Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    НАРЫМСКАЯ ГОЛГОФА
    М. В. ФАСТ, Н. П. ФАСТ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • ГЛАВА I. ИСТОРИЯ ТОМСКОЙ ЕПАРХИИ В ПЕРИОД С 1917 ПО 1940 ГОД
  • ТОМСКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  • ЦЕРКОВНЫЕ СОБЫТИЯ В ТОМСКЕ ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ И В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  • ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ В ТОМСКЕ С ВОССТАНОВЛЕНИЕМ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  • ИЗЪЯТИЕ ЦЕРКОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ
  • ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ
  • РАСКОЛ СТАРОЦЕРКОВНИКОВ
  • ЖИЗНЬ ЦЕРКОВНЫХ ОБЩИН. ЗАКРЫТИЕ ХРАМОВ
  • РЕПРЕССИИ 30-Х ГОДОВ
  • ГЛАВА II. РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ И МИРЯНЕ НА ТЕРРИТОРИИ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
  • ТОМСКИЕ АРХИПАСТЫРИ В ПЕРИОД С 1917 ПО 1937 ГОД
  • ТОМСКИЕ ЕПИСКОПЫ ГРИГОРИАНСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ
  • ТОМСКИЕ ЕПИСКОПЫ ОБНОВЛЕНЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ
  • ЕПИСКОПЫ, ОТБЫВАВШИЕ ССЫЛКУ В НАРЫМСКОМ КРАЕ ИЛИ РАССТРЕЛЯННЫЕ В ТОМСКЕ
  • РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ И МИРЯНЕ
  • РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СТАРООБРЯДЦЫ
  • РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ЧЛЕНЫ ПРОЧИХ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЩЕСТВ
  • ГЛАВА III. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О МОНАСТЫРЯХ И ЦЕРКВАХ НА ТЕРРИТОРИИ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
  • ТОМСКИЙ БОГОРОДИЦЕ-АЛЕКСИЕВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
  • ТОМСКИЙ ИОАННО-ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
  • ЦЕРКВИ ГОРОДА ТОМСКА
  • ЦЕРКВИ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ

    Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННОГО РОСТИСЛАВА, АРХИЕПИСКОПА ТОМСКОГО И АСИНОВСКОГО Томское историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал»

    Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период
    Водолей Publishers Томск • Москва 2004 ББК 63.3(0)3 Ф26
    Книга издана на средства Русского Общественного Фонда Александра Солженицына
    Фаст М. В., Фаст Н. П.
    Ф26 Нарымская голгофа: Материалы к истории церковных реп¬рессий в Томской области в советский период. Томск; М.: Водолей Publishers, 2004.— 560 с, илл.
    ISBN 5-902312-26-4

    На основании архивных материалов книга освещает историю уничтожения Томской епархии. Авторами собраны сведения обо всех церквах на территории Томской области до революции и об их разрушении или закрытии, а также о епископах, отбывавших ссылку в Нарымском крае, находившихся в заключении в томских тюрьмах и расстрелянных в Томске, о священниках, церковно¬служителях и активных мирянах, подвергшихся репрессиям за годы советской власти.

    Книга адресована читателям, интересующимся историей Рос¬сии и Русской Православной Церкви, историей Сибири, истори¬ей гонений и репрессирования православных верующих, разру¬шения церквей, насаждения и внедрения атеизма в сознание лю¬дей в советский период. Она будет интересна специалистам — историкам, краеведам и архивистам, преподавателям, учащимся и просто верующим, ищущим конкретные справочные сведения или желающим знать подробности работы катка безбожия в Том¬ской области.

    ББК 63.3(0)3
    ISBN 5-902312-26-4 © М. В.Фаст, Н. П.Фаст, 2004
    © Водолей Publishers, 2004

    БЛАГОДАРНОСТИ Выражаем нашу искреннюю благодарность Русскому Об¬щественному Фонду Александра Солженицына за интерес к нашей работе и ее деятельную поддержку.

    Мы также очень признательны бесчисленному множеству тех, кто способствовал нам в получении сведений, изложенных в книге.

    Авторы

    ГЛАВА I
    ИСТОРИЯ ТОМСКОЙ ЕПАРХИИ В ПЕРИОД С 1917 ПО 1940 ГОД

    Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее.
    Мф. 16, 18

    В 2001 году в День поминовения всех усопших, пострадав¬ших в годы гонений за веру Христову в Томской церкви Алексан¬дра Невского была открыта выставка «Нарымская Голгофа», на которой были представлены материалы о более чем 600 священ¬нослужителях и мирянах, пострадавших только на территории Томской области. Присутствовавшая на выставке журналистка просила рассказать о каком-либо церковном чуде. А самым боль¬шим чудом было воскресение Церкви Христовой на земле Том¬ской после полного уничтожения и церквей и священников и ве¬рующих мирян за годы советской власти.

    После октябрьского переворота 1917 года новая богобор¬ческая власть открыто объявила войну Церкви, верующему на¬роду и всему православному укладу русской жизни. При этом история Церкви и положение ее в советском государстве на про¬тяжении 70 лет намеренно искажались. Государственная идео¬логия правящей партии была направлена на борьбу с Церковью и насаждение атеизма среди граждан. Формально советское пра¬вительство провозгласило свободу совести и «гарантировало» право исповедовать любую религию или не исповедовать ника¬кой. В официальных источниках информации всячески пытались опровергнуть «буржуазную пропаганду», что Церковь в СССР гонима. Фактически преследования и притеснения за веру не пре¬кращались ни на один день. Церкви и монастыри были закрыты и разорены, их имущество расхищено. Монашество, духовенство и миряне подвергались жесточайшим гонениям. В тысячелетней истории Русской Церкви мученичество за Христа и за веру приня¬ло массовый, всенародный характер.

    После падения прежнего государственного строя и раз¬вала коммунистической идеологии коренным образом измени¬лось положение Церкви в обществе. Появился и доступ ко мно¬гим ранее засекреченным документам, отражающим жизнь Церкви в советском государстве. Стало возможным занимать¬ся исследованиями истории Церкви и в Томске. Главное вни¬мание в этой книге уделено событиям гонения на Церковь, что является основным фактором церковной истории советского времени.

    Пришедшие к власти большевики, провозгласив «свободу совести» и «отделив» Церковь от государства, вовсе не оставили ее в покое. В декрете «О свободе совести» речь шла не столько об «отделении Церкви от государства», сколько о лишении ее вся¬ческих прав: права юридического лица, права владения храмами и церковным имуществом, права обучения вере в общественных и частных учебных заведениях1. Курс нового правительства был направлен на «освобождение трудящихся масс от религиозных пережитков». Начались преследования за религиозное мировоз¬зрение, а к духовенству стали относиться как к «классовому вра¬гу». Под любым предлогом старались закрывать храмы, изымать церковные ценности, к «контрреволюционному» духовенству стали применять прямые репрессии, вплоть до тюремных заклю¬чений и расстрелов.

    Не избежала преследований и Томская Церковь. Она, как и вся Русская Православная Церковь, терпела гонения, терзалась церковными расколами, спровоцированными безбожной влас¬тью, боролась за свое выживание. Все духовенство в Томске было репрессировано: сослано, арестовано, расстреляно. Даже отрек¬шись от сана, священник не мог избежать ареста. Во второй гла¬ве приведены данные о репрессированных священнослужителях и мирянах на территории Томской области. Здесь же — сведения об архипастырях в период с 1917 по 1937 год. К 1940 году в Томской области (в ее современных грани¬цах) закрыли все храмы, а их перед революцией было около 140. Нами просмотрены «Исповедные росписи», сохранившиеся в ГАТО с 1740 года, «Клировые ведомости» и, таким образом, со¬браны краткие сведения почти обо всех церквах, построенных на территории области и служащих в них священниках. Данные о церквах и монастырях приведены в третьей главе.

    Фотографии священнослужителей и храмов собирались буквально «с миру по нитке». Еще лет двадцать назад нам была дана всего на одну ночь фотографическая пленка с отснятыми на нее открытками старого Томска, где были и фотографии том¬ских церквей. Кто-то сохранял эти открытки, кто-то, заполу¬чив их на короткое время, переснял на фотопленку. Нам оста¬валось сделать фотографии. Позже на основе этой коллекции вышел альбом «Прогулка по старому Томску», составленный Э. Майданюком. Еще труднее было собрать фотографии епис¬копов, священников, служивших в томских храмах. Во-первых, снимки изымались при арестах и обысках. В делах их нет, унич¬тожены. Зато в двух-трех делах сохранились фотографии, сде-ланные во время следствия. Они очень низкого качества и пло¬хо сохранились, но, за неимением других, приведены здесь. Многие снимки — из личных архивов родственников, со стра¬хом, но сберегших их. Цветные фотографии ныне действую¬щих храмов (отреставрированных или разрушенных) выпол¬нены священником Александром Классеном. Большое спаси¬бо всем.

    В 1944— 1945 годах, при первой же возможности, верующие смогли вновь открыть четыре храма в Томской области. Но реп¬рессии на Церковь не прекратились.

  • ТОМСКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

    Город Томск был заложен в 1604 году и при образовании Тобольско-Сибирской епархии в 1622 году вошел в ее состав. Высочайшим указом от 22.04.1834 года в городе была открыта осо¬бая самостоятельная епархия. В ее состав вошли Томская и Ени¬сейская губернии, поэтому и епархия стала именоваться «Томс-ко-Енисейской». 25.05.1862 года Енисейская епархия была выде¬лена в самостоятельную, после чего Томская епархия стала именоваться «Томской и Семипалатинской». Указом Святейше¬го Синода от 2.01.1880 года было открыто первое викариатство в городе Бийске. Бийский викарный епископ являлся начальником Алтайской миссии. С образованием Омской епархии, куда вош¬ла и Семипалатинская область, Томская епархия стала именовать¬ся «Томской и Барнаульской».

    Большой рост ее населения в на¬чале XX века (в целом благодаря переселенцам из европейской части России) вызвал увеличение числа приходов, церковных школ и других церковных организаций. Это побудило Высоко¬преосвященного архиепископа Макария Томского ходатайство¬вать перед Священным Синодом о назначении второго викария Томской епархии с тем, чтобы он проживал в Томском мужском монастыре и был его настоятелем. Ходатайство было удовлетво¬рено в 1908 году, и второму викарному епископу присвоили ти¬тул «Барнаульский», а Томская епархия стала именоваться «Том¬ской и Алтайской». В этих границах она просуществовала до 1922 года, когда обновленческим Сибирским Церковным Управ¬лением были выделены в самостоятельные Новониколаевская (Новосибирская) и Алтайская епархии2.

    Что же представляла собой Томская епархия в начале XX века накануне революции 1917 года? В состав ее территории входили современные Томская, Новосибирская, Кемеровская области и Алтайский край. По сведениям на 1914 год, Томская епархия включала 54 благочиннических округа, и, кроме того, 3 благочиния Алтайских миссионерских церквей (всего 28 церк¬вей), благочиние градо-Томских домовых церквей (24 бесприход¬ных церкви), благочиние градо-Ново-Николаевских церквей (8 церквей), благочиние градо-Бийских церквей (4 церкви), бла¬гочиние градо-Барнаульских домовых церквей (6 церквей), бла-гочиние Змеиногорского собора (1 церковь), благочиние желез¬нодорожных церквей (9 церквей), благочиние Томских монасты¬рей, Томского кафедрального собора, Томской единоверческой церкви и Томского университета и благочиние Томского архи¬ерейского дома. Всего в епархии было более тысячи храмов3. На территории современной Томской епархии, соответствующей границам Томской области, установленным в 1944 году, было пе¬ред революцией около 140 храмов, часовен и домовых церквей.

    К 1916 году в епархии было девять монастырей4, из них два в Томске: Томский мужской Богородице-Алексиевский общежи¬тельный третьеклассный монастырь и Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Томский мужской монастырь был образо¬ван в 1663 году. В 1789 году на его территории была выстроена каменная церковь трехпрестольная. На монастырской заимке, так называемой архимандритской, имелась еще деревянная церковь. Братии в монастыре в 1914 году было 43 человека. Томский Иоан-но-Предтеченский женский монастырь был образован в 1876 году из женской общины, основанной в 1864 году. Церквей в женс¬ком монастыре было четыре, и, кроме того, церковь при принад¬лежавшем монастырю приюте и Доме трудолюбия. Сестер в 1914 году было 182.

    В Томске довольно рано стали обращать внимание на ду¬ховное образование. Первая духовная школа открылась при Бо-городице-Алексиевском монастыре 5 марта 1746 года и была на¬звана Русским духовным училищем. Около 40 лет оно оставалось единственным учебным заведением5. В 1803 году в Томске была открыта Духовная гимназия, которая просуществовала до 1818 года. В 1820 году на базе закрытой гимназии появилось ду¬ховное училище. Для дальнейшего образования юношей из ду¬ховного сословия посылали учиться в Тобольскую духовную се¬минарию. Однако до Тобольска в те времена добирались на ло¬шадях неделями. Дорога была тяжелой и небезопасной. Родители не желали разлучаться со своими детьми и старались уклониться от этого. При епископе Парфении (Попове), человеке высокообра¬зованном, была открыта в Томске в 1858 году Духовная семина¬рия, и отпала необходимость посылать юношей учиться в То¬больск. В 1883 году было открыто Епархиальное женское учили¬ще для девиц духовного сословия. Окончившим его выдавали аттестат с правом на получение звания домашних учителей. Мно¬гие становились учителями церковно-приходских школ, а иные выходили замуж за священников и становились добрыми помощ¬ницами своих мужей в деле их пастырского служения. К началу XX века почти при всех приходах (если не было школ гражданс¬кого ведомства) имелись церковно-приходские школы или шко¬лы грамоты и церковные библиотеки. С 1880 года в Томске стал издаваться журнал «Томские епархиальные ведомости». Это был епархиальный печатный орган, где помещались статьи богослов¬ского и исторического содержания и епархиальные новости.

    Город Томск был образовательным центром Сибири. В 1888 году в нем открылся первый в Сибири Императорский уни¬верситет. Многие выпускники семинарии стали первыми студен¬тами этого университета. В 1900 году появился Томский технологический институт. Перед революцией 1917 года начали готовить и открытие Томской духовной академии. В городе служило немало духовенства с академическим образованием и учеными степенями. Однако Октябрьский переворот воспрепятствовал намерению открыть Духовную академию в Томске. В Сибири проживали многочисленные старообрядческие общины разных согласий и сектанты. 21 сентября 1884 года было образовано Братство святителя Димитрия Ростовского. Цель его была чисто миссионерской, связанной с обращением их в Православие. В Томске Братство возглавил архиепископ Макарий. Кроме того, было создано отделение Братства в Бийске, которое возглавил епископ Иннокентий. Братство занималось издательством противосектантской литературы и другой просветительской деятельностью.

    Понимая, какое зло производит пьянство среди сибирского населения, Церковь пыталась бороться с этим явлением. В 1900 году было образовано Общество трезвости при попечительстве Никольской церкви г. Томска. Целью общества было противодействие употреблению спиртных напитков среди томского населения. Для этого верующие Никольской церкви занимались просвещением путем раздачи брошюр различного содержания (главным образом, против пьянства), устройством библиотеки, проведением бесплатных народных чтений по вечерам в воскресные дни, иногда с постановкой туманных картин. На этих чтениях всегда было много слушателей. В собственной аудитории Никольского общества, рассчитанной на 500 человек, собиралось столько народа, что многие стояли. Для каждого чтения назначалось обычно по три статьи, которые проходили в таком порядке: 1) церковного содержания, 2) против пьянства, 3) исторического или бытового содержания; в заключение ставились туманные картины. В благотворительных целях общество содержало даже дешевую чайную столовую с отделением небольшой библиотечки. Всякий бедняк здесь за 3 — 6 копеек мог получить чай и здоровую пищу, а также отдохнуть, читая книги, журналы и газеты. При обществе существовала и воскресная школа грамоты для взрослых (от 20 до 45 лет), в которой обучались до 130 человек6. Предполагалось, что уже само это учение поможет избегать праздного времяпрепровождения в воскресные дни. Общества трезвости в Томске существовали еще при Сретенском, Иоанно-Лествичников-ском и Знаменском храмах.

    Были и особые традиции в духовной жизни томичей. Ежегодно в весенние майские дни совершались крестные ходы с чудотворными иконами. 8 мая торжественно приносился чудотворный образ святителя Николая из села Семилужного, находящегося в 30 верстах от Томска. 21 мая приносился образ Божией Матери Одигитриевской Смоленской из села Богородского, находящегося в 70 верстах от Томска. 25 мая начинался крестный ход из села Ярского, находящегося в 45 верстах от Томска, с чудотворной иконой Введения во храм Пресвятой Богородицы. По дороге этот крестный ход встречался с крестным ходом из села Спасского, находящегося в 18 верстах от Томска, с чудотворной иконой Спаса Нерукотворного. Оба крестных хода объединялись в один и 26 мая входили в Томск. Во время шествий с иконами постоянно пелись молебны, акафисты и другие церковные песнопения7.

    Во многих храмах Томска были особо чтимые иконы и другие святыни. Это Иверская икона Божией Матери в Иверской часовне на Базарной площади, в Воскресенском храме — икона Всех скорбящих Радосте, в Знаменской церкви — икона Знамения, образ святителя Николая Чудотворца в человеческий рост в серебряной позолоченной ризе, и др.

    ЦЕРКОВНЫЕ СОБЫТИЯ В ТОМСКЕ ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ И В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

    6 декабря 1917 года исполнительный комитет Томского Совета рабочих и солдатских депутатов в обращении к гражданам Томска известил о переходе власти в городе в его руки. В декабре 1917 — январе 1918 года советская власть установилась во всех городах и рабочих поселках губернии. Государственный переворот в России сразу же сказался и на жизни Церкви. С одной стороны, духовенство имело много причин для недовольства гнетом и произволом прежней власти, с другой — с первых же дней советской власти на Церковь обрушиваются гонения.

    Принятый Декрет Совета народных комиссаров 20 января (2 февраля) 1918 года о свободе совести, осуществил отделение Церкви от государства, национализацию церковного имущества и поставил Русскую Православную Церковь в жесткие рамки всяческих запретов и ограничений. Церковь потеряла юридическое лицо, лишилась права владения собственностью. Приказом народного комисса¬ра государственного призрения А. Коллонтай от 23 января 1918 года были прекращены выдачи средств на содержание церквей и священнослужителей8. Томский губернский комитет народного образования объявил, что Закон Божий более в школах не дол¬жен читаться, и с 1 марта прекращается финансирование зако¬ноучителей9. Прекращается всякое финансирование церковных учебных заведений — они закрываются.

    «Томский церковно-общественный вестник» (№ 10 от 21 (8) марта 1918 года) пишет: «Исполнился год Русской револю¬ции. С окончанием его можно только сказать: ужасный год, кош¬марный год! ...Духовенство в состоянии гонимого, бесправного сословия... Начавшиеся погромы помещичьих владений захвати¬ли и монастыри, часто с осквернением храмов, в народе нараста¬ет неверие, солдаты кощунствуют и бесчинствуют, становятся безбожниками... Прекращается преподавание Закона Божия в школах... Началось хищение церковного имущества... Аресты епископов, как гром поразившие всю Православную Русь, изве-стие о зверском убийстве престарелого митрополита Киевского Владимира... Началось кровавое преследование за веру Христо¬ву». В другой статье этого же номера пишется: «Авторитет пас¬тыря падает, личность его попирается... Батюшки из деревень со¬общают: народ озверел, растет безбожие».

    В «Томских епархиальных ведомостях» за май 1918 года помещено «Послание к православным жителям Мариинского и Томского уездов» епископа Томского Анатолия (Каменского), из которого мы узнаём, что под новый 1918 год в селе Ишим «шай¬кой грабителей, называющих себя большевиками, был убит свя-щенник Соколов. Под Крещение в селе Белогороднем, тою же шайкой расстрелян священник Сердобов. В продолжение не¬скольких месяцев вооруженные шайки бродят по сёлам Мари¬инского и Томского уездов, нападают, прежде всего, на священ¬ников, грабят и подвергают их и их семейства всяческим издева-тельствам, и тем заставляют бежать из своих приходов. Многие приходы в этих уездах к настоящему времени остались без свя¬щенников. Заместить пустующие вакансии не представляется уже возможным. Никто из священников не желает идти на слу¬жение в такие гиблые места. Никто не желает разделить участь убитых и поруганных».

    28 марта 1918 года Томским военно-революционным шта¬бом город Томск был объявлен на военном положении в связи «...с выступлением контрреволюционных сил, выразившемся в захвате оружия в 39 полку и усилившейся погромной агитаци¬ей»10. Начались аресты. Среди первых арестованных были дирек¬тор частной мужской гимназии И.Н. Воскресенский, профессор Н.Я. Новомбергский и др. В ночь на 28 марта 1918 года в Томске был арестован священник церкви Иоанна Лествичника Пётр Бли¬нов (будущий обновленческий митрополит «всея Сибири») по обвинению в агитации против советской власти. Правда, вскоре о. Пётр был освобожден на поруки своих прихожан с заверени¬ем, что он не будет продолжать выступления против советской власти11.

    Широко известным стало кровавое событие, произошедшее в Томском Иоанно-Предтеченском женском монастыре в мае 1918 г. Председатель союза по призрению инвалидов гражданин Глузман производил реквизицию съестных припасов в монасты¬ре. Взяв 500 пудов муки, он объявил о реквизиции и других про-дуктов, а также молочного скота и лошадей. При этом вел себя по отношению к сестрам вызывающе и грубо. Это произвело между ними панику. Все понимали, что реквизиция в таком количестве продуктов обрекает около 300 человек в стенах монастыря на го¬лодание. Глузман явился в монастырь с вооруженной силой, и, взломав монастырские ворота, вторгся в монастырь, где собра¬лась привлеченная разными слухами толпа местных жителей. Появление Глузмана было встречено набатным звоном, что при¬влекло в монастырь еще больше народа. Народная толпа стала противодействовать намерениям Глузмана и заставила его уйти из монастыря. Через час или полтора появилась автомашина с красноармейцами. На территории монастыря произошли крова¬вые события. Комиссар Кривоносенко стал стрелять в толпу. Были убиты Савва Игнатьевич Канцер и Лука Анникиевич Смирнов, ранено несколько женщин. Когда комиссар, расстреляв заряды, выбежал за ворота монастыря, его убили самого. Это было 24 (11) мая в пятницу вечером. Убийство комиссара грозило жес¬точайшей расправой над монастырем. Тогда епископ Томский Анатолий призвал справедливо оценить все происходящее в духе братской любви и миролюбия12. Это кровавое событие стало широко известно даже за пределами города (сообщение об этом было и в газете «Правда» от 14 мая 1922 года , № 108).

    Продолжением истории стали арест и убийство большеви¬ками священника Николая Александровича Златомрежева. Некролог, напечатанный в «Сибирской жизни» от 6 июля 1918 года: «...Покойный Н. А. был чисто русской доброй души и, любя народ и зная его материальные и духовные нужды, болел душою за его будущее строительство, возмущался социальной неправдой и искал путей послужить народу. В 1915 году будучи студентом 4 курса Московского Ком¬мерческого института, Н. А. под влиянием общего патрио¬тического подъема поступает добровольцем в армию... Неся опасную и ответственную службу в разведочном отряде, Н. А. в боях под Молодечно был контужен в голову и, как негодный для дальнейшего несения военной службы, был освобожден от нее. Теперь Н. А. решается послужить род¬ному народу на поприще пастырства, понимая задачу пос¬леднего во всей его полноте.... И вот в 1916 году Н. А. посту¬пает на приходскую работу при томской Преображенской церкви.

    ...С наступлением свобод Н. А. не ограничивается церковною кафедрою, он говорит всюду, где представ-ляется случай: его речи, полные воодушевления, разда¬ются и на районных собраниях, и в профессиональных организациях, и в собраниях духовенства и мирян. Он говорит об общей спячке, когда гибнет родина... зовет всех к активной дружной работе, возмущается инертно¬стью и равнодушием к общему делу. И не удивительно, что когда открылось царство совдепа, Н. А. был отмечен вниманием большевиков. Они арестовали его и бросили в тюрьму, в одиночную камеру, где на его глазах приби¬ли дощечку со смертным приговором, желая таким обра¬зом «отрезвить» вредного агитатора против советской власти. Но Николай Александрович не поддался этим за¬пугиваниям и, получив освобождение по ходатайству прихожан, возмущенных грязной заметкой об их пасто¬ре, помещенной в пресловутой газете «Знамя Револю-ции», продолжал вести борьбу с врагами народного бла¬га. Между тем тт. Глузманы и К° вздумали грабить женс¬кий монастырь и на защиту беззащитных и запутанных бывших деревенских крестьянок-монахинь в числе пер¬вых явился Н. А. Конечно, такой дерзости не могла про¬стить ему горделивая совдеповская власть, и 28 мая Н. А. был арестован в своей квартире и отвезен в совдеп, откуда уже не возвратился. «Благожелатели народные», верно служа немецкому делу, расстреляли Н. А. вместе с другими борцами за счастье народа и столкнули в реку.

    Так насильственно оборвана молодая (Н. А. родился в 1892 г.), деятельная и полезная жизнь. Пройдут годы, ис¬тория впишет на черную свою страницу период больше¬вистской тирании, произнесет свой беспристрастный суд преступной власти, подсчитает, может быть, общее число жертв ее злодейства, подтвердит, что проклятие, посылае¬мое современниками этой разбойничьей власти, было впол¬не заслуженным, а пока приходится утешаться одною на¬деждою, что судьи-палачи... временно разбежавшиеся по укромным уголкам от народного гнева, в свое время от пуб¬личного и законного суда получат достойное по делам своим.

    Краток, но тернист был путь Н. А., умершего смер¬тью мученика, пусть же земля будет ему пухом» («Сибирс-кая жизнь», 1918 год, 6 июля). Похоронен о. Николай на кладбище мужского монастыря. Включен в синодик Петропавловской церкви г. Томска.

    А вот как описывает эти события Сергей Заплавный (томский писатель-коммунист) в своей книге «Рассказы о Томске»: «Накануне общего выступления белочехов в том¬ском женском Иоанно-Предтеченском монастыре... объе¬динились для совместных действий переодетые в монашес¬кое одеяние пепеляевцы, представители эсеровского под¬полья, кулаки из окрестных деревень. Уполномоченных Совдепа, реквизировавших продовольствие для детских домов города, они встретили ружейными залпами. Завяза-лась ожесточенная схватка, в которой погиб двадцатитрех¬летний комиссар по борьбе с контрреволюцией Дмитрий Кривоносенко»13. Имя комиссара Кривоносенко носит и сейчас одна из томских улиц.

    В это же время было множество неосновательных газетных выпадов и против епископа Томского Анатолия. Тем не менее, он, со своей стороны, принимал все меры к тому, чтобы при уча¬стии городских приходских советов все недоразумения, возни¬кающие при проведении в жизнь «Декрета о свободе совести», секвестрацию различных зданий церковного ведомства, изъятие архивов, метрик, бракоразводного делопроизводства и прочее улаживать без особых трений и без оружия в руках.

    1 июня 1918 года считается днем падения Томского со¬вдепа и учреждения антибольшевистского Временного Си¬бирского правительства14. Летом 1918 года шла жесточайшая гражданская война на территории Томской губернии. В но¬ябре 1918 года там установилось Сибирское правительство адмирала А. В. Колчака, которое держалось один год. За это время неоднократно поднимался вопрос в защиту Право-славной Церкви и её учреждений. Сибирское правительство приняло решение содержать духовные учебные заведения на средства казны. Однако вопрос о преподавании Закона Божия так и не был решен, так как новому правительству досталось вконец расстроенное финансовое хозяйство.

    23 июля 1918 году была создана и утверждена епископом Анатолием комиссия для испытания кандидатов на священно-церковные должности15. В августе 1918 года объявили набор в Томскую духовную семинарию, Епархиальное женское училище и мужское Духовное училище. С 1 по 13 сентября были назначе¬ны приемные испытания, и с 13 сентября церковного стиля дол¬жны были начаться занятия. Чувствовались большие материаль¬ные трудности учебных заведений. Правление семинарии про¬сило воспитанников взять с собой из дома простыни и наволочки в количестве не менее 2 смен, а также, по возможности, одеяло, подушку, т. к. многое из имеющегося обветшало. Плата за содер¬жание одного человека составляла 357 рублей16. Можно предпо¬ложить, что ив 1919 году объявлялся набор в эти учебные заведения.

    Поскольку Гражданская война затрудняла связь Патриар¬хии с отдаленными сибирскими епархиями, в ноябре 1918 года в Томске состоялось Сибирское церковное совещание при учас¬тии 13 архиереев, возглавлявших епархии Поволжья, Урала, Си¬бири и Дальнего Востока, а также 26 членов Всероссийского Со¬бора из духовенства и мирян, оказавшихся на территории, заня¬той войсками адмирала Колчака. Почетным председателем избрали митрополита Казанского Иакова (Пятницкого), который с 1920 года некоторое время будет управлять Томской епархией, а председателем — архиепископа Симбирского Вениамина (Му-ратовского). На совещании было образовано Временное Церков¬ное управление во главе с архиепископом Омским Сильвестром (Ольшанским). В Высшее Временное Церковное управление вош¬ли архиепископ Симбирский Вениамин (Муратовский), епископ Уфимский Андрей (Ухтомский), протоиерей Иаков Галахов (про¬фессор богословия и приват-доцент историко-филологического факультета Томского университета) и др.17

    Для борьбы с большевистскими бандами на территории Томской губернии, по благословению епископа Томского Анато¬лия, было учреждено братство Святого Креста. В «Церковном листке» № 17 был опубликован устав Братства18. Первый пункт гласил: «Братство Святого Креста учреждается для борьбы с боль¬шевизмом как в тылу, так и на фронте, для защиты веры и роди¬ны». Было решено создавать боевые дружины Святого Креста. Каждый член дружины принимал присягу перед Крестом и Еван¬гелием. Для членов дружины был учрежден восьмиконечный крест, который надевался поверх одежды.

    27 сентября 1919 года, в День Воздвижения Креста Господ¬ня, по благословению епископа Томского Анатолия, в церквах Томской епархии перед Литургией служили панихиды о всех по¬гибших в борьбе с большевиками архипастырях, пастырях, вож¬дях и воинах и прочих православных христианах. После литур¬гии в День Воздвижения и в последующие дни служили молебны о даровании победы христолюбивому воинству, а на проповедях призывали записываться в члены Братства и дружины Святого Креста.

    Однако осенью 1919 года началось отступление армии Кол¬чака. С ней на Восток уходили и многие священнослужители, уво¬зя и церковные реликвии. Вынужден был уехать и епископ Ана¬толий, известный своими призывами против большевиков. Осе¬нью 1919 года эвакуировалась с пароходом из Тобольска рака с мощами святителя Иоанна Тобольского, которую сопровождал протоиерей Тобольского кафедрального собора Хлынов. С 14 сен¬тября по 6 декабря мощи находились в Томске в Троицком ка¬федральном соборе19. По воспоминаниям Виктора Петровича Черепанова, в начале зимы 1919 года с крестным ходом рака была перенесена на железнодорожную станцию Томск I и отправлена в Иркутский Вознесенский монастырь, где находились мощи свя¬тителя Иннокентия Иркутского. Михаил Васильевич Каменский также сообщает, что перед приходом Красной армии его брат, епископ Анатолий Томский, увез мощи в Иркутск20.

    ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ В ТОМСКЕ С ВОССТАНОВЛЕНИЕМ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

    17 декабря 1919 года советская власть в Томске была вос¬становлена. Начались преследования участников Колчаковской армии и правительства. Всех священнослужителей подозревали в соучастии или сочувствии режиму Колчака и обвиняли в кон¬трреволюционной агитации против большевистского правитель¬ства. Заработали Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрре¬волюцией, спекуляцией и преступностью. В селе Казанское Ново-Кусковской волости арестовали несколько человек по обвинению в контрреволюции, в том числе 74-летнего священника Иоанна Васильевича Иваницкого. Его обвинили, прежде всего, в том, что он «усердно молился за белых и не желал отпевать красных».

    Священник Иоанн Иваницкий дал следующее показание: «В на¬шем селе были и красные, и белые. Мне все равно. Они между собой воевали. Был отряд Сурова. Он расстреливал крестьян. На меня пало подозрение, что давал им сведения, а на самом деле в эти дела я совершенно и никогда не вмешивался». По этому про¬цессу было расстреляно несколько человек. Иваницкого осуди¬ли на 5 лет «принудработ», но в связи с «преклонным» возрастом меру наказания изменили на условную, и в декабре 1920 года его освободили21. В это же время в селе Кожевникове арестовали и обвинили в контрреволюционной деятельности и подготовке во¬оруженного восстания священника Ефима Денисовича Байчева22. Его осудили на 5 лет «принудработ». Через несколько месяцев он был освобожден. В селе Монастырском был арестован молодой священник Павел Григорьевич Иванов. Поводом для ареста по¬служили две фотографии, на которых он красовался в офицерс¬кой одежде с барышней и один. Иванов сообщил, что офицером был его брат, в одежде которого он и покрасовался перед рукопо¬ложением, что в боях против Советской власти он не участвовал и в белогвардейской организации никакого участия не принимал. Ему поверили и освободили23.

    Пощадили в 1920 году и священника Ефима Платоновича Соловьева. Служил он с 1902 года в селе Чилино. За него заступи¬лись сельчане, охарактеризовав его как человека мирного, ни в какую политику не вмешивавшегося. 19 января 1920 года Томская Чрезвычайная комиссия вынесла решение о его освобождении, но уже на следующий день 20 января он снова был арестован. 8 апреля его амнистировали24. Он продолжал служить священни¬ком в своем же селе. Однако судьба о. Ефима сложилась траги¬чески. В 1931 году на него вновь завели «дело» и обвинили в доно¬сах на политических ссыльных в дореволюционный период. И снова, не найдя доказательства преступлений в его действиях, освободили25. В 1937 году ему припомнили все: и что он был ли¬шен избирательных прав в 1919 году, и что в прошлом имел свой дом, корову и прочее, и что сын его — священник, и зять — свя¬щенник, что дочь его поехала в ссылку вместе с мужем, и что са¬мого его много раз арестовывали, и что в настоящее время он не занимается общественнополезным трудом. 80-летний священник был расстрелян25.

    В то время чаще всего расправлялись без суда и следствия. Только иногда можно прочитать в каком-либо документе, что, например, «Молчановское временное ревбюро расстреляло 28 января 1921 года священника Белявского и католического ксен¬дза Грабовского»26. Немного «дел» сохранилось в архивах и все же можно видеть размах карательной деятельности советской власти с первых дней ее существования. В 1921 году по «делам» проходят сразу большие партии людей. Так, в «деле» священни¬ка Евсея Нестеровича Брынчика — 9 человек27, в «деле» священ¬ника Антона Ивановича Хох (по национальности поляк) — уже 22 человека28.

    К марту 1920 года в порядке реквизиции в городе Томске были уже отняты следующие здания: Духовная Семинария, Епар¬хиальное женское училище, Духовное училище, Духовная кон¬систория, Архиерейский дом, епархиальный дом. Результаты этих реквизиций оказались печальными. Правящий епархией (епар¬хия включала две губернии — Томскую и Алтайскую числом до двух с половиной миллионов людей) митрополит Иаков (Пятниц¬кий) был лишен мало-мальски сносного помещения. Из заявле¬ния представителей приходских советов г. Томска можно видеть, что он «принужден ютиться в холодной, темной комнате, лишен¬ной примитивных удобств и приспособлений даже в качестве квартиры. У него нет места для приема многочисленных проси¬телей, нет помещения для личной канцелярии». В еще худшем положении оказался Епархиальный совет. Он буквально был выб¬рошен на улицу, лишился всего инвентаря, канцелярских принадлежностей и средств: «В настоящее время он работает в невооб¬разимых условиях на хорах кафедрального собора, где ноги зяб¬нут в пимах, где сидеть приходится в шубах»29.

    После опубликования 30 августа (н. ст.) 1918 года Наркома¬том юстиции инструкции о порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» духо¬венство окончательно лишилось прав по управлению церковным имуществом30. Декретом ВЦИК от 12 июня 1920 года была введе-на обязательная «регистрация» всех религиозных общин. Общи¬ны, не получившие разрешение на свое существование от мест¬ных органов власти, ставились вне закона. Так как Церковь ока¬залась отделенной от государства, которое присвоило себе право на ее здания и на все ее имущество, объявив его всенародным достоянием, религиозным общинам теперь требовалось заклю¬чать договора на право пользования зданием и всей церковной утварью. Делалось это так. Сначала группа верующих, не менее двадцати человек, просила о регистрации в горисполкоме (или райисполкоме, если регистрировалась сельская церковь) своей религиозной общины.

    Все члены этой группы должны были за¬полнить на себя анкеты. Если члены «двадцатки» устраивали ис¬полнительную власть, то составлялся типовой договор о переда¬че здания храма группе верующих, и им выдавали свидетельство о регистрации. Основным содержанием договора являлись обя¬зательства религиозной общины по содержанию храмового зда¬ния и церковного имущества, за которые они несли материаль¬ную ответственность, и обещания, что все переданное им будет использовано исключительно для удовлетворения религиозных потребностей и против советской власти или отдельных ее пред¬ставителей31. Таким образом, единственным правомочным орга¬ном, имеющим право получать от государства в аренду храмовое здание и прочее церковное имущество, была объявлена «двадцат¬ка» мирян. Советская власть начала перепись храмов, инвентарную опись их имущества, ставила вопрос о «возможной утилизации церквей»32.

    20 апреля 1920 года вышел приказ Томского уездного рево¬люционного комитета № 102, постановившего все существующие до настоящего времени в правительственных и общественных учреждениях домовые церкви закрыть (их было более двадцати).

    Из документов Государственного архива Томской области (ГАТО Ф. 430. On. 1. Д. 181) известно, что в 1919— 1920 годах были закрыты следующие домовые церкви:
    1. Домовая церковь при бывшем Архиерейском доме.
    2. Церковь при тюрьме № 1.
    3. Церковь при тюрьме № 2 (снесена).
    4. Церковь при тюрьме № 3.
    5. Церковь при больнице.
    6. Церковь при бывшем военном лазарете.
    7. Церковь при бывшем Владимирском приюте.
    8. Церковь при бывшей мужской гимназии.
    9. Церковь при женской гимназии.
    10. Церковь при университете.
    11. Церковь при факультетских клиниках.
    12. Церковь при Учительском институте.
    13. Церковь при бывшем Духовном училище.
    14. Церковь при бывшей Духовной семинарии.
    15. Церковь при бывшем старом Епархиальном училище.
    16. Церковь при новом Епархиальном училище.
    17. Часовня на Архимандритской заимке (Белобородово).
    18. Часовня на даче «Ключи».
    19. Часовня на даче бывшего купца Фуксмана (Степановка).
    20. Часовня на спичфабрике бывшего купца Кухтерина.
    21. Часовня в психбольнице.

    В мае 1920 года ректором Томского университета профес¬сором А. П. Поспеловым был возбужден вопрос об оставлении при университете домовой церкви. Однако ходатайство ректора, как противоречащее смыслу декрета об отделении Церкви от го¬сударства и школы от Церкви, отклоненили33.

    При изъятии церковного имущества Владимирской домо¬вой церкви при детском приюте был выселен и священник из причтового дома34.

    Ярским волостным исполнительным комитетом была раз¬рушена часовня, поставленная на месте сгоревшего храма в селе Ярское35. Постановлением Томского губернского революционного комитета от 30 сентября 1920 года закрыли приходскую церковь на спичфабрике «Заря». И хотя губюстотдел просил фабричный комитет все богослужебное имущество закрытой церкви пере¬нести в склад воскового отдела Совета народного хозяйства и при¬нять самые тщательные меры к сохранению в целости36, ничего из богатого имущества церкви, построенной в 1908 году купцами Кухтериными для своих рабочих, не уцелело. Храмовое здание возвратили верующим только в 1993 году, когда оно уже находилось в полуразрушенном состоянии.

    Газета «Знамя революции» за 23 мая 1920 года печатает по¬становление губревкома о переименовании улиц. Им стали давать революционные названия. Духовская улица была переименована в улицу К. Маркса, Соборная площадь — в площадь Революции, Мо¬настырский переулок — в переулок Плеханова, и так далее. В июле 1920 года была проведена национализация всех клад¬бищ, принадлежащих церквам и монастырям всех верований и вероисповеданий37. В августе ликвидировали сельхозартель «Труд и братство», находящуюся на заимке Архимандритской, так как она состояла из монашествующих мужского монастыря и до сих пор «сохра¬няла связь с монастырем, являясь по существу религиозной об¬щиной». Весь «живой и мертвый» инвентарь артели, жилые и хозяйственные постройки, произведенные посевы, снятый уро¬жай сена, запасы продовольствия и фуража, упряжь и другие принадлежности хозяйства передали совхозу № 6. Всех трудоспо¬собных членов артели в порядке трудовой мобилизации отпра¬вили рабочими в этот же совхоз38.

    Решением волостного исполнительного комитета села Бо¬городское были выселены из церковного дома для причта священ¬ник и псаломщик. Дом передали под канцелярию и общежитие милиции четвертого района Томского уезда39. В это время отби¬ралось все, что понравится. Юрьевский волисполком Мариин-ского уезда ходатайствует о разрешении на реквизицию пиани¬но у местного священника с. Боготол Аркадия Коронатова, «без которого их народный дом не мог существовать»40.

    Однако советское правительство еще встречало сопротив¬ление на свои действия против Церкви среди простых людей. Например, в селе Инкино священнику предложили освободить дом под школу, а он отказался. Сход постановил дом священника оставить в его распоряжении. При этом мужики чуть не побили секретаря исполкома. Пришлось Нарымскому райисполкому «ко¬мандировать товарища ликвидировать этот инцидент»41. А в по¬селке Юрга на общем собрании Юргинского общества потребителей народ пожертвовал 1000 рублей на строительство церкви42. Из сводки начальника милиции 3-го районного Управления Том¬ской уездной милиции мы узнаем о недовольстве крестьян исключением из школьной программы предмета «Закон Божий». Крес¬тьяне спрашивали местных учителей, почему запретили в школе преподавание «Закона Божия»: «Это коммунисты не признают Бога, говорили они, а им нужен "Закон Божий", так как они веру¬ют в Бога»43.

    Священнослужители в 1921 году еще как-то приспосабли¬вались к новому большевистскому правительству. Даже имели некоторую смелость, чувствуя значительную поддержку со сто¬роны верующих, и проявляли некоторую активность. Однако Губ-чека обращали внимание на жизнь Церкви и замечали всякую активность со стороны священнослужителей. Можно привести два меморандума Томского губчека, составленные в декабре 1921 г.

    Меморандум № 15 от 1-го декабря 1921 г.

    «После докладов и диспута на религиозную тему т. Ярославского (Губельмана Минея Израильевича),. право¬славное духовенство сильно встревожено. В каждой церк¬ви после окончания богослужения священники говорят проповеди, которые призывают народ не верить безбож¬никам коммунистам. Кроме того, лучшие силы духовенства брошены на агитационную борьбу по религиозным вопро¬сам. Для этого устраиваются доклады и лекции, которыми стараются внушить слушателям, что тов. Ярославский — безбожник и лжец, и призывают граждан не верить таким людям, как тов. Ярославский. Подобными лекторами выс¬тупали следующие: священники Иван Диванов, Петр Бли¬нов, Галахов (бывший профессор) и Александр Карелин (бывший священник) и другие, которых имена еще не вы¬яснены. Посещаемость каждой лекции выражается цифрой 200 — 300 человек, с возражениями из числа присутствую¬щих никто не выступает. За последнее время епархиальным правлением по всем благочиниям Томской и Ново-Николаевской губерний выпускаются в большом количестве воззвания к крестьян¬ству с призывом идти на богословские курсы, которые от¬крываются в г. Томске с 14 декабря 1921 г.

    Во всякой переписке духовенство применяет время исчисления по старому стилю. По настоянию Епископа Виктора, во многих церквах гор. Томска преподаются уроки Закона Божия детям, посе¬щаемость этих уроков пока не выяснена. Епископ Виктор настойчиво требует от священников уездов Томской губернии обязательное преподавание уроков Закона Божия, причем каждый священник обязан периодически давать отчет об исполнении им распоряжения Епископа Виктора».

    На меморандум дана следующая разработка: «За лекциями и докладами духовенства ведется аген¬турное наблюдение»44.

    Через несколько дней появляется новый меморандум: «Из наблюдений за последнее время за православ¬ным духовенством установлено, что попы чувствуют себя за последнее время более свободно, развязнее. Новый Епис¬коп Виктор оживил жизнь епархиального управления, под его непосредственным руководством с 1-го декабря (стар, с.) открываются в Томске курсы по подготовке сель¬ских священников. Духовенство реально действует на массы, главным образом крестьянские, и под их диктовку крестьяне выно¬сят резолюции об обязательном преподавании Закона Бо¬жьего для детей-учеников.

    Используя момент голода Поволжья, они приняли большое участие в агитации на пожертвования в пользу голодающих. Причем в проповедях подвергают как главную причину голода — бедствие народа из-за его неверия в Бога, который и наказывает.

    В этих же проповедях в искусно подобранных выра¬жениях можно прочесть между строк определенную аги-тацию против коммунистов, как их и называют даже лже¬пророками, которые все стирают на своем пути и ведут на¬род к гибели. "А посему братья православные не верьте им и гоните их от себя, как борются с ними святые отцы". Или такие выражения: "что вот коммунисты не веруют в Бога и говорят, что Бога нет, а Он дает знать о Себе, вот вам дока¬зательство — голод в Поволжье, где люди забыли Бога, и Бог их наказывает". Разработка: "Ведется дальнейшее наблюдение за духовенством через осведомительный аппарат на предмет выявления их систематических приемов похода против коммунистов, и при появлении таких явлений активные влиятельные эле¬менты будут изъяты"»45.

    Трудно предположить, какое время существовали курсы по подготовке священнослужителей, однако в обвинительном зак¬лючении по делу протоиерея Иоанна Алексеевича Ливанова есть сведение, что он являлся преподавателем пастырских курсов в 1924 году46. А в деле Алексея Владимировича Киселева из дерев¬ни Гусева Кривошеинского района есть сведение о том, что в феврале 1931 года он выехал в Томск на священнические курсы, в феврале же вернулся с назначением на должность священника и через два месяца был арестован за попытку создания церков¬ной общины47.

    В 1920 году еще оставались выходными днями, кроме вос¬кресных дней, религиозные праздники: Рождество — 2 дня, Пас¬ха — 2 дня, Духов день — 1 день, Благовещение — 1 день, Преоб¬ражение — 1 день, Вознесение — 1 день, Успение — 1 день и Кре¬щение — 1 день. Для лиц неправославного вероисповедания предоставлялись другие выходные дни из расчета не более 10 в году48.

    ИЗЪЯТИЕ ЦЕРКОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

    Первая Мировая война, революция и непрекращающаяся гражданская война разрушили экономику и сельское хозяйство России. Люди изнемогали от непосильных налогов, продналогов, продразверсток, самообложений и др. В довершение всех бед, обрушившихся на Россию, летом 1921 года в Поволжье, Приура-лье, на Кавказе, в Крыму, на юге Украины разразилась жестокая засуха. В 34 губерниях России царил голод, к маю 1922 года голо¬дало уже 20 млн человек, около миллиона скончалось, 2 млн де¬тей осталось сиротами. Церковь не могла не откликнуться на людское горе. Патриарх Тихон обратился к своей пастве, к Вос¬точным Патриархам, к папе Римскому и к другим зарубежным епископам с посланием, в котором призывал провести сбор про¬довольствия и денег для оказания помощи голодающим. 21 июля 1921 года под председательством Патриарха Тихона был органи¬зован «Всероссийский комитет помощи голодающим» (Помгол).

    Помгол распределял помощь голодающим, в том числе и ту, что поступала из-за рубежа. Священнослужители начали сбор пожер¬твований среди своей паствы. Но 27 августа ВЦИК декретом рас¬пустил этот комитет и конфисковал собранные средства. Была запрещена всякая самостоятельная деятельность служителей Церкви по сбору пожертвований. Вместо Помгола стала действо¬вать государственная Центральная комиссия помощи голодаю¬щим при ВЦИКе. В декабре она обратилась к Патриарху с призывом к пожертвованию ценностей, принадлежащих Церкви, на нужды голодающих. Патриарх Тихон 19 февраля 1922 года писал, что «мы нашли возможным разрешить церковно-приходским общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церков¬ные украшения и предметы, не имеющие богослужебного упот¬ребления, — о чем и оповестили православное население»49. Тем не менее 23 февраля 1922 года Президиум ВЦИК издал Декрет об обязательном изъятии всех церковных ценностей. Началось изъя¬тие священных сосудов и других богослужебных предметов. На этот декрет Патриарх Тихон ответил, «что подобный акт являет¬ся актом святотатства и Мы священным нашим долгом почли вы¬яснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем вер¬ных чад наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких об¬стоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертво¬ваниям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были от¬кликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они дей¬ствительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим.

    Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, упот¬ребление коих не для богослужебных целей воспрещается кано¬нами Вселенской церкви и карается Ею как святотатство —• ми¬ряне отлучением от Нее, священнослужители — извержением из сана (73-е правило Апостольское, 10-е правило Двукратного Все¬ленского Собора)»50. В другом указе Патриарх Тихон пишет: «Мы с гневом отвергаем и караем отлучением от Церкви даже добро¬вольное пожертвование священных риз и чаш: важно не что да¬вать, а кому давать... Мы разрешаем отдавать только лом и под¬вески с образов...»51. Патриарх хорошо осознавал, что отобран¬ные церковные ценности скорее всего не пойдут на спасение голодающих. В то же время он очень беспокоился, что невоспол¬нимо будут утрачены сокровища старины52.

    То, что акция по изъятию церковных ценностей была на¬правлена не на спасение голодающих, теперь стало известно из секретного письма председателя Совнаркома В. И. Ленина В. М. Молотову от 19 марта 1922 года: «...Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятия церковных ценностей с самой бешеной и беспо¬щадной энергией, не останавливаясь перед давлением ка¬кого угодно сопротивления. Нам во что бы то ни стало не¬обходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золо¬тых рублей...

    Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий... Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели думать»53.

    По всей стране начались процессы, на которых священнос¬лужители и миряне обвинялись в сопротивлении проведению в жизнь декрета об изъятии церковных ценностей. В Томске до марта 1922 года почти в каждом номере газеты «Красное Знамя» печатаются сообщения о кошмарном голоде в Поволжье, об эпидемии тифа в самом Томске. Приводятся сведе¬ния о пожертвованиях. Нагнетается мнение, что Томское священ¬ство тоже должно сдавать церковные ценности. 13 марта газета сообщает о «небывалом митинге» в Томском дворце труда тысяч верующих, которые требуют передачи драгоценностей голодаю¬щим: «Выступает Макаренко. По мере выступления, аудитория приходит в неописуемое волнение... многие плачут, стыдливо вытирая глаза, женщины рыдают навзрыд. От духовенства три¬буну занимает о. Макарий Торопов — призывает отдавать цер¬ковные ценности: "Мать съедает дитя, слышите, православные, то дитя, которое она носила под сердцем"... Потом снова Мака¬ренко. Он сообщает, что в России 52 тысячи церквей, 418 монас¬тырей мужских и 406 женских, они имеют несметные богатства, они должны спасти Поволжье. Зачитывается резолюция. "За" — лес рук и все дружно запели: "Смело, товарищи, в ногу..."». Пос¬ле митинга, «шипя выползают из зала многотысячного собрания темные элементы... Сзади пение... режут слух им, они поднима¬ют воротники, втягивают собачьи шеи...» и подпись «Око».

    14 марта 1922 года выступил епископ Томский Виктор (Бо¬гоявленский). Он разрешил сдачу всех, не используемых в бого¬служении, ценностей54. 20 марта 1922 года было принято Постановление Совета градо-Томской Иоанно-Лествичнической церкви (настоятель о. Петр Блинов) о передаче в пользу голодающих серебряного сосуда, лжицы, звездицы, дискоса, одной тарелоч¬ки, одного большого креста и одного малого55.

    На закрытом заседании президиума губкома от 28 марта 1922 года председателем комиссии по изъятию ценностей был назначен председатель Томского губисполкома Н. П. Теплов56. 2 апреля Теплов вызвал к себе епископа Виктора по вопросу об изъятии ценностей у Церкви. 5 апреля 1922 года в Троицком со¬боре приступили к изъятию «части народного состояния, пере¬данного во временное пользование верующим» и сообщили, что «комиссии натолкнулись на срыв работы»57. В то же время насто¬ятель собора профессор богословия Томского университета про¬тоиерей Яков Яковлевич Галахов рассказывал позже: «Декрет стал нам известен только 4 апреля, а инструкцию не зачитали, когда начали изъятие ценностей с собора». В томской газете «Красное знамя» начинают печатать Бюллетени по изъятию цер¬ковных ценностей.

    Бюллетень № 158 Из Кафедрального собора изъяли: золотой крест весом 149 золоти, с камнями (бриллиантов 126, изумрудов ПО),
    две покрышки с Евангелия, первая 17 фунтов 77 золоти.,
    вторая — 5 фунтов 12 золоти.,
    сосуд потир с прибором, весом 7 фунт. 40 золоти.,
    серебряные дикирии и трикирии,
    4 панагии,
    посох серебряный,
    блюдо и кувшин серебряные (умывальник), 2 серебряных блюдечка.
    Из Крестовоздвиженской церкви Архиерейского дома изъято: 6 серебряных крестов,
    три потира — 1 большого размера и 2 малых, 2 лжицы,
    2 звездицы,
    3 дискоса, 2 серебряных тарелочки, 6 серебряных ковшичков для тепла, серебряный ковчег,
    сломанная 3-местн. лампада, серебряный поднос, панагия с камнями,
    Евангелие большого размера и 2 малых в серебряных обложках.
    Из Иоанно-Предтеченского монастыря изъято: 3 потира, 1 большой и 2 малых с прибором,
    2 ковшичка,
    3 звездицы, 3 лжицы,
    3 дискоса,
    6 тарелочек, серебряное блюдо и стаканчик (бокал), 3 серебряных больших креста и 2 — средних, 3 дарохранительницы (большого размера, малого и средне¬го),
    3 серебряных крышки с Евангелий (Евангелия взяты из крышек игуменьей монастыря лично, изъяты только одни крышки),
    2 серебряных кадила, серебряные дикирии и трикирии,
    4 серебряных лампады.
    Из каменной синагоги изъято: 10 досок скрижалей завета, 6 указателей,
    1 бокал,
    2 серебряные стоянки, 1 серебряная корона.
    Из синагоги второго прихода:
    1 серебряная корона.
    Из синагоги третьего прихода: 4 серебряные короны,
    2 серебряных подсвечника,
    3 указателя,
    4 доски скрижалей завета, 1 серебряная кружка,
    1 серебряный бокал.
    Подпись: Председатель комиссии, член ВЦИКА Н. Теплов
    Бюллетень № 259

    Из Иоанно-Предтеченской церкви изъято: 2 малых серебряных креста, 1 большой серебряный крест, 1 потир с прибором, 1 серебряное кадило. В отношении серебряных риз на 2 иконах приход¬ской совет во главе с настоятелем П. Блиновым обязуются доставить после Пасхи.

    Из Петропавловской церкви изъято: 3 больших креста, 1 большой потир, дискос, звездица, ковш, лжица — серебряные.

    Настоятель Н. Климов обязуется после Пасхи доста¬вить ризы с икон.

    Из Троицкой церкви изъято: 1 большое Евангелие, 1 большой крест, весом 1 фунт 33 зол., 3 малых потира, 2 из них с полным прибором, серебряный трехсвечник, серебряное кадило. Настоятель иерей Васильев обязуется доставить пос¬ле Пасхи ризы с икон.

    Из Преображенской церкви изъято: 1 дарохранительница серебряная, 3 креста — серебряные, 1 потир с прибором, 5 серебряных лампад, 1 серебряное кадило, 1 Евангелие с серебряными крышками.

    12 апреля опубликован Бюллетень № З60 об изъятии цер¬ковных ценностей из Благовещенского собора, Алексеевского мужского монастыря и Никольской церкви. 13 апреля «Красное знамя» сообщает, что в Кафедральном соборе профессор Я. Я. Га-лахов, настоятель церкви и член приходского совета Беликов за-явили, что они отдадут ценности только подчиняясь вооружен¬ной силе и насилию. В Богоявленской церкви «священник Лебе¬дев держал себя так, как будто сам Бог дал ему инструкцию убивать голодающих...». И тут же сообщение о митинге в 400 че¬ловек на станции Томск II — «Трудящиеся Томска требуют изъя¬тия драгоценностей».

    Бюллетень № 4 сообщал об изъятии церков¬ных ценностей из Духосошественской и Воскресенской церквей. Следующий бюллетень № 561 сообщает об изъятии ценностей из Николаевской церкви на станции Томск II, Сретенской, Знамен¬ской, Богоявленской, Вознесенской кладбищенской и старооб¬рядческой Успенской церквей. Похвалили священника Евгения Удинцева, который с честью справился со своей задачей, присут¬ствовал во все время изъятия ценностей в синагоге. «Красное знамя» за 25 апреля сообщает первые итоги изъятия:

    История Томской епархии в период с 1917 по 1940 год Кафедральный собор Крестовоздвиженская церковь Иоанно-Предтеченский жен. м. Иоанна-Лествичника церковь Петропавловская церковь Троицкая церковь Преображенская церковь Благовещенский собор Алексеевский муж. монастырь Никольская церковь Духосошественская церковь Воскресенская церковь Богоявленская церковь Вознесенская церковь Успенская (старообрядческая) Николаевская ж.д. церковь Сретенская церковь Знаменская церковь Римская католическая Синагоги ИТОГО:
    37 фунт. 91 золоти, б ден.
    37 фунт. 18 золоти.
    64 фунт. 27 золоти. 72 ден.
    5 фунт. 76 золоти.
    8 фунт. 53 золоти. 48 ден. 16 фунт 42 золоти. 48 ден. 26 фунт. 92 золоти. 72 ден.
    30 фунт. 33 золоти. 39 фунт. 31 золоти. 24 фунт. 54 золоти. 21 фунт. 11 золоти.
    33 фунт. 76 золоти.
    34 фунт. 18 золоти. 24 ден. 53 фунт. 75 золоти.
    1 фунт. 84 золоти. 84 ден. 4 фунт. 11 золоти. 72 ден.
    6 фунт. 95 золоти. 48 ден. 21 фунт. 37 золоти. 12 ден. 1 фунт. 67 золоти. 48 ден.
    31 фунт. 71 золоти. 72 ден.
    12 пуд 22 фунт. 13 золоти. 6 ден.
    8 мая газета «Красное знамя» сообщает, что еще 22 пуда ценностей изъяли в Томске. Губернской комиссией по изъятию церковных ценностей было предложено всем религиозным об¬щинам сдать серебряные ризы с икон после Пасхальной недели (т.е. на Фоминой неделе) в Томский губфинотдел. После чего ко¬миссия должна была проверить на месте, согласно описей, пра¬вильность сдачи...
    До 5 мая сдали следующие церкви:
    Иоанно-Лествичника      2 ризы        весом 2 фунта 59 з. Духосошественская        51 ризу       весом 4 пуда 7 ф. 7 з. Знаменская 9 риз весом 1 пуд 16 ф. 28 з.
    22 ризы 25 риз 12 риз 20 риз 14 риз 12 риз 17 риз
    Благов ещенская
    Женский монастырь
    Сретенская
    Никольская
    Воскресенская
    Богоявленская Мужской монастырь весом 2 пуда 9 ф. 61 з. весом 1 пуд 28 ф. 61 з. весом 35 ф. 74 з. весом 4 пуда 11 ф. 8 з. весом 3 пуда 38 ф. 51 з. весом 2 пуда 13 ф. 26 з. весом 3 пуда 12 ф. 53 з.

    Раздели и обезобразили 184 иконы. Все, с такой любовью изготовленные русскими талантами произведения искусства измеряются в пудах, фунтах и пр. ИТОГО изъяли: 22 пуда 17 фунтов 80 золоти. (359 кг).

    В женском монастыре из ризы иконы св. Иннокентия Ир¬кутского вынуто 27 маленьких бриллиантов, 66 (?), 2 альмандина, 1 гранат. На иконе Благовещения изъято 2 бриллианта и 90 алма¬зов, на иконе Тихона — 14 мелких бриллиантов.

    Епископ Виктор призывает священников говорить о голо¬де и жертвовать. Газеты его саркастически высмеивают, что на¬конец-то он раскачался, что уже почти год, как все граждане Со¬ветской России узнали о том, что поля Поволжья выжжены солн¬цем... А по церквам продолжают выбирать все, что удается. Тут же ругают священника Преображенского храма о. Николая Кли¬мова за то, что он отказался дать ключи от ларя, стоявшего в алта¬ре, и сказал, что там его личные вещи, которые он прячет от со¬ветской власти, а ключ у больного о. Сиротинского.

    Передовица «Красного знамени» № 98 за 9 мая «Черносо¬тенная клика» продолжает ругать Церковь, которая не только не хочет молиться о власти (советской), но и «прямо подрывает дело помощи голодающим...». Сообщается, что в Калуге изъято 580 пудов серебряных и золотых изделий, в Вятке — 219 пудов, в Во-ронеже — 168 и т. д. Не щадит газета и сторонника обновлен¬цев епископа Гавриила (Воеводина): «...Забитое, жалкое и бесха¬рактерное существо — таково первое впечатление при взгляде на епископа Гавриила. Невольно возникает вопрос — неужели за этим духовным убожеством идут верующие, имеющие здоро¬вую голову на плечах... Эта безвольная фигурка, нервно заерзав на стуле, забегав глазками, скороговоркой со словами "...прости¬те Бога ради..." начал излагать, что на сей предмет он, видите ли, своего взгляда не имеет, что с точки зрения церковного писания и психологии верующих это весьма тяжелая операция (изъятие ценностей)... в головы верующих не укладывается, что из священ¬ных сосудов будут перелиты портсигары... Прямой противопо¬ложностью епископу Гавриилу является профессор Галахов — настоятель собора... Держится настороже, он объясняет, что изъя¬тие церковных ценностей производилось в III веке по P. X., при епископе Иакове принудительным путем, второй раз в VII веке с согласия епископа Ираклия и третий раз в начале XVII века, ког¬да ценности были сданы добровольно Троице-Сергиевой лаврой (на уплату жалования казакам)... Пассивность Томского духовен¬ства он объясняет неполучением директив от своей церковной власти...»62. В газете за 13 мая извещается, что в Томске изъято уже 40 пудов ценностей (из доклада тов. Теплова пленуму Томского губисполкома). Закрытое заседание президиума Томского губко-ма от 21 мая 1922 г. постановило принять все меры, чтобы кампа¬ния по изъятию церковных ценностей была завершена к 1 июня.

    В каждом номере газеты «Красное знамя» стыдят, ругают, чернят Церковь: «Епископ Макарий (Невский) — организовал черную сотню, которая подожгла Королевский театр», «прото¬иерей Климов во времена колчаковской реакции образовал вой¬ско "Святого креста" и призывал с оружием в руках идти против большевиков», «лжепророки», «кому нужна церковь», припоми¬нают, что Церковь повинна в убийстве комиссара Кривоносен¬ко, когда тот приехал за хлебом в женский монастырь, клеймят контрреволюционные выступления Патриарха Тихона и об «об¬манах» при вскрытии мощей. 22 мая сообщают в передовице, что «54 человека — Московских духовных пастырей разного калиб¬ра предстанут перед судом ревтрибунала», что Патриарх Тихон арестован и предстанет перед судом.

    27 мая 1922 года «Красное знамя» на первой странице по¬мещает статью: «Попы и капиталисты перед судом ревтрибуна¬ла», в ней сообщение от Томского губюста о том, что профессор Галахов, настоятель Кафедрального собора, находящегося на пло¬щади Революции, церковный староста Наумов, врач Беликов, гражданин Лебедев обнаружили попытку не подчиниться комис¬сии по изъятию церковных ценностей, вступили в излишние бес¬цельные контрреволюционные пререкания об отсрочке сдачи некоторых ценных предметов религиозного культа... Кроме того, в этом же соборе с июля 1921 года находились на хранении цер¬ковные ценности домовой церкви Университета. Заключение — арестовать всех... Подпись: Томский губернский отдел юстиции. В этом же номере другая статья — «К процессу профессора Гала-хова и других»: «Томгубюст раскрыло явную попытку контрре¬волюционных действий Томского духовенства оказать противо¬действие изъятию церковных ценностей и тем самым вызвать проявление открытого враждебного отношения к советской влас¬ти. Верный оплот династии Романовых, преданнейшие служите¬ли Деникина, Юденича... создавшие для поддержания Колчака дружины Креста и полумесяца... Ревтрибунал, как орган дикта¬туры пролетариата, должен беспощадно всех покарать...»63.

    31 мая газета сообщает, что в Томске есть и честные свя¬щенники: протоиерей Воскресенской церкви Федор Смиренский, священник Вознесенской церкви Евгений Удинцев и священник Духосошественской церкви Иван Завадовский (все из обновлен¬ческого направления) — они отдали ценности. 3 июня она пишет, что священник Завадовский из Духосошественской церкви при¬нес еще что-то из утаенного.

    В конце мая арестовали и епископа Виктора и предали суду ревтрибунала. Отныне все последующие номера газеты «Крас¬ное знамя» будут муссировать вопрос о контрреволюционном священстве. Передовица за 8 июня называется: «Контрреволю¬ция под церковным флагом» — о суде над епископом Виктором и «его приспешниках». 7 июня газета сообщает, что в Знаменской церкви была устроена враждебная демонстрация толпой кликуш во время работы комиссии... Настоятель храма протоиерей Васи¬лий Юрьев сказал, что «это мы не можем сдать, просим оста¬вить»... Поведение комиссии было корректным, они удалились, отдав категорическое распоряжение сдать ризы. Протоиерею В. Юрьеву предъявляется обвинение: «срыв дела помощи голода¬ющим». Протоиерею Константину Лебедеву, настоятелю Бого-явленской церкви, тоже предъявляется обвинение: «активное противодействие изъятию ценностей». На допросе он заявил: «У меня нет уверенности, что соввласть употребит все изъятое в пользу голодающих, так как доверять всем, стоящим у власти, я не могу...», что «священные сосуды не могут использоваться на сторонние цели... мне было больно видеть, что к сосудам будут прикасаться неосвященными руками»64.

    В каждом номере местной газеты сообщается о суде над церковниками, обещают, что суд будет не над верой Православ¬ной, что глубоко верующие должны с доверием отнестись к нему. 15 июля «Красное знамя» № 154 пишет: «На скамье под¬судимых сидят князья церкви, открыто выступившие против изъятия ценностей. Каждый труженик еще раз увидит лицо контрреволюции под церковным флагом, а трибунал воздаст им по заслугам. Сегодня начался суд над Томским духовенством во главе с епископом Виктором, обвиняемым в тягчайшем пре¬ступлении против трудящихся масс Советской России... под¬лость их действий...» и все в таком же духе. 17 июля 1922 года обнародован список всех арестованных по «Делу томских цер¬ковников»:
    Богоявленский Всеволод Семенович,
    Лебедев Константин Владимирович
    Никольский Александр Иванович
    Хитровский Михаил Яковлевич
    Галахов Яков Яковлевич
    Климов Николай Степанович
    Попов Илья Константинович
    Беневоленский Александр Иванович
    Юрьев Василий Павлович
    Попов Вячеслав Вячеславович
    Стацевич Борис Семенович
    Никольский Павел Васильевич
    Такжин Николай Викторович
    Беликов Степан Иванович
    Лебедев Павел Александрович
    Бухтияров Николай Михайлович он же епископ Виктор, протоиерей, настоятель Богоявленской церкви, протоиерей, настоятель Преображенской церкви, настоятель Никольской церкви и личный секре¬тарь епископа Виктора, протоиерей, настоятель кафедрального собора, бывший профессор богословия Томского университета, протоиерей, настоятель Петропавловской церкви, он же архимандрит Ираклий, наместник мужского монастыря, протоиерей, ключарь Нового собора, протоиерей, настоятель Знаменской церкви, священник Богоявленской церкви и жилсанинспек-тор,
    священник ст. Юрга и ст. Тутальск,
    священник в с. Тисуль Мариинского уезда, педагог, бывший стат. советник, член приходско¬го совета Богоявленской церкви,
    врач, бывший преподава¬тель университета, член приходского совета Троицкой церкви, портной, член приходско¬го совета Кафедрального собора,
    67 лет, торговец, домовла¬делец, владелец кошмо-варной мастерской, староста Знаменской церкви,
    Нестеров Платон Гаврилович
    Наумов Михаил Федорович
    Рудик Иван Валерианович
    Крычев Сергей Васильевич
    Сетин Ефим Алексеевич
    Вахромеев Александр Прокопьевич
    Ганьшина Елена Федоровна Зевакин
    Федор Поликарпович Зевакина
    Анна Дмитриевна Зевакина
    Агафья Ниловна Боянова
    Екатерина Семеновна Кабанова
    Марианна Ивановна Дворников
    Федор Иванович Токарев
    Иван Федорович Анфилагов
    Дмитрий Федорович Лекуб
    Мария Давыдовна  Казаков Иван Степанович 58 лет, домовладелец, бывший рыботорговец, староста Богоявленской церкви, 47 лет, бывший приказчик старого кафедрального собора, 48 лет, домовладелец, служащий кожзавода № 2, 52 года, из крестьян, член приходского совета Тутальской церкви, 52 года, из крестьян, член приходского совета Тутальской церкви, 69 лет, крестьянин из села Тутальского, 34 года, крестьянка из села Тутальского, 62 года, крестьянин из села Тутальского, 50 лет, крестьянка из села Тутальского, крестьянка из села Тутальского, 30 лет, крестьянка из села Тутальского, 45 лет, крестьянка из села Тутальского, 60 лет, крестьянин,староста церкви села Тисуль,53 года, диакон церкви в с. Тисуль, 56 лет, крестьянин, член приходского совета Тисульской церкви, 44 года, бывшая дворянка, 52 года, домовладелец, служащий лесопильного завода.

    Обвинительное заключение очень длинное и неоснователь¬ное. Сообщается, что «революция перестроила всю жизнь на но¬вых началах, изменила прежнее положение классов общества и тем самым вызвала борьбу против себя контрреволюции, явной и тайной, со стороны прежних привилегированных классов, лишенных революцией своих преимуществ.

    В лагере контрреволю¬ции оказалось духовенство так называемой православной церкви... В пределах Томской губернии Управляющий Томской епархией Виктор, в миру гр. Богоявленский Всеволод, контрреволюционную линию поведения, по указанию Патриарха Тихона, проводил с самого появления своего во главе Томской епархии с июня 1921 года. Получив высшее духовное образование в Петрограде (Духовную академию), гр. Богоявленский до 1920 года состоял чи¬новником царизма, дослужился до генеральского чина на поли¬цейской педагогической должности. При Колчаке продолжал свою карьеру на этом поприще и в конце 1920 года пошел по пути духовной карьеры, пополнив ряды контрреволюционеров среди духовенства высших кругов. Приехав в Томск по назначению Патриарха Тихона, вопреки декрету об избрании духовенства верующими, Богоявленский, под именем епископа Виктора, осу¬ществляет здесь, по приказаниям свыше, обход декрета об отде¬лении церкви от государства. Он присвоил себе право назначе¬ния, смещения и увольнения членов Епархиального управления, настоятелей церквей, членов причта, производя это помимо воли и желания верующих, руководствуясь только своими контррево¬люционными симпатиями. Духовенство либеральное, стремяще¬еся к реформе церкви в духе современности, преследуется епис¬копом Виктором...».

    Всем арестованным было предъявлено весь¬ма серьезное обвинение в том, что «...исполняя исходящее от Патриарха Тихона послание, в качестве директив центра контр¬революционной организации духовенства, так называемой пра¬вославной церкви, — они, по предварительному между собой со¬глашению, с контрреволюционной целью срыва помощи голодаю¬щим Поволжья умышленно злостно оказывали противодействие органам власти при изъятии церковных ценностей в апреле, мае 1922 года по городу Томску и Томской губернии, скрывая разны¬ми способами ценности храмов, и агитацией, и непосредствен¬ным участием возбуждали население к массовым волнениям и к невыдаче ценностей в явный ущерб диктатуре рабочего класса и пролетарской революции»65. Далее перечисляются кадровые пе¬рестановки, проводимые епископом Виктором, связанные исклю¬чительно с расколом в Церкви, но никоим образом не с изъятием церковных ценностей. Врача Беликова обвиняют в том, что он называл изъятие ценностей «обиранием» и «обдиранием». Под¬судимые из Кафедрального собора обвиняются в том, что только в начале мая комиссией было обнаружено, что в ризницах собо¬ра с июля месяца 1921 года хранится утварь бывшей домовой цер¬кви университета, именно 3 комплекта сосудов, 3 серебряных копия, 2 креста, 2 Евангелия, серебряная дарохранительница, что было скрыто. Скрыто было от губисполкома, что престол в Собо¬ре серебряный. Протоиерей Константин Лебедев, настоятель Бо¬гоявленской церкви, протестовал против изъятия сосудов, осно¬вываясь на 73-м апостольском правиле, гласящем, что всякое изъя¬тие сосудов на сторонние цели является святотатством, то есть кражей святых предметов (рассматривается как оскорбление ко¬миссии).

    Конечно, ошеломленное священство делало отчаянные по¬пытки спасти хотя бы крохи. С разрешения о. Константина Ле¬бедева, священник Вячеслав Попов прячет у себя на квартире 17 предметов разного рода церковной утвари (около 14 фунтов серебра).

    При обыске это было обнаружено. Выяснилось, что К. Лебедев скрыл от изъятия утварь домовой церкви 2-й мужс¬кой гимназии в количестве 16 предметов и 2 серебряных предме¬та, принадлежавших ранее бывшей военной церкви (хранилось в Богоявленской церкви после закрытия домовых церквей). Про¬тоиерей Михаил Хитровский пытался спасти серебряный крест. Епископ Виктор и архимандрит Ираклий хотели скрыть от изъя¬тия (не значащиеся по описи) 7 икон в серебряных ризах и 5 риз домовой церкви при бывшей семинарии. Все эти предметы были розданы на хранение через Марию Лякуб по частным квартирам (иконы найдены при обыске). Прятали от губкома в продоволь¬ственной кладовой мужского монастыря 14 рублей серебряны¬ми монетами и 5 серебряных крестов (обнаружено при обыске). Настоятель архиерейской церкви протоиерей Путодиев, как вы¬яснил губотдел ГПУ, не предъявил губкомиссии церковной сереб¬ряной утвари весом в 7 фунтов. Как тяжкое преступление рас¬сматривалось и то, что «добрая» комиссия разрешила сдать ризы с икон после Пасхи, а церковники не спешили.

    К 30 апреля толь¬ко три церкви сдали ризы, а остальные не исполнили своих обя-зательств. Было установлено, что протоиерей К. Лебедев не сдал 3 риз с «особо чтимых икон». Настоятель Петропавловской церк¬ви священник Николай Климов не сдал 26 риз, настоятель Ни¬кольской церкви протоиерей Михаил Хитровский — 13 риз. На¬местник монастыря архимандрит Ираклий — 2 ризы. Настоятель Знаменской церкви протоиерей Василий Юрьев — 6 риз. ...В городе Мариинске ценности удалось изъять только после того, как церковь окружили войсками ГПУ и ЧОН, причем была скрыта опись и инвентарная книга, 11 серебряных риз с икон, 19 икон было найдено на хорах летней церкви...

