Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    КАВКАЗСКАЯ СЛАВА
    В. А. СОБОЛЬ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
  • Часть первая
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • Часть вторая
  •   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • Часть третья
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  •   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  •   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • Часть четвертая
  •   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  •   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  •   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
    Карта восточной части Закавказского края к жизнеописанию князя Мадатова 1825 года.
    фото


    ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

    И божья благодать сошла
    На Грузию! она цвела
    С тех пор в тени своих садов,
    Не опасался врагов,
    За гранью дружеских штыков…
    М. Ю. Лермонтов

    Хрестоматийные строчки вступления к «Мцыри» точно определяют политическую ситуацию в Закавказье в начале позапрошлого века. В самом деле, даже не один царь, а два — Ираклий II и Георгий XIII — подписали последовательно два договора с Россией. И только тогда русские батальоны перешли Кавказский хребет и вступили и Тифлис. С тех пор столица Грузии уже могла не опасаться чудовищных нашествий своих исконных врагов.

    «…Спасение христианских государств — Грузии, Имеретии, Мингрелии и Гурии — от уничтожения, которым им угрожала Турция, было чуть ли не самым благородным поводом, когда-либо вдохновлявшим военные или политические действия. Волею обстоятельств на честь выпала России, которая была единственным государством, способным решить эту задачу…» — писал Джон Баддсли, английский путешественник, бродивший по Кавказу в 19-м веке.

    Несколько веков земля, раскинувшаяся между двумя морями — Каспийским и Черным — служила полем боя двух азиатских империй — Турции и Ирана. Но в Закавказье была еще третья сила — дагестанские горцы.

    Один Умма-хан, могущественный правитель Аварии, дважды приводил в Грузию войско в 15 тысяч воинов, умелых, храбрых, жестоких. Современному человеку даже трудно вообразить, как могли люди просто выжимать в те страшные времена. Помнится, некий киноковбой, член великолепной семерки, говорил, что он никогда бы не смог выращивать хлеб (маис), зная, что в любой момент может появиться человек с револьвером и забрать урожай.

    В Закавказье имущество часто забирали вместе с жизнью его владельцев. И тот, кто не мог защитить себя сам, искал помощи сильного.

    «Благословляйте приход русских», писал Хачатур Абовян, армянский писатель, живший в то смутное время. Русские пришли.

    Осенью 1800 года два батальона генералов Лазарева и Гулякова разгромили аварцев в битве при реке Иоре.

    Но лекианоба — набеговая система горцев, не могла прекратиться после одной проигранной битвы. В ее основании лежали причины экономические. Заниматься земледелием в горах крайне трудно, собственных продуктов жителям Дагестана хватало едва ли на половину года. Остальное они доставали набегами. Партии в несколько сотен человек, несколько десятков, продолжали спускаться с гор и нападать на селения грузинские, армянские, татарские (так называли тогда жителей нынешнего Азербайджана).

    Алексей Петрович Ермолов, назначенный в 1816 году командовать Кавказским корпусом, должен был принять меры незамедлительно. Война в Дагестане длилась несколько лет, закончилась поражением и аварского ханства, и вольных лезгинских обществ. Обе стороны дрались отчаянно, не щадя ни противника, ни себя. Горцы отстаивали свой образ жизни, русские же знали, что они явились в горы не завоевывать, а защищать.

    «История этих полков такова, что ею могла бы гордиться любая армия и любая страна» — утверждал тот же Баддсли.

    На одной из первых ролей во многих сражениях был генерал князь Валериан Григорьевич Мадатов. Человек замечательный, человек «храбрости беспримерной». Офицер русской гвардии, командир гусарского полка, получивший генеральские эполеты на войне с Наполеоном, кавалер многих орденов Российской империи, военный правитель ханств Карабахского, Шекинского, Ширванского. Ему, его боевым товарищам отдает дань уважения эта книга.


    Часть первая


    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    I

    Град защелкал по киверу, по ментику, по вальтрапу[1], зазвенел на рукоятях пистолетов, торчащих из ольстр[2]. Вороной жеребец недовольно фыркнул и попробовал подвинуться вбок, уйти с размытой дороги на обочину, над которой ветер раскачивал ветки распушившихся тополей. Валериан стиснул Проба шенкелями, заставил вернуться на середину.

    — Господин подполковник! Может быть, остановимся, дадим людям передохнуть. Три часа уже поливает. А тут еще такая буря да с градом.

    Командир первого эскадрона, штабс-ротмистр Павел Бутович подъехал справа. Мадатов только слегка повернул к нему голову.

    — К полуночи нам приказано быть уже на том берегу. Пусть наденут плащи, но продолжают двигаться. Хотя бы и шагом… Чернявского ко мне!

    Темной и бурной июльской ночью первый батальон Александрийского гусарского полка собирался форсировать Мухавец — небольшую речку в окрестностях белорусского городка Кобрин.

    Более месяца назад, 12 июня 1812 года, армия французского императора перешла Неман и двинулась на Москву. Размышляя над картой, Наполеон так объяснил свое решение маршалам, министрам и дипломатам:

    — Петербург — голова России, Полтава — желудок, Москва — ее сердце. Мы поразим восточную империю в самое больное и уязвимое место.

    Теперь сотни тысяч солдат, пеших и конных, собравшихся со всех концов Европы, подошвами и копытами перемалывали версты Восточно-Европейской равнины. Первая русская армия Барклая-де-Толли и Вторая — Багратиона спешно отступали, пытаясь оторваться от противника и соединить свои силы. Корпус генерала Витгенштейна стал у Западной Двины, прикрывая направление на Петербург. Третья армия Тормасова охраняла дороги на Украину, к хлебу.

    Александрийские гусары еще весной прошли маршем от Дуная до Буга и поступили под тяжелую руку генерала от кавалерии Александра Петровича Тормасова. Еще недавно он командовал русскими войсками на Тереке и в Закавказье, но год назад император Александр вызвал его в Россию и поручил формировать новую армию. Теперь он с небольшими силами — чуть более сорока тысяч — должен был действовать против фланга великой армии великого полководца. Бонапарт повернул на юг корпуса генералов Ренье и Шварценберга, уверенный, что те остановят Тормасова и отбросят его в болота Полесья.

    О том, что происходило на огромном пространстве между Вильно, Смоленском, Двиной и Волынью, Валериан мог только догадываться. Пока же его гусары вместе со всем полком, с кавалерийской дивизией графа Карла Осиповича Ламберта прошли ускоренным маршем к Бресту, который уже занял генерал Щербатов. Он без большого труда преодолел сопротивление небольшого отряда французской конницы, отступившего под давлением русских. Армия продолжала двигаться на северо-восток, и теперь на ее пути стоял городок Кобрин, где расположилась усиленная дивизия саксонского генерала Кленгеля.

    Днем пятнадцатого июля Мадатова вызвал командир александрийцев Ланской.

    — Возьмешь свой батальон. К нему дают тебе сотню казаков, два эскадрона драгун и роту артиллерии конной. Задача — к полуночи перейти эту речушку и сесть на дорогу северней городка. Только ждать. Но когда они покатятся на тебя, встретить и держаться зубами…

    Дождь моросил с утра, земля раскисла, и отряд шел только шагом, примеряясь к четырем орудиям, тянувшимся в середине колонны. Валериан отправил казачьи разъезды веером, и к вечеру те разведали лесную дорогу, что выводила к броду, чуть выше разрушенного моста. Мадатов приказал есаулу отправиться туда налегке как можно скорее, переправиться и охранять ирод. Остальные продолжали все так же ползти, ползти, не решаясь оставить артиллеристов на милость погоды и неприятеля.

    С темнотой дождь усилился, да еще задул ветер, раскачивая кроны, срывая листья с веток и кивера с всадников. Мадатов упрямо ехал вперед, чуть наклонив голову навстречу налетающей буре. А ветер завывал все ужаснее, и казалось, будто бы впереди великан в чужой форме раздувает мясистые щеки, выпуская раз за разом шквалы холодного вихря. Ко всему еще с невидимого уже неба сыпанул крупный град, изрядно перепугав лошадей и обеспокоив наездников. Валериан и сам было подумал дать людям укрыться, передохнуть, но тут совсем некстати подвернулся Бутович. Решения командир должен принимать сам — этому Мадатова учили и Бутков, и Ланской. Потому он приказал продолжать марш и только вызвал к себе командира охотников.

    Чернявский возник из черноты, не подъехав, не подскочив, а просто оказавшись неожиданно рядом.

    Только что его не было, и вот уже едет рядом с Мадатовым, колено к колену, чуть повернув голову к подполковнику. Смуглое хищное лицо кажется просто пятном, повисшим между кивером и доломаном. Валериан еще пару часов назад приказал всем надеть ментики в рукава, но Фома все так же вез куртку на левом плече, не замечая сырости, ветра и града.

    — Возьмешь свой взвод, — сказал Мадатов, чуть повышая голос, чтобы перекричать ветер. — Поедешь по дороге, вперед, быстро, как только сможешь. По пути будешь мне посылать донесения — свободно, свободно, свободно. Казаки, думаю, уже на той стороне. Но ты через реку не лезь. Посмотри — что с мостом, можно ли подлатать, чтобы протащить пушки. Все…

    Чернявский исчез так же в одно мгновение, как и появился полторы минуты назад. Еще минута прошла, и цепочка всадников порысила справа, обгоняя основную колонну. Валериан усмехнулся, подумав, что теперь и подполковник Мадатов может расслабиться, покачаться в седле, чуть смежив глаза. Вороной жеребец Проб и поручик Чернявский точно выведут его к нужному месту.

    Трижды к нему подъезжали унтеры, посланные Чернявским сообщить, что дорога перед отрядом пуста, неприятеля нет ни впереди, ни по флангам. Валериан и сам бы заранее предсказал, что в такую ночь саксонская кавалерия вряд ли решится на дальнюю разведку. Если Кленгель и выставит аванпосты, то лишь на шоссе[3], ведущее к Бресту. Но он хотел предусмотреть все возможные неприятности, оставив резерв сил и времени для самого невероятного. Валериан был неспокоен. Он знал, как дерутся персы и турки, но через несколько часов должен столкнуться с регулярной европейской кавалерией. Как они держат строй, как быстро слушаются сигналов, хороши ли лошади, стойки ли люди — все это оставалось для него пока что загадкой.

    Мост, нелепое, горбатое сооружение, опиравшееся на козлы, связанные из бревен, разрушен был не саксонцами, а временем да российским авосем. Фома провел Мадатова и командира артиллеристов до середины, показав гнилой настил, зиявший огромными дырами.

    — Леса много вокруг, можно бы накатать, — проронил задумчиво батарейный.

    Ему очевидно не хотелось загонять своих людей и пушки в холодную воду.

    Фома помотал головой:

    — Нашумим. До города, может, не долетит, но случись кто поблизости — и услышит.

    — Да время еще потеряем, — добавил Мадатов.

    — Тогда хотя бы заряды надо перетащить. Глупо будет, если порох вдруг вымокнет.

    — А драгуны у нас на что? — усмехнулся Валериан. — Сейчас я тебе их пришлю, они на руках все перетащат.

    Вернувшись на берег, он подъехал к Голубовскому, высокому, плечистому капитану драгун.

    — Как-нибудь проберутся между дыр, капитан. Глядишь и сами будут посуше. А лошадей коноводы переведут. Течет здесь слабо, и только у того берега лошади брюхо замочат. Казаки наши уже на той стороне.

    Какое дно, какое течение, где расставил есаул свою сотню, он знал уже от Чернявского.

    Спешившиеся драгуны по очереди подбегали к зарядным ящикам, брали в охапку картузы[4] и так же бегом устремлялись на мост. Мадатов подозвал всех четырех эскадронных Александрийского, показал им реку и тщательно объяснил каждому что, как и когда ему надлежит сделать вместе со своими людьми. Сам первым из гусар погнал своего коня в воду, только вынул сапоги из стремян и забросил носки на круп Проба, чтобы невзначай не плеснула вода в голенища.

    Через пару часов они добрались к дороге, ведущей на север, к местечку Пружаны. Орудия Валериан поставил по обе стороны проселка, предложив артиллеристу тщательно замаскировать их кустами и ветками. Драгун спешил: два взвода рассыпал в цепь, два оставил охранять пушки. Гусар отвел за взгорок, казаки ушли в разъезды. Ветер к этому времени стих, дождь прекратился, но костры зажечь не осмелились и кое-как коротали ночь, греясь о лошадиные бока.

    С рассветом ударили пушки. Мадатов выскочил верхом на пригорок и увидел, что на юге, по Брестской дороге, движется кавалерия. Дивизия графа Ламберта, где был и второй батальон александрийских гусар, атаковала заслоны Кленгеля, сбила их и устремилась к городу. Но из предместья по всадникам сыпанули картечью, эскадроны замешкались, остановились, повернули назад. Следом подходила еще колонна, но она, не разворачиваясь для атаки, также в походном строю, повернула еще левее, пошла рысью, обходя Кобрин с юга.

    — Батальон! — крикнул Мадатов вниз, а добавлять ничего не стал.

    Эскадронные уже и сами приказывали мундштучить коней, подниматься в седла, строиться шеренгами и ждать решительного приказа.

    Теперь стрельба доносилась с дальнего расстояния, с дороги на Антополь, которую, понял Валериан, и оседлала другая дивизия. Теперь Кленгелю оставалось только пробиваться на север. И, действительно, спустя час в сторону отряда Мадатова направился отряд всадников в светло-синих мундирах.

    Валериан спустился с холма, надеясь, что саксонцы еще не успели его заметить. Как он и договаривался с есаулом, казачья сотня собралась, двинулась, уставив пики, на неприятеля, но потом остановилась, словно сообразив неравенство сил, и повернула. Саксонцы радостно закричали и припустили следом. Казаки уходили неспешно, будто бы притомились под ними кони, и расстояние между двумя отрядами сокращалось с каждым скачком. Синие уже поднимали сабли, готовясь рубить отставших, как вдруг темно-зеленые гикнули и, разделившись надвое, брызнули в поле. А в образовавшийся просвет грохнули залпом четыре спрятанных орудия, и сразу же рассыпались трескотней ружья драгун.

    Полетели на землю кони и всадники, саксонцы замешкались. Командир их поднял руку, и трубач сыграл короткий сигнал, очевидный приказ отойти и перестроиться для новой атаки, но только синие повернули, как Мадатов уже выпустил на них свои эскадроны.

    Не больше трети атаковавших удалось уйти от черных гусар, да и тех еще долго преследовали казаки, безжалостно сбивая длинными пиками. Валериан не позволил своим преследовать чересчур долго, отвел их за пушки и снова выстроил фронтом.

    — Хорошо размялись, ваше сиятельство! — Бутович широко улыбался, не замечая, что у самого рассечена щека почти у самого глаза.

    Мадатов держал саблю острием вниз, ожидая, пока стечет кровь. Саднило плечо, левое, — саксонец наскакал сбоку и ударил, но Проб в этом момент прыгнул вперед, лезвие соскользнуло по ментику, а синего всадника срубил подоспевший Чернявский.

    — Да, неплохо, не больше сотни ушло. Но готовьтесь, штабс-ротмистр. Думаю, что на этом не кончилось.

    Но про себя Валериан подумал, что, пожалуй, другого дела сегодня им не подвернется. Чересчур легко принял свое поражение неприятель. Мог попробовать оторваться от преследования, перестроиться и контратаковать, но предпочел уйти, не делая лишних усилий. Турецкая конница так просто не уступила бы.

    Может быть, уж очень неожидан и силен был удар, а может быть, излишне раздута слава великой армии.

    Они простояли до вечера, но больше их не атаковали. Видимо, судьба двух изрубленных эскадронов изрядно смутила саксонского генерала. Посылать небольшой отряд, чтобы отогнать русский заслон, он не осмелился, а выводить из города всю дивизию казалось ему шагом вовсе неверным. На них тут же навалились бы кавалеристы Ламберта и Чаплица, да подоспевшие гренадеры Каменского-старшего.

    Кленгель втянул все свои силы в город, отбил два штурма, но, обмыслив ситуацию, благоразумно решил не ожидать третьего. В семь часов пополудни над монастырем, стоявшим у западного предместья, поднялось белое полотнище.

    Ланского Валериан нашел у ограды монастыря. Генерал уже сидел на лавочке, посасывая короткую трубку, и выглядел раздосадованным.

    — Что за война! Я и махнуть-то едва успел. Надо было мне с тобой, Мадатов, идти. Вы-то рубились.

    Валериан улыбнулся:

    — Было дело, Николай Сергеевич, но — только утром. А потом так же стояли, сушились.

    — Да, ветер нам, в общем, помог. Ночью врага глушил, с утра тучи поразогнал. Весь день жарило, думаю, и дальше так же будет. Сложновато нам придется на марше.

    Он вдруг вскочил и нахлобучил кивер, стоявший рядом на камне. Валериан оглянулся. По пыльной улочке к ним подъезжала группа конных — генерал Тормасов с конвоем и свитой.

    — Ваше высокопревосходительство! — Ланской сделал два шага вперед и тщательно утвердил себя на земле. — Имею честь поздравить вас с победой над сильным и искусным врагом!

    Командующий молча наклонил голову.

    — Позвольте представить вам подполковника князя Мадатова. Командуя отдельным отрядом, он перерезал северную дорогу и отразил все попытки неприятеля опрокинуть заслон. Командир первого батальона Александрийского гусарского — один из лучших кавалерийских офицеров армии.

    — Я запомню, генерал. Спасибо вам, князь. Ваши действия сегодня изрядно способствовали успеху все-то нашего дела.

    Валериан вытянулся, сдвинул каблуки, прозвенев шпорами. Когда Тормасов проехал мимо, Ланской вернулся на лавочку. Поманил стоявшего в отдалении гусара. Тот подскочил и достал из ташки манерку и медный стаканчик.

    — Присаживайся, Мадатов. Много людей потерял?

    — Один убит, трое ранено. Это у наших. И у казаков четверо.

    — А у саксонцев?

    — Думаю, не менее сотни убитых с ранеными, да еще пленные. Двух эскадронов как не бывало.

    Ланской выпил и крякнул. Денщик вынул из ладони командира стаканчик, наполнил и протянул Валериану.

    — Выпей, Мадатов, за очередной свой успех. Но только особенно не гордись. Кто перед нами был? Солдаты короля Фридриха-Августа. Хорошо дерутся, не спорю. Особенно пехотинцы. Но командиры у них ниже среднего. Чуть лучше австрийцев. Подожди, пока мы до самого доберемся. Тогда, может быть, и поймем, кто чего стоит. Ну, пей, подполковник!

    Валериан подождал, пока стекут в рот последние капли, опустил стаканчик и выдохнул. За два года службы в Александрийском он не только привык к водке, но и начал находить вкус в обжигающем горло напитке.

    — Все равно победа, Николай Сергеевич. Победа!

    — Навалились армией на дивизию, конечно же, раздавили. Ну да, ловко окружили, быстро подошли, не дали за стенами отсидеться. Домишек, правда, сожгли без счета — как местные зимовать соберутся?

    — До зимы еще дожить надо, — осторожно заметил Валериан.

    — Это ты прав. На чью сторону Дед Мороз станет, нам пока и неведомо. Знать бы, Мадатов, что там, на Смоленской дороге, творится. Где Багратион, где Барклай? Почему не вместе, почему врозь держатся? А где же там Яша Кульнев? Я слышал — их корпус к северу отошел, за Полоцк. Чего ждут, почему пропускают Наполеона? Тормасов приказал — я туда Новицкого с взводом отправил. Должен пробраться, отвезти письмо и с обратной депешей вернуться. Хоть бы одно слово оттуда, хоть бы глазом одним заглянуть — что же творится?..

    II

    Ротмистр Новицкий выскочил на пригорок, бросил саблю в ножны и огляделся.

    Последние французские пехотинцы бежали вниз к мосту, уже не оглядываясь, чувствуя спиной, что русская кавалерия утомилась рубкой и отстает. Все пространство впереди до самого берегового откоса завалено было трупами. Оттуда, из разных концов, повинуясь нескольким нотам «аппеля»[5] съезжались гусары в темно-синих ментиках. Впереди ближней группы поднимался к Новицкому хорошо знакомый ему человек в мундире солдатского сукна; он плотно сидел в седле, словно с рождения прирос к форменному ленчику[6], саблю держал обнаженной и опущенной острием к земле, давая стечь крови, мощные черные бакенбарды раздувались на энергичном лице. Шеф Гродненского гусарского полка генерал-майор Яков Петрович Кульнев только что выбил войска маршала Удино из небольшого местечка на севере Белоруссии.

    Деревня горела за спиной. Трещали и ухали, разламываясь, бревенчатые срубы, страшно мычали коровы, кричали люди, выхватывая из пламени детей, еду, утварь, нажитую за несколько спокойных десятилетии. Где-то еще стучала ружейная перестрелка, а из сарая у самой околицы истошно визжала забытая свинья, к которой уже приступал страшный жар полыхающих рядом стен.

    — Унтер! — окликнул Кульнев спешившего мимо гренадера в мундире Северского полка. — Вернись, прикончи свинью. Сумеешь вытащить — ваша. Будет чем и позавтракать.

    — Да отчего же, ваше превосходительство, и приколем, и вытащим. Дело известное. Пошли, ребята!

    С полдесятка гренадер повернули вслед сержанту и побежали назад. Кульнев же повернулся и начал вглядываться только вперед, вниз, на берег реки, где уже строились егеря и гренадеры Павловского полка.

    Было довольно светло, время подходило, должно быть, к семи. С трех часов пополуночи они штурмовали село, выбили, наконец, пехоту французов и прогнали ее за мост. Но там батальоны и батареи Удино стали твердо, готовясь встретить русских у переправы.

    — Как называется это селение, Яков Петрович?

    Занятый своими мыслями, Кульнев не заметил, что к нему уже подъехал командующий. Генерал-лейтенант Петр Христианович Витгенштейн настроен был благодушно. Он был доволен, что его корпусу дали самостоятельное задание, что он не должен более тянуться за Барклаем к Смоленску, раз за разом атаковать железные колонны Наполеона, надеясь придержать их размеренный марш, теряя солдат в отчаянных и бесполезных схватках.

    Нынешнее его положение было куда как понятней. Он прикрывал столицу от флангового марша двух корпусов французов. Маршалы Макдональд и Удино были ему хорошо знакомы. С последним ему уже довелось схватиться лет семь назад в Пруссии. В отсутствие Бонапарта они были только лишь генералы, такие, как и он сам.

    — Якубово, Петр Христианович.

    — То, что сзади нас, я знаю. Его уже можно забыть. А вот то, большое, на той стороне? Кажется, Клястицы.

    Кульнев подтвердил и добавил, что речка называется Нища, и что мост, перекинутый через нее, узок и уже подготовлен неприятелем к уничтожению.

    Витгенштейн поджал губы:

    — Надо бы, генерал, поторопиться. Макдональда мы пока держим на расстоянии, но, если он чуть надавит, легко может выйти нам в тыл. С Удино разобраться надо сегодня. Сил у него больше, чем у нас, но ненамного же. Атакуй, Яков Петрович! Выскочишь на тот берег, начнешь драку, а там уже и мы ввяжемся.

    Он поднял было руку с поводьями, готовясь отъехать, но заметил Новицкого. Черный мундир александрийцев выделялся среди синих гродненцев.

    — Как, ротмистр, вы зачем здесь? К вечеру бумага будет готова, вернетесь к Тормасову. А здесь еще ненароком зацепит, кого отправлю с депешей?!

    Новицкий выпрямился в седле, не зная, что ответить на справедливый упрек командующего. Взвод свой, с которым пробирался через тылы наполеоновской армии, он оставил у штаба. А сам напросился участвовать в ночном штурме, зная, что по возвращении Ланской будет выпытывать все подробности дела.

    За собрата по службе вступился Кульнев:

    — Пусть, Петр Христианович, повоюет. Они же там тоже до сих пор все с французами лишь перемигивались. А тут все-таки первое настоящее дело. Дерется славно, как и подобает гусару, и лишний человек нам не помеха. А коли зацепит — стало быть, так и было записано. Люди его остались, доберутся и сами.

    — Будет ему где погусарствовать, — оборвал Витгенштейн. — Вернется к Тормасову, передаст депешу, а там пусть машет сабелькой хоть сутками напролет. Останетесь при мне, ротмистр. А ты, Яков Петрович, поторопись.

    Кульнев командовал авангардным отрядом корпуса. Его полки всю ночь вели бой с французами: атаковали, откатывались, снова ломили чужую силу, пока, наконец, не прорвались сквозь завалы и пламень буквально на плечах пехотинцев дивизии генерала Леграна. Гусарам еще удалось схватиться с эскадронами конно-егерского полка, но потом опытный враг огрызнулся, внятно щелкнул зубами, оторвался и проскочил через реку.

    Теперь бы можно дать передохнуть уставшим, невыспавшимся солдатам. Но Кульнев понимал, что именно этого ожидает французский маршал. Удино прочно устроился в селе, поставил орудия прикрывать узкий мост, переброшенный через Нищу на двух козлах, и спокойно ждал, когда же русские успокоятся, станут лагерем, потеряют энергию наступления. Тем временем корпус маршала Макдональда сумеет оттеснить оставленный против него небольшой заслон, и вдвоем они возьмут Витгенштейна в клещи. А тогда дорога на Петербург будет открыта, как и предписывала диспозиция императора Наполеона.

    — Иван Онуфриевич! — подозвал Кульнев командира артиллеристов Сухозанета. — Все орудия к берегу. Свяжите их пушки, пусть они обратятся на вас. Сумеете — зажгите село.

    Последний приказ дался ему с трудом, но так или иначе Клястицы были обречены. Слишком хорошо сиделось французам за рублеными стенами русской деревни. Тот же подполковник Сухозанет через несколько минут боя приказал бы своим фейерверкерам бросать раскаленные ядра в сараи, бани, дома, укрывавшие противника. А Яков Петрович привык самые тяжелые решения принимать сам.

    Он дождался, пока артиллерийская рота развернется на берегу, услышал, как рявкнул первый залп, увидел разрывы французских гранат на батарее Сухозанета и повел конницу вниз по реке. Батальон Гродненского гусарского, четыре эскадрона драгун Ямбургского полка — Кульнев чувствовал, что у него за спиной достаточно сил, чтобы смять кавалерию, которую вышлет против него Удино.

    Они проскакали чуть более половины версты, когда Кульнев увидел, что параллельно им по другому берегу торопятся те же французские конные егеря, с которыми он уже рубился на исходе прошедшей ночи. Они опаздывали, они пока отставали, но легко могли нагнать и стать на другом конце брода.

    — Правое вперед! — скомандовал Кульнев и первый же погнал жеребца в реку.

    Отчаянно понукая лошадей, гродненцы торопились на левый берег. Вода летела из-под копыт, пенилась, бурлила, словно бы скромная болотистая речка на несколько минут вдруг обернулась бурным потоком.

    Французы тоже понеслись, перешли на галоп. Новицкий, жадно следивший за смелым маневром Кульнева, понял, что егеря намерены встретить гусар, когда те еще только будут выходить из Нищи, подниматься на берег, когда батальон еще будет нестройной массой, толпой, способной только бежать или же умирать под чужими саблями.

    Но тут через реку ударил залп, следом другой, третий. Завизжали, покатились на землю лошади, завопили люди, тревожно вскрикнули трубы, и егеря отвернули в сторону, выходя из-под прицельного огня русских драгун. Это командир ямбуржцев спешил два своих эскадрона, и те повели частый огонь плутонгами[7], отгоняя французов.

    Несколько минут подарили драгуны гродненцам, но этого Кульневу хватило вполне. Новицкий поразился тому, как быстро генерал успел выстроить эскадроны гусар и разогнать их до рыси. Французские кавалеристы кинулись было навстречу, но их порыв был уже сбит ружейным огнем. Недоскакав двух десятков сажен, они стали осаживать лошадей, поворачивать и бросились наутек, надеясь больше на ноги коней, нежели на свои сабли.

    — Назимов, Ильинский! — крикнул Кульнев. — Гоните их к лесу, не пускайте к селу. За пленными не останавливаться…

    Два эскадрона продолжали рубить бегущих, оставшихся Яков Петрович повел вдоль берега. Уже и драгуны перешли Нищу и догнали гусар. Пушки Сухозанета продолжали дуэль с французами, но насколько удачно, разглядеть не удалось. Черное облако тянулось с реки, с моста, который неприятель все же решил зажечь.

    — Быстрей! Быстрей! — погнал своих людей Кульнев.

    Под прикрытием завесы они могли пробраться к деревне. Иначе все восемь эскадронов так и останутся на лугу, нелепой учебной мишенью неприятельским артиллеристам и мушкетерам.

    Но это также поняли и другие, те, что остались на восточном берегу вокруг Витгенштейна.

    — Ребята! — взмахнул шпагой офицер Павловского полка. — За мной! Спасем Кульнева! Храбрый Кульнев погибнет! За мной, на мост!

    Гренадеры двинулись к переправе, но замялись, видя, как из-под черных бревен наката пробиваются длинные языки пламени.

    — Не бойся, павловцы, в аду будет жарче! Быстрей, успеем!

    Сквозь прореху, сделанную ветром в дымовом шлейфе, Кульнев увидел, что по пылающему мосту, быстро-быстро перебирая ногами, не бегут даже, а катятся волной пехотинцы. Батальон гренадеров успел перебраться по относительно еще прочному настилу и уже строил каре, готовясь отразить возможную контратаку.

    — Вперед, Силин, вперед! — закричал Кульнев.

    В офицере, что повел за собой гренадеров, он узнал командира павловцев подполковника Силина, ловкого и бесшабашного забияку.

    — Только вперед!

    Павловцы двинулись мерным шагом, взяв ружья на руку. Кульнев разделил гусар, поставив эскадроны по флангам, а драгун погнал к селу рысью, надеясь, что им удастся закрепиться на окраине. На том берегу Витгенштейн, жестикулируя, посылал через реку батальон за батальоном. Солдаты прыгали с песчаного откоса в воду, поднимали над головой патронные сумки и ружья, брели, нащупывая осторожно дно. Вся река выше и ниже горящего моста была запружена шеренгами егерей, гренадеров. К дюжине орудий Сухозанета присоединились еще две конно-артиллерийские роты, и все они колотили позиции Удино, не давая французским пушкам накрыть переправу.

    И Новицкий увидел вдруг, как из села выскочили две орудийные запряжки и понеслись прочь, по дороге, уходящей на Полоцк. Следом еще три, четыре. А за ними, перебегая, перекатываясь, отстреливаясь, потянулись взводами и ротами пехотинцы. Корпус маршала Удино начать покидать Клястицы, уступая место сражения русским…

    III

    — Гусары! Помянем же нашего друга, славного гродненца Якова Петровича Кульнева! Жил он по-гусарски и погиб как гусар. Прощай, Яков!

    Генерал Ланской опрокинул чарку, поставил с треском на доски столешницы и сел, почти рухнул на лавку.

    На обочине проселочной дороги стоял наспех сколоченный дощатый домик с односкатной крышей. К нему примыкал длинный навес, опиравшийся на вкопанные столбы. Под навесом вокруг щелястого стола на едка обструганных досках, брошенных вместо лавок, теснилось человек пятьдесят гусар в черных мундирах.

    Офицеры Александрийского гусарского сидели у маркитанта уже более трех часов и без существенного перерыва один за другим поднимали тосты в память генерала Кульнева. Как погиб Яков Петрович, им рассказал Новицкий, сумевший уже вернуться от Витгенштейна. Они знали, что после победы у Клястиц Кульнев кинулся преследовать французов и на следующий день попал в искусно задуманную ловушку. Удино поставил несколько батарей на возвышенности, и, когда отряд русских втянулся в дефиле[8], открыл перекрестный огонь по коннице и пехоте. Яков Петрович едва успел скомандовать отступление, как был смертельно ранен ядром. Он только успел сорвать с себя крест Святого Георгия и протянул адъютанту: «Возьми! Не хочу, чтобы они знали, что самого Кульнева победили…»

    — Я не понял, — пробурчал мрачно Приовский. — Что ему забираться так далеко? До самой Франции их загонять?

    Ланской нежно приобнял за плечи своего батальонного:

    — Ах, Анастасий ты мой Иванович! Сколько мы уже с тобой вместе деремся, а все я удивляюсь, на тебя глядючи! Не понять тебе, дорогой мой, нашей русской души. Как же вы, венгерцы, гусар-то придумали? Это же совсем наше дело. Ты пойми, друг, — первый удар, первая победа над Бонапартом. Месяц ведь, считай, отступали. А тут — победа! Погромил французов, ну и погнал. Кто же его знал, что там такая силища притаилась. Выпьем…

    Приовский не унимался. Отхлебнув из вновь наполненной чарки, он ткнул сжатым кулаком в сторону командира второго батальона:

    — Первый не Кульнев, первым он был — Мадатов! Он когда при Кобрине саксонцев побил?

    — Пятнадцатого, — не задумываясь, отозвался Валериан.

    — А Кульнев при Клястицах?

    — Девятнадцатого июля, — так же быстро ответил сидевший через четыре человека Новицкий.

    Ланской засмеялся:

    — Конечно, конечно, первыми всегда и везде мы — Александрийский полк! Черные гусары! Но ведь Яша-то об этом не знал. Опрокинул он этого Удино и кинулся следом. Считай, полтысячи пленных взял!

    — Девятьсот! — почтительно наклонив голову, поправил командира Новицкий.

    — Видишь, Приовский! Кульнев еще честно докладывал. А я так, признаюсь, вовсе тысячу написал бы, для ровного счета.

    — Не боимся Удино! — высоким звонким голосом запел на другом конце стола весельчак штабс-ротмистр Павел Бутович.

    — Он для нас ничто — говно! — подхватили хором собравшиеся вокруг него поручики и корнеты.

    — Гусары — молчать! — гаркнул внезапно нахмурившийся Ланской. — Вы этого покушать еще не успели! Кого мы били? Австрияков с саксонцами?! Шварценберга с Ренье?! Подождите, пока до самих французов мы доберемся.

    — Старая гвардия — сильный враг. Очень сильный, — поддержал генерала Приовский; он тоже прошел первую польскую кампанию, был при Аустерлице, Прейсиш-Эйлау, Фридланде и теперь, мрачно уставившись в едва поскобленные доски столешницы, шевелил губами, вспоминая, видимо, минувшие годы и битвы.

    — Нам еще повезло, что самого-самого среди них нет, — продолжал тираду Ланской.

    — Наполеон с армией, — возразил удивленно Валериан.

    — Наполеон — да. А маршалы?

    — Даву, Ней, Мюрат, Удино, Бертье… — Новицкий высыпал россыпью фамилии знаменитых помощников французского императора.

    — А-а! — отмахнулся рукой Ланской. — Видел я их. Хороши, но… Был там еще один. Погиб он три года начал. Ноги ему ядром оторвало, как Яше Кульневу…

    Он допил чарку, бросил на стол и быстро, широко перекрестился. Офицеры молчали, ожидая, пока командир заговорит снова.

    — Говорили потом, что все, кто остался, лишь мелкая монета, на которую разменяли одного Ланна.

    — Помню его! — оживился Приовский. — Он взял Праценские горки за Аустерлицем, а потом продавил наш центр у Фридланда. Великий маршал!

    — Да, таких надо помнить, — согласился с соседом Ланской. — Помнить, знать, уважать и бить! Так вот Кульнев и собирался оттузить этого Удино. Тот, между прочим, тоже вел гренадеров при Аустерлице. А его авангард Яша под Клястицами смял. Ну как тут было не загореться. Да каждый из нас на его месте кинулся и эту лощину. И — напоролся на пушки. За генерала Кульнева, гусары!..

    Валериан опорожнил чарку, но не спешил ставить ее на стол. Крутил ее в пальцах, смотрел на дно, где, случайно сохранившись, бегала между красноватых стенок мутная капля. Он вспоминал осаду Шумлы, разгром конницы Гассан-бея у леса, поездку в корпус Каменского-старшего, бешеную скачку с гродненцами, когда они пытались отрезать от крепости караван с продовольствием. Плыли перед глазами черные, мощные бакенбарды гусарского генерала, слышался его густой, насмешливый с хрипотцой голос.

    — Гусар на коня садится вполпьяна, — повторил он, казалось, совсем беззвучно.

    Но Ланской замечал все, что говорили и делали его офицеры.

    — Что бормочешь, полковник? — Он знал, что Мадатову нравится, когда к нему обращаются по титулу и по званию, что он еще не успел привыкнуть ни к тому, ни к другому. Полковником он и вовсе ходил едва ли полмесяца, приказ о производстве пришел сразу после боя под Кобрином.

    — Вспомнилось, — ответил Валериан, не желая, впрочем, повторять вслух то, что проговаривал про себя.

    Ланской понял:

    — Я тоже сейчас вспоминаю. Хорошая была у Яши присказка: Россия-матушка, говаривал он, уже одним тем хороша, что в каком-нибудь ее уголке непременно дерутся!

    Валериан улыбнулся. Бутович и соседи его рассмеялись от удовольствия в голос. Ланской еще более раскраснелся:

    — Да, Яша человек был горячий. Давыдов Денис рассказывал, сколько ему приходилось его охолаживать. И в бою, и на биваке. Солдата всегда кормил, но случись этому же солдату курицу у крестьянина взять — кажется, сам бы его запорол.

    — А говорили, — Новицкий постарался прорваться в паузу. — Говорили, Николай Сергеевич, что будто бы сам Кульнев ни одной куриной шеи не отрубил.

    Ланской занялся трубкой и ответил не сразу. Офицеры помалкивали и ждали.

    — Правда, гусары, правда. Кульнева в бою все видели, знаете, как он рубился. Но бессловесных тварей не обижал. Сам свидетелем был: свинью тащили на двор, забивать к ужину, визжала, бедная, изо всех сил. Яков насупился, отвернулся и до утра в рот ничего не взял. Из мясного, конечно. Грибочками закусывал и капусткой. Грибы он, друзья, сам солил, мариновал, и лучших, пожалуй, нигде отведать мне не пришлось. Ах, Ефимовича нет с нами больше, а то б вспомнили, как двое суток просидели у гродненцев.

    — Меня забыли, — проворчал Приовский, улыбаясь, впрочем, глазами.

    — Да, Анастасия Ивановича мы оставили на полку, а с Андрей Александровичем закатились на пир к соседям. Тогда, после Батина, получил Кульнев награду из Петербурга. Нет, не орден, аренду поместья, лет на десять. Или казна ему должна была тысячу ежегодно… Не помню. Но радовался Яша, как мальчик. Он же вечно в бедности пропадал. Треть жалованья матери, остальным уж не знаю как обходился. Щи, каша гречневая, иногда и говядина попадалась… Ох, забыл, гусары! Водку гнал знатную. Чуть, на мой вкус, переслащивал, однако — прямо сама в глотку лилась. Маркитантскую не жаловал. — Он чуть брезгливо щелкнул ногтем по стоявшей рядом манерке, — А деньги наградные он племяннице переслал — в приданое. Вот каков был гусар Яков Кульнев! Господа офицеры!..

    Все мигом вскочили, и Приовский с Мадатовым, подхватив под локти, помогли подняться отяжелевшему Ланскому.

    — Ну, за генерал-майора Якова Петровича Кульнева!.. Нет, смирно! — крикнул вдруг Ланской, и десятки чарок замерли в воздухе около губ. — Полк, слушай!..

    Все головы тут же повернулись к командиру полка.

    — Главное вспомнил. В первую польскую, он тогда еще, кажется, в Сумском был, шли мы с князем Багратионом. Сказал я Кульневу, что пойду сейчас с двумя эскадронами вправо, за перелесок, погляжу что там и как. А ты, говорю, дождись меня для сикурсу. Вдруг там ломит французов сила неодолимая. Дождусь, говорит Яша. Ну, я для смеха, крикнул ему, отъезжая: «Поклянись, брат!» А он руки развел, вроде я его оскорбил, и как гаркнет: «Да будет мне стыдно!..» Александрийцы, друзья мои! Чтобы нам с вами другой клятвы не знать кроме как: да будет мне стыдно, ежели против чести своей шагну!

    — Да будет мне стыдно! — согласно и твердо повторили хором офицеры Александрийского гусарского, все, от ветерана Приовского, до семнадцатилетнего корнета Замятнина.

    — Ну а теперь последнюю — вечная память гусару Якову Кульневу. Разом!..

    Ланской опрокинул медный стаканчик и задержал кверху дном, дожидаясь, пока скатятся последние капли. А потом вдруг сжал его в кулаке, смял и отшвырнул в сторону. Батальонные помогли ему опуститься.

    — Вот так, Мадатов, — зашептал генерал, жарко дыша в ухо Валериану. — Помянули мы Яшу Кульнева. Хорошо помянули. Так и меня помянешь.

    — Ваше… Николай Сергеевич! — отшатнулся Валериан. — Сами же говорили, что нельзя гусару о смерти.

    — Говорил. Говорил, что нельзя кликать. А сейчас точно знаю, что она где-то рядом. — Ланской смотрел прямо в глаза Мадатову спокойно, вроде бы даже трезво. — Когда — не ведаю. Хотелось бы сначала Бонапарта прогнать. Но ежели что — помянешь.

    Валериан понял, что боле отшучиваться и отнекиваться нельзя.

    — Помяну, — сказал он так же тихо и просто, в тон Ланскому. — Все помянем. Те, кто останется жив.

    — Вот и ладно. — Ланской отвернулся и принялся прочищать трубку. — Эх, Витгенштейн! Говоришь, Новицкий, его уже спасителем Петербурга прозвали?

    — Так точно, Николай Сергеевич, — тут же отозвался Новицкий. — Сейчас и Удино, и Макдональд стоят на Двине и дальше идти не решаются.

    — Да, — Ланской приминал табак большим пальцем, но глаза его видели нечто совсем иное: не полковое собрание, не стол, далее не флялски с водкой. — Да, Петр Христианович, столицу ты спас, а вот Яшу Кульнева потерял!

    На молодом конце стола Бутович уже расчехлял гитару, соседи раздвигались и разворачивались.

    — Ротмистр! — крикнул Приовский. — Мой любимый! Кавалерийский!

    — Сей момент, — отозвался Павел, подкручивая колки. — Для вашего удовольствия, так прямо хором.

    Он бросил пальцы по струнам, выдержал паузу и повел вместе с голосом бравурную мелодию маршеобразного романса:

    Вы замундштучили меня
    И полным вьюком оседлали;
    И как ремонтного коня
    Меня к себе на корду взяли…

    «И как ремонтного коня меня к себе на корду взяли», — с удовольствием повторил Валериан последние строки куплета вместе с другими офицерами.

    Повсюду слышу голос ваш,
    В сигналах вас припоминаю,
    И часто вместо «рысью марш!»
    Я ваше имя повторяю…

    На противоположном конце стола особенно выделялся тенорок Алексея Замятнина, прибывшего в полк всего неделю назад. Он еще не успел побывать в сражении и только слушал истории старших товарищей, прежде всего Бутовича. Валериан подумал, что надо бы поговорить с корнетом, предупредить, чтобы тот не принимал капитана слишком всерьез. А то ведь так и отложится у мальчика в голове, что гусары — это только водка и женщины.

    Несу вам исповедь мою,
    Мой ангел, я вам рапортую,
    Что вас я более люблю,
    Чем пунш и лошадь верховую!..

    Когда гусары с особенным чувством выводили последние строки романса, кто-то тронул Мадатова за плечо. Обернувшись, он увидел Чернявского. Фома, хотя и произведен был в поручики, но в офицерском собрании сидеть не любил. Среди старших офицеров ему было неловко.

    Ланской тоже повернулся к Чернявскому:

    — Ну что, нашел хоть кого-нибудь?

    — Никого. Проехали версты две с половиной, повернули потом на запад, но и там чисто. Оставил разъезд в полвзвода, и вернулся, как было приказано.

    — Хорошо. Командуй дальше, Мадатов, твой эскадрон.

    Эскадрон был Бутовича, но состоял в батальоне Валериана. Он понимал, что от штабс-ротмистра толку сейчас не много, поэтому перелез через лавку, вышел из-под навеса. Теплый летний вечер сгущался над колосящимся полем, белым прямым проселком, по которому узкой колонной возвращались усталые всадники. Лошадиные морды, вальтрапы, рейтузы, доломаны, ментики, кивера — все было покрыто легкой дорожной пылью.

    — Проведешь в деревню, пусть поставят коней и вычистят основательно. Кормить особенно нечем, но сам знаешь: хорошая чистка — полдачи.

    — Подожди! — крикнул Ланской, когда Фома уже повернулся, исполнять приказание. — Водки Чернявскому! Выпей, поручик, за упокой души нашего друга — Якова Кульнева. Пей, Фома Иванович, не торопись…

    Чернявский поднял стаканчик, постоял, полузакрыв глаза, вылил водку в рот и вытер усы рукавом доломана. Поставил чарку, поднялся в седло и повел людей дальше. Валериан стоял, оглядывая каждую шеренгу, проверяя наметанным взглядом седловку, посадку, оружие, ковку.

    — Поручик! — крикнул он.

    Фома вернулся.

    — Во втором взводе, посмотришь, коня надо перековать. Найдешь.

    — Что же искать-то, ваше сиятельство? — чуть склонившись с седла и улыбаясь, проговорил Чернявский. — Под Рукавишниковым чалый. Правая задняя. Хорошо хоть пока не хромает…

    Валериан смотрел, как эскадрон заворачивает к деревне, думал, что быть бы Чернявскому ротмистром, а Бутовичу у него поручиком, тогда и четверть забот вычистилась из головы. А поднять его до майора, тогда и самому в любой момент можно оставить батальон хотя бы на вечер и проехаться до господского дома, стоящего на пригорке за полем. Покурить с хозяином, посидеть за семейным ужином, переглядываясь с барышней, ведь есть, наверняка, наследница этих угодий, а возможно, и не одна… Но никогда Чернявскому не подняться выше поручика, а значит, и ему, Валериану, остается судьба военного человека — строить и школить все четыре вверенных ему эскадрона.

    Когда последний всадник исчез за поворотом, Мадатов вернулся к столу. Приовский наклонился к нему через колени посапывающего Ланского:

    — Вы, князь, с вашими гусарами прямо как с девушкой.

    Валериан повернулся, должно быть, чересчур резко, потому что генерал очнулся и схватил его за плечо:

    — Спокойно, Мадатов, не горячись. Враги еще не подошли. Все свои.

    Проклиная свою горячность, Валериан заставил себя улыбнуться. Приовский, он знал, не желал сказать ничего дурного, даже не понимал, как может быть понята его случайная фраза. Мадатов расцепил зубы и произнес спокойно и внятно:

    — Да, господин полковник, берегу батальон, как невесту. Но придет день, и не пожалею — ни лошадей, ни людей…

    IV

    Адмирал Чичагов с закрытыми глазами слушал, как его начальник штаба, Иван Васильевич Сабанеев, читает вслух высочайший рескрипт. План уничтожения наполеоновской армии, разработанный окружением императора Александра, привез несколько дней назад, в начале октября, флигель-адъютант Чернышев. Он пробирался кружными путями, оттого письмо несколько запоздало, но приказ оставался приказом.

    Карта района действий между г. Красным и р. Березиной

    Адмирал кивал, повторяя беззвучно заученные уже наизусть периоды императорского указа, а разум его отклонялся в сторону, пытался отыскать лазейку, укрытие, в которое можно было спрятать большое, негибкое тело. Командующий Молдавией, Валахией и Черноморским флотом не хотел встречаться с Наполеоном.

    Он принял весной Дунайскую армию от Кутузова, держал ее на юге до августа, пока Барклай с Багратионом отступали к Смоленску, пока Тормасов и Витгенштейн тревожили фланги Наполеона. А потом попел полки на север, к Бресту, куда, после кобринской победы, снова отошла третья западная. Когда Тормасова вызвали на запад, принять Вторую армию вместо Багратиона, смертельно раненного в Бородинском сражении, адмирал остался командовать усиленной Третьей. И это его не обрадовало.

    Генерал Сабанеев читал.

    — Подумайте, каковы будут последствия, если Наполеон перейдет наши границы и составит новую армию. Я полагаюсь на ваш ум, вашу деятельность и силу воли…

    Последние слова Павел Васильевич хотел бы произнести сам, с выдержкой, с расстановкой, повышая голос к последней фразе, но слишком хорошо знал, что от волнения не управится с голосом. Он шевелил одними губами, но и так сбился, захрипел, закашлялся, выхватил платок, промокнул глаза, вытер губы. Сабанеев умолк. Генералы сидели с прямыми спинами и ждали. Чичагов заговорил:

    — Итак, господа, император надеется, что мы не выпустим французское чудовище назад в Европу. Теперь, когда обе наши армии — Обсервационная и Дунайская — соединились, думаю, что у нас оказалось достаточно сил. Мы знаем, как славно войска Тормасова разбили саксонцев около Кобрина, мы знаем о победах южной армии у Рущука, у Слободзеи. Я уверен, что общими усилиями мы сумеем выстоять против Наполеона.

    Опять, подумал адмирал, финал прозвучал не так твердо, как он предполагал вначале. Как просвещенный человек, он не верил ни в магию, ни в заговоры, но отчего-то само имя противника лишало его способности мыслить здраво. «Но, — попытался он уговорить сам себя, — государь доверяет мне, верит в мои возможности, разум, энергию и настойчивость в достижении цели. А император Франции, при всех его несомненных способностях, только всего-навсего человек, и когда-то его звали лишь Бонапартом. Два десятка лет бывшего артиллериста тащит вперед немыслимая удача, но должна же и она когда-то устать и оставить своего баловня. Так почему этому не случиться здесь, в России?..» Павел Васильевич подобрался и сделал еще одно усилие:

    — Сейчас середина октября. Согласно полученным сведениям, неприятель выступил из Москвы и отходит к западным границам Российской империи. Войска под командованием графа Кутузова преследуют его и гонят вдоль старой Смоленской дороги. Наша задача — встать непреодолимой преградой и поймать корсиканского зверя в страшный русский капкан. Подробности объяснит вам начальник штаба объединенной армии, ныне Третьей. Опять-таки прошу вас, Иван Васильевич.

    Генерал Сабанеев повернулся, прошел к карте, висевшей на стене у двери. Постоял, оглядывая уже хорошо известные ему города, дороги и реки. Хотел было говорить, но вместо этого направился к выходу, приоткрыл створку и выглянул. Караул стоял, как положено, с примкнутыми штыками, готовясь преградить дорогу любому незваному гостю. Рыжий егерский капитан с обнаженной шпагой оглянулся на скрип петель и вытянулся, ожидая приказа. Генерал махнул ладонью — мол, все в порядке — и притянул дверь как можно сильнее.

    — Операционная линия Наполеона протянута по поименным пунктам Вильно… — Генерал показал точку на карте. — Витебск… Орша… Могилев… и Смоленск. Кроме этих городов огромные склады оставлены и Минске. Выйдя из Москвы, проиграв сражения при Тарутине и Малоярославце, французы возвратились в Смоленск. Возможно, они намеревались остаться там на зимних квартирах, но не нашли достаточно продовольствия. Теперь у Бонапарта два возможных варианта — идти на Витебск или все же на Минск. Если он решится идти на Витебск — тогда и нам нужно будет подниматься на север, на помощь корпусу Витгенштейна.

    Сабанеев повел указкой линию от Бреста к Полоцку.

    — Кто стоит сейчас против Витгенштейна? — спросил граф Аанжерон.

    — Корпуса Удино и Виктора. Вместе меньше тридцати тысяч. У Витгенштейна примерно на четверть больше, и направление на Санкт-Петербург прикрыто надежно.

    — Вряд ли Наполеон решится забираться так круто на север, — заметил генерал Остен-Сакен.

    — Безусловно, — согласился начальник штаба. — Скорее всего, он не пойдет даже на Витебск, а будет стремиться к Минску. Потому основная часть исполнения плана уничтожения наполеоновских сил приходится на нашу армию.

    — Почему план пришел к нам из Петербурга, а не из ставки главнокомандующего? — задал очередной вопрос Ланжерон.

    — Прошу не перебивать меня, генерал! — вспылил Сабанеев; его покрытые мелкими прожилками щеки еще более побагровели.

    Ланжерон поклонился, привстав, признавая свою ошибку.

    — Его императорскому величеству было угодно распорядиться движением всех своих войск. — Чичагов заговорил сидя, но уверенно и отчетливо; когда дело коснулось отношений политических, он почувствовал себя много сильнее. — Фельдмаршал граф Кутузов командует соединенными силами Первой и Второй армий. Корпус Витгенштейна, и тем более наша армия ему напрямую не подчинены.

    Ланжерон хотел напомнить, что корпус Витгенштейна формально числится по Первой армии Барклая-де-Толли, но счел за лучшее промолчать. Он хорошо знал, как упрям и несговорчив адмирал, сын адмирала. Как и все в армии, граф слышал о его стычке с покойным императором. Когда разгневанный Павел Петрович подступил к нему с кулаками, Павел Васильевич отстранился, снял мундир, бросил на кресло и снова стал смирно, но уже человеком штатским. «А теперь, государь, развлекайтесь», — якобы сказал он венценосному тезке.

    Человека в адмирале граф уважал, командующего армией не мог разглядеть, даже находясь с ним в одной комнате…

    Сабанеев, сжимая в кулаке указку, ждал, пока Чичагов закончит. Дождался снисходительного адмиральского кивка и продолжил:

    — Предполагаем, что после Смоленска Наполеон выберет южное направление. Резоны понятны — эти области много богаче продовольствием. То есть он повернет на Оршу, чтобы добраться в конечном счете до Минска. На пути у него серьезная водная преграда — Березина. И нужная ему дорога приводит к Борисову. Следовательно, наши действия — мы покидаем Брест, идем через Слоним к Минску, берем город и двигаемся дальше к тому же Борисову, стараясь успеть раньше Наполеона. Вопросы?

    — Австрийцы, саксонцы? — спросил генерал Щербатов, командир 18-й пехотной дивизии.

    — Шварценберга с Ренье мы гоним уже более месяца. Сейчас оба генерала уходят западнее, готовясь прикрыть Варшаву. Наступательного порыва у них, видимо, нет. Но — для пущей уверенности оставим против них сильный отряд. Командовать будете вы, Фабиан Вильгельмович.

    Остен-Сакен склонил голову, показывая, что понял приказ.

    — С вами останется корпус в двадцать семь тысяч, этого будет достаточно, чтобы ни Шварценберг, ни Ренье даже не шелохнулись.

    — Но с чем же мы отправимся к Березине? — удивился Щербатов.

    — Сейчас у нас чуть меньше шестидесяти тысяч. После разделения на восток пойдет тридцать две. Надо учитывать, что и французы уже потеряли, наверное, четыре пятых состава. Их неотступно преследует фельдмаршал, их поддавливает с севера Витгенштейн. Наша задача не разбить Наполеона, но только остановить. Закрыть выход из ловушки, куда он сам себя загоняет.

    Никто не пытался возразить, но Чичагов видел, что командиры его дивизий и корпусов не слишком довольны услышанным.

    — Надо принять во внимание, — объявил он, продолжая сидеть, — что в Мозыре стоит генерал Эртель с корпусом в полтора десятка тысяч. Ему указано поступить в мое распоряжение. Как только нам станет понятно когда мы окажемся под Борисовым, я тут же отправлю ему депешу. Еще вопросы есть?.. Господа, я надеюсь, что каждый из нас приложит все усилия, чтобы исполнить предначертания его императорского величества! Все свободны.

    Мрачный Ланжерон вскочил со стула и, не глядя по сторонам, быстро вышел…

    V

    К Несвижу корпус Ланжерона подошел утром двадцать четвертого октября и атаковал с ходу. От информантов граф знал, что городок защищает небольшой отряд генерала Косицкого, а потому сразу погнал егерей на штурм. Бой получился короткий, александрийцам, отставшим версты на четыре от авангарда, даже не пришлось браться за сабли.

    В городке Ланской решил не задерживаться, а провел полк мостом через реку Уша, где оставил у берега на полчаса. Проскакал за красные стены замка Радзивиллов, где уже копошились штабные, конвойные, интенданты, и вернулся с приказом двигаться по возможности дальше. Вывел эскадроны в предместье, но там ему не понравилось: узкие, кривые улочки, стиснутые покосившимися заборами, кое-как сколоченными из почерневших досок.

    — Нечего здесь кавалерии делать, — объявил он батальонным командирам. — Подкрадется пехота и перережет аки цыплят. Пусть егеря с мушкетерами обустраиваются, а наше дело — чистое поле, марш!

    Махнув плеточкой, приказал идти по большаку к лесу. Туда уже порысила разведка — два взвода под командой Фомы Чернявского.

    Валериану эти места не нравились вовсе. Плоская и сырая равнина раскинулась на все четыре стороны света, — топкие луга, мрачные леса с густым подлеском. Даже осенние краски бледнели под тяжестью низкого, белесого неба. Косматые тучи брели, не торопясь, к горизонту, приоткрывая время от времени оранжевый кругляшок солнца. Первый снег выпал почти месяц назад и хотя сразу истаял, но все уже ощущали скорый приход зимнего холода. Когда грянут морозы, никто не знал, но дыхание зимней угрозы каждый чувствовал на шее, на руках, по тому, как липли по утрам к пальцам стволы пистолетов, клинки сабель.

    Три всадника выскочили на опушку, понеслись к полковой колонне, безостановочно понукая коней. Ланской заторопился навстречу, Приовский с Мадановым остались при эскадронах. Разговоры смолкли, каждый почувствовал, что готовится дело.

    — Будет где ночевать! — весело крикнул генерал, дождавшись, когда с ним поравняются знаменщик и батальонные. — Усадебка за перелеском, в ней французы. Отогнали нашу пехоту, перестреливаются с егерями лениво. Двумя эскадронами зайти с тыла, и — домишки все наши. Валериан Григорьевич! Там уже твой Чернявский торчит, так пошли к нему Бутовича с остальными взводами, да еще кого-нибудь порасторопней. Пусть разомнутся, а мы как раз вовремя и дойдем…

    Усадебка — одноэтажный дом и несколько служебных строений — стояла у небольшого овального озера. Полк, как шел колонной по три, так и втянулся в ворота. За оградой лежали два мертвых тела с босыми ногами. Мадатов подъехал ближе, склонился с седла. Синий с желтым мундир, подкрашенный уже запекшейся кровью, и незнакомая кокарда на кивере — белая с красным.

    — Странный француз перед нами, господин полковник. — Раскрасневшийся от хмеля и драки Бутович все еще держал обнаженную саблю, не мог расстаться с оружием. — Обидные слова кричит, причем, знаете, совершенно по-русски.

    — Это не французы, не саксонцы и не австрийцы. Это — поляки. — Подъехавший Новицкий тоже внимательно оглядывал трупы. — Думаю, Северный легион. Нет-нет, скорей — Вислинский. Северный остался у саксонского короля. Хорошо они дрались, ротмистр?

    — Славно стояли. — Бутович помрачнел и принялся вкладывать клинок в ножны. — Двоих у меня из седла выбили, одного насовсем, другого надолго. Да еще три лошади. Ну, мы тоже около десятка успокоили, когда они к лесу кинулись. Этих-то егеря достали. Ну, поехали, господа. Пора уже обустраиваться. Темнеть сейчас будет быстро.

    У самых сеней Валериан спешился, бросил поводья вестовому, похлопал Проба по шее.

    — Выведи, разотри и почисти.

    — Не извольте беспокоиться, ваше сиятельство, — отозвался, улыбаясь, рябой Николаев. — Такого коня, да с превеликим нашим удовольствием. Тут же уже прибегал Петро от Фомы Ивановича, говорит, нашли и сена, и немного овса. Небогато, конечно, живут здесь люди, да и французы уже почистили. Ну а что осталось…

    — То мы заберем, — закончил Валериан повисшую в пепельном воздухе фразу и осторожно попробовал носком ненадежную ступеньку крыльца. Та чуть проскрипела, подвинулась, но устояла.

    В прихожей в нос ударила струя зловонного воздуха справа, от двери в нужное место. Валериан задержал дыхание, быстро прошагал по расшатавшемуся полу и толкнул дверь в жилые комнаты. Хозяева жили совсем бедно, об этом говорили и незашитые, необитые, закопченные бревенчатые стены; стволы, некогда мощные, теперь уже осыпались мелкой трухой.

    Внутри уже было шумно, пахло потом и сыростью. Пробежал мимо гусар с охапкой полешек, а где-то уже и трещали дрова в невидимой пока печке. Офицеры разбирались по комнатам, снимали амуницию, намеревались ночевать в тепле и уюте. Последние четыре ночи проводили они у костров, не высыпались, мерзли и теперь хотели добрать упущенное и запастись наперед. Валериан подумал, что за крышу над головой он бы со своими людьми тоже дрался отчаянно.

    — Не нагрянули бы сюда панове поляки где-нибудь к полночи, — загудел справа голос Ланского. — Распорядись, Анастасий Иванович, твоя нынче очередь.

    — Пикеты выслал, часовые поставил. Но очень быстро бежали, вряд ли вернутся. — Приовский говорил в своей обычной манере, не слишком доверяя знанию чужого языка: коротко, не очень правильно и только по делу.

    В самой большой комнате, служившей хозяевам, должно быть, гостиной, расположились генерал, батальонные, несколько штаб-офицеров, ротмистр Новицкий как полковой адъютант.

    — Подсаживайся, Мадатов. Сейчас выпьем, поговорим, тепла надышим. Не стой, проходи. Эскадронные у тебя хорошие, сами распорядятся.

    Валериан отстегнул саблю, поставил к стене и сел, почти повалился на свободное место у самой спинки кровати. И только сейчас почувствовал, как занемело туловище после долгого дня в седле.

    — Что, князь, и железо иногда устает? — прозвучал голос Новицкого от противоположной стены. Огарок с печи едва мог даже не разогнать, а слегка подсветить вечерний сумрак, и лица ротмистра Валериан не увидел, но по тону понял, что старый знакомый слегка улыбается.

    Мадатов знал, что в полку иногда называют его «железным», и втайне гордился этим дружеским прозвищем. Но сейчас он ощущал, что может вдруг и сломаться. Сознание своей усталости было ему неприятно. Горячий ужин с чаркой, да пара часов дремоты были сейчас просто необходимы. В самом деле, не пришло бы к голову отступившим гренадерам противника вернуться, чтобы отвоевать сухой и теплый ночлег.

    — Так что, говоришь, Новицкий, Вислинский легион перед нами?

    Валериан уже полуприкрыл глаза, но представил, как адъютант привстает, отвечая на вопрос генерала.

    — Могу ошибиться в названии части, Николай Сергеевич, но одно определенно — перед нами поляки. Может быть, Вислинский легион — они давно под началом Наполеона. Дрались еще в Испании. Может быть, войско Варшавского Великого герцогства. У этих умения должно быть поменьше, но стойкости хватит.

    — Да, это мы уже видели. Впрочем, ты ведь и сам же поляк.

    — Наполовину. — По голосу Валериан почувствовал, что Новицкий несколько подобрался. — Мать полячка. Отцовский полк стоял у Гомеля. Там они и нашли друг друга.

    — То есть места эти тебе не совсем чужие.

    — Я родился здесь. Но отец сразу увез мать в свое поместье. Так что вырос я под Смоленском. Родных у матери не осталось, вспоминать детство она не любила. И на родину ни она, ни я не возвращались.

    — Язык-то знаешь?

    — Мать выучила. Говорю, понимаю. Кое-что могу прочитать.

    — Отец, ротмистр? — спросил Приовский. — Отец где воевал?

    — Погиб на Кавказе. Вместе с генералом Гуляковым, когда зашли в горы.

    О генерале Гулякове Валериан знал из писем дяди Джимшида. Это его полк встретил многотысячную разбойную партию лезгин, в который раз рвавшихся через Алазань, через Кахетию на Гянджу, и разбил их у речки Иора. Значит, с Новицким они связаны не одной только службой.

    — А что же здешние? — продолжал допытываться Ланской. — Почему убежали?

    — Хозяева поместья, наверное, поляки, шляхтичи. Русских они не любят, французам же были рады. Когда же услышали, что мы приближаемся, решили не дожидаться. Я спросил одного из дворовых, говорит — недели полторы как уехали. До Варшавы.

    — Но деревенька там недалеко стоит, вроде бы и жилая.

    — Крестьяне здесь, Николай Сергеевич, не поляки, а белорусы. Помещики свои им не слишком-то по сердцу, нам же, напротив, рады. Егеря как раз туда отошли.

    — Да-а-а! — раскатил междометие генерал Ланской. — Ну и держава! Так посмотреть — те. Над ними же — эти. А что там справа и слева, так вовсе не разберешь. Ну да нам, гусарам, голову себе забивать нечего. У нас просто: где полк, там и родина. Что скажете, батальонные?

    — Точно так, — откликнулся венгр Приовский.

    — Согласен, — подтвердил армянин Мадатов.

    — Новицкого не спрашиваю, знаю, что и он под этим подпишется. А коли согласны, сейчас мы за это и выпьем. Игнатьев, душа моя, раскрывай уже погребец, видишь, офицеры томятся…

    VI

    После ужина, превозмогая сытую и хмельную дремоту, Валериан все же поднялся, решив посмотреть, как устроились люди и офицеры его эскадронов.

    Лошадей поставили под навесы, запалив костры по периметру; гусары, кому повезло, улеглись вповалку на полы домиков, загнав хозяев на печки, остальные забрались в палатки. Полотняные укрытия подвез полковой обоз, сумевший нагнать эскадроны. К ночи еще подморозило, рядовые и унтеры согревались у импровизированных жаровен: дежурные калили камни в кострах и заносили внутрь.

    Молодые офицеры, как обычно, собрались у Бутовича. Мадатов сначала хотел скомандовать отбой, но одернул себя, вспомнив, что в двадцать лет тоже мог не спать сутками, выстаивая дежурства в карауле или маршируя на учениях гвардии. Постоял у двери и собрался уже уходить, как вдруг выхватил из общего шума зацепившее его слово:

    — …егеренок стоит дурак дураком…

    Он задержался, стал у двери, прислушиваясь. Сгрудившиеся в комнатке молодые люди не заметили, как подошел батальонный, и говорили свободно, подначивая друг друга, соревнуясь в широте взглядов и остроте речи. Корнет Алексей Замятнин, это он вспомнил о «егеренках», был куда моложе товарищей, недавно появился в полку. В июле, вспомнил Валериан, уже после дела при Кобрине. Мальчик смелый, но еще слишком зеленый. В суматохе тогдашней определили корнета в эскадрон к Бутовичу, где больше других ощущалась нужда в офицерах, но где нужен был и другой командир. Хороший парень Павел Бутович, наездник и рубака не из последних, собутыльник из первых рядов, но за тридцать лет жизни командовать не научился даже собой. Выпить, перебрать семь медных струн, вывести пару романсов несильным, но верным тенорком, отыскать верхним чутьем свободных, веселых женщин, кинуть эскадрон в лихую атаку он умел не хуже других. Но как провести сотню гусар долгим, утомительным маршем, не растерять людей по дороге, а, напротив, сплотить их, помочь сохранить им энергию, стойкость и силу, как, собственно, командовать эскадроном, оставалось для него неразрешимой загадкой.

