, даже в православных государствах, по слову Самого Христа: "Я не от сего мира" (Ин 8.23).

    Поэтому вопрос централизованной церковной власти (например, в виде начальствующего епископа и подчиненной ему церковной администрации и канцелярии) всегда был не простым.

    Определенно можно сказать, что поскольку единственный глава Единой Церкви есть Пастыреначальник Господь наш Иисус Христос, то предстоятели Поместных Церквей, в строгом смысле, не главы Церквей (поскольку не замещают Христа на земле и сами по себе не наделены властью спасать) а, скорее, администраторы, наделенные свыше особыми полномочиями. В силу этого, сам по себе вопрос о церковной администрации никогда не был в Церкви первостепенным, поскольку канцелярия и должностные лица в ней важны только для внешнего порядка, а не, собственно, для спасения души каждого отдельного человека, так как, будучи по сути своей человеческим устроением, канцелярия не может никого спасать и даже по сути своей не предназначается для спасения.

    Исторически и промыслительно

    Исторически и промыслительно сложилось так, что вопрос о Центральной власти в Поместной Русской Церкви на протяжении всего времени ее существования был напрямую зависим от власти государственной.

    И эта зависимость, отчасти, продолжается вплоть до настоящего времени, которое характерно тем, что, с одной стороны, государственная власть в странах бывшего СССР, будучи не православной, традиционно, имея свои политические цели, пытается использовать институт церкви в своих корпоративных интересах, а с другой, та же власть категорически не заинтересована в том, чтобы Церковь несла в народ Евангельские истины, поскольку они прямо противоречат целям и самой сущности как самой этой власти, так и отдельных ее представителей (то же можно сказать и о любой современной политической власти).

    Такое неестественное взаимоотношение между Церковью и властью, заключает в себе противоречие, делающее невозможным в принципе конструктивное взаимодействие подлинной Церкви с современными политическими силами. Конфликт между назначением Церкви и целями гражданской власти с каждым годом обостряется (а в последние годы обостряется стремительно), и, как следствие, истинная Церковь все больше отдаляется от мира сего.

    В таких условиях, конечно, невозможно надеяться Церкви на помощь со стороны государства в решении своих внутренних проблем (в том числе и в вопросах установления легитимной высшей церковной власти), как это было раньше в ее истории на протяжении 16-ти веков: с начала IV до начала XX.[1]

    В настоящее время сложилась такая ситуация, в которой часть Русской Православной Церкви (так называемая Московская Патриархия) сохраняет свою полную зависимость от гражданской власти и состоит с нею, как выразился ее предстоятель, в соработничестве, и есть часть Русской Церкви, не входящая в состав МП, которая свободна от всякой зависимости от властей и, более того, этими властями преследуется.

    О понимании значения и природы Высшей церковной власти митрополитами Кириллом (Смирновым) и Сергием (Страгородским)

    В истории Русской Церкви советского периода ярко выявились различные подходы к устроению земной Церковной жизни. Особенно ясно это видно из сохранившейся переписки между первым кандидатом на Патриаршество в Русской Церкви (и, собственно, избранного Патриархом по письменным отзывам архиереев) митрополита Кирилла (Смирнова) и оказавшимся стечением обстоятельств во главе церковной канцелярии митрополита Сергия (Страгородского).

    Противостояние митр. Кирилла, безусловно, духовного лидера Русского православия, и митр. Сергия, незаурядного практического деятеля, — это, по сути, противопоставление сущностей небесной иерархии и земной администрации.

    Митр. Кирилл понимал иерархическое устроение Церкви неразрывно связанным с Евангельским духом, выраженным в "иерархической совести Соборной Церкви". Эта совесть, по митр. Кириллу, должна быть нерушима в Церкви и формы устроения церковной власти не должны, ни в коем случае, нарушать (не колебать) этого "соборно-иерархического принципа бытия Церкви".[2]

    Для митр. Кирилла пойти на уступки сов. власти означало пойти против своей и общецерковной совести. Для него это было настолько важно, что он принял смерть, но этих уступок не сделал, несмотря на все уговоры и ухищрения богоборцев.

    Для митр. Сергия земная администрация была большим приоритетом, и он делал, по этой причине, множество уступок, недопустимых и противоречащих евангельскому духу. В свое время, когда церковная администрация, возглавляемая Патриархом Тихоном, фактически прекратила существование, а канцелярия обновленцев, с помощью сов. власти, действовала и укреплялась, митр. Сергий, легко, без долгих колебаний, примкнул к функционирующей администрации и перешел в обновленчество.[3]

    Когда восстановилась "тихоновская" администрация и пошла на убыль обновленческая, он вернулся в Церковь. Этот, весьма показательный эпизод из биографии митр. Сергия, говорит о том, что он был всегда склонен к непомерному преувеличению значения церковной канцелярии самой по себе и, как следствие, митр. Сергий оказывался там, где полноценно функционировала канцелярия (для него безразлично какая — обновленческая или православная).

