Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2016 » Декабрь » 10 » • Советский – значит антирусский •
12:20
• Советский – значит антирусский •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Ленинские мудрости
  • Советский – значит антирусский
  • Подмена духовенства чекистами
  • Отношение к русским
  • Основы совецкой нацполитики
  • Россия под советской оккупацией
  • Этот человек всегда хохочет
  • Разрушение ограды Зимнего
  • Это не должно быть забыто и прощено
  • Про плохие и хорошие концлагеря
  • Ленинские мудрости

    фото

    фото

    Приведённые на картинках цитаты несколько подредактированы их создателем (не мной) для придания большей конкретности, смысл не искажён; однако прилагаю эти цитаты в изначальном варианте, и ещё пару из того же письма Ленина об "автономизации":

    1...«свобода выхода из союза», которой мы оправдываем себя, окажется пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника...

    2...интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. (здесь Ленин о русских прямо не говорит, но вообще о всех великих нациях, однако в контексте письма тут под великой имеется в виду именно русская нация - К.Б.)

    3...ничтожный процент советских и советизированных рабочих будет тонуть в этом море шовинистической великорусской швали...

    4...приняли ли мы с достаточной заботливостью меры, чтобы действительно защитить инородцев от истинно русского держиморды?

    Для пролетария не только важно, но и существенно необходимо обеспечить его максимумом доверия в пролетарской классовой борьбе со стороны инородцев. ...

    Для этого нужно возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцу то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесены ему правительством «великодержавной» нации (в данном случае русской; как это знакомо по риторике нынешних либералов с их требованиями к русским непрерывно каяться перед всеми; как тут ещё раз не вспомнить слова Натальи Нарочницкой о том, что либерализм и коммунизм это братья - К.Б.).

    Источник: Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об "автономизации" // Ленин В.И. Полное собрание сочинений (издание 5-е): Т. 45, С. 356-362.

    Есть мнение, что это письмо Ленина подлог Троцкого, хотя во времена СССР подлинность его никогда не подвергалась сомнению, ни одним из советских учёных, в том числе и со стороны Самого-Большого-Учёного. Сомнения возникли только после краха СССР в 90-е гг со стороны современных поклонников тов. Ульянова и тов. Джугашвили - они объявляют фальшивками ныне чуть ли не все работы Ленина из ПСС где содержатся откровенно русофобские, христианофобские и кровожадно-антицерковные высказывания Ильича.

    Во времена СССР, когда религия и национальный патриотизм преследовались сомнений в подлинности этих работ Ленина не возникало, а сейчас, сразу как религиозность и русский патриотизм и национализм стали в чести, ВНЕЗАПНО выяснилось, что дедушку оболгали. Однако все рассуждения о якобы фальшивости этого письма всецело строятся на исключительно косвенных предположениях и домыслах преследующих заранее заданную цель.

    Впрочем, у нынешних коммунистов-сталинистов-совпатриотов "Троцкий" - это универсальный "аргумент" на все претензии. Любой факт порочащий светлый мифологический образ коммунизма и его вождей объясняется вмешательством этого демонического существа - типа нет, это не коммунизм, это не коммунисты, это всё Троцкий, троцкисты и троцкизм.

    Константин Белик

    Советский – значит антирусский

    Выдержки из книги: Терри Мартин. Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР, 1923-1939. М., 2011
    В основе большевистских взглядов по национальному вопросу было… утверждение, что национализм нерусских народов главным образом является реакцией на их угнетение при царизме и обусловлен исторически оправданным недоверием к великороссам.

    Особенно энергично на этом настаивал Ленин, который ещё в 1914 г. критиковал Розу Люксембург, отрицавшую право наций на самоопределение. Отказывая нациям в самоопределении, она, полагал Ленин, сыграла «на руку черносотенному национализму великорусов… Увлечённая борьбой с национализмом в Польше, Роза Люксембург забыла о национализме великорусов, хотя именно этот национализм и страшнее всего сейчас».

    В каждом буржуазном национализме угнетённой нации, утверждал Ленин, было своё «общедемократическое содержание», которое необходимо поддержать, тогда как национализм угнетателей никакой искупительной ценности не имеет. (Ленин В.И. О праве наций на самоопределение // ПСС. М., 1975-1977. Т. 25. С. 277, 275-276, 319) С. 17

    Ленин в марте 1919 г. на 8-м съезде РКП(б): «Трудящиеся массы других наций были полны недоверия к великороссам как нации кулацкой и давящей». «Поскрести иного коммуниста – и найдешь великорусского шовиниста… Он сидит во многих из нас, и с этим надо бороться». (Восьмой съезд РКП(б). 18-23 марта 1919 г. Протоколы. М., 1933. С. 54-55, 107-108) С. 12-13

    В декабре 1919 г. Ленин опять набросился на большевиков, работавших на Украине, с обвинениями в шовинизме… Такого рода большевистский шовинизм Ленин называл «русотяпством», то есть «глупым русским шовинизмом», словом, которое потом вошло в большевистский лексикон и стало бесценным оружием в риторических арсеналах национальных республик. (На состоявшемся в 1921 г. съезде партии авторство этого термина Затонский приписал Ленину, см.: Протоколы Х съезда Коммунистической партии большевиков. М., 1933. С. 207)

    Озабоченность Ленина великорусским шовинизмом привела к возникновению ключевого принципа советской национальной политики. В декабре 1922 г. Ленин возобновил критику великорусского шовинизма, начатую им ещё в 1914 г., но добавил, что «необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой.

    По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве [совершённого] насилия…». (Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» (1922) // ПСС. Т. 30. С. 359)

    Эта концепция стала частью стереотипной большевистской риторики как объяснение различия между «наступательным» великодержавным национализмом и «оборонительным» местным национализмом, причём последний стали считать оправданной реакцией на первый.

    А это представление, в свою очередь, привело к утверждению принципа главной опасности, то есть положения о том, что великодержавный (или, иногда, – великорусский) шовинизм более опасен, чем местный национализм. Сталин поддерживал принцип главной опасности до 1922-1923 гг., снова поддержал его в 1923 г., а с апреля 1923 по декабрь 1932 г. руководил национальной политикой, в основе которой лежал именно этот принцип. С. 18-19

    Ленин и Сталин очень хорошо понимали, что русские представляют для советского единства исключительно опасную угрозу, и именно поэтому настояли на том, чтобы русские не имели ни собственной полноправной национальной республики, ни всех прочих национальных привилегий, которые были даны остальным народам СССР…

    С 1913 и до середины 1922 г. Ленин и Сталин тесно сотрудничали, разрабатывая советскую национальную политику и её постулаты, а потому их можно по праву считать создателями империи положительной деятельности [т.е. дискриминации русского большинства]… Сталин не собирался усиливать позиции русских, наоборот, он хотел их ослабить.