    — …Я, представляется, поручик такой-то сякой-то, моя полурота готовилась атаковать… Какое там, атаковать! Вы, говорю, бежали от этих французов, только что ружья не побросали. Он бледнеет, начинает тут же выдумывать маршальскую стратегию: мол, отозвал людей, чтобы не терять понапрасну, а взвод один послал обойти усадьбу с задов, чтобы через сады их достать без лишних потерь…

    — Какие сады, Замятнин? — Этот голос Мадатов не распознал.

    — Те самые, Петров, откуда ты яблоки трескаешь. — Сейчас говорил уже Павел Бутович, а Петрова Валериан тоже вспомнил — его же батальона кругленький, мешковатый поручик, державшим, впрочем, свой взвод исправно. — Мы же через них и заехали.

    — Так я ему и сказал. Мы их выгнали, стало быть, наша усадьба. Он было в крик — мой полк, мой генерал! Я и объяснил пехоте, где их полк, а где наш. Он еще думал сопротивляться, но увидел, как эскадроны подходят, повернулся, позвал своих людей и повел к озеру. Наверно, топиться.

    Товарищи Замятнина захохотали. Валериан тяжело, с усилием выдохнул. Его с первых же услышанных слов начала раздражать эта барчуковая интонация, визгливое тявканье щенка, знающего, что за спиной стоит стая мощных кобелей. Тон, слова, манеры — все было взято напрокат у Бутовича. Штабс-ротмистра уже не исправить, а корнета следовало учить.

    Мадатов оттолкнулся от косяка и шагнул в комнату.

    — Господа офицеры! — подал команду сидевший напротив входа Петров.

    Все вскочили приветствовать батальонного.

    — Что за история с егерями, корнет?

    Замятнин, напрягшись и несколько побледнев, в нескольких словах повторил незамысловатую историю своей стычки с пехотным поручиком. На этот раз мальчик не хвастал, докладывал только существо дела и, кажется, сам уже понимал, что поворачивается оно не к его выгоде.

    — Двумя эскадронами опрокинули два взвода? Герои.

    — Одним взводом, — почтительно поправил командира Бутович. — Остальные со мной за французами к лесу гнались.

    «Сначала гнались, — подумал Валериан, — а потом повернули. Тогда-то егеря отступились». Спорить, однако, не стал, спросил только:

    — Какой полк?

    Замятнин и Бутович одновременно пожали плечами. Вместо них ответил Чернявский.

    — Седьмой егерский, — услышал Мадатов за спиной голос поручика; как компаньоны Бутовича пропустили его появление, так и он не почувствовал шагов Фомы. — Седьмой егерский. Думали здесь остановиться, да мы их… потеснили немного. Поручик тот с квартирьерской командой шел. Теперь отошли они севернее по берегу озера, стали там в деревушке. Нам опять-таки лучше: знаем, что оттуда прикрыты надежно.

    Пока Фома говорил, Валериан успел расслабить тело и собрать мысли. Поначалу, только он услышал номер полка, ярость застучала в его висках, колом стала в горле. Он готов был всеми полковничьими громами обрушиться на мальчишку, растереть наглого корнета по полу, выгнать из теплой, дымной комнаты на холод, в разъезд. Но рассудительный голос Чернявского остудил его, дал время размыслить и сообразить положение.

    — Поедете со мной, Замятнин! — бросил он, уже поворачиваясь к Фоме. — Далеко деревушка?

    — Версты полторы-две.

    — Покажешь. Людей возьми, десятка хватит. Выбери тех, кто меньше устал.

    — Всем досталось, — политично заметил Чернявский, но заторопился исполнять приказание.

    Когда они подъехали к околице, было уже, наверное, к полночи. Луна поднялась над лесом, но ей едва удавалось бросить узкую дорожку по стылой воде, как ее тут же заслоняли тучи, бегущие на юго-запад. Пока еще ветер был не силен, не колюч, но уже нес обещание скорого холода.

    Дымом, жильем, кухней пахнуло еще где-то за полверсты, а вскоре гусары увидели и острые язычки кострового пламени, услышали гомон. А метров через пятьдесят их остановил первый секрет.

    — Полковник Мадатов к генерал-майору Земцову. Верного слова не знаю.

    — Ждать здесь. — Офицер, командир поста, был хмур и неразговорчив.

    Валериан подумал, что александрийцы сегодня здесь гости не слишком желанные. Та же мысль одолела, видимо, и засопевшего сердито Чернявского. Замятин и вовсе затесался в середину колонны.

    Ждать пришлось около четверти часа. Затем от деревни отделилась темная масса, скоро обернувшаяся быстро шагавшим взводом. Подошедший офицер приблизился к самой морде Проба. Мадатов чуть повернул кисть, натягивая поводья, чтобы вороной не вздумал даже оскалиться.

    — Капитан Рогов. Здравствуйте, князь, давно мы не виделись.

    — Здравствуйте, капитан. После Слободзеи, пожалуй что, не встречались. Нас весной в Третью западную отправили, а вы, верно, вместе с Дунайской пришли?

    Последний раз Рогова Валериан видел в турецком лагере у Слободзеи, когда они провожали бывшее войско великого визиря. При Буткове они вместе почти не служили, но все равно ему приятно было видеть бывшего однополчанина.

    — Генерал ждет вас. Пожалуйста, поезжайте за мной.

    Рогов повернулся и легким привычным шагом направился прямо к деревне. Проб потрусил следом, не рысью, но не вразвалку. Боковым зрением Валериан заметил, что взвод разделился и двумя цепочками движется рядом с александрийцами, то ли охраняя их, то ли конвоируя. Земцов — командир строгий, подумал он и поежился, представляя будущий разговор.

    Генерал принял его в избе. На придвинутом к печи столе горела две свечи, лежали бумаги, карты, пистолеты и шпага. Земцов казался недовольным, но не потому, что разбудили, а оттого, что оторвали от нужной работы.

    — Рад видеть вас, князь! — сказал он и махнул рукой в сторону лавки напротив.

    Голос его был совершенно безрадостным. Валериан сел, снял кивер.

    — Я сразу к делу, — начал он, глядя собеседнику прямо в глаза.

    — Да уж, пожалуйста, без обиняков. Времени у нас обоих немного…

    Александрийцы, спешившись, стояли тесной кучкой посреди лагеря егерского полка. Никто не приглашал их к костру, никто не предлагал кипяточку, да и никто с ними не заговаривал, будто бы вовсе не любопытствуя: что за люди и зачем пожаловали незваными?

    Замятнин положил руку на шею своего сивого, надеясь, что к нему перетечет от мерина толика живого тепла. Хмельная бесшабашность, которой он так хвалился рядом с Бутовичем, успела выветриться за час ночного пути. Корнет не очень понимал, что же он натворил, чем так недоволен полковник, но уже понял, что по его вине дюжине его однополчан не придется, может быть, сегодня вздремнуть и вовсе.

    Егерский унтер выскочил на крыльцо.

    — Кто здесь корнет Замятнин?.. Пожалуйста, ваше благородие, вас генерал-майор приглашают.

    — Идите, — буркнул Чернявский. — И смотрите, чтобы там не полковнику…

    Конец фразы Алексей не расслышал, потому как заторопился в избу. Внутри он умудрился плечом задеть печку, шатнулся, и эдакая незадача расстроила его окончательно. Он увидел Мадатова, который кивнул ему в сторону стола, за которым, опираясь подбородком на руки, сидел егерский генерал.

    Замятнин доложил о прибытии. Генерал молча оглядел его, потом крикнул:

    — Летошнева сюда!

    Вошел тот самый офицер, с которым Алексей несколько часов назад столкнулся в усадебке.

    — Здесь полковник Мадатов и корнет Замятнин Александрийского гусарского. Поручик Летошнев был послан мной сегодня с заданием обеспечить полку ночлег у дома помещика Швейковского. Приказ им не выполнен. Объясните причины, поручик.

    Летошнев только раз бросил взгляд на Замятнина, а после смотрел лишь на своего командира. Еще более вытянувшись и сжав ладони в кулаки, он принялся, не в первый, видимо, раз, рассказывать о своей неудаче.

    — Взяв полуроту, выдвинулся к усадьбе, где натолкнулся на неприятеля. Посчитав его позицию более выгодной, не решился атаковать, чтобы не терять людей понапрасну. Затеяв перестрелку, послал взвод с унтер-офицером, чтобы атаковать французов с тыла, через сады. Но в этот момент появились гусары. Также зайдя через сады, выбили противника и преследовали его к лесу. А корнет… Замятнин… с двумя десятками рядовых подъехал ко мне и потребовал покинуть усадьбу. Я… я мог бы оказать сопротивление. — Поручик вытянул шею, сглатывая слюну. — Но гусар было до двух эскадронов, а у меня лишь полурота. И как же ссориться между своими в виду неприятеля. Я… вернулся, не исполнив приказа.

    Валериан смотрел на молоденького егеря, представил себя на его месте и решил, что больше расстроился бы не от гнева начальства, а от того, что его так унизили перед своими солдатами.

    — Корнет Замятнин. — Мадатов старался, чтобы голос его звучал по возможности строже. — Что вы можете рассказать о происшествии?

    Алексей судорожно пытался сообразить, что же ему ответить пускай не егерям, но командиру своего батальона, человеку, которым он восхищался, на кого мечтал походить хотя бы отчасти. И только одну мысль мог ухватить он за самый кончик.

    — Я… у меня не было приказа. Я… поступил самовольно. — Теперь он вдруг понял, что хотел сказать ему напоследок Чернявский. — Я приношу извинения поручику Летошневу. И всему егерскому полку.

    По тому, как двинулся вдруг егерский генерал, Замятнин понял, что сказал правильно. Сказал то, что от него ждали старшие офицеры.

    Мадатов поднялся:

    — От имени Александрийского полка я тоже, ваше превосходительство…

    Вскочил и Земцов:

    — Не надо более, князь. Я уже не чувствую себя оскорбленным. Что до поручика…

    — Я принимаю извинения корнета Замятнина, — отозвался Летошнев.

    Валериан смотрел на молодых офицеров и удивлялся их сходству. Похожи они были и друг на друга, и на него самого, каким он был еще лет тринадцать тому назад. Он взглянул на Земцова, и ему показалось, что и генерал видит в этих мальчиках себя, двадцатилетнего, пылкого, страстного, ждущего немедленных подвигов, почестей, уважения товарищей, славы.

    — Корнет, поручик, можете быть свободными. Летошнев, посмотрите, чтобы гусар обогрели у костерка, кипятком угостите.

    Когда младшие офицеры вышли, Мадатов подсел к столу. Земцов уже разворачивал карту.

    — Хорошие мальчики, — сказал он, не поднимая, впрочем, головы, — Надо бы их пообтесать, и славно будут сражаться… Так что же вы предполагаете, князь?

    — Я не знаю планов командующего. Но думаю, что теперь, когда мы прошли Слоним и Несвиж, естественным будет направиться к Минску.

    — Разумеется. Там у Бонапарта огромный магазин, запасы продовольствия, на которые он рассчитывает. Если мы успеем туда раньше, чем его главные силы, нанесем ему удар больший, чем выигранное сражение. Французы ушли из Москвы где-то в начале месяца. Потом Кутузов дал ему несколько сражений — Тарутино, Малоярославец, Вязьма… Сейчас Наполеон, думаю, уже подходит к Смоленску.

    — Я слышал, — осторожно заметил Валериан, — что он умеет двигаться быстро.

    — О да! Чертовски быстро, скажу вам, князь. И появляется там, где его не ждут вовсе. Но сейчас ему нет другого пути, кроме как к Минску. Значит, адмирал пошлет нас по этой дороге. Возьмем Минск… — Земцов вел палец по карте, и Валериан с трудом оторвал взгляд от искалеченной кисти Петра Артемьевича: два пальца и часть ладони отрубила семь лет назад французская сабля. — Дальше… Дальше сомнений нет. Здесь одни только болота, и единственный путь — дорога к Березиие. Неширокая, думаю, речка, впадает в Днепр. А за пей город Борисов. Тоже, уверен, ничего примечательного — маленький, грязный. Но, если довериться карге, именно там мы все встретимся. Третья армия подойдет с юго-запада. Первая и Вторая с востока. Еще же с севера подступит и Витгенштейн. А в середине Наполеон! Загоним французского зверя, а, князь?!

    — Если судить по карте, то, наверно, загоним.

    Земцов засмеялся:

    — А вы становитесь осмотрительны. Капитаном или же ротмистром давно бы с ротою, с эскадроном кинулись на всю старую гвардию. Полковником думаете уже дальше?

    — Пока в пределах своего батальона. А генерал-майор?

    — Генерал-майор, как видите, метит на место командующего. Решает стратегические вопросы. Но что делать, Валериан Григорьевич? В любой момент обстоятельства могут потребовать от каждого из нас принимать решения на ином уровне. И надо быть к этому максимально готовым. Да, да, думаю, совершенно даже в этом уверен: ключевым пунктом всей операции будет этот городочек Борисов…

    Своих гусар Мадатов нашел у костра, где они уже вовсю болтали с егерями. Скомандовал «на конь», заторопил кавалеристов, разомлевших от жара, надеясь, что успеет, вернувшись на место, еще прилечь часа хотя бы на три, три с половиной.

    Проехав последний пикет, подозвал Замятнина:

    — Хорошо, корнет, хорошо, что вы извинились сами. Нам же завтра на противника вместе идти, а мы сегодня друг на друга кидаемся. Правильно поступили, Замятнин. Не днем, в перестрелке, а сейчас, у Земцова. Хвалю, доволен.

    — Ваше сиятельство, я… — У Алексея перехватило дыхание.

    — Вот именно. А теперь пристраивайтесь за последней шеренгой, в замок, где и есть ваше место младшего офицера. Смотрите внимательней за окрестностями, очень надеюсь на вас, Замятнин…


    ГЛАВА ВТОРАЯ

    I

    От кромки леса до реки оставалось чуть более полутора верст. Дорога, покинув опушку, заворачивала на юг, плавной дугой, огибая холм, уходила к берегу и, обойдя правый редут, ныряла к мосту. Длина переправы, прикинул Валериан, саженей сто. Подойти скрытно, пользуясь лощинкой, укрываясь за возвышением, да метнуться галопом. Глядишь, через несколько минут — на том берегу, уже в предместьях Борисова. Все сложилось бы замечательно, если бы не грозный тет-де-пон, предмостное укрепление; один вид его тут же охлаждал самые горячие гусарские головы.

    Два редута, каждый в четыре фаса, соединены были мощным земляным валом. По два орудия в каждом и сотни мушкетеров, пристрелявших, наверное, уже каждую квадратную сажень поляны. Ветер тянул из-за реки, донося чужую быструю речь, звяканье металла, дымок от костров, запах пищи. Гарнизон собирался завтракать, не подозревая, что русские уже на опушке.

    — Поворачиваем, — шепнул Мадатов Чернявскому, — нечего здесь больше маячить. Лошади еще заржут, совсем плохо будет.

    Шлепнул по плечу Бутовича и поманил за собой. Два десятка гусар, также рассматривавших место будущей стычки, потянулись за офицерами. Тщательно переступая сухие ветки, они вернулись туда, где ждали их коноводы. Полк же остановился, не доходя еще полуверсты до опушки.

    — Чуть опоздали, — вздохнул Ланской. — Успели они подойти раньше нас. Теперь мост уже не гусарское дело. Поехали к графу. Анастасий Иванович, отведи полк подальше и выстави охранение. Не ровен час, те разведку пошлют.

    Генерал Ланжерон принял сообщение александрийцев спокойно. Он и не очень надеялся, что его корпус подойдет к Борисову раньше, чем туда же поднимется вдоль реки французская дивизия польского генерала Домбровского. Слишком уж задержалась армия в Минске, переводя дыхание после штурма. А весть, что город взят, конечно, разлетелась по всей губернии. Противник же, разумеется, тоже умел читать карту и понимал, куда двинутся войска Чичагова.

    — Петр Артемьевич, — сказал Ланжерон Земцову. — Сегодня осмотрись, а завтра с утра выбей мне поляков из укрепления. Дам тебе еще егерей — полки четырнадцатый и тридцать восьмой. Сегодня уже нам соваться туда поздновато, а ночью до рассвета ты и пойдешь.

    — Не всполошились бы они до вечера, — пробурчал обеспокоенный Земцов.

    — А ты позаботься. Батальоны выдвинешь уже в темноте, а пока направь к опушке охотников. Пусть присмотрятся да чужую разведку подстерегут. Впрочем, особенных неприятностей я не жду. Французы были бы настороже, а эти, видишь, до сих пор ни одного пикета не выслали. Тебе же, Николай Сергеевич, другое дело. — Граф повернулся к Ланскому: — Местные утверждают, что выше Борисова есть несколько бродов. Нам туда подниматься уже времени нет, но не послал ли туда Домбровский сильный отряд. Если они вернутся уже по нашему берегу, то могут и ударить в самый неприятный момент. Сегодня еще посмотри, гсть ли там дороги или тропинки, а завтра прикрой егерей с севера. Дальше жди нужной минуты: только неприятель побежит из редутов, лети на его плечах на тот берег, чтобы они мост зажечь не успели…

    По узкой тропинке александрийцы ехали гуськом, молча, настороженно вслушиваясь в лесные звуки и шорохи. Когда решили, что отъехали от моста уже достаточно, свернули напрямик к берегу. Лошади осторожно, не быстро ступали по мягкой, набухшей от сырости почве, проваливаясь кое-где выше бабок.

    — Болота здесь, ваше сиятельство. — Чернявский подъехал к Мадатову ближе и говорил вполголоса. — Вы таких, должно быть, еще не видели.

    — Под Петербургом случалось.

    — Да, там, я слышал, тоже места не сухие. Но здесь — дивизию затянет, и концов даже не сыщешь. Ни штыка, ни сабельки, ни хвоста конского не найдешь.

    Валериан с интересом и невольным отвращением посмотрел, куда показывал плетью Фома. Далеко-далеко на север тянулись заросли мелких, белесоватых сосенок, тощих березок; треть из них высохшие, остальные чахли и готовились умереть рядом с соседками. Кочковатую землю покрывали трава и мох, когда-то зеленые, а теперь побуревшие после октябрьских утренников. Пахло прелью, отравой, предательством, гибелью. Страшно было подумать, что кто-либо может решиться ступить на зыбкую эту поверхность.

    — Здесь еще ништо, держит. Коню, конечно, никак, а человек прошагает. А дальше, должно быть, трясина. Ковер травяной вершка два с половиной, и вода — темная, холодная, а под ней топь. — Унтер-офицер Тарашкевич держался с другого бока батальонного командира и решился заговорить сам, видя, с каким любопытством слушает полковник пояснения Фомы Ивановича.

    — Ты здешний? — спросил Мадатов, оглянув светлого Тарашкевича, у которого даже брови были белесы.

    — Чуть подалее, у Мстиславля. Там тоже болота знатные.

    Едущий первым гусар поднял руку, все замолчали и остановили коней.

    — Река, ваше превосходительство. Дальше пешим бы надо.

    Втроем они прокрались к берегу, стараясь ступать неслышно, осторожно раздвигая кусты, ежась, когда с не облетевших еще листьев падали за шиворот крупные холодные капли. Березина здесь была поуже, но текла так же неспешно. Льдины тянулись одна за другой по черной воде, слегка поворачиваясь, когда течение вдруг подталкивало их к берегу. На той стороне также стоял высокий густой кустарник, за ним над цветными шатрами берез, осин, ясеней то и дело возвышались зеленые пирамиды огромных елей. «Десятое ноября, — вспомнил Валериан сегодняшнюю дату, — недолго осталось лесу красоваться и шелестеть на ветру».

    — Чуть прибавит морозцу, и станет река крепко-накрепко, — ответил его мыслям и Тарашкевич.

    — А болота, — обернулся Валериан, — болота тоже замерзнут?

    — Это уж нет, — покачал головой Тарашкевич. — Такого мороза, чтобы топи наши схватились, еще не придумано…

    Через два часа Мадатов уже сидел в палатке Ланского.

    — Реку французы перейти, пожалуй, способны, — докладывал он свои соображения генералу, Приовскому, трем штабам, адъютанту Новицкому. — Река неширокая — саженей всего пятьдесят, и течет очень неторопливо. Местами просто стоит. Должно быть, и неглубокая, но дно, верно, топкое, как берега. Конница перейдет, пехоту надо перевозить.

    Ланской хмыкнул:

    — Да, это тебе не Болгария летом. Сейчас мокрым не повоюешь.

    — Да, стало быть, больших сил неприятеля нам на этом берегу ожидать не приходится.

    Валериану показалось, что в голосе командира мелькнуло легкое сожаление. Но, скорее всего, он ослышался. Слишком опытен был Ланской, чтобы нарываться на лишнюю, тем более неравную стычку.

    — Что за дороги? — спросил Приовский.

    — Узкие и сырые. Можно сказать — тропинки. Много гатей. Но и там бревна давно погнили. Фома с Тарашкевичем проехали по одной, говорят, что пехота пройдет, а коннице только гуськом и одним лишь шагом.

    — Повозки, стало быть, и вовсе завязнут, — отметил Новицкий; он сидел рядом с картой, сбоку от Ланского и делал пометки на бумажных листах.

    — Да, об артиллерии речь не идет, — согласился Валериан. — Если же вдруг решатся, начнут мостить, так нашумят, что мы успеем и подготовиться.

    — Стало быть, так! — подытожил разговоры Ланской. — Сильной диверсии с севера нам опасаться нечего. С юга же… если и могли переправиться, давно бы уже стояли. Впрочем, туда драгуны арзамасские поедут, им и решать. Мы же завтра идем следом за егерями и, как только Земцов расшумится, тут же рысью выдвигаемся к тем дорожкам, которые сегодня наш князь осматривал. Все свободны…

    II

    В шесть утра уже слегка развиднелось, ровно настолько, чтобы выдвигающиеся из леса колонны могли сохранить верное направление. Приданные ему полки Земцов отправил к редутам: четырнадцатый на правый, тридцать восьмой к левому. Свой же седьмой повел кратчайшим путем к земляному валу, ретраншементу. Здесь он видел у противника слабое место, здесь генерал хотел пробить неожиданным ударом оборону тет-де-пона, смять, отбросить занявшую его пехоту и очистить дорогу к мосту.

    Он понимал, что поляки успели подготовить мост к пожару, но надеялся, что они будут оттягивать взрыв до последней минуты. Эта переправа была крайне нужна отступающей армии Наполеона, именно сюда император вел свои поредевшие корпуса и дивизии, надеясь еще более оторваться здесь от Кутузова и уйти в Варшавское великое герцогство. Сам бы Земцов стоял в этом положении насмерть, того же он ожидал от Домбровского.

    Андрей Летошнев шел в середине полковой колонны. Он всего несколько дней как принял роту после гибели прежнего командира, поймавшего грудью две пули при штурме Минска. Андрей был молод, только через месяц ему должно было исполниться двадцать, и все еще не верил, что солдаты станут подчиняться ему так же охотно и быстро, как бравому и сильному капитану Ельцову. Он опасался, что после стычки с гусарами егеря, и так старшие его возрастом, смотрят теперь на своего поручика как на мальчишку, которым помыкает любой посторонний, даже младший по званию.

    Андрей примирился с гусарским корнетом, потому что этого хотели от него генерал Земцов и полковник Мадатов, командующий полком и бывший командир той самой роты седьмого егерского, которую вел сейчас Летошнев. Но, вспоминая сцену в усадебке, где наглые кавалеристы вытолкали взашей пятьдесят рядовых первой роты, он ощущал, что кровь приливает к щекам, вискам, как и несколько дней назад при виде наглого мальчишки в черном ментике, расшитом желтыми кручеными шнурами. Кажется, вспомнил он, они называются бранденбуры.

    Летошнев решил, что при первой же возможности найдет корнета Замятнина и потребует от него наивысшего удовлетворения. Посмотрит: так ли уверенно держится этот гусар под пистолетом, как в седле своего жеребца? Так ли храбр этот мальчик, когда за его спиной не маячат еще два эскадрона?.. Про себя же Андрей решил, что больше никому не позволит сдвинуть его с занятой точки: ни командиру, ни офицеру соседней части, ни, тем более, неприятелю.

    От этих мыслей ему даже сделалось если не жарко, то, по крайней мере, тепло. Колонна повернула, оставляя возвышенность справа, и подошвы сапог уже не стучали по наезженной десятками тысяч повозок дороге, а шаркали по траве, прибитой ноябрьским морозцем. Рано выпал первый снег в этом году, вспомнил Андрей, еще двенадцатого сентября вдруг забелела долина, по которой они выдвигались к Волыни, где их армию ждала Третья западная генерала Тормасова. Тем вечером он помогал солдатам рыть землянки, накатывать крыши из срубленных в соседнем лесу стволов. Им с капитаном солдаты даже умудрились выложить какую-никакую, но печку, а сами согревались у громадных костров.

    Он поймал глазом сигнал передних и сам поднял руку, предупреждая своих — «Стоять!» Люди остановились почти бесшумно, да кому там было теперь шуметь! В роте его теперь едва хватало рядовых на три взвода. Едва ли не половина выбыла, пока они шли с Дуная, брали Брест, Слоним, Минск. Кто убит, кто ранен, кто не выдержал напряженного, полуголодного марша. И полк теперь, даже вытянувшись узкой змеей, едва ли превосходил длиной один из своих батальонов, каким тот был в Яссах, в начале лета.

    Справа, из-за холма, выдвинулась темная масса, четырнадцатый егерский тоже подошел к месту, назначенному ему диспозицией. Тридцать восьмого Андрей не увидел, но, как понимал, и не должен был. Тот шел много левее, скрываясь в лощине, прорезавшей поляну между лесом и укреплением. Овраг тянулся под углом к берегу и мог подвести атакующих почти к самому редуту. Командуй обороной тет-де-пона Летошнев, он оставил бы там секрет, но разведчики, он знал, доложили вчера, что путь совершенно свободен.

    Шеренги впереди закачались снова, Андрей тоже махнул, показывая направление роте, и потащил шпагу из ножен. Уже быстро светлело, блекли сигнальные огни на брустверах, хорошо видны были часовые, что неспешно прохаживались, не то карауля, не то разминая ноги. Их тоже тревожил морозец, пожалуй, еще больше, чем неизвестность. Один повернулся, увидел подходящие колонны и — неожиданно вдруг сделал странное движение рукой, словно указывая русским верное направление. За кого он их принял, Летошнев уже не раздумывал, потому что передние убыстрили шаг, а через несколько саженей перешли просто на бег.

    Тревожно закричали голоса на валу, застучали отдельные выстрелы.

    — Вперед! — услышал Летошнев голос Земцова. — Быстрей, егеря, шибче!

    И тут страшным огнем полыхнул весь бруствер ретраншемента, ближние фасы обоих редутов. Сотни ружей и четыре орудия залпом выкосили центр егерского полка. Весь ряд шедшей впереди роты, пять рядовых сбило с ног, расплющило одним ядром. Словно жидкая грязь ударила в лоб, щеки Андрея, поплыла в глаза, губы. Он провел по лицу рукой, и, только взглянув на ладонь, понял, что это мозги человеческие, смешанные с кусками костей и кровью.

    Желудок было поднялся к горлу, но Летошнева уже увлекло общее движение. Егеря подбегали к валу, ставили лестницы, карабкались по ступенькам и рядом: втыкали штыки в землю, подтягивались на стволах карабинов, утверждались носками, снова перехватывали ружья и так продвигались наверх. Кто-то часто пихал Андрея в ягодицы, кажется головой, но поручик сам торопился вверх, подталкивал того, кто загородил ему путь. Потом этот неведомый кто-то свалился в сторону, выкинул правую руку, надеясь удержаться скрюченными пальцами хотя бы за поперечину, не удержался и так ничком, ногами вперед заскользил вниз, в темень, пропадая вовсе из вида.

    Андрей успел вскинуть шпагу, отбить штык, нацеленный в него сверху, сделал, приподнявшись на носки, выпад. На бруствере вскрикнули. Летошнев перескочил ступеньки и оказался на валу. Справа и слева бежали уже егеря, выставив вперед карабины. Неприятель отступал в обе стороны к редутам, сбегал вниз, торопясь к берегу, к мосту.

    Пушка стояла на насыпи-барбете, выставив в амбразуру длинный чугунный ствол. Два вражеских капонира свисали головами вниз с обода огромного колеса. Кто-то из расторопных унтеров сидел уже верхом на лафете и вколачивал в пальное отверстие запасенные заранее гвозди, выводя на всякий случай вражеское орудие вовсе из строя.

    — Поручик! — услышал Летошнев голос Рогова, командира соседней роты. — Я вниз и к берегу. Вы же налево, к редуту, там тридцать восьмой с поляками крепко сцепился. Прикройте нас, чтобы не зашли с тылу.

    Андрей быстро собрал своих, всех кто остался, и повел по валу ретраншемента. Левый редут был, кажется, занят уже своими, егеря прыгали вниз, торопясь к мосту. Но вдруг у горжи, у дальнего входа в укрепление, пробили дробь барабаны и показались шеренги синих мундиров. Зеленые застыли растерянно и бросились вдруг наверх. Синие побежали следом.

    — Первый взвод, огонь! — крикнул Летошнев. — Второй!..

    Несколько синих упало, остальные уже взбирались на вал.

    — Ваше благородие! Отходить надо! Задавят!

    Стоявшие перед ним солдаты попятились, повернули, Андрей оказался первым. Несколько неприятельских солдат бежали на него, наставляя примкнутые штыки. Они казались огромными, раза в полтора выше среднего человека и примерно во столько же раз шире в плечах. Ноги поручика обмякли, он невольно попятился, опуская клинок к земле. Но тут же Андрей ощутил в желудке странно горячий комок, быстро разраставшийся, поднимавшийся выше, к сердцу. «Прикройте нас!» — вспомнил он голос Рогова.

    Летошнев закричал, замахал шпагой, кинулся полякам навстречу. Сделал выпад, промахнулся и тут ощутил, как под ребра входит огромное, холодное, острое. Распялил рот и задохнулся от нестерпимой боли…

    От того места, куда вывел александрийцев Ланской, Валериану хорошо было видно, что происходит у тет-де-пона. В правый редут егеря ворвались уже через час штурма и обосновались надежно. Но из левого нашу пехоту погнали перестроившиеся батальоны Домбровского. Сбили также и с вала. Теперь уже Земцов поворачивал смятые шеренги и вел их в контратаку. Четырнадцатый и седьмой полки снова поднялись на стены и опять не смогли закрепиться. Валериан увидел, как зеленые второй раз скатываются с бруствера, и выругался с досады.

    — Очнись, Мадатов! — окликнул его генерал. — Смотри, полковник, и нам работа досталась!

    На опушке, далеко левее прибрежного луга показались отдельные конные. С каждой секундой их прибывало все больше, они растягивались в шеренги, делились по эскадронам. Стала видна и пехота.

    — Вот резерв, вот их мы и ждали. Правы твои охотники, Мадатов, ближе им было не выйти. А здесь мы их перекроем. Кто там, не видишь? Лень трубу доставать.

    — Уланы! — коротко ответил Валериан, успев разглядеть синие флюгера на пиках.

    — Отлично, господа! С Богом! Эскадронные, пикинеров вперед!

    С начала года гусарским полкам дали новое оружие — пики. Только без уланских лихих флюгеров, чуть покороче, полегче. Раздавали не всем, а только тем, кто отличался в первых шеренгах. Обращались с ними гусары не слишком умело, до фехтования дело не доходило, но при атаке цепь стальных наконечников могла устрашить конницу и поспорить со штыками пехоты.

    Дело кончилось быстро и без особенной крови. Ланской построил свой полк уступом, сместив вторую линию влево, и, когда поляки уже решили, что они сумели уйти от прямого удара черных гусар и могут атаковать русских с фланга, сами подставили незащищенный бок эскадронам Приовского.

    Пехота же, увидев разгром своей кавалерии, не стала испытывать неверное военное счастье и втянулась назад в лес, на узкие сырые тропинки. Туда же отошли уланы, а гусары гнаться за противником нужным не посчитали. Ланской оставил два эскадрона прикрывать известные уже выходы, остальных же повел параллельно опушке, кратчайшим путем к дороге.

    — Приовский! Мадатов! — позвал он батальонных. — Егеря пересиливают! Сейчас те побегут. Нам за ними по сухому и твердому, рысью, марш!..

    III

    За мостом Валериан подождал, пока подойдут все его эскадроны. Ему с Чернявским и его охотниками удалось прорваться на левый берег, в самом деле повиснув на плечах бегущих поляков. Только свернув с пастила, Фома с Тарашкевичем и еще пятеро тут же верхами съехали под последний пролет, атаковали саперов, напрасно ждавших команды поджигать и взрывать. Кто вывернулся из-под гусарской сабли, тех застрелили егеря, бежавшие двумя цепочками вдоль перил и целившие сверху на выбор.

    Едва Мадатов успел собрать людей, как по мосту проскакал Ланской со знаменщиком, трубачом и конвоем.

    — Веселее, князь, веселее! — крикнул он на ходу. — Город еще не наш!

    Валериан наскоро указал концом сабли своим ротмистрам и майорам, куда же им двигаться, а сам с двумя эскадронами кинулся вслед бесшабашно понукающему коня Ланскому. Он постоянно вспоминал тот странный разговор на поминках по Кульневу, и ему казалось, что генерал будто бы, наскучив ожиданием, сам торопит неминуемую судьбу.

    Они пронеслись по узким и кривым улочкам, нигде не встретив сопротивления. Мертвые валялись там, где настигли их сабля, штык или пуля, раненые пытались отползти к краю, подальше от копыт кавалерии. Местные жители с утра, должно быть только услышав первые звуки боя, заперлись за глухими, высокими заборами, сплоченными из некрашеных, подгнивших, покосившихся досок.

    Раза три повернув, гусары выскочили на городскую площадь. Дома здесь стояли уже в два этажа, и не только рубленые, но и каменные. В нескольких местах, где ударились в стену шальные пули, из-под треснувшей штукатурки краснел кирпич. Дальний угол площади замыкала церковная колокольня, у которой стояло сотни полторы солдат в синих мундирах. С тыла их защищала стена, а три фаса, твердо уперев ноги в землю, щетинились грозно штыками. Так же с трех сторон их стесняли зеленые шеренги егерей, да еще эскадрон батальона Приовского держался чуть дальше, готовый, впрочем, в любой момент пустить в ход сабли.

    — Ах, Анастасий Иванович, вот ведь хитер! — воскликнул восхищенно Ланской. — Не ринулся в давку к мосту, перешел реку повыше и, видишь, первый в городе.

    — Там узко, — отозвался подъезжавший Приовский. — Глубоко, но коротко. Пока рубили, согрелись. К ночи обсушимся.

    — Если противник позволит, — бросил Ланской и поехал к Земцову, углядев среди солдатских киверов генеральскую треуголку.

    Петр Артемьевич приветствовал гусар и коротко объяснил, что происходит на площади:

    — Когда Домбровский почувствовал, что мост уже не удержит, оставил один батальон прикрытием, остальную дивизию успел отвести. Из батальона тоже, видите, выжило не более половины. Егеря мои, ваши гусары выгнали их на открытое место, тут они стали. Можно, конечно, атаковать, но что людей терять без толку? Да и поляков жалко — упорно дрались, умело.

    — Хорошо стоят, — протянул Ланской, оглядывая с коня поверх голов плотный строй неприятельских гренадер. — И конницу посылать особого смысла не вижу… Новицкий, может быть, ты с ними поговоришь? Предложи сдаться, обещай все, кроме оружия. Вдруг и поверят.

    Ротмистр покачал головой:

    — Поляку в форме русского офицера? Очень сомнительно. Не сделать бы, ваше превосходительство, хуже.

    — Как знаешь, — равнодушно отозвался Ланской. — Но тогда с ними другие поговорят.

    За спиной застучали колеса. Все обернулись. Из улицы на площадь одна за другой въезжали упряжки. Полурота конной артиллерии развернулась на свободном месте. Прислуга быстро посыпалась с лошадей, ловко взялась за привычное дело: отцепила передки, поставила зарядные ящики, достала картузы с порохом и картечью. Скоро три шестифунтовые пушки нацелили свои жерла на чуть сдавших назад поляков. Егерские шеренги разошлись, держась, впрочем, настороже.

    — Отъедем-ка и мы, господа, — позвал своих офицеров Ланской. — А то под свою картечь вдруг попасть — глупей не придумаешь.

    Фейерверкеры стояли на местах с горящими пальниками и только ждали команды артиллерийского майора. А тот смотрел на Земцова. Генерал же пока колебался.

    Гренадеры зашевелились, раздвинулись; из глубины вышел офицер и стал перед фронтом:

    — Я хочу говорить со старшим.

    Он был закопчен дымом, вымазан кровью, толстая, грязная повязка из разорванного нательного белья накручена вокруг шеи, под наброшенной на плечи шинелью левая рука висела на перевязи; русские слова он произносил достаточно чисто.

    — Генерал-майор Земцов. Слушаю вас.

    — Капитан Чапский. После гибели майора Остроленского командую батальоном. Тем, что от него осталось после сражения у моста. — Капитан прервался, сглотнул; видно было, что следующая фраза дается ему с трудом. — Я не хочу губить своих людей понапрасну.

    Земцов охотно помог ему:

    — Я предлагаю вам почетную сдачу. Вы сохраняете все знаки отличия, оставляя нам только оружие.

    Чапский посмотрел на него недоверчиво.

    — У вас есть?.. — Он щелкнул пальцами, словно вызывая из воздуха недостающее слово. — Полномочия?

    Земцов даже не улыбнулся.

    — Я командую этим отрядом. Командир корпуса генерал-лейтенант Ланжерон не будет оспаривать мои действия.

    — Хорошо. — Капитан обернулся и негромко выкрикнул несколько слов по-польски.

    Никто из его людей ни на секунду не шелохнулся.

    — Жолнеже! — повысил Чапский голос. — Заставямы бронь на земи![9]

    Не качнулся ни один штык. Все три фаса сохранили равнение, мрачные усатые лица глядели из-под козырьков с неукротимым остервенением. Каждый горел недавним боем, еще ощущал силы и дух сопротивления.

    — Панове! Пшиятеле! Я — капитан Чапский — россказую вам зложить бронь.[10] — Голос польского командира звучал почти умоляюще.

    Земцов шагнул к нему:

    — Пан Чапский! У нас нет времени. Мои артиллеристы не могут ждать до темноты.

    — Панове! — закричал капитан. — Полска не ухсце паши непотшебны офяры! Наше малжонки, наше матки хцом зобачить живых сынов и менжи![11]

    Новицкий быстро переводил. Валериан повернулся к Ланскому:

    — Никто не хочет быть первым. Ни один не хочет положить оружие раньше других.

    — Да! И все они умрут вместе. — Генерал покосился на пушкарей.

    Жерла пушек оставались холодны и неподвижны.

    — Капитан! — поднял руку Земцов. — У вас есть не более трех-четырех секунд.

    Подстегнутый голосом русского генерала, Чапский бросился вперед, схватил ружье у гренадера в первой шеренге, вырвал и бросил под ноги. Рванул к себе другое и тоже отнял после недолгого сопротивления. Третий отдал беспрекословно, остальные стали складывать оружие сами, аккуратно и осторожно. По знаку Земцова к лежащим на земле ружьям выдвинулись часовые. Две роты начали выстраивать коридор, вдоль которого пленные поляки пойдут к мосту.

    Капитан вернулся к Земцову:

    — Ваши люди могут погасить пальники, мы даем слово в обмен на ваше. — И вдруг, подтянувшись, выпалил громко, отчетливо, желая, чтобы его слышали все на площади: — Билишмыщен з хонорем, з хонорем зложимы бронь!..[12]

    Мадатов расслабился и вдруг боковым зрением увидел подъезжавшего Тарашкевича.

    — Что случилось?

    — Фома Иванович передает, что нашел дом, а там…

    За спиной треснул выстрел. Валериан еще ничего не успел подумать, а уже держал в руке саблю и разворачивал Проба. Но Ланской поднял руку, успокаивая полковника.

    Чапский падал навзничь, и так же медленно из опущенной его руки валился на землю маленький пистолетик вроде дорожного.

    Капитан рухнул рядом с неширокой длинной лужей, едва не окунув голову в воду, перекатился на бок, передернул пару раз длинными ногами и успокоился. Несколько гренадеров, не дожидаясь команды, кинулись к командиру. Земцов тоже приблизился.

    Один из поляков поднял голову, увидел русского генерала.

    — Серце, — сказал он и для верности показал на левую сторону груди. — Згинул.[13]

    Новицкий толкнул свою кобылу, подъехал к телу польского офицера.

    — Хвала![14] — коротко бросил он сверху, приложив пальцы к козырьку кивера.

    — Хвала! — ответили, выпрямляясь, четверо, что подбежали к телу.

    — Хвала! — грозно крикнули остальные.

    Выскочил Рогов, начал командовать. Поляки двинулись с площади, перестраиваясь в колонну. Мертвого капитана на его же шинели несли первым.

    Валериан вернулся к своему унтеру:

    — Так что же там, Тарашкевич?

    — Дом не простой. Офицеры стояли. Много бумаг осталось. Не по-нашему писаны.

    Мадатов окликнул Новицкого. Подъехал еще и Ланской, выслушал охотника и приказал:

    — Новицкий, быстро туда и каждый листочек прогляди до последнего слова. А ты, унтер, скажешь Чернявскому, чтобы поставил караул у дверей, и, пока ротмистр не закончит, не пропускать ни одного человека, кроме меня и полковников. Поняли? Быстро!..

    Валериан уже собирался уводить гусар с площади, когда его окликнул Земцов.

    — Помните, князь, поручика, которого корнет ваш обидел? Приезжали неделю назад извиняться?

    — Разумеется, помню. Наверное, славный офицер будет.

    — Уже не будет. Погиб на валу во время первой атаки. Я скомандовал отходить, перестроиться да снопа ударить. А он решил всех прикрыть один, вместо роты. Ну и подняли его на штыки. Может быть, даже эти. — Земцов кивнул вслед полякам.

    — Жаль. Храбрый мальчик.

    — Что поделаешь, князь? Самые лучшие и погибают прежде других.

    — Но мы-то с вами живы, Петр Артемьевич, — улыбнулся Мадатов.

    Но Земцов продолжал смотреть так же сумрачно.

    — Либо мы с вами, дорогой Валериан Григорьевич, и не лучшие. Либо…

    Мадатов спокойно ждал, что же скажет старый знакомый.

    — Либо нас приберегают для чего-то особенного. — Генерал показал вверх. — Для чего же, пока и сообразить не могу. Ладно, князь, повоевали, надо и отдохнуть. Будем ждать армию…

    IV

    Генерал-лейтенант Ланжерон, командующий первым корпусом Третьей западной армии, вечером десятого ноября тысяча восемьсот двенадцатого года был мрачен почти до свирепости. Собрав командиров полков и дивизий своего корпуса, он объявил приказ командующего армией:

    — Пехоте варить кашу, кавалерии выслать фуражиров по реке в обе стороны.

    Ланской с Земцовым переглянулись. Гусар решился быть первым:

    — Ваше превосходительство! Не слишком ли рано мы собираемся отдыхать? Кампания еще не закончена. Наполеон…

    — Генерал-майор Ланской! Наше дело не обсуждать приказы, но выполнять! У нас здесь не военный совет. Я довожу до вашего сведения приказ его высокопревосходительства адмирала Чичагова. Командующий армией приказал войскам варить кашу и высылать фуражиров!

    Последние слова граф произнес с особенным ударением и едва заметным командирам полков отвращением. Но Ланской не собирался сдаваться. Окриков начальства он боялся еще меньше, чем сабель и ядер противника.

    — Ваше превосходительство! Разрешите напомнить, что моими охотниками захвачены бумаги коменданта города. Среди них ротмистр Новицкий отыскал письма князя Сулковского. Адъютант французского императора сообщает, что Наполеон собирается быть в Борисове четырнадцатого ноября.

    — Пленные, взятые моими егерями, сообщают ту же самую дату, — поддержал Ланского Земцов.

    Граф Ланжерон поиграл пальцами, словно проверяя, какое из его запястий сильнее, и только. после паузы решился ответить:

    — Адмирал считает эти сообщения ложными, признанными лишь ввести его в заблуждение.

    Ланской взорвался:

    — Если это и ложь, то она сыграет лишь в обратную сторону! Сегодня одиннадцатое. Уже, должно быть, двенадцатое. Кто поручится, что Наполеон завтра же не будет у этих предместий?

    — Бонапарт всегда появляется там, где его не ждут, и когда не готовы к встрече, — добавил Земцов. — Мы до сих пор не знаем: где основные силы императора? На сколько отстал Кутузов? Что Витгенштейн? Что Удино? Куда направился маршал Виктор?

    Остальные генералы, командиры дивизий, полков через силу заставляли себя вслушиваться в непонятный им спор. Они были измотаны скорым маршем последней недели, сражением за Борисов, хотели лишь получить внятный приказ, передать его своим офицерам и отправиться спать. Может быть, выпить пару стаканчиков для крепости сна.

    — Господа, вам бы командовать корпусами, армиями, но не полками. — Ланжерон холодно улыбался и говорил жестко, показывая, что более возражений уже не допустит. — По решению командующего граф Пален с небольшим отрядом двинется вперед именно с целью войти в контакт с неприятелем. Нам же отдан приказ осваиваться в захваченном городе. Варить кашу, искать продовольствие для людей и фураж для животных. Все устали, все валятся с ног.

    Граф постучал кончиками пальцев по лежащим перед ним на столе бумагам:

    — Я потрясен убылью в кавалерии. Лошади падают быстрее, чем погибают люди. Александрийцы пока еще держатся, остальные полки больше чем наполовину — пехота. А в этом качестве почти не боеспособны. Я говорю не о стойкости, не о храбрости, господа! — Ланжерон повысил голос, заставляя умолкнуть загудевших своих подчиненных. — Я имею в виду только лишь профессиональную выучку. Драгуны должны сражаться и пешими. Но что будет делать на земле улан или гусар, мне пока что неведомо… Итак, господа, вы слышали приказ — исполняйте! Генералы Ланской и Земцов, вас прошу задержаться…

    В опустевшей комнате граф пригласил оставшихся командиров сесть к нему ближе:

    — Господа, я полностью разделяю ваши опасения, но, увы, лишен возможности довести их до сведения адмирала Чичагова.

    Ланжерон не стал рассказывать, как пару часов назад спорил с командующим, убеждая его отвести войска обратно за реку и подготовиться к встрече с французами. На все его доводы адмирал отвечал лишь одно: «У меня есть приказ императора…» Ланжерон доказывал, что невозможно из Петербурга видеть состояние дел на пути от Волыни к Березине, знать, что половина армии оставлена против австрийских и саксонских частей, что генерал Эртель не двинулся из Мозыря, оставив при себе пятнадцать тысяч драгун с мушкетерами, и послал лишь два батальона резервистов, совсем бесполезных в предстоящем им деле… Все, что могли ему сказать Ланской с Земцовым, он знал наперед и сам. Оттого-то был так раздражен возражениями.

    — Петр Артемьич, люди твои кашу пусть варят, но попеременно. Один батальон оставишь прикрывать мост, два выдвинешь за город. Там речка, приток Березины, по ней дамба. Самое удобное место для неприятеля.

    — У моста хотя бы пару флешей поставить, — сказал Земцов.

    — Вот и займешься. Если времени хватит. А тебе, Николай Сергеевич, один эскадрон выслать с Паленом. Для связи. Один, как приказано, отправишь за фуражом. Остальные держи в кулаке, наготове. Чтобы в любой момент мог выдвинуть их, куда мне понадобится… Четырнадцатое, говорите? Это, стало быть, еще… уже послезавтра. Хорошо, если бы оно оказалось правдой. Тогда, может быть, хватит времени укрепиться…


    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    I

    В ночь на одиннадцатое ноября выпал снег, и похолодало. Температура упала градусов на семь-восемь, и у речных берегов вырос припай, пока еще тонкий, с острыми краями, обращенными на течение. Березина еще не стала, но льдин заметно прибавилось, они сделались больше и тяжелее, их не так уже легко крутила струя, разве что умудрялась чуть повернуть и отжать в сторону.

    Те, кто разместился в городе, по домам обывателей, спокойно отлежались под защитой рубленых стен. А Ланской вывел полк из города, разместил на открытом месте, где гусар вряд ли смогли бы застать врасплох.

    Всю ночь александрийцы жгли костры, грелись у открытого огня, растащив на дрова заборы, окружавшие дома предместья, кое-где порушили и сараи. Генерал на подобное самовольство смотрел сквозь пальцы. Его занимало совсем другое. Он поставил часовых по периметру лагеря, выслал несколько конных разъездов патрулировать берега левого притока Березины, неширокой, заболоченной речки с коротким, почти непроизносимым названием, где на одну гласную букву пришлось четыре согласных.

    Схема положения обеих сторон 10-го ноября

    Утром Ланской, Приовский, Мадатов, Новицкий, еще несколько офицеров поехали в город, навестить командира седьмого эскадрона, раненного еще на том берегу, во время стычки с конным резервом Домбровского. Пулей из тяжелого седельного пистолета ему перебило руку чуть выше локтя, да так неудачно, что хирурги предпочли отнять предплечье совсем. Майор только начал оправляться после операции, только-только ужас случившегося несчастья начал уступать место боли: режущему, мозжащему ощущению, превозмогающему все остальные чувства, заглушить которое врачи не имели никаких средств. Александрийцы напоили товарища водкой почти до беспамятства, распушили госпитальное начальство и, не спеша, возвращались к лагерю.

    — Нет, гусары, лучше сразу, чем в госпиталь. — Ланской первый решился разбить молчание, что сковало его людей подобно речному льду. — Что косишься, полковник, думаешь — командир опять за свое? А ты бы согласился, как Вострецов, так день за днем, неделя за неделей?

    — Я — нет, — коротко отозвался Приовский.

    — Вечером опомнится — кто ему снова нальет? Будет колотить здоровой рукой по полу от боли и злости, а вокруг десятки таких же, как он. На грязных, вшивых матрасах, под холодными шинелями и плащами, в дымной, выстуженной комнате, с равнодушными полупьяными докторами…

    Ланской прервался и запыхал носогрейкой, надеясь, что она еще не вовсе потухла.

    — У вас, ваше превосходительство, воображение, как у какого-нибудь европейского романиста, — с почтительной иронией промолвил Новицкий.

    Генерал затянулся, выдохнул волокнистую струйку. Впрочем, и не курившие офицеры тоже пускали ртами дымки.

    — У меня, Сергей Александровович, воображения нет. Воображение солдату вещь совершенно лишняя. Что толку перед боем представлять в подробностях, как тебя полоснут через час саблей по шее или пулю в брюхо засадят.

    Он помолчал, а потом добавил, словно пересиливая себя:

    — У меня память хорошая. Сам дважды вот так валялся. Правда, ежели честно, то — лишь один. Со второй раной меня гусары везли в повозке, свой полковой лекарь пользовал. Нога от тряски болела ужасно, но все было лучше, чем в лазарете, потому как чувствовал, что со своими. И водки нальют, и слово доброе скажут. Выпьешь, поговоришь, и вроде не так уж сверлит, не так саднит. А в первый раз и рана была пустячнее — улан французский мне пикой плечо проткнул, да провалялся в два раза дольше и такого натерпелся, что… Впрочем, гусары, если разобраться, память солдату тоже не надобна.

    — Смотря что помнить. — На этот раз Приовский не согласился с командиром полка. — Как бить тебя, нужно выбросить. Как ты бить, надо перед глазом держать. Помнить и себе, и другим.

    — Не понимаю: о чем спорим? — решился открыть рот и Мадатов. — И хорошее помнить надо, и плохое. А иначе так и будем в одну и ту же волчью яму проваливаться.

    Все замолчали, и Валериан тоже сжал губы, понимая, что попал сейчас в самое больное место. Все знали приказ командующего армией — отдыхать и довольствоваться, и у каждого было предчувствие чего-то неприятного, пожалуй даже страшного, что может случиться в самое ближайшее время.

    — Проезжал мимо твоего батальона, Мадатов, — начал снова Ланской. — Бутович опять с гитарой, офицеры вокруг него с кружками. Песенку поют, ту самую — не боимся Удино!.. Молодым простительно, сам помню, что когда-то поручиком был. Но адмирал о чем думает? Возгордился, что поляков разбил? Сообразить силы наши, такого исхода можно бы ждать. И то они полдня перед мостом держались. А ушли, между прочим, в порядке. Тысячи две, я думаю, Домбровский увел, сила немалая. В авангарде нашем, у графа Палена, едва ли намного больше. Что же командиры думают — французы уже повымерзли, к чертовой матери?! Или стоят у Орши, Кутузова дожидаются?!

    — Приезжал человек от Сеславина, говорит, что Бонапарт идет быстро. Армия его мерзнет, две трети уже оружие бросили, чтобы ловчее было бежать. Но гвардия еще держится, и Ней с Даву…

    — Да знаю я, ротмистр, — оборвал Новицкого генерал. — И что к Витгенштейну улан отправили связь налаживать, тоже знаю. Не знаю только, что мы в этом городишке забыли!

    — Адмирал взял город, он не хочет его отдавать, — проронил сухо Приовский.

    Ланской только развел руками:

    — Да не удержим мы этот Борисов! Тесный, отвратный, мухами засиженный город! Реку надо между собой и неприятелем ставить. А она у нас за спиной. И мостик узенький. Его брандскугелями зажечь, и делай с нами что хочешь.

    — Жечь его не захочет. А нам, да, у реки не отбиться…

    — Поедемте в лагерь, господа, побыстрее, — предложил Валериан. — Что-то неспокойно мне сегодня. Не спалось, не лежалось и не сидится.

    Ланской покосился на Мадатова:

    — Думаешь, мы с Приовским хотя бы час подремали? Ладно, гусары, рысью…

    Они покинули город, проехали полверсты по вытоптанному полю и, еще не увидев лагерь, услышали его отчетливо — трубы, ржание лошадей, громкие, резкие команды эскадронных. И тут же увидели нескольких конных, выскочивших из-за цепочки деревьев, протянувшихся от реки до болота.

    — Чернявский! — Валериан узнал скачущего первым поручика. — Что-то случилось!

    Фома осадил своего жеребца прямо перед Ланским. Поднес два сложенных пальца к козырьку кивера.

    — Ваше превосходительство! Подполковник Снегирев передает…

    Командир шестого эскадрона, старший по званию, остался и старшим в полку после отъезда командира и батальонных.

    — Бонапарта надвинулся? — хмыкнул Ланской.

    — Так точно. Прискакал офицер от Твериновича. Их эскадрон ушел с графом Паленом…

    — Знаю я! — рявкнул Ланской, — Знаю, кто ушел с графом Паленом! Что с эскадроном? Где авангард?

    — Бегут, — бросил Чернявский страшное слово, словно ударил саблей.

    — М-да, — протянул Ланской, оборачиваясь на командиров своих батальонов. — Вот оно и Удино!..

    II

    Из слов поручика, прискакавшего с полувзводом к полку, опередившего отступающий авангард часа на три, Валериан понял, что граф Пален заразился уверенностью адмирала и двигался довольно беспечно. Пехота шла плотными колоннами по узкой дороге, драгуны с гусарами пробирались сырыми лугами, в высокой, пожухлой от ночного заморозка траве, где голодные лошади и на рысь переходили весьма неохотно. Дозорных выслали, но они тоже, скорей всего, дремали в седле, добирали минуты сна, прерванного ранним подъемом.

    Когда же грохнули первые залпы, все смешалось мгновенно. Французы знали о приближении русских, заняли перелесок, вокруг которого изгибалась дорога, и ударили по нашему флангу двумя батареями. Мушкетеры с егерями не устояли и побежали назад. Один батальон тридцать восьмого решился броситься в штыки на невидимого противника; его подпустили почти к опушке, встретили картечью и выбили почти на треть. Кавалерию же нашу опрокинули кирасиры полковника Дюбуа.

    — Они представились? — спросил Ланской.

    — Офицера занесла лошадь, и мы взяли его с собой.

    — С ним можно поговорить? — поинтересовался Новицкий.

    — Уже, к сожалению, нет. Убежать решил, но отъехал недалеко. Перед этим кое-что успел рассказать. Корпус маршала Удино…

    Ланской мрачно кивнул своим неприятным мыслям.

    — К нему отошла дивизия Домбровского. Они уходят от Витгенштейна, спешат к Борисову. Должны очистить путь главным силам. Наполеон тоже подходит, но, сколько переходов ему осталось, француз не знал.

    — Немного, — уверенно сказал Ланской. — Если Бонапарт собирался быть у Березины четырнадцатого, он будет здесь не позже тринадцатого… Новицкий — в город, доложишь графу и адмиралу. Полк строить в колонну! Мадатов, возьми два эскадрона, скачи к Земцову, узнай, что там, чем можем помочь…

    В штабе армии уже знали, что отряд Палена отступает. Валериан понял это, услышав, как зашумели городские улочки. Своих людей он повел в обход города, чтобы колонну не расстроила сумятица, неизбежная при неудачном повороте дела.

    Земцов был не слишком-то рад гусарам.

    — Чем вы мне поможете, князь? Мне бы здесь пионеров две роты, да еще одну батарею конной. Тогда бы я эту дамбу прикрыл. А теперь смотрите…

    Он показал рукой на цепочку заросших прудов, соединенных узкой, саженей пять-шесть, протокой. К дороге на той стороне выводила невысокая каменистая насыпь.

    — Мне бы там редутик поставить пушечек так на шесть. Да стрелков рассыпать по обе стороны. Тогда бы я и Бонапарта не испугался. А сейчас что же — сунутся они напрямую раз, сунутся два, а потом и броды нащупают. Шестифунтовочки мои голые стоят, их вмиг разобьют. Так что, полковник, уводите своих героев, и Ланскому скажите, что город защитить не удастся. Постреляем для форсу и отойдем. Что же мне без толку людей здесь класть. Уходите скорее, кавалерии делать здесь нечего. На тот берег перебирайтесь, пока еще мост не забили… А! Вот и они!

    Но это были еще не французы. По дороге мчались обозные повозки отряда Палена, а за ними виднелись спешащие без всякого строя пехотинцы. Это была уже не воинская часть, а толпа, охваченная необоримым ужасом. Валериан понял, что остановить их уже невозможно.

    Земцов поднялся с барабана, на котором сидел во все время беседы, скомандовал, и рота егерей промаршировала вправо, развернулась и стала фронтом к дороге, взяв ружья «на руку». Генерал намеревался отодвинуть бегущих как можно дальше от солдат своего полка, зная, что страх, паника заразительны, как оспа или чума.

    — Уезжайте, князь, уезжайте! Я тоже здесь долго не задержусь. Нам бы мост успеть сжечь, вот это было бы дело…

    Александрийский полк уже был на марше. Ланской повел гусар ближе к городу, к мосту, также по краю предместий. Но когда Валериан догнал командира, генерал приказал колонне остановиться.

    К мосту было уже не подобраться. Разноцветная бурлящая масса выливалась из городских улиц и медленно, словно в узкую воронку, втекала между черных перил, пробиралась по щелястому, потрескивающему настилу. Коляски, брички, артиллерийские упряжки, санитарные повозки, группы пеших и конных — все суетились, кричали, пробирались вперед, отжимая слабых в стороны. Валериан увидел, как человека выдавили сквозь сломанные перила, и он, крича, полетел спиной вперед, вниз, в мутную, стылую воду; пробил поверхность, ушел в глубину и не вынырнул.

    — Туда мы не сунемся, — твердо сказал Ланской. — Можно попробовать вброд. Речка не так уж и глубока. Если и придется плыть, саженей десять.

    — Больше, — отозвался Приовский. — Насколько не знаю, но больше. Поднялся вода со вчера.

    — Ну пятнадцать! — Ланской махнул раздраженно. — Все лучше, чем в этой каше. А пока подождем. Вдруг еще пригодимся.

    Они ждали не более получаса, замерзая на колючем ветру, рвущемся порывами с севера, словно предвещая приближение вражеской армии. Потом ударили пушки, за ними послышалась трескотня ружей. Сначала стреляли с той стороны города, у дамбы, где седьмой егерский прикрывал подходы к Борисову. Затем ружейная стрельба прекратилась. Валериан понял, что Земцов, как и говорил ему, отводит два своих батальона, снимает приданную ему артиллерийскую роту и ведет их к мосту.

    Французы поменяли прицел и стали бить прямо по городу. Страшно закричали люди, обыватели побежали из домов, не надеясь уже более отсидеться за рублеными стенами, в подвалах с картошкой, капустой, наквашенной на зиму.

    — Горит! — крикнул Новицкий.

    Над центром города, где-то в районе площади, где вчера они окружили и принудили к сдаче поляков, поползли вверх черные завитки дыма. Ветер раскачивал их из стороны в сторону, клонил к крышам, разбрасывая искры по легким, подсохшим за лето дощечкам гонта.

    — Там же госпиталь! — охнул Валериан. — Там же Вострецов…

    — Там и другие! — оборвал его резко Ланской. — Что же, прикажешь теперь, полковник, всем эскадронам идти одного майора спасать? Должны быть те, кому этим заниматься по штату положено. А у нас с тобой иные задачи. Я бы на месте французов в город бы и не сунулся. Зажег его, чтобы нас вымести поскорее, и поспешил бы в обход. Вот здесь какая поляна хорошая! От домишек до самой этой Схны, Цхны версты полторы будет. Березина видна, мост нарисован, как на картинке. Подведи пушки и бей себе беспрепятственно. Такая каша заварится!

    Валериан оглянулся, и ему почудилось, что вдали, из-за еле видных строений, показались какие-то конные. Он тронул Проба, чтобы отъехать чуть в сторону, присмотреться. И в следующую секунду в оставленную им группу ударило перелетевшее город ядро.

    Несколько секунд Валериан смотрел бессмысленно, словно отказываясь верить тому, что видят его глаза. Только что здесь на белом жеребце сидел командир александрийцев, генерал-майор Ланской. Теперь там лежала бесформенная груда кровавого мяса, обломков костей. А рядом бился, мычал, всхлипывал обрубок человеческого тела, укороченного почти вдвое. Тот же самый снаряд, что сокрушил Николая Сергеевича, ударил в стоявшего рядом Приовского и оторвал полковнику обе ноги. На несчастных животных Мадатов и не смотрел.

    Кто-то отчаянно закричал рядом. Штабс-ротмистр Назаров зажимал запястье, из которого хлестала кровь. Его сосед рвал с плеча ментишкет[15], надеясь успеть наложить приятелю жгут.

    Проб захрапел, попятился, но Валериан ударил его шпорой, заставил приблизиться к убитым. Анастасий Иванович тоже уже затих, кровь вытекла из страшной раны быстро.

    — Смотрите, князь! — позвал Новицкий. — Французы!

    Там, где только что был виден конный дозор, шеренга за шеренгой, взвод за взводом выезжали кирасирские эскадроны. А за ними, Мадатов был в этом уверен, уже двигаются роты конной артиллерии. Кавалерия, угадывал он за французского командира, ударит, сомнет заслон и освободит место для пушек.

    Тогда весь корпус Ланжерона, застрявший у моста через Березину, превратится в такую же груду мяса, какой стали только что Ланской и Приовский.

    — Господа! — крикнул он и сам удивился тому, как хрипло звучит его голос. — По смерти генерала и полковника Приовского я вступаю в командование. Снегирев! Стройте полк фронтом в две линии. Теперь второй батальон ваш, вместо Приовского. Первый остается за мной. Вы, — обратился он к раненому Назарову, — возьмите четырех рядовых, сложите тела в плащи. Потом мы их похороним… Новицкий! Скачи к мосту, найди Ланлсерона, скажи — мы будем сопротивляться. Может быть, ему хватит времени…

    Новицкий рванул повод, стараясь поворотить кобылу, но она, дергая головой, пошла в сторону боком, словно не желая отрывать глаза от жуткого зрелища. Сергей и сам косился на тела своих командиров, над которыми уже суетились спешившиеся гусары. Назаров, не покидая седла, кричал им отрывистые команды.

    Лютеция все-таки выровнялась, пошла рысью. Сергей вытер рукавом доломана глаза, пару раз сильно шлепнул сам себя раскрытой ладонью, надеясь, что перестанут дрожать щеки и подбородок.

    Подскакав к мосту, он осмотрелся, надеясь увидеть штаб командира корпуса, но понял, что его здесь нет. Какая бы ни царила сумятица у берега, рядом с генералами должна была оставаться зона хотя бы относительного порядка. Здесь нее все думали лишь о том, как перебраться через реку раньше других.

    Его догадку подтвердил знакомый егерский капитан:

    — Адмирал с графом на той стороне. Мои люди очищали им мост. Прикладами да штыками. Полдесятка повозок вниз скинули, только тогда начальников пропустили. Совсем обезумели люди.

    — У меня важное донесение командиру корпуса, — растерянно пробормотал Новицкий, озираясь по сторонам.

    — И не думайте, ротмистр. Сейчас с той стороны города наш командир подойдет с двумя батальонами. Тогда, может быть, и какую-то очередь учредим. А пока бесполезно: здесь напирают, там не шевелятся. С той стороны надо раскидывать. Видите — вся середина забита…

    На мосту, ближе к тому берегу, в самом деле, кажется, столкнулись и запутались несколько упряжек. Ржали лошади, свирепо орали люди, кажется, бухнул выстрел.

    Сергей смерил глазами расстояние. Мост протянулся саженей на сто, но ширина собственно реки казалась раза в два меньше. Вода в самом деле прибыла со вчерашнего дня, поверхность реки словно распухла и начала подмерзать. Неровные льдины стояли на середине, тихонько поворачиваясь на месте, словно не зная, в какую же сторону им надо двинуться. Сергей толкнул кобылу вперед. Сначала шенкелями, потом пришпорил. Лютеция медленно, но пошла, спустилась к урезу, нехотя зашла в воду. Сначала по бабки, потом по колени, по брюхо. Заржала жалобно, жалуясь неизвестно кому, но все-таки шла дальше.

    Холод обхватил икры, пополз выше, к поясу. Сергей вынул ноги из стремян, попробовал закинуть ступни на круп кобылы. И тут же по воде словно стегнула горсть брошенных камешков. Лютеция всхрапнула и начала заваливаться на бок, погружаясь все глубже и глубже: саква, седло, сивая грива, оскаленная морда с уродливой кровавой дырой вместо глаза…

    На другом берегу, саженях в двустах от съезда с моста, между высоким берегом и остатками тет-де-пона стояли командующий армией и командир ее первого корпуса. Собственно, стоял один адмирал Чичагов, а генерал-лейтенант Ланжерон нервно ходил взад-вперед, поминутно останавливаясь и поднося к глазу зрительную трубу.

