Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2013 » Июнь » 20 » • Сущность монархической идеи •
01:02
• Сущность монархической идеи •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Основные положения
  • Историческая истина
  • Кто такой монархист?
  • Каков монархист?
  • Монархист - человек верующий
  • Изуверные монархисты
  • Девиз газеты Земщина
  • О возможностях
  • Разногласия в стане российских монархистов
  • Душа России
  • Основные положения

    Монархия есть образ правления, но она не только образ, форма правления, но и совокупность определенных идей духовного, государственного и общественного порядка Монархия характеризуется принципами наследственной власти, единоначалия (а не только единовластия как диктатура) и, главным образом, в особенности монархии русской, приматом (первенством) нравственного начала Православное сознание воспринимало это как личное служение царя Богу и своему народу. Богом ему врученному. Это не карьера, не вершина могущества, но христианский подвиг, избранность, а не выборность, бессменная стража, историческая ответственность.

    Российский Император стоит над народами, классами, племенами и партиями. Он верховный арбитр, природный глава страны, которого даже смерть не освобождает от долга, ибо его наследие остается в роде-династии. До него не доплескиваются волны человеческого эгоизма, зависти и злобы, ибо ему нечего желать для себя лично и не у кого заискивать Его власть опирается не на хитроумные политические комбинации, случайное большинство голосов или мощный полицейский аппарат, а на нравственный закон, принцип царского служения

    Для верующих-это "милость Божия", для остальных-это государственная преемственность, исторический стимул, наконец, для всех исстрадавшихся за время русской Смуты-это тихое убежище, право каждого свободно жить и работать под защитой праведной и законной верховной власти.

    В республике самый талантливый президент зависит от выбравшего его большинства, вольного вернуть сегодняшнего главу государства к биржевым операциям или бракоразводным процессам. В монархии-и только в ней- сохраняется в чистоте принцип незаинтересованности и независимости верховной власти. Монархия не определяет соотношение сословий и классов внутри государства: большевистский миф о монархии, как о власти "попов, капиталистов и помещиков" рассчитан на невежество толпы.

    На самом деле почти везде и всегда монархи опирались на беднейшие слои населения, защищая их от притеснений богатых Тенденция же ограничивать и даже свалить монархию обычно была у высших классов, стремящихся расширить свои привилегии за счет Короны и народа. Когда в этих слоях идея государственного служения заглушалась сословным эгоизмом, устраивались революции, в Англии-баронетами, во Франции-буржуазией, в России-интеллигенцией, отошедшей от престола и народа.

    Тогда падал доселе незыблемый, моральный (а не только политический) ореол царской власти, и народные массы начинали крушить дубинами все, что попадалось под руку, и обычно, в первую очередь тех, кто революцию начинал Что же касается назревавших внизу социальных потребностей, то их как раз пыталась удовлетворить сверху, правда, не всегда достаточно энергично и своевременно, царская власть, а мешали этому "капиталисты и помещики"

    Руководствуясь принципом, что управлять значит предвидеть, цари смотрели вперед и чем были "самодержавнее", тем меньше боялись затронуть интересы отдельных могущественных групп, а их министры проводили непопулярные, но необходимые меры зная, что за ними стоит монарх, ответственный перед Богом, совестью и историей, а не перед финансовыми трестами и парламентскими партиями

    Ведь правда заключается не в большинстве голосов, но в соблюдении нравственного закона. Когда один из швейцарских кантонов проголосовал неограниченность детского труда, то он, выполнив все демократические формальности, нарушил этот нравственный закон. Когда же Император Николай I повелел считать законным браком свободное сожительство, прерванное неожиданной смертью мужа, то он нарушил все юридические нормы, но, спасши от позора и разорения безвинную семью, этот нравственный закон соблюл Так поступать мог только Российский Император.

    Подобное нарушение писанных законов делалось Императорами очень редко и только в сторону внутренней живой правды, исправляя формализм и неизбежную сухость самого совершенного закона.

    Историческая истина

    Большевистская и полубольшевистская пропаганда прибегает обычно к исторической передержке, утверждая, что монархию, как устарелую форму правления, сменяет более совершенная-республика. Это не верно. Рим достиг своего расцвета во время империи, пришедшей на смену республике Франция покрыла себя славой при Императоре Наполеоне, уничтожившем кровавую республику. Англия вернулась к монархии после короткого, но также кровавого республиканского опыта в XVII-ом столетии.

    Наоборот, переход от монархического к республиканскому режиму обычно сопровождается внутреннем и внешним упадком. На наших глазах, среди побежденных народов 2-й мировой войны, отказавшаяся от монархии Италия болеет тяжелой внутренней смутой-сохранившаяся же императорскую власть Япония достойно несет тяжесть проигранной войны и оккупации "Отсталость и реакционность" монархии лишь большевистские жупелы, разбивающиеся при первом знакомстве с историей и действительностью

    Конечно, были и неудачные монархи, и ошибки правительств, и эгоизм окружения-только слабый боится смотреть в глаза истине, но что все это в сравнении с морями лжи и крови, пролитой во время республики и руками республиканцев! И еще большевики не свалились с неба, но пришли к власти в процессе нарастания революции Их победа не была случайностью а исторической неизбежностью, кристаллизацией крайнего и динамичного ядра в однородной либерально-социалистической среде Они будут всегда сильнее менее радикальных "социал-соглашателей" своей последовательностью и определенностью. Наоборот, в историческом плане большевики несравненно слабее монархистов, ибо вся их "патриотическая" тактика есть фальшивое использование русской истории, в которой они, вместе со всеми революционерами, выступали лишь как разрушители исторической государственности

    Русские монархисты не собираются повторять ошибок -петербургского периода, а тем паче вести реставрационную политику французской монархии, вернувшей себе престол .благодаря Императору Александру I и "ничего не поняв и ничему не научившись", на нем не удержавшейся

    Такое движение вспять опаснее для монархической идеи, чем самая умная республиканская пропаганда, но возрождение нравственных начал, на которых строилась и росла Российская Империя, есть необходимое условие для будущего не только нашей родины, но и всего мира.

    Иногда цифры очень наглядно показывают неприкрашенную действительность Так, например, неизвестно точно, сколько миллионов заключенных томиться ныне (томилось 5, 10, 15, 25 лет тому назад) в концентрационных лагерях и тюрьмах СССР., но самый факт, что их были и есть миллионы, не подлежит никакому сомнению А знаете ли вы, сколько было заключенных в "отсталой" ("тюрьме народов") 160-миллионной Российской Империи7 По американским, уж никак не монархическим данным, в 1913 году их было всего 32 757, из которых политических было 5000' И это при наличии всяких революционных партий, стремившихся к насильственному перевороту и даже к цареубийству!