    А в селе Тутальском 31 мая толпа не впустила уполномоченного по изъятию церковных цен¬ностей. Комиссия вынуждена была произвести изъятие только 6 июня под охраной вооруженного отряда. А гр. Хрычев Сергей вступил в спор с комиссией и говорил ей, что «отобрали хлеб и картофель и сгноили, теперь приехали церковь обирать»... Вах-рамеев Александр кричал: «Все ограбили, теперь грабите цер¬ковь» и призывал толпу не пускать комиссию в церковь... Помощ¬ник церковного старосты Сетин Ефим «бросил на землю ключи от храма, отказываясь открыть храм для комиссии», а Вахрамеев поднял ключи и унес домой, заявив, что возьмут ключи, когда его расстреляют... Кабанова кричала: «Пусть расстреляют, но не да¬дим, постоим за Бога и веру»... Зевакина Анна тоже призывала не впускать комиссию в церковь... Сетин Ефим просил разрешить им заменить церковные ценности хлебом для голодающих.

    Далее в приговоре читаем, что епископ Виктор признался, что Пат¬риарх Тихон его земляк и старый знакомый... Обвиняли всех по статьям 62, 63, 69 и 119 Уголовного кодекса. Несмотря на недока¬занность состава преступления, 9 человек из 33 были приговоре¬ны к расстрелу: епископ Виктор (Богоявленский) и священники Лебедев, Никольский, Хитровский, Галахов, Климов, Попов, Ста-цевич, Такжин. Остальные — к разным срокам заключения. Том-ский историк Н. М. Дмитриенко в статье «Дело томских церков¬ников 1922 г.» отмечает, что приговор был настолько суров, на¬столько не подтверждался фактами, что (осужденным) не стоило большого труда составить кассационную жалобу (6 октября 1922 года) в Сибирский отдел Верховного трибунала. Авторы апел¬ляции опровергли один из главных пунктов обвинения: «Если цер¬ковь, — писали они, — есть сообщество контрреволюционное и преступное, то каждый член его самим вхождением в него явля¬ется ответственным по ст. 62 и на скамье подсудимых должны быть... все священники России и все миряне-церковники». Ана¬лизируя «Дело», Н. М. Дмитриенко отмечает, что в нем «нет по¬казаний о контрреволюционной деятельности, нет никаких ре¬чей, агитации, воззваний, а напротив, есть факты призыва к ока¬занию помощи голодающим».

    31 октября — 3 ноября состоялись заседания выездной сес¬сии судебной коллегии Сибирского отдела Верховного трибуна¬ла. Заслушали новых свидетелей, которые подтверждали заявле¬ние обвиняемых об их лояльном отношении к советской власти. Решением нового судебного заседания к смертной казни были приговорены епископ Виктор, протоиерей Константин Лебедев и священник церкви в селе Тутальском Б.С. Стацевич. Это реше¬ние, однако, не было единогласным. Член суда Т. Карелов выска¬зал особое мнение, что «присуждение гражданина Стацевича к смертной казни не соответствует действиям виновности его...».

    В день вынесения приговора, 4 ноября 1922 года, в Томск пришла телеграмма, подписанная секретарем ВЦИК А. Енукид-зе: «Президиум ВЦИК предлагает исполнение смертного приго¬вора над осужденным Константином Лебедевым зпт Виктором Богоявленским зпт Борисом Стацевичем немедленно приостано-вить тчк Исполнение решения телеграфировать». На заседании Президиума ВЦИК 2 марта 1923 года высшая мера наказания 3 томским священникам заменена 10 годами лишения свободы, еще через полгода наказание сократили до 6 лет, затем до 5 лет. Эти сроки, видимо, тоже отменили, по крайней мере, епископ Виктор в 1924 году был уже на свободе и управлял Нижне-Удинс-кой епархией. Смягчение, а в ряде случаев и отмену наказания, получили и другие обвиняемые. Трое умерли в тюрьме: врач Бе¬ликов, Н.М. Бухтияров от брюшного тифа и диакон И. Ф. Токарев от туберкулеза гортани.

    Так был проведен судебный процесс по делу об изъятии церковных ценностей в Томске. Не знали тогда ни священнослу¬жители, ни миряне о секретном письме Ленина, но с каким бес¬страшием защищали они церковное имущество, накопленное подчас в некоторых церквах за сотни лет. И не было ни у кого сомнения, что это святотатство, и многим сердце подсказыва¬ло, что не на спасение голодающих пойдут церковные ценности. Полным ходом шло ограбление и разорение церквей по Томской губернии. Промелькнуло газетное сообщение «Берегите памят¬ники старины» в нем говорилось, что во время изъятия церков¬ных ценностей в селе Уртаме в церкви были обнаружены пред¬меты глубокой старины — несколько редких изданий и оловян¬ный потир, которым больше 220 лет (времен Софьи Алексеевны 1682— 1689)66. Сколько бесценных, изделий древней старины по¬гибло во время этой вакханалии?.. Всего по стране было награблено 33 пуда золота, 24000 пудов серебра и несколько тысяч дра¬гоценных камней67.

    ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ

    Новосибирский церковный историк протоиерей Виталий Бочкарев68 считает, что необходимость ареста епископа Виктора и членов епархиального совета органами советской власти была вызвана их намерением осуществить обновленческий раскол. После изоляции священников, верных Патриарху Тихону, от дел управления епархией, стало возможно создание церковного уп¬равления из числа священников-обновленцев, послушных Том¬скому губкому. Вскрывая истинных вдохновителей и организа¬торов обновленческого раскола в Томске, о. Виталий Бочкарев в своей публикации. «История обновленческого церковного раско¬ла в Западной Сибири» пишет: «14 июня 1922 г. в секретном док¬ладе секретарю Томского губкома РКП(б) Строгонову председа¬тель Томского губревтрибунала Макаренко сообщал о своей де¬ятельности по выполнению "секретного распоряжения о разложении томского духовенства". Еще в начале мая, т. е. до зах-вата власти обновленцами в Москве, Макаренко вошел в связь с настроенными оппозиционно по отношению к управляющему Томской епархией епископу Виктору (Богоявленскому) священ¬никами: Блиновым, Тороповым, Авдентовым (все они впослед¬ствии стали обновленческими архиереями)...»69.

    Началась травля епископа Виктора и сторонников Патри¬аршей Церкви. «Красное знамя» (№ 97 от 6 мая 1923 года) радостно сооб¬щает: «Тихон — уже не Тихон», «Бывший Патриарх объявлен от¬ступником от заветов Христа и лишен монашеского сана», «Все¬российский церковный Собор отменил Патриаршество», «Собор желает Ленину скорейшего выздоровления», «...перед Собором стоит обязанность впервые в истории заклеймить капитал, а ком¬мунистов, не знающих Христа, благословить Его именем... ибо творят Христову истину». 6 мая 1922 года томская газета «Красное знамя» (№ 96) опуб¬ликовала большую статью «К истории церковной революции».

    В ней говорилось о нападках на Томского епископа Виктора за то, что он является ставленником епископа Анатолия (Каменско¬го), прислан в Томск для насаждения истинно русского правосла¬вия, что он с «первых шагов своей деятельности здесь (в Томске) занялся разрушением так хорошо начавшей налаживаться рабо-ты Томского духовенства по обновлению и оживлению церков¬ной жизни. Наскоро покончив с наилучшими представителями русского епископата, епископом Гавриилом, простым изгнани¬ем его из монастыря и разгромом долгие годы и с любовью созда¬вавшейся им своеобразной общинной церковной жизни, епис¬коп Виктор принялся за рядовое духовенство и церковные общи¬ны...»

    В той же газете «Красное знамя» (№ 98 за 9 мая) помещена статья «Интересные документы» (из жизни Томского духовен¬ства): «Владыко! Я вам зла не желаю, кроме единого добра, по¬этому и решилась вам написать. При архиерейской церкви в об¬щине есть баба Егорова, которая распространяет про вас по го¬роду слухи, что вы хулиган, топаете ногами и гоните попов в шею, и в этом духе послана на вас жалоба Патриарху и, кажется, при¬нимал участие Путодиев и благочинный Лебедев, которые хотят видеть опять на старом месте епископа Гавриила» (подпись не¬разборчива). Почему такое анонимное письмо передано через газету и почему газета его публикует, остается только домысли¬вать. И далее льется грязь на владыку: «Выгнал в шею ходатаев за священника Торопова», «отсутствие евангельского образа в по¬ходке, во взгляде и в одежде у епископа и курение им табаку...», «...превращение храмов и алтаря в склад частного имущества и политических брошюр». К «честным священникам» в Томске от¬носят обновленцев протоиерея Федора Смиренского, Евгения Удинцева, Макария Торопова.

    Пресса подготавливает читателей к церковной революции. Постоянно перепечатываются сведения о расколе из централь¬ных газет, клеймят «контрреволюционера» Патриарха Тихона. Почти в каждом номере что-нибудь о «расколе православной цер¬кви», о «новой церкви», о «единственно правильном1 пути», «чем была церковь при царизме», о «контрреволюции под церковным флагом» и т. д. В 1919 году Преосвященного Виктора рукоположили в епис¬копа Барнаульского, викария Томского. Викарные епископы с титулом Барнаульский проживали в Томске, помогая в управлении обширной епархией, и являлись священно-архимандритами Томского Богородице-Алексиевского мужского монастыря. С уходом в 1921 году митрополита Иакова (Пятницкого) на по¬кой, на Томскую кафедру был назначен епископ Андрей (Ухтом¬ский) . Однако последний туда не прибыл, и управляющим епар¬хией становится епископ Виктор.

    Ему первому пришлось повес¬ти борьбу с начавшимся весной 1922 года обновленческим движением. Не очень ясно, в каком качестве появился весной 1922 года в Томске епископ Гавриил (Воеводин), до 1919 года быв¬ший епископом Барнаульским, викарием Томской епархии (воз¬можно, он вновь стал епископом Барнаульским, викарием Томс¬ким). Он явно находился в оппозиции епископу Виктору и был сторонником обновленческого движения. С другой стороны, не¬смотря на свой архиерейский сан, епископ Гавриил лидером это¬го движения в Томске фактически не стал. Начавшееся дело «по изъятию церковных ценностей» со¬здало благоприятную почву для раскола, о чем сообщала и газета: «Кампания по изъятию еще дала и политический результат, в виде наблюдающегося раскола среди духовенства, часть которого вместе с прихожанами встала в оппозицию к своим руководящим сферам»70. Епископа Виктора и членов епархиального совета арестовали за сокрытие церковных ценностей. Теперь они уже не могли помешать раскольнической деятельности обновлен¬цев.

    Предвидя свой арест, Епископ Виктор 19 мая 1922 года по¬слал сообщение своему викарию епископу Иннокентию (Соко¬лову), проживающему в Бийске, и поручил ему временное управ¬ление епархией с момента своего ареста71. Однако узурпация церковной власти проходила столь быстро, что епископу Инно-кентию не дали возможность возглавить епархию. Для работы по организации церковной революции в Том¬ске на закрытое заседание президиума Томского губкома РКП (б) 31 мая 1922 года был приглашен о. Петр Блинов. Он выступил с докладом о положении среди местного духовенства и просил раз¬решения на созыв собрания томского духовенства для избрания Временного церковного управления (ВЦУ)12. 1 июня 1922 года в градо-Томской Никольской церкви со¬стоялось первое собрание инициативной группы духовенства и мирян в количестве 23 человек, на котором горячо обсуждался вопрос о создавшемся положении Православной Церкви вообще и Томской епархии в частности. На следующий день, 2 июня, состоялось повторное собрание в Никольской церкви, но уже с участием представителя власти Макаренко. Он указал, что пози¬ция верховного духовенства все еще враждебна по отношению к советской власти и активно контрреволюционна. Автор газетной заметки об этом собрании пишет, что слова Макаренко «точно расплавленный свинец насквозь прожигали мозги слушателей». Доклад длился 2 часа, стояла мертвая тишина. Во Временное Цер¬ковное управление по Томской епархии (епархиальный совет) большинством голосов были выбраны священники Блинов, Удин-цев, Авдентов и миряне А. П. Таловских и Г. И. Салодилин. Пред¬седателем ВЦУ избрали Блинова. Новое Церковное управление возглавило Томскую епархию73.

    Пока епископ Виктор со священниками находились на ска¬мье подсудимых, протоиерей Петр Блинов начал делать «первые шаги» в управлении Томской епархией. Устранил иеромонаха Геронтия, благочинного 1 округа (ставленника епископа Викто¬ра), вместо него назначил священника Артоболевского. «Привел в порядок» архиерейскую канцелярию, жаловался, что часть дел запрятана иеромонахом Геронтием и протоиереем Ландышевым, что исчезла печать епархиального управления74. Новое ВЦУ, 9 июня переименованное в Сибирское церковное управление (СибЦУ), призвало всех неслужащих священников в обновлен¬ческую церковь75. Было сделало обращение к верующим, в кото¬ром утверждалось, что никакого переворота в Церкви не про¬изошло, только лишь устранение Патриарха Тихона76.

    Из «обвинительного заключения» по делу об изъятии цен¬ностей видна слаженность действий правительства, суда и прес¬сы. Епископ Виктор был обвинен в «преследовании» настоятеля Преображенской церкви Торопова, в том, что он назвал его «ере¬тиком» за вводимые им реформы, а просителей за Торопова уни¬зил и выдворил из покоев. Сообщается, что при обыске у священ¬ника Лебедева была найдена копия рапорта епископа Виктора Патриарху Тихону о «безобразиях» протоиерея Макария Торо¬пова, настоятеля Преображенской церкви, которого он был вы¬нужден запретить за новшества в служении вплоть до раскаяния. Протоиерей Макарий Торопов не подчинился епископу Виктору и решил захватить Преображенскую церковь. Владыку обвини¬ли в том, что священник церкви Иоанна Лествичника Петр Бли¬нов под его угрозами о запрещении в священнослужении должен был отказаться от реформ Богослужения в духе современности. Его обвинили и в том, что он угрожал запретом в священнослу-жении священнику Николаю Васильеву, настоятелю церкви жен¬ского монастыря, за отправление треб вне монастыря. Также об¬винили в том, что контрреволюционное духовенство он, напро¬тив, возвышает: назначил Николая Климова, уличенного в хранении антисоветской церковной литературы, сокрытой в хра-ме вместе с золотом, серебром и товарами разного рода, не млад¬шим священником, а настоятелем Петропавловской церкви. А священника Лебедева, члена епархиального управления, сде¬лал настоятелем Преображенской церкви вместо Торопова, не¬смотря на протесты прихожан, и т. д.77

    Сторонники Патриарха Тихона сидели на скамье подсуди¬мых и уже не могли препятствовать работе обновленцев. Власть же, наоборот, приветствовала публикацию больших статей-ма¬териалов с Первого Всероссийского съезда «Живой церкви», про¬ходившего в августе 1922 года в Москве. Эти материалы появля¬ются и на первой странице органа Томского губисполкома и губ-кома газеты «Красное знамя». Постоянно перепечатываются сведения о расколе из центральных газет, клеймят «контррево¬люционера» Патриарха Тихона. Так 10 августа 1922 года в газете «Красное знамя» (№ 176) помещается статья «В обновляемой цер¬кви», в которой написано, что уездные города Сибири один за другим присоединяются к Сибирскому церковному обновленчес¬кому движению. Сообщается, что в городах Щегловске, Новони-колаевске, Семипалатинске, Бийске, Томске организованы уже новые церковные управления. В Сибцерковь поступают запросы с епархий и приходов относительно дальнейшего информирова¬ния, указаний и распоряжений. К Сибирскому обновленческому движению всецело присоединился и епископ Бийский Иннокен¬тий. В Бийске, согласно полученной Сибцерковью телеграмме, новое церковное управление подготавливает съезд духовенства и мирян, организует общеепархиальную помощь голодающим. Епископ Иннокентий ходатайствует пред Сибцерковью о выде¬лении из Томской епархии Бийского округа в самостоятельную епархию. С другой стороны, «...в епархиях, где засели князья-епископы из черного духовенства, замечается полная духовная спячка. Из Красноярска, например, миряне шлют запросы о но-вом движении, а духовенство в течение вот уже 2-х месяцев мол¬чит и ничем не проявляет себя. Как видно, по старой вековой привычке все еще ждут оберпрокурорского толчка или Петровс¬кой дубинки» (подпись. — М. Т.)78.

    Всероссийский съезд «Живой церкви», проходивший в Москве в августе 1922 года, принял директивы о насильственных мерах в борьбе с Патриаршей Церковью. 21 августа томская га¬зета «Красное знамя» публикует статью «Съезд о монашестве», в которой ораторы отмечают пагубное влияние монашества на все направления Православной Церкви. В газете написано, что так как «рыба гниет с головы», то и возрождение Церкви надо начи¬нать со строгой чистки среди ее князей и всех монашествующих. Поднимается вопрос о вступлении в брак овдовевших священни¬ков и о допущении женатого епископата Здесь же статья о необ¬ходимости уничтожения монастырей. Съездом «Живой церкви» принята резолюция: все городские монастыри, мужские и женс¬кие, закрыть и обратить в приходские храмы. Находящиеся при городах или при станциях железных дорог монастырские подво¬рья и часовни передать в ведения ВЦУ и епархиальных управле¬ний для образования фонда единой церковной кассы. Сельские монастыри было решено преобразовывать в трудовые братства, соответствующие нормальному уставу сельскохозяйственных коммун и производственных коопераций, или во врачебные пун¬кты с обязательством для монашества обучения правилам сани¬тарии и гигиены. Также возможно и преобразование монасты¬рей в приюты и дома призрения для инвалидов войны и труда, для престарелого духовенства и, по мере возможности, для про¬чих граждан. Всем монашествующим священнослужителям пре¬доставляется право свободного сложения монашеских обетов при сохранении своего священнического сана.

    Съезд постановил единогласно издать распоряжение по всем церквам о прекращении «поминовения о здравии» бывше¬го Патриарха Тихона, как «оставившего» свой пост. Кроме того, постановили выступить группе «Живая церковь» на предстоящем соборе с требованием лишения священнического сана «бывше¬го» Патриарха Тихона, как виновного в церковной разрухе. Съезд предписал ВЦУ уволить тех монашествующих епископов, кото¬рые открыто выступили против обновления Церкви. Заботился съезд и о привлечении колеблющегося сельского духовенства в обновленческую церковь79.

    Решения съезда не только приветствовались руководящей властью, но и уже задолго до него выполнялись в Томской губернии. Мужской Алексиевский монастырь доживал последнее вре¬мя. Монахи из Архимандритской заимки, еще ранее преобразо¬ванной в сельхозартель «Труд и братство», были разогнаны в ав¬густе 1920 года. Женский монастырь, который и до обновленчес¬кого съезда содержал больницу, школу и приют для детей-сирот, в 1922 году закрылся.

    Нелегко стало и мирянам, бывших были прихожанами кон¬кретных церквей по территориальному признаку. Теперь они, сбитые с толку, должны были разбираться в ориентациях церк¬вей и их каноничности. К концу 1922 года абсолютное большин¬ство церквей в Томске стали обновленческими. Верные Патри¬арху Тихону епископ Виктор, настоятель Богоявленской церкви протоиерей К. В. Лебедев, священник той же церкви В. В. Попов, настоятель Преображенской церкви протоиерей А. И. Никольс¬кий, настоятель Никольской церкви протоиерей М. Я. Хитровс-кий, настоятель Кафедрального собора протоиерей Я. Я. Галахов и ключарь собора протоиерей А. И. Беневоленский, настоятель Петропавловской церкви священник Н. С. Климов, наместник мужского монастыря архимандрит Ираклий (Попов), настоятель Знаменской церкви протоиерей В. П. Юрьев — все были аресто¬ваны. Уже 6 сентября 1922 года «Красное знамя» (№ 197) тор¬жествующе сообщает, что «церковная революция в Томске и Том¬ской губернии идет вперед большими шагами, с каждым днем под¬хватывая своими волнами все новые массы верующих. Всюду в губернии происходят перевыборы благочинных и благочинничес-ких советов, причем на смену закоренелых в старине и не спо-собных понять духа времени отцов идет молодое прогрессивное духовенство. Всюду избираются приходские советы, из которых выметаются те верующие, которые вместе с Патриархом Тихо¬ном никак не могут, — или просто не хотят, — понять, что дело церкви — вера, а не политика».

    В «Красном знамени» (№ 208 за 19 сентября) сообщается, что «крупным приобретением для Том¬ской церковной революции является вступление в ряды ее бор¬цов Новониколаевского (Новосибирского) епископа Софрония (Арефьева)», приглашенного и уже прибывшего на Томскую ка¬федру. Новый Томский епископ Софроний в заседании Томско¬го церковного управления определенно заявил о своей лояльнос¬ти к советской власти и о том, что он признает справедливость российской социалистической революции. Высшее Церковное управление в Москве и Сибирское Церковное управление в Томске епископ Софроний считает каноничным. Он приступил к ра¬боте в качестве председателя Томского Церковного управления, и его имя стали поминать за церковным богослужением как ар¬хипастыря Томской церкви. Газета уверяет, что «деревня привет¬ствует церковную революцию». В этом же номере сообщается, что 17 и 18 сентября на собрании прибывших в Томск представи¬телей сельского духовенства и мирян Томской губернии были заслушаны доклады Председателя Сибирской Церкви священни¬ка Петра Блинова и Председателя Томского Церковного управ-ления епископа Софрония о новом церковном движении, и что «делегаты всецело присоединились к новому церковному движе¬нию».

    Действительно, сельские приходы подчинились СибЦУ. «На протяжении пяти лет после революции Церковь в Сибири лишь эпизодически управлялась Патриархом Тихоном и Священ¬ным Синодом: гражданская война и последующая разруха меша¬ли контактам с Москвой. Поэтому в глубинке привыкли, что са¬мая высокая духовная власть, с которой тоже иногда было труд¬но поддерживать связь, находится в епархиальном центре. И вот теперь сельский священник слышит, что в епархию назначен но-вый архиерей (а то, что архиерея может назначить вовсе не пат¬риарх, для сельского священника привычно: так уже было при Колчаке, когда Томский Сибирский собор учредил Высшее вре¬менное церковное управление), признано еще какое-то ВЦУ, на¬ходящееся в Москве, будут проводиться какие-то реформы. ...Сельский батюшка сообщал в губернский город о признании обновленчества, но служил, как и прежде, без всяких новшеств, просто поминал за богослужением другого архиерея»80. 21 сен¬тября в постоянной рубрике газеты «Красное знамя» (№ 210) «В обновленческой церкви» сообщается, что «Совещание деле-гатов Томской, Новониколаевской и Красноярской епархий из духовенства и мирян единогласно вынесло резолюцию, в кото¬рой благодарят советскую власть за предоставленное право — свободно собираться и обсуждать церковные вопросы» на при¬ходских, благочиннических и епархиальных съездах и собрани¬ях, благодарят и приветствуют за выход первого номера журнала «Сибирская Церковь».

    В конце сентября 1922 года в Томске состоялись первые хиротонии обновленческих епископов Иоанна Завадовского в епископа Барнаульского и Николая Чижова во епископа Иркутс¬кого. И Заводовский, и Чижов были, видимо, вдовыми81, но их хиротонии не предварялись монашеским постригом, что было отступлением от многовекового обычая82. Эти хиротонии были совершены епископами Софронием (Арефьевым) и Гавриилом (Воеводиным)83.

    2 октября открылся Всесибирский съезд группы «Живая Церковь», в котором приняли участие духовенство и миряне84. 6 октября «Красное знамя» сообщает, что согласно постановле¬нию Всесибирского съезда «Живая Церковь», председатель Си¬бирского Церковного управления протоиерей Петр Блинов воз¬водится в сан епископа Томского и Сибирского. «Хиротония бу¬дет совершена в воскресение 8 октября в Благовещенском соборе епископами Иоанном Барнаульским и Николаем Иркутским. Про¬тоиерей Петр Блинов будет первым у нас епископом, возведен¬ным в этот сан из женатых священников».

    А. Левитин-Краснов и В. Шавров в кн. «Очерки по истории русской церковной смуты» (М., 1996. С. 186— 187) так характеризуют П. Ф. Блинова: «Коренной сибиряк, уро¬женец Томской губернии, Петр Федорович был сыном ме¬стного крестьянина охотника. Впоследствии, будучи обнов¬ленческим митрополитом, он любил вспоминать о том, как он ходил, бывало, в 12 лет с отцом на медведя. Вскоре, од¬нако, пределы родной деревни становятся для него тесны¬ми — смышленый беспокойный паренек отправляется бро¬дить по Сибири. Затем он попадает в один из сибирских монастырей и в течение двух лет живет здесь послушни¬ком. Интерес к религии, который ему был свойствен с дет¬ства, становится еще более сильным. Уйдя из монастыря, Петр Блинов продолжает свою кочевую жизнь: старообряд¬цы различных толков, сектанты, странники попадаются ему на пути. Наконец 25 лет от роду возвращается он в свой родной Томск, женится и экстерном кончает местную Ду¬ховную семинарию, которая доживает последние месяцы перед закрытием.

    В 1919 году епископ Виктор рукополагает его в свя¬щенники церкви Иоанна Лествичника. Молодой священ-ник сразу становится популярной фигурой среди верую¬щих людей города Томска. Богатырь ростом, кряжистый и плечистый, о. Петр обращал на себя внимание даже своим внешним видом. Он был незаурядным человеком во всех отношениях: талантливый самоучка-самородок, он попол¬нял недостаток систематического образования чтением, обильным запасом жизненных наблюдений, почерпнутым им во время его скитаний. Его проповеди и духовные бесе¬ды, оригинальные и талантливые, привлекали огромное ко¬личество слушателей, людям нравилось также его внимание к простому народу. Характерно, например, что впослед¬ствии, будучи уже архиереем, он, благословляя народ, го¬ворил каждому индивидуальное поучение, например: "Гос¬подь да благословит всю вашу жизнь, пусть она будет чистой, как родниковая вода, светлой, как день, ясной, как солнце", всегда все экспромтом и всегда умно и ори¬гинально».

    Жаль, что ссылки на первоисточник такой характе¬ристики о. Петра Блинова в книге не приводятся и имеется немало неточностей. Например, Петр Блинов был рукопо¬ложен не в 1919 году, а 24 апреля 1916 году, и не владыкой Виктором, который тогда еще епископом не был, а еписко¬пом Томским Анатолием Каменским85. Не соответствуют действительности и описание хиротонии Блинова во епис¬копы. Хиротония проходила в Благовещенском соборе, а не в маленькой церквушке Иоанна Лествичника, и архи¬епископ-ренегат Зосима Красноярский (Александр Сидо-ровский) не участвовал в его хиротонии.

    На Томской кафедре епископ Сибирский Петр был всего один месяц и уехал возглавлять Новосибирскую епархию. Поз¬же он начал именоваться «митрополитом Тобольским и всея Си¬бири», в мае 1923 года стал председателем обновленческого По¬местного собора и вместе с «митрополитом» Антонином Гранов¬ским возвел в сан «митрополита» в Москве в храме Христа Спасителя Александра Введенского. 4 мая особая комиссия во главе с Петром Блиновым вручила грамоту узнику Патриарху Тихону о лишении его сана, приняла активное участие в травле Патриарха, уличая его в «контрреволюционных» действиях.

    Введение женатого епископата было одним из решений обновленческого Всероссийского съезда белого духовенства в августе 1922 года в Москве. Это решение стало одной из причин «раскола в расколе». Обновленческий «первоиерарх» Антонин (Грановский) и ряд других членов съезда, возмущенные столь радикальными, даже по их мнению, нововведениями, вошли в оппозицию к «Живой Церкви» и образовали свою группировку «Церковное возрождение»86.

    Были рукоположены в епископы и другие женатые священ¬ники из Томского духовенства: священник Богоявленской церк¬ви Александр Авдентов 22 октября 1922 года — во епископа Крас¬ноярского87, 15 ноября 1922 года протоиерей Макарий Торопов, бывший настоятель Преображенской церкви, — во епископа Змеиногорского (Томского викария)88, протоиерей Сергий Дмитриевский стал епископом Томским, священник Александр Вве¬денский II — епископом Алтайским89.

    В октябре 1922 года в Новониколаевске, узнав о хиротонии женатого священника Петра Блинова, на губернском съезде ду¬ховенства решили прекратить каноническое общение с СибЦУ и отказались признать его высшим церковным органом Сибири. Было решено учредить Сибирскую митрополию для объединения сибирских епархий. В качестве высшего церковного органа было создано Временное церковное управление под председательством епископа Софрония (Арефьева)90. В свою очередь, Сибирское Церковное управление отправило на покой епископа Омского Димитрия, епископа Новониколаевского Софрония, епископа Бийского Иннокентия и епископа Гавриила (Воеводина) — настоятеля Томского мужского монастыря91. Теперь и в Сиби¬ри произошел «раскол в расколе», что и нужно было советской власти.

    Недолго просуществовала Сибирская митрополия. Совет¬ская власть не захотела поддерживать «Церковное возрождение», в которое вошла «самая реакционная часть духовенства с прин¬ципами тихоновщины». В декабре 1922 г. «за мошенничество и помощь контрреволюционерам»92 был арестован епископ Софро-ний.

    В начале февраля 1923 года в Бийское УУАЛТГОГПУ при¬шла телеграмма из Алтгуботдела ГПУ: Ввиду того, что Бийская епархия намерена отколоть¬ся от СибЦУ, возглавляется реакционным епископом Ин¬нокентием, ведущим травлю против «Живой Церкви»: Алтгуботдел настоящим предлагает изолировать Бий¬ского епископа Иннокентия, для каковой цели подберите юридическое основание, что послужит целью воспрепят¬ствования откола последней от СибЦУ.

    Арестованного Иннокентия направить Алтгуботдел ГПУ. Основание: почто-телеграмма ППГПУ Сибири № 490/с93. Епископ Иннокентий был арестован, его обвинили в при¬зывах к свержению советской власти94. После ареста епископа Софрония, «...СибЦУ было пере¬ведено в Новониколаевск, поближе к своему истинному руко¬водящему органу — Сиббюро ЦК РКП(б). Решением СибЦУ епископ Петр Блинов был назначен митрополитом Сибирс¬ким»95.

    За управление взялись молодые епископы. А в газетах с сар¬казмом подчеркивается: «Обновленчество не спасет церковь» — журналистам это очевидно. Совершенно несвоевременная церковная революция не могла не веселить прессу. В одном из последующих номеров в большой статье «Новая церковь» газета высмеивала все непрекра¬щающийся раскол Церкви и делала заключение: «Бога нет!»96. Обновленцы, казалось, одержали безусловную победу в Томске. Но какой ценой? Это был пир во время чумы. 33 челове¬ка священнослужителей, церковнослужителей и мирян в это вре¬мя боролись за отмену смертных приговоров и сокращение сро¬ков только в одном судебном процессе в Томске. А сколько их было по стране! И не могли не знать о них вновь испеченные об¬новленческие епископы.

    Расцвет «обновленческой» церкви в Томске продержался всего один год, несмотря на продолжавшуюся поддержку и вни¬мание со стороны Томского губотдела ОПТУ. 25 июня 1923 года был освобожден из заключения Патри¬арх Тихон. Он сразу объявил о восприятии святительских полно¬мочий и приступил к исполнению своих пастырских обязаннос¬тей. Патриарх обратился к Церкви с посланием, осуждающим обновленческое движение. Это послужило толчком к массовому возвращению в Церковь священнослужителей из обновленчес¬кого раскола. Многие видные иерархи принесли свое покаяние. Принесли покаяние митрополит Сергий (Страгородский), епис¬коп Гавриил (Воеводин)97 и епископ Софроний (Арефьев)98. Воз¬вращение Патриарха Тихона к церковному управлению было тя¬желым ударом для обновленчества, от которого оно никогда уже не смогло оправиться.

    В Томске одним из лидеров Патриаршей Церкви был про¬тоиерей Иоанн Ливанов, (с 1931 года — епископ Уссурийский с именем Тарасий, с 1932 года — епископ Бийский, в 1933 году — расстрелян). Из «Дела» Ливанова видно, как обновленчество те¬ряет своих сторонников среди верующих. 14 июля 1924 года на Ливанова составлен «меморандум» № 1 для ОГПУ. Содержание меморандума; «С приездом из Москвы с Всероссийского церковного совещания протоиерея Ливанова, Тихоновское движение в городе Томске приняло крупные размеры. Четыре церковных совета перешли на сторону Тихона. Ожидается переход еще 4 —5 приходов. Томский Епархиальный Совет в лице Сергия Дмитриевского в панике. Обновленцы имеют мало надежды удержать группы верующих от перехода к тихоновщине. Во главе Тихоновского движения стоит указанный выше Лива¬нов. Последний устраивает нелегальные собрания духовен¬ства и мирян с целью вооружения против обновленцев, назы¬вая их прихвостнями Советской власти.

    Бывший Омский архиепископ Дмитрий Беликов (Ти-хоновец), проживающий в городе Томске, получив от Ти¬хона грамоту на право вступления в обязанности Томского архиепископа, первоначально отказывался приступить к своим обязанностям, ссылаясь на престарелый возраст, но под влиянием Ливанова приступил к службе. Ливанов в 1906 — 07 гг. состоял в Омске в противо-сектантском миссионерском обществе ив 1912—19 гг. со¬стоял председателем миссионерского братства Димитрия Ростовского в Томске. Разработка: ГОО ГПУ полагал бы протоиерея Ливанова немед¬ленно изолировать из г. Томска, как бывшего миссионера, мотивируя его изоляцию устройством нелегальных собра¬ний духовенства и мирян города Томска»99.

    Ливанова арестовали. В санкции на арест прокурор пишет, что «принимая во внимание, что обвинение, предъявленное Ли¬ванову по статье 72 УК вполне доказано, полагал бы дознание по делу № 130 считать законченным, и, принимая во внимание, что дело Ливанова не подлежит гласному суду в виду того, что есть показание архиепископа Томского Сергия Дмитриевского, про которого Тихоновцы распространяют слухи, что он, Дмитри¬евский, доносит на Тихоновское духовенство в ОГПУ, считал бы необходимым таковое направить в коллегию Объединенного Го¬сударственного Политического управления на предмет приме¬нить к Ливанову административную высылку».

    Основным вопросом на допросе был: «Были ли у него на квартире собрания священников после его возвращения из Мос¬квы?» Ливанов отвечал, что собраний не было, что заходили как-то братья Тихоновы, Луканин, был Ландышев. Еще к нему захо¬дил некто Сидоров, просил духовного руководства, но так как у него нет времени, то он просил священника Ландышева, а тот прислал записку: «Дорогой отец протоиерей Иван Алексеевич, поведение Сидорова считаю очень сомнительным, не попадите в капкан провокации». Есть в деле и показание Дмитриевского от 17 июля 1924 года о том, что Ливанов дружил с купцом Петром Родюковым, что «ест хорошо... а вот Блинов ест черный хлеб» и, что «по личным на¬строениям в отношении советской власти Ливанов не примирим, в силу того ...что один его брат расстрелян».

    Приведем и обвинительное заключение: Ливанов — ярый сторонник Патриарха Тихона и не¬примиримый противник советской власти и ВКП(б), свою контрреволюционную деятельность проявлял с 1919 года, то есть со времени царствования колчаковщины, когда он являлся Председателем Совета епархиального миссионер¬ского «Братства святителя Димитрия Ростовского» в Томске. ...Так, при церковном перевороте в 1922 году, Ли¬ванов уклонялся от работы в Обновленческом Церковном Управлении города Томска, куда был избран духовенством и мирянами Томской губернии, а наоборот, сразу же повел агитацию против обновленчества со священниками Тихо¬новым Александром, Красиным Леонидом и др.

    Своей про¬пагандой Ливанов тормозил церковное движение, обострял религиозные массы против советской власти. Орудием борьбы его являлось изъятие церковных ценностей и т. д., за что Ливанов был арестован ТОМ ГОО ГПУ 10 ноября 1922 года и сидел до 15 декабря 1922 года, был освобожден под подписку о невыезде из Томска. После освобождения Ливанов не прекратил своей контрреволюционной деятель¬ности, а остался продолжать и более углублять ее. Являясь преподавателем пастырских курсов в г. Томске в 1924 году и настоятелем Сретенской церкви, он все время вел свою пропаганду против советской власти, изъятия ценностей и обновленческого течения. Он сказал: «Сибирское Церков¬ное Управление — самозванцы, насильники, намеренно и предательски упрятали епископа Виктора и лучших свя¬щенников, чтобы беспрепятственно творить свои темные дела. Председатель и организатор Церковного Управления Блинов с сентября прошлого года состоит сотрудником ГПУ, о чем все знают.

    Он, Блинов, с кровавым и ненавистным для Томска Макаренко (Председателем Ревтрибунала) и ренега¬том попом Макеевым (Зав. Губюста) соорудили преслову¬тое Церковное Управление». В Сретенской церкви он го¬ворил: «Не думайте, православные, что церковь продалась, если она и молится за правительство, то она и ранее моли¬лась за своих гонителей, например за Цезаря, но Царство Божие с усилием берется и напрягающий усилия обрящет его». Ливанов во время пребывания Колчака в Сибири орга¬низовал так называемое «Братство святителя Димитрия Ростовского», носившего контрреволюционный харак¬тер...»100

    Протоиерей Иван Алексеевич Ливанов себя виновным не при¬знал. Его осудили на 3 года концлагерей и отправили на Соловки101. Вообще в Томске обновленческая церковь просуществовала до 1937 года благодаря усилиям высокообразованного и талантли¬вого Сергия Дмитриевского. В 1937 году его тоже расстреляли102.

    РАСКОЛ СТАРОЦЕРКОВНИКОВ

    В 1927 году томские «староцерковники» признали высшей Церковной властью коллегию епископов, образовавших Времен¬ный высший церковный совет (ВВЦС), и по имени лидера этого движения их стали именовать «григорианцами». В 1928 году Вре¬менным Патриаршим Синодом (митрополитом Сергием) на Том¬скую кафедру был назначен епископ Герман Кокель, находив¬шийся здесь в ссылке, и некоторая часть староцерковников прим¬кнула к нему. Таким образом, православно-верующие христиане в Томске разделились на три основные течения: сторонников мит¬рополита Сергия, сторонников ВВЦС и обновленцев. С 1927 по 1940-й год большинство верующих в Томске принадлежали тече¬нию ВВЦС, т. е. григорианцам. Что же привело к этому расколу староцерковников ?

    12 апреля 1925 года после торжественного погребения Свя¬тейшего Патриарха Тихона в Донском монастыре было оглаше¬но распоряжение Патриарха Тихона о порядке местоблюститель-ства (т. е. временного исполнения патриарших обязанностей). Во главе Русской Церкви стал митрополит Петр (Полянский). Он оказался тем камнем, о который разбились надежды обновлен¬цев. Обновленцы в это время настойчиво проводили ложную мысль, будто единственной причиной раскола была личность по¬чившего Патриарха и что после его смерти не осталось никаких оснований для разделения. На что митрополит Петр твердо отве¬чал, что истинная Церковь едина, а обновленцы должны принес¬ти покаяние в своих заблуждениях. Тогда на Патриаршего Мес¬тоблюстителя обрушился поток клеветы и доносов. ГПУ также начинает активнее принимать меры против митрополита Петра.

    Все переговоры митрополита с начальником секретного (церков¬ного) отдела ОГПУ Е. А. Тучковым об урегулировании положе¬ния Православной церкви в Советском Союзе, о легализации Церкви, о регистрации ВЦУ и епархиальных управлений наты¬кались на требование сотрудничества с советской властью, вы-ведения за штат неугодных властям архиереев. Требовалось осудить заграничных епископов и поддерживать тесный контакт с ГПУ в лице Тучкова. Ни одно из этих требований митрополит Петр выполнить не мог, и 10 декабря 1925 года его и группу близ¬ких ему епископов арестовали. Предвидя свой арест, митропо¬лит Петр назначил себе трех заместителей местоблюстителя Пат¬риаршего престола, одним из которых был митрополит Нижего¬родский Сергий (Страгородский).

    14 декабря 1925 года митрополит Сергий уведомил письмом викария Московской епархии епископа Клиновского Гавриила (Красновского) о своем вступлении в исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя. Однако до апреля 1927 года митрополит Сергий был лишен возможности выехать в Москву из Нижнего Новгорода.

    22 декабря 1925 года в Донском монастыре под председа¬тельством архиепископа Екатеринбургского Григория (Яцковс-кого) состоялось совещание десяти архиереев, не желавших еди¬ноличной власти местоблюстителей. Они воспользовались невоз¬можностью митрополита Сергия прибыть в Москву и образовали Временный высший церковный совет (ВВЦС). Участники сове¬щания обратились к всероссийской пастве с посланием, в кото¬ром информировали о создании Временного высшего церковно¬го совета для ведения текущих дел Русской Православной Церк¬ви и для подготовки канонически правильного Собора. Вскоре ВВЦС смог получить легализацию своего учреждения в НКВД, чему, несомненно, способствовал Тучков и его помощники, по¬дыгрывавшие новому расколу церкви изнутри.

    Митрополит Сергий решительно протестовал против орга¬низации ВВЦС. Архиепископ Григорий в ответ обстоятельно из¬ложил свою позицию, защищая правомочность ВВЦС, и предло¬жил даже митрополиту Сергию возглавить его. Последний не при¬нял позицию архиепископа, запретил его и сторонников ВВЦС в священнослужении и объявил о предании их церковному суду. Тогда сторонники ВВЦС обратились к митрополиту Петру с просьбой утвердить совет и аннулировать полномочия митрополита Сергия, который, по их мнению, не мог прибыть для управ¬ления Церковью в Москву.

    19 января 1926 года группе архиереев во главе с архиепис¬копом Григорием разрешили встретиться в тюрьме с митрополи¬том Петром. Они убедили местоблюстителя передать временно управление Церковью ВВЦС. Митрополит Петр издал новое рас¬поряжение, в котором поручил исполнение обязанностей Патри-аршего местоблюстителя коллегии из трех архиереев: архиепис¬копов Владимирского Николая, Томского Димитрия и Екатерин¬бургского Григория. В европейской части России большинство архиереев под¬держали сторону митрополита Сергия, авторитет которого был выше авторитета архиепископов ВВЦС. 22 апреля митрополит Сергий вступает в переписку с митрополитом Петром. Местоблю¬ститель признал ошибочность своего решения передать власть коллегии с участием архиепископа Григория, аннулировал пол¬номочия ВВЦС и подтвердил прежнее назначение митрополита Сергия своим заместителем. Однако «григорьевцы» не согласны были с этим решением митрополита Петра, считая ВВЦС уже вполне официальным органом управления Церковью. Таким об-разом, в Русской Церкви произошел новый раскол.

    В целом число сторонников ВВЦС по стране оказалось не¬большим. Однако в Томске «григорьевцы» составляли большин¬ство благодаря личности управляющего епархией архиепископа Димитрия (Беликова), который прожил в Томске около 40 лет. Известный ученый, доктор церковной истории, заслуженный профессор пользовался большой любовью и уважением в Томс¬ке. На службах архиепископа Димитрия (Беликова) всегда было много народа. Умер он в 1932 году в сане митрополита (в расколе ВВЦС). Знали в Томске и архиепископа Григория (Яцковского). С 1895 года он был вместе с протоиереем Димитрием Беликовым преподавателем Томской духовной семинарии. В 1897 году он был и ректором Томской духовной семинарии. 1 марта 1927 года начал свои заседания Томский Епархиаль¬ный Съезд. На нем присутствовало 33 человека от духовенства и 30 человек от мирян. Наиболее важным вопросом на Съезде было отношение к высшей церковной власти шз. По этому вопросу пер¬вый доклад сделал архиепископ Димитрий. Он охарактеризовал по¬ложение Русской Православной Церкви как находящейся в состоя¬нии смущений104. Далее владыка Димитрий изложил историю перехода патриаршей власти местоблюстителю Петру Крутицкому, а затем митрополиту Сергию Нижегородскому, и как эту власть ста¬ла оспаривать коллегия иерархов во главе с архиепископом Григо-рием Екатеринбургским. «Шли и может быть не перестают идти взаимные пререкания, в которых нам, живущим в Сибирской дали, трудно разобраться по отношению к их каноничности и компетент¬ности...

    В следствии этой неопределенности и запутанности по делу устроения и установления высшей церковной центральной власти происходит то затрудняющее нас положение, в котором мы лиша¬емся руководственных указаний по нуждам и запросам возникаю¬щим в нашей местной церковной жизни, какие и впредь всегда мо¬гут возникнуть. В продолжении своего Томского служения я, лич¬но, не получал от церковного центра никаких распоряжений и никаких официальных уведомлений, не встречал ответа и на свои письма»105. Резюмируя происходящее, владыка сказал: «Нет власти в смысле ея проявлении и в смысле сношения с нею... Прихожу к решению о необходимости временной самостоятельности в виду пе-реживаемого замешательства в церковной жизни, неизбежно свя¬занного с трудностями в моей епархиальной деятельности. В случаях встречи с делами, возникающими в управлении и вызывающими мое недоумение я, следуя указаниям, данным ныне почившим Пат¬риархом, должен и буду в их решении и обсуждении обращаться к братской помощи ближайших соседних епископов.

    ...В случае, если постигнет меня прещение того или иного иерархического предста¬вителя церковной власти, то сочту его прещением произвола, не оправдываемого канонами, не говоря уже о противоречии заветам о христианской любви. Если бы оно было суждено для моих седин, понесу его, как возложенный крест»106. Вероятно владыка Димит¬рий понимал, что, поддержав одну из сторон, с другой стороны вый¬дет в его адрес «прещение», и делал попытку остаться со всеми в мире. По данному вопросу выступило еще пять докладчиков, также отстаивающих необходимость и каноничность автокефалии.

    Выс¬лушав доклады, Съезд вынес решение: «Ввиду того, что в настоя¬щее время высшая церковная власть оказывается фактически не¬существующей, а относительно представителей ея и приемников среди иерархов происходят разделения, нарушающие мир Церкви и, кроме того, принимая во внимание огромное расстояние, отделя¬ющее нашу епархию от церковных центров, и фактическую невоз¬можность порой поддерживать с ними сношения, Томский Епархи-альный Съезд, в соответствии со своими неотложными церковными потребностями, постановляет: Томская Церковь, верная Божественным канонам и всем церковным законоположениям, не порывая общения с вселенскими патриархами, всею Соборною Православною Церковью вообще и Русской в частности, признает необходимым оставаться в своих церковных делах самоопределяющеюся и будет находиться до времени, когда укажет Господь, в положении автокефальной (са¬мостоятельной) Церкви, самоопределяющеюся по разуму канонов только под водительством своего епископа в лице архиепископа Ди¬митрия (Беликова) и возглавляемого им Автокефального Епархиаль¬ного Совета, избранного Епархиальным Съездом, причем бы Съезд находил бы более целесообразным и даже правильным обратиться с ходатайством к гражданским властям об учреждении временного об¬ластного Сибирского Церковного Управления, к которому бы Томс¬кая Церковь и присоединилась»107.

    О положении в Томске в связи с расколом можно узнать из протоколов заседаний Епархиального Совета в Барнауле т. Весной 1927 года из Барнаула были посланы делегаты в Новосибирск и Томск, чтобы выяснить мнение соседних епархий по отношению к высшей церковной власти. 24 мая 1927 года делегаты на заседании Барнаульского Епархиального Совета доложили, что в Томске ар¬хиепископ Димитрий объявил свою епархию автокефальной. Авто¬кефалию владыка Димитрий основал на указе Патриарха Тихона от 20 ноября 1920 г.109 Причиной этому послужили главным образом отсутствие в центре законной избранной церковной власти и раз¬доры. Делегаты сообщают, что архиепископ Димитрий заместите¬лей местоблюстителя не признает и не доверяет им, как не имею¬щих при себе коллегиального управления. Зато на ВВЦС смотрит как на коллегию, имеющую возможность созвать предсоборное совеща¬ние и поместный собор. Считает, что авторитетную власть может из¬брать только предсоборное совещание, созванное при помощи ВВЦС.

    За объявленную автокефалию архиепископ Димитрий под¬вергся отлучению со стороны заместителя Патриаршего место¬блюстителя архиепископа Серафима Угличского*. Архиеписко¬пу Новосибирскому Никифору и епископу Кузнецкому викарию * Осенью 1926 года до 30 марта 1927 года митрополит Сер¬гий находился под арестом и временное управление Цер¬ковью взял на себя митрополит Иосиф (Петровых), а после ареста последнего с 13 декабря 1926 года — архиепископ Серафим (Самойлович), управлявший до освобождения митрополита Сергия.

    Томской епархии Никону, архиепископ Серафим предложил при¬нимать в свое каноническое и молитвенное общение и архипас¬тырское попечение те приходы Томской епархии, которые поже¬лают быть в общении с Патриаршей Церковью, возглавляемой местоблюстителем митрополитом Петром и его заместителями. Об отлучении от Церкви архиепископ Димитрий объявил с цер¬ковной кафедры Томского собора. Результаты отлучения сказа¬лись очень быстро. Диаконы, сослужащие архиепископу Димит¬рию, отказались причащаться с ним. В Томске из подчинения ар¬хиепископа Димитрия откололись сразу две церкви — Сретенская и Вознесенская с протоиереями Лебедевым и Климовым. Кроме того, отпали благочиние № 3 и еще 10 приходов. Со слов барна¬ульских делегатов, у архиепископа Димитрия была мысль созда¬ния Сибирской митрополии, но после отлучения эта мысль отпа¬ла. Он сообщил делегатам текст телеграммы, посланной архиепис¬копу Серафиму: «Углич арх. Серафиму. Был остаюсь хочу быть общении со всею Русскою Церковью посему должен признать себя канонически правомочным на служение особенно ввиду неотложной нужды успокоения глубоко смущенного верующего общества». Познакомил он делегатов и с ответом архиепископа Серафима: «содержание Вашей телеграммы послал Москву мит¬рополиту Сергию прошу его принять Вас общение»110. Но деле¬гаты сообщили, что архиепископ Димитрий смотрел отрицатель¬но на запрещение митрополитом Сергием ВВЦС. Он колебался в своем решении, однако понимал, что остановиться на автокефа¬лии опасно, и вел переписку с членом ВВЦС епископом Борисом (Рукиным). И в Томске, и в Барнауле осознавали непопулярность ВВЦС, в котором не было особо выдающихся иерархов. Однако видели в ВВЦС принцип соборности, тогда как единоличная власть мес¬тоблюстителей многих пугала. Заместительский институт счита¬ли явлением ненормальным и неканоничным, ибо, по канонам, преемство власти по своему личному произволу недопустимо.

    Интересно отметить, что епископ Барнаульский Владимир (Юденич) был сторонником подчинения патриаршему местоблю¬стителю Петру Крутицкому и его заместителям. Епископ Влади¬мир был народным избранником. В епископы его выдвинули на съезде духовенства и мирян Барнаульской епархии 3/16 февраля 1927 года. Заместитель Патриаршего местоблюстителя архиепис¬коп Серафим Угличский согласился на его хиротонию, но потребовал от него подписать присягу признания единственно закон¬ной церковной властью в России Патриаршее управление, воз¬главляемое патриаршим местоблюстителем Петром, митрополи¬том Крутицким и его местоблюстителем, и осуждающую ВВЦС1П. Архимандрит Владимир присягу дал, и был рукоположен во епис¬копы архиепископом Иннокентием Бийским. Однако на заседа¬ниях епархиальных советов 24 мая и 24 июня решили временно признать высшей церковной властью ВВЦС до созыва 2-го поме¬стного собора. Епископ Владимир, стремясь сохранить епархию от раскола и религиозных волнений среди верующих, был вынуж¬ден подчиниться решению епархиального совета112.

    В 1927 году Томская епархия староцерковников ориента¬ции ВВЦС охватывала современные Томскую и Кемеровскую области. На этой территории было организовано 22 благочиния с 161 храмом113. Священников было 146, диаконов — 15, псалом¬щиков — 51114.

    С 1928 года владыка Димитрий получил титул митрополита Томского и Сибирского. С 1932 г. епархия носила название За¬падно-Сибирской митрополии. В 1937 году в Западно-Сибирской митрополии оставалось 30 храмов, из них действующих — все¬го 15. Храмы были в г. Красноярске — 1, в Новосибирске — 1, в Кемерове — 1, в Томске — 2, остальные в сельской местности: Коларове, Нелюбине, Мазалове, Рождественке, Тогуре, Топках, Заледееве, Салтыкове, Болотном, Юрге115. Последний Томский григорианский епископ Иувеналий (Зиверт) в 1937 году был аре¬стован и расстрелян116 вместе с епископами других ориентации. До 1940-го года в Томске просуществовали общины храмов Иоан¬на Лествичника и Вознесения Господня. Трудно сказать, к како¬му течению принадлежали священники Тимофей Гапочка и Иоанн Мельцов, малое время возглавлявшие общины этих томс¬ких церквей в 1940 году, но активный член этих общин Лидия Ивановна Хлебникова (отбывшая с 1940 года 10 лет лагерей, как «активная церковница»117, считала «своим» епископа Иувеналия (Зиверта), принадлежавшего ориентации ВВЦС.

    В 1927 году по постановлению ОГПУ был сослан в Томск на 3 года сторонник юрисдикции митрополита Сергия (Страго-родского) епископ Герман (Кокель). Здесь Патриаршей Церко¬вью ему было поручено возглавить Томскую епархию. Таким об¬разом, в Томске стало две староцерковнических Церкви.

    Интересно привести воспоминания В. Черепанова, описы¬вавшего жизнь церкви 30-х годов: «Церковь в Сибири в то время была разъединена на «тихоновцев», «григорианцев» (от имени митрополита Екатеринбургского Григория), отличавшегося от «тихоновцев» крайней непримиримостью к власти, крайним не¬признанием власти, и «обновленцев» — «живоцерковников» — лояльных к власти, признающих ее законной»118. Вообще «непри¬миримыми» к власти томские григорианцы не были, хотя, види¬мо, были наиболее строгим течением.

    ЖИЗНЬ ЦЕРКОВНЫХ ОБЩИН. ЗАКРЫТИЕ ХРАМОВ

    Власти стали прилагать большие усилия к закрытию хра¬мов. Церковным общинам приходилось вести тяжелую борьбу за свое существование. Общины обвинялись в невыполнении дого¬воров по содержанию храмов, которые являются «народным» достоянием, в том, что церкви находились вблизи школ, больниц и других общественных зданий, в том, что была нужда в кирпиче. Храмы закрывались, отдавались под клубы, зернохранилища, разбирались на кирпичи. Так, в 1929 году в Томске были закрыты церковь Казанской иконы Божией Матери при бывшем Алекси-евском монастыре119, Успенская и Иннокентьевская церкви жен-ского монастыря (а в 1930 году и снесены)120, Богоявленская цер¬ковь121.

    В 1930 году закрыли великолепный Троицкий кафедраль¬ный собор, построенный в 1900 году по проекту архитектора Тона. Был подготовлен проект постановления Президиума Томского горсовета «О ликвидации молитвенного здания Троицкого кафед¬рального собора»: «В Томский горсовет поступают массовые требова¬ния трудящихся г. Томска, изложенные в протоколах со-браний и подписях, о закрытии Троицкого кафедрального собора, находящегося на площади Революции в непосред¬ственной близости от ВУЗов и важнейших государствен¬ных учреждений.

    Эти настойчивые требования трудящихся вполне обоснованы, и по существу давно должны быть удовлетво¬рены, в связи с наблюдавшимся сейчас в Томске острым жилищным кризисом, который к тому же прогрессивно растет. В результате создавшегося положения вновь откры¬ваемые учебные заведения, на которые ложится сейчас особенно ответственная задача по подготовке кадров спе¬циалистов, нередко оказываются совершенно не обеспече¬ны потребностями жилой площади, что безусловно вносит резкие перебои в работу ВУЗов.

    В то же время громадное здание Кафедрального со¬бора используется не только не целесообразно, но в то же время, как выяснено специальным обследованием — пре¬ступно-бесхозяйственно (промораживание стен, порча во¬допровода и отопления и т.п.), что вполне подтверждает фак¬ты хищнической эксплуатации здания большой ценности. На основании изложенного Томгорсовет, учитывая наличие в Томске достаточного количества других молит¬венных зданий, полностью удовлетворяющих потребнос¬ти верующих (13 православных церквей и 7 молитвенных зданий других вероисповеданий)

    ПОСТАНОВИЛ:

    1. Возбудить ходатайство перед СКИК через ОПК о ликвидации молитвенного здания Троицкого собора в по¬рядке ст. 36 декрета ВЦИК от 8 апреля 1929 года и передаче его в распоряжение горсовета под музей, а помещение, за¬нимаемое ныне музеем — в учебные заведения.

    2. Предложить Горчасти ОАО произвести дознание и привлечь к ответственности церковный совет за допущен¬ную порчу водопровода и отопления»122.

    Президиум СКИК постановлением от 8 марта 1930 года за № 27 отклонил ходатайство Томского окружного исполнительного комитета «О ликвидации Троицкого кафедрального собора». Тог¬да председатель Томского окрисполкома тов. Нагорнов учит, как грамотнее составить бумагу на закрытие собора. За дело берется газета «Красное знамя», которая пишет, что 13 лет знамя томских черносотенцев хранилось в стенах собора: «...Требуем немедлен¬но закрыть церковь. ...Протодиакон Ядрышников, бывший белый офицер Богоявленский, церковный староста Соколов — черно¬сотенец и бывший крупный подрядчик, теперь член профсоюза, дети которого учатся в музыкальном и строительном техникумах, и сторож Шадрин — человек с темным прошлым. Эти махровые контрреволюционеры попытались скрыть хранение черносотен¬ного знамени, на их квартирах обнаружено похищенное ими цер¬ковное имущество — облачение, ценные книги, свечи, найдено несколько тысяч царских и колчаковских бумажных рублей и до 2-х пудов медных денег, царские и колчаковские портреты и про¬чее. Кроме того, у Соколова обнаружен револьвер с патронами, который хранил без разрешения. Этот же Соколов, бывший член "Союза русского народа" говорил, что придет время, когда он с этим знаменем пойдет по улицам Томска.

    Выяснилось, что эта шайка вела систематическую черно¬сотенную агитацию среди темных обывателей и приезжающих крестьян, посещавших церковь. Пора покончить с этим черным гнездом контрреволюционного воронья. Требуем немедленно закрыть собор!»123. Еще добавили несколько актов о том, что в стенах трещи¬на, отопление в неудовлетворительном состоянии, указали, что община не имеет средств на указанный ремонт... и, наконец — «Акт о передаче в госфонд имущества церкви». Президиум Си¬бирского краевого исполнительного комитета Советов 3-го созы¬ва не сразу дал согласие на ликвидацию собора, по крайней мере 18 марта 1930 года он отклонил ходатайство о его ликвидации. Но уже в мае 1930 года храм был закрыт. До апреля 1931 года здание использовалось под учебные мастерские курсов «Установка». В марте 1931 года было возбуждено ходатайство перед ВЦИКом об использовании этого здания под планетарий124. И все же «здание большой ценности» в 1934 году уничтожили. В преступ¬лении века должны были принять участие все. Появилось воз¬звание: «Каждый томич унесет кирпич!» (из воспоминаний оче¬видцев). В 1930 же году были закрыты в Томске, а потом и снесены Духосошественская125 и Сретенская церкви126.

    10 августа 1932 года, по «многочисленным ходатайствам трудящихся», вышло постановление о ликвидации Иверской ча¬совни, так как она находилась на площади, отведенной под сквер. На заседании президиума Томского Совета «О ликвидации мо¬литвенного здания Иверской часовни, находящейся на базарной площади» говорится, что «часовня возведена в 1854 году томским купцом Петровым к проезду через город Томск бывшего царско¬го наследника царя Николая II... является памятником эпохи са-модержавия, свергнутого революцией волею трудящихся... На¬ходится в непосредственной близости от целого ряда Советских учреждений... Имущество передать в Петропавловскую цер¬ковь»127. Часовня была разрушена и впоследствии на ее месте построен памятник Ленину, который стоит до сих пор.

    В 1934 году были закрыты и в дальнейшем снесены Преоб¬раженская церковь128 и старый Благовещенский собор129. В 1934 году в Знаменской церкви прекратил служение дья¬кон Д. А. Терпигорьев, так как «не мог более платить налог». В феврале 1935 года староста Казаков докладывает, что Знамен¬ская церковь «не выдерживает всей тяжести расходов на содер¬жание епископа, и церковь и причт страдают от чрезмерного со¬става причта, третий человек лишний, кто-то должен уйти». Уво¬лили священника Балбутского, а вскоре городская власть закрыла церковь и предложила ее Сплавфлоту под клуб130. Сохранилось в «Деле» письмо в защиту Знаменской церкви. Ниже приводится это трогательное письмо (орфография сохранена):

    Город Томскъ

    горсовету адмнадзору Кант-ралевскому (Котляревскому) оть Крестянина Романова Георгия Ефимовича заявление.

    1935 10/5 настоящий заявляю Я. Романовъ Георгий Ефимовичъ вам Г-нъ Коктралевский Кто вамъ разрешылъ Закрыть Знаменскую Церковь и покакой Причини вы мне Говорили 19 II что залеригию нисылали Асами нарушайте То Я Романовъ Георгий Ефимович Катигорично Приупреж-даю вамъ этоть храмъ нешывелить Подпись Самыя Главнейщие Глава войскъ Обьеди-ненова Государства Па управления всехъ нацый и всего земного Шара Романовъ Георгий Ефимович131. Несмотря на то, что автор этого заявления был, по всей ви¬димости, не вполне здоров, он был осужден в 1937 году на 8 лет концлагерей и 5 лет поражения в правах132. В 1936 году закрыли Никольскую церковь133.

    В 1937 году оставалось четыре действующих православных храма в Томске, из них: церкви Иоанна Лествичника и Вознесен¬ская принадлежали григорианцам, Петропавловская — обновлен¬цам, а Троицкую (единоверческую) церковь делили между собой единоверцы и община чисто православная Патриаршей Церкви, которая перешла сюда, потеряв Воскресенский храм. Хотя еди¬новерцы и признавали над собою власть Московской Патриар¬хии и епископа Томского Серафима, мир с общиной из Воскре¬сенского храма их не брал134. В конце концов, исходатайствовали разрешение отгородить правый придел сплошной стеной, и его заняла малочисленная (15 — 30 человек) община единоверцев135.

    За 1929— 1931 годы были закрыты почти все сельские церк¬ви 136. Закрывали храмы или обманным путем, или откровенно цинично и грубо. Иногда достаточно было арестовать священни¬ка, и тогда оказывалось, что некому служить. О том, как велась «культурная борьба с религией» говорит, например, такой доку¬мент: В Томский Окрисполком верующих с. Молчанове 2 февраля 1930 г. собрание граждан, в большинстве неверующих, постановили закрыть Молчановскую цер-ковь, не считаясь с большинством верующих. По адресу верующих сыпались оскорбления в разных фразах. Собра¬ние в деревнях не проводилось не смотря на то, что приход имеет 5000 верующих. 3 февраля утром в церковь для сда¬чи имущества явились инспектор уголрозыска Альфер Монаков и Алексеенко и представители верующих Сысо¬ев и Бобковский. Сюда же ввалилась и толпа комсомоль¬цев и служащих с женами. Вот здесь то и началась расправа с религией.

    Протокол закрытия не был еще утвержден окриспол-комом, и здание еще числилось за верующими, и оскорб¬лять религиозные чувства верующих было неуместно. В церкви ходили в шапках, курили, плевали, одевали ризы, кощунствовали, женщины ходили в алтарь, иконы били в церковной ограде, в старостинской конторе брали деньги и ложили в карманы (эта фраза слегка зачеркнута), престол вынесли, на плащенице сломали стекла.

    Все это происходило под лозунгом культурной борь¬бы с религией, напугавшись таких культурников, верующие просят защиты Окрисполкома, одновременно возбудив ходатайство пред ВЦИК-ом. Явившийся начальник РАО т. Шидер прекратил безобразия. Теперь церковь опечата¬на, сдача не производится и ждут утверждения Окриспол¬кома. Церковный староста В.И. Сысоев неграмотный и за него расписался Пронгатов председатель церковного совета Моторов137.

    По всем сельским советам были разосланы «Инструкции постоянной комиссии при Президиуме ВЦИК по вопросам куль¬тов» от 16 января 1931 г. (Москва. Кремль), в которых снова и сно¬ва подчеркивалось, что религиозные объединения правами юри¬дических лиц не пользуются и им воспрещается «создавать кассы взаимопомощи, богадельни, приюты, странно-приемные дома, общежития для бедных, похоронные кассы... Запрещались орга¬низации специальных детских, юношеских, женских молитвен¬ных собраний, запрещалась организация кружков рукодельных, литературных, трудовых, по обучению религии, устраивать экс¬курсии и детские площадки, открывать библиотеки и читальни, организовывать санатории и оказывать лечебную помощь и тому подобное... Особо подчеркивалось, что лица, лишенные избира¬тельных прав, не могли быть избраны членами исполнительных органов в церковном совете»138. Новосибирский областной испол¬нительный комитет регулярно требует сведения о закрытии цер¬квей и поучает, как это сделать: «Для закрытия церквей или мо¬литвенных домов (часто бездействующих, священников уже ос¬тается все меньше и меньше) необходимо вывесить на двери церкви объявление, извещающее желающих взять в аренду дан¬ное церковное здание, и если в течение 7 дней не найдется жела¬ющих верующих взять церковное здание в аренду, объявление снимается. После этого проводится общее собрание граждан, кол¬хозников и принимается решение о передаче этого церковного здания под культурные нужды». Если до этого церкви самоволь¬но местные власти использовали под склады, кузни и прочее, то теперь в порядке статей 34 и 35 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года принимаются меры к оформлению закрытия церквей. Новосибирский облисполком незамедлитель¬но утверждал решения райисполкомов и крайисполкомов о зак¬рытии церквей.

    Начавшиеся в 1929 году разрушительные притеснения цер¬ковных общин сказались и на преследовании колокольного зво¬на, столь ненавистного воинствующим безбожникам. Издаются циркуляры, разрешающие горсоветам и райисполкомам ограни¬чивать и воспрещать колокольный звон на местах под любым предлогом. 2 ноября 1934 года вышло постановление № 944 «О воспрещении колокольного звона в населенных пунктах Том¬ского района», в котором говорится: «Ввиду того, что колокольный звон в молитвенных поме¬щениях нарушает правильное течение занятий в школах, воспи¬тательных и других государственных и общественных учрежде¬ниях и организациях села, и учитывая культурный рост колхоз¬ного и единоличного сектора села, президиум городского совета постановил 1) воспретить колокольный звон в следующих молитвенных пунктах района... (перечисляется 38 сел и деревень), 2) просить Президиум Западно-Сибирского края об утверждении настоящего постановления, 3) предложить сельсоветам немедлен¬но принять меры к проведению настоящего постановления, объя¬вив его заинтересованным религиозным объединениям, широко развернув в связи с этим соответствующую массово-разъясни¬тельную работу. Постановление подписали Председатель горсо¬вета — Кроловецкий и секретарь — Клешнин»139.

    При этом колокола молитвенных домов в местностях, где уже запрещен колокольный звон, «подлежат реализации исклю¬чительно путем зачисления их местными райфо в госфонд и пе¬редачу Металлолому. Использование колоколов местными орга¬нами по своему усмотрению — не допускается» Этот документ подписан 22.08.1933 года140. В городе церковные общины «добро¬вольно» сдают колокола на хозяйственные нужды. Обновленцы, «сознавая нужду страны в металле и желая помочь ей», сами пред¬лагают административному отделу на индустриальные нужды страны 3 колокола, общим весом 130 пудов из Никольского хра¬ма уже в апреле 1929 года. Немного позже пришлось расстаться с колоколами, отлитыми в Тюмени в 1810 году Алексеем Штони-ным141 и Поликарпом Гилевым с сыновьями в 1825 году142. Троиц¬кий собор сдал три колокола общим весом 429 пудов; сдали коло¬кола Сретенская, Знаменская, Казанская и др. церкви.

    В 1934 году начался особо тщательный учет колоколов, «столь необходимых» на нужды индустриализации. По городу Томску насчитали 47 колоколов общим весом в 12493 кг. По се¬лам только Томского района зарегистрировали 191 колокол143. Парабельский райисполком шлет совершенно секретные радио¬телеграммы-отчеты в окрисполком Макарову и в НКВД Марто-ну: «Вашу 315 выполнили. Материал всему району количестве 6346 килограмм сдан приемщику Айзину. Партия Чигара-Нарым-Алатаево отправлен пароходом Эйхе. Материал Парабели сдан пристань шестнадцатого. Смирнов»144. Вся подшивка документов этого дела об учете колоколов и отправке их на металлолом.

    14 сентября 1934 года вышло постановление горсовета № 760 «Об использовании каменных и мраморных плит и памят¬ников, не зарегистрированных на кладбищах», в соответствии с которым разрешалось памятники «использовать под сырье для местной промышленности каменно-обрабатывающего производ-ства, работающего на местном сырье и вырабатывающего предметы широкого потребления: точильные бруски, точила, осел¬ки...». Позже и вообще закрыли старинные кладбища и на их ме¬сте выстроили заводы и жилые дома145. После массовых репрессий 1937 года священников в хра¬мах не осталось. Троицкую единоверческую церковь закрыли в сентябре 1939 года и отдали ее под культурные нужды хлебо¬комбината146. В начале 1940 года Петропавловскую церковь зак¬рыли и передали под склад в заготзерно во временное пользова-ние147.

    Последними в 1940 году оставались церкви Вознесенская и Иоанна Лествичника. На короткое время там даже появились свя¬щенники и активизировалась общинная жизнь. Однако против общин организовали травлю, а их активных членов арестовали148. Обе церкви в дальнейшем были снесены.

    РЕПРЕССИИ 30-Х ГОДОВ

    В 1926 году был принят новый Уголовный кодекс РСФСР, в котором появилась известная 58-я статья, по которой в течение тридцати четырех лет могли обвинить практически любого чело¬века в контрреволюционных преступлениях. Первыми осужден¬ными по 58-й статье в г. Томске были дочь протоиерея Владимира Калугина — Клавдия Калугина и псаломщик Воскресенской цер¬кви Федор Просандеев149, которых обвинили в контрреволюци¬онной агитации, и 4 ноября 1927 года приговорили каждого к 2 годам концлагерей. Оба обвинялись в сборе средств для оказа¬ния помощи ссыльному духовенству. Многие священники были допрошены как свидетели, но они не выдали Просандеева и Ка-лугину. И только протоиерей Евгений Удинцев в своих показани¬ях подтвердил, что действительно, «Клавдия по подписным лис¬там собирала деньги на ссыльное духовенство. Калугина настро¬ена на 100% антисоветски...»150.

    В 1929 году разворачивается кампания по «изживанию ре¬лигиозности». Секретарем ВКП(б) Л.М. Кагановичем было разос¬лано по стране директивное письмо под названием «О мерах по усилению антирелигиозной работы». Духовенство объявлялось Кагановичем политическим противником ВКП(б). 8 апреля 1929 года было принято новое законодательство «О религиозных объединениях», по которому деятельность религиозных общин ограничивалась стенами «молитвенных домов»151. Духовенство и верующих начали всячески притеснять. Святотатство, ко¬щунство и издевательства над чувствами верующих даже поощ-рялись. Начинаются массовые репрессии против священнослу¬жителей.

    Жизнь священнослужителей стала столь тяжелой, что не¬которые отказывались служить в Церкви и даже просили снять с них сан. В декабре 1929 года отрекся от сана священник С. С. Федоров152, оставили служение диакон Петр Руковишни-ков153 и диакон С. Я. Шевлагин. В январе 1930 года появилось со¬общение в газете «Красное знамя» об отречении от сана священ¬ника М. Л. Попова154. 6 февраля 1930 года снял с себя сан священ¬ник П. П. Тихонов155. В феврале 1930 года отрекся от своего служения псаломщик П. В. Способин156. Сняли с себя сан диа¬кон И. Д. Псарев157, священник А. Р. Дудкин из села Батурино158. Многие священнослужители переходили на гражданскую рабо¬ту и пытались скрыть свою принадлежность к Церкви.

    В конце октября 1929 года в Томске прошел суд над прото¬иереем Иоанном Беневоленским (уже отбывшим 3 года наказа¬ния за противодействие изъятию церковных ценностей), протоие¬реем Николаем Васильевым, протоиереем Евгением Ландышевым, тремя сестрами Ильиных. В эту «активную контрреволюционную организацию церковников» были включены также ученый Петр Пудовиков, бывший староста церкви домовладелец Дмитрий Ва¬сильев и хирург Иосиф Парховников. Все они обвинялись по ста¬тье 58-10. У академика Пудовикова, преподавателя духовных учи¬лищ, при обыске изъяли 94 книги богословского характера. На о. Иоанна Беневоленского дал очень «ценные» показания протоие¬рей Евгений Удинцев: «Беневоленского Ивана Алексеевича, быв¬шего протоиерея, ключаря Томского кафедрального собора, знаю давно. По своим убеждениям он монархист. С 1905 года он при¬нимал активное участие в организации "Союз Русского Народа", состоял председателем Томского Губернского отдела...

    За проти¬водействие изъятию церковных ценностей Беневоленский был судим и отбыл три года изоляции, но остался неисправим. Ода¬ренный от природы богатым интеллектом, недурными ораторс¬кими способностями, настойчивый и упрямый, он крепко затаил злобу. Упорно, где только и как только мог, он со злым сарказмом критиковал и высмеивал все мероприятия советской власти или отдельных ее представителей... говорил, что советская власть не удержится, теперь ведь нет церковных ценностей для откупа. Все разграблено, растащено, поругано, из великой и богатой Россия превратилась в ничтожную, нищую... За границей с нашими пол¬предами разговаривают как с лакеями не далее прихожей...». В таком же духе Удинцевым были написаны характеристики и на остальных подсудимых. Протоиерей Николай Васильев получил срок 5 лет концлагерей, Петр Пудовиков — 3 года концлагерей. Остальных из-под стражи освободили без права проживания в 6 городах, в том числе и в Томске. Можно предположить, что та¬кое «легкое» наказание они получили в связи с тем, что тюрем¬ный врач сделал заключение относительно Парховникова, Бене-воленского и Васильева Д., что они «пешком следовать» не могут, то есть больны159.

    В 1929 году в селе Тарбеево были арестованы в компании с односельчанами священник Гавриил Гаврилович Ярославов и псаломщик Василий Федорович Мельников. Осуждены они были по статье 58-10. Отец Гавриил был приговорен к расстрелу, а пса¬ломщик Мельников — к 10 годам концлагерей шо. В это же время в с. Семилужное Томского района местный священник Александр Григорьевич Мелентьев получил 3 года концлагерей за протест против закрытия церкви. В меморандуме в ОГПУ на Мелентьева написано: «По нашим данным установлено, что в апреле месяце в с. Семилужное (Семилужках) Томского округа в связи с эпиде¬мией скарлатины сельсоветом была по предложению санитарной комиссии закрыта церковь на 7 дней для дезинфекции. Местный священник Мелентьев... используя временное закрытие церкви, стал в контрреволюционных целях распространять среди крес¬тьян слухи о том, что церковь коммунисты хотят закрыть навсег¬да... собралась толпа около церкви в 100 человек». Народ добился открытия церкви, но священник был арестован, и приход остал¬ся без священника. Ревностное служение батюшки хорошо от-ражено в показании на него местного псаломщика Петра Вер-битского: «Он прибыл к нам из Александровки, очень ревност¬ный верующий, в праздники начинал служить с 4 часов утра и до 12 дня, а с 5 часов вечера начинал акафист...»161.

