Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат
    фото

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ЖИТИЯ СВЯТЫХ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Память 1 июня
  •   Житие и страдание святого мученика Иустина Философа
  •   Страдание святого мученика Иустина и дружины его
  •   Житие преподобного отца нашего Агапита Печерского, безмездного врача
  •   Память преподобного отца нашего Дионисия, игумена Глушицкого, нового чудотворца
  • Память 2 июня
  •   Житие во святых отца нашего Никифора Исповедника, патриарха Цареградского
  •   Страдание святого великомученика Иоанна Нового
  • Память 3 июня
  •   Память святого мученика Лукиллиана и с ним четырех отроков Клавдия, Ипатия, Павла и Дионисия о святой девы Павлы
  •   Житие и страдание святого священномученика Лукиана
  • Память 4 июня
  •   Память святого отца нашего Митрофана, патриарха Константинопольского
  •   Страдание святого мученика Конкордия
  •   Страдание святых мучеников Фронтасия, Северина, Севериана и Силана
  •   Житие преподобного отца нашего Зосимы, епископа Вавилонского
  • Память 5 июня
  •   Память святого священномученика Дорофея, епископа Тирского
  •   Преставление преподобного отца нашего Анувия Исповедника и пустынножителя Египетского
  •   Память преподобного отца нашего Феодора Пустынника
  •   Повесть о кончине блаженного Константина, митрополита Киевского
  •   Страдание святых мучеников: Маркиана, Никандра, Иперехия, Аполлона, Леонида, Ария, Горгия, Селиния, Ириния и Памвлга.
  • Память 6 июня
  •   Житие преподобного отца нашего Виссариона
  •   Память преподобного отца нашего Илариона Нового
  •   Страдание святых преподобномучениц Архелаи, Феклы и Сусанны
  • Память 7 июня
  •   Страдание святого священномученика Маркелла, папы Римского, и прочих с ним
  •   Память святых мучениц Кириакии, Калерии и Марии
  •   Память святого священномученика Маркеллина
  • Память 8 июня
  •   Житие святого отца нашего Ефрема, патриарха Антиохийского
  •   Память преподобного отца нашего Зосимы
  •   Перенесение мощей святого великомученика Феодора Стратилата [1]
  • Память 9 июня
  •   Житие святого отца нашего Кирилла, архиепископа Александрийского
  •   Память преподобного Александра, игумена Куштского
  • Память 10 июня
  •   Житие святого отца нашего Вассиана, епископа Лодийского [1]
  •   Память преподобного Феофана
  •   Память святого священномученика Тимофея, епископа Прусского
  •   Страдание святых мучеников Александра и Антонины
  • Память 11 июня
  •   Житие и страдания святого апостола Варфоломея
  •   Житие и страдание святого апостола Варнавы
  • Память 12 июня
  •   Житие преподобного отца нашего Онуфрия Великого
  •   Житие преподобного отца нашего Петра Афонского
  • Память 13 июня
  •   Страдание святой мученицы Акилины
  •   Житие святого отца нашего Трифиллия, епископа Левкусийского
  • Память 14 июня
  •   Житие и чудеса святого пророка Елиссея
  •   Житие святого отца нашего Мефодия, патриарха Константинопольского
  • Память 15 июня
  •   Память святого пророка Амоса
  •   Страдание святого мученика Дулы
  •   Память преподобного Дулы Страстотерпца
  •   Страдание святых мучеников Вита, Модеста и Крискентии
  •   Житие блаженного Иеронима
  • Память 16 июня
  •   Житие святого отца нашего Тихона чудотворца, епископа Амафунтского
  •   Память преподобного отца нашего Тихона, Луховского чудотворца
  • Память 17 июня
  •   Страдание святых мучеников Мануила, Савела и Исмаила
  • Память 18 июня
  •   Страдание святых мучеников Леонтия, Ипатия и Феодула
  • Память 19 июня
  •   Память святого Апостола Иуды, брата Господня по плоти
  •   Житие преподобного отца нашего Паисия Великого
  •   Страдание святого мученика Зосимы воина
  •   Память преподобного отца нашего Иоанна Отшельника
  • Память 20 июня
  •   Житие во святых отца наш его Левкия Исповедника
  •   Память святого священномученика Мефодия, епископа Патарского
  •   Память святых мучеников Аристоклия, Димитриана и Афанасия
  •   Перенесение мощей святых мучеников Инны, Пинны и Риммы
  • Память 21 июня
  •   Память святого мученика Иулиана Тарсянина
  •   Житие преподобных Иулия пресвитера и Иулиана диакона
  • Память 22 июня
  •   Житие и страдания святого священномученика Евсевия, епископа Самосатского
  •   Память святых мучеников Зинона и Зины
  • Память 23 июня
  •   Память святой мученицы Агрипины
  •   Повесть о покаянии Феофила
  •   Празднование Владимирской чудотворной иконе Божией Матери [1]
  • Память 24 июня
  •   Синаксарь на Рождество святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня
  •   Слово св. Иоанна Златоуста на Рождество святого пророка, предтечи и крестителя Господня Иоанна
  • Память 25 июня
  •   Житие и страдание святой преподобномученицы Февронии
  •   Память святых благоверных князя Петра и княгини Февронии, в иночестве Давида и Евфросинии, Муромских чудотворцев
  • Память 26 июня
  •   Явление чудотворной иконы Пресвятой Богородицы, нарицаемой Тихвинской
  •   О чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, нарицаемой «Одигитрия»
  •   О чудотворной иконе Пресвятой Богородицы Лидской, или Римской
  •   Память преподобного отца нашего Давида Солунского
  • Память 27 июня
  •   Житие преподобного отца нашего Сампсона странноприимца
  •   Память святого Севира [1]
  • Память 28 июня
  •   Перенесение честных мощей святых мучеников Кира и Иоанна
  •   Память преподобного Павла
  • Память 29 июня
  •   Житие, подвиги и страдание святого славного и всехвального верховного Апостола Петра
  •   Житие, подвиги и страдание святого славного и всехвального верховного Апостола Павла
  • Память 30 июня
  •   Собор святых славных и всехвальных двенадцати Апостолов:. Петра (житие 29 июня), Андрея (4-го ноября), Иакова Зеведеева (30 апреля), Иоанна (26 сентября), Филиппа (14 ноября), Варфоломея (11 июня), Фомы (6 октября), Матфея (16 ноября), Иакова Алфеева (9 октября), Иуды (Фаддея) (19 июня), Симона Зилота (10 мая) и Матфия (9 августа)

    Память 1 июня

    Житие и страдание святого мученика Иустина Философа

    Святый мученик Христов Иустин философ родился в Сирии Палестинской, в пределах Самарии, в городе, называвшемся первоначально Сихем, а впоследствии [1] Неаполис Флавил [2]. Отец его, по имени Приск, был знатный язычник; язычником же был и сам Иустин, пока не просветился светом святой веры. Одушевленный любовью к истине, с юности имел он прилежание к книжному учению и, благодаря острому уму, успевал в науках, преподаваемых в греческих языческих школах. Усвоив себе искусство красноречия, он почувствовал стремление к философии и сначала сделался учеником одного философа-стоика [3], чтобы узнать, в чем состояло учение стоиков. Иустин горел желанием получить понятие о Боге, но, пробыв несколько времени у стоического философа, он ничего не узнал от него о Боге, так как стоик не знал Бога и учение о Нем не считал нужным. Тогда Иустин оставил этого учителя и пошел к другому философу, из так называемых перипатетиков [4], считавшемуся мудрецом. Немного дней прошло, как этот философ уже начал сговариваться с Иустином о плате, не желая учить его даром. Видя сребролюбие своего учителя, Иустин почувствовал к нему презрение, как к лихоимцу, и решил, что этот учитель недостоин даже называться философом, так как ему неизвестно презрение к мирскому богатству. Отвергнув, по указанным причинам, стоиков и перипатетиков, Иустин, побуждаемый неудовлетворенным стремлением к истинной философии, приводящей к познанию Бога, хотел было избрать своим учителем одного известного философа-пифагорейца [5]. Тот нашел, что Иустину должно прежде всего изучать астрономию, геометрию, арифметику, музыку и некоторые другие науки, как необходимые, — по его мнению, — в земной жизни. Но Иустин рассудил, что для изучения этих наук придется провести много лет, тогда как для души от них не будет никакой пользы; не слыша и от этого учителя ничего, что удовлетворило бы желание его сердца, с каждым днем все более распаляющегося любовью божественною, Иустин также оставил его. Потом он обратился к одному из платоников [6], учение которых в те времена было в великой славе и уважении; платонический философ обещал научить его познанию предметов бестелесных от подобия телесных, высшим знаниям от подобия низших и разумению Бога от разумения идей, — ибо предполагаемым концом этого платонического учения был переход от познания идей к разумению Бога. Блаженный Иустин охотно склонился на такой путь, надеясь постигнуть предмет своих стремлений — божественную мудрость, дающую знание Бога и исполняющую благодатью Его. При учителе-платонике пробыл он довольно времени, скоро изучил догматы и уставы Платона, и достиг совершенства и славы, как еллинский философ. Но истинного христианского богопознания достичь этим путем Иустин еще не мог, ибо Греческие философы, почитая нетленного Бога под тленным образом людей, птиц, четвероногих и гадов, прославляли Его не по достоинству. Все же Иустин имел некоторое духовное утешение, упражняясь в богомыслии и поучаясь богопознанию, на сколько мог постигнуть его ум, еще не просвещенный истинным учением.

    Прогуливаясь однажды за городом, на уединенном месте вблизи моря и обсуждая в уме различные философские учения, Иустин увидел какого-то незнакомого ему почтенного старца, убеленного сединами. Когда он со вниманием смотрел на старца, последний сказал:

    — Разве ты знаешь меня, что так внимательно на меня смотришь?

    — Не знаю, — отвечал Иустин, — но мне удивительно видеть тебя в этом пустынном месте, где я не ожидал никого встретить.

    — Родные мои, — сказал старец, — ушли в ту сторону; ожидая их возвращения, я вышел им навстречу, чтобы издалека увидеть их. А ты здесь что делаешь?

    Иустин отвечал:

    — Я люблю прогуливаться в уединении, чтобы беспрепятственно размышлять о философии.

    — Какую же пользу приобретаешь ты от философии? — спросил старец.

    Иустин отвечал:

    — Что можно найти полезнее философии? Она — просветительница ума, вождь и наставница всякому рассуждению, руководительница жизни; кто хорошо узнает ее, тот как в зеркале видит невежество и заблуждение других; без философского учения и правильного употребление разума не может существовать премудрость. Поэтому должно каждому человеку поучаться философии, дабы знать, что приносит пользу и что нет, чего следует держаться и что отвергать.

    — Но приносит ли философия счастье человеку? — спросил старец.

    Иустин отвечал:

    — Конечно приносит.

    — Скажи же мне, что такое философия, и в чем от нее счастье?

    — Философия, — отвечал Иустин, — есть разумение всего существующего и познание истины; в обладании тем же разумением и премудростью состоит и приносимое философией счастье.

    Старец спросил:

    — Если истина познается с помощью правильного философского разумения, то что скажешь ты о Боге?

    Иустин отвечал:

    — Существо — никогда не изменяющееся, но всегда пребывающее в одном и том же состоянии, первопричина всякого бытия, — вот как мыслю я о Боге.

    Старцу понравился этот ответ, и он продолжал вопросы:

    — У всего существующего есть ли один общий разум? Ведь о сведущем в каком-либо искусстве говорят, что он это искусство разумеет: землемерие ли то, мореплавание или врачевство; не то же ли бывает и по отношению к прочим вещам божественным и человеческим? Еще скажи мне: есть ли такой разум: которого исходит познание вещей как божественных, так и человеческих?

    — Поистине есть, — отвечал Иустин.

    — Одно и тоже ли: разуметь Бога, или разуметь музыку, арифметику, астрономию, или что-либо подобное?

    — Совсем нет. Иное дело разуметь Бога, иное — знать какое-либо искусство.

    — Ты хорошо отвечал, — сказал старец, — некоторые знания получаются нами или от слуха и учения или от созерцания предмета собственными глазами. Если бы, например, кто сказал тебе, что в Индии водится такой-то зверь, не похожий ни на каких других зверей, но совершенно, по своим разнообразным свойствам, отличный от них, — не видев его своими глазами, ты не мог бы знать о нем, а не слышав сначала сам рассказа об этом звере, не мог бы рассказать о нем и другому. Вот теперь я и спрашиваю тебя: как ваши еллинские философы могут правильно разуметь о Боге и утверждать о Нем что-либо истинное, если никогда не видели Его, не слышали и, следовательно, не имеют никакого познания о Нем?

    Иустин отвечал:

    — Отче! Сила Божества зрится не телесными очами, как рассматриваются человеком какие-либо земные живые существа, но одним лишь умом можно постигать Бога, как говорит Платон, учению которого я следую.

    Старец спросил:

    — Нет ли в уме нашем некоей силы с такими свойствами и настолько могущественной, посредством которой мы могли бы скорее постигать невидимое, чем познаем телесными чувствами какую-либо вещь?

    Иустин отвечал:

    — Воистину есть такая сила; Платон называет ее оком ума, которое, по его учению, дано человеку с тою целью, чтобы, очищенное и просвещенное учением любомудрия, могло оно созерцать самую божественную истину, причину всех вещей, постигаемых умом. Истина же эта не имеет определенного образа, или какого-либо подобия, или возраста, или чего-либо доступного телесным очам, но есть Существо выше всех существ, непостижимое, неисповедимое, соединение благости и красоты; самим же этим Существом от начала насаждено в благородных душах желание познавать Его, — ибо Оно любит, когда такие души Его познают и созерцают.

    Старцу было приятно слышать такие слова, но всё же он не был вполне доволен этим рассуждением Иустина о Боге по учению Платона, как несовершенным по отсутствию христианского исповедания и, не одобряя Платона, сказал:

    — Если Платон так учит, как ты исповедуешь, то почему он сам не познал и не постиг истины Божией? Утверждая, что Бог невидим и непостижим, он видимой твари, небу, звездам, деревьям и камням, обтесанным в подобие человеческое, поклонялся как Самому Богу и, обращал в ложь истину Божию, держался кумирослужения, и учил тому других. Я не думаю, чтобы Платон и прочие еллинские философы обладали правильным разумом, могущим достигать истинного Богопознания: «осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели» (Рим.1:21–22).. Словом, скажу так: ум человеческий, не наставленный Духом Святым и не просвещенный верою, совершенно не в состоянии познавать и разуметь Бога.

    Так и много подобного сему говорил старец о правом боговедении, истинном богопочитании и о прочих божественных вещах, обличая заблуждение еллинских философов. Дивясь речам старца, Иустин спросил:

    — Где же и какого учителя можно найти для наставления в истине, если в Платоне и прочих философах нет истины?

    Тогда старец начал повествовать ему о святых пророках, говоря:

    — В древнейшие времена, гораздо ранее всех философов, были некие мужи святые, праведные и угодные Богу; исполненные Духа Святого, они предсказывали о том, что совершается ныне, и называются те мужи пророками. Они одни прежде всех познали истину и, возвещая ее людям, ни перед кем не смущались и никого не боялись; никто не мог убедить их в одном слове отступить от истины, и суетная слава не могла победить их. Обо всем, что они созерцали или слышали от Бога в бывших им откровениях, они говорили просто, истинно и безбоязненно. Писания их и ныне существуют; кто читает их с верою, тому приносят они много пользы и просвещают ум к познанию истины. Не хитрословием и не какими-либо софистическими [7] доводами или умозаключениями подтверждают свои слова эти святые пророки, но в простой беседе изрекают самую истину, ибо они сами, помимо всех софистических доводов, — вернейшие свидетели истины, как веровавшие в единого истинного Бога, Создателя всего существующего, и предвозвестившие пришествие в мир Сына Его, Господа Христа. И несомненно, что пророки заслуживают веры, так как одни предречения их уже исполнились, а другие ныне исполняются. Истину же некоторых из своих предречений они утверждали и чудесами, творя дивные дела силою подаваемой им свыше Божией благодати, чего ложные, не Богом поставленные, пророки никогда не могли творить, а лишь устрашали людей некими бесовскими привидениями и обманами.

    Так беседовал с Иустином незнакомый ему блаженный муж, и наконец сказал ему:

    — Прежде всего молись прилежно истинному Богу, да откроет тебе двери света, ибо только тот может созерцать и разуметь божественное, кого Бог Сам удостоит откровения; открывает же Он всякому, кто ищет Его молитвою и приближается к Нему любовью.

    Так сказав, старец отошел от него и стал невидим; никогда и нигде потом Иустин уже не мог найти и увидеть сего мужа. О своих сердечных ощущениях после ухода старца сам Иустин, в беседе с славным иудеянином Трифоном, поведал так:

    — Какой-то огонь разгорелся во мне, воспламеняя дух мой стремлением к Богу, и возросла во мне любовь к святым пророкам и к тем мужам, которые суть друзья Христовы. Размышляя о словах старца, я познал, что возвещенная им философия — единственно истинная, начал читать пророческие и апостольские книги и от них стал действительно философом, то есть истинным христианином.

    Поведав это о себе впоследствии Трифону, блаженный Иустин предал одновременно памяти, с чего началось обращение его к Богу, когда незнакомым мужем, как бы посланным с небес, он был наставлен на правый путь.

    После душеполезной беседы с боговдохновенным старцем, Иустин немедленно обратился к христианским книгам и с сердечным прилежанием начал читать божественные писания. Древние пророчества сивилл [8] он сопоставлял с предсказаниями святых пророков о воплощении Христа от Пречистой Девы, о Его вольных страданиях, о будущем суде и о кончине видимого мира; усматривая полное согласие в тех и других, дивился, и понемногу, под внутренним наставлением Святого Духа, приходил к более совершенному познанию Бога и Сына Божия. День ото дня усиливалось в душе его стремление к благочестию и, склоняясь к христианской вере, он осуждал в себе еллинское безумие. В то время немалым препятствием для добрых намерений души, стремящейся к христианскому благочестию, были частые и лютые гонения на христиан, а также много бесчестных, постыдных, слухом невмещаемых, клевет в пороках, ложно возводимых на христиан язычниками, — будто бы христиане в своих ночных (молитвенных) собраниях, погасив светильники, вместе с тем угашают и свет чистоты, взаимно оскверняясь нечистотою, и подобно зверям едят человеческое мясо. Такими и подобными гнусными нареканиями язычники и иудеи обесславливали неповинных христиан перед всеми народами. Лжи нечестивых и безумных людей верили, как бы самой истине; и все неверные ненавидели христиан, людей праведных и святых, гнушались ими, презирали и отвращались от них, как от великих беззаконников, повинных тяжким грехам, и предавали христиан на смерть после многих и разнообразных мук. Эти обстоятельства сначала препятствовали Иустину в его намерении присоединиться к христианам; но всё-таки он не давал особой веры обвинениям, возводимым на христиан, зная хорошо, что часто неразумным народным судом неповинные осуждаются как виновные, чистые обесславливаются как развратники и праведные считаются грешниками. Видя же, что христиане безбоязненно дают ответы в судах, мужественно переносят муки, все видимые блага мира сего презирают как сор, добровольно отдаются на мучение за Господа своего и стремятся на смерть, как на пир, — Иустин рассуждал в себе:

    — Неправда то, что говорят о христианах, будто бы они творят такие беззакония: грешник, погрязший в необузданных чувственных наслаждениях и из сластолюбия потребляющий человеческое мясо, не переносит мук, не отдает себя добровольно на раны, но избегает их; будучи же привлечен к какому либо суду, старается всячески избавиться и не жалеет средств, чтобы откупиться от наказания, дабы потом жить безболезненно и, пользуясь телесным здоровьем, еще более предаваться своим похотям. Не таковы христиане: добровольно избирая страдание за Христа, в Которого веруют, и предпочитая смерть жизни, разве могут они настолько любить грех?

    Так рассуждая, он тщательно разузнавал о жизни христиан и вполне убедился, что они пребывают в страхе Господнем чисто и непорочно, рачительно соблюдают свое целомудрие, постом и воздержанием постоянно умерщвляют себя, часто молятся и всегда упражняются во всяких добрых делах. Убедившись во всем этом, Иустин весьма полюбил христиан, от всего сердца привязался к ним и принял святое крещение. И стал он великим поборником Христовой веры, борцом словом и писанием против еллинов и иудеев, непобедимым воином Христа, крепким и мужественным подвижником.

    Стремясь к спасению душ человеческих, он обходил различные страны: учил и проповедывал о имени Христовом, обращая неверных от заблуждения их к Богу. Пришел он и в Рим [9], как философ, — в философском одеянии, вместе с учениками своими. Так как многие сходились к нему для учения, то он образовал училища и под видом внешнего любомудрия учил истинной христианской философии. Встретив там Маркиона [10], основателя ереси, он с силою противостал ему, опроверг и написал книги против ересей его, а также и против других еретических учений. Там же в Риме был некий языческий философ-циник [11] Крискент, великий враг христиан; с этим нечестивым философом истинный христианский философ святый Иустин непрестанно боролся словом и писал против него книги. Этот циник, сам живя нечисто и весьма беззаконно, ненавидел христиан за их целомудренную жизнь по Боге и завидовал доброй славе Иустина, пользовавшегося за свою боговдохновенную премудрость и чистую, непорочную жизнь почетной известностью у всех римлян. В злобе своей циник клеветал на христиан, обвиняя их во многих постыдных делах, чтобы обесславить Иустина вместе с его единоверцами в глазах народа и возбудить к ним отвращение. Слыша и видя это, святый Иустин говорил:

    — Я готов пострадать за веру Христову и претерпеть смерть от неверных; и думаю, что она постигнет меня чрез этого Крискента циника, безумного, любящего гордость больше мудрости, который недостоин названия философа, ибо осмеливается утверждать то, чего достоверно не знает, будто христиане — безбожники (не имеют Бога), и делают много нечистого и беззаконного; так хулит он нас по ненависти и злобе и тем хуже простых людей, ибо последние не дерзают что либо говорить о вещах, которых не знают.

    Царствовал тогда в Риме Антонин [12], преемник Адриана. Сам Антонин не был озлоблен против христиан; однако, в силу указов прежних царей, нечестивые идолопоклонники, правившие народом, гнали и убивали христиан из великой ненависти к ним, а также из лихоимства, чтобы грабить имения их; и не столько ради исповедания имени Христова, сколько по ложным клеветническим обвинениям во многих беззакониях, верных предавали суду, допрашивали во взводимых клеветах и казнили различными видами смерти. В это время в Риме произошел такой случай: некая женщина язычница, жившая нечисто, услышав от христиан слово об истинном Боге и учение о целомудренной жизни, о воздаянии праведным и о муке грешным, умилилась душою и уверовала во Христа. Мужа своего, усердного идолопоклонника, погрязшего в плотской нечистоте, она всячески увещевала, желая наставить на воздержную жизнь и обратить к истинной вере. Когда же она увидела, что совершенно не в состоянии исправить его, то изыскивала средства расторгнуть супружеский союз с ним, чтобы не жить вместе и не оскверняться уже более нечистотою. Муж, узнав, какой христианин научил жену его христианской вере, пошел к градоначальнику жаловаться на христианина, имя которого было Птоломей. Раб Христов Птоломей был взят, долго содержался в смрадной темнице и, преданный суду, был приговорен к смерти градоначальником. Во время этого неправедного суда стоял там некий муж, по имени Лукий, и видя, что блаженный Птоломей осужден неповинно, сказал несправедливому судии:

    — За какую вину, градоначальник, ты предаешь на смерть мужа, неповинного смерти? Он не прелюбодей, не насильник, не убийца, не вор, не хищник, в другом каком-либо беззаконии также не обличен. Единственная его вина та, что он исповедал себя христианином.

    Грозно взглянув на говорившего, градоначальник со злобой спросил:

    — И ты не из числа ли христиан?

    Лукий отвечал:

    — Да, я христианин.

    Тогда градоначальник и его повелел предать смерти. Присоединился к этим двум христианам и третий, друг их, во всеуслышание исповедавший себя христианином; и все трое положили души свои за Христа.

    У Блаженный Иустин, узнав об этом несправедливом убиении святых, исполнился скорби, написав свиток, или апологию [13], доказывающую неповинность христиан, вручил ее царю, сыновьям его и всему сенату, безбоязненно готовый на муки и смерть за Христа. Царь со вниманием прочитал этот свиток, подивился премудрости христианского философа и не только не прогневался на него и не предал его смерти, но даже похвалил разум его. В этом свитке Иустин изобличал ложность языческих богов, ясно изобразил всемогущество Христа, доказал, что обвинения, возводимые на христиан, ложны, и что жизнь их целомудренна и праведна. Умилившись, царь повелел, чтобы христиан за исповедание имени Христова не мучили и имений их не грабили, кроме случаев преступлений, поистине достойных осуждения и казни.

    Святый Иустин записал это царское повеление; отпущенный царем, он с его соизволением отправился в Азию, где тогда христиане особенно подвергались гонению. В философской одежде, которую не оставлял он до кончины своей, Иустин пришел в Ефес [14], объявил и изъяснил всем повеление царя и послал его в окрестные страны и города. Настала тишина в Церкви Христовой, гонение на время прекратилось, и верным была великая радость. Пребывая в Ефесе, святый Иустин имел прения с премудрым раввином иудейским Трифоном и одержал победу, ссылаясь на ветхозаветное Писание; об этом прении, как и о вышеназванной апологии, есть в книге Иустина пространное слово [15].

    Пробыв в Ефесе довольно времени, он снова возвратился в Италию и, по примеру Апостолов, всюду в пути проповедывал Христа, обращал путем прений к святой вере иудеев и еллинов и утверждал в ней верных. Когда он пришел в Рим, восстал на него с сильнейшею ненавистью и большею злобою вышеназванный еллинский философ Крискент циник; святой Иустин часто имел с ним прения, всегда его одолевал и посрамлял пред всеми. Не будучи в состоянии противостоять Иустину и не зная, что иное делать, злобный Крискент возвел на него много ложных обличений перед римским судом. Святого взяли и, как повинного наказанию, мучили в узах и истязали на суде; но не нашлось в нем никакой вины. Завистник же, боясь, чтобы Иустина не отпустили на свободу, тайно приготовил смертный яд, посредством которого обманным образом и лишил жизни непобедимого воина Христова.

    Так скончался [16] истинный христианский философ святый Иустин, оставив по себе много писаний, весьма полезных Церкви Христовой и исполненных премудрости Святого Духа [17]. Представ подвигоположнику Христу Господу, он принял от Него венец страдальческий и был причислен к лику святых мучеников, славящих Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, во веки, аминь.


    Кондак, глас 2:

    Премудростию божественных твоих словес Иустине, церковь Божия вся украсившися, жития твоего светлостию мир освещает: излияния же ради крове венец прием, и со ангелы предстоя Христу, моли непрестанно о всех нас.

    (обратно)

    Страдание святого мученика Иустина и дружины его

    В то время, когда идолопоклонники по всем странам и городам против благочестивых и соблюдающих благий закон христиан издали нечестивое повеление, чтобы всякий, верующий во Христа, принуждался приносить жертву идолам, были взяты святые мученики Иустин, Харитон и Харита (женщина), Евелпист, Иеракс, Пеон и Валериан, приведены в Рим и представлены на суд градоначальника Рустика. Тот сказал Иустину:

    — Окажи ловиновение богам и царским повелениям, чтобы не подпасть осуждению.

    Святый Иустин отвечал ему:

    — Никто и никогда не может быть осужден, если повинуется заповедям Спасителя нашего Иисуса Христа.

    — Какого учения ты держишься? — спросил градоначальник.

    Иустин отвечал:

    — Я прилежно изучал всякие внешние учения и достиг искусства во всяком знании, но потом присоединился к истинному христианскому учению, — хотя бы оно и не одобрялось теми, кто заблуждается в неправом мудровании.

    Тогда сказал Рустик:

    — Так ты, окаянный, любишь учения, противные нашему мудрованию?

    — Да, люблю, — отвечал святый Иустин — ибо следую справедливому учению христиан.

    — Что это за учение?

    — Правое учение, которое мы, христиане, нерушимо соблюдаем, таково: знать единого Бога, Творца и Создателя всего видимого и невидимого, и исповедывать Господа Иисуса Христа Сына Божия, некогда предвозвещенного пророками, Который приидет судить человеческий род. Он есть Проповедник спасения и Учитель желающих утвердиться в добродетели. О бесконечном Божестве Его я, человек немощный, меньший из всех, не могу говорить с достаточной силою, но исповедую, что это предсказано пророками: они за много веков предвозвестили сошествие на землю Того, Кого наименовал я Сыном Божиим.

    Градоначальник спросил:

    — Куда сходятся христиане?

    Иустин отвечал:

    — Всякий приходит туда, куда хочет и может. Разве ты думаешь, что мы все собираемся в одно место? Это дело несбыточное: ибо Бог христианский не пребывает в каком либо месте, но, будучи невидимым, наполняет небо и землю; везде поклоняются Ему верные, и слава Его провозглашается повсюду.

    Сказал градоначальник:

    — Всё-таки ответь нам, куда вы сходитесь, и где собираешь ты своих учеников.

    Иустин отвечал:

    — Я доселе находился близ дома некоего Мартина, при бане, называемой Тимиотини, пришел же в город Рим во второй раз, и другого места, кроме названного, не знаю; всякого, пожелавшего прийти ко мне, я присоединял к истинному учению.

    — Итак ты христианин? — спросил Рустик.

    — Да, я христианин, — отвечал Иустин. Тогда градоначальник обратился к Харитону:

    — И ты не христианин ли?

    Отвечал святый Харитон:

    — С помощью Божией, и я христианин.

    Потом спросил Рустик блаженную жену Хариту, следует ли и она Христовой вере; Харита также объявила себя христианкой, по благодати Божией. Потом Рустик спросил Евелписта:

    — А ты кто?

    — Я царский раб, — отвечал тот — но, как христианину, Сам Христос даровал мне свободу; Его милосердием и благодатью стал я участником той же надежды, как и те, которых ты видишь.

    Затем градоначальник спросил Иеракса, не христианин ли и он. Иеракс ему отвечал:

    — Поистине, и я христианин, ибо почитаю Того же Бога и поклоняюсь Ему.

    — Вас сделал христианами Иустин? — спросил градоначальник.

    Иеракс отвечал:

    — Я и был, и буду христианином.

    Бывший тут же святый Пеон сказал:

    — И я христианин.

    — Тебя кто научил христианству?

    — От родителей принял я это доброе исповедание, — отвечал Пеон.

    Потом сказал Евелпист:

    — И я от родителей моих получил наставление в христианстве, внимая же словам Иустина, еще сильнее укрепился в христианской вере.

    — Где же твои родители? — спросил градоначальник.

    — В Каппадокии.

    Потом градоначальник спросил Иеракса:

    — В какой стране живут твои родители?

    Иеракс ему отвечал:

    — Истинный Отец наш — Христос, а матерь — вера в Него; земные родители мои преставились, я же пришел сюда из Иконии Фригийской.

    Обратился градоначальник к Валериану, побуждая и его к ответу:

    — Ты также христианин и к богам не усердствуешь?

    Валериан отвечал:

    — И я христианин, почитаю единого истинного Бога и Ему поклоняюсь, ваших же богов презираю.

    Снова градоначальник обратился к Иустину:

    — Слушай ты, называющийся красноречивым и считающийся последователем истинного учения: если начиная с головы по всему телу покроешься язвами, то думаешь ли чрез это войти на небо?

    Иустин отвечал:

    — Если я претерплю названное тобою мучение, то надеюсь получить такое же воздаяние от Господа моего, какое уготовано сохранившим Христово учение; ибо я знаю, что всех, благочестиво поживших и как-либо пострадавших за Бога, ожидает до скончания всего мира сокровенная Божия благодать.

    На это градоначальник Рустик сказал:

    — Итак ты полагаешь взойти на небо и получить некоторую награду от Бога твоего?

    — Не полагаю, — возразил Иустин, — но знаю достоверно и надеюсь на это без сомнения.

    Сказал Рустик:

    — Однако приступим к предстоящему нам делу: соберитесь вместе, и все вместе принесите жертву богам.

    На это Иустин возразил:

    — Никто, рассуждающий здраво, не захочет лишиться благочестия и впасть в заблуждение и беззаконие.

    Градоначальник Рустик сказал:

    — Если вы не будете повиноваться нашим повелениям, то понесёте муки без всякого помилования.

    Иустин отвечал:

    — Воистину желаем претерпеть муки за Господа нашего Иисуса Христа и спастись, ибо эти муки исходатайствуют нам спасение и дерзновение на Страшном Суде Его, на который по повелению Божию предстанет весь мир.

    Так же говорили и все прочие святые мученики, присовокупляя:

    — Исполняй скорее намерение свое; мы христиане, — идолам приносить жертву не будем.

    Выслушав это, градоначальник объявил приговор:

    — Не желающие принести жертву богам и покориться царскому повелению да будут наказаны жезлами и отведены на смертную казнь через обезглавление, как повелевают римские законы.

    Так святые мученики, славящие Бога, были выведены на обычное место казней, приняли раны и, усеченные секирою, окончили страдание в спасительном исповедании. Потом некоторые из верных тайно взяли их честные тела и погребли на достойном месте, при содействии благодати Господа нашего Иисуса Христа, Ему же слава во веки веков, аминь.

    (обратно)

    Житие преподобного отца нашего Агапита Печерского, безмездного врача

    Когда преподобный отец наш Антоний Печерский [1] был прославлен даром исцеления, пришел к нему в пещеру из Киева блаженный Агапит, желая получить душевное исцеление через пострижение в иноческий чин; удостоившись желаемого, он всем сердцем последовал ангелоподобному житию преподобного Антония, руководясь и его наставлениями. Агапит был очевидцем того, как этот великий муж сам служил болящим и исцелял их своею молитвою, причем скрывая дарование, данное молитве его, вручал недужным под видом лекарства травы от пищи своей. Видя это, блаженный Агапит начал соревновать святому старцу в подвигах и трудился так много лет; когда расхварывался кто-либо из братии, блаженный оставлял келлию свою, в которой не было ничего, что можно было бы похитить, приходил к болящему брату и служил ему: поднимал его, укладывал, выносил на своих руках, и непрестанно молил Бога об исцелении недужного; если же болезнь иногда и затягивалась, то чрез это Господь желал умножить веру и усилить молитву раба Своего Агапита. Подражая подвигам преподобного Антония, блаженный Агапит сподобился быть участником и равной с ним благодати: молитвою своею он исцелял всех болящих, также подавая им травы, которые варил в пищу себе, за что, собственно, и был прозван врачем. О нем распространилась молва в Киеве, и много болящих приходило к нему, отходя здоровыми.

    В то время жил в Киеве некий врач, происхождением и верою армянин, настолько искусный в своем деле, что раньше не было равного ему. Достаточно было ему взглянуть на болящего смертным недугом, как он тотчас узнавал и объявлял день и час его кончины, и всегда безошибочно; такого больного он уже ни за что не хотел лечить. Один из болящих такого рода, первый боярин у великого князя Всеволода [2], которого армянин поверг в отчаяние, предсказав смерть чрез восемь дней, был принесен в Печерский монастырь. Но блаженный Агапит, сотворив молитву о нем, дал ему в пищу трав, которые вкушал сам и исцелил его; и немедленно прошла о нем слава по всей земле русской. Армянин, уязвленный стрелою зависти, начал укорять блаженного и послал в Печерский монастырь одного осужденного на смерть, который должен был принять пред Агапитом яд и умереть. Блаженный, видя этого человека умирающим, дал ему с молитвою о нем той травы, которую вкушал сам, и этим избавил от смерти обреченного на смерть. С тех пор армянин особенно вооружился на блаженного и подговорил своих единоверцев подать самому Агапиту питье с примесью смертного яда; блаженный же принял и остался невредимым. «Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения» (2 Пет.2:9) по слову Своему: «если что смертоносное выпьют, не повредит им» (Мрк.16:18).

    Потом разболелся в Чернигове князь Владимир Всеволодович Мономах [3]. Армянин хотя и старательно врачевал его, но безуспешно, так что недуг всё более и более увеличивался. Уже будучи при кончине, князь просил тогдашнего игумена Печерского Иоанна прислать к нему в Чернигов для врачевания блаженного Агапита. Игумен призвал его и известил о просьбе князя, но блаженный Агапит, которого никто еще не видел выходящим из ворот для врачевания вне монастыря, со смирением сказал:

    — Если я пойду для этого дела к князю, то и ко всем должен идти. Прошу тебя, отче, не побуждай меня выходить за монастырские ворота ради славы человеческой, избегать которой обещался я пред Богом до последнего издыхания. Если позволишь, лучше я удалюсь в иную страну и потом опять возвращусь сюда, когда минет эта нужда.

    Посланный князя, убедившись, что не будет в состоянии призвать к своему господину самого блаженного Агапита, начал просить, чтобы он дал хотя трав для исцеления. По убеждениям игумена, блаженный дал посланному трав от пищи своей; их принесли к князю, последний вкусил и немедленно выздоровел, по молитвам блаженного.

    Тогда князь Владимир Мономах пришел сам в Печерский монастырь, желая видеть того, чрез кого Бог возвратил ему здравие; он никогда не встречался ранее с блаженным и теперь желал почтить его, щедро одарив. Но Агапит, не желая земной славы, скрылся; тогда князь отдал игумену принесенное для угодника Божия золото. Но спустя немного времени, тот же Владимир снова послал одного из своих бояр со многими дарами к блаженному Агапиту. Посланный нашел святого Агапита в келлии и положил пред ним подарки князя. Блаженный сказал ему:

    — Чадо, никогда, ни от кого и ничего не брал я (за исцеление), потому что исцелял силою не своею, но Христовою; не требую этого и ныне.

    Боярин отвечал:

    — Отче. Пославший меня знает, что ты ничего не требуешь; но умоляю тебя прими это, чтобы утешить сына твоего, которому чрез тебя Бог даровал здравие; дар же отдай, если тебе угодно, нищим.

    Старец отвечал ему:

    — Если ты так говоришь, то приму с радостью. Скажи пославшему тебя, что и прочее, что у него есть, — чужое, и ничего не возьмет он с собою, когда будет расставаться с жизнью; поэтому пусть и остальное раздаст он нищим. Ибо Сам Господь, Который находится среди обездоленных, избавил его от смерти, я же сам по себе никакого успеха не имел бы; и прошу, чтобы он не ослушался этих наставлений моих, дабы не пострадать более сильно.

    С такими словами блаженный Агапит взял принесенное золото и вышел с ним из келлии, как бы для того, чтобы спрятать его; вынес и бросил, сам же бежал и скрылся. Спустя немного времени боярин вышел, увидел брошенные пред воротами дары, поднял и отдал игумену Иоанну. Возвратившись к князю, он рассказал ему всё что видел у блаженного и что слышал от него; и все уразумели, что это — истинный раб Божий, ищущий награды от одного Бога, а не от людей. Князь же, не осмеливаясь ослушаться святого, начал раздавать нищим щедрую милостыню.

    После многих богоугодных трудов и подвигов, впал в болезнь и сам безмездный врач, блаженный старец Агапит. Узнав об этом, вышеупомянутой врач армянин пришел посетить его и начал спорить с ним о врачебном искусстве, спрашивая, каким средством лечится недуг Агапита.

    Блаженный отвечал:

    — Тем, каким подает здравие Сам Господь, врач души и тела.

    Армянин счёл его совершенно не знающим врачевания и сказал сопровождавшим его:

    — Он ничего не знает в нашем искусстве.

    Потом, взял его за руку и сказал:

    — Говорю истину: на третий день он умрёт; если изменится слово мое, то я изменю жизнь мою, и сам стану таким же монахом.

    Блаженный с горячностью сказал:

    — Так вот способ твоего врачевания: больше говорить о смерти, чем о помощи! Если ты искусен, дай мне жизнь; если не можешь этого, зачем унижаешь меня и осуждаешь на смерть в третий день? Меня же известил Господь, что через три месяца отойду я к Нему.

    Снова сказал ему армянин:

    — Вот ты уже весь изменился; такие никогда не выживают дольше трех дней.

    Святой Агапит действительно был в крайнем изнеможении, так что без посторонней помощи не мог даже двинуться. Между тем к блаженному Агапиту, самому сильно болящему, принесли для исцеления некоего больного из Киева. Блаженный с Божиею помощью немедленно встал, как бы и вовсе не болел, взял обычную свою траву, которую вкушал, и показал армянину, говоря:

    — Вот трава, которою я врачую: смотри и разумей.

    Тот, посмотрев, сказал святому:

    — Это не из наших трав, но, думаю, из Александрии.

    Блаженный, осуждая невежество его, дал болящему вкусить травы, помолился и немедленно сотворил его здоровым. Потом он сказал армянину:

    — Сын мой, прошу тебя, вкуси этой травы со мною, если хочешь, ибо ничем иным не могу угостить тебя.

    — Отче, — отвечал ему армянин — мы в этом месяце постимся четыре дня, и теперь я держу пост.

    Услышав это, блаженный спросил его:

    — Кто ты, и какой веры?

    Тот отвечал:

    — Разве ты не слышал обо мне, что я армянин?

    Тогда блаженный сказал ему:

    — Как же ты осмелился войти сюда и осквернить мою келлию, да еще держишь меня за грешную мою руку? Выдь от меня, иноверный [4] и нечестивый.

    И тот, посрамленный, удалился.

    После того блаженный Агапит прожил, как предрек ранее, три месяца и, немного поболев, отошел ко Господу. Будучи на земле врачем безмездным, он принял великую награду уже на небе, где нет болезни. Братия приготовили к погребению честное тело его и с обычным пением положили в пещере преподобного Антония [5]. По кончине святого, пришел армянин в Печерский монастырь и сказал игумену:

    — Отныне я оставляю армянскую ересь и истинно верую в Господа Иисуса Христа, для Которого желаю трудиться в святом иноческом чине. Блаженный Агапит явился мне и сказал:

    — Ты обещался принять иноческий образ; если солжешь, то погубишь и жизнь, и душу. Я верую, что явившийся мне свят, и если бы хотел он дольше жить здесь, то это даровал бы ему Бог. Я полагал, что он не переживет трех дней, а Бог прибавил ему три месяца, а если бы он желал, то жил бы и три года. Но я думаю, что сам он, как святой, захотел оставить нас, стремясь в Царство святых и если преставил его Бог из временной жизни в сей обители, за то даровал ему жизнь вечную в обителях небесных. Поэтому желаю скорее исполнить повеление этого святого мужа.

    Игумен, выслушав армянина, постриг его в иноческий образ и долго наставлял врача телес, чтобы он, последуя блаженному Агапиту, был искусен во врачевалии своей души. Армянин подвизался богоугодно и, проведя остальную жизнь в том же Печерском монастыре, здесь же принял блаженную кончину, предав душу свою в руки врача душ и телес, Господа нашего Иисуса Христа, славимого с безначальным Отцом и с Пресвятым, благим и животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

    (обратно)

    Память преподобного отца нашего Дионисия, игумена Глушицкого, нового чудотворца

    Сей преподобный отец наш Дионисий подвизался сперва вблизи озера, называвшегося Великим Кубенским [1] и находившегося на расстоянии четырнадцати поприщ [2] на восток от города Вологды. Впоследствии он оставил это место и в сопровождении инока, по имени Пахомия, стал обходить многие места, расположенные в окрестностях названного озера, ища такого, где бы в уединении он мог отдаться служению Богу. Преподобный Дионисий и Пахомий пришли в селение, называвшееся Лучицей [3], и здесь прежде всего построили себе келлию, а вскоре после сего соорудили и церковь во имя святого Николая, которую и освятили по благословению ростовского епископа Григория. После сего стали собираться к ним иноки, чтобы жить с ними и подвизаться для душевного спасения. Устроив на указанном месте монастырь, преподобный Дионисий учредил в нем общежитие и, приняв после сего сан священника [4], стал в чистоте приносить жертву Господу.

    Вскоре после сего преподобный поставил настоятелем устроенного им монастыря ученика своего, вышеназванного Пахомия, и, преподав благословение мира братии, сам удалился из монастыря на расстояние пятнадцати поприщ, на реку Глушицу, и там остановился на ночлег. В тонком сне он услышал как бы голос, раздающийся в этом пустынном месте и зовущий его. Он тотчас же пробудился, почувствовал великую радость и, сотворив молитву, водрузил на сем месте крест, который принес с собою, а потом под одним деревом, — которое и до настоящего времени растет внутри монастыря, имеет чёрные ягоды и называется черёмухой, — соорудил себе небольшую келлию. Один человек, страдавший зубною болью, съел с верою ягоду с этого дерева и тотчас же почувствовал себя здоровым. После сего преподобный Дионисий предался на сем месте строгому воздержанию, всенощному бодрствованию, посту и молитве. И спустя немного времени один за другим стали приходить к нему на это место иноки, так что число учеников его стало умножаться. Видя это, преподобный построил на этом месте церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного Ее Покрова [5], и устроил монастырь. Прошло несколько лет после сего, и число иноков увеличилось до того, что помещение в церкви оказалось для них малым, и они стали просить святого Дионисия, чтобы он построил для них другую церковь, большую этой. Исполняя просьбу братии, преподобный построил новую церковь, [6] значительно большую первой, чудно украсил ее иконами [7], снабдил книгами и неленостно стал поучать братию, наставляя их в том, что должно было принести им душевную пользу.

    Однажды, когда преподобный собрался идти в церковь к богослужению, на него напало множество бесов. Скрежеща зубами, они стали его бить, а затем, поднявши пол, положили его там и говорили ему:

    — Уйди из этого места, иначе ты умрешь злою смертью!

    Но преподобный молитвою победил их слабую силу, и они тотчас же исчезли. Между тем братия, не видя святого, пришли в его келлию и, нашедши его придавленным половыми досками, подняли пол, после чего он сказал им:

    — Видите, братия, какую борьбу ведут с нами враги наши, но пусть это не устрашает нас.

    После сего преподобный Дионисий тайно от братии ушел из монастыря и пришел в пустынное место, находившееся в четырех поприщах к югу от большой лавры [8] на берегу той же реки Глушицы и называвшееся Сосновцем. Здесь он соорудил церковь во имя Иоанна Крестителя [9], построил келлии и переселил сюда из своего монастыря некоторых из братии. Он сказал им, что здесь будет погребено тело его и поведал им всё необходимое для своего содержания получать из большой лавры. На этом последнем месте своих подвигов еще за семь лет до своей кончины преподобный сам выкопал для себя могилу, чтобы она каждый день напоминала ему о том часе, когда в нее будет положено тело его. С этого времени он еще более усилил свои богоугодные подвиги в посте, молитве и бодрствовании и много раз всю ночь простаивал на морозе, утруждая этим плоть свою. Совершив силою Христовою множество чудес и причастившись пред исходом души своей Пречистого Тела и Крови, преподобный Дионисий преставился в вечный покой [10].


    Тропарь, глас 1:

    Божественною любовию от юности распалаемь Дионисие преподобне, вся яже в мире красная возненавидев, Христа единаго возлюбил еси: и сего ради во внутреннюю пустыню вселился еси, со зверьми живый, весь Христови [11]. Отонудуже и всевидящее око [12] твоя труды видев, даром чудес и по преставлении обогатил тя есть. Темже вопием ти: моли непрестанно о всех нас, честную память твою присно в песнех почитающих.


    Кондак, глас 8:

    Все твое умное желание к Богу вперив, тому невозвратно от души последовал еси, в пустыню вселився, и тамо ангельски пожив, многим путь был еси ко спасению: сего ради и Христос тебе прослави, и даром чудес обогати. Темже вси вопием ти: радуйся Дионисие преподобне, пустынный жителю.

    (обратно) (обратно)

    Память 2 июня

    Житие во святых отца нашего Никифора Исповедника, патриарха Цареградского

    Великий поборник благочестия, святой Никифор родился в Царьграде [1] от благочестивых и богобоязненных родителей Феодора и Евдокии. Отец его сподобился исповеднического венца, потерпев раны и изгнания за почитание святых икон. В царствование Копронима [2] он занимал должность нотария [3] по тайным царским делам, и на него к злочестивому царю поступил донос, что он благочестиво почитает святые иконы, поклоняется образу Спасителя, Пречистой Богоматери и всех святых. Царь немедленно призвал к себе блаженного Феодора, подверг его допросу и, убедившись в справедливости доноса, долго принуждал его оставить иконопочитание; когда же раб Христов не оказал повиновения царской воле, то после жестоких побоев, был сослан на заточение в город Молин, брошен здесь в ужасную темницу, в которой и страдал за правоверие. Спустя несколько времени, его снова призвали в Царьград и еще упорнее понуждали склониться к ереси, проповедуемой царем; но он остался как адамант [4] твёрдым в благочестии, соглашаясь скорее принять раны и смерть, чем нарушить церковные законы и предание святых отцов. По повелению беззаконного царя он снова был подвергнут различным жестоким мучениям, и снова же послан в изгнание; проведя в Никее [5] узником и страдальцем шесть лет, он отошел ко Господу в вечную свободу блаженной жизни.

    Супруга его, честная Евдокия, была участницей всех бед и зол своего мужа, последовала за ним в изгнание, страдала в узах, не разлучаясь с ним ни телом, ни духом. По кончине мужа она возвратилась в Царьград и богоугодно проводила дни свои, как подобает христианской вдовице. В течение этого времени сын ее Никифор после изучения наук получил при царском дворе должность отца своего. Затем блаженная Евдокия сподобилась увидеть своего сына сначала в ангельском образе, а потом и святительском сане; тогда, возблагодарив Бога, она удалилась в женский монастырь, постриглась в иночество и после богоугодных подвигов преставилась ко Господу в маститой старости.

    Блаженный Никифор, о котором наше слово, был святою ветвью от святого корня: от сосцов материнских воспитанный в благочестии, возращенный в добронравии и наставленный на богоугодное житие, он проводил лета юности целомудренно, в великом воздержании, и был исполнен премудрости внешней и внутренней — мирской и духовной: он изучил в совершенстве не только книги еллинских любителей мудрости, но и Божественные Писания; красноречивый оратор, украшенный всякими добродетелями, отличавшийся разумом и добронравием, он был любим и почитаем всеми. Возмужав, Никифор в царствование Льва, сына Копронимова [6], был удостоен сана царского советника и соблюдал правоверие посреди зловерных, поклоняясь святым иконам и других приводя к тому же богомудрыми увещаниями. Когда же, по смерти Льва, в царствование его сына Константина и матери последнего Ирины [7] созван был в Нике седьмой Вселенский собор против иконоборной ереси [8], тогда блаженный Никифор, будучи еще мирянином, оказал существенную помощь заседавшим на соборе святым отцам, как человек мудрый и весьма сведущий в Божественном Писании; как мужу выдающейся знатности, ему было поручено говорить на соборе от имени царя.

    Таким образом, еще до епископства он явил себя исповедником и учителем православия, посрамляя еретиков при решении спорных вопросов, за что и ублажали и благословляли его святые отцы собора.

    После того собора, Никифор еще несколько лет оставался в мирском почетном сане царского советника. Потом, убедившись, что труд для суетного и мятежного мира не приносит пользы душе, — он видел, что во дворце начинаются раздоры между сыном и матерью, — Никифор, пренебрегая суетной славой, оставил высокий сан, удалился из города и поселился на одном дальнем и безмолвном месте при Босфоре Фракийском [9], там он начал уединенно трудиться для одного Бога, в молитвах и посте стремясь к своему спасению. По прошествии некоторого времени он построил церковь, собрал иноков, образовав монастырь; сам еще не нося иноческого чина, уже трудился он как инок, испытывая себя, может ли переносить подвиг иноческой, полной скорбей, жизни. И жил он так много лет почти до половины царствования Никифора [10].

    По отшествии ко Господу святейшего патриарха цареградского Тарасия [11], блаженный Никифор, мирянин по внешнему виду и совершенный инок по жизни, был избран на патриаршество и в то время впервые принял чин иноческий, а затем сначала был рукоположен во пресвитера, а потом, против своего желания и по убеждению царя Никифора, в самый пресветлый день святой Пасхи был возведен на престол архиерейский. И украшал он святую Церковь учительным словом и добродетельным житием, исправляя развращенных, утверждая правых и отгоняя еретиков как волков от словесного стада. В те годы шла война у греков с болгарами, и царь Никифор, отправившись на войну, был убит. После него царствовал сын его Ставрикий, но недолго, всего два месяца, потом умер. После Ставрикия принял царство благочестивый муж Михаил, прозываемый Рангав, который ранее имел сан киропалата [12]. Через два года его изгнал Лев Армянин [13], похитивший скипетр греческого царства. Святейший Никифор послал к этому хищнику, до венчания его на царство, епископов с исповеданием православной веры, прося нового царя подписать своею рукою, по обычаю прежних благочестивых царей, обещание содержать неизменно догматы святой веры, изложенные в том исповедании. Лукавый и лицемерный царь на словах показал себя усердным к благочестию и обещался подписать исповедание, но только не ранее венчания:

    — Когда, — сказал он, — будет на меня возложен венец царский, тогда подпишу.

    И поверили этой лисице. Вместо исповедания благочестивой веры льстец подписал тайно принесенную ему еретиками книгу, повинуясь более подобным себе хищным волкам, чем истинным пастырям. Потом с великою пышностью и славою царскою вошел он в соборную Софийскую церковь; когда же совершался обычный чин венчания царского, и святейший патриарх возлагал венец на голову, его недостойную, открыл Бог святейшему патриарху, каков будет этот царь: ибо возлагаемый царский венец превратился в руках патриарха как бы в венец терновый и остриями болезненно колол руки архиерея, который познал, что это служит знамением предстоящего вскоре гонения и мучительства от того царя, о чем с душевным сокрушением и известил свой клир.

    На другой день по венчании, святой Никифор снова просил царя исполнить обещание и подписать исповедание правоверия, следуя примеру прежних благоверных царей, но Лев уже вступил на путь лжи и, оскверняя царскую порфиру, решительно отказался исполнить предложение святителя. Прошло несколько времени, и царь начал явно хулить святые иконы, вооружившись не против врагов, отовсюду наступавших на Грецию и опустошавших ее, но против икон Христа, Пречистой Богородицы и всех святых, и против поклоняющихся им. Собрав к себе в Царьград всех епископов и пресвитеров, за разные вины по правилам отлученных от служения у божественного алтаря, он дал им места в царских палатах, и, питал их как откармливаемых зверей, он снискивал через это расположение тех, имя которых чрево [14]; царь часто беседовал с ними, поучаясь иконоборной ереси, и советовался, какими бы способами восстановить хульный догмат против икон, отвергнутый седьмым Вселенским собором. Чтобы удобнее склонить их к единомыслию с собою, он обещал им не только возвратить прежние звания, которых они были лишены, но еще и увеличить им почести. Надменные милостью царя, они начали усердно помогать ему, всюду тревожа преследованиями правоверных. Именем царя они собрали из всех мест бесчисленное множество книг и сообща рассматривали их; и если находили какую-нибудь книгу еретическую, написанную против икон, ту принимали охотно, как честное Евангелие, и хранили у себя, а если встречалась книга, написанная против иконоборной ереси, ту они немедленно как мерзость бросали в огонь и сожигали. Потом царь повелел всем греческим епископам собраться в Царьград на собор. Епископы отправились каждый из своего места и, прибыв в город, являлись по обычаю к святейшему патриарху Никифору. Царь же повелел немедленно захватывать таких епископов и ввергать в темницу; тех из них, которые, под страхом навлечь на себя его грозный гнев и преследования, склонялись к еретическому единомыслию с ним, он освобождал от уз и темниц и удостаивал почестей, а непоколебимо пребывавших в правоверии бесчестно угнетал узами, мучил голодом и жаждою. Весьма многие, под влиянием страха, присоединялись к единомыслию с царем, и еретическое сонмище приобрело значительную силу. Лжеучители начали дерзновенно и невозбранно распространять по всем церквам свои хульные учения, склоняя народ не почитать святых икон, истинных же учителей православия они изгоняли из церквей, причиняли им зло, и даже самого святейшего патриарха, богогласную трубу, пытались принудить к молчанию и возбранить ему вход в соборную церковь.

    Служитель Божий, святой Никифор, слыша и видя все происходившее в Церкви, непрестанно со слезами молил Бога, да сохранит Он Церковь Свою непорочною и да соблюдет стадо Свое невредимым от еретиков. Призывая к себе многих правоверных, он увещевал их, просил и наставлял: не соединяться с еретиками, избегать закваски (Мф.16:6; Лк.12:1–9) и учения их, как укушения ехидны, не устрашаться лютого того времени и угроз мучителя, убивающего тело, а не душу (Лк.12:4–10).