    Противникам монархии лучше не следует трогать этого беспристрастного и строгого судью-историю Самое сильное обвинение русской монархии со стороны тех, кто пережил российскую трагедию, состоит в том, что она преступно-недостаточно себя защищала, что в Петербурге-административной столице-было всего 5.000 полицейских, что была забыта истина, что обычно "бунт-это неудавшаяся революция", а "революция-это удавшийся бунт".

    Основная причина этой трагедии была, однако, не в случайном соотношении сил в столице в 1917 году, а в том, что ведущий слой, и правящий-бюрократия, и оппозиционный-интеллигенция, потерял чувство исторической ответственности, идейно и психологически оторвался от подлинного государственного и народного пути, променяв истинный российские ценности на чужие, западные, образцы.

    Наличие злой воли, разрушающей изнутри, и слабое сопротивление старого режима были ее следствием Трогательное единодушие в помощи революции со стороны иностранцев, как врагов-немецкой агентуры, так и союзников-английских дипломатов (посол Бьюкенен) также доказанный исторический факт История-это уроки прошлого, которые необходимо знать и учитывать.

    Л. Северский 1948 год

    Кто такой монархист?

    С давних пор многие мыслители пытались ответить на вопрос - что такое монархия? Лучше она или хуже республики? От Бога она или от людей? За этими глобальными вопросами остался в тени простой вопрос - монархист, каков он? Хотел бы подчеркнуть - не монарх, а именно монархист!

    Мышление большинства людей стереотипно: то есть они не вырабатывают свои взгляды на основе каких-то данных и своих рассуждений (три способа получения истины: эмпирика, логика, Божественное Откровение), а принимают их на основе того образа, с которым их мышление ассоциирует данное понятие.

    Для того чтобы немного пояснить, приведу пример. Волк, какой он? Большинство, наверняка, представили тощего серого волка из воспоминаний, сформированных виденными в детстве мультиками. Причем, скорее всего, волка представили в лесной чаще. Таков стереотип. Он вырабатывался годами: через рисунки, через мультфильмы. В действительности же, волк только на крайней степени истощения выглядит столь худым, как его изображают. В лесных чащах волки не живут, а предпочитают степную местность, где больше добычи.

    Аналогично и с монархистом. Из книг, преимущественно советских, из твердо заученных (не осознанных, а именно заученных) формулировок научно-диалектического материализма Маркса с его формационно-классовым подходом выработалось определенное видение монархиста. На основе классового подхода - это аристократ, представитель высшего, правящего состояния. Наше мышление начинает рисовать высокого худощавого мужчину лет сорока, с красивою рукою с длинными розовыми ногтями, кажущуюся еще белее "от снежной белизны рукавника" (Тургенев), "волосы у него с проседью, одет он во все серое, он кавалер нескольких орденов, у него высокий лоб, орлиный нос, и лицо его не лишено известной правильности черт" (Стендаль), усы, пенсне, французское prononciation… Этакий Павел Кирсанов Тургенева или господин де Реналь Стендаля.

    С другой стороны, оппоненты монархии не могли игнорировать многомиллионных членств в монархических партиях начала прошлого века. Поэтому нужно было повесить как можно больше ярлыков, насколько возможно, создать непритягательный образ: необразованный погромщик, одетый в оборванные и поношенные вещи, двумя словами - спившийся пройдоха (сравните с карикатурами Лансере или Соколова). Высокий лоб, узкие и маленькие глаза, расплывшиеся черты лица, щетина, маленький нос - это не идейный враг коммунизма или либерализма (смотря от эпохи), а совращенный чуждыми трудовому народу элементами (аристократами, смотрите абзацем выше) криминалитет и необразованный пролетариат.

    Я бы хотел особо обратить ваше внимание на то обстоятельство, что в подсознании русского народа, воспитанного советской школой, при слове "монархист" возникают именно такие ассоциации. Почему же они создавались, и почему их две?

    Ответ прост: чтобы оттолкнуть массы от монархии уже на подсознательном уровне. Оклеветать монарха не так легко, хотя и это делалось в советское время (да и сейчас делается) с завидной регулярностью. Поэтому действуют на заложенную в подкорку головного мозга поговорку: скажи мне, кто твои друзья, и я скажу тебе, кто ты! Нужно было опорочить монархистов. Вот они, те, кто собираются вокруг Престола! Неужели ты, порядочный и честный труженик, хороший семьянин, захочешь стать в одну шеренгу с ними?

    Эта цель всегда достигается в виде карикатур, говорящих образов: сразу же вспоминается карикатура из "Крокодила" - царь сидит на шее рабочего, поп в это время вынимает у него из кармана деньги, а "нетрудовой элемент" погоняет нагайкой. Такие образы надолго запоминаются. Когда их воспринимают как бесспорное, когда им верят, то не задумываются об их истинности или правдивости. Поэтому монархисты сегодня ведут борьбу не столько с идеологией либерализма или коммунизма, сколько с теми ярлыками, которые на них самих повешены либералами и коммунистами.

    Почему образов два? Чтобы укрепить неприятие к монархическому движению. Эти образы обостряют наиболее низменные чувства человека: зависть и презрение. К человеку, изображенному в первом образе, воспитанный на коллективизме рабочий испытывает зависть ("ишь, богатеев развелось!"), а ко второму - презрение ("сборище ленивых тунеядцев!"). При этом хочет того человек или нет, но его мышление создает комбинированный стереотип - ассоциацию. Скажем, когда Петрову говорят, что Иванов монархист, Петров представляет не аристократа и не погромщика (если, конечно, он лично с Ивановым не знаком), а человека, к которому Петров привык испытывать презрение и нелюбовь, то есть плоды двух исследованных нами образов. Если же Петров знает Иванова, причем знает его с хорошей стороны, то реакцией у Петрова станет недоумение, поскольку сознание придет в противоречие с рисуемыми бессознательным образом. По Фрейду, конфликт ego и id.

    С тем, что неприятие к монархии обусловливается не сознательными доводами, которые есть у человека, а именно бессознательными ассоциациями приходится согласиться, исходя из практики монархической пропаганды. Наиболее действенными оказываются не направленные на поиск положительных сторон монархии аргументы, а аргументы, направленные против образов, на которые мы ранее указали. Допустим, просто шок вызывают у собеседника-немонархиста сведения о том, что монархистами были Менделеев и Булгаков. Уважение к этим личностям порождает у Петрова скорее желание как-то разобраться в этом вопросе, чем отторжение, как было в случае с неизвестным ему Ивановым.

