Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Август » 5 » • Издевательства иудеев над украинским народом •
12:03
• Издевательства иудеев над украинским народом •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Издевательства иудеев
  • Пресечение ростовщиков
  • Дьявол устал плясать по Украине
  • Филаретовская "Церковь" мертва
  • Изливается обильная благодать
  • Господь призывает Владимиров
  • Униатский майдан
  • Еще один американец
  • В завершение
  • Предисловие

    Особенностью русского крестьянства являлось то, что земли было много, а рабочих рук мало. Это, кстати, было одним из главных препятствий для насаждения крепостного права. Феодал чаще всего охотно ссужал крестьян деньгами на обзаведение на своей земле, но и крестьянин смотрел на это как на выгодную сделку.

    «Заём под работу, — писал В.Ключевский, — был для бедного человека в Древней Руси наиболее выгодным способом помещения своего труда».

    Позднее наличие этой ссуды сделалось одним из главных факторов закрепощения.

    Вспомним«русскую правду»: «52. Аже закупь бежить от господы, то обель; вдеть ли искатькунь, а явлено ходить, или ко князю или к судиям бежить обвдыделя своего господина, то про то не робять его, но дати ему правду».

    Закуп - смерд, находящийся в феодальной зависимости от господина за ссуду. Обель - полный холоп. Робят - превращают вхолопа. Дата правду - дать суд.

    Перевод. 52. Если закуп убежит от господина (не расплатившись с ним за ссуду), то становится полным холопом; если же он пойдет искать денег с разрешения господина или побежит к князю и его судьям с жалобой на обиду со стороны своего господина, то за это его нельзя делать холопом, но следует дать ему суд.

    По церковному закону «Правосудие митрополичье», «закупный наймит», не пожелавший оставаться у господина и обратившийся в суд, мог получить свободу, возвратив феодалу «вьдвое задаток», что было равносильно на практике полной невозможности порвать с господином, так как тот определял и размеры своего «задатка» закупу +(Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. М. 1976. с. 210).

    Во время нашествия татар (1239), разрушивших Киев, пострадали также евреи-ростовщики, но во второй половине 13 в. они приглашались великими князьями селиться в Киеве, находившемся под верховным владычеством татар. Пользуясь вольностями, предоставленными евреям и в других татарских владениях, киевские евреи вызвали этим ненависть к себе со стороны мещан.

    Подобное происходило не только в Киеве, но и в городах Северной России, куда при татарском господстве открылся «путь многим купцам Бесерменским, Харазским или Хивинским, издревле опытным в торговле и хитростях корыстолюбия: сии люди откупали у Татар дань наших Княжений, брали неумеренные росты с бедных людей, и в случае неплатежа объявляя должников своими рабами, отводили их в неволю. Жители Владимира, Суздаля, Ростова вышли наконец из терпения и единодушно восстали, при звуке Вечевых колоколов, на сих злых лихоимцев: некоторых убили, а прочих выгнали».( Татищев, Василий Никитич (1686-1750.)История Российская : [В 3 т.] Василий ТатищевМ.: АСТ, 2003).

    В наказание восставшим грозил приход карательной армии от хана, предотвращённый посредничеством Александра Невского. В документах 15 в. упоминаются киевские евреи — сборщики податей, владевшие значительным имуществом.

    Остатки Киевского княжества после разорения татарами вошли с XIV в. в Литовское княжество, а затем и в объединённое Польско-литовское государство, — «из Подолии и Волыни евреи стали медленно проникать и на Украину» — Киевщину, Полтавщину и Черниговщину. Этот процесс ускорился, когда по Люблинской унии (1569) обширная часть Украины перешла непосредственно к Польше. Основное население— православное крестьянство, до сего времени имело вольности и было свободно от податей.

    Теперь началась интенсивная колонизация Украины польскою шляхтой при содействии еврейских ростовщиков.
    «Казаков прикрепили к земле и обязали к барщине и даням... Католики-помещики обременяли православных хлопов разнообразными налогами и повинностями, и в этой эксплуатации на долю евреев выпала печальная роль», они «брали у панов на откуп “пропинацию”, то есть право выделки и продажи водки», и другие отрасли хозяйства.

    «Арендатор-еврей, становясь на место пана, получал, — конечно, лишь в известной мере, — ту власть над крестьянином, которая принадлежала землевладельцу, и так как еврей-арендатор... старался извлечь из крестьянина возможно больший доход, то злоба крестьянина... направлялась и на католика-пана, и на еврея-арендатора.

    В главе «Антисемитськи мотивы в объяснениях Хмельниччины» ("Початки Хмельниччины" стр. 123) Грушевский пишет:
    «Евреи арендаторы заарендовали все шляхи казацкие и заставили их своими шинками».

    Как издевательства иудеев над украинским народом закончились жестоким погромом

    Украинский народ создал целый цикл «дум» — сказаний о еврейском угнетении, о которых подробно пишет украинский историк Грушевский :

    «Котрый бы то козак альбо мужьж схотив рыбы наловыты,
    Жинку свою з дитьмы покормыты,
    То не йде до попа благословытыся,
    Да пиде до жыда-рендаря, да поступы йому часть
    оддать
    Щоб позволыв на ричци рыбы наловыты
    Жинку з дитьмы покормымы».

    По словам французского инженера Боплана, который в этот период провел несколько лет на Украине на службе у князя Конецпольского "положение и жизнь крестьян можно было сравнить с жизнью невольников на галерах".

    Московский купец Кунаков, проехавший Украину зимой 1648-49 г. то-есть непосредственно после начала восстания, разбирая его причины, говорит: «жиды черкасов (то-есть украинцев) грабили и издевались над ними: как только который черкас выкурит водки или сварит пиво, не сказавши жиду и не снимет перед жидом шапку, жиды придирались к нему, грабили и уничтожали, а его имущество отбирали, жен и детей насильно забирали на работу».

