Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Февраль » 4 » • Кому помогает запад? •
12:35
• Кому помогает запад? •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Кому помогает запад?
  • О Церкви и политике
  • Малое откровение
  • Об останках Царской Семьи
  • Еврейский вопрос
  • 50-летие большевизма в России
  • Несколько слов о старом стиле
  • Иерусалим
  • Итоги
  • Вечная память
  • Кому помогает запад?

    Простите отцы и братия, если вам покажется на первый взгляд, что я занимаюсь не своим делом. Я хочу сказать несколько слов о том плане, который хотят сейчас осуществить семь глав западных государств, обещая России, или как говорят, Советскому Союзу, помощь большими миллиардами — многими миллиардами полноценных американских, английских и французских денег: и долларов, и фунтов, и другой ценной валюты.

    Кому они дают эти деньги? Ведь все правители этих государств прекрасно знают и никаким образом они не обманываются, имея точные сведения от своих посольств и консульств о том, что перестройка в России коснулась исключительно коммунистической партии.

    Конечно она легкой тенью пала и на всю Россию, в том смысле, что больше никого не расстреливают за веру, никого не сажают в тюрьму, никого не посылают в лагеря за так называемую пропаганду религиозную. Да, это маленькая тень, которой воспользовалась вся Россия, но главного ничего не изменилось. Упразднили официально коммунистическую партию, но все очень хорошо понимают, что упразднили только имя, по существу она существует.

    Все эти миллионы коммунистов не могли просто провалиться сквозь землю или быть унесены вдруг в небытие, они же все существуют и все они находятся у рычагов всего государства, другими словами, государство и поныне управляется бывшими коммунистами, не по имени, но по существу все теми же людьми.

    Из этого положения выходит, что деньги получат те же коммунисты, и что они с ними сделают? Построят новые фабрики, чтобы давать возможность получать те продукты и те вещи, которые так легко добывать здесь в свободном мире и которых в России почти нет? Этого безусловно они не сделают, потому что русский человек не потребитель и, выразимся английским языком, не consumer, потому что он не может ничего купить.

    Масса людей русских — нищие. Они пользуются так называемыми деревянными рублями, которые в настоящее время почти ничего не стоят. Один рубль стоит меньше, чем один цент. Это значит что? Это значит, что коммунистическая партия за эти американские и другие деньги купит у Запада продукты.

    Этим они оживят американскую индустрию, потому что американское правительство, отдав деньги, эти же деньги снова получит, так как все эти продукты и зерно, и масло, и что хотите, больше покупать негде, кроме Запада. Русские люди немножечко может даже и почувствуют себя легче в смысле того, что они хоть несколько лет будут питаться сравнительно нормально, но затем все станет по-старому.

    Ничего не изменится, потому что есть два фактора, которые никогда не согласятся изменить коммунисты, которые управляют Россией. Первый фактор — никогда они не позволят частной собственности, настоящей, и второй фактор — никогда не позволят, чтобы рубль стал настоящей полноценной валютой. Для них это равносильно смерти и вообще для коммунизма в целости.

    Примеры к этому очень многие. В Барнауле русские люди посеяли пшеницу на небольшом участке. Когда она созрела коммунистическая партия ее сожгла, на корню, спелую пшеницу. Женщина одна в Севастополе устроила кооператив, но финансовый отдел так стал к ней придираться, что у нее опустились руки и она закрыла свое заведение.

    Они никогда не позволят частной собственности потому, что для них это политическая смерть.

    Итак, я хотел спросить семь глав государств: что вы делаете, когда вы даете миллиарды полноценной валюты России? Вы прокормите ее некоторое время, а затем все останется по старому. Они съедят все это, но так как нет ни частной собственности, ни настоящего использования миллионов акров земли российской, то все будет по-старому.

    Снова будет голод и снова будет протянута к вам рука, а тем временем коммунисты усилят свою военную мощь, за счет тех же миллиардов. Эта военная мощь будет направлена и против Запада, и против своего же собственного народа, в виде внутренних войск, КГБ и полиции. И чем это кончится?!

    Нет, правительства свободных стран, вы должны поставить ультиматум Советскому Союзу — провести по-настоящему закон о частной собственности, о ее неприкосновенности и непременно о превращении рубля в полноценную валюту. В подвалах КГБ уже давным давно лежат тонны золота.

    И это сделать очень легко, но они на это никогда не пойдут. Они будут печатать бесконечно, миллиардами, деревянные рубли, которые они будут обеспечивать тем, что на них можно купить хлеб, картошку и часто гнилую капусту, можно заплатить довольно дешево за свою убогую квартиру и можно путешествовать по всей России за довольно низкую плату. Но кто будет путешествовать по всей России, когда русские люди нищие?

    Вот чем держится внутри России рубль: хлебом, по карточкам выдаваемым, картошкой, полугнилой капустой и дешевой квартирой. Вот что дают русскому человеку за его деревянный рубль. Но несмотря на это, настоящий рубль никогда не будет существовать если государства не поставят ультиматум.

    Вы меня спросите: «А какое вам дело до всего этого. Митрополиту? Ведь вам надо молиться Богу и думать о спасении душ». Да, но именно глава Церкви и обязан смотреть не только на спасение души, но и на те рамки, в которых живет эта спасающаяся душа. Он должен думать тоже и государственно, и если какая происходит несправделивость местного или всемирного масштаба, глава Церкви не имеет права молчать.

    Все на земле имеет свое начало в духе и все духовно кончается и закончится в Апокалипсисе.

    + Митрополит Виталий
    Наша страна. 16 мая 1992. № 2180. Стр. 1.

    О Церкви и политике

    Нам не свойственно писать о политике. Совершенно лишне предупреждать Церковь, чтобы она не занималась политикой, ибо все равно Церковь никогда органически не сольется ни с одной политической партией. Но Церковь состоит из клира и мирян и последние ведут разнообразную деятельную жизнь. Каждого из них Церковь наставляет, поучает, прощает и наказует всем своим учением, а также в своих проповедях и в особенности в таинстве исповеди.

    Однако не все принадлежат к Церкви, а среди чад ее не все слушаются ее голоса, а потому Церковь, опираясь на опыт святых, на все богатство премудрости Священного Писания должна сказать своим чадам что Она думает о их делах, словах и помышлениях, в особенности о тех из них, которые влияют на всю массу верующих и выходят из рамок личных переживаний субъективного характера. Как вы это назовете? Политикой?

    Конечно нет. Это исповедание вечной истины Церковью, исповедание которое часто переходит в исповедничество и даже мученичество. Мы часто слышим такие уже воистину избитые слова и мысли, которые за своим внешним если присмотреться, не имеют уже ничего существенного. Нам говорят: «Церковь должна вещать только о вечном; Она не от мира сего».

