Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    О КЛАССОВОЙ СУЩНОСТИ СИОНИЗМА
    А. З. РОМАНЕНКО


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Глава первая. Историография научной критики сионизма в дооктябрьский период
  • 1.1. Литература о сионизме в дореволюционное время
  • 1.2. Борьба В. И. Ленина против сионизма, бундизма
  • 1.3. Просионистская и сионистская литература
  • 4.1. Документы и материалы по историографии научной критики сионизма
  • 4.2. Критика сионистской концепции о "всемирной еврейской нации"
  • 4.3. «Мощное оружие сионизма»
  • 4.4. Современная литература о сионизме в дореволюционной России
  • 4.5. Борьба Коммунистической партии против сионизма после Великого Октября
  • 4.6. Происки сионистов в странах социалистического содружества
  • 4.7. Сионизм и нацизм
  • 4.8. Израиль и ФРГ
  • 4.9. Цели сионизма
  • 4.10. Военные аспекты израильской агрессии
  • 4.11. Палестинская проблема
  • 4.12. Сионистская разведка
  • 4.13. Сионизм в США
  • 4.14. Экспансия сионизма в Латинской Америке и Африке
  • 4.15. Сионистские организации
  • 4.16. Критика вымысла о «духовном» сионизме
  • 4.17. Сионизм и масонство
  • 4.18. Иудаизм и сионизм
  • 4.19. Иеговизм и сионизм
  • Список литературы


    Глава первая. Историография научной критики сионизма в дооктябрьский период


    1.1. Литература о сионизме в дореволюционное время

    Литература о сионизме дооктябрьского периода имеет характерные черты. Следует отметить, во-первых, непримиримость борьбы, которая велась между марксистско-ленинским и враждебным ему направлениями. Во-вторых, налицо подавляющее преимущество в числе сионистских произведений над антисионистскими. Дело в том, что сионисты в те времена не испытывали затруднений в публикации книг, брошюр, статей. Беспрепятственно выходили в свет и многочисленные сочинения тех авторов, которые выражали интересы нееврейской буржуазии. Партия же большевиков подвергалась ожесточенным преследованиям со стороны всех реакционных сил и испытывала постоянные трудности в пропаганде своих подлинно научных, революционных идей. Потому в легальной литературе и доминировали публикации сионистов, а также авторов, выражавших интересы буржуазных конкурентов сионизма. И те, и другие конфликтовали между собой, но все они находились «по ту сторону пролетарских баррикад» и вели ожесточенную борьбу против марксистско-ленинской критики сионизма. Таким образом, классовая борьба между буржуазией и пролетариатом находила отражение в историографии. И потому нас не интересует накипь поверхностных, шумных, скандальных, далеких от науки дискуссий между двумя многочисленными отрядами буржуазных авторов—сионистов и представителей так называемого «антисемитского движения» (кавычки к этому термину ставил Ф. Энгельс[1].— Авт.). Нас интересует идейно-теоретическая борьба марксистов-ленинцев против духовных оруженосцев еврейской буржуазии.

    Важнейшую роль в научной критике сионизма как в дооктябрьский период, так и после победы пролетарской революции в нашей стране сыграли труды К. Маркса и Ф. Энгельса.

    В статье «К еврейскому вопросу» [2] (подчеркнем, что все содержание статьи говорит о том, что К. Маркс рассматривает «еврейский вопрос» не как национальный, а как вопрос социальный), которую В. И. Ленин отно­сит к особенно замечательным произведениям[3] великого мыслителя, содержатся положения, имеющие исключительную ценность. Общее содержание работы К. Маркса обязывает нас и ныне не ставить знак равенства между понятиями «еврейская буржуазия» и «евреи-трудящие­ся», «евреи» и «сионисты».

    Указав на ошибочный подход Бруно Бауэра[4] к еврейскому вопросу в опубликованных им двух произведениях[5] как вопросу «чисто религиозному», К. Маркс подчеркнул:

    «Попытаемся разбить теологическую формулировку вопроса. Вопрос о способности еврея к эмансипации превращается для нас в вопрос: какой особый общественный элемент надо преодолеть, чтобы упразднить ев­рейство? Ибо способность к эмансипации современных евреев есть отношение еврейства к эмансипации современного мира. (К. Маркс имеет в виду, разумеется, тот «современный мир», который существовал во время написания статьи «К еврейскому вопросу».— Авт.) Это отношение с необходимостью вытекает из особого положения еврейства в современном порабощенном мире.

    Постараемся вглядеться в действительного еврея-мирянина, не в еврея субботы, как это делает Бауэр, а в еврея будней.

    Поищем тайны еврея не в его религии,— поищем тайны религии в действительном еврее.

    Какова мирская основа еврейства? Практическая по­требность, своекорыстие.

    Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги.

    Но в таком случае эмансипация от торгашества и денег — следовательно, от практического, реального еврейства — была бы самоэмансипацией нашего времени.

    Организация общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, а следовательно и возможность торгашества,— такая организация общества сделала бы еврея невозможным...

    Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента, доведенного до нынешней своей ступени историческим развитием, в котором евреи приняли, в этом дурном направлении, ревностное участие; этот элемент достиг той высокой ступени развития, на которой он необходимо должен распасться.

    Эмансипация евреев в ее конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства»[6].

    Сионисты ожесточенно клевещут на К. Маркса в связи с тем, что он в своей работе занял столь точную, глубоко научную, классовую позицию. Апологеты сионизма всех оттенков и направлений силятся предъявить К. Марксу их излюбленное обвинение в «антисемитизме». Но совершенно очевидно, что никакого «антисемитизма» в тщательно обоснованных оценках К. Маркса, безусловно, нет. В то время, когда вышла в свет статья «К еврейскому вопросу» (1844 год), еврейство пребывало под многосторонним влиянием эксплуататорской верхушки еврейских общин, иудейского духовенства.

    Существуют признанные наукой многочисленные факты, которые свидетельствуют, что еврейские кагалы (общие собрания общины), «корнями своими уходящие в глубь истории еврейства»[7], имели в своих руках сильнейшие средства экономического воздействия на членов общин[8], то есть на всех евреев, принуждаемых непременно состоять в общинах. «Вся экономическая и законодательная деятельность кагалов во главе с ваадом (верхушкой еврейской общины, ее руководящим орга­ном.—Авт.) выявляет значение еврейской общинной организации как орудия классового господства социальной верхушки еврейского общества над всей массой еврейского населения»[9]. Главарям кагалов подчинялась «вся масса еврейского населения» [10].

    Методологическое общеисторическое значение произведения К. Маркса «К еврейскому вопросу» для историографии научной критики сионизма многосторонне. Так, К. Маркс указывает на одну из наиболее существенных особенностей еврейства того времени: на его значительное влияние в мире. В статье приводится цитата из книги Б. Бауэра «Еврейский вопрос»: «Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи. Еврей, кото­рый может быть бесправным в самом мелком из германских государств, решает судьбы Европы. В то время как корпорации и цехи закрыты для еврея или еще продолжают относиться к нему недоброжелательно, промышленность дерзко потешается над упрямством средневековых учреждений». «И это не единичный факт,— указывает К. Маркс.— Еврей эмансипировал себя еврейским способом, он эмансипировал себя не только тем, что присвоил себе денежную власть, но и тем, что через него и помимо него деньги стали мировой властью, а практический дух еврейства стал практическим духом христианских народов» [11].

    Задолго до наших дней К. Маркс указал на «практическое господство еврейства над христианским миром» в Северной Америке [12].

    К. Маркс высказал, в частности, мысли о трансформации иудаизма в идеологию и практику еврейской буржуазии: «Еврейство не могло дальше развиваться как религия, развиваться теоретически, потому что мировоззрение практической потребности по своей природе ограничено и исчерпывается немногими штрихами»[13]. К. Маркс вскрывает сущность иудаизма в диалектической связи с его важнейшей линией развития в идеологию и практику еврейской буржуазии: «Что являлось, само по себе, основой еврейской религии? Практическая потребность, эгоизм»[14]. «Деньги — это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога», — пишет К. Маркс, совмещая политический полемизм с глубокой научностью. «Вексель — это действительный бог еврея. Его бог — только иллюзорный вексель»[15]

    История неопровержимо подтвердила, как реакционные идеи иудаизма в полном соответствии с оценками К. Маркса воплощались в практике еврейской буржуазии в прошлом и настоящем: «То, что в еврейской рели­гии содержится в абстрактном виде — презрение к теории, искусству, истории, презрение к человеку, как самоцели, — это является действительной, сознательной точкой зрения денежного человека...» [16]

    Перечитывая статью К. Маркса, глубоко вдумываясь в ее содержание, историограф и просто читатель открывают для себя в каждом тезисе магистральное направление в исследовании идеологии и политики еврейской буржуазии и вместе с этим — указание к научному подходу в таком исследовании. Подтверждение — мысль К. Маркса: «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека» [17]. Другой аналогичной по богатству содержания и краткости идеей является объяснение причины многовекового существования еврейства: «Мы объясняем живучесть еврея не его религией, а, напротив, человеческой основой его религии, практической потребностью, эгоизмом»[18]. К. Маркс указывает точный путь к исследованию этой важной проблемы, почти не раскрытой в научной литературе: иудаизм всегда жаловал своим приверженцам вечный вексель, постоянное «право» на эгоистичное отношение к неевреям, «богом освященные» полномочия на особое положение в мире, на эксплуатацию «гоев». Практическая выгода быть иудеем и объясняет «живучесть», длительность существования этой религии.

    В работе «Святое семейство, или Критика критической критики» [19], вышедшей в свет год спустя после названной статьи К. Маркса (1845 г.), К. Маркс и Ф. Энгельс уделяют еврейскому вопросу значительное место, посвящают ему специальные разделы [20].

    Они подчеркивают, что еврейский вопрос является также и религиозным вопросом. И указывают, как это было сделано К. Марксом и в 1844 году, что надо видеть «действительного еврея» не в «ханжеском еврее субботы», а в «деятельном еврее будней»[21], что внимание необходимо сосредоточивать на «торговой и промышленной практике» еврейства[22].

    Вслед за первыми произведениями по еврейскому вопросу К. Маркс и Ф. Энгельс в последующем во многих трудах высказывают принципиально важные положения. Ф. Энгельс подчеркивает, что в Польше евреи составляли основное ядро горожан, занимающихся промыслами и торговлей. Евреи пытались использовать положение в тот момент, чтобы добиться господствующей роли[23].

    Нередко даже в кратких замечаниях классиков марксизма содержатся основополагающие идеи. Так, К. Маркс указывает, что евреи «со времени эмансипации своей секты повсюду стали, по крайней мере в лице своих верхов, во главе контрреволюции»[24].

    Важны для историографии выводы К. Маркса и Ф. Энгельса о том, что уже в XIX веке существовали ключевые позиции еврейской буржуазии в капиталистических странах. Сионистские идеологи в прошлом долгое время стремились дезориентировать международную общественность, утверждали в умах непосвященных людей ложную идею, будто еврейская буржуазия не обладает крупными финансовыми средствами и не представляет значительной силы. Но основоположники научного ком­мунизма в середине XIX века точно оценивали роль еврейской буржуазии. «Судьбы Франции решаются не в кабинетах Тюильри, не под сводами палаты пэров, даже не под сводами палаты депутатов, а на парижской бирже. Подлинные министры — это не гг. Гизо и Дюшатель, а гг. Ротшильд, Фульд и прочие крупные парижские банкиры, чьи громадные состояния делают их наиболее видными представителями остальной части их класса. Они управляют министерством, и министерство заботится о том, чтобы на выборах проходили лишь та­кие люди, которые преданы существующему режиму и тем, кто извлекает из него выгоду»[25]. Речь идет о представителях еврейской финансовой аристократии Джемсе Ротшильде (1792—1868)—главе банкирского дома Ротшильдов в Париже в то время — и Ашиле Фульде (1800—1867)—крупном французском банкире и политическом деятеле. Мысль Ф. Энгельса о влиянии финансовых дельцов на формирование органов государственной власти очень важна. «Власть принадлежит Ротшильду,— констатирует он.— Власть денег».[26] Далее следует его утверждение о безраздельном господстве Ротшильда и К°[27], он именует олигарха главой режима Франции, «королем Ротшильдом»[28].

    Клану Ротшильдов в целом К. Маркс и Ф. Энгельс уделяют значительное внимание, нередко пишут об Альфонсе, Альфреде, Ансельме, Джемсе, Карле, Лайонеле, Соломоне, Шарле Ротшильдах — членах многочисленного семейства, захватившего крупные сферы эксплуатации во многих странах мира уже в то время[29]. Их замечания, даже будучи краткими, освещают значительные направления в исследовании этой транснациональной корпорации, объединенной родственными связями. Важны выводы о том, что «небольшая кучка банкиров» (Ротшильд, Фульд, Фюльширон[30] и К0) превращает народ в «покорных слуг», становится «королями парижской биржи»[31], «правящими денежными тузами»[32], что сама национальная буржуазия, например Австрии, попала в «долговую кабалу к Ротшильдам»[33]. В итоге военных приготовлений австрийская монархия оказалась в «мошне Шарля Ротшильда»[34] (1788—1855). Эти выводы помогают глубоко осмысливать столь характерную особенность еврейской буржуазии, как ее стремление грабить не только народные массы, но и нееврейскую буржуазию. Полное отождествление интересов буржуазии нееврейского происхождения и еврейской эксплуататорской верхушки неоправданно, ибо последняя пре­жде всего неизменно преследовала узкоэгоистические цели, а временные тактические союзы с другими отрядами буржуазии использовала лишь тогда, когда они служили ее интересам. Исключительно ценно и замечание о превращении народа еврейской буржуазией в покорного ее слугу.

    Вывод К. Маркса в письме к Ф. Энгельсу от 22 мая 1857 года о том, что Ротшильд стоит во главе парижского синдиката банкиров[35] убедительно свидетельствует о существовании формирований, руководимых еврейской буржуазией, задолго до образования «Всемирной сионистской организации».

    Классики научного коммунизма дали оценки позициям евреев — ростовщиков, трактирщиков, торговцев — в Петербурге и других городах Восточной Европы[36]. Они разоблачают вымысел сионистских идеологов о поголовной нищете евреев в дореволюционной России.

    Исторические факты свидетельствуют о том, что еврейские финансовые тузы предоставляли займы самым деспотичным режимам и внесли непревзойденный вклад в подавление свобод[37]. Эта реальность обязывает точно оценивать характерные черты еврейской эксплуататор­ской верхушки, видеть причины ее веками формировавшихся воинствующей реакционности, человеконенавистнической сути.

    Весьма важный и почти не затронутый в антисионистской литературе аспект: враждебность еврейской аристократии к России. Он отражен в ряде замечаний классиков марксизма: о предоставлении еврейскими общинами Константинополя и Смирны огромных денежных средств Турции в ходе ее подготовки к войне против России[38], о враждебном отношении евреев в самой России к русской армии в случае войны[39].

    Историография научной критики сионизма невозможна без рассмотрения проблемы — сионизм и иудаизм, ибо иудаизм, как это постоянно подчеркивается в советской науке, трансформировался в сионизм, представляющий собой ополитизированные догмы иудаизма (Подробнее об этом см. в главе 4-й этой книги.) К. Маркс и Ф. Энгельс во многих своих трудах рассмотрели сущность иудаизма [40]. Наиболее обстоятельная оценка ему, как религии, служащей практическим потребностям еврейской буржуазии, дана в называвшейся здесь статье К. Маркса «К еврейскому вопросу».

    В связи с общей проблематикой научной критики сионизма заслуживает внимания и тема — сионизм и масонство. К. Маркс и Ф. Энгельс обращали на масонство пристальное внимание[41]. Ф. Энгельс отмечал, что тайное общество «Иллюминатов», существовавшее в Баварии с 1776 по 1784 год и примыкавшее к масонам, использовало рабочих в качестве слепого орудия руководителей[42]. Он раскрыл важнейший прием масонской тактики: оставлять рядовых членов масонских организаций в политической слепоте, в полном неведении о подлинной сущности масонства. Классики марксизма дали оценку и основному содержанию идейного арсенала масонства — реакционной концепции обреченности эксплуатируемых на вечное рабство в силу будто бы «законов природы» [43],— концепции, совпадающей по содержанию и целям с идеями ницшеанства, неомальтузианства, нацизма, сионизма, апартеида и других разновидностей расизма.

    Совершенно очевидно, что основополагающее значение для историографии научной критики сионизма имеет не только то, что в произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса связано с понятиями «еврейская буржуазия», «иудаизм», «масонство», но, по сути, все учение марксизма.


    1.2. Борьба В. И. Ленина против сионизма, бундизма

    Особое, исключительное место в историографии научной критики сионизма как в дооктябрьский период, так и во все последующее время занимают произведения В. И. Ленина. Во многих из них он рассматривал сионистскую идеологию [44], еврейский вопрос[45], Бунд[46], а также другие явления, связанные с идеологией и политикой еврейской крупной, средней и мелкой буржуазии.

    Еще в первые годы активизации сионизма на международной арене после образования «Всемирной сионистской организации» (1897 г.) и Бунда (1897 г.) В. И. Ленин выступил против этих реакционных поли­тических формирований.

    В связи с тем, что сионистские организации настойчиво стремились подчинить своему влиянию немногочисленный, но политически активный еврейский рабочий класс, В. И. Ленин в ряде публикаций обращает вни­мание на необходимость «единства еврейского и нееврейского пролетариата»[47]. «Среди евреев,— писал В.И.Ленин,— есть рабочие, труженики... Они наши братья по угнетению капиталом, наши товарищи по борьбе за социализм. Среди евреев есть кулаки, эксплуататоры, ка­питалисты... Капиталисты стараются посеять и разжечь вражду между рабочими разной веры»[48].

    Серьезным препятствием на пути к единству еврейского и нееврейского пролетариата предреволюционной России был Бунд — мелкобуржуазная по основному составу организация с явно просионистской идеологией[49]. Лидеры Бунда — в большинстве выходцы из среды еврейской буржуазии, еврейской буржуазной интеллигенции — активно сотрудничали с сионистскими организациями и вовлекали в состав своего «рабочего союза» общественно активные элементы еврейства и из числа трудящихся. В определенной мере они в этом преуспели. И ленинские произведения, разоблачавшие мелкобуржуазную сущность бундизма, способствовали ослаблению влияния этого течения на евреев-рабочих.

    Бунд, именовавший себя «Всеобщим еврейским рабочим союзом в Литве, Польше и России» (на идиш «бунд» — союз), возник в сентябре 1897 года[50], несколько дней спустя после образования «Всемирной сио­нистской организации». Весьма красноречивое признание сделал один из ведущих его деятелей — С. Гожанский, писавший, что руководившая Бундом интеллигенция так и не смогла «вырваться из... психологии фео­дального еврейства»[51]. В течение всего времени своего существования в России до марта 1921 года [52] Бунд был воинствующим врагом революционного движения. Сионисты иногда откровенно характеризовали «еврейский союз» именно как своеобразную разновидность сионистской организации. «Бунд и сионизм — это не два ростка из одного корня,— писал один из главарей международного сионизма В. Жаботинский,— это большой ствол и один из его побегов. Когда будущий исследователь напишет связную историю сионистского движения, в его труде, может быть, особое внимание читателя привлечет одна глава... в начале ее читатель встретит повторение мыслей Пинскера, в конце — первую прокламацию «Поалей Цион» (в переводе с иврита — «Рабочие Сиона». Речь идет об одной из сионистских организаций, при­крывавшей свою сионистскую сущность таким ложным названием.— Авт.). В этой главе будет рассказан один из эпизодов сионизма, и она будет озаглавлена „Бунд"»[53].

    В том же 1897 году был образован и американский филиал Бунда — «Еврейский рабочий союз», стоявший на сионистских позициях [54].

    В. И. Ленин обращал особое внимание на связь идейного оснащения Бунда с сионистскими идеями [55]. Необходимо более обстоятельно рассмотреть работы вождя революции о Бунде, так как они имеют непосредственное отношение к историографии исследуемой нами темы.

    В статье «Нужна ли „самостоятельная политическая партия" еврейскому пролетариату», опубликованной в «Искре» 15 февраля 1903 года (№ 34), В. И. Ленин подверг критике бундовскую концепцию о необходимости «отдельной организации» сил еврейского пролетариата и бундовские попытки обвинить в «антисемитизме» рабочий класс. (Бундовцы имели тут в виду, разумеется, рабочих-неевреев.— Авт.) Ленинская статья вышла в свет в период подготовки к созыву II съезда РСДРП, состоявшегося 17 июля—10 августа 1903 года. В этот период разворачивалась жизненно важная для судеб нашей страны борьба за создание на съезде революционной рабочей партии нового типа. Оппортунистическая позиция Бунда, его стремление расколоть рабочий класс России и тем самым ослабить его революционные возможности не могли остаться без внимания. В. И. Ленин подверг резкой критике федерализм и сепаратизм Бунда в организационных вопросах.

    Еще до II съезда партии, до фактического образования РСДРП, в бундовской газете «Последние известия» подчеркивалось, что Бунд сложился в самостоятельную политическую партию[56]. До II съезда Бунд принял решение «не входить в Российскую социал-демократическую рабочую партию»[57]. На II съезде РСДРП делегация бундовцев, однако, присутствовала, и борьба против ее воинствующе оппортунистических позиций отняла у съезда много времени и сил. Когда же претензии бундовцев на особое положение в РСДРП были отвергнуты, их представители на съезде Либер, Абрамсон, Гольдблат, Юдин и Гофман заявили еще в начале работы съезда «о выступлении Бунда из РСДРП» и уходе со съезда.

    Итак, в годы борьбы за создание РСДРП Бунд и в теории, и на практике отстаивал свое федеративное положение, понимаемое бундовцами как союзные отношения двух самостоятельных партий. «Самостоятельность и независимость Бунда не подлежит сомнению, равно как и постепенное их усиление» — так оценивал Б. И. Ленин положение этой оппортунистической организации [58].

    Более того, бундовцы настаивали на том, чтобы вся партия революционного рабочего класса России строилась на началах федерализма в его, бундовском, понимании, то есть разделялась на самостоятельные «национальные» партии, также связанные одна с другой лишь как союзные организации. Это несомненно привело бы к раздробленности и серьезнейшему ослаблению революционного движения в России.

    Труды В. И. Ленина этого периода имели, как и последующие его произведения о сепаратизме Бунда, и теоретическое и практическое значение. Он указал, что борьбу за обособленность бундовцы пытались обосновать сионистской идеей еврейской нации[59]. В период подготовки II съезда РСДРП В. И. Ленин писал: «Готовить везде и среди всех почву для борьбы с Бундом на съезде. Без упорной борьбы Бунд не сдаст своей позиции. А мы никогда не можем принять его позиции»[60]. Вождь призывал искровцев: «Всем и каждому втолковывать... что с Бундом надо готовить войну, если хотеть с ним мира. Война на съезде, война вплоть до раскола — во что бы то ни стало» [61]. С замечательной дальновидностью В. И. Ленин предсказывал перспективы борьбы: «Принять нелепую федерацию мы абсолютно не можем и не примем никогда» [62].

    В. И. Ленин выработал точную политическую тактику по отношению к Бунду: «С Бундом надо быть корректным и лояльным (в зубы прямо не бить), но в то же время архихолодным, застегнутым на все пуговицы и на законной почве припирать его неумолимо и ежечасно, идя до конца без боязни» [63]. Создатель партии революционного пролетариата считал противодействие бундизму одним из важнейших направлений всей рабо­ты по подготовке ее II съезда и призывал: «Подготовлять комитеты против Бунда — одна из самых важных задач момента, и это тоже возможно вполне без нарушения формы»[64].

    В. И. Ленин, все искровцы решительно настаивали на обсуждении вопроса о месте Бунда в партии с самого начала работы съезда. «Мотивы для постановки вопроса о Бунде на первое место имеются и формальные, и моральные. Формально мы стоим на почве Манифеста 1898 года, а Бунд выразил желание изменить коренным образом организацию нашей партии. Морально многие другие организации выразили несогласие с Бундом по этому вопросу; таким образом возникли резкие разногласия, вызвавшие даже полемику. Нельзя поэтому приступить к дружной работе съезду, не устранив этих разногласий»,— говорил В. И. Ленин в своем выступлении на съезде еще при обсуждении порядка дня—18 июля 1903 года [65], на втором после торжественного открытия (17 июля) заседании[66].

    Большинство делегатов съезда: 30 против 10 (в секретарской записи в протоколе: «при трех воздержавшихся») выступило за ленинское предложение о том, чтобы рассматривать вопрос о месте Бунда в партии в первую очередь[67]. Последовавшие заседания съезда полностью подтвердили правильность ленинской тактики по отношению к Бунду. Непримиримая борьба против бундизма, выявление его оппортунистической линии с самого начала, безусловно, в большой мере способствовали уяснению делегатами съезда подлинной роли Бунда на съезде. Делегация Бунда неизменно, активно, воинствующе выступала, по определению В. И. Ленина, за все, «что похуже», образовывала блоки с антиленинцами по многим вопросам. И это — в обстановке, когда из 51 ре­шающего голоса, которыми располагали делегаты, 33 принадлежали сторонникам «Искры», 10 — колеблющемуся центру— «болоту» и 8 — противникам ленинских идей — бундовцам (5) и «экономистам» (3). Искровцы «раскололись, в свою очередь, на две подгруппы,— указывал В. И. Ленин, анализируя итоги всего съезда.— Одна подгруппа, приблизительно в 9 голосов «„мягкой, вернее, зигзаговой линии"... и около 24 голосов искровцев твердой линии, отстаивавших последовательный искризм...»[68]. «Мягкими» искровцами В. И. Ленин называл тех, кто шел за Ю. Мартовым, а Мартов (псевдоним Ю. О. Цедербаума) занимал по отношению к бундизму и сионизму вполне определенную позицию. «В день международной солидарности рабочих, 1 мая 1895 года, небезызвестный Мартов, один из будущих лидеров мень­шевизма, отнюдь не именуясь сионистом, высказал следующие идеи в своем выступлении: «Поставив в центр программы массовое движение, мы должны были приспособить нашу пропаганду и агитацию класса, т. е. сделать их более еврейскими... Мы должны решительно признать, что наша цель, цель действующих в еврейской среде социал-демократов, состоит в том, чтобы создать специально еврейскую рабочую организацию»[69]. Речь идет о докладе Ю. Мартова «Поворотный пункт в еврейском рабочем движении», сделанном им в Вильно на собрании еврейской интеллигенции примерно за два года до образования в России Бунда и сионистской объ­единенной организации. Таким образом, есть все основания видеть в политическом облике Мартова такие черты, которые вполне объясняют его особенное отношение к бундизму.

    Итак, в связи с остротой борьбы на съезде против оппортунизма, ленинская тактика — поставить вопрос о Бунде на обсуждение съезда с самого его начала — свидетельство глубокого понимания В. И. Лениным сущности, особенностей бундизма.

    И в ходе обсуждения этого вопроса бундовцы в пылу полемики вполне проявились как оппортунисты. При голосовании резолюции «О месте Бунда в партии» съезд 46 голосами против пяти бундовских отверг, «как безусловно недопустимую в принципе, всякую возможность федеративных отношений между РСДРП и Бундом»[70]. Следует заметить, что Ю. Мартов высказывался в пользу «более расширенной автономии» для Бунда, а Л. Троцкий (Л. Д. Бронштейн) предлагал признать Бунд в качестве специальной организации партии для агитации и пропаганды среди еврейского пролетариата.

    В течение работы съезда (до ухода бундовской делегации 5 августа с 27-го, утреннего заседания) делегаты Бунда выступали чрезвычайно активно. Например, Либер (М. И. Гольдман) только при обсуждении проекта Программы партии выступил более 20 раз. В союзе с бундовцами нападали на проект Программы, написанный В. И. Лениным и Г. В. Плехановым, «экономисты» Акимов (В. П. Махновец), Мартынов (А. С. Пиккер) и другие. Троцкий при обсуждении Программы высказал одно из своих коренных оппортунистических положений о том, что «диктатура пролетариата будет не конспираторским „захватом власти", а политическим господством организованного рабочего класса, составляющего большинство нации» [71], то есть он отрицал возможность социалистической революции в России до тех пор, пока рабочий класс не будет составлять большинство нации. По Троцкому, Россия должна была бы пережить длительный период капиталистического развития, прежде чем в ней созрели бы условия для установления диктатуры пролетариата.

    Особенно нападали па проект Программы именно бундовцы. В. И. Ленин в «Рассказе о II съезде РСДРП» писал: «Каждый пункт программы обсуждался и принимался отдельно, бундисты чинили тут отчаянную обструкцию и чуть ли не 2/з съезда, по времени, ушло на программу!» [72]

    В. И. Ленин, его единомышленники отстояли про­граммное положение о диктатуре пролетариата, добились в целом того, что была принята «искровская программа»[73].

    Особенно острые разногласия на съезде возникли при обсуждении первого параграфа Устава партии — о членстве в партии.

    Не пытаясь в данной работе рассматривать весь ход борьбы на II съезде партии по этому вопросу (это не входит в задачи историографии рассматриваемой темы), обратим внимание лишь на оценку В. И. Лениным позиции Бунда.

    Речь шла о том, быть ли революционной партии российского пролетариата высокоорганизованной, дисциплинированной и сплоченной или с самого начала своего реального существования формироваться в нечто подобное социал-реформистским партиям Запада, быть ли партии высокоорганизованной, построенной на принципах демократического централизма или стать аналогичной расплывчатым реформистским профсоюзам.

    Образовался блок мартовцев-бундовцев-«экономистов» и других противников «твердых искровцев». В. И. Ленин точно оценил роль Бунда в успешном для оппортунистов голосовании на съезде: «Мартов одержал тут победу: принята была... его формулировка, благодаря Бунду, который, конечно, сразу смекнул, где есть щелочка, и всеми своими пятью голосами[74] провел „что похуже" (делегат от „Рабочего Дела" именно так и мотивировал свой вотум за Мартова!)»[75].

    В. И. Ленин подчеркивал в своих работах, что объединение бундовцев во главе с Либером, «мягких искряков» под руководством Мартова и «рабочедельцев» привело к опасному положению на съезде. «Бунд+"Рабочее дело" могут решить судьбу любого решения, под­держивая меньшинство искровцев против большинства»,— писал он[76]. «Мартов и К° еще раз (и даже не раз, а несколько раз) победили большинство искряков при благородном содействии Бунда + „Рабочего дела" — напр., по вопросу о кооптации в центры (вопрос этот решен был съездом в духе Мартова)» [77].

    Анализируя итоги съезда сразу же после его окончания, В. И. Ленин констатировал, что из 55 делегатов съезда (43 с решающим голосом и 12 — с совещательным) евреи составили немного меньше половины: 25 де­легатов (21 — с решающим и 4 — с совещательным)[78].

    Бундовцы, представлявшие незначительную часть российского пролетариата, заняли по количеству выступлений, как, впрочем, и их соратники — «экономисты», непомерно большое место. Всем своим поведением на съезде бундовцы явно стремились навязать свою линию съезду, а затем, через решения съезда, и всей РСДРП.

    Они настойчиво боролись за то, чтобы вместо признанного передовой социал-демократической общественностью органа — созданной В. И. Лениным газеты «Искра» — съезд утвердил нечто иное. Что же именно? Предложение фактического главы бундовской делегации Либера, высказанное в его выступлении на съезде, нельзя не воспроизвести. Оно очень показательно для оценки лавирующей тактики Бунда на съезде, направленной, однако, неизменно против большевизма:

    «Я полагаю, что вопрос о Центральном Органе не сводится только к тому, какие принципы должны отстаиваться Центральным Органом. Остается еще вопрос о форме Центрального Органа. Центральным Органом считается „Рабочая газета". (Газета под таким названием первоначально выходила в Киеве при участии и под руководством Б. А. Эйдельмана, П. Л. Тучапского, Н. А. Вигдорчика и других. Вышло два номера этой газеты в августе и в декабре 1897 года. Затем редакция была арестована. Попытку возобновить издание газеты взял на себя уцелевший от арестов ЦК Бунда. Таким образом, Либер в своем выступлении сначала явно претендует на то, чтобы Центральным Органом партии, призванным во многом определять всю организационную и идеологическую деятельность ее, стала газета, оказавшаяся в руках Бунда.— Авт.). Пока не отменена „Рабочая газета", мы не можем назначить новый орган. Я думаю, что, несмотря на те недостатки, которые я усматриваю в „Искре", она должна быть признана Центральным Органом. Другой вопрос о том, достаточно ли нам одного органа. Отвечала ли „Искра" на все запросы чи­тателей? Я отвечаю — нет. РСДРП недостаточно иметь один Центральный Орган. Ей необходимо руководство одного Центрального Органа. Но неужели полагают, что нет необходимости в рабочей газете? Удивляюсь, как товарищи, до меня говорившие, не отметили этой необходимости... Мы должны создать такой орган, который был бы понятен широкой массе... Предлагаю высказаться по вопросу о том, находят ли товарищи необходимым второй орган — „Рабочую газету" — для популяризации идей в рабочей массе»[79].

    Немедленно Либера поддержал Акимов: «Я знаю, что „Искра" будет признана партийным органом. Но я высказываюсь против этого»[80]. На случай, если идея Либера — объявить «Рабочую газету» единственным Центральным Органом партии — не будет принята большинством участников съезда, лидер Бунда тут же, лавируя, вносит другое предложение: иметь два ЦО.

    После острой борьбы съезд отверг претензии бундовцев и поддержавших их оппортунистов, «констатировал, что „Рабочая газета" перестала существовать» [81], и принял резолюцию, отменяющую решение I съезда РСДРП о признании «Рабочей газеты» Центральным Органом партии[82]. Была принята резолюция, в которой II съезд РСДРП объявил «Искру» своим Центральным Органом [83].

    Попытка бундовцев навязать партии свое идейное руководство, да и организующую линию своего Центрального Органа, — не увенчалась успехом.

    На 27-м (утреннем) заседании 5 августа 1903 года съезд вернулся к обсуждению вопроса о положении Бунда в партии. Обсудив устав Бунда, построенный на принципах федерализма (в бундовском понимании: союз двух партий), съезд отверг его как противоречащий Уставу РСДРП. Тогда делегация Бунда, заявив о выходе Бунда из РСДРП, покинула съезд[84], оставив письменные заявления и два письма, в которых грубо искажалось существо борьбы съезда против сепаратизма Бунда. Эти бундовские документы были явно рассчитаны на то, чтобы развернуть агитацию и пропаганду среди еврейского населения против РСДРП. В. И. Ленин в проекте резолюции о выходе Бунда из РСДРП[85], а также в ряде других своих произведений отмечал ошибочность позиции бундовской делегации и выразил «твердое убеждение в необходимости полного и теснейшего единства еврейского и русского рабочего движения в России, единства не только принципиального, но и организационного»[86]. В. И. Ленин считал необходимым, чтобы «еврейский пролетариат был подробно ознакомлен... с отношением русской социал-демократии» к происходящему[87].

    Так «самоотторжением» Бунда от РСДРП завершилась борьба на II съезде партии.

    Следует обратить внимание на выступление Либера во время заседания съезда, с которого бундовцы ушли. Он заявил: «В 1895 г., т. е. за два года до основания Бунда, в одной нашей [88] (разрядка моя.— Авт.) брошюре говорилось следующее: „...Мы должны решительно признать, что наша цель, цель действующих в еврейской среде социал-демократов, состоит в том, чтобы создать специально еврейскую рабочую организацию..."»[89]. Либер имеет в виду бундовскую брошюру «Поворотный пункт в истории еврейского рабочего движения», а речь идет о докладе Ю. Мартова на съезде еврейской интеллигенции в Вильно[90]. Таким образом, официально, на уровне съезда, бундовцы признали Ю. Мартова автором бундовской брошюры. Этот факт заслуживает особого внимания как неопровержимое свидетельство сотрудничества представителей еврейской буржуазной интеллигенции из числа оппортунистов на базе общих классовых интересов, кастовых традиций — в данном случае меньшевика Ю. Мартова и бундовцев.

    После II съезда РСДРП бундовцы продолжали подрывную работу против большевизма, активно пропагандировали, в частности, идею еврейской «национальности», создавая, по точной оценке В. И. Ленина, в еврейском пролетариате «настроение „гетто"»[91]. После съезда вождь революционного пролетариата продолжил борьбу против бундизма и сионизма, разоблачал «идейное родство сионистов и бундовцев»[92].

    Тщательно обоснованные выводы В. И. Ленина имели и имеют сейчас основополагающее значение.

    На IV (Объединительном) съезде РСДРП, заседавшем с 10 по 25 апреля 1906 года, было принято 66 голосами против 32 при 8 воздержавшихся предложение Бунда о вхождении его в состав РСДРП. Уже в ходе обсуждения этого вопроса на 25-м заседании съезда снова развернулась острая борьба между противниками бундовского сепаратизма и бундовцами. «Вы являетесь партией нам чуждой»,— откровенно заявил Либер[93]. Но Бунд, если верить его словам на съезде, пошел на значительные уступки в вопросах федерализма, объединение формально состоялось. Ближайший последующий опыт показал, однако, что фактического объединения не произошло по воле лидеров Бунда: уже в октябре 1906 года ЦК Бунда специальным решением запретил объединение своих местных комитетов с комитетами РСДРП. Отказ Бунда от реального объединения констатировала конференция РСДРП 1908 года[94].

    Итак, Бунд, претендовавший на представительство интересов еврейского пролетариата, но являвшийся по основному составу, по идеологии и политике мелкобуржуазной организацией, формально вошел в состав РСДРП на IV съезде, в 1906 году, фактически же остался самостоятельной партией. Но лидеры Бунда, неуклонно проводившие в жизнь свою линию на федерализм в низовых своих организациях, активнейшим образом действовали на пленумах, конференциях и съездах РСДРП в качестве воинствующих противников ленинских идей и последовательных союзников антиленинских течений, группировок, блоков.

    На II (Первой Всероссийской) конференции РСДРП в ноябре 1906 года бундовцы образовали блок с меньшевиками и, пользуясь в итоге этого объединения большинством голосов, добились принятия резолюции «О тактике РСДРП в избирательной кампании». Эта резолюция допускала блоки с кадетами.

    На V съезде РСДРП (30 апреля — 19 мая 1907 года) меньшевики и бундовцы вместе имели 143 решающих голоса (88 и 55) [95], а большевики — 89 [96]. По всем принципиальным вопросам бундовцы выступили против сторонников В. И. Ленина в союзе с его противниками. Опасной была попытка оппортунистов протащить идею создания «широкой рабочей партии», в которую, по замыслам лидеров антиленинских группировок, вошли бы социал-демократы (меньшевики и большевики), эсеры, анархисты, бундовцы и т. д. Это привело бы на деле к ликвидации РСДРП, растворению ее в мелкобуржуазной массе.

    В упорной борьбе ленинцам удалось сохранить партию.

    В период VI съезда РСДРП (б) (26 июля — 3 августа 1917 г.) бундовцы продолжали активную борьбу против ленинских идей, выступая в союзе с меньшевиками, эсерами, анархистами, сионистами и другими врагами назревавшей социалистической революции.

    Многозначителен теснейший альянс лидеров бундовцев, меньшевиков, эсеров и других мелкобуржуазных партий. Широко известна в истории знаменитая троица: Гоц—Либер—Дан, точно оцененная в популярнейшем в предоктябрьский период стихе Демьяна Бедного «Либердан». Активнейший лидер Бунда М. И. Либер (Гольдман), не менее деятельный член ЦК партии эсеров А. Р. Гоц и один из наиболее воинствующих мень­шевиков Ф. И. Дан (Гурвич) в личном сотрудничестве осуществляли союз против большевиков более активно, чем это проявлялось в низах мелкобуржуазных партий. Менее известно, что и вся руководящая верхушка меньшевистской партии — П. Б. Аксельрод, Р. А. Абрамович (Рейн), Ю. О. Мартов (Цедербаум), включая упомяну­того Ф. И. Дана, а также ведущие деятели Бунда — А. И. Кремер (Вольф), В. Д. Медем (Гринберг), А. Я. Мутник (Абрамов), В. Коссовский (М. Я. Левинсон), Р. А. Абрамович (он был членом двух ЦК — бундовского и меньшевистского), А. И. Вайнштейн (Рахмилевич), и лидеры эсеров — В. М. Чернов, А. Р. Гоц, Д. Д. Донской, М. Я. Гендельман также образовывали более тесную коалицию в верхах, чем та коалиция в низах этих партий, которая тоже существовала. А именно эти люди — в основном выходцы из среды еврейской буржуазной интеллигенции — составляли руководящее ядро этих партий[97], вступивших на путь сотрудничества с «буржуазной демократией» и изменивших делу револю­ции[98].

    Бундовцы сотрудничали и с сионистами. Так, в 1909 году они провели совместную конференцию в Черновцах, с 1908 года сообща издавали в Вильно журнал «Литерарише монатшрифтэн», редакторами которого были сионисты и бундовцы, совместно участвовали в «движении идишизм» на совместных сионистско-бундовскпх съездах и т. д. Один из крупнейших сионистских вождей С. М. Дубнов в те годы выдвинул лозунг: «Евреи всех классов и партий, объединяйтесь!»

    В этих условиях борьба В. И. Ленина в течение всего дооктябрьского периода против сионистско-бундовских идей изоляции евреев, в том числе социальных низов еврейства, от общероссийского демократического, рабочего движения имела серьезное значение, и ленинские произведения по этой проблеме наиболее точны, содержат глубоко обоснованные оценки, особенно полно отражают существо дела.

    В статье «К еврейским рабочим»[99], напечатанной в 1905 году как предисловие к брошюре на идиш «Извещение о III съезде Российской социал-демократической рабочей партии», В. И. Ленин подробно раскрыл историю борьбы партии против лидеров Бунда в период I, II, III ее съездов. Социал-демократы в России неизменно выступали под великим лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Они провозглашали, что без подлинного единства трудящихся «невозможна победоносная борьба» против царизма. «К сожалению...— пишет В. И. Ленин,— единство еврейских и неев­рейских социал-демократов в одной партии было уничтожено»[100]. Он отмечает, что лидеры Бунда стали распространять идеи, которые «резко противоречат всему мировоззрению социал-демократии. Вместо того, чтобы стремиться к сближению еврейских рабочих с нееврейскими, Бунд начал вступать на путь отрыва первых от последних, выдвигая на своих съездах обособленность евреев... Вместо того, чтобы продолжать работу I съезда Российской социал-демократической партии в сторону еще более сильного объединения Бунда с партией, Бунд сделал шаг к своему отделению от партии: Бунд сперва выступил из единой заграничной организации РСДРП и основал самостоятельную заграничную организацию, а позже Бунд выступил также из РСДРП, когда II съезд нашей партии в 1903 году значительным большинством голосов отказался признать Бунд единственным представителем еврейского пролетариата»[101].

    Издание отчета о III съезде РСДРП было важным шагом на пути привлечения рабочих-евреев в ряды РСДРП, вопреки воле бундовской верхушки.

    Бунд упорно сопротивлялся объединению социал-демократов-рабочих на местах, препятствовал РСДРП в решении этой задачи[102], развернул пропаганду идеи «культурно-национальной автономии»[103], противопоставлял ее идеям пролетарской солидарности.

    Эти лозунг, идея, линия «культурно-национальной автономии», эта политика Бунда поддерживались всеми еврейскими буржуазными партиями в России, сионистами. Августовская (1912 г.) конференция ликвидаторов-оппортунистов, добивавшихся прекращения существования революционной партии российского пролетариата, то есть лидеры меньшевиков, троцкистов и других антиленинских группировок в РСДРП, также признала правомерной политику «культурно-национальной авто­номии».

    В. И. Ленин в своих произведениях дал обстоятельную оценку сионистско-бундовской идее. «Социалисты, — писал он,— борются со всеми и всякими, грубыми и тонкими, проявлениями буржуазного национализма. Именно таким проявлением является и лозунг „национально-культурной автономии»[104].

    Родство идей Бунда и идеологии еврейской буржуазии В. И. Лениным подчеркивалось в связи с критикой им сионистско-бундовского лозунга еврейской «национальной культуры» неоднократно. «Кто прямо или кос­венно ставит лозунг еврейской „национальной культуры",— писал он,— тот (каковы бы ни были его благие намерения) — враг пролетариата, сторонник старого и кастового в еврействе, пособник раввинов и буржуа»[105].

    В. И. Ленин остро критиковал компилятивность бундовской идеологии в целом, ее особенную реакционность. «Наши бундовцы,— писал он,— ...собирают на всем свете все ошибки и все оппортунистические шатания социал-демократов разных стран и разных наций, забирая в свой багаж непременно самое худшее...» [106] Многократно он указывает, что Бунд фактически является «подголоском» еврейских буржуазных партий[107], то есть сионизма.

    В. И. Ленин точно оценил позицию бундовцев в годы первой мировой войны. Они враждебно относились к России, России вообще. «Бундовцы,— писал В. И. Ленин,— ...большей частью германофилы и рады поражению России»[108].

    После Февральской революции сионисты и бундовцы развернули большую активность. Считали, что свержение царизма открыло новые возможности для капиталистического развития России, для буржуазного демократизма. Теперь они открыто перешли в лагерь буржуазии, отбросив «социалистическое» фразерство. Еврейская крупная, средняя и мелкая буржуазия получила самые широкие возможности для активной деятельности в стране. Десятая конференция Бунда, состоявшаяся в апреле 1917 года, отметила «всю важность поддержки нового правительства (это было контрреволюционное Временное правительство, активно сотрудничавшее с еврейской буржуазией.—Авт.) для того, чтобы удержать завоеванную свободу» (читай: буржуазно-демократические свободы, которые вполне удовлетворяли интересы еврейской буржуазии и ее агентуры в мелкобуржуазных партиях).

    В период между Февралем и Октябрем 1917 года Бунд стал составной частью сионистского движения и фактически, и формально. Он участвовал в лице своих представителей в комитете по созыву сионистского съезда, присутствовал на съездах сионистов в мае в Киеве и Екатеринославе, организационно объединившись с самыми реакционными формированиями еврейской буржуазии.

    Бунд, сионисты, меньшевики и эсеры ожесточенно противодействовали надвигавшейся очистительной грозе пролетарской социалистической революции.

    Одним из средств их борьбы против большевиков была ожесточенная клеветническая кампания, в которой участвовали кадеты, бундовцы, меньшевики и все прочие враги социалистической революции. В статье «Политический шантаж», опубликованной в сентябре 1917 года, В. И. Ленин писал об этой тактике классовых врагов пролетариата: «Газетная травля лиц, клеветы, инсинуации служат в руках буржуазии и таких негодяев, как Милюковы[109], Гессены[110], Заславские[111], Даны[112]и пр., орудием политической борьбы и политической мести» [113].

    Клеветническая кампания была в значительной мере направлена против В. И. Ленина. Но клеветники не достигли цели. Рабочий класс верил своему вождю и шел за ним.

    Победа Великого Октября была поражением сионизма в России и его союзника — Бунда.

    Значение дооктябрьских ленинских произведений для историографии дооктябрьского периода и современной научной критики сионизма неоценимо.

    Значительное внимание уделил В. И. Ленин разоблачению «сионистов-социалистов», стремившихся в целях обмана еврейских социальных низов проповедовать теорию соединения сионизма с социализмом. Он отмечал, что «сионисты-социалисты» относятся к буржуазным партиям [114].

    Перед Штутгартским международным социалистическим конгрессом, состоявшимся в августе 1907 года, Центральный комитет «Сионистско-социалистической рабочей партии» (образовавшейся в 1904 году) обра­тился в Центральный Комитет РСДРП с предложением принять ее в социал-демократическую подсекцию русской секции II Интернационала.

    ЦК РСДРП отказал. Тогда сионисты попытались вступить во II Интернационал с помощью эсера Рубановича и лидера входившей в эсеровскую подсекцию «Социалистической еврейской рабочей партии» («СЕРП») Житловского. В. И. Ленин на заседании Международного социалистического бюро (МСБ) [115] решительно выступил против приема сионистов в Интернационал.

    В результате бюро приняло решение об отказе в приеме «социалистов-сионистов» в состав II Интериацнонала. Принятие в МСБ другой сионистской организации— «СЕРП», которую эсеры раньше протащили в свою подсекцию МСБ, В. И. Ленин считал совершенно неоправданным и также протестовал против пребывания «СЕРП» в МСБ[116]. Его последовательная и непримиримая борьба против сионизма имела огромное значение для международного революционного движения.

    В дооктябрьский период против сионизма, бундизма активно выступали многие российские социал-демократы.

    Г. В. Плеханов именовал бундовцев «непоследовательными сионистами» и отмечал, что они стремились «утвердить Сион не в Палестине, а в пределах российского государства»[117]. И это мнение было свойственно не ему одному. Большевистская газета «Социал-демократ» в редакционной статье 5 (18) ноября 1912 года подчеркивала точно в той же формулировке, что Бунду присущ «непоследовательный сионизм»[118]. Оценка бундизма, как разновидности сионизма, имеет несомненно принципиальное значение для историографии.

    Непримиримую борьбу против бундизма вели марксисты на съездах партии до Октября. А позиция бундовцев, их совершенно неправомерные претензии стали известны уже на I съезде РСДРП. Они требовали особого положения в партии и заявляли, в частности, что «еврейские рабочие... являются в некотором смысле авангардом всероссийского пролетариата»[119]. I съезд еще не развернул активной борьбы против бундизма. Присутствовало на нем всего 9 делегатов: С. И. Радченко — от Петербурга, А. А. Ванновскнй — от Москвы, К. А. Петрусевич — от Екатеринослава, Б. Л. Эйдельман и Н. А. Вигдорчик —от «Рабочей газеты», П. Л. Тучапский — от Киева, А. Кремер, А. Мутник и Ш. Кац — от Бунда[120]. Бундовцы составляли треть делегатов съезда. Бунд, рассматривавший себя как «своего рода „ось", вокруг которой совершается все движение российского пролетариата» (по выражению Г. В. Плеханова), не сыграл значительной роли в подготовке и проведении съезда, однако провел свою линию на вхождение в партию в качестве «автономной организации»[121].

    В последующем бундовцы продолжали проводить свою «непоследовательно» сионистскую позицию. В минуту откровенности один из лидеров Бунда В. Медем и сам заявлял, что, если быть последовательным, то надо быть сионистом, а не бундовцем[122].

    На II съезде РСДРП решительно выступали против оппортунизма Бунда искровцы Д. А. Топуридзе (Карский), А. М. Стопани (Ланге), Б. М. Кнунянц (Русов), М. Н. Лядов (Мандельштам), Л. Д. Махлин (Орлов), Г. М. Мишенев (Муравьев), П. К. Никитин (Степанов), А. Г. Зурабов (Беков) и Г. В. Плеханов. Стенограммы последующих дооктябрьских съездов партии документально свидетельствуют о принципиальной борьбе многих ленинцев против бундизма, представляют собой ценный источник для историографии.


    1.3. Просионистская и сионистская литература

    Представляется целесообразным выделить из общей массы сионистских и сионофильских изданий, столь многочисленных в дооктябрьский период, статью в широко известном Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона «Евреи»[123]. Это большая по объему публикация, насыщенная фактическим материалом. Она явно несет на себе и печать времени, и выражает взгляды ее явно сионофильски настроенных авторов. Но при последовательно критичном отношении ко всему ее содержанию, она может быть источником для накопления фактологического материала.

    Так, в разделе статьи, посвященном характеристике евреев в антропологическом отношении, указывается, что 25 процентов лондонских «ашкенази» белокуры, 11 процентов имеют голубые глаза и 30 процентов — серые [124]. Констатируется также, что наряду с «долихоцефальными евреями» существовали «брахицефальные евреи» Гер­мании, России, Кавказа, караимы Крыма и др.— ...«скорее всего иранцы, принявшие иудаизм»[125]. Не будучи в состоянии игнорировать реальность, авторы статьи пишут о существовании больших антропологических различий между «сефардами» и «ашкенази», а также между различными группами внутри тех и других[126]. Эти факты за­служивают внимания в связи с необходимостью идейной борьбы в наши дни с сионистскими вымыслами о существовании якобы «всемирной еврейской расы» (см. главу 4 этой книги).

    Значительное место в статье занимает раздел об истории еврейства. Авторы сообщают, будто бы еврейский «народ» «сделался носителем возвышенного монотеизма и идей, легших в основу морали цивилизованного мира»[127]. Подобные антинаучные, реакционные, явно сионистские идеи в статье многочисленны.

    Но и в этом разделе упоминаются факты, заслуживающие с определенной точки зрения изучения. Например, сведения о Хазарском царстве, существовавшем на нижней Волге. Царь этой страны, по словам авторов статьи, принял в 730 году вместе со всеми его «сановниками» иудаизм и обратил в иудейскую веру населе­ние своего государства, просуществовавшего до 969 года, когда князь Святослав завоевал столицу хазар — Итиль. Бежавшие хазары захватили в Крыму небольшое княжество, которое в 1016 году было разрушено сыном Владимира Мстиславом[128].

    Сведения о хазарах-иудеях помогают исследовать тот важный факт, что иудаизм принимали жители целых государств, не имевших никакого этнического «родства» с «древними евреями».

    В статье также с сионистских позиций объясняются причины изгнания евреев из Италии в 855 году, с Пиренейского полуострова в 1492 году, из Англии в 1290 году и из других государств. Подлинно научное исследо­вание этих причин еще впереди.

    В этой публикации имеются некоторые сведения и о переселении евреев в славянские страны, в Россию, где, по оценке авторов, отношение к ним было терпимее, чем в Западной Европе. Много внимания уделено истории «черты оседлости», без научного объяснения исторического феномена. Дело представлено так, будто все евреи, независимо от их классового положения, подвергались беспричинным «гонениям». Лишь иногда в статье констатируется, что богатые евреи пользовались боль­шими льготами, например, им разрешалось приписываться в купечество первой гильдии по всем городам Российской империи[129].

    В целом для статьи характерно то, что в центре внимания в ней — пропаганда сионистской идеи об «особых страданиях евреев» во всей истории человечества.

    Оценку этого сионистского вымысла, проповедуемого многими апологетами еврейской буржуазии, дал Ю. С. Иванов. Утверждать, что евреи страдали больше, чем кто бы то ни был, на протяжении всей истории человечества,— значит «не только намеренно... извращать факты прошлого, но и сознательно вставать на позиции расизма, лишь вывернутого наизнанку, воспитывать открытую или затаенную неприязнь ко всем и вся, сеять рознь» — таков обоснованный вывод советского иссле­дователя сионизма[130].

    Таким образом, статья заслуживает внимания в плане оценки легальной литературы того времени.

    Отношение к такому крайне реакционному явлению в историографии, как произведения сионистских идеологов, определяется классовой позицией советского читателя, исследователя, стоящего на марксистско-ленинских позициях. Отрицание сионистского мракобесия, беском­промиссная борьба против человеконенавистнических сионистских идей — единственно возможное восприятие публикаций духовных прислужников еврейской буржуазии, силящихся воздействовать на умы и сердца самыми подлыми средствами.

    Вместе с тем сионистская литература при неизменно критическом отношении к ней может способствовать политически образованному читателю в уяснении идейных позиций врага, его тактики и стратегии, его целей и многих других атрибутов арсенала сионизма. «"Закрывать просто глаза" не только на буржуазную науку, но даже и на самые нелепые учения до крайнего мракобесия включительно, конечно, безусловно вредно...— писал В. И. Ленин, — Но одно дело — не закрывать глаз на буржуазную науку, следя за нею, пользуясь ею, но относясь к ней критически и не поступаясь цельностью и определенностью миросозерцания, другое дело — пасовать перед буржуазной наукой...». [131] Это ленинское указание является основой научного подхода к многочис­ленным сионистским публикациям.

    До Великого Октября в России существовало множество изданий, принадлежащих сионистам. Например, в Петербурге—Петрограде в разные годы ими публиковались журналы: «Будущность», «Рассвет», «Книжки Восхода», еженедельник «Идишес фольксблат» («Еврейская народная газета»), газеты «Дер фрайнд» («Друг»), «Дер тог» («День»).

    Произведения, изданные сионистами, заслуживают внимания при всей их очевидной реакционности, в частности, потому, что сионистские идеологи, лидеры да и рядовые члены организаций нередко своими откровенными заявлениями свидетельствуют против себя так су­щественно, убедительно, ярко, как не смогли бы это сделать даже их противники. Скажем, содержание книги крупного сионистского идеолога и организатора С. М. Дубнова «Письма о старом и новом еврействе» позволяет сделать вывод: массовая эмиграция евреев была именно самими сионистами и спланирована, ими направлялась и организовывалась. И форсировали эту эмиграцию сионисты. В дни первой русской революции нееврейские и еврейские реакционные круги вызвали столкновения между различными группами населения. Процитируем выдержки из книги Дубнова.

    «Нашим основным принципом,— пишет он,— должно быть: не раздроблять еврейской диаспоры, не разбрасываться на большом пространстве мелкими группами, а напротив — концентрироваться более или менее значительными массами... Для меня нет сомнения, что, кроме будущей еврейской Палестины, нет места, более пригодного для утверждения еврейского центра с известной внутренней автономией, чем современная Америка»[132]. «Для всех подобных целей должна существовать обширная организация, о которой ещё в начале 80-х годов мечтали друзья народа. (Речь идет о том, что «друзья народа», как именует С. М. Дубнов сионистских лидеров, давно планировали организованную еврейскую эмиграцию из России.— Авт.) Нужно учредить центральный переселенческий комитет с отделениями во многих пунктах Европы и других частей света. В комитете и его отделениях должны быть сосредоточены все нити эмиграционного движения: отсюда должно исходить руководство всем делом... Будущий «переселенческий комитет» должен содействовать упорядочению не только главного течения эмиграции — североамериканского, но и боковых течений — палестинского, южноафриканского, аргентинского и проч.»[133].

    Дубнов, выступая в роли одного из крупнейших руководителей сионизма, требует «сделать будущий ко­личественный центр еврейства в Америке и качественным его центром или, по крайней мере, одним из таких центров»[134]. «Эмиграция в Америку идет безостановочно, с поразительной правильностью,— констатирует Дубнов, убедительно опровергая (разумеется, невольно, по поговорке «шила в мешке не утаишь») вымыслы клеветников о том, что погромы якобы породили эмиграцию евреев из России в США и другие будущие важнейшие опорные пункты международного сионизма: Южную Америку, Палестину.— Статистика уже выяснила, что средняя цифра еврейской эмиграции из России в одну только Северную Америку составляла в период 1881—1897 гг. по 25 тысяч человек в год, а за четырехлетие 1898—1902 гг.— по 35 тысяч человек в год (в круглых цифрах). Если прибавить сюда эмиграцию во все другие страны света, то придем к заключению, что в последние годы вся еврейская эмиграция из России до­шла до нормы 50 тысяч в год. Считая естественный прирост еврейского населения в России в полтора процента, мы получим при пятимиллионной численности общий годовой прирост в 75 тысяч. Следовательно, ныне из России уходит около 2/з нашего годового прироста»[135]. Дубнов подчеркивает, что не ставится задача «полного исхода» евреев из России, «но во всяком случае, частичное перемещение нашего главного исторического центра в Северную Америку — факт совершающийся и бесспорный. Это перемещение есть величайшее событие нашей современной истории»,— заявляет сионистский лидер[136]. «С. Америка даст наибольший простор для осуществления» сионистских идеалов[137].

    Дубнов неоднократно указывает, что не ставится задача ослабления позиций еврейства в России и других странах, откуда сионистами организуется эмиграция в США, Палестину и другие районы (которые в ближайшие десятилетия вслед за началом реализации сионистских планов организованной эмиграции действительно стали крупнейшими опорными пунктами международного сионизма). Дубнов пишет: «Мы не отказываемся от нашего исторического и нравственного права на эти старые центры, мы и здесь всеми силами будем стремиться к улучшению нашего экономического быта... И как бы долго ни продолжалась эта борьба... мы все-таки не утратим веры в будущий успех нашего дела» [138].

    Откровенные высказывания одного из крупнейших сионистских деятелей не нуждались бы в комментариях, если бы сионистская ложь о еврейских погромах как главной или даже единственной причине эмиграции евреев из России не насаждалась в умах непосвященных так долго и настойчиво, что превратилась в стереотип, широко привившийся в буржуазной, антикоммунистической печати. Из слов же столь «заслуженного» перед сионизмом человека, как С. М. Дубнов, со всей определен­ностью явствует, что еврейская эмиграция за десятилетия до спровоцированных царской реакцией и сионистской верхушкой шумных столкновений между еврейской и нееврейской мелкой буржуазией рассчитывалась (сохранить прочную базу в России) и планировалась (зна­чительно усилить позиции в США, Южной Африке, Палестине) главарями политических организаций еврейской буржуазии.

    Столь своеобразное явление, как еврейские погромы, однако еще нуждается в специальном, глубоком, всестороннем исследовании. Если реакционная роль царизма и нееврейской буржуазии в организации погромов в литературе подвергнута многократно справедливой и резкой критике, то деятельность сионистов, активно разжигавших в мелкобуржуазной еврейской среде враждебность к неевреям и также провоцировавших кровавые стычки, почти совсем не освещена. Между тем писания того же Дубнова, при всей осторожности этого коварного сионистского политического деятеля, свидетельствуют о воспитании им у евреев совершенно неоправданной вражды к «русскому организованному пролетариату»[139].

    Дубнов невольно порой разоблачает собственные вымыслы о всеобщем «антисемитизме». Например, он пишет, что после «введения казенной водочной монополии еврейская эмиграция поднялась до 40—50 тысяч ежегодно»[140]. Это высказывание сионистского лидера — еще одно доказательство того важного для историографии положения, что излюбленные спекуляции сионистов на обвинениях в «антисемитизме» мы обязаны всякий раз оценивать сквозь призму точного и объективного марксистско-ленинского анализа. «Введение казенной водочной монополии» Дубновым используется для обвинения всей России в «антисемитизме» и в качестве «аргумента» к его воинствующему сионистскому постулату: «русский волк» никогда не будет «мирно жить с еврейским ягненком» [141].

    Справедливо ли, однако, оценивать введение государственной монополии в России на торговлю спиртными напитками как акт «антисемитизма»?