    Поляк Грондскай, описывая подробно все тяжелые повинности крестьян, говорит, что оии «росли изо дня в день, по большей части потому, что отдавались на откуп евреям, а те не только выдумывали разные доходы, весьма несправедливые для крестьян, но и суды над ними присвоили себе». (Андрей Дикий. НЕИЗВРАЩЕННАЯ ИСТОРИЯ УКРАИНЫ-РУСИ. ТОМ I. Издательство «Правда о России»Нью-Йорк, 1960 г.)

    В одной летописи находится такой перечень даней, взимаемых евреями:
    "От играния на дудке, на свирели, на скрипице и прочаго... от детей новорожденных за повияч, от всяких садових и огородних плодов, от каждой хаты, подушенний оклад, от вступающих в брак, от улия пчел, от рыболовни, из стодоли, от ветряных млинов и жоровней, судние посули, т.е. на... позвах для судящих; откупы жидовские церквей Божиих, также и всяких питейных вещей; пороговщину от каждаго рога воловаго и короваго..."
    Русский мир. 1873. N293.

    И вот почему, когда в 1648 г. разразилось страшное восстание казаков под предводительством Хмельницкого, евреи, наравне с поляками, пали жертвой», погибли десятки тысяч евреев. Вся Украина была открыта перед войсками Хмельницкого, которые, как хищные звери, набросились на беззащитных людей. Прежде чем убить,казаки долго пытали свои жертвы. Легче была участь тех, кто попал в руки татар, союзников Хмельницкого.

    Проданные в рабство в Турцию, они не теряли надежды на то, что их выкупят. Евреи бежали в крепости, которые стояли, как отдельные острова, среди моря восстания. Но не все крепости устояли. Где силой, а где хитростью казакам удалось захватить многие из них.

    К городу Немировуказаки подошли под польскими флагами. Думая, что идут поляки, жителигорода открыли ворота. С дикой свирепостью ворвались казаки в город, убивая и евреев, и поляков, 6 тысяч евреев погибло в тот день - 20 сивана 5408 (1648) года. Этот день отмечался постом во многих польских и литовских общинах.

    Раби Шабтай Акоэн так описываеттрагедию города Немирова: «Убили в городе около шести тысяч душ: мужчин и немощных старцев, юношей и девушек, младенцев и женщин. Несколько сот человек утопили. В синагоге перед шкафом со святыми книгами зарезали канторов, служек. Вытащили свитки Торы и понаделали андалий и ботинок из них».

    Раввин Ганновер пишет: "много общин, которые лежали за Днепром, близь мест войны, как Переяслав, Барышевка, Пирятин, Лубны, Лохвица, не успели бежать и были уничтожены во имя Божие и погибли среди мук страшных и горьких. С одних содрана кожа, а тело выкинуто на съедение псам; другим отрублены руки и ноги, а тела брошены на дорогу и через них проходили возы и топтали их кони...»

    Сохранилось и, приводимое Грушевским, описание, как производились эти погромы: "одних порубили, другим приказали выкопать ямы и потом туда побросали еврейских жен и детей и засыпали землей, а потом евреям дали мушкеты и приказали одним убивать других"...
    (Андрей Дикий. НЕИЗВРАЩЕННАЯ ИСТОРИЯ УКРАИНЫ-РУСИ.ТОМ I.Издательство «Правда о России»Нью-Йорк, 1960 г.)

    Весною 1768 года во время гайдамацких восстаний началась страшная резня, известная в истории как "Уманская резня". В Умани была сооружена висилица, на которой были повешены: поляк, ксендз, еврей, собака и каким то грамотеем-"гайдамаком" была сделана надпись: "лях, жид та собака — вира однака"...

    Золотой Век польского еврейства остался позади. По мнению одного из беженцев, в Польше в период с 1648 по 1660 год погибло и бежало более 600 тысяч евреев.

    Архидиакон Павел Алепский пишет:"Что касается породы жидов, то их вконец истребили. Красивые дома, лавки и постоялые дворы, им принадлежащие, теперь сделались логовищем для диких зверей, ибо Богдан Хмельницкий (да будет долга его жизнь!) завладел этими многочисленными городами... и теперь эта страна занята чисто православными казаками".
    Путешествие Антиохийского патриарха Макария... описанное его сыном архидиаконом Павлом Алепским. Киев, 1997. С.33.

    Гоголь так описывает казацкий еврейский погром: «Жидов расхватали по рукам и начали швырять в волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровыезапорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе» («Тарас Бульба»).

    Впрочем, о трагической истории еврейского ростовщичества, его истокахмы будем говорить в отдельной главе.

    На Украине же за ничтожно-короткийсрок, сотни запорожскихголодранцевпревратились в обладателейогромныхсостояний.

    Об этом так пишет исследователь Николай Ульянов в книге «Происхождение украинского сепаратизма»
    (Издание, изд-во Вагриус, 1996):
    «Уже в XVIII веке малороссийские помещики оказываются гораздо богаче великорусских, как землями, так и деньгами. Когда у Пушкина читаем: «Богат и славен Кочубей, его поля необозримы» - это не поэтический вымысел. Народ чувствовал себя не лучше, чем при поляках, тогда как «свободы» и «легкости» выпали на долю одному знатному казачеству, налегшему тяжелым прессом на все остальное население и обдиравшему и грабившему его так, как не грабила ни одна иноземная власть.

    Только абсолютно бездарные, ни на что не способные урядники не скопили себе богатств. Все остальные быстро пошли в гору. Мечтая издавна о шляхетстве и стараясь всячески походить на него, казаки лишены были характерной шляхетской брезгливости к ростовщичеству, к торговле, ко всем видам мелкой наживы.

    Более или менее богатые казаки начали округлять владения путем скупки за бесценок «грунтов» у обнищавших крестьян. Царское правительство решительно запрещало такую практику, так как она вела к уменьшению тягловых единиц и к сокращению доходов казны, но казаки, при попустительстве гетманов и старшины, продолжали скупать грунты потихоньку.

    Для отторжения крестьянской земли не брезговали ни приемами ростовщичества, ни игрой на народных бедствиях.