    — Если, — учил он — и весь народ за царем уклонится в ересь, и лишь немногие останутся верны правой вере, то всё же оставшиеся пусть не смущаются своей малочисленностью, ибо Господь благоволит не множеству: Он призирает на одного боящегося и трепещущего слов Его более, чем на множество пренебрегающих страхом Божиим, по Своему слову в Евангелии: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк.12:32).

    Потом святейший патриарх созвал к себе известнейших архиереев: Емилиана кизического, Евфимия сардийского, Иосифа фессалонитского, Евдоксия амморейского, Михаила синадского, Феофилакта никомидийского, Петра никейского и многих других святых отцов, в числе которых были Феодор Студит [15], Никита, игумен мидикийский, и другие правоверные мужи. После долгой беседы с ними о почитании святых икон, веденной на основании божественного Писания и предания святых отцов, он отправился с вечера в соборную церковь святой Софии и начал всенощное пение, моля Бога о ниспослании мира Церкви и об избавлении ее от ереси. Царь, узнав о том, смутился и испугался, как бы патриарх не поднял мятежа против него среди народа, во множестве собравшегося в церковь на всенощное пение: он знал, что народ любит патриарха, и что все охотно будут повиноваться ему даже до готовности умереть за него. И вот на рассвете царь посылает в церковь к патриарху сказать:

    — Зачем ты смущаешь народ и строишь ковы против царя, который желает общего мира и единомыслия? Зачем возбуждаешь на мятеж безумных людей, и кровью междоусобной рати хочешь наполнить царствующий град?

    Святейший патриарх отвечал посланным царя:

    — Ни о чем подобном тому, что вы говорите, мы и не помышляем; даже на ум нам никогда не приходило то, что о нас думает пославший вас царь. Мы собрались в дом Божий не для какого-либо враждебного царю совета, но на славословие Божие, на моление и мольбы, да умилостивится Бог и оградит миром Церковь Свою, царя и весь народ, да упразднит еретические шатания, а всех утвердит в единомысленном правоверии.

    Посланные сказали;

    — Нет, не так это, как ты говоришь: одно говоришь ты устами, а другое помышляешь в сердце твоем, и помышляемое хочешь привести в исполнение. А так как ты явно собираешься восстать против царя, то сам и твои единомысленники при наступлении дня идите в царскую палату, и там отвечайте самому царю на предложенный нами вопрос, чтобы и царь мог обстоятельнее узнать о ваших намерениях.

    Так сказав, посланные ушли. Все бывшие в церкви, видя и слыша это, поняли, что будет потом, — какое гонение и зло предстоит перенести служителю Божию и всей Церкви Христовой, и начали молиться еще усерднее, со многими слезами и воздыханиями. По окончании всенощного бдения, святейший Никифор вышел на средину церкви и поучал во всеуслышание:

    — О собор, собранный Духом Божиим! Кто ожидал, что святая Церковь подвергнется таким бедам, какие теперь мы видим!? Вместо радости испытывает она печаль и от тишины переходит к смущению. Пасущая на доброй пажити словесное стадо терпит хищение от развратившихся, и Матерь, увещевающая всех чад своих к единомыслию, раздирается на части! Та Церковь, которую Христос приобрел честною Своею кровью, которую сохранил в чистоте от всякого порока (Ефес.5:27), оградил Апостолами, пророками, мучениками и святыми всех чинов и показал как рай украшенный и огражденный стенами, — какие беды терпит она ныне от людей, которые по внешности подобны нам, а на самом деле отстоят далеко от нас, сделались врагами нашими и до того дошли в своей злобе, что вместе с образом наносят бесчестие и тому, кто на нем изображен, и вместе с написанным на доске ликом Христовым отвергают и Самого Христа: ибо как честь, так и бесчестия, творимые образу, относятся к тому, кто изображен на иконе. Ныне враги правды уничтожают древнее церковное предание о почитании святых икон и узаконяют новое, противоположное прежнему, изобретенное еретиками, и тем смущают души верных. Братия и чада! Молю вас, не будем боязливы и малодушны, угрозы их да не ужасают сердец наших; будем ожидать Божией помощи. Враждующие против нас и стремящиеся истребить в Церкви правду подобны плывущим против быстрин речных: они, в конце концов, окажутся в глубине от изнеможения, ибо истина неодолима, и увенчивает почитающих ее, побеждая ратующих против нее. Кто ее держится, тот и безоружный одолеет врага; кто ее лишился, тот легко будет побежден, хотя бы и был вооруженным на брань воином. Свидетели наших слов те, о которых мы говорим: они не имеют никакого познания истины, над ними смеются даже отроки, учащие букварь, ибо они противоречат сами себе в своих суетных мудрствованиях, как бы съедая, подобно беснующимся, свою плоть. Разумеете ли, что я говорю, братия?

    Все, присутствовавшие в церкви, воскликнули:

    — Знаем и убеждены, святейший отче, что вера наша православная есть истинная, и за нее мы все готовы умереть.

    Патриарх сказал:

    — Подобает нам, братия, пребывать согласными и единодушными в исповедании православной веры, чтобы наши противники не могли ни одного от нас отторгнуть к своему злочестию: ибо благодатью Христовою нас больше, чем их.

    Люди, взывая громким голосом, снова давали твёрдое обещание стоять за Церковь даже до смерти. После продолжительной беседы с народом в церкви, святейший патриарх, при наступлении дня, возложил на плечи омофор и с бывшими при нем епископами, игуменами и со всем клиром отправился в царские палаты. За ними пошло также много народа. Когда же патриарх с православными достиг дворцовых ворот, то все были удержаны, пропущен был один только первосвятитель. Обыкновенно греческие цари принимали благословение от патриарха и взаимно целовали правую руку в знак духовной любви. Злочестивый же Лев Армянин не оказал входившему патриарху обычного почтительного приветствия, не попросил его благословения, даже не предложил ему сесть, но, грозно смотря на него, начал говорить с гневом:

    — Что это за раскол возник среди вас, и на царскую честь ков и восстание? Без нашего ведома собираете соборы, смущаете народ и побуждаете его к волнению и мятежу? Собирать без нашего соизволения и совета соборы и распространять в народе, будто мы держимся зловерия, а не церковного учения, не есть ли явная вражда и начало раздоров? Если бы мы хотели искоренить правые, называемые вами древними, уставы, то своевременно было бы нас хулить, уничижать и обвинять в злочестивой ереси; теперь же, когда, из любви к правоверию, мы желаем истребить раздоры и несогласие и всех привести к единству веры, зачем вы хулите нас, враждуете и говорите, будто мы обижаем Церковь, между тем как мы печемся о ее мире и тишине? Разве ты не знаешь, что много народа в смятении отторгается от Церкви ради того, что иконы пишутся и поставляются; отторгающиеся приносят книги и показывают в них слова божественного Писания, которыми возбраняется делать иконы и почитать их? И если на возбуждаемые ими вопросы не будет ответов, то что воспрепятствует разделению в вере, которой уже никогда не прийти в соединение? Поэтому ради тех, кто волнуется умом и смущается недоумением, подобает вам немедленно иметь прение с этими отторгающимися (от Церкви) из-за икон. Наша власть желает и повелевает, чтобы или вы опровергли и привели их в ваше мудрование, или, побежденные в споре, сами им покорились; тогда и мы, увидев, где истина, присоединимся к лучшей стороне и утвердим ее нашей царской властью, чтобы, таким образом, стоять ей непоколебимо.

    Святейший Никифор отвечал царю:

    — Нет, молю твое величество, не считай нас виновными в расколах и мятежах. Даже молитвой, как оружием против царской твоей власти, мы не пользовались, ибо от божественного Писания научились молиться за царя, а не желать ему зла (1 Тим.2:2). Также не обращаем мы в еретическое умствование и пагубу здравых слов и учений веры, ибо дерзающих делать подобные дела повелевает учитель правды, святой Иоанн Богослов, не принимать в доме и не приветствовать (2 Иоанн.10). Достоверно известно не только нам, но и всякому, кто обладает малейшим смыслом, что мир и тишина — дело весьма доброе: и если кто бывает виновен в нарушении мира, того по справедливости все должны назвать злодеем. Тот царь добр, который умеет обращать брани в мир, и мятежи в тишину; ты же с единомысленниками твоими задумал навести брань на Церковь, пребывающую в мире, и, оставив святые законы, по которым прославляется крест Христов и благочестие озаряет светом вселенную, предложил ввести помраченное учение пагубных людей, которого ни одна из Церквей не принимает: ибо ни Иерусалим, ни Рим, ни Александрия, ни Антиохия не отвергают икон Христа, Пресвятой Богородицы, Апостолов и прочих угодников Божиих, но, напротив, благочестиво почитают их по преданию святых отцов. Который из Вселенских соборов, утвердивший Духом Святым догматы православной веры, одобрил и принял иконоборные мудрования? И ты, царь, поэтому, не восстанавливай отвергнутую ересь и не вводи в святую Церковь уже осужденного мудрования. У нас же с еретиками прения не будет, ибо какая нужда препираться о том, что уже было соборно святыми отцами опровергнуто, отвергнуто и предано анафеме?

    Царь возразил на это святейшему Патриарху:

    — Не Моисею ли Бог сказал: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им» (Исх. 20:4–5). На каком же разумном основании вы пишете иконы, и ту честь, которая подобает Самому Богу, воздаете созданным вами образам и иконам? Что идолопоклонники делали в старину, то и вы теперь делаете, пренебрегая заповедью Божией, данной Моисею, а чрез него и всем людям, не только древним ветхозаветным, но и нам новоблагодатным, верным христианам.

    Святейший Никифор отвечал:

    — Разве ты не знаешь, зачем израильтянам, по исходе их из Египта, была дана Богом заповедь не творить кумиров и всякого подобия? Затем, что жизнь в Египте приучила израильтян к нечестию и идолопоклонническому многобожию египтян, которые боготворили то неких людей, давно уже умерших, то птиц небесных, зверей земных, гадов, рыб и разные чудовища, делали подобие их и поклонялись им, как истинному Богу. Чтобы искоренить в израильтянах идолопоклонство, которому они навыкли в Египте, Бог дал им заповедь о нетворении кумиров, ни всякого подобия, но не возбранил творить честные образы и иконы, которые служат не к уничижению, но к умножению Богопочитания. Ибо не повелением ли Того же Бога Моисей создал скинию и оковал со всех сторон золотом Ковчег завета, в котором хранились скрижали, жезл Ааронов и манна? (3 Цар.7:23 и след.) Разве не повелел Бог сделать золотых херувимов и поставить их над кивотом в скинии, и по завесам скинии разве не были вытканы подобия лиц херувимских? И всё это разве не почиталось израильтянами, как честное и божественное, а пред всем этим разве не поклонялись израильтяне Богу и не приносили жертвы? Когда же они кланялись и приносили жертвы пред скиниею, кивотом и херувимами, то не скинии, не кивоту, не херувимам поклонялись и приносили жертвы, но самому Богу, живущему на небесах; скинию же и кивот с тем, что было в нем, и подобие херувимов почитали честно, как предметы божественные, а не обоготворяемые, как и мы ныне поступаем, поклоняясь святым иконам, зажигая пред ними свечи и устрояя лампады. Не доске и не краскам мы кланяемся, но самому лику Христа воплощенного Бога, изображенному на иконе, и не Божество Христово пишем на иконе, — ибо Оно, как невидимое и непостижимое, не изобразимо, — но начертываем человечество Христово, некогда виденное человеческими очами и осязанное руками, и не называем иконы Христовой Богом, но изображением лица Христа Бога. Христу Богу пред Его святою иконою мы кланяемся как Богу, а икону Христову почитаем как предмет божественный, но не обожаем ее. Подобное должно сказать и об иконе Пресвятой Богородицы, и о прочих святых, в которых почитается Самый Бог, дивный во святых Своих. Но начав о ветхозаветном, мы еще не кончили. Разве не повелел Бог Моисею вознести в пустыне медного змия, чтобы люди, укушенные змеями, приходили и взирали на него? И не был ли тот медный змий чудотворным образом, чудесно исцелявшим тех, которые терпели укушение от живых змей? Ибо тот змий имел целебную силу не сам по себе, но от Того, Кого прообразовал. Прообразовал же он Христа Спасителя нашего, Которому должно было вознестись на древо крестное, по слову, сказанному потом Самим Христом в Евангелии: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому» (Иоан. 3:14)

    И что удивительного в том, что и ныне святые иконы бывают чудотворными, если еще в Ветхом завете от медного змия творились чудеса? Но как этот змий творил чудеса не сам по себе, но силою Того, Кого прообразовал: так и святые иконы бывают чудотворными силою изображенного на них лица. Вспомним еще и храм Соломона: вменил ли Бог Соломону в грех то, что в созданном храме сотворил он иных, кроме сделанных Моисеем, больших золотых херувимов, и изобразил подобие их по стенам, столпам и дверям, и сотворил медное море на двенадцати изваянных волах? Не только Бог не вменил этого Соломону в грех, но даже показал, что это дело благоугодно Ему, когда Сам посетил тот храм и всё, что в нем, ибо написано: «облако наполнило дом Господень; и не могли священники стоять на служении, по причине облака, ибо слава Господня наполнила храм» (3 Цар. 8:11).

    Итак, упомянутая раньше тобою, о, царь, заповедь закона Божия о нетворении всяких подобий, данная Моисею, уничтожает только языческое идолопоклонство, а не наше христианское благочестие, — почитание святых икон. Если бы Бог этою первоначальною Своею заповедью также запрещал совершенно всякое писание и подобие честных лиц, как запрещал он изображения нечестивые, то противоречил бы Сам Себе, повелев потом Моисею, как было сказано, создать скинию и ее принадлежности, да еще вознести скованного из меди змия. Но так говорить не подобает: не противоречит Бог Самому Себе, и как верен во всех словах Своих, так свят во всех делах Своих. Он заповедал словом не творить языческих кумиров; изображать же для церковного украшения и славы Божией святые иконы — этому научил делом, Сам на это наставил Моисея, повелев изобразить подобие херувимских лиц.

    Так и многое другое говорили царь и патриарх о святых иконах сначала наедине, потом были допущены внутрь и стоявшие за дверьми епископы и клирики. Вошло и много сенаторов; еще царь вызвал туда вооруженных воинов с обнаженными мечами, на устрашение тех, кто не хотел согласиться с ним. Что там было, какие рассуждения, и какое величие души и смелость обнаружили безбоязненные сердца, о том написано в житии преподобного Феодора Студита, 11 ноября, и в житии святого Никиты исповедника, в 3 день апреля. Кончилось же всё это гневом и яростью царя и изгнанием с бесчестием из царской палаты патриарха и всей дружины его. Епископы, бывшие при святейшем Никифоре, немедленно были посланы на заточение в различные места, но патриарх был до времени оставлен на своем месте, отчасти потому, что не решались окончательно сделать ему зло, отчасти из боязни, как бы народ не поднял из-за него восстания и мятежа. Клириков же и многих из монашеского чина мучили в темницах и узилищах ранами и морили голодом и жаждой, принуждая к ереси.

    Святейший патриарх, видя, что царь вполне отпал от правоверия, и Церковь весьма смущена, чин же духовный подвергается гонению и страдает, написал к царице, увещевая ее подать царю необходимый совет прекратить такое гонение, писал также и к градоначальнику Евтихиану, единомысленному с царем и первому советнику его. Движимый ревностью апостольскою и пророческим духом, он к увещаниям присоединил и следующее строгое слово:

    — Если не перестанете совращать с прямых путей Господних, карающая рука Господня будет на вас скоро.

    Однако святой патриарх не только не мог убедить упорных, но даже подвиг их на большую ярость. Царь послал одного патриция Фому отнять у патриарха управление соборною церковью святой Софии и не допускать, чтоб патриарх служил в ней и говорил поучение к народу, так что патриарх в своем доме был как в заточении, никуда не выходя. От печали и от многих подвигов он изнемог телесно, впал в недуг и лежал на одре болезни, ожидая кончины своей; еретическое же сборище не переставало волноваться и желало с ним прения. Послан был от царя и от единомысленников его брат царицы, именем Феофан, саном спафарий [16], к святейшему патриарху, чтобы привести его для прений с ними. Святой отвечал посланному:

    — Пастырь, лишенный овец, не выходит на рать против волков, и ищущий себе здравие не борется со зверьми. Зачем вы, отняв у меня вверенных мне Христом овец, призываете меня на прение, чтобы я один боролся с еретиками, как с волками? Если вы этого желаете, то возвратите мне овец моих, отпустите из уз и темниц священников и клириков, и пусть каждый примет свое место, да будут возвращены из изгнания архиереи и да примут вновь свои престолы, а находящиеся ныне на их местах еретичествующие лжеепископы, неправильно возведенные, да будут извержены, и все правоверные, гонимые и страждущие, да получат отдых (от гонения) и первоначальную свою свободу: тогда, если будет угодно Богу и если я выздоровею, мы будем готовы соборно обличить принятую гибельную злобу еретичествующих. Собору же и беседе о вере следует быть в соборной великой Церкви, где Сам Христос Бог присутствует в пречистых Тайнах, а не в царских палатах, ибо о церковном должно рассуждать в Церкви, а в палатах — устроять гражданские дела.

    С таким ответом Феофан возвратился к пославшим его. Те еще более озлобились на святого, и снова отправили к нему нескольких из сборища своего, чтобы призвать его уже на суд. Святой патриарх возразил им:

    — Кто меня призывает на суд? Кто либо из патриархов — римский, александрийский, антиохийскй или иерусалимский? Если же их в соборе вашем нет, то к кому мне идти? Или вы меня, патриарха, призываете? Вы ли, беззаконные, будете судить меня, законного пастыря? Не пойду к явным врагам моим, которые, как лютые звери, приготовились растерзать меня без вины с моей стороны. Да и как я пойду больной, когда не в состоянии даже встать с одра? Разве с одром возьмете и понесете меня?

    И эти посланные возвратились без успеха. Тогда еретическое сборище, исполненное великой злобы, незаконно лишило сана ни в чем неповинного, святого и богоугодного мужа, патриарха Никифора, и предало его анафеме, само будучи в высшей степени достойно извержения и проклятия; они предали анафеме не только святого Никифора, но и предшественников его, святейших патриархов правоверных и отшедших ко Господу после блаженной кончины, Тарасия и Германа. Этим и закончилось лукавое соборище еретическое.

    Поздно вечером царь послал воинов взять Никифора из патриаршего дома и вести его в заточение. Свирепые воины подступили к дому с оружием и дреколиями; производя шум и мятеж, злословя святейшего Никифора и прежде бывших патриархов Германа и Тарасия. Услышав это, патриарх прослезился и благодарил Бога, что сподобился таких злословий за православие. Вышеупомянутый патриций Фома, которому царь вверил соборную церковь святой Софии, будучи вместе с тем и блюстителем патриаршего дома, повелел воинам прекратить шум, крепко запер входные двери патриаршего дома, пошел к царю и сказал ему:

    — Государь! Нет нужды во множестве воинов, иначе народ, услышав шум, соберется и сделает какое-либо зло; пошли только двоих мужей и с ними несколько слуг, чтобы вынесли патриарха на руках, ибо он очень болен и не может идти сам.

    Царь так и сделал, — приказал воинам отойти от патриаршего двора, а через час прислал двух мужей из своего дворца; и был выведен, или скорее вынесен святейший Никифор из своего дома. Желая помолиться в своей великой престольной церкви святой Софии, он вошел в нее, поддерживаемый двумя мужами, повелел зажечь свечи и кадить фимиамом, простерся на землю крестообразно и долго молился, рыдая и орошая землю слезами. Потом он встал с земли; увидев неких православных, тоже пришедших в храм и плакавших о патриархе, он благословил их, в последний раз простился с ними со словами:

    — Чада, я нашел вас правоверными христианами и оставляю вас правоверными христианами.

    И вышел из церкви. Воины посадили его на колесницу, и в полночь, когда все спали, отвезли на берег моря. Здесь положили его в ладью и перевезли в Хрисополь [17], в некое место, называемое Волуе [18], где был монастырь. Так был неповинно изгнан с престола своего великий угодник Божий святейший патриарх Никифор, после девятилетнего управление Христовой Церковью. Спустя недолгое время, он был отослан далее на остров Проконнис [19], в монастырь святого великомученика Феодора. Когда же, направляясь к этому острову, везли его на корабле мимо страны, где находился преподобный Феофан, игумен великого села, оба святые мужа прозорливыми очами увидели и приветствовали друг друга. Преподобный Феофан, будучи в келлии своей, повелел ученику своему положить в кадильницу горящие угли, зажег свечи, возложил на угли фимиам и поклонился до земли, беседуя как бы с неким лицом, шедшим мимо. Ученик спросил его:

    — Отче! что ты делаешь? Кому поклонился и с кем беседуешь?

    Преподобный отвечал:

    — Святейший патриарх Никифор, неправедно изгнанный за правоверие, следует в заточение на корабле мимо этой страны; для того мы зажгли свечи и фимиам, чтобы воздать патриарху подобающую честь.

    В то же время святейший патриарх Никифор, находясь на корабле, внезапно преклонил колена, взаимно поклонился святому старцу и, простерши руки в воздух, преподал благословение. Один из бывших с святейшим на корабле спросил его:

    — Кого благословляешь, святейший отче, и пред кем преклонил колена?

    Патриарх отвечал:

    — Феофан исповедник, игумен великого села, приветствовал нас, и почтил зажженными свечами и фимиамом, я же с своей стороны поклонился ему, ибо и он в непродолжительном времени пострадает, подобно нам.

    Что вскоре и сбылось. Достигнув назначенного ему места изгнания, святитель Христов Никифор провел там в тесноте и частых болезнях, терпя скудость в необходимом, тринадцать лет, и перешел на вечный покой ко Господу. Преставляясь же, радостною душою произнес слова Давида: «Благословен Господь, Который не дал нас в добычу зубам их! Душа наша избавилась, как птица, из сети ловящих: сеть расторгнута, и мы избавились» (Пс.123:6–8).

    Сказав это, он предал душу свою в руки Господа своего, и рыдали по нем верные, а еретики радовались. Честное тело его было погребено в церкви святого великомученика Феодора. Потом, когда ересиархи погибли, иконоборное мучительство прекратилось и снова воссияли тишина и правоверие, честные мощи святого Никифора были перенесены 13 марта 846 года в Царьград, в царствование Михаила, сына Феофила, и матери его Феодоры, и с честью положены в соборной церкви святой Софии, во славу Христа Бога нашего, с Отцом и Святым Духом славимого во веки, аминь.


    Кондак, глас 4:

    Победы венец с небесе, о Никифоре преславный, яко прием от Бога, спасай верою почитающыя тя, яко священноначальника Христова и учителя.

    (обратно)

    Страдание святого великомученика Иоанна Нового

    Немного святых мужей, своею богоугодною, добродетельною жизнью давших нам пример для подражания; в числе их находится и настоящий угодник Божий, не меньший первых, хотя и последний по времени. Владыка Христос почтил венцами не только мучеников первых веков, но и ныне, в последние времена, открывает дверь (Царствия Своего) тем, кто сего ищет, удостаивая их той же славы и дарований. Итак начнем повествование о святом Иоанне, доблестном воине Христовом, исполненном благодати Святого Духа, — кто он был, откуда родом и как сподобился лика и венца мученического.

    Родиной этого мужа был Трапезонт, славный и великий город, лежащий в странах восточных, близ Ассирии и границы великой Армении. Изобилуя всем необходимым, этот город служит удобным пристанищем для кораблей, отовсюду приплывающих к нему; жители же его, имея пребывание свое при море, занимаются торговлею и мореплаванием, откуда и приобретают себе средства к существованию. Так точно и блаженный Иоанн занимался торговлей, совершая частые путешествия по морю к разным городам. Однажды пришлось ему с значительным запасом товаров войти на корабль иноземного мужа, который родом был фряг [1], верою не восточного исповедания, нравом груб, не милостив и бесчеловечен. Во время плавания святого с тем мужем, начал враг диавол завидовать непорочной жизни Иоанна: он едва переносил добродетельную жизнь блаженного, часто видя его в молитве и посте, благонравным и для всякого доступным, милосердым к терпевшим нужду на корабле и к тем, кому приходилось болеть. Раб Христов утешал таких людей, подавая им необходимое от своего достатка, простирая им щедрую руку с помощью; с глазами, полными слёз, говорил он в себе:

    — Если окажешь милость страждущему брату, будешь и сам помилован; и если утешишь скорбящего, и сам сподобишься утешения от Бога.

    Невидимый враг видел это, завидовал и пытался оказать препятствие святому на пути ко спасению. Прежде всего он умыслил отторгнуть его от благочестивой веры и вооружил на него врага видимого, начальника корабля, державшегося другого исповедания веры, который начал досаждать правоверному рабу Христову спорами о восточном (православном) благочестии. В многочисленных словесных прениях о вере, которые были между ними во время морского пути, святой Иоанн, как человек весьма мудрый и искусный в книжном учении, всегда одолевал фряга и обличал его неправомыслие; а тот гневался на неодолимого воина Христова, раздражался, досаждал ему многими укоризнами и из чувства вражды замыслил на него зло. Когда возгорелась в нем такая вражда, корабль пристал к берегу у Белграда, близ Босфора [2]. Там злой корабельщик пошел к местному градоначальнику, родом и верою персу [3], усердному хранителю своих отеческих преданий, и взвел пред ним такую клевету на святого Иоанна:

    — Начальник! Со мною на корабле прибыл сюда муж, который желает, отказавшись от христианской веры, преданной отцами, приступить к вашей вере и быть общником ваших преданий; во время морского пути он известил меня об этом и многими клятвами подтверждал, что не переменит своего намерения. Если ты позаботишься скорее привести его к единоверию с вами, то тебе будет великая похвала от твоего народа, ибо этот муж весьма искусен в слове и среди знатнейших вельмож города Трапезонта не последний.

    Услышав это, нечестивый начальник исполнился радости; сев на обычном судебном месте, он повелел с почетом привести к себе блаженного Иоанна и сказал ему:

    — Я много слышал о тебе, почтенный муж, — слышал, что ты возлюбил нашу веру и хочешь приступить к ней. Наша вера имеет предметом размышления честное и зажигает любовью к себе сердца тех, которые разумеют ее; принимающим ее с радостью, она подает благополучную жизнь и долголетие; христианская же вера достойна осмеяния. Почтенный друг! Не медли отложить ее далее от себя и во всеуслышание пред этим всенародным собранием похули христианские предания и законы; потому и сошлись сюда все вместе, не исключая жён и детей, что слышали о твоем желании исповедать нашу светлую и преславную веру. Иди же, о чудный муж, стань вместе с нами, яснейшим голосом прославь светозарное солнце, воздай честь звезде, предшествующей солнцу, и принеси жертвы небесным светилам, озаряющим вселенную; тогда ты удостоишься многих почестей и великого сана от царя нашего, нам же будешь искренним братом и насладишься жизнью, приятной всем людям.

    Пока правитель со смесью злобы и коварства говорил эти льстивые слова, святой Иоанн, возведя вверх мысленные очи, призывал на помощь Владыку, сказавшего: когда поведут вас пред царей и князей ради имени Моего, не заботьтесь наперед, что говорить, или что отвечать в тот час: ибо дастся вам слово, которому не будут в состоянии противиться все противящиеся вам (Ср. Марк.13:11). Потом, воззрев на мучителя чувственными очами и протянув безбоязненно руку, сказал в ответ:

    — Мне думается, что ты явно лжешь, о, начальник! Не говорил я, что хочу отречься от Христа моего; да не будет со мною сего, да не попустит Господь мой Иисус Христос когда либо даже мысли о сем во мне; это умышление врага истины, твоего отца, сатаны. Войдя в тебя, как в свой истинный сосуд, он чрез тебя беседует со мною, надеясь привлечь меня к погибели, и принуждает меня отступить от истинного Бога, Создателя как иных всех видимых и невидимых тварей, так и самого этого солнца, которое ты чтишь как Бога, прельщенный властью тьмы, и в безумии воздаешь твари ту честь, которую подобает воздавать Самому Богу. Не прельщай же меня склониться ко лжи, а, напротив, узнав сам от меня таинство истины, отложи, прошу тебя, лежащую на душе твоей мглу нечестия и сподобись быть сыном света, воссияв ярче солнца зарею божественного крещения. И не считай Богом солнце, видимое на небе, но знай, что это — светило огненного свойства, поставленное Создателем для служения людям и сотворенное в четвертый день. А создание разве может быть Богом?

    Сказав это, святой Иоанн воздел руки и возвел очи к небу, и во всеуслышание воскликнул:

    — Да не отрекусь от Тебя, Христа Спасителя моего, с безначальным Твоим Отцом и с Пресвятым Духом славимого Бога! Не поклонюсь солнцу, не послужу огню, не принесу жертвы звезде, которую языческое баснословие называет Венерою, одноименно с блудной страстью!

    Так говорил мученик твёрдым голосом и с радостным лицом. Распаляемый огнем внутреннего гнева мучитель часто менялся в лице и не мог слишком долго терпеть слов мужа, говорящего противное ему, ибо святой Иоанн среди многочисленного народа прославлял того Христа, Которого начальник хулил, исповедывал Его истинным Богом, и до конца уничижал и низлагал нечестивую веру или, вернее сказать, обольщение правителя. Тогда мучитель повелел воинам сорвать с мученика одежды, что воины исполнили тотчас же скорее слова: и стоял святой нагим, — во Христа облечённым. Потом повелел начальник положить пред мучеником множество палок и сказал ему:

    — Ты обещался не басни повествовать, а отречься от твоей неполезной веры, и усердно желал присоединиться к нашей светлой вере и украситься нашими законами. Оставь же свое продолжительное злоречие и исполни, что обещал, — присоединись к преславной нашей вере и поклонись светозарному солнцу: если же этого не сделаешь, то за нашу выдающуюся своей благостью веру не только этими жезлами раздроблю твое тело, но и иными лютейшими муками, невыносимыми для человека, буду тебя мучить и, наконец, предам тебя горчайшей смерти.

    Святой мученик сказал в ответ:

    — О, мучитель, исполненный всякой скверны! Я не баснословец, а раб и проповедник истинного, в Троице славимого, Бога, в Которого научился веровать от прародителей и родителей моих; ныне Ему Одному поклоняюсь, Ему приношу жертву хвалы, Его признаю и исповедую Создателем всего, Его ожидаю как Судию живым и мертвым; Он придет воздать каждому по делам в то время, когда повелением Его померкнет это видимое солнце, поставленное на служение людям. Поэтому не надейся слышать от меня что-либо иное, — что сначала сказал я, то и ныне говорю: доколе обладаю умом и управляю моим рассудком, дотоле не буду почитать твари вместо Творца и не поклонюсь созданию вместо Создателя. А затем не медли, делатель неправды, явно обнаружить скрытый в тебе пёсий и бесчеловечный нрав, и освободи себя от забот об изобретении на меня мук, — каким угодно способом мучительства и смерти посылай меня к Владыке Богу, к Которому я сам стремлюсь. Что хочешь делать, делай скорее, чтобы слуху моему не слишком долго оглашаться твоими нечестивыми речами, о которых сказал пророк: «они злое мыслят в сердце, всякий день ополчаются на брань» (Псал. 139:3), и — очам моим не смотреть долее на твое всескверное лицо. Вот обнаженная плоть моя готова к мучительству твоему. Бей жезлами, сожигай огнем, утопи в воде или рассеки мечем, и если у тебя есть иные, более лютые, муки, не ленись причинить их мне: все готов радостно принять ради любви ко Христу моему.

    Эти речи мученика воспламенили гневом свирепого мучителя; он тотчас повелел растянуть блаженного на земле и немилостиво бить суковатыми палками. Слуги били страстотерпца Христова столь жестоко, что многие части раздробляемой плоти его вместе с палками поднимались в воздух, и всё место, где мучили святого, обагрилось кровью. Доблестный же страдалец мужественно переносил это мучение и, возводя умные очи свои на небо, говорил:

    — Благодарю Тебя, Владыка Боже, что сподобил меня кровью моею очиститься от грехов моих, в которые, по немощи человеческой, впал я после святого крещения.

    Сыны погибели, слыша молитву мученика к Богу, исполнились еще большей ярости и жестоко били его до тех пор, пока не умолк его голос. При наступлении вечера правитель повелел едва дышавшего мученика связать двумя цепями, бросить в темницу и стеречь до утра для сильнейшего мучения. А так как мученик от лютых ран не мог идти сам, то его повлекли как некий труп и ввергли в узилище.

    На утро звероподобный мучитель, севши на обычном судебном месте, повелел привести святого мученика Иоанна. Страстотерпец Христов предстал со светлым лицом и радостною душою. Взглянув на мученика и увидев светлое и обрадованное лицо его, нечестивый судья весьма удивился, как после столь лютого мучения обретается в нем душа, и он веселится, — точно не потерпел никаких страданий.

    — Видишь ли, Иоанн, — сказал он, — до какого бесчестия довело тебя твое непокорство? Едва не лишился ты сладкой и всем людям более всего существующего любезной жизни. Впрочем, если ты окажешь повиновение моим разумным увещаниям, то готово тебе и здравие: в течение немногих дней будет уврачевана твоя израненная плоть, ибо есть у нас весьма искусные врачи, пришедшие из Индии и Персии; если же и далее хочешь пребывать в христианстве, то знай, что еще большее зло ожидает тебя.

    Святой мученик отвечал:

    — Об израненной плоти моей я нимало не забочусь, о судия! Поскольку внешний наш человек тлеет, постольку обновляется внутренний, как говорит великий Апостол Господень (2 Кор.4:16). Об одном имею я попечение: претерпеть до конца причиняемые мне от тебя муки, о укрепляющем меня Христе, Который сказал: «претерпевший же до конца спасется» (Марк. 13:13). Если ты изобрел на меня еще какие-либо муки, причиняй их мне: ибо первые, наложенные тобою на меня, раны вменились мне в ничто.

    Посрамленный этими мудрыми словами святого, безумный мучитель затрясся от гнева и, испустив рыкание, как зверь, повелел снова простереть мученика на земле и бить еще более жестоко, и долго слуги беспощадно били страстотерпца, сменяя друг друга, так что и внутренности мученика были изранены; он же, шепча устами, творил молитву к Богу. Когда изнемогли воины, бившие члены тела, облекавшего адамантовую душу, и люди всех возрастов, собравшиеся смотреть мучения, стали кричать на скверного судию, осуждая его немилостивый и суровый нрав, тогда мучитель повелел привести дикого и свирепого коня, крепко привязать к его хвосту ноги мученика, а одному из воинов, севши на коня, гнать его по городским улицам и влачить Христова страдальца, пока конь будет в силах бежать. Так влачили святого по всему городу, и было горестно благочестивым очам видеть это. Когда же всадник, влачивший святого, достиг жилищ иудейских и скакал по улицам их, то толпы иудеев ругались над влачимым мучеником; эти злобные люди, видоизменяя лица свои, с криками бросали в него, кто что имел в руках, творя бесчинный и нелепый смех. Наконец один из иудеев вбежал в дом, схватил обнаженный меч, настиг влачимого святого и отсек ему честную главу. Так доблестный воин Иисуса Христа окончил свой страдальческий подвиг, предав святую свою душу в руки Господа своего [4]. Честное тело его воин отвязал от конского хвоста и бросил на том же месте, и лежало оно с отсеченною главою без погребения и призора, и никто из христиан не решался прикоснуться к нему, боясь ярости нечестивых.

    Когда настала ночь, можно было явно видеть дивное чудо над телом мученика: ярко горело множество лампад, и три светоносных мужа воспевали неизреченные священные песнопения, и творили каждение, и столп огненный утверждался над телом святого: это чудо видели многие. Один иудей, дом которого был близ того места, где лежало многострадальное тело, думал, что это священники христианские пришли поднять его и предать обычному погребению; он взял лук и стрелу, приблизился туда и, желая застрелить одного из видимых тех (мнимых) священников, положил стрелу, затем с усилием, насколько мог, натянул лук. Когда же он хотел пустить стрелу, то стрела с тетивою прильнула к пальцам его правой руки, а лук к левой руке, и он не мог ни пустить стрелы, ни освободить рук от лука и стрелы; и так страдал этот еврей, змеиное исчадие, всю ночь. На рассвете стали невидимы чудные мужи, скрылись и столп огненный, и лампады, и люди всех возрастов, сходясь на это место, видели окаянного стрелка пребывающим в том же положении, — как натянул он лук со стрелой, так и остался связанный невидимою силою Божиею, будто железными оковами. Против воли вынужден был этот иудеянин поведать подробно, как о всем виденном им над телом мученика, так и о возмездии, полученном им от Бога за дерзновенную попытку к злобному делу. После достаточного оглашения этого чуда, руки его разогнулись, и он освободился от наказания. Правитель, узнав об этом, весьма устрашился и повелел христианам предать погребению тело мученика: христиане взяли его и с честью похоронили при своей церкви.

    Немного дней спустя фряг, который предал святого на мучение, захотел украсть честное его тело и отнести к себе (на родину): он уже раскаялся в злобе своей. Однажды ночью, выбрав удобное время, он пришел с товарищами ко гробу мученика, раскопал место, открыл гроб и хотел взять честные останки. Но Христов воин в это время явился во сне пресвитеру той церкви и сказал:

    — Встань и скорее иди к церкви, ибо хотят меня украсть.

    Пресвитер тотчас встал, поспешно отправился на место, нашел гроб раскопанным и открытым, тело же святого едва не было унесено. Созвав благочестивых людей, он рассказал им о происшедшем, и все прославили Бога, прославляющего святых Своих; взяв честные мощи святого мученика, внесли их в церковь и положили в алтаре близ святого престола. Там святые мощи находились более семидесяти лет, и бывали над ними часто ночью и днем различные чудесные явления: иногда показывался некий чудный свет, иногда огненный столп, иногда неизреченное благоухание исходило от гроба, проявлялись и силы целебные. Слух о том дошел до правившего в то время Молдовлахиею и поморием благочестивого и христолюбивого великого воеводы Александра, мужа украсившего себя многими добродетелями и любившего мучеников; и весьма пожелал он иметь у себя пребогатое сокровище — честные мощи святого мученика Христова Иоанна. По совету с священнейшим архиепископом Иосифом [5], он послал в Белград нескольких вельмож своих с достаточным числом войска, и они не замедлили принести оттуда мощи мученика. На встречу вышел великий воевода со всеми вельможами, священнейший архиепископ с духовным чином и весь народ, радостно приветствуя приход мученика со свечами, кадилами и благовонным миром. Великий воевода, припадая к раке святого, обнимал многострадальные мощи его, прикасался очами и устами к честным рукам мученика и, проливая радостные и обильные слёзы, молил святого быть хранителем его державы. С великою честью положили честные мощи мученика в святейшей митрополии, в стольном городе молдовлахийского государства Сочаве [6]. О бывших же тогда и впоследствии исцелениях, которые подавались и подаются от мощей мученика одержимым различными недугами, оставляем, — замечает описатель, — говорить самим тем облагодетельствованным, да проповедуют о полученных от него благодеяниях. Здесь же достаточно было сообщить, какие мучения претерпел святой Иоанн, как посрамил нечестивого градоначальника, какой поднял подвиг и получил венец от руки подвигоположника Христа. Таково было доброе приобретение святого Иоанна: мало дал, но много приобрел, оставив, как бремя, коварному мучителю тело свое, устремился не в Трапезонт, а в вышний Иерусалим, — в мученический лик как мученик, в лоно Авраамово, в селение святых, в благие пристанища, в нетленные чертоги, где предстал Трисвятой и Пребожественнейшей Троице, Которой слава, держава, честь, прославление и поклонение ныне и в бесконечные веки, аминь.


    Тропарь, глас 4:

    Житие на земли добре окормляя страдальче, милостынями и частыми молитвами и слезами, паки же ко страданию мужески устремився, персское обличил еси нечестие, тем же церкви был еси утверждение и христиан похвало, Иоанне приснопамятне.


    Кондак, глас 4:

    Морскую плавая пучину куплею, от востока тщался еси к северу: но Богу призвавшу тя, якоже Матфей мытницу, ты же куплю оставль, и Тому последовал еси кровию мучения, временными искупив непроходимая, и венец приял еси непобедимый.

    (обратно) (обратно)

    Память 3 июня

    Память святого мученика Лукиллиана и с ним четырех отроков Клавдия, Ипатия, Павла и Дионисия о святой девы Павлы

    Святой мученик Лукиллиан, пострадавший во времена римского царя Аврелиана [1], сначала пребывал в языческом многобожии и даже был идольским жрецом, уже достигшим маститой старости, украшенным сединою и почтенным видом. Жил он недалеко от Никомидии [2], служа в капищах скверным богам. Потом благодатью Христа Бога нашего, желающего всем спастись и никому не погибнуть (ср. 1 Тим.2:4), убедился он в обмане бесовском и языческом заблуждении, достиг познания истины, уверовал в единого истинного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, отверг и презрел идолов, и обновилась в старости, как у орла, юность его (Пс.102:5). Тогда возродился он святым крещением и всей мыслью и душой вполне предался любви ко Христу.

    Выяснял он и прочим язычникам суету и пагубу их нечестия, наставлял на спасение и своим учением приводил ко Христу, так что для многих был он примером обращения к Богу. Местные иудеи, видя, что Лукиллиан перешел из идолопоклонства в христианскую веру и что многие, по примеру и учению его, оставляли кумирослужение, присоединяются к христианам и принимают святое крещение, исполнились гнева и ненависти. Люди богоубийственные и лютые, они из зависти оклеветали его и предали суду нечестивых; и был представлен раб Христов для допроса правителю Никомидии Силвану. Правитель сильно принуждал старца отречься Христа и возвратиться к идолослужению, но тот отказался повиноваться ему. Тогда правитель исполнился ярости и повелел предать Лукиллиана различным мукам: ему сокрушили челюсти, били нещадно палками, повесили вниз головой и потом, после долгого и лютого мучения, ввергли в темницу. Там святой Лукиллиан нашел четырех отроков, заключенных за Христову веру: Клавдия, Ипатия, Павла и Дионисия. Радостно беседовал он с ними о Христе Боге и укреплял их к подвигу мученическому, чтобы, помня вечное воздаяние на небесах, они не боялись временных мук, не устрашались смерти для будущей жизни и не жалели цветущей юности своей для Христа, уготовляющего им в Царствии Своем неувядающее блаженство. Все вместе они молились Богу дни и ночи и утешали себя надеждою на Христа. По прошествии довольно многих дней, святой Лукиллиан снова был подвержен мучениям уже вместе с отроками, и с ними был брошен в раскаленную печь. Но всемогущий Бог проявил над ними чудесную Свою милость, как некогда над еврейскими отроками, ввергнутыми в печь вавилонскую (Дан.3): огонь обратился в холод, пламя — в росу, и обильный дождь, пролившись свыше, окончательно охладил всю печь, и вышли святой Лукиллиан и отроки невредимыми. Язычники, ослепленные неверием и злобою, приписывали это преславное чудо Божие не Божией силе, но волшебству христиан. Тогда неправедный судия осудил святых мучеников на смерть и отослал их в Византию [3], чтобы они там приняли казнь. Когда они достигли Византии, четыре святых отрока, Клавдий, Ипатий, Павел и Дионисий, были усечены мечом, а святой Лукиллиан повешен на кресте, по всему телу пригвожденный к нему гвоздями, и так предал дух Богу. Он был распят на кресте иудеями, как это видно из третьей песни посвященного ему канона, где об этом говорится таким образом: «Иуда предаде избавителя Христа древле богоубийцам: ты же ныне беззаконным Иудеем предан был еси».

    К их страдальческому венцу присоединилась и святая дева Павла. Рожденная от христианских родителей, она с юности питала в сердце горячую любовь ко Христу, соблюдала девство свое бессмертному Жениху и старалась быть достойной небесного чертога. Осиротев после смерти родителей и обладая достатком, она обходила темницы и, покупая себе у стражи золотом право входа, посещала узников, страдающих за Христа. Она служила рабам Христовым, подавая им все необходимое от имения своего, томимым голодом и жаждой приносила пищу и питье, нагим подавала одеяния, исцеляла уязвленные и гниющие струпами тела мучеников, омывая, отирая, прикладывая врачебные пластыри и обвязывая чистым полотном. Лобзая их раны, принятые за Христа, она со слезами просила их молиться о ней Христу Богу, да не лишит Он ее Своей милости. Эта избранная невеста Христова приходила и к святому Лукиллиану, заключенному в Никомидии с отроками в темнице, и наслаждалась полезными наставлениями его. Когда мучили святого и отроков она была свидетельницей подвига их, и втайне сердца своего прилежно молилась о них Христу, да укрепит Он рабов Своих и да подаст им мужество и помощь, чтобы претерпеть им муки до конца, ради славы святого Его имени. Когда народ по окончании казней расходился, она приходила на место мучений святых, собирала по земле пролившуюся кровь их и хранила у себя, как святыню; когда вели старца и четырех отроков в Византию на смерть она последовала за ними и служила им; когда же святые отроки были усечены, святая дева взяла честные тела их и с благоговением предала погребению. По кончине святого Лукиллиана и святых отроков, она возвратилась в Никомидию и продолжала поступать так же. Нечестивые узнали, что она христианка, взяли и привели на суд к тому же правителю Силвану, который, видя, что она остается непокорной после многих льстивых и грозных увещаний, повелел долго и немилостиво бить ее по обнаженному телу прутьями и палками, когда же она от многих ран изнемогла телом, но не духом, ангел Господень явился и исцелил ее; и возвратилось к мученице телесное здравие, и она явила себя еще более смелой и мужественной в муках. Потом ее жестоко били по устам за то, что она досадила мучителю укорительными словами. Затем ее ввергли в темницу, а потом снова вывели на пытку и бросили в сильно раскаленную печь. Но она вышла из печи без вреда, ибо для нее, как и для прежних святых мучеников, сила Божия уничтожила силу огня, да не коснется невесты Христовой жгучее пламя. После же всего этого мучитель осудил ее на смерть чрез усекновение мечом и отослал в Византию, чтобы она приняла казнь там же, где скончался и святой Лукиллиан с отроками. Отведенная на то место, где Лукиллиан принял за Христа крестную смерть, мученица Христова усердно благодарила Бога, сподобляющего ее венца мученического и общения со святыми. Помолившись прилежно Господу, она радостно преклонила под меч свою девическую главу и приняла усечение. Так она перешла из дольних в горные и вошла в небесный чертог, в радость Господа своего, увенчанная от прелюбезнейшего Жениха своего, Христа, Господа нашего, двойным венцом — девства и мученичества.

    (обратно)

    Житие и страдание святого священномученика Лукиана

    Вспоминать победы преславных мучеников над диаволом и слугами его и страдальческие деяния подвижников Христовых значит возвещать славу Христа Бога нашего и проповедывать силу Его, явленную в добрых подвигах мучеников, страдавших во славу пресвятого Его имени. Христос Сам был победителем во всем, по слову Своему: «мужайтесь: Я победил мир» (Иоан. 16: 33), и сначала Один за всех боролся с врагом. Святые мученики, после Него страждущие, будучи членами (Тела) Его (1 Кор.12:27), восполняют, по слову апостольскому, «недостаток скорбей Христовых» (Кол.1:24) в плоти своей, и поскольку они, подвизаясь за пресвятое имя Его, умирают непобежденными, постольку в них Христос является победителем, ибо в них Он страдает как в членах тела Своего, в них являет торжество Свое над супостатом и, прославляясь, вместе с Собою прославляет и Свои члены, за Него страдавшие, то есть святых мучеников, которые настолько ближе всех к Нему по славе, насколько были подражателями Его в страданиях. Поэтому подобает и нам славить и ублажать добрых воинов Христовых, учениями которых и примером мужественных подвигов Церковь Христова сияет по всей вселенной; сами же они под алтарем, одетые в белые одежды, собственною их кровью обагренные, Христовою же убеленные почивают в блаженстве (ср. Мф.5:14).

    К лику мученическому принадлежал и святой Лукиан; как только божественная благодать омыла его банею крещения, тогда же можно было в нем видеть, что он будет великим и преславным среди людей. Родители по плоти назвали его Лукием, в честь великого проконсула Лукия, от которого он вел род свой; потом, благодатью Святого Духа и по обычаю святоотеческому, имя его в крещении было переменено на лучшее. Наименованный родителями Лукием, то есть блестящим, с умножением в нем Божиих дарований приобрел он совершеннейшее имя, нарекшись Лукианом, что значит светлоявленный. Это было указанием, что в свете новой благодати он будет светом миру о Господе (Мф.5:14). Родом он был римлянин, благородного происхождения, но еще более облагородился вторичным рождением христианским (Иоан.3:3), удостоившись усыновления вечному царю. Был он искусен в премудрости, научен греческому и римскому языку, но совершенную премудрость приобрел от учения святого Апостола Петра; ибо к нему он прилепился, сделался его учеником, и им был напоен небесною премудростью. Навык он от него также нравам и трудам апостольским: после страдальческой кончины его он посетил многие места Италии, рассевая семена слова Божия.

    Лукиан уже достиг совершенства в премудрости Божией, когда пришел в Рим наставляемый Богом святой Дионисий Ареопагит [1], желая посетить святых узников, Апостолов Петра и Павла, но уже не нашел их в живых. Правил в то время престолом апостольским папа Климент [2]. Дружественно и с великою честью принял он Дионисия ради святости его и ради прежней долговременной между ними духовной любви во Христе, и Дионисий пробыл у него немалое время; они утешались лицезрением друг друга, наслаждались душеполезными беседами и укрепляли друг друга не только словами, но и примерами добродетели. Однажды блаженный Климент, исполненный Духа Святого, сказал:

    — О возлюбленный брат мой Дионисий! Видишь ли, как обильна жатва Господня посева в язычниках и как мало делателей в слове проповеди Божией (Мф.9:37). А так как ты вполне научен православной вере и достиг совершенства в добродетелях христианского закона, то, — прошу тебя, — иди в Западные страны для имени Господа нашего Иисуса Христа, как добрый воин Его ополчись против врагов Господа нашего и побеждай их силою укрепляющего тебя Бога.

    Святой Дионисий от всего сердца согласился на это, и тогда блаженный Климент начал ему искать и собирать друзей, помощников и сослужителей, благочестивых и премудрых, сияющих святой жизнью. Между ними избрал он и святого Лукиана, поставил его епископом и подружил с святым Дионисием, чтобы ему он был спутником и сподвижником в проповедании слова Божия, прочим же — отцом в Духе Святом, учителем и наставником. Устроив так, блаженный Климент приветливыми словами утверждал избранных, говоря:

    — Идите, прелюбезные братия, идите, непобедимые воины Христовы, и как Господь пребывал со святыми отцами нашими апостолами и с их сподвижниками, так да пребудет и с вами, проповедниками Его святого имени: ибо (многое и) неисчетное число народа из язычников будет вами приобретено для Господа и введено в ограду Его.

    После долгой беседы святой Климент сердечно простился с ними, благословил и отпустил их с миром; они же пошли все вместе, и проповедывали Христа сначала по всей Италии.

    Когда они приближались к городу Тицину [3], блаженный Лукиан на одном месте, называемом Парма, благовествовал слово Божие народу и отвращал его от суетного идолослужения. Местные жители, неверные и чрезмерно усердные идолослужители, не вынося обиды, причиняемой богам их, и не внимая благовестию слова Божия, не замедлили схватить святого Лукиана и, причинив ему много оскорблений, ввергли его одного в народную темницу. Входя в нее, блаженный с великим веселием воспевал: «Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей» (Пс.85:11), и еще: «Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои» (Пс.16:5). Так радуясь о Господе, святой муж пребывал в темнице как под кровом крыл Божиих и, в полной надежде на защиту Христа, молился Ему так: «Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое» (Пс. 141:6) ибо меня ждут имеющие быть праведниками, — да чрез меня к Тебе, Христе, Спаситель мира, обратятся те из язычников, которые предопределены к вечной жизни (Рим.8:28). Такие и подобные моление возносил святой от всего сердца, и молитва его, пройдя небо, была услышана Господом: ибо он просил, чтобы не остаться ему на пути, лишенным сподвижников своих, с которыми он желал идти на страдание и достигнуть туда, куда был послан. Не потому об этом молился доблестный Христов воин, что боялся умереть за Господа своего, но он желал сначала умножить Господу духовный плод, и потом, собрав обильную и благополучную жатву, вместе с друзьями своими восприять венец мученический и награду за труды свои. И вскоре получил он помощь Божию: некие христиане, узнав об участи святого мужа, пришли ночью к темнице, движимые любовью ко Христу, и каким только могли способом извели Лукиана из уз и доставили ему возможность отправиться вместе со святыми друзьями его.

    Святая дружина, наставляемая Господом, пришла благополучно в славный город Италийской страны Тицин, иначе называемый Павия; отдохнув там немного от трудов, они продолжали увеличивать славу Божию, неустанно и обильно в различных местах проповедывая слово Христово, так что на них можно было видеть исполнение слов пророческих: «Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость» (Ис.52:7; Рим.10:15). Нельзя описать, сколько тысяч народа в короткое время обратили они ко Христу, возвещая всем слово спасения; и настолько споспешествовала им сила Божия, что смотревшие на них думали, что взирают на небесных граждан, ибо знамениями и чудесами сияли они посреди всех, просвещая души избранных Божиих. Потом они оставили Италию; достигнув морского берега, сели на корабль и отправились в плавание, куда Дух Святой направлял их. Радостно пристали они в гавани города Арелата, высадились и были с честью и дружественно приняты жителями этого города; здесь отдохнули и начали по примеру святых апостолов избирать себе страны для проповедания слова Божия. Чтобы проповедью Евангелия Христова распространить и умножить Церковь Божию всюду среди язычников даже до океана Британского, святой Маркеллин с небольшим числом братии пошел в Испанию, блаженный Сатурнин в Галлию, а святой Дионисий с блаженным Лукианом и с прочими пришли в пределы Парисские. Отсюда святой Лукиан с пресвитером Максианом и с диаконом Юлианом удалился на проповедь в Бельгию. Весь проникнутой благодатью Святого Духа, он возвещал там имя Господне, побеждал силу вражью, насаждал Христову Церковь и наставлял народ к спасению не меньше примером добродетельной жизни, чем словом. Кроме того, дана была ему от Бога сила творить чудеса и врачевать всякие болезни и недуги в людях; а над бесами он получил такую власть, что те, едва услышав его повеление, тотчас оставляли мучимых ими людей.

    Днем и ночью непрестанно проповедуя о Христе, Лукиан пребывал в молитвах и бдении, в ежедневном посте, в воздержании и полном умерщвлении плоти, и так изнурял себя постоянно, пока, по слову апостольскому, «представил тело свое в жертву живую, святую, благоугодную Богу» (ср. Рим.12:1). Обычной его пищей были небольшой кусок хлеба и зелень, питьем вода; но сила Божия питала его и благодать Господня укрепляла его утружденные члены. Блаженный с таким желанием стремился к венцу мученическому, что казался уже умершим для мира.

    Так носил крест свой этот истинный последователь Господа Христа. Он знал, что мучение бывает двоякое: одно тайное, другое явное; и ранее чем подъять подвиг явного мученичества и увенчаться неувядаемым венцом от Господа, изнурял себя втайне, хотя всем было известно воздержание его. Умерщвлением плоти он был изможден, терпением украшен; обладая чудным смирением, исполненный кротости, он достиг такого совершенства в добродетелях, что, живя во плоти на земле, по духу казался уже живущим с ангелами на небе. Поэтому лицо его всегда видели светлым и приветливым, а ум мирным, и весь образ сего старца, украшенного чудною сединою, являл земного ангела, небесного человека.

    Когда слава о Лукиане распространилась по всей Бельгии, стал приходить к нему народ, желая принять крещение, и крестился от него во имя Отца и Сына и Святого Духа, сокрушая потом идолов, которых ранее почитал. Древний же враг диавол, видя поругание от тех, которых Христос привлекал к Себе чрез Своих рабов, обратил все свои хитрости и козни на разорение святой Божией Церкви; он возбудил гнев и ненависть против христиан в Домициане, который после Нерона, тогда уже погибшего, воздвиг второе гонение на христиан: он научил его принуждать христиан во всей державе римского царства приносить жертвы изваянным богам, твёрдых же в вере избивать после различных мучений. По всем городам и селениям своего царства Домициан разослал нечестивое повеление, чтобы все народоначальники, убеждая христиан поклоняться идолам и приносить им жертвы, неповинующихся губили различными муками. Гонители Христова имени были посланы в Галлию отыскивать воинов Христовых и главным образом пришедших сюда из Рима, слава о которых уже далеко распространилась; они хотели вместе с ними истребить и самое имя Христово. Сюда было послано три гонителя: Латрин, Арий и Антор. Им было дано особое повеление — найти святого раба Божия Лукиана, взять его и представить на суд кесаря или даже немедленно убить мечом, если он не захочет принести жертву идолам. Гонители прошли города и селение Галлии, но нигде не было того, кого они искали. Потом дошла до них весть, что муж Божий Лукиан, проповедуя Евангелие вечного царствия, просвещает бельгийский народ. Услышав это, мучители, распаленные крайнею яростью и гневом, быстро направились в Бельгию.

