Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2013 » Декабрь » 1 » • Идея овладевает массами •
16:40
• Идея овладевает массами •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Идея овладевает массами
  • Triumph des Willens по-советски
  • Hitlerjugend по-советски
  • В Совдепии тоже была готика
  • Голос народа
  • Протокол судебного заседания
  • Мученик за Русскую Свободу
  • Жид развлекал губернатора-чекиста
  • За что расстреляли антисемита?
  • Последний Блок о большевизме и монархии
  • Еврейские любови дочери Сталина
  • Идея овладевает массами

    Сегодня русский – не коммунист,
    В его душе воспитан антикоммунист,
    Он помнит зверства красных в деревнях,
    Когда пылали избы, хаты.

    Проснулся рус, ариец в человеке,
    Наш человек стал горд собою, расой,
    Не даст он красным помыкать собой,
    Возьмёт методу красных смело...

    Не Ленин, но – Великий Лейн,
    Не Сталин, но – Ричард МакКулох,
    Кумиры среди молодёжи,
    Которая в ВУЗы пошла.

    Не Сталина нынче читают,
    Авдеева книги читают они,
    Чтоб свойства расы знать,
    И как по жизни поступать.

    "Triumph des Willens" по-советски

    Посмотрел знаменитый фильм 1938 г. "Если завтра война", о котором все слышали, но который никто не видел. Лишний раз убедился в близости советской и немецкой эстетики тридцатых годов. Сходство с "Триумфом воли" местами поразительное. Чтобы не быть голословным - ряд кадров.

    Это Мюнхен? - Нет, это Москва!

    фото

    Вермахт?

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    Иллюминация народного празднества. Крест, крутящийся внутри звезды, создает впечатление огненной свастики.

    фото

    Рейхсфюрер Гиммлер?

    фото

    фото

    фото

    Люфтваффе?

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    Запись в фольксштурм?

    фото

    фото

    фото

    Vorwaerts!

    фото

    фото

    фото

    "Hitlerjugend" по-советски

    В продолжение темы о родстве сталинской и гитлеровской эстетики ряд кадров из фильма 1940 г. "Тимур и его команда".

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    В Совдепии тоже была готика

    Похороны Веры
    Когда же Вера померла,
    И на Смоленское тихонько повезли,
    За ней плелись все три соседа.
    Они и плакали и пели
    И говорили: Вера наша
    Переселенье претерпела,
    У ней сегодня новоселье.
    Когда ее землей прикрыли,
    То поклонились они ей:
    Дай Бог тебе счастливого пути,
    От страшных демонов спасенья
    И в Господе упокоенья.
    И светлых ангелов,
    Закрыв руками лица,
    Просили ее душеньке помочь
    На первых страшных тропах, перегонах.
    И пожелали в новой ей квартире
    Соседей лучших, чем в сем бренном мире...
    И, не решаясь Веру так оставить,
    Они стояли там, как три свечи.

    В те времена (после войны)
    В обширных склепах жили
    Не привиденья и крылатый мышь,
    А злобные грабители ночные.
    Им было любо средь гниенья, тленья
    Нечистыми глазами поводить.
    А в них самих,
    Как во гробах далеких гадаринских,
    Жили духи. Только кто б
    Им приказал войти
    Не в стадо – в стаю
    Мусорных ворон.
    Иль в сонмище смоленское лягушек
    И броситься в болотистую речку.
    Да некому... не время... Вот они,
    Не различая утра, дня и ночи,
    Пьют самогон из черепа гнилого,
    Вот – точат нож о каменные плиты.
    Вдруг они
    Увидели сквозь дырочки и щели
    Светящихся на воздухе весеннем
    Тех старцев и промолвили: ужо!

    Они их цепко, быстро окружили
    И порешили
    Кастетом, и удавкой, и ножом.
    А те едва позвать успели Бога,
    Как их уже присыпали листвой.
    Так с Верой и в земле не разлучились.

    А в следующую ночь была облава,
    И демоны бандитов все вошли
    В наганы, пистолеты, револьверы
    И сами же себя перестреляли.
    А старцев ангелы,
    Подняв толпою тесной,
    В сиянье унесли
    Страны небесной.
    В одно сиянье –
    В разные углы.

    Елена Шварц
    Из поэмы «Прерывистая повесть о коммунальной квартире»
    1995 г.

    Голос народа

    «Голосу народа» шлём мы свой привет!
    Пусть всё больше, ярче проливает свет,
    Пусть народный голос счастье нам несёт,
    Возродит Россию, большевизм сотрёт!
    фото

    Газета Локотского окружного самоуправления «Голос народа» была основана в марте 1942 г. Всего за время существования газеты, с 26 марта 1942 г. по 30 июля 1943 г., увидели свет 77 номеров. Первоначально газета выходила два раза в месяц тиражом 250 экземпляров. К декабрю 1942 г. её тираж вырос до 9100 экземпляров, а с января по июль 1943 г. достигал 14 тысяч. В этот период она выходила два раза в неделю.

    В числе своих задач издатели «Голоса народа» указывали: «широко популяризировать идеи национального русского государства без большевиков и капиталистов, разъяснять законы и постановления новой власти и мобилизовывать население на борьбу с остатками сталинских бандитов».

    Первоначально «Голос народа» издавался как «орган Локотского Окружного Самоуправления», а с 55-го номера стал «органом Оргкомитета НСПР (Национал-социалистической партии России) в Локотском Округе». Подписка на газету принималась волостными почтальонами и почтовыми конторами. До 1 марта 1943 г. газета бесплатно распределялась по учреждениям, предприятиям и воинским частям, после этой даты она доставлялась только подписчикам.

    Первые номера «Голоса народа» выходили под девизами «Проявляйте частную инициативу, обогащайтесь!» и «Трудолюбивому крестьянину – своя земля». С осени 1942 г. утвердился новый девиз: «Всё для народа, всё через народ». Последний номер в Локте вышел в свет 30 июля 1943 г., однако после эвакуации Русской Освободительной Народной Армии в город Лепель издание «Голоса народа» было там возобновлено и продолжалось до января 1944 г.

    Обязанности главного редактора «Голоса народа» исполнял Степан Васильевич Мосин, заместитель Бронислава Каминского по гражданским вопросам и начальник Отдела агитации и пропаганды Локотского окружного самоуправления.

