Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    САМЫЕ ЗАКРЫТЫЕ ЛЮДИ
    Н. ЗЕНЬКОВИЧ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото

    АКУЛОВ Иван Алексеевич (12.04.1888 — 30.10.1937). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 13.07.1930 г. по 02.10.1932 г. Член ЦК ВКП(б) в 1927 — 1930 гг. Член ЦКК РКП(б) — ВКПБ(б) в 1923 — 1925, 1930 — 1934 гг. Член КПСС с 1907 года.

    Родился в Петербурге в семье мелкого торговца-лавочника. Русский. В раннем детстве потерял отца, воспитывался в приюте. В 1905 г. с отличием окончил торгово-промышленную школу в Санкт-Петербурге. Работал канцеляристом в редакции «Торгово-промышленной газеты». Участвовал в демонстрациях, митингах, маевках. Руководил подпольной группой РСДРП. Профессиональный революционер. В 1908 г. с группой товарищей был арестован во время собрания представителей подрайонов Петербургского комитета РСДРП. После шестимесячного следствия приговорен к одному году заключения в крепости. Наказание отбывал в «Крестах». Выйдя на свободу, вел революционную пропаганду среди рабочих столицы. Избирался секретарем правления профсоюза рабочих-металлистов, был одним из организаторов в нем большевистской фракции. С 1912 г. член Петербургского комитета РСДРП(б). В 1913 г. дважды подвергался арестам, был выслан в Самарскую губернию. В 1915 г. вернулся поближе к столице, поселился в Финляндии недалеко от Выборга. После Февральской революции 1917 г. действовал в Новгородской губернии, затем создавал военную организацию РСДРП(б) в Выборге. Делегат VII (Апрельской) Всероссийской конференции и VI съезда РСДРП(б). Участник Октябрьской революции в Петрограде и Гражданской войны. С декабря 1917 г. секретарь Екатеринбургского комитета РСДРП(б). В январе — мае 1918 г. секретарь Уральского обкома партии. С мая по август 1918 г. служил в Красной Армии. Во время мятежа белочехов был комиссаром снабжения фронта. С сентября 1918 г. председатель Вятского, с февраля 1919 г. Оренбургского губкомов РКП(б). С февраля 1920 г. секретарь Киргизского областного бюро РКП(б), с января 1921 г. — Крымского обкома РКП(б). С 1922 г. на профсоюзной работе на Украине: член президиума ЦК союза горняков, председатель Донецкого союза чернорабочих, председатель Всеукраинского союза горняков, председатель Всеукраинского совета профсоюзов. В 1929 г. секретарь ВЦСПС. С 1929 г. заместитель наркома Рабоче-крестьянской инспекции СССР, член Президиума Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б). С 1931 г. первый заместитель председателя ОГПУ, сменил на этом посту Г. Г. Ягоду, возглавившего ОГПУ. Предполагалось, что вскоре он сменит его и на посту руководителя этого ведомства, но Г. Г. Ягоде удалось убедить И. В. Сталина перевести И. А. Акулова на партийную работу. В 1932 — 1933 гг. он секретарь ЦК КП(б) Украины по Донбассу. С 21.06.1933 г. по 03.03.1935 г. Прокурор СССР. Был первым руководителем Прокуратуры СССР, созданной постановлением ЦИК и СНК СССР от 20.06.1933 г. «в целях укрепления социалистической законности и должной охраны общественной собственности по Союзу ССР от покушений со стороны противообщественных элементов». Лично разрабатывал «Положение о Прокуратуре Союза ССР», утвержденной ЦИК и СНК СССР 17.12.1933 г. Этим же постановлением была упразднена Прокуратура Верховного суда СССР, выполнившая свою первоначальную функцию. С января 1934 г. одновременно был ответственным редактором журнала «За социалистическую законность» (ныне «Законность»). В начале декабря 1934 г. вместе со своим заместителем А. Я. Вышинским допрашивал убийцу С. М. Кирова Л. В. Николаева. По оценкам современных правоведов, оказался в полной зависимости от работников НКВД, которые разрабатывали только ту версию убийства, которую выдвинул И. В. Сталин. Не противодействовал незаконным методам ведения следствия и фактически потворствовал нарушителям законности. Совместно с Председателем Верховного суда СССР А. Н. Винокуровым 08.12.1934 г. подписал директиву о применении на практике постановления ВЦИК СССР от 01.12.1934 г. «О внесении изменений в уголовно-процессуальное законодательство», согласно которому следствие по делам о террористических актах должно заканчиваться в срок не более 10 дней, обвинительное заключение вручаться за сутки до рассмотрения дела в суде, дела слушались без участия прокурора и адвоката, по ним не допускались кассационное обжалование и ходатайство о помиловании, а приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно. В директиве Прокуратуры СССР был дан перечень должностных лиц, покушение на жизнь и здоровье которых квалифицировалось как террористический акт и рассматривалось в порядке указанного закона. Директива придавала обратную силу закону от 01.12.1934 г. С 03.03.1935 г. И. А. Акулов секретарь ЦИК СССР. Сменил на этом посту А. С. Енукидзе, снятого за моральное разложение. Был одним из 30 членов Конституционной комиссии СССР, разрабатывавшей сталинскую Конституцию 1936 года. Был лысым, похожим на монгола. В феврале 1937 г. возглавлял комиссию по организации похорон Г. К. Орджоникидзе. По словам А. М. Лариной, жены Н. И. Бухарина, был единственным, кто подал руку ее мужу при входе в зал, где 23.02.1937 г. состоялся Пленум ЦК ВКП(б), созванный по вопросу об антипартийном поведении Н. И. Бухарина в связи с объявленной им голодовкой. И. А. Акулов сказал ему: «Мужайтесь, Николай Иванович». 28.04.1937 г. обратился с письмом к Н. И. Ежову: «Сов. секретно. Только лично. Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Ежову Н. И. Дорогой Николай Иванович! Пересылаю тебе конверт полученного мною письма. Хочу обратить твое внимание на крайне небрежно проводимую органами НКВД перлюстрацию: конверт при вскрытии порван, печать почты при заклейке смещена. Уж если органы НКВД считают, что они вправе перлюстрировать письма, идущие к члену Бюро КПК и члену правительства, то пусть хоть делают свою работу поаккуратнее. Крепко жму руку. И. Акулов» (АПРФ. Ф.57. Оп.1. Д. 57. Л. 11). Арестован 23.07.1937 г. на даче в селе Покровское Красногорского района и доставлен в Лефортовскую тюрьму. Обвинялся в участии в контрреволюционном военном заговоре в Красной Армии. На допросах признался, что в течение 10 лет являлся участником подпольной троцкистской организации, в ее рядах вел активную работу против руководителей ВКП(б) и Советского правительства. Был личным другом расстрелянного в июне 1937 г. военного деятеля И. Э. Якира. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 29.10.1937 г. по ст. 58-2, 58-8, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. На суде заявил, что виновным себя не признает, показания, данные на предварительном следствии, отрицает. Их дал, потому что «на следствии потерял волю из-за побоев». В последнем слове сказал, что троцкистом никогда не был, всегда боролся с ними, а тем более не мог быть вредителем, террористом и изменником Родины. Заседание суда продолжалось полчаса. Расстрелян 30.10.1934 г. Перед расстрелом сказал присутствовавшим при исполнении приговора заместителю Прокурора СССР Рогинскому и заместителю наркома внутренних дел М. П. Фриновскому: «Ведь вы же знаете, что я не виноват». В ответ Рогинский стал осыпать его бранью. 31.10.1937 г. было заведено следственное дело на его жену Н. И. Шапиро, которая Особым совещанием при НКВД СССР как член семьи изменника Родины была заключена в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет. Особое совещание добавило ей 16.12.1946 г. еще пять лет ссылки как социально-опасному элементу. Отбыв ссылку, поселилась в Карагандинской области. 22.06.1954 г. обратилась к Г. М. Маленкову с просьбой о реабилитации себя и мужа. Военная коллегия Верховного суда СССР 25.09.1954 г. отменила постановления Особого совещания в отношении Н. И. Шапиро как необоснованные, 18.12.1954 г. Военная коллегия Верховного суда СССР отменила приговор в отношении И. А. Акулова и дело о нем прекратила за отсутствием состава преступления. Восстановлен в партии КПК при ЦК КПСС в мае 1955 года. Наград не имел.

    АЛЕКСАНДРОВ Георгий Федорович (22.03.1908 — 21.07.1961). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 18.03.1946 г. по 05.10.1952 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) — КПСС в 1941 — 1956 гг. Член КПСС с 1928 г.

    Родился в Петербурге в семье рабочего. Русский. В годы Гражданской войны остался беспризорником, воспитывался в Борисоглебском детском доме Тамбовской губернии. В 1924 г. поступил в Тамбовскую совпартшколу, одновременно работал инструктором Тамбовского губкома комсомола и преподавал обществоведение в одной из тамбовских школ-семилеток. Затем заведовал Борисоглебской совпартшколой. В 1932 г. окончил Московский институт истории и философии, аспирантуру. Доктор философских наук (1939). С 1935 г. по 1938 г. работал в этом институте на различных научно-преподавательских должностях. В 1938 — 1939 гг. заведовал редакционно-издательским отделом Исполкома Коминтерна. В 1939 — 1940 гг. заместитель заведующего Отделом агитации и пропаганды ЦК ВКП(б), одновременно в 1939 — 1946 гг. директор Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б). В 1940 — 1947 гг. начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). Имел репутацию умного и книжно-грамотного человека, опытного педагога и пропагандиста. Автор большого числа работ по философии. В 1945 г. издал книгу «История западноевропейской философии», вызвавшую большой резонанс. По ней были проведены две общесоюзные дискуссии философов. На второй дискуссии (16 — 25.06.1947 г.) по поручению И. В. Сталина выступил А. А. Жданов, заявивший, что «потребовалось вмешательство Центрального Комитета и лично товарища Сталина, чтобы вскрыть недостатки книги» (Вопросы философии. 1947. № 1. С. 267). Было признано, что книга написана в духе «профессорского объективизма», представляет собой «эклектическую окрошку», носит отчетливые следы различных буржуазных и мелкобуржуазных влияний, ее идейные основы далеки от требований большевистской партийности. Главным обвинением было причисление К. Маркса к западным философам. По воспоминаниям Н. С. Патоличева, на одном из совещаний И. В. Сталин попросил его остаться. Когда все вышли, спросил: «Скажите, Александров сам пишет?» Н. С. Патоличев хорошо знал Г. Ф. Александрова и уверенно ответил: «Александров пишет сам». И. В. Сталин внимательно посмотрел на него, помолчал и сказал: «Ладно, можете идти». Один из авторов книги «Сталин. Краткая биография». 07.11.1947 г. вместе с М. А. Сусловым направил записку на имя В. М. Молотова и А. А. Кузнецова с предложением о роспуске Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), скатившегося на позиции национализма и сионизма. По их мнению, дальнейшее существование ЕАК представляло опасность для государства. Вследствие интриг А. А. Жданова с Г. М. Маленковым в 1947 г. переведен из аппарата ЦК ВКП(б) директором Института философии Академии наук СССР. Один из идеологов борьбы с космополитизмом. С 09.03.1954 г. по 10.03.1955 г. министр культуры СССР. Сменил на этом посту П. К. Пономаренко, рекомендованного первым секретарем ЦК Компартии Казахстана. По официальной формулировке, снят «как необеспечивший руководство министерством». На самом деле, за банный скандал с актрисами. Поводом послужило анонимное письмо в ЦК КПСС матери студентки, которую растлил пожилой содержатель притона, куда захаживало многочисленное начальство, включая министра культуры СССР Г. Ф. Александрова. По поручению Н. С. Хрущева проверкой письма занялись секретарь ЦК КПСС П. Н. Поспелов и заместитель председателя КПК при ЦК КПСС П. Т. Комаров. Факты подтвердились, Г. Ф. Александров посещал притон с молодыми актрисами. Постоянными клиентами притона были его бывшие коллеги по Управлению пропаганды ЦК ВКП(б): директор Института мировой литературы член-корреспондент АН СССР А. М. Еголин, заведующий Отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) В. С. Кружков, а также директор Гослитиздата А. К. Котов и ректор Литературного института С. М. Петров. 10.03.1955 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление «О недостойном поведении тт. Александрова Г. Ф., Еголина А. М. и других». 11.03.1955 г. К. И. Чуковский записал в своем дневнике: «Встретил на улице Корнелия Зелинского и Перцова. Рассказывают сенсационную новость. Александрова, министра культуры, уличили в разврате, а вместе с ним и Петрова, и Кружкова и (будто бы) Еголина. Говорят, что Петров, как директор Литинститута, поставлял Александрову девочек-студенток, и они распутничали вкупе и влюбе. Подумаешь, какая новость! Я этого Ал-ва наблюдал в Узком. Каждый вечер он был пьян, пробирался в номер NN и (как говорила прислуга) выходил оттуда на заре. Но разве в этом дело. Дело в том, что он бездарен, невежествен, хамоват, туп, вульгарно-мелочен. Когда в Узком он с группой «философов» спешно сочинял учебник философии (или Курс философии), я встречался с ним часто. Он, историк философии, никогда не слыхал имени Николая Як. Грота, не знал, что Влад. Соловьев был поэтом, смешивал Федора Сологуба с Вл. Соллогубом и т. д. Нужно было только поглядеть на него пять минут, чтобы увидеть, что это чинуша-карьерист, не имеющий никакого отношения к культуре. И его делают министром культуры! Все видели, что это Держиморда, холуй. Но — повторилась история с Берией — начальство было слепо, и Ал-ов был поставлен во главе всей советской культуры». На партийном собрании президиума АН СССР Г. Ф. Александров был заклеймен как разложившийся человек, опозоривший имя советского академика и советского философа, спутавшийся с уголовными элементами, потерявший политическую бдительность. При обсуждении закрытого письма ЦК КПСС «О недостойном поведении тт. Александрова Г. Ф., Еголина А. М. и др.» в институтах нефти, горючих ископаемых и горного дела АН СССР приводились факты пьяных кутежей и оргий Г. Ф. Александрова с молодыми девушками в ведомственном санатории «Узкое». Снят с поста министра, выведен из состава кандидатов в члены ЦК и отправлен в Минск, где работал заведующим сектором диалектического и исторического материализма Института философии и права Академии наук Белорусской ССР. По итогам голосования на выборах в Верховный Совет РСФСР в 1955 г. был подготовлен закрытый анализ популярности политических деятелей. В этой табели симпатий Г. Ф. Александров, несмотря на скандальное происшествие, оказался на втором месте (99,91% голосов) после В. М. Молотова (99,92%). Лидер партии Н. С. Хрущев занял лишь четвертое место. Г. Ф. Александров занимался темой истории западноевропейской литературы. В 1958 г. выпустил работу «История социологии как наука». Весной 1961 г. ЦК Компартии Белоруссии начал собирать на него компрометирующие сведения. В июле того же года скончался, по свидетельству Д. Т. Шепилова, от цирроза печени. Д. Т. Шепилов считал, что он «никогда не знал и никогда не изучал марксистско-ленинскую теорию капитально, по первоисточникам». Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2-го и 4-го созывов. Действительный член АН СССР (1946). Награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». Дважды лауреат Сталинской премии (1943, 1946). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    АЛИЕВ Гейдар Алиевич (Али Рза Оглы) (10.05.1923). Член Политбюро ЦК КПСС с 22.11.1982 г. по 21.10.1987 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 05.03.1976 г. по 22.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1971 — 1989 гг. Член КПСС с марта 1945 г. по июль 1991 г.

    Родился в г. Нахичевани Азербайджанской ССР в семье набожного купца-шиита. Азербайджанец. С детства знал несколько восточных языков: фарси, турецкий, арабский. Высокоодаренный от природы. В 1936 — 1939 гг. учился в Нахичеванском педагогическом техникуме, в 1939 — 1941 гг. на архитектурном факультете Азербайджанского индустриального института им. М. Азизбекова в г. Баку. В 1957 г. окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета имени С. М. Кирова. В 1941 — 1943 гг. работал в НКВД Нахичеванской АССР, в 1943 — 1944 гг. заведовал отделом Совнаркома этой автономной республики. С мая 1944 г. в НКВД Азербайджанской ССР. По словам бывшего прокурора Азербайджанской ССР Г. Мамедова, снятого с работы в 1976 г. и исключенного из КПСС в 1979 г., «Алиев во время войны был фактически дезертиром. Когда началась война, он несколько месяцев скрывался от призыва, исчез из индустриального института, где тогда учился. А потом объявился в Нахичевани... со справкой, что у него открытая форма туберкулеза. Получил освобождение от призыва и устроился курьером в архив... Так и жил до сорок четвертого года и вдруг выздоровел. И поступил в НКВД». (Московские новости. 1989, № 48). По свидетельству Г. Мамедова, в середине 50-х гг. специальная комиссия потребовала исключить его из партии и предать суду не только за дезертирство, но и за аморальное поведение, выразившееся в том, что он использовал конспиративную квартиру как дом свиданий со своей знакомой, агентом органов, о чем она сама же эти органы и проинформировала. По мнению бывшего прокурора Азербайджанской ССР, Г. А. Алиев избежал наказания из-за того, что его взял под защиту первый секретарь ЦК Компартии республики Мустафаев. Г. А. Алиев квалифицировал эти обвинения как клевету, хотя 20.11.1989 г. в телевизионной беседе с журналистом А. Карауловым признал, что до своей женитьбы действительно имел «внеслужебную связь» с женщиной, сотрудницей органов, за что «был понижен в должности и наказан в партийном порядке в 1955 г.». В 1949 — 1950 гг. учился в школе переподготовки руководящего оперативного состава МГБ СССР. С 1950 г. на руководящих должностях в МГБ Азербайджанской ССР и КГБ при Совете Министров Азербайджанской ССР. С 1964 г. заместитель председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров Азербайджанской ССР. В 1967 — 1969 гг. председатель КГБ при Совете Министров Азербайджанской ССР. Сменил на этой должности С. К. Цвигуна, переведенного в Москву заместителем председателя КГБ при Совете Министров СССР. По свидетельству главного редактора журнала «Огонек» В. А. Коротича, любил показывать гостям пистолет, который носил в кобуре под мышкой. С подачи С. К. Цвигуна, старого знакомого Л. И. Брежнева, рекомендован в июле 1969 г. первым секретарем ЦК Компартии Азербайджана. Показал себя сторонником жесткой линии в борьбе с коррупцией. С его согласия КГБ и МВД Азербайджана арестовали в полном составе государственную торговую инспекцию Министерства торговли республики в количестве 24 человек. Эту же участь разделили сотни «цеховиков» и чиновников, включая нескольких первых секретарей райкомов, председателей райисполкомов и районных прокуроров. По словам бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Ф. Д. Бобкова, на вопрос, заданный через три года после вступления в должность, многое ли удалось сделать, ответил: «Гарантировать могу только одно — в ЦК партии Азербайджана взяток не берут». Безмерно восхвалял Л. И. Брежнева, встречал его в Баку с царскими почестями. По воспоминаниям В. М. Фалина, в 1978 г. во время очередного визита Л. И. Брежнев несколько раз останавливал не в меру велеречивого хозяина: «Хватит, Алиев» и распорядился «урезать речения Алиева на две трети» для печати. Тем не менее благоволил к нему. Главный кремлевский врач Е. И. Чазов вспоминал, что в доме Л. И. Брежнева «можно было нередко встретить Г. Алиева». Коренастый, тяжелый. Позади него и впереди всегда следовала охрана. В президиум входил метров на пять впереди остальных, разрешая залу поаплодировать себе. С ноября 1982 г. по октябрь 1987 г. первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, одновременно с октября 1986 года председатель Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию. В Москву выдвинут Ю. В. Андроповым, который на первом после смерти Л. И. Брежнева Пленуме ЦК КПСС 22.11.1982 г. перевел его из кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС. По словам М. С. Горбачева, он в ноябре 1982 г. спрашивал у Ю. В. Андропова о причинах этого выдвижения, и тот «нехотя и уклончиво отвечал, что вопрос был предрешен Брежневым и он не захотел менять этого решения сам». Однако М. С. Горбачев считал, что «дело было совсем не в обещании, данном Брежневу. Алиев долго работал в КГБ. Андропов был для него не только «шефом», но и непререкаемым авторитетом. Поэтому появление Алиева в Политбюро усиливало позиции Юрия Владимировича». Был вторым после Н. А. Мухитдинова руководителем из мусульманской республики, достигшим таких высот. Рассматривался в качестве замены Председателя Совета Министров СССР Н. А. Тихонова, но это решение не состоялось. Часто улыбался и даже раскатисто смеялся, что в Кремле бывало редко. На приемах иностранных гостей умел остроумно ответить на каверзный вопрос. Находился в стороне от борьбы за власть между М. С. Горбачевым и К. У. Черненко, а затем между М. С. Горбачевым и Г. В. Романовым, а также В. В. Гришиным. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря, высказался в пользу М. С. Горбачева: «Михаил Сергеевич прост, скромен, доступен. Это дает нам возможность с уверенностью сказать, что он вполне справится с обязанностями Генерального секретаря. Поэтому я в полной мере поддерживаю внесенные предложения и хочу пожелать Михаилу Сергеевичу Горбачеву здоровья и больших успехов в работе». (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов.) 31.08.1986 г. возглавил правительственную комиссию, созданную для расследования причин аварии, в результате которой затонул пассажирский теплоход «Адмирал Нахимов». Депутат Верховного Совета СССР 8 — 11-го созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1979, 1983). Награжден пятью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Красной Звезды. Генерал-майор. В июне 1987 г. на заседании Политбюро М. С. Горбачев разнес его в пух и прах, после чего тот попал в больницу с тяжелым инфарктом. Несколько месяцев не работал. В начале октября 1987 г. приступил к обязанностям, но чувствовал себя неважно. 21.10.1987 г. накануне Пленума ЦК КПСС М. С. Горбачев провел с ним беседу об уходе на заслуженный отдых. Разговор состоялся трудный, но в итоге генсеку удалось получить от него согласие на отставку. Когда его отправили на пенсию, на Пленуме ЦК М. С. Горбачев тепло отозвался о нем и его работе, но при публикации стенограммы эти слова выбросил. С осени 1987 г. по 1988 г. Г. А. Алиев государственный советник при Совете Министров СССР. А. С. Черняев, помощник М. С. Горбачева, 09.10.1988 г. записал в своем дневнике о разговоре с шефом: «Потом напомнил о деле Алиева. Копаем, говорит, и дело вроде образуется почище рашидовского» (Черняев А. С. 1991 год: Дневник помощника Президента СССР. М., 1997. С. 11). В 1988 — 1990 гг. персональный пенсионер союзного значения. 04.02.1990 г. в газете «Правда» появилась статья доктора медицинских наук В. Эфендиева «Алиевщина, или Плач по «сладкому» времени», в которой Г. А. Алиев назывался главным виновником азербайджанского национализма и экстремизма, приведшего к вводу войск в Баку 20.01.1990 г.: «Г. Алиев был мастером по части видимости здоровья в обществе, выдавал желаемое за действительность, загонял болезнь внутрь. И его преемники по-настоящему за здоровье республики так и не взялись. Гнойник прорвало в январе. Вмешательство потребовалось хирургическое». 21.01.1990 г., на второй день после ввода войск в Баку, провел в постоянном представительстве Азербайджанской ССР в Москве пресс-конференцию, на которой решительно осудил ввод войск и обвинил М. С. Горбачева в нарушении Конституции. 09.02.1990 г. дал интервью корреспонденту «Вашингтон пост» в Москве Д. Ремнику и журналисту А. Караулову, где повторил свои обвинения М. С. Горбачеву и зачитал телеграмму В. Эфендиева, чьей фамилией была подписана статья в «Правде» от 04.02.1990 г., утверждавшего, что эта статья «является вымыслом и клеветой, под которой я никогда не подписывался». Несмотря на все попытки первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана А. Н. Муталибова помешать Г. А. Алиеву возвратиться во власть, осенью 1990 г. был избран народным депутатом Азербайджанской ССР от Нахичеванской АССР. На сессии Верховного Совета Азербайджана выступил против проведения референдума по вопросу сохранения СССР, назначенного союзной властью на 17.03.1991 г. Объясняя свою позицию, сказал, что объективные процессы ведут к распаду СССР, к обретению союзными республиками независимости. Большинство депутатов его выступление восприняли негативно, поддержали только 40 человек. 350 сторонников А. Н. Муталибова проголосовали за проведение референдума. За сохранение СССР в Азербайджане высказалось 90 процентов населения. Начихеванская автономная республика в референдуме не участвовала: Г. А. Алиев провел через ее Верховный Совет решение не проводить референдум. Все избирательные участки были ликвидированы. В августе 1991 г., когда в Москве разразился политический кризис, сразу, и в очень резкой форме, осудил ГКЧП. Осенью 1991 г. стал Председателем Верховного Совета Нахичеванской автономной республики и заместителем Председателя Верховного Совета Азербайджана. С июня 1993 г. председатель Верховного Совета (Верховного меджлиса) Азербайджанской Республики, с октября того же года президент Азербайджанской Республики. По официальным сообщениям, за него проголосовало 97 процентов избирателей. В конце 1999 г. вновь был переизбран председателем ПНА — Партии «Новый Азербайджан». В своем выступлении на съезде заявил, что «Новый Азербайджан» является самой сильной политической партией страны, обладающей «огромным интеллектуальным потенциалом». ПНА образована в 1992 г., когда Г. А. Алиев был выплеснут волной Народного фронта в Нахичеванский анклав. Инициатором создания ПНА стала так называемая группа «девяносто одного», обратившаяся к Г. А. Алиеву с просьбой возглавить новую партию. Впоследствии многие члены «девяносто одного» заняли высокие государственные посты и стали наиболее влиятельными членами его команды. В докладе на съезде ПНА (1999 г.) подчеркнул: «Ни власть Горбачева, ни власть Везирова, ни власть Муталибова, ни власть Эльчибея — никто из них не смог вырвать Гейдара Алиева из сердца азербайджанского народа». Плакаты с его портретом висят в школах, магазинах и офисах. На рекламных щитах по обочинам дорог расклеены цитаты из его речей. Объявил 15 июня новым праздником, который назвал Днем освобождения народа. В этот день в 1993 г. он приехал в Баку из Нахичевани и начал политические маневры, благодаря которым в конечном счете вернулся во власть. 26.03.1998 г. подписал указ «О геноциде азербайджанцев», имеющий русофобский и антисоветский подтекст. В апреле 1999 г. ездил в Вашингтон на официальные торжества по случаю 50-летия блока НАТО, в то время когда он сыпал бомбы на союзницу России Югославию. С 01.08.2001 г. ввел в действие закон о переводе азербайджанской письменности с кириллицы на латинский шрифт. В связи с 10-летием августовских событий 1991 г. заявил: «Советский Союз был обречен на распад, шансов сохранить его не было. Речь могла идти только о продлении срока жизни агонизирующего организма» (Общая газета. 2001, № 33).

