Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2016 » Февраль » 21 » • Миф о вековечной бедности простого русского народа •
09:24
• Миф о вековечной бедности простого русского народа •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Пишет Крижанич про еду
  • Пишет венецианский торговец
  • Русское «рабство» крестьян
  • Положение крестьянства
  • Жилищный вопрос
  • Жизни в России до революции
  • Налоги
  • Иностранные наблюдатели
  • Безусловный итог и главный вывод
  • В духовном плане
  • Кому это все мешало?
  • Солдат, прослуживший 100 лет
  • Русские крестьяне
  • Литература
  • Предисловие

    Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело, постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так ли было на самом деле? Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения, стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д.

    В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением действительности чужой для них страны.
    Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659 году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск - его воззрения на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как "Политика", в котором тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России.


    Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые золотом и жемчугом?... Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка…
    Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь.

    Необходимо отметить, что только в 20 веке мир пришёл к тому, что фасон одежды перестал определять достаток человека. Пиджаки носят и министры, и профессора, а джинсы может надеть как миллиардер, так и простой рабочий.

    фото

    Борис Кустодиев
    Сельская ярмарка. 1920

    Пишет Крижанич про еду

    А вот что пишет Крижанич про еду: «Русская земля по сравнению с Польской, Литовской и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное. Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также добывается в изобилии.» А вот каким было, по данным В.Ключевского, в 1630 году, типичное малоземельное (засевавшее поле размером в одну десятину, то есть 1.09 га ) крестьянское хозяйство Муромского уезда: «3-4 улья пчел, 2-3 лошади с жеребятами, 1-3 коровы с подтелками, 3-6 овец, 3-4 свиньи и в клетях 6-10 четвертей (1,26-2,1 куб.м) всякого хлеба».
    Многие иностранные путешественники отмечают дешевизну продуктов в России. Вот что пишет Адам Олеарий, который, будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в 1634 и 1636-1639 гг. «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант очень дешев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку.» А вот другая цитата из него же: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то ее не считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму денег».

    Персиянин Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться Дон Хуан Персидский, даёт аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в России: «Мы пробыли в городе[Казани] восемь дней, причем нас так обильно угощали, что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их отдать».

    Пишет венецианский торговец

    А вот что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один раз можно купить до двухсот штук». Секретарь австрийского посла в России Гвариента Иоанн Корб, бывший в России в 1699 году, также отмечает дешевизну мяса: «Куропатки, утки и другие дикие птицы, которые составляют предмет удовольствия для многих народов и очень дороги у них, продаются здесь за небольшую цену, например, можно купить куропатку за две или за три копейки, да и прочие породы птиц приобретаются не за большую сумму». Соотечественник Корба, Адольф Лизек, состоявший секретарем при австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, и вовсе отмечает, что «птиц так много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят».
    В том же 17-веке в Германии проблему с мясом решали по-другому. Там за время Тридцатилетней войны(1618–1648) было уничтожено около сорока процентов населения. В результате дело дошло до того, что в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях Германии (христианской, между прочим, страны) было разрешено многоженство для восполнения людских потерь.
    Однако, всё вышеописанное относится к периоду до 18 века, т.е. Московского царства. Посмотрим, что было в период Российской империи. Интересны записки Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779 по 1786 год он жил в России, в Санкт-Петербурге, где работал учителем и воспитателем графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю: (к сожалению, он не уточняет, о крестьянах какой именно области идёт речь).


    «Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может обработать. Русский крестьянин, далекий от городской жизни, трудолюбив, весьма смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живет в достатке. Когда он завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предается отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремесла, у крестьян было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом. И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют рассчитывать свою выгоду, поскольку еще не достаточно прочувствовали необходимость ремесел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дешево, что, получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно».

    Русское «рабство» крестьян

    Обратим внимание, что о том, русское «рабство» крестьян более предпочтительным, чем «свобода» французских пишет не кто-нибудь, а будущий активный участник Великой Французской революции, прошедшей под лозунгом «Свобода, равенство и братство». То есть у нас нет причин подозревать его в необъективности и пропаганде крепостного права.
    Вот что он писал в одном из своих писем по поводу положения французских крестьян ещё до своего отъезда в Россию:

    Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него с крестьянами обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят больше, чем в отдаленных провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце, но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать ночи напролет, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено ударить никого из этих оленей. Работник, согбенный в рабской покорности, часто понапрасну тратит свое время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам, которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд.