    фото

    Степан Васильевич Мосин был казнён по «приговору» советского «суда», но дело его не умерло. Сегодня, спустя несколько десятилетий, идеология «Голоса народа» переживает бурное возрождение в лице самого перспективного политического движения современной России – русского буржуазного национализма.

    Протокол судебного заседания

    Протокол судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР по делу военнослужащих бригады РОНА Ивана Фролова и других

    30-31 декабря 1946, Москва

    МОСИН Степан Васильевич, 1904 года рождения, уроженец дер. Чернышино Думинчского района Калужской области, по национальности русский.

    Вот подлинный русский герой

    фото

    Допрос подсудимого МОСИНА

    По существу предъявленного обвинения подсудимый МОСИН показал и на вопросы суда ответил:

    Кратко о своих преступлениях. 10 августа 1941 г. я был призван в Красную Армию и зачислен в строительный батальон. Немецкие танки так быстро подошли, что нас распустили. Я уничтожил свой партийный билет, а также воинский билет, ушёл в гор. Орел, по месту жительства своей семьи. Некоторое время не работал, так как был болен, а затем пошел в Локоть и зарегистрировался как гражданин. При этом попросил дать мне работу. Мне сказали зайти на следующий день. Обер-бургомистр Локотского уездного самоуправления ВОСКОБОЙНИК и его заместитель КАМИНСКИЙ после установления моей личности дали мне работу. Заместителем ВОСКОБОЙНИКА являлся КАМИНСКИЙ. Я же был заместителем КАМИНСКОГО. После того, как уездное Локотское самоуправление было преобразовано в окружное самоуправление, я был назначен начальником отдела агитации и пропаганды и одновременно ответственным редактором газеты «Голос народа».
    Инициаторами создания антисоветской организации, именуемой «Национал-социалистическая трудовая партия России» (НСТПР), являлись: ВОСКОБОЙНИК, КАМИНСКИЙ, ИВАНИН и я. Данная антисоветская организация фактически была создана в ноябре 1941 г., юридически же она оформилась в 1943 г. Был создан центральный оргкомитет этой организации и при моём непосредственном участии были разработаны программа, устав и манифест, а также я лично принимал участие в создании областных, районных и низовых организаций «НСТПР».

    Основной задачей «НСТПР» являлось: путём вооруженной борьбы уничтожение советского государства и создание нового демократического государства при содействии немецких штыков. СССР я лично не считал и не считаю демократическим государством, где господствует диктатура одной – большевистской партии. А почему не может быть у нас других партий?

    Мы же имели в виду построить новое демократическое государство на основе мелкой частной собственности. Мы хотели использовать немецкие штыки для уничтожения советской власти в России и установления демократического государства, а затем изгнать и немцев из России.

    В 1942 г., в связи с активизацией партизан, я помог КАМИНСКОМУ в создании вооружённых отрядов для борьбы с партизанами, в формировании бригады «Русской освободительной народной армии» (РОНА). Бригада РОНА была создана для борьбы против советских партизан. Было проведено несколько карательных экспедиций против советских партизан. Сам лично я дважды принимал участие в таких экспедициях. Участвовал в перестрелках с партизанами.

    4 раза я назначался председателем военно-полевого суда по рассмотрению дел в отношении партизан и лиц, связанных с ними. Дважды выносил приговоры к смертной казни. При моём участии были приговорены к смертной казни 13 или 14 партизан.

    Приговоры в отношении их были приведены в исполнение. Лично я приговоры в отношении осуждённых к расстрелу партизан не приводил в исполнение, но один раз присутствовал при расстреле 3-х партизан-связистов и нескольких партизан за сожжение деревни. Почему партизаны сожгли деревню, я не знаю, так как эта деревня никакой опасности для партизан не таила в себе.

    В 1944 г. мы выехали в Германию в отдел кадров РОА. Произошло слияние РОНА и РОА. Я выехал в Берлин в распоряжение главного штаба ВЛАСОВА, где был назначен уполномоченным РОА по оказанию материальной помощи лицам, бежавшим из СССР. Я лично был награждён немецкими властями четырьмя медалями. Вот всё, что я хотел сказать о своих преступлениях, в которых и не раскаиваюсь.

    Предоставлено последнее слово подсудимым, которые сказали:

    Подсудимый МОСИН – В своём последнем слове мне говорить нечего. Я поступил на службу к немцам не по принуждению, как это пытаются говорить другие обвиняемые по этому делу, а сознательно выполнял свою работу.

    Надев панцирную сорочку, я сознательно пошёл навстречу всех трудностей и опасностей. Оправдываться я не намерен, как не намерен и просить снисхождения.

    Степан Мосин был расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.

    Алексей Ганин - Мученик за Русскую Национальную Свободу

    фото

    Русский поэт и прозаик Алексей Ганин родился в 1893 г. в крестьянской семье Вологодской губернии. Окончил городскую гимназию и фельдшерско-акушерское училище в Вологде, там же в 1913 г. опубликовал в газете «Эхо» свои первые стихи.

    В 1914 г. пошёл служить в армию, получив назначение в Николаевский военный госпиталь в Санкт-Петербурге. В 1916 г. познакомился с Сергеем Есениным, служившим санитаром в царскосельском госпитале.

    В 1917 г. Ганин сочувствовал левым эсерам и вместе с Есениным, Клюевым и Орешиным публиковался в их изданиях. Некоторое время служил фельдшером в Красной армии. В 1923 г. переехал в Москву.

    Отрицательное отношение Ганина к большевикам как к врагам русского народа и прежде всего крестьянства, выражавшееся им в сочинениях 1917-1923 гг., привело его с группой единомышленников к составлению программы освобождения России от ига большевизма и созыва Великого Земского Собора для воссоздания русского национального государства. 2 ноября 1924 г. Ганин, уже дважды до того арестовывавшийся ГПУ, был арестован в третий раз и обвинён в том, что он является главой Ордена Русских Фашистов.

    Ордер на арест Ганина был подписан Генрихом Ягодой. Вместе с ним были арестованы ещё 13 человек, в том числе поэты Пётр и Николай Чекрыгины, Виктор Дворяшин, Владимир Галанов и Григорий Никитин.

