Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Июль » 24 » • Царская семья • Доказательства великого подлога •
05:03
• Царская семья • Доказательства великого подлога •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Доказательства подлога
  • Антисемитизм белых
  • Почему семье не помогли
  • Чем не устроил следователь
  • Следствие в нацдухе
  • Ещё один следователь
  • Царская жертва
  • Ритуальное покушение
  • Ритуал цареубийства
  • Ссылки по теме
  • Доказательства великого подлога

    Обнародование японскими генетиками результатов исследования человеческих останков, которые официальные российские власти признали останками семьи Николая Романова, наделало немало шума.

    Проанализировав структуры ДНК екатеринбургских останков и сравнив их с анализом ДНК брата Николая Второго Великого князя Георгия Романова, родного племянника императора Тихона Куликовского-Романова, и ДНК, взятым из частичек пота с императорской одежды, профессор Токийского института микробиологии Татсуо Нагаи пришел к выводу, что останки, обнаруженные под Екатеринбургом, не принадлежат Николаю Романову и членам его семьи.

    Это придало особый вес аргументам той группы ученых историков и генетиков, которая уверена, что в 1998 году в Петропавловской крепости под видом императорской семьи с большой помпой захоронили абсолютно чужие останки. Почти десять лет проблемой поиска и идентификации останков расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге семьи Николая Романова занимается профессор Российской академии истории и палеонтологии Вадим Винер.

    С этой целью он даже создал специальный Центр по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых, президентом которого является. Винер уверен, что заявление японских ученых может спровоцировать в России новый политический скандал, если решение специальной комиссии правительства РФ, признающее "екатеринбургские останки" романовскими, не будет отменено.

    Об основных аргументах по этому поводу и о том, какие интересы переплелись в "деле Романовых", он рассказал в интервью корреспонденту Страны.Ru Виктору Белимову.

    - Вадим Александрович, какие у России есть основания доверять Татсуо Нагаи?

    - Их достаточно. Известно, что для экспертизы такого уровня нужно брать не дальних родственников императора, а ближайшее родство. Имеются в виду сестры, братья, мать. Что сделала правительственная комиссия? Она взяла далекое родство, троюродных родственников Николая Второго, и очень дальнее родство по линии Александры Федоровны, это английский принц Филипп.

    При том, что есть возможность узнать структуры ДНК ближних родственников: есть мощи Елизаветы Федоровны, родной сестры императрицы, сына родной сестры Николая Второго Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Между тем сравнение было сделано на основе анализов родственников дальних, и получены очень странные результаты с такими формулировками, как "имеются совпадения".

    Совпадение на языке генетиков вовсе не означает идентичность. Вообще мы все совпадаем. Потому что у нас две руки, две ноги и одна голова. Это не аргумент. Японцы же взяли анализы ДНК как раз близких родственников императора.

    Второе. Зафиксирован совершенно четкий исторический факт, что когда однажды Николай, будучи еще цесаревичем, ездил в Японию, там его ударили саблей по голове. Были нанесены две раны: затылочно-теменная и лобно-теменная 9 и 10 см соответственно. Во время очистки второй затылочно-теменной раны был извлечен осколок кости толщиной с обыкновенный лист писчей бумаги. Этого достаточно для того, чтобы на черепе осталась выемка - так называемая костная мозоль, которая не рассасывается.

    На черепе, который свердловские власти, а позднее и федеральные выдавали за череп Николая Второго, такой мозоли нет. И фонд "Обретение" в лице господина Авдонина, и Свердловское бюро судебно-медицинской экспертизы в лице господина Неволина говорили все, что угодно: что, мол, японцы ошиблись, что рана могла мигрировать по черепу и так далее.

    А что сделали японцы? Оказывается, после визита Николая в Японию они сохранили его платок, тельняшку, диван, на котором он сидел, и саблю, которой его ударили. Все это находится в музее города Оцу. Японские ученые изучили ДНК крови, которая осталась на платке после ранения, и ДНК со спила костей, обнаруженных в Екатеринбурге. Выяснилось, что структуры ДНК разные. Это было в 1997 году.

    Теперь же Татсуо Нагаи решил обобщить все эти данные в одно комплексное исследование. Его экспертиза длилась год и завершилась совсем недавно, в июле. Японские генетики доказали на 100 процентов, что экспертиза, проведенная группой господина Иванова, была чистой воды халтурой. Но анализ ДНК, проведенный японцами, - это только звено в целой цепочке доказательств о непричастности екатеринбургских останков к семье Николая Второго.

    Кроме того, замечу, по такой же методике была проведена экспертиза другим генетиком, президентом Международной ассоциации судебных медиков господином Бонте из Дюссельдорфа. Он доказал, что найденные останки и двойники семьи Николая Второго Филатовы - родственники.

    - Почему японцы так заинтересованы в том, чтобы доказать ошибку правительства РФ и российских генетиков?

    - Их интерес здесь чисто профессиональный. У них хранится вещь, которая имеет прямое отношение не только к памяти России, но и ко всей спорной ситуации. Я имею в виду платок с кровью царя. Как известно, генетики по этому вопросу разделились, как и ученые-историки. Японцы поддержали ту группу, которая пытается доказать, что это останки не Николая Второго и его семьи.

    И поддержали не в силу того, что они этого хотели, а в силу того, что их результаты сами по себе показали явную некомпетентность господина Иванова и тем более некомпетентность всей правительственной комиссии, которая была создана под руководством Бориса Немцова. Выводы Татсуо Нагаи - это последний, очень сильный аргумент, который сложно опровергнуть.

    - Были какие-то отклики на заявления Нагаи со стороны ваших оппонентов?

    - Были вопли. Со стороны того же Авдонина. Мол, причем здесь какой-то японский профессор, если нас губернатор Свердловской области Россель поддержал. Потом было сказано, что это инспирировано какими-то темными силами. Кто они? Видимо, их много, начиная с Патриарха Алексия Второго. Потому что Церковь изначально не приняла точку зрения официальных властей.

    - Вы сказали, что анализ ДНК - это только звено в цепочке доказательств. Какие еще есть аргументы, доказывающие, что в Петропавловской крепости нет останков последней императорской семьи?

    - Есть два блока аргументов. Первый блок - это прижизненная медицина. Изначально Николая Александровича и его семью обслуживали 37 врачей. Естественно, сохранились медицинские документы. Это самая легкая экспертиза. И первый аргумент, который мы нашли, касается несовпадений данных прижизненных записей врачей с состоянием скелета N 5. Этот скелет был выдан за скелет Анастасии. Согласно записям врачей Анастасия имела при жизни рост 158 см. Была невысокого роста, полненькая. Скелет, который похоронили, имеет рост 171 см, и это скелет худого человека. Второе - это костная мозоль, о чем я уже сказал.