    О том, что приход мучителей близок, святой Лукиан узнал ранее, чем они дошли, по откровению ему Святого Духа. Он остался на месте, где поучал народ словам жизни, и с ним было великое множество людей, уже обращенных ко Христу его проповедью. В надежде вечной славы и блаженного воздаяния, он увещевал их от всего сердца, говоря:

    — Возлюбленные о Христе братия и чада! Господу моему Иисусу Христу благоугодно явить мне плоды моих трудов и даровать ранее обещанную награду. О любезнейшие, пребывайте твёрдыми и непоколебимыми в вере Христовой. Я уже стар и утружден, радуюсь венцу мученическому, стремясь отойти от вас ко Господу; вы же пребывайте неизменно в Божией благодати, которую приняли. Страх перед мучителями да не отвратит вас от веры Христовой, да не устрашат вас угрозы, да не уловит лесть, да не отторгнут обещания каких-либо почестей и богатств, но да насладитесь вечной радости в будущей жизни, где вам уготованы неизглаголанные награды. К ним стремлюсь и я в благой надежде, и ради них не ужасаюсь ярости гонителей.

    Сказав это, Лукиан возвел очи на небо и пред всеми благодарил Бога, что Он сподобляет его участи святых мучеников и не разлучает с друзьями. Он сказал:

    — Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Сын Бога живого, подруживший меня с блаженным Дионисием и сподвижниками кончины его и уравнявший меня с ними в трудах; молю Тебя, удостой меня быть вместе с ними и в царствии небесном.

    Сказав это, он вышел из города Белловака [4] не потому, чтобы из страха избегал мучения, но чтобы, по заповеди Господней, повелевающей уклоняться от гонителей (Мф.10:23), подать пример стаду своему. Шествуя с блаженными сострадальцами своими, пресвитером Максианом и диаконом Юлианом, он в продолжение всего пути не оставлял душеполезной беседы и молитвы; наконец он достиг вершины горы, на которую шел и которая находится близ реки, называемой Фара, текущей с запада на расстоянии трех поприщ [5] от города. Когда он пришел туда, то подобно городу, стоящему на вершине горы, не мог укрыться (Мф.5:14); ибо и самая та гора, живописно возвышавшаяся над рекою, была видима издалека. Там блаженный, став твёрдо, как на открытом для зрелища месте, решил ожидать венца мученического.

    Вышеупомянутые мучители, дошедши до города и не найдя в нем святого Лукиана, начали достовернее узнавать, куда ушел он. Им сказали, что он учит народ недалеко от города; они тотчас на борзых конях устремились туда и достигли горы, где человек Божий пребывал с народом и учениками. Сначала взяли святых служителей Божиих, Максиана и Юлиана, чтобы их муками и смертью устрашить святого Лукиана и привлечь к почитанию идолов. Взятым мученикам грозно повелевали поклониться идолам и старались внушить им страх, говоря:

    — Если не принесете жертвы нашим бессмертным богам, тотчас мы казним вас мечем.

    Но твёрдые в вере мученики безбоязненно отвечали:

    — Никогда не поклонимся мы идолам, ибо они суетны и сотворены руками человеческими: мы познали единого истинного Господа Иисуса Христа, Сына Бога живого, за веру в Которого готовы умереть.

    Слыша это, злочестивые тотчас убили их мечем на глазах святого Лукиана. Так святые приняли обещанные им от Господа венцы и сопричислились к лику святых мучеников. Святой Лукиан, радуясь и славя Бога о их подвиге, пред всеми сказал:

    — Радуюсь и веселюсь о Тебе, Господи Боже мой, что вижу чад моих упредивших меня в получении венца славы Твоей.

    Тогда Латрин, Арий и Антор с яростью и гневом единогласно обратили к блаженному жестокое слово:

    — Это ты волшебством прельщаешь народ не повиноваться повелению могущественного кесаря и римскому сенату, и не приносить благоприятных жертв бессмертным богам?

    Блаженный Лукиан отвечал:

    — Я не волхв, а раб Иисуса Христа, научен не чародейству, а божественной премудрости, силою ее показываю людям Божиим путь истины, и поучаю их, как без препятствия могут они последовать Господу моему Иисусу Христу. Он сошел с небес на землю, чтобы кровью Своею искупить создание Свое от рабства врагу, отвратить от поклонения идолам, лучше же сказать — демонам, и даровать спасение тем, которые из тьмы зловерия приводятся в истинный свет: и справедливо, чтобы они одному Тому преклоняли выю сердец своих, Кто благоизволил претерпеть распятие и смерть за избавление всех.

    Мучители возразили:

    — Как ты исповедуешь Богом Того, Кого называешь не только умершим, но и распятым?

    Святой Лукиан отвечал им:

    — Хотя вы по неверию своему и недостойны слышать тайны Небесного Царя, однако ради множества предстоящих здесь верных я поведаю нечто вкратце: Бог истинный, Сын Бога истинного, от вечности всегда пребывающий с Отцом, в конце веков, желая обновить род человеческий, погибавший вследствие преступления Адама, благоизволил родиться нетленно и несказанно от Пречистой Девы, дабы быть истинным Богом и истинным человеком, в одном лице двоякого естества Единым Христом, истинным Сыном Божеским и Человеческим. И Он, будучи бесстрастен по Божеству и всегда пребывая с Отцом, стал не только видим, но и подчинен, по естеству человеческому, страданиям за нас: ибо сделался послушливым Богу Отцу даже до смерти, смерти же крестной, ради искупление нашего (ср. Флп.2:8). Если бы Сын Божий не восхотел быть Сыном Человеческим и не облекся бы в образ смертного, то ни род человеческий не получил бы прощения у Бога, ни смертные не облеклись бы в бессмертие.

    Эти и многие иные слова блаженного Лукиана исполнили мучителей еще большей ярости, и они сказали:

    — Ты достиг уже глубокой старости, и пора тебе оставить детское празднословие; потому и дерзаешь ты без колебания идти на смерть, потому и не ужасаешься, что тебя прельщает великая суета и отнимает рассудок излишнее многоречие. Истину говорим тебе: если вскоре не покаешься, не оставишь своего безумия и дерзновения, и не принесешь бессмертным богам благоприятной жертвы, то немедленно старость твою без пощады предадим лютым мучениям.

    Потом мучители сели и начали грозно спрашивать его:

    — Скажи нам скорее свое имя и рождение.

    Воин Христов отвечал им:

    — Я был назван родителями моими именем Лукия, во святом же крещении, которым возродился в жизнь вечную во Христе, переименован Лукианом. Родом я римлянин; это происхождение пользуется почетом во всем мире. Но я не тем хвалюсь, что я римлянин, а тем, что есмь раб Господа моего Иисуса Христа, что и вы явно можете видеть во мне: ибо нет для меня иной жизни и славы, кроме Господа моего Иисуса Христа, и умереть за Него — приобретение (ср. Флп.1:21).

    Тогда мучители сказали:

    — Правду мы говорили: ты волхв и соблазнитель тех, которые тебя слушают, главным же образом являешься гордецом, ибо не перестаешь говорить бесстыдно и даже не щадишь своей преклонной старости. Если же ты римлянин, то зачем безумно отступил от почитания римских богов, которым поклоняются кесарь со всем римским сенатом и весь мир?

    Святой Лукиан отвечал:

    — Благодатью Христа, в Которого я крестился, и Которого познал как истинного Бога, отрекся я в вере моей не только диавола и идолов, но и всех дел его. Моих же слов и проповеди о Христе Господе вы не хотите ни слышать, ни держать в памяти потому, что неверие ваше ослепило вас и вашего кесаря вместе с сенатом его: которых вы получили такое повеление, чтобы мы, люди, создание разумное, приносили жертву диаволам, и преклоняли выи наши пред бесчувственными идолами, сотворенным руками человеческими.

    Латрин, Арий и Антор, не вынося далее бесчестия богов своих и кесарева, возложили на святого руки свои, связали его и предали воинам, и те, растянув мученика, долго без пощады били его жестокими бичами. Терпя мучения, Христов воин не побеждался страданиями и не устрашался угроз, но пребывал твёрдым в вере Христовой и бодростью духа укреплял изнемогшие от старости и уязвляемые члены. Неизменный и лицом и умом, он не переставал громким голосом исповедывать имя Христово, говоря:

    — Никогда не перестану сердцем, верою и устами хвалить Христа, Сына Божия.

    Мучители, еще более разъяренные, повелели лишить жизни святого мученика мечем; тогда один воин извлек меч, ударил в уготованную уже к усечению святую выю и отсек пречестную главу. Когда же святое тело лежало обезглавленным и еще двигалось, все были свидетелями, и сами убийцы, что над ним воссиял с неба великий свет, вместе же с светом был слышен голос свыше:

    — Радуйся, благий раб Лукиан, не устрашившийся пролить за Меня кровь свою. Приди и прими ранее обещанный тебе венец, и водворись на небе со святыми: приди и наследуй обитель вечной славы, уготованную тебе с Ангелами.

    Этот голос был не ради святого, который всегда твёрдо верил в обещанное ему Богом воздаяние, но ради вокруг стоящего народа, чтобы последнему еще более утвердиться в вере в Господа нашего Иисуса Христа, насаждаемой святым Лукианом в течение столь продолжительного времени. Все это происходило в день субботний, на вышеупомянутой горе, в трех поприщах от города. Видя это и слыша, люди, как веровавшие, так и неверовавшие, были объяты великим страхом. Иные бежали оттуда, иные удивлялись с радостью, видя себя освобожденными от сетей диавольских: впрочем, не будучи в состоянии взирать на блистание явленного света, немного отступили от того места. Тогда святой Лукиан, хотя и мертвый телом, чудесно принял от Бога силу движения, поднялся как живой с земли и стал на ногах; потом, взяв в руки пречестнейшую свою главу, беспрепятственно пошел, ведомый благодатью обитавшего в нем Святого Духа и помощью Ангелов, и твердыми шагами как живой плотью начал путешествие, неся свою святую главу, как это сделал и друг его, святой Дионисий, в городе паризиев. Пройдя около трех поприщ и перейдя по водам вышеназванной реки Фары, муж Божий достиг места, выбранного им себе для погребения, там возлег на землю и с миром почил о Господе.

    Благочестивые люди, обращенные ко Христу проповедью мученика, пришли и помазали святое тело его ароматами, обвили чистым полотном и погребли со многими почестями, не без ангельского присутствия: ибо когда честное тело предавалось погребению, можно было обонять кроме земных ароматов еще и иное некое дивное и неизреченное благовоние. Все бывшие там дивились и спрашивали друг друга:

    — Что это?

    Потом сказали:

    — Слава Тебе Господи Иисусе Христе, что сподобил нас обонять такое благоухание, какого никогда не обоняли ноздри наши! Слава Тебе, Христе Спаситель: ибо так усладились мы этим благоуханием, что затем уже, думаем, не будем лишены никакого блага!

    И пока они это говорили, дотоле им подавалось божественное благоухание. Отсюда несомненно познавалось присутствие святых Ангелов, которые от начала страдания мученика до самой смерти и погребения его были при нем неотступно. Совершив честное погребение, благочестивые погребатели поклонились до земли, с сокрушенным сердцем восклицая:

    — Веруем, Иисусе Христе, что Ты — истинный Сын Божий, с Отцом и Святым Духом царствующий на небесах, как мы слышали ушами и научились веровать сердцем от святого мученика Твоего Лукиана.

    Множество народа, собравшегося на погребение из окрестных городов и сёл, видя это, а последние по времени из пришедших слыша от видевших, умилились сердцем, и в тот же день уверовало в Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия душ около пятисот, а прежде учением святого Лукиана в той стране было обращено ко Христу до тридцати тысяч обоего пола и всякого возраста, которые, оставив идолов, исповедали Бога Отца нерожденного и Сына Его Единородного, вместе со Святым Духом, в Троице истинного и единого Бога. Потом некоторые из обращенных по усердию создали церковь над гробом мученика, во славу Божию и в честь угодника Его, святого Лукиана. Тела святых мучеников Максиана и Юлиана были погребены на горе, где они были убиты, но потом, когда число христиан увеличилось, были оттуда перенесены и положены вместе с телом блаженного Лукиана. И многие блага подавались там от Господа нашего Иисуса Христа по ходатайству святых Его мучеников. Как у них была одна вера, одна любовь, и одно исповедание в страданиях, так, — веруем мы, — и в вечном блаженстве одно им сожитие и наследие вечного царства. Благодарим Создателя нашего за то, что трое свидетелей Его, исповедуя Троицу, достигли совершенства мученичеством; их мы благоговейно почитаем, зная, что от них подается слепым прозрение, хромым хождение, от бесов освобождение, и многие исцеление от различных недугов творятся их святыми молитвами, благодатью же Господа нашего Иисуса Христа, Ему же с Отцом и Святым Духом честь и слава во веки, аминь.


    В тот же день перенесение мощей святого благоверного князя Дмитрия царевича Московского и всея России чудотворца, из Углича в Москву, в 1606 году.

    (обратно) (обратно)

    Память 4 июня

    Память святого отца нашего Митрофана, патриарха Константинопольского

    Святой отец наш Митрофан жил во времена Константина Великого — первого императора-христианина [1]. Он был сын римлянина Дометия, происходившего из царского рода. Этот Дометий, иначе называемый Дометианом, был братом Прова, некогда занимавшего престол римского императора [2]. Будучи человеком благоразумным, Дометий скоро сознал ложь идолопоклонства, отрёкся от ложных языческих богов и уверовал в истинного Бога — Господа нашего Иисуса Христа. А так как Рим в то время был исполнен языческого нечестия и христиане подвергались в нем жестокому преследованию, то Дометий, покинув столицу империи, прибыл с двумя сыновьями своими, Провом и Митрофаном, в Византию. Тогда в Византии был епископом богоугодный и святой муж Тит (называемый иначе Тратом или Торатом) [3]; при нем-то и стали проживать Дометий и его сыновья, обучаемые вере Христовой и закону Господню и наставляемые в добродетельной жизни. Видя, что Дометий всем сердцем и всею душою прилепился ко Христу и полон пламенной ревности потрудиться для Господа, — епископ сопричислил его к церковному причту, рукоположивши в пресвитеры. Когда, наставив Дометия, Тит скончался, то Дометий принял после него епископский престол [4], а по кончине блаженного епископа Дометия святительский престол принял сын его Пров [5]. После же преставления Прова, на византийскую архиерейскую кафедру возведен был сын Дометия и брат Прова — святой Митрофан [6], о котором предстоит нам слово.

    В это время император Константин Великий прибыл во Фракийскую область [7] и остановился в Византии. Увидав здесь святителя Митрофана, император из бесед с ним познал, что он великий угодник Божий, и много дивился добродетельной жизни святителя и его премудрости. Горячо полюбив его и желая наслаждаться богодохновенными его речами, он взял его с собою в Рим.

    Вскоре после того император Константин пожелал перенести свою столицу из Рима в Византию. Город этот ему очень понравился, как по своей красоте, так и по выгодному местоположению своему. Он находится в юго-восточном углу Балканского полуострова на берегу Босфора, пролива, соединяющего Черное море с Средиземным и Мраморным морями. Прекраснейшие дороги с суши и с моря вели к этому городу, и вся окружающая местность изобиловала различными земными плодами. Всё это так понравилось Константину, что он решил перенести сюда столицу империи. Новую столицу император украсил прекраснейшими зданиями и наименовал ее Новым Римом.

    Но, по имени своего создателя, город чаще называли Константинополем, то есть городом Константина, а как резиденция императоров, он именовался еще Царьградом. Перенесши в Византию столицу империи, Константин перевёл сюда так же из Старого Рима святителя Митрофана, нарек его своим отцом и исходатайствовал ему у собравшихся в Никее на первый вселенский собор епископов [8] титул патриарха. Митрофан был таким образом первым патриархом Константинопольским.

    По причине глубокой старости и телесной немощи, сам Митрофан не был на соборе в Никее. Вместо себя он послал сюда своего хорепископа [9] Александра — мужа почтенного, святого и престарелого, подъявшего много трудов на пользу церковного мира во Фракии и Иллирии [10]. Он на соборе занимал место своего патриарха Митрофана и противостоял Арию.

    После окончания сего вселенского собора благочестивый император Константин Великий упросил всех святителей, бывших на соборе, отправиться вместе с ним в Константинополь, чтобы навестить там больного патриарха Митрофана, лежавшего на смертном одре. В одно из воскресений отцы вместе с царем пришли к Митрофану, и долго беседовали с ним. При этом император сказал святому:

    — Честнейший отче! Я вижу, что ты изнемог от старости и болезни. Итак, прошу тебя, скажи нам, кто достоин стать твоим преемником?

    На эти слова святой Митрофан с радостью во взоре отвечал императору:

    — Поистине твоими устами говорит ныне Святой Дух. Действительно, когда я за семь дней до настоящего времени размышлял об этом, Господь открыл мне, что, по истечении десяти дней, я удалюсь из этого мира. И когда я окончу жизнь свою, пусть после меня вступит на престол сослужитель мой Александр — поистине достойный избрания и дара Духа Святого. После же него имеет быть наследником престола Павел, состоящий в настоящее время чтецом [11].

    Затем, взглянув на блаженного Александра, патриарха Александрийского [12], он сказал ему:

    — Брат! и ты оставишь после себя превосходного наследника.

    И, взявши за руку архидиакона его, Афанасия, произнес:

    — Вот доблестный воин Христов; он будет наследником после тебя [13], и не только твёрдо восстанет, вместе с моим братом Александром, против арианского нечестия, но и преуспеет в великих подвигах, так что его, вместе с мужественным Павлом, ожидают многие страдания.

    Так святой предсказал о будущем, и спустя десять дней после откровения Господня, в мире скончался в четвертый день июня месяца, проживши со дня своего рождения всего сто семнадцать лет. Ныне же святой пребывает в бесконечной жизни, предстоя престолу Великого Архиерея, прошедшего небеса, — Христа Спаса нашего; Ему слава во веки. Аминь.


    Кондак, глас 4:

    Веру Христову ясно ты проповедал еси, и сию соблюдая, во множество воистинну возрастил еси верное твое стадо: темже со ангелы Митрофане срадуешися, Христу моляся непрестанно о всех нас.


    Ин кондак, глас 4:

    От младенства явился еси честен сосуд, святитель быв избран Богу, Емуже с веселием взывал еси: равен еси Христе Отцу и Духу.

    (обратно)

    Страдание святого мученика Конкордия

    В царствование императора Антонина [1] в городе Риме было возбуждено столь жестокое гонение против христиан, что никому, — если он не принесет жертвы богам, — ничего нельзя было ни купить, ни продать. Тогда в городе Риме проживал некий муж по имени Конкордий. Он происходил из благородного дома. Отец Конкордия, Гордиан, состоял в священном сане и был пресвитером. Имея сына Конкордия, Гордиан научил его разумению Священного Писания и веры Христовой. Поэтому епископом римским Пием, — который претерпел мучение за Христа в царствование императора Марка Аврелия [2], Конкордий был поставлен в иподиаконы. Сей блаженный муж, вместе с Отцом своим, день и ночь упражнялся в посте и молитве; сверх того они щедрою рукою подавали милостыню убогим и всем нуждающимся. С своей стороны они просили у Господа даровать им возможность избегнуть жестокостей воздвигнутого на христиан гонения.

    Однажды блаженный Конкордий сказал своему отцу:

    — Господин мой! если ты не будешь иметь ничего против моего намерения, то дай мне благословение отправиться к святому Евтихию и поселиться с ним на короткое время, пока прекратится свирепство врага нашего, императора Антонина.

    — Пробудем лучше здесь, чадо, — сказал на эту просьбу Конкордия отец, — дабы и нам получить от Господа венцы мученические.

    Блаженный ответил:

    — Мученический венец я могу получить везде, где благоволит Христос Бог, — посему позволь мне исполнить мое намерение.

    После этих слов отец отпустил его, и Конкордий удалился к родственнику своему Евтихию, который тогда находился в своем имении на Саларийской дороге, близ города Требула [3].

    Принявши Конкордия с большою радостью, блаженный Евтихий стал воздавать благодарение Богу, и они вместе пребывали на том месте, упражняясь в посте и молитвах. Сюда приходили к ним многие, одержимые различными недугами. Они же, молясь во имя Господа Иисуса Христа, подавали им исцеления, — и чрез это слава о них распространялась среди народа на далекое расстояние. Услышал о них Тусский епарх, Торкват [4], который проживал тогда в городе Сполете [5]. Призвав к себе блаженного Конкордия, он прежде всего спросил святого об имени его.

    — Я христианин, — отвечал Конкордий.

    — Я спрашиваю тебя о твоем имени, — снова сказал епарх, — а не о Христе твоем.

    — Я уже сказал тебе, — отвечал святой Конкордий, — что я христианин и исповедую Христа.

    — Принеси жертву бессмертным богам, — сказал епарх, — и будешь нам другом, — я буду считать тебя вместо отца и попрошу императора Антонина — господина моего, чтобы он назначил тебя жрецом богов.

    — Пусть твои боги останутся лучше при тебе, — сказал на это святой Конкордий.

    — Послушай меня и принеси бессмертным богам жертву, — продолжал уговаривать его епарх.

    — Лучше ты меня послушай, — отвечал святой Конкордий, — и принеси жертву Господу Иисусу Христу, дабы избегнуть тебе вечных мучений. Если ты сего не сделаешь, то получишь наказание в вечной жизни и воспримешь мучение в неугасаемом огне.

    Тогда епарх повелел бить его палками и бросить в общую темницу.

    Ночью к Конкордию пришел блаженный Евтихий со святым епископом Анфимом. Анфим был другом Торквата и упросил его отпустить к нему узника на короткое время. И вот Конкордий ночью был выпущен из темницы и прожил вместе с Анфимом не мало времени. При этом Анфим посвятил Конкордия во иереи, и они, живя вместе, упражнялись в посте и молитвах.

    По прошествии некоторого времени, Торкват послал за Конкордием и спросил его:

    — Что ты придумал относительно своей жизни?

    — Моя Жизнь — Христос, Которому я ежедневно приношу жертву хваления, а ты будешь гореть в геенне, — сказал епарху Конкордий.

    Тогда Торкват повелел привязать святого к позорному столбу. Но святой с радостью говорил:

    — Слава Тебе, Господи Иисусе Христе!

    — Принеси жертву великому Зевсу [6], — настаивал епарх.

    — Я не стану приносить жертву глухому и немому камню, — отвечал блаженный Конкордий, — так как со мною Господь мой Иисус Христос, Которому служит душа моя!

    После этого епарх, разгневавшись, отправил Конкордия на заключение в тесную темницу, а на руки и на шею его повелел наложить железо и запретил кому-либо входить к нему, ибо желал уморить святого голодом.

    Но блаженный Конкордий, заключенный в темнице, не пал духом, но с веселием начал приносить благодарность всесильному Богу:

    — «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение», — воспевал он.

    В полночь явился ему Ангел Господень и сказал:

    — Не бойся, но мужественно стой в вере, потому что я с тобою.

    По прошествии трех дней, епарх послал к нему ночью двух оруженосцев своих и повелел им:

    — Пойдите и сообщите узнику, дабы он принёс жертву нашим богам, или же, в противном случае, — ему будет отсечена голова.

    Оруженосцы пришли к Конкордию с идолом бога Зевса и спросили его:

    — Слышал ли ты, что приказал епарх?

    — Я не знаю этого, — отвечал святой.

    — Принеси жертву богу Зевсу, — продолжали оруженосцы, — в противном же случае будешь обезглавлен!

    Тогда блаженный Конкордий, благодаря Бога, сказал:

    — Слава Тебе, Господи Иисусе Христе.

    И плюнул в лицо Зевса.

    Видя это, один из воинов извлек меч и отсек святому голову и, таким образом, блаженный Конкордий, исповедуя Господа, испустил дух [7].

    После того пришли в темницу два клирика и некоторые благочестивые мужи; взяв тело святого, они положили его недалеко от города Сполеты, в месте, орошенном обильно текущими источниками. Здесь, у гробницы мученика, одержимые демонами и страждущие от различных болезней стали получать исцеления, по молитвам святого Конкордия, предстоящего Господу нашему Иисусу Христу, Который со Отцом и Духом Святым царствует во веки веков. Аминь.

    (обратно)

    Страдание святых мучеников Фронтасия, Северина, Севериана и Силана

    Святой Фронтасий, Северин, Севериан и Силан были отправлены первым Петрагорийским епископом Фронтоном [1] проповедывать слово Божие. Во время проповеди их схватил игемон Сквиридон и допрашивал:

    — Скажите мне: откуда вы и какими именами называетесь? Ибо вы не только не принесли жертв богам, но отклонили от этого многих других и разрушили даже храмы богов. Скажите же, коею властью вы делаете так?

    Они отвечали ему:

    — Зачем ты допрашиваешь нас, игемон, будучи чужд божественной добродетели? уже не стремишься ли ты уничтожить правое дело? Тогда, прежде чем приступить к исполнению намерения своего, рассуди: кто сотворил твою душу и тело? Ведь языческие идолы — изделие человеческих рук и не могут ни себе принести пользы, ни иным помогать, тем более творить что-либо.

    — Я вижу, — сказал Сквиридон, — что вы дерзки и многоречивы, наученные всякому пустословию от вашего Учителя.

    — Наши слова исполнены истины, — отвечали Северин и Севериан, — ты же почитаешь идолов, которые суть камни, поставленные демонами; они — глухи, немы и пусты.

    — Оставьте свои рассуждения, — прервал их Сквиридон, — и если хотите остаться в живых, принесите жертву богам.

    — Наше приобретение заключается в том, — отвечал Фронтасий, — дабы жить и умереть за Христа!

    После того игемон обратился к Силану, умевшему играть на гуслях, благозвучных кимвалах и лирах, и спросил его:

    — А ты, юноша, почему не приносишь жертву богам?

    — Я приготовился, — ответил святой Силан, — принести себя в жертву Господу моему Иисусу Христу, Который благодатью крещения омыл мир от греховной скверны.

    — Каким образом омыл? — спросил игемон.

    Силан отвечал:

    — Господь мой Иисус Христос сказал Своим ученикам: «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф.28:19), «Кто будет веровать и крестится, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марк 16:16). Таким образом и ты, игемон, если уверуешь во Христа и крестишься — будешь спасен, если же не уверуешь — осужден будешь.

    Разгневавшись, игемон приказал вывести их на место казни за город и подвергнуть жесточайшим мучениям. При этом, мучители вонзили в головы мучеников железные гвозди, по подобию тернового венца Спасителя нашего, и пригвоздили их к столбу. В голове каждого было по девяти гвоздей. Но жестокая ярость мучителей не могла отвратить от Христа Его воинов. После того как игемон не мог препобедить святых означенными мучениями, он сделал относительно их последнее решение — повелел отсечь им головы. Тогда святые мученики, преклонив на землю свои колени и препоручив Богу свои души, подставили выи палачам и восприяли мученическую кончину за исповедание имени Христова. Нечестивые воины, усекнувши главы мучеников, бросили их тела для поругания на землю, оставив честные останки без погребения. Но божественная сила совершила при этом следующее чудо.

    Тела святых, при внезапном наитии на них святого Духа, — ожили, и каждое, взявши в руки лежавшую по близости свою голову, без всякой человеческой помощи встало на свои ноги и таким образом пришло к реке, называемой Ил. Вступив здесь на воды, ожившие тела мучеников шли по ним, как бы по сухой земле. Перейдя затем реку, на виду у многих, в изумлении наблюдавших чудо, они взошли на высокий холм. Тут они дошли до церкви Пречистой Богоматери Девы Марии, в которой молился святой епископ Фронтон. Святые мученики вошли внутрь церкви и, преклонив колена, сложили свои головы пред ногами епископа, а телеса свои крестообразно распростерли на земле, и они снова стали мёртвыми. Тогда святой епископ Фронтон, с пресвитером Анианом и при участии многочисленного народа, с почётом и песнопениями, предал погребению в вышеозначенном храме Фронтасия, Северина и Силана. Севериана же, по просьбе некоей благоговейной женщины, он с почетом похоронил в другом месте, находившемся в ее владениях, неподалеку от святых сострадальцев его.

    Святые мученики пострадали в царствование римского императора Клавдия [2], прославив своими делами и твёрдым исповеданием Господа нашего Иисуса Христа, Которому со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки. Аминь.

    (обратно)

    Житие преподобного отца нашего Зосимы, епископа Вавилонского

    Преподобный Зосима, прозванный Киликсом (так как был родом из Киликии [1]) в юности своей возлюбил Бога. Отвергшись мира, он пришел на Синайскую гору [2], облекся здесь в иноческий чин и начал подвизаться в посте и молитвах. Однако он не долго пробыл на Синае. Стремясь к тишине и безмолвию, Зосима еще в молодых летах отошел с Синайской горы в пустыни Ливии [3], и там поселился в одном пустынном месте, называемом Аммониак. Здесь он стал жить в полном уединении, заботясь об угождении единому Богу. Однажды он увидал в пустыне той старца, одетого в колючую власяницу. Приблизившись к нему, Зосима хотел поклониться старцу и по обычаю испросить у него благословения. Но старец предупредил его, сказав:

    — Зачем ты пришел сюда, Зосима? Иди отсюда, ибо тебе не должно здесь оставаться.

    Думая, что старец знает его издавна, Зосима, поклонившись ему и испросив благословение, сказал:

    — Молю тебе, отче, окажи мне благоволение! скажи мне, как ты знаешь меня?

    Старец ответил:

    — Раньше двух дней тому назад явился ко мне муж, чудный видом, и сказал мне: вот, придет к тебе один инок с Синайской горы, по имени Зосима; не давай ему благословения на пребывание в этой пустыне. Я хочу поручить ему церковь Вавилонскую, что в Египте.

    Сказав это, пустынник отошел от Зосимы на расстояние брошенного камня и стал на молитву, воздев руки свои к Богу. Молился он около двух часов; потом, окончив молитву, старец снова подошел к Зосиме и, отечески обняв его, облобызал его в лицо и сказал:

    — Чадо мое любезное, хорошо, что ты пришел сюда. Поистине, тебя привел ко мне Бог, чтобы ты предал тело мое земле, так как я отхожу к Господу.

    Тогда Зосима спросил старца:

    — Много ли лет пребываешь ты, отче, на этом месте?

    И старец ответил:

    — Вот уже исполнилось сорок пять лет моего пребывания здесь.

    При этих словах подвижника, лицо его просияло, как огонь. Обратившись снова к Зосиме, старец промолвил:

    — Мир тебе, чадо, помолись о мне!

    И после таких слов лег на землю и тихо отошел к Господу Богу.

    Блаженный Зосима, выкопав могилу, похоронил честное тело великого подвижника и, пробыв на месте том два дня, возвратился на гору Синай, славя Бога.

    Во время вторичного пребывания его на Синае к нему пришел один разбойник и умолял его такими словами:

    — Умилосердись ко мне, авва [4], сподобь меня иноческого пострижения, чтобы мне в безмолвии сокрушаться о грехах своих. Я сотворил много убийств, и вот теперь раскаялся в своей преступной и многогрешной жизни, и хочу остаток дней своих провести в плаче и сердечном сокрушении о бесчисленных моих злодеяниях.

    Преподобный Зосима, наставив этого человека, облёк его в иноческий чин; но по прошествии некоторого времени, призвав к себе раскаявшегося разбойника, сказал ему:

    — Чадо, поверь мне, что тебе оставаться здесь невозможно. Если узнает кто-нибудь из сановников, что ты спасаешься у нас, то он тебя схватит. Кроме того, тебя может признать кто-нибудь из обиженных тобою и донести на тебя. Посему послушай меня, и я отведу тебя в более отдаленный монастырь.

    Инок согласился на увещание преподобного, и святой старец отвел его в киновию аввы Дорофея [5], находившуюся близ Газы [6]. Поместив его в этой обители, Зосима воротился на Синайскую гору.

    Брат же тот прожил в киновии аввы Дорофея девять лет. Но потом, изучив псалтирь и искусившись в трудах иноческих, он снова возвратился к преподобному Зосиме и сказал ему:

    — Сотвори милость ко мне, отче, — дай мне назад мои мирские одежды, а иноческие возьми от меня.

    Преподобный спросил его с печалью:

    — Зачем, чадо?

    Тогда инок сказал ему:

    — В продолжении девяти лет пребывал я, отче, как ты сам знаешь, в киновии, упражняясь в посте и всяком воздержании, трудясь с кротостью, молчанием и страхом Божиим и повинуясь всем, в надежде на бесконечное милосердие Божие и на прощение бесчисленных грехов моих. И всё же, не смотря на постоянные подвиги и труды мои, я всегда вижу пред собою дитя, которое говорит мне: «за что ты убил меня?» Это видение я вижу не только во сне, но и наяву: и когда стою в церкви, и когда приступаю к Божественным Тайнам, и когда вкушаю что-либо с братией на трапезе. Ни на один час я не знаю покоя: даже когда я иду, и тогда я вижу пред собою дитя, говорящее мне всегда одно и тоже: «за что ты убил меня?» Вот я и решил, отче, идти туда, где я совершил свои разбои, чтобы меня схватили и предали суду. Мне необходимо умереть за безрассудное убиение того дитяти.

    Итак, взявши у преподобного отца мирские одежды, инок тот ушел в мир. Когда он пришел в город Диосполь [7], он был схвачен, и на другой же день восприял казнь, будучи усекнут мечем. Так отошел он к Господу Богу, омыв своею кровью грехи свои.

    Вскоре после этого события, преподобный Зосима, томимый непреодолимым желанием жить в тишине и безмолвии пустыни, снова задумал оставить Синайскую гору. И вот, взявши с собою ученика своего Иоанна, преподобный отправился с ним в пустыню, носившую название Порфирион [8]. Проходя по этой пустыни, они встретили двух отшельников: один из них был родом из Галатии [9] и носил имя Павла, а другой происходил из Мелетинской области [10] и назывался Феодором, иноческое же пострижение принял в монастыре аввы Евфимия Великого [11]. Тот и другой подвижник носили одежды из кожи буйвола. Преподобный Зосима поселился с своим учеником вблизи тех пустынников, на расстоянии около двух поприщ [12], и прожил там два года.

    Но потом ученика преподобного Зосимы, Иоанна, ужалила змия: всё тело его пропиталось змииным ядом, кровь хлынула из глаз, ноздрей, ушей и изо всех кожных отверстий и пор, и Иоанн скончался.

    Блаженный Зосима сильно опечалился и пошел к упомянутым выше двум пустынникам. Те, увидав его в сильной скорби, прежде чем Зосима что-нибудь сказал им, предупреждая его, промолвили:

    — Что, авва Зосима, умер брат твой?

    Зосима, изумившись их прозорливости, возвестил им об обстоятельствах смерти своего ученика, которые и без того были известны старцам.

    Тогда оба подвижника, восставши, пошли, вместе с Зосимою, к брату Иоанну. Увидав умершего лежащим на земле, они сказали:

    — Не скорби, авва Зосима, — Бог поможет тебе.

    И после этих слов громко возгласили, обратившись к умершему:

    — Брат Иоанн, встань, ибо тебя зовет твой авва.

    Мёртвый тотчас же ожил и встал с земли. Тогда старцы отыскали змию и разорвали ее на двое; потом сказали преподобному Зосиме:

    — Авва, мы не ложно возвещаем тебе волю Божию: иди на Синайскую гору; потому что Бог хочет поручить тебе епископство в Вавилонской церкви, что в Египте.

    Услышав это, преподобный Зосима принял благословение от святых пустынников и, взяв с собою ученика своего Иоанна, снова возвратился на Синай.

    По прошествии некоторого времени авва Синайской горы [13] послал блаженного Зосиму, вместе с двумя другими иноками, из-за нужд Синайских монастырей, в Александрию [14]. Александрийский патриарх полюбил блаженных старцев и, удержав в городе, рукоположил их в епископа, одного в Илиополь [15], другого в Леонтополь [16], а Зосиму в Вавилон Египетский. Ибо в древности было два Вавилона: первый — знаменитейший и древнейший — находился в Халдейской земле [17], и в нем царствовали Навуходоносор и все халдейские цари, а другой — менее известный и меньший по объему и количеству жителей — находился в Египте. Этот город основали на берегу реки Нила переселенцы из древнего Вавилона, назвавшие новое место поселения своего по имени своей оставленной родины.

    В этом-то Вавилоне Египетском преподобный Зосима, по изволению Божию и согласно пророчеству пустынников, принял престол архиерейский и начал пасти стадо Христово. Он добре управлял святою Церковью, образ бывая стаду словом, действием и чистотою (1 Тим.4:12). Довольно долго пробыл он во главе Вавилонской церкви и многих наставил на путь спасения. Когда же святой достиг глубокой старости, то, видя свою телесную немощь и ожидая близкую смерть, оставил епископский престол и снова возвратился на гору Синай, место своего прежнего жительства. Здесь, пожив немного, святой скончался в Господе [18] и в лике святых иерархов предстоит теперь пред Владыкою нашим, Господом Иисусом Христом; Ему слава во веки. Аминь.


    В тот же день память святого священномученика Астия, епископа Диррахийского, в Македонии, распятого на кресте, в царствование Траяна, в начале II века.


    В тот же день преставление преподобного Мефодия, игумена Песношского, в 1392 году.

    (обратно) (обратно)

    Память 5 июня

    Память святого священномученика Дорофея, епископа Тирского

    В царствование нечестивого римского императора Диоклитиана [1] епископом города Тира [2] был святой Дорофей. Когда нечестивый царь воздвиг на христиан жестокое гонение, Дорофей оставил свою кафедру и скрывался по неизвестным местам. Но с воцарением императора Константина Великого [3], когда в Церкви наступило успокоение, святой Дорофей снова возвратился в Тир на свою кафедру и благополучно пас стадо словесных овец, приводя к Богу многих от идолопоклоннического заблуждения. Жизнь Дорофея продолжалась до времени императора Юлиана Отступника [4]. Вступивши на престол, Юлиан первоначально преследовал христиан не открыто, повелевая единомышленным с ним областеначальникам всячески стеснять и мучить христиан. Тогда святой Дорофей, видя, что воздвигается на верующих новое гонение, снова оставил кафедру Тирской церкви, избегая, таким образом, рук мучителей: ибо Господь повелел не отдаваться явным напастям со стороны гонителей, но избегать их; Он сказал: «Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой» (Мф. 10:23).

    Итак, уйдя из Тира, Дорофей пришел в Малую Азию, но и здесь он не сокрылся от идолослужителей, так как Бог призывал его к венцу мученическому. Он был схвачен приспешниками беззаконного царя в городе Удском [5]. Претерпевши здесь разнообразные мучения, он среди страданий предал в руки Господа блаженную душу свою, имея сто семь лет от роду [6].

    В совершенстве изучив как светские, так и духовные науки, святой Дорофей оставил после себя различные, весьма важные для христиан, сочинения на греческом и латинском языках, так как он был весьма сведущ в том и другом. Между прочим он составил жития пророков и Апостолов, а также другие весьма полезные сочинения и повествования [7]. И теперь, будучи сам записан в книге Живота, он водворен в небесных селениях с теми святыми, повествования о жизни которых он составил во время земной жизни своей.


    Кондак, глас 5:

    Добродетельми сияя, и божественными учении паче солнца, и страдании блаженне облистал еси: и просветил еси землю Дорофее, отгнав мглу многобожия, и лютыя ереси. Сего ради память твою светло празднуем.

    (обратно)

    Преставление преподобного отца нашего Анувия Исповедника и пустынножителя Египетского

    Преподобный Анувий, имевший великую веру и любовь ко Христу Богу, — был родом египтянином. Во время воздвигнутого нечестивыми идолопоклонниками гонения на христиан, он дерзновенно исповедал Христа пред язычниками, за что был подвергнут мучениям. Но, по Божию усмотрению, он был освобожден из рук язычников и отправился в пустыню; подвизаясь и угождая Богу, он скитался в ней до глубокой старости. Кончина его произошла при таких обстоятельствах.

    По Божию устроению в одном месте на берегу реки Нила, орошающего страну Египетскую, сошлись однажды три пустынника: авва Сур, Исаия и Павел. Расспросивши друг друга о том, кто куда идет, они увидали, что все трое имели одно и то же намерение; ибо каждый из них отправлялся к авве Анувию. От того места, на котором сошлись пустынники, до монастыря Анувия путь был трехдневный и лежал по воде; при этом плыть надо было вверх, против течения. И вот пустынники сели на берегу в ожидании, не покажется ли им какой-либо плывущий туда корабль, чтобы они могли сесть на него и достигнуть местности, где проживает преподобный Анувий. А так как в течение долгого времени корабля не показывалось, то они впали в уныние и сказали сами себе:

    — Помолимся Господу, дабы Он, по Своей милости, исполнил желание наше и помог бы нам преодолеть препятствие к предпринятому путешествию.

    Исаия и Павел сказали при этом авве Суру:

    — В особенности помолись ты, отче, ибо мы веруем, что чрез тебя Бог дарует нам просимое.

    Сур повелел и им преклонить с ним колена для молитвы, а сам, крестообразно распростерся на земле и пал пред Господом ниц лицом. Когда, по совершении молитвы, старцы поднялись с земли, они заметили стоявшую около берега лодку. Обрадованные, они возблагодарили Господа и сели в нее. Двинувшись, лодка поплыла, несомая ветром и управляемая невидимой силой Божией, вверх против течения. Она плыла столь быстро, что в течении одного часа переплыла такой путь, по которому нужно было бы плыть с большим трудом в течение трех дней.

    Когда лодка пристала к берегу против Анувиевой обители, отцы вышли на берег. При этом Исаия произнес:

    — Господи, яви нам мужа, к которому мы направляемся, вышедшим нам навстречу и поведающим каждому из нас его сердечные тайны!

    Тогда отец Павел сказал им:

    — Господь открыл мне, что, по прошествии трех дней, Он возьмет к себе от мира авву Анувия.

    После этого они пошли от берега к монастырю и, когда немного отошли от реки, навстречу им вышел преподобный Анувий и, обратившись к ним с приветствием, сказал:

    — Благословен Господь, Который сподобил меня видеть вас ныне во плоти, подобному тому, как раньше я видел вас в духе.

    Радушно проводив их в свою келлию, он стал рассказывать каждому из них добрые дела их, никому кроме одного Бога неизвестные, — а именно, кто как подвизается в полном уединении, угождая своему Владыке — Христу Господу, и кто какую имеет благодать от Господа.

    После того авва Исаия сказал Анувию:

    — Так как и нам, честный отец, Господь открыл относительно тебя, что по истечении трех дней Он возьмет тебя от сей временной жизни, то умоляем тебя, расскажи также и о твоих пустынных трудах и подвигах, которыми ты угодил Богу. Не думай, что ты впадешь в тщеславие: ведь, удаляясь от сего мира, ты оставишь потомкам образ своей богоугодной жизни, дабы нашлись подражатели тебе.

    Тогда старец поведал им о себе следующее:

    — Я не помню, чтобы я сделал что-либо великое и славное. Вот что только сохранил я в памяти, по благодати Бога моего: с того времени, когда я исповедывал пред мучителями, во время бывшего на христиан гонения, имя нашего Спасителя, с моих уст не сошло ложного слова. Ибо, исповедовав однажды правду, я не захотел впоследствии вымолвить чего-нибудь ложного, и однажды возлюбив небесное, я не восхотел в остальное время любить что-либо земное. В том мне споспешествовала и милость Божия, ибо Господь даровал мне силу никогда не искать никаких земных благ. Святые ангелы приносили необходимую для меня пищу. А Господь мой ничего не утаил от меня из того, что совершается на земле. При этом сердце мое всегда было исполнено жажды общения с Ним. Стремясь всеми помыслами к Владыке Христу, Которого возлюбила душа моя, я, дабы всегда зреть Его душевными очами своими и наслаждаться созерцанием Его, — не засыпал ни днем, ни ночью. Постоянно вижу я также Ангела Божия, присутствующего при мне и показывающего всех миродержителей века сего. Свет ума моего никогда не угасал. — Всё, чего я просил у Господа, я получал немедленно. Многократно созерцал я предстоящие пред Богом лики ангельские; созерцал лики святых мучеников и исповедников, соборы иноков и всех святых, а наипаче тех, у которых не было иного занятия во время жизни на земле, как только в простоте сердца и веры всегда славить и благословлять Господа. Я видел также и сатану и аггелов его, преданных огню вечному. И снова, в противоположной от тех стороне видел праведников, наслаждающихся вечной радостью.

    Это и многое другое сему подобное рассказывал в течение трех дней преподобный Анувий отцам, навестившим его, рассказывал не для тщеславия, но для пользы слушавших. Ибо он говорил это с великим смирением, понуждаемый просьбами пришедших. На исходе же третьего дня он мирно и радостно предал дух свой Богу, — и как только дух его расстался с телом, мгновенно появились сонмы святых ангелов, взяли душу святого и стали возносить ее на высоту небесную. При этом в воздухе слышались сладостнейшие ангельские песнопения. Так переселился от земли в обители небесные преподобный Анувий, исповедавший пред язычниками имя Христово и претерпевший за то мучения [1]. Ныне он прославляется пред небесными ангелами в лике исповедников Господа нашего Иисуса Христа, Коему со Отцом и Святым Духом воссылается честь и слава во веки. Аминь.

    (обратно)

    Память преподобного отца нашего Феодора Пустынника

    Преподобный отец наш Феодор был скопцом от юности своей. Он оставил мир, принял монашество и удалился в Иорданскую пустыню. Ревнуя об угождении Богу, он много потрудился здесь, за что и получил от Бога дар чудотворения. Однажды ему пришлось отправиться в Константинополь. Придя к морю, он нашел готовый к отплытию корабль и сел в него. Во время плавания случилось, что корабль сбился с пути и долго блуждал, так что все, бывшие на нем, запасы питья и пищи истощились. Моряки и все плывшие на корабле были в недоумении и сильном унынии. Тогда преподобный Феодор, подняв руки к небу, усердно помолился к Богу, спасающему от бед людей. Потом он с молитвою осенил крестным знамением морскую воду и сказал матросам:

    — Благословен Бог! Зачерпните сколько вам нужно воды.

    Те, почерпнувши, вкусили и нашли, что морская вода превратилась из горькой в пресную, на подобие речной. После того наполнили свои сосуды пресной водой из моря и все другие и, прославивши Бога, до земли поклонились старцу. Но преподобный сказал:

    — Простите меня, господа мои! Не ради меня случилось сие чудо всесильного Бога, но ради вас, скорбевших по причине безводия. Ибо Бог, увидав вашу скорбь и печаль смертную, умилосердился над вами и переменил солёную морскую воду в сладкую речную.

    Вскоре после этого корабль по молитвам святого старца быстро дошел до пристани, к которой он направлялся. Сей преподобный отец Феодор совершил и много других чудес, а затем преставился к Богу [1.

    (обратно)

    Повесть о кончине блаженного Константина, митрополита Киевского

    Вскоре после того как великокняжеский престол киевский отнят был от блаженного Игоря [1] и захвачен Изяславом Мстиславичем [2], внуком Владимира Мономаха [3], преставился ко Господу святейший митрополит киевский Михаил 2-ой [4]. Случилось это незадолго до убиения Игоря. На место Михаила великий князь Изяслав избрал одного, весьма книжного, инока, Климента философа [5], уже принявшего схиму. Этого инока Изяслав привел из Смоленска, и очень желал, чтобы посвящение его было совершено русскими епископами в Киеве, так как за дальностью расстояния не хотел посылать его в Царьград на благословение вселенскому патриарху (как это было прежде в обычае). Изяслав созвал собор из епископов русских и приказал им рукоположить схимонаха Климента в митрополита киевского. Однако не все епископы согласились на это, не дерзая рукополагать без благословения патриарха константинопольского. Но были и такие епископы, которые, желая угодить князю, посвятили Климента во епископы главою святого Климента, папы римского, принесенною святым Владимиром из Херсонеса в Киев. Об этом соборе и поставлении Климента во епископы подробнее сказано в повествовании о житии святого Нифонта, под 8-м числом месяца апреля (сей блаженный Нифонт не соизволял этому незаконному рукоположению).

    После Изяслава Мстиславича престол киевский перешел к Георгию Владимировичу [6], сыну Мономаха. Он не пожелал иметь митрополитом киевским Климента, как рукоположенного незаконно. В это именно время, по просьбе великого князя, и прибыл из Константинополя от святейшего патриарха вселенского в Киев сей Константин митрополит [7], о котором и будет наше слово. Сей Константин властью, данною ему патриархом, отрешил от архиерейства и от престола митрополичьего Климента, а также отрешил от служения и всех тех, кого Климент рукоположил в тот или другой духовный сан.

    Спустя несколько лет великий князь киевский Георгий Владимирович Мономахович скончался. И начались великие несогласия среди князей русских, как относительно престола великокняжеского, так и относительно престола митрополичьего: ибо одни считали пастырем Константина, другие требовали вторичного возведения на престол митрополита Климента; в частности, сын умершего великого князя Изяслава Мстиславича, Мстислав Изяславич [8], правнук Владимира Мономаха, стоял не за Константина, а за Климента. Он говорил так:

    — Я не желаю, чтобы Константин был митрополитом киевским, потому что отца моего многие проклинали за Климента.

    Вследствие этого князьям русским пришлось отрешить от престола обоих митрополитов и Климента, и Константина. Потом князья отправили в Константинополь к святейшему патриарху просьбу о том, чтобы он прислал к ним нового митрополита. Святейший патриарх, желая прекратить смуты и несогласия среди князей русских, послал в Киев нового митрополита, по имени Феодора. Тогда блаженный Константин, видя несогласие среди князей и желая уйти от мятежа, оставил престол еще раньше прибытия в Киев нового митрополита. Выйдя из Киева, Константин отправился в Чернигов. Здесь он заболел смертельно. Предчувствуя свою кончину, он написал грамоту, запечатал ее и передал Антонию, епископу черниговскому; при этом Константин взял с Антония клятвенное обещание — после его смерти, сорвавши печать и прочитавши грамоту, исполнить всё то, что написано в ней.

    Как только преставился блаженный Константин митрополит [9], епископ Антоний, взяв запечатанную митрополитом грамоту, отправился с нею к князю черниговскому Святославу Ольговичу [10]. Распечатав здесь грамоту, Антоний прочитал ее в присутствии всех.

    И было написано в той грамоте нечто дивное и ужасное, а именно:

    — После моей смерти не предавайте погребению тело мое, но, привязав верви к ногам моим, извлеките меня из города и бросьте на съедение псам; я согрешил; из-за меня произошел мятеж; пусть будет за это на мне рука Господня; пусть я пострадаю, да отвратит Господь несогласие и раздоры от народа Своего.

    Услышав это, все пришли в страх и ужас. Князь же сказал епископу:

    — Поступи так, как найдешь нужным.

    Епископ, не осмеливаясь пренебречь приказанием митрополита и не дерзая нарушить свою клятву, исполнил всё то, что было повелено в грамоте: повлекши тело умершего из города, он бросил его в поле. И лежало тело митрополита без погребения три дня; все преисполнились великого страха и ужаса, видя столь дивное происшествие.

    На третий день князь Святослав Ольгович, преисполнившись страха Божия (на него напал великий страх и ужас после того страшного происшествия), приказал похоронить с приличными почестями выкинутое тело архиерея Божия. И принесли тело его в город с великою честью, и положили его в церкви святого Спаса, в Тереме Красном, где был похоронен новый страстотерпец, блаженный Игорь, князь киевский, убитый киевлянами.

    В те дни, когда честное тело Константина было выброшено из города Чернигова, в Киеве померкло солнце и поднялась столь великая буря, что даже потрясалась земля, поднялся гром, заблистала молния, так что все киевляне пришли в великий страх и уныние. В это время гром поразил одним ударом восемь человек, — двух священников, двух диаконов и четырех мирян.

    Князь киевский Ростислав Мстиславич [11], внук Владимира Мономаха, находился в это время в Поварах у Вышгорода; буря разрушила шатёр, бывший близ него. Преисполнившись страха и вспомнив о смерти митрополита (об ней возвестил ему через гонца князь черниговский), он послал нарочитого в Киев, к церкви святой Софии и прочим соборам с просьбою совершить всенощное бдение во всех церквах.

    — Это наказание, — говорил он, — Господь послал на нас по причине грехов наших.

    Все эти страхи и ужасы были только в Киеве; в Чернигове же в эти дни солнце сияло ярко и не было никаких ужасов. По ночам над выброшенным за город телом блаженного митрополита Константина являлись три столпа огненные, ярко сиявшие и доходившие до неба.

    После того, как честное тело блаженного Константина было погребено, наступило в Киеве полное спокойствие; все, дивясь происшедшему, славили Бога, Которому воссылается слава и от нас, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

    (обратно)

    Страдание святых мучеников: Маркиана, Никандра, Иперехия, Аполлона, Леонида, Ария, Горгия, Селиния, Ириния и Памвлга.

    Святые мученики Христовы Маркиан и Никандр с дружиною своею происходили из Египта. За веру во Христа они схвачены были по повелению правителя области, и их стали принуждать отречься от Христа и поклониться идолам, но они не согласились на это. Тогда их сперва жестоко избили, потом обожгли им свечами ребра и, наконец, повесив, строгали их железными когтями до тех пор, пока оторванные куски тела не стали падать на землю. После этого едва живыми их заключили в темницу, но в темнице явился им Ангел Господень и исцелил их. По прошествии многих дней они вышли из темницы здоровыми и снова явились на суд к правителю области. Видя эти чудеса, многие из язычников обратились к вере в истинного Бога. На суде правителя святые мученики снова были приговорены к заключению в темницу и здесь, томимые голодом и жаждою, скончались [1].


    В тот же день преставление святого благоверного князя Феодора Ярославича, брата св. Александра Невского; скончался в Новгороде в 1233 г.


    В тот же день перенесение мощей великого князя Игоря Олеговича, убиенного 19 сентября 1147 г.

    (обратно) (обратно)

    Память 6 июня

    Житие преподобного отца нашего Виссариона

    Великий во отцах наших Виссарион был рожден и воспитан в Египте; с юности он возлюбил Бога, и свет благодати Божией воссиял в сердце его. Он соблюдал себя чистым от всякой греховной скверны, стараясь не опорочить той духовной одежды, которую принял при святом крещении.

    Святой Виссарион предпринял путешествие ко святым местам в Иерусалиме; здесь видел он преподобного Герасима [1], проводившего постническую и пустынную жизнь при реке Иордане, которому служил лев. Видел он также и многих других подвижников, живших там в разных местах, впоследствии просиявших своими добродетелями; беседуя с ними, святой Виссарион получал много пользы для души своей.

    Возвратившись в отечество, Виссарион приобрел себе духовного отца в лице Исидора Пелусиотского [2]; приходя к нему часто, он научался в добродетели и поощрялся к строгой жизни; наконец, раздавши нищим и монастырям оставшееся после родителей всё имущество свое, Виссарион отрекся от мира и принял пострижение в иночество.

    Удалившись в одно пустынное место, Виссарион принял на себя обет безмолвия; изнуряя себя многочисленными трудами и умерщвляя свою плоть постническими подвигами, он, будучи во плоти, уподоблялся бесплотным. Пост его был беспримерным: иногда всю неделю он ничего не вкушал, а иногда оставался без пищи и питья в продолжении 40 дней. Однажды, ставши на одном открытом месте посреди терния и воздев к небу руки и очи, обратив туда же и ум свой, он 40 дней и ночей пробыл на молитве, стоя неподвижно. В продолжении этих сорока дней он не двинулся с места, ничего не вкусил, ничего не сказал никому, не вздремнул, не впал в изнеможение от естественной слабости, ни о чем земном не подумал умом, но весь, подобно бесплотным, устремил духовные очи свои к Богу. За это и сподобился святой от Бога великой благодати: ему сообщен был дар чудотворения, так что он был подобен древним святым пророкам. Так он уподобился Моисею [3]: подобно тому как Моисей некогда указанным ему от Бога деревом превратил горькую воду в пустыне во вкусную, дабы напоить жаждущего Израиля (Исх.17:6), так и преподобный Виссарион молитвой и крестным знамением усладил горечь морской воды, дабы напоить изнемогавшего от жажды своего ученика, а именно: когда святой вместе с учеником ходил по пустынному морскому берегу, ученик утрудился от сильного зноя и, почувствовав большую жажду, сказал святому:

    — Отец, я очень жажду.