    АМАНБАЕВ Джумгалбек Бексултанович (1945). Член Политбюро ЦК КПСС с 25.04.1991 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС с апреля 1991 г. Член КПСС с 1972 г.

    Родился в селе Чаек Джумгальского района Иссык-Кульской области Киргизской ССР. Киргиз. В 1966 г. окончил Киргизский сельскохозяйственный институт имени К. И. Скрябина, в 1985 г. заочное отделение Академии общественных наук при ЦК КПСС. Кандидат биологических наук. Трудовую деятельность начал в 1966 г. зоотехником Тянь-Шаньской опытной станции НИИ животноводства, затем был научным сотрудником, с 1971 г. директором Ошской областной государственной племенной станции. С 1974 г. на партийной работе: заместитель заведующего, заведующий сельскохозяйственным отделом Ошского обкома, первый секретарь Алайского райкома, с 1981 г. секретарь Ошского обкома Компартии Киргизии. В 1985 — 1988 гг. секретарь ЦК Компартии Киргизии. С 1988 г. первый секретарь Иссык-Кульского обкома Компартии Киргизии. В апреле 1991 г. был избран первым секретарем ЦК Компартии Кыргызстана. Сменил на этом посту А. М. Масалиева, переведенного консультантом Идеологического отдела ЦК КПСС. На апрельском (1991 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК КПСС введен в состав ЦК КПСС и избран членом Политбюро ЦК КПСС. В 1989 — 1991 гг. был народным депутатом СССР. С 1993 г. заместитель премьер-министра Республики Кыргызстан.

    АНДРЕЕВ Андрей Андреевич (18.10.1895 — 05.12.1971). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 04.02.1932 г. по 16.10.1952 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 23.07.1926 г. по 21.12.1930 г. Член Оргбюро ЦК с 03.04.1922 г. по 11.04.1928 г. и с 22.03.1939 г. по 18.03.1946 г. Секретарь ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 03.02.1924 г. по 18.12.1925 г. и с 28.02.1935 г. по 18.03.1946 г. Член ЦК партии в 1920 — 1921 гг. и в 1922 — 1961 гг. Член КПСС с 1914 г.

    Родился в деревне Кузнецово Сычевского уезда Смоленской губернии. Русский. Окончил два класса сельской школы. С 14 лет в Москве: «мальчик» в трактире, в ресторане «Гранд-отель». С 1914 г. помощник механика колбасной фабрики в Петрограде. Чтобы избежать мобилизации в армию, стал рабочим патронно-гильзовых мастерских. В 1915 — 1917 гг. член Петроградского комитета РСДРП(б), один из организаторов Петроградского союза металлистов. Делегат VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б). Участник Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. В 1917 — 1919 гг. на партийной и профсоюзной работе на Урале, Украине, в Сибири: председатель Центрального совета фабрично-заводских комитетов Урала, член ЦК Союза металлистов Украины, Южного бюро ВЦСПС. В 1920 — 1922 гг. секретарь ВЦСПС. В 1920 — 1921 гг. во время дискуссии о профсоюзах стоял на платформе Л. Д. Троцкого, затем отошел от него и, по словам И. В. Сталина, произнесенным в 1937 г., «дерется с троцкистами очень хорошо». В 1922 — 1927 гг. председатель ЦК Союза железнодорожников, одновременно в июне 1924 — декабре 1925 гг. секретарь ЦК РКП(б). Возражал против создания Компартии РСФСР в составе ВКП(б). На ХIV съезде партии (декабрь 1925 г.) в связи с ее переименованием в ВКП(б) сказал: «…если бы переименование нашей партии с неизбежностью должно было привести к образованию русской партии, к образованию параллельного российского Центрального Комитета, то это было бы величайшим вредом для нашей партии, ибо это фактически означало бы существование двух центральных руководящих органов нашей партии, потому что удельный вес российской части в партии союзного значения ясен сам собой». С 1927 г. по 1930 г. секретарь Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). Провел большую работу по проведению сплошной коллективизации и ликвидации кулачества, в Ростовский области создал один из первых колхозов-миллионеров «Гигант». С 22.12.1930 г. по 09.10.1931 г. председатель Центральной контрольной комиссии ВКП(б), нарком Рабоче-крестьянской инспекции СССР, заместитель председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны СССР. С 11.03.1931 г. возглавил специальную комиссию Политбюро ЦК ВКП(б) по использованию «раскулаченных» крестьян на рудниках и лесоразработках. В мае 1931 г. комиссия приняла решение «ввиду безобразного использования рабочей силы спецпереселенцев и беспорядка в содержании хозорганами передать целиком в ОГПУ хозяйственное, административное и организационное управление по спецпереселенцам» (ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 2. Л. 10). В июле 1931 г. предложения комиссии были закреплены постановлением Совнаркома СССР «Об устройстве спецпереселенцев», что послужило основанием формирования системы концентрационных лагерей для ссыльных крестьянских семей. С 02.10.1931 г. по 28.02.1935 г. нарком путей сообщения СССР. С февраля 1935 г. по март 1946 г. секретарь ЦК ВКП(б), одновременно в 1939 — 1952 гг. председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) и с декабря 1943 г. по март 1946 г. нарком земледелия СССР. С 10.03.1935 г. вел заседания Оргбюро ЦК ВКП(б), фактически руководил им. Одновременно заведовал промышленным отделом ЦК, который до этого возглавлял Н. И. Ежов, а также наблюдал за работой транспортного отдела и Управления делами ЦК ВКП(б). После снятия Н. И. Ежова с поста наркома внутренних дел СССР возглавил комиссию Политбюро по расследованию деятельности НКВД. По словам Н. С. Хрущева, «Андрей Андреевич сделал очень много плохого во время репрессий 1937 года. Возможно, из-за своего прошлого он боялся, чтобы его не заподозрили в мягком отношении к бывшим троцкистам. Куда бы он ни ездил, везде погибало много людей». По результатам его поездок был санкционирован расстрел 430 руководящих работников Саратовской области, 440 — Узбекистана, 344 — Таджикистана. С возникновением прямой угрозы захвата Москвы немецкими войсками 17.10.1941 г. был эвакуирован в Куйбышев. После их разгрома возвратился в столицу. В годы Великой Отечественной войны был первым заместителем наркома путей сообщения, заместителем председателя Транспортного комитета при ГКО, председателем Всесоюзного комитета помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров, членом комитета при СНК СССР по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от фашистской оккупации. Занимался вопросами военных перевозок, работы железнодорожного транспорта, обеспечения армии теплым обмундированием. Одновременно с декабря 1943 г. по март 1946 г. нарком земледелия СССР. С 19.03.1946 г. по 05.03.1953 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР. В феврале 1947 г. выступил на Пленуме ЦК ВКП(б) с докладом «О мерах подъема сельского хозяйства в послевоенный период», в котором содержалась программа восстановления аграрного сектора страны. За несколько дней до ХIХ, последнего при его жизни, съезда КПСС (октябрь 1952 г.) И. В. Сталин, обсуждая персональный состав президиума съезда, сказал, что «не надо вводить в президиум Микояна и Андреева, как неактивных членов Политбюро». 16.10.1952 г. на организационном Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся в день закрытия ХIХ съезда КПСС, не был назван им в списке членов Президиума ЦК: «Относительно уважаемого Андреева все ясно, совсем оглох, ничего не слышит, работать не может, пусть лечится». Был объявлен жертвой кремлевских «врачей-убийц», умышленно сделавших его глухим. Маленького роста, инфантильный. Сплевывал прямо на пол. Увлекался охотой. С марта 1953 г. по июнь 1962 г. член Президиума Верховного Совета СССР. На июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС, обсуждавшем «дело Л. П. Берии», предлагал: «Из этого мерзавца надо вытянуть все жилы, чтобы была ясная картина его отношений с заграницей, кому и как он служил...» На этом же Пленуме заявил, что звучавшие в зале мотивы о культе личности не имеют под собой никакой основы: «Он начал дискредитировать имя товарища Сталина, наводить тень на величайшего человека после Ленина. Откуда-то появился вопрос о культе личности. Это проделки Берия... Нельзя подрывать учение товарища Сталина... Учение Сталина вечно и непоколебимо...» На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС, осудившем «антипартийную группу», обвинил Г. М. Маленкова в том, что он прикрывал Л. П. Берию, который, если бы не его покровительство, был бы разоблачен значительно раньше. В 1957 г. возглавил Общество советско-китайской дружбы. С июля 1962 г. персональный пенсионер союзного значения, советник при Президиуме Верховного Совета СССР. Член ЦИК СССР 1 — 7-го созывов. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 5-го созывов. С января 1938 г. по февраль 1946 г. Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции и медалями. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Автор книги воспоминаний «О незабываемом» (М., 1971).

    АНДРИАНОВ Василий Михайлович (03.1902 — 03.10.1978). Член Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 18.03.1946 г. по 05.10.1952 г. Член ЦК ВКП(б) в 1939 — 1956 гг. Член КПСС с 1926 г.

    Родился в поселке Красный Октябрь Калужской области в крестьянской семье. Русский. Трудовую деятельность начал в 13 лет учеником портного. Был батраком, чернорабочим на железной дороге. В 1924 — 1925 гг. служил в Красной Армии. После демобилизации работал председателем правления кредитного товарищества в Бежицком уезде. В 1928 — 1931 гг. учился на рабфаке в Московском институте имени Карла Либкнехта. Одновременно избирался секретарем парткома этого института. В середине тридцатых годов работал в аппарате райкомов партии Москвы и Московской области, Московского горкома ВКП(б), учился в МГУ. С 1937 г. первый секретарь Ковровского горкома, в аппарате ЦК ВКП(б). С 1938 г. секретарь, первый секретарь Свердловского обкома и горкома ВКП(б). Руководил созданием новых оборонных предприятий на Урале, за что был награжден четырьмя орденами Ленина. В 1946 — 1949 гг. заместитель начальника Управления ЦК ВКП(б) по проверке парторганов, заместитель председателя Совета по делам колхозов при Совете Министров СССР. Выдвиженец Г. М. Маленкова. С 16.02.1949 г. первый секретарь Ленинградского обкома партии, одновременно в 1949 — 1950 гг. секретарь Ленинградского горкома ВКП(б). Сменил на этих постах П. С. Попкова, арестованного и расстрелянного по так называемому «ленинградскому делу». Участвовал в разгроме ленинградских партийных кадров, выдвинутых при А. А. Жданове, А. А. Кузнецове и П. С. Попкове. Только в Ленинграде и области в 1949 — 1952 гг. было освобождено от работы свыше двух тысяч руководителей, в том числе 1,5 тысячи партийных, советских, профсоюзных и комсомольских работников. Распорядился исключить из партии группу коммунистов только за то, что они поставили вопрос, почему ЦК долго не собирает съезд партии. Это заявление было расценено как выпад против ЦК сторонников А. А. Кузнецова. В своих действиях ссылался на установки ЦК ВКП(б) и указания лично И. В. Сталина. В течение одного года установил в Ленинграде четыре монумента И. В. Сталину. В день его 70-летия переименовал Московское шоссе и Международный проспект в проспект имени Сталина, Выборгский район в Сталинский. Отправил юбиляру в Москву целый эшелон подарков. С декабря 1953 г. по август 1956 г. заместитель министра Государственного контроля СССР. После реабилитации в 1954 г. лиц, проходивших по «ленинградскому делу», коммунисты Ленинграда требовали привлечь его и Ф. Р. Козлова к ответственности за избиение партийных и советских кадров. В августе 1956 г., в 54-летнем возрасте, был отправлен на пенсию. Подвергся резкой критике на июньском (1957) Пленуме ЦК КПСС как пособник Г. М. Маленкова. Депутат Верховного Совета СССР 2 — 3-го созывов. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    АНДРОПОВ Юрий Владимирович (15.06.1914 — 09.02.1984). Генеральный секретарь ЦК КПСС с 12.11.1982 г. по 09.02.1984 г. Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 09.02.1984 г. Кандидат в члены Политбюро с 21.06.1967 г. по 27.04.1973 г. Секретарь ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 21.06.1967 г. и с 24.05.1982 г. по 12.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1984 гг. Член КПСС с 1939 г.

    Родился на станции Нагутская Ставропольского края в семье железнодорожного телеграфиста. Русский. Отец умер, когда ему было пять лет. Мать, преподавательница музыки Елена Карловна Файнштейн, снова вышла замуж. Скончалась, когда ему исполнилось 13 лет. После ее смерти жил и воспитывался в семье отчима. В анкетах писал: «сирота». В фабрично-заводской семилетке в г. Моздоке Северо-Осетинской АССР, которую он окончил, был избран председателем ученического комитета. В 1932—1936 гг. учился в Рыбинском техникуме водного транспорта, одновременно работал на волжских судах матросом, штурвальным, помощником капитана. Впоследствии учился в Петрозаводском университете, но не закончил его. Будучи председателем КГБ, сдал экстерном экзамены в ВПШ при ЦК КПСС. Систематического образования не имел, и разговоры о его бесконечной начитанности не более чем легенды. Трудовую деятельность начал в 16-летнем возрасте рабочим телеграфа. В 1931 — 1932 гг. ученик киномеханика железнодорожного клуба в г. Моздоке. В 1936 г. секретарь комсомольской организации Рыбинского техникума водного транспорта Ярославской области. В 1936 — 1937 гг. комсорг ЦК ВЛКСМ судоверфи им. Володарского (г. Рыбинск). Яростно разоблачал троцкистов. На областном совещании секретарей райкомов и горкомов комсомола 02.09.1937 г. обвинил комсорга Волгостроя в личной пассивности в разоблачении врагов народа. В 1937 г. заведующий отделом пионеров Рыбинского горкома ВЛКСМ Ярославской области. Проработал в этой должности 16 дней. В 1937 — 1938 гг., не являясь членом ВКП(б), был секретарем, в 1938 — 1940 гг. первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ. Занял место своего предшественника Брусникина, предложив на областной конференции выразить ему «политическое недоверие и удалить с конференции» за скрытие связи с враждебными элементами. В 1940 — 1944 гг. первый секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР. Партийную организацию вновь созданной союзной республики возглавлял О. В. Куусинен, ставший его покровителем. Изучал финский язык По официальной версии, созданной во время пребывания на посту Генерального секретаря ЦК КПСС, во время Великой Отечественной войны участвовал в организации партизанского движения в Карелии, занимался созданием подполья на временно оккупированной территории, заброской за линию фронта разведывательных и диверсионных групп. Однако не награжден ни одной боевой наградой, которые механически выдавались всем участникам войны после ее окончания к очередному юбилею. Не получил даже медалей «Партизану Отечественной войны», «За победу над Германией», не говоря об орденах Красной Звезды или Красного Знамени, что ставит под сомнение утверждение официальных биографов об участии в организации партизанских отрядов на оккупированной врагом территории. С 1944 года на партийной работе: в 1944 — 1947 гг. второй секретарь Петрозаводского горкома КП(б) Карело-Финской ССР, в 1947 — 1951 гг. второй секретарь ЦК КП(б) Карело-Финской ССР. В период раскрутки «ленинградского дела» едва не был арестован. Будучи председателем КГБ, поинтересовался, как работает сотрудник, занимавшийся им в конце 40-х годов. Вопреки ожиданиям, даже не отправил его на пенсию, — был незлопамятным. В 1951 — 1952 гг. инспектор ЦК ВКП(б), курировал партийные организации лесопильной и целлюлозной промышленности. С 1953 г. заведующий подотделом Отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КПСС. С 1953 г. на дипломатической работе: заведующий 4-м Европейским отделом МИД СССР, который занимался отношениями с Польшей и Чехословакией. Однако вскоре был понижен в должности и направлен советником посольства СССР в Венгрии, где пробыл до 1954 г. С 1954 г. по 1957 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике. Намечался послом в Данию, стажировался в скандинавском отделе МИД. Послом в Венгрии стал по рекомендации В. М. Молотова. В 1956 г. пережил известные будапештские события, вызванные антисталинским докладом Н. С. Хрущева на ХХ съезде КПСС. Во время антисоветских волнений в Будапеште настоял на вводе в город советских танков. Тридцать боевых машин охраняли здание советского посольства. Чувство страха, испытанное во время венгерского мятежа, запомнилось ему надолго. Весной 1957 г. вернулся в Москву в ореоле спасителя социализма. Ему предложили возглавить вновь созданный Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. В этой должности проработал десять лет, будучи одновременно с 1962 г. секретарем ЦК КПСС. Держался вполне демократично, на подчиненных не кричал, создал в отделе атмосферу духовной свободы. Не курил. Испытывал к табачному дыму острую идиосинкразию. Пил виски. Писал стихи, иногда вставлял в них ненормативные словечки. Любил джаз, приятным баритоном пел арии из опер, знал множество народных и казачьих песен. Играл на многих музыкальных инструментах. Разбирался в живописи, обожал романы Жаклин Сюзанн. Был горячим болельщиком хоккейной команды «Динамо». Лицо холеное, породистое, с легким оттенком брезгливости, губы по-женски полноватые. Носил очки с золотыми дужками. После свержения Н. С. Хрущева в 1964 г. и смерти в том же году своего покровителя О. В. Куусинена остался в одиночестве. В «комсомольскую группу» А. Н. Шелепина не входил. Старался понравиться Л. И. Брежневу. В январе 1965 г. подвергся резкой критике на заседании Президиума ЦК КПСС за недооценку классового подхода во внешней политике. Особенно сильно нападали А. Н. Косыгин и А. Н. Шелепин. С А. Н. Косыгиным была личная несовместимость, основанная на опасении, что предлагаемые премьером реформы могут размыть социально-политический строй. Некоторое время находился в опале, от переживаний перенес инфаркт, несколько месяцев пролежал в больнице, но к началу 1967 г. выздоровел. 19.05.1967 г. назначен председателем КГБ СССР вместо отправленного в Киев В. Е. Семичастного. Заместителями к нему Л. И. Брежнев приставил двух днепропетровцев генералов С. М. Цвигуна и Г. К. Цинева. Возглавив КГБ, полностью покончил там с остатками влияния А. Н. Шелепина. Провел основательную чистку аппарата комитета, заменив значительную часть беспардонных бывших комсомольских работников серьезно подготовленными сотрудниками с хорошим образованием и, как правило, опытом партийной работы. КГБ при нем стал заметно более «интеллигентным». Пробыл в этой должности пятнадцать лет, поставив абсолютный рекорд среди хозяев Лубянки. На этом посту проявлял большую осторожность, никогда не давал повода для подозрений в превышении своих полномочий, по любому поводу писал бумагу в ЦК КПСС, чтобы заручиться его поддержкой. Имел репутацию кабинетного руководителя с аналитическим уклоном, редко выезжал на места. Не имел ни одного выходного дня, приезжал на работу и по воскресеньям, не считаясь с состоянием своего здоровья. Всегда смотрел прямо в глаза, не отводил взгляд, не кричал, не матерился, не любил говорить о себе. Имел негромкий голос, заставлявший напряженно прислушиваться к его речи. Очень много читал, интересовался не только сутью, но и деталями многих дел. Обладал чувством юмора. Много знал наизусть из И. Ильфа и Е. Петрова, любил цитировать их. Иногда был не прочь подшутить и сам. Первоначально был верным соратником Л. И. Брежнева, исходил из того, что именно он должен руководить партией и государством. Вернул КГБ былую власть, вывел его из подчинения правительству (ранее назывался КГБ при Совете Министров СССР, при нем стал КГБ СССР), с лихвой компенсировал ущерб, нанесенный сокращениями при Н. С. Хрущеве. Уже через месяц после прихода на Лубянку написал записку в Политбюро ЦК КПСС с предложением создать в центре и на местах структуры по борьбе с идеологическими диверсиями. В июле 1967 г. в системе КГБ было образовано 5-е управление с функциями защиты конституционного строя. Возродил особые отделы в армии и на флоте, усилил борьбу с инакомыслием. В служебных документах официально называл США главным противником СССР. Во время конфликта на пограничном острове Даманский (март 1969 г.) не поддержал сторонников нанесения мощного удара по китайской стороне. 17.12.1969 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем, надо ли публиковать официальную статью в связи с 90-летием со дня рождения И. В. Сталина, в отличие от возражавших А. П. Кириленко, Н. В. Подгорного, А. Я. Пельше и др., сказал: «Я за статью. Если мы опубликуем ее, мы не причиним никакого вреда». (АПРФ. Ф. 3. Оп. 120. Д. 7. С. 607). На вопрос Б. Н. Пономарева, а что скажут Гомулка и Кадар, ответил: «Кадар, например, в беседе со мной говорил: почему вы не переименуете Волгоград в Сталинград? Все-таки это историческое название. Вот вам и Кадар. Я считаю, что такую статью надо дать». (Там же). В декабре 1973 г. произведен в генерал-полковники, в 1976 г. в генералы армии. Прибавку к зарплате за воинское звание и выслугу лет в размере 400 рублей перечислял в детский дом. В служебном удостоверении в графе «Должность» значилось: «Сотрудник Комитета государственной безопасности СССР». К своему 60-летию (1974) получил Золотую Звезду Героя Социалистического Труда. Соперничал с министром внутренних дел Н. А. Щелоковым. Опасаясь, что Л. И. Брежнев передвинет главу МВД на пост председателя КГБ, направлял на имя Генерального секретаря докладные записки о неблагополучии в МВД, о воровстве и коррупции. Намекал, что обстановка в этом ведомстве компрометирует некоторых членов семьи Л. И. Брежнева (имелся в виду его зять Ю. М. Чурбанов, занимавший пост заместителя министра внутренних дел). По мере развития болезни Л. И. Брежнева внешнюю и оборонную политику СССР определял триумвират в составе Д. Ф. Устинова, Ю. В. Андропова и А. А. Громыко. На заседаниях Политбюро он сидел между ними. Имел очень сильное влияние на Л. И. Брежнева, который высоко ценил его и даже любил. Побуждал к принятию жестких мер к тем, в ком видел убежденных и активных противников социализма и советской власти. Убежденный противник диссидентского движения в СССР. Инициировал высылку в город Горький академика А. Д. Сахарова, выдворение из страны писателя А. И. Солженицына. 10.03.1967 г. на заседании Секретариата ЦК КПСС, обсуждавшем вопрос о А. И. Солженицыне, оценил его как человека, «который ведет антисоветскую работу». В то же время помог, вопреки возражениям М. А. Суслова и ученых из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, выходу на сцену пьесы М. Шатрова «Так победим». 12.12.1979 г. на узком заседании Политбюро триумвират принял решение о введении советских войск в Афганистан. В архиве Политбюро под грифом «Особая папка» в запечатанном конверте сохранился рукописный текст протокола этого решения за № 11-176/125. На конверте надпись: «Ознакомились Шеварднадзе 12.08.1989 г. и Дзасохов 25.10.1989 г. Указание т. Болдина: без разрешения зав. Общим отделом ЦК КПСС не вскрывать. 25 октября 1989 г.». 27.12.1979 г. спецназ КГБ по приказу своего председателя провел операцию по уничтожению президента Афганистана Амина и доставке в Кабул просоветски настроенного Бабрака Кармаля. 24.05.1982 г. избран секретарем ЦК КПСС вместо скончавшегося 25.01.1982 г. М. А. Суслова и стал вторым человеком в партии. При жизни М. А. Суслова был его противовесом: оба неприязненно относились друг к другу. Л. И. Брежнев медлил четыре месяца, прежде чем остановил на нем свой выбор. Ласково называл его Юрой. Практически без обсуждения принимал все его поправки в тексты своих речей, начисто игнорируя замечания других коллег, включая А. П. Кириленко, П. Н. Демичева, К. В. Русакова и др. Но кресло № 2 занял больной человек. Еще будучи председателем КГБ, он уже не читал сам документы, редко выходил на прогулки. Он знал, что Л. И. Брежнев не сделал окончательного выбора относительно своего преемника, в разное время называл то В. В. Щербицкого, то К. У. Черненко. Это усиливало подозрительность и нервировало. Приложил немало усилий для компрометации родственников Л. И. Брежнева, А. П. Кириленко, министра внутренних дел СССР Н. А. Щелокова и др. близких к Л. И. Брежневу людей. Инициировал закрытое постановление Политбюро «О повышении авторитета Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР тов. Брежнева Л. И.», послужившего основанием для безудержного его восхваления. Слыл «интеллектуалом» среди высшего партийного руководства. Один из немногих членов Политбюро, по причине близорукости и общей неспортивности не увлекавшийся охотой и не ездивший для этого в Завидово. Не взял для личного пользования ни одного подарка, которые получал от других государственных деятелей по случаю памятных дат. Все дары складывались в двух комнатах в Центральном клубе КГБ и позднее стали экспонатами музея. Нередко давал указание направить полученный подарок в детский дом или на другие благотворительные цели. Протежировал М. С. Горбачеву. В 1981 г. по предложению Ю. В. Андропова Политбюро санкционировало специальную директиву советским разведслужбам за рубежом организовать тщательный сбор информации о возможных планах США и НАТО совершить внезапное ядерное нападение на СССР. По словам А. Ф. Добрынина, это была самая крупномасштабная послевоенная разведывательная операция, продолжавшаяся до 1984 г., под кодовым названием «РАЯН» («ракетно-ядерное нападение»). 10.11.1982 г. Л. И. Брежнев умер, и в тот же день, уединившись, триумвират с участием Н. А. Тихонова решил вопрос о Генеральном секретаре. Пленум ЦК КПСС утвердил Ю. В. Андропова в этой должности. Он пытался навести порядок в стране, укрепить расшатанную в последние годы правления Л. И. Брежнева дисциплину с помощью простейших мер, включая облавы на улицах. По словам его помощника А. М. Александрова-Агентова, пересказавшего ему услышанный в городе анекдот о том, что возглавляемое им учреждение называется отныне не ЦК КПСС, а ЧК КПСС, Ю. В. Андропову это очень не понравилось, он нахмурился и помрачнел. Запретил руководителям принимать подарки от иностранцев стоимостью свыше 50 рублей, все, что превышало эту сумму, должно было сдаваться в казну. Перевел в Москву из Баку Г. А. Алиева и назначил его первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, из Ленинграда — Г. В. Романова, избранного секретарем ЦК КПСС. 16.06.1983 г. Ю. В. Андропов был избран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Являлся Председателем Совета обороны СССР. 01.09.1983 г. вел последнее в своей жизни заседание Политбюро. Выглядел крайне плохо. В то время жил уже на искусственной почке. Говорил часто запинаясь, перебирал листки текста старчески дрожащими руками. В тот же день улетел в отпуск в Крым. На отдыхе, чтобы разрядить больничную обстановку дачи, поехал погулять в лес и сел там на гранитной скамейке в тени деревьев. По словам главного кремлевского врача Е. И. Чазова, «как он сам нам сказал позднее, он почувствовал озноб, почувствовал, как промерз, и попросил, чтобы ему дали теплую верхнюю одежду. На второй день у него развилась флегмона». Был немедленно транспортирован в Москву и помещен в Центральную клиническую больницу и, хотя продолжал заниматься делами, на работу уже больше не вернулся. Видел только одним глазом. Передвигаться самостоятельно не мог, его носили на руках. Когда читал документы, дежурный адъютант переворачивал страницы. Подумывал об уходе с поста Генерального секретаря. Неожиданно для всех позвонил самому молодому секретарю ЦК КПСС Н. И. Рыжкову: «Николай Иванович, если я уйду на пенсию, какое материальное обеспечение вы мне сохраните?» Н. И. Рыжков настолько растерялся, что не знал, как ответить. «Вы там подумайте о том, что я сказал», — закончил разговор Ю. В. Андропов. Тогда же группа генералов КГБ обратилась на имя В. М. Чебрикова с официальным письмом, в котором указывали на недостатки в лечении Ю. В. Андропова и требовали вмешательства председателя КГБ в обеспечение процесса лечения. По версии его помощника А. И. Вольского, обнародованной в 1990 г., существовала письменная рекомендация Ю. В. Андропова в отношении М. С. Горбачева как своего возможного преемника, которая якобы им самим была включена в выступление на Пленуме ЦК, но затем исчезла из текста, зачитанного на Пленуме. Умер от отказа обеих почек. Был депутатом Верховного Совета СССР 3, 6 — 10-го созывов, депутатом Верховного Совета РСФСР 7 — 10-го созывов. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени и медалями, а также наградами иностранных государств. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. В 1984 г. г. Рыбинск Ярославской области был переименован в г. Андропов. В 1989 г. городу возвращено прежнее название.