    Отец гетмана Данилы Апостола давал в неурожайный год деньги нуждавшимся, прибегавшим к займу, «чтоб деток своих голодною смертью не поморити», а потом за эти деньги отнимал у них землю. Полковник Лизогуб содержал шинок, с помощью которого опутал долгами мужиков и за эти долги тоже отбирал землю.

    О подвигах его сохранился красочный документ - жалоба некоего Шкуренка, взявшего у Лизогуба 50 злотых взаймы. «Дай мне в арешт грунта свои, а я буду ждать долг,пока спроможешься с деньгами»-сказал полковник. «Я и отдал свой грунтик, но не во владенье, а в застановку (в заклад). А как пришел срок уплаты, стал я просить Лизогуба подождать, пока продам свой скот, который нарочно выготовил для продажи. А Лизогуб задержал меня в своем дворе и держал две недели, требуя отдачи долга.

    Со слезами просил я отпустить меня домой,так как жена моя лежала на смертной постели. Но Лизогуб тогда же со своим господарем (управляющим) оценил мой грунтик и насильно послал меня к конотопскому попу, говоря: иди к попу, и как поп будет писать, будь при том.

    Поп написал купчую, но без свидетелей с моей стороныи без объявления в Ратуше. Так пан Лизогуб и завладел моим грунтом, хотя я и деньги ему потом носил» .

    На своем «грунту»крестьянин нигде не чувствовал себя прочно, потому что всякому более или менее «моцному» казаку позволено было посягать на него правдами и неправдами.

    Уже вскоре после Хмельничины наблюдаются случаи, когда старшина «силомоцью посидает людские грунта». В гетманство Мазепы подобная практика приобретает характер народного бедствия. Особенно свирепствовал любимец Мазепы, полковник Горленко. «Где было какое годное к пользе людской место, все он своими хуторами позанимал, а делал это так, что одному заплатит, а сотни людей должны неволею свое имущество оставлять. Куда ни глянешь - все его хутора, и все будто купленные,а купчие берет, хотя и не рад продавать».

    Тем временем Петербург создавался и обустраивался Петром I как столица Российской империи, крупный морской порт, торговый и финансовый центр страны. Здесь зарождались и развивались финансовые и кредитные отношения, налаживались внешнеэкономические связи России, появлялись первые биржи и банкирские дома, казенные и коммерческие банки, был учрежден Государственный банк.

    До середины XVIII в. кредитованием хозяйственной деятельности в Российской империи занимались главным образом ростовщики. Только организаторы мануфактур и купцы, занимавшиеся внешнеторговыми операциями, пользовались иногда казенными ссудами, большей частью беспроцентными.

    Основными заимодавцами первых петербургских купцов стали их иностранные торговые партнеры. Есть указания, что во время шведской компании Петр пользовался ссудами от банкирского дома Медичи, о чем до сих пор свидетельствуют великолепные столы из уральского малахита, инкустированные самоцветами и драгоценными камнями, в резиденции Медичи во Флоренции.

    Ссуды выдавались на срок до одного года и использовались преимущественно для торговых операций. Кредитные сделки с иностранными коммерсантами первоначально оформлялись как заемные кабалы.

    Соратники Петра Великого не брезговали ростовщичеством. «Счастья баловень безродный» А. Д. Меншиков стал светлейшим князем, сенатором, фельдмаршалом, президентом Военной коллегии, а после смерти Петра I вплоть до своей ссылки осенью 1727 года фактически правил Россией. Его Пётр Первый именовал "мин херц" (то есть "мое сердце"), но про которого писал "Меньшиков в беззаконии зачат, во грехе родила его мать и в плутовстве скончает живот свой".

    При Петре Первом еврей Шафиров был вице-канцлером, португальского еврея-ростовщика Дивьера он назначил губернатором Санкт-Петербурга и разрешал евреям селиться в России. Хитрый, пронырливый португальский еврей сделался своим человеком в семье Петра. Петр принудил Меньшикова выдать за Дивьера его сестру.

    В 1727 году, в самом зените своего могущества, Меншиков имел свыше 150 тыс. душ крестьян. Его владения находились в 42 уездах Европейской России, а также в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, в Пруссии и других местах. В «империи» Меншикова было свыше 3 тыс. сел и деревень, 7 городов. Поражает необыкновенная способность Меншикова приспосабливаться к изменяющейся экономической обстановке.

    В зависимости от конкретных условий он прибегал к любым способам получения прибыли: строил, расширял и приобретал торгово-промышленные заведения, эксплуатировал их, сдавал в аренду своим или чужим крестьянам, купцам, посадским людям, участвовал в казенных поставках хлеба и вина, вел ростовщические операции, скупал недвижимость в городах, завел доходный дом в Петербурге.

    В царствование Анны Ивановны важным узаконением было учреждение ссудной казны при монетной конторе, откуда желающим выдавали деньги под залог серебра по восемь процентов в год. Это учреждение последовало во внимание к тому, что частные лица, нуждаясь в наличных деньгах, делали займы и платили обыкновенно по двадцати процентов в год.

    Правительство пресекало вредную деятельность ростовщиков

    Таким образом, правительство пресекало вредную деятельность ростовщиков и соблюдало пользу своих финансов. Однако, истоическим прецендентом стало поведение еврея Липпмана, сделанного Бироном придворным банкиром, открыто продававшим государственные должности и разорившим многих своими ростовщическими операциями.

    Своеобразный государственный ломбард, выдававший частным лицам ссуды на срок до трех лет под 8% годовых представляла собой Монетная контора, созданная Петром II в 1729 г.

    Несколько позже, в 1733 г. этому ломбарду был разрешено осуществлять банковские операции с движимым и недвижимым имуществом. Однако Монетная контора не решала проблем развития кредита из-за высокого ссудного процента, доходившего до 22%.

    Путь от казенных ломбардов к казенным банкам занял два десятилетия.Образование государственных банков в России началось в годы правления Елизаветы Петровны, которая “сочла возможным законодательным порядком ликвидировать ростовщичество” и поддержать предпринимательскую деятельность дворян.