    Допросы Ганина вёл заместитель начальника Секретного отдела ГПУ Яков Агранов. Дело Ордена Русских Фашистов было рассмотрено во внесудебном порядке. Ганин и ещё пять человек были приговорены к казни, остальные отправлены в концлагерь. Алексей Ганин был расстрелян в Лубянской тюрьме 30 марта 1925 г.

    В архивах ФСБ сохранился написанный Ганиным манифест русского национализма, послуживший главным основанием для его расстрела. Читая этот манифест, удивляешься современности его звучания и понимаешь, насколько мало изменилось в России несмотря на прошедшие со времени его написания десятилетия.

    Россия – это могущественное государство, обладающее неизбывными естественными богатствами и творческими силами народа, – вот уже несколько лет находится в состоянии смертельной агонии.

    Ясный дух Русского народа предательски умерщвлён. Святыни его растоптаны, богатства его разграблены. Всякий, кто не потерял ещё голову и сохранил человеческую совесть, с ужасом ведёт счёт великим бедствиям и страданиям народа в целом.

    Каждый, кто бы ни был, ясно начинает осознавать, что так больше нельзя. Каждый мельчайший факт повседневной жизни – красноречивее всяких воззваний. Всех и каждого он убеждает в том, что если не принять какие-то меры, то России как государству грозит окончательная смерть, а Русскому народу – неслыханная нищета, экономическое рабство и вырождение.

    Но как это случилось, что Россия с тем, чтобы ей беспрепятственно на общее благо создать духовные и материальные ценности, обливавшаяся потом и кровью Россия, на протяжении столетий великими трудами и подвигами дедов и пращуров завоевавшая себе славу и независимость среди народов земного шара, ныне по милости пройдох и авантюристов повержена в прах и бесславие, превратилась в колонию всех паразитов и жуликов, тайно и явно распродающих наше великое достояние?

    Причина этого в том, что в лице господствующей в России РКП мы имеем не столько политическую партию, сколько воинствующую секту изуверов-человеконенавистников, напоминающую если не по форме своих ритуалов, то по сути своей этики и губительной деятельности средневековые секты сатанистов и дьяволопоклонников. За всеми словами о коммунизме, о свободе, о равенстве и братстве народов – таятся смерть и разрушения, разрушения и смерть.

    Достаточно вспомнить те события, от которых всё ещё не высохла кровь многострадального Русского народа, когда по приказу этих сектантов-комиссаров оголтелые, вооруженные с ног до головы, воодушевляемые еврейскими выродками, банды латышей беспощадно терроризировали беззащитное население: всех, кто здоров, угоняли на братоубийственную бойню, когда при малейшем намёке на отказ всякий убивался на месте, а у осиротевшей семьи отбиралось положительно всё, что попадалось на глаза, начиная с последней коровы, кончая последним пудом ржи и десятком яиц, когда за отказ от погромничества поместий и городов выжигали целые села, вырезались целые семьи.

    Вот тогда произошла эта так называемая «классовая борьба», эта так называемая прославленная «спасительная гражданская война». Но после тщательного анализа всех происходящих событий в области народного хозяйства, психологии народа, после тщательного анализа проповедей этой ныне господствующей секты изуверов, человеконенавистников-коммунистов, о строительстве нового мира мы пришли к тому же категорическому убеждению: все эти слова были только приманкой для неискушенных в подлости рабочих масс и беднейшего крестьянства, именем которых всё время прикрывает свои гнусные дела эта секта.

    Достаточно опять-таки вспомнить тот ужасный разгром городов, промышленных предприятий, образцовых хозяйств и усадеб, бесконечно и ежедневно происходившие реквизиции, бесчисленные налоги, когда облагалось, да и облагается и до сих пор всё, кроме солнечного света и воздуха, чтобы понять: это только безответственный грабёж и подстрекательство народа на самоубийство.

    Наконец, реквизиции церковных православных ценностей, производившиеся под предлогом спасения голодающих. Но где это спасение? Разве не вымерли голодной смертью целые села, разве не опустели целые волости и уезды цветущего Поволжья?

    Кто не помнит того ужаса и отчаяния, когда люди голодающих районов, всякими чекистскими бандами и заградилками (только подумать!) доведённые до крайности, в нашем двадцатом веке, в христианской стране, дошли до людоедства, до пожирания собственных детей, до пожирания трупов своих соседей и ближних! Только будущая история и наука оценят во всей полноте всю изуверскую деятельность этой «спасительницы народов» – РКП.

    Для нас теперь нет никакого сомнения, что та злая воля, которая положена в основу современного советского строя, заинтересована в гибели не только России, как одной из нынешних христианских держав, но всего христианского мира.

    Создав экономические и государственно-политические правовые теории на ложном принципе классовых противоречий, они тем самым вызвали в каждом государстве, провоцируя богатых и бедных, внутреннюю нетерпимость, разжигая их до острой ненависти, до братоубийственной бойни.

    Эта хитрая и воинствующая секта, исходя из того же принципа классового расслоения, путем псевдонаучных исследований ныне искажает истинный смысл вещей, искажает истинный взгляд на естественно-исторический и духовный путь человечества.

    Эта секта всеми мерами пытается заглушить в бесконечных противоречиях ход всех современных событий, стремясь таким образом расчленить и ослепить каждую национальность в отдельности, тем самым провести непроходимую бездну между подрастающим поколением и их отцами, между отдельными группами людей: создавая всюду нетерпимость, раздор и отвлекая таким образом силы народов от дружественной работы по борьбе с естественными препятствиями, парализуя творческий дух христианских народов.

    Народы мира должны быть на страже, должны напрячь все свои силы, чтобы не поддаться влиянию этой изуверской секты. Всякий, кто любит свой народ, кому дороги культура и дальнейший прогресс завоеваний природы на благо народов, тот, безусловно, к какой бы нации ни принадлежал, всеми мерами должен бороться и воздействовать внутри своей страны на малосознательные массы, чтоб не допустить эту изуверскую секту к власти над данным народом.

    Всякий, кто более или менее добросовестно следил за ходом событий в России, кто знает хоть в тысячной части положение Русского народа в целом, безусловно, увидит, что только путем лжи и обмана, путем клеветы и нравственного растления народа эти секты силятся завладеть миром.

