Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Июнь » 4 » • Институт военного духовенства в России •
00:23
• Институт военного духовенства в России •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Структуры военного духовенства
  • Трагичный этап
  • С распадом СССР
  • Вестник военного духовенства
  • Структура журнала
  • Издательская деятельность
  • Типичные публикации
  • Приложение
  • Ссылки по теме
  • Предисловие

    Православие было успешно «имплантировано» в нашей стране Византией, и затем синтез православия и традиционной российской государственности был взаимополезным и взаимодополняющим. Можно констатировать, что наибольших достижений, и внутренних, и внешних, Россия достигла в ХVIII и ХIХ веках, когда православная вера русского народа была наиболее влиятельной.

    Православие было ведущей религией большинства населения Российской империи, при несомненной и неоспоримой веротерпимости по отношению к другим религиям — католицизму, исламу, буддизму. По мере же оскудения веры в конце ХIХ и в начале ХХ веков страна вступила в полосу неблагоприятных изменений – позорных войн, революций, новых и сомнительных социальных экспериментов.

    ХХ век в России знаменуется основательными социальными потрясениями, принудительным введением веры в социалистические идеалы – религию без Бога, и созданием нового, неверующего, советского человека. На этом фоне становится понятной тщетность проекта построения «вавилонской башни» социализма, а затем и коммунизма в СССР – хотели как лучше, а получилось весьма конкретно и неожиданно для всех. Может быть, в этом и состоит всемирно-историческое значение финала социализма в нашей стране, наглядный урок и напутствие ее православному народу.

    Восстановление эффективной государственности России в ХХI веке зависит от укрепления ее Вооруженных Сил и возвращения им необходимой духовной основы в виде Православия. Именно оно цементировало российские армию и флот во все дореволюционное время, во время славных державных завоеваний и неуклонного расширения Российской империи. Поэтому институт военного духовенства в российских армии, его возникновение, становление и укрепление, представляет познавательный интерес для нас и сейчас, в начале ХХI века, во время современного реформирования наших Вооруженных Сил.

    Институт военного духовенства в России был примечательным образованием, возникшем на стыке двух ее весьма важных и всегда авторитетных структур – Армии и Церкви. В различные века, в ходе исторического развития государства российского, он постоянно окормлял духовные потребности Армии в мирное и военное время. В становлении и последующем развитии Института военного духовенства в России можно выделить несколько характерных периодов.


    1. До создания регулярной армии в конце ХVII века.
    2. Первое столетие регулярной армии и флота в России в ХVIII-ХIХ веках (1780-1880).
    3. Становление и укрепление данного Института в ХIХ веке ( 1881-1890).
    4. Кульминация развития Института на рубеже ХIХ и ХХ веков (1891- 1918).
    5. Ликвидация военного духовенства и окормление атеизмом Красной и Советской Армии и ВМФ в ХХ веке (1918-1991).
    6. Возрождение традиций и структуры военного духовенства в конце ХХ и в начале ХХI века (после 1991 года).
    В средние века, до создания регулярной армии, когда военные действия велись вооруженным населением (ополчением), в его составе во время походов находились и священники, которые после окончания походов возвращались в свои епархии.

    Постоянные структуры военного духовенства

    В начале ХVIII века, с созданием в России регулярных армии и флота, в них возникает и постоянные структуры военного духовенства. Это были полковые священники, назначаемые на постоянные должности из состава епархий по месту формирования полка. Однако они временно подчинялись архиерею епархии, на территории которой находился полк.

    На время боевых действий в составе Генерального штаба назначался обер-полевой священник из числа белого (светского) духовенства. Ему подчинялось все полевое священство. На флоте на должность корабельного священника назначался, как правило, иеромонах (из числа черного духовенства), в связи с его более высоким образовательным уровнем. На время боевых действий флотские священники также подчинялись обер-иеромонаху.

    В Артикуле воинском и Русского Флота и в дополнивших их Уставах 1710-1721 гг. определялись права и обязанности полковых и корабельных священников, в частности, предусматривались «пункты, что иеромонаху надлежит исполнять». Основными задачами военного священства было проведение богослужений и поддержание нравственности личного состава. Воспитание и даже обучение нижних чинов молитве было обязанностью офицеров, а не священников. Специфика обязанностей военного духовенства состояла только в проведении служб в полевых условиях и во время боевых действий.

    В Х1Х веке (1800-1890 гг.) Российская империя вела многочисленные войны, как оборонительные, так и наступательные, связанные прежде всего с расширением ее территории. Соответственно укреплялся и Институт военного духовенства. Указом императора Павла I в апреле 1800 г. военное духовенство выделялось в постоянно действующую структуру. Обер-священнику подчинялось духовенство армии, флота и гвардии. А в 1816 г. одно управление было разделено на два аналогичных – обер-священника армии и флота и обер-священника гвардии и гренадер.

    В составе Главного штаба для действующей армии была введена постоянная должность полевого обер-священника. По делам духовного ведомства он подчинялся обер-священнику армии и флота, а по делам военным – дежурному генералу. Ему непосредственно подчинялись дивизионные благочинные, через которых он осуществлял оперативный контроль деятельности полковых священников. В 1836 г. под начало обер-священника Главного штаба перешло и придворное духовенство. В 1858 г. все обер-священники были переименованы в главные священники. Таким образом Институт военного духовенства оформился в самостоятельную строго централизованную структуру.

    Во второй половине ХIХ века Россия вступила в полосу реформ и преобразований. С отменой крепостного права в стране был взят курс на повышение всеобщей грамотности населения. Большая свобода означала создание условий для большей общественной активности людей. Ускоренное экономическое развитие страны повлияло на совершенствование технического оснащения армии и флота, появились новые рода войск. Вместо рекрутского набора в армию введена всеобщая воинская повинность населения. Были проведены победоносные войны в Европе и успешные походы и военные действия на Кавказе и в Средней Азии, которые привели к существенному расширению границ Российской империи.

    В этой связи в армии и на флоте стала более насущной необходимость патриотического и религиозно-нравственного воспитания. Если офицеры получали определенный воспитательный потенциал в военных учебных заведениях, то нижние чины при быстрой текучести кадров в условиях обязательной воинской повинности могли получить необходимый воспитание только во время службы. Естественно, это ставило новые задачи перед офицерами как воспитателями и перед военным духовенством.