    Он проклинал себя, что послушал командующего и перебрался на этот берег. Тогда ему казалось, что здесь он сможет лучше организовать оборону, подготовить мост к взрыву. Теперь, когда саперы уже заложили в нужные места порох и горючие материалы, он понял, что с этой задачей мог бы справиться и командир батальона. И командир дивизии мог бы распорядиться несколькими орудиями и ротами мушкетеров, что оставались в укреплении изначально. Его же место было на той стороне, где в суматохе, неразберихе, шуме, грохоте погибал весь его корпус. Он пытался уговорить себя тем, что, оставшись на левом берегу, он так же страдал бы, не уверенный, что все гладко выходит на правом. Но от разумных соображений, как обычно, ему становилось еще тошнее. Граф знал, что не может быть в двух местах сразу, и негодовал за это, посылая проклятия неизвестно кому.

    — Граф, — позвал его командующий; Ланжерон свернул к адмиралу. — Я думаю, что нет беды отдать правый берег реки Бонапарту.

    Генерал с немым ужасом смотрел на своего командира.

    — Сожжем мост, и пусть он берет Борисов. Пусть ищет место для переправы. А мы отсюда перехватим его в любой точке.

    Граф Ланжерон опустил трубу, теперь он понял.

    — Ваше высокопревосходительство, осмелюсь заметить, что Березина течет в другую сторону, к Днепру, а не к Неману. Правым считается этот берег.

    — Что?! — обернулся к нему Чичагов, но Ланжерон догадался, что адмирал его не услышал.

    В эту минуту от берега два офицера подвели к нему дрожащего гусарского ротмистра. Он был в одном черном мундире, без ментика, без кивера, без оружия. Вода хлюпала в коротких сапогах при каждом шаге.

    — Что стряслось, ротмистр?! В каком вы виде?! — Ланжерон был обрадован случаем сорвать свое раздражение. — Упали с моста, александриец?!

    — Никак нет, на мосту отметиться еще не успел.

    Офицер смотрел хмуро, он не походил на беженца, и Ланжерону вдруг сделалось стыдно.

    — Ваше превос… хо… господин гене…

    Ротмистра знобило, кто-то из штабных поспешил накинуть на него плащ.

    — Быстрее, ротмистр, — прикрикнул на него Ланжерон, уже, впрочем, почти беззлобно. — Без чинов, только дело.

    Новицкий собрался и заговорил быстро, отрывисто, резко обрубая короткие фразы.

    — Генерал Ланской мертв. Полковник Приовский смертельно ранен. Командование принял полковник Мадатов. Он сообщает, что будет атаковать французов, свяжет кавалерию противника, задержит его орудия. Просил ускорить движение по мосту… Лошадь картечью… Я плыл… — начал он проборматывать слова, истощив последние силы.

    — Он с ума сошел, ваш этот Мадатов! — Адмирал из-за спины Ланжерона услышал доклад Новицкого и теперь кричал срывающимся, бабьим голосом: — Это же кирасиры, отборные части Наполеона! Они пройдут по гусарам и не заметят! Не может легкая конница сопротивляться тяжелой. Азбука военного дела. Где он учился, этот полковник?!

    Граф сцепил кисти, опасаясь, что вдруг может забыть о субординации:

    — Ваше высокопревосходительство! Полковник Мадатов так же знает азбучные истины, как и мы с вами. Но он понимает, что его атака — может быть, наш единственный шанс спасти корпус. Господа! — Он повернулся к штабным: — Все свободные офицеры — к мосту! Хоть руками, но расчистить проход. Все, что мешает, в воду!.. Ротмистра к лекарям! Запишите фамилию…

    III

    Валериан ехал шагом вдоль фронта. Восемь эскадронов Александрийского полка стали в две линии на вытоптанном лугу у предместий Борисова. От правого фланга до первых домишек оставалось не более ста саженей. На левом фланге гусар прикрывал овражек, тянувшийся примерно на четверть версты.

    Проб остановился против интервала между третьим и вторым эскадроном. Валериан приподнялся на стременах, развернул плечи, вдохнул колючий, холодный воздух. «Что сказал бы сейчас гусарам Ланской? — мелькнула в голове короткая мысль. — Год назад под Рущуком он нашел слова самые нужные…»

    — Гусары! Я скачу на врага!..

    От волнения он путался в словах языка, вдруг ставшего ему не чужим, но далеким. Куда-то вдруг пропали энергия и сила, наполнявшие его тело последние месяцы, после той удачной атаки под Кобрином.

    — Если вы отстанете, меня возьмут в плен или убьют…

    «Разве я так боюсь французов, ранения или смерти? — удивился он сам себе. — Не то говорю я, не то… Господи, помоги мне!..»

    — Неужели вы хотите в один день потерять всех командиров?!.

    Ему казалось, что слова его повисают бессильно в холодном воздухе, что гусары и не слышат его, и даже не видят. Все семь сотен выстроившихся русских кавалеристов смотрели через своего полковника, туда, в конец длинной поляны, где в полуверсте так же стояли французские кирасиры, огромные люди верхом на мощных животных, утяжеленные металлическими панцирями. Солнце вдруг промелькнуло меж тучами, бросило на ту сторону несколько острых лучей, подсветило синие с красным мундиры, добавив грозные краски в серый ноябрьский день.

    — Стыдно же будет, гусары, стыдно!

    Мадатов поворотил коня. Четверо стояли подле него: два офицера из бывшего конвоя Ланского, штандарт-юнкер Никифоров, уже успевший распустить знамя, и Павловский, полковой штаб-трубач. «Что же, — мрачно сказал Валериан сам себе, — если не сумел зажечь людей, не смог заразить их перед боем храбростью, стойкостью, то… остается лишь самому показать, как исполняют свой долг…» Он потянул из ножен тяжелую саблю и, не оглядываясь, отдал свой последний, как ему казалось, приказ:

    — Трубач! Атаку!

    От волнения он потерял нужное слово, но Павловский его понял сразу. Над мерзлым запорошенным полем поплыл чистый короткий сигнал: «Поход!.. Шагом!.. Марш!»

    Валериан послал Проба вперед, но только жеребец успел сделать два-три первых шага, как за спиной, перебивая друг друга, закричали отчаянно майоры и ротмистры:

    — Вон!.. Сабли вон!.. Эскадрон!.. Эскадрон!.. Шагом!.. Марш!..

    И еще с полдесятка труб нестройно, но громко и лихо пропели те же самые несколько звуков, быстро перескакивая с высоких нот на низкие и обратно.

    Корнет Замятнин ехал в замке первого эскадрона. Ему было ужасно холодно, его знобило от мороза и недостатка сна. Всю ночь он жался ближе к костру, ежился под плащом, но так и не сумел согреться достаточно, чтобы уснуть. Он старался держаться в седле прямо, но когда ему казалось, никто на него не смотрит, Алексей украдкой подносил ко рту руки и дышал на покрасневшие пальцы. Особенно плохо приходилось левой, что держала поводья.

    Он, как и все, знал, что погибли и командир полка, и командир батальона — не их, другого. Ему было жаль и Приовского, и Ланского, но больше всего ему было жаль себя самого. Он не хотел умирать. Он хотел скакать в черном мундире, крутя над головой гусарскую саблю, выкрикивая команды, раздавая и отражая удары. Он хотел бы походить на командира своего батальона, полковника князя Мадатова, легендарного храбреца, офицера умного и удачливого. Он знал уже о нем столько историй, что легко мог и себя представить героем каждой из них. Так же бы пробирался ночью к турецкой крепости с егерским взводом, скакал с важным сообщением в одиночку, уходя от лихих спахиев[16], сбивал двумя эскадронами колонну Мухтар-паши… Но он не хотел умирать.

    До сих пор все дела, в которых ему приходилось участвовать, начинались весело, заканчивались быстро и очень удачно. Те, кто выпадал из строя, поймав неприятельский свинец, получив удар пикой или саблей, казались ему отмеченными случайным несчастьем. Теперь же, он понимал это ясно, невероятной удачей будет вернуться из этой атаки не искалеченным или хотя бы просто живым. По тому, как мрачно смотрели, как глухо отдавали приказы, выравнивая шеренги, и Бутович, и Чернявский, люди, которым он за несколько месяцев привык доверять почти безрассудно, Алексей чувствовал, что даже этим известным своей храбростью офицерам будущее представляется столь же черным, как их собственные мундиры.

    Он не слышал, что кричал перед строем полковник. Он видел только страшную темную стену, построенную там, напротив, неведомым ему человеком. Он не знал, как зовут этого человека, никогда с ним не встречался, ни разу не прекословил ему. Но именно об эту стену и должен был разбиться его порыв, здесь замыкалась его жизнь, эти чужие люди собирались распорядиться его будущим, его чинами, славой, женщинами, которых он еще не встречал… А он был еще не готов расстаться со своими мечтами…

    Трубач на левом фланге эскадрона бросил в низкое небо несколько звуков.

    — Сабли вон! — прокричал штабс-ротмистр. — Марш!

    И где-то сзади мощно и глухо начали отбивать ритм движения полковые литавры.

    Сначала шагом, потом рысью, быстрее и быстрее, тяжелый клинок в руке, и сильное животное, разгорячившись движением, посылает энергию телу всадника. Впереди, сзади, слева, справа, со всех сторон знакомые суровые лица, и кажется, что ты уже попал в поток, быструю и тугую струю, которой легче подчиниться, чем пытаться противиться. Через двадцать-тридцать шагов Алексею вдруг почудилось, что его подхватило горячей сильной волной, что он уже не просто корнет Замятнин, а частичка большого тела, огромной силы, что движется навстречу такой же силе; и обе, столкнувшись, разлетятся мелкими брызгами… «Умрем! — подумал он гордо и весело. — Умрем! Ах, как славно мы все сегодня умрем!..»

    Полковник Шарль Дюбуа не торопился атаковать. Его кирасиры двинулись с места шагом, чтобы сберечь лошадиные силы. Шагом, потом рысью, потом галопом и — карьер уже перед самым столкновением, до которого, впрочем, в кавалерийских схватках дело доходит далеко не всегда. Кому-то не хватает упорства, он начинает притормаживать, заворачивать, уходить. Потом, впрочем, оторвавшись, может и перестроиться, наскочить снова, и тогда уже увлекшемуся противнику приходиться спасаться… Так может повториться несколько раз в одном только сражении.

    Но сегодня полковник был уверен, что никаких конных игр не будет. Во-первых, не много было места для маневра, во-вторых, слишком уж решительно были настроены гусары противника. Дюбуа и усмехался, наблюдая, как тщательно строит своих солдатиков незнакомый ему офицер, и восхищался его несомненной храбростью. Любому человеку было бы достаточно увидеть рядом с одним из его кирасир гусара любой европейской армии, и он сразу бы понял, на кого нужно ставить в бою. Полковник был уверен, что одним ударом сомнет русских, потом погонит их к реке, к городу, загонит в болотистые луга, чтобы не мешали работать двум ротам конной артиллерии, выдвигающейся ему вслед.

    В то же время он не мог избавиться от сочувствия русскому командиру, обрекающему себя и своих гусар на неизбежное поражение и вероятную гибель. Прежде всего потому, что на месте русского сам бы поступил точно так же, бросив свой полк в самоубийственную атаку.

    Он зачарованно смотрел, как противник приближается, сжирая секунду за секундой, метр за метром. Черные всадники славно смотрелись на белом поле, присыпанном за ночь легким снежком.

    — Bravo! — сказал он себе и, приглядевшись, повторил уже громче: — Bravo!..

    — Mon colonel! — крикнул ему, улыбаясь, державшийся рядом полковой адъютант и показал в сторону русских, перешедших уже на рысь: — Mais ils attaquent![17]

    Дюбуа встряхнулся и взмахнул палашом:

    — Vive l'empereur! [18]

    И несколько сот охрипших, простуженных глоток ответили ему, сплетаясь в грозном согласном хоре:

    — Vive l'empereur!

    — Ура-а-а! — взорвались неуклонно спешащие навстречу гусары.

    И лишь тут французский полковник понял, что, хотя русский командир успел опередить его на несколько только секунд, несколько десятков метров, но его полк успел набрать силу, энергию, мощь…

    Валериан и не ждал, что французы повернут, однако надеялся, что ему удастся пробиться сквозь синие шеренги и добраться до артиллерии. «Пушки! — вспомнился ему голос Ланского, там, два года назад под Шумлой. — Помни, Мадатов, главное для тебя — пушки!..»

    Еще до столкновения он начал смещаться вправо, рассчитывая, что, пока идет рубка в центре и слева, свободным флангом он сумеет пронизать неглубокий фронт кирасир.

    Первых французов сумели вынести из седел пикинеры, а дальше уже и они схватились за сабли. Полторы тысячи конных, сбившись в кучу на небольшом участке убитой копытами и морозом земли, вертелись в седлах, рубили, кололи друг друга, увечили, убивали… Валериан отбил укол палашом, сам бросил саблю вверх, чтобы достать неприятеля поверх кирасы. Не попал, отмахнулся еще от одного, развернулся, рубанул вслед проскочившему мимо и со свирепой радостью понял, что на этот раз не промахнулся…

    Проб поднялся на дыбы, захрапел, завизжал, замолотил бешено передними копытами. Валериан поднял саблю, рассчитывая ударить, когда жеребец опустится на землю, сложив два движения вместе. Но конь вдруг взвизгнул, жалобно, беспомощно и стал заваливаться на бок. Мадатов успел выдернуть ногу из стремени, откатился в сторону и тут же стал на ноги. Брюхо несчастного Проба разошлось, будто бы треснув от напряжения, и оттуда выползали бурые куски мяса. Жеребец кричал от боли, дрожал огромным, изуродованным телом, отчаянно бил копытами. Валериан упал на колени, схватил коня за горячую морду, все еще не веря, что друг его умирает.

    — Князь! — услышал он вопль над головой. — Берегитесь!

    Он откачнулся, вскочил, вскинул саблю, отражая удар. Палаш скользнул по клинку, ушел в сторону, рванув за собой ментик. Валериан шатнулся и тут же увидел, как в грудь ему несется оружие другого француза. За несколько вершков остановилось и — обвалилось на землю вместе с рукой хозяина.

    — Ваше сиятельство! Быстрее в седло!

    Чернявский успел остановить удар кирасира, скинуть раненого на землю и теперь подводил чужого коня своему командиру. Валериан схватился за повод.

    — Спасибо, Фома! Проб, видишь сам… Ах, как жалко!

    Фома, засмотревшийся на полковника, вдруг приподнялся, развел руками, мол, что ждете, ваше превосходительство? И ошеломленный Валериан увидел, как из груди поручика вылезло острие палаша. Треугольный кусок закаленной стали, окрасившийся красным, словно бы злобный, дразнящий его язык.

    — Фома! — охнул Мадатов. — Фома!

    Он зарычал в ярости, скользнул вдоль лошадиного бока и ударил саблей вверх, так, чтобы клинок вошел под кирасу. Вопля француза он не слышал, увидел лишь, как тот падает головой вниз, рядом с заколотым им Чернявским.

    Валериан взметнулся в седло и кинулся назад, выбираясь из схватки. Снегирев и Бутович скакали рядом с ним, трубач Павловский, юнкер со знаменем, кажется, уже не тот, что был перед атакой, несколько эскадронов тянулись следом. Только прорвавшись на свободное место, он заставил французскую лошадь развернуться почти на месте. Пока офицеры строили гусар в колонну, Мадатов оглядел мельком поле.

    Первый натиск гусар был весьма удачен. Они застали противника еще на его половине, и кирасирам попросту не хватало места, чтобы отодвинуться и набрать снова скорость. Да еще им мешали орудия, неразумно приблизившиеся к месту схватки. Слишком уж были уверены французы, что разом сомнут гусар, и торопились поставить батареи к мосту. Все это было на руку александрийцам. Но преимущество надо было развивать, и немедленно.

    — Гусары! — крикнул Мадатов. — За мной!

    Теперь ему уже не нужно было подыскивать слова, отбирать звучные и горящие. Он знал, что самых простых хватит, чтобы люди пошли за ним не раздумывая. «Пушки, Мадатов, пушки» — снова услышал он голос Ланского, будто бы мертвый генерал скакал по-прежнему рядом. И сам взревел, перекрывая лязг, топот и вопли:

    — Пушки! Пробиваемся к пушкам. Вдоль их левого фланга. Рубить прислугу нещадно. Трубач, поход! С места — марш-марш!

    Рябой Павловский поднес трубу к губам, но, только успел выдуть первые ноты, как вдруг взмахнул руками, выронил инструмент и опрокинулся навзничь на круп лошади. Но гусары уже слышали сигнал и рванулись вперед, снова торопясь в схватку, понеслись узкой плотной колонной, словно брошенное с силой копье. И на острие набиравшего скорость снаряда, отчаянно понукая чужую лошадь, скакал новый командир александрийцев, полковник, князь Валериан Мадатов…

    IV

    Часам к четырем пополудни практически весь корпус Ланжерона переправился через реку. Дюжина орудий, поставленных у моста, пристреляли все открытые места, так что французы и не пытались приблизиться к мосту. Саперы сидели под последним пролетом и ждали только команды на взрыв. На левом берегу оставались лишь батальон егерей седьмого егерского да остатки александрийцев, отходивших от места, где они последние два с половиной часа крутились в жестокой схватке с кирасирами Дюбуа.

    Если бы не своевременная помощь Земцова, полк мог погибнуть до последнего человека. Генерал, только обойдя город и узнав о тяжелом деле, затеянном кавалеристами Ланского, кинулся туда с половиной своих людей, успел построить каре и остановить кирасир, начавших уже теснить черных гусар. А затем и александрийцы, передохнув и перестроившись, ударили снова, сбили французскую конницу и добрались все-таки до орудий. Иначе бы те расстреляли егерей картечью без особых усилий.

    Но при последнем натиске Петр Артемьевич получил две пули — одну в плечо, другую в колено. Его унесли, один батальон отошел с генералом, второй оставался пока с той стороны, готовый, впрочем, в любую минуту отступать перекатом, держа противника на расстоянии залпами цепей и плутонгов.

    Мадатов тоже отводил своих людей к переправе. Он собрал подле себя сотни полторы оставшихся сравнительно невредимыми и остановился, пропуская мимо раненых, увечных, убитых.

    Сам он тоже был перемазан грязью и кровью, слава Богу чужой. Ментик его был располосован ударами палашей, свисал с плеча грудой лохмотьев, но на теле не было ни единой царапины. Что-то саднило на правом боку, кажется, все-таки он пропустил один удар, пришедшийся все же плашмя. Но куда больше болела у него левая часть груди, словно чужая рука залезла к нему под ребра, сжимала и сдавливала почти до удушья.

    «Не пожалею ни лошадей, ни людей», — вдруг вспомнил он свои же слова, брошенные Приовскому еще летом. И вот этот день настал. И сам Анастасий Иванович мертв, и нет больше генерала Ланского, и лежит где-то тело верного товарища Фомы Чернявского, и вороны уже начинают подбираться к трупу черного жеребца, сколько лет выручавшего его в любых переделках. Сколько еще гусарских лошадей осталось на этом поле и сколько их хозяев улеглись вместе с ними! Кому-то же еще повезло — он мог вернуться на правый берег вместе с полком, корпусом, армией.

    Кто еще мог держаться, ехал сам. Кого-то поддерживали товарищи. Других везли между седел. Иных — перекинув через седло.

    Гусар, обняв за пояс, придерживал офицера, склонившегося головой к самой гриве. Левый рукав раненого был завернут выше локтя. Приглядевшись, Валериан узнал Пашу Бутовича. И только по тому, что к чемодану за ленчиком привязана была замотанная в тряпку гитара.

    Два унтер-офицера, спешившись, коротко взяв с двух сторон за поводья, вели коня, судя по цвету вальтрапа, французского. Чье-то тело, замотанное в плащ, свисало по обоим бокам животного. Валериан подъехал ближе, гонимый смутным предчувствием.

    Ближний к нему гусар, тоже раненый, с висевшим на перевязи предплечьем, поднял голову. Это был Тарашкевич.

    — Фому Ивановича везем! — вымолвил он с мрачной торжественностью.

    Валериан протянул руку, желая откинуть кусок материи, посмотреть последний раз на человека, столько раз выручавшего его и других. Он спас его и в этом сражении, а вот сам Валериан помочь ему не сумел.

    — Лучше не трогайте, ваше сиятельство, — остерег его Тарашкевич. — Не надо на него сейчас вам смотреть. По нему ведь ровно как эскадрон проскакал. Сами с трудом опознали, только по ножу в рукаве. Увезем на тот берег да похороним по-христиански…

    — Да, конечно, — выдохнул с силой Мадатов. — Похороним. И его, и Ланского с Приовским, и всех других.

    — Много хоронить придется, ваше превосходительство, — проронил глухо гусар, державшийся с другой стороны.

    Мадатов отъехал, ничего не сказав. В словах гусара ему почудился некий укор, словно бы он, полковник, был виноват, что повел людей на практически верную смерть. Кто приказал ему приносить в жертвы их жизни — Ланской, Ланжерон, Чичагов, государь император из своего Петербурга?

    Носилки пересекли ему путь. Карабины, привязанные к седлам, сабли, брошенные поперек и покрытые гусарским плащом. Половину головы раненого закрывала повязка, но он все-таки узнал его — тот самый мальчик, корнет Замятнин, с которым они ездили месяц назад к Земцову. Два юноши столкнулись грудь с грудью, лоб в лоб, два петушка, которых с улыбкой мирили взрослые люди. А теперь одного уже нет, и выживет ли второй — Бог знает.

    Он подъехал ближе и склонился с седла. Мальчик, словно почувствовав его взгляд, открыл оставшийся глаз. Губы его дрожали от боли.

    — Господин полковник! — прошелестел он. — Я дрался. Я рубился с одним кирасиром. Большой…

    — Я видел, — солгал Валериан, не раздумывая. — Ты славно рубился. Тебе просто не повезло. Он был намного опытней и сильнее.

    Он хотел было отъехать, но корнет снова позвал:

    — Господин полковник;..

    Мадатов пригнулся ниже.

    — Мы победили?! — спросил мальчик так тихо, что Валериан только по движениям губ понял его вопрос.

    Он привстал в стременах, оглядел поле, заваленное человеческими трупами, черными, зелеными, синими. Увидел дымное облако, стоящее над догорающим городом, узкую полоску моста, на которой еще только недавно давили друг друга обезумевшие от ужаса люди…

    — Да, корнет, мы победили, — ответил он Алексею и повторил громче, так, чтобы слышали все, проходившие мимо: — Мы победили!

    Никто ему не ответил…

    V

    Через три дня после схватки с кирасирами Дюбуа Мадатов снова ехал мимо предместий Борисова. Накануне днем армия Наполеона начала переправляться через Березину, а корпус Ланжерона безуспешно пытался помешать ей малыми силами. Большую часть армии адмирал увел в другую сторону, приняв всерьез активную демонстрацию саперного батальона и тысячной толпы обмороженных мародеров. Даже получив известие, что понтонеры и пионеры генералов Шасслу и Эбле уже рубят и вяжут козлы будущих двух мостов, Чичагов не торопился назад, подкрепить свой же отряд, оставленный против Борисова.

    Схема положения обеих сторон 13-го ноября

    Левый, теперь французский берег Березины был куда выше правого, и пушки Удино легко расправились с двумя батареями, что попробовал выставить Ланжерон. Русским пришлось отойти и оставить неприятелю удобный плацдарм.

    Вечером Ланжерон вызвал Мадатова:

    — Я все вспоминаю, полковник, когда мы с вами первый раз встретились? Кажется, в девятом году, в Валахии.

    — Так точно. Я тогда командовал ротой седьмого егерского.

    — Да, и представлял вас покойный Иван Бутков. Ну, видишь ли, князь… на правах старого знакомого говорю тебе «ты»… оставайся ты по-прежнему егерем, я бы на тебя сейчас крепко надеялся. Два дня назад ты, можно сказать, нас всех выручил. Но от гусара в этих болотах толка нет никакого. Драгун я спешил, они и на земле повоюют. Тем более что у них и лошадей едва ли пятая часть осталась. А как у тебя? Сколько в седле держится?

    — Столько же, сколько и на земле.

    — Половина полка? Эдак ты опять пример для всей армии.

    — Половина для нас слишком много, — честно поправил командира корпуса Валериан. — Два дня назад был Александрийский гусарский. Сейчас осталась от него третья часть. Еще одна треть ногами ходит, саблей землю скребет. Последняя треть в земле и госпиталях.

    Генерал-лейтенант и полковник помолчали минуту, вспоминая тех, кого хорошо знали и кого больше уже не увидят.

    — То есть сотни две гусар у тебя наберется, — первым прервал молчание граф.

    — Так точно. По штатному расписанию два эскадрона.

    — Тогда, Мадатов, ставлю тебе задачу на завтра. Снова вернешься на левый берег, к утру мост восстановят. Пощупаешь Борисов — как там заслон бонапартовский? Егеря ночью привели пленного — вроде стоит там дивизия Партуно. Но думаю, что долго они там не останутся. Сейчас для французов все в Студенках сосредоточилось. Ловко они нас провели, а теперь перебросили два моста и бегут так быстро, как только могут. А могут они, — генерал помотал головой, — пока еще очень многое. Чичагов стоит, Кутузов ползет, так что нам пока от них куски бы отгрызать висящие, и то дело большое. На том берегу проберешься в обход города и свяжешься с Витгенштейном. Скажешь — если он поторопится, то арьергард бонапартовский может отрезать от переправы. Задача понятна? Исполняйте, полковник.

    Валериан откозырял и повернулся к выходу.

    — Да, Мадатов, — окликнул его граф, когда он уже готовился отогнуть полог палатки. — Ты слышал — Земцову ногу отняли. Жаль человека. Хороший офицер был. Вы же вместе начинали, еще с Бутковым. Ну ладно, иди…

    Вечером Мадатов навестил Петра Артемьевича, захватив с собой пару манерок водки, купленной у маркитанта. Вспомнив рассказ Ланского, он рассудил, что лучших гостинцев ему не выдумать.

    Земцов лежал на раскладной койке, погребенный под горой шинелей и одеял. В небольшой палатке, кроме него, еще было четверо штаб-офицеров, все тяжелораненые. Трое лежали неподвижно и молча, уставившись в потолок, один, очевидно в беспамятстве, время от времени вскрикивал глухо и страшно. Петр Артемьевич на раны не жаловался, только щурил глаза да крутил в здоровой руке веревочную петлю, оставшуюся, как понял Валериан, еще с операции. Другим концом петля была накинута на оставшуюся ступню, и, когда боль приступала особенно сильно, генерал тянул веревку с остервенением и щерил желтые зубы. Водке он обрадовался больше, чем старому сослуживцу, и тут же приложился к горлышку, выбрав двумя длинными глотками, наверное, четверть фляжки.

    — Спасибо, князь. Выручили меня. Как я вам говорил когда-то, лучшее наше лекарство водка, водка и еще раз водка.

    — На самом деле, Петр Артемьевич, выручили вы меня, там, под Борисовым.

    — Там-то, — криво усмехнулся Земцов, — в этой суматохе, как разберешь, кто кого выручает: вы нас, мы нас, а все вместе армию и Россию. Ланской убит?

    Вопрос был прямой, и ответил Валериан так же прямо:

    — Ядром разорвало на части.

    Земцов на секунду прикрыл глаза, потом откинул руку в сторону и выудил из вороха вещей, валявшихся сбоку койки, стаканчик, какой обычно ездил во всех офицерских сундучках, погребцах.

    — Помянем, князь, храброго человека и отличного офицера.

    Они выпили, и Земцов тут же наполнил мадатовскую чарку.

    — Ивана моего теперь и не дозовешься, — объяснил он Валериану, будто бы извиняясь. — Костер жжет на улице да камни греет. Таскает сюда горячие, чтобы хоть сколько-нибудь обогреться.

    На железном листе посредине пола Валериан уже успел заметить несколько камней, размера вполне основательного. Судя по цвету, они уже остывали, но горячий ток воздуха от них еще ощущался.

    — Офицеры мои заходили позавчера… или же вчера утром… в голове путается пока. Но сейчас полк двинули на север, к Стахову, к переправе. Я так понимаю, Мадатов, упустили мы Бонапарта.

    — Еще не совсем. Но мосты он уже успел навести, и Удино с Неем теснят нас отчаянно.

    — Значит, уйдет. Раз лапу дали просунуть, считай, вырвался.

    — Не могу понять, — горячо и быстро заговорил Валериан, — почему так медлит Кутузов?

    — А зачем ему торопиться? Чья задача Наполеона держать? Чичагова! Уйдет Бонапарт из западни, чья вина? Адмирала! А дедушка наш, Мадатов, сами знаете, крепко себе на уме. И кто его из Бухареста вытеснил, хорошо помнит.

    Валериан вспыхнул:

    — Как?! Из-за таких счетов жертвовать солдатами, армией?! И ему стыдно не будет?!

    Земцов улыбнулся печально:

    — Не будет, князь. Прежде всего, он солдат не губит, а, напротив, даже спасает. Своих, разумеется, тех, что у него под рукой. Быстрый марш, да еще в подобных условиях, он, знаете ли, еще страшнее сражения. Во-вторых, он Бонапарта до сих пор опасается, и вполне справедливо. Этот зверь и раненый цапнуть может, притом ой как сильно! Отчего, вы думаете, Чичагов к Ухолодам побежал так охотно?

    — Как вы это только успели узнать здесь, на койке?

    — У меня же, Валериан Григорьевич, ногу отняли, а не голову. Так я и думаю, что если мне в армии оставаться, то уже придется только думать, и много больше, чем до сих пор. Ну а, загибая третий палец, мы с вами и милый характер дипломатический Михаила Илларионыча припомним. Вот так оно все и сходится, князь. Вас теперь, понимаю, на тот берег отправят. Кавалерия в этих болотах уже бесполезна.

    Валериан молча кивнул.

    — Имейте в виду: Витгенштейн тоже не поторопится. Ему лишняя неудача опять-таки ни к чему. Так что вы на него не наседайте с вашей горячностью. Да и не беспокойтесь за нас. Что там Ней, что Удино… Ланжерон тоже командир опытный и свой корпус в обиду не даст. Дело сделает, а лишних людей не положит. Имейте еще в виду, что против Петра Христиановича Наполеон Виктора оставил. Тоже ведь французский маршал, а не прусский король. Ну, прощайте! Даст Бог, еще свидимся…

    За ночь, как и обещал Ланжерон, пионеры подлатали разрушенный мост, и александрийцы, под прикрытием шестипушечной батареи, осторожно, гуськом, перебрались на слишком памятный берег. Граф уже не боялся, что неприятель может воспользоваться восстановленной переправой, и Валериан не слишком опасался внезапной атаки. Что дивизия генерала Партуно еще занимала Борисов, он знал из донесений разведчиков. Тарашкевич, заменивший похороненного Фому, уже успел пересечь реку на связанном наспех плоту, вернуться к утру обратно и доложить, что страшиться басурман нечего.

    Французы, вымотанные и замерзшие, набились в дома, те, что остались относительно целыми после нескольких дней боя, и теперь из тепла их не могли бы вытащить не только полковые горны, но и трубы Страшного суда. Те, кому не повезло, жгли в кострах разрушенные строения, и для них сделать шаг в сторону от огня было усилием неодолимым. Редкие пикеты стояли на окраине, наблюдая за действиями русских, но тоже больше были заняты собой, чем противником.

    Впрочем, когда гусары построились взводной колонной и двинулись от моста, в морозном воздухе Мадатов услышал, как закричал встревоженно человек и резко стукнул ружейный выстрел. Но, увидев, что русские свернули параллельно предместью, французы успокоились и более уже не стреляли.

    Валериан хотел бы проехать тем полем, где александрийцы так отчаянно сцепились с кирасирами Дюбуа, еще раз увидеть тех, кого они не смогли увезти с собой, посмотреть, поклониться, попросить, возможно, прощения за то, пришлось пожертвовать их жизнями. Но он понимал также, что идти вдоль реки слишком опасно. Мороз морозом, усталость усталостью, а линию от Борисова до Студянок французы должны держать накрепко. Для этого у них силы еще остались.

    Гусары обогнули Борисов с востока, все более отклоняясь от реки, и скоро, никем не потревоженные, пересекли дорогу, ведущую к Орше, ту самую, по которой так беспечно три дня назад следовал отряд графа Палена. Здесь Мадатов увидел, как гибнет великая армия, огромная сила, собранная Европой и выпущенная к Восточно-Европейской равнине.

    Покосившаяся повозка с лопнувшей задней осью стояла у ближней обочины. Две лошади издохли нераспряженные, брошенные, очевидно, хозяевами. У одной мясо с задней ноги было срезано почти до кости. Оледеневший за ночь, засыпанный снегом тент лопнул и частью просел. Босые белые ступни торчали из-под полотна. Обувь была нужнее живым, тем, кто пока еще мог двигаться. Мертвый гренадер в высокой меховой шапке сидел в странной позе, подсунув плечо под днище. Может быть, он был среди тех, кто еще попытался поднять сломанный экипаж, заменить ось, добраться до переправы. Да не выдержало сердце. Теперь он уткнулся лбом в борт, пышные усы примерзли к железной скрепе.

    И насколько Валериан мог видеть в обе стороны, шоссе было усеяно такими же холодными обломками той самой силы, ужасней которой еще полгода назад трудно было себе представить. В первый раз он подумал, что, может быть, и прав был Кутузов в том, что дал время и пространство этой силе раздвинуться, распылиться и рухнуть под своей собственной тяжестью.

    Он хотел приказать проверить повозку, но увидел, что Тарашкевич уже спешился, прямо из стремени шагнув внутрь французского экипажа. «Хорошо ты их выучил, Фома», — сказал он беззвучно, ощутив острый и холодный комок слева за ребрами.

    — Так что, ваше сиятельство, меха!

    Голова Тарашкевича появилась из-под полога. Глаза унтера смотрели весело, и рот растягивался в улыбке. Валериан не понял:

    — Что там?

    — Меха, меха! Шубы, шкурки. Считай, до половины а наложено. Я так думаю, не иначе как от самой Белокаменной тащат. А покопаться, может, коробочки какие найдутся: с золотишком и камешками. А?!

    — Я тебе покопаюсь! — хмуро бросил Валериан. — На конь!

    Ничуть не обидевшись, Тарашкевич так же, не ступая на землю, взметнулся в седло.

    — Тяжесть! — продолжил Мадатов, приподнимаясь и повышая голос, так, чтобы слышали все, кто стоял у него за спиной. — Такая тяжесть солдату только помеха. От нее, посмотрите — какие армии погибают.

    Он повел рукой в сторону, указывая на заметенные снегом разбросанные вещи, скорченные тела, орудия, уткнувшиеся хоботом в землю.

    — Наше дело гусарское. Наше дело — война! — продолжал он уверенно, чувствуя, что сам Ланской одобрил бы его за эти слова. — У нас есть приказ. И мы берем только то, что помогает нам его выполнить. Мы деремся. Мы не наживаемся на крови ни своей, ни чужой. Мы не крадем и не делим краденое. Если увижу, что кто-то повозки обирает или же, не приведи Господь, трупы, зарублю на месте своей рукой!.. Все, гусары! За мной!

    Опустился в седло и послал вперед чужую, французскую лошадь, которая и вполовину не могла ему заменить огромного жеребца, взятого несколько лет назад у турецкого офицера…

    За дорогой Мадатов взял еще правее, еще дальше уходя от реки, чтобы наверняка не столкнуться с французами, собиравшимися к наведенной переправе. Тарашкевич, взяв десяток людей побойчее, на лошадях посильнее, ускакал вперед и разведывал путь, выбирая дорогу среди занесенного снегом леса. Гусары ехали шагом, кони аккуратно ступали, проваливаясь чуть выше бабок. Через равные промежутки времени Валериан отсылал взвод, едущий первым, в арьергард, дать отдохнуть, пойти по утоптанному сотнями копыт снегу.

    К полудню он уже был у Витгенштейна. Генерал принял его под навесом, сооруженным наспех на треугольной поляне, острым концом словно указывавшей в сторону Березины. Связанный ремнями узкий и невысокий каркас сверху забросали еловыми лапами, с боков завесили плащами, шинелями. Внутри толпились люди, стояло два барабана. На одном сидел командир корпуса, на другом, большем, разложили карту. Вокруг стояли чурбачки, к которым прилажены были свечи. Запах смолы мешался с испарениями плавящегося воска и давно не мытых человеческих тел.

    — Говорите, полковник, Удино теснит вас?

    — Так точно, ваше превосходительство. Верхний мост был окончен вчера сразу после полудня. И тут же неприятель перебросил свою пехоту под прикрытием артиллерии. Нам пришлось отойти, сосредоточить силы, прикрывая дорогу на Минск.

    — Тем самым освобождая направление к Вильно, — Витгенштейн еще раз взглянул на карту. — Что ж, возможно, в этом есть некий смысл. По крайней мере не сам Бонапарт бежит, а мы его гоним. Если не можем остановить, то покажем хотя бы куда идти. За сообщение о Партуно графу спасибо. Что Сеславин?

    Вопрос был задан уже не Мадатову. Невысокий полковник, гладко выбритый, несмотря на мороз и ветер, шагнул к карте, показал точку северо-восточней Борисова.

    — Должен быть уже здесь.

    — Добавьте партизану батальон и роту артиллерии. Думаю, что у него самого сил достаточно, но помощь не помешает. Пусть идет к городу. Сможет — возьмет, не сможет — перережет дорогу. Толкнутся французы раз, два, на третий раз придут с белым флагом.

    — Слушаюсь!

    Полковник повернул было к выходу, но приостановился:

    — Думаю, ваше превосходительство, что не будет он сидеть у предместий. Штурмом возьмет.

    — Пусть берет, если так хочет. Главное, чтобы не упустил Партуно. Виктору эта дивизия сейчас очень нужна. Не хотите вернуться к Борисову, князь?

    — У меня приказ — остаться в вашем распоряжении.

    — Что же, если приказ — оставайтесь. Две с лишним сотни кавалерии нам нынче не помешают. Моя, изволите видеть, уже почти вся на ногах. На своих. Впрочем, как и французская. Рубиться вам, гусар, будет не с кем, но как использовать вас, я найду…

    Весь оставшийся световой день Мадатов провел в штабе корпуса. Полк — то, что от него осталось, отошел на несколько сот саженей, гусары развели костры, грелись сами, грели животных, варили жиденькую похлебку, приправляя еловыми иглами; отдыхали после двух напряженных недель боев и маршей.

    Тем временем русские батальоны давили войска Виктора, оттесняя их к реке. Сначала, как Валериан понял из переговоров штабных офицеров, оставалась надежда, что французов удастся сбить с их позиций, отогнать к Борисову, стать между ними и переправой. Но неприятель защищался умело, так и не позволив русским ни развернуть себя, ни расчленить. За несколько часов перестрелки, ружейной, артиллерийской, Витгенштейну не удалось нащупать слабого места в обороне противника, создать брешь, в которую он предполагал бросить гусар и казаков. Напротив, Виктор так укрепил свой правый фланг, что создалась неприятнейшая дилемма: если атаковать французов левее их центра, их свободные части могут сами перейти в наступление; если же попытаться полностью окружить маршала, дивизия Партуно решится выступить из Борисова и ударит с тыла. А сил на двойное кольцо не оставалось. Во всяком случае, до подхода фельдмаршала. Кутузов же по-прежнему не торопился.

    Вечером, когда уже стало смеркаться, Витгенштейн не выдержал:

    — Я попрошу вас, полковник, все-таки съездить в Борисов. Если партизаны в городе, вернетесь и сообщите. В противном случае усилите отряд Сеславина, чтобы хотя бы эти две тысячи не выпустить из города.

    Валериан был доволен приказом. К ночи становилось все морознее, и двигаться казалось ему куда легче, чем стоять, даже и у огня.

    Гусары двинулись по набитой с утра тропе. Чуть отдохнувшие и подкормленные лошади шли достаточно бойко. Но едва отряд одолел треть пути, от Тарашкевича прискакал гусар с сообщением:

    — Люди, ваше сиятельство! Вроде бы наши, но одеты странно и с бородами. Ведут себя смирно. Тарашкевич следит.

    Мадатов скомандовал полку остановиться и с десятком гусар проехал вперед.

    Охотники, воспитанные еще Чернявским, надежно перегородили тропу. Две шеренги, у каждого пистолеты в руках, и обнаженные сабли свисают на темляках. Напротив них, шагах в двадцати темной массой стоят тоже конные, тоже, прикинул Валериан, десятка полтора, вряд ли больше. Он подъехал вплотную к своему охранению и крикнул:

    — Полковник Мадатов, Александрийского гусарского. Кто вы?

    — Свои!

    — Представьтесь по форме!

    Он то же чувствовал, что свои, но оставалась еще вероятность, что перед ним поляки, те, что сражались вместе с французами и теперь ищут возможности уйти с ними в Варшавское герцогство. И одежда у них может быть сборная, и русский они знают достаточно, и в короткой лесной схватке могут быть крайне опасны.

    Всадник отделился от группы с той стороны и спокойным шагом поехал к гусарам. Руки поднял над плечами, ладонями вперед, управляя лошадью лишь шенкелями. Валериан не мог разобрать лица его в сумерках, но был уверен, что где-то уже видел эту посадку.

    — Здравствуйте, князь! — крикнул человек, остановившись. — Не узнаете? Статский советник Георгиадис. Помните? Виделись еще весной в Бухаресте.

    Мадатов скомандовал охотникам раздвинуться и проехал вперед:

    — Как вы здесь?

    Георгиадис рассмеялся негромко и тут же зашелся и сухом перхающем кашле.

    — Если давать точный ответ, — заговорил он, едва отдышавшись, — то пропадаю: замерз, простужен и голоден. Если в расширенном смысле — послан фельдмаршалом в отряд полковника Сеславина, чтобы вместе с героическими партизанами оказаться ближе к противнику. В настоящий же момент еду с докладом к генералу Витгенштейну сообщить, что город Борисов наш, а дивизия Партуно сложила оружие.

    После такого сообщения гусарам пришлось развернуться на узкой тропе и двинуться назад, в расположение корпуса. Уже совсем стемнело, затихли звуки боя на обоих берегах реки, и стал отчетливо слышен странный волнообразный шум, словно сама река убыстрилась, встрепенулась, заклокотала, стряхивая с себя ледовое оцепенение.

    — Что это? — удивился Георгиадис.

    Валериан, не отвечая, махнул рукой Снегиреву, показывая, чтобы вел полк дальше, а сам свернул влево, помня, что где-то в трети версты должен стоять небольшой бугор, за который несколько часов спорили два батальона — наш и французский, но осталась высотка все же у нас. Тарашкевич со своими людьми двинулся следом.

    Первое время ехали осторожно, то нагибаясь, то раздвигая руками ветки, а выехав на опушку, пустили коней резвее. Через четверть часа гусар остановил пехотный секрет. Валериан с Георгиадисом спешились и, ведомые мушкетерским поручиком, двинулись вперед, вверх. Мушкетер шел весело, Мадатов не отставал, а Георгиадиса несколько раз приходилось ждать. Он явно был болен, кашлял, хватался за грудь и горло, но упрямо продолжал месить снег. Один раз Валериан предложил было вернуться, но Артемий Прокофьевич яростно замотал головой и зашагал дальше.

    По всему склону стояли наши посты, но поручик знал верное слово, и они без препятствия взошли на вершину высотки. Когда остановились, Георгиадис вновь зашелся в кашле, прикрывая рот шапкой, а Валериан подошел к обрыву. Сколько хватало глаза, берег был усеян кострами. Каждый был не велик и не ярок, но собранные вместе они освещали прибрежную полосу, словно трехсвечовые шандалы ломберный стол. Очажки пламени окружали темные силуэты, и такие же тени бродили между кострами, и странный, рокочущий шум поднимался над сборищем.

    — Это же голоса, — сказал оправившийся Георгиадис. — Господи, здесь же десятки тысяч! Один проронит слово, другой, а вместе — звучат словно прибой. Я вот и думал — откуда же здесь может быть море?

    — Великая армия, — проронил мрачно Валериан. — То, что от нее осталось сегодня.

    — Я понял, что они уже переправились.

    — Кто еще может драться — да. Почти все на том берегу. Только Виктор еще держится перед мостами.

    — Скоро уйдет, — сказал поручик. — Замечено было перед самой темнотой, что саперы разбирают завалы. Там же все свалено в огромные кучи: повозки, трупы — лошадиные и людские. Чтобы отойти в порядке, надо расчистить проход, иначе — накроем их разом. Всю ночь будут работать.

    — У них еще остались силы? — удивился Георгиадис.

    — У тех, что остались, — да, — твердо ответил Валериан.

    — Дерутся они хорошо, — подтвердил поручик. — И саперы, господа, у них знатные. Как только они ставили эти мосты!

    — Да-да, — оживился Артемий Прокофьевич. — Ведь Наполеон после Красного[19] распорядился уничтожить понтоны, чтобы не держали армию. Стало быть, здесь наводили только из подручного материала.

    — Рубили лес, разбирали ближайшие избы. Вязали козлы, ставили, стелили настил. Все по пояс, по горло и воде. У кого кончались силы — тонул. Кто еще мог — добирался до берега и застывал.

    Георгиадис невольно схватился обеими руками за отвороты шинели, прикрывая горло, и не верящими глазами взглянул на Мадатова.

    — Точно так, — закивал головой и поручик. — Считайте ноябрь на середине. Такие холода. Река практически стала. А они только — да здравствует император! И в воду, словно на батареи, под картечь да под ядра.

    — А ведь мы их все-таки одолели! — тихо сказал Артемий Прокофьевич после минутного молчания.

    — Еще не всех, — отозвался поручик. — Сколько-то на тот берег ушло с Неем и Удино. Сколько-то тысяч здесь, у Виктора.

    Георгиадис повернул голову к левому плечу и медленно повел взгляд вдоль берега.

    — Тысяч двадцать — двадцать пять, я так думаю.

    — Это не солдаты, это жарильщики.

    — Что? — не понял статский советник.

    — Жарильщики, — повторил поручик. — Сами французы их так зовут. Толпа, без оружия, без силы, без воли. Переползают от утра и до ночи, от костра до костра. Жарятся сами, жарят трупы. В основном, лошадиные, но говорят, что не брезгуют и человечиной. Охвостье!

    — Только подумайте, господа! — оживился Георгиадис. — На одном небольшом пространстве, и какие два проявления натуры человеческой: низость и высота. Эти самоотверженные саперы, и — этот сброд, дрожащий у пламени. А, кстати, чего они ждут? Мосты ведь свободны. Вы видите, князь?

    Мадатов всмотрелся. По узким ниткам двух мостов, уходящих в черноту ноябрьской ночи, только время от времени проскальзывали случайные силуэты.

    — Видно отсюда плохо, но кажется, что войска переправились.

    — Еще до темноты, — разъяснил мушкетер. — Теперь осталось только очистить проходы, как я говорил, и Виктор может уйти.

    — Чего же ждут эти ваши «жарильщики»? Впрочем, я и сам понимаю. Здесь свет, здесь тепло, а там, на той стороне, — угрюмая неизвестность. Так и будут греться и ежиться до утра.

    — А со светом и мы нажмем, — оживился поручик. — Осталось чуть-чуть надавить — и хрустнут. Мосты, конечно, зажгут, тут мы им не помешаем, но остальное уж будет наше. Да и кавалерии есть где погулять. Казаки наши еще на конях, и ваши гусары, господин полковник, наверное…

    Он взглянул на Мадатова и оборвался. Суровое лицо гусарского офицера еще больше заострилось и будто окаменело. Заиндевевшие бакенбарды обрамляли напряженные скулы и длинный нос, вытянувшийся подобно копью. Георгиадис приблизился и мягко положил руку на плечо Валериану:

    — Вы, князь, кажется, и рассвета не собираетесь дожидаться. Один, без полка, саблю вон и — марш-марш!

    Валериан опомнился, разжал ладонь и убрал руку с эфеса. Клинок скользнул в ножны.

    — Какой полк, господин статский советник? Он остался там, под Борисовым. А здесь лишь две с лишним сотни, да еще память и ненависть…

    Как только начало светать, первые русские ядра упали на берег Березины. За ночь саперы французов все-таки сумели расчистить проход к переправе, растащить по сторонам санитарные и обозные фуры, кареты, которые полковники и генералы тащили еще от самой Москвы, зарядные и казначейские ящики — словом, весь обоз, которым обросла великая армия во время своего летнего похода на Москву и осеннего отступления. Не удалось лишь достать, выдолбить из схватившейся земли трупы конские и людские. Потрепанные батальоны маршала Виктора уходили к мостам и буквальном смысле слова по трупам своих же товарищей.

    Витгенштейна разбудили в четыре часа и сообщили, что неприятель оставляет позиции. Генерал приказал сжимать кольцо, тесня французов, но не открывать огонь, не побуждать к сражению. Но только лишь развиднелось, наши батареи, продвинувшиеся на версту, а где и на две, открыли огонь. И берег зашевелился, вскинулся, закипел.

    Те, кто коротал морозную ночь у огня, кто еще сохранил способность двигаться, кинулись к переправе. Но арьергард Виктора уже был за серединой реки, и тогда командир французских саперов, генерал Эбле приказал поджечь заложенные заряды.

    Пламя охватило ближние козлы, настил, перила. Передние отшатнулись в испуге, но задние напирали, страшась русских ядер, русского мороза, русских сабель и пик. Люди падали в воду, люди бежали по льду, перескакивая через трещины и промоины, проваливались, тонули, просили помощи, но никто не способен был протянуть руку даже ближнему, даже близкому человеку. Здесь каждый был за себя и один против всех.

    Какие-то отчаянные головы еще пробовали сопротивляться. Кто-то сумел сохранить пули и порох, у кого-то оставались силы уставить штык. Но все эти вспышки гасли под огнем русской артиллерии, распадались при виде колонн пехоты. И когда утихла ружейная трескотня, в брешь с визгом и гиканьем кинулись казаки, калмыки. Перед ними все побежало. Кто мог, старался перебраться на правый берег, еще ночью пугавший, казавшийся неведомым и чужим. Сейчас же все неизвестное представлялось лучше явной гибели под ударами русских.

    Георгиадис остановил лошадь. У самых копыт лежала простоволосая женщина в легком плаще, судорожно прижимая к себе закутанного в тряпки ребенка. Правая рука ее была поднята в бессильном жесте, огораживая себя и младенца, и рука эта была почти до локтя отсечена ловким ударом сабли. Кровь уже вытекла, уже успела схватиться. Мертвая тоже застыла, грязные волосы ломкими прядями закрыли ее лицо, так что трудно понять, насколько она молода и хороша ли была при жизни.

    Подъехал Мадатов. Артемий Прокофьевич повернулся к полковнику:

    — Что-то вы не торопитесь, князь. Все бежит, дикая конница режет отчаянно, а ваши гусары едут себе колонною, шагом. А как же чувство справедливости, мести?

    Валериан взглянул на погибшую женщину, поднял голову, оглядел берег с догорающими кострами, заваленный телами, замерзшими, зарубленными, разорванными ядрами. Увидел черный дым над мостами, темную холодную воду, узкой полосой разорвавшую лед по стрежню, сотни, тысячи людей, вопящих от страха, бегущих, ползущих по тонкому льду, ломающемуся под их тяжестью. Ответил коротко и беззлобно:

    — Не вижу противника.

    Кинул саблю, не глядя, в нолены, и тотчас же подполковник Снегирев, словно ждавший этого движения, дал знак трубачу — «Отбой!»


    Часть вторая


    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    I

    Открытая пролетка, запряженная гнедой парой, въехала в деревеньку и остановилась у первой же избы, рубленого мрачного строения, чьим единственным украшением были резные наличники. Молодка в грязном платке, повязанном по самые брови, выскочила из-за штакетника и подхватила на руки голозадого ребятенка, самозабвенно лупившего ладошками по уличной луже.

    — Слышь, бабочка! — наклонился к ней широкий, черный, заросший косматой бородой кучер. — А где здесь господский дом стоит? Знаешь?

    Женщина в ужасе уставилась на разбойную рожу незнакомца и только показала рукой неопределенно куда-то вперед.

    — Тьфу-ты ну-ты! — рассердился заезжий разбойник. — Я ж тебя, дуру, толком спрашиваю. Где барин живет?

    Но женщина только замотала головой, расширила еще больше глаза и попятилась к калитке, притворила за собой створку и скрылась в подсолнухах.

    Седок в щегольском сером пальто коснулся тростью плеча возницы:

    — Оставь ее, Трифон. Испугалась, бедная. Ты посмотри на дорогу. Здесь, кажется, месяцами никто, кроме коров и волов, не проходит, не проезжает.

    — Я вижу, — буркнул, оборачиваясь, черный Трифон. — Вижу, Артемий Прокофьевич, вокруг одни только лужи. А не знаю только, глубокие или не очень. Вот ухнем колесом в яму, так придется вместо барской усадьбы к местной кузнице править.

    — А ты не спеши, — спокойно отозвался Артемий Прокофьевич. — Сойди с козел, пощупай дно кнутовищем. Выбери верный путь и провези меня осторожно, без толчков и трясений.

    Усовестившийся Трифон прыгнул вниз, удостоверился, как и посоветовал ему барин, что лужа мелкая, а дно у нее твердое, и шагом повел лошадей по деревенской улице, старательно выглядывая возможные помехи. Артемий Прокофьевич, кучеру было уже известно, весьма щедро платит за дело, но нещадно взыскивает за любую оплошность.

    Через четверть версты, проехав изб десять, они встретили старика в цветной, мятой рубахе, и тот уже обстоятельно объяснил, как им найти жилье барина.

    Выехав за околицу, они свернули налево, мимо зеленеющего поля. По широкой, не вязкой дороге лошади бежали в свое удовольствие. Еще через пару верст пролетка въехала в лес и там, подпрыгивая на корнях, скоро достигла речного берега. Дорога сначала пошла у самой воды, вдоль зарослей тростника, а потом отвернула и скоро уже уперлась в одноэтажный дом, выросший подобно грибу у самой опушки. От зажиточного крестьянского он отличался разве что мезонином, торчащим из крыши, да маленькой галерейкой, легким намеком на портик у главного входа. У дверей, выглянув, очевидно, на стук колес и копыт, стоял дворовый парень. В опущенной руке держал он топор; то ли работал по хозяйству, то ли прихватил из сеней на всякий случай.

    Артемий Прокофьевич встал в пролетке:

    — Барин дома?

    Парень медленно кивнул, не спуская, впрочем, глаз с обоих приезжих.

    — Передай, что статский советник Георгиадис хочет засвидетельствовать ему свое искреннее почтение.

    Парень исчез, а через несколько минут на крыльце появился его хозяин. Примерно того же возраста, лет тридцати — тридцати двух, только куда светлее и худощавее. И одет он был похоже, только почище — подпоясанная рубаха на выпуск, широкие штаны из крашеной холстины да разношенные сапоги, надетые, очевидно, второпях на босые ноги.

    — Здравствуйте, Сергей Александрович! — громко окликнул его приезжий.

    Новицкий всмотрелся, прищурясь, против дневного солнца, а узнав, тут же сошел, прихрамывая, со ступенек и направился к стоящей пролетке. Георгиадис спешил навстречу…

    Пока встретивший приезжих парень и круглая, курносая женщина готовили гостю комнату, Сергей провел Артемия Прокофьевича к себе в кабинет. Георгиадис быстрым и цепким взглядом окинул большой стол, заваленный бумагами, картами. Ломаные гусиные перья лежали на краю столешницы, ожидая, пока их выкинут вон. Пара простых подсвечников да чернильный прибор, содержимое которого, очевидно, не успевало высыхать. Суровые самодельные полки легко держали тяжесть полутора сотен книг. Пара томов лежала у кресла, придвинутого к окну. К не зашитой досками, не завешенной стене придвинута была широкая лавка; поверх плоского матрасика и такой же подушки лежало брошенное небрежно, странное покрывало, в котором, присмотревшись, гость с изумление узнал сшитые вместе две волчьи шкуры.

    — Да, водятся у нас здесь еще и такие зверюги, — усмехнулся Новицкий. — Зимней ночью такие рулады начинают выводить там, за озером, куда Слезня наша впадает, иной раз прямо жуть берет. Потому и ружье заряженное ставлю в угол для душевного равновесия.

    — Сами брали? — кивнул Георгиадис на шкуры.

    — Нет. Это Мишкины. Видели моего парня? Он у меня и дворовый, и кучер, и повар, и сторож. А зимой бегает за зверем на своих снегоступах. Когда-то и я мог за ним удержаться, в самой юности. Мы же росли вместе. А нынче… — он махнул рукой. — Доковыляю до берега, окунусь и назад.

    — Не отпустило еще?

    Новицкий покачал головой:

    — Год госпиталя, полтора здесь. Хорошо хоть уже на обе ноги ступаю. Я же Березину переплывал в ноябре. Речка едва вдвое шире чем Слезня, но вода весьма и весьма холодная. Да картечью еще зацепило у самого неудобного места. Плюс к этому полтора часа стоял без движения в мокром мундире, смотрел, как гусары наши рубятся на той стороне. Пока шел бой, ничего не чувствовал — ни холода, ни ветра, ни боли. Только закончилось, сразу обеспамятел. Очнулся уже в санитарной повозке. И начались скитания… Правильно говорил Ланской: чем в наш госпиталь, лучше уж сразу.

    — Но вы же выпутались.

    — Я удачлив. Из всех неудач мне попадается наименьшая. И деревеньку нашу, видите, не сожгли. И мать меня дождалась, умерла, можно сказать, на руках.

    — Отец же ваш погиб на Кавказе?

    — Вы хорошо осведомлены, Артемий Прокофьевич. Да что же мы с вами стоим, садитесь в то кресло, а я здесь, у стола примощусь, на привычное место.

    Опускаясь на обитое кожей сиденье, Георгиадис не удержался, чтобы не присмотреться к лежащим на подоконнике томикам. Antoine-Henri Jomini «Traite des grandes operations militaires»[20] и Karl von Clausewitz «Uebersicht des Feldrugs von 1813 bis rum Waffenstillstande»[21].

    — Не отпускает война?

    — Нет, — коротко и жестко ответил Новицкий.

    — Что пишете? — так же без обиняков спросил Артемий Прокофьевич.

    — Мемуар. Воспоминания ротмистра Александрийского гусарского полка Сергея Новицкого, участвовавшего в турецкой кампании с девятого года по двенадцатый и успевшего принять участие в отражении наполеоновского нашествия в составе Третьей западной армии. Отставленного по болезни и ранению, полученному в сражении при речке Березине. Кстати, об этом несчастном деле. Я же финала самого-то не видел, только наслышан. Ловко Бонапарту удалось ускользнуть! Все, с кем говорил, адмирала нашего обвиняют. И как же это он французского зверя из-за флажков упустил?

    Но прежде чем Георгиадис успел ответить, в дверь постучали, и в щель между полотном и косяком просунулась голова все того же насупленного Мишки:

    — Кушать идите, Сергей Александровович. И гостя вашего приглашайте.

    — Суров он у вас, — проговорил гость, поднимаясь вслед за хозяином.

    — Места здесь такие. Глухие, дикие. Лихие люди наведываются. Мы арсенал тут завели не от одних лишь волков. Мягкому человеку в наших лесах не выжить. Сейчас же они с Марфой Симеоновной недовольны, что еще одного человека кормить придется.

    — Вы уж скажите им, чтобы они Трифона моего не забыли, — обеспокоился Георгиадис.

    — Непременно, — уверил его с улыбкой Новицкий.

    После простого, сытного и немного хмельного обеда они вернулись в кабинет со стаканами недорогого портвейна и раскурили длинные трубки.

    — Сначала я был при главной квартире, — начал рассказывать Георгиадис. — В Борисов попал, уже когда Наполеон ушел на тот берег. Потому историю эту знаю более с чужих слов.

    — Почему вы отстали?

    — Прежде всего — огрызались французы. Ну а дальше: мороз, бескормица, гололедица — они ведь не выбирают, на солдат в какой форме напасть. Я вам вот что скажу, Сергей Александровович. — Он наклонился вперед и поднял чубук. — К Неману фельдмаршал привел едва одну четвертую часть армии, с которой покинул Тарутинский лагерь[22].

    — А мне говорили, — Новицкий сделал заметную паузу, подбирая слова. — Будто бы граф затаил обиду на Чичагова, что тот сменил его на Дунайской армии, и решил отомстить таким образом.

    Георгиадис невесело рассмеялся:

    — Ну что вы! Михайла Илларионович злопамятен, но не глуп. И сводить карьерные счеты солдатскими жизнями он не стал бы. Успокой, Господи, его душу!

    Артемий Прокофьевич быстро перекрестился, Новицкий последовал его примеру.

    — Нет, догнать Наполеона мы не могли, хотя, честно скажу, не слишком и торопились. Были, возможно, у фельдмаршала основания, но об этом чуть позже. Пока же о борисовском деле. План поимки Бонапарта разработали в окружении императора, помимо главнокомандующего. На карте все сходилось довольно гладко, на местности же возникали естественные препоны. Прежде всего — силы. Половину своей армии адмирал оставил против австрийцев.

    — Я слышал, что Эртель должен был привести к нам свой корпус, но предпочел остаться на месте.

    — Конечно, эти пятнадцать тысяч пришлись бы вам кстати. Но ведь и с теми войсками, что были у Чичагова, он мог вполне препятствовать переправе. Да — неудачное столкновение с Удино. Кстати, маршал был потому так упрям и настырен, что знал — сзади его настигает уже Витгенштейн. И он обязан был выбить вас из Борисова. Но позиция на том берегу тоже казалась довольно сильной. Переправа наводится не за час и не за два. Пока бы французские саперы работали, адмирал мог подвести полки, эскадроны, поставить батареи и запереть Бонапарта накрепко. Но он обманулся.

    — Как?! — воскликнул Новицкий. — Это для меня самое загадочное во всем деле. Поддаться на такую простую уловку! Простейшая демонстрация, понятная, как финт в фехтовании. А он уводит туда все свои силы!

    Георгиадис сделал изрядный глоток, затянулся, выпустил клубок дыма и продолжил с большим удовольствием:

    — Не такая уж и простая. Наполеон отправил ниже Борисова всего батальон мушкетеров, но с ним пошли еще тысячи этих — жарильщиков. Безоружные толпы отчаявшихся людей, побросавших оружие, способных только жариться у костров и жарить на огне куски конских трупов. Говорят, что не только конских.

    — Ужасно!

    — Но фельдмаршал предвидел такой конец. Только прискакав к армии, он обещал французам ту же судьбу, что и туркам Ахмед-паши. Помните, Сергей Александровович, лагерь у Слободзеи[23]?

    — Помню. И так же помню еще горящий Рущук. Город, что мы сожгли, отходя за Дунай. На четыре версты там было одно только пламя.

    Георгиадис понурился. Он тоже видел перед глазами столбы пламени, встававшие над жилищами несчастных болгар, армян, турок, евреев; но вспоминал и солдат армии великого визиря, изможденных, завшивленных, зачервивевших, бредущих между русских шеренг по земле, пропитанной их собственной кровью…

    — Я видел горящую Москву, — опомнился он, наконец. — Говорили, что в горящем Смоленске было много хуже.

    — Страшным мы с вами делом занимались, Артемий Прокофьевич, — сухо проронил Новицкий.

    — Страшное — да. Надеюсь, однако, что не напрасное… Но вы уверены, Сергей Александрович, что занятия эти остались в прошлом?

    — Для меня — да.

    — Допустим… И — вернемся к Березине. Демонстрация наполеоновская сыграла и потому еще, что соответствовала соображениям самого адмирала. Он посчитал, что переправляться французы будут именно в этой стороне от Борисова. И когда ему сообщили, что в лесу стучат топоры и мелькают чужие мундиры, он, не колеблясь, повел свою армию южнее.

    — Не понимаю! — Новицкий развел руками. — Не понимаю! Я сам, вместе с покойным Чернявским, нашел местных жителей, знающих эту реку. И они сообщили нам, что бродов ниже Борисова нет! Что броды есть выше! Я лично составлял донесение в штаб армии. Ну как не заключить из этого, что Наполеон будет переправляться выше!..

    Георгиадис несколько секунд с удовольствием наблюдал гнев Новицкого, а потом перебил его:

    — Он, разумеется, сделал то же самое заключение.

    — Но как же?

    — Он перепутал правый берег и левый. Адмирал решил, что Березина течет не на юг, к Днепру, а на север, к Неману или Двине.

    — Адмирал!!!

    — Да, я слышал, как об этом рассказывал Ланжерон. Вот кому стоило бы настоять и указать верное направление. Но, как я понял, как только они с Сабанеевым начали открывать глаза командующему, тот оборвал их столь резко, что командир корпуса и начальник штаба армии предпочли в дальнейшем просто молчать. Исход известен.

    — Я только не знаю подробностей.

    — Они были ужасны. Наполеон еще доказал всему миру, что ему нет нынче равных. Ни в выборе места сражения, ни в скорости и остроте разума. Ни в равнодушии к судьбам своих солдат.

    — Он ведь ушел сам с каким-то отрядом, совсем уже незначительным.

    — Тысяч десять. Может быть, меньше. К Березине он привел тысяч двадцать, тех, что могли еще драться. Соединился там с Удино и Виктором. Всего набралось, думаю, к тридцати. И две трети остались в белорусских болотах. Да если приплюсовать к ним тех жарильщиков, что гибли просто несчетными толпами, число получится ошеломляющее.

    Новицкий пожал плечами:

    — С другой стороны, никто их сюда не звал.

    — Именно, Сергей Александрович! Вы попали в самую точку! Людей с той стороны сюда, в Россию, не приглашали. Они пришли сами, а смогли уйти очень немногие. Хотя уйти очень хотели и весьма даже старались. Саперы французские работали просто самоотверженно. Почти совершенно голые, по грудь в ледяной воде. А ведь морозы на четырнадцатое число ударили знатные. Пионеры с понтонерами почти все и погибли. Мыслимое ли дело человеку находиться в такой воде. Падали, тонули, их тут же заменяли товарищи с берега, совершенно зная, на что идут.

    Новицкий вздрогнул, поежился, вспоминая жуткие минуты, когда после гибели лошади он переплывал те два десятка саженей открытой воды, уверенный, что следующий взмах руки станет его последним усилием.

    — Боже, помилуй всех храбрецов! — вырвалось у него чистосердечно.

    Георгиадис покривил губы в мрачной усмешке:

    — Слишком много ему придется заботиться. Сколько народу за последние годы выбило! Не пришлось бы и христианам на мусульманский манер многоженство вводить.