    Больше всего он боялся отдельной русской республики, создать которую предложил Султан-Галиев… Он обозначил характерное различие между РСФСР и Русской республикой: Орджоникидзе, Ворошилов и Микоян «говорили о Русской партии, однако у нас фактически нет Русской республики. Имеется Российская Федеративная Республика. Она не Русская, она Российская». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 205. Л. 5) С. 542, 545, 548

    10 октября 1920 г. Сталин опубликовал в «Правде» статью, в которой о советской политике коренизации впервые заявлялось официально: «Необходимо, чтобы все советские органы на окраинах, суд, администрация, органы хозяйства, органы непосредственной власти (а также и органы партии) составлялись по возможности из местных людей, знающих быт, нравы, обычаи, язык местного населения». (Сталин И. Политика советской власти по национальному вопросу в России (1920) // Марксизм и национально-колониальный вопрос. М., 1934. С. 62)

    Коренизация (как она была окончательно сформулирована на съездах партии в марте 1921 г. и в апреле 1923 г.) имела две основные цели: создание национальных элит (положительная деятельность) и утверждение господствующего положения языков коренных народов на национальных территориях (коренизация языковой сферы)… Сталин защищал коренизацию не только публично, но и частным образом, унимая её критиков. С. 108-109

    Недавно ставшие доступными архивные данные опровергают всякие утверждения о том, что поддержка, которую Сталин оказывал коренизации в годы нэпа, была весьма умеренной, либо она была фальшивой, ненастоящей. Наоборот, эта политика отождествлялась с личностью самого Сталина, и он неоднократно оказывал ей решительную поддержку. С. 319

    Чтобы защитить национальную культуру нерусских народов, требовалось начать положительную деятельность. И не было никого, кто осудил бы нейтралитет и ассимиляцию более категорично, чем Сталин: «Мы начинаем проводить политику максимального развития национальной культуры… Было бы ошибкой думать, что по отношению к развитию национальных культур отсталых национальностей центральным работникам следует придерживаться политики нейтралитета: “Ну хорошо, прекрасно, национальная культура развивается, ну и пусть себе развивается, это не наше дело”.

    Такая точка зрения была бы неправильной. Мы выступаем за покровительственную политику в отношении развития национальных культур отсталых национальностей. Я подчёркиваю это для того, чтобы [было] понятно, что к развитию национальной культуры мы не безразличны, но относимся к ней покровительственно». (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 4490. Л. 9)

    Однако конструктивные действия в интересах одной национальности, разумеется, предполагают разрушительные действия по отношению к другим. В случае Советского Союза, власти которого предполагали оказать поддержку всем нерусским народам, основную тяжесть дискриминации несли на себе одни только русские. И Бухарин заявил об этом без обиняков: «Мы в качестве бывшей великодержавной нации должны идти наперерез националистическим стремлениям [нерусских народов] и поставить себя в неравное положение в смысле ещё больших уступок национальным течениям.

    Только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетённых наций». (Двенадцатый съезд РКП(б). Стенографический отчёт. М., 1968. С. 613)

    Сталин, более восприимчивый к чувствам русских, упрекал Бухарина за грубую откровенность его заявления, но не оспаривал и не мог оспорить его смысла. (Там же. С. 651. И действительно, в своей последующей записке Бухарину Сталин заявил, что тот его неправильно понял: «Я никогда не говорил, что борьба с антирусским национализмом является такой важной; наоборот, я говорил, что куда более важной является борьба с русским национализмом… Я даже пошёл ещё дальше и говорил о необходимости привлекать на свою сторону даже и минимально лояльные [местные] элементы (вплоть до бывших октябристов и включая их)». (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 708. Л. 10)

    Советская политика и впрямь требовала от русских жертв в области национальной политики: нерусским республикам были переданы территории, населённые русским большинством; русские были вынуждены согласиться на амбициозные программы положительной деятельности, которые проводились в интересах нерусских народов; русских призывали учить языки национальных меньшинств и, наконец, традиционная русская культура была осуждена как культура угнетателей. С. 30-31

    4 декабря 1935 г. в Кремле состоялось собрание в честь 43 таджикских и 33 туркменских «передовых» колхозников, отличившихся во время последнего сбора хлопка… [В речи на нём] Сталин противопоставил эту нынешнюю дружбу [народов] эпохе царизма, когда правительство пыталось «сделать один народ – русский народ – господствующим, а все другие народы – подчинёнными, угнетёнными. Это была зверская, волчья политика». (Речь тов. Сталина // Правда. 1935. 6 дек. С 3) И после 18 лет советской власти, отметил Сталин, опасные последствия политики царизма были преодолены. С. 600-601

    В конце 1919 г. Ленин был уже не расположен дискутировать и вместо этого заставил Коммунистическую партию Украины принять постановление в поддержку украинизации… Решительные постановления центра в поддержку коренизации (принятые на съезде партии в апреле 1923 г. и на состоявшейся в июне 1923 г. конференции по национальному вопросу) вынудили совершить второй и более решительный поворот к украинизации… Генеральным секретарём Коммунистической партии Украины Политбюро ЦК ВКП(б) назначило Кагановича 26 марта 1925 г… Каганович прибыл на Украину, имея чёткое задание: осуществить украинизацию.

    Партия теперь подчёркивала необходимость принуждения. В апрельской резолюции 1925 г. отмечалось, что до сих пор имела место лишь «естественная, шаблонная украинизация советского аппарата, наиболее тесно связанного с селом, а также украинизация начальных школ». Дальнейший прогресс, говорилось в постановлении, требует применения принуждения («нажима»).

    Впоследствии в своём письме к Сталину Политбюро Компартии Украины будет хвастаться «твёрдо проводимой линией» украинизации, которую осуществил Каганович: «Ни один из прежних политических секретарей на Украине… не прибегал к столь сильному нажиму при проведении украинизации».

