Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Май » 4 » • Ученые в сталинских расстрельных списках •
11:09
• Ученые в сталинских расстрельных списках •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Что делать со Сталиным?
  • "Союз нерушимый"
  • Хозяин мертвой буквы
  • Диктатура "нового класса"
  • Жертвы репрессий
  • Не частный выбор
  • Сталинские расстрельные списки
  • Публикация этих списков
  • Формы и методы
  • Что делать со Сталиным?

    Только что назначенный председателем Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов одной из приоритетных своих задач на новом поприще назвал десталинизацию общественного сознания.

    Он также заявил о намерении содействовать судебной и милицейской реформе, но это были, скорее, дежурные слова новоиспеченного чиновника, который, конечно, не может не одобрить новую игрушку очередного президента. Очевидно, за словами Михаила Федотова о десталинизации стоит не только его мировоззрение как политика и журналиста, но и планы на ближайшее будущее.

    На фото: Михаил Федотов

    фото

    Идея новой кампании десталинизации слегка всколыхнула российское общество и даже пробудила некоторые дискуссии, впрочем, не очень бурные и не слишком продолжительные. Сталинистское сознание в современной России — это такой многослойный пирог, слои которого отличаются друг от друга по качеству и вкусу. Самый ясный и дурно пахнущий слой — сталинизм, который исповедует уходящее в небытие поколение твердокаменных коммунистов с членскими билетами КПСС в нагрудных карманах.

    По «красным датам календаря» они еще выходят иногда на улицы и площади наших городов с портретами Сталина, чтобы публично заявить о своей верности мертвому делу, которому они отдали всю сознательную жизнь.

    На фото: Уходящее в небытие поколение

    фото

    Пытаться их «десталинизировать» бесполезно, да и ни к чему. Они не играют в обществе никакой существенной роли, и если еще держатся на плаву, то только благодаря федеральной власти, заботящейся о том, чтобы хорошо выглядеть на фоне чего-нибудь уж совсем кошмарного.

    Другой слой сталинистского сознания представляют люди, жаждущие простых решений. Это вовсе не обязательно плохие люди — политические злодеи, мечтающие вновь залить Россию кровью. Они справедливо возмущены коррупцией, преступностью, всевластием бюрократии, повальным взяточничеством, бездействием правоохранительных органов, продажной судебной властью и еще многим, что возмущает также людей и с демократическим мировоззрением.

    Однако в отличие от последних, они видят единственных выход из создавшейся ситуации в строгости, доходящей до жестокости. Это, безусловно, сталинский способ разрешения проблем. За опоздание на работу — 5 лет лагерей, за подобранный колосок — 10 лет, за рассказанный анекдот — 25. Иные такие люди возмущены распространившейся наркоманией, проституцией, свободой нравов, гомосексуалистами, сектантами, современными художниками, трудовыми мигрантами, кавказцами, жидомасонами, нудистами, нецензурной лексикой, облучением и летающими тарелками.

    Всех, кто портит им картину мира, они с удовольствием отправили бы в Сибирь или на тот свет. Среди людей, ратующих за «сталинскую» жесткость, представители разных поколений. Их объединяет не почтенный возраст, а низкий образовательный уровень и неспособность к самостоятельной интеллектуальной работе. Еще один слой — довольно тонкий, но весьма опасный — политики, общественные деятели и деятели культуры, предлагающие обществу сталинские рецепты политического устройства страны.

    Они сражаются за учебники истории, в которых Сталин представлен как «эффективный менеджер»; они возрождают многочисленные советские мифы об общественном благоденствии и успехах социализма; они со всей яростью противостоят попыткам пересмотреть историю, выкинув из нее ложь и оставив правду. И, наконец, самый верхний слой, не очень заметный в этом пироге, но ключевой во всей этой конструкции — верховная власть. Нет, они не говорят о любви к усатому батьке и не восхищаются публично его методами. Наоборот, они при случае уронят фальшивую слезу по жертвам политических репрессий, положат цветочек на Бутовском полигоне или в Катыни, при необходимости выразят кому надо сочувствие и соболезнования.

    Они даже поговорят о верховенстве закона и о том, что свобода лучше, чем несвобода. Но при этом, старательно и последовательно, они будут: жестко контролировать судебную власть; брать под свое управление телевидение и другие средства массовой информации; подчинять себе крупный бизнес и уничтожать мелкий; фальсифицировать выборы, чтобы диктовать свою волю парламенту; сводить на нет деятельность всех политических партий, кроме правящей; запрещать оппозиционные митинги и демонстрации; проводить политику устрашения в отношении соседних стран и поддерживать тоталитарные и террористические режимы.

    Они будут негодовать, если их обвинят в сталинизме, но в действительности они воплощают в жизнь сталинские рецепты с поправками на новое время и изменившиеся обстоятельства. Им близки идеи жесткого управления, строгой бюрократической иерархии, казарменной дисциплины и безусловного избавления от общественной критики и политических конкурентов. Пока они не могут позволить себе сказать это вслух, но затаенная тоска по сталинизму нет-нет, да и проскользнет в публичное пространство — то в виде возрожденного сталинского гимна, то в виде новых мемориальных досок деятелям коммунизма, то в виде трогательной заботы о памятниках большевистским палачам.

    Против кого же направлен пафос десталинизации Михаила Федотова? Против самых действенных сталинистов, стоящих во главе системы, или против самых безобидных, бродящих с заплесневелыми портретами своего вождя? Конечно, время покажет, но что-то мне подсказывает, что советник президента России Михаил Александрович Федотов вряд ли станет обличать элементы сталинизма в деятельности президента Медведева или премьер-министра Путина. Впрочем, все в его руках.

    Александр Подрабинек

    Союз нерушимый, голодных и вшивых

    О том как весь советский народ взасос любил своего вождя.

    На днях мама вспоминала, как обрадовались они, узнав о кончине Друга всех детей. Не кончине Друга, а тому, что завтра не будут учиться. За что им здорово попало, т.к. положено было изображать вселенскую скорбь, вроде как чучхейцы сейчас.

    А тут как раз статья про осужденных сразу после смерти Лучезарного, можно ознакомиться с образцами "народного горя":

    фото

    21 марта. Колхозник Пейт Я.И., совершенно трезвый, после траурного митинга 10 марта сорвал портрет Сталина и растоптал, сказав: «Чтобы мои глаза тебя больше не видели».

    23 марта. Рабочий Карпец П.К. «после сообщения по радио о смерти Сталина нецензурно выругался и, показывая на репродуктор, сказал: «Слышите, уже воняет трупом».

    26 марта. Колхозник Г.А. Мищенков на колхозном траурном митинге «выступил и, поблагодарив Сталина за то, что он вывел народ на широкую дорогу, сказал, что он, Мищенков, остался без коровы».

    28 марта. Комсомолка Л.В. Биезайс сказала коллегам 4 марта, что есть новость: «У Сталина отнялась рука и нога, он сейчас подыхает».

    7 апреля. Рабочий П.А. Тюкавин сказал: «Я вашего вождя Сталина вместе с партией …» и нецензурно выругался.