    Преподобный, сотворивши молитву и осенив море знамением крестным, сказал:

    — Во имя Господа почерпни и пей.

    Ученик почерпнул из моря воды в маленький сосуд, который носил с собою; отведав воды, ученик нашел ее очень вкусной [4] и прохладной, как бы истекшей из живого источника; достаточно напившись и прохладившись, ученик взял еще воды в сосуд на дорогу. Заметив это, старец сказал ученику:

    — Для чего ты наполнил сосуд водою?

    Ученик ответил:

    — Прости меня, отче! Я взял воду на дорогу, чтобы снова не томиться жаждою.

    Старец сказал:

    — Бог, присутствующий на этом месте, присутствует везде и, как здесь, так и в другом месте, Он может дать жаждущему вкусную воду.

    Имя того ученика было Дула.

    Уподобился преподобный Виссарион и Иисусу Навину [5]: как тот, когда побеждая аморрев [6], удержал движение солнца (Иис.Нав.10:12–13), так сделал и сей угодник, а именно: когда он шел с учеником к одному старцу, солнце склонялось к западу, путь же оставался еще далекий; тогда старец обратился к Богу, молясь так:

    — Прошу Тебя, Господи, повели остановиться солнцу до тех пор, пока я не приду к рабу Твоему.

    И произошло так: не заходило солнце до тех пор, пока не пришел преподобный к тому старцу.

    Был подобен святой Виссарион и пророку Божию Илии [7]. Так, во время засухи он свел с неба на землю обильный дождь (3 Цар.18); это самое не однажды и не дважды, а много раз совершал преподобный.

    Еще и Елисею пророку [8] уподобился святой: как тот, разделив воду плащом Илии, перешел реку Иордан (4 Цар.2:14–15), так и этот превратил своей молитвой воду в сухой путь и ходил поверх воды: перешел большую реку Нил, как посуху, и везде, где только ему на пути встречались реки, переходил их, как посуху.

    Как-то однажды, когда преподобный пребывал в ските, приведен был в храм бесноватый человек; за него совершали молитвы в церкви, дабы избавился он от духа нечистого; но не исходил из него бес, ибо он был весьма лютым. И говорили между собой клирики:

    — Что нам делать с этим бесноватым?

    А некоторые говорили:

    — Никто не может изгнать беса сего, кроме отца Виссариона, но если мы станем просить его об этом, то он не придет в храм; поэтому сделаем так: на следующий день утром он придет в храм первым, но мы придем раньше его и на его месте посадим бесноватого; потом скажем старцу: разбуди спящего.

    Клирики так и сделали.

    Когда преподобный вошел в храм, то заметил человека, сидевшего на его месте. Не желая прогонять его отсюда, он стал около него. Лишь только начали читать церковное правило, клирики сказали старцу:

    — Отче, разбуди спящего.

    Виссарион, подойдя к человеку тому, толкнул его и сказал:

    — Встань и иди отсюда.

    И тотчас бес, прогоняемый словом святого, вышел из того человека; он встал и начал благодарить Бога за то, что Он избавил его от беснования; человек тот с этого времени стал совершенно здоровым.

    Таким образом клирики побудили святого сотворить чудо изгнания беса, ибо сей преподобный отец не желал явно творить чудеса, дабы не быть прославленным людьми; будучи смиренным и считая себя грешным, он избегал похвал человеческих.

    Случилось, что один брат в ските впал в некое прегрешение, почему священник повелел ему выйти из храма, как недостойному быть в общении с братией; преподобный Виссарион, вставши, вышел вон вместе с согрешившим, сказав:

    — И я грешен.

    Таково было смирение святого Виссариона.

    Его ученики сообщают о нем, что он в продолжении 40 лет не ложился на постель, дабы отдохнуть; он позволял себе уснуть лишь на небольшое время, причем предавался сну или стоя, или сидя. Преподобный часто увещевал учеников своих бодрствовать, и всячески остерегаться вражеских искушений. Он говорил:

    — Иноку следует быть как бы оком, подобно херувимам и серафимам; и если кто живет мирно, не имея искушений, таковому еще более нужно бодрствовать и смирять себя пред Богом, дабы как-нибудь, возгордившись, не впасть в какое-либо большее согрешение; ибо, по причине гордости, многие впадали в брань с диаволом; иногда Бог ради немощи нашей не посылает нам испытаний, дабы мы не погибли совершенно.

    Жизнь сего святого отца была подобна жизни птицы небесной, ибо никогда он ничего земного не приобретал, не имел своей келлии, или какого-либо пристанища; он скитался по пустыне, переходя с места на место: ходил по горам и лесам подобно заблудившемуся путнику; нисколько не заботился он о телесных нуждах своих; не заботился он ни о пище, ни об одежде; на теле его было самое бедное одеяние, едва прикрывавшее наготу его. Несмотря на то, что днем его опалял солнечный зной, а ночью холод, он редко когда входил под кровлю; он ходил по горам, как птица, ища уединения, возводя свой ум к единому Богу и лишь только на Нем Одном останавливая мысль свою. Слёзы постоянно исходили из очей его, частые вздохи слышались из глубины сердца его, ибо все дни жизни своей он проводил в слезах, всегда плача и рыдая. Достигши глубокой старости, он преставился в вечную жизнь [9] и перешел от плача к вечному радованию со всеми святыми о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому воссылается слава во веки. Аминь.


    Кондак, глас 2:

    Вышних сил подражав преподобне, образом птиц житие пожил еси, временная в забытии положив, непрестанным желанием влекомь к небесным добротам Христа Царя, дондеже того достигл еси Виссарионе: моли непрестанно о всех нас.

    (обратно)

    Память преподобного отца нашего Илариона Нового

    Блаженный Иларион был сыном Петра каппадокиянина [1], прислуживавшего при трапезе царской, и матери Феодосии, — людей благочестивых и богобоязненных; в юности он хорошо обучен был Священному Писанию. Когда ему исполнилось 20 лет, он, по евангельскому слову (Мф.10:37; Лк.14:26), оставил отца и мать, дом и богатство и сделался монахом в обители Исихиевой близ Византии. Потом он пришел в обитель Далматскую [2], принял здесь великий ангельский образ и сделался учеником святого Григория Декаполита [3], в то время жившего здесь; святой Иларион подвизался в послушании, молчании и великом смирении. Он имел работу в монастырском саду и трудился в этом послушании десять лет; прочитывая историю добродетельного и богоугодного жития соименного себе преподобного Илариона Великого [4], он, насколько возможно, старался уподобляться сему угоднику Божию постом, всенощной молитвой и всеми прочими иноческими подвигами: посему и назван он был Иларионом Новым. Очистив и просветив свою душу, как солнце, он получил от Бога власть над нечистыми духами, так что мог изгонять их.

    Игумен обители той сделал его против желания священником, когда уже святой Григорий Декаполит ушел отсюда в другие места. Спустя несколько лет, когда игумен скончался, преподобный Иларион, узнав, что братия хочет сделать его игуменом, решил удалиться отсюда; с этою целью он тайно от всех ночью вышел из обители и ушел в Византию, в надежде отыскать здесь своего учителя святого Григория, но сей последний отплыл в Рим и, возвратившись оттуда, поселился на горе Олимпийской [5]. Иларион же пришел в один монастырь в Византии; монахи Далматской обители, узнавши о сем, начали просить святейшего патриарха Никифора [6] поставить им игуменом Илариона, хотя бы и против его желания. Патриарх сообщил об этом императору: призвав к себе Илариона, царь и патриарх увещевали его принять игуменство над Далматским монастырем. Не смея противиться царской и патриаршей воле, Иларион принял власть игумена и с усердием пас вверенных ему словесных овец в продолжении восьми лет. Потом скипетр греческого царства принял звероподобный мучитель Лев Армянин [7], который начал смущать Церковь Христову иконоборческой ересью [8], принуждая многих к своему еретическому мудрованию; тех же, кто не повиновался ему, он или подвергал мучениям, или изгонял в далекие страны. По его приказанию преподобный Иларион был приведен из обители к царю, который принуждал его принять еретическое учение. Добрый воин Христов не только не повиновался еретику-императору, но даже дерзновенно обличил его, назвал безбожником и новым преступником и тем возбудил против себя лютый гнев царя. Много ран и различных мучений причинил блаженному злочестивый царь, а потом заключил его в темницу. Чрез некоторое время опять, призвавши его к себе, много мучив, но ничего не достигши, царь отдал его своему единомышленнику патриарху Феодоту [9], по прозванию Касситеру, который принял престол после изгнания за благочестие святейшего Никифора. Этот лжепатриарх Феодот сделал с преподобным то же, что и царь: заключил святого в мрачной темнице и много дней томил его голодом и жаждой, приказавши не давать ему ни хлеба, ни воды. Монахи же, где игуменствовал преподобный, пришли к царю и молили его:

    — Царь, возврати нам нашего отца; мы за это обещаемся повиноваться твоей воле.

    Царь обрадовался сему обещанию и возвратил им игумена их.

    Святой, пришедши в обитель, прожил здесь один год; едва успев немного отдохнуть от мучений и голода, святой снова обрёк себя на мучения, ибо царь, ожидавший исполнения обещания иноков, понял, что его обманули [10], почему послал воинов в обитель и наказал монахов, а преподобного, взяв, снова заключил в темницу; потом послал его в Фанееву обитель [11] и там приказал заключить святого в самой тесной темнице. В этой темнице святой томился шесть месяцев, принимал всякие неприятности и досаждения от жестокого игумена той обители. Потом по царскому повелению он снова был приведен в Константинополь: здесь его снова разными льстивыми увещаниями склоняли к принятию ереси иконоборческой. Но так как Христов страдалец не слушал еретиков, то царь послал его в другую обитель, называемую Кикловеевой [12]; здесь пробыл он два года и 6 месяцев, томясь в тесной темнице и испытывая разные мучения. Отсюда святой снова был приведен к царю и после сильного избиения заточен в город Протильский [13].

    Злочестивый царь, погубивши многих, и сам погиб люто: он был своими же воинами иссечен мечами в храме на том самом месте, где в первый раз, поругав святую Христову икону, низринул ее; так зло погубил нечестивый свою окаянную душу.

    Михаил Травл [14], принявший царство после него, приказал освободить от уз и заточения всех правоверных. Преподобный Иларион, вместе с прочими был освобожден из темницы, но он не пошел в свою обитель, так как не прекратилась еще иконоборческая ересь, и архиерейские престолы занимали еретики лжеучители и лжепастыри, но пребывал у одной верной и благочестивой женщины, которая в своем имении дала ему уединенное место, устроила келлью с садом и снабжала его всем потребным.

    В это время возвратился из заточения и отошел к Господу преподобный Феодор Студийский [15], также перенесший за правоверие много страданий от еретиков; его святую душу, возносимую Ангелами к небу, видел преподобный Иларион, как о том сказано и в житии Феодора. В тот день, когда преставился святой Феодор Студийский, блаженный Иларион, ходя по своему саду, занимаясь работою и воспевая псалмы Давидовы, услышал вдруг в воздухе какие-то чудные голоса и почувствовал какое-то дивное благоухание; удивившись, он остановился, смотря, откуда всё это; посмотревши вверх, он увидел множество Ангелов в белых одеждах, сиявших светлыми лицами и направлявшихся с песнопениями на встречу кому-то. Видя вся это, блаженный Иларион в большом страхе пал на землю и услышал голос, говоривший:

    — Это душа Феодора, игумена Студийского монастыря, который до крови пострадал за святые иконы и был весьма мужественен в страданиях, а теперь умер и торжественно восходит на небо, встречаемый небесными силами.

    Сподобившись такого чудного видения, преподобный Иларион исполнился великого утешения и радости духовной; много дней он радовался душою своею и лицо его от радости сияло, как лицо ангела.

    У той женщины пробыл преподобный свыше семи лет. Когда же после Михаила Травла вступил на царство сын его Феофил [16], то он собрал всех исповедников и снова начал принуждать их, по примеру прежних злочестивых царей, к иконоборству, не повиновавшихся же ему жестоко мучил. В это время был взят и приведен к царю и преподобный Иларион; принуждаемый к иконоборству, он не покорился царскому повелению и опять обличил его, как злочестивого законопреступника, попиравшего истинные догматы веры; за это святой получил сто семьдесят ударов по спине и заточен был на остров Афусию [17]. Значительным облегчением для святого было то, что он содержался здесь не в темнице и не в оковах, но жил в келлии, хотя весьма тесной. В этой келлии он прожил до самой смерти Феофила. Когда же сей нечестивый царь умер, царица Феодора собрала всех исповедников в столичный город, восстановила православную веру и повелела внести в храмы святые иконы; тогда был отпущен на свободу и преподобный Иларион. Он снова принял игуменство в своей Далматской обители и прославился чудесами. Проживши здесь три года и душеспасительно управив своими учениками, он отошел ко Господу [18]. Его честная и святая душа так же, как и виденная им душа Феодора, была отнесена на небо ангелами и в лике святых исповедников предстоит ныне пред престолом славы Отца, и Сына, и Святого Духа, единого Бога в Троице, Которому воссылается слава во веки. Аминь.


    Кондак, глас 2:

    Ограды живоносныя твоея пажити, пастырски невредимо стадо соблюл еси, и явился еси высотою дел велик, новый Иларионе, по благочестии многи муки и скорби прием. Тем во всерадостный живот вселився горняго Сиона, моли за ны преподобне.

    (обратно)

    Страдание святых преподобномучениц Архелаи, Феклы и Сусанны

    Девство, побеждающее мир и укрощающее плотские страсти, не было известно матери всех Еве, ибо ей было сказано Богом: «в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое» (Быт.3:16). Девство же свободно от этого; оно не увядает от долгих лет, но всегда цветет и украшает жизнь девствующих; девственница — становится невестою Христовою и входит в небесный чертог своего Жениха.

    Этим честным и божественным даром, — чистым девством, — была украшена блаженная Архелая, которая уневестилась Христу и показала себя победительницей мира. Жила она в одном месте близ города Рима, в небольшом и неизвестном монастыре, какой мог быть в те тяжелые для христиан идолопоклоннические времена.

    Когда нечестивым царем Диоклитианом [1] было воздвигнуто в Риме великое гонение на христиан, святая девица Архелая, спасаясь с двумя во Христе сестрами и сподвижницами своими, Феклой и Сусанной, от преследования мучителей, оставила Рим и бежала в Кампанию [2]; все они переменили свои одежды на мужские, дабы никто не узнал, что они были девицами; тут невдалеке от города, называвшегося Нола [3], поселились святые девственницы в глухом и пустом месте, дни и ночи проводя в усердных молитвах к Богу, упражняясь в разных богоугодных делах и врачуя болезни страждущих, так как за чистую и святую жизнь они сподобились благодати чудесного исцеления болезней. Лица у них были смиренные, кроткие и вместе с тем светлые, ибо они всегда радовались сердцем своим о Господе Иисусе Христе; во взоре их сияло целомудрие и святость. Одежды на них были волосяные, простые и грубые, и вид они имели — пустыннический и постнический. Волосы на головах их были острижены, как у мужчин, так что многие считали их за мужчин, а не за женщин. Мало-помалу к ним стали собираться окрестные люди то за исцелением, то за духовным наставлением, так как они, кроме дара врачевания, имели и способность богодухновенного учения; они врачевали не только тела, но и души человеческие, и многих от языческого нечестия обратили к вере Христовой; слава о них распространилась по всей стране.

    Дошла весть о святых девственницах и до начальника кампанийского, именем Леонтия, ибо для надзора за христианами воины были расположены во многих местах; о сих святых девицах они и сообщили начальнику. Сей последний приказал взять их и привести к нему в город Салерну [4], где тогда судили и мучили христиан. Святые девицы были взяты и приведены на допрос в Салерну. Поняли они, что Господь Иисус Христос — их бессмертный и нетленный Жених, — призывает их к венцу мученичества, дабы приять их в небесный чертог Свой, украшенных не только девством, но и страдальческой кровью, как бы царской багряницей. Преисполненные великим дерзновением и надеждою на Бога, они без страха явились к мучителю и свободным голосом поведали ему всю истину о себе, — кто они и откуда; не скрыли они ни своей жизни, ни веры христианской, не скрыли того, что они — девственницы — обрученные Христу и обещавшие Ему сохранять себя в чистоте до самой кончины. Игемон Леонтий, взирая на них и видя, что блаженная дева Архелая старше прочих летами, более дерзновенна в разговоре, заметив также, что лицо ее было особенно благочестным, обратился к ней и сказал:

    — Послушай, Архелая! По какому праву ты созываешь к себе всяких людей, добрых и злых, и учишь их поклоняться Иисусу Назарянину, Который не мог спасти Себя Самого, когда Его мучили и тем более не может оказать помощи никому другому? Как ты осмеливаешься заниматься какими-то волшебными словами и прельщать людей; как дерзнула ты, покрываясь мужскими одеждами, показывать себя мужчиной, когда ты на самом деле скверная и вредная волшебница? Вероятно, ты и этих двух девиц научила волшебству; если я тебя не погублю сейчас, то ты всех неопытных женщин и мужчин обольстишь своим ложным учением.

    На это святая девица отвечала:

    — Силу и власть диавола я попираю силой Христовой; людей же я научила благому, — именно тому, чтоб они познали единого истинного Бога, сотворившего небо, землю, море и всё, что в них: исцеление же всем болящим подаются именем Господа моего Иисуса Христа, Единородного Сына Божия, посредством меня, Его рабы; я не притворяюсь мужчиной, ибо сейчас объявила себя девицей и рабой Христовой; а эти две сестры мои в Господе с юности воспитаны в вере Христовой.

    И сказал игемон:

    — Всякий, кто не повинуется царскому приказанию, будет предан лютой смерти.

    Отвечала святая:

    — Мы имеем Царя, — Господа нашего Иисуса Христа, ради Которого презрели мир и всё, что в нем; Его приказанию повинуемся и ожидаем милосердия от Того, Кто обладает небом и землей и всем прочим.

    Сказал игемон:

    — Наши боги всё содержат и всем владеют; имен у них много: Кронос [5], Трисмегист [6], Гермес [7], Афродита [8], Гера [9], Афина [10], Дий [11], который выше всех. Вот эти силы Божии содержат и управляют всей вселенной.

    Отвечала дева:

    — Боги твои — слепые, и слепые поклоняются им и веруют в них.

    Игемон сказал:

    — Ваш Бог один и Он не в силах защитить Себя, ибо и на кресте был распят, и уксусом напоен был, и терновным венцом увенчан, и копьем прободен.

    Ответила на это святая:

    — Всё это Бог наш потерпел ради нашего спасения, дабы все верующие в Него не погибли, но имели жизнь вечную; твои же боги не видят, не слышат, не говорят, и потому ни себе, ни другим не могут помочь.

    После таких слов, игемон, разгневавшись, приказал отдать святую на съедение голодным львам, думая, что они сейчас же растерзают ее; но звери сделались кроткими, как овцы, и лежали у ног святой. Она же молилась Богу, говоря так:

    — Господи Боже, Отец, Сын и Дух Святой, сохранивший доселе тело мое чистым от всякой скверны! Как ныне Ты укротил зверей и дал мне силу победить игемона, более лютого, чем звери, так и всегда будь мне, рабе Твоей, непрестанным помощником.

    Игемон, увидав, что святая осталась невредимой от зверей, исполнился еще большей ярости и приказал воинам убить зверей, а святую мученицу вместе с подругами ее, связавши, заключить в темницу. Но в темнице святым мученицам явился Ангел Господень, осветивший их неописанным светом и сказавший:

    — Не бойтесь, девицы Христовы! Молитвы ваши дошли к Богу и вам уже приготовлены венцы на небе.

    Когда стражи увидели этот необычный свет в темнице, то в страхе и ужасе говорили:

    — Действительно, Бог, Которого исповедуют эти девицы, есть Бог истинный.

    Утром игемон сказал слугам:

    — Приведите ко мне ту волшебницу, которая вчера бесчестила разными хулениями меня и богов моих.

    И тотчас святая мученица Архелая была представлена на суд и сказала:

    — О, игемон, не я, а злые дела твои наносят тебе хулу и бесчестие и готовят огонь неугасимый, в котором ты будешь мучиться вечно вместе с богами твоими; если же ты хочешь избавиться вечных мук, то послушай моих душеполезных слов и прими мой добрый совет: уверуй в создавшего тебя Бога Отца, и в Единородного Сына Его Господа Иисуса Христа, и в Духа Святого, от Отца исходящего; сей — Един Бог, в Троице прославляемый и на земле и на небе!

    Начальник, принимая слова эти за насмешку и безумие, возразил святой, говоря:

    — Если ты послушаешь меня и уверуешь в богов моих, то будешь одарена богатством и честью и получишь не последнее место между честными римскими женами; если же ты не послушаешь меня, то я отдам тебя на поругание блудникам, затем подвергну жестоким мучениям и наконец предам тебя лютой смерти; тело же твое отдам на съедение собакам, зверям и птицам.

    Ответила святая:

    — Я имею помощником Господа моего Иисуса Христа, Который есть хранитель, как души моей, так и тела. Он сохранит меня от той скверны, какую ты готовишь мне, как сохранил и прежде меня многих пострадавших святых дев; смерти же я не боюсь, ибо надеюсь получить жизнь вечную у Господа моего, Который сподобит меня бесконечной радости и причтет меня к святым Своим Ангелам.

    После этого игемон повелел обнажить святую, строгать ее чистое девическое тело железными орудиями и бить жестоко, раны же приказал поливать приготовленным для этого горячим маслом и смолой; и было тело святой острогано и сожжено до костей. Все, бывшие там, взирая на страдание святой мученицы, чрезвычайно удивлялись и недоумевали, каким образом столь слабая девица могла перенести такие жестокие муки и остаться живой. Святая же, поднявши очи свои к небу и крестообразно воздевши руки, сказала:

    — Владыка, призри с неба, с высоты престола Твоего святого на Твою верную рабу! Угаси горящий огонь росой Своей благодати и дай моему телу отраду в мучениях, причиняемых мне игемоном.

    Едва святая произнесла эти слова, как тотчас над ее головой воссиял свет и слышен был голос, говоривший:

    — Не бойся! Я с тобой.

    Игемон, видя святую невредимой от ярости скрежетал зубами.

    Вблизи того места находился большой камень, который едва могли сдвинуть с места несколько человек; игемон приказал поднять его и положить на мученицу, чтобы она была раздавлена камнем тем. Когда слуги приступили к исполнению приказания игемона, Ангел Господень, невидимо присутствующий со святой девой, быстро отодвинул камень в другую сторону, так что он раздавил слуг мучителя, святая же осталась живой и хвалила Бога, воспевая:

    — Благословен Ты, Господь Бог отцов наших, спасающий уповающих на Тебя!

    Народ, видя это, взывал:

    — Велик Бог христианский, Которого сия девица исповедует!

    Игемон же сказал:

    — Что теперь делать с волшебницей этой? Все мучения она преодолевает; возьмите ее и выведите из города; вместе с ней возьмите и тех двух девиц, которые следуют за ней, и всех трех умертвите мечем.

    Воины тотчас взяли святых мучениц, связали им назад руки и повели за город.

    Когда все дошли до назначенного места, воины уже приготовились усечь честные главы святых мучениц; в это время они увидали Ангелов и испугались; Ангелы же святые, взирая на страдание мучениц, приготовились взять со славой мученические души. Воины, почувствовавши некоторым образом присутствие сих Ангелов, пришли в ужас, затрепетали и как бы забыли самих себя. Но святая Архелая, совершивши молитву Богу, сказала воинам:

    — Исполните то, что вам приказано.

    Воины ответили на это:

    — Не смеем, госпожа, ибо страх объял нас.

    Тогда девы все вместе сказали им:

    — Если не исполните приказания, то не будете иметь части с нами.

    Воины, услышавши это, обнажили мечи и отсекли им головы [12].

    Так три святые преподобномученицы, — Архелая, Фекла и Сусанна, чистые девы, совершили свой подвиг, вошли в чертог небесный и ныне с Ангелами предстоят Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Единому, в Троице славимому, Богу, Которому воссылается слава вечно. Аминь.


    В тот же день преставление преподобного Паисия Угличского, в 1504 г.

    (обратно) (обратно)

    Память 7 июня

    Страдание святого священномученика Маркелла, папы Римского, и прочих с ним

    Святой Маркелл был родом римлянин; отца его звали Венедиктом. Он принял престол Римской церкви после святого мученика Маркеллина и пробыл на нем в правление нечестивых римских императоров Диоклитиана [1], Максимиана Геркула [2], другого Максимиана, по прозванию Галерия [3], и Максенция [4] в продолжении пяти лет и шести месяцев. В те дни в Риме происходили следующие события. Император Максимиан по прозванию Геркул, был назначен Диоклитианом в соправители себе. Возвратившись в Рим из африканских провинций [5] и желая угодить императору Диоклитиану, замедлившему на востоке, Максимиан стал строить в честь его в Риме каменные термы, или бани, доставлявшие язычникам мерзкую прохладу [6]. Разыскав среди римских полков множество воинов, веровавших во Христа, Максимиан лишил их воинского звания и назначил им такую же работу, которую дал некогда фараон израильтянам в Египте [7], именно: он заставлял одних делать кирпичи, других известь, третьих копать землю и носить для устройства упомянутых терм камни. Всё это он делал для устрашения христиан, находившихся в Риме, ибо знал, что многие римляне не только из простого народа, но и из числа людей благородных, исповедывали веру христианскую, хотя и не открыто.

    В это время в Риме проживал некий богатый и честный христианин по имени Фрасон. Заметив, что христиане томились тяжкою работою и изнемогали от голода, Фрасон пожелал тайно помогать им своими средствами; избрав для этой цели четверых, богобоязненных мужей, он через их посредство снабжал христиан пищею, одеждою и всем необходимым. Этих мужей звали: Сисиний, Кириак, Смарагд и Ларгий.

    Когда блаженный папа Маркелл узнал об этом, то весьма возрадовался сердцем по поводу доставляемой христианам милостыни; призвавши к себе упомянутых четверых мужей и разузнав от них всё относительно Фрасоновой щедрости, Маркелл премного благодарил последнего, а Сисиния и Кириака поставил во диаконы римской церкви.

    Однажды ночью, когда оба сии диакона несли на своих плечах посылаемую Фрасоном для святых мучеников пищу, они были схвачены нечестивыми язычниками и приведены к трибуну Экзуперию. Лишь только они были приведены, трибун приказал заключить их в общенародную темницу, а на третий день донес о них императору Максимиану. Император же приказал их назначить на ту же самую работу, которую исполняли прочие христиане и, таким образом, они были присоединены к тем, которые носили песок для постройки каменного здания.

    Среди тех христиан находился некий муж, по имени Сатурнин; по старости лет он не мог носить определенного ему тяжелого бремени. Тогда блаженные диаконы Сисиний и Кириак начали помогать сему старцу и исполняли не только свою работу, но и работу других; устами же своими они непрестанно славословили и восхваляли Бога. Обо всем этом стража донесла трибуну, а последний императору.

    Тогда император приказал представить к себе Сисиния, и когда последний явился к нему, то спросил его:

    — Какое имя твое?

    — Я, грешный, — отвечал святой, — именуюсь Сисинием; я раб рабов Господа нашего Иисуса Христа.

    — Что это за песнопения, которые вы воспеваете? — спросил Максимиан.

    — Если бы ты познал значение воспеваемых нами песнопений, — отвечал святой, — то ты познал бы и твоего Создателя.

    На это император сказал:

    — Да кто же наш Создатель, как не Геркулес [8] непобедимый!

    Отвечал святой диакон Сисиний:

    — Для нас мерзость — не только именовать его, но и слышать о нем.

    — Избирай для себя одно из двух, — продолжал император: принеси жертву богу Геркулесу; в противном случае я сожгу на огне плоть твою.

    — Я уже давно желаю пострадать за Христа, Бога моего, — отвечал святой Сисиний — дабы получить вожделенный венец мученичества.

    Тогда император, разгневавшись, отдал его на мучение областеначальнику Лаодикию.

    Последний заключил святого в Мамертинскую темницу [9], в которой мученик пробыл семнадцать дней. По истечении же сего срока областеначальник велел снова представить к себе на допрос святого диакона Сисиния.

    Из темницы узник прежде всего был приведен к начальнику тюрьмы Апрониану. Посмотрев на него, Апрониан заметил, что лицо его сияло пречудным небесным светом; при сем также он услыхал и голос, говоривший:

    — «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Мф.25:34).

    Тогда Апрониан в страхе и ужасе упал к ногам святого Сисиния и сказал:

    — Заклинаю тебя Христом, Которого ты исповедуешь, немедленно крестить меня и соделать меня соучастником венца твоего.

    Тотчас же была принесена сюда и вода.

    Тогда святой диакон Сисиний, совершивши оглашение [10] над Апронианом, благословил воду; затем велел войти Апрониану обнаженным в наполненный водою сосуд и спросил его:

    — Веруешь ли в Бога Отца, Всемогущего, и в Единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, и в Духа Святого?

    Он отвечал:

    — Верую.

    — Да просветит тебя, — произнес святой Сисиний, — Отец, и Сын, и Святой Дух.

    Затем святой велел Апрониану выйти из воды.

    После этого Сисиний привел новокрещенного Апрониана к святому папе Маркеллу. Последний помазал новопросвещенного святым миром и, совершив святую литургию, преподал обоим, — и Сисинию и Апрониану, — а также и всем, находившимся там христианам, пречистое Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа.

    В полдень того же самого дня областеначальник Лаодикий приказал представить к себе на допрос диакона Сисиния. С ним пришел также и начальник тюрьмы, блаженный Апрониан, — новопросвещенный раб Христов. Подойдя к Лаодикию, Апрониан громко воззвал, обратившись к нему:

    — Для чего диавол восставляет вас против рабов Божиих, научая вас причинять столько страданий неповинным?

    Удивившись таким словам Апрониана, областеначальник сказал ему:

    — Как кажется мне, и ты сделался христианином.

    — Горе мне окаянному, — отвечал блаженный Апрониан, — что я погубил дни мои в нечестии, до сих пор не зная Бога истинного.

    — Действительно, — воскликнул областеначальник, — ты погубишь ныне дни свои!

    Затем приказал отсечь ему голову, сказав:

    — Если сей не погибнет, то погибнут многие другие.

    После сего воины повели святого Апрониана за город. Отойдя от города на расстояние двух миллиарий [11], воины усекли голову святого Апрониана на дороге Саларийской [12]; так новопросвещенный Апрониан восприял венец мученический. Святого же диакона Сисиния, а с ним и упомянутого старца Сатурнина, областеначальник приказал заключить в темницу, сказав им:

    — Если вы не принесете жертв богам, то я погублю вас, предав многоразличным мукам.

    Во время пребывания сих святых в темнице к ним приходили многие язычники и безбоязненно крестились у них. По прошествии сорока дней областеначальник Лаодикий узнал об этом; приказав приготовить себе место для судилища в храме богини Теллюры [13] и воссев на нем, Лаодикий приказал привести к себе старца Сатурнина и диакона Сисиния. Христовы узники были приведены к мучителю босыми в железных оковах.

    — Что же, — спросил их областеначальник, — оставили вы, наконец, суетное обольщение христианское? Неужели и теперь вы не согласитесь поклониться богам, которым поклоняются наши цари?

    — Мы, грешные, — отвечал святой диакон Сисиний, — поклоняемся Господу нашему Иисусу Христу и никогда не преклоним наших голов пред диаволом и бездушным камнем.

    Тогда Лаодикий сказал:

    — Пусть принесут сюда медные треножники, на которых возжигается курение богам.

    Немедленно были принесены треножники с горячими угольями. Мучитель начал принуждать святых воскурить идолам фимиам.

    Святой старец Сатурнин сказал мучителю:

    — Да обратит Господь в прах идолов языческих.

    И тотчас медные треножники, растопившись, растеклись как вода.

    Два воина из числа бывших здесь, по имени Папий и Мавр, увидя это, громогласно воскликнули:

    — Поистине Господь Иисус Христос, Которого почитают Сисиний и Сатурнин — есть Бог истинный.

    Областеначальник Лаодикий, пылая гневом, приказал повесить святых мучеников, Сатурнина и Сисиния, на позорном столбе и бить их без милосердие веревками и суковатыми палками. Будучи так терзаемы, святые взывали, говоря:

    — Благодарим Тебя, Господи, Иисусе Христе за то, что Ты сподобил нас быть соучастниками пострадавших за Тебя рабов Твоих.

    Тогда воины Папий и Мавр, видевшие страдание святых, вторично воззвали, обратившись к областеначальнику:

    — Для чего диавол возбуждает вас против рабов Божиих, научая вас без милосердия мучить их, неповинных?

    Лаодикий, воспылав гневом против сих воинов, приказал бить их камнями по устам; раздробивши святым уста, заключил их в темницу. В тоже время он приказал своим слугам опалять свечами бока мучеников, висевших на позорном столбе. Но они, претерпевал столь великие страдания, с радостным лицом благодарили Бога.

    В тот же день мучитель издал относительно святых смертный приговор. Поэтому они были сняты с позорного столба, выведены за город по нумантийской дороге [14] и усечены мечем.

    Вышеупомянутой благочестивый муж Фрасон, взяв тела святых мучеников вместе с пресвитером Иоанном, похоронил их на своей земле при саларийской дороге.

    Заключенные же в темницу воины Папий и Мавр, весьма желали получить святого крещения; помолившись Господу, они вышли из темницы чрез открытые двери, никем не замеченные. Придя затем к святейшему папе Маркеллу, они приняли от него святое крещение. После крещения они снова отдались искавшим их воинам, и были представлены на допрос к областеначальнику. Увидавши их, областеначальник сказал:

    — Теперь я узнал, что вы христиане.

    — Да мы действительно христиане, — отвечал святой Папий.

    — Оставьте суетное обольщение христианское, — продолжал Лаодикий, — и поклонитесь богам, которым поклоняются наши цари!

    — Пусть поклоняются им все потерявшие свои души, если они желают погибнуть навеки, — отвечал Лаодикию святой Мавр.

    Областеначальник же Лаодикий сказал на это:

    — Если вы не принесете сейчас жертв бессмертным богам нашим, то потеряете свои души. Послушайте меня и исполните то, что я говорю, если желаете остаться живыми.

    — Приноси им жертву, — ответил святой Папий, — если хочешь мучиться вечно!

    После сего областеначальник приказал положить святых на земле и бить без милосердия палками. Они же, будучи жестоко биты, ничего иного не произносили, как только следующие слова:

    — Господи, Иисусе Христе, помоги рабам Твоим!

    Затем Лаодикий приказал бить святых оловянными прутьями. В то время как их били в течение долгого времени таким образом, они предали души свои в руки Божии.

    Пресвитер Иоанн, взявши ночью тела святых, похоронил их с честью при гробнице пострадавших ранее святых мучеников Сисиния и Сатурнина (сделал это он по повелению святого папы Маркелла).

    В то время возвратился в Рим император Диоклитиан. Областеначальник Лаодикий сообщил Диоклитиану и Максимиану всё относительно святых мучеников, сказав, как он без милосердия мучил их и умертвил. Императоры были обрадованы сим известием и похвалили областеначальника за его усердие.

    Между тем упомянутый выше святой Кириак, поставленный во диаконы святейшим папою Маркеллом, находился в это время вместе со святым Сисинием, в темнице; здесь были заключены Смарагд и Ларгий, а также и прочие узники Христовы. Все они исполняли назначенную им тяжелую работу. Их выводили на работы днем, на ночь же снова запирали в темнице. Бог даровал блаженному Кириаку благодать исцеления недугов; многие приходили к нему и приносили своих больных, которых святой Кириак исцелял, после молитвы к Богу; так получали здесь зрение слепые, делались здоровыми расслабленные, изгонялись из людей бесы и по молитвам святого подавалось исцеление болящим от многоразличных недугов.

    У императора Диоклитиана была дочь по имени Артемия. По попущению Божию она впала в беснование и была мучима нечистым духом. Узнав о том, Диоклитиан весьма опечалился, так что в тот день по причине скорби не вкушал пищи. Когда же он вошел в комнату своей дочери, бесновавшейся в это время, то бес воззвал устами девицы:

    — Я не выйду отсюда, и никто не может изгнать меня кроме диакона Кириака.

    Тогда Диоклитиан приказал отыскать диакона Кириака, и когда он был найден в темнице и приведен к императору вместе с обоими друзьями своими, Смарагдом и Ларгием, то император стал упрашивать его войти в комнату дочери его и исцелить ее. Святой Кириак, войдя в комнату дочери царской, обратился к мучившему ее нечистому духу с такими словами:

    — Во имя Господа нашего Иисуса Христа повелеваю тебе: выйди из сей девицы.

    Бес же отвечал ее устами:

    — Если ты желаешь, чтобы я вышел из нее, то укажи мне другое обиталище, в которое я мог бы войти.

    — Вот тебе мое тело, — отвечал святой Кириак; — если можешь, войди в него!

    — В твое тело я не могу войти, — продолжал бес, — ибо оно отовсюду затворено и запечатано.

    Тогда святой Кириак сказал ему:

    — Во имя Господа нашего Иисуса Христа распятого выйди из сей девицы, дабы она была чистым сосудом для служения Святому Духу.

    Дух нечистый закричал тогда, говоря:

    — О, Кириак! Если ты отсюда изгонишь меня, то я устрою так, что ты будешь послан в Персию [15].

    С сими словами нечистый дух вышел. Девица же Артемия, освободившись от бесовского мучительства, сказала святому:

    — Заклинаю тебя Богом, Которого ты исповедуешь: крести меня, ибо я вижу вдалеке Господа, Которого ты проповедуешь.

    Здесь стояла и мать Артемии императрица Сирена, которая радовалась сугубою радостью: и по случаю исцеления своей дочери, и по причине явления силы Христовой (ибо она была тайной христианкой).

    Приготовив воду, на другой день крестили девицу Артемию во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, тайно от царя Диоклитиана.

    С того времени святой Кириак приобрел благоволение императора Диоклитиана, который даровал ему и его друзьям, Смарагду и Ларгию, свободу и подарил ему близ своих терм дом в Риме, обещав ему спокойную жизнь.

    Между тем императрица Сирена поучала дочь свою всем сердцем любить Христа и неизменно исполнять закон Его.

    Спустя немного времени к Диоклитиану пришло послание от персидского царя; в этом послании персидский царь просил Диоклитиана отправить к нему диакона Кириака, ибо дочь его бесновалась, причем бес взывал ее устами, говоря:

    — Никто не может изгнать меня кроме римского диакона Кириака.

    Тогда император сказал своей супруге, императрице Сирене, чтобы она позвала к себе Кириака и упросила его отправиться в Персию к бесновавшейся царевне.

    Когда святой Кириак был призван к императрице и узнал о послании из Персии, то сказал:

    — Во имя Господа моего, Иисуса Христа я отправлюсь, не колеблясь!

    Кириак был снабжен императрицею всем необходимым, после чего и отправился в Персию вместе со своими друзьями, — Смарагдом и Ларгием.

    Когда он пришел в Персию и был приведен к беснующейся царевне, то диавол воззвал ее устами:

    — Что, Кириак, не заставил ли я тебя потрудиться придти сюда, как говорил об этом тебе ранее?

    — Я пришел сюда, — отвечал Кириак, — с помощью Владыки моего, Господа Иисуса Христа, чтобы выгнать тебя и отсюда. Итак, дух нечистый, повелеваю тебе именем Господа Иисуса Христа: выйди из сей девицы и больше не возвращайся в нее.

    — Но ведь ты, Кириак, устал и тебе необходимо прежде всего отдохнуть с дороги, — сказал бес.

    — Благодаря помощи все устрояющего Бога я не чувствую усталости, — отвечал Кириак.

    — Но вот я, — продолжал бес, — что захотел, то и сделал: обещался заставить тебя придти в Персию, и ты пришел.

    — Не можешь ты, бессильный и окаянный, сделать то, что пожелаешь; ты можешь сделать лишь то, что попустит тебе Создатель наш.

    Тогда бес стал мучить девицу. Святой же Кириак, пав ниц на землю, начал со слезами молиться Богу. Между тем бес взывал к святому:

    — Если ты изгонишь меня отсюда, то укажи мне вместилище, в которое я бы мог войти.

    Отвечал святой:

    — О безумный! Нигде в создании Божием ты не найдешь себе вместилища, ибо непобедимая и всемогущая сила Господа моего Иисуса Христа отовсюду изгонит тебя.

    Тогда диавол немедленно вышел из отроковицы и, убегая, оглашал воздух воплями, говоря:

    — О как страшно для меня имя Того, Кто изгоняет меня!

    С того времени отроковица стала здоровой. Ей было имя Иовия. Она уверовала во Христа и приняла святое крещение. Уверовали во Христа и крестились многие из царского дома, всего около четырех сот человек. Царь персидский предложил многие дары святому Кириаку. Но он ничего не взял, довольствуясь лишь одним хлебом и водой. Пробывши в Персии сорок пять дней, он удалился оттуда, возвращаясь от персидского царя к римскому императору с благодарственным письмом, которое Диоклитиан почтительно принял. Императрица Сирена и дочь ее Артемия весьма радовались возвращению Кириака.

    Спустя немного времени после сего Диоклитиан отправился из Рима на Восток, а Максимиан Геркул в Медиолан [16], где тот и другой оставили и свое императорское достоинство. Тогда (другой Максимиан), по прозванию Галерий, коего Диоклитиан усыновил себе, а потом выдал за него и дочь свою, — старшую сестру Артемии, Валерию, — пришел в Рим и стал преследовать и убивать христиан. Взяв вместе с прочими святого диакона Кириака, — ибо он гневался на него за Артемию, которую Кириак обратил в христианскую веру, — он посадил его вместе с его друзьями, Смарагдом и Ларгием, в темницу; при этом мучитель приказал водить за собою Кириака обнаженного и закованного в железные вериги по всем тем местам, куда он ни отправлялся. Это он делал для устрашения прочих христиан.

    Однажды, когда мучитель шел в какой-то город, его встретил святой папа Маркелл, который громко сказал ему:

    — Для чего ты убиваешь служителей Божиих, молящихся за твое царство!

    Тогда мучитель, разгневавшись, приказал бить святого палками без милосердия и определил его на должность надсмотрщика над животными. Итак святой папа Маркелл приставлен был к кормлению животных и сторожа наблюдали за тем, чтобы он неленостно исполнял свои обязанности. Святого же Кириака с его друзьями император передал своему наместнику Карпасию со словами:

    — Убеди сих волхвов, совращающих народ к христианству, принести жертвы; заставь их сделать это, хотя бы мучениями.

    Карпасий, взявши святого и находившихся с ним христиан, заключил их в темницу, а затем, воссевши на судилище своем в храме Теллюры, призвал к допросу святых мучеников, — диакона Кириака, друзей его, Смарагда и Ларгия, и вместе с ними четвертого узника по имени Крискентия, также заключенного в темнице за исповедание имени Христова. Карпасий обратился к христианам с такими словами:

    — Почему вы не слушаете императорского приказания и не приносите жертв бессмертным богам нашим?

    Кириак и друзья его отвечали:

    — Мы приносим себя самих в жертву живущему во веки Богу и Господу нашему Иисусу Христу.

    — Твоя старость, — сказал Карпасий Кириаку, — убелила волоса твои; но вот я теперь обращу твою старость в юность.

    С сими словами он приказал растопить смолу и возливать ее на голову святого. Святой же взывал, говоря:

    — Слава Тебе, Господи, что Ты сподобляешь нас, рабов Твоих, войти во врата небесного Царства Твоего!

    Крискентиана же мучитель приказал повесить нагим на позорном столбе, бить веревками и палками, строгать железными ногтями и опалять огнем. В таких мучениях святой Крискентиан и предал дух свой, всё время воссылая благодарение Богу.

    Потом мучитель приказал взять тело его и бросить без погребения на съедение псам, прочих же святых мучеников он снова заключил в темницу. Но упомянутый пресвитер Иоанн, придя ночью и взявши тайно тело мученика, похоронил его вместе с прочими мучениками.

    По прошествии четырех дней после сего мучитель, призвав на допрос к себе одного Кириака, спросил его:

    — Для чего ты хочешь низвести в ад в лютых мучениях дни твоей старости? Принеси жертву богам и останешься жив.

    — Я, — отвечал святой, — весьма желаю быть замученным за Христа Бога моего; вашим же богам пусть приносят жертвы те, кто не познал истинного Бога, Создателя своего.

    Карпасий в гневе приказал повесить святого нагим на позорном столбе и мучить его тем же способом, как и святого Крискентия, причиняя побои вервиями и палками, строгая ногтями, опаляя огнем.

    Между тем Христов мученик, перенося все сие доблестно, взывал:

    — Помилуй меня грешного, Господи мой Иисусе Христе! Слава Тебе, Сыне Божий!

    Карпасий убедившись, что никакими мучениями он не принудит Кириака принести жертвы, повелел прекратить мучения; потом сообщил императору всё, что касалось Кириака и остальных мучеников. Император же приказал предать смерти Кириака и всех, находившихся вместе с ним в темнице.

    В той самой темнице, в которой пребывал святой Кириак со своими друзьями, было всего христиан двадцать один человек обоего пола. Выведя их всех за город, язычники обезглавили их вместе со святым Кириаком, Смарагдом и Ларгием. К этому месту ночью пришел пресвитер Иоанн вместе с некоторыми христианами; взяв тела святых мучеников, он похоронил их на том же самом месте, где были похоронены тела и других мучеников.

    В это самое время была замучена и умерщвлена за исповедание имени Христова и дочь Диоклитиана, блаженная царевна Артемия, пребывавшая в то время в Риме. Умерщвлена же она была по распоряжению того же нечестивого мучителя Максимиана. Окаянный не пощадил даже своей родственной крови, ибо Артемия была родной сестрой его жены Валерии, и ему самому, как усыновленному Диоклитианом, она приходилась сестрою.

    После убиения святого Кириака и прочих, находившихся с ним в темнице, христиан, вышеупомянутый Карпасий выпросил себе у императора дом Кириаков, находившийся близ терм Диоклитиановых; дом этот был подарен Диоклитианом Кириаку. Войдя в этот дом, Карпасий увидал в нем прекраснейший источник, устроенный святым Кириаком и освященный папою Маркеллом; в этом источнике крестились многие язычники, обращавшиеся в христианство. На поругание и оскорбление христианам Карпасий обратил тот дом в общественную баню и в блудилище и часто сам там омывался, или лучше сказать, загрязнялся, ибо, пируя здесь со своими друзьями, он и его сообщники оскверняли себя омерзительными плотскими грехами.

    Однажды он приказал устроить там для себя пир и пришел сюда в обществе девятнадцати друзей своих есть, пить, мыться и блудодействовать. И вот в то время как они предавались своим мерзостям, внезапно пали все мёртвыми, пораженные невидимою силою Божиею. Все окрестные жители пришли от этого в великий страх и заколотили дом тот, ибо никто не решался входить в него.

    Между тем нечестивый император Максимиан Галерий отправился из Рима на Восток; императорский престол принадлежавший в то время Константину в Риме [17], предвосхитил Максенций. В то же самое время римские клирики, собравшись ночью, отправились на тот двор, в котором был приставлен кормить скот святой Маркелл, и вывели оттуда архипастыря своего.

    Достигнувши хищническим образом римского престола, Максенций так же как и его предшественники начал преследовать христиан.

    В это время в Риме жили две женщины из благородного сенаторского рода, по имени Прискилла и Лукина. Они обе были вдовами и верными рабынями Господа Иисуса Христа, Которому и служили с великим усердием. Эти две женщины имели много имущества, которым помогали святым во всех их нуждах.

    Они устроили в своих имениях весьма хорошие гробницы для погребения тел святых мучеников, ибо бесчисленное множество христиан было тогда умерщвляемо за исповедание имени Христова. Прискилла устроила гробницу на расстоянии трех поприщ от города при саларийской дороге, а Лукина — на расстоянии семи поприщ при дороге остийской [18]. Тайно по ночам они собирали тела мучеников, бросавшиеся язычниками на съедение псам, зверям и птицам и с честью погребали их в своих гробницах. И вот, когда святой Маркелл был выведен своими клириками с двора, где он кормил животных, отправился с блаженною Лукиною к тому месту, где был усечен святой мученик Кириак с Смарагдом и Ларгием; выкопавши из земли святые мощи их и обвивши их чистыми полотнами с ароматами, они принесли их в гробницу, принадлежавшую Лукине, и с честью положили их в каменных гробах.

    В это время блаженная Лукина пожертвовала в пользу церкви римской многие имения свои; прекрасный же дом свой, находившийся в центре города Рима, она пожертвовала верующим, дабы они обратили его в церковь. Папа освятил сей дом по положенному церковному чину и совершал в нем литургии, принося бескровные жертвы Богу, днем и ночью славословя Бога. И таким образом дом Лукины сделался домом Божиим и соборною церковью в Риме.

    Это стало известным нечестивому императору. Последний разгневавшись на Лукину, присудил изгнать ее с бесчестием, как великую грешницу вон из города, всё же имущество ее велел отдать на разграбление. Он делал попытки также склонить к своему нечестию папу Маркелла, но нисколько не успел в этом. Узнавши же, что святой Маркелл был осужден на работу ухода за скотом его предшественником Максимианом, он сделал то же самое определение относительно святого. Желал обесчестить не только папу, но и церковь, он обратил освященный для церкви прекрасный дом Лукинин в скотный двор и приказал содержать там множество скота. Святому же папе Маркеллу он определил все дни жизни его до самой смерти, находясь под стражею, ходить за скотом в этом доме.

    Итак сей святейший пастырь и руководитель душ человеческих в течение девяти месяцев исполнял работу ухода за скотом; великий слуга Божий, подобно некоему плененному рабу, был предметом поругания со стороны нечестивых идолослужителей. Он постоянно был занят работою, так что совершенно не имел отдыха и покоя и испытывал большой недостаток в самом необходимом; он не имел ни достаточной пищи, ни одежды, ибо сторожа не позволяли никому приходить к нему и что-либо приносить для него. Его одежда состояла из одной только колючей власяницы на теле. По причине таких трудов, страданий, лишений в самом необходимом, а также по причине зловония скотского, святой Маркелл весьма ослабел телом, заболел и предал свою страдальческую душу в руки Божии [19]. Тот же пресвитер Иоанн, взявши ночью его тело, отнес его в гробницу Прискиллину и, призвав клириков, предал его здесь честному погребению.

    Так окончил жизнь свою святейший римский папа Маркелл, первоначально предпослав по пути мученичества многочисленных чад своих к Богу, а затем после них и сам отправился предстать со святыми иерархами престолу Великого Архиерея, Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается слава ныне и в бесконечные веки. Аминь.

    (обратно)

    Память святых мучениц Кириакии, Калерии и Марии

    Мученицы Христовы Кириакия, Калерия (или Валерия) и Мария происходили из города Кесарии палестинской [1]. Наставленные в христианской вере одним христианином, они отрешились от мерзких идольских жертв, приступили ко Христу и крестились. Потом они поселились в некоей хижине, пребывая в молчании и моля Бога, дабы рассеялась лесть идолослужения, вера же Христова воссияла во всем мире и, таким образом, прекратились бы гонения на христиан. Когда они проживали таким образом в пощении и молитвах, то были оклеветаны пред правителем той страны идолослужителями и принуждаемы были отречься от Христа и к поклонению идолам. Но они не хотели ни в каком случае совершить сего. Посему они нещадно были мучимы жестокими истязаниями и в тех мучениях предали души свои в руки Божии.

    (обратно)

    Память святого священномученика Маркеллина

    Папа Маркеллин вступил на престол в правление Диоклитиана и Максимиана после кончины святейшего папы Кая [1], во время жесточайшего гонения на христиан, когда в течение тридцати дней в Риме было истреблено после многоразличных мучений семнадцать тысяч христиан обоего пола. В это время схвачен был и приведен на допрос к Диоклитиану и папа Маркеллин. Но, устрашившись жестоких мучений, он воскурил фимиам на алтаре идольском и принес жертву Весте и Изиде [2]. Желая вознаградить его, император облёк его в драгоценную одежду и назвал своим другом.

    После сего, вернувшись домой, Маркеллин горько заплакал и зарыдал как некогда Апостол Петр, отрекшийся от Христа (Мф.26:75). Маркеллин начал обличать и укорять самого себя, так как, хотя многих других утвердил в вере и побудил к мученическому подвигу, тем не менее сам отпал от веры самым позорнейшим образом. Размышляя о сем, папа несказанно скорбел в сердце своем.

    В то время в городе Синуессе в Кампании [3], происходил поместный церковный собор [4], на который собрались многие епископы и пресвитеры, всего числом сто восемьдесят человек. На этот собор прибыл и Маркеллин. Облекшись во власяное рубище, посыпав пеплом голову с сокрушением сердечным вошел он на собор к отцам и, став пред ними как обвиняемый, открыто пред всеми исповедал грех свой. Проливая горькие слёзы, он испрашивал у честных отцов суда над собою. Отцы же говорили:

    — Осуди себя сам своими устами: из твоих уст вышел грех; пусть твоими же устами будет произнесено и осуждение. Мы знаем, что и святой Петр из страха отвергся Христа, но, горько оплакав грех свой, снова получил благоволение у своего Господа.

    Тогда Маркеллин произнес следующий приговор над самим собою:

    — Я признаю себя лишенным священного сана, которого я недостоин. За это пусть после моей смерти тело мое не предается обычному погребению, но да будет брошено оно на съедение псам; да будет проклят тот, кто осмелится похоронить его.

    Возвратившись затем в Рим по окончании соборных заседаний, Маркеллин, взяв драгоценную одежду, которую получил от Диоклитиана, отправился к сему последнему и, бросивши пред ним одежду, обличил его, осудил ложных богов его, а себя назвал тяжким грешником, причем горько плакал. Исполнившись гнева, император отдал его на мучения, а затем присудил к смерти. И вот блаженный Маркеллин был поведен вместе с тремя христианами — Клавдием, Кирином и Антонином — за город для обезглавления. За ним следовал пресвитер Маркелл, после него занявший престол папский. Подозвавши его, мученик Христов Маркеллин увещевал, чтобы он оставался твёрдым в вере. Он сказал также относительно своего тела, чтобы никто не осмеливался погребать его в земле, но чтобы оно было брошено на съедение псам:

    — Я недостоин, — говорил он, — человеческого погребения, недостоин чтобы меня взяла земля, так как я отвергся Господа моего, Творца неба и земли!

    Когда достигли места казни, святой мученик Маркеллин с усердием помолился Господу Христу, приемлющему кающихся грешников и с готовностью предоставил свою выю на отсечение и умер за Христа, Которого сначала отвергся из-за страха мучений [5]. Вместе с ним были обезглавлены и упомянутые три мужа Клавдий, Кирин и Антонин и тела их были брошены непогребенными при дороге. Впрочем по прошествии нескольких дней верующие, взявши ночью тела Клавдия, Кирина и Антонина, — похоронили их; тело же Маркеллина никто не осмеливался взять и похоронить, так как он дал заклятие не предавать тело его погребению; и валялось честное тело мученика Христова при дороге в продолжение тридцати шести дней. По прошествии же этого времени новопоставленному папе Маркеллу явился святой Апостол Петр и сказал:

    — Почему ты до сего времени не предаешь погребению тело Маркеллиново?

    — Я страшусь его клятвы, — отвечал Маркелл, — ибо он дал заклятие не хоронить тела его.

    — Разве ты не помнишь, — сказал Апостол, — написанного — «унижающий себя возвысится» (Лук.18:14). Итак пойди и с честью похорони тело его.

    Тогда папа Маркелл взял честные мощи мученика и похоронил их в гробнице Прискиллы — что при Саларийской дороге.

    Так скончался священномученик папа Маркеллин, оставивши образец покаяния для многих, впадавших в то время в подобный грех (ибо тогда многие отвергались от Христа из-за страха пред мучениями). Мы же славим неизреченное милосердие Божие всегда и в бесконечные веки. Аминь.


    В тот же день память святого мученика Феодота Анкирского, усеченного мечем в 303 году (житие его см. под 18-м мая).

    (обратно) (обратно)

    Память 8 июня

    Житие святого отца нашего Ефрема, патриарха Антиохийского

    Святой Ефрем первоначально был военачальником на Востоке в правление императоров Анастасия [1] и Иустина [2]. Потом он был поставлен в антиохийские патриархи [3], как человек благочестивый, проводивший добродетельную и богоугодную жизнь, весьма милостивый к нищим, сострадательный во всем, находившимся в бедах и несчастиях. Избрание же его в патриархи произошло по Божию благоволению и откровению о том одному святому епископу, жившему в то время, когда город Антиохия восстановлялся после разорения.