    Путём неслыханной в истории человечества кровожадной жестокости, воспользовавшись временной усталостью народа, эта секта, пробравшись в самое сердце России, овладев одной шестой частью суши земного шара и захватив в свои руки колоссальные богатства России, ещё с большей энергией и с большим нахальством проповедует свои гибельные теории, прикрываясь маской защитников угнетенных классов и наций.

    Эти изуверские секты под видом дипломатических и торговых представителей Русского народа всюду рассылают агентов-проповедников, чтобы успешней делать своё противное всякому здравому смыслу дело, чтобы всюду организовать отделения своей секты, чтобы всюду сеять раздор, человеконенавистничество, чтобы всюду разжечь братоубийственные внутринациональные бойни, потому что знают: только этим путем они могут погубить христианско-европейский Запад и Америку, таким образом овладев миром.

    Выдвигая как конечную цель своих стремлений лучшие принципы христианско-европейских народов: свободу, равенство всех граждан перед законом, охрану труда и заботу о народном благосостоянии и просвещении, они тем самым стараются проникнуть в доверие масс Европы и Америки. Но мы ещё раз повторяем: всякий, кто умеет честно, по-человечески мыслить, тот из всего существующего положения в России ясно увидит, к чему на самом деле стремится эта изуверская секта.

    Завладев Россией, она вместо свободы несёт неслыханный деспотизм и рабство под так называемым «государственным капитализмом». Вместо законности – дикий произвол Чека и Ревтрибуналов; вместо хозяйственно-культурного строительства – разгром культуры и всей хозяйственной жизни страны; вместо справедливости – неслыханное взяточничество, подкупы, клевета, канцелярские издевательства и казнокрадство.

    Вместо охраны труда – труд государственных бесправных рабов, напоминающий времена дохристианских деспотических государств библейского Египта и Вавилона. Всё многомиллионное население коренной России и Малороссии, равно и инородческое, за исключением евреев, – брошено на произвол судьбы. Оно существует только для вышибания налогов.

    Три пятых школ, существовавших в деревенской России, закрыты. Врачебной помощи почти нет, потому что все народные больницы и врачебные пункты за отсутствием средств и медикаментов влачат жалкое существование. Высшие учебные заведения терроризированы и задавлены как наиболее враждебные существующей глупости. Всякая общественная и индивидуальная инициатива раздавлена. Малейшее проявление её рассматривается как антигосударственная крамола и жесточайшим образом карается.

    Всё сельское население, служащие, равно и рабочие массы, задавлены поборами. Все они лишены своей религиозной совести и общественно-семейных устоев, все вынуждены влачить полуживотное существование. Свобода мысли и совести окончательно задавлены и придушены. Всюду дикий, ничем не оправданный произвол и дикое издевательство над жизнью и трудом народа, над его духовно-историческими святынями. Вот он – коммунистический рай.

    Недаром вся Россия во всех слоях, как бы просыпаясь от тяжкого сна, вспоминает минувшее время как золотой, безвозвратно ушедший век. Потому что всюду голод, разруха и дикий разгул, издевательство над жизнью народа, над его духовно-историческими святынями. Поистине, над Россией творится какая-то чёрная месса для идолопоклонников.

    Вся так называемая коммунистическая пропаганда и агитация, письменная и устная – вся псевдонаучная так называемая марксистская литература, и, наконец, неслыханный по своей зловредности в истории законодательства поток запретов и распоряжений самозванного правительства – эти исключительные образцы злобы, коварства, предательства и изуверской тупости являются ярким доказательством справедливости наших мнений.

    Помимо террора, одним из главных и могущественных орудий в руках коммунистической секты являются пропаганда и агитация так называемого марксистского учения, которые, как известно, не только для непосвященных рабочих масс, не только для умов не вполне развитых и знакомых с прочими философскими и научными взглядами на мир вещей и исторических событий, но и для отдельных умов, более или менее способных к мышлению, в настоящее время почти во всём мире представляют немалый соблазн во взглядах, а многие вещи и явления исторического порядка, особенно в области хозяйственно-промышленного строительства, многих искренних людей приводят к значительным заблуждениям.

    Предложения по борьбе с антинародным режимом:

    1. На основании анализа русской действительности, опираясь на общеизвестные для всех очевидные факты хозяйственного и общеполитического порядка, путём повседневных систематических разоблачений (речи, беседы, воззвания и прокламации) дискредитировать в глазах рабочих масс не только России, но и всего мира деятельность современного советского правительства и III Интернационала.

    2. Пользуясь всеми данными русской коммунистической революции и её последствиями, необходимо, показав её несостоятельность, выдвинуть новые принципы государственности, общественности, личных прав человека. В противовес коммунистической ереси мы должны рассматривать историю не как борьбу классов, а как постоянное самоусовершенствование в борьбе с природой за культурные блага. Отсюда, в противовес марксистским теориям, рассматривать государство не как «организованную эксплуатацию» одного класса другим, а как широкую организацию для совместной более успешной борьбы с естественными препятствиями за общее благо и независимость.

    3. Признавая лишь личность как правовую, вполне самостоятельную единицу человеческого общества, мы должны признать в противовес марксизму и неотъемлемые права той личности на продукты труда, иначе говоря, признать право собственности как единственную гарантию роста культурных и экономических благ государства. Существенная причина всего краха современной России есть так называемый «государственный капитализм», он же является основной причиной и злейшей эксплуатации всего населения и казнокрадства.

    4. Вот отчего Россия, сельскохозяйственная страна, всё время существования советской коммунистической власти терпит голод и всякие бесконечные кризисы. Разве не абсурд, что в 1921 году России привезли молока для всяких комиссаров и комиссарш почти на 9 млн. рублей золотом!

    5. Ввиду этого недовольство существующей властью растёт с каждым днём всё больше и больше не только среди населения городов и деревень, так называемых беспартийных, но и среди рабочих и армии; необходимо, чтобы наша борьба с этой грабительской сектой была успешна; все лучшие силы России перенести на пропаганду государственно-национальных идей с тем, чтобы вовремя и заблаговременно недовольству масс дать в противовес большевизму и жидовскому III Интернационалу ясные формы и лозунги национального правового государства.