    Посмотрим произведения авторов-неевреев, критиковавших еврейскую буржуазию до Великой Октябрьской социалистической революции, относящиеся к рассматриваемому сюжету, например работы Г. Р. Держа­вина. Правительство России поручило ему всесторонне оценить положение дел в «черте оседлости». Г. Р. Державин честно изучил реальность и сделал тщательно обоснованные выводы: «Некоторые помещики, отдавая на откуп жидам (термин «жид» в литературном польском языке в прошлом и настоящем употребляется как вполне правомерный, признанный, подобный тому, как аналогичные понятия, тоже связанные с корнем слова «иудей», употребляются в немецком, английском, испанском и других языках: «юде», «джуиш», «иудио» и т. п. Слово «жид», заимствованное российской литературой из польского языка в годы массовой миграции евреев из Польши в Россию, употреблялось, например, русскими классиками как вполне литературное понятие. В последующем в быту это слово стало рассматриваться обывателями как оскорбительное для евреев.— Авт.) в своих деревнях вин­ную продажу, делают с ними постановления, чтобы их крестьяне ничего для себя нужного нигде ни у кого не покупали и в долг не брали, как только у сих откупщиков, и никому из своих продуктов ничего не продавали, как только сим жидам же откупщикам, а сии, покупая от крестьян и продавая им втрое дороже истинных цен, обогащаются барышами и доводят поселок до нищеты... К вящему же их расстройству не токмо в каждом селе­нии, но в иных и по нескольку построено владельцами корчем, где для их и арендаторских прибытков продается по дням и ночам вино. Сии корчмы не что иное суть, как сильный соблазн для простого народа. В них крестьяне развращают свои нравы, делаются гуляками и нерадетелями к работам. Там выманивают у них жиды не ток­мо насущный хлеб, но и в землю посеянный, хлебопашеские орудия, имущество, время, здоровье и самую жизнь»[142]. В 1886 году было проведено обследование в одной из губерний «черты оседлости» — Минской — и установлено, что из 1650 «питейных заведений» 1548 фак­тически принадлежали евреям, то есть около 99 процентов. Растущий алкоголизм был источником болезней, порождал (наряду, разумеется, с другими факторами), разбитые семьи, несчастья, нищету, разорение.

    То же обследование показало, что из 1297 табачных лавок 1293 были их собственностью[143]. Когда подобные факты констатируются в научной литературе, сионистская пропаганда облыжно обвиняет ученых в «антисе­митизме», используя это обвинение в целях подавления антисионистской по сути пропаганды. Совершенно очевидно, что никакого «антисемитизма» в борьбе против реакционных традиций иудаизма, разумеется, нет. Наоборот, существует в историографии насущная и очень слабо исследованная проблема: враждебная позиция иудаизма по отношению к неиудеям как проявление классового антагонизма иудейской эксплуататорской верхушки по отношению к неиудеям.

    В статье «Физические и нравственные элементы Северо-Западной губернии»[144] с обоснованной тревогой указывалось: «Употребление водки с ранних лет подвергает крестьян преждевременной слабости, слабосилию и бессилию... Развивается тунеядство, а с ним и нищенство.

    Множество хижин пьяниц-тунеядцев полуразвалено, дети ходят в рубищах и нередко остаются без куска хлеба».

    Существуют и другие многочисленные свидетельства огромного вреда алкоголизма, крайне отрицательно влияющего на наследственность многих поколений.

    Таким образом, заявление Дубнова о том, что запрещение открытой частной торговли водкой, введение государственной монополии связано якобы с политикой «антисемитизма» — свидетельство крайней беспринципности сионистов.

    В многочисленных публикациях сионистов до Великой Октябрьской социалистической революции высказывались реакционные идеи о «всемирной еврейской нации» и якобы необходимости ее собирания «на земле предков», о «всеобщем антисемитизме», якобы свойственном всему нееврейскому населению мира, о «превосходстве евреев над неевреями» и различные варианты этих идей. Подчеркнем, что идейные конструкции сионистских «теоретиков» отнюдь не сводились лишь к обеспечению планов захвата Палестины еврейской буржуазией, а служили и целям укрепления позиций сионизма в «диаспоре», то есть в международных масштабах.

    Проповедниками сионистских идей были Мозес (или Моисей) Гесс (1812—1875), опубликовавший в 1862 году книгу «Рим и Иерусалим», Лео Пинскер (1821—1891), издавший в 1882 году книгу «Автоэмансипация». Их публикации распространялись в России до Октября и в переводе на русский язык[145].

    Прав советский исследователь сионизма В. А. Семенюк, указывающий в наши дни, что в писаниях М. Гесса и Л. Пинскера была в основе сформулирована «готовая теория сионизма»[146], концептуальное изложение идеологии еврейской буржуазии.

    Одним из наиболее широко известных дооктябрьских сионистских произведений была публикация Теодора Герцля (1860—1904) —«Еврейское государство»[147].

    До Октября были изданы также произведения Ахада Гаама (псевдоним Ашера Цви Гинзберга) (1856—1927)[148], В. Жаботинского[149], А. Руппина[150] и многих других апологетов еврейской буржуазии.

    Критика их человеконенавистнических, реакционных «теорий» обстоятельно дана в произведениях советских авторов, опубликованных после Октября, и рассмотрена нами, естественно, в ходе историографического обзора литературы соответствующих периодов. Пересказывать же здесь эти «теории» без их критики безусловно неце­лесообразно.

    Глава вторая. Критика сионизма в советской историографии с октября 1917 года до середины 1930-х годов.

    В этот историографический период литература о сионизме в нашей стране была немногочисленной, да и то публиковались труды, не специально посвященные критике сионизма, а лишь в некоторой части затрагивающие проблему.

    По-прежнему особое место занимали произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина об идеологии и политике еврейской буржуазии. В эти годы они широко переиздавались в нашей стране. В условиях почти пол­ного отсутствия другой литературы о сионизме работы основоположников научного коммунизма сыграли исключительно важную роль в идейной борьбе против опаснейшего врага трудящихся. Глубоко обоснованные выводы В. И. Ленина о реакционности сионизма вообще и сионистской идеи «еврейской национальности» в частности имели большое значение в идейном и политическом разгроме сионистских организаций в нашей стране после пролетарской революции.

    Принципиальная, политически точная оценка сионизма в документах Коминтерна и в рассматриваемый период и в последующем имела методологическое значение. «Проект Палестины,— указывал Исполком Коминтерна,— попытка отвлечь еврейские трудящиеся массы от классовой борьбы пропагандой массового переселения в Палестину являются... в своем существе контрреволюционными»[151].

    Наиболее точно главную особенность антисионистской литературы этого периода оценил профессор А. М. Малашко в предисловии к книге В. Я. Бегуна «Ползучая контрреволюция». Он отметил, что в 1920-е годы борьба против сионизма в значительном объеме была отдана еврейским секциям РКП (б).

    Еврейские секции РКП (б), именовавшиеся также евсекциями, были учреждены весной 1918 года «для рабо­ты среди еврейских трудящихся». Они состояли в основном из коммунистов-евреев. В работе евсекций существовали просионистские тенденции. В январе 1930 года эти организации были упразднены.

    Евсекции хоть и внесли определенный вклад в разложение сионистских организаций в нашей стране, но сами, вбирая в свой состав выходцев из Бунда, «Поалей Циона» и других сионистских групп, проявляли тен­денцию к обособленности, замкнутости, заражались просионистскими настроениями. «Серьезным изъяном в работе секций было то, что они не создали серьезных марксистских трудов... по истории сионизма в нашей стране до Октября и в первые годы Советской власти. Бывшим бундовцам, пробравшимся на видные посты в секциях, удалось протащить в советскую историческую литературу апологетическое толкование сионизма. В изданной в 20—30-е годы литературе по еврейскому вопросу сионизм изображался не как порождение империализма, а как ответ еврейских трудящихся на антисемитизм»[152].

    А. М. Малашко делает важный вывод о том, что приукрашивание сионизма тормозило изживание рецидивов сионизма в нашей стране, ликвидацию антисоветского сионистского подполья, связанного с зарубежными центрами, а агония сионистской партии «Поалей Цион» в СССР затянулась до 1928 года [153].

    Неблагополучно обстояло дело и с критикой бундизма, по-прежнему активно сотрудничавшего с сионизмом. «Хотя в начале 20-х годов было издано немало книг, освещающих историю Бунда, в которых имеется ряд фактов, разоблачающих его оппортунистическую деятельность, все они содержат серьезные ошибки и неправильные толкования теории и практической деятельности Бунда. В них не дано надлежащей критики бундовского оппортунизма... а Бунд вопреки историческим фактам показан сплошь и рядом как революционная организация, якобы принимавшая активное участие в борьбе против эксплуататорского строя» [154].

    К выводам исследователей необходимо добавить, что ведущая роль еврейских секций во всей направленности литературы о сионизме, о еврейском вопросе, о бундизме в определенной мере не только сказалась отрицательно на содержании произведений по этим проблемам, но и привела к низкой общей активности публикаций, выходивших в свет в весьма небольшом количестве, к сла­бому накоплению источниковой базы в те годы, когда еще были живы многие активные участники борьбы про­тив сионизма и Бунда.

    Не вдаваясь в подробный разбор всех изданных тогда весьма противоречивых произведений, остановимся на одном из наиболее типичных — статье «Евреи» в БСЭ, изданной в 1932 году[155].

    Эта статья, большая по объему, отражает тот общий уровень, который свойствен был в теоретической ра­боте евсекциям, занимавшим руководящие позиции в не­посредственной разработке проблем, связанных с крити­кой сионизма.

    Ее авторы — Я. Рогинский, Т. Гейликман и другие (выступавшие в основном под псевдонимами С. Л., Д. Ш.)—допускают серьезные ошибки. Так, они именуют евреев «преследуемой расой» [156].

    Современная советская наука обоснованно отвергает как существование «еврейской расы», так и вымысел о «преследовании» евреев независимо от их классового положения. Внеклассовый подход к еврейскому вопросу не имеет ничего общего с ленинским к нему отношением. Среди евреев после возникновения классового общества всегда были эксплуататоры и эксплуатируемые. Эксплуатации подвергались и неевреи, а еврейская буржуазия, как и все прочие угнетатели, сама осуществляла притеснения по отношению к социальным низам — и еврейским, и нееврейским.

    Далее в статье высказывается такая идея: «Сионизм вырос как политическая организация под влиянием событий не только в России, но и на Западе — главным образом под влиянием антисемитизма»[157].

    Если не обращать внимания на неясность выражения «вырос... под влиянием событий» (каких именно событий?), а сосредоточиться на существе тезиса, то пропаганда измышления о том, что сионизм «вырос как политическая организация под влиянием... главным образом антисемитизма», также не имеет ничего общего с действительностью. Идеология и политика еврейской буржуазии (сионизм) возникли вместе с самим этим отрядом эксплуататоров. А породили еврейскую буржуазию, как и буржуазию вообще, не «антисемитизм», а совершенно иные факторы, обстоятельно раскрытые марксистско-ленинской наукой, указанные в произведениях К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, посвященных анализу общественно-экономических формаций, истории становления капиталистического строя.

    Авторы статьи «Евреи» считают, что «эпоха Саула, Давида и его преемника Соломона (примерно 1050—950)» является эпохой «сложившегося феодализма»[158], что «особенно важно появление наемных рабочих — не только в деревне, но и в городе»[159], что в древней Иудее существовали «капиталистические слои населения» [160], «революционеры» и «партия революции, ядро которой составляли иерусалимские рабочие и безработные, крестьянские мелкие арендаторы, а также младшее жречест­во»[161] и т. д. и т. п.

    Совершенно очевидно, что в древнееврейских рабовладельческих государствах указанного в статье периода существовал рабовладельческий строй[162], и попытки представить дело так, будто за тысячу лет до нашей эры эти государства достигли такого уровня в их общественно-экономическом развитии, который стал достоянием ев­ропейских народов лишь тысячелетия спустя, не имеют ничего общего с наукой. Эти попытки — совершенно необоснованная претензия на якобы особую, исключительную роль еврейства в истории, будто бы на тысячелетия опережавшего в далеком прошлом в своем общественном развитии все остальное человечество.

    Статья «Евреи» изобилует ошибками, которые здесь нет возможности рассмотреть. В роли членов общей редколлегии этого тома выступали такие лица, как Н. Бухарин, Ю. Ларин (Лурье), допускавшие, как известно, в целом серьезнейшие ошибки в теории.

    Публикация содержит фактический материал, но он нуждается в тщательной проверке. Так, авторы считают, что «эпоха изгнания» (они имеют в виду «вавилонский плен» после разгрома Иудеи в 586 г. до н. э. Вавилоном) «первым своим результатом имела рассеяние (диаспору) евреев»[163]. В действительности же евреи оказа­лись во многих районах мира не в результате «изгна­ния», а в связи с широким распространением иудейской религии среди населения самых разных стран (далее об этом будет сказано подробнее).

    Авторы статьи выражают свою идейную позицию совершенно определенно в таких словах: «Перед евреем-пролетарием в качестве классового врага его вставал далеко не всегда еврей-капиталист, точно так же еврей — мелкий лавочник страдал не непременно от раз­рушительной конкуренции еврея — владельца универсального магазина». Классовый фронт обычно, считают авторы, переплетался с враждой между евреями и неевреями, и «это не могло не накладывать особого отпечатка на классовую борьбу среди евреев»[164]. Непризнание авторами статьи того факта, что борьба между той частью еврейского пролетариата, которая стоит на после­довательно революционных позициях, и еврейской буржуазией — основное социальное противоречие в еврейской среде, вполне достаточно характеризует их самих.

    В течение рассматриваемого нами историографического периода вышли в свет довольно многочисленные публикации о Бунде. К сожалению, они нередко содержат ошибочные положения. Один из авторов, плодивший статьи особенно активно,— М. Рафес называл Бунд «авангардом российской революции»[165]. В действительности же Бунд был во все времена своего бесславного существования носителем оппортунизма в рабочем движении. Авангардом революционных сил в нашей стране в годы ее революционного обновления была большевист­ская партия.

    Литература о сионистских организациях, изданная в 1920—1930-х годах, также нуждается в критическом ос­мыслении. Содержащиеся в ней сведения иногда могут быть использованы в научно-исследовательской, пропа­гандистской работе после основательной проверки. Например, сравнительно достоверная информация о «Независимой еврейской рабочей партии» («НЕРП») содержится в большой по объему статье П. А. Бухбиндера[166].

    Эта партия была создана под эгидой жандармского полковника Зубатова в качестве легальной организации, использованной по его замыслам для насаждения провокаторов во всем революционном подполье России. Виднейшей фигурой в «НЕРП» была М. В. Вильбушевич, которая «всецело попала под влияние Зубатова» и стала «восторженной его поклонницей»[167].

    После прекращения своего существования (июль 1903 года) «НЕРП» поставила своих людей частью в Бунд, частью в «сионистско-социалистическую партию», частью в «Поалей Цион»[168].

    Эти факты соответствуют действительности[169].

    В период с 1917 до середины 1930-х годов вышло в свет несколько произведений советских авторов об иудаизме, представлявшем собой с самого возникновения идеологии еврейской буржуазии до наших дней союзника сионизма.

    Среди публикаций особенной бескомпромиссностью к реакционной концепции иудаизма отличались, в частности, труды академика Николая Михайловича Никольского (1877—1959): «Религия как предмет науки» (речь, произнесенная на собрании Белорусского государственного университета 30 октября 1922 года), «Политеизм и монотеизм в еврейской религии» (книга, изданная в Минске в 1931 году на белорусском языке), «Мировой и социальный переворот по воззрениям раннего христианства» (работа вышла в свет в Москве в 1922 году), «Ев­рейские и христианские праздники, их происхождение и история» (первое издание вышло в Гомеле в 1926 году под названием «Происхождение еврейских праздников и христианского культа», второе издание, доработанное и расширенное, появилось в Москве под названием «Ев­рейские и христианские праздники, их происхождение и история» в 1931 году). В последующем работы Н. М. Никольского переизданы[170].

    Академик вскрывает именно классовую реакционную сущность иудаизма, и потому его труды особенно ценны. Он, например, отмечает: «Что касается еврейских ученых, то для них, а равным образом и для буржуазных кругов еврейства, рупором которых являются эти ученые, поддержание ореола исключительности, который окружает в их концепции еврейскую религию... является одним из способов эксплуатации еврейских трудовых масс»[171].

    Советский автор справедливо указал на важное для историографии явление: «Мы стоим перед фактом, что в научной литературе по истории еврейской религии в наше время господствуют псевдонаучные взгляды»[172]. Он подчеркивает: «Интересы... сионизма сильно пострадали бы, если бы оказалось, что вся блестящая и великолепная религиозная... история древнего Израиля попросту является легендой, да еще фальсифицированной предшественниками современных еврейских ученых»[173].

    Н. М. Никольский, тщательно анализируя историю иудаизма, приходит к выводу, что сформировавшийся в период существования древнееврейских рабовладельческих государств культ Яхве стал духовным орудием эксплуататоров, средством экспансии: «С таким богом, окруженным царским ореолом и солнечным блеском, иудейскому капиталу можно было идти на завоевание мира»[174]. Исследователь подчеркивает стремление иудейства с глубокой древности к «господству... в будущем мире»[175].

    В произведениях советского ученого разоблачена че­ловеконенавистническая природа иудаизма — религиозной формы идеологии рабовладельцев древнееврейских государств, показано, что важнейшей идеей этой религии является идея «превосходства» евреев над неевреями[176].

    Глава третья. Историография научной критики сионизма в период с середины 1930-х до конца 1960-х годов.

    Современный исследователь сионизма в нашей стране Владимир Викторович Большаков наиболее объективно оценил, почему после издания статьи «Евреи» в БСЭ в 1932 году «советские авторы длительное время не обращались к столь актуальной проблеме, как критика сио­низма»[177].

    «Не вдаваясь в подробный анализ всех причин этого забвения, отметим лишь одну из них,— пишет В. В. Большаков,— ...Любое выступление против сионизма сионистская пресса злонамеренно квалифицировала как «антисемитское». Это, конечно, сказалось на восприятии антисионистских выступлений мировым общественным мнением и на работах советских исследователей.

    Забвение критики сионизма отрицательно сказалось на общем состоянии борьбы с буржуазной идеологией и, в частности, с еврейским буржуазным «национализмом» [178].

    Совершенно правомерен вывод В. В. Большакова и о том, что в Большой Советской Энциклопедии, издаваемой в этот период, критике сионизма «было уделено самое минимальное внимание»3. В 51-м томе первого издания БСЭ статья «Сионизм» заняла всего лишь полстраницы, а в 39-м томе второго издания и того меньше— примерно шестую часть страницы, буквально несколько строк [179].

    Обе эти статьи содержат серьезные ошибки. В первой из них указывается: «Сионизм зародился и получил широкое распространение в период, когда на еврейские народные массы обрушились антисемитские гонения и репрессии»[180]. Создается впечатление, что сионизм и возник под влиянием «антисемитизма», а это неверно, и такая концепция осуждена в советской литературе в последующем. (Об этом см. в главе 4.) В той же статье есть положение, будто «окончательный» идейный раз­гром сионизма осуществился вместе с победой Великой Октябрьской социалистической революции[181]. Но такой явно преждевременный «оптимизм» дезориентирует читателя. Идеологическая борьба против сионизма продолжается и теперь и все еще требует наступательности и бескомпромиссности. Во второй из названных статей при всей ее явно неоправданной краткости также допущено странное истолкование: указывается, будто цель «Мировой сионистской организации» — «пе­реселение всех евреев мира в Палестину»[182], а это неверно, ибо цели сионизма — значительно шире (см. главу 4 этой книги).

    В 1940—1960-е годы вышли в свет немногие произведения о событиях в Палестине, о необходимости справедливого решения палестинской проблемы, то есть проблемы об образовании палестинского арабского государства, о государстве Израиль[183].

    Но эти произведения, как отметил позднее В. В. Большаков, не были специальными работами о сионизме[184] и не являются предметом нашего подробного историографического анализа. Лишь постольку, поскольку в них содержатся некоторые, немногие сведения по интересующей нас теме, следует их кратко рассмотреть.

    Заслуживает внимания книга Л. Н. Котлова «Иордания в новейшее время». В ней рассказывается, в частности, о вооруженной борьбе в 1948—1949 годах между сионистскими агрессорами и войсками арабских госу­дарств, пришедшими тогда на помощь уничтожаемым сионистами палестинцам. Книга представляет собой первую попытку оценить итоги войны 1948—1949 годов. Ныне она, естественно, нуждается, в связи с появлением за минувшие годы новых содержательных трудов, в уточне­ниях. В частности, некоторые критические оценки автором политики арабских стран были поспешными, а преступления израильской военщины показаны недостаточно.

    Как уже отмечалось, в 1930—1950-х годах почти полностью была прекращена критика сионизма в нашей литературе. Вышедшая в свет в 1940 году работа С. Я. Борового «Национально-освободительная война украинского народа против польского владычества и еврейское население Украины»[185] явилась необычным для этих лет событием. Солидная по объему, богатая по содержанию, контрпропагандистская статья доказательно критикует антинаучные концепции сионофилов и сио­нистов.

    Апологеты еврейской эксплуататорской верхушки в своих публикациях сознательно искажают историю этой войны (1648—1654 гг.). Например, М. Вайнрайх пишет: «Великое несчастие пало на еврейские головы так, как топор разбойника всегда попадает на слабого, беззащитного»[186]. В различных вариантах антинаучная концепция проповедуется в произведениях буржуазных авторов — сионистов и бундовцев[187].

    С. Я. Боровой на основе достоверных источников убедительно доказал, что в период, предшествовавший восстанию украинского народа против гнета польских панов, социальная верхушка еврейства выступала в роли соучастников шляхты в эксплуатации украинского крестьянства и городских низов.

    Польские магнаты зачастую передавали евреям — арендаторам, откупщикам, управляющим, приказчикам — право властвовать над порабощенным местным населением с условием, чтобы эти арендаторы и т. д. точно и в срок поставляли панам заранее оговоренную сумму денег. Например, в договоре, заключенном паном Коширским в 1595 году с Абрамом Шмойловичем, указывалось, что этот еврей-арендатор должен был ежегодно посылать князю Коширскому 5 тысяч злотых, а князь предоставлял Шмойловичу право распоряжаться всеми его владениями «с чиншами денежными, мельницами, корчмами, шинками и продажей в них разных напитков, с данью медовой, с обыкновенным в том месте мытом, с боярами и со всеми людьми тяглыми и нетяглыми, живущими в тех местах и селах, с их пашнями, работами и подводами, с дяглом, деревом бортным, с прудами, мельницами, которые теперь находятся в вы­шеупомянутых местах и селах или после будут устроены, с их доходами, с озерами, бобровыми гонами, с полями, сенокосами, борами, лесами, гаями, дубравами, фольварками, гумнами, с хлебом всяким, на поле посе­янным, и вообще со всякими доходами поименованными и непоименованными»[188]. Этот красноречивый документ, цитируемый С. Я. Боровым, дает полное представление о размерах и степени власти управляющих, получавших возможности для жесточайшей эксплуатации местного населения, вплоть до права «судить и рядить бояр путных, также всех крестьян наших виновных и непослуш­ных наказывать денежными пенями и смертью по мере поступков» [189].

    Полнота власти над людьми, над их жизнью и смертью давала возможность арендаторам, управляющим, откупщикам хищнически грабить крестьян. С. Я. Боровой показал, что в исследуемое им время еврейские социальные низы на Украине находились в большой зави­симости от эксплуататорской верхушки иудейских религиозных общин. Кагальная аристократия «безраздельно владычествовала в еврейских официальных общинных организациях»[190].

    Еврейские кагалы, «корнями своими уходящие в глубь истории еврейства»,— пишет С. Я. Боровой,— почти полностью изолировались от окружающей среды, по воле их руководителей самоизоляция общин здесь достигла «наиболее полного развития»[191]. Еврейская общинная организация отличалась давно сложившейся жесткой системой подчинения ее членов органам ее власти. С 1580 года существовал так называемый «Ваад четырех стран» как верховный центральный орган само­управления общин — подобие правительственного учреждения. В перерывах между сессиями «Ваада четырех стран» роль высшего органа власти еврейской верхушки над евреями выполняли центральные органы «Ваада» в лице президента («парнеса»), казначея и секретариата. На сессиях «Ваада» избирался трибунал, действовавший как верховное учреждение юридического характера.

    Строгая дисциплина, жесткая власть были свойственны и низовым ячейкам еврейских общин. Управляли ими три — пять «голов», роль юридического органа выполняла группа «тувов» — знатных, богатых людей[192].

    За неповиновение еврей мог быть изгнан из общины, и тогда он превращался в нищего («кабцана»). Строптивых кагал душил налогами, применял к ним большой арсенал средств подчинения и наказания. «Каждый член общины чувствовал на себе длинную и цепкую руку кагала. Кагал следил за его поведением, контролировал его деятельность, всячески опекал каждый его шаг и в значительной мере определял его ма­териальное благополучие»[193].

    Самоизоляция еврейских общин и засилье в них эксплуататорской верхушки приводили к крайней обособ­ленности евреев от окружающего населения[194].

    В условиях безраздельного господства кагальной знати социальные низы общин подчинялись воле руководителей, являлись их орудием, подобно тому, как солдаты польского оккупационного войска исполняли роль орудия эксплуатации украинского народа. «"Еврейская автономия" приковывала еврейские народные массы к той колеснице, которой руководили эксплуататорские верхушки еврейства»,— делает С. Я. Боровой обоснованный вывод[195].

    «Еврейские крупные арендаторы, откупщики и т. п., этот сравнительно небольшой по численности, но очень заметный по своей социальной и политической роли слой евреев не стоит изолированно внутри еврейского общества: он обрастает значительным кругом своих единоплеменников — субарендаторов, мелких откупщиков, управляющих, приказчиков. Последние находятся в полной экономической и социальной зависимости от своих более знатных и богатых единоплеменников,— подчеркивает С. Я. Боровой.— В отношении же крестьян (украинцев, русских, белорусов) вся эта масса евреев, зависимых от главного еврея-арендатора, выступает в роли панских пособников»[196].

    Аналогичное положение было и в городах Украины, которые в их значительной части также были владениями арендаторов-евреев. Даже автор «еврейской хроники» (то есть описания событий их непосредственным очевидцем-евреем) некий Натан-Нот Ганновер вынужден был признать, что, например, еврей Захарий «арендовал... город у пана, подобно всем евреям на Руси, которые таким образом стали там повсеместно управляющими и хозяевами. Это и явилось причиною страшного бедствия»[197]. Весьма красноречивое откровение прямого сви­детеля событий. Совершенно очевидно, что эти очень редкие проявления объективности в писаниях апологетов еврейской эксплуататорской верхушки отнюдь не характерны для их «хроник» в целом, ибо их общая направленность — идейное обеспечение интересов своих хозяев.

    Ганновер сделал ряд подобных заявлений. «Во всех православных поселениях,— констатировал он,— у евреев были также свои шпионы, и евреи сообщали панам, своим господам, все собранные сведения. Из одной общины в другую с верховыми гонцами посылались ежедневно письма, в которых сообщались новости, интересующие евреев и панов. Поэтому паны очень сбли­зились с евреями — стали один союз, одна душа»[198]...

     О многостороннем союзе польских панов с еврейством свидетельствуют многие факты и документы.

    Таким образом, не мистическая и необъяснимая вражда угнетенных народных масс Украины к евреям, не внеклассовый «антисемитизм» «хлопов», а совершенно естественная ненависть эксплуатируемого, доведенного гнетом до отчаяния украинского народа к угнетателям — польским панам и к соучастникам угнетения — евреям-арендаторам и их окружению явилась подлинным источником последовавшего разгрома восставшим народом иноземного панского воинства и его союзника — ка­галов. Для украинского крестьянства, казачества, для всего украинского народа борьба с польскими феодалами и их наемниками, сообщниками была и национально-освободительной войной, войной за воссоединение с братским русским народом. К сожалению, некоторые авторы, рассказывая об этой войне, полностью умалчивают о рассмотренных нами серьезных трудностях борьбы украинского народа за освобождение, о наличии у шляхты такого союзника, как кагальная верхушка и покорная ей паства. Такое отступление от принципа ис­торизма безусловно неоправданно.

    Следует подчеркнуть, что С. Я. Боровой строго соблюдает принцип классового подхода к оценке еврейства в событиях на Украине в 1648—1654 годах. Он скрупулезно собрал все факты участия представителей еврейского плебса в борьбе против эксплуататоров-евреев и против польских панов. Установлено, что в 1649 году дубенский магистрат осудил и приговорил к смертной казни двух евреев, которые после пыток «добровольно признались» на следствии в участии в убийстве еврея-арендатора Мейера. «Некоторые детали,— указывает С. Я. Боровой,— занесенные в судебные книги, заслуживают особого внимания. Подсудимые показали, что во время захвата города казаками многие евреи (в том числе и они) были окрещены; но, продолжая считать себя евреями, они просили, чтобы им дали возможность умереть евреями»[199]. Историк констатирует, что акт крещения не всегда связан с переходом на сторону повстанцев, крещение использовалось евреями нередко лишь для того, чтобы сохранить жизнь[200]. Существовали и факты возвращения евреев в иудейство, когда опасность миновала.

    Установлены случаи перехода евреев на сторону повстанцев целыми группами[201], как, впрочем, и факты обратного перехода[202]. Бесспорно и то, что существуют «факты участия евреев в войне на стороне поляков»[203].

    В целом работа С. Я. Борового, посвященная лишь одной, мало исследованной проблеме, и построенная на значительной источниковой базе, представляет собой научный труд.

    В заключение статьи С. Я. Боровой указывает список «еврейских источников истории антипольской войны на Украине в XVII в.»[204], в ссылках сообщает сведения о значительном количестве произведений по теме.

    Глава четвертая. Советская литература о реакционной сущности сионизма в период с конца 1960-х годов до настоящего времени


    4.1. Документы и материалы по историографии научной критики сионизма

    6 июня 1967 года Израиль напал на Египет, Сирию и Иорданию. В результате этой новой агрессии сионистского государства против арабских стран на Ближнем Востоке возник серьезный кризис, который явился «одним из самых напряженных в развитии международных отношений»[205].

    Виновник кризиса — сионизм до этого времени все еще находился «как бы вне поля зрения мировой общественности. Июньская агрессия 1967 года явила собой тот действительно редкий случай, когда международный сионизм, нарушив давно и твердо установлен­ные правила, несколько приподнялся над бруствером»[206]... Стало совершенно очевидным, что это опасный враг мира и демократии. И литература о сионизме стала издаваться активно. Вышли в свет в 1960—1980-х годах десятки книг об идеологии, политике и организациях еврейской буржуазии, сотни статей в журналах, сборниках и газетах, брошюры, рецензии.

    Советские исследователи рассмотрели многие аспекты идейно-теоретической борьбы против сионизма. И представилась возможность осуществить историографический обзор антисионистской литературы проблемно.

    Для историографического анализа антисионистской литературы особенно важное значение имеют документы и материалы съездов КПСС, Пленумов ЦК КПСС.

    XXIV съезд партии (30 марта—9 апреля 1971 г.) указал виновника опасного обострения международной напряженности: «Открыто провозглашаемые теперь беззастенчивые притязания Тель-Авива на арабские земли со всей ясностью говорят о том, кто преграждает путь к миру на Ближнем Востоке, по чьей вине сохра­няется опасный очаг войны в этом районе. Одновременно становится еще более очевидной неблаговидная роль тех, кто поощряет израильских экстремистов, — роль американского империализма и международного сионизма»[207].

    Ликвидация военного очага на Ближнем Востоке рассматривалась съездом КПСС как одна из самых первоочередных задач советской внешней политики[208].

    В принятом съездом заявлении XXIV съезда КПСС «За справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке» указывается на необходимость «полного разоблачения экспансионистских устремлений израильской правящей верхушки и сионистских кругов» [209].

    Съезд заявил, что «Советский Союз будет и впредь последовательно поддерживать правое дело арабских народов, подвергшихся израильской агрессии, их усилия, направленные на восстановление попранных прав, на обеспечение справедливого политического урегулирования на Ближнем Востоке, на защиту законных прав арабского народа Палестины»[210]. Съезд призвал к единству действий всех сил, выступающих против империа­листической агрессии, за справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке[211].

    XXV съезд КПСС (24 февраля — 5 марта 1976 г.) еще раз указал на опасную напряженность в этом регионе, на вероятность новой вспышки там пламени военных действий, потому что израильские армии остаются на оккупированных территориях, потому что лише­ны своих законных прав и живут в отчаянных условиях сотни тысяч палестинских арабов, изгнанных со своих земель, потому что арабский народ Палестины лишен возможности создать свое национальное государство[212].

    В отчете Центрального Комитета КПСС XXVI съезду партии (23 февраля—3 марта 1981 г.) говорилось, что, «добиваясь господствующего положения на Ближнем Востоке, США встали на путь политики Кэмп-Дэвида, на путь раскола арабского мира и организации сепаратного сговора между Израилем и Египтом»[213]. ЦК КПСС указал, что ближневосточное урегулирование оказалось отброшенным назад, произошло новое обострение обстановки в этом регионе [214].

    XXVII съезд КПСС призвал к координации и объединению усилий государств «в интересах политического урегулирования болезненных проблем». «Мы за то, чтобы активизировать коллективные поиски путей разблокирования конфликтных ситуаций на Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Америке...» — говорилось в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии.

    Положение на Ближнем Востоке постоянно анализируется Пленумами ЦК КПСС. 20—21 июня 1967 года в связи с нападением сионистской военщины на Египет, Сирию и Иорданию Пленум ЦК КПСС обсудил вопрос «О политике Советского Союза в связи с агрессией Израиля на Ближнем Востоке» и принял развернутое по­становление, в котором содержатся указания, имеющие принципиальное значение и для научной критики сионизма.

    «Агрессия Израиля,— подчеркнуто в постановлении Пленума,— это результат заговора наиболее реакционных сил международного империализма, в первую очередь США, направленного против одного из отрядов национально-освободительного движения, против передовых арабских государств, ставших на путь прогрес­сивных социально-экономических преобразований в интересах трудящихся и проводящих антиимпериалистическую политику» [215].

    В постановлении Пленума указано, что Советский Союз, другие социалистические страны, все прогрессивные, антиимпериалистические силы находятся на стороне арабских народов в их справедливой борьбе против империализма и неоколониализма.

    И в последующем ЦК КПСС уделяет неослабевающее внимание положению на Ближнем Востоке. Это нашло отражение во многих документах. Апрельский (1973 г.) Пленум ЦК КПСС в постановлении «О международной деятельности ЦК КПСС по осуществлению решений XXIV съезда партии» подчеркнул необходимость дальнейшей поддержки законных прав арабских народов в борьбе против израильской агрессии[216].

    На совместном заседании ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР в апреле 1974 года при обсуждении итогов совещания Политического консультативного комитета государств — участников Варшавского Договора, состоявшегося 17—18 апреля 1974 года в Варшаве, было одобрено принятое Политическим консультативным комитетом заявление «За прочный и справедливый мир на Ближнем Востоке». Это явилось новым убедительным подтверждением принципиального курса стран социалистического содружества, направленного на поддержку правого дела арабских народов, ликвидацию последствий израильской агрессии, вывод израильских войск со всех оккупиро­ванных арабских территорий, уважение законных интересов арабского народа Палестины, установление прочного мира на Ближнем Востоке[217].

    В Политической декларации государств — участников Варшавского Договора, принятой в Праге 5 января 1983 года, указано, что «особое значение участники совещания придают задаче разрешения самого затяжного и опасного конфликта — ближневосточного. Они сурово осуждают вторжение Израиля в Ливан, израильскую агрессию против палестинского и ливанского народов, зверское истребление гражданского населения Запад­ного Бейрута. При этом Израиль был поощрен на осуществление своих агрессивных акций теми, кто оказывал ему помощь и поддержку извне» [218].

    В этом документе высказано требование о «немедленном и полном выводе израильских войск из Ливана», об обеспечении независимости, суверенитета, единства и территориальной целостности этой страны»[219].

    В Декларации сформулирована программа разре­шения ближневосточного конфликта: «Полный вывод израильских войск со всех оккупированных с 1967 года арабских территорий, в том числе из восточной части Иерусалима; признание законных прав арабского народа Палестины, включая его право на создание собственного независимого государства; обеспечение права всех государств этого района на безопасное и независимое существование и развитие; прекращение состояния войны и установление мира между арабскими государствами и Израилем; разработка и принятие между­народных гарантий мирного урегулирования»[220].

    В выступлении члена Политбюро ЦК КПСС А. А. Громыко на XXXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН 1 октября 1982 года четко сформулировано отношение Советского Союза к судьбе тех территорий бывшей (до 1948 года) подмандатной английской Па­лестины (то есть английской колонии), которые должны быть предоставлены для создания палестинского Арабского государства по решению ООН от 29 ноября 1947 года. «Разве кто-нибудь отменил решение, принятое ООН в 1947 году, которое предусматривает создание на бывшей подмандатной территории Палестины двух суверенных государств — арабского и еврейского. Никто не отменял. Так на каком же основании говорят о законности существования лишь еврейского государства и уже три с половиной десятилетия всячески препятствуют созданию другого — арабского? Не было и нет таких оснований» [221].

    Принципиальное значение этой позиции Советского Союза очевидно: проблема вывода войск израильских оккупантов с территории Палестины, предназначенной для создания государства палестинских арабов (11,1 тыс. кв. км), отнюдь не снята.

    Ценные документы опубликованы в сборниках «Сионизм — правда и вымыслы»[222]. В их числе несколько резолюций Организации Объединенных Наций, начиная с резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 181 (II)[223] от 29 ноября 1947 года, доклад Специального комитета ООН от 1 октября 1976 г. по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий[224], выдержки из резолюций XVI съезда Коммунистической партии Израиля (1969 г.)[225] и XVII съезда этой партии (1972 г.)[226], а также XVIII съезда[227].

    Изучение резолюции ГА ООН 181(II) позволяет со всей определенностью сделать вывод, что сионисты грубо игнорировали этот документ. Резолюция предусматривала, чтобы управление Палестиной по мере вывода английских войск было передано Комиссии, которая должна была действовать в соответствии с рекомендациями Генеральной Ассамблеи и под руководством Совета Безопасности[228]. Только Комиссия по прибытии в Палестину имела право на «проведение мер по установлению границ Арабского и Еврейского государств и города Иерусалима»[229].

    «По консультации с демократическими партиями и другими общественными организациями Арабского и Еврейского государств Комиссия, по возможности безотлагательно, выбирает и учреждает Временный Совет по управлению. Деятельность как арабского, так и еврейского Временного Совета протекает под общим руководством Комиссии»[230].

    Резолюция предусматривала, что «Временный Совет по управлению каждого из государств, действуя под руководством Комиссии, постепенно принимает от неё полную ответственность за управление этим государством в период времени между прекращением действия мандата и установлением независимости государства» [231]. Резолюция точно определяла порядок создания государственных органов: «Комиссия дает указания временным советам по управлению как Арабского, так и Еврейского государств после их сформирования приступить к учреждению административных органов правительства, как центральных, так и местных»[232].

    Изучение последующих резолюций ООН убеждает в том, что Израиль грубо игнорировал и эти важнейшие юридические документы.

    Генеральная Ассамблея ООН, оценивая захват сионистской военщиной Иерусалима, указала в резолюции 2253 от 5 июля 19S7 года, что действия Израиля «не имеют законной силы»[233].

    В ряде резолюций Совета Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеи ООН, принятых в течение многих лет, содержатся требования о выводе израильских войск с оккупированных ими территорий[234], о необходимости реализовать законное право арабского народа Палестины на создание своего государства[235], но Израиль неизменно игнорирует решения ООН. Только за период 1947—1975 годов Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности было принято 188 резолюций, которые прямо или косвенно касались различных аспектов палестинской проблемы[236].

    В книге «Сионизм — правда и вымыслы» есть доклад Комитета по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа. Этот Комитет был назначен Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1975 года[237]. Он выполнил большую работу, в своем докладе ООН указал на право палестинских арабов вернуться на свои земли, оккупированные Израилем во всех войнах, потребовал осуществить право палестинцев на создание своего государства, предложил соблюдать резолюцию ГА ООН 181(II) от 29 ноября 1947 года о международном статусе Иерусалима[238], нарушенном израильскими оккупантами.

    Резолюция ООН от 10 ноября 1975 года, принятая XXX сессией Генеральной Ассамблеи,— документ особой политической значимости. В ней записано, что «сионизм является формой расизма и расовой дискриминации» [239].


    4.2. Критика сионистской концепции о "всемирной еврейской нации"

    Советские исследователи уделяют значительное внимание критике сионистской идеи о «всемирной еврейской нации» как идеи реакционной[240], являющейся, по оценке Коммунистической партии Израиля, «краеугольным камнем», «отправным пунктом» сионизма[241].

    Прежде чем продолжить анализ идейно-теоретической борьбы по столь принципиальному вопросу между советской наукой и сионистскими фальсификаторами, необходимо объяснить термины, которые будут использоваться. К сожалению, в популярной, научно-популярной да и научной литературе термины «нация», «народ» («народ — нация»), «этническая группа», «национальная группа», «этнографическая группа» употребляются в весьма различных смыслах. Подобная вольность непозволительна при рассмотрении такой острой проблемы, как проблема «всемирной еврейской нации», по которой десятилетиями ведется непримиримая идейно-теоретическая борьба с такими беспринципными врагами марксизма-ленинизма, как сионисты.

    В книге, написанной коллективом крупнейших исследователей национальных проблем — советских ученых, «Ленинизм и национальный вопрос в современных условиях»[242] даны точные определения всех перечисленных нами терминов. «Нация — устойчивая историческая общность людей, представляющая собой форму общественного развития, сложившуюся на базе общности экономической жизни в сочетании с общностью языка, территории, особенностей культуры, сознания и психологии»[243]. В связи с тем, что понятие «народ» («народ — нация») тождественно термину «нация», указанное определение «нация» относится и к нему.

    В той же монографии определены признаки «народности»: «общность языка, территории, складывающаяся общность хозяйственной, политической и культурной жизни» [244].

    «Этнические группы — немногочисленные общности, насчитывающие несколько тысяч или даже несколько сот человек... объединенных языком, территорией расселения» [245].

    «Этнографические группы — составные части наций и народностей»[246].

    «Национальные группы» оцениваются как «осколки» зарубежных наций и народностей[247].

    А «национальность» рассматривается как выражение принадлежности к нации, народности, национальной, этнической или этнографической группам[248]. Юридическое толкование термина «национальность» полностью соответствует научному пониманию этого термина.

    Подчеркнем, что общность языка — непременное свойство всякой и любой из названных нами этнических общностей, а национальность — именно выражение принадлежности к какой-либо из них.

    Необходимость научно точного понимания термина «национальность», как и отказ от вольного толкования этого и других терминов в публикациях, посвященных национальной проблематике, совершенно очевидны. Стремясь «ловить рыбку в мутной воде», сионисты вносят невероятную путаницу в терминологию, чтобы протащить в науку идею «всемирной еврейской нации» (или «единой еврейской нации», существующей якобы во многих странах, или «особой еврейской нации», также все­мирной). Авторы книги «Идеология и практика международного сионизма» справедливо подчеркивают: «В первую очередь идеологи сионизма выступают против марксистско-ленинского учения о нации, в свете которого ясно видна несостоятельность концепции «всемирной еврейской нации». Пропагандируя идею «всемирного ев­рейства», сионисты стремятся отождествить понятия «нация» и «национальность»[249].

    Опасны маскируемые, но настойчивые усилия сионистов вытеснить ясную и стройную марксистско-ленинскую теорию нации, подменить ее искаженной антикоммунистами теорией «этноса», выдаваемой за «новейшее научное достижение». В понятие «этнос» сионисты вкладывают нечто бесконечно разносмысловое, неясное, путаное, открывающее большие возможности для псевдонаучных спекуляций. Главное в этих хитросплетениях сионистских «новооткрывателей» — попытки представить дело так, будто общность языка — необязательный признак этнического явления. «Я не требую от нации об­щего языка», — заявлял, например, один из сионистских «теоретиков», Теодор Герцль[250]. Подобный волюнтаризм сионисты проявляют и в толковании сущности этноса, настойчиво внедряют в литературу измышление, будто «чувство взаимного противопоставления» — главный признак принадлежности к этнической общности, а об­щность языка — необязательный. Реакционная сионистская концепция «всемирного еврейского этноса» — вариант ложной идейной конструкции «всемирной еврейской нации».

    Вывод советской науки о том, что общность языка— непременный признак всякой этнической общности, не оставляет места для изощренных сионистских спекуляций на их же собственных «новейших изысканиях» в теории этноса.

    Существует ли общность языка у евреев, проживающих ныне на всех континентах, примерно в ста странах мира?

    В. И. Ленин констатирует отсутствие общего языка у евреев[251]. Коммунистическая партия Израиля также указывает, в полном соответствии с выводами В. И. Ленина, что марксисты всегда отвергали реакционную, нереальную сионистскую теорию о существовании еврейской нации, ибо евреи «не имеют общей экономики, территории, культуры, общего языка и общих обычаев, т. е., не обладают ни одним из признаков нации»[252].

    Прочно стоящие на марксистско-ленинских позициях в идейной борьбе советские авторы доказали, что у евреев, находящихся ныне во многих странах мира, нет непременного признака нации — общности языка[253].

    Ухищренные попытки сионистских идеологов представить дело так, будто общим для евреев является идиш (или идиш-дойч), совершенно несостоятельны. По оценке Ф. Энгельса, идиш — это исковерканный немецкий язык[254]. Немецкая лексика и немецкая грамматика этого несколько искаженного в результате длительного изолированного употребления в замкнутых иудейских общинах именно немецкого языка не оставляют никаких сомнений в правильности оценки Ф. Энгельсом этого жаргона, как обычно именовал его В. И. Ленин, именовал совершенно обоснованно и точно, ибо идиш — не национальный язык, а именно жаргон[255].

    Но даже и этот исковерканный немецкий язык не является общим для евреев, живущих во многих государствах. Например, в Англии лишь один из каждых ста евреев владеет этой своеобразной разновидностью немецкого языка[256]. Даже сионистское руководство Израиля вынуждено было не признать идиш-дойч в качестве общего языка для иудейского населения страны и насильственными мерами насаждает иврит.

    Таким образом, только наиболее упрямые сионистские проповедники, не желающие признать истину, принятую даже воинствующими израильскими реакционерами («исковерканный немецкий язык не есть еврейский язык»), продолжают доказывать недоказуемое, повторяют, что идиш-дойч является общим для евреев языком.

    В советской литературе обоснован также вывод, что нет никаких научных оснований принимать во внимание сионистский вымысел и об иврите как общем для иудейского населения различных стран языке. Иврит был в древнеиудейских рабовладельческих государствах лишь языком религиозного культа и богослужения[257]. Ныне он считается государственным языком в Израиле, обязательным лишь для иудейского населения этой страны. Но даже это население в быту фактически разговаривает на самых различных языках тех стран, из которых прибыло в Палестину[258]. Иврит, таким образом, не является на деле общим для иудейского населения сионистского государства. Вне Израиля лишь ничтожная часть иудеев пользуется ивритом наряду с основным, даже для этой части, языком той страны, где находится иудейское население.

    Старо-испанский иудейский жаргон — ладино возник в общих чертах аналогично тому, как образовался идиш-дойч. Иудеи, жившие в Испании в далеком прошлом, восприняли испанский язык и говорили на нём в течение многих десятилетий. Переселившиеся затем в Португалию, в Турцию, на Балканы, в Малую Азию, в Си­рию, Ирак, Северную Африку и другие страны группы иудеев продолжали пользоваться старо-испанским языком, несколько менявшимся в связи с длительным употреблением в самоизолировавшихся иудейских общинах. Ныне лишь очень незначительная часть иудеев сохранила слабые остатки памяти об этом языке[259].

    Эфиопские иудеи (фалаша) говорили на языке «агау»[260].

    На рубеже старой и новой эры иудеи, жившие в Палестине, пользовались арамейским языком, возникшим на основе сирийского языка, подобно тому как идиш-дойч сложился почти полностью на базе немецкого с некоторым добавлением в последующем польских слов, а ладино образовался на основе испанского также с не­значительными заимствованиями из языков тех стран, по которым кочевали иудейские общины.

    Итак, признанные наукой совершенно очевидные факты подтверждают глубокую обоснованность вывода В. И. Ленина о реакционности и несостоятельности сионистских вымыслов о существовании якобы во многих странах мира «еврейской нации», или «всемирной еврейской нации», или «всемирной еврейской национальности», или «еврейского этноса», существующего будто бы в мировом масштабе, и т. д. «Идея еврейской «национальности» носит явно реакционный характер не только у последовательных сторонников ее (сионистов), но и у тех, кто пытается совместить ее с идеями социал-демократии (бундовцы)»[261].

    * * *

    Идейно-теоретическая борьба между марксистско-ленинской наукой и сионистскими фальсификаторами по вопросу о «всемирной еврейской нации» связана не только с фактом отсутствия у евреев общности языка и других признаков нации. Имеется еще одна сторона проблемы: сионисты сфабриковали другую ложную концеп­цию, представляют дело так, будто евреи, расселившись или рассеявшись по многим государствам из одного первоначального источника (района Палестины), лишь утратили некогда существовавшую у них общность языка и, стало быть, являются нацией без общего языка. Эта антинаучная концепция так или иначе находит отражение во многих высказываниях сионистских идейных и политических лидеров.

    «Когда мы говорим «единый еврейский народ», мы должны игнорировать то обстоятельство, что еврейский народ рассеян по всему миру», — заявлял, например, Бен-Гурион[262]. Пинскер писал, что евреев не считают нацией, так как они утратили ее существенные черты, однако «еврейский народ... продолжал существовать как нация духовно»[263].

    Очень важно заметить, что сионисты неизменно отождествляют понятия «иудей» и «еврей», считают иудеев евреями. В действительности же среди евреев есть и атеисты.

    Лидеры международного сионизма видят путь к образованию «всемирной ивритской нации» всего лишь в обучении ивриту иудейского населения самых различных стран. Они игнорируют ту истину, что сегодняшнее иудейское население мира — не продукт «рассеяния» потомков разноэтничных[264] древних «ибри»[265] по многим районам мира, а результат широкого распространения иудейской религии среди самых различных племен, народностей, наций, национальных, этнических, этнографических групп. Именовать иудеев ивритами или евреями неправомерно, ненаучно.

    Рассмотрим историю распространения иудейской религии подробнее. Советские исследователи установили, что древние завоеватели («ибри»), вторгшиеся в Пале­стину из-за реки Иордан, из аравийских степей, кочевники, не образовывали до этого вторжения единого племени или единой древней народности, это было именно разноплеменное, разноэтничное сборище. Даже один из наиболее реакционных сионистских идеологов, А. Руппин, вынужден был признать реальный исторический факт: в период вступления «ибри» на историческую арену «они представляли собой продукт скрещения арабов, ассириян и вавилонян с арамейцами и хеттами»[266]. Советский историк А. Ранович подчеркивает, что «рас­сеянные в ветхозаветных книгах разрозненные данные опровергают сказки», будто объединение кочевников-завоевателей «в один народ (с единой религией Яхве) произошло еще в кочевой период»[267]. И далее А. Ранович отмечает, что вторгшиеся в Древнюю Палестину захватчики «частью погибли, частью растворились в местном населении, частью включили в свои союзы местные и пришлые» племена[268]. То есть в Древней Палестине, на стыке континентов, на перекрестке многих путей, в районе активных миграций населения разных регионов, продолжалось после вторжения «ибри» в Палестину смешение древних племен, народностей и различных рас. «Лишь на тысячу лет позже появился религиозный «закон» иудеев, запретивший, в частности, смешанные браки,— указывает советский автор Я. Шрайбер на один из факторов, свидетельствующих о невозможности возникновения зародыша «всемирной еврейской нации» в конкретно-исторических условиях Древней Палестины. — Но и он, конечно, не остановил дальнейшего смешения их с племенами, населявшими Палестину в ту эпоху» [269].

    О невозможности образования зародыша «всемирной еврейской нации» в Древней Палестине свидетельствуют многие факты, констатируемые советской наукой и объективными зарубежными исследователями. В годы сравнительно непродолжительного существования в Палестине иудейских рабовладельческих государств продолжалось действие факторов, исключавших формирование такого зачатка. Иудейское население там быстро и в крупных размерах численно возрастало за счет обращения в иудаизм многих представителей различных пле­мен и народностей, не имевших этнических связей с «ибри». «Если в «Песне Деборы» количество израильтян, способных носить оружие, исчисляется в 40000, оно при Давиде... исчисляется в 1300000, здесь, конечно, об естественном приросте населения не может быть и речи: мы имеем дело с разрастанием за счет местного населения и соседей»,— подчеркивает А. Ранович[270]. Речь идет о том, что от XI века до н. э., когда появилась «Песня Деборы»[271] (древне-иудейский письменный памятник), до воцарения Давида в начале X века[272] прошло лишь около ста лет, и за этот срок, в течение которого сменилось немного поколений, иудейское население не могло вырасти примерно в 30 раз за счет одной лишь рождаемости. Так же обстояло дело и в иные времена существования древнеиудейских государств, неустойчивых, воинственных, подвергаемых опустошениям еще до их полного разгрома, до окончательного исчезновения. Так, спустя лишь несколько десятилетий после образования объединенного Израильско-иудейского царства на его территорию вторглось большое по численности древнеегипетское войско (около 928 г. до н. э.) и опустошило, разгромило этот конгломерат, распавшийся на два самостоятельных государства — Израиль и Иудею, которые, в свою очередь, вели один против другого и против соседей опустошительные войны[273]. Вскоре, в IX веке до н. э., царь страны Моав по имени Меша в ответ на нападения агрессивного Древнего Израиля на Моав выступил против израильтян и, захватив Израиль, уничтожил его население: «избил его весь, — как гласит древ­няя надпись Меши на сохранившемся археологическом памятнике-камне,— мужей и юношей, жен и девушек, и рабынь...»[274]

    Когда ассирийский царь Салманасар II окончательно разгромил в 722 г. до н. э. Израильское царство, он также уничтожил значительную часть его населения, а оставшихся в живых числом в 27 290 человек (надпись на камне также сохранилась) увел в плен. «Вместо них он поселил в Израиле вавилонских и арамейских коло­нистов...»[275] В 586 г. до н. э. подобным образом было разгромлено и Иудейское царство Вавилоном, уцелевшая часть его бывшего населения также оказалась в плену далеко от бывшей Иудеи7. Последующее непродолжительное существование государства с тем же на­званием (142 г. до н. э. — первый век н. э.), разгромленного Римом, завершилось массовым истреблением остававшегося к тому времени иудейского населения.

    В последующие столетия район Палестины подвергался неоднократным новым нашествиям завоевателей, опустошавших его. А. Ранович, длительно занимавшийся научным исследованием истории древних иудеев, сделал вывод, что является фактом «полное исчезновение» потомков древних «ибри» (заметим: разноэтничных «ибри»), «растворившихся» в массе народов. К такому же обоснованному выводу пришел известный современный советский исследователь сионизма Е. С. Евсеев[276].

    Таким образом, попытки сионистских идейных оруженосцев представить дело так, будто зародыш «всемирной еврейской нации», якобы существовавший в Древней Палестине, вырос в эту «нацию», образовал ее посредством своего «рассеяния», — явная фальсификация.

    Советские исследователи доказали, что современное иудейское население, живущее во многих странах мира,— это не потомки древних «ибри». Здесь следует вести речь о широком распространении иудейской религии среди самых различных племен, народностей, наций, этнических групп. В. П. Ладейкин констатирует, что древне-иудейские жрецы активно занимались «иудаизацией» населения различных стран, что использовалось насилие «во имя приобретения новых поклонников бога Яхве» среди египтян, греков и римлян. Иудаизации подверглись берберские племена Магриба и других регионов[277]. Вновь обращенные в иудаизм люди становились данниками иудейских жрецов, были выгодны верхушке иудейских общин, и в погоне за доходами жрецы широ­ко насаждали свою религию, дававшую, заметим, «освященное богом Яхве право» иудею «стоять над наро­дами». Иудаизм в течение столетий распространялся все шире. Например, хазары — тюркские племена, населявшие низовья Волги во времена Киевской Руси, ста­ли иудеями. Иудаизации подверглись в определенной части китайцы («кайфэнь»), индийцы («Бени Израэль»), чернокожие североафриканцы («фалаша»), значительная группа американских негров и т. д. Примеры обращения в иудаизм представителей самых различных наций и народностей многочисленны. Древние историки, имевшие возможность изучать факты массового принятия иудейской веры самыми разными группами населения, указывали, что большинство иудеев Европы были представителями тюркских, угорских и балканских племен, обращенными в иудаизм[278].

    Сегодняшний состав иудейского населения Израиля сам по себе является наглядным доказательством того, что сионистский вымысел о существовании «всемирной еврейской нации» построен на явной лжи. Среди израильских иудеев около 60 процентов — «сефарды», значительно отличающиеся от европейских иудеев («ашкенази») по внешнему виду, обычаям, психологическому складу. «Сефарды» — выходцы из стран Северной Африки, Ближнего Востока. «Нигде на свете нет такого разделения людей, как в Израиле,— по горизонтали, по вертикали, наискосок, в клетку и в кружок»,— писал побывавший в сионистском государстве польский журналист А. Жеромский[279]. Слишком очевидны различия между «сефардами», «ашкенази», «сабрами», чернокожими, желтокожими и европейскими иудеями, между иудеями — представителями многих наций и народностей, собравшимися в «страну-гарнизон» из самых различных государств мира.

    Совершенно ясны практическая и политическая цели сионистских измышлений о «всемирной еврейской нации» и о ее всевозможных вариантах. По точной оценке советских исследователей сионизма, эта реакционная идея используется для насаждения противоправной идеи «двойного гражданства» иудеев, то есть их подчинения, как руководству Израиля, так и правительствам тех стран, где, помимо сионистского государства, они проживают[280]. Эта идея служит средством привлечения иудейского населения из различных стран мира в Израиль, накоплению людских ресурсов в распоряжении сионистских главарей, наращиванию численности вооруженных сил страны — орудия агрессии, вовлечению иудеев в сионистские организации, активизации сионистской экспансии.

    Глубоко верен вывод советской науки о том, что сионизм — не национальное движение, а классовое[281].

    В условиях ведущейся острой идейно-теоретической борьбы по затронутым проблемам в произведениях советских авторов должна быть исключена любая путаница в употреблении тезиса о «всемирной еврейской нации». И очень своевременно В. В. Большаков обратил на это внимание. «В нашей литературе,— отметил ученый,— нет-нет, да и промелькнут (то ли по небрежности, то ли еще по какой-то причине) абсолютно неправомерные термины типа „еврейский народ" и даже „еврейская нация"»[282]. Но и после опубликования статьи В. В. Большакова, которую не могли не изучить специалисты — критики сионизма, в публикациях продолжают появляться подобные термины. Критика таких явлений (употребление ненаучных понятий) содержится в рецензии В. Скурлатова на книгу «Дикая полынь» (М.: Советская Россия, 1977)[283].


    4.3. «Мощное оружие сионизма»

    Так назвал один из разделов своей книги В. А. Семенюк, подчеркнувший, что «обвинение в антисемитизме превратилось в руках сионистов в мощное оружие реализации своих далеко идущих целей, в средство запугивания... своих политических противников». Вывод необыкновенно важный и точный. Показательны примеры, когда сионисты с помощью клеветнических обвинений в «антисемитизме» в адрес их классовых врагов добивались успехов. (См. далее: «Происки сионистов в странах социалистического содружества».)

    Идейно-теоретическая борьба советских авторов против сионистских спекуляций на «антисемитизме» имеет серьезное политическое значение. Рассмотрим некоторые аспекты, связанные с этим сюжетом. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что в понятие «антисемитизм» антикоммунисты вообще и сионисты в частности вкладывают свой смысл, нередко неоднозначный и про­тиворечивый.

    Термин «антисемитизм» впервые[284] был введен в ли­тературу реакционным политическим деятелем, немецким священником, придворным проповедником кайзера Вильгельма II, человеком весьма далеким от науки — Адольфом Штёккером[285]. Штёккер и его последователи употребляли термин «антисемитизм» как выражение, означающее, по их понятиям, всеобщую ненависть, вражду всех неевреев ко всем евреям, независимо от классового положения и евреев, и неевреев. Внеклассовый подход к оценке взаимоотношений между различными социальными слоями в составе еврейского населения, с одной стороны, и нееврейского населения, с другой,— свойствен всем антикоммунистам, и термин «антисемитизм», выдуманный реакционером Штёккером, вполне приемлем для них в его понимании.

    В. И. Ленин, исследователи, стоящие на ленинских, подлинно научных позициях, решительно отвергают внеклассовый подход к оценке взаимоотношений между евреями и неевреями. Тут, кстати, следует еще раз напомнить принципиально важное ленинское положение о том, что рабочим-неевреям не свойственна враждебность к евреям-трудящимся[286].

    Между неевреями из эксплуататорских и эксплуатируемых классов в капиталистическом мире и евреями, также разделяющимися на крупную, среднюю и мелкую буржуазию и трудящихся, существуют сложно переплетённые социально-классовые взаимоотношения. Совершенно очевидно, что не могут рассматриваться как «антисемитизм»:

    классовая борьба трудящихся-неевреев против еврейской буржуазии — революционная борьба;

    правое дело — национально-освободительное движение народов, противостоящих израильской агрессии, сионистской экономической экспансии;

    классовый антагонизм между евреями-трудящимися и еврейской эксплуататорской верхушкой;

    выступления Коммунистической партии Израиля против сионизма;

    отрицательное отношение к реакционным традициям иудаизма;

    борьба КПСС, Советского Союза, советской науки против идеологии, политики, организаций еврейской буржуазии.

    Однако «сионистская пропаганда, — констатирует В. В. Большаков,— стремится рассматривать любое выступление против сионизма как антисемитизм»[287]. Иначе говоря, духовные оруженосцы еврейской буржуазии не приемлют классового, подлинно объективного подхода к оценке взаимоотношений между еврейством и всем остальным человечеством. «Еврей является для всех классов ненавистным конкурентом» — так откровенно стоит на типично сионистской позиции Л. Пинскер[288].

    В современной обстановке, когда идейно-теоретическая борьба всех революционных сил против сионизма резко обостряется и необходима особая ясность в наших оценках социально-классовых взаимоотношений, в произведениях советских исследователей вместо термина «антисемитизм», понимаемого антикоммунистами как всеобщая конфронтация неевреев против евреев, оправданно употребляются развернутые формулировки, точно характеризующие неоднозначные взаимоотношения различных социальных слоев в составе еврейства капиталистического мира и нееврейского населения. Это исключает путаницу, противоречивость, свойственные буржуазной литературе о еврействе.

    Враждебное отношение нееврейской и еврейской буржуазии к трудящимся-евреям, как и ко всем трудящимся, встречает решительное осуждение и противодействие со стороны всех прогрессивных сил.

    Обвиняя в «антисемитизме» коммунистические партии, страны социализма, борющиеся против израильской агрессии, сионистские идеологи наиболее полно проявляют свою реакционность и полную теоретическую несостоятельность.

    В советской научной литературе обращалось внимание и на лексикографическую неправомерность применения термина «антисемитизм» в связи с еврейским вопросом. Известно, что в числе «малых рас»[289] существует и раса семитов, в состав которой входят и арабы. Стало быть «антисемитизм» в буквальном смысле — это и «антиарабизм», если возможен был бы внеклассовый подход к населению арабских стран. Но евреи, находящиеся ныне во многих странах мира, в том числе «сефарды», «ашкенази», «сабры», «кайфэнь», «Бени-Израэль» и т. д., не имеют общих антропологических черт, не относятся лишь к какой-либо одной расе, например, только к малой расе семитов. «Расовые особенности еврейства,— писал В. И. Ленин,— отвергаются современным науч­ным исследованием»[290].