    В то время, по причине умножившихся в Антиохии различных ересей и еретиков, — несториан [4], евтихиан [5] и прочих, произносились хуления на божество Христово и уничижаема была честь Пресвятой Богородицы; поэтому над городом Антиохией разразился гнев Божий. В двадцать девятый день месяца мая, в полдень, в пятницу, здесь началось страшное землетрясение; вместе с тем огонь охватил весь город. Землетрясение разрушало каменные здания и городские стены; а огонь уничтожал все остальное; это должно было показать всем великий гнев Божий за грехи людские. Антиохия едва не уподобилась Содому и Гоморре [6], ибо большая часть города погибла, а вместе с тем погибло и бесчисленное множество граждан, причем одни из них погибли под строениями, падавшими на них, другие сожжены были огнем; в числе прочих скончался под обрушившейся колонной антиохийский патриарх Евфрасий [7]. Тогда среди оставшихся в живых поднялся плач и горькое рыдание; жители же всех окрестных городов и стран пришли от всего происшедшего в великий страх и ужас. Сей божественный гнев, яростно обрушившийся на Антиохию, прозирали духовными очами некоторые из святых отцов, находившихся в весьма далеком от города расстоянии (как, например, преподобный Феодосий Великий [8], бывший в Палестине, преподобный Зосима [9], бывший в Кесарии палестинской). Поэтому они со слезами начали молить Бога, не погубить до конца город, на который Он праведно прогневался.

    После сего страшного землетрясения и сильного пожара императором Иустином был отправлен в Антиохию военачальник Востока, сей блаженный Ефрем, с целью обстроить город новыми зданиями. Ефрем с усердием исполнил данное ему поручение.

    Среди работавших там был один, тогда никому не известный, епископ, который, сложив с себя сан и звание епископское, под видом нищего строил здание вместе с прочими работниками.

    Однажды военачальник Ефрем имел об этом епископе следующее откровение. Устав от работы, епископ лег уснуть на земле; тогда над ним увидали огненный столп, достигавший до неба. Блаженный Ефрем наблюдал не один, не два раза, но многократно и весьма ужасался по случаю виденного, ибо поистине сие чудо было страшно и исполнено ужаса.

    Между тем воевода не знал, что этот работник был епископ, ибо по его внешнему виду нельзя было узнать, кто он такой. Он имел вид простого нищего: голова его была всегда в пыли, одежда представляла из себя рваное рубище, испачканное грязью, тело его было истомлено от больших трудов и безмерного воздержания. Призвав к себе этого работника, Ефрем начал расспрашивать его наедине, кто он такой, откуда и как зовут его. Он же отвечал:

    — Я один из беднейших жителей сего города; так как я не имею необходимого для жизни пропитания, то я тружусь за плату, и Бог питает меня.

    Тогда Ефрем, будучи осенен Богом, сказал ему:

    — Поверь мне, что я не отпущу тебя до тех пор, пока ты не выскажешь мне всей правды.

    Не имея больше возможности скрывать себя, епископ сказал военачальнику:

    — Дай мне слово пред Богом, что ты никому не расскажешь обо мне, пока я жив.

    Ефрем клятвенно обещал ему это. Тогда работник сказал:

    — Я был епископом, но оставил епископство для Бога и пришел сюда к неизвестным людям; трудясь здесь, я приобретаю своим трудом скромное пропитание; но имени моего и города, в котором я был епископом, я не скажу тебе. Ты же присоедини к той милости, которую ты оказываешь, еще одну милость. На этих днях Господь возведет тебя на епископский престол сей антиохийской Церкви — «пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян.20:28), — истинный Бог наш. Итак, раздавай, как я сказал тебе, обильные милостыни и, противоборствуя еретикам, твердо стой за православную веру. Такими подвигами ты благоугодишь Богу.

    Сказав это, неизвестный епископ удалился от Ефрема.

    Между тем блаженный Ефрем, выслушав это, весьма изумлялся и сказал сам себе: «Сколько имеет Бог у Себя сокровенных рабов, Которых знает лишь Он один!»

    Епископ же тот более уже не пребывал среди работников, а удалился куда-то в иное место; он не хотел быть узнанным людьми, ибо избегал суетной человеческой славы. Пророчество же его сбылось вскоре, ибо, по прошествии немногих дней, блаженный Ефрем судьбами Божиими был назначен патриархом великого города Антиохии.

    Какова была ревность святейшего патриарха Ефрема о благочестии и вместе о святости, сие очевидно из нижеследующего.

    Однажды ему было сообщено о некоем столпнике, проживавшем в окрестностях Иераполя [10], — именно Ефрему было сказано, будто тот столпник входил в общение с еретиками северианами [11]. Великий архиерей Божий тогда самолично отправился к нему и упрашивал его, и даже слезно умолял, отстать от Северова заблуждения и присоединиться к общению со святой соборной Церковью апостольской. Столпник на сие ответил патриарху:

    — Я никогда не присоединюсь к вашей Церкви!

    — Каким образом желаешь ты, — спросил патриарх, — видеть доказательство того, что благодатью Господа нашего Иисуса Христа соборная апостольская Церковь свободна от заблуждения неверующих?

    Желая устрашить патриарха, столпник ответил:

    — Прикажем, господин патриарх, разжечь большой костер и войдем на него оба: будет правой вера того, кто выйдет из огня целым и невредимым; ему мы и последуем все!

    Патриарх ответил столпнику:

    — Тебе следовало бы послушать меня, как отца, и ничего не испытывать свыше сил наших. Но если ты хочешь испытать вещи, превосходящие силу моего ничтожества, то я, уповая на милосердие всесильного Сына Божия, верю, что для спасения души твоей Он сотворит сие.

    После сего патриарх сказал предстоящим:

    — Да будет благословен Господь! Принесите сюда дрова.

    Когда было принесено множество дров, патриарх приказал развести громадный костер около столпа, а затем сказал столпнику:

    — Сойди со столпа, и, согласно словам твоим, пойдем оба в огонь.

    Столпник изумлялся между тем горячей вере патриарха и его твердому упованию на Бога и не желал сходить со столпа.

    Тогда патриарх сказал ему:

    — Разве не сам ты решил так? Разве не этим именно способом захотел ты испытать Бога? Почему же ныне ты не желаешь вступить в огонь?

    Вслед за тем патриарх, сняв омофор и став вблизи костра, возвел очи свои на небо и помолился Богу, говоря: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, изволивший спасения нашего ради истинно воплотиться и родиться от Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии! Покажи нам ныне истинную веру».

    Окончив молитву, патриарх бросил свой омофор в средину пламени.

    Несмотря на то, что огонь горел около трех часов и дрова вполне разгорелись, патриарх вынул из огня свой омофор целым и нисколько неповрежденным.

    Удивясь всему происшедшему, столпник познал, что истинная вера есть вера патриарха; посему отрекся от своего нечестия, прокляв Севера, обратился к святой соборной апостольской Церкви и из рук святейшего патриарха Ефрема принял святое причащение божественных Тайн Тела и Крови Христовых и прославил Бога.

    Этот великий угодник Божий совершил много и других чудес.

    После достойного управления паствою, он преставился к Богу [12], Которому он послужил верою и правдою во все дни своей временной жизни. Он вошел в радость Господа своего, и Того, Кого благочестно прославлял на земле, он ныне прославляет на небе со всеми святыми. Аминь.

    (обратно)

    Память преподобного отца нашего Зосимы

    Преподобный Зосима был родом финикиянин и родился в приморском финикийском селении Синде, отстоявшем от города Тира на расстоянии двадцати стадий. Упражняясь в подвигах монашества, Зосима воздержанием, постом и иными просиявшими в нем добродетелями исходатайствовал себе столь великую благодать у Бога, что не только пребывал свободным от всякого смущения в своей совести, но и прозирал духовными очами своими в отдаленное будущее как настоящее. Его монастырь находился вблизи того селения Синды, в котором он родился.

    Однажды случилось ему быть в Кесарии палестинской, где в то время епископом был преподобный Иоанн, по прозванию Хозевит [1], взятый на епископскую кафедру за добродетельную жизнь против желания из обители Хозевитской, находившейся не очень далеко от Иерусалима, по дороге, ведущей к Иерихону [2]. В том же городе Кесарии проживал некий благородный патриций [3], по имени Аркесилай, — муж благочестивый, украшенный всякими добродетелями. У него обитал преподобный Зосима, быв принят с честью и радостью. В тот самый момент, когда Антиохия рушилась от землетрясения [4], старец стал внезапно стенать, тяжко рыдать и испускать из глубины сердечной воздыхания; и пролил весьма много слез. Затем, попросив кадильницу и наполнив ее ладаном и горящими угольями, он окадил всех находившихся там: после сего он распростерся крестообразно на земле и стал со умилением молиться Богу. Тогда Аркесилай спросил его:

    — По какой причине ты так опечалился?

    Он во всеуслышание ответил:

    — Пред моим слухом пронесся шум от страшного разрушения и падения Антиохии; этот шум звучит и сейчас в ушах моих.

    Аркесилай и другие, находившиеся там, удивляясь и ужасаясь, записали тот час, в который изрек преподобный, а затем вскоре ясно узнали, что сказанное старцем было истиной, ибо Антиохия пала в то самое время, когда старец, прослезившись, распростерся для молитвы и предвозвестил о том падении. Было совершено преподобным много и других чудес; упомянем здесь о некоторых из них.

    Случилось как-то вышеупомянутому Аркесилаю прийти в находившуюся в Синде обитель преподобного. Обитель же сия отстояла от Кесарии палестинской на расстоянии пятисот стадий. В это время супруга Аркесилая по неосторожности выколола себе глаз спицей и жестоко страдала. Когда святой епископ Иоанн Хозевит узнал об этом, то с поспешностью отправился к ней осмотреть язву и увидал, что ресницы выпали у ней и глаз вышел из своего места. Тогда он приказал одному из врачей, бывших там, взяв губку, вложить выпавший глаз на свое место и привязать затем губку платком.

    Когда все это происходило, к Аркесилаю поспешным шагом отправился посланный, дабы сообщить обо всем, случившемся в его доме. Аркесилай в это время находился в синдийской обители и беседовал с преподобным Зосимою. Узнав о происшедшем в его доме, Аркесилай стал горько рыдать и рвать свои волосы. Преподобный Зосима спросил его о причине плача и, получив ответ, пошел во внутреннюю келию свою, в которой по своему обыкновению всегда молился. Затем вскоре вышел к Аркесилаю с веселым и радостным лицом и сказал: «Иди к себе домой с радостью, ибо Хозевит, по дарованной ему от Бога благодати, исцелил твою жену; теперь у ней оба глаза совершенно здоровы; болезнь не причинила ей никакого вреда, ибо она чудесно исцелена Хозевитом».

    Эти два чуда совершены были теми двумя праведными мужами в течение одного часа. Святой епископ Иоанн исцелил выколотый глаз женщины, преподобный же Зосима своими духовными очами издалека прозрел то исцеление и сообщил о нем Аркесилаю.

    Однажды преподобный Зосима отправился в Кесарию; он взял с собою осла, на которого возложил свои вещи. На дороге его встретил лев; схватив осла, зверь побежал с ним в пустыню. Святой Зосима пошел по следам зверя.

    Когда же лев, съев осла, насытился, старец подошел к нему и, улыбаясь, сказал:

    — Вот что, друг! Идти мне весьма тяжело, так как я сильно устал по причине своей старости; я не в силах на состарившихся плечах своих донести ту тяжесть, которая была возложена на моего осла; посему понеси эту тяжесть ты, хотя это и противно твоему нраву, если ты хочешь освободить себя от Зосимы; потом же ты можешь снова стать злым и свирепым согласно твоей природе.

    Тогда лев, как бы позабыв свою естественную ярость, стал ласкаться к святому и сделался кротким как агнец и самой своей лаской показывал знаки послушания. Святой Зосима, возложив на него тяжесть, которую нес осел, довел его до ворота Кесарии; затем, сняв здесь тяжесть, снова отпустил зверя в пустыню. Здесь, с одной стороны, обнаружилась всемогущая сила Господня, покоряющая в послушание Своим рабам свирепых зверей, а с другой — очевидно обнаружилось, что добродетельному человеку, исполняющему заповеди Господни и от всего сердца служащему своему Богу Творцу — повинуется и служит все остальное, даже и неразумные создания. И наконец сей случай с несомненностью доказывает всем святость Зосимы финикийского [5]. Да будет же за все сие слава Богу нашему, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

    (обратно)

    Перенесение мощей святого великомученика Феодора Стратилата [1]

    Святой великомученик Феодор пострадал за имя Христово при нечестивом императоре римском Ликинии [2], в городе Гераклее [3], где святой был воеводою; временем его мученической кончины было восьмое февраля; ныне же празднуется перенесение честных мощей его из города Гераклеи в его отечественный город Евхаиты [4] согласно его распоряжению, ибо своему слуге Уару, взиравшему на страдания мученика и записывавшему их, святой Феодор дал такое завещание:

    «Тело мое похорони в Евхаитах, в имении моих родителей».

    Все, желающие получить более подробные сведения об этом святом, могут прочитать подробное описание страданий его, помещенное под восьмым числом февраля месяца. Здесь же мы напомним лишь о дивном чуде, бывшем от иконы его. Об этом чуде свидетельствуют Анастасий Синаит [5] и Иоанн Дамаскин [6]. Чудо же было такое.

    В четырех тысячах шагов от Дамаска [7] находится место, называемое Карсата; здесь стояла церковь, построенная в честь святого великомученика Феодора Стратилата. Когда сарацины завладели этим местом и поселились здесь, то многие из них входили в эту церковь и всячески ее оскверняли; так, например, загоняли в церковь свой скот, входили в ту церковь со своими женами и детьми и совершали здесь мерзкие греховные плотские дела. На одной из стен той церкви находилось изображение святого великомученика Феодора, нарисованное красками. Однажды, когда собрались в этой церкви многие сарацины и разговаривали между собой, один из них, взад лук и стрелу, наметив, выстрелил в образ святого; стрела вонзилась в правое плечо святого, и тотчас от образа истекла кровь как от живого человека. Увидав столь великое чудо, сарацины весьма изумились, однако не вышли из церкви, но продолжали обитать в ней и совершать здесь нечистые дела, по своему обычаю. Всего проживало в этой церкви двадцать сарацин, причем каждый из них имел жену и детей; все они в скором же времени после чудесного происшествия погибли, будучи внезапно поражены горькой смертью; те же из сарацин, которые обитали вне церкви, пребыли в то время здравыми и невредимыми.

    Анастасий Синаит говорит об этом образе святого, что он сам его видел и что на образе был знак от крови, истекшей из язвы.

    Это чудо сотворил Господь нечестивым сарацинам для устрашения, а нам, верным, для напоминания того, что мы должны почитать святые иконы, ибо при них бывает и через них действует чудесная благодать Бога нашего.


    Тропарь, глас 4:

    Воинствословием истинным страстотерпче, небеснаго Царя воевода предобрый был еси, Феодоре: оружиями бо веры ополчился еси мудренно, и победил еси демонов полки, и победоносный явился еси страдалец. Темже тя верою присно ублажаем.


    Кондак, глас 2:

    Мужеством души в веру оболкийся, и глагол Божий, аки копие в руку взем, врага победил еси, мучеников превелий Феодоре: с ними Христу Богу моляся не престай о всех нас.

    (обратно) (обратно)

    Память 9 июня

    Житие святого отца нашего Кирилла, архиепископа Александрийского

    Великий учитель церковный — святой Кирилл александрийский был родом из самой Александрии. Он происходил от благородных родителей — христиан и был по матери племянником известного Феофила, патриарха александрийского [1]. Воспитание Кирилл получил по тому времени очень блестящее: он в совершенстве изучил всю светскую еллинскую мудрость, а также хорошо изучил божественные писания и христианское вероучение. Дядя Кирилла, патриарх Феофил, видя блестящие способности и целомудренный образ жизни племянника, причислил его к своему клиру, поставив молодого Кирилла архидиаконом. И вот святой Кирилл был как благоуханный цветок, насажденный в церковном вертограде, цветущий возвышенной чистотой и облагоухающий богомудрым учением Христову Церковь.

    По смерти Феофила, блаженный Кирилл единогласно был избран на патриарший престол [2] и, став патриархом, немедленно удалил из города еретиков, называвшихся новацианами, которые были похожи на фарисеев, оправдывавших себя в глазах людей и утверждавших, будто они чисты и праведны и непричастны никакому греху. В знак якобы непорочной своей жизни новациане носили белые одежды и учили, что человека, впавшего после крещения в смертный грех, не следует принимать в церковное общение. Не может быть — утверждали они — прощения смертному греху такого человека, и только вторичным крещением можно омыть грех его.

    Эта ересь произошла от Новациана, который в правление императора Декия [3] был пресвитером в Риме и, после мученической кончины папы Фабиана [4], стремился к получению папского престола [5]. Но, несмотря на все происки, ему не удалось достигнуть желаемого, и на папский престол был избран блаженный Корнилий [6]. Завидуя Корнилию, Новациан стал строить ему ковы и во всем противился ему. В то время Церковь испытывала жестокое гонение со стороны язычников [7], и многие из верующих, боясь жестоких мучений, малодушно принесли жертвы идолам, а затем, приходя с покаянием, со слезами исповедовали грех свой. Видя их покаяние, святой папа Корнилий принимал их снова в общение со святой Церковью, подобно тому, как Христос принял горько плакавшего Петра. Между тем пресвитер Новациан противился папе, утверждая, что недостойно находиться в ограде Церкви Христовой тем, которые, отрекшись от Христа, принесли жертву бесам [8]. При этом он произносил хуления на святого папу, выставляя его сообщником идолопоклонников. Сам же он прервал с ним общение и, найдя себе некоторых единомышленников, сделался вторым папою в Риме [9]: Так возник раскол Новациана [10].

    Впоследствии новацианский раскол распространился повсюду, достиг до Александрии и существовал здесь до времени святого Кирилла. Здесь новациане допустили немало противных православию действий. Так они вторично совершали крещение над совращаемыми в раскол, которые раньше были крещены в Кафолической церкви, и не дозволяли второбрачия, называя его грехом прелюбодеяния. Были у них и другие неразумные нововведения.

    Святой Кирилл с самого начала, своего патриаршества изгнал этих еретиков, вместе с епископом их Феопемптом, из Александрии. Затем он вооружился и против врагов рода человеческого — нечистых духов, которых он изгнал из их обиталищ.

    В 120 стадиях [11] от Александрии находилось одно селение, называвшееся Коноп [12]. Недалеко от него было место, именуемое Мануфин [13] (раньше то было селение). Здесь находилось древнее капище, бывшее обиталищем демонов: место это внушало всем ужас, и еще патриарх Феофил хотел очистить его от бесов и освятить для славословия Божия. Но отвлекаемый другими заботами, он не успел привести своего намерения в исполнение. Святой Кирилл, восприяв после Феофила александрийскую кафедру, решил исполнить желание своего дяди и предшественника и усердно молился Богу, да подаст Он ему помощь свыше и силу для одоления и изгнания из Мануфина нечистых духов. И вот святому мужу явился в видении ангел Господень, повелевая ему перенести в Мануфин честные мощи мучеников Кира и Иоанна [14], чтобы прогнать оттуда силу бесовскую. Святой Кирилл так и поступил, — принес в Мануфин мощи святых и устроил там во имя их церковь. Нечистые духи немедленно были изгнаны оттуда, и место то стало источником исцелений от мощей мучеников.

    Изгнав, таким образом, невидимых бесов из предместий Александрии, святой приложил все старания, чтобы самый город совершенно очистить от бесов видимых, каковыми были христоненавистные иудеи. С давнего времени они проживали в том городе в бесчисленном множестве. Еще со времен Александра Великого и основания Александрии [15] здесь поселилось немало пришельцев из Иудеи, которые возросли в многочисленное племя. Ненавидя Христа и людей, носивших Его имя, они явно и тайно причиняли христианам всяческие озлобления и неприятности. Зловредны для города были упомянутые выше еретики-новациане, но несравненно злейшими и вреднейшими врагами были иудеи, которые не только возбуждали междоусобия в городе, но устрояли также многочисленные убийства и кровопролития. Призвав к себе начальников иудейских синагог [16], святитель Божий увещевал их, дабы они удерживали народ свой от подобных злодейств. Но иудейские старейшины не только не вняли увещаниям святителя, но устремились на еще большую злобу.

    В городе находилась большая и прекрасная церковь, именовавшаяся Александровской, по имени устроителя ее, епископа Александра [17]. Однажды иудеи вооружились как на войну, и с наступлением ночи подняли на улице среди христианских домов шум и смятение, крича: «Александровская церковь горит».

    Услышав крик, христиане один за другим устремились из своих жилищ на мнимый пожар, с намерением затушить его. И вот безжалостные иудеи — тех христиан, которые выходили из ворот своего дома, немедленно рубили мечами, или поражали копьями, или ножами — словом, убивали чем попало. И было убито в ту ночь множество христиан.

    С наступлением дня о происшедшем побоище узнал святейший патриарх Кирилл. Оправившись от скорби по поводу убиенных, он стал искать правосудия против иудеев. Но епарх города Орест, хотя и был христианин по вере, тем не менее, питая вражду против святого, помогал иудеям, защищая убийц. Тогда святой Кирилл сам отправился со множеством христиан к иудейскому сборищу и изгнал из города всех иудеев, разорил жилища их и сжег их синагогу.

    Епарх, пылая за это гневом на святого, стал причинять зло близким родственникам святого, а также и другим известным гражданам, которые были сторонниками патриарха. Так он подверг беспощадным истязаниям на площади грамматика [18] Иеракса, обнажив его. Между епархом и патриархом происходило большое разногласие. Ибо святейший патриарх защищал христиан, а епарх содействовал иудеям. Каждый из них писал от себя императору Феодосию Младшему [19], до тех пор, пока от последнего не вышел указ, запрещавший иудеям проживать в городе.

    В то время на улицах города часто возникали возмущения и мятежи, во время которых погибало не мало людей, не причастных к этим возмущениям. В Александрии проживала одна девица, по имени Ипатия, дочь философа Феона. Она была женщина верующая и добродетельная и, отличаясь христианской мудростью, проводила дни свои в чистоте и непорочности, соблюдая девство. С юности она была научена своим отцом Феоном философии, и настолько преуспела в любомудрии, что превосходила всех философов, живших в те времена, как сообщает о ней Сисиний, епископ птолемаидский [20] и Суида, прославлявшие ее многими хвалами. Она и замуж не пожелала выйти, отчасти из желания беспрепятственно упражняться в любомудрии и изучении книг, но в особенности она хранила свое девство по любви ко Христу. В Александрию отовсюду стекались все любители любомудрия, дабы видеть премудрую деву Ипатию и слышать ее разумные речи, так что она была учительницею многих. Ее почитали все духовные и мирские власти, почитал также весь народ, и многие прибегали к ней, ища ее мудрых советов. Желая примирить епарха с патриархом, она со смирением и кротостью приходила к обоим и мудрыми речами склоняла их к миру. Святейший патриарх и сам изыскивал случая примириться с епархом, но тот, по своему злонравию, не желал даже и слышать о примирении. Однажды, когда Ипатия возвращалась откуда-то на колеснице к себе домой, ненавидевшие мир мятежники напали на нее и, вытащив из колесницы, разорвали на ней одежды и избили ее до смерти. Но звероподобная ярость их не остановилась на этом злодеянии, и они в ослеплении своей злобы стали издеваться и над мертвым телом девицы. Разрубив его на куски, они сожгли его в месте, называемом Кинарон [21].

    Когда жители города узнали о происшедшем, то все, а в особенности любители наук, сильно жалели Ипатию. Между прочим, слух о происшедшем мятеже дошел до иноков Нитрийской горы [22]. Они исполнились скорби и жалости к неповинным жертвам мятежа и, собравшись в количестве до пятисот человек, пришли из пустыни в город, желая защищать патриарха. Случайно им попался где-то епарх, ехавший навстречу в колеснице. Увидя правителя, иноки стали кричать ему, укоряя его и называя еллином и идолопоклонником, потому что раньше он придерживался еллинской веры [23] и лишь недавно принял крещение в Константинополе. Один из иноков бросил в епарха камнем и попал ему к голову. Когда на крик окружавших епарха во множестве сбежался народ, иноки удалились от него; слуги же епарха схватили одного из иноков, по имени Аммоний. Епарх, предполагая, что иноки были возбуждены против него патриархом, сильно разгневался и предал Аммония жестоким пыткам и мучениям, среди которых он и умер. Узнав об этом, святейший патриарх сильно воскорбел духом и, повелев взять тело мученика, с почетом похоронил его.

    Между тем изгнанные из города иудеи, устроив для себя место зрелищ и игр, поставили для поругания Христа и оскорбления христиан длинный крест и, схватив некоего христианского отрока, распяли его распростертым на кресте. При этом они не гвоздями прикрепили его к кресту, но привязали веревками и долго ругались над ним, смеясь и плюя на него. Окончив насмешки, они били его до, тех пор, пока он не умер на кресте, и так мученик Христов сделался подражателем Христовых страдании. Святой Кирилл, узнав об этом новом злодеянии иудеев, обратился с письмом к императору, которому он сообщал обо всех обстоятельствах случившегося, — и от императора, хотя и не скоро, но все же вышло справедливое распоряжение. По этому распоряжению иудейские начальники, стоявшие во главе замысливших указанное злодеяние, были казнены, епарх же уволен от должности.

    После того святитель Христов Кирилл, победив смуту, злобу и вражду врагов христианского имени, благополучно пас вверенное ему словесное стадо овец Христовых.

    Но когда утихли в Александрии описанные смуты, во всей поднебесной наступило еще большее волнение, возбужденное ересью Нестория, и святому Кириллу предстояло совершить новый — более великий подвиг. В церкви Константинопольской после кончины патриарха Сисиния [24], который был преемником Аттика [25], на патриарший престол возведен был Несторий [26], переведенный из Антиохии [27], человек, как предполагалось, твердый в вере и добродетельный по жизни, но внутри тайный еретик. Он рассеивал среди верующих семена еретического учения, как плевелы среди пшеницы, сначала не сам лично, но через своих единомышленников. Ересь же его заключалась в хуле на Христа Бога и на Пречистую Деву Богородицу; ибо он, окаянный, утверждал, что от Девы Марии родился простой человек Христос, а не Бог, так как утроба женщины не могла вместить Бога, а только человека. По учению Нестория, Бог Слово соединился с Человеком Иисусом с самого момента зачатия лишь благодатию и обитал в нем, как в храме. Поэтому Деву Марию Несторий называл не Богородицею, но Христородицею. Ересь Нестория рассеивали среди народа находившиеся при Нестории его приверженцы, епископ Дорофей и пресвитер Анастасий, взятые им с собой из Антиохии.

    Однажды в какой-то праздник Анастасий, говоря в соборной Константинопольской церкви поучение к народу, напал на употребление слова «Феотокос» — Богородица в приложении к Пречистой Деве Марии [28]. Именно он утверждал, что Деву Марию нельзя называть Богородицею, так как Она была человеком, а каким образом может родиться Бог от плоти человеческой? Проповедь вызвала ропот и шум в церкви. На Анастасия посыпались обвинения в ереси.

    Когда же относительно сего был спрошен сам Несторий, то последний стал явно обнаруживать свое безумие и изрыгал яд своих хулений на Христа Бога и на Пречистую Его Матерь.

    «Я не могу, — говорил он, — называть Богородицею женщину, родившую плотского Человека, одинакового с собою естества, ибо Она была Материю скинии, уготованной Святым Духом для обитания Божественного Слова. Поэтому справедливее называть ее Христородицею. Этим словом мы обозначим отношение ее к Тому, в Ком обитало Божество».

    И вот среди народа наступили распри и раздоры: одни противились ереси и не желали иметь общения с Несторием, а другие, наоборот, соблазнялись еретическим мудрованием и принимали учение еретиков. Ересь эта возмутила не только Константинополь, но и все пределы земли, ибо нечестивый Несторий написал с своими единомышленниками в защиту своего учения множество сочинений, которые он разослал по окрестным городам, отдаленным странам и по пустыням, среди монашествующих [29]. Этим он произвел такой же раздор среди христиан, какой раньше его возбудил разодравший Христову одежду нечестивый Арий [30], потому что многие из духовенства и мирян пошли по следам Нестория, как раньше многие шли по следам Ария.

    Святой Кирилл, патриарх александрийский, узнав о еретическом учении Нестория и об успехах его проповеди, возмутился духом и, как верный раб и храбрый воин Христа Бога и пречистой Матери Божией, вооружился против врага Христова и твердо стал за честь Божию и Пресвятой Богородицы. Он явился истинным пастырем овец Христовых, зорко наблюдающим за своим стадом и сражающимся с волком. Первоначально святой Кирилл любезно писал к Несторию, увещевая последнего отстать от лжеучения и исповеданием правой веры прекратить ту смуту, какую он возбудил в Церкви Христовой [31]. Затем, видя, что Несторий не исправляется, он написал к нему строгое послание, изобличая его заблуждение. Святой Кирилл писал также и к клиру Константинопольской церкви и ко двору царскому [32], убеждая не соблазняться учением Нестория. Он написал послание к папе древнего Рима Целестину [33] и прочим патриархам [34], сообщая им о ереси Нестория и упрашивая их увещевать последнего к покаянию. Сверх того, им были отправлены письма ко всем властям и епископам различных стран и городов, в которых (письмах) он предостерегал всех от увлечения ересью Нестория. Так как ересь эта совратила, между прочим, многих иноков, он писал и к ним, изъясняя им душепагубный вред ереси и отклоняя их от обольщения ею. Словом, святой Кирилл не переставал вопиять против сего волка до тех пор, пока совсем не отогнал его от стада Христова.

    Между тем Несторий не только не исправлялся от Кирилловых посланий, но устремился со своими приверженцами даже и на более худшее. Именно один из сторонников его, епископ Дорофей, в присутствии самого Нестория, встал в соборе на возвышение и громко произнес:

    — Если кто назовет Деву Марию Богородицею, — да будет анафема.

    И затем сам Несторий стал подвергать мучениям тех из духовенства и иноков Константинопольской церкви, которые сопротивлялись ему и не разделяли его ереси. Вместе с этим он с яростью ратовал и против святого Кирилла, тщеславно и гордо восставая на него и называя его еретиком, между тем как он сам был таковым. Измыслив затем много несправедливых и ложных клевет против святого и праведного, он распространял их среди народа, хуля и бесчестя имя Кирилла. Но александрийский святитель не обращал на эти клеветы никакого внимания и заботился единственно лишь о спасении душ человеческих.

    Несмотря на такую деятельность Кирилла, волнения и смуты продолжались, и несторианская ересь день ото дня возрастала и все более вступала в силу. Уже многие из епископов заразились этим душепагубным еретическим учением и сделались последователями Нестория. Между прочим, ему оказывал некоторую поддержку Иоанн [35], патриарх антиохийский, который, не одобряя того, что было сказано Несторием, все же просил Кирилла не придавать его словам особого значения. Это, однако, не могло потушить разгоревшийся пожар. Оставалось одно средство, чтобы прекратить смуту, — созвать Вселенский собор. Созвания собора в одинаковой степени желали и противники Нестория и его сторонники, при чем каждая сторона надеялась, что учение ее восторжествует. И вот Феодосий Младший, уступая общим просьбам, решил созвать такой собор [36].

    Назначив местом для собора малоазийский город Ефес [37], он пригласил всех митрополитов и епископов империи собраться сюда к Пятидесятнице 431 года. При этом от себя он послал в Ефес комита [38] Кандидиана для присутствия на соборе в качестве императорского представителя.

    Несторий прибыл в Ефес вскоре после Пасхи (апреля 19), сопровождаемый 16 епископами; перед самым праздником Пятидесятницы явился святой Кирилл во главе пятидесяти египетских епископов. Около 40 епископов прибыло из окрестных малоазийских городов [39]. Папа Целестин, вследствие болезней и старости, не мог явиться и отправил двух епископов и пресвитера в качестве представителей себя и «всего собора западного», с наказом руководиться суждением святого Кирилла. Всего съехалось около 200 епископов, но Иоанн антиохийский и другие сирские епископы, которые в большинстве держали сторону Нестория, все не являлись. Съехавшиеся на собор епископы напрасно прождали их до 21 июня и, не дождавшись, открыли, наконец, свои заседания (21 июня 431 года). Вследствие достоинств своей кафедры, святой Кирилл принял председательство на этом соборе, причем сопредседателями его были Ювеналий Иерусалимский [40] и Мемнон Ефесский. Но нечестивый Несторий оказал противодействие составленному собору и не являлся на него под предлогом, что он будет ждать прибытия Иоанна Антиохийского и сирских епископов. Отцы собора трижды приглашали его явиться, но он упорно отказывался. Тогда они приступили к рассмотрению сочинений Нестория и, по внимательном исследовании, осудили их, как еретические. Святой Кирилл представил собору свои письма к Несторию и другим лицам, в которых он изобличал нечестивое мудрование еретика, а также представил определения поместного собора, бывшего перед тем в Александрии. Отцы собора согласились с учением святого мужа, признав его православным и богомудрым, и одобрили определение поместного александрийского собора.

    Между тем прибыл в Ефес Иоанн Антиохийский с сирскими епископами. Узнав о ходе дела, он, в защиту Нестория, составил отдельный собор, на котором принимал участие Несторий и все его сторонники. Зараженный ересью Кандидиан оказал содействие этому беззаконному собору, и на нем святой Кирилл был несправедливо обличен в ереси Аполлинария [41], отрицавшей действительное человечество Христа и утверждавшей, будто Христос не имеет души, но вместо нее вмещает в себе Божество. Возводя на святого мужа такое обвинение, ложно клевеща на него, приверженцы Нестория стремились вооружить против него самого императора. На первых порах им удалось достигнуть своей цели. Император поверил их клеветам и повелел заключить святого Кирилла вместе с блаженным Мемноном, епископом Ефесским, в темницу [42]. Но потом, подвергнув все подробному исследованию и видя, с одной стороны, невинность праведного Кирилла, а с другой — явную ложь и злобу его врагов, Феодосий восстановил святого и доблестного святителя и его приверженца Мемнона в их должностях и ублажал похвалами терпение и кротость первого; еретиков же он повелел обуздать.

    Таким образом, святой Кирилл снова стал во главе святых отцов, собравшихся в Ефесе для рассмотрения мудрований Нестория. На этом соборе установлен был тот догмат веры, что воплотившийся от Пречистой Девы Марии Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог, а родившая Его Пречистая Дева Мария есть истинная Богородица. Когда это состоявшееся определение было провозглашено народу, то большая радость была среди всех верующих, и все граждане города Ефеса торжественно восклицали, но не так, как некогда, когда они говорили: «Велика Артемида ефесская» [43], — а совершенно другие слова: «Велика Пречистая Дева Мария Богородица». Несторий был осужден как еретик и богохульник и не только был лишен своего сана, но и отлучен от Церкви Христовой и предан вечному проклятию. К этому соборному определению присоединился потом и Иоанн Антиохийский с сирскими епископами. Император же сослал Нестория в отдаленнейшую страну, которая называлась Оасим [44]. Здесь, оставаясь нераскаянным, нечестивый Несторий и окончил жизнь свою в тяжких мучениях. Именно у него живого был изъеден червями богохульный язык его.

    Сколь противно православию происшедшее от еретика Нестория хуление Божией Матери, об этом говорит следующий случай, о котором рассказывает преподобный Иоанн в своем сочинений «Луг духовный» [45]:

    «Раз, — пишет он, — мы пришли к пресвитеру Коломанской лавры [46], авве Кириаку, и он рассказал нам следующее: «Однажды я увидел во сне, что за дверями моей келии стоит светозарная, прекраснейшая Дева, одетая в багряницу, и с нею два светолепных мужа. И узнал я, что это — Владычица наша, Пречистая Дева Богородица, а находящиеся с Ней мужи — святой Иоанн Креститель и святой Иоанн Богослов. Тотчас же я вышел из моей келии и, поклонившись, умолял Ее, дабы Она вошла ко мне и благословила мою келию, но Она не желала. Я в продолжение долгого времени умолял Ее, говоря: «Владычица! Пусть не удалится от Тебя уничиженным и посрамленным раб Твой». И много других молений произнес я перед Нею. Тогда, видя мое прилежное моление, Она ответила мне:

    — Ты имеешь в своей келии Моего врага, как же можешь высказывать после того пожелание, чтобы Я вошла к тебе?

    С такими словами Она удалилась. Пробудившись от сна, я стал плакать и скорбеть, размышляя, — не согрешил ли я чем-нибудь перед Пречистою Девою в своих мыслях; ибо другого, кроме меня одного, никого не было в моей келии. Подробно исследовав себя, я не нашел ничего, чем бы я мог согрешить перед Нею. Видя, что скорбь снедает меня, я, дабы хотя немного развлечься среди печали моей, взял почитать книгу. То была книга блаженного Иерусалимского пресвитера Исихия [47], которую я попросил у него на время. Прочитав книгу, я увидел в конце ее два слова нечестивого Нестория и, таким образом, познал, какой именно враг Пресвятой Владычицы был у меня в келии. Тогда, встав, я понес книгу к тому, кто дал мне ее и сказал ему:

    — Брат, возьми твою книгу; я не столько получил от нее пользы, сколько вреда.

    Он спросил меня, чем книга его причинила мне вред, а не пользу. И я рассказал ему о бывшем мне видении. Тогда он, исполнившись божественной ревности, вырезал из книги два слова Нестория и сжег их в огне, со словами: «Пускай не остается в моей келии враг Владычицы нашей — Богородицы и Приснодевы Марии».

    Не следует также умолчать и о том, как святитель Христов Кирилл — этот великий угодник Божий, при столь великой своей святости, тем не менее имел нечто зазорное в себе и противное благочестию, — дабы видеть чудесное его исправление. Он без причины гневался на Иоанна Златоустого [48] — святой на святого. Это не должно нас удивлять, потому что совершенство свойственно лишь одному Богу; из людей же никто не может быть совершенным сам по себе, если только он не «И от полноты Его все мы приняли благодать на благодать» [49] (Ин.1:16) Христова; потому-то и святые, как люди, причастны человеческим слабостям. Такая слабость была и у святого Кирилла, именно в его отношениях к Иоанну Златоусту: он гневался на святого мужа не только при жизни последнего, но даже и после кончины его и не хотел поминать его во святых. Такой гнев Кирилла происходил не от злобы, но от неведения. Он, с одной стороны, от своего дяди, патриарха Феофила, с другой, от других, питавших вражду к Златоусту, слышал много несправедливых клевет против сего вселенского светильника и, по своему незлобию, придавал веру лжи, как истине. Ибо написано: «Глупый верит всякому слову» (Притч.14:15). Константинопольский патриарх Аттик, живший раньше Нестория, в своих посланиях убеждал его вписать имя святого Иоанна Златоустого в церковные диптихи [50], то есть — в книги с именами святых. Сам Аттик раньше также был одним из врагов Иоанна Златоустого, но потом, сознав невинность сего святого мужа и вместе с тем свой грех против него, раскаялся. Вступив на патриарший Константинопольский престол после Арсакия, он вписал в диптихи и Златоуста и, пока был жив, увещевал святого Кирилла письмами, в которых просил его поступить так же. Но последний не слушал его, не желая ниспровергнуть значение бывшего ранее собора против Иоанна, который был созван Феофилом [51].

    Точно также и святой Исидор Пелусиот [52], — родственник Кирилла, муж преклонных лет, — видя негодования многих на святого Кирилла за то, что он исключает Златоуста из числа святых, с дерзновением писал ему, увещевая рассмотреть беспристрастно обстоятельства осуждения Иоанна Златоуста.

    «Пристрастие недальновидно, а ненависть вовсе ничего не видит, — так писал Пелусиот в одном из своих посланий к святому Кириллу. — Посему, если желательно тебе быть чистым от того и другого недостатка, не произноси необдуманных приговоров, но подвергай деяния справедливому суду; потому что и Бог, Который знает все прежде, нежели придет исполнение, человеколюбиво благоволил снизойти с небес и видеть вопль Содомский (Быт.18:20), научая нас делать все по точном исследовании. Ибо многие, бывшие с тобою на соборе Ефесском, в посмеяние говорят, будто ты удовлетворяешь собственной вражде, а не того православно ищешь, что требовалось бы для Иисуса Христа. Феофилов он племянник, говорят о тебе, и его держится духа. Как Феофил явно излил неистовство свое на богоносного и боголюбивого Иоанна, так и этому желательно похвалиться, хотя в положении подсудимого произошла большая перемена, ибо Иоанн уже претерпел изгнание и теперь не находится в живых».

    В другом послании святой Исидор Пелусиот так писал Кириллу: «Устрашают меня примеры из Божественного Писания и вынуждают писать, о чем должно. Ибо, если я — отец, как говоришь сам ты, то боюсь осуждения, какому подпал Илий за то, что не уцеломудрил согрешивших сыновей [53]; а если, как вернее знаю, я — сын перед тобою, носящим на себе образ великого оного Марка [54], — то страшит меня наказание, какому подвергся Ионафан за то, что не остановил отца, искавшего волшебницы [55]. Ибо поелику мог остановить, то умер на сражении прежде согрешившего. Посему, чтобы и мне не быть осужденным, и тебя не осудил Бог, прекрати распри, и того мщения за собственное оскорбление, какое следовало бы воздать смертным, не переноси в живую Церковь, — под предлогом благочестия не производи в ней вечного раздора» [56].

    И еще в ином месте святой так писал Кириллу: «Ты спрашиваешь меня об обстоятельствах изгнания святого мужа Иоанна: но я не буду подробно писать о том, дабы мне не показаться человеком, обличающим и осуждающим других, ибо многочисленные несправедливости людей ко святому превзошли всякую меру. Я в кратких чертах припомню тебе жестоковыйный нрав Египта, который вблизи тебя [57]: он отрекся от Моисея, предался фараону, изъязвил ранами смиренных, озлобил тружеников, устроил города и не заплатил платы работникам [58]. Упражняясь в таких-то деяниях, он произвел на свет беззаконного Феофила, почитающего золото за Бога [59]; со своими единомышленниками он восстал на святого Иоанна — боголюбивого и проповедовавшего о Боге мужа. Несмотря на это, дом Давидов утверждается и умножается, а Саулов, как ты видишь, изнемогает [60]».

    Таковы-то были писания святого Исидора Пелусиота к святому Кириллу. Они возымели на последнего такое действие, что он, прочитав их, стал сознавать свой грех. В особенности же он сознал его и совершенно раскаялся тогда, когда был устрашен следующим видением. Ему представилось, что он находится на некотором весьма прекрасном и исполненном неизъяснимого веселья месте. Здесь он увидел чудесных мужей — Авраама, Исаака и Иакова, и других святых, как ветхозаветных, так и новозаветных. Вместе с тем он видел там весьма обширный и светлый храм, красоту которого не в состоянии изобразить человеческий язык, и слышал в нем пение сладкозвучных голосов. Войдя в сей храм и изумляясь его красоте и великолепию, Кирилл узрел в нем в сиянии славы Пречистую Владычицу Богородицу, окруженную множеством ангелов. Среди стоявших вокруг Богоматери находился на почетном месте и святой Иоанн Златоустый, сиявший подобно ангелу Божию чудесным светом и державший в руке книгу своих сочинений; множество дивных мужей окружало его, подобно слугам. Все они были вооружены, как бы приготовившись к наступлению. И вот, когда Кирилл хотел припасть к ногам Богородицы, чтобы поклониться Ей, то святой Иоанн с находившимися при нем оруженосцами немедленно устремились на него, запрещая ему приближаться к Пречистой Матери Божией и прогоняя его из чудесного храма. Кирилл, видя негодующего против него Иоанна и себя выгоняемого из храма, пришел в трепет. Но вдруг он услыхал Пречистую Деву Богородицу, обратившуюся к Иоанну с ходатайством, чтобы он простил Кирилла и не изгонял его из храма, так как он согрешил перед ним не по злобе, а по неведению. Но Иоанн как бы не желал простить Кирилла. Тогда Пресвятая Богородица сказала: «Прости его для Меня, ибо он много потрудился для Моей чести, — прославил Меня среди людей и наименовал Богородицею».

    Когда Пречистая Богородица изрекала эти слова, Иоанн немедленно смиловался и отвечал Богородице:

    «По твоему, Владычица, ходатайству я прощаю его». Затем дружелюбно подойдя к Кириллу, он обнял и облобызал его, и, таким образом, они примирились друг с другом в видении.

    После этого видения святой Кирилл стал часто каяться и осуждать себя за то, что до того времени напрасно держал гнев против такого угодника Божия. Потом, собрав всех египетских епископов, он совершил торжественное празднование в честь святого Иоанна Златоустого и записал последнего в церковных книгах в сонме великих святых. Таким-то образом снято было пятно, лежавшее на святом муже Кирилле, который враждовал против святого Иоанна, причем вражду между Своими рабами рассеяла Сама Пречистая Богородица. С того времени, пока был жив святой Кирилл, он ублажал святого Иоанна Златоустого похвальными речами.

    Остальное время своей жизни святой Кирилл прожил среди великих подвигов, заботясь не только о своем спасении, но и о спасении других и наставляя многих на путь праведный. Рассказывают о таком случае из жизни святого угодника Божия Кирилла. В нижнем Египте проживал тогда некий старец, известный своей святой жизнью. Несмотря на это, он, как человек необразованный и простой, придерживался одного неправильного мнения; именно по своему невежеству старец утверждал, что Мелхиседек есть Сын Божий [61]. О таком мудровании его сообщено было святейшему Кириллу, и последний пригласил к себе того старца. Зная, что старец творит чудеса и так угоден Богу, что Бог исполняет всякую просьбу его, — и что о Мелхиседеке он мыслит неправильно лишь по своей простоте, — патриарх употребил такую мудрость, чтобы наставить его на путь истинный. Кротко обратившись к старцу, он сказал:

    — Авва, умоляю тебя помочь мне разрешить одно недоумение: с одной стороны рассудок приводит меня к тому заключению, что Мелхиседек есть Сын Божий, а с другой стороны, что-то говорит мне, что это несправедливо и что он обыкновенный человек и архиерей Божий. И вот я нахожусь в сомнении и недоумении, не зная, к чему придти. Поэтому я нарочно призвал тебя, дабы ты помолился относительно сего Богу, прося Его открыть тебе о том. И что откроет тебе Бог, не откажись сообщить мне.

    Полагаясь на свою богоугодную жизнь, старец смело ответил святому Кириллу:

    — Дозволь мне, владыко, уединиться на три дня, по прошествии которых я вопрошу о сем Бога и сообщу тебе то, что будет мне открыто.

    Потом удалившись в свою келию и затворившись в ней на три дня, старец молился Богу, чтобы Он открыл ему о Мелхиседеке. Получив просимое, он пришел к святому Кириллу и сказал:

    — Мелхиседек человек, а не Сын Божий. И да будет тебе, владыко, известно, что сие, действительно, так.

    Святой Кирилл весьма обрадовался, что спас душу того старца и, поблагодарив, отпустил его. Старец, удалившись, стал проповедовать всем, что Мелхиседек человек, а не Сын Божий. Так мудро наставил угодник Божий невежду на путь истинный.

    Пробыв на александрийском патриаршем престоле тридцать два года и в течение своей жизни очистив Церковь Христову от всех бывших тогда ересей, написав много душеполезных сочинений [62], святой Кирилл в мире почил о Господе [63]. При исходе его предстояла Сама Пречистая Матерь Божия, так как он верно потрудился для Нее и доблестно подвизался за честь Ее. Он по достоинству сопричислен к святому Златоусту, и вместе с ним, пламенея никогда не отпадающей любовью, предстоит как Христу Богу, так и Пречистой Богоматери, пребывая в славе Ее, близ ее престола, и восхваляя Преблагословенную Деву с рожденным Ею истинным Богом в бесконечные веки. Аминь.


    Кондак, глас 6:

    Бездну нам учений богословия источил еси яве, от источник Спасовых, ереси погружающую блаженне Кирилле, и стадо невредимо от треволнений спасающую. Странам бо всем наставник преподобне, яко божественная являя.

    (обратно)

    Память преподобного Александра, игумена Куштского

    Сей преподобный был родом из города Вологды и принял иноческое пострижение в Каменном монастыре [1] при игумене Дионисии [2]. Избегая славы от людей, он ушел из этого монастыря, пришел на реку, по имени Кушту, находившуюся вблизи Кубенского озера, и по благословению ростовского архиепискола Дионисия [3] построил церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного ее Успения, Ярославские князья Димитрий и Симеон [4], узнав это о святом, пришли в великую радость и дали ему значительное пособие на церковные и монастырские нужды, а по смерти князя Димитрия супруга его, княгиня Мария, видя подвиги святого, пожертвовала ему на содержание монастыря, в память мужа своего, селение с крестьянами. После этого святой Александр еще более усилил труды свои. Он вместе с братиею сам обрабатывал землю и собирал много плодов.

    Преподобный прожил от рождения своего 60 лет, 2 месяца и 2 дня и преставился в вечную жизнь в 1439 году, в 9 день месяца июня [5]. Он был среднего роста, телом весьма сухой, голову имел средней величины, лицо — круглое, глаза — кроткие, бороду — густую и круглую, доходившую до груди, волосы — темно-русые с проседью.


    В тот же день память святых мучениц: Феклы, Марфы и Марии, в Персии пострадавших в 346 году.


    В тот же день преставление преподобного Кирилла, игумена Белозерского, в 1427 году.

    (обратно) (обратно)

    Память 10 июня

    Житие святого отца нашего Вассиана, епископа Лодийского [1]

    Описывать ныне жития святых, мужественно вооружавшихся при помощи Божией, против плотских похотений и предавать память о них последующим поколениям, полезно по двум причинам. Во-первых, воспоминая мужественные подвиги святых, мы веруем, что и святые воспоминают нас перед Богом; во-вторых, описывая подвиги и мужество святых, мы тем самым побуждаем себя и других подражать сим подвигам. Имея это в виду, мы и постараемся вкратце описать жизнь и подвиги святого Вассиана, епископа Лодийского и исповедника; при помощи сего угодника Божия мы предложим описание его подвигов, ради которых он удостоился быть участником небесного Царствия.

    Этот святой муж с малых лет был старцем, конечно не числом лет, но разумом и добронравием. Отец его Сергий, правитель Сиракузской страны [2], держался еллинского нечестия.

    Он послал сына своего в Рим для изучения языческой философии, чтобы тот мог быть преемником власти отца и искусным правителем граждан. От природы мудрый и рассудительный, Вассиан с прилежанием стал изучать философию и преуспевал в обучении. В это время он услыхал об имени Христовом и о жизни христиан [3] и тогда же восхотел всем сердцем переменить еллинскую философию на христианское душеспасительное любомудрие; посему он стал размышлять, — кому из слуг своего отца (которым он был поручен) он мог бы открыть тайну своего сердца.

    Господь же, не желая надолго отдалять воина Своего от предназначенного ему делания, три раза возвещал в сонном видении одному благочестивому пресвитеру о желании и намерении юноши Вассиана сделаться христианином. Пробудившись ото сна, пресвитер стал обходить все училища города Рима, стараясь найти в них того юношу, которого указал ему Господь в сонном видении. Наконец, после долгих поисков, пресвитер, с помощью Божией, нашел того, кого искал и спросил его, откуда он родом, кто его родители и почему он живет в Риме?

    Удивился пресвитер мудрым и рассудительным ответам отрока Вассиана, когда тот рассказал о себе все подробно, и понял, что это и есть тот юноша, которого он искал.

    Как любящий отец, пресвитер обнял юношу и облобызал его; затем взял с собой в дом, где рассказал ему о видении, которое ему было от Бога; после сего оба они прославили Бога. Вслед затем Вассиан припал к ногам пресвитера и умолял его, чтобы он поскорее соделал его христианином. Пресвитер прежде всего стал поучать юношу истинам святой веры и объяснял ему таинства христианского закона. Юноша, слыша сие учение, умилялся и распалялся любовью ко Христу. Затем пресвитер огласил его [4] и научил, как он должен держать себя во время святого крещения. С этого времени Вассиан стал часто приходить к честному пресвитеру с одним своим старейшим рабом, который был ему верен во всем, поучаясь в христианском любомудрии из богодухновенных уст своего духовного учителя.

    По оглашении Вассиан начал проводить суровую жизнь: днем постился и молился, ночью же пребывал или в молитве, или за книжным чтением, предаваясь сну лишь на небольшое время. Из предлагаемой ему пищи он вкушал только третью часть, а остальные две части раздавал нищим.

    Между тем времени прошло довольно много; настал, наконец, час крещения Вассиана. Вассиан с верным рабом своим отправился в дом пресвитера, где и было совершено святое крещение. Когда Вассиан, по обычному чину крещения, вошел во святую купель, он увидел юношу прекрасного лицом, сиявшего как солнце; этот юноша прислуживал при крещении и держал одежду, в которую должен был облечься новокрещенный, по выходе из купели. Блаженный Вассиан дерзнул спросить его:

    — Кто ты? Откуда ты?

    — Я давно послан к тебе, — отвечал юноша, — чтобы помочь тебе выполнить твое святое намерение и отогнать прочь все то, что противно сему намерению.

    Сказав это, юноша стал невидим. По отшествии юноши, комната наполнилась дивным благоуханием, ощущавшимся с полчаса, так что все, бывшие там, думали, что они находятся не на земле, а на небе.

    После святого крещения Вассиан стал проводить еще более строгую жизнь, умерщвляя свое юное тело и порабощая его духу. Приставники и слуги, которым правитель Сергий приказал беречь Вассиана как зеницу ока, не зная Вассиановой тайны [5], сильно удивлялись, даже обеспокоились, видя его необычное воздержание; они недоумевали, почему он принимает так мало пищи и питья, почему он проводил ночи без сна, почему лицо его бледнело, а тело его истощалось? Видя все это, они спрашивали с недоумением друг друга: «Ради чего так изнуряет себя господин наш?»

    Старейший же раб, верный святому Вассиану и знавший его тайну, говорил им: «Не дивитесь сему, так как философское учение может быть постигнуто только такими учениками, которые презрели все страсти и довольствуются только тем, что необходимо для поддержания жизни. Поэтому знайте, что наш господин, желая изучить высочайшее любомудрие, и возложил на себя таковое воздержание и бодрствование».

    Но слуги не удовольствовались этим ответом; при этом они вспомнили, что Вассиан, еще младенцем, писал иногда на песке знамение креста или слагал солому наподобие креста, за что кормилица его часто на него гневалась. Наконец, после различных дознаний, следя за тем, куда Вассиан ходит, слуги стали догадываться, что господин их принял христианскую веру и проводил жизнь сообразно христианскому учению. От этого они пришли в немалое смущение и страх, так как боялись гнева отца Вассианова, Сергия. Окончательно они уверились в том, что Вассиан христианин, по следующему случаю.

    Однажды, после всенощного бдения и всенощных трудов, блаженный юноша, утомившись, крепко заснул. Во время сна он стал произносить слова молитвы, призывая Бога, Единого в Троице, и прося направить его на путь к славе, обещанной всем, любящим Его. По молитве был слышен голос свыше: «Радуйся и веселись, вернейший воин Христов, Вассиан! Молитва твоя принята Богом и тебе уготовано лучшее место на небе».

    После сего события, слуги окончательно убедились, что Вассиан — христианин; поэтому они тайно, один за другим, отправились обратно в Сиракузы к старому господину своему, правителю Сергию, с неприятной для него вестью; они возвестили правителю, что сын его, Вассиан, принял христианскую веру.

    Сергий, будучи идолопоклонником, сильно опечалился по поводу этого и стал размышлять, как бы отвратить сына своего от христианства: ласками или угрозами.

    Так мало-помалу от Вассиана ушли из Рима все слуги; остался при нем лишь один старый и верный слуга, который тоже был христианином. На место удалившихся отец Вассиана пожелал послать новых слуг, чтобы они, взяв Вассиана из Рима, привели его к нему.

    В это время святому Вассиану пришлось войти ночью, в первое пение петухов [6], в церковь святого евангелиста Иоанна Богослова [7]. Здесь, молясь по обычаю, он увидел честного мужа, украшенного сединами, который сказал ему следующее:

    «Знай, верный исповедник Христов, что тебе необходимо вместе с верным рабом твоим идти отсюда в город Равенну [8], ибо отец твой, родивший тебя к жизни плотской, намеревается воспрепятствовать спасению твоему душевному; беги отсюда, дабы он не совратил тебя с правого пути. Ради этого милосердый Бог, не оставляющей Своих рабов, послал меня, своего апостола, возвестить тебе об этом, чтобы посланные твоим отцом, нашедши тебя здесь, не воспрепятствовали тебе убежать отсюда».

    Святой Иоанн Богослов после сих слов отошел от Вассиана.