    Но мы спросим этих неудачливых богословов: что такое по их мнению вечное? Не складывается ли наше вечное из - сегодняшних наших дел и слов? Или вы думаете, что можно спокойно спасти свою душу все время говоря о прошлом? О прошлом Церковь уже высказалась и с ней не поспоришь: учение Маркса осуждено, Государя Императора Николая II почитает Она мучеником хотя до времени не служит ему молебны.

    Хорошо еще и еще раз напомнить, в особенности подрастающему поколению, подвиг нашего Царя, т. к. Государь Император Николай Александрович не только великая личность, а и глубокая христианская философия, целое православное мировоззрение, которое не сдано в архив.

    Это мировоззрение жизненно, живительно и по сей день, и оно отвечает, должно отвечать на все вопросы наших дней. Церковь - это живой организм, и православные христиане спасаются или гибнут от того как они воспринимают серые будние дни жизни своей со всеми мелкими делами и крупными событиями.

    Если хорошо и честно присмотреться к каждому событию, то можно найти его религиозную сторону. Можно сказать даже более смело, что тайный двигатель каждого события религиозен по существу. Люди творят события и нет событий вне людей. Объяснять какую-нибудь войну тем, что у одного народа было много нефти, а у другого ее не хватало пошло.

    Да, Церковь не от мира сего, это неоспоримая истина, но Она от мира сего ведет в Царствие Божие, которое начинается в мире сем, ибо «Царствие Божие внутри вас есть» (Лк. XVII, 21.) Как вечная душа живет в тленном теле, так в каждом внешнем событии скрыт ее духовный нерв.

    Вот почему в Православном Обозрении мы хотим говорить обо всем, раскрывая в каждом событии его духовный двигатель.

    Епископ Виталий (Устинов) 1954 г.

    Малое откровение

    Во время одного из своих посещений приходов моей епархии я в одном из них имел замечательную встречу, о которой мне и хочется написать, потому что, по моему глубокому убеждению, совершенно неожиданно Господь устами простого некнижного человека благоволил ответить мне на вопрос, который всех нас так сильно волнует.

    После божественной литургии и обычного обеда в приходском доме, я зашел осмотреть подвальное помещение храма и там встретил церковного сторожа, который занимает в этом помещении маленький скромный уголок и живет там вот уже более пятнадцати лет подвижнической жизнью, не принимая ни от кого ни одной копейки денег, не истратив ни одного гроша на себя, питаясь и одеваясь исключительно тем, что приносят ему прихожане этого храма.

    История этого дивного старца для всех нас чрезвычайно поучительна и, хотя язык его чудной повести и представлял какую-то смесь русских, украинских, польских и исковерканных английских слов, но сила и выразительность их поражали меня своей библейской красотой, и он, сам не сознавая того, часто говорил словами древних пророков и Псалтири.

    Мне невольно припомнилось дивное житие преп. Марии Египетской, в котором Великая, никогда не умевшая читать и никогда не читавшая Библии, отвечала святому старцу Зосиме буквально словами Священного Писания, ибо, как она сама сказала, Слово Божие живое и действенное, само учит знанию человека. Итак, начнем нашу повесть.

    Благочестивый старец сей прибыл в эту страну лет сорок тому назад. Как многие из наших соотечественников тогда и теперь изумленный богатством страны и возможностью обогащения, он неудержимо отдался этому стремлению и стал уклоняться от путей Божиих.

    Трудясь на рубке леса, он не давал своему телу никакого покоя, работая от зари до зари, не покладая рук даже в воскресные и праздничные дни.

    Была весна. Наступили прекрасные дни, и вдруг он вспомнил о Пасхе Христовой, от которой не может отказаться ни одно православное русское сердце даже в самые мрачные греховные дни своей жизни. Но захваченный в водоворот такого неистового труда, живя и работая в лесу, он потерял всякий счет дням и неделям и только где-то в тайнике своего сердца ощущал близость этого Великого Дня. Он спросил своих товарищей по работе, когда наступает день Святой Пасхи, но они, как иноверцы, не могли ничего сказать ему.

    И вот как-то, по обязанностям своей работы, он прибыл в одно небольшое селение и там встретил своих соотечественников от которых узнал, что православная Пасха прошла уже две недели тому назад. Эта весть страшно поразила его и он в простоте своего сердца, стал думать: «Если Бог меня не наказал, за то, что я работал в такой великий день, то значит — Бога нет». Эта мысль не отступала от него ни день, ни ночь, принимая огромные размеры. Она поглотила всего его и, как молот, с каким-то диавольским ритмом, стучала в его голове: «Бога нет, Бога нет, Бога нет»...

    И тут с ним случилось странное происшествие. Был прекрасный солнечный день. Он вышел на лесную поляну и взглянул на чудное бледно-голубое северное канадское небо, как вдруг внезапно кто-то сверху ударил его по плечам с такой силой, что он даже присел.

    И тут он почувствовал, что он не один, что кто-то мрачный и гнетущий нераздельно находится с ним и обнимает его как бы всем своим существом. С того дня он потерял сон, потерял аппетит, а в душе своей ощущал истинный ад. Такое состояние становилось все хуже и хуже и он начал заговариваться.

    Здесь мы хотим отметить его замечательное описание своей одержимости, которое вполне соответствует учению святых отцев об этом грустном состоянии души.

    — Я, — говорил мне старец, — не потерял своего рассудка, прекрасно понимая все, что вокруг меня говорилось и делалось. Но каждый раз, когда я хотел сказать что-нибудь разумное, язык мой гортань моя и уста мои мне не повиновались и, исполняя чужое приказание, произносили безумные слова, переплетенные с ругательствами. Все это я прекрасно понимал, видел и бесконечно страдал. В особенности мне было тяжело, когда я начинал молиться в своем сердце. Тогда все мое тело начинало извиваться и изгибаться, и часто я был вынуждаем прекращать молитву, чтобы остановить свое видимое безумие.

    Когда я складывал пальцы для крестного знамения, — продолжал мой старец, — то ни приблизить их ко лбу, ни лоб к ним, я не мог. Как ни напрягался я, как не силился перекреститься, только лишь пот выступал у меня на лбу и я чувствовал, как какая-то неимоверная упругая мрачная сила не давала мне осенить себя святым крестом. Иногда мне становилось легче, и я с поспешностью творил на себе крестное знамение, как бы воруя его у кого-то.

    По свидетельству свв. отцев, бес не может войти в самую душу человеческую, проникнуть в ее сущность, потому что она создана по образу и подобию Божию. Попущением Божиим, он может в одержимом им человеке засесть, как разбойник, в область находящуюся между душой человека, отдающей приказания по своему желанию, и членами тела, исполняющими эти приказания души, своей госпожи.

    Эту область диавольской засады можно смело назвать нервной системой, которая приводит все тело в движение. Таким образом, совершенно справедливо даже медицина одержимых людей называет нервнобольными. Но не будем уклоняться от нашей повести.