    * * *

    Советские исследователи подвергают убедительной научной критике и излюбленный сионистский тезис о том, что сионизм возник в ответ на «антисемитизм» (будем употреблять это слово в кавычках, когда без него невозможно пересказывать реакционные сионистские взгляды). В действительности сионизм — идеология и политика еврейской буржуазии — возник в связи с действием тех же объективных закономерностей, которые предопределили появление класса буржуазии во всех странах, где капитализм пришел на смену феодализму.

    Нелепая сионистская ложь об «антисемитизме» как предпосылке появления идеологии, политики и организации еврейской буржуазии не заслуживала бы серьезного отношения, если бы она не внедрялась фальсификаторами в научную литературу.

    К сожалению, некоторые советские авторы допускают (очевидно, под впечатлением зарубежных источников, некритично воспринимаемых) серьезные ошибки, которые историограф обязан поправлять. Так, Лео Корн в брошюре «Меч Давида» заявил, что Теодор Герцль был «основателем» сионизма[291]. Совершенно очевидно, что еврейская буржуазия и её идеология, политика, организации (сионизм) возникли задолго до Герцля и что не по воле одного этого человека появилась в мире эта разновидность воинствующей империалистической реакции. Сионистские идеи проповедовались в публикациях Мозеса Гесса «Рим и Иерусалим» (1862 г.), Лео Пинскера «Автоэмансипация» (1882 г.), Ашера Цви Гинзберга, Элиезера Бен Иехуды и многих других апологетов ев­рейской буржуазии еще до брошюры Герцля[292].


    4.4. Современная литература о сионизме в дореволюционной России

    До Великой Октябрьской социалистической революции сионизм в России представлял собой крупную реакционную силу. В произведениях советских исследователей уделено значительное внимание критике идеологии и практики еврейской буржуазии в те годы.

    Апологеты сионизма, длительно и активно насаждающие в умах непосвященных вымысел о том, что евреи во всех странах страдали «больше, чем кто-либо на свете»[293] во все времена, настойчиво проповедуют ложную идею о притеснениях в дореволюционной России одинаково всех евреев независимо от их классового положе­ния. В произведениях советских авторов эта изощренная сионистская фальсификация опровергнута убедительными доводами. Полнится объективная статистика, приводятся неопровержимые цифры о социальном составе еврейского населения в предреволюционной России. На их основе анализируются действительные причины образования в то время в стране многочисленных сионистских организаций, их реакционной роли в истории. И насаждаемый сионистами в литературе стереотип («все евреи до Октября подвергались гонениям») исчезает в свете правды.

    По данным переписи населения Российской империи 1897 года, в нашей стране тогда проживало 5215800 евреев (больше, чем в любой другой стране мира) [294], или около половины всего еврейства земного шара, насчитывавшего 10,5 миллиона человек[295] (в Европе было 8,5 миллиона евреев[296]). В составе российского еврейства рабочих средней и крупной промышленности было не более 50 тысяч человек, то есть менее одного процента по отношению к общей численности еврейского населения страны, земледельцев (нередко сдававших принадлежавшую им землю в аренду) — около 4 процентов. В «черте оседлости», где находилось 93,9 процента рос­сийских евреев, 75 процентов из них занималось торговлей и ремеслом[297]. В составе российского еврейства существовала значительная по общей численности эксплуататорская верхушка. Например, в начале XX века в Киеве среди купцов первой гильдии евреев было 414, а христиан—18[298], в Российской империи в целом евреи составляли 55 процентов купцов первой и второй гильдий (то есть крупнейших представителей финансово-торговой буржуазии)[299]. По данным однодневной переписи, проведенной в Варшаве в 1882 году, капиталисты, домовладельцы и торговцы составляли 38,8 процента от общего числа евреев, а от численности христиан — 12,9 процента. В 1886 году в Варшаве торговлей занималось христиан — 7867, евреев — 32285, шинкарством (продажей спиртных напитков) — христиан 380, евреев 3780 (то есть около 91 процента от общего числа владельцев питейных заведений), подрядами — христиан 244, евреев 358, маклерством — соответственно 247 и 6966 (около 97 процентов), торговлей деньгами — 110 и 748 (примерно 70 процентов). В целом по Царству Польскому к 1890-м годам из 19 857 владельцев фабрично-заводских предприятий 14 893 являлись евреями (около 70 процентов)[300]. В целом в России 60—70 процентов всей торговли сахаром приходилось на долю еврейских пред­принимателей[301]. Существуют и другие статистические данные, подтверждающие выводы советской науки о существовании в российском еврействе многочисленной буржуазной прослойки, буржуазной интеллигенции. В составе еврейства преобладали торговцы.

    В дореволюционной России процветали такие крупнейшие финансовые тузы, как торговец спиртными напитками и банкир Евзель Гинзбург, отпрыск которого — Гораций Гинзбург — был основателем и владельцем Ленских золотых приисков[302], известных кровавой расправой над рабочей демонстрацией в апреле 1912 года[303]. Гальперины, Бродские, Этингеры, Поляковы и многие другие представители еврейской эксплуататорской верхушки сами были крупными эксплуататорами русских, украинских, белорусских, еврейских рабочих.

    В 1880-х годах в России создали свою «нефтяную империю» Ротшильды, делившие с фирмой Нобелей монополию на добычу, переработку и сбыт российской нефти. Долгое время сионистский клан Ротшильдов занимал «ведущее место в экспорте российской нефти», а потом англо-голландский нефтяной трест монополизи­ровал принадлежавшие парижскому банкирскому дому Ротшильдов нефтепромышленные и торговые предприятия в России (в 1912 г.)[304]. Иностранный капитал захватывал не только российскую нефть. Империализм стремился превратить Россию в свою колонию, реально угрожая национальной независимости страны, о чем не­однократно писал В. И. Ленин, отмечавший, что по воле царских министров существовала перспектива установления контроля над хозяйством России со стороны «приказчиков Ротшильда и Блейхредера»[305].

    Советские авторы показывают, что, поскольку в стране до Октября в составе еврейского населения существовала значительная буржуазная прослойка, здесь возникли сионистские организации, тесно связанные с зарубежными руководящими центрами политических формирований еврейской буржуазии.

    Значительные факты, свидетельствующие о большом влиянии зарубежных сионистских организаций на такие организации в России, сообщает Ю. С. Иванов. Он указывает, что, например, в 1913 году от российских формирований в фонд «Всемирной сионистской организации» поступили деньги в пересчете на немецкие марки в сумме 23728483, тогда как от американских сиони­стских объединений лишь 14374050, от германских— 10790517, от английских — 1886214[306]. «Самый большой доход дает нам Россия»,— писали сионисты, оценивая итоги денежных поступлений за длительный срок[307].

    Влияние сионизма в России, проявлявшееся, разумеется, отнюдь не только в огромных денежных сборах в пользу сионизма международного, было значительным еще задолго до образования в августе 1897 года па первом международном сионистском конгрессе «Всемирной сионистской организации». Показателем значительного воздействия международных политических организаций еврейской буржуазии на формирование корней российского сионизма было появление в России еще в 50—60-х годах XIX столетия филиалов еврейско-масонского ордена «Бнай Брит», образовавшегося в США в 1843 году, а затем отделений «Всемирного союза израилитов», основанного во Франции под покровительством тех же ротшильдов в 1860 году[308], если не считать ранее проникавших в Российскую империю различных формирований еврейской финансово-ростовщической аристократии. «Политические организации еврейской буржуазии, уже составлявшей в системе отношений того времени замкнутую торгашеско-посредническую корпорацию, относятся к числу старейших в капиталистическом мире и появились в странах Старого и Нового Света еще в первой половине прошлого века в форме союзов и орденов масонского характера»[309],— обоснованно указывают авторы книги «Идеология и практика международного сионизма».

    Л. А. Моджорян приводит заслуживающий внимания факт, что сами сионисты констатировали непосредственное перерастание органов управления еврейскими общинами в Полнтические организации. Так, Я. Брафман в «Книге кагала»[310] пишет: «Этот союз («Всемирный союз израилитов») есть не что иное, как современный полити­ческий центр... всемирный еврейский кагал, действующий в обширнейших размерах, но совершенно по тому же направлению, по которому следует в несравненно ограниченных размерах каждый местный кагал»[311].

    Наиболее подробные сведения о первых сионистских организациях в России, действовавших еще до объеди­нения политических формирований еврейской буржуазии во «Всемирную сионистскую организацию», сообщает Е. С. Евсеев[312]. В 1863 году в Петербурге действовал российский филиал «Всемирного союза израилитов», скрывавшийся под вывеской «Общества для распространения просвещения между евреями в России». С этим обществом, а также с «Бнай Бритом», «Англо-еврейской ассоциацией» сотрудничала существовавшая в то время в России организация «Ховеве Цион», которая имела отделения в Петербурге, Москве, ряде других крупных городов России. Формировались и иные сионистские организации, к 1898 году их общее число в стране достигло более 370[313]. Е. С. Евсеев приводит данные, свидетельствующие об огромном размахе зловещей деятельности «Всемирного союза израилитов» среди еврейского населения России, развернувшейся активно в 1870—1880-х годах. Во многих городах страны действовали также ложи сионистской организации «Бнай Моше», имевшей свои филиалы не только в России, но и в Австро-Венгрии, Германии, во Франции, Англии, ряде государств Ближнего Востока[314]. «Бнай Моше», «Ховеве Цион» и другие сионистские организации в России этого периода были связаны с «Всемирным союзом израилитов»[315]. Последний создал для проникновения в Россию, для связей с российским сионизмом вообще и со своим филиалом в частности в пограничных с Россией Германии и Австро-Венгрии и на территории Российской империи параллельно до 40 местных комитетов, которые действовали под руководством членов Центрального комитета «ВСИ» Брамбергера, раввина Кенигсберга, Занденберга, раввина Легницы. Находясь по обе стороны русской границы, действуя в 40 пунктах, местные комитеты «Всемирного союза израилитов» решали многие задачи, поставленные пе­ред ними парижским руководством ЦК «ВСИ». Создав непрерывную цепь своих постов вдоль границы, они обеспечили себе «свободу перехода» через нее, то есть грубое нарушение государственного суверенитета страны во имя выполнения сионистских реакционных планов, в том числе насаждения среди евреев враждебного отношения к России, контрабанды, вербовки на роль агентуры «Всемирного союза израилитов» лиц различного общественного положения[316].

    Советские исследователи все глубже раскрывают деятельность политических организаций еврейской буржуазии в России в период после создания в августе 1897 года «Всемирной сионистской организации», о появлении которой объявил Базельский первый Всемирный сионистский конгресс. Так, В. В. Большаков пишет, что в 1897 году по решению исполкома «ВСО» был создан российский филиал «Всемирной сионистской организации», и немедленно одна за другой стали появляться в России, явно по тем же шаблонам, что и в других странах мира (сказывалось единое руководство), разноли­кие внешне, но неизменно реакционные, сионистские по своей сути организации — «Цеире Цион», «Гардония, «Хашомер Хатцанр», «Бетар», «Еврейская территориальная партия» и прочие[317].

    Советские исследователи обращают внимание на значительное территориальное распространение и pост численности сионистских организаций в России, охватывавших своим влиянием значительную часть еврейского населения не только в европейской части страны, но и в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке, в других районах. Вся империя была разделена на 12 округов во главе с уполномоченными, выполнявшими функции как бы наместников «Всемирной сионистской организации»[318].

    Значительное внимание сионистские лидеры обращали на вовлечение в свои организации рабочих-евреев. Главари международного сионизма выступили инициаторами образования в России еврейских «рабочих организаций». Важные сведения об этом содержатся в книге Л. Малашко «Воинствующий национализм — идеология и политика империализма», в главе «Реакционная сущ­ность сионизма». Она представляет собой, по общему признанию специалистов, одну из первых и наиболее содержательных работ по рассматриваемой нами проблеме. Под председательством члена исполкома «Всемирной сионистской организации» С. Розенбаума перед пятым «Всемирным сионистским конгрессом», состоявшимся в декабре 1901 года в Базеле, был организован в Минске съезд «рабочих кружков», который выработал план центральной организации, обязанной, по замыслам сионистских главарей, объединить сионистские рабочие организации в единое формирование под названием «Поалей Цион»[319].

    А. Малашко констатирует, что в 1904—1906 годах поалей-ционисты осуществили дальнейшие шаги по пути объединения. В 1904 году значительная часть из них сгруппировалась в «Сионистско-социалистическую рабочую партию», принявшую сионистскую программу. В 1505 году оформилась «Еврейская социал-демократическая партия (Поалей Цион)». В 1906 году образована «Социалистическая еврейская рабочая партия» («СЕРП»). Все они, расходясь в частностях, в вопросах тактики, были по своей сущности сионистскими. Значителен вывод А. Малашко о том, что «если серповцы рядились в тогу эсеровщины, то бундовцы маскировались под марксистов»[320]. В. И. Ленин неизменно считал «социалистические» сионистские партии именно сионист­скими. После Февральской революции произошло объединение «Социалистической еврейской рабочей партии» («СЕРП») с «Сионистско-социалистической рабочей партией», или «сионистами-социалистами» («СС»), в «Объединенную еврейскую социалистическую рабочую партию» («ОЕСРП»), также представлявшую собой сионистскую организацию, маскировавшуюся под «социалистическую» и «рабочую» партию[321], но фактически прямо смыкавшуюся с «ВСО» [322].

    Особое место среди «социалистических» сионистских партий в России заняла уже упоминавшаяся нами «Независимая еврейская рабочая партия» («НЕРП»), существовавшая с 1901 года до ее самороспуска после того, как в революционном подполье стало известно на основе проверенных фактов, что эта организация обра­зована по инициативе начальника московского охранного отделения жандармского полковника С. В. Зубатова и при активном участии сионистов Вильбушевич, Чемерисского, Гольдберга, Волина.

    Наиболее подробные сведения об этой организации, созданной охранкой с целью насаждения полицейских провокаторов во все революционные партии России, содержатся в работах А. Малашко, Е. С. Евсеева, В. А. Семенюка [323], в других трудах советских исследователей. «НЕРП», внедрившая свою агентуру во все ре­волюционное подполье, выдавала царской полиции наиболее активных борцов и принесла освободительному движению огромный вред. Глубокое и всестороннее исследование этой важной и большой темы еще предстоит. Существует ряд вопросов, требующих ответа. Каков размах деятельности «нерповцев» — организации филеров царской полиции? Какая связь между ними и аналогичной деятельностью Азефа, Гершуни и других зловещих агентов охранки, также выдававших в руки царских властей, обрекавших на каторгу, ссылку и смерть наиболее преданных народу революционеров?

    Для историографии представляет большую ценность накопление советскими авторами новой информации.

    * * *

    Использование сионистами политической «мимикрии», то есть окрашивание в цвета тех политических партий, в которые они проникают,— прием, заслуживающий особого внимания исследователя. В политической деятельности он активно применялся сионистами после Февральской революции 1917 года. Буржуазно-демократическая революция «открыла перед еврейской буржуазией невиданные возможности расширения и усиления эксплуатации народов России, обеспечила участие сионистов в управлении государством»[324],— отмечает советский исследователь В. Я. Бегун.

    «Еврейская неделя» 14 марта 1917 года провозгласила: «Будущее Европы теперь в наших руках!»[325]. Сионисты встали в ряды активных сторонников Временного эсеро-меньшевистского правительства[326]. В «Циркуляре № 1» Центрального комитета «Сионистской организации в России» («СОВР») указывалось, что для нее открылась «новая эра». На VII Всероссийском съезде сионистов в Петрограде (24—30 мая 1917 г.) докладчик Членов заверил Временное правительство, что «оно может вполне рассчитывать на наши силы и нашу поддерж­ку»[327].

    Однако перекрашивание в цвета стопроцентных сторонников послефевральской буржуазной власти не помешало этому сионистскому съезду принять решения, которые свидетельствовали об узкоэгоистических устремлениях сионистов, о их неизменных усилиях достичь сугубо собственных целей. Съезд «СОВР» потребовал предоставить евреям «права самоуправления во всех областях» путем создания системы еврейских местных органов самоуправления — «ваадов» во главе с центральным «ваадом», который был бы органом власти над всем еврейским населением страны[328]. «Всероссийский ваад» требовал «права по вопросам общееврейским сноситься с учреждениями и организациями других стран»[329], организовать собственный бюджет, свою систему здравоохранения, право осуществлять переселение евреев по своему усмотрению и эмиграцию за рубеж и т. д. Это было не только прямым нарушением государственного суверенитета России, но созданием в рамках страны «своего собственного государства», в котором евреи жили бы по своим особым законам и под своим руководством[330].

    VII съезд «СОВР» принял устав, согласно которому сионистская организация России входила в состав «Всемирной сионистской организации». По уставу высшим органом «СОВР» считался съезд, руководящим органом — Центральный комитет, а в промежутках между заседаниями ЦК — Исполнительный комитет. Вся страна делилась на районы, во главе которых были район­ные комитеты. В состав Исполнительного комитета съезд избрал видных представителей еврейской буржуазии и буржуазной интеллигенции: Ю. Д. Бруцкуса, Г. С. Гепштейна, А. Д. и А. И. Идельсонов, Л. М. Каплана, И. А. Розова и других[331].

    Сионисты обратились в военное ведомство правительства Керенского с предложением создать внутри России свои собственные вооруженные силы под названием «Еврейского легиона» численностью в 100 тысяч солдат и офицеров, с тем чтобы «легион» действовал под сионистским знаменем (такого же типа, которое в последующем стало государственным флагом Израиля)[332].

    Л. Востоков, оценивая все эти явления, вместе взятые, также пришел к выводу, что сионисты осуществили свой замысел «создать в рамках России свое собственное государство»[333].

    В период между Февральской и Октябрьской социалистической революциями легальная деятельность сио­нистов быстро росла. По данным доктора исторических наук А. М. Малашко, накануне Февраля 1917 года в стране насчитывалось 18 тысяч организованных сионистов, в мае—150 тысяч, к осени 1917 года — около 300 тысяч[334]. Сотрудничество с Временным контрреволюционным правительством использовалось в полной мере, еврейская буржуазия получила самую широкую свободу действий. «Мы заверяем Временное правительство, - заявляли лидеры сионизма в те дни, что... оно может всецело полагаться на нашу самоотверженную поддержку» [335].

    Таким образом, несмотря на некоторую фрагментарность сведений о деятельности сионизма в России между Февралем и Октябрем 1917 года, положено значительное начало исследованию этой важной проблемы, также еще ждущей глубокой разработки.


    4.5. Борьба Коммунистической партии против сионизма после Великого Октября

    В советской литературе в период 1950—1980-х годов обстоятельно показана непримиримая борьба Коммунистической партии, общественных организаций против сионизма. В большинстве произведений критике реакционности антисоветизма политических организаций еврейской буржуазии посвящены специальные разделы, главы, параграфы.

    Антисоветизм сионизма — важнейшая черта этой разновидности антикоммунизма. Такой вывод, тщатель­но и глубоко обоснованный, сделан всеми исследователями сионизма — советскими авторами. «Сионизм и антисоветизм — понятия неразделимые», — подчеркивает В. В. Большаков[336]. «Антикоммунизм и антисоветизм — идеологическая платформа сионистской пропаганды»,— отмечают В. П. Волков и А. А. Сазонов[337].

    Советские авторы показали, что сионизм проявил свою воинствующую враждебность к Великой Октябрьской социалистической революции с первых дней её свершения российским пролетариатом во главе с ленинской партией.

    Накануне Великого Октября сионизм пользовался в России значительным влиянием среди еврейского населения. Еврейская религиозная община полностью находилась в руках буржуазии[338]. Показательно, что на выборах в Учредительное собрание в конце 1917 года в 12 западных губерниях страны за одни только открыто сионистские партии голосовало 75 процентов евреев[339]. Враждебность сионизма к Советской власти представляла зловещий фактор для судьбы революции.

    Делегаты «Поалей Циона» и «Бунда» вместе с меньшевиками и эсерами ушли со Второго Всероссийского съезда Советов, провозгласившего установление в России Советской власти[340], и уже 26 октября 1917 года «Центральный сионистский комитет» на своем экстренном заседании принял постановление, призвавшее к борьбе против диктатуры пролетариата. В частности, сионистам предписывалось входить в антисоветские «Комитеты спасения родины и революции» (в народе их точно называли «комитетами спасения контрреволюции»), созданные меньшевистскими и эсеровскими лидерами с целью свержения Советского правительства, возглавляемого В. И. Лениным[341].

    Исторический опыт этого периода борьбы против сионизма очень ценен. Практика — лучший критерий истины — проэкзаменовала «левый» сионизм. «Вместе с другими сионистскими партиями «социалистические» и «революционные» объединения сионистов выступили единым фронтом против Советской власти в союзе с самыми злейшими ее врагами, с оголтелой контрреволюцией»,— пишет В. В. Большаков[342]. Ученый подчеркивает, что не «антисемитизмом» большевиков вызвана была необходимость их борьбы против сионизма, как громогласно и шумно во все времена трубили сионисты, а явной контрреволюционностью политических организаций еврейской буржуазии и ее подголосков[343].

    Следует сказать, что если сионисты обвинили Советскую власть в «антисемитизме», то несионистские буржуазные идеологи не менее цинично клеветали на большевистскую партию, представляли дело так, будто это «еврейская» организация. Бесспорные факты опровер­гают и сионистскую, и белогвардейскую ложь. Вымысел об «антисемитской» политике Советской власти полно проявляется при освещении реальной интернационалистской политики Советов. Сегодняшнее положение евреев в СССР не оставляет места для обвинения нашей страны в «антисемитизме». Измышления помещичье-буржуазной белогвардейщины отметает вся история нашей страны после Октября.

    Не вымышленный «антисемитизм», а непримиримая враждебность со стороны всех без исключения[344] сионистских партий по отношению к диктатуре пролетариата — источник классового антагонизма между сионизмом и Советской властью. Советские авторы сообщают неопровержимые факты.

    2 мая 1918 года в Москве состоялась нелегальная конференция одной из наиболее разветвленных сионистских организаций — «Цеире Цион». Принятая ею программа провозглашала, что «социализм стоит сионизму поперек дороги», что «сионизм и социализм не только два полюса взаимоотталкивающиеся, но два элемента, друг друга совершенно исключающие»[345].

    Этот пример, как наиболее характерный, приводится во многих советских публикациях. Но он далеко не единственный. Сионизм в пылу борьбы демаскировал свои «левые», «социалистические», «рабочие» партии. «Анализ поведения различных сионистских групп сразу же после Октября 1917 г. и в период гражданской войны дает массу необычайно важного материала для уяснения сущности всего сионистского движения,— пишет В. А. Семенюк. — В этот период сионизм в известной степени демаскировался, выступил без привычного для него лицемерия, открыто провозгласив свои истинные цели» [346].

    В дни борьбы В. И Ленина, его соратников за передышку в войне сионисты все делали, чтобы не допустить заключения перемирия или мира между Советской Россией и Германией, создать условия для гибели завоеваний Октября. 5 декабря 1917 года один из глава­рей международного сионизма Хаим Вейцман, будущий первый президент Израиля, направил из Лондона в Петроград И. Розову — одному из руководителей российского сионизма — телеграфное распоряжение оказать «противодействие переговорам с Германией»[347].

    В. И. Ленин, точно оценивая положение дел в это время, писал в работе «К истории вопроса о несчастном мире»: «Ход событий, при продолжении войны, будет неизбежно такой, что сильнейшие поражения заставят Россию заключить еще более невыгодный сепаратный мир, причем мир этот будет заключен не социали­стическим правительством, а каким-либо другим (например, блоком буржуазной Рады с Черновцами или что-либо подобное)»[348]. Речь шла о том, быть или не быть Советской власти в России. Решалась судьба страны и в связи с нею во многом судьбы всего человечества. И в эти трудные дни троцкисты и «левые коммунисты» призывали пожертвовать Советской властью якобы в интересах «подталкивания» мировой революции[349]. В действительности поражение революции в России представляло бы собой, разумеется, тяжелейшее поражение всего мирового революционного процесса и огромный успех международной реакции.

    Против заключения мира выступили руководители партии эсеров, меньшевистские лидеры, вожди анархизма. В самом ЦК РСДРП(б) ожесточенную борьбу за предотвращение выхода России из войны вели противники ленинской линии: были заседания ЦК, на которых В. И. Ленин и его сторонники оставались в меньшинстве [350].

    Через три дня после подписания в Брест-Литовске соглашения о перемирии между Германией и Россией Хаим Вейцман направил сразу три телеграммы главарям сионистской организации в России («СОВР») в Петроград и Киев (Розову, Златопольскому, Гальперину и Ванштейну), потребовал продолжать работу по срыву соглашения. В январе 1919 года сионистские вожди США Бандейс, Хаас и Вайс написали свое обращение к сионистам в России, в котором настаивали на той же политике.

    Совершенно очевидно, что для окончательных выводов о степени сотрудничества международного и российского сионизма в их борьбе за продолжение войны России с Германией еще нужно продолжение исследований и что связь между сионизмом и врагами ленинизма в России — почти «нехоженые тропы», «белое пятно» в исторической науке. Но установление Е. С. Евсеевым прямого участия сионизма в общей конфронтации антинародных сил против ленинизма прокладывает путь к устранению «белого пятна». Уже сейчас история борьбы за Брестский мир высветилась полнее.

    В ходе развязанной реакционными силами гражданской войны сионистские организации выступали против Советской власти на стороне белогвардейщины и иностранных интервентов.

    Когда же в ответ на эту активную контрреволюционную деятельность сионистских организаций органы диктатуры пролетариата в последующем приняли меры против всех формирований сионизма в Советской стране, сионистская пропаганда развернула ожесточенную клеветническую кампанию, обвинила по излюбленному шаблону в «антисемитизме» большевистскую партию, Советскую власть, да и весь советский народ и тех евреев-коммунистов, которые выступили против сионизма.

    В современной советской литературе приведены многие факты, свидетельствующие о широкой и многосторонней антисоветской деятельности сионизма в нашей стране в годы гражданской войны.

    Еврейская буржуазия устанавливала широкие связи с другими антисоветскими силами, в том числе с ее бывшими буржуазными конкурентами внутри России, а также с германскими интервентами и Антантой. «Недобрая слава прожженных торгашей и закоренелых ре­акционеров, огромные богатства и широчайшие связи открывали представителям еврейских буржуазных кругов двери в любое контрреволюционное сборище»,— пишет В. А. Семенюк[351]. Сионисты Розенбаум, Выгодский, Рахмилевич и другие заняли посты в министерствах литовской тарибы — органа власти, созданного осенью 1917 года в Вильнюсе немецкими оккупантами. В Бе­лоруссии ни один контрреволюционный блок не обходился без участия представителей буржуазных партий еврейства. Сионисты получили приглашение на различные посты в состав Украинской Рады, ставшей после Октября одним из главных центров контрреволюции в стране. В последующем представители сионизма вошли и в состав антисоветского петлюровского «правительства», в органы власти, создававшиеся Деникиным, Врангелем, Скоропадским и другими врагами трудового народа[352]. Белогвардейские еврейские погромы не становились препятствием на пути сотрудничества сионистов с контрреволюционерами всех мастей, в том числе с Махно и Булак-Балаховичем [353].

    На советской территории поалей-ционисты искали пути для идейного союза с троцкистами, координировали свои действия с меньшевистскими и эсеровскими лидерами по подготовке к свержению Советской власти[354].

    Когда же под ударами Красной Армии силы контрреволюции и иностранной интервенции стали терпеть одно поражение за другим и перспектива победы Советской власти на всей территории страны стала вырисовываться все яснее, сионисты приняли меры для ис­пользования испытанных приемов политической мимикрии в целях приспособления к существованию в условиях социализма, но при сохранении верности своим реакционным целям.

    Советские исследователи оправданно обращают все более пристальное внимание на изучение особенно опасной тактики сионизма — внедрение его представителей в самые различные политические организации. Широкое насаждение агентуры — одно из важнейших средств, используемых сионизмом в борьбе за достижение реакционных целей. В связи с этим целесообразно обратиться к освещению советскими историками всех изменений внешних цветов «Поалей Цион» в ходе последовавших изменений в расстановке классовых сил, в развитии революции и послереволюционных событий.

    Ко времени Великой Октябрьской социалистической революции партии «Поалей Цион» действовали уже в ряде стран Европы, в Палестине и в США, существовал «Всемирный социалистический союз еврейских рабочих "Поалей Цион", входивший во II Интернационал до прекращения его существования. После победы Великого Октября и «Всемирный союз Поалей Цион», и российский его филиал раскололись. В 1920 году одна из групп поалей-ционистов образовала «Еврейскую коммунистическую партию Поалей Цион» в Советской России («ЕКППЦ»)[355]. Это была попытка сионистов «под прикрытием коммунистической вывески удержать под сво­им влиянием массы, нейтрализовать критику палестинизма и использовать механизм Коминтерна для проникновения на Ближний Восток». Эту тактику поалей-ционистов точно оценил А. Малашко[356], и к его выводам, как подтвержденным исторической реальностью, присоединились другие советские авторы.

    «Еврейская коммунистическая партия» в Советской России существовала до начала 1920-х годов[357]. Её деятельность внимательно изучалась Российской Коммунистической партией большевиков. И весь процесс развития этой сионистской организации свидетельствовал только об одном: как бы ни скрывала она под коммунистической вывеской свой подлинный облик, она оставалась именно сионистской организацией.

    Наиболее подробные сведения о «Еврейской коммунистической партии» содержатся в книге А. Малашко «Воинствующий национализм — идеология и политика империализма»[358]. Краткая справка о «ЕКП» дана В. Скурлатовым [359].

    «Еврейская коммунистическая партия» в 1920—1921 годах значительно выросла численно, принимая в свой состав бывших бундовцев, выходцев из других сионистских организаций. Она силилась укреплять свои позиции и внутри страны и на международной арене. Ей удалось взять на себя руководство организациями так называемого «Еврейского коммунистического союза молодежи», принять участие в работе «еврейских секций» («евсекций») Народного комиссариата просвещения, в Советах и профсоюзах. Она утвердила себя в роли ведущей партии так называемого «Всемирного еврейского коммунистического союза» («Вельтфербанда» — на идише), в который входили поалей-ционисты Австрии, Польши, Литвы, Чехословакии и других стран [360].

    Организации екапистов действовали и в Палестине, в частности, они в немалой степени содействовали введению в заблуждение определенных кругов международной общественности, представляя дело так, будто въезд евреев в Палестину — фактор «пробуждения Востока и приобщения его к коммунистической культуре». Будучи в действительности агентурой сионизма в рабочем движении, как отмечает А. Малашко, сионисты выдавали еврейских эмигрантов в Палестину за «проводников коммунистических идей», а всякое сопротивление еврейской иммиграции в Палестину изображали как боязнь большевизма[361]. Таким образом, «Еврейской ком­мунистической партии» удалось оказать значительное содействие сионистской экспансии в Палестине. «Вельтфербанд», добивавшийся активизации еврейской эмиграции в Палестину и проповедовавший сионистские идеи, сумел добиться участия даже в работе III конгресса Коминтерна с правом совещательного голоса[362].

    В борьбе против изощренной тактики «Еврейской коммунистической партии» антисионистам удалось разоблачить подлинный облик этой организации, и она была политически разбита[363].

    В Палестине «Поалей Цион» в своей основной части был под руководством Бен-Цви и Бен-Гуриона преобразован в партию «Ахдут Авода», вступившую в союз с буржуазными, откровенно сионистскими партиями[364].

    Исполком Коминтерна после III конгресса также повёл борьбу против сионистского «Вельтфербанда»[365].

    Спустя год после III конгресса Коминтерна ИККИ в своём постановлении от 25 июля 1922 года дал точную оценку сионистским плaнам, cвязанным с захватом Палестины: «Проект Палестины, попытка отвлечь еврейские трудящиеся массы от классовой борьбы пропагандой массового переселения в Палестину являются не только националистическими и мелкобуржуазными, но в существе своем контрреволюционными»[366].

    В связи с тем, что на территории СССР сионистские организации продолжали свою антисоветскую деятельность, в 1927 году было принято решение о роспуске ряда сионистских формирований в СССР, в том числе «Гардонии», «Хашомер Хатцаир», «Бетар» и других[367].

    Но сионисты пытались сохранить свои организации под маской многочисленных обществ и объединений, легализуемых ими посредством наименований вполне благовидных. Одним из таких формирований был «Ленинградский еврейский комитет помощи» («ЛЕКОПО»). Фактически «ЛЕКОПО» был одной из «крыш», прикры­вавших деятельность агентов международной сионист­ской организации «Джойнт» на территории СССР[368]. В 1930 году деятельность «ЛЕКОПО» также была запрещена [369].

    Исследованию сионистских организаций, действовавших в Белоруссии, посвящен один из параграфов научной работы В. И. Солошенко[370]. Он указывает, что наиболее влиятельными из сионистских организаций Белоруссии до революции 1905—1907 годов были те, которые вошли в «Сионистско-социалистическую рабочую партию» («СС»). Они возникли во многих городах и ме­стечках Белоруссии еще до 1903 года. Действовали в Белоруссии и организации, вошедшие в последующем в «Поалей Цион», в «Социалистическую еврейскую рабочую партию» («СЕРП»). Показательно, что бундовцы вступали в «СЕРП» наряду с открытыми сионистами, более того, в Белоруссии основную массу организаций, объединившихся в «СЕРП», составляли выходцы из Бунда и так называемые «нейтралисты», примыкавшие по своим воззрениям к партии эсеров[371].

    Откровенно буржуазные сионистские партии выражали удовлетворение деятельностью сионистских «рабочих» организаций, «чрезвычайно успешно» (по мнению, например, одного из сионистских идеологов Гольдштейна) «исполнявших» задачу «сионизирования еврейского пролетариата»[372].

    В. И. Солошенко в своей работе правомерно уделяет значительное внимание исследованию бундовских организаций, действовавших в Белоруссии, их связям с другими мелкобуржуазными партиями, с сионизмом. Его книга представляет собой серьезное научное исследование, основана на значительной источниковой базе, содер­жит большой фактический материал.

    Следует проявлять высокую бдительность в отношении настойчивых попыток сионизма создавать сионистское подполье в Советском Союзе в последние десятилетия[373]. «Идеологическое обеспечение» подрывных акций сионизм осуществляет необыкновенно активно и широко — свидетельство того, что этому направлению во всей своей международной экспансионистской деятельности его руководящие центры придают особое значение. Усиливается пропаганда с целью воздействовать на умы и сердца советских евреев. За рубежом учиняются шумные сборища клеветников, заявляющих о «притеснениях евреев» в СССР. Шаблонные вымыслы об «антисемитизме» в Советском Союзе настойчиво внедряются в сознание обывателей.

    Открытые судебные процессы в Риге, Ленинграде, Кишиневе показали, что действовавшие в этих городах группы были связаны с антисоветскими заправилами сионизма, его секретными службами[374]. «Материалы судебного разбирательства показывают,— констатирует Е. С. Евсеев,— что подсудимые прекрасно знали, куда и с кем они шли»[375].

    Формой их организации были «ульпаны» — нелегальные группы, маскирующиеся под «курсы» для изучения иврита, истории Израиля и т. д. Основное содержание деятельности «ульпанов» — сионистская, антисоветская пропаганда[376].

    Одно из главных направлений антисоветской пропаганды сионизма — клевета о «притеснениях евреев» в СССР. О действительном положении евреев в Советском Союзе неизвестно обывателям, да и вообще громадному большинству людей в капиталистическом мире. Отсутствие правдивой информации в царстве буржуазной «свободы» вообще и в печати в частности создает прекрасные условия для обмана людей.

    Выполняя требования КПСС по усилению наступательной контрпропаганды, советские авторы убедительно опровергают лживые утверждения буржуазной пропаганды о «притеснениях евреев» в Советском Союзе.

    В книге «Антисоветизм на службе империализма», написанной коллективом авторов под руководством профессора Е. Д. Модржинской, помещены подробные таблицы, в которых сведены данные о численности научных работников и студентов среди неевреев и евреев в Советском Союзе. Вот некоторые из них. В 1958 году научных работников-евреев было в СССР 28 966 человек и на каждые 79 евреев приходился один научный работник, а спустя лишь 13 лет — в 1971 году — количество евреев — научных работников возросло более чем вдвое — до 66 793 человек и один еврей — научный работник приходился на каждые 32 человека от общей численности еврейского населения в стране[377]. Если принимать в ра­счет все население страны в целом, то один научный работник приходится на каждые 241 человек[378]. По сведениям, опубликованным в 1983 году, евреи составили 44 процента от всех докторов и кандидатов наук в Советском Союзе[379]. Еврейское население, составляя 0,69 процента от всего населения страны, представлено в ее политической и культурной жизни в масштабах не менее 10—20 процентов.

    За годы Советской власти почти все еврейское население, жившее до революции более чем на 50 процентов вне городов, переселилось в города, главным образом — крупнейшие. В 1926 году в городах оказалось 82 процента от общей численности еврейского населения страны, в 1970 году — 97,9 процента, а в настоящее время — почти 100 процентов[380].

    В I960 году евреев-студентов было 77177, в среднем на каждые 29 евреев — один студент. В 1970 году количество евреев-студентов достигло 105 800, один студент — на 20 граждан еврейского происхождения. В целом же по стране в 1970 году один студент приходился на 53 человека, считая и евреев, и неевреев[381].

    В последние десятилетия евреи составляли 14 процентов от общего числа советских писателей, 23 процента музыкантов, 14 процентов врачей[382]. 36 процентов от общей численности всех евреев в СССР занято в науке, искусстве, литературе и печати[383].

    Примерно так же обстоит дело и в Еврейской автономной области. Общая численность населения здесь — 197 тысяч человек, из них евреев — около 10 тысяч, то есть примерно 5 процентов. И в этой области примерно 90 процентов евреев живут в городах. Показательно, что в Еврейской автономной области проживает лишь около одной двухсотой части еврейского населения СССР: факт, свидетельствующий о полной свободе расселения евреев по территории страны[384].

    Не случайно сионистская пропаганда, внедряя свои клеветнические вымыслы в сознание людей, полностью исключает при оценке положения евреев в СССР цифровые данные. И советские авторы все чаще обращаются к статистическим сведениям, опровергая лживые утверждения еврейской буржуазии. Так, сионисты десятилетиями широко муссируют свое же собственное измышление об особенно тяжелых жертвах советских евреев в годы Великой Отечественной войны. У непосвященных должна созреть мысль, будто Советская страна осуществляла некую особую политику по отношению к евреям. А как обстояло дело в действительности?

    На оккупированных позднее территориях СССР гитлеровцы создали концлагеря, привозили в них евреев из Германии и других захваченных стран Европы и уничтожали их там. Таким образом, широко известные данные о евреях, уничтоженных фашистами в концлагерях на захваченных нацистами землях Советского Союза, создают ошибочное представление, будто это только те евреи, которые проживали накануне войны в пределах СССР. В действительности у сионистов нет никаких оснований для обвинений Советского правительства в «равнодушии к судьбе» советских евреев в годы войны.

    На фронте потери евреев не могли быть более значительными, чем потери неевреев. В 1939 году в СССР было 3 028 500 лиц еврейского происхождения[385] — более полутора процентов от численности всего (194077000 на 1.01.1940 г.)[386] населения страны. Проведенная пере­пись состава двухсот стрелковых дивизий Советской Армии на фронте общей численностью более миллиона человек в 1944 году (по общепризнанным нормам социологов — на достаточном статистическом материале) показала, что евреи составили в этих дивизиях 1,28 процента[387], то есть в процентном отношении меньше, чем в общем составе населения страны.


    4.6. Происки сионистов в странах социалистического содружества

    Декабрьский (1970 г.) Пленум ЦК КПЧ указал на основе тщательного анализа событий 1968 года и начала 1969 года: «Значительное влияние в борьбе против социализма в ЧССР оказывали силы, активно выступавшие с позиций сионизма... Их видными представителями у нас были Ф. Кригель, И. Пеликан, А. Лустиг, Э. Гольдштюккер, А. Лим, Э. Лёбл, К. Винтер и ряд других»[388].

    В последующие годы, все более глубоко раскрывая роль сионистов в составе контрреволюционных сил, исследователи накопили об этом довольно полную информацию.

    Просионистски настроенные лица, в том числе названные нами, в то время занимали в ЧССР многие значительные посты: Ф. Кригель был председателем Национального фронта ЧССР, И. Пеликан — генеральным директором чехословацкого телевидения и руководителем заграничного комитета в парламенте, Э. Гольдштюк­кер — председателем Союза чехословацких писателей, О. Шик — заместителем председателя правительства и директором Экономического института, 3. Млынарж — секретарем ЦК КПЧ по идеологии, К. Винтер — главным редактором чехословацкого телевидения, В. Кашпар — председателем организации журналистов, Я. Бродский — генеральным секретарем «Клуба-231», Б. Бать — главным редактором журнала «Репортер», Й. Павел — министром внутренних дел и т. д.[389].

    М. Матоуш, специально исследовавший историю борьбы ЧССР против идеологической диверсии, указывает, что «решающие позиции на идеологическом фронте заняла сионистская группа»[390]. Он констатирует: «Хотя граждане еврейского происхождения составляют крайне незначительную часть населения страны, среди видных представителей правых число лиц еврейского происхож­дения было поразительно велико. Свое влияние они оказывали прежде всего путем внедрения своих кадров на важнейшие политические и идеологические посты»[391].

    Десятки сионистов занимали важные посты в области культуры, журналистики и искусства. «С помощью методов, которыми когда-то Франца Кафку возвели в величину чешской и европейской истории и литературы, ныне они создавали друг другу известность и автори­тет» [392].

    «Тихая контрреволюция» в ЧССР осуществлялась по сценарию, заранее тщательно разработанному, как считает Е. С. Евсеев. В реализации зловещих планов принял активнейшее участие международный сионизм. «Это „Всемирная сионистская организация", „Всемирный еврейский конгресс", „Организация сионистской молодежи", „Конгресс еврейских журналистов", „Совет по ко­ординации деятельности еврейских организаций", „Всемирный совет еврейских женщин", „Всемирный совет сефардов", „Всемирная сионистская женская организация", „Всемирный совет еврейских трудящихся", „Всемирный совет еврейских студентов", „Еврейское телеграфное агентство", „Всемирный конгресс евреев-журналистов и так далее»[393]. Сионисты, действовавшие в ЧССР, осуществляли широкие связи с зарубежными политическими организациями еврейской буржуазии, используя легальные и скрытые каналы. Под прикрытием израильских дипломатических паспортов в ЧССР давно действовали связанные с зарубежными сионистскими организациями Цви Шапиро — израильтянин, бывший гражданин ЧССР (ранее именовавшийся Куртом Стейном), Иегуда Ревема, Нагум Лавон (в прошлом Эрик Либман), Карел Аарон (до эмиграции из ЧССР в Из­раиль — Грюневальд), Ицхак Шалев (ранее Эугенг Штевка) и другие[394]. Таким образом, становится ясным, что «вторжение без оружия», «ползучая контрреволюция в ЧССР» осуществлялись на стратегическом уровне, длительно и планомерно.

    Советские авторы, чехословацкие исследователи обратили внимание на те изощренные приемы, которые использовались сионистами в целях «тихой оккупации» ключевых, важнейших позиций в науке, учреждениях массовой информации. Особенно опасной явилась «тактика вируса рака»: способность скрываться под внешней оболочкой, совершенно аналогичной составу здоровой клетки того живого организма, в который вторгается вирус. Механизмы защиты клетки нейтрализуются. И смертельный враг проникает внутрь организма, обреченного на гибель, если не последует решительное и своевременное хирургическое вмешательство и если оно возможно. По-троцкистски прикрывая свою антимарксистскую сущность маской «марксистов» и будучи злейшими врагами марксизма, сионисты выступали «на публику», как якобы убежденные коммунисты, чтобы захватывать руководящие посты. Только высочайшая революционная бдительность способна противостоять сионистской тактике «ползучей оккупации». Подчеркнем, что сионисты применяют эту свою тактику не только в их борьбе против социализма, но и для подчинения себе самых различных антисоциалистических организаций, например троцкистских.

    В. Я. Бегун приводит факты, подтверждающие существование связей чехословацких сионистов с троцкистами, например Исааком Дойчером, опубликовавшим в органе Союза чехословацких писателей "Литерарни листы" обширные антисоветские сочинения[395].

    Захват сионистами и другими врагами социализма ключевых позиций в учреждениях массовой информации оказался смертельно опасным для социалистического строя в стране [396].

    Советские исследователи, анализируя причины трагического бездействия чехословацкой общественности, отсутствия должного сопротивления сионистской «тихой оккупации», оправданно указывают, что враги социализма особенно успешно использовали для подавления противодействия их планам обвинения в «антисемитизме». «Объяснение бездействия общественности ЧССР дается в книге Колара, подчеркивает Л. А. Моджорян.— Всех тех, кто их (сионистских активистов) критиковал, Гельдштюккер и другие обвиняли в антисемитизме, и поскольку каждый знал, что для коммуниста и прогрессивного человека это является позором, никто не отваживался что-либо предпринять»[397].

    Обращается внимание на стремление сионистов захватывать прежде всего и главным образом средства массовой информации, превращаемые ими в главное орудие борьбы против социализма[398]. В этой борьбе сионисты выступали в тщательно прилаженной маске «правоверных» сторонников коммунизма до поры до времени, когда в предвкушении своей победы они как по команде сняли эти маски и единым фронтом развернули наступление против Коммунистической партии прежде всего[399].

    Подробнее о действиях сионистов, направленных на идейное разложение молодежи в ЧССР, пишут авторы книги «Идеология и практика международного сионизма»: «В ходе бурных событий весны и лета 1968 г. сионисты особенно большие усилия прилагали для завоевания позиций в среде учащихся и студенчества. Пользуясь политической незрелостью части студенчества, отсутствием в тот период должного политического руководства молодежью, выдвигая хлесткие демагогические лозунги, они повели некоторую часть молодежи в наступление на государственный и политический строй ЧССР...» [400].

    Особого внимания заслуживает тот факт, что даже министр внутренних дел Й. Павел имел прямые контакты с сионистскими эмиссарами. Всякая информация о подрывной деятельности сионизма в стране игнорировалась или уничтожалась[401].

    Министром иностранных дел стал сионист И. Гаек, сосредоточивший усилия на восстановлении дипломатических отношений ЧССР с Израилем, на проведении проимпериалистического курса страны на международной арене. И. Гаек осуществлял с помощью своих сторонников преследование тех сотрудников министерства иностранных дел, которые твердо стояли на интернационалистских позициях [402].

    Весь опыт труднейшей борьбы против сионизма в ЧССР в тот период убедительно подтверждает чрезвычайную опасность потери бдительности к просионистски настроенным лицам.

    Чехословакия была не единственной страной социализма, в которой сионисты нагло осуществляли подрывную деятельность.

    Значительная информация о враждебных актах сионизма, направленных против социалистической Польши, содержится в книге Тадеуша Валихновского[403].

    Сионистская пропаганда для оклеветания поляков также использует свой назойливый вымысел об «антисемитизме», лживо обвиняя их в содействии гитлеровцам в годы второй мировой войны в истреблении некоторой части еврейского населения. Более того, сионисты и сионофилы силятся облыжно возвести вину за случившееся на Польшу главным образом. Они замалчивают страда­ния польского народа, потерявшего в годы второй мировой войны 12 миллионов человек, и «забывают» об ответственности гитлеровцев, делая это в угоду западногерманской реакции, которая не хотела бы слышать напоминания о фашистских злодеяниях любого плана. Сио­нисты издают множество своих книг, в которых клеветнически обвиняют Польшу в «антисемитизме». «Читая такие книги или статьи в прессе, дополняемые такого же рода радио- и телепередачами, люди неискушенные, не обладающие собственным опытом или наблюдательностью, могут прийти к выводу, что с этими культурными гитлеровцами можно было бы еще договориться, но что же делать, если они вынуждены были подчиняться настроениям и тенденциям варваров — поляков?» — пишет автор[404].

    Западногерманский реваншизм и сионизм образовали, таким образом, своеобразный антипольский идеологический фронт.

    Сионизм в самой Польше насаждал в течение ряда лет свою агентуру в глубоком подполье[405]. Затем он начал активные действия.

    В. В. Большаков сообщает об открытом выступлении просионистски настроенных студентов-евреев в июне 1967 года в Варшаве. Выражением одобрения преступной израильской агрессии, сионистской военщине явилась демонстрация этих граждан еврейского происхождения у израильского посольства в Варшаве. Польская молодежная газета «Штандар млодых» писала об этом: «Совершенно неожиданно мы увидели, что эти юноши и девушки считали своей родиной не Польшу, которая их вырастила, а государство Моше Даяна, Бен Гуриона и Эшкола. Столкнувшись же с единодушным осуждением поляками израильской агрессивной экспансионистской политики, они стали говорить о поляках как о „зоологических антисемитах"»[406].

    Советские исследователи констатируют: «Поразительно похожи методы антисоциалистической деятельности активных проводников идеологии сионизма, примененные ими в Чехословакии, на те методы, которыми сионистские агенты пользовались в борьбе против социалистического строя в народной Польше»[407]. Скрытыми сионистами применялась та же маска «великих патриотов» социалистического государства, используемая для того, чтобы поглубже внедриться в важнейшие государственные и общественные организации, посредством «тихой оккупации» занять высокие посты, а в подходящий момент открыто выступить в подлинном облике: непримиримых врагов социализма, «убежденных и фанатичных защитников агрессивной политики сионизма и Израиля»[408]. «Эти граждане с „двойным гражданством" ходили по земле, на которой выросли, полной чашей черпали те блага, которые им предоставляло социалистическое общество, а в глубине души таили холодное пре­зрение к своему отечеству и народу и исподтишка старались вредить им»[409].

    В. А. Семенюк точно оценивает опаснейшую скрытую стратегию врага:

    «Руководство сионизма ставило перед ними задачу не рекламировать своих подлинных идейных убеждений, стараться как можно глубже и прочнее внедряться в органы народной власти, в средства массовой информации, любыми способами добиваться как можно более высокого положения в обществе.

    Все это было необходимо как для того, чтобы расшатывать, разлагать социалистическое общество изнутри, так и для того, чтобы при первой же возможности использовать занятые позиции как плацдармы для решительной атаки на социализм»[410].

    В произведениях советских исследователей констатируется, что подобные приемы используются сионистами в самых широких масштабах и во многих странах, где проживают «просионистски настроенные евреи»[411].

    Сионизм активно участвовал и в организации попытки контрреволюционного переворота в ПНР в 1981 году, в последующей борьбе антисоциалистических сил против народной власти.

    Наиболее полно рассказывает об этом В. В. Большаков[412].

    Большое число руководителей «Солидарности» являлось сионистами, поддерживавшими Израиль и его политику[413]. А этот «профсоюз», узурпировавший функции политической партии, оказался главарем контрреволюции. Лидер группы «экспертов» «Солидарности» Б. Геремек, занимавший в прошлом в ПНР важные посты — секретаря парткома в Польской Академии наук и второго секретаря ПОРП в Варшавском университете, после подавления сионистского путча в Польше в 1968 году демонстративно вышел из рядов ПОРП и занялся сугубо антисоциалистической деятельностью[414].

    Весьма важно подчеркнуть, что Геремек поддерживал тесные связи с масонской организацией в Париже[415].

    Не ставя перед собой задачу подробно рассматривать весь ход борьбы ПОРП в 1981—1983 годах против контрреволюции, обратим внимание только на тот важнейший факт, что именно группа «экспертов» и в целом руководство «Солидарности» были генератором антисоциалистического движения, а среди этих деятелей особое место занимали просионистски настроенные евреи.

    Обстоятельное освещение их зловещей деятельности еще предстоит.


    4.7. Сионизм и нацизм

    В буржуазной литературе вообще и в сионистской в особенности долгое время насаждалась концепция о том, что германские фашисты, духовно направляемые «зоологическим антисемитизмом», подвергли уничтожению значительную часть еврейского населения Германии и оккупированных ею территорий, а о подлинной роли сионизма в этих событиях речь не шла. Авторы-немарксисты исключают классовый, единственно верный подход к оценке взаимоотношений сионистов и гитлеровцев, к объяснению причин конфликта двух отрядов буржуазной реакции, в который были втянуты (подобно тому, как были вовлечены массы населения в борьбу, начатую буржуазией враждующих стран в годы, например, первой мировой войны) обманутые «своими» капиталиста­ми немцы и евреи (исключая тех, кто оставался на позициях пролетарского интернационализма).

    В произведениях немарксистов преобладает также погоня за сенсацией, односторонность в анализе достаточно сложных событий, в результате чего частности заслоняют существо дела.

    Только с научных, классовых позиций может быть верно оценена история взаимоотношений сионизма и гитлеризма.

    Во-первых, эти два отряда воинствующей империалистической реакции остро враждовали между собой в рамках внутрибуржуазной конкуренции, всеми силами вовлекая в борьбу в качестве союзников «свои» социальные низы: гитлеровцы — немецкие, сионисты — ев­рейские.

    Во-вторых, и еврейская, и немецкая буржуазия неизменно оставались классовыми врагами и «своих» и «чужих» социальных низов, предавая интересы тех и других ради собственного классового благополучия.

    В-третьих, и сионизм, и гитлеризм, оба находясь «по ту сторону пролетарских баррикад», были непримиримо враждебными по отношению ко всем отрядам мирового революционного процесса.

    Немцы-коммунисты выступали за классовый союз трудящихся против всей буржуазии: и немецкой, и еврейской. Такую же позицию занимали и евреи-интернационалисты.

    Руководствуясь марксистско-ленинской теорией, советские исследователи опровергли вымыслы, фальсификации, хитросплетения буржуазной пропаганды и раскрыли именно суть классовых взаимоотношений сионистов и гитлеровцев, выражавших реакционные интересы еврейской и немецкой буржуазии.

    Ю. С. Иванов в своей книге «Осторожно: сионизм!» разоблачил лицемерие сионистов, прикрывавших свою буржуазную реакционную сущность фальшивыми одеяниями «выразителей и защитников интересов евреев», и показал, что сионизм в ходе реализации его планов захвата Палестины совершил в зловещем реакционном союзе с фашизмом зверские преступления против еврейских социальных низов. «Сионисты восприняли утверждение нацистов в Германии не как... катастрофу, а как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений»,— приводит Ю. С. Иванов меткое высказывание журналиста Г. Хене[416].

    Преследование и уничтожение гитлеровцами евреев (главным образом еврейских социальных низов) заставляло их эмигрировать из Германии и оккупированных нацистами земель, а сионисты предприняли крупные меры, чтобы направить эмиграционный поток в Палестину, создать «перевес евреев над арабами»[417], как предпосылку образования сионистского государства.

    В. В. Большаков приводит цифры, иллюстрирующие результаты чудовищного союза врагов-сообщников — сионизма и гитлеризма. «В 1895 году еврейское население Палестины составляло 47 тысяч человек, или 9,4 процента от общего числа населения. В 1919-м — 58 тысяч человек, или 8,3 процента. К 1933 году еврейское население достигло 20 процентов от общего населения страны и составило 238 тысяч человек. Итак, почти за сорок лет — менее 200 тысяч, включая естественный прирост населения. И вдруг — скачок: к 1936 году эта цифра вырастает до 404 тысяч человек»[418].

    То, чего не удавалось сионистам добиться посредством призывов к евреям переселяться в Палестину, удалось гитлеровцам путем жесточайших репрессий: «Перед евреями Германии была поставлена дилемма: либо отправляться в „лагеря по переподготовке" и оттуда в Палестину, либо в концлагерь»[419].

    В ряде других произведений советских авторов союз сионистов и гитлеровцев как один из аспектов многоплановой и сложной проблемы взаимоотношений двух разновидностей империалистической реакции продолжал разрабатываться после первых произведений об этом Ю. С. Иванова и В. В. Большакова, Е. С. Евсеева и других авторов[420].

    Однако многое еще предстоит раскрыть. «С каждым годом мир узнает все больше о тайном сотрудничестве сионистов с фашизмом»,— подчеркивает В. В. Большаков [421].

    Если тема сотрудничества сионизма и гитлеризма в литературе раскрыта довольно подробно, то враждебность политических организаций еврейской буржуазии к СССР в период второй мировой войны, антикоммунистическая деятельность сионизма в эти годы освещены слабо.

    А между тем зловещий политический облик сионизма проявляется особенно полно в его враждебности к СССР. Сионисты силились создать единый антисоветский фронт гитлеризма и западноевропейского, американского капитализма в конце второй мировой войны.

    К этому времени основная предпосылка к образованию еврейского государства — переселение евреев в Палестину—была создана, и силы нацистов ослаблены настолько, что сионизм мог не опасаться за успешное решение проблемы захвата собственного плацдарма на восточном побережье Средиземноморья. Если бы единый анти­советский фронт в 1945 году силами сионизма и всей крайней империалистической реакции удалось создать, то общая стратегия политических организаций еврейской буржуазии получила бы мощную поддержку.

    Подробно рассказывает о попытках сионизма сколотить единый антисоветский фронт гитлеризма и западных капиталистических стран В. А. Семенюк[422]. «На политических переговорах руководителей третьего рейха с западными кругами сионистские вожди выступали как посредники, обеспечивая доверенным лицам Гиммлера, Риббентропа, Шелленберга, Мюллера выход к военным и политическим руководителям Англии и США. В эти переговоры, так или иначе, была вовлечена вся разветвленная международная сеть сионизма, включая такие его организации, как Всемирный еврейский конгресс, Еврейское агентство»[423].

    В. А. Семенюк указывает, что переговоры велись широким фронтом: в Швейцарии, Швеции, Турции, Германии и других странах. В частности, «второй наци» Генрих Гиммлер с октября 1944 года вступил в личные контакты с видными сионистами[424]. Посланец Гиммлера штандартенфюрер СС Курт Бехер неоднократно встре­чался с сионистскими деятелями, с представителем американского военного ведомства. С уполномоченным Всемирного еврейского конгресса Шторхом в Стокгольме встречался также посланец Гиммлера Ф. Гессе, который затем вошел в контакты с военными кругами США. Непосредственно с Гиммлером вел переговоры эмиссар Всемирного еврейского конгресса Норберт Мазур[425].

    Гиммлер выразил позицию гитлеризма вполне определенно: «СС и вермахт будут продолжать борьбу против русских, если англичане и американцы согласятся на перемирие. С большевистской Россией мы не заключим мира...»[426] Гиммлер надеялся не только на перемирие с Западом, но и на помощь стран капитализма Европы и Америки для продолжения войны против СССР.

    Сионистские главари, вступив в преступный в отношении всего человечества сговор с фашистскими лидерами, «своими действиями лишь усиливали нацистскую машину уничтожения и тем самым продлевали агонию кровавого режима,— пишет В. А. Семенюк. —К счастью, их преступным планам, направленным на то, чтобы раско­лоть антигитлеровскую коалицию, задержать продвижение советских армий и спасти фашистский режим от окончательного разгрома, не суждено было осуществиться. Мужественная борьба советского и других народов, понесших огромные жертвы, завершилась полной победой над фашизмом. Надежды на сколачивание единого фронта капиталистических держав против Советского Союза провалились»[427].

    В буржуазной литературе, посвящённой второй мировой войне, об опасных действиях сионистов по сколачиванию антисоветского фронта в последний период войны совершенно не упоминается, хотя это было весьма серьезным событием. Занимая крупные позиции в мире капитала, сионисты силятся всеми средствами скрыть от широкой общественности свои действия, направленные на образование единого военного лагеря империализма против страны Великого Октября.

    * * *

    Исследованию позиций еврейской буржуазии в Германии в 1920—1940-х годах в известной мере посвящена книга Понтера Оггера «Фридрих Флик — большой „шутник"» (в русском переводе: «Фридрих Флик —мультимиллионер»[428]). Гюнтер Оггер — немецкий публицист — писал ее с целью исследования финансовой «империи» Флика — одного из богатейших людей нашего времени. О еврейском капитале в Германии Оггер рассказывает только в связи с историей образования «империи» Флика, но тем не менее сообщает сведения и о еврейской буржуазии.

    Так, 90 процентов акций фирмы «Металльхюттенверк Любек АГ» принадлежали в середине 1930-х годов еврейской буржуазии или иностранному капиталу[429]. Общая цена акций этой фирмы составляла около 16 миллионов марок[430]. Преобладали среди акционеров этой фирмы евреи[431]. Особенно крупными владельцами ее акций были фирмы «Хаанше верке АГ», располагавшие номинальным капиталом в сумме 6,5 миллиона рейхсмарок, и берлинская фирма по торговле сталью «Равакк унд Грюнфельд» с номинальным капиталом в 4,5 миллиона рейхсмарок[432], «Франкфуртерметалльгезельшафт АГ» (капитал— 2 миллиона рейхсмарок), финансовый делец Клёкнер, вложивший в фирму 850 тысяч марок, банкирский дом «М. М. Варбург и К°» (875 тысяч марок), «Дрезднер банк» (265 тысяч марок) и «Дойче гольддисконтбанк» (125 тысяч марок)[433]. Любекская фирма — это чугунолитейные заводы, крупный цементный завод, коксовальный завод, медеплавильные и другие промышленные предприятия.

    Фирма «Симеон и К°» в г. Зуле, также принадлежавшая финансисту-еврею Артуру Симеону, была, подобно любекской группе заводов, одним из крупнейших концернов Германии. Годовой оборот этой фирмы составлял 18 миллионов рейхсмарок,стоимость заводов и запасов сырья — примерно 9 миллионов марок. Произво­дила фирма оружие и военное снаряжение, оснащая гитлеровский вермахт до 1940 года включительно, то есть перед второй мировой войной и в ее начале[434].

    Еврейской буржуазии также принадлежала фирма «Равакк унд Грюнфельд» с общим акционерным капиталом примерно в 2 миллиона марок[435], концерн «Хохофенверке Любек» (акции в 4,25 миллиона марок)[436], фирма «Франкфуртер металльгезелыпафт»[437], концерн «Хаанше верке АГ» (капитал — 10 миллионов марок, из ко­торых буржуазному еврейскому семейству Хаанов принадлежало 62 процента, а еврейской семье Айзнеров— 38 процентов)[438].

    Следует отметить, что немецкие капиталисты выкупали у еврейской буржуазии в Германии ее акции, промышленные предприятия. Это происходило в конце 1930-х годов и в 1940-х годах[439]. Факт, заслуживающий внимания потому, что сионистская пропаганда скрывает правду об истории взаимоотношений между немецкой и еврейской буржуазией в Германии в те годы и представляет последнюю как беспомощную жертву нацизма. В действительности же немецкая и еврейская буржуазия умела договариваться, ладить, продавать-покупать друг у друга колоссальные материальные ценности. Их буржуазная конкуренция, принявшая потом острый характер, была по сути обычной для капиталистического мира враждой хищников из одной стаи.

    Еврейскому буржуазному клану Печеков принадлежали угледобывающие предприятия на значительной территории Германии — два крупнейших в стране буро-угольных концерна[440]. Лишь на нескольких из предприятий Игнаца Печека ежегодно добывалось свыше 25 миллионов тонн угля[441]. Важно обратить внимание на тот факт, что Печеки, владея «громадной угольной державой» (по определению Г. Оггера), жили в Чехословакии, имели чехословацкое подданство, искусно обеспечивали безопасность своих владений в Германии через американские и английские холдинги, используя их как подставных владельцев[442]. В качестве «крыши» Печекам служили также швейцарские и голландские акционерные общества[443]. Общий капитал группы Юлиуса Печека составлял 40 миллионов рейхсмарок[444], а капитал другой группы Печеков — Игнаца Печека превосходил финансовые богатства Юлиуса в четыре раза[445], ценность же обоих концернов Печеков составляла примерно 192 миллиона рейхсмарок[446].