    Третье. В дневниках Николая Второго, когда он был в Тобольске, есть запись: "Сидел у дантиста". Мы с рядом коллег-историков стали искать, кто был тогда дантистом в Тобольске. Он, вернее, она, была одна на весь город - Мария Лазаревна Рендель. Она оставила своему сыну записи по состоянию зубов Николая Второго.

    Она сообщила, какие пломбы накладывала. Мы попросили судебных медиков посмотреть, какие пломбы на зубах скелета. Оказалось, что ничего не совпадает. Бюро судебно-медицинской экспертизы вновь заявило, что Рендель ошиблась. Как она ошиблась, если она, простите, лично лечила ему зубы?

    Мы стали искать другие записи. И я нашел в Государственном архиве РФ на Большой Пироговской, 17, записи лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина. В одном из дневников есть фраза: "Николай Второй неудачно залез на лошадь. Упал. Перелом ноги. Боль локализована. Наложен гипс". Но на скелете, который пытаются выдать за скелет Николая Второго, нет ни единого перелома. Причем мы это сделали с минимальными затратами.

    Следователю Генпрокуратуры Соловьеву, который вел это дело, не нужно было ездить по заграницам и тратить бюджетные деньги, как он это с удовольствием делал. Достаточно было заглянуть в архивы Москвы и Питера. Но это говорит не о нежелании, а о том, что власть очень сильно хотела не замечать эти аргументы и документы.

    Второй блок аргументов связан с историей. В первую очередь мы поставили вопрос, а подлинна ли записка Юровского, на основании которой власть искала могилу. И вот наш коллега, доктор исторических наук профессор Буранов, в архиве находит рукописную записку, написанную Михаилом Николаевичем Покровским, а отнюдь не Яковом Михайловичем Юровским.

    Там четко указана эта могила. То есть записка априори фальшивая. Покровский был первым директором Росархива. Его использовал Сталин, когда надо было переписать историю. У него есть знаменитое выражение: "История - это политика, обращенная в прошлое". Записка Юровского - подделка. Раз она подделка, то по ней вы не можете обнаружить могилу. Это теперь вопрос доказанный.

    - У этого есть и юридическая сторона…

    - Она тоже полна странностей и нелепостей. Мы изначально просили, чтобы все это было выведено на правое поле. В 1991 году Авдонин, нашедший могилу, обращается в Верх-Исетский РОВД Екатеринбурга с заявлением о находке. Оттуда обращаются в областную прокуратуру, и назначается прокурорская проверка. Могила вскрыта. Дальше непонятно. Уголовное дело не возбуждается, а в рамках этой проверки назначается прокурорская экспертиза. Это уже явное противоречие.

    То есть должны были возбудить уголовное дело в связи с нахождением останков, имеющих признаки насильственной смерти. Статья 105 УК РФ. В результате возбуждается уголовное дело по статье 102. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Вот здесь пошла самая настоящая политика.

    Потому что возникает простой вопрос: если вы дело берете по обстоятельствам гибели царской семьи, то кого вы должны привлекать в качестве подозреваемых в убийстве? Свердлова, Ленина, Дзержинского - город Москва? Или Белобородова, Войкова, Голощекина - это Уралсовет, Екатеринбург. Против кого вы будете дело возбуждать, если они все покойники?

    То есть априори дело незаконно, и оно не имело судебной перспективы. Но по статье 102 легче доказать, что это останки семьи Романовых, вернее, легче не замечать аргументы. Как нужно было действовать, если все делать по закону? Вы должны установить срок давности, выяснить, что никого к ответственности привлечь нельзя.

    Уголовное дело подлежит закрытию. Далее надо вынести дело в суд, принять судебное определение по установлению тождества личности и тогда решать вопрос с похоронами. Но Генеральной прокуратуре это было невыгодно. Она тратила казенные деньги, симулируя бурную деятельность. То есть это была чистой воды политика. Учитывая, что в это дело вбухивались огромные деньги федерального бюджета.

    Генеральная прокуратура возбуждает дело по статье 102 и закрывает его ввиду принадлежности останков Николаю Второму. Это такая же разница, как между кислым и соленым. Более того, решение об останках принималось не судом, а правительством Российской Федерации времен Черномырдина. Правительство путем голосования принимает решение, что это останки царской семьи. Является это судебным решением? Естественно, нет.

    Более того, Генеральная прокуратура в лице Соловьева добивается выписки свидетельства о смерти. Я процитирую его: "Свидетельство о смерти выдано Романову Николаю Александровичу. Родился 6 мая 1868 года. Место рождения неизвестно.

    Образование неизвестно. Место жительства до ареста неизвестно. Место работы до ареста неизвестно. Причина смерти - расстрел. Место смерти подвал жилого дома города Екатеринбурга". Скажите, кому выписано это свидетельство? Вы не знаете, где он родился? Вы не знаете даже, что он был императором? Это же самое настоящее издевательство!

    - Какова позиция Церкви?

    - Она не признает подлинными эти останки, видя все эти противоречия. Церковь изначально разделила два вопроса - останки отдельно, а имена отдельно. И потом уже, понимая, что правительство будет хоронить эти останки, Церковь принимает единственно правильное решение из серии "Бог знает их имена". Вот парадокс. Церковь хоронит под девизом "Бог знает их имена", Ельцин под давлением Церкви хоронит неких жертв гражданской войны. Спрашивается: а кого мы вообще хороним?

    - Какой, по-вашему, была цель всей этой затеи? Аргумент, чтобы "по заграницам" поездить, все же слаб. Уровень игры все-таки несколько выше…

    - Безусловно. Я упомянул лишь о том, что лежит на поверхности. Аргументы здесь нескольких типов. Первый тип основан на любимом словосочетании губернатора Росселя "войти в историю". Суть этого аргумента - покрасоваться на фоне коронованных особ.

    Но банальная причина в другой стороне. Когда возник интерес к Романовым? Именно тогда, когда Леонид Ильич Брежнев, а затем и Михаил Сергеевич Горбачев пытались улучшить отношения с Букингемским дворцом. Ее величество королева Елизавета Вторая говорила, что она не приедет в Россию до тех пор, пока перед ней не извинятся за судьбу Николая Второго. Николай Второй и ее отец - двоюродные братья. И она поехала только после того, как перед ней извинились. То есть все этапы появления и изучения этих останков тесно связаны с политическими мероприятиями.

    Вскрытие останков произошло за несколько дней до встречи Горбачева и Тэтчер. Что же касается Британии как таковой, то там, в банке братьев Бэринг, лежит золото, личное золото Николая Второго. Пять с половиной тонн. Они не могут выдать это золото, пока Николай Второй не будет признан умершим. Даже не без вести отсутствующим.