    — Было уже такое. После Тридцатилетней войны в Европе духовенство католическое в самом деле дискутировало о возможной полигамии, хотя бы и временной… Но что же наши? Когда переправу начали строить, можно же было уже двинуть батальоны и артиллерию.

    — Пехота, конечно, пошла, а орудия по тем дорогам, вы же помните, не так скоро и провезешь. Была одна конная рота, только развернулась, сыпанула картечью, как по ним ударили несколько батарей с левого берега, да не шестифунтовые, а куда посерьезнее. Там, знаете ли, командовали Ней, Удино. Люди весьма решительные.

    — Н-да, — вспомнил Новицкий восклицание генерала Ланского. — Вот оно и Удино!

    — Совершенно верно заметили. И только лишь навели первый мост, по нему сразу бросились войска обоих маршалов. И тогда уже было к переправе не подступиться.

    — Как же тогда французы потеряли столько людей?

    — Те, что переправились первыми, самые храбрые, те и выжили. А дальше начались вполне понятные осложнения. Настил у мостов не доски, а бревна, положенные в накат. Саперы бонапартовские, кажется, всю деревушку соседнюю разобрали. Орудия и повозки, тяжеленные, по ним скачут, козлы мостовые ломаются. Обоз у армии огромаднейший. Кто-то подсчитал, что только его переправить по обоим мостам — не менее недели надобно. А наши армии уже на подходе.

    Они помолчали.

    — Но эти десять-пятнадцать тысяч, что переправились, как сумели уйти? Там же, я помню, сплошные гати. Раскатать их, и вся армия бонапартовская там бы осталась! Едва ли единицы ушли бы. Загадочное дело.

    — Никакой загадки, милейший Сергей Александрович, я здесь не вижу. Когда адмирал понял, что Наполеон уже на его берегу, он более всего испугался, как бы тот не кинулся в его сторону. Оставил ему свободной дорогу на Вильно, туда француз и ушел. И скажу вам прямо, поскольку вся наша беседа полностью откровенна. — Георгиадис даже нагнулся вперед и тронул Новицкого рукой за колено. — Возможно, что это было целью и генерал-фельдмаршала графа Кутузова. Да-да, не удивляйтесь. Слышал я, как его сиятельство пару раз поминал некий золотой мост, который он, мол, хотел бы построить чужому императору до самой границы.

    — Сберегал армию?

    — Не только. Тут дела политические были замешаны… Но давайте об этом наутро поговорим, на свежую голову. А то слишком долго я до вас добирался. И хорошего разговора хочу. Не наспех…

    II

    После завтрака Новицкий пригласил Георгиадиса на прогулку, сказав, что ему удобнее будет беседовать на ходу. Артемий Прокофьевич не удержался и покосился на тяжелую палку, на которую хозяин опирался при каждом шаге.

    — Ничего, ходить мне полезно, — улыбнулся Сергей. — Доктора в госпитале советовали каждый день проделывать пешком версту, может быть, две. Я хожу десять в любую погоду. И, как видите, держусь, в общем, уверенно. А ведь год назад только вокруг жилища и то под строгим присмотром Михайлы.

    Выйдя за ворота, они направились по тропке через мокрую луговину напрямик к озеру. Дальше, показал Новицкий, они пойдут вдоль камышей, потом поднимутся на косогор, поросший коричневыми соснами. И дальше по-над берегом в чистом, продуваемым ветром бору, где нет никаких летающих насекомых, но встречаются, и довольно часто, подберезовики, красные, а зная места, можно набрать и корзинку белых.

    Следом за ними увязался кудлатый кобель, высокий, мощный, неопределенного цвета. Георгиадиса особенно заинтересовали его лапы — плотные, собранные комком и невероятных размеров даже для такого огромного пса.

    — Хорош Полкан, — похвалил своего охранника Сергей. — Породы никакой, родословная исключительно местная, но силы и разума на двух сотенных Угадаев.

    — Что же, и волка в одиночку возьмет?

    — Смотря какого. Но важно, что не отступит даже перед двумя.

    Через час пути они поднялись от воды к соснам и остановились передохнуть. Пока шли в высокой траве, слушая жужжание шмелей, стрекотанье кузнечиков и тонкий, въедливый писк комаров, Георгиадис помалкивал, сберегая дыхание. Став же на краю обрыва, откуда сбегал вниз длинный язык желтого песка, он заговорил.

    — Милейший Сергей Александрович, как вы понимаете, я приехал к вам не для одного только удовольствия.

    — Помилуйте, Артемий Прокофьевич, какое же удовольствие тащиться из Петербурга сотни верст, чтобы встретиться с отставным инвалидом.

    Георгиадис потрепал себя за ухо. Этот жест весьма удивил Новицкого, потому как раньше он не замечал за статским советником никаких привычек, которые могли бы обнаружить при случае его настроение или мысли. Сергей поднял с земли обломок высохшей ветки и запустил его далеко в лес. Полкан, радостно размахивая хвостом, кинулся следом. Нашел, принес, наступил передними лапами и прилег, вывалив розовый, мясистый язык. Артемий Прокофьевич наблюдал за псом с особенным удовольствием.

    — Вот такова жизнь и служилого человека. — Новицкий точно угадал мысли своего гостя. — Скомандуют, побежишь, принесешь, а зачем — самому начальству неведомо.

    — Помнится, мы с вами приносили кусочки, замечательные на цвет, запах и вкус.

    — Помню и удивляюсь нашему с вами везению.

    — Везение наше было в том, что ими смогли распорядиться с хорошим расчетом.

    — В Бухаресте — да, а в Борисове… — Новицкий оборвался, словно у него перехватило дыхание.

    — Что же делать, Сергей Александрович, что же делать. Утешаться сознанием хорошо исполненного дела. Хотя согласитесь — найденные письма Сулковского удача до того неожиданная, что кому угодно могла показаться спланированной диверсией шпионов Наполеона. А вот сумей вы тогда разговорить нескольких пленных, да подготовить обстоятельное донесение, глядишь, и адмирал Павел Васильевич наклонил бы к вам свое ухо.

    — Меня никто не уполномачивал на подобные действия, — сухо ответил Сергей. — Бумаги читать согласен, людей же пытать — увольте.

    — Кто говорит о пытках? — искренне изумился Георгиадис. — Нож, плети да железо каленое хороши только, когда вы уже знаете, что спросить. И при этом уверены, что человек знает ответ. В Борисове же вы действовали вслепую. Так вам нужно было опросить десятка полтора, да показания сопоставить. Да придумать еще с полдесятка новых вопросов. И снова провести поляков по кругу. Вот тогда-то вы и смогли бы нарисовать картинку вполне убедительную. А у вас на руках было одно случайное сообщение адъютанта французского императора.

    — В Бухаресте мы тоже знали немногим больше, но ведь донесениям дали ход! И как они заработали!

    Прежде чем ответить, Артемий Прокофьевич яростно шлепнул себя по запястью, пришибив огромного овода.

    — Прежде всего, в Валахии с нами был генерал Кутузов, а не адмирал Чичагов. Но и тогда, если бы мы узнали лишь о стамбульской ноте Наполеона, это нам мало чем помогло бы. Но сообщение Мурузи оказалось верхним в огромной постройке. Знаете, как замковый камень в оконной арке или же мощном своде. Сам по себе вроде бы невелик, а какую конструкцию держит! В поисках такого иносказательного камня и состоит наша работа.

    — Какая работа? — резко спросил Новицкий. — И почему наша?

    — Узнавать, — нимало не обескураженный тоном собеседника ответил Георгиадис. — Смотреть, слушать, спрашивать, сопоставлять, обдумывать, составлять записки да меморандумы. А почему наша? Да потому, уважаемый Сергей Александрович, что приехал я к вам с предложением примкнуть к нашему темному и тайному братству ищущих.

    — Вряд ли я смогу быть вам полезным.

    — Зачем же так торопиться с ответом? Мы же с вами не в гусарском полку. В нашем деле всегда есть время подумать. Только его иногда очень и очень немного. Что же касается полезности — работа наша вам по вкусу, это я видел. Способности к ней у вас тоже имеются. Вам она нравится, вы ей не безразличны, что же откладывать соединение?

    — Я в отставке.

    — Гусарские ротмистры мне сейчас не нужны.

    — Я инвалид.

    — Вы чуть не загнали меня ходьбой по этому лугу. И хромаете вы, только когда вспоминаете о своей ране. А как увлечетесь, да хотя бы игрой с Полканом, так сразу и нога двигается как невредимая. Что же касается материального существа дела, то вы будете приняты на службу чиновником особого департамента. Возможно, военным чином. Но это останется между нами. Для прочих вы будете лишь чиновником ведомства, в котором и будете служить, так сказать, ex officio[24]. Двойное жалованье — хорошая прибавка даже для доходов с поместья.

    — Какие там доходы… — Новицкий обреченно махнул рукой. — Одна захудалая деревенька. Сто — сто пятьдесят рублей в год. Только бирюком в лесах прятаться.

    — Вот видите. Так что все резоны вам согласиться на мое предложение. Но я не прошу немедленного ответа. Сутки, двое, сколько вы еще согласны терпеть меня в доме. Как только ответите, я сразу уеду. С легким сердцем, с тяжелым, это зависит от вас… И еще хочу предупредить — дело наше отнюдь не бумажное. Метаморфозы возможны любые, и неожиданности встречаются всякие. Кстати, вы знаете, что Мурузи казнен?

    — Если вы думаете, что такое известие может остановить!.. — вспылил Новицкий.

    Полкан тоже вскочил. Он давно прислушивался к разговору и понял, что приезжий человек досаждает хозяину. Пес не гавкнул, не зарычал, только нагнул лобастую голову и обнажил клыки.

    — Спокойно! — Сергей ухватил огромного зверя за шерсть, поднявшуюся на загривке. — Это я не только ему, еще и себе. Вы не пугаете меня, вы искушаете.

    Георгиадис рассмеялся, заливисто, но не слишком-то искренне:

    — Чего же может испугаться александрийский гусар?

    — Это полковнику не пристало бояться, а я всего-навсего ротмистр.

    — Кстати, согласившись на мое предложение, вы будете приняты в службу следующим чином.

    — Правда, что Мурузи казнили?

    — К сожалению, да. Он и брат его Панайот были обезглавлены перед воротами сераля. Головы их выставили на обозрение черни с такой приблизительно подписью — «Они знали тайны турецкой империи и продавали их русским».

    Сергей отпустил Полкана, нагнулся за веткой, сломал ее пополам и отправил собаку в лес. Короткая деревяшка пролетела, кувыркаясь, десяток саженей, ударилась в ствол и рухнула, затерявшись среди подлеска. Новицкий с минуту смотрел, как пес, обиженно взвизгивая, роется среди слоя опавших иголок, продирается сквозь цепкий и пахучий кустарник. Потом взглянул наверх, где далекие кроны расчерчивали зеленью почти безоблачный небосвод. Повернулся к Георгиадису, шагнул через пару теней, упавших от мачтовых сосен, и сказал коротко:

    — Я согласен…

    III

    Вечером того же дня со стола Новицкого убрали все бывшие там бумаги и книги, а на столешнице раскатали карты, привезенные Артемием Прокофьевичем.

    — Насколько мне известно, Сергей Александрович, Кавказ и страны, что находятся за теми горами, места вам знакомые.

    Новицкий склонился над листом и повел поверх бумаги пальцем. Покачал головой и выпрямился.

    — Точно места найти не могу, но где-то восточней Тифлиса. Там, на речке Иоре, генерал Лазарев разбил войско аварцев. Было это в тысяча восьмисотом году. Мой отец, штабс-капитан Кабардинского полка, заколол знаменщика Омар-хана и взял зеленое полотнище. А еще через три года он погиб вместе с генералом Гуляковым, когда тот пытался достать лезгин в самых горах. Граф Воронцов был рядом с ним до самой его смерти. В Петербурге граф пытался найти меня в Преображенском полку, но я уже перевелся в армию. Мать получала пенсион за мужа, но его едва хватало ей самой. Служить в гвардии на одном жалованье стало совсем невозможно. Граф разыскал меня позже, в Турции, и рассказал о том злосчастном сражении… Но сам я на Кавказе еще побывать не успел. Да и горы в жизни своей видел только Балканские. И то издали.

    Пока Сергей вспоминал, Артемий Прокофьевич стоял почтительно наклонив голову. Хозяин замолк, и вдвоем они помолчали немного. Потом Георгиадис заговорил:

    — О судьбе вашего батюшки я наслышан. Знаю, что храбрый был офицер, как, впрочем, и прочие его товарищи по Кавказскому корпусу. Вижу, что качество сие перешло по наследству сыну.

    Новицкий усмехнулся:

    — Спасибо на добром слове. Другого имущества, кроме честного имени, отец службой так и не нажил. Жену себе вывез из Польши, почти бесприданницу. Так и пробавлялись доходами с одной деревушки.

    — А ваша матушка?..

    — Умерла год назад. Дождалась меня, приняла больного, поставила на ноги и, как только я зашагал, — скончалась. Так что в определенном смысле, Артемий Прокофьевич, я вам подхожу безусловно. Один, совсем один. Кроме Полкана, Михайлы и старой Феклы, жалеть меня и ждать некому.

    Георгиадис неожиданно взял Сергея за плечи и крепко стиснул. Оказалось, что в руках этого сухощавого, гладко выбритого, затянутого в вицмундир чиновника имеется немалая сила, которой вполне хватило бы и правофланговому гренадеру.

    — Сергей Александрович, давайте уясним наши позиции раз и надолго. Я не умирать вас зову, а жить и работать. Дело наше рисковое, в чем-то сродни солдатскому. То есть иногда мы погибаем. Но главная наша задача все-таки — выжить. Потому что мертвые уносят свои тайны с собой. Хорошо, если о них не узнает враг. Плохо, когда они останутся неведомы другу. Отец ваш, капитан русской армии, погиб с ружьем в руках, не отступив перед шашками и кинжалами. Тем самым он исполнил свой долг, честь ему, слава и вечная память! Вы же, служащий некоего департамента — назовем его пока что особенным, — можете в подобной ситуации бежать, притворяться мертвым, уверять неприятеля в своей совершенной безвредности…

    — Ради того, чтобы выжить? — покривился Новицкий.

    — Ради того, чтобы выполнить свое дело. О гусарском прошлом вам придется забыть. — Он оборвался, словно сообразив нечто любопытное. — Пожалуй, я неправ. Надо помнить — но словно бы с другой стороны. Когда наш общий знакомый, князь Мадатов, повел полк в сумасшедшую, самоубийственную атаку, он исполнял свой долг. Когда же вы, в тот самый момент, скакали в обратную сторону, плыли в ледяной воде, вы точно так же исполняли свои обязанности. И вам никак нельзя было погибнуть, ослабеть духом и утонуть, потому что тогда жертва александрийцев могла оказаться совершенно напрасной. Вы понимаете меня?

    Медленно и не слишком охотно Новицкий кивнул.

    — Отлично. Тогда приступим к настоящему делу. Вот место, где вам придется работать в ближайшие годы. Кавказ!..

    Артемий Прокофьевич провел ребром ладони над картой от левого обреза до правого.

    — Огромные горы протянулись между двумя морями. Эти вершины, склоны, долины, реки, земли перед хребтами, страны после хребтов — все это отныне часть Российской империи. Но часть беспокойная, клокочущая, требующая внимания большего, чем даже, уж извините, дорогой мой хозяин, ваша родная Польша!

    — Польша родная для моей матери. Я же подходил к ней лишь однажды, с Третьей западной армией. Но смотрите, Артемий Прокофьевич, какой вырисовывается зигзаг, странное сплетение судьбы личной и исторической. Если бы Литва не стала частью России, мои родители не смогли бы отыскать друг друга. Если бы Кавказ не сделался частью империи, они бы друг друга не потеряли.

    Георгиадис отошел от карты к небольшому круглому столику, высившемуся на разлапистой ножке вроде куриной, на котором Фекла поставила стаканы с чаем и блюдо с баранками. Отпил несколько глотков сладкой жидкости, разломал баранку, слабо хрустнувшую под его железными пальцами.

    — Обстоятельства, дорогой мой Сергей Александрович. Исторические пути народов пересекаются в местах не совсем удобных, в годы не слишком-то подходящие. И Польша, и Кавказ — окраины Российской империи. Они лишь недавно влились в ее состав и пока еще не нашли в себе сил примириться с почти неизбежным.

    — Вы сказали — почти. Что касается Польши, то я нижу причину несчастной ее судьбы. Но какая нужда погнала нас за эти проклятые горы?!

    — Могу повторить то же самое — обстоятельства. Силою самих обстоятельств мы были притянуты туда, увлечены за эти, как вы сказали, проклятые горы. Прежде всего дела персидские. Император Петр Великий пытался пройти вдоль Каспийского побережья. Тогда-то мы впервые и столкнулись с кавказскими племенами. Они не захотели быть только свидетелями нашего продвижения. Начались стычки. Но войско прошло до самого Дербента, взяло город. Перед тем принудило к покорности два ханства — Тарковское, против самых северных горных отрогов, и следующее за ним к югу — Каракайтагское. Так российское войско прошло Дербентскими воротами, да там и осталось. Император, впрочем, вернулся в Россию, дело его продолжили генералы. Славнейший из них — Матюшкин.

    Новицкий пригнулся к карте и так же проследил путь петровского войска от Астрахани до Дербента.

    — Сколько же сил мог оставить император на юге? Северная война же еще не закончилась.

    — Не много, — хмыкнул Георгиадис. — Но когда у него попросили подкрепления, чтобы пойти на Баку, Петр Алексеевич ответил весьма примечательно. Стенька Разин, написал он — с пятью сотнями казаков персиян не боялся, а я вам даю регулярных два батальона.

    Новицкий хихикнул. Ему показалось забавным, что государь приводит в пример вора и разбойника, возмущавшего Волгу в царствование его отца.

    — Да и Баку все-таки взяли. Потом было множество славных дел, и офицеры с солдатами поняли, что можно и нужно воевать там малым числом и большим умением. Две с половиной сотни пехотинцев майора Юрлова разбили четыре тысячи конных афганцев у Лахиджана. Здесь, чуть ниже Баку, на самом южном берегу Каспия. А лет через десять уже крымские татары начали искать путь в Персию, и пришлось встречать их у Терека. Две с половиной тысячи наших против двадцати пяти. Сражение было упорное, и только артиллерия наша вырвала наконец-то победу. Но — по Гянджинскому трактату в тридцать пятом году прошлого века вернули мы Персии все взятые города и отошли на север, на Терек.

    Оба — и Новицкий, и Георгиадис — согласно отвели руки к верхнему обрезу карты.

    — Обратите внимание, Сергей Александрович, карта эта почти пуста. Моря, основные реки, главные города. А что между ними — нам практически неизвестно.

    — Terra incognita![25]

    — Да — места совершенно нам неведомые. Кто-то из кавказцев — наших, офицеров Кавказского корпуса, — сказал, что чувствует себя порой испанским конкистадором — воином Писарро или Кортеса.

    — Если они обращаются с местными жителями как испанцы с ацтеками, немудрено, что там постоянно воюют.

    — Во-первых, русские не испанцы. Во-вторых, золота в этих горах нет, никогда не было и не будет. В-третьих, как военная сила горцы кавказские никак не могут быть сопоставлены с индейцами ни Южной Америки, ни Центральной, ни Северной. Насколько я, конечно, могу судить из Петербурга. Приедете на место, увидите сами.

    — Что ж, страшнее французов и турок?

    — Они, конечно, не регулярная армия, но противник по-своему грозный. Многие в этом успели уже убедиться… Простите, Сергей Александровович, но это правда.

    Новицкий отошел от стола, взял две трубки из ряда, стоявшего у стены. Вышел в коридор, позвал Михайлу и через несколько минут вернулся, выдувая клубочки белого дыма. Вторую предложил Георгиадису. Тот кивнул, благодаря, и взял длинный чубук.

    — Отец писал, что люди там отважные, но не стойкие. Приступают весьма горячо, но, получив отпор, рассеиваются, как эти струйки.

    — Если дымом наполнить всю комнату, то возможно и задохнуться.

    Новицкий вытянул руку и нарисовал трубкой в воздухе воображаемый косой крест, похерив всю страну южнее Терека.

    — Зачем же нам это понадобилось? Не проще ли поставить цепь укрепления от Азовского моря до Каспия и отгородиться от диких народов. Пусть уничтожают друг друга.

    — Не получится, Сергей Александрович. Оставив подробности военные, географические, скажу только, что есть простой закон отношений между народами, государствами. Закон взаимного проникновения. Если ты не идешь к соседям, тогда они приходят к тебе. И не с мягкой рухлядью, а с твердой, отточенной сталью. Сколько лет существует наш мир — более шести тысяч — все только подтверждает его справедливость.

    Новицкий подошел к полкам с книгами, положил руку на один корешок:

    — Да-да, конечно. Сначала один корабль пересекает море с востока на запад, увозит прекрасную женщину, а потом сотни кораблей отправляются за ним следом, отобрать украденное и — взять силою многое сверх того. Все пятьдесят же судов за собой вел Ахилл мощнорукий…

    — Не рискну забираться так далеко в глубь веков, но замечу, что закубанские народы — черкесы и натухайцы — приходили за добычей едва ль не к Воронежу. Казаки наши, впрочем, тоже наведывались в те горы. Огромная степь там раскинулась, к сожалению, уже за пределами нашей карты. От Кубани до Дона одно Дикое Поле. Что там на самом деле творится, мало кому понятно. Если начнем только разбирать, кто же кого и когда обидел первым, утонем в легендах и былях. Пока же мы твердо знаем одно — в области за Кавказом Россия появилась не по одной своей воле, но по просьбе тамошних христианских народов, грузин и армян. Кстати, разбирая дела, наткнулся на легенду, что, мол, еще два века назад, во времена Алексея Михайловича, небольшой отряд русских пришел на помощь картлийскому царю Луарсабу. Тогда его страну разоряло войско персидского шаха Аббаса. В официальной истории факт сей, разумеется, не зафиксирован, а в традиции, даже письменной, сохранился. С любопытными довольно подробностями. Стрельцы добрались с воеводой к монастырю Мцхета, и с ними удальцы днепровские или, может, донские. Атаман же последних говорит товарищам перед решительным боем: «Утикать, братцы, некуда. Так уж коли не то — сложим головы добрым порядком и не покажем басурманам прорех и заплат на спинах казацких…»

    Они помолчали. Оба легко представили эту сцену по своему опыту: горстка пеших, нацеливших пищали за легким тыном, сотни полторы вершников, уставивших пики. Напротив же тысячные массы, разноцветные и крикливые, приступающие не торопясь, уверенные в своей неисчисленной силе…

    — Услышал бы такое Гомер! — вздохнул Новицкий.

    — Может быть, кто-то другой услышит, — кинул в его сторону Георгиадис, но тут же посерьезнел: — Так ли, эдак ли, но в конце прошлого века в городке Георгиевске подписали уполномоченные двух государств трактат, по которому Российская империя обязалась покровительствовать Грузии, защищать ее от врагов внешних и внутренних. И тотчас же мы обнаружили себя стоящими против кавказских горцев. Лезгины джарские, белоканские давно привыкли видеть в грузинской земле удобное поле для разбоев. Налетали огромными толпами, увозили изделия ремесленные, серебро и медь с рудников, угоняли сотни рабов. Кого-то оставляли себе, большую часть везли в Анапу, где продавали туркам.

    — Что же, грузины не могли себя защитить?

    — Я же говорил вам, Сергей Александрович, кавказские горцы — страшная военная сила. Несколько тысяч лезгин — и ни один тамошний государь не решится встретиться с этим войском. Зато генерал Самойлов с двумя батальонами, эскадроном драгун и четырьмя орудиями рискнул. И уничтожил одну из разбойничьих шаек. Показал тем самым, что горцев можно и не бояться.

    — Но тем самым поставил нас врагами тех же самых лезгин.

    — Что же вы хотите? Мир наш устроен таким образом, что, желая стать друзьями одним, мы тут же делаемся врагами других. В нашей власти лишь выбор, за кого стать и кому же противиться. Да и грузинам мы сделались друзьями не сразу. Два батальона лишь прислали по Георгиевскому трактату, тех самых егерей, что и встретили разбойников, разоривших Гянлеу. Но потом их тоже забрали в Европу, воевать с турками. И Омар-хан спустился из Дагестана с огромным воинством тысяч в пятнадцать.

    Новицкий поежился:

    — Я помню атаку анатолийцев под Рущуком. Такая масса конницы сметет все что угодно.

    — Думаю, что конных у аварского владыки было не больше трети, но и этого количества хватит. Только русская пехота может стать поперек этого грохочущего прилива. Порядок, стойкость, разумеется, еще и картечь. Ни того, ни другого, ни третьего у грузин никогда не было. Но горцы не дошли до Тифлиса. Разгромили несколько городов и вернулись в горы с добычей. Зато через несколько лет уже иранский шах Ага-Мохаммед завалил столицу Грузии трупами. Шесть дней! Шесть дней персы грабили город. Подробности…

    Сергей загородился обеими руками:

    — Можно опустить, Артемий Прокофьевич. У меня неплохое воображение.

    — Да, лучше не мучить себя и фантазиями, и воспоминаниями… Но уже через четыре года император Павел отправляет в Тифлис егерский полк под командой генерал-майора Лазарева. Коего позже зарезала грузинская царица, когда он пытался отправить ее в Россию.

    — Была необходимость?

    — Тогда казалось, что да, — ответил Георгиадис неохотно. — Теперь представляется, что, пожалуй, и поспешили. После смерти последнего грузинского царя, Георгия, решили убрать из страны его вдову и всю царскую фамилию. Бывшую царскую, поскольку Грузия уже стала частью Российской империи. Причем решение принимал главнокомандующий князь Цицианов — сам родственник царицы Марии. Женщины вооружились ножами, и в результате генерал Лазарев получил смертельную рану. Тот самый Иван Петрович Лазарев, что за два года до этого отразил очередное нашествие дагестанцев. Выиграл сражение при реке Иоре, где так отличился и ваш отец. Благодарность народа — удар острым кинжалом в бок.

    Новицкий пожал плечами:

    — Мы исполняем наши обязанности не для похвалы, а по существу долга.

    — Хорошо сказано! — воскликнул Георгиадис. — У вас в самом деле есть дар слова. Надеюсь удостовериться в том, читая ваши сообщения из Тифлиса. Что же по существу долга, боюсь, что нам с вами придется довольствоваться именно этим. Но — двинемся дальше. Я имею в виду поближе ко дню сегодняшнему. Так в восемьсот втором году, четырнадцать лет назад, главнокомандующим в Грузию назначили генерал-лейтенанта Цицианова. Смотрите, Сергей Александрович, мы говорим лишь о делах Закавказья. Что делалось и делается на северных склонах гор, мы пока не берем в рассмотрение. Есть Кавказская линия, есть казацкие станицы и городки. Войска наши ведут борьбу против горских хищников, прикрывая им путь за Терек, за Кубань…

    — Насколько успешно?

    Георгиадис остановился, будто бы жеребец на скаку. Разом пропала его напускная веселость.

    — Мало сил у нас. Очень мало. Думаю, что половина шаек прорывается мимо стражи. И кони у них лучше, и люди к такой войне попривычнее.

    — Мы это видели и испытали в Турции.

    — Придется испытать еще раз. Впрочем, я на линии был только раз и весьма коротко. А потому судить о делах кубанских, откровенно говоря, опасаюсь. Туда, думаю, поедет другой человек, которому и вменена будет обязанность присмотреться пристально и разобраться. Ваше же дело — Грузия, закавказские ханства и Дагестан. То есть юг и восток. Видите — огромная область для действия и замечательная перспектива для умного, энергичного человека. Притом верящего в существо своего долга.

    Новицкий засмеялся и тут же закашлялся, неудачно затянувшись последней порцией табачного дыма. Похлопал себя по груди и помахал ладонью, разгоняя сизые струйки.

    — Мы говорили о Цицианове, — напомнил он, отдышавшись.

    — Павел Дмитриевич, хотя и был в родстве с грузинской царицей, родился в Москве. Начал службу в Преображенском полку… Да-да, ваш однополчанин… Участвовал в турецкой войне под началом Румянцева, потом в польской кампании у Суворова. Учителя, как видите, лучшие. Ходил вдоль Каспия с Зубовым, потом, во времена Павла Петровича, был отодвинут в сторону.

    — Как большинство екатерининских генералов.

    — Я не считал, — уклончиво отозвался Артемий Прокофьевич, — но на службу князь вернулся лишь при императоре Александре. Был назначен инспектором Кавказской линии и главнокомандующим в Грузию. И здесь он проявил себя замечательно. Человек совершенно восточный по духу, самолюбивый, вспыльчивый, дерзкий, жестокий, он обращался к местным властителям с одними приказами, угрозами, в других местах нетерпимыми совершенно. Как это он писал джарским лезгинам: «Обманете вы меня другой раз, истреблю вас с лица земли, пройду с пламенем по вашему обычаю, хотя российские не привыкли жечь, но попалю все, что не займу войсками, и водворюсь навеки в вашей земле».

    Новицкий слушал и покачивал головой.

    — Casus belli[26].

    — В Европе безусловно. В Азии… В Азии, Сергей Александрович, подобный тон человека сильного иной раз помогает войны как раз избежать.

    — Но Цицианов исполнял обещанное?

    — В случае неповиновения — да. Потом его привыкли бояться. Он совершенно уничтожил разбойные гнезда лезгин, он взял Гянжу, он заставил Имеретию с Менгрелией вступить в российское подданство, подчинил Карабахское ханство, Ширванское, Шекинское, Кюринское. Он отбросил персидскую армию. Потом князь погиб. Пришел с войском под крепость Баку, потребовал немедленной сдачи, но на переговоры поехал практически в одиночку. Его застрелили, спутника зарубили, казаку удалось ускакать. Запомните, Сергей Александрович, Аллах не признает клятвы, данной неверным. Любой муфтий с радостью освободит хана, бека, простого воина от взятых им обязательств. Тело князя зарыли в крепостном рву, и только через несколько лет оно было захоронено в местной армянской церкви, а пять лет назад его перевезли в Тифлис.

    — Как я понимаю, князь погиб довольно давно.

    — Десять лет назад. Потом командующие в Грузии менялись едва ли не каждые два года. Гудович, Паулуччи, Тормасов, Ртищев — все они не смогли удержаться на высоте, взятой генералом Цициановым. Только в двенадцатом году там появился славный генерал Котляревский. Впрочем, он служил под чужим началом, и очень недолго, но славу составил себе громкую.

    — Я не слышал этого имени.

    — Мы вообще мало знаем своих героев. В другой стране о нем бы кричали на всех улицах, у нас же… Кстати, он же был однополчанином вашего батюшки и сражался при Иоре. Но главные его подвиги совершены против персов. С пятью сотнями егерей почти полностью уничтожил десятитысячный корпус.

    — Невероятное дело. Удвоил, наверное, количество неприятеля, а то и утроил.

    — В том-то и дело, что нет. Сведения точные. В Азии, Сергей Александрович, все возможно. Вспомните, что Мадатов сбил Мухтар-пашу всего с двумя эскадронами. Они бы с Котляревским поняли друг друга с первого взгляда. Петр Степанович говорил своим солдатам: «Кто идет вперед, одна пуля в грудь или лоб, а бегущему десять пуль в спину». Это же Кавказский корпус, там воины стойкие. Впрочем, скоро увидите сами. Котляревский же разбил персов еще раз при Асландузе. И снова силы соотносились как один к десяти. Должен, правда, напомнить вам еще одну особенность азиатской войны: пленных там не берут.

    — Я не забыл.

    — Ну и последнее дело Котляревского было под Ленкоранью. С тремя тысячами он взял зимой грозную крепость. Потерял более трети отряда и сам был ранен тремя пулями. Две из них в голову. Выбит глаз, раздроблена челюсть. Доктор вынул из черепа более трех десятков костей. Теперь он живет в своем имении вместе с родственником, также отставным офицером. Тот служил у Котляревского под началом, лишился ноги в одном из сражений. Говорят, что генерал и на воздух может выйти только лишь летом, в теплый и сухой день.

    Новицкий поставил трубку и прошел к креслу, куда он сложил со стола бумаги.

    — Я запишу имя. Котляревский?

    — Петр Степанович. Генерал-майор русской армии, кавалер ордена Святого Георгия второй степени. Это на тридцать первом году жизни.

    — На последнем году жизни. Жизни военной.

    — Что же вы хотите, Сергей Александрович? Такие беды и подразумеваются существом нашего долга.

    — Полно насмешничать, Артемий Прокофьевич. Я тоже до сих пор от дела не прятался.

    — Потому я к вам и приехал. После Гюлистанского мира с Персией дела наши на Кавказе идут ни шатко ни валко. Много сил отняла наполеоновская кампания. Раз уперлись на севере, значит, в чем-то ослабли на юге. Сейчас император назначил нового главнокомандующего в Грузию — генерала Ермолова.

    — Он был начальником штаба в Первой армии у Барклая?

    — Точно так. Человек относительно молодой, нет еще сорока. Восток знает, поскольку командовал артиллерийской ротой при Зубове, в персидском его походе. К нему-то я и хочу вас определить.

    — И как же вы собираетесь это сделать?

    — Сделаете вы сами. Ни я, ни мой начальник не хотим действовать напрямую. Слишком явным будет основное направление вашей службы.

    — Как же я, человек в Петербурге никому не знакомый, смогу добиться такого назначения?

    — Прежде всего, на Кавказ из столицы стремятся очень немногие. Далее, у вас есть весомый резон — ваш отец, офицер одного из полков Кавказского корпуса, похороненный в Грузии. Вы же хотите продолжать его дело. Может быть, в каком-то смысле отомстить за его гибель. В любом случае, твердо решили стать на его место. Это цель, средства же лучше всего применить обходные. При любом дворе успешнее всего действуют через женщин.

    Новицкий впился взглядом в своего гостя. Артемий Прокофьевич, напротив, постарался принять вид самый невинный.

    — Вы очень хорошо осведомлены о моих семейных делах.

    — Это моя профессия. — Георгиадис склонился в учтивом поклоне.

    — В самом деле, дальняя родственница отца Софья Александровна Муханова сейчас фрейлина ее императорского величества.

    — Видите, как увлекают нас обстоятельства. Причем, не буду лукавить, мне известно, что Софья Александровна не просто фрейлина, но особа, весьма приближенная к императрице. Думаю, она не откажет своему троюродному брату в столь малой просьбе.

    — Будем надеяться.

    — Будем стараться. Кстати, деньги на прогоны до Петербурга и подорожную я уполномочен вам передать… Ну-ну, Сергей Александрович, вы уже считаетесь на службе, а прогулки по делам государственным личными средствами не оплачиваются… Я уеду завтра, вы же подождите с неделю и отправляйтесь следом. Кстати, в Тифлисе вы найдете вашего приятеля — князя Мадатова.

    — Он возвращается в горы?

    — По настоятельной просьбе генерала Ермолова.

    — Они так знакомы?

    — Князь командовал бригадой в его корпусе. Когда же Ермолов получил назначение в Грузию, попросил назначить князя себе в помощники. Доказывал необходимость и боевыми качествами генерал-майора — уже генерал-майора, и его происхождением, знакомством с местными условиями. Схожие аргументы могут сработать и в вашу пользу…


    ГЛАВА ПЯТАЯ

    I

    Спустя месяц после отъезда Георгиадиса, Новицкий уже был в Петербурге и входил в комнату достаточно просторную для гостиничного нумера, но показавшуюся ему с первого взгляда низкой и тесной. Казалось, что весь ее объем занимал один человек — высокий, широкий, с огромной головой, крепко посаженной на мощную шею. Те углы, что оставались свободными от его тела, заполнял низкий и зычный голос:

    — Коллежский асессор Новицкий?

    — Так точно. — Сергей еле удержался, чтобы не щелкнуть каблуками, не вытянуться в струнку; в штатском платье военная выправка выглядела бы нелепо.

    — В армии был?

    — Ротмистр Александрийского гусарского, ваше превосходительство. Отставлен по ранению и болезни.

    — Где ранен?

    — Дело под Борисовом.

    — Когда через Березину от Бонапарта бежали?

    — Когда Александрийский полк атаковал кирасир маршала Удино.

    Каковы бы ни были инструкции Георгиадиса, прислуживаться Сергей не желал. Даже главнокомандующему Грузией, генерал-лейтенанту, кавалеру ордена Святой Анны первой степени, Святого Александра Невского, ордена Святого Георгия второй степени.

    Ермолов хмыкнул:

    — Любишь свой полк, ротмистр?

    — Люблю.

    — И за честь его болеешь, я вижу. Так отчего же через женщин место выпрашиваешь? Почему не пошел по команде?

    — Долго идти, ваше превосходительство. Пока карабкаешься, все места уже и займут. Обходной путь — он короче.

    Ермолов басисто расхохотался. Смех его был прерывист и походил на орудийные залпы.

    — Смотри-ка, Андрей Иванович, отвечает вполне по-гусарски. Даже почти по-суворовски.

    Только когда Ермолов повернулся боком, Сергей заметил, что в комнате находится еще один человек. Штатский, старше Новицкого всего лишь лет на пять, то есть переваливший за середину четвертого десятка, но уже изрядно располневший. Круглое лицо обрамляли густые черные бакенбарды. Судя по разъяснениям Георгиадиса, это был Рыхлевский, правитель канцелярии главнокомандующего.

    — Что же бывший гусар собирается искать на Кавказе? — поинтересовался он, улыбаясь только губами; маленькие глаза его глядели внимательно и настороженно.

    — Судьбу.

    Ермолов еще раз выпустил смеховой залп и ударил себя кулаком по мясистой ладони:

    — Хорошо отвечаешь, гусар. А каково служить будешь?

    На этот раз Сергей с ответом замешкался, так что Рыхлевский успел вставить и свой вопрос:

    — Чем же вас, господин Новицкий, так увлекает Кавказ?

    Ответы свои Сергей поставил согласно субординации.

    — Служить намерен изо всех сил. Кавказ же привлекает меня прежде всего тем, что там погиб и похоронен отец. Капитан Кабардинского полка, воевал под началом генералов Лазарева и Туликова.

    Ермолов, похоже, об этом не знал. Он покосился на Рыхлевского. Тот кивнул и дальше расспрашивал Сергея уже один. Алексей Петрович отодвинулся в сторону и погрузился в обширное мягкое кресло, заскрипевшее под его тяжестью. Новицкий между тем остался стоять.

    — Что вы знаете о кавказских делах?

    — По правде говоря, не слишком-то много. Политическая история стран между морями Каспийским и Черным в общих чертах. Несколько знаменитых сражений. Имена — Цицианов, Лазарев, Котляревский, Лисаневич, Греков…

    Мысленно Новицкий благодарил Георгиадиса, учинившего ему по приезде в столицу не одну лекцию о жизни Кавказского корпуса. Рыхлевский слушал фамилии боевых генералов и отмечал кивком каждую, что была ему ведома.

    — Горские племена?

    — Знаю, что они существуют. Слышал о набегах лезгин на Карталинию, Кахетию, Гянджинское и Карабахское ханства.

    — Гянджинское ханство ныне Елизаветпольский округ, — подал вдруг голос Ермолов. — Князь Цицианов взял город и переименовал в честь императрицы Елизаветы Алексеевны.

    «Главнокомандующий, — подумал Сергей, — тоже хочет выказать свое знакомство с предметом». Но не позволил себе шевельнуть ни губами, ни бровью. Рыхлевский выждал приличное время и, видя, что Ермолов более не собирается говорить, продолжал спрашивать сам:

    — Что бы вы предполагали избрать себе основным предметом вашей будущей деятельности?

    — Прежде всего, я, конечно, ожидал бы пожеланий и приказов будущего начальника, — осторожно начал было Новицкий, но, заметив, что Рыхлевский поморщился, рванулся вперед быстро и безоглядно: — В самом деле меня интересует жизнь людей, населяющих эти земли. Имена племен, стран, их земли, природа, обычаи. Горы, реки, долины, пути караванные и военные. Все, что только может быть полезным тем, кто будет управлять этими землями.

    — Стремление полезное, — протянул почти лениво Андрей Иванович. — Увы, но о государствах Европы мы знаем куда больше, чем о своем собственном. Другое дело, подкрепляются ли ваши намерения силами и способностями. На Кавказе, говорят, климат весьма не здоровый.

    — Я воевал на Балканах четыре года.

    — Языки? — коротко спросил Рыхлевский.

    — Французский, немецкий. Английский хуже.

    — Жаль, жаль, с англичанами нам там придется встретиться. А что же азиатские?

    — Турецкий, достаточно свободно. Армянский — смогу объясниться. Сейчас начал заниматься персидским, основным наречием. Договорился о встрече с хозяином лавки в Гостином, он обещал несколько подготовить меня в грузинском.

    — Карты?

    — Мне приходилось составлять планы местности во время действий в Болгарии.

    — Знакомы ли вы со снабжением, с обеспечением частей и отрядов?

    — Я был полковым адъютантом. Покойный генерал Ланской высоко оценивал мои действия.

    «Говорят, что неловко себя хвалить самому, — подумал Сергей. — Но кто же сейчас сделает это лучше?»

    — Да-да, — потянул Рыхлевский, не отрывая, впрочем, глаз от Новицкого. — Это отражено в вашем послужном списке. А какого мнения о вас генерал-адъютант Чернышев?

    — Мне это имя неизвестно, — совершенно искренне ответил Сергей.

    По тому, как сжались губы Рыхлевского, он понял, что правитель канцелярии ему не поверил.

    — Что же молодца-то более мучить, — забасил снова Ермолов. — По характеру гусар, по задаткам вроде ученый. Нужен тебе такой, Андрей Иванович?

    — Думаю, пригодится, — ответил осторожно Рыхлевский. — Возьму его к себе в канцелярию. Дело найдем. Кстати, одним придется заняться прямо сейчас. Да прежде еще два вопроса, простите за прямоту: пьете?

    — Нет.

    — В карты играете?

    — Не приучился.

    — Какой же ты, Новицкий, гусар? — Ермолов высоко поднял кустистые брови. — Что же — и жженки сторонишься?

    — Жженку пью наравне с другими. В другие же вечера считал необходимым заниматься делами по службе. А гусар, ваше превосходительство, я на коне, с саблей в руках.

    — Этого, надеюсь, мы не увидим, — резко оборвал Сергея Рыхлевский. — Ваша задача, господин коллежский асессор, будет совершенно обратная. Вести себя вы обязаны по возможности тише.

    — Вот именно, — поддержал своего начальника штаба Ермолов. — Гусарский мундир на Кавказе совершенно не нужен. Хотя качества, привитые вам генералом Ланским, в горах пригодятся. А к грузинцу своему походи. Все легче в Тифлисе будет.

    — Что же, Сергей Александрович, со дня сегодняшнего можете считать себя зачисленным на службу со всеми вытекающими последствиями. — Рыхлевский поднялся, показывая, что разговор закончен. — Пока отдыхайте, смотрите, как изменилась столица, вы же не видели ее лет десять. А послезавтра жду вас в соседнем номере, получите первое поручение.

    Сергей форменным образом развернулся через левое плечо, едва удержавшись, чтобы не откозырять перед этим…

    II

    Вечером того же дня Новицкий отправился в уже хорошо знакомый ему дом, где надеялся сообщить об успехе своего дела. Он появился поздно, гостиная уже была полна, пришедшие разбились на небольшие группки, и разговоры жужжали громче, чем мухи на летней кухне у Марфы.

    Прежде всего Сергей направился к хозяйке. Елизавета Николаевна сидела у самовара, разливала собственноручно чай, в который добавляла сливки, которые можно было, казалось, резать ножом. Каждую чашку сопровождала тонкая тартинка из хлеба со свежим, чудесно пахнущим маслом.

    — Вы сегодня припозднились, Сергей Александрович.

    — Неудачно сложились обстоятельства. — Он еще раз оглядел обширную залу. — А…

    — Будет еще позже. Ей неожиданно пришлось дежурить не в очередь, заболела другая фрейлина. Ее же величеству было угодно отправиться в Петергоф.

    — Не близкий путь.

    — Наша Софи привыкла к путешествиям. Утром она прислала записочку, сообщить, что, если останется жива, непременно приедет. Вы же, тем временем, присоединитесь к какому-нибудь кружку. Не для одной же Софьи Александровны вы посещаете мой салон.

    Сергей понимал, что должен отпустить комплимент дежурный, но обязательный, однако почувствовал с ужасом, что у него язык будто бы примерз к нёбу. Елизавета Николаевна была добра, приветлива, в меру легкомысленна, в меру начитанна, но ее приплюснутый нос и черный пушок на верхней губе превозмогали все остальные качества, Новицкий пробормотал несколько невнятных самому слов и отошел.

    У стены поминали остров Святой Елены, у окна обсуждали орден иезуитов. В креслах посередине залы толковали о Библии.

    — Они намерены одни управлять религиозными чувствами, — горячился человек лет сорока, бычась и утыкая подбородок в широкий галстух. — Папа запрещает полякам читать Книгу на родном языке! Не поворачивает ли время вспять, господа!

    — Священники всегда занимали место между человеком и Богом! — заметил ему сосед, офицер в Преображенском мундире.

    — Потому-то у людей и возникали определенного рода сомнения, — с улыбкой вставил свое замечание третий; несмотря на молодость он был, очевидно, подслеповат: круглые стекла в тонкой оправе уютно восседали на его переносице. — За мантиями епископов и кардиналов они уже не могли различить Высшего существа.

    — Я беседовала недавно с мистером Гендерсоном, — несколько наклонившись вперед и стиснув руки, быстро заговорила миловидная женщина лет тридцати. — Он уверен, он положительно убежден, что свободное распространение Библии незамедлительно смягчит нравы, воздействует лучшим образом на умы и сердца.

    Первый истово закивал головой, преувеличенным образом выказывая свое согласие. Второй поднял брови:

    — Мистер Гендерсон, вы говорите, Мари? Не тот ли британец, что собирается печатать Писание в России и нести его во все уголки нашей обширной империи?

    — Именно! Именно тот! — почти закричала Мари. — Британское Библейское общество намерено поддерживать российских своих собратьев. Оказывать всяческую помощь в организации дела, сборе пожертвований и распространении будущего издания.

    — Хорошее дело, — согласился со своей визави и второй. — Издавать Библию без примечаний и пояснений. Книга для чтения, для семейного, может быть, чтения. Но как же будут читать ее люди совершенно безграмотные?

    — О, не беспокойтесь, Катенин, — повернулся к нему третий мужчина; он, показалось Новицкому, только и ждал повода очередной раз съязвить. — Если прикажут, будут читать все, даже грамоты и не знающие. Забавную историю рассказывал при мне граф Виктор Павлович. Как только стало известно, что император открыто поддержал новое направление умов, командир одной пехотной дивизии заставил всех своих подчиненных — офицеров и нижних чинов, подписаться сообразно доходам. Все вошли в Библейское общество. Направились в Царствие Небесное, так сказать, строем. Все! До единого человека!

    Сергей не мог удержаться и рассмеялся в голос. На него оглянулись. Он извинился и отошел.

    Ждать ему пришлось достаточно долго. Он бродил по зале, останавливался у одной группы, подсаживался к другой, далеко обходил третью. На него обращали внимание. Одинокий человек в салоне был приметен как полковое знамя в сражении. Высокая, миловидная дочь хозяйки, девушка лет восемнадцати, подошла к Новицкому и попыталась занять разговором:

    — Говорят, что вы скоро покидаете нас.

    Сергей почтительно поклонился.

    — Не успели приехать в столицу и тут же стремитесь ее оставить. Вам не нравится город?

    — Я служил здесь несколько лет, в начале царствования государя. Тогда мне, после наших равнин, казалось, что здесь тесновато и душно. Но сейчас возникло ощущение свежести. В вашем доме оно проявляется особенным образом.

    Екатерина Осиповна мучительно покраснела. Сергей смотрел в ее черные, живые глаза и совершенно искренне говорил, как ему нравится приезжать в их дом на Мойке, рассказывал об удовольствии, с которым он наблюдает за гостями, об уважении, которое испытывает к хозяевам. О воздухе, свежем воздухе, которым, кажется, наполнена длинная анфилада комнат, ведущая к этой зале.

    — Вы шутите, Сергей Александрович. Сейчас здесь душно и шумно.

    — Я говорил в переносном смысле. — Новицкий вдруг почувствовал, что устал, распустил мускулы и сделался совершенно серьезен. — Общение с умными, образованными людьми освежает ум, но требует определенных усилий.

    — А душа? Душа разве не может отдохнуть… — начала было Екатерина Осиповна, но вдруг оборвалась. — Но вот потянуло и сквознячком. Вы тоже почувствовали?

    Сергей понимал, что поступает невежливо, но не мог справиться со своими глазами. Они упорно уходили от собеседницы, скользили по ее прямому пробору, тянулись к входу к залу, откуда к столу, к самовару, к хозяйке шла высокая женщина в темном платье.

    — Вы замолчали? Вам тоже зябко? — Девушка пыталась быть остроумной, но губы ее дрожали от едва скрытой обиды. — Или же вы ищете свежести, долетевшей из горних сфер? Не отвечайте, не делайте чрезмерных усилий. Я просто вас отпускаю.

    — Спасибо, — ответил он коротко, будто выдохнул.

    Вокруг новой гостьи уже собрался большой кружок, составленный из одних мужчин. Кто-то тянулся и расправлял плечи, кто-то, напротив, пробовал изогнуться приятнейшим образом, вертлявый невысокий юноша с темным некрасивым лицом отпускал шутки не умолкая. Софья Александровна пила чай, откусывала намазанный маслом хлеб, слушала и улыбалась одними глазами. Новицкий стал за офицером-преображенцем, тем, что недавно рассуждал о Библейском обществе, и притаился, выглядывая из-за плеча с эполетом. Но его быстро заметили.

    — Кузен! — воскликнула Муханова. — Что же вы прячетесь? Подойдите сюда, я хочу вас спросить.

    Столпившееся расступились не быстро и неохотно. Сергей подошел к столу.

    — Садитесь, мой милый. Вы не обидитесь, я буду разговаривать и есть одновременно. Утомительный день. Ужа-а-сный, как говорили у нас в Смольном. Елизавета Николаевна обещала отпоить меня чаем.

    Она чуть сутулилась, клонила голову на сторону, но Сергею казалось, что так и надо, что совершенно ни к чему держаться прямо, вытягиваться, будто бы в общем строю. Лампа на столе бросала тень от ее руки с чашкой по белой скатерти. Невольным движением Новицкий накрыл эту тень ладонью.

    — Что же, видели вы Ермолова? Как он вас принял? Берет ли с собою?

    — Видел, — улыбаясь, начал отвечать Сергей по порядку вопросов. — Расспрашивал с интересом. Берет меня под свое начало правитель его канцелярии Рыхлевский.

    — Андрей Иванович! — воскликнула вдруг хозяйка. — Я знала его, когда он еще практиковал врачом. Несколько раз он пользовал нашу Китти. Но потом перешел к этому ужасному Балашову. Говорили, — Екатерина Николаевна понизила голос, — что и он был причастен к несчастью Сперанского[27].

    — О ком и что только не говорят, моя дорогая, — заметила быстро Муханова.

    Новицкого несколько удивил этот снисходительный тон. Елизавета Николаевна была лет на пятнадцать старше своей собеседницы. Но, очевидно, положение фрейлины императрицы сравнивало разницу в возрасте.

    — И вы довольны? Вы едете на Кавказ?

    — Я доволен. Я еду. И я очень вам благодарен.

    — Ах, благодарность пустое. Для чего же существуют на свете женщины, как не устраивать мужские дела! Но меня уже начинает мучить нечто, что называется в обществе совестью. Чувствую, что именно я посылаю вас под пули, штыки, сабли.

    — У горцев нет ни штыков, ни сабель. У них только кинжалы и шашки.

    — Ах, нет, нет, я слышала, что они метко стреляют, — опять вмешалась в разговор хозяйка гостиной. — Дмитрий Муханов, еще один ваш дальний родственник, был ранен в руку выше локтя, вернулся в Петербург и потом лечился более месяца.

    Новицкий не мог не улыбнуться, вообразив эту страшную рану.

    — Дорогая Елизавета Николаевна, Сергей Александрович воевал и с турками, и с французами. Говорили, что он даже атаковал пушки в конном строю. Это правда?

    — Правда. Но в строю я был не один. Обыденная ситуация для солдата — идти вместе со всеми.

    — Ах, только не скромничайте. Берите пример — с других. Почему вы не носите ордена?

    — На фраке они будут смотреться весьма нелепо.

    — Так наденьте мундир.

    — Я в отставке.

    — Вы уверенно защищаетесь с любой стороны. — Софья Александровна поставила чашку и поднялась. — Простите, моя дорогая, я отведу господина Новицкого в сторону. Надеюсь, что, оставшись со мною наедине, он будет менее колок и более откровенен.

    Перед ними раздвинулись. Муханова и Новицкий прошли по комнате, остановились в оконной нише.

    — Как я устала сегодня, — пожаловалась Софья Александровна, поднося руку к виску. — Сегодня была не моя очередь, но маленькая Гагарина сказалась больной. Знаете, обычные женские… А, впрочем, откуда вам знать, вы не женаты.

    Сергей улыбнулся.

    — У вас славная улыбка, Новицкий. Словно вы понимаете весь мир, извиняете и — отпускаете идти своим чередом.

    — Я не думаю, что мир нуждается в моем прощении. Но хотел бы многое в нем понять.

    — Почему начинаются войны?

    — Наверное, это тоже. Но главный вопрос, которым я задаюсь уже несколько дней… месяцев… может быть даже лет, — почему ум, красота и женственность так редко соединяются в одном теле?

    — Редко, сказали вы? Какая наивность и простосердечие! Никогда, скажу я уверенно. Никогда трем этим свойствам не сойтись вместе.

    — Значит, меня обманывают мои глаза и слух.

    — Вас обманывает ваш разум, Сергей Александрович. В свою очередь задам вам вопрос, на который сама постоянно ищу ответа: почему мужчины так легко приписывают миловидному личику свойства, извините за каламбур, ему совершенно не свойственные?

    — Глаза — зеркало разума.

    — Прежде всего, не разума, а души. А потом они, действительно, зеркало. И отражают тот разум, ту душу, что так упорно смотрится в них. Прежде всего это относится к женским органам зрения.

    Новицкий снова не смог удержать улыбку.

    — Вы прощаете меня, Сергей Александрович?

    — Мне кажется, что сегодня я вас понимаю. Вы безмерно устали.

    — Как всегда в дни дежурства. Ее величество… впрочем, это уже будет лишнее. Конечно, мы не доехали до Петергофа, конечно, мы остановились у какого-то озера, конечно, наш ангел была, как обычно, мила и сердечна, конечно, нам всем было стыдно за наши земные чувства… По возвращении я готова была вывалиться из кареты, но только представила себе, что нужно подниматься на третий этаж, идти по темному коридору… Знаете, наверху есть такой загончик для фрейлин… И эта пустая комната, и эта нелепая мебель, и заспанная Ульяна, и косолапый Марей вносит свечи, с которых он снимает нагар толстыми пальцами…

    Она замолчала. Новицкий боялся пошелохнуться.

    — Я вспомнила, что обещала Елизавете Николаевне, велела себе собраться и крикнула кучеру поворачивать. И, конечно же, я хотела узнать, чем закончился ваш визит к Ермолову… Но вы опять улыбаетесь. Я бы хотела увидеть, как вы разозлитесь.

    — Это гораздо легче устроить, чем мою встречу с командующим Кавказским корпусом. Заговорите… да хотя бы с тем мальчиком… и вы увидите, как я бываю зол.

    — Этот мальчик обещает быть большим поэтом. Говорят, сам Державин отметил его на лицейских экзаменах. Впрочем, сегодня мне не до стихов. Так вы ревнивы? Фу! Во-первых, это мелкое чувство, во-вторых, я не давала вам повода.

    — Во-первых, повод не дают, а берут. Во-вторых, злость тоже чаще всего сопутствует слабым. Что же делать — я не так силен, как хотел бы казаться.

    Софья Александровна накрыла его руку своей ладонью, и Новицкому сделалось жарко.

    — Извините, дорогой мой. Я сегодня устала, расстроена, оттого и кусаюсь, как комнатная собачка. Но что же Ермолов?

    Сергей коротко и четко пересказал ей основные узлы разговора с будущими его начальниками. Муханова слушала, внимательно разглядывая его лицо:

    — Вы довольны. Я это вижу. Вы рады, что уезжаете, оставляете нас в холодном, недобром городе. Не отрицайте, вы меня разочаруете.

    — Сердце мое разорвано надвое.

    — Уверена, что вы послушаетесь лучшей его половины. Ах, как бы я хотела вырваться из этого круга! Какое там, должно быть, солнце на вашем Кавказе! Какие белые шапки на острых вершинах! Я видела подобное в Альпах. И, наверное, уже больше никогда не увижу.

    — Я бы… Может быть… — забормотал, сбиваясь, Новицкий.

    Настал черед Софьи Александровны извинять, улыбаясь:

    — Нет, друг мой, и не будем никогда заговаривать о подобном впредь. Вы же только начинаете подъем, вам незачем отягощать руки, спину и совесть… Вы говорите, Рыхлевский согласился взять вас к себе в канцелярию. Он умелый и умный чиновник. Когда-то в самом деле был достаточно известным врачом, но после вдруг перешел в департамент полиции. Балашов, его начальник в прошлом, фигура страшная. Государь порой даже отказывался принимать его с докладами. Сейчас Андрей Иванович перешел к Ермолову. Но значит ли это, что он ушел вовсе от Балашова? Я не уверена.

    — А кто такой Чернышев? — вспомнил вдруг Сергей Александрович. — Рыхлевский спросил меня, знакомы ли мы, но я даже не слышал этого имени.

    — Ныне генерал-адъютант. Перед самым нашествием Бонапарта был в Париже, откуда ему пришлось уехать быстро и тайно. Говорили, что он выполнял секретные поручения государя. И очень хорошо, что вы незнакомы. На эту сторону жизни нашего государства порядочному человеку лучше и не заглядывать.

    Новицкий кивнул, якобы соглашаясь. Но часть его мозга сразу же стала прикидывать, кому же подчиняется Артемий Прокофьевич Георгиадис, а значит, и сам он.

    — Сколько же вы еще пробудете в Петербурге?

    — Неделю-две, может быть, месяц. Мне могут приказать уехать в любой день.

    — Надеюсь, что это будет не завтра. У меня выходной, я хотела бы выспаться, а вечер провести спокойно, разумно и просто. Завтра в Малом театре играют «Дмитрия Донского» Озерова. Вы видели Семенову? Нет?! Вы просто обязаны быть со мной. О билетах не беспокойтесь, мы пройдем в ложу…

    III

    Для разговора с Рыхлевским Сергей надел венгерку, на вечер к Елизавете Николаевне поехал во фраке; в театр пришел в доломане гусарского ротмистра. Так, он решил, будет приличнее и уместнее показать свои ордена — Анну, Владимира и, главное, белый Георгиевский крест. Отставленный по болезни, он имел право носить мундир и рассчитал, что нынче как раз случай воспользоваться этой возможностью.

    По тверскому и нижегородскому опыту он представлял театр местом почти присутственным и удивился, увидев, как вольно бродят в партере молодые нарядные люди. А на сцене появились уже актеры и начали перебрасываться короткими фразами, и кто-то уже вышел вперед, приложил сжатый кулак к груди и начал декламировать нечто торжественное, но совершенно неразличимое в общем шуме.

    Софья Александровна его успокоила:

    — Французская безделушка, представление для съезда карет, для сбора публики. Вы же понимаете — еще только начало седьмого, зрители не готовы, их надобно подогреть. Подождем, пока появятся наши князья. Не те, что в ложах, а настоящие — из-за кулис…

    Спектакль начался с некоторым опозданием, тем не менее по залу бродили опоздавшие к началу молодые люди, переговариваясь едва ли не в голос. Новицкий отвлекался на франтов еще и потому, что поначалу ему не понравились ни новенькие, игрушечные доспехи театральных князей, ни блестящая вычурность их речи, но постепенно он увлекся происходящим на сцене.

    — Ах, лучше смерть в бою, чем мир принять бесчестный! —
    Так предки мыслили, так мыслить будем мы…

    При этих словах Димитрия Муханова быстро оглянулась на Сергея, стоящего у нее за спиной. Новицкий даже не заметил ее взгляда.

    В антракте Софья Александровна пригласила его присесть на свободное место рядом.

    — Ну как вам Семенова?

    — Я больше смотрел на будущего Донского.

    — Ах, да сдались вам эти герои! — проговорила она досадливо. — Вы лучше послушайте Ксению. «Под игом у татар мы заняли их нравы, // И пола нашего меж нас ничтожны правы…» Ксению беспокоит, что в России женские голоса теряются среди рева мужских. Вот где сплетается подлинный узел пьесы. Вот в чем суть трагедии.

    — Мне показалось, — улыбнулся Сергей, — что центр ее тяжести в споре между князьями Димитрием и Тверским.

    — Но ссорятся они из-за женщины.

    — Они соревнуются из-за чести. Одному кажется бесчестным отказаться от сговоренной уже невесты, другому, — Новицкий замялся, тщательно подбирая слова… — Другому — отдать любимую женщину человеку, которого та не сможет никогда полюбить.

    — А впоследствии, помирившись, начинают перекидывать ее друг другу, как военный трофей. Впрочем, что же я забегаю вперед.

    — Я знаю текст Озерова. Читал его и частично слышал в одном нашем театре.

    — Озерова ставят в провинции?

    — Кусками, или, вернее сказать, отрывками. У нас же нет ни Семеновой, ни Яковлева.

    — Он уже далеко не тот, зато она!.. Кажется лучше с каждым сезоном.

    — Говорят, что с ней теперь занимается Гнедич.

    Новицкий повернулся налево. Облокотившись на барьер ложи, стояли трое молодых людей, которых он уже видел накануне в салоне на Мойке. Преображенец, штатский в пенсне и смуглый, курчавый поэтический юноша. Офицер и вмешался в их разговор с Мухановой.

    — Павел Александрович, рада вас видеть. Неужели же вы еще не выучили Димитрия наизусть?!

    — Я пришел не к Озерову, но к Семеновой. Заглянул несколько дней назад в ее тетрадку с ролями. Вы же знаете, Гнедич расписывает ей текст, словно по нотам. Мне показалось, что одно ударение выстроено логически верно, но противоречит общему ритму. Хочу проверить свое ощущение. Знаете, там… — он оборвался. — Впрочем, я увлекся.

    — Но мы рады видеть увлеченных людей. Впрочем, я хочу познакомить вас. Господа… Новицкий, Грибоедов, Катенин, Пушкин.

    Все четверо наклонили головы почти одновременно. Юноша тут же выпрямился, попробовал сдвинуть каблуки с преувеличенным почтением, но неудачно. Поигрывая пальцами с ногтями длинными, словно ястребиные когти, он уставился на белый крест, который, Новицкий чувствовал не глядя, особенно выделялся в петлице черного доломана.

    — Бородино? — спросил он. — Тарутино? Красное? Лейпциг?

    — Шумла, — коротко ответил Сергей. Мальчик определенно ему не нравился.

    — Есть такой город?

    — Это в Турции, — объяснил ему штатский. — Там шла война, о которой в Петербурге почти ничего не знают.

    — А существует ли то, о чем не знают здесь, в Петербурге? — задиристо вопросил Пушкин.

    — Существует, — так же кратко обрезал его Новицкий. — И — очень многое.

    — К примеру? — Юноша помрачнел, и глаза у него неприятно блеснули.

    — Война, война, Александр! — Грибоедов положил руку ему на плечо. — Где дрался наш новый знакомый александриец. А мы с тобой — нет. Хотя, между прочим, я сам имел честь несколько месяцев носить черный мундир гусарский. Иркутского гусарского.

    — Гусар гусару, — поклонился Сергей, решив не доводить дело до ссоры. — Но я вижу, господа, что и в Петербурге есть весьма многое, чего не отыщется в других городах. Замечательные поэты, великие актеры…

    — Вы это о Яковлеве? — Мальчик, видимо, тоже обрадовался возможности сменить предмет разговора. — Когда он пьян, он дик, он — чудовище. Когда же трезв, напоминает нам пьяных великих. Выбирайте, каков вам более по вкусу.

    — Сегодня? — спросил Сергей.

    — Сегодня он стар, — успел ответить ему Катенин. — Однако замены ему я не вижу. Брянский? Может быть, но он холоден и самовлюблен.

    — А что же Семенова? — воскликнула Муханова. — Павел Александрович, вы же пришли смотреть на нее. Вот вам мужчины — уверяют, что живут ради женщины, но только отвернувшись, забывают о ней немедленно.

    — Что же Семенова? — медленно начал Катенин. — Сегодня она особенно тянет слова. Поет, поет. Но уроки Гнедича определенно пошли ей на пользу. Как она научилась падать с крика до шепота! А потом вдруг неожиданно взлетает вверх. Но я еще хочу послушать четвертое действие, где она пытается примирить Тверского с Димитрием. Помните, конечно же: «О мудрые князья! // Возникшей распри здесь причиной быв несчастной, // Ваш призываю суд…» В этой сцене и должно проявиться особенное умение. Посмотрим, посмотрим, подумаем.

    — И напишем! — озорно бросил ему Грибоедов.

    — Вам бы все шутить, господа. Что же, написать, пожалуй, и можно, да прочитать будет некому. Мы-то все знаем, а вам, Софья Александровна, и вам, господин ротмистр, сообщу, что год назад было запрещено высказывать любое печатное мнение о членах императорской труппы. Хотят освободить актеров от критики и забывают о нуждах театра. Поставить его в зависимость от одних только зрителей, так он умрет через несколько лет. Пойдем, Александр, занавес уже шевелится. Софья Александровна… господин ротмистр…

    Он щелкнул каблуками с естественной легкостью, спутники его раскланялись с Мухановой и Новицким и отправились ближе к креслам. Софья Александровна пристально наблюдала за ними.

    — Никогда не могла понять: зачем ему гвардия, когда есть рядом театр? Он пишет, он переводит, он занимается с молодыми актерами. Он живет в зале и за кулисами. К чему еще разводы, маневры, доклады, дежурства?

    — Мне показалось, что господин Катенин уделяет слишком много внимания технике.

    Новицкий начал было приподниматься, но невольно заговорил; Муханова показала жестом, чтобы он сел и закончил.

    — Спектакль дошел только до середины, и для Семеновой пространства было немного, но мне показалось, что она даже не декламирует, а — живет в этом пространстве. Она не актриса, которая играет Ксению. Она и есть уже сама нижегородская княжна, причина раздора среди вождей русских.