    АНИСКИН Виктор Васильевич (10.01.1948). Член Секретариата ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1974 г.

    Родился в деревне Озерно Тепло-Огаревского района Тульской области. Родители — колхозники. Русский. В 1971 году окончил Яхромский совхоз-техникум Московской области, затем Всесоюзный сельскохозяйственный институт заочного образования. В 1967 — 1969 гг. служил в Советской Армии. После окончания техникума работал бригадиром колхоза «Новостройка», с 1975 года — главным агрономом колхоза «Коммунар», с 1980 года — председателем колхоза имени М. Горького Клинского района Московской области. На июльском (1990 г.) Пленуме ЦК КПСС избран членом Секретариата ЦК КПСС. Награжден медалями.

    АННУС Лембит Эльмарович (1941). Член Политбюро ЦК КПСС с 31.01.1991 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в июле 1990 г. — августе 1991 г. Член КПСС с 1963 г.

    Родился в городе Кохтла-Ярве Эстонской ССР. Эстонец. В 1960 г. окончил Таллинский строительно-монтажный техникум, в 1973 г. Заочную ВПШ при ЦК КПСС, в 1979 г. Академию общественных наук при ЦК КПСС. Кандидат исторических наук. В 1960 — 1961 гг. служил в Советской Армии. В 1961 — 1964 гг. бригадир, мастер городского ремонтно-строительного управления, начальник цеха комбината бытового обслуживания «Теэ» в г. Таллине. С 1964 г. второй секретарь Морского райкома комсомола г. Таллина. С 1971 г. инструктор, заведующий сектором, заведующий отделом Морского райкома партии. С 1979 г. заместитель заведующего отделом, помощник первого секретаря ЦК Компартии Эстонии. В 1983 — 1989 гг. главный редактор журнала «Ээсти коммунист». В 1989 г. инспектор ЦК Компартии Эстонии. С марта 1990 г. первый секретарь Калининского райкома партии г. Таллина. На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) от имени делегации Компартии Эстонии, выступавшей за организационное единство с КПСС, предложил при обсуждении проекта Устава КПСС, чтобы в редакции 22-го параграфа Устава КПСС после определения: «Коммунистические партии союзных республик самостоятельны» была восстановлена формулировка из первого проекта Устава: «на основе единой Программы и Устава КПСС». По его мнению, это послужит подлинной гарантией против превращения партии Ленина в союз компартий. Настаивал на голосовании этого вопроса съездом. Сразу после его выступления слово взял председатель Комиссии по Уставу М. С. Горбачев, который высказался за прежнюю формулировку. Председательствовавший на заседании А. И. Лукьянов поставил предложение Л. Э. Аннуса на голосование. Решение не было принято, не хватило десяти голосов, формулировка осталась в прежней редакции. Тогда А. И. Лукьянов по требованию ряда делегатов поставил вопрос на переголосование. В результате поправка прошла. Но на другой день М. С. Горбачев снова вернулся к этому вопросу и предложил оставить 22-й параграф в том виде, как его предложила комиссия. Началось обсуждение, не приведшее ни к какому результату. А. И. Лукьянов предложил не переголосовывать еще раз, а поручить комиссии поработать над текстом. На следующий день А. И. Лукьянов под аплодисменты сообщил, что комиссия после обсуждения решила 22-й параграф не трогать. С декабря 1990 г. первый секретарь ЦК Компартии Эстонии (КПСС). На январском (1991 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК избран членом Политбюро ЦК КПСС. После запрещения КПСС в августе 1991 года работал собственным корреспондентом газеты «Правда» в Эстонии.

    АНТИПОВ Николай Кириллович (03.12.1894 — 29.07.1938). Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 18.12.1925 г. и с 11.04.1928 г. по 26.06.1930 г. Член ЦК партии в 1924 — 1937 гг. Член КПСС с 1912 г.

    Родился в Старорусском уезде Новгородской губернии в крестьянской семье. Русский. Окончил четырехклассное техническое училище морского ведомства. Работал слесарем-механиком на предприятиях Петербурга и Москвы. За революционную деятельность неоднократно подвергался арестам. В 1917 г. член Петербургского комитета РСДРП(б), депутат Петроградского Совета. Делегат VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б). Участник Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. В октябре 1917 г. был членом президиума Петроградского центрального совета фабзавкомов. С декабря 1917 г. член Президиума, заместитель председателя Высшего совета народного хозяйства РСФСР. С августа 1918 г. заместитель председателя, председатель Петроградской ЧК. Один из главных организаторов «красного» террора в городе. В апреле 1919 г. — январе 1920 г. секретарь Казанского губкома РКП(б), председатель Казанского губисполкома и член Реввоенсовета Запасной армии Республики. С 1920 г. заведующий организационным отделом, член Президиума ВЦСПС. В 1923 — 1924 гг. секретарь Московского комитета РКП(б). В 1924 — 1925 гг. заведующий Организационно-распределительным отделом ЦК РКП(б). С 1925 г. первый секретарь Уральского областного комитета ВКП(б). В 1926 — 1927 гг. второй секретарь Ленинградского губкома партии и секретарь Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б). Не сработался с направленным из Москвы С. М. Кировым. В январе 1928 г. переведен наркомом почт и телеграфов СССР. В 1929 г. инициировал письмо группы руководящих партийных и советских работников Ленинграда (Н. П. Комаров и др.) в ЦК ВКП(б) с обвинениями С. М. Кирова в игнорировании старых питерских кадров, а также в его симпатиях к Временному правительству в период работы в газете «Терек» во Владикавказе. Записка обсуждалась на Политбюро в течение двух дней. В конце обсуждения выступил И. В. Сталин и внес предложение из двух пунктов: «Киров допускал ошибки при работе в газете «Терек», он их признает, но право сотрудничать в либеральной газете он имел. Товарищи, выступившие со своей запиской, неправильно подошли к оценке Кирова и его полезной работе по Ленинграду. ЦК считает целесообразным этих товарищей перевести на другую работу вне Ленинграда» (Росляков М. Убийство Кирова. Политические и уголовные преступления в 30-х годах: Свидетельства очевидца. Л., 1991. С. 107). С 30.03.1931 г. заместитель наркома Рабоче-крестьянской инспекции СССР, одновременно член президиума Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и председатель Комитета по изобретательству при СТО СССР. С февраля 1934 г. заместитель председателя, с апреля 1935 г. председатель Комиссии советского контроля при Совете народных комиссаров СССР и одновременно с апреля 1935 г. заместитель председателя Совнаркома и Совета труда и обороны СССР. Входил в состав Кинокомиссии Оргбюро ЦК ВКП(б). 27.06.1934 г. на ее заседании высказал возмущение комедией Г. В. Александрова «Веселые ребята» с участием актера Л. О. Утесова, называл ее «дрянной, хулиганской, насквозь фальшивой», возражал против показа на международном кинофестивале в Венеции и в США. Комедию спас И. В. Сталин, которому она, несмотря на ее откровенно голливудский акцент, очень понравилась. Посмотрев ее, он произнес: «Хорошо! Я как будто месяц пробыл в отпуске!» Избирался членом ЦИК СССР 1 — 7-го созывов. В июне 1937 года на Пленуме ЦК Н. К. Антипов исключен из состава ЦК и из ВКП(б). Арестован 21.06.1937 г. Дал показания на своего коллегу по Совнаркому В. Я. Чубаря, с которым лично дружил, бывал с женой у него на даче и принимал у себя их семейную чету. В кабинете Л. П. Берии в присутствии В. М. Молотова оба наговаривали друг на друга. 02.07.1937 г. подал заявление о готовности «выдать всех своих сообщников». Назвал сотни имен. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 28.06.1938 г. по ст. 58-1«а», 58-2, 58-7, 58-11, 58-13 УК РСФСР. 28.07.1938 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР 30.06.1956 г., в том же году Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС восстановлен в партии.

    АРИСТОВ Аверкий Борисович (22.10.1903 — 11.07.1973). Член Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953г. и с 29.06.1957 г. по 31.10.1961 г. Секретарь ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. и с 12.07.1955 г. по 04.05.1960 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1971 гг. Член КПСС с 1921 г.

    Родился в поселке Красный Яр Астраханской губернии в семье рыбака. Русский. Подростком начал трудиться на рыбных промыслах. В 1919 — 1921 гг. на комсомольской работе. В 1922 — 1925 гг. учился на рабфаке. В 1925 — 1926 гг. служил в Красной Армии. В 1926 — 1928 гг. на партийной работе. В 1932 г. окончил Ленинградский политехнический институт имени М. И. Калинина, после чего работал мастером, инженером на ленинградском заводе «Центролит». В 1934 — 1939 гг. на научно-педагогической работе в Ленинграде и Свердловске. Кандидат технических наук, доцент. С 1939 г. вновь на партийной работе: заведующий отделом, секретарь, второй секретарь Свердловского обкома ВКП(б). С 1943 г. второй секретарь Кемеровского обкома ВКП(б). В 1944 — 1950 гг. первый секретарь Красноярского крайкома и горкома партии. В 1950 — 1952 гг. первый секретарь Челябинского обкома ВКП(б). На ХIХ съезде партии (октябрь 1952 г.), последнем при жизни И. В. Сталина, был избран секретарем ЦК КПСС, одновременно утвержден заведующим отделом ЦК. После смерти И. В. Сталина в 1953 г. переведен в Хабаровск, где до 1955 г. работал сначала председателем исполкома краевого Совета, затем первым секретарем крайкома партии. С 1955 по 1960 г. секретарь ЦК КПСС. С 31.12.1955 г. член комиссии ЦК КПСС (председатель П. Н. Поспелов) по изучению репрессий сталинского периода. С 19.03.1956 г. председатель Центральной комиссии, созданной Президиумом ЦК КПСС для оказания помощи 97 комиссиям Президиума Верховного Совета СССР, занимавшимся проверкой в местах лишения свободы обоснованности осуждения каждого лица, обвиненного в совершении преступления политического характера, а также в совершении должностных и хозяйственных преступлений. Работа по пересмотру дел должна была закончиться к 01.10.1956 г. Как следовало из его доклада в ЦК КПСС от 17.10.1956 г., были рассмотрены дела на 176325 человек, из которых 100139 были освобождены, а 42 016 снижены сроки наказания. Из числа освобожденных 50944 человека были осуждены за политические преступления. На заседании Президиума ЦК 09.02.1956 г., обсуждавшем накануне ХХ съезда КПСС доклад П. Н. Поспелова о сталинских репрессиях, высказался за то, чтобы доклад огласить на съезде. В 1957 — 1961 гг. заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. Во время четырехдневного кризиса в Президиуме ЦК КПСС (июнь 1957 г.), вызванного попыткой сместить Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС, встал на его защиту. Согласно хрущевскому плану, способствовал созыву Пленума ЦК КПСС, на котором выступил с разгромной критикой «антипартийной группы» и ее лидеров Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича, В. М. Молотова. «Примкнувшего к ним» Д. Т. Шепилова под аплодисменты назвал «сплетником» и «политической проституткой». По словам А. И. Микояна, входил в группу Н. Г. Игнатова, претендовавшего на вторую роль в партии при Н. С. Хрущеве. В группу входила также Е. А. Фурцева. На ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) Ф. Р. Козлов, соперничавший с Н. Г. Игнатовым за первенство, уговорил Н. С. Хрущева не включать членов этой группы в состав Президиума ЦК КПСС: «Я поддержал это предложение, хотя мне было жаль Фурцеву... Да и Аристов был неподходящий человек с большими претензиями. Правильно Брежнев позже убрал его из Польши и не включил в Президиум ЦК, на что тот, как я думаю, рассчитывал: не умел работать послом, проморгал все, что там происходило. Между прочим, он почему-то скрывал, что не русский, а татарин» (Микоян А. И. Так было. М., 1999. С. 611). Н. С. Хрущев вскоре разочаровался в А. Б. Аристове: «С ним начинаешь говорить о деле, а он все переводит на рыбалку». В 1961 — 1971 гг. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Польской Народной Республике, в 1971 — 1973 гг. советский посол в Австрии. Депутат Верховного Совета СССР 2 — 5-го созывов. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    АРТЮХИНА Александра Васильевна (25.10.1889 — 07.04.1969). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) и кандидат в члены Секретариата ЦК партии с 01.01.1926 г. по 26.06.1930 г. Член ЦК ВКП(б) в 1925 — 1930 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1924 — 1925 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1930 — 1934 гг. Член КПСС с 1910 г.

    Родилась в г. Вышнем Волочке в семье ткача. Русская. Окончила начальную школу. Трудовую биографию начала в 10-летнем возрасте в качестве ученицы портнихи. В 1909 — 1910 гг. член правления Петербургского союза текстильщиков и Центрального бюро профсоюзов Петербурга. Неоднократно подвергалась арестам, ссылалась. С 1917 г. на советской и партийной работе в Вышнем Волочке, Твери, Николаеве и других городах. С 1922 г. в аппарате ЦК РКП(б). В 1924 г. была утверждена заместителем заведующего Отделом работниц и крестьянок ЦК РКП(б), в конце 1925 г. — заведующей этим отделом. Одновременно в 1924 — 1931 гг. редактор журнала «Работница». В 1931 — 1932 гг. работала в ЦКК — РКИ СССР, в 1934 — 1938 гг. председателем ЦК профсоюза текстильщиков, затем рабочих хлопчатобумажной промышленности. Избиралась членом ВЦИК и ЦИК СССР. В 1938 — 1951 гг. директор ряда текстильных предприятий в Москве. С 1951 г. была на пенсии. Герой Социалистического Труда (1960). Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

    Б

    БАГИРОВ Мир Джафар Аббасович (05.09.1895 — 07.05.1956). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 05.03.1953 г. по 17.07.1953 г. Член ЦК ВКП(б) — КПСС в 1937 — 1954 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1934 — 1937 гг. Член КПСС с марта 1917 г. по 13.03.1954 г.

    Родился в г. Кубе Бакинской губернии в крестьянской семье. Азербайджанец. Окончил высшее начальное училище и педагогические курсы. Работал учителем сельской школы. В 1917 г. был заместителем председателя ревкома в Кубе. В 1918 г. на военно-политической работе в Баку. После поражения советской власти в Азербайджане уехал в Россию, работал в Астрахани в органах военного трибунала, в 1919 г. под руководством С. М. Кирова подавлял Астраханское восстание. В 1920 г. вернулся в Азербайджан вместе с Красной Армией. В 1920 — 1921 гг. заместитель председателя ревкома Карабахской области, комиссар и председатель Верховного трибунала Азербайджанского ревкома, заместитель председателя военного трибунала 11-й армии. В 1921–1927 гг. председатель Азербайджанской ЧК (ГПУ), нарком внутренних дел, заместитель председателя Совнаркома Азербайджанской ССР. Под его руководством начинал карьеру Л. П. Берия, который в 22 года стал его заместителем и, достигнув высоких постов в Москве, продвигал в дальнейшем своего бывшего начальника. В 1927 — 1929 гг. председатель правления Закавказского сельского союза (г. Тифлис). Резкое понижение в служебном положении было связано с чисткой руководства Азербайджанской ССР. Политбюро ЦК ВКП(б) 01.07.1929 г. заслушало вопрос «О бакинском деле». Было решено: «<...> б) Освободить т. Мирзояна от обязанностей секретаря ЦК Азербайджана, отозвав его немедля в ЦК ВКП(б). в) Признать необходимым обновить верхушку ГПУ и ЦКК Азербайджана, предложив ЦК и ЦКК Азербайджана выдвинуть новые кандидатуры на пост пред. ЦКК и пред. ГПУ Азербайджана и представить их на утверждение ЦК и ЦКК ВКП(б)...» (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 747. Л. 4). Первым секретарем ЦК Компартии республики был рекомендован Н. Ф. Гикало. 21.08.1929 г. И. В. Сталин направил В. М. Молотову письмо: «Багирова (несмотря на его грехи в прошлом) придется утвердить предчека Азер[байджана]: сейчас он единственный человек, который сумеет справиться с поднявшими голову мусаватистами и иттихадистами в Азербайджанской деревне. Дело это серьезное, и здесь шутить нельзя» (Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925 — 1936 гг. М., 1995. С. 145 — 146). 24.09.1929 г. на заседании партколлегии ЦКК ВКП(б), рассматривавшем вопрос о руководящих работниках Азербайджанской парторганизации, отмечено: «Указать тов. Багирову, что он не принял мер против недопустимых методов расправы в органах ГПУ, будучи председателем Азербайджанского ГПУ в 1924 г., предупредив его, что при повторении таких случаев в аппарате ГПУ он будет нести всю ответственность, как председатель Азербайджанского ГПУ» (РЦХИДНИ. Ф. 613. Оп. 1. Д. 90. Л. 47). В 1929 — 1930 гг. председатель Азербайджанского ГПУ (г. Баку). В 1930 — 1932 гг. слушатель курсов марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б). Очередное освобождение от должности было вызвано, как отмечалось на заседаниях Политбюро 20.07. и 03.08.1930 г., нездоровой обстановкой в руководстве республики, беспринципной групповщиной и взаимным подсиживанием. Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Н. Ф. Гикало был отозван в Москву как не справившийся с работой. Одновременно были освобождены и другие руководители, в том числе и М. А. Багиров. Л. П. Берия снова пришел ему на выручку. В 1932 г. М. А. Багиров ответственный инструктор ЦК ВКП(б). В 1932 — 1933 гг. Председатель СНК Азербайджанской ССР. С 1933 по 1953 г. первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана и Бакинского горкома партии. Одновременно в апреле — августе 1953 г. Председатель Совета Министров Азербайджанской ССР. Автор книги «Из истории большевистских организаций Баку и Азербайджана», написанной вслед за апологетической книгой Л. П. Берии «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье». На I сессии Верховного Совета СССР (январь 1938 г.), избранного на основе новой Конституции СССР 1936 г., при формировании правительства СССР, выполняя данную ему установку, подверг резкой критике деятельность наркома юстиции СССР Н. В. Крыленко. В результате в новое правительство тот не вошел. На ХVIII съезде ВКП(б) (1939) называл И. В. Сталина гениальным. Во время Великой Отечественной войны член Военного совета Закавказского фронта. В 1943 г. встречал в Баку И. В. Сталина, направлявшегося в Тегеран на совещание «Большой тройки». Копировал его манеру поведения: на заседаниях бюро ЦК не спеша прохаживался по кабинету, в случае недовольства уходил в угловую дверь. Не выносил шутливых интонаций заместителя Л. П. Берии Б. З. Кобулова, произносившего в присутствии И. В. Сталина русские слова с азербайджанским акцентом. На всех конференциях, собраниях, совещаниях перед ним ставили специальные микрофоны, через которые он бросал короткие реплики или произносил речи. Любое его слово в Азербайджане считалось законом. Секретари Бакинского горкома во время телефонного разговора с ним вставали, сами никогда не осмеливались звонить первыми. Был яркой, незаурядной личностью. Отличался широким кругозором и неординарным политическим инстинктом. Имел недюжинный организаторский талант, обладал сильной волей и решительностью. Обладал гипертрофированным властолюбием, безжалостностью, полной неразборчивостью в средствах для достижения цели. Был умным, ловким, но крайне суеверным: больше всего на свете опасался черных котов, перебегавших дорогу перед его автомобилем. Победил в конфликте с Л. З. Мехлисом, пытавшемся в 1950 г. проверить финансово-хозяйственную деятельность Совета Министров Азербайджанской ССР. По многочисленным жалобам на самоуправство М. А. Багирова приехала комиссия из Москвы во главе с заместителем министра Государственного контроля СССР Емельяновым. Высокопоставленных контролеров разместили в шикарных номерах «Интуриста», ежедневно устраивали приемы с участием девиц. Емельянова сфотографировали не только с бакинскими красавицами, но и сидевшим на одной скамейке с сотрудником иранского консульства. Фотографии М. А. Багиров направил своему приятелю Л. П. Берии, а тот предъявил их И. В. Сталину. Конфликтом занимались Л. П. Берия и Г. М. Маленков, вынесшие решение в пользу М. А. Багирова. Незадачливых контролеров отозвали из Баку и строго наказали. Л. З. Мехлису было вменено в вину, что он неправильно реагировал на сигналы руководства Азербайджанской ССР и ввел в заблуждение руководство ЦК ВКП(б). Два заместителя Л. З. Мехлиса, в том числе и Емельянов, были сняты с работы, а само Министерство государственного контроля лишили не только права отстранять от должности и привлекать к уголовной ответственности проворовавшихся чиновников, но и вообще права ревизии министерств, главных управлений и комитетов при союзном и республиканских Советах Министров, а также исполкомов областных и краевых Советов. Допускалось проверять деятельность лишь их структурных подразделений. В 1947 — 1948 гг. М. А. Багиров вынашивал планы дестабилизации обстановки в Иранском Азербайджане с помощью курдов, бежавших из Ирана на территорию Азербайджанской ССР. После смерти И. В. Сталина 05.03.1953 г. стал кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. После ареста Л. П. Берии в июне 1953 г. пытался отмежеваться от своего патрона, на июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС, обсуждавшем дело Л. П. Берии, называл его «хамелеоном», «злейшим врагом нашей партии, нашего народа». Но это его не спасло: на Пленуме он был выведен из кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС, в том же месяце освобожден от занимаемых постов на объединенном пленуме Бакинского и Центрального комитетов Компартии Азербайджана и в октябре 1953 г. направлен заместителем начальника объединения «Куйбышевнефть» по кадрам Министерства нефтяной промышленности СССР. Снимать его в Баку приехал секретарь ЦК КПСС П. Н. Поспелов. По воспоминаниям бывшего работника Бакинского горкома партии К. Н. Брутенца, П. Н. Поспелов рассказал участникам пленума, что, приехав по вызову в Москву, М. А. Багиров, как обычно, принялся звонить Л. П. Берии. Не дозвонившись, связался с А. И. Микояном и бакинцем Н. К. Байбаковым, выдвинутым на пост министра нефтяной промышленности СССР, осведомляясь, «где Лаврентий?». Те отвечали туманно, а на следующий день с М. А. Багировым в ЦК беседовали совместно Н. С. Хрущев и Г. М. Маленков. Без всякой подготовки, внезапно, ему было сказано: «Мы арестовали Берию». Растерявшись, он произнес: «Я так и знал». Тут на него насели: «Почему? Что ты знал?» Окончательно растерявшись, стал отрицать, что звонил Л. П. Берии. На пленуме ЦК Компартии Азербайджана (июль 1953 г.), снявшем его с работы, обратил внимание Президиума ЦК КПСС на странные обстоятельства, при которых А. И. Микоян оказался на свободе, тогда как 26 бакинских комиссаров были оставлены англичанами в тюрьме и расстреляны. М. А. Багиров не запаниковал, вел себя наступательно, но политическая верхушка республики отреклась от своего вчерашнего кумира. 13.03.1954 г. выведен из состава членов ЦК КПСС, исключен из партии и арестован. Весной 1956 г. стал главным обвиняемым на прошедшем в Баку закрыто-открытом процессе. По словам очевидцев, на суде держался смело. Говорил, что всегда был и остается предан партии, неизменно проводил ее политику, что так же, как он, действовали в 30-е годы и члены высшего руководства в Москве. 07.05.1956 г. приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к смертной казни за нарушения социалистической законности как сообщник Л. П. Берии. Подавал прошение о помиловании. 12.05.1956 г. оно было отклонено. Расстрелян. Был депутатом Верховного Совета СССР 1– 3-го созывов.