    6. Для того чтобы окончательно свергнуть власть изуверов, подкупивших себе всех советских пройдох и авантюристов, наряду с пропагандой национальных идей и прав человека, необходимо, учитывая силы противника, в каждом городе, в каждом промышленном месте коренной России и Малороссии путём тщательного отбора и величайшей осмотрительности вербовать во всех семьях и кругах русского общества всех крепких и стойких людей, нежно любящих свою Родину. Необходимо объединить все разрозненные силы в одну крепкую целую партию, чтобы её активная сила могла не только вести дальнейшую работу и противостоять не за страх, а за совесть враждебной нам силе, но сумела бы в нужный момент руководить стихийными взрывами восстания масс, направляя их к единой цели. К великому возрождению Великой России.

    7. Выдвигая идею Великого Земского Собора, русские люди должны зорко смотреть, чтобы тайные враждебные силы раз и навсегда потеряли охоту грабежа и бесчинства народа в целом и не помешали бы в дальнейшем развернуть в России ещё неисчерпанные силы на путь духовного и экономического творчества.

    Ты был прикован к приполярной глыбе,
    Как Прометей, растоптанный в снегах,
    Рванулся ты за грань и встретил гибель,
    И рвал твоё живое сердце ад.

    За то, что в сердце поднял ты, как знамя,
    Божественный огонь – родной язык,
    За то, что и в застенке это пламя
    Пылало под придушенный твой крик!..

    От света замурованный дневного,
    В когтях железных погибая сам,
    Ты сознавал, что племени родного
    Нельзя отдать на растерзанье псам.

    Нет, не напрасно ты огонь свой плавил,
    Поэт-великомученик! Твою
    В застенке замурованную славу
    Потомки воскресят в родном краю.

    И пусть светильник твой погас под спудом,
    Пусть вытравлена память о тебе –
    Исчезнет тьма, и в восхищенье будут
    Века завидовать твоей судьбе...

    Пимен Карпов
    В застенке (Памяти А.Г.)
    1926 г.

    Жид развлекал губернатора-чекиста инсталляцией из русских детей

    Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко устроил прием для гостей Петербургского международного экономического форума на Заячьем острове под стенами Петропавловской крепости. Гостей встречали дамы в золотых париках и платьях екатерининских времен под ручку с кавалерами в серебряных камзолах и трико.

    На газонах резвились выкрашенные серебряной краской дети. Из бортиков небольшого импровизированного бассейна, на манер живых скульптур, высовывались детские посеребренные головки. «Это боги ветра», – объяснили обозревателю Glomu.Ru организаторы.

    Дети, головы которых торчали, как из гильотины, вызвали в душе смятение. От мыслей об охране детства отвлек призыв пройти на берег, где вот-вот должна начаться «Водная феерия».

    Юноши выделывали кульбиты на батутах на плавучих платформах, водолаз взлетал из воды то тут, то там, паруса пришли в движение, и в акваторию на катере въехал губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко.

    В Петербурге набирает обороты скандал, связанный с эксплуатацией детей на ВИП-приеме у губернатора Полтавченко в рамках экономического форума. Фото с детьми, закованными в серебряные доспехи, измазанными краской и изображающими «богов ветра» по углам фонтана, вызвали скандал в интернете. Дети были буквально «вмурованы» в конструкцию.

    Впрочем, в офисе губернатора заявляют, что отвечать за это не могут – и юридическую, и этическую ответственность должен нести организатор праздника, выигравший тендер. Подрядчик – театральный режиссер Виктор Крамер – ничего предосудительного не видит, говорит, что детей в праздниках использует часто.

    За что расстреляли антисемита?

    Много стран есть на свете других:
    Те же птицы там в воздухе реют,
    Те же зерна там в яблоках зреют,
    те же косточки в вишнях тугих.

    Есть многие страны на свете,
    А родина только одна.
    ДЖЕК АЛТАУЗЕН

    Стихи, которые вынесены в эпиграф, написаны выдающимся человеком, хотя поэтом он был небольшим. В основном, журналистом, работал в «Комсомольской правде», где заведовал литературным отделом, куда приходили Маяковский, Багрицкий, Уткин.

    фото

    Павел Васильев

    До этого юный сибиряк, родившийся на Ленских приисках, потрудился и золотодобытчиком, и матросом на китайском корабле, который ходил по линии Шанхай-Гонконг, где его все звали Джек, а на самом деле звали его Яков Моисеевич Алтаузен. В 1923 году он приехал учиться в Москву, привез его туда другой поэт – Иосиф Уткин.

    Оба были популярны в молодежной среде, потому что поэзия тогда была как-то растворена в воздухе той эпохи. Для Джека Алтаузена поэтическое слово никогда не расходилось с делом: едва началась война с фашистами, он был на передовой, и в 1941 году, когда армия отступала и бойцов награждали не очень, он уже получил орден Красного знамени. А в 1942-м погиб в бою под Харьковом.

    Но не он главный герой нашего повествования – он просто участник. А главным героем является другой сибиряк, из казаков, который тоже работал золотодобытчиком, был матросом и стал поэтом. Очень известным и очень популярным, стихи которого сегодня активно переиздают.

    Пушкин утверждал, что гений и злодейство несовместны. Поэзия тоже никак несовместима со злодейством. Великий философ Николай Бердяев писал, что антисемитизм – это бездарность. Павел Васильев своей жизнью опроверг гениев: он был и ярым антисемитом, и талантливым поэтом. Увидит еврейское лицо - и с криком «жид» бросается в драку «спасать Россию».

    В Высшем художественно-литературном институте пролетарских писателей имени В.Я.Брюсова в ту пору учились молодые люди, имена которых вошли в историю советской поэзии – Маргарита Алигер, Евгений Долматовский, Иосиф Уткин, Джек Алтаузен, и он, Павел Васильев. И стоило Васильеву увидеть еврейское лицо, он тут же бросался в драку.

    Особенно если был пьян, что случалось с ним довольно часто. И отпор получал не всегда. Тем не менее, поэтом он был необыкновенно талантливым и плодовитым. Его называли «вторым Есениным» и даже «вторым Лермонтовым».Так же, как и Лермонтов, он прожил 27 лет. На 28-м году жизни его расстреляли.

