Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Октябрь » 17 » • О советской церкви (из записных книжек) •
12:58
• О советской церкви (из записных книжек) •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Прикоммунивает
  • Церковь лукавнующих
  • Через своих доверенных лиц кричит
  • Речь, Патриарха Алексия
  • В ногу с Партией
  • Авто­матически отлучен
  • Вроде как
  • Наш Алексей-гепеушник
  • В 1945 году признал
  • Ереси, отцами осужденной
  • Впереди этих лагерей - страшный кордон
  • В отпевании отказали. Отлучен
  • Своя сеть разведки
  • Лжеучений много
  • О советской власти
  • Открытое письмо Епископу Нестору
  • О сергианстве
  • Послание к православному клиру и мирянам
  • Письмо епископа Варлаама
  • Заявление Серпуховского духовенства и мирян
  • Прикоммунивает

    Алексей [второй советский «патриарх» - ред.], как в одном синодальном приказе говорится, «автоматически» отлучал тех, кто... одним словом, «коллаборационистов», как их называют на Западе. Но он сам такой же!

    Потому что «прикоммунивает», то есть работает в их (коммунистов) фарватере, вместе с ними. Это касается и митрополита Крутицкого Николая.

    1953 г.

    Церковь лукавнующих

    ... Также ужасное противоканоническое и безумное распоряжение нынешней Патриархии от 8 сентября 1943 года [См.: ЖМП, № 1; Известия. 1943. 18 сент. № 221.], где что ни слово, то предательство Церкви и богохульство (за подписями Сергия, митрополита Московского и Коломенского; Алексия, митрополита Ленинградского; Николая, митрополита Киевского и Галицкого, и еще 16 человек [советских «епископов» – ред.]), об автоматическом отлучении неугодных Патриархии лиц; любопытна формула: «да числится отлученным».

    Неужели и тут будем смешивать Патриархию и святую Церковь? Если это Церковь, то, по псалму, «церковь лукавнующих», и ее саму надо отлучить в свою очередь, не дожидаясь, когда это сделает Господь Иисус Христос. По заповеди апостола Павла: Измите злаго от вас самех [1 Кор. 5, 13].

    1951 г.

    Через своих [доверенных] лиц кричит

    Алексей [«патриарх» - ред.] все через своих [доверенных] лиц кричит: где я нарушаю каноны и православие?!

    Теперь, конечно, это тонко делается. Вот как за него стоят: «Но Патриарх Алексий не осужден никаким цер­ковным судом (рано еще. — Еп. Варнава), никаким собо­ром (будет еще. — Еп. Варнава), не принадлежит никакой, осужденной соборами, ереси». (ЖМП. 1948. № 2. С. 44. [Курсив еп. Варнавы.])

    Повторяю, вот именно «никакой, осужденной соборами, ереси» (уж не сознательно ли эти слова вставлены?!). А но­вую ересь, которой соборы не знали, вносит. Какую же?

    Неправильное учение о мире. Не Христово учение, а подделку под него, вообще бесовское учение, лесчее. Допускает игру словами, как и архиепископ Кентерберийский сказал ему.

    В самом деле, Господь сказал: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир дает, Аз даю вам» (Ин. 14, 27).

    Сейчас идет кампания за мир по всему свету, но этот мир не есть Христов. Ни в мистическом смысле, ни даже в церковно-общественном. У них все разное: цели (глав­ное — цели), средства, содержание понятий, точки приложения сил и проч. и проч.

    И вопрос этот, в области христианства и спасения, не маленький. Мир Христов связан с самим догматом искупления (см.: Кол. 3, 15). Мир Божий — превыше всякого ума (Фли. 4, 7), и всякий, кто неочищенным умом рассуждает о нем, вредит себе, а уж проповедовать его в нечистом смысле — это ересь уже, а не раскол.

    Речь Алексия, Патриарха Московского и всея Руси

    «Уважаемые друзья, защитники и поборники мира, собравшиеся со всех концов Советского Союза для совме­стной работы в пользу мира!..

    Наша Церковь, пользующаяся неограниченной свободой в своей внутренней жизни и деятельности, согласно Сталинской Конституции, которой через несколько дней исполняется 15 лет, считает своим долгом помогать укре­плению мира воспитанием верующих в духе верности гражданскому долгу и вменяет в вечное спасение мирный труд на пользу ближних и Родины...

    ...Мы неуклонно стоим... за мир во всем мире как за пра­вое дело, мы с убеждением и уверенностью повторяем вещие сталинские слова: "Наше дело правое — победа будет за нами!" (Аплодисменты)».

    «Ступание» нога в ногу с Партией

    И вообще «ступание» нога в ногу с Партией — это ересь. Это дело антихристово. И если «тайна беззакония уже деется», как говорит апостол Павел, то неужели предстоя­тель Церкви должен принимать участие в ее распространении?

    Можно бы подумать, что Патриархия не понимает того, что у нее перед глазами, но нет, в ответе архиепис­копу Кентерберийскому ею (или за нее) сказано, что не все, дескать, сразу можно от людей требовать хорошего, хоть бы и так дело шло.

    Не порочна ли миссия подобного «миротворчества»? Ведь раньше такого оживления никогда не было. Откуда же у косных людей такая прыть взялась?

    Опять же, когда внимательно читаешь «ЖМП», невольно, как в проявленном палимпсесте, выступает из явного текста еще другой — неявный. На глазах высту­пает странное совпадение с целями, желаниями, идеями коммунистов. В устах Патриарха звучат слова, что Рус­ская Церковь («эмпирически» патриаршая) «чужда ка­кой-либо политики» (ЖМП. 1948. № 2. С. 62).

    Но если Церковь строго отделена от государства, зачем Патриарху отлучать и проклинать «автоматически» (!) тех, кто идет против государства? (Известное послание против тех, кто сотрудничал с немцами... А как же в Первую гер­манскую войну было? Уживались с врагом мирно, и здесь и там никого не преследовали!)

    1951 г.

    «Авто­матически» отлучен

    [Патриарх] Алек­сей спрашивает, пусть через подставных лиц в «ЖМП», да и прямо в [своих] посланиях: укажите, где я погрешаю против Православия? И сам отвечает, что тот будет «авто­матически» отлучен (!), кто не будет слушаться его расп­ряжений (между прочим созвучных с декретами власти).

    А вот святые основатели «чудотворной» обители Печерской, не касаясь догматических вопросов Православия, чисто на политической почве, находили нужным и обяза­тельным для себя, даже до смерти или гонений, восста­вать и против государственной власти, и против церков­ной. Ибо последняя также ведь ухитрялась тогда как-то жить в «мире» с первой.