    БАКЛАНОВ Олег Дмитриевич (17.03.1932). Секретарь ЦК КПСС с 18.02.1988 г. по 25.04.1991 г. Член ЦК КПСС с 1986 г. Член КПСС с 1953 г.

    Родился в г. Харькове. Украинец. Трудовую деятельность начал в 1950 г. монтажником на оборонном заводе. Работал настройщиком, мастером, начальником участка, заместителем начальника и начальником цеха, заместителем главного инженера завода. В 1958 г. окончил Всесоюзный заочный энергетический институт. Кандидат технических наук. В 1963 — 1976 гг. главный инженер, директор Харьковского приборостроительного завода, генеральный директор производственного объединения «Монолит» Министерства общего машиностроения СССР. С 1976 г. заместитель, первый заместитель министра общего машиностроения СССР. В апреле 1983 г. был назначен министром общего машиностроения СССР. Занимал этот пост до февраля 1988 г. В 1988 — 1991 гг. секретарь ЦК КПСС. Курировал оборонную промышленность. В качестве личного представителя М. С. Горбачева вылетал в Афганистан для подготовки Наджибуллы к решению советского руководства о выводе своих войск. В начале 1989 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем доклад к предстоящему Пленуму ЦК по аграрной политике, возразил против предложения о введении территориального хозрасчета, назвал эту затею химерой. С апреля 1991 г. — первый заместитель председателя Совета обороны при Президенте СССР. Один из создателей ракетно-ядерного щита СССР, космической системы «Энергия — Буран», орбитальной станции «Мир». Под его непосредственным руководством осуществлялся запуск советских космических кораблей, созданных в противовес американским «Шатлам». Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Делегат ХХV, ХХVII, ХХVIII съездов и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Герой Социалистического Труда (1976). Награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». Лауреат Ленинской премии (1982). Противился уступкам М. С. Горбачева Западу в вопросах разоружения, отстаивал интересы военно-промышленного комплекса, проявил себя в этом плане достойным преемником Д. Ф. Устинова. Собирался выступить на апрельском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС с речью, текст которой был обнаружен во время обыска при аресте: «Иллюзорными выглядят сегодня представления о том, что военной угрозы извне нашему народу не существует. Нами и так сделаны колоссальные односторонние сокращения Вооруженных Сил, производства вооружения и военной техники, ведения научных и конструкторских работ в области обороны. Достигнутый в 70-е годы с огромным напряжением сил и средств народа военный паритет сегодня разрушен, и мы живем практически под диктовку США, которые стали фактически безраздельным властелином стран и народов, мировым жандармом...» Выход из сложившейся кризисной ситуации видел в восстановлении целостности СССР в границах 1985 г., в создании Комитета национального спасения с чрезвычайными полномочиями, вплоть до введения чрезвычайного положения в стране: «Чрезвычайные меры могут быть осуществлены лишь чрезвычайной политической властью, которая имеет разветвленную структуру, пронизывающую все слои общества, все сферы народного хозяйства. Такой властью может быть лишь КПСС, пусть обескровленная, отлученная от рычагов управления, но сохраняющая в себе вертикальные структуры, а значит, способность и возможность управлять на основе железной дисциплины ее членов...» Состоял с В. А. Крючковым и руководителем аппарата президента СССР В. И. Болдиным в одном дачном кооперативе, получил с ними кредит на 10 лет. 18.08.1991 г. вместе с О. С. Шениным, главкомом Сухопутных войск В. И. Варенниковым, руководителем аппарата Президента СССР В. И. Болдиным и начальником Службы охраны КГБ СССР Ю. С. Плехановым на самолете, принадлежавшем министру обороны Д. Т. Язову, летал в Форос к М. С. Горбачеву с целью уговорить ввести в стране чрезвычайное положение. Первым по их плану разговор должен был начать О. С. Шенин, а потом каждый добавил бы свое. Но М. С. Горбачев решил, что старший в группе О. Д. Бакланов и спросил у него, с какой целью они приехали. Задуманный порядок нарушился, О. Д. Бакланову пришлось начинать первым. Поняв, что М. С. Горбачев не подпишет указ, сказал: «Не хотите сами подписывать указ о введении чрезвычайного положения, передайте свои полномочия Янаеву. Отдохните, мы сделаем за вас ‘‘грязную работу’’, а потом вы сможете вернуться». По словам М. С. Горбачева, он «отверг это гнусное предложение». О. Д. Бакланов сказал: «Ельцин арестован». Потом поправился: «Будет арестован в пути». На выходе встретилась Р. М. Горбачева. О. Д. Бакланов протянул ей на прощание руку, но Раиса Максимовна своей не подала. По дороге из правительственного аэропорта «Внуково-2» в Кремль у автомобиля, везшего парламентеров, недалеко от «Матросской тишины» пробило шину. Они пересели в следовавшую за ними резервную машину. В ночь на 19.08.1991 г. вместе с Г. И. Янаевым и премьер-министром СССР В. С. Павловым подписал «Заявление Советского руководства» о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР). 19 — 21.08.1991 г. входил в его состав. 20.08.1991 г. на вечернем заседании ГКЧП в Кремле обрисовал тяжелую социально-экономическую ситуацию в стране и сказал, что обещанные в обращении руководства ГКЧП к народу снижение цен и другие льготы не проводятся в жизнь. «Необходимо срочно находить средства, чтобы поддержать обещания ГКЧП», — сказал он. Присутствовавшие на заседании первые заместители председателя правительства В. Х. Догужиев и Ю. Д. Маслюков довольно резко на это отреагировали. «Когда вы сочиняли свои документы, то с правительством не согласовали», — упрекнул Ю. Д. Маслюков. Он напомнил, что в бюджете полная дыра и, когда делались обещания, не учитывалось, что средств неоткуда взять. О. Д. Бакланов распорядился, чтобы В. Х. Догужиев, исполнявший обязанности главы правительства в связи с болезнью В. С. Павлова, два раза в день, утром и вечером, предоставлял ГКЧП статистику о положении дел в экономике. В. Х. Догужиев в резкой форме ответил: разве О. Д. Бакланов не знает, что сбор оперативной статистики давно отменен? Статданных не будет ни днем, ни вечером. В. Х. Догужиева поддержал Ю. Д. Маслюков: «Цены понизить можно. Но где взять деньги на дотацию производства? В бюджете на это средств нет». Вспомнили о неприкосновенных военных запасах. Но тут «завелся» Д. Т. Язов. Он знал, что армейские резервы рассчитаны только на армию, и то на несколько дней. А на 300-миллионное население страны запасов хватит всего на один день. Кредиты были закрыты. Следствием разногласий среди членов ГКЧП стало недописанное заявление О. Д. Бакланова, обнаруженное во время обыска: «И. о. Президента СССР Янаеву Г. И. от члена ГКЧП Бакланова Олега Дмитриевича. Уважаемый Геннадий Иванович! В связи с неспособностью ГКЧП стабилизировать ситуацию в стране, считаю дальнейшее участие в его работе невозможным...» На совещании у В. А. Крючкова в ночь на 21.08.1991 г. обвинил руководство Министерства обороны в трусости, председателю КГБ поставил в упрек нарушение достигнутой ранее договоренности об отключении телефонов, электроэнергии в здании Верховного Совета России. Предложил сделать это немедленно. Настаивал на захвате Б. Н. Ельцина и правительства РСФСР: «Если мы их не возьмем, они нас повесят». Арестован в ночь на 24.08.1991 г. Прокуратурой СССР после согласия Президиума Верховного Совета СССР на привлечение к ответственности. 23.08.1991 г. постановлением Бюро Президиума ЦКК КПСС исключен из КПСС за организацию государственного переворота. В постановлении отмечено, что он и другие члены ГКЧП «грубо нарушили принципиальное требование Устава КПСС, согласно которому все организации партии, каждый коммунист обязаны действовать в рамках Конституции и советских законов. Они насильственно отстранили М. С. Горбачева от руководства страной и партией, попрали решения ХХVIII съезда КПСС». Во время следствия содержался в следственном изоляторе «Матросская тишина». Там открылась язва желудка. Потерял 14 кг веса. В декабре 1992 г. была изменена мера пресечения на подписку о невыезде. Амнистирован постановлением Государственной думы РФ в феврале 1994 г. На основании постановления Госдумы РФ «Об объявлении политической и экономической амнистии» 06.05.1994 г. уголовное дело было прекращено. С 1996 г. член Политсовета Российского общенародного союза. Сотрудничает с различными банковскими и промышленными кругами. Возглавляет совет директоров ОАО «Рособщемаш», объединяющий предприятия ракетно-космического комплекса. Руководит Обществом дружбы народов России и Украины. Избирался в Госдуму, но получил всего 5,6% голосов. На ХХХII чрезвычайном съезде СКП — КПСС (июль 2001 г.) избран в состав Секретариата Совета СКП — КПСС.

    БАУМАН Карл Янович (17.08.1892 — 14.10.1937). Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 24.04.1929 г. по 26.06.1930 г., член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 11.04.1928 г. по 02.10.1932 г., секретарь ЦК ВКП(б) с 29.04.1929 г. по 02.10.1932 г., кандидат в члены Секретариата ЦК ВКП(б) с 11.04.1928 г. по 29.04.1929 г. Член ЦК ВКП(б) в 1925 — 1937 гг. Член КПСС с 1907 г.

    Родился в семье крестьянина в Вилькенской волости Валмиерского уезда Лифляндской губернии (Латвия). Латыш. Юношей принимал участие в революционной борьбе. Нелегальную работу вел в Лемзале (Лимбажи), Пскове, Киеве, Саратове. Неоднократно арестовывался, ссылался. В 1916 г. окончил Киевский коммерческий институт, получил звание кандидата экономических наук. В 1917 г. участвовал в борьбе за установление Советской власти в Киеве. В 1920 — 1923 гг. председатель Курского губернского совета профсоюзов, одновременно секретарь Курского губкома РКП(б). С 1923 г. в аппарате Центрального и Московского комитетов РКП(б): заместитель заведующего отделом ЦК, заведующий отделом МК, заведующий отделом науки ЦК. И. В. Сталин 28.07.1925 г. советовался с В. М. Молотовым: не назначить ли К. Я. Баумана заведующим организационно-распределительным отделом, самым главным в ЦК, но потом решил: К. Я. Бауман, кажется, будет мал. В ноябре 1928 г. избран вторым секретарем, в апреле 1929 г. первым секретарем МК ВКП(б). Сменил на этом посту В. М. Молотова. В сентябре 1929 г. И. В. Сталин обратил внимание В. М. Молотова на то, как «безбожно колотит Бауман Полонского, к чему эта некрасивая личная склока?» Через несколько дней снова пишет В. М. Молотову: «Баумана надо обуздать крепко за попытку втянуть организацию в борьбу беспринципную, в борьбу «вокруг лиц». Именно поэтому не следует (пока, по крайней мере) трогать с места Полонского» (Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925 — 1936 гг. М., 1995. С. 159, 161). 08.12.1929 г. утвержден председателем подкомиссии по отношению к кулаку Комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по проведению сплошной коллективизации. Форсировал ее темпы. Несмотря на то, что Московская область была отнесена к третьей группе коллективизации с завершением ее к весне 1933 г., бюро МК ВКП(б) 13.02.1930 г. вынесло официальное решение закончить коллективизацию в области весной 1930 г. Был обвинен в перегибах. 18.04.1930 г. обратился в Политбюро ЦК ВКП(б) с заявлением, в котором признавал ошибки Московского комитета в проведении коллективизации и просил освободить от должности первого секретаря Московского комитета ВКП(б): «Ввиду того, что: 1) На январском пленуме МК ВКП(б) в резолюции по моему докладу допущена принципиальная ошибка, выразившаяся в постановке, наряду с выдвинутой ЦК задачей ликвидации кулачества как класса, задачи ликвидации новой буржуазии в целом, исправленная вслед затем МК по предложению ЦК, 2) Московским комитетом была взята неправильная и противоречащая директивам ЦК от 6 января установка о завершении сплошной коллективизации весной этого года, за что я, как первый секретарь, несу, главным образом, ответственность... Эти допущенные в работе МК ошибки углублены мною неясностью и неправильностью ряда положений в моем заключительном слове на последнем пленуме МК, что дало повод к замазыванию имевших место в деле коллективизации ошибок, тормозя тем самым дело их решительного исправления. Я прошу ЦК ВКП(б) освободить меня от работы в Московском комитете в качестве секретаря». Политбюро постановило: «Принимая заявление т. Баумана к сведению, ЦК считает необходимым отметить, что: 1) Тов. Бауман, как секретарь ЦК и первый секретарь Московской областной организации, обязан был стоять во главе тех товарищей Московской областной организации, которые требовали решительной безоговорочной борьбы с искривлениями партлинии и замазыванием ошибок, считая, что только такая борьба может обеспечить настоящее большевистское воспитание кадров; 2) Между тем тов. Бауман вместо того, чтобы выполнить эту свою задачу, в своем заключительном слове на мартовском пленуме Московской областной организации сам стал замазывать ошибки, проявил на деле примиренческое отношение к «левым» загибщикам и допустил полемику против тех членов пленума, которые требовали решительной борьбы с искривлениями и быстрой ликвидации ошибок, невольно дезориентировав тем самым пленум и затруднив правильное воспитание кадров (см. Заключительное слово т. Баумана на пленуме, где он отрицает наличие чрезмерной торопливости и административного нажима в практике колхозного строительства в области). ЦК постановляет удовлетворить просьбу т. Баумана о его освобождении от обязанностей секретаря Московской областной организации» (РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 783. Л. 12 — 13). В 1931 — 1934 гг. первый секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б). С 1934 по 1937 гг. заведующий Отделом науки, научно-технических открытий и изобретений ЦК ВКП(б). Д. Т. Шепилов, работавший у него в отделе заместителем заведующего сектором сельскохозяйственной науки, отзывался о нем как о человеке огромной эрудиции, настоящем революционном романтике, большевистском новаторе. 14.04.1937 г. освобожден от работы в ЦК. 12.10.1937 г. арестован, через два дня умер в Лефортовской тюрьме. По словам Д. Т. Шепилова, умер от разрыва сердца, когда к нему на квартиру явились для ареста сотрудники НКВД. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Реабилитирован Главной военной прокуратурой в июле 1955 г. и Прокуратурой СССР в июне 1989 г. В партии восстановлен КПК при ЦК КПСС в августе 1955 г. Обладатель партийного билета за номером 30.

    БЕЛОБОРОДОВ Александр Георгиевич (14.10.1891 — 09.02.1938). Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 25.03.1919 г. по 29.03.1920 г. Член ЦК РКП(б) в 1919 — 1920 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1920 — 1921 гг. Член КПСС в 1907 — ноябре 1927 гг. и в мае 1930 — августе 1936 гг.

    Родился в семье рабочего Александровского завода Соликамского уезда Пермской губернии. Русский. С 1905 г. работал на заводе в Надеждинске учеником в мастерской газоэлектроцеха, помощником цехового конторщика, электромонтером. Еще будучи несовершеннолетним, принимал участие в борьбе против самодержавия. В 17 лет был арестован, судим, отсидел в пермской губернской тюрьме около четырех лет. С 1914 г. по 1916 г. находился в ссылке в Белебее и Тюмени. После возвращения вел революционную работу в г. Лысьве Пермской губернии. Сюда ему присылал рекомендации и инструкции Я. М. Свердлов. Делегат VII Всероссийской (Апрельской) конференции большевиков, которую проводил В. И. Ленин. Участник Октябрьской революции на Урале. В 1917 г. член Уральского областного комитета РСДРП(б). В 1918 — 1919 гг. председатель исполкома Уральского областного Совета, куда входили Пермская, Екатеринбургская, Вятская, Челябинская, Уфимская и Оренбургская губернии. 12.07.1918 г. подписал решение Совета о расстреле Николая II и его семьи. В ночь с 16 на 17.07.1918 г. царская семья была казнена, а 25.07.1918 г. в город вошли белые. По поводу расстрела Романовых существует две версии: решение Уралсовета было принято самостоятельно; Уралсовет продублировал решение Центра. После захвата Екатеринбурга белыми областной Совет эвакуировался в Вятку, где в феврале — марте А. Г. Белобородов возглавил губисполком. От вятской организации большевиков в марте 1919 г. делегировался на VIII съезд РКП(б), где был избран членом ЦК. С апреля 1919 г. уполномоченный Совета рабочей и крестьянской обороны по подавлению Вешенского восстания казаков, описанного М. А. Шолоховым в романе «Тихий Дон». Мандат чрезвычайного уполномоченного Совета обороны был подписан В. И. Лениным. Восстание было подавлено с особой жестокостью, репрессии применялись против членов семей казаков. В сентябре 1919 г. входил в состав комиссии ЦК РКП(б) по разработке нового Устава партии. Был активным членом ЦК: в 1919 — 1920 гг. на заседаниях Политбюро и Оргбюро вопросы, которые он ставил, рассматривались более 15 раз. До 1921 г. занимал должности заместителя начальника Политуправления Реввоенсовета Республики, члена реввоенсовета 9-й армии, заместителя председателя РВС Кавказской трудовой армии, члена Кавказского бюро ЦК РКП(б), председателя областного экономического совещания Юго-Востока, секретаря Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б). В 1920 г. был награжден орденом Красного Знамени. Выполнял многие личные поручения В. И. Ленина, который в своей переписке упоминал его фамилию 17 раз. В ленинской «Биографической хронике» содержится о нем 64 упоминания. С октября 1921 г. заместитель наркома, с августа 1923 г. по 1927 г. нарком внутренних дел РСФСР. При нем из НКВД ушло ГПУ, была изъята функция по организации, руководству и инструктированию местных Советов и их исполкомов. В политическом отношении разделял взгляды Л. Д. Троцкого, называвшего его в автобиографической книге «Моя жизнь» своим другом. А. Г. Белобородов жил в квартире Л. Д. Троцкого после его выселения из Кремля. В октябре 1923 г. в числе других видных деятелей партии и государства подписал троцкистское «Заявление сорока шести», направленное против И. В. Сталина и его сторонников. В 1927 г. подписал две троцкистские платформы: летом платформу «восьмидесяти трех» и 03.12.1927 г. заявление 121 деятеля троцкистской оппозиции. В ноябре 1927 г. исключен из ВКП(б), снят с поста наркома внутренних дел и постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ выслан в область Коми на три года. В 1929 г. прислал покаянное заявление в ЦК ВКП(б) с признанием своих ошибок. В 1930 г. восстановлен в партии и направлен в г. Ростов-на-Дону уполномоченным Комитета заготовок при СНК РСФСР по Азово-Черноморскому краю. 15.08.1936 г. вновь был исключен из ВКП(б) и вновь арестован за связь с троцкистами. В течение шести месяцев на допросах и очных ставках вину не признавал. Признания о виновности в контрреволюционной, троцкистской деятельности дал лишь в 1937 г. 26.05.1937 г. Н. И. Ежов направил И. В. Сталину копию заявления А. Г. Белобородова о лицах, разделявших взгляды троцкистов. Сталин на сопроводительной записке написал: «Ежову. Можно подумать, что тюрьма для Белобородова — трибуна для произнесения речей — заявления, касающиеся деятельности всякого рода лиц, но не его самого. Не пора ли нажать на этого господина и заставить его рассказать о своих грязных делах? Где он сидит: в тюрьме или гостинице? И. Ст.». 08.02.1938 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. Судебное заседание длилось 15 минут. На следующий день приговор был приведен в исполнение. В марте 1958 г. посмертно реабилитирован, дело прекращено за отсутствием состава преступления. В партии восстановлен Ростовским обкомом КПСС в 1962 г.

    БЕЛЯЕВ Николай Ильич (1903 — 1966). Член Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 04.05.1960 г. Секретарь ЦК КПСС с 12.07.1955 г. по 12.11.1958 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг. Член КПСС с 1921 г.