    В начале февраля 1930 года прошли массовые аресты в го¬роде Томске. Было арестовано более 60 человек и среди них 6 свя¬щенников (А. И. Артоболевский, В. М. Бердников, А. И. Васнецов, Н. С. Климов, Л. Л. Радиончик, Н. А. Чистосердов), 5 диако¬нов и иподиаконов (Иннокентий Богославский, Александр Колон-дадзе, Сергей Орлихин, Николай Шадрин, Павел Жадин), псалом¬щики, регент. Остальные были бывшими миллионерами, владель¬цами приисков, фабрик, свечных заводов, магазинов, домов, бывшими офицерами и другими «бывшими людьми». Все эти «бывшие» пользовались авторитетом у прихожан церквей. Око¬ло половины из числа арестованных были старостами, председа-телями и членами церковных советов. Например, в постановле¬нии на арест А. Е. Егорова написано, что он «является бывшим членом СРН, владельцем винной лавки, отобранной за бесхозяй¬ственность, имеет четыре трехэтажных дома...». При обыске у него изъяли «свечи церковные 17 штук, бахрому церковную, трехцветный флаг, книжку "Безбожие и пьянство", царский порт¬рет». Из показаний свидетелей станет известно, что он был член Епархиального совета. За все это он будет приговорен к рас¬стрелу.

    Половина арестованных были «домовладельцами». Все они назывались «махровой черносотенной публикой, сгруппировав¬шейся вокруг церкви» и обвинялись в непримиримой вражде к советской власти. Поделили их поровну на две группы по при¬знаку «кто у кого пил чай» по большим праздникам. Одна группа была выделена в «Дело № П-7884»; они собирались на квартире Т. В. Гаркина, бывшего сибирского миллионера, скотопромыш¬ленника, имевшего большой фруктовый сад, а значит, и варенье к чаю и даже самодельную фруктовую наливку. Другую группу объединили в «Дело № П-8805», эти собирались в большом и гос¬теприимном доме протоиерея Николая Чистосердова. Дом ему до¬стался по наследству от купца Гадалова (приемных родителей его жены)*. Имел Чистосердов пасеку, а значит, и мед к чаю. Из дел следует, что, встречаясь, они обсуждали текущие события, гоне¬ния на Церковь, собирали деньги, покупали продукты и отправ¬ляли их ссыльным священнослужителям в Нарым, предполагали даже создать комитет помощи ссыльным. Среди священников и церковнослужителей были и свои «осведомители»: протоиереи Евгений Удинцев и Стефан Нестеровский (позже, в 1937 году, он будет расстрелян), диакон Иоанн Псарев, староста Н. В. Казаков, священники В. Г. Явтухович и А. Г. Сухорученко.

    __________________________
    * Воспоминания внучки священника Чистосердова — В. С. Брагиной.

    Все они тоже были частыми гостями у Чистосердова и Гаркина. Из показания протоиерея Стефана Нестеровского, хранящегося в «Деле», чи¬таем: «...В квартире Тараса Гаркина (бывшего миллионера Сиби¬ри) я живу с 1929 года... здесь часто собирались вместе человек по 25 выпить чашку чая с вареньем и наливки собственного при¬готовления, рассаживались по группам и вели самые антисоветс¬кие разговоры, вздыхая о прошлой жизни, ругая советскую власть, ждали избавления с Запада... Н. М. Гроздова особенно болела, что разрушили святыни и за гонение на священников. Говорили, что колхозы распадутся, ибо в них насильно загоняют крестьян, что в колхозы идут одни лодыри... Ядрышников гово¬рил, что настанет время, когда на Соборной площади будут не коммунисты ораторствовать, а он велегласно будет читать мани¬фест об освобождении русской империи от большевиков... Гово¬рили, что так жить дальше нельзя... кормят кониной и той скоро не будет... масса безработных... сняли колокола... Братья Богослов¬ские усиленно агитировали среди посетителей собора, чтобы при¬нимать все меры против похода безбожников на Новый собор, советовали собрать человек 400 — 500 и идти в горсовет с протес¬том...». В донесениях других «бдительных граждан» читаем, что «в своем кругу они называли друг друга «господами», «настраи¬вали крестьян против коллективизации, против лесозаготовок», «распространяли слухи о скорой гибели советской власти, рас¬пространяли слухи о гонении на Церковь». Сами подсудимые от¬рицали, что вели антисоветские разговоры, и не признавали об¬винений, предъявленных им. И тем не менее 50 человек было приговорено к расстрелу, 8 — получило по 10 лет концлагерей, один — 5 лет концлагерей, а милосердных женщин Груздову, Бе-зотчества и Синичкину, собиравших деньги и отправлявших по¬сылки сосланному в Нарым духовенству, самих отправили в ссыл¬ку в Туруханский край. Отбывший срок М. А. Михайленко (по¬мощник старосты) в 1937 году был расстрелян, Иннокентий Богословский в 1937 году получил новый срок — 10 лет концлаге¬рей и 5 лет ссылки, Сергей Орлихин, отбывая свои 10 лет лаге¬рей, заболел туберкулезом и умер в 1945 году. Расстреляли в 1937 году и сына о. Н. Чистосердова Сергея Николаевича162.

    В феврале 1930 года был осужден священник села Мазало-во Иван Васильевич Копендюхин. Чтобы закрыть церковь, его отправили на лесозаготовки. Вернувшись и узнав, что церковь опечатана, он попытался провести церковно-приходское собра¬ние верующих, за это и был выслан вместе с семьей на 3 года в Туруханский край163. На 3 года в концлагеря был отправлен свя¬щенник села Кривошеино Михаил Егорович Садовский164. В мар¬те 1930 года закрыли церковь в селе Никольском Кривошеинско-го района, а служившего в ней священника Николая Николаеви¬ча Ильменникова «за антисоветскую агитацию» приговорили к расстрелу.

    Псаломщика этой же церкви Петра Ильича Осипова осудили на 10 лет концлагерей и отправили на Колыму165. В марте 1930 года на 5 лет концлагерей был осужден священник села Бе-ловодовка Владимир Васильевич Плотников. В 1920 году его ли¬шили права голоса. В 1928 году его осудили за несдачу хлебных излишков (статья 107), после 10 месяцев тюремного заключения отправили в концлагеря166. По «Делу П-5997» в 1930 г. прошло 123 человека, в том числе и священник Чердатской церкви Сер¬гей Федорович Клавдии, ранее судимый «за срыв лесозаготовок», теперь получил ВМН (высшую меру наказания — расстрел)167. К расстрелу приговорили и священника Петра Константиновича Аврова. Первый раз его арестовывали еще в августе 1920 года «за укрывательство бандита». Томская уездная чрезвычайная комис¬сия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступления¬ми по должности постановила «Аврова заключить в домпринраб на 5 лет». Жители села Десятово Кожевниковского района и сель¬ский совет ходатайствовали за Аврова, просили «освободить его, так как он не участвовал в бандитских вылазках, а семья терпит бедствия». Хлопотала за него и местная комсомольская ячейка: «...ни в чем замечен не был». Аврова освободили по амнистии в декабре 1921 года. Отец Петр был с 1922 по 1929 год священни¬ком в селе Бабарыкино. В 1929 году вновь арестован по статье 59, но срок не отбывал.

    В 1930 году его арестовали в третий разг об¬винили «в антисоветской агитации, проводимых в части коллек¬тивизации, благодаря чему получился распад Кожевниковской коммуны...» О. Петр Авров был осужден особой тройкой ПП ОПТУ по Сибкраю 14 июня 1930 года по ст. 58-10-11 УК РСФСР к ВМН — расстрелу168. В феврале 1931 года Алексей Владимирович Кисилев из дер. Гусева Кривошеинского р-на (кузнец, прислуживавший псалом¬щиком в церкви), выехал в Томск на священнические курсы. В феврале же вернулся в Гусево с назначением на должность свя¬щенника. За попытку создать церковную общину был арестован.

    Его обвинили еще и в том, что «развалилась только что созданная инициативная группа в д. Гусевой по организации колхоза в ко¬личестве 16 хозяйств». О. Алексия, только что рукоположенного в священники, отправили в ссылку в Восточно-Сибирский край сроком на 5 лет169. В апреле 1931 года в с. Мало-Жирово (сейчас Асиновский р-н, Томской обл.) забрали и осудили на 5 лет ИТЛ священника И. М. Богатова. Он обслуживал несколько деревень, и приход его возрос до 406 хозяйств. Но некий П. А. Попов напи¬сал на него донос, что «Богатов сказал ребятам, раз ваш отец не¬верующий, колхозник, то и вам нечего делать в церкви, детей кол¬хозников ни причащать, ни исповедовать не "буду... колхозников отпевать не буду», «не разрешал брать воду для крещения во дво¬ре колхозника». И к тому же, «партийная и комсомольская ячей¬ки готовили антипасхальный вечер, а священник Богатов вместо 12 часов ночи начал службу в 8 часов вечера и сорвал антипас¬хальный вечер»170. В селе Успенка арестовали человек 10 и с ними священника Николая Викторовича Коростелева. Всех обвинили по ст. 58-10. Отца Николая расстреляли171. В селе Пышкино-Тро-ицкое в это же время арестовали 12 односельчан (ст. 58-10) вместе со ссыльным священником Виктором Ивановичем Доброхотовым и сторожем церкви В. Г. Юдинцевым. Священник был приговорен к расстрелу, а сторожа отправили на 5 лет в исправительно-трудо¬вые лагеря172. В ноябре 1932 года диакон Даниил Соколов из Ту-ендата осужден на 10 лет лагерей, хотя церковь была уже закры¬та и он работал в колхозе счетоводом, но он запретил своим де¬тям учиться в церкви, которую передали под школу ш. В 1932 году арестовали 2 сосланных в Томск священников: Марка Акимови¬ча Никонишина, его осудили на 3 года концлагерей, и Федора Филимоновича Романовского. Романовского вскоре освободили, но в 1937 году приговорили к ВМН174.

    Начиная с весны 1931 года, на территорию Томской облас¬ти хлынули потоки раскулаченного крестьянства. С плодородных земель Алтая, Украины, Омской области, Красноярского края везли и везли до Томска вагоны-телятники крестьян. От Томска на баржах отправляли крестьян на поселение на север Томской области. До сих пор нет точных данных о количестве крестьян, сосланных на поселение в Томскую область. В первый же год по¬ловина раскулаченных умерли от эпидемий тифа, цинги и голо¬да. В 1949 году на оставшихся в Томской области «кулаков» заве¬ли «личные дела», в которых они должны были ежемесячно отмечаться в местных комендатурах. В архивах Томского МВД в настоящее время хранится более 100000 таких «дел», в каждом из которых по 5 —6 и более человек — членов одной семьи, то есть где-то на 500 — 600 тысяч человек. В это число вошли и рож¬денные в кулацких семьях дети за период до 1949 года. Но рож-денные в ссылке никак не компенсируют число умерших, сбе¬жавших из ссылки, попавших в исправительно-трудовые лагеря, расстрелянных в 1937— 1938 годах, погибших на войне и не вер¬нувшихся после войны на спецпоселение. Вместе с раскулачен¬ным крестьянством заодно отправляли на поселение в Нарымс-кий край и сельских священников.

    Немало духовенства отбывало ссылку в Нарымском крае, начиная с 1922 года. Некий протоиерей Петр Гаврилов из Бийска в 1934 году сообщил, что вместе с ним в Нарымской ссылке было около 130 священников175. В 1932— 1933 годах арестовали 21 человека, названных ку¬лаками, в Зырянском районе. В эту компанию были включены: священник Василий Иванович Тихов (церковь была уже закрыта в 1929 году), псаломщик Н. И. Грунин, староста церкви Е. К. Ар¬хипов, который организовал кружок верующих после закрытия церкви, где вместе читали Библию. Библия принадлежала Е. Шад¬рину. Собирались на квартире у П.П. Сокольникова. Все они ока¬зались «недовольными мероприятиями советской власти», «созда¬ли под руководством местного священника (Тихова) контрреволю¬ционную кулацкую вредительскую группировку». «Руководителя» священника В. М. Тихова осудили на 10 лет концлагерей, Соколь¬никову Е. А. (которому было 80 лет) дали три года ссылки, осталь¬ным всем поровну — по 5 лет концлагерей176.

    К 1933 году в целом была закончена насильственная кол¬лективизация сельского населения. Остались отдельные гражда¬не, не проживавшие в деревнях и селах: охотники и насельники многочисленных староверческих скитов, разбросанных в самых отдаленных и неудобных для проживания районах в верховьях рек, в глухой тайге. Органами ОПТУ было сфабриковано дело под названием «Старообрядческая контрреволюционная повстанчес¬кая организация "Сибирское братство"». Старообрядцев обви¬нили в подготовке вооруженного восстания с целью свержения Советской власти, в антиколхозной и антисоветской агитации среди крестьян, в выпуске и распространении контрреволюци¬онных брошюр. С 1932 года начали прочесывание тайги с целью поисков таких скитов. По делу организации «Сибирское брат¬ство» было осуждено и приговорено к разным мерам наказания 283 человека. Из них епископов — 3, попов и начетчиков — 32, монахов — 74 т.

    В 1935— 1938 годах большое число священнослужителей об¬винялось в том, что они были членами кадетско-монархической организации «Союз спасения России»178. В эту несуществующую «организацию» органы НКВД включали священнослужителей Православной Церкви всех ориентации, старообрядцев и пред¬ставителей иных религиозных течений. Вообще, все дела на репрессированных в 1937 году епископов, священников, диако¬нов, церковных сторожей и просто активных мирян, сидящих в томских тюрьмах из других регионов страны, местных и сослан¬ных в Томский и Нарымский округа, предельно просты и одина-ковы: ордер на арест, обыск, опись изъятого имущества, анкет¬ные данные. На первом же допросе арестованного просили на¬звать знакомых (для последующего их ареста). Далее следовало обвинительное заключение, приговор и акт о приведении приго¬вора в исполнение. Как правило, арестованные подписывали про¬тив себя самые чудовищные и фантастические обвинения. Воз¬можно, и не подписывали. Складывается впечатление, что чаще всего дела фабриковались без участия обвиняемых. В деле свя-щенника Каюкова, например, среди перечня его знакомых, в «его собственном показании», назван и он сам179.

    Самые кровавые репрессии начались в 1937 году, когда по¬чти все священнослужители были расстреляны. При изучении архивно-следственных дел Томского УФСБ нами выявлено 282 человека священнослужителей и мирян Православной Церк¬ви, арестованных в Томской области в 1937 году. Из них расстре¬ляно 276 человек. Среди расстрелянных в это время были: Том¬ский епископ (Московской Патриархии) Серафим (Шамшин), Томский епископ (ориентации ВВЦС) Иувеналий (Зиверт), Том¬ский архиепископ (обновленческой ориентации) Сергий Дмит¬риевский, старообрядческий епископ Томский Тихон (Сухов). Кроме местных епископов, было еще расстреляно восемь право¬славных епископов разных ориентации, находившихся в испра¬вительно-трудовой колонии № 2 г. Томска, и старообрядческий епископ, находившийся в ссылке в г. Колпашеве. Естественно предположить, что и многие священники, ранее арестованные в Томске и отбывавшие свои сроки заключения в других регионах страны, потом также были расстреляны.

    Например, Томский епископ Серафим (Кокотов) в 1936 году арестован в Томске и от¬бывал свой срок в Смоленске, а в 1938 году расстрелян. После массового уничтожения духовенства в 1937 году свя¬щенников в томских храмах не осталось. В 1938 году на короткий срок (шесть дней) с приглашением игумена Василия (Сосновско-го) ожила Петропавловская церковь: совершались литургии, кре¬щения, отпевания, молебны. Службы шли с раннего утра до по¬здней ночи. Народ «повалил» в церковь. Ежедневная посещае¬мость была по пятьсот человек. Крестили до 30 детей в день. Однако 3 мая 1938 года на отца Василия было написано два доно¬са в органы НКВД от уборщицы Бабиной и Родчанина, назначен¬ного старостой церкви за неделю до приезда Сосновского. 4 мая отец Василий был арестован и 20 ноября 1938 года — расстре-лян т. Оставшиеся на свободе верующие миряне собирались вме¬сте для совместной молитвы в Вознесенской и Иоанно-Лествич-никовской церквах. В 1938 году Вознесенскую общину возглавил бывший псаломщик и сторож Воскресенской церкви Николай Дмитриевич Богданов. В январе 1940 года был найден и пригла¬шен настоятелем Иоанно-Лествичниковской церкви священник Тимофей Тапочка. С марта 1940 года настоятелем Вознесенской церкви стал Иоанн Мельцев. С появлением священников церков¬ная жизнь заметно оживилась. Значительно увеличилось число прихожан. Этого не могла допустить советская власть. Была орга¬низована травля верующих через газету «Красное знамя» (1940 г. 21 апреля). Отец Иоанн Мельцев отрекся от сана и покинул Томск181, отец Тимофей Тапочка скоропостижно скончался. А против всех «активных церковников» было в апреле 1940 года возбуждено уголовное дело.

    Девятнадцать человек было аресто¬вано и обвинено по статье 58, пп. 10—11 как участники «контрре¬волюционной церковно-монархической организации»182. И цер¬ковные общины прекратили свое существование. После репрессий 30-х годов в Томской области не осталось ни одного действующего храма, ни одной зарегистрированной общины Православной Церкви. Могло показаться, что безбож¬ная власть одержала победу над Церковью. Однако верующих было немало. Многие тайно крестили своих детей. Обычно по¬жилые женщины, знавшие некоторые крещальные молитвы, со¬вершали погружения. Нам приходилось слышать от одной женщины, как она была крещена в начале 40-х годов. Проживала она в одной из деревень нынешнего Асиновского района. На краю деревни был маленький домик, в котором жил священник. Тогда эта женщина была маленькой девочкой. Однажды мама взяла ее с собой. Они оделись, как будто пошли собирать грибы или яго¬ду, чтоб не навлечь на себя подозрения, и отправились в дом свя¬щенника. Женщина вспоминает, что обстановка была очень убо¬гой, а священник совсем старый и немощный. С ним проживали две старушки (по словам женщины, монашки), которые помога¬ли ему даже подняться с лежанки. Старичок-священник ласково поговорил с девочкой и совершил над ней крещение. К сожале¬нию, эта женщина не запомнила ни имени священника, ни дру¬гих подробностей.

    В 1943 году советское правительство меняет свою религи¬озную политику. Было дозволено открытие в епархиях неболь¬шого числа храмов. После вдовства Томской кафедры с 1937 года в 1943 году она вошла в Новосибирскую епархию, куда был на¬значен архиепископ Варфоломей (Городцев). В 1944 году разре¬шили открыть в Томске церкви Петропавловскую183 и Троицкую (бывшую единоверческую)184 и церкви в поселках Моряковский Затон185 и Тогур186. Во вновь открывшихся храмах стали совер¬шаться богослужения, однако репрессии по отношению к Церк¬ви не прекратились. В 1948 году был арестован и приговорен к 10 годам ИТЛ и 5 годам поражения в правах клирик Троицкой церкви архимандрит Питирим (Локтионов).

    Вместе с о. Питири-мом арестовали еще пять человек: церковного старосту, помощ¬ника старосты, двух церковных сторожей и просто верующую Марию Васильевну Егорову. М. В. Егорова обвинялась в том, что собирала подписи для открытия церкви в Томске, носила переда¬чи в тюрьму священнослужителям, оказывала приют монахам и священникам, отбывшим сроки заключения, и в том, что на ее квартире совершались богослужения. За все это М. В. Егорову осудили на 7 лет ИТЛ187. В 1949 году в антисоветской деятельнос¬ти были обвинены и осуждены на 25 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах 63-летний настоятель Троицкой церкви о. Михаил Петров (уже отбывший 6 лет концлагерей)188 и бухгалтер Троицкой цер¬кви Вениамин Андреевич Хаов (отбывший ранее 10 лет концла¬герей) 189. В 1950 году арестован 75-летний митрофорный прото¬иерей Михаил Рубинский (осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет пора¬жения в правах)190. Разрешив открытие четырех церквей в Томской области в 1945 году, власти всячески препятствовали дальнейшему открытию храмов. Через много лет с большими трудностями верующие смогли зарегистрировать общину и по¬строить небольшую церковь в городе Асино (1977 год). Далее, вплоть до 1988 года, в Томской области церковные общины не регистрировались.

    Примечания

    1 Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах п. 13 от 20 января (2 февраля) 1918 г. // Известия. 1918. 21 января (3 февра¬ля).
    2 Историческая записка об обновленческом движении в Алтайской епар¬хии // Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтайском крае. Барнаул: Управление архивного дела администрации Алтайского края, 1999. С. 15.
    3 Справочная книга по Томской епархии 1914 / Под рук. Карташева. Томск, 1914.
    4 ГАТО. Ф. 170. О. 7. Д. 708.
    5 Томские епархиальные ведомости. 1886. № 12.
    6 ГАТО. Ф. 170. О. 3. Д. 4944. Л. 92-96.
    7 Евтихиева И.А. Чудотворные иконы Томской епархии // Православие и Россия: прошлое, настоящее, будущее: Материалы Духовно-истори¬ческих чтений / Под ред. Протоиерея Л.М. Хараима и к. ф. н.? доцента О. Т. Лойко. Томск: Изд-во НТЛ, 1998. С. 117 - 132.
    8 ГАТО. Ф. Р-53. О. 1. Д. 24. Л. 98.
    9 Знамя революции. Томск. 1918. 9 марта.
    10 Томский церковно-общественный вестник 1918. № 12.
    11 Там же.
    12 Томские Епархиальные ведомости. 1919. №7 — 8.
    13 Заплавный С.А. Рассказы о Томске. Новосибирск, Западно-Сибирс¬кое кн. изд-во, 1980. С. 213.
    14 Вестник Томской губернии. 1919. № 66.
    15 Томский церковно-общественный вестник. 1918. № 30.
    16 Томский церковно-общественный вестник. 1918. № 28.
    17 ГАТО. Ф. 102. О. 9., Д. 141.
    18 ГАТО. Ф. 1362. О. 1. Д. 307.
    19 Вестник Томской губернии. 1919. № 140; ЦДНИ ТО. Ф. 4204. О. 1. Д. 64. Л. 11 (об.).
    20 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-11292.
    21 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-1022.
    22 Архив УФСБ по ТО. Дело без номера.
    23 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-1526.
    24 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-11821.
    25 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-9441.
    26 ГАТО. Ф. Р-202. О.1. Д. 20. Л. 16.
    27 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-915.
    28 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-927.
    29 ГАТО. Ф. Р-53. О. 1. Д. 66. Л. 319-321.
    30 Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М.: Рес¬публика, 1995. С. 58.
    31 См., например, «договор» с общиной Троицкого собора: ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. П7.
    32 ГАТО. Ф. Р-200. О. 1. Д. 17а. Л. 337.
    33 ГАТО. Ф. Р-53. О. 1. Д. 172. Л. 18.
    34 ГАТО. Ф. Р-53. О. 1. Д. 32. Л. 18.
    35 ГАТО. Ф. Р-202. О. 1. Д. 150. Л. 380.
    36 ГАТО. Ф. Р-202. О. 2. Д. 2. Л. 388.
    37 Знамя революции. Томск. 1920. № 141.
    38 ГАТО. Ф. Р-53. О. 1. Д. 4. Л. 153.
    39 ГАТО. Ф. Р-202. О. 1. Д. 237. Л. 15.
    40 ГАТО. Ф. Р-202. О. 1. Д. 169. Л. 19.
    41 Знамя революции. Томск. 1920. 14 октября.
    42 Знамя революции. Томск. 1920. 8 июня.
    43 ГАТО. Ф. Р-278. О. 3. Д. 19. Л. 180.
    44 ЦДНИ ТО. Ф. 1. О. 1. Д. 55, Л. 429.
    45 ЦДНИ ТО. Ф. 1. О. 1. Д. 55., Л. 455 об.
    46 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-11336.
    47 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-7791.
    48 Знамя революции. 1920. № 133,
    49 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 / Сост. М. Е. Губонин. М, 1994. С. 188 — 190.
    50 Там же. С. 190.
    51 Там же. С. 191.
    52 Известия. 1922. 15 марта.
    53 Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 191 - 194.
    54 Дмитриенко Н. М. Дело томских церковников // Социально-полити¬ческое развитие Сибири (XIX-XX вв.). Томск: Изд-во Том. ун-та. 1998.
    55 Красное знамя. 1922. № 74.
    56 ЦДНИ ТО. Ф. 1. О. 1. Д. 70. Л. 10.
    57 Красное знамя. Томск. 1922. № 76.
    58 Красное знамя. Томск. 1922. № 77.
    59 Красное знамя. Томск. 1922. № 78.
    60 Красное знамя. Томск. 1922. 13 апреля.
    61 Красное знамя. Томск. 1922. 16 апреля.
    62 Красное знамя. Томск. 1922. № 98.
    63 Красное знамя. Томск. 1922. 27 мая.
    64 Красное знамя. Томск. 1922. 8 июня.
    65 ГАТО. Ф. Р-236. О. 2. Д. 96. Л. 12- 13, 78-79, 90.
    66 Красное знамя. Томск. 1922. № 176.
    67 Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917—1997. М.: Изд-во Спа-со-Преображенского Валаамского монастыря. 1997. С. 76.
    68 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX —XX вв.):): Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГГМ, 1977. С. 120.
    69 Культурный, образовательный и духовный потенциал Сибири (сере¬дина XIX-XX вв.):): Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГГМ, 1977. С. 120.
    70 Красное знамя. Томск. 1922. № 102.
    71 ОСД УАДАК. Ф. Р-2. Д. 5741. Л. 43.
    72 ЦДНИ. Ф. 1. О. 1. Д. 70. Л. 23.
    73 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX-XX вв.):): Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГТМ, 1977. С. 120.
    74 Красное знамя. Томск. 1922. № 124.
    75 Красное знамя. Томск. 1922. № 127.
    76 Красное знамя. Томск. 1922. № 134.
    77 ГАТО, Ф. Р-236. О. 1. Д. 96. Л. 4 - 14.
    78 Красное знамя. Томск. 1922. № 176.
    79 Красное знамя. Томск. 1922. № 184.
    80 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX —XX вв.):): Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГМ, 1997. С. 124.
    81 Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтай¬ском крае (1917— 1998). Барнаул: Управление архивного дела админи¬страции Алтайского края, 1999. С. 15—16.
    82 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX — XX вв.):): Сб. науч. тр.. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГМ, 1997, С. 122.
    83 Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтай¬ском крае (1917—1998). Барнаул: Управление архивного дела админи¬страции Алтайского края, 1999. С. 15.
    84 Красное знамя. Томск. 1922. № 220.
    85 Томские епархиальные ведомости. 1916. № 13.
    86 Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917 — 1997. М.: Изд-во Спа-со-Преображенского Валаамского монастыря. 1997. С. 93.
    87 Из кн.: Левитин-Краснова А., Шаврова В. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996. С. 189.
    88 Там же.
    89 Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтай¬ском крае (1917—1998). Барнаул: Управление архивного дела админи¬страции Алтайского края, 1999. С. 16.
    90 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX —XX вв.):): Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГМ, 1997. С. 122-123.
    91 Красное знамя. Томск. 1922. № 233.
    92 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (серединаXIX — XX вв.):): Сб. науч. тр.. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГМ, 1997. С. 123.
    93 ОСД УАДАК. Ф.1. Р-2. Д. 5741. Л. 104.
    94 Там же. Л. 106.
    95 Бочкарев В., прот. История обновленческого церковного раскола в Западной Сибири // Культурный, образовательный и духовный потен¬циал Сибири (середина XIX — XX вв.):): Сб. науч. тр.. Новосибирск: Изд-во СО РАН, НИЦ ОИГМ, 1997. С. 123.
    96 Красное знамя. Томск. 1922. № 233.
    97 Цыпин В., прот. История Русской Церкви 1917—1997. М: Изд-во Спа-со-Преображенского Валаамского монастыря. 1997. С. 731.
    98 Там же. С. 764.
    99 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-11336.
    100 Там же.
    101 Там же.
    102 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-11160.
    103 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 121.
    104 Там же. Л. 4.
    105 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 121. Л. 4-5.
    106 Там же. Л. 5 — 6.
    107 Там же. Л. 4.
    108 ОСД УАДАК. ФР. 2. Д. 22312. Л. 12-18.
    Ю9 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве выс¬шей церковной власти. 1917—1943 / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. С. 169.
    110 Там же. Л. 12.
    111 ОСД УАДАК. ФР. 2. Д. 22312. Л. 10.
    112 Там же. Л. 12-14.
    113 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 121. Л. 23-24.
    114 Там же. Л. 22-23.
    115 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-5188. Л. 7.
    116 Там же.
    117 Архив УФБС по ТО. Д № П 7414.
    118 Томские православные ведомости. Апр. 1991 года. № 3 (5).
    119 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 52.
    120 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 32.
    121 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 7.
    122 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 117.
    123 Там же.
    124 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 181. Л. 44.
    125 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 3.
    126 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 9.
    127 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 34.
    128 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 12.
    129 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 53 б.
    130 ГАТА. Ф. Р-430. О. 1. Д. 8.
    131 Там же.
    132 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-8122.
    133 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 53 а.
    134 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 80. Л. 165.
    135 Там же.
    136 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 689.
    '37 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 12. Л. 176.
    138 Архив ГАТО. Ф. Р-588. On. 1. Д. 592. Л. И - 12.
    139 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 474. Л. 268.
    140 ГАТО. Ф. Р-588. On. 1. Д. 142. Л. 20.
    141 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 53 а. Л. 195.
    142 Там же. Л. 307.
    143 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 596. Л. 49-52.
    144 ГАТО. Ф. Р-588. On. 1. Д. 33. Л. 28.
    145 Там же. Л. 58.
    146 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 80.
    147 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 870.
    148 Архив УФБС по ТО. Д. № П-7414.
    149 Уйманов В. Н. Репрессии. Как это было... (Западная Сибирь в 20-х — начале 50-х годов). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1995. С. 67 — 68.
    150 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-2110.
    151 Цыпин В.г прот. История Русской Церкви 1917—1997. М.: Издатель¬ство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. С. 187.
    152 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 870.
    153 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 12.
    154 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1, Д. 32; Красное знамя. Томск. 1930. 31 янв.
    155 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 13.
    156 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 9.
    157 Там же.
    158 Красное знамя. Томск. 1931. № 73.
    159 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-898.
    160 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-10975.
    161 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-899.
    162 Там же.
    163 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-8376.
    164 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-2526.
    165 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-8525.
    166 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-8363.
    167 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-5997.
    168 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-12020.
    169 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-7791.
    170 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-7778.
    171 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-7917.
    172 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-7949.
    173 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-8514.
    174 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-2522.
    175 ЦХАФ АК. Ф. Р-536. О. 1. Д. 239. Л. 70.
    176 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-6258.
    177 Боль людская: Книга памяти томичей, репрессированных в 30 - 40-е и начале 50-х годов / Сост.: В. Н. Уйманов и Ю. А. Петрухин. Управле¬ние КГБ СССР по Томской области, 1991. С. 345.
    178 Там же. С. 272.
    179 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-9354.
    180 Архив УФСБ по ТО. Д. № П-9498.
    181 ГАТО. Ф. Р-430. О. 1. Д. 52.
    182 Архив УФБС по ТО. Д. № П-7414.
    183 ГАТО. Ф. 1786. О. 1. Д. 10.
    184 ГАТО. Ф. 1786. О. 1. Д. 57.
    185 ГАТО. Ф. 1786. О. 1. Д 14.
    186 ГАТО. Ф. 1786. О. 1. Д. И.
    187 Архив УФСБ по ТО. Д. П-6348.
    188 Архив УФСБ по ТО. Д. П-10311.
    189 Архив УФСБ по ТО. Д. П-10761.
    190 Архив УФСБ по ТО. Д. П-11018.

    ГЛАВА II
    РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ И МИРЯНЕ НА ТЕРРИТОРИИ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ

    Не о памятниках, не о надгробных укра¬шениях будем заботиться... Скажи имя по¬койного: пусть все творят за него молит¬вы и моления. Это приклонит на милость Бога... Св. Иоанн Златоуст «Беседа XXI на Деяния Апостольские» Три четверти XX столетия Россия была сплошной голгофой для христиан.

    Это столетие явилось небывалым в истории Пра¬вославия масштабом подвига мученического стояния за веру и Церковь. Более 70 лет не только уничтожались церкви, священ¬нослужители, их дети и верующие миряне, но и всякая память о них. Долгое время нами собирались сведения о священниках и церковнослужителях Русской Православной Церкви, потрудив¬шихся в Томской области. До 1918 года регулярно составлялись и сдавались в архив «Клировые ведомости», содержащие сведения о священниках всех церквей. Собрать сведения о священнослу¬жителях и их судьбах после 1918 года составило немалые трудно¬сти. В музеях, архивах и в семьях их потомков не сохраняется, как правило, ни их фотографий, ни воспоминаний о них...

    Дети и внуки священников, уцелевшие от репрессий, обрушившихся на их семьи, не ходят больше в открывшиеся церкви. Большую по¬мощь оказали книги «Боль людская» (5 книг), изданные за пери¬од с 1991 по 1999 год Управлением Федеральной службы безопас¬ности России по Томской области. Составитель этих книг, сотрудник Управления ФСБ РФ по Томской области кандидат истори¬ческих наук В. Н. Уйманов, по праву считает их Книгой Памяти более 20 тысяч томичей, репрессированных в 30 — 40-х и начале 50-х годов на территории нынешней Томской области. Собрав имена и фамилии епископов, священников, диаконов, псаломщи¬ков, старост, председателей церковных-советов и других актив¬ных мирян, мы смогли проследить их дальнейшую судьбу. Почти все они оказались включенными в книги «Боль людская», только перед последним арестом и расстрелом они уже были дворника¬ми, шорниками, сторожами, малярами, административно-ссыль¬ными, заключенными, «без определенных занятий», безработны¬ми, иждивенцами и т. п. Более того, при изучении «дел», предос¬тавленных нам Управлением ФСБ по Томской области, мы смогли включить в наш список имена епископов, священников, монахов и монахинь, не служивших на территории Томской области, но отбывавших свои сроки наказания в томских исправительно-тру¬довых лагерях и здесь погибших. В наш список включены также и репрессированные священнослужители, отбывшие разные сро¬ки наказания в лагерях и ссылках и служившие в 4 церквах Том¬ской области, открытых в 1945 году, а также и те, кто получили свои сроки после 1945 года.

    В список репрессированных священнослужителей и мирян Православной Церкви вошло более 600 человек. Он, конечно, не является полным. Мы практически не располагаем данными по административно-ссыльным, отбывавшим ссылку в Томской об¬ласти. А их было немало. Так, Лев Регельсон в своей книге «Тра¬гедия Русской Церкви» (1917— 1945), изданной Крутицким Пат¬риаршим подворьем в Москве в 1996 году, приводит с десяток имен епископов, находившихся в ссылке в Нарыме в 1924— 1925 годах. В книге «Документы по истории церквей и религиозных объединений в Алтайском крае (1917— 1998)»1 опубликован до¬кумент, в котором протоиерей Петр Гаврилов из Сретенской цер¬кви г. Бийска в 1934 г. сообщил, что он ранее отбывал ссылку в Нарымском крае, где вместе с ним было около 130 священников2. Тем не менее, нас заверили в Информационном отделе УВД по Томской области, что сведений о ссыльных 1922 — 1937 годов не сохранилось.

    В состав репрессированных, кроме членов Патриаршей Церкви, были включены пострадавшие от советской власти сторонники обновленческого и григорианского течений. Не всегда представлялась возможность выяснить церковную принадлеж¬ность священнослужителей. Кроме того, встречались случаи пе¬рехода из одной церковной ориентации в другую. Нередко при¬надлежность к той или иной ориентации зависела от субъектив¬ных обстоятельств. У простых верующих, особенно сельской местности, обычно не было выбора, и они принадлежали тому цер¬ковному течению, которое избирал настоятель их прихода. Свя¬щенники, нередко измученные безработицей, соглашались слу¬жить под началом обновленческого епископа. Трудно предста¬вить, что формальная принадлежность раскольническому течению ставила их вне Церкви, особенно когда за веру Христо¬ву они шли на эшафот. Нередки были случаи и человеческой сла¬бости. Все знают о невыносимых условиях содержания советских узников и применяемых пытках. В надежде облегчения своей участи люди шли на компромисс с совестью, давали показания в ОГПУ на своих единоверцев. Бывало, отрекались от сана и от веры. Снявших с себя сан, отпавших от Церкви авторы из спис¬ков репрессированных не исключали. Очень трудно проверить достоверность и точность сообще¬ний, полученных от родственников, знакомых, друзей, прихожан, часто пересказанных из уст в уста. Но еще труднее поверить в достоверность обвинений, предъявленных осужденным органа¬ми «госбезопасности». И все же приведенные сведения из дел, с грифами «ХВ» (хранить вечно), хранящихся в Архиве ФСБ по ТО на всех репрессированных за веру Христову, помогут нам вспом¬нить всех мучеников и исповедников земли томской, края Нарым-ского «поименно».

    Еще в 1960 году помощник военного прокурора СибВо ка¬питан юстиции Ларионов, делая заключение по вопросу реаби¬литации протоиерея В.И. Способина и других священников, пи¬шет заключение: «Осужденные происходят из классово-чуждой среды, все они в прошлом являются служителями религиозного культа (попами, дьяканами и т.п.) или происходили из их среды, а также и то, что ни в отношении одного из них не поданы жалобы о пересмотре их дел на предмет реабилитации руководствуясь ст. 428 УПК РСФСР полагал-бы признать не целесообразным пере¬смотр архивно-следственных дел на указанную группу лиц»3.

    И только с конца 1989 года начался массовый пересмотр дел и реабилитация безвинно пострадавших по 58-й статье Уголовного кодекса за период времени от ее принятия до 1953 года вклю¬чительно. Основанием послужили Указ Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрес¬сий, имевших место в период 30 — 40-х и начале 50-х годов» и За¬кон о реабилитации жертв политических репрессий, принятый 18 октября 1991 года. В качестве дополнения были включены сведения о репресси¬рованных членах старообрядческих общин и других религиозных обществ. Поскольку в нашу задачу не входил поиск всех репресси¬рованных по религиозным убеждениям, в эти списки вошла лишь часть лиц, чьи имена были обнаружены в процессе работы.

    Томская епархия была образована в 1834 году. О первых одиннадцати епископах приведены сведения в книге Евтропова «Строительство Троицкого кафедрального собора», изданной в 1900 году. Двенадцатый епископ Мефодий (Маврикий Львович Герасимов), занимавший Томскую кафедру с 1912 по 1914 год, был в 1914 году перемещен на Оренбургскую кафедру, а с 1920 года возглавил Харбинскую кафедру. Служение следующих томских архипастырей пришлось на годы Советской власти. Их служение сопровождалось арестами, ссылками, тюрьмами. Семерых из них расстреляли. Такая же судьба была уготована и епископам дру¬гих течений: ВВЦС и обновленцам. Томская епархия прекратила свое существование в 1937 году.

    Репрессированные священнослужители и мирян
        Список основных сокращений
    АО    автономная область
    век    Восточно-Сибирский край
    г.    город
    ГАТО    Государственный архив Томской области
    губ.    губерния
    д.    дело
    дер.    деревня
    зек    Западно-Сибирский край
    ИТК    исправительно-трудовая колония
    ИТЛ    исправительно-трудовой лагерь
    Л.    лист
    Оп.    опись
    обл.    область
    окр.    округ
    пос.    поселок
    р-он    район
    с.    село
    св.    святой (святая)
    ст.    станция
    то    Томская область
    УФСБ    Управление Федеральной службы безопасности
    Ф.    Фонд

    1914-1919 гг.

    Архиепископ Анатолий (Анатолий (Алексей) Васильевич Каменский). Родился 3 октября 1863 года в семье диакона. Окон¬чил Самарскую духовную семинарию в 1888 году. С 1888 года — надзиратель Самарской духовной семинарии, с 6 августа 1888 года рукоположен во священника к церкви села Хилково Самарской епархии. В 1891 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил со степенью кандидата богословия в 1895 году.

    26 августа 1895 года епископом Никандром (Молча¬новым) пострижен в монашество. С 1895 года — настоятель Сит-хинского Михаило-Архангельского собора, смотритель Миссионер¬ской школы и благочинный Ситхинского округа — архимандрит. С 1898 года причислен к архиерейскому дому в Сан-Франциско. С 1899 года — заведующий Миннеапольской миссионерской шко¬лы. С 1903 года — ректор Одесской духовной семинарии. 10 де¬кабря 1906 года хиротонисан во епископа в Свято-Троицком со¬боре Александра Невского лавры. Хиротонию совершали митро¬полит СПб-й и Ладожский Антоний, митрополит Московский Владимир, митрополит Киевский Флавиан и др. архиепископы и епископы; назначен епископом Елизаветтрадским, викарий Хер¬сонской епархии. Член Государственной думы 4-го созыва. Пе¬реведен на Томскую кафедру 30.07.1914 года. На Томской кафед¬ре с 8 января 1916 года, и пребывал здесь до 1919 года4. Имено¬вался епископом Томским и Алтайским.

    Участник Поместного собора 1917— 1918 годов. Правление его пришлось на трудное и сложное время: Февральская и Октябрьская революции, граж¬данская война и правление Колчака, обрушившиеся на церковь гонения. В томской газете «Знамя революции» (№ 18 за 21 июня 1917 года) о епископе Анатолии написано: «...Этот отец стяжал себе великую славу, как духовный вождь черносотенного гнезда в Одессе. Когда раскрылись все темные поделки, благодаря кото¬рым отец Анатолий был выбран в Государственную Думу, нашли неудобным держать его больше в нашей законодательной пала¬те. Отца Анатолия решили убрать подальше от людских глаз — его сослали в Сибирь, в Томск, где и назначили епископом.

    И вот еще мы узнаем, что и в Томске отец Анатолий пришелся не ко двору. Деятельность епископа нашли не соответствующей ново¬му течению церковной жизни и носящей явно реакционный ха¬рактер, а потому съезд духовенства и мирян Томской епархии в заседании 15 июня выразил большинством (73 против 34) епис¬копу недоверие. Пред Святейшим Синодом возбуждено ходатай¬ство об освобождении Томской епархии от нежелательного ру¬ководителя и о назначении временно до выборов заместителем епископа Иннокентия Бийского». В ноябре 1918 года он был Пред¬седателем Сибирского Соборного Церковного совещания в Том¬ске. В 1923— 1924 годах Каменский был архиепископом Иркут¬ским, а в октябре — декабре 1924 года — Омским, где часто слу¬жил с епископом Виктором (Богоявленским). «Сподобился он блаженной кончины в алтаре Братской церкви во время всенощ¬ного бдения под воскресенье во время великого славословия 20.09.1925 г.». В архиве УФСБ по Томской области в Деле № П-11292 на псаломщика Каменского Михаила Васильевича, брата епископа Анатолия, есть показания, что «епископ Анато¬лий Томский перед приходом Красной армии бежал в Иркутск, но по частным слухам заболел тифом в г. Красноярске...».

    Газета «Красное знамя» (№ 103 от 15.05.1922 года) сообщает об аресте архиепископа Иркутского и Верхоленского Анатолия. Епископ Анатолий (Каменский), отбывая в эвакуацию в Иркутск, перево¬зил с собой святые мощи Святителя Иоанна Тобольского, эваку¬ированные из Тобольска. В книге В. Русака «Свидетельство об¬винения» (Москва, 1980, ч. 1, с. 134) читаем: «В то же время (июль 1922 года) ревтрибуналом были осуждены епископ Иркутский Анатолий». На с.302 помещена его фотография и сообщается, что он расстрелян в 1925 году. В книге О. Е. Наумовой «Иркутская епархия 18 — первая половина 19 века», изданной Иркутским государственным техническим университетом (1996 год), есть сведения об архиепископе Анатолии, что он был на Иркутской кафедре с 12 июля 1920 года по 14 июля 1922 года и был осужден к расстрелу с заменой на 10-летнее заключение. В то же время, внучка его брата Елпидифора, расстрелянного в Томске в 1937 году, сообщила нам, что в их семье упоминалось об отце Ана¬толии, как уехавшем в Канаду. В кн. «Акты Святейшего Патриар¬ха Тихона» приведена характеристика епископа Алексия (Буя), данная ему митрополитом Сергием Страгородским, в которой со¬ общается, что «епископ Алексий был келейным иеромонахом у архиепископа Томского и Иркутского Анатолия Каменского (ныне покойного)». Этот документ относится к 1928 году.

    1920-1921 гг.

    Митрополит Иаков (Иван Алексеевич Пятницкий). Родил¬ся 22 сентября 1844 года в с. Брыни Жиздринского уезда Калуж¬ской губернии. Окончил Калужскую духовную семинарию. В 1870 году окончил курс Московской духовной академии. В 1878 году удостоен ученой степени «магистр богословия». С 1870 года — помощник секретаря Совета МДА. С 1872 года — смотритель Мещовского духовного училища Калужской епархии. С 16 октября 1873 года — преподаватель Вифанской духовной се¬минарии. В 1876 году пострижен в мантию и рукоположен во иеро¬монахи. С 1 октября 1886 года — ректор Вифанской духовной се¬минарии в сане архимандрита. 28.04.1891 года рукоположен во епископа Балахнинского, викария Нижнегородской епархии. С 1892 года — епископ Уманский, викарий Киевской епархии.

    С 1893 года — епископ Чигиринский, викарий Киевской епар¬хии. С 1898 по 1904 год — епископ Кишиневский, с 1904 по 1907 год — архиепископ Ярославский, с 1907 по 1910 год — архи¬епископ Симбирский. 29 сентября 1912 года избран почетным членом Московской и Казанской Духовных академий. Член Свя¬щенного Собора Российской Православной Церкви 1917 — 1918 гг., почетный председатель Отдела о Духовных академиях, председатель Уставного отдела. В 1917 году, 28 ноября (11 декаб¬ря) — возведен в сан митрополита Казанского и Свияжского. Вместе с ним получили сан митрополита Антоний Храповицкий, Арсений Стадницкий, Агафангел Преображенский, Сергий Стра-городский. В 1918 году вместе с викарным епископом Чебоксарс¬ким Борисом прибыл в Томск в эвакуацию. Проживал в архиерей¬ском доме. В ноябре 1918 года в звании почетного председателя возглавил Сибирское Соборное совещание, проходившее в Том-ске. В декабре 1919— 1920 году был местоблюстителем Томской архиерейской кафедры, замещая епископа Анатолия Каменско¬го, отбывшего в Иркутск. В 1920 году был назначен на Томскую кафедру, которой управлял в 1920— 1921 годах. В 1920 году был изгнан из архиерейского дома и был вынужден ютиться в холод¬ной, тёмной комнате. Архиерейский дом был передан под музей.

    В 1921 году по прошению к патриарху Тихону митрополит Иаков вышел на покой и назначен настоятелем Ставропигиального Си¬монова монастыря. По вторичному прошению к патриарху оставлен в Томске на покое при женском Иоанно-Предтеченс-ком монастыре. Умер в 1922 году, похоронен на территории Том-ского женского монастыря.

    1921 г.

    Епископ Андрей (князь Александр Алексеевич Ухтомский). Родился 26 декабря 1872 года в с. Вослома Рыбинского уезда Ярос¬лавской губернии. С 1887 по 1891 год учился в Нижегородском кадетском корпусе. В 1895 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. 2 декабря 1895 года пострижен в мантию архимандритом. Антонием (Храповицким) и с 6 декабря рукоположен во иеромонаха. С 1907 года — епис¬коп. Занимал разные кафедры. В ноябре 1918 года был избран членом Высшего Временного Церковного управления на Сибир-ском церковном совещании в Томске. Входил в состав правитель¬ства адмирала Колчака, за что и был арестован в 1920 году в г. Новониколаевске (Новосибирске). В 1921 году назначен епис¬копом Томским, но к месту служения не доехал, так как был аре¬стован. В 1925 году за переход в старообрядческий раскол запре¬щен в священнослужении. С 1929 года находился в заключении. Расстрелян 4.09.1937 года в ярославской тюрьме5.

    1921-1922 гг.

    Епископ Виктор (Всеволод Семенович Богоявленский). Родился в 1854 году. Окончил Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. До 1917 года — помощник попечи¬теля Казанского учебного округа, статский советник. В 1919 году рукоположен в епископа Барнаульского, викария Томского. С 1921 года — епископ Томский. 20 июля 1922 года по делу изъя¬тия церковных ценностей Верховным трибуналом приговорен к расстрелу с конфискацией имущества. Было объявлено, что «при¬говор окончательный»6. Выездная сессия Судебной коллегии Си¬бирского отделения Верховного трибунала в ноябре 1922 года подтвердила приговор «расстрел».

    2 марта 1923 года Верховный Суд РСФСР телеграммой заменил смертную казнь 10 годами ИТЛ. Еще через полгода срок был снижен до 5 лет. За это наказание он реабилитирован в 2001 году Прокуратурой Томского областного суда. Известно, что он в 1924 году управлял Нижне-Удинской епархией и с марта 1925 по октябрь 1928 года был архиепископом Омской епархии. В июле и сентябре 1927 года он обращался в Омский областной административный отдел на предмет регистра¬ции его как правящего архиерея Сергиевской ориентации и Вре¬менного Епархиального совета при нем. Умер 2.11.1928 года, по¬хоронен в Омске7.

    1923-1927 гг.

    Архиепископ Димитрий (Димитрий Никанорович Бели¬ков). Родился в 1852 году в Симбирской губернии в семье священ¬ника, окончил Казанскую духовную академию и был оставлен при академии преподавателем на кафедре гражданской истории, ма¬гистр богословия. Был женат на Надежде Степановне (умерла в 1903 году). Дети: сын Борис и дочери Нина и Екатерина. С 1882 года — служил настоятелем Покровской церкви в Казани. Был настоятелем церкви Родионовского института. В 1887 года назначен настоятелем домовой университетской церкви во имя Казанской Божьей Матери г. Томска. С 1889 г. — профессор бо¬гословия Томского университета. С 1891 года был благочинным домовых, при учебных заведениях, церквей в Томске, цензором катехизических поучений, составляемых священниками Томской епархии.

    В 1893 году избран председателем совета Томского епар¬хиального женского училища. В 1895 году возведен в сан прото¬иерея. В 1900 году назначен преподавателем богословия в Томс¬ком технологическом институте. В 1902 году в Казанской духов¬ной академии Беликов защитил диссертацию «Томский раскол (исторический очерк от 1834 по 1880-е годы)» и Святейшим Си¬нодом был утвержден в степени доктора церковной истории. В 1904 году по выслуге лет Д. Н. Беликова утвердили в звании зас-луженного профессора, назначили пенсию в размере прежнего жалованья и вывели из штата Томского университета с сохране¬нием звания профессора. В этом же году Беликов удостоен Сове¬том Императорского Томского университета премии имени А. М. Сибирякова за труды по истории Сибири. В 1906 году Бели¬ков избран членом Государственного Совета и переехал в Петербург, где продолжал преподавательскую деятельность. С 1907 года он является председателем Учебного Комитета при Святейшем Си¬ноде. С 1907 года — член Государственного Совета, с 1908 года — митрофорный протоиерей.

    В 1920 году отец Димитрий был постри¬жен в мантию и рукоположен во епископа Омского. В 1921 — 1922 году архиепископ Димитрий высылается из Петрограда под Томск и некоторое время служит в сельском хра¬ме во имя Покрова Пресвятой Богородицы в с. Петухово Томско¬го уезда. По приглашению Сретенской церковной общины слу¬жит настоятелем Градо-Томской Сретенской церкви (по воспо¬минаниям В. Черепанова)8. С 1923 года — архиепископ Томский. Своего жилья не имел. Жил на квартире Боголюбова Василия Михайловича. В 1927 году объявил Томскую епархию автокефаль¬ной, а потом высшей Церковной властью признал ВВЦС (Времен¬ный Высший Церковный Совет) и, таким образом, стал сторон¬ником григорианского раскола, за что заместителем местоблюс¬тителя был запрещен в священнослужении. В 1928 году носил титул митрополита Томского и Сибирского (в расколе ВВЦС). В это время жил он на квартире профессора В. П. Миролюбова (своего зятя). Скончался в 1932 году вне общения с патриаршей церковью. Погребен за летним алтарем Старо-Кафедрального собора (Благовещенского). В том же году, при разрушении собо¬ра, прах его был перезахоронен на лесное кладбище у Спасского тракта (Южное). В настоящее время могила его сохраняется на кладбище Южном.

    Имел награды: От Святейшего Синода — серебряную ме¬даль в память царствования Александра Третьего и орден Св. Анны 2-й степени. Соч.: «Раскол в Сибири и в Томске за 17 век»; «Старинные монастыри Томского края» (Томск, 1898); «Первые русские кре¬стьяне-насельники Томского края и разные его особенности в ус¬ловиях их жизни и быта (общий очерк за 17 и 18 столетия)» (Томск, 1898); «Старинный Свято-Троицкий собор в Томске» (Томск, 1900); «Томский раскол (Исторический очерк от 1834 по 1880-е годы)» (Томск, 1901); «Старинный раскол в пределах Томского края» (Томск, 1905).

    Из воспоминаний В. Черепанова: «Церковь в Сибири в то время была разъединена на "тихоновцев", "григорианцев" (от имени митрополита Екатеринбургского Григория, отличавшего¬ся от "тихоновцев" крайней непримиримостью к власти, крайним непризнанием власти), и "обновленцев" — "живоцерковни¬ков" — лояльных к власти, признающих ее законной». «Каждое направление имело свои кафедры в Томске и свои приходы среди храмов. Было время, когда в Томске было одно¬временно три митрополита Томских и всея Сибири и один архи¬епископ: митрополиты "григорианский", "обновленческий" и "старообрядческий" и архиепископ "тихоновский"».

    «Воинствующие безбожники поначалу ходили по городу, жгли картонные и бумажные макеты храмов. Надрутивались над священнослужителями, включая архиереев, у которых были от¬няты кони и кареты для поездок... для совершения церковных треб. Приходилось ходить пешком по городу в рясах по беспрес-танным вызовам в органы власти — зачастую в сопровождении бесчинствующей толпы...

    Так ходил в органы митрополит "Томский и всея Сибири" Димитрий (Беликов), относившийся как раз к чисто сибирскому течению "григорианцев", в делах веры и благочестия не шедше¬го ни на какие уступки "богопротивной власти". Вызовы митро¬полита — старца уже в то время — особенно участились после неудавшегося для А. Луначарского диспута в Общественном со¬брании Томска (Дом офицеров) на тему: "Есть ли Бог?". Для дис¬пута органами был вызван митрополит Димитрий. В зале было шумно. Стол Луначарского был завален разными учеными кни¬гами с закладками. Все это должно было служить доказательством того, что Бога нет. К этому призывались ученые умы из всей ис¬тории человечества, сомневающиеся в разное время в существо¬вании Бога, или открыто заявлявшие, что Его нет.

    Митрополит Димитрий пришел на диспут с одной Библи¬ей — книгой Священного Писания, включавшей Ветхий и Новый Заветы, помня Библию наизусть. ... Луначарский на каждый воп¬рос митрополита подолгу рылся в книгах, что-то отыскивая... В конце концов митрополит Димитрий не выдержал и сказал Лу-начарскому: "Что ты все в книгах роешься, вот где книга-то дол¬жна быть",— и указал рукой на голову. Эта реплика вызвала в зале замешательство, реплики, шум, смех... Словом, был посрам¬лен нарком просвещения... Так и отбыл из Томска ни с чем, не доказал, что Бога нет.

    Все бы ничего, да только стали после этого диспута вызы¬вать каждый день старца митрополита в органы. И принужден он был ходить в облачении пешком через весь город. В органах сидел "нога на ногу" молодой начальник и привычно, изо дня в день начинал с одного и того же: "Ну, доказывай, доказывай, есть ли Бог...". Так было »9. Наиболее строгими и непримиримыми к советской власти были «григорианцы» и по мнению Л. И. Хлебниковой, отбывшей за веру Христову в концентрационных лагерях 10 лет. Она вспо¬минает, что люди, «когда узнавали, что церковь обновленческая, забирали свои "панихидки" и уходили в другой храм. Мы посе¬щали "тихоновские" и "григорианские" церкви». И с покаянием вспоминает, как 60 лет назад она не успела освятить свои куличи¬ки в своей церкви и носила освящать их в обновленческую Пет¬ропавловскую церковь.

    Отношение органов НКВД к митрополиту Беликову хоро¬шо видно из «Дела» на протоиерея Назарова. В сочиненном ими протоколе допроса Назарова от 29 августа 1937 года есть такие фразы: «...я близко сошелся с ярым врагом советской власти мит¬рополитом Беликовым и архиереем Калугиным (Примеч.: Калу¬гин был протоиереем)... мы собирались и обсуждали, что со¬ветская власть нас совсем разорила и что нам надо над своим по¬ложением серьезно подумать, чтобы найти выход.

    Мы тогда пришли к выводу, что нам от пассивного ожидания перемены вла¬сти надо переходить к активным методам борьбы... Примерно в начале 1932 года в одну из таких встречь с Беликовым... он стал мне говорить, что нам тоже дремать не нужно, а надо вести ак¬тивную деятельность против советской власти». И далее, якобы именно Беликов рассказал ему о «Союзе братства Русской прав¬ды» и о Российском общевойсковом союзе и стал приглашать Назарова в эти организации. Назарова расстреляли10. Имя Бели¬кова как «организатора контрреволюционного заговора церков¬ников» в Томске будет муссироваться в 1937 году во многих «де¬лах». Нет сомнений, что в 1937 году его бы арестовали и расстре¬ляли одним из первых. См. также ниже о священнике — секретаре Беликова Замятине Леониде (Дело 1926 года).

    1928-1930 гг.

    Епископ Герман (Григорий Афанасьевич Кокель). Родился в с. Тарханы Чувашской обл. 23 ноября 1883 года в семье кресть¬янина. По национальности чуваш. Окончил Казанскую духовную семинарию. С 1900 по 1903 год был послушником Симбирского архиерейского дома. С 1903 по 1906 год был псаломщиком. С 1906 по 1909 год учился на миссионерских курсах в г. Казани. В 1907 году рукоположен во иерея архиепископом Симбирским Иаковом (Пятницким).

    В 1918 году овдовел, имея троих детей (Александру, Аркадия, Софью). С 1921 по 1924 год учился в Бого-словском институте в г. Ленинграде. Рукоположен патриархом Тихоном 31.12.1924 года во епископа Ибрессинского, викария Уль¬яновской епархии. В 1925 году в г. Алтыре судим по линии ГПУ и приговорен к расстрелу, расстрел был заменен на заключение в лагере. С 1927 года — епископ Бугумильский (викарий Самарс¬кой епархии), с 1927 года — епископ Бугурусланский. В 1928 году, по постановлению О ГПУ, был сослан в Томск на 3 года. С 1928 года — епископ Кузнецкий, викарий Томской епархии. С 1928 по 1930 год был епископом Томским. С ноября 1930 года — епископ Омский и Павлодарский.

    С июля 1931 года — епископ Никольско-Уссу-рийский, управляющий Приморской епархией. С 1931 года—епис¬коп Барнаульский и управляющий Бийско-Алтайской епархией. 1 апреля 1932 года снова арестован11 по ст. 58-10. В обвинение ему вменялось и то, что он не признавал обновленцев и григорианцев («относился враждебно к обновленцам, называл их сектантами и призывал в своих проповедях беречься и сторониться их»), уволь¬нял священников, которые брили бороды и не носили рясы (свя¬щенника Андрея Алексеевича Ливанова) и то, что он, будучи сек¬ретным агентом ОГПУ, умышленно расконспирировал себя. 27 июля 1932 года освобожден за прекращением дела. К делу при¬ложено обращение епископа Германа против обновленцев и гри¬горианцев, называя их отщепенцами церкви Божией (Л. 26) На¬шли, что в следственном деле предъявленное обвинение недоста¬точно подтверждается. Был выслан из Бийска. С 1932 года — епископ Благовещенский. В 1935 году, будучи епископом Благо¬вещенским, уволен на покой. Расстрелян 12.11.1937 года.

    1930-1933 гг.

    Епископ Фостирий (Павел Ксенофонтович Максимов-ский). Родился 21 октября 1864 года. Окончил Костромскую ду¬ховную семинарию. В 1895 году был рукоположен в сан священ¬ника. В 1930 году пострижен в монашество и 9.11.1930 года хиро¬тонисан во епископа Томского. С 1933 года — епископ Челябинский и с 1933 по 1934 год епископ Сызранский. С 26.06.1934 года ушел на покой и поселился в Ветлуге. Вот так описывается кончина вла¬дыки Фостирия: «В 1937 году на Покров арестовали священни¬ков и диаконов собора, в декабре — всех оставшихся в городе священников, множество православных мирян и жившего на по¬кое епископа Фостирия (Максимовского)... Условий для содер¬жания значительного числа арестованных в Ветлуге не было, и их отправили в тюрьмы Варнавина и Нижнего Новгорода. Этап, в котором шли епископ Фостирий и Николай Шумов от Ветлуги до Варнавина, гнали пешком. На подводах было разрешено везти только вещи. Епископ Фостирий, утомленный тяготами тюрем¬ного заключения и немощью возраста, в пути изнемог. Его поса¬дили на подводу. Стояли сильные морозы, епископа быстро оста¬вили силы, и не доезжая до Варнавина, он замерз» (Иеромонах Дамаскин (Орловский)12.

    1933 - 1935 гг.

    Архиепископ Сергий (Николай Нилович Васильков). Ро¬дился 22 ноября 1861 года в с. Подоклинье Порховского уезда Псковской губернии в семье протоиерея Псковской епархии. В 1886 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. С 1887 года учитель церков-но-приходской школы погоста Михайловка Псковской епархии. 6 ноября 1888 года рукоположен в сан иерея и назначен помощ¬ником смотрителя Рижского духовного училища. С 1891 года пре¬подаватель, затем помощник смотрителя и смотритель Уфимско¬го духовного училища. С 26 января 1908 года смотритель Пинско¬го, а с 24 января 1913 года — Арзамасского духовных училищ. С 20 ноября 1918 года по 14 мая 1926 года священствовал в двух сельских приходах Арзамасского уезда. В 1922 году овдовел, а 24 мая 1926 года пострижен в монашество13. Рукоположен 25.05.1926 года во епископа Челябинского и Миасского. С 6 июня 1927 года арестован и постановлением Особого совещания ОГПУ был выслан из г. Челябинска в г. Ирбит на 3 года. С 6 июня 1930 года по 1933 г. находился на поселении в г. Шадринске. С 10.10.1933 года возглавил Томскую кафедру. С 9.07.1934 года в сане архиеписко¬па. С 8.05.1935 года архиепископ Новосибирский. Вместе с груп¬пой священников и мирян арестован 5.05.1937 года по необосно¬ванному обвинению в проведении контрреволюционной агитации, осужден 25.07.1937 года тройкой УНКВД Западно-Сибирского края по ст. 58-2-6-11 УК РСФСР к высшей мере наказания — расстре¬лу. Приговор приведен в исполнение 29.07.1937 года в г. Новоси¬бирске.

    Архиепископ Сергий (Васильков) реабилитирован Опреде¬лением № 153 Военного трибунала Сибирского военного округа от 7 февраля 1958 года за отсутствием в его действиях состава преступления14.

    1935 г.

    Архиепископ Борис (Владимир Павлович Шипулин). Родил¬ся 27 декабря 1874 года в Вологодской губ. Окончил Вологодскую духовную семинарию. С 1886 по 1900 году учился в Московской ду¬ховной академии, окончил со степенью кандидата богословия, был назначен инспектором МДА, пострижен в мантию. В 1901 году ру¬коположен во иеромонаха. С 1902 года служил инспектором в Кур¬ской духовной семинарии. С 1904 года — ректор Псковской духов¬ной семинарии в сане архимандрита. С 1906 года — настоятель Московского Новоспасского монастыря. С 1909 года — ректор Московской духовной семинарии. 24 июня 1912 года хиротони¬сан во епископа Винницкого. Хиротонию возглавлял св. митро-полит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский). В 1914 году — епископ Балтский, викарий Каменецк-Подольской епархии. С 12.02.1915 года — епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии. Член Священного собора Российской пра¬вославной церкви в 1917— 1918 году — заместитель митрополита Казанского и Свияжского Иакова (Пятницкого). С 1918 года — епископ Киренский, викарий Иркутский. С 1921 года епископ Уфимский. В 1922 году арестован в г. Уфе, находился в заключе¬нии в Уфе, в Перми. В 1923 году осужден в Перми по обвинению в «поддержке правительства адмирала Колчака». Приговорен к 7 годам лишения свободы со строгой изоляцией. Вскоре освобож¬ден, и с 1924 по 1927 год в ссылке в Харькове. С 1927 года — в сане архиепископа. С 15.09.1927 года — епископ Тульский. В 1927 году в октябре арестован. Находился в заключении в Соловецком ла¬гере особого назначения. По освобождении отправлен в ссылку. Архиепископ Борис в Томске был всего с 8.05.1935 по 27.05.1935 год. С 28.02.1936 года — архиепископ и Ташкентский, и Туркес¬танский. Расстрелян в 1937 г. в Ташкенте15.

    1935-1936 гг.

    Епископ Серафим (Серафим Кириллович Кокотов). Родил¬ся в 1891 году в деревне Гроховка Курской области в семье свя¬щенника (из «Анкеты арестованного»16). С 1918 по 1921 год учил¬ся в Богословской школе в Петрограде. С 1921 по 1928 год — свя¬щенник при Никольской церкви г. Рыльска. С 1928 по 1931 год — священник при Петропавловской церкви г. Николаевска-на-Аму¬ре. С 1931 по 1933 год — сельский священник в Калужской епар¬хии. С 1933 по 1934 год — священник Покровского собора в Мо¬гилеве17. 17.12.1934 года рукоположен во епископа Гомельского, но епархией не управлял. С 27.05.1935 года управлял Томской епархией. В Томске владыка проживал на квартире сапожника артели «Кожмех» на Соляной площади, дом № 5. Служил он обыч¬но в Воскресенской церкви на 2-м этаже (1-й этаж принадлежал григорианцам). 23.03.1936 года был арестован органами НКВД. В обвинение ему была поставлена его деятельность, названная «антисоветской». Ниже приведены выдержки из его «Дела»18.

    Из протокола допроса от 16 марта 1936 года:

    «Вопрос: Скажите, обвиняемый Кокотов, ваши политичес¬кие убеждения?

    Ответ: По своим политическим убеждениям я являюсь сто¬ронником монархии.

    Вопрос: Следствие располагает данными, что вы считаете виновницей в дезорганизации церкви, падении религиозности советскую власть?

    Ответ: Да, я считаю виновниками в расколе православной церкви, в ее дезорганизации, падении религиозности в народе, безбожников коммунистов, являющихся представителями совет¬ской власти, которые довели церковь и вообще религию до со¬вершенного упадка и поставили нас служителей церкви в самые тяжелые невыносимые условия. Я своим долгом считаю необхо¬димым вести с ними борьбу.

    Вопрос: Следствию известно, что вы в борьбе с безбожием и в целях противодействия мероприятиям соввласти проводите линию на объединение всех церковных течений — ориентации в одно целое?

    Ответ: Я считаю, что церковь в борьбе может быть сильна только тогда, когда она объединена в одно целое, поэтому я счи¬тал своим долгом вести работу в направлении объединения всех церковных ориентации, чтобы таким образом можно было про¬тивопоставить себя тем мероприятиям соввласти, которые были направлены против церкви и духовенства.

    Допросил нач. СПО Журавлев. Опер Упол. СПО Усов».

    Из протокола допроса от 20 апреля 1936 года: «Моими при¬ближенными являются протоиерей Михаил Соколов, иеромонах Капитон Елисеев, отбывающий ссылку в Нарыме, иеромонах Серафим Скорняков, был священником в с. Семилужки, Гаври¬ил Серженко, высланный с Урала, был протоиереем Златоустов-ского собора, Трифон Шостак, слепец монах Анфиноген Евдоки¬мов, отбывающий наказание в концлагере в Мариинске, иероди¬акон Василий Шаров, выслан из Владивостока, помогал деньгами священнику Петру Васильеву» ( Л. 39 — 40, том 1). Из показаний Ивана Митрофановича Яковлева, сторожа и псаломщика Семилуженской церкви: «...епископ Серафим пред¬лагал организовать группу верующих в селе (Семилужках), со¬брать подписи, избрать церковный совет — двадцатку, которая бы от имени верующих с их подписями выхлопотала разрешение у горсовета на открытие церкви. Епископ Серафим надеялся, что Горсовет отменит решение сельсовета о закрытии церкви...» (Л. 60-61).

    Свидетель Валентин Иванович Сидоров, 1895 г. р., худож¬ник, о Кокотове отзывался как об «аскете, не гордом» (Л. 68 — 70, 13 мая 1936 года). Свидетель Богданов Николай Дмитриевич, 1900 г. р. пока¬зал: «Я служил в церкви григорианской ориентации сторожем (нижний этаж Воскресенской церкви). В григорианской ориен¬тации я был с момента разделения в 1928 году и до 1935 года. В 1935 году я перешел в сергианскую ориентацию и познакомил¬ся с епископом Серафимом Кокотовым. Епископ Серафим стал привлекать меня к богослужениям в качестве иподиакона при ар¬хиерейских службах. Я вместе с ним молился в устроенной у него на квартире молельне. В беседах со мной епископ Кокотов выска¬зывал мысль, что нужно все свои стремления направить к сохра-нению веры, не боясь никаких гонений на церковь. Церковь сей¬час переживает большие трудности. Советская власть поставила церковь в невозможные условия.

    Духовенство подвергается гоне¬ниям, ссылается, сидит по тюрьмам, но мы не должны этого боять¬ся. Нам нужно молиться, укреплять веру в народе, укреплять цер¬ковь. Кокотов с момента своего приезда начал приближать к себе ссыльное и монашествующее духовенство. Так приблизил к себе ссыльного протоиерея Михаила Соколова, ссыльного иеромона¬ха Капитона Елисеева, ссыльного иеродиакона Василиска Шаро¬ва, отбывавшего наказание в концлагере монаха Анфиногена Евдокимова, ссыльного протоиерея Гавриила Скорнякова. Все они служили в церкви без разрешения и не зарегистрированны¬ми в Горсовете. Михаил Соколов по поручению епископа даже выступал с проповедями с амвона Воскресенской церкви. Харак¬тер проповедей Кокотова и тех, кому он поручал их говорить — явно антисоветские» (Л. 73 — 75, 19 мая 1936 года).

    Свидетель Попов Константин Дмитриевич, 1873 г.р., обра¬зование — духовная семинария, был судим в г. Иркутске Колле¬гией ОГПУ по ст. 59-7. Отбыл 3 года в Нарымском округе: «Епис¬коп Кокотов оказывал и материальную поддержку ссыльным свя¬щеннослужителям. Михаил Соколов предупреждал Кокотова быть «осторожней» в проповедях. Проповеди Кокотова обыкно¬венно носили обличительный характер и иногда антисоветского направления» (Л. 78 — 79).

    Дополнительные показания К.Д. Попова: «В своих пропо¬ведях епископ Серафим Кокотов обличал христиан в нарушении заповедей, в ослаблении веры, иногда эти проповеди носили дву¬смысленный характер и в некоторых случаях были направлены открыто против существующих законов Соввласти. Например: проповедь о детях, где епископ требовал от родителей воспита¬ния детей в христианском духе, противопоставлял коммунисти¬ческому воспитанию детей. Открыто направленной против зако¬нов Соввласти была проповедь епископа Серафима о бракосоче¬таниях. В ней он говорил, что мы можем признавать за брак из гражданских браков лишь тот брак, который освящен таинства¬ми церкви. Когда Серафим Кокотов приехал в Томск, у него сра¬зу же стало в почете монашествующее духовенство, которое он стал приближать к себе. Все ссыльные и монашествующие слу¬жили в Воскресенской церкви по приглашению Кокотова без разрешения Горсовета и, не будучи зарегистрированы. Каждая служба с участием этих лиц носила торжественный характер и привлекала большое количество молящихся, особенно в празд¬ничные дни» (Л. 81-82).

    О проповедях Кокотова (Л. 88 — 89): «Он рассказывал, как в древние времена христиане боролись и умирали за религию. Как апостолы церкви подвергались гонениям и сидели в тюрьмах язычников. Сейчас же,— говорил епископ Кокотов, церковь опять переживает тяжелое время, храмы разрушаются, духовенство и верующие подвергаются гонениям, сидят в тюрьмах, отправля¬ются в ссылки. Нам нужно молиться, защищать свою церковь от неверных, укреплять в себе веру, так же, как и апостолы, не бо¬ясь ни гонений, ни тюрем, ни ссылки. За все эти мучения нам оп-латится по ту сторону мира».

    Из обвинительного заключения: «Томским городским от¬делением НКВД получены материалы о том, что епископ Сера¬фим Кокотов и его приближенные протоиерей Соколов М. С. и монах Яковлев И. М. систематически используя религиозные чув¬ства верующих, вели среди последних агитацию против мероп-риятий Советской власти и партии, призывали на борьбу с Со¬ветской властью. В этих целях вели работу по объединению раз¬личных церковных ориентации с тем, чтобы противопоставить церковь и духовенство советской власти. С момента своего приезда в Томск в 1935 году в июне меся¬це, будучи по своим убеждениям монархистом, начал объединять вокруг себя монашествующее и ссыльное духовенство и антисо¬ветски настроенные группы верующих в целях противодействия мероприятиям Советской власти и партии. Епископ Кокотов для этого оказывал материальную помощь приближенному к нему контрреволюционному элементу из числа бывшего ссыльного духовенства, имел секретные специальные суммы епархии, кои получал бесконтрольно... с целью привлечения верующих... уст¬раивал особо торжественные службы... для чего привлекал мона¬хов и ссыльных священников...» (Л. 119).

    За эту деятельность епископ Серафим был осужден на 5 лет исправительно-трудовых лагерей. Его отправили в Смоленск от¬бывать срок19. Здесь он был снова арестован 23 марта 1938 года, осужден по ст. 58-10 Тройкой УНКВД Смоленской области и рас¬стрелян 3 апреля 1938 года20. Дело на Кокотова Серафима Кирилловича № 15550 (22000-с), хранящееся в Управлении ФСБ России по Смоленской области, содержит всего 11 стр. Здесь нет ни одного протокола допроса Кокотова, нет нигде его росписи. В деле имеется выписка из про¬токола Особого совещания при Народном комиссаре внутренних дел СССР от 13 мая 1937 года о том, что «Кокотова Серафима Кирилловича за к.-р. агитацию приговорить к тюремному заклю¬чению сроком на ПЯТЬ лет, сч. срок с 23 марта 1936 г.» (Л. 1), копия Постановления об избрании меры пресечения и предъявле¬ния обвинения гор. Томск 1936 г. (Л. 2), Анкета арестованного (Л. 3) — без подписи Кокотова. Лист 4 — «меморандум на з/к» из дела изъят — «как не имеющий юридической силы». Лист 5 — копия заявления начальнику тюрьмы от з/к (заключенного) Ца-реградского. Приведем его полностью, сохраняя орфографию.

    «Находясь в камере № 15 вместе со служителем культа Ко-котовым, в течение 4-х месяцев, я убедился, что Кокотов до сего времени остается ярым врагом народа. Кокотов в камере систематически исполняет религиозные обряды и всегда защищает религию. Он говорит, что по описа¬нию библии, должен появиться антихрист и уничтожить христь-янскую веру. В подтверждение этого, он приводит пример, что у нас уже христианская вера пропала, а заграничных государствах существует, кого он подразумевает под антихристом, он не выска¬зал. В связи с этим по нашему священному писанию, как выра¬жается Кокотов, должен быть конец мира.

    Когда я задал ему вопрос, а почему же на диспутах опро¬вергали писания христа и ваши служители религиозного культа не доказали — Кокотов ответил "нам не разрешали полностью высказывать все наши доводы, потому что большевики боялись, что мы им докажим провату священного писания".

    В доказательство правильности священного писания Коко¬тов приводит: "в писании говорится, что будут большие войны, люди будут летать по воздуху, вот все это сбылось". На вопрос, нравится ли Вам Советская Власть, Кокотов за¬явил, "мне нравиться та власть, которая не претесняет пропове-дывание религии и исполняет мои обряды". На мои предложения раскайтесь, откажитесь от своего сана, напишите заявление, вам заменят более легким наказанием, на что Кокотов ответил "от своих убеждений я не откажусь, лучше умру, мне все равно осталось немного жить".

    Все время Кокотов старался убедить меня в правильности религии, мне опротивила его религиозная пропоганда. Кокотов говорит, сколько бы меня не мучили, я все равно свою идею буду проповедывать и не откажусь». 31 февраля 38 г. (так в деле!) Подпись з/к Цареградский.

    Верно: ПОМ НАЧ ТЮРЬМЫ ГУГБ ПО ОПЕР ЧАСТИ — ЛЕЙТЕНАНТ ГОС БЕЗОПАСНОСТИ /КУЗНЕЦОВ/ и роспись. (Л. 5).

    Лист 6 — Справка на Кокотова, составленная на основании доноса Цареградского и подписанная все тем же Кузнецовым 23 марта 1938 г.

    Лист 7 — Выписка из протокола № 93 заседания тройки УНКВД Смоленской области от 25 марта 1938 г.: «КОКОТОВА Серафима Кирилловича РАССТРЕЛЯТЬ. Лично ему принад¬лежащее имущество конфисковать».

    Лист 8 — Выписка из акта 93: «Постановление Тройки УНКВД СССР по Смоленской области от 25 марта 1938 г. о рас¬стреле Кокотова Серафима Кирилловича, 1891 г. приведено в ис¬полнение 3 апреля 1938 г. в 17 часов».

    Лист 9 — письмо Комитета гос. безопасности Управления по Смоленской области в апреле 1989 года в ЗАГС г. Томска заре¬гистрировать смерть Кокотова, где указано, что место захороне¬ния неизвестно. Лист 10 — подтверждение Томского ЗАГСА, что составлена актовая запись о смерти Кокотова 5 июня 1989 года. И наконец лист 11 — Заключение в отношении Кокотова от 21 апреля 1989 года, что он подпадает под действие ст. 1 Указа Вер¬ховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 —40-х и начале 50-х го¬дов». Справки о реабилитации в деле нет21.

    1936-1937 гг.

    Епископ Серафим (Сергей Павлович Шамшев). Родился в 1897 году в г. Ленинграде. Окончил Ленинградское реальное учи¬лище в 1917 году. Сын дворянина. В 1919 году служил в армии ге¬нерала Миллера по мобилизации, выполнял обязанности делопро¬изводителя. В 1920 году был осужден и выслан на 6 месяцев в г. Архангельск как чиновник генерала Миллера. По окончании срока наказания его выслали в административном порядке в г. Казань. В Казани он поступил в Казанский монастырь и нахо¬дился здесь до 1923 года. В 1923 году был осужден органами ОГПУ за контрреволюционную деятельность и выслан на Соловки на 3 года. Срок отбыл полностью. После этого был отправлен эта¬пом на Урал в Ишимский р-он, село Викулово в ссылку на 3 года.

    Здесь он пробыл до 1 февраля 1929 года и был освобожден, но еще до 1930 года оставался здесь, занимаясь сельским хозяйством. В 1931 году он выехал в село Усть-Ламенка Уральской же области, где поступил на службу священником. Через месяц, пример¬но, он окрестил по просьбе родителей умирающего ребенка, ко¬торый через 2 часа после крещения умер, а отца Серафима осу¬дили за «убийство ребенка» показательным судом, дали срок 10 лет. Через несколько месяцев был освобожден по кассации. В октябре месяце выехал в Москву, где Патриарший Синод от¬правил его в Тарусу приходским священником, там он прослу¬жил до 1936 года.

    В его «Деле» сохранился «Указ Московской Пат¬риархии преосвященному Читинскому Серафиму» о том, что 29 апреля 1936 года в храме Богоявления, что в Елохове в Москве он (архимандрит Серафим) хиротонисан во епископа Забайкаль¬ского и Читинского. Хиротонию совершили Блаженнейший мит¬рополит Московский и Коломенский Сергий, Преосвященный архиепископ Ржевский Александр и епископы Дмитриевский Иоанн и Серпуховский Алексий. Но так как у него в прошлом были судимости, то ему в Чите (как погранполосе) было отказано в прописке, и он выехал в Томск. В Томск он приехал в конце июля 1936 года и служил епископом Томским в Троицкой церкви до 16 августа 1937 года, то есть до нового и последнего ареста. Его обвинили, как и двух других правящих в Томске епископов, в том, что он «привлекает антисоветски настроенных лиц к активной борьбе с Советской властью, обрабатывает их в контрреволюци¬онном духе, что он подлежит аресту и привлечению к уголовной ответственности по ст. 58-2, 10, 11». 21 августа 1937 года Шамше-ва арестовали.

    При обыске изъяли крест, серебряный наперсный без цепочки 1, серебряную цепочку 1, крест, серебряный позо¬лоченный без цепочки 1, должностные печати 2, паспорт 1, раз¬ные справки, удостоверения, заявления и другие документы, пись¬ма 2, фотографий 8, военный билет 1, удостоверение личности 1 и налоговый документ 1. Проживал он по ул. Октябрьской 41-1. Имущества не имел. Родственников не имел. Дело Шамшева по¬строено так, что он, назвав своих знакомых, не сказал о них ни¬чего плохого. Поначалу очень твердо отрицал свое участие в к/р организации. Позже он начнет «признаваться», что его завер¬бовал в эту организацию епископ Васильков Сергей Нилович и далее очень подробно описывается, как это происходило в де¬талях. А нам стало понятно, где узнавать о нашем Томском епис¬копе Сергии: в Новосибирском НКВД. И действительно, Василь¬ков тоже был расстрелян.

    Допрашивал владыку Серафима сер¬жант госбезопасности Кожевников. Епископа Серафима Шамшева расстреляли 17 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году22.

    1927-1932 гг.

    Архиепископ Димитрий (Беликов). Сведения о нем смот¬ри выше.

    1934 г.

    Архиепископ Владимир (Всеволод Путята). Родился 2 ок¬тября 1869 года в Смоленской губернии. Он происходил из древ¬ней родовитой фамилии Киевского тысяцкого Путяты, просла¬вившегося при Святом князе Владимире насаждением христиан¬ства в Новгороде. По своему времени получил блестящее воспитание и разностороннее образование. Он знал английский, французский, немецкий, итальянский, греческий и латинский языки.

    Всеволод Путята обладал редкой красотой и выдающейся завидной внешностью, словно он был создан для блеска и покло¬нения. Особенно громадным успехом он пользовался в дамском обществе, в котором был лихим танцором и ухажером. Он окон¬чил Демидовский юридический лицей, Военно-юридическую ака¬демию. Поступил офицером лейб-гвардии Преображенского пол¬ка, быстро выслужился и выдвинулся, являясь близким лицом императору Николаю Второму. В 1897 году произведен в штабс-капитаны. В 1898 году переведен в военно-судебное ведомство. Вскоре Всеволод бросил военную службу и в 1899 году поступил в Казанскую духовную академию, которую без особого разреше¬ния Святейшего Синода окончил в два года вместо положенных четырех лет. 21 января 1900 года он был пострижен в монашество с именем Владимира, а 8 ноября того же года рукоположен во иеромонаха.

    В 1901 году по окончании академии назначен ин¬спектором Казанской духовной семинарии, а в 1902 году опре-делен настоятелем церкви при Русском посольстве в Риме с воз¬ведением в сан архимандрита. Здесь Путята трудился над магис¬терской диссертацией. В 1906 году за свой труд на тему: «Государственное положение Церкви и религии в Италии», получил научную степень магистра богословия. Но за «соблазни¬тельное поведение» был уволен с должности настоятеля посольс¬кой церкви и отчислен в распоряжение Святейшего Синода. Вско¬ре же «как бы на исправление» Путята был назначен настояте¬лем посольской церкви в Париже.

    Во епископа рукоположен 6.08.1907 года. С 18.02. 1911 года — епископ Омский и Павлодар¬ский. С 8.03.1913 года — епископ Полоцкий и Витебский. С 11 июля 1914 года в сане архиепископа. С 10 января 1915 года до но¬ября 1917 года был епископом Пензенским и Саранским. Даль¬нейшая его судьба крайне трагична, как и наступившее время. Поместным Собором 1917—1918 года лишен сана и, в связи с даль¬нейшим неподчинением отлучен от Церкви (см. книгу: Акты Свя¬тейшего Патриарха Тихона, патриарха Московского и всея Рос¬сии, позднейшие документы и переписка о каноническом преем¬стве высшей церковной власти 1917— 1943. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт.

    Братство во Имя Все¬милостивого Спаса. 1994). В 1924 году Путята был прощен и полу¬чил удостоверение Святейшего Патриарха Тихона о разрешении архиерейского священнодействия. В апреле 1925 года архиепис¬коп Рижский и Латвийский Иоанн (Поммэр) произнес в день по¬гребения в Москве Святейшего Патриарха Тихона слово, в кото¬ром есть и такие строки: «...Лишенный архиерейского сана и от¬лученный от Церкви, пресловутый Владимир Путята основал "Новую Церковь", оженившийся иеродиакон Иоанникий Смир¬нов, посвященный расстригой Путятой во епископы, основал «Свободную Трудовую Церковь»...». В 1934 году был назначен ВВЦС епископом в Томск. Умер, по разным сведениям в 1936 или в 1941 году в Омске.

    1935 г.

    Архиепископ Иероним (Леонид Ефимович Борецкий). Ро¬дился в 1893 году на ст. Белгородская. Окончил Одесскую кон¬серваторию вместе с композитором И.О. Дунаевским, обладал редким тенором. Известно, что 15.07.1935 году он выбыл из Томс¬ка в годичный отпуск для лечения. По воспоминаниям очевидцев его службы были чудесными. Последняя была в Благовещенском соборе, люди плакали, расставаясь с ним. Он уезжал на Украину, а оттуда вскоре попал на Соловки, где обрели свою Голгофу ты¬сячи новомучеников российских23.

    1935 г.

    Архиепископ Павел (Павел Александрович Краснорец-кий). Родился в 1871 году. С 4 января 1924 года по 5 апреля 1927 года — епископ Сызранский (обновленческой ориентации), с апреля 1927 года — епископ Пугачевский. С 19.08.1935 года был ВВЦС-ом командирован в Томск для временного управления Том¬ской епархией, должен был замещать отсутствовавшего архи¬епископа Иеронима.

    1936 г.

    Митрополит Иоанникий (Феодосии Семенович Соколовс¬кий). Родился 24 марта 1889 года. С 1914 по 1916 год обучался в Киевской духовной семинарии. С 1916 по 1918 год — полковой священник. С 1919 года — сельский священник Киевской епар¬хии. С 1921 года — епископ Донбасса. С декабря 1924 по 1927 год — епископ Харьковский. С 1928 по 1933 год — епископ Средне-Волжского края. С 1933 по 17 марта 1936 года по болезни находился за штатом. Был осужден по ст. 125 УК, но по кассации Верховного суда Украины от наказания освобожден. С июня 1936 года — григорианский епископ Томский. Епископом Томс¬ким он был до июля 1936 года и уехал в Москву. (Все сведения из его анкеты при регистрации епископом Томским, заполненной 10 июня 1936 года24).

    1936-1937 гг.

    Епископ Иувеналий (Иван Николаевич Зиверт). Родился 26 сентября 1880 года в г. Гадяч Полтавской губ. Отец был лесни¬ком. До 1909 года Зиверт был учителем сельской школы, одно¬временно служил псаломщиком, а позже стал диаконом и священ¬ником. В 1925 году возведен в сан протоиерея. До 1934 года слу¬жил в Белгороде. С 1934 года — в Москве. С 10 марта 1935 года по сентябрь 1936 года служил викарным епископом Можайским Московской епархии. С сентября 1936 года был направлен пред-седателем ВВЦС митрополитом Виссарионом управляющим епар¬хией Томской и Западно-Сибирской (григорианской ориентации). Арестован в 1937 году: «...Поп... привлекал антисоветски настроен¬ных лиц к активной борьбе с Советской властью, обрабатывал их в контрреволюционном духе...

    Ведет контрреволюционную агита¬цию путем разных контрреволюционных измышлений, дискре¬дитирует политику партии и правительства» — по ст. 58-2, 10, 11 Арест санкционирован с гор. прокурором. Ордер подписан по¬мощником оперуполномоченного 4-го отделения Мироновым и лейтенантом госбезопасности Лихачевским 8 августа 1937 года. Проживал епископ Иувеналий по Ключевскому проезду, 5-2. В его паспорт вписана его приемная дочь Вера Ивановна Соломатина. Особые приметы из его дела: «Высокий, волосы черные длинные, борода с проседью, лысина до темени. Носит подрясник. Ориен¬тации ВВЦС». Из протокола допроса от 14 августа 1937 года (Л. 7) приведем «показания» самого епископа: «С 10 марта 1935 года по сентябрь 1936 года я служил в Москве епископом викарным... Управлял этой епархией Митрополит Виссарион — он же Зорин Василий Павлович, являясь председателем Высшего Церковного Совета.

    Следует пояснить, что наша православная ориентация называется иногда григорианской по имени прошлого митропо¬лита Григория, ныне умершего. Наша ориентация среднего тече¬ния. Кроме нас есть еще правее — старорежимники сергиевской ориентации и левее — обновленческая. С сентября 1936 года я был направлен председателем Высшего Церковного Совета в Томск....

    Вопрос: Как велика ваша Западно-Сибирская епархия?

    Ответ: Теоретически большая, но церквей мало. Церквей всего 30, из них действующих — 15. В Красноярском крае — все¬го одна церковь, в самом Красноярске. В Новосибирске — 1 цер¬ковь. В Кемерово — 1 церковь. В Томске — 2 церкви. Остальные в сельской местности (Коларово, Топки, Заледеево, Салтыкове Болотная, Юрга, Нелюбино, Мазалово, Рождественка, Тогур).

    Вопрос: Признаете себя виновным?

    Ответ: Признаю, занимался с начала 1936 г. ...Завербован митрополитом Виссарионом... Жил на квартире у Виссариона... Он ввел меня в круг монархического духовенства, враждебно на¬строенного... Я являюсь убежденным монархистом...Меня посвя¬тили в епископы митрополит Виссарион, епископ Серафим (Пав¬лов, осужденный в 1935 году за присвоение церковных ценнос¬тей) и Дмитрий Кванин (расстрелянный в Томске — прим. авторов) — епископ викарный Московский... которого после мо¬его посвящения сменил я... Я установил связь с архиепископом Кваниным Анатолием (расстрелян в Томске.— Прим. авторов)...

    Мною установлена связь с епископом Ульяновским Борисовым Петром Егоровичем, он за к/р деятельность был в 1936 году со¬слан. ...В нашей организации состоят Смехов Петр — протоие¬рей Сорокосвятской церкви Московской епархии, Яблоков Се¬мен Семенович — его монашеское имя Смарагд (находился в ссылке в Томском крае.— Прим. авторов), митрополит Воронеж¬ский... Холмогорцев Петр — митрополит Свердловский (монах), Шеховцев Онисифор Андреевич — протодиакон Сорокосвятской церкви, Марченко Геннадий Яковлевич — епископ викарный Московский епархии, который сменил меня, Зорнин Дмитрий Павлович — протоиерей церкви на Доргомышском кладбище в Москве — брат митрополита Виссариона...». «Том. Гор. Отделу НКВД от следств. заключенного И. Н. Зиверта заявление. (Л. 46). Прошу советский суд оказать мне снисхождение в виду моего раскаяния и первой судимос¬ти. Даю обещание честным путем искупить свою вину перед Родиной, за причиненный вред моей прежней духовной служ¬бой и контрреволюционной деятельностью. 1937 16 августа И. Зиверт». Расстрелян 10-11.09.1937 года.

    Епископа Зиверта реабилитировали в 1960 году: «Органы НКВД в отношении Зиверта на день его ареста никакими комп¬рометирующими материалами не располагали и в настоящее вре¬мя таких материалов не имеется. По учетам соответствующих архивов, Зиверт, как агент японской разведки, не проходит... Эс-кин Н. А., Попов Н. П., Сухов В. Ф., Горбунов И. Г. и Булаев А. П. в контрреволюционной организации не состояли, преступления не совершали и были осуждены в 1937 году необоснованно. Дела в отношении их прекращены на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР... Контрреволюционная монархическая организация не существо¬вала... Подпись: Военный прокурор СИБВО Генерал-майор юс¬тиции П. Орлов 22.06.1960 г.25

    1922 г.

    Архиепископ Гавриил (Григорий Дмитриевич Воеводин). Родился в 1871 году. В 1893 пострижен в мантию с именем Гавриил, рукоположен во иеродиакона. В 1894 окончил Санкт-Петер¬бургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Преподавал в духовных семинариях Осетии, Могилеве, Полтаве, Уфе, Житомире. С 26.01.1916— 1919 — епископ Барнаульский, ви¬карий Томской епархии. В 1917 году — временно управляющий Красноярской и Енисейской епархией. 14.09.21 года уволен на покой. С 1919 по 1922 год — возглавлял Акмолинскую епархию, в это же время был временно управляющим Петропавловской епар¬хией (Омское вик.). С 1920 по 1921 год — временно управляю¬щий Житомирский епископ. С 1922 года уклонился в обновлен¬ческий раскол и стал епископом Томским, затем епископом Ал¬тайским. Летом 1923 года по покаянию принят в лоно РПЦ. В 1923 году введен в сан архиепископа. Викарий Ленинградской епархии. В 1925 году выслан в Москву без права выезда. В 1926 — проживал в Ленинграде без права выезда, с сентября 1926 по ап¬рель 1927 годов — временно управляющий Ленинградской епар¬хией. 19.04.27 года арестован, 19.11.27 года освобожден. В 1928 году по прошению уволен на покой. 17.02.32 года снова арестован, 22.03.32 года осужден на 5 лет. До 1937 года срок отбывал в Мари-инском ИТЛ Сиблага. Освобожден в феврале 1937 года. В 1938 году арестован в г. Боровичи. Приговорен к расстрелу. Расстрелян.

    1922 г.

    Епископ Софроний (Иван Алексеевич Арефьев). Родился 19 марта 1879 года. В 1903 году окончил Духовную академию со степенью кандидата богословия и назначен помощником инспек¬тора Иркутской духовной семинарии. С 29 сентября 1905 года — преподаватель Иркутской духовной семинарии, с 28 февраля 1912 года рукоположен во священники и назначен инспектором Иркутской семинарии. С августа 1914 года — ректор семинарии. В этом же году получил сан протоиерея. В 1915 году пострижен в монашество и возведен в сан архимандрита. 10 июня 1919 года хиротонисан во епископа Алма-Атинского (Семиреченского и Верненского), с 1920 по 1922 был епископом Якутским и Вилюй-ским. С 1922 года — Петропавловским (Омское вик.), в 1922 же году — Камчатским епископом и с 1922 года — Новосибирским (Новониколаевским) обновленческим епископом. В начале сен¬тября 1922 года приглашен обновленцами из Новониколаевска на Томскую кафедру и тут же отправлен на покой в октябре 1922 года26. С 1923 года в Соловецком лагере (?).

    В 1924 году при¬нес покаяние и с декабря 1924 по декабрь 1927 года был еписко¬пом Архангельским, с декабря 1927 года по март 1932 — Великоу-стюжским. С 24 апреля 1929 года — в сане архиепископа. С мар¬та 1932 по январь 1933 — Свердловским (временно управляющим), с января 1933 по февраль 1934 — Уфимский, с февраля по май 1934 года — снова епископ Свердловский. С мая 1934 года по фев¬раль 1936 года — епископ Ижевский и с февраля 1936 года по май 1937 года был епископом Краснодарским и Кубанским. Был очень высокого роста, за что был прозван «Каланча». С мая 1937 года — в заключении, расстрелян 26 декабря 1937 года.

    1922 г.

    Митрополит Петр (Петр Федорович Блинов). Родился в 1893 году. Сибиряк. Будучи еще священником, был первым из духовенства, арестованным в Томске в марте 1918 года. Служил он тогда в церкви Иоанна Лествичника. Обвинялся в антисовет¬ской агитации, но был освобожден на поруки своих прихожан27 с подписью, что он не будет продолжать выступления против Со¬ветской власти. В 1922 году 8 октября, будучи женатым протоие¬реем, был рукоположен во епископа Томского и Сибирского (об¬новленческой ориентации) в Благовещенском соборе. Хиротонию совершили епископы Иоанн (Завадовский) Барнаульский и Ни¬колай (Чижов) Иркутский (газета «Красное Знамя», Томск, № 223 от 6.10.1922 г.). Служил в Томске по ноябрь 1922 года, носил титул митрополита Тобольского и всея Сибири.(См. о нем в главе 1. Об¬новленческий раскол). С 1923 по 1934 год был в Новосибирске и с 1934 по 1938 годы был митрополитом Минским. Погиб в Сталин¬ских лагерях в 1937 году.

    1922-1937 гг.

    Архиепископ Сергий (Сергей Павлович Дмитриевский). Родился 17 марта 1872 года в дер. Корино Рязанской губ. Был же¬нат (жена Зинаида Яковлевна), имел 7 детей: дочери Александра (1899- 1978), Нина (24.01.1903 г. р.), Ольга (1904 г. р.), Людмила Лексина (27.09.1907 г. р.), Валентина (15.02.1909-1966 год), Зина¬ида Броницкая (9.08.1914-1986) и, кажется, был сын Евгений с 1915 г. р. Сам он был сыном псаломщика. Окончил Казанскую духовную академию. Кандидат богословия.

    Рукоположен во свя¬щенники 22 июля 1898 года. Состоял законоучителем и классным наставником Астраханской мужской гимназии, смотрителем Бар¬наульского духовного училища, членом Барнаульского отделения епархиального училищного совета, был председателем повероч-но-наблюдательной комиссии Томского епархиального свечного завода. Состоял инспектором Томского женского епархиального училища с 26 апреля 1906 года. Был благочинным домовых церк¬вей при учебных заведениях г. Томска с 25 ноября 1909 года и настоятелем домовой училищной церкви с 1906 года. С 1913 года преподавал гомилетику и пастырское богословие в Томской ду-ховной семинарии. Сан протоиерея получил в 1913 г. Прослужил в церкви 40 лет, из них 15 лет был архиепископом Томской епар¬хии обновленческой ориентации с 1922 по 1937 год. По воспоми¬наниям своего зятя А.С. Браницкого, архиепископ Сергий был очень благочестивым и высокообразованным человеком, знал 12 иностранных языков. В 1929 году он и все члены его семьи были лишены избирательных прав, дети изгонялись из учебных заве¬дений (Из истории земли Томской,

    1925— 1929.

    Народ и власть: сборник документов и материалов. Томск, 2000). В 1922 году Дмит¬риевский был арестован за контрреволюционную деятельность, освобожден через полтора месяца. Повторно арестован в 1937 году. Обвинялся в ст. 58-2, 8, 10, И. УК РСФСР. Ордер на арест выпи¬сан 16 августа 1937 года. Дело его окончено через три дня после ареста 19 августа 1937 года. В его «обвинении» написано, что «он привлекает антисоветски-настроенных лиц к активной борьбе с Соввластью, обрабатывает их в контрреволюционном духе. Ве¬дет контрреволюционную агитацию путем разных контрреволю¬ционных измышлений, дискредитирует политику партии и пра¬вительства. Заседанием тройки управления НКВД ЗАПСИБКРАЯ от 27 августа 1937 года приговорен к расстрелу. Приговор приве¬ден в исполнение 8.09.1937 года. 22 июня 1960 года приговор от¬менен за отсутствием состава преступления28.

    1923 г.

    Епископ Александр (Авдентов).С28.10.1922по 14.05.1923 года был Новосибирским обновленческим епископом. С 31.08.1923 по 3.10.1923 года — Красноярским, с 3 октября по 28 ноября 1923 года — Томским епископом, с 1924 по 1925 годы — снова Красноярским, с 23.06.1925 по 1926 год — Красноярским еписко¬пом в третий раз. В 1926 году — Алтайским, в 1927 году — Забай¬кальским.

    В 1927 году был еще и викарным Новосибирским епис¬копом, в 1934 году был в четвертый раз епископом Красноярским. С мая по сентябрь месяц 1935 года был епископом Моршанским, с ян¬варя по апрель 1936 года — епископом Владимирским и с апреля 1936 года по август 1937 года — был епископом Иваново-Вознесенс¬ким. Всегда был епископом обновленческой ориентации.

    Первые 4 церкви в Томской области откроются только в 1945 году, и Томская область войдет в Новосибирскую епархию, образованную в 1944 году.

    Епископ Варнава (Николай Никанорович Беляев). Родил¬ся 12 мая 1887 года в с. Раменское Броницкого уезда Московской губ. Окончив гимназию с золотой медалью, поступил послушни¬ком в Оптину пустынь, затем в Зосимову пустынь, где 11 июня 1911 года принял постриг. Имя ему было дано в честь апостола Варнавы и старца Варнавы Гефсиманского. Летом 1911 года Вар¬нава был рукоположен в иеродиакона. В 1913 году о. Варнава был рукоположен в иеромонаха.

    В 1915 году окончил Духовную ака¬демию и был определен преподавателем в Нижегородскую духов¬ную семинарию. С марта 1918 года преподавателям была прекра¬щена выплата жалования, а к лету семинария прекратила суще¬ствование. 13 февраля 1920 года последовал Указ Синода о назначении иеромонаха Варнавы на Васильсурскую кафедру. В начале августа 1920 года епископ Варнава был переведен в Пе-черский монастырь и стал старшим викарием епархии. Трудная жизнь в безбожном государстве, тяжелое состояние Церкви, свя¬занное с расколами, вызвали серьезные нарушения здоровья у епископа Варнавы, и с 1922 года он на покое, взяв на себя подвиг юродства.

    В 1933 году епископ Варнава был арестован и осужден. Его отправили строить Чуйский тракт. От работы он отказался. Тогда его отправили в Томскую психиатрическую больницу, где он пробыл 2 месяца. Зимой 1935 года он снова находился на изле¬чении в этой больнице. Зимой 1936 года отбыл срок в Мариинс-ких лагерях и в марте 1936 года «сумасшедшего епископа» Моск¬ва разрешила отпустить из лагеря. С 1936 по 1941 год жил в ссыл¬ке в Томске. Умер епископ Варнава в Киеве 5.05.1963 года29.

    Епископ Стефан (Валерий Степанович Бех. Родился в 1872 году в г. Житомире. В 1891 году окончил юридический фа¬культет Петербургского университета. 20 декабря 1903 года по¬стрижен в мантию с именем Стефан. В 1907 году окончил Мос¬ковскую духовную академию со степенью кандидата богословия. С 1914 по 1918 год — смотритель ряда духовных училищ. С 8 октября 1914 года по 28 окт. 1915 года был протопресвитером Воен¬ного и Морского духовенства. С 1914 по 1918 год — смотритель Каргопольской духовной семинарии. В 1918 году — рукоположен во иеромонаха. Возведен в сан архимандрита. В 1919 году аресто¬ван в Петрограде. Вскоре освобожден. Хиротонисан в епископа Ижевского 26 сентября 1921 года. 9 ноября 1922 года арестован в Ижевске. 27 декабря 1922 года приговорен к 2 годам ссылки в Нарымский край. (У Л. Регельсона: Епархией управлял до 1923 года. Ушел на покой. В начале 1927 и в 1933 году упоминает¬ся как пребывающий на покое. Это был епископ, пользующийся большим авторитетом среди верующих. Его считали старцем-про¬зорливцем за его необыкновенную проницательность.

    Имел нео¬бычайное мужество говорить людям то, что думал о них).

    В марте 1923 года обратился с просьбой в ПКК (Политичес¬кий Красный Крест): «21 марта 1923 г. +

    Политический Красный Крест Ссыльный в Нарым за контрреволюцию Епископ Стефан (Вех) Прошу дать мне тулуп. Еду в северную Сибирь за Томск, а одежду у меня украли в цейхгаузе Таганск. Ме-диц. Околотка. Морозы в Нарыме свирепые, моей остав¬шейся одежды не достаточно. 21 марта 1923. Еп. Ст. (Вех)».

    На письме — пометка Пешковой: «Надо выдать. ЕП» «26 марта 1923 г. +

    Христос Воскресе. Глубокоуважаемая Екатерина Павловна!

    Позвольте мне, незнакомому политическому, прине¬сти Вам свое поздравление с Праздником и выразить бла¬годарность за ваше попечение о нас, заключенных. Тяжелые бедствия, постигшие Отечество наше, так всех нас ошеломили, придавили, что ходишь как в полубес¬сознательном состоянии; и куда не обрати свой мысленный взор, везде видишь одно горькое. Я чувствую себя духовно умерщвленным. Иногда случается увидеть, или услышать, или получить что-нибудь отрадное. И что же? Пришиблен¬ные чувства отказываются утешиться. Велика скорбь, по¬стигшая нас, и нужно долгое время, чтобы придти в себя; ибо уже утрачена, так сказать, сама способность радовать¬ся чему-нибудь...

    Мы, заключенные, хотя и не видим Вас лично, но мысленно окружаем Вас и находим великое утешение в материальной поддержке и в юридич. и моральной помо¬щи от политических старост (Шапошникова), находящих¬ся под Вашим руководством. Собираясь в ссылку, я уже три месяца живу в Моск¬ве. Мне досталось на долю много пользоваться Вашим участием и получить большую помощь от Вас. Поэтому по¬звольте мне выразить Вам от себя лично особенную благо¬дарность и пожелать Вам, чтобы Господь Бог, по вере моей, послал Вам в жизни возможную отраду, которая могла бы успокоить вполне Вашу душу. Искренне благодарный Вам, убогий Стефан, епископ Ижевский (Бех в миру).

    26 марта 1923. День св. Пасхи».

    В нарымскую ссылку он, видимо, не поехал, так как в нача¬ле 1924 года находился в заключении в Таганской тюрьме. В 1924 — 1926 — в заключении в Соловецком лагере особого назначения. В августе 1926 года был из лагеря освобожден. С осени 1926 года проживал в Ленинграде, был временно управляющим Вятской епархией. После Декларации — в оппозиции митр. Сергию Ни¬жегородскому. В начале 1928 года — запрещен в священнослу-жении. В 1929 году снова арестован в Ленинграде и приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к 3 годам ссылки в Севкрай. Отправлен в с. Помоздино Коми АССР. 7 сентября 1932 года арестован в ссыл¬ке. 21 апреля 1933 года приговорен к высшей мере наказания с заменой на 10 лет тюремного заключения. 26 марта 1933 года скон¬чался в тюрьме. По другим сведениям, скончался 13(26) апреля30.

    Архиепископ Антоний (Николай Михайлович Быстров).

    Родился в 1858 году в Сольвычегодске Архангельской губернии. Окончил Вологодскую духовную семинарию в 1879 году. Священ¬ник с 1882 года. Овдовел. В 1888 году пострижен в мантию с име¬нем Антоний. 1888 — 1889 годы — настоятель Лопотова Григорие-во-Пелынемского монастыря. В 1892 году — возведен в сан игу¬мена. В 1906 году возведен в сан архимандрита. С 1907 года — настоятель Вологодского Свято-Духова монастыря. 17 января 1910 года был хиротонисан во епископа Вельского, викария Во-логодской епархии. С 1921 года — епископ Архангельский и Хол¬могорский. С июля 1922 по 1925 год находился в ссылке в Нарым-ском крае (Томской губернии.) После ссылки возвратился в Ар¬хангельск. Возведен в сан архимандрита. В ноябре 1926 года снова арестовывался по делу «Союза духовенства и мирян г. Архангель¬ска». Освобожден под подписку о невыезде. Возведен в сан архи¬епископа31.

    В 1932 году арестован в Крещенский сочельник по обвинению в том, что «покровительствовал, помогал сосланным в Северный край церковникам» (имелась в виду милостыня, ко¬торую ссыльные священники открыто получали у церковных во¬рот). Кроме того, был обвинен в том, что с его разрешения в Вос¬кресенской церкви создан хор под управлением ссыльного Дяги¬лева, в который вошло много ссыльного духовенства. Умер 16 июля 1932 года в больнице следственной тюрьмы в г. Архангельс¬ке 32.

    Епископ Тихон (Василий Илларионович Виноградов). Ро¬дился в 1866 году в с. Михайловское Московской губ. в семье свя¬щенника. Окончил Московскую духовную семинарию. Хирото¬нисан в епископа обновленческой ориентации в 1922 году. С 1926 года был епископом Ставропольским (обновленческой ориентации). Родственников не имел. В 1930 году осужден за контрреволюционную деятельность тройкой ОГПУ Московской области на 5 лет. Срок отбыл. В деле есть приговор Саратовского суда (Л. 7): «16 июня 1936 года Спецколлегия Саратовского крае¬вого суда и гор. Саратова в составе председательствующего Не-стерова, членов спецколлегии Подтынкова и Обольской при сек¬ретаре Горбуновой, рассмотрев в закрытом судебном заседании дело по обвинению Виноградова Василия Ильича, 1866 г. — из семьи служителя культа, служил епископом в г. Пугачеве, окон¬чил Духовную семинарию, беспартийный, русский, одинокий. В 1930 г. судим, "будучи враждебно настроенным..." осужден по ст. 58-10 на 7 лет и 3 года поражения в правах». Срок отбывал в Томской ИТК-2, где был снова арестован 4.12.1937 года. Расстре¬лян 3.01.1938 года. Реабилитирован 24 декабря 1964 года33. Епископ Сергий (Степан Иванович Зенкевич (Зинкевич)).

    Родился в 1886 (1885) году в г. Сестрорецке Ленинградской обл. Сын священника. В 1912 году окончил Петербургский универси¬тет, историко-филологический факультет. С 1912 по 1921 год пре¬подавал историю и латинский язык в гимназии. С 1921 по 1927 год— священник. В 1922 году привлекался органами ЧК в связи с изъяти¬ем церковных ценностей. Был обновленческим протоиереем, но покаялся. 31.10.1927 года хиротонисан во епископа Детскосельско-го, викария Ленинградской епархии. С 30.12.1927 года — епископ Кингисеппский, викарий Ленинградской епархии.

    С 3 августа 1928 года — епископ Шлиссельбургский. С 13.11.1929 года — епис¬коп Лодейнопольский, с 22.11.1933 года — стал епископом Рыбин¬ским. В 1934 году осужден по ст. 58-10-11 к 10 годам ИТЛ. Срок отбывал в Томске в ИТК-2, где был снова арестован в 1937 году. Его обвинили в членстве организации «Союз Спасения России», которая действовала на территории Томска и России по «зада¬нию» зарубежной белогвардейской организации «Российский общевоинский союз». Членами этой не существующей органи¬зации стали все священнослужители Томской области и все свя¬щеннослужители, отбывающие разные сроки в томских тюрьмах. Расстрелян 4 января 1938 года34.

    Епископ Анатолий (Андрей Андреевич Кванин). Родился 10 июля 1871 года в с. Губкино Орловской губ. Окончил 2 класса народного училища. До 1917 года находился в монастыре Лю-тиково г. Калуги. С 1928 года — епископ. До 1935 года служил во Владимирской церкви на Лубянке. С 1935 до 1937 года — епископ Григорианской ориентации города Каменска Азово-Черноморс-кого края. В 1936 году осужден по ст. 58-10 на 3 года, отбывал на¬казание в концлагере на 1-м Томске. В 1937 арестован и расстре¬лян 23 — 25 октября35. Его брат Михаил, 1873 года рождения, — архимандрит, осужден в 1934 году, выслан в Каргополь (в другом месте архиепископ Семипалатинский), брат Дмитрий — епископ заштатный (см. ниже). Епископ Дмитрий (Дмитрий Андреевич Кванин). Родился в 1873 году в с. Губкино Орловской губ. Окончил Земское учили¬ще.

    С 1890 по 1893 был монахом в Пугачевском монастыре Са¬марской губернии. С 1893 по 1897 годы был церковнослужите¬лем в г. Луцке. С 1897 по 1917 год снова жил в Пугачевском мона-стыре. С 1917 по 1919 год — в г. Коломне. С 1919 по 1929 год — священник во Владимирской церкви на Лубянке (Москва). С 1929 по 1936 — епископ Солнечногорский (григорианской ориента¬ции), жил в с. Поярково (Московской обл.).

    С 1936 годапочислен за штат. 24 августа 1937 года поехал в Томск навестить брата Анд¬рея Кванина, епископа, находящегося в заключении, в день при¬езда был арестован. «Признает себя виновным, его завербовал митрополит Виссарион, митрополит Борис (Рукин), архиепископ Тихон призвали его, дали сан епископа за организацию повстан¬ческого движения...». При обыске у него отобрали 4,5 тыс. рублей. На вопрос, где он их взял, епископ Димитрий ответил, что он служил, что продал шубу в 1925 году и что состоит в ориентации Высшего Церковного Совета г. Москвы с 1929 года. 15 октября 1937 года был расстрелян. Реабилитирован в 1989 году36.

    Митрополит Иоанн (Иван Иванович Китрусский). Родил¬ся 22 августа 1878 года в Воронежской обл. Сын священника, окон¬чил Казанскую духовную академию в 1905 году. С 1905 по 1907 год — помощник смотрителя Чебоксарского духовного учи¬лища, с 1907 по 1911 год преподавал и был инспектором Сверд-ловской духовной семинарии, с 1911 по 1914 год — преподавал в Новгородской духовной семинарии, с 1914 по 1917 год — смотри¬тель Тихвинского духовного училища в Нижегородской губер¬нии. С 1917 по 1936 год жил в Зареческой слободе Раненбургско-го р-на Воронежской области, а с 1923 года — епископ Раненбур-гский. В 1926 году есть упоминание о нем, как о запрещенном в служении Святейшим Патриархом Тихоном, и как принесшим покаяние в «обновленческом» расколе. В 1936 году был осужден Совещанием НКВД в Москве по ст. 58-10-11 на 3 года. Срок отбы¬вал в ИТК-2 в г. Томске. В сентябре 1937 года был снова аресто¬ван, осужден по ст. 58-2-10-11 и 15 октября расстрелян. Реабили¬тирован в 1989 году37.

    Епископ Евфимий (Евгений Николаевич Лапин). Родился 14 февраля 1873 года в Тобольской губернии в семье протоиерея. Окончил Тобольскую духовную семинарию. С 1894 по 1898 учил¬ся в Московской духовной академии. В 1899 году 16 февраля ут¬вержден в степени кандидата богословия. С 1899 года — препо¬даватель Тобольского епархиального женского училища. Состо¬ял делопроизводителем Совета Тобольского епархиального женского училища с 8 июня 1901 года по 31 декабря 1902 года. С 1902 года — преподаватель основного догматического и нрав¬ственного богословия в Тобольской духовной семинарии. В 1904 году утвержден в чине коллежского асессора.

    В 1904 году произведен за выслугу лет в чин надворного советника. В 1907 году стал кавалером ордена Св. Станислава 3 степени. В 1908 году 11 июля пострижен в Абалакском Знаменском монастыре, То¬больской епархии, в монашество с именем: Евфимий и в домовой Архиерейской церкви Преосвященным Епископом Антонием был рукоположен во иеродиакона 21 июля. 6 августа 1908 года руко¬положен в сан иеромонаха. Определением Св. Синода от 15 января 1909 года за № 61 назначен ректором Томской духовной се¬минарии. 15 февраля 1909 года возведен в сан архимандрита. Со¬стоял членом Томского Епархиального училищного совета с но¬ября 1909 года. В 1911 году получил орден Св. Анны 2-й степени. 18 марта 1912 года — хиротонисан во епископа Барнаульского, викария Томской епархии (в Томском Кафедральном соборе). Хи¬ротонию совершали архиепископ Томский Макарий (Невский), епископ Бийский Иннокентий (Соколов) и другие епископы. Со-стоял товарищем председателя совета Братства Св. Димитрия Ростовского с апреля 1912 года. С 26.01.1916 года — епископ Якутс¬кий и Вилюйский. Член Священного Собора Российской Право¬славной Церкви 1917— 1918 года. С 4 февраля — временно управ¬ляющий Уфимской епархией. С 4 декабря 1919 года — временно управляющий Курской епархией. С 1920 года — епископ Олонец¬кий и Петрозаводский. К 1922 году (июль—август) смещен с Пет¬розаводской и Олонецкой кафедры обновленцами. С 1924 года в ссылке в Нарымском крае, в 1927 — 1928 годах после возвраще¬ния из ссылки, проживал в сторожке Знаменской церкви г. Том¬ска38. Дальнейшая его судьба неизвестна.

    Епископ Тарасий (Иван Алексеевич Ливанов). Родился в 1877 году в с. Вознесенское Томского уезда. Сын единоверческо¬го священника. Окончил Казанскую духовную академию канди¬датом богословия. В 1902 году преподавал греческий язык в Бар¬наульском духовном училище. С 1903 по 1906 год служил в Омском Епархиальном управлении миссионером. С 1906 по 1912 год был за¬коноучителем в Томском учительском институте. С 1907 года руко¬положен во священника. С 1912 по 1920 год был смотрителем Том¬ского духовного училища и настоятелем училищной церкви. С 1917 по 1920 год был выбранным председателем Совета брат¬ства Святителя Дмитрия Ростовского по борьбе с сектами и рас¬кольниками и членом Правления попечительства о бедных вос¬питанниках Томской духовной семинарии. С 1919 года — прото¬иерей. Участник Собрания духовенства г. Томска 1 — 2 июня 1922 года, выдвигался в ВЦУ (обновленческое), но снял свою кан¬дидатуру.

    С 12 января 1920 года стал настоятелем Томской Сре¬тенской общины по выбору прихожан. Первый арест был в ад¬министративном порядке в связи с изъятием церковных ценнос¬тей. Ливанов был арестован ТОМ ГОО ГПУ 10 ноября 1922 года, просидел до 15 декабря 1922 года и был освобожден под подписку о невыезде из Томска. После освобождения не прекратил своей «контрреволюционной деятельности». Являясь преподавателем пастырских курсов в г. Томске в 1924 году и настоятелем Сретен¬ской церкви, все время вел свою проповедь против советской власти, изъятия ценностей и обновленческого течения. Он ска-зал: «Сибирское Церковное Управление — самозванцы, насиль¬ники, намеренно и предательски упрятали епископа Виктора и лучших священников, чтобы беспрепятственно творить свои тем¬ные дела. Председатель и организатор Церковного Управления Блинов с сентября прошлого года состоит сотрудником ГПУ, о чем все знают. Он, Блинов, с кровавым и ненавистным для Томска Макаренко (председателем ревтрибунала) и ренегатом попом Макеевым (Зав. Губюста) соорудили пресловутое Церковное Уп¬равление».

    В Сретенской церкви он говорил: «Не думайте, пра¬вославные, что церковь продалась, если она и молится за прави¬тельство, то она и ранее молилась за своих гонителей, например за Цезаря, но Царство Божие с усилием берется и напрягающий усилия обрящет его». Ливанов во время пребывания Колчака в Сибири организовал так называемое Братство святителя Димит¬рия Ростовского, носившего контрреволюционный характер... Ливанов был делегатом на Московский Всероссийский съезд в 1924 году. После съезда последовал второй арест 15— 16 июля 1924 года. В меморандуме Томского Губотдела ОГПУ написано, что «с приездом из Москвы с Всероссийского церковного сове¬щания протоиерея Ливанова, тихоновское движение в гор. Том¬ске приняло крупные размеры, четыре церковных совета пере¬шли на сторону Тихона. Ожидается переход еще 4 — 5 приходов. Томский Епархиальный Совет в лице Сергия Дмитриевского в па¬нике.

    Обновленцы имеют мало надежды удержать группы веру¬ющих от перехода к тихоновщине. Во главе Тихоновского дви¬жения стоит указанный выше Ливанов, последний устраивает не¬легальные собрания духовенства и мирян с целью вооружения против обновленцев, называя их прихвостнями Советской влас¬ти. Бывший Омский архиепископ Дмитрий Беликов (Тихоновец), проживающий в гор. Томске, получив от Тихона грамоту на пра¬во вступления в обязанности Томского архиепископа, первона¬чально отказался приступить к своим обязанностям, ссылаясь на преклонный возраст, но под влиянием Ливанова приступил к службе». Ливанов был осужден по ст. 72 на 3 года ИТЛ39. Срок отбывал на Соловках. На момент ареста Ливанов был вдов.

    Его жена Мария Ивановна умерла в 1917 году в возрасте 32 лет, оста¬вив 6 детей (Анна с 1907 года, Николай с 1908 года, Алексей с 1911 года, Александр с 1913 года, Иван с 1914 года, Мария с 1916 года рождения). Дети остались на руках престарелой мате¬ри Анны Ивановны Ливановой, 1848 года рождения). По этому делу Ливанов реабилитирован 20 мая 1993 года. 6/19.11.1931 года протоиерей Иван Алексеевич Ливанов был хиротонисан во епископа Уссурийского Восточно-Сибирской митрополии с именем Тарасий. Хиротонию в Покровской церк¬ви г. Москвы совершили митрополит Сергий, архиепископы Ху-тынский Алексий, Костромской Димитрий, Ярославский Павел, Воронежский Захария, Полтавский Сергий, и епископы Рыбинс¬кий Серафим, Дмитровский Питирим и Волоколамский Иоанн. 3 ноября 1932 года приехал в г. Бийск для временного управления епархией (Временный Патриарший Синод*). Был арестован 31 января 1933 года. Обвинялся в том, что являлся одним из руко¬водителей контрреволюционной повстанческой организации на территории ЗСК, которая ликвидирована в 1933 году. Эта «орга¬низация» охватывала 123 населенных пункта Барнаульского ок¬руга и Ойротской автономной области.

    Формировалась она по «трем линиям: белогвардейской, партизанской и церковно-монар-хической». «Сформировалась эта организация в половине 1930 года, в руководящий центр входили епископ Никита При¬бытков и другие священники. После ссылки епископа Никиты Прибыткова руководство организацией возглавил вновь прибыв¬ший епископ Герман Кокель, а после ареста и высылки последне¬го — вновь назначенный епископ Тарасий Ливанов». Всего было привлечено в качестве обвиняемых 785 человек. Само дело со¬стоит из 85 томов. Особой тройкой при ПП ОГПУ по Запсибкраю 8 апреля 1933 года Ливанов был осужден по ст. 58-2-10-11 УК к ВМН. Расстрелян 11 апреля 1933 в г. Новосибирске.

    Дело прекра¬щено Алтайским крайсудом за отсутствием состава преступле¬ния 19 декабря 1957 года (Жертвы политических репрессий в Ал¬тайском крае. Т. 2. 1931 — 1936 годы. Барнаул, 1999). Интересно отметить, что на допросах епископ Тарасий сказал о себе, что он одинок, из родственников имеет только мать и брата и что ранее не судим40. В то же время и по этому же делу проходил и его родной брат священник Андрей Алексеевич (1882 г.р.

    __________________________
    * С 1927 (18 мая) по 1935 (18 мая) — Временный Патриар¬ший Священный Синод.

    Осужден Кол¬легией ПП ОПТУ 8.04. 1933 по ст. 58-2, 10, 11 УК к 10 годам лише¬ния свободы). Отец епископа Тарасия единоверческий протоиерей Алек¬сей Леонтьевич Ливанов и три брата отца были священнослужи¬телями в Томской области. У Алексея Леонтьевича было восемь сыновей и две дочери. Епископ Тарасий был старшим сыном. Умер отец в 1912 году и похоронен на территории Троицкой еди-новерческой церкви г. Томска. Многие родные братья епископа Тарасия архимандрит Иосиф (см. ниже), протоиерей Алексей, протоиерей Андрей, иерей Константин, иерей Василий были рас¬стреляны. Были расстреляны и двое детей епископа Тарасия — Алексей и Александр. Всего в их родне репрессированы 18 чело¬век (из рукописной книги сына еп. Тарасия Николая И. Ливанова «Разве вы не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас». Машинопись. Л. 13). Братья епископа Тарасия Вениамин и Валентин погибли во время Великой Отечественной войны. На семейной фотографии справа от отца Алексея Леонтьевича — епископ Тарасий (Иоанн А.), рядом с ним протоиерей Алексей А., рядом с матерью — Вениамин А. (ветврач). Во втором ряду — иерей Константин А., Валентин А., протоиерей Андрей А. Из сы-новей Ливановых на фотографии отсутствует брат архимандрит Иосиф. В руках отца — его фотография.

    Архиепископ Иувеналий (Евгений Александрович Масло¬вский), местночтимый святой Рязанской епархии, родился 15 ян¬варя 1878 года в г. Ливны Орловской губ. Сын дворянина. Окон¬чил Казанскую духовную академию в 1903 году со степенью кан¬дидата богословия и правом преподавания в семинарии. 10 февраля 1901 года принял монашеский постриг. Пострижен в ман¬тию епископом Уфимским Антонием (Храповицким). 25 февра¬ля того же года был рукоположен во иеродиакона, а 31 июня 1902 года — в иеромонаха. В 1903 — 1904 годах был членом право¬славной Духовной миссии в Персии. С 1904 по 1906 год препода¬вал в Духовной семинарии в Пскове. С июня 1906 года — игумен. С 16 октября 1906 по 1914 год был настоятелем Новгородского Юрьева монастыря, с 14 декабря 1910 года — в сане архимандри¬та.

    С 1914 по 1917 год был епископом Каширским, викарием Туль¬ской епархии. Член Священного Собора Российской Православ¬ной Церкви 1917—1918 года. С 1917 по 1923 год был епископом Тульским и жил в г. Туле. С 1923 по 1928 год был архиепископом Курским, с 1928 по 1936 год был архиепископом Рязанским. Осуж¬ден в 1922 году «за использование религиозных предрассудков» на 5 лет. В течение 1 года и 5 месяцев отбывал срок в Тульской и Московской тюрьмах. С февраля 1924 года — в течение 1 года и 10 месяцев был в Соловецком концлагере. 22.01.1936 года осуж¬ден особым совещанием в г. Москве на 5 лет ИТЛ. Отбывал срок в Мариинских лагерях, Чистюньском ОЛП и колонии массовых работ № 2 в Томске. Последний раз арестован в октябре 1937 года. Постановление на арест подписано 26 августа 1937 года, уполно¬моченным Томского ГО НКВД Крысовым: «...3/к Масловский Е.А., он же Иувеналий... специальность архиепископ, осужден по ст. 58 КРГ, срок 5 лет, отбывает в ИТК-2 достаточно изобличается в том, что, находясь в заключение Томской ИТК-2 НКВД, ведет антисоветскую контрреволюционную деятельность, входит в со¬став к-р кадетско-монархической организации "Союз Спасения России", в условиях колонии создал контрреволюционную груп¬пу этой организации ПОСТАНОВИЛ: з/к Масловского Е.А. при¬влечь в качестве обвиняемого по ст. 58-2,10,11 УК, мерой пресе¬чения способов уклонения от следствия и суда избрать содержа¬ние в местах заключения, подведомственных органам НКВД».

    При обыске изъято:
    календарей — 3,
    изображения на бумаге — 2,
    портрет-зарисовка — 1,
    книжка пасхальных песнопений — 1,
    квитанция о приеме от 3-ей части 85 руб. — 1.
    Есть квитанция о приеме ценностей — золотой крестик 1 шт. от 10 октября 1937 г.

    Из протокола от 7 октября 1937 года: «...Признаю себя ви¬новным в том, что я являюсь одним из участников к-р, кадетско-монархической организации... Завербовал митрополит Сергий — патриарший местоблюститель, живущий в Москве... В бытность мою архиепископом Рязанским, в 1935 году я выезжал в Москву за получением освященного мира и возил на утверждение мит¬рополита списки, представленного к награде духовенства Рязан¬ской епархии. В Москве я пробыл 3 дня в квартире митрополита Сергия. Он проверил привезенные мной списки, я сделал ему доклад в отношении каждого награждаемого лица и имел беседу о состоянии епархии. Митрополит проявил огромный интерес к вопросу о богослужении, «проводится ли оно, сколько приходов не обслуживается из-за того, что церкви закрыты, засыпаны хле¬бом, или потому, что нет священнослужителей в этих приходах, или из-за отказа верующих посещать церковь».

    На вопрос о том, сколько приходов не обслуживается духовенством, я дал митро¬политу исчерпывающий ответ, из которого он сделал вывод, что в Рязанской епархии духовенство достаточно проявляет актив¬ности в смысле отстаивания духовенством и в частности мной как главой епархии позиций церковников и выразил удовлетворение низким уровнем антирелигиозной пропаганды на территории бывшего Рязанского округа. Митрополит же предложил еще бо¬лее активно отстаивать позиции духовенства, так как говорил он, обстановка в стране позволяет достичь этого, он указал на предо-ставленные права новой Конституции и поведал мне о существо¬вании в Москве подпольной кадетско-монархической организа¬ции, именуемой «Союз Спасения России». Он заявил, что сейчас как никогда, складывается благоприятная обстановка для повы¬шения активности духовенства в борьбе с Советской властью и что для этого необходимо не взирая на различия ориентации, объединить духовенство в одно целое с тем, чтобы повести орга¬низационную борьбу против Советской власти и безбожников-коммунистов, в целях восстановления монархического строя»....

    Группой завербованных мной священников из заключенных, мы вносили дезорганизацию среди заключенных лагеря тем, что воп¬реки внутреннему распорядку и запрещению администрации, не выходили на работу, а если и выходили, то демонстративно отка¬зывались от работы, влияя тем самым на остальных заключенных. Противодействовали культурно-воспитательной работе в лагере, не посещая сами киносеансов, подстрекали других к тому же, как это было 2 мая 1937 года, когда из 260 человек в бараке пошло на киносеанс только 50 —60... Я советовал Григорианскому еписко¬пу Анатолию Кванину покаяться и присоединиться к митрополи¬ту Сергию, он сначало не соглашался, но потом склонился к мое¬му предложению. Такой совет я давал и приехавшему в Томский лагерь Григорианскому митрополиту Китрусскому, он дал согла¬сие» — допросил сотрудник УНКВД по ЗСК Собин.

    Фальсификация допроса очевидна, а в качестве свидетель¬ских показаний вложена копия «допроса» обвиняемого Диони¬сия Дмитриевича Прозоровского тоже от 7 сентября, где имя Масловского вообще ни разу не вписано, и копии «допросов» братьев Кваниных и Китрусского от 6 сентября.

    «Допрошено несколько свидетелей из Чистюньского лаг¬пункта, которые показали, что Масловский и попы Баранович, Востоков, Сальнов, Кирсанов, Жигалов, Карпенко, Симонов, Ва-сильницкий, Ржепик, Трусевич и Никольский систематически занимались агитацией других заключенных не выходить на ра¬боты, сами симулировали, отказывались от работ и занимались чтением религиозных книг. Эти попы активно агитировали во время демонстрации фильмов не ходить на них и сами не ходили и вместо картин читали Псалтирь, молились Богу. В ночь на 1 мая 1937 года (примечание: был праздник Пасхи) попы устроили мо-лебствие до 5 часов утра, в котором участвовали и другие з/к с песнопением, а утром расположились со всевозможными закус¬ками и особенно ядовито на глазах показывали, что вот мол, мы верующие кушаем, нам Бог послал белый хлеб, яйца, масло, а вы сидите на пайке хлеба. Допрашиваемые обвиняли попов в том, что они вечерами устраивали богослужения, противодействова¬ли работе. Не хотели участвовать в соревнованиях за высокие производственные показатели. Масловского на развод водили под руки священники Сальнов и Кирсанов». Расстрелян Масловский 24-25 октября 1937 года41.

    Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 23 июня 1992 года священномученик Иувеналий про¬славлен в Соборе Рязанских святых. Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православ¬ной Церкви в августе 2000 года причислен к лику святых.

    Епископ Виктор (Константин Александрович Островидов), канонизирован Юбилейным Архиерейским собором 2000 года и прославлен в лике Святых как священномученик. Родился в 1875 году в с. Золотое Камышинского уезда Саратовской губер¬нии в семье псаломщика. Окончил Саратовскую духовную семи¬нарию в 1899 году, Казанскую духовную академию кандидатом бо¬гословия в 1903 году. Был пострижен в мантию и назначен настоя¬телем Свято-Троицкого подворья в г. Хвалынске. С 1904 года — член Иерусалимской духовной Миссии. С 1909 года в числе бра¬тии Александро-Невской лавры. С 1910 года в сане архимандри¬та служит настоятелем Зеленецкого монастыря Санкт-Петербур¬гской епархии. 1918 год — наместник Александро-Невской лавры.

    15 декабря 1919 года хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии. 1920 год — осужден Вятским губернс¬ким ревтрибуналом по обвинению в «агитации против медици¬ны». Приговорен к лишению свободы до ликвидации войны с Польшей. С 1921 года назначался временно управляющим Том-ской епархией. Не встречено документов, подтверждающих его прибытие в Томск. На Томскую землю он будет отправлен отбы¬вать ссылку в 1923 году. Отбывал ссылку в Нарымском крае до 1926 года, после чего возвратился в Вятку и вскоре снова был аре¬стован. Заключение отбывал в Бутырской тюрьме в Москве, за-тем ссылку в г. Глазове.

    Его виной было активное противодей¬ствие обновленческому движению и неприятие в 1927 году «Дек¬ларации». За это он с 1928 по 1930 год отбывает заключение в Соловецком лагере. «На Соловках владыка Виктор и другие еди¬номышленники-епископы молились в лесу, где у них был свой потаенный храм, стены которого составляли деревья, а купол — небо... По окончании срока заключения, епископ Виктор был выслан в село Усть-Цильму Северного края. В декабре 1932 года он снова был арестован и этапирован в г. Сыктывкар. Здесь его обвинили в участии в мифической контрреволюционной органи¬зации. Власти пытались сломить волю исповедника, но, ничего не добившись, отправили его в с. Нерицу Усть-Цилемского р-на. Здесь владыку Виктора поселили в доме председателя сельсове¬та. Вскоре владыка Виктор простудился и заболел. 2 мая 1934 года он отошел ко Господу. Хоронила владыку монахиня Мария... В 1997 г. на сельском кладбище среди дремучих таежных деревь¬ев москвичи отыскали крест, на котором по дереву было выцара¬пано: "Епископ Виктор (Островидов)".

    Наконец я нашел Свой желанный покой В непроходной глуши Среди чащи лесной. Веселится душа, Нет мирской суеты, Не пойдешь ли со мной, Друг мой милый, и ты? Обращаясь к Отцу небесному, владыка просил: Помоги обрести мне Желанный покой В непроходной глуши Среди чащи лесной.

    Услышал Господь молитву раба Своего, послал ему покой вдалеке от мирской суеты... Рано утром 1 июля 1997 года началось открытие мощей. Сельчане окружили могилу, с их стороны то и дело доносились насмешки, скептические замечания. Когда верующие дошли до крышки гроба, обнаружилось, что гвозди истлели, время не пощадило даже железа. Перед тем как открыть домовину, отец Дамаскин отслужил панихиду, по¬том осторожно приоткрыл крышку. Мощи святителя Виктора явились нетленными в славе несказанной. Местные жители были тому свидетелями. Они стояли примолкшие, потрясенные, неко¬торые неумело осеняли себя крестным знамением.

    И тогда к отцу Дамаскину подошел Марьян Марьяныч и сказал: "Батюшка, народ желает креститься"... Останки епископа-исповедника препроводили в Москву. 2 декабря 1997 года состоялось перенесение мощей святителя Вик¬тора в Свято-Троицкий Макарьевский монастырь г. Вятки... 16 декабря 1998 года комиссия по канонизации под руководством митрополита Ювеналия приняла положительное решение по воп¬росу о причислении владыки Виктора к лику святых...»42. Архиепископ Алексий (Василий Михайлович Палицын).

    Родился 4 августа 1881 года в с. Дубровка Рязанской губернии в семье священника. Окончил Рязанскую духовную семинарию. В 1922— 1923 годах настоятель Московского Донского монасты¬ря. С 1923 по 1926 год в ссылке в Нарымском крае (Томская гу¬берния). В 1926 году хиротонисан во епископа Можайского и вскоре арестован. С 1927 года в заключении в Соловецком лаге¬ре особого назначения. 1941 год — архиепископ Волоколамский, викарий Московской епархии. В 1942 году — архиепископ Куй¬бышевский и Сызранский. Скончался в Самаре 8 апреля 1952 года43.

    Епископ Ираклий (Илья Константинович Попов). Родился 13 июля 1875 года. Окончил Ярославскую духовную семинарию. С 1903 года — насельник пустыни Св. Параклита при Троице-Сергиевой лавре. 1904 год — пострижен в мантию. 12 февраля 1905 года — рукоположен во иеродиакона. 5 сентября 1910 года — рукоположен во иеромонаха. Насельник Троице-Сергиевой лав¬ры. Заведовал в лавре школами и типографией. С 1919 года — насельник Томского Богородице-Алексиевского монастыря.

    В 1922 году возведен в сан архимандрита. За противление изъя¬тию церковных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к 3 годам принудительных работ со строгой изоляци¬ей и конфискацией имущества44. По этому делу реабилитирован в 2001 году. С июля 1924 года проживал в г. Иркутске. С 1925 года — настоятель церкви в г. Канске Енисейской губернии, благочин¬ный церквей Каннского округа. 14 сентября 1925 года хиротони¬сан во епископа Киренского, викария Иркутской епархии. 1925 — 1926 год — временно управляющий Иркутской епархией. В 1927 году был выслан в Красноярск. С 1928 года — епископ Ка-мышинский, викарий Саратовской епархии. С 1931 года — епис¬коп Бугурусланский, викарий Оренбургской епархии. С 19 ок¬тября 1933 года — епископ Курганский. С 5 декабря 1934 года — епископ Сергачский, викарий Горьковской епархии. С 30 сентяб¬ря 1935 года по ноябрь 1936 года снова епископ Бугурусланский. С 22 февраля по декабрь 1937 года — епископ Пензенский. В1937 году расстрелян45.

    Митрополит Агафангел (Александр Лаврентьевич Преоб¬раженский). Родился 27 сентября 1854 года в с. Могилы Тульской губернии в семье протоиерея. В 1871 году поступил в Тульскую духовную семинарию. В 1877 году поступил в Московскую духов¬ную академию, окончил ее в 1881 году со степенью кандидата бо-гословия и стал преподавателем латинского языка в Раненбургс-ком духовном училище. С декабря 1882 года — смотритель Ско-пинского духовного училища. В 1885 году пострижен в мантию после смерти жены и сына, в марте рукоположен во иеромонаха. С 4 декабря 1886 года — инспектор Томской духовной семина¬рии. С 1886 года — игумен. (У Л. Регельсона, с. 582: «Молодой монах оправдывает свое новое имя (Агафангел — "вестник люб¬ви"), отличаясь своим исключительным миролюбием, кротостью и любовью к детям...»). С 1888 года — ректор Иркутской духов¬ной семинарии в сане архимандрита. 10 сентября 1889 года хиро¬тонисан во епископа Киренского, викария Иркутской епархии. 1893 год — епископ Тобольский и Сибирский. 1897 год — епис¬коп Рижский. С 1904 года — архиепископ. С 1910 года — архи¬епископ Виленский и Литовский. С 1913 года — архиепископ Ярославский и Ростовский. Член Священного Собора Российс¬кой Православной Церкви 1917-1918 года. 28 ноября (11 декабря) 1917 — возведен в сан митрополита.

    6 марта 1918 года — член Высшего Церковного Совета при св. Патриархе Тихоне, избран¬ный Святейшим Советом. В мае 1922 года в Толгский монастырь, где проживал митрополит Ярославский и Ростовский Агафангел, прибыл «красный протоирей» Красницкий и потребовал от вла¬дыки, чтобы он подписал воззвание так называемой «инициатив¬ной группы духовенства», обвинившей патриарха Тихона и его окружение в контрреволюционной деятельности. Митрополит, конечно же, отказался стать доносчиком и клеветником. Спустя два дня с него была взята подписка о невыезде, а для верности возле келий выставили охрану. Чекист, искавший крамолу в лич¬ных вещах владыки, отметил в докладе, что «из найденной пере¬писки тоже удалось определить, что действительно Тихон и Ага¬фангел есть неразлучные друзья, ибо частных писем у Агафанге-ла больше всего от патриарха Тихона, с содержанием частной жизни». С 16 мая 1922 года в связи с арестом Патриарха Тихона митрополит Агафангел исполняет патриаршие права и обязанно¬сти, но вскоре владыка был заключен под домашний арест в Спас¬ском монастыре г. Ярославля. Потом переведен в комнату при караульном помещении Ярославского ГО ГПУ, а осенью заклю¬чен во Внутреннюю тюрьму ГПУ на Лубянке в г. Москве. Одно¬временно без суда расстреляли его викарных епископов. Впро¬чем, не было суда и над владыкой Агафангелом, для его ссылки оказалось достаточным заключения помощника ГПУ Чапурина.

    Семидесятилетнего старца, страдающего пороком сердца, удушь¬ем, ишиасом, 25 ноября 1922 года Комиссией НКВД РСФСР от¬правили на 3 года административной высылки в Нарым. Ссылку отбывал в г. Колпашево в Нарымском крае (Томской губернии) до 1925 года. 7 января 1925 года по завещательному распоряже¬нию св. Патриарха Тихона назначен вторым кандидатом на дол¬жность Местоблюстителя Патриаршего Престола. Но по оконча¬нии ссылки митрополит Агафангел был задержан в тюрьме в г. Перми. В 1926 году возвращен в г. Ярославль. 16 октября 1928 года скончался в г. Ярославле. Леонтьевскую церковь, в скле¬пе которой был похоронен, со временем превратили в склад, а могилу святителя — в подобие мусорной ямы. И лишь в 1993 году в поруганной святыне вновь раздались песнопения Божествен¬ной литургии и панихиды по ярославскому новомученику. Юби¬лейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в августе 2000 года причислен к лику святых46.

    Архиепископ Дионисий (Дмитрий Дмитриевич Прозоров¬ский). Родился 6 августа 1870 года (1871 года) в с. Соккармола Бу-гурусланского уезда Самарской губ. Сын священника. Окончил Самарскую духовную семинарию и поступил учителем и псалом¬щиком в с. Кротовка Самарского уезда, где проработал до 1894 года. В 1892 году рукоположен во иерея. В 1894 году посту¬пил в Петербургскую духовную академию, которую закончил в 1898 году со степенью кандидата богословия. С 1898 по 1900 год преподавал в Рижской духовной семинарии. С 1900 до 1905 года служил инспектором в Благовещенской духовной семинарии. С 1901 года — ректор Благовещенской духовной семинарии в сане архимандрита. С 1905 года служил при Петербургском синоде и находился в Александро-Невской лавре до 1907 года. В 1907 году назначен в г. Якутск ректором Духовной семинарии и училища, где пробыл до 1910 года. С 1910 до 1912 года работал начальником Духовного училища в Архангельске. С 1912 до 1917 года — епис¬коп в г. Петровске Саратовской епархии. С 1917 по 1919 год — епископ в Оренбурге. С 1919по 1922 год — епископ Челябинский.

    В 1922 году «при начале обновленческого движения духовенства» был арестован за противодействие изъятию церковных ценнос¬тей по ст. 67 и 123 на 3 года и отбывал срок в г. Челябинске и Вла¬димире до 1925 года. С 1925 года по декабрь 1928 года — архи¬епископ Оренбургский. С 29.11.1928 по 1930 год — епископ Крым¬ский и Феодосийский, проживал в Феодосии. С мая 1928 года — член Временного Патриаршего Священного Синода при замес¬тителе Патриаршего местоблюстителя митрополите Сергии (Страгородском). С 25.06.1930 по 1933 год — архиепископ Иркут¬ский. С 3.09.1933 — архиепископ Минусинский, с 3.01.1934 года в течение 4 месяцев был архиепископом Ачинским и Минусинс¬ким, затем 3.05. 1934 года был переведен в г. Уфу, где прослужил архиепископом Уфимским до января 1936 года. С января 1936 года стал архиепископом Ростовским и Азовским, жил в г. Ботайске, близ Ростова. В марте 1936 года был арестован и осужден спец¬коллегией г. Ростова на 3 года. Срок заключения отбывал в г. Том-ске в ИТК-2.Уполномоченным Томской ИТК-2 УГБ УНКВД ЗСК был Крысов. По его распоряжению 25 августа 1937 года был аре¬стован заключенный ИТК-2 г. Томска Прозоровский и другие епископы, священники, монахи. Архиепископ Дионисий был рас¬стрелян 23-25.10.1937 года47.

    Епископ Феодул (Феодул Евграфович Харламов). Родился в 1890 году в дер. Караваево Балахнинского уезда Горьковской обл. Был священником до 1917 года. В 1920 году был лишен изби¬рательных прав. В 1935 году осужден на 3 года по ст. 58-10. В вы¬писке из протокола от 31 августа 1935 года сообщается, что «он епископ осужден за разглашение, не подлежащих оглашению, сведений и за антисоветскую агитацию и заключается в испра¬вительные лагеря на 3 года с 10 марта 1935 года и выслан в Мари-инск». Позже отбывал заключение в Томской ИТК-2, где 14 де¬кабря 1937 года был снова арестован. Расстрелян 28 декабря 1937 года. Реабилитирован в 1965 году48. Митрополит Смарагд (Семен Михайлович Яблоков). Хи¬ротонисан в 1926 году во епископа Скопинского, викария Рязан¬ской епархии. В 1926 году уклонился в григорианский раскол. В 1927 году был епископом Сталинградским. Был митрополитом Воронежским. С 1927 года в расколе ВВЦС. В 1936— 1937 годах находился в ссылке в с. Тымске Нарымского края. Других сведе¬ний не обнаружено49.

    Абрамова Александра Георгиевна. Родилась в 1899 году в Томске в семье купца, торговца солью Гаврилова. Была предсе¬дателем церковного совета. Арестована в 1936 году, проходила по 12-томному делу «контрреволюционных церковников». Была осуждена на 5 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах. Из дела сле¬дует, что у нее «неврастения... упадок питания, не пригодна к тя¬желому труду»50.

    Авдаков Дмитрий Николаевич, священник. Родился в 1875 году в с. Усть-Тарка Томской губ. Сын священника. Окон¬чил Духовную семинарию в Томске в 1907 году. До 1907 года был псаломщиком на ст. Боготол. С 1907 по 1911 год — священником в с. Ишим. С 1911 по 1914 год — священник в с. Тогуре, с 1915 по 1918 — в Наумовке. С 1918 по 1920 год — священник в с. Никола-евка. В 1924 году осужден на 3 года51. После 1928 года проживал в г. Томске, работал сторожем и служителем вивария Томского ме¬динститута. Арестован в 1937 году. Он «признался, что состоял в черносотенной организации... принимал участие в еврейских погромах, а также в погромах, направленных против большеви¬ков». Расстрелян 13.10.1937 года. Реабилитирован в 1961 году52.

    Авдыкович Григорий Александрович. Родился в 1888 году 16 ноября в с. Студеница Житомирского уезда Волынской губер¬нии. Отец был священником в с. Студеница. Окончил Духовную академию, словесное отделение в Санкт-Петербурге в 1913 году. В 1919 году в мае мобилизован в армию Колчака, в июле осво-божден по ходатайству Подольского совета как преподаватель. И до революции и после революции Авдыкович был преподава¬телем. Перед арестом преподавал словесность в Томской духов¬ной семинарии. Позднее из-за болезни горла стал работать бух¬галтером в совхозе «Агрокультура». Жил в Томске. Арестован в ночь на 20.09.1937 года «тройкой» УНКВД по Томской обл. Изоб¬личался как участник офицерской кадетско-монархической кон¬трреволюционной повстанческой организации, якобы существо-вавшей в Томске и имевшей своей целью свержение советской власти путем вооруженного восстания в момент нападения ино¬странных государств на СССР и восстановление монархии, высказывал террористические настроения против руководителей ВКП (б) и советского правительства (Л. 1). При обыске изъяли паспорт и профсоюзный билет. Из имущества имел пианино, при¬надлежащее его жене Никольской Вере Михайловне. На допро¬се 21 сентября его спрашивают: «Следствию известно, что вы в дореволюционный период являлись членом церковного управле¬ния Томской губернии. Признаете ли вы это?»
    Ответ: «Да, признаю, я действительно был избран членом церковного управления Томской губернии и состоял в ней до при¬хода советской власти».
    Вопрос: «Какое вы лично в то время принимали участие как член церковного управления Томской губернии»?
    Ответ: «Мое личное участие как члена церковного управ¬ления заключалось в том, что я совместно с остальными членами занимались вопросами назначения и перемещения священников, управления делами духовной школы и епархии, свечными заво¬дами и другими церковными делами. Кроме этого, я писал явно контрреволюционную литературу под названием "О загробной жизни"» (Л.6). 29 сентября в протоколе допроса записано (Л. 10): «Да, я действительно являлся участником офицерской...органи¬зации с 1935 года», вовлечен Низовцевым и т. д. Расстрелян 08.10.37 года в Томске (Л.44). Реабилитирован в 1959 году53.

    Авров Василий Павлович, священник. Родился в 1863 году в дер. Хевронино Подпорожского р-на Ленинградской обл. Окон¬чил Духовную семинарию. В 1909 году рукоположен в священни¬ки и служил до 1936 года. В 1937 году был осужден по ст. 58-10 на 5 лет и отправлен в Томскую ИТК-2, где был вторично арестован и расстрелян 4.01.1938 года54.
    Авров Петр Константинович, священник. Родился 28 декаб¬ря 1873 году в г. Бийске. Окончил 5 классов Бийского городского училища. С 1892 по 1897 год работал учителем в с. Улала на Алтае. В 1906 году был рукоположен во священника. В 1910—1917 году служил священником в с. Кожевниково, в 1917 — 1920 году — свя¬щенник в с. Десятово, в 1922 — 1929 году — проживал в с. Бабары-кино Богородского р-на Томского окр., служил в Бабарыкинской церкви. Первый арест 14.08.1920 года «за укрывательство белого офицера Акишева, который приходил за хлебом в дом священника Аврова». Аврова осудили на 5 лет «дома принудительных работ». Помощник уполномоченного по политическим партиям Томской губернии Карлович и комсомольская ячейка с. Десято-во ходатайствовали освободить священника Аврова, так как «он не участвовал в бандитских вылазках», «скрывал красных от шом¬полов Колчаковских». По амнистии ВЦИК в декабре 1921 года в честь 5-й годовщины пролетарской революции Аврову снизили срок до 3 лет и 4 месяцев. Вторично был арестован 3.07.1929 года по ст. 59, но срок не отбывал. Вновь был арестован 17.04.1930. Постановление на арест подписал уполномоченный по Бабары-кинскому району окружного отдела ОГПУ, мотивируя тем, что Авров, «начиная со дня существования советской власти был не¬примиримым врагом и за что неоднократно был арестован. Пос-леднее время занимался агитацией против мероприятий, прово¬димых советской властью в части коллективизации, благодаря чего получился распад Кожевниковской коммуны, состоял в Ста-хеевской организации, ставившей целью свержение советской власти». Особая «тройка» ПП ОГПУ по Сибирскому краю 14.06.1930 года присудила Аврова по ст. 58-10-11 УК РСФСР к ВМН — расстрелу. У овдовевшей Екатерины Авровой в это вре¬мя родился седьмой ребенок. Реабилитирован в 1996 году55.

    Авсенев Иаков Митрофанович, священник. Родился 8 ок¬тября 1869 года в Воронежской губ. Окончил курс начального училища. С 1899 по 1912 год — псаломщик. В 1912 году рукополо¬жен во священника к Князе-Михайловской (Колбиха) церкви, где и прослужил до 1932 года. В 1932 году органами ОГПУ осужден за контрреволюционную деятельность на 5 лет и выслан в Нарым. С 1935 года, жил в г. Томске, находился на иждивении сына Ген¬надия. До революции имел лошадь и корову. Семья была боль¬шая: жена Мария и 7 детей: Геннадий, Петр, Всеволод — все ар¬тисты в театрах. Дочери — Мышкина Серафима, Краскова Ва¬лентина, Кулешова Анна, Букретская Евдокия. Арестован 26 сентября 1937 года как черносотенец, состоявший в организа¬ции «Союз Спасения России». И он «признается, что является чер-носотенцем, участвовал в погромах, занимался избиением боль¬шевиков (Л. 8)». «Находясь без определенных занятий, я ходил по базарам Томска и среди крестьян распространял контррево¬люционную агитацию. Я говорил, что советская власть скоро бу¬дет свергнута и восстановится монархический строй, я говорил колхозникам: "бегите из колхозов, растаскивайте колхозное доб¬ро, не везите продукты в город, а прячте их в ямы, так как скоро советская власть будет у крестьян все начисто отбирать и отку¬паться от надвигающейся войны"... «Наряду с этим я говорил, что во время предстоящих выборов не голосуйте за кандидатов, выд¬винутых общественными и партийными органами, в этих спис¬ках выдвинуты "антихристы"... Я поджег в Зоркальцево колхоз¬ное сено и оно полностью сгорело, а в начале 1937 года я в этом же колхозе поджег созревшую рожь, и мне было известно, что сгорело гектар 15 созревшего хлеба... В 1936 году в январе месяце по заданию монархической организации я собрал группу верую¬щих у себя на квартире и в их присутствии сжег несколько порт¬ретов вождей советского правительства и сказал, что это наш от¬вет руководителям советской власти... Я распространял к/р лис¬товки... Кроме всего этого, я по заданию монархической организации поджег 12 школу в Томске и она полностью не сго¬рела, так как прибывшие пожарные части ликвидировали пожар... Я имел задание поджечь еще ряд школ, но выполнить не успел, так как... в скором времени был арестован...». Авсенев был осуж¬ден по ст. 58-2-10-11. Расстрелян 17-19 октября, по другим данным — 8 октября. Реабилитирован в 1961 году56. Его сын Петр Яковле¬вич Авсенев лишен избирательных прав в 1931 году57.

    Акимов Василий Борисович, священник. Родился 26 июля 1884 года. Рукоположен в священники в 1930 году. Служил в Ни¬кольской церкви г. Томска. В марте 1932 года был арестован58.

    Акулов Михаил Александрович. Родился в 1878 году в г. Томске. Пел в хоре Никольской церкви, белый офицер, штабс-капитан. Перед арестом работал агентом по снабжению в медин¬ституте. Арестован в 1936 году. Осужден на 5 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах59.

    Александров Гурий Александрович, псаломщик. Родился в 1881 году. С 1924 по 1935 год служил в Новосибирской обл. В 1935 году был осужден по ст. 58 за неуплату арендной платы на 10 лет. Отбыл срок 9 лет. С 1944 года снова стал псаломщиком. С 1950 года служил псаломщиком в п. Тогуре Колпашевского р-на Томской обл60.

    Андреященко Николай Петрович, священник. Родился в 1892 году в с. Новониколаевское Днепропетровской обл., Украинской ССР. Арестован в 1937 году. В протоколе его допроса 3 ноября 1937 года написаны такие сведения: В 1914 году окончил Чугуевскую школу прапорщиков и был направлен на юго-запад¬ный фронт прапорщиком. Пробыв на разных фронтах до 1918 года, был произведен в штабс-капитаны. После ликвидации фронтов уехал на Украину и влился в то время уже формирую¬щуюся армию Деникина. В армии Деникина прослужил до пол¬ного ее разгрома... С 1920 по 1929 годы служил попом. В 1921 году лишался права голоса. В 1932 году за к/р деятельность был осуж¬ден по ст. 58-10 УК и выслан в Бамлаг. Отбыв наказание в 1935 году, приехал в Томск. Работал санитаром в 1-ой факультетской кли¬нике. Расстрелян в 1937 году61.

    Антонов Константин Степанович. Родился в 1889 году в г. Томске. С 1923 по 1926 год работал сторожем и старостой в Зна¬менской церкви. В 1924 году лишен избирательных прав. Аресто¬ван в июне 1930 года. Освобожден в июле 1930 года в связи с пре¬кращением дела62. В момент второго ареста 9 октября 1937 года работал кошмовалом в артели «Утильщик». «Виновным признаю себя полностью... в монархической организации с 1936 года... Ра¬ботая в артели "Утильщик", я полностью развалил стахановское движение и этим сорвал выполнение плана». Расстрелян 27 ок¬тября 1937 года63.

    Антонов Константин, священник из Оренбурга. В июле 1925 года арестован в г. Оренбурге по обвинению в «отказе при¬знать "Живую церковь"». Приговорен к высылке на 3 года в Си¬бирь64.

    Анфилагов Дмитрий Федорович, 1866 года, крестьянин, член приходского совета Тисульской церкви. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибуналом65. Реабилитирован в 2001 году.

    Аристов Стефан Васильевич, священник. Родился 15 декаб¬ря 1896 года в с. Алатаево Парабельского р-на ЗСК. Окончил сель¬скую школу в 1909 году. Служил священником с 1921 по 1934 год. С 1921 года лишен избирательных прав. В 1930 году был осужден «за злостный самовольный убой скота» к 1 году принудработ, на¬казание отбыл полностью в г. Колпашево. В 1931 году служил в с. Нарым. На момент ареста имущества не имел, так как в 1925 году все было описано ГОРФО за неуплату налогов: дом, все домаш¬ние вещи, 2 коровы, 1 лошадь, всего на сумму 1935 рублей (Л. 5). Его приметы: «Волосы черные, борода рыжая, бреется, рост сред¬ний» и в графе «особые приметы» — «состоит донором в 1 хирур¬гической клинике Томского мединститута» (Л. 5 об.). С 1934 по 1936 год был безработным. В конце 1935 года уезжал в Ташкент в поисках работы — «скрыл свою священническую должность и устроился пильщиком Зональной станции». В июле 1937 года по¬лучил назначение на священническое место в с. Тогур, но был арестован 20 июля. Расстрелян 29-31 августа 1937 года (Л. 31). Ре¬абилитирован в 1964 году66.

    Артоболевский Александр Иванович, священник. Родил¬ся 24 августа в 1873 году в с. Шадринское Барнаульского окр. За¬кончил Томскую духовную семинарию по 2-му разряду. Рукопо¬ложен во священника в декабре 1895 года. Жил в Томске. С 1897 по 1899 год служил в Никольской церкви, с 1901 года — в церкви больницы общественного призрения, с 1908 по 1920 год служил в Николаевской церкви при богоугодных заведениях. В 1930 году служил в с. Ущерб. Ушел за штат. Переехал на жительство в г. Томск, не работал. Арестован в 1930 году. Из доноса И. Д. Пса-рева: «Говорил, что советская власть всех мужиков разорила, за¬жала и беспощадно гонит на лесозаготовки, где денег не дают и уродуют последнюю лошаденку... Духовенству в деревне совсем жить нельзя... их арестовывают и тоже гонят на лесозаготов¬ки...»67. Священник Евгений Удинцев 9 марта 1930 г. давал на Ар¬тоболевского такие показания: «Монархист, часто приезжавший в город из села, в котором служил, рассказывал о нечеловечес¬ких страданиях крестьян на лесозаготовках: нет места закрытого для ночлега — спят в мороз на снегу. Кормят отвратительно (от-ветственные работники — коммунисты провиант и фураж вору¬ют), нет медицинской помощи. Горькое и безвыходное положе¬ние крестьян не поддается описанию» (Л. 179). Свидетель священ¬ник Нестеровский дал такие показания на Артоболевского: «...Артоболевский рассказывал, что в деревне сейчас идет сплош¬ной вой крестьян, которые не хотят идти в колхозы, их насильно туда загоняют, многих из них арестовывают, сажают в тюрьмы и расстреливают, наехало в деревни много коммунистов-подлодоч-ников, хлеб отбирают, крестьяне голодуют, религиозных людей преследуют, церкви закрывают, возмущение против советской власти растет и крестьяне готовы поднять восстание» (Л. 135 об.). Расстрелян 10 апреля 1930 года. Семья выслана на Север68.

    Артюхов Александр Алексеевич. Родился в 1881 году в г. Томске В 1940 году был председателем ревизионной комиссии в церкви Иоанна Лествичника г. Томска. «До революции и после революции был владельцем биржи, имел 2 легковых выезда...». Арестован в 1940 г. Осужден на 10 лет ИТЛ. Умер в местах заклю¬чения в ноябре 1940 года. Реабилитирован в 1966 году69.

    Архангельский Василий Васильевич, священник. Родился в 1871 году в с. Базарное Урень-Куйбышевского края, проживал в пос. Щука Парабельского р-на. С 15 июля 1933 года в заштате, жил на иждивении дочери. Арестован в 1937 году. Расстрелян 27.07.1937 года. Реабилитирован в 1989 году70.

    Архипов Елизар Кузьмич. Родился в 1873 году в с. Шеста-ково Мариинского уезда Томской губ., проживал в с. Шиняево Зырянского р-на Томского окр., был единоличником и церков¬ным старостой. «Организатор кружка верующих» после закры¬тия церкви в 1929 году: «яро выступал за открытие церкви», в прошлом «кержак-старообрядец», «религиозный фанатик», «со¬бирал подписи верующих и в результате население церковь пе¬редавать под клуб отказалось». Арестован в 1932 году. Осужден на 5 лет высылки в ВСК71.

    Асеев Филипп Иоаннович, протоиерей. Родился 11 октяб¬ря 1866 года в с. Благовещенский Завод Башкирской АССР. Окон¬чил курс в Благовещенском двухклассном училище. В епархиаль¬ном ведомстве с 1890 года. Рукоположен во священника в 1910 году. С 1911 года служил в Монастырке, позже вплоть до 1919 года служил в с. Анастасьевка, с 1920 по 1927 год — в с. Бого¬родское. С 1929 года проживал в г. Томске. Арестован в 1937 году. Расстрелян 22.09.1937 года. Расстреляны в 1937 году его два сына Владимир и Николай. Реабилитирован 26 декабря 1964 г.72

    Астафуров Фёдор Терентьевич. Родился в 1856 году в г. Моршанске, проживал в г. Томске. «Активный церковник, быв¬ший торговец кожаных изделий, имеет 2 двухэтажных дома в Томске... В 1905 году был членом "Союза Русского народа"». Аре¬стован в 1930 году. Расстрелян 10 апреля 1930 года. Имущество конфисковано73.

    Астахов Александр Афанасьевич, священник. Родился в 1873 году в с. Александровское ЗСК, проживал в г. Томске. С 1900 по 1927 год служил диаконом нештатным. С 1927 по 1937 год слу¬жил священником в Томске. Имел 7 детей. Арестован в 1937 году и осужден по ст. 58-2-10-11. При обыске изъяли 7 священничес¬ких книг и крест серебряный с цепочкой. В это время он работал столяром Томской судостроительной верфи. Расстрелян 27 сен¬тября 1937 года. Реабилитирован в феврале 1965 года74.

    Асташкевич Платон Антонович, священник. Родился в 1872годувдер. Добрыгора Липецкого уезда Витебской губ. С 1908 по 1912 год учился в Духовной семинарии. С 1924 по 1925 год слу¬жил псаломщиком в с. Пача Юргинского р-на ЗСК. С 1925 по 1928 — псаломщик и диакон в д. Таловка Тайгинского р-на. С 1928 года — священник и по 1933 год служил в Кемеровской области, а с 1933 по 1935 год — священник в с. Александровское Тутанского р-на. С 1935по 1937 год служилв с. Богородском. Про¬живал в с. Шегарка ЗСК. «Поп-лишенец» паспорта не имел. Аре¬стован 19 сентября 1937 года. «Завербовалего епископ Иероним». Виновным себя признал. Расстрелян 15 октября. Реабилитирован в 1961 года75.

    Афанасьев Михаил Леонидович, псаломщик. Родился в 1893 году. В 1913—1915 годах работал псаломщиком в церкви с. Наумовского. Перед арестом жил в г. Томске, работал помощ¬ником инспектора Рабоче-Крестьянской инспекции. Арестован в 1921 году. Осужден на 1 год дома принудработ.

    Бабенко Михаил Михайлович, протодиакон. Родился 3 ноября 1880 года в с. Лосино-Луки Тамбовской губ. Самоучка. «До 1917 года имел дом пятистенный, 2 лошади, 2 коровы, сено¬косилку, жнейку, 10 овец». Служил в царской армии с 1904 по 1905 год. С 1924 по 1930 годы служил диаконом в Барнауле. Су¬дился в мае 1931 года по ст. 107, получил срок 2 года заключения и 3 года «вольной высылки». Отбывал срок ссылки в Томске. Его дочь Параскева была выслана в Нарымский край в Чаинский рай¬он, дочь Елизавета выслана в Нарым в Парабельскую комендату¬ру. С 1933 года Бабенко служил диаконом в Петропавловской церкви (обновленческой ориентации) в г. Томске. Был арестован 16 июля 1937 года. «Сам признается в контрреволюционной аги¬тации»: «В момент подписки на заем обороны страны я собрал верующих и стал говорить, что на заем подписываться не надо, так как советская власть и так ограбила всех. И в своем приходе часть верующих не подписалась на заем. Я ходил на базар и сре¬ди колхозников говорил, что надо, пока еще не поздно, бежать из колхозов и растаскивать колхозное имущество». В присутствии священника Назарова я говорил, что надо убивать наших руко¬водителей и этим деморализовать население, и если мне придет¬ся с кем-либо встретиться хотя бы из краевого руководства, я не задумываясь уничтожу их на месте» (Л. 17). Вот такая потрясаю¬щая чушь — христианин собирается кого-то убивать — инкри¬минирована Бабенко. Расстрелян 26 сентября (Л. 35)76.

    Байбаченко Наталия Ивановна. Родилась в 1899 году в дер. Галочка Горьковской обл., проживала в г. Томске. «Активная цер¬ковница... скрывала у себя на квартире активного церковника Белоусова, в настоящее время арестованного за антисоветскую деятельность...». Арестована в 1940 году. Осуждена на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Освободилась из ИТК-2 УИТЛК г. Тайги Кемеровской области в июне 1950 года. Реабилитирова¬на в 1966 г. Умерла в августе 1965 года77.

    Байчев Ефим Денисович, священник. Родился в 1864 году в г. Сызрань Симбирской губ., проживал в с. Кожевниково Том¬ской губернии. С марта 1919 года служил священником. Аресто¬ван 28.07.1920 года. Осужден на 5 лет принудработ. Освобожден в сентябре 1920 года в связи с прекращением дела.

    Балабан Мария Федоровна. Родилась в 1885 году в с. Ган-чешны Кишиневского уезда (Бесарабия), проживала в г. Томске. Жена священника Н. П. Балабана (см. ниже) .В 1919 году выслана вместе с мужем и 7 детьми (Степаном, Федором, Георгием, Лиди¬ей, Алексеем, Татьяной и Марией) на Дальний Восток, где они жили до 1925 года. Затем переехали в г. Одессу. В 1929 году лише¬на избирательных прав. В 1934 году осуждена по ст. 58-10 на 8 лет концлагерей, «без определенных занятий...». Снова арестована в 1937 году. «...За границей у меня родной сын Георгий. Связи не имею. Он уехал в 1929 году. Был исключен из учебного заведения как сын попа, нигде не принимали учиться... и он уехал в Румы¬нию». Попозже она «признается» в контрреволюционной дея¬тельности сына, о связи своей с японским агентством и неудач¬ной попытке вооруженного восстания». «...Со зверинной ненавистью к советской власти...». Расстреляна 7.01.1938 года78. Дело начато 21 декабря, окончено 22 декабря.

    Балабан Николай Парфеньевич, священник. Родился в 1875 году в Бесарабии. Рукоположен в священники в 1911 году. В 1935 году спецколлегией Главного суда Автономной Молдавской Советской Социалистической Республики осужден на 10 лет ИТЛ. Срок отбывал в ИТЛ-2 г. Томска. Арестован и расстрелян в 1937 году79.

    Балаева Любовь Васильевна, монахиня. Родилась 13 сен¬тября 1878 года в г. Инзар Пензенской губ., проживала в Томске. Арестована в 1937 году, обвинялась в том, что «содержала притон монашек» в своей квартире, «старая дева», «чернорабочая», «без¬родная», «была прислугой». Она о себе сказала, что отец ее был плотник и рано умер. До революции она работала по найму. Пос¬ле революции с 1917 года жила в семье попа И. П. Невзорова, за что была лишена избирательных прав. Священник Невзоров и умер на квартире Балаевой в 1936 году. На момент ареста она ра¬ботала гладильщицей в прачечной ТЭМИИТа. На квартире у нее действительно жила одна монашка — Д. С. Гостинцева (о ней смотри ниже). Расстреляна 8 октября 1937 года. Реабилитирова¬на в 1985 году80.

    Балбуцкий Василий Саввич, священник. Родился в 1882 году. С 1929 по 1932 год был административно-ссыльным в Нарымском крае. С апреля по декабрь 1932 года служил священником в Зна¬менской церкви г. Томска, был уволен и оставлен псаломщиком до приискания себе места службы, т. к. Знаменской церкви было нечем платить81.

    Баранов Сергей Павлович, священник. Родился в 1890 году в г. Томске в семье плотника. С 1915 года служил псаломщиком в селах Богородском, Анастасьевка. С 1926 по 1931 год — диакон, с 1931 по 1937 год — служил священником. В 1926 году лишен пра¬ва голоса. В 1930, 1931 и 1936 годах арестовывался как «ведущий контрреволюционную деятельность». «В Томск приехал, бросив службу попа... имел целью подделаться под советского человека... но периодически нелегально продолжал службу в церкви...». Пос-леднее время работал водоосмотрщиком Томской электростан¬ции. Арестован 10 октября 1937 года. Расстрелян 26 октября 1937 года. Реабилитирован в марте 1960 года. Его вдове Федосье Кузьминичне сообщили, что он умер от туберкулеза в 1942 году82.

    Барковский Амвросий Иосифович, священник. Родился в 1868 году в с. Плоска Дубинского р-на Волынской губ. С 1896 по 1936 год служил священником в с. Устьволчиха Волчихинского р-на ЗСК. В 1930 году осужден по ст. 58-10 к 3 годам. Отбыл. В 1936 году вторично осужден за «контрреволюционную деятель¬ность» к 5 годам ИТЛ. Срок отбывал в Томской ИТК-2, где был снова арестован и расстрелян 4.01.1938 года83.

    Бастрыкин (Бастеркин) Пантелей Алексеевич. Родился 23 июня 1872 года в с. Кривуша Тамбовской губ., проживал в дер. Петропавловка Кожевниковского р-на, «кулак, жил в д. Петро¬павловка, имел 2 дома, плуг, 3 бороны, 6 лошадей, 5 коров, 30 овец, 3 свиньи» (Скорее всего не имел столько скота. Численность ско¬та прибавлялось всем, чтобы показать, что «явный кулак».— Прим. авторов). Был церковным старостой. Арестован 29.10.1937 года по обвинению в контрреволюционной агитации. «...Агитировал население против новой конституции и призывал не голосовать в момент выборов за выдвинутых кандидатов коммунистической партии в Верховный совет. Совместно с кулаками с целью отвлечь колхозников от полевых работ и срыва производственных пла¬нов в колхозе, организовали поломничество открытием чуда — "обновление иконы у Юрьевой", где выступал с к/р. речью, запу¬гивал войной и агитировал колхозников за выход из колхоза. Вышло 15 хозяйств» (Л. 22). Расстрелян 5 декабря 1937 года. Реа¬билитирован в 1989 году84.

    Батрацкий Андрей Трифонович. Родился в 1889 году в с. Коларово Томского р-на. Член церковного совета, староста Спасской церкви. В 1930 году был раскулачен, лишен избиратель¬ных прав, сослан в Нарым, в 1933 году сбежал. Перед арестом жил в Томске. Детей было пятеро — от 16 лет до 2 месяцев. Имел ко¬рову «черную, брюхо белое, кличка "Батрачка", 9 лет». Работал охранником хлебокомбината. Арестован в 1937 году. Расстрелян 14 октября. Реабилитирован в 1989 году85.

    Беднарская Федосья Яковлевна. Родилась в 1873 году в с. Нарым Парабельского р-на, проживала в дер. Шонгино Пара-бельского р-на ЗСК, единоличница. «Активная церковница». Арестована в 1937 году. Расстреляна 27 августа. Реабилитирована в 1989 году86.

    Безобразов Григорий Федорович, священник. Родился в 1871 году, окончил 2 класса семинарии, в марте 1921 года был осужден якобы за произнесение проповеди политического харак¬тера87.

    Безотечества Василий Федорович. Родился в 1884 году в дер. Канаево Томского окр. Проживал В Томске. «...Домовладелец. Все время вел сбор нелегальных денег на духовенство, сосланное в Нарым...». Арестован в феврале 1930 года. Расстрелян 10 апреля 1930 года. Имущество конфисковано88.
    Безотечества Зинаида Феликсовна. Родилась в 1884 году в с. Киреевское Томской губ. Домохозяйка. «...Не только собирала деньги на ссыльное в Нарым духовенство, но и посылала им по¬сылки...». Из протокола допроса ее 29 февраля 1930 г.: «...действи¬тельно виновата в том, что собирала деньги среди прихожан для отсылки их ссыльному духовенству в Нарым и проживающим в Томске. Я не знала, что на это надо брать разрешение, это я дела¬ла как христианка, считая своей обязанностью. Собирали мы с Синичкиной и отдавали их священнику Диатроптову, который их хранил, а потом, когда их скапливалось немного, мы покупали вещи и отправляли их посылками, деньгами, с попутчиками, с кем, я не помню. Начали собирать деньги так с 1929 года с августа ме¬сяца. Этому научил нас священник Чистосердов...» (Л. 219, 219 об.). Арестована вместе с мужем в феврале 1930 года. Обыск в доме проводил Лисицын. Изъял деньги, золотое кольцо обручаль¬ное, золотые часы, браслет, портсигар, бумажник и т.д. Осужде¬на к ссылке на Север в Туруханский край89.

    Беликов Степан Иванович, врач, бывший преподаватель университета, член приходского совета Троицкого кафедрального собора. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году Томским Верховным трибуналом был арестован, умер во время следствия90. Реабилитирован в 2001 году.

    Белов Всеволод Иванович, священник. Родился 22 июля 1888 года в г. Троицке Оренбургской обл. С 1911 по 1918 год был псаломщиком на Урале. С 1918 по 1929 год — священник на Ура¬ле. В Томск приехал в 1933 году по личному желанию. Арестован в 1937 году. «Дело» начато 10 октября, окончено 11 октября. По сведениям из дела Белов: «Не имущий». «Сирота». «Поп Гербит-ского завода». Окончил три класса семинарии. «До революции был псаломщиком, после революции — поп». «Был судим в г. Ирбите за покушение на жизнь одной гражданки. Срок наказа¬ния отбывал в течение 6 месяцев». «Был лишен избирательных прав с приходом Советской власти» (Л. 7). «В момент восстания должен был вместе с Мраморновым принять участие в захвате 5 штук винтовок в ОСО Фармтехникума» (Фармацевтического) (Л. 11). Работал санитарным контролером горздрава. Расстрелян 26 октября 1937 года. Реабилитирован в 1989 году91.

    Белявский, священник из Леботера, расстрелян Молчанов-ским рев. бюро 28.01.1921 года92.

    Беляевских Петр Иванович, протоиерей. Родился в 1871 году в г. Пучеж Ивановской области. Окончил Духовную се¬минарию в г. Кострома. С 1921 года — протоиерей. Служил в г. Минусинске, где епископом был Димитрий (Вологодский). В 1933 году органы ОГПУ арестовали почти всех «староцерков¬ников» в Минусинске и привлекли к ответственности по ст. 58-10-11. Отца Петра сослали в Нарым на 5 лет вместе с протоиере¬ем В.М. Каманским. Ссылку отбывали в Тымске Каргасокского р-на ЗСК, «где уже до нас было много сосланных разных контр¬революционных элементов, в том числе и служителей культа». В 1938 году арестован и расстрелян93.

    Беневоленский Иван Алексеевич, протоиерей. Родился в 1860 году в г. Томске. Закончил Томскую духовную семинарию. Рукоположен в священники в 1881 году. С 1899 года — протоие¬рей. В 1902— 1915 году был ключарем Троицкого кафедрального собора и столоначальником Томской духовной консистории с 1909 года. Был личным секретарем епископа Томского и Алтай¬ского.В 1912 году получил орден Св. Анны 3-й степени. В 1922 году за противодействие изъятию церковных ценностей был осужден к 5 годам концлагерей. Отбыл полтора года. (Реабилитирован в 2001 г.). В 1925-1929 году был настоятелем Благовещенского со¬бора. Арестован в 1929 году. Протоиерей Евгений Удинцев так характеризовал органам НКВД протоиерея Беневоленского: «...бывшего протоиерея-ключаря Томского кафедрального собо¬ра знаю давно. По своим убеждениям он монархист. С 1905 года он принимал активное участие в организации "Союз Русского Народа".... За противодействие изъятию церковных ценностей был судим и отбыл 3 года изоляции, но остался неисправим. Одарен¬ный от природы богатым интеллектом, недурными ораторскими способностями, настойчивый и упрямый, он крепко затаил зло¬бу. Упорно, где только и как только мог со злым сарказмом кри¬тиковал и высмеивал все мероприятия советской власти или от¬дельных ее представителей... говорил, что советская власть не удержится, ведь теперь нет церковных ценностей для откупа. Все разграблено, растащено, поругано, из великой богатой России последняя превратилась в ничтожную, нищую...». Освобожден в 1930 году без права проживания в 8 областях и погранокруге сро¬ком на три года94.

    Бенедиктов Алексей Иванович, священник. Родился 4 ок¬тября 1905 года в с. Чаадаевка Алатырского уезда Талызинской волости Симбирской губернии в семье священника. С 1926 по ноябрь 1927 года был регентом. В ноябре 1927 года рукоположен в священники («пожалован в попы» — из дела). В апреле 1928 года он перешел в обновленчество и продолжал служить до 1930 года. С 1933 года работал в совхозе «Агрокультура» помощником бух¬галтера. Арестован в 1937 году. 5 декабря 1937 года расстрелян. В 1960 году его дело пересматривалось. Все свидетели характери¬зовали его как человека культурного, молчаливого, исполнитель¬ного, но вспоминали, что ходили слухи, будто он пел на клиросе. Реабилитирован в 1960 году95.

    Бердников Василий Михайлович, протоиерей. Родился в декабре 1885 года в г. Советске Вятской губ. Окончил учитель¬скую семинарию. С 1905 по 1907 год — учитель. Служил в Верх-Тулинском (Новосибирского округа) диаконом. Арестовывался в 1923 году за невыполнение продразверстки. С 1927 года служил священником в с. Богословское Томского округа. Был членом Епархиального совета. Арестовали Бердникова 20 февраля 1930 года по обвинению в участии в контрреволюционной орга-низации. В протоколе допроса от 5 марта 1930 года он сказал, что виновным себя не признает, он верующий человек и для него вся¬кая власть одинакова, лишь бы не трогали его убеждений, что он и до революции и после революции был священником в разных церквах города Томска (Л. 237 — 237 об). Из показаний свидетель¬ницы М. И. Гусевой: «...насчет Бердникова могу сказать, что он в проповедях часто говорил против безверия, называя коммунистов и безверующих антихристами, призывал бороться с безвери¬ем (Архив УФБС по ТО. Д. П-8805, Л. 116 об.). «Был известным в городе проповедником... в своих проповедях старался все науч¬ные данные опровергнуть и придать им форму чисто божеского происхождения... говорил, что коллективизация "мыльный пу¬зырь"»... (из показания свидетеля С. Нестеровского). Свидетель Н. В. Казаков дал такую характеристику Бердникову в протоколе допроса от 8 марта 1930 года: «Бердникова Василия знаю с 1924 года, как священника старого собора, а позднее члена Епар¬хиального совета, в коих местах мне и приходилось с ним сталки¬ваться. Что касается его политических убеждений и современно¬го положения церкви в СССР, то достаточно указать на его про¬поведи, произносимые публично, в которых он «ужо доказывает о тяжелом положении церкви, о гонениях за веру и призывал быть стойкими и сплоченными» (Л. 170, 170 об.). Е. Удинцев доносит на Бердникова, что «он в своих беседах проводил ту мысль, что братство, равенство, свободу коммунизм возвестил лишь только на словах. Рабство, ложь, разврат и злобу всюду выразил в делах» (Л. 178 об.). Диакон Жадин, проходивший по этому же делу, так характеризовал Бердникова: «...Относительно Бердникова могу сказать, что это ярый монархист, который не стесняясь высказы¬вал свои убеждения. Бердников использует церковный амвон для своих антисоветских целей. Так говорил, что необходимо посы¬лать детей в церковь, о вреде безверия, говорил: "Вы видите, пра¬вославные, до чего доходит безверующий человек. Та культура, которая создавалась веками, сейчас рушится, крестьянство — опора нашего благополучия сейчас разоряется во имя какого-то социализма, кто не подчиняется коллективизации, того сажают в тюрьму. Надо с безверием вести борьбу, разъяснять губитель-ность его для всех". Подобные проповеди я слышал от Берднико¬ва часто. Я даже ему несколько раз делал по этому поводу замеча¬ния, что делать таких проповедей нельзя, что это есть призыв про¬тив советской власти. Об этом я не сообщил в ГПУ, так как знал, что об этом кто-нибудь да скажет. На мои замечания Бердников отвечал: "Семь бед, один ответ. Все равно посадят"» (Л. 235). Ос¬ведомитель священник Удинцев добавляет, что Бердников в про¬тивовес антирелигиозной пропаганде выступал безбоязненно с горячим словом, убеждая слушателей не участвовать в карнава¬лах и других безбожных кампаниях (Л. 177 из Д.П-8805). Расстре¬лян 10.04.1930 года96. Семья выслана на Север. Реабилитирован.

    Бережинский Валентин Андроникович. Родился в 1886 году в с. Лебедки Чигиринского уезда Киевской губ. Окончил Киевс¬кий университет, сын священника. Был офицером, «петлюров¬цем». «Служитель культа». В 1928 году был арестован по ст. 58-10, просидел под стражей 4 месяца и был освобожден под подписку. В 1929 году был осужден по ст. 58-10 и сослан в Нарым на 3 года. Проживал в дер. Заручейная Колпашевского р-на Нарымского окр. Арестован в 1938 году. По делу прошло 122 человека («Ка-детско-монархическая организация на территории Парабельско-го р-на Нарымского округа»). Расстрелян 31 марта 1938 года. Реа¬билитирован.

    Березюк Влас Корнеевич. Родился в 1875 году в с. Михай-ловка Волынской губ., проживал в г. Томске. Работал сторожем веттехникума. Работал на ремонте церкви. Арестован в 1937 году и расстрелян 8 октября97.
    Березюк Елизавета Акимовна. Родиласьв 1887 годув г. Том¬ске. Председатель исполнительного органа Троицкого собора. На ее квартире проживал епископ Серафим (Кокотов). Арестована в 1937 г. Расстреляна98.

    Бехов Илья Яковлевич. Родился в 1877 году в с. Яконы Ча-усского р-на Могилевской губ., проживал в г. Томске, был цер¬ковным старостой. Арестован в 1948 году. Немало он обязан сво¬ей судьбе доносу псаломщика Троицкой церкви К.П Карташева, который, подробно рассказывая о враждебности существующе¬му строю Бехова, подчеркнул, что «Бехов был знаком с черносо¬тенным митрополитом Макарием (Невским)» и т. д. На допросах в 1961 году в связи с пересмотром дела Карташев признается, что он давал все сведения по просьбе сотрудника Медведева (см. Его¬рова М. В.). Бехов был осужден на 9 лет ИТЛ и 4 года поражения в правах. Из лагеря не вернулся99.

    Благовестов Василий Федорович. Родился 2 марта 1875 года в Томске. Окончил Духовное училище. Арестован в 1930 году. «Активный церковник». При обыске у него изъяли золотых ор¬денов Станислава 2 шт., Орден Анны с красной лентой... гильзы 12 калибра, патронов 7 шт., ружье двуствольное, подзорную тру¬бу. Все это «подтверждало» его готовность к уничтожению совет¬ской власти. Больше ничего о нем и нет в большом деле П-8805100. Тем не менее, присужден к расстрелу в числе других 28 из 30 человек священников и «всяких бывших людей». Расстрелян 10 ап¬реля 1930 года. Реабилитирован в 1989 году.

    Благовестов Роман Ильич, протоиерей. Родился 13 октяб¬ря 1894 года в г. Томске в семье священника. В 1914—1915 годы учился в музыкальном училище. С 1915 по 1916 год — служил в армии. С 1917 по 1920 год служил в Томской железнодорожной конторе и в вагоне-церкви чтецом. В 1920 году арестовывался за «контрреволюционную деятельность» органами ВЧК. 1920 по 1924 год служил псаломщиком в Знаменской церкви. В 1924 — 1930 годы служил священником в Иверской часовне, в 1930 году «за к/р деятельность был арестован», через 2 месяца его выпус¬тили. С 1931 по 1934 год был без работы, в 1934— 1935 году слу¬жил в Петропавловской церкви (обновленческого направления). 22 октября 1934 года он напишет о себе в анкете: «Со дня начала Духовной революции вошел в обновленческое движение, где и находился до настоящего времени»101. Арестован в 1937 году и расстрелян 22 сентября. В 1958 году его разыскивала жена, «так как срок 10 лет (без права переписки) давно истек», просила со¬общить о его местонахождении. В 1959 году его реабилитирова¬ли. Первое свидетельство о смерти выдано в 1959 году, где указа¬на причина смерти «от паралича сердца» 25 июля 1943 года102.
    Блинов Капитон Тимофеевич. Родился в 1874 году в дер. Починск Костромской губ., проживал в г. Томске. Был казначеем церкви Иоанна Лествичника. С 1927 года — церковный староста, с 1928 года лишен избирательных прав. Работал жестянщиком в собственной мастерской. Арестован в 1937 году. Расстрелян 15 декабря. Реабилитирован103.

    Богатов (Богатых) Иван Михайлович, священник. Родился в 1880 году в с. Русская Слобода Лукьяновского уезда Нижего¬родской губ. в крестьянской семье. Окончил курс в начальном училище и обучался во второклассной учительской школе. С 1898 по 1910 год был псаломщиком, диаконом. С 1910 года — священ¬ник. Служил в Каргалинке, Чистоозерном (Каинский округ), Зор-кальцеве, Святогорском, с 1929 по 1931 год — в Маложировской церкви Новокусковского р-на, «обслуживал села Ягодное, Клю-евка, Колбиха. Религиозная община в 1929 году состояла из 360 человек, в 1930 году из 380 человек, в 1931 году из 404 чело¬век. Проповеди я прекратил говорить с 1930 года, здоровье не позволяло...» (из его показаний). Из показаний П. А. Попова: «Бога-тов сказал ребятишкам: "Ваш отец колхозник, значит вам нечего делать в церкви... детей колхозников ни исповедовать, ни прича¬щать не буду... колхозников отпевать не буду". Не брал воду на Крещение из колодца колхозника. "Партийные и комсомольские ячейки готовили антипасхальный вечер, а Богатов вместо 12 ча¬сов ночи, начал службу в 8 часов вечера и тем самым сорвал анти¬пасхальный вечер". Арестован 20.04.1931 года по обвинению в контрреволюционной агитации. Осужден на 5 лет ИТЛ104.

    Богатырев Арсений Прохорович, иеромонах. Родился в 1881 году. До 1920 года жил в монастыре Галицком (Паисьевском). С 1920 по 1930 год был крестьянином. В 1930 году стал священни¬ком. В августе 1930 года был арестован и административно выс¬лан по ст. 59-10 «за хранение мелкой монеты в количестве 36 руб¬лей». В 1936 году служил в Троицкой единоверческой церкви г. Томска105.

    Богданов Михаил Васильевич. Родился в 1884 году в г. Пе-ремышль Калужской губ. Сын торговца. Окончил Московское коммерческое училище. В 1918-1919 годах служил писарем в ар¬мии Колчака. С 1927 года лишен избирательных прав. Проживал в г. Томске. Работал бухгалтером пивзавода. «Активный церков-ник». Арестован в 1937 году. Расстрелян 13 октября 1937 года. Ре¬абилитирован в 1960 году106.

    Богданов Николай Дмитриевич. Родился в 1900 году в г. Томске. (Войлочная заимка, 26), счетовод кирзавода № 2. Арес¬тован в феврале 1941 года. Определением суда в июне 1941 года направлен на принудительное лечение в психбольницу. В 1935 году служил иподиаконом у епископа Серафима Кокотова107.
    Боголюбов Апполинарий Васильевич, священник. Родил¬ся 2 августа 1872 года в с. Кызла Оханского уезда Пермской губ. Окончилв 1894 году Пермскую духовную семинарию. До 1919года проживал в Пермской губернии в Чардынском р-не, с. Богород¬ское. В 1919 году приехал в с. Громышевка ЗСК и до 1929 года служил священником. С 1929 по 1930 год — священник в г. Колы-вань. С 1939 года снова живет в Громышевке, был в 1928 году су¬дим за неуплату государственного налога на 3 года. Вновь аресто¬ван 23 июля 1937 года. Из характеристики Громышевского сельско¬го Совета: «...жил здесь 18 лет, выполнял обязанности священника.

    До 1928 года имел постоянного батрака и набирал сезонных ра¬бочих. В 1928 году судим за неуплату государственного налога на 3 года. В 1930 году освобожден и проживает здесь до настоящего времени и проводит религиозную работу среди населения: свя¬тит пасхи, собирает на кладбище народ и проводит с ними служе¬ния, молебны. Имеет связь с лишенцами, проводит агитацию про¬тив советской власти, настраивает против колхоза». Из другой характеристики: «Проводит религиозную работу у себя на дому, 2 его сына сожгли лошадь...». Подписали председатель Тяпкин и секретарь Чулосов. На допросах его спрашивали, какие церков¬ные книги у него есть, у кого есть Евангелие, Библия и другие. Боголюбов отвечал, что про книги не знает, агитацией не зани¬мался. Потом начинаются признания: «Действительно, я под ви¬дом собирания милостыни, ходил по селам и деревням Зырянс¬кого р-на... собрал на Пасху человек 15 в своем доме.... Служил молебен на кладбище...». Отец Апполинарий был расстрелян 21 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1961 г.108

    Богородский Василий Александрович, священник. Родил¬ся 26 апреля 1886 года. С 1914 по 1920 год — диакон в г. Ульянов¬ске, в 1920— 1930 году — священник в с. Карлинском Ульяновс¬кого р-на. С 1930 по 1933 год — священник в Ульяновске. Осуж¬ден в 1933 году на 3 года, освобожден досрочно. Обновленческий священник, из его анкеты за 26.06.36 года.109

    Богославский Вениамин Петрович, псаломщик. Родился в 1905 году в с. Некрытое Барнаульского уезда Алтайской губ., про¬живал в г. Томске, служил в Новом соборе. Арестован в 1930 году. 19 марта осужден на 10 лет концлагерей1Ш.

    Богославский Иннокентий Петрович, диакон. Родился в 1902 году в с. Локти Барнаульского уезда Алтайской губ., прожи¬вал в г. Томске в церковной сторожке при Кафедральном соборе, диакон Нового собора. Арестован 31.01.1930 года по обвинению в антисоветской агитации. 19.03.1930 года приговорен к 10 годам концлагерей. Вторично арестован в 1937 году, работал в это вре¬мя прессовщиком утильсырья. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах111.

    Бойко Михаил Евдокимович, диакон. Родился в 1886 году в с. Омбыш Борзинского р-на Читинской обл. В 1931 году осужден по ст. 61 УК на 2 года лишения свободы и сослан в Нарымский
    край. Проживал в пос. СочигаПарабельского р-на Нарымского окр., где был вторично арестован и расстрелян 30 марта 1938 года112.

    Бойко-Лапий Кондрат Емельянович, священник. Служил в с. Петухово и в Сретенской церкви г. Томска. 19 сентября 1929 года был арестован. 3 февраля 1930 года его семья была вы¬селена из квартиры113.

    Большанин Василий Васильевич, был псаломщиком в с. Парабель с 1909 по 1922 год. Расстрелян в 1929 году.

    Большанин Гавриил Никитович. Родился в 1882 году в с. Поперечка Юргинского р-на Кемеровской обл., проживал в г. Томске. Был помощником церковного старосты Троицкой цер¬кви. Первый арест в 1937 году. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Освобожден в феврале 1940 года в связи с отменой решения «тройки» УНКВД. Вторично арестован в 1948 году. Осужден на 9 лет ИТЛ и 4 года поражения в правах1Ы. Очень хлопотала о нем жена Шерстобоева. 19 мая 1949 года срок ему был сокращен до 5 лет. Реабилитирован в 1962 году.

    Бородай Татьяна Петровна. Родилась в 1915 году в с. Тал-динка Троицкого р-на Алтайского края, проживала в г. Томске, работала электромонтером фабрики карандашной дощечки. Её мужа Бородай Моисея Филипповича арестовали в 1937 году, осу¬дили на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Её арестовали в 1940 году, осудили на 6 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах как «активную церковницу». Сама она сказала, что «религиозной не была». Бородай освободилась в июне 1946 года по окончании сро-ка. Наказание отбывала в Яйском ИТК Кемеровской области. Реабилитирована в 1966 году115.

    Боянова Екатерина Семеновна. Родилась в 1892 году. Кре¬стьянка из с. Тутальского. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году была арестована Томским Верховным три¬буналом116. Реабилитирована в 2001 году.

    Брадке Валерьян Николаевич. Родился в 1901 году в Виль¬но (Польша). Сын дворянина фон-Брадке. Образование среднее. Пел в церковном хоре. Арестован 3 апреля 1930 года. Расстре¬лян"7.

    Брылев Сергей Яковлевич, протоиерей. Родился в 1871 году в с. Нижне-Залегош Тульской губ., проживал в с. Подлесовка Туганского р-на ЗСК. Из крестьян. Служил в царской армии. С 1916 по 1924 год работал помощником начальника железнодорожной станции. Священник с 13 мая 1925 года. Сан протоиерея получил в 1937 году. Служил в селах Тарбеево, Турунтаево, Емельяновка и Поддесовское. Арестован в 1937 году. Его знакомыми названы: «митрополитент» Беликов, епископ Никифор Новосибирский и др. Расстрелян 22 сентября. Реабилитирован в 1965 г.118

    Брынчик Евсей Несторович, священник. Родился в 1888 году, проживал в с. Болыпеямское Щегловского уезда Томской губ., рукоположен в священники в 1917 году, служил в с.

    Болыпеям¬ское. Арестован в феврале 1921 года. Освобожден в апреле 1921 года в связи с прекращением дела119.

    Брянцев Иван Иванович, протоиерей. Родился в 1888 году в дер. Высокая Орловской губ. Окончил 3 класса Духовной семи¬нарии. «В Сибирь приехал в 1915 году. Будучи псаломщиком, мне хотелось получить диаконство, которое в Сибири было добиться легче, этим и объясняется мой приезд в Сибирь...». «До револю¬ции и после революции имел лошадь и 2 коровы». В 1929 году осужден за невыполнение лесозаготовок по ст. 61 УК на 5 лет ад¬министративной ссылки. Проживал в с. Тогуре Колпашевского р-на. «Состоял на учете в Нарымском окружном отделе НКВД. Срок ссылки отбыл в марте 1934 года». Служил священником. Арестован 13 августа 1937 году. Осужден по ст. 58-2-8-11. Расстре¬лян 5.10.1937 года120.
    Булаев Андрей Петрович, священник. Родился в 1897 году в г. Анжеро-Судженске ЗСК, проживал в с. Монастырское Ше-гарского р-на ЗСК, служил священником в с. Терсалгай. Аресто¬ван в 1937 году. Расстрелян121.

    Булин Павел Терентьевич, псаломщик. Родился в 1874 году в д. Львовки Тульской губернии. С 1926 года был псаломщиком в с. Елгай, за что лишен избирательных прав в 1927 году. В 1930 году был арестован по обвинению в антисоветской агитации и был зачислен «во 2-ю категорию. До этапа на север содержался в Том¬ском изоляторе и должен был с первым этапом выслан на се¬вер...»122.

    Буров Николай Петрович, протоиерей. Родился в 1870 году в с. Кривинское Курганского уезда Тобольской губ. в семье свя¬щенника. В 1891 году окончил Духовную семинарию. Служил духовным надзирателем и репетитором в Ишимском духовном учи¬лище. С 1893 года — священник. В 1918 году возведен в сан про¬тоиерея. В 1927 году окончил духовную службу в Кургане (мит¬рофорным протоиереем), вышел за штат и переехал в Томск под¬лечиться и остался жить. В 1932 году Томским ОГПУ был арестован за контрреволюционную деятельность вместе с сыном Александром Николаевичем, находился 2 месяца под стражей. Его освободили, сына присудили к 5 годам концлагерей. Вторично был арестован 23 августа 1937 года. Осужден к ВМН по ст. 58-2-10-11. Расстрелян 8 октября 1937 года123.

    Буткевич Павел Андреевич, священник. Родился в 1876 году в г. Друя Виленской губ. В 1901 году переехал в Гродненскую гу¬бернию и служил псаломщиком до 1915 года. С 1917 года был пса¬ломщиком в г. Перми. В 1919 году приехал в Томск. Сначала ра¬ботал фельдшером (в момент сыпного тифа). С 1920 по 1925 год служил псаломщиком в селе Молчанове С 1925 года — священ¬ник. Служил в селах: Сутот, Гусево, Н-Александрово. Арестован в 1933 году. Из обвинительного заключения (Л. 29): «Гражданин Буткевич П. А. состоял и состоит секретным сотрудником орга¬нов ОГПУ, завербован в 1928 году, что подтверждается находя¬щимися в ПП ОГПУ материалами, учетными данными районного аппарата и не отрицанием Буткевича, являясь секретным сотруд¬ником, возложенные на него обязанности не выполнял, о фактах антисоветской деятельности отдельных лиц несмотря, что про¬исходили в его присутствии — не доносил, вместо наблюдения за антисоветскими проявлениями занялся сам проявлением анти¬советской агитации за срыв мероприятий советской власти, сре¬ди населения выражал недовольство жизнью, настраивал насе-ление против колхозов, проводя работу конспиративно, а в по¬следствии начал выражать свое мнение открыто путем чтения проповедей в церкви, ходил по домам, где также занимался анти¬советскими разговорами...». Говорил: «... если вы голодные и вам нужно мясо, возьмите у меня кошку,... хотя колхоз организован, но он долго не просуществует, все разбегутся, люди голодают, отдав все». Сам он объяснял «недонесение» отсутствием у него бумаги и незначительностью фактов. Дело было передано на рас-смотрение внесудебных органов, и он был лишен права прожи¬вания в 12 пунктах Уральской обл., Томском и Нарымском окр. с прикреплением на срок на 3 года124.

    Бутов Епифан Денисович, священник. Родился в 1875 году в с. Карповка Краснолиманского р-на Харьковской губ. Во время Гражданской войны находился в монастыре «Святые горы» в Харьковской губернии Краснолиманского р-на. В 1920 году ли¬шался избирательных прав. В 1934 году за контрреволюционную деятельность был осужден органами НКВД на 8 лет и выслан в Темир-Тау, позже, в 1937 году, переведен в Томскую ИТК-2. Сно¬ва арестован. Расстрелян 28 декабря 1937 года125.

    Бутько Иван Иванович. Родился в 1891 году в дер. Попели-чи Ошмянского уезда Виленской губ. В деле П 4731126 назван «ди¬аконом». Из личного дела не видно, что он диакон. Есть сведения, что он «сын попа», до 1917 года работал швейцаром в духовной семинарии. С 1932 года — член ВКП(б), исключен из партии в июле 1937 года. Работал председателем Нелюбинского сельсове¬та Томского района, с работы снят за развал работы сельсовета. После этого переехал в Томск и работал продавцом ларька гор-молзавода. Арестован в 1937 году и расстрелян 20 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году127.

    Бухтияров Николай Михайлович. Торговец, домовладелец, староста Знаменской церкви. За противление изъятию церков¬ных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибу¬налом, умер во время следствия128. Реабилитирован в 2001 году.

    Вавилов Василий Иванович, священник. Родился в 1872 году в Иркутске. Проживал в Томске. Священник с 1892 года. С 1913 года был секретарем Томского Епархиального попечитель¬ства о бедных духовного звания. Арестован в ноябре 1923 года. Освобожден в марте 1924 года в связи с прекращением дела. 27 октября 1924 года собранием прихожан Петропавловской цер¬кви г. Томска был выбран священником по найму129. 31 мая 1925 года прошел регистрацию (Там же, Л. 71). В 1920 году рас¬стрелян его сын Аполлон Васильевич. О. Василий в 1926 году был осужден к высылке в Зырянский край сроком на 3 года. В мае 1928 года постановлением Особого совещания Коллегии ОПТУ лишен права проживания в 7 пунктах с прикреплением к посто¬янному месту жительства сроком на 3 года.

    Вавилов Константин Васильевич, священник. Родился в 1866 году в с. Пушкинское Пензенской обл. До 1928 года зани¬мался сельским хозяйством и был активным церковником-псаломщиком. С 1918 года — диакон, священник с 1928 года. В 1936 году был осужден на 5 лет по ст. 58-10. Срок отбывал в Том¬ском ИТК-2 чернорабочим. Арестован в 1937 году. Расстрелян130.

    Вадов Василий Павлович, священник. Родился в 1907 г. Получил среднее образование. В 1937— 1947 годах отбывал зак¬лючение в лагере по ст. 58-10 УК. Служил в Томских церквах с 1955 по 1959 год.

    Варганов Николай Васильевич. Родился в 1875 году в г. Клин Московской обл., проживал в г. Томске. Был домовладельцем и старостой Никольской церкви. Арестован в июле 1920 года. Осуж¬ден на 10 лет принудработ. Освобожден по Октябрьской амнис¬тии в ноябре 1920 года. Вторично арестован в 1930 году. Расстре¬лян 29 марта 1930 г.131

    Васильев Дмитрий Иванович. Родился в 1868 году в г. Том¬ске. Был заведующим магазина Сибторга. «Домовладелец, быв¬ший церковный староста Нового собора, ярая фигура черносо¬тенца, состоял в «Союзе русского народа». Арестован в 1923 году и постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ был выслан на 3 года в Зырянскую область по преступлению, предус¬мотренному ст. 61 УК. Вторично арестован в 1929 году. Лишен права проживания в 12 пунктах с прикреплением к постоянному месту жительства сроком на 3 года. Был старостой Преображен¬ской церкви г. Томска132.

    Васильев Иван Владимирович. Родился 18 июля 1887 году в г. Омске, проживал в г. Томске. Был церковным старостой и работал кузнецом клиники Томского медицинского института. «Активный защитник церквей», «группировал вокруг себя анти¬советски настроенных лиц из бывших попов, монахов и привле¬кал их к активной борьбе с Соввластью». До революции имел дом и кузницу. В 1929 году дом и кузницу конфисковали за неплатеж налогов. В Томске тоже имел дом — «притон церковников». Сре¬ди его знакомых «Клюев Николай А., ссыльный из Москвы, поэт, верующие считают его начетчиком, он фанатично религиозен». Арестован в 1937 году. Из показаний на допросе арестованного Г. И. Троца (Л. 18): «...В лагере среди заключенных Васильев на¬глым образом проповедует контрреволюционные идеи под рели¬гиозным флагом. Придерживаясь фанатичности, все время, сидя или лежа, крестится и читает молитвы о спасении арестованных от бедствия, усиленно взывает проклятия большевикам, в первую очередь чекистам, так как они, якобы, арестовывают невинных людей. Васильев заявляет, что Бог с ним находится днем и ночью... Васильев — ярый враг народа». Расстрелян 21 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1961 году133.

    Васильев Николай Иосифович, священник. Родился в 1877 году в дер. Кариенково Воронежской губ. Сын диакона. Об¬разование — низшее, окончил Духовное училище. До револю¬ции — псаломщик. После революции — священник в с. Сагуны Подгоренского р-на Воронежской обл. В 1921 году лишен изби-рательных прав. В 1936 году осужден по ст. 58-10 на 10 лет. Срок отбывал в Томской ИТК-2. Арестован в 1937 году. Расстрелян 3 января 1938 года. Реабилитирован в 1989 году134.

    Васильев Николай Сергеевич, протоиерей. Родился в 1874 году в Томске. Окончил Томскую духовную семинарию в 1896 году. Рукоположен во священника в августе 1896 года. С 1909 по 1916 год служил в Петропавловской церкви г. Томска. Аресто¬ван в 1929 году будучи священником Воскресенской церкви. «Бывший активный член «Союза русского народа» с 1907 по 1917 год, ярый черносотенец, домовладелец», «отъявленный мо¬нархист», «по происхождению еврей», «заявлял в проповедях: "Вот царство антихриста уже подошло, религию преследуют, ве¬рующих заставляют отрекаться от бога"». Свидетель (осведоми¬тель) священник Е.И. Удинцев о Васильеве написал: «Василь¬ев Н. С. — Томский протоиерей, домовладелец, горячий поклонник Антония Храповицкого, известного на юге епископа-черносотен¬ца, в настоящее время пребывает в эмиграции. Прикрывшись ли¬чиной какого-то неземного существа, притворяясь юродивым, Ва-сильев не останавливал на себе внимания посторонних. В кругу же своих близких, исподтишка, очень осторожно, оглядываясь по сторонам, предварительно справившись нет ли кого "подозри¬тельных" , не заслуживающих доверия лиц, тихонько начинал раз¬говоры "о варварах XX века — большевиках, о гонении ими церк¬ви, притеснениях священнослужителей, о мрачных застенках ГПУ, о пытках и истязаниях там с целью получить от допрашива¬емых желательные ответы-признания... По поводу китайских со¬бытий он говорил, что еще немного терпения и мы освободимся от безбожной власти насильников"».В обвинительном заключе¬нии о Васильеве написано, что он ярый черносотенец, активный
    участник контрреволюционной организации церковников в Том¬ске. Был осужден на 5 лет концлагерей135.

    Васильев Петр Семенович, священник. Родился 25 июня 1883 года. Окончил Благовещенскую духовную семинарию (1895- 1902 год). С 1902 по 1910 год работал учителем в г. Ново-николаевске Приморского края. С 1910 года — священник. Слу¬жил в разных церквах Камчатки, Владивостока. 23 июня 1932 года был осужден по ст. 58-10. В 1934 году жил в ссылке в деревне Ново-Кусково ЗСК. Ему оказывали помощь епископ Серафим Коко¬тов и иеродиакон Василий Шаров, сосланный из Владивостока (оба за оказание помощи будут расстреляны в 1937 году). С 1949 года по 1960 год Васильев служил псаломщиком в Троицкой цер¬кви г. Томска, был слепым136.

    Васильев Сергей Евгеньевич. Родился в 1861 году в г. Том¬ске. С 1933 по 1937 год был старостой Никольской церкви г. Том¬ска. «Бывший владелец иконописной мастерской», «б/иконоста-щик» — именно так назван он в деле В.И. Способина. Перед арестом работал маляром в фармацевтическом техникуме. Арес¬тован в 1937 году. Расстрелян 26 сентября 1937 года137.

    Васнецов Александр Иванович, священник. Родился в 1879 году в дер. Нестино Семириновской вол. Вятской губ. Сын священника. Васнецов служил священником на Украине, в Ижев¬ске и преподавал Закон Божий. В 1919 году отступал с армией Кол¬чака до Томска, где и остался жить. Он отрёкся от сана, работал агентом Госстраха. Арестован в 1930 году. Осужден на 10 лет кон¬цлагерей 138.

    Вахромеев Александр Прокопьевич. Родился в 1853 году. Крестьянин из с. Тутальское. За противление изъятию церков¬ных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибу¬налом139. Реабилитирован в 2001 году.

    Веденин Тихон Петрович, священник. Родился в 1888 году в с. Хрущево Лебедянского уезда Тамбовской губ., из крестьян, проживал в г. Томске, пер. Октябрьский 18-1. С 1913 года — сель¬ский писарь. С 1916 года служил псаломщиком и занимался сель¬ским хозяйством. Имел лошадь, корову, молотилку и дом. С 1926 по 1930 год — служил священником. В декабре 1930 года был осуж¬ден по ст. 61 УК РСФСР за саботаж (невыполнение плана) лесо¬заготовок на 1 год принудработ и 2 года ссылки. Работал сторожем Сибторга, истопником школы № 5. Снова арестован 23 авгус¬та 1937 года и осужден по ст. 58-2-10-11. В протоколе допроса свя¬щенника СП. Баранова есть такие строки в адрес

    Веденина: «Одно время он бросал служить в церкви имея целью подделать¬ся под советского человека, но периодически нелегально продол¬жал служить в церкви»140. Расстрелян 15— 18 октября 1937 года. Реабилитирован в марте 1965 года141.

    Венецкий Александр, священник, выслан из Читы в Нарым-ский край. В 1936 году проживал в с. Кривошеино142.

    Веселов Павел Матвеевич, священник. Родился в 1882 году в дер. Антониха Костромской губ., проживал в с. Монастырское Кривошеинского р-на ЗСК. Арестован 15.02.1933 года по обвине¬нию в контрреволюционной агитации, приговорен 13.05.1933 года к 10 годам ИТЛ143.

    Веюков Иван Семенович. Родился в 1874 году в дер. Алма-ново Казанской губ. С 1904 по 1931 год служил псаломщиком. В 1931 году за антисоветскую деятельность был осужден к 5 го¬дам высылки. Ссылку отбывал в Парабели Нарымского края. Позже проживал в г. Томске. Служил в Вознесенской церкви и работал сторожем на махорочной фабрике. Арестован в 1940 году. Осужден на 10 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах. Умер в мес¬тах заключения в январе 1942 года. Реабилитирован в 1966 году144.

    Виноградов Алексей Васильевич, диакон. Родился в янва¬ре 1879 года в с. Бардино Коломенского уезда Московской губ. Сын священника. Окончил Духовную семинарию. С 1903 по 1935 год служил псаломщиком, диаконом в Москве и ее окрест¬ностях. «Лишенец» (то есть лишен избирательных прав). В 1935 году сослан по ст. 58-10 на 5 лет в Нарым. Ссылку отбывал в пос. Тогур Колпашевского р-на Нарымского окр., был «без оп¬ределенных занятий». Арестован в 1937 году. Из его дела: «...До революции имел 2-х этажный дом в 7 квартир, сдавал в аренду, получал приличный доход». Расстрелян 31 октября 1937 года. Ре¬абилитирован в 1960 году145.

    Воблый Фёдор Васильевич, священник. Родился в 1888 году в с. Веселое Полтавской губ., сын дьячка. Священник с 1920 года. В 1930 году осужден по ст. 70 УК Украины на 6 месяцев изоляции, но оправдан по кассации. В 1931 году по ст. 54-1л-10 УК Украины приговорен к 5 годам высылки за пределы Украины. С 1932 года находился в ссылке в с. Богословка Зырянского района Томской области. Имел жену и 4 дочерей, которые приехали за ним в ссыл¬ку, жили в с. Михайловка до марта 1934 года. Затем все перееха¬ли в с. Богословка. 15 марта 1934 года Воблый зарегистрировал религиозную общину в с. Богословка и вскоре был арестован. Расстрелян146.

    Воздвиженский Николай Иванович. Родился 21 августа 1891 года в с. Сарсасы Чистопольского уезда Татарской АССР в семье священника. В 1917 году окончил словесное отделение Ка¬занской духовной академии. Инвалид. В 1918 году был эвакуиро¬ван с городской управой из города Чистополь. В 1918/20 учебном году преподавал в Томском духовном училище. В 1919 году был писарем в армии Колчака. В 1920 году преподавал русский язык в Томской школе РККА (Рабоче-крестьянская Красная армия). Арестован в 1937 году. Расстрелян 13 октября 1937 года. Из «Дела» не видно, что он был священником, но один год работал в Томс¬ком духовном училище преподавателем147.

    Вознесенский Николай Миронович, священник. Родился в 1869 (1872) году в с. Болотное Томской обл. Сын священника. Окончил Томскую духовную семинарию в 1894 году. Рукополо¬жен в священника в 1894 году. С 1901 по 1903 год — священник в с. Наумовское. С 1904 года служил на станции Тайга в церкви во имя Преподобного мученика Андрея Критского. С 1912 года — духовный следователь железнодорожных церквей. В 1920 году его арестовали и осудили к заключению в концлагерь до окончания гражданской войны с последующим определением срока нака¬зания в 5 лет концлагерей. По Первомайской амнистии 1921 года срок наказания сокращен до 3 лет. Постановлением Томской гу¬бернской ЧК в декабре 1921 года срок наказания сокращен до 1 года и 6 месяцев.
    Войтенко Трофим Григорьевич, священник. До 1914 года служил псаломщиком и диаконом в с. Чилино. С 1916 года по 1920 — священником в с. Ново-Николаевка. Первый арест с обыс¬ком и изъятием имущества был в марте 1918 года148. В следую¬щий раз его арестовали в 1931 году. Ссылку отбывал в Нарыме. Освободили его по ходатайству прихожан149.

    Волкова Вера Андреевна. Родилась 30 апреля 1891 года в с. Русско-Высоцкое Ленинградской области. Дочь священника. В 1901 году поступила в гимназию при приюте принца Ольден-бургского, которую окончила в 1909 году. По окончании стала ра¬ботать учительницей. В 1933 году осуждена на 5 лет ссылки в За¬падно-Сибирский край. В Ленинграде остались 2 дочери 16 и 10 лет. Сослана она была в деревню Нижняя Ювала Кожевников-ского района тогда Новосибирской области. Муж ее, Волков Вла¬димир Никифорович, был священником и тоже осужден в 1933 году, отбывал наказание на Дальнем Востоке. Из Цела П-4054. Л. 37 (Архив УФСБ по ТО) узнаем, что она административно ссыль¬ная и «является членом религиозного культа Елгайркой и Терсал-гайской церквей, где она организовала хоры певчих кружков... имеет тесную связь со священниками Рычковым, Крестьянини-ным» (см. о них ниже). Арестована в 1937 году и 9 ноября 1937 года расстреляна. Реабилитирована в 1989 году150.

    Волынский Петр Александрович, священник. Родился в 1888 г. Служил в Парабели с 1930 г. В 1933 — 1934 гг. служил в Зна¬менской церкви г. Томска. Расстерелян в 1937 г.
    Воскресенский Иван Мефодьевич. Родился 5 января 1878 года в с. Сытино Каширского уезда Тульской области. Отец — сельский псаломщик, умер в 1918 году. Семья была из бедных. Учиться бесплатно Воскресенский мог только в духовных заве¬дениях. Окончив духовное училище в 1893 году, он поступил в Пермскую духовную семинарию. По окончании семинарии в 1899 году поступает в Московскую духовную академию, которую закончил в 1903 году и был направлен преподавателем сло¬весности в Томскую семинарию. С 1909 по 1916 год преподает русский язык и литературу в 1-ом реальном училище г. Томска. С 1916по 1920 год был директором гимназии. В 1933 году был аре¬стован и проходил в компании с десятком профессоров по делу «областников». Был лишен права проживания в 12 пунктах Ураль¬ской области, Томского округа и погранполосе с прикреплением на 3 года. В последние годы перед новым арестом преподавал рус¬ский язык в Томском транспортном институте. Арестован в 1937 году, проходил по одному делу с поэтом Клюевым. Расстре¬лян. Реабилитирован в 1960 году151.

    Вотин Андрей Трофимович. Родился в 1868 году в с. Вотин-ский завод Вятской губернии. Состоял членом «Союза русского народа» с 1905 по 1917 год. По профессии портной, имел в Том¬ске свою мастерскую по изготовлению и шитью одежды. Был чле¬ном церковного совета с 1925 года. Арестован в 1930 году. Рас-стрелян 10 апреля 1930 года152.
    Вотин Петр Николаевич. Родился 30 августа 1888 года в с. Мышкино, проживал в с. Подгорное Чаинского р-на Нарымс-кого округа. Был членом ВКП(б) с 1920 года. Даже своих после¬дних двух сыновей он назвал Коминтерном и Кимом. За «потерю бдительности» был исключен из партии и вскоре арестован. Ему упорно приписывали, что он «бывший псаломщик». Один из сви¬детелей называет его «одним из руководителей баптисткой сек¬ты». Сам он в последнем слове сказал, что он «бедняк, псаломщи¬ком не был, вредительством не занимался». Приговор о расстре¬ле приведен в исполнение 7 июля 1938 года в Новосибирске. Реабилитирован в 1958 году153.

    Выгузов Александр Николаевич, игумен Митрофан. Родил¬ся в 1870 году в с. Богоряка Екатеринбургского уезда Пермской губ. Монашество принял в 1884 году, с 1903 года стал иеромона¬хом, был регентом. В 1909 году епископ Мелетий выписал Выгу-зова из Верхотурья и назначил его регентом своего хора. С 1925 года он не служил. Трижды арестовывался органами ОПТУ по ст. 58-10 УК, но судим не был. Был военным священником в японскую и германскую войну и священником 29-го Сибирского полка Колчаковской армии. Перед последним арестом проживал в г. Томске, с 1933 года работал сторожем Никольской церкви. Арестован в 1936 году. Осужден на 3 года ИТЛ и 3 года пораже¬ния в правах154.
    Вялов Николай Григорьевич. Родился в 1876 году, житель дер. Заозерное Парабельского р-на ЗСК, единоличник, предсе¬датель церковной общины в Парабели. Арестован в 1937 году. Мартон так характеризует : «В процессе следствия по делу лик¬видации в с. Парабель контрреволюционной группировки, со¬зданной Можаевым из числа активных участников Вялов Н. Г. — церковник...» (с. 5). Расстрелян 27 августа 1937 года. Реабилити¬рован в 1989 году155.

    Вятчинин Василий Григорьевич, протоиерей. Родился в 1876 году в с. Зверинологово Уральской области. Окончил город¬ское училище. Был писарем в царской армии с 1897 по 1902 год. С 1916 по 1919 год был учителем. С 1919 года по мобилизации был взят в Колчаковскую армию, где исполнял обязанности полково¬го псаломщика. С 1920 по 1924 год был диаконом в Мариинске. В 1925 году служил священником в Никольской церкви г. Томс¬ка. С 1926 по 1930 год — в с. Елгай. Как служитель церковного культа был лишен избирательных прав. В 1930 roW обвинялся в антисоветской деятельности по ст. 58-10 УК, но дело было пре¬кращено за недостаточностью материалов156. С 1931 года снова служил в Томске в Иверской часовне157.
    Вятчинин Иван Яковлевич, диакон. Родился в 1900 году в с. Зверинологово Уральской области. До 1926 года занимался хле¬бопашеством. С 1926 года — диакон в с. Елгай. С 1927 года лишен избирательных прав. В 1930 году арестовывался по обвинению в антисоветской деятельности, но был освобожден по неподтвер-ждению 158.

    Габжило Иван Гаврилович, протоиерей. Служил в 1945 — 1953 годах после отбытия сроков наказания в Петропавловской церкви в г. Томске. Неоднократно упоминается в деле М. В. Его¬ровой 15Э.

    Габриалович Вера Болиславовна, монахиня. Родилась в 1895 году в с. Кишенево Саратовской губ. До 1936 года жила в Крыму. Педагог. Арестована в 1936 году по ст. 58-10-11. Осужде¬на на 3 года ИТЛ. Срок отбывала в ИТК-2 г. Томска. Арестована в 1937 году. Расстреляна 3 января 1938 года160.

    Гаврилов Георгий Иванович. Родился в 1871 году в с. Ди-гитлай Мамадышского уезда Казанской губернии. Проживал в г. Новосибирске. Прошел по 12-томному делу «контрреволюцион¬ной группы церковников в Томске» в 1936 году. Был осужден на 5 лет ИТЛ и 3 года поражений в правах161.
    Гаврилюк Никодим Демьянович. Родился в 1873 году в с. Лиски Волынской губ., проживал в г. Томске и работал сторожем Никольской церкви. Арестован в 1936 году. «Безродный... к фи¬зическому труду не годен». Осужден на 3 года ИТЛ и 3 года пора¬жения в правах162.

    Галахов Яков Яковлевич, протоиерей. Родился в 1866 году в семье священника Тверской епархии. Окончил Тверскую ду¬ховную семинарию. В 1886 году поступил в Казанскую духовную академию. Окончил ее в 1890 году со степенью кандидата бого¬словия и с правом преподавания в Духовной семинарии и опре-делен был священником в г. Беженца Тверской губернии. В 1897 году назначен на должность смотрителя Новоржского ду¬ховного училища. В 1897 году за представленное сочинение «По¬слание святого апостола Павла к Галатам» утвержден в степени магистра богословия. В 1905 году возведен в сан протоиерея. С 1905 года — ректор Черниговской духовной семинарии. В 1908 году назначен профессором богословия в Томский Импе¬раторский университет. С 1912 года — член Томского Епархиаль¬ного историко-археологического комитета и заведующий Архе¬ологическим музеем при Томском университете. С 1913 года был преподавателем богословия Сибирских Высших женских курсов в Томске. С 1918 года — приват-доцент историко-филологичес¬кого факультета Томского университета при кафедре истории церкви. В 1920 году постановлением Сибирского народного об¬разования уволен с должности профессора богословия из Томс¬кого университета. 9 апреля 1920 года арестован в городе Омске. Омской Губчека предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, однако окончательного решения по делу принято не было. По этому делу Галахов реабилитирован 2 марта 1993 г. прокуратурой Омской области на основании Закона РФ163. Стал служить настоятелем Троицкого кафедрального собора. За про¬тивление изъятию церковных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к расстрелу. Позднее ВМН заменили 5 годами принудительных работ со строгой изоляцией и конфис¬кацией имущества164. Отбывал срок Галахов в Александровском исправительном доме в Иркутской губернии. Постановлением Президиума ВЦИК срок наказания был сокращен до 2 лет и 6 месяцев. В декабре 1924 года церковный совет Троицкого собо¬ра предлагал ему вернуться на настоятельское место в этот храм, но Галахов отказался165. До 12 апреля 1927 года (до очередного аре¬ста) служил в Благовещенской церкви г. Иркутска. Постановле¬нием Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 1 июля 1927 года по ст. 58-13 УК РСФСР был подвергнут высылке (в Туруханский край?) Дело-17462 хранится в Иркутском КГБ. Реабилитирован заключением прокуратуры Иркутской области от 30 июля 1992 года. В изъятом у о. Иакова ОГПУ дневнике имелась замет¬ка, которая проясняет его отношение к политике Синода митро¬полита Сергия, к Декларации 1927 года. Заметка явилась реакци¬ей на одно из данных митрополитом Сергием интервью, выражавшее лояльность к советской власти и отрицание преследования за веру в Советском Союзе: «Это интервью произвело на меня угнетаю¬щее впечатление, столь оно позорно для главы Церкви, что до сих пор я не могу прийти в себя. Обидно читать его, стыдно перед иностранцами, стыдно перед обновленцами, сектантами... Повто¬рились гонения, началось мученичество, продолжающееся досе¬ле. В тюрьмах и ссылках оказалась лучшая часть духовенства и мирян... Это — беспросветная, затяжная, перманентная-духовная пурга, бесовская свистопляска...»166. С 1930 года жил на поселе¬нии в Казани. 31 августа 1930 года был арестован как «создатель контрреволюционной организации Русской Православной Цер¬кви» и по постановлению ОСО КОПТУ ТАСС от 5 января 1932 года приговорен к 3 годам ссылки в Казахстан. По делу «к/р орга¬низация РПЦ» вместе с ним был арестован и тоже выслан в се¬верный край на 3 года его сын Галахов Николай Яковлевич 1894 года рождения. Н. Я. Галахов работал в это время заведующим Арским кладбищем. В 1922 году он арестовывался и был пригово¬рен к ВМН с заменой на 10 лет концлагерей. Отбыв 5 лет, был амнистирован. По этому делу отец и сын реабилитированы 21 марта 1990 года. Дальнейшая судьба их неизвестна.

    Галузо Семен Андреевич. Родился 16 мая 1877 года в дер. Орешковичи Борисовского уезда Минской губернии. Неграмот¬ный. В 1929 году осужден за к/р деятельность на 3 года ИТЛ. «Ку¬лак, единоличник, церковный староста» — из дела. Перед арес¬том жил в д. Никольской Кривошеинского района. Арестован и расстрелян 31 марта 1938 года167.
    Ганынина Елена Федоровна. Родилась в 1888 году, кресть¬янка из с. Тутальского. За противление изъятию церковных цен¬ностей в 1922 году арестована Томским Верховным трибуналом168.

    Гарайкина Анна Ивановна, монахиня. Родилась в 1882 году в с. Старо-Назимкино Куйбышевской обл. В 1930 году осуждена по ст. 58-8-10-11-13 на 10 лет ИТЛ. Стала заключенной ИТК-2 Том¬ска. Арестована в 1937 г. Из обвинения: «...является участницей офицерской кадетско-монархической контрреволюционной повстанческой организации, существующей в Томске и имеющей целью свержение советской власти путем вооруженного восста¬ния в момент нападения иностранных государств на СССР и вос¬становления монархии». Подпись — лейтенант госбезопасности Путимцев. Вместо ее подписи на бумагах отпечаток пальца, не¬грамотная. По их делу прошли 7 монахинь. Все осуждены Осо¬бым Совещанием при НКВД. Трое расстреляны 3 января 1938 года169.

    Герасимов Трофим Ефремович. Родился в сентябре 1874 года в дер. Нелюбино Томского р-на, член колхоза «Свободный труд». В «деле» П-4731 значится «церковником-кулаком». В своем деле он назван «церковным старостой, в прошлом кулак, от раскула¬чивания укрылся». В колхоз вступил в 1930 году, сдав туда все свое хозяйство. С 1935 года был казначеем Иглаковской церкви. Аре¬стован в 1937 году вместе со священником М. Маматовым. Рас¬стрелян 21 сентября 1937 года170.
    Гилев Степан Андреевич, протоиерей. Родился в 1890 году в дер. Егорово Оханского уезда Пермской губ. Образование до¬машнее. До священства был учителем. Рукоположен во священ¬ника Димитрием Беликовым. После рукоположения направлен в Мариинский р-н, потом переведен в Каракан Беловского р-на. Служил в ряде церквей Томска. С 1934 года — протоиерей и на¬стоятель на ст. Тайга. Арестован 4.03.1936 года. При обыске изъяли у него Библию. Осужден на 3 года ИТЛ и 3 года пораже¬ния в правах. Священник григорианской ориентации171.

    Гирсамов Иван Константинович, священник. Родился 6 сентября 1883 года в с. Ваганово Краскинского р-на Кузнецкого округа. Из священнического рода. Окончил Томскую духовную семинарию. С 1918 по 1924 год служил в Легостаевском приходе священником. С 1924 по 1931 год занимался сельским хозяйством. В 1931 году раскулачен и отправлен в Нарым в п. Верный. Рабо¬тал в артели «Советский путь» Бакчарского р-на статистиком, проживал в пос. Озерный Чаинского р-на Нарымского окр. Арестован в 1937 году. Расстрелян172.
    Главинский Петр Емельянович, священник. Родился 1 фев¬раля 1887 года в местечке Фельдштин Каменецк-Подольской губ. Сын псаломщика. Был сослан в Нарым и проживал в пос. Марты-новка Колпашевского р-на ЗСК, занимался сельским хозяйством, имел 2 лошади, 2 коровы, засевал 30 гектар земли, имел жену и 3 сыновей (Николай 1917 г.р., Евгений 1922 г.р., Павел 1930 г.р.) и жил на доходы от религиозных треб. Арестован в 1933 году. (Вме¬сте с ним по делу прошло 35 человек — так старался комендант Коршаков). Осужден на 5 лет ИТЛ. Снова арестован в 1937 году. Расстрелян 23.02 1938 года173.

    Глаголев Митрофан Иванович, священник. Родился в 1869 году в с. Левминка Остерского р-на Черниговской обл. в се¬мье священника. В 1916 году окончил Духовное училище. До 1916 года был преподавателем общеобразовательных предме¬тов в школах. С 1916 по 1922 год — псаломщик в ЧерниговскЪй^ обл. С 1922 по 1933 год служил священником. Оставив свой при¬ход, прибыл в Нарым к дочери и проживал с 1933 года в пос. Гриш-кино. Арестован в 1937 году. Расстрелян 8.12.1937 года. Реабили¬тирован в 1958 году. Расстрелян и его сын Иван Митрофанович174.

    Головашенко Матвей Емельянович, иподиакон. Родился в 1897 г. в с. Бруслино Винницкой обл. Образование 2 класса сель¬ской школы. В 1930 году раскулачен и выслан с Украины в Си¬бирь. В 1931 году переехал в Томск и поступил сторожем в Вос¬кресенскую церковь. С 1936 года — иподиакон в Троицкой церк¬ви работал сторожем стройтреста. Арестован в 1937 году. Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1959 году175.

    Голубович Григорий Кондратьевич, протоиерей. Родился в 1862 году в дер. Полянки Одесской губ. в семье «крестьянина-кулака». С 1887 по 1912 год жил в Успенском монастыре Одес¬ского округа, где «получил звание священника» .С1912по1918 год служил священником в Красноярске. Поехал на родину в Одес¬су, но был задержан на ст. Тайга, здесь проходила фронтовая по¬лоса. Голубович решил заехать в Томск, где и прослужил до 1921 года священником. В 1921 году его послали в с. Тарбеево, где он пробыл следующие 5 лет священником и был переведен в с. Казанку, здесь служил до 1930 года. В 1926 году лишен избира¬тельных прав. 25 мая 1930 года приехал в с. Рождественка Ново-Кусковского р-на ЗСК. 5.10.1930 года арестован по обвинению в контрреволюционной агитации и выслан на Север на 5 лет. От¬бывал «меру социальной защиты в Братском районе Восточно-Сибирского края и освобожден 3 июня 1935 года без права про¬живания в 40 режимных пунктах...». После отбытия ссылки вернулся в Тарбеево, где проживал до нового ареста в 1937 году. Из характеристики председателя с/совета (с. 5): «вернувшись из ссылкив 1935 году крестил малых ребят... имел книгу "Ивангиль"». Из обвинения: «Систематически вел контрреволюционную по¬раженческую агитацию, направленную на разложение колхозов. Призывал на выход из колхоза. Терроризировал актив». «До ре¬волюции с 1912 по 1918 год имел крепкую связь с жандармерией. В 1918 году предал Колчаку 25 человек большевиков, фамилии их не помню, но знаю, что жив из них никто не остался». «Винов¬ным я себя признаю в том, что я действительно занимался контр¬революционной деятельностью, направленной на разложение колхозов и подрыва их экономики и срыва всех проводимых на селе мероприятий... Свою контрреволюционную деятельность я направил по линии диверсии, потому что вести одну агитацию это мало, поэтому я лично сам в колхозе совершил 2 диверсионных акта в колхозе "Путь Ильича", сжег молотильный сарай, где сго¬рела молотилка. Этим самым я причинил убытку колхозу на 3 тыс. рублей. Данный диверсионный акт я совершил в июле 1937 года. Этим я не ограничился. В колхозе им. Молотова... тоже сжег мо¬лотильный сарай, где принес убытку 1500 рублей...». (Примеча¬ние: все протоколы допросов, показания свидетелей — сплошная чушь). Расстрелян 26.09.1937 года176.

    Гомбоев Владимир Николаевич, диакон. Родился в 1910 году в Пекине. Отбывал срок с 1945 по 1955 год и, после отбытия сро¬ка, сослан на рудник «Коммунар» Хакасской авт. обл., где был снова осужден на 3 года. Срок отбыл в 1957 году. В 1958 году ру¬коположен в диаконы. С 1959 года служил в Петропавловской церкви г. Томска177.

    Горбунов Иван Григорьевич. Родился 1 мая 1865 года, в Ур¬жуме Вятской губернии, проживал в г. Томске, работал маляром Томского электротехникума и являлся членом ревизионной ко¬миссии Иоанно-Лествичниковской церкви. Арестован 17 сентяб¬ря 1937 года. В деле постоянно подчеркивалось, что он в прошлом «крупный подрядчик по молярно-побелочной работе, активный церковник и сын его Владимир перебежал за границу». Расстре¬лян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1959 году178.

    Гордеев Илларион Сергеевич, священник. Родился в 1876 году в с. М. Березняки Ромодановского р-на Мордовской АССР. В 1935 году арестован и осужден органами НКВД по ст. 58-10 на срок 3 года концлагерей. Наказание отбывал в Томской тюрьме. Снова арестован в декабре 1937 года. Ничего у него не изъято. Остались дома жена Мария Ивановна и пятеро детей: Фе-досеевская Татьяна с 1911 года, Гордеева Мария с 1912-года, Ми¬хаил с 1913 года, Борис с 1917 года, Владимир с 1923 года^рожде-ния. Обвинялся о. Илларион по ст. 58-2-10-11. Расстрелян 3 янва¬ря 1938 года179.

    ГГордиенко Дмитрий Герасимович, иеромонах Александр. Родился в 1880 году, на ст. Новогорлыкская Азово-Черноморско-го края. В 1900 году поступил в Троицкий монастырь г. Сочи по¬слушником. Позже стал монахом. С 1912 по 1924 год служил в монастыре. С 1924 по 1928 год служил священником в с. Пыльни-ково Сочинского р-на. В 1928 году был осужден по ст. 58-10-11 к 3 годам. Срок отбыл. Далее служил священником до 1933 года в г. Сталинграде, с 1933 по 1936 год был священником в с. Журавки Вязовского р-на Сталинградской обл. В 1936 году арестован и осужден по ст. 58-10 на 7 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах и отправлен в Томск в ИТК-2, где и осужден к ВМН. Расстрелян 4 января 1938 года180.

    Горизонтов Владимир Андреевич. Родился в 1882 году в с. Красное Кузнецкого уезда Томской губ. Сын протоиерея Го-ризонтова Андрея Тимофеевича. Окончил Казанскую духовную академию. Кандидат богословия. «Крупный чиновник царского времени» — надворный советник, секретарь правления семина-рии с 1911 года. Имел награды орден Станислава III степени и нагрудную медаль в честь 300-летия дома Романовых. С 1907 по 1914 годы был преподавателем гимназии в Томске, с 1914 по 1918 год — преподавателем основного догматического и нрав¬ственного богословия в Томской духовной семинарии. В армии Колчака служил 6 дней с 9 по 15 ноября 1919 года и был освобож¬ден по болезни. С 1925 по 1930 годы — завуч школы № 2. Перед арестом был директором средней школы № 4. Арестован в 1937 году. Расстрелян 22 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году181.

    Горовой Григорий Григорьевич. Родился в 1864 году в дер. Орловка Черниговской губ. Проживал в г. Томске с 1896 года, за¬нимался торговлей и был ктитором Петропавловской церкви.
    Арестован в 1937 году. Было ему 73 года, и потому он нигде не работал на момент ареста. Расстрелян182.

    Горохов Прохор Тимофеевич. Родился 28 сентября 1870 года в дер. Осиновка Сычевского уезда Смоленской губернии. Негра¬мотный. Был сослан в Нарымский край в с. Гришино Молчанов-ского района в 1929 году. Арестован в 1938 году. Председатель с/совета так характеризует его: «С момента выселки по настоя¬щее время занимается бродячей жизнью, ходит по поселкам, но¬сит с собой религиозные книги, читает их. Останавливается в квартирах и проводит агитацию за выход из колхозов...». Расстре¬лян 31 марта 1938 года183.

    Гостинцева Домна Сафоновна, монахиня. Родилась 8 янва¬ря 1889 года в дер. Выпазовки Курской губ. в семье крестьянина. В 1906 году поступила в женский монастырь г. Томска и прожи-валавнемдо 1919года. С 1919 по 1925 годжилау брата в деревне. В 1925 году снова приехала в Томск и работала в работниках и прислугах. Была лишена гражданских прав с 1926 года. В 1931 — 1936 годах работала сторожем Воскресенской церкви г. Томска и была членом церковного совета. Арестована в 1937 году. Расстре¬ляна 8 октября 1937 года. В 1965 году реабилитирована184.

    Григорьев Владимир Михайлович, священник. Родился 24 сентября 1865 года в г. Ленинграде в семье швейцара митропо¬лита Исидора. О себе он рассказывал, что «...до 12 лет учился в гимназии, был исключен с волчьим аттестатом "за побег в Аме¬рику". Благодаря ходатайству митрополита Исидора был принят в Духовную семинарию, которую закончил в 1887году.В 1888 году уехал в г. Мюнхен (Бавария), где служил псаломщиком до 1892 года. Вернулся в Ленинград и работал на пробочной фабри¬ке. Имел связь с революционно настроенными рабочими... часть рабочих была арестована... спасаясь от наказания я поступил ди¬аконом в Санкт-Петербургскую церковь, где прослужил 4 года и перешел в купеческую богадельню Теменькова-Фролова, в 1908 году уехал к брату в Иркутск, где служил священником 26 лет... Всегда был под надзором как политически не благона¬дежный. Архиепископ Иркутский Серафим пообещал меня от¬править в Якутск и я сбежал в Томскую епархию, где был назна¬чен священником». В 1921 году был осужден ревтрибуналом на 3 года условно. Проживал в с. Киреевске Кожевниковского р-на с  1933 года, служил священником. Арестован в 1934 году. Обви¬нялся в том, что задолжал налог государству в 1108 рублей и отка¬зывается его платить, объясняя, что налоговая политика непра¬вильная не только по отношению к нему, но и ко всему народу. «Благодаря его агитации сорвано выполнение плана весеннего сева на 40 процентов, сбежало из колхоза 25 семей, отказались от сдачи продовольствия 27 хозяйств» и т.д. Осужден к^ВМН рас¬стрелу с последующей заменой на 5 лет концлагерей185. После¬днее письмо им было написано в 1937 году, он сообщал, что его отправляют из Мариинска (Кемеровская область) на новое мес¬то. Больше сведений о нем не было (из сообщения его внучки Е. Н. Денисовой).

    Гришаков Ипатий Сергеевич, священник. Родился в 1884 году в с. Чимеевское Кургансого уезда Тобольской губ. в се¬мье псаломщика. Закончил Томское духовное училище в 1901 году, работал учителем и псаломщиком. С 1917 по 1928 год жил на Даль¬нем Востоке. В 1928 году был выслан в Томск. Всего за контрре¬волюционную деятельность арестовывался 6 раз. В 1931 году слу¬жил в с. Наумовке, в 1932-1935 годах был настоятелем церкви в с. Зоркальцево. Последний раз был арестован в 1937 году. Расстре¬лян 17-19.10.1937 года186.

    Гроздов Дмитрий Никифорович. Родился в 1878 году в с. Дубна Псковской губ., окончил Духовную семинарию. В 1914 году был мобилизован в армию .Вноябре1914 года попал в плен к немцам и пробыл в Германии в плену до 1919 года. В июне 1919 года был мобилизован в армию Колчака, в декабре попал в Томск. Заболел тифом, имел сильные обморожения и остался здесь. В Томске «ярый церковник» был членом церковной двад¬цатки в Воскресенской церкви. Арестован в 1930 году. Свидетель Н. В. Казаков на допросе от 8 марта 1930 года так свидетельство¬вал в адрес Гроздова: «Гроздова Д. Н. я знаю в течении 2 — 3 лет. По своему социальному положению он бывший офицер, сохра¬нивший до сих пор любовь к старому строю и ненависть к суще¬ствующему. Государственному строю. Так, например, в конце января 1930 года Гроздов обрушился на политику партии в отно¬шении крестьянства, говоря, что крестьян грабят, насильно заго¬няют в колхозы, что так называемых кулаков ссылают, что это приведет к голоду, так как никто сеять не будет... Гроздов пред¬ставляет собой фигуру церковника, также как и его жена. На закрытие церквей, снятие колоколов и т.п. он смотрит так, что большевики напоследок подняли гонение на веру и стали грабить церкви. Вот если бы, говорил он, добыли бы металл из земли, это будет индустриализация, а если грабить и отбирать готовое, это будет — разбой» (Л. 170 из Д.П-8805). Расстрелян 10 апреля 1930 года. Реабилитирован187.

    Гроздова Надежда Михайловна. Родилась в 1872 году в дер. Бабаево, Новгородской губ., проживала в г. Томске. Член церков¬ного совета. Собирала деньги и отправляла посылки ссыльному духовенству. Арестована в 1930 году. Осуждена к высылке в Ту-руханский край188.

    Груздев Илья Гаврилович. Родился в 1875 году в дер. Пост¬никове Мариинского р-на Томского окр. Проживал в г. Томске. Был председателем церковной общины Сретенской церкви. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года. Семья выс¬лана на Север18Э.
    Грунин Никифор Иванович, псаломщик. Родился в 1887 году в с. Сосновка Ставропольского уезда Самарской губ., с 1920 года проживал в Шиняево Зырянского р-на Томского окр., служил псаломщиком. Арестован в 1932 году. Осужден на 5 лет концла¬герей 190.

    Гущин Гавриил Трофимович. Родился в 1882 году 24 марта в г. Томске. Сын крестьянина. Из обвинения: «Активный церков¬ник, староста и казначей церкви... В 1919 г. служил добровольно в армии Колчака». С 1920 по 1936 год работал на разных рабо¬тах... В 1926— 1927 годах был старостой церкви Иоанна Лествич-ника г. Томска. В 1926 году лишен избирательных прав как круп¬ный кустарь и церковный староста. Последние годы перед арес¬том работал кровельщиком мединститута. Арестован в 1937 году. Расстрелян 13 октября 1937 года. Реабилитирован 31 мая 1960 года191. Сохранилась фотография церкви Иоанна Лествичника с дарственной надписью этому замечательному мастеру и челове¬ку: «Уважаемому Гавриилу Трофимовичу Гущину за усердное, от¬личное и добросовестное выполнение огромной работы по ремон¬ту Иоанно-Лествичного храма от благодарных прихожан. 6 сен¬тября 1925 года. Томск».

    Данилевская Анна Васильевна. Родилась в 1880 году в с. Почуево Калужской губ., проживала в г. Томске, домохозяйка, член церковного совета, «активная церковница». Арестована 26 марта 1930 года. Освобождена 14 июня 1930 года в связи с пре¬кращением дела192.

    Данилов Николай Михайлович, священник. Родился в 1879 году в г. Грязевец Вологодской губ. в семье священника. В 1919 году лишен избирательных прав. В 1935 году за контррево¬люционную деятельность осужден на 8 лет и выслан из Северно¬го края сначала в Мариинск, затем в Томск. Имел 8 детей (Елена, Сергей, Мария, Елизавета, Ольга, Александра, Николай, Евдокия). 28 декабря 1937 года расстрелян193.

    Дворников Федор Иванович. Родился в 1863 году, был ста¬ростой церкви с. Тисуль. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибуна¬лом194. Реабилитирован в 2001 году.

    Дементьев Иван Алексеевич. Родился в 1886 году в с. Ара-мель Пермской губ. Проживал в г. Томске, был членом церковно¬го совета. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года195.

    Дергунов Иван Иванович. Родился в 1882 году в Воронежс¬кой губ., проживал в г. Томске, в пос. Черемошники, работал шор¬ником лесоперевалочной базы и был членом церковно-приходс-кого совета. Арестован в 1937 году. Расстрелян.

    Деревнин Александр Мефодьевич, протоиерей. Родился 20 ноября 1885 года в дер. Фомино Уральской обл. До 1917 года служил письмоводителем. С 1917 по 1920 год был сельским писа¬рем в Пермской губернии. В 1921 году рукоположен в диаконы. С 1922 по 1927 год служил священником в Пермской губернии. В Томск приехал в мае 1927 года. Получил приход в с. Ломовка Анжеро-Судженского района. Прослужил здесь всего один ме¬сяц и был переведен в с. Городок Зырянского района. Вскоре пе¬реведен в с. Крапивино, где и служил до 1935 года. С 1935 года до ареста служил в Троицкой церкви г. Томска. Неимущий. После закрытия церкви работал фотографом. Арестован по ст. 58-2-10 в 1937 году. Обвинялся в том, что он, завербованный митрополи¬том Беликовым, ездил в Анжеро-Судженский район для органи¬зации повстанческой агитации (Л. 38). Расстрелян 21 сентября 1937 года. В 1959 году его разыскивала жена Марфа Лаврентьев¬на Деревнина. Она написала письмо в Москву начальнику Глав¬ного управления лагерей МВД СССР (орфография сохранена): «Прошу вашего распоряжения сообщить мне где и что с моим мужем Деревниным А. М., взят по линии НКВД в 1937 г. 22 авгус¬та в 2 часа ночи. Совершенно безвинный, работал в Томске, о чем хорошо знает народ только с хорошей стороны. Сын мой родной единственный и его взяли. Деревнин Геннадий Александрович. Был взят по линии НКВД из Томска. Совершенно безвинный. На¬прасно (взят). Работал в качестве слесарного рабочего, о чем мо¬гут подтвердить люди тоже с хорошей стороны, потому что рабо¬тал только честно. И у него остались родная мать и своя семья жена и трое маленьких детишек, самому старшему четыре годи¬ка. И вся его семья умерла. Осталась я, его беспризорная мать. А если кто из них погиб муж или сын, то прошу пришлите мне похоронки. Прошу не отказать моей просьбе. Я не имею ни¬каких средств к существованию, а потому прошу пенсию».
    Было проведено расследование. Вызывали несколько чело¬век, знавших отца и сына Деревниных в качестве свидетелей. Все они утверждали, что это были порядочные люди и что от них ник¬то никаких антисоветских агитаций не слышал. Свидетельница А. Е. Грехнева сказала (Л. 59): «Жили они бедно. В 1937 году аре-стовали отца. Через некоторое время умерла его жена Антонина и в квартире остались мать старушка и трое детей Геннадия. Двое детей умерли здесь же в Томске. А одну девочку взяла мать Де¬ревнина и уехала куда-то. Геннадий был очень тихий человек, никуда не ходил, и к ним никто не приходил. Бывая у них, я ни-когда ничего антисоветского не слышала...». Реабилитированы в 1959 году196.

    Деревнин Геннадий Александрович. Родился в 1912 году в дер. Фомино Уральской области. Сын протоиерея А. М. Деревни¬на Проживал в г. Томске. Перед арестом в 1937 году работал ме¬ханизатором Томской пристани. Обвинялся «в поджоге приста¬ни и загорании материального склада». В 1959 году выяснилось, что никакого пожара на пристани не было. Расстрелян. Реабили¬тирован в 1959 году197.

    Дмитриев Николай Васильевич, псаломщик. Родился в 1887 году в Новгородской губ. Закончил Духовную семинарию. Жил в Томске. Служил псаломщиком с 1908 по 1920 год в Николаевской церкви при психиатрической больнице. После закры¬тия церкви работал счетоводом в Томской партшколе. Арестован в 1929 году. В обвинительном заключении приведены его антисо¬ветские высказывания: «Ленин — барахло. Сталин — бездушный садист и др.». Осужден на 10 лет концлагерей, позже срок был сокращен до 3 лет. Наказание отбывал в Мариинске198.

    Дмитриева-Беспалова Татьяна Ивановна. Родилась 13 ян¬варя 1878 года в с. Постниково Почитанской вол. Мариинского уезда Томской губ. проживала в г. Томске, служила псаломщи¬цей в Петропавловской церкви и была членом церковного сове¬та. Арестована в 1937 году. В ее «деле»199 приведена «Автобиогра-фия»: «Отец мой имел кулацкое хозяйство, эксплуатировал 2 бат¬раков. Замуж вышла тоже за кулака Беспалова Якова Яковлевича. Мы с ним до 1919 года имели мельницу турбинную, обслуживали ближайшие села, имели пасеку до 1921 года.

    Держали 2 батраков. При советской власти во избежание конфискации имущества, как у крупных кулаков, мы хозяйство наскоро размотали и перееха¬ли из своей деревни с. Жерковского Судженского района в г. Томск, где заимели 2-х этажный дом в 10 комнат, которые мы сдавали под квартиры. Получали за это квартплату. В 1929 году дом у нас конфисковали в государство. В 1923 году я поступила в хор церковный и так же, как активный член церковной общины состояла в двадцатке по поручительству за церковное имущество. В 1929 году я стала псаломщицей Петропавловской церкви (г. Том¬ска). Жалованье мне было 20 рублей в месяц, а за последнее вре¬мя до ареста мне платили 25 рублей в месяц. Одновременно со службой псаломщицы, я заведовала ризницей в церкви, за что ничего не получала из-за преданности церкви». Расстреляна 8 октября 1937 года. Реабилитирована в 1961 году200.

    Дмитриева Людмила Алексеевна. Родилась в 1877 году в с. Алчедат Мариинского р-на Новосибирской обл. в семье свя¬щенника. В 1896 году окончила Томское Епархиальное женское училище. С 1897 по 1907 год «состояла учительницей в Карточ¬ном, Воскресенском начальных училищах». В дальнейшем рабо¬тала заведующей школой, кассиром клуба завода «Металлист», проживала в Томске. Замужем была за священником Дмитрие¬вым Павлом Васильевичем (служил одно время в с. Конинино). Арестована 2 декабря 1937 года. Расстреляна. Ее племянница Н. В. Кисилева (дочь священника В. Р. Литвинова-Мирозвукова) рассказала, что пришли с ордером на арест П.В. Дмитриева, быв¬шего надзирателя Томского духовного училища. Он был в отъез¬де, гостил у дочери в Свердловске. Тогда забрали его жену. Вер¬нувшийся в Томск Дмитриев сам пошел в НКВД. Но его «не взя¬ли», а вот жену расстреляли201. Действительно, в деле на священника Г. Г. Пронина202есть прямое указание на скорый арест священника П.В. Дмитриева, ибо он «являлся участником сборищ», «жена его являлась сестрой профессора Ломовицкого, у него он и живет в качестве дворника» и т. д. Профессор Ломо-вицкий был сыном священника Алексея Ломовицкого.

    Доброхотов Виктор Иванович, священник. Родился в 1903 году в с. Успенка Самарской губ. До 1925 года занимался сель¬ским хозяйством. С 1926 по 1928 год был священником в Самарс¬кой губернии. В 1928 году служил священником в с. Сухоречном Бузулукского р-на, где и был арестован и сослан в Сибирь на 6 лет. Проживал в с. Пышкино-Троицком, работал младшим счетово¬дом. Снова арестован в мае 1931 года. Осужден на 10 лет ИТЛ203.

    Долгополов Николай Владимирович. Родился в 1875 году в г. Томске. Работал шорником, одновременно был членом церков¬ного совета Сретенской церкви г. Томска, «материально помогал ей сильно ». «До революции был крупным торговцем, имел 3 дома». Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 апреля. Семья выслана на Север. Реабилитирован в 1989 году204.

    Домашевский Николай Николаевич. Родился в 1890 году в Тобольске. Из мещан. Образование — незаконченное среднее. Арестовывался в 1921 году органами ВЧК за агитацию против со¬ветской власти. С 1915 по 1918 год служил в царской армии пра¬порщиком пехоты (по показаниям свидетеля — полковником). Был членом ревизионной комиссии в Никольской церкви г. Том¬ска. Высказывал «недовольство» закрытием церкви. Как-то уп¬рекнул священника Е. Удинцева, что он не позаботился вовремя о регистрации архиерея. За это Удинцев дал немало «нужных для НКВД показаний» на Домашевского, которого и арестовали в 1936 году. Его подельниками были супруги Каменские и В. П. Ми-ловидов. Осужден к 5 годам ИТЛ и 3 годам поражения в правах. Срок отбывал в Горшорлаге НКВД. 20 января 1938 года направ¬лен в распоряжение Сиблага НКВД г. Мариинска. Реабилитиро¬ван в 1990 году205. 18а

    Дрыгин Николай Федорович, священник. Родился в 1881 году в с. Усть-Серта Томской губернии в семье псаломщика. Образование получил в Томске. С 1900 года работал учителем. С 1909 по 1917 год прислуживал псаломщиком в. с. Лисица. С 1917 года — священник. В 1918 году служил в селах Берикюль-ская, Камышинка, Алчедат. В 1921 году жил в с. Листвянка. В кон¬це 1928 года его арестовали, увезли в Верх-Чебулу, потом в Тю¬менскую тюрьму, а потом отправили в Нарым, на лесозаготовки. Сын Виталий Николаевич вспоминает: «Нас выгнали из дома, а у мамы Марии Алексеевны тогда оставалось нас пятеро... На ка¬кое-то время нас приютила соседка. Все наше добро забрали в колхоз под названием "Маяк Ильича". В 1929 — 1930 годах мы жили в семье Бабешко Леонтия, который помог нам выжить. В конце 1930 года я уехал в Щегловск... устроился работать... Образова¬ние продолжить не сумел, поскольку был сыном врага народа... Где бы я ни работал, ко мне менялось отношение, когда узнавали о том, что мой отец лишенец и находится в заключении. Где-то в 1931 году отца вместе с другими арестованными из Томска под конвоем привезли в Кемерово. Поместили в бараках на Новой колонии и заставили работать на постройке коксохимзавода. Постепенно арестантов от конвоя освободили, а в 1933 году папе даже выдали временный паспорт, действительный по 3 ноября 1934 года. Отец устроился счетоводом на шахту "Пионер". Мама с детьми приехала к нему. Она нанималась в дома стирать белье. Затем отец с семьей уехал в деревню Дедюево Топкинского р-на, там устроился работать в колхоз "Красная звезда" бухгалтером — образование ему достало и на это, а 13 апреля 1937 года был опять арестован. Его обвинили по статье 58-2, 4, 11, 7. Что с ним было дальше, мы долгое время не знали. Только с февраля 1952 года на имя мамы было почтой прислано свидетельство о смерти отца, где было написано, что он умер 8 августа 1940 года от стенокар¬дии. 6 декабря 1957 года мама получила справку из Кемеровского нарсуда о том, что наш отец реабилитирован. На основании этой справки я обратился в ФСК Кемеровской области, мне разреши¬ли познакомиться с делом № 5734. И вот тут только я узнал, что отца преследовали за то, что он был служителем культа, эксплуа¬татором батраков. Веровал в Бога и служил ему и людям — это правда, а вот если и эксплуатировал кого, то только семью, где было 12 детей. Никаких батраков у нас не было. За скотиной — лошадь, три коровы, три овцы, домашняя птица — ходили мама и сестры, а в поле и на пасеке с отцом мы с братьями работали с семи лет. И еще я узнал, что отец не умер от болезни, его расстре¬ляли 8 августа 1937 года. И подумал я тогда: такое большое и силь¬ное государство, так жестоко распоряжавшееся жизнями и судь¬бами своих граждан, а подишь ты, боялось, скрывало, покуда воз-можно , правду. А правду не утаишь, она всегда найдет дорогу...»206.

    Диаконов Вячеслав Константинович, протоиерей. Родил¬ся 9 сентября 1881 года. Приехал в Томск на излечение из г. Бий-ска. В 1933 году служил в Белобородово. 24 февраля 1933 года был арестован207.

    Евдокимов Александр Георгиевич, священник. Родился в 1890 году в с. Козьмодемьянское Вятской губ. В 1911 году окон¬чил Духовную семинарию. Свой сан священника оставил в 1931 году (возможно, в связи с острым психоневрозом). В Томске с 1932 года. Пел в 1937 году в Ивановской церкви и в музыкаль¬ном техникуме, работая на фабрике карандашной дощечки. Аре¬стован в 1937 году. Расстрелян 15 декабря 1937 года208.

    Евдокимов Андрей Петрович, монах Афиноген. Родился в 1884 году в с. Денежниково Ново-Айдарского р-на Сталинской обл. Слепой. В 1931 году был осужден по ст. 58 п. 10-11 УК РСФСР к 3 годам заключения в лагерях. Снова арестован в г. Курске и в 1933 году выслан в Сибирь. В г. Томске с 1935 года. Служил у епис¬копа Серафима Кокотова псаломщиком и регентом в Вознесенс¬кой, Иоанна Лествичника, Воскресенской и Никольской церквах. По национальности осетин. До 1896 года был мусульманином и назывался Ахметжай Ахмат Ахметжанович. Арестован в 1940 году. Свидетель В.П. Кузнецов на допросе от 2 августа 1940 года так характеризует его: «Евдокимов глубоко верующий человек, мо¬нах, общественно-полезным трудом не занимался, а принимал активное участие в работе церкви. Будучи в Новосибирске, Ев-докимов во все религиозные праздничные дни управлял церков¬ным хором, то есть выступал в качестве регента, или выступал в роли иподиакона. Несмотря на то, что он слепой, церковную служ¬бу он знал хорошо... Евдокимов вел всегда религиозную пропо-ганду и призывал держаться за церковь, привлекал новых лиц на свою сторону... Об антисоветской деятельности, проводимой Ев¬докимовым в г. Томске, сказать ничего не могу, так как на эту тему бесед с ним не имел» (Л. 12). В заключительном слове Евдокимов якобы сказал так: «Я виновным себя признал в том, что высказы¬вал недовольство и клеветал на советскую власть. Прошу учесть, что с малолетства потерял зрение и чтобы не просить милосты¬ню, я научился пению и попал в окружение церковников. Свои заблуждения я обдумал и в них раскаиваюсь. Заверяю суд, что в дальнейшем буду советским человеком и прошу дать мне возмож¬ность встать на правильный путь (Л. 302 об.) Осужден на 10 лет ИТЛ. Умер в местах лишения свободы. Реабилитирован в 1966 году209.

    Евдокимов Николай Андреевич, священник. Родился в 1891 году в дер. Петровское Луженого р-на Ленинградской обл. С 1901 по 1910 год учился, окончил Петербургскую духовную се¬минарию. С 1910 по 1914 год был учителем второклассной цер-ковно-приходской школы. Священник с 1914 года. В 1930 году осужден по ст. 133 сроком на 5 лет и выслан из Ленинградского р-на в г. Томск. Наказание отбыл и остался жить в г. Томске, рабо¬тал старшим бухгалтером комендатуры УНКВД. Арестован в 1937 году. Расстрелян 22 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году210.

    Егоров Андриан (Адриан) Евстафьевич. Родился в 1854 году в с. Седельниково Тобольской губ., проживал в г. Томске. В 1927 году был в активе церкви Иоанна Лествичника. Позже был старостой Воскресенской церкви г. Томска. Арестован в 1930 году. При обыске изъяли 17 фунтов свечей, церковной бахромы, книг, фото (портрет Николая Второго). Из показаний осведомителя, церковного старосты Н.В. Казакова на допросе 8 марта 1930 года: «Егорова я знаю с 1928 года. Из себя он представляет фигуру мах-рового монархиста, члена бывшего "Союза Русского Народа". 12 лет он хранил царские портреты, фотографические снимки с коронации, на которой он присутствовал. В настоящее время он церковник — староста Воскресенской церкви, крупный домовла¬делец, имевший 4 дома, которые отобраны. Эти отобранные дома Егоров использовал, как один из способов, агитации против сов. власти, называя ее грабительской и разбойничьей. По поводу зак¬рытия церквей и снятия колоколов тоже агитировал, что Бог не потерпит дольше этого, что другие державы пойдут на большеви¬ков, и тогда будет конец сов. власти» (Д. П-8805. Л. 170. об.). Рас¬стрелян 10 апреля 1930 года. Имущество конфисковано211.

    Егорова Мария Васильевна. Родилась в 1887 году в дер. Прислон Устюженского р-на Вологодской обл., проживала в Том¬ске. Арестована в декабре 1942 года. Освобождена в июле  1943 года в связи с прекращением дела212. Вторично арестована в 1948 году. Приведем выдержки из дела 6348: «...У Егоровой по¬стоянно проводятся моления, исполняются и другие требы, ру¬ководит этим "тихоновец" Поспелов...». «...Квартира ее до откры¬тия церкви являлась нелегальным молитвенным домом, где быв¬ший священник Поспелов Александр отправлял религиозные обряды (Л. 53). Кроме того, ее квартира была местом сборищ раз¬ного бродячего преступного элемента, проживавшего в Томске на нелегальном положении и я... проживал нелегально в ее доме. Помимо меня у Егоровой на квартире скрывался священник-не¬легал Габжило Иван, который нигде не работал, а вел бродячий образ жизни, в последнее время он выехал на Украину... Часто квартиру Егоровой посещал бывший священник Хандорин Дмит¬рий, который при ее содействии организовал моления... мы вме¬сте с Егоровой клеветали на советскую власть, как-то осенью 1944 года у нее на квартире под руководством священника По¬спелова обсуждали вопрос о создании нелегальной религиозной группы верующих...» — это из «показаний» архимандрита Пити-рима Локтионова, проходившего вместе с Егоровой по одному делу. Совершенно очевидно, что это не слова архимандрита, но хорошо видно, в чем обвиняется Егорова. «...Егорова сказала, что Бог накажет безбожников-коммунистов за то, что мучают народ, морят голодом, не дают свободы, народ нищенствует...». «Поспе¬лов и Егорова принимали меры к открытию Троицкой церкви...». В другом месте она сказала: «Надо помогать священникам, они невинно пострадали». «В ее доме всегда было много монахов, свя¬щенников. Она призывала носить передачи им в тюрьмы». «Его¬рова активная церковница говорила, что в церквах (открытых после 1945 г.) нет Божией благодати, ими руководят советские свя¬щенники» (Л.195). Из ее показаний: «... Первый муж Уваров Д. К. утонул через год после свадьбы. В 1911 году вышла замуж за Его¬рова П. В., который умер в 1937 году... В первые годы отечествен¬ной войны я у себя в доме организовала моленный дом, где слу¬жили священники Иван Габжило, Александр Поспелов, Петр Локтионов. Организовывая моления, я получала доход, на что жила сама, и жили священники. В период войны я также органи¬зовала открытие церкви, собирала подписи верующих...
    За собой вины никакой не знаю, ничего против советской власти плохого не делала. Правда, я оказывала помощь сидящим в тюрьмах по 58 ст.». (С трудом верится, что верующая женщина стала бы на¬зывать архимандрита мирским именем.— Прим. авт.). В поста¬новлении о предъявлении обвинения 1 мая 1948 г. (Л. 508) стар¬шим оперуполномоченным отд. Управления МГБ по Томской об¬ласти лейтенантом Кабановым значится, что: «...являлась активной церковницей, установила преступную связь с рядом антисоветско-настроенными лицами из числа духовенства, слу¬жителями религиозного культа... Имея собственный дом, Егоро¬ва предоставила его для проведения антисоветских сборищ цер¬ковников, нелегально отправлявших религиозные обряды и моле¬ния, укрывала в нем разный антисоветский и другой преступный элемент...». На это Егорова ответила, что антисоветской деятель¬ностью ни она, ни священники не занимались, что они молились. На допросе 9 июня, который длился с 00 часов до 02 час. 40 мин. она якобы сказала: «Нелегальный молельный дом я организовала в своей квартире летом 1941 года по совету, проживавшего у меня священника Габжило И. с целью организации молебнов... С Габ-жилой я познакомилась летом 1941 года в кержатской церкви, находящейся на ул. Красного Пожарника, куда я как-то зашла помолиться. Среди прихожан я увидела пожилого человека, оде¬того в одежду священника. Я подошла к нему и спросила, кто он такой. Этот человек рассказал мне, что он является священни¬ком, недавно освободившимся из тюрьмы. Я пригласила его к себе домой и в последствии оставила его жить у себя.
    Вначале мы мо¬лились у меня в доме вдвоем с Габжилой, а потом ко мне, как по приглашению, а также и сами стали сходиться верующие. Кроме молебен там же у меня в доме Габжило проводил венчания, кре-щения, панихиды и т.д.» (Л. 512, 513). «Прожил у меня Габжило 2 года, после чего перешел жить на другую квартиру... Позже по¬явился в 1943 году Поспелов Александр, он так же был священни¬ком, отбыл свой срок в Соловецких лагерях... Он часто приходил ко мне прямо с работы, оставался ночевать... Осенью или зимой 1943 года ко мне на квартиру пришел, освободившийся из лагеря священник Локтионов Петр... он прожил у меня длительное вре¬мя... Мою квартиру посещал Волков Феодосии, иеромонах, быв¬шие священники по имени Николай и Леонид...». Егорова негра¬мотная и под своими показаниями не подписывается. 14 июня допрос длился с 23 ч 40 мин до 3 ч 45 мин 15 июня: «...фамилии верующих я не могу назвать, так как их было в моем доме много и они часто менялись, причем часть их приезжала из районов... Я действительно говорила, что в Троицкой церкви нет Божией благодати, потому что там служат священники, которые наруша¬ют, данную ими клятву, то есть пьют водку, курят табак, а неко¬торые в церкви ругаются площадной бранью. Но при этих разго¬ворах я никогда не упоминала советской власти». Егорова не скрывает, что носила передачи в тюрьму: «После своего освобож¬дения из тюрьмы, я, например, почти каждое воскресенье носи¬ла в тюрьму передачи и просила их передавать заключенным по 58 статье, так как воров и хулиганов я не люблю... Я всегда и всем говорила, что надо ходить в церковь и молиться. При открытии Петропавловской церкви я передала в нее около 40 штук икон» (Л. 531). Свидетельница 3. К. Быкова, знающая Егорову с 1943 года, слышала от Егоровой: «...в церкви нет Божией благодати, служат священники, продавшиеся советской власти... страной управля¬ет антихрист...» (Л. 789). Свидетельница В. В. Жукова посещала моления у Егоровой: «В ее квартире бродячие попы совершали религиозные обряды. Фукционировавшие в городе церкви она не признает, так как в них служат советские попы... Не раз видела у нее Хандорина Дмитрия — бродячего попа» (Л. 794). Свидетель¬ница К. И. Пономарева: «...Да, я верующая... посещала Петропав¬ловскую церковь, бывала на молениях у Егоровой... В Томске она живет давно. Была судима, вернувшись, стала устраивать в соб¬ственном доме моления, причем эти моления проводили судимые в прошлом' за контрреволюционную деятельность священники Локтионов Петр, Габжило Иван и др. Они и жили у нее, а сама она антисоветски настроенный человек. Я часто бывала у нее. Из бесед поняла, что она настроена антисоветски... Успокаивала меня (дочь Маргарита сильно больна). Говорила: "Вы молитесь". О жизни говорила: "Меня сейчас кругом разорили, как только я вернулась из тюрьмы, так ничего у меня не осталось — все раз¬грабили. Всему этому виновата советская власть, которая народ разорила и морит голодом, население ходит разутое, раздетое, голодное, кругом обман...» Как-то Егорова продавала свои вещи, ей нужны были деньги для ремонта собственного дома». На оч¬ных ставках с Пономаревой, Быковой Егорова отрицала, что она говорила им что-либо о советской власти (Л. 910, 914). На с. 926: «Егорова уклоняется от дачи признательных показаний по суще¬ству совершенного ей уголовного преступления. В конце следствия стала ссылаться на наличие у ней головных болей, в связи с чем на плохую память и нервное расстройство. Последней было проведено амбулаторное исследование состояния здоровья. Со¬ставлено врачебное заключение от 21 июня 1948 года: «...для на¬правления на стационарное испытание в психобольницу Егоро¬ва не нуждается, за свои действия и поступки отвечает, вменяе¬ма...» (Л. 926). Виновной себя Егорова не признала (Л. 950) и была осуждена на 7 лет ИТЛ213 (Л. 1077 — с грифом «Секретно»). Справ¬ка от 3 ноября 1954 года: Егорова Мария Васильевна наказание отбывает в Песчаном лагере МВД СССР. Отбыла 6 лет 1 месяц. В мае 1955 года Егоровой снижен срок наказания до 5 лет. Егоро-ву считать не судимой в соответствии со ст. 5 Указа от 27 марта 1953 г. В 1961 году в связи с пересмотром дела приглашали дать показания свидетелей. Священник Поспелов показал: «...Егоро¬ва женщина по своему характеру была невыдержанной. Положе¬нием церкви была не довольна и вокруг этого вопроса могла вес¬ти разговоры в неположенной форме. Советскую власть она на¬зывала властью сатаны».
    Показания Калерии Ивановны Пономаревой (1889 г. р.) в 1961 году: «Близко познакомилась с Егоровой в 1944 году. В то время в Томске была открыта церковь, имелся слепой поп Хандо-рин и я находилась при нем как сопровождающая. Вот с этим по¬пом мы заходили и к Егоровой — благодетельнице Хандорина. Взаимоотношения с Егоровой были самые хорошие... Егорова не грамотная, темная, невежественная женщина, фанатичная и вме¬сте с тем жадная к личной наживе за счет верующих. Она и свою квартиру предоставляла для нелегальных сборищ церковников больше из корыстных соображений, нежели из чувства предан¬ности богу. Егорова получала от сборищ большие доходы: во вре¬мя религиозных обрядов, производимых у нее на квартире, служ¬бу вели священники, а она производила сборы у присутствую¬щих, бесцеремонно и безжалостно обирала их. Так например, поп Хандорин говорил мне, что Егорова накопила только серебрян-ных монет целое ведро. Эти деньги она хранила на полке в глиня¬ной корчаге и в 1947 году кто-то их украл у нее. Егорова страшно недавольна была открытием церквей в Томске, так как это ме-роприятие отбивало у нее доходы.
    В знак протеста Егорова отка¬зывалась посещать церковь и продолжала устраивать у себя на квартире сборища... Допускала антисоветские разговоры. Так в августе 1947 года я посетила ее, она рассказала мне, что ее ограбили (украли серебро, которое она хранила на потолке... при этом Егорова говорила, что во всех ее несчастьях виновата советская власть, которая якобы разорила весь народ...» (Л. 1144). Из про¬токола-допроса В.В. Жуковой, 1896 г.р., от 17 июня 1961 г.: «...М. В. Егорова являлась активной церковницей. В своей квар¬тире она проводила религиозные обряды, продавала свечи, крес¬тики. У нее собиралось много народа. Этих людей она оббирала. На вырученные деньги она покупала водку и устраивала вечера... Говорила, что Советская власть — власть антихриста... закрыла все церкви, а мы крещеные люди и нам нужно молиться, а мо¬литься негде. Она говорила, что придет время, когда откроют цер¬кви...». Зачитывают ее показания в 1948 году. Пономарева: «...в протоколе неправильно записано о том, что открыты церкви под нажимом Америки, что в них служат священники, поставлен¬ные коммунистами и что посещать церковь большой грех. Она сама (Егорова) ходатайствовала, чтоб открыли церковь. И когда открыли на ул. Алтайской (Петропавловская) церковь, она носи¬ла туда иконы вместе с другими верующими. Я не слышала, чтоб она говорила, что в церкви нет благодати, что в них служат совет¬ские попы, а потому лучше молиться дома...» (Л. 1159). Свидетель¬ница И. М. Кожемякина, 1888 г. р., на допросе в 1961 году сказала, что Егорову не знала, но слышала, что она воровала у священни¬ков деньги, полученные ими от прихожан, и прятала их в гроб, сделанный специально для этой цели (Л. 12, 15). П. К. Карташев, священник, вообще охарактеризует Егорову «психически не со¬всем нормальной женщиной» и признается, что по просьбе МГБ он тогда присматривался ко всем и замечал, что они допускают антисоветские высказывания, что в суде его почти не допраши¬вали и что сотрудник Медведев неоднократно учил его в сообще¬ниях писать ярче, преувеличивать факты, но что он этого не де¬лал: «...Медведев настойчиво требовал от меня материалов, а их иногда у меня совсем не было. Отказать Медведеву я боялся, так как считал, что потеряю место в Троицкой церкви» (Л. 1178)214. С трудом верится, что Егорова была корыстолюбивой женщиной. Носить каждое воскресение посылки-передачи в тюрьмы ее ник¬то не обязывал. Годами у нее жили отбывшие свои наказания свя-щенники, которые чаще всего не имели заработка, и их надо было чем-то кормить. Сама она тоже не имела доходов. В деле есть све¬дения, как она заботилась о священниках, когда не могла их всех разместить у себя, то просила «бывших» состоятельных людей принять на постой не работающих и не имеющих средств на про¬питание священников.

    Егорова Ольга Константиновна, монахиня. Родилась в 1896 году на хуторе Попова Морозовского р-на Донской обл. Осуждена в 1935 году по ст. 58-10 на 3 года ИТЛ. Наказание отбы¬вала в Томске в ИТК-2. Вторично арестована в 1937 году. Расстре¬ляна 3 января 1938 года215.

    Екимов Григорий Фомич, диакон (иподиакон). Родился в 1879 году в дер. Екимово Кожевниковского р-на ЗСК. До 1912 года работал матросом на пароходе. С 1912 по 1925 год служил диако¬ном в Троицкой (в Петропавловской) церкви г. Томска. Аресто¬ван 28 сентября 1937 года. Обвинялся в том, что он «во время Кол¬чаковщины 1 год служил в карательном отряде». В 1926 году за «контрреволюционную деятельность» осужден на 3 года: «при¬нимал участие в расстреле партизан и коммунистов в селе Пав¬ловское Барнаульского района...» (Л. 8). Немного позже (Л. 9): «В 1926 году за к/р агитацию, которую проводил среди верую¬щих, осужден на 3 года и выслан в Нарым в Чаинский район». Из его «личных» показаний: «Проживая в Томске, я как служитель религиозного культа, все время вращался среди реакционного ду-ховенства и полностью разделял их контрреволюционные взгля¬ды». Или: «Наряду с этим, по заданию организации я подготовлял диверсионный акт на городской электростанции. Это мне было легко сделать, так как я последнее время работал на электростан¬ции сторожем. Но сделать диверсионный акт мне не удалось, так как на станции хорошо поставлена охрана. Кроме всего этого, я имел доступ и к конюшне электростанции и в мае 1937 года, про¬бравшись в стойло, я отравил выездного породистого жеребца» (Л. 11). Так как Екимов неграмотный, то нигде нет его подписи. Расстрелян 17—19 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1966 году216,

    Елисеев Капитон, иеромонах. Отбывал ссылку в Нарыме (близкий человек епископу Серафиму Кокотову в 1936 году)217.

    Ёлкина Клавдия Ивановна, монахиня. Родилась в 1891 году в с. Русский Посечур Малмыжского уезда Вятской губ. В 1933 году осуждена за контрреволюционную деятельность на 5 лет ссыл¬ки. Наказание отбывала в пос. Хмелевка Кожевниковского р-на. Арестована 6.10.1937 года по обвинению в контрреволюционной агитации. Расстреляна 25.10.1937 года218.

    Ефимовский Павел Владимирович, протоиерей. Родился в 1870 году в с. Белово Свердловской обл. Сын священника. С 1890 по 1934 год служил священником. Был благочинным. Был законо¬учителем. Имел церковные награды: набедренник, скуфью, ка¬милавку, наперсный крест с украшениями, палицу. В 1929 году служил в Преображенской церкви г. Томска. «В 1934 году в виду невозможности дальнейшей службы в Тайгинской церкви, где образовалось 2 течения, заходили споры и меня оскорбляли, я подал за штат и переехал в Томск». С 1935 года — заштатный про¬тоиерей (обновленческой ориентации), проживал в г. Томске. Служил регентом в Ивановской церкви. «...Признает себя винов¬ным. Завербовал его Дмитриевский, епископ обновленческой ориентации, которого он знает с 1920 года. Он его епископ... Дмит¬риевский имеет монархические убеждения и крайнюю ненависть к советской власти...». Арестован в 1937 году. Расстрелян 8 октяб¬ря219.

    Жадин Павел Иванович, протодиакон. Родился в 1872 году в г. Елатьма Тамбовской губ., проживал в г. Томске. С марта 1917 по октябрь 1922 года служил на железной дороге. Из доноса: «Жа¬дин хитрый и ехидный человек. Не захотел работать с коммунис¬тами — ушел в церковь». В 1924— 1926 годах служил в Успенской церкви г. Томска. С 1925 года — протодиакон. В 1927— 1929 годах служил в Благовещенском соборе. К тому же был домовладель¬цем. Арестован в 1930 году. Единственный из 30 человек, прохо¬дивших с ним по этому делу, каялся, называл всех подельников ярыми монархистами: «... Я раскаиваюсь в этом, что попал туда. У Чистосердова была, если можно так сказать, своя паства знако¬мых, которые собирались к нему. Особенно часто за последние месяцы 1930 г. На этих собраниях у Чистосердова бывали, прав¬да, явно антисоветские разговоры. Особенно резко выступал с такими заявлениями Скулимовский И. Ф. Характеризует «нуж¬ным образом» Чистосердова, Бердникова и др., основной целью которых было вызвать недовольство среди крестьян против закрытия церквей и гонения на религию» (Л. 234, 235). Расстре¬лян 10 апреля 1930 года. Семья выслана на Север220.

    Жигачев Алексей Михайлович, священник. Родился 26.02.1867 года в с. Булатово Барабинского р-на Новосибирской обл. Сын священника. В 1888 году окончил Томскую духовную семинарию. С 1888 по 1890 год служил в архиерейском хоре. Ру¬коположен во священника в 1889 году. С 1890 по 1904 год служил священником в с. Пачинском, с 4.09.1904 по 1918 год — священ¬ником в церкви Александра Невского в г. Томске. С 1910 года — духовный следователь 1-го округа и домовых церквей. В 1913 году получил орден Св. Анны. С 1919 по 1937 год работал бухгалтером, рабочим на многих предприятиях Томска и области. В обвинение ему ставилось, что до прихода советской власти он состоял чле¬ном черносотенной организации «Союз русского народа» и с 1918 по день ареста служил «нелегальным попом, работая счетоводом-кассиром в обществе слепых». Арестован 23 августа 1937 года. Рас¬стрелян 27.09.1937 года. Реабилитирован в 1964 году221.

    Жигачев Василий Михайлович, протоиерей. Родился 17.02.1870 года в с. Булатово Барабинского р-на Новосибирской обл. Сын священника. Рукоположен в 1892 году в священника после окончания Томской духовной семинарии. С 1896 по 1917 год служил в с. Иглаково. С 1904 года — благочинный 5-го округа. Протоиерейс 1910года. Имел награды от Томской епархии. С 1922 по 1937 год лишен избирательных прав как священник. Прожи¬вал в г. Томске. Последние годы работал, сторожем горземлест-реста. Арестован 23 августа 1937 года. Расстрелян 17—19 сентяб¬ря 1937 года. Реабилитирован в 1964 году222.

    Жук Иван Никитович, псаломщик. Родился в 1875 году в дер. Будище Кролеветского уезда Черниговской губ. Проживал и служил псаломщиком в деревне Подлесовка (Туганского р-на) с 1926 года. С 1932 года лишен избирательных прав. Арестован 19.12.1937 года по обвинению в контрреволюционной агитации по ст. 58-2-10-11. Расстрелян 30.12.1937 года223.
    Жуков Иван Матвеевич, священник. Родился в 1866 году в с. Яровское Бещелакского р-на Алтайского края. С 1915 по 1921 год — псаломщик. С 1921 года — священник. В 1926 году ли¬шен избирательных прав. В 1930 году осужден на 3 года лишения свободы и 5 лет высылки224. В 1933 году в мае снова арестован. Освобожден в августе 1933 года. В наказание зачтен срок предва¬рительного заключения. В 1937 году он находился в Доме инвалидов в с. Татьяновка Шегарского р-на, где и был вновь арестован. Работал в это время пчеловодом. Приговорен к ВМН. Умер в Том¬ской тюремной больнице до приведения приговора в исполнение 27 декабря. Из характеристики директора Дома инвалидов: «В 1930 году выслан на Север как служитель-руководитель куль¬та православной секты. В 1934 году под предлогом  инвалидности был принят и жил на обеспечении государства...». Дела на него и Тарасенка были начаты 15 декабря, окончены 17 декабря. Реаби¬литированы в августе 1989 года225.

    Журковский Федот Викторович, священник. Родился в 1890 году в с. Буркольцы Волынской губ. Священник с 1920 года. В 1930 году за контрреволюционную деятельность осужден на 6 лет и выслан из Киевской обл. в Томск. Работал регистратором ветлечебницы. Арестован в 1937 году. «Колчаковский офицер, в чине прапорщика бывшей Волынской губернии». Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1956 году226.

    Зайцев Адам Маркович, протоиерей. Родился 24 мая 1894 года в г. Томске. «Отец музыкант». В другом месте — «меща¬нин». Образование — 2 класса гимназии. До 1916 года служил в Казначействе в должности кассира. В 1916 году был кассиром в Кузнецк-союз-банке в Томске. В 1919 году артель ликвидирова¬ли, он устроился на работу в губпродком, где и работал до 1921 года. Служил священником в Томске с 1922 по 1931 год. С 1923 по 1936 год был лишен избирательных прав. С 1932 года служил в аптекоуправлении г. Томска. В 1932 году арестован за хищение продуктов, вскоре освобожден. «Работал во многих организаци-ях снабженцем, часто менял работу, так как меня узнавали, что я был священником и увольняли... В 1933 году — перешел на рабо¬ту в артель "Смычка", где был также агентом по снабжению. В 1935 году работал в институте спецперевоспитания в снабже¬нии. В 1936 году поступил на службу в стеклозавод "Красная соп-ка" — агентом по снабжению. В июле 1937 года поступил на служ¬бу в Аптекоуправление г. Томска, где и проработал до ареста...». Арестован в 1937 году. Расстрелян 29 сентября227.

    Зайцев Михаил Ермолаевич, иеромонах. Родился в 1874 году в с. Троена Тульской губ. Из крестьян. Образование — сельская школа. До 1925 года жил в монастыре «Тихонова пустынь». Пос¬ле революции служил священником. В 1931 году выслан в город Кузнецк. В 1935 году был сужден за к/р деятельность по ст. 58-10 на 5 лет и отправлен в Томск. «Я был ярым защитником церкви». Здесь был снова арестован в 1937 году в конце декабря и расстре¬лян 3 января 1938 года228.

    Замятин Леонид, священник. В 1916— 1920 годах — управ¬ляющий конным заводом в Сибири. В 1920 году после смерти жены рукоположен во иерея. Служил в церкви г. Томска, был сек¬ретарем архиепископа Димитрия (Беликова). 25 декабря 1926года арестован в г. Томске по делу архиепископа. В феврале 1927 года его дети Мария, Ирина и Елена (написано кем-то из взрослых) обратились с письмом в Политический Красный Крест: «Нас трое малолетних. Мама умерла в 1920 году. Отец, потрясенный смер¬тью мамы — пошел в священники, и вот он — единственный наш кормилец в ночь на 25-е декабря 1926 года арестован и по сие вре¬мя находится в камерах заключения Томского Окр. ГПУ. Мы остались одни и без средств к жизни, а всем нам нужно в школе учиться.
    Арест отца является следствием каких-то беспричинных подозрений к нему, как исполняющему обязанности личного сек¬ретаря староканонического Томского архиепископа Дмитрия Беликова. Между тем его работа у архиепископа протекала в от¬крытой переписке архипастыря со своими пасомыми, препода-нии им благословений на принятие для служения того или иного клирика, наставления по делам веры и церковной практики, — в абсолютной несопрекосновенности с политикой. Нам извест¬но, что каждая бумажка строго проверялась в смысле согласован¬ности с требованиями, предъявляемыми гражданскими властя¬ми. В результате обязанность папы, как личного секретаря при мудром, осмотрительном высокоавторитетном муже науки, ар¬хиепископе Беликове, — сводилась к совершению безынициатив¬ной, чисто механической переписке трафаретных отношений; о молитвенном общении архипастыря, наставлениях в духе хрис¬тианской любви и братских увещеваний — решительно не могу¬щих иметь какого-либо политического влияния или значения. Ясно, что при наличии таких условий ни какие подозрения не могли иметь и не имеют под собой фактически серьезной почвы, разве фальшивые доносы завистливых, заинтересованных в лож¬ных доносах лиц, но это не достаточно для того, чтобы арестовать человека, держать его в заключении 2 месяца, не предъявив ему обоснованного на неоспоримых фактах обвинения в определен¬ном преступлении.
    ...Будучи в полном смысле аполитичен, никогда он и не ду¬мал идти вразрез с Властью Народа, той Властью, которая стоит на страже прав и интересов трудового крестьянства и рабочих. Еще служа в старой армии с 1902 года, после участия в Японской войне, он решительно уклонился от служения в войсках на усми¬рении, и когда ковалерийские полки были привлечены к поли¬цейской службе при забастовках, в это время он выехал в Герма¬нию и, возвратясь из заграницы, перевелся в Финляндию, где его последующая служба проходила (в условиях, сходных с загранич¬ной командировкой) с 1906 по 1914 год.
    Что касается до его убеждений, — он с 1910 года, после пе¬ренесенных потрясений, в своем внутреннем миросозерцании резко уклонился в сторону религиозной настроенности, всецело захватившей его, и усилившейся со временем до полного влия¬ния на всю его жизнь и деятельность, с той поры сознательно на-правленной, во имя братской любви на благо народа. И когда в 1920 году нас постигло несчастье, — умерла наша мама, отобрали все наше имущество, нас, троих малолеток, взяли в сельский при¬ют, — в этот момент он и принял сан священника... Служа в де¬ревне, он нередко встречал со стороны глухо-провинциальных местных агентов недоумения, — почему, с каким расчетом он, бывший офицер, принял сан священника? И эти подозрительные недоумения вызывали применявшиеся к нему репрессии, в кото¬рых страдали мы, его трое малолетних, на глазах наших он был арестован, а мы, неповинные сироты, страдали, оставаясь без отца и без призора, как останемся и в настоящее время. Видя, что в тех беспримерных переживаниях, какими страдали мы при его аресте, он перебрался в Томск, предполагая найти в окружном городе более человеческое отношение, а также встретить в Окр. ГПУ лиц, могущих разобраться как в его направлении, так и во всей его деятельности, и вместе с тем, имея основную цель — дать нам, детям, возможность спокойно учиться»229.

    Зевакин Федр Поликарпович. Родился в 1860 году, крес¬тьянин из с. Тутальского. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибуна¬лом230.

    Зевакина Агафья Ниловна, крестьянка из с. Тутальского. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арес¬тована Томским Верховным трибуналом231.

    Зевакина Анна Дмитриевна. Родилась в 1872 году, кресть¬янка из с. Тутальского. За противление изъятию церковных цен¬ностей в 1922 году арестована Томским Верховным трибуналом232.

    Земляной Иван Петрович, священник. Родился в 1857 году в местечке Петрановка Екатеринославской губ. С 1915 по 1927 год «подрабатывал» псаломщиком. С 1927 года — священник. В 1928 году лишен избирательных прав. До 1933 года служил в Павлодарской области. С 1933 до ареста служил в с. Петропав¬ловское священником. Арестован в 1935 году за то, что говорил: «Бог есть», не платил налоги: «Берите меня, хоть шкуру сдерите, платить не буду». Имел задолженность по налогу 57 рублей и не уплатил «самооблажения» (еще один вид налога) 196 рублей. Осужден на 3 года ИТЛ. Было ему 79 лет233.

    Землянский Николай Николаевич, священник. Родился в 1878 году в с. Тюнев Посад Ленинградской обл. в семье священ¬ника. Окончил Духовную семинарию. С 1899 по 1916 год служил диаконом, с 1916 по 1933 — священником. В 1930 году осужден по ст. 61 на 2 года лишения свободы, но оправдан. В 1933 году осуж¬ден по ст. 58-10-11 на 10 лет концлагерей, а после — «свободная высылка». Приговор заменили на ссылку в Нарым, проживал в пос. Белый Яр Колпашевского р-на. Арестован в сентябре 1937 года. В протоколе обыска значится, что изъято церковных книг 7 штук, переписки 95 листов, фотографий 5 штук. Расстре¬лян 3 октября 1937 года234.

    Зибор Александр Павлович, псаломщик. Репрессирован.

    Зима Егор Тихонович. Родился в 1855 году в Кролевецком уезде Черниговской губернии, проживал в д. Подлесовка Туган-ского р-на (ныне Томский р-н), единоличник. Был председателем церковного совета. Арестован в феврале 1938 года. Освобожден в марте 1938 года в связи с прекращением дела за неподтвержде¬нием предъявленного обвинения235.

    Злаказов Николай Петрович, священник. Служил в 1949 — 1950 годах в томских церквах после отбытия срока наказания.

    Златомрежев Николай Александрович, священник. Родил¬ся в 1892 г. Расстрелян большевиками. Некролог, напечатанный в «Сибирской жизни» от 1918 года 26 июня: «...Покойный Н. А. был чисто русской доброй души и, любя народ и зная его материальные и духовные нужды, болел душою за его будущее строительство, возмущался социальной неправдой и искал путей послужить народу. В 1915 году будучи студентом 4 курса Московского Коммерческого института, Н. А. под влиянием общего патриотического подъема поступает добро¬вольцем в армию... Неся опасную и ответственную службу в раз¬ведочном отряде, Н. А. в боях под Молодечно был контужен в го¬лову и, как негодный для дальнейшего несения военной службы, был освобожден от нее. Теперь Н. А. решается послужить родно¬му народу на поприще пастырства, понимая задачу последнего во всей его полноте... И вот в 1916 году Н. А. поступает на приход-скую работу при томской Преображенской церкви.
    ...С наступлением свобод Н. А. не ограничивается церков¬ной) кафедрою, он говорит всюду, где представляется случай: его речи, полные воодушевления, раздаются и на районных собра¬ниях, и в профессиональных организациях, и в собраниях духо¬венства и мирян. Он говорит об общей спячке, когда гибнет ро¬дина. .. зовет всех к активной дружной работе, возмущается инерт¬ностью и равнодушием к общему делу. И не удивительно, что когда открылось царство совдепа, Н. А. был отмечен вниманием большевиков. Они арестовали его и бросили в тюрьму, в одиноч¬ную камеру, где на его глазах прибили дощечку с смертным при¬говором, желая таким образом «отрезвить» вредного агитатора против советской власти. Но Николай Александрович не поддал¬ся этим запугиваниям и, получив освобождение по ходатайству прихожан, возмущенных грязной заметкой об их пасторе, поме¬щенной в пресловутой газете "Знамя Революции", продолжал вести борьбу с врагами народного блага. Между тем тт. Глузма-ны и К ° вздумали грабить женский монастырь и на защиту безза¬щитных и запуганных бывших деревенских крестьянок-монахинь в числе первых явился Н. А. Конечно, такой дерзости не могли простить ему горделивая совдеповская власть, и 28 мая Н. А. был арестован в своей квартире и отвезен в совдеп, откуда уже не возвратился. "Благожелатили народные", верно служа немецко¬му делу, расстреляли Н. А. вместе с другими борцами за счастье народа и столкнули в реку.
    Так насильственно оборвана молодая (Н. А. родился в 1892 г.), деятельная и полезная жизнь. Пройдут годы, история впи¬шет на черную свою страницу период большевистской тирании, произнесет свой беспристрастный суд преступной власти, под¬считает, может быть, общее число жертв ее злодейства, подтвер¬дит, что проклятие, посылаемое современниками этой разбойни¬чьей власти, было вполне заслуженным, а пока приходится утешать¬ся одною надеждою, что судьи-палачи... временно разбежавшиеся по укромным уголкам от народного гнева, в свое время от пуб¬личного и законного суда получат достойное по делам своим. Краток, но тернист был путь Н. А., умершего смертью му¬ченика, пусть же земля будет ему пухом»236. Похоронен на кладбище мужского монастыря. Включен в синодик Петропавловской церкви г. Томска.

    Зяблицкий Иосиф Иванович, псаломщик. Родился в 1872 году в дер. Чергачак Ойротской АО, проживал в Томске, слу¬жил псаломщиком в церкви Пантелеймона при клиниках Томско¬го университета с 1914 по 1917 год. В его деле нет ни слова о его службе псаломщиком. Работал юрисконсультом Томского дрож-завода. Арестован в 1938 году. Осужден к ВМН — расстрелу. Умер до приведения приговора в исполнение237.

    Зяблицкий Иродион Иванович, священник. Родился 18 ап¬реля 1878 года в дер. Чергачак в семье крестьянина. Окончил сель¬скую школу, в 1897 году — Бийское духовное училище и посту¬пил в Бийское катехизаторское училище. Священник с 1902 года. При правительстве Колчака служил уполномоченным по делам снабжения в Министерстве снабжения. В 1922 году был священ¬ником в с. Подлесовское, в 1928 году — в Щегловском и в Ново¬сибирске. С 1929 по 1930 год — священник в Белобородово Томс¬кого р-на. Проживал в Томске, был продавцом книжного киоска издательства «Красное знамя». Арестован в 1937 году. Дело его начато 9 октября и окончено 11 октября 1937 года. Расстрелян 15 октября (23 — 25) 1937 года. Реабилитирован в 1965 году238.

    Иваницкий Иоанн Васильевич, священник. Родился в 1846 году, место рождения неизвестно, образование домашнее. Руко¬положен во священника в 1883 году. С 1912 по 1920 год проживал и служил в с. Казанское Н-Кусковской вол. Томского уезда. Арестован в январе 1920 года. Из его показания: «...В нашем селе были и красные и белые. Был отряд Сурова. Он расстреливал кре¬стьян. На меня пало подозрение, что я давал им сведения. А на самом деле в эти дела я совершенно и никогда не вмешивался». Из доносов на него: «...Отпевать я не буду, слушаете чертей, так и живите без попа», «...усердно молился за белых и не желал отпе¬вать красных». Осужден на 5 лет принудработ, но в связи с пре¬клонным возрастом мера наказания изменена на условную. Ос¬вобожден в декабре 1920 года239.

    Иванников П. П. (Петр Павлович?), псаломщик. «Лишен избирательных прав как псаломщик, получавший нетрудовой доход от службы в церкви. За злостную несдачу хлебных излиш¬ков в количестве 151 пуд., из которых добровольно сдал 84 пуда, при наличии всех возможностей к сдаче — распродан по кратно¬му обложению. Кроме этого, Иванников органами ОГПУ за зло¬стную агитацию и распространение нелепых слухов о наступле¬нии с Востока белых, осужден с конфискацией всего имущества. Имущество Иванникова в настоящее время конфисковано» — документ подписан 25 августа 1930 года240. Расстрелян в 1930 году.

    Иванов Михаил Григорьевич. Родился в 1884 году в с. Се-кишки Казанской губ., профессор Казанской духовной академии. Проживая в г. Томске, преподавал в мединституте латинский язык. Арестован в 1937 году. Расстрелян241.

    Иванов Павел Григорьевич, священник. Родился в 1891 году в Казанской губ., окончил Духовную академию. До марта 1918 года учился в г. Казани. В 1918 году был псаломщиком в с. Кабачище Свияжского уезда и учителем Мамарышского реального учили¬ща. 1 февраля 1918 года предназначался директором Бирской се¬минарии. В сентябре 1918 года эвакуирован с корпорацией учи¬лища в г. Бирск Уфимской губернии, затем в Омск. 19 июня 1919 года рукоположен во священника. В декабре 1919 года при¬ехал в Томск к жене. Вскоре переехали в с. Монастырское Томс¬кого уезда. Арестован в августе 1920 года. Брат Иванова был офи¬цером, и Павел Григорьевич перед рукоположением сфотогра¬фировался в кителе брата, за что фактически и был арестован. О себе сказал, что он «священник с передовыми широкими взгля¬дами, что 1 мая 1920 года сам предложил комсомольской ячейке отслужить заупокойную литию о всех борцах, павших за свобо¬ду, говорил проповедь о значении культурно-просветительного кружка, где я член и играю на мандолине...». Освобожден в сен¬тябре 1920 года в связи с прекращением дела242.

    Иванов Петр Васильевич. Родился в 1864 году в г. Ишим, проживал в г. Томске, работал счетоводом лесозавода № 2. Арес¬тован в апреле 1932 года. Освобожден в мае 1932 года в связи с болезнью. (Купец 2-й гильдии, староста Сретенской церкви г. Томска с 1909 года.)

    Иванов Петр Иванович. Родился в 1870 году в г. Томске. «Бывший доверенный миллионера Горохова». На момент ареста работал бухгалтером. Активный церковник, член церковного со¬вета с 1928 года. Из свидетельских показаний: «Возмущался в со¬брании Духовской церкви по поводу сдачи колоколов, говорил: «И куда только все идет... сколько хлеба сгноили... по деревням в церкви засыпают хлеб... а теперь до колоколов добрались и ведь так хитро, будто верующие сами их сдают... Не власть — грабите¬ли!». Арестован в 1930 году. Расстрелян 10 апреля 1930 года. Иму¬щество конфисковано243.

    Иванов Семен Терентьевич. Родился в 1900 году в дер. До-родское Дубоссарского р-на (Молдавия). В 1929— 1930 годах во время сплошной коллективизации выступил против нее и был выслан в Нарымский край. Проживал в пос. Знаменка Кривоше-инскогор-на. «Активный церковник», плотник-кустарь, был пред-седателем церковной общины. Арестован в 1937 году. Расстре¬лян 8 декабря 1937 года. Следователем у него были Мартон С. С. и Суров. В 1959 году это дело пересмотрено. Вызывали «свидете¬лей», дававших показания в 1937 году. Многие заявляли, что их на допросы не вызывали, или что они ничего подобного не гово¬рили и обо всех осужденных говорили только хорошее244.
    Иванов Тихон Степанович, священник. Родился в 1875 году в с. Голицино Балашовского уезда Саратовской губ., образова¬ние получил домашнее. Проживал в с. Н-Троицкое (Томский рай¬он). С 1911 по 1922 год служил псаломщиком в с. Рождественс¬ком, с 1922 по 1928 год — священником в с. Успенка. Работал на лесозаготовках. «...В связи с освобождением по болезни с лесо¬заготовок , я пошел в Томск в декабре месяце, где и получил но¬вое назначение в п. Троицкое, где ранее работал. Получив от Епар¬хии документ, который я, правда, нигде не отметил, не зарегист¬рировал в сельсовете, произвел в церкви 2 обедни (7 и 8 января), на которых присутствовало по 20 человек на первый день Рожде¬ства, чем ввел в заблуждение состав церковного совета...». То есть, еще не получив «регистрацию» — разрешение на работу священ¬ником в сельсовете, он отслужил 2 обедни по случаю Рождества. Это послужило поводом для его ареста уже 13 января 1931 года. Осужден на 5 лет концлагерей. В 1933 году «досрочно освобож¬ден» с предписанием «не проживать в 12 городах советского со¬юза и местности, из которой был выслан с прикреплением на ос-тавшийся срок»245.

    Иванов-Согинов Георгий Михайлович. Родился в 1887 году в г. Измаил Бессарабской губ., проживал в г. Томске, работал вос-косборщиком. Собирал деньги для помощи ссыльному духовен¬ству. Изготовлял церковные свечи, имел свечной завод. С 1926 года отбывал ссылку 3 года. Имел 2-этажный дом. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года246.

    Игнатьев Алексей Алексеевич, протоиерей. Родился в 1879 году в г. Перми. В 1908 году закончил Казанское музыкаль¬ное училище и начал заниматься музыкально-педагогической де¬ятельностью. Но вскоре он принял решение продолжить образо¬вание в Духовной семинарии, которую окончил в 1914 году. Алек¬сей Алексеевич получил место законоучителя в реальном училище одного из городов Вятской губернии. Затем он переехал в Екате¬ринбург, до 1918 года был законоучителем в мужской гимназии. Все эти годы он не оставлял занятия музыкой и усиленно работал как регент. С 1918 по 1921 год жил и работал в Красноярске, где был рукоположен в сан священника. В 1922 году переведен в Томск служить священником. Томское музыкальное училище — вторая сфера деятельности протоиерея Алексея. Это был эрудированный, интеллигентный доброжелательный человек, на уроки которого ходили с особым прилежанием. Он блестяще знал свой предмет (му¬зыкально-теоретические дисциплины). Вскоре он стал заведую¬щим учебной частью. 27 июля 1937 года его арестовали. Расстре¬лян был 29 августа 1937 года. Портрет Алексея Алексеевича укра¬шает и посейчас фойе Томского музыкального училища247.

    Изюмский Прокопий. Служитель культа православной церкви. В 1929 году выслан в Тегульдет на 3 года из Ростовской обл.248

    Ильин Аполлон Александрович, священник. Родился в 1878 году в с. Сухоборское Оренбургской губ. Отец, дед были свя¬щенниками. Окончил Томскую духовную семинарию в 1908 году. Служил священником в с. Чердаты с 1908 по 1914 год. В 1924 и 1927 годах лишался избирательных прав, как служитель культа. До 1929 года служил в Зырянке, затем, до 1931 года, в с. Прокуде -ком Новосибирской обл. «30 ноября 1930 года организовал мас¬совое выступление женщин, которое сопровождалось угрозой представителям власти...», в 1931 году был осужден по ст. 58-10 к 10 годам ИТЛ и отправлен в Мариинские лагеря. Позже переве¬ден отбывать срок в ИТЛ-2 г. Томска. Снова арестован 16 декаб¬ря 1937 года. «...Часто с попом Никитиным поджигали бараки и они частично сгорели». Расстрелян249.

    Ильинский Константин Николаевич, священник. Родился в 1885 году в с. Семеновка Зырянского р-на ЗСК в семье священ¬ника. Окончил Томскую духовную семинарию в 1908 году по 2 разряду, и рукоположен к Чердатской церкви в этом же году. Служил в Чердатах до 1918 года. С 1919 года служил в с. Зырянка. Был до 1929 года благочинным. В 1924 и 1927 годах лишался изби¬рательных прав как служитель культа. С закрытием церквей ос¬тался без работы. Проживал в с. Берлинка. Арестован в 1937 году. Расстрелян250.

    Ильиных Валентина Васильевна, 1870 г. р., портниха, Иль¬иных Капиталина Васильевна, монахиня, 1866 г. р., портниха, Ильиных Людмила Васильевна, 1877 г. р., портниха — эти три сестры обвинялись в печатании религиозных, антисоветских про¬кламаций на пишущей машинке епископа Германа (Кокеля). Были арестованы в октябре 1929 года и проходили по судебному про¬цессу священников Беневоленского, Ландышева, Васильева и др. Были освобождены из-под стражи с лишением права прожива¬ния в ряде городов России и высланы из Томска на 3 года251.

    Ильменников Николай Николаевич, священник. Родился в 1886 году в с. Дубки Псковской губ. Окончил Духовную семи¬нарию в 1907 году. Служил псаломщиком в Псковской губернии с 1909 года, диаконом до октября 1911 года и затем — священни¬ком. В 1929 году был в исправдоме г. Острова 6 месяцев, затем сослан в Томский округ на 3 года, проживал в с. Никольское Кри-вошеинского р-на, где и последовал второй арест. Арестован 22.08.1930 года по обвинению в антисоветской агитации. Расстре¬лян 20.11.1930 года252.

    Иришкин Иван Васильевич. Родился в 1904 году в дер. Чае-во Колоденской волости, Череповецкого уезда Новгородской губ. «Без определенных места жительства и работы. Изготовлял све¬чи для церквей». Арестован в 1940 году. Осужден на 8 лет ИТЛ. Умер в местах заключения. Реабилитирован в 1966 году253.

    Исаев Василий Романович, священник. Родился в 1901 году в с. Богородское, Шегарского р-на. В 1919 году служил в армии Колчака рядовым. Священник с 1924 по 1930 год, был лишен пра¬ва голоса. Вышел за штат и проживал в г. Томске, после 1930 года работал счетоводом швейной фабрики № 5. Арестован в 1937 году. Расстрелян 23 — 25 октября 1937 года. Реабилитирован в 1964 г.254

    Исаченко Иван Трифонович, священник. Родился в 1894 году. С 1910 по 1929 год служил в Болотнинском районе Ке¬меровской обл., с 1929 по 1931 год — священник в с. Казанка Том¬ской обл. Был судим по ст. 83 в 1923 году. С 1931 года — священ¬ник в Петропавловской церкви г. Томска255.
    Кабанова Марианна Ивановна. Родилась в 1877 году, кре¬стьянка из с. Тутальского. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арестована Томским Верховным трибуна¬лом256.

    Кавский Георгий Иванович, протодиакон. Родился в 1872 году в с. Острицово Тверской губ. Сын пономаря. До 1917 года — диакон, до 1929 года — протодиакон. В 1919 году ли¬шен избирательских прав. В 1929 году судим по ст. 61 УК на 6 ме¬сяцев ИТР. В 1930 году арестовывался органами ОГПУ, в 1931 году за контрреволюционную деятельность осужден органами НКВД на 3 года и выслан из г. Саратова в г. Дженибек. Весь 1935 год служил протодиаконом «...производил регистрацию в церковных книгах акты крещений и браков, чем пытался подменить органы ЗАГСа». В 1936 году был осужден по ст. 58-10 на 7 лет и выслан в г. Томск, проживал в трудколонии № 2 г. Томска «без определен¬ных занятий». Арестован в 1937 году. Осужден к ВМН. Умер в тюрьме до приведения приговора в исполнение257.

    Казаков Иван Степанович. Родился в 1870 году, домовладе¬лец, служащий лесопильного завода. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году арестован Томским Верховным трибуналом258.

    Казакова Надежда Степановна. Родилась в 1878 году в г. Тобольске, проживала в г. Томске, работала уборщицей в Тро¬ицкой церкви и продавала свечи. Активная церковница. Жила лет десять в церковной сторожке вместе с Маныпиной259. Арестова¬на в 1937 году. Расстреляна 8 ноября 1937 года260.

    Калугин Владимир Яковлевич, протоиерей. Родился в 1875 году в г. Енисейске Красноярского края, в семье золотопро¬мышленника. Имел высшее богословское образование. До рево¬люции служил в г. Камне и одновременно был законоучителем в гимназии. В 1918—1919 годы избирался в Городскую Думу. В 1921 году был арестован и осужден в г. Камне Выездной сесси¬ей Ревтрибунала к высшей мере социальной защиты — к расстре¬лу, который был заменен 10 годами лагерей. Наказание отбывал в Мариинских лагерях... (из меморандума). В 1925 году его осво¬бодили. С 1928 года — председатель Сибирского Епархиального Совета. «С 1930 по 1936 годы был настоятелем Никольской церк¬ви. Систематически оказывал помощь репрессированным совет¬ской властью за контрреволюционную деятельность духовенству. Снабжал их нелегально деньгами из кассы Епархиального Управ¬ления, а также и церковных сумм... В начале 1935 года среди ве¬рующих распускал провокационные слухи о закрытии церквей... Составлял фиктивные списки общин в г. Томске...». Арестован 23 августа 1936 года. Осужден 24 сентября 1936 года по ст. 58-2,10,11 к 10 годам ИТЛ и трем годам поражения в правах. Вто¬рой суд 29 декабря 1937 года по ст. 58-2,11, приговорен к ВМН. Реабилитирован261.

    Калугина Клавдия Владимировна. Родилась в 1901 году в г. Павлодаре, проживала в г. Томске, работала адвокатом. Дочь протоиерея В.Я. Калугина. Она и псаломщик Просандеев Ф. были первыми в Томске, осужденными по 58-й статье. В Постановле¬нии Томского окротдела ОПТУ о привлечении к уголовной ответ¬ственности К.В. Калугиной от 10 августа 1927 г. читаем, что она совершила преступления, предусмотренные ст. 58-15, 58-18 УК: «Гр-ка Калугина Клавдия Владимировна неоднократно занималась сбором средств для помощи ссыльному духовенству из гор. Томска. В то же время Калугина систематически вела контррево¬люционную агитацию, распространяла провокационные и непро¬веренные слухи, вызывающие недоверие к власти. Так например, она распространяла слухи о скорой гибели советской власти. О том, что советская власть закабалила рабочий класс и кресть-янствО: О том, что коммунисты всех оппозиционеров ссылают в ссылку и т.д. Священник Удинцев, сотрудничавший с органами ОГПУ так отозвался о Калугиной: «Клавдия по подписным лис¬там собирала деньги на ссыльное духовенство... Калугина настро¬ена на 100 % антисоветски». Была арестована и осуждена в 1927 году на 2 года концлагерей262.

    Каманский (Команский) Василий Максимович, протоие¬рей. Родился в 1868 году в с. Кизькевичи Юыховского уезда Мо-гилевской губ. Служил в Минусинске. В 1933 году «староцерков¬ников» в Минусинске разгромили полностью. Каманский был осужден органами ОГПУ по ст. 58-10 и выслан на 5 лет в Нарым -ский край, проживал в с. Тымске Каргасокского р-на (вместе с «подельником» П.И. Белевским). Снова арестован в 1938 году. Расстрелян 30 марта 1938 года263.

    Каменская (Каминская) Ольга Николаевна. Родилась в 1883 году в г. Петербурге в семье художника. В 1886 году родите¬ли переехали в Томск. Вскоре они умерли. Ольгу поместили на воспитание в Мариинский детский приют, где она жила до 1901 года. В 1901 году ее, как одну из способных воспитанниц дет¬ского приюта, отдали учиться в Томскую женскую гимназию, ко¬торую она окончила в 1905 году. По окончании гимназии посту¬пила работать счетоводом в Управление железной дороги. В 1912 году вышла замуж за Каменского, который работал кустарем-са¬пожником. «Магазина кожобуви у моего мужа никогда не было». В начале 1934 года верующие Никольской церкви предложили ей поступить на должность председателя церковного совета. В 1936 году закрыли Никольскую церковь, и ей пришлось немало поез¬дить в Новосибирск и Москву, защищая Никольскую церковь. На короткое время церковь удалось отстоять, но позже ее все-таки закрыли, а все ее защитники вскоре были арестованы. Каменс¬кая отрицала все «показания» свидетелей-осведомителей священ¬ников Удинцева и Нестеровского. Виновной себя не признала. Ее обвиняли и в том, что она давала деньги из церковной кассы и собирала в церкви деньги на помощь сосланным священникам Карасеву, Гаврилюку и др. Она не отрицала, что были случаи, когда к ней подходили старики и старушки, которые приносили хлеб и другие продукты и просили передать осужденным, все это передавалось с церковным сторожем в комендатуру НКВД для передачи арестованным.
    Каменская была осуждена на 3 года лагерей и 3 года пора¬жения в правах. В 1939 году состоялось новое дознание и новый суд. К этому времени муж ее, осужденный вместе с ней, уже умер в лагере. «Одноподельник» В.П. Миловидов получил второе на¬казание — ВМН. Ее этапировали из Барнаульского лагпункта Сиб-лага НКВД и предъявили обвинение по ст. 17 и 58-8, новый срок — 5 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах. Реабилитирована в 1990 году264.
    Каменский Василий Федорович. Родился в 1866 году в Том¬ске. Арестован в 1936 году вместе с женой Ольгой Николаевной. Причина ареста — «защищал Никольскую церковь» и «помогал своей жене организовывать помощь осужденным ранее священ¬никам», «участвовал на сборищах фашистской группы, устраи¬ваемых под видом заседаний церковного совета». Его оговорили все те же Удинцев и Нестеровский: «Каменский о смерти Киро¬ва сказал: "Собаке — собачья смерть"» и прочее. Его осудили на 5 лет лагерей и три года поражения в правах. Василий Федорович был неграмотным, вместо росписи ставил три крестика или дела¬ли отпечаток его пальца. «21 января 1938 года после 6 часов вече¬ра он умер от крупозного восполения легких» — по утвержде¬нию заведующей тюремной больницей Урванцевой. Именно в это время расстреляли другого его «подельника» — В. П. Миловидо-ва, так что, возможно, и его расстреляли. Реабилитирован в 1990 году265.

    Каменский Елпидифор Васильевич, протоиерей. Родился в 1873 году в с. Мертовщины Самарской губ. в семье дьячка. В Томске с 1915 года. Служил до 1916 года в с. Богородском. С 1916 года по 1918 год служил в Вознесенской церкви, с 1918 по 1921 год — в Соборе, с 1921 по март 1922 года служил в Петропав¬ловской церкви, затем доч1929 года служил в с. Протопопово, с 1929 по 1933 год находился в ссылке в с. Зырянском «за трудпо-винность, по ст. 61». С апреля 1933 года работал в протезном ин¬ституте кассиром, с июля 1933 года — сторожем в пошивочной мастерской, с июля 1934 года — рабочим в столовой. С июля 1937 года работал в крайаптекоуправлении контролером. Арес¬тован 13 августа 1937 года. Семья состояла из него, жены Алек¬сандры Николаевны 60 лет и детей Владимира с 1905 года, Алек¬сандра, Николая, который к моменту ареста отца уже был в Ма-риинской тюрьме, Алексея с 1908 года, Сергея, Анатолия и дочери Евгении. Из родственников Е.В. назвал только брата Федора 76 лет, священника. Нигде в деле не упоминаются имена его других братьев: епископа Томского Анатолия и Михаила Васильевича, осужденного в 1920 году. При обыске изъяли паспорт, удостовере¬ние и 19 фотографий. Из дела: «... не признаю, не участвовал, не со¬стоял, о "Союзе Спасения России" ничего не знаю... Отрицаю, что выступал против ВКП (б) и советской власти... Калугина знаю — мой хороший знакомый и друг... Кручинина знаю — он первым пришел навестить меня после моей ссылки... Да, признаю себя виновным... да, говорил, что церковь в упадке, что не имеет авто¬ритета у народа, что между духовенством распри, что сейчас на Руси нет единой православной церкви и во всем виноваты ком-мунисты и советская власть, которые уничтожили церковь»... Священник Нестеровский — специальный осведомитель, назы¬вает его братом епископа Анатолия Каменского266 и сообщает о Каменском: «... одно время он бросил службу в церкви, имея це¬лью подделаться под советского человека и поступил работать в ресторан, периодически нелегально продолжая служить в церк¬ви. Его арестовывали в 1934 году за к/р деятельность, но не по¬нятным для меня образом он сумел избежать наказания». Расстре¬лян267. Реабилитирован 15 апреля 1965 г. Расстрелян 14 октября в 1937 году и его сын Владимир, 1905 г. р. Осужден был в августе 1937 года. Реабилитирован 30 декабря 1964 года268.

    Каминский (Каменский) Михаил Васильевич, псаломщик. Родился в 1875 году, место рождения неизвестно, образование сред¬нее, проживал в с. Калтай Томского уезда, служил псаломщиком в Иннокентьевской церкви. Брат епископа Анатолия

    Каменского. Арестован в 1920 году. Осужден на 5 лет принудительных работ269.

    Капендюхин Иван Васильевич, священник. Родился в 1871 году во Владимировской губ. С 1879 по 1882 год учился в при¬ходской школе. С 1882 по 1888 работал в иконописной мастерс¬кой, с 1917 по 1922 год был псаломщиком в Судженке и Кайле, с 1922 по 1924 год — диаконом, с 1924 по 1925 год — священником в с. Яя-Борики, с 1928 по день ареста — священником в селе Ма-залово. Арестован 12.02.1930 года по обвинению в антисоветской агитации, которая заключалась в том, что, вернувшись с лесоза¬готовок, Капендюхин обнаружил, что церковь закрыта и опеча¬тана. Он решил организовать собрание прихожан и написал об этом заявление в сельский совет с просьбой разрешить его. По¬нимая, что на собрании будет вопрос об открытии церкви, пред¬седатель сельского совета пишет на Капендюхина донос, и на него заводят следственное дело. 18 февраля Капендюхин был выслан на 3 года в Туруханский край вместе с семьей270.

    Каплуновский Степан Кузьмич. Родился в 1873 году в с. Ольховатка Воронежской губ., проживал в г. Томске. Член двад¬цатки церкви Иоанна Лествичника г. Томска в 1925 году. Имел свеч¬ной завод. Собирал деньги в пользу ссыльного духовенства, едино¬личник. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года271.
    Карасев Иван Михайлович, священник. Родился 30 октяб¬ря 1880 года в дер. Петровка Симбирской губ., проживал в г. Том¬ске. Священник ориентации ВЦС. Служил в разных селах Томской епархии. До революции жил некоторое время в г. Хар¬бине. Сын его жил в Японии. В 1932 году был под судом по ст.58-10, отбыл срок 2 года. В 1936 году работал сторожем Никольской церкви г. Томска. Снова арестован в 1936 году. Осужден на 3 года ИТЛ и 3 года поражения в правах. В третий раз арестован в 1937 году. Расстрелян 28 декабря 1937 года272.

    Карелин Николай Максимович, священник. Родился в 1878 году в дер. Батакон Нерчинско-Заводского р-на ВСК. В 1901 году окончил учительскую семинарию и миссионерские шестимесячные курсы. С 1905 по 1908 год работал учителем. В 1909 году вступил членом в миссионерское общество, где заве¬довал хозяйством и был инструктором по сельскому хозяйству до 1918 года. «В то же время я был выдающимся агитатором-про¬поведником православной веры, за что был в 1911 году еписко¬пом Мефодием рукоположен в сан священника и назначен ду¬ховным наставником в миссионерском училище в г. Чите. В мою обязанность входило воспитывать детей разных национально¬стей, находящихся в училище и вводить их в православную веру. Кроме того, был прикреплен к окружавшим Бурятонациональным поселкам, среди которых я проповедовал за принятие православной веры... Хозяйство миссионерской школы было 40 коров, 12 лошадей, 64 рабочих быка, сельхоз инвентарь, жатка, сеноко¬силка, плуги, бороны, телеги... Училище существовало до 1918 года. Потом все хозяйство было сдано Веклемишинскому сельскому комитету». Его обвинили в том, что он распродал все имущество в «умышленных целях, чтобы не отдать его советской власти», что на колокольне в Веклимишевской церкви при Кол¬чаке, когда он служил священником, стоял пулемет. Арестовы¬вался в 1928 году, освобожден, потом в 1931 году за невыполне¬ние хлебосдачи сослан в Кривошеинский р-он ЗСК на 3 года. Проживал в дер. Белосток Кривошеинского р-на, работал завхо¬зом Белостокской школы. Арестован в 1937 году: «Кулак, имеет высшее образование... пробрался в завхозы...». Осужден по ст. 58-2, 10, 11. Расстрелян 21.10.1937 г.273

    Касаткин Аркадий Иванович. Родился в 1877 году в г. Усть-Каменогорск Казахской ССР, проживал в г. Томске. Арестован 21.02.1930 года. Служил регентом в Троицком соборе, «...бывший владелец больших приисков и магазинов... очень богатый чело¬век, имел кирпичный завод, из его кирпичей и строился новый собор, в постройке которого он принимал активное участие...» (из свидетельских показаний). Свидетель, староста Н. В. Казаков, так доносит в своем протоколе допроса от 8 марта 1930 года: «В про¬шлом Касаткин из себя представлял племянника крупного сибир¬ского купца Малышева, имел пай, кроме того, был офицером. До самого последнего времени представлял из себя фигуру церков¬ника, будучи регентом Нового собора... На закрытие церквей и передачу колоколов на индустриализацию смотрит так, что сей¬час гонения на церковь, что "жиды мстят за 1905 год"» (Л. 170 об. Из Д. П-8805). Расстрелян 30 марта (10 апреля) 1930 года. Иму¬щество конфисковано274. Реабилитирован.

    Каюков Яков Наумович, священник. Родился в 1873 году в г. Саратове. В 1934 году осужден по ст. 58-10-11 на 5 лет концлаге¬рей. Срок отбывал в Томске, в ИТК-2. Обвинялся за то, что состо¬ял в «Союзе спасения России». Арестован в 1937 году. В протоко¬ле допроса есть «список его знакомых», в который вошла и его фамилия, то есть протоколы допросов составлялись без участия подсудимых. Расстрелян 3 января 1938 года. Реабилитирован в 1989 году275.

    Квятковский Иван Васильевич, священник. Родился в 1879 году в с. Белохвостово Витебской губ. Осужден и направлен отбывать наказание в Томск в ИТК-2 . Арестован в 1937 году. Расстрелян276.

    Кикин Пётр Арсеньевич, протоиерей. Родился в 1875 (1877) году в с. Ушаковское-Чумаково Куйбышевского р-на ЗСК. Окон¬чил Томскую духовную семинарию. Сын священника. С 1905 по 1907 год служил в Никольской церкви. С 1907 по 1937 год служил в Спасской церкви с. Спасское (Коларово), где с 1908 по 1914 год служил и его отец. Перед арестом проживал в Томске. Арестован 2 августа 1937 года: «Был священником и при царе и при Колчаке и при Советской власти». Как-то в сельсовете сказал секретарю сельсовета, что «придет время, ты будешь обеими руками крес¬титься». Обвинялся по ст. 58-2-10-11. Расстрелян 29 — 31 августа 1937 года. Реабилитирован в 1961 году277.
    Кисилев Алексей Владимирович, протоиерей. Родился в 1871 году в пос. Клюжево Иранского уезда Вятской губ., прожи¬вал в дер. Гусево Кривошеинского р-на ЗСК. Образование низ¬шее. С 1914 до 1930 года работал кузнецом в собственной кузни¬це, одновременно служил псаломщиком. В 1931 году в феврале «выехал на курсы священников в Томск» (из его показаний). В 1931 году вернулся в с. Гусево, получив назначение на долж¬ность священника. Проводил собрания верующих около церкви, в церковной сторожке с разрешения районной власти: «Разгово¬ров о колхозах не вел» (из его показаний). Из показаний Ф. П. Шевелевой: «2 апреля 1930 года мы собрались человек 50 верующих, после собрания производили учет верующих... Ки¬силев рассказал, что организованные колхозы весной уже все раз¬бежались, еще некоторые колхозы остались, но их вот-вот разго¬нят, потому что крестьяне и власти поняли, что писание в Библии правильно, что это власть сатаны, она будетложить клейма на всех колхозников и скоро будет переворот, тогда всех клейменных убивать будут в первую очередь...». Во втором ее же показании: «... как раз в тот момент, когда у нас в деревне Гусевой начали орга¬низовывать колхоз... Кисилев читал нам Библию, после читки го¬ворит: "...вы в его не вступайте"». 28.04.1931 года по обвинению в антисоветской агитации Кисилев был арестован за то, что «...со¬бирал списки верующих, чтобы собрать общину, читал им Биб¬лию и другие книги, использовав религиозные предрассудки среди религиозных крестьян, повел антисоветскую агитацию, на¬правленную к срыву проводимых мероприятий советской влас¬ти, главным образом по коллективизации», в результате чего «только что организованная инициативная группа в деревне Гу¬севой по организации колхоза в количестве 16 хозяйств развали¬лась», «провел у себя на квартире богослужение». Приговорен к 5 годам высылки в ВСК 13.06.1931 года278.

    Кисляков Федор Леонтьевич, священник. Родился в 1871 году в с. Вязовское Курской губ. В 1926 году лишен избира¬тельных прав. В 1930 году осужден на 2 года лишения свободы и 5 лет высылки. Отбывая ссылку, работал плотником в областном доме инвалидов (с. Татьяновка Шегарского р-на). Арестован в 1937 году. Расстрелян279.

    Клавдии Сергей Фёдорович, священник. Родился в 1890 году в дер. Константиновка Ачинского р-на Красноярского края. Отец его был псаломщиком. Проживали в дер. Чердаты Зырянского р-на. Осужденный ранее на 2 года концлагерей и 5 лет высылки за срыв лесозаготовок, снова арестован в 1930 году. Расстрелян. По «Делу 5997» репрессировано 123 человека280.

    Климов Николай Степанович, протоиерей. Родился в 1881 году в станице Семиярская Семипалатинской губернии. Ру¬коположен в священники в 1906 году. С 1910 года — благочин¬ный 30-го округа. Его родственник В. Я. Назаров вспоминает: «Коля был первенцем в семье Степана и Марии Климовых. Был окружен вниманием и любовью родителей, обласканный и обеспеченный всем необходимым в благополучной и интеллиген¬тной семье. С ранних лет он воспитывался на лучших традициях, основой которых были высоконравственные примеры родите¬лей — их отношение друг к другу, взаимопонимание, искреннее уважение, готовность придти на помощь друг другу в любой мо¬мент, разделить и тяжкий труд, и семейную радость, их доброе отношение ко всем людям... Известно, что у Николая Степанови¬ча была большая домашняя библиотека прекрасного содержания, основу которой заложил его отец, а он следовал его примеру не только по традиции, но и по собственному желанию, пополнял ее духовными, философскими и научными произведениями... В воз¬расте 15 лет, в 1896 году, он поступил в первый класс Духовной семинарии в г. Семипалатинске. По тем временам окончание Духовной семинарии давало право на поступление в высшие учеб¬ные заведения. В 1901 году он успешно оканчивает Духовную се¬минарию и поступает в Томский Императорский Университет на юридический факультет... После окончания университета перед ним были широко открыты ворота в большую жизнь. Он мог быть юристом или адвокатом, следователем или судьей, мог применять свои знания везде, где нужно отстаивать соблюдение законов. Однако, будучи человеком умным, способным к анализу и виде¬нию далеко вперед, он считал, что судить за совершенные пре¬ступления и нарушение законов будет всего лишь полдела и рас¬трачивать на это свои знания и потенциальные возможности он не имеет права. Он полагал, что нужно предупреждать появле¬ние пороков у человека, начиная от его рождения, и в школах, и в дальнейшей жизни воспитывая и проповедуя ему нравственные христианские идеалы. Глубоко и болезненно воспринимая несовершенство чело¬веческих отношений и бытия, он принял на себя, может быть по велению Свыше, тяжелейшую обязанность учителя, пастыря при¬хожан — священнослужителя. Сначала он нес службу в селе Но-вогеоргиевка Томского округа, ас 1915 года — в городе Томске.

    Николай Степанович обладал незаурядным умом и дально¬видностью, был высококультурным интеллигентным человеком. Когда он был еще студентом, в России назревали революцион¬ные события, будоражившие все общество и особенно молодых людей... Сестра Николая рассказывала о том периоде: «Николай и его младший брат Виктор часто спорили по поводу грядущей революции. Виктор был ярым сторонником ее свершения и воз¬лагал на нее радужные надежды. Николай же всячески старался доказать обратное, успокоить восторженные порывы Виктора». Как видно, Николай глубоко понимал суть грядущих перемен и, наверно, чувствовал надвигающуюся всеобщую беду.

    Николай Степанович был не только священником-пасты¬рем, призывающим мирян к послушанию и исполнению право¬славной религии, он был и настоящим борцом, смело отстаиваю¬щим свои убеждения в этом. В 1918 году он выступал с докладами на общем собрании депутатов от духовенства, мирян и Томского законоучительного братства в Зале Городского Корпуса г. Ново-николаевска (ныне г. Новосибирск). В 1919 году вышла из печати его книга «Современная педагогика. О воспитательном и образовательном значении Закона Божия (место ли Закону Божию в новой школе)».

    Николай Степанович был женат на Марии Стефановне, урожденной Хрущевой, которая была происхождением из цер¬ковной семьи, дочерью диакона. Они растили и воспитывали двух сыновей — Юрия, Иоасафа и дочь Татьяну. Вспоминает сын Юрий: «Отец для меня был особенно дорог. Я любил его как отца, всегда чуткого к нам детям, уважал как священника, глубоко ве¬рующего, всесторонне образованного». За свою недолгую жизнь Николай Степанович сумел передать своим детям то самое глав¬ное, что сделало их достойными людьми, настоящими граждана¬ми России.

    Николай Степанович пользовался широкой известностью и популярностью в Томске и за его пределами. На его духовные проповеди в храме не было места «упасть яблоку». Его внешний облик, красивый голос, обладание даром слова, как и что он гово¬рил — все внушало веру, доходило до глубины сердца прихожан. Ему верили, его боготворили, ему поклонялись и после каждой его проповеди уносили с собой светлое, нравственное очищение души.
    В миру Николай Степанович также пользовался известно¬стью музыкально одаренного человека. Он обладал чудесным те¬нором, любил петь, исполнять русские классические романсы. С восторгом и волнением слушали друзья его проникновенные ис¬полнения романсов и дуэтов с известным басом Томска Викто¬ром Дмитриевичем Ядрышниковым. Особенно хорошо, задушев¬но звучал в их исполнении «Соловушко». Томская музыкальная элита пророчила Николаю Степановичу большую известность и серьезно звала его на оперную сцену. Однако, главной сценой для него, раз и навсегда выбранной, являлся Храм Божий.
    Новая власть большевиков всячески пыталась обратить гро¬мадный авторитет Николая Степановича себе на пользу. Ему нео¬днократно предлагали сотрудничество, и угрожали, и обещали «хорошую жизнь». Николай Степанович отвергал все эти пред¬ложения».
    В 1922 Николай Климов был настоятелем Преображенской церкви в г. Томске и, как мог, сопротивлялся изъятию церковных ценностей из его храма. Он был арестован в числе 33 священ¬нослужителей и мирян, сопротивлявшихся изъятию церковных ценностей (8 человек по этому процессу приговорены к расстрелу, в том числе и Николай Климов). Позже расстрел был заменен разными сроками. Климова за противление изъятию церковных ценностей Верховный Трибунал приговорил к 8 годам принуди¬тельных работ со строгой изоляцией и конфискацией имуще¬ства281. Он отбыл срок 3 года. «После проведения над ним «эксперимента по перевоспи¬танию» (тюремного заключения) он почувствовал, какая серьез¬ная опасность нависла над ним и, может быть, над семьей. У него состоялся откровенный разговор с сыном Юрием, которому он сказал, что выбрал свою дорогу в жизни и никогда, ни при каких обстоятельствах не свернет с этого пути, что учитывая всю серь¬езность положения, предлагает Юрию отделиться от семьи и жить самостоятельно. Этим он хотел защитить хотя бы одного из сы¬новей на случай очередной беды с ним, тем более, что старшему грозило бы больше всех разделить с ним все тяготы и лишения.
    Сын принял совет отца к исполнению, а отец оказался пророчес¬ки прав. На протяжении последующих лет Николай Степанович ис¬правно нес свою службу. Он не мог струсить, он не мог изменить народу, идущему к нему, смотрящему на него тысячами глаз и верящему ему, он не мог пойти против своей совести и, как и прежде, поступал и говорил по велению сердца. Все эти годы он не знал, чем закончится его день, вернется ли он домой. Но каж¬дое утро он находил в себе силы и мужество продолжать ставший тернистым свой благородный путь». В 1927 году Климов служил в Знаменской церкви г. Томска. В 1928 — 1930 годах служил в церкви Иоанна Лествичника. 21 фев¬раля 1930 года его снова арестовали.
    Всего в феврале арестовали 60 человек. Всех их обвинили в участии в контрреволюционной группировке по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Из доноса: «Относитель¬но Климова Н. могу сказать, что он безусловно враждебно настро¬ен к советской власти и не скрывает это. В своих проповедях го¬ворит, что безбожие растет как признак скорой деградации все¬го населения России, что это показатель того, что народ потерял моральные устои, что нас ждет разбой, грабеж, а этого то и хотят теперешние правители. В разговоре со мной часто говорил, что жить невозможно, ничего нет, коммунисты только кормят нас своей пятилеткой». Арестован в 1930 году по обвинению в контр-революционной агитации. Обыск провел Матусевич. Изъял 2 фотографии и разной переписки на 60 листах. 30 марта решением «тройки» приговорили к высшей мере наказания 50 из 60 человек. 10 апреля 1930 года их расстреляли. Семья Н. Климо¬ва по приговору высылалась на Север, что и было исполнено в отношении его жены Марии Стефановны и сына Иоасафа, кото¬рые пробыли в Нарыме 4 года282. Спустя 59 лет — 15 июня 1989 года Николай Степанович Климов был полностью реабилитирован. Расстреляли в 1937 году и брата его Виктора, тоже священника.
    «От добрых людей Мария Стефановна (жена Климова) уз¬нала, что отец Николай смерть встретил спокойно, с молитвой на устах».

    Ковалев Евсей, дьячок церкви в с. Казанское Ново-Кусков¬ского сельского совета. В 1920 году арестовывался вместе со свя¬щенником И. В. Иваницким, сбежал от суда283.
    Ковригин Александр Гаврилович. Родился 4 июля 1883 года в с. Миндерлинское Красноярского края. Сын дьячка. Окончил Красноярскую духовную семинарию и Петербургскую духовную академию. В 1909 году был направлен в Томск. Всегда работал преподавателем русского языка и литературы в духовном учили¬ще, в духовной семинарии, в гимназии, в школе. Надворный со¬ветник, кандидат богословия. Перед арестом работал преподава¬телем русского языка в Томском университете. Арестован в 1937 году. Расстрелян 19 — 20 августа 1937 года. Реабилитирован в 1960 году284.

    Колбас Ефим Тимофеевич. Родился в 1882 году в Чернигов¬ской губ., проживал в г. Томске. В 1921 году был арестован за кон¬трреволюционную агитацию. В 1940 году — член церковного со¬вета, работал печником на хлебокомбинате. Осужден на 6 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Освободился в январе 1943 года. На¬казание отбывал в Сиблаге. Умер в 1953 году. Реабилитирован в 1966 году285.

    Колесникова Елизавета Андреевна, монахиня. Родилась в 1878 году в г. Туринске Тобольской губ., проживала в г. Томске. Была членом совета Никольской церкви г. Томска в 1936 году. «Воспитаница Томского монастыря», «состоит в церковном хоре», «у ней на квартире живет еще одна монашка». Арестована в 1937 году. Расстреляна 19 октября 1937 года286.
    Колондадзе Александр Семенович, иподиакон. Родился в 1910 году в г. Томске. Окончил 7 классов и учился на заочных курсах черчения в Ленинграде. Отец осужден в 1927 году на 8 лет концлагерей (офицер, служил в белой армии у Колчака). Алек¬сандр служил в Новом Троицком соборе с 1926 по 1930 год иподи¬аконом. Арестован в 1930 году. Осужден на 10 лет концлагерей287'.

    Кольцова Прасковья Фёдоровна. Родилась в 1877 году в дер. Перевесля Краснослободского уезда Пензенской губ., про¬живала в дер. Н-Успенка Кожевниковского р-на ЗСК, была чле¬ном церковного совета. Арестована в 1937 году, расстреляна 8 января 1937 года. Реабилитирована288.

    Конев Никифор Васильевич, крестьянин. Родился в 1890 году в Спасском (Коларово) Томского р-на, Томской облас¬ти, где и проживал. «Был очень верующим человеком. За это в 1931 г. его сослали в более северный район за Парабелью. Высе¬лили в совершенно необжитое место. Позже здесь возник посе¬лок Смольный. В ссылке пробыл два года. За это время похоро¬нил здесь свою жену и дочь, умерли от голода и тифа. Еще на год выслали его в Сталинск Кемеровской области. Вернулся в род¬ное Спасское только в 1934 году. В 1937 году закрыли церковь в Спасском. Священника Петра Кикина арестовали (и расстреля¬ли.— Прим. авторов). В 1945 году открылись 2 церкви в Томске. Каждое воскресение и в праздничные дни папа отправлялся пеш¬ком в Томск в Троицкую церковь, где был чтецом» — (из воспо¬минаний дочери).

    Коновалов Лука Петрович. Родился в 1874 году в г. Троиц-ко-Савске Забайкальской обл. До революции служил чиновни¬ком военно-морского флота. После революции исполнял обязан¬ности директора Владивостокской морской астрономической обсерватории. Вообще сменил много разных профессий. В 1926 году осужден за контрреволюционную деятельность на 2 года лишения свободы. Наказание отбыл. В 1932 году снова аре¬стован за контрреволюционную агитацию, осужден к 3 годам ли¬шения свободы, после чего выслан из Владивостока в Томск, где и был церковным старостой. Арестован в 1937 году. Его объявили агентом иностранной разведки и участником к/р церковной орга¬низации. Расстрелян 10—11 сентября 1937 года. В 1960 году тща¬тельно проверялось «дело» Коновалова, и ни одно из обвинений не подтвердилось. Реабилитирован в 1960 году289.

    Коновалова Татьяна Ивановна, монахиня. Родилась в 1872 годув с. Коробейниковское Мариинского уезда Томской губ., проживала в Томском женском монастыре с 1900 до 1924 года. Была старостой Преображенской церкви г. Томска, председате¬лем церковного совета до 1936 года (до закрытия церкви). «Она лет 7 жила в сторожке церкви, как старая монашка, настроена была реакционно и готова была на любое к/р действие. Когда зак¬рыли церковь, то у ней на руках осталась сберегательная книжка на 4000 рублей, которые она присвоила»290. В ее деле нет никаких сведений о деньгах, но есть ее «признание» о том, что «она вела контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и соввласти. Так например, летом 1936 года в нашей усадьбе среди женщин я говорила: "Люди позабыли Бога, перестали молиться, а ведь Бог есть и Он жестоко накажет всех неверующих, особо коммунистов. Они ведь разорили церкви и запрещают учить де¬тей верить в Бога и дальше я призывала верить в Бога и не верить большевикам, которые обманывают людей... Не верьте, что на¬писано в конституции, а верьте, что написано в Евангелии"» (Л. 12). Коновалова неграмотная. Расстреляна 15 декабря 1937 года. Реабилитирована в 1965 году291.

    Кононов Дмитрий Михайлович, протоиерей. Служил в церкви г. Оренбурга. 20 июня 1923 года арестован в г. Оренбур¬ге. В сентябре 1923 года — освобожден. В начале 1925 года снова арестован в г. Оренбурге по обвинению в «отказе признать «Жи¬вую церковь». В апреле 1925 года приговорен по ст. 69 УК РСФСР к 3 годам ссылки в Сибирь. С сентября 1925 года находился в ссыл¬ке в д. Киндал Каргасокского района Нарымского края292.
    Коровин Илья Евгеньевич, протоиерей. Родился в 1872 году в с. Мангаж Пермской губ. Окончил Томскую духовную семина¬рию. С 1896 года служил псаломщиком в Томском кафедральном соборе. С 1903 года — диакон. С 1904 года — священник, служил сначала в Вознесенской церкви, с 1906 по 1912 год служил в Ни-колаевской церкви на Томске II, с 1926 по 1935 год в Вознесенс¬кой церкви и в 1936 году в Никольской церкви г. Томска. Аресто¬ван в 1937 году. Расстрелян 21 сентября 1937 года293.

    Коронатов Николай Николаевич, священник. Родился в 1877 году в с. Кузелькино Башмаковского р-на Тамбовской обл. Сын священника. Закончил Духовную семинарию в г. Пенза. Рукоположен во священники в 1903 году. В 1932 году по ст. 58-10 УК тройкой ОГПУ по Средне-Волжскому краю осужден на 5 лет ссыл¬ки в Нарым, проживал в пос. Могочино Кривошеинского р-на Нарымского окр. Новосибирской обл. Работал сторожем Могочин-ского лесозавода. Арестован в 1938 году. Расстрелян 30 марта294.
    Коростелев Иван Попович (Иванович), священник. Родил¬ся в 1877 году в г. Стародубе Черниговской губ. Арестован в 1933 году, осужден на 10 лет ИТЛ. Проживал в пос. 34-й км Том¬ской ж.д., работал счетоводом Межениновского ЛЗУ Томского ЛПХ. Вторично арестован в 1937 году. Расстрелян295.
    Коростелев Николай Викторович, священник. Родился в 1862 году в дер. Козловка, проживал в с. Успенка Н-Кусковского р-на. До 1917 года был псаломщиком в Тульской обл. С 1921 по 1922 год — псаломщик в с. Казанке Ново-Кусковского р-на, в 1922— 1923 год — диакон в с. Казанке, с 1924 по 1925 год — свя¬щенник в с. Подломе, с 1925 по 1929 год служил в с. Лисицино и с 1921 по 1931 год — вс. Успенка. Арестован в 1931 году. Расстре¬лян 2 июля 1931 года. Вместе с ним расстрелян и его брат Кон¬стантин Викторович Коростелев296.
    Костина Прасковья Васильевна. Родилась в 1883 году в дер. Федотово Покровского уезда Московской губ., проживала в Том¬ске, была пенсионеркой и «активной церковницей». Арестована в 1937 году. Расстреляна297.

    Кошкин Егор Григорьевич, священник (?). Родился 1 янва¬ря 1869 года в с. Синцево Пензенской губ., проживал в дер. Пет¬ропавловка Кожевниковского р-на ЗСК. Был крестьянином-еди¬ноличником. В Д. П-4051 (Архив УФСБ по ТО) о нем такие сведе¬ния: «По просьбе священника из с. Чилино совершал крещение детей, молебны и другие церковные службы в домах верующих крестьян дер. Петропавловка. Первый раз арестован в марте 1933 года. Освобожден в июле 1933 года в связи с прекращением дела». Второй раз арестован в 1937 году. В его деле в Постановле¬нии об избрании меры пресечения от 26 июля 1937 года написа¬но: «...Кулак, лишен избирательных прав. Имущество распрода¬но. Проживает в д. Петропавловка Воробьевского с/совета Ко¬жевниковского р-на ЗСК. Исполняет обязанности священника, активно проводит к/р повстанческую агитацию, призывая крес¬тьян к вооруженной борьбе с сов. властью... Высказывает тернастроения по адресу руководителей партии и правительства» (Л. 1). При обыске изъяли 2 церковных книги, 1 его фотографию, б штук венчиков и 13 крестиков. В деле есть характеристика на него, вы¬данная председателем сельсовета (Л. 7): «... Служил в церкви за-место попа, имеет тесную связь с попами Чилийским и Елгайс-ким и др. В настоящее время работал попом, служил молебны, собирал население... В 1936 году с кулачкой Юрьевой Евдокией пропустили агитацию о том, что начинает обновление золоченая икона и эта агитация прошла весь Кожевенский и Колыванский районы. В д. Петропавловку собирались люди смотреть эту ико¬ну. Служили службы в домах Кошкина и Юрьевой. Вели агита¬цию населения, что скоро колхозов не будет, а также и соввлас¬ти, потому что Бог начинает воскресать и золотеют иконы. Вели агитацию о том, что людям плохо живется, колхозники живут как в какой каторге, никогда не видят выходных... Эта агитация по¬влияла на колхозников и во время весенней посевной вышли 15 хозяйств из колхоза " 17 Партсъезда" и этим самым разложили трудовую дисциплину в колхозе. А потому Воробьевский сельсо¬вет считает (Кошкина) опасным и вредным элементом как кол¬хозного строительства, так и Советской власти». В графе: «Све¬дения об общественно-политической деятельности» написано: «С 1916по 1918 годы был церковным старостой, с 1919по 1932 годы был церковным певчим и с 1932 по 1937 годы — попом в деревне Петропавловка». Указано также, что «в 1929 году имел твердое задание, с 1930 по 1933 года обкладался в индивидуальном поряд¬ке». Далее в деле есть «чистосердечное признание своей вины», сочиненное самими следователями Л. 1 об.
    «...Весной 1936 года я с кулачкой Юрьевой, Матвеевым и Смагиным сговорились об¬новить икону во время посевных работ. Проделав дело, мы заби¬ли тревогу, что у Юрьевой на квартире обновилась икона и все колхозники, бросив в поле работы, пошли смотреть на эту икону. Нужно сказать, что в это время я замещал попа нашей деревни. И вот, когда собралась вся деревня, человек сто, я перед всеми ими сказал: «Не верите в Бога, говорите, что Его нет, а вот пожа¬луйста, икона обновилась. А это означает, что Бог есть и Он свои дела делает, Он предвещает, что скоро будет война, пойдет ше¬ствие против безбожников...» и т.д. Признается, что агитировал не вступать в колхозы, поджигать урожай, призывал население веровать в Бога. В тюремном акте медосвидетельствования записано: «здоров, работать может». Его расстреляли 27 сентября 1937 года298.

    Кравченко Иван Иванович, священник. Родился в 1877 году в г. Полтава. До 1917 года — священник-регент. Лишен избира¬тельных прав с 1920 года. В 1933 году осужден на 5 лет ИТЛ по ст. 58-10 и выслан в г. Вологду. В 1936 году выслан на 3 года в Мари-инск, затем отбывал свой срок в Томске в ИТК-2. Арестован в 1937 году. Расстрелян 28 декабря 1937 года299.

    Крестьянинов Павел Иванович, иеромонах Лазарь. Родил¬ся 28 октября 1888 года в с. Чембар Щелковского р-на Московс¬кой обл. Окончил 3 класса сельской школы. С 1914 года принял монашеский постриг с именем Лазарь. С 1924 года — иеромонах. В 1930 году осужден за контрреволюционную агитацию на 8 лет. Отбыл 5 лет и освободился по амнистии. Проживал в с. Елгай Кожевниковского р-на ЗСК, служил священником Елгайской церкви. В мае 1937 года председатель сельсовета Григорьев угро¬жает иеромонаху Лазарю: «...предлагали вам, как служителю культа, не производить церковные службы кроме воскресенья во время посевной компании. За неисполнением сего сельсовет вы¬нужден будет передать дело в следственный орган». В деле его сохранился документ о награждении его наперсным крестом и письмо, подписанное епископом Серафимом Кокотовым: «...бла¬говолите выслать на мое имя 25 рублей, которые мною будут пе-репровождены в Патриархию и такую же сумму за свидетельство о награждении, кроме того предложите своему приходскому со¬вету уделить из средств церкви посильную помощь... на содер¬жание Епископа и уплату его налогов в 1936 году...». Арестован 25.07.1937 года по обвинению в участии в контрреволюционной организации. Расстрелян 17.09.1937 года300.

    Криворучко Аркадий Максимович, иеромонах Ананий. Родился 1 октября 1881 года в с. Темногайцы Кременецкого уезда Волынской губ. Проживал в г. Томске с 1908 года в монастыре. С 1911 года пострижен в монахи. С 1913 года — иеромонах. Жил в Томске до 1922 года. В 1922 году, когда обновленцы заняли гла¬венствующее положение, иеромонах Ананий, протестуя, не слу¬жил 2 года. В 1924 году он выехал на Украину и был до 1935 года священником в с. Филипп-Кошары. В 1935 году вернулся в Томск. Устроился в Вознесенскую, а потом в Троицкую церковь регентом. Избирательных прав лишен с 1920 года. Арестован в августе 1937 года. Расстрелян 21.09.1937 года301.

    Кринов Пётр Александрович, псаломщик. Родился в 1871 году на заводе «Минер» Уфимской губ. В 1911 — 1914 году служил псаломщиком в Иннокентьевской церкви с. Калтай. В 1930 году осужден по ст. 61 ч.З УК к полутора годам лишения свободы. В 1932 году направлен в областной дом инвалидов, про¬живал в с. Татьяновка Шегарского р-на ЗСК, работал сторожем дома инвалидов. Арестован в 1937 году. Дело на Кринова начато 27 декабря, окончено 28 декабря. В этот же день его расстреляли. В деле написано, что его обличает показание попа Тарасенка, ко¬торый его завербовал, а он сам завербовал попа И. М. Жукова302.

    Кручинин Илья Афанасьевич, протоиерей. Родился 19 июня 1874 года в дер. Говорово Саранского уезда Пензенской губ. Домашнего образования. Проживал в г. Томске. С 1903 по 1910 год служил в Духосошественской церкви. В 1906 году руко¬положен в диакона. В 1909 году был певчим хора архиерея Мака-рия, в 1919 году — в архиерейском хоре епископа Анатолия. Слу¬жил диаконом с 1911 года в Богоявленской церкви. Был письмо¬водителем в Томском Епархиальном попечительстве о бедных духовного звания с 1911 года. С 1924 года — священник Богояв¬ленской церкви, в 1926 году — заведующий канцелярией при ар¬хиерее Димитрии Беликове, с 1930 по 1936 год — священник Вос¬кресенской церкви ориентации ВВЦС. 26.02.1936 года арестован. Вместе с ним было арестовано 19 человек. Дело из 12 томов на¬звали «контрреволюционной группой церковников». Кручинина обвинили303 в том, что он был активным членом «Союза русского народа», ненавистником существующего строя, был близок к «черносотенным» епископам Мефодию и Мелетию, что два его сына — Михаил и Анатолий — эмигрировали в Харбин, что сам он создал контрреволюционную группировку. Сын его Михаил выехал в Харбин в 1919 году и работал там провизором. Анато¬лий выехал в Харбин по официальной визе в 1925 году, работал бухгалтером и пел в архиерейском хоре епископа Мелетия. Кру¬чинин причиной их выезда назвал ту, что они служители культа, что Анатолия исключили из музыкального училища. В свое вре¬мя Илья Афанасьевич Кручинин пел в хоре епископа Мефодия. Виновным на суде себя не признал. В камеру к нему подсажива¬ли С. Нестеровского, который охотно оговаривал своих коллег, дал немало «нужных» для следствий показаний. «К физическому труду был не годен». Осужден был на 10 лет ИТЛ и 5 лет пораже¬ния в правах. Срок отбывал в Томске. Второй арест в 1938 году. Расстрелян. Реабилитирован в 1965 году304.

    Кручинин Александр Ильич, сын протоиерея И. А. Кручи-нина. Родился 13 мая 1906 года в Томске. Окончил 7 классов и музыкальную школу. На момент ареста работал артистом эстрад-бюро. Первый раз арестован в марте 1936 года, оправдан по суду и в декабре 1936 года освобожден305. В 1937 году 13 октября аре¬стован снова и расстрелян 19 ноября. Реабилитирован в 1957 году306.

    Кручинина Вера Ильинична, дочь протоиерея И. А. Кручи-нина. Родилась 2 августа 1902 года в с. Красное Сталинского края. На момент ареста в марте 1936 года проживала с отцом в Томске, работала секретарем-машинисткой в больнице водного транспор¬та. «Скрыла свое социальное происхождение, указав в анкете, что является дочерью бедняка крестьянина. Живет с отцом, в его до¬мовой книге не прописана. Принимает активное участие в груп¬пе отца... является посредницей между отцом и братьями, про-живающими в Харбине... Получала систематически в течение 1934 — 35 гг. денежные переводы в американских долларах от сво¬их братьев» — из дела Кручининой. Виновной она себя не при¬знала. По медицинскому освидетельствованию к «тяжелому фи¬зическому труду не годна». Была оправдана по суду и освобождена в декабре 1936 года. По показанию свидетельницы Н. А. Поляко¬вой: «Кручинину я знаю давно. Узнала ее с того времени, когда она поступила в Горсанинспекцию Горздрава эпидемическим контролером... Это было в 1927— 1928 году... Мне известно, что отец ее являлся священником. Во время чистки Горздрава Кру¬чинина была уволена, как дочь священника и она работала сна¬чала воспитательницей в детском саду, а потом поступила маши¬нисткой в больницу водного транспорта...»307. Повторно аресто¬вана в 1937 году. Теперь уже добавляется в обвинении, что она в мае 1936 года собрала группу верующих в церкви Иоанна Лествич-ника и в их присутствии сожгла несколько портретов руководи-телей партии и правительства, якобы говорила: «Не голосуйте, бабоньки за антихристов-коммунистов», к тому же лишалась пра¬ва голоса как дочь попа в 1930 году. Расстреляна 19 ноября 1937 года. Реабилитирована в 1964 году308.

    Крычев Сергей Васильевич, крестьянин, член приходского совета Тутальской церкви. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к ус¬ловному годичному заключению 309.

    Крючков Дмитрий Иванович, священник. Родился в 1874 году в Глуховском уезде Черниговской губ. Окончил Духов¬ную семинарию. Был священником. В 1922 году осужден на 5 лет тюремного заключения. В 1932 году осужден на 3 года ссылки в Западную Сибирь. До 1935 года был в ссылке в с. Тымск Нарым¬ского края. Позже работал в Гжатске, служил садовником в во¬енном госпитале в с. Томилино. 17.05.1946 года арестован и 30.09.46 года осужден на 5 лет ссылки. До 1952 года был в ссылке и на вольном поселении около г. Абакана, Хакасия. 09.09.52 года умер в ссылке.

    Кужевский Константин Францевич. Родился в 1889 году в пос. Могочино Кривошеинского р-на. Первый арест — в 1921 году. Осужден был на 3 года принудработ. Позже проживал в г. Томс¬ке. В 1926 году лишен права голоса, как торговец. До 1933 года был церковным старостой. Арестован в 1937 году. Расстрелян 19 ноября 1937 года. Реабилитирован в 1958 году310.

    Кузнецов Виктор Леонтьевич, иподиакон. Родился в 1910 году в г. Томске, работал в последние годы сторожем гор-землестреста. С 1936 года по день ареста служил иподиаконом в Ивановской церкви. Арестован в 1937 году. Из протокола допро¬са от 21 сентября 1937 года: «...Идя по стопам отца-жандарма, я всегда ругал советскую власть и искал встречь с враждебно на¬строенными лицами к существующему строю», «...наряду с этим, я ходил на станции Томск 1 и Томск 2 и подсыпал песок в буксы подвижного состава, в результате мне было известно, что там, где я подсыпал песок, были аварии». Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1961 году311.
    Кузнецов Леонтий Дмитриевич. Родился в 1868 году в г. Томске. Домовладелец. Член церковного совета Сретенской церкви с 1926 года. Арестован в 1930 году. Расстрелян 10 апреля 1930 года312.

    Кузнецов Сергей Степанович. Родился в 1891 году в с. Гро-мышевка Зырянского р-на ЗСК, единоличник. Активный церков¬ник. Арестован в 1937 году. Расстрелян313.

    Кузьмин Прокопий Васильевич. Родился в 1870 (1874) году в с. Лотос Островской волости Ливенского уезда Орловской губ., проживал в дер. Орловка Семилуженской волости, единоличник. С 1925 по 1927 год был старостой Колбинской церкви. Арестован в 1920 году и осужден на 5 лет дома принудработ. Освобожден по Октябрьской амнистии в ноябре 1920 года. В 1936 году был пред¬седателем церковного совета Ивановской церкви. Из доноса Кузь¬мина Ивана Никаноровича: «...В 1910—1912 году Кузьмин Про-копий Васильевич приехал поближе к Колбинской церкви, куда стекались, все богомольцы с окрестных селений, имел большой доход от пасеки, поил всех чаем с медом. Богомольцы шли тол¬пою, а он находясь главой церкви вместе с попом делил капита¬лы... злейший враг советской власти... имеет огромное влияние на окружающих...». В 1930 году лишен избирательных прав и осужден к высылке в Туруханский край на 5 лет314.

    Куклин Владимир Александрович, протоиерей. Родился в 1876 году в г. Сарапул Вятской губ. Сын священника. Окончил Духовную семинарию в 1900 году в Вятке. До 1903 года работал учителем начальной школы в Вятской губ. Священник с 1904 по 1929 год. Служил священником в Сарапуле, во флоте, в армии Колчака во Владивостоке, Уссурийске, Сергиевке и др. местах. В 1929 году осужден в г. Владивостоке к 5 годам по ст. 58-10. От¬бывал в Мариинском концлагере. Освободился в 1933 году. В Томске с мая 1933 года. Арестован 24 июня 1937 года. При обыс¬ке изъяли нагрудный серебряный крест с серебряной цепочкой, ковшичек серебряный, фотографий 35 штук, переписки разной 10, ученическую тетрадь 1. «Его брат священник», «черносоте¬нец», «седой, низкого роста, на иждивении сына...», «имеет сына в Китае, получает от него посылки» — из дела П-7211 (Архив УФСБ по ТО). Расстрелян 22 сентября 1937 года315.

    Кулаженко Иван Федорович. Родился в 1876 году в с. Еро-нино Могилевской губ, проживал в г. Томске. Работал поваром и был старостой Сретенской церкви с 1926 года. Арестован в 1930 году. Осведомитель, церковный староста Н.В. Казаков дал следующие показания 8 марта 1930 года: «Кулаженко знаю с 1925 года. Он представляет их себя торговца и церковника. По своим убеждениям монархист. При всяком удобном случае ведет агитацию против сов. власти. Так в январе 1930 года по поводу коллективизации, раскулачивании высказался так, что в колхозы насильно загоняют, так как добровольно никто не идет, что раскулачивание — сплошной грабеж, что нужно пока не поздно, крестьянам ликвидировать свое хозяйство. С упованием дожи¬дается "весны" в надежде, что в случае войны всему конец. В быв¬шем — староста Сретенской церкви. Про снятие колоколов реа¬гирует так, что медь пойдет куда угодно, вплоть до заграницы, но отнюдь не на индустриализацию. Ведь не секрет, что большеви¬ки платят долги, иначе им не дали бы столько сидеть» (Л. 171 из Д.П-8805). Расстрелян 10 апреля 1930 года. Имущество конфис¬ковано316. Реабилитирован.

    Куликов Василий Михайлович, священник. Родился 12 января 1887 года в с. Иван-Озеро Тульской губ. Сын псалом¬щика. Окончил Тульскую духовную семинарию. Священник с 1912 года. Служил в с. Повяткино Тульской губ. В 1929 году осуж¬ден по ст. 58-10 на 5 лет. Срок отбывал в Чаинском р-не Нарым-ского окр. «Священник-рыбак», работал при комендатуре. Арес¬тован в 1937 году. Расстрелян317.

    Кульчинский (Кульчицкий) Леонид Ксенофонтович, свя¬щенник. Родился в 1877 году в дер. Сентау Знаменского р-на Одес¬ской обл. Сын священника. Окончил Духовную семинарию. Слу¬жил в Ялте в Аутской Греческой церкви. С 1920 года лишен изби¬рательных прав, как церковник. В 1936 году был арестован и осужден в Симферополе на 3 года лишения свободы. Отправлен в Мариинск, 30 июня 1937 года был переведен из-за инвалиднос¬ти в Томскую ИТК-2. Не работал по старости. Арестован в 1937 году. Расстрелян 28 декабря 1937 года318.
    Его жена Анна Ивановна Кульчицкая искала Леонида Ксено-фонтовича. В деле есть ее письмо: «...В течение 1937 года я перепи¬сывалась с моим мужем, а в декабре 1937 года мои письма были воз¬вращены мне с припиской "за убытием адресата". По истечении 3 лет в 1939 году я начала писать и узнавать почему не возвращается мой муж, отбыв 3-х летний срок наказания. В 1940 г. меня вызвали в НКВД г. Киева и сообщили, что мой муж вновь осужден на 10 лет и отправлен в Дальние лагеря без права переписки».

    Куропаткин Евфимий Садокович, протоиерей. Родился в 1896 году. Учился в г. Бийске, окончил 6 классов миссионерского училища. С 1916 года — псаломщик, с 1918 года — диакон, с 1924 года — священник. В 1932 году осужден Новосибирским ОПТУ по ст. 58-10 на 10 лет ИТЛ. Отбывал срок с 1932 по 1946 год. По отбытии срока служил до 1949 года в Рубцовске. С 1949 по 1965 год служил в Томске. G 1953 по 1955 годы был настоятелем Петропавловской церкви319.

    Куршаков Александр Васильевич. Родился в 1885 году в дер. Комары Яранского уезда Вятской губ. Работал пимокатом в колхозе «Красный Иглаков» и был церковным старостой. Арес¬тован в 1937 году. Расстрелян320.

    Кусков Андрей Иванович, священник. Родился в 1906 году в с. Конинино Туганского р-на ЗСК, проживалв г. Томске, в 1926 — 1931 году служил в Никольской церкви г. Томска (обновленчес¬кой ориентации). В 1930 году лишен избирательных прав321. Пос¬ледние годы работал десятником-строителем в «Томсоюззаготко-же». Арестован в 1937 году. Расстрелян.

    Кучер Федор Антипович, диакон. Родился в 1877 году в с. Аюкрово Волынской губ. С 1923 по 1926 год служил псаломщи¬ком в Колбинской церкви, с 1926 по 1927 год — здесь же диако¬ном... В 1923 году за невыполнение хлебозаготовок осужден к 6 месяцам принудработ. В 1932 году осужден за отказ от лесоза-готовки на 2 года лишения свободы. В 1936 году за «убийство кол¬хозной лошади» осужден на 2 года лишения свободы, освобож¬ден досрочно. Проживал в дер. Колбинка Кривошеинского р-на, член колхоза «3-й год пятилетки». Арестован в 1937 году. Расстре¬лян. Реабилитирован 29 марта 1958 года322.

    Лажский Николай Михайлович, протоиерей. Родился в 1869 году в с. Усад Малмыжского уезда Вятской губ. Сын диако¬на. В 1884 году окончил Духовное училище в Елабуге. В 1890 году окончил Духовную семинарию в Вятке. С 1890 по 1935 год слу¬жил священником, затем оставил службу по состоянию здоровья и переехал в Молчаново к дочери, где и был арестован в 1937 году и расстрелян 16 сентября 1937 года323.

    Лалетин Николай Пименович. Родился в 1874 году в с. Заб¬родив Починск Вятской губ. Проживал в г. Томске, был домовла¬дельцем, служил регентом в Троицком соборе. Арестован в 1930 году. Расстрелян 10 апреля 1930 года. Имущество конфиско¬вано324.

    Ландышев Евгений Васильевич, протоиерей. Родился в 1864 году в с. Георгиевское Владимирской губ. В 1886 году окончил Духовную семинарию. Служил до 1890 года в Тобольской гу¬бернии, затем в Пермской губернии до 1892 года. Потом уехал в Москву в клинику лечиться. В 1893 году отбыл в Пермскую гу¬бернию, Шадринский уезд, с. Лихтонское, где служил священни¬ком до 1895 года. Затем переехал в с. Житниково, где служил до 1901 года. С 1901 по 1908 год служил в с. Волково Пермской гу¬бернии и ушел за штат. Переехал в Ленинград, где работал в об¬ществе трезвости лектором. Здесь проработал до 1913 года и сно¬ва вернулся в с. Волково, до 1917 года работал репортером газе¬ты. С 1917 года находился в Омском мужском монастыре, где у настоятеля Ираклия (Попова) был секретарем. При отступлении Колчака из Омска совместно с Ираклием Поповым выехал в Томск. Во время революции в 1918 году у него погибла вся семья в Ленинграде. Проживал он в Томском мужском монастыре у епископа Виктора (Богоявленского) до 1922 года. После ареста Виктора Ландышев работал сторожем на кладбище мужского мо¬настыря. Из доноса на него: «Одетый под простеца», он был «кон¬торой связи», «бегал в городе по своим знакомым с разноской шептограмм с различными сплетнями и клеветой на советскую власть и большевиков...». Арестован 28 октября 1929 года. В «Деле» сохранилась справка тюремного врача, что он болен, пешком сле¬довать не может и нуждается в наблюдении врача. Может быть, поэтому был освобожден из-под стражи в апреле 1930 года. Ли¬шен права проживания в б областях сроком на 3 года325.

    Ларин Василий Константинович, священник. Родился в 1870 году в с. Мотылей Вознесенского р-на Горьковской обл. Был сослан и проживал в с. Татьяновка Шегарского р-на ЗСК, рабо¬тая чернорабочим областного дома инвалидов. Арестован в 1937 году. Расстрелян 28 декабря. По другим сведениям, умер в тюремной больнице 27 декабря326.
    Ларионов Кузьма Петрович, псаломщик. Родился в 1869 году в с. Кетское Колпашевского р-на Новосибирской обл., колхозник, служил в Кетской церкви псаломщиком с 1920 по 1929 год. Арестован в 1938 году. Расстрелян327.

    Лебедев Александр Васильевич, священник. Родился в 1884 году в с. Б. Кимары Бутуринского р-на, Горьковского края. Окончил Духовную семинарию. Прослужил священником 30 лет. Арестован 25 мая в 1935 году, осужден на 3 года ИТЛ и направлен в совхоз Топчиха (около Барнаула). В 1937 году направлен в Том¬скую колонию массовых работ с характеристикой: «...За время отбывания в Орлово-Розовском ОЛП и в Томской КМР-2, не пе¬реставал быть контрреволюционно настроенным... не исправим... не примиримый враг советского народа». Арестован в 1937 году. Расстрелян 9 ноября 1937 года. В 1956 году его разыскивает жена. 4 сына его воевали, один из них погиб. Ей отвечают, что ее муж находится в Дальневосточных лагерях без права переписки. Она снова пишет: «В 1935 году был массовый арест попов. Мой муж прослужил 30 лет, добрый, совестливый и честный человек» и просит сообщить ей о муже, так как она за его выслугу лет может получать пенсию от Епархиального совета328.

    Лебедев Константин Владимирович, протоиерей. Родился 14 февраля 1877 года в с. Беловка Нижегородской губ. в семье священника. Окончил Томскую духовную семинарию. С 1900 года был священником. Служил до 1905 года в с. Киреевском, с 1905 по 1910 год — в с. Семилужном, с 1911 по 1915 год — в Троицком кафедральном соборе и приписной Вознесенской церкви. С 1912 года был членом совета от духовенства в Томском епархи¬альном женском училище. Состоял сверхштатным членом Томс¬кой консистории. Будучи настоятелем Богоявленской церкви, в 1922 году приговорен к расстрелу за противление изъятиям цер¬ковных ценностей329, но приговор заменили на 6 лет ИТЛ, срок отбыл не полностью, в 1925 году освобожден по амнистии. По это¬му делу реабилитирован в 2001 году. Второй раз арестован в мар¬те 1930 года. По делу проходил 61 человек. Лебедев по собствен¬ной инициативе называет «антисоветски настроенных лиц», себя он выгораживает, а на других дает показания о их «контррево-люционных высказываниях» и др.330 В другом месте он признает¬ся, что собственноручное показание о его контрреволюционной деятельности, он написал под диктовку следователя Грушецкого, который сказал, что «это нужно для дела», т.е. Лебедев выступа¬ет как человек, заинтересованный в успешном расследовании дела. И, наконец, Л. 125 (2 том) содержит объяснение Лебедева относительно его «отрыва от деятельности в пользу ОГПУ»: «Дав согласие работать в июле 1927 года, я от т. Григорьева получил указание по общему освещению церковной жизни...». Лебедева уже в августе 1930 года освободили в связи с прекращением дела. В 1936 году он был настоятелем Воскресенской церкви г. Томска (Патриаршего Синода Московской Патриархии). 9.03.1936 года снова арестован вместе с Кручининым и др. (19 человек). Вел он себя на следствии, как и положено осведомителю ОГПУ. Если Кручинин все отрицал, то Лебедев давал «нужные» показания. «К физическому труду был не годен», его осудили на 10 лет ИТЛ и 3 года поражения в правах331. Есть воспоминания о том, что о. Константин появлялся в Томске после 1945 года. Было ходатай¬ство томских мирян о назначении его епископом Томским. Но вскоре о. Константин был снова или арестован, или исчез из г. Томска. Больше о нем сведений нет.

    Лебедев Павел Александрович. Родился в 1883 году в Бор-Шалаево Тверской губ., проживал в г. Томске. Работал портным в артиллерийском полку и был членом приходского совета Тро¬ицкого кафедрального собора. За противление изъятию церков¬ных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к 2 годам принудительных работ332. По этому делу реабилитирован в 2001 году. Снова арестован в 1937 году. Расстрелян.

    Лебединский Иван Иванович, священник. Родился 24 июня 1886 года в с. Ермиш Темниковского уезда Тамбовской губ. Сын псаломщика. Окончил Духовную семинарию в г. Тамбове. До 1915 года был преподавателем в женском училище в г. Благове¬щенске. С 1915 года — священник, служил в г. Зея ДВК. В 1933 году тройкой ДВК по ст. 58-10 Лебединский был осужден на 10 лет кон¬цлагерей с заменой ссылкой в Нарым (Колпашево), работал сче¬товодом хозкомбината № 2 окротдела НКВД. В 1937 году аресто¬ван. «Был активным участником эсеровско-монархической, ди¬версионной, повстанческо-террористической, к/организации, активно готовящей вооруженное восстание против советской власти». Расстрелян 5 октября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году333.

    Лебяжьев Александр Николаевич, священник. Родился в 1876 году в с. Парецкое Симбирской губ. в семье священника. Окончил Духовную семинарию. Арестовывался органами НКВД в 1918, 1919, 1930 годах. В 1923 году осужден на 3 года и выслан за контрреволюционную деятельность в Соловецкий лагерь. Нака-зание отбыл. Был священником при полевой Кресто-Воздвижен-ской церкви в г. Алатыре. До революции имел в Алатыре дом 5-тикомнатный с садом, лошадь, корову. Дом был продан в 1930 году за 6500 рублей. В 1935 году Лебяжьева осудили на 10 лет по ст. 58-10. Наказание отбывал в ИТК-2 г. Томска. Был фельдше¬ром-попом. Снова арестован в 1937 году. Расстрелян 3 января 1938 года. Реабилитирован в 1989 году334.

    Лебяжьева Екатерина Аркадьевна. Родилась в 1877 году в с. Парецкое Симбирской губ. Окончила гимназию. Жена священ¬ника А.Н. Лебяжьева. В 1922 году лишалась избирательных прав, как «попадья», то есть как жена священника. Проживала в Чува¬шии в г. Алатырь. В Томск приехала в надежде навестить мужа, отбывающего здесь свой срок наказания. Привезла ему в тюрь¬му передачу с бельем. Была тут же арестована. При обыске у нее изъяли: белья 3 пары, примус 1, сапоги 1, «валянки» 1, варежки 1. «До прихода советской власти была попадьей и ничем не занима¬лась. С приходом советской власти жила по старой традиции, как попадья». В протоколе допроса записано, что живет на средства детей, а чтобы приобрести билет до Томска, продала зимнюю рясу мужа. Да ареста проживала в Томске без определенных занятий (это всего несколько дней). И далее, как у всех и как у каждого: «До моего ареста я действительно являлась активной участницей контрреволюционной монархической организации и по ее зада¬нию проводила усиленную контрреволюционную агитацию сре¬ди верующих и этим подрывала мероприятия советской власти. Виновной себя признаю полностью. Вошла в контрреволюцион¬ную организацию в конце 1937 года. Завербована была еписко¬пом Василием Виноградовым... Я как попадья, встретила советс¬кую власть враждебно и поставила своей целью до конца своей жизни бороться с существующим строем... Мы часто встречались в квартире (? — он был в это время заключенным ИТК-2 и имел вместо квартиры нары) Виноградова и вели контрреволюцион¬ные разговоры... Мне было известно, что контрреволюционные сборища проходили в квартире Виноградова и Баландиной, со¬держащей дома монашек... Я ходила среди верующих... я ходила по Томским базарам... я ходила по квартирам и т. д.». В 1938 году 3 января ее расстреляли вместе с мужем и другими узниками ИТК-2. Реабилитирована в 1989 году335.

    Левин Тихон Карпович. Родился в 1879 году в с. Усманка Зырянского р-на Новосибирской обл., церковный сторож. Мно¬гие годы вплоть до 1930 года был церковным старостой, за что лишался избирательных прав. Имел награду — Бронзовую медаль от Консистории за хорошую работу. Арестован в феврале
    1937 года по обвинению в контрреволюционной деятельности. Расстрелян 7.03.1938 года336.

    Левченко Ольга Николаевна, монахиня. Родилась в 1879 году в ст. Пригородная Удобинского р-на Армавирского окр. Кубанской обл. В 1929 году арестована и осуждена по ст. 58-10-11 к 10 годам концлагерей. Прибыла в Сиблаг 30 апреля 1936 года. Неграмотная. Вместо росписей везде отпечаток пальца. Срок от¬бывала в Томской ИТК-2. «Систематически отказывалась от ра¬боты: отказалась от работы 25 ноября 1936 года, получила 5 суток карцера... 4 января 1936 года отказалась от работы — арест на 10 суток...». Снова арестована в 1937 году. Расстреляна 7 января 1938 года. Реабилитирована 16 августа 1989 года337.

    Лекуб Мария Давыдовна. Родилась в 1880 году, бывшая дво¬рянка. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году была арестована Томским Верховным трибуналом338.

    Леонидов Константин Гаврилович, священник. Родился в 1872 году в с. Русско-Славкино Саратовского края. Сын священ¬ника. Окончил Духовную семинарию. Служил в г. Вольске. 14 января 1936 года специальной коллегией Саратовского край-суда по ст. 58-10 приговорен к 5 годам ИТЛ. «...Находясь в Орло-во-Розовском ОЛП (отдельный лагерный пункт, подчиненный не¬посредственно Управлению лагеря или лаготделению), был лишен права свидания, в Томском ИТЛ отказывался от работы, разлагал дисциплину среди заключенных... доказывал правильность сво¬их религиозных убеждений», за что и был снова арестован в 1937 году. Расстрелян 9 ноября 1937 года339.

    Леонов Папий Васильевич. Родился 11 сентября 1879 года в с. Покровское Уфимской губернии в семье диакона. Окончил курс Императорского университета, юридический факультет. Имел специальное музыкальное образование. С 1912 года рабо¬тал регентом церковного хора, был псаломщиком в Мариинской женской гимназии. С 1917 по 1921 год был секретарем по студен¬ческим делам Томского университета, уполномоченным по делам реквизиции помещений в Томске, управлял народной консерва-торией с/хоз. артели «Культурное хозяйство», был преподавате¬лем пения в школе, в воинских частях, детдомах. С 1925 года преподавал в музтехникуме. Был арестован 3 апреля 1930 года. Осво¬божден в августе 1930 года в связи с прекращением дела340.

    Ливанов Иннокентий Алексеевич, архимандрит Иосиф. Родился 12 января 1880 года в г. Томске (см. епископ Тарасий). Брат епископа Тарасия (Ливанова). Окончил Духовную семина¬рию в 1902 году. Имел родственников: «мать Анна Ивановна, 1851 г. р., братьев: Алексей Алексеевич, 1881 г., служитель рели¬гиозного культа в Омске(?) (он был уже расстрелян в 1933 году), Андрей Алексеевич, 1882 г., в 1937 году выслан, Владимир Алек¬сеевич 1897 г., в г. Шорино, Вениамин Алексеевич, 1894 г., вете¬ринарный врач». С 1903 года — иеромонах, с 1933 года — игумен. По окончании семинарии заведовал приходской школой в Жи¬томире. С конца 1917 года — в Казани, в монастыре. В 1918 году выехал в Томск. В 1922 году служил иеромонахом в Мариинском округе. С 1929 по 1931 год — в Белобородово. Арестовывался в 1932 году, под арестом пробыл 30 дней. В 1933 году осужден на 5 лет и выслан на Дальний Восток. Ссылку отбывал на Бамлаге. Строил железную дорогу. За ударную работу срок был несколь¬ко сокращен. После ареста брата помогал престарелой матери воспитывать детей брата епископа Тарасия.
    Снова арестован в 1937 году. Расстрелян 22 октября 1937 года341.

    Лилеев Владимир Васильевич. Родился в 1868 году в с. Вы¬сокое Угличского уезда Ярославской губ. из духовного звания. Имел высшее юридическое образование. Проживал в г. Томске и был председателем приходского совета Воскресенской церкви. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года342.

    Лисицкий Антон Петрович, священник. Родился в 1883 году вг. Минске.В 1919году лишен избирательных прав. В 1930г. осуж¬ден по ст. 58-10 и сослан в Нарым на 3 года. С 21 ноября 1933 по 1 апреля 1934 год — священник Патриаршего Синода Московс¬кой Патриархии в с. Терсалгай, службу оставил из-за болезни. С сентября 1935 года был под следствием, но наказания избежал за недостаточностью обвинительного материала, в июне 1936 года был освобожден343. Служил священником в Н-Сергиевской цер¬кви Кожевниковского р-на ЗСК. Арестован в 1937 году. Расстре¬лян344.

    Лихачев Иван Николаевич, священник. Родился в 1875 году в с. Алешино Московской обл. Сын священника. Окончил Духов¬ную академию. Был священником в с. Перово Московско-Казан¬ской железной дороги. В 1919 году арестовывался по подозрению в контрреволюционной деятельности. В 1927 году арестовывался за сокрытие церковных ценностей. 23 августа 1936 года аресто¬ван и осужден к 3 годам ИТЛ. — «...заклятый враг народа, зани¬мался дискредитацией политики советской власти и ВКП (б), кле¬ветал на вождей народа, ВКП (б) и Сталина. До 1924 года работал на собственной трикотажной фабрике». Заключение отбывал в Томской тюрьме. Снова арестован в 1937 году. Виновным себя не признал. Расстрелян 9 ноября 1937 года345.

    Локтионов Пётр Сергеевич, архимандрит Питирим. Родил¬ся в 1886 году в с. Верхний Бишкек Алексеевского р-на Харьков¬ской обл. Украинец. В 8 лет оставшись без отца, был отдан на вос¬питание в Казанский монастырь (Харьковская обл. около г. Змее-ва). В 1907 году окончил Духовную семинарию и был пострижен в монахи с именем Питирим. В 1909 году архиепископом Арсени¬ем рукоположен в иеродиаконы. В 1911 году митрополитом Ан¬тонием Храповицким рукоположен во иеромонаха и назначен игуменом Казанского монастыря. (Локтионов знал Храповицко¬го с 1910 года, исполнял обязанности келейника у него, когда тот приезжал к ним в монастырь. В 1919 г. лично провожал Храпо¬вицкого, уезжавшего за границу). В 1913 году архиепископом Павлином награжден митрой и саном архимандрита за хорошую работу и послушание. В 1920 году всех монахов из Казанского монастыря выгнали, а все здания монастыря были приспособле¬ны под детские учреждения. Архимандрит Питирим после лик¬видации монастыря служил в с. Михайловка Алексеевского р-на Харьковской обл. до 1925 года. С 1925 по 1928 год много стран¬ствовал по селам Харьковской области. В 1928 году вернулся в с. Михайловка, но в 1929 году церковь закрыли. В 1932 году был осужден по ст. 58-10 на 3 года ИТЛ. Наказание отбыл полностью. Архимандрит Питирим переехал на ст. Лихачеве и стал работать сторожем до немецкой оккупации. В 1942 году Питирим был осуж¬ден по ст. 58 на 10 лет лишения свободы «за пособничество нем¬цам и агитацию против советской власти». Наказание отбывал в Сибири в Мариинских лагерях. Освобожден в 1943 году по бо¬лезни. Разрешено было жить в одном из сел Томской области за 15 — 20 км от города. В самом Томске ему было отказано в пропис¬ке. С месяц он прожил у Егоровой Марии Васильевны (за это ее тоже осудят на 8 лет лагерей) и выехал в с. Белобородово (Томс¬кого р-на), где и жил до 1946 года. По ходатайству настоятеля Пет¬ропавловской церкви отца Николая переехал в Томск, где стал служить в Петропавловской церкви. С весны 1946 года его пере¬вели в Троицкую церковь, где он и служил до 26 марта 1948 года вторым священником (до следующего ареста). Его обвиняли в том, что «он враждебно настроен к советской власти, что проводит антисоветскую агитацию, клевещет на руководителей ВКП (б) и советское государство, высказывал террористические намерения в отношении членов коммунистической партии, призывал к от¬крытой борьбе с советской властью, пропагандировал близость новой мировой войны и гибели в ней советского государства и восстановление монархической власти», будто бы говорил, что «Сталин мучает людей» — из показания свидетеля Матыскина Николая Захаровича и др. Трудно разобраться, где здесь правда, где ложь. Такой набор обвинений предъявлялся почти каждому осужденному. На Л. 8 его дела приведен словесный портрет: «Фи¬гура средняя, плечи опущенные, шея короткая, волосы черные, глаза карие, лицо круглое, брови дугообразные, нос большой, тол¬стый, прямой, рот большой, углы рта опущены, губы толстые, уши большие, шрам на шее». Кладовщик Троицкой церкви Сергеев принял на хранение имущество Локтионова: полотенец 7 штук, платок темный малинового цвета, простынь, отрез синего барха¬та 3,5 м, подрясник синий, шелковый на белом подкладе, подряс¬ник белый, подрясник шерстяной, подрясник черный старый. Скатерть старая розовая, скатерть льняная с синей каймой, ска¬терть новая белая. Валенки старые черные подшитые и крест с цепочкой — вот и все его имущество. Сам архимандрит Питирим вначале настаивал, что никакой антисоветской агитации не вел. Позже он якобы признался, что использовал «скопления верую¬щих» для повседневной агитации против советской власти, по¬стоянно проводились моления на квартире у Егоровой, исполнял требы на квартире Егоровой, что руководил всем священник Александр Поспелов, «тихоновец». Днем моления и требы испол-нял он, в ночное время — Поспелов. В Белобородово он «создал группу верующих более 15 человек». Такие группы они органи¬зовали в ряде мест: священником Поспеловым в Томске, иеромо¬нахом Волковым в Моряковке. В результате их активной деятельности удалось открыть 2 церкви в Томске и одну в Моряковке. Очень порочил Локтионова псаломщик Троицкой церкви Петр Кузьмич Карташев, который с 1953 года будет служить священ¬ником в Моряковке и который признался, что сотрудничал с орга¬нами МГБ. В деле немало донесений об антисоветской настроен¬ности Локтионова. Так, доносил Н. И. Жегалов, художник, кото¬рый работал по иконостасу в Троицкой церкви. Немного позже, в июне 1953 года, он сам был арестован и обвинен в антисовет¬ских настроениях. Был осужден на 10 лет ИТЛ. Умер в лагере (Л. 1240). Допрашивал архимандрита Питирима нач. отд. Упр. МГБ майор Медведев. Архимандрита осудили на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах346.