    В итоге своих дипломатических усилий, он учредил сомнительную для многих православных людей собственную церковную канцелярию, которую позже, совместно с сов. властью, они стали именовать "Московской Патриархией", но сам же оказался в этой новой администрации на второстепенных ролях, поскольку руководящую роль приняли в ней сами учредители — антицерковные силы.

    Тем не менее, именно из этой канцелярии, полностью подконтрольной богоборческим властям, впоследствии произошел первый советский Патриарх, а не из соборного церковного волеизъявления. Судя по переписке митрополитов Кирилла и Сергия, для последнего, если нельзя сказать, что вообще не существовало, то, безусловно, было третьестепенным, само понятие совести.

    Ради полезной сделки, по митр. Сергию, совестью можно пренебречь. Он отстаивал (следует сказать, в противоположность Указу №362), исключительную важность самого наличия функционирующей церковной канцелярии и, более того, на полном и безоговорочном ей подчинении в создавшихся условиях, всех, без исключения, православных.

    Практически, митр. Сергий всеми своими действиями полностью отрицал даже возможность возникновения обстоятельств, когда окажется насущным применение Указа №362 (то есть, упразднение вообще центральной церковной администрации ввиду невозможности свободного ее существования), несмотря на то, что переходить на этот Указ призывал Патриарх Тихон, а митр. Агафангел, заняв место Заместителя Патриарха (в период ареста Патриарха), в июне 1922 года своим посланием благословил переход на Указ №362 всей Русской Церкви.

    Именно в этом (в полном пренебрежении и игнорировании Указа №362), состоит одно из принципиальных отличий действий митр. Сергия от действий Патриарха Тихона, всех его местоблюстителей и всех предшествующих митр. Сергию заместителей местоблюстителя. Митр. Сергий считал возможным и допустимым, ради функционирующей администрации, открыто лгать перед всем миром и сохранять свое положение в церковной канцелярии путем подчинения во всем богоборцам. "Церковная администрация любой ценой" — этому, по сути, он посвятил свою жизнь как церковный иерарх.

    То, что для митр. Кирилла (как и для всех других местоблюстителей и их заместителей) являлось непреодолимым препятствием (сделка с совестью), то для митр. Сергия служило инструментом для удержания собственной власти, поэтому он легко вступил в двойную игру, с одной стороны подчиняясь богоборцам, а с другой пытаясь быть убедительным для Церкви.

    Причем, митр. Кирилл такой образ действий последнего именовал обновленчеством еще в 1929 году и призывал его к покаянию. В 1934 году митр. Кирилл писал уже более определенно: "… как и все обновленчеству сродное, не можем признать обновленное митрополитом Сергием и церковное управление нашим православным, преемственно идущим от Святейшего Патриарха Тихона".[4]

    Позже, в 1937 году, митр. Кирилл прямо назвал сергианство обновленчеством: "Митрополит Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу Сергианства"[5] — писал он за 8 месяцев до расстрела.

    Обновленчество, как мы знаем, было предано анафеме Патриархом Тихоном и Собором Зарубежной Церкви, и о благодати там, с точки зрения канонической Церкви, даже не могло идти речи. Митр. Кирилл, таким образом, как мы видим, ясно и определенно считал созданную митр. Сергием с помощью богоборцев церковную структуру (позже поименованную Московской Патриархией) безблагодатным сборищем. Этот факт не подлежит сомнению.

    Прав митр. Кирилл в том, что в практике церковной жизни невозможно обходиться без "иерархической совести Церкви". Правда и в том, что любые решения Высшей Церковной власти должны иметь рецепцию (приятие, согласие) всей Церкви, — которая в своей полноте и исторической перспективе, общецерковной совестью должна принять или отвергнуть любые постановления своей высшей власти.

    Так это всегда и было на протяжении истории. Когда нарушается этот принцип, то происхдит подмена — духовные вожди Церкви превращаются просто в администрацию, а святые каноны, становятся просто канонами, к Церкви Христовой не имеющими никакого отношения.[6]

    Сергианство МП продолжает дело митр. Сергия — культ администрации, приближающийся в наши дни к цезарепапизму и полное пренебрежение мнением паствы.