    Потому что никто в розыск не подавал. Следовательно, без вести отсутствующим он не является. По законам Великобритании отсутствие трупа и отсутствие документов об объявлении розыска означает, что человек жив. В этой ситуации, видимо, рассчитывая, что удастся обработать неких родственников, власть решается на поиск останков и проведение некачественной экспертизы.

    - Но ведь и после этого банк братьев Бэринг не выдал золото…

    - Генпрокуратура не случайно выписала свидетельство о смерти. И группа граждан обращалась в банк за деньгами. Но банк не признает этот документ. Там требуют решение российского суда о том, что Николай Второй умер и вот это его останки.

    - А что же родственники готовы поклоняться чужой могиле, лишь бы им выдали золото?

    - Для большей части родственников, безусловно, обретение подлинной могилы важнее, чем золото. Их пытались втянуть в эту грязную игру. Многие отказались, но часть Романовых все же приехала в Екатеринбург на похороны.

    - Что вы предлагаете делать сейчас, когда у вас в союзниках появились такие влиятельные люди, как японские ученые?

    - Давайте вернем дело строго в правовое поле. Вынесем его в суд. Судом отвергнем систему доказательств Генеральной прокуратуры. Поскольку существуют уже два судебных определения в Германии о признании екатеринбургских останков родственниками Филатовым. То есть нужно все-таки определить, чьи это останки, и передать их родственникам, пусть они решают, где их хоронить. То есть процедура выноса останков из Петропавловского собора маячит.

    - Вы знаете, чьи это останки?

    - Если верить немецким ученым, это останки Филатовых, двойников Николая Второго. А у Николая Второго было семь семей двойников. Это тоже факт уже известный. Система двойников началась с Александра Первого. Когда в результате заговора был убит его отец император Павел Первый, он испугался, что люди Павла его забьют. Он дал команду подобрать себе трех двойников. Исторически известно, что на него было совершено два покушения. Оба раза он оставался живым, потому что погибали двойники.

    У Александра Второго двойников не было. У Александра Третьего двойники появились после знаменитого крушения поезда в Борках. У Николая Второго двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. Причем это были специально подобранные семьи. Только в последний момент очень узкий круг людей узнавал, по какому маршруту и в какой карете поедет Николай Второй.

    А так совершался одинаковый выезд всех трех карет. В какой из них сидел Николай Второй - неизвестно. Документы об этом лежат в архивах третьего отделения канцелярии Его Императорского Величества. А большевики, захватив архив в 1917 году, естественно, получили фамилии всех двойников. Далее в Сухуми появляется Березкин Сергей Давыдович, идеально похожий на Николая Второго. Жена у него - Суровцева Александра Федоровна, копия императрицы. И дети у него - Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. Они прикрывали царя.

    - Когда о них стало известно?

    - О Березкине заговорили с 1915 года. Он жил и в советское время в Сухуми. Умер в 1957 году. КГБ использовал его для работы с монархически настроенным населением. К нему ездили как к Николаю Второму, а органы выясняли, кто ездил, для чего ездил. Проблема двойников реально существует. Там только ребенок, который изображал Алексея Николаевича, не болел гемофилией.

    - Как формировали семьи?

    - Были как реальные семьи, так и сборные. Проблему двойников нужно выявлять и изучать. Прокуратура сказала этой версии "аминь". Я уже сказал, что она не брала в расчет никакие доказательства, которые шли вразрез с официальной точкой зрения.

    - Есть ли доказательства, что Филатовы последовали в Тобольск, в Екатеринбург?

    - Этого мы пока не знаем. Есть вопросы. Нам пока не дают эти документы. След ведет в здание ФСБ. Оттуда ведь в свое время, в 1955 году, была организована утечка информации о том, что могила близ Екатеринбурга вскрывалась в 1946 году. Хотя есть и заключение доктора медицинских наук Попова, что могиле 50 лет, а не 80. Как у нас говорят, в романовском деле на один вопрос ответил - возникло еще 20. Дело настолько запутанное. Это почище, чем убийство Кеннеди. Потому что информация строго дозирована.

    - Какой был смысл в 1946 году лезть в эту могилу?

    - Возможно, ее в то время и создали. Вспомним, что в 1946 году жительница Дании Анна Андерсен попыталась получить царское золото. Начав второй процесс по признанию себя Анастасией. Первый процесс у нее ничем не закончился, он длился до середины 30-х. Потом она паузу выдержала и в 1946 году вновь подала в суд. Сталин, видимо, решил, что лучше сделать могилу, где будет лежать "Анастасия", чем объясняться с Западом по этим вопросам. Тут далеко идущие планы, о многих из которых мы даже не знаем. Можем только догадываться.

    - А Филатовы жили в то время?

    - Не знаю. След Филатова потерян.

    - А ученый Бонте с какими родственниками общался?

    - Он общался с Олегом Васильевичем Филатовым. Это сын Филатова, который изображал, по одним источникам, самого Николая, по другим - Алексея. Очевидно, Олег сам слышал звон, но не знает, где он. Немец провел сравнение его анализов с немецкими родственниками Филатовых и с екатеринбургскими останками. И получил 100-процентное совпадение.

    Эту ведь экспертизу никто не отрицает. О ней молчат. Хотя в Германии она имеет статус судебной. О двойниках еще никто никогда не говорил. Я как-то заикнулся в одном интервью, мне сказали, что я сумасшедший, хотя я поднимаю проблему, которая реально существовала.

    - Что вы намерены делать в дальнейшем?

    - Мы хотели бы создать некий дискуссионный клуб, провести серию интернет-конференций. В сентябре в Екатеринбург должен приехать известный ученый-историк Владлен Сироткин. Он собирает документы по претензии России к долгам Запада. По его данным, не только мы должны Западу, но и Запад должен нам. Сумма долгов - 400 млрд долларов. Нам должны Чехия, Англия, Франция, Америка, Япония, Германия, Италия.

    Очень много денег было направлено на Запад под закупку оружия в годы первой мировой войны. Это были залоги под будущие поставки. Но поставок не было. Там есть наша недвижимость. Вот вам цена вопроса, которая реально стоит за всем этим.

    Нам надо показать, что проблема многогранна. Для нас очень важно, что мы шли наперекор правительству, официальным властям, в том числе правительству Свердловской области. Мы подвергались преследованиям ради установления исторической истины.

    Как антисемитизм белых помешал расследованию убийства царской семьи

    Почти сразу после занятия Екатеринбурга белые приступили к расследованию убийства царской семьи. Дело же не задалось. Первым следователем стал Наметкин — и был почти тут же убран курировавшим расследование генералом Дитерихсом.

    Ему вменили в вину приверженность законности. Вторым следователем стал Сергеев. И его спустя короткое время отстранили от дела, обвинив в «еврействе». Верхушку белых не устраивало то, что оба следователя расследовали убийство вместо того, чтобы сразу «обвинить во всём евреев».