    Гюнтер Оггер упомянул в своей книге лишь те промышленные предприятия, принадлежавшие в Германии еврейской буржуазии, которые были в большей части их выкуплены Фликом у их прежних владельцев.

    В целом еврейская буржуазия в Германии накануне прихода гитлеровцев к власти занимала крупные позиции не только в промышленности, но и в финансовой системе, в науке, литературе, искусстве, в других важнейших сферах жизни страны. Острая конкуренция между еврейской и немецкой буржуазией в Германии и на международной арене сыграла значительную роль в развязывании второй мировой войны. В целом эта важная проблема почти не исследована.

    Фашисты и сионисты фальсифицировали историю в связи с этим, и каждые — на свой манер. Гитлеровцы в действительности были орудием немецкой буржуазии. Но в целях обмана немецких трудящихся они выступали в маске защитников интересов немецких рабочих и крестьян, вообще «национальных» прав немцев в борьбе против еврейского капитала, действительно эксплуатировавшего немецких трудящихся. И нацисты сумели повести за собой некоторую часть немецких трудящихся. Сионисты, не менее ловко искажая действительность в своей расистской пропаганде, также подчиненной интересам «своей» (еврейской) буржуазии, сумели создать представление, что гитлеровцы осуществляли репрессии против евреев лишь потому, что некий «зоологический антисемитизм» и т. п. был единственной причиной этих репрессий.

    Советские авторы занимают в оценке борьбы между немецкой и еврейской буржуазией точную классовую позицию: существо этой острой схватки сионизма и гитлеризма — внутрибуржуазный конфликт, и советская наука с позиций подлинной объективности указывает на реакционность обеих сторон в этом конфликте.

    Одним из аспектов проблемы «Сионизм и гитлеризм» является использование обоими этими отрядами воинствующей империалистической реакции для обмана политически неустойчивой части населения национал-социалистической демагогии. Заметим, что сионисты первыми, раньше гитлеровцев, выступили в масках «национал-социализма».

    В советской литературе дана обстоятельная критика явно грубой сионистской лжи о возможности существования социализма в Израиле. Совершенно очевидно, что ничего общего с социализмом научным социализм сионистский не имеет[447]. В капиталистическом государстве — Израиле «социалистические» сионистские партии ничем существенным не отличаются на деле от откровенно буржуазных сионистских партий. «Борьба за „социалистическую" Палестину, за „еврейский коммунизм" является замаскированной проповедью сионистских взглядов...» — точно оценивает беззастенчивые тактические приемы сионизма советский автор В. А. Семенюк[448].


    4.8. Израиль и ФРГ

    Одной из существенных тем современной историографии научной критики сионизма является исследование отношений между Израилем и ФРГ.

    В буржуазной литературе история этих отношений фальсифицируется по нескольким направлениям. Апологеты западногерманской реакции представляют дело так, будто зловещий союз между буржуазными правящими кругами ФРГ и Израиля сложился не на почве их общей враждебности к антиимпериалистическим силам современности, а совсем на иной основе. Они объясняют сотрудничество с Тель-Авивом соображениями морального порядка[449], необходимостью «возмещений» Тель-Авиву за уничтожение значительной части евреев в Европе гитлеровцами. «Бонн тем самым предстает в самом лучшем свете»,— пишет М. Войцеховский[450]. Лидеры ФРГ были заинтересованы в том, чтобы Западная Германия рассматривалась общественностью не как прямая преемница гитлеровского рейха, а как «иная Германия».

    Действительно, огромные денежные «возмещения», полученные Израилем от ФРГ и использованные сионизмом для наращивания израильского милитаризма, принесли в глазах обывателя стран капитала своеобразную реабилитацию западногерманской буржуазной правящей элите, значительная часть которой сотрудничала в прошлом с гитлеровцами. Вымысел о «гуманности» западногерманских репараций Израилю широко распростра­нялся усилиями средств массовой информации стран капитала. Это было идеологическим обеспечением складывавшегося и затем нараставшего союза реакционных кругов Израиля и ФРГ, а также своеобразного альянса сионизма и самых широких слоев международной реакции.

    Книга Тадеуша Валихновского «Израиль и ФРГ» сыграла заметную роль в борьбе против ложных, широко распространенных представлений о том, что «возмещения», полученные Израилем от ФРГ, якобы свидетельство «гуманности» западногерманских властей.

    Израиль, созданный сионистами в 1948 году, немедленно выступил с требованием, чтобы весь мир признал его представителем всех евреев в получении «возмещений» за жертвы, понесенные евреями от рук гитлеровцев во время пребывания последних у власти в Германии[451]. «Всемирный еврейский конгресс» категорически потребовал признания всеми немцами вины за преступления гитлеровцев против евреев[452]. Сионистские требования — считать всех немцев виновниками — были явно расистскими, как расистскими были и претензии сионизма представлять в межгосударственных отношениях всех евреев мира. Крайняя враждебность еврейской буржуазии по отношению к немецкой в этот период по-прежнему то и дело проявлялась открыто. Например, на заседании израильского парламента в 1951 году один из сионистов заявил: «Для немцев было бы слишком большой честью, если бы мы приняли от них деньги... С дикими зверями за один стол садиться не следует»[453].

    Израильское правительство, выражая в своей политике острую враждебность еврейской буржуазии по отношению к немецкой, даже требовало продолжения состояния войны между США, Англией, Францией, с одной стороны, и Германией, с другой. Правительство Израиля даже в официальном своем документе требовало продолжения состояния войны[454]. Факт весьма знаменательный. В то время как трудящиеся всего мира радовались прекращению войны, унесшей 50 миллионов жизней, сионисты выступали за ее продолжение. В этом прецеденте нашла отражение роль международного сионизма в развязывании второй мировой войны. Разумеется, израильское руководство требовало продолжения войны руками американцев, французов, англичан против немцев без участия в ней Израиля.

    В ФРГ вслед за требованием Израиля о продолжении войны западных держав против Германии появились листовки, в которых, например, говорилось: «Кто узнал правду о евреях и не борется с ними, кто вовремя не предостерегает своих соотечественников и не разъясняет еврейской опасности, тот становится совиновником бед­ствий и гибели собственного народа»[455]. Таким образом, снова в конфликт между еврейской и немецкой буржуазией вовлекались широкие слои немцев и евреев.

    Буржуазная печать в мире капитала использовала факты, подобные последнему, и развернула шумную кампанию против «антисемитизма», понимаемого как всеобщая внеклассовая вражда всех немцев против всех евреев. Это было явно идейным обеспечением израильских претензий на получение крупных денежных средств от Западной Германии, оккупированной в то время войсками США, Англии и Франции, где сионизм занимал прочные позиции.

    Т. Валихновский подчеркивает, что правящие круги США оказали давление на Бонн, побуждали ФРГ взять на себя основную долю «помощи» Израилю и оказать ее в благовидной форме репараций[456]. Это помогало американскому руководству решить сразу несколько выгодных для него задач: во-первых, поднять престиж своего со­юзника — ФРГ и представить Западную Германию как государство иное, чем рейх, во-вторых, скрыть от общественности арабских стран содействие агрессии Израиля, в-третьих, с помощью Западной Германии укреплять своего союзника на Ближнем Востоке — израильский сионизм [457]. Бонн подчинился давлению США и других стран капитала, потому что «помощь» сионистскому государству поднимала престиж ФРГ в сионистских организациях, обеспечивала поддержку политики Западной Германии со стороны правящих кругов стран Запада, их содействие реставрации милитаризма в ФРГ открывало перспективы содружества реваншизма западногерманской реакции, международного сионизма и империализма в общей борьбе против мирового революционного процесса [458].

    Сионистское руководство Израиля в предвидении получения крупных денежных средств от ФРГ быстро преодолело настроения «не садиться с дикими зверями»— немцами за один стол.

    6 декабря 1951 года в Лондоне канцлер ФРГ Конрад Аденауэр встретился с председателем «Всемирного еврейского конгресса» Наумом Гольдманом, ставшим с 26 октября того же года президентом «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии». Аденауэр в письменной форме заявил, что правительство ФРГ считает «выплату компенсаций за ущерб», причиненный нацизмом евреям, «своим моральным долгом и долгом чести и готово сделать все для выплаты возмещения за беззакония в отношении евреев»[459].

    В ходе начавшихся 21 марта 1952 года переговоров делегаций Израиля и ФРГ на Западную Германию было снова оказано ожесточенное давление. Например, сионистская газета «Лондон джуиш обсервер» угрожала: «Финансовое могущество всего еврейства будет мобилизовано против немцев, если их предложения о компенсациях будут неудовлетворительными»[460]. Израиль обра­щался за содействием в давлении на ФРГ к США. Социал-демократическая партия Западной Германии в специальном письме заявила о необходимости «первоочередного урегулирования претензий Израиля»[461]. Следует заметить, что в возникшем в 1951 году Социнтерне, в состав которого входила эта партия, крупные позиции с самого начала занимали сионисты.

    ФРГ пошла на уступки. 10 сентября 1952 года в Люксембурге между ФРГ и Израилем было подписано соглашение, согласно которому ФРГ обязалась выплатить Израилю 3 миллиарда марок (тогдашний курс: 1 доллар — 4,2 марки) в течение 10 лет и, кроме того, удовлетворить финансовые требования «Конференции по материальным претензиям евреев» о выплате 450 миллионов марок этой организации.

    20 марта 1953 года договор был одобрен бундестагом, бундесратом ФРГ и в тот же день подписан пре­зидентом страны Хейссом. 22 марта того же года договор был ратифицирован и израильским правительством[462]. 27 марта ратификационные грамоты были сданы в секретариат ООН в Нью-Йорке, договор вступил в силу[463].

    Т. Валихновский указывает на важные факты содействия ФРГ Израилю в создании и наращивании военного потенциала. В порядке реализации Люксембургского договора о «репарациях» ФРГ построила в Израиле несколько военных заводов. Выпуск вооружений этих предприятий был так велик, что Израиль, быстро наращивавший свои вооруженные силы, одновременно смог продавать оружие ряду стран НАТО, в том числе и самой ФРГ[464]. Впрочем, Бонн поставлял оружие сионистскому государству в более крупных размерах, чем получал, особенно тяжелые орудия, ракеты, военные суда и другое вооружение, создаваемое мощной индустрией Западной Германии. По далеко не полным данным, ФРГ поставила Израилю до 1964 года 200 танков, 5 торпедных катеров, а также боевые самолеты, бронеавтомобили, боеприпасы и другое оружие современного типа[465].

    Т. Валихновский приводит многочисленные факты, убедительно свидетельствующие о том, что вовсе не желание «загладить вину гитлеровцев перед евреями» руководило правящими кругами ФРГ, а интересы западногерманского капитала. Люксембургский договор открыл широкие возможности для расширения торговли ФРГ с Израилем. Если до подписания договора Западная Германия занимала последнее место среди европейских стран в импорте сионистского государства, то к 1965 году вышла на второе место[466], экспорт ФРГ в Израиль составил уже в 1958 году 25 процентов всего экспорта Западной Германии во все страны Ближнего Востока[467]. В частности, ФРГ поставила Израилю 49 морских судов, оборудование для строительства и реконструкции порта Эйлат и судоверфи в Хайфе[468]. Образовался союз западногерманского капитализма и израильского неоколониализма в целях проникновения в слаборазвитые страны Африки и Азии[469]. Обострение отношений между ФРГ и арабскими странами из-за нараставшего сотрудничества Западной Германии и Израиля не помешало Бонну установить дипломатические отношения с Тель-Авивом в 1965 году[470]. Стремление получить поддержку своей политики со стороны Израиля, международного сионизма[471] и сотрудничавшей с ним империалистической реакции многих стран возобладало над опасениями осложнять взаимоотношения с арабским миром.

    Эти факты заслуживают самого серьезного внимания историографии научной критики сионизма. Еврейская буржуазия оказывает влияние на политику капиталистических государств в крупных масштабах, существенно влияет на исторические судьбы стран и народов современного мира.

    Т. Валихновский в своей книге исследует историю взаимоотношений ФРГ и Израиля до 1967 года (книга вышла первым изданием в 1967 году).

    К тому времени Западная Германия значительно укрепила свои международные позиции. В 1966 году боннские власти несколько изменили свое отношение и к Израилю. Западногерманский посол в сионистском государстве Рольф Паулс в своем выступлении в Тель-Авиве 1 июля 1966 года сформулировал это так: «Германия вновь занимает достойное место в семье народов мира, и ей не требуется уже свидетельство моральности с чьей бы то ни было стороны... Мы можем критиковать и выдвигать свои требования к Израилю»[472]. Бонн в это время дал «ясно понять» Тель-Авиву, что нет больше никаких обязательств, связанных с ответственностью ФРГ за нацистское прошлое Германии, что ФРГ полностью рассчиталась с Израилем, уплатив все «репарации»[473].

    В послесловии к третьему польскому изданию книги «Израиль и ФРГ» (1968 г.) и дополнении автора к русскому изданию, написанном в 1970 году, продолжено исследование отношений Израиля и ФРГ в 1967— 1970 годы[474].

    Агрессия Израиля против Египта, Сирии и Иордании в июне 1967 года вызвала вспышку милитаристских и реваншистских страстей в среде западногерманских экстремистов, увидевших в преступлениях сионистской военщины образец для подражания. Т. Валихновский приводит потрясающе циничные откровения западногерманской реакции, нашедшие выражение в формулировках: «Ход военных действий Израиля весьма поучителен для атлантических государств»[475]. Газета «Ди Вельт» призывала опыт израильского блицкрига «перенести в Европу» [476].

    Подчеркивалось, что «победы» израильских агрессоров были достигнуты, в частности, благодаря бундесверу, сотрудничеству Израиля и ФРГ[477].

    Одним из важнейших достоинств книги Т. Валихновского является освещение деятельности сионистских организаций в ФРГ. Этот аспект недостаточно отражен в литературе о сионизме. Почти нет сведений о том, каким образом возникли эти организации после второй мировой войны, какова их связь с сионизмом, существовав­шим в Германии в прошлом, и т. д. Т. Валихновский отмечает, что сионистские организации в ФРГ, окруженные заботливой опекой боннских правящих кругов, широко пропагандировали «могущество» израильской армии, всемерно выражали благодарность ФРГ за денежную помощь Израилю, за участие в вооружении и обучении сионистских вооруженных сил[478].

    После июньской 1967 года агрессии Израиля финансово-экономическая помощь ФРГ Израилю активизировалась по ряду направлений. Т. Валихновский сообщает о таких, например, фактах, как передача обществом «Германия — Израиль» послу Израиля в ФРГ Бен Патану денег в сумме почти 3 миллионов марок в дар.


    4.9. Цели сионизма

    Одним из наиболее существенных направлений идейно-теоретической борьбы в историографии является выяснение и разоблачение подлинных целей международного сионизма. Сионистская печать глубоко маскирует правду об этих целях.

    «Длительное время сионизм прикрывался фальшивыми лозунгами создания „национального очага" евреев в Палестине, затем еврейского государства на этой территории и в дальнейшем — „защиты интересов данного государства". Однако цели и замыслы мирового сионистского концерна выходят далеко за пределы вопроса о еврейском государстве»,— считает Е. И. Соловьев[479].

    И далее автор констатирует: «Образование еврейского государства с самого начала не было главной целью сионистов: оно планировалось лишь как важный этап в их деятельности и должно было способствовать далеко идущим планам международного сио­низма»[480].

    Действительно, задолго до образования Израиля международный сионизм сформулировал свою «программу-максимум» (широко ее в то время не рекламируя, а внедряя в умы непосвященных фальшивые лозунги), выраженную в заявлениях типа: «Страна Израиля должна охватить все страны Земли», «евреи выше других народов и призваны властвовать над всем человечеством» и т. п. Иначе говоря, сионизм давно стремился к захвату мирового господства, но, поскольку во «внешней информации» он в целях обмана широкой общественности представлял дело так, будто его цель — создание «еврейского государства», постольку эта ложь и была внедрена в литературу самых различных направлений, как якобы правда об устремлениях сионистских организаций.

    И хотя сами сионисты давно издевательски высмеяли тех, кто «с тупой упрямостью» повторяет сионистскую ложь, как истину[481], в литературе еще встречаются концепции, существо которых сводится к мысли, будто сионистской является только та еврейская буржуазия, которая содействует «еврейскому государству», и будто бы, стало быть, не вся еврейская буржуазия — сионистская. То есть некоторые авторы действительно упрямо считают, что цель сионизма — «еврейское государство», а сионисты лишь те, кто подчиняет свою деятельность этой цели.

    Таким образом, в историографии налицо любопытный феномен: сионистская ложь, от которой сами сионисты давно отказались, продолжает бытовать в некоторых изданиях.

    Между тем первый премьер израильского правительства в первый же день своего премьерства заявил, не делая из этого никакого секрета: «Возникновение Израиля не является концом нашей борьбы. Сегодня мы ее только начали»[482]. И в качестве ближайшей задачи после образования Израиля потребовал захвата арабских зе­мель «от Нила до Евфрата»[483].

    В последние годы в советской литературе все более аргументированно сообщается о том, что сионизм ставит перед собой цель именно захвата господства над миром. На роль «расы господ» идейные оруженосцы еврейской буржуазии предопределили евреев, а всем неевреям уготовили участь вечных рабов, обязанных тру­диться для процветания «элиты человечества».

    В рецензии Э. Володина и В. Попкова на книгу Е. С. Евсеева «Расизм под голубой звездой» подчеркивается, что «в результате идеологических и организационных ухищрений сионистам удалось в значительной степени усыпить бдительность людей планеты. Мало кто знает, а если знает, то не верит в реальность, осуществимость претензий сионистов на мировое господство: это-де жалкая кучка авантюристов, эксплуатирующих идею «национального очага» и прочее. Теперь, когда сионизм практически хозяйничает в капиталистическом мире, люди мало-помалу начинают понимать реальную силу и конечные цели сионизма»[484].

    Э. Володин и В. Попков констатируют, что сионизм ныне разработал свои способы овладения миром и настойчиво стремится к осуществлению этой цели, совер­шенно аналогичной гитлеровским планам захвата мирового господства. Один из этих способов — тайное проникновение во все поры политического, идеологического и хозяйственного механизмов той или иной капиталистической страны. Советские авторы высказывают очень важную мысль: «Под „проникновением" имеется в виду не столько непосредственное занятие сионистами определенных постов, должностей и прочее, сколько внедрение своих марионеток, людей, по тем или иным качествам устраивающих сионистов, во все жизненно важные сферы государственного механизма»[485]. Сионисты используют и другие способы борьбы — грубую силу, диктат и т. д.

    «Тайная и неустанно проводимая работа по овладению миром привела к тому, что экономический и военный потенциал сионизма возрос настолько, что позволяет ему почти не считаться с мнением народов. Сионисты считают, что сионизм подошел к решающему шагу в овладении миром»,— пишут авторы рецензии, суммирующей основное содержание монографии Е. С. Евсеева — одного из ведущих советских исследователей сионизма[486].

    Совершенно очевидно, что планы сионизма по захвату мирового господства не будут реализованы. Но не менее очевидно и то, что необходима всемерная активизация трудящихся всех стран в их непримиримой борьбе против ударного отряда империализма[487].

    В рецензии А. Кузьмина на книгу «Сионизм: теория и практика» (М., Политиздат, 1973)[488] приводится интересная цитата из меморандума одного из еврейских обществ США, свидетельствующая о давнем («от времен Моисея») стремлении евреев (в точном марксистско-ленинском понимании — еврейской буржуазии.— Авт.) «господствовать над миром». Авторы меморандума — люди, по их собственному мнению, «дальновидные» — пишут: «Не исключено, что это стремление к власти может довести до беспрецедентного в истории разгрома евреев»[489] (читай: еврейской буржуазии.— Авт.). Пока еще медленный, но широкий и мощный, нарастающий подъем антисионизма — факт несомненный.

    Общей, главной стратегической цели сионизма — захвату мирового господства подчинено стремление к созданию израильской «супердержавы».

    Главным препятствием на пути к захвату сионизмом мирового господства является СССР, социалистическое содружество стран, в целом мировой революционный процесс. Основным содержанием политической тактики сионизма и является антикоммунизм, антисоветизм. «Выступая против социалистического содружества, международного коммунистического и рабочего движения, сионизм ведет борьбу и против национально-освободительного движения народов»,— справедливо считал Ю. С. Иванов[490].

    Одновременно сионисты ведут борьбу в рамках внутрибуржуазной конкуренции и против нееврейской буржуазии в мире капитала за укрепление там своих собственных позиций, за реализацию узкоэгоистических устремлений. Один из крупнейших советских исследователей сионизма В. И. Киселёв пишет: «С одной стороны, сионизм со всем его идеологическим комплексом, организационной структурой и политической практикой выступает в качестве одного из основных орудий империализма против трех главных революционных, антиимпериалистических сил современности — мировой социалистической системы, международного коммунистического и рабочего движения, национально-освободительного движения. А с другой стороны, в рамках собственных экспансионистских планов и общей империалистической стратегии он служит инструментом конкурентной борьбы крупной еврейской буржуазии за преобладающее влияние среди других отрядов международной монополистической буржуазии. Взаимосвязь этих двух функций прослеживается на протяжении всей истории сионизма, и особенно в современный период»[491].

    Нееврейская буржуазия, ослепленная ненавистью к мировому революционному процессу, не видит, подобно тому, как это было в годы печальной памяти «мюнхенской политики» — годы подталкивания буржуазным Западом гитлеризма к войне против СССР, что в лице сионизма уже существует опаснейший конкурент других фракций империалистической реакции, захватывающий прочные позиции в мире капитала. Стремление сионистов скрывать свою враждебность в нееврейской буржуазии, выступать, казалось бы, в качестве лишь послушного ее орудия — изощренная политическая тактика, обслуживающая конечную стратегическую цель — захват господства над миром.

    Обоснованная оценка В. И. Киселёвым двойственности сионистской политики в современных условиях имеет принципиальное значение. Глубокое исследование скрытых устремлений сионизма к колонизации колонизаторов помогает снимать с сионизма маскировочные одеяния, скрывающие зловещий облик классового двойника гитлеризма.

    В. Алексеев и В. Иванов в статье «Сионизм на службе империализма» подчеркивают, что «сионизм никогда не смог бы рассчитывать на достижение своих экспансионистских целей без опоры на империалистические державы. На протяжении всей своей истории он постоянно искал финансовой поддержки того или иного империалистического государства, проявляя крайнюю не­разборчивость в выборе покровителей»[492].

    Одним из средств такого привлечения на роль своих союзников стран империализма и было выпячивание на первый план готовности сионистов предлагать себя в качестве «орудия стран капитала» (при одновременном «тихом захвате» сионистами в этих странах крупных по­зиций). Внедрение в умы хитросплетенной идеи о том, что сионизм — всего лишь орудие империализма, всегда было важным направлением идеологического обеспечения его многосторонней экспансии в мире.

    Руководящие круги политических организаций еврейской буржуазии издавна стремились подчинять своему влиянию иудейские религиозные общины с целью использования максимально возможного большинства этих общин в качестве своего союзника. Отсюда одной из целей сионизма всегда было подчинение себе этих общин. «Процесс классовой дифференциации и распада еврейских общин и стремление еврейских трудящихся выйти из-под контроля общинных управителей в каждой стране, где имелось еврейское население, формировал из числа лиц, принадлежащих к верхушечным слоям общины, группы единомышленников, которые стремились в любой форме восстановить и укрепить былую гегемо­нию, обеспечить контроль над массой еврейских трудящихся»,— отмечает Ю. С. Иванов[493].

    Сионизм пытался с известным успехом скрыть свои подлинные главные устремления и широко пропагандировал и в целях обмана еврейских социальных низов, и в целях дезориентации широкой международной общественности свою концепцию создания «еврейского государства», которое в действительности должно было стать лишь плацдармом в борьбе сионизма за решение гораздо более крупных задач. «Основной целью ВСО в момент ее образования провозглашалось создание еврейского государства, но уже тогда планы этой организации были гораздо шире,— констатируют авторы книги «Сионизм: теория и практика».— Речь шла о создании «очага воздействия», с помощью которого можно было бы сплотить идеологически и духовно разбросанных по всему миру евреев, не допустить их ассимиляции, подчинить их руководству международного сионизма, обложить налогом «диаспору» и таким образом превратить евреев во всех странах в орудие крупной еврейской буржуазии, использовать еврейские массы на потребу своим политическим и иным целям и устремлениям»[494].

    Параллельно с этим лидеры политических организаций еврейской буржуазии всегда стремились объединить социальную верхушку еврейских общин различных государств мира в единую организацию. Бесспорно, единого класса еврейской буржуазии в масштабе всей несоциалистической части планеты не существует, но несомненно и то, что действуют международные организации сионизма, объединяющие еврейскую буржуазию многих государств. «Одной из важнейших задач сионистского движения является объединение многочисленных отрядов еврейской буржуазии различных стран в единую международную корпорацию,— пишет В. А. Семенюк.— Сионизм стремится создать монополистический союз... который объединял бы многочисленные отряды еврейской буржуазии в различных странах, проводил единую политику и осуществлял согласованные акции экономического и политического характера как в отдельных странах, так и в мировом масштабе»[495].

    На Ближнем Востоке сионизм добивается решения ряда задач. Всемерно наращивая военные возможности Израиля, оккупируя и осваивая, аннексируя арабские земли, сионисты параллельно ослабляют, разобщают окружающие Израиль страны, противопоставляют их друг другу, стремятся столкнуть их в вооруженном противоборстве, вызвать конфликты между ними. Важные сведения в связи с этим сообщает Е. И Соловьев: «Ин­дийский еженедельник „Блитц" опубликовал материал, разоблачающий так называемый „план Льюиза", известного сиониста. В основе этого плана лежит идея создания на территории Ближнего и Среднего Востока ряда новых, более управляемых и „более оптимальных по размерам" государств. Подлежат, в частно­сти, расчленению Иран, Ирак, Афганистан и Пакистан» [496].

    Сионистский Израиль и его «стратегический союзник» — США вместе с другими реакционными силами реализуют этот план раздробления и ослабления посредством организации междоусобицы всего кольца государств вокруг Израиля. Именно секретные службы США и Израиля всемерно раздували рознь между Ираком и Ираном, чтобы вызвать вооруженное столкновение двух государств, противостоящих империализму и сионизму, и ослабить их. Сионистская агентура в Ливане, например, всемерно разжигает конфликты между различными политическими и религиозными группировками, общинами, организациями, чтобы убивать ливанцев руками ливанцев. Это вполне устраивает сионистских лидеров, стремящихся превратить Ливан в «жизненное пространство» для израильской «супердержавы». Так, израильтяне, уничтожившие мирное население палестинских лагерей в Сабре и Шатиле, были одеты в форму ливанских вооруженных формирований[497]. Совершенно очевидно, что это было сделано ради разжигания враж­ды между правыми христианами и национально-патриотическими силами Ливана, палестинцами.

    Та же тактика насаждения множественных конфликтов в среде противостоящих сионизму сил или даже внутри тех сил, которые не являются сейчас противниками сионизма, осуществляется и в более широких масштабах.


    4.10. Военные аспекты израильской агрессии

    Ближневосточный кризис возник вследствие противоборства между силами империализма и силами национальной независимости, демократии и социального прогресса, а не только одной «национальной» розни между арабами и израильтянами, как это старается изобразить реакционная империалистическая пропаганда, чтобы скрыть социально-политические причины, подлинную сущность конфликта и ввести в заблуждение мировую общественность относительно его главных виновников, отмечается в печати. К этому можно добавить, что сионистская и сионофильская пропаганда стремится по многим направлениям фальсифицировать историю войн вооруженных сил израильской армии против соседних государств. И. Купенко точно оценил одну из наиболее распространенных буржуазных концепций о причинах конфронтации на Ближнем Востоке, где переплелись в сложном узле противоречия между силами мирового революционного процесса и международной реакцией.

    В частности, сионистские идеологи и их всевозможные подголоски скрывают, что международные политические организации еврейской буржуазии стремятся создать в будущем «еврейскую империю» на Ближнем Востоке, которую они рассматривают как более прочный, чем современный Израиль, плацдарм для дальнейшей борьбы за мировое господство. Они пытаются оправдывать свои агрессивные войны теми или иными поводами их развязывания (поводами, неизменно измышленными или спровоцированными самими же сионистами), закрыть подлинную практическую причину агрессии так, чтобы непосвященные «за деревьями не видели леса»: фанатичного стремления сионизма к мировому господству.

    Сионисты искажают все, что, на их взгляд, поддается искажению.

    В советской литературе, посвященной исследованию военных аспектов израильской агрессии, утверждается правда.

    Вооруженная борьба сионистских военных формирований против, по сути, безоружных палестинских арабов, не имевших возможности создать военные формирования в годы английского колониального господства в Палестине до мая 1948 года, освещена в литературе не­сколько меньше, чем история войн израильских агрессоров против арабских народов после 1948 года. И надо подчеркнуть, что задолго до образования Израиля сионизм создал вооруженные силы в Палестине и начал войну с целью уничтожения и изгнания палестинцев с их исконных земель.

    Было совершенно очевидным, что будущее «еврейское государство» еще в период «утробного развития» (до 1947—1948 гг.) уже представляло собой организм явно сионистский, со всеми задатками империалистического хищника. «С первых дней установления в Палестине британского владычества (в 1922 году.— Авт.) международный сионизм приступил к созданию в этой стране своих вооруженных сил»,— указывает Л. А. Моджорян[498]. Добавим только, что еще до 1922 года сионисты создавали вооруженные формирования как в Палестине, так и за ее пределами, например «Хашомер» в 1907 году в Палестине, «Еврейский легион» в Палестине и Англии в годы первой мировой войны, «Сион муле корпс» в Египте в 1915 году[499].

    В 1920 году сионисты создали в Палестине крупную военную организацию — «Хагану», объединившую ранее сформированные «Еврейский легион», «Хашомер», «Сион муле корпс» и другие. К 1946 году «Хагана» превратилась в оснащенную современным по тем годам оружием армию, состоявшую из «стационарных вооруженных сил» численностью до 40 тысяч человек и «действующей армии» в 16 тысяч человек. Кроме того, несколько тысяч бойцов объединялись шпионско-террористическими формированиями сионизма «Иргун» и «Штерн»[500].

    В ходе своего возникновения военные организации сионизма в Палестине вели еще в 1920—1930-х годах вооруженную борьбу против мирного арабского населения Палестины.

    По мере численного роста сионистские вооруженные силы все шире, активнее, наглее вели войну с целью уничтожения и изгнания палестинцев. Ко времени обсуждения в ООН вопроса о судьбе Палестины —к ноябрю 1947 года — «Хагана» осуществляла вооруженный террор в широких масштабах, явно стремясь изгнать коренное местное палестинское население за пределы его страны и не допустить образования здесь арабского государства. К этому времени сионистская армия насчитывала около 120 тысяч солдат и офицеров, была достаточно оснащена, имела единое командование и заранее разработанные планы войны[501]. Арабские государства имели все основания голосовать против образования в Палестине еврейского государства. Не вызывало сомнений, что это государство явится гнездом агрессии и экономической экспансии. История это подтвердила.

    В литературе нередко встречается мысль о том, что первая агрессивная война Израиля против арабов началась в первые сутки существования сионистского государства. Следует уточнить эту формулировку в ее сути: сионистские вооруженные силы 15 мая 1948 года, в день провозглашения сионистскими лидерами государства Израиль, продолжали войну, начатую еще до принятия в ООН решения об образовании Арабского и Еврейского государств, о разделе Палестины. Достаточно вспомнить уничтожение ими мирного, безоружного населения арабского местечка Дейр Яссин 8 апреля 1948 года, уничтожение арабских селений Вади Диоз, Кфар-Тобиас и других, крупные боевые операции сионистской армии в декабре 1947 года в Хайфе, Яффе, Иерусалиме, Тиране, Язуре. В начале апреля 1948 года была оккупирована почти вся западная часть Иерусалима, началось вторжение сионистских вооруженных сил в Западную Галилею, которая не предназначалась для Еврейского государства решением ООН, как и Иерусалим[502].

    Еще до 15 мая 1948 года около 250 тысяч палестинцев были изгнаны посредством кровавых расправ с земель их родины [503].

    «Тихая оккупация» сионистами важных постов в учреждениях массовой информации многих стран мира была использована в полной мере в 1947—1948 годах для психологической войны в целях обеспечения военных и политических акций сионизма. В результате международная общественность не знала правды о действитель­ном положении в Палестине в эти годы.

    Очень убедительно разоблачает идеологическую фальсификацию истории войны сионистской армии В. П. Ладейкин в своей книге «Источник опасного кризиса». Он показывает лживость сионистских утверждений, что палестинские арабы уходили из своей страны «по наущению арабских же лидеров»[504]. Действительная же причина ухода палестинцев со своих земель — зверские, кровавые массовые расправы сионистов над мир­ным арабским населением страны [505].

    В. П. Ладейкин наиболее полно разоблачает фальсификацию сионистов о том, что войну 1948—1949 годов начали арабы. Как мы уже убедились, войну задолго до 1948 года начали сионистские вооруженные силы, «значительно раньше того времени, когда арабские государства предприняли ответные акции», пришли па по­мощь уничтожаемым палестинским арабам[506].

    Советские авторы выступают против вымысла о превосходстве евреев над арабами в духовном отношении, о низких моральных качествах арабов в бою. Причина поражения арабов совсем иная. Сионистские вооруженные силы, получавшие новейшее оружие из многих развитых государств, насчитывали еще в ноябре 1947 года более 120 тысяч человек. А армии Египта, Ирака и Сирии, вместе взятые,— лишь 45 тысяч человек. Арабские войска почти не имели современного вооружения (по тем годам, разумеется), а иорданская армия, например, была представлена только конно-верблюжьей кавалерией[507], которая не могла, естественно, вести вооруженную борьбу на равных против танковых войск Израиля.

    В итоге войны 1948—1949 годов под контролем израильского воинства оказалось 20,7 тысячи квадратных километров земель, или 77 процентов территории Пале­стины. Вооруженные силы Израиля оккупировали 6,6 тысячи квадратных километров земель, предназна­ченных по решению ООН от 29 ноября 1947 года для Арабского государства, и западную часть Иерусалима («Новый город»)[508].

    Так возникло агрессивное, крайне реакционное государство, неоправданно присвоившее себе имя "Израиль», с необоснованной претензией на «преемственность» по отношению к древнему Израилю.

    В буржуазной литературе нередко встречается совершенно неверная формулировка о том, что Израиль был образован в соответствии с резолюцией ООН от 29 ноября 1947 года. В действительности, как указывается в серьезных научных исследованиях советских авторов, ни один пункт этой резолюции не был выполнен, а вместо миролюбивого и демократического Еврейского государства, образование коего было предусмотрено ООН, возникло государство совсем иное. Резолюция ООН, в частности, предусматривала, что «независимые Арабское и Еврейское государства и специальный международный режим Города Иерусалима... должны быть созданы в Палестине через два месяца после эвакуации вооруженных сил страны-мандатария»[509], что «управление Палестиной по мере вывода войск государства-мандатария должно передаваться Комиссии, которая действует в со­ответствии с рекомендациями Генеральной Ассамблеи и под руководством Совета Безопасности»[510].

    Эти положения не были выполнены. «Отказавшись с самого начала от выполнения решений Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины, Англия неожиданно (разрядка моя.—Авт.) 14 мая объявила о прекращении мандата и выводе из страны своих войск. Весть о прекращении английского мандата на Палестину не успела еще распространиться, как в тот же день, 14 мая, государство Израиль было провозглашено...» — пишет Г. С. Никитина[511]. И оно было провозглашено и образовано не комиссией, которую должна была образовать ООН, а представителями сионистской организации — «Еврейского агентства», которое никто не уполномочил это делать, которое действовало незаконно.

    Подписание соглашений о перемирии между Израилем и арабскими государствами (24 февраля 1949 г.— Египтом, 23 марта 1949 г.— Ливаном, 3 апреля 1949 г.— Иорданией, 20 июля 1949 г. — Сирией) не привело к прекращению израильской агрессии. Уже 10 марта 1949 года Израиль оккупировал территорию Египта — район Бир Катар, где в последующем был создан израильский порт Эйлат — база сионистской экспансии[512].

    23 января 1950 года израильское правительство, грубо игнорируя решения ООН, объявило Иерусалим столицей Израиля [513].

    Последующие агрессивные войны сионистского государства против арабских стран и неарабских государств освещены в советской литературе обстоятельно.

    «Реакционная роль сионизма, выступающего душителем освободительного движения народов, проявляется не только на Ближнем Востоке. Израиль в 1950 году присоединился к агрессорам, напавшим на Корейскую Народно-Демократическую Республику»,— информировал журнал Главного политического управления Совет­ской Армии и Военно-Морского Флота «Блокнот агитатора»[514]. Участие Израиля в этой войне — весьма показательный факт: сионизм с первых лет существования еврейского государства проявил стремления не локализовать свои аппетиты в рамках ближневосточного региона. Последующие акты агрессии Израиля против различных стран, участие сионистской военщины в ка­честве «советников», «инструкторов», «военных специалистов» в войнах далеко за пределами Ближнего Востока показали лживость сионистских заявлений об «оборонительном характере» израильского милитаризма.

    Израиль рассчитанно, планомерно идет по дороге агрессии.

    Когда сионистские лидеры бывали сравнительно откровенными, они и для «непосвященных» говорили о своих весьма далеких устремлениях. Например, первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурнон вскоре после образования «Эрец Исраэл» цинично заявил: «Мы создали динамичное государство, нацеленное на экспансию»[515].

    В 1955 году израильтяне оккупировали демилитаризованную зону Эль-Ауджа и в октябре—ноябре 1956 года аннексировали ее[516].

    В ночь с 29 на 30 октября 1956 года Израиль совершил нападение на Египет. Вслед за ним в войну вступили Англия и Франция. Израильская армия составляла основную часть всех войск трех стран-интервентов — 150 тысяч солдат и офицеров, тогда как английские и французские войска насчитывали 74 тысячи человек[517].

    В советской литературе приводятся факты, что агрессоры совершили чудовищные преступления в этой войне. Они подвергали бомбардировкам Каир, Суэц, Александрию, Исмаилию, Порт-Саид, Порт-Фуад, уничтожали мирное население.

    Решительные требования Советского Союза о выводе войск агрессоров из Египта и борьба египетского народа за независимость своей страны заставили правительства Англии и Франции вывести к 22 декабря 1956 года свои войска с оккупированных территорий, а в январе — марте 1957 года земли Египта вынуждены были оставить и израильские оккупанты[518].

    В 1960-х годах сионистское государство продолжало наращивать свои вооружения. К 1967 году армия Израиля насчитывала более 350 тысяч солдат и офицеров, имела на вооружении более 1000 танков, в том числе 800 типа «Паттон», «Шерман», «Центурион», свыше 1500 артиллерийских орудий, около 500 боевых самолетов, 50 кораблей[519].

    5 июня 1967 года израильские ВВС нанесли удары по египетским аэродромам и уничтожили за счет внезапности нападения 200 самолетов Египта, а всего в первый же день войны израильтяне уничтожили около 270 самолетов арабских стран и захватили господство в воздухе, что в большой мере и предопределило общий успех сионистского государства в этой войне[520].

    Египет, Сирия и Иордания потерпели поражение в первые же дни войны. Израиль оккупировал правый берег реки Иордан, сектор Газа, восточную часть Иерусалима и Голанские высоты Сирии — всего около 68,5 тысячи квадратных километров территории [521].

    Причины поражения арабских стран рассмотрены в советской литературе подробно. Наиболее квалифицированные исследователи обращают внимание на широкое сотрудничество разведок Израиля и США, на коварство сионистов в деле дезинформации, на применение Израилем новейших средств вывода из строя радиолокационных систем ПВО арабских стран[522].

    6 октября 1973 года началась новая война на Ближнем Востоке по вине сионистского государства, продолжавшего оккупировать территорию арабских стран и совершать многочисленные провокации на линиях прекращения огня.

    На этот раз инициатива боевых действий принадлежала арабским странам — Египту и Сирии[523]. В 15 часов 6 октября 1973 года Египет и Сирия одновременно начали наступление. Египетские пехотные дивизии форсировали Суэцкий канал, сломили сопротивление сионистского воинства и овладели двумя плацдармами глубиной до 10—12 километров. Успешно вели боевые действия и сирийские войска[524]. Израиль в начале этой войны потерпел серьезные неудачи, хотя к 1973 году его вооружения значительно возросли по сравнению с 1967 годом. Он располагал 1700 танками, 488 самолетами, 58 боевыми кораблями и множеством другой военной техники и оружия[525].

    Опыт этой кампании свидетельствует об огромном значении того, что арабские страны владели инициативой. За 19 дней боев сионистская военщина потеряла убитыми 7 тысяч солдат и офицеров, а общее число выведенных из строя израильтян достигло 30 тысяч человек. Было уничтожено, по некоторым данным, более 900 танков и около 250 самолетов Израиля. Но в ходе боев Израиль получил большую помощь от США в виде крупных поставок боевой техники и оружия, обеспечения развединформацией[526].

    В последнюю неделю войны израильтяне, используя эту помощь, прорвали египетскую оборону в районе севернее Горьких озер, создали на западном берегу Суэцкого канала плацдарм, накопили там технику, расширили его и отсекающим ударом на юг прорвались в район Суэца, окружили 3-ю египетскую армию. Последовательная дипломатическая борьба за прекращение войны и освобождение Израилем оккупированных им земель Египта на западном берегу Суэцкого канала освещена в литературе[527]. Этот сюжет выходит за пределы вопроса о военных аспектах израильской агрессии.

    В войнах против Ливана Израиль опирается на полное превосходство в вооружениях и численности своей армии.

    В ходе массированного вторжения в Ливан 15 марта 1978 года сионистская военщина за семь дней захватила почти весь южный район страны до реки Литани. Более трех месяцев продолжалась открытая оккупация Израилем ливанской территории, а после формального вывода к 13 июня 1978 года своих войск Тель-Авив продолжал закамуфлированную оккупацию, передав большой район Ливана под контроль правохристианской армии Хаддада [528].

    6 июня 1982 года вооруженные силы Израиля начали новую войну против Ливана. Огромной сионистской армии вторжения, достигшей потом численности около 100 тысяч солдат и офицеров, имевшей на вооружении 1300 танков, 1300 бронетранспортеров, много другой техники и оружия, поддержанной ВВС и ВМС Израиля, противостояли лишь 10—12 тысяч палестинцев и ливанских патриотов, вооруженных, по сути, только легким стрелковым оружием. Вскоре Западный Бейрут, где базировались руководящие органы Палестинского движения сопротивления и Национально-патриотических сил Ливана, был блокирован сионистской армией и подвергнут массированным бомбардировкам и артиллерийским обстрелам.

    Чтобы предотвратить дальнейшее уничтожение мирного населения Бейрута израильтянами, палестинцы вынуждены были оставить Бейрут и в значительной части своей уйти из Ливана в другие арабские страны. Они ушли непобежденными, сохранив оружие и знамена.

    В итоге этой войны Израиль снова нанес Ливану огромные людские и материальные потери. По данным служб безопасности и здравоохранения Ливана, в результате израильской агрессии в 1982 году было убито 17825 и искалечено 30 100 палестинцев и ливанцев. Стерты с лица земли 6 городов, 32 деревни, 14 лагерей палестинских изгнанников. Более 800 тысяч человек остались без крова[529]. Только в ходе чудовищной по жестокости кровавой расправы над безоружным населением лагерей палестинских изгнанников Сабра и Шатила израильтяне и их марионетки убили около семи тысяч человек. Не щадили даже грудных младенцев. В одной из могил, где израильтяне пытались скрыть следы своих преступлений, оказалось около двухсот расстрелянных в упор детей[530].

    Все войны Израиля против соседних государств подчинены общей задаче сионизма: созданию «еврейской супердержавы» как плацдарма для дальнейшей борьбы за мировое господство. Сионизм упорно идет по пути агрессии, с поразительной точностью копируя методы вооруженной борьбы гитлеризма за захват «жизненного пространства».

    Следуя по пути агрессивных войн и экономической экспансии, сионистское государство стремится активизировать эмиграцию евреев из различных стран мира в Израиль, ибо нуждается в «пушечном мясе», в рабочей силе, в профессиональных кадрах

    Для полноты картины начнем рассмотрение динамики миграции евреев с того времени, когда еврейского населения в Палестине, вероятно, почти не было: в результате сокрушительного разгрома древних Израиля и Иудеи, последовавших многократных военных нашествий в район Палестины в течение ряда столетий еврейское население там, по-видимому, перестало существовать и появилось снова лишь долгое время спустя. Этот факт констатирует К. Маркс, писавший в 1854 году, что еврейское население Иерусалима составляет лишь около 8 тысяч душ и что «евреи здесь не коренное население, это уроженцы различных и отдаленных стран»[531], то есть они из разных государств мира мигрировали в Палестину. Сказывалась деятельность политических организаций еврейской буржуазии, развернувших еще в первой половине XIX века активную деятельность по переселению евреев в этот район.

    В последующем рост численности евреев в Палестине характеризуется следующими данными:

    1882 г.— 24 тыс. 1947 г. (ноябрь) — 608 тыс.

    1890 г.— 47 тыс. 1948 г. — 649 тыс.

    1900 г.— 50 тыс. 1956 г. — 1 млн. 667 тыс.

    1914 г.— 85 тыс. 1966 г. — 2 млн. 337 тыс.

    1925 г. —122 тыс. 1971 г. — 2 млн. 500 тыс.

    1940 г.— 467 тыс. 1980 г. — 3 млн. 250 тыс.

    1945 г.— 563 тыс. 1982 г. — 3 млн. 100 тыс. [532]

    В последние годы цифра колеблется в пределах 3,2— 3,3 миллиона, выезд евреев из Израиля в некоторые годы превышает въезд евреев в Израиль. После войн 1973, 1982 годов, когда потери сионистского воинства стали значительными, бегство евреев из «государства-гарнизона» значительно усилилось, и численность еврейского населения в Израиле стала сокращаться. Уменьшается и выезд евреев из СССР в сионистское государство. По данным арабской печати, в 1973 году (в основном до октября) из Советского Союза в Израиль выехало 36 тысяч 733 еврея, в 1979 году—17 тысяч, в 1980 году—7,5 тысячи, в 1981 году—1,8 тысячи, в 1982 году — 0,7 тысячи, в 1983 году — 0,35 тысячи [533].

    Существенно влияет на сокращение миграции евреев рост инфляции, острое нарастание социальных противоречий в Израиле.

    В последние годы Израиль быстро и в крупных масштабах наращивает экспорт оружия. В советской литературе обращено серьезное внимание и на это проявление международной сионистской экспансии.

    В 1975 году Тель-Авив осуществил экспорт оружия на сумму в 500 миллионов долларов, в течение следующего года удвоил его вывоз за рубеж и получил доход на «экспорте смерти» в размере 1 миллиарда долларов[534], к 1980 году увеличил эти поставки до 1,3 миллиарда долларов, в 1981 году — до 2 миллиардов[535], а в последу­ющем наращивает экспорт орудий убийства людей примерно такими же темпами. Еще в середине 1970-х годов экспорт вооружений составил в стоимостном выражении почти половину всей продукции израильской военной промышленности[536].

    В начале 1980-х годов израильское оружие поступало в 40 с лишним стран, главным образом с реакционными режимами[537]. Показательно, что в последний год существования кровавой антинародной диктатуры Сомосы в Никарагуа, когда явно обреченный на поражение палач перешел к массовому уничтожению мирного населения, сионистское государство увеличило поставки ему вооружений. 98 процентов всего оружия, полученного Сомосой из-за рубежа, было продано ему Израилем [538].

    В течение ряда лет сальвадорская хунта получает из Израиля более 80 процентов всего импортируемого ею оружия, также используемого для массового истребления населения страны[539].

    Основным покупателем продукции подведомственных руководству сионистского государства военных корпораций давно стала ЮАР. Зарубежная печать сообщала о существовании секретных соглашений между Израилем и ЮАР о предоставлении Претории израильской атомной технологии в обмен на «гарантированные поставки южноафриканского урана»[540].

    Опираясь на широкую и многостороннюю помощь США, Израиль наладил производство таких видов вооружений, которые могут быть использованы именно в странах Африки и Латинской Америки. Например, к 1970 году в сионистском государстве была закончена разработка боевого самолета с короткими взлетом и посадкой типа «Арава», рассчитанного на примитивные аэродромы, а с 1972 года началось его серийное производство. Осуществлена продажа этого самолета в ЮАР, Гондурас, Гватемалу, Эквадор и другие страны с реакционными режимами, ведущими борьбу против национально-освободительного движения. Известно, что решающие преимущества в боевых действиях в современных условиях получает та сторона, которая имеет современную авиацию и обеспечивает себе превосходство в воздухе. Таким образом, поставки Израилем самолетов типа «Арава» именно антинародным правительствам усилило позиции реакции[541].

    В статье Г. И. Сухачева «Роль военной промышленности Израиля в мировом капиталистическом производстве оружия» сообщены факты, связанные с экспортом израильского оружия и в развитые страны капитализма. При выяснении причин роста технического уровня израильского военного производства нельзя недооценивать «утечку мозгов» из многих стран мира в Израиль, связи сионистских организаций с еврейской технической интеллигенцией в различных государствах, промышленный шпионаж, действия сионистской разведки.

    Г. И. Сухачев с научной объективностью констатирует, что Израиль, продолжая совершенствовать свое военное производство, становится все более агрессивным государством. Сионистские лидеры Израиля стремятся, помимо всего прочего, к получению денежных доходов на «экспорте смерти» и использованию их для наращивания военного потенциала. Продажа одной только эс­кадрильи самолетов «Кфир» приносит Израилю такой же доход, что и экспорт годового урожая цитрусовых[542]. В 1982 году на истребителях «Кфир» еще стояли авиационные двигатели американского производства, и США пока еще воспрещали торговлю этими самолетами на рынках сбыта оружия, очевидно в немалой степени руководствуясь соображениями капиталистической торговой конкуренции. Израильские предприниматели стремились создать свой собственный двигатель для «Кфира», чтобы получить выход на рынки беспрепятственно.

    В 1979 году в Израиле была завершена разработка самолета третьей модификации — «Си Скэн» 1124, предназначенного для авиационной поддержки военно-морских сил и для организации береговой охраны.

    Он «успешно конкурирует с самолетами такого же назначения, выпускаемыми крупнейшими самолетостроительными фирмами мира»[543]. Торговля этими военными самолетами уже осуществляется [544].

    Израиль продает продукцию радиоэлектронной компании «Тадирап Исраэл электронике индастриз» в промышленно развитых странах, включая США и Японию[545], поставляет странам НАТО стрелковое оружие и другую военную продукцию[546].


    4.11. Палестинская проблема

    Острая идейная борьба ведется между противоположными направлениями в историографии по палестинской проблеме.

    В сионистской литературе сформировалась концепция, оправдывающая экспансионистские устремления еврейской буржуазии, израильскую агрессию. Идеологи сионизма и их союзники всех направлений силятся представить дело так, будто борьба арабского народа Палестины за реализацию своего законного права на образование независимого государства — это «угроза суще­ствованию Израиля», «антисемитизм», «терроризм» и т. п. В той или иной форме сионисты и сионофилы отрицают право палестинцев на создание своего государства. Вариант сионистской позиции — толковать палестинскую проблему как проблему беженцев, нуждаю­щихся якобы лишь в «материальной компенсации».

    «Сложившееся среди „широкой публики" в странах Запада представление о палестинской проблеме, прежде всего как о проблеме беженцев, в значительной мере было следствием влияния сионистской пропаганды»,— справедливо замечает В. И. Киселев[547].

    Совершенно очевидно, что всякая подмена существа палестинской проблемы, как проблемы необходимой реализации права арабского парода Палестины на независимое государственное существование, любыми другими, пусть даже благовидными, идейными конструкциями неправомерна. Рядом с этой проблемой существует еще одна, связанная с первой, но самостоятельная — всемерной помощи палестинским изгнанникам. Но единственным до конца последовательным решением ее может быть также только создание палестинского арабского государства.

    Палестинской проблеме посвящена многочисленная советская литература, в том числе специальные монографии, среди которых заслуживают особого внимания книги Е. Дмитриева[548], В. И. Киселева[549], главы, разделы, параграфы в общих работах, посвященных критике сионизма, рецензии, опубликованные документы, наиболее полно представленные в сборниках «Сионизм — правда и вымыслы»[550].

    В. И. Киселев, исследуя историю борьбы между сионизмом и антисионистскими силами в Палестине и на международной арене, справедливо указывает на большую роль закулисных махинаций явных и тайных сионистов в то время, когда международные организации буржуазии еврейского происхождения создавали пред­посылки для образования сионистского государства. «Для данного периода характерно преобладание (разрядка моя.— Авт.) политико-дипломатической активности, закулисных махинаций и маневров лидеров сионизма»,— подчеркивает советский автор самое существенное во всей сумме сложнопереплетенных событий, предшествовавших принятию Генеральной Ассамблеей ООН резолюции 181 (II) от 29 ноября 1947 года под названием «Будущее правительство Палестины», предусматривавшей раздел страны[551].

    Советские исследователи обратили внимание на тот факт, что согласно этой резолюции «Еврейскому государству» отводилось 14,1 тысячи квадратных километров, или 56 процентов палестинских земель, а государству арабского народа Палестины — лишь 11,1 тысячи квадратных километров, то есть 43 процента, хотя арабов в то время в Палестине было 1364330, а евреев — лишь 608230: евреев — около 30 процентов от общей численности населения страны, а арабов — около 70 процентов [552].

    Осенью 1947 года, еще до принятия ООН резолюции о разделе Палестины, сионисты начали массовое уничтожение мирного арабского населения (кровавые расправы сионистской военщины над арабами осуществлялись и в предшествовавшие годы) [553]. Было совершенно очевидным, что сионизм идет по пути экспансии, что «проникновение сионистов в Палестину было типичным колониальным захватом»[554]. Широкоизвестные факты свидетельствовали о подлинных намерениях сионистов в Палестине. Например, 3 февраля 1919 года «Всемирная сионистская организация» представила Парижской мирной конференции план создания «еврейского государства», который в то время еще не раскрывал до конца на столь высоком международном форуме всех весьма далеко идущих планов сионизма на Ближнем Востоке, но тем не менее совершенно безапелляционно, открыто и нагло заявлял о включении в состав такого государства всей территории Палестины, а также верховьев реки Иордан в Сирии и Ливане, южной части Ливана до г. Сидона, южной части долины Бекаа в Ливане, долины Хауран в Сирии, контроль над Акабским заливом и над участком Хиджазской железной дороги от Дераа до Маана[555]. Из многих заявлений были известны сионистские планы захвата всей Палестины и других земель. Сионисты осуществляли «процесс вытеснения арабов из всех сфер экономической жизни Палестины»[556].

    2 ноября 1917 года было опубликовано письмо министра иностранных дел Англии Бальфура к известному воинствующему сионисту Л. Ротшильду. Оно получило название «декларации Бальфура». Сионисты возвели его в ранг международного правового документа, хотя по сути это была не «декларация», а всего лишь частное письмо[557].

    В нем говорилось, что «правительство Его величества относится благоприятно к созданию в Палестине еврейского очага... для еврейского народа и готово принять все меры, чтобы облегчить достижение этой цели, причем само собой разумеется, что не будет предпринято ничего, что могло бы причинить ущерб гражданам и религиозным правам существующих нееврейских общин в Палестине...»[558]. Научно неправомерный термин «еврейский народ»[559], употребленный в письме Бальфура, был использован сионистами в своих интересах. Показательно, например, что сионист О. К. Рабинович заявил, возводя ошибочное употребление понятия «еврейский народ» в этом письме в событие международно-правового порядка, что письмо является «договором между великой державой и всемирной еврейской нацией о признании последней»[560]. Нелепость сионистского антинаучного вывода очевидна: при отсутствии у евреев общности языка и других признаков единого этноса никакие, даже действительно государственные, документы не могут несуществующую «еврейскую нацию» сделать существующей, сколько бы в них ни подтасовывались разные термины, ибо нации создаются не формально-бюрократическими актами, а являются непременно результатом естественно-исторического процесса.

    В письме Бальфура к Ротшильду налицо проявление заранее спланированной кампании, направленной на идеологическое обеспечение «тихой оккупации» Палестины: обещание «не приносить ущерб» палестинцам должно было парализовать сопротивление со стороны арабов сионистскому вторжению. Но первые выступления палестинских арабов против захвата их земель сио­нистами произошли еще в 1886 году[561]. В последующие годы сопротивление коренного населения Палестины против нараставшей иммиграции евреев продолжалось. И сионисты по многим направлениям развернули идеологическую обработку международной общественности, широковещательно обещая «мир и дружбу» палестинским арабам на словах и всерьез в то же время готовясь к их изгнанию и уничтожению, создавая свои вооруженные силы в Палестине и в тот период менее широковещательно заявляя о своих планах создания новой Иудеи «через огонь и кровь» [562].

    Установление британского мандата на управление Палестиной 24 июля 1922 года также соответствовало намерениям сионизма, и было одним из важнейших условий последующего захвата Палестины сионистскими вооруженными силами.

    В советской литературе теперь все полнее раскрываются хитросплетения дипломатии и политики, предшествовавшие разделу Палестины. Внимательно прослеживая эту игру, читатель все более убеждается в существовании многих фактов, подтверждающих с безусловной достоверностью, что еще до 29 ноября 1947 года сионисты «огнем и кровью» изгоняли палестинцев с земель их древней родины. После принятия ГА ООН резолюции от 29 ноября 1947 года о разделе Палестины сионизм активизировал свое проникновение в эту страну и продолжил в еще более крупных масштабах уничтожение и изгнание коренного местного арабского населения, а с провозглашением сионистами государства Израиль массовые расправы сионистов над палестинцами приобрели жесточайший характер. До самовольного провозглашения сионистскими лидерами в ночь с 14 на 15 мая 1948 года государства Израиль за пределы своей страны были изгнаны 400 тысяч палестинцев[563], в ходе войны 1948—1949 годов число изгнанников достигло почти 1 миллиона [564].

    Законное право палестинских арабов на создание своего независимого государства не реализовано по вине сионизма и широких реакционных сил, содействовавших ему. «Военный перевес на Ближнем Востоке был на стороне британского империализма и мирового сионизма»,— констатирует Наим Ашхаб, член ЦК Иордан­ской компартии[565].

    После войны 1948—1949 годов сионисты и их союзники десятилетиями продолжают преступный массовый террор против палестинцев, стремясь уничтожить целый народ. Многочисленные резолюции ООН по палестинской проблеме Израиль нагло игнорирует.

    Если справедливая борьба арабского народа Палестины за свои права вызывает у сионистов и их приспешников злобу и новые потоки лжи о «палестинских террористах», то все честные люди планеты относятся к участникам Палестинского сопротивления с чувством искренней солидарности. Советские авторы убедительно разоблачают сионистскую ложь о Палестинском движении сопротивления (ПДС).

    Они показывают, что не «палестинский терроризм», а кровавые массовые расправы израильтян над мирным арабским населением — причина появления первых, после возникновения Израиля, организаций Палестинского движения сопротивления во время войны 1948—1949 годов: «Аль-Джихад аль-Мукаддас» («Священная борьба») и «Абталь аль-Ауда» («Герои возвращения»), а затем первых групп палестинских партизан — «федаинов» («самопожертвователей» или «жертвующих собой за родину»). К этому же времени относится создание основного ядра организации ФАТХ («Победа»). (По-арабски обратное, то есть справа налево, как полагается читать в арабской письменности, прочтение первых букв названия организации «Харакат ат-Тахрир аль-Фаластыни» — «Движение за национальное освобождение Палестины» — дает аббревиатуру «ФАТХ», а это арабское слово переводится на русский язык — «Победа»[566]). В 1958 году на территории, предназначенной для палестинского арабского государства, захваченной сионистами, была создана нелегальная палестинская организация «Аль-Ард»[567].

    В последующем образовались и другие формирования Палестинского сопротивления, ведущие героическую борьбу за свою родину.

    В настоящее время существуют самые различные планы и предположения о судьбе Палестины. Наиболее обстоятельно пишет о них Е. Дмитриев в своей книге «Палестинский узел»[568].

    Но эти планы или не решают проблему по существу, если они исходят от Израиля и его союзников и представляют собой поиски закрепления сионистской оккупации, или не могут быть реализованы мирными средствами, потому что сионизм и его союзники цинично и безапелляционно игнорируют все самые разумные предложения мирного решения вопроса до сих пор. «Тактика Израиля заключалась в том, чтобы постоянно устраивать обструкции действиям ООН по мирному урегулированию конфликта»,— справедливо отмечается даже в буржуазной литературе, когда в ней проявляется трезвый подход к проблеме[569].

    Палестинский арабский народ активизирует борьбу против израильской оккупации. В советской литературе, посвященной палестинской проблеме, авторы сосредоточивают внимание на освещении определяющих, главных черт, и прежде всего на освободительном, антисионистском характере этого движения.

    В советской литературе показано, что крупным шагом вперед по пути совершенствования ПДС явилось создание 28 мая 1964 года в арабской части Иерусалима на первом Палестинском национальном конгрессе Организации освобождения Палестины (ООП), принятие ею программных документов — Палестинской национальной хартии и Устава ООП.

    Организация освобождения Палестины представляет собой массовую патриотическую организацию, которая объединяет все национальные отряды и силы НДС[570]. ООП включает в себя три больших массовых военно-политических формирования: ФАТХ (пишется также — Фатх), «Ас-Санка» и «Демократический фронт освобождения Палестины». Примыкает к ООП «Народный фронт освобождения Палестины» («НФОП»), «Арабский фронт освобождения» и др.[571]

    Согласно Уставу ООП, все палестинцы автоматически являются членами организации. Высшим органом ООП является Национальный совет Палестины, выполняющий функции парламента. Постоянное практическое руководство деятельностью ООП осуществляет Исполком, выполняющий в определенной степени функции правительства. Роль президиума Национального совета Палестины принадлежит Центральному совету ООП — связующему звену между Национальным советом и Исполкомом[572].

    Замечательной чертой в современной судьбе палестинских арабов явилось мужество, возрастающее в ходе борьбы против сионистской политики геноцида. В 1967— 1969 годах по сравнению с 1965—1966 годами численность вооруженных сил ПДС выросла в 100—150 раз, а степень оснащения оружием, финансовой и другой обеспеченностью — примерно в 300 раз[573].