    Затонский часто с удовлетворением отмечал, что «некоторые люди [теперь] называют себя украинцами, поскольку статус представителя господствующей национальности является во всех отношениях выгодным». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 85. Д. 206. Л. 68; ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 102. Л. 22) Каганович выражал надежду, что со временем сама украинская среда приведёт к окончательной украинизации даже и этнически русского пролетариата. (ЦДАГОУ. Ф. 1. Оп. 6. Д. 102. Л. 52) С. 113, 115, 121, 124, 128

    [В Татарской АССР] отношения с русским крестьянством испортились сразу же после того, как татарские национал-коммунисты в качестве мягкой деколонизационной меры провели законодательство, предоставлявшее татарским крестьянам льготный доступ к вожделенным сельхозугодьям вдоль железных дорог и в долинах рек. А ещё местные татарские власти обложили русские деревни более высоким налогом – на чисто этнических основаниях. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 69. Д. 58. Л. 210; Оп. 87. Д. 196. Л. 236-248; ГА РФ. Ф. 3316. Оп. 64. Д. 397а (1927). Л. 13-15; Стенографический отчёт заседания XIII областной партийной конференции. 23-29 ноября 1927 г. Казань, 1927. С. 215, 229)

    Неудивительно, что реакция русских крестьян на такого рода меры оказалась враждебной. Предпринимавшиеся в 1923-1924 гг. попытки изгнать русских крестьян с плодородных земель вдоль рек и железных дорог «зашли так далеко, что едва не привели к мятежу». Летом 1925 г. «ходатайства об отделении от Татарской республики и в непограничных деревнях приобрели массовый характер». Зачастую составители этих жалоб ссылались на то, что они чувствуют себя людьми второго сорта. С. 87

    Во время насильственного захвата земли у местных русских казахи заявили: «Приезжие из России были нашими гостями тридцать пять лет, но вот теперь пусть они убираются отсюда в Россию и покинут наши земли и пастбища». Эти представления можно было выразить и ещё определённее: «Теперь власть наша, киргизская, а потому мы и делаем, что хотим»…

    В отчётах ОГПУ, составленных в разгар конфликтов, зачастую упоминалось о таких, например, язвительных замечаниях: «Пора уже всем вам, русским, убираться из Киргизской республики». Да и самим русским поселенцам такие представления были отнюдь не чужды. Один русский мельник говорил, что «в Киргизской республике нам житья не будет и было бы лучше, если бы правительство переселило нас в свою республику». Русские были крайне возмущены тем, что теперь они поменялись ролями с аборигенами: «Теперь тут господа – киргизы; они только и знают, что валяются, пьют кумыс, а русские делают за них половину их работы в поле». С. 95-96

    Считалось, что русская письменность окончательно скомпрометировала себя связью с колониальной, миссионерской политикой русификации, проводимой царским режимом. И в соответствии с принципом главной опасности великодержавный шовинизм был более опасен, чем местный национализм. Одним из главных преимуществ участников движения за латинизацию была изначально имевшаяся в их риторике возможность назвать великодержавным шовинизмом любую поддержку кириллицы. С. 272

    Главным препятствием для осуществления всемирной миссии НА (Всесоюзного центрального комитета нового алфавита) (по крайней мере в границах Советского Союза) был русский алфавит. После революции кое-где начинали поговаривать о том, чтобы латинизировать русский алфавит, но из этого ничего не вышло. В 1929 г. в связи с подъёмом второй волны борьбы за интернационализацию этот вопрос снова был вынесен на обсуждение. Несколько статей в поддержку латинизации русского алфавита написал Луначарский. (Луначарский А. Латинизация русской письменности // Красная газета. 1929. 6-7 янв.; Латинизация русской письменности // Культура и письменность Востока. 1930. № 6. С. 20-26) Он утверждал, будто заручился одобрением Ленина…

    В Коммунистической академии, изначально выступавшей за латинизацию, была проведена посвящённая новому алфавиту выставка, на которой демонстрировалось, как при русификаторском царском режиме происходило активное распространение русского алфавита и как сужалась сфера его действия при новой, прогрессивной советской власти. Всплеск активности свидетельствовал о том, что вопрос о латинизации русского алфавита рассматривается всерьёз.

    Самым пламенным её сторонником был, несомненно, Н.Ф. Яковлев, специалист по кавказским языкам и активный латинист… Он был организатором и председателем подкомиссии по латинизации русского алфавита при Главнауке, которая в ноябре и декабре 1929 г. провела пять заседаний.

    На втором заседании Яковлев представил ряд тезисов о латинизации русского языка, содержавших суровый приговор русскому алфавиту. Нет документа, который бы лучше, чем тезисы Яковлева, передавал антирусский характер движения за латинизацию, который оно приобрело к 1929 г.:

    «2. Русский гражданский алфавит в его истории является алфавитом самодержавного гнёта, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма, что в особенности проявляется в русификаторской роли этого алфавита по отношению к национальным меньшинствам бывшей Российской империи… В то же время этот алфавит является орудием пропаганды русского империализма за рубежом (славянофильство, борьба за проливы).

    3. [Русский алфавит и после его частичной реформы в 1917 г.] продолжает оставаться алфавитом национал-буржуазной великорусской идеологии…

    7. Русский алфавит является в настоящее время не только идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики, но также служит главным препятствием делу латинизации как других национальных по форме алфавитов (еврейский, армянский, грузинский и пр.), так и график, построенных на основе кириллицы (белорусская, украинская, восточнофинские и др.)…» (ГА РФ. Ф. 2307. Оп. 14. Д. 81. Л. 27-28; см. также: Яковлев Н. За латинизацию русского алфавита // Культура и письменность Востока. 1930. № 6. С. 27-43)

    Трудно себе представить бóльшую неприязнь. Кроме того, стоит заметить, что если рассуждать логически, то аргументы Яковлева можно было бы в равной степени приложить и к русскому языку, и к русской культуре в целом. Если Октябрь не очистил русскую письменность, то мог ли он очистить язык и культуру, которые письменность в себе несёт? С. 275-277

    На всей территории Советского Союза границы проводились в пользу территорий национальных меньшинств и за счёт русских регионов РСФСР. Из этого правила не было ни одного исключения. Татарстан пожертвовал районами с татарским большинством в пользу Башкирии, но не в пользу какого-либо русского района РСФСР. И наоборот, в состав почти всех автономных республик и областей входили пограничные районы с русским большинством.