    Каков же на самом деле монархист?

    Начнем с версии Ивана Солоневича - русский крестьянин: от природы труженик и консерватор. Как пишет по этому поводу Солоневич: "Основные признаки русской народной психологии - это политический консерватизм и волевое упорство" ("Диктатура слоя"). Такой же теории придерживался Константин Победоносцев. При всем глубоком уважении к Солоневичу и Победоносцеву даже из их цитат видна их же неправота и подмена ими понятий - смешение терминов консерватизм и традиционализм. Часто эти понятия путаются. Монархизм - это наиболее последовательная, ортодоксальная и чистая концепция традиционализма. Монархизм является консерватизмом только тогда, когда в обществе царят традиционные ценности. Если же общество ушло от них (как это произошло у нас в России), то консерватизм и традиционализм перестают быть синонимами и превращаются в антонимы.

    Исторически прикладное понятие о традиционализме зарождается в Испании в ходе карлистских войн. Карлисты выступали под лозунгом: "?Dios y fueros!" - "Бог и привилегии!". Их идеалом были традиционные ценности испанского народа: католичество, абсолютная монархия (Rey netto), традиционные привилегии (хотелось бы подчеркнуть особо, что ими обладали все сословия, в том числе и крестьяне - в форме различных сервитутов). В 1840 г. карлистские войны завершились поражением карлистов, но процесс формирования двух основных течений продолжился: в 1854 г. началась Четвертая революция в Испании, приведшая к власти генерала О'Доннеля. В период между Четвертой и Пятой революциями (1856-1868 гг.) власть попеременно была то у либерального правительства (О'Доннель), то у традиционалистов (генерал Нарваэс).

    Таким образом, сформировалось представление о традиционализме, как одной из ветвей консерватизма (партия Нарваэса называлась Консервативной). Это не совсем так, как мы уже отмечали, хотя классический подход именно таков. Неоконсерватизм, как и либеральные и социал-демократические концепции, выступает за поступательную модернизацию общества по пути утверждения либеральных ценностей, что мы можем видеть на примере Евросоюза в виде Баррозу или Петеринка. Традиционализм представляет альтернативу как консерватизму в смысле слепой консервации старых порядков, как это было в Империи Цин, так и либерализму, ибо традиционализм выступает за развитие, прогресс, но на основе принципиально иных ценностей - традиционных ценностей общества. Тех ценностей, которые формировались у нации веками, тех ценностей, которые каждый ребенок усваивает сызмальства с молоком матери. Таковыми являются: традиционная для этой нации религия, обычаи и традиции, жизненный уклад.

    Консерватизм - вера тому, что есть; традиционализм - верность традиции. Крестьянство - консервативная общность людей. Приученные к колхозам, отученные работать с желанием крестьяне неохотно отказываются от этого плохого обычая - надеяться на кого-то. Крестьянин не является монархистом априори, потому что он крестьянин или русский крестьянин. И ссылки на шуанов Вандеи или крестьянство, приведшее к власти Наполеона III, неосновательны. Тогда это была правда, но для сегодняшней России это фикция, ни чем не подтверждаемая. Тех мужиков, о которых писал Солоневич, нет более.

    Поэтому образ монархиста в виде русского мужика неверен. В этом глубокое заблуждение соборников, которые пытаются достучаться до глубин деревенской души. В минувшем году мне пришлось участвовать в организованном монархистами во Владимирской области крестном ходу. Он проходил в историческом месте, где теперь деревня. Когда монархисты-горожане стали под хоругвями идти крестным ходом, поя "Царю Небесный", "Достойно есть" и "Боже, Царя храни!", ничего, кроме недоумения, лица сельских обывателей не выражали.

    Думаю, что, пытаясь выявить образ монархиста, нам нужно исходить не из классового или формационного подхода, ибо они априори направлены против монархии, а из личностного подхода: выявить качества, присущие настоящему монархисту, и в них разглядеть его подлинный образ. Образ монархиста, ибо это категория политическая, и она определяет отношение к: 1) вере; 2) праву; 3) государству и Государю; 4) обществу; 5) личности.

    Монархист - человек верующий

    Монархист - человек верующий. Он верит в Бога, но он не монах. Монархиста не нужно и даже нельзя изображать в рясе. Священники и иноки могут, а как писал св. мученик Владимир, митрополит киевский (†1918), даже должны быть монархистами, но это не есть их главная сущность. Сущность инока - посвящение Богу, смирение своей воли волей Божией. Инок отдает себя всецело, стремясь к совершенству. Монархист - это категория государственная. Он не столько стремится быть совершенным, сколько знает, где есть совершенство, в Ком оно заключено, и старается, в силу греховности человеческой природы, не быть личностью аморальной.

    Он верит, но не отрекается от мира. Он живет в миру и работает для наиболее благоприятного устройства земного царства. Его стихия - стремление к прогрессу. Но прогресс он понимает так, как его описывал Даль - духовное развитие. Монархист видит истину, но он лишь обыватель в сравнении с иноком. Он живет по заповедям, но, с точки зрения Церкви, не стремится к совершенству, ибо служение монархии есть форма его призвания, замысел, который сотворил о нем Господь. Церковное же совершенство невозможно без отказа от мира. Светские лица прославляются несравненно реже, нежели лица духовные. Это еще одно глубокое заблуждение соборников. Они хотят из жизни сделать монастырь, не понимая или не желая понять, что это не только бессмысленно, но и противно самой сущности христианства. Христианство - жизнь по Богу, жизнь в Боге, но для каждого она своя: вспомните свв. Константина, Маврикия, Филарета, Юстиниана и др.

    Отношение монархиста к праву - вопрос долгий и тяжелый. Ему посвящается многочисленная литература. Наиболее яркое исследование в этой области - "О монархии и республике" Ильина. В рамках статьи без доказательств приведем некоторые ключевые аспекты этой проблемы - проблемы монархического правосознания. Поясним, что правосознание - это то, что мы вкладываем в понятие права, каким мы видим право. Для монархического правосознания характерна идея справедливости. Достаточно сказать, что монархизм, как наиболее естественная политическая идеология, теснейшим образом связана с естественными сущностными характеристиками явлений.