    фото

    17 июля 1918 года по приказу Уралсовета были расстреляны бывший царь, его семья и его приближённые. Расследование этого дела идёт в России до сих пор: проводятся генетические экспертизы, церковь настаивает на дополнительном «опросе свидетелей».

    Между тем, расследование убийства могло бы быть завершено следователями Колчака ещё по горячим следам, летом 1918 года. Почему это не было сделано, упоминает в своей книге «Цареубийство в 1918 году» советско-израильский историк Михаил Хейфец.

    Мифы окружают не только само преступление, но и следствие. Вот, например, как описал следствие профессор Пайпс, которого я сам называл лучшим знатоком общей истории России:

    «Первые несколько месяцев были упущены, так как следователи не прилагали никаких серьёзных усилий в расследовании событий. В январе 1919 г. адмирал Колчак, объявивший себя к тому времени Верховным правителем России, передал руководство следствием генералу М.К.Дитерихсу.

    Последний был некомпетентен в делах судопроизводства, и в феврале на его место был назначен адвокат из Сибири Николай Соколов. Следующие два года Соколов полностью посвятил себя работе, без устали допрашивая свидетелей и выискивая любые вещественные доказательства и всякого рода сведения, могущие пролить свет на происшедшие события».

    Здесь перепутано всё, что только можно перепутать! Разумеется, Колчак не передал ведение следствия Дитерихсу — именно потому, что тот являлся некомпетентным в делах судопроизводства. Следствием занимались юристы. Генералу же поручили то, что называется «политическим курированием».

    фото

    Николай Соколов заменил не генерала, а выпихнул из дела предыдущего юриста-следователя, показавшегося тогда неудобным для «политических инстанций», — ситуация в принципе хорошо знакомая советским людям.

    Кстати, был он в прошлом вовсе не «адвокатом из Сибири», а напротив, следователем по особо важным делам из европейской части страны (из Пензы).

    Занимался следствием не «следующие два года», а неполный год в России (с февраля и до конца 1919 года, когда армию Колчака практически вытеснили из России), а за границей опять-таки не два года, а до самой смерти, приключившейся пять лет спустя от разрыва сердца во Франции (23 ноября 1924 года).

    Меня не следует подозревать в придирках по мелочам: я бы не упоминал о них вовсе, если бы не ошибка, сделанная Пайпсом в начальной фразе цитаты, — об «упущенном следователями времени», о том, что первые следователи не прилагали серьёзных усилий в противовес старательному Соколову.

    Против этой легенды, лишь изложенной, но отнюдь не сочинённой Пайпсом, выступал ещё в 1920-х годах Борис Бруцкус. Он единственный защищал честь юристов, заплативших за верность правосудию своими жизнями.

    Почему царской семье не помогли офицеры Генштаба

    Итак, в ночь с 16 на 17 июля семья Романовых была расстреляна. Через пять дней на городском митинге объявил о казни царя областной военный комиссар Филипп (Исаак? Исай? Шай?) Голощёкин. Екатеринбургская публика «сообщение о расстреле Романова встретила бурным выражением восторга». Ещё через три дня, утром 25 июля, в город ворвались легионеры-чехи и войска эсеро-кадето-меньшевистского правительства.

    Если верить их командованию, наступление было ускорено, чтобы освободить Николая II. «Но ворвавшиеся в Екатеринбург чехословацкие и русские отряды скоро поняли, что опоздали» (Н.Росс). Собранная этим историком информация выпукло характеризует уровень мышления и мораль множества белых офицеров. Атаку на город они повели в лоб, не озаботившись созданием подпольной группы в самом Екатеринбурге. Не нужно родиться великим мудрецом, чтоб догадаться: если красных прижмут настолько, что они не сумеют вывезти Романовых из города, пленников просто убьют.

    фото

    Имелась ли у белых физическая возможность для создания особой группы в тылу противника? По случайности в эти дни в Екатеринбурге находилась эвакуированная туда от немцев Академия Генерального штаба. Направленный из Петрограда подпольной организацией гвардейский капитан Малиновский сумел завербовать пятерых её слушателей-офицеров, потом ещё семерых.

    Поставленной ему от генерала Шульгина задачей являлся сбор информации и подготовка, по его выражению, «увоза» семьи. Малиновский наладил контакты с кем-то в охране, отправлял информацию в столицу, но ни разу не получил ответа, и ни копейки никто не отправил в помощь его группе.

    «Что же можно было сделать без денег? — показывал он потом Соколову. — Стали мы делать, что могли. Уделяли из своих порций сахар. Кулич испекла моя прислуга из хорошей муки, которую удалось достать. Все эти вещи дошли до назначения. Так ничего и не вышло с нашими планами, за отсутствием денег, и помощь Августейшей семье, кроме посылки кулича и сахара, ни в чём ином не выразилась». За два дня до падения города он с 37 коллегами ушёл навстречу чехам.

    Между тем 38 опытных офицеров гвардии могло вполне хватить, чтобы справиться с охраной ДОНа: все её смены, вместе взятые, насчитывали 75 человек, которых стрелять научили в процессе прохождения караульной службы в тюрьме.

    Что касается темпа лобового наступления белых, то большевики успели сами эвакуироваться, семьи вывезли и архивы и расстреляли в местной тюрьме всех, кого пожелали.

    Ворвавшись в город, монархисты прибежали в дом Ипатьева, побродили по опустевшим комнатам убитой и ограбленной семьи и разобрали находившиеся там мелочи на сувениры.

    При всём знании беспредельной жестокости красных воинов, не могу не заметить: в аналогичной ситуации красные заслали бы агентов для удара изнутри по тюрьме; иначе продумали бы план наступления, предварительно перерезав коммуникации отступления противника на Москву и Пермь; в случае убийства Ленина не бродили бы по месту преступления в поисках памятных о таком событии вещиц. Вышесказанное помогает понять некоторые причины победы красных, а не белых в гражданской войне.

    Лишь к вечеру 25 июля поставленный комендантом караул прекратил поток «посетителей» в Ипатьевский дом.

    Чем не устроил следователь Наметкин

    Хотя Уралсовет ещё за трое суток до падения города официально уведомил население о казни царя, но прошло несколько дней, пока, по выражению свидетеля-офицера, у его коллег не возникли «сомнения в благополучии Августейшей семьи».

    Некий поручик, скрывавшийся при красных в окрестностях, сообщил коменданту: возле деревни Коптяки, в урочище «Четыре брата», мужиками найдены три топаза, пряжка от пояса с гербом, пряжки от жилетов и подвязок, мелкие вещицы, а также крест, украшенный малыми бриллиантами и изумрудами, — всё сильно обгоревшее.