    Например, если бы при формировании национальных территорий всегда придерживались этнического принципа, то Ойротской АО пришлось бы потерять четыре из десяти своих районов, Бурят-Монгольской АССР – четыре из одиннадцати, Башкирской АССР – четыре из восьми, Татарской АССР – четыре из двенадцати, Дагестанской АССР – два из шестнадцати, Чувашской АССР – один из пяти, АССР немцев Поволжья – три из четырнадцати, Марийской АО – четыре из девяти, Вотской АО – два из трёх, Казахстан потерял бы девять уездов. С. 385

    Советский Союз стал первой в мировой истории страной, где были разработаны программы положительной деятельности (англ. affirmative action, т.е. дискриминации национального большинства) для национальных меньшинств, и до сих пор ещё ни одна страна не сравнялась с ним по их масштабности. С. 32

    Одним только русским не было предоставлено собственной территории, и только у них не было собственной коммунистической партии. Партия потребовала от русских примириться с их официально неравным национальным статусом – для того чтобы содействовать сплочению многонационального государства. Таким образом, иерархическое различие между государствообразующей нацией и колониальными народами было воспроизведено, но на сей раз воспроизведено в перевёрнутом виде. С. 35

    Апологеты Империи положительной деятельности требовали не только поддерживать и укреплять национальные идентичности, но также принять меры, направленные на дерусификацию страны. С. 48

    Советское государство… буквально возглавило движение на всех этих трёх этапах [выделенных Мирославом Грохом для становления национализма «малых» народов Восточной Европы]: оно предоставило право голоса национальным культурам, создало национальные элиты и распространяло национальное сознание среди масс населения. Более того, оно осуществляло меры, соответствующие этапу «Г»… и характерные для новообразованных моноэтнических государств: оно ввело новые государственные языки и создало новые правящие элиты. Или если воспользоваться более привычной большевистской терминологией, то можно сказать, что партия стала авангардом национализма нерусских народов. С. 29

    Если какой-либо русский знает эти факты, но при этом продолжает считать советское государство своим, это означает только то, что он – не русский.

    «Подмена духовенства чекистами»

    «Религія опіумъ для народа» — провозгласили, овладѣвъ властью большевики. Наряду съ грубыми насильст­венными дѣйствіями — закрытіемъ храмовъ, кощунствами, изъятіемъ церковныхъ цѣнностей, производилась сатанин­ская работа и по взрыву церковнаго управленія внутри. Насаждались живоцерковство, обновленчество, самосвятство въ Малороссіи.

    Слѣдовали аресты, ссылки, убійства духовенства. Лишенъ былъ свободы патріархъ Тихонъ, без­боязненно анаѳематствовавшій большевиковъ въ концѣ 1917 г.

    фото

    На фотографии: Патриарх Алексий (Симанский) и председатель Совета по делам РПЦ при Совете министров СССР генерал-майор КГБ В. Куроедов (слева). 1962 г.

    По освобожденіи патріарха, вызванномъ взрывомъ не­годованія западнаго міра, тогда имѣвшаго еще мужество обличать неистовства поработителей русскаго народа, «цер­ковный» отдѣлъ ГПУ, существовавшій и ранѣе, провелъ своихъ агентовъ въ ближайшее окруженіе патріарха, пользовавшагося только относительной свободой.

    Имѣется свидетельство объ этомъ, исходившее отъ А. Д. Самарина, бывшаго московскаго губернскаго предводите­ля дворянства, оберъ-прокурора Свят. Сѵнода, виднаго чле­на Всероссійскаго Церковнаго Собора 1917-1918 годовъ, знатока церковныхъ дѣлъ.

    Находившійся въ Парижѣ прот. Сергій Булгаковъ, получилъ, черезъ посредство надежнаго лица, отъ него письмо отъ 18 мая 1924 г., ставшее извѣстнымъ ряду церковныхъ и общественныхъ дѣятелей, въ частности митр. Евлогію. Копія этого письма имѣлась тогда и у меня.

    Въ письмѣ Самарина содержались слѣдующія строки: «Я нарисовалъ Вамъ печальную картину патріаршаго управленія. Въ такихъ условіяхъ действитель­ное управленіе Церковью невозможно даже и въ предѣлахъ совѣтской республики. Епископы, назначаемые Патріархомъ въ епархію, хотя за ними и идетъ весь народъ, по большей части высылаются, заключаются въ тюрьмы или отправляются въ ссылку. Объ управленіи же заграничны­ми церквами и говорить нечего.

    Патріархъ окруженъ шпіонами, и каждое его движеніе извѣстно въ ГПУ. Сношеніе его съ міромъ, лежащимъ по ту сторону границы, невоз­можно. Каждый оффиціальный актъ, посылаемый туда, не можетъ укрыться отъ правительства и тогда возникаетъ вопросъ о способѣ его передачи за границу».

    Можно себѣ представить насколько, въ послѣдующіе тридцать семь лѣтъ была усовершенствована система воздѣйствія ГПУ на цер­ковное управленіе, а, съ развитіемъ сношеній съ восточ­ными патріархами и инославнымъ заграничнымъ міромъ, налажены и всѣ виды проникновенія заграницу его агентовъ.

    Подтвержденіе сообщеннаго Самаринымъ довелось мнѣ слышать въ тридцатыхъ годахъ отъ одного толковаго иностраннаго дипломата, нѣсколько лѣтъ прослужившаго въ Москвѣ.

    Правовѣрный католикъ, отлично владѣвшій русскимъ языкомъ, расположенный къ подлинной Россіи, умилявшійся видомъ богомольцевъ, притекавшихъ къ закры­той ракѣ преп. Сергія Радонежскаго въ Троицкомъ мо­настыре, онъ отмѣчалъ проникновеніе ГПУ въ церковное управленіе.

    Среди тогдашнихъ дипломатовъ господствовало мнѣніе, что главнымъ агентомъ большевиковъ считался архіеп. тверской Серафимъ, которому придумали даже «титулъ» Лубянскаго. Объ таковой роли архіеп. Серафима (Але­ксандрова) упоминаетъ въ своемъ письмѣ и Самаринъ.

    Конечно, въ ГПУ былъ разработанъ и планъ удара по Зарубежной Церкви, возглавлявшейся въ то время митрополитомъ Антоніемъ (Храповицкимъ), убѣжденнымъ и стойкимъ монархистомъ, непримиримымъ врагомъ сатанин­ской коммунистической власти.

    Выполненіе имъ весной 1922 г. постановления Зарубежнаго Церковнаго Карловацкаго собора 1921 г. объ обращеніи къ иностраннымъ державамъ съ призывомъ не приглашать, обагренную кровью русскаго народа, совѣтскую власть на международную конференцію въ Генуѣ, вызвало особое озлобленіе Москвы.

    Патріархъ вынужденъ былъ выступить противъ зарубеж­наго Высшаго Церковнаго Управленія, отлично понимая, что вынужденность этого будетъ ясна заграничнымъ іерархамъ. Тогда ясно это было и митр. Евлогію.

    Онъ писалъ 3/16 іюля митрополиту Антонію: «Указъ этотъ поразилъ меня своею неожиданностью … Несомнѣнно онъ данъ былъ подъ давленіемъ большевиковъ». Позднѣе, когда митр. Евлогій учинилъ позорный и вреднѣйшій расколъ въ Зару­бежной Церкви, именно этотъ указъ ему понадобился для обоснованія своего положенія. Указъ сталъ для него уже въ противуположномъ смыслѣ «яснымъ и недопускающимъ никакихъ кривотолковъ».