    — Вы правы. Я одного мнения с вами. Но возможна ли такая жизнь на сцене без определенного рода техники? Без памяти, без жеста, без голоса… Но давайте посмотрим дальше и закончим разговор уже после финала, который, как мы уже знаем, вполне счастливый…

    После финала, после победы русского войска, бегства Мамая, смерти Бренского, Темира, Пересвета и Челубея, примирения всех князей и соединения любящих, занавес снова поднялся, и по сцене забегали, завизжали горничные, стряпчие и старухи.

    — Пьеса для разъезда карет, — обозначила происходящее Софья Александровна. — Мы с вами можем ее не смотреть. Но и торопиться нам некуда. Перед входом сейчас ужасная толчея. Каждый старается уехать первым. Кучера хлещут бедных лошадей, своих и чужих, кареты бьются, трещат, седоков бросает от стенки до стенки. Чуть подождем и уедем спокойно. А пока я хочу услышать ваше суждение.

    Новицкий был готов к такому вопросу и заговорил сразу:

    — Игра превосходная, хотя не мне и судить. После провинциальных школ любая столичная кажется натуральной. Что же касается самого Озерова, его недостатки на сцене видятся отчетливей, чем при чтении. Не могу понять, что делает в воинском стане Ксения?

    — Не было бы ее, не было бы и пьесы.

    — Разве одного побоища у Непрядвы мало для серьезной трагедии?

    — В жизни более чем достаточно. На сцене же — слишком мало. В трагедии человеческие чувства сгущаются. В течение двух часов писатель показывает нам ситуацию, которая в обыденной жизни размыта на месяцы, годы, иногда десятилетия. Когда же ему приходится несколько отступить от здравого смысла, мы прощаем его. Ксения любит Димитрия, хочет увидеть его перед жестокой битвой, может, в последний раз. Для того и приезжает к войску.

    — И едва не становится причиной его гибели.

    — Не она, не княжна, но сумасбродная гордость Тверского князя. Он видит в ней лишь вещь, отданную ему во владение, и не хочет расстаться с ней даже во имя общей победы.

    — Возможно, он любит ее не менее Дмитрия.

    — Видите, Сергей Александрович! Вы тоже увлеклись этим треугольником и забыли о битве с татарами. Что ж, если Антоний оставил огромную империю ради женщины, почему бы и нашим князьям не рискнуть своими владениями для той же цели?

    Новицкий сделал паузу:

    — Не думаю, чтобы Египет жил хуже под властью Цезаря. В нашей истории ставки обычно куда как выше.

    — Оттого и пьесы наши тоскливы. Мужчины напыщенны, женщины неестественны и забиты. Нужен гений Семеновой, чтобы Ксения была заметна на сцене. У другой она выходит только игрушкой времени, обстоятельств, мужчин… Впрочем, смотрите, ложи уже пусты, можно отправляться и нам. Позовите мою карету, будьте добры.

    Сергей, не спускаясь с крыльца, крикнул четко и громко: «Карету ее превосходительства фрейлины Мухановой!» Когда четверка знакомых ему лошадей зацокала по набережной, он обернулся и предложил Софье Александровне руку.

    Неожиданно путь ему преградили трое мужчин. Вдруг остановившись к нему спиной, они возбужденно заспорили вроде бы о том, где им продолжить вечер. Новицкий попросил подвинуться, ему не ответили. Мундир гусарского офицера побуждал его к действию. Он хлопнул ближайшего из троицы по плечу и внятно предложил дать ему и даме дорогу.

    Компания обернулась. Он увидел три красные физиономии, разгоряченные напитками более, чем спектаклем. Софья Александровна охнула и потянула его назад. Поняв, как она испугана, Сергей положил руку на саблю и гаркнул, подражая Ланскому: «Позвольте пройти!» Теперь попятились штатские. Новицкий провел Муханову до дверцы кареты и только тогда выпустил эфес из ладони.

    Внутри Софья Александровна забилась в угол и стиснула руки. Новицкий покачивался на сиденье и старался не смотреть в ее сторону.

    — Скажите ему, — она кивнула вперед, — пусть проедет по Невскому, по Фонтанке. Как хочет, только не во дворец.

    Сергей крикнул в окошечко указание кучеру и повернулся к Мухановой:

    — Вы испугались? Неужели этой пьяной троицы?

    — Я женщина, а не боевой офицер. Возможно, я ошиблась, и мне никогда не бывать даже Ксенией. Но и вы не представляете, как такие компании бывают опасны.

    Сергей рассмеялся невольно и тут же принялся извиняться:

    — Но я в самом деле не понимаю, чего можно бояться здесь, в Петербурге. Чисто, не шумно, светло. Везде фонари, полиция, гвардия.

    — Что вы, Сергей Александрович! Мне, признаюсь, порою кажется, что даже в дремучем темном лесу безопаснее, чем на освещенных петербургских проспектах. — Она придвинулась к Новицкому и понизила голос: — Я расскажу вам одну историю. Это случилось — тому назад десять лет. Впрочем, началось все несколько раньше… Одна дама, не пытайтесь угадать, вы все равно не узнаете кто…

    — Разумеется. Санкт-Петербург большой, а я очень плохо знаю его обитателей.

    — Тот Петербург, о котором обычно говорим мы, весьма невелик. Свет, аристократия — всего лишь двести-триста фамилий. И, тем не менее, она останется инкогнито… Дама из очень хорошей семьи неожиданно и внезапно влюбилась. Но не в своего мужа.

    — Неужели такое случается?

    — Не язвите. Вы же видите, я до сих пор дрожу. Вы разве не поняли, что мне в самом деле страшно?!

    Новицкий взглянул на Софью Александровну. Разглядеть ее лицо он не смог, но каким-то образом ему передалось ее напряжение. Он склонил голову и приготовился слушать.

    — Ее муж, человек достойный, образованный, рассудительный, хорош собою, перестал обращать на жену внимание. На людях он был предупредителен и даже заботлив, но, возвращаясь домой, забывал о ней вовсе. Так продолжалось несколько месяцев, год. Потом в обществе поползли слухи. Утверждали, что он увлечен другой. Говорили далее, будто бы виновата прежде всего она. Будто бы муж не может простить ей короткого романа в начале семейной жизни.

    — Роман был?

    — Ах, Сергей Александрович, ну кто же может знать такие подробности! Были слухи. Рассказывали, будто бы свекор дамы выказал ей на людях неодобрение. Якобы дочь ее оказалась брюнеткой, когда родители оба были блондины. Девочка вскоре скончалась, а подозрения, увы, сохранились. И муж стал поглядывать на сторону. Наконец, дело дошло до того, что с женой он общался только на людях. Брак их сделался номинальным.

    — Они были молоды?

    — Едва ли перешли на четвертый десяток.

    — Очень неосторожно.

    — Я рада, что вы меня понимаете. Они, точнее, он попробовал выставить природу за дверь, она, как говорит поговорка, тут же вернулась через окно. И, как вы скоро увидите, в буквальнейшем смысле. На одном балу дама встретила красивейшего мужчину — офицера одного из гвардейских полков.

    — В столице должно было быть много импозантных гвардейцев.

    — Сейчас — да. В то время гвардия находилась в походе. А молодой человек, один из немногих, был оставлен в казарме. Он был представлен, они прошли круг в мазурке, они разговаривали, он влюбился. Сначала молча. Потом начались страстные взгляды, после стали порхать записки. Наконец, он добился свидания. Оказалось, что она полюбила его с первой же встречи. Год они были счастливы.

    — Год? Невероятный отрезок для человеческой жизни. Обычно мы запоминаем час, даже минуты. Тут же — триста шестьдесят пять дней счастья!

    — Не уверена, что их было даже двести девяносто один. Но только лишь выдавался удобный случай, скажем, луна пряталась за свинцовые петербургские тучи, офицер, ловкий и сильный молодой человек, поднимался по веревочной лестнице…

    — Вместе с природой!

    Софья Александровна утвердительно кивнула, и Новицкому даже показалось, что она улыбается. Во всяком случае, ужас, охвативший ее у театра, кажется, рассеялся вместе с рассказом.

    — Проникал в окно и оставался у любимой женщины два-три часа. В остальное время любовники упивались прошедшим и грезили будущим.

    — А служба? Дом? Муж, родные, командиры и сослуживцы?

    — Полк, я сказала вам, был в походе, на той, несчастливой первой польской войне. Муж… он тоже был в армии. Словом, все шло хорошо, пока — следы счастья не сделались всем слишком заметны.

    — Как это неосторожно!

    — Должно быть, они забылись на один короткий момент… Но — к этому времени муж возвратился в город. Дама ему призналась, и он решил прикрыть ее своим именем.

    — Слишком великодушно!

    — Да, иногда говорят, что он слишком хорош для этого мира. Но при том поставил жесткое условие — жена не должна видеть своего друга, по крайней мере до рождения будущего ребенка.

    — Условие жесткое, но не жестокое. Я мог бы его понять.

    Софья Александровна еще более наклонилась вперед, пытаясь разглядеть городские виды за дверцой кареты:

    — Не понимаю, где же мы едем.

    Сергей осмотрелся:

    — Только что проехали Аничков, свернули на Фонтанку, как вы того и хотели.

    — Пусть будет так. Дама честно держала слово, но офицер, вы же понимаете, попытался передать ей записку, но она была перехвачена. О чем он не имел ни малейшего представления. Думал, что к нему охладели, что его не хотят больше видеть, о нем не хотят слышать вовсе. Он сделал еще пару глупостей, был замечен около дома… Через неделю он отправился в театр, где должна была быть и его дама. Большой театр у Мойки, что сгорел еще до нашествия Бонапарта. Говорят, что его выстроят снова, но мне почему-то не верится. Да если это вдруг и случится, я все равно там не буду. Слишком уж печальны воспоминания.

    — Потому что там была их последняя встреча?

    — Потому что там была кончена его жизнь. После спектакля он вышел наружу, и сразу у крыльца его окружили. Он был силен и храбр, он схватился за саблю, но его ударили сзади, в бок длинным и тонким кинжалом. К нему уже бежали друзья. Нападавшие скрылись. Офицер сразу не умер и прожил в мучениях несколько месяцев.

    — Муж все-таки взревновал?

    — Нет. Муж держался так достойно, как только можно было ожидать в его положении. Но у него были братья, которые якобы решили отомстить за семейную честь.

    — И не решились сделать формальный вызов?

    — Они не хотели огласки, неизбежной при любом исходе дуэли. Да их положение и не позволило бы выйти к барьеру. Кроме того, к семейной чести примешалось здесь и задетое самолюбие. Дама утверждала, что оба деверя, во всяком случае старший, оказывали ей определенные знаки внимания.

    — Безответные?

    — Оба они были ей отвратительны.

    Софья Александровна замолчала. Новицкий выдержал паузу и все же спросил:

    — Они больше не виделись?

    — Только один раз, перед самой его смертью. Когда доктор уверился, что раненый уже совершенно плох, это стало известно… подруге дамы. И она посчитала своим долгом устроить влюбленным свидание, последнее в этом мире. Дама приехала, молодой человек в парадном мундире лежал на высокой подушке. Окна были завешены шторами, темную комнату оживляли только цветы. Никто не знает, о чем они говорили. Они пробыли наедине около четверти часа. Дама уехала, а утром несчастный умер.

    — Что же ребенок?

    — Девочка родилась через месяц после нападения у театра, то есть отец успел узнать о ее счастливом рождении. Но спустя полтора года она скончалась. В несколько месяцев несчастная женщина потеряла все.

    — Кроме воспоминаний.

    — Иногда они становятся только обузой.

    — Даже счастливые?

    — Они в первую очередь. Подумайте, каково это: жить в вечном горе и вспоминать мелькнувшее некогда счастье.

    Какое-то время они ехали в молчании, слушая, как стучат подкованные копыта по булыжнику набережной.

    — Вы… — осмелился, наконец, проронить слово Новицкий.

    — Я сопровождала ее к Алексею в последнее их свидание. После говорила с братом умершего, забирала письма и некоторые другие бумаги. Я же принимала участие в оформлении надгробного памятника. Я слишком много знаю об этой истории. Так много, что удивляюсь, почему еще могу ходить, говорить, думать. Почему еще никто не позаботился, чтобы я замолчала.

    — Я мог бы… — начал было Сергей, но Муханова быстрым движением закрыла ему рот ладонью.

    — Вы — нет. Я не так уж безнравственна, чтобы калечить судьбу человеку ваших способностей.

    — И моего положения?

    Вместо ответа Софья Александровна сама приоткрыла завеску окошка и крикнула кучеру, чтобы тот поворачивал к Зимнему…

    V

    Новицкий смотрел, как Софья Александровна взбегает, приподняв подол платья, по лестнице, как закрывается за ней тяжелая деревянная дверь. Потом быстро прошагал площадь наискось, но у Певческого моста задержался. Привалился к гранитному парапету и смотрел на темную воду, отражавшую размытые силуэты зданий. Рослый парень в грязном фартуке прошел к соседнему фонарю, приставил деревянную лестницу, вскарабкался по ступенькам и зажег плошку; прикрыл от ветра стеклянной створкой и спрыгнул с привычной ловкостью, не опасаясь отбить пятки о булыжную мостовую.

    Путаные мысли клубились в голове, начинаясь ниоткуда, нигде и никак не заканчиваясь. Возвращаться в деревню было бессмысленно: как сможет она из столицы перебраться в такую волчью глушь? Тянуть ее за Кавказский хребет казалось предприятием еще более бестолковым. Какая служба, какая жизнь ожидала его впереди? Что мог обещать он женщине, ровеснице годами, но куда старшей положением в обществе, а возможно, и опытом? В одну минуту он решал пойти завтра к Рыхлевскому и сообщить, что отказывается от места. В другую — желал тут же оказаться как можно дальше от Петербурга, да так, чтобы все мысли и чувства вымыло как можно скорее: стоять снова в строю, вплотную за полковым командиром, и, ощущая подсасывающую легкость в желудке, ждать привычной команды…

    Послышались шаги за спиной, и знакомый голос проронил несколько слов:

    — Жду вас в номере. Не оборачивайтесь, подождите несколько минут и спокойно возвращайтесь в трактир.

    Когда Сергей вошел в комнату, Георгиадис уже сидел в кресле, поставив цилиндр на пол, оперев скрещенные ладони на длинную черную трость с желтым костяным набалдашником. Изделие было с секретом: внутри его покоился узкий острый клинок, легко выходивший из деревянных ножен при малейшей необходимости. Новицкий знал об этом, поскольку и сам не расставался с таким же.

    — Что с Ермоловым? — спросил он без лишних вступлений, пока Сергей опускался еще на кожаную подушку дивана.

    Новицкий отрапортовал с такой же экономией слов.

    — Хорошо, — кивнул Артемий Прокофьевич. — Очень хорошо. Путь мы выбрали правильный. О чем еще Рыхленский вас спрашивал?

    — Знаком ли я с генерал-адъютантом Чернышевым. Ответил, что о таком далее не слышал.

    Георгиадис выдержал паузу, не сводя глаз с Новицкого. Тот в свою очередь разглядывал собеседника, испытывая того немым вопросом. Но Артемий Прокофьевич уклонился от прямого ответа.

    — Вполне могли и не знать. Когда вы в гвардии служили, Александр Иванович был таким же офицером, да еще в кавалергардском полку. Когда же приблизился ко двору, вы уже дрались в Турции. Да и в ваши брянские чащобы вести от двора вряд ли доходят. Нет, подозрений быть не должно.

    — А в каком качестве я должен знать Чернышева сейчас?

    — Генерал-лейтенант русской армии, один из ближайших помощников и советников императора Александра. Для отставного гусарского ротмистра и коллежского асессора таких сведений более чем достаточно. С Рыхлевским будьте осторожны. О нашем знакомстве он, конечно же, осведомлен, но об остальном может только догадываться. Пусть ломает умную голову.

    — Ермолов?

    — Тоже, должно быть, догадывается. Он же не глух, слышал, о чем спрашивал вас правитель его канцелярии.

    — Почему же он согласился меня принять?

    Георгиадис усмехнулся:

    — А почему он взял и Рыхлевского? Алексей Петрович хорошо знает и армию, и двор, и многое другое, что именуют государственной службой. Вполне мог рассудить и так, что все равно не оставят его без надзора, так уж лучше он будет знать наверное, чьи глаза следят и чье перо пишет. Но нам с вами необходимо прежде всего развязать узел куда более существенный. Вы решительно собрались предложить руку и сердце вашей родственнице?

    Новицкий вспыхнул и начал уже привставать, но холодный взгляд визави словно пришпилил его к обивке.

    — Я предполагал, что это мое личное дело, — процедил он, с трудом размыкая зубы.

    — Что касается вашего сердца — да. До тех пор, пока оно сохраняет верность присяге. А вот рука ваша, и тем более голова уже, Сергей Александрович, принадлежат не вам одному. Да что же я вам объясняю! Будь вы по-прежнему гусарский ротмистр, вам пришлось бы непременно представить вашу невесту офицерскому собранию и ждать решения ваших товарищей.

    — Я уверен, что фрейлина ее императорского величества…

    — Не нанесет урон чести любого полка армейского или гвардейского, — подхватил Артемий Прокофьевич с любезной улыбкой. — Не могу оспаривать очевидные вещи. Но наша с вами деятельность требует иной, более строгой оценки. Я не буду спрашивать вас, на какие средства вы собираетесь содержать супругу, привыкшую к роскоши императорского двора. Уверен, что вы сами уже задавались этим вопросом. Но есть еще и привходящие обстоятельства. Для успешного исполнения наших обязанностей нам с вами надобно быть людьми как можно более незаметными.

    — Для друзей или для врагов?

    — Если мы продолжаем наши служебные отношения, то единственный ваш друг — это я. Остальные — неприятели, явные или возможные. Соединившись же с Мухановой, вы тотчас же цепляете к себе шлейф различных историй…

    Сергей нетерпеливо подвинулся.

    — А! Вижу, вы осведомлены! Тем лучше. Сергей Александрович, позвольте быть вполне откровенным. У вас две возможности: либо продолжать наши отношения, оставаясь до поры до времени человеком свободным, либо возвращаться в свою усадьбу, откуда я так опрометчиво вас сманил.

    — Есть и третий путь, — начал было Новицкий.

    — Нет его, нет. Место в канцелярии Рыхлевского нужно мне для моего человека. Оставаться же в столице близ Софьи Александровны не советую по известным уже причинам. Я понимаю сложную ситуацию, в которой вы оказались, и потому не требую немедленного ответа. Согласен ждать до — послезавтрашнего утра. Ведь именно на это время пригласил вас Рыхлевский. Так что вы решаете и отправляетесь: либо к нему за поручением, либо ко мне за расторжением нашего договора. Ну а теперь я вас оставляю наедине с нелегкими мыслями. Сочувствую, но помочь более ничем не могу. Такие решения человек должен искать и находить совершенно самостоятельно.

    Георгиадис поднял цилиндр, встал, откланялся и вышел из номера. Новицкий остался сидеть, сгорбив плечи и уронив подбородок на грудь…


    ГЛАВА ШЕСТАЯ

    I

    Минас Лазарев, довольно щурясь, оглядывал сидевшего напротив генерала в форме александрийских гусар. Черный доломан едва просвечивал сквозь серебряные шнуры и шейтаж[28], высокий воротник, отделанный красным галуном, плотно охватывал мощную шею; курчавилась пышная шевелюра, широкие черные бакенбарды сбегали к уголкам рта, плавно перетекая в лихо завитые усы, поддерживавшие выгнутый луком нос. Князь Валериан Мадатов заехал навестить старого друга, которому был обязан первыми шагами по ступеням военной карьеры.

    — Я рад! Я вижу — мальчик стал настоящим мужчиной! Мне кажется, что легче пересчитать звезды на небе, чем у тебя на мундире.

    За минувшие полтора десятилетия Лазарев постарел, побелел и согнулся, а потому не стеснялся говорить «ты» человеку, которого помнил еще семнадцатилетним подростком.

    Валериан широко и радостно улыбнулся в ответ. В этом доме он не видел причин таиться и притворяться. Его успехи были общей удачей всех родственников и друзей, всех армян Карабаха и, конечно же, армянской общины Петербурга. Гость мог гордиться собой и хвастать, зная, что именно этого ждет довольный хозяин. Лазаревы помогали ему освоиться в гвардии, в Петербурге, и теперь могли видеть, что их усилия, их деньги не канули, не распылились, а возвращаются с хорошим процентом.

    — Этот золотой крест, — показал Валериан под самую шею, — Анненский орден. Он был у меня первым. Я получил его, когда еще служил в седьмом егерском. Тогда еще третью степень в петлицу.

    — Я не вижу креста в петлице.

    — Когда я получил вторую степень на шею, третью, низшую, носить стало уже не нужно. Это хороший орден. Его учредил государь Павел Петрович. У него славный девиз: «Любящим правду, благочестие и верность».

    — Я уверен, что ты любишь правду и верность. Но как у тебя с благочестием?

    Валериан засмеялся глубоким смехом сильного, уверенного в себе человека:

    — Я солдат, дорогой Минас Лазаревич. Я исполняю все, что не противоречит моему долгу.

    Лазарев сокрушенно покивал головой:

    — Да-да-да. Если бы Господь хотел, чтобы мы чтили все, что он заповедовал, он сумел бы позаботиться о мире на этой земле.

    — Меня учили, что уничтожить врага совсем не то, что убить.

    — Я так понимаю, что ты хорошо усвоил это учение.

    — У меня не было возможности выбирать.

    — Разумеется. Тем более что и я сам отправил тебя в русскую армию. Но мы отвлеклись. Ты не рассказал, за что получил первый орден.

    Валериан подумал, что, конечно, не за благочестие, но говорить это вслух не стал. Он рассказал Лазареву о штурме валашской деревушки, об овраге, где чуть не осталась вся его рота, об убитом им человеке, первом, чью смерть видел на расстоянии чуть большем вытянутой руки: рука плюс половина ствола и штык.

    Лазарев дослушал его рассказ и взял со стола колокольчик. Прибежал молодой парень в синем архалуке, туго перепоясанном по талии. Минас приказал ему принести вина.

    — Я хочу выпить за второе рождение мальчика из гавара Варанда, — начал он несколько церемонно, поднявшись с дивана; Валериан тоже встал, придерживая пальцами ножку хрустального бокала. — Все мы начинаем жизнь приблизительно одним способом. И чтим родителей, впустивших нас в этот прекрасный мир. Но большинство живущих так и остаются детьми, даже когда старятся и умирают. Некоторые чувствуют, что призваны совершить нечто большее, и проводят год за годом в тоске и мучениях, не зная, на что им решиться. И только очень немногие понимают цель и суть своего существования, находят в себе силы направить свою судьбу по единственно верной дороге. Так они рождаются во второй раз. За них и за тех, кто был рядом с ними…

    Валериан выпил, сел и уставился в дно сосуда, вспоминая тех, с кем рядом шел долгие военные годы: Бутков, Земцов, Ланской, Приовский, Фома, Ланжерон, Кульнев… Лазарев выждал несколько минут и кашлянул, привлекая его внимание:

    — Я вижу у тебя и другие знаки. Ты расскажешь мне их историю?

    Валериан поднял руку и ощупал еще один крест на шее:

    — Этот, с черной каймой, орден Святого Владимира. У него тоже хороший девиз: «Польза, честь и слава». Четвертую степень я получил за Браилов. Неудачное было дело для всей нашей армии, не много там было чести и славы, но свою часть я исполнил с изрядной пользой. Ночью разведывал путь и вывел колонну на позицию для последнего штурма. Не наша была вина, что он не удался… Потом были еще сражения, и мне вручили золотое оружие: шпагу, а на клинке слона: «За храбрость». И последний орден в егерском: снова Анна, уже третьей степени. Наш батальон попал в ловушку в лесу, и моя рота расчистила ему путь.

    — Сколько же ты служил в пехоте?

    — Десять лет. От подпрапорщика в Преображенском до капитана седьмого егерского. Но воевал меньше двух.

    — Три ордена и золотое оружие за неполных два года? Ты быстро бежал, мой мальчик! Ты не обижаешься, что я называю тебя по-прежнему?

    Генерал-майор князь Мадатов, кавалер многих орденов, подался вперед и склонил голову:

    — Я помню себя мальчишкой, который случайно попал в ваш дом. И я хорошо знаю, кому обязан своей судьбой.

    — Ты обязан еще своему дяде. Кстати, как здоровье уважаемого Джимшида?

    — Он писал, что болеет, но надеюсь, что успею его застать.

    — Я надеюсь, что он встретит тебя, твердо став на обе ноги, и увидит своего племянника в генеральском мундире. Красивую одежду носят кавалеристы. И эти ордена словно предназначены для серебряных галунов и шнуров.

    — Первый кавалерийский орден был крест Святого Георгия. Лучший орден для военного человека. Такой же белый, только вставлялся в петлицу. Я получил его за Чаушкиой. Тогда мы разбили большой отряд турок, а мой эскадрон захватил обе пушки. Представление командир полка сделал сразу, но ответа из штаба не было. А я успел сделать одну большую ошибку[29] и думал, что теперь полковник отзовет все бумаги. И тогда решился на славное дело. С двумя эскадронами, это сотни три с половиной, сбил под Батином албанскую конницу. Мухтар-паша, сын властителя Янины, вел тысяч пять в обход нашей позиции. Мы рубили их, пока не пристали кони. И через неделю пришел Георгий за пушки и — указ о производстве в майоры. Еще раз за турок я получил следующий чин — подполковника.

    Лазарев позвонил еще раз. Тот же юноша принес другое блюдо с виноградом, персиками и снова наполнил бокалы.

    — Ты хорошо сражался на юге. Я знаю, что тебе пришлось заниматься другими делами. Манук Мирзоян писал мне…

    Валериан поднял руку:

    — Не будем об этом, Минас Лазаревич. Я выполнял что мне поручали, но души моей в этом не было. Люблю открытую схватку, конную атаку, когда поют трубы, гремят литавры и тысячи копыт стучат по земле. А долгие разговоры и кинжал в рукаве — не для меня.

    — Хорошо, тогда расскажи мне, где дрались твои гусары.

    — С Дуная нас вернули в Россию. Наполеон шел на Москву, а мы должны были запереть ему путь назад. Под городом Кобрин мы погнали саксонцев, и я получил Анну второй степени с алмазными знаками. Это она сейчас у меня на ленте.

    — Но французского императора вы упустили.

    Валериан замялся и шумно выдохнул.

    — Да! Лев ушел. Израненный, окровавленный, он все же оказался сильнее охотников. И там под Борисовом осталось и больше трети наших гусар. Командир полка, командир батальона, офицеры и рядовые. Я сам три раза водил александрийцев в атаку. Мы погибали, но генерал Ланжерон успел вывести корпус из-под удара. За это дело мне прислали саблю со многими бриллиантами.

    — Ценная награда.

    — Еще ценнее слова, что написаны на клинке: «За храбрость». Может быть, такое оружие надо было дать каждому, кто сражался в тот ноябрьский день. Но получил его я.

    — Наверное, по заслугам.

    — Наверное. Прусский король тоже прислал мне орден. — Валериан тронул звезду, висевшую у него под левым плечом. — Его генерал назвал мои действия образцовыми.

    — Ты доволен?

    — И да, и нет. Я горжусь золотым оружием, орденами, но хотел бы вернуть тех, кто остался там навсегда. Некоторые иногда приходят во сне.

    — Говорят? Просят?

    — Стоят, молча смотрят, потом уходят.

    Он поднял бокал и осушил полностью. «Помянешь меня, Мадатов?!» — вспомнил слова Ланского. Сам наклонил кувшин, наполнил сосуд до краев и выпил одним глотком, по-гусарски. Вино толкалось в виски, подстегивало язык. Валериан расстегнул крючки на воротнике, повел шеей:

    — Потом государь повел нас в Европу. В следующем году, тринадцатом, мы снова столкнулись с саксонцами. У них хорошая пехота, стойкая и умелая. Наш устав запрещает коннице атаковать пехоту, успевшую уже приготовиться к бою. Но мы решились. Разбили два батальона, взяли в плен генерала Ностица. Так я повесил себе на шею еще и Георгия третьей степени.

    — Тебе был только тридцать один?

    — Другие в мои годы командовали дивизиями. Но потом мы дрались под Лейпцигом. После этого сражения император сделал меня генералом и прислал орден Владимира третьей степени.

    — Что написал государь при этом?

    — Что и обычно: «В воздаяние отличной храбрости».

    — Потом?

    — Год я залечивал рану. После стоял с кавалерийской бригадой в Вене. Потом нас перебросили в экспедиционный корпус графа Воронцова во Францию. Оттуда я вернулся в Россию. Генерал Ермолов выпросил у императора мое назначение на Кавказ.

    Лазарев поставил бокал на стол. Прислужник заглянул в дверь, но он досадливо сделал ему знак удалиться.

    — Ермолов назначен военным губернатором Грузии. Командующим Кавказским корпусом. Теперь он будет решать все дела от Кубани до Каспийского моря. Что это за человек?

    — Был начальником штаба у Барклая-де-Толли. Командовал корпусом при штурме Парижа. Смел, умен и не любит повторять приказания.

    — Знает ли он Кавказ?

    — Командовал ротой артиллерии в походе Зубова.

    Лазарев потер сложенными ладонями нос и похрустел пальцами:

    — Поэтому он забирает тебя?

    — Я тоже уехал из Карабаха мальчишкой. Но еще помню горы, облака, реки. Слышу, как говорят люди, живущие в тех местах. Наверное, корни не совсем обрублены, живут, дышат.

    — В яму, где росло гибкое деревцо, нелегко будет вернуть мощный ствол.

    Оба рассмеялись.

    — Каждому человеку приятно вернуться на место, где он родился, где вырос. Тем более, когда можно показать друзьям детства и родственникам — каким человеком стал.

    Валериан помрачнел:

    — Я хочу подняться в горы, уважаемый Минас. Но не только на те перевалы, что помню еще мальчишкой. Моих родителей увели люди, пришедшие из Дагестана. Я далее не знаю, где они похоронены. Когда я вспоминаю об этом, кровь колотится в виски и стесняет дыхание.

    Лазарев наклонил голову и выдержал приличную паузу.

    — Думаю, мелик Шахназаров будет рад оказать тебе помощь. Что он делает нынче?

    — Дядя сначала получил крепость Лори в Грузии, а лет десять назад продал ее и перебрался назад, к Шуше. Тогда Карабахское ханство стало под российскую руку. Сражался под командованием Цицианова, получил чин подполковника. Командовал армянским эскадроном, награжден почетным оружием.

    — Я писал ему, спрашивал: почему только серебряным? Он ответил, что князь Цицианов не любит армян, награждает золотом только грузин. Отсюда трудно разобрать, на чьей стороне правда.

    Про себя Мадатов подумал, что и там, на месте, понять, кто виноват, будет немногим легче.

    — Сейчас он занимается арыками. Медные прииски грузинские продал в казну. Большего по письмам понять трудно. Ермолов метит назначить меня воинским начальником в Карабах. Приеду на место, узнаю. Напишу непременно.

    — Да, теперь, в этом мундире, с этими орденами, тебе будет совсем не стыдно показаться в Аветараноце и далее подняться в Шушу.

    Они оба вспомнили давний разговор и улыбнулись друг другу…

    II

    В собрание Сергей опоздал нарочно. Бал начинался с польского, а ему совсем не хотелось вышагивать по залам, комнатам, переходам, тянуться в такт торжественной музыке, обмениваться дежурными фразами со случайными партнершами да слышать ядовитые шепотки за спиной.

    В том, что шептаться будут, он не сомневался. Его фрак зеленого цвета, цилиндр, ботинки, да и перчатки выказывали, он понимал это, сугубого провинциала, мелкого помещика из бедной губернии. Новицкий и был таким — не богатым, не чиновным, не знаменитым и не собирался притворяться чем-то другим, большим, лучшим или же худшим.

    У входа гудела толпа. Государь был, но недавно отъехал, понял он по выхваченным из общего гула фразам. Сергей потупился, изображая на всякий случай смущение и расстройство, но думал только о том, задержалась ли Софья Александровна, как она ему обещала, передавая билет.

    Он хотел лишь одного — поблагодарить. Да и проститься по-доброму, по-хорошему. Прочим чувствам он приказал спрятаться, опуститься на самое дно. Неделю назад, после вечернего визита Георгиадиса, он провел бессонную ночь, взвешивая доводы pro et contra[30], а наутро, продремав едва ли два с половиной часа, поехал к Рыхлевскому. Он выбрал и надеялся, что никогда не будет сожалеть об упущенных возможностях.

    Он по-прежнему утешал себя соображениями о неравенстве положений: она — особа четвертого класса, и он — едва шагнувший выше девятого. Конечно же, Артемий Прокофьевич прав — что может предложить чиновник канцелярии пограничного корпуса фрейлине ее императорского величества? Толику нежных чувств да совместные занятия чтением и театром… Но все разумные доводы подтачивало ощущение некоторой неловкости: стыдно александрийцу, даже и отставному, отступать перед деньгами и положением.

    Новицкий разговаривал сам с собой, а ноги несли его вверх, по широкой парадной лестнице. Он показал билет распорядителю и направился было в центральную залу, но у самой двери вдруг смалодушничал и повернул в сторону, куда стремился плотный поток мужчин разного возраста, комплекции и положения. Сергей предположил, что в том направлении должна быть буфетная, и не ошибся.

    Он спросил, не самой дорогой водки, опорожнил стаканчик одним глотком, закусил и отошел в сторону, размышляя, стоит ли повторить или же храбрость его и так поддержана должным образом. Вдруг сердце Сергея словно пропустило удар и забилось вновь учащенно. Он и не думал, что его может так взволновать вид мундира, но это был черный доломан александрийских гусар! К тому же человек в генеральском мундире был ему очень знаком.

    — Ваше сиятельство! — сказал он негромко, приблизившись на вытянутую руку.

    Мадатов обернулся и несколько секунд недоуменно разглядывал окликнувшего его штатского.

    — Здравствуй, Новицкий! — Звучный голос, привыкший греметь в сражениях, наполнил небольшую, тесную комнату, заставляя собравшихся обернуться на звук. — Не узнал тебя в этом… извини, фраке! Давно ли в отставке?!

    — С тринадцатого, как только отпустили врачи.

    — Да, да. Мы как погнали французов на запад, так уж не возвращались. Так что не обессудь, после той встречи уже и не мог.

    Мадатов говорил об армейском госпитале у Березины, где он навестил раненого Новицкого вечером того памятного обоим гусарам дня.

    — Я понимаю. Война идет, так что же оглядываться.

    — Вот-вот. А меня через два года под Лейпцигом тоже картечиной в руку. Прямо с утра, можно сказать, дело не началось. Что ж, уходить?! Перевязали, хорошо — левую. Так и дрались до темноты. А после уже в палатку. Морфию предлагали, водки, я отказался. Думаю, ослабею, так они разом выше локтя отчикают. Рычал, но смотрел. Только, говорю, попробуйте ампутировать, всех тут же покрошу саблей! Перетерпел. И еще восемь месяцев отлеживался по немецким домам.

    — Как сейчас?

    — В хорошую погоду и вовсе не помню. Перед дождем будто бы кто-то пощипывает внутри. Как ты?

    — Спина отпустила. Нога, как и у вас, по погоде. А где же полк?

    Мадатов махнул рукой:

    — Остался во Франции вместе со всей бригадой. А меня выписали в Россию. Ермолов, Алексей Петрович, слыхал о таком?.. Он вытребовал меня у государя. Хочет, чтоб я помог ему в Грузии.

    Последние слова он произнес с такой тщеславной, самолюбивой гордостью, что Сергею едва удалось удержать улыбку. Он постарался напомнить себе, что генерал-майору, кавалеру стольких орденов, гусару, знаменитому своей бесшабашной храбростью, не грех и похвастать своей удачей.

    — Стало быть, вместе будем служить.

    — Вместе? Тоже на Кавказ собираешься? Снова в строй?

    Новицкий печально покачал головой:

    — На коня мне, пожалуй, никак. Да и в пехотном полку я тоже не пригожусь. Буду работать в канцелярии командующего, под началом Рыхлевского.

    Мадатов нахмурился.

    — Бумажки перебирать? Славное занятие для гусара.

    — Спасибо, что разрешили инвалиду хотя бы таким заниматься.

    Князь положил Новицкому на плечо тяжелую руку:

    — Извини, не подумал! Давай хоть выпьем за наш, Александрийский. За Ланского, Приовского, Пашу Бутовича, за Фому… Помнишь Чернявского? Он тогда тебя крепко выручил[31]

    — Помирать буду — вспомню! — твердо сказал Новицкий.

    — То же и я. А он уже умер. Нас с тобой выручил, а мы его — не сумели. Тебя в Бухаресте, меня под Борисовом… Его на моих глазах француз заколол. Я кирасира тут же зарезал, но поздно, поздно… Пойдем, Новицкий, выпьем, а то что-то уже душа загорелась…

    Таким Мадатова Сергей никогда не видел. Сколько он его знал — гренадерским поручиком, егерским капитаном, гусарским ротмистром, майором, полковником — тот никогда не слыл другом бутылки. Но, стало быть, накопилась в нем за годы войны боль, сухость души, которую он пытался унять, размочить зеленым вином.

    Они выпили, потом повторили; после помянули отдельно генерала Ланского, молча, вытянувшись, словно в строю, глядя друг другу в глаза, но думая каждый свое. Потом Мадатов сказал: «Хватит!» Сергей был рад, поскольку отказывать бывшему сослуживцу, много старшему чином, он не решился, а в голове у него и так уже начал сгущаться хмельной туман. Беседовать в таком состоянии с Мухановой ему представлялось немыслимым; уехать, не попрощавшись, казалось отвратительным вдвое. Чтобы разогнать опьянение, он попробовал тут же заняться делом:

    — Если не возражаете, князь, хочу попросить совета. Мне уже поручили разобраться в одной непростой ситуации. Но отсюда за горы не заглянуть, а по одним только бумажкам разобраться довольно трудно.

    — Давай, давай, говори. Если знаю, конечно, скажу. А если не знаю, тогда — попробую приказать! — Мадатов, тоже захмелевший весьма заметно, громко рассмеялся незамысловатой армейской шутке.

    Сергей улыбнулся, стараясь попасть в тон, и быстро заговорил:

    — Дело касается майора Швецова, попавшего в плен к чеченцам. Приходилось вам слышать об этом?

    Мадатов дернул себя за бакенбарду.

    — Постой, постой, уж не ему ли на выкуп деньги в армии собирают? Я ведь и сам месяц назад сто рублей отдал.

    — Ему, князь. Человек оказался в большом несчастье, надо его как-то выручить.

    Мадатов нахмурился, огляделся и вроде бы протрезвел:

    — Пойдем отсюда, Новицкий. Не терплю любопытных. Найдем место спокойнее.

    В зале все так же гремела музыка. Но теперь к ней примешивались глухие удары. То удалые танцоры лупили в пол каблуками, соревнуясь в искусстве лихой мазурки. Мадатов с Новицким прошли дальше, стали у окна, в глубокую нишу.

    Сергей заговорил сразу, не дожидаясь вопроса:

    — Подробности, князь, вам вряд ли известны, так я передам все, что сам вытащил из бумаг. Павел Швецов, майор Грузинского гренадерского ехал нынешней зимой в отпуск. Времени у него было немного, он торопился, а потому не стал ждать оказии[32] на Военно-Грузинской дороге, а двинулся через Дербент, Дагестан, далее на Кизляр, что на Тереке. Там старший брат его служил полицмейстером.

    — Что за Военная дорога? — спросил Мадатов. — При мне ее не было.

    — Пробили из Владикавказа через горы, через перевал Крестовый, в Душети и дальше к Тифлису. Строили ее наши солдаты.

    — Видишь, Новицкий, я тоже сколько лет за Кавказом не был, приеду, надо многое узнавать. Но — что же с майором?

    — Доехал он до укрепления в Кази-Юрте, попросил конвой до Кизляра. Местный начальник ответил, что людей у него мало и назначения конвоировать проезжающих у него нет.

    — Резонно.

    — Да, вины штабс-капитана в случившемся я не увидел. Тем более что он предложил Швецову погостить у него день, два, чтобы дождаться сильной оказии. Но тот, видите ли, торопился. А потому попросил о помощи одного из кумыкских князей. По правилам нынешним тамошние правители отвечают за безопасность на своих землях. Шефи-бек послал сына с отрядом. Всего их набралось около двух десятков.

    — Так можно ехать. Только весьма осторожно.

    — Осторожности, князь, им не хватило. Под самым Кизляром попали они в засаду. Верст за шесть до города.

    — Решили, что уже дома, и расслабились. Чернявского на них нет.

    Оба они улыбнулись грустно, вспоминая Фому Ивановича и его методы устроения порядка во взводе и в эскадроне.

    — Партия чеченская была небольшая, человек десять, но напали внезапно. Грянули залпом из зарослей и тут же кинулись с шашками. Половина отряда погибла под пулями, других изрубили, трое успели бежать, а под Швецовым убили лошадь. Он защищался, положил двоих, а последний выстрел задерживал. И чеченцы тоже не кидались на него опрометью, зная, что один из них ляжет мертвый.

    — А это все откуда известно?

    — Раненый кумык лежал среди мертвых. Разбойники его не добили, потому как времени у них не было. Сбежавшие подняли тревогу в Кизляре, брат Швецова собрал отряд из ногайцев, человек шестьдесят, и помчались они выручать майора. Ему еще полчаса продержаться — и дело было бы сделано. Но — кто-то прополз ему за спину и ударил прикладом. Чеченцы связали его, забросили на лошадь и стали уходить, но не в горы, а к морю. Брат преследовал их и нагнал к ночи. Но те вывезли пленного, так чтобы он был у всех на виду, поставили рядом человека с кинжалом и объявили, что биться будут они до последнего, а первой жертвой станет пленный майор. Его они зарежут непременно, чтобы потом не говорили, что у них отбили добычу.

    Мадатов мрачно кивнул:

    — Если им допустить, чтобы татары забрали пленного, можно сразу надевать женское платье.

    — Даже если погибнут?

    — Для них, Новицкий, доброе имя дороже жизни. Помни это в любых обстоятельствах. Тогда, может быть, и поймешь, что там за люди живут.

    — Доброе имя в разбоях не ищут.

    — В России так. На Кавказе совсем иначе. Но что же с Швецовым?

    — Он сам попросил брата уйти с миром. Долго говорили, потом освободили одного русского — двоих денщиков майора тоже схватили разбойники — и ушли спокойно в горы. А через два месяца появился второй денщик с письмом. Швецов писал, что сидит в кандалах, а назначен за него выкуп — десять арб с серебром.

    Мадатов фыркнул:

    — Они могли сказать и пятнадцать, и двадцать.

    — Да, генерал Дельпоццо потянул немного с ответом, и цену сбавили. Назначили двести пятьдесят тысяч рублей.

    — Ого! Майор за всю службу столько не заработает.

    — Тогда в дело вмешался генерал Котляревский. Он, вы знаете, живет сейчас у себя в деревушке, но дела кавказские ему сообщают. Швецов же, оказывается, был с ним во всех сражениях. И Петр Степанович еще с одним генералом поместили письмо в газетах с призывом собрать нужную сумму и выручить несчастного офицера.

    — А силой не пробовали?

    — Князья из Кабарды, то ли родственники, то ли друзья, отправили человек полтораста. Но безуспешно.

    — Тогда плохо. Тогда майору сделали только хуже. Выкуп не увеличили?

    — Насколько я знаю, нет!

    Мадатов задумался. Новицкий спокойно ждал.

    — Так я тебе скажу — деньги пускай собирают, но передавать их не торопись. Понадобятся — отдадим, не понадобятся — других выручать придется. Я же через неделю уеду, догонять Алексея Петровича. Нагоню, потолкую в дороге, нет — подождем до Тифлиса.

    Есть у меня кое-какие соображения. Может быть, что-то сумеем сделать. Надо будет, так выкупим, только не за такие же деньги. Этим хищникам ведь только покажи слабину, потом за рядового сотню тысяч будут просить. Нет, мы сами, Новицкий, не богачи, так что же на нас наживу искать! Попробуем по-другому…

    III

    Занятые разговором, они не сразу заметили, что убежище их раскрыто.

    — Вот вы где, Сергей Александрович, прячетесь!

    Новицкий едва не подпрыгнул, услышав за спиной такой знакомый волнующий грудной голос.

    Муханова была в белом платье, украшенном длинными строчками цветов. Плечи ее укрывала пушистая накидка, название которой Сергей тщетно пытался вспомнить.

    — А я вас жду в зале, даже место оставила вам в кадрили. Не шучу, правда оставила. — Она махнула перед его носом раскрытой крошечной книжечкой. — А вы все нейдете, нейдете. Тогда и я решилась уйти. Теснота там ужа-асная. Цветы мои все измяли в первые полчаса. Хорошо еще перед государем прошлась нарядная. Стоило ли губить живые растения ради всей этой публики. Люди скучные, манерные, как, впрочем, и наши танцы. Сергей Александрович, думаю, меня забыл уже ради славы и пороха. Пошла искать Павла Афанасьевича — пусть бы мою карету позвал, а тут и вы!

    Новицкий склонил голову, признавая свою вину, и почувствовал — кровь бросилась в щеки ему и виски: от выпитой водки, от неудобной позы или от чего-то другого — не разобрал.

    — Софья Александровна, позвольте представить вам моего знакомого. Он же может выступить моим поручителем в том, что…

    Он замялся, но Мадатов тут же пришел на помощь:

    — Спешу уверить, сударыня, что ротмистр Новицкий рвался в бальную залу. И лишь я виной, что он задержался здесь чрезмерно.

    Он старался умерить силу голоса хотя бы до половины, но все равно его густой баритон, привыкший взлетать над шеренгами эскадронов, заполнял пространство между полом и потолком, гремел, распирая каркас крепкого здания. Муханова глядела на него с изумлением. Сергей поспешил представить знакомого:

    — Генерал-майор князь Мадатов. Мы служили вместе в Преображенском, потом Александрийском гусарском. Вся армия знает князя как человека — храбрости беспримерной. Водил наш полк в самые отчаянные дела. И выводил оттуда без большого урона.

    — И сейчас вы, — она несколько раз потянула носиком воздух, — вспоминаете лихие подвиги и за неимением в виду неприятеля горячите души вином. Что вам теперь столица, что вам ее дворцы, женщины!

    Новицкий приготовился протестовать, но Мадатов, к его изумлению опережая его, заговорил быстро и горячо:

    — Что вы, сударыня! Мы бы никогда не смели подумать… Мы бы не смели и допустить…

    Что подумать, что допустить, Сергей так и не понял, потому что князь не утруждал себя тем, чтобы оканчивать должным образом фраз. Он летел и летел вперед, словно бросив поводья вороного своего жеребца, которого Новицкий помнил под ним по турецкой кампании. Так же решительно, как несколько лет назад на колонну Мухтар-паши, он кинулся на топкую равнину светской беседы. И слова его бились, покоряли видимое пространство, как колотили когда-то каменистую турецкую землю копыта его свирепого зверя.

    Новицкий почувствовал, что не должен уступать место так уж безвольно, дождался паузы и тоже попробовал оправдаться:

    — Мы с князем снова будем служить поблизости. Он тоже едет с Ермоловым. Возвращается на Кавказ…

    — Возвращаетесь? Вы там служили?

    — Я там родился и вырос. В Петербург приехал уже юношей, при императоре Павле.

    — И я воспользовался случаем, — продолжал Новицкий, — чтобы узнать мнение князя об одном важном деле. Видите ли, Софья Александровна, я еще не уехал, но уже начал служить.

    — Ах, Сергей Александрович, вы все начинаете, ко всему приступаете ужасно серьезно. Я почему-то уверена, что князь решил бы эту проблему одним взмахом сильной руки.

    Мадатов напрягся и подтянулся, Новицкий, напротив, постарался распустить мышцы лица в улыбке:

    — Он и решит ее, как только приедет на место. Я тоже убежден вместе с вами.

    — Не притворяйтесь! Вместе со мной вы должны были пройтись по зале собрания. А почему вы, князь, не приехали к польскому?

    Настал черед смешаться Мадатову. Сергей уголком глаза наблюдал его вдруг вытянувшееся лицо. Впрочем, Новицкий и не подумывал улыбнуться. Он понимал, что природную горячность князя чины, регалии и годы армейской службы могли лишь усугубить.

    — Я, сударыня, не танцую. Виноват, не было случая научиться.

    — Новицкий представил вас как бывшего гвардейского офицера. Чем же вы занимались во время службы?

    — Во время службы, Софья Александровна, князь занимается именно службой. Он, видите ли, предпочитает топтать поля сражений, а не паркеты.

    Мадатов не почувствовал тени насмешки в словах Сергея и взглянул на него с благодарностью.

    — Чтобы танцевать польский, требуется не столько умение, как гордость и выправка. Я уверена, что князь легко справился бы с этой задачей. Она не сложнее, чем атаки в конном строю.

    — Князь и в пешем порядке водил егерей к стенам крепостей на Дунае.

    — Ему будет легко убедиться, что здешние крепости обороняют куда слабее турецких.

    Новицкий прищурился. Ему показалась, что беседа принимает довольно рискованный оборот. Софья Александровна раскраснелась под пудрой едва ли не больше, чем они с генералом. Причина их воодушевления была ему, впрочем, понятна. Что подталкивало Муханову, оставалось ему пока что неясным.

    — Вы говорите, князь, что родились на Кавказе?

    — Не в самих горах, сударыня, а немного южнее.

    — Я все равно не знаю, как устроен этот далекий край. Но расскажите мне немного о нем. Знаете, сейчас многие в Петербурге говорят о наших южных делах. Некоторые даже пытаются устраивать там свою служебную жизнь. Как, к примеру, Сергей Александрович. Но его как ни спросишь, слышишь один ответ: я там еще не был. Так, может быть, вы успокоите мое любопытство. Что там за горы? Какие люди? Чем занимаются их мужчины? Что носят женщины?.. Пойдемте, господа, пойдемте, отыщем где-нибудь свободные стулья, устроимся вольготно и побеседуем.

    Она свободно взяла Мадатова под руку и направилась к дверям в дальние комнаты. Новицкий двинулся следом, одновременно и проклиная ту самую минуту, когда ему пришла в голову идея окликнуть князя, и надеясь, что сама судьба открывает ему выход из сложного положения…

    IV

    Спустя несколько дней Новицкий сидел в номере, за столом, заваленном бумагами. После того как он доложил Рыхлевскому характер дела Швецова и некоторые мысли о его разрешении, правитель канцелярии предложил ему еще два вопроса, которые требовалось обстоятельно изучить и составить по каждому короткую толковую справку для доклада командующему. Решать и Петербурге, что необходимо людям, живущим и воюющим за Кавказским хребтом, было затруднительно, по департамент требовал немедленного ответа. Сергей до шести часов сократил время, отводившееся на сон, а трактир покидал лишь для занятий грузинским языком с владельцем лавки в Гостином.

    В дверь постучали. Вошел коридорный и подал ему записку. Новицкий развернул ее, проглядел, взял со стола какую-то мелочь и сунул парню в мягкую, потную руку:

    — Скажи, что спущусь.

    Выйдя на набережную, он огляделся, увидел знакомую карету и направился к ней быстрым шагом. Что его ожидало, он, в общем-то, представлял и не видел смысла прятаться от судьбы. Сколько лет, сказал он себе, его учили не кланяться пулям и ядрам. Что же до прочих ударов, их тоже следует встречать подняв голову.

    Лакей соскочил с запяток, открыл ему дверцу. Софья Александровна сидела прижавшись к противной стенке, закутанная до глаз, несмотря на то что вечер выдался не по-осеннему теплый.

    — Спасибо, дорогой мой, что нашли время повидаться со мной.

    — Я не простил бы себе… — начал было Новицкий, но Муханова протянула руку и накрыла его ладонь:

    — Я понимаю. Знаю, что вы уезжаете завтра, но мы не виделись уже более двух недель.

    — На самом деле чуть более трех.

    — Неужто? Как быстро мелькают дни.

    — В счастливую пору они не бегут, они мчатся.

    — А! Вы тоже увлечены этим потоком?

    — Я? — Новицкий выдержал паузу: — Нет, я только слышу их мерную поступь.

    Софья Александровна наклонилась и участливо заглянула ему в лицо:

    — Вы опечалены?

    — Печалью мы называем сожаление о несбывшемся. Не сбывается только то, на что мы имели глупость надеяться. Любые надежды я запретил себе после первого же сражения. Нет, какие бы ни были мои чувства, но я не печален.

    Муханова отодвинулась и убрала руку:

    — Вы холодны. Это плохо.

    — Я рассудителен. Это полезно.

    — Прокатимся немного по городу? Прогулка тоже пойдет вам на пользу.

    — Я в вашем распоряжении.

    — Не пугайтесь, я отниму у вас не более получаса.

    — Понимаю, что вы не захотите забрать меня на годы, десятилетия.

    — Неужели вам бы хотелось именно этого? — отпарировала Муханова. — Хотя, в сущности, что такое хотеть — неловкое существование между желать и действовать.

    Софья Александровна крикнула в окошечко указание кучеру, застучали копыта и колеса по булыжнику, карета закачалась. Сергей откинулся на подушки.

    — Вы даже не представляете, Сергей Александрович, до какой степени я вам благодарна, — заговорила Муханова после довольно длительной паузы.

    — Что познакомил вас с князем? — Сергей не желал более словесного фехтования и двинулся прямо к цели.

    — Да. Я никогда раньше не думала, что могу встретить такого человека прямо здесь, в Петербурге.

    — Отчего же? Разве в столице мало военных?

    — Подобных я не встречала. Одни думают только о балах, пирушках и женщинах. Другие — усиленно показывают, что как раз об этих предметах они не помышляют. Первые грубы и понятны, как животные на конюшне или в коровнике. Вторые — пересушены и ломки, как лист, забытый в страницах книги. И вдруг я вижу человека совершенно естественного.

    — Насколько мне известно, Мадатов не чурается ни пирушек, ни женщин. А место балов ему замещает служба.

    — Но это же и чудесно. Мужчина занимается своим делом. Он и должен быть увлечен неким занятием, что, простите за каламбур, занимает всю его жизнь. Думать не о чинах и наградах, но…

    — Замечу, что чины и ордена князя отнюдь не минуют.

    — Вы завидуете ему?

    Сергей поразмыслил и решил, что скрываться и лгать ему, право, бессмысленно.

    — Иногда — да. Порой — весьма даже сильно. Я сам не из робких, гусарская служба таких не терпит, и встречал среди товарищей людей бесшабашных. Но Мадатов даже среди александрийцев стоял как-то особняком. Не случалось мне еще видеть другого офицера, у которого храбрость была бы так естественна, так органична. Он отважен не потому, что занимается делом, для которого требуется подобное качество. Храбрость — свойство его натуры. Наблюдая его в деле, я спрашивал иногда, только себя, не его: а представляет ли он, что его могут ранить, убить, искалечить?

    Он говорил медленно, с паузами, словно рассуждая с самим собой. Но Софья Александровна слушала жадно, не перебивая его монолог ни словом, ни жестом. Только когда Новицкий сделал чересчур уж длинную паузу, она попыталась подтолкнуть его дальше.

    — И что ж вы решили?

    — Решил, что, наверное, нет. Что он и себе кажется вполне неуязвимым и даже бессмертным. И вы знаете: он и других заражает таким ощущением. Я видел, как идут за ним наши гусары. На пехотные каре, на батареи, на полчища неприятельской конницы — отчаянно, самозабвенно, с улыбкой!

    — Теперь вы, надеюсь, можете понять и меня. Если уж он забирает души сильных мужчин, что говорить о женщинах.

    Сергей подумал, что, пожалуй, чересчур увлекся и раскрылся неосторожно. Следовало отступить на позиции более укрепленные.

    — Моя душа осталась при мне. Вашей же вы вольны распоряжаться сами.

    — Ах! Как вам не хватает этой его горячности! Вы холодны, Сергей Александрович, я уже говорила вам. Вы слишком закрыты, вы чересчур рассудительны.

    — Человек не может быть рассудителен чересчур. Рассудок дан ему Создателем на пользу, а не во вред.

    — Отчего же женщин лишили этого свойства?

    Сергей рассмеялся, невольно и от души.

    — Что я сказала неловкого?

    — Вы считаете, что женщины лишены рассудка? А мне кажется, что именно этим орудием здравого смысла они награждены более, чем мужчины.

    Муханова смешалась:

    — Вы упрекаете меня? Вы уверены, что я рассчитала свои шаги. Выбирала между…

    — Генерал-майором и ротмистром, — спокойно закончил за нее Новицкий.

    — Нет! Уверяю вас! Тут проскочило вдруг внезапное чувство, сильнее разума, быстрее случайного взгляда. Я увидела его, я потянулась к нему, я ощутила движение встречное…

    — Я бы только не хотел интимных подробностей.

    Повисла долгая, неловкая пауза.

    — Вы сказали, Сергей Александрович, что он… не чурается женщин. Вы имели в виду что-то определенное?

    — Он не женат, если вас интересует именно это. И, насколько мне известно, серьезных привязанностей за ним не водилось. Что же касается остального…

    — Можете не продолжать. Мужчине в его возрасте и положении даже не к лицу оставаться мальчиком. Мы же не герои романа английского или же там швейцарского.

    — В самом деле, зачем нам чужие книги, когда мы можем прямо на ходу сочинять свою собственную.

    — Вы сочиняете?

    — Предпочитаю читать сочиненную вами.

    Все-таки он заставил ее улыбнуться.

    — Я-то вдруг подумала, что вы втайне, ночными часами водите гусиным перышком по листам.

    — Нет, нет, и еще раз нет. Если и порчу бумагу, только лишь явно и одними служебными донесениями. Как раз перед нашей встречей закончил очередное. Рыхлевский уже в Тифлисе, а я подбиваю здесь оставшиеся дела. Кстати, вы едете с князем?

    Вопрос был задан прямо, и она ответила честно:

    — Еду. Но только не сразу. Мы решили, что он должен устроиться, а потом вернется за мной.

    — А как же ваши дела… дворцовые?

    — Вы знаете, дорогой мой, а с ним я забываю о них. С ним мне спокойно, не страшно более ни за себя, ни за него. Вы совершенно верно заметили, что этот человек заражает своей храбростью, своим прямодушием. Признаюсь вам откровенно: был в наших отношениях такой момент, когда я… могла бы ответить вам «да». И свое слово обратно не забрала. Но — всегда, каждый день, час, минуту — укоряла себя, что испорчу вам жизнь, карьеру. С Мадатовым я сильнее любых обстоятельств.

    Новицкий подумал, что лсенщинам иногда совсем не к лицу быть откровенными. Но высказать это вслух не решился и попытался перевести разговор на проблемы вполне житейские:

    — Насколько мне известно, князь не может оставаться в Тифлисе. Он назначен воинским начальником в Карабахское ханство. Там он родился и жил до приезда в Россию. Страна далекая, горная и пока что не мирная.

    — Вы намерены меня напугать?

    — Нисколько, — отрубил резко Новицкий и подумал, что впредь следует быть еще осторожнее: любое его замечание теперь могут истолковать невероятнейшим образом. — Вы и раньше казались мне не из робких. Теперь же еще более заражены славным качеством от будущего супруга. Я только хочу предупредить вас. Здесь о кавказской жизни имеют представления… не имеют представления никакого. Как, впрочем, я сам. Одно могу сказать вам наверное: при всех моих известных вам чувствах, хорошо, что еду туда один.

    — Рады, что не взяли лишней обузы?

    — Можно сказать и так. Притом что я все-таки останусь в Тифлисе. Князь уедет в Шушу. Маленький азиатский город, где вряд ли найдутся развлечения, привычные женщине европейской.

    — Я поеду не развлекаться.

    — Тем более не за этим посылают туда Мадатова. На него возлагают большие надежды. Учитывая его храбрость, распорядительность, владение языками и знание местных обычаев. Но ему придется управлять туземцами, а потому самому быть человеком вполне туземным.

    — Но мне же не придется носить эту страшную вуаль до самых колен!

    Новицкий с удовольствием еще раз отметил, что, беседуя с Софьей Александровной, ему не приходится тратить лишние слова или фразы.

    — Никто не ожидает от вас, что вы будете надевать паранджу или запираться на половине для женщин. Я видел мусульманские порядки в Турции. Но никому не понравится, если женщина, по европейскому обычаю, попробует управлять своим мужем на глазах его подчиненных и подданных.

    — Вы думаете, я так глупа?

    — Я опасаюсь, что в замужестве вы вдруг почувствуете себя много умнее. Хотя бы собственного супруга.

    — Но это нелепо!

    — Это прежде всего опасно. Князь вряд ли много бывал в театрах, и сомневаюсь, чтобы он читал что-то кроме устава кавалерийской службы. Он не умеет танцевать вовсе, дурно говорит по-французски, громогласен и порою довольно груб. Зато он бьет ласточек на лету из кавалерийского пистолета, одним ударом сабли может разрубить человека надвое и никогда не ошибается в выборе места и момента атаки.

    — Зачем вы говорите мне это, Новицкий?!

    — Затем, чтобы вы поняли, с каким человеком сводит вас ныне судьба. Прежде всего он солдат.

    — Я это знаю.

    — Так не забывайте же в ближайшие годы. Но я чувствую, что начинаю вас утомлять. Не пора ли мне восвояси?

    Сергей выглянул из окошка и убедился, что карета только что снова повернула на Мойку.

    — Отлично! Еще пара минут, и я возвращаюсь в гостиницу.

    Муханова снова взяла его руку:

    — Вы же не рассердились, Новицкий? Мы остаемся друзьями? Мы будем видеться далее там, в непонятном и страшном месте?

    — Всенепременно, — не слишком искренне ответил Сергей. — При малейшей возможности.

    — Вы будете изыскивать их сами или положитесь на меня?

    — Я привык полагаться на свои силы, порой на случай. Полагаться на женщин…

    — Вам пришлось, когда вы искали ходы к Ермолову.

    Карета уже остановилась, Новицкий выскочил на мостовую и собирался откланяться. Но услышав последние слова Мухановой, он задержался:

    — Прошу прощения. Я держался чересчур самонадеянно.

    — Прощаю охотно. Чувствую, что и сама выглядела нелучшим образом. Трудно оставаться естественной и разумной в такие минуты.

    — Нет-нет! Женщина только тогда и бывает собой, когда говорит о собственных чувствах.

    — Вы думаете, мы настолько эгоистичны?

    — Женщины — лучшая часть человечества, а, следовательно, все человеческие качества присущи им в лучшей мере.

    Софья Александровна расхохоталась:

    — Я надеюсь, я очень надеюсь, что и там нам достанет времени и желания пикироваться с подобным же удовольствием.

    Новицкий молча поклонился и притворил дверцу. Кучер свистнул, хлопнул легко вожжами. Карета покатилась и свернула налево, по Певческому мосту к Зимнему. Сергей помахал вслед рукой, уверенный, впрочем, что его уже не видят, и направился к входу в трактир.

    «Женщины! — усмехался он, подымаясь по лестнице. — Они бы собрали всех встреченных ими мужчин и держали кого в прихожей, кого в гостиной, а кого, на всякий случай, и при двери в спальную…» Он уверял себя, что держался достойно и ловко вышел из сложного и неприятного положения, но при последней мысли у него заныло в левом боку. Привычным движением он сунул ладонь под борт венгерки и потер, но не шрам, оставленный французской картечиной, а чуть выше, где реберные кости надежно, казалось ему, сковали все его чувства…


    Часть третья


    ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    I

    Два человека вышли из сакли и направились в угол двора. Первый подошел к сараю, толкнул вверх короткий брусок, запиравший створку, и потянул за деревянное же кольцо. Дверь скрипнула и повернулась на колышках.

    — Хамзат! — позвал вошедший.

    Наверху зашуршало, доски потолка раздвинулись, и вниз спрыгнул еще один мужчина, одетый так же, как и пришельцы. У него тоже поверх бешмета на поясе, плотно охватывавшем узкую талию, висел кинжал.

    — Где он? — спросил второй.

    Хамзат, чуть прихрамывая, зашел в первый отсек, отогнал в угол заревевшего осла и разбросал грязную солому, закрывавшую каменный пол. Обнажились несколько плотно сбитых досок, закрывавших, очевидно, довольно глубокий провал. В настиле проделано было отверстие, достаточное, чтобы прошло сквозь него ведро.

    — Открой!

    Слуга разбросал доски, и все трое отшатнулись с омерзением: такой смрад поднялся из ямы, что ощущался даже поверх запахов скота: осла, коровы, быка, двух лошадей, населявших сарай.

    — Поднимайте!

    Хамзат и первый пришелец принялись за работу, второй, хозяин дома, стал в отдалении.

    Мужчины сбросили веревки, Хамзат, обвязав лицо тряпкой, спустился вниз, через несколько минут поднялся, и вдвоем они, не особенно тужась, вытянули наверх фигуру, в которой с некоторым усилием можно было узнать человека.

    Нечесаные волосы падали до плеч, закрывая спереди и лоб, и глаза; худые руки висели свободно вдоль тела, едва закрытого обветшавшей одеждой, бывшей когда-то офицерским мундиром. Пленник попробовал что-то вымолвить, но смог издать лишь клокотание, подобное птичьему.

    — Выводите! — приказал хозяин и сам поспешил к выходу.

    На воздухе пленному сделалось плохо, он ослабел и упал бы, не поддержи его сзади Хамзат. Впрочем, и он, привыкший к любому запаху, воротил лицо и старался дышать в сторону. Второй же слуга, видно, с удовольствием разрубил бы нечистое существо на несколько частей и сбросил в пропасть, открывавшуюся сразу же за каменным забором, ограничившим двор.

    — Сбейте с него железо, оботрите травой и посадите в седло. Нас уже ждут.

    Минут через двадцать небольшая партия в полтора десятка конных стала небыстро спускаться под гору. Русский ехал в конце ее, привязанный к лошади. Глаза его были завязаны, и двое наездников охраняли его с боков.

    Постепенно к офицеру стало возвращаться сознание. Он слышал, как ступают копыта по твердой земле, чувствовал, как сгибаются ветки, уступая его плечу, ощущал ветер, время от времени освежавший горящую кожу. Только ехавшие рядом молчали.

    — Куда? — спросил русский; за месяцы плена он выучил несколько слов на языке хозяев.

    Ему никто не ответил. Он стиснул зубы и выпрямился в седле. Значит — не удалось. Следовательно — сегодня его казнят. Привезут на большую поляну, привяжут к дереву, и каждый, кто будет проходить мимо, станет колоть его острием кинжала. Быстро, больно, но так, чтобы жертва еще жила, дышала, мучилась и кричала. Но это удовольствие он своим мучителям не доставит. Сколько дней он терпел существование в смрадной, тесной, холодной яме. Сможет, наверное, вытерпеть и несколько часов до смерти.