    В соответствии с Указом от 23 июня 1754 г. “Об учреждении Государственного Заемного банка и о наказании ростовщиков” был создан Заемный банк, состоявший из двух самостоятельных банков: “для дворянства в Москве и Санкт-Петербурге” (Дворянский банк) и “для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции и купечества” (Купеческий банк).

    Капитал Дворянского банка составлял 750 тыс. руб., его операции сводились к выдаче дворянам ссуд в размере от 500 до 10 000 руб. из расчета 6% годовых. В залог принимались золото, серебро и “население поместья” (земля с прикрепленными к ней крестьянами). Этот порядок выдачи ссуд просуществовал до отмены крепостного права.

    Один из интересных и показательных примеров дворянского предпринимательства - деятельность Александра Ивановича Полянского, женатого на графине Елизавете Воронцовой, фаворитке императора Петра III.В 1793 году финансовое положение Полянского улучшилось. Но появившиеся средства он вкладывает не в хозяйство, а отдает их в рост, то есть становится ростовщиком.

    Если в начале года он пускает под проценты 2 тыс. рублей, то в конце - более 11 тыс. Через два года в обороте находится уже около 25 тыс. рублей. В числе заемщиков числятся пензенский губернатор И. А. Ступишин, его мать Е. П.Леонтьева и множество других известных в губернии лиц. Деньги А. И. Полянский давал из расчета 10% годовых, хотя закон устанавливал верхний предел в 6%. Несмотря на это, его кредит пользовался большим спросом: ведь многие ростовщики брали более 20%, а система казенных банков тогда еще только складывалась.

    Отметим, что занятие ростовщичеством вообще со времен Петра было весьма популярно среди российского дворянства.p>

    В народе ходила поговорка "Родом дворянин, а делами жидовин".

    «В московской неписаной купеческой иерархии, — писал В.И. Рябушинский, — на вершине уважения стоял промышленник-фабрикант, потом шел купец-торговец, а внизу стоял человек, который давал деньги в рост, учитывал векселя, заставлял работать капитал. Его не очень уважали, как бы дешевы его деньги ни были и как бы приличен он сам ни был. Процентщик».

    Отношение к этой категории двух первых было крайне отрицательно, как правило, их на порог не пускали и по возможности пытались всячески наказать. Большая часть дельцов третьей группы происходила из западных и южных губерний России.

    * * *

    Исторически сложившаяся русская православная этика хозяйствования была выражена Василием Великим (IV в н.э.):
    “Захватив все общее, обращают в свою собственность. Если бы каждый, взяв потребное для своей нужды, излишнее предоставил бы нуждающимся, никто не был бы богат, никто не был бы скуден. Не наг ли ты вышел из материнского чрева? Откуда же у тебя, что имеешь теперь?

    Если скажешь, что это от случая, то ты безбожник, не признаешь Творца, не имеешь благодарности к Даровавшему.

    А если признаешь, что это от Бога, то скажи причину, ради которой получил ты. Ужели не справедлив Бог, разделивший нам потребное для жизни? Для чего же ты богатеешь, а тот пребывает в бедности? Как же ты не любостяжателен, как же ты не хищник, когда обращаешь в собственность, что получил только в распоряжение?”

    Дьявол устал плясать по Украине

    фото
    "ДЬЯВОЛ УСТАЛ ПЛЯСАТЬ ПО МНОГОСТРАДАЛЬНОЙ УКРАИНЕ", -- сказал наместник Свято-Успенской Киево-Печерской лавры епископ Вышгородский Павел (Лебедь) Слава Богу, что раскол, как тяжелый недуг поразивший Украину и нанесший рану Матери-Церкви, уже не столь опасен. Потому что возвращаются в ее лоно заблудшие, приносят свое покаяние, отмаливают свой грех.

    И сегодня в раскольничьих храмах (их еще называют самосвятскими, а мы добавим: безблагодатными) на службах людей совсем мало. В основном это те, кто вспоминает о Церкви два раза в год - на Рождество и на Пасху. Зато в лавру идут и идут богомольцы.

    О силе единства православных можно судить и по тому факту, что когда в верхней части лавры, до сих пор не возвращенной монастырю, расположились представительство фирмы "Мальборо" и посольство католической Италии ("Какой цинизм, какая насмешка над религиозными чувствами православных!" - заметил наместник), то тысячи верующих приняли участие в крестных ходах. И теперь ни посольства, ни распространителей сигарет здесь больше нет. Есть тут Государственный музей-заповедник лавры, есть факультет телевидения и радиовещания театрального института и еще ряд других организаций и учреждений.

    Ибо ежедневно возносится в небо молитва, чтобы эта святыня, колыбель живой веры, была полностью возвращена ее истинному хозяину - канонической Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, которая существует более тысячи лет и входит в состав Вселенского Православия. Помолитесь об этом и вы, дорогие читатели. Мы знаем, что многие из вас всей душой болеют за наших братьев на Украине, которых хитромудрые политики и дельцы какой уже год пытаются от нас оторвать, оградить и приблизить к Западу с его прагматичными взглядами и пороками, ведущими мир к погибели.

    Филаретовская "Церковь" мертва

    Как раз перед поездкой в Киев я перечитывала проповеди архимандрита Иоанна (Крестьянкина), подвизающегося в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре. И в одной из них встретила слова, которые болью отозвались в моем сердце. Для меня это была не просто командировка. Украина - моя родина, где живет мой старенький отец и где похоронена моя мама. И каждое сообщение оттуда о раздорах и распрях, разделениях и падениях ранит... Вот эти слова современного проповедника батюшки Иоанна: «Плачем мы перед Господом об ожесточении наших братьев за рубежом, плачем о помрачении такой всегда нашей, всегда старшей и родной и всегда особо любимой Церкви Православной на Украине.

    Ведь там, на Днепре, возжигалась первая свеча Православия. Воды Днепра стали водами Иорданскими для нас. И труды, и молитвы Киево-Печерских подвижников пленили Православием всю тогда языческую Русь. А нынче "брат с братом судится, и притом пред неверными" - звучит укоризной нам Святое Евангелие. Но кто услышит? Диавол бесчинствует уже руками верующих, руками православных».