    фото

    Офицеры разыскали в городе следователя Алексея Наметкина и приказали начать расследование. Наметкин объяснил, что по закону может начать дело лишь по предписанию прокурора. Прокурора поискали, не нашли и потребовали, чтобы следователь вёл дело по приказу военных властей: «А то нас тут 12 человек, и мы особенно просить не станем». Он понял «толстый намёк» и послушно поехал на место находки драгоценностей, за 18 километров к северу от города.

    (К слову, городской прокурор за трое суток до этого дня, ещё 27 июля, успел допросить первого свидетеля по делу.)

    Прибыв на место, обнаружили недавние кострища и приступили к поискам следов преступления. Нашли большой бриллиант, осколки жемчугов и изумруда, куски обгорелой одежды, припахивавшие керосином. Стены ближайшего «сухого колодца» были «избиты» осколками ручной гранаты.

    Следователь, как пожаловались офицеры его преемнику, вовсе не искал ничего, а лишь «что-то писал в книжечку» (неужели они искренно не понимали, что всё найденное полагается неукоснительно заносить в протокол?)

    Раздосадованные, они потом сами, уже без него, приступили к допросам окрестных крестьян. Без успеха.

    Алексей же Наметкин, вернувшись в город, поехал к прокурору за предписанием начать дело. Он-то понимал, каким непростым оно будет, какие обширные полномочия понадобятся. Назавтра изъял все собранные вещественные доказательства из военной комендатуры, ещё через день допросил первую свидетельницу — крестьянку, давшую описание грузовика с трупами и лиц, ехавших в нём, потом допросил ещё двух свидетелей из Коптяков.

    Пять дней осматривалось и описывалось место убийства — Дом особого назначения. Там Наметкин выявил первые фамилии лиц, предположительно участвовавших в преступлении. На обоях обнаружил надпись: «Комендант дома особо важного А.Авдеев» и рядом химическим карандашом: «Шура». На внешней стене уборной надпись «Сидоров», на стене в комендантской комнате список номеров телефонов: «военный комиссар Анучин», «председатель Чудскаев», «комиссар Жилинский», адрес квартиры комиссара Голощёкина, рецепт, выписанный на фамилию «Мошкин», адрес на конверте: «Дом особого назначения, и.д. коменданта т. Никулину» и т.д.

    Все действия Наметкина, обозначенные в протоколах (одно описание места преступления, сделанное им, занимает в сборнике Н.Росса 15 книжных страниц), перечислены мною умышленно: допрошено трое свидетелей, осмотрены и описаны предполагаемое место совершения преступления и предполагаемое место уничтожения трупов, выявлены фамилии лиц, включенных потом в перечень разыскиваемых преступников или свидетелей.

    Заняли эти действия ровно неделю: «Настоящим уведомляю Вас, что в заседании общего собрания от 25 июля (7 августа н. ст) с.г. постановлено производство предварительного следствия по делу об убийстве бывшего Государя императора Николая II возложить на члена суда И.А.Сергеева, освободив вас от производства по настоящему делу.

    фото

    И.д. председателя суда (подпись неразборчива). Сдал на 26 пронумерованных полулистах. И.о. следователя Наметкин».

    Следствие в «национальном духе»

    Что произошло? Вот как описывает ситуацию Бруцкус: «Справедливость, разум и закон предписывают следователю собрать достоверный фактический материал и, основываясь на нём, восстановить картину преступления. Обратный образ действий, т.е. указание желательных, но ничем ещё не уличенных преступников с заданием группировать и подготовить материал против заранее определённых лиц с незапамятных времён известен тайным судилищам. Пользуются им и теперь в деспотиях, действующих голым насилием.

    Какой же метод был использован правительством Колчака в лице Дитерихса? Через неделю, 7 августа, ведение следствия было отнято у Наметкина. О причинах столь резкой меры Дитерихс наивно проговаривается: Наметкин не хотел вести следствие в национальном духе, он настаивал на том, что намерен подчиняться требованиям закона.

    Что значит — в национальном духе? Объяснение этим словам можно найти в первых же страницах книги Дитерихса. «Требование русского национального духа, — продолжает Бруцкус, — состояло в том, чтобы в убийстве были обвинены евреи, и генерал Дитерихс, не считаясь ни с какими фактами, во вступительных словах своей книги прямолинейно заявляет: «Русский народ участия в этом убийстве не принимал». Дополнительно генерал разъясняет, что евреи руководствовались намерением уничтожить православную церковь — не христианство, а именно православие. В таких идеях обязывался вести дело следователь. Наметкин, ссылавшийся на закон, должен был уйти».

    Доказывая, что причина увольнения Наметкина была именно такой, Бруцкус процитировал Соколова: «Поведение Наметкина вызвало сильное негодование в обществе. В чистоту его беспредельного уважения к закону не верили. Одни обвиняли его в трусости перед большевиками, другие шли в своих подозрениях ещё дальше».

    Ещё один следователь — «криптоеврей» Сергеев

    Сменил Наметкина екатеринбургский судья Иван Сергеев, ведший дело полгода, до февраля 1919-го. Он сначала завершил осмотр места преступления и обнаружил в дымоходе два документа, которые в момент сжигания архива ДОНа были втянуты воздушной струёй наверх и уцелели. На одном значилось: «20 июля 1918 года получил Медведев от коменданта Дома Юровского десять тысяч восемьсот рублей (10.800)».

    Другой был ещё важнее: расписание смен охраны с обозначением всех фамилий сотрудников тюрьмы, дежурств, постов. Плюс ещё были найдены новые росписи охранников на стенах и, наконец, надпись латинскими буквами на стене той комнаты, где, по предположению следователя, произошло убийство:

    Balsdtzar ward in selbster Nacht

    Von seinen Knechten umgebracht.

    Надпись была идентифицирована как заключительное двустишие из стихотворения Генриха Гейне «Валтасар» (в стихотворном переводе на русский оно звучало так:

    В ту ночь, ещё не взошла заря,

    Рабы зарезали царя.)

    Сергееву довелось допросить почти всех важнейших свидетелей, давших решающие показания по той части преступления, которая касалась непосредственно Екатеринбурга: комиссара Саковича, красноармейца Летемина, камердинера Чемодурова, начальника охраны ДОНа Медведева. Им были подготовлены важнейшие экспертизы, в частности, произведена выемка частей стен и пола со следами пулевых попаданий и штыковых ударов. Вряд ли кто-нибудь сочтет такую работу незначительной.

    фото

    Однако судью Сергеева генерал Дитерихс, курировавший следствие по политической линии, невзлюбил ещё пуще, чем Наметкина: «Он тоже оказался не свободен от бациллы законности».

    Довольно быстро удалось генералу установить, что «хотя Сергеев не сочувствует изуверской политике и поступкам Бронштейна, Янкеля Свердлова и Исаака Голощёкина, евреев Сафарова, Войкова и их единомышленников, но Сергеев сторонник евреев Керенских, более умеренных, не таких кровожадных».