    К тому времени он успел выпустить поэму «Песнь о гибели казачьего войска», «В золотой разведке», «Люди в тайге». Поэма «Соляной столб» появилась в журнале «Новый мир», позже вышли поэмы «Кулаки» и «Христолюбивые ситцы».

    Чтобы не быть голословным, приведу отрывок из любовного стихотворения Павла Васильева, посвященного Наталье Кончаловской – в то время жене ныне здравствующего гимнописца и «Дяди Степы» Сергея Михалкова, будущей матери выдающихся кинорежиссеров Никиты и Андрона Михалковых.

    Васильев был в нее влюблен. Позже она вспоминала, что к судьбе поэта приложил руку и сам гимнотворец. Вот этот отрывок:

    …Так идет, что ветви зеленеют,
    Так идет, что соловьи чумеют,
    Так идет, что облака стоят.
    Так идет, пшеничная от света,
    Больше всех любовью разогрета,
    в солнце вся от макушки до пят.
    Так идет, едва земли касаясь,
    и дают дорогу, расступаясь,
    шлюхи из фокстротных табунов,
    у которых кудлы пахнут псиной,
    бедра крыты кожею гусиной,
    на ногах мозоли от обнов.
    Лето пьет в глазах ее из брашен,
    Нам пока Вертинский ваш не страшен -
    Чертова рогулька, волчья сыть.
    Мы еще Некрасова знавали,
    Мы еще «Калинушку» певали,
    Мы еще не начинали жить.
    Воспеваю светлую Наталью,
    славлю жизнь с улыбкой и печалью,
    убегаю от сомнений прочь.
    Славлю все цветы на одеяле,
    Долгий стон, короткий сон Натальи,
    воспеваю свадебную ночь.
    Необычно, зримо, поэзия так и прет из каждой строки, наполненной невероятно молодой экспрессией. Но были и другие стихи, которые в то время ходили по рукам:
    Гренландский кит, владыка океана,
    Раз проглотил пархатого жида.
    Метаться начал он туда-сюда,
    на третий день владыка занемог,
    но вот жида переварить не мог.

    И так Россия – о, сравненье жутко! -
    И ты, как кит умрешь
    От несварения желудка.

    Павел Васильев в «засильи жидов» обвинял Сталина, которого считал добрым гением и покровителем евреев. Подозрение вызвало и вот это стихотворение:
    О, муза, сегодня воспой Джугашвили,
    сукина сына.
    Упорство осла и хитрость лисы
    совместил он умело.
    Нарезавши тысячи тысяч петель,
    насилием к власти пробрался.
    Ну что ж ты наделал, куда ты залез? – расскажи мне,
    Семинарист неразумный.
    Как и Осипу Мандельштаму, ему не сошло с рук стихотворение про Сталина. Такое просто так не проходит.

    Его не раз судили за антисемитские выходки. Начиная с 1931 года, Васильева задерживали, арестовывали и допрашивали ежегодно по 1937-й. Он оскорбил Маргариту Алигер, набросился с кулаками на Евгения Долматовского.

    Иосиф Уткин дал ему отпор, а вот Джек Алтаузен как следует поколотил антисемита и настоял на том, чтоб его исключили из Союза писателей. Более того, поскольку Алтаузен был газетчиком, об антисемитских выходках Павла Васильева знала вся страна: газета писала о каждом судебном процессе над шовинистом.

    Особенно возмутило общественность то, что однажды в ресторане клуба литераторов Васильев ухватил двумя пальцами за выдающийся еврейский нос директора клуба Эфроса и водил его так по круглому залу ресторана. Так стал знаменитым нос Эфроса. Перед окнами особняка Максима Горького, которого Васильев считал еврейским покровителем, он в пьяном виде устроил устроил идиотские пляски и пел непристойные частушки:

    По деревне ехал с луком,
    по телеге хером стукал,
    по колесам тук да тук:
    покупайте, бабы, лук.
    Отрубите руки-ноги

    И отрежьте мне язык:
    Не скажу, в какой деревне Есть беременный мужик.
    Это самое приличное из того, что он пел. И Горький тогда сказал: «От хулиганства до фашизма расстояние меньше воробьиного носа».

    Один раз из тюрьмы Васильева вытащил Куйбышев. Другой раз он был осужден на три года, но как талантливый поэт срок получил условный. 3 марта 1937 года его уже арестовали всерьез.

    И не одного, а целую группу писателей-деревенщиков-почвенников. В нее попал и сын Сергея Есенина, малолетний Юра Есенин. На первом же допросе Павел Васильев признался, что они готовили крестьянское восстание с целью убийства вождя народов. Артем Веселый собирался выкатить на Красную площадь пушку и лупануть по Кремлю.

    Надоели партия, вождь народов, колхозы. Он сообщил, что собирались убить Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова и Ежова. «Нам бы на три дня установить в стране фашизм, и мы бы вырезали всех евреев. Власть в СССР принадлежит евреям. Скоро посадим Сталина на штыки…».

    На первом же допросе Васильев назвал всех соучастников «заговора», которых именовал не иначе, как «враги народа». Это поэты-деревенщики Клюев, Наседкин, Клычков, Макаров, Орешин, Никифоров…

    Из собственноручного заявления Павла Васильева:

    «Я выслушивал их контрреволюционные высказывания и скрывал их от советской власти. Этим самым я солидаризировался с врагами и террористами, оказался у них в плену и таким образом предавал партию, которая только вчера протянула мне руку помощи и дала свободу…Однажды летом 1936 года мы с Макаровым сидели за столиком в ресторане. Он прямо спросил меня: «Пашка, а ты бы не струсил пойти на совершение террористического акта против Сталина?». Я был пьян и ухарски ответил: «Я вообще никогда ничего не трушу, у меня духу хватит». Теперь я с ужасом вижу, что был на краю гибели и своим морально-бытовым разложением сделался хорошей приманкой для врагов, намеревающихся толкнуть меня на подлое дело убийства наших вождей».
    Трудно сказать, писал ли это Васильев по доброй воле собственной рукой или под диктовку следователей Лубянки. Почерк, говорят, его, но теперь-то мы точно знаем, как варганились такие политические дела.

    В деле о крестьянском заговоре есть показания свидетеля, который якобы на тайном совещании заговорщиков слышал, как Иван Никифоров сказал: «Русских писателей угнетают.