    Патріархъ, подписывая указъ, могъ быть спокойнымъ относительно бытія Зарубежной Церкви. Этимъ постановленіемъ доказывалось, что онъ не свободенъ. Тѣмъ самымъ для митр. Антонія и остальныхъ заграничныхъ іерарховъ получало всю свою силу мудрое постановленіе Выс­шей Церковной Власти отъ 20 ноября 1920 г. обязывавшее архіереевъ, въ случаѣ невозможности сношенія съ нею, управлять соборно, отлагая отчетъ о своей дѣятельности до того времени, когда Высшая церковная власть снова будетъ свободной. Такъ и поступилъ Соборъ заграничныхъ епископовъ, въ составѣ котораго были и тѣ, которые потомъ учинили расколъ.

    Внутри Россіи, послѣ кончины въ 1925 г. патріарха Тихона (возможно, ускоренной), положеніе церковнаго управленія еще ухудшилось. Роковое значеніе имѣло пре­словутое посланіе Временнаго Патріаршаго Сѵнода отъ 16/29 іюля 1927 г., подписанное замѣстителемъ патріарпіаго мѣстоблюстителя — тогда пребывавшаго въ ссылкѣ на далекомъ сѣверѣ Сибири страдальца митрополита Петра — митр. нижегородскимъ Сергіемъ. Церковь ставилась въ подчиненіе Совѣтской власти. Посланіемъ этимъ Церковь объ­являла, въ числѣ прочаго, угоднаго большевикамъ: «радо­сти и успѣхи» совѣтскаго союза «наши радости и успѣхи,- а неудачи — наши неудачи».

    Съ того времени ГПУ, черезъ подчинившееся митр. Сергію духовенство, создало особое наблюденіе за поли­тическими взглядами пасомыхъ. Объ этомъ свидѣтельствовалъ покойный владыка Венедиктъ, архіеп. германскій и берлинскій. Когда въ 1939 г. совѣтскія войска заняли старыя русскія земли, захваченныя послѣ первой міровой вой­ны Польшей, онъ вызванъ былъ въ 1940 г. въ Москву и поставленъ тамъ во епископа для отобраннаго края.

    Передъ отбытіемъ туда, онъ получилъ отъ своего духовнаго началь­ства приказъ издать распоряженіе подведомственному ему духовенству, чтобы оно дѣлало регулярныя сообщенія мѣстнымъ совѣтскимъ властямъ о настроеніяхъ своей паствы, т. е., иными словами, стало бы нести службу т. н. «сексотовъ».

    Удрученнымъ прибылъ владыка въ епархію. Оттягивалъ онъ изданіе распоряженія, противнаго его совести. Послѣдовало грозное напоминаніе. Начавшееся наступленіе нѣмцевъ противъ СССР спасло его отъ неизбѣжнаго возмездія. Объ этомъ владыка Венедиктъ потомъ разсказывалъ ряду духовныхъ лицъ въ Германіи.

    Сатанинская власть уже въ ранніе годы своего властвованія, понимая трудность сокрушить вѣру народа, крѣпко державшагося своего духовенства, таило замыслъ своихъ людей вводить въ его составъ.

    Следователь ГПУ допрашивалъ псаломщика, арестованнаго за непризнаніе деклараціи митр. Сергія 1927 года. Выведенный изъ себя упорствомъ допрашиваемаго, онъ началъ кричать: «То, что мы теперь дѣлаемъ съ вами, это — только цвѣточки, а вотъ ягодки будутъ впереди, когда мы войдемъ въ ваши алтари и начнемъ проповѣдовать вамъ съ амвоновъ. Вотъ тогда — вы увидите».

    Въ 1944 г. въ Бѣлградѣ находилось некоторое число совѣтскихъ солдатъ, попавшихъ въ плѣнъ къ нѣмцамъ и, по ихъ согласію, включенныхъ въ составъ Русскаго Охраннаго корпуса, боровшагося съ местными коммунистически­ми бандами. По почину командира корпуса, покойнаго ген. Штейфона, намѣчено было чтеніе нѣсколькихъ докладовъ по исторіи Россіи. Мнѣ довелось прослушать первую лекцію ихъ.

    По окончаніи ея шли разговоры съ солдатами. Заговорилъ и я съ однимъ молодымъ солдатомъ, казавшимся мнѣ толковымъ. На мой вопросъ, изъ какихъ онъ мѣстъ, цослѣдовалъ отвѣтъ: «Я черниговецъ, украинецъ». — «Но вы такъ хорошо говорите по русски», за­метить я. — «Какъ же могло быть иначе, я вѣдь русскій».

    Должное назиданіе нашимъ заграничнымъ щирымъ сепаратистамъ, пенавистникамъ Россіи. Затѣмъ спросилъ я его, вѣрны ли свѣдѣнія о смягченіи политики сов. власти въ отношеніи Церкви. Недоумевающе и, пожалуй, даже пре­зрительно взглянувъ на меня, онъ произнесъ: «Да, чекистамъ приказано надѣть рясы».

    Въ послѣдующіе годы, тщательно слѣдя за происходившимъ въ церковной жизни на Родинѣ, вспоминалъ не разъ я эти слова. Все замѣтнѣе было проникновение чекистовъ въ ряды духовенства. Вглядываясь иногда въ появлявшіяся въ журналахъ лица упитанныхъ монаховъ Троицко-Сергіевой Лавры, вспоминалъ я соддата, а так­же, позднѣе ставшее мнѣ извѣстнымъ назиданіе, сдѣланное сдѣдователемъ псаломщику.

    А сегодня, пишу эти строки, а цередъ глазами у меня № 7 «Журнала Московской патріархіи» этого года, и тамъ фотографію такого подготовленнаго «духовнаго» лица — теперешняго фактическаго главы церковной организаціи въ СССР, архіепископа Никодима (Ротова).

    За 17 лѣтъ, протекшихъ съ 1947 г. ГПУ достигло, конеч­но, многаго. Тогдашнихъ новичковъ изъ чекистовъ или изъ надежныхъ партійцевъ начинаютъ теперь продвигать уже на ецископскія мѣста, какъ въ самомъ СССР, такъ и заграницей. Яркимъ образцомъ является Никодимъ. Въ 16 дѣтъ ему устроенъ былъ постригъ; обучался онъ, какъ указывалось въ его біографіи, «заочно» (не существуютъ ли и сдеціальныя тайныя «академіи»?), быстро продвигался.

    Теперь онъ архіепископъ и предсѣдатель отдѣла внѣшнихъ сношеній. Личность его настолько не загадочна, что въ немъ разобрались и іерархи восточныхъ цатріархій, имѣвшіе съ нимъ въ послѣднее время дѣло. Проявилъ онъ себя соответственно и на недавнемъ Родосскомъ совѣщаніи.