    Во многих языках слово право происходит именно от слова правда, справедливость: в латыни право - ius, а справедливость - iustitia; в немецком - Recht и Gerechtigkeit; в русском - право и справедливость и др. Важным для монархиста является то, что он видит справедливость, понимаемую им, как сущность права, в ранге и обоснованном неравенстве. Следует особо обратить внимание на слово "обоснованный". Чувство ранга заключается в том, что монархист желает лучшему - лучшее, открывает для него простор для деятельности и самореализации на благо обществу и государству. Обоснованность привилегий является условием их существования. Привилегии даются способным ими воспользоваться людям: и овому убо даде пять талант, овому же два, овому же един, комуждо противу силы его (Мф. 25,15). Понимание того, что Господь разделил девять талантов между тремя рабами не поровну, на чем настаивают демократы, является сущностной отличительной чертой монархиста. Глубокое понимание справедливости этой библейской истины является его духовным наполнением.

    В отношении государства монархист является творящим субъектом, а не объектом воли монарха, на что указывает тот же Ильин, о чем пишет Солоневич в "Народной монархии", а Тихомиров в "Монархической государственности". Ценность монархиста в отношении к государству как нельзя точнее объяснил министр иностранных дел при Николае II граф Ламздорф: говорить монарху что думаешь, пока он не принял решения, и исполнять приказанное, когда приказ поступил. Монархист - это подлинный помощник и товарищ для монарха. Подданство - это связь монарха и индивида, но сущностной характеристикой этой связи является любовь. Нельзя быть монархистом, не испытывая к монарху любви, а любовь - это не потакание, а забота. Монархист заботится о монархии, потому что монарх для него - олицетворение государства, в нем воплощена, персонифицирована государственная идея.

    Монархист любит родину, ибо монархическая идея сугубо национальна. Невозможно создать "монархический интернационал" в долгосрочной перспективе. Монархист нацелен на свое Отечество, оно ему дорого. Ему чужды понятия космополитизма и превознесение себя над обществом. Индивид реализовывает себя, действуя в своих интересах на благо интересов общественных.

    Каждый человек индивидуален: его нужно понять и осознать. К нему нужно найти свой особый подход. Нельзя межличностные отношения свести к пустым математическим формулам. В реальной жизни даже математика оказывается лишенной значимости. Сфера ее применения в реальной жизни - физика и химия, а эти науки сплошь полны различных поправочных коэффициентов, которые должны сгладить "идеальные шероховатости" математических формул. Так и тем более так дела обстоят и в науках общественных. Личность тем и ценна, что она личность, что в ней, лишь Единому Богу ведомым способом соединены уникальные и неповторимые качества. В этом уважении к личности можно найти всю глубину монархиста, как человека. Честь (внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность души и чистая совесть) и благородство (поступки, поведение, понятия и чувства, согласные с истиной и нравственностью) определяют внутренний мир монархиста.

    По сути своей, если мы хотим написать портрет монархиста, то воплотить мы должны именно эти качества - честь и благородство. Чувство ранга неизбежно приводит к социальной дифференциации, и это правильно. На вершине монархической системы состояний находится дворянство, причем дворянство не кастовое, а дворянство качественное. Качествами же дворянства являются именно честь и благородство. Они не могут существовать вне Бога, ибо без Бога нет совести, нравственности и, главное, Истины. Они не могут существовать без ранга, ибо ранг определяет и вознаграждает доблесть, честность и порядочность. Они не могут существовать без уважения к другому - ибо без него нет уважения к самому себе.

    Вот он портрет монархиста, портрет монархиста теоретического, но реального. Реальность заключается в том, что монархист не только тот, кто соответствует этим качествам, но и тот, кто стремится им соответствовать. Монархиста от республиканца в повседневных оценках отличает всего одна черта, которая является следствием того внутреннего мира, который мы сегодня исследовали. Монархист видит в другом человеке личность, брата, поэтому общество для него семья. Республиканец видит в другом человеке индивида, поэтому общество для него коллектив. Dixi.

    Антон Любич. Минск. “Монархист” № 52, 2005

    Изуверные монархисты

    Если вам, любезный читатель, придет в голову кого-нибудь ритуально и изуверно умучать, то читайте газету “Земщина” - русскую грамоту Союза “Христианское Возрождение”, она же - глашатай “Предсоборного Совещания”. Это издание является крупнейшим авторитетом по вопросу о ритуальных убийствах и вполне может служить практическим руководством. “Русское православное возрождение”, по мысли авторов издания, заключается, надо полагать, в превращении русского человека в мономана с извращенными наклонностями, способного день и ночь думать только о “мерзких ритуалах” и видеть их на каждом шагу: от переливания крови в больницах до перерезания пуповины у новорожденных (№ 34). Эта увлекательная тема составляет около двух третей содержания “грамоты”, и в обзоре новых русских газет в журнале “Наш современник” (№ 1 ’91) главным достоинством “Земщины” заслуженно отмечалась “сосредоточенность духовного потенциала”.

    Но духовный потенциал этот, как видно, неисчерпаем. При всей своей сосредоточенности на патологических явлениях, его хватает и на другие проблемы. Одна из них, как ни странно, - Православная Монархия. Правда, ведущая тема “православного возрождения” слышна и здесь: восстановление Монархии видится как следствие немедленного прекращения “изуверных ритуалов” по всей территории страны, в отношение чего принимаются бесчисленные обращения к правительству. Прекрасное монархическое будущее, которое вслед за этим наступит, видится так: дети будут играть в ритуальные убийства, “бегая с книжками Даля в руках” (№ 65). Здесь имеется в виду книга “Разыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их” - чтение, надо сказать, не из легких, которое справедливо “вменяется в мученичество”. Но в восстановленном Православном Царстве эта книга будет, видимо, рекомендована для детского чтения.

    Единственным путем к достижению этой благодати провозглашен “Всероссийский Земский Собор”, который должен осуществить “избрание царя из законной династии Романовых” (№ 14). Этот неведомый за всю трехсотлетнюю историю династии порядок объявлен “единственно ясным путем”. С этой целью создано “Предсоборное Совещание”, но напрасно вы полагаете, что собор будет проводить выборы большинством голосов и что будут там заседать свободно избранные представители народа. В “Земщине” № 34 сообщается о создании некоей “опричнины”, присвоившей себе исключительное право “избирать” Государя, “как римские императоры поставлялись легионами при молчаливом согласии народа”. Можно только пожалеть, что на эту “опричнину” нет Царя Иоанна Васильевича. Право на “избрание” ставится в прямую зависимость от участия в “противуритуальном воительстве”, а остальная часть человечества трактуется как “косвенные и прямые пособники и тайносвершители ритуала”.