    И разговор с наместником Свято-Успенской Киево-Печерской лавры епископом Вышгородским Павлом начался именно с этой темы:

    - Владыко, наши деды пережили 17-й год, когда брат пошел на брата, приняв его за врага лютого. Теперь ситуация на Украине, можно сказать, повторилась. Страшно, что православные пошли против своих же...

    - Еще как страшно! Скажу о братии лавры: чего только она не пережила за последнее время! Раскольники даже стреляли в нас. Настоящий разбой они учинили, задумав украсть мощи святого Павла Тобольского. Мы не знаем, есть ли мощи сейчас в Успенском соборе, но до его взрыва в годы войны находились в нем. И так называемый патриарх Украинской православной церкви Киевского патриархата Владимир (Романюк) "благословил" некоего Харламова копать. Тогда монахи лавры сказали: "Пусть тот, кто это затеял, не увидит третьего дня". Романюк умер на второй день. Спустя время последовал за ним и Харламов. Господь покарал их.

    Слово к читателю. По ходу интервью с владыкой я буду делать некоторые отступления, чтобы вы смогли объемнее, зримее представить себе сегодняшний день Украины. Итак, отступление первое. Когда-то большевики разрушили памятник, в центре которого была святая княгиня Ольга, бабушка Владимира Крестителя. А около двух лет назад киевляне восстановили этот памятник. Перед местными властями встал вопрос: кто его освятит? Попросили это сделать Михаила Антоновича Денисенко, монаха-расстригу, но упорно именующего себя патриархом Украинской православной церкви Киевского патриархата Филаретом. И после "освящения" памятника лжепатриархом начались действия поистине мистические. На людей, которые принимали участие в обряде, такие беды обрушились! У кого-то неожиданно умерли близкие. Кто-то скоропостижно скончался. И тогда бывший глава горсовета забил тревогу. Он обратился к Предстоятелю Украинской Православной Церкви Блаженнейшему митрополиту Владимиру (Сабодану) с просьбой побыстрее "переосвятить" памятник. С благословения Блаженнейшего православный епископ совершил обряд освящения.

    - Ваше Преосвященство, но сегодня, кажется, многие поняли, что Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) - это маскарад, грязная политика, и отошли от Филарета?

    - Да, отошли очень многие. У нас есть четыре архипастыря, которые были рукоположены во епископы уже после их возвращения из раскола и глубокого раскаяния. Немало священников вместе со своими приходами вернулось. Целыми приходами уходили, целыми приходами и возвращаются. Что касается Филарета, то он был предан анафеме.

    - Насколько я помню, члены Архиерейского Собора Русской Православной Церкви единогласно проголосовали за это решение?

    - Да. Анафематствовали лжепатриарха в феврале 1997 года. Сегодня филаретовская "церковь" мертва. Вы и сами сможете в этом убедиться, если выйдете из лавры, пересечете дорогу и попадете в Свято-Феодосиевский монастырь. Увидите, сколько там народу на службе. Я так и сделала. Была суббота. Вечерняя служба уже началась. В храме, захваченном филаретовцами несколько лет назад, священник исповедовал женщину. Юноша в иконной лавке томился без дела. Больше - никого! Немного постояв, я спустилась в лавру, вошла в Крестовоздвиженскую церковь. Людей в ней - будто листочков на могучем ветвистом дереве летом; не сосчитать.

    На обитель божией матери изливается обильная благодать

    - Владыко, в этом святом месте, названном в Киево-Печерском патерике солнцем лучезарным и неоскудевающим источником света, больше хочется говорить о другом. Чувствуете ли Вы как наместник, чувствует ли братия монастыря заступничество основателей обители -преподобных Антония и Феодосия - и других богоносных отцов, чьи нетленные мощи покоятся в Ближних и Дальних пещерах?

    - Положа руку на сердце, скажу Вам: мы просто купаемся в благодати! Милостью Божией чудеса совершаются каждый день, на каждом шагу. Первое великое чудо - это открытие лавры более десяти лет назад. Второе - это то, как нам удалось правдами и неправдами открыть Дальние пещеры. А Ближние, не стану утаивать, мы взяли силой. Днем экскурсоводы музея-заповедника водили туда любопытствующих экскурсантов, на ночь дверь в пещеры закрывали на замок. И вот в одну из ночей насельники обители срезали замок, вошли внутрь и стали служить. Ни на следующий день, ни потом никто из сильных мира сего не пришел к нам с угрозами или руганью. Третье чудо -когда была отслужена самая первая литургия после открытия лавры, замироточила глава святого Климента, епископа Римского.

    Еще одно явное чудо - чудо с пшеницей, лежавшей в реакторе, где она облучалась радиоактивными элементами, противоестественными для человеческой жизни. После взрыва на Чернобыльской АЭС ученые посадили часть пшеницы на опытном поле, часть - в пещерах. На поле зерно даже не проросло, а в пещерах оно взошло... Ну и, наверное, Вы слышали о чуде в случае с Кашпировским? Как он в пещерах хотел было приложиться к мощам преподобных и чуть душу не отдал -только не Богу, он ведь некрещеный...

    Да, я слыхала о том случае и раньше, а теперь в Отделе внешних церковных отношений Киево-Печерской лавры мне поведали о нем со всеми "живописными" подробностями. Вот они: Кашпировский вместе с мужчиной-экскурсоводом пошел в Дальние пещеры. Подойдя к раке с мощами Ипатия Целебника, он почувствовал одеревянение во всем теле. Еле-еле добрался до мироточивых глав, возле которых упал, у него изо рта пошла пена. Поднять его не смогли - пришлось вытаскивать из пещер за руки, за ноги... Но продолжу рассказ епископа Павла:

    - А разве это не чудо, что сегодня у нас на территории лавры 1200 студентов? Одни учатся в духовной семинарии, другие - в академии. В монастыре -более ста монахов. Это обитель Божией Матери, и на нее изливается обильная благодать. Благодать мы видим и в обновлении иконы, которую называем "Братская", но слышали и другое ее название - "Барская". Одна монахиня в годы хрущевских гонений на Церковь попросила свою духовную дочь сжечь эту икону. Та, слава Богу, не сожгла. И когда лавра открылась, принесла образ сюда. Мы поместили его в киот, а в позапрошлом году икона полностью обновилась. Такой красоты я, признаться, нигде не видел!