    Ехали долго, то спускаясь, то поднимаясь, и только по движениям лошадиной спины офицер догадывался, насколько крут оказывался очередной склон. Он напрягал последние силы, стараясь сидеть ровно, но все равно, голова его то и дело клонилась вперед и вниз, едва не утыкаясь в лошадиную гриву. Почувствовав жесткий волос, майор выпрямлялся, но через четверть часа ослабевшие от бездействия мышцы отказывались подчиняться воле.

    Вдруг остановились. Несколько рук вцепились в локти пленного, сняли с седла, поставили на землю. Под ногами была не трава, но утоптанная земля. Его отпустили. Он услышал гортанный вскрик, и десятки подков ударились в сторону, откуда они приехали. Он ничего не понимал, напряг связанные за спиной руки, но безуспешно. И вдруг услышал новые громкие голоса.

    — Швецов! — закричали ему, казалось, прямо в ухо. — Павел! Ну наконец-то!

    Повязку сорвали, кто-то, забежав за спину, разрезал ножом веревки. Прямо перед собой он увидел смеющееся, счастливое лицо брата. Они стояли прямо на дороге, подходившей к опушке леса. За спиной Петра майор разглядел остановившуюся колонну: две егерские роты и два орудия в середине. Он открыл рот, чтобы вздохнуть, и вдруг засмеялся страшным, визгливым смехом, сел, почти рухнув, и стал колотить по тощим бедрам исхудавшими кулачками…

    II

    Неделю спустя Новицкий докладывал о благополучном окончании порученного ему дела. Он стоял посередине большой комнаты, несколько человек вокруг сидели в креслах и на диване — командующий Кавказским корпусом генерал-лейтенант Ермолов, начальник штаба корпуса полковник Вельяминов, сухопарый человек с узким, холодным лицом, правитель канцелярии командующего Рыхлевский, еще несколько офицеров, чьих чинов, должностей и фамилий Новицкий до сих пор еще не узнал. Это обстоятельство его несколько беспокоило: по роду своей деятельности он должен знать все и всех.

    — Освобожденный офицер, в общем, здоров. Насколько человек может быть здоров после подобного происшествия. Главным образом его мучает истощение, физическое и психическое. В момент передачи нашему отряду с ним случился нервный срыв. Но я сам сопровождал Швецова к доктору, и тот уверил, что спустя несколько месяцев майор сможет продолжить службу.

    Новицкий замолчал.

    — Я понимаю, что с ним обращались достаточно скверно, — проронил Вельяминов.

    Сергей повернулся в его сторону:

    — После неудачной попытки освобождения майора посадили в яму. Приковали к вкопанному столбу, а сверху закрыли досками. Еду спускали ему раз в день. В эту же бадью он складывал руками… отходы. Так продолжалось более года. Ни света, ни воздуха, ни человеческого голоса, кроме окриков тюремщика, он не видел, не слышал.

    — Надо было хотя бы парочку повесить! — прорычал Ермолов.

    Новицкий остался невозмутимым. Он знал, что имеет в виду командующий. Узнав о несчастье Швецова, генерал приказал собрать в Кизляре всех кумыкских князей, через чьи владения проскакали разбойники с добычей, и объявил, что всех повесит, если они не уговорят чеченцев уменьшить сумму выкупа до реальной. Также Сергею сделалось известным, что прибегнуть к этому средству Ермолову посоветовал князь Мадатов. Впрочем, уговаривать долго грозного генерала и не пришлось.

    — По вашему распоряжению, ваше превосходительство…

    — Алексей Петрович! — буркнул Ермолов.

    Новицкий наклонился в знак благодарности:

    — Согласно вашему распоряжению, Алексей Петрович, мне удалось связаться с Султан-Ахметом, ханом аварским, и убедить его внести выкуп за майора Швецова, обещая отблагодарить его вдвое.

    — Хорош процент! — зашевелился на стуле Рыхлевский. — Экие ж они, право, разбойники!

    — Других здесь, к сожалению, нет. — Офицер в казачьей форме, Сергей вспомнил вдруг его фамилию — Греков, глядел прямо в глаза Ермолову. — Мирные чеченцы, те, что сошли на равнину и поселились у Сунжи, еще страшнее и злее. Днем как будто свои. Ночью — принимают партии с гор и провожают за реку. В станицах сейчас даже днем опасаются пойти за ограду по одному.

    Ермолов будто бы и не слышал Рыхлевского с Грековым.

    — К Султан-Ахмету сам ездил? — спросил он Новицкого.

    — Нет. Не зная местных обычаев, я опасался испортить дело. Нашел нужного человека…

    — Фамилия, имя? — опять рыкнул Ермолов.

    — Семен Атарщиков, из терских казаков. С детства знаком с чеченцами и лезгинами. Знает языки, имеет кунаков — друзей среди горцев. Поговаривают, что порой ходит с ними в набеги.

    — Это как? — Ермолов повернулся всем телом к Грекову. — Русский против своих?

    Тот, улыбнувшись, пожал плечами:

    — Здесь другая страна, ваше превосходительство. Иные обычаи, иные люди. Знаете ли, с волками жить…

    — С волками?

    — Говорят, что, когда мать рождает чеченца, в лесу щенится волк. Некоторые наши тоже перенимают здешние нравы. Оружие, одежда, привычки.

    — Разбойничать никому не позволю! — громыхнул командующий. — Здешние же нравы подводить буду под законы Российской империи. Возвращаясь из Персии, разговаривал в Нахичевани с местным правителем. Двадцать лет назад ему выкололи глаза по приказанию Ага-Мохаммеда. Чем-то провинился он перед шахом. Что же, и нам такие порядки перенимать?

    Новицкий подумал, что мог бы напомнить Ермолову о князьях московских, тверских и прочих, ослепленных своими врагами. Да и угроза повесить кумыкских князей тоже плохо сочеталась с настроением Петербурга. Но рассудил, что в его положении следует говорить только о том, что спрашивают непосредственно.

    — Что же этот Атарщиков?

    — Через своих знакомых вошел в сношение с Султан-Ахметом, и, как видите, дело решилось.

    — Обещанные деньги?

    — Переданы тому же Атарщикову.

    Ермолов приподнялся, но Греков, предупреждая его вопрос, заговорил сам:

    — Отдаст все в целости. С такими поручениями здешние люди шутить не будут.

    — Не подстерегли бы.

    И чиновник канцелярии, и казачий генерал улыбнулись почти одновременно. Сергей представил себе мощную фигуру пожилого казака, туго обтянутую черкесской, огромный кинжал, прицепленный на пояс по обычаю горцев, длинную винтовку «флинту», с которой тот не расставался и в нужном месте, и подумал, что он бы сам, даже набрав десяток людей, поостерегся устраивать Семену засаду.

    — Знающие люди становиться ему на дороге не будут, — убежденно сказал Греков. — А другие ему не опасны.

    — Хорошо! — Ермолов положил ладони на стол, показывая, что с этим делом ему уже ясно. — Молодец, гусар, справился. Старайся и дальше.

    Новицкий еще раз поклонился и повернулся к двери.

    — Оставайся. В том, что будем сейчас говорить, тайны для тебя нет. А пригодиться и здесь, пожалуй что, сможешь. Господа, вы знаете, что целью моего посольства в Иран было утверждение Гюлистанского договора. Фетх-Али-шах решил не испытывать более судьбы и согласился с тем, что все области, поименованные в договоре, остаются впредь за Российской империей. Грузия, Имеретия, Гурия, Мингрелия и Абхазия. Дагестан, Ханства — Карабахское, Шекинское, Ширванское, Гянджинское… Впрочем, Гянджа уже ныне названа Елизаветполем в честь императрицы Елизаветы Алексеевны… Ну а далее прикаспийские — Дербентское, Кюринское, Кубинское и так далее… С ратификацией договора у нас полностью развязаны руки. Мы можем теперь заниматься нашими внутренними делами. И начать следует нам — с Чечни. Посмотрим на карту.

    Вельяминов поднялся, подошел к стене и раздвинул закрывающие ее занавеси. Сергей увидел огромный лист, на котором, впрочем, белых мест было много больше, чем нанесенных знаками рек, дорог, городов и горных хребтов.

    — В Карабахском ханстве, — продолжал говорить Ермолов, а Вельяминов показывал названные места на карте, — наместником сейчас генерал князь Мадатов. Опытный офицер, тамошний уроженец. Сил у него немного, но князь уверяет, что справится. Приструнит он и Шушу, и Нуху, и Шемаху…

    Вслед командующему все рассмеялись рифмованной шутке. Только один Вельяминов остался невозмутим и обозначил тонкой указкой главные города упомянутых областей.

    — Дагестан. Огромная горная страна, в которую нам идти пока рановато. Только выдвинем отсюда, от Тифлиса, два батальона с орудиями, чтобы избавить Грузию от набегов. Станут у Алазани и прикроют разом обе дороги на Тифлис и на Елизаветполь. Так лезгин нам больше опасаться не надобно. Остается Терек, на той стороне Кавказа. На левом берегу его станицы казацкие. На правом до самой Сунжи селения мирных чеченцев. Но генерал Греков объяснил нам сейчас, в чем отличие мирного разбойника от немирного. Что до меня, предпочитаю врага открытого. Потому предлагаю перенести наши укрепления ближе к горам, на берег реки Сунжи. Там поставим новую крепость, из которой будем грозить горским хищникам. А потому и назовем ее — Грозной…

    III

    Отряд, к которому присоединился Новицкий, от Владикавказа до Червленной станицы шел пятеро суток. Пехота могла бы двигаться даже наравне с конными, но все подравнивали скорость под обоз — несколько десятков телег, запряженных волами. На ночь останавливались еще до темноты и выходили тоже только по свету. Засады чеченской не опасались, рассудив, что одна партия, пусть даже сотни полторы, конных не решится напасть на войсковую колонну, но ловить случайную пулю тоже никому не хотелось. Конвой к транспорту полагался усиленный — послали роту егерей, орудие и полусотню казаков. Еще ехали десятка два конных офицеров и чиновников, командированных в новое укрепление. Командующий жил там уже более месяца, и многие хотели либо разрешить очередное служебное дело, либо просто попасть на глаза начальству в небезопасной ситуации.

    Большая станица стояла на том же, левом берегу реки, по которому подходил и отряд. Вся она, как понял Сергей, была окружена высоким земляным валом, а вход надежно запирали большие, сплоченные из широких и толстых досок ворота. Над воротами к небу тянулась вышка, на которой стоял караульный казак. Товарищи его дремали внизу.

    Отряд втянулся в селение и стал на ночлег, разобравшись по узким и грязным улицам, забитым лужами и нечистотами, отходами жизни человеческой и животной. Сергей прогулялся на площадь, прошелся по лавкам, поглазел на ткани, папахи, уздечки, подышал запахом краски и дегтя да поскорее убрался на воздух. Еще раз обошел площадь, разглядывая дома и женщин, копошившихся во дворах, и столкнулся с Атарщиковым, тем самым, через кого он сносился с аварским ханом. Сейчас казак вызвался проводить транспорт до Грозной.

    Атарщиков выходил из длинного одноэтажного дома, над которым, заметил Новицкий, высился крест.

    — Ходил в церковь, Семен?

    — Ходят по лавкам, Сергей Александрович, а мы молимся.

    Тут только Новицкий сообразил, или, точнее, вспомнил, что местные жители, гребенские казаки, потомки тех суровых людей, что не приняли новшества патриарха Никона и до сих пор сохраняют правила старого благочестия.

    — Можно мне зайти, осмотреться?

    Семен было замялся, но, оглянувшись, увидел рядом кучку таких же кряжистых людей, заросших густыми, поседевшими бородами, и отказал наотрез:

    — Ты, Александрыч, прости, сапоги, может, почистишь у входа, да ведь душу сразу не отскребешь. От тебя же табачиной, считай, на полверсты тянет. Как тебя такого в дом пустишь?! Пойдем-ка лучше ночлег искать. Я тут договорился со знакомым, уложат, накормят, чихирю нальют. Только не вздумай трубку свою вынимать, даже и на дворе. Потерпи до утра, чай, думаю, не умрешь.

    Чихирь, местное вино, показалось Сергею не крепче шампанского, но гораздо коварнее. Выпив вторую чашку, он попросился у хозяина дома в комнату, на покой. Тот был и рад спровадить незваного гостя, остаться наедине со старым приятелем.

    Когда лег Семен, Новицкий не слышал, но рано утром тот потрогал Сергея за плечо, негромко приглашая подняться. По улице уже перекатывались голоса солдат, мычали волы, скрипели колеса. Отряд двигался дальше.

    Из станицы они вышли затемно, чтобы подойти к реке и переправиться по возможности раньше. К началу августа вода в Тереке спала, и на правый берег колонна перебралась без особенных происшествий. Первыми проплыли осторожно казаки, а затем уже начали грузить на паромы егерей, орудие, повозки, волов и штатских. Новицкий поехал с казаками. Попав на твердую землю, спешился, снял сапоги, вылил воду, выжал носки, надел снова, тщательно расправляя сырую шерсть.

    Туман висел над рекой, над прибрежными кустарниками, размывая контуры всех предметов. Люди, лошади, кусты, лафет и хобот орудия вдруг заметно увеличились, поменяли размер, словно, попав на Затеречную сторону, подумал Сергей, человек оказывался в легендарной стране, где обитают одни сказочные богатыри, что едят плоды прямо с вершин деревьев да меряются силами со злобными великанами.

    Гигант на неведомом животном высотой с верблюда, но уж очень походившем очертаниями на лошадь, выехал из-за необъятного темного пятна, в котором Сергей с трудом угадал ракитник. Чудовище подъехало поближе и, выступив из подсвеченной поднимавшимся солнцем дымки, уменьшилось до размеров человека, хотя и не слишком обычного.

    — Здравствуй, Сергей Александрович! Что так торопишься? Лучше бы тебе среди повозок остаться.

    — По твоим рассказам, Семен, соскучился. Дай, думаю, догоню. Надоело все о картах да производстве.

    Пока колонна шла к Червленной вдоль Терека, по набитой дороге, Атарщиков ехал в середине, болтая с Новицким, радуясь новому человеку, которому еще не наскучили предания и легенды этой земли. Когда же выступили из станицы к реке, он вспомнил о своих обязанностях проводника и поскакал в голову, где занял место рядом с есаулом Дробянко. Сергей же остался рядом с повозками, среди таких же, как он, чиновных людей, военных и штатских. За два часа, что они шли до реки, их разговоры утомили и раздражили его до крайности.

    — Чего же вам с господами не нравится? Свои, кажется, должны быть и ближе.

    — Своих, Семен, по сердцу выбирают, не по рождению.

    Атарщиков поднял открытую ладонь:

    — Хорошо сказал, Александрыч! Тебе бы и у абхазов бзыбских за столом говорить не стыдно.

    — А ты был у абхазов?

    — Много где бывать приходилось. Считай, пятьдесят лет эту землю топчу. От Кубани ходил к Черному морю. Оттуда к Каспию и через горы обратно на Терек.

    — Где лучше?

    — Везде хорошо. Если с человеками ладить умеешь, тебе везде славно будет, — сказал казак убежденно. — А если людей боишься, если они для тебя что грязь под ногами, то везде ты чужой, далее в своей станице, далее в собственной хате. Ну а коли тебе, Сергей Александрович, мои байки не надоели, то поехали вместе. Сейчас десяток казачат наберем да чуток продвинемся. Туман сей минут поднимется, так мы на холмике постоим, покараулим, пока пехота будет переходить да повозки потащатся.

    Полторы сотни солдат да тридцать с лишним телег и фур переправлялись более часа. Все это время Новицкий и Атарщиков стояли с казачьим пикетом на возвышенности, откуда хорошо видна была наезженная уже колея, уходившая от солнца к далекой и невидимой пока еще реке Сунжа. Пятеро казаков стояли верхами, оглядывая широкую равнину, лежавшую в междуречье, пятеро, давая отдых коням, сидели у костерка, запаленного Семеном. На воткнутой в землю палке висел над огнем небольшой медный чайничек. Казаки прихлебывали из кружек густой черный напиток. Сергей же от столь крепкого чая отказался, сославшись на слабое сердце.

    — Да, Александрыч, против природы ты не пойдешь. Говорит тебе она на ухо — не надо, стало быть, слушайся. Но в седле, вижу, держишься лучше других офицеров. И пистолеты в кобурах у тебя завсегда в справности. Может, тебе еще и шашку набросить?

    Сергей рассмеялся:

    — Что ты, Семен! Шашка на штатском? Вороны от смеха сдохнут.

    — Ворона птица умная, она разберется. Но ты прав — неумелому человеку шашка одна помеха. Хотя другой бы на твоем месте затянулся в черкеску, табачину свою по газырям рассовал и ходил бы грудью вперед. Воевал?

    — Приходилось, — уклончиво ответил Сергей, но, увидев, с каким вниманием слушают его и Атарщиков, и молодые казаки, решил немного и приоткрыться: — Ранили, когда с Бонапартом дрался, оттого и пришлось в отставку подать. А до этого три года за Черным морем турок гонял.

    — Так уж гонял? — усомнился Семен.

    — По правде говоря, где мы их, где они нас. Но в конечном счете одолели мы их.

    — Правильно, так оно быть и должно. Если правильно посмотреть, так, сколько ни дерись, а верх непременно наш будет. Хорошо турок воюет?

    — Хорошо, — твердо ответил Новицкий. — Конница у них славная. Куда лучше нашей. Только порядком и строем брали.

    — Неужто казацкой лучше? — усомнился один молодой, с виду совсем еще мальчик; он полулежал на земле, опираясь на локоть, и слушал беседу Семена и Новицкого с особенным вниманием: рот держал полураскрытым, то и дело облизывая языком пухлые губы.

    — Лучше, лучше, — засмеялся Атарщиков. — Таких коней ни у вас на Дону, ни у нас на Тереке еще и в заводе нет. Но я тебе, Сергей Александрович, так скажу: хороший наездник турка, но против черкеса или, скажем, чеченца ему делать нечего.

    — Да так ли уж они хороши?

    — Стороннему человеку даже представить себе невозможно. Посмотришь, к примеру, стало быть, на черкеса — грязный, оборванный, а шашка у него, а кинжал, а ружье, а конь! Ты еще, молодой, даже прицелиться не успеешь, а он уже голову тебе смахнул и исчез. Да ты его никогда не увидишь. Сколько железа на нем понавешано, а ничего не бренчит. Коня своего он выхаживает, как другой за сыном не последит. Конюшни у них темные, чтобы к ночи привыкали. А в джигитовке учит коня грудью толкать противника своего: чужой удар сбить, да к своему развернуть. И чеченец такой же. Разбоем живет, ничего другого не знает и знать не хочет. Но молодец! — Атарщиков восхищенно покачал головой, очевидно, своим воспоминаниям. — Такой молодец, что я тебе даже не объясню. Это самому надо увидеть.

    — Умелый солдат?

    — Он не солдат, Сергей Александрович, он воин! Солдат строй должен знать, чечен никогда его не узнает. Он всегда один. Даже когда их куча, каждый наособицу действует. Но как! — Рассказчик аж прищелкнул языком, да так громко, что его рыжая кобыла оглянулась встревоженно на хозяина. — Подползет, что ни одна травинка не шелохнется. Час будет лежать, два, четыре, ночь будет лежать, но дождется. И ужалит! И ускользнет!

    — Говорят, что и ты с ними ходил.

    Прежде чем ответить, Атарщиков подвинул в огонь длинный сухой отросток, перегоревший пополам и едва не разваливший кострище.

    — Ходил. Отпираться не буду. Но только не на казаков. Своих трогать — грех. Большой грех. Ходили в Аварию, на грузинцев ходили, за Терек пробирались на калмыцкие стойбища. Да и на самих чеченцев тоже ходили.

    — Ишь ты! — вскинулся молодой казак, — Ты же, дядя, сам сказал, что своих трогать — грех.

    — Сказал, не отпираюсь. Грех взаправду. Но это нам грешно, а им — нет. Вот я тебе историю расскажу. Слышал от кунака. Давным-давно это было, в одном ауле, далеко, за горами. Один джигит украл у другого курицу. Это не против обычаев. Так ведется. Ну, а тот, у кого украли, Юсуф, решил вернуть долг и взял у вора барана. Хозяин барана и вор курицы Омар взял у Юсуфа двух баранов. А за это у него со двора увели корову. Тогда Омар забрал пару быков. А на следующее утро хватился своего жеребца. Коня здесь на Кавказе, я скажу, ценят дороже женщины. Омар обиделся, убил Юсуфа, прыгнул на своего жеребца и пропал совершенно.

    — Да, за убийство быками с жеребцом не расплатишься, — усмехнулся Новицкий.

    — Смотря кого ты убьешь, — возразил серьезно Семен. — Но эти были люди свободные, а потому родные Юсуфа тоже убили. Только не Омара, а его, скажем например, племяша. И тут пошло и поехало. Кунак мой, он в соседнем ауле живет, говорил, что те семьи до сих пор друг на друге крови ищут. Вот и считай — почти триста лет люди друг друга убивают. Из-за чего?! Из-за курицы!

    — Вот же люди! — возмутился безусый казак. — Да разве же курица того стоит?! Ну украл, ну вошел в грех! Так сверни ему скулу, а после полведра чихиря умнете вдвоем, и снова все хорошо.

    — Курица даже плевка не стоит, — согласился Атарщиков. — Но здесь честь человеческая, мужская. А на ней пятно только кровью оттереть можно. Тебе же, молодой, вот что скажу: не вздумай здесь человека ударить. Лучше сразу убей. Тогда у тебя одним врагом меньше будет… О! Зашевелились! Стало быть, обоз наш ползет. Переплыли православные речку. Сейчас двинемся дальше. Так пойдет, к вечеру будем в Грозной.

    IV

    Часа два после переправы они шли без помех, продвигались вперед осторожно, но уверенно. Крытые повозки вытянулись в длинную, прерывистую цепочку; в ее разрывах ехали так же неспешно верховые офицеры и чиновники. Егеря, разделившись на почти равные части, конвоировали обоз с обеих сторон. Казаки уходили то вперед, то вбок, выскакивали на взгорки, оглядывая лежащую вокруг степь. Равнина у самого Терека лежала плоско, но верст через десять начала изгибаться холмами и балками, так что даже неопытному Новицкому возможные засады поначалу виделись повсеместно:.

    Впрочем, солнце светило и грело, колея, набитая уже сотнями проехавших раньше колес, хорошо виднелась даже среди высокой травы, казаки казались веселы, осмотрительны и бодры. Сергей успокоился и решил, что они так и будут спокойно катить вперед до самой крепости. Сам он по-прежнему держался рядом с Атарщиковым, слушая его рассказы, подзадоривая, когда казак почему-либо вдруг замолкал. Ради удовольствия слушать пришлось ему пожертвовать другим невинным развлечением — закурить. Семен табачного запаха не терпел и, случись Новицкому достать трубку или скрученную впрок папироску, тотчас бы отъехал далеко в сторону.

    — Я тебе так скажу, Александрыч, горы людей разделяют. Как хорошо там, слов не найти. Но одному. Много — двоим. Лишнему человеку в тех краях места рядом с тобой не найдется.

    — Мрачновато там, Семен, вижу. — Сергей показал сложенной нагайкой налево, где за едва угадывающейся полоской реки, насколько доставал глаз, поднимались вверх мощные леса Большой Чечни.

    — Ай-ай-ай! — покачал головой казак. — Да разве же это горы! Горы, но Черные. Упал снег, да весною растаял. Туда за них уйти, да еще перевалить за Андийский хребет — там, брат, такие горы, что вверх посмотришь, потеряешь папаху. Белые, холодные, аж страх берет посмотреть, да глаз не отведешь другой раз. И ноги, не поверишь, сами туда несут.

    Сергей, ухмыляясь, покачал головой: ему, мол, вполне хорошо живется и здесь, на равнине.

    — Ты, Александрыч, зарекаться будешь, когда увидишь. Наперед ничего не скажешь. Конечно, может человек так испугаться, что побежит до самого моря. А может и загореться. И тогда ему, кроме этих вершин, жизни нигде не будет.

    — Чем же живут люди в этих снегах?

    — Разбоем и живут, — просто ответил Атарщиков. — Где друг у дружки возьмут. Где вниз спустятся, в богатые села. В Грузию, а то и дальше уйдут, до самой Гянджи. Еду возьмут, вещи, всякую хурду-мурду, рабов пригонят.

    — Рабов? — изумился Новицкий. — На что им рабы?

    — Работать. Хозяйство в сакле какое-никакое, а есть. Но многих и продают. Девчонок и мальчишек пригожих. Два места есть: Анапа на Черном море и Эндерийский аул в горах. Андреевским мы его называем. Отвезут добычу туда, сбудут с рук, глядишь, в кисетах и зазвенело.

    — Что же, землю совсем не пашут?

    — Где же там пахать, Александрыч?! Если сумеет выгородить себе место, подопрет балками деревянными, наносит туда снизу землю, то и будет с весны мотыгой махать. Что-то, может, и прорастет. Рассказывают историю, будто бы один аварец пошел так на свое поле, поработал хорошенько с утра, а потом решил пообедать да отдохнуть. Съел кусок козьего сыра, запил холодной водичкой, расстелил бурку и прилег на часок. Встает — поля нет. Искал, искал, крутился кругом себя, нет поля, и все тут. Шайтан унес, черт по-ихнему. Плюнул, решил возвращаться. Поднял бурку, глядит: да вот же оно, поле его, все буркой накрылось.

    Семен густо захохотал, а Новицкий улыбнулся печально, вспомнив неожиданно свою деревушку, что, в сравнении с поместьями его же соседей, тоже вполне могла накрыться если не одни плащом, то двумя. Оттого и ему не сидится на месте, потому и едет по чужой стороне среди вооруженных людей то ли устраивать свою жизнь, то ли отнять чужую…

    Мысль эту свою он додумать до конца не успел, потому что с ближайшего холма замахали, закричали передовые казаки, и двое припустили к обозу, вниз.

    — Заметили кого? — спросил себя же Атарщиков и потянулся за спину, проверить, висит ли на месте его ружье, завернутое в овчинный чехол.

    Проводник поехал навстречу. С ним поскакали есаул, егерский штабс-капитан, несколько казаков и Новицкий.

    — Чеченцы! Много! Идут навстречу. Конница, а за нею и пеших черным-черно.

    Они взлетели наверх и уже сами увидели, что им только что рассказали. Несметная черная сила шла к ним со стороны Сунжи. Сотни конных, поделенные на отряды, двигались скорой рысью, а за ними уже поспешали нестройные толпы пеших, но катившихся на удивление быстро.

    — Хорошо! — удовлетворенно сказал проводник.

    — Что ж хорошего здесь, Семен? — удивился штабс-капитан.

    — Хорошо, что мы их заметили первыми. Успеем повозки составить. Приказывай, Михал Михалыч, пусть обозные пошевелятся.

    — Много-то как, — сокрушенно пробормотал есаул; его полк, знал Сергей, недавно пришел с Дона в очередь на кавказскую линию, и что рядовые казаки, что офицеры от хорунжего до полковника еще недостаточно знали и условия, и врага.

    — И это хорошо! — улыбнулся Атарщиков. — Такую силу издалека видно. Из Грозной крепости ее тоже видят. Даст Бог, отобьемся!..

    Еще до того как показались первые разъезды чеченцев, они успели продвинуться вперед, до удобного, открытого места, поставили повозки в каре. Егеря и казаки ловко и сноровисто выпрягали волов, раскатывали телеги, подталкивая плечами. Конные спешились, животных завели внутрь вагенбурга, туда же поставили и орудие. Все, кроме артиллерийской прислуги, заняли места для стрельбы, стали у бортов, присели за колесами и ждали команды штабс-капитана Овчинникова.

    — Что, Александрыч, как будто не хватает чего-то? Говорил я тебе — без оружия в нашем крае не обойдешься. Шашка тебе и впрямь ни к чему, но без хорошего ружья долго не проживешь.

    Сергей облокотился на борт повозки, один пистолет, взятый из седельной кобуры, положил рядом, другим пробовал выцеливать далекую еще, впрочем, мишень.

    — И не старайся. Твои пукалки только шагов на пятнадцать и донесут. А если мы его так подпустим, нам здесь не удержаться. Так завизжат, так кинутся, разом всех вырежут. Ну да капитан знает, что делает. Орудие картечью, солдаты залпами, ну и мы, помолясь.

    — Что за люди? — спросил Сергей.

    — Чеченцы, — пожав плечами, отозвался Атарщиков. — А большего я тебе не скажу, потому как и сам не знаю. Они, видишь, и так недовольны, что крепость на Сунжу вынесли. Тут же донес кто-то, что богатый обоз движется. Решились собраться и… Погоди, погоди…

    Он перебил сам себя и, сложив ладони козырьком, стал вглядываться в линии неприятеля. Там все больше и больше прибывало людей, прежде всего верховых, но уже и пешие начали появляться, но держались пока еще дальше.

    — Так и есть! Э-э, брат, здесь не одни чеченцы собрались. Здесь из-за хребта подошли белады.

    — Кто-кто? — не понял Новицкий.

    — Белад. Атаман, значит, по-ихнему. Он и в ауле своем начальствует, и в походы набирает сильную шайку. Видишь, белые бурки?

    Сергей присмотрелся и в самом деле легко различил между темными всадниками два-три белых пятна. Один наездник не только щеголял белой буркой, белой папахой, но и конь под ним тоже был белый, словно облитый только что сцеженным молоком.

    — Абдул-бек прискакал, — мрачным голосом заметил Атарщиков. — Из самой Табасарани. Это худо.

    — Много людей с ним?

    — Не в людях дело, а в самом Абдуле. Хитер, шельма, умен и очень настырен. О храбрости говорить не буду, трусов между ними ты не отыщешь. С чеченцем же в чем легче — он ударил и отскочил. А дагестанец упорный, черт. Не так ловок в седле, не так дерзок, но если уж решится приступить, скоро от него не отделаться. Сам же в ауле своем держится просто зубами.

    — Видел я, — сказал Сергей, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. — Видел я турка в крепости. Почти такой же.

    — Значит, понимаешь, что тебя ждет. Только я смотрю, что кроме Абдулки здесь, кажется, еще Бей-Булат и Нур-Магомет — все разбойники из Аварии. Это, Александрыч, не просто набег, это горы поднялись. Быть здесь обратно большой войне. Ну да ладно, нам пока что выжить надобно.

    Он раздвинул подсошки, аккуратно поставив их на дышло той же повозки, где стоял и Новицкий. Пристроил длинный ствол ружья на связанные прутики, обструганные и отделанные у концов костью. Прицелился, пробормотал: «Поручаю тебя Отцу и Сыну…» — и потянул за крючок. Громыхнул выстрел, и один верховой, неосторожно подъехавший близко к вагенбургу, нелепо взмахнул руками и повалился на бок, головой вниз. Другие подхватили его и отъехали дальше.

    — Славно лопнул, — похвалил себя Атарщиков, отваливаясь за повозку и вынимая шомпол. — А то видишь — прямо в гости собрался. Сейчас бы нам с тобой в очередь целиться, да ты безоружный. Но ничего, ничего, как начнем перестреливаться, мигом свободное ружье обнаружится.

    К сожалению, он оказался хорошим пророком. Чеченцы дали залп, после другой. Пули захлопали по повозкам, по бортам их, по грузу, но несколько влетело в укрытие, и один егерь вдруг распрямился, сделал пару шагов назад и упал навзничь. Новицкий кинулся к нему, пригибаясь. Рассматривать раненого времени у него не было, да сюда уже спешил ротный лекарь. Сергей схватил ружье, сумку с зарядами и вернулся на место.

    — Так-то ладно, — одобрил его Атарщиков. — Ружье, правда, солдатское, кирпичом разбитое. Пуля в нем болтается, как… Да сейчас любое сойдет. Ну-ка, попробуй, примерься…

    Подсошек у Сергея не было, да он и не умел стрелять с них. Оперся локтями на дерево и начал наводить ствол, выбирая цель поближе, побольше. Задержал дыхание, согнул указательный палец и сам удивился, когда вдруг одна из лошадей вздыбилась, заржала и рухнула. Наездник успел выхватить ноги из стремян и откатиться в сторону.

    — Тоже неплохо. Теперь в сторону, заряжай, а я-кась стану на твое место…

    Больше удачи им не было. Чеченцы отодвинулись еще дальше, Атарщиков выстрелил было, но промахнулся. Сказал, что далеко для хорошего выстрела, и Сергею тоже приказал — не стрелять.

    Белые бурки между тем объехали вагенбург кругом, снова показались напротив повозки, где держались Новицкий с проводником.

    — Ну, держись, — сказал вдруг Атарщиков и, обернувшись, крикнул свободно и сильно: — Смотри, капитан, вот-вот кинутся.

    Новицкий успел только подумать, что ему бы сейчас никак не хватило дыхания, и в эту секунду конные словно сорвались с места.

    Свист, гиканье, ржание, вопли оглушили Сергея, отвыкшего за четыре года от звуков сражения. Он выпалил сразу же, не видя, попал ли в кого-нибудь, и, положив ружье перед собой, штыком вперед, взял в обе руки по пистолету, напряженно ожидая противника. Казаки, заметил он, тоже выпустили заряды и схватились за шашки. А вот егеря Овчинникова целились и ждали команды.

    Конные накатывались ревущей массой. Но штабс-капитан спокойно стоял рядом с орудием, придерживая команду. И только когда до укрепления оставалось саженей двадцать, он взмахнул шпагой. Десятки ружей выпалили в упор, и туда же ухнул заряд картечи. Черный прибой разбился вдруг и отхлынул, оставив за собой тела людские и конские.

    Атарщиков послал им пулю вдогон и теперь быстро работал шомполом.

    — Славно отбились! Они десятка два, почитай, оставили. У нас, похоже, четверо.

    Новицкий оглянулся. Кроме первого егеря, как он понял убитого наповал, лежали еще казак и двое сюртучных. Еще один, офицер, корчился у колеса и кричал взвизгивающим фальцетом. К нему уже подбегал лекарь, сгибаясь в поясе почти параллельно земле.

    — Но это так, проверка. Вот когда пешие поползут или, не дай бог, начнут щиты вязать, тогда тяжело нам придется. Но дело привычное. Выдюжим!..

    Прошел еще час, они отбили еще две атаки. Последняя была особо опасной. Пешие сумели подобраться в высокой траве достаточно близко и, гикнув разом, кинулись на вагенбург с двух сторон. Первую часть нападающих смели пулями и картечью, зато другая едва не прорвалась внутрь укрепления. Егеря не дрогнули, приняли противника на штыки и отбросили от повозок.

    Новицкий, сам не зная как, сумел отвести удар кинжалом, подставив под тяжелое лезвие ствол ружья. Клинок скользнул по курку, испортив оружие безвозвратно. Впрочем, свободных ружей образовалось достаточно. Больше десятка тел лежали внутри укрепления совершенно бездвижно. Еще человек пять снесли к повозкам, усадили у колес. Сейчас рядом с ними хлопотал лекарь и добровольный его помощник — кто-то из сюртучных, судя по повязке, раненный в голову.

    — Хороша, кавалерист, выучка! — похвалил Новицкого проводник; в промежутке между атаками Сергей поведал ему о прошлом житье. — Так бы и шашкой орудовал. Не хочешь?

    Новицкий покачал головой. Он понимал, что ему просто повезло с первым ударом. А второго и вовсе не было, потому как нападавшего заколол штыком подоспевший к нему солдат. Того же, кто сунулся следом, в упор застрелил Атарщиков. Теперь оба горца лежали с внешней стороны почти рядом, соприкасаясь бритыми головами. Папахи и оружие Семен снял, уверяя, что все еще пригодится. Один кинжал с ножнами он предложил Сергею, и тот не подумал отказываться.

    — Как сойдетесь, он еще лучше шашки. Дойдем до крепости, покажу тебе, как орудовать.

    — Думаешь, дойдем?

    — Я не думаю. И ты, Александрыч, не думай. Думать в бою надо, как победить, а проиграть мы всегда успеем. Посмотри, к ножнам ножичек острый прицеплен. Тоже пригодится на случай…

    Минуло еще полчаса, и чеченцы вдруг закричали, поднимая высоко в воздух ружья, шашки, папахи. Черная их линия разорвалась, и в промежутке показалось странное сооружение: нечто вроде черной стены, дощатого забора, медленно ползущего вперед, приминая траву до корня.

    — Дождались, — сплюнул Атарщиков. — Долго они строили, должно быть, от самых Атаг доски и бревна тащили.

    Атаги, понял уже Новицкий, был чеченский аул у брода, где переправлялись через Сунжу разбойники.

    — Ядер и гранат у нас нет, а картечью и пулями эту дрянь не проймешь.

    Он приподнялся и поглядел через лагерь на противоположную сторону.

    — Там проще, там они прутья связали, обмазали глиной и перед собою толкают. Эту защиту даже солдатская пуля пронижет. А у нас они, пожалуй, так и до телег доберутся. Так что готовь, Сергей Александрович, и кинжал, и пистолеты. Теперь все пригодится.

    Сам он положил ружье на подсошки и замер, дожидаясь неосторожного движения. Но противник был не менее его опытен и не желал подставлять меткому выстрелу ни головы, ни руки, ни голени.

    Сергей попробовал было сглотнуть, но ни капли слюны не обнаружил ни у нёба, ни под языком. Он вдохнул, выдохнул и пару раз с усилием сжал рукоять кинжала, привыкая к незнакомому доселе оружию. Этот приступ, он понимал, вполне может стать последним. Ворвутся чеченцы в лагерь и задавят их просто даже числом. На каждого защитника укрепления приходилось, прикинул он, не меньше пяти противников. Он усмехнулся, вдруг представив перед собой генерала Ланского: «Наше дело гусарское, не привыкать!..»

    И вдруг, когда до укрепления оставалось чуть больше тридцати сажен, «гуляй-поле» замер, застыл, а потом и попятился. Новицкий так прикипел к нему взглядом, что уже не слышал и не видел того, что творилось кругом.

    — Очнись, Александрович! — тряс его за плечо Атарщиков. — Слышишь, дружок?! Барабаны трещат, барабаны! Наши идут это, наши! Ермолов из крепости поспешает!

    Минут через десять Новицкий сам увидел вдали темную линию войсковой колонны. Она приближалась достаточно быстро, пересекла балку и, оказавшись на широкой плоскости, вдруг стала разворачиваться, укорачиваясь и уширяясь. Сергей понял, что командир отряда ставит солдат во фронт.

    Чеченцы спешили к новому противнику, надеясь смять его, задавить массой еще до того, как русские станут в боевой порядок. Из вагенбурга пробовали стрелять им вслед, но штабс-капитан приказал не тратить понапрасну заряды. Только орудие успело ударить два раза картечью, но выбило из седел, может быть, с полдесятка. Теперь дело зависело только от решимости офицера, прибывшего из Грозной на выручку транспорту. Горцы завизжали так, что вздрогнули далее притаившиеся у повозок, и бросились опрометью вперед. Но крик их заглушил орудийный залп шести-восьми, как прикинул Новицкий, пушек. Рванули гранаты в набегавшей толпе, ядра прокладывали путь, кроша человеческие кости, расплющивая мышцы, разрывая сухожилия, вены.

    Горцы отхлынули, но, прежде чем они успели отойти за дистанцию выстрела, еще несколько орудий ударили им вдогон, послав заряды картечи.

    — Славно! — крикнул Атарщиков, выпрямляясь во весь свой недюжинный рост. — Славно! До сотни, наверное, положили!

    — Теперь отойдут? — с надеждой спросил Новицкий, поднимясь рядом с казаком; ему казалось, что такая потеря должна устрашить противника, привыкшего сражаться наскоками.

    — Что ты, Александрыч! Это еще только начало. Пока еще не уложим столько да еще раз по столько, никак не угомонятся. Но не беспокойся: долго ли, коротко, а верх наш уже будет. Сколько раз кинутся, сказать не могу, но — попятятся. А тут еще и мы поднапрем. Вона, Овчинников уже егерей своих ставит…

    V

    Крепость Грозная Новицкого поразила. По балканским воспоминаниям он ожидал увидеть высокие стены, если не каменные, то деревянные, засыпные; правильно устроенный кронверк, пару редутов, вынесенных за гласис.

    Все оказалось не так. Деревянными были одни ворота, через которые они въехали в цитадель. Остальной периметр цитадели занимал земляной вал, хотя высокий, но не слишком крутой, так что егеря, Сергей вспомнил рассказ Мадатова, вполне могли одолеть его на штыках. Вал окружал довольно глубокий ров, откуда, собственно, и брали землю для вала. Препятствие тоже не слишком серьезное для регулярной армии, но, возможно, для обитателей местных лесов и гор оно казалось неодолимым. Тем более что по углам крепости строители вынесли бастионы, откуда можно было лупить продольным огнем по атакующим, вздумай они засесть перед валом.

    Сама цитадель была не слишком просторна — шестиугольник со стороной приблизительно в сто саженей. Впрочем, вал закрывал пока только три фаса — тот, что обращен был к реке, и прилегающие к нему. На задней стороне цитадели копошились сотни солдат: кто махал лопатой, кто носил вынутую землю в плетеных высоких корзинах.

    Гигантскую фигуру командующего Сергей заметил, только проехав ворота. Ермолов стоял ровно посередине цитадели, еще и поднявшись на странный помост из согнанных вместе бревен, крытых сухим камышом да еще присыпанным сверху землей.

    — Здравствуйте, товарищи! — крикнул весело, завидев подъезжавших Вельяминова, штабс-капитана Овчинникова, Новицкого, нескольких офицеров и чиновников, прибывших с оказией. — Как вам наши разбойники?! Не напугались?!

    — Никак нет! — бойко отрапортовал штабс-капитан, довольный, что сумел выполнить поручение.

    Но Вельяминов был настроен мрачнее:

    — Задержись мы, Алексей Петрович, еще хотя бы на полчаса, бояться было бы уже некому.

    — Что?! Так серьезно? — насупился генерал. — У него же егерская рота с пушкой.

    — Да у меня четыре орудия и батальон мушкетеров. Тем не менее они едва за повозками отсиделись. И нам пришлось пробиваться к ним с боем.

    — Против банды, пускай даже тысячной, — не верю!

    Новицкого окрик командующего стегнул будто хлыстом, но Вельяминов продолжал отвечать размеренно, четко, не повышая голоса и не сбиваясь:

    — Получив ваш приказ — двинуться на выручку транспорту, вышел из крепости с батальоном Троицкого полка и артиллерийской ротой. Через два часа заметил толпы чеченцев по обе стороны Сунжи, общим количеством до пяти тысяч.

    — Что?! — Ермолов побагровел, но мгновенно справился с гневом. — Давай, Алексей Александрович, спустимся в мою хату, да расскажешь все по порядку.

    Он легко спрыгнул вниз и пошел кругом помоста. Вельяминов и Овчинников двинулись следом. Полковник оглянулся на ходу и поманил за собой Новицкого.

    То, что Сергей принял сначала за помост, оказалось крышей землянки. Неглубокой, неширокой, но хорошо оборудованной. Вниз вели хорошо набитые ступени, сплоченная дверь легко ходила на колышках и прилегала к косяку без заметных щелей; пол был настелен из досок, пускай и неструганых, и стены же укреплены подобными досками. Ермолов заметно гордился своим жилищем. Он прошел вперед и сел на стул и торце деревянного же стола. Вельяминов сел рядом, Овчинников и Новицкий остались стоять. Но хозяин показал штабс-капитану на оставшийся незанятым стул, а Сергею, чуть поколебавшись, на свою походную койку, застеленную шинелью.

    Вельяминов, не дожидаясь вопроса, продолжил с того места, на котором его перебили:

    — До пяти тысяч. Примерно половина уже была на другой стороне и приступала к транспорту штабс-капитана Овчинникова. Другие спешно переправлялись им в помощь. Только увидев сражение, я дал два предупредительных пушечных выстрела, поставил батальон в каре и с барабанным боем двинулся на неприятеля. Чеченцы, увидев нас, развернулись, оставив вагенбург, и начали приступать конными и пешими ордами. Я приказал людям стать, взять ружья к ноге и выдвинул вперед артиллерию. Не желая ни штыкового боя, ни перестрелки, встретил нападавших гранатами и картечью.

    Ермолов улыбнулся довольно. Он очевидно был рад жесткой распорядительности главного своего помощника.

    — Несколько раз они приступали отчаянно, но картечь с пятидесяти сажен убеждает и остужает куда лучше, чем слово. Потом им уже стало трудно пробиваться через трупы своих же соратников. И в этот момент штабс-капитан вывел егерей из укрепления и ударил им с тыла. Противник побежал к переправе и ушел за реку.

    — А что же на воде не топил?

    Вельяминов выдержал паузу. Крошечную, но Новицкий ее заметил.

    — С той стороны аул населен верными нам жителями. Стрелять по переправе — непременно нанести вред селению. Зачем же нам превращать мирных в немирных?

    — Какие они мирные? Пропустили хищников к броду! — Ермолов бросил оба кулака на столешницу, мало не разлетевшуюся от двойного удара. — Совсем обнаглели! Мало им ночи, так и днем кидаются. Конвой уже не одни только казаки, а егеря. И то не боятся!

    Вельяминов подождал, пока командующий замолчит, и спокойно продолжил:

    — Действия штабс-капитана Овчинникова мне представляются в высшей степени разумными и достойными кавказского офицера.

    — Крестов у меня нет, — буркнул Ермолов. — Радуйся, что и деревянный не заслужил.

    — Что же касается чеченцев, надо бы выслушать господина Новицкого, которому, кажется, есть что сообщить. Штабс-капитан тем временем может вернуться к роте.

    — Иди, — кивнул Овчинникову главнокомандующий. — Распоряжайся. На Анну можешь рассчитывать… Что же ты нам скажешь, Новицкий? Не вскакивай, голову расшибешь.

    — Это вам здесь, Алексей Петрович, тесно, — полуфамильярно, полупочтительно заметил Сергей. — А мне так вполне свободно.

    Ермолов схватил взглядом сухую, невысокую фигуру Новицкого и усмехнулся:

    — Гусару везде свободно. Ну говори, что знаешь.

    Сергей быстро и четко пересказал сведения, полученные от Атарщикова во время осады.

    — Он убежден, что среди чеченцев видел пришельцев из Дагестана. Не просто одиночных воинов, а беладов, беков, то есть людей, наделенных властью. Каждый может привести сотню и далее больше. Из этого следует заключить, что нападение на транспорт не простая разбойная вылазка, а возможное начало серьезных действий. Совместных действий горских народов.

    — Следует заключить… — протянул Ермолов. — Кому следует, господин ротмистр?

    Новицкий вытянулся, забыв на секунду, что он в штатском, а не в мундире.

    — Заключать будем мы с начальником штаба. А твое дело лишь сообщить. Дагестанцы, говоришь? Над этим надо подумать. Спасибо, можешь идти…

    VI

    Как ни гордился Ермолов своим жилищем, воздух в землянке был нехороший: сырой и спертый. Поднявшись наверх, Сергей вздохнул полной грудью и пошел к коновязи, забрать своего серого. Но его окликнули на половине пути. Он обернулся и смотрел с недоумением на подходившего к нему рослого и полного человека в черкеске, что едва умудрялась охватить жирную грудь.

    — Не узнаете, Новицкий? Я — Бранский. Служили в одном полку. Помните дуэльную историю в Красном?

    Сергей вглядывался и едва узнавал в обрюзгшем, красном лице черты прежнего Преображенского офицера; ладного, ухоженного, довольного собой, своей жизнью, своим окружением. Прошло чуть больше десяти лет с того вечера, когда они виделись последний раз, когда подавший в отставку Бранский устраивал прощальную вечеринку гвардейцам. Одиннадцать… даже двенадцать, быстро подсчитал он в уме, но для графа, если судить по его внешности, они обернулись не меньше чем четвертью века.

    — Здравствуйте! — Новицкий взял предложенную ему руку. — Прошу прощения, что не признал сразу.

    Теперь он вспомнил, что Бранский тоже ехал с той же оказией, тоже сидел в вагенбурге, отстреливаясь от приступавших чеченцев. Он помнил эту фигуру, этот громкий и властный голос, неприятно резавший уши, но ничего знакомого не приметил до последней минуты, до теперешнего момента.

    — Время, время, Новицкий! Вас тоже оно задело, хотя и несколько легче. Служите?

    — Да, в канцелярии главнокомандующего, — неохотно признался Сергей, будто бы заранее знал, что за этим последует.

    — О! Высоко залетели! А я предлагал свои услуги Рыхлевскому, но — безуспешно. Пристроился по части заведовать провиантом.

    Сергей сразу вспомнил подгнившие, позеленевшие сухари, которые доставали из ранцев егеря штабс-капитана Овчинникова, но промолчал. Бранский между тем фамильярно взял его под руку, повел в сторону и заговорил, пригибаясь к уху:

    — Подскажите Андрею Ивановичу, что еще один бывший гвардеец просится к нему под руку. Мы же, однополчане, должны держаться друг друга.

    Сергей попытался высвободиться, но граф держал его крепко, с недюжинной силой, и настырно говорил, говорил, словно вколачивая в мозг свои просьбы:

    — …Что же за дело для дворянина, хорошей фамилии, считать свиней и баранов, пригнанных на убой?

    Сергей все-таки выдернул руку и отодвинулся:

    — Позвольте спросить, граф, какое же дело вы видите для себя предпочтительным?

    Бранский остановился, наморщил нечистый лоб, поводил зрачками и вдруг расхохотался:

    — А никакое! Знаете, Новицкий, так-таки и никакое! Но неужели здесь, в этой глуши, не отыщется приличного места для графа Бранского? Мне же, голубчик, надо жизнь заново начинать. Родитель мой скончался скоропостижно, подмосковное ушло за его долги, петербургский дом уже за мои собственные. Осталось кое-что в губерниях Владимирской да Орловской, но прилично на эти деньги в столицах жить невозможно. Хоронить же себя в лесах, кажется, еще рановато. Вот и решил переправиться за Кавказ.

    — Зачем? — сухо спросил Новицкий.

    — Зачем? Странный вы задаете вопрос. Зачем? Да матем же, зачем и все прочие, — должности, чины, ордена, деньги. Слышали, Мадатов, наш преображенец, тот, что ляжку мне прострелил из-за сущего пустяка? Князь! Генерал-майор! Наместник главнокомандующего в трех Закавказских ханствах! Везет же этим…

    — Говорят, что везет тому, кто умеет везти, — прервал графа Сергей, чтобы не услышать оскорбительного слова, рвущегося с языка бывшего аристократа.

    — Мудрость служилого люда! — отмахнулся презрительно Бранский. — Я же думаю, что первое, и может быть главное, — вовремя прыгнуть в экипаж, что идет в нужную сторону.

    — Хотя бы и на запятки? — усмехнулся Сергей, которому эта беседа становилась уже совсем неприятной.

    Бранский замолчал и несколько долгих секунд внимательно и холодно изучал своего собеседника.

    — Так вы поговорите с Рыхлевским? — промолвил он наконец.

    — Поговорю, но успеха не обещаю, — отрезал Новицкий и повернул к коновязи.

    Он выехал через те же ворота, пока единственные в цитадели, и направился в форштадт, военный городок, вытянувшийся на северо-запад от собственно крепости. Селение было и вовсе огорожено небольшим бруствером, едва ли в рост человека, и то не гренадера, не мушкетера, а егеря. Там, среди военных палаток, возвышались два подведенных под крышу сруба, меж которых тянулась крыша огромной и глубокой землянки.

    У входа в подземное жилище стоял Атарщиков, опершись на упертое прикладом в землю ружье.

    — Что смотришь, Семен? — крикнул, подъезжая, Новицкий; он был рад, избавившись от Бранского, вдруг увидеть приятного себе человека. — Нравится?

    — Куда нравится? — едва повернул голову проводник. — Это для чего же придумали? Всех разом захоронить?

    — На зиму приготовлено. Построят за лето крепость, останутся солдаты с казаками. Те, что дежурят, будут заходить за большой вал. Свободные останутся здесь. Ты же сам говорил, что местные в землянках живут.

    Атарщиков сплюнул:

    — Живут! Так живут, что и звери иной раз не позавидуют. Но кто же живет — байгуши, лодыри, нищие. Ни коня, ни ружья, ни бабы. Они и за Терек если пойдут, одного мальчонку ухватят вдесятером, да продадут, да поделят, что там придется на каждого. А русскому под землей хорониться совсем негоже. Ты подумай сам, Александрыч, если кто из них заболеет — мор тут же по всем пойдет.

    Новицкий понимал, что казак прав, и возражал, только желая услышать здравые суждения знающего жизнь человека.

    — Если пол досками застелить, стены обшить, как у командующего, да перегородки поставить — может, и обойдется.

    Атарщиков покачал головой:

    — Совсем не понимаешь, да? Здесь за каждую доску кровью плачено. Ты где-нибудь лес видишь?

    Сергей привстал на стременах, огляделся. С трех сторон он видел только ту же степь, по которой они пришли из Червленной. И только на юг, за Сунжей, где-то примерно в версте от берега виднелась темная стена леса.

    — Вот-вот! — Атарщиков подошел к нему ближе и глядел в том же направлении, что и Новицкий. — А там за каждым деревом ружье, где-то, может, и два. Эти топором по веткам, те в них пулей. Из-за каждого бревна, мил-человек, такая сражения происходит, что куда там баранам. Все крепости, все станицы здесь на линии, считай, на крови казацкой и солдатской построены. Что говорить: завтра пойдем, сам и увидишь.

    Сергей изумился:

    — Куда пойдем, Семен? Я только что от командующего, он ничего не сказал.

    Казак широко ухмыльнулся:

    — Тебе не сказал, сам же подумал. А солдат, Александрыч, он все знает. Он, скажу тебе, сегодня знает и то, о чем генерал только завтра соберется размыслить. Вот как!

    Новицкий тоже разулыбался и закивал головой, совершенно соглашаясь с Семеном.

    — Так что двинемся завтра. Я же вижу — ты в крепости не останешься. Только переоденься. Одежка твоя здесь слишком заметная да и негожая. Пойдем, погуторим, черкеску найдем тебе старенькую, но подходящую. Чевячки подберем. Ну и ружьишко спроворим. Без оружия ты в здешних местах словно голый. А знаешь, как удобно голому по лесу бродить? То-то же, ну пойдем к шалашику, там у меня знакомец сидит…

    VII

    Следующим утром две роты егерей да батальон мушкетеров переправились через Сунжу. Пехотинцы разделись, оставшись в одних рубахах, повесили узлы с вещами и зарядами на дула ружей, сцепились свободными руками шеренгами по десять человек в каждой и пошли вброд. Вода в реке к августу сильно упала, но все равно поток давил пехоту, сталкивая идущих все ниже и ниже. Опытные солдаты брали направление выше нужного места и сопротивлялись воде что было сил.

    За ними пошли повозки, на которых собирались вывозить срубленные стволы. Лошади аккуратно сходили с берега и так же настороженно переставляли одну за другой ноги, опасаясь поскользнуться на подводных камнях. Колеса стучали по неровному дну, телеги то и дело опасно кренились, наезжая на особо большой валун, ездовые и отряженные им в помощь пехотинцы держали борта, браня лошадей, товарищей, воду, начальство, да и всю непутевую собственную судьбу.

    Новицкий с Атарщиковым вышли на другой берег последними, следом за той же полусотней донцов, с которой пришли из Червленной. Проводник взял чуть выше Сергея, прикрывая его своей лошадью от летящей струи.

    — Отпусти поводья! — крикнул он на середине в самый трудный момент, когда Новицкий замешкался, засуетился, подбирая руки и стискивая колени. — Животная умная, сама вылезет!

    Сергей послушался, и в самом деле лошадь без его участия пошла уверенней и скоро уже поднималась по высокому берегу, сама выбирая путь поположе и попрочнее.

    Егеря с мушкетерами к тому времени успели одеться, построиться и двумя колоннами быстро двинулись к лесу. Обоз потянулся следом, казаки ехали с двух сторон и составили арьергард, куда пристроились и Новицкий с проводником.

    — Вперед не суйся! — сказал Сергею Атарщиков, подъехав ближе. — Леса тутошнего не знаешь, выцелят тебя в первую же минуту. И ружье достань, заряди, положи поперек седла. А то ведь и не успеешь.

    У опушки егеря перестроились. Две широкие цепи двинулись фронтом; с обоих боков их подпирали узкие колонны флангового прикрытия. Мушкетеры между тем снимали с плеч вещевые мешки, составляли ружья под надзором сильного караула и снимали с телег привезенные топоры.

    — Сейчас передние в лес войдут, оттеснят чеченцев и остановятся на поляне. Те, что с боков, развернутся и тоже станут настороже. Ну а эти, рабочие, зачнут деревья валить. Наше дело быть у повозок, посматривать, чтобы конные ненароком не наскочили.

    — Есть в лесу чеченцы? — спросил Новицкий, оглядывая громадные стволы, которые, казалось, не обхватить руками и троим обычным людям, таким же, как он.

    — Как же не быть. Слышишь?! Вот, началось.

    В лесу защелкали выстрелы, несколько пуль свистнули где-то поблизости. Грохнули барабаны. Егеря ответили дружным залпом и вошли в лес.

    — Чеченца в лесу, Александрыч, ты никогда не увидишь. Разве что выстрел услышишь, ежели повезет.

    — А если не повезет? — спросил Новицкий, наполовину уже угадывая ответ.

    — Не повезет — не услышишь. Не успеешь, — ответил с намеком Атарщиков.

    Егеря между тем заходили все дальше, и перестрелка звучала слабее. Двух раненых привели к санитарной повозке. Первый ловко прыгал на левой ноге, опираясь на ружье и товарища. Другого несли двое, скрестив особенным образом руки; раненый обхватил сослуживцев за плечи, а голову уронил на грудь.

    Между тем застучали топоры, и вот уже первый ствол, кренясь, кренясь, кренясь, с шумом вытянулся в сторону от опушки. Новицкий подъехал ближе и с удовольствием наблюдал, как ловко стальные лезвия обрубают сучья поваленного великана. «Должно быть, такие деревья и привели в античные мифы титанов-гекатонхейров!» — мелькнуло у него в голове.

    Поскольку делиться своей догадкой ему здесь было не с кем, он спросил ближайшего мушкетера первое, что пришло на язык:

    — Тяжело рубится?!

    Рослый усатый солдат опустил топорище и взглянул вверх на спросившего. Не определив по костюму, кто же будет неизвестный ему верховой, поименовал его общим титулом:

    — Так рубится, ваше благородие, что иной раз кажется — поменяй, и все легче.

    — Что поменяй? — удивился Новицкий.

    — Да топоры из этого дерева выстрогать и железную поросль прорубить. Плотная древесина, хорошая. То-то он за стволом схоронится, так не то что пулей или картечью, ты и ядром, и гранатой его не возьмешь!..

    Проходили часы. Рабочие так же валили дубы и чинары, вгрызаясь в зеленое тело леса. Просека все удлинялась и уширялась. В лесу по-прежнему егеря вели перестрелку с чеченцами. Выстрелы за густой листвой слышались плохо, но время от времени от опушки приносили раненых и убитых. Новицкий насчитал больше десятка и бросил.

    Он тяготился бездействием. Ему казалось глупым и ничтожным держаться рядом с повозками, когда рядом такие же люди заняты трудным и опасным делом. Он не знал, чего же ему хочется больше: то ли отправиться в цепь с егерями, то ли вернуться в безопасную крепость. Он не храбрился, не трусил, он — беспокоился.

    Семен же развел костерок из подобранных сухих веточек, заострил одолженным топором сук, воткнул его в мягкую землю, повесил медный свой чайничек, все это не выпуская из рук поводьев. Уселся на сложенный полушубок и глядел на колеблющиеся под ветром язычки пламени, замечая, тем не менее, все происходящее вблизи и вдали.

    — Слезай, Сергей Александрович, дай серому своему отдохнуть. Чайком понадуемся, пока еще все спокойно.

    Сергей нехотя спешился, тоже взял поводья в левую руку, принял от Атарщикова чашку и присел рядом:

    — Что же может здесь быть? Деревья валят и валят. Надоест, отправимся восвояси.

    — Тогда-то все главное и начнется. В лесах наших самое важное не приступить, а суметь отойти. Пока солдаты вперед глядят, чеченец к ним и не сунется. Побеспокоит слегка, и ладно. Только пойдем назад, тут-то они и кинутся. Вот уже подмога идет, стало быть, скоро все и начнется.

    Сергей повернулся к реке и увидел подходящую колонну. Еще две роты, прикинул он, послал Ермолов на помощь рубщикам леса. Да пара орудий с ними. Да, пожалуй что, командующий был согласен с казаком, самое главное здесь — отступление.

    Пока подкрепление подходило, они допили чай, опрокинули остатки в костер, разбросали ветки и затоптали. Поднялись в седло, и почти сразу Сергей увидел справа небольшую группу конных, собравшихся у леса.

    — Что я тебе говорил? Да, слышишь, и пальба ближе, чаще. Отходят, отходят молодцы. А удальцы лесные за ними следом.

    Рабочие тоже бежали с топорами к повозкам, одевались, закидывали за спину кто мешки, а кто ранцы, разбирали ружья, строились. Нарубленные сучья грузили на телеги, несколько стволов прицепили к свободным упряжкам.

    Группа конных чеченцев увеличилась почти вдвое, и все новые верховые выезжали из-за деревьев. Есаул позвал своих подчиненных, и казаки выстроились с той стороны, откуда можно было ждать нападения. Новицкий хотел к ним присоединиться, но Атарщиков заехал ему дорогу:

    — Мы с тобой в этом деле лишние. Ни казацкого строя не ведаем, ни егерского не разумеем. Поехали посмотреть, так целыми и надо вернуться. Никому мы здесь не помощники, только бы и помехой не стать.

    Сергей кивнул, признавая, что проводник прав.

    Прибывшие роты также перестроились из колонны в полукаре. Обоз поставили внутрь, туда же отправились легкораненые и Новицкий с Атарщиковым. Орудия развернули в сторону леса, зарядили, не снимая с передков. Мушкетеры поставили охранение артиллерии.

    Стреляли в лесу совсем уже близко. И, наконец, появились первые егеря. Первая шеренга отбежала сажен пятнадцать, развернулась, зарядила ружья, уставила. Подчиняясь приказанию барабана, побежала вторая, проскочила дальше, стала и тоже принялась заряжать. За третьей почти следом выскочили чеченцы. Несколько отставших солдат упали, их сразу поглотила гикающая толпа. Семен охнул. Сергей смотрел округлившимися, расширенными глазами.

    Только третья шеренга успела пробежать за товарищей, грохнул оглушительный залп. Нападающие попятились, остановились, и первая шеренга повернулась и кинулась вперед как можно быстрее. Когда вторая разрядила ружья, позади нее уже стояли наготове еще две.

    Снова пробили барабаны. Егеря неожиданно для Новицкого разделились надвое, и в образовавшуюся брешь грянули заряженные орудия. Шеренги снова сомкнулись, к ним подошли еще мушкетеры. Чеченцы подхватили своих, поваленных пулями и картечью, поволокли в лес.

    Два взвода егерей кинулись забрать тела погибших товарищей. Новицкий, не слушая Семена, поскакал следом. Только глянув на обезображенные останки, он склонился на сторону и облегчил возмущенный желудок.

    — Что? Насмотрелся? — кинул ему Атарщиков, когда Сергей возвратился к обозу. — Не видел еще такого?

    — Видел, — ответил Сергей, обтирая губы платком. — Когда с турками воевал. Только успел забыть.

    — Ничего, — успокоил его казак. — Здесь быстро припомнишь…

    VIII

    Они отходили долго, то и дело останавливаясь, отгоняя наседавшего неприятеля. Несколько раз рявкали обе шестифунтовки, осыпая чеченцев картечью. Это их задерживало, но ненадолго. Конные, числом около тысячи, ехали параллельно движению, внимательно наблюдая, как держится боковое охранение, насколько оно готово развернуться и отразить нападение. Казаки тоже стали в середину колонны, понимая, что против такой массы они бессильны.

    — Ничего, ничего, — приговаривал Атарщиков, ободряя Новицкого. — Даст Бог, до реки доберемся, а там нас уже крепость прикроет.

    Сергей хотел было ответить, что не нуждается в таком утешении, что бывал в сражениях жестче и кровопролитнее драки за десяток буковых и дубовых стволов. Но удержался. Он понимал, что оказался в местах ему совсем незнакомых, вынужден жить среди людей не слишком ему понятных и воевать с противником, о котором знает меньше, чем ничего. Что бы ни сказал ему Атарщиков, что бы он ни узнал от других — линейных казаков, егерей, офицеров, чиновников, — все могло ему пойти только на пользу. По сравнению с делом, которым ему следовало заняться, его самолюбие и тщеславие не стоили ни гроша.

    Пару раз и он прикладывался, стрелял, быстро заряжал и целился снова. Он не знал, попал ли, в кого метился, не попал, потому что приступали чеченцы быстро, а отходили еще быстрее, унося с собой задетых пулями соплеменников. Их вопли, визг, гиканье оглушали больше, чем даже совместный залп двух орудий отряда. Никаких слов он не мог разобрать в этом крике, ничего даже похожего на «Аль-ля иллаха иль-ла аллах» — клич, с которым торопились наверх удалые всадники Чапан-оглу под Рущуком.

    — Пока солдаты держатся, пока перестреливаются, ничего страшного и не будет. Они нас, мы их, тут и вреда особенного никому не предвидится. Но если только какая цепь разорвется, беда!

    Это понимал Атарщиков, это понимали офицеры егерские, мушкетерские, артиллерийские, это понимал каждый солдат, что шагал сейчас в высокой траве, под палящим нещадно солнцем. Понимал это даже Новицкий и не жалел уже, что поддался уговорам Семена, повесил на пояс огромный чеченский кинжал размером с небольшой меч римского легионера. Теперь же, дойди дело до рукопашной, у него под рукой были не только два пистолета в ольстрах. Два выстрела, отделявшие его от смерти или же плена, что мог оказаться еще хуже смерти.

    Но они добрались все-таки до реки, потеряв по дороге еще десяток человек ранеными. Один из них, пробитый двумя пулями в грудь, молчал, когда его грузили в повозку, но, только застучали колеса, начали прыгать по кочкам, очнулся и закричал; кричал долго, надсадно, сперва громко, потом все тише и тише; после вдруг замолчал. Один казак подъехал и прикрыл умершему лицо.

    Когда передовые добрались уже до берега, вдруг рявкнула артиллерия Грозной. Полдесятка гранат перелетели отряд, запрыгали в траве; два фитиля погасли, а три заряда рванули, изрядно напугав чеченцев. Пешие стали, а конные и так держались на изрядной дистанции. Среди них Новицкий успел заметить наездника в белой бурке, видимо одного из тех, что осаждали их вчера на пути из Червленной.