    Во время войны 1967 года и в начале 1968 года, в связи с резким усилением сионистского террора на оккупированных Израилем территориях, с захваченных израильтянами земель вынуждены были уйти еще 350 тысяч палестинцев, а в дальнейшем ежегодно покидали свою землю еще 3—4 тысячи. Участь изгнанников претерпели в это время более 100 тысяч сирийцев, вынужденных уйти с Голанских высот, 60 тысяч египтян, оставивших Газу и Синай[574]. Становилось все более очевидным, что сионисты осуществляют политику геноцида не только против палестинцев, но и по отношению к арабской нации в целом. Поэтому в арабском мире ПДС получало растущую поддержку.

    ФАТХ с августа 1967 года развернул на правом берегу реки Иордан движение вооруженного сопротивле­ния захватчикам. И хотя вынужден был в связи с огромным превосходством сил оккупантов отойти на восточный берег, нанес определенный урон сионистам. К весне 1968 года ФАТХ насчитывал 2 тысячи бойцов. В битве при Караме (на восточном берегу Иордана) 400 бойцов ФАТХа при помощи артиллерии и танков пришедших на помощь иорданских подразделений и частей армии освобождения Палестины отбили нападение 15-тысячного израильского десанта. Палестинцы прояви­ли мужество и героизм: бойцы ФАТХа с зарядами динамита бросались под израильские танки и взрывались вместе с ними. Потеряв 11 танков, 14 других машин и около 200 солдат и офицеров (по данным Иордании), сионистское воинство при его огромном превосходстве в численности и вооружениях отступило с позором. Победа ФАТХа при Караме значительно повысила авторитет этой организации, ведущей непримиримую борьбу против злейшего врага. Спустя три месяца после битвы при Караме ФАТХ насчитывал уже 15 тысяч человек[575].

    Палестинское движение сопротивления в последующие годы претерпело сложный и противоречивый процесс своего развития. Возникают и исчезают самостоятельные и полусамостоятельные организации внутри движения и вне его, что отражает классовую, идейную неоднородность движения. Но освободительная война палестинцев продолжает нарастать. Палестинское движение сопротивления усилило борьбу за идеологическое и политическое единство, за выработку общепризнанной стратегии и тактики[576].

    В 1974 году ПДС одержало новые крупные успехи: ООП была признана единственным законным представителем арабского палестинского народа на совещании глав арабских государств в Рабате, делегация ООП была приглашена на сессию Генеральной Ассамблеи ООП для участия в обсуждении палестинского вопроса. Международный авторитет ООП в последующие годы продолжал возрастать, в частности, это выразилось в учреждении официальных представительств организации во многих странах мира[577].

    Наиболее обстоятельно история борьбы арабского народа Палестины за реализацию своих законных нрав в 1974—1980 годах освещена в книге В. И. Киселева.

    В связи с тем, что руководящие органы Палестинского движения сопротивления в годы, предшествовавшие агрессии Израиля против Ливана в 1982 году, находились в этой арабской стране, особенно в Западном Бейруте, наиболее напряженным рубежом борьбы между сионизмом и ПДС стала линия прекращения огня (зачастую ее ошибочно именуют в печати границей между Ливаном и Израилем) между Ливаном и территорией, оккупируемой сионистской военщиной. Стремясь до конца уничтожить руководство ПДС и Палестинское сопротивление в целом, сионизм усилил «натиск на Север», активизировал военные акции против Ливана, продолжая политику геноцида по отношению к палестинским и ливанским арабам. Сионизм и его союзники в Ливане в апреле 1975 года нападением на палестинцев спровоцировали гражданскую войну, явно рассчитанную на ослабление, разорение страны и истребление не только палестинцев, но и ливанцев. Правящие круги Израиля задолго до этих событий готовили в Ливане междоусобную войну, чтобы повторить в еще больших масштабах иорданскую (1970 года) трагедию «черного сентября»[578].

    «Мы... планируем и ожидаем религиозную войну в Ливане»,— с циничной откровенностью заявлял тогдашний израильский премьер-министр И. Рабин[579].

    Эта спланированная сионизмом война, продолжавшаяся в 1975—1976 годах, нанесла огромный урон и ливанцам и палестинцам.

    Летом 1976 года правохристианские силы в Ливане, получившие дополнительно большое количество оружия и других средств войны из Израиля и США, развернули наступление против национально-патриотических сил и отрядов Палестинского сопротивления. В это время было совершено чудовищное преступление против палес­тинцев в лагере Телль-Заатар, где находились примерно 30 тысяч палестинцев и ливанцев, из них ливанцев— около 40 процентов[580]. Отряды правых христиан, выполнявшие роль сионистской марионетки, учинили массовое убийство населения лагеря [581].

    Военные действия в Ливане в 1975—1976 годах продолжались с короткими перерывами около 18 месяцев и принесли ливанскому и палестинскому населению огромные жертвы: погибли 70 тысяч человек, более 200 тысяч получили ранения, свыше 30 тысяч стали инвалидами[582].

    Мужество и стойкость Палестинского движения сопротивления крепли в этой неравной борьбе.

    В 1979 году, подводя итоги десятилетия особенно обострившейся борьбы против сионизма, член Исполкома ООП, руководитель политического отдела Фарук Каддуми говорил, что «важнейшим итогом этого периода явилось утверждение руководящей роли ООП как единственного законного представителя арабского народа Палестины»[583].

    Советская литература об агрессии Израиля против Ливана в 1982—1985 годах уделяет значительное внимание Палестинскому движению сопротивления. Авторы сообщают многие факты, свидетельствующие о преступлениях сионистов и героизме палестинских бойцов.

    Когда на рассвете 6 июня 1982 года израильские войска осуществили массированное вторжение в Ливан, они с первых дней рассчитанно и целеустремленно начали уничтожать мирное население, превосходя в этом своего классового двойника—гитлеровский вермахт: во время развязанной гитлеризмом второй мировой войны гражданское население составляло 50 процентов от общего числа убитых и раненых, а в итоге войны Израиля против Ливана — 90 процентов[584].

    Бойцы палестинских отрядов и Национально-патриотических сил Ливана оказали упорное сопротивление армии агрессора. После осады Бейрута, подвергнутого израильтянами варварскому уничтожению, палестинцы, как уже отмечалось, оставили город, чтобы спасти его население от новых потерь, и ушли из Ливана непобежденными, сохранив знамена и оружие. «Оказанное ПДС поистине героическое сопротивление агрессору в ходе самой длительной войны на Ближнем Востоке убедительно продемонстрировало всему миру, что Палестинское движение сопротивления — это не только реальный, но и один из ключевых факторов на Ближнем Востоке»,— указывается в советской печати[585].

    Организация освобождения Палестины в сложных условиях продолжает борьбу за «осуществление арабским народом Палестины его неотъемлемых прав, включая право на самоопределение и создание собственного независимого государства»[586].

    В 1982—1985 годах опубликовано значительное количество новых произведений о сионистской агрессии против Ливана. В книге «Обвиняются в преступлениях»[587] содержатся документы, связанные с деятельностью Международной комиссии по расследованию пре­ступлений Израиля против ливанского и палестинского народов. В работе Л. Л. Вольнова «Ливан: эхо агрессии»[588] обстоятельно рассказывается об агрессии Израиля против Ливана в 1982 году, уточняются цифровые сведения, сообщается новый большой фактический материал о зверствах израильтян.

    Сионистская пропаганда, всегда отличающаяся «максимумом беззастенчивости и минимумом логики», пытается представить дело так, будто партизанская борьба палестинского народа против оккупантов является «поводом» для преступного массового уничтожения израильтянами мирного арабского населения. Подобным образом гитлеровцы объясняли «необходимость» звер­ских расправ над мирным населением захваченных ими чужих земель тем, что партизаны осуществляли боевые операции с целью изгнания фашистов с оккупированных вермахтом территорий.

    Советские авторы показывают, что еще за несколько десятилетий до первой боевой операции палестинских партизан против израильских оккупантов лидеры политических организаций еврейской буржуазии планировали создать свою сионистскую «империю» на «развалинах арабской цивилизации». Еще в 1940-х годах сионисты открыто заявляли о намерениях завоевать Ливан, чтобы использовать земли этой страны в качестве «жизненного пространства» для израильской империи.

    Вся история сионистских преступлений против Ливана свидетельствует именно о таких зловещих планах сионизма.

    Вскоре после агрессии Израиля против Египта, Сирии и Иордании в 1967 году сионисты значительно расширили масштабы уничтожения населения Ливана, стремясь превратить и эту страну в «землю без народа».

    Когда в марте 1978 года Израиль совершил массированное вторжение своих войск на юг Ливана и оккупировал почти всю территорию южнее реки Литани общей площадью в 1700 квадратных километров, сионисты и их приспешники снова осуществляли политику геноцида. В результате этой агрессии погибло, по не­полным данным, около 2 тысяч ливанцев и палестинцев, было ранено около 4 тысяч, осталось без крова свыше 200 тысяч ливанцев и палестинцев. Люди вынуждены были покидать свои земли, уходить на север. Сионистская стратегия уничтожения населения на террито­риях, планируемых для будущей «еврейской сверхдержавы», настойчиво реализовалась.

    Только за первый месяц войны 1982 года захватчики убили и ранили более 40 тысяч ливанцев и пале­стинцев. Из 100 тысяч палестинских изгнанников, обитавших с 1948—1949 годов в окрестностях города Тир, вскоре после нападения 6 июня 1982 года Израиля на Ливан осталось не более тысячи. Более 600 тысяч ли­ванцев и палестинцев, спасаясь от уничтожения, было вынуждено покинуть свои земли на юге Ливана и стать изгнанниками.

    Огромные жертвы понесли от рук сионистских оккупантов ливанцы и палестинцы в дни осады Бейрута, продолжавшейся около двух месяцев.

    После того как палестинские отряды вышли из Бейрута, войска Израиля захватили город. И уже 16— 18 сентября 1982 года, сразу же после оккупации всего Бейрута, израильтяне, гарантировавшие вместе с администрацией США безопасность мирному Палестинскому населению в Ливане, совершили при участии право-христианских вооруженных формирований массовое убийство безоружных палестинцев в лагерях Сабра и Шатила.

    Зверское преступление сионистов в Сабре и Шатиле было использовано Вашингтоном для того, чтобы, прикрывшись маской «миротворца», направить американские войска в Ливан. В действительности США помогали Израилю в реализации политики геноцида. Американская военщина и сама приняла активнейшее уча­стие в массовом убийстве мирного населения в Ливане.

    Не без ожесточенного давления США Ливану было навязано «соглашение о мире», подписанное Ливаном и Израилем 17 мая 1983 года. В последующем оно было расторгнуто ливанскими властями.

    В сентябре 1983 года Израиль заявил о выводе своих войск на юг Ливана. На деле это превратилось в оккупацию юга страны.

    Таким образом, точное освещение реальных событий, исторических фактов убедительно опровергает вымыслы сионистской пропаганды о причинах и сущности войны Израиля в 1982 году и в последующее время против Ливана.


    4.12. Сионистская разведка

    Стремясь к достижению реакционных целей, Израиль уделяет особое внимание своей разведке. Ее зловещая деятельность служит целям еврейской буржуазии захватывать крупные сферы эксплуатации трудящихся в самых широких масштабах.

    В произведениях многих советских авторов этому сюжету уделяется значительное внимание.

    Ю. С. Иванов привел знаменательное высказывание Якова де Хааса — секретаря Теодора Герцля — о тайной миссии сионистских организаций: «Настоящая организация не бравирует по поводу и без повода своими действительными возможностями. При нужде, однако, нельзя упускать из виду и эту форму демонстрации. Великая сила американской сионистской организации заключалась в неисчислимости ее контактов и связей, в доскональной осведомленности о тех, кто распоряжался людскими ресурсами, являвшимися базой этих контактов. Разве у англичан не возникала необходимость заполучить надежного информатора в Одессе, разве им не нужен был в Харбине довереннейший агент? А когда президент Вильсон потребовал в кратчайший срок представить ему обобщенную информацию в тысячу слов, детально излагающую, какие силы стоят за Керенским, поднявшимся к власти в России... Все эти услуги обеспечил нью-йоркский (сионистский) центр, не претендуя ни на что, но получая многое — уважение и расположение деятелей, чьи подписи скрепляли великие дела. Тысячи сионистов работали повсюду и служили верно на своих глубоко эшелонирован­ных позициях...»[589].

    Это заявление хорошо информированного сионистского деятеля, относящееся к 1928 году, приоткрывает глухую завесу над тайнами сионизма и свидетельствует о том, что политические организации еврейской буржуазии давно и широко собирали разведывательные сведения.

    Специальное разведывательное учреждение сионизма — «Моссад» было создано еще в 1937 году и стало еще до возникновения государства Израиль «разведывательно-диверсионным центром международного сионизма исключительно агрессивного характера»,— указывает С. А. Крылов[590]. С 1937 года и до второй мировой войны этот руководящий центр международной сиони­стской организации и разведки находился в Женеве, затем в Стамбуле, а с образованием Израиля переместился в сионистское государство, приняв на себя руководство и его спецслужбами[591].

    Советские авторы на основе большого фактического материала констатируют, что не только «Моссад» занимается сбором шпионской информации в интересах сионизма. «Всемирная сионистская организация» и «Всемирный еврейский конгресс» с их филиалами примерно в 80 странах мира «имеют свои секретные службы, поддерживающие самые тесные контакты с разведками ка­питалистических государств»[592]. В зарубежной печати сообщается, что сионистские организации занимаются сбором разведывательной информации и осуществляют идеологические диверсии против многих стран[593]. Иначе говоря, международные сионистские формирования представляют собой, помимо прочего, орудие промыш­ленного, политического, военного шпионажа. Они связаны и с израильской разведкой[594]. Таким образом, спецслужбы сионистского государства в определенной степени — составная часть учреждений сбора информации в системе международного сионизма.

    В советской литературе раскрыта структура спецслужб Израиля. Возглавляют их центральное управление разведки — «Моссад», разведывательное управление генерального штаба вооруженных сил—«Агаф модиин» (или «Аман»), управление контрразведки. «Шерут битахон клали» (или «Шабак», или «Шинбет»), разведывательный отдел министерства иностранных дел и отдел особых задач полиции. Общую координацию деятельности всех руководящих органов спецслужб Тель-Авива осуществляет Комитет безопасности, состоящий из членов правительства, военных руководителей и сионистских лидеров[595].

    В общей схеме, раскрывающей структуру международной сионистской разведки, недоставало бы весьма существенной составной части, если бы мы не подчеркнули, что агентурой сионизма насыщены руководящие органы секретных учреждений всех крупнейших капиталистических стран. Трудно установить, например, где кончается американская и где начинается сионистская разведка и наоборот[596].

    Тот факт, что сионизм в системе тайных служб США «как дома», не является даже секретом: в Центральном разведывательном управлении (ЦРУ) США существует, в частности, «еврейский отдел». Во время войн на Ближнем Востоке разведки США, Англии, ФРГ работали в тесном контакте с израильской, сионистской разведывательно-диверсионной структурой [597].

    Сионизм имеет возможность «снимать сливки» с развединформации ведущих спецслужб стран капитала и в то же время тщательно самоизолируется от своих «союзников» в мире империализма, ибо еврейская буржуазия реализует свою собственную программу-максимум и реакционное сотрудничество с другими отрядами капитализма использует лишь в тактических, временных целях [598].

    Особого внимания советской историографии заслуживает сотрудничество разведок США и Израиля, этих двух своеобразных, сверхзаконспирированных армий.

    Спецслужбы США представляют собой тайную организацию, насчитывающую более 150 тысяч человек. Основным центром шпионажа и диверсий является Центральное разведывательное управление (ЦРУ), численность которого за последние годы увеличена до 17 тысяч специалистов. Штаб ЦРУ в Лэнгли под Ва­шингтоном, который сами американцы прозвали змеиным гнездом, является источником множества заговоров, военных переворотов, тайных убийств, циничных провокаций и других омерзительных деяний. В зарубежной печати сообщается о проведенных ЦРУ 900 с лишним «полувоенных операций»: тайная армия террористов и шпионов ведет необъявленную секретную войну в интересах американской финансовой олигархии.

    На радиотехнической разведке сосредоточивает усилия Агентство национальной безопасности (АНБ), насчитывающее в своем штате 80 тысяч человек. В ведении АНБ — тысячи станций перехвата во многих странах капиталистического мира. Разведывательное управ­ление министерства обороны (РУМО) возглавляет деятельность разведок американской армии, военно-воздушных сил (в том числе военно-космической разведки) и военно-морских сил. Разведывательные органы существуют в госдепартаменте, в министерстве финансов США. Даже в американской печати высказывается мнение, что все государственные учреждения США участвуют в решении разведывательных задач. Общее руководство американским шпионско-террористическим воинством осуществляет «Совет национальной безопасности» («СНБ»)[599].

    Спецслужбы CШA действуют в тесном контакте с американскими центрами идеологических диверсий, фактически сращены с ними в единый организм. В 1978 году была проведена реорганизация Информационного агентства (ЮСИА), известного центра «психологической войны», в Управление по международным связям, что на деле означало концентрацию руководства всей кухней американской внешнеполитической пропаганды и еще большее подчинение ее целям борьбы против международного рабочего движения[600].

    Таким образом, объединение сил американской и израильской тайных армий шпионажа, диверсий, терроризма — это опасный реакционный альянс, враждебный социализму, национальной независимости и миролюбивым устремлениям народов.

    Множество совместных преступных акций числится на счету американской и израильской разведок. Так, ЦРУ США и израильские спецслужбы обманным путем присвоили и вывезли из Голландии 200 тонн урана и переправили его в Израиль. В результате сионистские лидеры получили в полное распоряжение сырье для изготовления большого количества атомных бомб.

    В борьбе за создание израильской «супердержавы» на Ближнем Востоке сионистские лидеры не гнушаются ничем.

    Многое в истории взаимодействия двух воинствующих реакционных разведок держится в глубокой тайне. Но в ходе ожесточенной борьбы на Ближнем Востоке маскировка то и дело спадает, и связи секретных шпионско-террористических сил США и Израиля обнажаются.

    Бесспорно установлено, что в период всех войн на Ближнем Востоке разведка США работала на израильскую военную машину. Так, 5 июня 1971 года газета «Нью-Йорк таймс» сообщала: «В месяцы, предшествовавшие войне 1967 г., задания по линии военной разведки, спускавшиеся Вашингтоном посольству США в Каире, работникам ЦРУ и органам военной разведки, в основном диктовались нуждами Израиля (читай: агрессивными планами сионистского государства.— Авт.). Эффективность ударов, нанесенных израильскими ВВС, была обеспечена информацией о египетских аэродромах и о дислокации самолетов, полученной через американские каналы»[601].

    В октябре 1973 года американская разведка, используя сведения, получаемые с помощью спутников, поставляла израильскому командованию самые свежие данные о войсках арабских стран. Именно на основе этой информации командование Израиля подготовило прорыв обороны Египта севернее Горьких озер, что имело исключительное значение для хода этой войны. В то же самое время шестой флот США с его мощной системой радиоразведки, радиолокационного контроля находился в восточной части Средиземного моря. Таким образом, США фактически принимали участие в войнах на Ближнем Востоке на стороне Израиля[602].

    В тесном союзе израильских и американских спецслужб есть черты феноменальные. Сейчас дело зашло уже настолько далеко, что сионистская агентура стала действовать на территории США почти так же самоуверенно, как и на землях, оккупированных израильской армией. Так, осуществив недостойную, тщательно подготовленную провокацию против Эндрю Янга, американского государственного деятеля негритянского происхождения, спецслужбы Тель-Авива добились отстранения его с поста постоянного представителя США в ООН[603].

    Израильская агентура без стеснения осуществляет слежку за всеми членами правительства США, и это приняло такие масштабы, что даже «респектабельный» буржуазный журнал «Тайм» был вынужден констатировать такой факт. По признанию того же журнала, ЦРУ осведомлено об этом, но почему-то отнюдь не препят­ствует любым действиям сионистской разведки на территории США.

    Американская и израильская разведки осуществляют зловещее сотрудничество и в противозаконных действиях против Советского Союза. Создавая нелегальные организации в качестве опорных пунктов и с целью разведывательно-диверсионных операций в странах социализма, сионисты пытаются создать свое подполье и в СССР. Не является случайностью, что больше половины «диссидентов» составляют просионистски настроенные лица[604].

    В советской литературе подчеркивается, что шпионско-диверсионная деятельность сионизма совмещается с идейной войной против социализма. Активная антисоциалистическая деятельность сионистской агентуры продолжается и сейчас[605].

    Исследование авторами деяний сионистской разведки и выявление все в большей степени того факта, что она преследует именно глобальные цели и действует далеко за пределами Ближнего Востока, еще раз убеждает в существовании весьма обширных планов международного сионизма, сущность которых выходит далеко за рамки «собирания евреев» в Палестине.

    Сионистские системы секретных служб, организации шпионажа и терроризма являются важным орудием реализации замыслов главарей политических организаций еврейской буржуазии.

    В наших публикациях отмечается насущная необходимость активной пропаганды, направленной на воспитание у широких масс трудящихся высокой революционной "бдительности к усиливающимся проискам сионистской разведки[606].


    4.13. Сионизм в США

    Советские исследователи все полнее показывают, что Соединенные Штаты Америки являются крупнейшей базой сионистской деятельности [607].

    В США около 6 миллионов евреев, значительная часть которых объединена организованной общиной. По данным одного из ведущих исследователей американского сионизма С. М. Рогова, примерно 4 миллиона человек[608] вовлечены в американские и международные сионистские формирования.

    В советской литературе, в отличие от буржуазной, неизменно осуществляется научный, классовый подход к оценке состава еврейского населения США. Подчеркивается, что среди американских евреев из числа рабочих, других социальных групп существуют противники сионизма, и отождествление понятий «еврей» и «сионист» безусловно неправомерно. Но для всесторонне объективного анализа участия американских евреев в международных сионистских организациях необходимо точное знание их социального состава.

    «Наличие в Соединенных Штатах самой многочисленной в мире группировки капиталистов еврейского происхождения, предоставляющей в распоряжение сионизма огромные средства и оказывающей на американских сионистов преобладающее влияние, является важнейшим фактором, определяющим специфику американ­ского сионизма»,— подчеркивает С. М. Сергеев[609]. Этому фактору советские исследователи закономерно уделяют большое внимание. Захват еврейской буржуазией в крупнейшей стране капитализма весьма значительных сфер влияния и использование их в интересах экспансии сионизма в других регионах — поистине такое явление, которое требует глубокого исследования. Е. С. Евсеев в книге «Расизм под голубой звездой» приводит сведения, публикуемые зарубежной печатью (данные буржуазных средств информации очень разноречивы, но при многократной перекрестной их перепроверке служат в определенной мере источником информации), о том, что из всех иностранных капиталов, полученных Израилем со времени его создания, примерно 30 процентов предоставила еврейская община США посредством «пожертвований» и распространения облигаций израильских государственных займов[610]. Помимо того, США по государственным каналам обильно питали и подкармливают ныне денежными средствами сионистское государство.

    Особенно прочные позиции захватила еврейская буржуазия в военной промышленности Соединенных Штатов Америки. 95 с лишним процентов крупнейших военно-промышленных концернов США и всех капиталистических стран принадлежат ей, ее союзникам[611].

    В составе еврейского населения США значительна буржуазная прослойка. Сведения о ней отрывочны, фрагментарны, но те данные, которые все-таки появляются в печати, помогают составить вполне определенное представление. Около 60 процентов еврейских семей получают доход, превышающий 7 тысяч долларов в год, в то время как в целом по США таким доходом пользуются лишь примерно 35 процентов семей[612]. «Средний уровень жизни и доходов евреев в США значительно выше среднеамериканского уровня», — констатирует Л. К. Кислов[613]. Не менее 50 процентов всех занятых американцев еврейского происхождения — мелкая буржуазия и буржуазная интеллигенция[614]. Еврейская «интеллектуальная элита» составляет значительную часть всей американской интеллигенции, широко представлена в кино и театре, на радио и телевидении, в литературе и критике. Показательно, что от общего числа пре­подавателей высших учебных заведений США евреи составляют 10 процентов, а в составе привилегированных университетов — 20 процентов, то есть в более высокопоставленном социальном слое процент евреев повышается[615]. Евреи составляют 20 процентов всех американ­ских юристов, 9 процентов врачей (в Нью-Йорке — свыше половины врачей)[616], 43 процента промышленников, 80 процентов владельцев местных и международных агентств. В торговле занято 40 процентов американских евреев, 35 процентов из них — капиталисты, управляющие, чиновники высокого ранга[617].

    «Сионисты скопились,— пишет В. Я. Бегун, имея в виду, разумеется, еврейскую буржуазию,— ...на вершинах экономики, политики, идеологии, науки, культуры»[618].

    Механизм, который используется еврейской буржуазией для «тихой оккупации» ключевых позиций в США, как и в других странах капитализма, недостаточно изучен. Известно, однако, что еврейская община, как своеобразная форма организации, целеустремленно, рассчитанно, настойчиво осуществляет этот захват жизненно важных центров. Тот факт, что 20 процентов американ­ских миллионеров — евреи[619], что произраильская, просионистская коалиция в американском конгрессе достигла 75—80 процентов сенаторов и примерно 60 процентов членов палаты представителей[620], а также все другие указанные нами факты не могут быть случайностью. «Сионистское движение в США является серьезной политической силой во многом благодаря своей мощной организационной базе»,— указывает В. И. Нагайчук[621].

    Сионистское лобби (термин «лобби» — буквально: «коридор», «кулуары»), то есть агентура сионизма для связи с правящими органами и воздействия на эти органы в угодном сионизму направлении, представляет собой одно из наиболее действенных средств экспансии еврейской буржуазии в США.

    В советской литературе все полнее раскрывается тот механизм, с помощью которого образуется сионистская агентура в руководящих центрах страны.

    «Руководство американского сионизма, подчинив себе подавляющее большинство еврейских организаций США, сумело к 40-м годам создать такое оружие в борьбе за свои интересы, как «еврейский избирательный блок»,— пишет Н. В. Осипова.— Под этим термином понимаются избиратели районов с компактным ев­рейским населением, от имени которых выступают сионисты, представляя свои требования как требования всего еврейского населения»[622]. Штаты с особенно многочисленным еврейским населением дают 161 выборщика из 270, необходимых для избрания кандидата от той или иной партии президентом страны. Представителям этих же штатов принадлежит значительная часть голосов на съездах основных в стране партий: республиканской и демократической[623]. Речь идет о крупных и влиятельных еврейских общинах в Нью-Йорке, Бостоне, Лос-Анджелесе. В Нью-Йорке проживает примерно 2,4 миллиона евреев, составляющих более 25 процентов населения «финансовой столицы» США, в Лос-Андже­лесе— около 550 тысяч, в Бостоне — 180 тысяч, в Филадельфии — более 330 тысяч, в Чикаго —около 270 тысяч и т. д.[624] А это как раз те города, которые посылают наибольшее количество делегатов на общенациональные американские съезды крупнейших партий[625].

    В американской печати приведено высказывание одного из ученых: «Сионисты могут оказывать давление не только через «еврейские голоса» и не только благодаря столь важным еврейским финансовым и организаторским возможностям, но также шантажируя каждого, кто выступает против их поддержки Израиля, как "антисемита"»[626]. Моральный, экономический и политический, а нередко и вооруженный террор (например, нападения и убийства сионистской банды, именуемой «лигой защиты евреев») широко используется для подавления всякого сопротивления «тихой оккупации».

    Таким образом, сионисты в крупнейшей стране империализма все более укрепляются. В редакционном примечании советского еженедельника «За рубежом» к статье Стивена Айзекса «Всемогущие три процента» констатируется «засилье сионистской верхушки в политической жизни» США[627].

    Американские сенаторы, даже те из них, которые не разделяют взглядов последовательных антисионистов, вынуждены признавать, что сионизм в США имеет большое влияние. Бывший вице-президент страны Спиро Агню назвал США образно «израильской колонией». Видный дипломат и историк Джордж Кеннан обосно­ванно считает: «Сильное сионистское влияние в США может оказаться весьма опасным для дела мира»[628].


    4.14. Экспансия сионизма в Латинской Америке и Африке

    Исследованию современных позиций сионизма в ла­тиноамериканских странах специально посвящено несколько произведений[629], отдельные замечания, относящиеся к этому сюжету, содержатся в общих работах[630].

    Одна из наиболее содержательных публикаций о сионистской экспансии в Латинской Америке — редакционная статья газеты «Либертад» (Коста-Рика, Сан-Хосе) за 9 апреля 1972 года[631].

    «Крупная сионистская буржуазия Соединенных Штатов играет в Латинской Америке роль самого агрессивного отряда североамериканского империализма,— констатируется в "Либертад". — Она ведет свирепую борьбу с теми странами, которые ищут пути для преодоления вековой отсталости и ликвидации империали­стического ига, в какой бы форме оно ни проявлялось. Цели этой борьбы ясны: сохранить Латинскую Америку в качестве дойной коровы, ежегодно приносящей североамериканскому империализму (а следовательно, и сионистской „элите") от 3 до 3,5 миллиарда долларов прибылей, иначе говоря, больше, чем любой другой ре­гион капиталистического мира»[632].

    В статье указывается, что сионистская буржуазия препятствует развитию национального сектора, обрекает этот континент на нищету, на экономическую и социальную отсталость, стоит на пути его прогрессивного развития[633].

    Более трех четвертей из всех частных владений США в Латинской Америке приходится лишь на несколько монополий, главным образом тех, во главе которых стоят крупнейшие еврейские капиталисты: Лимэны, Лазары, Блаустейны, Стильмены, Варбурги, Купы, Гуггенхаймы, Лебы, Розенвальды, Шиффы и т. п. И если США в послевоенные годы (речь в статье идет о 1946—1972 гг.) выкачали из латиноамериканских стран в виде доходов более 70 миллиардов долларов, то на долю этих сионистских дельцов пришлось около 50 миллиардов долларов прибыли[634]. Именно на эти доходы сионисты укрепляют свое финансовое могущество (помимо, разумеется, других источников), оплачивают значительную часть расходов сионистского движения в целом, содействуют наращиванию израильской военной мощи[635].

    Выступление Рубена Синая на XIII съезде Компартии Аргентины содержит сведения о еврейской общине, сионистской организации этой страны. Аргентинская еврейская община — одна из крупнейших в мире капитализма: свыше 500 тысяч человек[636] (из них в столице страны в конце 1970-х годов проживало около 360 тысяч)[637]. Сионистская организация здесь открыто выступила на арену политической борьбы в год образования «Всемирной сионистской организации»— 1897-й. Реально оценивая положение дел, Рубен Синай указывает, что сионистская реакция «сумела мобилизовать крупные социальные прослойки еврейской общины» на активное содействие реакционным целям политических организаций еврейской буржуазии[638]. Спекулируя на «социалистическом» фразерстве, сионистам удалось вызвать в Аргентине сочувствие к «милитаристам из Тель-Авива», некоторые представители левых организаций «считают, что „все народы равны", но что евреи имеют право на „еще большее равенство"»,— остроумно подмечает Рубен Синай своеобразие взглядов сионофилов, попавших под влияние сионизма[639].

    Рубен Синай отметил влияние «просионистского оппортунизма» на некоторых членов массовых организаций Компартии и указал на необходимость «помочь еврейским массам, которые находятся под влиянием сионистских мистификаций, ускорить их возвращение на позиции интернационализма»[640]...

    Ю. И. Хрунов в своей статье об экспансии сионизма в Латинской Америке и еврейских общинах этого региона указывает на рост американских (то есть на три четверти сионистских) инвестиций в экономику латиноамериканских стран: в 1967 году прямые частные инвестиции монополий США здесь достигли 10,3 миллиарда долларов, в 1968 году — 11 миллиардов, в 1969 году — 11,7 миллиарда[641].

    В других произведениях советских авторов указывается на дальнейший огромный рост вложений американского капитала в экономику Латинской Америки: за 1965—1979 годы — почти в девять раз. К 1980 году, считая все виды американских инвестиций в этом регионе, их общая сумма достигла 161,8 миллиарда долларов против 4,3 миллиарда в 1946 году[642]. Таким образом, констатируется массированное вторжение монополий США (главным образом сионистского капитала) в латиноамериканские страны в целом. Подобные факты убедительно подтверждают вывод советской науки о стремлении сионизма, сросшегося с монополистическими кругами стран империализма, к захвату все более решающих позиций в мире, к неограниченному господству.

    Агентурой американских монополий в Латинской Америке является буржуазная верхушка еврейских общин Центральной и Южной Америки. Она составляет значительную часть еврейства в этом регионе и связывает возможности своего обогащения с иностранными компаниями и их филиалами, действующими здесь. Кроме того, прислужничают зарубежным финансистам чиновники, рабочая аристократия, торговцы из числа латиноамериканцев, которым достается часть доходов, награбленных зарубежными монополиями и их филиалам»[643].

    В работе Ю. И. Хрунова содержится значительная информация о сионистских финансовых дельцах, чьи капиталы глубоко вросли в экономику латиноамериканских стран. Под контролем еврейской буржуазии находятся банки в Бразилии, Мексике, Аргентине, Колумбии, Венесуэле и в других странах, торговые компании, принадлежащие сионистам, действуют во всех странах Латинской Америки, в том числе в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Гондурасе, Колумбии, Коста-Рике, Мексике, Панаме, Перу, Пуэрто-Рико, Сальвадоре[644].

    Ю. И. Хрунов указывает, что в Латинской Америке развили значительную активность и европейские, а также израильские сионисты. Например, компания «Ройял Датч-Шелл», в которой главенствуют евреи-мультимиллионеры Ротшильды, Лазары и Сэмюэлы, имеет в Латинской Америке более 40 своих филиалов[645], а принадлежащая еврейской буржуазии голландская компания «Филипс» имеет свои филиалы в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Мексике, Чили[646].

    В латиноамериканский регион вкладывают свои капиталы и банки Израиля: например, «Леуми ле-Исраэл» учредил филиалы в Аргентине, Панаме, Каракасе и Мехико[647]. Финансовые дельцы сионистского государства многосторонне сотрудничают с местной еврейской буржуазией, имеющей здесь значительные позиции. Так, в Бразилии сионистский клан Клабинов владеет рядом предприятий в обрабатывающей промышленности и территорией, превышающей по площади весь Израиль[648]. Известны также крупные финансовые дельцы еврейского происхождения, действующие в Латинской Америке,— Мирельманы в Аргентине, Розендольфы в Боливии и другие. Американский сионистский капитал финансирует организуемые Израилем предприятия в латиноамериканских странах, доля израильских денежных вкладов, как правило, сравнительно невелика, но это позволяет Израилю внедряться в регион значительно шире, чем он мог бы это сделать лишь с применением собственных финансовых возможностей[649].

    Обобщая все, что содержится в советской литературе о путях сионистской экспансии в Латинской Америке, следует подчеркнуть: сионизм действует здесь по тем же направлениям, которые используются им и в других регионах. Это — опора на еврейские общины, финансовое проникновение, насаждение сионофильства, поставка оружия реакционным режимам и провоцирование конфликтов.

    В связи с тем, что еврейское население в ряде стран Латинской Америки довольно многочисленно, а менее значительные общины существуют во всех латиноамериканских странах, сионизм создал здесь разветвленную организационную сеть. «Всемирная сионистская организация» ведет свою работу во всех капиталистиче­ских странах Центральной и Южной Америки, «Всемирный еврейский конгресс» — в 26 странах, «Бнай Брит» — в 20, «Всемирная женская сионистская организация» — в 22, «Международный совет еврейских женщин»— в 5, «Всемирный израильский альянс» — в 12 и т. д.[650]

    Особенно реакционна ассоциация «Шолом», организованная израильтянами из числа латиноамериканцев-неевреев, предложивших себя в подчинение сионизму. Члены этого формирования идеологически обработаны во время их учебы в Израиле или воспитаны в просионистском духе в своих странах сионистами. Эти сионистские коллаборационисты составляют костяк объединений «неевреев — друзей сионизма», существующих в Бразилии, Чили, Эквадоре, Мексике, Панаме, Перу, Уругвае, Венесуэле[651].

    Сионофилы — союзники сионизма. «Их деятельность принесла свои „плоды",— констатирует П. Г. Пода. — В период ближневосточного кризиса 1967 г. ... за проект резолюции ООН, в котором лишь предлагался вывод израильских войск с захваченных территорий, но не предъявлялись обвинения в агрессии, проголосовало 23 латиноамериканские страны»[652].

    Сионисты всеми мерами силятся скрыть от широких масс тот очень важный для подлинно объективной оценки сионизма факт, что еврейская буржуазия давно осуществляет свои планы захвата сфер эксплуатации трудящихся во многих регионах мира.

    В Африке давно началась и продолжается сионистская «тихая оккупация». Задолго до образования в 1897 году «Всемирной сионистской организации» еврейская аристократия ввела свои щупальца на Африканский континент. Для научной оценки «современного сионизма» необходимо обнажать его корни. Совершенно очевидно, что идеология, практика организации еврей­ской буржуазии, существовавшие в доимпериалистический период развития капитализма, заложили во многом основы «современного сионизма». Поэтому экспансия еврейской финансовой аристократии, ее эмиссаров в Африке заслуживает самого пристального изучения.

    Анализ литературы о вторжении еврейской буржуазии (разумеется, в союзе с нееврейской) в Африку позволяет делать в последнее время новые важные выводы о масштабах сионистской экспансии.

    Крупные открытия при исследовании истории проникновения еврейского капитала в Африку сделаны В. И. Скурлатовым. В его книге «Сионизм и апартеид» [653] в значительной мере уменьшено «белое пятно» в сути давней экспансии еврейских капиталистов в южноафриканском регионе.

    Эпиграфом к тому, о чем идет речь в книге В. И. Скурлатова, могло бы быть замечательное по объемности содержания выражение К. Маркса: «Мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента, доведенного до нынешней своей ступени историческим развитием, в котором евреи приняли, в этом дурном направлении, ревностное участие...»[654]. Влияние еврейства на формирование «общего современного антисоциального элемента» — одно из крупнейших направлений в исследовании. Значительным вкладом в научную разработку истории еврейства явилась книга «Сионизм и апартеид».

    В. Скурлатов с самых истоков исследует роль еврейства в появлении, возрастании, оформлении зловещего режима в ЮАР.

    В. И. Скурлатов рассказывает о начале колонизации Африки и о роли в порабощении этого огромного континента еврейской финансовой, торгово-ростовщической касты.

    Он отмечает, что после победы буржуазных производственных отношений в Нидерландах и в Англии новым орудием колониальной политики капитализма стали могущественные военно-торговые компании, которые, как, например, в Португалии, основывались так называемыми «новыми христианами», «...то есть,— подчеркивает В. И. Скурлатов,— крещеными евреями... сохранившими внутреннюю связь с иудаизмом»[655].

    Добавим, что явление это — «крещеные евреи, сохранившие связь с иудаизмом», с его традициями, формированиями, его руководящими верхами,— требует для понимания его сущности и его подлинной роли в исто­рии более обстоятельного рассмотрения. Дело в том, что нараставшая в процессе развития эксплуататорских обществ острая конкуренция между еврейской и нееврейской аристократией в их борьбе за возможности эксплуатации трудящихся (как иудеев, так и неиудеев) приводила к крупным столкновениям между ними. В результате местная национальная знать жестоко изгоняла своих конкурентов — еврейскую аристократию, а вместе с нею и подчиненную ей в кагальной организации ее духовную и финансовую паству. «Изгнание» (по сионистской терминологии «гонения на евреев», будто бы обусловленные — в толковании апологетов еврейской эксплуататорской верхушки — «зоологическим антисемитизмом»), представлявшее собой по классовой сути орудие буржуазного или феодального национально-освободительного движения, приняло большой размах в ряде стран. Еврейство вырабатывало меры противодействия своим конкурентам. И поскольку идейным оружием местной национальной буржуазии в условиях средневекового господства религии во многих странах была религиозная нетерпимость к «мучителям Христа — евреям», евреи в массовом порядке принимали христианскую религию, становились «крещеными евреями», сохранявшими, однако, фанатичную тайную приверженность к иудаизму.

    Таким образом, еврейский финансовый капитал не только сохранил свои позиции в условиях острой конкурентной борьбы, но и продолжал захватывать все более прочные позиции. «Дело дошло до того, — пишет В. И. Скурлатов,— что в 1629 году португальский король Филипп IV собрал совещание церковнослужителей и юристов по вопросу о средствах борьбы против монополизации «новыми христианами» торговли, ибо в результате искусственной политики цен выкачивание денег у населения Португалии и ее колоний дошло до такой степени, что «нигде нельзя найти богатого человека, который не был бы евреем»[656]. Еврейский капитал, «наследник, — по оценке В. Скурлатова,— древнееврейской транснациональной торгово-посреднической корпорации»[657], еще задолго до перехода капиталистического развития в монополистическую стадию в мировом масштабе использовался для колониальных захватов.

    Для общей объективной оценки сущности еврейской буржуазии важно заметить, что эта разновидность реакции с самого начала колониализма, раздела мира стремилась как к общему укреплению своих позиций в международном масштабе, так и к захвату той или иной территории в такой степени, чтобы утвердиться там безраздельно. И сфера ее интересов никогда не ограничивалась лишь районом Ближнего Востока [658]. Территорией, на которой еврейская буржуазия издавна стремилась безраздельно господствовать, был и юг Африки.

    В. И. Скурлатов показывает деятельность в этом регионе «некоронованного короля» Южной Африки в период ее колонизации Сесиля Родса, по имени которого была названа в свое время Родезия. Этот представитель еврейского капитала стремился объединить «под флагом Британии» все африканские территории от Кейптауна до Каира[659].

    В статье Франсуа Поли о захвате буржуазией южноафриканских алмазных месторождений сообщается, что Сесиль Родс прибыл в Южную Африку в 1870 году, спустя три года после того, как там были открыты месторождения драгоценных камней и долины рек Вааль и Оранжевая наводнили толпы старателей, нахлынувших туда со всего света. Одиночкам-старателям было не по карману приобрести необходимую технику для создания алмазодобывающих предприятий, способных дать огромные, сказочные доходы. А Родс вместе с другим финансовым дельцом, тоже еврейского проис­хождения, Барнеттом Исааксом (позднее известным под именем Барни Барнато)[660] создал первоначально из одиночек и групп старателей четыре большие компании, а потом, побывав предварительно в Англии, используя полученный там «чартер» (от слова «хартия» — документ, мандат) от английского правительства, дававший ему право на основание Южноафриканской алмазодо­бывающей компании, основал более крупную — «Де Бирс консолидейтед Майнс», положившую начало современной алмазной, золотодобывающей и урановой империи сионистского клана Оппенгеймеров[661]. «Де Бирс» контролирует ныне 80 процентов торговли необработанными алмазами и добывает большую часть на­туральных алмазов в мире. «Все мировые рынки перепродажи или гранения алмазов снабжаются в Лондоне, в центральной сбытовой организации компании "Де Бирс"»,— отмечает Е. С. Евсеев[662].

    В. Скурлатов указывает, что через год после получения «чартера», то есть в 1890 году, возглавляемые Родсом белые колонизаторы вторглись в глубь Южной Африки и основали форт Солсбери, выросший в столицу Родезии — страны, ставшей на многие годы опорой эксплуатации африканского населения[663].

    «Естественно, когда международный еврейский финансовый капитал решил принять непосредственное участие в колониальном разделе мира, он обратил свои взоры к самым современным по тем временам империалистическим методам колониальных захватов, а образцами таковых представлялись, несомненно, методы Сесиля Родса»[664]. Еврейская буржуазия во все времена, как до образования «Всемирной сионистской организации» в 1897 году, так и в последующем, осуществляла «тихую оккупацию» ключевых позиций в экономике различных стран мира, и Родезия не была единственным примером.

    Сесиль Родс, умерший в 1902 году, и Барнетт Исаакс (Барни Барнато), скончавшийся в 1896 году, были отнюдь не единственными представителями еврейского капитала на юге Африки в первые десятилетия захвата этого района колонизаторами. «Примерно в середине XIX века и особенно в XX веке на первые роли в режиме апартеида открыто вышли стоявшие до сих пор в тени представители еврейской общины ЮАР (до 1961 года — ЮАС), имевшей монопольные позиции в промышленности (особенно горнорудной), банковском деле, сельском хозяйстве, торговле, науке, культуре, медицине и так далее»,— констатирует известный исследователь истории вторжения еврейской буржуазии на афри­канский континент Д. К. Пономарев[665].

    Еще к концу первой мировой войны иудейская община Южной Африки стала самой богатой в мире по доходам на одного члена[666]. Ныне сионисты составляют правящую верхушку ЮАР, главенствуют в ее финансовой системе, экономике, политической жизни, создали там еще одну «модель» расистского государства, аналогичного Израилю[667].

    К настоящему времени численность иудейских общин значительно возросла во многих странах Африки, да и Азии и Латинской Америки, если там имеют прочные позиции империалистические государства. «Процесс этот,— подчеркивает Д. К. Пономарев,— связан с сосредоточением в руках их членов ключевых позиций в экономике»[668]. Нетрудно увидеть многие общие черты в экспансии еврейской буржуазии в различных регионах мира.

    Позиции сионизма в ЮАР в настоящее время наиболее полно освещены в работах Е. С. Евсеева[669], В. И. Скурлатова[670] и других советских авторов.

    Е. С. Евсеев пишет, что в ЮАР и в ряде других стран Южной Африки ныне крупные золотопромышленные, алмазные, медно-железные компании находятся под большим влиянием сионистского клана Оппенгеймеров, главных акционеров этих монополий. Они контролируют 32 процента мировой добычи золота. Через предприятия, принадлежащие Оппенгеймерам, проходит 80 процентов промышленных алмазов и бриллиантов, покупаемых и продаваемых на мировом рынке. Клан миллиардеров владеет, по данным зарубежной печати, большинством золотых, всеми алмазными и многими урановыми рудниками Южной Африки. Оппенгеймеры контролируют значительную часть производства страте­гического сырья — меди, урана, ванадия, хрома, свинца. Многие десятки тысяч «небелых» рабочих стран Южной Африки подвергаются жесточайшей эксплуатации на предприятиях Оппенгеймеров и других евреев-капиталистов.

    Е. С. Евсеев приводит свидетельства зарубежной печати о том, что Оппенгеймеры — один из богатейших кланов во всей Африке и на всей планете.

    В. И. Скурлатов обоснованно утверждает, что сионистский капитал захватил крупные позиции в Южной Африке еще в то время, когда Сесиль Родс и Барни Барнато основывали свой алмазодобывающий трест «Де Бирс консолидейтед Майнс».

    Со времени, когда изыскания подтвердили, что в землях Южной Африки хранятся колоссальные, басно­словные богатства, сюда началось массовое переселение евреев, и около 80 процентов этих эмигрантов — выходцы из дореволюционной Российской империи — представители восточноевропейского иудаизма и сионизма, нахо­дящиеся под сильным влиянием крайне реакционной секты иудаизма — секты хасидов[671].

    «Еврейские иммигранты при поддержке международного сионистского капитала в короткий срок заняли ключевые позиции в экономике и торговле и стали из­влекать выгоду из системы расового неравенства, господствующей в стране,— пишет В. И. Скурлатов,— ...Рабочая прослойка среди прибывших еврейских иммигрантов вскоре почти полностью исчезла»[672]. В. И. Скурлатов констатирует, что 99 процентов южноафриканских евреев — единомышленники сионистов[673].

    Еврейская община в ЮАР изолируется и от африканеров, и от англичан, занимая верхнюю ступень в пирамидообразной социальной структуре расистского южноафриканского режима. Сионистская община ЮАР ныне является орудием международного сионизма, местный нееврейский капитал все больше попадает в за­висимость от внешнего, сионистского капитала[674].

    Значение этих выводов советских исследователей может быть оценено должным образом в связи с общей характеристикой Южно-Африканской Республики как государства апартеида, где существует, как в Израиле, разделение всего населения страны на несколько социальных слоев, значительно отличающихся друг от друга по уровню жизни. «Черное население», как именуются африканцы, цветные (метисы) и индейцы, составляет около 85 процентов от общего числа всех жителей страны, белое — около 15 процентов. В программе Южно-Африканской коммунистической партии указывается, что «небелая» Южная Африка — колония «белой» Южной Африки. Именно это сочетание худших черт, как империализма, так и колониализма в пределах одних государственных границ определяет особую природу ре­жима, существующего в Южной Африке»[675].

    Доход на душу населения среди белых превышает соответствующий показатель для небелого населения примерно в 20 раз, правящие круги страны с помощью превращения значительной части белых рабочих в «рабочую аристократию» создали глубокую пропасть между двумя отрядами трудящихся.

    Южно-Африканская коммунистическая партия в своей программе так оценивает ситуацию: «В Южной Аф­рике все белые пользуются привилегиями... Создается впечатление, что правящий класс состоит из всего бе­лого населения... Белые рабочие в целом представляют «рабочую аристократию». Монополисты идут на многочисленные уступки им. Белые рабочие получают относительно высокую заработную плату. Белые имеют монополию на хорошо оплачиваемую работу. Они неизменно назначаются старшими над небелыми. Относительно высокий жизненный уровень белых зиждется на высокой заработной плате, фактически являющейся долей тех сверхприбылей, которые получают капиталисты от же­стокой эксплуатации небелых»[676].

    Таким образом, финансовая олигархия ЮАР создала зловещую, качественно новую «модель» капиталистического строя, отличающуюся более глубоким расслоением населения, жесточайшей эксплуатацией современных рабов капитала, выросшей прослойкой «унтер-офицерства» в составе населения и наличием «элиты», купающейся в роскоши. Это капитализм в его крайне неприглядном виде, это воплощение в действительность наиболее реакционных идей расизма, ницшеанства, неодарвинизма. На вершине всей пирамиды — Оппенгеймеры и им подобные. «Ныне империя Оппенгеймеров похожа на государство в государстве»,— констатирует В. И. Скурлатов[677]. Расисты мечтают сделать таким весь мир. Сионизм, будучи особенно воинствующей разновидностью расизма, именно так представляет себе будущее человечества.

    Советские авторы все более глубоко исследуют зловещую разновидность капитализма — режим апартеида в ЮАР и делают очень важные для понимания его сути выводы. Д. К. Пономарев пишет: «Сионисты ЮАР, составляющие верхушку белого меньшинства этой страны, возглавили ее правящие круги и стали душой режима апартеида... Еврейская община ЮАР, составляющая всего (по разным данным) 250—300 тысяч человек, по своему влиянию — ведущая сила не только в ЮАР. Она и в мировом масштабе, несомненно, очень важный фактор»[678]. Южноафриканские сионисты непосредственно или через подставных лиц проникли во все поры государственного управления ЮАР, включая ее парламент и сенат, провинциальные и городские советы. «Какое бы правительство ни находилось у власти, оно фактически будет кормиться из сейфов сионистских банкиров страны, которые, следовательно, и будут заказывать ему музыку»[679].

    Эти выводы имеют особое значение для историографии научной критики сионизма.

    * * *

    Советские авторы исследуют военный союз Израиля и ЮАР. Их опасное сотрудничество приобрело огромный размах. Оно вызывает серьезное беспокойство у мировой общественности. Об этом, в частности, свидетельствует то, что в 1983 году в Вене под эгидой ООН прошла Международная конференция против военно-политического союза Израиля и ЮАР[680]. Было отмечено, что масштабы милитаристских связей двух государств постоянно расширяются. На Южную Африку приходится около 70 процентов экспорта израильской боевой техники. В свою очередь ЮАР поставляет сионистскому государству артиллерийские орудия, бронемашины, средства связи, а также уран, используемый Тель-Авивом для ядерных вооружений. «Ось Претория — Тель-Авив представляет собой угрозу странам Африки и Ближнего Востока, миру во всем мире»,— подчеркивает газета «Правда» [681].

    Этот вывод глубоко обоснован. ЮАР за два десятилетия— с 1960 по 1980 год — увеличила свои военные расходы в 50 раз. Израиль, так же быстро нара­щивающий вооружения, обращает на милитаризацию две трети своего бюджета — абсолютный рекорд в мире, расходует, в расчете на душу населения, на подготовку к агрессивным войнам больше средств, чем любое другое государство[682].

    Военный союз ЮАР и Израиля стал фактом еще в первый год существования сионистского государства. Советские исследователи констатируют, что уже в 1948 году вооруженные силы сионизма в Палестине оснащались оружием, полученным и от южноафриканских властей[683]. Сотни евреев из ЮАР участвовали в боевых действиях сионистского воинства в Палестине, преследовавшего цель — не допустить реализации решения ООН о создании Арабского государства и изгнать палестинских арабов с земель их древней родины[684]. В дальнейшем участие южноафриканских евреев в агрессивных войнах на стороне Израиля приняло еще более крупные масштабы[685]. В. И. Скурлатов, ссылаясь на зарубежный источник, отмечает, что «южноафриканское еврейство делает для помощи Израилю больше, чем любая другая группа»[686] (имеется в виду — любая иная еврейская община в мире из ста). Сионистский характер южноафриканской еврейской общины и ее острая заинтересован­ность в наращивании агрессивных возможностей Израиля — союзника по глобальной экспансии — оказали большое влияние на дальнейшие отношения двух государств расизма и войны.

    В свою очередь израильские евреи участвуют в во­оруженной борьбе ЮАР против национально-освободительного движения порабощенного народа Намибии, выполняют позорную роль оккупантов (наряду с другими наемниками Претории) в этой колонии южноафриканских расистов, давно получившей по решению OOН право на самоуправление, на независимое государственное существование[687].

    Особого внимания заслуживает альянс Тель-Авива и Претории в овладении ими оружием массового уничтожения людей. Ни ЮАР, ни Израиль не подписали договор о нераспространении ядерного оружия[688], оба предпринимают активные меры для подготовки к ядерной войне. ЮАР поставляет в Израиль уран, в свою очередь получая от сионистского государства не только техническую документацию для производства оружия массового убийства, но и помощь специалистов в его производстве, и носители ядерных боевых зарядов: ракеты и самолеты израильского производства[689]. Газета еврейской общины в Южно-Африканской Республике откро­венно писала: «Изобилие уранового сырья в ЮАР и высокий уровень специалистов и технологии в Израиле дают нам возможность развернуться во всю силу»[690]. Советские исследователи реально оценивают масштабы этого сотрудничества. В 1975 году на базе установки в Валиндабе в ЮАР введен в строй крупный завод по обогащению урана. По предварительным планам он должен был произвести в 1984 году 5 тысяч тонн обогащенного урана, а в 1985 году по проектной мощности — 10 тысяч тонн[691]. Существует секретное соглашение между Тель-Авивом и Преторией о гарантированных поставках Израилю южноафриканского урана [692].

    Газета «Правда» подчеркивает, что ядерное оружие в руках столь воинствующих реакционеров усиливает ядерную угрозу для всего человечества [693].

    Советские исследователи констатируют существование особых отношений в области военного сотрудниче­ства не только между ЮАР и Израилем, но и в треугольнике: США—ЮАР—Израиль. Заслуживает внимания в рамках именно нашего исследования тот факт, что для создания этого треугольника наиболее агрессивных государств современного мира большие усилия приложили сионистские круги. Сотрудничество американского, израильского и южноафриканского сионизма в рамках международных сионистских организаций сыграло не последнюю роль в формировании особых отношений между США, Израилем и ЮАР.

    Показательно, что именно США поставили ЮАР 155-миллиметровые орудия, способные стрелять атомными снарядами. В зарубежной печати высказывается мнение, что испытания ядерного оружия, зафиксированные над Южной Атлантикой 22 сентября 1979 года и 16 декабря 1980 года, проведены ЮАР и Израилем с применением американской артиллерийской системы, установленной на корабле[694].

    Американские лидеры заявляют, что Запад вообще не может жить без юга Африки, без гарантированного доступа к природным богатствам этого района, без контроля над морским путем вокруг мыса Доброй Надежды[695]. На протяжении многих лет в странах Южной Африки добывается от 75 до 80 процентов всего золота ка­питалистического мира[696], отсюда в США импортируется около половины потребляемых ими хрома, кобальта, марганца, металлов платиновой группы и ванадия, без которых невозможно развитие современного промышленного производства.

    Советские авторы подчеркивают, что США и западные государства в целом возложили на ЮАР роль жандарма на юге Африки и делают все, чтобы расистский режим имел сильную армию, служащую орудием подавления освободительной борьбы народов[697].

    * * *

    Важны сведения, появившиеся в последние годы в литературе, о сионистских происках в других, помимо ЮАР, странах Африки.

    Д. А. Пономарев пишет, что «в белом меньшинстве печальной памяти Южной Родезии сионисты образовали ту же правящую элиту, что и в ЮАР»[698]. Их усилиями в 50—60-х годах XX века был образован экономический и военный союз Солсбери и Претории. Борьба за освобождение Родезии от гнета капитала и утверждение независимого государства Зимбабве вместо режима, полу­чившего начало в годы правления в стране Сесиля Родса,— одна из наиболее трагических страниц в истории Африки.

    Иудейские общины давно обосновались во всех существовавших в прошлом европейских колониях в Африке[699], и ныне корпорация Оппенгеймеров, например, владеет более чем 150 компаниями в различных странах этого континента, используя в качестве своих представителей на принадлежащих им предприятиях своих ставленников[700].

    Экспансия сионизма в Африке осуществляется по ряду других направлений. В статье Ю. Кашина «Происки Израиля в Африке»[701] подчеркнуто, что монополии США, Англии и других стран Запада выступают в союзе с Израилем в осуществлении политики неоколониализма на африканском континенте. Особенно содействуют Израилю Соединенные Штаты. «Основную часть расходов» на финансирование израильской экспансии «несут международные сионистские организации и Соединенные Штаты»,— констатирует автор[702].

    Израиль реэкспортирует американскую технику в страны Африки, видоизменяя ее, придавая ей черты израильского происхождения, чтобы скрыть от африканцев тот факт, что сионистское государство действует как агент неоколониалистской политики США. Тель-Авив организует подготовку кадров для африканских государств, осуществляет их идеологическую обработку в сионистском духе, использует Африку как рынок сбыта израильских товаров и сферу приложения капитала, поставляет оружие реакционным режимам с целью подрыва освободительной борьбы африканских народов и внесения раскола в их ряды[703].

    В исследуемой литературе показаны коварство и цинизм стратегии ЮАР и Израиля, рассчитанной на то, чтобы планомерно вносить раскол в окружающие их страны, противопоставляя одни группы государств другим. Тель-Авив всеми средствами привлекает на свою сторону прежде всего те африканские государства, которые граничат с арабскими странами, то есть хочет, как писала египетская газета «Аль-Ахрам», «окружить арабов с тыла»[704], иначе говоря, установить связи со странами «второго кольца»[705] («первым кольцом» сионисты называют те государства, которые на современном этапе являются жертвами израильской агрессии), объектом последующей экспансии. В ряде случаев сионистско-израильским деятелям «удалось вбить клин в отношения между арабами и африканцами», преднамеренно ослабить, расколоть всю сферу стран вокруг Израиля [706]. Сионисты при всей очевидности их циничного расчета на ослабление теперешних и будущих жертв их экспансии смогли вызвать вражду между африканцами на севере и африканцами на юге[707].

    Израиль всемерно способствует реализации подобной стратегии ЮАР: укреплению позиций «расистско-колониального блока, фактически существующего на юге Африки», где и правящие круги Южно-Африканской Республики, и Израиль стремятся привлечь на роль своих временных союзников (обреченных в будущем на участь очередной жертвы) ряд государств, чтобы с их помощью ослабить национально-освободительное движение народов Намибии, Зимбабве, Анголы, Мозамбика, Замбии, Танзании, Мадагаскара и других независимых стран Африки[708].

    «Опробовав и отработав на Ближнем Востоке тактику „бить арабов руками арабов", сионисты осуществляют аналогичный план и в Африке — „бить африканцев руками африканцев"»,— пишет Е. С. Евсеев[709].

    Так же действует сионизм и в самых широких международных масштабах. Показательно, например, что в 1971 году Израиль имел своих «советников» в армиях почти сорока стран Азии, Африки, Латинской Америки[710]. Натравливание одних народов на другие — давний излюбленный прием еврейской буржуазии, один из наиболее существенных способов реализации ее зловещих планов.

    Однако сионистская стратегия в большей степени исследована на примере реализации ее в Африке. Этому аспекту посвящена значительная, серьезная научная работа Д. К. Пономарева о политике Израиля в Тропической Африке[711], содержательная статья П. А. Мищенко[712], несколько других произведений.

    Заслуживает внимания глубоко обоснованный вывод П. А. Мищенко о том, что проникновение Израиля в Африку «с самого начала диктовалось не столько потребностями торговли и экономического развития Израиля, сколько интересами международного сионизма»[713].

    Советские авторы убедительно разоблачают сионистские вымыслы о том, что Израиль представляет собой якобы «развивающееся государство» и является неким образцом для стран Африки, да и несоциалистической Азии и Латинской Америки, как пытается представить это ряд лидеров Социнтерна[714]. Сионистская пропаганда также проповедует «израильский образец»[715]. В действительности с первого года своего существования Израиль фактически действовал как типично капиталистическое государство. Под фальшивым знаменем «сионистского социализма» он начал немедленно искать пути для последующего массированного проникновения на афри­канский континент в качестве колонизатора и в этих целях устанавливал с африканскими государствами дипломатические, политические, профсоюзные, торгово-экономические, научные контакты, делая это, как правило, под маской «благодетеля». Д. К. Пономарев делает вывод об «исключительной целеустремленности действий израильских правящих кругов» по вовлечению многих стран Африки в орбиту сионистского влияния в условиях завоевания в 1960-х годах подавляющим большинством стран континента политической независимости[716].

    После захвата Израилем в 1956 году порта в Акабском заливе, названного Эйлатом, сионисты учредили регулярную пароходную службу между Эйлатом и восточным побережьем Африки, осуществили крупномасштабное внедрение во многие страны пробуждавшегося континента.

    Еще до захвата выхода в Акабский залив Израиль начал дипломатическую подготовку к экономической экспансии в Африке. В 1954 году он установил дипломатические отношения с Либерией — третьим (после США и СССР) государством, заявившим о признании Израиля после его провозглашения, и 9 апреля 1954 года подписал первый в истории афро-израильских отношений договор о «дружбе» между Израилем и Либерией[717]. В середине 1950-х годов сионистское государство установило дипломатические отношения с Кенией, Малави, Замбией, монархической Эфиопией, а в 1960-х годах значительно активизировало проникновение на «черный континент» и до 1966 года подписало соглашения о сотрудничестве с двадцатью странами Тропической Африки, установило дипломатические отношения с 31 африканским государством[718].

    Снова обращает на себя внимание важный факт: в сионистской печати капиталистических стран и в буржуазной печати в целом была активизирована в этот период широкая пропагандистская кампания по восхвалению Израиля. Это еще одно свидетельство большой централизации идейного обеспечения крупномасштабных акций сионистской экспансии.

    Советские исследователи подчеркивают, что особое внимание Израиль, международный сионизм, США и другие страны капитализма обращали на укрепление их позиций в районе Восточной Африки. Ныне в ряде государств Восточной Африки создаются и действуют аме­риканские военные базы как результат стратегического союза США и Израиля.

