Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2016 » Сентябрь » 3 » • Офицерский вопрос в России - история и современность •
09:14
• Офицерский вопрос в России - история и современность •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Каковы уроки истории?
  • Вопросы истории Отечества?
  • Отчего уходят из армии?
  • Как обновить, душу армии?
  • Трагедия России
  • Что мы имеем сейчас?
  • Армия сильна полковниками
  • Влияние веры на военное дело
  • О том, как и за что воевали наши предки
  • Примечания
  • Предисловие

    То, что произошло с офицерским корпусом в России в 1917-1918 гг. весьма трагично: служилый класс, верой и правдой защищавший интересы Отечества оказался разбитым, деморализованным, потерявшим опору в стране и внутренний духовный стержень в самом себе.

    Офицерство лишилось поддержки правительства, да и само правительство вольно или невольно развязало руки подлым силам для атаки на офицерский корпус. Офицеров втянули в непримиримый конфликт с солдатами и матросами и тем самым были подорваны основы единоначалия, власть над рядовой массой. Масса вышла из повиновения, стала неуправляемой, агрессивной.

    Офицерство стало гонимым, преследуемым сословием; оно пронесло большие физические потери, резко размежевалось на белых и красных: бывшие сотоварищи пошли друг против друга войной, стали врагами. Офицеры превратились в пугало дня народа.

    Офицерство утратило веру в свое государственное предназначение. Как организованная, дисциплинированная сила, опора государственной власти, гарант независимости государства и спокойствия в обществе офицерский корпус России перестал существовать.

    Что может быть хуже такой участи? Как произошло то, что имело место в 1917-1918 гг.? Сделаны ли уроки из того горького опыта? Не ожидает ли нас повторение прошлой истории?

    Каковы уроки истории?

    С тех пор, как возникли независимые государства, появилась необходимость в силе, способной защитить мирный труд людей и заставить другие народы относиться с должным уважением к данному государству. Такой силой была не дипломатия, не здравый смысл, а вооруженная группа людей, объединенная сначала в дружины и ополчения, а затем - в постоянное войско.

    С момента обособления воинской касты от остального населения и передачи функций защиты в руки особых людей, свободных от земледельческого труда и скотоводства, позднее - промышленного производства, торговли и прочих занятий (кроме воинского) возникла задача приискания для руководства ими особых ("начальных людей"), способных вести остальных в бой, учить их военному ремеслу и воспитывать в духе патриотизма и преданности своему народу.

    По мере развития военного дела и усложнения боевой деятельности, "начальные люди" постепенно брали в свои руки вопросы боевой подготовки войск. Если раньше рутина, частая боевая деятельность и длительные сроки службы делали за офицера свое дело, то в условиях сокращения сроков службы, более длительных периодов мира, менее частых военных столкновений возникло ряд проблем:

    - во-первых, стала вызревать мысль о том, что войн можно избежать; в силу такого понимания хода развития цивилизации появились люди и силы, призывающие к сокращению военных расходов, войск, следовательно, и количества офицерских кадров;

    - во-вторых, расширение масштаба боевых действий привело к мысли о том, что "войны ведутся народами", следовательно, народ стал как бы самым важным резервом армии, способным в любую минуту пополнить ее ряды и исполнить ее задачи; отсюда стала развиваться мысль о ненужности кадрового состава (в том числе, офицерства);

    - в-третьих, сокращение сроков службы, привело к тому, что в условиях ограниченного времени и усложнения техники и вооружения, стало крайне трудно готовить воинов для боевой деятельности; от лиц, призванных это осуществлять, потребовалась более высокая степень профессионализма, искусства обучать, воспитывать и управлять войсками; эту потребность до сих пор не осознало правительство и общество;

    - в-четвертых, "демократизация" офицерского корпуса привела к тому, что в него стали вливаться не только неспособные к офицерской службе люди, но и зачастую вредные для военного дела; и это явление не получило должной оценки как в правительстве, так и в вооруженных силах;

    - в-пятых, общество, обеспокоенное военными неудачами своей армии, стало огульно обвинять офицерский корпус в несостоятельности, неспособности обеспечить оборону страны и добиться победы в войне; обвинения эти не всегда справедливы;

    - в-шестых, правящая элита, понимая значение армии как военной, так и политической силы, предпринимает все усилия для того, чтобы командные и ключевые посты в вооруженных силах занимали преданные ей люди, зачастую не отвечающие требованиям военного дела, но способные проводить в жизнь нужную клановую политику;

    - в-седьмых, верные (со времен Петра Великого) принципы служебного продвижения (отмечать по заслугам, таланту и способностям) подменены практикой формальных требований (служебный ценз, образование, возраст и т.п.); это привело к тому, что важные должности (особенно в полковом звене) стали занимать люди, не умеющие ни руководить, да и не понимающие истинных задач военного дела, не желающие работать во благо боевой подготовки, но зато преследующие свои корыстные и карьеристские цели.

    Значение офицерского корпуса, столь значимое для государства, резко упало в глазах общества, потеряло должную поддержку правительства и авторитет среди солдат. При сохранившейся угрозе военной опасности, нестабильности общества, необходимости быть в постоянной боевой готовности, армия стала терять боевую готовность и самый ценный свой капитал офицерство. Исход офицеров из армии не встревожил ни правительство, ни общественность, ни военных руководителей.

    В то же время, если солдата можно подготовить в течение 2-3 лет, то для подготовки хорошего офицера требуется в 5-10 раз больше времени и средств. Общество, государство никуда не уйдут от необходимости защищать свою независимость и суверенитет. Но, если понимание этой необходимости будет осознано с опозданием, то государство ждет катастрофа. Так было и так будет всегда!

    Офицер - это надежда нации. Без него армии нет. Без армии нет государства. Без государства нет свободы граждан, нет достойной жизни, нет будущего ни у живущих, ни у потомков...

    Какие вопросы ставит перед нами история Отечества?

    История нашего Отечества оставила нам в наследство много нерешенных вопросов, касающихся армии и ее станового хребта - офицерского корпуса.

    "Скажите, господа штатские,... нужна России армия? - писал еще 7 декабря 1908 г. известный в России публицист и патриот М. Меньшиков. Нужна пружина армии - офицерский героизм?" И далее он, взывая к здравому смыслу нации, предупреждал: "Подумайте: офицеры - душа армии. В действительности на них одних{1} лежит оборона государства"{2}.

    Был ли услышан этот вопрос, прислушались ли к предостережению М. Меньшикова? Отнюдь!

    Впрочем, надо отдать должное истинным российским патриотам, которые, не боясь опалы или же злобных выпадов со стороны "прогрессивной" интеллигенции ясно ставили вопрос о боеспособности армии и офицерстве.