    Поняв это, Дитерихс занялся генеалогией неприятного екатеринбургского судьи и установил (на страницах своей книги), что Сергеев — сын крещёного еврея, крещёный еврей, просто еврей, наконец, еврей, втайне сочувствовавший врагу. Руководя следствием по раскрытию «преступления, инспирированного по замыслу и особенному руководству евреев», такой Сергеев непременно должен был заниматься вредительством. Он и занимался -раскрытая генералом схема ничем не отличалась от позднейшей кулацко-специалистской модели начала 30-х годов.

    Сергеев, например, дал объявление в газетах, прося лиц, что-либо знавших об обстоятельствах преступления, являться в местные прокуратуры и приносить свидетельские показания. Акция провалилась, Сергеев признал: люди боялись свидетельствовать в ходе гражданской войны — не поплатятся ли за опасные показания, попав потом в руки возможных победителей?

    Генерал же разгадал замысел криптоеврея: «Сергеев сделал это (публикацию в газете), чтобы предупредить через печать Янкеля Юровского, Исаака Голощёкина и Янкеля Свердлова, чтобы они приняли меры, т. к. следствие началось».

    Сергеев тоже был убран из следствия, и его место занял следователь Соколов». ttolk.ru

    Царская жертва

    По мнению историков-этнографов так называемой «мифо-ритуальной школы» в основании легенды, мифа и целого ряда других псевдорелигиозных образований - магии, этикета, игр, загадок, прибауток и т.д. – лежит древний праритуал убийства или жертвоприношения божественного царя, - явление, универсальное для мировой культуры.

    Ученым-этологам известна одна особенность в поведении волчьей стаи, являющейся архетипическим образцом, организационной моделью властных отношений внутри государственных образований Древности и Нового времени, когда вожак-доминант перестает приносить добычу, он подлежит выбраковке и его место занимает молодой доминант -самец.

    Об этом можно прочитать, например, в книге Киплинга о Маугли. «Акела промахнулся,- сказала пантера, - его убили бы в эту ночь, но им нужен ты», и далее: «Когда вожак стаи не убивает намеченной добычи, весь остаток жизни (обыкновенно очень короткий) недавнего предводителя зовут Мертвым Волком» (Р.Киплинг, Соб., соч. т.3, М., 1991, с.24 -25).

    По-видимому, тот же закон волчьей стаи прослеживается и в современной воровской субкультуре. «Воры в законе», урки, волки, как именуются на воровском жаргоне коронованные на сходке авторитеты, которым оказывается не по силам справляться со своими обязанностями, «держать масть», получают кличку «волки позорные» и подвергаются ритуальному убиению.

    В книге Дж. Фрэзера "Золотая ветвь" на примере огромного исторического, этнографического и фольклорного материала, проясняется ритуальный смысл упоминающегося в античных источниках порядка замещения должности жреца при храме Дианы Арицийской в святилище Неми. Занять эту должность можно было, лишь убив жреца, который носил титул Царя Дерева.

    После убийства противника, победивший его претендент на престол, который избирался обыкновенно из числа приговоренных к смерти преступников, сам становился кандидатом на убийство. Фрэзер обнаруживает, что обычай убиения царя-жреца существовал во всех обществах на определенной стадии их развития. Цареубийство было одним из способов поддержания вселенной в состоянии равновесия и определялось тем ключевым положением, которое занимал правитель в примитивном обществе.

    В Месопотамии существовал обычай, называемый shar-puhi (замена царя), который свидетельствовал о бытовавшем здесь некогда институте ритуального убийства. «Когда знамения указывали, что царю или нации угрожает опасность, царь имитировал отречение и передачу всех регалий своему преемнику, который должен был занять трон» (Обрядовая теория мифа, СПб, 2003, с.20). Данный обычай служил механизмом магической защиты царя, которого ранее в подобных случаях приносили в жертву.

    Другим подтверждением бытовавшего некогда в Вавилоне ритуала цареубийства являлись, по мнению «мифо-ритуалистов», такие обрядовые практики как унижение царя во время новогоднего карнавала и существование карнавального царя-шута (zoganes, «жигана»), которого выбирали на время из числа приговоренных к смерти преступников и убивали по окончании праздника Закеев.

    В древнем Египте на практику ритуальных убийств монарха указывают миф об Озирисе, легенда о царе Бокхарисе, сожженном заживо, обычай Мероэ и ритуал праздника хеб-сед.

    Имеются свидетельства античных авторов об обычае цареубийства, бытовавшем в Мероэ: "Царями они (жители Мероэ) выбирают людей, выдающихся красотой, или отличающихся умением разводить скот, мужеством или богатством. В Мероэ издревле самое высокое положение занимали жрецы, которые иногда даже через вестника приказывали царю умереть и назначали на его место другого" (Strab. XVII, 2,3).

    Известный египтолог Ф. Питри считал, что "в дикий доисторический век египтяне, как и многие другие африканские и индейские народы, убивали своих царей-жрецов через установленный промежуток времени, для того чтобы дать возможность молодому царю в расцвете жизненных сил поддерживать царство в состоянии процветания".

    Однако впоследствии этот обычай был заменен. "Старый", исчерпавший запас жизненных сил, царь во время празднования хеб-седа обожествлялся в образе Осириса: подобно тому, как Осирис погиб и восстал из мертвых, царь умирал и воскресал вместе с богом, с которым он отождествлялся. Другими словами, основной задачей хеб-седа, по мнению Питри, было обновление витальных сил фараона через смерть и последующее возрождение» (цит. по: Крол, с.58).

    Египетские представления о стареющем царе подтверждаются античными авторами. Аммиан Марцеллин, римский историк IV в. н.э., писал о нравах бургунов: «Цари носят у них одно общее имя "гендинос" и по старинному обычаю теряют свою власть, если случится неудача на войне под их командованием, или постигнет их землю неурожай. Точно так же и египтяне обычно возлагают вину за такие несчастья на своих правителей» (Amm. Marc. XXVIII, 5,14).

    Другим культурным ареалом, дающим исторический материал для теории о жертвенном праритуале, является древняя Греция. «Тогда как, согласно существующим данным, ритуалы Египта и Месопотамии представляют собой лишь имитацию убийства царя, традиции Греции и менее цивилизованных народов предполагают ритуал, в котором царь действительно предавался смерти: или ежегодно, или по окончании какого-либо продолжительного срока, или же когда силы отказывали ему» (Обрядовая теория…, с.26).

    Типологические параллели восточных ритуалов находятся и в средневековой Европе: Снорри Стурлусон, исландский поэт-скальд ХII-ХIII вв., написал в саге об Инглингах: "Домальди наследовал отцу своему Висбуру и правил страной. В его дни в Швеции были неурожаи и голод. Шведы совершали большие жертвоприношения в Уппсале.