    Любопытно отметить, что само понятие “земщина” тот же Даль (правда, в другой книге) определяет как “области не вошедшие в опричнину”, а в уже упомянутом журнале “Наш современник” глубокомысленно отмечается: “Союз “ХВ” выбрал это название для своей газеты... как весьма актуальное для проницательного читателя”. Какой же проницательностью надо обладать, чтобы понять нынешнюю ситуацию: то ли земщина вошла наконец в опричнину, то ли газета стала органом “тайносвершителей ритуала”.

    В том же номере газеты изображена эмблема “опричнины”, представляющая собой крест с помещенной на нем отрезанной собачьей головой. “Что означает в талмудической символике мертвый пес?”, - вопрошает “Земщина” в № 40, и доверительно сообщает: “уничтоженного и умервщленного Христа”.

    Как видите, болезненное влечение к сатанинским глубинам не проходит даром. Это находит отражение и в таком немаловажном для монархистов вопросе, как отношение к наследнику престола, который в свете решений “Предсоборного Совещания” приобретает до странности знакомые, зловещие черты: “В настоящее время Законный Наследник Престола находится в сокровенном уединении, подобно Христу в Египте” (№ 14). Перед нами один из характернейших признаков антихриста.

    Но страницы газеты - это вершина айсберга, и лишь по косвенным признакам можно определить, что творится в духовных глубинах. По имеющимся данным, там уже все давно решено. например, один из главных идеологов “опричнины” Л.Болотин выдвигает теорию, из коей следует, что будущий “избранный государь” должен непременно зваться Михаилом во исполнение пророчества о “Михаиле, князе великом”. Некоторые “ультра” поначалу считали таковым М.Горбачева, но Болотин возлагает надежды на некоего Михаила Андреевича, сына Е.В. Князя Андрея Александровича от морганатического брака с Елизаветой Фабрициевной Руффо.

    В Писании сказано следующее: “И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего” (Дан. 12,1). Какой именно народ имеется здесь в виду - остается догадываться, учитывая при этом, что в № 61 “Земщины” двоюродный дед Михаила Андреевича охарактеризован как “внук еврея”. Об этом же мистическом ветхозаветном Михаиле рассуждает Болотин и на страницах очень русской и очень православной газеты “Мегаполис-Экспресс” (№ 28”90), где от фигурирует как “журналист и исследователь”. Интересен в этом отношении также “опричный наказ”, опубликованный в № 53 “Земщины”, где идет речь о необходимости особой защиты для “нелицемерно обратившихся от жидов к вере христианской”, которые, оказывается, “стоят в первых рядах опричного воинства” - надо полагать, во главе “опричнины”.

    Из всего сказанного выше логически вытекает еще одно существенное направление в деле восстановления Монархии - восстание против Законного Наследника Престола, который, как известно, “в сокровенном уединении” не сидел и в “избрании” помешавшимися на ритуальных убийствах выкрестами не нуждается. Поэтому “покаяние в земском грехе” измены Государю “Предсоборное Совещание” рекомендует начать с крамолы в отношении Его Преемника.

    Девиз газеты “Земщина”

    Девиз газеты “Земщина” гласит: “Демократия в аду - а на небе Царство”. Это, видимо, следствие глубокого разочарования постигшего Союз “ХВ” в результате пребывания в Христианско-Демократическом Интернационале и Народном Фронте России, в координационный совет которого был избран в 1989 г. глава Союза - “известный правозащитник патриотического направления” В.Н.Осипов. Момент этого избрания запечатлен на фотоснимке, помещенном в журнале “Голос Зарубежья” № 56. Особенно удачно получился транспарант со словами: “Древний Ярославль приветствует посланцев демократической России”. Посланцы - на соседней фотографии: сам “отец русской демократии” со всей своей “опричниной”.

    Что же привело их к разочарованию в международном демдвижении? простодушный ответ мы находим в издании “для внутреннего пользования” “Земля”, № 9. Оказывается - не получили ожидаемой помощи. Куда ж годится после этого вся эта демократия? - только в пекло! Впрочем, памятование об адских муках не мешает одному из “нелицемерно обратившихся” - В.Карпецу - состоять в Думе РХДД.

    Но когда с ними по хорошему, то и “соборники” отвечают добром. Например, несмотря на непрестанные заявления о “восстании на ереси”, рассадник ересей, терзающих современное Православие - Московская патриархия - окружена у них самым умилительным почтением. Почему? Очень просто: Союзу “ХВ” предоставлена полиграфическая база издательского отдела патриархии, где “суперэкуменист” Питирим печатает “Земщину” в порядке плюрализма, наряду с коранами и талмудами. И люди это ценят.

    Когда патриарх приехал в Иерусалим для переговоров с израильским правительством насчет присвоения имущества Русской Зарубежной Церкви, “Земщина” провозгласила эту поездку “святейшим паломничеством”. Ни экуменизм, ни братание с нью-йоркскими раввинами, ни гонения на приходы Истинно-Православной Церкви, - никакие искушения не могли превозмочь смирения ересегонителей. И лишь когда, в силу новой политической ориентации, партиархия сочла более неуместными слишком тесные контакты с “искоренителями ритуала”, и вся “опричнина”, обосновавшаяся возле паперти патриаршего собора, была разогнана нарядом милиции, тогда в “Земщине” замелькали обидчивые заголовки типа “Святительская измена”.

    Причудливое сочетание ростков демократии с мировоззрением Малюты Скуратова порождает тупиковые ситуации. Так и остается непонятным, каким образом осуществить “избрание государя”, если эта чисто демократическая процедура в корне противоречит монархическому принципу. Ничего другого не остается предположить, как то, что это совершится каким-то чудесным способом, и Господь должен подать некий знак. Воистину, “Род лукавый и прелюбодейный ищет знамение, и знамение не дастся ему” (Мф. 12,39).

    Нельзя не согласиться с “духовными вождями опричнины”, что невидимая брань имеет обоюдоострый характер. Не знаю, бывают ли там убитые и раненые, но контуженные, несомненно, есть. Возможно ли выздоровление? - трудно сказать, но лечиться все-таки нужно. Для начала неплохо бы научиться различать элементарные вещи: Православие и хлыстовщину, богомыслие и тягу к “тайным беззакониям”, монархизм и крамолу, смирение и низость. Одним словом, - убрать песью голову с креста.

    Михаил Александров. “Монархист”, №14-15, 1992

    О возможностях восстановления Священной монархии в России

    "Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая - по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу - и будет по завету князя Владимира, - как единая Церковь".