    В 1890 г. принято «Положение о военном духовенстве» с четко определенной мобильной системой управления в нем в мирное и военное время. Поиску путей решения новых задач были посвящены первый и второй съезды военного духовенства и братских собраний. Заметно вырос образовательный уровень и престиж военных священников. Полковой, корабельный храм стал духовным центром для личного состава полка, корабля, хранителем его памяти и воинской славы. В нем находились полковое знамя и военные реликвии, памятные доски с именами погибших.

    Во время Русско-Японской (1904-1905) и Первой мировой (1914-1917) войн Институт военного духовенства был подвергнут серьезным боевым испытаниям. Он выступал в этих войнах не только как церковная организация и воспитательная структура, но и как исполнитель новых задач – общественной дипломатии. Эти задачи возникали в связи с необходимостью оказания помощи военнопленным, в отношениях с населением оккупированных стран, и т.д.

    Трагичный этап Института

    Последний и самый трагичный этап Института военного духовенства наступил в феврале 1918 года, вместе с фактической заменой традиционной воинской дисциплины, выборностью командного состава и коллегиальным «революционным» обсуждением его приказов и распоряжений. Волна «демократизации» докатилась и до части военного духовенства. Еще в апреле 1917 на собрании выборных депутатов от военного духовенства принималось решение «…признать желательным в принципе выборное начало…». В это же время, в противовес атеистическим настроениям, в некоторых подразделениях создавались православные братства и общества. Оказывается, и так можно было использовать условия демократического выбора.

    Окончательно Институт военного духовенства был упразднен Декретом Советской власти №39 от 16 января 1918 г. Этим же Декретом постановлялось отобрать все принадлежащие ему капиталы. Военные священники, оставшиеся при полковых храмах, поступали в епархиальные ведомства. Многие их них были репрессированы при Советской власти.

    Развал многомиллионной российской армии в 1917 г. представляет собой знаменательный и трагичный для нас феномен саморазрушения «изнутри» замечательной военной машины того времени. Известно, что в начале 1917 г., после надлежащих пополнений, российская армия на всех фронтах имела значительной преимущество над противником в живой силе и вооружении (в пехоте и артиллерии в полтора – два раза и еще более в кавалерии). Тем не менее военные действия русский армий и фронтов в это время оказались в целом безуспешными именно из-за морального фактора — утраты личным составом веры в победу, нежеланием воевать и девальвацией тогдашней национальной идеи.

    Представляет интерес анализ духовной основы прочности российской армии и народа. Формула «За Веру, Царя и Отечество» была для русского народа своеобразным политическим обрядом, в почитании которого и выражалось его политическое миросозерцание. Оттого и произошел такой резкий перелом в 1917 г., и в этом, по-нашему, и была сущность революции – существовавший «политический обряд» русских народных масс был разрушен.

    Православная вера имела в русском народе и в армии глубокие корни. Однако со временем она постепенно подтачивалась нигилизмом и западными либерально-демократическими ценностями и ориентациями «просвещенной публики» государства Российского — в первую очередь интеллигенцией, дворянами, учащимися. Во время войны это влияние сказалось и на офицерском корпусе, который интенсивно обновлялся и к концу 1916-1917 гг. стал уже «разночинным» — практически другим, чем ранее. Именно от своих «отцов-командиров», в процессе самого тесного общения с ними в фронтовых условиях, и перенимали неверие «нижние чины».

    Доверие к царю Николаю II как главнокомандующему и к царскому правительству было окончательно подорвано с разрушением внутреннего единства традиционной формулы «за Веру, Царя и Отечество». Революционной пропагандой Царь противопоставлялся Отечеству. Однако главное, решающее значение в девальвации девиза «За Веру, Царя и Отечество» имело отречение императора Николая II от престола в 1917 г. Для миллион солдат – «крестьян, одетых в солдатские шинели», свершившийся факт был свидетельством катастрофы как в масштабе страны, так и для собственного сознания. С отречением от престола «помазанника Божьего» и с фактическим свержением Царя с престола под воздействием революционной пропаганды зашаталась и Вера, и верность Отечеству. Это был удар по основному звену боевого призыва.

    Понятие «Отечества» было основательно изменено уже либеральной Февральской революцией 1917 года. Тогда массы еще не были готовы воспринять республиканскую государственность вместо монархической. Начались анархические акции против представителей старой власти: избиения городовых, офицеров и других государственных функционеров. Временное правительство ввело в армии своих представителей – комиссаров. Но установить дисциплину в армии они уже не смогли.

    В годы Советской власти был учтен горький опыт недооценки значения идейно-политического воспитания личного состава Армии и Флота. С самого начала революции во всех частях и подразделениях был введен Институт военных комиссаров, а затем и политработников, со стройной системой целенаправленного функционирования и самостоятельной структурной иерархией. Они направляли и контролировали учебный процесс и придавали ему и всей военной повседневности определенную, «правильную» окраску. В то же время проведение регулярных политических занятий с личным составом входило в обязанности командиров и начальников. Обучение и воспитание войск считалось при этом органически взаимосвязанными.

    Идейно-нравственной основой воинского воспитания являлся научный коммунизм и атеизм, тоже научный. Однако на практике атеизм был чаще всего основан на примитивном неверии и отрицания Бога, провозглашался, почти в качестве аксиомы, примат материального над идеальным. Таким образом признавалось желательным, а фактически обязательным, материалистическое мировоззрение.

    В годы Великой Отечественной войны данная система воинского воспитания странным образом не мешала относительно заметному возрождению религиозности среди личного состава. В стране открылись храмы, многие священники вернулись в них из мест заключения. Надо отдать должно Сталину, который смог своевременно и правильно учесть религиозный фактор наряду с другими составляющими жестокой и тяжелой вооруженной борьбы.

