Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2015 » Июнь » 26 » • Народная мудрость о том, где построить дом •
10:19
• Народная мудрость о том, где построить дом •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Митрохина рубаха
  • Подбор дерева для строительства
  • Как в старину делали теплый пол
  • Кладка русской печки
  • Меры длины, веса, объёма
  • Новые меры
  • Меры объёма
  • Меры веса
  • Меры площади
  • Предисловие

    Где собака легла, гласит одна из пословиц, — строй дом, где сорока села – рой колодец. Собака – млекопитающее, а все млекопитающие, в том числе и человек, реагируют на плохую зону ухудшением самочувствия. Даже в дикую стужу собака ни за что не будет лежать в конуре, если эта конура стоит над разломом. С сорокой тоже всё легко объясняется: она ищет насекомых, а они предпочитают геопатогенные зоны, как правило, влажные. Так что наблюдения наших предков помогали им точно определить, где человеку будет жить легко и безопасно.

    Современные учёные на многочисленных примерах убедились, что эти наблюдения верны. Вот некоторые факты. Коровы, живущие в стойлах, расположенных над геопатогенными зонами, чаще других заболевают лейкозом, у них находили злокачественные опухоли, они страдали нарушением работы внутренних органов и рождали нежизнеспособных телят. Куры и утки над зонами теряли оперение, плохо неслись, потомство их страдало генетическими заболеваниями. Люди, которые поселились в нехороших местах, тоже реагировали на зоны негативно: у них находили сердечно-сосудистые заболевания, рак, психические расстройства, врождённые пороки.

    При обследовании больных в стационарах, расположенных над злосчастными участками земли, обнаруживали, что смертность в палатах, которые находятся над разломами, гораздо выше, чем в тех, где электромагнитное излучение имеет стабильную величину. А процент онкологических заболеваний у живущих над разломами иногда в три-четыре раза выше, чем у живущих вдали от таковых.

    Но ведь, скажите вы, люди в старину ничего не знали о неоднородности магнитного излучения Земли. Не знали, но видели, как отражается нечто (то есть наличие зоны) на жизни животных, человека. Объясняли они это злыми духами, сглазом, проявлением тёмных сил. Однако как ни назови явление, какую причину ни придумай, факты оставались фактами. А они как раз и показывали, что энергетика в местах разломов нарушена, жить там нельзя. Вот почему домов там не строили.

    Крестьянин, затевавший строительство нового дома, внимательно осматривал местность: не водятся ли в большом количестве змеи, муравьи, шмели, нет ли на участке застойных вод с лягушками и пиявками, много ли стрекоз, насекомоядных птиц. Насекомые и пресмыкающиеся великолепно переносят импульсное излучение, они выбирают зоны для размножения и зимовок, муравьи строят там муравейники.

    Иногда проверяли место для будущего дома очень простым способом: переносили на него муравейник и смотрели, как поведут себя муравьи: если начнётся массовый исход – замечательно, если останутся – лучше жилища не возводить. Иногда ставили улей с пчёлами. Те тоже чутко реагируют на зоны: если пчёлы почувствовали себя хорошо, то дома там не ставили. Заметьте, что все пасеки расположены в стороне от жилых построек, обычно они находятся вне села, а всё потому, что пчёлы тоже очень любят зоны, и в нормальной деревне им не нравится жить.

    Ещё крестьянин приглядывался, какие травы, цветы, деревья растут на участке. Липа, клён, сосна – хорошо. Дуб, ива, ольха – плохо. В старину выводы делались на основе долголетних наблюдений, опыта нескольких поколений, только потом учёные объяснили, почему одним растениям благодатно жить в зоне, а другие в ней себя чувствуют плохо. Дело в степени мощности корневой системы.

    Растениям для нормальной жизни нужна вода, одни из них влаголюбивы, другие – засухоустойчивы. Влаголюбивым породам для жизни необходимо, чтобы обязательно существовал мощный подземный водоносный слой. Такой слой образуется в местах разломов или трещин, когда подземные пустоты заполняются грунтовыми водами.

    Вот над дурными местами и растут влаголюбивые деревья – ива, осина, ольха, дуб, вяз, ясень. Хвойные деревья, липа и берёза зоны избегают, либо они там быстро хиреют. Точно так же определяли зону и по травам: в старину люди знали, какие травы растут на сухих землях, а какие стремятся к влаге. Все болотные травы предпочитают плохие для человека места. Осока, багульник, зверобой, полынь, например, избегают сухих почв. Все лекарственные растения стремятся уйти в зону. Вот, кстати, почему так трудно приживить их на своих участках садоводам-огородникам! Если наш предок-крестьянин видел болотные травы на своей земле, он там дома не строил.

    Ещё он пристальное внимание обращал на то, нет ли больших камней на участке, по-нашему, – выходов магматических пород – гранитов, базальтов. И не потому, что эти камни осложняли каким-то образом строительство, а потому, что такие выходы камней говорят о нарушении строения земли. Теперь мы знаем, что выход материковых плит свидетельствует о разломах, а люди благодаря вековому опыту установили, что на такой земле всё плохо растёт и людям жить тяжело. Объясняли они нелюбовь к таким местам просто: нет глубины для лемеха, то есть очень тонок почвенный слой.

    Глыбы, пересекающие участок, мешали обработке земли, в таком месте трудно строить фундамент и т.п. Эти трудности, требующие большого вложения капитала да и труда при обработке почвы, спасли многим жизнь. Также у крестьян считалось дурным знаком поселиться в лощине, логе, урочище, то есть на местности, расположенной гораздо ниже других участком земли. Они связывали это с поверьями, что в таких местах живёт нечистая сила. Крестьяне старались выбрать для дома лес светлый, солнечный, о не болотную трясину и хмурый осинник.

    Митрохина рубаха

    Когда мне было восемь лет, родители отвезли меня на лето в глухую деревеньку Вологодской области. Жили мы в избе у бабы Луши – Лукерьи Петровны Хващёвой. Тогда ей было уже за восемьдесят.

    Баба Луша была очень яркая, подвижная, говорливая женщина. Свою работу по хозяйству она делала сама, никому не позволяла себе помогать, знала множество песен, загадок, любила поплясать, а мне «дитятке», как она меня называла, на ночь приходила сказывать сказки. Потом, когда уже взрослой девушкой я взялась за штудирование русских народных сказок, среди них ни одной бабиной Лушиной не нашла.

    Сказки у неё были страшные, жестокие, иногда у меня сердце прямо в пятки уходило, но интерес побеждал. Так вот, слушая эти народные «ужастики», я и засыпала. И лишь повзрослев, я поняла, что слышала уникальные сказки, их можно было бы назвать, как Лукреций свою книгу, — «О природе вещей».

    «Жил-был Митроха, — сказывала мне баба Луша, — у того Митрохи был норов злой и глаз нехороший. Как поглядит на девку — у той с женихом не заладится. А Митроха ходит счастливый и только квасок пьёт. Погубил он так тьму девушек. Дошла очередь до красавицы Дуняши. Была Дуняша дочкой богатого мужика, он души в ней не чаял, красны ленты в косы заплетал, с злотой ложечки кормил чаем-сахаром. Посватал её отец за парня из соседней деревни, весной хотели играть свадебку. Только видит Дуняша – положил чёрный свой глаз на неё Митроха, следом ходит, нехорошо говорит.

    Пошла она к ворожее: «Что мне, бедной-горемычной, делать, скажи, научи, как погибели-змеи избежать?» Дала ей врожея сон-травы. Велела следить, когда Митроха ляжет понежиться под весенним солнцем. Вот тогда-то и окропить его ключевой водой, ключевой водой с сон-травою. Стерегла Дуняша этот час, увидала – запряг Митроха своего конька, пошёл на пахоту. Притаилась Дуняша за кутом, стала ждать.

    Притомился Митроха, зевнул, отошёл на пригорочек с зелёной травой, прилёг вздремнуть, конька выпустил погулять. Жарко было Митрохе, рубаху он скинул, руки в стороны растянул, глаза зажмурил. Тут выскочила Дуняша из куста, как плеснёт водицей, да от страха взяла и промахнулась: вся водица на рубаху-то и вылилась. А Митроха глаза открыл, захохотал. Пришла домой Дуняша ни жива ни мертва. Однако вроде день проходит, месяц – весна уж в полном разгаре, а всё хорошо. И Митроха с той поры пропал – конёк его ходит сам по себе, травку щиплет, а хозяина нет. Подумала Дуняша, что дело обошлось. Сыграли свадебку.

    Стали дом строить для молодых. Всем миром выделили лучшую землю. Только год в том доме Дуняша и прожила: буря с ветром налетела, разметала дом, как сухую траву, сынка-первенца вместе с люлькой в реку бросила, потопила, а мужа Дуняшиного задавило бревном. Плачет Дуняша в голос, причитает над родимыми и тут слышит: идёт кто-то с недобрым умыслом. Задрожала она как осиновый листочек, повинилась тёмной головушкой и слышит: «Красна девица, не прячь лица, ты меня сгубила сон-травой, уморила меня сон-травой». Испугалась Дуняша.

    Глядит, а перед ней в ночи, посреди бури-ветра стоит Митроха, улыбается. Сам он голый по пояс, а рубаху в руке держит, рукава развеваются, подол трещит. И смеётся Митроха жутким хохотом: «На рубахе моей стоять твоему дому. Коли на серёдке, где сердце моё – так стоять ему вечны времена, коли на подоле — так отрясу его враз, коли на рукавах – волнами-водами заполоню, на вороте – стяну петлёю на шее…» С той поры судьба у Дуняши тяжелее нет. Выдадут её замуж, отец отстроит новый дом – а его то водой смоет, то ветром сотрясёт. Никак не найти серёдку, где Митрохино сердце».

    фото

    — А можно найти? – с жалостью спрашивала я.
    — Есть один способ, — отвечала бабка.
    — Какой?
    — Возьми ивовый прутик, стань спиной к солнцу и иди, пока не пригнёт его к самой земле. Тогда слушайся, куда тебя прутик ведёт, а потом против его движения отмерь сто шагов, посади там жасминный куст, пусть цветёт на будущую весну. У того куста и руби себе дом. Там сердце Митрохи, серёдка рубахи.
    — А Дуняша так и сделала?
    — В сказке об этом ничего нет.
    И я засыпала с острой жалостью к Дуняше.

    Только много лет спустя я поняла, что в этой нехитрой сказке иносказательно спрятана мысль о поиске хорошего места для застройки. Если рукава рубахи рассматривать, как берега рек, подол – как открытое ветрам, незащищённое место, а ворот – засасывающее болото, то ясно, что лучше всего ставить дом в сухом высоком центре рубахи, где будет защита от лесов, растущих вокруг, и воды будет вдоволь, и не накроет она дома паводком.

    Что же касается прутика, о котором говорила баба Луша, то этим великолепным способом определялась на протяжении тысячелетий пригодность местности для строительства. Специалисты по рытью колодцев были одновременно и специалистами по поиску мест для строительства, и называли их лозоходцами, — по прутику лозы, которым они пользовались для поиска воды. Они великолепно знали ещё в очень далёкой древности, что нельзя строить дома там, где лоза показывает воду. Они знали множество примет, как выбрать наилучшее место для застройки. Собственно говоря, до сих пор метод поиска хорошей земли ничуть не изменился. Местность сама показывает человеку, можно ли на ней полноценно жить. Нужно только уметь наблюдать.

    Итак, самое важное в поиске места для будущего дома: он должен стоять на геологически неоднородной местности; под ним не должна протекать подземная река и не должно быть подземных разломов; он должен быть защищён от ветров, от паводков и хорошо освещён.

    Подбор дерева для строительства

    Дерево самый распространенный в России природный материал. Еще со времен древней Руси. К сожалению именно из-за богатства деревом – до нас практически не дошла древняя славянская письменность. Давно известно, что у славян была своя письменность и высочайшая культура еще задолго до крещения Руси. В Скандинавии писали на камнях. Естественно камень куда практичнее по своей долговечности и надежности. Но со славянской письменностью случилась трагедия – во многом из-за того что все было написано на дереве.

    Но в остальном дерево очень хороший материал! По всем просторам России расположено множество лесов. Где множество разнообразных деревьев. У каждого дерева свои преимущества и недостатки. Если Вы знаете, как построить дом своими руками – Вам также нужно знать какое дерево выбрать. Рассмотрим несколько из самых распространенных деревьев.

    Сосна. Это самый популярный материал, который используют при строительстве. Очень плотная древесина, красивого янтарного цвета. Из-за отсутствия мелких сучьев, смолистости и гладких бревен – сосну считают хорошим материалом для строительства.

    Кедр. Дом, построенный, из кедра будет, благотворно влиять на здоровье. Солнечный теплый цвет, мягкая текстура древесины и магический аромат. В доме, построенном из кедра, никогда не заведутся насекомые, всегда уютно и тепло.

    Лиственница. Дома из этого дерева по праву считают самыми долговечными и прочными. Эта древесина сочного, почти оранжевого цвета. У нее необычайная текстура и плотность. Это идеальный материал для влажного, теплого климата. Не зря венецианские дома веками стоят на воде. Ее отличительная особенность – плотность. Из=за этого древесина менее теплая по сравнению с другими и имеет больший вес. Но зато дом из лиственницы точно простоит века.

    Как в старину делали теплый пол

    «Не раз слышал о дворянских усадьбах и конюшнях, где делали теплый пол и стены. Пропускали каналы от печей, куда проходил теплый воздух. Но такой вариант вижу впервые.

    Эту технологию я нашел на блоге Глеба Тюрина, автором является владелец дома Елена Буковская.

    Нашей семье достался в наследство бабушкин дом в Воронежской области. 10 лет назад на семейном совете решили дом не бросать, по мере сил приводить в порядок.

    При доме – надел земли, 50 соток воронежского чернозема, огород, сад, покос.

    О решении ни разу не пожалели дом и сад не перестает радовать и удивлять нас и наших друзей, которые приезжают из Москвы «просто отоспаться и отдышаться, вспомнить вкус «картошки и яблок».

    Сад благодаря глубокой обрезке в 2008 году пережил засуху 2009, 2010,2011 годов и прошедшим летом даже старые яблони, стволы диаметром 50 см, все в дуплах, которые «молчали» 10 лет, дали отменный урожай. Повидло из антоновки, сваренное в чугуне на грушевых углях, равных не имеет!

    И наш дом позволяет сделать немало открытий.

    Дом бабушки и дедушки сложен из дубовых бревен, стены с внешней и внутренней стороны мазаны глиной с соломой, с внешней стороны обшиты железом ( с Урала привозили оцинкованные корыта, разбирали и покрывали стены и крыши – поверьте, такой «сайдинг» простоял 60 лет!

    Дом – это экологически чистый термос, хранит тепло зимой и чудесную прохладу в жаркие дни.

    Примером замечательной старой технологии может быть плетень.

    В августе перестилали в доме полы, и нам открылся образец энергосберегающих технологий начала 19 века — на расстоянии 1 метра от завалины по периметру всей комнаты был выложен плетень высотой 50-60 см, мазанный глиной извне, с открытым углом, обращенным к русской печи — нам рассказали, что такие «отражатели» делали, чтобы «загнать» тепло от печи под пол и сохранить его там — чем не своеобразный подогрев полов? Без единого гвоздя, только природные материалы – глина, песок, солома, лоза – и руки!

    Русская печь стоит в углу, дальнем от окон, на глинобитном фундаменте. Периметр плетня размыкается возле печи примерно на 1,5 метра, как раз на уровне фундамента. При постоянном пользовании печью фундамент постепенно прогревался и отдавал тепло.

    Под полом между стеной и плетнем действительно все засыпано землей, а внутри плетня оставлена воздушная подушка- пустое пространство между досками пола и землей, куда и «стекал» теплый воздух от фундамента. Это мы из рассказов старожилов узнали. Восстанавливаем русскую печь, пол уже переложили, будем рады сообщить, как пройдут испытания технологии.

    Нам надо заново учиться, как жить в уважении к природе, тогда и она в долгу не останется… «

    Кладка русской печки

    В домах старой и новой застройки в сельской местности или на дачах чаще всего устанавливают русскую печь (рис. 1).

    фото

    Рис. 1. Русская печь: 1,12 — чистки; 2 — водогрейная коробка; 3 — шесток; 4 — чугунная плита; 5 — самоварник d = 100 мм; 6 — перекрыша; 7 — вьюшка; 9 — груба; 10 — перекрыша шитка обогревательного; 8, 11 —задвижки; 13 — гидроизоляция (см. рис. 40)

    Эти печи бывают разных конструкций и размеров. Их делают с плитой и обогревательным щитком. Они отличаются многофункциональностью, но имеют и некоторые существенные недостатки. Так, некоторые блюда требуют постоянного наблюдения за приготовлением, а в горниле русской печи делать это практически невозможно.

    Еще одним недостатком русской печи является то, что часть помещения, которая находится ниже пода, не обогревается. Русские печи выделяют тепло начиная с уровня пода печи, который находится на расстоянии д© 900 мм от пола.

    Кроме того, есть некоторые проблемы с топкой: не все топливо в русской печи горит одновременно в разных точках горнила. Гораздо быстрее горит та часть топлива, которая находится ближе к устью, а та, что находится ближе к задней стенке, горит гораздо медленнее. Дело в том, что большая часть кислорода, необходимая для процесса горения, почти полностью расходуется у самого устья печи — к задней стенке доходит лишь незначительная часть.

    Если для вашего дома больше подходит большая или малая печь, то принцип кладки остается тем же, увеличивается или уменьшается только масштаб. При работе используются те же самые инструменты.

    Для кладки печи требуется 2000 штук кирпича. Размеры печи 153×165×238 (рис. 2). Печь имеет довольно большой вес, поэтому под нее делают фундамент из бутового камня и бетона. Он должен на 100 мм превышать размер печи.

    фото

    Рис. 2. Устройство русской печи
    Внизу печи есть подпечье — свободное пространство с отверстием в передней части печи. Оно служит для хранения печных инструментов — ухватов, кочерги, совков. Над подпечьем складывают кирпичный свод из полосовой, угловой и другой фасонной стали. Можно использовать для этого бетонные балочки или деревянные бруски, по которым делают бетонный или деревянный настил. Для этого нужны толстые и нестроганые доски.

    Кирпичный настил по стальным или бетонным балкам либо бетонные или железобетонные плиты будут самыми безопасными в пожарном отношении. На уровне настила с передней части печи делают холодный печурок. А концы самого настила выводят на стенки кладки на 100 мм. Швы между бетонными плитами или кирпичами обязательно замазывают любым раствором.

    Если же настил деревянный, то по нему надо сделать трехслойную гидроизоляцию из войлока, вымоченного в глиняном растворе и покрытого сверху кровельной сталью. Эту сталь окрашивают с обеих сторон. В таком случае доски будут защищены от чрезмерного нагревания и засыпка не будет высыпаться из-под пода.

    Все деревянные части нужно обязательно обработать антисептиком, что защитит дерево от жуков и древесного гриба.

    На уровне пода печи с передней стороны на высоте от пола 800—900 мм делают шесток, используемый для посуды. Шесток представляет собой ровную площадку из кирпича, на которую кладут чугунную плиту без конфорок. Она служит для защиты кирпичной площадки от быстрого разрушения. Над шестком оставляют окно — отверстие прямоугольной формы.

    Перекрывается окно шестка кирпичной арочкой или двумя кусками угловой или полосовой стали, так как она меньше нагревается. Широкая полка уголка, выходящая в перетрубье, сильно нагревается. Поэтому вместо деревянных брусьев используют бетонную балочку. Только в этих случаях при кладке печей в местах сильного нагрева применяют сталь. В других случаях ее применять не рекомендуется, так как при сильном нагревании сталь расширяется и разрушает кладку.

    Главная часть печи — варочная камера (горнило), которая находится напротив шестка и имеет чело (устье) в передней стенке камеры. Устье бывает в виде свода или прямоугольника и служит для установки посуды с пищей и для закладывания топлива. Следующий элемент печи — газовый порог. Этб стенка, расположенная над устьем до верха горнила. Высота ее 180 мм от верха горнила. У горнила должен быть приподнят свод над передней его стороной на 50 мм, считая от шестка. В этом случае горячие газы все время будут находиться в под-сводном пространстве, расположенном выше устья Они будут нагревать даже под печи.

    Зольники (очелки) расположены в шестке справа от устья печи. В них собирается зола. Заслонками разной формы с одной или двумя ручками закрывают устье печи. Выходящий дым собирается в перетрубье, находящемся над шестком, а потом поступает в трубу.

    Для того чтобы печь не дымила, расстояние от шестка до перетрубья не должно превышать высоту устья иечи более чем на 220 мм (то есть три ряда кладки). Дымный ход от устья печи до самой вьюшки должен при этом сужаться постепенно. А это достигается путем стесывания кирпича. Если все эти требования соблюдены, а печь все равно дымит, значит, нужно искать причину в устройстве трубы. При выходе газов в дымовую трубу перед вьюшкой или задвижкой выкладывают стенку со скосом. Здесь собирается падающая со стенок трубы сажа и улавливаются искры при выходе газов в дымовую трубу.

    Закрывать печь можно и вьюшкой, и задвижкой одновременно или двумя задвижками, за которыми уже начинается труба. Вьюшка обеспечивает хорошую вытяжку. Задвижку всегда ставят поверх нее. Варочная камера является самой главной частью печи. Для кладки ее свода берут качественный отборный кирпич. Толщину стенок варочной камеры делают в один кирпич. Переднюю наружную и внутреннюю стенки складывают в 1/2 кирпича. Нужно делать уклон свода камеры к устью печи.

    Над камерой устраивается перекрыша. При этом верхняя плоскость печи должна быть ровная. Уклонный свод выравнивают песчаной засыпкой, иногда заменяя ее глиняным раствором на мелком щебне. В нижней части варочной камеры всегда располагают под, который выкладывают ровным и гладким кирпичом. Настилают под насухо, без раствора. Перед настилом пода делают засыпку из сберегающего тепло материала. Она способствует пропеканию хлеба с нижней стороны.

    Для засыпки под настилку пода используют следующие материалы:

    — крупнозернистый песок, смешанный с битым листовым или бутылочным стеклом; — песок, смешанный с гравием или щебнем размером 150—180 мм. Мелкий гравий или щебень перемешивают с песком, затем насыпают слой крупнозернистого песка.
    Этот слой имеет толщину 20—30 мм.

    Под настилают с плавным подъемом к задней стенке камеры двумя способами.

    Первый способ. Настил пода делают после выполнения одного ряда кладки стенок выше уровня пода. В этом случае вести работы легко и удобно. Второй способ. Настил выполняется после сооружения варочной камеры, работу выполняют лежа на груди.

    В русской печи большую роль играет форма свода. Она бывает полуциркульной формы, трехцентровой и бочкообразной. Кладка свода любой формы ведется с обеих сторон одновременно, постепенно продвигаясь к середине. В последнем ряду свода, когда останется промежуток меньше чем 2/3 кирпича, в него с силой вдавливают замковый кирпич на глиняном растворе. Иногда его для надежности забивают поленом или деревянным молотком (киянкой). Площадки, на которые опирается свод, — пяты. Они вытесываются из хорошего кирпича с нужным уклоном. Свод из нечетного количества кирпичей рассчитывается и вычерчивается на бумаге. Самым простым сводом является глинобитный.

    Простая русская печь имеет самоварники и душники. Они бывают круглой и квадратной формы, с дверками или коробочками из кровельной стали. Для душника обязательно делают отдельный канал, который закрывают в зимнее время задвижкой для сохранения тепла.

    Рекомендуется вставлять две задвижки или задвижку вместе с вьюшкой. Печь будет закрываться надежнее. Если ставить две задвижки, то нужно располагать их одну над другой на расстоянии 3—5 рядов кладки. Если использовать задвижку и вьюшку, то вьюшку надо ставить у трубы, а над ней — задвижку. В таком случае задвижку можно немного прикрывать, регулируя этим выход горячих газов из печи в трубу, что улучшает нагревание щитка или перетрубья. Наиболее удобно закрывать и открывать задвижки, а не вьюшки. Но вьюшка закрывает канал плотнее, так как сначала укладывают блинок, а затем все накрывают крышкой.

    фото

    Рис. 3. Кладка русской печи
    4-й ряд. Аналогичен 3-му ряду.
    5-й ряд. Чистку и поддувальную дверку перекладывают -кладкой с кирпичами, стесанными и уложенными на боковые стенки с внутренней стороны колодца. Дри этом образуются пяты — опора для свода.
    6-й ряд. Кладка свода с небольшим подъемом, доходящим до 8-го ряда. Установка водогрейной коробки с передней стороны печи.

    фото

    Рис. 4. Продолжение
    7-й ряд. Кладка стенки печи и перекрытие горизонтального канала. Должно образоваться три отверстия: одно — около водогрейной коробки; два — в обогревательном щитке (для вертикальных каналов).
    8-й ряд. Кладка над зольником кирпичей ео стесанными кромками.

    фото

    Рис. 5. Окончание
    9-й ряд. Кладка с установкой топочной дверки. Оформление топливника плиты и щитка.
    10-й ряд. Перекрытие водогрейной коробки двумя кирпичами со стесанными сторонами (разрез В-В). Делают чистку, оставляют три канала.
    11-й ряд. Оформление горизонтального канала, над которым будут расположены три вертикальных канала щитка.
    12-й ряд. Кладка стенок и пода. На слой глины кладут чугунные плиты с двумя конфорками и тремя каналами. К передней стенке крепят уголок, предохраняющий этот ряд кладки и уложенные плиты от разрушения.
    13-й ряд. В этот ряд закладывают щиток и переднюю стенку варочной камеры с отверстием — устьем, через которое в камеру загружают топливо. Кладка стенки варочной камеры ведется толщиной в 3/4 кирпича. С внутренней стороны кирпич кладут на ребро, с наружной — плашмя. С 13-го по 28-й ряд все пять каналов сохраняют свои размеры.
    14-й ряд. Кладка согласно порядовке, а затем ставят опалубку для выкладки свода варочной камеры с учетом подъема устья на 480 мм, у задней стенки — на 510 мм. При этом под закрывают бумагой.
    15-й ряд. Кладка свода из кирпича «на ребро». Наружный шов утолщен.
    16-й ряд. Кладка по порядовкам.
    17-й ряд. Перекрытие устья замыканием передней стенки.
    18-й ряд. Окончание кладки свода варочной камеры и кладка печурки шириной от 150 до 200 мм и высотой 210 мм. Перекрывают ее последним рядом кладки и целым кирпичом. Перегородки, разделяющие печурки, должны быть толщиной не менее чем в 1/2 кирпича.
    19-й ряд. Для канала самоварника с левой стороны печи в перетрубье стесывают кирпич под небольшое перекрытие. Кирпичи, примыкающие к своду, тоже стесываются для плотного прилегания. Отверстие перетрубья постепенно укорачивается закладкой кирпича.
    20—21-й ряды. Образования дна канала под само-варник.
    2 2-й ряд. Кладка с выравниванием верха печи под сводом (разрез Б-Б).
    23-й ряд. Кладка согласно порядовке.
    2 4-й ряд. Кладка канала для самоварника, оформление перетрубья, удлиненного до размера 19-го ряда.
    25—26-й ряды. Кладка аналогична 24-му ряду.
    27-й ряд. Установка задвижки в канале трубы, задвижка в канале щитка.
    Перекрытие перетрубья для образования горизонтального канала.
    2 8-й ряд. Установка дверки и вьюшки, закрывающих трубу после топки варочной камеры (разрезы А-А, Б-Б).
    29-й ряд. Перекрытие пяти вертикальных каналов, остаются три канала: два крайних — длинные, средний — без изменений.
    30-Й ряд. Оформление двух длинных каналов.
    31-й ряд. Перекрывают горизонтальный канал от самоварника, сужая его укладкой с внутренней стороны в 1/4 кирпича.
    32-й ряд. Перекрытие всех каналов, за исключением канала трубы (25×38 см). 33-й ряд. Сужение канала трубы до размера 25х 25 см.
    34-й ряд. Кладка дымовой трубы в «шестерик» с каналом 25×25 см.

    Старинные русские меры длины, веса, объёма

    С древности, мерой длины и веса всегда был человек: на сколько он протянет руку, сколько сможет поднять на плечи и т.д.

    Система древнерусских мер длины включала в себя следующие основные меры: версту, сажень, аршин, локоть, пядь и вершок.

    АРШИН — старинная русская мера длины, равная, в современном исчислении 0,7112м. Аршином, так же, называли мерную линейку, на которую, обычно, наносили деления в вершках.

    Есть различные версии происхождения аршинной меры длины. Возможно, первоначально, «аршин» обозначал длину человеческого шага (порядка семидесяти сантиметров, при ходьбе по равнине, в среднем темпе) и являлся базовой величиной для других крупных мер определения длины, расстояний (сажень, верста). Корень «АР» в слове а р ш и н — в древнерусском языке (и в других, соседних) означает «ЗЕМЛЯ», «поверхность земли», и указывает на то, что эта мера могла применяться при определении длины пройденного пешком пути.

    Было и другое название этой меры – ШАГ. Практически, счёт мог производиться парами шагов взрослого человека («малыми <простыми> саженями»; раз-два – один, раз-два – два, раз-два – три …), или тройками («казёнными саженями»; раз-два-три – один, раз-два-три – два …), а при измерении шагами небольших расстояний, применялся пошаговый счёт. В дальнейшем, стали так же применять, под этим названием, равную величину – длину руки.

    Наименование с а ж е н ь происходит от глагола сягать (досягать)Для мелких мер длины базовой величиной была, применяемая испокон на Руси мера — «пядь» (c 17-го века — длину равную пяди называли уже иначе – «четверть аршина», «четверть», «четь»), из которой глазомерно, легко можно было получить меньшие доли – два вершка (1/2 пяди) или вершок (1/4 пяди).

    Купцы, продавая товар, как правило, мерили его своим аршином (линейкой) или по-быстрому – отмеряя ‘от плеча’. Чтобы исключить обмер, властями был введён, в качестве эталона – «казенный аршин», представляющий собой деревянную линейку, на концах которой клепались металлические наконечники с государственным клеймом.

    ШАГ — средняя длина человеческого шага = 71 см. Одна из древнейших мер длины.

    ПЯДЬ (пядница) — древняя русская мера длины. МАЛАЯ ПЯДЬ (говорили — «пядь»; с 17-го века она называлась — «четверть» <аршина>) — расстояние между концами расставленных большого и указательного (или среднего) пальцев = 17,78 cm.

    БОЛЬШАЯ ПЯДЬ — расстояние между концами большого пальца и мизинца (22-23 см.).

    П Я Д Ь С КУВЫРКОМ («пядень с кувырком», по Далю — ‘п я д ь с кувыркой’) — пядь с прибавкой двух суставов указательного палица = 27-31 см

    Старые наши иконописцы величину икон измеряли пядями: «девять икон — семи пядей (в 1 3/4 аршина). Пречистая Тихвинская на золоте — пядница (4 вершка). Икона Георгие Великий деяньи тетырёх пядей (в 1аршин)»

    ВЕРСТА — старорусская путевая мера (её раннее название — »поприще»). Этим словом, первоначально называли расстояние, пройденное от одного поворота плуга до другого во время пахоты. Два названия долгое время употреблялись параллельно, как синонимы. Известны упоминания в письменных источниках 11 века. В рукописях XV в. есть запись: «поприще сажений 7 сот и 50″ (длиной в 750 сажень). До царя Алексея Михайловича в 1 версте считали 1000 саженей. При Петре Первом одна верста равнялась 500 саженей, в современном исчислении — 213,36 X 500 = 1066,8 м.

    «Верстой» также назывался верстовой столб на дороге.

    Величина версты неоднократно менялась в зависимости от числа сажен, входивших в неё, и величины сажени. Уложением 1649 года была установлена «межевая верста» в 1 тысячу саженей. Позже, в XVIII веке наряду с ней стала использоваться и «путевая верста» в 500 саженей («пятисотная верста»).

    МЕЖЕВАЯ ВЕРСТА — старорусская единица измерения, равная двум верстам. Версту в 1000 сажен (2,16 км) употребляли широко в качестве межевой меры, обычно при определении выгонов вокруг крупных городов, а на окраинах России, особенно в Сибири — и для измерения расстояний между населенными пунктами.

    500-саженная верста применялась несколько реже, в основном для измерения расстояния в Европейской части России. Большие расстояния, особенно в Восточной Сибири, определялись в днях пути. В XVIII в. межевые вёрсты постепенно вытесняются путевыми, и единственной верстой в XIX в. остается верста «путевая», равная 500 саженям.

    САЖЕНЬ — одна из наиболее распространенных на Руси мер длины. Различных по назначению (и, соответственно, величине) саженей было больше десяти. «Маховая сажень» — расстояние между концами пальцев широко расставленных рук взрослого мужчины. » Косая сажен » — самая длинная: расстояние от носка левой ноги до конца среднего пальца поднятой вверх правой руки. Используется в словосочетании: «у него косая сажень в плечах » (в значении — богатырь, великан)

    Эта старинная мера длины упоминается Нестором в 1017г. Наименование с а ж е н ь происходит от глагола сягать (досягать) — на сколько можно было дотянуться рукой. Для определения значения древнерусской сажени большую роль сыграла находка камня, на котором была высечена славянскими буквами надпись: «В лето 6576 (1068 г.) индикта 6 дня, Глеб князь мерил … 10000 и 4000 сажен«. Из сравнения этого результата с измерениями топографов получено значение сажени 151,4 см. С этим значением совпали результаты измерений храмов и значение русских народных мер. Существовали саженные мерные веревки и деревянные «складени», имевшие применение при измерении расстояний и в строительстве.

    По данным историков и архитекторов, саженей было более 10 и они имели свои названия, были несоизмеримы и не кратны одна другой. Сажени: городовая — 284,8 см, без названия — 258,4 см, великая — 244,0 см, греческая — 230,4 см, казённая — 217,6 см, царская — 197,4 см, церковная — 186,4 см, народная — 176,0 см, кладочная — 159,7 см, простая — 150,8 см, малая — 142,4 см и ещё одна без названия — 134,5 см (данные из одного источника), а так же — дворовая, мостовая.

    МАХОВАЯ САЖЕНЬ — расстояние между концами средних пальцев раскинутых в стороны рук — 1,76м.

    КОСАЯ САЖЕНЬ (первоначально «косовая») — 2,48м.

    Сажени употреблялись до введения метрической системы мер.

    ЛОКОТЬ равнялся длине руки от пальцев до локтя (по другим данным — «расстояние по прямой от локтевого сгиба до конца вытянутого среднего пальца руки»). Величина этой древнейшей меры длины, по разным источникам, составляла от 38 до 47 см. С 16-го века постепенно вытесняется аршином и в 19 веке почти не употребляется.

    Локоть — исконно древнерусская мера длины, известная уже в 11 веке. Значение древнерусского локтя в 10.25-10.5 вершков (в среднем приблизительно 46-47 см) было получено из сравнения измерений в Иерусалимском храме, выполненных игуменом Даниилом, и более поздних измерений тех же размеров в точной копии этого храма — в главном храме Ново-Иерусалимского монастыря на реке Истре (XVIIв). Локоть широко применяли в торговле как особенно удобную меру. В розничной торговле холстом, сукном, полотном — л о к о т ь был основной мерой. В крупной оптовой торговле — полотно, сукно и прочее, поступали в виде больших отрезов — «поставов», длина которых в разное время и в разных местах колебалась от 30 до 60 локтей (в местах торговли эти меры имели конкретное, вполне определенное значение)

    ЛАДОНЬ = 1/6 локтя (локоть шестиладонный)

    ВЕРШОК равнялся 1/16 аршина, 1/4 четверти. В современном исчислении — 4,44см. Наименование «Вершок» происходит от слова «верх». В литературе XVII в. встречаются и доли вершка — полвершки и четвертьвершки.

    При определении роста человека или животного счёт велся после двух аршин (обязательных для нормального взрослого человека): если говорилось, что измеряемый был 15 вершков роста, то это означало, что он был 2 аршина 15 вершков, т.е. 209 см. Рост в Вершках 1 3 5 7 9 10 15 Рост в метрах 1,47 1,56 1,65 1,73 1,82 1,87 2,09 Для человека использовали два способа полного выражения роста: 1 — сочетание «роста *** локтей, *** пядей» 2 — сочетание «рост *** аршина, *** вершков» с 18 века — » *** фута, *** дюйма» Для домашних мелких животных использовали — «рост *** вершков»

    Для деревьев — «высота *** аршин»

    Меры длины (употреблявшиеся в России после «Указа» 1835 г. и до введения метрической системы): 1 верста = 500 саженей = 50 шестов = 10 цепей = 1,0668 километра 1 сажень = 3 аршина = 7 фут = 48 вершков = 2,1336 метра Косая сажень = 2,48 м. Маховая сажень = 1,76 м. 1 аршин = 4 четверти (пяди) = 16 вершков = 28 дюймов = 71,12 см (на аршин обычно наносили деления в вершках) 1 локоть = 44 см (по разным источникам от 38 до 47 cm) 1 фут = 1/7 сажени = 12 дюймов = 30,479 см 1 четверть <четверть аршина> (пядь, м а л а я п я д ь, пядница, пяда, пядень, пядка) = 4 вершка = 17,78 cm (или 19 см — по данным Б.А.Рыбакова) Название п я д ь происходит от древнерусского слова «пясть», т.е. кисть руки. Одна из самых старинных мер длины (c 17-го века «пядь» заменили на «четверть аршина»)

    Синоним «четверти» — «четь»

    Большая пядь = 1/2 локтя = 22-23 см — расстояние между концами вытянутого большого и среднего (или мизинца) пальцев.

    «Пядень с кувырком» равен малой пяди плюс два или три сустава указательного или среднего пальца = 27 — 31 см.

    1 вершок = 4 ноктя (по ширине — 1,1 см) = 1/4 пяди = 1/16 аршина = 4,445 сантиметра — старинная русская мера длины, равная ширине двух пальцев (указательного и среднего).

    1 перст ~ 2 см.

    Новые меры (введены с XVIII века)

    1 дюйм = 10 линий = 2,54 см Название происходит от голландского — »большой палец». Равен ширине большого пальца или длине трех сухих зерен ячменя , взятых из средней части колоса.

    1 линия = 10 точек = 1/10 дюйма = 2,54 миллиметра (пример: «трёхлинейка» Мосина — d=7.62 мм.) Линия — ширина пшеничного зерна, примерно 2,54 мм.

    1 сотая сажени = 2,134 см

    1 точка = 0,2540 миллиметра

    1 географическая миля (1/15 градуса земного экватора) = 7 верст = 7,42 км (от латинского слова «милия» — тысяча (шагов))

    1 морская миля (1 минута дуги земного меридиана) = 1,852 км

    1 английская миля = 1,609 км

    1 ярд = 91,44 сантиметра

    Во второй половине XVII века аршин применяли совместно с вершком в различных отраслях производства. В «Описных книгах» оружейной палаты Кирилло-Белозерского монастыря (1668 г.) записано: «… пушка медная полковая, гладкая, прозванием Кашпир, московское дело, длина три аршина полодинадцаты вершка (10,5 вершка)… Пищаль большая чугунная, Лев железная, с поясами, длина три аршина три чети с полувершком.» Древнюю русскую меру «локоть» продолжали еще употреблять в быту для измерения сукна, полотна и шерстяных тканей. Как следует из Торговой книги, три локтя приравниваются двум аршинам. Пядь как древняя мера длины еще продолжала существовать, но так как значение её изменилось, из-за согласования с четвертью аршина, то это название (пядь) постепенно выходило из употребления. Пядь заменили на четверть аршина.

    Со второй половины XVIII века подразделения вершка, в связи с приведением аршина и сажени к кратному отношению с английскими мерами, были заменены мелкими английскими мерами: дюймом, линией и точкой, но прижился только дюйм. Линии и точки применялись сравнительно мало. В линиях выражались размеры ламповых стекол и калибры ружей (например, десяти- или 20-линейное стекло, известное в обиходе). Точки применялись только для определенйя размеров золотой и серебряной монеты. В механике и машиностроении дюйм делили на 4, 8, 16, 32 и 64 части.

    В строительном и инженерном деле широко применялось деление сажени на 100 частей.

    Фут и дюйм, которыми пользовались в России, равны по величине английским мерам.

    Указ 1835 г. определил соотношение русских мер с английскими:

    Сажень = 7 футам

    Аршин = 28 дюймам

    Упраздняется ряд единиц измерения (подразделения версты), и входят в употребление новые меры длины: дюйм, линия, точка, заимствованные из английских мер.

    Меры объёма

    Ведро

    Основная русская дометрическая мера объема жидкостей – ведро = 1/40 бочки = 10 кружек = 30 фунтов воды = 20 водочных бутылок (0,6) = 16 винных бутылок (0,75) = 100 чарок = 200 шкаликов = 12 литров (15 л — по другим источникам, редко) В. – железная, деревянная или кожаная посуда, преимущественно цилиндрической формы, с ушками или дужкой для ношения. В обиходе, два ведра на коромысле должны быть «в подъём женщине». Деление на более мелкие меры проводилось по двоичному принципу: ведро делили на 2 полуведра или на 4 четверти ведра или на 8 получетвертей, а также на кружки и чарки.

    До середины XVII в. в ведре содержалось 12 кружек, во второй половине XVIIв. так называемое казённое ведро содержало 10 кружек, а в кружке — 10 чарок, так что, в ведро входило 100 чарок. Затем, по указу 1652 года чарки сделали втрое больше по сравнению с прежними («чарки в три чарки»). В торговое ведро вмещалось 8 кружек. Значение ведра было переменным, а значение кружки неизменным, в 3 фунта воды (1228,5 грамма). Объем ведра был равен 134,297 кубических вершков.

    Бочка

    Бочка, как мера жидкостей, применялась в основном в процессе торговли с иностранцами, которым запрещалось вести розничную торговлю вином на малые меры. Равнялась 40 ведрам (492 л)

    Материал для изготовления бочки выбирали в зависимости от её назначения: дуб — для пива и растительных масел, ель — под воду, липа — для молока и мёда.

    Чаще всего в крестьянском быту использовались небольшие бочки и бочонки от 5-и до 120-и литров. Большие бочки вмещали до сорока вёдер (сороковки)

    Бочки использовали так же и для стирки (отбивки) белья.

    В XV в. еще были распространены старинные меры — голважня, лукно и уборок. В XVI-XVII вв. наряду с довольно распространенными коробьей и пузом часто встречается вятская хлебная мера куница, пермская сапца (мера соли и хлеба), старорусские луб и пошев. Вятская куница считалась равной трем московским четвертям, сапца вмещала 6 пудов соли и приблизительно 3 пуда ржи, луб — 5 пудов соли, пошев — около 15 пудов соли.

    Бытовые меры объема жидкостей были весьма разнообразны и широко использовались даже в конце XVII в.: смоленская бочка, боча-селёдовка (8 пудов сельдей; в полтора раза меньше смоленской).

    Мерная бочка «… из краю в край полтора аршина, а поперек-аршин, а мерить вверх, как ведетца, поларшина».

    В житейском обиходе и в торговле употребляли разнообразные хозяйственные сосуды: котлы, жбаны, корчаги, братины, ендовы. Значение таких бытовых мер в разных местах было различно: например, емкость котлов колебалась от полуведра до 20 ведер. В XVII в. была введена система кубических единиц на основе 7-футовой сажени, а также введён термин кубический (или «кубичный»). Кубическая сажень содержала 27 кубических аршин или 343 кубических фута; кубический аршин — 4096 кубических вершков или 21952 кубических дюймов.

    Винные меры

    Устав о вине 1781 года устанавливал в каждом питейном заведении иметь «засвидетельствованные в Казённой палате меры».

    Ведро – русская дометрическая мера объема жидкостей, равная 12 литров

    Четверть <четвёртая часть ведра> = 3 литра (раньше это была узкогорлая стеклянная бутылка)

    Мера «бутылка» появилась в России при Петре I.

    Русская бутылка = 1/20 ведра = 1/2 штофа = 5 чарок = 0,6 литра (поллитровка появилась позже – в двадцатые годы XX века)

    Поскольку в ведре вмещалось 20 бутылок (2 0 * 0,6 = 12 л), а в торговле счет шёл на ведра, то ящик до сих пор вмещает 20 бутылок.

    Для вина русская бутылка была больше — 0,75 литра.

    В России производить стекло заводским способом начали с 1635 года. К этому же времени относится и выпуск стеклянных сосудов. Первую отечественную бутылку выпустили на заводе, который был построен на территории современной подмосковной станции Истра, и продукция была, вначале, предназначена исключительно для аптекарей.

    За границей, стандартная бутылка вмещает одну шестую галлона – в разных странах это составляет от 0,63 до 0,76 литра

    Плоская бутылка называется флягою.

    Штоф (от нем. Stof) = 1/10 ведра = 10 чаркам = 1,23 л. Появился при Петре I. Служил мерой объема всех алкогольных напитков. По форме штоф был похож на четверть.

    Кружка (слово означает — ‘для пития по кругу’) = 10 чаркам = 1,23 л.

    Современный граненый стакан раньше назывался «досканом» («строганые доски»), состоящим из обвязанных верёвкой ладов-дощечек, вокруг деревянного донца.

    Чарка (рус. мера жидкости) = 1/10 штофа = 2 шкаликам = 0,123 л.

    Стопка = 1/6 бутылки = 100 грамм Считалась величиной разовой дозы приёма.

    Шкалик (народное название — ‘косушка’, от слова ‘косить’, по характерному движению руки) = 1/2 чарки = 0,06 л.

    Четвертинка (полшкалика или 1/16 часть бутылки) = 37,5 грамма.

    Бочарная посуда (то есть, для жидких и сыпучих), отличалась разнообразием названий в зависимости от места производства (баклажка, баклуша, бочаты), от размера и объема – бадия, пудовка, сороковка), своего основного назначения (смоляная, солевая, винная, дегтярная) и используемой для их изготовления древесины (дуб, сосна, липа, осина). Готовая бочарная продукция подразделялась на ведра, кадки, чаны, бочонки и бочки.

    Ендова

    Деревянная или металлическая утварь (часто, украшенная орнаментом), используемая для подачи к столу напитков. Представляла собой невысокую чашу с носиком. Металлическая ендова изготавливалась из меди или латуни. Деревянные ендовы изготавливали из осины, липы или берёзы.

    Кожаный мешок (бурдюк) – до 60 л

    Корчага — 12 л

    Насадка — 2,5 ведра (Ногородская мера жидкости, XV век)

    Ковш

    Жбан

    Ушат – высота посудины – 30-35 сантиметров, диаметр – 40 сантиметров, объем – 2 ведра или 22-25 литров

    Крынки

    Суденцы, мисы

    Туеса

    Древнейшая (первая?) «международная» мера объёма — г о р с т ь (ладонь с пальцами, сложенные лодочкой). Большая (добрая, хорошая) горсть — сложена так, что вмещает больший объём. Пригоршня — две ладони, соединённые вместе.

    Короб — из цельных кусков луба, сшитых полосами лыка. Донце и верхняя крышка — из досок. Размеры – от небольших коробушек до больших «комодов»

    Балакирь — долбленая деревянная посудина, объемом в 1/4—1/5, ведра.

    Как правило, в центральной и западной частях России мерные ёмкости для хранения молока были пропорциональны суточным потребностям семьи и представляли собой разнообразные глиняные горшки, корчаги, подойники, крынки, кувшины, горланы, дойницы, берестяные бурачки с крышками, туеса, вместимость которых составляла примерно 1/4— 1/2 ведра (около 3—5 л). Емкости же махоток, ставцов, туесков, в которых держали кисломолочную продукцию— сметану, простоквашу и сливки, примерно соответствовали 1/8 ведра.

    Квас готовили на всю семью в чанах, кадках, бочках и кадушках (лагушках, ижемках и т.д.) вместимостью до 20 ведер, а на свадьбу – на 40 и более пудов. В питейных заведениях России квас обычно подавали в квасниках, графинах и кувшинчиках, вместимость которых колебалась в разных местностях от 1/8-1/16 до примерно 1/3-1/4 ведра. Торговой мерой кваса в центральных областях России служили большой глиняный (питейный) cтaкан и кувшин.

    При Иване Грозным, в России впервые появились заорлённые (клеймлённые знаком орла), то есть стандартизованные питейные меры: ведро, осьмуха, полуосьмуха, стопа и кружка.

    При том, что оставались в ходу ендовы, ковши, ставцы, стопки, а для мелкой продажи – крюки (чарки с длинным крючком на конце вместо ручки, висевшие по краям ендовы).

    В старорусских мерах и в посуде, используемой для питья, заложен принцип соотношения объемов – 1:2:4:8:16.

    Старинные меры объема:

    1 куб. сажень = 9,713 куб. метра

    1 куб. аршин = 0,3597 куб. метра

    1 куб. вершок = 87,82 куб. см

    1 куб. фут = 28,32 куб. дециметра (литра)

    1 куб. дюйм = 16,39 куб. см

    1 куб. линия = 16,39 куб. мм

    1 Кварта — немногим больше литра.

    В торговой практике и в быту, по данным Л.Ф.Магницкого, долго ещё употреблялись следующие меры сыпучих тел («хлебные меры«): ласт — 12 четвертей

    четверть (четь) – 1/4 часть кади

    осьмина (осьмая — восьмая часть)

    Кадь (кадка, окова) = 20 вёдер и больше Большая кадка — больше кадки

    Цыбик — ящик (чаю) = от 40 до 80 фунтов (по весу). Подробности: Чай плотно уминался в деревянные ящики, «цибики» – обтянутые кожей рамы, в форме квадрата (стороной в два фута), оплетённые снаружи камышом в два-три слоя, которые могли нести два человека. В Сибири такой ящик чая назывался Уместом (‘Место’ — возможный вариант).

    полосьмина четверик

    Меры жидкостей («винные меры»):

    бочка (40 ведер)

    котёл (от полведра до 20 вёдер)

    ведро

    полведра

    четверть ведра

    осмуха (1/8)

    крушка (1/16 ведра)

    Меры объема жидких и сыпучих тел:

    1 четверть = 2,099 гектолитра = 209,9 л

    1 четверик («мера») = 2,624 декалитра = 26,24 л

    1 гарнец = 3,280 литра

    Меры веса

    На Руси использовались в торговле следующие меры веса (старорусские): • берковец = 10 пудов • пуд = 40 фунтов = 16,38 кг • фунт (гривна) = 96 золотников = 0,41 кг • лот = 3 золотника = 12,797 г • золотник = 4,27 г • доля = 0,044 г … Гривна (позднейший фунт) оставалась неизменной. Слово «гривна» употребляли для обозначения как весовой, так и денежной единицы. Это наиболее распространенная мера веса в розничной торговле и ремесле. Ее применяли и для взвешивания металлов, в частности, золота и серебра.

    БЕРКОВЕЦ — эта большая мера веса, употреблялась в оптовой торговле преимущественно для взвешивания воска, меда и т.д. Берковец — от названия острова Бьерк. Так на Руси называлась мера веса в 10 пудов, как раз стандартная бочка с воском, которую один человек мог закатить на купеческую ладью, плывущую на этот самый остров. (163,8 кг). Известно упоминание берковца в XII веке в уставной грамоте князя Всеволода Гавриила Мстиславича новгородскому купечеству.

    ЗОЛОТНИК равнялся 1/96 фунта, в современном исчислении 4,26 г. Про него говорили: «мал золотник да дорог». Это слово, первоначально обозначало зoлотую монету.

    ФУНТ (от латинского слова ‘pondus’ — вес, гиря) равнялся 32 лотам, 96 золотникам, 1/40 пуда, в соврменном исчислении 409,50 г. Используется в сочетаниях: «не фунт изюма», «узнать почём фунт лиха». Русский фунт был принят при Алексее Михайловиче.

    Сахар продавали фунтами.

    Чай покупали на золотники. Золотник = 4,266г.

    До недавнего времени, маленькая пачка чаю, весом в 50 грамм называлась «осьмушка» (1/8 фунта)

    ЛОТ – старорусская единица измерения массы, равная трём золотникам или 12,797 граммам.

    ДОЛЯ – самая мелкая старорусская единица измерения массы, равная 1/96 золотника или 0,044 граммам.

    ПУД равнялся 40 фунтам, в современном исчислении — 16,38 кг. Применялся уже в 12 веке.

    Пуд — (от латинского pondus — вес, тяжесть) это не только мера веса, но и весоизмерительное устройство. При взвешивании металлов пуд являлся как единицей измерения, так и счётной единицей. Даже когда результаты взвешиваний являлись десяткам и сотням пудов, их не переводили в берковцы. Еще в XI-XII вв. употребляли различные весы с равноплечим и неравноплечим коромыслом: «пуд» — разновидность весов с переменной точкой опоры и неподвижной гирей, «скалвы» — равноплечие весы (двухчашечные).

    Пуд как единица массы был отменён в СССР в 1924г.

    Меры веса, употреблявшиеся в XVIII веке: Меры веса Значение в золотниках Значение в граммах В килограммах Примечание Берковец 38400 10 пудов 400 гривны (фунтов) 800 гривенок 163800 163,8 Ласт 72 пуда 1179 (1 тонна) Кадь 14 пудов 230 Конгарь (Контарь) 9600 2,5 пуда 40950 40,95 Пуд 3840 40 фунтов 16380 16,38 (0,1638 центнера) Полпуда 1920 8190 8,19 Безмен 240 2,5 гривны 1022 1,022 (1,024) Полубезмен 120 511 0,511 Ансырь 128 546 0,546 Гривенка большая (гривна) Фунт торговый 96 32 лота 1/40 пуда 409,5 0,4095 Фунт аптекарский 307,3 по другим источникам — 358,8г Либра 72 72 золотника 307,1 0,3071 Гривенка малая (гривенка) 48 1200 почки 4800 пирогов 204,8 0,2048 Полугривенка 24 102,4 0,1024 Лот 3 3 золотника 12,797 старорусская единица измерения массы Золотник 1 96 долей 25 почек 1/96 фунта 4,266 старорусская единица измерения массы; золотник использовался для взвешивания мелких, но дорогих товаров. Мера объёма сыпучих тел — сколько их поместится на плоскости поднятой монеты Скрупул (аптекарский) 20 гран 1,24 грамм старинная единица аптекарского веса Почка 171 миллиграмм Гран (аптекарский) 0,062 грамма применялся в старой Русской аптекарский практике Доля 1/96 0,044 грамма 44,43 мг Пирог 43 миллиграмм Примечание: выделены наиболее употребимые в то время (XVIII век)

    Меры площади

    Основной мерой измерения площадей считалась десятина, а так же, доли десятины: полдесятины, четверть (четь — составляла 40 саженъ длины и 30 широты) и так далее. Землемеры применяли (особенно после «Соборного уложения» 1649 г.) преимущественно, казённую трехаршинную сажень, равную 2.1336 м., таким образом, десятина в 2400 квадратных сажен равнялась, приблизительно, 1.093 гектара.

    Масштабы использования десятины и четверти росли в соответствии с освоением угодий и увеличением территории государства. Однако уже в первой половине XVI века выяснилось, что при измерении земель в четвертях общая опись земель затянется на много лет. И тогда в 40-х годах XVI века один из просвещеннейших людей Ермолай Еразм предложил пользоваться более крупной единицей — четверогранным поприщем, под которым подразумевалась квадратная площадь со стороной в 1000-саженную версту. Это предложение не было принято, но сыграло определенную роль в процессе введения большой сохи. Ермолай Еразм — один из первых метрологов-теоретиков, к тому же стремившийся сочетать решение метрологических и социальных вопросов.

    При определении площадей сенокосных угодий десятина внедрялась с большим трудом т.к. угодия из-за их расположения и неправильных форм были неудобны для измерения. Чаще применялась урожайная мера — копна. Постепенно эта мера получила значение, увязанное с десятиной, и подразделялась на 2 полукопны, на 4 четверти копны, на 8 полчетвертей копны и т.д. С течением времени копна, как мера площади, была приравнена 0,1 десятины (т.е. считали, что с десятины снимали, в среднем, 10 копен сена). Трудовые и посевные меры выражались через геометрическую меру — десятину.

    kakras

    фото

    Источник — http://slavyanskaya-kultura.ru

    Просмотров: 1377 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 143

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году