    В первую осень они приносили в жертву быков. Но голод не уменьшился. Во вторую осень они стали приносить человеческие жертвы. Но голод был все такой же, если не хуже. На третью осень много шведов собралось в Уппсалу, где должно было проходить жертвоприношение. Вожди их стали совещаться и порешили, что в неурожае виноват Домальди и что надо принести его в жертву - напасть на него, убить и обагрить алтарь его кровью. Это и было сделано" (Снорри Стурлусон, Сага об Инглингах, XV).

    Богатую этнографическую информацию относительно ритуальных (или церемониальных) цареубийств, подтверждающую египетский и европейский материал, дает Африка.

    К. Селигмен, известный этнограф, изучавший ритуалы племени шиллуков и настаивавший на их хамитском происхождении, пишет: «Хотя нет сомнений в том, что цари шиллуков ритуально умерщвлялись, лишь только проявлялись первые признаки старости или нездоровья, крайне сложно понять, что происходило во время самого ритуала, а большинство фольклорных памятников шиллуков ограничиваются лишь констатацией самого факта убийства правителя.

    Из них следует, что любой царский сын обладал правом попытаться убить правящего монарха и в случае успеха занять трон. Убийство могло произойти лишь ночью (…). Когда же появлялся соперник, битва проходила в гнетущем безмолвии, нарушаемом лишь ударами мечей, ибо почиталось за бесчестье для царя взывать о помощи» (А. Крол, Египет первых фараонов, М., 2005, с.64).

    Это художественное описание убийства правящего монарха, по мнению историка-египтолога, напоминает строки из "Поучения царя Аменемхата", составленного в правление XII династии и повествующей об убийстве фараона Аменемхета I: "И вот случилось это после ужина, когда наступила ночь и пришел час отдохновения от забот.

    Улегся я на ложе свое утомленный, и сердце мое погрузилось в сон. И внезапно раздалось бряцание оружия, и назвали имя мое. Тогда стал я подобен змее, детищу земли, в пустыне. И мгновенно я пробудился и узрел, что сражающиеся в опочивальне моей, а я одинок" (Повесть Петеисе III, 1978, с. 223).

    А также сцену убийства ночью своими слугами великого князя Андрея из летописной «Повести об убиении Андрея Боголюбского». Или убиение Императора Павла в Михайловском замке.

    Право ритуального покушения

    Право ритуального покушения на жизнь царя царского сына, который в случае удачи занимает престол, обычай ритуального удушения стареющего или слабеющего царя, объясняемый необходимостью для преемника овладеть последним вздохом умирающего, с которым отходит душа, чтобы вместе с ним наследовать и ее силы и могущество, характерные для церемониальной практики африканских монархий, имеют несомненное типологическое сходство с европейскими цареубийствами Средневековья и Нового времени, скрывающими древнюю ритуальную подоплеку за выступающими на поверхность политическими мотивами.

    В настоящее время историко-этнографические данные, обобщенные исследователями «мифо-ритуальной» школы, подвергаются ревизии с целью не допустить актуализации являющейся по сути сакральной темы ритуального цареубийства в общественном профанном сознании, которое за деревьями политической повседневности не видит священного леса оккультных мистерий.

    При ревизионистском подходе любое убийство сакрального правителя или вождя рассматривается как политическое, а попавшие в поле зрения исследователей ритуальные детали деликта трактуются в духе элементов политического послания противнику вроде «черной метки» стивенсоновских пиратов, тухлой рыбы сицилийских мафиози или яиц попугая у африканских шиллуку.

    Как пишет один современный ревизионист: «Умерщвление царя отнюдь не было ритуалом, но лишь частью политической борьбы. Возможно, что в более древние времена в племенах шиллук и фазогли правителей действительно убивали в ритуальных целях, но к тому моменту, когда эти племена были изучены этнографами, цареубийство стало лишь элементом борьбы за власть (…).

    Информаторы профессора Эванса-Причарда утверждали, что правитель может быть убит лишь родственником (и никем другим), который стремится занять его место, однако это может произойти лишь после того, как убийство будет санкционировано семейным советом, ибо сам акт представлялся не индивидуальным, а скорее коллективным. Поэтому лишь те цари приговаривались к смерти, кто своим правлением вызвали неудовольствие своих родственников» ( Крол, с.71).

    Вот вывод, многое объясняющий в обстоятельствах отречения от Престола и смерти последнего российского императора Николая Александровича. Нельзя не оценить в этой связи остроумного замечания одного из критиков теории ритуала, настаивающего на политическом характере африканских цареубийств: «Как видим, банту и нилоты ничем не отличаются в этом смысле от французов и русских: разве Людовик ХVI и Николай II претерпели ритуальную смерть?» (Обрядовая теория…, с.35).

    Как аргументировал старший прокурор-криминалист В.Н.Соловьев, ведущий дело о «царских останках», убийство Царской Семьи не является ритуальным, потому что в книге В.И.Даля ничего не говорится о ритуальных убийствах, совершаемых из револьвера.

    Позднее, «проанализировав» доводы православных «ритуалистов», прокурор-криминалист заявил: «Суммируя изученные данные, можно прийти к выводу о том, что решение о расстреле семьи российского Императора Николая II, членов его семьи и лиц из окружения, а также посмертные манипуляции с телами погибших не имеют признаков так называемого "ритуального убийства" и напрямую связаны с политическими и организационными вопросами, прежде всего в деятельности Президиума Уралсовета и УралоблЧК (Проверка версии о так называемом "ритуальном убийстве …).

    Но, признав политический характер убийства, прокурор-криминалист тем самым признает и ритуал. Только очень наивные люди могут думать, что политические процессы, такие как революции и государственные перевороты, совершаются без активного участия оккультных сил, обозначающих свое вмешательство особыми знаками присутствия.

    Ритуал, по определению, есть совокупность символических действий, направленных на достижение социально-политических и мистических (спасение души, приобретение сверхъестественных дарований и т.д.) целей. В отличие от криминального, направленного на завладение чужой или охранение своей жизни и собственности, ритуальное убийство царя предполагает присвоение социально-политической и мистической потенции убитого его преемником, овладение принадлежавшей предшественнику харизмой власти.

    Священное Писание Ветхого и Нового Завета рассказывает о ритуальном убийстве Божественного Царя, наложившем отпечаток ближневосточного царского культа на государственно-политическое устройство Средневековых монархий Европы и Старого Света, мистерия которого (торжественный вход в священный город (Ин.12, 13), таинственное миропомазание (Мф. 26,7), священная аккламация (Ин.18, 33), облачение в багряницу и венец (Ин.19) и ритуальное распятие между двумя преступниками) разыгрывается ежегодно в богослужениях христианской церкви. С точки зрения обеспечения магической защиты института преемственного наследования, сохранения властной харизмы в обладании царствующего рода представляет интерес система ритуального двоевластия, сложившаяся в Хазарском каганате.