    Блаженный Вассиан, весьма возвеселившись сердцем по поводу апостольского явления, стал полагать многие поклоны с молитвой к Богу, прося не оставить его помощью Своею. После молитвы Вассиан возвестил все виденное и слышанное своему слуге. На следующее утро они раздали все свои вещи неимущим и, приняв благословение от духовного отца своего Гордиана, вечером вышли из Рима и отправились в Равенну.

    После нескольких дней пути в дороге святой Вассиан увидел оленицу с двумя детенышами; животные уже обессилели и изнемогали от преследования гнавшихся за ними охотников. Охотники почти настигли оленей. Увидев это, святой сжалился над оленицей и над ее детенышами и сказал ей: «Во имя Господа нашего Иисуса Христа, повелеваю тебе без страха придти ко мне».

    Оленица тотчас же, как бы поняв слова, сделавшись кроткой, остановилась и без боязни подошла к святому с своими детенышами. Вассиан стал гладить ее рукой, как бы животное давно к нему привыкшее; оленица же лизала ноги его.

    Когда охотники, гнавшиеся за оленицей, добежав, увидели, что оленица стоит перед путником кроткой и тот гладит ее рукой, то весьма удивились, недоумевая, как могла перемениться так скоро дикость животного в кротость. При этом один из охотников, злонравный и жестокий, сказал своим товарищам: «Безумцы! Для чего мы медлим и почему не берем свою добычу?»

    Сказав это, он стал отнимать оленицу из рук святого.

    «Не я, но Бог Высший повелевает тебе, — сказал охотнику святой Вассиан, — не делай никакого зла ни этому дикому животному, ни детенышам его».

    Охотник с гневом и дерзостью осмелился оттолкнуть руку угодника Божия; но тотчас же за такое дерзостное дело напал на того жестокого охотника бес, который стал сильно мучить его. В муках он упал на землю, стал кричать страшным воплем, испускать пену и, оцепеневая, сделался как бы мертвым. Ужаснулись тогда и затрепетали от страха остальные охотники и, припав к ногам святого, со слезами стали просить прощения, боясь, как бы и их не постигла подобная участь. Вассиан повелел им отступить от этого места, а сам простерся крестообразно для молитвы и, обратив весь ум свой к Богу, стал молиться: «Боже, — чудный Создатель всего, Боже милосердый — Спаситель падшего рода человеческого, веселящийся не о погибели мертвых, но о спасении живых: прости лежащего в несчастии по неведению согрешившего и прогневавшего Твою благость!»

    В таковых и им подобных умилительных словах молился святой. Встав от молитвы, он подошел к человеку, лежавшему на земле, взял его за правую руку и сказал бывшему в нем бесу: «Диавол! Тот, Кто низвергнул тебя с высоты небесной в бездну, повелевает тебе тотчас оставить образ Божий — сего человека — и удалиться в уготованный для тебя тартар [9], где ты будешь мучиться во веки».

    Еще святой не успел докончить сих слов, как враг рода человеческого уже вышел из человека, которого даже в малое время измучил так сильно, что тот был почти при смерти. Когда же охотник стал приходить в себя, то не видел ничего глазами своими и лежал на земле неподвижно.

    Святой снова стал молиться Богу и, по молитве, осенил крестным знамением глаза охотника, которые тотчас открылись, так что охотник стал видеть. Затем Вассиан оградил всего его крестным знамением и повелел ему встать, и встал охотник здоровым, как бы не потерпевшим никакого вреда.

    С трепетом взирали на сие чудесное происшествие, стоявшие вдали, другие охотники; потом подошли к святому и поклонились ему. Вместе с ними кланялся и получивший исцеление, который просил прощения у святого и усердно благодарил своего исцелителя. После этого все разошлись по своим местам: охотники к себе домой, оленица с детенышами была отпущена на свободу, а сам святой Вассиан с своим рабом отправился в дальнейший путь.

    Прибыв в город Равенну, Вассиан отправился к епископу этого города, Урсу, который был ему родственником. Епископ, увидав своего родственника, очень возрадовался и особенно, когда узнал, что он верует во Христа и ради любви ко Христу презрел все и стал странствовать. По желанию Вассиана епископ отвел для него спокойное место вне города при церкви святого священномученика Аполлинария [10], первого епископа города Равенны, рукоположенного святым верховным апостолом Петром [11] и пострадавшего в царствование Веспасиана [12] за имя Христово. При этой церкви нашлось очень удобное для Вассиана место: здесь он, пребывая в уединении, отвергшись мира и всего мирского, мог усердно работать Богу, подвизаясь в посте и молитве.

    Господь скоро прославил раба Своего: Он даровал ему чудесную благодать исцелять телесные болезни молитвой и душевные недуги — богодухновенными поучениями. За все это он от всех окружающих приобрел уважение, любовь и славу.

    В это время от царя Валентиниана [13] пришло повеление к правителю города Равенны и ко всем гражданам этого города: предать смерти городского судью по имени Вифимния; случилось же это по тому, что клеветники оговорили Вифимния перед царем в больших преступлениях, будто бы совершенных им. Вифимний был связан и приведен на то место, где его должны были обезглавить. Здесь он вспомнил святого Вассиана и так сказал про себя: «Раб Божий Вассиан! По благодати, дарованной тебе Богом, будь мне помощником!»

    Сам правитель города и множество народа находилось здесь, желая видеть кончину Вифимния. И вот Вифимний уже преклонил выю для отсечения, а палач, держащий обоюдоострый меч, поднял его, чтобы с силою ударить по вые Вифимния. Но в это мгновение произошло неожиданное событие. Меч выпал из рук палача и упал вдалеке от того места. Палач снова взял меч и, схватив его крепче прежнего руками, поднял, чтобы обезглавить Вифимния, но как только размахнулся, меч снова, как и прежде, выпал из его рук и упал вдали. Палач опять с гневом схватил меч, но снова произошло то же. Все были поражены сим чудом. Правитель города, думая, что палач щадит осужденного из-за награды, которую думал получить, удалил этого палача и приказал другому усечь Вифимния. Но и с другим случилось то же самое: меч до трех раз невидимой силой выхватывался из рук палача и падал вдали. После этого правитель города, удивляясь и страшась происшедшего, приказал отвести осужденного с лобного места, тем более, что и народ требовал освобождения Вифимния, ибо сила Божия защищала его от смерти.

    Вифимния посадили в темницу и послали известие к царю, что осужденного не могли усечь два палача. На это известие немедленно пришло от царя милостивое повеление — освободить Вифимния от смертной казни и простить его вину.

    Вифимний не скрывал, но, наоборот, говорил о своем, по Боге, заступнике, святом Вассиане, которого он в своей молитве призывал себе на помощь. Освободившись из темницы, он отправился к святому и, лобызая его ноги, воздавал ему благодарение, но святой угодник Божий повелел ему благодарить только одного Бога, избавившего его от смерти. С этого времени все жители города стали с большим почтением относиться к святому, взирая на него как на ангела Божия и прибегая к нему за помощью.

    Клир же и знатные граждане сообща стали просить епископа убедить святого Вассиана принять священнический сан, так как тогда богоприятная молитва Вассиана, возносимая им при совершении бескровной жертвы, будет сильнее перед Богом. Таким образом угодник Божий, хотя и не по своему желанию, был хиротонисован в священнический сан, в коем он провел довольно продолжительное время.

    В это время скончался верный слуга Вассиана, пришедший с ним из Рима. Святой Вассиан стал совершать бескровную жертву о его упокоении. В седьмой день по преставлении слуги, во время литургии, преподобный, прилежно молясь о упокоении души новопреставленного, услышал голос с неба, известивший его, что душа почившего получила милость от Бога и причислена к лику святых. О сем известии Вассиан сказал Вифимнию, находившемуся в церкви за литургиею, и тогда оба они возрадовались духом о спасении души преставившегося.

    Около этого времени в городе Лодии, в Лигурии [14], умер епископ. Жители этого города наложили на себя трехдневный пост и усердно молились ко Господу, прося Его послать достойного мужа, который бы, возшедши на святительский престол, мог благоуспешно управлять Церковью Христовою.

    Во время общего поста и молитвы одному из пресвитеров соборной церкви, по имени Климент, мужу добродетельному и честному, уснувшему после церковных трудов, в сонном видении явился некий светоносный муж и сказал: «Знайте все, что вам уготован Богом во епископы пресвитер Вассиан, пребывающий в городе Равенне и украшенный дарованиями Божиими».

    Пробудившись от сна, Климент тотчас же призвал честнейших мужей из клира церковного и мирян, которым и возвестил о сказанном ему Господом в видении. Тогда избрали знатных мужей и послали их в Равенну с просьбою ко святому Вассиану — прибыть к ним в Лодию и принять святительский престол.

    Святому же Вассиану, еще прежде нежели посланные пришли в Равенну, Бог в ночном видении открыл о их пришествии и повелел, не отказываясь, идти с ними.

    По утру лодийские посланные пришли к святому и объявили ему, что им было повелено. Святой обратился к посланным с такими словами: «Бог создал человека бессмертным, дабы он всегда повиновался воле и указаниям своего Творца. Человек же, преступив Божие повеление, данное ему в раю, сам сделал себя смертным, точно также и потомков своих сделал смертными. Поэтому не должно человеку противиться воле своего Бога и нарушать Его повеления, но каждому необходимо, со всем усердием стараться выполнять то, что угодно Богу и заповедано Им. Ввиду этого и я, не из желания почестей, но ради нужд единоверных своих братьев, по Божию повелению, не отказываюсь принять налагаемое на меня иго».

    Сказав это, святой Вассиан предложил путникам отдохнуть после их трудного пути. Но посланные, обрадовавшись согласию преподобного, не думали оставаться и отдыхать, но желали скорее представить в свой город неоцененное сокровище, стремились скорее отправиться обратно в путь и умоляли святого идти поскорее вместе с ними; поэтому вечером преподобный и посланные отправились в путь.

    Когда они приближались к Лодии, весь народ с радостью и весельем вышел навстречу к своему, Богом дарованному, пастырю.

    В это время находился в толпе один человек, бывший в параличе, не владевший языком. Вместе с народом этот больной, хотя и с большим трудом, подошел к святому и облобызал святую десницу угодника Божия. Тотчас он окреп телом; язык его разрешился, и он стал прославлять величие Божие. Народ усугубил свою радость, видя, какого святого пастыря и чудотворца даровал им Бог.

    Для посвящения святого Вассиана в сан архиерейский прибыл в Лодию святой епископ Амвросий [15] из Медиолана [16] и вышеупомянутый сродник святого Вассиана Урс из Равенны. В первый день января состоялось посвящение Богом избранного мужа Вассиана во епископа, что и доставило великую радость и большое торжество всему городу тому.

    Святой Вассиан, сделавшись епископом, стал учить паству свою словом и делом, но главным образом — примером своей добродетельной жизни. К святому Амвросию он оказывал большую любовь о Святом Духе, и от Амвросия имел таковую же любовь, которая выражалась в частых любезных посланиях их от одного к другому.

    По прошествии некоторого времени святитель Христов Вассиан выстроил в восточном предместье города великолепный храм во имя святых апостолов и на освящение этого храма пригласил святого Амвросия Медиоланского и Филакса Команского [17] (Урс Равеннийский в это время уже почил о Господе).

    В то время, когда архиереи освящали храм, среди народа, собравшегося на освящение, находилась одна бесноватая отроковица, устами которой диавол стал взывать велегласно: «Зачем вы, мужи Божии, неправедно восстали на меня? Зачем все трое на одного меня вооружились непобедимым оружием? Разве для вас мало, что вы отняли у нас силу вредить кому-либо из вас? Вот вы выгоняете нас и из тех, над которыми мы имели власть. Если выгоните меня отсюда, то, взяв с собою двух или больше (бесов), отправлюсь в другое место, куда вы не придете».

    Служители Христовы, услыша диавольский вопль, преклонили колена и стали усерднее молиться ко Господу. Во время молитвы бес, не стерпев их молитвенной силы, поверг отроковицу на землю и с страшным воплем вышел из нее. Тогда святители приступили к отроковице и, подняв ее с земли уже здоровой, отдали ее родителям, заповедуя им воздать благодарение Господу за освобождение их дочери от мучения демонского.

    По освящении церкви была устроена в славу Божию трапеза, за которой святители беседовали о том, что полезно для Церкви Божией. После трапезы и дружеской беседы прибывшие архиереи отправились в свои места, и святой Вассиан с честью проводил каждого из них.

    Однажды, во время жатвы, один отрок собирал снопы среди жнецов; его ужалила змея, и он умер. Родители, неутешно рыдая по поводу смерти его, принесли его для погребения во вновь построенную блаженным Вассианом церковь в честь и славу святых апостолов, где в это время случайно находился и сам архиерей Божий, Вассиан. Он часто приходил в эту церковь и совершал в ней богослужение. Во время пения обычного погребального канона плач родителей по отроке стал заглушать голос певцов. Архиерей Божий, сожалея плачущих, повелел всем выйти из церкви; потом остался один, повергся на землю перед Богом со слезами и умолял Его, чтобы Господь повелел душе отрока возвратиться в тело. Во время молитвы святого, тело умершего отрока стало сначала немного, а затем все более и более, двигаться. Святой восстал от молитвы, взял отрока за руку и повелел ему встать. Отрок, как бы проснувшись от сна, открыл глаза, начал звать свою мать и встал. Находившиеся вне церкви родители и народ, услыхав отрока, от радости не могли оставаться на месте, тотчас же открыли церковные двери и вошли внутрь храма. Увидев отрока воскресшим из мертвых, все изумились и ужаснулись и, припав ко святому, с радостью лобызали его руки и одежду. Святой же, воздав благодарение всемогущему Богу и сказав поучение, отпустил всех с миром.

    По прошествии нескольких лет после этого смертельно заболел святитель Христов Амвросий. Архиерей Божий Вассиан, узнав о болезни возлюбленного своего, о Святом Духе, отца и друга, поспешил отправиться в Медиолан навестить болящего. Здесь, увидав Амвросия на одре болезни, он остался прислуживать eмy, молиться вместе с ним и утешать его надеждой на Христа.

    Святому Амвросию было такое видение: ему представилось, что он видит Господа нашего Иисуса Христа, идущего к нему со светлым ликом и любезно ему улыбающегося. Об этом видении святой Амвросий рассказал находившемуся около него святому Вассиану. Тогда Вассиан, поняв, что приблизился час кончины святого Амвросия, начал плакать и вместе радоваться. Радовался он тому, что святой муж отходил ко Христу, призывающему его, — плакал же по тому, что лишался любезного своего друга в этой временной жизни: но он имел твердую о Христе надежду свидеться с ним в будущей жизни и быть вместе с почившим в лике иерархов.

    По кончине святого Амвросия Вассиан и все жители Медиолана оплакали святителя и с честью похоронили святое тело его. После этого Вассиан отправился в свой город, где стал возносить перед Господом бескровную жертву с молитвой о упокоении Амвросия, хотя вполне был уверен, что душа его упокоена со святыми; но молитва и бескровная жертва и о святых не бывают бесплодны. Если молитва о святом не может в чем-либо ему способствовать, то она возвращается в недро молящегося — принесет пользу последнему, как говорит Давид: «Молитва моя возвращалась в недро мое» (Пс.34:13).

    По прошествии довольно продолжительного времени святому Вассиану снова пришлось отправиться в Медиолан по церковным делам. Входя в город, он увидал на площади весовщика, который на весах вешал различные товары. Этот весовщик был неправеден, многих обманывал и этим старался доставить себе прибыток. Святой увидал на весах беса, в образе маленького эфиопа, перетягивавшего весы, чем и пользовался неправедный весовщик. Святой спросил бывших с ним: «Видите ли вы что-нибудь странное?» Они ответили ему, что ничего особенного не видят. Тогда святой помолился о том, чтобы и прочим для достоверного свидетельства отверзлись очи видеть тоже, что видел он. И действительно отверзлись духовные очи у пресвитера Климента и у диакона Елвония: они увидели то же, что видел архиерей Божий, именно — маленького эфиопа, сидевшего на весах и исполнявшего приказания весовщика. Они сказали о виденном святому и подтвердили слова Давида, который говорит: «Сыны мужей — ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс.61:10). Святой позвал весовщика и спросил его:

    — При помощи какой неправедной меры ты увеличиваешь вес и обманываешь купцов?

    — Я не делаю никакой неправды, — отвечал весовщик и клятвой подтвердил, что вес его правилен.

    Тогда святитель показал ему на весах адского эфиопа и сказал:

    — Этот эфиоп тотчас же войдет в тебя, сокрушит твое тело и исторгнет из тебя душу твою со страшными мучениями.

    Неправедный весовщик от страха задрожал и, припав к ногам святого с покаянием, обещался отстать от неправды. Святой вразумил его от святого Писания и повелел ему все, что он нажил неправдой, раздать нищим. После этого святой молитвой отогнал от весов беса и отправился в свой путь.

    Возвратившись обратно в свой город, угодник Божий занялся обычными делами богоугождения и попечением о пастве. Он прожил в архиерейском звании пять лет и с миром отошел ко Господу, Которому верно и истинно работал, имея от роду девяносто лет [18]. Верные овцы с честию похоронили своего пастыря в сооруженной им Апостольской церкви, и много плакали, лишившись такового отца. Скончался же святой в царствование Гонория [19] на Западе и Феодосия [20], сына Аркадия, — на Востоке. Как при жизни, так особенно по кончине своей он был чудотворцем: от гроба его чудесно подавались исцеления болящим по святым молитвам его и по благодати Господа нашего Иисуса Христа, Которому, вместе со Отцом и Святым Духом, воссылается честь и слава, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

    (обратно)

    Память преподобного Феофана

    Святой Феофан происходил от языческих родителей. Когда он достиг юношеского возраста, то сочетался браком с одной девицей, но она в скором времени умерла, Феофан же уверовал во Христа и крестился. Затем, оставив все, заключился в одной хижине близ того города и жил там довольно продолжительное время, поучая приходящих к нему хранению заповедей Божиих и целомудренной жизни. Узнав об одной блуднице, что она многих погубила своею красотой, святой Феофан вышел из затвора и, облекшись в светлые одежды, выпросил у своего отца девять литр золота, как бы желая взять за себя ту женщину. Придя затем к блуднице, отдал золото и, убедив ее изменить свою жизнь, крестил ее. После сего, святой Феофан устроил около своей хижины другую хижину, где и затворил означенную женщину. И соделал ту, которая раньше была сосудом греха, жилищем Святого Духа, — золото же роздал нищим. Эти оба угодили Господу и в один и тот же день отошли в небесные обители [1.

    (обратно)

    Память святого священномученика Тимофея, епископа Прусского

    В городе Пруссе, находящемся на границах Вифинии, Фригии и Лидии [1], близ горы Олимпийской [2], епископом был святой Тимофей, за чистоту своей жизни и святость получивший от Бога дар чудотворения. Случилось однажды ему умертвить громадного змия, поселившегося в пещере под кипарисовым деревом и причинявшего большой вред животным и людям. Этого змия святой умертвил, бросив в его пасть покров, которым накрывается на божественном престоле освященный хлеб (агнец). В другой раз он исцелил одного царя, по имени Арита, который страдал тяжкой болезнью, так что уже приближался к вратам смерти. Подобным же образом и некую царицу не только возвратил от жизни к смерти, но и обратил от тьмы идолослужения к свету истинной веры. Кроме сего, святой Тимофей, по дарованной ему от Бога благодати, исцелял различные болезни, совершил много и других чудотворений силою Христовою. Проповедью же своею он просветил всю свою паству и множество неверующих обратил ко Христу. Когда же вступил на римский престол император Юлиан [3], который отвергся от Христа, стал покланяться идолам и воздвиг жестокое гонение на Церковь Божию, — то святой Тимофей с особенною ревностью начал трудиться в проповедании слова Божия, укрепляя верующих и обличая язычников в их заблуждениях. Услышав о святом, нечестивый император Юлиан повелел взять его и привести к нему, — и потом посадил его в темницу. Сюда ко святому стекалось множество народа, которому он проповедовал о Христе Боге истинном. Юлиану было доложено, что христианский епископ, заключенный в темнице, учит своей вере приходящих к нему людей. Юлиан тогда послал ему приказание — не учить об имени Иисуса Христа. Но святой Тимофей не послушал распоряжения нечестивого и беззаконного царя, и без боязни продолжал совершать подобающее ему, как христианскому епископу, учить народ. Когда же император Юлиан снова узнал, что святой Тимофей безбоязненно продолжает проповедовать о Христе, разгневался и послал палача, чтобы он отсек святому голову в темнице [4]. После блаженной кончины священномученика верующие взяли его святое тело и с честью похоронили его. От его гроба подавалось множество чудесных исцелений разных болезней, во славу Христа Бога нашего [5].

    (обратно)

    Страдание святых мучеников Александра и Антонины

    В одно из гонений на христиан, когда множество верующих во Христа было умерщвлено после различных мучений, спустя немало времени от начала гонения, была схвачена и приведена к жестокому правителю Фисту одна христианская девица, по имени Антонина, происходившая из города Кродамна [1]. За ее благочестивую и добродетельную жизнь Господь сподобил ее принять мученический подвиг, для посрамления и победы над лукавым диаволом.

    Когда деву Антонину привели к жестокому правителю Фисту, то он начал ее соблазнять многими лукавыми словами говоря ей так: «Госпожа Антонина, я хочу тебя, деву чистую и целомудренную, сделать царицей богини Артемиды [2], дать тебе много подарков и почестей и сделать тебя управительницей всего моего имущества».

    На это предложение Фиста святая Антонина долгое время ничего не отвечала, но потом сказала: «Для чего ты обещаешь мне суетные дары? Лучше ты сам, Фист, раздели со мной мои богатства, чтобы через веру в Господа моего Иисуса Христа получить сокровища вечных благ».

    — Да не будет того, — возразил Фист, — что ты говоришь, да сохранят меня от сего боги, чтобы мне не уверовать в такого Бога, или лучше сказать Человека, Который был пригвожден ко кресту и умер на нем!

    Святая Антонина ответила на это Фисту:

    — Не утаиваю я того, что Господь наш Иисус Христос был пригвожден ко кресту и по смерти положен во гроб, но и то о Нем возвещаю, что Он воскрес из мертвых в третий день и ныне сидит одесную Бога Отца Своего, как о том написано в наших книгах: «сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс.109:1).

    — Ложны все твои пространные речи, — сказал Фист. — Почему ты не соглашаешься повиноваться мне и принести жертву нашим богам, дабы насладиться всеми благами, какие существуют в мире?

    — Не поклонюсь я таким бездушным богам, — ответила святая дева, — ибо они бесы, как и написано о том в законе Господа моего: «ибо все боги народов — идолы, а Господь небеса сотворил» (Пс.95:5).

    — Как осмеливаешься ты, — вскричал Фист, — называть наших богов бесами?

    — Да, так я их называю, — отвечала святая Антонина, — потому что нет в них никакой силы; никакой помощи ты не получишь от них — поистине они не боги, но бесы.

    От этих слов святой Антонины Фист пришел в сильную ярость и повелел воинам сильно бить ее по ланитам, дабы она не была так дерзновенна. Затем снова обратился к ней с такими словами:

    — Клянусь богами, что, если ты не исполнишь царского повеления, я, после лютейших мучений, прикажу тебя отвести в непотребный дом — и тем присужу тебя к величайшему посрамлению. Поэтому даю тебе сроку три дня, чтобы ты размыслила — совершенно ли ты откажешься исполнить мое приказание, или пожелаешь раскаяться и принести жертву богам? Ведь многие, разделяющие вашу веру, сначала поступали так же, как и ты, но потом переменяли свои мысли и поклонялись нашим богам.

    Тогда святая Антонина сказала правителю:

    — Делай, что хочешь, нечестивый мучитель!

    После этого святая была отдана под стражу четырем воинам, с которыми с радостью в душе и с веселым лицом отправилась в темницу. Правитель же, призвав к себе тайно начальника темничной стражи, приказал ему не причинять никакой обиды святой деве, но ласковыми словами уговаривать ее отречься от христианской веры и принести жертву идолам, потому что, прибавил Фист, весьма трудно заставить христиан отречься от их веры. Когда же начальник темничной стражи посадил святую в темницу, то, придя к ней, начал ее убеждать такими словами:

    — Чистая дева Антонина, зачем упорствуешь? Ради чего не желаешь переменить свои мысли! Принеси жертву нашим богам, чтобы избавиться тебе от ожидающих тебя мучений.

    Но святая ничего ему не отвечала, так что страж темничный весьма удивился и недоумевал, почему святая дева не отвечала ему ни слова. А святая Антонина, преклоняя колена на землю, день и ночь молилась Господу Богу, оставаясь все время без пищи.

    По истечении трех дней пребывания святой Антонины в темнице внезапно раздался сильный гром: запоры темничные разрушились и двери открылись сами собой, внутри же всю темницу осветил сильный свет и с неба послышался голос, говоривший так:

    — Встань, Антонина, и подкрепись пищей, вкуси хлеба и воды, будь мужественна и нисколько не бойся нечестивого правителя Фиста, потому что Я с тобой.

    Святая же, окончив свои молитвы, произнесла:

    — Аминь.

    Затем, встав с колен, вкусила хлеба и воды и легла немного уснуть.

    При наступлении следующего дня, правитель сел на свое судейское место и сказал: «Приведите ко мне ту дерзкую женщину, да узнаем ее мысли»

    Воины, исполняя приказание правителя, привели к нему святую. Когда же святую деву вели на суд, она возвела свои глаза к небу и молилась.

    — Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Ты исполняешь на мне Твою волю, молю Тебя — не оставь меня даже и до смерти моей.

    И вдруг послышался с неба голос, возвещавший.

    — Иди в путь твой безбоязненно, ибо Я с тобой!

    Когда святую деву Антонину привели на судейское место, где восседал Фист, она засмеялась.

    Фист, увидав, что она засмеялась, спросил ее:

    — Отчего ты рассмеялась?

    Святая ответила ему:

    — Я открою тебе причину моего смеха, ибо я вижу, что престол, на котором ты сидишь, в скором времени разрушится, и ты погибнешь, — поэтому я и рассмеялась.

    Правитель увидав, что она посмеивается над ним, повелел бить ее бичами. Святая же, возведя свои духовные очи к небу, молилась так: «Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Ты сподобил меня, окаянную и грешную, разделить жребий святых Твоих, — сего же беззаконника и проливающего невинную кровь низвергни в скором времени на дно ада, чтобы он узнал бессилие своих ложных богов, на которых возлагает всю свою надежду».

    Услышав такие слова, правитель, жаждавший человеческой крови, пришел в еще большую ярость и сказал воинам: «Сия злая и дерзкая женщина не только осмеливается поносить наших богов, но и нам самим угрожает; отведите поэтому ее в непотребный дом на осквернение».

    Воины тогда взяли святую и отвели в отдельный дом. Святая Антонина, оставшись одна в отдельном помещении, стала усердно молиться Богу. В это время ангел Господень явился одному из воинов правителя, имеющему двадцать три года от рождения и называвшемуся Александром. Явившись к нему, ангел сказал:

    «Иди к правителю и скажи ему, чтобы он дозволил тебе войти к Антонине. Когда взойдешь к ней, то одень ее твоим плащом и пусть она уйдет из того дома, да не узнает ее злобный правитель».

    Доблестный воин Христов, исполняя повеление ангела, пришел к правителю и стал просить его: «Позволь мне войти к Антонине и если я ее уговорю, тогда освободи ее, а если нет, то делай с ней, что пожелаешь».

    Правитель согласился исполнить его просьбу и сказал ему: «Делай с ней все, что тебе желательно». Тогда Александр взошел в то помещение, где находилась святая дева, припал к ее ногам и так начал ей говорить: «Раба Господня, дева Антонина! Господь послал меня к тебе открыть тебе то (как Он мне возвестил), что девство твое будет сохранено».

    Святая устрашилась. Но вдруг комнату осветил сильный свет и послышался голос, который говорил: «Не бойся, Антонина! Призвавший тебя на подвиг щедр и многомилостив, — и сего Александра призывает к тому же мученическому подвигу. Оденься в его плащ, голову же свою наклони и спрячь лицо свое и так выйди отсюда, чтобы правитель в таком виде не узнал тебя. Я же так скрою тебя, что он тебя не узнает!»

    Тогда святая Антонина взяла у Александра его плащ и надела на себя, закрыла голову свою и, выйдя вон из дому, сделала знак рукой правителю, как бы говоря: поступай, как желаешь. Таким образом святая дева Христова, как серна избегши сетей, пошла своим путем, радуясь своему избавлению. Правитель же, подумав, что это Александр вышел из дома, послал к Антонине еще четырех воинов, сказав им: «Ступайте к ней и сделайте с ней, что вам угодно; а надругавшись над нею, выведите ее вон, да получит она великое бесчестие и мы все посмеемся над ней».

    Воины, исполняя приказание правителя, вошли, чтобы осквернить деву, не нашли ее, а увидали только одного Александра. Сильно удивившись, они спросили его: «Где же та женщина? Отчего ты один?»

    Взяв затем его, привели к правителю и сказали: «Мы в той комнате нашли только его одного, девицы же нет там».

    Правитель также был весьма удивлен происшедшим и стал спрашивать Александра: «Скажи нам неверный и обманщик, как ты осмелился обмануть нас? Где та нечестивая блудница? Ты обесчестил ее, а потом, одев своим плащом, отпустил, желая взять ее себе в жены; но этого не будет, и ты не избегнешь моего гнева».

    Когда Александр ничего не ответил на это правителю, то он долгое время думал, а потом повелел повесить его для мучений и бить его без милосердия. Когда же исполняли повеление правителя и били святого Александра, то правитель снова спросил его: «Где та нечестивая женщина, к которой ты входил?» Александр же опять ничего не ответил, а только устремлял свои глаза к небу.

    И вдруг послышался с неба голос, говоривший правителю:

    — Жестокий Фист, зачем ты мучаешь невинного человека?

    Услышав сей голос, правитель повелел перестать мучить святого, и, сняв мученика с дерева, — отвести в темницу, а святую деву Антонину повелел повсюду разыскивать.

    По прошествии пяти дней правитель снова велел привести к нему на суд Александра, и стал спрашивать его:

    — Что ты надумал? принесешь жертву богам, или нет?

    Святой Александр отвечал правителю:

    — Могу ли я изменить свои мысли, о нечестивый и жестокий мучитель!

    — А где та женщина, к которой ты входил? — спросил Фист.

    — Не знаю, где она находится, — отвечал Александр.

    Между тем, когда они так разговаривали, святой Антонине деве явился Сам Господь Иисус Христос и сказал:

    — Мужайся и иди туда, где находился несправедливый и жестокий правитель.

    Тогда святая пошла и, безбоязненно явившись к правителю, сказала ему:

    — Нечестивый и жестокий Фист, кого ты ищешь, не меня ли? Вот я сама являюсь к тебе, чтобы посрамить и уничтожить твою силу.

    Увидев святую, Фист пришел в сильную ярость и повелел воинам повесить ее, сильно бить и спрашивать:

    — Дева ты, или нет?

    Святая же под сильными ударами не испустила ни одного стона. Когда же ее сняли с дерева, то сам правитель стал ее спрашивать: осталась ли она еще девой, или нет? Тогда святая мученица ответила правителю:

    — О нечестивый и жестокий мучитель! Мы, христиане, совершенно не порабощены вашею нечистой похотью, ибо и меня Господь и Бог наш по Своему милосердию сохранил невинной.

    Фист посмотрел на нее с удивлением и сказал:

    — Если ты еще дева, то подойди вместе с Александром, принеси жертву нашим богам, и останетесь невредимыми.

    На это предложение правителя святые мученики Христовы Александр и дева Антонина как бы одними устами отвечали правителю:

    — Нет таких мучений, жестокий Фист, какими бы вы смогли принудить нас поклониться вашим мерзким богам, не имеющим ни разума, ни могущества.

    После такого ответа святых мучеников правитель повелел отсечь им руки. Доблестные и благородные воины Христовы простерли тогда свои руки для отсечения и сказали:

    — Прежде всего, нечестивый и жестокий мучитель, да будет тебе известно, что никакими мучениями ты не сможешь победить наши благочестивые мысли, — поступай с нами, как желаешь!

    Воины обнажили свои мечи и отсекли руки святых мучеников. Они же, как бы не чувствуя боли, прославляли Господа и, обратившись затем к правителю, сказали ему:

    «Жестокий и сквернейший правитель! мы нисколько не чувствуем тех мучений, какие ты причинил нам, тебя же самого Господь наш, рабы Которого — мы, в скором времени ввергнет в геенну огненную, где ты будешь вечно мучиться непрестанными мучениями».

    От таких обличений святых мучеников правитель пришел в сильнейшую ярость и приказал вырыть глубокую яму, а прежде всего, повесив святых страдальцев, до тех пор бить их, пока они не почувствуют боли от наносимых им ударов. В яму же приказал набросать во множестве дров и хвороста так, чтобы она наполнилась до верха и сжечь в ней святых мучеников. Между тем они, несмотря на жестокие побои, не ощущали никакой боли, как будто бы не их тела подвергались таким мучениям, но воздавали хвалу Господу Иисусу Христу. Видя это, правитель повелел новыми мучениями терзать их, опаляя ребра их горящими свечами. Тогда святые мученики Александр и Антонина громким голосом воззвали к правителю: «Нечестивый Фист! Мы терпим наши страдания ради любви ко Господу нашему Иисусу Христу, твердо веруя, что в будущей жизни, после этой временной, мы получим вечную награду в Царстве небесном, а тебя Господь и Бог наш вскоре предаст погибели за то, что ты заставляешь так сильно страдать невинных рабов Его!»

    Фист, слыша слова эти, в сильной ярости дал такое приказание своим слугам: «Зажгите находящиеся в яме дрова, чтобы скорее бросить в огонь этих людей».

    Когда приказание правителя было исполнено воинами, тогда жестокий мучитель повелел им облить святых мучеников смолой и бросить в яму, пылавшую огнем. При этом он приказал положить еще сверху на дрова сухую смолу, чтобы мученики совершенно сгорели и даже кости их обратились в прах. По исполнении казни правитель повелел засыпать ту яму землей, сказав: «Пусть нельзя будет женщинам их собрать и костей их, как это в обычае у христиан!»

    По приказанию Фиста святых мучеников ввергли в огонь и засыпали ту яму. Потом Фист возвратился в свой дом, но не мог вкусить ни пищи, ни питья и сделался немым, ибо посланный на него святыми ангелами злой дух в течение семи дней мучил его. После же тяжких семидневных бесовских мучений правитель извергнул свою нечестивую душу. Так он умер, и гонение на христиан в тех местах прекратилось. Блаженная же кончина святых мучеников Александра и Антонины последовала в третий день месяца мая [3], в субботу, в девятый час дня, во владычество Господа нашего Иисуса Христа, Которому воссылается честь и слава вечно. Аминь.

    (обратно) (обратно)

    Память 11 июня

    Житие и страдания святого апостола Варфоломея

    Святой апостол Варфоломей был один из числа двенадцати апостолов Христовых. По принятии Святого Духа, сошедшего на апостолов в виде огненных языков (Деян.1:13; 2:1–4), святому Варфоломею выпал жребий, вместе с апостолом Филиппом, идти на проповедь Евангелия в Сирию и в Малую Азию. Туда они оба и отправились — то проповедуя вместе, то расходясь отдельно по разным городам, то вновь сходясь и приводя людей ко спасению через веру в Иисуса Христа.

    Проповедуя Евангелие в Малой Азии, святой Филипп на некоторое время отделился от святого Варфоломея и обращал ко Христу диких и непокорных жителей Лидии и Мизии [1]. В это время святому Варфоломею, проповедовавшему Христа в соседних городах, было повеление от Господа идти на помощь ко святому Филиппу. Присоединясь к нему, святой Варфоломей вместе с ним единодушно подвизался в апостольских трудах и подвигах. За Филиппом следовала еще и сестра его — девица Мариамна, и все вместе они стали служить делу спасения рода человеческого. Проходя города Сирии и Мизии и благовествуя слово Божие, они претерпевали от неверных многие напасти, биение и скорби, были заключены в темницы, избиваемы камнями, но несмотря на все гонения, благодатью Божиею, оставались живы для предстоящих трудов по распространению веры Христовой.

    В одном из лидийских селений они встретили возлюбленного ученика Христова, святого Иоанна Богослова, и вместе с ним отправились в страну Фригийскую. Войдя в город Иераполь [2], они проповедовали там Христа. Этот город был переполнен идолами, которым поклонялись все его жители; между другими ложными божествами была там одна громадная ехидна [3], для которой был построен особый храм; туда ей приносили пищу и совершали многочисленные и разнообразные жертвоприношения; безумцы почитали также и других гадов и ехидн. Святой Филипп, прежде всего, вместе с своей сестрой вооружился молитвой на ехидну, в чем помогал им и святой Иоанн Богослов, который был в то время с ними. Все они вместе молитвой, как бы копьем, победили ту ехидну и силой Христовой, умертвили ее. После сего Иоанн Богослов разлучился с ними, предоставив им Иераполь для проповедания слова Божия, а сам пошел в другие города, распространяя повсюду святое благовествование. Святой же Филипп с Варфоломеем и Мариамной оставались в Иераполе, усердно стараясь уничтожить мрак идолопоклонства, дабы воссиял на заблудших свет познания истины; над этим они и трудились день и ночь, уча неверных слову Божию, вразумляя неразумных и направляя заблудших на путь истинный.

    В том городе жил один человек, по имени Стахий, бывший слепым уже сорок лет. Святые апостолы, силой молитвы, просветили его телесные очи, а проповедью Христовой просветили его душевную слепоту. Крестив Стахия, святые пребывали в его доме. И пронеслась по всему городу молва, что слепой Стахий прозрел. К его дому стали собираться толпы народа. Святые апостолы поучали всех, стекавшихся к ним, вере во Христа Иисуса. Приносили туда и многих больных, и всех святые апостолы исцеляли молитвой и изгоняли бесов, так что большое число людей уверовало во Христа и крестилось.

    Жена начальника того города, по имени Никанора, была укушена змеей и лежала больная, при смерти. Услыхав о святых апостолах, находившихся в доме Стахия, что они одним словом исцеляют всякие болезни, она в отсутствие своего мужа повелела рабам своим отнести себя к ним и получила двойное исцеление: телесное — от укушения змеи и душевное — от бесовского обольщения, ибо, наученная святыми апостолами, уверовала во Христа. Когда градоначальник вернулся домой, рабы передали ему, что жена его от каких-то чужестранцев, проживающих в доме Стахия, научена веровать во Христа. Страшно разгневавшись, Никанор повелел тотчас же схватить апостолов, дом же Стахиев сжечь, — что и было исполнено. Собралось множество народа — и святых апостолов Филиппа, Варфоломея, а также и святую деву Мариамну с побоями повлекли по городу, поругаясь над ними, и, наконец, бросили в темницу. После этого, начальник города воссел на судейское место судить проповедников Христовых: и собрались к нему все жрецы идольские и жрецы погибшей ехидны, принося жалобы на святых апостолов и говоря: «Начальник! Отомсти за бесчестие богов наших, так как с тех пор, как появились эти чужестранцы, в нашем городе запустели алтари великих богов наших, и народ забывает приносить им обычные жертвы, знаменитая наша богиня-ехидна погибла, и весь город наполнился беззаконием. Умертви этих волхвов!»

    Тогда начальник города велел снять одежду со святого Филиппа, думая, что в ней заключаются чары колдовства, но, сняв с него одежду, ничего не нашли. Также поступили и со святым Варфоломеем, — и в его одеждах не нашли ничего. Когда же они с тем же намерением приблизились к Мариамне, чтобы снять одежду и обнажить ее девическое тело, внезапно она в глазах их превратилась в огненный пламень, и нечестивцы со страхом отбежали от нее. Святые апостолы осуждены были правителем на распятие.

    Первым пострадал святой Филипп. Просверлив ступени ног его и продев в них веревки, мучители распяли его на кресте вниз головой перед дверями капища ехидны и в то же время кидали в него камнями. Затем они распяли святого Варфоломея у стены храма. И внезапно сделалось великое землетрясение: земля разверзлась и поглотила градоначальника со всеми жрецами и множеством неверующих. Все оставшиеся в живых — и верующие и язычники — пришли в великий страх и с рыданиями просили святых апостолов сжалиться над ними и умолить Единого Истинного Бога своего, чтобы земля не поглотила их так же, как и тех. Поспешно бросились снимать с крестов распятых апостолов. Святой Варфоломей был повешен невысоко, и его скоро сняли. Но Филиппа не могли скоро снять со креста, потому что он был повешен высоко и особенно потому, что на это было особенное произволение Божие, дабы апостол Его через эти страдания и крестную смерть, перешел от земли на небо, куда всю жизнь обращены были стопы его. Вися таким образом, святой Филипп молился Богу за врагов своих, чтобы Господь отпустил им грехи их и просветил разум их к познанию истины. Господь преклонился к молению его, и тотчас повелел земле исторгнуть живыми поглощенные ею жертвы, за исключением градоначальника и жрецов ехидны. Тогда все громким голосом исповедали и прославили силу Христову, изъявляя желание креститься. Когда хотели снять со креста святого Филиппа, то увидели, что он уже предал Богу святую душу свою, и сняли его мертвым. Родная сестра его, святая Мариамна, все время смотревшая на страдание и смерть брата своего Филиппа, с любовью обнимала и лобызала снятое с дерева тело его, и радовалась, что Филипп сподобился пострадать за Христа [4]. Святой Варфоломей совершил над всеми уверовавшими в Господа крещение и поставил им епископом Стахия. Новообращенные с честью похоронили тело святого апостола Филиппа. На том месте, где истекла кровь святого Апостола, произросла в три дня виноградная лоза, в знамение того, что святой Филипп за пролитую свою кровь во имя Христа наслаждается вечным блаженством с Господом своим во Царствии Его.

    После погребения Апостола Филиппа, святой Варфоломей с блаженной девой Мариамной пробыли несколько дней в Иераполе, утверждая в вере Христовой вновь основанную церковь, а затем отправились каждый в свой путь. Святая Мариамна направилась в Ликаонию [5] и здесь, среди успешного благовествования слова Божия, мирно преставилась ко Господу [6]. А святой Апостол Варфоломей отправился в Индийские страны, где и пробыл довольно продолжительное время, трудясь в благовестии Иисуса Христа, проходя по городам и селениям и исцеляя болящих Его именем. Посветив своей проповедью многих из язычников и устроив церкви, он перевел на их язык Евангелие от Матфея, которое носил с собой и передал им. У них же он оставил Евангелие, написанное на еврейском языке, которое по прошествии ста лет и было принесено в Александрию Пантеном, философом христианским [7]. Из Индии святой Варфоломей отправился в Великую Армению [8]. При его появлении здесь идолы или, лучше сказать, бесы, обитавшие в идолах, умолкли, громко прокричав последние слова, что Варфоломей их мучит и скоро изгонит. И действительно, не только из идолов, но и из людей изгонялись нечистые духи при одном уже приближении апостола; и ради этого многие обращались ко Христу.

    У царя той страны Полимия была бесноватая дочь, устами которой бес взывал: «Варфоломей, и отсюда гонишь ты нас!»

    Царь, услышав об этом, приказал немедленно найти Варфоломея; и когда апостол Христов пришел к беснующейся, бес тотчас бежал от нее, и царевна получила исцеление. После этого царь, желая отблагодарить святого, послал к нему верблюдов, навьюченных золотом, серебром, жемчугом и другими драгоценными дарами. Апостол же, исполненный нищеты духовной (ср. Мф.5:3), ничего из присланного не оставил у себя, отослав все обратно к царю со словами: «Я не эти вещи приобретаю, а ищу душ человеческих, и если приобрету их и введу в небесные селения, то явлюсь великим купцом перед Господом».

    Царь Полимий, умилившись такими словами, уверовал во Христа со всем своим домом, принял крещение от самого святого апостола вместе с царицей и исцелившейся дочерью своей и со множеством вельмож и великим числом людей из народа: ибо до десяти городов и больше приняли тогда, по примеру царя, святое крещение.

    При виде этого идольские жрецы вознегодовали на святого апостола, тяжко печалясь о том, что их боги уничтожались, идолослужение исчезало, и капища их, откуда они получали пропитание, приходили в запустение. Приступив к брату царя — Астиагу, они научили его погубить Варфоломея и отомстить ему за обиды их богов. Тот же, улучив удобное время, схватил святого апостола и в городе Альбане [9] распял его на кресте головой вниз. Святой же апостол с радостью страдал за Христа и, вися на кресте, не переставал возвещать слово Божие; верующих он утверждал в вере, неверующих же увещевал познать истину и от тьмы бесовской обратиться к свету Христову. Этого не мог слышать мучитель и велел с апостола содрать кожу, святой же, с великим терпением перенося эти мучения, не умолкал, поучая всех о Боге и вознося славословия Ему. Наконец, мучитель повелел вместе с кожей усечь и главу святого Варфоломея. Тогда умолкли его богоглаголивые уста, тело же, когда была отнята от него голова, осталось висеть на кресте, имея ноги, обращенные кверху, как бы показывая тем шествие апостола к небу. Так скончался апостол Христов Варфоломей, после многих болезней и трудов перейдя в безболезненный покой, в радость Господа своего [10]. Бывшие при кончине святого апостола верующие, сняв с креста его тело, главу и кожу, положили их в оловянную раку и предали погребению в том же городе, Албане, что в Великой Армении. И подавались от мощей апостольских чудесные исцеления болящим, ради чего многие из неверующих обращались ко Христовой Церкви.

    Спустя довольно продолжительное время жестокие гонители, овладевшие той страной, помраченные идолобесием, слыша от других и сами видя чудеса, совершавшиеся от мощей святого, не желая познать Божию силу, взяли те святые мощи в оловянной раке и ввергли их в море. Оловянная же рака, плывя по воде подобно легкой ладье, пристала к острову Липару. [11] Тамошний епископ Агафон, узнав по откровению во сне о том, что к их острову приплыли святые мощи, вышел с клиром и со всем народом на берег моря. Увидав мощи святого апостола, епископ и все пришедшие сильно удивились, как оловянная рака не потонула в воде, но легче лодки проплыла столь далекий морской путь. И все прославили Бога, творящего столь дивные и чудные дела Свои. Взяв раку со святыми мощами, они с великой радостью перенесли ее с псалмопениями в свою церковь [12].

    Не подобает умолчать и о следующем, находящемся в житии преподобного Иосифа Песнописца [13], сказании о святом апостоле Варфоломее.

    Будучи однажды в Фессалии, преподобный Иосиф получил от одного известного ему добродетельного мужа часть мощей святого апостола Варфоломея. Принеся ее в свою обитель, находившуюся близ Константинополя и построив там особую церковь во имя святого Апостола Варфоломея, Иосиф с честью положил в ней часть святых мощей его. Питая великую любовь и веру к святому апостолу, он часто сподоблялся видеть его в сновидениях и желал посему украсить праздник святого апостола хвалебными песнопениями; однако он не решался сделать этого, сомневаясь, будет ли угодно это дело святому апостолу, и усердно молил Бога и апостола Божия открыть ему это и даровать премудрость свыше для создания достойных святого Варфоломея хвалебных стихов. С постом и слезами молился преподобный Иосиф сорок дней, и когда приблизился день памяти апостола, в навечерие празднества увидел он, что в алтаре явился святой Варфоломей, облеченный в белые ризы, и открыл алтарную завесу, призывая его к себе. Когда же преподобный Иосиф подошел ближе, святой апостол взял с престола святое Евангелие и положил его на грудь Иосифу, со словами: «Да благословит тебя Десница всесильного Бога, и да изольются на язык твой воды небесной премудрости: сердце твое да будет храмом Духа Святого, и песнопения твои да усладят вселенную».

    Так сказал святой Апостол Варфоломей и стал невидим, а преподобный Иосиф, ощутив в себе благодать премудрости, исполнился неизреченной радости и благодарения. С того времени начал он писать церковные гимны и каноны, которыми украсил праздник не только святого апостола Варфоломея, но и многих святых, по преимуществу же почтил он многими канонами Пречистую Богоматерь и святителя Николая. Обильно украсил он святую Церковь песнопениями, за что и получил наименование песнописца. За все сие Христу Спасителю нашему слава со Отцом и Святым Духом во веки веков. Аминь.

    Некоторые думают, что Варфоломей — одно и то же лицо с Нафанаилом, которого Филипп привел ко Христу (Ин.1:45). Именно считают, что имя этого апостола Христова было Нафанаил, по прозванию же, или лучше сказать — по отцу, он назывался Варфоломей, то есть сын Фоломеев. Ибо слово «вар» с еврейского переводится сын, как и в другом месте Христос Господь сказал Апостолу Петру: «блажен ты, Симон, сын Ионин» (Мф.16:17), то есть, сын Ионин. И слепец Иерихонский назывался Вартимей, то есть сын Тимеев. Так толкуют и о Варфоломее, что он по отцу назывался Варфоломей — сын Фоломеев; ибо Фоломей у евреев было имя древнее и часто употреблявшееся, настоящее же имя Варфоломея, полагают, было Нафанаил. Предполагают же это на таком основании. Прежде всего, в Евангелии нигде не говорится о призвании к апостольству Варфоломея, если только не считать вместо него имя Нафанаил. Затем, первые три евангелиста: Матвей, Марк и Лука, повествующие о Варфоломее, ничего не говорят о Нафанаиле, а евангелист Иоанн, повествующий о Нафанаиле, не говорит о Варфоломее и говоря о ловлении рыб при явлении воскресшего Спасителя называет Нафанаила в числе лиц, близких к апостолам, — именно, он говорит: «были вместе Симон Петр, и Фома, и Нафанаил, и сыновья Зеведеевы» (Ин.21:2). Но иные толкователи с этим не согласны и, согласно с Прологом полагают, что Симон Зилот — одно лицо с Нафанаилом, а некоторые полагают, что Нафанаил — один из числа 70 учеников Христовых.


    Кондак, глас 4:

    Явился еси великое солнце вселенней, учений сияньми и чудес страшных, световодя почитающыя тя, Варфоломее Господень Апостоле.

    (обратно)

    Житие и страдание святого апостола Варнавы

    Святой Апостол Варнава принадлежит к лику святых семидесяти апостолов: первоначальным именем его было Иосиф, но потом его стали называть Варнавой, как об этом мы скажем на своем месте. Родился он на острове Кипр [1] от родителей евреев, происходивших из рода левитов; из его рода левитов происходили и древние великие пророки Божии — Моисей [2], Аарон [3] и Самуил [4].

    Прародители Варнавы переселились из Палестины на остров Кипр по причине войн, происходивших в Палестине. Родители его были весьма богаты и имели свое село вблизи Иерусалима, изобиловавшее садами и разными плодами и украшенное большим зданием, так как здесь они имели дом свой. Ибо с того времени, как святой пророк Исаия [5] написал: «И буду строить домы и жить в них, ибо будут семенем, благословенным от Господа» (Ис.65:21. 23), евреи, обитавшие в далеких странах, не понимая духовного смысла слов этих, старались иметь свои собственные дома в Иерусалиме; по этой причине и родители Варнавы имели свой дом и свое село около Иерусалима.

    Родив того, о ком наше слово, назвали его Иосифом и воспитывали в обучении книжном; когда же отрок пришел в совершенный возраст, то отправили его в Иерусалим к известнейшему в то время учителю Гамалиилу, дабы он научил Варнаву более совершенному пониманию еврейских книг и всего закона Божия. Здесь Иосиф имел в числе сверстников своих и Савла, который впоследствии назван был Павлом; и учились оба они у одного учителя Гамалиила, преуспевая в разуме, понимании книг и в добродетельной жизни.

    Иосиф ежедневно утром и вечером приходил в храм Соломонов и молился здесь с усердием Богу, проводя дни юности своей в частых пощениях и великом воздержании; желая соблюсти в чистоте свое девство, он избегал знакомства с бесчинными юношами и ни в каком случае не желал слышать тех слов, которыми ум юноши мог бы помрачиться, но, внимательно наблюдая за самим собой, постоянно поучался в законе Господнем днем и ночью.

    В то время Господь наш Иисус Христос, спустя тридцать лет после Своего вочеловечения, начав открывать Себя миру, пришел из Галилеи; здесь Он учил в храме, творил многие и преславные чудеса; все дивились Ему; со всех сторон стекались к Нему, дабы видеть святое лицо Его и слышать божественные слова Его, более сладкие, нежели мед и сот. Видел Его и юноша Иосиф и, слушая поучения, исходившие из пресвятых уст Его умилялся сердцем и весьма дивился чудесам, которые Он творил; увидав, как Он исцелил расслабленного при Овчей купели (Ин.5:1–15) словом Своим, видев также и многие другие дивные дела Христовы, Иосиф распалился сердечной любовью ко Господу и, приступив к Нему, пал ниц к ногам Его; при этом Иосиф просил Господа благословить его и принять его в число Своих учеников. Господь же, прозиравший в тайны сердец человеческих, увидав, что сердце Иосифа горело любовью божественной, любезно благословил его и не запретил ему следовать за Собой. Иосиф прежде всего поспешил в дом тетки своей, по имени Марии, матери Иоанна, названного впоследствии Марком, и сказал ей: «Приди и посмотри на Того, Кого весьма хотели видеть отцы наши; ибо некий пророк Иисус из Назарета галилейского учит в храме и совершает великие чудеса, так что многие считают Его за всеми ожидаемого Мессию».

    Лишь только женщина услышала это, как тотчас же, оставив все, с поспешностью направилась к храму; увидав Господа Иисуса Христа, она пала ниц к ногам Его и с мольбой сказала: «Господи! Если я обрела благодать перед Тобой, войди в дом рабыни Твоей, дабы вшествием Твоим благословить всех домашних моих».

    Видя ее веру, Господь пришел в дом к ней и благословил ее и всех, находившихся в доме ее. Господь был принят Марией с великой честью и со многой радостью и благоговением; с этого времени Господь всегда заходил вместе с учениками Своими в дом Марии, когда приходил в Иерусалим.

    Когда Господь отправился обратно из Иерусалима в Галилею, то вслед за Ним отправился и Иосиф вместе с прочими учениками. И когда Господь восхотел отправить апостолов Своих на проповедь «к погибшим овцам дома Израилева» (Мф.10:6), то увидал, что их мало, почему и сказал: «жатвы много, а делателей мало» (Мф.9:37); по этой причине Господь явил миру и иных семьдесят учеников, которых послал по два перед лицом своим в каждый город и селение (Лк.10:1). В числе этих семидесяти учеников Господних был одним из первых и святой Иосиф, переименованный святыми апостолами Варнавой, то есть сыном утешения, так как своей проповедью о пришедшем в мир Мессии он утешал людей, с великим нетерпением ожидавших пришествия Мессии. Подобно тому как сыновья Зеведеевы были названы сынами громовыми (Мк.3:17), так как должны были прогреметь по вселенной своей проповедью как громом, так и сей святой Иосиф был назван сыном утешения, ибо его апостольские труды должны были принести великую радость избранным Божиим. И Златоуст святой, объясняя так причину переименования его, говорит (Деян.11): «Мне кажется, что он получил свое имя по заслугам, ибо для того, (чтобы быть сыном утешения) он был вполне способен».

    После вознесения Господа на небо, святые апостолы жили все вместе в Иерусалиме, как об этом написано и в книге Деяний апостольских: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов» (Деян.4:32,34,35). В то время и святой Иосиф, названный апостолом Варнавой, продал вышеупомянутое село, находившееся близ Иерусалима, доставшееся ему в наследство от родителей; вырученные деньги он принес к ногам апостолов, ничего себе не оставив, ибо он желал богатеть в Бога, в Которого действительно и обогатился, как свидетельствуется об этом: «он был муж добрый и исполненный Духа Святого и веры» (Деян.11:24). Варнаве часто случалось видеться с Савлом, причем он вел спор с ним от Писания о Господе Иисусе Христе и прилагал все усилия свои, дабы обратить Савла к святой вере, но Савл был весьма усердным ревнителем отеческих преданий; поэтому он посмеивался над святым Варнавой, как над человеком обольщенным, говорил даже хульные слова и на Господа Иисуса Христа, называя Его сыном плотника, человеком простого звания, преданным позорной смерти. Когда же после убиения евреями святого первомученика Стефана, Савл начал преследовать церковь, «входя в дома верующих, влача мужчин и женщин и заключая их в темницы» (Деян.8:3), тогда святой Варнава весьма оплакивал его и усердно молился Богу, воздевая свои чистые руки, да просветит Он душевные очи Савла, чтобы он познал истину; он весьма желал иметь Савла другом по вере христианской, подобно тому как он имел его другом в Гамалииловом училище.