    В нынешней Московской Патриархии напрочь отсутствует как раз то, что митр. Кирилл называл "иерархической совестью Соборной Церкви". Признавать такую администрацию в качестве возглавления Церкви, основанной Христом, руководствуясь мнением митр. Кирилла, невозможно.

    Новый незаконный порядок

    Митр. Кирилл указывал митр. Сергию: "Не отказывая моим суждениям в некоторой доле справедливости, Вы убеждаете меня признать 'хотя бы излишнюю поспешность моего разрыва с Вами и отложить вопрос до соборного решения'. Между тем в обращении к Преосвященным о благовременности отмены клятв Собора 1667 г. Вы вместе с Синодом признаете, что 'ожидать для этого нового Поместного Собора равносильно почти отказу от решения вопроса'.

    Значит, к такому отказу Вы и призываете меня предложением ждать соборного решения, чтобы, таким образом, не мешать врастанию в церковную жизнь незаконного порядка, для накопления за ним такой давности, при которой возможность существования какого-либо другого церковного строя станет уже преданием" (выделено мною — М.А.)[7].

    Необходимо заметить, что это утверждение митр. Кирилла практически соответствует утверждению Первоиерарха РПЦЗ митр. Филарета о том, что самым большим преступлением советской власти является создание лже-церкви — Московской Патриархии.

    И у одного, и у другого святителя речь идет, по сути, об одном и том же. Только у митр. Кирилла эта мысль, высказанная в письме своему оппоненту, выражена в рамках церковной дипломатии и с учетом имевшей место в СССР политической ситуации, а у митр. Филарета сказано прямо.

    К сожалению, этот "новый незаконный порядок" за десятилетия, прочно врос в жизнь Московской Патриархии и в ней уже, в соответствие с предвидением митр. Кирилла, не может идти речи о его изменении и о возврате к существовавшему ранее в Русской Церкви строю. Благодаря утверждению этого нового порядка мы можем определенно констатировать в "обновленной" митр. Сергием Московской Патриархии совершенное отсутствие "иерархической совести Соборной Церкви", т.е. — понятие совести совершенно исключено из ее жизнедеятельности. Чем дальше, тем чаще случается так, что на глазах у всех, представители высшей церковной иерархии Московской Патриархии вступают в прямое противоречие с евангельскими заповедями (как, например, в ряде скандалов, случившихся в наши дни в МП), но у ее административной системы нет (или не хватает) механизмов (точнее, не хватает веры и совести), которые бы могли обличить совершенный грех и утвердить эти заповеди.

    Не находится в ней, да и не может там объявиться в силу сложившегося "нового незаконного порядка", подлинного православного иерарха, подобного митр. Кириллу (Смирнову), который бы говорил прямо, с позиций индивидуальной иерархической совести.

    Следует признать, что не нашлось такового прямодушного иерарха и в числе бывших архиереев РПЦЗ, влившихся в Московскую Патриархию и встроившихся в ее административную систему. В результате эта часть Церкви оказывается заложницей безнравственных и просто не верующих в Бога людей. Может ли быть лишена совести Церковь Христова? Вопрос риторический, а ответ ясен.

    В другой части Русской Церкви, "альтернативной" МП, по причине полного отсутствия административной силы, удерживающей видимое единство церковной иерархической структуры, проблемы совершенно иные. Те, кто считают свою позицию канонически верной, не имеют иного выхода, кроме как административно размежеваться с теми, кто, по их мнению, заблуждается.[8]

    К сожалению, встречаются и те, особенно в наши времена, кто только ради удовлетворения своих амбиций устраивают раскол, зная, что никакая земная власть к порядку их призвать не может.

    Евангельское благовестие, как это не прискорбно, в таких случаях оказывается в плену человеческих страстей и мирских взаимоотношений. К сожалению, таковые люди, конечно, лишены веры, совести и страха Божия, поскольку не слышат Его слов: "у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь" (Ев 10.30).

    О состоянии Высшей Церковной Власти в Русской Православной Церкви в настоящее время

    Поскольку государственная власть, причем не только в пост-советских странах, но и во всем мире отходит от самих Евангельских принципов, то и Церковь, соответственно, должна отмежеваться от этой власти, а не отдаляться от Бога вместе с ней.[9] Но, к сожалению, мы видим прямо противоположное. Участие в административном ресурсе становится для МП необходимым свойством ее земной жизни.

    Даже во времена Византии Вселенскими Соборами были установлены правила, защищающие Церковь от влияния государственной власти. Самое известное, в этом отношении, 30 Апостольское правило,[10]говорит о том что "если окажется, что кто-либо из архиереев получил свое епископство использовав для этого гражданскую власть — да будет низложен и отлучен со всем поддерживающем его окружением".