    Одним из главных способов внедрения Израиля в страны Африки явилась «техническая помощь», финансовая, экономическая. До 1970 года Израилю удалось подписать соглашения о «сотрудничестве» с 21 африканским государством[719], в сферу влияния форпоста сиониз­ма попали Бурунди, Габон, Гамбия, Гана, Камерун, Кения, Либерия, Малагасийская Республика (ныне Мадагаскар), Малави, Мали, Нигер, Руанда, Сьерра-Леоне, Танзания, Того, Уганда, ЦАР, Чад[720] и другие государства.

    Сионисты уделяют большое внимание подготовке кадров для африканских стран, считают, что это гарантирует достижение их целей[721]. 23 июня 1971 года, выступая на генеральной ассамблее «Еврейского агентства для Израиля», министр иностранных дел сионистского государства похвалялся масштабами инфильтра­ции: «Наше присутствие в Африке выражают... 10 тысяч африканцев, которые учатся в Израиле, 1000 израильских специалистов, которые работают в Африке, и развивающиеся контакты с африканскими государственными деятелями[722]. «Израиль предоставлял стипендии тем африканцам, на которых рассчитывал опереться для дальнейшего проникновения в Африку»[723].

    В ходе инфильтрации и международный сионизм, и сионистское государство сосредоточивают значительные усилия на обработке специалистов из сферы идеологии и науки. Используя средства массовой информации, а также подготовленные в Израиле идеологические кадры и многое другое, сионисты систематически занимаются антикоммунистической, антисоветской пропагандой, внедряют в умы африканцев враждебные чувства к арабам и лояльное отношение к Израилю. Идеологической обработке подвергаются прежде всего африканцы, занимающие ключевые посты: государственные, партийные, военные, профсоюзные лидеры, ученые, преподаватели, жены и дети глав правительств.

    Сионистам удалось насадить свою агентуру среди нееврейского населения. Дело дошло до того, что в ряде африканских стран созданы ассоциации лиц, обучавшихся в Израиле, численностью иногда в 1—1,5 тысячи человек, более или менее убежденных сионофилов, своеобразной агентуры сионизма[724].

    В плане подготовки африканских кадров Израиль, международный сионизм уделяют большое внимание военным. Известно, что в условиях неразвитости политических структур в Африке армия там играет нередко крупнейшую роль в борьбе за власть. Если ее возглавляют люди, связанные с сионизмом, то это может быть эффективно использовано, как и засылка израильских военных специалистов по обучению (и идеологической обработке) африканских военных на месте — в самой Африке. Показательны такие факты. В 1966 году более 20 африканских стран получали военную помощь Израиля, и главным образом — страны, соседствующие с арабскими государствами, находящимися во «втором кольце»[725]. После преступной июньской агрессии Израиля в 1967 году против Египта, Сирии и Иордании израильский экспорт оружия возрос, хотя международная антиимпериалистическая общественность выражала широкие протесты против злодеяний сионистской военщины. В 1969 году «экспорт смерти» из Израиля вдвое превысил уровень 1968 года, в 1971 году вчетверо обогнал по­казатели 1966 года[726]. При голосовании на V чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН летом 1967 года проекта резолюции, требовавшего немедленного отвода израильских войск с оккупированных территорий, восемь африканских стран проголосовали «против», а десять воздержались, что существенно повлияло на результаты голосования, и резолюция не была принята. IV сессия Ассамблеи ОАЕ в сентябре 1967 года не осудила агрессию Израиля[727]. Подобная беспечность по отношению к опасности сионистской экспансии — в большой мере результат широкомасштабной, активной идеологической деятельности сионизма, все шире разворачивающего кампанию дезинформации о подлинном положении сионизма в мире, о его действительных целях. Планы сионизма использовать страны «второго кольца» против «первого кольца» на современном этапе борьбы за захват мирового господства, с тем чтобы в последующем сосредоточить огонь по «второму кольцу», не оцениваются должным образом при всей очевидности зловещей сионистской стратегии.

    Дело дошло до того, что сионисты и сионофилы создали организации типа «нохал» и «гадна» в Гане, Замбии, Камеруне, Кении, Лесото, Либерии, Малави, Нигерии, Свазиленде, Танзании, Того, Уганде, ЦАР и других африканских государствах[728]. И еще на этапе конфронтации Израиля со странами «первого кольца» сионисты использовали свои позиции во «втором кольце» для организации многих государственных переворотов, приняли участие в вооруженной борьбе реакционных сил против освободительного движения. Например, Израиль вместе с Заиром, Суданом и США, Францией содействовал прозападному режиму Хабре в боевых действиях против отрядов, боровшихся за национальное освобождение летом 1983 года[729].

    В ряде других случаев, когда перспектива победы явно левых движений становилась очевидной, Израиль снимал с себя маску «дружественного государства» и выступал открыто на стороне реакции. Так, с самого начала вооруженной борьбы народа Анголы, Мозамбика, Гвинеи-Бисау и Островов Зеленого Мыса против порту­гальских колонизаторов израильтяне оказывали разностороннюю помощь прозападным кругам, помогали оснащать колониальную армию техникой[730].

    В 1976 году Израиль совершил акт прямой вооруженной агрессии против Уганды, совершив нападение на аэропорт в Энтеббе и уничтожив десятки угандийских солдат и офицеров, несколько гражданских и военных самолетов. Нельзя не отметить, что и в этот раз сионистская пропаганда в самых широких масштабах идеоло­гически обеспечивала нападение Израиля на суверенное африканское государство, используя излюбленное клеветническое обвинение в «антисемитизме» в адрес всех международных организаций и всех стран, которые осудили сионистский бандитизм[731].

    Экономическая «помощь» Израиля странам Африки направлялась всегда главным образом в непроизводственную сферу: на строительство дорог, аэродромов, гостиниц, административных зданий, в целом на создание инфраструктуры, необходимой для неоколониалистской деятельности иностранного капитала. При израильском посольстве в Вашингтоне учрежден специальный сектор для согласования сионистских и американских программ такой «помощи» Африке[732].

    Вся израильская помощь африканским странам, кроме, разумеется, ЮАР, оказалась в общем весьма негативной для них и весьма выгодной для сионистского государства, выступавшего неизменно в качестве эксплуататора. Однако разрыв дипломатических отношений рядом африканских стран с Израилем в связи с войной на Ближнем Востоке в октябре 1973 года и применением арабами нефтяного бойкота (к началу 1974 г. 39 из 42 членов ОАЕ не имели своих представительств в Тель-Авиве)[733] не привел к равнозначному свертыванию торговли. Более того, с 1973 по 1977 год экспорт Израиля в независимые страны континента почти удвоился, осу­ществлялись и другие формы связей, в частности, продолжалось обучение африканских студентов в сионистском государстве[734].

    Необходимо отметить, в последние годы активнее проявляется стремление африканских и арабских народов к совместной борьбе против сионизма за свои жизненные интересы и национальные права[735].


    4.15. Сионистские организации

    Все более глубоко освещая организационную систему международного сионизма, советские исследователи доказательно разоблачают ложь апологетов еврейской буржуазии о том, что сионистское движение якобы пребывает в состоянии «всестороннего» кризиса, развала, угасания.

    Наиболее обстоятельно рассмотрена современная система сионистских организаций в книге В. В. Большакова «Сионизм на службе антикоммунизма». Он отмечает, что сионисты превращают в изгоя[736] каждого еврея, отказывающегося платить «шекель» (регу­лярный взнос) в сионистские организации. Точное общее количество членов сионистских организаций и самих организаций, тщательно скрывающих свои тайны, установить трудно. Но совершенно очевидно, что эти организации многочисленны. В страхе перед опасностью стать изгоем и быть затравленным, еврей в мире капитала вынужден подчиняться их давлению и вступать в их состав.

    «Главным организационным и идеологическим центром сионизма, обладающим финансовыми фондами, равными фондам крупнейших монополистических объединений мира, является основанная в 1897 году „Всемирная сионистская организация"»,— констатирует В. В. Большаков[737]. Он раскрывает ее структуру. Высшим органом ВСО номинально является «Всемирный сионистский конгресс», то есть международный съезд представителей сионистских организаций, существующих в тех капиталистических странах, где сейчас есть еврейские общины. «Всемирный сионистский конгресс» избирает «Всемирный сионистский совет». Исполнительный комитет этого «совета» базируется в Нью-Йорке и имеет филиал в Иерусалиме[738].

    В 1929 году была создана еще одна международная сионистская организация — «Еврейское агентство для Палестины» (на древнееврейском языке — «Сохнут»)[739]. Ныне это формирование именуется «Еврейским агентством для Израиля», или сокращенно — «Еврейским агентством» (аббревиатура — ЕАДИ). ЕАДИ, так же как ВСО, имеет филиалы во всех капиталистических странах, где существуют еврейские общины[740]. Исполком ВСО и исполком ЕАДП действуют под эгидой ВСО, что обеспечивает единство руководства[741]. «Еврейское агентство» имеет «Координационный комитет», составленный наполовину из представителей ЕАДИ, наполовину из членов правительства Израиля. Заседания проводятся один раз в месяц[742]. ЕАДИ рассматривается сионизмом как своего рода «всемирное правительство», которому, по замыслам сионистов, должны подчиняться все евреи, проживающие и в капиталистических, и в социалистических странах[743]. «Опасность этого замысла,— подчеркивает В. В. Большаков,— не следует недооценивать»[744].

    Третьей крупнейшей международной организацией сионизма является «Всемирный еврейский конгресс», существующий с 1936 года[745]. Он был создан для работы первоначально в тех еврейских организациях, которые не числились среди сионистских идеологов сионистскими лишь постольку, поскольку эти организации не считали необходимым переселение евреев в Палестину.

    Путаница, проистекающая из разнотолков в среде духовных оруженосцев еврейской буржуазии по вопросу о сущности сионизма в те годы, и привела их к желанию создать международное еврейское формирование, которое бы действовало в «несионистских» еврейских организациях мира.

    Но «несионистский» «Всемирный еврейский конгресс» был подчинен руководству ВСО. Показательно, что сионист Наум Гольдман долго был председателем ВСО и ВЕК одновременно. Сейчас никто не сомневается в сионистской сущности «Всемирного еврейского конгресса».

    ВЕК присвоил себе «право» представлять «интересы евреев и еврейских общин во всем мире»[746], незаконно претендует на то, чтобы выступать и от имени евреев СССР, всех стран социализма. Эта сионистская организация добилась официального представительства в ООН, ЮНЕСКО, Организации американских государств, Международной организации труда, в межправительственных и правительственных органах ряда стран. Она осуществляет контроль над крупными объединениями еврейских организаций в 67 странах мира[747].

    В. В. Большаков наиболее полно охарактеризовал состав системы ВСО—ЕАДИ—ВЕК, в которую входит около 30 международных сионистских объединений и региональных формирований. В международном масштабе действуют, имея свои отделения везде, где существуют еврейские общины:

    «Всемирная организация иудеев-ортодоксов»; «Всемирная федерация всеобщих сионистов» (450 тысяч человек) ; «Всемирная организация сионистов-ревизионистов»; «Международный союз еврейских рабочих» (Бунд); «Объединенный израильский всемирный союз» (11 тысяч человек); «Всемирная организация Агудас Израэл»; «Всемирный союз за прогрессивный иудаизм» (1,5 миллиона членов); «Международная федерация сефардов», в свою очередь объединяющая 83 организации; «Всемирный совет сефардов»; «Всемирная сионистская женская организация»; «Всемирный совет еврейских женщин»; «Всемирный совет еврейских трудящихся»; "Всемирная ассоциация еврейских ремесленников"; «Всемирный союз еврейских студентов»; «Всемирная федерация молодежи», говорящей на иврите; «Организация сионистской молодежи»; «Всемирный конгресс евреев-журналистов»; «Всемирная организация заботы о детях, здоровье и гигиене среди евреев»; «Всемирный совет по социальному обеспечению евреев»; «Всемирный союз израилитов»; «Всемирный еврейский союз», вы­ступающий также под названиями: «Брит иврит Оламит», «Всемирная иудейская конференция», «Всемирная ассоциация языка иврит и культуры на языке иврит»; «Всемирная организация „Общество распространения труда"»; «Конгресс еврейской культуры» (на идише); «Еврейское телеграфное агентство».

    Кроме этих сионистских международных организаций есть ряд региональных[748].

    В. В. Большаков обращает внимание читателей на сионистские организации особого рода, исполняющие роль координаторов деятельности всей системы ВСО—ЕАДИ—ВЕК[749]. Наиболее значительными из этих «сверхорганизаций» являются: 1. «Координационный совет еврейских организаций», базирующийся в столице США — Вашингтоне и имеющий в своем руководстве представителей от «Бнай Брит» (еврейско-масонской организации, также действующей в международном масштабе), «Совета представителей английских евреев», то есть руководящего центра сионистских организаций Великобритании, а также «Южноафриканского еврейского совета представителей», такого же центра сионистских организаций, существующих в странах Южной Африки; 2. «Консультативный совет еврейских организаций», дис­лоцированный в Нью-Йорке и объединяющий «Англо-еврейскую ассоциацию», «Всемирный союз израилитов» и «Американский еврейский комитет»[750].

    Оценивая структуру сложнопереплетенной системы организаций международного сионизма в целом, В. В. Большаков указывает, что возглавляют ее «конференции миллионеров», а в промежутках между ними на вершине организационной пирамиды сионизма пре­бывает после 1967 года исполнительный комитет этих «конференций»[751] — съездов крупнейших олигархов-евреев, образовавших по сути легализованное (в отличие от руководящих центров международного масонства — иудейской секты левитов) транснациональное единое руководство сионизмом в мировом масштабе. Заметим, что для точной оценки организационной системы сионизма важно учитывать замечание В. В. Большакова о том, что неверно в нашей литературе иногда указывается, будто «Еврейское агентство для Израиля», или сокращенно— «Еврейское агентство» и исполком ВСО — это одно и то же[752].

    В произведениях советских авторов, изданных после книги В. В. Большакова, сведения о системе ВСО—ЕАДИ—ВЕК дополнены в частностях, о чем следует здесь упомянуть.

    В. Я. Бегун в книге «Ползучая контрреволюция», изданной в 1974 году, указывает численность «Всемирной сионистской организации» — около миллиона членов[753]. Г. С. Никитина приводит данные о том, что ВЕК объединяет 8 из 10 миллионов евреев, живущих вне стран Восточной Европы[754]. Она указывает, что помимо одного миллиона евреев, числящихся в ВСО на 1971 год, в это сионистское объединение включаются еще 500 тысяч членов израильских сионистских партий, не считая израильские филиалы различных внеизраильских организаций международного сионизма[755]. «Бнай Брит», сращенный в известной степени с системой ВСО—ЕАДИ—ВЕК организационно, насчитывает в своем составе более 500 тысяч человек — в основном представителей еврейской финансовой аристократии.

    Какова же общая численность членов всех сионистских организаций современного мира?

    Точные обобщенные сведения трудно установить, потому что один и тот же сионист может одновременно числиться в нескольких организациях. Но отсюда не следует делать поспешных выводов о якобы слабом организационном охвате еврейского населения сио­низмом. Принципиальное значение имеет глубоко обоснованный, научный вывод В. П. Волкова и А. А. Сазонова: «Следует иметь в виду, что сионизм, располагая крупными финансовыми средствами, разветвленной системой организаций, мощным пропагандистским аппаратом, оказывает в капиталистических странах серьезное идеологическое и политическое влияние на мелкую буржуазию, интеллигенцию, служащих и полупролетарские слои еврейского населения»[756]. В. Я. Бегун, много лет посвятивший исследованию сионизма, пишет: «Организационная пестрота сионизма отнюдь не является результатом отсутствия единства или разброда. Она созна­тельно предусмотрена сионистскими стратегами, так как обеспечивает определенную гибкость и маневренность действий, помогает лучше маскировать, вводить в обман общественное мнение и, главное, затрудняет противодействие сионизму, позволяет ему уклоняться от эффективных ответных ударов. С другой стороны, она приспособлена к охвату сионистским влиянием всех слоев еврейства и всех социальных групп. Понимая, например, что рабочие по причине своих классовых воззрений не вступят в откровенно буржуазные партии, сионисты создают для них псевдорабочие организации и союзы»[757].

    Все без исключения советские авторы подчеркивают ленинское принципиальное положение о наличии революционных элементов в современном еврействе, но и констатируют не менее объективно тот факт, что сионизм, к сожалению, оказывает именно такое влияние на значительные массы еврейского населения, о каком объективно написали В. П. Волков и А. А. Сазонов.

    Было бы серьезной ошибкой не принимать во внимание и тот факт, что еврейские общины, будучи своеобразной организационной формой, воздействуют на известные слои еврейского населения и рассматриваются сионизмом как орудие его влияния.

    Значительным вкладом в исследование организационной деятельности сионизма явилась книга «Сионизм: теория и практика»[758]. В главе 5 этой монографии — «Международный сионизм, его организации и их цели»[759]— дана оценка последних сионистских конгрессов. Все содержание работы этих сборищ характеризуется возрастающей враждебностью к СССР, странам социализма, ко всему мировому революционному процессу. Так, 28-й международный сионистский конгресс открыто повел линию на антикоммунизм, не менее откровенно контрреволюционными являются и другие шабаши сионизма, в том числе последние по времени.

    Совершенно очевидно, что сионистско-масонская организация «Бнай Брит» играет особую роль не только во всей системе международного сионизма и иудейских общин, но и в политических партиях. «Правительства, буржуазные партии, общественные институты и международные организации стран Запада пронизаны масонской агентурой»,— подчеркивает В. Я. Бегун[760].

    В. В. Большаков впервые в советской историографии раскрыл организационную структуру «Бнай Брит», подчеркивая при этом тот очень важный факт, что еврейско-масонская организация примыкает к системе сионистских организаций: «Еврейское агентство для Израиля, американская секция»— «Объединенный израильский призыв» (ОИП) — «Американский еврейский конгресс» (АЕКОН). Отсюда следует, что через эти и другие сионистские организации «Бнай Брит» организационно сращен со всей широко разветвленной, взаимоперекрещивающейся, взаимопереплетенной организационной системой сионизма. «Бнай Брит» состоит из мужского отделения, организации «Женщины „Бнай Брит"» (нетрудно увидеть влияние иудейских реакционных традиций па реакционную еврейско-масонскую организацию), «Молодежной организации „Бнай Брит"», «Лиги борьбы с диффамацией» (в значительной мере специализирующейся на терроре против антисионистов), «Фонда Хиллеля при „Бнай Брит"», фонда «Призыв к совместной защите» и других составных частей[761].

    В. В. Большаков отмечает, что возник «Бнай Брит» в 1843 году[762]. Этот факт важен для более обстоятельного и всестороннего исследования сути сионистских организаций, предшествовавших образованию «Всемирной сионистской организации». Еще раз подтверждается, что политические организации еврейской буржуазии несомненно существовали задолго до конца XIX столетия.

    О некоторых проявлениях роли «Бнай Брит» в деятельности международного сионизма сообщается в ряде произведений советских авторов.

    Значительные сведения об организационной системе международного сионизма содержатся в книге Л. А. Моджорян «Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации». Она рассматривает противоправные действия сионизма, характеризует организации еврейской буржуазии с позиций юриста-международника. Ее научная работа представляет большую ценность потому, что в значительной мере восполняет пробелы критики сионизма в прошлом именно в правовом отношении.

    Л. А. Моджорян отмечает, что «Всемирный еврейский конгресс», опираясь на поддержку США и других государств — членов НАТО, получил консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете (ЭКОСОС) Организации Объединенных Наций, как и другие сионистские организации — «Консультативный совет еврейских организаций», «Координационный совет еврейских организаций», «Всемирная организация „Агудат Исраэл"» и ряд других. Этот статус предоставляет им право на ознакомление с документами, «относящимися к сфере их деятельности», на изложение в письменной форме своего мнения по интересующим их вопросам[763].

    Л. А. Моджорян обоснованно указывает, что еврейские организации не удовлетворяют ни одному из требований, которые предъявляются к международным организациям для получения ими консультативного статуса в ЭКОСОС при ООН и что «само присвоение еврейским организациям подобного статуса лишено всяких правовых оснований и объясняется воздействием сионистских организаций в тех капиталистических странах, которые оказывают известное влияние на деятельность ООН и ее органов»[764].

    Пользуется консультативным статусом при ООН в системе ЮНЕСКО и еврейско-масонская организация «Бнай Брит», что дает ей возможность получать информацию о деятельности ЮНЕСКО и «высказывать свои пожелания» по вопросам, которые эта сионистская организация считает относящимися к её компетенции[765].

    «Совершенно очевидно,— справедливо отмечает Л. А. Моджорян, квалифицированный специалист по праву,— что в настоящее время, когда Генеральная Ассамблея ООН осудила международный сионизм, признав его разновидностью расизма, вопрос о лишении расистских сионистских организаций консультативного статуса при органах и организациях ООН — ЭКОСОС и ЮНЕСКО приобретает особую актуальность»[766].

    В ее книге подчеркивается, что Израиль грубо нарушил международное право. 24 сентября 1952 года кнессет (парламент) сионистского государства принял закон «О правовом статусе Всемирной сионистской организации „Еврейского агентства"» и предоставил «право» деятельности сионистских организаций вне пределов Израиля вплоть до «права» вербовки иностранных граждан в гражданство Израиля[767]. ВСО признана кнессетом сионистского государства как организация, представляющая всех евреев, где бы они ни находились[768]. Глубоко обоснован вывод Л. А. Моджорян, что «еврейские организации являются интервенционистскими»[769].

    Советские исследователи раскрыли и организационную систему сионизма в рамках отдельно взятых буржуазных государств, ее связи с международными сионистскими формированиями. Так, значительные сведения о сионистских партиях в Израиле, истории их развития с 1948 до 1965 года содержатся в книге Г. С. Никитиной «Государство Израиль». (Некоторые замечания об этих партиях, выходящие за пределы указанных хронологических рамок, даются этим автором и в названной книге, и в других ее работах об Израиле).

    Правомерна концепция автора при оценке израильских сионистских партий. Подобно системе международных буржуазных организаций они внешне окрашиваются в самые различные политические тона, оставаясь по сути своей всегда сионистскими. Так, основная правительственная и наиболее крупная политическая партия Израиля «Палестинская рабочая партия» («Мифлэгэт поалей эрец Исраэл»), или «Мапай», именует себя «рабочей» организацией, будучи фактически правосионистской партией[770].

    Она возникла в 1929 году путем слияния ряда организаций, также применявших политическую мимикрию, прятавших свою сионистскую сущность под «рабочими», «левыми» одеяниями в целях обмана непосвященных — партии «Гапоэл гацаир» («Молодые рабочие») и тоже сионистской организации «Поалей Цион» («Рабочие Сиона»), переименовавшейся в последующем в «Ахдут гаавода» («Объединение труда»)[771].

    «Мапай» широко использовала маскировку под «национал-социалистическую» партию, но в действительности представляет собой организацию высшего чиновничества, высшего военного аппарата, средней и мелкой буржуазии, рабочей аристократии[772]. Все в большей степени сползая вправо, она ведет наступление на формально-демократические свободы в стране, выдвигает требова­ние об установлении диктатуры[773]. После образования Израиля «Мапай» заняла ключевые позиции в управлении страной[774].

    «Объединенная рабочая партия» («Мифлэгэт гапоалим гамеухэдэт»), или «Мапам», была создана в 1948 году посредством слияния «левых», «рабочих» (в действительности сионистских) партий «Молодой страж» («Гашомер гацаир»), части «Объединения труда» («Ахдут гаавода») и «Левые рабочие Сиона» («Поалей Цион смол»)[775]. Возникнув еще до провозглашения сионистами в ночь с 14 на 15 мая 1948 года государства Израиль, «Мапам» именовала себя «Молодым стражем» («Гашомер гацаир») и проявляла «лояльность по отношению к СССР», что тогда имело важное значение для дезориентации общественного мнения в борьбе за создание сио­нистского государства. В последующем и эта партия выступила как явно сионистская. В принятой ею в 1959 году «Политической платформе» подчеркнуто, что она является частью международного сионистского движения[776]. Впрочем, для проникновения в социал-демократическое движение такие сионистские партии и доныне используют одеяния «рабочих» организаций.

    Характерно, что почти все крупнейшие сионистские партии Палестины и затем Израиля первоначально маскировались под «рабочие» и даже «левые» организации, а когда им удалось дезориентировать демократические круги международной общественности, они выступили в своем подлинном — сионистском обличии. Такую же, явно общую для всех них, стратегию реализовала и партия «Объединение труда» («Ахдут гаавода»), образовавшаяся в 1946 году из двух тоже «рабочих» партий — «Движение за объединение труда» («Гатнула леахдут гаавода») и «Левые рабочие Сиона» («Поалей Цион смол»). Она тоже раньше широковещательно проповедовала «сионистский социализм», а в последующем выступила в подлинной своей сущности, враждебно относится к Советскому Союзу, воинствующе агрессивно—к арабским странам[777].

    Советские исследователи показали, что в годы образования Израиля сионисты вводили в заблуждение те круги международной общественности, которые хотели бы, чтобы в Палестине возникло «рабочее», «демократическое» и даже «социалистическое» еврейское государство. Сионисты осуществляли эту крупную операцию явно на стратегическом уровне. «Поэтому голосовавшие за образование еврейского государства на части территории Палестины были уверены,— пишет В. П. Ладейкин,— что это будет государство гуманное, прогрессивное, демократическое и что оно постарается найти общий язык» с национально-освободительными силами Ближнего Востока[778]. Речь здесь идет, разумеется, о той части голосовавших в ООН представителей государств, которые хотели, чтобы еврейское государство было демократическим и т. д. Впрочем, представители стран капитала в ООН весьма единодушно голосовали за создание еврейского государства, вовсе не будучи введенными в заблуждение «социалистическими» маскхалатами сио­нистских партий. Становится совершенно очевидным, что отсутствие в течение ряда десятилетий, именно в период борьбы сионизма за создание своего плацдарма на Ближнем Востоке — Израиля, глубоких исследований о сионизме и его «социалистических» маскировочных одеяниях часто позволяло сионистам держать мировое общественное мнение в заблуждении относительно своих истинных целей.

    Г. С. Никитина приводит сведения о сионистских партиях Палестины (до образования Израиля) и «Эрэц Исраэл» (после создания этого воинствующе агрессивного государства), явно буржуазных, впрочем, иногда тоже, на манер гитлеровской партии, использующих слово «рабочий» в своем названии. В июле 1965 года из правого крыла «Мапай» выделилась организация «Рабочий список Израиля» («Ришнмат поалей Исраэл»), или «Рафи». Это была с самого начала «группа архиреакционных по­литических деятелей во главе с... Бен Гурионом». Будучи воинствующе сионистской и милитаристской, она тоже использовала внешние окраски социал-реформизма[779].

    Г. С. Никитина приводит данные о явно буржуазных, откровенно сионистских партиях Израиля. Такова возникшая в 1961 году «Либеральная партия», явившаяся прямым продолжением двух своих предшественников — созданной еще в 1907 году «Партии общих сионистов» («Мифлэгэт гационим гаклалим»), партии крупного ев­рейского капитала, и «Прогрессивной партии», именовавшей себя первоначально «Новыми иммигрантами» («Алия хадаша»). «Прогрессивная партия» выделилась в 1948 году из «Партии общих сионистов».

    В 1965 году из «Либеральной партии» выделилась «Партия независимых либералов», выражающая интересы крупного еврейского капитала в Израиле и вне его[780].

    Крайне реакционная сионистская партия «Движение свободы» («Тнуал гахерут»), или «Херут», отпочковалась в 1925 году от «Всемирной сионистской организации». Она с самого начала своего существования выступала под знаменем агрессии[781].

    Г. С. Никитина пишет о четырех иудейских религиозных партиях: «Мизрахи», созданной в 1902 году; «Гапоэл гамизрахи», существующей с 1922 года; «Агудат Исраэл» (с 1913 года); «Поалей агудат Исраэл» (с 1925 года).

    Даже по оценке буржуазного автора Акибы, в Израиле особенно «реакционные... силы внутри сионистского движения эквивалентны клерикальным партиям»[782].

    Помимо Израиля активную организаторскую деятельность в рамках отдельно взятых государств сио­низм давно осуществляет в США. Наиболее полную характеристику организационной системы сионизма в крупнейшей стране империализма дал В. В. Большаков. Он констатирует, что «в США сегодня насчитывается свыше 500 сионистских организаций, действующих в мас­штабах страны и на местах»[783].

    Количественный рост информации об организационной системе сионизма в США подготовил условия для качественно новых ее оценок. В. В. Большаков, в частности, подчеркнул, что эта система долгое время совершенствовалась, видоизменялась и разветвлялась[784], а ныне выросла в механизм, напоминающий электронно-вычислительную машину постольку, поскольку образует отлаженное целое, четко функционирующее и взаимодействующее. В. В. Большаков указывает, что конгломераты сионистских организаций, целенаправленно созданных для выполнения определенных функций, охватывают все стороны общественной жизни, расставляют «верные сионизму кадры» так, чтобы они могли иметь доступ к любой информации, входить в общественные организации в масштабах отдельных стран, групп государств, в пре­делах всего мира, оказывать угодное сионизму влияние на профессиональные организации, действовать в политических партиях или объединениях партий, воздействовать на общественное мнение, на парламенты и правительства, влиять прямо или косвенно на принятие жизненно важных для государств решений[785]. За всем этим стоит длительная, планомерная, целенаправленная дея­тельность руководящих центров международного сионизма. Над сионистскими организациями США осуществляется полный контроль и руководство со стороны правящей верхушки системы ВСО — ЕАДИ — ВЕК[786].

    Целеустремленная организующая роль сионизма ощущается во многих фактах. Показательно, например, что система подчинения, как указывает В. В. Большаков, в американском филиале сионистских организаций скопирована с общей системы власти международного сионизма[787]. Другими словами, в США существует аналог сращения ВСО—ЕАДИ—ВЕК, а именно: «Еврейское агентство для Израиля, американская секция», именуемое «ВСО — американская секция» (ВСОАС), «Объ­единенный израильский призыв» (ОИП) «Американский еврейский конгресс» (АЕКОН) [788].

    Таким образом, совершенно очевидно, что еврейская буржуазия и подчиненные ей через международную систему сионистских организаций евреи организованы именно в международном масштабе. Преуменьшение опасности сионизма — это тоже организованная его центрами стратегическая дезинформация, идейно обеспечивающая зловещую международную экспансию еврейской буржуазии.

    В работах советских авторов высказываются самые различные мнения об общем числе членов американских сионистских организаций. Большую ценность представляют тщательно собранные В. В. Большаковым сведения о реальной численности ряда формирований сионизма в США. Так, «Американский еврейский конгресс», имеющий около четырехсот своих отделений на местах — в различных районах США, насчитывает в своем составе 300 тысяч человек. «Американская сионистская федерация»— 700 тысяч. «Американский еврейский комитет» — 30 тысяч. «Сионистская организация Америки»—180 тысяч. «Бнай Цион» — 22 тысячи. «Агудат Исраэл оф Америка»— 30 тысяч. «Поалей Агудат Исраэл оф Америка»— 50 тысяч. «Национальный совет молодого Израиля»— 50 тысяч. «Бней Акива» — 6 тысяч. Значительная часть «Бнай Брита», объединяющего 500 тысяч евреев-масонов, находится в США. В сионистских рабочих организациях этой страны — многочисленный состав, например, в «Еврейском профсоюзном комитете», включающем в себя несколько профсоюзных еврейских орга­низаций, только одна из них — «Еврейский рабочий кружок»— насчитывает 500 тысяч членов. В «Объединенных иудейских профсоюзах штата Нью-Йорк» — 500 тысяч[789].

    Здесь названа лишь небольшая часть из пятисот сионистских организаций Соединенных Штатов Америки. Но только в них —около 2 миллионов сионистов. Все же американские сионистские организации насчитывают, по некоторым данным, больше евреев, чем в Израиле[790].

    Надо заметить, что в сионистских организациях, которые называют себя рабочими, более миллиона человек.

    Важной особенностью американского, как, впрочем, и всякого другого, сионизма является организационное сращение его с религиозными иудейскими общинами, взаимопроникновение их. Без учета этого важного факта оценка организационной структуры американского, как и всякого прочего, сионизма была бы далеко не полной, односторонней. Работа В. В. Большакова «Сионизм на службе антикоммунизма» и в этом плане основательна: в ней обращено должное внимание на объединение иудаистских и сионистских формирований.

    В. В. Большаков пишет, что «организационная структура религиозных сионистских организаций США» построена в соответствии с тем, что в этой стране существуют четыре основные ветви иудаизма — консервативный, реконструкционистский, ортодоксальный и реформистский[791]. Каждая из ветвей иудаизма имеет по 14 делегатов в составе «Синагогального совета Америки»— верховного иудейского руководящего органа, находящегося на самой вершине организационной пирамиды аме­риканского иудейства. На ступень ниже стоят «Совет раввинов Америки», которому подведомственна ветвь «ортодоксов»; «Ассамблея раввинов», возглавляющая «консерваторов»; «Центральная конференция американских раввинов», которая руководит наиболее мощным крылом американского иудаизма; «реконструкционисты», имеющие собственную «федерацию»[792].

    Все течения американского иудаизма занимаются сбором средств в пользу Израиля и международного сионизма[793]. «Синагогальный совет Америки» — одна из самых представительных сионистских организаций страны. Он входит в объединение тех руководящих центров сионизма США, которые образуют «рабочую надстройку», осуществляющую непосредственное управление всем множеством сионистских групп, партий, «орденов», «клубов» и т. д.[794] Наряду с «Синагогальным советом Америки» в эту рабочую группу входят «Американский еврейский комитет», «Американский сионистский совет», «Объединенный еврейский призыв» и руководство «Американской конференции о положении советских евреев» [795].

    Таким образом, хотя бы только этот факт свидетельствует об органическом сращении сионизма и иудаизма в США.

    Связь американского сионизма с иудаизмом констатируют практически все советские исследователи.

    Один из ведущих специалистов по критике американского сионизма С. М. Сергеев подчеркивает, что еще в 1930-е годы американским сионистам удалось добиться поддержки всех крупнейших иудаистских организаций[796]. В США существует ряд организаций «религиозных сионистов»[797], существует «полное единство в действиях сионистских и иудейских центров»[798]. Показателен факт, что еще в 1898 году при создании «Федерации американских сионистов», непосредственной предшественницы и основы[799] «Сионистской организации Америки», в составе ее руководства преобладали деятели иудаизма: 7 из 10 ее вице-президентов были раввинами[800]. Налицо именно сращение, единство сионистского и иудейского руководства страны.

    Более того, С. М. Сергеев правомерно делает вывод, что «основной базой сионизма в США является еврейская община»[801].

    Этот вывод разделяют и другие советские ученые. Один из наиболее крупных исследователей американского сионизма С. М. Рогов пишет: «Главной базой политической активности американских сионистов служит организованная еврейская община»[802]. Таким образом, советская наука опровергла вымыслы иудейской пропаганды о том, будто иудаизм, его религиозные общины во всем мире стоят особняком, непричастны к зловещей по­литической практике сионизма, к преступным агрессивным войнам сионистского государства на Ближнем Востоке, будто иудаизм занимается лишь респектабельной «туманно-воспитательной» деятельностью. «В настоящее время практически все руководство еврейской общины США занимает сионистские пли просионистские позиции,— подчеркивает С. М. Сергеев.— В еврейской общине США господствует почти тоталитарный контроль». В США на протяжении всех последних, по меньшей мере, нескольких десятилетий «контроль еврейских организаций над своими членами... столь же велик, как и в средневековых гетто Европы»[803].

    Влияние американского сионизма, в том числе и иудаистско-сионистских организаций США, на международный сионизм, как известно, является по сути определяющим, и совершенно очевидно, что отношения между сионизмом и иудаизмом в других странах строятся «по образу и подобию» этих отношений в США.

    С. М. Сергеев указывает количественные данные, уточняющие наши представления о еврейской общине в США именно в последние годы: синагоги объединяют до 3 миллионов человек, общинные центры на местах — 750 тысяч, еврейские школы, находящиеся под прямым влиянием иудаизма— 550 тысяч, «Бнай Брит», в котором иудаизм также доминирует вместе с сионизмом и еврейским масонством,— 450 тысяч и т. д.— более 70 процентов американцев еврейского происхождения регулярно принимают участие в деятельности организованной американской еврейской общины[804], то есть около 4 миллионов 200 тысяч человек.

    Для ясного понимания сущности еврейской общины следует иметь в виду, что в ее общем составе объединяются не только явно религиозные, но и откровенно сионистские формирования (впрочем, последние тоже пронизаны всесторонним влиянием иудаизма, как и иудейские формирования — влиянием сионизма).

    Организованная американская еврейская община — это система тесно связанных между собой еврейских общественно-политических, религиозных, культурных, просветительских, «филантропических», профессиональных и прочих еврейских организаций, «объединяющих большинство американцев еврейского происхождения»,— указывает С. М. Сергеев[805]. Она включает в себя синагоги (в США их и реформистских храмов — 4,5 тысячи); свыше двухсот с лишним организаций иудаизма, действующих в масштабе всей страны и на местах; сотни клубов; 2,8 тысячи еврейских школ: несколько десятков еврейских университетов, педагогических колледжей, религиозных семинарий; 67 еврейских больниц и санаториев; профессиональные еврейские объединения и землячества; около трехсот руководящих общинных центров и т. д. Только на «штатных», оплачиваемых должностях в учреждениях еврейской общины США, — около 100 тысяч функционеров-чиновников, профессиональных деятелей общины, преподавателей, журналистов (в общину входит около 100 еврейских газет, издаваемых в местных общинах, и несколько сот газет, журналов и бюллетеней, издаваемых общеамериканскими еврейскими организациями), раввинов и канторов, врачей, юристов, обслуживающего персонала[806].

    С американской еврейской общиной ассоциирует себя и значительная часть американцев еврейского происхождения, формально не входящих в иудаистские и сионистские организации США[807].


    4.16. Критика вымысла о «духовном» сионизме

    Многочисленным концепциям апологетов капитализма присущи невообразимые противоречивость, пестрота, разноликость. Сионизм, будучи разновидностью буржуазной реакционной идеологии, тоже не может быть свободным от идейно-теоретической путаницы, разноликой лживости. Одной из псевдонаучных конструкций идей­ных оруженосцев еврейской буржуазии является «духовный» сионизм, именуемый также «ахадгаамизмом» по псевдониму его создателя Ашера Гинцберга — «Ахад Гаама» (1856—1927). «Ахад Гаам» — на иврите «один из народа» — псевдоним, не выражающий сущности идейной позиции этого прислужника еврейской буржу­азии.

    В 1889 году Гинцберг сформулировал концепцию, суть которой наиболее кратко выражена в его известной формуле: сионизм — «это весь иудаизм во всей его полноте»[808].

    Совершенно очевидно, что вымысел Гинцберга о полном тождестве иудаизма и сионизма — путаница, в которой нетрудно разобраться при подлинно научном подходе к оценке иудаизма и сионизма. Эти два явления не равнозначны, хотя и имеют немало общего, как религиозная форма идеологии рабовладельцев древнееврейских деспотий (иудаизм) и идеология, политика и организации еврейской эксплуататорской верхушки (сионизм). И то, и другое — идеология эксплуататоров. Ополитизированные догмы иудаизма восприняты сионизмом как составная часть последнего. Но сионистская идеология помимо модернизированной иудаистской концепции господства евреев над неевреями несет в себе заимствования из многих реакционных учений эпохи капитализма, она значительно шире, чем сама по себе иудаистская догматика.

    В частностях идейная конструкция Гинцберга характерна тем, что он считал необходимым создать в Палестине «духовный», в его понимании — объединяющий и направляющий, центр всего еврейства и иудаизма, с тем чтобы из этого палестинского очага исходило бы влияние на еврейские общины во всех странах, в кото­рых они находятся. Ахадгаамизм выражал стремление сионизма не терять своих позиций во всех странах, где существовала еврейская буржуазия, а это очень соответствовало ее глобальным устремлениям, и Ашер Гинцберг именовался «самой глубокой, самой цельной фигурой сионистского движения» в «Еврейской энциклопедии»[809].

    Но и другие течения в сионизме если и отличались от ахадгаамизма, то лишь в частностях, а в конечном счете все сионистские «школы» и «школки» не могли не оправдывать, при некоторых различиях в их терминологии, стремлений еврейской буржуазии к захвату самых широких сфер влияния везде, где только возникала возможность, не ограничивая свои аппетиты ближневосточным регионом. И поскольку суть концепций «духовного» и «политического» сионизма явно совмещалась, ибо все течения в сионизме стремились как к захвату Палестины, так и к укреплению глобальных позиций,— то и дискуссии между сторонниками Гинцберга, с одной стороны, и Герцля, с другой, затихли, а бывшие противники — «ахадгаамисты» и «герцлисты» — объединились под общим флагом руководящих единых центров. Ста­ло ясно, что «политический» сионизм, появление которого некоторые авторы связали с выходом в свет в 1896 году брошюры Теодора Герцля «Еврейское государство», и «духовный» сионизм — близнецы. «Политический» сионизм лишь несколько настойчивее выражал стремления к захвату Палестины.

    Но в сионистской и буржуазной литературе в целом от времени довольно шумных дискуссий между сторонниками «духовного» и «политического» сионизма осталась и закрепилась, вошла в историческую литературу концепция, что «духовный» сионизм существовал раньше (Гинцберг в 1889 году выступил со своей программой), чем «политический» сионизм (Герцль опубликовал свою брошюру в 1896 году). Затем эта концепция трансфор­мировалась в антинаучное положение о том, что «политический» сионизм и вообще сионизм возник лишь в конце XIX века, а до этого времени сионизм якобы был вне политики. В конечном счете вся эта путаница, порожденная идеологами сионизма — людьми в целом весьма далекими от науки, привела к закрепившейся в буржуазной литературе традиции: «политический» сионизм возник в конце XIX века.

    Эта сионистская фальсификация, в свою очередь, не могла не породить еще одну, более крупную фальсификацию — вымысел, что, стало быть, сионизм до конца XIX века вообще не существовал. В результате из-под огня марксистско-ленинской критики выводится идеология и политика еврейской буржуазии, то есть сионизм прошлых столетий.

    К сожалению, в результате некритического восприятия зарубежных публикаций некоторые советские авторы допускают неточности. «Сионизм как политическое течение оформился на рубеже XIX и XX вв.»,— пишет Л. Е. Беренштейн[810]. «Политический сионизм, возникший в конце XIX века...» — считают Р. М. Бродский и Ю. А. Шульмейстер[811].

    Эти неверные выводы приводятся здесь лишь в доказательство необходимости бескомпромиссно критичного отношения к стереотипам, бытующим в зарубежной литературе.

    Вымыслы буржуазной пропаганды вступают в противоречие с фактами, ибо еврейская буржуазия и ее организации, ее политика и идеология (что и именуется сионизмом в советской науке) были совершенно явной реальностью задолго до конца XIX века, когда существовавшие в прошлом политические организации еврейской буржуазии объединились в 1897 году во «Всемирную сионистскую организацию», когда в условиях перерастания домонополистического капитализма в новую, империалистическую стадию, сионизм — составная часть капитализма — также приобрел качественно новые черты. Ю. С. Иванов, В. В. Большаков оправданно называют сионизм этого времени современным сионизмом[812].

    Внимание советской науки к политическим организациям еврейской буржуазии, существовавшим в условиях домонополистического капитализма, возросло. Л. А. Моджорян обоснованно считает, что одной из форм социальной организации в еврействе были кагалы[813] — руководящие органы иудаистских общин[814]. Известны примеры образования из уполномоченных местных кагалов таких организаций, которые действовали в международном масштабе. Так, в Польше, где были в свое время многочисленные еврейские общины, возник в 1580 году «Ваад четырех стран»[815]. «С давних времен, — пишет Л. А. Моджорян,— еврейскую буржуазию разных государств объединяла общность имущественных интересов, причем ростовщичество, а по мере роста менового хозяйства и банковские учреждения требовали постоянных международных контактов»[816]. Вскоре после свержения власти феодалов во Франции — после буржуазной революции в Париже в 1807 году — собрался «Великий Синедрион» из представителей еврейских общин многих стран для обсуждения проблем, важных для политики еврейской буржуазии ряда государств[817].

    В 1843 году возникла международная организация еврейской буржуазии — «Бнай Брит»[818], а в 1860 году был образован «Всемирный союз израилитов»[819]. Существовали в первые десятилетия второй половины XIX века довольно многочисленные организации еврейской эксплуататорской верхушки, активно действовавшие еще до их объединения во «Всемирную сионистскую организацию».

    Итак, никакой временной грани, отделявшей будто бы «духовный» от «политического» сионизма, не существовало, а оба эти явления по классовой природе — близнецы. Итак, политика и практика еврейской буржуазии, ее организации были реальностью задолго до конца XIX столетия, и дальнейшее их исследование критиками сионизма — насущная задача, решение которой позволит точнее оценить многие особенности современного сионизма, унаследованные от прошлого.

    Более того, для глубокого и всестороннего изучения сионизма наших дней необходимо с классовых позиций анализировать всю историю еврейства на протяжении около трех тысяч лет существования этого явления, ибо давние реакционные традиции иудаизма привнесли в современную политику эксплуататорской элиты иудаистских общин такое наследие минувших тысячелетий, которое существенно влияет на современный сионизм.


    4.17. Сионизм и масонство

    В последние годы советские исследователи обратили внимание на масонство и его связь с сионизмом. Появилось несколько ценных и интересных произведений по этой очень слабо еще освещенной в научной литературе теме.

    Основополагающее значение для изучения ее имеют труды К. Маркса и Ф. Энгельса, ставшие достоянием широких кругов исследователей и читателей в связи с опубликованием в 1955—1966 годах второго русского издания Сочинений основоположников научного коммунизма.

    В предметном указателе ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, часть первая, содержатся сведения о тех произведениях, в которых упоминаются слова «масонство, франкмасонство»[820]. Но помимо таких трудов имеют отношение к масонству и те работы К. Маркса и Ф. Энгельса, которые посвящены критике бакунизма, бакунистов[821], анархизма, анархистов[822], Меж­дународного объединения анархистов[823], Международного альянса социалистической демократии (Альянса социалистической демократии)[824], а также других реакционных общественных течений, объединений, организаций. К. Маркс и Ф. Энгельс критике масонства и сопутствующих ему реакционных политических сил уделили пристальное внимание, и этот факт сам по себе обязывает историографа также обстоятельно заниматься столь важной и большой темой.

    Ф. Энгельс указывает, что тайное общество «Иллюминаты» (существовавшее в Баварии с 1776 года по 1784 год и примыкавшее к масонам)[825] использовало народ в качестве слепого орудия руководителей[826]. Ф. Энгельс с возмущением отвергает клевету немецкого публициста, мелкобуржуазного республиканца Карла Гейнцена о том, что и коммунисты будто бы следуют тактике иллюминатов[827].

    Замечание Ф. Энгельса точно характеризует масонство и примыкающие к нему, состоящие с ним в союзе организации как враждебное народным массам политическое явление, как силу, пытающуюся превращать народные массы посредством тщательно рассчитанного обмана в слепое орудие масонства — тайной организации, манипулирующей сознанием масс. Ф. Энгельс указывает здесь на важнейшую особенность масонства.

    В статье «Новости», опубликованной в «Новой Рейнской газете» 29 декабря 1848 года (эта газета с 1 июня 1848 года по 19 мая 1849 года редактировалась К. Марксом), основоположники научного коммунизма подчеркивают, что евреи «со времени эмансипации своей секты повсюду стали, по крайней мере, в лице своих верхов, во главе контрреволюции...»[828]. И в связи с этим выводом К. Маркс и Ф. Энгельс далее указывают, что «Большая масонская ложа «Три короны» в Берлине — как известно, принц Прусский является верховным главой прусских масонов, подобно тому, как Фридрих-Вильгельм IV является верховным главой прусской религии — объявила о прекращении деятельности ложи «Минерва» в Кельне. Почему? Потому что она приняла в число своих членов евреев»[829].

    К. Маркс и Ф. Энгельс ассоциировали два важных явления: 1. Стремление евреев, «по крайней мере, в лице их верхов», захватить командные высоты в контрреволюции; 2. Проникновение евреев в масонскую ложу.

    К. Маркс и Ф. Энгельс высказали ценные замечания об идейном оснащении этой антинародной реакционной организации. Масоны проповедовали в несколько замаскированной форме идею господства эксплуататоров над эксплуатируемыми. «Культ гения» — идея господства «благородных и мудрых от природы», идея обреченности угнетенных на положение рабов в силу якобы «вечных законов природы» — вот сущность «плоской банальной мудрости иллюминатов и франкмасонов»[830]. Совершенно очевидно, что этот аспект масонской идеологии заслуживает глубокого осмысливания, изучения, оценки.

    Не менее ценны для научного понимания сущности масонства замечания К. Маркса о политических акциях масонских лож Франции в дни осады Парижа версальскими войсками. Масоны даже принимали «индивидуальное участие в деятельности Коммуны»[831], участие «далеко не малое»[832], были в составе буржуазных делегаций и манифестаций, обращавшихся к главе версальской контрреволюции Тьеру с просьбами прекратить военные действия[833].

    Факты, о которых говорит К. Маркс, помогают значительно глубже анализировать тактику масонов, стремящихся проникать во все политические партии и течения от крайних правых до крайних левых с целью насаждения в них своей агентуры и подчинения их насколько это возможно масонской руководящей верхушке. Ради этого масоны способны на странные, казалось бы, деяния внешне «левого» характера. Именно такую позицию занимали масоны, проникавшие в руководящие органы и Международного Товарищества Рабочих, то есть Первого Интернационала. Положения, высказанные К. Марксом[834] в связи с проникновением масонов в руко­водящие органы Коммуны,— очень важны.

    В работе «Альянс социалистической демократии и Международное Товарищество Рабочих» К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривают деятельность франкмасонской организации[835] внутри Первого Интернационала. В ряде других произведений они также уделяют большое внимание тайному Альянсу — Международному альянсу социалистической демократии.

    Члены Альянса проникли в Первый Интернационал и создали внутри него тайные организации, усилия которых направлялись «не против буржуазии и существующих правительств, а против самого Интернационала»[836].

    Комиссия Гаагского конгресса Первого Интернационала тщательно, на основе большого количества документов провела расследование деятельности тайного Альянса внутри Интернационала[837] и сделала глубоко обоснованные выводы, которые и были опубликованы по постановлению конгресса [838]: «Перед нами общество, под маской самого крайнего анархизма направляющее свои удары не против существующих правительств, а против тех революционеров, которые не приемлют его догм и руководства. Основанное меньшинством некоего буржуазного конгресса, оно втирается в ряды международной организации рабочего класса и пытается сначала захватить руководство ею, а когда этот план не уда­ется, стремится ее дезорганизовать. Это общество нагло подменяет своей сектантской программой и своими ограниченными идеями широкую программу и великие стремления нашего Товарищества: оно организует внутри открыто существующих секций Интернационала свои маленькие тайные секции, которые повинуются единым директивам и которым поэтому путем заранее согласованных действий нередко удается забрать секции Интер­национала в свои руки...»[839]. Заметим, что маской анархизма масоны прикрывали свою контрреволюционность.

    К. Маркс и Ф. Энгельс, работавшие вместе с ними члены комиссии Первого Интернационала точно оценили все основные черты Альянса.

    «Альянс социалистической демократии чисто буржуазного происхождения»[840].

    В Женеве существовал Альянс социалистической демократии (открытый), который «растворялся целиком в Интернационале»[841], но имел «особую международную организацию»[842], свой центральный комитет, национальные бюро и секции, независимые от Первого Интернационала, созывал свои конгрессы.

    «Но за этим открытым Альянсом скрывался другой Альянс, который в свою очередь находился под руководством ещё более тайного Альянса интернациональных братьев...»[843].

    В организации Альянса интернациональных братьев в соответствии с его уставом существовали в свою очередь еще «три степени: I. Интернациональные братья; II. Национальные братья; III. Полутайная, полуоткрытая организация Международного альянса социалистической демократии»[844].

    Руководителям Альянса удалось «протащить»[845] в Первый Интернационал открытый Альянс, заявивший о своем роспуске и вступлении в Международное Товарищество Рабочих[846]. Но роспуска не произошло. Напротив, со времени приема в Интернационал в 1869 году «тайная организация, скрывавшаяся за открытым Альянсом, заработала вовсю. За секцией Интернационала в Женеве скрывалось центральное бюро тайного Альянса; за секциями Интернационала в Неаполе, Барселоне, Лионе, Юре — тайные секции Альянса»[847]. О существовании этой франкмасонской организации ни рядовые члены Интернационала, ни их руководящие центры «даже не подозревали»[848].

    К. Маркс, Ф. Энгельс, члены комиссии, занимавшиеся расследованием деятельности Альянса, указывают на ряд фактов, свидетельствующих о создании, например, в Испании альянсистских групп именно из франкмасонов[849], о существовании в Альянсе степеней посвящения[850], характерных именно для масонской организационной структуры. Вожди пролетариата долго и упорно вели борьбу против настойчивых попыток альянсистов захватить в свои руки руководство Первым Интернационалом и превратить его в свое орудие. Многосторонняя подрывная деятельность франкмасонской организации в рядах Первого Интернационала была одной из главных причин роспуска этой международной организации революционного пролетариата: масонство, таким образом, нанесло огромный вред международному революционному движению.

    Первый Интернационал прекратил свое существование по решению конференции Интернационала, состоявшейся в Филадельфии 15 июля 1876 года[851].

    Среди многих проблем исследования масонства, нуждающихся в обстоятельной, глубокой разработке, одной из наиболее существенных является, несомненно, выяснение реакционной роли масонов в истории Международного Товарищества Рабочих.

    В период с 1950-х годов до настоящего времени, особенно в самые последние годы, вышло в свет несколько произведений советских авторов, посвященных критике масонства, исследованию его связей с иудаизмом и сионизмом.

    Внимание сосредоточивается на нескольких наиболее существенных проблемах.

    Советские авторы опровергают вымыслы буржуазной печати о том, что масонство представляет собой якобы благотворительное, прогрессивное общество, заботящееся об этическом совершенствовании своих членов. Академик И. И. Минц в своей статье «Метаморфозы масонской легенды» подчеркивает, что «масонство никогда не являлось двигателем прогресса», во все времена его существования представляло собой реакционное яв­ление. «Легенда о „революционности" масонских лож сохранилась до наших дней главным образом в кругах католической церкви и реакционеров всех мастей» [852]. Этот вывод разделяют все советские исследователи, глубоко изучающие масонство. Сквозь широкий поток сознательной, рассчитанной, преднамеренной или построенной на некритичном восприятии из буржуазной печати дезинформации о масонах пробило себе дорогу и прочно ут­вердилось в нашей печати глубоко обоснованное представление о масонстве всех времен как воинствующей реакционной силе.

    В этой связи заслуживает внимания оценка советскими авторами того, достаточно сложного, факта, что масонами были такие лица, как Вольтер, Дидро, Лессинг, Гете, Фихте, Гайдн, Моцарт, деятели французской буржуазной революции Робеспьер, Марат, Мирабо, Петиоп, Кондорсе, Демулен и другие[853]. Эти и другие известные имена используются некоторыми авторами для того, чтобы хоть в какой-нибудь степени представить дело так, будто в масонстве существовали прогрессивные «течения», «левые» группы и т. п. Однако участие видных деятелей буржуазного искусства и буржуазной политики в масонских организациях объясняется наиболее точно именно с позиций историзма, исключающего идеализацию прошлого. В частности, лозунги буржуазной французской революции о свободе, равенстве, братстве подразумевали буржуазные свободы и имели целью привлечь в союзники радикальной буржуазии народные низы Парижа и Франции, увлекали притягательными призывами под знамена буржуазных «радикалов». «Их радикализм объяснялся просто,— замечает Эрнст Генри.— Во Франции, в отличие от Англии и США, боровшейся за власть буржуазии приходилось постоянно сталкиваться с силами феодальной реакции: монархическим дворянством, правым офицерством и могущественной католической церковью. Политический антагонизм определялся глубокими экономическими противоречиями. Клерикалы и их союзники были против железных дорог, против новой промышленной техники, против «еврейских» банков, против буржуазного парламентаризма»[854]. Масонские ложи Франции были центром антиклерикальной оппозиции[855].

    Известна хрестоматийная истина: когда буржуазия, опираясь на обманутые ее обещаниями народные низы, захватила власть, она тут же жесточайшими средствами подчинила себе трудящихся, подвергнув их не менее жестокой эксплуатации, чем прежние угнетатели феодальных времен.

    Масоны всегда активно вовлекали в свои ряды видных деятелей буржуазной науки, литературы и искусства, чтобы так или иначе приобрести собственные выгоды, а видные деятели нередко вводились в заблуждение широко рекламируемыми ложными представлениями о масонстве как об организациях, якобы преследующих цель «нравственного совершенствования» своих членов и т. п.

    Точную оценку в последние годы получил и тот факт, что часть декабристов (из числа членов тайных обществ декабристов, преданных верховному суду, масонами были 23 человека, то есть пятая часть осужденных, в том числе П. И. Пестель, К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхельбекер, братья Муравьевы, Муравьевы-Апостолы) некоторое время входила в масонские организации[856]. Но в масонских ложах они пребывали недолго и вышли из них в 1818—1819 годах. Крупнейший специалист по истории движения декабристов академик М. В. Нечкина доказала, что декабристы порвали с масонством именно из-за консерватизма последнего[857]. Кроме того, и в оценке декабристов недопустима идеализация. В. И. Ленин подчеркивал принципиальное различие между «дворянской революционностью декабристов» и пролетарской революционностью борцов за освобождение России в двадцатом веке[858].

    В Советском Союзе появилось несколько произведений, в которых положено начало исследованию темы особенно интересной и малоизученной: сионизм и масонство. Если секреты сионизма тщательно скрываются, то тайны масонства прячутся его лидерами неизмеримо более глубоко, а для «непосвященных» широко выда­ется маскирующая сущность масонства дезинформация, да еще и наслаиваемая многократно. Известный советский журналист Эрнст Генри подчеркнул, что проникнуть в тайны масонства «труднее, чем раскрыть секреты разведок» [859].

    Одну из глубочайших тайн масонства, да и сионизма, приоткрыл В. В. Большаков в работе «Сионизм на службе антикоммунизма». В его книге содержится наиболее полная информация о еврейско-масонской организации— «Бнай Брит».

    Очевидно, наиболее существенно для ее оценки то, что она объединяет представителей «еврейской интеллектуальной элиты» — финансовых, государственных, политических, журналистских, научных кругов. Непременное членство в этой кастово замкнутой организации представителей семей крупной еврейской буржуазии, подчеркнем — непременное,— это такая особенность сионистско-масонского формирования, которая дает ключ к пониманию всей его сущности. В. В. Большаков отмечает, что в составе «Великой ложи» — высшего руководящего органа «Бнай Брит», в ее руководящих ко­митетах — целый «интернационал», то есть международное объединение евреев, живущих в разных странах, финансистов, промышленников, политических и религиозных деятелей. Адвокат и промышленник из Мексики 3. Бибринг — заместитель председателя составной части «Бнай Брит» — «Лиги борьбы с диффамацией», член руководства одной из «самостоятельных» сионистских организаций — «Всемирной федерации всеобщих сионистов», он же член руководства «Мексикано-американского общества друзей Израиля» и ряда других сионистских организаций. Канадский еврей-промышленник М. Гаснер — председатель правления «Интернэшнл парте лимитед», он же — руководитель ряда сионистских организаций в одном из крупнейших промышленных городов Канады — Торонто, он же — член руководства одной из наиболее зловещих сионистских международных организаций — «Джойнт». Датский финансовый делец Р. Гельван — бывший председатель «Сионистской федерации Дании» и он же — председатель организации «сионистов-социалистов» той же страны. Президент «Ар­гентинской сионистской организации» и он же — президент фирмы «Лазар С. А. Кимика э индустриаль» Э. Глуксман. Ф. Ключник — владелец ряда промышленных фирм и страховых компаний, бывший представитель США в ООН, он же — член высшего руководства «Еврейского агентства для Израиля». Пейсах 3. Левович — председатель Совета раввинов Америки. С. Пионерио —судья апелляционного суда в Риме, он же — председатель союза еврейских общин в Италии, он же — сопредседатель «Бнай Брит» (снова прослеживаются прямые организационные связи сионистско-масонских и религиозных еврейских организаций). И. Ремба — главный редактор газеты «Херут» в Израиле. Д. Сейферт — заместитель председателя правления «Еврейского кооперативного банка» — «бриллиантовый» король Бельгии и многие другие. «Бнай Брит» объединяет около 500 тысяч представителей «еврейской элиты». Эта особая по значению сионистско-масонская организация занимает руководящее положение во всей широко разветвленной и сложно-переплетённой организационной системе международного сионизма. «Бнай Брит» финансирует координационные службы международного сионизма, готовит кадры для руководящих органов сионистских организаций.

    В. В. Большаков отмечает, что эта еврейско-масонская организация действует более чем в 40 странах. Она насчитывает более 4000 лож, действующих в международном масштабе. Молодежная организация «Бнай Брит» насчитывает 1556 отделений, женская — 850. Кроме того, существуют филиалы и других составных частей «Бнай Брит».

    Особого внимания заслуживает вывод В. В. Большакова о том, что члены «Бнай Брит» вступают в любые политические партии и всевозможные организации, как и все члены всех масонских организаций. Из многих источников известно, что масоны, проникая в самые различные политические партии, стремятся подчинять их своим целям, превыше всего ставят интересы масонства.

    В исследовании масонства существуют пробелы, обусловленные тайнами, противоречиями. Тема, при всей ее большой актуальности и, несомненно, весьма серьезной значимости, разработана недостаточно. Это констатирует, например, такой авторитетный автор многих глубоких по содержанию произведений, как Эрнст Генри. В примечании к своей статье «Эволюция современного масонства», опубликованной впервые в 1973 году и переизданной в книге-сборнике статей в 1976 году[860], Генри пишет, что он «не претендует на сколько-нибудь полное освещение этой сравнительно новой для советских читателей темы»[861]. В книге Н. Н. Яковлева «1 августа 1914» также обоснованно высказываются мнения о том, что необычайно сложно писать о масонах, что их роль в определенных исторических событиях ими да и всеми заинтересованными людьми держится в «величайшем секрете» и что историки в основном избегали этой темы, считая ее запутанной, искаженной массой фальшивок [862].

    Каковы истоки современного масонства, насколько значительна его связь с иудаизмом и не представляет ли собой ныне существующая широко разветвленная организация «строителей всемирного храма Соломона» прямого преемника и продолжения тайной секты, созданной первоначально левитами в древнеиудейском рабовладельческом царстве Соломона (X век до нашей эры), насколько взаимопроникают масонство и сионизм? Эти и другие вопросы еще ждут обстоятельного ответа, серьезного, глубокого научного исследования.