    «За Родину, за Сталина!» – таким был ее девиз, с ним шли в атаку и умирали политработники, командиры, сержанты и бойцы. В этой формуле так же, как и в дореволюционной, было место и Отечеству, и «Царю», и исповедоваемой и насаждаемой ими «Вере», в качестве которой выступал казенный атеизм. Победа над сильным и жестоким врагом, при трехлетнем решающим единоборстве с ним, до открытия союзниками второго фронта, стала историческим фактом, подтверждающим заключительный аккорд этой войны: «Наше дело правое», мы победили»!

    Затем последовало грандиозное противостояние и противоборство двух антагонистических блоков капиталистических и социалистических государств и их специализированных военных структур. В этой 45-летней так называемой «холодной войне» победу одержали капиталисты, оказавшиеся более сильными или более хитрыми во всех отношениях – от экономики до информационных технологий и заразительной идеологии потребительства. Интересно отметить, что это было третьем поражением нашей страны в ХХ веке, наряду с печальными итогами Русско-Японской и Первой Мировой войн.

    И во всех трех случаях поражениям нашей страны предшествовала и способствовала обстановка возрождения либерально-демократических тенденций и идей в обществе и общественном сознании. Здесь возможны и другие точки зрения и поэтому мы воздерживаемся от каких-либо обобщающих выводов и ограничиваемся только констатацией данных исторических фактов в видимом поле объективной исторической ретроспективы. Не пора ли, однако, нам учиться на собственных ошибках?

    С распадом СССР и крахом «русского коммунизма»

    В конце ХХ века, с распадом СССР и крахом «русского коммунизма», установилась почти десятилетняя идеологическая пауза, означавшая идейно-политический и духовный вакуум в нашем обществе.

    Особенно остро и болезненно это положение воспринималось во всех российских силовых структурах. Постепенно, однако, к концу ХХ и началу ХХ1 века, в общественном сознании преобладала точка зрения, что новый, капиталистический строй в стране установился «всерьез и надолго» и что надо приспосабливать к нему все государственные структуры, в первую очередь силовые. Таким образом завершился виток спирали социального развития и в стране наступил религиозный реннесанс.

    В российских Вооруженных Силах (ВС) православие опять занимает свое законное место, несмотря на рецидивы атеизма и недоброжелательства других, относительно малочисленных, религиозных конфессий. При этом несостоятельными представляются мнения о необходимости «равноправного и демократического» представительства всех религиозных конфессий, в том числе и сравнительно малочисленных. Ведь это означало бы на деле несправедливое относительное уменьшение удельного веса подавляющего православного большинства. Поэтому при возрождении в наших ВС революционной религиозной терпимости надо также восстановить и безусловный примат Православия.

    Блуждания в поисках национальной идеи в ходе затянувшегося социально-экономического кризиса в нашей стране, несомненно, достойны сожаления. Однако применительно для ВС страны такая ситуация опасна, пагубна и совершенно недопустима. Выход из такой ситуации состоит в новом и срочном обращении к испытанному временем средству – институту военного духовенства. Очень важно отметить высокую эффективность данного средства – оно обеспечивает быстрые и качественные достижения при относительно низких экономических затратах; — во многих случаях оно почти бесплатно.

    Введение в силовые структуры РФ института военного духовенства является актуальным событием, призванным укрепить духовные основы воспитания и профессионального обучения военнослужащих и связанного с ними гражданского персонала. Характерно, что это событие сопровождается предшествовавшими ему и ранее определенными трудностями и противоречиями развития нашей страны и особенностей общественного сознания населения, в том числе личного состава ее Вооруженных Сил. В частности, можно ожидать, наряду с распространенными безучастием и скептицизмом, сознательное или подсознательное противодействие со стороны начальствующего состава. Можно также ожидать и других объективных трудностей в новом и сложном процессе восстановления духовности ВС. Например, из-за нерешенности вопросов финансирования известен случай назначения священника на должность пулеметчика.

    Для своевременного обнаружения объективных и субъективных трудностей в этом процессе и разработки соответствующих своевременных мер по их преодолению было целесообразно с самого начала предусмотреть социологическое сопровождение процесса введения в ВС РФ института военного духовенства. Актуальными вопросами социологических исследований могут быть отношения к данному процессу военнослужащих и гражданского персонала, а также начальствующего состава различных категорий, изменение взаимоотношений, в том числе межконфессиональных, морального климата в коллективах, состояния внутреннего порядка и дисциплины, мотивации людей, а также другие текущие вопросы.

    Уже отмечалась ожидаемая высокая эффективность влияния института военного духовенства на все стороны деятельности ВС РФ, в том числе и такие не материальные, но весьма важные, как моральный дух войск, патриотизм и дисциплинированность военнослужащих, их уставные взаимоотношения. И как говорится, меркальтильная экономия и торг здесь неуместны: не разумно экономить копейки на введении нового и перспективного Института.

    Из истории журнала «Вестник военного духовенства», издававшегося в дореволюционной России

    К моменту издания журнала у военного духовенства назрела необходимость создания собственного печатного органа, освещающего задачи, характерные для военных священников. Особенно остро встал вопрос о создании печатного органа в связи с вступлением в силу в 1874 г. закона о всеобщей повинности. По этому закону военная служба становилась всесословной. Молодые люди высших сословий и с высшим образованием должны были пройти военную службу наряду с простым крестьянином.

    И срок службы сокращался с 25 до 5 лет. Так же предусматривался меньший срок службы для лиц, получивших образование. Родители стали отдавать своих детей в разные учебные заведения, так как были заинтересованы в их обучении. И в самой армии были созданы условия для получения образования, а потому требования к полковым священникам стали сложнее и многочисленнее. Но далеко не во всех полках были библиотеки. А там где были, не факт, что в них находились книги религиозного содержания.

    Любому священнику и молодому, и умудрённому опытом необходимо самообразование и общение с другими пастырями, что не всегда возможно. В этом случае самым лучшим для обмена мыслей, для взаимной поддержки и руководства может служить особый печатный орган для всего военного духовенства, по примеру епархиальных ведомостей, существующих почти во всех епархиях. В этом органе каждый может публично высказать свои мнения по тому или по другому вопросу, предложить совет, осветить многие стороны быта военного духовенства и его паствы и особенно религиозно- нравственные нужды и потребности последней.

    Также журнал призван был освятить деятельность священства в армии. Толчком к этому послужили упрёки и обвинения в бездеятельности священников со стороны светских изданий во время Русско-турецкой войны 1877-1878гг. Причиной тому послужило то, что в печать попадали только выдающиеся случаи, которых не так много в общем потоке событий.

    Эта же малоизвестность жизни и деятельности военного духовенства нередко подавала повод к необоснованным нареканиям на него. Например, «Домашняя беседа» заподозрила всё военное духовенство, находившееся в действующей армии в последнюю войну (1877 – 1878гг.), «в лени и нравственной импотенции» только потому, что о его деятельности ничего не говорили». Кроме того, не всегда возможно священнику своевременно узнать о распоряжениях и постановлениях священноначалия по военному ведомству. В журнале печатались все указы и постановления, касающиеся военного духовенства. И тем самым через «Вестник военного духовенства» все указы, постановления и распоряжения доводились до сведения священников на местах.

    До «Вестника военного духовенства» печатным органом, освещающим деятельность духовенства, была « Справочная книжка для армейского и флотского духовенства», выходящая раз в году с 1881 по 1884 гг. Её издавал Совет Общества попечения о бедных армейского и флотского ведомств под редакцией бывшего председателя этого общества Б.А. Милютина. Издание давало возможность членам общества следить за деятельностью общества попечения о бедных армейского духовенства, за распоряжениями по военному ведомству, касающимся жизни и деятельности военного духовенства, и предполагалось за счет издания книжки сократить расходы по печатанию отчётов общества. Несоответствие издания требованию подписчиков привело к закрытию.

    И комиссия, утверждённая советом, нашла более целесообразным вместо «Справочной книжки» выпустить журнал с программой, сходной с епархиальными ведомостями. Но этот замысел совета общества попечения о бедных, одобренный главным священником армии и флотов П.Е. Покровским, не был осуществлен.

    Лишь 19 января 1889г. на общем собрании С.-Петербургского и окрестного духовенства Главный священник протоиерей Александр Алексеевич Желобовский «изволил выразить своё настоятельное желание, чтобы ранее проектированный журнал для военного духовенства получил своё осуществление».

    Комиссия, избранная из представителей военного духовенства, своевременно выяснила насущную необходимость такого органа». В первом номере Главный священник протоиерей А. А. Желобовский обращается к священству и кратко обрисовывает замысел выпуска данного журнала «для взаимного братского общения, обмена мыслей, заявления нужд, разъяснения недоумений и сомнений, облегчения дела преподавания Закона Божия в школах, успешного церковного проповедничества и внебогослужебного собеседования, для знакомства с историей полковых церквей и деятельностью замечательных военных пастырей, для увековечения памяти доблестных героев – христолюбивых воинов, для процветания общества вспоможения бедным армейского духовенства и для многих других благих целей. Нам, военным священникам, разбросанным по всем концам России, необходимо иметь свой печатный орган.

    Нужда в нём и польза от него несомненны… …будет издаваться. «Вестник военного духовенства»: два выпуска в месяц, не менее двух листов каждый, с платою трёх рублей в год…». «Вестник военного духовенства» вышел в свет 1 января 1890года на одинаковых с епархиальными ведомостями основаниях. В 1911 году был переименован в «Вестник военного и морского духовенства» и издавался до июня 1917 года. С 25 июля по 25 декабря 1917 года журнал выходил в Киеве под названием: «Церковно-общественная мысль» благодаря усилиям и под редакцией протопресвитера Щавельского Г. И.. После чего издание полностью прекратилось.

    В 2005 г. Синодальным отделом Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями возобновлён выпуск журнала.

    Структура журнала

    По замыслу создателей, журнал был основан для решения целого ряда задач. Он был призван своевременно доводить до сведения военных священнослужителей указы военного и церковного начальства, освящать деятельность военного духовенства, помогать в решении затруднительных вопросов, отражать деятельность «Общества попечения о бедных военного духовенства», помогать в преподавании закона Божия, знакомить с историей полковых церквей и деятельностью замечательных военных пастырей, и просто для братского общения и обмена мыслями».

    Для удобства поиска интересующих статей «Вестник военного духовенства» был разделён на две части: официальную, включающую в себя указы постановления и распоряжения, издаваемые официальной властью, и часть неофициальную, куда фактически входило все остальное.

    Официальная часть состояла из:

    1). Императорских повелений, относящихся к военному духовенству. Здесь находились и постановления Святейшего Синода, подписанные августейшей особой, и отзывы после посещения императором мест, имеющих отношение к военному духовенству (военные части, тюрьмы, госпиталя), и представления к наградам.
    2). Постановлений и распоряжений Святейшего Синода, касающиеся ведомства военного и морского духовенства, включающие в себя различные награды и взыскания.
    3). Распоряжений военного и морского начальства, относящихся к военному и флотскому духовенству: приказы о говении, приказы, направленные на обеспечение проведения церковных праздников, благодарности священникам.
    4). Распоряжений протопресвитера военного и морского духовенства, которые были в основном административного характера и включали в себя: назначения и увольнения священников, решение финансовых вопросов (кружечные сборы, устройство свечного заводика), указ о предоставлении каждым священником в канцелярию протопресвитера ежегодно двух проповедей, взыскания и поощрения.
    5). Сообщений о пожертвованиях, с указанием имени жертвователей, сумм и целей данного пожертвования.

    В неофициальную часть входили следующие материалы:

    1). Слова и речи, произнесённые военными священнослужителями на полковых праздниках, или признанные полезными для произнесения.
    2). Статьи, освящающие деятельность братских собраний, обзорные поездки протопресвитера, годовые обзоры статей, напечатанных в журнале.
    3). Статьи и заметки по богословским, каноническим, церковно- историческим и богослужебным вопросам.
    4). Историко-статические сведения о постоянных, походных, лагерных и флотских церквях военно-морского ведомства.
    5). Описания особенных духовных торжеств, проводимых в военных церквях.
    6). Замечательные случаи из жизни и деятельности военного духовенства.
    7). Недоуменные вопросы и случаи из практики военного духовенства.
    8). Записки, заметки и воспоминания об отличившихся на войнах полковых священниках и вообще о героях-воинах (поучительные назидательные в религиозно-нравственном и верноподданнически-патриотическом отношениях).
    9). Сведения о духовно просветительной миссионерской и учительской деятельности военного духовенства (сведения о внебогослужебных беседах, присоединении иноверцев и сектантов к православию, о школах и библиотеках при церкви).
    10). Лучшие проповеди и внебогослужебные беседы военных священников.
    11). Библиографические справочные и журнальные заметки и указания, полезные для военного духовенства.
    12). Отчёты «Общества попечения о бедных военного духовенства» (изначально предполагалось помещать их в официальной части).
    13). Некрологи.
    14) Рекламные объявления (наряду с рекламой книг, брошюр и журналов рекламировалась трава эфедра).

    Из перечисленных материалов, постоянными были проповеди и внебогослужебные беседы. Остальные материалы печатались по мере поступления или менее важные (по мнению редакции) уступали место более важным.

    Анализ издательской деятельности

    Перед началом изучения деятельности военного духовенства, по материалам журнала «Вестник военного духовенства», нужно провести анализ источника информации, что даст возможность определить степень достоверности. Для этого необходимо установить: кто является основателем журнала, кто руководил, чьи интересы представлялись в журнале и какие задачи возлагались на редакцию, кто являлись корреспондентами, выявить, какие публикации были типовыми для журнала, а какие – особенными.

    Вопрос о необходимости создания печатного органа неоднократно поднимался в руководящей среде военного духовенства, и даже выпускалась «Справочная книга для армейского и флотского духовенства», просуществовавшая четыре года с1881 по 1884 год. Но окончательно вопрос решился при главном священнике гвардии, гренадёре армии и флотов Желобовском А.А. Девятнадцатого января 1889 года на братском собрании А.А. Желобовский выступил с «настоятельным желанием» создать журнал.

    Была создана комиссия из представителей военного духовенства, которая выясняла «крайнюю необходимость» создания журнала или газеты для военных священнослужителей. Затем по ходатайству главного священника гвардии, гренадёр, армии и флотов Святейший Синод определением от 15 – 22 ноября 1889 года разрешил издавать «…с 1-го января 1890 г. периодический журнал под заглавием «Вестник военного духовенства». Отсюда видно, что создателем журнала является Желобовский А.А. Это подтверждает «Полный православный богословский энциклопедический словарь».

    Для удачного становления любого дела необходим заинтересованный человек, который будет внедрять в жизнь поставленную задачу. Таким заинтересованным человеком был отец протопресвитер. С ним работала команда единомышленников, понимающих важность и значение журнала для военных священников. Точно известно, что первые 11 месяцев издания все сотрудники работали бесплатно. Однако расходы на издание сильно превышали сумму подписной оплаты. И А.А. Желобовский, чтобы поддержать предпринятое им дело, покрывал расходы из собственных сбережений.

    На братском собрании военных пастырей, состоявшемся 2-го октября 1890 года, священники военного ведомства, присутствующие на собрании, подняли вопрос об увеличении подписной платы за журнал. Это предложение было продиктовано желанием священников снять материальное бремя со своего пастыреначальника. Протопресвитер решительно отклонил данное предложение.

    Протоиерей Григорий Фалютинский со страниц вестника предложил способ решения данной проблемы через увеличение тиража. Он обратился к собратьям-священникам с просьбой поддержать протопресвитера и приобрести журнал не только для себя, но и для церковной библиотеки. А также показать журнал в среде господ офицеров, среди которых, может, найдутся любители подобного чтения и приобретут журнал для офицерской библиотеки.

    Редактором «Вестника военного духовенства» был священник Иоанн Хрисанфович Таранец 1850 года рождения. После окончания семинарии до 1882 года он был клириком Таврической епархии, затем в 1882 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, с 1887 года стал священником Санкт-Петербургской епархии. В 1889 году назначен редактором «Вестника военного духовенства» и прикомандирован к церкви лейб-гвардии саперного батальона, одновременно являясь законоучителем второй Санкт-Петербургской прогимназии, а с 1890 года приписан к церкви офицерской кавалерийской школы.

    Редактор вестника находился в непосредственном подчинении протопресвитеру армии и флотов А.А. Желобовскому. И, более того, в отчёте о братском собрании военного духовенства говорится, что А.А. Желобовский лично просматривал журнальную корреспонденцию, приходившую на адрес его канцелярии. «На начальнике нашем лежит много хлопот и трудов по предварительному рассмотрению и выбору статей для напечатания из всего материала, присылаемого в его канцелярию, так что ни одной рукописной статьи, беседы или поучения не было в нашем органе без предварительного прочтения и исправления им самим (протопресвитером)». Возникает вопрос о возможном преувеличении, так как отец протопресвитер, начиная с 1889 года совершал обзорные поездки и ежегодно прибывал за пределами Санкт-Петербурга более месяца. Но с другой стороны вполне возможно, что рассматриваемое утверждение объективно, поскольку материалы, как правило печатались, с задержкой на месяц и более. Одно можно сказать совершенно точно, что А.А. Желобовский полностью контролировал издание журнала.

    Издательская редакция журнала находилась при канцелярии протопресвитера, о чём свидетельствуют историк Нечаева М. Ю. в работе «Христианская периодика России конца XVIII–XX вв.» и титульные страницы «Вестника». На адрес канцелярии приходила вся корреспонденция, различные объявления, через канцелярию проходила подписка на журнал и можно было приобрести сброшюрованную годовую подшивку журналов за предыдущие годы. С переездом канцелярии протопресвитера в 1893 году поменяла адрес и редакция. В редакции выпускался не только журнал, но и брошюры для библиотек. Правда, первый опыт был не совсем удачный. В 1892 году по устным и письменным просьбам военных священников была напечатана брошюра с проповедями, о чём сообщалось в 15 номере журнала. А в первом номере за 1893 год редактор жалуется: «Редакцией, в виде опыта, было сделано несколько тысяч оттисков таких брошюр и листов. И вот лежат эти листы и брошюры почти полностью, безмолвно свидетельствуя,… как бы вы думали, о чём!?…».

    В том же здании, где располагалась канцелярия протопресвитера, находилось духовное правление военного духовенства. Правление состояло из трёх штатных членов: прот. Григорий Словцов, прот. Тимофей Дивов, прот. Григорий Фалютинский и двух внештатных: прот Иоанн Философов, прот. Александр Соколов. Статьи всех членов правления встречаются на страницах журнала. Помимо членов правления активными корреспондентами были военные священники из Санкт-Петербурга и его окрестностей. Также постоянно в редакцию шли письма с мест служения священников, разбросанных по всей стране. Почти вся отобранная корреспонденция печаталась в неофициальной части журнала, в официальную часть попадали письма, используемые протопресвитером в постановлениях, и приказы офицеров, выражающие благодарность священнику по какому- либо случаю. Рассмотрим, откуда были авторы и какие статьи печатались в неофициальной части.

    Поток корреспонденции был огромным, наряду с письмами, написанными по зову сердца или из чувства долга, каждый военный священник был обязан в течение года прислать в канцелярию Желобовского А.А. две проповеди или две внебогослужебные беседы (согласно распоряжению протопресвитера). Невыполнение данного распоряжения рассматривалось как нерадение к пастырскому служению, так как учительство, проповедничество – одна из самых важных обязанностей пастыря.

    В журнале также печатались статьи обывателей и офицеров из высшего командного состава. Встречались и анонимные статьи, авторы были, конечно, известны, но по определенным соображениям редакции выходили в свет без подписи. Обывательские статьи были напечатаны в количестве 5-ти, что соответствовало количеству авторов. Из офицерского состава в журнале печатались 28 человек, из них 14 в неофициальной части и 14 в официальной. У господ офицеров количество статей почти совпадало с количеством печатающихся корреспондентов. Лишь один ротмистр Д.Я. Дашков печатался дважды, в 1890 и 1894 годах, обе статьи были посвящены внебогослужебным беседам с демонстрацией туманных картин.

    Иначе дело обстояло в среде военных священников, печатающихся в вестнике:

    на 28 Свящ. из Санкт-Петербурга приходилось – 112 статьи
    на 11 Свящ. из ближайших окрестностей Санкт-Петербурга – 54 статьи
    на 172 Свящ. из отдалённых мест несения служения – 254 статьи

    Многие военные священники из Санкт-Петербурга и ближайших окрестностей состояли в непосредственном общении с протопресвитером и членами духовного правления военного духовенства. Часть из них была активными корреспондентами вестника. Об этом свидетельствуют отчёты о братских собраниях священников военного духовенства. Наиболее печатаемые из них в первые пять лет издания были следующие:

    из Санкт-Петербурга:

    прот. Григорий Фалютинский – 20 статей
    прот. Тимофей Дивов – 18 статей
    прот. Дмитрий Никитин – 15 статей
    прот. А. Ставровский – 13 статей
    иер. Фёлор. Боголюбов – 7 статей
    иер. Иаков Арсеньев – 6 статей
    иер. Матвей Философов – 3 статьи

    из окрестностей Санкт-Петербурга:

    иер. Иоанн. Морев Кронштадт – 18 статей
    иер. Григорий. Лапшин г. Ораниенбаум – 14 статей
    иер. Иоанн. Флоринский г. Шлиссельбург – 12 статей
    Из приведённой выше статистики видно, как соотносилось количество авторов (военных священников) с количеством напечатанных статей в зависимости от места пребывания священника. Можно сказать, что тон журнала задавали военные священники из Санкт-Петербурга и ближайших окрестностей. Но чтобы убедиться, рассмотрим, чему статьи посвящались, каких больше, каких меньше, какие были типичны, какие особые, кто писал их.

    Разделим корреспонденцию на 5 групп.

    1) Статьи военных священников из отдалённых от Санкт-Петербурга мест пребывания.
    2) Статьи, написанные офицерами.
    3) Статьи, написанные обывателями (без указания имени).
    4) Статьи военных священников из Санкт-Петербурга и окрестностей.
    5) Анонимные статьи.

    Несколько особняком стоят отчёты общества попечения о бедных военного духовенства. Они были двух видов: один – освещал, какие вопросы обсуждались на собраниях общества попечения о бедных военного духовенства, другой — движение денежных сумм (от кого и сколько поступило и на что сколько потратили).

    1) Статьи военных священников из отдалённых от Санкт-Петербурга мест пребывания.

    Среди корреспонденции, приходящей из отдалённых от Санкт-Петербурга мест пребывания священников, первыми (по количеству печатаемых статей) были проповеди и внебогослужебные беседы. Они затрагивали следующие темы: церковных и государственных праздников; нравственности; порядка приема новобранцев в полк; патриотизма, служения Царю и Отечеству; поведения накануне исповеди и причастия; о пользе грамоты; и т. д. Проповеди и беседы обязательно присутствовали в каждом номере.

    Остальные статьи могли чередоваться в зависимости от поступления и важности.

    Второе место по количеству занимали объявления о смерти и речи по этому поводу. Далее шли речи по случаю всевозможных торжеств и событий, слово перед выходом на учения. Различные известия, открытие школ при военных церквах и слово на их открытии (как правило, писалось одним священником). Закладка храма, освящение храма или колокольни, отзывы на поездку протопресвитера.

    Несколько статей посвящались библиотекам при храмах, одна из них-«Мысли о библиотеках» священника 15 гренадерского Тифлисского полка А. Алексеева из урочища Лодехи, сообщала, как лучше их устроить.

    Напечатаны две статьи, в которых высказывалось желание проводить братские собрания на местах. Ряд. статей посвящались библиотекам при храмах, печаталась речь протоиерея из Крыма, произнесённая на братском собрании, рассказы в рубрике «из воспоминаний священника. Из Владивостока пришло описание местности, климата, обычаев, цен, кто живёт, работает, сколько священников приходских, военных, сообщалось о намерении постройки храма.

    Несколько статей: полемика авторов учебников по закону Божьему с прот. Дивовым, который их критиковал.

    Записи морского священника из кругосветки. Много статей о церковном пении.

    По данным материалам сложно представить, как велась работа и что происходило на местах. Информация о состоянии дел собирается в основном из обрывочных сведений, встречающихся в проповедях и речах, произнесённых на торжествах. По проповедям можно судить, к чему призывали и как говорили священники, но объективность их, конечно, не стопроцентная (печатались наилучшие проповеди с точки зрения протопресвитера). Обширная информация поступила от корабельного священника В. Гиганова после возвращения из кругосветного похода, но он высказывает своё субъективное, несколько либеральное мнение. Из остальных статей складывается впечатление, что основной заботой было церковное благолепие: постройка и украшение храмов, церковное пение, чинность богослужений.

    2) Статьи, написанные офицерами.

    Напечатанная корреспонденция, приходящая от господ офицеров, занимает незначительное место. Почти половина печатаемого материала (14 статей) в официальной части. Это приказы по военной части со словами похвалы по случаю юбилея полкового священника или слова сожаления по случаю перевода военного пастыря на другое место несения службы.

    Другие 15 статей напечатаны по разным поводам. Это воззвание о пожертвовании на строительство церкви офицерами из г. Карса. Рассказ, как на пожертвования офицеров и частных лиц сооружена церковь в г.Самаре. О необходимости введения штатного священника в полковой артиллерии. О солдатском быте пишет штабс-капитан Ян Карпов. Подпоручик Розов написал, как торжественно провожали в отставку сверхсрочника фельдфебеля. О чествовании священника. Капитан генерального штаба Николаев поднимает проблему оторванности священника от офицерской среды. Слова по случаю дара иконы – крепость Кронштадт.

    Капитан Гончаров в письме с Кавказа рассказывает о захоронении и установке памятника на месте кровавого побоища русских с чеченцами, произошедшего в 1845 году у селения Дарго, на горе Ахмет-Израу. На этом торжественном событии присутствовали бывшие противники, чеченцы и русские воины. И самое ценное, 2 статьи Ротмистра Дашкова о проведении внебогослужебных бесед с использованием туманного фонаря. Он рассказывает, как проводить беседы и даёт советы на какие темы вести беседы, сколько времени и где их проводить, описывает устройство волшебного фонаря.

    Тематика разнообразна, но статьи можно сравнить с парадным рапортом по какому-то случаю. Выделяются статьи ротмистра Д.Я. Дашкова и штабс-капитана Корпова, капитана Гончарова, капитана Николаева. Они или поднимают некие проблемы или дают интересную информацию.

    3) Статьи, написанные обывателями (без указания имени).

    Статьи обывателей самая малочисленная группа. Одна статья жителя Кронштадта о необходимости постройки церкви. Другая принадлежит очевидцу торжества в военной церкви г. Павловска. Третья — о церковном хоре кубанского полка. Медик делился мыслями о влиянии Русской Церкви на смягчение законов и что у католиков и протестантов это влияние иное. Статьи показывают положительные стороны служения военного священника, но взглядом со стороны.

    4) Статьи военных священников из Санкт-Петербурга и окрестностей.

    Примерно 2/5 статей, напечатанных в неофициальной части журнала принадлежали перу военных священников близких к отцу протопресвитеру. В «Вестнике» печатали много проповедей и бесед военные священники из Петербурга и его окрестностей. Печатались речи настоятелей и священников соборов, произнесённые по разным случаям. Статьи, разъясняющие правильность православной веры и направленные против сектантов, некрологи и речи перед отпеванием.

    В целом военные священники из Санкт-Петербурга и окрестностей печатались в тех же разделах, что и священники с мест, затрагивая ту же тематику. Но были и следующие особые статьи: описания соборов, их история, внешний и внутренний вид, кто служил и служит в настоящее время. Протоиерей Г. Фалютинский описывал, как проходили братские собрания, описание одного иногда печаталось в нескольких номерах.

    Протоиерей Дивов Т. активно обсуждал способы преподавания Закона Божия, критиковал имеющиеся учебники, вёл полемику с авторами. Печатали немного странные статьи протоиерея И. Флоринского из г. Шлиссельбурга, они интересны с точки зрения изучения быта того времени, но часто не понятно, что хотел сказать автор.

    5) Анонимные статьи.

    Последняя группа статей — анонимная. Это — обзоры напечатанного в предыдущий год, отчёты о ревизионных поездках протопресвитера, обзоры и отчёты были объёмны и печатались в нескольких номерах. Их писали люди из ближайшего окружения протопресвитера. Ещё здесь же печатали обличительные и критические статьи или верноподданнически-похвальные. Анонимная группа статей наиболее интересна и содержит разнообразную информацию.

    Статьи, напечатанные в журнале, разделим на две группы — типичные и особенные.

    Типичные публикации

    • Проповеди и внебогослужебные беседы.
    • Отчёты о проведении братских собраний.
    • Отчёты по обзорным поездкам протопресвитера.
    • Отчёты общества попечения о бедных военного духовенства.
    • Речи по случаю всевозможных торжеств и событий.
    • Различные известия.
    • Открытие школ при военных церквах и слово на их открытии.
    • Закладка храма, освящение храма или колокольни.
    • Статьи о библиотекам при храмах.
    • Полемика по преподаванию Закона Божия.
    • О церковном пении.
    • Воззвание о пожертвовании на строительство церкви.
    • Рассказы, на чьи пожертвования и что сделали.
    • Описания подвигов солдат и священников на минувших войнах.
    • Некрологи и речи перед отпеванием.
    • Описания соборов.
    • Нетипичные публикации:
    • Описание местности и обычаев (Владивосток).
    • Описание жизни морского священника во время похода, две статьи.
    • О сестрах милосердия.
    • Критические статьи в адрес нерадивых священников (не военных).
    • Критическая статья в адрес высшего офицерского состава (перепечатана из Церковного вестника №46 за 1889 год).
    • Несколько своеобразных статей одного протоиерея (передающих атмосферу того времени, но не понятна цель помещения в журнал).

    Нетипичные публикации можно объяснить следующим образом. Своеобразные статьи печатали как литературное творчество протоиерея, несшего службу поблизости от Санкт-Петербурга. Описание жизни во Владивостоке являлось интересным, познавательным материалом. Рассказ о сёстрах милосердия полезен с назидательной точки зрения. Почему слабо освящались проблемы флотского духовенства, сказать сложно. Но направленность двух больших статей, посвящённых жизни флотского белого священника, вполне понятна. В 1892 году был поставлен вопрос о замене на флоте священников монахов на белых. И причины, по которым был поставлен этот вопрос чётко вырисовывались в этом материале. Есть перепечатанная критическая статья в адрес высшего офицерского состава. Критика высших офицерских чинов кем-то из военных священников была невозможна, так как отношения между священниками и офицерами и так были не простыми.

    При выпуске журнала ставился ряд задач. Одна из них: «рассеять не совсем светлый и лестный взгляд большинства на военное духовенство». Это объясняет, почему в журнале был статьи, критикующие священников, но не было статей, посвящённых критике именно военного духовенства. Встречается материал, где критика может относится как к простому священнику, так и к военному.

    Но данный факт не означает, что нестроения в среде военного духовенства не обсуждались на страницах журнала. Дисциплинарные и религиозно-нравственные проблемы обсуждались на братских собраниях, а затем, наряду с прочими вопросами, печатались в отчётах о братских собраниях. Так же критика военных священников встречается в отчётах по обзорным поездкам протопресвитера.

    Подводя итоги можно сказать, что основателем и руководителем журнала был протопресвитер армии и флотов А.А. Желобовский. Журнал «Вестник военного духовенства» был органом, целиком и полностью служившим выражению и удовлетворению интересов военного духовенства.

    В журнале безоговорочно можно доверять напечатанным указам, распоряжениям и постановлениям. Остальной материал заслуживает доверия, но с поправкой на то, что он отражает взгляд руководства военного духовенства. По материалам журнала можно понять те направления в работе военного духовенства, которые пытался внедрить в жизнь протопресвитер со своим окружением. Но насколько это получалось на местах судить сложно.

    Даниил АКИМОВ

    Приложение
    Выдержки из дневника полкового священника

    9-11 сентября 1904 г. Разве военная служба мешает искренне верить в Бога, соблюдать уставы святой Церкви, хранить чистоту помыслов, воздержание в слове, целомудрие, честность, трудолюбие, послушание, уважение к старшим?.. Конечно, нет. Она даже наиболее к этому-то и обязывает да еще прибавляет венец мученичества: «Спасайтесь же!»

    4-6 октября 1904 г. Налицо одно из последствий войны: люди, побывавшие на ней, иначе будут относиться к жизни: многое из прежних «не могу» забудется, и человек ясно увидит, что прежние его так называемые нужды и необходимости были просто капризы и жить можно весьма скромно и просто. На войне каждый узнает себя…Хватило ли мужества смиренно снести свой крест и другим помочь в том же? Не озлобился? Не потерял терпения? Не предался унынию? Да, на войне каждый узнает себя и познает другого, кто он, без прикрас. Здесь маскировка не поможет.

    25-26 октября 1904 г. Испытания – это великий камень твердости в вере и любви ко Господу! Правда остается правой: армия наша храбрая, терпеливая, неунывающая … Я считаю последние битвы нашей великой нравственной победой. Недаром японцы кричат нам из окопов: «Русские! Долго ли вы еще будете мучить нас? Это что-то непохоже на победный клич.

    26-27 ноября 1904 г. Давным-давно уже стоит во вселенной святая церковь Христова, и за эту долгую жизнь какие только ветры не старались разрушить ее!.. Времена ересей, наплыв пороков и соблазнов, волны средневековой суеверной тьмы и новейшего неверия, золотой телец и внешняя цивилизация, прикрывающая наготу духа человеческого лоском внешнего развития, прогресса, и многое, многое другое.

    Все это, как стоглавая гидра или свирепая буря, собравшася вкупе, бросилось и бросается на Господа Иисуса Христа и святую Его Церковь, думая разрушить вековые устои религии и даровать вселенной рай, свободу, то есть полный разгул мысли, чувства, воли. Мечтают и верят, что уже сочтены дни религии и Церкви. Но Господь Христос долго терпит людское неразумие, призывая всех к покаянию и вечной жизни под руководством святой Церкви, которая продолжает стоять и сиять среди житейского моря как спасительный маяк для гибнущих в суете сует. Еще имеются на земле у Господа целые тысячи смиренных и верных рабов Его – членов святой церкви, которые не преклонили колени перед Ваалом.

    17 мая — 11 июня 1905 г. Итак, прошел год; и сколько горя, стыда пережили мы за это время?! Теперь говорят о мире; мы мириться не хотим. Но если мир все же будет заключен и мы побежденные поедем домой, то невольно напрашивается вопрос: что же это за причины нашего бедствия? Постараюсь посильно ответить на него.

    Во-первых, история народа божьего всегда была перед нашими глазами. Когда беззакония евреев превосходили всякую меру, то благодать Господня оставляла их – и народы языческие, сравнительно слабые, побеждали Израиль. Однако покаяние и возвращение к Богу снова привлекали на них благословение Господа, и они восставали к лучшей жизни. Россия испытала теперь на себе то же самое. Государство, хранящее истинную религию, так опустилось духовно, так забыло Бога и развратилось, что многие города и веси ее по дурной жизни своей стали вполне подобны древним Содому и Гоморре. Вот правосудие Божье для нашего вразумления и наказания избрало народ языческий, сравнительно слабейший с нами, и Россия наказана. Вразумимся же, раскаемся и обратимся к Господу, по любви своей наказавшему нас: да приобретем снова милость и благословение Божье на нашу бедную отчизну!

    Во вторых, условия войны были для нас невыносимо тяжелы, и только русское мужество и терпение сделали то, что мы более года смогли воевать и армии не потеряли. Ведь каждое сражение – это Бородино…

    Наконец, в третьих, в Японии есть патриотизм, ободряющий войска благими вестями с родины, а у нас во время войны завелись беспорядки, разные стачки, что все время страшно угнетало дух армии. Здесь самый большой вопрос не о войне, а о том, что-то теперь в России. Ну, пусть все рассудит Господь и история, а мы делали здесь, насколько сил хватало, все, что требовала принятая нами присяга.

    Кандидат философских наук ЧЕПУРОВ В.М.
    Специально, для ПОБЕДА.RU

    Просмотров: 1190 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 145

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году