    Речь идёт как раз про тех самых «свободных» французских крестьян, «свобода» которых, по мнению Ромма, хуже «рабства» русских крепостных.
    А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: «Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности».

    Положение русского крепостного крестьянства

    Положение русского крепостного крестьянства было лучше не только французского, но и ирландского. Вот что писал в 1824 г. английский капитан Джон Кокрейн. «Безо всяких колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в Ирландии их недостаток, они скверны и дороги, и лучшая их часть вывозится из второй страны, между тем как местные препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят такого расхода. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами». Напомним, что в 1741 г. голод унес в могилу одну пятую часть населения Ирландии — около 500 тыс. человек. Во время голода 1845-1849 гг. в Ирландии погибло от 500 тыс. до 1,5 млн. человек. Значительно увеличилась эмиграция (с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн. чел.). В итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30%. В дальнейшем Ирландия также быстро теряла население: если в 1841 г. численность населения составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс.

    Жилищный вопрос

    Отдельно хотелось бы осветить жилищный вопрос: «Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их можно купить и задешево доставить на место и сложить», - Адам Олеарий.
    «Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их перевозятся куда угодно», - Яков Рейтенфельс, курляндский дворянин, пребывал в Москве с 1670 по 1673 год.
    «Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок, объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь», - писал Уильям Кокс, английский путешественник и историк, дважды посетил Россию (в 1778-м и 1785 гг.). Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге «Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей скотины».
    А вот что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году:

    Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и около нее разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими святых с большими головами, темными лицами и тонкими длинными руками.
    ..
    Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных переплетах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всем доме полы были чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены.

    Из всего вышеперечисленного видно, что, по свидетельству самих иностранцев, которые могли сравнивать быт простого народа как в России, так и в своих странах, и которым нет надобности приукрашивать российскую действительность, во время допетровской Руси, и во время Российской империи простой народ жил в целом не беднее, а зачастую и богаче, чем другие народы Европы.

    Д.Иванов.

    Стоимость жизни в России до революции 1917 года

    Сильная Россия была не нужна

    Экономические предпосылки революции 1917 года: они были или нет? "Киевский телеграфЪ" №(338)

    Говоря о том, как жила дореволюционная Россия, нельзя не заметить, что в современном обществе до сих пор нет единого мнения по этому важнейшему историческому вопросу. Кто-то полагает, что все без исключения катались "как сыр в масле", кто-то говорит о всеобщей безграмотности и нищете, а кто-то вообще не владеет вопросом. Попробуем разобраться сами, причем сделаем это на примере нашего города (Киева) на основании данных тех далеких лет.

    Так, в 1914 году в Киеве было проведено статистическое исследование порядка 600 рабочих семей, и появился труд "Бюджеты рабочих Киева в 1914 году". Прежде всего, о "вечно злободневном вопросе" — заработной плате. Средняя заработная месячная плата составляла порядка 37 рублей. Однако картина по конкретным профессиям несколько иная. Ювелир зарабатывал 55 руб. 27 коп., печатник — 52 руб. 30 коп., металлисты — 49 руб., портные — 37 руб. 95 коп., столяр — 37 руб. 95 коп., сапожник — 24 руб. 95 коп. Женатых среди работников этих профессий было: металлистов — 69%, печатников — 50,4%, ювелиров — 40,4%, портных — 30,7% и сапожников — 21,7%. В те годы статистические данные по разным городам империи были различные, что позволяет сопоставить зарплату киевлян с жителями других столиц России.

    На что тратил деньги киевский рабочий?

    Обычный месячный бюджет холостого рабочего-мужчины:
    Расходы на питание — 16,79 руб.
    Аренда жилья — 5,43руб.
    Одежда — 5,52 руб.
    Гигиена тела — 1,55 руб.
    Посылка денег — 1,20 руб.
    Духовные и общие потребности — 1,70 руб.
    Врачебная помощь — 0,61 руб.
    Табак и алкоголь — 2,04 руб.
    Сборы и налоги — 0,03 руб.
    Прочие расходы — 1,47 руб.
    Всего: 36,34 руб.