    «Нет ничего удивительного в древнем происхождении идей господства какой-то группы над остальным человечеством,— пишут В. Кудрявцев и В. Артемов в их значительной по научной ценности работе «Масонство в системе современного империализма»[863].— Эта идея, несомненно, могла возникнуть в самый ранний период фор­мирования идеологии эксплуататорских классов. Религиозная окраска этой идеи говорит о том, что у ее истоков стояли жреческие корпорации древневосточных государств»[864]. Авторы проявляют способность точного научного анализа, логичного поиска: известно, что идея порабощения всех «язычников» наиболее отчетливо и последовательно выражалась в иудаизме, представлявшем собой религиозную форму идеологии рабовладельцев древнеиудейских царств с их острой нетерпимостью к неиудеям. Продолжая развивать мысль о происхождении, о корнях масонства, В. Кудрявцев и В. Артемов указывают, что «основание организации масонская легенда связывает со строительством храма бога Яхве при древнеиудейском царе Соломоне. (Отсюда название членов организации — «вольные каменщики — строители храма Соломона».) Поэтому высшие ступени масонской иерархической пирамиды могут занимать лишь левиты — «колено» служителей культа в храме Соломона (секта ле­витов существует до сих пор). Именно левиты осуществили идеологическую связь между иудаизмом и древневосточными религиями. Они сыграли первостепенную роль в создании организации «вольных каменщиков»[865].

    Ю. Макаров считает, что такой источник, как Библия, дает основания предполагать о связях масонства со строительством храма Соломона. (Известно, что Библия, являющаяся в преобладающей ее части собранием мифов, преданий, легенд, представляет собой исторический источник, весьма своеобразный, заслуживающий самого критичного отношения, но источник). Ю. Макаров обращает внимание на явное влияние иудаизма на масонскую символику: в центре тайного знака «строителей храма Соломона» — равностороннего треугольника вписано на иврите имя иудейского верховного божества — Яхве; иудаизм, масонство и сионизм равно считают своим важнейшим символом шестиугольную звезду[866], известную по ее изображениям на израильском государственном знамени, на флагах международных сионистских организаций и на синагогах.

    Источником идейного оснащения масонства является каббала (буквально: «полученное по преданию»)[867] — мистическое древнейшее течение в иудаизме. Существуют, разумеется, и другие, помимо каббалы, древние истоки духовного арсенала современного масонства, и особое место в этом арсенале принадлежит иудаизму в целом со всеми его вариациями.

    «На глубокую связь с иудаизмом указывает символика масонов: звезда Давида, звезда Соломона, семисвечник, свитки Торы[868] и прочее»,— подчеркивают В. Кудрявцев и В. Артемов[869]. Они констатируют существование в масонстве и других проявлений древнейшего влияния в нем иудаизма. В частности, идея господства масонов над миром совершенно аналогична как иудейской кон­цепции всевластия евреев над неевреями, так и сионистской идее создания «всемирного Сиона».

    Во многих произведениях, опубликованных в прошлом исследователями масонства, находят отображение господствующие позиции в нем секты левитов, существующей в течение тысячелетий, сохраняющей преемственность до наших дней.

    Таким образом, есть основания для серьезной и глубокой разработки научной гипотезы: организация, получившая позднее на французском языке название масонской, существует в течение около трех тысячелетий — от времени ее возникновения в царстве Соломона. Многими столетиями она вырабатывала свою единственную в своем роде организационную структуру, проверяла в острой борьбе за укрепление власти эксплуататоров свои тайные методы разрушения противостоящих масонству структур власти, вырастала в широко разветвленную в современном мире систему, поставившую на службу масонской тайной господствующей верхушке руководящие круги большинства современных капиталистических стран.

    Именно в этой связи заслуживает внимания масонская ложа «П-2» (подлинное название — «Политика сионизма-2» или «Пропаганда сионизма-2»).

    Прежде всего, обращает на себя внимание исследователей тот факт, что эта сионистско-масонская орга­низация объединяла в своем составе около 2400 человек[870] из числа главным образом высокопоставленной буржуазной аристократии. В ней состояли, например, министры правительства Италии, возглавляемого в то время А. Форлани: юстиции — А. Сарги, внешней торговли — Э. Манки, труда и социального обеспечения — Ф. Фоска; трое заместителей министров; члены руководства всех партий правившей тогда коалиции: христианско-демократической, социалистической, социал-демократической (включая ее лидера, политического се­кретаря партии П. Лонго) и республиканской; пять сенаторов и тридцать восемь депутатов — представители также от всех четырех политических партий правившей коалиции; сорок два генерала; сто восемьдесят три высших чина службы безопасности, то есть разведки, контрразведки, а также полиции; около пятидесяти крупнейших банкиров и примерно сто управляющих крупнейши­ми предприятиями страны; три мэра, дипломаты, судьи, руководящие деятели профсоюзов и доверенные лица Ватикана, журналисты, издатели[871], а также многие другие, например, парламентский советник президентов Италии генеральный секретарь палаты депутатов этой страны — Ф. Козетино[872], начальник отдела печати министерства внешней торговли; начальник генерального штаба вооруженных сил; начальник службы внутренней безопасности; генеральный секретарь министерства иностранных дел, начальник канцелярии премьер-министра и т. д. и т. п.[873] «Ключевые посты,— утверждает Эрнст Генри,— в управлении внутренней и внешней политикой, экономикой, вооруженными силами и секретными служ­бами были заняты доверенными людьми ложи»[874]. Ложу «П-2» итальянские коммунисты назвали «разветвленным и опасным центром незримой власти» в стране, расставляющим своих людей на ключевые посты [875].

    Помимо ложи «П-2» в Италии существует еще более 500 масонских лож, объединяющих до 20 тысяч членов этих тайных реакционных организаций[876].

    По мнению ряда исследователей, масонские ложи в ряде других стран капитализма по общему характеру аналогичны сионистско-масонской организации Италии.

    О роли масонов в России в период главным образом первой мировой войны интересно и ярко пишет Н. Н. Яковлев в книге, ставшей широко известной в нашей стране, — «1 августа 1914».

    Он справедливо подчеркивает, что тайны масонства в России глубоко скрыты и вместе с их умершими носителями безвозвратно канули в вечную неизвестность, потеряны для науки навсегда[877].

    Этот очень важный для историографии феномен необходимо обстоятельно рассмотреть. Почему в течение десятилетий после Октября в нашей стране не было опубликовано ни одной специальной научной работы о масонстве вообще и о российском, в частности?

    Об одной из причин почти полного отсутствия публикаций о сионизме в нашей стране после Октября, о «забвении» этой темы вообще пишет В. В. Большаков в статье «Критика сионизма в советской историографии»: «Не вдаваясь в подробный анализ всех причин этого забвения, отметим лишь одну из них. Сионисты использовали антиеврейскую политику нацистского режима, установившегося в Германии в 1933 г., не только для осуществления специфических целей сионизма (в частности, общеизвестно, что гитлеровцы широко сотрудничали с сионистскими организациями в деле «планомерного переселения евреев из Германии в Палестину», а сионисты всемерно натравливали фашизм на СССР), но и для дискредитации антисионистской пропаганды. Играя на сочувствии к евреям, они изображали себя тогда, как и сейчас, защитниками евреев, широко распространяли ложную версию, будто сионизм и еврейство — понятия тождественные, утверждали, что каждый еврей — сионист. Поэтому любое выступление против сионизма сионистская пресса злонамеренно квалифицировала как антисемитское. Это, конечно, отразилось на восприятии антисионистских выступлений мировым общественным мнением, в том числе и на работах советских исследователей»[878].

    Справедливый вывод В. В. Большакова верен и для понимания причин отсутствия научных публикаций о сионистско-масонских организациях. В последние годы, когда советская наука активизировала, в соответствии с требованиями КПСС, наступательность в нашей контрпропаганде, сложились новые условия и для исследования масонства.

    Вернемся к книге Н. Н. Яковлева. Он рассказывает в своей научно-популярной работе, как трудно проникали исследователи в глубочайшие тайны российского масонства.

    В «Воспоминаниях» П. Н. Милюкова (в прошлом историка, члена Временного правительства в России после Февральской революции 1917 года), изданных в Нью-Йорке в 1955 году, на страницах 332—333 второго тома появилось сообщение о существовании во Временном правительстве «крепко сколоченной группировки»[879] в составе А. Ф. Керенского[880], Н. В. Некрасова[881], М. И. Терещенко[882], А. И. Коновалова[883].

    Обобщая собранную информацию, Н. Н. Яковлев делает вывод о том, что в России существовала тайная масонская организация, во главе которой стояли ведущие деятели Временного правительства. Из содержания работы Н. Н. Яковлева следует, что в тайны этой ор­ганизации были посвящены Е. Д. Кускова — видная деятельница меньшевизма в России, известная, в частности, по ее выступлению вместе с С. Н. Прокоповичем против ленинизма с их оппортунистическим «Кредо» в период борьбы за создание РСДРП, а также Л. О. Дан — жена одного из ведущих деятелей меньшевизма — Ф. И. Дана (Гурвича), сестра Ю. О. Мартова (Ю. И. Цедербаума)[884].

    Н. Н. Яковлев приводит собственноручно написанный масоном Н. В. Некрасовым текст, свидетельствующий о том, что масонами были М. С. Маргулиес (в годы гражданской войны — глава контрреволюционного «северо-западного правительства»), князь Д. О. Бебутов, граф А. А. Орлов-Давыдов. «По моим подсчетам, — пи­сал Н. В. Некрасов, бывший, по его словам, секретарем верховного совета (высшего органа организации «Масонство народов России»),— ко времени февральской революции масонство имело всего 300—350 членов, но среди них было много влиятельных людей. ...На формирование правительства[885] масоны оказали большое влияние, так как масоны оказались во всех организациях, участвовавших в формировании правительства. Масонство было надпартийным, т. е. в него входили представители разнообразных политических партий, но они давали обязательство ставить директивы масонства выше партийных. Народнические группы были представлены Керенским, Демьяновым, Переверзевым, Сидамом-Эристовым (исключен в 1912 году в связи с азефщиной). Меньшевики и близкие к ним группы имели Чхеидзе, Гогечкори, Чхенкелия, Прокоповича, Кускову. Среди к. д. были Некрасов, Колюбакин, Степанов В. А., Волков Н. К. и много других. Среди прогрессистов отмечу Ефремова И. Н., Коновалова А. И., Орлова-Давыдова А. А. Особенно сильной была организация на Украине, где ее возглавляли бар. Ф. Р. Штайнгель, Григорович-Борский, Василенко Н. П., Писаржевский Л. В. и ряд других видных имен до Грушевского включительно»[886].

    Очень важно следующее свидетельство масона Н. В. Некрасова: «В момент начала февральской революции всем масонам был дан приказ немедленно встать в ряды защитников нового правительства, сперва Временного комитета Государственной думы, а затем Вре­менного правительства. Во всех переговорах об организации власти масоны играли закулисную, но видную роль»[887].

    Н. Н. Яковлев делает вывод: «Верхушка всех без исключения российских буржуазных партий была объединена в рамках некой сверхорганизации — масонов»[888], подчеркивает, что масоны всех степеней «были последовательными противниками большевиков»[889].

    В книге Н. Н. Яковлева поставлен ряд вопросов, ждущих глубокого исследования. Так, один из масонов высоких степеней посвящения[890], крупный кадетский политик, депутат Государственной думы В. А. Маклаков, по воспоминаниям В. В. Шульгина — его современника, близко с ним знакомого, высказывал еще до первой мировой войны идею организации войны против Германии и захвата масонами власти в России[891].

    Нет никаких оснований поспешно отрицать определенную роль масонов в развязывании войны вообще в наше время и первой мировой войны в частности. Напротив, будучи организацией империалистической реакции, масоны не могут не быть заинтересованными в развязывании войн, несущих финансовой олигархии стран капитала огромные денежные доходы. Таким образом, размышления Н. Н. Яковлева о роли российских масонов в развязывании первой мировой войны и о их усилиях по захвату власти в свои руки — это серьезная научная гипотеза. Подчеркнем, что Н. Н. Яковлев неоднократно указывает в своей книге, что он не преувеличивает роли масонов в организации войны и во всей ис­тории, что «нет необходимости ни драматизировать, ни снижать значения» того факта, что приоткрыта «завеса над деятельностью тайной масонской организации» в России[892]. Следует также отметить, что Н. Н. Яковлев занимает точную классовую позицию в оценке российского масонства, указывает на контрреволюционность масонов, стремившихся к реакционному верхушечному перевороту: к замене власти царизма властью буржуазии в форме реакционной диктатуры, автократии[893], готовившихся утопить в крови революцию трудящихся масс, если она вспыхнет[894], если не удастся предотвратить ее замещением царской бюрократии «своими людьми»[895].

    Книга Н. Н. Яковлева приоткрывает глухую завесу тайны масонства, по-новому освещает, казалось бы, хорошо изученные события.

    Значительным вкладом в исследование масонства в России периода 1906—1917 годов стала работа Эрнста Генри, посвященная в ее значительной части критике тайной реакционной организации в Российской империи[896].

    Э. Генри указывает на тот факт, что документы о масонских организациях в России этих лет стали изве­стны лишь недавно и «они раскрывают неизвестную страницу предреволюционной истории России»[897]. Основываясь на таких источниках, как мемуарные произведения, Э. Генри указывает, что в январе 1906 года масон М. Ковалевский, живший тогда в Париже и состоявший в масонской ложе «Объединенных друзей», обратился в руководящие центры французского масонства — «Великий Восток» с просьбой уполномочить его, Ковалевского, на создание в России масонской организации. Согласие было получено, и вскоре эмиссары «Великого Востока» Сеншолль и Булей прибыли в Россию и тайно оформили две ложи: «Возрождение» в Москве и «Полярную звезду» в Петербурге[898]. Затем были созданы ложи в Киеве, Тифлисе, Самаре, Саратове и Кутаиси. (Генри подчеркивает, что масоны в России тоже соблюдали строжайшую секретность, не вели никаких записей, давали клятву абсолютного сбережения тайны. Отсюда возникает предположение, что о размахе деятельности российских масонов и о многом другом известно лишь очень немногое.) В опубликованной в 1981 году работе о масонах Эрнст Генри приводит высказывание хорошо информированной Е. Кусковой в письме к меньшевику Н. Вольскому[899]: «Движение было огромным... Мы всюду имели своих... Ко времени Февральской революции вся Россия была покрыта сетью лож...»[900].

    Генри указывает, что в масонскую ложу в Москве входил лидер октябристов, стоявший еще правее кадетов, А. И. Гучков[901], в Петрограде к масонам принадлежал князь Г. Е. Львов[902], в Киеве масонскую организацию возглавлял М. И. Терещенко.

    «За ширмой кадетской масонской организации стояли богатейшие люди страны,— подчеркивает Генри,— ...Политика этой организации была определенно контрреволюционной» [903].

    Накопление сведений о масонской организации в России позволяет исследователям делать новые выводы: «У того, кто просматривает сегодня списки членов Временного правительства разных созывов, сомнений не остается. Правительство это было как бы двойником масонского „исполнительного комитета"»[904].

    Характеристика кадетской партии — главной политической силы буржуазной контрреволюции в России[905]была бы далеко не полной без констатации советской наукой такого важного факта, как крупное влияние в ЦК этой партии представителей еврейской буржуазии, еврейской буржуазной интеллигенции, связанной, как известно, с сионистскими организациями в России многими нитями. Членами ЦК партии кадетов были Винавер Максим Моисеевич, Гессен Иосиф Владимирович, Изгоев Александр Соломонович, Каминка Август Иса­кович, Мандельштам Михаил Львович, Петражицкий Лев Иосифович, а также ряд других[906]. В кадетской партии существовала организация, именовавшая себя «еврейской народной группой» и проповедовавшая идеи еврейского сепаратизма. Кадеты-масоны в составе Временного правительства активно сотрудничали с еврейской буржуазией. К сожалению, этот сюжет исследован очень слабо, в научной литературе намечены лишь немногие штрихи. Важная тема: союз реакционных сил России с сионизмом и внутрибуржуазная конкуренция между ними — еще нуждается в глубоком изучении.

    Далеко не достаточно исследована и роль масонов в мелкобуржуазных партиях.

    Советские авторы в последние годы обратили внимание на Бильдербергский клуб, являющийся «легальным международным органом» главных масонских лож[907]. Один из ведущих исследователей сионизма Е. С. Евсеев в книге «Фашизм под голубой звездой» подчеркивает: «Сравнение списков участников «бильдербергских» встреч и «конференций миллионеров» в Иерусалиме дает интересный материал: участниками тех и других зачастую являются представители одних и тех же финансово-промышленных империй капиталистического мира»[908]. Е. С. Евсеев называет «конференции миллионеров» вариантом «бильдербергских» встреч[909]. Таким образом, Бильдербергский клуб, именуемый в совет­ской и зарубежной печати «теневым правительством» капиталистического мира[910], заслуживает внимания историографии научной критики сионизма, и необходимы новые исследования об этом «правительстве».

    Е. С. Евсеев приводит сведения о первых со времени образования международных встречах членов этого «тайного правительства» мира капитала: «Первая такая встреча произошла в мае 1954 года в голландском городе Остербэке, в отеле «Бильдерберг», откуда она и получила свое название. В 1955 году были зарегистрированы две такие встречи — в марте — в Барбизоне (Франция) и в сентябре — в Гармаш-Пантенкирхене (ФРГ). В 1956 году местом очередного совещания стал Фриденсберг (Дания). Февраль 1957 года застает «бильдербергцев» на американском острове Сент-Саймон. Италия, Англия, Турция, Швеция, Франция, США, Израиль — такова география встреч этого «ареопага избранных». Каждая из встреч окутана непроницаемой завесой секретности»[911].

    Особого внимания заслуживает та роль, которую играет Бильдербергский клуб в капиталистическом мире в целом. «По существу, это настоящее «теневое правительство» западного мира, которое собирается, чтобы обсудить важные вопросы «большой политики», в том числе отношений с Советским Союзом, разработать конфиденциальные рекомендации национальным правительствам по актуальным политическим, экономическим, во­енным и социальным проблемам», — комментирует редакция еженедельника «За рубежом»[912]. Ссылаясь на зарубежную информацию, профессор Н. Молчанов в статье «Тайная власть бильдербергеров» обращает внимание на тот факт, что в составе этого сверхсекретного объединения — крупнейшие деятели империалистических государств. Газета «Вашингтон пост», например, писала, что клуб объединяет «элиту власть имущих за­падного мира», и его не случайно называют «интернационалом „холодной войны"». В течение многих лет «бильдербергеры» вырабатывают, в частности, военную и экономическую политику НАТО [913]. А. Андреев в своей статье «Невидимые центры реальной власти» употребляет термины: «теневой кабинет», «тайное правительство западного мира», указывает, что «теневой кабинет» мирового империализма родился в результате взаимодействия международных монополий, западных, прежде всего американских, разведок и контрразведок и — в более широком плане — государственного аппарата капиталистических стран... Их открыто провозглашаемая цель — борьба против коммунизма»[914]. В статье «Невидимые властители капиталистического мира», опубликованной советским еженедельником «За рубежом» на основе книги Мата Луиса Гонсалеса (книга называется «Настоящие хозяева мира», а статья — «Неви­димые властители капиталистического мира»), указывается, что большинство членов тайного «суперправительства» — Бильдербергского клуба — масоны[915].

    В произведениях советских авторов названы некоторые члены клуба «бильдербергеров»: масоны Аллен Даллес — директор ЦРУ с 1953 по 1961 год; Ретинжер — дипломатический советник польского «правительства» в эмиграции в Лондоне; Брозио — бывший генеральный секретарь НАТО; Гарри Трумэн — бывший президент США, санкционировавший применение ядерного оружия для уничтожения городов Хиросима и Нагасаки; Кортини — великий магистр итальянского масонского «Великого Востока»; Личо Джелли — магистр ложи «Политика сионизма-2»[916]. Членами этого «клуба» являются также: американский масон Артур Сульцбергер — один из владельцев крупнейшей газеты «Нью-Иорк таймс»[917]; бывший премьер-министр Англии лорд Хьюм; бывший госсекретарь США Генри Киссинджер; миллиардеры Дэвид Рокфеллер и Эдмон де Ротшильд; премьер-министр Англии Маргарет Тэтчер; многие дру­гие крупные финансовые и государственные деятели стран капитала: Дэвид Аарон — заместитель помощника президента США по национальной безопасности; Ричард Купер — заместитель государственного секретаря США по экономическим делам, а также занимавшие и занимающие сейчас крупные посты в государственном аппарате США — Дин Раек, Сайрус Вэнс, Уолтер Мондейл, Збигнев Бжезинский, генералы Норстед и Гудпейстер; крупные французские политические деятели в прошлом и настоящем — Жорж Помпиду — бывший президент Франции, генеральный директор у сионистов Рот- шильдов, Ги Молле, Антуан Пинэ, Репе Плевен, Мендес Франс, Гастон Деффер; западногерманские деятели — Франц-Йозеф Штраус, Вилли Брандт, банкир Герман Абс, президент союза немецких промышленников — Фриц Берг[918]. Председателем «клуба» был избран муж голландской королевы принц Бернард[919]. Совершенно очевидно, что подлинными хозяевами па заседаниях клуба чувствуют себя такие лица, как Ротшильды, Рокфеллеры и им подобные.

    Еще одним легальным масонским органом является «Трехсторонняя комиссия»[920], созданная по инициативе сиониста Дэвида Рокфеллера и собравшаяся на свое организационное заседание в июле 1973 года[921] именно в доме этого «покровителя Израиля», вносящего в сионистскую казну огромные денежные «пожертвования»[922].

    «Трехсторонняя комиссия» имела целью объединить силы трех главных центров капиталистического мира — США, Западной Европы и Японии для борьбы против мирового революционного процесса[923]. В составе «Трехсторонней комиссии» — «знакомые все лица»: масоны — Дэвид Рокфеллер, Збигнев Бжезинский, Джеймс Картер (бывший президент США), Генри Браун (бывший министр обороны США), Майкл Блюменталь (бывший министр финансов США)[924], а также многие другие, им подобные.

    Масонами были крупные государственные деятели прошлого, в том числе американские президенты, например Джордж Вашингтон, Линдон Джонсон, уже упомянутый Джеймс Картер, премьер-министр Англии Уинстон Черчилль[925], глава чилийской фашистской хунты Пиночет. В советской литературе констатируется «принадлежность руководящей верхушки большинства современных капиталистических стран к масонской организации»[926], насчитывающей около восьми миллионов человек, представляющей собой «строго централизованную элитарную организацию»[927], «единую всемирную политическую организацию буржуазии»[928]. «Великие ложи» Англии, Франции, Италии объединены единым руководством[929].

    Космополитическая масонская организация ведет борьбу в глобальном масштабе за интересы капитала. Когда масонам это выгодно, они стремятся «подрывать государства и другие национальные институты; разлагать нации и народы; заражать общественное сознание метастазами стяжательства, карьеризма, эгоизма и корыстолюбия; убивать патриотизм, черня историю наро­дов и осмеивая национальных героев; расшатывать любые моральные устои; разрушать семью, культивировать всевозможные пороки и извращения»[930]. Эти оценки советских исследователей масонства полностью соответствуют тем оценкам, которые даны в партийных документах идейным диверсиям империализма.

    Таким образом, в исследовании масонства советская историография за последние годы вышла на новые рубежи, накапливая информацию об этом сверхзасекреченном, крайне реакционном явлении. Успешно преодолеваются неоправданные опасения перед сложностью темы. Однако есть большая необходимость в продолжении научных поисков ответов на многие вопросы, связанные с масонством. В частности, нуждается в разработке аспект: влияние, роль, место сионизма в международ­ном масонстве. Да и вся проблематика темы — «масонство» — требует дальнейшей глубокой научной разработки.

    О масонстве в России в XVIII веке рассказывает В. А. Пигалев в книге «Баженов»[931]. Он раскрывает связь российского масонства восемнадцатого столетия с западноевропейскими «строителями всемирного храма Соломона», роль последних в российском масонстве.

    В. А. Пигалев сообщает о почти одновременных действиях шведских и германских масонских организаций, имевших целью вербовать в масоны высокопоставленную влиятельную российскую аристократию. В декабре 1771 года в Швеции герцог Карл Зюдерманландский лично посвятил в шведский масонский орден 23-летнего царе­дворца графа А. Б. Куракина, прибывшего в Стокгольм с российским посольством, в состав которого молодой граф был включен благодаря стараниям тех же шведов. А. Б. Куракин был другом и любимым соучеником великого князя Павла Петровича — наследника российского престола, будущего императора. Именно поэтому «каменщики» Швеции и обратили внимание на него, планируя с помощью масона Куракина вовлечь в масонство и будущего императора России. Удостоенный звания члена шведского масонского ордена, А. Б. Куракин подписал акт о подчинении, подчеркнем: полном подчинении русских масонских лож «Верховному Орденскому правлению Швеции — Великому Стокгольмскому Капитулу»[932].

    В декабре 1777 года был учрежден «Капитул Феникса» — орган тайного правления российским масонством шведского подчинения, в Капитуле господствовали ино­странцы: Ф. Хорн, Стенхаген, Пфейф, Левенгаупт, Лейонгельм, Вахтмайстер, Плумменфельд, Фреденхайм и другие.

    Германские масонские организации повторили по сути тот же прием внедрения в Россию, что и шведские «строители храма Соломона». Во время путешествия по Германии князя Н. С. Гагарина немецкий масонский орден навязал ему в гувернеры И. Г. Шварца, прибывшего затем в Россию в 1776 году. Шварц вовлек в германское масонство «русского Вольтера» Н. И. Новикова — известного издателя, а также других представителей российской аристократии[933].

    Вскоре Шварц целиком взял в свои руки журнал «Вечерняя заря» и превратил его в средство проповеди своих взглядов, угодных масонству[934]. Шварц получил место профессора в Московском университете, учредил при университете Педагогическую семинарию с целью подготовки преподавателей из числа масонов и кандидатов в члены ордена. В контролируемых масонами изданиях Шварца превозносили как «идейного и нравственного оракула»[935].

    В. А. Пигалев очень кстати приводит оценку Шварца марксистом Г. В. Плехановым: «Когда Шварца называют ревнителем просвещения, то забывают, что «просвещение», к которому он стремился, на самом деле являлось мрачной и свирепой реакцией против просвещения...»[936].

    Сам Шварц достаточно откровенно заявлял о своем кредо, считал, что совершенство человека достижимо лишь «теми путями, которые указывают розенкрейцеры[937]. Мудрость преемственна. Искра Адамова совершенства сохранилась в избранном кружке мудрецов — патриархов, от них она перешла к еврейским сектам иессеев и терапевтов, откуда ее и приняли розенкрейцеры»[938]. (Весьма любопытное свидетельство преемственности идей в веках!).

    Между тем масонство в России широко укоренилось. В. А. Пигалев указывает, что сетью масонских лож были опутаны не только Москва и Петербург, но и многие города России: Архангельск, Белосток, Вильна, Вологда, Дерпт, Житомир, Казань, Каменец-Подольск, Кинбурн, Кишинев, Киев, Кременчуг, Кронштадт, Митава, Могилев, Немиров, Нижний Новгород, Одесса, Орел, Пенза, Полоцк, Полтава, Ревель, Рига, Рязань, Сагадуры (в Молдавии), Симбирск, Томск, Харьков, Шклов, Ямбург, Ярославль, Яссы, Феодосия и т. д.[939]

    Генеральный международный конвент масонских лож системы «строгого наблюдения» в Вильгельмсбаде в июле 1782 года объявил Россию восьмой «самостоятельной масонской провинцией», а Шварц был определен чем-то вроде диктатора — «единственного верховного представителя теоретической степени Соломоновых наук в России»[940].

    Шварцу вменялось в обязанность сохранять тайну ордена, следить за российским масонством, собирать с них денежные взносы и пересылать в Берлин, в кассу «строителей всемирного храма Соломона», осуществлять связь с гроссмейстером, получать от него «задания и таинства»[941].

    Помощником Шварца без права контроля за его деятельностью был назначен Н. И. Новиков[942].

    В. А. Пигалев в работе «Баженов» особенно ярко освещает тактику масонов по вовлечению в зловещую реакционную организацию новых членов — «неофитов». Помимо всего прочего, масоны использовали явный, циничный обман: они представлялись высокогуманной организацией, заботящейся о благе людей, о их нравственном совершенствовании и пр. Именно так удавалось им вовлечь в свои ряды таких талантливых русских людей, как архитектор Василий Иванович Баженов. Ловко и коварно они использовали его, как и других обманутых ими людей, для влияния на будущего императора России Павла I, для внедрения в русскую архитектуру масонской символики, для реализации многих своих планов.

    Эти исследования В. А. Пигалева имеют важное значение для историографии: некоторые авторы, не понимающие коварства масонской маскировки под «гуманные», «этические», «нравственные» и т. п. организации, изображают эти антинародные реакционные формирования как прогрессивные. Теперь установлено, что масоны только в целях обмана «непосвященных» и «нео­фитов» использовали мимикрию, скрывались под одеяниями «левых», «гуманных» организаций, якобы заботящихся о «совершенствовании» своих членов и всего человечества.

    Нельзя еще раз не подчеркнуть, что вывод академика И. И. Минца о неоправданности представлений о «революционности» масонства, об антинаучностн вымыслов о «прогрессивных» тенденциях внутри этого воинствующе реакционного движения имеет принципиальное значение для историографии.

    Не менее принципиальное значение для науки имеет глубоко обоснованный, объективный подход В. А. Пигалева к оценке противоречий между такими русскими масонами, как Н. И. Новиков и В. И. Баженов, с одной стороны, и эмиссарами западного масонства — с другой. Оказавшись в сетях таких лиц, как Шварц, Н. И. Новиков и В. И. Баженов противились крайне реакцион­ным деяниям западноевропейских властелинов — масонов «высоких степеней посвящения».

    Книга В. А. Пигалева, посвященная биографии Ба­женова, ограничивает, естественно, оценку масонства хронологическими рамками жизни русского архитектора, умершего в 1799 году.

    В последующем масонство в России продолжало существовать. Император Павел I, оставивший в истории России мрачный след, будучи масоном, покровительствовал «строителям храма Соломона», не прекратившим свою зловещую деятельность и после указа Александра I о запрещении масонства в России.


    4.18. Иудаизм и сионизм

    Литература об иудаизме в советской историографии довольно многочисленна. Менее значительны по числу произведения по проблеме — иудаизм и сионизм, имеющие особенно тесную связь с рассматриваемой нами темой.

    Не стремясь, разумеется, ставить знак равенства между понятиями «иудей» и «сионист», советские авторы констатируют вполне отчетливо проявляющиеся взаимосвязь, взаимозависимость иудаизма и сионизма, ибо и то и другое явления представляют собой идеологию еврейской эксплуататорской верхушки: в прошлом — иудаизм, ныне — иудаизм и сионизм одновременно.

    Иудаизм того периода в его историческом развитии, когда существовали на земле Палестины древнееврейские рабовладельческие государства, стал ясно выраженным орудием порабощения нееврейского населения. В то время идеология эксплуататоров и не могла принять никакой иной формы, помимо религиозной. «С возникновением в XI—X веках до н. э. на территории Палестины Иудейского и Израильского рабовладельческих государств появилась необходимость, — пишет М. С. Бе­ленький,— в создании единой идеологической системы, которая служила бы оправданием рабовладельческого гнета...»[943]. В идее превосходства евреев над неевреями, то есть вторгшимися в Палестину завоевателями над местным населением страны, отчетливо отразилась особенность классового строя: все еврейское население при наличии в его среде социальных градаций выступало в роли завоевателя и поработителя древних палестинцев, также делившихся на классовые слои. А именно эта идея пронизывает все содержание религиозных иудейских писаний: Яхвиста, Элохиста, «Книги законов», Жреческого кодекса, книг Левит и Числа, Торы, Танаха и образовавших Талмуд Мишны и Гемары, а также прочих. В надстроечном явлении — иудаизме как в зеркале отразилось своеобразие базиса: древнеиудейского апартеида.

    Идея господства евреев над неевреями, порабощения неевреев евреями была пронесена в иудаизме сквозь многие столетия от глубокой древности до наших дней и оказалась по сути своей вполне приемлемым для современной еврейской буржуазии духовным оружием, спо­собствующим привлечению еврейских социальных низов на роль союзника иудаистской, сионистской эксплуататорской верхушки в ее борьбе за расширение сфер угнетения. «Идеологические корни сионизма уходят в глубокое прошлое»,— делает профессор Малашко весьма ценный для понимания роли иудаизма в формировании сионизма вывод[944]. Совершенно очевидно, что идеология рабовладельцев древнееврейских государств (иудаизм) трансформировалась в идеологию современной еврейской буржуазии (сионизм) в течение длительного времени вместе с историческим развитием еврейства. Сегодня "сионизм и иудаизм слились в политике и идеологии" Израиля[945], да и всей объединенной в международные сионистские организации еврейской буржуазии. Сионизм по сути представляет собой политизацию догм иудаизма, однако обросших как костяк современной реакционной идеологией еврейской буржуазии.

    В свою очередь иудаизм, сращиваясь с сионизмом, весьма существенно меняет свои функции, происходит, по меткому выражению Г. Баканурского, «сионизация иудаизма»[946]. Так горящие рядом две головни становятся более пожароопасными, чем разделенные. «Теснейший идейно-политический, а теперь уже и организационный союз сионистских и клерикальных объединений на Западе еще более активизирует использование иудаизма, наряду с сионизмом, в политике империа­листической реакции»,— замечает советский исследователь[947].

    Возрастающая реакционная роль иудаизма вызывает насущную необходимость усиления бескомпромиссной наступательной борьбы против еврейской религии, ибо иудаизм и сионизм «выступают с одних и тех же классовых позиций и преследуют очень близкие цели»[948], точнее говоря, совершенно аналогичные. Таким образом, целеустремленное, сознательное распространение иудаизма в еврейских общинах, активизировавшееся в последнее время[949], представляет собой своеобразную, несколько замаскированную и выступающую под флагом «свободы совести» форму сионистской экспансии. Иудаизм прокладывает дорогу распространению и возникновению сионизма в прошлом и настоящем. «Иудаизму с его ре­акционным постулатом о «божьем народе», с учением раввинов о «богоизбранности» евреев, проповедью господства над всеми «народами и языками» принадлежит далеко не последнее место в возникновении и формировании сионизма,— подчеркивается в главе «Иудаизм и сионизм» книги «Сионизм: теория и практика».— «Бо­жественные откровения», изложенные в «священных книгах» и объясненные «мудрецами-талмудистами», трансформируются сионистскими политиками в... теорию превосходства евреев над всем остальным человечеством»[950].

    В советской литературе подчеркивается факт широкого и тесного сотрудничества сионизма и иудаизма в их общей борьбе против социализма внутри социалистических государств: «Под вывеской религиозных иудаистских учреждений сионисты вели и ведут широкую организационно-пропагандистскую работу, собирают денежные средства, нередко под видом взимания религиозно­го налога. В отношении иудаизма сионисты обнаруживают чисто утилитарный подход. Они прибегают к услугам синагоги и раввината там, где сионистские политические организации легально существовать не могут, например, в странах социализма, для подрыв­ных действий и вербовки сторонников из числа верующих»[951].

    Все полнее раскрывая реакционный союз сионизма и иудаизма, советские авторы активизируют бескомпромиссную критику иудаизма вопреки стремлениям служителей этой воинствующе антикоммунистической религии выступать под маской лояльности. Впрочем, в мире капитала, особенно в Израиле, иудаизм действует чаще в своем подлинном обличье, и там отчетливее видны такие «присущие религиозному иудейскому комплексу черты, как человеконенавистничество, проповедь геноцида и воспевание преступных методов достижения власти»[952].


    4.19. Иеговизм и сионизм

    Иудаизм породил несколько сект, отличающихся крайней реакционностью. Среди христианских сектантских формирований существуют и такие, которые находятся под влиянием иудаистской догматики.

    Особое место в составе всех религиозных сектантских течений занимает иеговизм.

    Советские исследователи иеговизма обратили внимание в последние годы на подлинную сущность этого весьма своеобразного явления, скрывающего свою просионистскую природу под «вывеской христианской церкви»[953], точнее говоря, под маской христианской религиозной секты.

    Просионистский оттенок организации «свидетелей Иеговы», как именуют себя члены этой запрещенной советскими законами, явно антисоветской и антикоммунистической секты, заслуживает при рассмотрении иеговизма тщательного анализа. Яроцкий подчеркивает в моно­графии об иеговизме, что «вскрытие идейных истоков теологической подоплеки и идеологической направленно­сти апологии идей сионизма в иеговизме имеет важное значение, как в плане теоретической критики иеговизма, так и для идейно-воспитательной работы с его последователями»[954].

    Иеговизм внимательно исследуется и потому, помимо всего прочего, что это — быстро растущая реакционная, опасная организация: если в 1900 году она имела только один — лондонский — филиал, то в 1946 году — 15 филиалов в различных странах, в 1956 году — 56, а ныне около 100 филиалов, и действует эта «секта» сейчас в 210 странах и на островных территориях, расползлась по Европе, Азии, Африке, Австралии, Северной и Южной Америке, Океании[955].

    В советской литературе показано, что иеговизм настойчиво стремится проникать в страны социализма, прежде всего в Советский Союз. Президент иеговистской организации Наган Кнорр в одном из своих инструктивных посланий, адресованном руководящей верхушке «свидетелей Иеговы» в СССР, выражал радость иеговистов по тому поводу, что «имеется так много служи­телей Иеговы в СССР»[956].

    Все советские исследователи, занимающиеся критикой иеговизма, констатируют, что члены секты поклоняются иудейскому божеству — Иегове, или Яхве (Ягве),— верховному божеству иудейской религии. О про­исхождении имени «Иегова» подробно сообщается в кни­ге известного исследователя религий А. Донини «Люди, идолы и боги». «Точно установлено,— пишет он,— что имя первых жрецов Яхве — левитов связано с культом змеи[957]. Произношение древнего имени Яхве сохранялось в тайне. В связи с этим и возникло новое имя — Иегова, используемое, «чтобы... помешать какому бы то ни было нарушению древнего запрета произносить подлинное имя бога. Отсюда Иягова или Иегова»[958].

    Идеология иеговизма была сфабрикована в соответствии с политическими целями ее создателей, стремившихся заменить этой новой религией те из существующих церквей, которые, по мнению основателей просионистской секты, не были антикоммунистическими. «Рассмотрим-ка поближе прошлое католической, лютеранской и православной церквей в Восточной Европе,— рассуждали лидеры иеговизма в их газете «Башня Стра­жи».— Им не удалось противостоять безбожному коммунизму, они готовы участвовать в коммунистической программе так, что даже со своих амвонов проповедуют коммунизм... «Свидетели Иеговы»... не будут проповедовать коммунизм»[959].

    Столь же «слабыми» объявлены мусульманство, буддизм и другие религии[960]. (Иудаизм к их числу никогда не относится). «Церковь должна быть установлением, которое в первую очередь желает устранения коммунизма»,— писали создатели модерн-религии, обязанной, по их замыслам, главное внимание обратить на борьбу против коммунизма как «наиболее сильного и опасного противника бога Иеговы»[961].

    Таким образом, конструируя новую религию, ее нью-йоркские создатели явно стремились решить сразу несколько задач: она должна была быть в основе иудейской, просионистской и воинствующе антикоммунистической.

    А как же быть с существующими ныне, давно возникшими религиями? Иеговистские главари призывают к объединению всех церквей, религиозных деятелей и сект в общей борьбе против коммунизма[962]. Но по отношению ко всем религиям и сектам иеговизм должен занимать руководящее положение, например, Иисус Христос объявлен ими созданием Иеговы, а потому не равным своему творцу[963]. «Иисус,— наставлял один из основателей иеговизма Рутерфорд,— исполнитель планов бога Иеговы»[964]. В остальном иеговисты почти полностью совмещают свою идейную конструкцию с иудаизмом. Точно оценивает сущность иудаистского компонента иеговизма Н. А. Решетников: «Миф о боге Иегове заро­дился в кибитках древнейших кочевников в период перехода первобытного общества к рабовладельческому. В ту пору обычаи и нравы людей были грубыми и жестокими. Имел место и каннибализм, главным образом религиозного значения. Люди в ту отдаленную эпоху считали своего бога людоедом и приносили ему кровавые, в том числе человеческие, жертвы. Прямые свидетельства тому мы находим в Библии». (Н. А. Решетников приводит источник: «Книга судей», 3-я «Книга царств».)[965] Иеговисты проповедуют всеобщую войну не только против коммунизма, но и против всех неиеговистских организаций, партий, государств. «Иеговисты склонны отрицать все культурные завоевания человечества, все, во что верят и чем живут люди, не знающие иеговизма или отвергающие его. Никаких компромиссов иеговисты с неиеговистами не признают»,— подчеркивает Н. А. Решетников[966].

    Эта воинствующая политическая организация, маскирующаяся под религиозную секту, считает, что вместо всех уничтоженных неиеговистов на Земле должна существовать «новая нация»[967]. Какая именно? Ответ на этот вопрос дают иеговистские главари. Иосиф Рутерфорд (1869—1942) рисует весьма определенную картину мира, которая возникнет после всеобщей уничтожающей войны против неиеговистов: «Согласно священному писанию, мы можем разумно надеяться, что Иерусалим будет столицей мира, а верные и совершенные люди, а именно: Авраам, Исаак, Иаков, Давид, Даниил и другие возьмут руководство всеми делами земли, находясь как цари в важнейших частях ее... С помощью улучшенных радиостанций Авраам с горы Сион будет да­вать распоряжения на весь мир»[968].

    Нетрудно увидеть во всем этом «пророчестве» явно сионистско-иудаистскую концепцию, лишь несколько замаскированную под сектантскую фантастику.

    * * *

    Сионизм — опасный враг трудящихся. Духом дремучего человеконенавистничества и воинствующего мракобесия веет от преступных теорий современных идеологов сионизма об «избранном народе Израиля», призванном мечом и кровью утвердить обветшалые схемы «геополитики», свое господство над народами «низших рас». Проповедь безудержной территориальной экспансии в духе фашизма идеологи сионизма сочетают с политикой расистского геноцида, перемежают антикоммунистическими выпадами и заклинаниями. Но сионизм обречен. Будучи составной частью капитализма, он погибнет вместе со всем строем эксплуатации.


    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    Маркс К. Капитал. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. 1, с. 363.

    Маркс К. К еврейскому вопросу. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 382—413.

    Маркс К. Парламентские дебаты. — Духовенство и борьба за десятичасовой рабочий день. — Голодная смерть. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 560.

    Маркс К., Энгельс Ф. Британская политика. — Турция. — Соч. 2-е изд., т. 9, с. 8.

    Маркс К., Энгельс Ф. Исповедь благородной души. — Соч. 2-е изд., т. 6, с. 24.

    Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. — Соч. 2-е изд., т. 3, с. 168.

    Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство, или Критика критической критики.— Соч. 2-е изд., т. 2, с. 95—99, 104—109, 117—131.

    Энгельс Ф. Новый раздел Польши. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 5, с. 55.

    Энгельс Ф. Дебаты по польскому вопросу во Франкфурте. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 5, с. 340.

    Энгельс Ф. Бруно Бауэр и первоначальное христианство. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 10, с. 313.

    Ленин В. И. Нужна ли «самостоятельная политическая партия» еврейскому пролетариату. — Полн. собр. соч., т. 7, с. 117—122.

    Ленин В. И. Максимум беззастенчивости и минимум логики. — Полн. собр. соч., т. 8, с. 23—29.

    Ленин В. И. Положение Бунда в партии. — Полн. собр. соч., т. 8, с. 65—76.

    Ленин В. И. Вторая конференция РСДРП («первая всероссийская»),— Полн. собр. соч., т. 14, с. 105.

    Ленин В. И. Заседание международного социалистического бюро.— Полн. собр. соч., т. 17, с. 245—246.

    Ленин В. И. «Объединители». — Полн. собр. соч., т. 21, с. 355—358.

    Ленин В. И. К современному положению в РСДРП. — Полн. собр. соч., т. 21, с. 441—465.

    Ленин В. И. Проект платформы к IV съезду социал-демократии латышского края. — Полн. собр. соч., т. 23, с. 210.

    Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу. — Полн. собр. соч., т. 24, с. 126—133.

    Ленин В. И. Тезисы реферата по национальному вопросу. — Полн. собр. соч., т. 24, с. 394.

    Второй конгресс Коминтерна. М.: Госполитиздат, 1934, с. 141, 495.

    Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. М: Политиздат, 1969.

    Пленум Центрального Комитета КПСС, 14—15 июня 1983 г.: Стенографический отчет. М.: Политиздат, 1983. 222 с.

    Агарышев А. От Кэмп-Дэвида к трагедии Ливана. М.: Молодая гвардия, 1983. 192 с.

    Агарышев А., Юрков А. Изгнанники сражаются. М.: Правда, 1978. 48 с.

    Антикоммунизм и антисоветизм — профессия сионистов. М.: Политиздат, 1971. 128 с.

    Антонов В. Англо-франко-израильская агрессия против Египта в 1956 году. — Военно-исторический журнал, 1976, № 10, с. 61—74.

    Баканурский Г. Сионизация иудаизма. — Наука и религия, 1981, № 1, с. 53—56.

    Бегун В. Я. Рассказы о «детях вдовы». Минск: Наука и техника, 1983. 112 с.

    Бегун В. Вторжение без оружия. 2-е изд., испр. М: Молодая гвардия, 1979. 175 с.

    Бегун В. Вторжение без оружия. — Неман, 1973, № 1, с. 100—114.

    Белая книга. М.: Юридическая литература, 1979, 280 с. Белая книга: Новые факты, свидетельства, документы. М.: Юридическая литература, 1985. 304 с.

    Беляев И. День седьмой, как день первый. М.: Воениздат, 1979. 352 с.

    Беляев И., Колесниченко Т., Примаков Е. «Голубь» спущен. М.: Молодая гвардия, 1968. 160 с.

    Блищенко И. П., Кудрявцев В. Д. Агрессия Израиля и международное право. М.: Международные отношения, 1970. 80 с.

    Бовыкин В. И. Российская нефть и Ротшильды. — Вопросы истории, 1978, № 4, с. 27—41.

    Большаков В. Агрессия против разума. М.: Молодая гвардия, 1984, 256 с.

    Большаков В. В. Критика сионизма в советской историографии.— Вопросы истории, 1973, № 9, с. 78—88.

    Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма. М.: Политиздат, 1972, 232 с.

    Валихновский Тадеуш. Израиль и ФРГ. М.: Прогресс, 1971. 168 с.

    Власов Г. Империя Ротшильдов сегодня. — Мировая экономика и международные отношения, 1968, № 2, с. 89—97.

    Волков В. П., Сазонов А. А. Критика реакционной идеологии и антисоветской пропаганды международного сионизма. — Вопросы истории КПСС, 1979, № 3, с. 102—111.

    Володин Э., Попков В. Правда о сионизме.— Москва, 1983, № 4, с. 196—198.

    Вольнов Л. Л. Ливанский дневник. М.: Политиздат, 1980. 96 с. Вольнов Л. Л. Ливан: эхо агрессии. М.: Политиздат, 1984. 112 с. Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 23—25.

    Горбатов О. М., Черкасский Л. Я. Борьба СССР за обеспечение прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке. М.: Наука, 1980. 280 с.

    Государство Израиль. М: Наука, 1982. 198 с.

    Гура В. К. Сионизм против социализма и национально-освободительного движения. Киев: Радянська школа, 1984. 183 с.

    Дадиани Л. Я. Рабочий социалистический Интернационал и сионизм. — Народы Азии и Африки, 1976, № 2, с. 58—72.

    Дадиани Л. Я. Социал-демократия, сионизм и ближневосточный вопрос. — Вопросы истории, 1975, № 7, с. 78—94.

    Дадиани Л. Я. Социнтерн и сионистско-«социалистические» партии. — Рабочий класс и современный мир, 1974, № 4, с. 98—108.

    Дмитриев Е., Ладейкин В. Путь к миру на Ближнем Востоке. М.: Международные отношения, 1974, 248 с.

    Дмитриев Е. Палестинский узел. М: Международные отношения, 1978. 304 с.

    Евсеев Е. Палестинцы — непокоренный народ. М.: Правда, 1984. 47 с.

    Евсеев Е. Расизм под голубой звездой. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1981. 198 с.

    Евсеев Е. С. Антикоммунизм — основное содержание сионисткого расизма. — Научный коммунизм, 1978, № 2, с. 110—117.

    Евсеев Е. С. Антисоветизм — главное направление идеологии и политики международного сионизма. — В кн.: Антисоветизм на службе империализма. М.: Мысль, 1976, с. 222—241.

    Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 1973, №5, с. 59—78.

    Евсеев Е. С. Сионизм в системе антикоммунизма. — В кн.: Борьба идей в современном мире, т. 1. М: Политиздат, 1975, с. 213—228.

    Евсеев Е. Тайная война против арабских стран. — Коммунист, 1968, № 7, с. 115—121.

    Eвceeв Е. Фашизм под голубой звездой. М.: Молодая гвардия, 1971. 160 с.

    Жигалов И. И. Проблема участия Великобритании в Суэцком кризисе 1956 г. и ее отражение в исторической литературе. — Вопросы истории, 1976, № 5, с. 68—83.

    За кулисами видимой власти. М.: Молодая гвардия, 1984. 174 с.

    Захаров А. М., Фомин О. И. Кэмп-Дэвид: политика, обреченная на провал. М.: Международные отношения, 1982. 272 с.

    Звягелъская И. Д. Роль военной верхушки в формировании государственной политики Израиля. М.: Наука, 1982. 160 с.

    Иванов Ю. Осторожно: сионизм! М: Политиздат, 1971. 205 с.

    Идеология и практика международного сионизма. Киев: Наукова думка, 1981. 172 с.

    Идеология и практика международного сионизма. М.: Политиздат, 1978. 272 с.

    Карасова Т. А. Партия труда Израиля (МАИ) па службе реакции и агрессии. — Народы Азии и Африки, 1976, № 6, с. 47—59.

    Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис. Киев: Политиздат Украины, 1983. 215 с.

    Киселев В. И. СССР и Арабский Восток. М: Знание. 48 с.

    Кислов Л. К. Белый дом и сионистское лобби. — Вопросы истории, 1973, № 1, с. 48—61.

    Коновалова Г. Бильдербергские встречи. — Международная жизнь, 1972, № 6, с. 149—150.

    Коршунов Е. Горячий треугольник. Очерки и репортажи из Ливана, Сирии и Иордании, 1978—1983 гг. М.: Известия, 1984. 127 с.

    Коршунов Е. Репортаж из взорванного «рая». М.: Советская Россия, 1982. 112 с.

    Коршунов Е. «Я — Бейрут...» М.: Советская Россия, 1983. 112 с.

    Корявин Л. На Ближнем Востоке. М.: Известия, 1982. 128 с,

    Крылов С. Тайное оружие сионизма. М.: Воениздат, 1972. 72 с.

    Кузьмин А. Сионизм: теория и практика. — Молодая гвардия, 1974, № 10, с. 301—308.

    Локальные войны: История и современность. М: Воениздат, 1981. 304 с.

    Малашко А. Реакционная сущность сионизма. — В кн.: Воинствующий национализм — идеология и политика империализма, гл. 3. Минск: Беларусь, 1971, с. 55—108.

    Марко Милош. Черным по белому. М: Прогресс, 1974, 259 с.

    Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. Закат колониализма н маневры колониализма на Арабском Востоке. М: Политиздат, 1980, 368 с.

    Медведко Л. И. Мины под оливами. М.: Воениздат, 1984, 176 с.

    Медведко Л. Сионизм и Израиль. — Международная жизнь, 1970, № 12, с. 87—92.

    Международный сионизм: история и политика. М.: Наука, 1977, 176 с.

    Моджорян Л. А. Международный сионизм на службе империалистической реакции. М.: Международные отношения, 1984, 172 с.

    Моджорян Л. А. Геополитика на службе военных авантюр. М.: Международные отношения, 1974. 192 с.

    Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации. М.: Международные отношения, 1979. 238 с.

    Модржинская Е. Д., Лапский В. Ф. Яд сионизма. Минск: Беларусь, 1984. 84 с.

    Никитина Г. С. Государство Израиль. М: Наука, 1968. 415 с.

    Никитина Г. С. Экспансия Израиля в Африку и неоколониализм.— Народы Азии и Африки, 1963, № 3, с. 36—44.

    Обвиняются в преступлениях. М.: Изд-во АПН, 1983. 159 с.

    Орлов А. Агрессия Израиля на Ближнем Востоке. — Военно-исторический журнал, 1968, № 6, с. 37—45.

    Осипова Н. В. Произраильская коалиция в американском конгрессе.— Вопросы истории, 1974, № 6, с. 78—86.

    Осипов Г. В., Дадиани Л. Я. Научная несостоятельность теоретико-методологических основ социальных и социологических концепций сионизма. М.: Наука, 1980. 57 с.

    Палестинская проблема: Документы ООН, международных организаций и конференций. М.: Прогресс, 1984. 239 с.

    Панавас Ч. Борьба большевиков против оппортунистической теории и политики Бунда. М.: Мысль, 1972. 120 с.

    Петров А. Перед лицом истины и фактов. М.: Изд-во АПН, 1983. 121 с.

    Пода Н. Г. Сионизм — орудие империалистической реакции. Киев: Радянська школа, 1981. 153 с.

    Покормяк Н. В. Армия Израиля — орудие империалистической агрессии. М.: Воениздат, 1977. 144 с.

    Покормяк П. В. Израиль: курсом милитаризма и агрессии. М: Воениздат, 1982. 112 с.

    Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке. М.: Наука, 1981. 165 с.

    Пономарев Д. На что рассчитывают расисты в Южной Африке. — Человек и закон, 1980, № 10, с. 88—95.

    Примаков Е. М. Анатомия ближневосточного конфликта, М.: Мысль, 1978. 328 с.

    Против сионизма и израильской агрессии. М.: Наука, 1974.264 с.

    Разговор начистоту. М.: Правда, 1979. 64 с.

    Реакционная сущность сионизма. Сборник материалов. М.: Политиздат, 1972. 208 с.

    Рогов С. М. Американо-израильский альянс: характер и особенности.— США: экономика, политика, идеология, 1982, № 1, с. 34—56.

    Рогов С. М. Американская еврейская община и Израиль. — США: экономика, политика, идеология, 1978, № 8, с. 57—69.

    Рокотов С. М. Сионизм — орудие агрессивных империалистических кругов. М.: Международные отношения, 1983. 208 с.

    Романенко А. На службе международной реакции. — Агитатор армии и флота, 1982, № 23, с. 30—32.

    Романенко А. Разведка международного сионизма. — Военные знания, 1979, № 11, с. 46—47.

    Романенко А. Сионизм и мафия. — Агитатор армии и флота, 1980, № 9, с. 30—31.

    Романенко А. США—Израиль—ЮАР: хоровод милитаристов. — Военные знания, № 8, с. 29.

    Романенко А. Эскалация израильского милитаризма. — Коммунист Вооруженных Сил, 1981, № 15, с. 82—86.

    Румянцев Ф. Я. Тайная война на Ближнем и Среднем Востоке. М.: Международные отношения, 1972. 136 с.

    Сазонов А. А., Волков В. П. Антикоммунистическая сущность современного международного сионизма и необходимость борьбы против его реакционной политики, идеологии и пропаганды. — В кн.: Актуальные вопросы современной идеологической борьбы, гл. 9. М.: Политиздат, 1980, с. 381—403.

    Седов С. Сионизм: ставка на террор. М.: Изд-во АПН, 1984. 79 с.

    Семенюк В. А. Националистическое безумие. Минск: Беларусь, 1976. 256 с.

    Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империализма. Минск: Беларусь, 1981. 176 с.

    Сергеев С. Антисоветская деятельность американских сионистов.— Слово лектора, 1980, № 6, с. 22—25.

    Сергеев С. Некоторые особенности развития сионизма в США.— Вопросы истории, 1973, № 11, с. 66—80.

    Сионизм в системе империализма. Киев: Политиздат Украины, 1981. 240 с.

    Сионизм — орудие империалистической реакции. М.: Политиздат, 1971. 80 с.

    Сионизм — отравленное оружие империализма. М.: Политиздат, 1970. 320 с.

    Сионизм — правда и вымыслы. Сб. статей. Под ред. В. И. Весновского. М: Прогресс, 1980. 223 с.

    Сионизм — правда и вымыслы. Сб. статей. Общ. ред. Е. С. Евсеева. М: Прогресс, 1980. 287 с.

    Скурлатов В. Сионизм и апартеид. Киев: Политиздат Украины, 1975. 120 с.

    Соловьев Г. Лига фашиствующих сионистов. — Коммунист Вооруженных Сил, 1971, № 1, с. 84—80.

    Соловьев Е. И. Реакционная сущность сионизма. М.: Знание, 1981. 40 с.

    Солошенко В. И. Большевики в борьбе с мелкобуржуазными партиями в Белоруссии. Минск: Беларусь, 1981. 206 с.

    Стефанкин В. А. На службе агрессии. Киев: Политиздат Украины, 1984. 156 с.

    Тимофеев Игорь. «Среди серых стен и горячей пыли...» М: Молодая гвардия, 1984. 128 с.

    Тыссовский Ю. Преступление без наказания. М.: Прогресс, 1983. 160 с.

    Федяин А. Новая книга о сионизме. — Смена, 1979, 10 окт.

    Хазанов М. Е. ООН и ближневосточный кризис. М.: Международные отношения, 1983. 176 с.

    Цели и методы воинствующего сионизма. М.: Политиздат, 1971. 96 с.

    Шестак Ю. И. Борьба большевистской партии против национализма и оппортунизма Бунда. М.: Политиздат, 1980. 112 с.

    Ямилинец Б. Ф. Иностранный капитал в экономике Израиля. М.: Наука, 1983. 192 с.

    Ярославцев Игорь. В чем обвиняется сионизм. М.: Прогресс, 1984. 168 с.

    СНОСКИ:

    [1] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 325. (Здесь и далее ссылки на 2-е изд.)

    [2] Маркс К. , Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 382—413.

    [3] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 82.

    [4] Бруно Бауэр (1809—1882) — немецкий философ-идеалист, один из виднейших левогегельянцев, буржуазный радикал, после 1866 года — национал-либерал. (См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 680 —указатель имен.)

    [5] Бауэр Бруно. Еврейский вопрос. Брауншвейг, 1843; Он же. Способность современных евреев и христиан стать свободными. Двадцать один лист из Швейцарии. Сборник, изданный Георгом Гервегом. Цюрих и Винтертур, 1843. На нем. яз.

    [6]Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 407—408.

    [7]Боровой С. Я. Национально-освободительная война украинского народа против польского владычества и еврейское население Украины. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 94.

    [8] Там же, с. 95.

    [9] Боровой С. Я. Национально-освободительная война украинского народа против польского владычества и еврейское население Украины. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 90.

    [10] Там же.

    [11] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 408—409.

    [12] Там же, с. 409.

    [13] Там же, с. 411.

    [14] Там же, с. 410.

    [15] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 410.

    [16] Там же, с. 411.

    [17] Там же.

    [18] Там же, с. 412.

    [19] Там же, т. 2, с. 3—230.

    [20] Там же, с. 95—101, 104—109, 117—131.

    [21] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 2, с. 121.

    [22] Там же.

    [23] Там же, т. 5, с. 55.

    [24] Там же, т. 6, с. 24.

    [25] Там же, т. 4, с. 27—28.

    [26] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 209, 211.

    [27] Там же, с 28.

    [28] Там же, с. 29.

    [29] См.: Указатель имен. — В кн.: Указатели ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. М.: Политиздат, 1974, с. 208.

    30 Жан Клод Фюльширон (1774—1859)—крупный капиталист.

    [31] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 357.

    [32] Там же, с. 358.

    [33] Там же, с. 457.

    [34] Там же, с. 477.

    [35] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 29, с. 111.

    [36] См там же, т. 8, с. 52.

    [37] См. там же, с. 560.

    [38] См. там же, т. 9, с. 327.

    [39] См, там же, т. 22, с. 404.

    [40] См. там же. т. 1, с. 410—412; т. 2, с. 121 — 122; т. 19, с. 308—309, 313, 314; т. 20, с. 329; т. 21, с. 8—9; т. 22, с. 473—478, 480, 482, 484, 486—487, 489—492; т. 27, с. 375; т. 28, с. 209—210, 214, 222; т. 30, с. 549; т. 38, с. 23.

    [41] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 281; т, 6, с. 78; т. 7, с. 274; т. 17, с. 527, 607, 634; т. 18, с. 345, 359.

    [42] См. там же, т. 4, с. 281.

    [43] См. там же, т. 7, с. 274.

    [44] См.: Справочный том к Полному собранию сочинений В. И. Ленина, часть 1. М.: Политиздат, 1969, с. 599.

    [45] Там же, с. 149.

    5 Там же, с. 149.

    6 Там же, с. 52—53.

    [47] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 245.

    [48] Там же, т. 38, с. 242—243.

    [49] См. там же, т. 8, с. 65—76.

    [50] Первый съезд РСДРП. Документы и материалы. М.: Полит­издат, 1958, с. 284.

    [51] Цит. по кн.: Шестак Ю. И. Борьба большевистской партии против национализма и оппортунизма Бунда. М.: Политиздат, 1980, с. 6.

    [52] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 509, примечание.

    [53] Жаботинский В. Бунд и сионизм. Одесса, 1906, с. 48.

    [54] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма. М.: Политиздат, 1972, с. 106.

    [55] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 72—76.

    [56] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 117,

    [57] Там же, с. 97.

    [58] Там же, т. 8, с. 71,

    [59] См. там же, с. 76.

    [60] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 283.

    [61] Там же, с. 284.

    [62] Там же.

    [63] Там же, с. 287.

    [64] Там же, с. 288.

    [65] См. там же, т. 7, с. 262.

    [66] Второй съезд РСДРП. Протоколы. М.: Политиздат, 1959, с. 20.

    [67] Второй съезд РСДРП. Протоколы, с. 23.

    [68] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 5—6.

    [69] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 69.

    [70] Второй съезд РСДРП. Протоколы, с. 428.

    [71] Там же, с. 136.

    [72] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 11.

    [73] История Коммунистической партии Советского Союза, т. 1. М.: Политиздат, 1964. с. 464.

    [74] По количеству голосов на съезде (5 из 51 решающего голоса) бундовцы составили около 10 процентов, хотя представляли лишь незначительную часть фабрично-заводских рабочих России.

    [75] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 13.

    [76] Там же, с. 13—14.

    [77] Там же, с. 15.

    [78] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 435.

    [79] Второй съезд РСДРП. Протоколы, с. 145.

    [80] См. там же.

    [81] Там же, с. 153.

    [82] См. там же.

    83 См. там же.

    [84] Подробнее см.: Второй съезд РСДРП, Протоколы, с. 316—322.

    [85] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 300.

    [86] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 300.

    [87] Там же.

    [88] Второй съезд РСДРП. Протоколы, с. 318.

    [89] Там же.

    [90] См.: Второй съезд РСДРП. Протоколы, с. 318; Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 69; БСЭ. М.: ОГИЗ, 1932, т. 24, с. 105.

    [91] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

    [92] Шестак Ю. И. Борьба большевистской партии против нацио­нализма и оппортунизма Бунда, с. 15.

    [93] Четвертый (Объединительный) съезд РСДРП. Протоколы, М.: Политиздат, 1959, с. 445.

    [94] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 207.