    — Абдул-бек, — согласился с ним проводник. — Кажется, его конь. Тогда где же Нур-Магомет? Что-то не поделили белады?

    Через реку они переправлялись сравнительно долго, но без опасений. Пушки крепости держали неприятеля дальше ружейного выстрела.

    В лагере Сергей тотчас же ушел в палатку и, только лишь сняв кинжал, рухнул на койку в одежде и сапогах. Надеялся уснуть, но, закрывая глаза, видел перед собой толпы оборванных хищных людей, наставлявших на него ружья, кинжалы, шашки. То ли несколько мирных лет так его размягчили, недоумевал он, то ли опыт двух войн не сумел подготовить полностью к войне в Кавказских горах.

    Вечером Атарщиков заглянул в палатку к Новицкому.

    — Ты просил предупредить, Сергей Александрович. Люди приехали с того берега. Пойдешь со мной? Мне передавать надо, тебе послушать полезно.

    Сергей подхватился и через полминуты был у выхода. В темноте видны были лишь костры форштадта, факелы на валу у пушек, факелы у ворот да крупные звезды, гроздьями повисшие над головой.

    Двое приехавших оставили у ворот коней, ружья, шашки и под солдатским конвоем прошли к землянке командующего. Туда же спустились и Семен с Новицким. Ермолов и Вельяминов уже ждали лазутчиков за столом. Увидев Сергея, начальник штаба дернулся недовольно, но командующий показал ему знаком, что этот штатский может остаться.

    Когда один из горцев заговорил, Новицкий подумал, что никогда не сумеет выучить это наречие. Столько звуков, которые совершенно невозможны для русского человека, другой ритм, иная мелодия речи. По и другого выхода, кроме как ломать свой язык, насиловать слух и память, он тоже не видел.

    Атарщиков же слушал приехавшего спокойно, не напрягаясь, иногда лишь останавливая и переспрашивая. Когда тот замолчал, Семен повернулся к командующему:

    — Пять-шесть тысяч собрались в Ханкальском ущелье. Поставили завалы, вырыли ров от Аргуна до Гойты. Теперь русские не поднимутся в Черные горы. Атагинцев, изменивших общему делу, вырежут поголовно.

    Семен оборвался и показал пальцем на второго, молчавшего:

    — Этот из Атаги. Боится за себя, за семью. За весь аул тоже боится. Если крепость не устоит, они все погибнут.

    — Спроси — собираются ли приступать к крепости? — подал голос Ермолов.

    — Собираются, но ждут людей из Акуши. Пока спустились только белады — Нур-Магомет, Абдул-бек. Сегодня подошел Бей-Булат. С ним сотни четыре. Пока не дрался, только смотрел на русских.

    Это его мы видели около леса, понял Новицкий. А вовсе не первых двух.

    — Только наберется тысяч до десяти, сразу пойдут на крепость. Хотят все разрушить, Ярмул-пашу отогнать за Терек.

    — Что еще?

    Атарщиков заговорил по-чеченски, старательно подражая интонации собеседников. Выслушал короткий ответ, перевел:

    — Ничего.

    Ермолов хлопнул в ладоши.

    — Сидельников! — крикнул он просунувшемуся в дверь офицеру. — Выдай им по десяти рублей каждому и пускай уезжают. В крепости им нечего оставаться, а то надумают еще и наши секреты на ту сторону продавать.

    Когда же чеченцев вывели, он повернулся к Вельяминову:

    — Проучим разбойников! Как с вами обсуждали сегодня. Ждать более бессмысленно. Приказывай.

    Новицкий с Атарщиковым тоже заторопились наверх. Возвращаться в палатку Новицкий не захотел, решил пройти к валу, посмотреть, как выглядит местность ночью. Семен сказал, что вернется в палатку, и только предостерег, чтобы не ходил перед факелом.

    — Там наверняка кто-нибудь уже затаился. Щелкнет из темноты, уползет. Ему честь и слава, тебе — дырка, хорошо если не в голове. Хотя в брюхе, наверное, еще хуже…

    Но на вал Сергея не пустили караульные унтеры. Незнакомый штатский ночью показался им человеком лишним. Сказали, что на реку смотреть лучше утром, а больше и так и так ничего не видно. Новицкий побрел обратно и обнаружил в крепости изрядное шевеление. До полусотни казаков, других, ему не знакомых, верхами ехали к воротам. В середине строя, подскакивая, тащилось полевое орудие.

    — Куда? На ночь-то? — вырвалось у Сергея.

    Ближайший к нему урядник, с лихо заломленной шапкой, сверкая сквозь ночь ослепительными зубами, ответил:

    — Поедем, поищем. Авось кого-нибудь да найдем.

    Отряд выехал, и ворота за ним захлопнулись.

    Утром Новицкого разбудил все тот же Атарщиков:

    — Вставай, вставай, Александрыч, посмотрим, как Ермолов чеченов заманивает.

    На этот раз Новицкого на вал пропустили. Там уже расхаживали и Ермолов, и Вельяминов. Артиллерийская прислуга шевелилась около двенадцати батарейных орудий, стоявших на барбетах, возведенных из утрамбованной крепко земли. Было еще довольно рано, прохладно и сыровато. Туман, впрочем, уже поднимался, рассеивался над Сунжей, и видно было, как на той стороне скачут, торопятся к берегу те самые казаки, что уехали за ворота еще до полуночи. Их преследовали, наперерез им неслись сотни конных, и еще толпы пеших бежали следом. Наши могли бы, наверно, легко уйти, но им мешало орудие.

    — Ближе! — закричал Ермолов, словно его рыканье могло перелететь реку и еще полверсты равнины. — Ближе!.. Ближе!

    Было видно, как ездовые размахивают кнутами, подгоняя упряжку, но расстояние между ними и чеченцами сокращалось с каждой секундой.

    — Ближе! — неистово вопил Ермолов. — Ближе… вашу мать! Ближе!.. Ну так, и довольно!..

    Словно в самом деле услышав его слова, казаки обрубили шашками постромки и, оставив пушку противнику, уже налегке кинулись врассыпную к Сунже. За ними уже не гнались. Брошенное русскими орудие казалось счастливой добычей.

    — А что, в самом деле! — Ермолов повернулся к начальнику штаба: — Хорошо ты придумал, Алексей Александрович! Вылезла сотня с пушкой непонятно зачем. Их заметили, а может быть, и давешние приезжие сообщили. Поутру и решили поохотиться, диковинного зверя загнать. Только им еще невдомек, как этот зверь может вдруг огрызнуться. Командуйте…

    Вельяминов подошел к пушкарям. Майор и штабс-капитан доложили, что расстояние измерили еще с дня вчерашнего, орудия наведены и заряжены, все ждут только сигнала. Полковник подошел к брустверу.

    Чеченцы тысячными толпами сгрудились вокруг пушки, совещались о чем-то, видимо думая, как оттащить трофей к лесу и выше, в горы. На таком расстоянии Новицкий не мог различить лиц, все сливались в одну темную массу. Уголком глаза он заметил, как Вельяминов поднял руку.

    — Готовься! — закричали артиллерийские офицеры.

    Рука опустилась.

    — Огонь!

    Новицкий едва успел раскрыть рот, как разом рявкнула дюжина полупудовых пушек. Ни одна не промахнулась по заранее рассчитанной цели, и ни один заряд, ни одна картечина, ни один осколок гранаты не миновал человеческого и конского мяса…

    Когда дым рассеялся, Новицкий всмотрелся и на секунду зажмурился. Десятки и десятки мертвых, раненых лежали вокруг орудия, ставшего приманкой в хитроумном и жестоком замысле русских. Оставшиеся в живых стояли, остолбеневшие, и только спустя несколько минут кинулись — не бежать, а поднимать сраженных прилетевшими из-за Сунжи чугуном и свинцом. И тут Грозная ударила снова.

    Новицкий схватился за уши, боясь, что голова разорвется, лопнет от невыносимого грохота. Что же творилось на той стороне, он боялся и разглядеть. Он обернулся.

    Ермолов запрыгнул на ближайшую пушку, которую уже банили два здоровенных солдата. Стоял, вытянув шею, стараясь заглянуть за реку, подбоченился, притоптывал и, довольный, смеялся…

    IX

    Две небольшие партии всадников, человек по десять-одиннадцать в каждой, подъехали с двух сторон к небольшой прогалине. Двое первых спешились и вышли на открытое место. Перебросившись несколькими словами, они обернулись, каждый к своим, и показали условный знак.

    Еще двое, очевидно предводители, выехали на середину. Разведчики встретили их, приняли лошадей, подождали, пока начальники сойдут на траву, и раскатали перед ними два старых тонких ковра. Один достал из хурджина позолоченное блюдо, другой пару чуреков. Главари сели, скрестив ноги, и отломили по куску от одной и той же лепешки.

    — Куда пойдет Бей-Булат? — спросил первый, плотный, широкоплечий, рябой.

    Второй был заметно выше и, даже когда сидел, смотрелся стройнее; мог бы казаться почти красивым, если бы не портил его красный шрам, перечеркнувший лоб до левой глазницы. Но и он излучал ту же уверенную силу большого, хищного зверя.

    — Это не наша война. Нур-Магомет умер.

    — Аллах милосерден. Зачем ему нужен джигит без обеих ног.

    Оба закрыли глаза и помолчали.

    — Я ухожу, — промолвил Бей-Булат. — Десять моих людей остались около пушки. Сколько же ты потерял там, Абдул-бек?

    — В два раза больше.

    — Тоже уходишь?

    — Нет, я остаюсь.

    Снова повисла пауза. Только сверху долетал хриплый крик парящего коршуна.

    — Ты будешь штурмовать русскую крепость?

    — Я был там ночью перед тем, как русские заманили нас этой пушкой.

    — Мы все попались в ловушку, словно стая щенят, что впервые видят добычу.

    — Тот, кто выживет, становится волком. Я видел крепость снаружи и изнутри. Я слышал Ярмул-пашу. Я не хочу понапрасну терять людей у ее стен. Но я не могу оставить своих людей без добычи. Они спросят — зачем я повел их через снежные перевалы? Если уж мы перевалили горы, не надо возвращаться пустым.

    — Ты хочешь пройти за Терек?

    — Я взял проводниками чеченцев. Они покажут, чем можно поживиться у русских. Ты пойдешь со мной, Бей-Булат?

    Высокий белад не отводил взгляда от собеседника, но думал о чем-то своем, скрытом.

    — Я пойду рядом.

    Абдул-бек медленно наклонил голову в знак согласия. И оба они отломили еще по куску лепешки…


    ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    I

    Камыши раздвинулись, не зашуршав, и даже вода не всхлипнула, когда один за другим трое нагих людей, осторожно расталкивая упругие стебли, вышли к берегу. Каждый нес два мохнатых мешка-бурдюка. В одном спасали от воды оружие и одежду, другой, туго надутый, служил пловцу поплавком, помогая ему на струе.

    Короткими ножичками разведчики взрезали бурдюки, оделись, опоясались кинжалами. Еще минута, и горцы скользнули по траве, ушли, пропали, словно и не появлялись здесь вовсе. Луна и звезды прятались в эту ночь за тучами, темно было на обеих сторонах Терека…

    Пятеро казаков коротали ночь, разлегшись у костерка. Шестой стоял на вышке-треноге, тщетно пытаясь разглядеть что-нибудь движущееся в черноте южной августовской ночи. Наряженные в пикет, как и все на реке, знали о побоище, что учинил Ермолов чеченцам, и были твердо уверены, что до зимы, пока обмелевший Терек не схватится крепким льдом, набегов чеченцев можно не ожидать. Об этом и говорил молодым караульным старший, потягивая из баклажки захваченный из дома чихирь.

    — Он, брат Назар, не стойкий. Приступит с криком и свистом, аж внутри все трясется. Побежишь — смерть твоя. Станешь на месте — он устрашится. Это же как со зверем… Стой! — перебил он себя и вскочил на ноги, держа наперевес заряженное ружье. — Кто?!

    Вместо ответа из темноты вылетело три языка пламени. Старший и еще двое рухнули наземь. Оставшиеся схватились за шашки, но слишком неравны были силы. Шестой, стоявший на вышке, выстрелил вниз, не попал, стал перезаряжать, загоняя в дуло заряд дрожащими от страха и гнева руками. Но пока он возился, один из нападавших, ловкий, сильный и гибкий, вскарабкался по треноге и зарезал дежурного.

    — Хорошо, Дауд! — похвалил его другой горец, когда тот спустился на землю; он был очень похож на Дауда, каким тот может стать лет через десять-пятнадцать. — Теперь к реке, дашь сигнал Абдул-беку.

    Дауд схватил горящую ветку и поспешил к берегу, загораживая огонь от ветра полой черкески. Брат его обошел кругом костра, подпихивая носком тела казаков. Все были недвижны, только старший двинулся и простонал. Горец присел, взял его за волосы, повернул голову, пригляделся:

    — Хорошо отдыхал, Иван! Теперь поспи долго!

    Двумя ударами кинжала отсек казаку голову и отшвырнул в сторону.

    Между тем Дауд подбежал к воде, оглянулся, поднял горящую ветку, несколько раз повел справа налево, потом качнул факел вверх-вниз. На той стороне тоже замаячил огонь, прочертил ночной воздух крест-накрест, исчез. Дауд тоже опустил ветку, и та, зашипев, потухла. Юноша присел на корточки и приготовился ждать.

    Всего через полчаса на берег выехали первые конные. Дауд вскочил, подбежал к Абдулу, безошибочно узнав белада по цвету бурки.

    — Что нашумели? — недовольно спросил бек.

    — Сначала били через чехлы, потом неудобно. Человек наверху был, сразу и не достать.

    — Его и нужно было первой пулей, чтобы вдруг знак своим не подал.

    Дауд молчал, наклонив виновато голову.

    — Ну да по одному выстрелу все равно никто до утра не тронется. А мы тогда уже далеко будем. Зови Тагира, берите коней, собирайте ружья. Быстрее…

    II

    Утром из станицы Шадринской выехала двухколесная арба, запряженная парой быков, и медленно, переваливаясь на ухабах, потащилась пыльной дорогой вдоль садов, виноградников. В арбе сидели казак Ерофей Пустовойтов, жена его и дочка.

    Караульный отворил им ворота, отодвинул в сторону высокий плетень, заросший колючими стеблями, и пустил следом веское слово:

    — Дождался бы разъездов, Ерофей, право! Два еще не вернулись.

    Пустовойтов отмахнулся, не оглядываясь. Жена его тоже крикнула через плечо:

    — Пока их ждешь, вся лоза высохнет. Отсыпаются небось после ночи. Чихиря-то надувшись. А на самый крайний случай у нас подарочки есть.

    Она хлопнула тяжелой ладонью по прикладу ружья, лежавшего на коленях мужа. А дальше уже молчала, прикидывая в уме работу, которую намеревалась задать семье до вечера. Что оборвать, что подвязать, а где уже, должно быть, и собрать спелые кисти. Дочь, закутанная в платок по самые глаза, лузгала семечки, Ерофей то и дело касался хворостиной широких и гладких бычьих спин.

    Солнце поднималось впереди, слепило глаза. Дорога повернула направо, к Тереку. Справа бежала узкая полоска садов, за которыми начинались высокие камыши, плавающие травяные острова, плавни. Слева придвинулся лес. Ерофей цокнул, останавливая быков.

    — Что там?! — всполошилась жена. — Что приспичило по дороге?! Потерпи уж до места.

    — Птицы, — проронил Пустовойтов, оглядывая опушку. — Стайка поднялась, перелетела.

    — Что же, что птицы? Дрозды так и должны кружиться. Птенцов на крыло подняли, скоро потянутся за нашими ягодами. То-то и надобно торопиться. Погоняй!

    Она выхватила у мужа хворостину и ловко стегнула ближнего к ней быка. Арба потянулась дальше. Седоки так и продолжали молчать, пока вдруг не взвизгнула девка.

    — Смотрите, мама! Кто это?!

    Слева от дороги, чуть отъехав от леса, стояли пятеро конных. На всех были черные бурки, лица плотно укутаны башлыками.

    — Чечены! — охнул казак. — Напоролись! Бегите, бабы! В сады, может быть, кто из станичников там с ружьем. Бегите!

    Он ловко, одну за другой, скинул женщин с арбы, спрыгнул сам, разворачивая быков поперек дороги, пряча туловище за высокое колесо, прилаживая ружье поудобней.

    Конные гикнули и пустили коней широким махом, разъезжаясь подальше, чтобы не стать легкой мишенью опытного станичника. Ерофей выстрелил, второй слева закачался в седле и сунулся лицом в гриву. Но Тагир с товарищем обскакали арбу с двух сторон и в две шашки исчертили кровью голову и плечи казака.

    Дауд же погнался за женщинами. Старшая, поняв, что обеим им не уйти, остановилась, подхватила с земли увесистый ком и пустила в морду чеченской лошади. Та дернулась в сторону, но юноша удержал поводья и поскакал за младшей. Та бежала со всех ног, всхлипывая и причитая. Четвертый же всадник подлетел к Пустовойтовой и круговым движением шашки снес бабе голову.

    Дауд догнал девушку, обхватил руками за плечи и легко, на скаку, кинул ее перед собой на седло. Завернул лошадь и уже шагом поехал назад, к Тагиру.

    Тот хлопотал у раненого, уложенного на землю.

    — Что с Мансуром? — крикнул Дауд.

    — Плечо пробито. Ватой из бешмета заткнул, кровь остановить. Вернемся к Абдулу, там и решим. Как у тебя?

    Тагир выпрямился, подошел к брату, сорвал платок с пленницы, отогнул голову вверх, грубо ухватив волосы. Черные глаза, округлившиеся почти вполлица смотрели в немом ужасе на убийцу родителей.

    — Хороша, Наташа! — прищелкнул Тагир языком. — Ты не трогай ее. Отвезем ее в Эндери. Если она не просверленная, турецкие купцы из Анапы за нее много дадут. Хорошее ружье тебе купим. Повезет, еще и оденешься…

    III

    В дверь постучали. Капитан Силантьев поставил стакан на стол, шумно выдохнул и крикнул свирепо:

    — Кто там еще?! Входи!

    Пригнувшись, чтобы не задеть низкую притолоку, в комнату протиснулся унтер. Только у стола, где потолок был повыше, он смог выпрямиться, отдать честь и начать рапорт. Пока он докладывал, капитан оглядывал своего подчиненного: жилистое тело, обтянутое стеганым синим бешметом, поверх которого еле сходился форменный мундир, панталоны, заправленные в мягкие чувяки и прикрытые до колен ноговицами.

    — Ты кто, унтер? — прервал капитан начальника караула. — Ты скажи мне, кто же ты есть?

    — Старший унтер-офицер Орлов, десятой роты севастопольского мушкетерского…

    Капитан утвердительно качал головой, отмечая каждое новое сообщение подчиненного.

    — А почему же одет не по форме? — вопросил он, силясь открыть пошире смыкающиеся веки. — Почему приходишь к докладу не в сапогах, а в непонятной мне обуви?

    Орлов, ухмыляясь в длинные густые усы, добавлявшие лет десять к его двадцати восьми, смотрел на своего командира.

    — Удобней же, ваше благородие! Ей-ей, по горам здешним куда проще так бегать. И штиблеты тутошние ногу хорошо берегут. А что кафтанчик тепленький поднадел, так ночью туман опустится, холод придет. А мне до утра меж постов крутиться.

    — Хорошо, — кивнул Силантьев, да так сильно, что и сам качнулся вперед и оперся о столешницу, чтобы не рухнуть со стула. — Хорошо ответил. Так и выпей со мной за… за нашу службу.

    Орлов посмотрел на баклагу с вином, опустевшую уже на три четверти, на осоловелого командира и отказался.

    — Благодарствую, Петр Поликарпович, но лучше я воздержусь. Утром, как Фокеич меня сменит, так я, пожалуй, смогу принять.

    — Сменит тебя Фокеич, — тоненько хихикнул командир роты. — Если пробудится. Слабоват стал фельдфебель.

    Не оглядываясь, он ткнул большим пальцем за спину, где на койке, развалившись, спал пьяным сном его помощник, фельдфебель Егор Фокеевич Суслов.

    — Так что выпей со мной старший унтер. Сам же знаешь — в одиночестве пить…

    — А лучше бы сегодня нам всем воздержаться, — заявил вдруг Орлов и наклонился вперед: — Казак-то проскакал мимо к вечеру. Говорил, что пикет у них вырезали, да у станицы мужика с бабой убили. Девчонку увезли. Смотреть, ваше благородие, надо!

    — Учить меня вздумал?! — рявкнул Силантьев, пытаясь подняться на ноги, но безуспешно.

    — Никак нет! — отрезал Орлов и тут же сунулся вперед, поддержал под локоть начавшего заваливаться капитана.

    — То-то же! — погрозил ему командир пальцем. — Что казаков побили, не удивляет. В службе станичники не исправны.

    — Это донские, пришедшие, пока непривычны. А линейные сами вроде чеченов.

    — Ну побили их. Сколько там было? Трое? Пятеро? Нас же здесь целая рота. Это же какую партию нужно собрать, чтобы на такое дело решиться. Так что, коли не хочешь командира поздравить, Орлов, дело твое. Построй людей, сделай расчет на случай тревоги да распусти по казармам.

    — Караулы бы, Петр Поликарпович, увеличить.

    — Ты смотри у меня, старший унтер! — Силантьев погрозил подчиненному пальцем. — Ты никак решил за капитана ротой командовать. Нечего трезвых людей на ночном холоду держать. А если что случится, успеем. Иди, Орлов, иди. У тебя своя забота, у нас с Фокеичем своя. Ты же знаешь, Орлов, что мне орден новый пришел. Вот — Святой Анны третьей степени с бантом!

    — Так точно, — улыбнулся Орлов. — С чем ваше благородие и поздравляем всей ротой. Утром же, как сменимся, так и от всей души приобщимся. Пока же извиняйте, Петр Поликарпович. Дело такое — где стаканчик, там два, а то и три. Лучше вовсе не начинать.

    — Смотри, Орлов! А то ведь подумаешь вдруг начать, а оно к тому времени и закончится. Ладно, унтер, иди, собирай роту…

    Укрепление, где размещалась рота капитана Силантьева, построили пять лет назад. Небольшую прогалину на левом берегу Терека обнесли невысоким валом с двумя проходами, защищенными деревянными воротами. Вал укреплен был еще плетнем, поросшим терновником, и опоясан рвом, мелким и узким. Внутри вала поставили несколько деревянных строений — казармы, два блокгауза, пороховой склад, нужный сарай. Чуть на отшибе сбили домик для офицеров; поначалу в роте их было трое, да одного поручика ранили и отправили во Владикавказ. Кроме командира, остался совсем молодой Дмитриев, недавно прибывший в полк и еще красневший, отдавая каждое приказание. Впрочем, приказывать ему доводилось нечасто; так как с ротой вполне управлялись унтеры, еще солдатами прошедшие наполеоновскую кампанию и добавившие к этому опыту еще пару десятков стычек с кавказскими горцами. Укрепление назвали Недосягаемый Стан и назначили ему дело прикрывать дорогу к Червленной.

    Как и полагал Орлов, к ночи похолодало, над рекой поднялся туман и потянулся к северу, накрывая берег, вырубку, поросшую молодыми побегами, само укрепление и дальше, к лесу, охватывавшему Недосягаемый Стан с трех сторон. Часовой на валу у ворот, дальних от Терека, тянул шею, напрягался высмотреть что-либо в темной и шумной ночи. Ветер шумел над кронами деревьев, сбивая с толку защитников Стана, помогая нукерам[33] Абдул-бека, крадущимся от опушки.

    — Кто?! — крикнул солдат, то ли увидев скользнувшую вдоль плетня тень, то ли просто ощутив приближение чужого и страшного.

    В ответ из темноты прилетел кинжал, воткнувшись чуть ниже левого плеча часового. Но и падая, тот успел потянуть спусковой крючок, выпалив с одной только целью — предупредить.

    Его услышали, но уже на вал со свистом, гиканьем кинулись нападавшие. Караул у ворот изрубили мгновенно, створки развели в стороны, и уже многие десятки конных вскочили в пределы стана.

    Капитан и фельдфебель умерли, не успев даже проснуться, так и не узнав, как погибает вверенная им рота. Всполошенные солдаты выбегали в одном белье, многие безоружные, и напарывались на кинжалы и шашки чеченцев. А те, опьянившись запахом крови и легкостью ночного убийства, рубили без сожаления, забыв думать о пленных, о выкупе, о рабах.

    Сам Орлов был при карауле у ворот, ближних к Тереку. Тех, что он считал сам опаснее, тех, откуда, скорее всего, можно было ждать опасность. Когда унтер понял, как обманулся, крикнул своим бежать к ближнему блокгаузу, а сам прыгнул к единорогу, небольшой пушечке, стоявшей у вала.

    Пятеро артиллеристов уже разворачивали орудие и, едва прицелившись, ударили картечью в толпу, не разбирая уже, где там чужие, а где свои. Бежавшие и скакавшие к ним разбойники отшатнулись, смешались и дали время солдатам добраться до прочной двери. На второй выстрел времени не осталось, Орлов крикнул прислуге бежать за ним и поспешил в укрытие.

    Мощную дверь притворили, задвинув два крепких засова. Снаружи еще кричали те, кого резали люди Абдул-бека.

    — Орлов! — крикнул поручик Дмитриев; он был на полпути от казармы до караула и потому смог спастись. — Унтер! Надо открыть, надо отбить наших!

    Орлов стал у двери:

    — Нет, ваше благородие! Никак невозможно. И тех не спасем, и этих погубим. Сколько нас здесь осталось?

    В здание успели заскочить десятка два с половиной людей. Все прибежавшие из казармы были в одном белье, несколько окровавлены, приблизительно треть без оружия.

    — Ах, что ты, Орлов, гибнут же люди! Смотри, офицерский домик горит. Да что же там с капитаном?!

    Он подбежал к узкому окошку, выпиленному в бревнах, из которых срубили блокгауз, и стал вглядываться в ночь. Ствол пистолета показался у наружного края бойницы, хлопнул выстрел, и поручик, вскрикнув, свалился навзничь.

    Орлов немедленно выстрелил в отверстие, за которым притаился чеченец, отскочил от двери, и вовремя. Сразу полдесятка пуль ударились в двухдюймовые доски, и две проскочили навылет.

    — Егоршин! — закричал унтер. — Возьми троих — и наверх. Бей тех, кто у стен.

    Сам же кинулся к несчастному поручику, схватил за плечи, потащил по полу к глухой стене. Опустил, рванул с силой мундир и застыл, глядя на огромную безобразную рану, зиявшую у самой шеи.

    — Что же вы, ваше благородие, Яков Андреевич, так неаккуратно?!

    — Орлов! — позвал его умирающий тихо, с каждым словом его кровь выталкивалась наружу, лилась к поясу, на пол. — Голубчик! Держись! Наши придут, выручат. Может быть, из станицы казаки подскочат. До утра, до полудня… Прощай! Матери…

    Он умолк. Орлов отпустил его голову, бережно, так, чтобы не стукнуть об набитую землю пола.

    Сверху грохнули два выстрела, потом еще два. Кто-то заорал радостно.

    — Бегут, Орлов! — кричал сверху Егоршин. — Расползаются, ровно как тараканы! Один остался.

    — И ты оставайся, — ответил ему Орлов. — Смотри, чтобы не подобрались другой раз. Факелы могут начать на крышу кидать — тоже посматривай.

    Сам же знаками приказал всем вооруженным стать к окнам, а выскочивших без ружей погнал заваливать мешками дверь, как самое слабое место в их обороне. Накрыл попавшейся под руку тряпкой лицо поручика Дмитриева и подскочил к ближайшей бойнице.

    Недосягаемый Стан горел. Офицерский дом трещал в огне, пылали обе казармы, другой блокгауз. Только у навеса, где хранились бочонки с порохом, метались тени, очевидно преграждая путь пламени.

    — Эх! Туда бы огонечку плеснуть! То-то бы они разлетелись.

    Снаружи кричали:

    — Эй, русский, что спрятался?! Выходи! К Наташе гуляй, хорошо будет!

    Орлов сплюнул и тут же растер плевок подошвой:

    — Сейчас! Прямо так побегу! Да и зачем мне Наташа, когда у меня своя Таня имеется.

    Насмешливый голос сильного, уверенного в себе человека залетал в бойницы, толкался в уши и сердца ошеломленных солдат.

    — Русский! Сдавайся! Будешь немножко пленный, только живой!

    Кто-то, не удержавшись, выстрелил наугад, на звук. Орлов кинулся к солдату, влепил ему леща по шее, так что голова ослушника, мотнувшись, ударилась в стену.

    — Не стрелять! Бить только прицельно! Когда кинутся, тогда и встретим. Ничего, ничего, отобьемся! Пушкарей у них нет, стало быть, ружья одни и кинжалы. А сруб добрый, выдержит. Вода здесь есть, я уже посмотрел. Сухари должны быть. Заряды в ящиках. Ночь бы нам выстоять да день продержаться. К вечеру, глядишь, и выручка подоспеет…

    IV

    Генерал Вельяминов — приказ о его производстве пришел в Тифлис неделю назад — докладывал сухо и точно, словно бы выучил наизусть написанное вечером накануне:

    — …отстреливались почти двое суток. Майор Харлов поспешил им на выручку, но по пути сам был атакован сильной партией. Отбился, однако ночью двигаться не решился и вынужденно ждал до утра.

    Новицкий аккуратно протиснулся в узкую щель, притворил за собой створку и стал у двери. Но Рыхленский заметил своего подчиненного, показал жестом место рядом с собой на диване.

    Ермолов, мрачно насупившись, слушал начальника штаба корпуса. Его всклоченная шевелюра казалась сейчас и вовсе нечесаной. Такое состояние гривы командующего предвещало, как уже знал Сергей, большой гнев. Он подумал, что уж никак не хотел быть тем, на ком сорвется Ярмул-паша. Впрочем, его очередь докладывать не подошла.

    В кабинете собрались, в основном, офицеры. Штатских было трое. Он, Рыхлевский и — Бранский. Новицкому стало уже известно, что граф сам добился аудиенции у Рыхлевского и после часового разговора Андрей Иванович дал ему место в канцелярии командующего. Сергей с неудовольствием увидел расплывшуюся фигуру бывшего преображенца, склонил голову, приветствуя издалека, ответа не получил и перевел взгляд на Вельяминова.

    — Разбойники перешли Терек двумя сильными партиями. Одна пошла вниз, к Шелкозаводской. Там они напали на работающих в садах, убили трех казаков, увели с собой детей и женщин.

    — Сколько? — спросил Ермолов.

    — Общим числом пятнадцать. Точно сказать не могу, но, кажется, десять женщин и пять детей.

    — Зачем им дети?

    Вельяминов замялся, посмотрел на Рыхлевского. Тот толкнул Новицкого. Сергей встал.

    — Взятых в набеге пленных разбойники отвозят в Эндери, предгорный аул на Сулаке. Там продают на рынке рабов. В зависимости от того, кто покупает, их уводят в горы или перегоняют в Анапу, где купцы ищут красивых девочек для турецких гаремов. Впрочем, мальчиков тоже.

    Ермолов покатал желваки на щеках, махнул Сергею садиться и повернулся к Вельяминову:

    — Продолжай, Алексей Александрович.

    — От Шелкозаводской партия пошла было к Щедринской, но наткнулась на сотню линейных казаков с двумя орудиями. Бой не приняла, ушла через лес, вернулась выше и там уже, как я говорил, пыталась атаковать отряд Харлова. Другая партия за это время была замечена рядом с Червленной. Вырезала казацкий пикет, расправилась с тремя семьями, выехавшими за ограду станицы, и — атаковала Недосягаемый Стан, где сумела уничтожить почти целую роту капитана Силантьева. Из ста десяти человек выжили только двадцать три человека, благодаря распорядительности унтер-офицера Орлова. Семьдесят два погибли, судьба пятнадцати неизвестна. Скорей всего, их увели в горы. Также разбойники сумели унести с собой около полусотни ружей и пушку.

    — Что же орудие не заклепали?

    — Приступ был настолько силен и внезапен, что прислуге хватило времени на один выстрел. Потом они уже отступили в блокгауз. Да, впрочем, сумей они и вогнать гвоздь, у них найдутся умельцы, чтобы рассверлить отверстие. Говорят, что в горах появились и европейцы. Скорей всего, англичане.

    Еще раз Ермолов взглянул на Рыхлевского, и опять пришлось подниматься Сергею:

    — По некоторым вполне достоверным сведениям, в Аварию, в районе аула Акуши, проникли два европейца. Представляются купцами, посланцами Ост-Индской компании. Товаров при себе не имеют, обещают доставить позже, по надобности. В том числе и оружие.

    Ермолов обернулся и взглянул на висевшую сзади карту. Сверху извивалось черное русло Терека с вливавшимися в него Сунжей и другими, неподписанными притоками. Справа тянулось Каспийское море, внизу можно было различить прихотливые границы Закавказских провинций и ханств, улегшихся вдоль течения Куры, Алазани, Аракса. За последней рекой уже начиналась Персия. Верхнюю половину карты перечеркивал по диагонали Главный Кавказский хребет, и огромный треугольник выше него тоже был густо заштрихован неизвестными рисовальщиками, означая горы. Сергей подумал, что верней и честнее было оставить это пятно белым.

    — Почему дали уйти разбойникам? — спросил командующий начальника штаба.

    Вельяминов на секунду запнулся, но ответил прямо:

    — Наша вина, Алексей Петрович. Харлов освободил Недосягаемый и счел свою задачу законченной. Но и сил у него было немного, чтобы преследовать две такие сильные партии. А до казаков посланный не добрался; видно перехватили его по дороге. Поскакал один прапорщик, на артиллерийской лошади, наудачу, да, видно, она от него отвернулась.

    Ермолов быстро и привычно перекрестился:

    — Мир праху его, должно быть, храбрый был офицер. Что же — унтеру Орлову Георгиевский знак, всем, кто рядом с ним дрался, по десяти рублей серебром. Капитану Силантьеву всех его прежних орденов хватит. Был распорядителен, да ужалила молодца змея зеленая. Остался бы жив, наказал бы его другим в назидание, а мертвые, знаем, сраму ни от кого да не имут… Родным отписать, что погиб за царя и отечество с честью. Подумать надо, как нашей пехоте с казаками линейными вместе действовать. Пока они только косятся друг на друга. Дальше вопрос — что за люди пришли в этот раз за Терек?

    Теперь уже Вельяминов прямо взглянул в сторону Новицкого, зная, кто должен ответить. Сергей поднялся и подошел к карте.

    — Насколько мы знаем… — начал он, но Ермолов его оборвал тут же:

    — Насколько точно?

    — Достаточно точно, — твердо ответил Новицкий; источники своих сведений он перечислять в такой пестрой компании не решился, но дал понять командующему, что своим людям он доверяет.

    — Положим, — не слишком доверчиво протянул Ермолов. — Продолжай.

    — Как нам стало известно, в помощь чеченцам Автура, Чечен-аула и Герменчуга пришла сильная помощь из Дагестана. Три белада — Нур-Магомет, Бей-Булат и Абдул-бек привели в общем более пяти сотен людей.

    — Кто такие белады? — снова прервал Сергея командующий.

    — Так дагестанцы называют тех, кто водит их в длительные набеги.

    — Так и говори — атаманы разбойников. А только суть теряем.

    — Они не атаманы, они — белады. Если будем их называть атаманами, как раз сути и не заметим.

    Ермолов мгновенно развернулся к Новицкому, но тот встретил его взгляд, вытянувшись и развернув плечи. Командующий хмыкнул.

    — Если уверен, то молодец. Говори дальше. Но ошибешься — уже не помилую.

    — Суть в том, что это не просто набег. Их действия — может быть, начало большой войны. И атака на Недосягаемый — лучшее тому доказательство. После дела с якобы оставленной пушкой чеченцы отходят за ущелье у Ханкалы, а дагестанцы, напротив, идут за Терек. По слухам, Нур-Магомет погиб от нашей гранаты, и его люди разделились между Бей-Булатом и Абдул-беком. Большая часть присоединилась к последнему, как более сильному и удачливому. Теперь мы понимаем, что Бей-Булат ударил на Шелкозаводскую, отвлекая внимание, Абдул-бек же пошел прямо на Стан. Ему сейчас нужны не рабы, ему нужно — оружие. И он, к сожалению, получил что хотел.

    — Раз они пришли за оружием, — прервал его уже Вельяминов, — стало быть, готовятся воевать.

    Новицкий кивнул:

    — Нам кажется — да. Для набегов они вполне обошлись бы и тем, что имеется. Предполагая затяжные действия, они запасаются железом, свинцом и порохом.

    — Плохо! — Ермолов поднялся, и гигантская его фигура заполнила почти все свободное место. — Плохо, что ружья и орудие взяли. Но главное, что плохо, это — поражение наше. Теперь они осмелеют.

    — По нашим сведениям, — вставил быстро Новицкий, — их силы у Недосягаемого превосходили наши в три, может быть, даже в четыре раза.

    — Да хоть бы и в пять, в десять. Должны были отбиться, как этот ваш унтер… Орлов! А теперь они и вправду решат, что сильны. Это опасное заблуждение надобно из бритых голов выбить. Откуда приходили эти твои, белады?

    Сергей повернулся к карте:

    — Нур-Магомет, как я доложил, погиб. Бей-Булат — скиталец. То в одном ауле его видели, то в другом. Он и в самом деле разбойник. А вот Абдул-бек пришел к Тереку издалека, из Табасарани.

    Новицкий быстро очертил пальцем большую полуокружность вокруг Дербента.

    — Где-то здесь, в этих горах его аул — Чикиль-аул. Отсюда он пришел, сюда и убрался. Здесь живет, здесь собирает к себе людей.

    — Отлично, сюда-то мы и ударим. Алексей Александрович, — командующий обратился к Вельяминову. — Вызови ко мне князя Мадатова. Ему удобней всех наведаться в гости к этому Абдулу. Приедет — обсудим: аульчик наказать надо примерно. Ишь ты, воевать задумали, нехристи. С кем?!!

    Последние слова Ермолова прогремели над головами собравшихся в кабинете и, почудилось вдруг Новицкому, отозвались каменным обвалом в далеких, неизвестных пока горах…


    ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    I

    Новицкий решал, не покинуть ли ему бал, когда объявили о приезде Мадатовых.

    — Его превосходительство князь Мадатов! Ее превосходительство княгиня Мадатова! — Голос церемониймейстера взлетел над головами, заполнил большую залу, проник в буфетную и некоторые потайные уголки дома.

    Музыка стихла, каблуки перестали стучать, кажется, даже веера остановились секунд на десять, но тут же принялись трещать с новой силой. Воинский начальник в ханствах Карабахском, Шекинском, Ширванском, генерал-майор князь Мадатов всходил по лестнице рука об руку с женой под пристальными взглядами офицеров, чиновников, тифлисской знати, собравшихся на прием, который командующий Кавказским корпусом давал раз в полгода. Мужчины искоса оглядывали молодцеватую фигуру князя, женщины искали недостатки в платье бывшей фрейлины императрицы.

    Новицкий протиснулся ближе и поклонился старым знакомым. Софья Александровна улыбнулась и легким кивком показала, что заметила его тоже. Валериан же смотрел только перед собой и видел одну мощную фигуру, только одну львиную гордую голову.

    Ермолов сбежал на один пролет и ждал, когда генерал поднимется на ту же площадку. Мадатов остановился в двух шагах, щелкнул каблуками и начал было докладывать. Но Ермолов его оборвал:

    — Не торопись, князь. Пройдем в кабинет, там и доложишь по форме. А это жена?! Еще не видел, но уже столько слышал!..

    Пока Мадатов церемонно представлял супругу, Алексей Петрович уже наклонился над рукой, обтянутой тонкой перчаткой:

    — Знаю, что должен был встретить раньше, но дела увели за горы. Подобно тому, как я сейчас, увы, уведу вашего мужа. Так уж устроен наш мир, Софья Александровна: дамы танцуют, мужчины говорят о делах.

    — Но с кем же танцуют дамы?

    Ермолов заулыбался, покосился на Валериана, потом все-таки нашелся с ответом:

    — А с теми, кто еще не имел случая стать мужчиной. Столько молодых блестящих людей. Я могу представить вам…

    Софья Александровна спокойно положила ладонь на мощное запястье генерала:

    — Благодарю, Алексей Петрович, но я уже обнаружила в этой зале хороших знакомых. Смотрите, Валериан…

    Новицкий, поняв, что говорят о нем, приблизился.

    — А! — протянул Ермолов. — Гусар! Вспомнил, вспомнил, как за тебя просили. Тогда, в Петербурге.

    — Здравствуй, Новицкий! — отрывисто бросил Мадатов и тут же повернулся к командующему: — Служили в одном полку. Сначала Преображенском, потом Александрийском гусарском. Хороший офицер, жаль, что вышел в отставку.

    — Нам и штатские такие могут весьма пригодиться. Но — сейчас о другом. — Ермолов ухватил Валериана за локоть и повел, почти потащил к кабинету. — Горю услышать, что там происходит в твоем Карабахе. Вот и Алексей Александрович поспешает…

    Вельяминов плотно закрыл за собой дверь и подошел к столу, у которого уже расположились Ермолов с Мадатовым.

    — Я рад, Мадатов, — говорил Ермолов, похлопывая с моего помощника по плечу. — Рад, что твои ханства пока спокойны. «Пока», говорю я, потому что не верю и искренность Измаил-хана.

    — Я тоже, — вставил быстро Валериан. — Он верен, только когда чувствует рядом железную руку. Отведи взор в сторону, и он тут же тебя укусит.

    — К сожалению, таковы все здешние правители, — с покойно заметил Вельяминов.

    — Да, все! Может быть, только шамхал тарковский остается нашим верным союзником! — Ермолов вскочил, подошел к стене с картой и раздвинул занавеси. — И то лишь потому, что видит в этом прямую выгоду.

    — Было бы странно, Алексей Петрович, если бы люди поступали против своей непосредственной выгоды, — холодно усмехнулся Вельяминов.

    — Сейчас время терять не будем, а после ты, Алексей Александрович, мне объяснишь, какая нам всем троим выгода подставлять грудь и головы под разбойничьи пули?

    — Долг наш таков, — вполголоса осторожно сказал Мадатов.

    — Именно, князь, долг! На этом и остановимся — нам долг, им выгода и все остальное. В чем же ищет выгоду Султан-Ахмет, хан Аварский? Вместе с братом споим, мехтулинским ханом, хочет прибрать к рукам земли шамхала до самого Каспийского берега. Далее — уцмий каракайтагский Адиль-Гирей — смотрит на юг, на Кюринское, Кубинское ханства. С ним Шейх-Али-хан, бывший дербентский правитель.

    — Упомянем еще акушинцев, — добавил, не поднимаясь с места, Вельяминов, — и можно сказать, что Дагестан готов к взрыву.

    — Насколько мне, Алексей Петрович, известно, — начал Валериан, — на юге Дагестана стоит сильный отряд генерала Пестеля.

    — И отряд несилен, — ответил ему Ермолов, — и Пестель начальник негодный. Хвастает много, а пьет, говорят, еще больше. Ты, наверно, еще не слышал, а нам уже донесли: не удержал Пестель Башлы, выгнал его уцмий из города. Такое поражение неприятно вдвойне. И сама по себе потеря достаточно велика, и теперь разбойники эти решат, что русский император, Белый царь, им уже не владыка. Ну, мы тут долго без тебя разговаривали и решили, что надо нам дагестанцев опередить. В том, чтобы ждать, когда они нас ударят, я не вижу ни выгоды прямой, ни исполнения долга. Главная опасность сейчас — в Аварии. Султан-Ахмет будоражит соседей, подговаривает их воевать с русскими. Ударим на него с двух сторон. Мы с Алексеем Александровичем пойдем через Владикавказ к Сунже, мимо Грозной, через Андреевский в Тарки. Ты же, князь, перейдешь горы, ударишь в Табасарань, а оттуда уже близко и до Каракайтага. Казикумухов оставишь пока в покое. Сурхай-хан лисит, выжидает, кто же окажется сверху, но нам пока лишний враг и не надобен. Успокоим акушинцев, аварцев, а тогда уже и посмотрим. Но по пути, Мадатов, заглянешь в один горный аул. Есть там некто Абдул-бек.

    — Слышал о таком. Сам хороший воин, и людей у него немало.

    — Вот и накажешь разбойников, за то что ходили на Грозную да на Терек. Чтобы другим впредь неповадно! Ну, подробности дела нам сейчас начальник штаба прояснит основательно. Прошу, Алексей Александрович…

    II

    Новицкий и Софья Александровна не долго остались в зале. Через анфиладу комнат прошли во внутренний дворик и опустились на деревянную скамейку с деревянной же резной спинкой. Села Софья Александровна, Сергей остался стоять, рассматривая ее пристально.

    — Что, подурнела?

    — Избави Бог, Софья Александровна. Замужество женщину красит. Тем более такое счастливое.

    — Вам не нравится мой супруг?

    Новицкий смущенно покачал головой:

    — Ваша прямота меня… настораживает. Здесь все стараются говорить уклончиво и ходить путями окольными.

    — В Петербурге, как вы, надеюсь, заметили, то же самое. А я так устала от недомолвок. Так что же о вашем приятеле и моем муже?

    — Я надеюсь, что в качестве мужа он куда лучше, чем в роли друга. Впрочем, я говорю вздор, друзьями мы никогда не были, да и приятелями, в сущности, тоже. Сослуживцы, не больше. Но скажу честно… — Новицкий наклонился, и Софья Александровна встревоженно потянулась к нему навстречу. — Скажу честно, как бы я ни старался, ничего дурного припомнить, увы, не могу. Человек храбрейший, начальник распорядительный. Командующий числит его своей правой рукой, офицеры и солдаты на него только не молятся.

    Мадатова откинулась на спинку и смеющимися главами оглядывала Сергея:

    — А вы все тот же, Сергей Александрович! Колюч, остроязычен, насмешлив.

    — С чего же мне вдруг становиться другим? Обстоятельства изменяются, нас не меняя.

    — Цитата? Откуда?

    — Не помню, но очень похоже на латинскую мудрость.

    — Bon mot[34], не больше. Удачно пущенное словцо. Скажу честно, я чувствую себя изменившейся, и, — Софья Александровна чуть покраснела, — не одно замужество этому, должно быть, причина.

    — Но, должно быть, еще и оно. Это же не часто встречается, чтобы женщина после свадьбы не разочаровалась вдруг в муже.

    — Ревнуете?

    — Ревную, — подтвердил спокойно Новицкий. — Немного. Совсем чуть-чуть. Знаете, как угли вдруг раздуваются ветром. Вот увидел вас, и что-то такое вдруг затеплилось.

    — Какое удачное вы отыскали сравнение. Угли, покрытые пеплом, ветер…

    — Помилуйте, — опешил Сергей. — Уж, кажется, что может быть проще и даже, извините, пошлее. Костер, ветер… Видел уже больше тысячи раз.

    — Вы, милый мой, но не я! Вы же боевой офицер и помещик. У вас в памяти всё походы, биваки, охота, ночлег у костра. А я — выпускница Смольного института. Дортуары, классные комнаты, танцевальные залы. Потом такие же залы и дворцовые коридоры, фрейлинский угол, кареты, выходы, театральные ложи… И вдруг — все изменилось. Вы понимаете, Сергей Александрович, — все! Я выхожу замуж за человека совершенно иного круга. Еду с ним на край света. Вижу Россию — реки, холмы, леса. Потом степи. Потом я увидела — горы!..

    Софья Александровна говорила все громче, живее, жестами показывала: какие глубокие были реки, какие большие леса, какие широкие степи, какие высокие горы. Новицкий следил за черными глазами, за узкими ладонями, гибкими запястьями, слушал и улыбался. Куда пропала затянутая в корсет петербургская барышня, какой человек открывался на ее месте!

    — Вы знаете, когда я смотрела на степи, мне хотелось петь — длинно, протяжно и грустно. Когда я увидела первую белую шапку большой горы, я только открыла рот и сказала: а! И повторила: а-а-а! И поняла, что никаких слов у меня уже нет. Могу только тянуть, тянуть, тянуть без конца — а-а-а-а!.. И восхищаться, и трепетать, и удивляться мудрой щедрости того, кто дал мне возможность это увидеть.

    — Мне говорил один старый солдат, — сказал Новицкий, — что в отпуске он рассказывал сельчанам самые небылицы о здешних народах, и ему верили. Что люди прыгают на одной ноге, смотрят тремя глазами, сворачиваются комком подобно ежу и катятся вниз по склону. А потом как-то обмолвился, что видел горы, на которых снег не тает и летом. Его чуть не избили за бесстыдную ложь.

    — Да! Да! — подхватила Мадатова. — Когда муж… тогда еще князь Мадатов… описывал мне в Петербурге Кавказ и страны за ним, я слушала покорно, но улыбалась в душе. Когда мы еще только начали подниматься к ущелью, я кинулась к нему на шею и просила, просила прощения за свое глупое неверие. Все так, как он описывал, так и еще даже лучше. Эти мрачные теснины, эта кипящая пена, черные скалы, висящие над головой. Карета прыгает по камням, сердце подлетает под горло, то ли от толчка, то ли от страха, то ли от восхищения. А потом началась гроза, какие летали молнии! И гром, перелетая меж стенами, перекрывал даже рычание Терека.

    — Что же балка?

    — Ничего особенно страшного. Нас все пугали этим оврагом — «Бешеная балка», «Бешеная балка», причитал возница. Но подошли местные жители, накинули веревки и перетащили наш экипаж. Казаки конвойные и муж переправились сами. А дальше был потрясающей красоты город… в котором, однако, не было вас. Где вы, Сергей Александрович? Ау!

    Новицкий встрепенулся и замотал головой:

    — Вы так восхитительно рассказываете, что я вместе с вами переживал путешествие. А летом я, в самом деле, покинул Тифлис. Я человек, знаете, служащий. Мой начальник, Рыхлевский, послал меня с депешей к Ермолову. Командующий как раз строил крепость на Сушке.

    — Нам говорили. Князь даже собирался отъехать в сторону от Владикавказа, но заторопился в Шушу. А этот город! Этот город, Новицкий! Вы уже успели там побывать?

    Новицкий развел руки:

    — Увы, княгиня! Но это означает, что у меня впереди еще множество впечатлений.

    — Вы думаете, что мне идет титул? Не отвечайте, я знаю все наперед. Приезжайте, дорогой друг, мы покажем вам и этот город, и наш дом, но уже не в городе, а в небольшом селении. Я называю его Чинахчи. Муж говорит А-ве-та-ра-ноц, но мне еще трудно так изгибать язык… А! Вот и вы, Валериан! Что командующий?

    — Алексей Петрович весьма доволен тем, что уже сделано. Предлагает новую задачу, сложную, но интересную. Мы уезжаем через два дня.

    Мадатов стоял в дверном проеме, загораживая спиной свет, и оттого мощная его фигура казалась еще величественнее, еще грознее. Новицкий кивнул и шагнул в сторону, показывая, что он оставляет Софью Александровну супругу. Но той еще хотелось поговорить.

    — Представьте, Новицкий, какие чудовищные вещи мне сообщают о моем муже. С горстью солдат уходит разгонять тысячные толпы оборванных дикарей и утверждает, что это занятие ему совершенно по сердцу…

    — Они не дикари, Софья, — оборвал ее резко Мадатов. — Не христиане, но не язычники. Могут легко солгать, украсть, убить, но они — люди!

    Мадатова покорно выслушала отповедь и поднялась со скамейки, вздохнув:

    — Может быть, я смогу понять это тоже.

    — Непременно, княгиня, — поклонился, прощаясь, Новицкий. — Если вы только этого захотите. Так же сильно, как я.

    Он взглянул на генерала. Тот стоял недвижно, и по лицу его, спрятанному в тени, трудно было понять, что он думает о словах бывшего сослуживца. Повернулся боком, пропуская жену, и вдруг, припомнив, обратился к Сергею:

    — Я видел там знакомого человека. Это не…

    — Вы угадали, князь. Граф Бранский. Тот самый преображенец, с которым…

    Мадатов быстро качнул ладонью так, чтобы не заметила Софья. Сергей понял и быстро нашелся:

    — …мы стояли в Красном Селе. Он разорился, подал в отставку и приехал сюда, надеясь поправить дела, выслужить чин и приличное содержание.

    — Я не хочу его узнавать.

    — Вы в своем праве, князь.

    Сергей собирался еще добавить несколько слов, но решил отложить до встречи наедине. Мадатов при Софье Александровне определенно не желал разговаривать о служебных делах.

    Мадатовы уехали, и Новицкий тоже больше не видел причин оставаться. Он отыскал Рыхлевского, играющего в бостон с тремя чиновниками, и договорился об отпуске на три дня. Перед большим походом, который ожидался если не со дня на день, то на следующей неделе, Сергей хотел на всякий случай привести в порядок свои записки так, чтобы их легко могли разобрать люди из Петербурга.

    К выходу он проходил через залу. По-прежнему громко и нестройно играл на хорах оркестр, все так же стучали каблуками молодые поручики и штабс-капитаны, шуршали платьями тифлисские модницы, голоса оставшихся на стульях, стоявших вдоль стен, сливались в безумолчное гудение. Было шумно и душно, пахло расплавившимся воском, разгоряченными телами, похотью, надеждой и завистью.

    Новицкий то шел грудью вперед, то протискивался боком, раскланивался со знакомыми, отмечая про себя потешные детали в костюмах и повадках гостей командующего. Он был уже у двери, когда вдруг музыка смолкла, и он услышал знакомую фамилию, произнесенную приглушенным, но все же отчетливым голосом:

    — Только представьте, господа, этот Мадатов…

    Сергей обернулся. Справа, за колоннами, собралась небольшая группа мужчин: офицеры, штатские, несколько местных дворян, перетянутых поясами почти надвое. В середине кружка, возвышаясь над слушателями почти на полголовы, разглагольствовал Бранский. Новицкий приблизился и стал с краю, оставшись незамеченным.

    — Этот Мадатов, вы знаете, даже став генералом русской армии, остался вполне армянином. И так же, как прочие его соплеменники, подвержен известному всем пороку…

    — Заразившему, между прочим, и обе столицы, — перебил его ближайший из слушателей, чуть пониже и помоложе, но так же раздавшийся в теле и раскрасневшийся от жары и напитков.

    — Об этом чуть позже, Меркурьев, — остановил его Бранский и повел свою историю дальше: — Где-то около месяца назад жена его, недавно приехавшая из Петербурга, открывает дверь кабинета и видит картину…

    Понизив чуть голос, граф принялся выкладывать отвратительные подробности, которые публика его встречала довольным ржанием и замечаниями вполне жеребиными.

    — Закончив дело и застегиваясь, он вдруг замечает супругу и говорит, ничуть не стесняясь: это ничего, Софья, это только чтобы лучше влиять на здешний народ…

    Когда отзвучал взрыв хохота, заговорил и Новицкий:

    — Замечательная натурная зарисовка, граф! У вас положительные способности к наблюдению.

    Новицкого здесь уже знали многие, и кружок разделился надвое, освобождая ему проход. Бранский заметил его и поклонился. Сергей продолжил:

    — Вы передавали так живописно, будто сами принимали участие в этой сцене. Но если да, то в каком же качестве?

    Бранский выкатил глаза, еще более побагровел и сделал два быстрых шага вперед, будто намереваясь смять злоязычного обидчика и растереть в прах. Но тот стоял твердо, и графу пришлось тоже остановиться.

    — Вы!.. — потрясал он здоровенными кулаками. — Вы!..

    — Я к вашим услугам, любезнейший. Ваши друзья, безусловно, знают, где можно меня найти. Засим, господа… господа…

    Он кивнул графу, раскланялся на обе стороны, повернулся и направился к выходу, стараясь идти по возможности ровно, хотя кровь отчаянно стучала в виски, подскакивало к горлу сердце, и пол самую малость покачивался под ногами…

    III

    На место дуэли они приехали первыми, едва ли не затемно. От реки поднимался ветер, холодил лоб и щеки, проникал за расстегнутый воротник вицмундира. Сергей прохаживался вдоль края обрыва, радуясь, что противник задерживается и дает ему время собраться, привести в согласие тело, душу и мысли.

    Потом он увидел подъезжающий экипаж. Открытая пролетка, запряженная парой, шагом поднялась в гору и покатила по плоскости. Следом за ней ехали рысью два верховых.

    — Видите, Новицкий, — обратился к Сергею один из его секундантов, рыжий егерский капитан. — Граф поступает вполне разумно. Сбережет силы, и рука не будет дрожать.

    Новицкий улыбнулся:

    — Мы сами предоставили ему преимущество. Когда согласились, что это он привезет доктора. Впрочем, я рад, что приехал в седле. Знаете, Тенин, холодный утренний воздух бодрит, проясняет разум. Что же до прочего, то мы достаточно отдохнули.

    — Надеюсь, — бросил капитан Тенин. — Что же, я подойду к Меркурьеву. Вы, Новицкий, не будете возражать, если я попробую еще раз примирить вас?

    — Разумеется, нет. Но как вы представляете себе возможное примирение? Мы все тут же забываем сочиненную Бранским мерзость?

    Тенин несколько секунд смотрел на Новицкого, соображая его слова. Потом печально развел руками и отошел.

    Сергей же повернулся к обрыву. Далеко внизу, в ущелье пенилась и шумела Кура, сдавленная высокими стенами, которые она сама же давным-давно выточила в камне. На другом берегу поднимался круглый холм, окруженный мощными стенами Нарикалы[35]. Справа, выше по течению, словно кукольный дом, своей же уменьшенной копией виднелся коричневый храм Метехи, нависший над подбежавшими к самой воде садами, а дальше, окаймляя раскинувшуюся в стороны речную долину, тянулись к чистому небу голубоватые горы, торопливо нахлобучивая белые шапки.

    Солнце вставало впереди, не спеша, отгоняя тень все дальше от гор. Сергей прикинул, что лучи его придут и на эту плоскость, но когда уже все будет закончено. Когда одного из них погрузят в пролетку, а другие уедут верхами, рассуждая о высшей силе и человеческой слабости.

    — Я говорил с Меркурьевым. Он утверждает, что примирение невозможно.

    Новицкий повернулся к Тенину и ждал продолжения. Он знал, что Бранский не захочет мириться почти у барьера. Многое можно было сказать дурное о графе, но он был не из трусливых.

    — Мы подтвердили расстояние в двенадцать шагов. Становитесь спинами, по сигналу оборачиваетесь и стреляете. В случае обоюдного промаха дуэль продолжается до трех раз. — Он наклонился вперед и почти прошептал в самое ухо Сергею: — Так мы надеялись и уравнять шансы и сделать их минимальными для обеих сторон.

    Сергею показалось несуразным соображение, что исход поединка может зависеть от таких деталей, совершенно незначимых. Но он поблагодарил капитана, поскольку тот и так подвергал себя известной опасности, соглашаясь участвовать в дуэли, хотя бы в качестве секунданта.

    Площадка тянулась с запада на восток, и устроить равные условия для обоих противников сочли невозможным. Бросили жребий, и Новицкому выпало стоять лицом к солнцу.

    — Не смотрите на свет, — озабоченно прошептал ему Тенин. — Потом будет трудно поймать фигуру противника. Лучше сощурьтесь и глядите на землю.

    Меркурьев отмерил расстояние между барьерами, которые изображали шинели. Бранский, не глядя, взял пистолет. Новицкий забрал оставшийся.

    Сталь, согретая ладонями секундантов, не холодила пальцы, но по плечам пробегал колючий озноб, хотя Сергей не мог решить что же тому причина: утренняя свежесть или страх перед будущим.

    Он перешагнул свернутую шинель, согнул руку, поднял ствол чуть выше плеча и стал лицом к крепости, слыша, как за спиной о чем-то переговариваются секунданты.

    — Господа! — взволнованно крикнул Тенин. — Я считаю медленно до пяти. Как только выкрикну «пять», поворачиваетесь и стреляете сразу, без промедления!

    Как суетится этот егерский капитан, неприязненно подумал Сергей. Или он рассчитывает, что его подопечный легче и потому может оказаться быстрее?..

    Странная мысль вдруг завладела его сознанием: ничего в этом мире не бывает случайного. Эти горы, эта река, этот храм, словно естественным образом выросший из чудовищных скал, обрывающихся к бурлящей воде. Все в этом мире рассчитано и обусловлено. Даже их случайная вроде бы ссора с Бранским уже заранее была записана на листах неведомой книги. Так же и результат этой дуэли известен, а потому…

    — Два!.. Три!.. — отчеканивал Тенин…

    Какое-то еще важное соображение мелькнуло в самом уголке мозга, но он уже не успевал его ухватить…

    — Четыре!.. Пять!!!

    Новицкий крутанулся на пятках и успел увидеть пятно, очевидно бывшее Бранским. Но едва выпрямил руку, как страшный удар обрушился на него, отбросил назад, во тьму, вдруг хлынувшую со всех сторон…

    IV

    Валериан въехал во двор, спешился, привязал жеребца к забору. Босоногие, голозадые дети копошились возле овальной лужи, пихали друг друга в грязную воду и громко кричали друг другу слова веселые, но не обидные.

    Объемная женщина, скрестив на груди руки, сидела на открытой галерее первого этажа. На вопрос, где жилец, молча подняла глаза к потолку и снова перевела взгляд на русского генерала.

    Отсчитывая шпорами деревянные ступени, Мадатов легко взбежал по винтовой лестнице, крутившейся возле столба, вынесенного метра на полтора-два от наружной стены. Ступил на галерею, окаймлявшую дом, и прошел до первой двери в комнаты.

    — Вы не имели права так рисковать собою. Вы забыли, что уже не принадлежите только себе… — услышал он, едва переступив невысокий порожек.

    Странно знакомый человек в черном вскочил на ноги, едва заметив Мадатова, кивнул ему и проскользнул мимо. Валериан поглядел ему вслед, напрягая напрасно память, но тут же повернулся к Новицкому.

    Тот полусидел на широкой тахте, прислонясь спиной к подушкам, сложенным высокой и прочной горкой. Одеяло подтянул до половины груди, оставляя видимой белую рубаху, на которой четко выделялась черная косынка. Кусок ткани, связанный в кольцо, поддерживал согнутую правую руку.

    — Здравствуй, Новицкий! — громко сказал Мадатов, усаживаясь на трехногую табуретку, стоявшую рядом.

    — Рад видеть вас, князь! — весело отозвался Новицкий.

    — И я рад. Рад, что ты меня видишь. Куда ранен?

    — Плечо, — улыбаясь, ответил раненый. — Под мышкой пуля скользнула. Рванула грудную мышцу, немного тронула кость. Заживет.

    — Кто лечит?

    Новицкий назвал фамилию доктора, которую Мадатов не слишком и разобрал — Потанин? Останин?

    — Русский?

    — Врач корпусного госпиталя.

    Мадатов покачал головой:

    — Рана, кажется, легкая, так что пусть лечит. А если что серьезное приключится, ищи местного лекаря. Лучше всего с гор. Нужно будет — сообщи, я пришлю.

    Новицкий кивнул и тут же поморщился. Любое движение отдавалось немедленно в ране. Превозмогая тянущую боль, Сергей приподнялся чуть выше, оперся удобнее на подушки и, внутренне улыбаясь, разглядывал старого знакомого.

    Он помнил Мадатова преображенским поручиком, егерским капитаном, гусарским ротмистром и даже полковником. Тогда это был молодой, отчаянный офицер, удалец, усатый рубака, водивший солдат в атаку с веселой лихостью. Теперь же у его тахты сидел суровый генерал, на расстоянии излучавший силу и власть. Даже то, как ровно он прямил спину, придавливая низенький табурет, как опирался руками на отстегнутую, поставленную между колен саблю, изобличало человека, привыкшего командовать, распоряжаться, отдавать приказы, которые выполнялись незамедлительно.

    Сергей прикинул, что Мадатову не должно быть более сорока. Скорее всего, даже на два-три года меньше. Самому Новицкому летом исполнилось тридцать три. Разница небольшая — всего пять лет, но какая дистанция даже не в чинах, а в человеческих качествах. Про себя он частенько думал, что не далеко успел уйти от того безусого прапорщика, которым начал свою карьеру военного. Так и остался неуклюжим мальчишкой, робеющим каждого старшего годами и чином. Мадатов же, казалось ему, сделался человеком вполне самодостаточным, знающим свое предназначение в жизни, гордящимся своим местом, уверенным, что превозможет, сдвинет, перешагнет любое препятствие.

    Они недолго разглядывали один другого. Мадатов сдвинул густые брови и заговорил первым:

    — Я слышал, что ты дрался. Знаю доподлинно — почему. Спасибо тебе, Новицкий. Но скажу так, ты человек храбрый, только неосторожный.

    Новицкий коротко хохотнул. Не докучай ему рвущая боль в правой части груди, посмеялся бы от души, громко и долго. Кто же обвиняет его в чрезмерной лихости — сам Мадатов!..

    — Я знаю, что он сказал. Знаю, что ты ответил. Хорошо ответил, только поторопился. Надо было передать его слова мне, а уж я бы с ним разобрался.

    — Передавать, переносить, ваше сиятельство, как-то не слишком… прилично, — Сергей затруднился с поиском последнего слова, желая и быть понятым, и не обидеть невзначай собеседника.

    — А пулю в бок получать — это прилично?

    — Обидно. Но что же поделаешь, если он целит вернее. Но теперь дело кончено…

    — Как это — кончено?! — Зычный голос Мадатова заполнил комнату, и одну секунду Сергею казалось, что от такого напора либо раздвинутся стены, либо крыша поднимется. — Ты, честный человек, — ранен! Он, мерзавец, — здоров! Нет, Новицкий, теперь дело только начнется.

    Сергей с ужасом понял, что Мадатов не шутит и в самом деле пойдет так далеко, куда только позовет его закипевшая кровь. Что же выйдет из дуэли генерал-майора с чиновником, можно было легко представить. Он начал говорить мягко, уважительно, даже подобострастно, зная, что Мадатову лестно слышать лишний раз и титул, и звание:

    — Ваше превосходительство, дело между мной и коллежским асессором Бранским действительно началось с упоминания вашего имени. Но когда соперник мой решил, что я его оскорбил, причина стычки отодвинулась в сторону и, в общем, была забыта. То есть, ваше сиятельство, после моей реплики, действительно, сознаюсь, удачной, смеяться стали уже над Бранским. Если же вы, князь, решитесь возбудить это дело, тифлисское общество снова начнет пережевывать слова этого негодяя.

    Мадатов усмехнулся:

    — Ты правильно сказал, Новицкий, именно — негодяя. А негодяям на земле делать нечего. Он оскорбил меня… нас… тебя… Он должен умереть.

    — Князь, давайте начистоту. Оскорбление было. Но пролилась кровь, и, как обычно в делах чести, все уже смыто.