    Лосев Николай Иванович, священник. Родился в 1893 году в с. Жидеевка Михайловской вол. Курской губ. В 1928 году про¬слушал трехмесячные курсы богословия и был рукоположен в священники. Прослужил совсем недолго. С 1929 по 1932 год ли¬шался избирательных прав. После закрытия церкви жил в Томс¬ке, работал слесарем на фабрике карандашной дощечки. Аресто¬ван в 1937 году. Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1963 году347.
    Лосев Петр Гаврилович. Родился в 1885 году в с. Жидеевка Курской губ., проживал в дер. Ново-Михайловка Томского р-на, кузнец колхоза «Путь социализма», был женат, имел 5 детей. Арестован в 1937 году. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. В «Деле» настойчиво подчеркивается, что он был цер¬ковным старостой в 1933 — 1935 годах, сам он говорит, что был ста¬ростой в 1914—1915 годах. За него просили колхозники, дело пе¬ресмотрели и он был реабилитирован 28 июня 1939 года. Реаби¬литации не дождался, умер в 1938 году в Бамлаге348.

    Лукьянчик Иоаким Дмитриевич, священник. Родился в 1891 году в Ольгопольском уезде Каменец-Подольской губ., про¬живал в с. Чемондаевское (Леботер) Томского уезда. До февраля 1917 года был диаконом в с. Болотное. С января 1918 года — свя¬щенник. Арестован в 1920 году. Жители одних сел собирали под¬писи, «он мало пригоден к занимаемой должности», другие — подписи о том, что «он для нашего общества был не вреден, все исполнял, крестил, венчал». Дело было передано в ревтрибунал. В чем виновен, из дела не ясно. Осужден на 2 года дома принудработ. По Октябрьской амнистии освобожден в декабре 1920 года349.
    Любутский (Любуцкий) Александр Константинович, свя¬щенник. В 1917 — 1919 гг. служил в с. Пышкино-Троицкое. В мае 1919 г. убит большевиками. 14 мая 1919 г. его отпели протоиерей Константин Лебедев и диакон Илья Кручинин350.
    Лютикова Серафима Ефимовна. Родилась 24 декабря 1904 года в г. Томске. Была председателем церковного совета Воскресенской церкви. Арестована в 1936 году. Осуждена на 1 год ИТЛ351.

    Маевский Михаил Емельянович, священник. Родился в 1873 году. Окончил курс Томской духовной семинарии в 1896 году. Рукоположен в священники Преосвященным Макарием, еписко¬пом Томским и Барнаульским 25.08.1896 года. Состоял законоучи¬телем в Медведском сельском училище с 1.09.1896 года по 1.02.1899 года. Переведен к Красноярской Александро-Невской церкви 23.02.1899 года. Состоял законоучителем одноклассной церковно-приходской школы с 1.03.1899 года. Награжден набед¬ренником за ревностное исполнение пастырских обязанностей 3.01.1901 года. Состоял благочинническим миссионером с 26.08.1904 года и членом Благочиннического совета с 1905 года. Назначен заведующим приходом Верх-Ирменского благочиния с 28.10.1906 года. Награжден скуфьею 28.03.1907 года и переве¬ден к Петропавловской церкви, что при спичечной фабрике Тор¬гового дома «Кухтерин и сыновья» города Томска с 5.10.1907 года. Был законоучителем при одноклассной церковно-приходской школе с 22.10.1907 года. Кроме того, состоял законоучителем: а) Еланских мужского и женского и Подгорного мужского в г. Томске училищ с 10.10.1909 по 20.11.1911 года, б) Третьей жен¬ской гимназии с 20.08.1910 по 1.09.1913 года, в) Первой Сибирс¬кой торговой школы с 20.07.1911 по 1.09.1914 года, г) Второго Том¬ского реального училища, д) Мариинского детского приюта в 1919 году. Состоял в должности кандидата при депутате на окруж¬ной и Епархиальный съезды от духовенства благочиния с 9.07.1912 года. В августе 1920 года арестован, содержался в зак¬лючении в доме принудительных работ. В 1922 году переведен в концлагерь. Дальнейшая судьба неизвестна.

    Макаров Василий Гаврилович, священник. Родился 18 ап¬реля 1882 года в дер. Макарове Иранского уезда Вятской губ. «Самоучка». В Томске с 1911 года, С 1917 по 1922 год был псаломщи¬ком, с 1918 по 1919 год— «добровольцем в армии Колчака», с 1922 по 1929 год — священником. В 1929 году осужден органами ОГПУ на 3 года. Служил в церкви Георгия Победоносца с. Кожевнико¬ве в 1931 году. После закрытия церкви жил в Томске, работал сто¬ляром в мединституте. Арестован в 1937 году. Расстрелян 13 ок¬тября 1937 года352.

    Малишевский Дмитрий Адамович, диакон. Родился в 1875 году в с. Хреновка Городнянского уезда Черниговской губ. Сын псаломщика, окончил Духовное училище. В 1935 году осуж¬ден по ст. 58-10 на 3 года. В ИТК-2 прибыл 20 августа 1937 года и был арестован. Дело начато 2 октября, окончено 4 октября. Его не допрашивали, протоколов допросов в деле нет. Вложены в дело протоколы допросов Прозоровского, Кванина, Масловского и Якимова. Расстрелян 23 — 24 октября 1937 года. Реабилитирован в 1989 году353.

    Малтусов (Молтусов) Андрей Гаврилович (Фролович), иеромонах. Родился 30 сентября 1883 года в Бийске Алтайского края. Окончил катехизаторское Духовное училище. С 1917 по 1930 год служил в Попереченской церкви Каминского района и, как служитель религиозного культа был лишен избирательных прав. В 1930 году осужден по ст. 63 на 2 года лишения свободы. Выслан как кулак-церковнослужитель за антисоветскую деятель¬ность в Нарым на трудпоселение. Проживал в п. Чижапка, рабо¬тал счетоводом в Чижапском детдоме. Арестован в 1937 году: «...прибыв в Нарым, я окончательно перевоспитался в советском духе и отошел от борьбы с советской властью». Расстрелян 4 ок¬тября 1937 года354.

    Мальцев Владимир Иванович, священник. Служил в Иш-тане-на-Менгери с 1917 по 1928 год. Осужден 3 раза за контрре¬волюционную деятельность. К 1937 году отбывал наказание на ДВК около станции Завитая Амурской области. Сведения из «дела» его отца И.В. Мальцева355.

    Мальцев Иван Варфоломеевич, протоиерей. Родился 21 июля 1871 года в семье диакона в с. Верх-Кокши Тотемского уезда Вологодской губ. В 1879 году отец был сослан из России «за злоупотребления в церковном хозяйстве» в Сибирь. В 1886 году Иван Варфоломеевич сдал экзамены духовного лица и поступил псаломщиком в церковь. С 1899 года — диакон. С 1903 года — диакон в с. Терсалгай. Рукоположен во священника в 1905 году. С 1905— 1909 годы — священник в с. Кожевниково, в 1910 — 1914 годы — священник в с. Наумовском, в 1931 году — священ¬ник в Нагорном Иштане. Последние годы по своему преклонно¬му возрасту и болезни подал за штат и переехал в Томск, работал сторожем горземлетреста. Арестован в 1937 году. Изъяты при обыске медный крест, «Помилавка» (камилавка), скуфья и 5 гра¬мот. Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1965 году356.

    Мальцев Пётр Макарович. Родился 24 июня 1864 года в с. Кельтанка Калтасинского р-на Башкирской АССР. Неграмот¬ный, вместо росписи везде отпечатки пальцев. В 1929 году лишен избирательных прав. В 1930 году органами ОГПУ осужден по ст. 58-10 к 10 годам ссылки и выслан в Нарымский край. Проживал в с. Молчаново ЗСК, работал церковным сторожем. Арестован в 1937 году. При обыске изъяли «маленькую круглую иконку». Рас¬стрелян 8 декабря 1937 года357.

    Маматов Мстислав Васильевич, протоиерей. Родился 7 июня 1869 года в с. Мало-Сергеевка Саратовской губ. Сын свя¬щенника. Окончил Духовную семинарию. В 1926 году за «хране¬ние и распространение контрреволюционных воззваний амери¬канского епископа Николая Сан-Францизского» осужден и выс¬лан как адмссыльный (ст. 58-17) из г. Балашева Саратовской губ. в Колыванский р-он на 3 года и по его просьбе, отправлен в с. Бе-рикюль Мариинского р-на. В 1931 году служил в с. Зоркальцево, с 1931 по 1937 год был настоятелем Нелюбинской церкви. Арес¬тован в 1937 году. Как священник знал многих односельчан и на¬звал 23 человека своих знакомых — если верить следствию. Рас¬стрелян 14 октября 1937 года358.

    Манынина Агриппина Павловна, псаломщица. Родилась 23 июля 1862 года в с. Болыперечье Тобольской губ., проживала в Томске. «До революции вместе с мужем занималась торговлей лошадей и держали винный магазин. С 1920 по 1936 год работала сторожем, чтецом, уборщицей, псаломщицей в Троицкой едино¬верческой церкви. В 1932 году была под следствием за к.р. дея¬тельность». Малограмотная. Одинокая. Арестована в 1937 году. Расстреляна в возрасте 75 лет 26 сентября 1937 года. Реабилити¬рована в 1965 году359.

    Мартынов Григорий Ефимович. Родился в 1878 году в с. Ломовица Моршанского уезда Тамбовской губ., проживал в с. Н-Рождественка Туганского р-на ЗСК. Единоличник, был пред¬седателем церковного совета. Арестован в марте 1920 года. Осво¬божден по Первомайской амнистии в октябре 1920 года в связи с прекращением дела. (Боль людская. Т.4). Вторично арестован в 1937 году. Расстрелян360.

    Масленников Анатолий Александрович, священник. Ро¬дился в 1891 году. Проживал в дер. Батурино Спасской вол. Том¬ского уезда. Арестован в 1920 году. Расстрелян.

    Матузков Петр Александрович, священник. Родился в 1899 году. Выслан в Нарымский край с Украины. В 1936 году слу¬жил в Троицкой единоверческой церкви361.

    Махнёв Дмитрий Михайлович. Родился в 1898 году в с. Ки-реевское Томского окр., проживал в г. Томске и занимался част¬ным извозом. Был помощником старосты Сретенской церкви и имел свечной завод. Арестован в 1930 году. Расстрелян 29 марта 1930 года362.

    Махнев Петр Степанович, священник. Родился в 1886 году. Окончил курс в сельском училище. С 1912 года служил псалом¬щиком в Емельяновской (Подлесовской) церкви. 18 февраля
    1930 года окротдел ОГПУ вынес постановление по делу П. С. Мах-нева, обвиняемого в бегстве со своего места жительства: «Гор. Томск, 1930 года февраля 18 дня, я, нач. СО Томского окротдела ОГПУ Шестаков, рассмотрев сего числа материал дознания по делу Махнева Петра Семеновича, обвиняемого в бегстве из свое¬го места жительства с целью перехода и усиления позиции враж¬дебных антисоветских сил и, принимая во внимание, что основа¬ний для привлечения его по п. 10 ст. 58 УК недостаточно и что он, Махнев П.С, не имеет определенного места жительства. Поста¬новил: Гр-на Махнева Петра Степановича, происходящего из граждан с. Киреево, Коларовского р-на Томского округа, рожд. 1886 г., по профессии служащий культа, по семейному положе¬нию женат, семья в с. Базой Вороновского р-на, направить в рас¬поряжение коменданта Томского сборного пункта для водворе¬ния на жительство в отдаленную местность»363. Известно, что в 1931 году П. С. Махнев служил священником в с. Киреевском. Дальнейшая его судьба не прослеживается. В 1938 году были расстреляны его братья Павел Степанович Махнев 1890 г. р. и Семен Степанович Махнев (о нем см. ниже).

    Махнёв Семен Степанович, священник. Родился в 1895 году в с. Киреевское, проживал с. Мазалово Туганского р-на ЗСК. До 1917 года жил в мужском монастыре в Томске. С 1918 по 1937 год был псаломщиком, диаконом, священником. С 1932 по 1937 год — священник в с. Мазалово. В 1932 году арестовывался в Томске за отказ от лесозаготовок («саботаж»). Был лишен избирательных прав. Арестован в 1937 году. Расстрелян 22 сентября. Реабилити¬рован 15 ноября 1962 года364.

    Машанов Василий Васильевич, священник. Родился в 1858 году. Сын диакона из Тобольской губернии Курганского уез¬да Чеюшанской волости. В 1921 году служил в с. Десятовское Том¬ского уезда. В сентябре 1922 года он был осужден Томским гу¬бернским революционным трибуналом. Машанова обвинили в том, что «...он в течении 1921 года в с. Десятовском с амвона цер¬кви, будучи священником, при богослужении в проповедях при¬зывал крестьянские массы к недоверию коммунистической партии и соввласти и к массовому невыполнению возложенных на граждан налоговых повинностей, то есть в преступлении, пре-дусмотренном в ст. 69 Уголовного Кодекса как противоправитель¬ственная агитация... Из имеющейся в деле справки Томгуботдела от 29 марта с/г № 332/1182 видно, что гр. Машанов неоднократно привлекался в качестве обвиняемого в контрреволюционной де¬ятельности и 16 — го августа 1921 года был осужден и заключен в домпринраб сроком на пять лет за принадлежность к белогвар¬дейской организации... Ревтрибунал приговорил гр. Машанова к заключению в исправтруддом сроком на пять лет со строгой изо-ляцией и с зачетом предварительного заключения с 10-го июля 1922 года. Принимая во внимание октябрьскую 1921 года амнис¬тию, дарованную ВЦИКом в ознаменование 4-летней годовщи¬ны соввласти срок наказания сократить до трех лет и четырех месяцев заключения в исправтруддрме при тех же условиях. Вви¬ду преклонного возраста гр. Машанова определенную ему ста¬тью Уголовного кодекса, предусматривающую за его преступле¬ние строгую изоляцию, заменить менее строгой. Приговор окон-чательный»365.

    Мелентьев Александр Григорьевич, священник. Родился в 1888 году в с. Мамашевское Барнаульского окр. Окончил курс Духовного училища. С 1906 по 1907 год был псаломщиком в с. Богородское, с 1907 по 1911 год — псаломщиком в с. Кожевни¬кове, с 1911 — псаломщик в с. Протопопове С 1917 года — диа¬кон в с. Протопопове Был перемещен в Томское женское учили¬ще. До 1918 года служил диаконом церкви при Томском Епархи¬альном училище. 10 июля 1918 года его рукоположили в сан священника к церкви в с. Халдеево. В 1929 году он служил в с. Семилужное. Местные власти решили закрыть церковь под пред-логом, что необходима дезинфекция церкви в связи с эпидемией скарлатины. Мелентьев же «...используя временное закрытие церкви, стал в контрреволюционных целях распространять сре¬ди крестьян слухи о том, что церковь коммунисты хотят закрыть навсегда... собралась толпа около церкви в 100 человек». Народ добился открыть церковь, но священник был арестован. Церковь осталась без священника. Ревностное служение батюшки хоро¬шо отражено в показании на него местного псаломщика Петра Вербитского: «Он прибыл к нам из Александровки. Очень ревно¬стный верующий, в праздники начинал служить с 4 часов утра и до 12 дня, а с 5 часов вечера начинал служить акафист». Аресто¬ван 19 ноября 1929 года. Решением Особого совещания при Кол¬легии ОГПУ от 13 января 1930 года А. Г. Мелентьев приговорен к заключению в концлагерь сроком на три года. Приговор не был исполнен, т.к. Мелентьев умер. Реабилитирован в 1992 году366.

    Мельник Филимон Кузьмич, служитель религиозного куль¬та. Родился в 1867 году в с. Жигули Житомирского уезда Берди-чевского губ. Проживал в пос. Б. Речка Каргасокского р-на ЗСК. Арестован 2.07.1931 года. Освобожден 3.11.1931 года. Дело пре¬кращено за отсутствием состава преступления.

    Мельников Василий Фёдорович, диакон. Родился в 1884 году в дер. Кудриничи Проскуровского уезда Каменец-Подольской губ. В 1929 году арестован на 10 лет ИТЛ, был тогда псаломщиком в с. Богословке. Позже проживал в дер. Тарбеево Асинского р-на ЗСК. Арестован в 1937 году. Расстрелян367.

    Мерлушкин Федор Иванович. Родился в 1894 году в с Ков-да Кондопожского р-на Карельской АССР. Проживал в с. Тогур Колпашевского р-на Новосибирской обл. Работал плотником Кет-ского лесозавода. «Верующий... он каждую службу был в церк¬ви»368. Арестован в 1938 году. Расстрелян.

    Миловидов Василий Петрович. Родился в 1870 году в с. Мелково Тверской губ. в семье псаломщика. Проживал в г. Том¬ске. Работал инструктором Сибторга. Арестован 5 ноября
    1936 года. Был председателем ревизионной комиссии в Николь¬ской церкви в 1936 году — «пролез в члены приходского совета Никольской церкви, где под видом заседаний церковного совета устраивал сборища группы для обсуждения вопросов к/р харак¬тера», «ругал оскорбительными словами власть за закрытие Ни-кольской церкви»369. Приходской совет действительно несколь¬ко раз собирался в связи с закрытием Никольской церкви. Как-то в сердцах Миловидов сказал Нестеровскому: «Вы не поп, а коммунист, вы не помогаете бороться с большевистской зара¬зой...» (Л. 35). Нестеровский все его «высказывания» в адрес со-ветской власти сообщил органам НКВД. И еще на него написал донос курсант шоферских курсов, живший на его квартире, Ни¬колай Григорьевич Меклушев. Осудили Миловидова на 5 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах370. Вторично Миловидов был аресто¬ван 8 сентября 1937 года. «...В августе месяце Миловидов, разсуж-дая о новой конституции, находясь в Томской тюрьме в камере № 2 первого корпуса говорил: «Новая конституция — это один обман трудящихся. В новой конституции сказано о свободе веро-исповеданий и богослужений, но, однако советская власть зак¬рыла все церкви, а попов посадила в тюрьмы» (Л. 13 из Д. П-8311). 17 ноября 1937 года Тройкой осужден к ВМН. Он и 5 его подель¬ников расстреляны 21 января 1938 года. Реабилитирован по это¬му делу в 1989 году371. Арестован и расстрелян в 1937 году и его сын Миловидов Евгений Васильевич.

    Мильский Петр Васильевич, священник. Родился в 1896 году. С 1921 года священник. С 1929 по 1932 год был административно-ссыльным в Восточную Сибирь по ст. 58-10. В 1937 году служил в Троицкой церкви г. Томска372.

    Минервин Иван Иванович, священник. Родился в 1874 году в слободе Михайловка Сталинградского края в семье священни¬ка. Служил священником до 1925 года в ст. Гниловской Донской обл., одновременно заведовал начальной школой и преподавал Закон Божий. С 1925 года преподавал в заочном филиале Донец¬кого индустриального института. В 1936 году арестован и осуж¬ден на 4 года. Срок отбывал в ИТК-2 г. Томска. Арестован в
    1937 году. Расстрелян 4 января 1938 года373.

    Минин Николай Матвеевич, священник. Родился в 1890 году. Томгубчека 26 мая 1921 года осудило его на 3 года концлагеря374.

    Мирозвуков (Литвинов) Василий Романович, священник. Родился 23 апреля 1880 года в с. Бутурлиновка Воронежской губ. Окончил народное училище. «Яркая музыкальная одаренность, непреодолимое желание петь в хоре привели к тому, что он был взят в число церковных певчих в качестве дисканта... Регент хора посоветовал мальчику ехать учиться в город Воронеж. Вскоре он стал певцом самой знаменитой в России хоровой капеллы Агре-нева — Славянского. Объехал с ней многие города России и Ев¬ропы. Окончив в Москве регентские курсы, он приехал в Томск» (Ирина Киселева. Мой светлый ангел: Стихи и эссе. Томск, 1999. С. 96). С 1903 по 1906 год Литвинов был регентом в домовой архи¬ерейской церкви г. Томска. В 1906 году он женился на внучке свя¬щенника Фирса
    Ломовицкого. С 1906 по 1923 год был священни¬ком в архиерейской церкви. Томские музыковеды называют Лит¬винова в числе двух-трех самых видных томских регентов. Ему доводилось, например, дирижировать соединенными хорами не¬скольких церквей на концертах в Общественном собрании. Пос¬ле закрытия в Томске всех домовых церквей в начале 20-х годов Литвинов уехал из Томска. Сменил фамилию на Мирозвуков. С 1923 по 1924 год был учителем пения в Сов. Клубе в г. Камне-на-Оби, с 1924 по 1926 год — завучем в школе в Толстовском по¬селке, с 1926 по 1930 год — без определенных занятий. С 1930 по 1932 год — учитель пения в Тайгинской школе. С 1932 года по день ареста был учителем в неполной средней школе № 23 г. Томска. «Имеет пианино». Семья его была немаленькая: жена Елена Нико¬лаевна — работала в школе глухонемых, Виктор с 1904 года — студент Ленинградской консерватории, дочь Елена Першина с 1907 года — учительница на спичфабрике, Наталия Печникова с 1911 года — педагог, Зинаида с 1916 года — зубной врач, Нина с 1917 года — студентка мединститута, после ареста ее сразу же исключили из комсомола. Арестован в 1937 году. Расстрелян 25 сентября 1937 года375.

    Мироненкова Прасковья Степановна, монахиня. Родилась в 1890 году в дер. Никольская Екатеринославской губ. Первый арест в 1934 году по ст. 58-10-11 на 5 лет ИТЛ. Наказание отбыва¬ла в ИТК-2 г. Томска. Здесь снова арестована в 1937 году. Расстре¬ляна 3 января 1938 года376.

    Миронычев Александр Николаевич. Родился в 1893 году в с. Лопатино Нижне-Волжского края, проживал с. Михайловка Зырянского р-на ЗСК, кустарь-сапожник. Председатель церков¬ного совета церкви с. Михайловка. В апреле 1934 года настраи¬вал людей против снятия колоколов с церкви. Арестован в 1934 году, расстрелян377.

    Митропольский Сергей Иванович (архимандрит Сафро-ний). Родился в 1886 году. В 1934 — 1939 годах отбывал заключение в лагере. Служил в томских церквах после отбытия срока наказа¬ния: с 1951 по 1962 год в Петропавловской, с 1962 по 1965 год — в Троицкой церкви. С 1952 года был благочинным томских церк¬вей.

    Михайленко Михаил Афанасьевич. Родился 8 ноября 1882 года в с. Верх-Рогатик Мелитопольского уезда Таврической губ. Окончил 4 класса начальной школы. В Томске проживал с 1897 года, работал маляром фабрики «Культтовары». Был помощ¬ником церковного старосты, членом совета Троицкого кафедраль¬ного собора. Арестован 6.02.1930 года по обвинению в антисовет¬ской агитации. Приговорен 19.03.1930 года к 10 годам концлаге¬рей. Отбыв 7 лет концлагерей, стал инвалидом. Новый арест в 1937 году. Расстрелян 8 октября 1937 года. Реабилитирован в 1965 году378.

    Михайлова Евгения Николаевна. Родилась в 1889 году. Ве¬рующая. В начале 1922 года была арестована в г. Новгороде по обвинению «в сопротивлении изъятию церковных ценностей». 26 — 28 мая 1922 года Новгородским Ревтрибуналом приговорена к высшей мере наказания. По ходатайству Политического Крас-ного Креста приговор заменен на 5 лет ссылки в Сибирь. Отправ¬лена в п. Колпашево Нарымского края379.

    Можаев Василий Никифорович, священник. Родился в 1885 году в с. Сатка Челябинской обл. С 1931 по 1934 год отбывал срок по ст. 58 п. 11 («...состоял членом контрреволюционной орга¬низации, возглавляемой епископом Братолюбовым...»). После от¬бытия срока наказания Томский епископ Сергий Васильков на-значил его священником в с. Парабель ЗСК. 5.04.1937 года он был арестован по обвинению в создании контрреволюционной груп¬пы в с. Парабель. Расстрелян 27.08.1937 года. Дело вел Мартон. Реабилитирован 5.09.1989 года380.

    Мокаев (Монаев) Иван Иванович, священник. Админист¬ративно-ссыльный, проживал в с. Тымск Нарымского края381.
    Молоток Даниил Павлович. Родился в 1882 году в г. Дрисса Витебской губ. в семье псаломщика. Проживал в г. Томске, кус¬тарь. «Активный церковник». Арестован в марте 1930 года. Осво¬божден в июле 1930 года в связи с прекращением дела382.

    Молчанов Николай Филиппович, протоиерей. Родился в 1873 году в с. Заболотное Рязанской губ. В 1914— 1919 годах был свя¬щенником в г. Добрянском Заводе Пермской губ. В 1922 — 1925 годах служил в с. Лебедево, г. Боготоле, с. Березовка Боготольского РИКа. С 1935 по 1936 год — в заштате. В 1936 году служил в Никольской церкви г. Томска. Арестован в 1937 году. Расстрелян 27 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году383.

    Морозов Захар Александрович, священник. Родился в 1881 году в Костромской губ., проживал в дер. Крутогорка Аси-новского р-на, ЗСК, работал объездчиком ЛПХ. Арестован в 1935 году. Осужден на 5 лет концлагерей384.

    Морозков Евстохий Сысоевич. Родился в 1867 году в с. Кад-ское, Кадской волости, Ялуторовского уезда, Тобольской губер¬нии в семье крестьянина. «Был арестован 6 февраля 1930 года и необоснованно осужден как «участник контрреволюционной организации, проводивший антисоветскую агитацию, направлен¬ную к срыву коллективизации в деревне, распространявший в среде крестьян и жителей г. Томска провокационные слухи о ско¬рой гибели Советской власти» по ст. 58-10, 11 УК РСФСР. 19 мар¬та 1930 года постановлением Особой «тройки» при ПП ОГПУ по СК приговорен к ВМН — расстрелу. 29 марта 1930 года приговор приведен в исполнение в г. Томске. Семья Морозкова Е.С. выс¬лана на Север, имущество конфисковано. Сведений о точном месте захоронения в деле не имеется... Дело в отношении Мороз¬кова Е.С. пересмотрено 13 апреля 1989 года прокуратурой Томс¬кой области. Морозков Е.С. реабилитирован...» — из письма на-чальника подразделения Управления по Томской области Федераль¬ной службы контрразведки Российской Федерации А. Д. Захарова от 14 октября 1994 года, направленного дочери Зое Евстохиевне Морозковой. Из дела П-7884 (Архив УФСБ по ТО) мы узнаем, что он был арестован в числе 60 человек (см. также П-8805), из кото¬рых 50 были расстреляны, остальные осуждены к разным срокам.

    Все реабилитированы. Морозков проходил как член церковного совета, как бывший доверенный купца Некрасова, как член «Со¬юза русского народа», как владелец 4 домов.
    Из письма его дочери З.С. Морозковой: «...В 20-ом году отец никак не мог устроиться на работу, как домовладелец. Ему при¬шлось стать подсобным рабочим у одного хозяина в магазине ско¬бяных товаров. Чтобы как-то прокормить семью из 5 человек отцу приходилось часто что-то обменивать из домашних вещей и ез¬дить в деревню, в то время у нас была лошадь, и он привозил про¬дукты. (В деле эти поездки в деревню будут расценивать как по¬ездки с целью агитации против вступления в колхоз — прим. ав¬торов). За мою учебу в школе отец платил. Я окончила 7 классов; перешла в 8 класс. Но отец не в состоянии был платить, а посту¬пить в техникум я не могла, как дочь домовладельца... У нас был 3-х этажный дом, во дворе — 3 ветхих флигеля, требовавших ре¬монта. Чтобы как-то поправить материальное положение семьи, отец сдавал часть нашего дома квартирантам, однако это мало помогало, платили они с кубатуры, с оплатой часто задерживали, а которые и вовсе не платили. 6 февраля 1930 года отец был вне¬запно арестован. В 11 час. вечера позвонили, в дом вошли двое, предъявили письмо отцу, начался обыск. Все перевернули и отца увели в 3 часа ночи. Больше мы его видели. И не пришлось уви¬деть. Все было конфисковано и имущество: 2 коровы, одежда, как шуба на лисьем меху, так и ватные одеяла, мебель — все забрали. Лошади у нас в то время уже не было. Один из тех, что вел обыск сказал мне, чтобы я поменяла фамилию отца. Я отказалась, ска¬зала, что фамилию менять не буду. 30 марта я принесла передачу отцу, долго ждала, затем выносят обратно мою передачу и гово¬рят, что отец послан на этап. Стала узнавать, где можно: в Губче-ка, не спрашивая фамилии отвечали: "В Туруханский край", в другом месте сказали — на Соловки, в третьем — в Нарымский край. Ездили мы и в Новосибирск — никаких результатов. Писа¬ла я письмо в Москву, Пешковой, жене Горького. Получили от¬вет, что она занимается только политическими. На этом поиски прекратили. Дом наш сразу же заняли чужие люди, а нас 17 мая 1930 года выслали из Томска в глубь Сибири, в тайгу на вечное поселение. У мамы в то время был декомпрессированный порог сердца, а 15 летняя сестра была парализованная с 2 лет...». Мы привели это письмо почти полностью как живое свидетельство тех времен. Так или почти так было со всеми членами семей председателей и членов церковных советов, старостами, активными церковными людьми.

    Москвин Иоанн Павлович, священник. Родился в 1883 году в с. Семилужное Томского уезда. Окончил курс Санкт-Петербур-ской духовной семинарии. Священник с 11 марта 1907 года. Слу¬жил в с. Семилужном с 1911 по 1928 год. С 1913 года — благочин¬ный 50 округа. Арестован в августе 20-го года. Осужден на 5 лет дома принудработ. В 1921 году отбывал наказание на Еловской ферме. Осужден за «агитацию среди населения о срыве скотс¬кой мясоразвертки». В протоколе Семилуженской комячейки РКП (Томского уезда) отмечается, что Москвин, находящийся на принудительных работах, частовременно получает отпуска и при¬езжает в Семилужное и даже проводит обедни в церкви, что со¬вершенно недопустимо385. Освобожден в декабре 1921 года.

    Мутин Михаил Николаевич, священник. Родился 26 октяб¬ря 1888 года в с. Старый Посад Осинского уезда Пермской губ. в семье священника. Окончил Пермское духовное училище в 1905 году. В 1910 году рукоположен в диаконы. Выехал в Томск в 1919 году. Проживал временно в женском монастыре. Епископом Гавриилом был назначен в с. Сергеевку Асиновского р-на и про¬живал там до 1921 года. В мае 1921 года рукоположен в священ¬ники и переведен в с. Пышкино-Троицкое Ново-Кусковского р-на. В 1925 году направлен в с. Митрофановка этого же р-на. В 1929 году получил назначение в с. Михайловка Зырянского р-на ЗСК, где и служил в местной церкви. Вместе с ним отбывали ссылку «Кустов А. В. — кержак, Горюнов Минай Наумович — ионист («в Иону Кранштатского верит»), Копейкин Е. А. — кер¬жацкий начетчик, Ширяев В. Р. — бывший церковный староста, Шахов И. А. — «последний поп» др. В апреле 1934 года организо¬вал верующих на сопротивление снятию колоколов с Михайлов¬ской церкви. Был арестован и расстрелян в 1934 году386.

    Мышкин Платон Павлович, священник. Родился 22 нояб¬ря 1869 года. Ссыльный с Дальнего Востока, жил в Томске по удо¬стоверению ОГПУ от 2 января 1931 года № 415. В 1933 году слу¬жил псаломщиком без регистрации в Знаменской церкви387.

    Надкин Осип Егорович. Родился в 1872 году в дер. Дигилев-ка Пензенской губ., проживал в дер. Н-Успенка Кожевниковско-го р-на ЗСК, единоличник. Был церковным старостой Терсалгайской церкви. В 1934 году осужден по ст. 61 УК РСФСР. «Имуще¬ство его было распродано за невыполнение гособязательств». Второй раз был арестован в 1937 году. Его обвинили в участии в Колыванском восстании и в участии в контрреволюционной орга¬низации, возглавляемой Эскиным и др. Надкина приговорили к ВМН, и 17 сентября 1937 года он был расстрелян. В 1965 году дело было пересмотрено. Так что в деле лежат два показания свидете¬ля Т. Д. Шараева. В 1965 году ему было зачитано его показание 1937 года. Шараев отрекся от него, и сказал, что и в 1937, и сейчас он сказал одно и тоже: «Жил Надкин бедно. Работал бондарем зимой и пас скот летом. Последние годы перед арестом был цер¬ковным старостой. Никто из односельчан не слышал, чтоб Над¬кин высказывал контрреволюционную агитацию». Другой сви¬детель П. М. Кряжев называет Надкина одним из «активных цер¬ковных деятелей и еще лично сам слышал контрреволюционный разговор, Надкин сказал, что при царском правительстве жить было лучше». Свидетель Н. Г. Тимохин на допросе в 1965 сказал: «Надкина знаю с детства, в Колыванском восстании он не уча¬ствовал, никогда он из Успенки не выезжал. Никаких разгово¬ров, направленных против Советской власти, от него не слышал. В 1937 году меня в отношении Надкина допрашивали, я тогда по¬казал то же, что и сегодня. Протокол допроса мне не зачитывался и я его не подписывал, так как я совершенно не умею расписы¬ваться». Надкина реабилитировали в 1965 году388.

    Назаров Иван Григорьевич, протоиерей. Родился 5 января 1887 года в с. Жедрицы Псковской губ. Из питомцев Санкт-Пе¬тербургского воспитательного дома. Окончил учительскую семи¬нарию. С 1905 года был учителем в с. Ольгино Поле Псковской губ., затем в школе с. Кротково Петроградской губ., там и прора-ботал до 1912 года. С 1912 по 1922 год служил в церкви в с. Жедрицы Псковской губ. Затем служил в Кривичах до 1928 года. В 1928 году осужден по ст. 58-10 и выслан из г. Пскова в Томск на 3 года. В 1935 году служил в церкви

    Иоанна Лествичника. Аресто¬ван 16 августа 1937 года. «...После ареста 19 участников нашей кадетско-монархической организации, вдохновителем у нас яв¬лялся Клюев, с которым я был тесно связан». Встречи с Клюевым согласно «Делу» состоялись на квартире Назарова. Дочь Назаро¬ва Таисия Ивановна Казанцева сказала нам, что Клюев у них не мог быть на квартире, так как у них была одна маленькая комнатушка 6 квадратных метров на 6 человек (родители и четверо де¬тей), так что Клюев не смог бы втиснуться в их «конуру». Но его она хорошо помнит. Он сильно бедствовал, а ее сердобольная мама Ольга Павловна посылала ему, нищенствовавшему в то вре¬мя еще более, чем их семья, суп в кастрюлечке, которую дети ос-тавляли для него на столбике около домика, где квартировал Клю¬ев, а потом, пустую уже, забирали. Расстрелян Назаров 17 сен¬тября 1937 года. Реабилитирован 28 октября 1960 года389.

    Назарова Ольга Павловна. Родилась в 1885 году в с. Кри-вовцы Псковского р-на Ленинградской обл., жена протоиерея Назарова, мать 4 детей. Арестована в 1937 году. Расстреляна. «Дела» И. Г. и О. П. Назаровых мы смотрели вместе с ее дочерью Т. И. Казанцевой. В «делах» есть такие обвинения, что Ольга Пав¬ловна ходила на базар и кричала: «Бабоньки, не голосуйте за ком¬мунистов!» Таисия Ивановна отвергает возможность такого: «Мама была дворянского рода и не могла ходить на базар и, тем более, говорить такие слова, как "бабоньки"». После ареста ро¬дителей, дети их очень нищенствовали. Сын ходил по дворам, про-сил милостыню. Однажды в сибирский мороз он погиб — замерз под мостом через речку Ушайку.

    Наконечный Артемий Романович. Родился 20 сентября 1869 года в с. Войтово Полтавской губ., проживал в с. Н-Рожде-ственка Туганского р-на ЗСК. Образование — 3 класса сельской школы. В 1920 году осужден ВЧК на 1 год принудработ. По Ок¬тябрьской амнистии 1920 года срок наказания сократили до 6 месяцев. В 1924 году осужден за сокрытие посева на 4 месяца. В 1927 году лишен избирательных прав. В 1930 году раскулачен и выслан в Нарым. В 1934 году приехал из Нарыма и сразу же осуж¬ден на 7 лет «по линии ОГПУ». Был освобожден от наказания сро¬ка по старости. С 1936 года по день ареста — член церковного совета. Как «активный церковник» был снова арестован в 1937 году. Из характеристики председателя сельского совета: «...живет без определенных занятий в тесной связи с попом, ве¬дет активную агитацию против закрытия церкви, собирает под¬писи насильным путем против закрытия церкви...». Из показаний свидетеля С. И. Могильного: «...имел 1 работника в летнее вре¬мя... состоял членом церковного совета, вел активную агитацию среди колхозников за открытие церкви. Лично сам написал неоднократно, писал жалобы и ходатайства в край и ВЦИК, это я ви¬дел лично сам, когда на почте из ВЦИКа ему было письмо...». Из доноса А. А. Просекова, председателя Ново-Рождественского с/совета: «...Наконечного я узнал с марта месяца 1937 года, как ярого кулака и агитатора за религию. На 2-ой день как я только принял с/совет, то ко мне пришел Наконечный Артем и стал тре¬бовать, чтобы я быстрей освободил от зерна церковь, но я ему дал отпор. После этого Наконечный Артем организовал группу веру-ющих, с которыми совместно с попом без разрешения с/совета собирал тайные собрания. Такие собрания проводились тайно на квартире попа (Попов Иван Иванович — см. ниже). Помимо это¬го, сам Наконечный и другие ходили по селам и собирали подпи¬си у колхозников на открытие церкви. По решению с/совета в мае месяце 1937 года и общего собрания избирателей было ре¬шено помещение церкви использовать под клуб. После этого ре¬шения Наконечный и его группа повели агитацию среди отста¬лой части колхозников о том, что решение вынесено не верно и написали заявление в крайисполком о том, что якобы с/совет и Рождественская парторганизация проводили эти собрания путем запугивания колхозников арестом, при закрытых дверях...». И еще есть в деле подобные доносы. В делах сельских осужден¬ных нередко имеются аналогичные документы, отражающие всю трагедию того времени, всех защитников церквей арестовывали и расстреливали. Расстрелян был и Наконечный 8.10.1937 года. Реабилитирован в 1965 году390.

    Наумов Михаил Фёдорович, приказчик Благовещенской церкви. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к 2 годам принуди¬тельных работ391. Реабилитирован в 2001 году.

    Нащекина Анастасия Игнатьевна. Родилась 29 октября 1877 года в г. Томске. Будучи пенсионеркой, с 1933 года состояла членом ревизионной комиссии церкви Иоанна Лествичника в г. Томске, «не грамотная, но Евангелие читала...» Имела пролетарс¬кое происхождение. В Томске работала с рождения на разных по-денных работах. С 1918 по 1929 год была домохозяйкой, на ижди¬вении мужа. С 1929 по 1935 год работала уборщицей в школе. С 1935 года — «без определенных занятий». Из обвинения: «...на большевиков говорила «нехристь», учила чужих детей распевать контрреволюционные песни...». Арестована в 1937 году по ст. 58-2-10-11. Расстреляна 27 сентября 1937 года. Реабилитирована в 1960 году392.

    Немтырёв Иван Григорьевич. Родился в 1890 году в с. Ар¬хангельское Казанской губ., проживал с. Парабель ЗСК. Церков¬ный староста и сторож Парабельской церкви. Арестован в 1937 году. Расстрелян 27 августа 1937 года. Реабилитирован в 1989 году393.

    Нестеров Платон Гаврилович. Родился в 1864 году. Домо¬владелец, староста Богоявленской церкви. За противление изъя¬тию церковных ценностей в 1922 году Верховным трибуналом приговорен к 2 годам принудительных работ394.

    Нестеровский Стефан Афанасьевич, протоиерей. Родился в 1879 году в с. Богодуховка Полтавской губ. Сын дьячка. Закон¬чил учительскую школу. С 1898 по 1910 год был учителем и пса¬ломщиком в Полтавской губ. В 1910 году рукоположен в священ¬ники и направлен в Сибирь в Каинский уезд Верх-Ичинского р-на село Кама, где и служил до 1920 года. В 1920 году арестован за несочувствие советской власти и через год освобожден по амни¬стии. После вернулся в Томск, служил псаломщиком в Воскре¬сенской церкви. С 1922 года стал служить священником. Про себя говорил, что у него образование низшее, что он учитель и ни сло-ва о том, что тоже был священником. В 1930 году его снова арес¬товали, но через 3 месяца освобождили. Начиная с 1930 года, в делах всех арестованных священнослужителей лежат «обличи¬тельные» документы на них, написанные Нестеровским. Совер¬шенно очевидно, что он был секретным осведомителем. В 1934 — 1935 годах, служил в Никольской церкви, в 1936 году — в церкви Иоанна Лествичника. Пошел учиться на курсы счетоводов, но работы не нашел. Арестован 19 июля 1937 года. Органы НКВД и не вспомнили о его «услугах». Ему предъявили тот же набор об¬винений: «участник кадетско-монархической организации, ак-тивно участвовал в к/р суждениях и подготовлял вооруженное восстание на ссоввласть. Одновременно высказывал террорис¬тические настроения против руководителей ВКП(б) и советско¬го правительства. Распространял клеветнические слухи о скором падении советской власти». Обвинение подписали нач. 3-го отд. Томского ГОНКВД лейтенант госбезопасности Романов и оперу¬полномоченный 3-го отд. младший лейтенант госбезопасности Горбенко. Изъяли паспорт, 14 фотографий, крест наперсный се¬ребряный с короной Николая П. Осталась жена Ирина Данилов¬на — домохозяйка, сын 29 лет, работавший в Ленинграде в опер¬ном театре артистом. На первом же допросе он назвал 28 человек своих знакомых, которые почти все были, по его характеристи-ке, либо «контрреволюционерами и уже сидели», либо «скрыва¬ли свое прошлое», «монархисты», «антисоветски настроены», «бывшие попы». Называя Елпидифора Каменского, он припом¬нил, что тот является братом архиерея Анатолия Каменского. Кстати, в деле Е. Каменского нет ни слова о том, что бывший Том¬ский епископ Анатолий его брат. Про всех сказал, кто где работа¬ет, скрывая свое прошлое. Опять же, может и не так виноват Не-стеровский в его характеристике знакомых, ибо он «виновным себя признал полностью» и что вовлек его Каменский Елпиди-фор, который был ряд лет служителем религиозного культа и что с Каменским знакомы с 1920 года и являемся большими друзья¬ми, наша дружба ничем не омрачена» (с. 9). Где тут правда? Где ложь?  Расстрелян 10— 11.09.1937 года (в деле П-7126 — Нестеров-ский расстрелян 21 сентября, реабилитирован 28 октября 1960 года)39S.

    Низовцев Павел Иванович. Родился 14 июня 1861 года в с. Ярокурье Котласского р-на, Северного края. Сын диакона. Окончил Московскую духовную академию, историческое отде¬ление в 1886 году. Кандидат богословия. До революции — статс¬кий советник. Имел орден Святой Анны 2-й степени. В Томске — с 1888 года. Преподаватель древних языков. С 1912 года был инс¬пектором Томской духовной семинарии. До 1920 года служил все время по учебным заведениям. Позже почти не преподавал. С ним вместе по одному делу проходит Евгения Николаевна Ивановская, учительница 4-й средней школы.. Они вместе преподавали немец¬кий язык на 10-месячных курсах историков в педагогическом ин¬ституте в 1936 году. В 1937 году оба были обвинены по ст. 58 2-10-11 УК. Дело на них завели 26 декабря, 27 декабря — окончили. Низовцев был расстрелян 11 января 1938 года. Ивановской опре¬делили срок 10 лет ИТЛ плюс 5 лет поражения в правах. Реабили¬тированы в 1960 году396.

    Никитин Иван Александрович, он же Тюрганов Тимофей Романович, священник. Родился 28 сентября 1876 года в Осиновском р-не Новосибирской обл. в семье священника. С 1885 по 1905 год жил в дер. Светлой Спасской волости, с 1905 года — в дер. Бурмантово Косминской волости Новокузнецкого уезда, за¬нимался сельским хозяйством, был псаломщиком в церкви. Свя¬щенник с 1917 года. С 1920 по 1927 годы служил в с. Бакчар. С 1927 года — сапожник, проживал в пос. Сентяковка в Чаинс-ком р-не ЗСК. Арестован 25 декабря 1937 года. Расстрелян397.
    Никитин Тихон Андреевич, священник. Родился в 1876 году в г. Задонске Центрально-Черноземной обл. Сын священника. Служил в с. Городище Городищенского р-на Сталкрая до ареста в 1936 году. В 1919 году лишен избирательного права .В 1936 году осужден на 8 лет по ст. 58-10. Заключение отбывал в ИТК-2 г. Том¬ска. Арестован в 1937 году. Расстрелян 22 декабря 1937 года398.

    Никифоров Николай Николаевич. Родился в 1899 году в с. Попово Ново-Сенжарского р-на Полтавской обл. Из духовно¬го сословия. Окончил Духовную семинарию. Служил прапорщи¬ком в армии Деникина. Был ли священником — не ясно. Осуж¬ден по ст. 58-10-17 к 3 годам ссылки в Нарымский край. Прожи¬вал в с. Пудино Нарымского окр., не работал на момент ареста. Арестован в 1938 году. По делу прошло 125 человек. Расстрелян399.

    Никифоров Николай Петрович, диакон. Родился в 1884 году в г. Уфе в семье учителя. Окончил 4 класса городского училища. С 1915 года — «служитель культа». После революции работал в разных государственных учреждениях. С 1924 года начинает слу¬жить диаконом и сразу же лишается избирательных прав, как слу¬житель культа. Был судим в 1934 году по ст. 61 (за саботаж зерно¬поставок) к 2 годам. В 1937 году судим по ст. 111 УК на 1 год при-нудработ. Перед последним арестом проживал в с. Монастырское Шегарского р-на ЗСК, работал счетоводом Шегарского «Загот-зерна». Арестован 30 сентября 1937 года. Расстрелян 15 октября400.

    Николаев Сергей Гаврилович, священник. Родился 2 октяб¬ря 1877 года в г. Томске в семье потомственного гражданина кол¬лежского асессора. Образование — 4 класса уездного училища. С 1922 года служил священником в с. Заварзино Томского р-на. С 1924 года лишен избирательных прав. С 1924 по 1928 год слу¬жил священником в Томске. С 1929 по 1933 год был заштатным священником, жил на иждивении детей. В 1933 году жена, дети отказались от него (скорее всего, надеясь улучшить свое материальное положение. — Прим. автора). С 1933 года ходил на клад¬бище и служил панихиды. Нищенствовал. Арестован в 1937 году. Расстрелян 21 сентября 1937 года401.

    Никольский Александр Алексеевич, священник. Родился 17 октября 1875 года в г. Красные Холмы Тверской губернии. Из семьи учителя. По окончании Духовной семинарии работал учи¬телем. В 1897 году рукоположен во священника. Прослужил до 1928 года и был осужден по ст. 107 УК к 1 году лишения свободы и 3 годам ссылки в Нарымский край, в с. Молчанове Здесь снова арестован в 1937 году. Расстрелян 8 декабря 1937 года. Реабили¬тирован402.

    Никольский Александр Иванович, протоиерей, настоятель Преображенского храма. За противление изъятию церковных ценностей в ноябре 1922 года Томским Верховным трибуналом приговорен к 8 годам принудительных работ со строгой изоляци¬ей и конфискацией имущества403. Реабилитирован в 2001 году.

    Никольский Николай Михайлович, священник. Родился в 1876 году в с. Яновка Глуховского уезда Черниговской губ. Сын священника. Окончил Духовную семинарию. В 1931 году осуж¬ден тройкой на 5 лет ссылки в Нарымский край. Проживал в с. Березовка Парабельского р-на, работал счетоводом Пайдугин-ского лесоучастка. Арестован в 1938 году. Расстрелян. По этому делу арестовано 125 человек404.

    Никольский Павел Васильевич, священник Тисульской церкви Мариинского уезда Томской губернии. За противление изъятию церковных ценностей в 1922 году Томским Верховным трибуналом приговорен к 3 годам условного заключения405. Реа¬билитирован в 2001 году.

    Никонишин Марк Акимович, священник. Родился в 1877 году в г. Староконстантинов Волынской губ. Священник Сер¬гиевского течения. Из крестьян. Образование специальное-педа¬гогическое. В 1917 году — смотритель Хабаровской городской боль¬ницы. С 1918 года — то же и архивариус городской управы. С 1919года—то же и священник военного госпиталя. С 1920 года — преподаватель пения при Хабаровском кадетском корпусе. 1922 год — заведующий военным кладбищем. 1924— 1927 год — священник на 19-й версте Уссурийской железной дороги. С 1928 по 1931 год — ссылка по ст. 121 УК. Судим в 1923 году за долж¬ность военного священника, отсидел 9 месяцев, по распоряже¬нию ВЦИКА освобожден досрочно. В 1928 году привлечен Влади¬востокским окружным отделом ОГПУ к ответственности по ст. 121 УК и осужден коллегией 13августа 1928 года «по минус шесть» на 3 года. Ссылку отбывал в Томске. В апреле 1932 года: как-то сказал Трубачеву: «Слышь, Анатолий, ты знаешь что крестьяне говорят о пятилетке, что она приведет к Ленинским заветам, к Сталинским декретам и рабоче-крестьянским скелетам». К тому же его дети в это время были за границей: Григорий в Америке, а Иннокентий — в Индии. За все это арестован и осужден на 3 года концлагерей и отправлен на ст. Медвежья Гора для заключения в Беломорбалтлаг ОГПУ. Он был очень болен, страдал припадка¬ми, вздутием живота и к физическому труду был не годен. 16 мая 1933 года условно-досрочно освобожден под поручительство род¬ственников Его «подельник» Романовский, поклеветав на Нико-нишина, был освобожден406.

    Одиноков Николай Сергеевич, монах. Родился в мае 1870 года в Н. Куряжим Саратовской губернии. Неграмотный. «Монах-кулак», «монах — проповедник религиозного культа», «продолжительное время странствовал по монастырям и кельям, исполняя все религиозные обряды, отстаивая слово Божие и веру перед православными христианами». В 1930 году осужден по ст. 61 к 2 годам концлагерей. Проживал в с. Тунгусово Кривошеинско-го района. Арестован в 1938 году. 13 марта приговорен к расстре¬лу, но 10 марта умер в тюрьме407.

    Одинцов Павел Аркадьевич, священник. Родился 14 фев¬раля 1879 года в г. Вологде. Сын диакона. Окончил Духовную се¬минарию. В 1921 году лишен избирательных прав. До 1929 г. был диаконом. В 1935 году за контрреволюционную деятельность («...в момент закрытия церкви я организовал контрреволюцион-ную группу, состоящую из церковных прихожан, которая распро¬страняла контрреволюционные слухи, что якобы в СССР проис¬ходит притеснение и гонение православных..») осужден по ст. 58-10 на 8 лет и выслан из Вологды в Томск, проживал и работал чернорабочим в трудколонии № 2. Здесь арестован в 1937 году. Расстрелян 28 декабря 1937 года408.

    Онянов Борис Николаевич, протоиерей. Родился 2 апреля 1899 года в с. Лепово Свердловской обл. Сын священника. Окон¬чил Духовную семинарию. С 1916 по 1922 год — псаломщик, с 1922 года — священник. В 1927 году осужден по ст. 159, оштрафо¬ван. В Нарымский край направлен в 1926 году. Служил священ-ником в Молчановской церкви. Был в это время благочинным 7 нарымских церквей. Арестован 12 июля 1937 года. «...Контрре¬волюционной деятельностью я не занимался, правда, я вел актив¬ную работу, чтобы не допустить развала религиозной православ¬ной общины, я вел борьбу не только против безбожников, но и разных религиозных сект. Я принадлежу к обновленцам» — из показаний Онянова. В деле есть фотографии его с веревкой на шее и с номером 1837. Проживал в с. Молчаново Кривошеинско-го р-на. Расстрелян 27 августа 1937 года. Реабилитирован в 1957 году (Архив УФСБ по ТО, Д. П-2088).

    Орлихин Игнатий Степанович, диакон. Родился в 1854 году в дер. Слободка (Слободки) Московской губ. Арестован вместе с сыном (см. ниже) в феврале месяце 1930 года. По его «делу» про¬шло 30человек. Из «дела»: «Член «СоюзаРусского Народа», «быв¬ший владелец трикотажной фабрики в Москве», «ходил за благо¬словением к епископу Дмитриевскому, покупал продукты и от¬правлял их церковникам в Нарым», «служил диаконом», «Орлихин говорил, что надо создавать священный отряд из верующих, ко¬торые бы не боялись ни арестов ни смерти, и которые бы разъяс¬няли крестьянам гибельность безбожия и призывали бы кресть¬ян сплотится и не давать церкви на поругание» — это из показа¬ния Нестеровского (Л. 135 об.). Из протокола допроса Орлихина от 5 марта 1930 г. «...в деревни ходил подзаработать. Да, я считал и это говорил, что колхозы не могут существовать, так как крес¬тьяне идут против них. Да, я просил благословения у епископа Сергия, чтобы мне и всем, кто за мной пойдет, вести в деревнях открытую борьбу с безверием, но не с советской властью, не бо¬ясь ни тюрьмы ни ссылки, так как я считал, что безверие, кото-рое распространяется насильно, погубит Россию... Когда я бывал в деревнях, мне крестьяне жаловались на притеснение религии, на то, что их заставляют насильно пойти в колхозы и т. д.». Из доноса на Орлихина: «Он очень религиозен, хотя праздников не соблюдает, какой-то фанатик, он уже старик, но бодрый, нигде не служит, живет на средства, которые получает от своих знакомых». Орлихину было в это время 76 лет, жил на иждивении сына. Расстрелян 10 апреля 1930 года. Остальных членов семьи высла¬ли на Север409.

    Орлихин Сергей Игнатьевич, диакон. Родился в 1890 году в дер. Слободка (Слободки) Московской губ. Проживал в Томске. С 1909 по 1929 годы служил на железной дороге. Арестован в фев¬рале 1930 года. По «делу» прошёл 31 человек, больше половины из которых церковнослужители. Орлихин обвинялся как секре-тарь СРН («Союза русского народа»). В другом месте он означен диаконом обновленческой ориентации, «антисемитом». Осужден на 10 лет концлагерей410. Срок отбывал в г. Осинники Кемеровс¬кой обл., в Темиртау. Заболел туберкулезом, умер в 1945 году.

    Осипов Гавриил Дмитриевич, псаломщик. Родился в 1896 году в Томской губ. Окончил двухклассное училище. В ШИ¬ШИ годах был псаломщиком в церкви с. Подлом. Позже прожи¬вал в с. Семилужках. Занимался крестьянским трудом. В 1920 году его арестовали. Осудили на два года принудработ. Освобожден по Первомайской амнистии в мае 1921 года.
    Осипов Пётр Ильич, псаломщик. Родился в 1910 году в с. Никольское Кривошеинского р-на ЗСК. С 1926 года и до зак¬рытия церкви в 1930 году служил псаломщиком в Никольской цер¬кви. Был лишен избирательных прав как «служитель культа». Как-то сказал, что «колхоз есть безбожная организация, пугало веру¬ющих», за что и был арестован 24.08.1930 года по обвинению в антисоветской агитации. Осужден 6.11.1930 года на 10 лет конц¬лагерей411. Вернулся с Колымы через 11 лет в 1941 году. Позже его забрали в трудармию в Новокузнецк. Умер в 1963 году.

    Осколков Иван Дмитриевич, «диакон-псаломщик». Родил¬ся 19 октября 1905 года в г. Мариинске Томской губ. Окончил 3 класса сельской школы и 2 группы городского училища. Про¬живал в г. Томске. В 1922 году был псаломщиком в Петропавлов¬ской церкви. С 1925 по 1927 год — псаломщик в с. Колмогорово Мариинского уезда. В 1927 году лишался избирательных прав. Перед арестом был агентом по заготовкам Томского пивзавода. Арестован в 1937 году. 1 декабря 1937 у него прошел обыск, 1 декабря на него завели дело и 1-го же декабря оно было оконче¬но. Расстрелян 15 декабря. В 1940 году его разыскивала мать. Ей ответили, что после повторного рассмотрения его дела он признан виновным (письмо подписал пом. Воен. Прокур. СибВо воен. юрист 2-го ранга Додон). В 1957 году его ищет брат С. Д. Оскол¬ков. Получил ответ от Управления КГБ, что И. Д. Осколков был осужден к 10 годам ИТЛ и в 1944 году умер, находясь в заключе¬нии. В декабре 1956 года сын В.И. Осколков просит пересмотреть дело и реабилитировать отца. 31 декабря 1958 года Осколкова реабилитировали412.

    Паламарчук Порфирий Фёдорович, священник. Родился в 1881 году в с. Хижники Новоград-Волынского уезда Волынской губ. Окончил Духовную семинарию. С 1918 по 1930 год был свя¬щенником в с. Слободке Киевской обл. В 1930 году арестован и направлен в ссылку на трудпоселение в Парбигский р-он, про¬живал в пос. Новая Бурка Парбигской участковой комендатуры Бакчарского р-на. Арестован в 1937 году. Расстрелян 7 января 1938 года413.

    Пальчевский Николай Николаевич. Родился 6 ноября 1878 года в г. Томске. Отец умер. «По социальному происхожде¬нию воспитанник купца Чивилева». До революции служил на же¬лезной дороге сторожем охраны грузов. «Жил в собственном доме, имел корову, лишался избирательных прав». Являлся актив¬ным церковником, с 1926 по 1932 год был старостой Ивановской церкви. Перед арестом работал сторожем артели «8 марта». Арестован в 1937 году. Дело на него начали 2 декабря, окончили 4 декабря. Расстрелян 21 декабря 1937 года414.

    Панов Иоанн Стефанович, протоиерей. Родился 22 декаб¬ря 1884 года в с. Никольское Рязанской губ. в крестьянской се¬мье. Окончил курс во второклассной учительской школе. Из вос¬поминаний его дочери А. И. Пановой: «Учился папа в Москве, од¬ним из его учителей был П. Флоренский. С 1913 года папа служил священником в с. Михайловка (Альбедат) Мариинского уезда Томской губернии (рукоположен во священника 24 марта 1913 года). Церкви здесь не было, сам строил. Во время револю¬ции в с. Михайловка стало страшно жить, донимали партизаны. Вынуждены были переехать в с. Калеул и там служил. Позже мы переехали в Мариинск, где папа служил кладбищенским священ¬ником. Он был очень деятельным человеком, организовал боль¬шой хор. Здесь же он стал протоиереем. Служил папа в с. Камы-шево (около Белово), с. Брюханово, с 1926 по 1929 год в с. Поломошное Кемеровской области. Нас задушили налогами. Папа под¬рабатывал: кому улей сделает, кому стул. Потом церковь закры¬ли. Так как церкви закрывали повсеместно, то священнических мест не было. Мы переехали жить в Белово. Папа купил лошадку и стал работать коновозчиком. Позже его взяли бухгалтером на шахту. Затем папа работал старшим бухгалтером коммуны им. За-ковского в Томске. Почти одновременно меня и папу вызывали в ГПУ и требовали сотрудничать с ними. И я, и папа напрочь отка-зались. Мне пришлось срочно бросить институт и уехать в Кеме¬рово. Я поступила в Кемеровский пединститут, но и там узнали, что я дочь священника, исключили. С большим трудом устрои¬лась на работу на железной дороге. Здесь я вышла замуж. 2 фев¬раля 1938 года папу арестовали, 4 февраля у меня преждевремен¬но родилась дочка. Муж от нас отрекся. Еще в 1933 году папа был осужден по ст. 109 на 4 года, отбыл 3 года. После смерти Сталина мы обратились в НКВД. Нам выдали справку о реабилитации папы, где было написано, что он умер в 1943 году от сердечной недостаточности. Выдали за него 1500 рублей и все». Расстрелян 14 февраля 1938 года415.

    Пашин Иван Владимирович, священник. Родился в 1886 году в г. Тургай Казахской ССР. Образование «низшее, не окончил 4 класс Духовной семинарии» — из дела. До революции был диа¬коном, после революции — священником. В 1930 году осужден по ст. 169 на 2 года. После жил в Илецке Оренбургской области и как «культслужитель» в 1935 году осужден по ст. 58-10 на 10 лет ИТЛ. Срок отбывал в Томске в ИТК-2. Был чернорабочим. Здесь снова арестован в 1937 году как б/поп («бывший поп»), а, значит, и убежденный монархист. Расстрелян 3 января 1938 года416.

    Пашков Илларион Иванович, псаломщик. Родился в 1887 году в с. Вишня Курской губ. В 1935 году арестован органами НКВД и осужден по ст. 58-12 сроком на 3 года концлагерей. Срок наказания отбывал в ИТК-2 г. Томска. Здесь и был арестован в 1937 г. В протоколе допроса от 20 декабря написано: «...Да, при-знаю. Я действительно отбывал срок наказания в Томской ИТК-2, вошел в состав контрреволюционной повстанческой органи¬зации. Завербован в 1936 году Коростелевым Иваном Поповичем... Коростелев заявил, что он служил в белой армии подполковником, а я сообщил ему, что я был псаломщиком». И все. Расстрелян 3 ян¬варя 1938 года417.

    Пенчиков Александр Гаврилович, священник. Родился в 1901 году в г. Торопец Великолужской обл. Окончил Духовное училище. Был священником до ареста. С 1937 по 1944 год отбы¬вал срок по ст. 58 на строительстве канала. Начиная с 1954 года, служил псаломщиком, регентом (по 1979 год) в Петропавловской церкви г. Томска418.

    Перевозников Гавриил Иванович, священник. Родился 17 марта 1888 года в дер. Низовая Тамбовского уезда и губ. Обра¬зование — 3 класса сельской школы. С 1925 года — священник. Первый арест 22 апреля 1931 года в г. Свободе ДВК. Был сослан в г. Колпашево Томской области. Срок отбыл. Работал плотником Колпашевского горкомхоза. Арестован в 1937 году. Расстрелян 5 октября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году419.
    Петров Леонтий Иванович. Родился в 1877 году в г. Томске, трапезник Троицкой церкви. Арестован в 1948 году. Осужден на 5 лет ИТЛ и 4 года поражения в правах420.

    Петров Михаил Иванович, священник. Родился в 1886 году в г. Томске. Окончил 4 класса образцовой школы при Томской духовной семинарии. С 1902 до 1908 год был псаломщиком в Пет¬ропавловской церкви, с 1908 по 1914 год — псаломщик церкви Иоанна Лествичника г. Томска. В 1919 году рукоположен в диа-коны епископом Анатолием, служил в церкви Иоанна Лествич¬ника. В 1922 году епископом Софронием Новосибирским руко¬положен во священники, служил в с. Казанском и Сергеевском, затем с 1925 по 1931 год — священник в г. Минусинске. В 1932 году осужден к 10 годам ИТЛ по ст. 58-10. Освободился в 1938 году по зачету рабочих дней и льготам за строительство Беломорканала. Вернулся в Томск к жене и детям. До 1945 года работал сторо¬жем. С марта 1945 года стал священником в Петропавловской цер¬кви и служил здесь до марта 1946 года, перешел настоятелем в Троицкую церковь, где и был арестован в 1949 году. «При обыске изъяли 2 креста, один серебряный с цепочкой, другой с камнями голубыми, переписки 50 листов, грампластинок религиозного содержания 14 штук, религиозных журналов и брошюр 42 шту¬ки, книг религиозно-духовного содержания 18 штук, открыток религиозного содержания 4 штуки...». На суде он заявил, что ан¬тисоветской деятельностью не занимался, что свидетельницу Пономареву совсем не знает, и что она дала ложные показания. (Это та самая Пономарева, которая оклеветала и М. В. Егорову, см. выше). За что были арестованы Локтионов, Бехов и др., он не знает. За что он сам арестован, тоже не знает. Наговорил на него свидетель В. В. Харитинин, сын священника, псаломщик в Тро¬ицкой церкви с сентября 1948 года. Оболгали его И. П. Гагарин, М. П. Черкашина, Г. А. Попов, М. И. Федотов и др. Осужден на 25 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. В 1954 году жалоба на неправильное осуждение была оставлена без удовлетворения. Умер в 1956 году. Реабилитирован в 1991 году421.

    Петров-Надеев Семен Афанасьевич. Родился в 1864 году в г. Томске. До революции был купцом. Был членом церковного совета Сретенской церкви, был регентом церковного хора. А. И. Хаов на допросе его как обвиняемого422 характеризует Пет-рова-Надеева «как одного из наиболее авторитетных прихожан, так как он был церковным старостой». Арестован в 1930 году. Был направлен через ПП ОГПУ в ссылку в ВСК в Братский район на 5 лет. Имущество конфисковано.
    Пивоваров Александр Иванович, протоиерей. Родился в 1948 году. Кандидат богословия. Служил в Томске в Петропав¬ловской церкви (с 1965 по 1975 год. С 1969 года был настоятелем Петропавловской церкви. Уполномоченный по делам религии при Томском обкоме партии Г. Добрынин, рапортуя партии о высо¬ких ораторских способностях Пивоварова, называл его не иначе как «Цицерон»). Позже служил в Успенской церкви в Енисейс¬ке. Арестован 12.04.83, осужден в августе 1983 года по обвине¬нию в спекуляции. Отбывал срок в Туве, освобожден в июле 1984 года. До осени 1985 года — в ссылке в Кызыле. Позже слу¬жил в Тобольске. Ныне служит в Новокузнецке.

    Пинтусов Малахий Александрович, священник. Родился в 1878 году. Окончил курс в церковно-приходской школе. Рукопо¬ложен во священника в 1906 году. В книге «Земля Парабельс-кая»423 в статье Т. В. Аминова о Пинтусове написано: «С 1906 года в церкви (с. Парабель) служил отец Малахий Александрович Пин¬тусов. Семья приехала из южных волостей Томского уезда, где отец Малахий учительствовал. Там же он познакомился со своей будущей женой Марией Алексеевной. В семье было пятеро де¬тей. В Парабели отец Малахий, кроме церковных служб, прово¬дил занятия в школе. Так же, как и все деревенские, семья Пинтусовых держала скотину, занималась хозяйством. До сих пор в Парабели сохранились названия: Поповские покосы, Поповские озера. Мария Алексеевна не имела образования, но была начи¬танной, интеллигентной женщиной. Часто в их доме гостями были ссыльные. С 1910 года — он духовный следователь 6 округа. В 1929 или 1930 году отца Малахия арестовали и угнали этапом в Колпа-шево. Больше его никто не видел. Дети, боясь расправы, разъеха¬лись по всей стране. Но страшной участи отца избежали только двое». М. А. Пинтусова расстреляли в 1930 году.

    Пинтусов Вячеслав Малахиевич. Родился 26 октября 1912 года в с. Парабель ЗСК, проживал в Томске, работал плано¬виком в рыбтресте. Первый арест был в 1934 году в г. Ленингра¬де. У него отобрали паспорт и выселили из города как «сына попа». Второй арест был в 1935 году. Через 4 месяца освобожден, делоп-роизводство прекращено за недостаточностью обвинительных материалов. Последний раз арестовали 20 октября. Расстреляли 14 ноября 1937 года. Реабилитировали в 1959 году424.

    Писарев Федор Вениаминович, диакон. Родился в 1883 году. Сын диакона. Окончил 3-классную Симбирскую духовную семи¬нарию. С 28 мая 1913 года начал служить псаломщиком в Петро¬павловской церкви на спичфабрике. В июле рукоположен во ди¬аконы с оставлением на занимаемом месте. В августе 1920 года арестован, отбывал заключение до конца 1921 года в Томском доме принудительных работ425. В 1922 году переведен в концент¬рационный лагерь.

    Плотников Андрей Николаевич. Родился 30 ноября 1875 года в с. Нелюбино Томского р-на ЗСК. Малограмотный. В семье было 11 детей. Работал сторожем сельпо. В дело вложена газета «Красное знамя» за 9 сентября 1937 года со статьей «Очи¬стить Нелюбинское сельпо от кулаков и их приспешников»: «...В царское время Плотников был сельским старостой и актив¬ным деятелем церковного совета». И далее сообщалось, что его деятельность, как «действия классового врага были направлены на то, чтобы искусственно создать недовольство у колхозников». «Особенно это заметно в организации выпечки и продаже хле¬ба... В купленном хлебе колхозники нередко обнаруживали мух, сверчков, червей и даже конский кал». Совершенно непонятна связь такого хлеба со сторожем сельпо, «очень религиозным человеком». Арестован в 1937 году. Расстрелян 14 октября. Вместе с ним арестован его сын Иван Андреевич, который работал пред¬седателем сельпо. Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Находясь в заключении, он трижды писал жалобы на нео¬боснованность его осуждения. В связи с этим были допрошены свидетели и выяснилось, что никакими кулаками они не были и никто не слышал от них антисоветской агитации. В жалобах Иван Андреевич писал, что «допросы шли по 3 — 4 часа, производились частично стоя, сопровождались угрозами ареста моей семьи и другими видами репрессий (был посажен в карцер за отказ под¬писать протокол, составленный следователем и не соответство¬вавший фактам)... Следователь меня явно обманывал. Суда не было». Ивана Андреевича освободили в 1939 году. Андрея Нико¬лаевича реабилитировали в 1966 году426.

    Плотников Владимир Васильевич, священник. Родился в 1888 году в с. Нагорный Иштан Томского р-на ЗСК. Окончил
    2 класса Духовного училища. С 1900 по 1902 год работал учите¬лем, с 1904 по 1910 год — псаломщиком в Беловодовке, с 1910 по 1915 год — диаконом там же, с 1915 по 1918 год — священником в с. Калеул, затем в с. Беловодовка. В 1920 году лишен права голоса как священник. В 1928 году осужден по ст. 107 за несдачу хлеб¬ных «излишков», сидел в тюрьме 10 месяцев, «после этого про¬живал в дер. Беловодовка Мало-Песчанского р-на ЗСК, бросил свое ремесло и стал заниматься сельским хозяйством», единолич¬ник. Арестован в марте 1930 году. Осужден на 5 лет концлаге¬рей427.

    Пляскин Иван Семенович, протоиерей. Родился 12 августа 1883 года в с. Быркино Быркинского р-на ВСК. Образование — 3 группы сельской школы. С 1917 по 1924 год жилв с. Дано Восточ¬но-Сибирского края, где служил псаломщиком в местной церкви. С 1924 по 1926 год был псаломщиком в с. Зона. С 1926 года — свя¬щенник здесь же. С 1927 по 1930 год служит священником в с. Окон-Борзе. С 1930 по 1933 год — священник в с. Бырки. Был выслан как социально опасный элемент в Томскую область. С 1933 года по 1934 — священник в с. Богородское. С 1934 по 1937 год служил на ст. Тайга. Жил в г. Томске. В июле 1937 года начал служить в Троицкой единоверческой церкви но в августе был арестован и 20 сентября 1937 года расстрелян. Реабилитиро¬ван в 1960 году428.

    Поздняков Алексей Алексеевич. Родился в 1895 году в дер. Муллова Кожевниковского р-на ЗСК, проживал в с. Нелюбино Томского р-на, бригадир дорстроя. В 1929 году лишен избиратель¬ных прав. Был членом ревизионной комиссии церковного сове¬та. Арестован в 1937 году. Из характеристики Нелюбинского с/ совета: «...имел родственные отношения, как-то дядя служил свя¬щенником». Осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах. Умер 9 февраля 1938 года429.

    Покровский Василий Иванович. Родился 1 января 1871 года в с. Золотарева Мценского уезда Орловской губ. Отец был свя¬щенником. Окончил Московскую духовную академию. Статский советник, кандидат богословия. Имел ордена Святого Станисла¬ва 2-й и 3-й степени, орден Святой Анны 3-й степени. С 1898 года по 1913 год работал помощником смотрителя в Томском духов¬ном училище. С 1913 года — помощник смотрителя Томского ду¬ховного училища С 1914 года был инспектором Томской духов¬ной семинарии430. С 1920 по 1922 год работал заведующим детдо¬мом, с 1922 по 1924 — секретарем в ГУБФИН (губернском финансовом) отделе. С 1926 по 1934 год — заведующий библио¬текой ТГУ. Перед арестом работал преподавателем русского язы-1 ка индустриального института. Арестован 27 июля 1937 года. Рас¬стрелян 17 сентября 1937 года. Реабилитирован в 1960 году431.

    Полуденцев Михаил Васильевич. Родился в 1871 году в г. Ишиме Томской губ. Проживал в Томске. Член приходского со¬вета Сретенской церкви г. Томска. Арестован в 1930 году. Из до¬носа Н. В. Казакова: «Полуденцева я знаю с 1929 года. Он пред¬ставляет яркую антисоветскую личность. В прошлом торговец, а в настоящее время домовладелец-церковник из приходского со¬вета Сретенской церкви г. Томска, вел агитацию против мероп¬риятий сов. власти, так он считал, что раскулачивание кулака по существу является открытым грабежом, что в колхозах кресть¬янству будет хуже, чем при крепостном праве. По вопросам цер-ковным как то: закрытие церквей, сдача колоколов на индустриа¬лизацию он высказывался в таком смысле, что это все дела «жидов¬ских рук». Когда был поставлен вопрос о закрытии Сретенской церкви, Полуденцев предлагал устроить демонстрацию протеста и идти к зданию окрисполкома»432. Расстрелян в 1930 г. Реабили¬тирован.

    Полянский Иван Иванович, протоиерей. Родился в 1878 году в с. Шарапово Сергачского уезда Нижегородской губ. в семье священника. До 1896 года учился в гимназии. С 1896 по 1904 год работал учителем. С 1904 по 1914 год служил псаломщиком в На-рышкино, с 1914 по 1918 год работал в Нижнем Новгороде в воен¬ном продовольственном управлении. С 1919 по 1928 год служил священником во Вторуцкой церкви Сергачевского уезда. Позже бросил служение в церкви и занялся сельским хозяйством. Отка¬зался от сана священника, так как «попов сильно притесняли»... «Видя, что советская власть применяет жесткие репрессии к кон¬трреволюционному элементу из среды кулачества и к церковни¬кам, я дабы не попасть в это число отказался от сана священника и решил заняться сельским хозяйством». Семьи не имел. В 1928 году лишен избирательных прав. В 1931 году осужден по ст. 61 УК на 5 лет. В 1932 году выслан в Нарымский край. В 1932 году прибыл в с. Молчаново, устроился учителем. Аресто¬ван в 1937 году. При обыске отняли икону Божией Матери и ло¬маное кадило. Из его признания: «...я, как бывший поп, враждеб