    8 апреля. Рабочий ж.д. станции Корки Д.И. Иванов на траурном митинге 6 марта сказал: «Как при жизни Сталина, так и после смерти его, жить и работать на станции нельзя». Разнорабочая В.С. Вербицкая 4 марта на вопрос, слышала ли она о болезни вождя, ответила: «Пусть хоть помирает, я так голодна, что мне свет не мил».

    9 апреля. Киномеханик А.Т. Иванов во время демонстрации фильма, когда на экране появился Сталин, крикнул: «За смерть Сталина, ура!»

    10 апреля. Электромонтер Н.Ф. Козак, когда, рассматривая газету с фотографией Сталина в гробу, кто-то сказал, что Сталин выглядит молодо, на это выразился нецензурно и добавил, что он «картошку, что ли, ел с кислой капустой или пыль глотал, как мы с тобой». Рабочий А.В. Кузнецов при прослушивании в цехе сообщения о здоровье Сталина сказал: «У темных малограмотных ослов тоже бывает кровоизлияние в мозг».

    13 апреля. Кочегар В.Н. Сергеев 6 марта в кочегарке сказал с улыбкой: «Одна (нецензурное слово) умерла, теперь еще какого-то (нецензурное слово) нам поставят».

    14 апреля. Матрос М.А. Фишбейн в день траура 6 марта в нетрезвом состоянии говорил: «Сегодня мой праздник, и поэтому я пьян».

    16 апреля. Рабочий Ф.А. Кузнецов «подносил к своему рабочему месту детали. В это время рабочий Романов сообщил горестную весть. У Кузнецова из рук выпала одна тяжелая деталь и ударила по ноге. Обозлившись, Кузнецов выразился нецензурными словами по адресу руководителя КПСС и Советского государства.

    17 апреля. Машинист Н.Д. Сычев, услышав о болезни Сталина, сказал: «Поскольку у т. Сталина анализ мочи был ненормальный, возможно, у т. Сталина было венерическое заболевание, может быть, схватил что-нибудь наподобие триппера».

    18 апреля. Моторист В.М. Кузнецов, узнав о болезни и смерти Сталина, сказал: «Наконец-то дождался».

    23 апреля. Заключенный А.И. Батаков с двумя сокамерниками пели частушку: «Когда Ленин умирал, Сталину приказывал: рабочим хлеба не давать, мяса не показывать».

    7 мая. Рабочий С.Н. Степанов 5 марта в гостях у друзей пел «пародию на гимн СССР — «Союз нерушимый, голодных и вшивых». О смерти Сталина сказал: «Собаке собачья смерть».

    27 мая. Колхозный плотник К.С. Зубатов «у места скопления народа нанес оскорбление партийному билету, коммунизму и его законам и руководителям партии, нанес оскорбление нецензурными словами руководителям Советского государства».

    Есть и совсем анекдотические случаи:

    4 апреля. Директор магазина А.Н. Котлярский на траурном митинге 6 марта в присутствии 200 человек оговорился, сказав: «Мы потеряли дорогого и любимого врага».

    Точно так же получил срок служащий кирпичного завода А.Е. Стровенко, который в жалобе уверял, что на митинге от волнения и из-за дефекта речи случайно сказал вместо «вождя» — «врага».

    18 марта. Рабочий А.А. Костров ругал колхозы, а когда в 1948 году «ставили осветительную линию и электрический столб должен был находиться около скульптуры» (имя одного из руководителей КПСС и Советского правительства), то Костров сказал, что столб можно не ставить, а воспользоваться скульптурой — «поставить на нее изоляторы и ввернуть лампочку в руку».

    14 марта. Серьезное групповое дело — осуждены сразу четверо заведующих кафедрами Института усовершенствования врачей города Сталинска, причем один из них, А.Р. Розенберг, на семинаре врачей-гинекологов сказал, что работниками кафедры микробиологии выведен новый вид венерического гонококка, назвали его, как написано в обвинительном заключении, «по имени одного из руководителей партии и правительства Советского Союза».

    Но, конечно, сроки давали не только за Сталина.

    23 мая. Бухгалтер исправительно-трудового лагеря П.Н. Ярошевич под влиянием прочитанной в газете «Правда» заметки о греческом мальчике, родившемся в тюрьме, написал в адрес редакции анонимное письмо: «Почему «Правда» лицемерно замалчивает о нашей действительности. Разве «Правде» не известно, что в наших лагерях и колониях содержатся не менее очаровательные дети». Кстати, Ярошевич был реабилитирован по Указу Президента СССР только 13 августа 1990 года, скорее всего, посмертно, так как к тому времени ему бы исполнился 91 год.

    Только в один день — 16 апреля — получили срок за «хранение»: А.Г. Свидерская — за то, что хранила портреты и литературу контрреволюционного содержания (портреты членов царской семьи, придворных, Деникина и Краснова.), колхозница А.С. Богданавичуте хранила тетрадь с антисоветскими стихами и дала их переписать, а литовец К.А. Микалаускас хранил «изданную при буржуазном режиме националистическую литературу, в основном религиозную». Сажали за хранение книг, марок, открыток. И уж совсем удивительно — студент техникума А.А. Кирдейкис «с 1946 г. хранил книгу «Тарзан в джунглях». В Прибалтике вся литература, изданная до прихода советской власти, считалась националистической. Впрочем, не только в Прибалтике.

    21 мая. Священник К.Ф. Прошкин, 1887 г.р., был осужден за то, что хранил книгу «Неделя в патриархии». Само собой, осуждали за анекдоты, за слушание «вражеских голосов», «за распространение слухов о катынском деле», за фразу типа «…жалобу напишу в Америку Трумену».

    Срок можно было получить даже за чрезмерную осторожность. 22 мая заведующий кафедрой Ленинградской духовной академии А.И. Макаровский был осужден за то, что «когда в 1952 году в Ленинград прибыла немецкая церковная делегация, Макаровский советовал коллегам меньше с ней общаться, т.к. советский представитель в Берлине наговорил им, что у нас полная свобода религии, а в разговоре выяснится, что мы не получаем никаких журналов и т.д.». Нельзя сказать, что осуждали совсем уж по пустякам.

    31 марта. был осужден М.Т. Данилкин, который в «Сокровенных мыслях» в 1951 году написал: «Я нередко думаю над сутью Мусоргского и его оперы «Борис Годунов». И очень многое нахожу, что сейчас звучит с еще большей злободневностью, чем в то время. Отрыв правительства от народа стал более широким и странным.

    Плач юродивого принял форму глухого стона. Извечная беда России: самодурство у власти, плач и стон народа, терпение до исступления, а потом вспышка и решительная ломка всего на свете, даже того, что не подлежит ломке». Или, например, И.Я. Низковолос, герой войны, вопреки модному сейчас мнению, что при Сталине был порядок и взяток не брали, писал в 1952 году: «В партийных низовых органах, как райкомы и обкомы, МГБ и МВД, принято взяточничество, органы следствия и суд от них также не отказываются». За это и сел.

    mata_ariki

    Хозяин мертвой буквы

    В 1917 году большевики дали русскому народу право на бесчестье. В этом заключался секрет их политического успеха. Попрание свободы, личностии семьи, отрицание институтов права и собственности, беспримерные гонения на Церковьи ближних были не чем иным, как побуждением к всероссийскому отречению от Христаи восстанию против Бога. В итоге большевизм стал мучительной социальной болезнью,а ленинская утопия – псевдорелигиозным соблазном.