    Св. Иоанн Кронштадтский

    Такая возможность, безо всякого сомнения, существует. Она подкрепляется авторитетнейшими пророчествами как российских, так и греческих прозорливцев. Самые древние пророчества о восстановлении разрушенного русского христианского царства принадлежат малоизвестным святым отцам VIII-IХ веков. Они написаны на греческом языке и обнаружены исследователями относительно недавно, во второй половине XX века. О них подробно повествует Архиепископ Серафим, Чикагский и Детройский. Мы имеем также ряд достоверных пророчеств русских святых и прозорливцев. Это, прежде всего, пророчества ясновидца монаха Авеля, архиепископа Феофана Полтавского (Быстрова), схиархимандрита Лаврентия Черниговского, Оптинских и некоторых иных старцев.

    Однако пророчества эти не безусловны, а зависят от русского народа - от его покаянных и молитвенных трудов, веры и добрых деяний. Тем не менее, полное согласие святых пророчеств с желанной идеей возможного восстановления русского царства говорит о многом. По мысли одного из подвижников святости, разве что по грехам нашим Господь переменит Свой Промысел, но тогда это будет означать уже полную и окончательную гибель России, ибо восстановление Православного Царства в России - последняя надежда на спасение любимой отчизны.

    Согласно пророчествам схиархимандрита Лаврентия Черниговского, "Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь православный Божий Помазанник. В России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на Церковь Православную не будет. Господь святую Русь помилует за то, что в ней было страшное предантихристово время… В России будет процветание веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского Православного Царя будет бояться даже сам антихрист..." (Поучения пророчества старца Лаврентия Черниговского М.1996 стр.158).

    Согласно пророчеству святителя Феофана Полтавского: "Россия воскреснет из мертвых. И весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. …Великие старцы говорили, что Россия возродится, сам народ восстановит православную монархию. Самим Богом будет поставлен сильный царь на престоле. Он будет большим реформатором и у него будет сильная православная вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля. Он придет из династии Романовых пор линии матери. Он будет Божиим избранником, послушным ему во всем. Он преобразит Сибирь. Но эта Россия просуществует недолго. Вскоре будет то, о чем говорит апостол Иоанн в Апокалипсисе" ("Духовник Царской Семьи", М, 1994, стр. 89).

    Поразительным воспринимается ныне пророчество монаха Авеля о Государе Николае II и последующим восстановлении монархии в России: "Ужели сие есть кончина державы Российской и несть и не будет спасения?" вопросил (Император) Павел Петрович. "Невозможное человеком, возможно Богу, - ответствовал Авель, - Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре и воздвигнет рог спасения русского. - И восстанет в изгнании дома твоего князь великий, стоящий за сынов народа своего. Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речет: "Царь здесь или там", но "это он". Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое признание…Имя его трикратно суждено в истории Российской"("Житие преподобного Авеля прорицателя", изд. Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, 1995).

    Важно отметить, что в святых пророчествах речь идет о восстановлении Богом "природного русского государя", причем из рода Романовых (а не из потомков маршала Жукова, как предлагают некоторые неразумные лица, именующие себя монархистами). Природных государей, как уже отмечалось выше, даровал Господь России в лице Рюриковичей и Романовых. Ныне легитимные права на Российский престол, если будет милостью Божией восстановлена священная православная монархия в России, имеют потомки Великого Князя Кирилла Владимировича в лице Е. И. В. Марии Владимировны и ее сына Великого Князя Георгия Михайловича. Несмотря на сложность и достаточно противоречивые мнения, включая юридические оценки, автор (не имеющий прямого отношения ни к каким монархическим организациям, а потому связанный только обязательствами христианской совести и опирающийся на данные исследований и прежде всего на мнения подвижников святости и благочестия последних времен), склонен высказаться за единый, ясно очертанный указанный выше легитимный вариант престолонаследия, подтвержденный некогда такими церковными авторитетами, как Митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Иоанн (Максимович), Архиепископ Аверкий (Таушев) и некоторыми другими авторитетнейшими иерархами РПЦ.

    Примечательно, что еще в 1929 г. по случаю пятилетия со дня выхода Манифеста 31 августа 1924 г. о провозглашении Великого Князя Кирилла Владимировича Императором Российским, основатель Русской Зарубежной Церкви Митрополит Антоний (Храповицкий) выступил с официальным Обращением к православным русским людям, в котором утверждалось, что старшим в Доме Романовых "бесспорно является Кирилл Владимирович". Этого же мнения, судя по достоверным свидетельствам, придерживался незадолго до своей кончины и Патриарх Тихон, отказавший в заочном благословении на Царство Великого Князя Николая Николаевича, в силу того что был жив в изгнании Великий Князь Кирилл Владимирович, являвшийся двоюродным братом убиенного Царя-страстотерпца Николая II. Об этом исключительно важном факте свидетельствует, в частности, архиепископ Южно-Американский Николай (Соловей) в своем письме от 7 августа 1925 г., где сообщает: "13 мая 1924 г., за четыре дня до моего отъезда за границу, я имел двухчасовое совещание с патриархом Тихоном и Петром Крутицким. Патриарх Тихон дал мне собственоручно написанное письмо с указанием следующего содержания: 1) что я принят и возведен в сан архиепископа, 2) что Святая Церковь не может благословить Великого Князя Николая Николаевича, раз есть законный и прямой наследник престола - Великий Князь Кирилл" (цит. по статье А.Страхова "Церковь, революция и монархия", "Жизнь за Царя", №7-8, 1996).

    Показав далее из Писания, что Богом благословляемой властью является только власть Царская, владыка Антоний пишет: "А какое же касательство ко всему этому власти церковной? Она обязана указать православному народу законного Царя и призвать народ к послушанию. Так творили и древние пророки Самуил, Илия и Елисей; так творили и наши святые отцы и учителя Церкви - митрополиты Петр, Алексий и Иона. Так обязуюсь творить теперь и я, грешный, оставшийся старшим иерархом во Всероссийской Церкви после кончины Св. Патриарха Тихона, согласно постановлению Всероссийского Церковного Собора 1918 года… Итак, отцы и братие, умоляю вас, отрекитесь окончательно от треклятой революции против Бога и Царя и предайтесь во имя Отца и Сына и Святаго Духа законному Царю нашему Кириллу Владимировичу и законному Наследнику Его Владимиру Кирилловичу" ("Царский вестник", Белград, №63, 1929).