    Эти цифры дают и некоторые другие интересные сведения. Так, пункт о посылке денег говорит о сельском происхождении рабочего. Пункт об аренде жилья сообщает о том, что рабочий снимал не целую квартиру, а, скорее, комнату. Наиболее показателен пункт о налогах — 3 коп. в месяц! Никакой ошибки нет. Дело в том, что в царской России не было подоходного налога. Разговоры о нем шли, но война помешала его окончательному введению. Одинокий рабочий тратил на питание в среднем в день: на завтрак — 12—13 коп., на обед — 22 коп., на ужин — 10 коп.

    Расходы на табак и алкоголь, безусловно, значительны, что мы можем увидеть из ниже приводимых цен нашего города на 1913—1914 годы:

    Продовольствие и фураж:
    Булка французская 1,5 кг — 8 коп.
    Фунт арнаута — 5 коп.
    Стакан чаю в трактире — 5 коп.
    Пуд (16,38 кг) гречки — 2 руб. (1 кг — 12 коп.)
    Пуд гороха — 1 р. 30 коп. (1 кг — 8 коп.)
    Пуд отборной фасоли — ок. 3 руб. (1 кг — 18 коп.)
    1 кг соли 2 сорта — 2 коп. (1 фунт — 16-19 коп.)
    1 кг сахарного песка — 25 коп.
    100 шт. сельди 2 сорта — 7 руб.
    (1 фунт — 17-23 коп.)
    1 кг осетрины — 90 коп.
    Свекла 1 кг — 1,5 коп.
    100 кочанов капусты — 5 руб.
    Ведро отборных помидоров — 8 коп.
    1 кг картофеля — 3 коп.
    1 л сметаны — 40 коп.
    1 кг сливочного масла — 1 руб.
    Пара цыплят — 50 коп.
    Битая курица — ок.1 руб.
    Утка — 80 коп.
    Гусь — 1 руб.
    Индюк крупный — 4 руб.
    Мясо говяжье 1 сорта 1 фунт — 20 коп.
    Сало свиное 1 сорта 1 фунт — 18-29 коп.
    Пуд овса — 1 руб.
    Пуд сена — 45 коп.
    Пуд ржаной соломы — 20 коп.
    Бутылка пива высшего качества — 12 коп.
    Кружка пива в специализированных пивных с солеными сушками, баранками, креветками и раками — 5 коп.
    Чашка кофе в центре — 20 коп.

    Промышленные товары:
    Сапоги — 4-10 руб.
    Парусиновые брюки — 1 руб.
    Рубашка — 1 руб.
    1 куб. м дров — ок. 18 коп. с доставкой
    10 кг угля — 15 коп.
    1 л керосина — 25 коп.
    10 свечей — ок. 2 руб.
    Открытка новогодняя:
    черно-белая — 5 коп.
    цветная — 10 коп. (в канун праздников — в 2 раза дороже, но разница шла на благотвори- тельные нужды)
    Пальто демисезонное (пошив) — 19 руб. 50 коп.
    Костюм (пошив) — 16 руб. 75 коп.

    Гостиницы 1913 года:
    "Гранд-Отель" — 1 руб. 50 коп. — 30 руб. (в сут)
    "Континенталь" — 1 руб. 75 коп. — 15 руб. (в сут)
    Гостиница Михельсона — 50 коп. — 3 руб. (в сут.) или 12-60 руб. (в мес.)
    Номера и меблированные комнаты в центре — 30-40 коп.
    (в сутки) или 9-12 руб. (в мес)
    Меблированные комнаты в частных домах с самоваром и прислугой — 15-20 руб. (в мес.),
    на окраинах — 5 руб.
    Гранд-отель "Ланчия" — 1-10 руб. (в сут.)
    Гостиница "Европейская" — 1-12 руб. (в сут.)