    Слезы и молитвы Варнавы были не напрасны; когда наступило время милосердия Божия, Савл обратился ко Христу, будучи призван голосом Господним свыше, на пути в Дамаск [6]. И обратился волк в овцу; хулитель имени Христова начал прославлять Господа Иисуса Христа; бывший ранее гонителем, сделался защитником Церкви; ибо по принятии святого крещения Савл тотчас отправился на собрания иудейские и начал проповедовать об Иисусе, говоря, что Он есть Сын Божий, обличая также иудеев, проживавших в Дамаске. Когда же Савл возвратился в Иерусалим, то «и старался пристать к ученикам, но все боялись его, не веря, что он ученик» (Деян.9:26). Тогда святой Варнава, встретив его, сказал: «Доколе, о Савл, не перестанешь быть хулителем великого имени Иисуса Христа и гонителем верных рабов Его? До каких пор ты будешь противиться страшному таинству, издревле предвозвещенному пророками, в настоящее же время сбывшемуся ради спасения нашего?»

    Савл же, припав к ногам его, со слезами ответил так: «Прости меня, учитель правды, Варнава! Теперь я понял, что все, сказанное тобой мне о Христе, — истина; Того, Кого я ранее хулил, называя сыном плотника, Того Самого исповедую ныне Сыном Божиим, Единородным, соприсносущим Отцу и собезначальным, «Сей, будучи сияние славы отчей и образ ипостаси его» (Евр.1:3), в последние дни сии уничижил «Себя самого, приняв образ раба» (Флп.2:7), став совершенным человеком, родившись от Пресвятой Девы Богородицы Марии, приняв вольные страдания и крест; затем Он воскрес в третий день, явился вам, Своим апостолам, вознесся на небо и сидит по правую сторону Бога Отца; Он снова придет во славе Своей судить живых и мертвых и Царствию Его не будет конца».

    Услыхав таковые слова от ранее бывшего хульника и гонителя, святой Варнава удивился; прослезившись от радости и обняв Савла, он сказал:

    «Кто тебя научил, о Савл, говорить таковые богодухновенные слова? Кто тебя убедил исповедовать Иисуса Назарянина Сыном Божиим? Откуда ты научился столь совершенному познанию догматов божественных?»

    Тогда Савл, со слезами и сердцем сокрушенным, отвечал: «Сам Господь Иисус Христос, Которого я, грешный, хулил и гнал, Он меня научил всему этому; ибо Он явился мне, как извергу, и вот еще теперь я слышу Его божественный глас в ушах своих. Когда меня осиял чудный свет свыше и я упал на землю от страха, то услышал голос, говоривший: «Савл, Савл! что ты гонишь меня?» Я же, в страхе и ужасе сказал:

    — «Кто ты, Господи?»

    Он же с кротостью и благоутробием отвечал мне: «Я Иисус, которого ты гонишь».

    Весьма удивившись долготерпению Его и помолившись, я сказал:

    — «Господи, что велишь мне делать?»

    Тогда Он научил меня всему тому, что я сказал тебе» (Деян.9:3–6).

    После этих слов святой Варнава взял Савла за руку и привел его к апостолам, сказав:

    — Вот тот, кто нас преследовал, теперь наш. Тот, кто противился нам, ныне с нами вместе мыслит о Господе нашем; тот, кто ранее был нашим врагом, ныне нам друг и соработник в винограде Христовом. Вот представляю вам кроткого агнца, который ранее был зверем свирепым.

    При этом Савл рассказал апостолам, как он на дороге видел Господа, и что Он говорил ему; рассказал также и о том, как он подвизался в Дамаске за имя Христово.

    Апостолы, услыхав все это, удивились, возрадовались и прославили Бога. И был Савл вместе с ними; вместе с ними входил он и выходил из Иерусалима, подвизаясь за имя Христово и мужественно обличая иудеев и еллинов. Эти же последние весьма дивились тому, каким образом человек, столь недавно еще преследовавший всех, называвших имя Иисусово, теперь сам проповедовал Иисуса; и искали убить его. Догадавшись же об этом намерении неверных, братия отвели Савла из Иерусалима в Кесарию и отпустили его в Тарс [7], в отечество его, дабы он там проповедовал Господа Иисуса Христа.

    В это время в Антиохии сирийской, городе большом и славном, начала распространяться святая вера в Господа нашего Иисуса Христа. Ибо когда был убит святой первомученик Стефан, поднялось в тот день великое гонение на церковь Иерусалимскую, так что все верующие рассеялись по странам иудейским и самарийским, кроме апостолов; тогда некоторые из рассеявшихся доходили «до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев» (Деян.11:19); но потом и еллинам начали они благовествовать Господа Иисуса; «И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу» (Деян.11:21). Об этом услышала церковь Иерусалимская; поэтому апостолы послали святого Варнаву в Антиохию сирийскую, дабы он узнал подробнее о всем, происшедшем там и утвердил бы новообращенных. Он же, пришел туда и увидав благодать Божию, весьма возрадовался и утешил всех словом Господним, увещевая всех пребывать при Господе неотступно. В то время как святой Варнава проповедовал там недостаточное время, весьма много народу присоединилось к Господу. Так как ученики умножались с каждым днем, учителей же было немного, так что многая жатва не имела делателей, то святой Варнава, оставив на время Антиохию, отправился в Тарс, желая найти здесь друга своего Савла; найдя его, он привел в Антиохию; и трудились оба они в обращении душ человеческих к Христу Богу, приводя к вере во Христа иудеев и еллинов. Пробыли они в Антиохии целый год, собираясь в храме и поучая народ. Здесь впервые ученики их начали называться христианами.

    По прошествии года, Варнава и Савл решили возвратиться в Иерусалим для того, чтобы возвестить святым апостолам о том, как действовала в Антиохии благодать Божия. При этом каждый из антиохиян, соответственно состоянию своему, отправил вместе с Варнавой и Савлом все потребное проживавшим в Иудее собратиям своим, обнищавшим и убогим, ибо тогда был голод великий в Иудее, согласно пророчеству святого Агава: сей Агав был также из числа семидесяти апостолов [8]. Собрав достаточную милостыню, антиохияне отправили ее к старцам через посредство Варнавы и Савла.

    Когда Варнава и Савл, называвшийся теперь Павлом [9], прибыли в Иерусалим, то они весьма возвеселили Церковь, возвестив об умножении верующих в Антиохии и принеся щедрую милостыню от них.

    В это время в церкви Иерусалимской внезапно произошло большое смущение, ибо «царь Ирод поднял руки на некоторых из принадлежавших к церкви» (Деян.12:1), и «умертвил Иакова Зеведеева, брата Иоанна, мечом» (Деян.12:2). Заметив же, что это понравилось иудеям, приказал взять Петра и заключил его в темницу, из которой апостол Петр был выведен святым ангелом. Все это время пока в Иерусалиме не утихло смущение, нанесенное Церкви гонителями, Варнава и Савл укрывались в доме вышеупомянутой Марии, тетки Варнавы, к которой пришел и святой Петр, после того как ангел вывел его из темницы. Потом Варнава и Савл, окончив свое дело в Иерусалиме, снова возвратились в Антиохию, взяв с собой и сына Марии, по имени Иоанн, названного Марком. После того как все они пробыли достаточное время в Антиохии, подвизаясь в посте, молитве, в служении божественной литургии и в проповеди слова Божия, благоугодно было Духу Святому послать их на проповедь язычникам. Дух Святой сказал бывшим в Антиохии пророкам и учителям: «отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их» (Деян.13:2,3). Они прежде всего пошли в Селевкию [10], отсюда отплыли в Кипр и остановились в Саламине [11]. Всюду, где ни проходили, они возвещали слово Божие; они имели своим слугой вышеупомянутого Иоанна, названного потом Марком, сына Марии. Пройдя остров до Пафа [12], они встретили некоего волхва лжепророка иудеянина, по имени Еллима, при анфипате Сергии, муже весьма разумном. Здесь они просветили анфипата святой верой, Еллима же волхва, противившегося им, они ослепили словом. Отъехав из Пафа, они пришли в Пергию памфилийскую. Слуга же их Иоанн, он же и Марк, увидав их великие злострадания, которые претерпевали они за благовестие имени Христова, (ибо они нисколько не боялись смерти), устрашился ходить с ними по причине своих юных лет; поэтому, оставив их, он возвратился в Иерусалим, к матери своей. Варнава же с Павлом, пройдя Пергию, пришли в Антиохию писидийскую (город отличный от великой Антиохии сирийской). Будучи изгнаны отсюда, они оттрясли прах от ног своих и прибыли в Иконию [13]; но и здесь иудеи и язычники намеревались побить их камнями; они же, узнав об этом, с поспешностью пошли в города ликаонские [14], Листру и Дервию, и в их окрестности и благовествовали здесь. Здесь они и исцелили одного хромого, бывшего в недуге своем от времени рождения своего и никогда не ходившего; апостолы поставили его на ноги, так что он стал вполне свободно ходить. Народ же, приняв их за богов, вознамерился принести им жертвы; при этом народ называл Варнаву Зевсом [15], а Павла Гермесом [16], и едва святые апостолы уговорили народ не приносить им жертв. Потом тот же народ, будучи научен иудеями, поднял мятеж на святых апостолов: побив Павла камнями, народ извлек его из города, думая, что он умер; но он, поднявшись, вошел в город, а на следующее утро он и Варнава вышли из города и отправились в Дервию. Достаточно благовестив этому городу и обратив здесь многих ко Христу, святые апостолы предприняли обратный путь к Антиохии сирийской, направляясь через те же города и селения. Всюду по пути своему они утверждали души учеников, увещевая их пребывать в вере и поучая их, что многими скорбями надлежит входить нам в Царство небесное. Рукоположив пресвитеров по всем церквам и помолившись с постом, они оставили учеников своих Господу, в Которого те уверовали. Быв в Пергии и возвестив здесь слово Господне, апостолы отправились отсюда в Атталию [17], затем отплыли в Антиохию сирийскую, откуда посланы были Духом Святым проповедовать язычникам слово Господне. Придя в город и собрав всех верных, они рассказали им все, что сотворил с ними Бог, и сколь многих язычников они обратили ко Христу, и пробыли в Антиохии не малое время.

    Вскоре после этого между уверовавшими евреями и еллинами поднялся спор об обрезании, ибо некоторые из иудеев говорили, что те, кто не обрежется по закону Моисееву, не могут спастись. Уверовавшие же из еллинов считали обрезание большой тягостью для себя. Варнава и Павел противились иудеям и защищали еллинов от обрезания. Но так как спор и пререкание по этому вопросу не прекращались, то для Варнавы и Павла явилась необходимость отправиться из Антиохийской церкви снова в Иерусалим к апостолам и старцам, дабы спросить их об обрезании. Варнаве и Павлу, кроме того, было необходимо возвестить апостолам, что Бог «отверз дверь веры язычникам» (Деян.15:4). Варнава и Павел, посланные церковью (Антиохийской), проходя по Финикии и Самарии, всюду возвещали об обращении язычников, чему верующие весьма радовались.

    Когда они прибыли в Иерусалим, то были приняты здесь с любовью святыми апостолами и старцами; все с радостью слушали Варнаву и Павла, возвестивших о всех дивных знамениях и чудесах, которые Бог сотворил рукой их среди язычников. Относительно же обрезания апостолы, посоветовавшись соборне, постановили отменить его навсегда для верующих не только из числа еллинов, но и иудеев, как излишнее при новой благодати. При этом апостолы сочли нужным послать и от себя некоторых христиан вместе с Варнавой и Павлом в Антиохию, к уверовавшим еллинам; для этой цели избрали Иуду, называемого Варсавой, и Силу, мужей известнейших среди братии и написали так: «Апостолы и пресвитеры и братия находящимся в Антиохии, Сирии и Киликии братиям из язычников: радоваться. Поелику мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали: то мы, собравшись, единодушно рассудили, избрав мужей, послать их к вам с возлюбленными нашими Варнавой и Павлом, человеками, предавшими души свои за имя Господа нашего Иисуса Христа. Итак мы послали Иуду и Силу, которые изъяснят вам то же и словесно. Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного, и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деян.15:23–29).

    С таковым посланием отправились в путь святые апостолы Варнава и Павел, а вместе с ними и Иуда и Сила, направившись из Иерусалима в Антиохию. В это время упомянутый Иоанн, называемый Марком, сын Марии, тетки Варнавы, не осмеливаясь приблизиться к святому Павлу, подошел к дяде своему, святому Варнаве, с покаянием и слезами, сожалея, что отлучился от них, когда они проповедовали язычникам: Иоанн начал просить святого Варнаву снова взять его с собой, обещая без страха идти на все страдания и самую смерть за Господа: Варнава взял его, как племянника своего. Вместе дошли все до Антиохии. Собрав верных, апостолы отдали им послание; прочитав его, все весьма возрадовались. Иуда же и Сила словом своим утешили братию и утвердили их о Господе. Спустя некоторое время Иуда возвратился в Иерусалим, но Сила продолжал оставаться там. Павел же и Варнава жили в Антиохии, уча и благовествуя слово Господне прочим.

    Спустя некоторое время после этого, Павел сказал Варнаве: «Мы должны опять посетить братий наших; мы должны пройти по всем городам, в которых проповедовали имя Господне, дабы видеть, как живут братия».

    Святой Варнава дал свое согласие на это. При этом Варнава хотел взять с собой Иоанна, называемого Марком, племянника своего; Павел же не хотел этого, говоря: «Для чего мы возьмем с собой трусливого юношу, который ранее оставил нас в Памфилии, не пожелав идти с нами на дело, на которое мы посланы и отлучившись от нас, возвратился к своим родным?»

    Произошла распря между нами, так как Варнава хотел взять Иоанна, Павел же не хотел; поэтому они разошлись друг с другом, намереваясь каждый пойти своим путем.

    Все это случилось по усмотрению Божию, дабы они, идя врозь, спасли большее число душ. Вполне достаточно было проповедовать одному великому учителю там, где намеревались идти два великих учителя; каждый же, проповедуя отдельно, сделал бы сугубое приобретение для Церкви — один в одной стране, другой в другой, обратив к вере Христовой различных народов. Святой Павел, взяв с собой святого Силу, отправился в Дервию и Листру, а святой Варнава отплыл в Кипр с племянником своим Иоанном [18].

    Достигнув острова Кипра, — своего отечества, святой Варнава предпринял немалые труды, ибо обратил здесь ко Христу много народа. Умножив в Кипре число верующих, Варнава отправился в Рим и, как говорят некоторые, — первый проповедал в Риме Христа. Затем основав и утвердив в городе Медиолане [19] епископский престол, Варнава снова возвратился в Кипр. Когда он учил здесь о Христе, в городе Саламине, пришли сюда некоторые иудеи из Сирии и начали противиться ему и возмущать народ, говоря, что все, проповедуемое Варнавой, противно Богу и закону Моисееву; эти иудеи поносили многими хулами честное имя Варнавино и замыслили умертвить его, возбудив против него многих. Апостол же, провидя свою мученическую кончину, созвал всех верных, живших в городе том; достаточно поучив их в вере и добрых делах и убедив быть мужественными в исповедании имени Христова, совершил божественную литургию и причастил всех Христовых Тайн. Потом, взяв отдельно Марка, спутника своего, сказал ему: «В этот день я окончу жизнь свою, приняв смерть из рук неверных иудеев, как сказал мне Господь; ты же, взяв тело мое, которое найдешь вне города на западной стороне, похорони его и иди к другу моему, апостолу Павлу; возвести ему все то, что ты знаешь о мне».

    Святой Варнава имел с собой Евангелие от Матфея, написанное своей собственной рукой; он завещал святому Марку похоронить его вместе с тем Евангелием. Потом, дав последнее целование сроднику своему святому Марку, Варнава отправился на сонмище еврейское. Когда он начал говорить здесь от книг пророческих о Христе, то иудеи, пришедшие из Сирии, восстали на него, возмутили и других евреев и, возложив на него свои убийственные руки, вывели его из города к западной стороне и побили здесь каменьями; потом, разложив костер, бросили на него тело святого апостола для сожжения. Но когда сюда впоследствии тайно от всех пришел святой Марк вместе с прочими братиями, то он нашел тело святого апостола Варнавы невредимым, совершенно не пострадавшим от огня; взяв его, он похоронил его в одной пещере, отстоявшей на пять стадий от города, причем, согласно завещанию апостола, положил на груди его Евангелие [20]. Потом отправился на поиски апостола Павла; найдя его в Ефесе [21], рассказал ему все о кончине святого апостола Варнавы; святой Павел оплакал кончину Варнавы, Марка же удержал при себе.

    После убиения святого Варнавы в городе Саламине поднялось великое гонение от евреев на верующих; поэтому все бежали из этого города и скрывались, где могли. С этого времени пришло в забвение то место, где были положены честные мощи апостола Варнавы. Спустя много лет, когда вера Христова распространилась по всем концам земли, когда Греко-римским царством управляли христианские цари и когда остров Кипр просиял благочестием и правоверием, Господу благоугодно было прославить то место, на котором почивали мощи Апостола Варнавы. На этом месте начали происходить многие дивные чудеса. Так первоначально один недужный, переночевавший на том месте, получил здравие. То же самое случилось и с другим больным. Когда же об этом узнали верующие, то нарочито приходили к тому месту, проводили здесь ночь и получали исцеление от недугов своих. Таким образом место то сделалось всюду известным; поэтому сюда приносили многих немощных и расслабленных; все получали здесь полное исцеление от недугов своих и возвращались в дома свои здоровыми. Приводились сюда также и бесноватые, и тотчас духи нечистые отбегали от людей с громкими воплями. Здесь хромые получали хождение, слепые прозрение, и вообще всякий, кто бы ни был одержим каким недугом, получал здесь исцеление. Жители города Саламина весьма радовались по поводу этого, хотя и не знали, по какой причине на этом месте творились столь великие чудеса, ибо никто ничего не знал о мощах апостоловых; поэтому место то назвали «Местом здравия». Но необходимо знать, каким образом были обретены честные мощи святого апостола.

    Некий злой еретик, Петр белильник, по прозванию Кнафей, противник IV Вселенского собора святых отцов [22], происходившего в городе Халкидоне [23], и защитник ереси Евтихиевой, а также и пособник зловерия Аполлинариева [24], в царствование Зенона [25], хитростью захватил престол антиохийского патриаршества и приносил весьма большой вред своим неправым учением Церкви Христовой. Но он не удовольствовался назначенной ему антиохийской епархией, в которой гнал и преследовал христиан, предавая их многим мучениям; он пожелал захватить под свою власть и остров Кипр, издревле свободный, дабы сеять в нем свое лжеучение и преследовать всех, кто стал бы противиться ему (следует заметить, что кипряне, будучи правоверными христианами, отвергали его неправое мудрствование о том, что на кресте пострадало божество).

    Но он всячески старался привлечь их на свою сторону, говоря так: «Так как слово Божие пришло в Кипр из Антиохии, то по этой причине кипрская церковь должна подчиняться патриарху антиохийскому».

    По причине всего этого архиепископ кипрский, по имени Анфим, повергся в великую печаль, ибо знал, что тот Петр, пользуясь у царя милостью, очень легко мог достигнуть всего, чего бы ни захотел. И действительно в скором времени пришло приказание царское в Кипр, повелевавшее архиепископу кипрскому прибыть в Царьград для ответа на соборе перед патриархом антиохиянам, требовавшим подчинения острова Кипра епархии антиохийской.

    Архиепископ не знал, как ему поступить, ибо и повеления царского ослушаться он не дерзал, и идти в Царьград боялся. Хотя он и проводил святую жизнь, но не обладал даром красноречия и боялся, что будет побежден в споре своими противниками. Посему он начал усердно поститься и молиться, испрашивая со слезами помощи, защищения и совета полезного от Самого Бога.

    Один раз ночью, когда Анфим задремал от великого молитвенного труда, перед ним предстал некий божественный муж в светлой священной ризе, осиянный небесными лучами. Явившийся сказал: «Для чего ты, архиепископ, так опечалился и восскорбел? Не бойся, ибо ты нисколько не пострадаешь от своих противников».

    Сказав это, явившийся муж вдруг стал невидим. Архиепископ, пробудившись от сна, преисполнился ужаса; потом распростерся на земле крестообразно для молитвы и начал молиться со многими слезами, говоря так: «Господи Иисусе Христе, Сын Бога Живаго! Не оставь Церкви Твоей, но окажи ей помощь славы ради имени Твоего святого. Если это видение было от Тебя, то устрой так, чтобы я видел его еще раз, молю Тебя, и третий раз, дабы я, грешный, окончательно удостоверился, что Ты, Помощник мой, со мной!»

    В следующую ночь архиепископ имел то же видение; тот же пресветлый муж явился ему и сказал: «Я тебе уже сказал, что ты нисколько не пострадаешь от своих противников, итак, ничего не опасаясь, иди в Константинополь».

    Сказав это, явившийся стал невидим.

    Архиепископ Анфим, снова возблагодарив Бога и никому ничего не сказав о виденном, присоединил молитву к молитве и слезы к слезам, да сподобится он сего видения и в третий раз и да будет открыто ему, кто был являвшийся.

    В третью ночь тот же муж явился и сказал: «До каких пор ты не будешь веровать словам моим, которые сбудутся в ближайшие дни? Иди без страха в царствующий град, ибо оттуда возвратишься со славой, не потерпев нисколько от противников своих; Сам Бог ради меня, раба Своего, будет твоим защитником».

    Тогда архиепископ, дерзнул сказать явившемуся: «Молю тебя, господин мой, скажи мне, кто ты, говорящий мне эти слова?»

    Он же отвечал: «Я — Варнава, ученик Господа нашего Иисуса Христа, которого Дух Святой посылал вместе с избранным сосудом Своим святым Апостолом Павлом на проповедь слова Божия язычникам. Для того же, чтобы ты удостоверился в истинности слов моих, вот тебе знамение: выйди за город к западной стороне на пять стадий и на том месте, которое называется «Местом здравия» (ибо там ради меня Бог чудесно подает болящим здравие), раскопай землю под деревом, произращающим рожки: там ты найдешь пещеру и раку, в которой положены мощи мои; найдешь также и Евангелие, написанное моею собственной рукой, которое я переписал от святого евангелиста Апостола Матфея. И когда твои противники, намеревающиеся подчинить своей власти эту церковь, начнут говорить, что Антиохия есть престол апостольский, ты возражай им и скажи: — и мой город — престол апостольский, ибо я имею апостола, почивающего в городе моем».

    Когда святой Варнава сказал это архиепископу, тотчас стал невидим. Архиепископ же, преисполнившись великой радости и весьма возблагодарив Бога, созвал клириков, начальников города и весь народ и рассказал всем о бывшем ему троекратном явлении и речах святого Апостола Варнавы; затем отправился со псалмопением к тому месту в преднесении честного креста. Когда дошли до указанного места, начали раскапывать землю под деревом, как сказал в видении апостол; раскопав сверху землю, нашли пещеру, закрытую камнями; сняв камни, увидели раку и ощутили великое и несказанное благоухание; открыв же раку, увидели в ней честные мощи святого Апостола Варнавы в целости и неповрежденности, увидели также и Евангелие, лежавшее на персях его [26]. Все в великой радости и веселии воздали Богу славу и с благоговением поклонились честным мощам, прикасаясь им с верой и любовью. В это время произошли многие чудеса: все, кто ни был одержим каким недугом, — получали здравие после прикосновения к честным мощам. Потом архиепископ Анфим, не осмеливаясь взять с того места раку с мощами апостоловыми, запечатал ее оловом и приказал пребывать при раке чину духовному и совершать при гробе апостольском денно и нощно обычные псалмопения. Сам же отправился в Царьград; представ собору, он отвечал противникам своим так, как научен был Апостолом Варнавой. Император Зенон весьма возрадовался тому, что во дни его царствования обретено было столь великое духовное сокровище, и тотчас распорядился, чтобы остров Кипр не был в подчинении у патриарха, но самостоятельно управлялся бы своим архиепископом; распорядился также, чтобы архиепископ кипрский поставлялся своими епископами.

    Такова свобода дарована была острову Кипру ради мощей святого Апостола Варнавы: с этого времени престол архиерейства кипрского начал называться престолом апостольским, как и прочие патриаршие престолы. Блаженный же Анфим, архиепископ кипрский, был награжден большими почестями от царя и от всего духовного собора. Царь попросил себе Евангелие, обретенное на груди апостола: приняв его, он украсил его золотом и драгоценными камнями и положил его в царской палате своей церкви; архиепископу же дал весьма много золота для построения прекрасного храма на том самом месте, где были обретены честные мощи апостола Варнавы.

    Таким образом архиепископ возвратился к себе со славой и честью и в скором же времени выстроил великий и красивый храм во имя апостола; честные мощи святого апостола он положил во святом алтаре, на правой стороне и установил праздновать память святого апостола Варнавы в одиннадцатый день месяца июня (в каковой день были обретены честные мощи его), во славу Христа, Бога нашего, славимого со Отцом и Святым Духом, ныне и в бесконечные веки. Аминь.


    Кондак, глас 3:

    Господень был еси всеистинный служитель, Апостолов же явился еси седмидесятих первый: озарил еси с Павлом проповедь твою, всем возвещаяй Христа Спаса: сего ради песнопении божественную память твою Варнаво, совершаем.

    (обратно) (обратно)

    Память 12 июня

    Житие преподобного отца нашего Онуфрия Великого

    Преподобный Пафнутий [1], подвизавшийся в одном из пустынножительных монастырей египетских, оставил нам повествование о том, как он обрел в пустыне преподобного Онуфрия Великого, а также и других пустынников. Свое повествование он начинает так:

    Однажды, когда я пребывал в безмолвии в монастыре своем, пришло ко мне желание пойти во внутреннюю пустыню [2], чтобы видеть, есть ли там инок, более меня работающий Господу? Встав, я взял с собой немного хлеба и воды и отправился в путь; я вышел из монастыря своего, никому ничего не сказав, и направился в самую внутреннюю пустыню. Я шел четыре дня, не вкушая ни хлеба, ни воды и дошел до некоторой пещеры, закрытой со всех сторон и имевшей только одно небольшое оконце. Я простоял у окна в продолжение часа, надеясь, что, по обычаю иноческому, ко мне кто-либо выйдет из пещеры и выскажет мне приветствие о Христе; но так как мне никто ничего не говорил и не открывал дверей, то я сам открыл двери, вошел и высказал благословение. В пещере я увидел некоего старца, сидевшего и как бы спящего. Я снова высказал ему благословение и прикоснулся к его плечу, намереваясь его разбудить, но тело его было как прах земной; осязав его руками, я убедился, что он умер уже много лет тому назад. Увидав одежду, висевшую на стене, я прикоснулся к ней; и была она как прах в руке моей. Тогда я снял с себя свою мантию и покрыл ею тело умершего, затем, выкопав руками своими яму в песчаной земле, похоронил тело подвижника с обычным псалмопением, молитвой и слезами. Потом, вкусив немного хлеба и испив воды; я подкрепил свои силы и переночевал при могиле того старца.

    На следующий день утром, сотворив молитву, я отправился в дальнейший путь к внутренним пустыням; идя в течение нескольких дней, я натолкнулся на другую пещеру; услыхав около нее человеческие крики, я подумал, что в той пещере, вероятно, жил кто-нибудь; я постучал в дверь; но, не получив ответа, вошел внутрь пещеры; не найдя здесь никого, я вышел наружу, помышляя про себя, что здесь, вероятно, живет один из рабов Божиих, ушедший в это время в пустыню. Я решил ждать на этом месте того раба Божия, так как желал видеть его и приветствовать о Господе; и пробыл в ожидании весь день, все время воспевая псалмы Давидовы. То место показалось мне очень красивым: здесь росла финиковая пальма с плодами, протекал небольшой источник воды; я весьма дивился красоте места того и желал сам жить на месте этом, если бы это было для меня возможно.

    Когда день начал уже склоняться к вечеру, я увидел стадо буйволов, шедших по направлению ко мне; увидал также и раба Божия, шедшего среди животных (то был Тимофей пустынник [3]). Когда стадо приблизилось ко мне, то я увидел мужа без одежды, прикрывавшего наготу тела своего лишь одними волосами. Подойдя к тому месту, на котором я стоял, и посмотрев на меня, человек тот принял меня за духа и привидение, и стал на молитву, ибо многие нечистые духи искушали его привидениями на месте том, как он сам рассказал мне потом об этом.

    Я же сказал ему:

    — Чего ты устрашился, раб Иисуса Христа, Бога нашего? Посмотри на меня и на следы от ног моих, и знай, что я такой же человек, как и ты; удостоверься осязанием, что я — плоть и кровь.

    Посмотрев на меня и убедившись, что я действительно человек, он утешился и, возблагодарив Бога, сказал:

    — Аминь.

    Потом подошел ко мне, облобызал меня, ввел в свою пещеру и предложил мне для вкушения финиковые овощи; подал и чистой воды из источника, и сам вкусил ради меня; потом спросил меня, сказав:

    — Каким образом ты пришел сюда, брат?

    Я же, раскрывая перед ним свои мысли и намерения, отвечал:

    — Желая видеть рабов Христовых, подвизающихся в сей пустыни, я вышел из монастыря моего и пришел сюда; и Бог не лишил меня исполнения намерения моего, ибо сподобил меня видеть твою святость.

    Потом я спросил его:

    — Как ты, отче, пришел сюда? Сколько лет подвизаешься в этой пустыне, чем питаешься и почему ты ходишь нагим и ничем не одеваешься?

    Тогда он поведал мне о себе следующее: «Сначала я жил в одной из фиваидских киновий [4], проводя жизнь иноческую и усердно служа Богу. Я занимался тканьем. Но во мне явился такой помысл: выйди из киновий и живи один, трудись, подвизаясь, дабы воспринять от Бога большую мзду, ибо ты можешь от плода рук своих не только сам питаться, но и нищих питать и давать покой странствующим братиям. Вняв с любовью своему помыслу, я ушел из братства, построил себе келию близ города и упражнялся в своем рукоделании; для меня было всего достаточно, ибо трудами рук своих я собирал все необходимое для себя; ко мне приходили многие, требовавшие изделий рук моих и приносили все необходимое; я давал приют странникам, избыточествующее же раздавал нищим и нуждающимся. Но моему житью позавидовал враг спасения нашего, диавол, всегда со всеми воюющий; желая погубить все труды мои, он внушил некоей женщине прийти ко мне ради моего рукоделия и просить меня приготовить полотно; приготовив, я отдал его ей. Потом она попросила меня приготовить ей еще полотна; и случилась между нами беседа, явилось дерзновение; зачав грех, мы родили беззаконие; и пребывал я с ней в течение шести месяцев, греша все время. Но, наконец, я помыслил про себя, что ныне или завтра меня постигнет смерть и я буду мучиться вечно. И сказал я себе: «Увы мне, душа моя! Лучше тебе бежать отсюда, дабы спастись от греха и вместе с тем от муки вечной!»

    Поэтому, оставив все, я тайно убежал оттуда и пришел в эту пустыню, дойдя до места сего, я нашел эту пещеру, источник и финиковую пальму, имевшую двенадцать ветвей; каждый месяц одна из ветвей рождает такое количество плодов, которого вполне хватает для пропитания моего в продолжение тридцати дней. Когда же оканчивается месяц и вместе с тем плоды на одной ветви, тогда созревает другая ветвь. Так, благодатью Божиею я питаюсь, и ничего другого не имею в своей пещере. И одежды мои от долгого времени, придя в ветхость, уничтожились, по истечении многих лет (ибо я уже тридцать лет подвизаюсь в пустыне этой) выросли на мне волосы, как ты видишь; они заменяют для меня одежду, прикрывая наготу мою».

    Выслушав все это от подвижника (повествует Пафнутий), я спросил его:

    — Отче! В начале твоих подвигов на этом месте, испытывал ли ты какие препятствия или нет?

    Он отвечал мне:

    — Я претерпел бесчисленные нападения бесов. Много раз они вступали в борьбу со мной, но не могли одолеть меня, ибо мне помогала благодать Божия; я противился им знамением крестным и молитвой. Кроме вражьих нападений, моим подвигам препятствовала еще болезнь телесная; ибо я весьма страдал желудком, так что падал на землю от сильной боли; я не мог творить своих обычных молитв, но, лежа в пещере своей и валяясь по земле, с большими усилиями совершал пение, и совершенно не имел сил выйти из пещеры. Я молился Богу милосердному, чтобы Он дал мне прощение грехов моих ради болезни моей. Однажды, когда я сидел на земле и тяжко страдал желудком, я увидал честного мужа, стоявшего предо мной и сказавшего мне:

    — Чем ты страдаешь?

    Я же едва мог ответить ему:

    — Я страдаю, господин, желудком.

    Он сказал мне:

    — Покажи мне, где болит.

    Я показал ему. Тогда он простер руку свою и положил свою ладонь на больное место; я тотчас выздоровел. Он же сказал мне:

    — Вот ты теперь здоров, не греши же, чтобы тебе не было хуже, но работай Господу и Богу твоему от ныне и до века.

    С того времени я не болею, по милости Бога, славя и хваля милосердие Его.

    В такой беседе (говорит Пафнутий) я провел с тем преподобным отцом почти всю ночь: утром же я встал на обычную молитву.

    Когда наступил день, я начал усердно просить того преподобного отца позволить мне жить или близ него или где-либо отдельно поблизости от него. Он же сказал мне: «Ты, брат, не вынесешь здесь демонских напастей». По этой причине он и не позволял мне остаться при нем. Я просил его также сказать мне свое имя. И сказал он: «Имя мое — Тимофей. Поминай меня, брат возлюбленный, и моли обо мне Христа Бога, да явит Он мне до конца милосердие Свое, которого сподобляет меня».

    Я, говорит Пафнутий, припал к ногам его, прося его помолиться обо мне. Он же сказал мне: «Владыка наш Иисус Христос, да благословит тебя, да сохранит тебя от всякого искушения вражеского и да наставит тебя на путь правый, дабы ты беспрепятственно достиг святости».

    Благословив меня, преподобный Тимофей отпустил меня с миром. Я взял из рук его себе в путь финиковые овощи, почерпнул воды из источника в свой сосуд, потом, поклонившись святому старцу, ушел от него, прославляя и благодаря Бога за то, что Он сподобил меня видеть такового угодника Своего, слышать слова его и восприять от него благословение.

    На возвратном пути оттуда спустя несколько дней я пришел в пустынный монастырь и остановился в нем, дабы отдохнуть и пробыть некоторое время. Со скорбью я помышлял в себе какова жизнь моя? Каковы подвиги мои? Моя жизнь не могла быть названа даже тенью сравнительно с житием и подвигами этого великого угодника Божия, которого я сейчас видел. Я пробыл немало дней в таковых размышлениях, желая подражать в богоугождении тому праведному мужу. По милосердию Божию, подвигшему меня позаботиться о душе своей, я не обленился снова идти во внутреннюю пустыню непроходимым путем — той дорогой, где жил варварский народ, называемый мазиками. Я весьма хотел узнать, есть ли еще другой такой пустынник, служивший Господу? Я весьма хотел найти его, дабы получить от него пользу для души своей.

    Отправляясь в предпринимаемый мной пустынный путь, я взял с собой немного хлеба и воды, которых хватило на непродолжительное время. Когда же хлеб и вода были мной уничтожены, то я восскорбел, ибо не имел пищи, однако я крепился и шел еще четыре дня и четыре ночи без пищи и пития, так что весьма изнемог телом; я упал на землю и стал ожидать смерти. Тогда я увидел святоподобного, прекрасного и пресветлого мужа, подошедшего ко мне; возложив свою руку на уста мои, он стал невидим. Тотчас я ощутил в себе крепость сил, так что мне не хотелось ни есть, ни пить.

    Встав, я снова пошел во внутреннюю пустыню и прошел еще четыре дня и четыре ночи без пищи и пития; но вскоре опять стал изнемогать от голода и жажды. Воздев руки к небу, я помолился Господу, и снова увидел того же мужа, который подошел ко мне, коснулся рукой своей уст моих и стал невидим. От сего я получил новую силу и отправился в путь.

    На семнадцатый день своего путешествия я подошел к некоей высокой горе; утрудившись от пути, я сел у подножия горы, дабы отдохнуть немного. В это время я увидел мужа, приближавшегося ко мне, очень страшного на вид; он весь был покрыт волосами как зверь, при этом волосы его были белы как снег, ибо он был седым от старости. Волосы его головы и бороды были очень длинны, доходили даже до земли и покрывали все тело его как некая одежда, бедра же его были опоясаны листьями пустынных растений. Когда я увидал сего мужа, приближавшегося ко мне, то пришел в страх и побежал на скалу, находившуюся на верху горы. Он же, дойдя до подножия горы, сел в тень, намереваясь отдохнуть, ибо весьма утрудился от зноя, а также и от старости. Посмотрев на гору, он увидел меня и, обратившись ко мне, сказал: «Подойди ко мне, человек Божий! Я такой же человек, как и ты; я живу в пустыне сей, подвизаясь Бога ради».

    Я (говорит Пафнутий) услыхав это, поспешил к нему и пал к ногам его. Он же сказал мне:

    «Поднимись, сын мой! Ведь и ты — раб Божий и друг святых Его; имя же твое — Пафнутий».

    Я встал. Тогда он приказал мне сесть, и я сел с радостью близ него. Я начал его усердно просить, — сказать мне свое имя и описать мне свою жизнь, — как он подвизается в пустыне и как много времени живет здесь. Уступая моим неотступным просьбам, он начал свое повествование о себе так: «Имя мое — Онуфрий; я живу в этой пустыне шестьдесят лет, скитаясь по горам; я не видал ни одного человека, ныне вижу лишь тебя одного. Раньше я жил в одном честном монастыре, называвшемся Эрити [5] и находившемся близ города Гермополя, что в Фиваидской области. В монастыре том проживает сто братий; все они живут в полном единодушии друг с другом, проводя общую согласную жизнь в любви о Господе нашем Иисусе Христе. У них общая пища и одежда; они проводят безмолвную постническую жизнь в мире, славя милость Господню. Во дни своего детства я как новоначальный, был наставляем там святыми отцами усердной вере и любви к Господу, а также поучался и уставам иноческого жития. Я слышал, как они беседовали о святом пророке Божием Илии [6], именно, что он, укрепляемый Богом жил, постясь, в пустыне, слышал также и о святом Предтече Господни Иоанне [7], которому не был подобен никогда ни один человек (Мф.11:11), относительно его жизни в пустыне, до дня явления своего Израилю. Слышав все это, я спросил святых отцов: «Что же: значит, те, кто подвизается в пустыне, больше вас в очах Божиих?»

    Они же отвечали мне: «Да, чадо, они больше нас; ибо мы видим ежедневно друг друга, совершаем соборно церковное пение с радостью; если захотим есть, то имеем уже готовый хлеб, точно так же, если захотим пить, имеем готовую воду; если случится кому-либо из нас заболеть, то таковой получает утешение от братии, ибо мы живем сообща, друг другу помогаем и служим ради любви Божией; живущие же в пустыне лишены всего этого. Если с кем-либо из пустынножителей случится какая-либо неприятность, кто его утешит в болезни, кто ему поможет и послужит если на него нападает сила сатанинская, где он найдет человека, который ободрит его ум и преподаст ему наставление, так как он один? Если не будет у него пищи, где он достанет ее без труда; точно так же, если и возжаждет, то не найдет воды поблизости. Там, чадо, несравненно больший труд, нежели у нас, живущих сообща; предпринимающие пустынную жизнь начинают служить Богу с большим усердием, налагают на себя более строгий пост, подвергают себя голоду, жажде, зною полуденному; великодушно претерпевают холод ночной, крепко сопротивляются козням, наносимым невидимым врагом, всячески стараются победить его, с усердием стараются пройти тесный и прискорбный путь, ведущий во Царствие небесное. По этой причине Бог посылает к ним святых ангелов, которые приносят им пищу, изводят воду из камня и укрепляют их настолько, что относительно них сбываются слова пророка Исаии [8], говорящего: «а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся» (Ис.40:31). Если же кто из них и не сподобляется лицезрения ангельского, то во всяком случае не лишается невидимого присутствия ангелов Божиих, которые охраняют такого пустынника во всех путях его, защищают от наветов вражьих, способствуют такому в добрых делах его и приносят Богу молитвы пустынника. Если с кем-либо из пустынников случается какая-либо нечаянная напасть вражья, то он воздевает руки свои к Богу, и тотчас ниспосылается ему помощь свыше и отгоняются все напасти ради чистоты его сердечной. Разве ты не слыхал, чадо, сказанного в Писании, что Бог не оставляет без внимания ищущих Его, ибо не навсегда забыт будет нищий, и надежда бедных не до конца погибнет (Пс.9:19). И еще: Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он избавил их от бедствий их (Пс.106:6): ибо Господь воздает каждому соответственно тому труду, который кто принимает на себя. Блажен человек, творящий волю Господню на земле и усердно Ему работающий: таковому служат ангелы, хотя бы невидимо: они возвеселяют сердце его радостью духовной и укрепляют того человека всякий час, пока он находится во плоти».

    Все это я, — смиренный Онуфрий, — слышал в своем монастыре от святых отцов, и от слов сих усладилось сердце мое, ибо слова сии для меня были приятнее меда, и показалось мне, что я был как в другом некоем мире; ибо во мне явилось непреодолимое желание идти в пустыню. Встав ночью и взяв немного хлеба, так что его едва хватило бы на четыре дня, я вышел из монастыря, возложив все надежды свои на Бога; я пошел дорогой, ведущей к горе, намереваясь идти отсюда в пустыню. Лишь только я начал входить в пустыню, как увидал перед собой ярко сиявший луч света. Весьма испугавшись, я остановился и начал уже помышлять о возвращении в монастырь. Между тем луч света приближался ко мне, и я слышал из него голос, говоривший: «Не бойся! Я — ангел, ходящий с тобой от дня рождения твоего, ибо я приставлен к тебе Богом, дабы хранить тебя; мне было повеление от Господа — вести тебя в сию пустыню. Будь совершен и смирен сердцем перед Господом, с радостью служи Ему, я же не отступлю от тебя до тех пор, пока Создатель не повелит мне взять душу твою».

    Сказав это из светлого луча, ангел пошел впереди меня, я же последовал за ним с радостью. Пройдя около шести или семи миллиарий [9], я увидал довольно просторную пещеру; в это время луч света ангельского исчез из глаз моих. Подойдя к пещере, я пожелал узнать, нет ли там какого человека. Приблизившись к дверям, я, по обычаю иноческому, воззвал: «Благослови!»

    И увидел я старца, видом честного и благообразного; на лице и во взгляде его сияла благодать Божия и духовная радость. Увидав сего старца, я пал к ногам его и поклонился ему. Он же, подняв меня рукой своей, поцеловал и сказал: «Ты ли это, брат Онуфрий, споспешник мой о Господе? Войди, чадо, в мое жилище. Бог да будет помощником твоим; пребывай в звании своем, совершая добрые дела в страхе Божием».

    Войдя в пещеру, я сел и пробыл с ним немало дней; я старался научиться от него его добродетелям, в чем я и успел, ибо он научил меня уставу жития пустыннического. Когда же старец, увидел, что дух мой уже был просвещен настолько, что я понимал, каковы должны быть дела, угодные Господу Иисусу Христу; увидав также, что я укрепился к бесстрашной борьбе с тайными врагами и страшилищами, которые имеет пустыня, старец сказал мне: «Поднимись, чадо; я поведу тебя в другую пещеру, находящуюся во внутренней пустыне, живи в ней один и подвизайся о Господе; ибо для сего Господь и послал тебя сюда, — чтобы ты был насельником пустыни внутренней».

    Сказав так, он взял меня и повел в самую внутреннюю пустыню: шли же мы четыре дня и четыре ночи. Наконец, на пятый день нашли небольшую пещеру. Тот святой муж тогда сказал мне: «Вот то самое место, которое уготовано Богом для твоих подвигов». И пробыл старец со мной тридцать дней, поучая меня доброделанию; по прошествии же тридцати дней, поручив меня Богу, пошел обратно к месту своих подвигов. С тех пор он приходил ко мне один раз в год; он навещал меня ежегодно, до преставления своего Господу; в последний год он преставился ко Господу, быв у меня по обычаю своему; я же плакал весьма много и похоронил тело его близ моего жилища.

    Потом я, смиренный Пафнутий, спросил его: «Отче честный! Многие ли труды предпринял ты в начале твоего прибытия в пустыню?»

    Блаженный старец отвечал мне: «Имей мне веру, возлюбленный брат мой, что я предпринял столь тяжелые труды, что уже много раз отчаивался в жизни своей, считая себя близким к смерти: ибо я изнемогал от голода и жажды; с самого начала прибытия в пустыню я не имел ничего из пищи и питья, случайно разве только я находил пустынное зелье, которое и было мне пищей; жажду же мою прохлаждала только роса небесная; жар солнечный жег меня днем, ночью же я мерз от холода: тело мое покрывалось каплями дождевыми от росы небесной; чего другого я не претерпел, каких трудов и подвигов не предпринял в этой непроходимой пустыне? Пересказать о всех трудах и подвигах невозможно, да и неудобно оповещать то, что человек должен творить наедине ради любви Божией. Благий же Бог, видя, что я всего себя посвятил постническим подвигам, обрекши себя на голод и жажду, приказал ангелу своему заботиться обо мне и приносить мне ежедневно немного хлеба и воды для укрепления тела моего. Так был питаем я ангелом в продолжение тридцати лет. По истечении же тридцати лет, Бог дал мне более обильное питание, ибо близ пещеры моей я нашел финиковую пальму, имевшую двенадцать ветвей; каждая ветвь отдельно от других приносила плоды свои, — одна в один месяц, другая в другой, до тех пор, пока не оканчивались все двенадцать месяцев. Когда оканчивается один месяц, оканчиваются и плоды на одной ветви; когда наступает другой месяц, начинают вырастать плоды на другой ветви. Кроме того, по повелению Божию, потек близ меня и источник живой воды. И вот уже другие тридцать лет я подвизаюсь с таким богатством, иногда получая хлеб от ангела, иногда же вкушая финиковые плоды с кореньями пустынными, которые, по устроению Божию, кажутся мне более сладкими, нежели мед; воду же я пью из сего источника, благодаря Бога; а более всего я питаюсь и напояюсь в сладость словами Божиими, как и написано: «не хлебом одним будет жить человек, но всякий словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4). Брат Пафнутий! Если со всем усердием будешь исполнять волю Божию, то ты получишь от Бога все необходимое; ибо во святом Евангелии сказано: «Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложиться вам» (Мф.4:31–33).

    Когда Онуфрий говорил все это, — я (повествует Пафнутий) весьма дивился чудному житью его. Потом снова спросил его: «Отче, каким образом ты причащаешься пречистых Христовых Тайн в субботу и в день воскресный?»

    Он отвечал мне: «Ко мне приходит ангел Господень, который и приносит с собой пречистые Тайны Христовы и причащает меня. И не ко мне только одному приходит ангел с причастием божественным, но и к прочим подвижникам пустынным, живущим ради Бога в пустыне и не видящим лица человеческого; причащая, он наполняет сердца их неизреченным веселием. Если же кто-либо из сих пустынников пожелает видеть человека, то ангел берет его и поднимает к небесам, дабы он видел святых и возвеселился, и просвещается душа такого пустынника, как свет, и радуется духом, сподобившись видеть блага небесные; и забывает тогда пустынник о всех трудах своих, предпринятых в пустыне. Когда же подвижник возвращается на свое место, то начинает еще усерднее служить Господу, надеясь получить на небесах то, что он сподобился видеть».

    Обо всем этом беседовал со мной Онуфрий (говорит Пафнутий) у подножия той горы, где мы встретились. Я же преисполнился великой радости от такой беседы с преподобным и также забыл все труды путешествия своего, сопряженные с голодом и жаждой. Укрепившись духом и телом, я сказал: «Блажен человек, сподобившийся видеть тебя, святой отче, и слышать прекрасные и сладчайшие слова твои!» Он же сказал мне: «Встанем же, брат, и пойдем к жилищу моему».

    И поднявшись, мы пошли.

    Я (говорит Пафнутий) не переставал дивиться благодати преподобного старца; пройдя два или три миллиария, мы подошли к честной пещере святого. Вблизи пещеры той росла довольно большая финиковая пальма и протекал небольшой источник живой воды. Остановившись около пещеры, преподобный помолился. Окончив молитву сказал: «Аминь».

    Потом сел, предложил также и мне сесть рядом с собой. И беседовали мы, поведав друг другу о милостях Божиих.

    Когда день начал склоняться к вечеру и солнце обращалось уже на запад, я увидел чистый хлеб, лежавший между нами, и приготовленную воду. И сказал мне тот блаженный муж: «Брат, вкуси хлеба, лежащего перед тобой, и испей воды, дабы укрепиться; ибо я вижу, что ты изнемог от голода и жажды и от трудов путешествия».

    Я отвечал ему: «Жив Господь мой! Я не буду есть и пить один, но только вместе с тобой».

    Старец же не соглашался вкусить; я долго упрашивал его и едва мог упросить исполнить мою просьбу; простерши руки, мы взяли хлеб, преломили его и вкусили; мы насытились, остался даже излишек хлеба; потом мы испили воды и возблагодарили Бога; и пробыли всю ту ночь в молитве к Богу.

    Когда наступил день, я заметил, что лицо преподобного после утреннего пения молитвенного изменилось, и весьма убоялся сего. Он же, уразумев это, сказал мне: «Не бойся, брат Пафнутий, ибо Бог, милосердый ко всем, послал тебя ко мне, дабы ты предал погребению тело мое; в сегодняшний день я окончу временную жизнь мою и отойду к жизни бесконечной в покое вечном ко Христу моему».

    Был же тогда двенадцатый день месяца июня; и завещал преподобный Онуфрий мне, Пафнутию, сказав: «Возлюбленный брат! Когда возвратишься в Египет, напомни обо мне всем братиям и всем христианам».

    Я же (говорит Пафнутий), сказал ему: «Отче! После твоего исхода я желал бы пребывать здесь на твоем месте».

    Но преподобный сказал мне: «Чадо! Ты послан Богом в пустыню эту не для того, чтобы в ней подвизаться, но для того, чтобы видеть рабов Божиих, возвратиться обратно и поведать о добродетельной жизни пустынников братиям, ради душевной пользы их и во славу Христа Бога нашего. Иди же, чадо, в Египет, в свой монастырь, а также и к другим монастырям и поведай обо всем, что ты видел и слышал в пустыне; поведай также и о том, что ты еще увидишь и услышишь; сам же подвизайся в добрых делах, служа Господу».

    Когда преподобный сказал это, то я пал к ногам его со словами: «Благослови меня, честнейший отче, и помолись обо мне, дабы я снискал милость перед Богом: помолись обо мне, чтобы Спаситель мой сподобил меня видеть тебя в будущем веке, подобно тому как сподобил видеть тебя в сей жизни».

    Преподобный же Онуфрий, подняв меня от земли, сказал мне: «Чадо Пафнутий! Да не будет пренебрежено прошение твое Богом, но да исполнит его Бог; да благословит тебя Бог и да утвердит в любви Своей и просветит умные очи твои к боговидению; да избавит тебя от всякого несчастия и сетей сопротивника и да продолжит начатое тобой доброе дело; да сохранят тебя ангелы Его на всех путях твоих (Пс.90:11), да соблюдут они тебя от врагов невидимых, так что сии последние не возмогут оклеветать тебя перед Богом в час грозного испытания».

    После этого преподобный отец преподал мне последнее целование о Господе; потом начал молиться ко Господу со слезами и воздыханием сердечным. Преклонив колена и помолившись довольно продолжительное время, он лег на землю и изрек свое последнее слово: «В руки Твои, Боже мой, предаю дух мой!» В то время как он говорил это, его осиял с неба дивный свет, и при сиянии сего света преподобный, веселясь лицом, испустил дух свой [10]. И тотчас был слышен в воздухе голос ангелов, певших и благословлявших Бога; ибо ангелы святые, взяв душу преподобного, возносили ее с радостью ко Господу.

    Я же (повествует Пафнутий) начал плакать и рыдать над честным телом его, сокрушаясь о том, что я так неожиданно лишился того, кого так недавно обрел. Потом сняв с себя одежду, я отодрал от нее нижнюю подшивку и прикрыл ею тело святого, в верхнее же сам оделся снова, дабы возвратиться к братии не нагим. Я нашел большой камень, в котором, по устроению Божию, было сделано углубление наподобие гроба; в этот камень я и положил святое тело великого угодника Божия с приличным сему случаю псалмопением. Затем, собрав много мелких камней, прикрыл ими тело святого.

    После всего я начал молиться к Богу, прося Его дозволить мне обитать на том месте; я хотел уже войти в пещеру, но тотчас перед моими глазами пещера разрушилась, финиковая пальма, питавшая святого, исторглась из корня своего и источник живой воды высох; видев все это, я понял, что Богу не благоугодно было, дабы я жил здесь.

    Намереваясь уйти оттуда, я съел хлеб, оставшийся от вчерашнего дня, испил также и воду, находившуюся в сосуде; потом, подняв к небу руки свои и возведши очи на небо, начал опять молиться. Тогда я увидел того самого мужа, которого прежде видел, путешествуя по пустыне; это был тот самый муж, который укрепив меня, шествовал впереди меня.

    Уходя с места того, я весьма восскорбел душой, сожалея, что не сподобился видеть в живых преподобного Онуфрия более продолжительное время. Но потом я возрадовался душой, поразмыслив, что я сподобился насладиться его святой беседой и получить благословение из уст его; и так я шел, славя Бога.

    Пройдя четыре дня, я подошел к некоей келии, стоявшей высоко на горе, имевшей пещеру; войдя в нее, я никого не нашел; посидев немного, я начал думать про себя: «Живет ли кто в сей келии, к которой привел меня Бог?»

    В то время как я думал так, вошел святой муж, убеленный сединами; вид его был чуден и светозарен; он был облечен в одежду, сплетенную из вербовых ветвей. Увидав меня, он сказал:

    «Ты ли это, брат Пафнутий, предавший погребению тело преподобного Онуфрия?»

    Я же поняв, что ему было откровение от Бога о мне, пал к ногам его. Он, утешая меня, сказал: «Встань, брат! Бог сподобил тебя быть другом святых Его; ибо я знаю, по промышлению Божию, что ты должен был прийти ко мне. Я открой тебе, брат возлюбленный, и о себе, что я шестьдесят лет пробыл в пустыне этой и никогда за это время не видал человека, который бы пришел ко мне, кроме братии, обитающей здесь со мной».

    В то время как мы беседовали друг с другом, вошли три других, подобные святому, старца. И тотчас они сказали мне: «Благослови, брат! Ты — брат Пафнутий, наш сотрудник о Господе. Ты предал погребению тело святого Онуфрия. Радуйся, брат, что сподобился видеть великую благодать Божию. Господь возвестил нам о тебе, что ты сегодня придешь к нам. Господь повелел тебе пробыть вместе с нами один день. Вот мы уже шестьдесят лет пребываем в пустыне сей, живем каждый отдельно; в субботу же к воскресному дню собираемся сюда. Мы не видали человека, вот только ныне видим тебя единого».

    После того как мы побеседовали о преподобном отце Онуфрии и о прочих святых, спустя два часа те старцы сказали мне: «Возьми, брат, немного хлеба и подкрепи себя, ибо ты пришел издалека; подобает нам возрадоваться с тобой».

    Встав, мы принесли Богу единодушную молитву и увидали перед собой пять чистых хлебов, очень вкусных, мягких, теплых, как бы только что испеченных. Потом те старцы принесли кое-что из плодов земных. Съев вместе, мы начали вкушать хлебы. И сказали мне старцы: «Вот мы, как сказали тебе, пребываем в пустыне этой шестьдесят лет, и всегда по повелению Божию приносились нам только четыре хлеба; ныне же, по случаю твоего прибытия к нам послался и пятый хлеб. Неизвестно нам, откуда приносятся сии хлебы, но каждый из нас, входя в пещеру свою, ежедневно находит в ней один хлеб. Когда же мы собираемся сюда накануне воскресного дня, то находим здесь четыре хлеба, каждому по одному».

    По вкушении трапезы той, мы встали и возблагодарили Господа.

    Между тем день склонялся к вечеру; скоро должна была наступить ночь; став с вечера субботнего на молитву, мы пробыли всю ночь без сна, молясь до утра дня воскресного.

    Когда наступило утро, я начал усердно просить отцов тех, дозволить мне пробыть вместе с ними до смерти моей. Но они сказали мне: «Нет воли Божией на то, чтобы ты пребывал в сей пустыне вместе с нами; тебе необходимо идти в Египет, дабы ты возвестил христолюбивым братиям обо всем, что ты видел на память о нас и на пользу слушающим».