    Законные права Кирилла Владимировича подтверждены также серьезными исследователями, среди которых сенатор Н. Корево, автор труда "Наследование Престола по основным Государственным Законам", опубликованного в Париже в 1922 г., а также преосвященный Антоний, архиепископ Лос-Анжелосский и Южно-Калифорнийский, под редакцией которого в 1985 г. вышла фундаментальная книга "Наследование Российского Императорского Престола". Серьезно изучал этот вопрос и пришел к аналогичному выводу также и архиепископ Иоанн (Максимович). Вот строки из его работы "Происхождение закона о престолонаследии": "Россия несет и будет нести тяжелые последствия этого преступления (цареубийства), пока власть в ней не перейдет опять в руки того, кто Самим Промыслом сделан ее объединяющим главою, опорою и хранителем ее благосостояния. А таковым является старший по первородству член царского рода". Как известно, после убиения Царственных мучеников и Великого Князя Михаила, старшим по первородству был двоюродный брат убиенного Государя Николая II Великий Князь Кирилл.

    Разногласия в стане нынешних российских монархистов

    Огромные разногласия в стане нынешних российских монархистов свидетельствует, с одной стороны, о недостаточной осведомленности многих сторонников восстановления православной монархии со специальной литературой, включающей и приводимые выше источники, с другой стороны, подтверждают необходимость строгого разграничения святомонархистов от монархистов вообще, (то есть выступающих только лишь за единодержавие и сильную централизованную власть), а также от монархистов-соборян (соборников), монархистов -конституционалистов, выступающих за декоративную конституционную форму монархии, монархистов альтернативного толка и прочих "монархистов", а также от так называемых "непредрешенцев" ("что Бог пошлет, та власть и будет").

    Во благо отчизны и священной монархии необходимо, конечно же, все эти разногласия и разночтения, по возможности, устранить, но не путем межпартийных склок и бесплодных политических дискуссий, а молитвенно-покаянным и соборным путем. Не следует всем нам забывать и о непримиримой вражде тех сил, что уничтожили царскую власть в России. Их и поныне страшно пугает возможность восстановления Священной православной монархии в России. Потомки предавших Государя на поругание и надругательства и теперь не очень-то склонны к признанию в грехе цареубийства своих предков, а выдвигают новые лукавые лозунги о непричастности русского народа в том дьявольском преступлении века. Но если не будет покаяния русского народа в грехе цареубийства ( именно цареубийства, а не только цареотступничества!), к которому призывали Св. Патриарх Тихон и ныне здравствующий Св. Патриарх Алексий II, митрополит Иоанн (Максимович), архиепископ Аверкий (Таушев), епископ Нектарий (Концевич) и другие православные авторитеты последних времен, то не будет и Божьего прощения и народ русский так и останется под церковной анафемой за нарушение Постановления Великого Земского Собора 1613 года.

    Наконец, велика роль и позиция Православной Церкви по вопросу восстановления священной православной монархии в России. С одной стороны, в документах новой социальной концепции РПЦ однозначно признала предпочтительность монархической формы государственности. С другой стороны, эта приверженность святорусским традициям не находит, как представляется, должного богословского и просто просветительского в среде верующих продолжения. Как справедливо указывает современный публицист А. Страхов "Учение о Монархии, как Божественном учреждении, составляет неотъемлемую часть всего учения Православной Церкви. Отказ от него невозможен, и даже находясь в условиях республиканского государства, оставаясь лояльной ему, Церковь должна свято хранить (хотя бы в идеале) свою приверженность единственно реальной существующей Христианской Государственности -Православной Монархии ("Церковь, революция и монархия").

    Вместе с тем, на сегодняшний день в народе русском утрачено монархическое самосознание; исторические знания на сей счет искажены и явно недостаточны.

    В связи с чем, святомонархическое всенародное просвящение, вслед за православной катехизацией, приобретает особо важное значение. "Восстановление монархии в России немыслимо без одновременного духовного возрождения и всестороннего просвещения обманутого и оболганного русского человека, который стараниями разномастных политиканов сегодня окончательно запутался в вопиющих противоречиях эпохи", - пишет Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн(Снычев) ("Одоление смуты", стр. 339). Далее Владыка подчеркивает, что " Необходимо найти действенные и эффективные способы, чтобы объяснить людям: монархия означает вовсе не произвол бесконтрольной власти, но наоборот - самую совершенную форму правовой государственности, возводящую ответственность как правителей, так и подданных к высшим источникам правосознания -к совести, к патриотизму, к Богу и Его святым заповедям"(цит. по книге "Посох духовный", стр. 208).

    Совершенно ясно, что ныне мы имеем в России картину удручающего всеобщего нестроения, взаимного непонимания, разобщения лучших сил общества, какой-то, порой просто странной и необъяснимой духовной слепоты опытных политиков. Очевидно, что для возрождения Святой Руси нужен некий объединительный Символ власти, подлинный народный вождь. Никакие партийные политические лидеры для этой роли не годятся. Таким символом подлинно русской государственной власти может стать только легитимный (законный, природный) русский православный Государь. Лишь через эту ключевую сакральную, вымоленную у Бога фигуру, возможен дальнейший духовный подъем русского народа, устранение всеобщих нестроений, сплочение лучших людей страны, подлинное возрождение святой Руси. Только русский законный Царь благодатным Царским Словом своим и железною волею богоданной власти пресечет смердящее всеобщее словоблудие, искоренит скверны нашего падения, приостановит растление детей и молодежи, наведет порядок в средствах массовой информации, в печати, укрепит обороноспособность страны, жестко покарает изменников и предателей Отчизны.

    "Кто теперь, как тогда Царь может объять своей отеческой любовью весь народ всю Россию и жертвенно им служить? - пишет в своей прекрасной статье "Последний луч" протоиерей Лев Лебедев. - Никто. Потому что никто, кроме законного Царя не может ни называться, ни быть Отцом, "Батюшкой" всего народа! Президенты - люди всегда временные, всегда выдвиженцы лишь части(партии) общества, да и лезут на верх из своего тщеславия и властолюбия, а не Богом призванные. А у Русского Царя была не жажда власти в душе (власть он воспринимал как Крест, бремя). А именно любовь. Его, царя, еще наследником так воспитывали. Ему при помазании на царство свыше от Бога, подавался и особый дар любви к подданным, и способности разуметь, что и как нужно для них делать. Но и то сказать, что теперь у русскоязычного населения не может быть такой любви к Православному Царю, какая была у Народа Русского. Теперь не над кем ставить царя", - заключает автор статьи ("Монархист" №36, 1998). Однако мы веруем в милость Божию и продолжаем умолять Господа о возрождении в России православной Священной монархии, дарование которой и будет означать освобождение русского народа от всех форм иудейского рабства.