    Милостью Божиею я уже шестой год наместник лавры, и чувствую: что бы мы ни попросили во благо обители, Божия Матерь исполняет молитвой к Сыну Своему все наши просьбы. Помогают нам в наших нуждах и преподобные Антоний и Феодосии. Ведь как сейчас трудно живется, сколько людей находится за чертой бедности, а помолились мы Пресвятой Богородице, преподобным отцам нашим - и Успенский собор на глазах встает из руин. Святыня была взорвана в годы войны - по-видимому, нашими. Хотя кто бы ни совершил то святотатство, он по духу был фашистом. Сегодня собор - такая радость! - восстанавливается.

    - Но как ни прискорбно, верхняя часть лавры, где Успенский собор находится, пока не ваша. Когда-то на ее территории были два больших корпуса, в которых паломникам предоставляли кров и пищу. Теперь в одном из них, мне сказали, - больница, где лечат больных СПИДом. В другом тоже что-то совсем не церковное. А паломников вам и размесит негде?

    - Совершенно негде! Правда, некоторые ревностные богомоль-цы, приходящие издалека, просятся переночевать в храме, и мы им не отказываем. Пол там деревянный, нехолодный. Постелят свитку и спят...

    Как-то вскипела в душе обида, и мы обратились к Блаженнейшему митрополиту Владимиру со словами: "Ваше Блаженство, разрешите нам очистить всю территорию лавры от разных там учреждений, организаций. Дайте нам на это два часа!" Помню, он сел, подпер голову рукой и сказал: "Дети! Не знаете, что творите! А мир? А любовь? Как Господь узнает, что вы - Его ученики, любите Его? Терпите и молитесь! Молитесь!"

    В самые тяжелые времена для Киевской Руси Господь Вседержитель призывает сюда Владимиров

    Чувствовалось, что воспоминание о Предстоятеле Украинской Православной Церкви взволновало наместника лавры, и он горячо продолжил:

    - Это, действительно, печальник нашей святой земли. Он с такой любовью помогает нищим, обездоленным! Ходатайствует за тех, кто из-за судебной ошибки попал в заключение или совершил преступление, однако глубоко в том раскаялся. В пять утра Блаженнейший уже не спит, в двенадцать ночи еще не спит... Это великий молитвенник!

    - Несколько лет назад я была в командировке в Ростовской епархии и видела, как тепло, со слезами на глазах многие верующие вспоминали митрополита Владимира (Сабодана), возглавлявшего Ростовскую кафедру до назначения его на Украину. Как они с горечью отмечали: "до украинской Голгофы"...

    - Люди из Ростовской епархии не просто вспоминают любимого архипастыря. Сколько их приезжает в Киев, живут здесь неделями, чтобы услышать проповеди Его Блаженства! А сколько киевлян приходит на его проповеди! Он умеет говорить со всяким. С сильными мира сего говорит твердо и мудро. Слабые видят в нем своего отца, защитника.

    В самые тяжелые времена для Киевской Руси Господь Вседержитель призывает сюда Владимиров. Возьмите времена язычества с его неслыханной жестокостью: Господь призвал князя Владимира. В акафисте святому равноапостольному князю Владимиру мы поем: "Радуйся, преславный сосуде Божественныя благодати, державе твоей дарованный; радуйся, пречудный кореню из негоже на земли нашей произрасте велие древо правоверия". Древо правоверия - древо Православия.

    В 17-м году первой жертвой, первым мучеником Российским, отдавшим жизнь за Христа, стал великий исповедник митрополит Киевский Владимир. А недавний 1992 год напоминал у нас на Украине, как мы говорили, страшный семнадцатый... И снова Господь призвал Владимира. Кроткого, терпеливого, смиренного. В его день ангела, когда ему окружающие сказали: "Ваше Блаженство, Вам нужен хороший дом, хорошая митрополия", он ответил: "Я лучше буду в подвале, но Киево-Печерской лавры, где всегда покров Божией Матери и заступничество преподобных Антония и Феодосия".

    * * *

    Украина многострадальная... Как же дьявол плясал, танцевал здесь до упаду несколько десятилетий назад! В 1961 году чудотворную лавру, давшую нам первых наставников всех русских монахов, закрыли. Насельников выгнали. Хотели было и мощи преподобных вывезти, да только лошади не могли тронуться с места, у машин неожиданно глохли моторы. И в этом же 1961 году в Киеве случилась трагедия, о которой потом многие тихонечко, шепотом говорили: "Кара Божия настигла нас!" На месте печально знаменитого Бабьего яра городские власти решили устроить парк культуры и отдыха с танцплощадками и другими увеселительными уголками. Проект делали московские специалисты. Они не учли особенностей киевских грунтов. Когда стали закачивать пульпу, то вся грязь из-под земли, смешавшись с грунтовыми водами, хлынула вниз - на один из районов города, называемый Куреневкой, где был расположен частный сектор. Погибло очень много людей. Умирали они мгновенно. Во время раскопок такие жуткие картины предстали перед глазами! В одном доме молодая мать кормит грудью младенца. Так они и погибли вместе - мать, давшая новую жизнь, и ребенок, не успевший увидеть мир, его красоту... В другом доме мужчина прижал к уху телефонную трубку. Разговор оборвался навсегда... Родителей и маленьких ребятишек смерть настигла в автомобиле... Потом эти страшные фотографии обошли многие газеты. Упокой, Господи, души невинно пострадавших!

    ...Сегодня в Киево-Печерскую лавру едут отовсюду: из Греции, Польши, Румынии, Америки. И все православные радуются тому, что наша святыня возрождается. Разве совсем недавно - в шестидесятые-семидесятые годы - можно было об этом помыслить? Епископ Павел вспомнил случай: он с группой духовенства прибыл на Святую Землю, и их повели в строящийся монастырь.