    У старца были кое-какие сбережения, всего около 300 долларов, что по тем временам было не малой суммой. Это дало ему возможность ходить по разным врачам, которых он умолял или исцелить его, или лишить жизни. Иногда он выходил на работу, но чаще все время лежал.

    — И вот однажды, когда я лежал на постели, — продолжал свой удивительный рассказ этот дивный старец, — я вдруг услышал голос, голос не человеческий, голос, который я слышал всем своим существом, но это был все же настоящий голос — звучный, острый, точный:

    — Твой Врач там, на небе. Ты должен сказать, с кем ты хочешь быть: с Богом или с этим, который сейчас с тобой?

    В ответ на эти слова я как бы весь превратился в крик и жалобно возопил:

    — С Богом. Хочу быть с Богом.

    И тот же голос снова зазвучал:

    — Чтобы быть с Богом, надо исполнять Его заповеди и каяться в своих грехах, а грехов у тебя очень много.

    Не зная к кому мне обращаться, я ответил:

    — Господи. Я исповедывался не раз в своих грехах.

    — Нет. Ты не каялся в своих грехах. Ты просто говорил священнику свои грехи без покаяния. Священник только Мой свидетель, и нужно говорить ему свои грехи и Богу открывать свое сердце и каяться в своих грехах перед Богом, перед Матерью Божией и перед святыми. У тебя же много грехов. Вспомни их. Подумай.

    — Тут я обратился к своей памяти, — продолжал мне рассказывать старец, — но сколько я ни напрягал свой ум, не мог ничего припомнить. И я ответил говорившему мне, что я ничего не помню. Три раза голос понуждал меня вспомнить все свои грехи, три раза я напрягал свой ум, но вспомнить ничего не мог.

    Тогда грозно и повелительно, словно огромный колокол, стал звучать во всем моем существе, голос как бы Самого Бога:

    — А ты помнишь, когда ты был ребенком, ты ослушался свою мать. А когда ты был юношей, помнишь, ты совершил этот грех (и Он назвал этот грех мой).

    И голос стал перечислять все мои бесчисленные грехи. Со мной же происходило что-то воистину чудесное, ибо каждый раз когда голос называл грех, для меня исчезало время и я переносился в то место, где как бы сейчас совершал его снова.

    Я ни только не мог ничего возразить в свое оправдание, но по мере того, как все это происходило, я стал подниматься с своего ложа и в трепете пал ниц на землю, заливаясь слезами. И единственно, что я мог произнести, было: «Господи, помилуй».

    Не знаю, сколько времени пролежал я, рыдая на земле. Но голос снова как бы пробудил меня:

    — Теперь иди и кайся. Но сначала запрись в своей комнате, три дня ничего не ешь и громко говори Богу все указанные тебе грехи свои. В конце же третьего дня пойди к священнику, исповедуйся ему и Богу и причастись Святых Таин. После этого ты еще три года будешь страдать, но не так сильно, а после семи лет Я сам буду направлять тебя.

    — Все это я со тщанием исполнил, как велел мне голос. Но как расскажу тебе, Владыка, — обращался ко мне старец, — как тяжело было мне приступить к св. исповеди? Но милосердный Господь помог мне и я изблевал все свои грехи из души. И священник, и я плакали вместе. На другой день я приступил к Святым Тайнам. Меня и тут преследовала злая сила, но не так уж упорно.

    Наконец я причастился и неизреченная радость стала входить в меня, постепенно очищая меня от головы до ног. Я весь был охвачен таким счастьем, таким блаженством, что не выдержав, я тут же при всех в церкви пал ниц и стал рыдать.

    Меня уже знали как потерявшего разум и поэтому мое поведение и на этот раз не вызвало никакого удивления, и только тем редким молящимся, еще не знавшим меня и обратившим на меня внимание, объяснили: «Это сумасшедший».

    Затем встав, я устремил свой взор на икону Спасителя, но чудесным образом св. лик закрылся от меня неким покрывалом, и тот же голос снова прозвучал:

    — Вспомни, что Я тебе сказал — тебе три года еще нужно каяться и немного страдать, ибо у тебя есть еще грехи, от которых ты должен отступиться. Помни, что теперь ты больше не самостийник, а русский человек. Вот Я возвеличу Православие в земле русской и оттуда оно воссияет на весь свет.

    — Господи, — дерзнул я возразить говорившему мне, — как же это будет, когда там коммуна?

    — Коммуна исчезнет и развеется, как прах от ветра.

    — Но зачем же она существует сейчас, если она должна исчезнуть? — вопросил я.

    — Для того, чтобы сделать в России один народ, с одним сердцем и одной душой, и, очистив его огнем, Я сделаю его Моим народом, вторым Израилем.

    Но тут я посмел возразить:

    — Господи, но как же это может быть, когда столько лет там люди не слышат слова Божия, у них нет даже книг и они ничего не знают о Боге?

    — Вот и хорошо, что они ничего не знают, потому что, когда они услышат слово Божие, тогда всем сердцем своим, всею душой своей примут его. А здесь многие из вас ходят в церковь, но каждый верит по своему и в гордости своей не принимает чистой православной веры. Горе им, ибо они готовят себя на сожжение.

    Вот я простру десницу Свою и Православие из России воссияет на весь свет, и настанет такое время, когда дети там будут носить на плечах своих камни для постройки храмов. Рука Моя крепка и нет такой силы ни на земле, ни на небе, которая бы противостала ей.

    — Вот смотри, — прозвучал голос, и я вдруг увидел как бы всю Россию, все ее границы, осененные и огражденные большими дубовыми светящимися крестами.

    — А с тобой Я сделаю так, что ты будешь каждый день в церкви и ты ни в чем не будешь иметь нужды, пока не выйдешь из тела своего и не придешь ко Мне. Не бойся, тебя никто не тронет. Подними руку твою и тронь Меня. И как ты не можешь тронуть Меня, так и к тебе никто не прикоснется.

    Тут я спросил Господа, в какую церковь мне идти. Спросил потому, что в этом городе было много разных церквей: униатская, украинская и прочие. Голос мне сказал:

    — Я этих церквей не знаю, ибо в них не живет Дух Мой.

    — И голос указал мне на этот храм, в котором я и живу до сего дня.

    Всю эту дивную повесть передавал мне старец, обливаясь слезами, да и я сам не мог слушать ее без слез.

    — Мне люди часто говорят, — продолжал старец, — что я святой. Но какой я святой? Я, Владыко, самый мерзкий человек и непрестанно прошу Господа, чтобы Он дозволил мне лечь у ног Его, как пес ложится у ног своего хозяина.

    Я говорю Господу: «Господи, как человек, который бросается в воду, чтобы утонуть, так дай мне утонуть в любви Твоей. И если когда-нибудь грех станет предо мною и я захочу протянуть к нему руку свою, то, молю Тебя, убей меня, но не дай мне согрешить». Когда я молился так, то услышал голос:

    — Твоя молитва угодна Богу, потому что ты предпочитаешь смерть греху.