    Бани:
    "Караваевские" (угол пл. Льва Толстого и ул. Пушкинской) — 40 коп.
    общая баня с мраморным бассейном для плавания Семейный номер с мраморной ванной или без — 50 коп. — 3 руб.
    Баня госпожи Ивановой
    (ул. Воровского) — 10-40 коп.
    общие места
    Баня Бугаева (Подол, ул. Андреевская)
    а) общая — 6-25 коп.
    б) отдельный номер — 50 коп.-2 руб.
    Баня Бубнова на ул. Жилянской — 7-75 коп.
    общие цены Купальни в Днепре
    а) общая затока — 5 коп.
    б) отдельный номер — 15 коп.
    Веник во всех банях стоил — 1-5 коп.

    Наем квартиры в 1914 году:
    С отоплением, освещением и обстановкой составлял в среднем:
    1-комнатная — 12 руб. 28 коп.
    2-комнатная — 18 руб. 87 коп.
    3-комнатная — 31 руб. 78 коп.
    4-комнатная — 49 руб. 85 коп.
    5-комнатная — 59 руб. 90 коп.

    В среднем разные типы квартир обходились:
    Отдельная квартира — 12 руб. 80 коп.
    Комната — 8 руб. 45 коп.
    Полукомната — 4 руб. 36 коп.
    Койка — 4 руб. 33 коп.
    Уголь — 2 руб. 99 коп.
    В 1908 году в Киеве цены на квартиры были дешевле на 20-25%.

    Услуги:
    Посыльных — 10-50 коп.
    Носильщика — 50 коп.
    Трамвай — 3-5 коп.
    Газеты — 3-5 коп.
    Извозчик плата одноконному от вокзала до любой гостиницы, кроме Лаврской — 4 коп.
    такса (до Лаврской) — 45-50 коп.
    плата пароконному — 80 коп.-1 руб.
    Билет в оперный театр — 20 коп. -16 руб.
    Синематограф — 30 коп. - 1 руб.

    Общепит и рестораны:
    Первоклассный ресторан при гостинице — стоимость табльдота — полноценного обеда — 1 руб.
    Обед в кухмистерской — 40 коп.
    Обед в "Дешевых обедах" (содержались за счет всевозможных благотворительных обществ) из двух блюд — 15 коп.

    Цены в Малороссии на 1913 год по данным Киевского исторического музея:
    1 кг муки — 5 коп.
    1 кг картофеля — 2 коп.
    1 кг пшена — 9 коп.
    Фунт масла сливочного (409 г) — 39 коп.
    Фунт сахара-песка — 11 коп.
    Фунт соли — 1 коп.
    1 коробок спичек — 1 коп.
    Фунт говядины — 14 коп.

    Цены Киевского уезда в 1912-1913 годах по данным Киевского исторического музея:
    Свинья откормленная — 25-58 руб.
    Свинья не откормленная — 7-24 руб.
    Курица — 45-75 коп.
    10 яиц — 19-30 коп.
    Фунт масла сливочного — 30-45 коп.
    Фунт говядины — 10-18 коп.
    Фунт свинины — 11-15 коп.
    Гусь откормленный — 1 руб.16 коп. - 2 руб.75 коп.

    Безусловно, нельзя обойти вниманием цены на более крепкие напитки, чем пиво. Надо сказать, что настоящее шампанское (а другого в России не водилось) стоило довольно дорого. Так, в Петербурге в ресторанах бутылка стоила 12 руб., а в столовой офицерского собрания — 6 руб. Пол-литра водки — 30 коп. Вообще, ассортимент спиртного был таким же разнообразным, как и всего остального.

    Рабочие, получавшие меньше среднего заработка, жили на хозяйских квартирах, то есть в квартирах, которые им предоставлял бесплатно хозяин предприятия, на котором они работали. Тот, кто жил в отдельной квартире, получал порядка 45 руб. в месяц, а в собственном доме — 61 руб. и выше. Также очень часто детские сады, больницы и поликлиники были бесплатными. Целый ряд русских предпринимателей получили ордена французского Почетного Легиона от международных промышленных организаций за особую заботу о рабочих. На многих заводах и фабриках цеха и корпуса были просторными, светлыми и оборудованы системой вентиляции. Таким образом, многие социальные проблемы были решены почти полностью, что впоследствии припишут исключительно своей революции большевики.

    Налоги

    Налоги вообще были самыми низкими в Европе и составляли 9,09 руб. на душу населения в год. К 1912 году было введено социальное страхование рабочих и другие законы, о которых тогдашний президент США Уильям Тафт публично заявил: "Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может".

    Исключительно интересны продолжительность рабочего дня и количество выходных. Закон от 2 июня 1897 года сокращал рабочий день до 11,5 час. в будние дни, 10 час. — в субботу и накануне праздников, до 10 час. — в ночное время. Причем правительство выступало за сокращение рабочего времени, а промышленники, естественно, — против. На первый взгляд, рабочий день был очень большим. Однако надо учесть, что рабочие имели до 2 часов на обед и отдых. На предприятиях же, имеющих беспрерывный цикл работ, всегда был 8-часовой рабочий день. Количество выходных и праздников с 1900 года было определено для рабочих в 69 дней в году. У крестьян праздников было больше, и праздновались они с большим размахом. Для фабрично-заводских рабочих в среднем каждый шестой день недели был выходным. Русские экономисты били тревогу в связи с обилием праздников, из-за которых страна теряла миллионы рублей.

    Перепись 1897 года показала, что только 21% населения являются грамотными, но в царствование Николая II в год открывалось 10 000 начальных и 60 средних школ, а в 1908 году был принят закон об обязательном всеобщем бесплатном начальном образовании. Все эти меры должны были к 1922—1925 годам полностью покончить с безграмотностью населения.

    Иностранные наблюдатели описывают

    Обратимся к иностранным наблюдателям, описывавшим успехи России. Швейцарец Фридрих (Федор) Эрисман писал о русской медицине: "Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины, так как осуществляла бесплатную медицинскую помощь, открытую каждому, и имела еще и глубокое воспитательное значение". А вот высказывание о русской юриспруденции английского профессора Самуэльса Смайльса, который провел в России пять лет и специально занимался ее изучением: "Во всем мире и во все времена не было такого гуманного, культурного и беспристрастного суда, как русский. Суд присяжных с его традиционными правами подсудимого, с его неслыханной, кристальной человечностью существует только в России...".

    Безусловный итог и главный вывод

    Как безусловный итог и главный вывод нашего исследования прозвучат слова известного в свое время французского экономиста Эдмона Тэри: "...Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912-м и 1950-м годами, как они шли между 1910-м и 1912-м, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении".

    Действительно, молодой русский капитализм стремительно набирал обороты, страна преображалась и богатела год от года, что слепило многим их "черный" глаз. Многие дальнейшие преобразования, в том числе, 8-часовый рабочий день, были не за горами. Недаром тогдашний российский премьер-министр Петр Столыпин говорил: "Дайте нам 20 мирных лет, и вы не узнаете России...". Не дали... Каких-то 20 лет! Это так мало для истории и так много для реальной жизни отдельной страны.

    В духовном плане

    В духовном же плане наблюдалась другая картина — разложение многих из ведущего слоя (интеллигенции и чиновничества), хотя и не в таких масштабах, как показывала нам всегда советская литература. Видимо, именно в этом и заключается одна из главных причин революции — сытая страна, "как все", в которую превращалась Россия, многим была не нужна...

    Игорь РОДИН представитель РОВС в Киеве

    Кому это все мешало?

    Корзина потребителя до октября 1917-го...

    В 1913 году, то есть до Октябрьской революции среднемесячная зарплата киевского промышленного рабочего составляла приблизительно 35-45 рублей.

    На эту сумму на Бессарабском рынке можно было купить на выбор:

    360 литров молока

    100 кг муки высшего сорта

    2000 кг картошки

    3000-4000 луковиц

    6000 головок чеснока

    70 кг копченой колбасы

    80 кг вареной колбасы

    600 кг капусты

    50 литров сметаны

    60 кг клубники

    100 куриц

    30 индюков

    3000 яиц

    25 бутылок «монопольки» (водка)

    5 бутылок коньяка

    10 литров вина

    350 литров пива высшего качества

    3-4 бутылки шампанского

    30 бутылок ямайского рома

    За три месяца рабочий мог приобрести золотые часы...

    А гонорары артистов были значительно выше - от трех до трехсот раз. К примеру, средний актер киевского театра Соловцова за свою месячную зарплату мог приобрести:
    25 бутылок шампанского
    25 ведер водки
    200 бутылок ямайского рома
    2 золотых часов
    Или содержать... трех профессоров университета!
    Единственное, что дорого стоило, - билеты в театр. В ложу - 10 ведер водки или столько же бутылок шампанского, или золотые часы.

    Ещё по теме: зарплаты рабочих - new.hist.asu.ru

    Василий Николаевич Кочетков - солдат, прослуживший 100 лет

    фото

    Василий Николаевич Кочетков (1785–1892), «солдат трех императоров», прожил 107 лет. 100 из 107 лет Василий Кочетков состоял был на военной службе. Мундир Кочеткова был уникален: на его погонах сплелись вензеля трех императоров, которым присягал старый служака. На рукаве мундира в восемь рядов шли золотые и серебряные нашивки за выслугу и отличия, а на шее и груди едва умещались 23 креста и медали. Предлагаем вам рассказ об этом замечательном человеке (первоначально опубликован ЖЖ-пользователем Сергеем Паховским pakhovsky).

    Родился в Симбирской губернии Курмышского уезда в 1785 году. Кочетков был из кантонистов (солдатский сын). Кантонисты со дня рождения находились в списках военного ведомства. Начал служить в 1811 году марта 7 числа музыкантом.

    Он с боями прошел всю Отечественную войну 1812 года. Потом в составе лейб-гвардии Павловского полка дрался с турками в войне 1828—1829 годов. Переведен в лейб-гвардии конно-пионерный (инженерный) дивизион. В 1836 году, при жизни Пушкина, Василий Кочетков уже отслужил положенные 25 лет, но из армии не ушел.

    В 1843 году 58-летний солдат оказывается на Кавказе. Ему предписано использовать незаурядный военный опыт и учить солдат наводить, укреплять и разводить понтонные мосты на «быстрых реках». Кочетков зачислен в славный Нижегородский драгунский полк. На Кавказе он был трижды ранен: дважды в обе ноги и в шею навылет. Тяжело раненный, не способный двигаться, он попадает в плен.

    Выздоровев, Кочетков бежит из плена, проявив редкую находчивость, предусмотрительность и отвагу. В 64 года по экзамену бывалый солдат был произведен в офицеры. В.Н.Кочетков отказался от эполет, ему дороги были его солдатские погоны, и через два года вышел в отставку, после 40 лет действительной службы, в возрасте 66 лет.

    В 1853 году началась так называемая Крымская война. Василий Кочетков просится на войну и в рядах Казанского егерского полка сражается на Корниловском бастионе, в самом пекле Севастопольской обороны. Здесь его ранило разорвавшейся бомбой.

    По личному указу царя, который уже был знаком с Василием Николаевичем, Кочетков вновь переведен в гвардию и служит в драгунах. Минуло почти десять лет, и Василий Николаевич Кочетков подает докладную записку царю и просит «высочайшего соизволения» идти на войну. Так он оказался из гвардии вновь в любимой полевой действующей армии в Туркестанской конно-артиллерийской бригаде фейерверкером первого класса. Ему шел 78-й год.

    Двенадцать лет Кочетков служил в Средней Азии и в 1874 году по указу государя переводится в конвойные императорского поезда.

    В 1876 году против турецкого ига восстали Сербия с Черногорией. Пять тысяч русских добровольцев отправились на помощь братским славянским народам. Кочетков вновь уговорил царя отпустить его на войну. «Служивый» в свои 92 года сражался в первых рядах, увлекая за собой добровольцев.

    Не успел он отдохнуть на родине от ратных дел, как грянула русско-турецкая война 1877—1878 годов. 93-летний Кочетков сражался на Шипке в составе 19-й конно-артиллерийской бригады.

    На Шипке Кочетков от взрыва бомбы лишился левой ноги. Он выжил и еще послужил в лейб-гвардии конно-артиллерийской бригады и дожил до 107 лет. Умер Василий Николаевич Кочетков 31 мая 1892 года в Выборге.

    Петербургский художник П. Ф. Борель сделал гравюру с фотографического портрета Кочеткова. Снят Василий Николаевич за 11 дней до кончины. Сидит столетний воин в гвардейском мундире, упершись правой рукой в колено, со спокойным достоинством. Меж пальцев левой руки торчит самокрутка, набитая, я думаю, не слабым самосадом. 23 креста и медали значатся в наградном листе Василия Кочеткова.

    На левом рукаве темного мундира восемь полос из золота и серебра - нашивки за отличия в службе. Служил в четырех родах войск. Дрался в пехоте, кавалерии, был отважным артиллеристом, сметливым сапером. Все сухопутные рода войск он воплотил в себе.

    Замечательный солдат
    «Правительственный Вестник»
    — № 192 — 2 сентября 1892 г. — с.3

    В Белозерске, Новгородской губернии, 30-го мая текущего года, проездом из С.-Петербурга на родину в Симбирскую губернию, скончался скоропостижно, от паралича сердца, один из старейших солдат русской армии, отставной фейерверкер лейб-гвардии конно-артиллерийской бригады Василий Николаев Кочетков, 107 лет от роду, из которых более 60 лет он провел на действительной военной службе солдатом.

    Из найденной в вещах этого замечательного воина-ветерана копии с указа об отставке видно, что Кочетков – уроженец Симбирской губернии, Курмышского уезда, Благовской волости, с. Спасского, и в службу вступил, из кантонистов лейб-гвардии гренадерского полка, 7-го марта 1811 г. Первоначально он был музыкантом унтер-офицерского звания, затем строевым унтер-офицером и фельдфебелем; в 1820 г. переведен в лейб-гвардии павловский полк, а в 1833 г. – в лейб-гвардии конно-пионерный дивизион.

    По расформировании последнего, в 1843 году, Кочетков послан в кавказскую армию, “для обучения на быстрых реках правильного спуска, наводки, укрепления и разборки понтонных мостов”. Здесь он был причислен к нижегородскому драгунскому полку и, по своему желанию, остался служить в кавказских войсках, получив разрешение на то Генерал-Фельдцейхмейстера Великого Князя Михаила Павловича, с сохранением гвардейского оклада жалованья.

    Участвуя в военных действиях на Кавказе, Кочетков был трижды ранен: в шею навылет, в обе ноги с раздроблением левой голенной кости, и через год – снова в левую голень. Тяжко раненый в сражении при ауле Дарго, Кочетков попался в плен чеченцам. Пробыв в плену 9 месяцев и 23 дня, он бежал оттуда, за что награжден знаком отличия Военного Ордена 4-й степени.

    В 1849 году, за выслугу лет, по экзамену, Василий Кочетков удостоен производства в подпоручики, но отказался от офицерского звания, получив установленный серебряный шеврон на левом рукаве мундира, офицерский темляк на саблю и 2/3 оклада прапорщичьего жалованья в содержание. В 1850 г. он переведен в штаб кавказского корпуса жандармов и в следующем 1851 году вышел в отставку.

    Этим закончился первый период его военной службы, продолжавшийся сорок лет. За это время Кочетков участвовал в отечественной войне 1812-1814 гг., в турецкой войне 1828-1829 гг., в войне с польскими мятежниками в 1830-1831 гг., в кавказской войне с 1844-1849 гг. и в венгерской кампании 1849 г.

    В частности, он находился: в бородинском сражении 26-го августа 1812 г., в сражении под Лейпцигом в 1813 году, в составе войск, вступивших в Париж в 1814 г., при взятии турецких крепостей Варны, Исакчи и Силистрии в 1828-1829 гг., в сражения на Грохольском поле и под Остроленкой, а также в штурме и взятии Варшавы 26-го августа 1831 г., в делах при вырубке Гайтинского леса в 1844 году, при ауле Дарго в 1845 году и при укреплении Зырянах в 1846 г. и, наконец, — в деле при Дебречине в 1849 году.

    Прошло два года, началась крымская война 1853-1856 гг., и Кочетков вновь поступил на действительную службу, по призыву, для защиты Севастополя, в казанский егерский полк, и здесь провел два года, участвуя в вылазках охотников, причем на Корниловском бастионе разорвавшеюся бомбою “закидан землею и мелкими осколками и каменьями, повредившими ему спину”.

    В 1856 году, лично покойным Государем Императором Александром II, он был переведен в лейб-гвардии драгунский полк, а затем, в 1862 г., зачислен в роту дворцовых гренадер, и здесь произведен в унтер-офицеры.

    В это время Кочеткову было уже шестьдесят лет от роду. Увешанный знаками отличий, он получал, сравнительно, достаточное содержание, имел хорошее служебное положение, но чувствовал в себе силы к дальнейшим подвигам, любил боевую жизнь воина и в 1869 году, “по поданной им докладной записке Государю Императору”, был послан на театр военных действий в Среднюю Азию, где и зачислен в 1869 году в туркестанскую конно-артиллерийскую бригаду, горных орудий, фейерверкером 1 класса, причем, при отъезде, Государь Император лично пожаловал ему пятьдесят рублей.

    Здесь Кочетков участвовал во взятии Туркестана и Самарканда в 1870 году, а в 1874 году перешел песчаную степь, и в составе войск, под начальством генерал-адъютанта Кауфмана 1, участвовал в хивинском походе и взятии Хивы. Этим он закончил свою службу в Азии и в том же 1874 году, по Высочайшему повелению, назначен снова на службу в жандармский корпус, в состав конвойных Императорского поезда на курско-киевской железной дороге.

    Через два года, т. е. в 1876 году, Кочетков, по предложению в Бозе почивающего Великого Князя Николая Николаевича Старшего, поступил в сербскую армию волонтером, а затем, возвратясь на родину, по заключении мира между Сербией и Турцией в 1877 г., зачислился в последнюю восточную войну, в состав нашей действующей армии в 19-ю конно-артиллерийскую бригаду.

    Здесь неутомимый Кочетков участвовал в обороне Шипки, но в одном из сражений лишился левой ноги. Старик остался, однако, жив, и в 1878 году “за отличие” переведен в лейб-гвардии конно-артиллерийскую бригаду, откуда и уволен в отставку.

    Безконечно длинный ряд подвигов представляет собою служба этого доблестного воина, служившего при трех Императорах, в 12 войсковых частях, трех родов оружия (пехоты, кавалерии и артиллерии), участвовавшего в десяти кампаниях и получившего шесть ран. Мундир его представлял редкое явление, будучи украшен на погонах соединенными вензелями трех в Бозе почивающих Императоров: Александра I, Николая I и Александра II, а на левом рукаве восемью рядами нашивок из золотого и серебряного галуна и тесьмы; на шее же и на груди Кочеткова висело 23 креста и медали.

    На закате дней, около года тому назад, это был еще бравый старик, высокого роста, с военной выправкой, которая как бы закалила его; никто бы не дал ему его лет, и трудно верилось, сколько перенес этот человек в своей жизни лишений и невзгод, в особенности, если принять во внимание, как много он совершил военных походов, побывав и в Париже и в Хиве, исколесив всю Россию с Кавказом и Польшей и пролив свою кровь в Турции, Венгрии и славянских землях.»

    samoderjavie

    Русские крестьяне

    Вильям Каррик родился в Шотландии, затем родители перевезли его в Санкт-Петербург, где он провел детство и юношество, поступил в Академию художеств, а в 1859 году открыл первое в России фотоателье. Возможно, Каррик не так хорошо известен, как, например, Прокудин-Горский, но фактически именно он стал первым фотографом, который запечатлел повседневную жизнь страны. Каррик снимал служанок, трубочистов, кучеров, точильщиков ножей, торговцев, кухарок — причем не только в студии, но и за ее пределами. В 1870-х Вильям побывал в Ярославской, Костромской, Казанской и Симбирской губерниях, где сделал около 700 снимков в самых разных жанрах.

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    Русские крестьяне

    Литература:

    1. «Россия - это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век»
    Издательство Сретенского монастыря, 2004 г.
    2. А. Горянин. Мифы о России и дух нации, М., Pentagraphic, 2002
    3. В. Мединский. О русском пьянстве, лени и жестокости. М. Олма, 2008
    4. А.В. Чудинов О путешествии Жильбера Ромма в «Сибирь» (1781 г.): гипотезы и факты
    5. Ричард Пайпс. Россия при старом режиме.
    6. В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала. М., Правда, 1983.

    фото

    Источник — http://statehistory.ru/

    Просмотров: 369 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 143

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году