    Сталин привнес в большевизм криминальный метод достижения и удержания власти.В этом одна из важных причин его личного успеха. Из амальгамы уголовщиныс политикой и родился уникум: «сталинизм».

    Диктатура "нового класса"

    Восхождение кавказского большевика Кобы к партийной вершине началось с успешных операций по ограблению почтового поезда в Чиатури и банковского транспорта в Тифлисе в 1906 – 1907 годах. Объективно Сталин оказался ленинцем больше, чем сам Ленин, и мастером власти больше, чем все члены Политбюро и ЦК вместе взятые. Но главный секрет политического долгожития Сталина заключался не в его административных способностях, а в сыгранной в истории ВКП(б) функциональной роли. В 1922 году ленинская партия уже представляла собой милитаризованную организацию особого типа, опиравшуюся на меньшинство населения и отличавшуюся орденской дисциплиной. Только в однопартийном государстве могла сложиться и получить развитие привилегированная социальная группа, названная Иваном Ильиным какистократией – «властью худших».

    Кровопролитная гражданская война велась большевиками во имя ликвидации классового неравенства. На деле победа ленинцев привела лишь к неограниченной диктатуре одного «нового класса», состоявшего в первую очередь из освобожденных партийных работников. К концу 1930-х годов номенклатура коммунистической партии насчитывала почти 200 тыс. человек. Исключительно им принадлежали реальная власть, многомиллиардная собственность, гигантский репрессивный аппарат и труд закрепощенного населения. Они контролировали цены, зарплаты, уровень жизни, потребления и занятости советских людей. Результаты принудительного труда во всесоюзном масштабе «новый класс» перераспределял в своих корпоративных интересах.

    Сталин олицетворял и выражал консолидированную волю «нового класса». Он мог манипулировать съездами, уничтожить любого партийца, инициировать кадровые чистки и перестановки. Но не мог игнорировать солидарные интересы номенклатуры, тем более избавиться от нее. В последний год жизни сумасбродные планы и намерения Сталина вступили в непримиримый конфликт с консервативными настроениями «нового класса», не желавшего новых репрессий и войн. В итоге в закулисном противостоянии победил не вождь, а аппарат. Пожалуй, это был единственный случай, когда реальные интересы номенклатуры и населения совпали.

    Жертвы репрессий

    Идею революционера Сергея Нечаева об объединении соратников при помощи коллективной ответственности за пролитую кровь Сталин воплотил во всесоюзных масштабах. С начала коллективизации за принадлежность к номенклатуре приходилось расплачиваться соучастием в массовых убийствах и других преступлениях. Хлебозаготовительные кризисы 1927 – 1928 годов показали, что сосуществование «нового класса» и независимых крестьян, свободных производителей продовольствия, невозможно даже в краткосрочной перспективе. Полное раскрепощение частной хозяйственной инициативы в СССР и отказ партии от контроля за экономикой означал бы конец псевдосоциалистического эксперимента.

    На фото: Нечаев Сергей Геннадиевич, революционер-народник. Организатор тайного общества «Народная расправа», автор «Катехизиса революционера».

    фото

    «Наше положение, особенно когда уже Ленина не было, стало очень опасным», – позднее вспоминал Молотов. В кратчайший срок партии надлежало силой превратить крестьян-домохозяев в крепостных батраков, бесправных сельскохозяйственных рабочих, прикрепленных к государственным предприятиям по обработке земли. 80 лет назад, 30 января 1930 года, по инициативе Сталина и Молотова члены Политбюро приняли драконовское постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

    Раскрестьянивание России и новый этап расказачивания превратились в народное бедствие. Советский Союз понес миллионные человеческие жертвы и многомиллиардные финансовые убытки. Навязанная деревне сталинская колхозная система оказалась совершенно нерентабельной. Но зато она на десятилетия гарантировала «новому классу» прочность положения.

    Раскулачиванию подверглись не менее миллиона крестьянских хозяйств (5 – 6 млн человек). С 1930 по 1940 годы из родных мест большевики депортировали и принудительно выслали в отдаленные районы СССР около 4 млн человек. Многие из них (по ряду оценок, до 1,8 млн) погибли на этапах, в спецпоселках, в побегах, пали жертвами произвола. От 50 тыс. до 100 тыс. крестьян погибли в 1930 – 1932 годах при подавлении сталинцами вооруженного сопротивления на селе. По донесениям органов ОГПУ, в 1930 году в СССР состоялись 13 453 массовых крестьянских выступления (в том числе 176 повстанческих), 55 открытых вооруженных восстаний.

    В них участвовали почти 2,5 млн человек. Война против деревни завершилась полной экспроприацией урожая 1932 года в некоторых регионах, осуществленной по решению сталинского Политбюро. Искусственный голод (голодомор), поразивший зимой 1933 года Украину, Дон, Северный Кавказ, Западную Сибирь, Поволжье, Казахскую АССР, по оценкам разных специалистов, унес примерно 6,5 млн человеческих жизней. Главное «достижение» сталинских пятилеток выразилось в массовом истреблении крестьянского населения.

    На фото: Советский плакат "Уничтожим кулака как класс", 1930 год

    фото

    Сталин не просто грозил врагу уничтожением, он публично обещал «уничтожать весь его род, его семью». В 1801 году Александр I отменил пытки в России. Спустя 150 лет в сталинском государстве истязания арестованных выглядели так же буднично, как и колхозные трудодни.

    По состоянию на 1 января 1911 года, в Российской империи находились в заключении 174 733 человека (0,1% населения страны), в том числе всего 1331 политический преступник. На 1 января 1939 года в лагерях, тюрьмах и колониях НКВД, а также в режимных спецпоселках содержались 3,1 млн человек (1,6% населения), из них более 1,6 млн – «контрреволюционеры», депортированные и раскулаченные. Судя по опубликованной статистике смертности заключенных, всего в 1930 – 1953 годах в ГУЛАГе погибли не менее 1,7 млн человек.

    На фото: Одни из миллионов узников советских лагерей системы ГУЛАГ

    фото

    Расстрелы «врагов народа» носили массовый характер и помимо «ежовщины». За «контрреволюционные преступления» органы ОГПУ-НКВД расстреляли в 1930 – 1936 и 1938 – 1940гг., по официальным данным, 40 тыс. человек. Причины «ежовщины» (1 октября 1936-го – 1 ноября 1938-го) были связаны с намерениями Сталина локализовать негативные для власти последствия насильственной коллективизации и подавить протестные настроения.

    Главными жертвами вновь стали крестьяне – бывшие раскулаченные, ссыльные, колхозники и единоличники. С 1 октября 1936 года по 1 июня 1938 года органы НКВД расстреляли 556 259 человек, в том числе 331 456 крестьян (59,5%). За ними следовали рабочие, служащие, бывшие «активные контрреволюционеры», верующие, а всего жертвами «ежовщины» пали 680 тыс. граждан.