    Под действие этого правила подпадают все архиереи и практически все священники, поставленные митр. Сергием (Страгородским), начиная с 1927 года и возникшей в 1943 году, так называемой, Московской Патриархии, тем более, как поставленные властями богоборческими, избиравшими только тех, кто был им угоден. Документально известно, что в этот период времени советская власть прямо диктовала кадровую политику в подведомственной ей структуре МП.[11]

    Получается, что, с одной стороны, невозможно созвать Всероссийский Собор без православной гражданской власти, которая могла бы, используя свой административный ресурс, принудительно призвать на этот соборный суд всех, именующих себя православными христианами и после открытого рассуждения принять общую доктрину, что, конечно, могло бы способствовать выходу из охватившего православие кризиса (конечно, при условии, что власть всерьез заинтересовалась бы исключительно установлением истины, на что, к сожалению, надеяться невозможно).

    Поскольку не может быть созван Всероссийский Собор, постольку не может быть законного, с точки зрения канонов, единого Церковного центра Русской Православной Церкви. Поэтому остается существующим религиозным группам доказывать свою каноничность самостоятельно и полагаться во всем на Евангельские заповеди, Священное Предание и на христианскую совесть.

    До созыва законного Всероссийского Собора никто из тех, кто именует себя православными не может претендовать на верховное возглавление в Поместной Российской Церкви.

    Церковь может существовать при любых политических системах, но главным условием этого существования всегда должна оставаться свобода от зависимости от каких бы то ни было внешних сил.

    В силу всего сказанного выше, в настоящее время, мы можем только следовать заветам митр. Кирилла и жить, прежде всего, руководствуясь "иерархической совестью Соборной Церкви" — ничего другого нам теперь не остается, да, наверное, и не требуется.

    Раскол остается расколом

    Конечно, раскол остается расколом и нельзя его оправдывать. История Церкви — это, также, и история отколов от нее. Не может такого быть, чтобы отколовшаяся неканоническим путем часть, каким-то образом, с течением времени, сама по себе вдруг становится каноничной.

    Часто случается, что отколовшаяся по каким-то внутренним мотивам группа, позже стремится к признанию канонической Церковью и, добившись такового признания, вновь обретает свою каноничность, но уже, как правило, с добытыми таким способом привилегиями (или же без таковых и с потерями для себя — смотря по обстоятельствам).

    Это, если можно так сказать — "правильный раскол". Но еще чаще случается, что отколовшаяся часть объявляет себя "единственно истинной церковью", провозглашает свою самодостаточность, таким образом сама себя лишая даже возможности покаяния и, со временем, как правило, превращаясь в секту (что сейчас во множестве происходит на наших глазах).

    Это состояние можно определить только как добровольный и сознательный уход в безысходный тупик с последующей печальной загробной участью, уготованной всем раскольникам.

    В любом случае, отколовшиеся от того или иного канонического церковного объединения, без основательных на то причин, виновны в грехе раскола со всеми вытекающими из этого последствиями. Суд канонически существующего Церковного Центра над отколовшимися от него равен суду всей Церкви над раскольниками, тем боле, что иссякла надежда на созыв Всероссийского Собора, к которому раскольники могли бы еще апеллировать.

    Будем помнить, что указ №362 от 20 ноября 1920 года предписывает православным объединяться друг с другом при первой появившейся возможности, а не разъединяться, как трактуют его недобросовестные толкователи. Как раз совесть (во времена отсутствия православной государственной власти) в наше время становится центром церковного собирания.

    И, я уверен, все, в ком она жива, узнают друг в друге братьев. Но, как справедливо заметил митр. Сергий (Страгородский): "Соединить расколовшихся иногда невозможно без чрезвычайного воздействия благодати Божией… и сам ушедший не желает возвращаться без первой одежды и перстня на руку, и старший брат ревнует, как бы не оказаться ему уравненным с возвратившимся".[12]

    Так что, на собственном горьком опыте сполна познав верность этих слов, остается нам уповать только на чрезвычайное действие благодати Божией, не забывая при этом, что новые "истинные" центры возникать сами по себе не могут — это противоречит самой сути православия. Церковь не может прерывать нить Священного Предания — умирать и исчезать в одном месте и вдруг возникать в другом. Держаться в наши дни этой спасительной нити Предания и составляет главную задачу каждого православного иерарха, в ком еще жива "иерархическая соборная совесть".