    - Мы спросили у настоятеля, сколько в монастыре братии, -рассказал мой собеседник. - Тот ответил: "Тринадцать. Двенадцать апостолов и я, грешный. Они по всему миру проповедуют, а я строю". Я скажу то же самое. Весь мир чтит подвиги преподобных, люди читают их жития, многие едут сюда и помогают нам. Не ради нас, а ради них - светильников веры. Сейчас Россия и Украина стали суверенными государствами, их разделяет граница, но вера в Бога границ не имеет. Вера у нас одна! И колыбель Православия одна. Находится она здесь, на киевских холмах, где более тысячи лет назад воссияло Солнце Правды, обогревшее всю Русь. Кстати, существует предание: кто доберется до Киево-Печерской лавры, чтобы помолиться тут и поклониться мощам святых угодников Божиих, с того половина грехов снимется...

    Н. Ставицкая, г. Киев

    Униатский майдан

    В конце ноября прошлого года, в Риме, глава украинской греко-католической церкви (УГКЦ) архиепископ Святослав (Шевчук) на весь мир заявил, что хочет «выразить свою солидарность с молодежью, с нашими гражданами, которые действительно не являются безразличными к судьбе своей страны и активно манифестируют свою гражданскую позицию». Так лидер украинских униатов «солидаризовался» с участниками «евромайдана» в Киеве.

    На момент этого обращения к украинскому народу «евромайдан» потихоньку «сдувался». Но вот 5 декабря униаты оборудовали в солдатской палатке часовню. Идея принадлежала декану Киевской духовной семинарии греко-католической церкви Игорю Онишкевичу. Униатский священник хотел, чтобы каждый «майдановец», независимо от конфессиональной принадлежности (давняя мечта униатов), мог сюда прийти и помолиться. И действительно, часовня пользовалась популярность, т.к. подавляющее большинство участников «евромайдана» были галичане, в то время как на Украине их менее 10%.

    На «майдане» – «их верующие люди», — утверждала небезосновательно УГКЦ. «Украинская правда» (11.12.2013) сообщала, что на «майдане» находилось около 300 служителей УКГЦ, посланцев Ватикана. А в тот же день, когда было опубликовано воззвание нунция, на Майдане были замечены первые иезуиты (из галичан). А примерно через месяц здесь разбил лагерь с полевой кухней и Мальтийский орден.

    Большую часть собравшихся на площади Незалежности составляли студенты Украинского католического университета (УКУ), действующего в системе УГКЦ. Но находится он не в Киеве, как кто-то мог подумать, а – в «столице» Галиции Львове. Именно там 21 ноября тот же УКУ созвал самый массовый на Украине «евромайдан». Его активисты сразу задекларировали цель этого «мирного» мероприятия: собрать как можно больше молодежи для киевского «майдана». Руководство УКУ тут же отпустило всех студентов и преподавателей с учебы. Одновременно практически все активно работающие в социальных сетях служители УГКЦ (включая, разумеется, преподавателей УКУ) призывали пользователей Интернета присоединиться к борьбе против «бандитской власти». И когда Львовский и Ивано-Франковский «майданы» заполнились «пробужденным народом», студенты УКУ и Львовской духовной семинарии УГКЦ отправились в Киев. Разумеется, под руководством своих духовных отцов-преподавателей, большая часть которых, кстати, являются гражданами США, Бельгии, Польши и т.д.

    Ректор УКУ апостольский нунций во Франции, Швейцарии и странах Бенилюкса уроженец США Борис Гудзяк писал: «Многие студенты УКУ сейчас на евромайдане, и не могли быть сегодня во Львове… Пишем, чтобы выразить Вам признательность за Вашу гражданскую позицию, вдохновенную евангельскими принципами. Хотим всецело поддержать Ваши жертвенные установки, которые удивляют Брюссель, Париж, Рим…».

    Еще один американец

    Еще один американец, архиепископ Любомир Гузар, бывший глава униатской церкви, которого УГКЦ называет духовным лидером украинцев, выступил на вече 8 декабря (когда был провозглашен поход на правительственный квартал), и призвал «самим себе завоевывать перемены».

    А когда правительственный квартал был блокирован «мирными протестующими» и путчисты уже мысленно примеривались к заветным креслам, спешно прибывший из Парижа Гудзяк обратился по телевидению к родным и близким правоохранителей: «Поднимите сейчас трубку и позвоните своим мужьям, родителям, сыновьям, зятьям, друзьям и соседям: скажите им, что каждый, кто дает приказ к насилию, и каждый, кто его выполняет, будет за него отвечать перед Богом, перед народом, перед историей. Сделайте эту услугу тому человеку, который вам близок, и который сегодня в форме… Это должно помочь им опомниться».

    А к «украинской молодежи» президент УКУ обратился с таким вот призывом: «Не бойтесь… Будьте мужественны… Эти дни меняют вашу жизнь, и вы будете своим внукам рассказывать, как были на Майдане и как с песней, молитвой боролись со злом».

    Позже с воззванием выступили военные капелланы УГКЦ, «глубоко обеспокоенные ситуацией, сложившейся в результате использования силовых структур для противодействия мирным акциям протеста». «Всем гражданам Украины, которые в это нелегкое время отстаивают свои права и свободы, заботясь об общем благе всего общества» они выразили свою «молитвенную поддержку», а «руководителей силовых структур» с «отеческой заботой и нежностью» предупредили: «приказы и действия, направленные против мирных требований, расцениваются как противозаконные и античеловеческие». (Донбасс и Луганск в счет не идут!)

    Разумеется, «мирных протестующих» поддержал и синод УГКЦ: «Мы заявляем о нашей поддержке и солидарности со всеми теми, кто на Майдане свидетельствует о своем достоинстве, своих ближних и своего народа. Мы решительно поддерживаем мирный характер этого общественного собрания».

    В таком же тоне, только слегка прикрытым флером якобы благовоспитанности, были выдержаны официальные заявления руководителей униатских структур, зато «полевые священники» не стеснялись в выражениях.