    Литература находится в руках разных Габриловичей, Файвиловичей и других еврейских писателей. Всё в руках евреев!». А Павел Васильев требовал выступить против еврейского засилия в искусстве. «Они жесточе иуд. Они грязнее и кровавее. Верхушка страны разбрасывается русским народом, как похмельный купец червонцами».

    Судила их «тройка». Оперуполномоченный Павловский, рассмотрев следственное дело № 11245, установил, что Васильев Павел Николаевич был завербован участником террористической группы Макаровым Иваном Ивановичем для совершения террористического акта против товарища Сталина.

    Решение об окончании следствия было принято 11 июня 1937 года, а 14 июня Макаров и Васильев были приговорены «тройкой» к расстрелу.

    Дело, как всегда, слушалось трибуналом на закрытом судебном заседании без участия обвинения и защиты, без вызова свидетелей. 17 июля участники «заговора» были расстреляны в Лефортовской тюрьме. Так погиб Павел Васильев - талантливый поэт и злостный антисемит.

    Сегодня заединщики-почвенники обвиняют в этом не сталинский культпоход против народа, а … евреев – «чахоточных гномов русской земли». Они пишут, что всему виной – «волчья зависть безродинных негодяев».

    Оказывается, не сталинская «теория» о том, что с ростом побед социализма обостряется классовая борьба, а «время 1937 года было взвинчено еврейской подозрительностью, еврейским криком об угрозе со стороны правых, русском национализме, русском шовинизме, русском монархизме, возможном русском терроре, заговоре против ВКП(б), против правительства и советской власти.

    И понятно, что любой русский человек, относящийся к себе с мало-мальским уважением – антисемит, черносотенец». Они пишут, что редакции газет и журналов, театры, институты были наглухо заселены евреями - не меньше, чем сегодня. Русские дарования натыкались на еврейский «от ворот поворот».

    И во всем виноваты «копошащиеся жуки – евреи», и всё происходило «под гнетом сионистских сил».

    Естествен и вывод: «Не помогши евреям создать полноценную их республику или область, мы, русские, ратующие за национальный благоразумный расцвет русских, имеем врагов - среди евреев, захвативших наши русские очаги в культуре и науке, евреев, подозревающих каждый человеческий стон в национализме, фашизме, антигосударственности, хотя они, очень многие из них, покидая нас, застревают в США, Канаде, Германии, так и не дотянув до Израиля».

    Иногда интересно читать прохановское и родственные ему издания. В них много любопытного. Антисемизм всегда был их знаменем, а борьба с ним – оправданием того, что они творили. А поэт Джек Алтаузен не ждал инспирированного суда над «группой террористов». Он просто бил их по морде, потому что любил свою родину-Россию куда как больше профессиональных патриотов и отдал за нее жизнь.

    Владимир Левин, Нью-Йорк

    Последний Блок о большевизме и монархии

    Выдержки из книги: Евгения Иванова. Александр Блок: последние годы жизни. СПб. – Москва, 2012

    Как только настоящие большевики попадали в поле его зрения, поэт отзывался о них неизменно иронически. Например, 16 июня, после посещения заседания съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, он записал: «Зал полон народу, сзади курят. На эстраде Чхеидзе, Зиновьев (отвратительный), Каменев, Луначарский» (VII.262).

    После Октябрьской революции Блок будет писать с такой же неприязнью о Троцком (сравнение с Иудой – VII.317) и других лидерах большевиков. Исключением на некоторое время станет В.И. Ленин, но позднее в неопубликованных дневниковых записях он будет назван «рабовладельцем». C. 89

    «В самом конце декабря 1917 года, когда мы едва свиделись с Ивановым-Разумником, начинается романтика на Галерной (тусклые глаза большевиков – потом ясно – глаза убийц)» (А. Блок. Дневник II. Неопубликованная запись от 18 июля 1921 года // РО ИРЛИ. Ф. 654. Оп. 1. Ед. хр. 320. Л. 24-24 об.). C. 96

    Можно привести и блоковскую запись в «Чукоккалу», сделанную в июле 1919 года: «…Новых звуков давно не слышно. Все они приглушены для меня, как, вероятно, для всех нас. Я не умею заставить себя вслушаться, когда чувствую себя схваченным за горло, когда ни одного часа дня и ночи, свободного от насилия полицейского государства, нет, и когда живешь со сцеплёнными зубами. Было бы кощунственно и лживо припоминать рассудком звуки в беззвучном пространстве». С. 196

    Чувства и мысли, одолевавшие тогда Блока, прорывались в таких случайных жанрах, как записи в альбом, в частных письмах… Ребёнку, которому предстояло родиться у Н.А. Нолле-Коган, «человеку близкого будущего», Блок завещал исправление некоторых собственных ошибок: «…Пусть уж его терзает всегда и неотступно прежде всего совесть, пусть она хоть обезвреживает его ядовитые, страшные порывы, которыми богата современность наша и, может быть, будет богато и ближайшее будущее.

    Поймите, хотя я говорю это, говорю с болью и отчаянием в душе; но пойти в церковь всё ещё не могу, хотя она зовёт. Жалейте и лелейте своего будущего ребёнка; если он будет хороший, какой он будет мученик, он будет расплачиваться за всё, что мы наделали, за каждую минуту наших дней. Вот Вам слова лучшие, какие только могу найти сейчас, самое большое, что я могу увидеть и обобщить моими слепнущими от ужаса глазами – в будущем» (из письма от 8 января 1921 года). С. 401

    Благодаря публикациям последних лет можно достаточно достоверно восстановить общий ход попыток вывезти Блока на лечение в Финляндию. Прежде всего, как следует из обращений М. Горького к А.В. Луначарскому и из писем Л.Д. Блок к М. Горькому, удалось достигнуть договорённости с финской стороной об оказании Блоку медицинской помощи, профессор И.Н. Мечников договорился с финским профессором Игельстремом, что «“виза, санаторий, проезд” для больного Блока будут обеспечены».

    Финляндия готова была протянуть руку помощи, проблема заключалась в получении разрешения на выезд из России… Получение разрешения на выезд в тот момент зависело от трёх независимых друг от друга инстанций – Наркомпроса, Наркоминдела и ВЧК, на основании их трёх мнений Политбюро выносило решение о возможности выезда.