    Совершенно очевидно, что единственным канонически безупречным церковным центром Русской Церкви, сохранившим Священное Предание и св. каноны в чистоте, являлся Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей и правда там, где этот центр пребывает. При этом надо помнить, что мы не можем "улучшать" РПЦЗ, убирая из ее истории "задним числом" то, что кому-то не нравится, и своими фантазиями приписывать к истории Зарубежной Церкви то, что не составляло ее соборного исповедания.

    Должно принять в ней все исторически сложившееся, в будущем соборно выверяя как внутреннее состояние, так и отношение к окружающим событиям. Это единственный путь, обеспечивающий преемственность Зарубежной Церкви. У Катакомбной Церкви такого центра, к сожалению, не было (и не могло в тех условиях быть), а так называемая Московская Патриархия, несмотря на свою многочисленность, пребывая в "добровольном плену", самостоятельным церковным центром не являлась, поскольку, с одной стороны, повинна в новообновленчестве — сергианстве, а с другой — все вообще главные вопросы там всегда решались не архиереями, а богоборческой властью (отсюда и приятие ею ереси экуменизма).

    Вывод

    Поскольку уже невозможен, как в настоящем, так и в будущем, законный Всероссийский Поместный Церковный Собор (который не созывался со времен Собора 1917-1918 годов), и никакую из существующих "Центральных церковных властей" невозможно признать обязательной для всей полноты Русской Церкви, православные иерархи со своей паствой в своей жизни должны руководствоваться "иерархической совестью Соборной Церкви" и стремиться к объединению с теми, кто православно исповедует свою веру и живет в русле Священного Предания, и размежевываться с теми, кто от чистоты православной веры и христианской жизни уклоняется.

    Сам Господь дал нам прямое указание, как мы должны поступать в таких случаях: "Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу" (Мф 5.25).

    Время рассудит, и Господь укажет, кто прав, а кто, может, сам того не ведая, стяжал прелесть и заблуждение на своем пути. От нас всех требуется только предельная искренность и честность.

    Одесса, июль 2012 года.

    Приложение
    Из переписки с раскольниками

    Митрополит Агафангел 14.10.2016

    За этим стоит неверие в догмат об ОДНОЙ Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Церковь раскалываться не может, может быть только отпадение от нее. РПЦЗ сильна именно тем, что никогда от Церкви не откалывалась. Но, сейчас на это никто не обращает внимание, к сожалению.

    Письмо раскольников

    12 Октября 2016

    Добавили вопросы и ответы:​

    На вебсайте Интернет-Собор приводят многие цитаты из св. отцов, осуждающие ваш раскол.

    Всякое разделение в Церкви это трагедия, на каком бы уровне оно ни происходило. Но не всякое разделение является расколом в том смысле, о котором говорят каноны и св. Отцы.

    Те кто, говоря о настоящем церковном разделении, называют его расколом, сознательно или несознательно совершают подмену понятий. Расколом называется нарушение единения с соборной Церковью. Те, кто называют нас раскольниками, тем самым показывают, что они считают, что Одесский синод - это Российская поместная Церковь.

    Но такое мнение абсурдно. РПЦЗ от самого своего основания всегда исповедывала себя лишь частью Российской Церкви. Когда же РПЦЗ слилась с Московской Патриархией в 2007 г., те, кто не согласился с этим шагом, оказались разделенными на множество церковно-административных единиц, обычно называемых «осколками». Так что Одесский синод – не вся Российская Церковь, а лишь «осколок» от ее части.

    Раскол страшен тем, что он есть отпадение от соборной Церкви. Если отделение от Одесского синода – есть отпадение от соборной Церкви, то, следовательно, все, кто не имеют общения с Одесским синодом, находятся вне Церкви. Однако, сам митрополит Агафангел никогда не придерживался таких взглядов.

    Напротив, и в своих заявлениях, и действиях он признавал относительную каноничность других «осколков» (каноничность всех имеющихся «осколков», включая Одесский синод, можно оспаривать в большей или меньшей степени). Например, митрополит Агафангел принял в сущем сане, без хиротесии, епископов: Дионисия, Иринея и Анастасия, рукоположенных в иных «осколках».

    Таким образом, отделение от синода митрополита Агафангела не является отпадением от Церкви, т.е. расколом, и прилагать «страшные» цитаты из св. отцов к нашей ситуации, есть намеренная или ненамеренная мистификация.

    Как же нужно называть подобные разделения внутри «осколков»?

    На этот вопрос нельзя дать обоснованный канонический ответ, по той простой причине, что само существование «осколков», т.е. автономное существование микроскопической церковной юрисдикции, в канонах не предусмотрено. Это не должны забывать те, кто любит смело рассуждать о канонах и прилагать каноны к нашему положению.

    Каноны изображают соборную Церковь в единении поместных Церквей, и различные раздробленные группировки раскольников, отщепенцев от Церкви. В наше же время, напротив, то, что мы считаем соборной Церковью, имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой. Разделение внутри «осколков» можно назвать «церковно-административное разделение».

    Через разрыв с Одесским синодом мы потеряем общение с семьей анти-экуменистических Церквей?

    Это очень печальное обстоятельство.

    Однако, отсюда нисколько не следует, что мы из-за этого разрыва отпадем от Церкви. Чтобы убедиться в этом возьмем, например, синод архиеп. Тихона (Пасечника), не находящийся в общении с синодом Каллиника. Зададим себе вопрос: почему? Разве он менее православный, чем Одесский синод? - Вовсе нет.

    Объясняется это лишь обстоятельствами церковно-политической конъюнктуры, о которых нет нужды здесь распространяться. Т.е. тот факт, что именно Одесский синод, один из всех других «осколков», находится в общении с синодом Каллиника, - это не более чем историческая случайность, из которой нельзя делать каких-либо канонических выводов.

    Не нужно забывать и тот факт, что греческие истинно-православные Церкви также находятся в подобном «осколочном» состоянии. Например, вряд ли архиереи Синода Противостоящих согласятся с тем, что прежде их соединения с синодом Каллиника, они находились вне Церкви и их таинства были недействительны.

    Новые раскольники оказались еретиками

    Митрополит Агафангел: Новые раскольники оказались еретиками 13 Декабрь 2016.

    Можно "поздравить" новых раскольников с тем, что они, помимо своего раскола, впали и в ересь экуменизма. Точнее сказать, изначальное еретическое исповедание православия привело их к расколу. В своих "Вопросах и ответах" от 12 октября 2016 года, их представители, на сайте "rocana", будучи в своем уме и в согласии со своей совестью пишут:"В наше же время то, что мы считаем соборной Церковью, имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой". Это прямо подпадает под анафему: "Нападающим на Церковь Христову и учащим, яко она разделися на ветви, и утверждающим, яко Церковь видимо не существует, но от ветвей и расколов, инославия и иноверия соединитися имать во едино тело… : Анафема!".

    В подтверждение своей ереси они даже приводят пример:"Возьмем, например, синод архиеп. Тихона (Пасечника), не находящийся в общении с синодом Каллиника. Зададим себе вопрос: почему? Разве он менее православный, чем Одесский синод? - Вовсе нет. Объясняется это лишь обстоятельствами церковно-политической конъюнктуры, о которых нет нужды здесь распространяться. Т.е. тот факт, что именно Одесский синод, один из всех других «осколков», находится в общении с синодом Каллиника, - это не более чем историческая случайность".

    В свое время я, раздумывая, как необидно поименовать тех, кто отделился от РПЦЗ раньше времени, так, чтобы в будущем не закрывать им путь для воссоединения, нашёл для своей заметки слово "осколки". Оно казалось удобным и не обидным для других. Но, раскол есть раскол. Он может начинаться даже с недоразумения и простой ссоры или спора, но, потом укореняется и переходит в схизму, а затем и в ересь.

    Могут быть отдельные люди и группы, которые не знают о существовании друг друга, или обиделись друг на друга, или не доверяют, или имеют искаженные понятия друг о друге, или ещё что-то в этом роде, и только поэтому, пребывают в разделении. Но, когда недоразумение и объективные препятствия между ними исчезают, они воссоединяются и живут в мире.

    Именно это всегда предполагала РПЦЗ, когда не настаивала на том, что она единственная в мире православная церковь. Но совсем иное, когда живущие вместе, вдруг, без видимых причин разделяются. Здесь никак не могут обе стороны быть правы. В действительности, мы знаем, без причины ничего никогда не случается. Так и в данном случае открылась подлинная причина нынешнего разделения – скрытаяересь некоторой группы, бывшей до этого с нами.

    Церковь может принимать приходящих в её ограду различными способами. То, что мы приняли"в сущем сане, без хиротесии, епископов: Дионисия, Иринея и Анастасия, рукоположенных в иных «осколках»", является обычной практикой Церкви. Это никак не означает признание того, что Церковь видимо разделилась.

    Так, в исповедании веры, принятым совместно РПЦЗ и ИПЦ Греции и Румынии в июне 2014 года "Истинная Православная Церковь перед лицом ереси экуменизма", сказано:

    ​"1. При принятии кающихся еретиков и раскольников, Вселенские и Поместные Соборы Церкви, кроме принципа акривии [строгости], по временам применяли и так называемый принцип икономии [снисхождения], то есть каноническую и пастырскую практику, согласно которой возможно допущение временного отклонения от буквы священных правил, без нарушения их духа.

    2. Но при этом, разумеется, икономия никогда и ни в коем случае не позволяет оправдание греха или же любого рода компромисс с «правильным и спасительным исповеданием веры», так как икономия имеет целью чисто и единственно облегчить, в духе человеколюбия и снисхождения, спасение душ ради которых умер Христос.

    3. Применение икономии при принятии еретиков и раскольников в церковное общение никак не означает, что Церковь признает достоверность и действительность их таинств, которые совершались вне ее канонических и харизматических границ.

    4. Святая Православная Церковь никогда не признавала таинств, совершенных вне ее, на расстоянии от нее, абсолютно, ни по акривии, ни по икономии, поскольку совершающие или принимающие эти таинства остаются в недрах своих еретических или схизматических общин".

    Как пишут еретики-раскольники:"Само существование «осколков», т.е. автономное существование микроскопической церковной юрисдикции, в канонах не предусмотрено". Действительно, не предусмотрено, и предусмотрено быть не может. Для подобных групп есть ясные канонические определения:парасинагога – раскольники – еретики.

    Возможно, что многие из тех, кто сейчас отделяется от РПЦЗ, не осознают происходящего. Возможно, теперь они задумаются, прежде чем сделать роковой шаг. То, что открылась ересь отделяющихся от нас – есть промысел Божий для тех, кто следует за раскольниками в неведении. Сейчас Господь открывает глаза слепым.

    + Митрополит Агафангел
    30 сентября/13 октября 2016 года.
    Свт. Михаила, Митрополита Киевского (992)

    Ответ раскольников

    Ответ раскольников Митрополиту Агафангелу на обвинение в ереси:

    Ваше Высокопреосвященство,

    На вебсайте Интернет-Собор помещена Ваша статья «Новые раскольники оказались еретиками», в которой Вы обвиняете нас в ереси «истинноправославного экуменизма» (?!)

    Оставляем на Вашей совести наименование нас раскольниками, однако обвинение в ереси настолько серьезно, что нельзя оставить его без ответа.

    Вы видите ересь в следующем утверждении, найденном Вами в одной из статей вебсайта rocana: "В наше же время то, что мы считаем соборной Церковью, имеет вид раздробленных «осколков», не имеющих общения между собой".

    Существование «осколков», т.е. не общающихся между собой микроскопически х церковных юрисдикций, – это общеизвестный факт. Вопрос в том, как этот факт истолковать с точки зрения св. канонов.

    В большинстве «осколков» культивируется тот взгляд, что только этот единственный «осколок» принадлежит к соборной Церкви, и является РПЦЗ, а прочие «осколки» - отпадшие от нее раскольники. Так что получается странная картина: каждый из почти двух десятков «осколков» считает только себя истинным и не признает других.

    Неудобство такого подхода также и в том, что «осколки» продолжают дробиться, и при каждом таком дроблении сторонник теории единственно-истинного «осколка» бывает поставлен перед необходимостью решить: какой из двух ново-образовавшихся «осколков» есть истинная Церковь. Но при продолжающемся процессе дробления может получиться (такое бывало), что этот человек приходит к абсурдному заключению, что Церковь прекратила существование.

    Мы считаем такой взгляд печальным предразсудком, происходящим, вопервых, от гордости человеческой (приятно сознавать себя единственноистинным и смотреть на других свысока), а во-вторых, оттого, что каноны толкуются слишком буквально и употребляются не к месту.

    Из-за этого предрассудка (а также и от гордости человеческой, конечно) никак не может сдвинуться с места процесс объединения «осколков».

    Если мы Вас правильно поняли, именно этот взгляд на «осколки» Вы излагаете в своей статье, признавая Ваш Одесский синод единственно принадлежащим к соборной Церкви, а принятие Вами епископов Дионисия, Иринея и Анастасия в сущем сане, трактуя как присоединение из схизматических групп, находящихся вне Церкви.

    Но существует и другой взгляд, которого придерживаемся мы. Он состоит в том, что перегородки между «осколками» не достигают неба. И из того факта, что между двумя юрисдикциями нет сослужения, еще не следует, что обе они не могут принадлежать к единой соборной Церкви, потому что сослужение есть лишь одно из видимых проявлений духовного единства Церкви, а не само это единство. Господь сказал о Церкви, что врата ада не одолеют ее. Церковь - не такая уж хрупкая вещь, чтобы ее можно было так легко разрушить.

    Странно было бы нам, спасшимся от кораблекрушения РПЦЗ, теперь обвинять друг друга и разбирать: кто спрыгнул с тонущего корабля раньше и кто позже. Если «осколки» придерживаются православного исповедания и имеют правильно рукоположенную иерархию, то это может быть основанием для восстановления между ними церковного общения, не входя в разбирательство исторических обстоятельств.

    Нам казалось, что прежде Вы сами придерживались такой точки зрения. Летом 2010 года Вы устроили конференцию в Одессе «Пути Зарубежной Церкви в современном мире», на которую пригласили представителей разных «осколков».

    После конференции Вы сделали запись в Вашем живом журнале: «Вот и завершилась наша конференция. Лично для меня стала очевидней неестественност ь существования "разделившейся" РПЦЗ. Нас разделяет не вероучение и даже не "менталитет", а какое-то фатальное недоразумение. С одной стороны - печально, а с другой - вселяет надежду.»

    На вопрос одного из посетителей, что Вы имеете в виду под "недоразумением ", Вы ответили: «Недоразумение в том, что "осколки" РПЦЗ разделяют исключительно амбиции лидеров».

    Так что, возможно, обвинение нас в ереси - это тоже какое-то недоразумение. Предсоборная комиссия.

    Раскольники сами решили доказать, что они, действительно, еретики

    Митрополит Агафангел 21.10.2016

    Прочёл полученный сегодня (21 октября) "Ответ на обвинения в ереси". Вот уж, действительно, настоящие еретики наши новые раскольники. Одно дело – разделение в Церкви по недоразумению или по стечению обстоятельств, а другое – сознательное исповедание и попытки обоснований безосновательного.

    В разных областях церковного домостроительства существуют различные подходы к одному и тому же вопросу – от церковной акривии, до церковной икономии. В вопросе разделений в РПЦЗ – то же самое. Я считал и считаю, что здесь должна быть максимальная икономия, чтобы все "осколки" не успели разбежаться настолько далеко, когда собрать их будет невозможно.

    Поэтому и взаимные отношения должны руководиться принципом икономии. Отсюда происходит подчёркивание нашего недавнего единства с надеждой на то, что оно будет в ближайшем времени восстановлено.

    Но, есть черта этой икономии – это как раз то, за что переступили новые раскольники. Эта черта – ИСПОВЕДАНИЕ, и принятие еретического исповедание видимо и действенно отсекает тот или иной "осколок" от тела РПЦЗ.

    Такое еретическое исповедание, как оказалось, и имеет группа, возглавляемая архиепископами на покое Андроником и Софронием. Исповедание того, что Церковь может состоять из самостоятельных, изолированных от других, частей. Исповедание того, что Тело может жить в виде отдельных "кусков" – это есть настоящая ересь и богомерзкое кощунство.

    Своим "Ответом на обвинение в ереси" раскольники убедительно и однозначно доказали, что они, действительно, еретики. Так что, наше отношение к этой группе должно быть, соответствующим образом, скорректировано.

    + Митрополит Агафангел

    Примечания

    [1] Но даже в самых благоприятных условиях, гражданская власть, даже православная, исходя из своих интересов, может помогать Церкви, а может и в чем-то ее ограничивать. Например, может способствовать созыву Собора (как это было в Византии), так и препятствовать тому (как в Российской империи). Что, к слову сказать, возможно, и привело к напряжению и противостоянию в обществе, которое, в результате, с одной стороны, сделало Церковь неспособной защитить Православного Императора, а с другой, самой защитить себя от недовольства достаточно большого количества населения бывшей Империи (прим. +М.А.).

    [2] ...Я никого не сужу и не осуждаю, но и призвать к участию в чужих грехах никого не могу, как не могу осуждать и тех иерархов во главе с митрополитом Иосифом, которые исповедали свое нежелание участвовать в том, что совесть их признала греховным. Это исповедание вменяется им в нарушение ими церковной дисциплины, но церковная дисциплина способна сохранять свою действенность лишь до тех пор, пока является действительным отражением иерархической совести Соборной Церкви; заменить же собою эту совесть дисциплина никогда не может. Лишь только она предъявит свои требования не в силу указания этой совести, а по побуждениям, чуждым Церкви, неискренним, как индивидуальная иерархическая совесть непременно станет на стороне соборно-иерархического принципа бытия Церкви, который вовсе не одно и то же с внешним единением во что бы то ни стало. Тогда расшатанность церковной дисциплины становится неизбежной, как следствие греха. Выход же из греха может быть только один — покаяние и достойные его плоды.

    фото

    Источник — http://internetsobor.org/

    Просмотров: 49 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 138

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году