    Рассказал мне также этот старец, что во время своих покаянных трудов он дал обет Богу никогда ничего не принимать из пищи по пятницам и долгое время он исполнял этот взятый на себя подвиг. Но однажды он был в доме одного священника и ему пришлось сказать последнему, что он по пятницам обещал ничего не есть.

    Священник стал его разубеждать, указывая на его слабое здоровье и совсем было убедил отказаться от этого поста. Вернувшись домой он вдруг очень захотел напиться воды. Взяв чашку он наполнил ее водой, поднес к устам, но тут же с ним произошло что-то совсем невероятное — чашка с водой прильнула к его рту, но какая-то неведомая сила не позволяла ему напиться. Он вдруг услыхал голос: «Пей, что же ты не пьешь?».

    — Я силился наклонить чашку, — рассказывал старец, — локоть мой был свободен и я его все время поднимал, но рука моя с чашкой оставалась скованной. Три раза голос мне предлагал напиться и три раза я делал невероятные усилия, но рука моя оставалась как бы взятая в сильнейшие тиски. Тогда голос мне сказал: «Теперь ты видишь, кого надо тебе слушаться».

    Этими словами старец закончил свою дивную повесть и мы с ним скоро расстались....

    Рассуждая о последнем случае, я увидел в нем преподанный всем нам, пастырям, урок: в наши дни страшного отступления, от Христа и оскудения веры мы должны поддерживать всякое выражение благочестия в народе или в отдельном верующем человеке и не только его не убеждать оставить взятый на себя подвиг, но помогать ему советами и наставлениями продолжать его со всякой рассудительностью и мудростью.

    Да не усомнится никто в истинности всей этой трогательной повести и да не подумает что все рассказанное в ней есть плод больного воображения старика, находящегося в прелести.

    Все может подделать диавол, но никогда он не сможет дать нам почувствовать самых великих добродетелей христианских: смирения, кротости, умиления, потому что будучи сам нераскаянной гордыней, полным антиподом этих добродетелей он не способен преподать то, чего сам совершенно не имеет. Во всем лике нашего старца, на всем рассказе его лежит эта Божия печать смирения, глубокого покаяния и кротости.

    Все, что он говорил мне, я записал. Многие слова мне пришлось изменить, но смысл и строй всего сказанного, я передаю совершенно точно, ибо «Тайну цареву скрывать хорошо, дела же Божии открывать славно» (Тов. 12, 7).

    Епископ Виталий (Устинов) 1959 г.
    Православное обозрение. № 28, сентябрь 1959 г.;
    Православная Жизнь. №618, 2001 г. Стр. 7-13.

    Об останках Царской Семьи

    Владыко святый, мы хотели бы вас спросить о святынях храма преп. Иова Многострадального в Бельгии. Говорят, что часть святынь — это частица мощей св. царственных мучеников, которые в свое время удалось вывезти следователю Н. А. Соколову. Так ли это?

    По моей памяти там был мизинец, который приписывали царице. Потом еще какие-то маленькие части, но все было замуровано в стены храма. Так что все это не находится на престоле, к ним нельзя приложиться. Все это замуровали, когда основывали храм.

    Есть царские иконы и вещи, но самые мощи, которые были (их было чрезвычайно мало) — все было замуровано. Мы не можем ломать стены и что-то искать. Это невозможная вещь! Я присутствовал на освящении храма.

    Сначала эти мощи были в Брюсселе, в маленькой домашней церкви, но мы их держали в тайне, потому что еще живы были родственники Романовых, которые могли бы их потребовать.

    А когда все умерли и не стало уже законного прямого наследника Престола [Митр. Виталий не признавал т.н. «легитимизма» Кирилловичей – ред. эсх.], тогда мы эти мощи замуровали в стены храма.

    Владыко святый, мы хотели бы спросить о Вашем отношении к «екатеринбургским останкам». Нас пытаются убедить, что это останки Царской Семьи.

    Я бы сказал, что этот вопрос принадлежит исключительно Церкви Христовой. И Церковь Христова ждет того времени, когда Господу будет угодно явить нам эти мощи. Как Он явил нам, скажем, Артемия Веркольского. Это был юноша, который пас коров, и молния его убила. И простые мужички подумали, что за большие грехи молния убила его по воле Божией.

    Как наказание. И тут же его закопали, там, где он был убит. И вот прошли годы, и вдруг все видят ночью большое сияние вокруг того места. Старики начинают вспоминать, что это место, где был закопан труп этого юноши.

    Обратились к местному архиерею, он сам это увидел. Увидел этот свет, как столп стоящий над этим местом. А на другой день собрал все свое духовенство и пошли процессией духовной, с хоругвями, крестами, в облачении, пошли на то место, раскопали. И нашли нетленные мощи этого юноши. А прошли ведь десятки лет с тех пор.

    Вот то, чего мы ожидаем сейчас. Думаю, Господь нам явит эти мощи чудесным образом. Я думаю, над всей Сибирью будут сотни таких пламенных столпов, к небу идущих, от мощей русских мучеников.

    Безымянных, неизвестных, которые погибли в лагерях, закопаны просто в общей могиле. И будет торжество, настоящее торжество Православия на Руси. Вот что я думаю.

    Этого мы ждем. А от светских властей и тем более от бывших полицейских советских мы не ожидаем никаких открытий. Это почти что граничит с кощунством. Мы отпевали мучеников заочно в храме-памятнике в Брюсселе, потом прославили их, молимся им и ждем, что Господь нам чудесным образом явит их мощи. Мы будем так верить. Мы только от Господа ожидаем этого, и больше ни от кого.

    А вся эта возня, простите, что говорю это слово, которая уже чуть ли не двадцать лет продолжается, это просто голову морочат нам, вот и все. Совершенно недостойно верить в такие басни. Вот мое слово.

    Еще один факт — свидетельство св. праведного о. Иоанна Кронштадтскаго, которому было видение: правда, люди, которые «очень твердо стоят на двух ногах на земле», в такие вещи не верят. Но мы верим. Явился царь и сказал: «Не ищите моих останков!» (см. «Сонное откровение протоиерея Иоанна Кронштадтского» в книге «Поездка в Саров» Москва 1993 г. — ред.).

    Вот что сказал царь о. Иоанну Кронштадтскому. Для нас, верующих, это факт очень серьезный. Но не для людей, которые делают экспертизы с лупами, еще не знаю с чем, с этими научными и псевдонаучными теориями.

    Наука говорит, что совершенно точно можно определить труп — женщины или мужчины. Возраст можно определить точно. Но точно сказать, что это — труп Марии, этот — Николая, а этот — Анастасии — этого сказать невозможно. Это говорит научная экспертиза.