    Характерный для этих «святых отцов» пример – «проповедь» пароха (настоятеля церкви) из Коломыйского района Ивано-Франковской обл. М. Арсенича. «Я не знаю, – взывал он к «майданной» массе, – как могла мать кормить своей грудью человека, который сегодня остается в Партии Регионов! Это не материны дети, это сучьи дети! …Терпели ли бы вояки УПА сегодня Табачников (министр образования и культуры. – А.Б.) и Януковичей?! Только атентатом (убийства чиновников, практикуемые в свое время ОУН. – А.Б.) можно вести борьбу! С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса – шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает – возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! Мы 20 лет ждем!».

    В завершение

    И в завершение вот такой спич: «Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придет отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!» (последнее воззвание — скопированное из гитлеровских аналогов. Именно с тех пор традиционное западноукраинское «Слава Исусу Христу» постепенно заменяется на «Слава Украине!»).

    …К концу января 2014 года среди атрибутов «мирного протеста» на киевском «майдане» прочно закрепились «коктейли Молотова», огнестрельное оружие, катапульты для метания булыжников и прочее из арсенала, перечисленного в «проповеди» пароха Арсенича. «Ежедневно до половины людей на Майдане являются членами нашей церкви, – сказал в одном из интервью апостольский экзарх украинских униатов Гудзяк. – Мы призваны быть с теми, кто жертвенно борется за нашу свободу. Поэтому, блаженнейший (Шевчук. – А.Б.), целое руководство, весь Синод нашей церкви всецело не только поддерживает, восхищается, черпает вдохновение от этих жертвенных, светлых молодых людей». То, что «майдан – наш» (униатский), подтвердил в интервью «Голосу Америки» и сам Шевчук.

    Он говорил: «Мы всегда были, есть и будем с народом (во время Первой и Второй мировых войн, в основном, с немецким. – А.Б.). Мы никогда не поощряли и не благословляли никаких противоправных действий. Мы воспитывали правовую культуру. Мы всегда призывали выполнять законы Украины согласно Божьему закону». Какие «Божьи законы» призывают выполнять находящиеся в гуще «народа» парохи, известно.

    Униаты, значительная часть которых сосредоточена в Галичине, составили и костяк т.н. «Правого сектора».

    Вообще украинская греко-католическая церковь – это уникальное явление в истории не только христианства, но и всей цивилизации.

    Греко-католическая церковь (ее в православном мире чаще называют униатской) обладает весьма почтенной историей, которая началась в 1596 г., после Брестской унии. Согласно акту от 9 октября 1596 г., на соборе в Бресте, где присутствовали митрополит Киевский Михаил Рагоза, епископы Луцкий, Владимиро-Волынский, Полоцкий, Пинский и Холмский, папские и королевские представители и «западные» русские епископы, новая церковь в рамках означенных епархий признавала своим главой Римского Папу. А также принимала римско-католическую догматику, за что получила привилегию: богослужения разрешалось вести по византийскому обряду на церковно-славянском языке.

    В то время Польша, а точнее, Речь Посполитая, обладала в Европе куда бóльшим влиянием чем сейчас (сейчас – больше гонора, чем авторитета), и была серьезным противником Русского государства. Причем идеологическое противостояние тех времен вполне сопоставимо с идеологическим накалом близкой к нам «холодной войны». Одним из факторов создания такого церковного образования, как уния, было желание ограничить влияние русского царя на юге и западе нынешней Восточной Европы (дежавю!). Кроме того, в Речи Посполитой поляки-католики составляли меньшинство, а взаимопроникновение политики через религию было и есть непреложным условием любого масштабного исторического процесса. Таким образом, создание некоего конгломерата из православной и католической церквей было оптимальным вариантом превращения большого количества православных в католиков. В США, Канаде, Австралии, Италии, других западных странах УГКЦ до сих пор чаще называют Украинской католической церковью.

    Галицию всегда рассматривали как форпост католицизма. В начале 1990-х гг. кардинал Любачивский, тогда глава греко-католической церкви, в одном из своих посланий говорил о долге украинских униатов воплотить в жизнь призыв папы Урбана VIII, провозглашенный им сразу после Брестской Унии 1596 г.: «Через вас, мои русины, я надеюсь обратить Восток».

    Возрождение ликвидированной в СССР в 1946 г. УГКЦ (за сотрудничество с фашистами) тесно связано с ростом украинского национализма в конце 1980-х – начале 1990-х гг., имевшего явную антирусскую и антиправославную направленность. Рост влияния греко-католиков имел не столько религиозное, сколько политическое значение. Приверженность греко-католицизму, как правило, означает приверженность определенной идеологии.

    По численности приходов на Украине УГКЦ уступает лишь Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). При этом подавляющее большинство униатских приходов сосредоточены на Западной Украине. Кроме того, УГКЦ является крупнейшей восточно-католической церковью. Униаты были официально отлучены от православной Церкви, но за минувшие 418 лет умудрились обрести видимость полной легитимности и пустили глубокие корни не только на Украине, но и в нескольких десятках стран мира, в том числе в Белоруссии и в России.

    Для тех, кто знаком с историей УГКЦ, не удивительно, что неонацистские лозунги и скандирования «евромайдана» униатских священников не только не смутили, но и были ими освящены. УГКЦ в свое время поддержала Гитлера не в лице отдельных служителей, а как религиозный институт в целом. В «майданные» дни греко-католический епископат Украины выступил с обращением по поводу общественно-политической ситуации, из текста которого явствовало, что УГКЦ открыто стала на сторону «Правого сектора» и иже с ним.

    И сегодня за всеми деяниями униатов в Киеве и на Украине стоит Ватикан (откуда и вещал глава греко-католиков в ноябре минувшего года, подстрекая «майдан» к активным действиям), а папскую курию, в свою очередь, всячески опекают и поддерживают США со всей их военно-политической и экономической мощью. Так кто, спрашивается, фактически руководил и по-прежнему руководит всеукраинским «майданом»?

    фото

    Источник — http://antisionizm.info/

    Просмотров: 664 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 141

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году