    Родился в селе Кутерем Бирского уезда Уфимской губернии. Из крестьянской семьи. Русский. Окончил высшее начальное училище. В 1919 — 1922 гг. на комсомольской работе: ответственный секретарь Калегинского районного и Бирского уездного комитетов комсомола. После окончания в 1925 г. Московского института народного хозяйства имени Г. В. Плеханова в течение 30 лет работал в Западной Сибири: выполнял обязанности председателя правления окружных союзов сельхозкооперации, был начальником Трактороцентра, заместителем председателя Сибколхозсоюза. Принимал активное участие в проведении коллективизации сельского хозяйства, форсировал ее темпы. В 1939 — 1943 гг. секретарь Новосибирского обкома ВКП(б) по пищевой промышленности; первый заместитель председателя, председатель Новосибирского областного потребсоюза; первый заместитель председателя Новосибирского облисполкома. В 1943 — 1955 гг. председатель исполкома Алтайского краевого Совета, первый секретарь крайкома партии. При Н. С. Хрущеве с энтузиазмом взялся за освоение целинных и залежных земель в крае, что было замечено в Москве. В 1955 — 1958 гг. секретарь ЦК КПСС, одновременно с февраля 1956 г. заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС обвинил Л. М. Кагановича в том, что он предлагал переместить Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС на пост министра сельского хозяйства. Обличая «антипартийную группу», Н. И. Беляев сказал Д. Т. Шепилову: «Думаю, что твоя голова в политике действительно дурная». На что Д. Т. Шепилов ответил: «Партия поправит, если дурная». За личную преданность Н. С. Хрущеву во время июньского кризиса Н. И. Беляев был избран членом Президиума ЦК КПСС. Освобожден от занимаемых должностей за недостаточные темпы развития сельского хозяйства и отправлен в провинцию. В 1957 — 1960 гг. первый секретарь ЦК КП Казахстана. В январе — июле 1960 г. первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС. Переведен из Казахстана после драматических событий в шахтерском городе Темиртау, где в ответ на недовольство и волнения рабочих против них были направлены войска, введены танки. По словам М. С. Горбачева, работавшего в то время в крайкоме партии, производил впечатление человека совершенно потерянного, выбитого из колеи, прибывшего как бы в ссылку. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2 — 5-го созывов. С 1960 г. был на пенсии. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    БЕРИЯ Лаврентий Павлович (29.03.1899 — 23.12.1953). Член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б) — КПСС с 18.03.1946 г. по 26.06. 1953 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 22.03. 1939 г. по 18.03.1946 г. Член ЦК ВКП(б) — КПСС в 1934 — 1935 гг. Член КПСС с марта 1917 г.

    Родился в селении Мерхеули Сухумского округа Тбилисской губернии в семье бедного крестьянина. Грузин. В 1915 г. переехал в г. Баку, где в 1919 г. окончил Бакинское среднее механико-строительное техническое училище по специальности архитектор-строитель. В последующем поступил в политехнический институт, но окончил лишь два курса. Любил музыку, сам неплохо пел, увлекался архитектурой. В 1918 — 1919 гг. работал в Грузии и Азербайджане техником, служащим таможни. Принимал активное участие в политической жизни, был руководителем подпольной Бакинской партийной организации. К этому периоду относятся его связи с мусаватской разведкой («Мусават» («Равенство») — социал-демократическая партия, находившаяся у власти в Азербайджане с 1918 г. по весну 1920 г.), что хотя и предъявлялось ему в качестве обвинения на судебном процессе в 1953 г., тем не менее остается до конца не выясненным: есть данные, что он внедрился туда по заданию большевиков. В 1920 г. на нелегальной партийной работе в Грузии. В июне 1920 г. был арестован меньшевиками и два месяца находился в Кутаисской тюрьме, откуда после голодовки, объявленной политзаключенными, его этапным порядком выслали в Азербайджан. Обладая незаурядным умом и неукротимой энергией, быстро делал карьеру. В Баку сначала работал в ЦК КП(б) Азербайджана, затем был назначен начальником секретно-оперативной части ЧК Азербайджана. С 1921 г. заместитель председателя ЧК Азербайджана. С осени 1922 г. начальник оперативно-секретной части — заместитель председателя ЧК Грузии и одновременно начальник особого отдела Закавказской армии. В. М. Молотов утверждал, что он встречал молодого Л. П. Берию в кабинете В. И. Ленина: «Давал информацию по Кавказу, наверное, достоверную, иначе Ленин бы не имел с ним дела». С августа 1924 г. начальник секретно-оперативной части полномочного представителя ОГПУ в ЗСФСР. С 1927 г. председатель ГПУ Грузии и заместитель председателя ГПУ ЗСФСР. С 1929 г. председатель Закавказского и Грузинского ПГУ, полномочный представитель ОГПУ в ЗСФСР. Был близок к Г. Г. Ягоде и Н. И. Ежову, называл их в неофициальных письмах «дорогой Генрих» и «дорогой Коля». В ноябре 1931 г. избран первым секретарем ЦК КП(б) Грузии и вторым секретарем Закавказского крайкома ВКП(б). С 1932 г. первый секретарь ЦК КП(б) Грузии и Тбилисского горкома, первый секретарь Закавказского крайкома ВКП(б). Летом 1933 г. закрыл собой И. В. Сталина, на которого во время отдыха в Абхазии было совершено покушение. В июле 1935 г. выступил на собрании тифлисского партактива с восхваляющим И. В. Сталина докладом, который в ноябре 1936 г. вышел в Партиздате ЦК ВКП(б) отдельной брошюрой «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье» за его подписью, хотя подлинными авторами этого труда были заведующий отделом ЦК КП Грузии Э. Бедия и другие лица. По словам В. М. Молотова, даже не читал эту книгу. 22.08.1938 г. был назначен первым заместителем наркома внутренних дел СССР — его кандидатуру выбрал лично И. В. Сталин из семи предложенных на пост заместителя Н. И. Ежова. Тогда же получил специальное звание комиссара государственной безопасности первого ранга (приравнивалось к воинскому званию генерала армии). С 29.09.1938 г. по совместительству начальник Главного управления государственной безопасности НКВД. С 25.11.1938 г. нарком внутренних дел СССР. Укреплял роль и расширял функции НКВД. В 1938 г. добился принятия в ведение наркомата Центрального архивного управления и всех архивов на местах. Такое положение существовало до 1960 г. Одновременно несколько смягчил репрессивную политику НКВД, предложив новую платформу работы, изложенную в постановлениях ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» (17.11.1938), «О порядке согласованных арестов» (01.12.1938). В этих документах осуждался упрощенный порядок расследования, при котором следователи ограничивались получением от обвиняемых признания своей вины и совершенно не заботились о подкреплении этих признаний показаниями свидетелей, актами, экспертизами, вещественными доказательствами. В постановлениях признавалось наличие фактов извращения советских законов, совершение подлогов, фальсификация следственных документов, привлечение к уголовной ответственности невинных людей. Запрещалось производство любых массовых операций по арестам и выселению, предписывалось производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора. Ликвидировались судебные тройки. В 1939 г. из тюрем и лагерей было освобождено 223,6 тыс. осужденных, из колоний 103,8 тыс. В 1940 г. организовал операцию по уничтожению Л. Д. Троцкого, проживавшего в Мексике. 30.01.1940 г. получил звание генерального комиссара государственной безопасности. В должности наркома внутренних дел работал до конца 1945 г. Одновременно с 03.02.1941 г. заместитель Председателя Совнаркома (с 1946 г. Совета Министров) СССР. С того же дня разведка и контрразведка изымалась из НКВД и передавалась во вновь созданный Наркомат государственной безопасности СССР во главе с В. Н. Меркуловым. В ведении МВД оставались милиция, пограничные и внутренние войска, пожарная охрана и ГУЛАГ. В должности зампреда СНК курировал наркоматы лесной промышленности, цветной металлургии, нефтяной промышленности и речного флота. 20.07.1941 г. НКВД и НКГБ объединили под его руководством, 14.04.1943 г. снова разделили. С июня 1941 г. член Государственного комитета обороны СССР (ГКО). Контролировал производство самолетов и моторов, вопросы формирования ВВС, в дальнейшем на него был возложен контроль за выполнением решений по производству самолетов, моторов, танков, минометов, боеприпасов, а также наблюдение за работой наркоматов нефтяной, угольной промышленности и путей сообщения. С мая 1944 г. заместитель председателя ГКО, председатель Оперативного бюро ГКО, рассматривавшего все текущие вопросы. 30.09.1943 г. Л. П. Берии присвоено звание Героя Социалистического Труда за особые заслуги в области усиления производства вооружений и боеприпасов в трудных условиях военного времени. В феврале 1944 г. руководил операцией по выселению чеченцев и ингушей с Северного Кавказа в Казахстан и Киргизию. 09.07.1945 г. присвоено звание Маршала Советского Союза. Один из отцов советской атомной бомбы. Еще 03.12.1944 г. Государственный комитет обороны поручил ему «наблюдение за развитием работ по урану». С 20.08.1945 г. председатель Специального комитета при ГКО (с 1946 г. при Совете Министров СССР), на который возлагалось «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана». По отзывам ученых-ядерщиков и руководителей-промышленников, смог снабдить их всем необходимым, доставал требуемое из-под земли. 19.12.1945 г. по его записке СНК принял постановление о привлечении немецких специалистов для работы по урановой проблеме. В СССР было доставлено около 300 ученых и инженеров из Германии. С 06.09.1945 г. возглавил Оперативное бюро СНК СССР, ведавшее вопросами работы промышленных предприятий и железнодорожного транспорта. 27.12.1945 г. передал пост главы наркомата (министерства) внутренних дел С. Н. Круглову, а сам сосредоточился на работе в Политбюро ЦК ВКП(б) и Совнаркоме СССР, продолжая курировать МГБ и МВД СССР. Освобожден от обязанностей наркома 29.12.1945 г. В официальном сообщении говорилось: «Президиум Верховного Совета СССР удовлетворил просьбу заместителя Председателя СНК СССР т. Л. П. Берия об освобождении его от обязанностей наркома внутренних дел СССР в виду перегруженности его другой центральной работой. Народным комиссаром внутренних дел СССР назначен т. С. Н. Круглов». Под наблюдением Л. П. Берии 29.08.1949 г. на Семипалатинском полигоне была взорвана первая советская атомная бомба. 29.10.1949 г. специальным постановлением ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР «за организацию дела производства атомной энергии и успешное проведение испытания атомного оружия» ему была выражена благодарность, вручены орден Ленина и Сталинская премия первой степени. Выпивать не любил, хотя приходилось часто. По-русски говорил грамотно. По свидетельству В. Н. Меркулова, он не был уверен, что Л. П. Берия читал книги. Был хорошим организатором. Руководил работами по созданию системы противовоздушной обороны Москвы, сохранившейся до распада СССР. После смерти И. В. Сталина объединил МВД СССР и МГБ СССР в одно министерство и с 05.03.1953 г. стал министром внутренних дел, одновременно являясь первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. По свидетельству В. М. Молотова, причастен к кончине И. В. Сталина: «Не исключаю, что он приложил руку к его смерти. Из того, что он мне говорил, да и я чувствовал… На трибуне Мавзолея 1 мая 1953 года делал такие намеки… Хотел, видимо, сочувствие мое вызвать. Сказал: ‘‘Я его убрал’’. Вроде посодействовал мне. Он, конечно, хотел сделать мое отношение более благоприятным: ‘‘Я вас всех спас!’’» (Чуев Ф. И. Молотов. М., 1999. С. 396). 17.03.1953 г. направил записку в Совет Министров СССР о передаче всех строительных главков, находившихся в ведении МВД СССР, соответствующим министерствам, а ГУЛАГ — Министерству юстиции СССР. На следующий день по этому вопросу вышло постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым в Минюст передавались исправительно-трудовые лагеря и колонии со всеми входившими в их состав службами. 24 марта того же года направил записку в Президиум ЦК КПСС с предложением принять Указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, согласно которому освободить из мест заключения около 1 млн человек (всего в местах лишения свободы находилось 2,5 млн человек). Предлагалось освободить осужденных на срок до 5 лет; осужденных независимо от срока наказания за должностные, хозяйственные и некоторые воинские преступления; женщин, имевших детей до 10 лет, и беременных женщин; несовершеннолетних в возрасте до 18 лет; пожилых мужчин и женщин, а также больных. 27 марта такой указ был принят. На свободу вышли 1 181 264 человека. Были сняты паспортные и режимные ограничения в 340 городах. 04.04.1953 г. подписал приказ «О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия», в котором предписывалось «ликвидировать в Лефортовской и Внутренней тюрьмах организованные руководством б[ывшего] МГБ СССР помещения для применения к арестованным физических мер воздействия, а все орудия, посредством которых осуществлялись пытки, уничтожить» (ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 1299. Л. 246 * 247). В Лефортовской и Внутренней тюрьмах ликвидировал организованные руководством бывшего МГБ СССР помещения для применения к арестованным физических мер воздействия, уничтожил все орудия, посредством которых осуществлялись пытки. В апреле прекратил «дело врачей», в июне внес предложение в Президиум ЦК КПСС об ограничении прав особого совещания при министре внутренних дел (упразднено 01.09.1953 г.), в мае по его записке Президиум ЦК принял постановление «Об оформлении колонн демонстрантов и зданий предприятий, учреждений, организаций в дни государственных праздников», в котором запрещалось использовать в праздничных колоннах портреты вождей. Был близоруким, носил пенсне, что делало его похожим на скромного совслужащего. В последние годы жизни обрюзг. Арестован 26.06.1953 г. во время заседания Президиума ЦК КПСС в Кремле по тайному сговору верхушки партийного руководства группой высокопоставленных военных во главе с маршалом Г. К. Жуковым. Некоторые предлагали лишь снять его с поста главы МВД и первого заместителя Председателя СМ СССР, назначив министром нефтяной промышленности. Такого мнения придерживались К. Е. Ворошилов и А. И. Микоян. Н. С. Хрущев и В. М. Молотов, наоборот, выступали за его полное устранение. Победила вторая точка зрения. В ночь с 26.06. на 27.06.1953 г. из Кремля его вывезли в машине министра обороны Н. А. Булганина, завернув в ковер. Неделю продержали на гаупвахте Московского военного округа, а в ночь с 02.07 на 03.07.1953 г. перевезли в подземный бункер штаба Московского округа противовоздушной обороны. На июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС выведен из состава ЦК КПСС и исключен из Коммунистической партии. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР был снят со всех государственных постов. 29.07.1953 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление «Об организации следствия по делу о преступных, антипартийных и антигосударственных действиях Берии». Расследование его действий продолжалось полгода под руководством Генерального прокурора СССР Р. А. Руденко. По этому делу проходили также министр Государственного контроля СССР В. Н. Меркулов, министр внутренних дел Грузинской ССР В. Г. Деканозов, заместитель министра внутренних дел СССР Б. З. Кобулов, министр внутренних дел Украинской ССР П. Я. Мешик, начальник 3-го управления МВД СССР С. А. Гоглидзе, начальник следственной части по особо важным делам МВД СССР Л. Е. Влодзимирский. 17.12.1953 г. следствие было закончено. Судебный процесс проходил 18 — 23.12.1953 г. Дело рассматривало Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР в составе председательствующего Маршала Советского Союза И. С. Конева, членов — Председателя ВЦСПС Н. М. Шверника, первого заместителя председателя Верховного суда СССР Е. Л. Зейдина, генерала армии К. С. Москаленко, секретаря Московского обкома КПСС Н. А. Михайлова, председателя Совета профсоюзов Грузинской ССР М. И. Кучавы, председателя Московского городского суда Л. А. Громова и первого заместителя министра внутренних дел СССР К. Ф. Лунева. На суде Л. П. Берия признал свою вину в бытовом разложении, в «безобразной и неразборчивой связи с женщинами», но отрицал обвинения в измене и заговорщической деятельности: «У меня и в мыслях не было, и я не помышлял даже, чтобы ликвидировать советский строй и реставрировать капитализм». В приговоре, объявленном 23.12.1953 г., обвинялся в том, что сколотил враждебную Советскому государству изменническую группу заговорщиков, ставивших своей целью использовать органы внутренних дел против КПСС и Советского правительства, поставить МВД над партией и правительством для захвата власти, ликвидировать советский строй, реставрировать капитализм и восстановить господство буржуазии. В вину ему было поставлено и то, что в 1941 г. он пытался установить связь с Гитлером, предлагал ему уступить ряд территорий СССР, в 1943 г. пытался открыть Главный Кавказский хребет, чтобы Закавказье было оккупировано иностранцами. За эти и другие преступления он и остальные проходившие по делу подсудимые были приговорены к расстрелу. Приговор в отношении Л. П. Берии был приведен в исполнение в тот же день, 23.12.1953 г. в 19 часов 50 минут комендантом специального судебного присутствия генерал-полковником П. Ф. Батицким на основании письменного распоряжения председателя специального судебного присутствия И. С. Конева. В архиве Главной военной прокуратуры имеется это предписание, отпечатанное на машинке, а также рукописный акт с подписями П. Ф. Батицкого и присутствовавших при приведении приговора в исполнение Генерального прокурора Р. А. Руденко и генерала армии К. С. Москаленко (Судебное производство по делу Берии. Т. 40. Л. 370). Приговор в отношении других шести осужденных был приведен в исполнение в тот же день в 21.20 заместителем министра внутренних дел К. Ф. Луневым и заместителем Главного военного прокурора Китаевым. В особом архиве Главной военной прокуратуры имеется документ о кремации тел шести расстрелянных. О том, что стало с телом Л. П. Берии, документов нет. Вопреки расхожему мнению, в последние минуты держался достойно, не плакал и ни о чем не просил. Член ЦИК 7-го созыва. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 3-го созывов. Награжден пятью орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, полководческим орденом Суворова 1-й степени за «образцовое выполнение специального задания правительства» — выселение народов Северного Кавказа и Крыма в годы Великой Отечественной войны. Лауреат Сталинской премии (1949). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.12.1953 г. лишен государственных наград, воинского и специального звания. В октябре 1999 г. и в мае 2000 г. Военная коллегия Верховного суда России рассматривала вопрос о его реабилитации, поднятый родственниками, но в обоих случаях не нашла оснований для изменения приговора, вынесенного в декабре 1953 г.

    БИРЮКОВА Александра Павловна (25.02.1929). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 30.09.1988 г. по 13.07.1990 г. Секретарь ЦК КПСС с 06.03.1988 г. по 30.09.1988 г. Член ЦК КПСС в 1976 — 1990 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1971 — 1976 гг. Член КПСС с 1956 г.

    Родилась в селе Русская Журавка Верхнемамоновского района Воронежской области. Из крестьянской семьи. Русская. Отец окончил четыре класса церковно-приходской школы, мать неграмотная. В 1947 г. поступила в Воронежский авиационный институт, но учиться не стала из-за отсутствия там общежития. В том же году сдала экзамены в Московский текстильный институт, после окончания которого в 1952 г. работала мастером, с 1954 г. заместителем начальника, начальником цеха 1-й Московской ситценабивной фабрики. В 1952 г. вышла замуж за двоюродного брата подруги, который учился в Москве на офицерских курсах для фронтовиков. Муж помогал ей ставить речь: у нее был сильный воронежско-украинский говор. Специально купил катушечный магнитофон, записывал ее разговоры, а потом прокручивал: «Надо говорить не так». С 1959 г. главный специалист технического отдела, с 1961 г. начальник производственного отдела Управления текстильной и трикотажной промышленности совнархоза Московского городского экономического административного района. В 1963 — 1968 гг. главный инженер московского хлопчатобумажного комбината «Трехгорная мануфактура» имени Ф. Э. Дзержинского. С октября 1968 г. секретарь ВЦСПС. Выдвинута опальным А. Н. Шелепиным. На беседе у него отказывалась от предложенной должности: «не готова, не справлюсь», потом согласилась. Муж был на курорте, о назначении узнал из сообщения радио, позвонил: «Ты что там, совсем с ума спятила?» Пережила личную трагедию: единственная дочь-девятиклассница пошла с ребятами в поход и попала под поезд. Она в тот момент находилась в Праге в составе делегации, возглавляемой Л. И. Брежневым. С мая 1985 г. заместитель председателя ВЦСПС. В феврале 1986 г. накануне ХХVII съезда КПСС пригласил М. С. Горбачев: «Собираемся выдвинуть вас секретарем ЦК». «Михаил Сергеевич, — сказала она, — мне все-таки уже 56. Может, найдете кого-то помоложе». М. С. Горбачев ответил: «А вы никому не говорите о своем возрасте». По словам М. С. Горбачева, сначала ее планировали рекомендовать председателем ВЦСПС, но в связи с тем, что в Политбюро не было никого из женщин, решили избрать секретарем ЦК. В этой должности ездила в Англию с поручением лично М. С. Горбачева в срочном порядке закупить на 200 миллионов рублей второсортных товаров широкого потребления «для насыщения товаропроводящей сети» путем продажи этих товаров по завышенным ценам, чтобы тем самым хотя бы отчасти стабилизировать внутренний рынок страны. По словам посла СССР в Англии Л. М. Замятина, опыта торговых сделок не имела, торгово-экономической конъюнктуры не знала. Поскольку время визита было ограничено, закупки производила в спешке, подчас брала не то, что нужно, не обращала внимания, что фирмы вздували цены, подсовывали залежалый товар. Через короткое время в ЦК ушла депеша: поручение выполнено! А вслед за депешей с чувством исполненного долга отправилась в Москву и сама высокопоставленная гостья. С октября 1988 г. по сентябрь 1990 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию. Полномочия секретаря ЦК КПСС прекратила досрочно в связи с ликвидацией отраслевых отделов ЦК и передачей их функций Совету Министров. В Совмине курировала 24 министерства. С сентября 1990 г. персональный пенсионер союзного значения. Написала заявление с просьбой освободить от должности по состоянию здоровья, хотя, по ее словам, еще по 20 километров на лыжах ходила. Толчком для отставки послужил неудачный отчет на заседании Политбюро ЦК КПСС о причинах отсутствия лекарств. Сказала, что лекарства, согласно международному разделению труда, выпускали социалистические страны: «СЭВ распался, вот мы и остались без лекарств». М. С. Горбачеву такой ответ не понравился. Пыталась с ним поговорить, но он ее не принял: «Этот случай на меня сильно подействовал. Всегда я была уважаемым человеком, никто ни в чем не попрекал. Для меня это было смерти подобно». На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) М. С. Горбачев объявил: обратилась с просьбой об уходе на пенсию А. П. Бирюкова. Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Награждена орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени. В 1991 г. по рекомендации А. Н. Шелепина работала во Всесоюзном совете ветеранов. 19.08.1991 г. Совет выступил в поддержку ГКЧП, через три дня руководство разогнали, прокуратура завела дело. Председатель Совета Министров РСФСР И. С. Силаев хотел взять ее советником, но Б. Н. Ельцин категорически возразил. С конца 1991 г. на московском текстильном комбинате «Трехгорная мануфактура»: старший инженер отдела маркетинга, затем директор по перспективному планированию и внешнеэкономической деятельности. Новая власть определила ей пенсию в размере 430 рублей. Сожалеет, что не родила: «Были бы дети, внуки».

    БРЕЖНЕВ Леонид Ильич (19.12.1906 — 10.11.1982). Первый секретарь ЦК КПСС с 14.10.1964 г. по 08.08.1966 г., Генеральный секретарь ЦК КПСС с 08.08.1966 г. по 10.11.1982 г. Член Президиума (Политбюро) ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 10.11.1982 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. и с 27.02.1956 г. по 29.06.1957 г. Секретарь ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г., с 27.02.1956 г. по 16.07.1960 г. и с 22.06.1963 г. по 14.10.1964 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1982 гг. Член КПСС с 1931 г.