    "Отчего так быстро и внезапно разрушилась мощь той армии, выдающуюся силу и упорство которой в начале века признал даже наш достойный противник. В чем же причина этого печального явления? В чем корень зла?" - писал двумя годами спустя Н. Морозов{3}, анализируя причины резкого спада боевой готовности русской армии в середине и конце ХIХ века.

    За два года до 1-ой мировой войны Я. Червинка, обращаясь к офицерской теме, задавал не менее важный вопрос: "Чем же объяснить... безразличие, если не нерасположением народных масс и большей части интеллигенции к цвету народа, к защитникам отечества?!"{4}

    Видя факт отчуждения народа от армии, отрицательного настроя общественного мнения к военной службе и воинским порядкам, он видел причину подобного явления в "национальном безразличии значительной части нашей интеллигенции к военному делу"{5}.

    Не менее тревожной в первое десятилетие ХХ века для армии России стал исход из армии молодых офицеров. Со страниц военной печати тревожно звучали мысли по этому поводу: "Почему нынешняя молодежь хандрит? Почему некоторая часть ее, прослужив обязательный срок, с таким легким сердцем покидает военное дело?" - спрашивал известный военный публицист Н. Бутовский{6}.

    Отчего так охотно уходят из армии?

    "Отчего так охотно уходят из армии? Почему это явление не прекращается до сего времени?" - с настойчивостью повторял вопрос генерал М. Грулев{7}.

    "Как сделать военный мундир привлекательным для цвета русской молодежи?"{8} - спрашивал бывший военный министр и в недавнем прошлом командующий русскими войсками в войне с Японией (I904-I905 гг.) А. Куропаткин.

    Понимая, что ответы на поставленные вопросы следует искать как в самой военной системе, так и за ее пределами, военные авторы пытались сформулировать наиболее важные проблемы.

    Естественно, что исходили эти вопросы, прежде всего от потребности войск. "Чего желает, чего хочет армия от своей офицерской молодежи? - спрашивал Н. Краснов и, не ожидая ответа со стороны, отвечал сам. - Прежде всего - любви к тяжелому, однообразному труду военной службы, любви к своему делу, любви и понимания"{9}.

    Как обновить основу, душу армии корпус офицеров?

    "Как обновить основу, душу армии корпус офицеров?" - вот основной вопрос, от решения которого зависит успех необходимых и безотлагательных для армии реформ"{10} (Н. Рыскин).

    Много вопросов обращено в адрес военной школы: прежде всего требовалась ясность в главном ее целевом назначении: "Разве школа не должна ставить одной из главных своих задач - развить в юношестве привязанность к своей военной корпорации, заставить его настолько гордиться своей принадлежностью к избранному обществу, чтобы ему и в голову не приходило искать другой службы, хотя бы и более выгодной?" - спрашивал Н. Бутовский{11}.

    В этой плоскости прозвучал и вопрос Пригоровского: "Что важнее для государства: что молодой человек, поступивший в армию, умел решать уравнения с 2-мя неизвестными или чтобы он был предан родине до последней капли крови, каждым своим дыханием, каждой своей мыслью. Разве нас воспитывают в училищах в духе патриотизма? Разве при приеме нас на военную службу интересуются вопросом: любим ли мы родину и хотим ли мы от сердца служить ей?"{12}

    Не менее настойчиво обращены вопросы и в сторону начальствующего состава. Тот же, А. Куропаткин, испивший сполна чашу горечи за поражение наших войск в русско-японской войне, спрашивал: "Почему при обилии способных, энергичных и знающих офицеров в младших чинах и на относительно низших должностях мы были бедны самостоятельными, энергичными, опытными начальниками крупных частей войск?"{13}

    Трагедия России

    Трагедия России, имевшая место в результате революции 1917 года, вызвала к постановке и такой вопрос: "Где же скрыты те причины, по которым русский офицер, являющийся частью русского народа и при том частью далеко не последней, был лишен всех человеческих прав и объявлен вне закона своей Родины?

    Пользовался ли он незаслуженными привилегиями? Не оправдал ли надежд своего народа? Был ли он жесток к солдату, чем заслужил гнев и мщение его отцов, братьев и детей?"{14}

    Обращаясь к правительству России, А. Мариюшкин спрашивает: "Почему государство не прекратило организованной травли офицерского корпуса, почему не остановило силу, впоследствии взорвавшую страну?"{15}

    Как мы видим, история поставила перед нами немало сложных вопросов и они не должны остаться без ответа.

    Что мы имеем сейчас?

    Обратимся к некоторым реалиям сегодняшнего дня. Они таковы:
    - Армия сейчас - это пороховая бочка, которая может рвануть в любое время из-за накопления в ней множества социальных проблем. Офицеры не в состоянии эффективно управлять массой, да и сами иногда готовы на отчаянные действия.

    - Вооруженные силы превратились в сферу партийного торга и раздела: каждая партия стремится заполучить в свое распоряжение офицерские кадры, переманить на свою сторону генералитет. Офицерский мундир часто используется в политических и пропагандистских целях.

    - Офицеры бегут из армии. Армию покидают молодые офицеры (лейтенанты и старшие лейтенанты), армия стареет. Генералитет все больше политизируется, сращивается с финансистами и политиками, подпадая в зависимость от них.

    - Офицерский вопрос предан забвению, отнесен к категории второстепенных, а не стратегических военных вопросов. Им занимаются недальновидные, но корыстолюбивые кадровики.

    - Преднамеренно разрушается система военно-учебных заведений питомник, рассадник офицерских кадров. Не видя перспективы, из военных училищ уходят в другие структуры до выпуска уже до 40% поступивших в них молодых людей.

    - Обучение в вузах носит книжно-отвлеченный характер, далекий от жизни и личных потребностей обучаемых и от всего того, что необходимо для победы в бою, воспитания и обучения подчиненных.

    - Офицеры поразительно разобщены и не составляют единой корпорации.

    - Звание офицера ни во что не ценится, а статус офицера подрывается действиями глупых и недалеких начальников.

    - Преданные армии, обороне и стране военные кадры бездарно используются и выбрасываются из армии в расцвете сил и способностей.

    - Офицеры запаса-выпускники гражданских вузов - не резерв, а обуза для армии, источник ее моральной деградации.

    - Должности полковых командиров получают, как правило, люди случайные или временные (полк рассматривается как ступенька к дальнейшему должностному продвижению).

    - Во многом система чинопроизводства, движения кадров несовершенна, а то и порочна.

    При таком положении дел получить ситуацию, близкую по форме, но более трагичную по результатам и последствиям к событиям 1917-1918 гг., можно в любое время. Разве не факт то, что уже сегодня бывшие офицеры России используются не во благо нации, а во вред ее национальным интересам?