    Для уясненія нынѣшняго «церковнаго» курса сов. вла­сти, доказательно устраненіе митрополита крутицкаго Ни­колая, который долгое время съ такимъ исключительнымъ рвеніемъ служилъ Сталину и Хрущеву. Іерархи стараго времени, хотя и признавшіе своими радости и горести советскаго союза, все же богоборцами достаточно надежными не признавались.

    Ихъ терпѣли пока не подготовлена была смѣна. Теперь же, поскольку они сами не умираютъ, кое кому помогутъ умереть, нѣкоторыхъ увольняютъ на покой, противъ другихъ возбуждаютъ судебныя дѣла …

    Проведеннаго Сталинымъ въ патріархи Алексія тер­пятъ. Учитывается навѣрное, его очень старый возрастъ, главное же то, что имя его широко извѣстно Восточнымъ церквамъ и инославному міру. Въ Восточныхъ Церквахъ большевики пока нуждаются, пытаясь вооружить ихъ противъ Зарубежной Церкви. Экуменисты имъ нужны, какъ пріемлющіе всѣ виды соглашательства и сосуществованія и распространяющіе внушаемое имъ освѣдомленіе о положеніи Церкви въ СССР.

    Въ той борьбѣ, которую вожаки СССР ведутъ теперь противъ свободнаго Запада, большевиками используются и церковныя организаціи, насаждаемыя ими во многихъ мѣстахъ. Епископскія канцеляріи, духовныя миссіи, въ осо­бенности на Ближнемъ Востокѣ оказываются удобцымъ мѣстомъ, откуда могутъ вести свою работу разведчики и пропагандисты.

    Въ послѣдніе годы заинтересовалъ ихъ и Св. Аѳонъ, расположенный въ сравнительной близости отъ военныхъ базъ ихъ противниковъ. Направляетъ же всю теперь эту работу, явную и тайную вполнѣ «свой» человѣкъ. Митрополитъ Николай для такого рода дѣятельности, оче­видно, сочтенъ недостаточно опытнымъ и надежнымъ, Никодимъ же вполнѣ подходящимъ.

    Наряду со всей этой разлагательной организаціонной работой, въ особенности заграницей, въ самой Россіи исчезаетъ тотъ церковный НЭП, который, во время опасной для него войны, завелъ Сталинъ. Все болѣе увеличиваются свѣдѣнія о новыхъ гоненіяхъ противъ духовенства, о закрытіи церквей и монастырей.

    Знаютъ объ этомъ и иностранцы, но, за рѣдкими исключеніями, предпочитаютъ молчать. Духовныя же лица всѣхъ вѣроисповѣданій и сейчасъ не считаютъ зазорнымъ засѣдать съ духовенствомъ новаго образца и ѣздить на поклонъ въ Москву.

    Н. Тальбергъ. Православная Русь, № 20, Джорданвиль 1961 г.

    Отношение основателя Советского государства к русским

    Следующий текст был надиктован Владимиром Ильичём уже после начала обострения его болезни, приведшего в конечном счёте к смерти, и является одним из последних высказываний основателя Советского государства и тем самым частью его политического завещания. Нужно также отметить, что этот выплекс животной русофобии был вызван тем, что грузин Орджоникидзе и поляк Дзержинский, по мнению Ленина, недостаточно уважительно обращались с кавказцами.

    При таких условиях очень естественно, что «свобода выхода из союза», которой мы оправдываем себя, окажется пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ. Нет сомнения, что ничтожный процент советских и советизированных рабочих будет тонуть в этом море шовинистической великорусской швали, как муха в молоке.

    Говорят в защиту этой меры, что выделили наркоматы, касающиеся непосредственно национальной психологии, национального просвещения. Но тут является вопрос, можно ли выделить эти наркоматы полностью, и второй вопрос, приняли ли мы с достаточной заботливостью меры, чтобы действительно защитить инородцев от истинно русского держиморды? Я думаю, что мы этих мер не приняли, хотя могли и должны были принять. Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой.

    По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия, и даже больше того – незаметно для себя совершаем бесконечное количество насилий и оскорблений, – стоит только припомнить мои волжские воспоминания о том, как у нас третируют инородцев, как поляка не называют иначе, как «полячишкой», как татарина не высмеивают иначе, как «князь», украинца иначе, как «хохол», грузина и других кавказских инородцев, – как «капказский человек».

    Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически.

    Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения.

    Что важно для пролетария? Для пролетария не только важно, но и существенно необходимо обеспечить его максимумом доверия в пролетарской классовой борьбе со стороны инородцев. Что нужно для этого? Для этого нужно не только формальное равенство.

    Для этого нужно возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцу то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесены ему правительством «великодержавной» нации.

    Нет сомнения, что под предлогом единства железнодорожной службы, под предлогом единства фискального и т.п. у нас, при современном нашем аппарате, будет проникать масса злоупотреблений истинно русского свойства.

    Тот грузин, который пренебрежительно относится к этой стороне дела, пренебрежительно швыряется обвинением в «социал-национализме» (тогда как он сам является настоящим и истинным не только «социал-националом», но и грубым великорусским держимордой), тот грузин, в сущности, нарушает интересы пролетарской классовой солидарности, потому что ничто так не задерживает развития и упроченности пролетарской классовой солидарности, как национальная несправедливость, и ни к чему так не чутки «обиженные» националы, как к чувству равенства и к нарушению этого равенства, хотя бы даже по небрежности, хотя бы даже в виде шутки, к нарушению этого равенства своими товарищами пролетариями.

    Вот почему в данном случае лучше пересолить в сторону уступчивости и мягкости к национальным меньшинствам, чем недосолить.

    К вопросу о национальностях или об «автономизации» 30-31 декабря 1922 г.

    фото

    Показательно, что правители СССРФ при случае готовы пожертвовать любыми другими ленинскими принципами, но на страже ленинской национальной политики стоят насмерть.

    Основы совецкой нацполитики

    Если посмотреть, какое этническое состояние страны коммунисты получили в наследство, тогда становится очевидным, что процесс создания даже интернациональной республики требовал сложной и четко сформулированной политики.

    Если все пустить на самотек, то вполне вероятно, что в ходе модернизации некоторые нерусские шаг за шагом ассимилируются в русском языке и культуре, а некоторые полностью отвергнут Россию и будут отстаивать свою собственную национальную идентичность. И в том и в другом случае дело интернационализма проиграет.

    Поэтому для выработки национальной идентичности нерусских нужна была четкая политика «позитивных шагов», политика, которая, так или иначе, ставила русских в неравное положение. Бухарин чувствовал логику этой ситуации и говорил, что русским дадут возможность «купить подлинное доверие прежде угнетенных народов».

    Сталин – народный комиссар по делам национальностей – в принципе поддерживал эту линию. Однако его беспокоило создание России просто в качестве отдельной, наравне с другими, национальной республики. Для этого у него было достаточно причин. «Россия» никогда не существовала как обособленная территория внутри Российской империи.

    Как же теперь выстроить ее? По этому вопросу у Сталина были серьезные расхождения с Лениным. Пока в горниле Гражданской войны формировались новые советские республики, Сталину виделось, что все они просто поглотятся Советским государством в форме Российской Советской Республики, прямого преемника старой Российской империи. Но Ленин чувствовал, что такая «Советская Россия» извлечет из сундука старое имперское высокомерие.

    Однажды в пылу дискуссии по этому вопросу он в нетерпении выпалил: «Я объявляю великорусскому шовинизму войну не на жизнь, а на смерть!» (В своем прошении о выдаче паспорта Ленин написал: «Национальности нет».) Он выдвинул предложение, чтобы Россия не была всеохватывающим государством, а вошла в федеративное Советское государство на тех же условиях, как и нерусские республики.

    Это общее федеративное государство не будет иметь ни этнического, ни географического обозначения, оно будет называться просто Союз Советских Социалистических Республик. Один из главных мусульман-коммунистов Мирасаид Султан-Галиев пошел еще дальше Ленина. Он предложил, чтобы не только крупные нерусские национальности, но и меньшие этнические образования более не подчинялись России, а стали полноправными членами СССР на равных с Россией, Украиной и т.д. Ответ Сталина Султан-Галиеву ярко подчеркивает остроту дилемм, связанных с определением места России в структуре нового Советского государства.

    «Такое предложение, – указывал он, – означает распыление нашей федерации на мелкие кусочки и создание не Российского, а Русского ЦИК… Товарищи, что, нам и в самом деле это нужно?» Сталин указывал на опасность придания русскому этническому чувству внутри Советского Союза институционного воплощения. «Россия» воспринималась как сверхнациональное образование, как прошедший очищение призрак старой империи и как бестелесный предтеча будущего пролетарского международного государства, но никак не в качестве подлинного этноса или государства-нации.

    Истинное русское национальное государство в центре Советского Союза было бы настолько огромным и могущественным, что оно либо доминировало бы в Союзе, либо сделало бы его неработающим образованием.

    Джеффри Хоскинг. Правители и жертвы. Русские в Советском Союзе. М., 2012. С. 89-91

    Т.е. смысл создания большевиками «многоступенчатой федерации» был именно в том, чтобы русские в СССР ни в коем случае не имели ничего своего. И Джугашвайне был одним из авторов этой политики.

    Россия под советской оккупацией

    фото

    Белое море
    Деревня Кереть
    Начало и конец 20-го века

    фото

    «Этот человек всегда хохочет»

    Горький вчера был в заседании – с Ионовым, Зиновьевым, Быстрянским и Воровским…. Ну потом – шуточки! Стали говорить, что в Зоологическом саду умерли детёныши носорога. Я и спрашиваю: чем вы их кормить будете? Зиновьев отвечает: буржуями.

    И начали обсуждать вопрос: резать буржуев или нет? Серьёзно вам говорю… Серьёзно… Спрашивается: когда эти люди были искрении: тогда ли, когда притворялись порядочными людьми, или теперь?

    Говорил я сегодня с Лениным по телефону по поводу декрета об учёных. Хохочет. Этот человек всегда хохочет. Обещает устроить всё, но спрашивает: «Что же это вас ещё не взяли… Ведь вас (питерцев) собираются взять».

    Корней Чуковский. Дневник. 14 ноября 1919 г.

    фото

    Разрушение ограды Зимнего дворца на коммунистическом шаббатнике 1 мая 1920 г.

    фото

    Вот так выглядела эта ограда, получившая в 1900 г. приз на Всемирной выставке в Париже.

    фото

    Всё-таки нужно отдать должное гениальной способности большевиков сплачивать вокруг себя двуногих с выраженно скотскими рылами.

    Назгул у ворот Мордора

    фото

    Марсово поле в Петрограде, 1922 г.

    Это не должно быть забыто и прощено

    Одним из самых выдающихся достижений Советской власти, безусловно, было то, что ей удалось по смертности от голода опустить Россию до уровня Чёрной Африки. Не знаю, произносили или нет вожди большевизма приписываемые им слова про своё желание превратить русских в белых негров, но на деле результат их трудов был именно таким. Замечания историка, специалиста по данной теме:

    В Российской Империи, с её пресловутой архаичностью, с её развитием медицины конца XIX века, смертность от голода была в разы меньше, чем в самом передовом и светлом СССР. Достаточно просто сравнить количество жертв от трёх великих голодовок СССР – Поволжья, голодомора и послевоенного голода с трудной, но ЖИЗНЬЮ миллионов крестьян в Российской Империи.

    Самый страшный голод в Российской Империи конца XIX – начала XX века, являясь, безусловно, страшной трагедией, по количеству человеческих жертв был на ПОРЯДОК ниже, чем любой из трёх зафиксированных грандиозных голодовок Советского периода. ЭТО ФАКТ. Совершенно точно установленный, причём не так давно.

    Российская Империя

    Сверхсмертность от самого крупного имперского голода за последние 50 лет существования Империи в 1892-1893 гг., совпавшего с эпидемией холеры, – от 430 тыс. до 500 тыс. человек (даже мэтр советской статистики Борис Цезаревич Урланис в 70-е годы приводит цифру в 500 тыс. в своей монографии «Рождаемость и продолжительность жизни в СССР», М., 1963).

    Единственный всплеск смертности, имевший место в 1891-92 гг., произошёл в значительной степени под влиянием холеры и остаётся самым высоким в рассматриваемый период. Смертности от голода в прочие годы (1897-98, 1901-02, 1905-07, 1911-12) не зафиксировано ни российскими дореволюционными, ни советскими, ни российскими постсоветскими историками и демографами.

    Для меня объективным достижением царской власти в 1860-1917 гг., при всех её недостатках, по сравнению с советским периодом, является отсутствие МИЛЛИОННОЙ голодной смертности, прежде всего благодаря эффективной системе продовольственного капитала, которая позволяла избегать массовой голодной смертности.

    Противодействовать инфекциям, вызывающим эпидемии, которые в те времена были главной причиной смертности, эффективно не могли даже самые развитые мировые лидеры того периода, – медицина ещё не вышла на нужный уровень, – не было необходимых лекарств.

    Никаких документов о людоедстве, массовых смертях от голода в Российской Империи конца XIX – начала XX века в научном обороте пока нет, – это крайне любопытный нюанс, который представляется мне важным и показательным. В дореволюционной, советской, постсоветской историографии нет ни одной работы, где бы подтверждалась массовая смертность от голода в Российской Империи, как в Африке.

    При Царе

    фото

    Раздача крестьянам благотворительного хлеба в заштатном городе Починки Лукояновского уезда

    фото

    Народная столовая в заштатном городе Починки Лукояновского уезда

    фото

    Народная столовая в селе Черновском Сергачского уезда

    фото

    При Совнаркоме

    В СССР

    фото

    Трупы умерших от голода, собранные за несколько декабрьских дней 1921 г. на кладбище в Бузулуке

    (Даю цифры без детального анализа источников и нюансов их определения, при желании верифицировать их достаточно легко, – читайте Виткрофта, Цаплина и др. серьезные монографии на тему.)
    1. Голод 1921-1922 гг. унёс ок. 5 млн. человек.
    2. Жертвами голода 1932-1933 гг., по различным оценками, стали от 2 до 7 млн. человек.
    (Тот же советский классик Урланис называет в 70-е годы цифру в 2,7 млн. человек, позднейшие исследования, с привлечением новых демографических данных, увеличивают эту цифру примерно в два-три раза. Предельно осторожный Земсков определяет количество жертв голода в 1932-1933 гг. в 4-4,5 млн. человек.)
    3. Голод 1947 г. унёс от 1 до 1,5 млн. человек.
    Цифры жертв от голода в СССР поразительны. Это ПРЕЦЕДЕНТ в истории России, – такие масштабы сопоставимы с каким-нибудь Сенегалом или Дарфуром. Не было такого раньше. Никаких сходных катастрофических явлений в 1860-1917 гг. не отмечено. http://corporatelie.livejournal.com/2307.html

    фото

    Никого не удивляет тот факт, что главный положительный герой советской детской литературы носит имя одного из самых известных массовых убийц в истории.

    Про плохие и хорошие концлагеря

    Еврейка пишет: «1945-й год. Американцы заставляют простых немцев откапывать тела из общих могил, собирать мертвецов по окрестным лесам и дорогам – и хоронить по-человечески. Голыми руками. Ибо нефиг».

    Вспомним, что на момент создания НКВД 10 июля 1934 г. из 96 его руководящих работников 30 были русскими, 37 – евреями. Кроме того, имелось 4 поляка, 7 латышей и 2 немца. К моменту снятия Ягоды 26 сентября 1936 г. ситуация усугубилась: из 110 руководителей 43 – евреи, 33 – русские, 5 – поляки, 9 – латыши, 2 – немцы (Н.В. Петров, К.В. Скоркин.

    Кто руководил НКВД, 1934-1941. Справочник. М., 1999). Доля евреев среди высшего слоя органов госбезопасности достигла почти 40%, превысив долю русских, украинцев и белорусов вместе взятых (при общей доле евреев в населении страны ок. 1%).

    Таким образом, евреи несут главную ответственность за создание системы советских концлагерей, в которых смертность среди заключённых (абсолютное большинство из которых, естественно, составляли русские) в мирное время была выше, чем среди еврейских заключённых немецких концлагерей в годы войны.

    Но радостной весной 1945 года никто и не думал освобождать живых русских заключённых, как никто и не думал заставлять евреев-энкаведистов откапывать трупы мёртвых и хоронить их по-человечески голыми руками.

    Очень трудно не испытывать ненависти к советскому культу победы, понимая, что основная его цель – оправдать совершённый марксистами холокост русского народа и навсегда закрепить за русскими положение скота.

    фото

    Этапы славного пути

    Все трое наркомов НКВД расстреляны за заговор с целью захвата власти и шпионаж. Из 13 заместителей наркомов НКВД за участие в заговорах с целью захвата власти и шпионаже расстреляно 11. Два министра госбезопасности из трёх расстреляны за государственную измену. Из трёх заместителей министра госбезопасности двое расстреляны за шпионаж и государственную измену. Из 5 наркомов НКВД РСФСР расстреляны трое.

    фото

    Другой аргумент «за» 37-ой: дескать, репрессировали в основном нерусских, особенно евреев. Многие евреи из партноменклатуры и руководства НКВД, действительно, попали в жернова ежовщины, но это капля в море по сравнению с пострадавшими русскими, – специально против евреев как этнической группы террор не проводился, во всяком случае, никаких документов на сей счёт не найдено (см.: Мартин. С. 456 ).

    В 1939 г. доля русских в ГУЛАГе превышала их долю в совокупном населении страны, составляя 108,5%, при том, что соотствующая доля евреев была меньше – 84,7%, причём за годы Большого террора численность русских в ГУЛАГе возросла почти на 5%, а численность там евреев, напротив, сократилась почти на 3% (Мартин. С. 582-583).

    Вот, скажем, статистика по расстрелянным в 37-38 гг. в Ленинградской обл.: русские – 6719, поляки – 2465, эстонцы – 531, финны – 525, белорусы – 423, евреи – 300, немцы – 202, украинцы – 194, латыши – 86, татары – 9. В Одесской обл. русские, будучи «нацменьшинством», оказались на четвёртом месте (920) после немцев (1876), украинцев (1540) и поляков (997) – евреи следовали за русскими с большим отрывом (329).

    Желательно было бы выяснить точную этническую статистику по казнённым в 1937 г. во всём СССР, чтобы иметь возможность оценить в цифрах «антисемитизм» и «русофилию» совпидров-тридцатьседьмогодников. Если взять данные по Ленинградской области, то получается, что одну еврейскую жизнь они меняют на двадцать две с лишним русских (и дико радуются этому как выгодному гешефту, а сколько же русских жизней они считают справедливой ценой за 1 еврейскую – 50, 100?). Насколько я помню, советских заложников за одного убитого немецкого солдата фашистские оккупанты расстреливали значительно меньше.

    Советские бараны и их забой

    Об уникальном явлении советской пенитенциарной системы 1930-1953 гг. (по сравнению с Имперской 1880-1917 гг.), прямое следствие которого очень остро ощущалось в годы после распада СССР и ощущается до сих пор во всех сферах российского общества.

    А именно – о так называемой «блатной революции» 1930-1953 гг., предтече и прародителе современной РФ. Об уникальной и доселе невиданной «инъекции» блатного мира советскому обществу, блатняке в квадрате, блатняке, возведенном в специфическую и всеобъемлющую идеологическую нишу в культурной жизни нашей страны.

    фото

    фото

    Источник — http://aquilaaquilonis.livejournal.com/

    Просмотров: 243 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 145

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году