    Родился в поселке Каменское Екатеринославской губернии (ныне г. Днепродзержинск Днепропетровской области) в семье рабочего. Русский. В паспорте, выданном 11.06.1947 г. в Запорожье, записано «украинец». Вплоть до начала 50-х гг. во всех листках по учету кадров и партийных анкетах, заполненных им лично, указывалась именно эта национальность. Русским стал записываться после приезда в Москву, попав в высшие органы КПСС. По утверждению президента Франции В. Ж. д’Эстена, мать Л. И. Брежнева была полькой: «Брежнев это скрывал, поскольку русские к полякам относятся с сарказмом и презрением. Тем не менее польский был в прямом смысле его родным языком, и с Гереком они нередко говорили по телефону по-польски» (д’Эстен В. Ж. Власть и жизнь. М., 1990. С.134). В 1921 г. окончил Первую трудовую школу (бывшую гимназию) в г. Каменское и поступил на работу кочегаром на Днепровский металлургический завод. В 1923 г. поступил и до 1927 г. учился в Курском землеустроительном техникуме. Получал повышенную государственную стипендию. После окончания учебы работал землеустроителем в одном из уездов Курской области. Один полевой сезон провел под г. Орша Белорусской ССР. В 1929 — 1930 гг. заведующий районным земельным отделом, заместитель председателя Бисерского райисполкома Свердловской области, заместитель начальника Уральского окружного земельного управления в Свердловске. В 1930 — 1931 гг. студент института сельхозмашин им. Калинина в Москве. С 1931 г. по 1932 г. председатель профкома института им. Арсеничева в г. Днепродзержинске. В 1933 — 1935 гг. директор металлургического техникума. В 1935 г. заочно окончил с отличием Каменский металлургический институт и получил диплом инженера-тепловика. В том же году работал начальником смены силового цеха завода им. Дзержинского в г. Каменское. В 1935 — 1936 гг. служил в Красной Армии: курсант бронетанковой школы в г. Чите, политрук танковой роты 14-го механизированного корпуса Дальневосточного военного округа. В молодости участвовал в самодеятельной «Синей блузе», мечтал стать актером. Обладал способностью к сценической игре, был артистичен. В 1936 — 1937 гг. директор металлургического техникума в г. Днепродзержинске. С мая 1937 г. заместитель председателя Днепродзержинского горисполкома. С мая 1938 г. заведующий торговым отделом, с февраля 1939 г. секретарь Днепропетровского обкома Компартии Украины. Ведал вопросами пропаганды, затем оборонной промышленности. В годы Великой Отечественной войны на политработе в Красной Армии. С июня 1941 г. заместитель начальника политуправления Южного фронта в звании бригадного комиссара. В 1942 г. получил первую боевую награду — орден Красного Знамени за участие в Барвенково-Лозовской операции. В том же году назначен заместителем начальника политуправления Черноморской группы войск Закавказского фронта и в связи с упразднением старых воинских званий получил звание полковника. С 01.04.1943 г. по 12.05.1945 г. начальник политотдела 18-й армии. 02.11.1944 г. присвоено очередное воинское звание генерал-майор. Об участии в войне рассказал впоследствии в книге «Малая земля», написанной журналистом А. Сахниным. На фронте научился управлять самолетом, не раз самостоятельно совершал полеты на «ПО-2». С мая по июль 1945 г. начальник политуправления 4-го Украинского фронта. Участник Парада Победы на Красной площади 24.06.1945 г. в качестве комиссара сводного полка 4-го Украинского фронта. Удостоен четырех боевых орденов. С июля 1945 г. начальник политуправления Прикарпатского военного округа. С 30.08.1946 г. первый секретарь Запорожского обкома и горкома Компартии Украины. С 21.11.1947 г. первый секретарь Днепропетровского обкома и горкома Компартии Украины. В 1950 г. в аппарате ЦК ВКП(б). В июле 1950 г. — октябре 1952 г. первый секретарь ЦК Компартии Молдавии. Выдвинут по рекомендации Н. С. Хрущева. Делегат последнего при жизни И. В. Сталина ХIХ съезда ВКП(б) (октябрь 1952), на котором выступил в прениях по Отчетному докладу ЦК. Выступление понравилось И. В. Сталину, который на организационном Пленуме, неожиданно для Л. И. Брежнева, рекомендовал его секретарем ЦК КПСС и кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Пробыл в этой должности пять месяцев, ни разу не побывав на личной беседе у вождя. После смерти И. В. Сталина с 05.03.1953 г. по май 1953 г. начальник Главного политуправления Военно-Морских Сил. После его упразднения 03.05.1953 г. направил письмо Г. М. Маленкову: «В связи с упразднением Главного политуправления ВМС, я обращаюсь к Вам, Георгий Максимилианович, с большой просьбой... Почти 30 лет своей трудовой деятельности я связан с работой в народном хозяйстве. С 1936 года на советской и партийной работе. Люблю эту работу, она для меня вторая жизнь... Теперь, когда возраст приближается к 50 годам, а здоровье нарушено двумя серьезными заболеваниями (инфаркт миокарда и эндотернит ног), мне трудно менять характер работы или приобретать новую специальность. Прошу Вас, Георгий Максимилианович, направить меня на работу в парторганизацию Украины. Если я допускал в работе какие-либо недостатки или ошибки, прошу их мне простить» (АПРФ. Ф. 80. Личное дело № 514 на Л. И. Брежнева. Оп. 1. Д. 23. Л. 1 — 2). С февраля 1954 г. заместитель начальника Главного политуправления Советской Армии и Военно-Морского Флота. В 1953 г. присвоено очередное воинское звание генерал-лейтенант. С 05.08.1954 г. второй секретарь, с 06.08.1955 г. первый секретарь ЦК Компартии Казахстана. Сменил на этом посту П. К. Пономаренко, уехавшего послом в Польшу. Руководил поднятием целинных земель, о чем позднее поведал в книге «Целина», которую готовил журналист «Правды» А. Мурзин. С февраля 1956 г. по май 1960 г. секретарь ЦК КПСС, занимался вопросами обороны, тяжелого машиностроения и капитального строительства. Одновременно в январе — марте 1958 г. заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. 16.06.1956 г. представил в Президиум ЦК проект подготовленного возглавляемой им комиссией письма ЦК КПСС ко всем партийным организациям «Об итогах обсуждения решений ХХ съезда». Документ был одобрен. В нем пресекался идеологический разброд, давались четкие установки, что допустимо и недопустимо в критике культа личности И. В. Сталина. Накануне июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором были разгромлены В. М. Молотов, Г. М. Маленков, Л. М. Каганович и другие члены «антипартийной группы», был госпитализирован с микроинфарктом, но пришел на Пленум спасать Н. С. Хрущева. Когда подошел к трибуне, министр здравоохранения М. Ковригина заявила, что он серьезно болен и ему нельзя выступать. Но он все-таки произнес речь в защиту Н. С. Хрущева. В мае 1960 г. — июле 1964 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР, одновременно в июне 1963 г. — октябре 1964 г. второй секретарь ЦК КПСС. Сменил на этом посту заболевшего Ф. Р. Козлова. Как и другие члены Президиума ЦК, Л. И. Брежнев боялся Н. С. Хрущева, его необузданного темперамента, внезапной немилости. Был среднего роста, спортивного сложения, статный, чернобровый, красивый. Говорил рокочущим баритоном. Непрерывно дымил сигаретой. Имел покладистый характер, отличался компромиссностью, незлобивостью, общительностью. Производил на собеседника хорошее впечатление доброжелательностью. Обладал чувством юмора. Держался просто, приветливо. Был терпеливым, тактичным. Но отнюдь не добряком-толстовцем. Был упорным, целеустремленным и даже хитрым человеком, который в своих честолюбивых целях умело, без лишнего шума избавлялся от неподходящих ему работников, особенно тех, которых считал соперниками. Обладал театральной манерой публичных выступлений, которая с годами сглаживалась. Вел практическую работу по организации смещения Н. С. Хрущева, лично переговорил по этому вопросу с каждым членом и кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Жены Л. И. Брежнева и Н. С. Хрущева в это время вместе отдыхали в Карловых Варах в Чехословакии. С 14.10.1964 г. Первый секретарь ЦК КПСС. С апреля 1966 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС. Одновременно в 1964 — 1966 гг. председатель Бюро ЦК КПСС по РСФСР, в июне 1977 г. — ноябре 1982 гг. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Не любил ни писать, ни читать. Деловые бумаги зачитывала ему сотрудница аппарата Г. А. Дорошина. В рабочих записях, резолюциях, пометах делал множество ошибок (обесзкуражить, Бон, хокей, Ново Сибирск, Веньгрия, Дюсендорф, Чаушестку, Шерванадзе, Кисенджер). Тонко чувствовал устную речь, ее особенности и очень точно реагировал на то, что выпадало из стиля. Опытный пропагандист и политработник, Л. И. Брежнев предпочитал знакомиться с текстами готовившихся ему выступлений необычным способом, не через чтение, а через читку. При этом он прорабатывал для себя каждое слово, взвешивал его смысловую нагрузку и эмоциональное воздействие. В годы его правления прекратилась критика И. В. Сталина в печати, все чаще упоминались его былые заслуги. На пересмотр решений ХХ съезда КПСС и полную реабилитацию И. В. Сталина не решился, хотя был близок к этой точке зрения, которую разделяли Н. А. Тихонов и К. У. Черненко. Ввел порядок, согласно которому на Пленумах члены Политбюро и секретари ЦК КПСС не выступали, поскольку их общее мнение излагалось в докладах Политбюро. Увлекался вождением автомобиля. Нередко сам садился за руль подаренного американским президентом «форда» и вел его от Завидова до Москвы. Любил очень быструю езду, не менее 160 — 180 километров в час. После его смерти осталось десять личных автомашин, подаренных ему разными государственными деятелями. Четыре из них перешли к внукам, три сдали в ЦК КПСС и три в КГБ. Обладал прекрасной памятью. На склоне лет знал наизусть длинную поэму «Сакья Муни» Д. Мережковского, много стихотворений С. Есенина, заученных в молодости. По отзыву многолетнего помощника А. М. Александрова-Агентова, Л. И. Брежнев читал мало и редко, ограничиваясь газетами и популярными журналами типа «Огонька», «Крокодила», «Знания — силы»: «Уговорить Леонида Ильича прочитать какую-нибудь интересную, актуальную книгу, что-либо из художественной литературы было делом почти невозможным. И за 21 год совместной работы с ним мне не приходилось видеть ни разу, чтобы он по собственной инициативе взял том сочинений Ленина, не говоря уж о Марксе или Энгельсе, и прочитал какую-либо из их работ» (Александров-Агентов А. М. От Коллонтай до Горбачева. М., 1994. С. 116). В 1968 г. начались первые проблемы со здоровьем, появилась отрицательная реакция организма на прием успокаивающих препаратов. Во время визита в США (18 — 26.06.1973) на ужине с президентом Никсоном, приняв лишнюю дозу чистого виски, сетовал, как нелегко быть Генеральным секретарем, как ему приходится в отличие от президента США выслушивать «всякие глупости» от других членов Политбюро и учитывать все-таки их общее мнение. По воспоминаниям тогдашнего посла в США А. Ф. Добрынина, жаловался, называя конкретные фамилии (А. Н. Косыгина, Н. В. Подгорного), что некоторые из его коллег «подкапываются» под него и что ему все время приходится быть начеку. В 1974 г. произошло резкое ухудшение здоровья, случился нервный срыв во время встречи с президентом США Дж. Фордом во Владивостоке. В 1976 г. перенес тяжелейший инсульт. Речь стала невнятной из-за проблем с протезированием зубов (на войне получил ранение челюсти). Несмотря на усилия советских и немецких врачей, доклады произносил нечетко, шепеляво, что вызывало насмешки. Появились склеротические явления, нетвердость походки, быстрая утомляемость. Без написанного текста не мог выступать не только в больших аудиториях, но и на заседаниях Политбюро. Зачитывал подготовленные помощниками записки и проекты решений, которые следовало принять. Осознавал степень ослабления своих возможностей, мучился таким положением. Дважды ставил вопрос о своем уходе в отставку, но все влиятельные члены Политбюро были против. В апреле 1979 г. снова заговорил о своем желании уйти на пенсию, но Политбюро, обсудив вопрос, высказалось за то, чтобы он продолжил работу. Одновременно было рекомендовано побольше отдыхать. Перевел в Москву и расставил на руководящие посты многих знакомых, сослуживцев по прежней работе. Опирался на группу наиболее приближенных людей, в которую входили Ю. В. Андропов, К. У. Черненко, А. А. Громыко, Д. Ф. Устинов. Доверял им полностью, полагался на их предложения и рекомендации. Являлся председателем Совета обороны СССР. Депутат Верховного Совета СССР 3 — 10-го созывов. Четырежды Герой Советского Союза (1966, 1976, 1978, 1981), Герой Социалистического Труда (1961). Награжден высшим военным орденом «Победа» (1978), восемью орденами Ленина, двумя орденами Октябрьской Революции, двумя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды и Почетным оружием. По свидетельству начальника его личной охраны генерала В. Т. Медведева, сначала отказывался от ордена «Победа», говорил, что им награждают только за военные заслуги. Но дружный хор партийных сподвижников во главе с министром обороны маршалом Д. Ф. Устиновым легко убедил его: «Ведь вы главнокомандующий могучей державы! Боретесь за мир во всем мире!» И он согласился. Маршал Советского Союза (1976). Лауреат международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1973). Лауреат Ленинской премии в области литературы (1979). Награжден Золотой медалью им. Карла Маркса — высшей наградой в области общественных наук (1977). 29.10.1981 г. получил Знак ЦК КПСС «50 лет пребывания в КПСС». Под старость по-детски наслаждался вещами, питал слабость к красивой одежде, любовался своей бобровой шубой, с гордостью демонстрировал специально для него изготовленные электронные часы, которые тогда только-только входили в моду. После его смерти в одном из личных сейфов в ЦК был обнаружен кейс, полный разнообразных часов, которые он коллекционировал. Увлекался также голубями, хорошо в них разбирался. Держал на даче голубятню. В марте 1982 г. во время посещения Ташкента сильно пострадал на авиастроительном заводе от падения монтажной эстакады. Перебинтованного, в окружении врачей его привезли в резиденцию, где он попросил соединить с Москвой, с председателем КГБ Ю. В. Андроповым: «Юра, тут со мной на заводе несчастье случилось. Только я тебя прошу, ты там никому головы не руби. Не наказывай, виноват я сам. Поехал без предупреждения, хотя меня отговаривали». Умер во сне в ночь на 10.11.1982 г. на даче в Завидове. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. 18.11.1982 г. Политбюро приняло постановление «Об увековечении памяти Л. И. Брежнева», в соответствии с которым г. Набережные Челны Татарской АССР был переименован в г. Брежнев, Черемушкинский район г. Москвы стал Брежневским, на доме № 26 по Кутузовскому проспекту в Москве, где он жил, была установлена мемориальная доска. В горбачевские времена постановлением Политбюро от 07.01.1988 г. городу и району были возвращены прежние имена, а памятная доска снята по личному указанию М. С. Горбачева; период правления Л. И. Брежнева был окрещен им периодом застоя, двойной морали.

    БУБНОВ Андрей Сергеевич (22.03.1884 — 01.08.1938). Избран членом Политбюро ЦК РСДРП(б) 10(23).10.1917 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 26.01.1934 г. Секретарь ЦК РКП(б) с 30.04.1925 г. по 18.12.1925 г. Кандидат в члены Секретариата ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г. по 26.06.1930 г. Член ЦК РСДРП(б) — РКП(б) — ВКП(б) в 1917 — 1918, 1924 — 1937 гг. Кандидат в члены ЦК РСДРП — РКП(б) в 1912 — 1917, 1919 — 1920, 1922 — 1924 гг. Член КПСС с 1903 г.

    Родился в г. Иванове-Вознесенске, в семье управляющего текстильной фабрикой. Русский. Окончил реальное училище. Учился в Московском сельскохозяйственном институте, но был отчислен за революционную деятельность. Вел нелегальную работу среди текстильщиков Иванова, в Москве, Нижнем Новгороде, Петербурге, Самаре. Во время революции 1905 — 1907 гг. был членом Иваново-Вознесенского комитета РСДРП(б) (1906), Московского областного бюро РСДРП(б) (1907). Соратник М. В. Фрунзе по революционной деятельности. С 1908 г. член областного бюро РСДРП Центрального промышленного района. Арестовывался в 1908, 1910 и 1913 гг. В конце 1916 г. снова арестован, в феврале 1917 г. сослан в Сибирь. Во время этапирования освобожден на основании амнистии, объявленной Временным правительством. После Февральской революции 1917 г. член Московского областного бюро РСДРП(б). Участник Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Входил в состав Военно-революционного партийного центра по руководству вооруженным восстанием, Петроградского Военно-революционного комитета, был комиссаром железнодорожных вокзалов. 25.10.1917 г. возглавил общее руководство Полевым штабом Военно-революционного комитета. В 1917 — 1920 гг. на партийной, государственной и военной работе: с ноября 1917 г. член коллегии Наркомата путей сообщения; с декабря 1917 г. комиссар железных дорог на Юге; в марте — апреле 1918 г. народный секретарь (нарком) хозяйственных дел Украины; с апреля 1918 г. член Бюро по руководству повстанческой борьбой в тылу врага; в июле — сентябре 1918 г. председатель Всеукраинского центрального Военно-революционного комитета; с октября 1918 г. по февраль 1919 г. член Киевского подпольного комитета КП(б) Украины, председатель подпольных облисполкома и горисполкома; в марте — апреле 1919 г. председатель Киевского губисполкома; с августа 1919 г. по сентябрь 1920 г. член Совета обороны Украины; с марта 1919 г. по март 1920 г. член Политбюро ЦК КП(б) Украины. Одновременно входил в состав реввоенсоветов, был начальником политотделов различных армий. В марте 1918 г. вместе с Н. И. Бухариным вышел из ЦК, выражая несогласие с предложением В. И. Ленина о заключении мира с немцами. Примыкал к «левым» коммунистам. С 1920 г. в Москве: в Главном управлении текстильных предприятий, член бюро Московского комитета партии. В числе других делегатов Х съезда партии участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа. С 1921 г. член Реввоенсовета Северо-Кавказского военного округа, 1-й Конной армии, член Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б). В это время примыкал к внутрипартийной группе «децистов», сторонников «демократического централизма». В 1922 — 1923 гг. заведующий Отделом агитации и пропаганды ЦК РКП(б). В 1923 г. примкнул к Л. Д. Троцкому, подписал подготовленное им в октябре того же года в адрес Политбюро «Заявление 46-ти», названное на ХVIII партийной конференции ВКП(б) «троцкистским манифестом», но затем порвал с ним и перешел на сторону И. В. Сталина. С 1924 по 1929 г. начальник Политуправления РККА. Сменил на этом посту В. Антонова-Овсеенко, сочувствовавшего Л. Д. Троцкому. Провел крупномасштабную чистку политорганов от его сторонников. Одновременно член Реввоенсовета СССР и ответственный редактор газеты «Красная звезда», в апреле — декабре 1925 г. секретарь ЦК РКП(б). В 1928 г. возглавил борьбу с участниками «внутриармейской оппозиции», в результате чего были освобождены от занимаемых должностей заместитель начальника Политуправления РККА И. Е. Славин, начальник политуправления Белорусского военного округа М. М. Ланда, начальник Военно-политической академии им. Н. Г. Толмачева Я. Л. Берман, многие политработники соединений и частей, преподаватели академии. Автор предисловия к первому тому трехтомника «Гражданская война 1918 — 1921 годов», выпущенного в 1928 — 1930 гг. по решению Политбюро. На протяжении почти 40 страниц ни разу не упомянул имени Л. Д. Троцкого, хотя тот еще не был выслан и находился в Алма-Ате. В 1929 — 1937 гг. нарком просвещения РСФСР. Сменил на этом посту А. В. Луначарского. Провел реформу школьного образования, установил приоритет коммунистической идеологии в ущерб фундаментальным знаниям. В 1930 г. на базе педагогического факультета 2-го МГУ был образован Педагогический институт им. А. С. Бубнова. Автор первых трудов по истории Коммунистической партии. Входил в состав Кинокомиссии Оргбюро ЦК ВКП(б), созданной для проверки кинопродукции перед выпуском в прокат. 27.06.1934 г. на ее заседании возражал против показа комедии режиссера Г. В. Александрова «Веселые ребята» с участием актера Л. О. Утесова, назвал ее «контрреволюционной», требовал вырезать крамольные, с его точки зрения, эпизоды и ни в коем случае не представлять на международном кинофестивале в Венеции, проводившемся в августе 1934 г. Начальник Главного управления кинопромышленности Б. З. Шумяцкий обратился с письмами к И. В. Сталину, К. Е. Ворошилову и другим членам Политбюро в защиту фильма: «Андр. Серг. Бубнов, которому почему-то снятся лавры кинематографистов, никак не хочет примириться с мыслью, что кино ему, как Наркомпросу, не передано. И вот он-то и является главным заводилой во всех этих сворах и бестактностях» (РЦХИДНИ. Ф. 74. Оп. 1. Д. 293. Л. 21). Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Был физически крепок, всегда подтянут, организован. Любил военную форму, носил гимнастерку, галифе в сапоги и широкий ремень в будни и в праздники. Лишь в особых случаях надевал цивильный костюм. Круглый год занимался спортом: плавал, ходил на лыжах, играл в теннис. В пятьдесят лет начал овладевать фехтованием. В октябре 1937 г. не был пропущен в Кремль на Пленум ЦК ВКП(б) по удостоверению члена ЦК, требовался дополнительный талон, который ему не выдали. Вернувшись в наркомат, узнал из сообщения по радио, что освобожден от должности наркома как «не справившийся с работой». Исключен из партии и 17.10.1937 г. арестован. 01.08.1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян. Жена скончалась в тюрьме. Дочь была арестована в 1944 г. по обвинению в организации покушения на И. В. Сталина. В марте 1956 г. приговор по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении А. С. Бубнова был отменен, дело за отсутствием состава преступления прекращено. Тогда же КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии.

    БУЛГАНИН Николай Александрович (30.05.1895 — 24.02.1975). Член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б) — КПСС с 18.02.1948 г. по 05.09.1958 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 18.03.1946 г. по 18.02.1948 г. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 18.03.1946 г. по 05.10.1952 г. Член ЦК ВКП(б) — КПСС в 1937 — 1961 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1934 — 1937 гг. Член КПСС с 1917 г.

    Родился в г. Нижнем Новгороде в семье служащего. Русский. Образование незаконченное среднее: в 1917 г. окончил реальное училище. Трудовую биографию начал в 1915 г. учеником электротехника в Нижнем Новгороде. Затем работал конторщиком. В 1917 — 1918 гг. боец охраны Растяпинского завода взрывчатых веществ в Нижегородской губернии. С 1918 г. в органах ВЧК. В 1918 — 1919 гг. заместитель председателя Московско-Нижегородской железнодорожной ЧК. В 1919–1921 гг. начальник сектора оперативной части по транспорту Особого отдела Туркестанского фронта. В 1921 — 1922 гг. начальник транспортной ЧК Туркестанского военного округа. В 1922 г. заместитель начальника информационного отдела по транспорту ГПУ РСФСР. В 1922 — 1927 гг. помощник председателя электротехнического треста Центрального района, председатель Государственного электротехнического треста Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) СССР. С 1927 г. по 1930 г. директор Московского электрозавода. В 1931 — 1937 гг. председатель исполкома Моссовета. С июня 1937 г. Председатель Совнаркома РСФСР. Заменил на этом посту арестованного Д. Е. Сулимова. В сентябре 1938 г. — мае 1944 г. заместитель Председателя Совнаркома СССР. Одновременно с сентября 1938 г. по апрель 1940 г. и с октября 1940 г. по май 1945 г. председатель правления Госбанка СССР. Одновременно во время Великой Отечественной войны с 19.07.1941 г. по 10.09.1941 г. и с 01.02.1942 г. по 05.05.1942 г. член Военного совета Западного направления. Был членом Военного совета Западного фронта с 12.07.1941 г. по 15.12.1943 г.; 2-го Прибалтийского фронта с 16.02.1943 г. по 21.04.1944 г.; 1-го Белорусского фронта с 12.05.1944 г. по 21.11.1944 г. Участвовал в разработке и осуществлении стратегических и фронтовых операций во время Московской битвы, при наступлении в Прибалтике и освобождении Польши. С ноября 1944 г. заместитель наркома обороны СССР, член Государственного комитета обороны (ГКО) СССР. В феврале 1945 г. введен в состав Ставки Верховного Главнокомандования. С марта 1946 г. первый заместитель министра Вооруженных Сил СССР. С марта 1947 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР и одновременно в марте 1947 г. — марте 1949 г. министр Вооруженных Сил СССР, с мая 1947 г. по август 1949 г. председатель Комитета № 2 (реактивная техника) при Совете Министров СССР. В марте 1953 г. — феврале 1955 г. первый заместитель Председателя Совета Министров СССР и министр обороны СССР. С февраля 1955 г. по март 1958 г. Председатель Совета Министров СССР. Сменил на этом посту Г. М. Маленкова. В числе семи членов Президиума ЦК КПСС голосовал за освобождение Н. С. Хрущева от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС на четырехдневном заседании Президиума ЦК в июне 1957 г., за что впоследствии был снят с должности. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС был обвинен в том, что поддержал антипартийную фракционную группу, однако с учетом того, что в ходе Пленума осознал свои ошибки, осудил их и помог Пленуму ЦК разоблачить фракционную деятельность группы, получил строгий выговор с предупреждением. Сообщение об этом взыскании в открытой печати опубликовано не было. Председательствуя на заседании Президиума ЦК КПСС, фактически сместившем Н. С. Хрущева, проявил нерешительность, колебания, что в значительной степени обусловило неудачу затеянной акции. В случае успешного осуществления замысла по смещению Н. С. Хрущева участники «антипартийной группы» планировали назначить его или Н. С. Патоличева председателем КГБ вместо И. А. Серова. По утверждению А. Н. Шелепина на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.), злоупотребляя своим служебным положением, в июньские дни 1957 г., когда фракционеры перешли в открытую атаку против ЦК, расставил в Кремле свою охрану, выставил дополнительные посты, которые никого не пропускали без его указания в здание Правительства, где проходило заседание Президиума ЦК КПСС: «Это говорит о том, что заговорщики готовы были пойти на самые крайние меры для достижения своих грязных целей» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 405). Следил за своей внешностью, всегда был прекрасно одет, имел благородный вид. Увлекался красивыми балеринами и певицами, раздавал им квартиры, ездил к ним на новоселье. Был склонен к неумеренному употреблению алкоголя. По словам В. М. Молотова, пил в одиночку. Л. М. Каганович называл его «бухгалтером». В марте — августе 1958 г. председатель правления Госбанка СССР. В 1958 — 1960 гг. председатель Ставропольского совнархоза. Местные власти третировали его, собирали о нем сплетни и слухи. Первый секретарь крайкома КПСС И. К. Лебедев вытаскивал его на бюро за малейший промах, пытался снять с поста председателя совнархоза и направить директором небольшого заводика. Посетивший Ставрополь Н. С. Хрущев, изрядно выпив на банкете, в речи, транслировавшейся по местному радио, допустил в его адрес матерные ругательства. Трансляцию прервали «по техническим причинам». С февраля 1960 г. персональный пенсионер союзного значения. Одиноко доживал последние годы в маленькой двухкомнатной квартире в Москве. Избирался членом ЦИК СССР 6 — 7-го созывов. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 5-го созывов. Герой Социалистического Труда (1955). Награжден двумя орденами Ленина (первый из них за номером 10), орденом Красного Знамени, двумя орденами Кутузова 1-й степени, орденами Суворова 1-й и 2-й степеней, двумя орденами Красной Звезды, медалями. Маршал Советского Союза (1947 — 1958), генерал-полковник (с 1944 и с 1958). 15.09.1966 г. обратился к Л. И. Брежневу с письмом, в котором жаловался, что девять лет не лечился и не отдыхал на юге. Просил дать возможность получить путевку в октябре — ноябре в район Сочи. Просьба была удовлетворена: ему выделили люкс в санатории «Сочи», о чем заявителю сообщил К. У. Черненко. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве скромно, без воинских почестей. Кладбище закрыли на санитарный день, никого, кроме родственников и близких знакомых, не пускали. Не было оркестра и прощального салюта.