    Можно ли упредить развитие негативных тенденций? Не поздно ли? Есть ли шанс на лучшее?

    На все поставленные вопросы можно дать положительный ответ только в том случае, если в нашем обществе (народом, правительством, другими ветвями власти, общественными и политическими организациями, системой государственного образования и воспитания) будут учтены уроки истории и сделаны из них надлежащие конструктивные выводы.

    Если мы любим свою страну и свой народ, если понимаем, что без сильной армии России не быть независимой и самостоятельной, если осознаем, что без надежного офицерского корпуса не может быть сильной армии; если мы признаем важность исторического опыта, необходимость извлекать из него полезные уроки, - то наш долг ответить на те важные вопросы, которые касаются офицерского корпуса России.

    "Критическая масса", приводящая к взрыву, слагается из многих компонентов: действий злонамеренных лиц, стечения неблагоприятных обстоятельств, просчетов правительства, недоработок и упущений военного руководства, а также в силу изъянов в подготовке офицерского корпуса, невнимании к особенностям национального характера и т.п.

    Было бы проще всего найти один источник зла и обрушиться на него всей силой негодования. Так, впрочем, нередко и бывало. Но не будем повторять ошибок прошлого, а посмотрим на причины трагедии офицерского корпуса России шире, полнее и глубже.

    Да помогут нам в этой работе те русские патриоты, которые духом и сердцем всегда были преданны России.

    Армия сильна полковниками, или На чьих плечах можно поднять армию РФ

    "В армии полки хороши будут от полковников, а не от уставов, как бы быть им должно". Эти слова сказаны признанным авторитетом в военном деле генерал-фельдмаршалом П.А. Румянцевым. В этом отношении особенно примечательны его "Инструкция полковничья полку пехотному"{16} (1764) и таковая же полку конному (1766).

    Попытаемся выяснить причину такой постановки вопроса и правомерность данного суждения для сегодняшнего дня.

    * * *

    Тот факт, что от правильного подбора командного состава во многом зависит успешность воинской службы и победа на войне, не вызывает сомнения, пожалуй, ни у кого. Есть ли какая-то своя специфика (особенность) в должности полкового командира? Может ли в интересах военного дела эта должность рассматриваться как особая, требующая более внимательного подхода, чем все остальные? Нужно ли эту должностную категорию наполнять особыми лицами и по особенному к ним относиться?

    Выяснив ответы на эти вопросы, мы придем к заключению, имеющему не только теоретическое, но и важное практическое значение.

    Объективное значение полка

    Постараемся для начала понять значение полка, как тактической единицы и учреждения воинского. Перечислим данные особенности:

    Полк - это самостоятельная тактическая единица, которая, как правило, в боевой обстановке выполняет единую боевую задачу, используя возможности всех родов войск, имеющихся в его распоряжении; следовательно, в полку, как нигде важно добиться боевой слаженности частей войск, добиться выработки взаимопонимания между офицерами, развить и укрепить понятия боевой дружбы; такое возможно только в полку, невозможно в дивизии и прочих высших соединениях;

    Полк - это боевая единица, где в полной мере возможно осуществить требование принципа "учить войска тому, что необходимо на войне"; располагая всеми необходимыми средствами, ресурсами, техникой, оружием, кадрами разной квалификации и специальностей, отдельно взятый полк может в полной мере организовать боевую подготовку войск;

    Полк - это уникальное сочетание офицерских кадров, где наряду с начинающими службу офицерами, проходят службу опытные и зрелые кадры; нигде, как в полку нет такой возможности сочетать энергию молодых с опытом старших и при подготовке войск к бою и при ведении боевых действий;

    Полк - это последнее в военной организации учреждение, где есть возможность иметь во главе наиболее опытного и талантливого войскового офицера, не ущемляя его устремлений к другим высотам воинского звание; важность опытного командира во главе полка обусловливается степенью ответственности и характером задач,, которые стоят перед полком;

    Полк - не только тактическая единица, но и духовная инстанция. Анализируя причины неудач Русской армии в 1-ой мировой войне А.А. Керсновский писал так: "Ставка, не сознавала огромного значения, командира полка. Полк - отнюдь не чисто тактическая инстанция, как батальон или дивизия. Это - инстанция духовная.

    Полки - носители духа Армии, а дух полка - прежде всего зависит от командира. В этом - все величие призвания полковника. На должность командиров полков следовало назначать носителей их духа и традиций - уцелевших кадровых батальонных, либо даже ротных, произведенных за боевые отличия. Только такие командиры, любящие свой полк, могли бы сплотить вновь переменившийся от беспрестанной убыли и пополнений офицерский состав"{17}.

    Дополняя сказанное, следует отметить, что именно в полку культивируются товарищество, создается атмосфера взаимопонимания, формируется взгляд на войну, военное дело и избранную специальность.

    Полк - это то реальное учреждение, где практически реализуются Законы о воинской службе, приказы и распоряжения, требования уставов и наставлений; другими словами, полк - это повседневный воспитатель чувств, эмоций, настроения, мотивов и потребностей, которые движут людьми, определяют их отношение к делу, развивают или тормозят их активность. Именно здесь такие важнейшие понятия как справедливость, порядочность, долг, честь и достоинство или обретают силу, или же ставятся под сомнение и попираются.

    Трудно себе представить в качестве более сильнейшего средства воздействия на людей, как пример действий старшего начальника. Выдвижение недостойного здесь становится сразу же предметом негативной оценки, пресечение в самом начале наушничества отбивает охоту у склонных к этому недостойному занятию.

    Бесконечно прав генерал М. Драгомиров, утверждая, что чувство долга распространяется сверху вниз, а не наоборот, как думаю некоторые. Законность, порядок, дисциплина становятся сильнейшими рычагами управления, если они в почете полкового начальства.

    Полк - это, как правило, отдельный гарнизон, включающий и понятие "полковая семья".

    В понимании лучших полковых командиров, сюда входят не только военнослужащие, но и члены их семей. Тот полковой начальник, который сумел своей заботой о семьях военнослужащих (прежде всего, офицеров) добиться расположения и признательности жен и детей военнослужащих, тот получил в свое распоряжение настолько сильный рычаг управления, который по своей силе воздействия несравним ни с какими уставными, приказными и иными мерами.

    * * *

    Итак, ПОЛК - это особая инстанция, особое учреждение, выполняющее не только служебно-боевые, но духовные и иные функции. Следовательно, во главе полка не может стоять человек случайный, временный, не имеющий достаточных способностей и качеств для осуществления всего комплекса названных функций. Полком должен управлять офицер особенный.

    * * *

    Смею предположить, что в структуре качеств и способностей полкового командира должны преобладать качества и способности духовные. Высокая духовность (человечность, прежде всего, уважение и любовь к людям), безупречная нравственная репутация плюс знание военного дела, - вот, пожалуй, главные требования к полковому командиру, которые выработала за длительный период своего развития Русская армия.

    Поучительная история: "Авалов безошибочно определил центр, вокруг которого вертится все это безобразие..."

    Об одном поучительном примере деятельности полкового командира рассказывает военный писатель Н. Бутовский{18}

    Получив в свое командование полк, где не все обстояло благополучно, полковник Авалов дал время созреть своим наблюдениям и не торопился принимать скорые меры. "Ему хотелось безошибочно наметить центр, около которого вертится все это безобразие, и он намечал его исподволь, как на занятиях, так и на вечеринках в офицерском собрании.

    Никому не выражая своих мнений, он измерял всякое явление своим проницательным взглядом, сопровождаемым загадочной улыбкой, что, в соединении с изысканной деликатностью в обращении, ставило его в положение неразгаданного сфинкса - положение, которое обыкновенно вызывает в людях инстинктивную осторожность.

    У него были свои оригинальные приемы; это был в полном смысле человек не слова, а дела; он никогда не болтал, не упражнялся в казенном, всем надоевшем красноречии; никогда не читал банальных нравоучений; но все его действия были замечательно красноречивы и проникнуты любовью и уважением к человеку.

    Он высоко ставил звание офицера, старался поднять его деликатностью в обращении и открыть прямой и свободный путь каждому офицеру для полного удовлетворения самолюбия.

    Служебные отношения Авалов строго отделял от общественных. Вне службы требовалось обыкновенное, принятое в порядочном обществе, приличие; никаких правил на этот счет не устанавливалось, но все как-то незаметно переняли тот приличный тон, который командир внес своим появлением в собрании.

    Сам Авалов держал себя в обществе просто, обращался с офицерами, как старший товарищ; но раз дело касалось службы, картина обращения совершенно менялась: офицер должен был стоять смирно, получая приказание от начальника. Каждый назывался по чину и никаких Иван Иванычей не допускалось.

    Таким образом, почти незаметно была введена новая система занятий: от солдата требовали не заучивания уставных фраз, а умения и находчивости в исполнении своего простого дела, что легко достигается посредством практического преподавания. Вследствие этого все оживилось и повеселело.

    Заметив, что дело пошло на лад, Авалов стал давать офицерам как можно больше самостоятельности. Заставлять людей работать, не употребляя для этого никаких понудительных мер - это была особенность Авалова.

    Много ли вы, господа, найдете командиров, которые могут, например, убедить своего священника, что деятельность его не должна ограничиваться казенным исполнением треб и таким же казенным, произнесенным для очистки номера, проповедями, что влиянием духовной особы, особенно на солдат, может быть могущественным только в том случае, когда священник искренно и горячо войдет в нравственные интересы полка.

    Авалов умел это сделать; он сошелся со священником, повлиял на него, растрогал его ласковой беседой о духовных нуждах солдата. Священник, по желанию командира, действительно сблизился с людьми, беседовал с ними в ротах, навещал больных и особенное влияние имел на арестованных, которых приводил своим ласковым наставительным словом к полному и чистосердечному раскаянию.

    Да, у этого человека был недюжинный административный талант. Бог знает, какую бы он принес пользу государству, если бы стал на высокий пост; но такие люди редко кем замечаются: они слишком скромны, слишком неискательны. В глазах света это только хороший полковой командир - и больше ничего...

    Я должен еще сказать об отношениях Авалова к офицерским семьям. Как тонкий администратор, он отлично понимал, что семейная обстановка имеет большое влияние на службу офицеров; поэтому, как я уже упомянул, Авалов, сделал визиты семейным, поспешно выразил желание видеться с семьями офицеров на полковых вечерах"{19}.

    * * *

    Справедливо было подмечено, что командир полка не искал благосклонности старшего начальства, не спешил блеснуть перед ними выкрашенной дверью или поразить чистотой подметенной территории, а тихо, но последовательно укреплял в полку высокие нравственные отношения.

    Такое под силу только такому человеку, который не гонится ни за званиями, ни за должностями, который смысл своей деятельности видит в том, чтобы сделать людей чище и лучше, и через это лучше и полнее решать задачи, стоящие перед полком.

    Не нужно быть большим психологом, чтобы заметить важную человеческую особенности, а именно: люди, в большинстве своем с благодарностью откликаются на заботу старшего, считают себя обязанными с честью исполнять свой долг, если видят образцовое исполнение своего долга старшим начальником. Там же, где имеются недобросовестные и ленивые, то и они, под влиянием общего энтузиазма начинают втягиваться в дело.

    * * *

    Обратимся к инструкции генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева, чтобы понять важнейшие функции полкового командира.

    Чему учит "Инструкция Румянцева"?

    Важными для осмысления сегодня являются положения указанной в самом начале "Инструкции пехотного полка полковнику". Приведем перечень требования, которые она предъявляет полковнику:

    Производить достойных. С крайним наблюдением того смотреть, что старшие и достойные обижены не были, напротив того, недостойные и неспособные к службе не аттестовывались. Изучать подчиненных.

    Поведение и способность всех подчиненных своих полковник должен сколько можно узнавать; особенно офицерское качество знать ему надобно, дабы всякого по его способности употребить с успехом возможно было.

    Каждого офицера употреблять лучшим образом. Содержание в полку доброго порядка, конечно, паче всего от исправности офицеров зависит, и для того надлежит ему в том особливое искусство употребить, и хорошим образом каждого офицера к прилежному исполнению должности его и к порядочному поведению побуждать. Не допускать воровства.

    Все непозволенные в полку и ротах наживы всеми образы возбранять и не допускать, напротив того, добрую экономию в полку и ротах содержать и накрепко того смотреть, что всякому положенное доходило. Бороться с офицерами, заводящими беспокойство в полку. Таковых офицеров, которые беспокойства в полку заводят, всемерно полковнику должно удерживать, и сию заразу, которая крайне беспорядок и замешательство произвесть может, при самом начале угашать и искоренять стараться.

    Внимательно рассматривать рапорты подчиненных. Получаемые от рот и команд рапорты прилежно рассматривать, не пропуская ни малейшего обстоятельства, и о всем достоверно изведываться; через что офицеры бывают осторожны и прилежны, да и он свои повеления сильнее давать может.

    Заботиться о пользе, чести и сохранении полка. При всяком издаваемом повелении всегда за предмет иметь пользу службы, честь и сохранение полку, и буде сие наблюдено будет, то он ни в каком случае досадных следствия опасаться не может. Не бездействовать.

    Ничто так в слабость не приводит, как то, когда полковник не делает всему, что в полку ни есть, осмотров, и для того надлежит ему в ротах ружье, мундир, амуницию, упряжь и лошадей самому осматривать почасту.

    Всегда помнить: честь полка - честь самого полковника. Полковнику честь и право полку своего весьма удерживать во всяком случае стараться; однакож при том за всякую мелочь шуму и ссор с начальниками не вчинать, но порядочно и во время о всем представлять, что чести полку, следовательно и его собственной, к предосуждению следовать будет{20}.

    Каковы сегодняшние реалии?

    Обратившись к фактам полковой жизни Российской армии, мы с удивлением обнаружим, что полк в нашей армии был (и остается по сей день) своеобразным "перевалочной" пунктом, где очередной офицер, устремленный к более значимым целям, отбывает незначительный ценз, являясь временщиком, подсчитывающим часы и минуты в ожидании очередного, более высокого назначения.

    Можно ли признать это нормальным явлением? Нет, явление это отрицательное во всех его смыслах. Разве допустимо, что на полку поочередно упражняются в "лихости", своеволии, а то и хамстве кандидаты в генералы, командиры дивизий, бригад и т.п.

    * * *

    Если учесть факт особого значения полка, как духовной инстанции, то можно понять, где пробуксовывают все военные реформы и на чьих плечах можно поднять армию России. Еще раз повторим слова незабвенного генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева: "В армии полки хороши будут от полковников..."

    Самые необходимые меры

    Какие самые необходимые меры нужны для этого? Их, на наш взгляд, несколько, а именно:

    - среди офицерского состава следует подбирать и специально воспитывать лиц, достойных должности командира полка; и это воспитание должно быть особым (элитарным);

    - надо прекратить назначать на должности командиров полков "временщиков" и людей случайных;

    - необходимы особые права и полномочия для осуществления командиром полка мер духовного и материально-бытового порядка в полку;

    - полковой командир должен быть представительной личностью и иметь средства на представительские расходы и организацию полковых празднеств;

    - лучшие полковые начальники должны получать заслуженное продвижение по службе и первыми аттестовываться на должность командира дивизии;

    - достижения лучших полковых командиров следует всячески поощрять, выделять и награждать; здесь скупость неуместна.

    Влияние веры на военное дело, или О силе, делающей воинов необоримыми

    1. Вера - пастырь, врачеватель, утешитель и духовный источник, определяющий строй души и мотивацию нашего поведения. Лучшие люди мира и нашего Отечества были искренне верующими.

    2. Заслуга Веры состоит в том, что она выступает: а)как основа уверенности добродетельного человека в себе; б)как фундамент оптимизма; в)как внутренний и непоколебимый нравственный Закон; г)как фундамент воинской доблести и неустрашимости.

    3. Отнимите Веру у воина и ему не на что будет опереться в минуту опасности. Не случайно говорят, что в окопах атеистов нет: перед лицом смерти наступает духовное прозрение, пробуждение спящего до той поры духовного сознания...

    4. Веру нельзя насадить приказом. К ней посредством строя не приобщают. Нужен внутренний, личный побудительный мотив обращения к Вере, который нередко приходит к человеку в минуту тяжелейшего испытания бедой, горем, несчастием, утратой чего-то ценного или кого-то близкого... А до этой поры человек остается глух к Вере и своей душе.

    5. Беда наша состоит в том, что человека от духовного сна пробуждает лишь горе, утрата и несчастье, т.е. свершившееся. А ведь правильнее было бы, чтобы к Вере и высокой духовности побуждало грядущее, надвигающееся ...

    6. В военном деле, в воинской среде, Вера издавна была целительной силой, утешением и наставником. Не даром все гениальные русские полководцы к силе приказа, личного примера всегда добавляли и силу Веры, а простые воины находили в Вере вдохновение, надежду, подсказку...

    7. Мнение о том, что с развитием цивилизации Вера утратит свое значение, неверно. На самом деле происходит обратное - роль истинной (православной) Веры в обществе и в военном деле возрастает и усиливается.

    8. Вооруженные силы - это средоточение разных людей, с множеством запросов и стремлений. Деятельность этих людей происходит в сложной политической, социальной и психологической обстановке. Объективно все это основа для конфликтов, внутреннего противоборства и т.п. Силой закона, приказа политические, социально-психологические и иные противоречия не разрешить, ибо для этого нужна такая авторитетная сила, против которой зло не сможет устоять. Сила такая - Вера, для русских людей - Вера православная, как исконно русская и отвечающая духовному строю русских людей.

    9. Но Вера православная только тогда обретет силу в воинском (флотском) строю, когда она будет активной, постоянно присутствующей, упреждающей (предупреждающей недуг).

    Для этого необходимо: во-первых, чтобы священнослужитель стал частью воинского коллектива (а не был бы его гостем, пусть даже частым); во-вторых, он не должен ждать, когда военнослужащие придут в храм - он сам должен быть там, где они находятся (в поле, на боевой позиции, на полигоне и т.д.); в-третьих, он должен знать жизнь воинской части и психологию военнослужащих и как мудрый пастырь заранее видеть те духовные опасности, которые подстерегают его паству на ратном пути.

    10. Знание социальных законов позволяет сделать заключение о том, что при всем разнообразии лиц и характеров, при вступлении каждого нового пополнения в военную среду, в воинских коллективах с завидной последовательностью проявляются типичные негативы, связанные с периодом адаптации к армейской среде, в ходе которой человек может духовно надломиться и совершить ряд предсказуемых проступков, а то и преступлений. Есть свои типичные негативы и на завершающем этапе воинской службы, связанные с утверждением неуставных взаимоотношений.

    11. В военное время также возникают типичные негативные явления и связанные с ними отклонения от добросовестного исполнения воинского долга, которые наблюдаются в начальный период боевых действий, при потерях личного состава, в моменты отступлений и отходов с занимаемых позиций, в периоды вооруженного превосходства противника в воздухе и на земле и т.д.

    12. Смеим утверждать, что число дезертиров, нарушителей воинского порядка, паникеров, трусов и им подобных, можно было бы резко снизить, если бы удалось духовно закалить воинов к тому моменту, когда объективно возникнет возможность того или иного типичного негативного проявления.

    13. Только Вера, посредством активной деятельности священников, может упредить и неуставные взаимоотношения, и предательство, и безразличие к воинскому долгу и т.п. Сказанное вовсе не отрицает иных (командных, организационных, правовых и прочих) мер борьбы с войсковым (флотским) злом, пороками и преступлениями. Речь идет о то, что только посредством искренней Веры можно достичь покаяния в содеянном и воспитать жгучее желание навсегда избавиться от порока, мысли о зле...

    14. Истинная Вера призвана не только предупреждать и врачевать, но и направлять сознание и поступки людей. В этом отношении огромное значение для воинской среды имеет воспитание чувства товарищества, взаимопомощи и взаимовыручки, вплоть до готовности "положить душу свою за други своя".

    15. Задача власти нашей - признать Веру в качестве важнейшего духовного оружия Вооруженных Сил, узаконить статус полкового (флотского) священника, дать ему необходимые средства и возможности. А задача Патриархии в том состоит, чтобы подготовить и дать армии и флоту необходимый состав священников.

    Надо, наконец, понять, что не словесное обучение нравственности, а вселение православной Веры в нравственную силу воинов - корень силы и необоримости русского воина! Так было всегда! Так должно быть и сегодня!!!

    О том, как и за что воевали наши предки: воинское искусство русских витязей

    Каждому народу, каждой культурно-языковой общности присущи свои этнопсихологические особенности. Едва ли не главной такой особенностью берущей истоки из православного времени, является органически присущая русскому народу всепобеждающая доброта, незлобивость, добродушие, даже где-то и во вред себе{21}. Природная доброта первых славян была добротой силы. Только сильные племена, какими были наши предки, могли обитать вперемежку с разноязычными соседями и не раствориться в их среде, сохранить свой язык и культуру.

    * * *

    Рослые в большинстве своем, крепкие от природы, славяне были добрыми воинами. Вооружались они луками и дротиками. Их наконечники изготовляли из кремния и более твердого камня, реже из меди, а позднее стали появляться бронзовые. Щитов и другого защитного снаряжения наши добрейшие пращуры не ведали.

    На схватку выходили в обычной одежде, полюбившейся им и оставшейся "в моде" на многие века: длинные рубахи, иногда перехваченные поясом, и просторные, не стесняющие движения штаны, обычно белого или серого цветов, удобные на ходу берестяные лапти. Волосы перехвачены на лбу узкой повязкой.

    Поздние праславянские женщины стали расшивать всему роду рубахи характерными славянскими узорами. Бывало, набрасывали на себя звериные шкуры в виде накидки. Они не только спасали от холодов. Но и являлись первыми в истории защитными доспехами, так как смягчали удар{22}.

    Попав в плен, они никогда не выдавали союзников, терпели любые пытки и умирали без жалоб, мольбы и стона. Никто не отваживался идти войной на славян, в своих лесах они были непобедимы. До нас дошли слова одного их военного предводителя Лавритаса. "Никто не покорит нас, доколе будут война и мечи на свете!" – гордо сказал он{23}.

    * * *

    На Западе не часто вспоминают о том, что своим существованием во многом обязана европейская цивилизация славянскому миру. Неисчислимое множество раз славянский хлебопашец откладывал соху и брал в руки меч, а затем и ружье, чтобы встретить очередную кочевую волну с востока, и тем самым спасти от гибели не только себя, но и всю Европу, которую он закрыл своей грудью.

    В постоянной борьбе со Степью нельзя не видеть один из источников противоречивости и сложности исторического развития Российского государства. Эта борьба отвлекала колоссальные силы от созидательного труда, а случавшиеся поражения отбрасывали нас на столетия назад. И в то время, когда Западная Европа переживала подъем в относительной безопасности, наш народ поднимал свое Отечество из руин и начинал все сызнова.

    * * *

    Чтобы выжить и налиться силой, славянскому роду надо было крепко потрудиться как на хлебной, так и на ратной ниве. Очень сильны были враги славян, особенно скифские воины. Древнее предание свидетельствует о том, что древние славяне преуспели в воинском мастерстве. Писатель-историк так описывает военные тренировки славян-россичей: "У россичей за слободой на ровном месте устроены щиты из мягкой липы, каждый высотой в сажень, длинною – в три.

    На щитах сажей, разведенной в конопляном масле, нарисованы всадники. Стрелку рука нужна! Чтобы была рука – не пропускай дня, не натянув тетиву. Как рассветет – стреляй и стреляй. По времени привыкнет рука, разовьется глаз.

    Дальше, на третий рубеж, на три сотни шагов отходят стрелки. Отсюда рисованные фигуры нужно поразить так, чтобы из пяти стрел четыре шли в воздухе, когда впивается первая. Тогда ты настоящий стрелок. Сам, гордясь мастерством, будешь стараться не пропустить дня без стрелы.

    Каждый славяно-росский подросток (девочки тоже возятся с луками) самодельными стрелами бьют мелкого зверя и птицу. Каждый взрослый умеет натянуть боевую тетиву. В руках слобожан лук становится страшным оружием дальнего боя, а вблизи, шагов на сто, слобожанин пронижет козу, а в тура или тарпана – дикую лошадь – вгонит стрелу до пера.

    Учились бегать одной стеной, поворачиваться, как один. Остановившись по приказу воеводы, передние сразу метали копья, за ними задние бросали свои. И, закрывшись щитами, обнажали мечи и бегом нападали все сразу, будто катилось одно многоголовое, многожальное чудо. Каждый мужчина и женщина, умел ездить верхом, держаться в седле и без седла, править уздечкой.

    Воин должен уметь править только ногами, освободив руки для боя. С коня, как с твердой земли, били стрелами, метали копье. Скакали одним строем, колено с коленом, шли ниткой в затылок и сплошной лавой лошадиных грудей и боевых щитов.

    Коней обучали ложиться и мертво лежать с прижатой к земле головой. Тяжелая воинская наука для новичков. Их заставляли бегать с мешком на спине: мешок на лямках, в мешке – песок.

    Груз камня между коленами, как и груз песка на спине доводят до четырех пудов. В реке плавают подолгу, не считаясь по студеными веснами и осенью водой. Строптивых нет"{24}.

    * * *

    Все города Древней Руси изначально строились как крепости и имели чуть ли не единственной своей целью защиту горожан. Старое название городских укреплений – твердь, твердыня. Исследуя вопросы строительства крепостей на Руси XII в., мы обнаружим 269 русских городов, которые обеспечивали русским землям достойную обороноспособность своими 269 ополченными полками, состоящими из вооруженных формирований городов, пригородов, волостей, примыкавших к данным городам погостов, уделов.

    Напомним, что за 234 года (с 1228 по 1462 г.) Русь испытала 160 внешних и 90 внутренних войн и вооруженных конфликтов, что послужило хорошей ратной школой ее воинам и ополченцам{25}.

    * * *

    Мать, воспитывая детей, готовила их быть воинами и непримиримыми врагами тех людей, которые оскорбили ее ближних: ибо славяне, подобно другим народам языческим, стыдились забывать обиду. Страх неумолимой мести отвращал иногда злодеяния: в случае убийства не только сам преступник, но и весь род его беспрестанно ожидал своей гибели от детей убитого, которые требовали крови за кровь{26}.

    * * *

    Первая власть, которая родилась в отечестве наших независимых предков, была воинская. Сражения требуют одного намерения и согласного действия частных сил: для того избрали полководцев. Но, единодушно избрав начальника, вдруг лишали его своей доверенности, иногда без всякой вины, единственно по легкомыслию, клевете или в несчастиях: ибо народ всегда склонен обвинять правителей, если они не умеют отвратить бедствий от государства{27}.

    * * *

    Европейским ученым, в большинстве случаев, мало знакомым с историей нашего отечества, еще извинительно умалять значение русского военного искусства в истории военной культуры, но, к сожалению, не для всех еще русских известно, что "наше военное искусство почти никогда не уступало западноевропейскому, а весьма часто шло впереди, давало направление, новые идеи в области тактики и стратегии, которые от нас воспринимались в Европе"{28}.

    * * *

    Русский витязь коренным образом отличался и от западного рыцаря и от кровожадного хищника Востока. Особенно ярко это представлено в образе Ильи Муромца, крестьянского сына, отложившего в лихую годину в сторону плуг и взявшего в руки меч.

    Подвиги свои Илья совершает тогда, когда нужно избавить кого от беды, постоять за честь земли русской. Действует он не из корысти, почета не ищет, похвальбы не любит, да и принимается за дело только тогда, когда нельзя обойтись без него, когда ему "некем замениться". Хитрости и лукавства в нем нет, всякое дело ведет он прямо, начистоту{29}.

    * * *

    Трудно воинский идеал русской нации выразить в нескольких словах, но некоторые моменты поддаются осмыслению и пониманию.

    Во-первых, в толще народной скрыта сила богатырская, порой дремлющая и находящаяся в покое до поры испытаний.

    Во-вторых, в минуты тяжкие сила эта богатырская просыпается, просится послужить делу народному.

    В-третьих, богатырь русский не кровожаден и не воинственен: сделав свое дело, он скромно уходит в сторону и не домогается наград, почестей и богатств.

    Ему хорошо уже потому, что он выполнил свой долг воина и благополучие граждан ему дороже богатства и расположения правителей. Ему приятнее услышать "спасибо" от самого обездоленного и слабого, чем от сильного и могущественного.

    Он не заискивает перед сильными мира сего, не ищет их благосклонности, служит верно отечеству, а не прислуживает господам.

    Древняя Русь преподает нам, потомкам, немало поучительных уроков.

    Вся история нашего государств доказывает правильность вывода Н.М. Карамзина о том, что "мудростию правителя цветут государства образованные; но только сильная рука Героя основывает великие империи и служит им надежною опорою в их опасной новости"{30}.

    Историк свидетельствует: "Однако ж ни миролюбивые правила христианства, ни торговля, ни роскошь, не усыпляли ратного духа наших предков…"{31}.

    * * *

    Междоусобие, корыстолюбие правящих кругов губит Россию. "Корень всему злу то, что государи наши жили в раздорах, междоусобиях, домогаясь порознь личных выгод и тем более всего сами содействовали к возложению на себя оков. Они враждовали, губили друг друга, а ханы требовали от них единственно исправной подати, даров и повиновения, принимая сторону то одного, то другого.

    Княжества дрались, грабили друг друга, не уступая в хищности, в жестокости татарам, и сами губили Русскую землю. Великий князь потерял свою силу, свое старшинство"{32}.

    И далее историк говорит: "Сердце русского народа, расположенное, готовое, по своему характеру, к совершенствованию, беспрерывно было ожесточаемо: кровь лилась; везде встречалось варварство, злодейства, кои теряли, от частого явления, отвратительный свой вид и становились делом обыкновенным.

    В таких обстоятельствах люди бывают равнодушны, безжалостны, склонны ко всем преступлениям"{33}.

    * * *

    "Если мы в два столетия, ознаменованные духом рабства, еще не лишились всей нравственности, любви к добродетели, к отечеству, то прославим действие Веры: она удержала нас на степени людей и граждан, не дала окаменеть сердцам, ни умолкнуть совести, в уничижении имени русского мы возвышали себя именем христиан и любили отечество как страну Православия"{34}.

    * * *

    Хотя и видим мы несовершенство военной организации Древней Руси, но следует отметить, что цари русские "уже не скупились и не щадили казны для лучшего устройства ополчений. Уже Иоанн III производил денежное жалованье воинам в походах"{35}.

    * * *

    История военного искусства допетровского времени в основе своей имела принцип поместной системы устройства войск, который заключался в том, чтобы земля, как главное богатство России, всецело "служила" государству, т.е. была бы главным средством для формирования и комплектования вооруженных сил, а также и первым источником для покрытия всех расходов на военные потребности{36}.

    * * *

    Один из древних русских принципов состоит в том, что вопросы вооруженной защиты были предметом заботы всего русского племени. Иностранцы удивлялись хитрости и ловкости славян, которую те проявляли на поле боя. Причиной тому была не только природная крепость славян, но и ряд специальных мер, которые традиционно культивировались у наших предков. Прежде всего, заботились о здоровом потомстве{37}.

    * * *

    Стоит также обратить внимание на тот факт, что уже в те времена нашим предкам было ясно на чем следует базировать свое воинское искусство: они уяснили не только значение национальных особенностей в военном деле, но и свое географическое положение и особенности местности, на которой жили{38}.

    Древние летописи и сказания ясно выделяют мысль о том, что каждый народ в своем воинском искусстве приноравливался к тому месту, где жил. Русский народ, живший в лесах и по берегам рек, естественно, осваивал эту стихию, познавал ее до тонкости, учился использовать преимущества леса и воды в военном деле{39}.

    Древние русские люди (простые воины и их предводители) понимали, что только в родной стихии они могут в полную силу использовать свое боевое мастерство и потому стремились заманить противника в лес и уж там били его наверняка.

    * * *

    Рать сильна воеводой. Предводитель войска русского выбирался не случайно, а готовился к своей миссии с самого детства. Посему, невольно поражает то, как практически целесообразно строилась жизнь русского князя от рождения до смерти{40}.

    Лет двух-четырех над младенцем мужского пола совершался обряд постриги, т.е. первое стрижение волос, сопровождаемое благословением, посажением малютки на коня и пирами в отцовском доме. С пяти-семи лет мальчика брали в поход.

    О занятиях взрослого князя можно судить со слов Владимира Мономаха из его "Поучения"{41} к сыновьям: "На войну выходя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью ни еде не потворствуйте, ни сну; сторожевую охрану сами наряжайте, и ночью, расставив воинов со всех сторон, ложитесь, а рано вставайте; а оружия снимать с себя не торопитесь, не оглядевшись, из-за лености внезапно ведь человек погибает.

    Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Как бы вы не шли походом по своим землям, не давайте отрокам, ни своим, ни чужим причинять вреда ни жилищам, ни посевам, чтобы не стали вас проклинать"{42}.

    В "Истории государства Российского" Н.М. Карамзина{43} мы увидим как на протяжении веков приумножали славу Руси добрые князья, и как ее умаляли князья неумелые, своенравные и корыстолюбивые. Эта часть древней истории даст возможность понять не только важность верховного военного руководителя в достижении побед, укреплении мощи государства Российского, но и прояснит некоторые важные моменты во взаимоотношении гражданского и военного руководства.

    * * *

    Подневольное исполнение воинского долга дорого обходится государству. Воины по принуждению не могут идти в сравнение с воинами по призванию. Военная профессия – особый род деятельности, и не каждому гражданину по плечу даже исполнение обязанностей рядового солдата и, тем более, военного вождя. Этот факт должен ясно осознаваться не только в военной среде, но и в обществе в целом{44}.

    * * *

    Любовь к свободе и природное мужество служили залогом нравственных качеств воинов. Этот период русской истории называют периодом военной демократии{45}, что соответствует имеющимся данным: многие вопросы дружинниками решались сообща, мнением каждого дорожили, князь не претендовал на особые привилегии. Если сегодня невозможно воссоздать такую демократическую обстановку, но демократизировать систему военных отношений можно и нужно.

    И сделать это можно через осознание каждым военнослужащим того факта, что воинская служба – это служение Отечеству, а не прислуживание отдельным лицам.

    В военном деле естественны различия людей, но самое главное из них состоит в степени личной ответственности военнослужащего за защиту своего народа от враждебных сил{46}.

    * * *

    Война, как известно, не обходится без жертв. Отношение к павшим – это материя духовная, нравственная, – это понимали наши далекие предки. Тризна, как часть погребального обряда у древних славян, имела особое значение: священны могилы, великое зло перед усопшими потревожить погребальницу.

    Надмогильный холм так надо насыпать, чтобы веками никому не пришлось в силу разрыть его или запахать. У В. Иванова есть интересное описание тризны: "На многих телегах и вьюках привезли хлебы, вареное и жареное мясо, рыбу, варево на мясе и рыбе в глубоких корчагах, каши полбяные, пшеничные, гороховые, ячменные, меды ставленые пьяные, пива жидкие, как вода, и браги густые, как хлебная закваска, кислые квасы…

    У холма раскидывается страва-пир для поминания усопших. Едят, спеша утолить голод и жажду, славят усопших. Размягченные пивом и медом, плачут близкие. Начинается тризна примерный бой.

    Слобожане строятся двумя отрядами. Сближаются, стучат оружием, расходятся вновь; все с острыми мечами и копьями. Но избегают нанести хоть царапину: на тризне нельзя показывать кровь, усопшие не любят вида братской крови. Ловок и славен тот, кто, нанеся убийственный на вид удар, умеет сдержать силу.

    Сходятся парами – это зрелище ловкости, боевой красоты. Так россичи одушевляют мысль о бессмертии. Вера в честь, с которой будет россич принят в обители предков, возвышала чувство достоинства личности. Мальчики, подростки, присутствуя на мужественных обрядах тризны, всей душой стремились к слободе. Коль придется пасть – падем, как эти!"{47}.

    * * *

    Не станем проводить параллелей с сегодняшним днем, не потому, что многое из сегодняшней жизни не красит россиян нынешних, на фоне доблести духовной и воинской их предков. Ибо знаем, что глубоко в душах ныне здравствующих сокрыто желание принести благо своей Родине. Не пора ли это желание реализовать конкретными благими делами?

    Анатолий Иванович Каменев

    Примечания

    {1} Везде курсив автора (А.К.).
    {2} Меньшиков М. Военные и штатские. - В кн.: Меньшиков М.О. Письма к ближним. - СП б., 1908. - с.778.
    {3} Морозов Н. Воспитание генерала и офицера, как основа побед и поражений. (Исторический очерк из жизни русской армии эпохи наполеоновских войн и времен плацпарада ). - Вильна, I909. - с.10.
    {4} Червинка Я.В. Военная карьера у нас и за границею (Профессиональные беседы в современном духе ). - Варшава, I9I2. - с. 84.
    {5} Там же. - с.85.
    {6} Бутовский Н.Д.. Наш офицерский корпус, его жизнь, научное развитие и воспитание: Сообщение, читанное на Общем Собрании членов Общества ревнителей военных знаний. 7 января I9II года. - Общество ревнителей военных знаний . - Кн. 4- СП б, I9II. - с. 1.
    {7} Грулев М.В. Злобы дня в жизни армии. - Брест-Литовск, I9I0. с.33.
    {8} Куропаткин А.Н.. Меры по улучшению командного состава. В кн.: Куропаткин А.Н. Задачи русской армии. т III. Задачи русской армии и флота в ХХ столетии. - СП б., 1910. - с.364.
    {9} Краснов П. Чего войска ожидают и чего желают от молодых офицеров.// Русский Инвалид. - I907. - №I0I (6 мая).
    {10} Рыскин Н. Об обновлении командного состава. // Русский Инвалид. I907.-№56. - II марта.
    {11} Бутовский Н.Д.. Наш офицерский корпус, его жизнь, научное развитие и воспитание: Сообщение, читанное на Общем Собрании членов Общества ревнителей военных знаний. 7 января I9II года. // Общество ревнителей военных знаний. -Кн. 4- СП б, 1911. - с. 2.
    {12} Пригоровский. ""Офицеры по необходимости "". //Разведчик I9I2. - 4 (304). - с.52.
    {13} Куропаткин А.Н.. Меры по улучшению командного состава. В кн.: Куропаткин А.Н. Задачи русской армии. т III. Задачи русской армии и флота в ХХ столетии. - СП б., 1910. - с. 364.
    {14} Мариюшкин А. Трагедия русского офицерства. - Новый Сад, I923. с.9 {15} Там же. - с.8.
    {16} См.: "Инструкция полковничья пехотного полку, конформированная от ее Императорского Величества, декабря 24 дня 1764 г." - СП б., 1764, С. 25-32.
    {17} См.: Керсновский А.А. История Русской Армии. - ч.1-1У. - Белград, 1933-1938. История Русской Армии. - ч.1-1У. - Белград, 1933-1938. - С.912
    {18} См.: Бутовский Н. Чувство порядочности в офицерской среде (Очерк военного быта). - Военный сборник. - 1898. - №11. - С. 117-141.
    {19} См.: Бутовский Н. Чувство порядочности в офицерской среде (Очерк военного быта). - Военный сборник. - 1898. - №11. - С.128-133.
    {20} См.: "Инструкция полковничья пехотного полку, конформированная от ее Императорского Величества, декабря 24 дня 1764 г." - СП б., 1764, С. 25-32.

    фото

    Источник — http://flibusta.is/

    Просмотров: 187 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 142

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году