    Когда они это сказали, я усердно начал просить их открыть мне имена свои. Но они не восхотели поведать их мне. Я долгое время с большим усердием упрашивать их, но нисколько не успел в своей просьбе: они сказали мне только: «Бог, знающий все, знает и имена наши. Поминай нас, да сподобимся видеть друг друга в горних селениях Божиих. Всячески старайся, возлюбленный, избегать искушений и соблазнов мирских, да не будешь побежден ими; ибо они вовлекли в погибель многих».

    Выслушав эти слова от тех преподобных отцов, я пал к ногам их и, получив благословение от них, отправился с миром Божиим в путь мой. Те отцы предсказали мне о некоторых событиях, которые действительно и случились.

    Выйдя оттуда, я шел по направлению внутренней пустыни один день; дойдя до некоей пещеры, при которой был источник живой воды, я сел для отдыха там и любовался красотой того места; ибо место то было весьма красиво; кругом источника того росли многие садовые деревья, обремененные плодами. Немного отдохнув, я встал и походил посреди деревьев тех, удивляясь большому количеству плодов тех и помышляя про себя, — кто же насадил здесь все это. Были же здесь различные плоды деревьев, как-то: финики, цитроны, яблоки большие и красные, смоквы, бросквины и виноградные лозы [11], увешанные большими гроздями, росло здесь много и других плодовых деревьев; плоды их были вкуснее меда; от них разливалось великое благоухание, источник же, протекавший там, орошал все те насаждения. Видя все это, я подумал, что это и есть рай Божий.

    В то время как я дивился великой красоте места того, я увидал четырех благовидных юношей, шедших издалека по пустыне ко мне: юноши те были опоясаны овечьими кожами. Подойдя ко мне, они сказали: «Радуйся, брат Пафнутий!»

    Я, пав лицом на землю, поклонился им.

    Они же, подняв меня, сели рядом со мной и начали беседовать. Лица сих юношей сияли благодатию Божиею; мне казалось, что это были не люди, а ангелы, сошедшие с неба. Юноши весьма обрадовались моему приходу и, взяв древесные плоды, предложили мне вкусить их; и возрадовалось сердце мое по причине их любви. Я пробыл у них семь дней, питаясь плодами с тех деревьев. Между прочим, я спросил их: «Как вы попали сюда? Откуда вы?»

    Они же отвечали мне: «Брат! Так как Сам Бог послал тебя к нам, то мы поведаем тебе жизнь нашу. Мы происходим из города Оксиринха [12]; наши родители были начальниками того города; желая обучить нас книгам, они отдали нас в одно училище, где мы в скором времени научились простой грамоте (чтению). Когда же мы начали преуспевать и в более совершенном обучении, тогда у нас всех явились одни общие и согласные убеждения, ибо Господь споспешествовал нам: мы решили изучить высшую духовную премудрость. С этого времени, собираясь ежедневно вместе, мы побуждали друг друга на усердие к службе Божией; имея благое намерение в сердцах своих, мы восхотели отыскать где-нибудь безмолвное уединенное место и пробыть на нем несколько дней в молитве, дабы узнать Божие намерение относительно нас. Каждый из нас взял немного хлеба и воды, именно столько, сколько должно было хватить на семь дней; потом мы вышли из города. Идя несколько дней, мы достигли пустыни; войдя в пустыню, мы пришли в ужас, ибо увидали перед собой некоего светлого мужа, сиявшего славой небесной; взяв нас за руки, он повел нас, как ты видишь, на это место; потом передал нас мужу, уже состарившемуся годами, служившему Господу. И вот мы пребываем здесь уже шестой год. С тем старцем мы подвизались один год, при этом он учил и наставлял нас, — как надо служить Господу. По прошествии же года, отец наш преставился ко Господу, и с того времени мы живем здесь одни. Вот, брат возлюбленный, мы поведали тебе, — кто мы такие и откуда пришли. В продолжение всех тех шести лет, мы не вкушали ни хлеба, ни какой другой пищи, кроме плодов этих садовых деревьев; каждый из нас отдельно от прочих пребывает в безмолвии. Когда наступает суббота, то мы все собираемся на это место, видим друг друга и утешаемся о Господе. Пробыв вместе два дня, субботу и воскресенье, снова каждый расходимся на свое место».

    Слыша все это от них, я, смиренный, говорит Пафнутий, спросил их: «Где же причащаетесь вы в субботу и воскресенье Божественных Тайн пречистого Тела и Крови Христа, Спасителя нашего?»

    Они отвечали мне: «Для того мы и собираемся здесь каждую субботу и воскресенье, ибо ангел святой, посылаемый Богом, приходит к нам и преподает нам святое причащение».

    Я же, весьма возрадовавшись, услышав сие, восхотел дождаться у них субботы, дабы видеть святого ангела и получить из его рук божественное причащение. И пробыл там до субботы. Пробыли и они ради меня в одном месте, не расходясь каждый в келии свои. И проводили мы те дни в славословии Божием и в молитвах, вкушая в пищу плоды садовые и испивая воду из источника. Когда наступила суббота, рабы Христовы сказали мне: «Приготовься, возлюбленный брат, ибо ныне придет ангел Божий и принесет нам божественное причащение. Тот, кто сподобится восприять из рук его святое причащение, получает прощение всем грехам своим и становится страшным для демонов, так что искушение сатанинское не может приблизиться к нему».

    В то время как они говорили мне это, я обонял дивный аромат, как бы от сильного каждения фимиама и весьма изумился, ибо никогда не обонял такого дивного аромата. Я спросил юношей:

    — Откуда исходит столь неизреченное благоухание?

    Они отвечали мне:

    — Приближается ангел Господень с пречистыми Тайнами Христовыми.

    Тотчас встав на молитву, мы начали петь и славословить Христа Царя, Бога нашего. Внезапно нас осиял свет с неба; мы увидели ангела Божия, сходившего с высоты, блиставшего как молния. Я пал ниц на землю от страха. Юноши же те подняли меня и сказали, чтобы я не боялся. Тогда я увидел предстоящего нам ангела Божия, в образе прекрасного юноши; красоту его трудно было описать; он держал в руке своей святой потир (чашу) с божественными Дарами. Те рабы Божии подходили к нему по одному и причащались. После них подошел и я, грешный и недостойный, с великим трепетом и ужасом, вместе же с тем и с несказанной радостью, и сподобился причаститься пречистых Тайн Христовых из рук ангела. Во время причащения я слышал слова ангела:

    — Да будет вам пищей нетленной, веселием нескончаемым и жизнью вечной Тело и Кровь Господа Иисуса Христа, Бога нашего.

    Мы отвечали на это:

    — Аминь.

    После святого причащения мы получили благословение от того преславного ангела. Потом он перед нашими глазами возлетел к небесам, мы же, пав на землю, поклонились Богу, благодаря Его за великую милость к нам. Наше сердце было преисполнено великой радости, так что мне казалось, что я нахожусь не на земле, а на небе; от той великой радости я был как бы в восторженном состоянии. Потом те святые рабы Божии принесли овощи и предложили их мне, и, сев, мы вкусили их.

    Между тем суббота окончилась и наступила ночь; мы провели ее без сна в псалмопении и славословии Бога. В воскресенье мы сподобились той же благодати Божией, что и в субботу; ибо к нам пришел тем же порядком и в том же виде ангел Божий и, причастив нас, исполнил сердца наши великой радостью. Я же, возымев дерзновение, начал просить ангела Божия дозволить мне обитать до окончания жизни моей там вместе со святыми рабами Божиими. Но он сказал мне: «Богу не благоугодно, чтобы ты жил здесь; Он повелевает тебе немедленно идти в Египет и возвестить всем братиям о том, что ты видел и слышал в пустыне, дабы и прочая братия потщились проводить доброе житие и угодить Христу Богу. В особенности расскажи всем подробнее о святом житии и блаженной кончине преподобного Онуфрия, которого ты похоронил в камне. Передай братиям и все то, что слышал из уст его. Блажен ты, что сподобился видеть столь дивные великие дела Божии, являемые на святых Божиих. Уповай на Господа, что Он и тебя сопричтет в будущем веке к тем святым, которых ты видел и с которыми ты беседовал. Иди же ныне в путь твой, и мир Божий да будет с тобой».

    Сказав это, ангел возлетел на небо.

    Я же (повествует Пафнутий) преисполнился столь великого страха и вместе радости от слов ангела, что не мог стоять на ногах и упал на землю, как беспамятный. Святые же рабы Божии подняли меня и утешали: потом, предложив овощи, вкусили вместе со мной и возблагодарили Бога.

    Наконец, воздав приветствие святым, я отправился в путь свой. Юноши же те честные дали мне в путь овощей и проводили на пять миллиарий. Я усердно просил их сказать мне имена свои. Они сказали: первый назывался Иоанн, второй — Андрей, третий — Иракламвон, четвертый — Феофил; и приказали мне сказать свои имена братиям для поминовения их. Я просил же поминать и меня в молитвах своих. Потом еще раз воздав взаимное целование друг другу о Господе, мы разошлись; они возвратились на свое место, я же пошел по направлению к Египту.

    Отправляясь в пустыню, я был печален, но вместе с тем и радостен; скорбел я потому, что лишился лицезрения и сладкой беседы со столь великими угодниками Божиими, которых не был бы достоин и весь мир; радовался же, что сподобился благословения их и созерцания ангела, а также и причащения из рук ангельских.

    Я шел в продолжение трех дней; потом подошел к скиту; встретил здесь двух братьев, подвизающихся в отшельничестве. Я пробыл у них десять дней и поведал им обо всем, что я видел и слышал в пустыне. Они слушали меня с великим умилением и радостью; потом сказали: «Воистину, отче Пафнутий, ты сподобился великой милости Божией, ибо ты видел столь великих рабов Божиих».

    Те два брата проводили жизнь весьма добродетельную и любили Бога от всего сердца своего; они записали все, что слышали из уст моих. Воздав им приветствие, я пошел в свой монастырь. Запись же о моем повествовании они отправили ко всем святым отцам и братиям, жившим в ските; все, читая и слушая получали большую пользу душевную и прославляли Бога, являющего Свои великие милости на рабах Своих. Потом положили запись о сказанном мной в церкви, дабы все, желавшие, могли читать ее, ибо она была весьма назидательна и научала богомыслию. Я же, меньший раб Пафнутий, будучи удостоен таковой благодати Божией (которой я отнюдь не достоин), и устно и письменно возвещаю всем то, что было повелено мне возвестить во славу Божию, на память святых Божиих и на пользу ищущим спасения души своей. Да будет же благодать и мир Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами, молитвами угодивших Ему святых преподобных отцов наших, ныне и в бесконечные веки. Аминь.


    Кондак, глас 3:

    Сиянием Духа Пресвятаго богомудре посвещся, оставил еси яже в житии молвы, пустыню же достиг преподобне отче, возвеселил еси иже над всеми Бога и Зиждителя. Сего ради прославляет тя Христос, блаженне, великий дародатель.

    (обратно)

    Житие преподобного отца нашего Петра Афонского

    Преподобный Петр был родом грек, званием воин и чином воевода. Он воспринял иночество по следующему случаю.

    Однажды Петр вместе с другими воинами был отправлен в Сирию [1] на войну [2]. Греческое войско потерпело поражение от врагов; Петр был взят в плен [3] и вместе со многими другими пленниками отведен в Аравию [4], в город Самару, находящийся около реки Евфрат [5]. Там он был заключен в темницу и закован в тяжелые железные оковы. Находясь в темнице и тщательно обсуждая свою прежнюю жизнь, Петр вспомнил, что он много раз помышлял отречься от мира и принять монашество. Он понял тогда, что Бог наказал его этим тяжелым пленением за то, что он не постарался исполнить своего доброго намерения. Раскаиваясь в своем нерадении и горячо оплакивая прежнюю жизнь, Петр терпеливо переносил страдания, которые, по его сознанию, он вполне заслужил.

    Пробыв в темнице долгое время и не надеясь получить избавление от кого-либо из людей, Петр начал воссылать усердные моления к всесильному Богу, могущему Своими, неведомыми людям, путями освободить его из темницы, как некогда Он извел Адама из ада (1 Пет.3:18–19) и как освободил Апостола Петра, заключенного в темницу Иродом (Деян.12). Вместе с этим Петр призывал на помощь и просил многосильных ходатайств перед Богом у великого чудотворца святителя Николая, скорого помощника находящимся в бедах: Петр издавна имел, по Боге, великую веру и любовь к святителю Николаю и часто к нему обращался за помощью. К своей молитве Петр присоединил такое обещание: если он избавится от уз, то уже не возвратится более в мир, не пойдет даже в свой дом, но тотчас же отправится туда, куда направит его Бог для выполнения иноческого подвига. Он помышлял, если только Бог освободит его от уз, отправиться в Рим, чтобы там, при гробе святого верховного Апостола Петра, постричься и дать обет отречения от мира. Молясь об этом, святой Петр наложил на себя пост: он принимал пищу через два или три дня, и то понемногу, и, наконец, на целую седмицу отказался от нее. Когда седмица эта стала приближаться к концу, святому Петру в сонном видении явился святитель Христов Николай и сказал: «Я услышал твою молитву, принял воздыхание твоего сердца и просил за тебя благосердого и человеколюбивого Бога. Но так как ты сам был не скор в исполнении Его заповедей, то и Он не хочет скоро освободить тебя от уз, устрояя тебе лучшее для спасения. Однако ты, по уверению милосердого Господа, обнадеживавшего нас во святом Евангелии словами: «просите, и дано будет вам… стучите, и отворят вам» (Лк.11:9), не ослабевай возносить молитвы и стучать в двери Его благоутробия, чтобы Господь, по Своему милосердию, освободил тебя от уз и отверз для тебя двери темницы. Будь только терпелив в молитве, в ожидании Божией милости».

    Сказав это, святой Николай повелел узнику Петру подкрепить свое тело пищей, и стал невидим. Восстав от сна и вкусив пищи, Петр снова и еще прилежнее стал молиться и днем и ночью с благой надеждой на избавление, непрестанно призывая помощника своего святителя Николая.

    По прошествии некоторого времени святой Николай снова явился святому Петру во сне, в образе как бы опечаленного мужа, и обратился к нему с тихими и кроткими словами: «Я, брат, будь уверен, не переставал умолять о тебе благость Божию, но не знаю, для каких судеб и каких усмотрений Господь отлагает твое избавление. Однако не отчаивайся в Его милосердии: милосердый Владыка имеет обыкновение отлагать исполнение наших просьб для нашей же пользы, чтобы кто-либо, скоро получив просимое, не пренебрег Его благодатию. При этом Господь желает молитв о тебе и других благоугодивших Ему. Я назову тебе того великого молитвенника, которого, если призовешь на помощь, будешь иметь своим ходатаем, и я верую, что, если мы вместе помолимся о тебе, Человеколюбец услышит нас».

    — Кто же, святой владыко, — спросил Петр святителя Николая, — может скорее тебя умолить Бога, — твоим молитвенным предстательством спасается весь мир: ведь весь род христианский, прибегая к тебе, тобой получает избавление от своих бед.

    — Знаешь ли, Петр, — спросил святой Николай, — праведного Симеона, именуемого Богоприимцем, так как он принял на свои руки Христа Господа, принесенного в храм, в сороковой день по рождении?

    — Знаю, святитель Божий, — отвечал Петр, — того праведного мужа, о котором есть упоминание во святом Евангелии (Лк.2:25–36).

    — Того оба, я и ты, подвигнем на моление, — продолжал святой Николай, — и тогда все недоконченное хорошо окончится: Симеон праведный имеет великую силу и дерзновение перед Богом, близ престола Которого он предстоит вместе с Пречистой Владычицею Девой Богородицею и святым Предтечею Иоанном.

    Сказав это, святой Николай удалился.

    Петр же, восстав от сна, снова предался усердному молению и безмерному пощению, призывая на помощь вместе со святителем Николаем и святого Симеона Богоприимца.

    Когда же преблагий Бог, умоляемый великими угодниками Своими, пожелал избавить от уз страждущего, тогда, по Божественному изволению, святитель Христов Николай явился в третий раз Петру, и не в сонном видении, как раньше, но наяву, и не один, но вместе со святым Симеоном Богоприимцем.

    «Дерзай брат Петр, — сказал святитель, — и, отложив печаль, расскажи о своих обетах общему ходатаю и моему сомолитвеннику и воздай ему, по Боге, благодарение».

    Петр, возведши очи, увидел святого Симеона честного образом, окруженного сиянием, с златым жезлом в руке и одетого в ветхозаветный священнический ефод [6]. При виде сего дивного старца Петр ужаснулся. Святой же Симеон сказал ему: «Ты ли это, который усердно просил брата Николая освободить тебя от уз?»

    Петр едва мог от ужаса открыть свои уста и ответить святому Симеону:

    — Я, угодниче Божий, — который приобрел и тебя своим ходатаем к Богу.

    — Исполнишь ли свой обет, — сказал ему святой Симеон, — быть иноком и проводить добродетельную жизнь?

    — Да, Владыко, — отвечал Петр, — с помощью Божией исполню.

    Святой сказал:

    — Если обещаешься выполнить это, то можешь беспрепятственно выйти отсюда и идти куда пожелаешь: ни одно из препятствий не может удержать тебя здесь.

    Тогда Петр показал святому свои ноги, скованные железом, и лишь только святой Симеон коснулся оков золотым жезлом — железо тотчас же растаяло, как тает воск в огне. После этого Петр встал на ноги и, увидев темницу открытой, вышел и последовал за святыми Симеоном и Николаем. Когда они были уже вне града, Петр, обдумав свое положение, сказал:

    — Не во сне ли происходит все то, что я вижу?

    Тогда святой Симеон, обратясь к нему, сказал:

    — Почему ты явно творимую тебе милость Божию признаешь за сон? Разве ты не хорошо видишь, где ты и кому следуешь?

    Сказав сие, святой Симеон поручил святому Николаю Петра, который и последовал за святителем. Когда наступил день, святой Николай спросил Петра:

    — Взял ли ты что-либо, чем тебе питаться в пути?

    — Нет, господин, ничего не взял, — отвечал Петр. Тогда святой Николай повелел ему войти в огород, находившийся недалеко от того места и сказал:

    — Ты там увидишь человека, который даст тебе плодов. Возьми сколько хочешь в дорогу и последуй за мной.

    Петр действительно встретил в огороде человека, который снабдил его плодами, взяв их, Петр снова последовал за святым Николаем, в сопровождении которого в непродолжительном времени и достиг греческой земли. Тогда святой Николай сказал Петру: «Вот, брат, ты и в своей земле, и имеешь свободное время для выполнения своего обета. Исполни его вскоре, чтобы снова не попасть тебе в самарскую темницу».

    После сих слов святитель Христов Николай стал невидим. Петр, принеся хвалу Богу и своим ходатаям — святителю Николаю и святому Симеону, пожелал немедленно выполнить свое намерение. Он не пошел в свой дом повидаться со своими родственниками, но отправился в Ветхий Рим [7], чтобы «воздать Вышнему обеты свои» (Притч.7:14) и исполнить все то, о чем говорили его уста в дни его печали. Святитель Христов Николай, взяв Петра под свое покровительство, нигде не оставлял его, и как прежде, когда Петр шел из Аравии в Грецию, видимо ему сопутствовал, так и во время его путешествия из Греции в Италию невидимо пребывал с ним. Святитель Христов постоянно наблюдал за ним, ущедрял его как отец чадолюбивый или как милостивый воспитатель, хранитель бодрый и неотступный.

    Когда Петр подходил к Риму — святитель Николай явился папе ночью, в сонном видении, держа за руку мужа и указав на него папе, рассказал по порядку, как освободил его из самарской темницы, а также упомянул и о том, что этот муж дал обещание постричься у гроба святого верховного апостола Петра. Святитель назвал и имя этого мужа и повелел папе, чтобы он принял его и вскоре выполнил его желание. Восстав от сна и размышляя о видении, папа отправился в церковь святого верховного апостола Петра совершить Божественную литургию, желая при этом наяву увидать того мужа, которого видел во сне. Но ввиду того, что день был воскресный, в храме собралось много народа, поэтому папа не мог найти глазами среди большого собрания того, кого желал. Тогда, после долгих поисков, папа громко воскликнул:

    — Петр, пришедший из греческой земли, которого святитель Николай освободил в Самаре из темницы — приди ко мне.

    Петр тотчас же вышел из толпы, подошел к папе и, припав к ногам его, сказал:

    — Вот я, раб твой, Владыко.

    Петр высказал папе свое удивление относительно того, что он назвал его, Петра, по имени, тогда как папа не только никогда не знал его, но и не видал, и сам Петр никому о своем освобождении не рассказывал.

    На это папа сказал:

    — Не дивись сему, Петр, — мне рассказал все, что касается тебя, великий святитель Николай.

    После этого папа принял с любовью Петра и постриг его при гробе апостола, как он обещался. По пострижении папа не малое время держал при себе Петра, научая и наставляя его на путь спасения и затем, по повелению Божию, отпустил из Рима с такими словами:

    — Иди, чадо, туда, куда восхощет направить тебя Бог. Милость же Его да будет с тобой, наставляя тебя на путь и сохраняя от коварств диавольских.

    Блаженный Петр, припав к ногам папы, сказал:

    — Спасайся — прощай, честный отче, спасайся ученик Христов и сообщник моего споручника святого Николая, и помолись о мне грешном.

    Приняв благословение от папы и простившись со всем клиром, Петр с надеждой на заступление Божие вышел из Рима, желая возвратиться в греческую землю. Когда же он прибыл на берег моря, то увидал корабль, отправляющийся на восток, вошел в него и отплыл. Ветер был попутный и плавание было начато благополучно.

    Долго они плыли безостановочно и только недостаток в хлебе заставил корабельщиков пристать около одного селения. Тогда корабельщики отправились в один из домов того селения, чтобы там испечь хлебы, и застали хозяина и всех его домашних больными. Здесь они испекли хлебы и, пробуя их, сказали одному из своих: «Возьми теплый хлеб и отнеси в корабль кормчему и отцу».

    Услыхав об отце, хозяин дома спросил корабельщиков, какой отец плывет с ними. Корабельщики сказали ему, что с ними плывет из Рима монах Петр.

    «Умоляю вас, господа мои, — обратился тогда хозяин к корабельщикам, — упросите отца того прийти в мой дом помолиться о нас болящих и благословить нас. Ведь вы видите, что мы от этой лютой болезни почти умираем».

    Корабельщики отправились и возвестили об этом отцу. Петр сначала, по смирению и не желая обнаруживать себя, отказывался идти к тому человеку; затем отправился убеждаемый просьбами и побуждаемый человеколюбием — ибо знал, что смерть действительно недалеко от упомянутого человека. Входя в двери дома он сказал: «мир дому сему и живущим в нем» (ср. Мф.10: 2). По слову Петра хозяин тотчас исцелился от тяжкого недуга и, чувствуя себя здоровым, быстро встал с одра болезни, как бы от сна, и припал со слезами благодарности к ногам преподобного, лобызая их. Все видевшие чудесное исцеление ужаснулись и прославили Бога. Хозяин же, получивший исцеление, взял преподобного за руку и обошел с ним все постели, где лежали болящие. Преподобный знаменовал каждого из больных крестным знамением, и они исцелялись от недуга. После сего святой Петр с поспешностью возвратился на корабль, где все находившиеся поклонились ему, как великому угоднику Божию. Исцелевший же вместе со всеми домашними, взяв хлеб, вино и масло, пришел к кораблю, чтобы поблагодарить преподобного за полученное исцеление. Святой похвалил его усердие, но повелел благодарить не его, а Бога; приношений же принять не хотел. Тогда человек тот, припав со слезами к ногам преподобного, сказал: «Возлюбленный раб Христов, если сего малого приношения не примешь из наших рук, то не будет радости в нашем доме».

    При этом и корабельщики упрашивали преподобного, чтобы он взял дары. И тогда лишь преподобный едва согласился принять их, потом, после благословения, отпустил человека и пришедших с ним, принесенное же отдал корабельщикам, сам ничего не вкусив из него. В дальнейшем плавании пищей преподобному служила онгия хлеба и то вечером, питьем же — малая чаша морской (горькой) воды, которую Господь претворял для него в пресную.

    Однажды преподобный Петр задремал и в видении узрел Пречистую Владычицу, Деву Богородицу, сияющую светлее солнца светом небесной славы, и около Нее — святителя Николая, предстоящего Ей со страхом. Святитель Николай, указывая на Петра, говорил Богородице: «Владычица! Ты изволила освободить раба Твоего от тяжких уз, Ты Сама и укажи ему место, где бы он окончил время своего жития».

    «На Афонской горе [8], — отвечала Богородица, — будет ему покой. Это место есть Мой жребий, данный мне Сыном Моим и Богом, чтобы здесь отвергшиеся мирского волнения и взявшие по силе духовные подвиги, с верой и любовью призывая Мое имя, без печали проводили эту временную жизнь и ради богоугодных своих дел наследовали жизнь вечную. Я очень люблю то место и желаю умножить чин иноков, от которых не отступит никогда милость Сына Моего и Бога, если они будут соблюдать спасительные заповеди. Я распространю иноческие обители на той горе на юг и на север и иноки будут обладать этой горой от моря и до моря, и имя их прославится по всей вселенной, — Я буду защитой тех, которые станут терпеливо подвизаться в посте на Афонской горе».

    Такое видение сподобился узреть преподобный Петр. Восстав от сна, он воздал благодарение и хвалу Христу Богу, Пречистой Его Богоматери и великому отцу Николаю. Корабль же при попутном ветре плыл скоро. Но как только приблизились к краю горы Афонской, корабль стал неподвижно, несмотря на то, что ветер надувал паруса и место было глубоко. Тогда корабельщики с ужасом стали спрашивать друг друга: «Что это значит?»

    Петр, видя их недоумение, сказал:

    — Дети, скажите мне, как называется это место.

    — Это гора Афон, — сказали ему корабельщики.

    — Думаю, что ради меня, — сказал им святой, — корабль стал неподвижно. Отведите меня на берег и оставьте там. Если же не сделаете этого, то не отплывете отсюда.

    Корабельщики, не желая противиться воле Божией, со скорбью лишились святого отца. Они приблизились к берегу и, выведя святого из корабля, оставили его там, говоря с плачем и рыданием:

    — Мы сегодня лишаемся великого покрова и помощи.

    — Бог человеколюбив, — утешал их святой, — Он находится везде и все исполняет, Он будет вашим Спутником и сохранит вас от всякого зла.

    Сказав это, преподобный дал корабельщикам прощальное о Господе приветствие, оградил корабль знамением честного креста, благословил всех и отступил с миром в путь. Сам он отправился в утесистые места, проходя многие болота, пропасти и леса, пока не нашел для своего обитания одну весьма темную пещеру, где было множество гадов и даже бесы. Сколько претерпел там преподобный напастей от бесов и сколько перенес бедствий, сказать невозможно. Здесь вспомним для назидания лишь некоторые из них.

    Преподобный Петр, поселясь в помянутой пещере, день и ночь проводил в молитве, отказываясь совершенно от пищи в течение двух недель. Диавол не в состоянии был перенести такого постнического терпения: он собрал все свои воинства и, вооружив их, как бы на войну, стрелами и луками, мечами и копьями, вошел, ярясь, с страшным и сильным воплем в пещеру, желая изгнать оттуда святого. Тогда одни из бесов, напрягая луки, устрашали святого стрелами, другие копьями; иные, обнажая мечи, намеревались прободать его ребра, некоторые же бросали большие камни с такой силой, что тряслась земля и пещера могла обвалиться. Преподобный, не надеясь остаться живым, только повторял: «Умру здесь, если так угодно Богу моему».

    Потом, возведя очи горе и воздев руки, он так воскликнул: «Пресвятая Богородица, Дева Мария, помоги мне, Твоему рабу».

    Как только услышали бесы для себя страшное и ужасное, а для нас сладкое и любезное имя Богородицы, тотчас с шумом исчезли, а святой, громким голосом призывая при этом имя Господа Иисуса Христа — «Господи Иисусе Христе, не оставь меня» — как бы бичом или пращею прогонял убегающих. С тех пор козни бесов до времени прекратились, и святой Петр, пребывая в покое, прославлял Бога и Пречистую Богородицу. В первое время обитания в горе пищей преподобному служил хлеб, который в небольшом количестве он взял с корабля, и потом, когда хлеб вышел, — пустынные злаки и плоды диких деревьев, росших на той горе. Так святой Петр и питался до тех пор, пока не стал ему приносить с неба ангел манну, о чем скажем впоследствии. Теперь же будем рассказывать по порядку.

    По прошествии пятидесяти дней после упомянутого вражеского нашествия, диавол снова с многочисленной силой своей, подобно тому как и в первый раз, вооружился на непобедимого воина Христова, для этого диавол, заставил всякого зверя и всякого пресмыкающегося гада, которые находились на той горе, прийти к пещере, где обитал преподобный, а вместе с ними прибыли туда же он сам и его други, обратившись тоже в различных зверей и гадов. Тогда открылось нечто страшное и ужасное: одни из зверей ползали у ног святого, другие свистели ужасным голосом, а некоторые, раскрыв пасти и устремляясь на святого, как бы хотели поглотить его живым. Преподобный, оградив себя крестным знамением и призвав имя Христа Бога и Пречистой Богоматери, уничтожил их силу и далеко отогнал их от себя, торжествуя и веселясь о Боге, своем Спасителе.

    В частых борениях с бесами пришлось провести преподобному первый год своего пустыннического жития. Затем диавол стал другими способами искушать преподобного. Так, он принял вид одного из отроков Петра, служившего ему, когда он был в мире воеводой; в образе этого отрока диавол пришел к преподобному и припал к нему, желая поцеловать святого, будучи исполнен мерзости. Затем, плача стал говорить: «Мы слышали, господин наш, как ты был взят на войне, отведен в Самару и там заключен в ужасную темницу и как Бог молитвами святого отца нашего Николая освободил тебя из той темницы и привел в греческую землю. Узнав это, все мы — твои домашние, плача и рыдая, всюду тебя искали и, обходя многие города и селения, о тебе расспрашивали. Не найдя и не узнав, где ты находишься, мы вознесли усердные моления со слезами к святому Николаю, чтобы он открыл нам, где ты — наше сокровенное сокровище — пребываешь. Святой Николай, скорый всем помощник, не презрел наших молитв, но открыл нам все относительно тебя, и мы, рабы твои, возрадовались. Я же, предваряя всех поспешил к тебе, господину моему, и ты, восстав, возвратись в свой дом, чтобы увидали тебя все, желающие видеть лицо твое и прославили о тебе Бога, чудесно избавившего тебя от уз и плена. О безмолвии же не печалься, так как и там находятся монастыри и удобные места для безмолвия отшельников, и ты можешь поселиться в той обители, где пожелаешь. К тому же и сам ты рассуди по справедливости: что лучше любит Бог из двух, — отшельничество в пустыне, в ущельях гор, приносящее пользу только для самого отшельника, или житие богоугодного и боговдохновенного мужа, своим учением многих обращающего к Богу и наставляющего на путь спасения. По истине — второе лучше, как свидетельствует Сам Бог во святом Писании: «извлечешь, говорит, драгоценное из ничтожного, то будешь как мои уста» (ср. Иер.15:19). Ведь ты знаешь, что в нашем городе многие погрязли в глубине страстей и требуют такого человека, который бы был в состоянии призвать их к покаянию. Тебе, господин мой, будет определено большее воздаяние от Бога, если ты, пришед, обратишь их к Богу. При этом и нас, рабов твоих, всем сердцем любящих тебя, зачем презираешь, удаляясь от нас и скрываясь в пустыне?»

    Это и многое подобное говорил бес со слезами, так что святой немного смутился и, прослезившись, сказал ему: «Сюда привел меня не человек, не ангел, но Сам Бог и Пречистая Богородица и, если не будет от них повеления выйти отсюда, я не покину сего места».

    Бес же, услыша имя Божие и Богородицы, тотчас исчез. Удивился святой козням бесовским, но, оградив себя крестным знамением и вперив ум свой к Богу, пребывал в покое.

    По прошествии семи лет лукавый враг снова преобразился в светлого ангела и с обнаженным оружием в руке, став близ пещеры, воззвал:

    — Петр, раб Христов, приди ко мне, и я возвещу тебе добрую весть.

    — Кто ты, — отвечал святой, — желающий возвестить мне добрую весть?

    — Я архистратиг Господень, — отвечал лукавый прелестник, — посланный к тебе. Крепись, мужайся, радуйся и веселись, так как тебе уготован Богом славный престол и неувядаемый венец. Теперь же оставь это место и иди в мир, чтобы принести пользу многим. Ведь и источник воды, находившийся близ тебя высох, по повелению Божию, чтобы перемерли от безводия все звери, страшившие тебя.

    Говоря это, лукавый враг послал другого беса задержать, по Божиему попущению, течение потока. Святой же Петр по смиренномудрию так отвечал на льстивые слова диавольские:

    — Кто я такой — подобный псу смердящему, чтобы ко мне явился архистратиг Господень?

    — Не дивись сему, раб Господа, — отвечал бес. — В сие время ты превзошел Моисея, и Илию, и Даниила, и Иова: Моисея и Илию ты превзошел пощением, Даниила — гадами и зверями, которым ты заградил уста, Иова — своим терпением, посему ты и назовешься великим на небесах. Встань и посмотри — вода уже иссякла — иди в монастыри, которые находятся в миру; я буду с тобой и через тебя спасу многих, говорит Господь Вседержитель.

    — Да будет тебе известно, — отвечал святой бесу, — я не уйду отсюда до тех пор, пока не укажет мне сего моя Помощница — Пресвятая Богородица и теплый в бедах моих заступник — святитель Николай.

    Бес, услыхав имя Богородицы и святителя Николая, тотчас исчез. Святой же, узнав лукавство диавола, а вместе с этим и его бессилие, обратился к Богу, говоря: «Господи Иисусе Христе Боже мой! Сей враг мой, как рыкающий лев ходит, ища меня поглотить (ср. 1 Пет.5:8), но Ты своею державной рукой ограждаешь меня, Твоего раба. Благодарю Тебя, так как Ты не отступил от меня; молюсь Тебе, Преблагий Владыко, не оставь меня до конца».

    По прошествии того дня, ночью, в сонном видении, преподобному Петру явилась скорая помощница христиан, человеколюбивая Владычица, Пресвятая Дева Богородица вместе со святителем Николаем и сказала:

    «Теперь не бойся козней диавольских, ибо Господь с тобой. Ангел Господень утром посетит тебя и принесет тебе манну в пищу, так как ему через каждые сорок дней в продолжение твоей жизни повелено приносить ее Богом для твоего пропитания».

    Показывая манну святому Петру, Пречистая Богородица сказала:

    «Вот сия пища будет приноситься на каждые сорок дней твоей жизни».

    Сказав это и преподав святому Петру мир, Владычица отошла от него. Петр же, упав ниц, облобызал то место, где стояли ноги Богородицы и святого Николая. Утром явился ангел Божий, как возвестила Богородица, принес Петру небесную пищу и, отдав преподобному, отошел. Тогда Петр возблагодарил Бога и Пречистую Богоматерь, затем вкусил манны, принесенной ему ангельскими руками, и так ей подкрепился, что мог в течение сорока дней пробыть без пищи. После этого, по прошествии каждых сорока дней, ангел приносил преподобному манну и святой Петр подкреплялся ею на сорок дней. Так преподобный провел в безмолвии, пощении и молитве 53 года. В это время прекратились все козни диавола, которые в особенности часто смущали Петра вначале: привидения, мечтания, страхи были им, с помощию Божией, отогнаны. Прожив на горе столько лет, преподобный не видел лица человеческого, не имел одежды, чтобы прикрыть наготу своего тела и ничего такого, что потребно человеческому естеству, только небо было его покровом, а земля постелью. Летом его опалял солнечный зной, зимой он мерз от холода: все это он терпел ради любви Божией и будущего воздаяния.

    Когда же Господь восхотел открыть людям Своего раба, тогда по Его особому смотрению произошло следующее обстоятельство. Один охотник, взяв свой лук и колчан, отправился охотиться на гору Афонскую. Пройдя утесистые места, глубокие долины, пересекаемые высокими и частыми холмами, он дошел до того места, где преподобный Петр проводил ангельское житие. Когда охотник приблизился к этому месту, то увидел большого оленя, выбежавшего из леса, который, играя, бежал вдали перед ним. Увидав прекрасного оленя, охотник погнался за ним и преследовал, стараясь застрелить его, весь день до тех пор, пока олень, по Божиему усмотрению, не достигнул пещеры преподобного, над которой и стал неподвижно. Охотник, следя за оленем, увидал тогда, направо от зверя, нагого мужа с густой бородой, с волосами, доходящими до чресл, тело которого обросло ими, как у зверей. Увидев преподобного, охотник страшно испугался и бросился бежать назад. Тогда святой Петр, заметив, что охотник устремился назад, воззвал к нему громким голосом, говоря: «Брат! Почему ты боишься и бежишь от меня? Ведь я такой же человек, подобный тебе, а не бесовское привидение, как ты подумал. Возвратись и подойди ко мне, и я расскажу тебе все о себе, так как тебя послал сюда Господь».

    Охотник, услыша голос, остановился и со страхом подошел к звавшему его преподобному отцу. Святой ободрил охотника, обнял его и облобызал о Господе и, сев, начал беседовать с ним, подробно рассказывая все о себе: как он, будучи воеводой, был схвачен на войне, как содержался в Самарской темнице, как явлением святого Николая и святого богоприимца Симеона избавился от уз, как прибыл в Рим и возвратился оттуда, как поселился на этой горе и как боролся, чем питался и сколько прожил лет в уединении, одним словом, рассказал охотнику всю свою жизнь. Удивился охотник, слушая рассказ святого, ужаснулся и с умилением сказал: «Теперь я понял, что посетил меня Господь Твоею милостью: Он сподобил меня узреть тайного Своего угодника — тебя, отец. От сего дня всегда пребуду с тобой, раб Божий».

    «Да не будет так чадо, — сказал ему на это преподобный. — Ты сначала возвратись в свой дом и испытай себя: можешь ли ты выполнить постнические и отшельнические подвиги? А испытай себя так: воздержись от мяса, вина, сыра и масла, и прежде всего от жены, имущество свое раздай нищим, прилежно молись и постись, испытывая себя сокрушенной душой. Так проведи год и по прошествии его приди ко мне, и что угодно будет Богу, то придется тебе исполнить».

    Сказав это, святой дал охотнику как обручение молитву и благословение. Затем, отсылая его к своим, сказал ему в напутствие: «Чадо! Иди с миром и тайну, поведанную тебе, никому не открывай: сокровище, которое известно многим, может быть украдено».

    Охотник поклонился святому и удалился, прославляя и благодаря Бога, что Он сподобил видеть во плоти и беседовать с таковым Своим угодником. Придя домой, охотник выполнил все, что сказал ему святой.

    По прошествии года охотник вместе с двумя иноками и своим братом отправились на корабле и остановились против того места, где было пребывание святого Петра. Выйдя из корабля, они прямо пошли в верхнюю пустыню. По дороге к месту, где обитал угодник, охотник, побуждаемый горячей любовью, опередив всех, поспешил к пещере. Он нашел преподобного отца, лежащим мертвым на земле: руки его были сложены крестообразно на груди, благообразно закрыты очи и остальные части тела честно опрятаны [9]. Увидав это, охотник ужаснулся и, над телом преподобного, стал сильно рыдать. Когда спутники охотника пришли и увидели такого дивного мертвеца и друга своего плачущего над ним, спросили: «Кто это, найденный тобой мертвец, и почему ты так горько о нем плачешь?»

    Тогда охотник со слезами и рыданием рассказал им подробно житие преподобного, как сам слышал его из уст преподобного в прошлое лето. Повесть о чудесных делах почившего отца умиляла сердца слушавших: они плакали горькими слезами, жалея, что не удостоились увидеть живым столь великого раба Божия и побеседовать с ним. Брат охотника, одержимый нечистым духом, как только прикоснулся к мощам угодника Божия, тотчас получил исцеление. Бес поверг его на землю с громким криком: «О Петр! Разве тебе недостаточно, что ты изгнал меня из моего вертепа; а теперь ты выгоняешь меня и из настоящего моего жилища!»

    С этими словами он как дым вышел из уст человека, который лежал точно мертвый. Спустя немного времени он поднялся здравым телом и душой и сказал своему брату: «Благодарю тебя, брат мой, — так как ты привел меня сюда на мое же благо». Затем, припав к мощам преподобного, исцеленный с радостью и благодарностью лобызал их. После этого взяв честные мощи угодника Божия, они снесли их на берег и, положив на свою ладью, отвезли их в одно довольно известное селение, находившееся под властью македонской; слыша о многих исцелениях истекающих от мощей святого, епископ города с причтом своим взял цельбоподательные останки святого Петра, перенес их с честью в свою епископию и, вложив с ароматами в драгоценную раку, предал погребению в церкви, после трехдневных и трехнощных всенародных славословий Пресвятой Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу — Богу всею тварью славимому всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


    Кондак, глас 2:

    Удалив себе человеческаго сожительства, в пещерах каменных и разселинах пожил еси, желанием божественным и любовию, Петре, Господа твоего, от Негоже венец приял еси: моли непрестанно спастися нам.


    В тот же день преставление преподобного Арсения Коневского, Новгородского чудотворца, в 1447 году.


    В тот же день преставление преподобного Онуфрия Мальского в 1492 году.


    В тот же день память преподобных Онуфрия и Авксентия Вологодских, подвизавшихся в конце XV в. и начале XVI в.


    В тот же день память преподобных Вассиана и Ионы Пертоминских, утонувших в Белом море в 1561 году.

    (обратно) (обратно)

    Память 13 июня

    Страдание святой мученицы Акилины

    В Палестинском городе Вивлос [1], где христиане появляются со времени святых Апостолов, жил христианин Евтолмий, честное супружество которого Господь благословил рождением отроковицы, названной Акилиной. Через четыре месяца со дня рождения малютки, мать принесла ее к епископу Евфалию, который огласил младенца, осенив его крестным знамением; затем по истечении двух месяцев, он окрестил отроковицу. На втором году Акилина лишилась отца, отошедшего в небесные селения, и осталась на попечении матери; последняя растила свою дочь, внушая ей правила благочестивой, христианской жизни; семи лет отроковица уже вполне усвоила эти наставления. С дальнейшим возрастом Акилина все более и более исполнялась Святого Духа, украшаясь благодатью Христовой, и она настолько прониклась ею, что в малых и еще несовершенных годах своей юности мужественно победила, как ничтожную вещь, указы нечестивых царей об обязательном для всех идолослужении. Об этом нам и предстоит теперь слово.

    Когда Акилине, непрестанно призывающей в молитвах Бога, исполнилось десять лет, шел седьмой год царствования Диоклитиана [2], в это время начальство над Палестинской страной принял некий Волусиан, скорее порождение диавола, нежели человека. Не признавая истинного Бога, Творца всего существующего, Волусиан с ненасытной злобой начал гнать благочестивых последователей Христа Спасителя, — и многие доблестные воины Христовы, мужественно перенесшие страдания, удостоились неувядаемых венцов. В эти дни блаженная отроковица Акилина, исполненная Боговедения, часто обращалась к своим сверстницам с таким увещанием:

    — Какую пользу вам приносит почитание немых и бесчувственных идолов? Разве вы не знаете, что поклоняющиеся им с верой льстят себя праздной, пагубной, диавольской надеждой? Это боги мертвые и бессильные, могут ли оказывать благодеяния?

    — Какого же ты почитаешь Бога? — спросили сверстницы Акилину.

    Она отвечала:

    — Я поклоняюсь и почитаю достойного поклонения Единого Бога, сотворившего небо, землю, море и все, что их наполняет. Он изначала благотворит всем верующим в Него и на Него надеющимся и, как Всемогущий, будет изливать Свои благодеяния на призывающих Его до скончания мира.

    — Мы слышали, — возразили собеседницы Акилине, — что Бог, о Котором ты проповедуешь, умер на кресте, распятый иудеями.

    — Смерть над Ним, — сказала на это святая, — не имеет власти: Он не только Сам ожил, но оживил и умерших, искупив их честной Своею Кровью. Видя, что человек совратился с истинного пути, Он благоволил воплотиться, соделаться человеком, дабы, уничтожив прелесть диавольскую и подав нам благодать с истиной, возвесть и поставить на спасительную стезю павший человеческий род.

    — Но кто же Тот, о Ком говорят, что Он распят? — продолжали допытываться сверстницы у Акилины.

    — Спаситель всех, возлюбивший человеческий род, — отвечала она. — Он добровольно претерпел страдания, чтобы из ветхого человека водой и Духом [3] соделать нового; Он взошел на Крест, желая спасти не только живущих на земле, но и освободить от смертных уз содержавшихся в аде; Своим тридневным воскресением Он возвестил, как непреложную истину, что во второе Его пришествие для всех наступит восстание из мертвых.

    — Но если, — недоумевали вопрошавшие Акилину, — Тот, о Ком ты говоришь, оказал миру столь великие благодеяния, то почему иудеи, Его единоплеменники, не почитают Его за Бога?

    — Этот народ, — объясняла святая отроковица, — всегда уклоняется с правого пути; имея непокорную в своем ожесточении и ослепленную злобой душу, он обычно отвергает то, что истинно и праведно; потому-то иудеи отвергли и Благодеявшего им, предав Пилату для осуждения на крестную смерть.

    Часто слышал подобные беседы блаженной Акилины со своими сверстницами один из рабов начальника области, по имени Никодим, который, наконец, и сообщил своему господину, что в городе живет отроковица, называющая бесами ничтожных, по ее мнению, богов и не повинующаяся указам царей о почитании последних, причем она, проповедуя о каком-то распятом Боге, отвращает некоторых от религии отцов. Услышав это, начальник области послал слуг схватить отроковицу. Взята была на страдание святая мученица Акилина во второй год правления областью Волусиана и на двенадцатом году от рождения. Когда она была приведена на нечестивое судилище, Волусиан, взглянув на нее, спросил:

    — Не ты ли противишься царским указам, совращая и других не почитать богов наших, а поклоняться Распятому Человеку? Разве тебе неизвестно повеление царей предавать исповедующих имя Иисуса всяческим мучениям, кончая смертной казнью? Поэтому отрекись от Распятого и принеси бессмертным богам достойные их честь и жертвы, чтобы мы не были вынуждены предать тебя мучениям.

    — Если ты, анфипат [4], — отвечала святая Акилина, — осудишь меня на горькие мучения, то через это доставишь мне нетленный венец, который я надеюсь восприять от моего Спасителя, так как исповедую имя Его, от Коего никогда, хотя бы даже в лютейших муках, не отрекусь. Итак не медли, — изобретай для меня, какие тебе угодно, мучения и убедишься самым делом, что я, вооруженная верой, не боюсь твоих мучений.

    Тогда Волусиан начал с лаской увещевать святую отроковицу:

    — Видя твою раннюю юность и красоту, я жалею тебя, потому что, если предам тебя мучениям, неокрепшие члены твои сейчас же раздробятся; жестокие спекулаторы после лютых мучений предадут тебя горькой смерти, и ты в юности своей лишишься жизни, причем не поможет тебе исповедуемый тобой Бог христианский.

    — Я не прошу у тебя сожаления, — возразила святая Акилина Волусиану, — ты, думая оказать мне милосердие, еще более вредишь мне, пытаясь отторгнуть меня от истинного Бога. Молю тебя, не жалей, но отнесись ко мне с самой беспощадной жестокостью, и тогда из моего терпения узнаешь, что надеющиеся на Христа не бывают побеждены.

    Анфипат, убедившись, что никакие увещания не могут рабу Христову заставить отказаться от исповедания Иисуса, приказал бить ее по лицу со словами:

    — Вот начало мучений, — сладостно и приятно ли оно тебе?

    — Бесчеловечный мучитель! — воскликнула Акилина, — так как ты осмелился бить в лице созданную по образу Божию, то знай, что и Тот, Кого образ я ношу, не простит тебе этого в день Своего суда.

    — Я полагаю, — сказал судья, — что наши великие боги, держащие теперь в руках своих спасение всего мира, и в том грядущем веке также будут иметь в своей власти спасение всех.

    После этих слов он приказал обнажить отроковицу и, простерши, бить ее двум воинам, присоединяя к пытке такие речи:

    — Где теперь Бог твой, Акилина, о Котором ты говорила, что Он не окажет мне прощения на своем суде? Пусть Он придет сюда и избавит тебя от моих рук.

    Затем Волусиан велел бьющим остановиться и сказал святой Акилине:

    — Послушай меня, желающего тебе добра: оставь свое безумие и, если хочешь избавиться мук, откажись от христианской ереси: из рук моих вышел ли избавленным хоть один из надеющихся на Того, Который Сам не оказал Себе избавления, когда Его распяли? Кого, из почитающих Иисуса, оставили жить на земле цари наши?

    — Неужели ты думаешь, безжалостный палач, — отвечала святая Акилина, — что я чувствую причиняемые мне мучения? Знай же, что Бог мой подаст мне крепость и терпение несравненно больше тех ухищрений, какие ты изыскиваешь против меня по внушению отца своего диавола.

    Волусиан, приведенный в недоумение таким мужеством блаженной отроковицы, сказал ей:

    — Я оставлю тебе несколько дней на размышление, чтобы ты, по здравом рассуждении, поклонилась богам и тем сохранила себе жизнь, получив в то же время от царей достойную награду.

    — На сколько же дней ты даешь мне ослабу? — спросила святая Акилина.

    — На сколько ты хочешь, — отвечал Волусиан.

    — Так я прошу тебя, — сказала мученица, — не оставлять мне даже и часа на подобного рода размышления: с малых лет я научена поклоняться только Единому Богу, притекая к Тому, Который, живя на небесах, милостивым оком взирает на земных чад Своих.

    Видя твердую любовь отроковицы к Богу, Волусиан сказал сам себе: напрасны увещания и труды мои! И в раздражении он приказал раскаленными железными прутьями просверлить святой голову через уши. Когда раскаленные прутья проходили через мозг отроковицы, то последний вместе с кровью вытекал из ноздрей ее. Но и в таких великих страданиях мученица молилась Богу: «Господи мой, Иисусе Христе! Со дней детства моего руководивший меня, просветивший лучами правды Твоей тайные мысли моего сердца и утвердивший меня в брани против диавола Твоею могущественной и непобедимой силой, Ты, открывавший верующим бездны истинной и великой премудрости, доведи до конца подвиг мой и сохрани неугасимым светильник девства моего, чтобы я вместе с мудрыми девами могла войти в Твой чистый чертог и там удостоилась воссылать Славу Тебе, Совершителю моих желаний».

    После этой молитвы святая Акилина от невыносимых страданий точно мертвая упала на землю. Анфипат, подумав, что она действительно умерла, приказал выбросить ее вне города на съедение псам; он не считал достойной обычного погребения мученицу, как нарушительницу царских повелений и хулительницу римских богов. И целый день лежала святая Акилина, поверженная при дороге. В полуночный час блаженной отроковице явился ангел Господень и, коснувшись ее, сказал: «Встань и будь здорова! Иди и обличи Волусиана, ибо как сам он, так и намерение его ничтожны перед Богом».

    Тотчас же святая Акилина поднялась невредимой и говорила, воссылая хвалу Богу: «Благодарю Тебя, Творец моей жизни, возвращающий мне здоровье и избавляющий от нечестия Своих рабов, Ты, Господи, превечен и нет иного кроме Тебя Бога. Об одном я смиренно молю Тебя: когда я окончу подвиг страдания моего, увенчай меня венцем славы Твоей, и, наслаждаясь осуществлением Твоих обетований, я воспою Тебя тогда среди лика святых, пострадавших за исповедание имени Твоего».

    Господь свыше отвечал на молитву смиренной рабы Своей: «Иди, — исполнится то, о чем ты просишь». Услышав это, блаженная отроковица с чувством неизреченной радости пошла в город. Когда она достигла городских ворот, последние открылись сами собой; руководимая ангелом Господним святая Акилина достигла дворца Волусиана и, войдя беспрепятственно внутрь его, стала перед спящим анфипатом. Последний, проснувшись, заметил предстоящую; в ужасе он позвал своих кувикулариев [5] и спрашивал их: «Кто эта, стоящая перед моими глазами?»

    Кувикуларии, подняв светильники, сказали: «Без сомнения, это Акилина, которую ты после ее смерти от мучений, повелел бросить на съедение псам».

    Еще более ужасался анфипат, слушая кувикулариев; однако повелел до утра держать под стражей отроковицу.

    С наступлением дня Волусиан снова потребовал к себе на суд святую Акилину. Он начал его вопросом, обращенным к отроковице:

    — Ты ли это, Акилина?

    — Неужели ты, беззаконник, имея ослепленные очи душевные отцом твоим диаволом, не видишь теперь и телесными очами? — спросила в свою очередь блаженная отроковица. — Действительно, я, предстоящая перед тобой раба Господня, есть Акилина.

    В сильном недоумении, протирая глаза, анфипат рассуждал сам с собой: «Какие же мучения могут ей повредить, если она не умерла, несмотря на то, что из сгорающей главы ее истек мозг?»

    Подумав это, он издал следующее определение об усечении мечом отроковицы: «Акилину, защитницу безбожной ереси христианской, хотя и юную летами, но великую волшебницу, не почитающую бессмертных богов и не повинующуюся царским повелениям, мы в продолжение долгого времени и старательно увещевали, однако же не могли отвратить ее от безумия, поэтому, после многих мучений, ни мало не коснувшихся этой волшебницы, определяем предать ее смерти вне города через усечение главы».

    После смертного приговора святую Акилину повели на место казни; когда его достигли, блаженная отроковица испросила себе время для молитвы. Возведя очи к небу, мученица молилась такими словами:

    «Всесильный Господи и Боже мой! Благодарю Тебя, приведшего меня на конец моего подвига: славлю Тебя, Боже мой и Творче всех, что не бесплодно я свершила течение моего страдальческого поприща; благословляю Тебя, Создатель всего, что Ты посрамил мучителя, и меня удостаиваешь нетленного венца; приими в мире дух мой, — да оставив земное, улучу небесное».

    В ответ на молитву блаженной с неба послышался голос: «Приди, избранная дева, поправшая ярость мучителя и стершая подвигом твоим диавольское жало, и приими уготованное тебе воздаяние».

    И сейчас же, вслед за гласом, святая мученица Христова почила сном смертным, прежде нежели палач поднял меч над ее главой. Палач, хотя и видел это, но, не осмеливаясь нарушить повеление анфипата, отсек мечом главу уже умершей, причем из раны вместо крови истекло молоко. Присутствовавшие при казни христиане взяли мощи мученицы, как драгоценность ни с чем не сравнимую: умастив останки ценными ароматами и обвив новыми пеленами, они с честью похоронили их в гробнице, в самом городе Вивлос. И многие исцеления изливались на болящих от гроба святой мученицы Акилины во славу Христа Бога нашего, во веки славимого со Отцом и Святым Духом. Аминь [6].


    Кондак, глас 2:

    Девства твоего добротами предочистивши душу твою, на высоту мучением востекла еси Акилино всечестная, любовию Жениха твоего Христа уязвившися, Емуже со ангелы предстоиши веселящися: с нимиже не престай моляся о всех нас.

    (обратно)

    Житие святого отца нашего Трифиллия, епископа Левкусийского

    Уроженец Константинополя, святой Трифиллий внешнее образование получил в Берите [1], учителем же благочестия он имел святого Спиридона епископа Тримифунтскаго [2]. Святой Трифиллий Самим Господом был предызбран и предуказан во епископа: еще не облеченный этим великим званием он был явлен в видении царю Констанцию, как уже архиерей, о чем житие святого Спиридона сообщает следующее.

    По смерти Константина Великого [3] власть над Греко-римским государством перешла к его сыновьям, причем, после раздела старший из них, по имени Констанций [4], получил в управление Восток. Однажды ему пришлось посетить Антиохию [5], и здесь он неожиданно захворал настолько тяжело, что болезнь не поддавалась усилиям врачей. Тогда, оставив надежду на последних, больной царь обратился с молитвой к Богу, исцеляющему тела и души: он усердно просил Его об исцелении, и вот во сне видит ангела, который показывает ему целый сонм святителей, а среди них двух, выделявшихся из рядов прочих, как бы в качестве их вождей и начальников: при этом ангел сказал царю, что они только и могут дать ему избавление от болезни. Пробудившись и обдумывая видение, царь не узнавал, кто именно были являвшиеся ему епископы: и действительно, как мог он узнать тех, имена коих и места рождения ему были неизвестны? Особенно если принять во внимание, что один из показанных ему в епископском сане еще не был епископом и лишь имел сделаться им. Долго недоумевал царь и, наконец, пришел к такому благому решению: собрав к себе епископов из всех окрестных городов, он пытался найти среди них тех двух, которые были показаны ему в виден