    Повторяю, из-за чего же у Антония и Феодосия война была вплоть до изгнания их из монастыря, скрывания и проч.? А дело в том, что они не хотели, как теперь говорят, «прикоммунивать».

    1955 г.

    Вроде как стоит в оппозиции

    Говорила Зина, что есть у нас в городе какой-то поп Кон­драт. («Знаете ли вы ИПЦ?» Оказывается, это Истинно-православная церковь.) И он (служит на Борщаговке) — истинный провокатор. Вроде как стоит в оппозиции к Па­триарху Алексею (и значит, к Экзарху Иоанну) и в то же время признает последнего. В общем, ничего не понимаю.

    Если он признает Ивана, то значит уже не представитель ИПЦ, а если он представляет последнюю, то должен не поминать Алексея, Ивана и самую соввласть!

    Говорят, что все это для простого народа, который не разбирается ни в чем, но разбирается только в том, что духовенство это красное, Церковь незаконная и, по словам следовате­ля, «народ ходит в церковь только ради мощей, а духовен­ства этого не признает».

    Так значит, чтобы узнать, какие такие это люди, и придумали поймать их на удочку ИПЦ, переписать их всех у Кондрата в церкви.

    1954 г.

    Наш Алексей-гепеушни

    ... Наш Алексей-гепеушник [сов. «патриарх» - ред.] (поскольку его Патриархия представляет собою филиал НКВД) и то лучше поступа­ет: ни вашим ни нашим... И поскольку услужил больше­викам, правительство наградило его вторично орденом Трудового Красного Знамени, как сказано в Указе Прези­диума Верховного Совета СССР, отличая его выдающую­ся патриотическую (теперь синоним для «коммунистиче­ской») деятельность «в период Великой Отечественной войны и после нее». (См.: ЖМП. 1952. № 11.)

    1954 г.

    В 1945 году признал

    Сегодня уезжает М. К. с Таней (Таисией). Дала мне по­читать обращение епископа Афанасия (Сахарова) [1887-1962 гг. Еп. Афанасий с 1927 года разделял взгляды декларации митр. Сергия, но затем отделился от него за узурпацию власти, как от «захватчика власти первоиерарха», принадлежал к непоминающим.

    В 1945 году признал законность избрания архиеп. Алексия (Симанского) патриархом, а Московскую Патриархию – истинной церковью.

    После освобождения стал апологетом правого крыла в сергианстве, называемого также «советскими катакомбами» - ред.] за его собственной подписью, распространяемое им «по вопросу о хождении в храмы, о признании патриарха Алексея и находящегося в его ведении духовенства».

    Сперва идут общие рассуждения об учении о Церкви, ее святости, священноначалии, о благодати, преподавае­мой людям даже через недостойных священнослужителей. Лишь бы они ересь с церковного амвона не распространя­ли.

    Ереси, отцами осужденной

    «В настоящее время положение церковных дел совер­шенно не похоже на то, что было при митрополите Сергии... Иного первоиерарха, кроме патриарха Алексия, в рус­ской Церкви нет. Его признали таковым все восточные патриархи. Его признали все русские иерархи. Не дерзаю уклониться от него и я».

    «...Может быть, иное в деятельности Патриарха Алек­сия соблазняет, смущает, заставляет ревнителей насторожиться. Но все это не лишает ни его, ни подведомственное ему духовенство благодати».

    «Ереси, отцами осужденной, Патриарх Алексий и его сподвижники не проповедуют».

    Теперь не этих Соборов время, а XX век. См.: 2 Фес. 2, 7. И догматы [нарушаются] другие, более тонкие.

    1958 г.

    Впереди этих лагерей — страшный кордон

    Зина на приеме в Экзархате совершенно случайно услы­шала фразу из разговора. Последнюю произнес только что вошедший, приехавший издалека, иеромонах. Отве­тил он на чей-то вопрос: что остался жив он, еще один и протоиерей Савва [Петруневич]. Опускаю, как они его разыскали, как пригласили. Он рассказал им о себе и об интересующем их лице.

    Приехал он с Северного Урала. Был осужден на 10 лет. Теперь его отпустили (он монах Ионинского монастыря), дали паспорт (конечно, с отметкой) и взяли подписку: ес­ли он разгласит то, что видел, — получит пять лет. А видел он много.

    Приехал он из города Ивдель. Это к северу от Сверд­ловска. В этом городе простых жителей нет, все ссыльные. Но бесконвойные. А вот еще к северу, сто верст лесом, там начинаются лагеря, множество. (Протоиерей Савва — на семидесятом квартале. Что это за термин, не знаю, но цифра внушительная.) По его словам, на сотни верст, чуть ли не до Нарьян-Мара или Карского моря (он сказал, 250 верст до него, но это не так).

    Впереди этих лагерей — страшный кордон. На нем три тысячи человек, целый полк охраны. Никого не пропускают, как, по Евангелию, об аде сказано: ...так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят, утверждена великая пропасть (Лк. 16, 26). Но ее не переходят, а обходят тайными тропинками.

    В этих лагерях собрано так называемое тихоновское ду­ховенство, которое, действительно, патриарха Алексея не признает и других об этом поучает, и разные «бывшие» люди, имевшие связь с заграницей, и проч.

    Изоляция полная. Так, например, они не знали даже, что война была. И только когда после войны прислали к ним еще пополнение, они узнали, что была война. В это время у них было особенно голодно. А в общем, как и У нас: соленая рыба, тюлька знаменитая, восемьсот грам­мов хлеба — работаешь или не работаешь. У каждого — Постель, подушка, тюфяк, одеяло, постельное белье. Протоиерей Савва делает ложки деревянные и бельевые прищепки.

    Он постеснялся сказать при его матушке: стал о. Савва стар, трясется (на нервной почве), сидит уже 22 года, а теперь навечно. Много они молятся, вычитывают службы и друг с другом не разговаривают. Хотя публика как будто однородная, однако боятся тайных предателей. Ни писем, ни записок передать нельзя.

    Если случаются оказии, то передатчики заучивают наизусть текст полу­ченных ими писем. Как именно это делается, то есть доводится до сведения того или другого лица, опускаю. Есть там подвижники, прозорливцы (еще бы при такой жизни не быть).

    Но не нужно забывать, что люди в древние мо­настыри шли добровольно и на худшее, чем это. Сейчас — «заключение», а у них назывался «затвор». А условия жизни первых насельников Киево-Печерской лавры, преподобного Сергия и других разве такие были?

    Кто хочет, может не только этим утешаться, но и сми­ряться, почитая, что он пришел в «покой» (ср. выражение святых отцов-пустынников).

    Вот еще ужасающая подробность. Как-то вызывают по одиночке их в НКВД. Предлагают сесть. Пододвигают тарелку: на ней колбаса, яблоки, печенье (ср. в житиях).