    Не частный выбор

    В 1930-е годы подлинная катастрофа постигла Русскую Православную церковь. В 1937 – 1941 годах в СССР были репрессированы 175 800 клириков и активных прихожан, из них расстреляли 110 700 человек. К 1917 году в Русской Православной церкви насчитывались 146 тыс. священнослужителей и монашествующих, действовали почти 56 тыс. приходов, более 67 тыс. церквей и часовен. В 1917 – 1939 годах из 146 тыс. священнослужителей и монашествующих власть истребила более 120 тыс. К осени 1939 года в Советском Союзе оставались действующими лишь от ста пятидесяти до трехсот православных приходов и не более 350 храмов.

    На фото: Сброшенный большевиками колокол с православного храма

    фото

    Война лишь довела народное горе до крайности. «России попросту не стало. Страшно произносить, но страна-победительница исчезла, самоуничтожилась, и этому исчезновению и самоуничтожению и продолжающемуся неумолимому самоистреблению шибко помогли наши блистательные вожди, начиная со Сталина», – писал известный писатель-фронтовик Виктор Астафьев.

    Никто не потребовал у Сталина отчет за порочное сближение и дружбу с нацистами в 1939 – 1940 годах, за ценную помощь, оказанную Гитлеру в его далеко не «странной войне» в Европе. Никто не спросил со Сталина как государственного лидера за установление общей границы с рейхом и огромные потери в 27 млн человек.

    Как Сталину удалось создать такую систему подавления и деградации человеческой личности?.. Русский мыслитель и философ Федор Степун искренне полагал, что за Сталиным стоял дьявол. Так это или нет, но, во всяком случае сегодня, непримиримая позиция в дискуссии о Сталине и сталинской власти не может рассматриваться как частный политический выбор. Или общественный вызов. Это единственно возможное и достойное отношение к хозяину мертвой буквы.

    Кандидат исторических наук
    Кирилл Александров, Санкт-Петербург

    Ученые в сталинских расстрельных списках

    В марте 2002 года Международное общество "Мемориал" и Архив Президента РФ выпустили электронный диск "Сталинские расстрельные списки" (Сталинские расстрельные списки. М.: Звенья, 2002. ISBN 5-7870-0057-9). Это списки лиц, судьбу которых предрешали члены Политбюро ЦК ВКП(б) – И.В.Сталин, В.М.Молотов, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов, А.Микоян, С.Косиор и кандидаты в члены Политбюро А.А.Жданов и Н.И.Ежов. Эти 383 списка, составившие 11 томов, были обнаружены в 1954 г. и переданы из МВД в Президиум ЦК КПСС, а оттуда перешли "по наследству" в Архив Президента РФ (Ф.3, Оп.24. Д.409-419).

    Списки охватывают период с 27 февраля 1937 г. до 29 сентября 1938 г., также имеются два фрагмента списка октября 1936 г. и несколько списков 1940, 1942 и 1950 гг. Кроме этого, часть списков, особенно за период 1939-41 гг., пока не обнаружена. До декабря 1998 г. эти списки носили гриф "секретно". Ныне, благодаря усилиям "Мемориала" и сотрудников Архива Президента РФ, к этим спискам, наконец, получили доступ историки. Диск распространяется бесплатно по библиотекам, с ним можно познакомиться и в библиотеке ИИЕТ РАН. 





    Публикация этих списков

     Публикация этих списков проливает дополнительный свет на механику террора. Списки готовились в недрах НКВД и поступали на согласование Сталину. Сопроводительные записки писали наркомы внутренних дел Н.И.Ежов, а затем Л.П.Берия. Сталин писал "За" и расписывался, как правило, красным карандашом, после него разноцветными карандашами расписывались еще 3-4 члена Политбюро. В отсутствии Сталина 3 января 1938 право первой подписи "За" перешло к Жданову (в этот день были подписаны списки на 2,5 тыс. чел. по "первой категории"). Сталин и Молотов подписали почти все списки, соответственно 357 и 372. Жданов, Каганович и Ворошилов – ок. половины. Микоян, Косиор, Ежов – лишь несколько списков. На диске приведены 500 факсимильных страниц с подписями членов Политбюро и их пометками.

    Сами списки приведены на диске в перепечатанном виде, но имеют точную отсылку к архивным документам. Диск "Сталинские расстрельные списки" снабжен поисковой системой, что позволяет осуществлять поиск по фамилиям репрессированных. Для возможности его использования требуется 65 Mb дискового пространства. В эти 383 списка попало 44 тыс. чел. и на 39 тыс. из них Сталиным, Молотовым и др. была дана санкция осуждения по "первой категории", в том числе на 1 тыс. иностранных граждан. "Первая категория" означала, что члены Политбюро не возражают против расстрела этих людей.  Далее дела репрессируемых по этим спискам рассматривала Военная Коллегия Верховного Суда СССР под пред. В.В.Ульриха на основе закона от 1 декабря 1934 г. (без защиты, без обжалования приговора, с немедленным приведением приговора в исполнение). Заседание ВКВС длилось обычно 10 минут, после чего члены Военной коллегии удалялись и выносили приговор – обычно расстрел, реже, осуждение к разным срокам заключения или направление дела на доследование, что не исключало расстрельного приговора в дальнейшем. ВКВС выносила расстрельный приговор примерно 80-90% обвиняемым из списков по "первой категории".

    После вынесения приговора ВКВС за подписью В.В.Ульриха направляло коменданту НКВД указание о немедленном приведении приговора в исполнение со списком репрессируемых. После расстрела, который осуществлял лично комендант НКВД В.Блохин и др. руководящие работники НКВД, исполнители составляли акт об исполнении приговора и акт о кремации или захоронении трупов. В Москве в 1937 г. обычно трупы сжигали в крематории Донского монастыря, в 1938 г. – расстреливали и захоранивали прямо на спецобъекте НКВД "Коммунарка" (Калужское ш.). Для этих же целей использовался и спецобъект НКВД "Бутово". Такие же спецобъекты имелись и в других областных центрах. Большую работу по восстановлению имен расстрелянных провел в 1990-е гг. НИПЦ "Мемориал", часть списков издана и доступна в интернете (см.: http://www.memo.ru).  Какие же ученые и организаторы науки попали в списки, подписанные членами Политбюро?

    1936, октябрь – директор Историко-археографического ин-та, член-кор. АН СССР С.Г.Томсинский (№92), философы Г.С.Тымянский (№93), Я.М.Урановский (№95), зав. отделом методологии физики ЛФТИ Ю.П.Шейн-Липман (№110). Список "Ленингр. обл." (фрагмент или предварительный список на 114 чел.). Подписи: "Приветствую". Л.Каганович, В.М.Молотов.

    27 февраля 1937 – экономист Д.К.Бухарцев (№4), научный сотрудник Ин-та истории АН СССР проф. Н.Н.Ванаг (№5), проф. Историко-философского ин-та С.А.Пионтковский (№19), директор МИФЛИ А.Г.Пригожин (№21), проф. истории А.Н.Слепков (№24), философ Я.Э.Стэн (№ 25), декан исторического ф-та МГУ Г.С.Фридлянд (№2, проф. международного права С.Б.Членов (№31). ("Москва-центр" на 33 чел., 1-я категория). Подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович. Н.Н.Ванаг, С.А.Пионтковский, А.Г.Пригожин и Г.С.Фридлянд были осуждены 7 марта и расстреляны 8 марта 1937, С.Б.Членов и Д.К.Бухарцев – 3 июня 1937. А.Н.Слепков вторично попал в список 15 мая 1937, а Я.Э.Стэн – в список 14 июня 1937 (см. ниже).

    6 мая 1937 – директор Всесоюзного алюминиево-магниевого ин-та Н.А.Родионов (№5, "Троцкисты", 1 категория, представлен Я.С.Аграновым), научный сотрудник Ин-та нефтехимического синтеза и Ин-та истории науки и техники Л.С.Полак (в списках – Поляк) (№10, "Троцкисты", 2 категория, представлен Я.С.Аграновым). Л.С.Полак в документах репрессивных органов проходил именно как Поляк, что подтверждается документами из личного архива Л.С.Полака. Подписи: "За". Сталин, Молотов, Ворошилов, Косиор, Каганович. Н.А.Родионов расстрелян 23 мая 1937. Л.С.Полак получил 10 лет лагерей и 5 лет поражения в правах, вторично арестован в 1948.

    15 мая 1937 – экономист проф. Д.К.Харламов (№42). ("Троцкисты" на 47 чел., 1 категория, представлен Я.С.Аграновым). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Ежов. Д.К.Харламов расстрелян 29 мая 1937.

    15 мая 1937 – историк проф. В.И.Невский (№16), проф. А.Н.Слепков (№25). В списке присутствовали также братья Д.П. и Г.П.Марецкие, П.Г.Петровский, Н.А.Угланов. (Список "Правые" на 32 чел., 1 категория, представлен Я.С.Аграновым). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Ежов. В.И.Невский, А.Н.Слепков и братья Марецкие расстреляны 26 мая 1937, Н.А.Угланов – 31 мая. П.Г.Петровский был вычеркнут красным карандашом, попал в список от 1 ноября 1937 (см. ниже).

    14 июня 1937 – специалист по военной технике проф. В.И.Заславский (№21), философ Я.Э.Стэн (№46). ("Москва-центр" на 56 чел., 1-я категория, представлен М.И.Литвиным). Подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов. Данные о судьбе Стэна у "Мемориала" отсутствуют. Из других источников известно, что он был расстрелян 19 июня 1937 (см. Философы России XIX-XX столетий, М., 1995). В.И.Заславский расстрелян 21 июня 1937.

    10 июля 1937 – экономист, проф. Е.А.Преображенский (№77, "Москва-центр" на 105 чел., 1 категория); историк проф. Г.В.Ладоха (№6, "Ивановская обл.", 1 категория). Списки представлены В.Е.Цесарским. Подписи: "За". Сталин. Молотов. Е.А.Преображенский расстрелян 13 июля 1937, Г.В.Ладоха – 21 июля 1937.

    10 августа 1937 – историк проф. И.В.Фролов (№74, "Москва-центр" на 81 чел., 1 категория, представлен В.Е.Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов. Расстрелян 13 августа 1937.

    25 августа 1937 – зав. сектором нерудных полезных ископаемых проф. Ф.О.Лысенко (№7, акад., вице-президент АН УССР, специалист по железнорудным месторождениям Н.И.Свитальский (№115), проф. Горного ин-та (Днепропетровск) А.Е.Гутт (№186, "Днепропетровская обл." на 274 чел., 1 категория). Списки представлены В.Е.Цесарским. Подписи: Сталин, Молотов. Ф.О.Лысенко и А.Е.Гутт расстреляны 3 сентября 1937, Н.И.Свитальский – 15 сентября 1937.

    31 августа 1937 – проф. МЭИ Г.С.Фаркаш (№105), конструктор НИИ-24 Н.Н.Энгельгардт (№120) ("Москва-центр" на 125 чел., 1 категория, представлен В.Е.Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов, Каганович. Г.С.Фаркаш расстрелян 3 сентября 1937, Н.Н.Энгельгардт – 14 сентября.

    7 сентября 1937 – проф. экономической географии Н.А.Устрялов (№54, "Москва-центр" на 63 чел., представлен В.Е.Цесарским). Подписи: "За". Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Ежов. Расстрелян 14 сентября 1937.

    15 сентября 1937 – проф. А.В.Чаянов (№17, список "Казахская ССР" на 17 чел., 1 категория); проф. МГУ Х.З.Габидулин (№21), акад. ВАСХНИЛ, ученый секретарь ВАСХНИЛ Л.С.Марголин (№ 63), организатор сов. нефтяной пром-сти В.А.Миллер (№6. ("Москва-центр" на 117 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов. В.А.Миллер расстрелян 20 сентября, Х.З.Габидулин и Л.С.Марголин – 27 сентября 1937. А.В.Чаянов отбывал ссылку в Алма-Ате, расстрелян 3 октября 1937.

    3 октября 1937 – ученый секретарь комитета по охране памятников культуры проф. А.И.Иванов (№19, "Москва-центр", представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович. Расстрелян 8 октября.

    21 октября 1937 – бывший нарком земледелия, президент ВАСХНИЛ А.И.Муралов (№38, "Москва-центр" на 68 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов. А.И.Муралов расстрелян 30 октября. Географ проф. И.С.Г.Алкин (№2, "Москва-центр" на 56 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Микоян. И.С.Г.Алкин расстрелян 27 октября. Философы проф. А.А.Болотников (№, проф. В.Ф.Матушевский (№47) ("Москва-центр" на 97 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян. А.А.Болотников и В.Ф.Матушевский расстреляны 1 ноября 1937.

    1 ноября 1937 (по-видимому, список представляет рабочий вариант) – академики Н.И.Бухарин (вычеркнут из списка синим карандашом, как и еще 21 чел., в основном те, кто были выведены на открытый процесс в марте 1938), В.В.Осинский-Оболенский (№ 16). Список "Бывшие члены и канд. в чл. ЦК ВКП(б)" на 45 чел., 1-я категория, представлен В.Е.Цесарским. Подписи: Молотов, Сталин, Ворошилов, Каганович, Жданов.

    Директор Института истории науки и техники акад. В.В.Осинский-Оболенский был арестован 13 октября 1937, в ноябре, как видно из этого списка, на него была получена санкция к осуждению по 1-й категории, но он был также сохранен для процесса Бухарина-Рыкова, на который был выведен как свидетель. После окончания процесса В.В.Осинский-Оболенский был вновь представлен к 1-й категории (№57, список "Москва-центр" от 19 апреля), но вычеркнут, подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Жданов. 20 августа 1938 на его расстрел была дана вторичная санкция (см. ниже). Его сын Вадим, инженер-конструктор НИИ-20, был арестован одновременно с отцом и расстрелян 10 декабря 1937 (по списку "Москва-центр" от 7 декабря 1937 на 272 чел. к 1-й категории, подписи: Сталин, Молотов, Жданов).

    1 ноября 1937 – А.Ю.Айхенвальд (№3), П.Г.Петровский (№80), проф. Киргизского ин-та языка и письменности Е.Д.Поливанов (№84) ("Москва-центр" на 123 чел., 1 категория, представлен В.Е.Цесарским). Е.Д.Поливанов владел 18 иностранными языками, расстрелян 25 января 1938. Напротив фамилий А.Ю.Айхенвальда и П.Г.Петровского карандашом написано 15 лет. Подписи: Сталин, Молотов. В сентябре 1941 А.Ю.Айхенвальд и П.Г.Петровский попали в список расстрелянных 11 сентября 1941 заключенных Орловской тюрьмы.

    13 ноября 1937 – директор Главной астрономической обсерватории (Пулково) проф. Б.П.Герасимович (№ 2, зам. директора ВИРа А.Б.Александров (№ 3), директор Госсортсети ВИРа П.К.Артемов (№ 5), директор Пушкинской опытной станции ВИРа А.К.Лапин (№ 67), ученый секретарь и зав. бюро семеноводства Н.С.Переверзев (№ 89). Список "Ленинградская обл." на 133 чел., 1-я категория. Зам. директора геолого-географического НИИ при Днепропетровском ун-те П.И.Симоненко (№52, "Днепропетровская обл.", 1-я категория). Списки представлены В.Е.Цесарским. Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов. Б.П.Герасимович, П.К.Артемов, А.К.Лапин и Н.С.Переверзев были осуждены ВКВС и расстреляны 30 ноября 1937, П.И.Симоненко – 27 ноября 1937, А.Б.Александров – 1 декабря 1937.

    7 декабря 1937 – геолог Н.В.Бобков (№13), зав.секцией хлопчатника ВИРа Л.П.Бордаков (№ 17), зав. разделом зерно-бобовых культур в Госсортсети ВИРа П.А.Соляков (№ 134), геолог Г.Н.Фредерикс (№151). ("Ленинградская обл." на 168 чел., 1 категория, представлен В.Е.Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов. В этом же списке поэт Борис Корнилов (№ 72). Агроном Госсортсети ВИРа, специалист по овощным культурам М.В.Евтушенко (№ 7) в списке по 2-й категории на 30 чел.

    7 декабря 1937 – микробиолог проф., нач. Биотехнического ин-та РККА И.М.Великанов (№35) ("Москва-центр" на 272 чел., 1 категория, представлен В.Е.Цесарским). Напротив его фамилии надпись красным карандашом: "Подождать". Подпись: "За". Сталин, Молотов, Жданов. И.М.Великанов вновь попал в список 28 марта 1938 (см. ниже).

    22 декабря 1937 – академики Н.М.Тулайков (№ 141) и Д.Б.Рязанов (№ 117), вице-президент ВАСХНИЛ, директор Саратовской с.х. станции Г.К.Мейстер (№ 92), акад. ВАСХНИЛ Р.Э.Давид (№ 39). Список "Саратовская обл.", 1 категория, представлен В.Е.Цесарским. Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов. Н.М.Тулайков был расстрелян 20 января, Д.Б.Рязанов – 21 января 1938.

    3 января 1938 – главный инженер Реактивного НИИ–НИИ-3 Г.Э.Лангемак (№73), директор Института востоковедения АН СССР акад. А.Н.Самойлович (№123) (Москва-центр); директор РНИИ–НИИ-3 И.Т.Клейменов (№3 (Москва-центр, 2-й список); член-кор. АН СССР проф. МЭИ Я.Н.Шпильрейн (№40, Моск. обл., 2-й список). Все – к 1-й категории. Списки представлены В.Е.Цесарским. Подписи: Жданов, Молотов, Каганович, Ворошилов. И.Т.Клейменов и Г.Э.Лангемак расстреляны, соответственно, 10 и 11 января, Я.Н.Шпильрейн – 21 января, А.Н.Самойлович – 13 февраля 1938.

    3 февраля 1938 – физик проф. М.П.Бронштейн (№11), специалист в области тектоники проф. Д.И.Мушкетов (№42), геологи В.Ю.Черкесов (№73), В.В.Черных (№74). ("Ленинградская обл." на 81 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Ворошилов, Молотов, Каганович. М.П.Бронштейн и Д.И.Мушкетов расстреляны 18 февраля 1938.

    3 февраля 1938 – военинженер В.В.Лебедев (№7, проф. МИИТ К.П.Микельсон (№32) ("Москва-центр" на на 156 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Ворошилов, Молотов, Каганович. В.В.Лебедев, К.П.Микельсон расстреляны 15 февраля 1938.

    3 февраля 1938 – статистик проф. П.Н.Колокольников (№32, "Москва-центр" на на 72 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович. П.Н.Колокольников расстрелян 8 февраля 1938.

    5 марта 1938 – проф. НИИ цветных металлов И.М.Иольсон (№27, "Москва-центр" на 60 чел., 1 категория); проф. Ин-та востоковедения Р.А.Галунов (№39), проф. Московского ин-та цветных металлов Е.Г.Деречей (№55), специалист по педагогике проф. С.А.Каменев (№69), медик проф. П.Н.Обросов (№131) ("Москва-центр", 2-й список на 218 чел., 1 категория). Списки представлены Цесарским. Подписи: "За". Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов. С.А.Каменев расстрелян 14 марта, П.Н.Обросов – 15 марта, Р.А.Галунов и Е.Г.Деречей – 19 марта 1938, И.М.Иольсон – 8 апреля.

    28 марта – микробиолог проф. И.М.Великанов (№29), технический директор НАТИ П.С.Каган (№55), ("Москва-центр" на 163 чел., 1 категория, представлен Цесарским) Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Жданов, Ворошилов. И.М.Великанов, П.С.Каган расстреляны 8 апреля 1938.

    19 апреля 1938 – проф. Ин-та востоковедения А.Г.Зарре (№96), техник проф. Б.Н.Коварский (№129), доцент, к.б.н. научный сотрудник Санитарного НИИ РККА Л.Н.Левин (№147), специалист по цветным металлам проф. С.А.Пальковский (№209), проф. Академии пищевой пром-сти М.И.Чесноков (№293), экономист проф. М.А.Шелонин (№303), проф. Ин-та народного хоз-ва В.Н.Шретер (№313) ("Москва-центр" на 327 чел., 1 категория, представлен И.И.Шапиро). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Жданов. М.А.Шелонин расстрелян 21 апреля 1938, Б.Н.Коварский, М.И.Чесноков – 26 апреля, А.Г.Зарре, Л.Н.Левин, С.А.Пальковский, В.Н.Шретер – 27 апреля 1938.

    19 апреля 1938 – историк, проф. МГУ П.О.Горин-Коляда (№22), геолог, директор ЦНИГРИ (1934-36) Н.А.Худяков (№87), проф. Московского ин-та востоковедения К.И.Чайкин (№89) ("Москва-центр" на 100 чел., 1 категория, представлен Цесарским). Подписи: Сталин, Молотов, Каганович, Жданов. П.О.Горин-Коляда расстрелян 25 апреля, Н.А.Худяков – 26 апреля, К.И.Чайкин – 27 апреля 1938.

    3 мая 1938 – научный сотрудник ВИРа Н.П.Авдулов (№1, "Саратовская обл." на 168 чел., 1-я категория). Подписи: Сталин, Молотов.

    26 июля 1938 – военные специалисты проф. И.И.Вацетис (№27), проф. А.И.Верховский (№30), проф. А.А.Свечин (№107), нач. ЦАГИ Н.М.Харламов (№130). ("Москва-центр", 139 чел., 1 категория, представлен И.И.Шапиро). Список включал высших военных руководителей армии и флота СССР, а также руководящих работников НКВД. Открывался список фамилией чекиста Я.С.Агранова (№1), который сам составлял такие же списки весной 1937 г. (расстрелян 1 августа 1938 г.). Из списка был вычеркнут маршал СССР А.И.Егоров. Подписи: "За расстрел всех 138 чел.". Сталин, Молотов. И.И.Вацетис расстрелян 28 июля, Н.М.Харламов – 29 июля, А.И.Верховский – 19 августа 1938.

    20 августа 1938 – старший науч. сотрудник Ин-та экономики АН СССР М.Г.Бронский (№32), зам. зав. отдела Ин-та микробиологии АН СССР проф. Г.К.Бургвиц (№35), акад. Н.П.Горбунов (№64), проф. д.т.н. А.Н.Долгов (№79), научный сотрудник ВИЭМ Е.И.Донской (№81), историк-востоковед проф. А.Б.Дубсон (№84), экономист проф. Н.Д.Кондратьев (№128), мл. науч. сотр. Ин-та мирового хоз-ва и мировой политики Н.В.Конус (№130), проф. МИИТ В.П.Крачковский (№140), старший науч. сотрудник НИИ языка и культуры при СНК Якутской АССР Г.В.Ксенофонтов (№144), медик проф. К.К.Монахов (№178), акад. В.В.Осинский-Оболенский (№197), техник проф. П.Г.Пименов (№206), проф. Московского нефтяного ин-та А.Ф.Притула (№216), науч. сотрудник Международного аграрного ин-та А.И.Романский-Стражевский (№229), проф. Торфяного ин-та П.П.Федоров (№281), д.с.-х.н. И.Д.Шулейкин (№302) ("Москва-центр", 1-й список, 313 чел., 1 категория, представлен И.Шапиро). Сопроводительная записка Н.И.Ежова: "Прошу санкции осудить всех по первой категории" (4 списка на 670 чел.). Подписи: "За". Сталин, Молотов. Е.И.Донской, А.Б.Дубсон, Н.В.Конус, В.П.Крачковский, П.Г.Пименов, А.И.Романский-Стражевский, П.П.Федоров расстреляны 22 августа, И.Д.Шулейкин – 25 августа, Г.К.Бургвиц, А.Н.Долгов, Г.В.Ксенофонтов, А.Ф.Притула – 28 августа, М.Г.Бронский, В.В.Осинский-Оболенский, К.К.Монахов – 1 сентября, Н.П.Горбунов – 7 сентября, Н.Д.Кондратьев – 17 сентября, все – на "Коммунарке".

    20 августа 1938 – военные историки Е.А.Меньчуков (№111), С.Ф.Подгурский (№136), С.Е.Рабинович (№145), науч. сотрудник ЦГА РККА П.П.Сытин (№177) ("Москва-центр", список №2, 208 чел., 1 категория, представлен И.Шапиро). Подписи: Сталин, Молотов. П.П.Сытин расстрелян 22 августа, Е.А.Меньчуков, С.Ф.Подгурский – 25 августа, С.Е.Рабинович – 26 августа 1938.

    12 сентября 1938 – техник проф. Д.В.Александров (№6), геолог проф. Н.Н.Горностаев (№77), химик старший науч. сотрудник П.И.Дубов (№9, экономист проф. И.З.Каганов (№125), философ Л.К.Лаукки (№162), экономист И.С.Плотников (№218), научный сотрудник Ин-та изобразительных искусств К.И.Ринкус (№235), экономист, научный сотрудник Ин-та экономики А.А.Рыбников (№244), геолог Н.К.Тихомиров (№277), старший научный сотрудник Зоологического ин-та Л.Г.Шалимов (№312), экономист Л.Н.Юровский ("Москва-центр" на 340 чел., 1 категория), геолог В.В.Черных (№29, "Ленинградская обл.", 2 категория). Списки представлены И.Шапиро. Подписи: Сталин, Молотов, Жданов. Д.В.Александров, Н.Н.Горностаев, И.З.Каганов, Л.К.Лаукки расстреляны 15 сентября 1938, И.С.Плотников, К.И.Ринкус, А.А.Рыбников, Н.К.Тихомиров и Л.Г.Шалимов – 16 сентября 1938, П.И.Дубов, Л.Н.Юровский – 17 сентября. В.В.Черных на заседании ВКВС СССР 27 сентября 1938 получил 15 лет заключения. 11 сентября 1941 г. В.В.Черных был расстрелян в Медведевском лесу вместе с 157 заключенными Орловской тюрьмы по прямому решению Сталина (см. ниже). В честь В.В.Черных назван минерал черныхит.

    12 сентября 1938 – Г.Ф.Церетели (№238, "Груз. ССР" на 283 чел., 1 категория), И.И.Замотин (№12, "Белорусская ССР" на 48 чел., 1 категория). Списки представлены И.Шапиро. Подписи: Сталин, Молотов, Жданов. По-видимому, это – ученые–члены-корреспонденты АН СССР крупнейший филолог-эллинист, палеограф Г.Ф.Церетели и историк русской и белорусской литературы И.И.Замотин. Г.Ф.Церетели погиб в тюрьме г.Тбилиси в 1938 г., а И.И.Замотин по постановлению от 5 августа 1939 заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет, умер 25 мая 1942 в тюрьме г.Горького.

    12 сентября 1938 – научный сотрудник Дезинфекционного ин-та А.Л.Бахмутский (№11), электротехник проф. С.Я.Купидонов (№55) ("Московская обл." на 137 чел., 1 категория, представлен И.Шапиро). Подписи: Сталин, Молотов, Жданов. А.Л.Бахмутский и С.Я.Купидонов расстреляны 17 сентября 1938.

    25 сентября 1938 – экономист проф. Промакадемии И.М.Бурдянский (№9), военинженеры Н.Н.Кондратьев (№2, С.П.Королев (№29), И.Н.Раинчик (№4, проф. Московского ин-та права В.Л.Левин (№34) ("Москва-центр" на 74 чел., 1 категория, представлен И.Шапиро). Подписи: "За". Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов. И.М.Бурдянский, Н.Н.Кондратьев, В.Л.Левин, И.Н.Раинчик расстреляны 27 сентября 1938. Решением ВКВС 27 сентября С.П.Королев был осужден на 10 лет и отправлен в Новочеркасскую тюрьму, а затем на Колыму. В этот день С.П.Королев был на волосок от гибели – насколько этот волосок был тонкий свидетельствуют результаты "работы" ВКВС: 27 сентября они послали на казнь не менее 59 человек из этого списка, а также 18 чел. из списка от 12 сентября по Московской обл.

    29 сентября 1938 – д.т.н., зав. кафедрой радиотехники МАИ В.И.Баженов (№2), ихтиолог проф. А.Л.Березовский (№4), научный сотрудник ИОХ АН СССР С.П.Климов (№26), экономист старший науч. сотрудник Н.И.Попов (№46) ("Москва-центр" на 61 чел., 1 категория); научный сотрудник ВИЭМ Л.Э.Вольф (№26), директор Дезинфекционного ин-та М.А.Глезер (№30), проф. Бактериологического ин-та А.А.Захаров (№45), проф. Санитарного НИИ И.Р.Хецров (№91), экономист проф. В.П.Шеханов (№102) ("Московская обл." на 106 чел., 1 категория). Списки представлены И.И.Шапиро. Подписи: Сталин, Молотов. В.И.Баженов, А.Л.Березовский, С.П.Климов, М.А.Глезер, А.А.Захаров, Н.И.Попов расстреляны 3 октября 1938, Л.Э.Вольф, И.Р.Хецров, В.П.Шеханов – 4 октября.

    В сталинских списках фигурировали также родные братья некоторых академиков – И.Е.Тамма, М.В.Келдыша, Н.М.Лукина, Б.М.Кедрова (Леонид Тамм, Михаил Келдыш, Михаил Лукин, Игорь Кедров). Младший брат И.Е.Тамма инженер-химик Леонид Тамм и старший брат Мстислава Келдыша аспирант истфака МГУ Михаил Келдыш попали в список "троцкистов", представленный Я.С.Аграновым 15 мая 1937, и погибли, соответственно, 28 и 29 мая. Игорь Кедров вместе в В.П.Голубевым, оба – сотрудники 3-го отдела ГУГБ НКВД, шли по одному списку на 345 человек от 16 января 1940 вместе с Н.И.Ежовым, М.П.Фриновским, В.Цесарским, И.Шапиро и др. сотрудниками НКВД. Список направлял Л.П.Берия, подписал "За" один Сталин.

    Незадолго до ареста 20 февраля 1939 И.Кедров и В.П.Голубев обратились с письмом в ЦК и КПК с указанием о наличии компрометирующих Л.П.Берию документов периода гражданской войны у М.С.Кедрова (отца И.М. и Б.М.Кедрова). И.Кедров по обвинению в "дискредитации политики ВКП(б)" и В.Голубев были расстреляны 25 января. М.С.Кедров также был арестован в 1939, по суду оправдан, но из тюрьмы не выпущен. Затем попал в список от 21 июня 1941 и в декабре погиб. Письмо И.Кедрова и В.Голубева было обнаружено в 1954 г. в личном архиве Л.П.Берии и фигурировало при их реабилитации, но в настоящий момент оно затерялось в государственных архивах.

     По этому же списку 16 января 1940 были расстреляны брат и сестра академика Н.М.Лукина – военврач М.М.Лукин и Н.М.Бухарина-Лукина (первая жена Н.И.Бухарина), а также писатель И.Бабель, режиссер Вс.Мейерхольд, журналист М.Кольцов и др. В начале сентября 1941 г. за месяц до сдачи Орла НКВД под руководством Л.П.Берия и Б.З.Кобулова была проведена спецоперация по уничтожению 170 заключенных Орловской тюрьмы (тысячи других заключенных были одновременно эвакуированы).

    Формы и методы

    Формы и методы проведения операции не оставляют сомнения, что это была тщательно спланированная акция по уничтожению некоторых известных заключенных, осуществленная под прикрытием наступающих немецких войск (см. Книга памяти жертв политических репрессий на орловщине. Т.1, Орел, 1994). 6 сентября по предложению Л.П.Берии Сталин подписал постановление ГКО-634сс, в котором было прямо указано "применить высшую меру наказания – расстрел к 170 заключенным". 8 сентября ВКВС СССР под пред. В.В.Ульриха оформила это решение по отношению к 161 чел. (9 чел. ранее умерли или были освобождены в связи с пересмотром дел), 157 из которых было расстреляно в Медведевском лесу 11 сентября, а 4 чел. – с 13 по 18 сентября в местах эвакуации.

    Всю операцию проводила оперативная группа НКВД, прибывшая из Москвы, а сотрудники Орловской тюрьмы к ней не привлекались. В число погибших в Медведевском лесу попали математик, проф. Томского ун-та Ф.Нетер (брат Э.Нетер) (№82), геологи М.С.Строилов (№108), В.В.Черных (№138). Обстоятельства гибели члена-корреспондента АН СССР Б.В.Нумерова в Орле 15 сентября 1941 г. до сих пор остаются неясными.

     Из 8 сотрудников НКВД, формировавших списки, шесть сами были расстреляны в 1938-40, а двое покончили с собой. Вместе с ними в 1940 был расстрелян и нарком внутренних дел Н.И.Ежов, а его заместитель М.П.Фриновский был расстрелян вместе с женой и сыном-школьником (на основе закона от 15 августа 1937 г. о репрессии членов семей врагов народа, подписанного Н.И.Ежовым). В 1953 г. такая же судьба постигла наркома (министра) внутренних дел Л.П.Берию, Б.З.Кобулова и др.

     В этих 383 списках отсутствуют репрессированные академики Н.М.Лукин, Г.А.Надсон, И.К.Луппол, Н.И.Вавилов, профессора Л.И.Говоров, Г.Д.Карпеченко, В.А.Зильберминц. Также отсутствуют репрессированные ученые по "пулковскому делу", осужденные в период с 20 по 26 мая 1937 г. в Ленинграде выездной сессией ВКВС СССР: член-корреспондент АН СССР Б.В.Нумеров, профессора В.К.Фредерикс, Ю.А.Крутков, научный сотрудник НИИ телевидения А.П.Константинов и мн. др. Некоторые из них, вероятно, присутствовали в списках, которые пока не найдены. Из обработки расстрельных актов "Мемориалом" установлено, директор Института микробиологии АН СССР академик Г.А.Надсон был арестован 29 октября 1937 и расстрелян по решению ВКВС СССР 15 апреля 1939 на "Коммунарке"; зав. отделом бобовых культур ВИРа Л.И.Говоров и зав. отделом генетики ВИРа, зав. кафедрой генетики ЛГУ Г.Д.Карпеченко были арестованы 15 февраля 1941 и расстреляны по решениям ВКВС СССР соответственно 27 и 28 июля 1941 также на "Коммунарке". Также пока не найден список, по которому в апреле 1939 решением ВКВС были репрессированы ученые: юрист проф. К.А.Архипов, экономист проф. Я.М.Букшпан, д.т.н. проф. А.А.Надежин, искусствовед проф. П.З.Шукайло (14 апреля 1939), проф. заслуженный деятель науки, научный руководитель ЦИЭМ В.А.Барыкин, директор Центрального ин-та труда В.К.Гастев, проф. Московского ин-та стали К.П.Григорович, юрист проф. С.А.Котляревский, проф. Ин-та микробиологии И.Л.Кричевский (15 апреля 1939), д.филос.н. проф. МГУ В.Г.Вандек Тер-Григорьян (16 апреля 1939).

     Диск является пока предварительным вариантом и, как можно надеяться, будет в дальнейшем доработан. Очевидно, необходимо найти и включить в диск отсутствующие списки (о существовании которых известно из сохранившихся сопроводительных документов) или реконструировать их на основе документов Военной Коллегии Верховного Суда 1936-41 гг. Кроме этого, необходимо дополнить диск документами сталинских процессов 1936-38 гг. Но прежде всего, необходимо выяснить судьбы всех, кто попал в уже обнаруженные сталинские списки. Пока "Мемориалу" удалось установить судьбы только 8 тыс. чел. и эта информация на диске приведена. Очевидно для выяснения судеб репрессированных, в том числе репрессированных ученых, необходимо полное рассекречивание документов ВКВС СССР, хранящихся ныне в Архиве ФСБ.  

    фото

    Источник — http://www.belrussia.ru/

    Просмотров: 1443 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 141

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году