    Мадатов округлил и еще более выкатил черные глаза, развел руками. Сабля, оставленная без опоры, скользнула вдоль бедра и упала бы на ковер, но князь успел ее подхватить.

    — Оскорбление смыто?! Ха! Оскорбление, Новицкий, смывают не своей кровью, а вражеской. Но ты уже больше не беспокойся. Лежи спокойно, выздоравливай, я все улажу сам. Теперь он будет драться со мной. И рубиться, а не стреляться. Пистолеты — случай! Я сморгнул и — промахнулся. Он дернулся и — попал… И что там все эти ваши вызовы, правила, секунданты. Я привезу ему саблю и спрошу — мужчина ли он? И я не убью его сразу. Нет — буду уничтожать понемногу, отрубать по кусочку то здесь, то там. А потом уже развалю — от плеча и до пояса…

    Новицкий молчал, понимая, что любое его слово только еще больше раздует костер, полыхавший в душе Мадатова. Он сам ненавидел и презирал Бранского, был бы счастлив никогда не увидеть мерзавца более, но убивать его… Его пугала почти первобытная жестокость, приоткрывшаяся ему в словах и взглядах хорошо знакомого ему человека. Сила и энергия, ему самому неведомая, хлынула в комнату, заполняя ее, подчиняя его самого. Сергей напрягся и сделал еще одно усилие:

    — Мы с вами оба воевали, князь. И оба дрались на дуэли. Даже с одним и тем же противником. Так, ваше сиятельство, дуэль и война — совершенно разные вещи.

    — И там, и там убивают, — отрезал Мадатов, легко поднявшись. — Не волнуйся, я все улажу. Поправляйся.

    Он направился, было, к выходу, но вдруг задержался:

    — Что за человек от тебя выскочил? Вроде бы я его где-то видел.

    — Конечно же, князь, — с удовольствием принялся объяснять Сергей. — Мы встречались в Валахии. Ездили вместе к Мулла-паше, а потом еще виделись в Бухаресте.

    — А! Помню. Па… фнутьич, кажется.

    — Артемий Прокофьевич, — вежливо поправил его Новицкий.

    — Точно! Георгиадис! Я же встречал его после, в России, на Березине, под Борисовом! И что же нужно от тебя этому греку? Почему он тобой командует?

    — Немного начальник, — ответил с усмешкой Новицкий и спокойно встретил подозрительный взгляд Мадатова.

    — По какой службе? А знает ли Алексей Петрович?

    — Догадывается.

    — Ну, это уже не мое дело. Прощай…

    V

    Как только Мадатов прогрохотал по ступеням вниз, Георгиадис вновь проскользнул в комнату:

    — Я слышал ваш разговор. Он и в самом деле исполнит, что обещал?

    — Всенепременнейше. Граф Бранский будет нашинкован вроде кочана белой капусты.

    — Это уже не дуэль, а вполне уголовное дело. Сослать его дальше Кавказа, пожалуй что, не сошлют, но разжалуют обязательно. Хорошо еще, если в младшие офицеры.

    Новицкий заволновался. До сих пор он видел перед собой только раздувшуюся физиономию Бранского. Теперь же черное облако повисало и над Мадатовым, и над Софьей.

    — Нужно обязательно хоть что-нибудь предпринять. Уговорить Мадатова невозможно. Значит, надо убирать Бранского.

    — А этот ваш буйный Мадатов, — осведомился, опускаясь на табурет, Георгиадис. — Он действительно так хорош, как о нем все рассказывают?

    — Безусловно, — твердо ответил Новицкий. — Человек на удивление подходящий к нынешнему своему месту. Если случится худшее, и место лишится Мадатова, это будет непоправимый удар по всему нашему делу.

    Георгиадис кивнул:

    — Хорошо, я позабочусь, чтобы Мадатов и его место не лишились друг друга. Можете быть спокойны… Теперь же вернемся к нашим делам. Повторяю, я очень разочарован.

    Новицкий, еле сдерживая улыбку, рассматривал складку на одеяле.

    — Мы в Петербурге читаем ваши письма с интересом и удовольствием. Вы находите нужную информацию и снабжаете ее энергией, что не теряется при передаче. Все отлично, я радуюсь, что нашел подходящего агента. Генерал тоже доволен вами. Но в последних сообщениях мы обнаруживаем вопрос, который возможно разрешить только на месте. Я скачу через всю Россию на перекладных, ругаюсь с ленивыми мерзавцами на станциях, кормлю клопов, пью отвратительный чай, толкаю ямщиков и подгоняю казаков, переваливаю горы и что нахожу в Тифлисе? Своего агента подстреленным на какой-то совершенно нелепой дуэли. Что за мальчишество, Сергей Александрович? Такими шалостями пусть ваш генерал-гусар развлекается, а у нас с вами дела государственные. Касаются состояния огромной империи!

    Сергей поднял глаза и уставился взглядом в Георгиадиса. Тот смолк.

    — Я, Артемий Прокофьевич, себя не оправдываю, но и не слишком виню. Промолчать в данной ситуации я просто не мог…

    — Вы были обязаны, — жестко оборвал его Георгиадис. — Согласившись поступить в нашу службу, вы уже не принадлежите сами себе. Можно заменить выбывшего из строя поручика, капитана, полковника, генерала. Даже такого, как ваш Мадатов. Чтобы найти другого человека на ваше место, мне потребуется не менее года. Вы сами легко вообразите, что может случиться за это время.

    — То есть, по-вашему, я не вправе подвергать себя даже малейшему риску?

    — Да! — отрубил Артемий Прокофьевич. — Во всем, что не относится к нашим делам. Здесь начинается большая игра. Столько ставят на каждую карту, что не снилось ни одному столичному шулеру, ни одному гвардейскому моту. И я хочу… Я употребляю термины, которые должны быть вам известны… Я хочу, чтобы вы запомнили крепко-накрепко: садиться за стол, прокидывать талию, загибать угол вы можете исключительно в наших целях.

    Сергей слушал отповедь с довольно серьезным видом, но отнюдь не собирался сдаваться:

    — Большая игра, говорите, Артемий Прокофьевич? Но мне кажется, что многие из понтирующих привлечены к столу помимо их воли. С одной стороны, ваши упреки достаточно справедливы. Я действительно не имел права ловить эту пулю. Иное дело — всадить свою в лоб графа Бранского.

    — А в этом случае вы пошли бы под следствие. К вам были бы приняты меры, которые сделали бы отправление ваших функций, во всяком случае, затруднительными.

    Новицкий переждал очередное замечание Георгиадиса и продолжил:

    — С другой стороны, у меня ощущение пострадавшего за действительно правое дело. Я вступился за честь людей хорошо мне знакомых и достойно держался под пистолетом.

    — Мало вам было пушек турецких и бонапартовских! Да и чеченские ружья знакомы уже не понаслышке.

    — В этом-то дело, дорогой Артемий Прокофьевич. Признаюсь вам, я готов хотя бы и ежедневно, пока не убьют, вызывать к барьеру мерзавцев вроде Бранского и подобных ему. — Новицкий наклонился вперед и вперился в глаза собеседника. — Но никак не могу взять в толк, с какой стати мне сражаться с людьми, которые хотят одного — спокойно жить в своем доме?!

    Георгиадис медленно отвел взгляд от Сергея, поднялся. Прошел к окну, выглянул на двор, где все так же толкали друг друга замурзанные мальчишки.

    Отвернулся к стене, провел рукой по ножнам шашки, висевшей у края ковра. Покачал ружье, кинжал, также наброшенные на вбитые в стену крючья. Вернулся на табурет. Новицкий с любопытством наблюдал его передвижения.

    — Николай Михайлович Карамзин, — начал Георгиадис спокойно, размеренно, — писатель, наверное, вам известный…

    Сергей кивнул.

    — …По высочайшему указу взялся писать историю государства Российского. Пока вышли несколько первых томов. Я пришлю вам, как только предоставится случай. Интерес в обществе вызван огромный. Раскупают мгновенно и платят втридорога. Три тысячи тиража, можете себе только представить, ушли менее чем за месяц! Оказывается, мы хотим знать свою историю. Но также видно, что мы не имеем о ней ни малейшего представления.

    Он сделал паузу, стиснул руки, уставив локти на бедрах.

    — Мы живем одним сегодняшним днем. И злоба его довлеет нам многократно, скрывая все остальное. Сейчас представляется, что наши войска приступили с барабанным и пушечным боем к подошвам Кавказских гор с одной только целью: выгнать несчастных горцев из домов, деревень…

    — Аулов, — поправил его Новицкий.

    — Аулов. Запереть их реки и пастбища, уничтожить леса, угнать и вырезать скот.

    — Мы же совершаем все это.

    — Да, но отнюдь не по своей воле. Обстоятельства, исторические обстоятельства привлекают нас в эту сторону. Я не зря начал свое объяснение с Карамзина. Один молодой стихотворец составил эпиграмму на его Историю. Мол, доказывает она, без всякого пристрастья, необходимость самовластья и прелести кнута. Главное, в чем этот Пушкин прав, что поставил слово необходимость. Именно так: не желание, не воля, не зависть, не жадность, не похоть. Миром управляет прежде всего — необходимость.

    — В чем же нам необходимость мешать этим нищим людям?

    Георгиадис шумно вздохнул:

    — Знаете, Сергей Александрович, если бы я был художник, написал бы музу истории Клио. Только не юной девушкой в короткой тунике, украшенной туго сплетенным венком, а зрелой умудренной матроной. Может быть, даже старухой с морщинистым ртом, искривившимся от постоянной усмешки.

    — Хорошая идея, — откликнулся мигом Сергей, — слегка, может быть, парадоксальная.

    — А история любого народа вся сплетена из любопытнейших парадоксов. Зачем, спросите, двигаться нам на юг, влезать в сложнейшие отношения с азиатскими государствами, когда у нас еле хватает сил на европейскую политику, на колонизацию земель за Уралом? Зачем нужен нам этот Кавказ? Даже за Кубань заглядывать не следует, чтобы не ворошить местных наездников. Неужели не отсидимся за Доном? Ответ простой и короткий — нет! Не отсидимся. Не дадут нам завистливые соседи. Вы помните, когда в последний раз татары сожгли Москву?

    — Меня там не было, — усмехнулся Новицкий.

    — Меня, к счастью, тоже. Но случилось это не так уж давно — чуть больше двух столетий назад, при государе Иване Грозном. В те времена южная граница России, как бы она ни называлась, проходила по Тереку. И там ей, по мысли наших соседей, и следовало бы остаться.

    — Не самая плохая идея.

    — Так думали персы. А вот Порта предполагала совсем другое. Турки рассчитывали соединить напрямую Крымское ханство и Астраханское.

    — Каким же образом?

    — Граница Турции шла севернее Азовского моря, а потом резко поворачивала к югу через Кубань, адыгейские земли, пересекала Главный Кавказский хребет, отсекала часть Грузии, часть Армении, опять возвращаясь в Азию. Тогда у турок было еще достаточно сил, чтобы надеяться справиться одновременно и с Ираном, и с нами. Они бы взяли Астрахань, оттеснили на восток персов, и весь Кавказ, все Закавказье, все земли перед Кавказом оказались бы под ними. Тогда от этой огромной империи нас отделяла бы одна Дикая Степь. Не помогли бы уже никакие засеки, никакие сторожевые отряды.

    Георгиадис снова поднялся и принялся перебирать бумаги в плоской сумке, лежащей в ногах тахты.

    — Не помню, куда я выложил карту, — бормотал он, вынимая листы один за другим.

    — Я занимался географией, — улыбнулся Новицкий. — А уж то, что относится к нынешнему Кавказу, выучил наизусть.

    — Отлично. Тогда не будем тратить времени понапрасну. Вы понимаете, что для наших предков угроза с юга была одной из страшнейших. Ладно, поляки подходили к Москве при Михаиле Федоровиче. Отступили и больше там не показывались. Но татарская угроза висела над Воронежем еще больше столетия, до царствования матушки Екатерины. Пока Крым не оторвали от Турции, пока не присоединили официально к России.

    — Все-таки непонятно мне — при чем здесь Кавказ?

    Георгиадис поморщился:

    — Мы говорим с вами о границах империи. Даже из Петербурга видно, хотя и не всем, что именно Главный Кавказский хребет — естественная граница России с юга. Крепость, устроенная самой природой. Взять ее будет сложно. Но потом можно будет выстроить упорную оборону и уже не бояться подвижек с любой стороны — что Турции, что Ирана.

    — Зачем же мы пришли в Закавказье?

    — Прежде всего потому, что нас попросили. Думаю, что для здешнего населения лучше все-таки мы, чем турки и персы. Несчастная земля, где постоянно кто-то воюет. Султаны с падишахами, ханы с беками. А что остается, забирают горные удальцы. Если нам удастся устроить здесь мир, через два поколения все забудут, что путь сюда нам прокладывал меч. Другого выхода нет ни у нас, ни у них. Дагестанцы разбили три четверти века назад авангард Надир-шаха и потому считают себя непобедимыми. А мы, кстати, не можем оставить свободным проход между Кавказом и Каспием. Эти ворота необходимо захлопнуть и запереть. Но только лишь наши войска появляются у Дербента, на ближайших гребнях встают тысячи местных воинов.

    — Их можно понять, — вставил Новицкий.

    — Да — можно! Но нужно понимать прежде всего своих! Мне точно так же жаль этих людей, однако их поражение неизбежно. Вопрос только в цене, которую придется заплатить за новый порядок — им и нам. Но мы отвлеклись, Сергей Александрович. Наша с вами проблема, к счастью, не так обширна. Что же этот Измаил-хан?

    Новицкий встряхнул головой, отбрасывая страшные видения, мелькавшие перед глазами: моря, горы и степи, невероятные толпы людей, двигавшихся через все стороны света, десятки и сотни тысяч наездников, сходившихся в кровавых сражениях, крики людей, звон и скрежет оружия, скрип тележных осей, рев буйволов и верблюдов… Георгиадис сумел затронуть его воображение, и теперь ему казалось, сама История движется перед ним своей безжалостной поступью, равнодушно перешагивая годы и судьбы, отсчитывая века и народы… Артемий Прокофьевич ждал, пока собеседник очнется.

    — Он невозможен, — наконец ответил Сергей. — Он жесток, развратен и совершенно неуправляем. Он носит мундир русского генерала, но ни разу не приводил войска нам на помощь. Он получает от нас жалованье и подкармливает разбойников из Белокан. В глубине души он уверен, что мы его опасаемся. И это, в общем-то, правда. Вот-вот начнутся действия в Дагестане, и шекинский хан способен в любой момент ударить нам в спину.

    — Вот-вот, — закивал печально Георгиадис, — а вы в такую минуту позволили себя подстрелить. Что же, Ермолов не может его сместить?

    — Алексей Петрович резко высказал ему свое недовольство, но и только. Очевидно, он опасается, что более решительные действия могут испугать соседних властителей — ханов ширванского, кубинского, кюринского. Тех, что пока вполне держат нашу сторону.

    — Следовательно, командующему Кавказским корпусом нужна ваша помощь…

    VI

    Мадатов вошел в гостиницу и огляделся. В нижнем зале шумно обедали заезжие случайные люди. Несколько компаний наперебой требовали вина, хлопали пробками и звенели бокалами. Никого знакомого не увидел, хмуро кивнул низко поклонившемуся пузану в грязной черкеске, прошел в бильярдную. Там катали шары изрядно захмелевшие молодые люди, офицеры, чиновники, потомки знатных фамилий города. Эти дружно прокричали князю «ура!», на что Валериан позволил себе улыбнуться.

    Пересек комнату в два-три широких шага, заглянул за перегородку, где собирались любители «прокинуть по маленькой». Спросил, не видал ли кто графа Бранского? Пехотный капитан в расстегнутом мундире положил колоду, вынул изо рта трубку и объяснил учтиво, что граф в этой комнате редкий гость, предпочитая другое общество, а главное, совершенно иные ставки.

    — Впрочем, вы можете его найти, ваше сиятельство… — И он назвал несколько адресов, уже известных Мадатову.

    Валериан покинул бильярдную, снова пересек залу, миновал конторку, за которой трудился, переворачивая листы книги, один из многих хозяйских помощников. Тот даже не углядев, а только еще почувствовав приближение генерала, скатился с высокого табурета, выпрямился, склонил голову и застыл на те несколько секунд, что Мадатов мог его видеть.

    Софья Александровна ждала его в номере, что они сняли несколько дней назад, только появившись в Тифлисе. Ермолов предлагал им остановиться в его дворце, и Валериан было заколебался, не решаясь отказать прямо. Софья, почувствовав неуверенность мужа, поддержала его, заявив, что ей самой было бы, наверно, удобней поселиться в гостинице, где она могла бы свободнее располагать своим временем, не ищущая необходимости договариваться лишний раз. Ермолов, дослушал ее, усмехнулся и поворотился к Мадатову:

    — Умна твоя жена. Ничего не скажешь, умна, — повторил он с видимым удовольствием. — Оттого я холостым и останусь.

    Когда Валериан открыл дверь, Софья повернулась к нему от окна, разом захлопнув книгу.

    — Только вообрази, его нет нигде!

    Мадатов отстегнул саблю; бросил ее на тахту, подошел к жене, поцеловал в щеку, шумно вдохнул теплый запах волос и опустился на стул по соседству:

    — Объехал с утра весь город. Не нашел ни в духанах, ни в гостиницах. Даже картежники говорят, что не видели уже второй день. В канцелярии у Рыхлевского сказали, что отозван по службе. Когда же вернется, никто не знает.

    — Мы можем и подождать, — заметила Софья ровным голосом.

    Мадатов быстро взглянул на нее, но тут же опустил взгляд, опасаясь совсем утонуть в слишком хорошо знакомых ему серых глазах.

    — Спасибо, что ты так меня понимаешь. Я могу ждать неделю, месяц, год. Алексей Петрович только не может. Завтра уезжаем из города.

    — Вдвоем?

    — До Гянджи вдвоем. Дальше ты поднимешься в Шушу, а я соберу свой отряд и пойду через горы к Каспию.

    — Снова война?

    — Почему снова? — удивился Валериан. — Разве здесь когда-нибудь она прекращалась?

    — Хорошо. Тогда я сейчас скажу Даше и Василию, чтобы они собирались в дорогу.

    — Скажи, скажи. А я сейчас отдохну и поеду к Ермолову.

    Валериан поднялся и прошел в соседнюю комнату, где растянулся на тахте, сняв одни сапоги и распустив воротник мундира.

    — Странные люди женщины, — пробурчал он уже в полудреме. — Одни хватают за руки, только потянешь саблю из ножен. Другие спокойны, словно сами уже десятки раз выходили к барьеру.

    Оставшись одна, Софья Александровна достала заложенную между страниц книги записку и перечитала:

    «Не волнуйтесь. В ближайшее время они не встретятся. Счастья и спокойствия вам обоим». И подпись — несколько ровных букв, срывающихся вдруг в конце на лихой росчерк…


    Часть четвертая


    ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    I

    Валериан придержал коня, подождал, пока штабс-капитан договорится со стражей дворца. Плечистые молодцы в цветастых одеждах кричали, сжимали рукояти сабель, заткнутые за пояса. Переводчик, еврей, захваченный в соседней деревне, кланялся то вправо, то влево, быстро передавая спорящим точку зрения другой стороны. Наконец, Корытину надоело, он махнул рукой, и первый взвод двинулся к нему мерным шагом, перехватывая на ходу ружья на руку. Этот довод оказался наиболее убедительным. Створки ворот медленно распахнулись, и генерал-майор князь Мадатов, военно-окружной начальник ханств Карабахского, Шекинского, Шемахинского въехал в крепость текинского хана.

    По дорожкам, засыпанным мелким песком, он доехал до лестницы и там спешился. Корытин уже повел солдат вверх по ступенькам. Валериан пошел следом, поддерживая саблю, чтобы ножны не бились о камень. За его спиной поручик Носков кричал высоким голосом, расставляя четвертый и пятый взводы охранять вход.

    Через портик они вышли в широкий квадратный двор, усаженный деревьями; ветки клонились к земле под тяжестью огромных плодов. Валериан не смог сопротивляться искушению, сорвал на ходу поманившее его яблоко, откусил, хрупнув, почти треть и принялся перетирать сочную мякоть челюстями.

    Среди стволов он заметил несколько женщин, бесформенных и беззвучных. Тела их скрывались под свисавшими до земли покрывалами, тихие голоса терялись в листве.

    Корытин, отмахивая левой, свободной рукой — в правой он держал шпагу, уверенно вел полуроту к террасе, примыкавшей с дальней стороны к двору-саду. Они поднялись к бассейну, шумевшему сразу тремя фонтанами, и подошли к дворцу. Два этажа полированного камня уходили в обе стороны от центрального входа. Два стражника, такие же мощные, как те, что встретили у ворот, выступили было вперед, но штабс-капитан, не замедляя шага, раздвинул их одним небрежным движением и прошел внутрь.

    Передние солдаты чуть задержались, задние заспешили, и Валериан увидел, что охвачен кольцом гренадеров. Кольцом нешироким, но очень надежным. Он хотел было спросить Корытина — к чему такие предосторожности, но решил за лучшее промолчать. У него было свое дело, у командира роты свое.

    По узкой и темной лестнице поднялись в высокий покой, светлый, нарядный. Сначала Мадатову показалось, что он оказался в беседке, заросшей ползучей розой, но тут же разглядел, что и цветы, и листья искусно прорисованы на материи, обтянувшей все стены.

    Шекинец в плотном халате и высокой шапке шагнул навстречу, быстро проговорил четыре короткие фразы.

    — Его величество Измаил-хан сейчас занят и просит высокого гостя подождать, пока он… — дрожащим голосом начал было объяснять переводчик.

    Но высокого гостя не интересовало, чем мог быть сейчас занят правитель Шекинского ханства. Еще менее он собирался стоять перед запертыми дверями. Он кивнул, Корытин рявкнул, и четыре приклада разом ударили в створки.

    В комнате Валериан тут же прошел к дивану и сел, расставив широко ноги, утвердив саблю между колен. Солдаты разбежались по периметру и стали, взяв ружья к ноге. Сам Корытин, все также с обнаженною шпагой, вышел за двери где остались другие два взвода. Переводчик, скрестив ноги, уселся у ног Мадатова.

    Если стены приемной украшены были мирным орнаментом, то кабинет правителя настраивал хозяина на воинственный лад. Всадники на огромных конях длинными, кривыми мечами рубили упавших на колени противников. Поросший черной шерстью, ставший на задние лапы медведь испускал последний отчаянный рык, разинув красную пасть, между тем, как два копья подбирались уже к его сердцу. Кабан резким движением головы подкидывал в воздух несчастного пса, а конные охотники уже подскакивали к нему с обеих сторон.

    Валериан, чуть покривив губы, подумал, что вряд ли сам Измаил-хан мог быть героем этих кровавых сцен. Но заметил, что переводчик дрожит крупной дрожью, тщетно пытаясь запахнуть грязный и дырявый халат.

    Мадатов решил, что не будет осуждать этого человека за недостаток храбрости. Оба они хорошо знали, что случилось с его односельчанами всего два года назад. Тогда трех евреев Карабалдыра обвинили в убийстве сына муллы соседней деревни. Правитель ханства взялся сам расследовать дело. Подозреваемых хлестали гибкими палками, рвали раскаленными клещами; у них выбили зубы, и эти же кусочки кости вколотили им в головы. Когда же Измаил-хан услышал то, чего добивался пытками, он послал войска и в несчастный Карабалдыр, и в соседние с ним Варташены. Солдаты резали мужчин, насиловали женщин, детей…

    В приемной послышались шаги, громко заговорили, почти закричали люди по-русски и по-татарски, рявкнул штабс-капитан.

    — Хорошо! — выделился один резкий голос, чуть запинавшийся на плохо знакомых ему словах. — Все остаются. Я иду. Совсем один.

    Человек, показавшийся в проеме двери, мог быть только Измаил-ханом. Среднего возраста, чуть выше среднего роста, когда-то красивый и ладный, но уже обрюзгший, опухший от развратной жизни, которую вел с того самого дня, как сделался ханом Шеки. За ним в комнату шагнул все тот же Корытин и коротким жестом показал на кинжал, висевший на поясе хана. Валериан также молча, одним движением головы отправил его за дверь. Измаил не должен даже помыслить, что его могут бояться. И гренадеры вдоль стен нужны были Мадатову не для охраны, а только для утверждения своего присутствия в этой комнате, в этом дворце, крепости, городе, ханстве, всех трех ханствах, которые в управление ему отдал Ермолов.

    Валериан и не подумал подняться, приветствуя владельца дворца. Сейчас хозяином ханства и города был он, генерал Мадатов. Измаил-хан должен понять это с первых же минут разговора. Подождал, пока тот тоже утвердится на подушках дивана, и проронил первую фразу.

    — Губернатор Грузии, генерал от инфантерии Алексей Петрович Ермолов шлет привет Измаил-хану…

    Он сознательно опустил любые эпитеты, и, когда переводчик, зачарованный близостью жестокого правителя, начал выдумывать их самолично, тут же положил руку ему на плечо:

    — Мы можем говорить и без лишних свидетелей, — проговорил он совершенно свободно, без особенных усилий переходя на чужой язык.

    Толкнул переводчика к двери, и тот, не смея подняться, уплыл по гладкому полу, отталкиваясь ладонями и тряся головой.

    — Я тоже рад приветствовать храброго генерала…

    Валериан спокойно выслушал все подобающие случаю титулы.

    — Я не буду говорить долго. Мне нужны люди Измаил-хана.

    Быстрый переход к делу мог показаться невежливым, но Мадатов и намеревался быть грубым. Хан должен понять, кто управляет сейчас Закавказьем.

    — Кто-то из моих подданных решился оскорбить генерала Ермолова?

    — Его оскорбил Абдул-бек из Чикиль-аула.

    — Я слышал о нем. Говорят — он храбр и быстр.

    — Но прежде всего он глуп. И все поймут это всего лишь через несколько дней.

    Измаил-хан облизнул губы. Его, понял Валериан, томили последствия вчерашних удовольствий, головная боль, жажда. Хан хлопнул в ладоши, и спустя несколько минут два прислужника внесли большие подносы с фруктами, кувшины с цветной водой, пиалы. Каждый слуга плеснул из кувшина в небольшой сосуд, вытащенный из-за пояса, выпил до дна, потом поклонился и быстро убрался, не поворачиваясь спиной.

    Измаил поднял огромную виноградную кисть и начал быстро отщипывать ягоды, немедленно кидая их в рот. Потом внезапно остановился:

    — Пять сотен солдат и две пушки. Этого мало, чтобы перейти горы. Если бек услышит о приходе русских, он призовет соседей. Генералу Мадатову нужна помощь. Я понимаю.

    Валериан тоже взял паузу, но потянулся за грушей. Съел, вытер сок, попавший на усы, на бакенбарды. Заговорил:

    — Генералу Мадатову помощь не нужна. Но генерал Ермолов хочет, чтобы хан шекинский тоже принял участие в наказании Абдул-бека.

    Он не просил, он приказывал. Собеседнику это не правилось. Но Валериан не собирался уступать ни в едином слове:

    — Мой отряд отправляется утром. Шекинцы должны быть в лагере еще до восхода солнца. Если они опоздают, я приеду за ними сам. Сюда, к твоему дворцу. И я не могу обещать, что мои люди согласятся ждать долго.

    Измаил-хан вспыхнул. Шесть лет он правил здесь, и никто не мог помыслить, чтобы вымолвить поперечное слово. Он взял со столика вазу и погладил лепестки орнамента, искусно выкованные из красного металла.

    — Я люблю медные вещи, — сказал правитель, посмотрев со значением на русского генерала.

    Его люди успели посчитать людей в палатках и также успели разузнать родословную князя Мадатова. Но Валериан был готов к такому повороту беседы:

    — Я всегда предпочитал сталь, — ответил он просто, поглаживая эфес сабли. — Выждал, и добавил, чуть скривив рот: — Мы говорим о металле, но я слышал, что шекинские ханы любили шелк.

    В одной фразе уместились одновременно и оскорбление, и предупреждение. Мужчине не пристало любить ткани больше оружия. Кроме этого, Мадатов показал Измаил-хану, что знает историю с выкупом веры. Несколько десятилетий назад тогдашний правитель Шеки Челеби-хан предложил жителям трех армянских селений сделать нелегкий выбор: или принять ислам, или платить подать за право остаться в христианской вере. Шестьдесят батманов[36] шелка с каждого армянина. Едва посильная ноша, разорительный налог, который, однако, христиане выплачивали и по сей день.

    — Русские офицеры тоже иногда носят шелковые одежды.

    Валериан сузил глаза. Измаил-хан намекал на пристава, представителя русской власти в Шекинском ханстве. Он должен был приглядывать за порядком в этой части Российской империи, но, видимо, несколько рулоном ткани отводили его глаза в сторону. И все-таки правителю Нухи не следовало говорить об этом открыто.

    — В своих действиях майор Пономарев отчитается передо мной сегодняшним вечером. И прежде всего я спрошу его, как живут, в чем нуждаются семейства несчастных узников, которых держал в подвалах Измаил-хан.

    Не самый сильный удар, но вполне убедительный. Алексей Петрович Ермолов, объезжая закавказские земли, получил множество прошений от пострадавших текинцев — армян, евреев, да и татар. И приказал Измаил-хану разместить всех искалеченных им людей в своем же Нухинском дворце, пока не сумеет обеспечить их самих и семейства. Повторять же два раза командующий не любил, о чем стало известно всем от Кубани и до Аракса.

    Измаил-хан наполнил пиалу до краев и с жадностью выпил. Покосился на Мадатова, достал из-под одежды небольшую стеклянную фляжку и с жадностью присосался губами к горлышку. Сделал два длинных глотка, спрятал сосуд с запретной жидкостью и повернулся к Мадатову:

    — Я сам отберу лучших моих храбрецов. Ты сказал — дне сотни? Две с половиной придут завтра к твоим шатрам…

    II

    От Нухи Мадатов повернул на восток, в сторону Шемахи, надеясь обмануть наблюдателей. Он знал, что Измаил-хан пошлет человека в Чикиль-аул, предупредить о наступлении русских. В сообщении, он был уверен, коварный шекинский правитель сообщит Абдул-беку, что пехоты и артиллерии у русских мало, набранная в ханствах конница ненадежна. Есть возможность, уверит дагестанца Измаил-хан, разбить самонадеянных и доверчивых русских, убить несколько сотен солдат, офицера, захватить в плен генерала и два орудия.

    К вечеру они дошли до реки Гокчий, а там проводник повел их прочь от дороги, на север, в горы. В ущелье их уже ждали. Полковник Романов выехал навстречу князю с казачьим конвоем:

    — Как было приказано, ваше сиятельство. Мой батальон, две роты Троицкого полка, три сотни линейцев и шесть орудий. Дошли все. Подъехали люди из Карабаха, из Ширванского ханства. Я послал их по ущелью повыше, чтобы ночью вдруг не ушли.

    Валериан улыбнулся и с удовольствием пожал руку полковнику. Теперь у него было тысячи две мушкетеров и гренадер, восемь орудий и около тысячи конницы. Многовато для одного Абдул-бека, но Чикиль-аул Ермолов назначил ему только первым пунктом маршрута к Каспийскому морю. Пришедших с ним текинцев он тоже отправил за татарскими сотнями, не надеясь на их исправность и твердость. А за горами, решил он, они не осмелятся на прямую измену. Тем более, когда поймут, что цель похода не бедный горный аул, а богатые города приморской Табасарани.

    Они вышли еще затемно, но смогли стать на отдых только к полуночи, когда прошли малоизвестный даже в этих местах перевал — узкую длинную щель, промытую в незапамятные времена водой, стекающей с гор по обе стороны хребта.

    На следующее утро Мадатов опять разделил отряд. Большую часть его все тот же Романов, не торопясь, повел кратчайшим путем вниз. Валериан же отобрал лучших, самых проворных и сильных, кого высмотрел накануне, и пошел через отрог, в соседнее ущелье, откуда, уверили его, можно подобраться к Чикиль-аулу.

    Ущелье оказалось настолько узким, что отряд вытянулся в длинную нитку, по три-четыре человека рядом. Лошади с трудом тянули орудия по камням, им помогали прислуга и солдаты, назначенные в прикрытие. Конницу Мадатов разделил, частью пустил в авангарде колонны, частью оставил сзади, чтобы не так отдавалось в горах эхо сотен подков.

    Как только ущелье расширилось, проводник опять повернул в другое, также продолбленное давно пересохшим ручьем. Мадатов поехал прямо за ним, объяснив внятно и твердо: «Наведешь на засаду, первая моя пуля тебе…» Он смотрел в спину и думал, что, случись рядом Фома, тут же распознал бы, честно отрабатывает обещанные деньги незнакомый ему человек или скрывает под черной буркой такого же цвета сердце.

    Проводник оказался отменно честен. Они перевалили еще один отрог, где пушки пришлось спускать по осыпи на руках и веревках, потом поднялись по краю расселины, казавшейся в сумеречном свете почти бездонной, и там уже открылся аул.

    Около полутора сотен саклей прилепилось к склону горы. Издалека казалось, что каменные домики стоят друг у друга на крыше. Ниже аула виднелась неширокая плоскость, на которой мигали костры, меж которых мелькали вооруженные люди.

    — Бек знает, что мы идем. Позвал помощь из соседних аулов. Сложили каменные завалы. Вывел мужчин и отослал семьи. Это хорошо.

    — Чем хорошо? — также шепотом спросил горца Мадатов.

    Они вдвоем, три казака и Корытин с десятком людей осторожно пробрались вперед, разглядеть, чем занят противник.

    — Не будут упрямиться. Выбьешь из-за завалов — и убегут или сдадутся. Если женщины останутся, мужчины будут драться за каждую саклю. Они ждут тебя завтра и с другой стороны. Так, как я вывел тебя, русские здесь еще не ходили.

    «Русские вообще здесь еще не ходили», — подумал с гордостью Валериан и потянул проводника вниз.

    Его план сработал так, как он и предполагал. Абдул-бек знал, что сюда двигается несильный отряд, и приготовился встретить его перед аулом. Две роты пехотинцев, две пушки, конница, уже готовая бежать при первых же выстрелах, — все обещало еще одну громкую победу владельцу Чикиль-аула.

    Мадатов привел сюда вдвое больше орудий и пехотинцев, да взял не шекинцев, а сотню казаков и всадников из Карабаха, на которых знал, что может вполне положиться. Оставалось не нашуметь.

    В темноте они затащили пушки на площадку, удобную для стрельбы, и оставили до утра с мушкетерским прикрытием. Костров не палили, люди согревались прижимаясь друг к другу, набросив сверху развернутые шинели.

    Утром, только солнце чуть осветило гребень хребта, разом рявкнули все четыре орудия. Вверх и в стороны полетели камни, куски разорванных тел, закричали раненые, заметались живые, ошарашенные неожиданным нападением. Дважды еще ударили пушки, затем под прикрытием тумана и дыма пошла, уставив штыки, пехота. Из-за садов, прижавшихся к аулу, вынеслась было дагестанская конница, но ее встретили казаки и карабахцы.

    Через час дело было закончено. Всадники окружены и изрублены, каменные завалы очищены, пленные обезоружены и согнаны на середину плоскости под прицел орудий и ружей охраны. Только десятка два конных сумели вырваться из кольца и ушли по совершенно немыслимой круче, где непривычный глаз и вблизи с трудом может узнать тропу.

    Валериан вложил саблю в ножны и поехал к пленным. На первый взгляд их было более полутора сотен. Еще несколько десятков тел лежало у разбитых завалов. Несколько раз он с неудовольствием замечал убитых солдат и казаков. Корытин встретил его, откозырял:

    — Сто семьдесят пленных, ваше сиятельство. Тридцать четыре убитых. Двадцать семь тяжелораненых — мы их стащили к деревьям, пусть наш лекарь посмотрит. Хотя, думаю, больше половины умрет. Наши потери — пять убитых солдат, семеро раненых, двое из них тяжело, сами идти не смогут, придется нести. Казаки потеряли двоих, еще четырех татары. Совсем потеряли. Остальные в седле удержатся.

    — Хорошо. Поздравляю вас, штабс-капитан. Когда вернемся, составим представление о производстве.

    Довольный офицер еще раз откозырял и пошел впереди. Валериан думал, что и ему следует радоваться легкой победе, но оставалась еще одна неприятнейшая, но обязательная часть дела.

    Плотную толпу горцев окружало двойное кольцо оцепления. Солдаты взяли ружья «на руку», уставив штыки так, что никому не могло прийти в голову кинуться напролом. Другие роты уже строились фронтом к аулу, конница съезжалась к назначенному ей месту, хотя глаз Мадатова углядел и казаков, и татар, мелькающих наверху рядом с саклями. «Война себя кормит» — вспомнилась ему присказка Земцова. Он окликнул Корытина:

    — Пошлите два взвода по домам, пусть соберут продовольствие. Зерно людям, сено и овес — лошадям. Много не будет, но что есть — наше. И скажите, — крикнул вдогонку заторопившемуся майору, — пусть другими трофеями не увлекаются. Все равно выбросят по дороге.

    Конвоиры расступились, пропуская его внутрь кольца. Поручик Носков, придерживая подвешенную на ремне руку, предупредил озабоченно:

    — Осторожнее, ваше сиятельство. Мы их, разумеется, обыскали, но кто же знает — вдруг у кого-то нож в лохмотьях припрятан.

    Мадатов остановил коня, только когда тот грудью уперся в попятившихся пленных. Помолчал, оглядывая сверху людей, избитых, униженных, оглушенных своим поражением.

    — Кто из вас Абдул-бек? — спросил, наконец, не особенно напрягая голос.

    Проводник, державшийся у правого стремени, перевел вопрос. Голос его, хотя и приглушенный лопастями башлыка, звучал достаточно внятно. Валериан отметил, что понимает слова горского языка, мог бы, наверное, объясниться с жителями аула и сам, но сейчас лучше воспользоваться услугами толмача. Победитель не должен разговаривать с побежденными напрямую.

    Никто не отозвался, и проводник повторил ту же фразу. Тогда, отодвигая стоящих в первых рядах, к Мадатову выбрался высокий старик. Лицо его пачкала засохшая кровь, черкеска была разорвана, видимо, ударом штыка. Он прямил спину, а ладони засунул за кожаный пояс, туго перетянувший еще тонкую талию.

    — Абдула ищешь? — спросил он по-кумыкски, на языке на котором могли общаться горцы разных родов, племен и наречий. — Он далеко.

    — Где он? — сипло крикнул толмач, задыхаясь под башлыком; он обмотал голову, чтобы по возможности остаться неузнанным; может быть, среди сражавшихся были люди его селения.

    — Я не буду разговаривать с человеком, у которого не вижу лица, — степенно произнес старик, задирая голову и глядя прямо в глаза русскому генералу.

    Валериан с трудом подавил улыбку. Старик ему нравился.

    — Ты можешь говорить со мной. Скажи, в какую сторону ускакал Абдул-бек.

    — Ты не догонишь.

    Стоящий рядом солдат, не разбирая слов, по тону понял, что старик противоречит их князю, и замахнулся прикладом. Мадатов успел удержать его руку. Горец не шелохнулся, только еще более выпрямился и отвел руки за спину.

    — Тогда скажи мне, где стоит дом Абдул-бека?

    Старик молчал. Валериан заговорил снова:

    — Если я прикажу разобрать все сакли аула, среди них окажется и дом Абдул-бека.

    Старик подумал, потом освободил одну руку, отвел направленный в него штык и пошел прочь из кольца. Мадатов сделал знак, чтобы его не останавливали, поехал следом. За спиной Носков прокричал команду, и десятки подошв зашлепали по каменистой земле.

    Узкая улочка вела круто вверх, но старик поднимался ровным шагом, нисколько не замедляясь. Солдаты заметно отстали, только привычная лошадка Валериана успевала за горцем. Примерно на середине старик остановился и показал на забор, облепленный лепешками навоза, частью уже высохшего, превратившегося в кизяк.

    — Дом Абдул-бека.

    Валериан спешился, накинул поводья на выступ в стене, толкнул ворота, вошел во двор. Теперь уже старик держался сзади.

    Сакля бека состояла из двух этажей. Каменную кладку четыре раза перебивали вставки из дерева — под коробками обоих рядов окон, межэтажные перекрытия и, наконец, под самой крышей. Рамы и переплеты украшал тонкий резной орнамент. Такая работа, подумал Валериан, стоила едва ли не больше строительства всего дома. Посетителю сразу становилось понятно, что в этом доме живет человек богатый и знатный. Против входа видна была темная комната, заставленная большими кувшинами. Валериан шагнул внутрь, готовясь отразить нападение, но никого не увидел. В углах лежали топоры, лопаты, кирки, веревки, сплетенные из шерсти, кожаные ремни. Он отступил от кладовой, повернул в соседнюю комнату. В спину уже дышали солдаты.

    — Поднимитесь наверх, — кинул Мадатов, не оборачиваясь. — Проверьте, не прячется ли кто. Но ничего не ломайте.

    «Пока», — добавил он мысленно.

    Старик тоже обходил дом. Подошел к печи, похлопал ее по боку, двинул ногой стопку кизячных лепешек, лежавших рядом. Валериан посмотрел — куда же выходит дым. Трубы не нашел, одно только сквозное отверстие зияло в каменном потолке, вычерненном за десятилетия, а может быть, и века службы. У стены стоял громадный резной сундук. Валериан откинул тяжелую крышку и увидел внутри зерно. «Надо будет сказать унтеру, — отметил он, чтобы успели вытащить».

    Старик поднялся по лестнице. Он прощался с домом, это было всем ясно так, что даже солдаты сторонились, пропуская его вперед. На втором этаже слева от балкона располагалась большая жилая комната. Постели сложены были в дальнем от входа углу — тюфяки, одеяла, войлоки. На стенах висели овчинные шубы, небольшие папахи, посуда. Среди них выделились медные подносы, тазы, кувшины. Старик трогал, что было ему, видимо, особенно памятно, слегка касался прочего. У Мадатова защемило слева, у сердца.

    Старик ему нравился. Наверное, он был хорошим воином, охотником, хозяином. Возможно, он был хорошим отцом. Валериан подумал, что хотел бы иметь такого отца. Но именно этот старик мог идти с теми, кто убил его собственных родителей тогда, в восемьдесят пятом году. Эта медь, напомнил он себе сам, этот позеленевший от времени таз вполне мог быть среди тех вещей, что повезли продавать в Гянджу медник Григол и его жена Сона.

    Мадатов скрипнул зубами.

    — Спускайся, старик, — крикнул он по-кумыкски и подозвал унтера: — Камни развалить, дерево и все другое — сжечь. Внизу сундук с припасами — пересыпьте зерно в мешки, нам оно пригодится. Только закончите, возвращайтесь. Мы здесь не задержимся.

    Он поднялся в седло, развернул с трудом лошадь на узкой улочке и так же, только теперь вниз, поехал за стариком, мерно вышагивающим по, Бог знает сколько уж раз, отмеренному за долгую жизнь маршруту.

    Внизу он заехал вперед:

    — Покажи еще, где сад Абдул-бека.

    Махнул рукой, и трое солдат с топорами в руках вышли из строя.

    Старик прощался с садом, как с домом: гладил каждое дерево, едва не шептал им слова в утешение. Валериан перетирал челюстями свою собственную печаль, но не решался поторопить хозяина, пускай даже и бывшего. Наконец, старик вышел, и солдаты взялись за топорища.

    Мадатов хотел было отъехать, но отец бека схватил поводья и удержал лошадь.

    — Скажи своим нукерам, что те деревья уже принадлежат не моему сыну.

    Валериан окликнул солдата, высокого и плечистого; тот легко удерживал топор одной правой рукой, резко и шумно выдыхал при каждом ударе, довольный силой своей и умением.

    — Какая же разница?! — уперся он, отводя левой рукой ветки; примерившись уже и размахнувшись, он не желал отпускать добычу.

    — Я сказал! — рявкнул Валериан и толкнул лошадь вперед, поднимая одновременно плетку. — Только те, что указаны, и ни одним больше. Когда закончите, скажешь унтеру, что приказал тебя наказать. Не забудь, проверю!..

    Валериан снова направился к пленным. Старик уже прошел внутрь оцепления, стал рядом с юным джигитом, совсем еще мальчиком, тонколицым и пухлогубым. Ему вряд ли было больше шестнадцати. Столько же, сколько было Мадатову, когда он первый раз прицелился в человека, в одного из всадников Саддык-хана. Все смотрели вверх, на аул, где на месте дома Абдул-бека уже зияла страшная дыра, и над ней поднимался к небу черный, клубящийся дым.

    Мадатов привстал на стременах, поднял над головой плетку и закричал пронзительно, отделяя слово от слова, фразу от фразы:

    — Абдул-бек подумал, что он сильнее всех в этих горах! Он повел своих людей против подданных Белого царя! За это Белый царь приказал уничтожить его дом, имущество, сад, вырезать его скот! Но Абдул-бек не один приходил к Сунже и Тереку! Вы все знаете, кто скакал с ним рядом, кто стрелял в солдат и казаков! Ты?! Ты?! А может быть, ты?!

    Он толкнул лошадь вперед, и толпа отшатнулась, сразу разбившись на множество маленьких островков, частных жизней, подвешенных на волоске гнева начальника русских войск. Носков повел за собой десяток солдат, готовых схватить каждого, на кого укажет Мадатов. Но тот продолжал кричать, перекрывая ветер, шумно скатывающийся с соседнего склона.

    — Все вы преступники! Все заслуживаете страшного наказания! Но Белый царь милостив! Он прощает совершившим зло по неведению! Он оставляет вам ваши дома! Но помните — горе тем, кто пробудит вновь его гнев! И если он снова пошлет меня к вам, здесь останутся одни черные камни!

    Он опустился в седло, и показал Носкову, чтобы тот снимал оцепление. Пленные разошлись, одни побежали к домам, другие стали собирать мертвых, третьи направились к раненым. Майор Корытин строил роты в колонну, казаки и карабахцы уже поднимались наверх, по травянистому склону.

    Старик подошел к Мадатову:

    — Ты ведь не будешь говорить с Белым царем.

    Мадатов кивнул.

    — Ты будешь говорить с Ярмул-пашой.

    — Я буду говорить с генералом Ермоловым.

    — Скажи ему: мы больше не потревожим его солдат.

    Валериан улыбнулся старику и не поверил…

    III

    Абдул-бек поднимался по улице, за ним следовали Тагир и еще пять нукеров. Они остановились напротив места, где недавно еще стоял высокий забор дома Абдулы и его семейства. Теперь здесь зияло пустое пространство, темное, рваное и ноющее, как десна после пропавшего в схватке зуба.

    Бек спрыгнул с коня и прошел во двор. Везде были камни, обуглившиеся, не успевшие догореть бревна и доски, валялась мятая утварь, трупы забитых животных. Оставшиеся на улице услышали глухой стон. Один из нукеров кинулся было на помощь, но Тагир перехватил его.

    — Не мешай, — шепнул. — Пусть простится.

    Луна взошла над соседним хребтом, бросила тени на крышу соседней сакли. Там тоже безмолвно стояли люди. И на той, что лепилась выше, и на той, что пристроилась слева. Люди Чикиль-аула вышли встретить своего бека.

    Палка застучала по земле, Тагир обернулся. К ним спускались двое. Одного он узнал — Дауд, брат, что остался, слава Аллаху, живым. Вчера Тагир успел заметить, как под ним убили коня, но помочь ничем не успел. Он скакал следом за беком, защищая ему спину. Другой… Другой был Джамал, отец Абдула, постаревший за сутки, должно быть, на двадцать лет. Одной рукой он опирался на палку, другой — на плечо Дауда. Юноша старательно примерял свой шаг к шарканью старика.

    Абдул-бек вышел на улицу и замер, не сразу узнав отца. Старика подвели к сыну.

    — Рад, что ты вернулся. — Голос Джамала тоже потерял силу, звучал глухо, словно пустой кувшин, треснувший у самого дна. — Твоя жена, твои сыновья тоже пришли в аул. Нас принял мой брат. Ты можешь увидеть их.

    — Я приду к вам, но не сейчас. Сколько мужчин погибло?

    — Двадцать два из нашего аула, — ответил Джамал. — И тринадцать из тех, что откликнулись на твой зов. Дауд знает их всех поименно.

    — Пойдешь со мной, — приказал Абдул-бек юноше. — Мы должны посетить каждый дом. А потом уже придем и в твою саклю…

    В саклю к Мухетдину, брату Джамала, своему дяде, Абдул-бек пришел только под утро. Жена, Зарифа, встретила его у порога. Бек хмуро поздоровался с женщиной и пошел посмотреть сыновей. Латиф и Халил спали, угревшись под шубой, и не пошевелились, когда отец наклонился под ними.

    — Устали, намерзлись за день, — пояснила, словно бы извинилась, Зарифа. — Наголодались, теперь будут спать долго. Они видели, как вы сражались, как стреляют русские пушки…

    — Значит, они видели, как бежал их отец, — оборвал жену Абдул-бек. — Жаль, что они не видели, как мы резали этих свиней за Тереком.

    Мужчины ждали его в кунацкой. Бек стащил чувяки, в одних носках прошагал по коврам и сел рядом с Джамалом. Отломил кусок чурека, наколол палочкой кусок мяса, тщательно прожевал, проглотил. Остальные ждали в молчании.

    — Как русские ломали и жгли наш дом? — спросил Абдул-бек отца.

    — Русский начальник спросил, и я показал. Я решил, что лучше сделаю это сам, чем кто-то другой. Мы обошли дом и вышли. Затем подошли солдаты. Я не хотел смотреть, как рушится дом, который построил еще отец моего деда.

    Абдул-бек наклонил голову:

    — Как зовут человека, который приказал разрушить наш дом?

    — Князь Мадатов. Он не совсем русский.

    — Я слышал о нем. Армянин, родился рядом с Шушой. Потом воевал вместе с русскими. Теперь снова вернулся в горы.

    — Он храбр, умен и умеет говорить с людьми на их языке.

    — Если мне скажут, что он умеет заговаривать пули, я не поверю.

    Джамал с гордостью посмотрел на своего взрослого сына. Но подумал, что смелому мальчику, сделавшемуся сильным мужчиной, недостает пока мудрости старика.

    — Он мог приказать разрушить все селение. Ты знаешь обычай. Но выбрал только наш дом.

    — Если бы он развалил и сжег все сакли, это было бы делом всех мужчин в нашем ауле. Он сделал это с одним нашим домом, и теперь это мой кровный долг.

    — Эти русские, сын, они словно вода с тающих снежников. Нахлынут и потом спадут снова.

    — Они уже перешли горы, отец, они остановились в Тифлисе. И теперь идут к морю через Карабах, через Нуху. Я был и у народа нохче[37], я видел, как они там поднимаются все выше и выше. Они не остановятся, если мы не поставим заслон.

    — Когда валятся камни со склона, мудрый человек не поднимает щит, но ищет укрытие.

    Абдул-бек осклабился:

    — Если ты ударишь скалу, отец, кинжал затупится, а может даже сломаться. Если ты ударишь русского, он закричит и умрет. Я это видел…

    IV

    От Чикиль-аула Мадатов провел своих людей ближе к морю и в ауле Мараг встретил полковника Романова с оставшимися при нем батальонами и артиллерией. Далее нужно было выбирать: либо немедленно идти дальше вдоль моря, чтобы встретить Ермолова в Тарках, либо обходить отроги Самурского хребта и дальше углубляться в Каракатайг, тревожа уцмия Адиль-Гирея и побуждая его к сражению. Но для последней диверсии сил казалось Мадатову недостаточно. Командующий корпусом решил все его сомнения. Письмо Ермолова было коротко и написано по-французски, чтобы горцы, даже захватив курьера, не могли узнать смысл послания.

    «Любезный князь Валериан Григорьевич, — читал Мадатов строчки, выведенные ровным писарским почерком. — Уверен, что аульчик мятежный тебе особенных сложностей не доставил. Как вернемся, прикажу стереть его с карты. Далее действуй по обстоятельствам. Мы с Вельяминовым покидаем Тифлис и надеемся увидеть тебя в обусловленном месте…»

    Романов спокойно сидел на табурете и ждал, когда же генерал закончит разбирать приказ командующего. В том, что Ермолов посылает их дальше и выше в горы, он не сомневался.

    Валериан сложил прочитанную бумагу и спрятал в карман черкески.

    — Командующий сообщает, что не поможет нам ни одной ротой, ни единым орудием. Все, что возможно снять с места, он забирает с собой.

    — А это значит… — медленно начал полковник.

    — Что противник по-прежнему имеет десятикратное преимущество в силах, — закончил резко Мадатов. — Табасарань после нашего прихода стихла и уверяет в своей покорности. Но я не доверяю здешним бекам. Во всяком случае, тем, кто остался. Они дожидаются первого нашего неуспеха. А тогда поднимутся и ударят нам в спину.

    — А это значит… — потянул полковник знакомую фразу, улыбаясь и давая командиру время поставить точку.

    — Что мы не должны дать им подобного повода. Идем к Дербенту. Там станем на дороге в Тарки и поглядим, что предпримет уцмий.

    Город Дербент, «узел ворот», вытянулся более чем на три версты от гор и до моря, перекрывая узкий проход вдоль побережья. С юга и севера его защищали мощные стены, заходящие далеко в моря, так, чтобы невозможно было обойти крепость по мелководью. Но в поперечном направлении его длина едва ли превышала несколько сотен саженей, и отряд Мадатова проскочил его просто насквозь. Вышел за стену, продвинулся еще вдоль широкого, набитого колесами и копытами пути, ведущего в столицу шамхальства, и, повернув к холмам, раскинул там лагерь, тщательно огородив его, окопав и обезопасив пикетами да разъездами.

    Утром следующего дня к Валериану прискакал гонец дербентского коменданта. Сын уцмия Адиль-Гирея, совсем еще юноша, был взят аманатом, то есть заложником, и сидел под стражей в одном из домов города. Но минувшей ночью Мамед-бек сумел проломить стену и бежал. Кто-то сумел передать ему инструменты и привести резвую лошадь. Исчезновение пленника заметили слишком поздно, и погоня оказалась безрезультатной.

    Мадатов собрал своих офицеров:

    — Итак, господа, теперь обстоятельства не оставляют нам возможности выбирать. Пока Мамед-бек был заперт в Дербенте, еще можно было надеяться, что уцмий воздержится от решительных действий. Теперь же он не оставит нас в покое. Идти вдоль моря более невозможно. Наша цель — город Башлы. Разгромив уцмийство, мы обезопасим свой тыл. Это во-первых. А во-вторых…

    Он замолк. Во-вторых, хотел объяснить офицерам Валериан, они поднимутся в горы и там уже смогут поддержать Ермолова в самый решительный час. Но об этом он поостерегся упоминать в присутствии начальников мусульманской конницы. Новости в горах летают быстрее птицы.

    Выступить назначили на утро следующего дня. Но вечером в лагерь к Мадатову приехал еще один посланник, на этот раз с другой стороны. Адиль-Гирей, уцмий каракайтагский, предлагал генералу князю Мадатову встретиться и разрешить некоторые недоразумения, затемняющие подобно тучам…

    — Довольно, я понял, — оборвал Мадатов гонца. — Передай своему господину, я согласен на встречу. Пусть приезжает в Дербент, мы встретим его учтиво и окажем подобающие почести.

    Гонец, высокий, не первой молодости воин в косматой папахе, еще более распрямился:

    — Да простит меня высокочтимый генерал князь Мадатов. Но мой господин, уцмий Адиль-Гирей, давно дал клятву своему старшему брату Али-хану. Он клялся на Коране именами пророков, что никогда не посетит город, которым управляют неверные.

    — И что же предлагает мне твой господин?

    — Недалеко отсюда, не далее двух часов для хорошего коня, стоит селение Иран-Хараб. Это место равно удалено как от Башлы, так и от Дербента.

    Когда гонец покинул палатку, первым заговорил Романов:

    — Нам придется поднимать людей затемно.

    — Зачем? — удивился Валериан.

    — Два часа рысью, значит, три с половиной для пехоты хорошим шагом.

    — Батальоны останутся здесь.

    — Но татарская конница ненадежна. Вы возьмете с собой только казаков?

    — Я поеду один.

    Полковник неверяще помотал головой. Валериан пояснил:

    — Вести с собой весь отряд — значит показать уцмию, что его опасаются. А любой конвой разумной численности при случае вырежут точно так же, как и одинокого всадника. Кстати, Иран-Хараб переводится как «гибель персов». В этом месте около века назад ополчение дагестанцев разбило армию Надир-шаха. Уцмий хочет напомнить мне, что случается с тем, кто приходит в горы незваным. А я ему объясню, что русские не похожи на персов, хотя бы уж тем, что не считают, сколько у них врагов. В случае же… если его не убедят мои доводы, вы знаете, полковник, как вам следует поступить.

    — Останутся только камни! — прорычал, сузив глаза, Романов.

    — Меня будет согревать мысль о достойной расплате, — усмехнулся Валериан.

    Он выехал заранее, чтобы не опоздать ни при каком случае. Первую половину пути его все-таки сопровождали казаки, на этом настояли офицеры отряда, а когда тропа втянулась в ущелье, Валериан приказал конвойным остаться, отдал им пистолеты, шашку и послал лошадь вперед легкой и ровной побежкой. Заканчивался первый месяц осени, солнце уже не так пригревало, по все-таки, поднявшись над правым склоном ущелья, освещало путь и хоть немного веселило наездника. Весь час, пока Мадатов поднимался в горы, он кожей своей ощущал, как прилипают к нему чужие глаза. Что же — Адиль-Гирей вряд ли бы дожил до конца шестого десятка, если доверял бы всем безоглядно.

    В конце ущелья Мадатова ждали конные. Они приветствовали его и расступились, пропуская русского в середину. Валериан подумал, что уцмий хочет исключить любую случайность. Если его убьют, это произойдет только по прямому приказу владетеля Каракайтага.

    За очередным отрогом открылась, наконец, ровная плоскость. Охватив ее одним взглядом, Валериан подумал, что он был решительно прав, отправившись в одиночку. Всю дальнюю половину поляны занимали люди Адиль-Гирея: сотен пять-шесть всадников стояли ровно и тихо, правильными рядами. Возьми он с собой даже полусотню казаков, такой конвой ничем не смог бы ему помочь, а вот помешать неожиданной выходкой станичники вполне были способны.

    Три всадника выехали из строя, проехали полсотни шагов и стали. Валериан направился к ним. Стоявший первым — это, очевидно, и был Адиль-Гирей — протянул руку, приветствуя русского генерала. Мадатов ответил таким же жестом.

    — Я рад видеть воина, слава о котором летит далеко впереди его войска. — Голос уцмия звучал торжественно, но был слегка напряжен. — Мы можем говорить без посредников?

    Он говорил по-кумыкски, этим языком владели почти все жители Дагестана. Валериан ответил, присовокупив необходимые эпитеты, подобающие ситуации.

    — Я удивлен, что генерал армии Белого царя пустился в такое путешествие без должной охраны.

    — Уважаемый уцмий пригласил меня в гости. Я знаю, что его слово защитит меня так же надежно, как штыки моих солдат, их сабли или же пушки.

    Он обдумывал эти фразы с того момента, как оставил конвой в ущелье, и был доволен, увидев насупившееся лицо уцмия. Если теперь Адиль-Гирей и решится на действия против своего гостя, он сделается для всех очевидным предателем.

    — Я предлагаю сойти с коней. Мы можем говорить удобно и без свидетелей.

    Валериан спрыгнул с лошади, которую тут же взял под уздцы один из встречавших его джигитов. Уцмий спустился осторожно, оберегая больную ногу. Он был почти на голову ниже Мадатова, два маленьких глаза близко сходились к утопленной переносице, представляя его еще более хитрым и подозрительным, чем он слыл в жизни.

    Подбежали слуги, быстро раскатали ковер, поставили вазы с фруктами и высокий кувшин с водой. Помогли сесть своему господину, поддерживая Адиль-Гирея иод локти, и отступили. Валериан передвинул кинжал удобнее и легко опустился, скрестив ноги перед собой.

    Как полагалось по этикету, они поговорили о лошадях, о зерне, о зиме, которая вот-вот накатится с севера. Валериан выбрал красное яблоко, катал его в ладонях, но не торопился откусывать; он слушал и ждал, когда же уцмий приступит к делу.

    — Говорят, что это русские принесли нам раннюю зиму, — протянул Адиль-Гирей и вдруг впился пронзительным взглядом в собеседника. — Я слышал, что реки в Табасарани уже схвачены льдом.

    Валериан выдержал паузу:

    — Я с трудом могу представить мороз, который мог бы сковать Самур. А мелкие ручьи — кто же будет жалеть о них?

    — Я хочу сохранить в Каракайтаге тепло по возможности дольше.

    — Когда надвигаются холода, мудрый надевает бурку и разжигает огонь. Достаточно ли кизяка запасли женщины Каракайтага?

    — Скота в наших домах достаточно, и наши женщины работящи. Но никто не может надеяться жечь огонь вечно. Я прожил долго и успел повидать много. Теперь я хочу увидеть, как сумеет управиться на моем месте мой старший сын.

    — Мамед-бек храбр и быстр. Ему завидуют юноши, его любят девушки; Но будут ли его слушать воины? Подчинятся ли ему жители уцмийства? Генерал Ермолов предпочитает говорить с тобой, мудрый Адиль-Гирей.

    «Если даже предположить, — подумал Валериан, — что уцмий говорит чистосердечно и на самом деле собирается передать дела сыну, а сам отправится в хадж и останется в Мекке, то Кавказский корпус в любом случае втянут в политическую сумятицу уцмийства. Кто-то поддержит Мамед-бека, а кому-то покажется выгодным видеть у власти кого-то из его. двоюродных братьев».

    — Мамед-бек напрасно самовольно покинул Дербент. Ему бы лучше вернуться в город и доказать Белому царю свою искренность. У него впереди уйма времени, он сможет многому научиться.

    — В клетке птица научится только клевать зерно и благодарить насыпавшую его руку.

    — Кому суждено летать, сохранит эту способность даже в неволе.

    «Резковато сказано, — подумал Валериан, — но этот спор не приведет их никуда. Ермолову нужны аманаты-заложники от всех правителей Кавказа. Только на таких условиях он согласится оставить им власть».

    — Генерал Ермолов, — добавил он, впрочем, — умеет быть благодарным и хорошо помнит, кто ему друг.

    — Генерал Ртищев предложил мне чин полковника русской армии. А Султан-Ахмет — генерал-майор. Шамхал же генерал-лейтенант, и ему присылают пять тысяч рублей ежегодно.

    — Генерал Ермолов умеет ценить дружбу, но хочет видеть дружественные знаки и с другой стороны.

    Адиль-Гирей не сдержался и фыркнул:

    — Тебе же было достаточно моего слова. Почему его мало Ярмул-паше?

    Спокойный ответ дался Валериану с трудом, но он все же сумел сдержаться:

    — Я поставил на твое слово жизнь одного человека. А генералу Ермолову нужно сохранить спокойствие огромного государства.

    Адиль-Гирей молча уставился на замысловатый рисунок, вытканный на ковре. Валериан спокойно обтер яблоко полой черкески и вонзил зубы в полосатый бок; на вид фрукт был красив, но оказался безвкусен. Или это все существо Мадатова переместилось сейчас в слух и зрение. «Впрочем, — уговаривал он себя, — никто не кинется на него с шашкой; принесется пуля издалека, и никто не увидит стрелявшего, никто не узнает, кому моя семья обязана кровной враждой».

    Уцмий поднял глаза:

    — Я буду думать. Мамед-бек ушел из Дербента без моего разрешения. Может быть, ты и прав. Может быть, мальчику нужно вернуться в город.

    Он сделал знак, подбежали слуги и помогли ему метать. Валериан тоже поднялся. Ему подвели лошадь. Он опустился в седло и поехал к ущелью, борясь с желанием пустить жеребца наметом. Спина его холодела, словно бы ощущая ненавидящие глаза, провожавшие его вдоль стального ствола.

    Абдул-бек готов был уже согнуть палец, улегшийся на крючке, но кто-то поднял кверху его ружье.

    — Пусти! — крикнул он. — Никогда не вставай между кровниками. Этот неверный разрушил и сжег мой дом!

    — Ты убьешь его позже, — ответил ему старший сын уцмия. — А сейчас ты только запачкаешь честь нашего рода. Он должен вернуться таким же, каким приехал сюда.

    Табасаранец осклабился:

    — Вернуться, говоришь, Мамед-бек? Он непременно вернется. Вернется к нам. Но только уже не один…

    В лагере Мадатов немедленно вызвал к себе штаб-офицеров, командиров туземной конницы и передал им суть своей беседы с Адиль-Гиреем.

    — Если бы он сказал — да, стало быть, еще колеблется. Он сказал, что подумает. Значит, уже решил — нет. Но уцмий не понял, почему я приехал к нему один. Он считает, что провел меня, заставил поверить, будто он хочет подчиниться Ермолову. Я обещал прислать к нему людей за ответом. Но лучше приду к нему сам — с мушкетерами, конницей и орудиями…

    V

    Весь следующий день отряд Мадатова быстро поднимался в горы, а под вечер остановился за полторы версты до входа в ущелье. Валериан приказал отдыхать, жечь костры, греться, ужинать, а сам, взяв десятка три всадников, проехал ближе, посмотреть, как несут караул люди уцмия.

    Судя по огням, стерегли проход сотни две, вряд ли больше. Один ловкий молодой парень из тех, что пришли за Мадатовым из Карабаха, вызвался подобраться поближе. Они ждали его около часа, не сходя на землю, не перебросившись ни единым словом. Только лошади фыркали время от времени да переступали, пощелкивая подковами по камням.

    Разведчик вынырнул из темноты октябрьской ночи прямо перед мордой коня Мадатова.

    — Ты хорошо ходишь, — похвалил его Валериан. — Ты обманул меня. Я ждал тебя чуть левее.

    — Я никогда не возвращаюсь там, откуда ушел, — пояснил ему юноша, довольный похвалой генерала. — А к этим, что разлеглись поперек ущелья, я мог бы подъехать верхом. Они варят баранину, жирную, как сказал мне об этом ветер. Набьют животы и улягутся до рассвета. Я насчитал двадцать три десятка.

    — Многие из них не успеют проснуться, — сказал Мадатов и повернул коня к лагерю.

    Он поднял своих людей затемно, приказал костры не гасить и, пока пехотинцы строились, повел своих карабахцев рысью. Отдохнувшие за ночь лошади шли охотно, а по сигналу и вовсе перешли в галоп. Они ворвались в ущелье, смели часовых, задремавших перед рассветом, и обрушились на спящих хранителей горных проходов. Успело уйти не больше пяти десятков, только те, что разместились за поворотом и бежали, пока люди Мадатова рубили тех, кто спал ближе к