    «Вся действительная власть в Хазарии принадлежала царю-наместнику. Высшему хакану воздавались почти божеские почести, но доступ к нему имел лишь царь-наместник и два сановника, носившие титул привратников. Мусульманские писатели рассказывают, что при вступлении на престол хакана, сан которого был наследственным, царь-наместник, малек (араб.) или бек, делал ему наставления, после чего набрасывал на шею веревку и спрашивал, сколько лет тот желает царствовать. Если хакан переживал назначенный им срок, то его убивали» (Т. Готье, Хазарская культура, Новый Восток, № 8-9, с. 288-290).

    Калькой хазарского государственно-политического устройства следовало бы считать и российское «самодержавие, ограниченное удавкой», по остроумному замечанию кого-то из убийц Императора Павла Петровича, и европейский институт конституционных монархий, сохранившийся в ряде стран до настоящего времени, строго соблюдающий божественную харизму династии от покушений на реальную власть будь то конвента, парламента или синедриона.

    Ритуал цареубийства

    Ритуал цареубийства (как он известен из трудов историков мифо-ритуальной школы) включает в себя акт убийства освященной особы монарха, его смерть и погребение, и последующее воскрешение его властной харизмы в его преемнике. В этом смысле любое политическое убийство законного царствующего или низложенного монарха, например, Павла I, Александра II или Николая II, какие бы символические формы оно ни принимало, следует считать ритуальным. Никакого другого смысла убивать отрекшегося или низложенного монарха и, тем более, всю его семью, не бывает и быть не может.

    Соучастие в заговоре (хотя бы и молчаливое) с целью убийства Императора Павла Наследника Цесаревича Александра Павловича, ставшего в результате цареубийства 11 марта 1801 года Императором Александром I, известный исторический факт.

    Очевидно и недовольство Императорской Фамилии и Князей Императорской Крови морганатическим браком Императора Александра II с княгиней Юрьевской, угрожавшим передачей престолонаследия потомству Императора от морганатического брака и являвшимся одной из политических, если не мистических причин цареубийства 1 марта 1881 года, возведшего на Российский Престол законного наследника Цесаревича Александра Александровича.

    «В начале 1881 года дело упорно двигалось к тому, что морганатический брак Александра II с княжной Долгоруковой, переименованной в княгиню Юрьевскую, преобразовывался во вполне полноценный, и последняя стала бы новой русской царицей. Ее коронация уже была намечена на август 1881 года» (С.Ю. Витте, Воспоминания, М., 1960, т.1, комментарии с.552).

    Для этого, однако, необходимо было внести соответствующие изменения в Основные законы Империи. Именно эту личную задачу и имел ввиду царь, подписывая указ 1 марта: зачаточное подобие парламента, вводимого в России, было бы уже вполне дееспособно для того, чтобы санкционировать такие перемены (…).

    Дело дошло бы и до изменения закона о престолонаследии: вместо Александра III, жестко враждовавшего с отцом с самого 1866 года, новым цесаревичем стал бы Георгий – сын царя и Долгоруковой, родившийся в 1872 году» (В.Брюханов, Трагедия России. Цареубийство 1 марта 1881 года, М., 2007, с.152 -153).

    На следующий день после цареубийства 1 марта Александр III изъял из типографии подписанный его Августейшим Отцом, но еще не опубликованный Указ. Широко исследована историками тема общего недовольства, политической фронды и антимонархических заговоров, существовавших в великосветской и великокняжеской среде в последние годы царствования Императора Николая II, кульминацией которых явилось убийство ближайшего сотаинника и Друга Царя Григория Распутина с участием в.кн. Дмитрия Павловича и Феликса Юсупова, женатого на племяннице Царя, и отречение 2 марта 1917 года.

    В тени известных фактов остается вопрос о персонификации, личном наследовании властной харизмы Императора Николая II, ставшем возможным в результате цареубийства в ночь на 17 июля 1918 года.

    Самочинное провозглашение себя в эмиграции в 1924 году Императором Всероссийским под именем Кирилла I вел. князем Кириллом Владимировичем, 1 марта 1917 года за день до официального отречения Государя от Престола явившегося к Гос. Думе во главе гвардейского экипажа с красным бутоном в петлице, по-видимому, следует считать не более чем отвлекающим маневром мировой закулисы, призванным завуалировать истинную линию наследования верховной власти в России в одной из морганатических ветвей царского или великокняжеского рода.

    Царская жертва приносится за судьбу династии, а от судьбы династии зависит судьба народа. Вовлечение великих князей и родственников Царя в покушение на жизнь Григория Распутина являлось, по-видимому, частью изощренной провокации, ритуала, связанного с необходимостью отделения харизматического наследования царской власти от ответственности за цареубийство и имевшего целью вызвать репрессии против Императорского Дома со стороны самого Императора, что было бы равно династическому самоубийству, настоящему или вымышленному, как в случае с царевичем Димитрием, который, согласно исторической легенде о конце династии Рюриковичей, «играя, упал на ножичек».

    Нет возможности проследить трофейную судьбу или историю почитания этой смертоносной реликвии, подобной Древу Креста, святым гвоздям, копию Лонгина или револьверу Юровского, связанной с харизматическим наследием ее жертвы, но известно, что колокол, оповестивший угличан о династической трагедии Московского Царства был выпорот и отправлен в ссылку в Тобольск в полном соответствии с ритуалом тавроболии, в котором ответственным за убийство жертвенного быка после сложной процедуры поисков виновного признавалось и подвергалось наказанию, порке орудие жертвоприношения - ритуальный топор.

    Возложение ответственности за цареубийство в сознании не участвовавших в революции поколений русских людей на решение «русского» Уралоблсовета (управлявшегося кучкой жидов), имеет то же значение легитимизации незаконного присвоения царской харизмы неизвестным правообладателем, что и демонстрация «револьвера Юровского» в качестве орудия цареубийства в музее революции в первые годы большевицкой власти вместо действительного орудия ритуального цареубийства -четырехгранных стилетов (шваек), имитирующих орудия Божественных Страстей - святые гвозди и копие, следы от ударов которых были обнаружены на стенах Ипатьевского подвала.

    Так же как и то, что присвоение царской харизмы совершается через поядание (действительное или таинственное) плоти и крови убитого Царя, доля же или часть народа в державном достоянии которого, в наследовании властной харизмы царского рода соответствует мысленному сопричастию царской жертве, таинственному общению в страданиях святых мучеников, совершаемому в борьбе с беззаконными.

    Николай Козлов

    Проблема наследования цареубийства возвращает нас к теме «Красных бастардов»: http://rosh-mosoh.livejournal.com/8247.html

    Просмотров: 121 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 146

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году