    [95] См.: История Коммунистической партии Советского Союза (однотомник). М.: Политиздат, 1980, с. 103.

    [96] Там же.

    [97] См.: Исторический опыт Великого Октября. М.: Наука, 1975, с. 162—166.

    [98] См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 1, с. 236.

    [99] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 266—269.

    [100] Там же, с. 267.

    [101] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 267.

    102 См. там же, т. 22, с. 268.

    [103] См. там же, т. 23, с. 120

    [104] См. там же, с. 209.

    [105] Там же, т. 24, с. 123.

    [106] Там же, с. 147.

    [107] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 314.

    [108] Там же, т. 49, с. 64.

    [109] Лидер партии кадетов, ее основатель, председатель ее ЦК, Милюков в этот период был одним из вдохновителей корниловского контрреволюционного мятежа, имевшего целью установить в России военную диктатуру буржуазной реакции.

    [110] И. В. Гессен — один из основателей партии кадетов, после Октября — белоэмигрант.

    [111] Д. И. Заславский — в этот период член ЦК Бунда.

    [112] Ф. И. Дан — называвшийся здесь лидер меньшевизма, тесно сотрудничавший с М. И. Либером.

    [113] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 91.

    [114] См. там же, т. 14, с. 105.

    [115] Международное социалистическое бюро — постоянный испол­нительный орган II Интернационала.

    [116] Подробнее см.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 245—246.

    [117] Цит. по кн.: Шестак Ю. И. Борьба большевистской партии против национализма и оппортунизма Бунда, с. 15.

    [118] Цит. по кн.: Панавас Ч. Борьба большевиков против оппор­тунистической теории и Политики Бунда. М.: Мысль, 1972, с. 44.

    [119] Первый съезд РСДРП. Документы и материалы, с. 285. 5 См. там же, с. XIV.

    [120] См. там же, с. XIV.

    [121] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 1. М: Политиздат, 1970, с. 16.

    [122] См.: Шестак Ю. И. Борьба большевистской партии против национализма и оппортунизма Бунда, с. 14.

    [123] Евреи. — В кн.: Энциклопедический словарь/Брокгауз и Ефрон. СПб., 1898, т. 21, с, 426—466. Авт.: Д. Анучин, Д.. Хвольсон, М. Брани, С. Вернадский, М. Мыш.

    [124] См. там же, с. 427.

    [125] Евреи. — В кн.: Энциклопедический словарь/Брокгауз и Ефрон, т. 21, с. 427.

    [126] См. там же, с. 427—428.

    [127] Там же, с. 435.

    [128] См. там же, с, 457.

    [129] См.: Евреи. — В кн.: Энциклопедический слсварь/Брокгауз и Ефрон, т. 21, с. 443.

    [130] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 27.

    [131] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 636 (примечание).

    [132] Дубнов С. М. Письма о старом и новом еврействе (1897— 1907). СПб., 1907, с. 287, 289.

    [133] Дубнов С. М. Письма о старом и новом еврействе (1897— 1907), с. 288.

    [134] Там же, с. 287.

    [135] Там же, с. 284.

    [136] Дубнов С. М. Письма о старом и новом еврействе (1897— 1907), с. 285.

    [137] Там же, с. 289.

    [138] Там же, с, 291.

    [139] Дубнов С. М. Письма о старом и новом еврействе (1897— 1907), с. 298.

    [140] Там же, с. 353.

    [141] Там же, с. 303.

    [142] Державин Г. Р. Сочинения, т. 7. СПб., 1872, с. 229, 230—233.

    [143] Субботин А. П. В черте еврейской оседлости. СПб., 1888, с. 21.

    [144] Вестник Западной России. Историко-литературный журнал, кн. IV, т. II. Вильна, 1865.

    [145] См.: Гесс М. Письма о национализме (Рим и Иерусалим). Одесса, 1903; Пинскер Л. С. Автоэмансипация. СПб., 1900.

    [146] См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие. Минск: Беларусь, 1976, с. 16.

    [147] Герцль Т. Еврейское государство. СПб., 1896.

    [148] Гаам Ахад. Ницшеанство и иудаизм. Киев, 1902.

    [149] Жаботинский В. Бунд и сионизм.

    [150] Руппин А. Евреи нашего времени. М., 1917.

    [151] Коммунистический Интернационал. 1919—1943. Документы, т. 1. Лондон, 1956, с. 366. На англ. яз.

    [152] Малашко А. М. Предисловие. — В кн.: Бегун В. Ползучая контрреволюция. Минск: Беларусь, 1974, с. 4.

    [153] Там же, с. 5.

    [154] Панавас Ч. Борьба большевиков против оппортунистической теории и политики Бунда, с. 5.

    [155] Евреи.— В кн.: БСЭ, М.: ОГИЗ, 1932, т. 24.

    [156] Там же, с. 13.

    [157] Там же, с. 76.

    [158] Евреи, — В кн.: БСЭ, т. 24, с. 16.

    [159] Там же, с. 18.

    [160] Там же, с. 19.

    [161] Там же, с. 20.

    [162] См.: Авдиев В. И. История Древнего Востока. М.: Высшая школа, 1970, с. 326—334.

    [163] Евреи. — В кн.: БСЭ, т. 24, с. 18.

    [164] Там же, с. 32.

    [165] Рафес М. Два года революции на Украине. М., 1920, с. 14.

    [166] Бцхбиндер Н. А. Независимая еврейская рабочая партия. По неизданным архивным документам. — Красная летопись, 1922, № 2-3, с. 208—284.

    [167] Бухбиндер Н. А. Независимая еврейская рабочая партия. По неизданным архивным документам.— Красная летопись, 1922, № 2-3, с. 223.

    [168] См. там же.

    [169] См. более поздние работы: Семенюк В. А. Националистиче­ское безумие, с. 180—183.

    [170] См.: Никольский Н. М. Избранные произведения по истории религии. М.: Мысль, 1974.

    [171] Никольский Н. М. Избранные произведения по истории рели­гии, с. 39.

    [172] Там же, с. 40.

    [173] Там же.

     174 Там же, с. 123.

    [175] Там же.

    [176] См. там же, с. 155.

    [177] Большаков В. В. Критика сионизма в советской историографии.— Вопросы истории, 1973, № 9, с. 79.

    [178] Там же.

    [179] Сионизм.— В кн.: БСЭ. М.: ОГИЗ, 1945, т. 51, с. 191 — 192; БСЭ, 2-е изд., 1956, т. 39.

    [180] БСЭ, т. 51, с. 191.

    [181] См.: БСЭ, т. 51, с. 192.

    [182] БСЭ, 2-е изд., т. 39, с. 138.

    [183] См.: Генин И. А. Палестинская проблема. М.: Знание, 1948; Котлов Л. Н. Иордания в новейшее время. М.: Издательство во­сточной литературы, 1962; Иванов К., Шейнис 3. Государство Израиль, его положение и политика. М., 1958.

    [184] Большаков В. В. Критика сионизма в советской историографии.— Вопросы истории, 1973, № 9, с. 80.

    [185] Боровой С. Я. Национально-освободительная война украинского народа против польского владычества и еврейское население Украины. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 81 —124.

    [186] Цит. по ст.: Боровой С. Я. Указ. соч. — Исторические записки, 1940. № 9, с. 83.

    [187] См.: Оршанский И. Евреи в России. Очерки экономического и общественного быта. СПб., 1877; Галант И. Арендовали ли евреи церкви на Украине. Киев, 1909; Дубнов С. Всемирная история еврейского народа, т. 7. Берлин, 1928. На нем. яз.; Вайнрайх М. Очерки истории еврейской литературы. Вильно, 1928. На идише.

    [188] Боровой С. Я. Указ. соч. — Исторические записки, 1940, № 9. с. 89.

    [189] Там же.

    [190] Там же, с. 92.

    [191] Там же, с. 94.

    [192] Боровой С. Я. Указ. соч. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 94.

    [193] Там же, с. 96.

    [194] Там же, с. 94.

    [195] Там же, с. 98.

    [196] Боровой С. Я. Указ. соч. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 90.

    [197] Там же, с. 104.

    [198] Там же, с. 114.

    199 Боровой С. Я. Указ. соч. — Исторические записки, 1940, № 9, с. 117.

    [200] См. там же.

    [201] См. там же.

    [202] См. там же, с. 118.

    [203] Там же.

    [204] См. там же, с. 121 — 124,

    [205] XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза, Стенографический отчет, т. 1, с. 47.

    [206] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 3, 6.

    [207] XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет, т. 2, с. 47—48.

    [208] См. там же, с. 53.

    [209] Там же, с. 209.

    [210] Там же, с. 210.

    [211] См. там же.

    [212] XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет, т. 1, с. 37.

    [213] XXVI съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет, т. 1, с. 31.

    [214] См. там же, с. 32.

    [215] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пле­нумов ЦК, т. 9. М.: Политиздат, 1972, с. 283—284.

    [216] См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций н пленумов ЦК, т. 11. М.: Политиздат, 1978, с. 275.

    [217] Там же, с. 376—377.

    [218] Правда, 1983, 7 янв.

    [219] Там же.

    [220] Правда, 1983, 7 янв.

    [221] Громыко А. А. Отстоять мир на Земле. М.: Политиздат, 1982, с. 9.

    [222] См.: Сионизм — правда и вымыслы. М: Прогресс, 1978; То же, 2-е изд., 1980; вып. 2. М.: Прогресс, 1980.

    [223] См.: Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2, с. 135—160.

    [224] См. там же, вып. 1; 1-е и 2-е изд.

    [225] См.: Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2, с. 7—34.

    [226] См. там же, с. 35—48.

    [227] См. там же, с. 67—81.

    [228] См. там же, с. 137.

    [229] См.: Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2, с. 7—34., с. 138.

    [230] Там же.

    [231] Там же, с. 139.

    [232] Там же.

    [233] Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2, с. 7—34.

    [234] Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2, с. 7—34.

    [235] См. там же, с. 175, 176, 179, 183, 185, 213.

    [236] См. там же, с. 188

    [237] См. там же.

    [238] См. там же, с. 188—198.

    [239] Сионизм—правда и вымыслы, вып. 1, с 244.

    [240] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!; Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма; Семенюк В. А. Националистическое безумие; Идеология и практика международного сионизма. М.: Политиздат, 1978.

    [241] См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 41.

    [242] Ленинизм и национальный вопрос в современных условиях. М.: Политиздат, 1974.

    [243] Там же, с. 23.

    [244] Там же, с. 44.

    [245] Там же, с. 46.

    [246] Ленинизм и национальный вопрос в современных условиях, с. 46.

    [247] Там же, с. 47.

    [248] См. там же, с. 48—49.

    [249] Идеология и практика международного сионизма, с. 43.

    [250] Цит. по кн.: Против сионизма и израильской агрессии. М.: Наука, 1974, с. 61.

    [251] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., 8, с. 73.

    [252] Цит. по кн.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 10.

    4 См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!; Моджорян Л. А. Международный сионизм на службе империалистической реакции. М.: Международные отношения, 1984, а также другие произведения советских авторов.

    [254] См.: Маркс К-, Энгельс Ф. Соч., т. 8, с. 52.

    [255] См.: Ленин В И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 122; т. 8, с. 74; т. 10, с. 268.

    [256] См.: Пода Н. Г. Сионизм — орудие империалистической реак­ции. Киев, Радянська школа, 1981, с. 39.

    [257] Скурлатов В. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия. М.: Молодая гвардия, 1979, с. 163.

    [258] Сионизм в системе империализма. Киев: Политиздат Украины, 1981, с. 44.

    [259] БСЭ, 2-е изд., 1955, т. 15, с. 377.

    [260] Там же.

    [261] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

    [262] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 122; т. 8, с. 74; т. 10, с. 268.

    [263] Цит. по кн.: Иванов 10. С. Осторожно: сионизм!, с. 43.

    [264] См.: Ранович А. Очерк истории древнееврейской религии. М.: ОГИЗ, 1937, с. 141 — 142.

    [265] Ибри» — название разноплеменных орд завоевателей, вторг­шихся на земли Древней Палестины с востока в середине второго тысячелетия до н. э. Измененное в течение тысячелетий в процессе перехода из одного языка в другие слово «ибри» получило в рус­ском языке звучание «евреи». (См.: Авдиев В. И. История Древнего Востока, с. 325; Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса. М.: Политиздат, 1973, с. 30.)

    [266] Руппин А. Евреи нашего времени. 'М.: Сафрут, 1917, с. 165.

    [267] Ранович А. Очерк истории древнееврейской религии, с 141, 142.

    [268] Там же, с. 142

    [269] Шрайбер Я Сионизм: мифы и политика. — В сб.: Сионизм — орудие империалистической реакции. М.: Политиздат, 1971, с. 18

    [270] Ранович А. Очерк истории древнееврейской религии, с. 1 42.

    [271] См.: История древнего мира. М.: Просвещение, 1979, с. 203.

    [272] См.: Авдиев В. И. История Древнего Востока, с. 337.

    [273] Там же, с. 339.

    [274] Там же, с. 340.

    [275] Там же, с. 341.

    [276] Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 21; Он же. Фашизм под голубой звездой. — Комсомольская правда, 1970, 16 мая.

    [277] Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 39.

    [278] См.: Шрайбер Я. Сионизм: мифы и политика.—Международная жизнь, 1970, № 6, с. 69.

    [279] Жеромский А. На запад от Иордана. Варшава, 1965, с. 27. На польск. яз.

    [280] См.: Большаков В. В. Расистская политика современного сионизма. — Расы и народы, 1972, № 2, с. 93—94,

    [281] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 7.

    [282] Большаков В. В. Критика сионизма в советской историогра­фии. — Вопросы истории, 1973, № 9, с. 65.

    [283] См : Скурлатов В. Горек хлеб «земли обетованной». — Ком­сомольская правда, 1977, 2 июля.

    [284] См.: Соловьев Е. И. Реакционная сущность сионизма, с. 21.

    [285] См : Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 720 (примечание).

    [286] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 121.

    [287] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 198.

    [288] Пинскер Л. Автоэмансипация, с. 18.

    [289] См.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983, с. 41.

    [290] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

    [291] См.: Корн Лео. Меч Давида. М.: Изд-во АПН, 1977, с. 29. На англ. яз.

    [292] См.: Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 44—48.

    [293] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 27.

    [294] См.: Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 23.

    [295] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 125.

    [296] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 59.

    [297] См.: Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 23; Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 1973, № 5, с. 63.

    [298] См.: Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и политика империализма. Минск: Беларусь, 1971, с. 63.

    [299] См.: Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 23

    [300] См.: Малашко А. Воинствующий национализм—идеология и политика империализма, с. 63.

    [301] См.: БСЭ, 1932, т. 24, с. 68.

    [302] Там же, с. 62.

    [303] См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 2. М.: Политиздат, 1966, с. 381.

    [304] См.: Бовыкин В. И. Российская нефть и Ротшильды. — Вопросы истории, 1978, № 4, с. 27, 41.

    [305] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 260.

    [306] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 76.

    [307] Там же.

    [308] Идеология и практика международного сионизма, с. 201.

    [309] Там же.

    [310] См.: Брафман Я. Книга кагала (Всемирный еврейский во­прос). СПб., 1882.

    [311] Цит. по кн.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации. М.: Международные отношения, 1979, с. 24—25.

    [312] Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Во­просы истории, 1973, № 5, и другие его работы.

    [313] См.: Киселев В. Особенности политической структуры совре­менного сионизма. — Азия и Африка сегодня, 1977, № 6, с. 25.

    [314] См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 203.

    [315] См. там же, с. 202—204.

    [316] Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Во­просы истории, 1973, № 5, с. 60—61.

    [317] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 11.

    [318] Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 197.3, № 5, с. 68.

    [319] Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и политика империализма, с. 65.

    [320] Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и политика империализма, с. 68—69.

    [321] См.: Ленин В. И. Полн. собр соч., т. 14, с. 105; т. 17, с. 245—246; т. 21, с 355.

    [322] См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 212.

    [323] См.: Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и Полнтика империализма, с. 65; Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 1973, № 5, с. 71—73; Семе- шок В. А. Националистическое безумие, с. 180—184.

    [324] Бегун В. Я.  Международный сионизм — враг мира и про­гресса. Минск: Знание, 1980, с. 5.

    [325] Там же, с. 8.

    [326] См.: Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 27.

    [327] См. там же, с. 28.

    [328] См.: Резолюции и решения VII Всероссийского съезда сионистов в Петрограде (24—30 мая 1917 г.). Пг„ 1917, с. 5.

    [329] См. там же.

    [330] Подробнее см.: Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России. — Вопросы истории, 1973, № 3, с. 28.

    [331] Там же, с. 28—29.

    [332] См.: Евсеев Е. С. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 1973, № 5, с. 77.

    [333] Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России.— Вопросы истории, 1973, № 3, с. 28.

    [334] Малашко А. М. Предисловие. — В кн.: Бегун В. Ползучая контрреволюция, с. 8, 9.

    [335] Соколов Н. История сионизма, т. 2. Вена, 1922, с. 372. На нем. яз.

    [336] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 4.

    [337] Волков В. П., Сазонов А. А. Критика реакционной идеологии и антисоветской пропаганды международного сионизма. — Вопросы истории КПСС, 1979, № 3, с. 103.

    [338] Панавас Ч. Борьба большевиков против оппортунистической теории и политики Бунда, с. 42.

    [339] Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России.— Вопросы истории, 1973, № 3, с. 29.

    [340] Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и политика империализма, с. 72.

    [341] Востоков Л. Антинародная деятельность сионистов в России.— Вопросы истории, 1973, № 3, с. 31.

    [342] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 15.

    [343] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 15.

    [344] См.: Сионизм: теория и практика. М.: Политиздат, 1973, с. 217.

    [345] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 15.

    [346] Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 186,

    [347] См.: Евсеев Е. С. Антикоммунизм—основное содержание сионистского расизма. — Научный коммунизм, 1978, № 2, с. 112.

    [348] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 249—250.

    [349] Подробнее см.: Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма. Л.: Лениздат, 1970, с. 271 (262—281).

    [350] См.: Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б). М.: Политиздат, 1958; с. 165—234; История Коммунистической партии Советского Союза, т. 3, кн. 1. М.: Политиздат, 1967, с. 517—536.

    [351] Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 191.

    [352] См.: Сионизм: теория и практика, с. 217—218; Сионизм в системе империализма, с. 187; Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 15—20; Идеология и практика международного сионизма, с. 218—221.

    [353] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 19—20.

    [354] См.: Сионизм: теория и практика, с. 218—219.

    [355] См.: Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 148.

    [356] Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и по­литика империализма, с. 78.

    [357] Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 148.

    [358] См.: Малашко А. Указ. соч., с. 78—90.

    5 См.: Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 147—148.

    [360] См.: Малашко А. Указ. соч., с. 80.

    [361] См. там же, с. 81.

    [362] См. там же, с. 89.

    [363] См. там же, с. 89-90.

    [364] См.: Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 148.

    [365] См.: Малашко А. Указ. соч., с. 89,

    [366] Цит. по кн.: Сионизм в системе империализма, с. 201.

    [367] См.: Большаков В. Сионизм па службе антикоммунизма, с. 22.

    [368] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 77—78.

    [369] Большаков В. Сионизм на службе империализма. М.: Полит­издат, 1972, с. 22.

    [370] Солошенко В. И. Большевики в борьбе с мелкобуржуазными партиями в Белоруссии. Минск: Беларусь, 1981.

    [371] См. там же, с. 52—53.

    [372] См.: Солошенко В. И. Большевики в борьбе с мелкобуржуаз­ными партиями в Белоруссии, с. 53.

    [373] Именно такая задача ставится сионизмом. См.: Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 148.

    [374] См. там же, с. 151.

    [375] Там же.

    [376] См. там же, с, 152.

    [377] См.: Антисоветизм на службе империализма. М.: Мысль, 1976, с. 234—235.

    [378] См. там же, с. 235.

    [379] См.: Москва, 1983, № 4, с. 197.

    [380] См.: Советиш Геймланд, 1980, № 12, с. 3.

    [381] См.: Антисоветизм на службе империализма, с. 235.

    [382] См. там же.

    [383] См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 200.

    [384] См.: Народное хозяйство СССР. 1922—1982. М.: Финансы и статистика, 1982, с. 197.

    [385] См.: Козлов В. И. Национальности СССР. М : Статистика, 1975, с. 250.

    [386] См.: СССР и зарубежные страны после победы Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1970, с. 27.

    [387] См.: Коммунист, 1972, № 13, с. 80.

    [388] Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ. М.: Политиздат, 1971, с. 27.

    [389] См.: Марко Милош. Черным по белому. М.: Прогресс, 1974, с. 61, 202, 213, 214, 219, 221; Матоуш М. Фронт без перемирия. М.: Политиздат, 1977, с. 98; Моджорян Л. А. Сионизм как форма ра­сизма и расовой дискриминации, с. 163, 164; Идеология и практика международного сионизма, с. 115—119; Бегун В. Вторжение без оружия, С. 95—103; Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 168—169.

    [390] Матоуш М. Фронт без перемирия, с. 98.

    [391] Там же, с. 148.

    [392] Там же, с. 98.

    [393] Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 142.

    [394] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 198.

    [395] См.: Бегун В. Ползучая контрреволюция, с. 127.

    [396] См.: Биляк Васил (член Президиума ЦК КПЧ, секретарь ЦК КПЧ). Правда против лжи. — Новое время, 1978, № 33, с. 19.

    [397] Цит. по кн.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 165.

    [398] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 169.

    [399] Подробнее см.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 100—101.

    [400] Идеология и практика международного сионизма, с. 119.

    [401] См. там же, с. 122.

    [402] См. там же, с. 116.

    [403] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ. М.: Прогресс, 1971, с. 111—139.

    [404] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 116.

    [405] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 192.

    [406] Цит. по кн.: Большаков В. Сионизм на службе антиком­мунизма, с. 192—193.

    [407] Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империа­лизма, Минск: Беларусь, 1981, с. 94—95.

    [408] Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империа­лизма, с. 94—95.

    [409] Там же, с. 95.

    [410] Там же.

    [411] Подробнее см.: Иванченко И. Г. Идеологическая диверсия империализма: система, содержание, направленность. Киев: Наукова думка, 1980, с. 257.

    [412] См.: Большаков В. Пружины польского «эксперимента». М.: Правда, 1982.

    [413] См. там же, с. 22.

    [414] См.: Большаков В. Пружины польского «эксперимента», с. 24—25.

    [415] Правда, 1981, 19 дек.

    [416] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 88.

    [417] См. там же, с. 90—95.

    [418] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 23.

    [419] Там же, с. 31.

    [420] См.: Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой; Крылов С. Тайное оружие сионизма. М.: Воениздат, 1972; Румянцев Ф. Тайная война на Ближнем и Среднем Востоке. М.: Международные отношения, 1972, и т. д.

    [421] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 39.

    [422] См.: Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 37—47.

    [423] Там же, с. 43.

    [424] См. там же, с. 46.

    [425] См. там же,

    [426] Там же.

    [427] Семенюк В. А. Националистическое безумие, с. 47.

    [428] Оггер Гюнтер. Фридрих Флик — мультимиллионер. Русский перевод: М.: Прогресс, 1976. Немецкое издание: Фридрих Флик — большой «шутник». Берн — Мюнхен — Вена, 1971. На нем. яз.

    [429] Оггер Гюнтер. Фридрих Флик—мультимиллионер, с. 170.

    [430] См. там же, с. 169.

    [431] См. там же.

    [432] См. там же.

    [433] См. там же.

    [434] См. там же, с. 167—168.

    [435] См. там же, с. 175—176.

    [436] См. там же, с. 176.

    [437] См. там же.

    [438] См. там же, с. 177.

    [439] См.: Оггер Гюнтер. Фридрих Флик — мультимиллионер, с. 217—223.

    [440] См. там же, с. 182—183.

    [441] См. там же, с. 183.

    [442] См. там же.

    [443] См. там же.

    [444] См. там же, с. 185.

    [445] См. там же, с. 182.

    [446] См. там же, с. 192.

    [447] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль. М.: Наука, 1968; Иванов 10. Осторожно: сионизм!; Семенюк В. А. Сионизм в поли­тической стратегии империализма.

    [448] Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империа­лизма, с. 111.

    [449] См.: Войцеховский Мариан. Предисловие. — В кн.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 10.

    [450] Там же.

    [451] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 21.

    [452] См. там же, с. 22.

    [453] См. там же, с. 18.

    [454] См. там же, с. 19.

    [455] Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 19.

    [456] См. там же, с. 23.

    3 См. там же, с. 24—25.

    [458] См. там же.

    [459] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 27,

    [460] См. там же, с. 30.

    [461] Там же.

    [462] Там же, с. 32—33.

    [463] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 33.

    [464] См. там же, с. 47.

    [465] См. там же, с. 51.

    [466] См. там же, с. 57.

    [467] Там же.

    [468] См. там же, с. 58.

    [469] См. там же, с. 59.

    [470] См.: Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 74.

    [471] См. там же.

    [472] Там же, с. 79—80.

    [473] См. там же, с. 78.

    [474] См. там же, с. 147—166.

    [475] Валихновский Т. Израиль и ФРГ, с. 147.

    [476] Там же, с. 148.

    [477] См. там же, с. 149.

    [478] См. там же, с. 150.

    [479] Соловьев Е. И. Реакционная сущность сионизма, с. 25.

    [480] Соловьев Е. И. Реакционная сущность сионизма, с. 26—27.

    [481] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 62.

    [482] Идеология и практика международного сионизма, с. 133.

    [483] Идеология и практика международного сионизма, с. 133.

    [484] Володин Э., Попков В. Правда о сионизме. — Москва, 1983, № 4, с. 196.

    [485] Там же, с. 197.

    [486] Володин Э.. Попков В. Правда о сионизме. — Москва, 1983, № 4, с. 197.

    [487] См. там же, с. 198

    [488] См.: Кузьмин А. Сионизм: теория и практика.—Молодая гвардия, 1974, № 10, с. 301—308.

    [489] См. там же, с. 303.

    [490] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 4.

    [491] Киселев В. И. Сионизм в системе империализма, — В кн.: Международный сионизм: история и политика. М.: Наука, 1977, с. 17.

    [492] Алексеев В., Иванов В. Сионизм на службе империализма. — В кн.: Реакционная сущность сионизма. М.: Политиздат, 1972, с. 4.

    [493] Иванов 10. Осторожно: сионизм!, с. 37.

    [494] Сионизм: теория и практика, с. 84—85.

    [495] Семенюк В. А. Сионизм в политической стратегии империа­лизма, с. 8.

    [496] Соловьев Е. И. Реакционная сущность сионизма, с. 27.

    [497] См.: Агарышев А. От Кэмп-Дэвида к трагедии Ливана. М.: Молодая гвардия, 1983, с. 142.

    [498] Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 48.

    [499] См.: Военно-историческнй журнал, 1975, № 12, с. 90.

    [500] См. там же.

    [501] См. там же, с. 90—91.

    [502] См.: Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 106—111.

    [503] См. там же, с. 109.

    [504] См. там же, с. 111.

    [505] См. там же, с. 105—112.

    [506] См. там же, с. 114.

    [507] См.: Военно-исторический журнал, 1975, № 12, с. 91.

    [508] См. там же.

    [509] Сионизм — правда и вымыслы. М.: Прогресс, 1980, с. 137.

    [510] Там же.

    [511] Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 56—57.

    [512] См.: Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 119.

    [513] См.: Моджорян Л. А. Геополитика на службе военных авантюр. М.: Международные отношения, 1974, с. 113.

    [514] Блокнот агитатора, 1976, № 17, с. 31.

    [515] За рубежом, 1972, № 30, с. 10.

    [516] См.: Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 150—151.

    [517] См.: Военно-исторический журнал, 1975, № 12, с. 91.

    [518] См. там же.

    [519] См. там же.

    [520] См : Локальные воины: История и современность. М : Воен- издат, 1981, с. 147.

    [521] См.: Покормяк П. В. Армия Израиля—орудие империали­стической агрессии. М.: Воениздат, 1977, с. 24.

    [522] Подробнее см.: Беляев //. День седьмой, как день первый... М.: Воениздат, 1979; Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца. М.: Политиздат, 1980.

    [523] См.: Локальные войны: История и современность, с. 155.

    [524] См. там же, с. 155—157.

    [525] См.: Крахмалов С. Некоторые итоги арабо-израильской войны 1973 года. — Зарубежное военное обозрение, 1974, № 5, с. 10—11.

    [526] См.: Военно-исторический журнал, 1975, № 12, с. 92—93.

    2 См.: Горбатов О. М., Черкасский Л. Я. Борьба СССР за обеспечение прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке. М.: Наука, 1980, с. 70—85.

    [528] См.: Медведко Л. И. К востоку и западу от Суэца, с. 264.

    [529] См.: Ярославцев Игорь. В чем обвиняется сионизм. М.: Про­гресс, 1984, с. 103—104.

    [530] Большаков В. Вашингтонский плацдарм на Ближнем Восто­ке. — В кн.: Белая книга «холодной войны». М.: Молодая гвардия, 1985, с. 94.

    [531] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 10, с. 172.

    [532] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 61, 215; Совре­менная Азия. М.: Наука, 1977, с. 236; Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис. Киев: Политиздат Украины, 1983, с. 58; Рогов С. М. Американо-израильский альянс: характер и особенности. — США — экономика, политика, идеология, 1982, № 1, с. 37.

    [533] Аль-Хурийя (Свобода), 1984, № 57, с. 26. На араб. яз.

    [534] См.: Глухов Ю. Сомнительный бизнес. — Правда, 1977, 1 февр.

    [535] См.: Шахак Исраэль. «Фабриканты смерти» из Тель-Авива. — За рубежом, 1981. № 37, с. 19.

    [536] См.: Звягельская И. Д. Роль военной верхушки в формиро­вании государственной политики Израиля. М.: Наука, 1982, с. 137.

    [537] См.: Рогов С. М. Американо-израильский альянс: характер и особенности. — США — экономика, политика, идеология, 1982, № 1, с. 37.

    [538] См.: Шахак Исраэль. «Фабриканты смерти» из Тель-Авива. — За рубежом, 1981, № 37, с. 19.

    [539] См.: Рогов С. Л1. Американо-израильский альянс: характер и особенности.—США — экономика, политика, идеология, 1982, № 1, с. 37.

    [540] Почивалов Леонид. Зловещий сговор. — Правда, 1977, 6 сент.

    [541] Сухачев Г. Н. Роль военной промышленности Израиля в ми­ровом капиталистическом производстве оружия. — В кн.: Государ­ство Израиль. М.: Наука, 1982, с. 84.

    [542] См. там же, с. 85, 86.

    [543] Сухачев Г. П. Роль военной промышленности Израиля в мировом капиталистическом производстве оружия. — В кн.: Государ­ство Израиль, с. 85.

    [544] См. там же.

    [545] См. там же, с. 88.

    [546] См. там же, с. 83, 92.

    [547] Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис, с. 6—7.

    [548] Дмитриев Е. Палестинский узел. М.: Международные отно­шения, 1978.

    [549] Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис. 2-е изд., доп., перераб. Киев: Политиздат Украины, 1983.

    [550] Сионизм — правда и вымыслы. М.: Прогресс, 197S; То же, 2-е изд., 1980; вып. 2, 1980; вып. 3, 1983.

    [551] См.: Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточ­ный кризис, с. 27.

    [552] См.: Лайейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 104; Киселев В. II. Палестинская проблема и ближневосточный кризис, с. 44.

    [553] См.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 35—56.

    [554] Там же, с. 47.

    [555] См.: Дмитриев Е. Палестинский узел, с. 22.

    [556] Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис, с 30.

    [557] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 23.

    [558] Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 39.

    [559] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т 8. с 72—74.

    [560] Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 40—41.

    [561] См.: Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточ­ный кризис, с. 27.

    [562] См.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с 36.

    [563] См.: Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточ­ный кризис, с. 52.

    [564] См.: Дмитриев Е., Ладейкин В. Путь к миру на Ближнем Востоке. М.: Международные отношения, 1974, с. 37.

    [565] Ашхаб Наим. Палестинский аспект ближневосточного кризиса. — Проблемы мира и социализма, 1974, № 4, с. 59.

    [566] См.: Дмитриев Е. Палестинский узел, с. 49.

    [567] См. там же.

    [568] См.: Дмитриев Е. Палестинский узел, с. 213—269.

    [569] См.: Киселев В II. Палестинская проблема п ближневосточ­ный кризис, с. 108.

    [570] См.: Горбатов О. М. Черкасский Л. Я. Борьба СССР за обеспечение прочного и справедливого мира па Ближнем Востоке, е. 145; Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточный кризис, с. 71.

    [571] См.: Горбатов О. М., Черкасский Л. Я. Указ. соч., с. 145.

    [572] См.: Киселев В. И. Указ. соч., с. 71.

    [573] Линда Р. Г. Из истории Палестинского движения сопротив­ления.— Народы Азии и Африки, 1976, № 4, с. 19.

    [574] См. там же, с. 22.

    [575] Ланда Р. Г. Из истории Палестинского движения сопротивления.— Народы Азии и Африки, 1976, № 4, с. 24—28.

    [576] См.: Хазанов М. Е. К истории палестинской проблемы. — Вопросы истории, 1979, № 9, с. 60.

    [577] См. там же, с. 61.

    [578] См.: Киселев В. И. Палестинская проблема и ближневосточ­ный кризис, с. 139—140.

    [579] Там же, с. 140.

    [580] См. там же, с. 143.

    [581] См. там же.

    [582] См. там же, с. 144.

    [583] Гейвандов К. Палестинцы продолжают борьбу. — Правда, 1980, 31 дек.

    [584] Правда, 1982, 22 сент.

    [585] Волгин В. Заговор сионизма, империализма и реакции.— Международная жизнь, 1982, № 9, с. 93.

    [586] Совместное Советско-Палестинское коммюнике. — Правда, 1983, 14 янв.

    [587] Обвиняются в преступлениях. М.: Изд-во АПН, 1983.

    [588] Вольнов Л. Л. Ливан: эхо агрессии. М.: Политиздат, 1984.

    [589] Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 143.

    [590] См.: Крылов С. Тайное оружие сионизма, с. 36, 37.

    [591] См.: Крылов С. Тайное оружие сионизма, с. 37.

    [592] Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 139.

    [593] См. там же.

    [594] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 164.

    [595] См.: Пограничник, 1982, № 8, с. 93.

    [596] См.: Военные знания, 1979, № 11, с. 47.

    [597] См. там же.

    [598] См. там же.

    [599] См.: Пограничник, 1982, № 8, с. 93.

    [600] См. Пограничник, 1982, № 8, с. 93.

    [601] Пограничник, 1982, № 8, с. 94.

    [602] См. там же.

    [603] См. там же.

    [604] См.: Пограничник, 1982, № 8, с. 94.

    [605] См.: Военные знания, 1979, № 11, с. 47.

    [606] См. там же.

    [607] См.: Сергеев С. М. Особенности сионизма в США. — В кн.: Международный сионизм: история и политика. М.: Наука, 1977, с. 113

    [608] См.: Рогов С. М. Американская еврейская община и Израиль.— США: экономика, политика, идеология, 1979, № 8, с. 57.

    [609] Сергеев С. М. Особенности сионизма в США. — В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 113.

    [610] См.: Евсеев Е. Расизм под голубой звездой. Саратов: Приволжское кн. изд-во, 1981, с. 81.

    [611] См.: Агитатор армии и флота, 1982, № 2, с. 30.

    [612] См.: Кислов Л. К. Белый дом и сионистское лобби. — Вопросы истории, 1973, № 1, с. 53 (примечание).

    [613] Там же.

    [614] См.: Сергеев С. Еврейская община и сионизм в США. — В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 31.

    [615] См. там же, с. 31—32.

    [616] См. там же, с. 32.

    [617] См.: Бегун В. Ползучая контрреволюция. Минск: Беларусь, 1974, с. 117.

    [618] Там же, с. 116.

    [619] См.: Сергеев С. Еврейская община и сионизм в США — В кн.: Идеология и практика международного сионизма. Киев: Наукова думка, 1981, с. 32.

    [620] См.: Рогов С. М. Американская еврейская община и Израиль— США: экономика, политика, идеология, 1978, № 8, с. 59.

    [621] См.: Нагайчук В. П. Сионистское лобби в США и американская военно-экономическая помощь Израилю. — В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 62.

    [622] Осипова Н. В. Американский сионизм и двухпартийная борьба в США. — В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 136.

    [623] Осипова Н. В. Американский сионизм и двухпартийная борьба в США. — В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 136.

    [624] См.: Кислое А. К. Белый дом и сионистское лобби. — Вопросы истории, 1973, № 1, с. 53.

    [625] См. там же.

    [626] Осипова Н. В. Произраильская коалиция в американском конгрессе. — Вопросы истории, 1974, № 6, с. 81.

    [627] За рубежом, 1974, № 50, с. 17.

    [628] За рубежом, 1978, № 24, с. 11

    [629] См.: Значение Латинской Америки для сионистской буржуазии США. (Редакционная статья газеты «Либертад», Коста- Рика).— В сб.: Против сионизма и израильской агрессии; С позиций пролетарского интернационализма против сионизма. (Из выступления тов. Рубена Синая на XIII съезде КП Аргентины).— В сб.: Против сионизма и израильской агрессии; Хрунов Ю. И. Экспансия сионизма в Латинской Америке и еврейские общины региона. — В кн.: Международный сионизм: история и политика.

    [630] См.: Сионизм: теория и практика; Малашко А. Воинствую­щий национализм—идеология и политика империализма; Аста­хов С. Империалистическая сущность сионизма. М.: Знание, 1975; Наш ответ клеветникам. Харьков: Прапор, 1976; Сойфер Д. И. Крах сионистских теорий. Днепропетровск: Проминь, 1980: Бегун В. Я. Международный сионизм — враг мира и прогресса. Минск: Знание, 1980; Гольденберг М. А. Идеология современного иудаизма и сионизма. М.: Знание, 1980; Пода Н. Г. Сионизм — орудие империа­листической реакции.

    [631] См.: Значение Латинской Америки для сионистской буржуа­зии США. — В сб.: Против сионизма и израильской агрессии, с 205—209.

    [632] Там же, с. 209.

    [633] См.: Значение Латинской Америки для сионистской буржуазии США. — В сб.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 208.

    [634] См.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 205.

    [635] См. там же, с. 209.

    [636] См. там же, с. 199.

    [637] См.: Гольденберг М. А. Идеология современного иудаизма и сионизма, с. 13.

    [638] См.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 200.

    [639] См.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 201.

    [640] См. там же, с. 203.

    [641] См.: Хрунов Ю. И. Экспансия сионизма в Латинской Аме­рике и еврейские общины региона. — В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 163.

    [642] См.: Трепелков В. П. Зарубежный бизнес американских монополий. М.: Международные отношения, 1982, с. 145.

    [643] См : Хрунов Ю. П. Экспансия сионизма в Латинской Америке и еврейские общины региона —В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 165.

    [644] См. там же, с. 166.

    [645] См. там же.

    [646] См. там же.

    [647] См. там же.

    [648] См.: Мишин С. С. Процесс концентрации капитала в Бразилии. М., 1972, с. 255.

    [649] См.: Пода Н. Г. Сионизм — орудие империалистической реакции, с. 134.

    [650] См.: Латинская Америка, 1973, № 3, с. 206

    [651] См.: Пода Н. Г. Сионизм — орудие империалистической реак­ции, с. 135.

    [652] Там же.

    [653] Скурлатов В. Сионизм и апартеид. Киев: Политиздат Украины, 1975.

    [654] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 408.

    [655] Скурлатов В. Сионизм и апартеид. с 17.

    [656] Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 17.

    [657] Там же, с. 31

    [658] См. там же, с. 31—39.

    [659] Там же, с. 33.

    [660] Поли Франсуа. Алмаз — этот скромный труженик и блестящий аристократ.—За рубежом, 1981, № 40, с. 18.

    [661] Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 33.

    [662] См : Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 98.

    [663] См . Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 33.

    [664] Там же, с. 35.

    [665] Пономарев Д. На что рассчитывают расисты в Южной Африке? — Человек и закон, 1980, № 10, с. 89—90.

    [666] См. там же, с. 90.

    [667] Военные знания, 1981, № 8, с. 29.

    [668] Пономарев Д. На что рассчитывают расисты в Южной Африке? — Человек и закон, 1980, № 10, с. 90.

    [669] Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой; Он же. Расизм под голубой звездой, 2-е изд., испр. и доп. Саратов: Приволжское кн. нзд-во, 1981.

    [670] См.: Скурлатов В. Сионизм и апартеид.

    [671] См.: Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 84.

    [672] Там же.

    [673] См. там же, с. 85.

    [674] См.: Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 84.

    [675] Цит. по кн.: Макаров А. А. Борьба африканского населения ЮАР. М.: Наука, 1981, с. 6—7.

    [676] Современный расизм как он есть. М.: Политиздат, 1980, с. 182.

    [677] См.: Указ. соч., с. 112.

    [678] Д. К. Пономарев приводит цитату из южноафриканской газеты.

    [679] Пономарев Д. На что рассчитывают расисты в Южной Аф­рике?— Человек и закон, 1980. № 10, с. 92.

    [680] См.: Тарутин Игорь. Зловещий сговор. — Правда, 1983, 15 июля.

    [681] См. там же.

    [682] Подробнее см.: Военные знания, 1981, № 8, с. 29.

    [683] См.: Капралов А. Тель-Авивский транзит. — Известия, 1981, 4 февр.

    [684] См.: Хеллер П. Израиль и Южная Африка — расистские союзники.— В кн.: Сионизм — правда и вымыслы, вып. 2. М.: Прогресс, 1980, с. 60.

    6 См. там же, с. 58.

    [686] Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 94.

    [687] См.: Громыко Анатолий. Конфликт на юге Африки. М: Мысль, 1979, с. 78—79.

    [688] См.: Макаров А. Союз сионистов и расистов. — Агитатор, 1978, № 10, с. 62.

    [689] Почивалов Леонид. Зловещий сговор. — Правда, 1977, 6 сент.

    [690] Макаров А. Союз сионистов и расистов. — Агитатор, 1978, № 10, с. 62.

    [691] Демкина Л. А., Черкасова И. В. Режим ЮАР — преступление против человечества. М.: Международные отношения, 1981, с. 78.

    [692] Правда, 1977, 6 сент.

    [693] Правда, 1978, 8 марта.

    [694] См.: Коровиков В. Вашингтон и Претория. — Правда, 1981, 24 марта.

    [695] См.: Витальев К. Конфликт на юге Африки и политика империализма. — Международная жизнь, 1982, № 10, с. 45—46.

    [696] См.: Евсеев Е. Расизм под голубой звездой, е. 122; Пахад Эссоп. Южноафриканские ставки Вашингтона. — Проблемы мира и социализма, 1978, № 3, с. 16.

    [697] Гаврилов Ю. «Дьявольский альянс» Претории и Вашингтона — Красная звезда, 1981, 2 авг.

    [698] Пономарев Д. На что рассчитывают расисты в Южной Африке? — Человек и закон, 1980, № 10, с. 92.

    [699] См. там же, с. 90.

    [700] См.: Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 112.

    [701] Кашин Ю. Происки Израиля в Африке. — Международная жизнь, 1972, № 1, с. 86—92.

    [702] Кашин Ю. Происки Израиля в Африке. — Международная жизнь, 1972, № 1, с. 87.

    [703] См. там же, с. 88—90.

    [704] Теплинский J1. Б. Израиль — пособник расистов и колонизато­ров на африканском континенте. — Расы и народы, 1974, № 4, с. 114.

    [705] Адам Самуэль Бен. Израиль: друг или враг Африки? — В сб.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 193—198.

    [706] См: Сионизм: теория и практика, с. 181.

    [707] См. там же, с, 198,

    [708] Теплинский Л. Б. Израиль — пособник расистов и колонизаторов на африканском континенте. — Расы и народы, 1974, № 4, с. 115.

    [709] Евсеев Е. Сионистская сыпь в Африке.—Советская Россия, 1980, 12 янв.

    [710] См.: Сионизм: теория и практика, с. 185.

    [711] См.: Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке. М.: Наука, 1981.

    [712] См : Мищенко П. А. Подрывная деятельность сионизма против независимых стран Африки (60—70-е годы). — В кн.: Идеология и практика международного сионизма. Киев: Наукова думка, 1981.

    [713] См. там же, с. 131—132.

    [714] См.: Идеология и практика международного сионизма, с. 70.

    [715] См.: Мищенко П. А. Подрывная деятельность сионизма про­тив независимых стран Африки (60—70-е годы). — В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 133; Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 10—12.

    [716] См.: Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 33.

    [717] См.: Против сионизма и израильской агрессии, с. 36.

    [718] См.: Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 40.

    [719] См. там же, с. 52.

    [720] См. там же.

    [721] См. там же, с. 55.

    [722] Теплинский J1. Б. Израиль — пособник расистов и колонизаторов на африканском континенте. — Расы и народы, 1974, № 4, с. 108.

    [723] Девитт А. «Тихие израильтяне» в Африке. — Советская Молдавия, 1976, 10 апр.

    [724] Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 102—106.

    [725] См.: там же, с. 65, 67.

    [726] См.: Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 65, 67.

    [727] См. Мищенко П. А. Подрывная деятельность сионизма про­тив независимых стран Африки (60—70-е годы) —В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 141.

    [728] См.: Пономарев Д. К. Политика Израиля в Тропической Африке, с. 69, 75, 78..

    [729] См.: Правда, 1983, 23 июля.

    [730] См.: Вооруженная борьба народов Африки за свободу и неза­висимость. М.: Международные отношения, 1974, с. 264.

    [731] См.: Моджорян Л. А Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 184.

    [732] См.: Астахов С. Экспансия Израиля в «третьем мире». — Международная жизнь, 1969. № 7, с. 56

    [733] См.: Азия и Африка сегодня, 1974, № 5, с. 11

    [734] См.: Мищенко П. А. Подрывная деятельность сионизма против независимых стран Африки (60—70-е годы). —В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 145.

    [735] См.: Кузнецов Г. Единство и солидарность против маневров империализма и реакции.—За рубежом, 1978, № 39, с. 7.

    [736] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 92.

    [737] Там же, с. 92.

    [738] См.: Большаков В. Сионизм па службе антикоммунизма, с. 94.

    [739] См. там же, с. 98.

    [740] См. там же.

    [741] См. там же, с. 97.

    [742] См. там же, с. 99.

    [743] См. там же, с. 101.

    [744] См. там же.

    [745] См. там же, с. 102.

    [746] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 102.

    [747] См. там же, с. 103.

    [748] См: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 103—104.

    [749] См. там же.

    [750] См. там же, с. 104.

    [751] См. там же, с. 93.

    [752] См. там же, с. 97.

    [753] Бегун В. Ползучая контрреволюция, с. 43.

    [754] См.: Никитина Г. С. Израиль и международный сионизм: идеологические, «правовые» и организационные основы политической практики. — В кн.: Международный сионизм: история и поли­тика, с. 83.

    [755] См.: Никитина Г. С. Указ. соч. — В кн.: Международный сионизм: история и политика, с. 83.

    [756] Волков В. П., Сазонов А. А. Критика реакционной идеологии и антисоветской пропаганды международного сионизма. — Вопроси истории КПСС, 1979, № 3, с. 103.

    [757] Бегун В. Ползучая контрреволюция, с. 43.

    [758] См.: Сионизм: теория и практика, с. 2.

    [759] См. там же, с. 83—89.

    [760] Бегун В. «Дождевые тучи» над ложей «11-2», или Рассказ о скандальном разоблачении итальянских масонов. — Политинформатор и агитатор, 1981, № 15, с. 29.

    [761] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 114.

    [762] См. там же, с. 105.

    [763] См.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 146—147.

    [764] См. там же, с. 148.

    [765] См. там же, с. 148—149.

    [766] См. там же, с. 149.

    [767] См.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 66.

    [768] См. там же.

    [769] Гам же, с. 27.

    [770] Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 85.

    [771] См. там же.

    [772] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 85—87.

    [773] См. там же, с. 88.

    [774] См. там же, с. 86.

    [775] См. там же, с. 83.

    [776] См. там же, с. 84.

    [777] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 85—87.

    [778] Ладейкин В. П. Источник опасного кризиса, с. 94.

    [779] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 88.

    [780] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 90—91.

    [781] См.: Никитина Г. С. Государство Израиль, с. 91—92.

    [782] Там же, с. 92-93.

    [783] Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 105.

    [784] См. там же.

    [785] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 113.

    [786] См. там же.

    [787] См. там же.

    [788] См. там же.

    [789] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 105—128.

    [790] См. там же, с. 109.

    [791] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 132—133.

    [792] См. там же, с. 133.

    [793] См. там же.

    [794] См. там же, с. 118.

    [795] См. там же.

    [796] См.: Сергеев С. Некоторые особенности развития сионизма в США.— Вопросы истории, 1973, № 11, с. 77.

    [797] См.: Сергеев С. Некоторые особенности развития сионизма в США.— Вопросы истории, 1973, № 11, с. 77.

    [798] Там же, с. 70.

    [799] См. там же.

    [800] Там же, с. 77,

    [801] Там же, с. 74.

    [802] Рогов С. М. Американская еврейская община и Израиль. — США — экономика, политика, идеология, 1978, № 8, с. 57.

    [803] Сергеев С. М. Особенности сионизма в США. — В кн.: Международный сионизм: история и политика. М.: Наука, 1977, с. 123—124.

    [804] См.: Сергеев С. Еврейская община и сионизм в США — В кн.: Идеология и практика международного сионизма. В. кн.: Наукова думка, 1981, с. 34, 35.

    [805] Там же, с. 34.

    [805] См.: Сергеев С. Еврейская община и сионизм в США. — В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 34, 35.

    [806] См.: Сергеев С. Еврейская община и сионизм в США. — В кн.: Идеология и практика международного сионизма, с. 34, 35.

    [807] См. там же, с. 34.

    [808] Ахад Гаам. Избранные произведения, т, 1. М., 1919, с. 48.

    [809] Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 158.

    [810] Беренштейн Л. Е. Обреченность политики и практики сионизма. Киев: Вища школа, 1980, с. 42.

    [811] Бродский Р. М., Шульмейстер 10. А. Сионизм — орудие реакции. Львов: Каменяр, 1976, с. 7.

    [812] См.: Иванов Ю. Осторожно: сионизм!, с. 4; Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 5.

    [813] См.: Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 23.

    [814] См.: Скурлатов В. Примечания. — В кн.: Бегун В. Вторжение без оружия, с. 159.

    [815] См.: Исторические записки, 1940, № 9, с. 95.

    [816] Моджорян Л. А. Сионизм как форма расизма и расовой дискриминации, с. 21.

    [817] См.: Скурлатов В. Сионизм и апартеид, с. 24.

    [818] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 105.

    [819] См.: Евсеев Е. Из истории сионизма в царской России. — Вопросы истории, 1973, № 5, с. 60.

    [820] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 281; т. 6, с. 78; т. 7, с. 274; т. 17, с. 527, 607, 634; т. 18, с. 345, 359.

    [821] См.: Предметный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, ч. 1. М: Политиздат, 1978, с. 58—61.

    [822] См. там же, с. 24—25.

    [823] См. там же, с. 427.

    [824] См. там же, с. 428.

    [825] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 563 (примечание).

    [826] См. там же, с. 281.

    [827] См. там же.

    [828] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 6, с. 78.

    [829] Там же.

    [830] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 7, с. 274.

    [831] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 634.

    [832] См. там же.

    [833] См. там же, с. 745 (примечание редакции).

    [834] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс об анархизме. Предметный указатель ко второму изданию Сочинении К. Маркса, Ф. Энгельса, ч. 1. М.: Политиздат, 1978, с. 24, 25.

    [835] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 345.

    [836] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 327.

    [837] См. там же, с. 705 (примечание редакции).

    [838] См. там же, с. 323.

    [839] Там же, с. 329.

    [840] Там же, с. 331.

    [841] См. там же, с. 333.

    [842] См. там же.

    [843] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 333.

    [844] Там же.

    [845] См. там же, с. 343.

    [846] См. там же, с. 344—345.

    [847] Там же, с. 345.

    [848] Там же.

    [849] См. там же, с. 359.

    [850] См. там же, с. 419.

    [851] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 34, с. 445 (примечание редакции).

    [852] Минц И И Метаморфозы масонской легенды. — История СССР, 1980, № 4, с. 107—122.

    [853] См.: Генри Эрнст. Новые заметки по истории современности. М.: Наука, 1976, с. 281, 284.

    [854] Генри Эрнст. Новые заметки по истории современности, с. 285.

    [855] См. там же.

    [856] См.: История СССР, 1980, № 4, с. 113.

    [857] См. там же.

    [858] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 356.

    [859] Генри Эрнст. Масоны: незримая власть. — Журналист, 1981, № 10, с. 68.

    [860] См.: Генри Эрнст. Новые заметки по истории современности, с. 279—303.

    [861] Там же, с. 279.

    [862] См.: Яковлев Н. 1 августа 1914. М.: Молодая гвардия, 1974, с. 18.

    [863] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе совре­менного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 211—219.

    [864] Там же, с. 218.

    [865] Там же.

    [866] См.: Макаров Ю. Масоны. — Наука и жизнь, 1969, № 12, с. 82.

    [867] См.: Спутник атеиста. М.: Госполитнздат, 1959, с. 67.

    [868] Тора — еврейская библия, по оценке Е. М. Ярославского. См.: Ярославский Ем. Библия для верующих и неверующих. М.: Гос­политнздат, 1958, с. 11.

    [869] Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе современного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с, 217.

    [870] См.: Евсеев Е. Рыцари и гроссмейстеры наживы. — Человек и закон, 1981, № 4, с. 112.

    [871] См.: Рыжиков Г. Их кумир — телец златой. — Человек и закон, 1981, № 10, с. 108.

    [872] См. там же, с. 108.

    [873] См.: Генри Эрнст. Масоны: незримая власть. — Журналист, 1981, № 10, с. 70.

    [874] Там же.

    [875] См.: Ленинградская правда, 1981, 27 мая.

    [876] См.: Рыжиков Г. Их кумир — телец златой. — Человек и закон, 1981, № 10, с. 109.

    [877] Яковлев Н. 1 августа 1914 М.: Молодая гвардия, 1974, с. 9.

    [878] Большаков В. В. Критика сионизма в советской историографии.— Вопросы истории, 1973, № 9, с. 79.

    [879] Яковлев Н. 1 августа 1914, с. 4.

    [880] А. Ф. Керенский стал широко известен в связи с делом Бейлиса (еврея, фигурировавшего на судебном процессе в 1913 году в Киеве и обвиняемого в убийстве христианского мальчика Ющинского с ритуальной целью. Бейлис был по суду оправдан). Будучи в 1913 году адвокатом, А. Ф. Керенский очень активно выступил в защиту Бейлиса, о чем много сообщалось в печати. После Февральской революции 1917 года А. Ф. Керенский стал министром юстиции, военным и морским министром в составе контрреволюционного Временного правительства, а затем премьер-министром и верховным главнокомандующим вооруженными силами России. В дни Октября и после победы его Керенский активно боролся против Советской власти, в 1918 году бежал за границу, жил в США, очень активно занимался до конца своих дней антисоветской пропагандой.

    [881] Н. В. Некрасов — в дооктябрьской России — профессор, кадет. В составе Временного правительства был министром путей сообщения, министром финансов, министром без портфеля. При Советской власти работал в Центросоюзе.

    [882] М. И. Терещенко — до Октября — миллионер. После Февральской революции 1917 года был в составе Временного прави­тельства министром финансов, а затем министром иностранных дел. После Октября — белоэмигрант, организатор контрреволюции.

    [883] А. И. Коновалов — крупный фабрикант в дореволюционной России. Один из организаторов так называемого «прогрессивного блока». В 1915—1916 годах — заместитель председателя Центрального военно-промышленного комитета. После Февраля 1917 года — в составе Временного правительства: министр торговли и промышленности, а затем — заместитель премьер-министра (А. Ф. Керенского). После Октября — белоэмигрант.

    [884] Е. Д. Кускова — «экономистка» и меньшевичка, проповедница российского бернштейнианства. Она стремилась подчинить рабочее движение политическому руководству либеральной буржуазии. После Октября — враг Советской власти. С 1922 года — белоэмигрантка, активная проповедница контрреволюции; С. Н. Прокопович — муж Е. Д. Кусковой. Один из первых проповедников бернштейнианства в России. В 1906 году — член ЦК партии кадетов. После Февральской революции 1917 года — министр продовольствия в составе Временного правительства. После Октября — с 1922 года — белоэмигрант, антисоветчик. Жена Ф. И. Дана — активная меньшевичка.

    [885] Н. В. Некрасов имеет в виду Временное правительство.

    [886] Яковлев Н. 1 августа 1914, с. 230—231.

    [887] Там же, с. 231—232.

    [888] Там же, с. 235.

    [889] Там же, с. 232.

    [890] См. там же, с. 233.

    [891] См. там же, с. 234.

    [892] См.: Яковлев Н. 1 августа 1914, с. 5.

    [893] См. там же, с. 7, 10, 225—238.

    [894] См. там же, с. 7.

    [895] См. там же, с. 10.

    [896] См.: Генри Эрнст. Новые заметки по истории современности, с. 290—297.

    [897] См. там же, с. 290.

    [898] См. там же, с. 291.

    [899] Н. В. Вольский (Самсонов, Валентинов)—с 1904 года меньшевик, редактор меньшевистской «Московской газеты», после Октября работал в торговом представительстве СССР в Париже. В 1930 году эмигрировал за границу, активно боролся против ВКП(б) и Советского государства.

    [900] Генри Эрнст. Масоны: незримая власть.— Журналист, 1981, № 10, с. 69.

    [901] А. И. Г у ч к о в — крупный капиталист, один из основателей партии кадетов. После Февральской революции 1917 года — воен­ный и морской министр в первом составе Временного правительства.

    [902] Г. Е. Львов — князь, крупный помещик, кадет. После Фев­ральской революции 1917 года, с марта по июль 1917 года, — пред­седатель первого состава Временного правительства и министр внутренних дел. После Октября — белоэмигрант.

    [903] Генри Эрнст. Новые заметки по истории современности, с. 293.

    [904] См. там же, с. 294.

    [905] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 83.

    [906] См.: Шелохаев В. В. Кадеты — главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905—1907 гг. М.: Наука, 1983, с. 310, 312, 314, 316, 320.

    [907] Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе современного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 214.

    [908] Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 68—69.

    [909] См. там же, с. 68.

    [910] Инчерти Коррадо, Оттоленги Сандро. Секреты «Бильдербергского клуба». (Редакционное вступление).-—За рубежом, 1976, № 3, с. 14.

    [911] Евсеев Е. Фашизм под голубой звездой, с. 68.

    [912] Инчерти Коррадо, Оттоленги Сандро. Секреты «Бильдербергского клуба». — За рубежом, 1976, № 3, с. 14.

    [913] Молчанов Н. Тайная власть бильдербергеров. — Литературная газета, 1977, 1 июня.

    [914] Андреев А. Невидимые центры реальной власти. — Новое время, 1980, № 6, с. 26, 27.

    [915] См.: Гонсалес Мата Луис. Невидимые властители капитали­стического мира. — За рубежом, 1981, № 30, с. 16.

    [916] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе совре­менного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 214—215.

    [917] См.: Генри Эрнст. Масоны: незримая власть. — Журналист, 1981, № 10, с. 70.

    [918] См.: Молчанов Н. Тайная власть бнльдербергеров. — Литературная газета, 1977, 1 июня, с. 14.

    [919] См.: Андреев А. Невидимые центры реальной власти. — Повое время, 1980, № 6, с. 26.

    [920] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе современного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 214.

    [921] См.: Корионов Виталий. За кулисами. — Правда, 1980, 12 апр.

    [922] См.: Большаков В. Сионизм на службе антикоммунизма, с. 84.

    [923] См.: Корионов Виталий. За кулисами. — Правда, 1980, 12 апр.

    [924] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе совре­менного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 215.

    [925] Макаров Ю. Масоны. — Наука и жизнь, 1969, № 12, с. 81.

    [926] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе современного империализма.—Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 219.

    [927] См. там же, с. 216.

    [928] Рыжиков Г. Их кумир — телец златой. — Человек и закон, 1981, № 10, с. 107.

    [929] См.: Кудрявцев В., Артемов В. Масонство в системе современного империализма. — Молодая гвардия, 1982, № 2, с. 216.

    [930] Рыжиков Г. Их кумир — телец златой. — Человек и закон, 1981, № 10, с. 110.

    [931] Пигалев В. Баженов. М.: Молодая гвардия, 1980.

    [932] Пигалев В. Баженов, с. 123.

    [933] См. там же, с. 126.

    [934] См. там же, с. 161.

    [935] Пигалев В. Баженов, с. 162.

    [936] Плеханов Г. В. История русской общественной мысли, т. 3. М.—Л., 1925, с. 263.

    [937] Розенкрейцеры — средневековая организация «строителей всемирного храма Соломона».

    [938] Пигалев В. Баженов, с. 163.

    [939] См. там же, с. 122.

    [940] Там же, с. 164.

    [941] Пигалев В. Баженов, с. 164.

    [942] См. там же.

    [943] Беленький М. С. Иудаизм. М.: Политиздат, 1974, с. 23.

    [944] Малашко А. Воинствующий национализм — идеология и политика империализма, с. 59.

    [945] Крывелев И. Современный иудаизм. — Политическое само­образование, 1970, № 2, с. 105.

    [946] Баканурский Г. Сионизация иудаизма. — Наука и религия, 1981, № 1, с. 53.

    [947] Баканурский Г. Сионизацня иудаизма. — Наука и религия, 1981, № 1, с. 55.

    [948] Сионизм в системе империализма, с. 51.

    [949] См.: Идеология и практика современного сионизма. М.: По­литиздат. 1978, с. 34.

    [950] Сионизм: теория и практика, с. 26.

    [951] Там же, с. 28.

    [952] Сионизм: теория и практика, с. 38.

    [953] Коник В. «Нейтралитет», который на руку врагам разрядки.— Человек и закон, 1979, № 9, с. 107.

    [954] Яроцкий П. Л. Кризис иеговизма. Киев: Наукова думка, 1979, с. 40.

    [955] На страже Родины, 1978, 20 сент.

    [956] Москаленко А. Т. Идеология и деятельность христианских сект. Новосибирск: Наука (Сибирское отделение), 1978, с. 315.

    [957] Донини А. Люди, идолы и боги. М: Политиздат, 1966, с. 160.

    [958] Там же, с. 162-163.

    [959] Москаленко А. Т. Современный иеговизм. Новосибирск: Па­ука, 1971, с. 154.

    [960] Москаленко А. Т. Современный иеговизм, с. 155.

    [961] Там же, с. 155, 156.

    [962] См. там же, с. 156.

    [963] Коник В. В. «Истины» свидетелей Иеговы. М.: Политиздат, 1978, с. 12.

    [964] Там же.

    [965] Решетников И. А. Клерикализм. М.: Мысль, 1965, с. 35.

    [966] Решетников И. А. Клерикализм, с. 49.

    [967] Там же.

    [968] Коник В. В. Критика эсхатологии свидетелей Иеговы (очередные пророчества о конце мира). М.: Наука, 1976, с. 23.  

  • Источник — http://lib.rus.ec/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешаетс