Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Октябрь » 5 » • В Киев сходить – Богу помолиться и Караваеву поклониться •
03:27
• В Киев сходить – Богу помолиться и Караваеву поклониться •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Биография
  • Практическая деятельность
  • Студенческая юность
  • Судьбоносная встреча
  • Работа в Кронштадтском морском госпитале
  • Первый декан
  • Широта научных интересов
  • Всенародное признание
  • Память
  • Награды
  • Труды
  • Примечания
  • Литература
  • Предисловие

    В славной плеяде выдающихся деятелей медицины видное место занимает один из основателей отечественной хирургии, талантливый клиницист, крупный ученый Владимир Афанасьевич Караваев. Он посвятил всю свою жизнь медицине, воплотив лучшие черты врача, его по праву считают достойным учеником гениального хирурга Н.И. Пирогова.

    Караваев не только развил многие идеи своего учителя, но и привнес в различные области медицины немало новаторств, которые и сегодня, спустя полтора столетия, остаются актуальными.

    Биография

    Родился в г. Вятка (Киров), в купеческой семье[1]. После окончания в 1827 году гимназии, поступил на медицинский факультет Казанского университета. Окончив его в 1831 году с серебряной медалью, получил диплом врача I разряда. С 1832 года служил ординатором в Военно-сухопутном госпитале в Санкт-Петербурге, затем, в 1833—1834 годах — в Мариинской больнице, где консультантами работали петербургские профессора Х. Х. Соломон и И. В. Буяльский. В 1834—1836 годы совершенствовал хирургические знания в клиниках Берлинского и Гёттингенского университетов, у лучших хирургов Германии — Иоганна Непомука Руста, Иоганна Христиана Юнгкена и ринопластика Карла Фердинанда фон Грефе. В клинике К. Грефе Караваев познакомился с Н. И. Пироговым, и тот стал ближайшим его другом, единомышленником и учителем.

    Когда в 1836 году Н. И. Пирогов был избран на кафедру хирургии Дерптского университета, он предложил В. А. Караваеву место в своей клинике. В. А. Караваев занимался исследовательской деятельностью в под руководством Н. И. Пирогова в период 1836—1838 годов. В Дерпте же ему была присуждена степень доктора медицины (1838) за диссертацию о травматическом флебите («De phlebitide traumatica»). 11 марта 1839 года он был «назначен в Кронштадтский морской госпиталь ординатором в качестве оператора».

    Здесь Караваев стал настолько видной фигурой в российской медицине, что был рекомендован Медицинским комитетом на кафедру хирургии намеченного ещё только к организации медицинского факультета Киевского университета Святого Владимира. 24 декабря 1840 года попечитель Киевского учебного округа уведомил совет Киевского университета о назначении Караваева экстраординарным профессором хирургии; это назначение состоялось ещё до открытия медицинского факультета[2].

    В 1843—1847 годах В. А. Караваев занимал должность декана медицинского факультета. С 1865 года — заслуженный профессор, а с 1881 года — сверхштатный профессор. Факультетской хирургической клиникой В. А. Караваев заведовал до 1882 года. Оставив руководство клиникой по состоянию здоровья, он продолжал преподавать оперативную хирургию и хирургическую анатомию до 1886 года.

    В 1891 году Шулявская улица в Киеве, где в доме № 13 проживал В. А. Караваев, была переименована в Караваевскую (ныне улица Льва Толстого) в связи с 50-летием научной и педагогической деятельности В. А. Караваева.

    Император Александр III своим высочайшим указом присвоил Владимиру Афанасьевичу Караваеву звание действительного статского советника. Похоронен на центральной аллее Байкового кладбища Киева.

    Практическая деятельность

    В Морском госпитале (Кронштадт) заинтересовался проколами околосердечной сумки (пункция перикарда). Разработал в эксперименте свою методику этой пункции. В 1839—1840 гг. В. А. Караваев систематически производил парацентез перикарда во время вспышки скорбута в Кронштадте. Владимир Афанасьевич Караваев предложил новую методику и технику тенотомии при косоглазии и первым в России произвел эту операцию.

    На 25 лет раньше Альберта ф. Грефе он ввел в широкую практику разрез роговицы в верхней части при катаракте и показал целесообразность этого разреза более чем в тысяче наблюдений. Этот способ и сегодня применяют многие офтальмологи мира. Профессору Караваеву принадлежит инициатива открытия самостоятельной кафедры офтальмологии в Киеве.

    Вместе с профессором анатомии А. П. Вальтером в эксперименте изучал действие эфира и хлороформа и одним из первых хирургов в России с большим успехом применил обезболивание на практике. В. А. Караваев выполнил первую операцию под наркозом в Киеве 18 февраля 1847 г. Он также положил начало пластической хирургии лица. В. А. Караваев — первым из хирургов, предложил в доантисептический период способ ампутации с образованием кожных и кожно-мышечных лоскутов с уменьшенной массой мышц. Этот метод способствовал профилактике нагноения мышечной ткани.

    Владимир Афанасьевич Караваев воспитал целую плеяду талантливых врачей различных специальностей, некоторые его ученики впоследствии стали крупными хирургами. В их числе — Н. М. Волкович, А. С. Яценко (1842—1897), И. Ф. Сабанеев (1856—1937), К. М. Сапежко (1857—1928), Я. В. Зильберберг (1857—1934). Его учениками были также В. А. Миллиот (?—1870), В. К. Курдюмов (1822—1862), В. С. Козловский, А. Т. Богаевский.

    Студенческая юность

    Родился Владимир Афанасьевич 8 июля 1811 года в старинном русском городке Вятка в семье зажиточного купца. Его отец Афанасий Караваев, понимая, что без должного образования человеку трудно занять достойное место в обществе, всячески поддерживал стремление детей к знаниям. Он видел, что младший сын Владимир с юных лет тянулся к книгам, поэтому отдал сына в престижную гимназию.

    В то время в учебной программе гимназий большое количество часов отводилось гуманитарным дисциплинам, изучению латинского, греческого и старославянского языков, катехизису, а природоведческие предметы оставались как бы на втором месте, но именно они больше всего интересовали пытливого гимназиста. Заканчивая гимназию, Владимир уже твердо решил стать врачом.

    В 1827 году Владимир Караваев подал документы на медицинский факультет Казанского университета и стал вольным слушателем этого учебного заведения, что давало ему по окончании обучения возможность самостоятельно выбирать профиль и место работы, поскольку на вольных слушателей не распространялось обязательное распределение.

    Нужно сказать, что Казанский университет, в котором юному Караваеву предстояло познавать сложную медицинскую науку, был относительно молодым учебным заведением – основан в 1804 году. В то время на медицинском факультете работало всего шесть кафедр: анатомии, физиологии и судебной медицины; патологии и терапии; хирургии; фармакологии (тогда этот предмет называли «врачебное веществословие»); акушерства и женских болезней; ветеринарии. Студентов также училось немного – по 20 человек на каждом курсе.

    Новый ректор университета, известный математик, профессор Н.И. Лобачевский, стремился расширить штат сотрудников, приглашал на вакантные должности лучших специалистов того времени.

    Однако формирование профессорско-преподавательского состава – процесс длительный, поэтому в годы учебы Караваева не все кафедры были полностью укомплектованы и некоторые профессора вели несколько кафедр.

    Пытливый ум, склонность к научной работе и заметное усердие выдвинули Караваева в число лучших студентов в первый же год учебы. После окончания четвертого курса Совет университета за успехи в учебе и отлично выполненную научную работу «О болезни молочница» наградил Владимира серебряной медалью.

    В 1831 году двадцатилетний Владимир Караваев получил диплом врача I разряда, что свидетельствовало о его блестящих знаниях, полученных в университете. Избрав для себя специальность хирурга, молодой врач осенью того же года едет в столицу Российской империи Санкт-Петербург, где в то время работали крупнейшие специалисты, настоящие светила медицины.

    Два года Караваев проработал ординатором в Санкт-Петербургском военно-сухопутном госпитале и внештатным ассистентом в Мариинской больнице для бедных, консультантами по хирургии в которой были известные в то время медики Х.Х. Саломон и И.В. Буяльский. Их виртуозное выполнение операций привлекало внимание Караваева. Пройдут годы, и, будучи маститым хирургом, он будет вспоминать то юношеское восхищение, с которым наблюдал за работой знаменитых врачей, ставшими, по сути, первыми учителями в его практической деятельности.

    Судьбоносная встреча

    Летом 1834 года Владимиру Афанасьевичу представилась возможность поехать на два года в научную командировку в Германию, чтобы ознакомиться с новейшими достижениями западноевропейской медицины. В Берлине, в клинике Грефе, произошла случайная, но впоследствии оказавшаяся судьбоносной, его встреча с великим хирургом Н.И. Пироговым.

    Они были практически ровесниками, Пирогов всего на год старше Караваева, однако знания и навыки Пирогова были намного глубже и шире не только благодаря его таланту, но и тому, что ему посчастливилось учиться в Московском университете, где уровень преподавания был значительно выше, чем в провинциальном Казанском.

    В «Дневнике старого врача» Николай Иванович так описывает встречу с Караваевым: «В одно время с нами в Берлин прибыло несколько русских из Москвы и Петербурга, впоследствии занявших должности ординаторов в разных столичных госпиталях. Более всех сблизился со мной Владимир Афанасьевич Караваев».

    Далее Пирогов отмечает: «Караваев чувствовал особое влечение к хирургии; это я заметил при первом же нашем знакомстве… Целый год он был моим неизменным спутником при работе над трупами…

    Я могу считать Караваева одним из своих научных питомцев, я направлял его первые шаги на поприще хирургии».

    Караваев же, вспоминая об этом периоде жизни, впоследствии писал: «С первых же дней нашего знакомства Николай Иванович посоветовал мне остаться при этой специальности и не искать другой. Я последовал этому совету и теперь, спустя полвека, скажу, что его совет был удачным. За это я всегда был ему признателен, и сохраню это чувство до конца моей жизни».

    В Берлине Караваев также посещал лучшие в Германии клиники Руста и Юнгкена, где он детально знакомился с проведением глазных операций, преимущественно при катарактах. Эта поездка в Германию заложила прочный фундамент экспериментальной практики для молодого врача.

    Вскоре Пирогова избрали на кафедру хирургии Юрьевского университета, и Владимир Афанасьевич в 1836 году едет к нему, чтобы продолжить совместную работу. По совету своего наставника начинает заниматься малоизученной в то время травматической пиемией, ставит опыты, наблюдает больных с травматической пиемией, проводит вскрытие умерших.

    Результатом этой работы стала его диссертация «De phlebitide traumatica» («Травматическое воспаление вен»), написанная в соответствии с требованиями того времени на латинском языке, за которую ему в мае 1838 года после публичного диспута присвоили степень доктора медицины.

    И вновь настойчивая работа в клинике. Молодой ученый продолжает много оперировать…

    Работа в Кронштадтском морском госпитале

    В конце 1838 года Владимир Афанасьевич узнал, что в Кронштадтском морском госпитале есть вакантная должность хирурга. Нужно заметить, что до сих пор он находился на содержании отца, так как нигде, в том числе в Военно-сухопутном госпитале и Мариинской больнице для бедных, денежного вознаграждения за службу не получал, поэтому Караваев хотел получить это место, чтобы не зависеть материально от отца.

    Немаловажное значение имело и то, что Кронштадтский госпиталь в то время был одним из крупнейших и хорошо оборудованных лечебных заведений в России. Он был рассчитан на 300 коек, и хирургическая деятельность там была довольно обширная. Все это побуждало молодого хирурга приложить значительные усилия, чтобы получить эту должность. Весной 1839 года он переезжает в Кронштадт.

    Вскоре коллеги по работе отметили увлеченность и работоспособность молодого хирурга. За год он выполнил 113 операций, в то время как профессора в столичных клиниках за год проводили 15-30 операций. Кроме того, в это же время он разработал в эксперименте методику пункции перикарда.

    В то время в госпитале было много больных с тяжелыми формами цинги. О витаминах тогда практически ничего не знали, долго сохранять на суднах пресную воду, мясо, овощи не умели. Моряки питались преимущественно сухарями, вяленым соленым мясом, пили тухлую воду, это и вызывало у многих цингу, которая осложнялась выпотами в серозные полости.

    Особенно опасным было скопление жидкости в полости перикарда, что нередко приводило к блокаде сердца. Владимир Афанасьевич стал искать методы решения этой проблемы.

    Он много экспериментировал на животных, а впоследствии и на человеческих трупах, разработал методику пункции перикарда и с успехом начал использовать ее в клинической практике.

    О своем методе Караваев доложил на собрании Общества врачей Санкт-Петербурга, а также опубликовал статью в журнале «Друг здравия». С этого времени Караваев стал широко известен в медицинских кругах России.

    Первый декан медицинского факультета

    В 1840 году вышел указ императора о создании при Киевском университете Св. Владимира медицинского факультета. Комиссия при Министерстве просвещения по набору профессоров для медицинских факультетов в канун 1841 года избрала Владимира Афанасьевича профессором хирургии и деканом медицинского факультета университета, в то время молодому ученому было всего 29 лет.

    Выдвигая кандидатуру Владимира Афанасьевича, хорошо осведомленный о его деятельности и успехах профессор И.Т. Спасский отмечал: «Назначение Караваева, душой преданного своему предмету, профессором в медицинский университет Св. Владимира я считаю истинным приобретением для этого медицинского заведения».

    Получив уведомление об утверждении экстраординарным профессором, Караваев подал рапорт министру С.С. Уварову с просьбой разрешить ему задержаться на некоторое время в Санкт-Петербурге и Москве «для ознакомления с порядком преподавания медицинских наук» в Медико-хирургической академии и Московском университете, на что получил согласие.

    Около трех месяцев изучал Караваев постановку учебного процесса, посещал лекции, практические занятия в клиниках, советовался по вопросам устройства их работы, методики преподавания с Н.И. Пироговым и другими известными профессорами: Х.Х. Саломоном, И.В. Рклицким – в Санкт-Петербурге; Ф.И. Иноземцевым, В.А. Басовым и А.И. Полем – в Москве. И только хорошо ознакомившись с принципами и организацией учебно-методической работы, молодой профессор едет в Киев, чтобы занять эту ответственную и почетную должность.

    К занятиям на новом медицинском факультете, которые начались осенью 1841 года, приступил всего 21 студент. Караваев преподавал анатомию и методологию медицины. Одновременно с учебно-педагогической деятельностью в университете он бесплатно оперировал в городской больнице для бедных, проводил сложные оперативные вмешательства: ампутации бедра, голени, пластические и глазные операции, удалял опухоли. Только за первый год работы в Киеве он выполнил свыше 180 операций, причем без единого смертельного исхода.

    Через два года плодотворной работы в университете Караваеву присвоили звание ординарного профессора и командировали за границу для ознакомления с опытом работы ведущих западных клиник. В течение года он посетил медицинские учреждения Берлина, Парижа, Лондона, Вены.

    В 40-е годы жизнь Караваева была крайне напряженной, он преподавал в университете несколько предметов, в частности теоретическую хирургию, имел свыше 30 лекционных часов в неделю; собственноручно изготовлял препараты для занятий по хирургической анатомии, кроме того, вел обширную хирургическую практику. Нельзя забывать, что на его плечах лежала и ответственная работа декана факультета.

    Вероятно, все это вместе взятое и послужило причиной того, что в конце 1844 года он обратился в Совет университета с просьбой освободить его от должности декана. На состоявшемся заседании члены Совета, не видя достойной кандидатуры для его замены, уговорили Караваева остаться руководителем факультета.

    И лишь в 1847 году, несмотря на то что его снова единогласно избрали деканом факультета еще на один срок, Владимир Афанасьевич категорически отказался от этой должности.

    Стоит отметить и важное событие в личной жизни В.А. Караваева. Летом 1845 года он женился на дочери московского почетного гражданина А.Д. Лухманова – Анне Александровне Лухмановой. Семейная жизнь его сложилась благополучно, они вырастили и воспитали четырех детей: двух сыновей и двух дочерей, дали им хорошее образование.

    Чрезмерная нагрузка в конце концов сказалась на его здоровье. В 1857 году Владимир Афанасьевич тяжело заболел острым ревматизмом. Профессор Ф.С. Цыцурин, лечивший Караваева, настоятельно рекомендовал ему продолжить лечение на курорте за границей.

    В это же время Владимир Афанасьевич получил приглашение участвовать в международном конгрессе офтальмологов в Брюсселе и решил совместить лечение на курорте Германии с участием в форуме. Во время этой поездки он посетил Италию и Францию, принял участие в заседаниях съезда немецких естествоиспытателей и врачей в Бонне.

    Длительный отдых и курортное лечение восстановили силы Владимира Афанасьевича, и, вернувшись летом 1859 года в Киев, он приступил к работе.

    Широта научных интересов

    Владимира Афанасьевича Караваева по праву считают основоположником целого ряда областей медицины, в частности отечественной офтальмологии, отоларингологии, ортопедии и травматологии, проктологии и нейрохирургии. В каждую из областей он внес существенный вклад, расширил возможности лечения различных заболеваний.

    Он первым доказал необходимость учреждения кафедры глазных болезней с соответствующей клиникой, эта идея была осуществлена еще при его жизни. Ряд его работ по офтальмологии имели исключительно приоритетное значение: на 25 лет раньше Грефе он ввел в широкую практику разрез роговицы в верхней части при катаракте и показал целесообразность этого разреза более чем в тысяче наблюдений.

    Этот способ и сегодня применяют многие офтальмологи мира. Караваев разработал методику и технику тенотомии при косоглазии и первым в России провел такую операцию. Интересен тот факт, что в 1844 году Караваева, как одного из лучших глазных хирургов России, направили в Крым для выполнения операции по поводу катаракты бывшему министру царского правительства князю Голицыну; сложная операция прошла успешно.

    В 50-х годах с этой же целью его приглашали в Санкт-Петербург к самой императрице.

    Значительный след оставил Караваев и в отоларингологии. Он предложил несколько способов операции пластического восстановления дефектов носа, описал оригинальный способ выпрямления спинки носа лоскутом из кожи лба, разработал метод наложения швов при пластике твердого и мягкого неба. Караваев – первый хирург, предложивший в доантисептический период способ ампутации с образованием кожных и кожно-мышечных лоскутов с уменьшенной массой мышц.

    Этот метод способствовал профилактике нагноения мышечной ткани. Ему также принадлежит приоритет в применении поднадкостничной резекции. В своих трудах он подчеркивал, что надкостница, по сути, является тем материалом, из которого регенерирует костная ткань.

    Широкое распространение получил разработанный Караваевым оригинальный и радикальный способ лечения выпадения прямой кишки, который по эффективности и простоте был намного лучше применяемого в то время способа Диффенбаха, Дюпюитрена и Руста. Эта простая, бескровная операция применяется и сейчас, но, к сожалению, редко кто вспоминает, что впервые она была введена в практику именно В.А. Караваевым.

    Стоит упомянуть и то, что в 1847-1848 годах Караваев принимал активное участие в комиссии Киевского университета по проверке действия наркотических веществ. Вместе с профессором А.П. Вальтером в эксперименте изучал действие эфира и хлороформа и одним из первых хирургов в России с большим успехом применил обезболивание на практике.

    В 70-е годы XIX века Владимир Афанасьевич использовал новаторский подход к проведению операции трепанации черепа, который впоследствии развили его ученики – киевские хирурги.

    Наибольшее число разработанных Караваевым новых методик относится к восстановительным операциям на лице. Среди них известны вмешательства по восстановлению носа, губ, век, дефектов неба и другие. Он предложил способ закрытия дефектов твердого неба и операцию при «заячьей губе».

    Большое внимание Владимир Афанасьевич уделял показаниям к операции и подготовке больного, а также послеоперационному периоду. «После операции, – пишет он, – задачей хирурга есть благоразумное лечение раны и оперированного». Сохранились документы, свидетельствующие о том, что Н.И. Пирогов, будучи попечителем Киевского учебного округа (1858-1861), часто посещал клинику Караваева, консультировал больных, нередко присутствовал при операциях и сам оперировал.

    В 1858 году они совместно оперировали больную, страдавшую многочисленными полипами носа и носоглотки. Хирурги пошли неординарным для того времени путем: сделав разрезы в области крыльев носа и его перегородки, они тем самым открыли доступ в носоглоточное пространство. Лишь спустя четыре года этот метод был описан в медицинской литературе и ныне широко известен, как способ Лауренса.

    Как никто иной, Караваев понимал необходимость своевременного документирования работы клиник для последующего анализа и соответствующих выводов. Для этого он ввел в практику подготовку ежегодных отчетов хирургической клиники, которые по научному уровню, масштабу охвата контингента больных и длительности отчетного периода (1844-1882 гг.) до сих пор являются уникальными. Кроме того, эти документы были иллюстрированны фотографиями больных до и после операций.

    В золотой фонд отечественной медицинской науки вошла написанная Владимиром Афанасьевичем в 1873 году «Оперативная хирургия». Эта книга служила руководством для многих поколений врачей. В дополнение к этому руководству он составил «Атлас к сочинению оперативной хирургии».

    По художественному исполнению, наглядности атлас долгие годы не имел себе равных. Всего перу Караваева принадлежит свыше 30 фундаментальных научных трудов, в которых он подробно рассматривал сложнейшие экспериментально-клинические вопросы, описывал новые методы операций, усовершенствованный инструментарий.

    Всенародное признание

    Авторитет Караваева как талантливого хирурга-клинициста и блестящего диагноста был исключительно велик. К нему приезжали больные со всех концов Росии. Тысячам людей принес он исцеление и помощь. Его современник, профессор М.И. Стуковенков, рассказывал, что «…народ сложил изречение, известное всему необъятному пространству отечества нашего… Народ говорил: «В Киев сходить – богу помолиться и Караваеву поклониться». Такой высокой чести мало кто из врачей был удостоен.

    Нельзя не отметить исключительной работоспособности и трудолюбия В.А. Караваева – и в 60-70 лет он продолжал ежедневно работать по 10-12 часов в сутки.

    Владимир Афанасьевич воспитал целую плеяду талантливых врачей различных специальностей, некоторые его ученики впоследствии стали крупными хирургами. В их числе – Н.М. Волкович, А.С. Яценко, И.Ф. Сабанеев, К.М. Сапежко, Я.Б. Зильбербер и другие.

    В 1891 году медицинская общественность Киева отмечала 50-летие врачебно-педагогической деятельности Владимира Афанасьевича Караваева, все эти 50 лет были связаны с Киевским университетом. Городская дума избрала Владимира Афанасьевича почетным гражданином Киева и переименовала улицу, на которой он жил все эти годы, в Караваевскую.

    Император Александр III своим высочайшим указом присвоил Владимиру Афанасьевичу Караваеву звание действительного статского советника. К тому времени Караваев уже имел высокие награды: ордена Станислава I и II степени, Святой Анны I и II степени, Святой Анны II степени с Императорской Короной, Владимира II и III степени и Александра Невского.

    О большом авторитете Караваева в медицинском мире свидетельствует и тот факт, что он был почетным членом Киевского и Казанского университетов, многих медицинских обществ: Русского хирургического имени Н.И. Пирогова, Киевского, Архангельского, Виленского, Вятского, Екатеринославского, Кавказского, Каменец-Подольского, Кишиневского, Одесского, Харьковского, Херсонского.

    Можно лишь удивляться энергии этого выдающегося человека. Помимо научной, учебной и педагогической деятельности, Владимир Афанасьевич вел большую общественную работу. Он основал Русское хирургическое общество имени Н.И. Пирогова и длительное время руководил им, несколько десятилетний его избирали президентом Общества киевских врачей.

    3 марта 1892 года Владимира Афанасьевича Караваева не стало. Он скончался от воспаления легких, похороны состоялись 6 марта на Байковом кладбище. Проститься с выдающимся врачом пришли сотни киевлян.

    Имя выдающегося ученого-медика В.А. Караваева золотыми буквами вписано в историю Украины.

    Более века прошло с тех пор, как ушел из жизни Великий Врач, но и сегодня память о нем жива. Именем Караваева названы один из микрорайонов столицы на правом берегу Днепра и железнодорожная станция.

    Кстати, в истории Киева достойное место занимает и другой выдающийся ученый, директор Института зоологии АН УРСР с 1926 по 1934 год Владимир Афанасьевич Караваев (1864-1939). Возможно, оба Караваева были знакомы друг с другом, поскольку будущий зоолог и путешественник учился и успешно окончил в 1890 году Киевский университет Св. Владимира, в котором в то время преподавал профессор медицины В.А. Караваев.

    Подготовила Дарья Москаленко

    Память

    В честь В. А. Караваева название получила местность Киева — Караваевы дачи и железнодорожная станция.

    В 1962 году в честь В. А. Караваева названа улица в Киеве (бывшая Малая Железнодорожная)

    В Днепропетровске также есть улица названая Его именем.

    Награды

    Орден Святого Станислава I (1869) и II (1844) степени

    Орден Святой Анны I (1874), II (1848) степени и II степени с императорской короной (1855)

    Орден Святого Владимира II (1880) и III (1865) степени

    Орден Святого Александра Невского

    Медаль «В память войны 1853—1856»

    Знак отличия беспорочной службы за 40 лет (1879).

    Труды

    «Образование правой стороны носа, правого крыла и перегородки», 1839.

    «О проколе околосердечной сумки», 1839.

    «О радикальном излечении выпадений заднепроходной кишки» // «Друг здравия», 1842, № 17.

    «Об операции катаракты и образовании искусственного зрачка» // «Друг здравия», 1842, № 38.

    «Лекции по оперативной хирургии В. А. Караваева», 1858

    Примечания

    1. ↑ Был 3-м сыном; старшие братья, Афанасий и Ивана, продолжили дело отца.

    2. ↑ В 1841 году на первый курс медицинского факультета Киевского университета был принят 21 студент.

    Литература

    Караваев Владимир Афанасьевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

    Материал из Википедии

    фото

    Источник — http://www.health-ua.org/

    Просмотров: 595 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 143

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году