    Царский приход наполнит новым смыслом бытие русского народа, вернет утраченное понимание своей вселенской миссии народу-богоносцу, который вновь ясно и четко осознает свое предназначение нести последнюю вселенскую проповедь Слова Божьего для народов мира "Я, не заглядывая вперед, с твердой надеждой на милость Божию, полагаю, что Государь Император будет указан Нашими Основными Законами, в союзе с Церковью Православною, совместно с Русским народом", - писала в письме к Великому Князю Николаю Николаевичу мать последнего русского вдовствующая Императора Мария Федоровна. В этих словах также слышится надежда на милость Божию и уверенность в будущем восстановлении Православной Священной монархии на Руси…

    Владимир Невярович. Воронеж. “Монархист”, № 50-51, 2004

    Душа России

    Надо ли говорить еще о подвиге Белой Армии, о значении "белого движения", спасшего честь России! Об этом теперь не спорят: это уже история. Придет день, когда блистающее имя Белый воин и сумеречное - галлиполиец - станут для всей России священными именами русского мученика-борца и русского героя. Это придет, и Россия встретит лучших сынов своих высокой и гордой честью: священное имя - Белый Воин - явится знаком высокого духовного отбора - новой русской аристократии.

    Воины Белой Армии, к какому бы слою они ни принадлежали, - аристократы ли по рождению, крестьяне, казаки, дворяне, горожане, - истинные сыны России, аристократы духом, Ее душа. И Россия признает это и закрепит почетно: впишет славные имена в великую Золотую Книгу - Российской Чести.

    Семь лет уже протекло с отхода. Но что такое семь лет! что может значить это движение серых дней, в сравнении с тем великим, что знаменует собою российское "белое движение"! Три года борьбы - исторический перелом, лучше сказать - пролом русской истории. Пролом, в котором Россия как бы найдет себя! Да, Россия найдет себя на крестном пути героического "белого движения".

    Скажут: на пути поражения?! Скажут ненавистники и слепцы. Скажут те, кто не разумеет Скрытого Лика судеб народа. Или не знаем случаев, когда внешнее поражение обращалось в великую победу?! Мы, христиане, знаем. Мы, христиане, знаем Величайшую Победу: "не оживет, аще не умрет". Ненавистники и слепцы усмехнутся только. Пусть смеются. Смеялись и на Голгофе. Мы имеем свою Голгофу. И будем иметь Воскресение, свое.

    Но в чем же победа наша, и что это за пролом в истории России?

    Белое движение и завершившее его галлиполийство есть удержание России на гиблом срыве, явление бессмертной души Ее, - ценнейшего, чего отдавать нельзя: национальной чести, высоких целей, назначенных Ей в удел, избранности, быть может, - национального сознания. За это, за невеществленное, за душу, - бились Белые Воины - нынешние галлиполийцы, и те, кто пали на поле брани, на поле российской чести, и те, что остались там, хранимые Господом до сроку, и те, кто в великих муках были истреблены.

    Белое движение есть отбор, отбор лучшего русского по духу, по чувствованию России, отбор - того, что не мыслило без России быть, не могло мириться с Ее искаженным ликом, с надругательством над Ее душой. Самое чуткое, самое живое, духовно-крепко спаянное с Россией, к каким бы ни принадлежало классам, религиям, партиям, если только чувствовало биение сердца Родины, - вливалось в Белую Армию или было духовно с нею. Страшная жизнь делила, творя отбор.

    Я не хочу сказать, что там, на российской почве, осталось одно худое. Я хочу сказать, что "белое движение" захватило собой ценнейшее в национально-духовном смысле, что оно есть - отбор.

    Оно - великий этап России, великий раздел исторического пути Ее, великий пролом истории, за которым Россия найдет себя. В этом движении, в борьбе с врагами национального, с отбросом международья в личине коммунизма, Россия нашла в себе силу-волю. Россия увидала пропасть небытия - и нашла в себе волю - быть. И эта светлая воля - быть- - лучшее от Нее, Белые Воины Ее, и оставшиеся в живых - галлиполийцы.

    В истории России были суровые этапы, когда Она, теряясь, находила себя опять: Куликово Поле, избрание на царство Михаила, Двенадцатый Год... - изломы в истории России. Но то, что случилось с нами, - не исторический перелом: это - пролом. За ним - уже Новая Россия, которая непременно будет.

    За ним - напряженнейшие искания подлинного национального бытия, национального обновления, собирания и оберегания того, что есть Россия, что лежит к Ней естественно, без чего она быть не может, - что есть Православная Великая Россия.

    Годы горестной жизни вдали от Родины... За эти годы, в нашем сознании величайшего из насилий - над Родиной, не может не обостряться, не может не углубляться чувство национального позора, чувство страстной тоски по Ней... В сознании пережитого, мы крепнем национальной волей, мы копим гордость, мы давим боли, лелеем национальные надежды... И все ясней, и полней, и краше вырастает перед нами образ России нашей, как Идеал.

    Без Родины, мы остро болеем Ею, делаемся национально крепче. Лучшее, что дала от себя Россия, - Белые Воины, национально крепчайшее, - с нами, здесь. В достойной борьбе за жизнь, носители сильной воли - найти Россию, они высокий пример для нас, для новых, ярко национальных поколений: российская новая закваска. Они - ярчайший пример великого национального напряжения, безоглядно-жертвенного. Это высокое напряжение светлой российской воли полагает камень будущего строительства, национального, самоотверженного, подчиненного высшей цели: воли России - быть. Это высокое напряжение, это жертвенное служение России, в железном, галлиполийском, строе, полагает конец противонациональным течениям русской общественности, - источнику многих зол, способствовавших российскому погрому, - является потрясающим примером страданий неповинного поколения, за ошибки и преступления отцов и дедов. Белые Воины - высокий и страшный пример национального Искупления. Они кровью своею ставят Россию - на высоту, делают бытие Ее - высшей целью жизни: они умирали за Нее, добровольно!

    Близится день Возврата. Не знаем срока, но срок идет. Белые Воины, истинные сыны России, войдут в Нее, в обретенную, свою Россию, не только с высокопочтенным значком первопоходника и галлиполийца, но и с нетленным знаком - кровью запечатленной любви к отечеству, обереженной национальной чести и упорно творящей воли.

    И Россия обнимет их.

    Иван Шмелёв Севр, 1927 г.

    фото

    Источник — http://monarhist.info/

    Просмотров: 876 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 141

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году