    БУРОКЯВИЧЮС Миколас Мартинович (07.10.1927). Член Политбюро ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1946 г.

    Родился в г. Алитусе (Литва) в семье рабочего. Литовец. В 1955 г. окончил Вильнюсский государственный педагогический институт, в 1963 г. Академию общественных наук при ЦК КПСС. Доктор исторических наук, профессор. С началом Великой Отечественной войны пионерский лагерь в г. Друскининкай, куда он приехал на лето, был эвакуирован в глубь страны, в г. Воткинск Удмуртской АССР. Там была создана литовская школа-интернат. Трудовую деятельность начал в 15 лет. Работал столяром, затем токарем на военном заводе. Возглавлял комсомольскую фронтовую бригаду. С 1944 г. на комсомольской работе: инструктор, заведующий сектором, секретарь Вилкавишкского укома комсомола. С 1945 г. пропагандист Вилкавишкского укома партии, затем слушатель республиканской партийной школы при ЦК Компартии Литвы. С 1946 г. пропагандист, заведующий парткабинетом — заместитель заведующего отделом Вилкавишкского укома партии. В 1947 — 1949 гг. вновь учился в республиканской партийной школе, после ее окончания инструктор, заведующий сектором ЦК Компартии Литвы. С 1956 г. заведующий отделом Вильнюсского горкома партии. С 1963 г. старший научный сотрудник Института истории партии при ЦК Компартии Литвы. С 1969 г. заведующий кафедрой Вильнюсского инженерно-строительного института. С 1976 г. профессор Вильнюсского государственного педагогического института. Опубликовал около десяти персональных и коллективных монографий, около двухсот научных статей. С декабря 1989 г. секретарь, с марта 1990 г. первый секретарь временного ЦК Компартии Литвы (на платформе КПСС). С апреля 1990 г. первый секретарь ЦК Компартии Литвы (КПСС). Награжден медалями. Заслуженный деятель культуры Литовской ССР. 08.01.1991 г. прилетел в Москву с просьбой к М. С. Горбачеву ввести в Литве президентское правление: парламент республики провозгласил независимость. Из республики в Кремль одна за другой шли тревожные телеграммы с просьбой принять меры по наведению порядка. Аналогичную телеграмму с предложением ввести президентское правление прислал генерал армии В. И. Варенников. Президент СССР указ не подписал. Он лишь обратился 10.01.1991 г. к Верховному Совету Литовской ССР и призвал незамедлительно восстановить в полном объеме действие Конституции СССР. На его обращение литовский парламент не обратил внимания. 11.01.1991 г. внутренние войска взяли под охрану Дом печати в Вильнюсе, междугородную телефонную станцию и другие важные объекты. В ночь с 12 на 13.01.1991 г. была проведена чекистско-войсковая операция по захвату телевизионной башни и радиостанции силами отряда «Альфа» 7-го управления КГБ, подразделений воздушно-десантных войск и ОМОН. Погибло 13 человек. М. С. Горбачев, В. А. Крючков, Д. Т. Язов, Б. К. Пуго отмежевались от происшедшего: это местная инициатива, «начальник гарнизона приказал...» В Вильнюсе 11.01.1991 г. был создан Комитет национального спасения, решивший взять власть в свои руки. М. М. Бурокявичюс был уверен в том, что высшее партийное и государственное руководство СССР не допустит ухода Литвы и окажет всемерную помощь. 30.01.1991 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос о регистрации Устава КПСС в Министерстве юстиции, возражал против предлагавшейся перерегистрации членов КПСС с одновременным обменом партийных билетов: «И в КПСС в целом это не следует делать. Нужно учесть, в каких условиях отдельные компартии работают. Компартия Литвы с 1 января запрещена. И здесь более слабые люди будут думать: а что мне дальше в партии оставаться?» (АПРФ. Рабочая запись заседания Политбюро ЦК КПСС 30.01.1991 г.). М. С. Горбачев удивился: «Подождите. Почему она запрещена, если есть указ, отменивший антиконституционные акты в Литве?» М. М. Бурокявичюс ответил: «Михаил Сергеевич, указ не работает». (Там же). После августа 1991 г. в подполье, проживал на конспиративных квартирах в России, Белоруссии. 15.01.1994 г. по согласованию с белорусскими властями арестован в г. Минске литовскими спецслужбами и насильственно доставлен в Вильнюс. Четыре года провел в тюрьме в ожидании судебного приговора. Обвинен в причастности к январским событиям 1991 г. в г. Вильнюсе, в измене родине и заговоре с целью свержения законной власти Литвы, за что статья 105 литовского Уголовного кодекса предусматривает смертную казнь, как «за преднамеренное убийство при отягчающих обстоятельствах». Судебный процесс длился более года, допрошены сотни свидетелей. «Дело 13 января» за № 09-2-002-91, по которому он проходил в качестве главного обвиняемого, насчитывало свыше 300 томов. Был приговорен к 6 годам тюремного заключения. Не имел средств, чтобы нанять адвоката. Были моменты, когда его супруга голодала. Отметил свое 70-летие в тюрьме. Несмотря на неоднократные обращения Государственной думы Российской Федерации к руководству Литвы и акции россиян в защиту осужденного, литовские власти отказались освободить его даже под подписку о невыезде. Когда в Вильнюс приезжал В. А. Купцов, ему не разрешили свидание с политзаключенным. Утверждает, что решение применить военную силу в январе 1991 г. принял Президентский совет СССР во главе с М. С. Горбачевым: «Категорически против был лишь один Н. И. Рыжков... Министр обороны Д. Т. Язов от М. С. Горбачева требовал дать письменное распоряжение относительно действий в Вильнюсе, но Михаил Сергеевич его так и не дал — вывернулся. Разве мог кто-либо, кроме Верховного главнокомандующего, решать такие глобальные вопросы, которые могли резко повлиять на судьбу страны? Разве военные прилетели бы в Вильнюс, пошли бы на штурм телебашни, занимали бы иные объекты, если бы на то не было воли высшего советского руководства?» (Известия. 17.12.1997 г.). В тюрьме пишет книгу о событиях в Литве 1990 — 1991 гг., мечтает издать ее на литовском и русском языках.

    БУХАРИН Николай Иванович (27.09.1888 — 15.03.1938). Член Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 17.11.1929 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) с 25.03.1919 г. по 02.06.1924 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) с 25.09.1923 г. по 23.05.1924 г. Член ЦК РСДРП(б) — РКП(б) — ВКП(б) в 1917 — 1934 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1934 — 1937 гг. Член КПСС с 1906 г.

    Родился в г. Москве в семье школьного учителя, дослужившегося до чиновника седьмого класса (надворного советника). Русский. Окончил гимназию. Учился на экономическом отделении юридического факультета Московского университета, откуда был исключен в 1911 г. Образование незаконченное высшее. Был невысокого роста, сухощавый, с редкой бородкой и рыжими волосами. Лицо редькой. Остроумный. Всю жизнь увлекался коллекционированием бабочек. Занимался пропагандистской работой среди рабочих и студентов. В 1908 г. был кооптирован в Московский комитет РСДРП. В 1910 г. арестован, сослан на три года в Архангельскую губернию, оттуда в 1911 г. бежал за границу. В эмиграции провел шесть лет. Там познакомился с В. И. Лениным, который относился к нему не только с теплым чувством, но и с большой любовью. Быстро овладел немецким, французским и английским языками. Подготовил две крупные теоретические работы: «Политическая экономия рантье» и «Мировое хозяйство и империализм», в которых обосновал неизбежное крушение капитализма. В 1914 г. арестован австро-венгерскими властями по подозрению в шпионаже и выслан в Швейцарию. Затем жил в Лондоне, Стокгольме, Копенгагене. В Стокгольме жил под именем Мойша-Абе-Пинкус Довголевский. В Вене был одновременно с И. В. Сталиным и, поскольку тот не знал немецкого языка, помогал ему в работе над статьей о национальном вопросе. С октября 1916 г. в США. В Нью-Йорке познакомился с Л. Д. Троцким, с которым тоже установились теплые личные отношения. Редактировал вместе с ним журнал «Новый мир». В феврале 1917 г. в Нью-Йорке Н. И. Бухарина застала весть о революции в России. Возвращался на родину долго: в Японии был арестован, во Владивостоке взят под стражу за пропаганду среди солдат. В Москву добрался в мае 1917 г. Работал в Московском комитете большевиков, редактировал газету «Известия Московского военно-революционного комитета». С конца 1917 г. редактор газеты «Правда». В 1918 г. был одним из редакторов газеты «Коммунист», стоявшей на позициях группы «левых коммунистов», выступавших против заключения мирного договора с Германией. По этому вопросу фактически был лидером оппозиции В. И. Ленину. Летом 1918 г. вновь в «Правде», на посту главного редактора которой пробыл до 1929 г. В мае 1918 г. выпустил популярную брошюру «Программа коммунистов (большевиков)», в которой обосновал введение «трудовой повинности для богатых классов». По словам его жены А. М. Лариной, во время пребывания в Берлине летом 1918 г. навестил хиромантку, которая по линиям руки предсказала ему, что он будет казнен в своей стране. Ранен 25.09.1919 г. бомбой, брошенной анархистами в помещение Московского комитета РКП(б) в Леонтьевском переулке. В годы Гражданской войны был одним из идеологов политики «военного коммунизма», олицетворением радикальной «левой» линии, нашедшей воплощение в его широко известной работе «Азбука коммунизма» (октябрь 1919 г.), готовить которую ему помогал способный молодой теоретик Е. А. Преображенский. Книга выдержала около двадцати изданий, переводилась на иностранные языки. Одновременно в 1924 — 1929 гг. редактор журнала «Большевик». В. И. Ленин в «Письме съезду» отозвался о нем так: «Законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)». При обсуждении на Политбюро вопроса о том, надо ли предавать огласке ленинское «Завещание», присоединился к мнению Г. Е. Зиновьева, считавшего, что документ предназначен только для ЦК. В 1920 г. издал первый том «Экономики», в которой намеревался раскрыть процесс трансформации капиталистической экономики в экономику социалистическую: «Капитализм не строили, а он сам строился. Социализм, как организованную систему, мы строим. Самое главное для нас — найти равновесие между всеми элементами системы». Второй том не написал. Сначала дружил с И. В. Сталиным, жил с ним в Кремле в соседних квартирах. Оказал ему огромную поддержку в борьбе против Л. Д. Троцкого в 1923 — 1924 гг. и против Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева в 1925 — 1926 гг. Во время затеянной Л. Д. Троцким в 1923 г. дискуссии, защищая тезис о недопустимости фракций внутри партии, привел следующий пример: в 1918 г. фракционная борьба по вопросу заключения мира с Германией достигла такой остроты, что к нему как лидеру фракции «левых коммунистов» обратились левые эсеры с предложением об аресте на 24 часа В. И. Ленина и формировании коалиционного правительства из противников Брестского мира, которое бы разорвало мирный договор и повело революционную борьбу. Это пример ему вспомнили на судебном процессе спустя почти 20 лет, обвинив в попытке убийства В. И. Ленина и совершения антисоветского переворота. На том же процессе инкриминировали причастность к организации террористического акта эсерки Ф. Каплан, ранившей В. И. Ленина 30.08.1918 г. после митинга на заводе Михельсона. Любил отдыхать и лечиться за границей, предпочитал Германию, ездил туда с семьей. Эмоционально был очень восприимчив. Часто впадал в истерию, плакал. Кремлевский кабинет был уставлен чучелами птиц. Стены увешаны написанными им картинами. Часто и запросто бывал на квартире у В. И. Ленина в Горках, обедал в его семье. В. И. Ленин ценил его, но среди кандидатов в Политбюро ставил третьим, после В. М. Молотова и М. И. Калинина. Н. И. Бухарин называл В. И. Ленина утопистом и даже предателем, неоднократно выступал против него. Написал берущее за сердце обращение ЦК РКП(б) в связи со смертью В. И. Ленина. На судебном процессе над правыми эсерами (июль — август 1922 г.), выполняя поручение ЦК РКП(б), вместе с М. П. Томским выступал в качестве защитников раскаявшихся боевиков. 17.04.1925 г. выступил на собрании актива Московской партийной организации с докладом «О новой экономической политике и наших задачах», где выдвинул лозунг «обогащайтесь», объявленный И. В. Сталиным ошибочным: «Дальше, вопрос о Бухарине. Я имею в виду лозунг «обогащайтесь». Я имею в виду апрельскую речь тов. Бухарина, когда у него вырвалось слово «обогащайтесь». Через два дня открылась апрельская конференция нашей партии. Не кто иной, как я в президиуме конференции, в присутствии тт. Сокольникова, Зиновьева, Каменева и Калинина заявил, что лозунг «обогащайтесь» не есть наш лозунг. Я не помню, чтобы тов. Бухарин возражал против этого протеста» (ХIV съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б): Стенографический отчет. М. — Л., 1926. С. 136). Выступал против свертывания нэпа. Не любил застолья, не пил и не курил. Был невероятно популярен, везде висели его портреты. Один из восьми высших руководителей страны, обращавшихся к И. В. Сталину на «ты». Часто называл Коба, по его партийной кличке. 12.01.1927 г. опубликовал в «Правде» «Злые заметки», в которых подверг разгрому талантливого поэта С. А. Есенина, объявил его поэзию «есенинщиной», «мужицко-кулацким естеством». С 1928 г. усилились его разногласия с И. В. Сталиным о путях строительства социализма в СССР. Выступал против сталинской идеи коллективизации сельского хозяйства, ратовал за более мягкий ее вариант, без ликвидации кулака как класса. Предупреждал, что насилие над крестьянами будет иметь далеко идущие последствия. Продвигал своих сторонников в партийный и советский аппарат, в научные учреждения, во влиятельные средства массовой информации. 30.09.1928 г. опубликовал в «Правде» знаменитую статью «Заметки экономиста», в которой вновь говорил о необходимости и возможности бескризисного развития промышленности и сельского хозяйства. Политбюро осудило эту статью, на заседании вспыхнула острая перепалка, в ходе которой И. В. Сталин потребовал от Н. И. Бухарина прекратить «линию торможения коллективизации», на что последний в запальчивости назвал Генерального секретаря «мелким восточным деспотом». Установил нелегальные отношения с бывшей «оппозицией», которую сам помог И. В. Сталину разгромить. Конфиденциально посещал Л. Б. Каменева, предлагал ему и Г. Е. Зиновьеву заключить союз против И. В. Сталина, сетовал, что «революция погублена», что «Сталин — интриган самого худшего пошиба», что его ничего не интересует, кроме сохранения своей власти. Л. Б. Каменев записал эти слова и отдал текст «молодым троцкистам», которые растиражировали его в виде подпольной листовки, датированной 20.01.1929 г. Пытался перетянуть на свою сторону К. Е. Ворошилова и М. И. Калинина, вел закулисные переговоры с председателем ГПУ Г. Г. Ягодой и его заместителем М. А. Трилиссером на предмет отстранения И. В. Сталина от власти. Называл его Чингисханом. Когда в 1936 г. Л. Б. Каменева расстреляли, Н. И. Бухарин написал письмо К. Е. Ворошилову, что Л. Б. Каменев был «циник-убийца», и он рад его расстрелу. Каялся, что бегал к нему за спиной И. В. Сталина. На январском Пленуме ЦК ВКП(б) 1929 г. И. В. Сталин назвал Н. И. Бухарина фракционером. В ответ 24.01.1929 г. опубликовал в «Правде» статью «Политическое завещание Ленина», в которой говорилось о ленинском плане построения социализма. Но подтекст заголовка был ясен всем, кто помнил «Письмо к съезду» В. И. Ленина, в котором он ставил вопрос о перемещении И. В. Сталина с поста Генерального секретаря. На объединенных апрельском и ноябрьском Пленумах ЦК и ЦКК ВКП(б) 1929 г., рассмотревших вопрос о «правом уклоне» в ВКП(б), И. В. Сталин разгромил Н. И. Бухарина и его группу: «Теоретик он не вполне марксистский, теоретик, которому надо еще доучиваться для того, чтобы стать марксистским теоретиком». Уничтожающей критике были подвергнуты его сторонники А. И. Рыков и М. П. Томский, смещенные со своих постов, но пока оставленные в составе Политбюро. 17.11.1929 г. выведен из Политбюро. 23.11.1929 г. он, А. И. Рыков и М. П. Томский написали записку в ЦК с осуждением своей позиции: «Мы считаем своим долгом заявить, что в этом споре оказались правы партия и ее ЦК. Наши взгляды оказались ошибочными. Признавая эти свои ошибки, мы со своей стороны поведем решительную борьбу против всех уклонов от генеральной линии партии и, прежде всего, против правого уклона». В 1929 — 1932 гг. заведующий научно-техническим управлением, член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) СССР. С 1932 г. член коллегии Наркомата тяжелой промышленности СССР. После смерти жены И. В. Сталин попросил Н. И. Бухарина поменяться кремлевскими квартирами. В 1934 — 1937 гг. ответственный редактор газеты «Известия ЦИК СССР». В феврале 1936 г. был командирован за границу для покупки архива К. Маркса и Ф. Энгельса, который принадлежал немецкой социал-демократической партии и после прихода к власти Гитлера был вывезен из Германии в другие страны Европы. Носил русские сапоги и кепку. По словам его жены А. М. Лариной, когда впервые пригласили на дипломатический прием и предупредили по телефону из Наркоминдела, что надо быть соответственно одетым, ответил: «Меня русский пролетариат знает в кожанке и кепке, сапогах и косоворотке, таким я и явлюсь на прием». Мог плюнуть по-мужичьи сквозь зубы, мог свистнуть, как уличный мальчишка. Позволял себе озорные выходки. И. В. Сталин называл его Бухарчиком, В. М. Молотов — Шуйским, хитрой лисой. В быту был любезным, милым человеком. При встрече обнимал людей, целовал. Носил рыжую бородку. Вместе с К. Б. Радеком готовил текст первой Конституции СССР (1936). В 1937 г., находясь в отпуске в Средней Азии, из газет узнал о начале следствия по его делу: на судебном процессе Г. Е. Зиновьев и Л. Б. Каменев стали давать на него показания. Возвратившись в Москву, 01.09.1936 г. написал отчаянные письма И. В. Сталину, К. Е. Ворошилову и другим членам Политбюро. 03.09.1936 г. получил ответ от К. Е. Ворошилова: «Возвращаю твое письмо, в котором ты позволил себе гнусные выпады в отношении партруководства. Если ты твоим письмом хотел убедить меня в твоей полной невинности, то убедил пока в одном: впредь держаться от тебя подальше, независимо от результатов следствия по твоему делу, а если ты письменно не откажешься от мерзких эпитетов по адресу партруководства, буду считать тебя и негодяем». 10.09.1936 г. «Правда» опубликовала сообщение, что Прокуратура СССР, не найдя данных, подтверждающих факт преступления, дело в его отношении прекратила. В феврале 1937 г. объявил голодовку в знак протеста против обвинений его в причастности к заговорщической деятельности. После вопроса И. В. Сталина: «Кому ты выдвигаешь ультиматум, ЦК?» прекратил голодовку. На январско-февральском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. исключен из партии, 27.02.1937 г. арестован. В тюрьме для него был установлен щадящий режим: жена передавала необходимые для работы над рукописями книги, к нему не применялись издевательства и пытки. Находясь в камере, написал более 50 печатных листов, которые направлялись И. В. Сталину и хранились в его личном архиве. Обнародованы в 1994 — 1996 гг., в том числе автобиографический роман «Времена», книга стихов, теоретический труд «Философские арабески». Находясь в тюрьме, писал о И. В. Сталине стихи и поэмы, посылал ему письма, полные лести и подобострастия, просил у него прощения, умолял сохранить жизнь. Сообщал, что готов «хоть на 25 лет в Печору или Колыму, в лагерь: я бы поставил там университет, краеведческий музей, технич. станции т. д., институты, картинную галерею, этнограф-музей, зоо- и фитомузей, журнал лагерный, газету». (Источник. 1993. № 0. С. 23 — 25.) Письмо, написанное лично И. В. Сталину в ночь на 15.04.1937 г., генсек направил всем членам Политбюро. Они оставили для истории свои автографы. «Читал. По-моему, писал жулик. В. Молотов». Л. М. Каганович: «Все та же жульническая песенка: я не я, лошадь не моя». В. Я. Чубарь: «Безусловно жульническое письмо». А. И. Микоян: «Бухарин продолжает свое провинциальное актерство и фарисейское жульничество». А. А. Андреев: «Типичная бухаринская ложь». 13.03.1938 г. по делу так называемого «антисоветского правотроцкистского блока» приговорен к расстрелу. На суде признал себя виновным за всю совокупность преступлений, совершенных «правотроцкистским блоком», «независимо от того, знал ли я или не знал, принимал или не принимал прямое участие в том или ином акте, потому что я отвечаю, как один из лидеров, а не стрелочник этой контрреволюционной организации». Но все предъявленные ему конкретные обвинения разрушал. В обвинительном заключении Генеральный прокурор СССР А. Я. Вышинский сказал, что «лицемерием и коварством этот человек превзошел самые коварные, чудовищные преступления, какие только знала человеческая история». Дважды подавал прошения о помиловании. Последнее прошение датировано 13.03.1938 г., написано во внутренней тюрьме НКВД: «Прошу Президиум Верховного Совета СССР о помиловании. Я считаю приговор суда справедливым возмездием за совершенные мною тягчайшие преступления против социалистической родины, ее народа, партии, правительства. У меня в душе нет ни единого слова протеста. За мои преступления меня нужно было бы расстрелять десять раз... Я твердо уверен: пройдут годы, будут перейдены великие исторические рубежи под водительством Сталина, и вы не будете сетовать на акт милосердия и пощады, о котором я вас прошу: я постараюсь всеми своими силами доказать вам, что этот жест пролетарского великодушия был оправдан» (ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 66. Д. 58. Л. 1 — 4). Расстрелян 15.03.1938 г. По словам Л. Д. Троцкого, «свойство этого человека таково, что он всегда должен опираться на кого-либо, состоять при ком-то, прилипнуть к кому-либо. В такие периоды Бухарин является просто медиумом, через которого говорит и действует кто-то другой. Но надо не спускать с медиума глаз, иначе он незаметно для себя подпадет под прямо противоположное влияние, как другие люди попадают под автомобиль, и начнет поносить своего идола с той же беззаветной восторженностью, с какой только что превозносил» (Троцкий Л. Д. Моя жизнь. М., 1991. С. 265). 13.04.1956 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление «Об изучении материалов открытых судебных процессов по делу Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Тухачевского и других». 10.12.1956 г. комиссия представила в Президиум ЦК КПСС свои выводы: «Массовые репрессии по государственной линии явились результатом злоупотребления властью со стороны И. В. Сталина, а также пробравшихся в органы НКВД карьеристов и провокаторов, фальсифицировавших дела на честных советских граждан. Одновременно комиссия докладывала, что «оснований для пересмотра дел в отношении Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Каменева... не имеется, поскольку они на протяжении многих лет возглавляли антисоветскую борьбу, направленную против строительства социализма в СССР». 04.02.1987 г. реабилитирован пленумом Верховного суда СССР. В июне 1988 г. КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии. Действительный член АН СССР (1929). 10.05.1988 г. постановлением президиума Академии наук СССР восстановлен в звании академика. Член Исполкома Коминтерна и его Президиума в 1919 — 1929 гг. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР.