    Возглавлявший Наркомпрос А.В. Луначарский энергично хлопотал за Блока, не возражал Наркоминдел, но получить разрешение на выезд помешало противодействие ВЧК. В своём письме в Политбюро начальник иностранного отдела ВЧК Л. Давыдов протестовал против выдачи разрешения на выезд не только Блоку, но и всем писателям, хлопотавшим в тот момент о получении такого разрешения (З.А. Венгеровой, Ф.К. Сологубу и др.).

    Роковую роль в затягивании получения разрешения сыграло письмо возглавлявшего Особый отдел ВЧК В.Р. Менжинского В.И. Ленину, где говорилось: «Блок натура поэтическая; произведёт на него дурное впечатление какая-нибудь история, и он совершенно естественно будет писать стихи против нас. По-моему, выпускать не стоит…». С. 403-404

    Другая загадка, также требующая вторжения в сферу бессознательного, связана с последним произведением, отдельное издание которого Блок готовил к печати уже перед самой смертью, – с очерком «Последние дни императорской власти». Готовя отдельное издание очерка в начале 1921 года для издательства «Алконост», он дал ему новое заглавие – «Последние дни императорской власти» (вместо прежнего «Последние дни старого режима»), снабдил документальными приложениями, внёс стилистическую правку.

    Предисловие к этому изданию стало последним произведением умирающего Блока. Но самое, может быть, интересное в истории этой книги – заключение, которое впервые появляется здесь.

    Очерк построен как сугубо документальное повествование, цель которого состояла в том, чтобы более или менее подробно обрисовать обстоятельства, предшествовавшие подписанию отречения Государя Императора от престола. Журнальный вариант очерка заканчивался словами: «8 марта бывший император выехал из Ставки и был заключён в Царскосельском Александровском дворце».

    Но вот, работая над текстом отдельного издания очерка накануне смерти, Блок делает вставку, которую невозможно объяснить и которую невозможно никак связать с его мировоззрением. Она привносит в очерк смысл, которого в нём прежде не было.

    С точки зрения документальной ценности, она не представляет никакого интереса – перед нами не более чем письмо неизвестного монархиста, причём принадлежащее человеку, явно ничем себя не прославившему.

    Почему именно этому письму Блок определяет роль заключительного аккорда в своём очерке, то есть ставит его в ударную позицию, остаётся главной загадкой этой книги, потому что благодаря этой вставке, по законам композиции, сообщающим особое значение финальным аккордам, текст, где речь всё время шла о неизлечимой болезни, поразившей русский государственный организм, о неспособности верхов управлять страной, о бездеятельности министров и отсутствии у них воли к власти, заключают слова, которые никак из этого содержания не вытекают.

    «Ваше Величество, – читаем мы в письме неизвестного монархиста, обращённом к Государю уже после его отречения от престола, – простите нас, если мы прибегаем с горячей мольбой к нашему Богом данному нам Царю, не покидайте нас, Ваше Величество, не отнимайте у нас законного наследника престола русского.

    Только с Вами во главе возможно то единение русского народа, о котором Ваше величество изволите писать в манифесте. Только со своим Богом данным Царём Россия может быть велика, сильна и крепка и достигнуть мира, благоденствия и счастья».

    Что побудило Блока внести эту неожиданную ноту – остаётся одной из загадок последних дней его жизни… Ибо «дальнейшее – молчание», как сказал бы Гамлет. Под предисловием к «Последним дням императорской власти» стоит дата «июля 1921», а 7 августа поэта не стало. С. 411-410

    Еврейские любови дочери Сталина.

    фото

    Первая любовь Светланы Аллилуевой Алексей (Лазарь) Яковлевич Каплер родился в 1903 г. в семье киевского купца Якова Нафталиевича Каплера и Раисы Захарьевны Каплер, урождённой Кринцберг. Ко времени их знакомства в 1943 г. 40-летний Каплер был уже известным драматургом, автором сценариев к фильмам «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», впервые представившим Сталина на советском экране как самого близкого соратника Ленина.

    С дочерью Сталина, тогда ещё 17-летней школьницей Светланой Аллилуевой, Каплер познакомился через Василия Сталина, который в это время консультировал его в связи с подготовкой нового фильма о лётчиках. Первоначально отношения ограничивались совместными походами в кино и театр, но вскоре на одной из вечеринок Василий вручил сестре ключи от своей квартиры.

    Там Светлана и провела с Каплером следующую ночь. Однако их ставшие столь близкими отношения почему-то не понравились отцу Светланы, который через сотрудника госбезопасности передал Каплеру совет оставить его дочь в покое. Когда Каплер не внял этому совету, он был арестован по обвинению в связях с иностранцами и на пять лет отправлен в ссылку в Воркуту. Разлука с любимым не очень долго печалила Светлану – уже в следующем году она вышла замуж за бывшего одноклассника своего брата Григория Морозова.

    фото

    Муж Светланы Аллилуевой родился в 1921 г. в семье коммерсанта Иосифа Григорьевича Морозова и его жены Ревекки Марковны. Ко времени знакомства с ней он уже был студентом Института международных отношений. В распоряжение молодожёнов Сталин предоставил свою «дальнюю дачу» и четырёхкомнатную квартиру в Доме на набережной.

    В 1945 г. у Григория и Светланы родился сын, которого назвали дорогим для обеих семей именем Иосиф. История умалчивает, хлопотал ли счастливый дедушка Иосиф Виссарионович у колыбели любимого внука вместе со своими новыми родственниками Иосифом Григорьевичем и Ревеккой Марковной.

    Во всяком случае, удачный брак сына открыл Иосифу Морозову путь на самый верх советской еврейской элиты – он, в частности, подружился с Полиной Жемчужиной, Розалией Землячкой и академиком Линой Штерн, которая взяла его к себе в Институт физиологии на должность замдиректора по административно-хозяйственной работе.

    Однако счастливая жизнь новой ячейки советского общества продлилась недолго. Григорий хотел иметь многодетную семью, но Светлана его энтузиазма не разделяла, и после того, как у неё случился выкидыш, стала делать аборты. В 1948 г. брак распался.

    фото

    Источник — http://aquilaaquilonis.livejournal.com/

    Просмотров: 521 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 141

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году