    + Митрополит Виталий
    Православная Русь. №3, 1998. С.11;
    Радонеж. М. №1, 1998.

    Еврейский вопрос

    Весь православный мир с изумлением следит, как Западное христианство пытается снять с иудеев вину в распятии Господа нашего Иисуса Христа. Совершенно не понятно, во-первых, как это можно сделать и еще менее понятно для чего и кому все это нужно. Вот почему мы решили изложить для наших православных читателей православную точку зрения на весь этот вопрос.

    Что иудеи распяли Христа — в этом не может быть ни малейшего сомнения, потому что об этом свидетельствуют все апостолы, четыре евангелиста, все святые отцы, учители Церкви, все подвижники, мученики и преподобные. Устами св. евангелистов говорил Сам Господь. Христианин, который усомнится в словах Евангелия просто больше не христианин.

    Говорить о том, что надо понимать св. Евангелие особо, как-то отвлеченно, нельзя в данном случае, потому что суд над Христом, распятие Спасителя суть исторические факты, с исторической точностью изложенные св. евангелистами, не является вовсе рассуждениями или притчами, которые можно было бы толковать, о которых можно рассуждать и отвлеченно понимать.

    Непосредственно, конечно, виновны в крестной смерти Спасителя иудеи, которые под председательством своего первосвященника Каиафа судили Христа и приговорили Его к крестной смерти, позорнейшей казни, которой подвергались только самые отчаянные убийцы и преступники.

    Все наши богослужебные тексты называют совершенно справедливо этих иудеев богоубийцами, и никто не может и не имеет никакого права эти слова изъять из богослужения, которое по своему значению в Православной Церкви не меньше самого Священного Писания.

    Распространяется ли эта вина на всех иудеев, переходя из рода в род и всех нам современных иудеев и евреев? Вот вопрос, который чрезвычайно важно правильно понять и на него правильно ответить. Конечно, механически, автоматически эта вина никак не может перейти ни на одного еврея, потому что виновна всегда в человеке воля, сознание, произволение. Можно унаследовать от своего отца и матери горбатый или курносый нос, но нельзя по наследству быть виновным в преступлении родителей.

    Однако, если какой-то человек убил моего отца, а сын убийцы оправдывает своего отца или порочит моего убитого отца, тем самым оправдывая как бы преступление своего отца, то сын убийцы, хотя и не будет привлечен к суду как убийца, является все таки нравственным преступником и конечно моим врагом, моим недоброжелателем.

    Таким образом теперь только те евреи, которые воспитывают своих детей в ненависти ко Христу, являются по произволению, по сознанию своему преступниками перед всем христианством.

    Такое воспитание молодых евреев остро ощущается христианами, а от этого только один шаг к безобразным явлениям гонений и расправ. Мы утверждаем, что ни Священное Писание, ни христианское богослужение никак не является вдохновителями иудофобства с их погромами. Но христиане читают св. Евангелие и вдруг с изумлением видят перед собой тех же евреев, что и во времена Христа, нисколько ни в чем не изменившихся за 20 веков в своих чувствах неприязни к Спасителю. Чего хорошего можно тогда ожидать от такого факта? Кроме того два еврейских произведения сыграли роковую трагическую роль для всего еврейства: Талмуд и Сионские протоколы.

    Все погромы и ужасающие гонения, которые испытал на себе этот несчастнейший из несчастнейших народов и остающийся несчастнейшим и до сего дня, несмотря на все его несметные богатства и власть, начались с того приблизительно времени, как Талмуд, эта невероятная по своему содержанию книга, попала в руки широких масс христиан. Один из самых крупных знатоков Талмуда английский богослов Лайтфут (1675), человек необычайно искренний и простой, автор сочинения «Horae Hebraicae», почти всю свою жизнь изучавший

    Талмуд дал следующую характеристику этому труду: «Почти непреодолимые трудности слога, ужасная грубость языка, изумительная пустота и вопиющие лжемудрствования по рассматриваемым вопросам мучают, раздражают и терзают того, кто читает эти единственные в своем роде трактаты».

    Но больше всего в Талмуде поражает страшная нетерпимость по отношению к не евреям, особенно же в отношении христиан, которым они дают до 175 унизительных названий вроде гой, норхи, акум, обед-элим, кути и т. д.

    Воспитанный на таких произведениях молодой еврей не может питать к христианам самых минимальных нормальных нейтральных чувств. Масса христианского народа без ошибки различает еврея с антихристианским воспитанием от еврея без оного и к последнему относится всегда очень дружелюбно.

    Евреи караимы, которые придерживались исключительно Пятикнижия Моисеева, никогда за всю историю не были гонимы за свои ветхозаветные убеждения, а наоборот были весьма почитаемы и занимали в России большие должности.

    Итак этот древний и болезненный вопрос отношения к евреям весь в конце концов упирается своим острием к вопросу об отношении ко Христу еврейского населения и только тут он может получить свое правильное разрешение. С евреями надо быть всегда откровенными, они слишком древний народ с древнейшей своей культурой, чтобы держать с ними какой-нибудь другой язык.

    Да евреи и не нуждаются в тех уступках, которые им делают сейчас западные христиане, и, когда об этих концессиях впервые распространился слух, то один крупный представитель еврейского раввината просто, но довольно величественно и не без юмора ответил приблизительно так: «надо было думать делать эти концессии веков двадцать тому назад, а не теперь».

    Вся трагедия однако в том, что Христос, по человечеству, Сам из дома Давидова и ко Христу еврейскому народу почти что невозможно быть безразличным, как невозможно никому на земле быть безразличным ко Христу Богу нашему. Это доказала вся история человечества, это доказали все безбожники, коммунисты и богоборцы всех толков.

    Можно или смиренно склониться к стопам Спасителя, или восстать на Него. К этому разделу человечества медленно, но верно идет весь мир, все бесчисленные пути, мысли, течения, учения и в конце концов неминуемо войдут в эти два русла, не в три, не в четыре, а только в два.

    Дай Господь, чтобы так поскорей было бы, потому что тогда будет ясно все, будут сорваны маски со всех псевдо-христиан, которые нас справедливо волнуют больше, чем неприязненные чувства евреев — талмудистов.

    Архиепископ Виталий. 1965 г.
    Православный Вестник. 1965 г.

    50-летие большевизма в России

    Большевики празднуют пятидесятилетие своего владычества в России, которую они именуют СССР. И им и нам надо подвести итоги. Они, большевики, пришли к власти после долгой, нудной кропотливой подпольной работы. В продолжение почти целого века они бросали бомбы и убивали лучших сынов России и прослыли мастерами заговоров.

    Помогали им все, кто только мог в Европе, начиная с рабочей партии всей Англии, в чем откровенно признался сам британский министр самому Хрущеву, обвиняя последнего в неблагодарности, за такое благодеяние, до крупных банкиров Лондона и Нью-Йорка с большими и малыми именами.

    Конечно, свергнуть себя тоже подпольной организацией большевики никогда никому не позволят, а чтобы в этом быть вполне им уверенным они создали огромную организацию полиции, которая день и ночь следит за всем народом, за каждым человеком в отдельности и сама за собой.

    Но большевики глубоко ошибаются: их главный враг совсем не политическая партия, не организации, — их главный враг просто Бог.

    Если они прочитают эти строки, то улыбнутся, потому что не верят в существование Бога и им будет крайне приятно иметь своим врагом несуществующего Бога, а потому они все-таки будут искать своих врагов среди организаций и политических партий. Но пусть себя слишком не утешают, что враг их по их мысли несуществующий Бог.

    Бог во-первых, существует, хотят этого коммунисты или не хотят. Может быть Господь теперь не пошлет Своего ангела и не уничтожит в одну ночь всю партию большевиков, как уничтожил 185 000 нечестивых ассирийцев, о чем нам повествует Слово Божие устами прор. Исаии. Прошли эти времена, когда Господь являлся Своему народу в громе и молнии.

    Бог теперь в сердцах человеческих, Бог в любви человека к красоте, Бог в даре свободы человеку, Бог во всяком слове правды и истины, Бог, наконец, в самом главном, в любви и милосердии во всяком человеке ко всякому человеку.

    Большевики отвергли все эти истины, которые за двадцать веков христианской культуры сделались как бы естеством человеческим, от которых ни один нормальный человек не сможет никогда больше отказаться. И врагом большевиков сделался — человек, в котором Бог.

    Пусть они не верят в невидимого Бога, но остается у них их видимый враг — просто человек. И они это инстинктивно поняли, почувствовали и начали убивать людей, в которых Бог и убили 50 000 000 людей, а по всей вероятности эта цифра еще преуменьшенная.

    Глазами каждого замученного русского человека смотрел на большевиков Бог. От этого жгучего божественного взора они все превратились в маньяков, в одержимых духом убийства и убили столько людей, сколько за всю историю человечества не убили все гонители христианства взятые вместе. Наконец, они стали убивать друг друга, что назвали чисткой.

    Но убить всех невозможно. Это они наконец поняли, увидевши целые поколения людей уже родившихся в период их владычества, воспитанных безбожниками, оторванных от всяких влияний бабушек царского времени и все-таки верующих людей.

    Тогда они решились на последнюю попытку. Тут их логика была чрезвычайно проста: раз коммунизм является абсолютным идеалом, а люди почему-то органически его не приемлют, то ясно, что что-то неблагополучно, но только не в коммунизме, а в человеке, которого надо поэтому переделать так, чтобы он принял коммунизм.

    Последнее можно сделать только лабораторным способом, потому что ни массовый террор, ни искусственный голод, ни ссылки чуть ли не половины всего населения, не дали им желательного результата. Заработали тайные лаборатории, в которых сначала делали опыты над животными, чтобы потом скорее перейти на людей. Все средства техники и науки были применены: электрические шоки, психические пытки с резкими переменами в обращении с жертвами, от невероятной нежности, до, вдруг, крайней бессмысленной жестокости, вспрыскивание всевозможных наркотиков, звуковые волны, гипноз, использование законов условных рефлексов проф.

    Павлова, да всего и невозможно перечислить, ибо наука все время открывает все новые и новые лекарства, ЛСД и т. д.

    Но и тут результаты оказались весьма малые. Удалось после огромных расходов, после продолжительных опытов таким лабораторным образом сделать из человека некоего автомата, фактически остолопа, который может отвечать на вопросы то, что ему будет внушено таким лабораторным способом.

    Но ведь пропустить через лабораторию даже один миллион людей просто невозможно. А потому они оставили теперь мысль переработать таким образом весь русский народ, но не упразднили совсем свои лаборатории, в которых они теперь принимают только элиту, пациентов из особо нужных людей и важных американских пленных.

    Таковы этапы краткой духовной истории большевиков, которые пришли сейчас в духовный тупик. Большевистского пафоса первых годов у них больше нет, они фактически прозябают. Материя, на которую они полагали столько надежд, в неопределенности своей перестала быть камнем догмата материализма.

    Как недавно выразился один молодой русский ученый в СССР «диавол показал им нос», в этой погоне за материей. После мысли, что материя в настоящем своем виде есть энергия, надо неминуемо прийти к заключению, что для того чтобы энергия была бы энергией, должна быть Сила, оживляющая, одухотворяющая ее.

    Россия это явление религиозное, облеченное в государственные формы. Без религии не может жить ни Россия, ни СССР. Православие или безбожие таков русский апокалиптический религиозный максимализм. Третьей формы у нас нет; интеллигентной Россия не может быть, потому только, что интеллектуальность это не религия.

    Религия безбожия в СССР лишается своей догмы и на духовном фронте большевиков полный духовный маразм. Выбор простой: или надо в этом признаться, или готовиться к войне. А что война даст один Бог знает. Ей гряди, Господи Иисусе!

    Архиепископ Виталий. 1967 г.

    Несколько слов о старом стиле

    Вопрос о том, по какому календарю нам подобает жить, молиться и последовательно совершать вечное спасение, является актуальнейшим вопросом нашего времени. Дело в том, что принятый в большинстве стран мира, в том числе и в подсоветской России, Григорианский календарь (или то, что мы называем календарем нового стиля) с точки зрения астрономии, находится в противоречии с современной наукой, и посему исчисление юлианскими днями (календарь старого стиля, которым мы пользуемся в Церкви) лежит в основе всех хронологических расчётов.

    Солнечные и лунные затмения, максимумы и минимумы переменных звезд и многие другие астрономические явления можно выразить определенным положительным числом солнечных суток только при счете юлианскими днями. Знаменитый ученый Коперник отказался принимать участие в реформе папы Григория XIII, ученый астроном Жозеф Скаллигера, труды которого имеют до сего дня огромное значение в мировой хронологии, встал на защиту Юлианской системы хронологии.

    Русские ученые Болотов, Менделеев, Предтеченский, — все без исключения являлись сторонниками Юлианскаго календаря. Так В. В. Болотов, один из образованнейших людей своего времени, принимавший участие в Комиссии по вопросу о реформе календаря в России, так высказался по этому поводу: «Сам я отмену Юлианского стиля в России нахожу отнюдь не желательной. Я по-прежнему остаюсь решительным почитателем календаря Юлианского.

    Его чрезвычайная простота составляет его научное преимущество перед всякими другими календарными исправлениями. Думаю, что культурная миссия России по этому поводу состоит в том, чтобы еще несколько столетий удержать в жизни Юлианский календарь, и через то облегчить для западных народов возвращение от ненужной никому григорианской реформы к неиспорченному старому стилю».

    Известный современный русский ученый А. Н. Зелинский пишет по этому поводу в своей книге «Конструктивные принципы древнерусского календаря» (Изд. «Наука», Москва, 1984 г.): «Позднейшая римская пасхалия, принятая теперь западной церковью, является, по сравнению с александрийской, до такой степени тяжеловесной и неуклюжей, что напоминает лубочную картинку рядом с художественным изображением того же предмета».

    По отношению же к церковному учению Григорианский календарь порвал с Преданием церковным, попирая каноны Первого Вселенского Никейского Собора о праздновании Пасхи, Собора, в котором принимали участие представители Римского патриархата.

    Что касается некоторых Поместных Православных Церквей, принявших Григорианский календарь, при соблюдении Юлианской пасхалии, то эти Церкви согрешили против молитвенной соборности, тяжкий грех против единства Церкви, против самой Церкви, грех последствия которого трагически растут с каждым днем.

    Остается исторической загадкой до сего дня — почему ученые советники папы римского, зная все ошибки, недочеты своей реформы, все-таки ее осуществили.

    Существует в истории мировой еще одна загадка — почему Ганибал, разгромив римские легионы при Тразименском озере не пошел сразу же на беззащитный Рим и не покончил с этим лютым врагом. В этом случае духовная история мира нам подсказывает, что Рим был предназначен Промыслом Божиим стать мировой столицей империи, которая должна была послужить как бы яслями Рождества Христова, благая весть о Котором по римским дорогам в организованном государстве легко и скоро распространилась по всему миру. Бог запретил Ганибалу уничтожить Рим!

    В случае реформы календаря, Рим, оторвавшись от всех вселенских православных патриархатов, почувствовал свое духовное одиночество, свою оставленность и холод и лихорадочно стал укреплять свой примат, свое мировое значение.

    Это страстное движение души Рима заставило его идти против научной очевидности, против Предания и канонов Церкви. Страсти наши заставляют гнуться разум, логику, знание. Это, по всей вероятности, случается не только с отдельным человеком, но и с целым обществом, народом и даже целой отдельной Поместной Церковью и культурой.

    Как последствие календарной реформы, Рим стал постепенно перемещать весь центр своей духовной, богослужебной жизни с Пасхи на Рождество Христово, отчего процесс дехристианизации во всем западном мире принял и принимает грозные размеры полной апостасии.

    Архиепископ Виталий.
    "Православная жизнь". № 8, 2001.

    Иерусалим (70 - 1967)

    Живя в мире и разделяя его страсти, нам порой очень трудно понять и оценить то или иное событие и его значение в историческом масштабе. Иногда то, что нам кажется очень важным и, может быть по существу, только сенсационным явлением, деталью какого-нибудь глубокого органического нами незамеченного процесса.

    Рождество Христово, воплощение Сына Божия, прошло совершенно незамеченным всей Римской империей, а через два с половиной века христианство победило язычество и изменило лицо всего человечества, его образ мышления, его культуру и все его мироощущение, всю его жизнь. По всей вероятности незаметно родится и Антихрист, тот антихрист настоящий, о котором говорил Своим ученикам Христос, о котором возвещали пророки и апостолы.

    Мы говорим слово настоящий, потому что в истории человечества были прообразы антихриста, но речь идет у нас о настоящем, о последнем. Итак, как историческое правило, только процессы не спешащие являются важными, потому что в недрах своих они несут силы способные к органическим изменениям мира.

    Все остальное можно назвать вспышками человеческих страстей, которые всегда были и будут. Трудно однако увидеть нам среди суеты и шума то, что существенно важно и выделить его из толпы крикливых событий.

    Оно было бы, может быть, и совсем не трудным, если бы мы всегда смотрели православными глазами веры на все происходящее вокруг нас. Для этого необходимо подвизаться, но Боже, Боже, как трудно правильно подвизаться подвигом христианским.

    Итак, мы утверждаем, что взятие Иерусалима иудеями в этом 1967 году является событием самым важным. Да очень мало назвать это событие важным, его можно смело поставить в ряд таких исторических великанов, как основание Рима, Византии, начало эпохи Возрождения, Полтавская победа, Французская, а за ней и Русская Революции.

    Соль значения взятия Иерусалима иудеями в этом году в том, что снова явно и ясно для всех заговорила Библия. Сохрани нас Господь от мысли, что Библия могла хоть на один день замолчать. Эта вечная Книга Жизни, написанная Самим Духом Святым, дана нам на все века, но не всегда нам легко во всем видеть Промысл Божий, а это значит и Библию.

    Теперь же не видеть Библию в факте взятия Иерусалима могут только совершенно слепые люди, конечно, думающие, потому, что человек разумное существо и не может не думать, но совершенно не способные ни о чем мыслить.

    С этим событием повернулась страница в Священном Писании, а это важнее всех войн в Вьетнаме, важнее ракет, брошенных на Венеру, важнее всего на свете. Голос Библии мы слышим теперь так же ясно, как мы видим ясно слезы, которые истекают из пречистых очей Матери Божией в Ее плачущей иконе, о которой мир сей просто больше не упоминает, которую забыл, но которая и по сей день все еще плачет. Но можно же смотреть и ничего не видеть, слушать и ничего не слышать.

    Со взятием Иерусалима сразу же перед нами становятся много очень интересных вопросов. Как же теперь поступят иудеи и какой будет их следующий шаг? Логично было бы начать постройку храма, восстановить институт левитов, священства с Первосвященником во главе, упразднить раввинов и даже отрезать пейсы у всех молодых евреев во всем мире, потому что пейсы это символ еврейской скорби о потерянном храме Иерусалима.

    Плакать у стены плача больше не приходится, ибо достигнуты все цели. Затем надо снова приносить жертвы, вообще все восстановить в таком порядке, в каком это было во время земной жизни нашего Спасителя.

    Но приносить кровавые жертвы, волочить в храм к жертвеннику блеющих овец, мычащих тельцов и прочих животных не согласятся даже самые ортодоксальные евреи, не говоря уже о либерально настроенных богачах Нью-Йорка, которые скорее сгорели бы от стыда от такой перспективы перед всем цивилизованным миром, после 20 веков христианской культуры, которая в данном случае и проявила свое влияние даже на самых правоверных евреев, в чем конечно, последние никогда не сознаются.

    Что же будут теперь делать иудеи в завоеванном ими Иерусалиме, потому что, чего-то они должны сделать?

    На этот вопрос никем явно не заданный, но у многих лежащий на сердце, по началу, ответом было просто молчание, и только совсем недавно один из главных раввинов дал ответ, который как-то появился в печати, чтобы снова кануть в область мистического забвения.

    Оказывается, новый храм Иерусалимский будет непременно выстроен, когда выявится в государстве Израильском царь, который и должен воссесть в нем, как владыка и повелитель. Есть о чем задуматься всему роду христианскому, да и вообще всему роду человеческому.

    Архиепископ Виталий. 1967 г.

    Итоги

    1-го марта 1881 года, — ровно сто лет тому назад, — был убит русский царь Александр II, сын импе­ратора Николая I и дед царя-мученика Государя императора Николая II.

    Русский народ назвал Александра II Царем-Освободителем, и он вошел в историю России с этим славным титулом, потому что он положил конец крепостному праву, освободил славян от турецкого ига и, может быть, самое главное, оставил России Свод Законов Российской Империи, полностью вдохновленный Святым Евангелием.

    Тут надо сказать, что к тому времени, если про­читать старые журналы, как — «Душеполезное Чтение», «Кормчий», «Миссионерский Сборник», и многие другие чи­сто местного епархиального характера, то по их содержанию можно увидеть какой чудесной жизнью жила вся Пра­вославная Русская Церковь.

    Из сотен городов, деревень и сель непрекращающимся потоком поступали в эти редакции от священников описания отдельных случаев чу­десь Промысла Божия над русским народом.

    Такой высокий уровень духовной жизни органически требовал оцерковления всего государства. И Господь вдохновляет Алек­сандра II через Свод Законов вложить свою империю в рамки Церкви Христовой предельно, сколько это возможно здесь на земле.

    Достигнута, можно сказать, максимальная норма «экумене», ничего общего не имеющая с безразличным ко Христу современным экуменизмом. Благочести­вые византийские императоры под этим словом подразумевали свою империю почти что как видимое тело Церкви Христовой в ее апостольской миссионерской деятельности на земле.

    С расширением границ империи расширялась жизнь Церкви и простиралась на все новые и новые земли... Как император, как мирской владыка Земли Русской, Александр II совершил все, что требовалось от православного русского царя.

    Народу оставалось в этих спасительных рамках православного законодательства удерживающего зло, мирно, тихо и свободно совершать свое последовательное вечное спасение.

    Но русский народ не выдержал такого высокого иде­ала и часть его аристократии и большинство интеллигенции восстала духовным, общественным, а затем и политическим бунтом на царя, на Церковь, на самую Россию. С Запада приходить к этим бунтовщикам поддержка и материальные средства...

    Царя убивают за данную им сво­боду, за христианский Закон, за воцерковление всего государственного аппарата. Не проходить и 40 лет, убивают и его внука, царя-мученика, Николая II, возглавившего вели­чественное шествие миллионов новомучеников российских.

    Убивают трех русских императоров — Павла I, Алек­сандра II и Николая II, за одно и то же стремление сроднить органически свою империю с Церковью Христовой.

    Каж­дый из них осуществлял эту высокую мысль по данному ему от Бога таланту и умению. От сего времени отнять от всей земли мир, повсюду неспокойствие, душевное смятение, бунты. П

    овернулась еще одна важнейшая страница Священного Писания; человечество вступило в его последнюю пророческую книгу Апокалипсиса.

    Закончилась благо­датная константиновская эпоха государственного управления духом и учением св. Евангелия. Мы вошли в эпоху начала Конца. Все теперь будет совершаться явно и очевидно по букве Откровения. Только иметь бы нам уши, чтобы слы­шать, и очи, чтобы видеть. Таковы итоги Русской Революции для всего мира.

    И вот в такое смятенное время Русская Православная Зарубежная Церковь готовится к самому великому событию из всего ее шестидесятилетнего пребывания заграни­цей — к прославлению всех своих российских новомучеников. Это прославление переходит границы Русской Церкви, и обращено ко всем поместным православным церквам, потому что святые мученики принадлежат всей Вселенской Церкви Христовой.

    Наше соборное прославление фактически ставит все на свое место, конкретно, четко, бескомпромиссно: с одной стороны святые мученики, с другой мучители, и нет между ними ничего связывающего, хоть в самой незначительной степени соединяющей нити.

    Два противоположных полюса, белое и черное, как масло с водой не соединяющиеся; нет полутонов переходящих незаметно от белого к черному. Тут или с белым, или с черным: выбор должен быть простой, решительный и мужественный в наше время шаткой совести. Сильно на­до задуматься многим иерархам поместных православных церквей, когда их приглашают на всевозможные торжества советской московской патриархии.

    Ведь среди новомучеников российских сотни архиереев, тысячи священников и буквально десятки тысяч монахов и мирян про­лили свою кровь только потому, что не захотели пойти по стопам, изменившего Церкви Христовой, митрополита Сергия, который подписал известную Декларацию с богоборческим советским правительством.

    После Сергия был Алексий, а теперь — здравствующий Пимен, но время ничего не изменило. Они все идут путем Декларации, ру­ка об руку с атеистами-коммунистами.

    А тем временем, по свидетельству Откровения, «когда Агнец снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели...

    И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыко Святый, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу»? (Отар. 6, 9,10). Да, Господь будет судить, судить и наказывать гонителей и мучителей, а с ними и их спутников, единомышленников и сослужителей. Потому, что Господь всегда верен Сам Себе, и Истина никогда не изменяется ни от времени, ни от обстоятельств.

    Может быть, не суждено будет еще до Второго Пришествия Господа собраться настоящему, полноценному, ис­тинному, последнему Православному Восьмому Вселенскому Собору, на котором, без участия в нем архиереев экуменистов, архиереев от коммунистов будут подвергну­ты суду все отступники и модернисты.

    Тогда это преславное величественное прославление новомучеников россий­ских будет одним из последних актов Церкви Хри­стовой на земле. Сам дух времени говорить нам об этом.

    А если, как мы часто слышим, замышляют теперь собрать Вселенский Восьмой Собор с представителями всех почти поместных православных Церквей, порабощенных, в той или иной форме, богоборческими властя­ми, то это будет не Собор, а, как это назвал праведный отец архимандрит Иустин Попович, «апокалиптический ужас», от которого да избавить нас Господь.

    + Архиеп. Виталий.
    "Православное Обозрение", № 54.

    Вечная память

    Вечная память Блаженнейшему митрополиту Виталию, четвертому Первоиерарху Русской Православной Церкви Заграницей!

    Иерод. Иона (Сигида)

    Составлено по источникам: Юбилейный Сборник. К 50-летию архипастырства митрополита Виталия.. 2001; В.И. Косик. Русское Церковное Зарубежье; Монреальская мироточивая икона и брат Иосиф. 2003; Всеволод Филипьев. Яко один от древних; Архиепископ Виктор (Пивоваров). Умопомрачение; Митрополит Антоний (Блюм).

    Интервью: дом Божий; Православная Русь, 2001-№№15,22,1992-№24. Церковная Жизнь, 1961-№8-10; Материалы интернет-сайтов: eshatologia.org, rusoc.org и др.

    фото

    Источник — http://www.eshatologia.org/

    Просмотров: 542 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 141

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году