    Начинается разговор.

    Оказывается, от лица Алексея предлагается бумажка-заявление, которое надо подать ему. В нем говорится, что такой-то, добровольно завербованный на лесные ра­боты (это люди-то, сидевшие десятки лет в заключении, в тюрьмах и лагерях, и «ни за что», как сами большевики всегда выражаются за границей, когда их там тоже судят и сажают «только за то, что они не согласны с мнением правительства, или за то, что они по убеждению коммунисты, или за то даже, что желают своей родине свободы, мира и так далее»!), хочет теперь возвратиться на родину и просит ходатайства об этом Патриархии (чего же хода­тайствовать, когда добровольно нанялся?!). Ну, конечно, надо признать Алексея как законного Патриарха.

    Можно понять обиду, оскорбленное и поруганное чувство этих людей. И кто же предлагает? Ведь власти, собственно, — даже если бы они и были главными в этом деле — здесь ни при чем. Возмущают не они, а поведение Патриарха. Вот против кого возгорается негодование. И, понятно, никто не подписался.

    1952 г.

    В отпевании отказали
    «Отлучен»

    Был тут некий инок Эразм. Он поселился в Ирпене (дачная местность под Киевом), приобрел домушку и стал старчествовать. Дело дошло до митрополита Иоанна [Соколова (1877-1968)] (через кого — можно видеть из дальнейшего). Последний предложил ему поместиться на житье в лавре.

    Так как это было равносильно приказу, Эразм переехал. И вот однажды назначили его, с умыслом ли или просто в порядке очереди, неважно, служить с митрополитом. Он стал служить. Но когда дошло дело до причастия, он отказался.

    Таким образом открылось, что он состоит в оппозиции к Московскому Патриарху Алексею и Экзарху Украины, то есть не признает их Церковь за истинную. Но зачем же он, святая простота, согласился вообще служить? Сослался бы хоть на здоровье...

    Что следует в дальнейшем? Надо бы ожидать какого-нибудь административно-покаянного взыскания от митрополита Иоанна по церковной линии? Нет. А как выражаются, я слышал, работающие там, его зацапали «по линии МГБ». И послали в лагерь, недалеко от Фастова [город]. Ну, старец там и умер. Это даже естественно в его годы. Но дело этим не кончилось.

    Самое интересное для верующих только начинается, вернее, этим кончается. Его бывшие духовные дети пожелали помолиться о нем и отпеть хотя бы заочно, как теперь принято. Но панихиду-то отслужили, а в отпевании отказали. «Отлучен».

    (А ведь такой человек, например, как умерший епископ Феодор [Архиеп. Феодор (Поздеевский)], ректор Московской духовной академии, сам Патриарха отлучил и считал их [его приверженцев] за переодетых сапожников. Поэтому причастия их не принимал и постоянно своим духовным детям рассылал свое.)

    1951 г.

    Своя сеть разведки

    [Про архим. Серафима (Батюкова)]:

    Еще рассказывала В.И.

    Серафим скрылся из Москвы, очевидно испугавшись не только трудностей, но и сделок с совестью, и возможности заключения, и всего прочего. И приютился в Загорске у двух сестер. У них был домик, они дали ему отдельную комнату. Они тщательно охраняли его-покой, и ни одна Душа не знала, что он живет у них. Выходил он подышать воздухом лишь в проливной дождь, по ночам, когда пред­полагал, что никто не мог с ним встретиться.

    Так прошло несколько лет. Его хватились. Колчицкий говорит: «Не я буду, если его не найду. Со дна моря достану, из-под земли выкопаю».

    Очевидно, ему было дано такое задание, ибо совершенно непостижимо, почему он был так заинте­ресован в этом и так его все это трогало. Ну, исчез человек, и ладно. А отсюда следует, что у советской власти есть своя сеть разведки, а у Патриархии — своя: «мироноси­цы» Колчицкого занимаются по церковной части.

    Наконец арх. Серафим почувствовал, оче­видно, что скоро умрет. Распорядился, чтобы его никто не отпевал, положили во гроб так-то и зарыли в подполе. Сестры так и сделали. Прошло еще сколько-то времени.

    До сих пор они были немы как рыбы. А теперь, возмож­но, пришла им мысль, что острота события прошла, или это страсть женщин к болтовне прорвалась наружу. Как бы то ни было, одна из них доверила какой-то «подруж­ке» (вот тоже доверенное лицо!) свою тайну. А у той, ко­нечно, была своя «подружка». Ведь событие интересное, не правда ли?

    И дошло... до Колчицкого. Не знаю, до кого вперед: до ГПУ или до Патриархии. Но действовали они вместе. Ночью оцепили усадьбу, были представители от Патриархии. Вырыли тело и увезли неизвестно куда. Сестер выслали или еще строже наказали (одна из них уже старушка была). Вот в главных чертах история.

    1952 г.

    Лжеучений много

    Лжеучений много. И они растут, как грибы после теп­лой дождевой погоды, и так же пропадают и лопаются, как дождевые пузыри. Конечно, каждое кричит о себе, что оно «вечно» и что старое уже «никогда» не вернется. Но если отдельный человек иногда десятки лет пребывает в ослеплении, то, конечно, целый народ не может скоро восстать и осознать свои ошибки.

    Пройдет, может быть, пятьдесят, сто, полтораста лет... Но, как показывает нам история, неминуемо ложные идеи и рабство разоблачают­ся и уничтожаются.

    От них остается горечь осознанных ошибок, а потом бледные воспоминания па пыльных стра­ницах ученых трудов буквоедов-историков и мучитель­ная скука для ребят в школьных учебниках. Впрочем, она и теперь есть, как пишут в газетах, на уроках но диамату...

    1954 г.

    фото

    Епископ Варнава (Беляев)

    Материал подготовлен редакцией сайта eshatologia.org по источнику: "дядя Коля против...": Записные книжки епископа Варнавы (Беляева). 2010. сс. 377, 147, 203-205, 635-636, 559, 568, 701-703, 311-312, 143-144, 309-310, 563.

    О советской власти

    Несть власть аще не от Бога:
    сущия же власти от Бога учреждены суть.
    Тем же противляяйся власти,
    Божию повелению противляется...
    Хощеши не боятися власти,
    — благое твори, и, имети будеши похвалу:
    Божий бо слуга есть,
    тебе во благое (Рим. 13, 1-4).

    Так учит слово Божие о законной власти, которая от Бога, Богом учреждена на благо людей, и повеления которой, вполне согласные с волей Божественной, суть повеления Божии. Истинная власть, которой мы обязаны повиноваться, как самому Богу, зиждется на законе. Под законом же мы разумеем волю Божию, ясно и точно изложенную в слове Божием и не менее ясно начертанною на скрижалях сердец всех людей.

    Власть для того и установлена от Бога на земле, чтобы она твердо соблюдала закон и была бы верной хранительницей закона. Пока ее повеления вполне согласуются с волей Божественной, она тверда и божественна, теократична, под ее державой народ процветает и благоденствует.

    Так было не только в Израиле, но и в Египте, и в Ассирии, и в Халдее и других древних и новых государствах.

    Но когда власть отступала от Божественного закона и свою волю или лучше произвол объявляла законом, то такая власть не могла почитаться божественной; она попускалась Богом временно, как стихийное зло, — для вразумления народа.

    Так избранный Богом и от Него помазанный, первый Израильский царь Саул, когда отступил от заповедей Божиих, то был лишен царства и еще при жизни его на его место был избран и помазан пророк Давид.

    Отсюда вполне ясно, что христиане обязаны повиноваться только законной власти; исполнять и подчиняться только тем законам и постановлениям, которые согласны с Божественной волей, в противном случае они должны, по примеру Св. Апостолов, слушаться больше Бога, чем людей (Деян. 4, 19); по примеру Самого Спасителя, христиане должны быть послушны Богу Отцу даже до смерти и смерти крестной (Фил. 2, ст. 6).

    Отсюда вполне также ясно как следует смотреть на большевицкую власть.

    Большевики бесстыдно и открыто пред всем светом заявляют, что они безбожники и не признают Христа. А всякий дух, говорит Апостол Иоанн, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не от Бога, но от духа антихриста (I Иоан. 4, 3)

    Итак, нет никакого сомнения, что большевики предтечи антихриста; а если так, то они от диавола и похоти отца своего хотят творить, а он человекоубийца был искони и во истине не стоит, ибо нет истины в нем; когда говорит он ложь, от своего говорит, ибо он ложь и отец лжи. (Евг. Иоан. 8, 44).

    И эти дети диавола действительно творят дело отца своего, это истые каиниты, и не одна кровь Авеля вопиет ко Господу, но миллионы загубленных ими братских душ взывают к Богу об отмщении. При их сатанинском самодержавии целые громадные области, когда-то густо населеннейшие, превратились в пустыни; люди одичали до такой степени, что сделались хуже зверей, едят трупы, дети убивают и пожирают своих родителей, родители — детей.

    Но этого им мало, они хотели бы вытравить самую душу в русском человеке. Для этого они воздвигли неслыханное в истории Церкви гонение на православие, более кровавое и жестокое чем то, которое было при Нероне и Диоклетиане.

    Священные алтари разрушены и осквернены, храмы отобраны и обращены в увеселительные заведения. Епископов и клириков большевики лишили всяких прав, даже самого священного права на существование; их хватают и казнят, как величайших злодеев, обливая на морозе холодной водой, зарывая живым в землю и сажая на кол.

    О мирянах и говорить не приходится. Но что всего ужаснее, большевики до такой степени развратили детей, что несовершеннолетние девочки занимаются абортами, а семилетние мальчики заражены сифилисом. Воистину все силы ада выступили на борьбу с Православной Церковью.

    Можно ли после этого утверждать, что власть большевиков от Бога и Богом установлена на благо людей? Это было бы величайшей хулой на Бога. Нет, это власть князя тьмы, власть сатаны, антихриста.

    Как же относиться к такой власти?

    Так, как относились к беззаконным царям и правителям пророки, мученики, апостолы и святители, и Сам Христос, о чем свидетельствует вся история Ветхозаветной и Новозаветной Церкви.

    Для вразумления и обличения делателей Своего виноградника, т. е. правителей Израильского народа, Бог посылал пророков, но нечестивые и безбожные правители одних из посланных пророков били, других убивали, иных камнями побивали, а иных пилами распиливали. Величайший из пророков Иоанн Предтеча был томлен в темнице и усечен во главу за то, что обличал Ирода царя за незаконное сожительство с Иродиадою, женой брата своего.

    Наше развратное время осудило бы пророка за то, что он вмешивался в семейные дела своего законного царя. Оно осудило бы и Самого Христа за то, что Он непочтительно относился к Ироду царю и подрывал своими грозными обличениями авторитет народных правителей.

    Когда фарисеи говорили Христу, чтобы Он скрылся, ибо Ирод хочет убить Его, Спаситель ответил им: «идите, скажите этой лисице, изгоняю бесов и исцеления творю сегодня и завтра, и в третий день кончу» (Лук. 13-32). А восседавших на Моисеевом престоле книжников и фарисеев Христос не только всенародно называл лицемерами и слепыми вождями, но и порождениями ехидины за то, что они оставили суд, милость и веру. (Мф. 23 гл.)

    Св. Церковь ежедневно за утренним богослужением (7 и 8 п.) ублажает трех отроков, брошенных царем Навуходоносором в раскаленную печь, которые не послушались безумного веления мучителя, презрели огненные угрозы и оплевали царюющаго повеление. (Вел. Четверток п. 8 Воздвижение Честн. Креста п. 7)

    Невозможно перечислить имена всех мучеников и святителей Новозаветной Церкви, мужественно боровшихся с произволом и нечестием земных владык. Кто не знает, как громил в своих проповедях Св. Иоанн Златоуст нечестивую царицу Евдоксию; или как митрополит Филипп обличил безумного царя за его опричнину, разорявшую и угнетавшую русский народ. Христос для того и основал Свою Церковь на земле, чтобы Она бесстрашно боролась с князем мира сего, с духами злобы поднебесной, действующими в сынах противления, т. е. диавола (Еф. 6, 12)

    Ужасы этой мировой борьбы — Царства Христова с царством диавола картинно изображены в Апокалипсисе. В последние дни своего господства на земле диавол покорит себе все царства земные и оснует единую монархию на земле, на престоле которой он посадит человека греха, сына погибели, который будет превозноситься превыше всего, именуемого Богом, или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, являя себя Богом (2 Сол. 2, 3-4).

    Ему будет дано вести войну со святыми и победить их, и поклоняться ему все живущие на земле, коих имена не будут написаны в книге жизни. В честь его будет учреждена всемирная государственная религия, которую возглавит зверь, вышедший из земли, т. е. из среды христиан («вождь Завета» Дан. 11, 22), который будет иметь два рога, подобные агнчим, и будет говорить, как дракон, т. е. диавол, он будет творит великие знамения и чудесами будет обольщать живущих на земле.

    Он заставит их поклоняться образу зверя, который (образ) будет говорить и действовать так, чтобы убиваем был всякий непоклоняющийся образу (Ап. 13 гл.). И тогда будет скорбь велия, каковой не было от начала мира доселе и не будет (Мф. 24, 21); никому нельзя будет ни покупать, ни продавать кроме того, кто будет иметь начертание или имя антихриста, или число имени его (Ап. 13, 17). И когда бы не прекратились дни оные, не спаслась бы никакая плоть; но избранных ради прекратятся дни оные (Мф. 24, 22). И это царство антихриста в России уже наступило.

    Наша Российская Церковь первая приняла кровавое крещение и как багряницею и виссоном украсилась кровью своих мучеников. Несмотря на видимое поражение мы достигли великих результатов. Мы имеем бесчисленный сонм святых мучеников, которые предстательствуют за нас на небе и готовы помочь нам, если последуем стопам их.

    И вот в это время, в самый разгар войны, нам советуют отречься от наших героев духа, принять имя антихриста, сделаться гражданами советского ада, подданными самого диавола.

    Нет, тысячу раз нет, лучше самая лютая смерть, чем такой позор!

    Теперь более, чем когда либо, мы должны не бояться убивающих тело и помнить завет Христа: «кто хочет жизнь свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет жизнь свою ради Христа и Евангелия, тот сбережет ее».

    фото

    Митрополит Иннокентий (Фигуровский)

    Открытое письмо Епископу Нестору (Анисимову)

    В №967 газ. «Гун-бао» я прочел случайно Ваше интервью с сотрудником газеты. Считаю долгом ответить Вам по содержанию его открытым письмом.

    Я давно подозревал, что Вы тяготеете к Митрополиту Нижегородскому Сергию, но не считал возможным открыто об этом говорить, пока не получил от нашего Первоиерарха, Митрополита Антония, письма, извещающего, что и Вы и Архиепископ Сергий Токийский действительно присоединились к «полуобновленцам» (выражение Митр. Антония).

    Я очень признателен Вам, что Вы решились наконец открыто заявить об этом и окончательно выявили свое лицо. Ныне нам особенно необходимо знать, кто с нами и кто склонен к компромиссу с большевиками. В Вашей беседе Вы почти буквально повторили слова Арх. Сергия Японского о признании им Митр. Нижегородского. Вы также, не знаю намеренно или ненамеренно, смешиваете личность Митр. Сергия Нижегородского со всей Св. Русскою Церковью-Матерью.

    Разрешите Вам напомнить поэтому, что Митр. Сергий не является законным представителем Русской Православной Церкви. Никто его на такой высокий пост не выбирал; власть свою он получил от своего бывшего ученика, Архиепископа Серафима, тоже не имевшего канонических оснований считать себя возглавляющим всю Русскую Церковь.

    Свои сомнительные права Арх. Серафим передал Митр. Сергию единолично, что, как Вам, надеюсь, известно, канонами не допускается. После же того, как Митр. Сергий опубликовал без сомнений известную Вам декларацию о своей лояльности к сатанинской власти советов, против него выступили все верные Православию иерархи и миряне, порвав с ним каноническое общение.

    В ответ на это, Митр. Сергий, переставший таким образом и фактически возглавлять истинную Православную Церковь, вступил с не признавшими его, верными Православию иерархами в открытую борьбу. Вместе с чекистами (Тучков и К-о) он стал отрешать от кафедр непокорных ему епископов, которых ГПУ отправляло в ссылку.

    Эту борьбу он, безусловно по предписанию ГПУ, решил распространить и на неподчиненную ему Заграничную Русскую Церковь. Вам прекрасно известно, что он через Митр. Евлогия потребовал от всех иерархов и священников в рассеянии подписки в лояльности их к власти советов и в обязательстве не вести борьбы против нее.

    Однако Вы в Вашей беседе умолчали об этом неслыханном насилии над нашей совестью; умолчали и о том, что Митр. Сергий распорядился возносить за советскую власть молитву перед престолом Божиим и признал ее радости своими радостями и ее печали своими печалями.

    Трудно придумать более ужасное богохульство над православными иерархами и народом православным. Неужели и теперь еще нужно доказывать, что та власть, которая открыто борется с Богом, которая более 3000 церквей превратила в капища своей сатанинской религии, которая зверски истребила тысячи иерархов и священников, казнями и голодом загубила более 20 милл. русского народа — что власть эта не от Бога, а от диавола.

    Неужели нужно еще убеждать кого-то, что мы не можем радоваться радостями той власти, которая задумала стереть с лица земли самое имя русского народа, которая калечит и развращает детские и юношеские души, прививая им гнусные пороки и отвратительные болезни! Чтобы утверждать противное, нужно лишиться либо разума, либо совести.

    После 12 лет кровавого террора всем, кроме обманывающих себя, ясно, что ни о какой власти на Руси в человеческом смысле этого слова нельзя говорить, там нет законов и прав человеческих; ибо где царит дикий зверь, там вместо закона царит отвратительный произвол, что захватчиков власти, обманом и насилием завладевших чужим достоянием и загнавших народ русский в такое рабство, какое неведомо было даже варварским народам, нельзя считать властью законной.

    И эту-то сатанинскую власть Вы, Ваше Преосвященство, вместе с Нижегородским Митр. Сергием, хотите ныне признать властью законной. Как Вы не чувствуете ужаса подобной хулы? Неужели и Вы хотите вместе с ним и его Синодом гнать Церковь Православную, истинные иерархи коей ныне не в городах и не а чертогах царских, а в тюрьмах и в изгнании. Неужели Вы хотите вместе с Митр. Сергием и чекистами водружать мерзость запустения на месте святе, хотите слагаться с антихристом и творить его дело?

    Не пытайтесь обманывать себя и других словесами лукавствия. Признавать Митр. Сергия своим главою – не значит ли это исполнять все его распоряжения, следовать по тому пути, по которому он сам идет? Быть лояльным к большевикам, отказаться от всякой активной с ними борьбы, чего требует Митр. Сергий от всех признающих его, – не есть ли это отречение от Христа, принятие той печати антихристовой, о которой говорит Св. Евангелист Иоанн Богослов в своем Откровении?

    Вы напрасно пытаетесь играть на нежных родственных чувствах эмиграции к нашим братьям, плененным в СССР. Поверьте, многие из них предпочли тюрьмы и ссылки признанию Митр. Сергия. В СССР наступает время, да и настало уже, когда и все, не принявшие печати антихристовой, будут лишены права на жизнь, права продавать и покупать.

    Вы, без сомнения, читали о гонениях большевиков на «кулака» — на честных тружеников, своим трудом зарабатывающих свой хлеб и повинных только в том, что они не идут в рабство к сатанинской власти. За это от них отбирается их имущество; многие из них убиваются. Но они продолжают бороться а страдать за православную веру и святую Русь, жертвуя всем.

    А мы здесь, на свободе, будем спокойно смотреть на их муки, будем малодушно отказываться от борьбы с их палачами. Или не чувствуете Вы, что мы приобщимся к преступлениям чекистов, будем повинными в смерти замученных ими, если не будем всеми силами бороться против воинства сатаны, угнетающего нашу Родину? Борьба с коммунистами, с теми, кто вместе с нами губят русский народ, и особенно с добровольно признающими их в эмиграции — наш священный долг.

    Мы никогда не скрывали этого, мы всегда во всеуслышание говорили об этом долге, писали, проповедовали. И ныне Вы, Ваше Преосвященство, вдруг заявляете, что Вы все время находились в общении с так называемыми сергианцами или евлогианцами, отказавшимися от борьбы с коммунистами.

    Разрешите спросить Вас: почему же до сего времени открыто об этом не заявляли? До последнего времени Русская Заграничная Православная Церковь считала Вас среди своих иерархов. Не от ее ли Первоиерарха Вы получили титул Правящего Епископа Камчатского и Петропавловского, с присоединением к Вашей епархии громадной области, отторгнутой от епархии Якутской? Не по Вашей ли просьбе это было сделано? Куда идете Вы, Ваше Преосвященство, чего Вы ищите!

    В Вашей беседе с сотрудником «Гун-бао» Вы заявляете, что лично для себя Вы ничего не ищите и ни в чем не нуждаетесь. О, если бы это было так, если бы Вы действительно, следуя за Христом, несли тяжелый крест епископского служения и вели за собой свою паству по узкому пути ко спасению!

    Но оглянитесь на свое прошлое. Вспомните, как Вы, еще будучи молодым иеромонахом, оставили свою Камчатскую Миссию, Богом Вам вверенную, на произвол судьбы, и, к великому соблазну всех миссионеров, устремились на фронт, по примеру многих алчущих повышений и жаждущих наград. Вы вернулись оттуда с епископским омофором, но не отправились в свою скромную Миссию, а стали добиваться возглавления епархии Владивостокской.

    Когда же это Вам не удалось, Вы добились, против воли Высшей Церковной Власти в Омске, единоличным распоряжением Главнокомандующего, назначения Верховным Жрецом Армии Адмирала Колчака. Разве мало смуты и скорби принесли Вы и после этого святой Церкви уже здесь, на Дальнем Востоке, хотя-бы в Шанхае смиренному молитвеннику, Епископу Симону?

    Я хочу верить, что Вы не стремитесь захватывать Харбинскую епархию. Но почему Вы не возвращаетесь в свою епархию, коль скоро Вы признали Митрополита Нижегородского Сергия своим Первоиерархом? Этого требуют от Вас как церковные каноны, так и благо Камчатской епархии.

    Свое пребывание здесь Вы оправдываете ссылкой на какое-то особенное призвание свыше, на вершение дел милосердия в Харбинской епархии. Разрешите Вам заметить, что подобное заявление, без указания конкретного факта призвания, не есть оправдание, на основании которого можно будто бы оставлять то дело, которое Вам было поручено Самим Господом.

    Дело милосердия Церковного всегда считалось делом всей местной Церкви, и этой чести никто самовольно на себя принимать не дерзал. Поэтому запрещается, как Вам известно, устройство церковных сборов на благотворительность без соизволения и благословения на это правящего епископа, представителя всей местной Церкви. Подвиг же милосердия и благотворительности личной Спаситель заповедал совершат тайно, — так, чтобы правая рука не знала, что творит левая, а не трубя перед собою.

    Не мне судить Вас, судья Вам Христос. Ему дадите ответ. И я не стал бы никогда касаться всех этих лично к Вам относящихся вопросов, если бы Вы не искали скрыть свою измену Православной Церкви и перехода к «полуобновленцам» за творимыми Вами делами милосердия и за утверждениями, что Вы ничего не ищите лично для себя.

    Вы вступаете на страшный путь, на путь погибели. Но Вы можете еще оставить фарисейское превозношение, и с мытаревым смирением припасть к милосердию Божию. Тогда Господь Сам исправит пути Ваши и прославит Вас сливою Своею.

    Вашего Преосвященства покорный слуга
    Митрополит Иннокентий (Фигуровский) Пекин 1930 год.

    Р. S. При сем посылаю Вам брошюру М.В.К. «Церковная смута». Советую Вам внимательно ознакомиться с ней, чтобы понять сущность и опасность Сергианского раскола.

    "О сергианстве"
    Священномученик Варлаам, епископ Майкопский

    Получив у большевиков право на тихое и безмолвное житие и подкрепив себя их силою, прилагая грех ко греху, митрополит Сергий и его синод заключил с безбожниками союз взаимной солидарности, но не по духу православной Церкви, обязавшись не делать никаких выступлений против власти (и даже карать такие выступления в других), и молчать даже в виду самого явного гонения на св. Цер­ковь со стороны своих союзников-богоборцев...

    Ведь "тихое и безмол­вное"... – сидеть тихо и молчать, не только не порицать большевиков за притеснение Церкви и уничтожение всего дела Христова на земле, но одобрять и радоваться их успехам в этом их губительном походе против Христа, и одобряя и радуясь, еще и "молиться" за них в своих храмах во время принесения бескровной жертвы на св. литургии.

    Этим завершился союз антихриста с церковью лукавствующих. Богоборцы дали митрополиту Сергию место в своем государстве, за то митрополит Сергий дал богоборцам место в свя­тая святых, водворил мерзость запустения на место свято...

    Настали наши мрачные времена, и св. Церковь и вера православная стали лицом к лицу к вопросу, как быть? Как примирить свои отношения с властью, с теми адскими отношениями этой власти ко Христу и Его делу на зе­мле? В основу действий власти больше­виков положено совершенное уничтожение христианства, отрицание Христа и разрушение Его Тела-Церкви, и освобождение своих граждан от "религиозного дурмана", как они называли учение Христово.

    Это уже не те духовные слепцы, не знавшие Христа и не слышавшие Его учения. Нет, наоборот, это весьма просвещенные сыны века сего, прекрасно осведомленные о Его учении, проанализировавшие Евангелие до мело­чей, подвергшие его немилосердной критике и, наконец, отринувшие его, как не сродное с их духом и временем, и по внушению сатаны отвергшие существование самого Бога.

    Это саддукеи "глаголющие не быти воскресению, ни ан­гелу, ни духу", но и этого мало – сыны века сего, отрицая все сверхъестествен­ное, подняли знамя гонения и уже откры­то против всех, кто еще сохранил в себе веру в Божество...

    Большевики разрушили храмы, превратили их в казармы, театры и клубы, надругавшись над святыней христианской злонамеренно. Это и мно­гое другое известно всем.

    Это видит и митрополит Сергий и его синод... Но митрополит Сергий уже не имеет права скорбеть и выражать своего неудовольствия по этому поводу. Он торжественно и твердо заявил, что его обязанность теперь радоваться всем деяниям большевиков и скор­беть об их неудачах.

    Разрушаются церкви и монастыри, изгоняются архиереи и клирики, монахи и монахини, оскверняются святые мощи и иконы, развращается юношество до мозга костей безбожием и материализмом, запрещается преподавание закона Божияго. И все это вместе взятое делает из дома Божияго вертеп разбой­ный и представляется как радость и успех большевиков.

    И эту радость врагов Божиих и их успехи должен разделять первостоятель разрушаемой ими Церкви. Господи, до чего мы дожи­ли! Где же святители земли русской: Филипп, Иов, Гермоген? Вы видели поруганную святыню от властей предержащих, но вы не молчали позорно, а были трубой громогласной, вы не разделяли радостей врагов нашей Церкви и родины, и скорбели вместе с нею и за нее...

    Поминовение в церкви властей (богоборных) оскорбляет чувства верующих. Большевики это хорошо знают и желают оскорбить святыню и ея почи­тателей, очевидно, заставив митропо­лита Сергия самого это сделать, т.е. оскорбить святость нашего богослужения...

    Всех непокорных этому распоряжению обвиняют в контрреволюции. У В. Соловьева в его "Трех разговорах" говорится о вселенском соборе, где Антихрист предложит всем иерархам свое покровительство и привилегии, за это потребует покорности себе.

    Почти все представители духовен­ства согласятся принять эти привилегии и признать его своим главою, это очень похоже на положение настоящих обновленцев, и сергиевцы приветствуют, молятся за антихриста, за выгоды и обещания...

    фото

    Епископ Варлаам (Лазаренко) вместе с о.Василием Подгорным

    Письмо епископа Варлаама (Лазаренко) 1929 г.
    "Православная Русь". 1992. №14.

    Послание к православному клиру и мирянам Воронежской епархии
    Священномученик Алексий, епископ Уразовский и Воронежский

    «Для меня нет большей радости,как слышать,
    что дети мои ходят в Истине» (3-е Посл. Иоанна 1, 4).

    Стоя на страже Православия и зорко следя за всеми проявлениями церковной жизни не только во вверенной нашему смирению епархии, но и вообще в патриархате, мы к великому нашему прискорбию обнаружили в последних деяниях возвратившегося к своим обязанностям Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Сергия, Митр. Нижегородского, стремительный уклон в сторону обновленчества, превышение прав и полномочий, представленных ему, и нарушение св. канонов (решение принципиальных вопросов самостоятельно, перемещение и увольнение архиереев без суда и следствия и т. п.). (Св. Кирилла пр. 1; Ап. пр. 34).

    Своими, противными духу Православия, деяниями, Митр. Сергий отторгнул себя от единства со Святой, Соборной и Апостольской Церковью и утратил право предстоятельства Русской Церкви.

    Православные святители и пастыри пытались всячески воздействовать на Митр. Сергия и возвратить его на путь прямой и истинный, но «ничтоже успели».

    Ревнуя о славе Божией и желая положить предел дальнейшим посягательствам Митр. Сергия на целость и неприкосновенность Святых канонов и установленного церковного порядка и незапятнанно сохранить каноническое общение со своим законным Главою, Патриаршим Местоблюстителем, Высокопреосвященнейшим Митрополитом Петром Крутицким, — Высокопреосвященнейший Митрополит Иосиф и единомысленные с ним православные архипастыри осудили деяния Сергия и лишили его общения с собою.

    Будучи волею Божиею и благословением Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Серафима, Архиепископа Угличского, от 16/29 февраля 1927 года, обличен высокими полномочиями быть стражем Воронежской Церкви, с оставлением одновременно и Епископом Козловского округа, и вполне разделяя мнения и настроения верных Православных иерархов и своей паствы, отныне отмежевываюсь от митр. Сергия, его Синода и деяний их, сохраняя каноническое преемство через Патриаршего Местоблюстителя, Митрополита Петра.

    Назначенного Патриаршим Местоблюстителем Высокопреосвященнейшим Петром Митрополитом Крутицким от 16-го декабря 1925 года третьим в заместители Патриаршего Местоблюстителя Высокопреосвященнейшего Иосифа, — избираю своим духовным руководителем. Молю Господа, «Да сохранит Он мирну страну нашу», да утвердит и соблюдет Церковь Свою Святую от неверия, ересей и раскола и дарует нам ревность и мужество «ходить в оправданиях Своих без порока».

    Управляющий Воронежской епархией
    епископ Козловский Алексий

    Печать

    Января 9/22 дня 1928.
    Память св. Филиппа, митрополита Московского.
    Воронеж.

    фото

    Священномученик Алексий (Буй)

    Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. Т. 2, стр. 68-69; «Луч Света. Учение в защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия», в 2-х ч., сост. и доп. архим. Пантелеимон, Изд., Св.-Троицкий Монастырь. 1970 г., ч. 2, «Документальные данные о начале раскола Русской Церкви на «Советскую» и «Катакомбную»», стр. 7.

    Письмо епископа Варлаама (Лазаренко)
    "О сергианстве"

    Всем о Имени Господнем соработникам на ниве духовной, причту и мирянам в Устюжской Епархии.

    Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

    “И дажь нам едиными усты и единым сердцем
    славить пречестное и великолепное Имя Твое”.

    Дорогие пастыри и верные чада Церкви Православной, вы знаете, что без единства нет спасения.

    Организм Церкви един: Христос — глава Церкви; очи, уста, руки и ноги — это пастыри и учители — органы Церкви, а тело Церкви — все верующие во имя Господа Нашего Иисуса Христа.

    Все тело движется одним духом и живет одним сердцем. Часть тела, не питающаяся кровью сердца — отпадает и погибает. Так отпали на ваших глазах обновленцы от Церкви; они не захотели сообщаться первейшему в Церкви лицу, святейшему Патриарху и теперь разлагаются понемногу, как негодная рука или нога, отрезанная и брошенная в землю.

    После обновленцев “живоцерковников” отказались от единства церкви “автокефалисты”, последователи архиеп. Григория Екатеринбургского ( Григориане ), не признавшие Местоблюстителя Митрополита Петра. Ныне единство Церкви нарушил Митр. Сергий, Заместитель Митр. Петра.

    Пока он был верным стражем порученного ему Патриаршего Престола — вся Церковь считала его своим руководителем, а когда он предпринял вольные начинания, не одобряемые ни народом Церковным, ни Собором епископов, ни благословением Митр. Петра, — тогда никто не обязан идти путем его заблуждений.

    Так во время живоцерковного обновленчества все истинные чада Церкви отложились от обновленческого собора 1923 г. и их Синода, и постепенно объединились около святейшего патриарха и епископов, имевших церковное общение с ним.

    Так и ныне Митрополиты Петр и Кирилл, Митрополиты Иосиф Ленинградский, Арсений Новгородский, Агафангел Ярославский, Арсений Викарий Московский, бывш. Серпуховский ( на покое ), Архиепископ Серафим Угличский, Архиепископ Афанасий Киевский, Епископы: Дмитрий Гдовский, Виктор Вотский, Серафим бывш. Дмитровский ( Звездинский ) на покое, Иринарх Велико-Устюжский, Епископы изгнания и много др., а также группа столичного духовенства и делегаций уполномоченных от общин верующих, в различных формах заявляют Митр. Сергию о своем несогласии с ним и отложении от него.

    Одни из них заявляют, что Сергий простер к патриаршему престолу руки, стремящиеся опрокинуть его, так как в состав синода вошли лица, которым Церковь не доверяет.

    Другие говорят, что Сергий внес политический уклон в церковную жизнь ( см. Воззвание его “Известия” 19 VIII. 1927 г. )

    Третьи указывают, что Митр. Сергий избрал кривой путь дипломатического хитрословия, соглашений и уступок — будто бы для спасения Церкви — и оставил прямой, но скорбный путь креста, т.е. терпения и твердости.

    Наконец, он употребил обман, назвав свой синод православным и патриаршим, тогда как он устроен с попранием канонов Церкви:

    Митрополит Петр, Местоблюститель не дал согласия на это дело, как неблагословенное самим Святейшим еще в 1924 году. Что не могли сделать живоцерковники и григорианцы — то сделал очень хитро Митр. Сергий: связав Церковь с гражданской властью, выражая духовную покорность последней.

    Декрет об отделении Церкви от государства для Сергия и его последователей не существует. Посему, для достижения своих планов, Митр. Сергий, нарушая 9-ое правило Халкидонского собора, пользуется даже не церковной силой. И, сознавая ответственность перед Богом за врученную мне паству, я заявляю 10/23 янв. с.г. епископу Софронию, назначенному на В.-Устюжскую кафедру от Синода, что моя Никольская паства и духовенство, кроме соборного причта, отвергнутого народом, не могут принять его, т.к. отложились от Сергия и от Синода.

    А с другой стороны я сообщил Митр. Иосифу, что канонически присоединяю к нему духовенство и мирян Велико-Устюжской епархии, по благословению Владыки Иринарха, законным заместителем которого являюсь я в настоящее время по всей В.-Устюжской епархии.

    Много пришлось мне потерпеть всякой клеветы и скорби за свои архипастырские труды на благо Церкви. Если правила апостолов говорят, что клирики ничего не могут творить без воли своего епископа, то моя воля, выраженная в настоящем послании, тем более достойна всякого приятия.

    Но желая слышать от вас, дорогие чада, что вы единодушны и единомысленны со мною, а также уважая свободу Вашего самоопределения (см. норм. устав общины), предлагаю огласить и обсудить мое послание на собраниях верующих, дабы все знали положение дела и свободно пришли в единение со мною, оставаясь верными Патриаршему Местоблюстителю Митр. Петру и всей Православной Церкви Русской, о чем прошу прислать мне письменное постановление.

    Открыто выступили против меня и распространяют всякие злохуления, клеветы и нелепости лишь члены причта Никольского Сретенского Собора и священник из обновленцев Сергий Аранович (Кудрило), да протоиерей Иоанн Голубев (Шанго).

    Они написали на меня необоснованные жалобы в Синод, а протоиерей Михаил Красов (Вохма) лично отвез их в Москву; за что они запрещены в служении и находятся со мной в каноническом и молитвенном отлучении, пока не принесут искреннего раскаяния по чину обновленцев, или пока полный собор епископов не рассудит дела Митр. Сергия и его сообщников (см. 10 прав. Св. Апост.).

    Ставлю вам на вид этих наемников, они видят волка грядущего и убегают, не последуйте им, братия и чада мои, но будем иметь другой пример доброго пастыря. Добрый пастырь душу свою полагает за овцы. Аминь.

    12/25 января 1928 года получил ответ Митр. Иосифа (Ростов Ярос.) Управляйтесь самостоятельно. Наше оправдание: верность Митр. Петру. Иосиф.

    Иерофей, епископ Никольский.

    "Православная жизнь". 1996. № 2.

    Заявление Серпуховского духовенства и мирян об отложении от митр. Сергия (Страгородского) и его Синода

    Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

    Не находя для себя более возможным оставаться на том скользком и двусмысленном пути, на который Вы своими декларациями и распоряжениями поставили всю Православную Церковь и повинуясь голосу совести и долгу перед Богом и верующими, мы, нижеподписавшиеся, порываем каноническое и молитвенное общение с Вами и так называемым “Патриаршим Синодом” и отказываемся признавать Вас Заместителем Местоблюстителя Патриаршего Престола на следующих основаниях:

    1) Декларация Ваша от 16 июля, указ от 20 октября и все, что известно о Вашем управлении Церковью, с очевидностью говорит о том, что Вы поставили Церковь в зависимость от гражданской власти и лишили ее внутренней свободы и самостоятельности, нарушая тем и церковные каноны, и идя вопреки декретам гражданской власти.

    2) Таким образом, Вы являетесь ничем иным, как продолжателем так называемого “обновленческого” движения, только в более утонченном и весьма опасном виде, ибо, заявляя о незыблемости Православия и о сохранении каноничности, Вы затуманиваете умы верующих и сознательно закрываете от их глаза ту пропасть, к которой неудержимо влекут Церковь все Ваши распоряжения.

    3) Результат Вашей политики у нас налицо. Верующие гор. Серпухова, взволнованные Вашими распоряжениями, охвачены сильнейшей тревогой и недоумением за судьбы св. Православной Церкви. Мы — их пастыри, поставленные Вами на двусмысленный путь, не только не можем внести успокоения в их сердца и умы, но вызываем с их стороны подозрение в измене делу Православия и переход в лагерь обновленчества.

    Все это повелительно заставляет нас дерзновенно возвысить свой голос и прекратить теперь уже преступное с нашей стороны замалчивание Ваших ошибок и неправильных действий и, с благословения Дмитрия, Еп. Гдовского, отмежеваться от Вас и окружающих Вас лиц. Уходя от Вас, мы не отходим от законного Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Петра и отдаем себя на суд будущего Собора.

    Да не поставит нам тогда в вину этот желанный Собор — единый наш правомочный судья — нашего дерзновения. Пусть он судит нас не как презрителей священных канонов святоотеческих, а как боящихся за их нарушение.

    фото

    Священномученик Максим (Жижиленко)

    Серпухов. 30 декабря 1927 г

    фото

    Источник — http://www.eshatologia.org/

    Просмотров: 544 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 145

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году