    В

    ВЛАДИМИРСКИЙ Михаил Федорович (20.02.1874 — 02.04.1951). Член Оргбюро ЦК РКП(б) в 1919 г. Член ЦК РКП(б) в 1918 — 1919 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1919 — 1920 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1925 — 1927 гг. Председатель ЦРК ВКП(б) в 1927 — 1951 гг. Член КПСС с 1895 г.

    Родился в г. Арзамасе Нижегородской губернии в семье священника. Русский. С 90-х годов принимал участие в марксистских кружках Нижнего Новгорода, Москвы, в создании «Московского рабочего союза». Подвергался аресту, ссылался. В 1899 г. уехал за границу, сотрудничал в газете «Искра». В 1903 г. окончил медицинский факультет Берлинского университета. Работал земским врачом в Нижнем Новгороде, вел нелегальную революционную деятельность. В 1905 г. член МК РСДРП, активный участник декабрьского вооруженного восстания в Москве. В 1906 г. арестован, был выпущен под залог и, не дожидаясь суда, эмигрировал во Францию. Там впервые встретился с В. И. Лениным, который писал о нем своей сестре А. И. Ульяновой-Елизаровой, что впечатление производит хорошее: «Теперь он поселился за городом, где детям будет лучше. Бедствует он сильно; в самое последнее время, говорят, маленькое-малюсенькое вознаграждение удалось ему достать за временную работу» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 55, с 313). Состоял в Парижской группе большевиков. В мае 1917 г. прибыл в Россию вместе с Л. Д. Троцким в составе «межрайонцев». С июля 1917 г. член бюро Московского комитета РСДРП(б). Во время Октябрьской революции 1917 г. входил в состав Московского Боевого партийного центра по руководству вооруженным восстанием, решения которого были обязательны для всех партийных организаций и для большевиков, входивших в советский центр по руководству восстанием — Военно-революционный комитет. После победы большевиков в Москве был избран председателем пятерки городских комиссаров, затем Совета районных дум. Фактически выполнял функции первого городского головы революционной Москвы. До 1918 г. член МК РСДРП(б). В 1918 — 1921 гг. член Президиума ВЦИК, с 16.03 по 30.03.1918 г. исполнял обязанности председателя ВЦИК. В 1919 г. заместитель наркома внутренних дел РСФСР. В 1922 — 1925 гг. секретарь ЦК КП(б) Украины, нарком Рабоче-крестьянской инспекции, председатель ЦКК, заместитель председателя СНК УССР и председатель Госплана республики. В 1926 — 1929 гг. заместитель председателя Госплана СССР, председатель Союза союзов сельхозкооперации. С 1930 по 1934 г. нарком здравоохранения РСФСР. В 1927 — 1951 гг. председатель Центральной ревизионной комиссии ВКП(б). Занимал этот пост до конца жизни. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Был депутатом Верховного Совета СССР 3-го созыва. Награжден двумя орденами Ленина. Автор работ по вопросам советского строительства. Прах погребен в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

    ВЛАСОВ Александр Владимирович (20.01.1932). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 30.09.1988 г. по 13.07.1990 г. Член ЦК КПСС с 1981 г. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1976 — 1981 гг. Член КПСС с 1956 г.

    Родился в поселке Мысовск (г. Бабушкин Бурятской АССР). Русский. После окончания в 1954 г. Иркутского горно-металлургического института работал горным мастером на шахте треста «Черемховуголь», в комсомольских комитетах — заведующим отделом пропаганды и агитации, вторым секретарем Черемховского горкома. С 1955 г. второй секретарь, с 1960 г. первый секретарь Иркутского обкома ВЛКСМ. С 1961 г. на партийной работе: первый секретарь Зиминского райкома КПСС Иркутской области, с 1963 г. второй секретарь Иркутского промышленного обкома КПСС. В 1964 — 1965 гг. первый заместитель председателя Иркутского облисполкома. С 1965 г. секретарь, второй секретарь Якутского обкома партии. В 1972 — 1975 гг. инспектор ЦК КПСС. С 1975 по 1984 г. был первым секретарем Чечено-Ингушского обкома партии. В 1984 — 1986 гг. первый секретарь Ростовского обкома КПСС. Дружил с семьей М. С. Горбачева. С 1986 г. по октябрь 1988 г. министр внутренних дел СССР. Сменил на этом посту В. В. Федорчука. Создал ОМОНы. Усилил борьбу с нетрудовыми доходами. Профессионалом не был, о работе МВД имел смутное представление. Характер имел мягкий, не типичный для руководителя этого ведомства. 29.04.1986 г. вошел в состав оперативной группы Политбюро по координации спасательных работ на Чернобыльской АЭС. В декабре 1986 г. вместе с М. С. Соломенцевым командировался Политбюро в Алма-Ату для пресечения массовых беспорядков («первая кровь перестройки»), вызванных недовольством населения снятием Д. А. Кунаева и назначением руководителем республики русского Г. В. Колбина. В 1988 — 1990 гг. Председатель Совета Министров РСФСР. Сменил на этом посту В. И. Воротникова, возглавившего Президиум Верховного Совета РСФСР. 03.11.1989 г. вместе с ним направил в Политбюро записку о создании Государственного комитета РСФСР по национальным вопросам. Предложение было одобрено. Ведомство, упраздненное при И. В. Сталине как исчерпавшее свои функции с образованием СССР, вновь было воссоздано и развернуло кипучую деятельность, будируя общественное мнение, навязывая бесплодные дискуссии. С 09.12.1989 г. член Бюро ЦК КПСС по РСФСР. 20.04.1990 г. на заседании Политбюро, согласившемся с просьбой В. И. Воротникова не рекомендовать его на пост Председателя Верховного Совета РСФСР, был назван претендентом на этот пост. После некоторых раздумий А. В. Власов согласился, но сказал, что надо иметь резервные кандидатуры. 18.05.1990 г. выступил с докладом «О социально-экономическом положении РСФСР» на Первом съезде народных депутатов РСФСР. Отвечал на острые вопросы путанно, часто сбивался. Сначала М. С. Горбачев положительно оценил доклад, но в последний момент, ночью, заявил, что съезд им не удовлетворен и что надо подумать о другой кандидатуре на пост Председателя Верховного Совета РСФСР. Генсек поручил еще раз поговорить с руководителями делегаций, узнать их мнение о И. К. Полозкове. Ю. А. Манаенков и В. А. Крючков подтвердили, что рейтинг И. К. Полозкова значительно выше. А. В. Власов расстроился: «Ведь я же не напрашивался! Зачем мне эти перестановки! Уйду в отставку и все». Однако ни в первом, ни во втором голосовании И. К. Полозков не смог набрать необходимого количества голосов, и тогда в Политбюро вновь вернулись к кандидатуре А. В. Власова. 29.05.1990 состоялось новое голосование. А. В. Власов набрал 467 голосов. Председателем Верховного Совета стал Б. Н. Ельцин, он набрал 535 из 532 необходимых для победы голосов. С июня 1990 г. по август 1991 г. заведующий Социально-экономическим отделом ЦК КПСС. С сентября 1991 г. на пенсии. Депутат Верховного Совета СССР 9 — 11-го созывов. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами «Знак Почета». Генерал-полковник (1987).

    ВОЗНЕСЕНСКИЙ Николай Алексеевич (18.11.1903 — 01.10.1950). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 26.02.1947 г. по 07.03.1949 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 21.02.1941 г. по 26.02.1947 г. Член ЦК ВКП(б) в 1939 — 1949 гг. Член КПСС с 1919 г.

    Родился в селе Теплое Чернского уезда Тульской губернии в семье служащего лесной конторы. Русский. Трудовую деятельность начал с 14 лет учеником в лавке. Затем был столяром и рабочим типографии. В 1918 — 1919 гг. конторщик земельного отдела. В 1919 г. возглавил созданную им уездную комсомольскую организацию в г. Чернь Тульской губернии. В 1920 — 1921 гг. заведующий отделом, редактор тверской газеты «Юный коммунар». В 1921 — 1924 гг. учился в Коммунистическом университете им. Я. М. Свердлова, после окончания которого был направлен на партийную работу в Донбасс. В 1924 — 1926 гг. заведующий отделом агитации и пропаганды Енакиевского райкома, секретарь парткома Енакиевского металлургического завода. В 1927 — 1928 гг. заместитель заведующего отделом агитации и пропаганды Артемовского окружкома партии. В 1928 — 1931 гг. учился в Экономическом институте красной профессуры, в 1931 — 1934 гг. преподавал в этом вузе. Одновременно в 1932 — 1934 гг. работал в ЦКК ВКП(б) — Рабоче-крестьянской инспекции СССР: старший инспектор, руководитель группы планирования и учета. С февраля 1934 г. руководитель группы планирования и учета Комиссии советского контроля (КСК) при СНК СССР. В 1934 — 1939 гг. член КСК (в мае 1938 г. — марте 1939 г. член бюро КСК). В феврале — марте 1935 г. уполномоченный КСК в г. Сталино (ныне Донецк). В 1935 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук. Вел активную научно-теоретическую деятельность. После убийства С. М. Кирова и последовавшей затем чистки ленинградских кадров направлен в Ленинград. С 1935 г. член президиума Ленсовета, председатель городской плановой комиссии (Ленплана), заместитель председателя исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. С ноября 1937 г. заместитель председателя Госплана СССР. С января 1938 г. по март 1941 г. председатель Госплана СССР, одновременно с апреля 1939 г. заместитель Председателя СНК СССР. С 19.01.1938 председатель Госплана СССР. Выдвиженец А. А. Жданова, который предложил его кандидатуру И. В. Сталину вместо арестованного В. И. Межлаука. Очень понравился И. В. Сталину. Спустя короткое время он назначил его своим первым заместителем по экономическим вопросам в Совнаркоме, выше В. М. Молотова и А. И. Микояна. По словам А. И. Микояна, как только И. В. Сталин начал его возносить, амбициозность Н. А. Вознесенского начала возрастать, он стал проявлять высокомерие по отношению к коллегам: «Вознесенский не имел опыта управления хозяйством, он никогда не был ни директором завода, ни секретарем обкома, ни наркомом. Поэтому стиль его работы был несколько канцелярским, бумажным. Для него имел большую силу план. Он недостаточно понимал, что мало принять даже очень хороший план, что главное обеспечить его выполнение» (Микоян А. И. Так было. М., 1999. С. 423). С апреля 1940 г. председатель Совета по оборонной промышленности при СНК СССР. С марта 1941 г. первый заместитель Председателя СНК СССР, одновременно с декабря 1942 г. по март 1949 г. председатель Госплана СССР. 17.10.1941 г. с возникновением прямой угрозы захвата Москвы немецкими войсками был эвакуирован в Куйбышев. После их разгрома возвратился в столицу. В Куйбышеве руководил работой Совнаркома. Подчинить себе все наркоматы было трудно, поскольку они разместились в разных городах, а телеграфная, железнодорожная и воздушная связь с Куйбышевым была плохая. В годы Великой Отечественной войны член Государственного комитета обороны (с февраля 1942 г. по сентябрь 1945 г.). С 1943 г. член Комитета при СНК СССР по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов. Действительный член АН СССР (1943). С марта 1946 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР. Ученый-экономист, автор фундаментального труда «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» (М.,1947), отмеченного в 1948 г. Сталинской премией 1-й степени. Рукопись книги редактировал лично И. В. Сталин. Всю премию в размере 200 000 руб. Н. А. Вознесенский передал на содержание детских домов. В 1949 г. книга была изъята из библиотек как антимарксистская. В ее написании участвовали около 100 работников Госплана по разным отраслям. В октябре 1961 г. на ХХII съезде КПСС Л. Ф. Ильичев рассказал, что книгу эту еще в рукописи прочитал с карандашом в руках И. В. Сталин, сделал свои пометки и даже некоторые вставки: «Что же случилось? А случилось то, что к неудовольствию «теоретического бога», книга Н. А. Вознесенского стала популярной в кругах экономистов и студенчества. Некоторые экономисты даже хвалили ее, находили в ней что-то новое, творческое. Этого было достаточно для того, чтобы книгу изъять и таким путем закончить «выяснение» теоретических истин в области советской экономики, создания политической экономии социализма» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 184). 29.03.1948 г. было принято постановление Совета Министров СССР: «Председательство на заседаниях Бюро Совета Министров СССР возложить поочередно на заместителей Председателя Совета Министров СССР тт. Маленкова и Вознесенского». При обсуждении плана на 1948/1949 г. И. В. Сталин поручил Н. А. Вознесенскому как председателю Госплана обеспечить такой рост, чтобы не было падения плана производства в первых кварталах против последних. Н. А. Вознесенский сказал, что сделает это, и составил такой план, в котором не было падения производства в первом квартале, а намечалось даже некоторое повышение. И. В. Сталин был очень доволен. Через три месяца после этого Л. П. Берия предоставил И. В. Сталину служебную записку заместителя председателя Госплана М. П. Помазнева, ведавшего химией, на имя Н. А. Вознесенского: «Мы правительству доложили, что план этого года в первом квартале превышает уровень IV квартала предыдущего года. Однако при изучении статистической отчетности выходит, что план первого квартала ниже того уровня производства, который был достигнут в IV квартале, поэтому картина оказалась такая же, что и в предыдущие годы». Ознакомившись с запиской, Н. А. Вознесенский наложил резолюцию: «В дело», то есть не дал ей хода. И. В. Сталин был поражен докладом Л. П. Берии: «Этого не может быть!» и велел проверить этот факт. Он подтвердился. И. В. Сталин был вне себя: «Значит, Вознесенский обманывает Политбюро, и нас, как дураков, надувает? Как это можно допустить, чтобы член Политбюро обманывал Политбюро? Такого человека нельзя держать ни в Политбюро, ни во главе Госплана!» Первоначально его намеревались направить в Среднюю Азию, чтобы он возглавил там региональное бюро ЦК ВКП(б), но И. В. Сталин сказал, что он и там будет обманывать, и предложил послать его ректором Томского университета. Однако вскоре передумал и дал поручение начать в отношении его разработку в связке с «ленинградским делом». Фигурировал в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) товарища Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родионова М. И. и Попкова П. С.» от 15.02.1949 г. Подчеркнув, что вышеназванные лица имеют «нездоровый, небольшевистский уклон, выражающийся в демагогическом заигрывании с Ленинградской организацией, в охаивании ЦК ВКП(б), который якобы не помогает Ленинградской организации, в попытках представить себя в качестве особых защитников интересов Ленинграда, в попытках создать недоразумение между ЦК ВКП(б) и Ленинградской организацией и отдалить таким образом Ленинградскую организацию от ЦК ВКП(б)», Политбюро в отношении его указало: «Отметить, что член Политбюро ЦК ВКП(б) т. Вознесенский, хотя и отклонил предложение т. Попкова о «шефстве» над Ленинградом, указав ему на неправильность такого предложения, тем не менее все же поступил неправильно, что своевременно не доложил ЦК ВКП(б) об антипартийном предложении «шефствовать» над Ленинградом, сделанным ему т. Попковым». 05.03.1949 г. освобожден от должности заместителя Председателя Совета Министров СССР и председателя Госплана СССР. В постановлении Совета Министров СССР по этому поводу сказано: «Тов. Вознесенский неудовлетворительно руководит Госпланом, не проявляет обязательной, особенно для члена Политбюро, партийности в руководстве Госпланом и в защите директив правительства в области планирования, неправильно воспитывает работников Госплана, вследствие чего в Госплане культивировались непартийные нравы, имели место антигосударственные действия, факты обмана правительства, преступные факты по подгону цифр и, наконец, факты, которые свидетельствуют о том, что руководящие работники Госплана хитрят с правительством». Опросом членов ЦК 07.03.1949 г. выведен из состава Политбюро. Назначенный в Госплан СССР на должность уполномоченного ЦК ВКП(б) по кадрам Е. Е. Андреев в июле 1949 г. представил записку об утрате Госпланом СССР за период с 1944 г. по 1948 г. более 200 секретных документов, составляющих по своему содержанию государственную тайну. По предложению Г. М. Маленкова эта записка была направлена И. В. Сталину. 07.09.1949 г. Бюро Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) подготовило решение «О многочисленных фактах пропажи секретных документов в Госплане СССР», в котором предлагалось внести на утверждение ЦК следующие предложения: «1. За нарушение советских законов об охране государственной тайны и создание в аппарате Госплана СССР разлагающей обстановки попустительства виновникам утери секретных документов Вознесенского Н. А. исключить из состава членов ЦК ВКП(б). 2. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 09.04.1947 г. и ввиду особой серьезности нарушений закона о Госплане СССР предать суду Вознесенского, как основного виновника этих нарушений, а также бывшего заместителя председателя Госплана СССР Панова, заместителя председателя Госплана Купцова, нач. отдела кадров Орешкина и начальника 5-го отдела Госплана Белоуса...» Уголовная ответственность за утерю секретных документов в СССР была введена в 1943 г., по закону 1947 г. за случайное разглашение секретной информации предусматривалось наказание в виде лишения свободы от 8 до 12 лет. 11.09.1949 г. Политбюро приняло решение утвердить эти предложения и вынести их на Пленум ЦК ВКП(б). 12 — 13.09.1949 г. опросом они были утверждены Пленумом ЦК ВКП(б). В течение семи месяцев Н. А. Вознесенский безрезультатно пытался попасть на прием к И. В. Сталину или хотя бы поговорить с ним по телефону. Ответа от него на свое письмо не получил. В воздухе повисла просьба перейти на работу в систему Академии наук как доктору экономическому наук и академику. За семь месяцев вынужденной безработицы написал капитальное теоретическое исследование «Политическая экономия коммунизма» объемом более 800 машинописных страниц. Арестован 27.10.1949 г. Осужден 30.09.1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР по ст. 58-1«а», 58-7, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Закрытый процесс, на котором присутствовало около 600 человек партийного актива, проходил в Ленинграде. По свидетельству заведующего Общим отделом ЦК КПСС В. М. Малина, присутствовавшего на процессе, в последнем слове сказал: «Будь проклят этот город, отсюда выросла бироновщина, отсюда выросла керенщина, отсюда выросла зиновьевщина, здесь появилась какая-то попковщина, к которой я никакого отношения не имею. Я не виноват в тех преступлениях, которые мне здесь предъявляются. Я прошу передать это Сталину». (Молотов. Маленков. Каганович. 1957. Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998. С. 428). Расстрелян 01.10.1950 г. Были расстреляны также его брат А. А. Вознесенский — министр просвещения РСФСР, и сестра М. А. Вознесенская — секретарь Куйбышевского райкома ВКП(б) г. Ленинграда. Реабилитирован 30.04.1954 г. Военной коллегией Верховного суда СССР. 26.02.1988 г. КПК при ЦК КПСС подтвердил членство в партии с августа 1919 г. А. И. Микоян называл его шовинистом. Ссылался на И. В. Сталина, который говорил членам Политбюро, что Н. А. Вознесенский великодержавный шовинист редкой степени: «Для него не только грузины и армяне, но даже украинцы — не люди». Был депутатом Верховного Совета СССР 2-го созыва. Награжден двумя орденами Ленина.

    ВОРОНОВ Геннадий Иванович (18.08.1910 — 01.04.1994). Член Президиума (Политбюро) ЦК КПСС с 31.10.1961 г. по 27.04.1973 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 18.01.1961 г. по 31.10.1961 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1975 гг. Член КПСС с 1931 г.

    Родился в селе Рамешки Бежецкого уезда Тверской губернии в семье учителя. Русский. Трудовой путь начал в 1929 г. Работал электромонтером, бригадиром, мастером на строительстве Череповецкого стекольного и Пермского суперфосфатного заводов. В 1936 г. окончил электромеханическое отделение горного факультета Томского индустриального института им. С. М. Кирова. Затем учился в Новосибирском институте марксизма-ленинизма. С 1937 г. на партийной работе: заведующий культурно-пропагандистским отделом Кировского райкома ВКП(б) г. Томска; в 1938 — 1939 гг. заведующий отделом пропаганды и агитации, секретарь Прокопьевского горкома ВКП(б) Кемеровской области; с 1939 г. секретарь, второй секретарь, в 1948 — 1955 гг. первый секретарь Читинского обкома и горкома (до 1950 г.) партии. В 1955 — 1957 гг. заместитель министра сельского хозяйства СССР. С 1957 г. по 1961 г. первый секретарь Оренбургского обкома КПСС. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС вместе с группой членов и кандидатов в члены ЦК КПСС направил в Президиум ЦК КПСС письменное заявление с требованием сурово наказать руководство «антипартийной группы». Предлагал вывести из состава членов Президиума и членов ЦК КПСС Г. М. Маленкова, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича, М. З. Сабурова и М. Г. Первухина, вывести из состава кандидатов в члены Президиума и членов ЦК КПСС и снять с поста секретаря ЦК КПСС Д. Т. Шепилова, а также поручить Комитету партийного контроля рассмотреть их партийную принадлежность. Поставил вопрос о строгом наказании Н. А. Булганина. С января 1961 г. заместитель, с октября 1961 г. по ноябрь 1962 г. первый заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. С ноября 1962 г. по июль 1971 г. Председатель Совета Министров РСФСР. Имел импозантную, представительную внешность. По воспоминаниям бывшего секретаря Челябинского обкома КПСС М. Ф. Ненашева, «при внимательном наблюдении, в беседах и выступлениях, не производил впечатления умудренного государственного деятеля. Его встречи и выступления перед партийным активом вызывали странное впечатление: он много говорил о внимании к сельскому хозяйству, особенно животноводству, нудно и утомительно поучал, демонстрировал фотографии породистого скота канадской породы, показывая перед нами свою ученость. Он больше напоминал манерного провинциального лектора, чем государственного деятеля масштаба России». Сыграл одну из ключевых ролей в подготовке смещения Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. 13.10.1964г. на заседании Президиума ЦК КПСС, обсуждавшем вопрос о смещении Н. С. Хрущева, заявил: «В результате неправильного и непартийного отношения т. Хрущева создалась нетерпимая обстановка. ...По существу, коллективного руководства нет. Не терпит никаких замечаний. ...Окрики, оскорбления» (АПРФ. Рабочая запись заведующего Общим отделом ЦК КПСС В. Н. Малина выступлений на заседании Президиума ЦК КПСС 13 — 14.10.1964 г.). Резко оборвал Н. С. Хрущева, назвавшего членов Президиума своими друзьями: «У вас здесь нет друзей!» Реплику смикшировал В. В. Гришин: «Вы не правы, — возразил он, — мы все друзья Никиты Сергеевича». Приход Л. И. Брежнева к власти был для него неожиданностью и встречен, судя по дальнейшему поведению, отрицательно. Выступая перед членами бюро Новосибирского обкома КПСС, расценил ввод советских войск в Чехословакию в августе 1968 г. как ошибочный шаг руководства и дал понять, что эту точку зрения высказал и на заседании Политбюро. 19.12.1969 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем, надо ли публиковать статью в связи с 90-летием со дня рождения И. В. Сталина, твердо заявил: «Я за статью. Если мы не дадим статьи, ущерб будет большой» (АПРФ. Ф.3. Оп. 120. Д. 7. С. 609). 17.06.1971 г. на заседании Политбюро предложил утверждать секретарей обкомов партии и председателей облисполкомов Советом Министров РСФСР или хотя бы согласовывать там кандидатуры, но не был поддержан большинством. Излагал свою точку зрения, не совпадающую с мнением большинства членов Политбюро, по вопросам строительства КамАЗа, Чебоксарской ГЭС, назначения Н. А. Щелокова на пост министра внутренних дел СССР. Неприязненные отношения с Л. И. Брежневым, возникшие практически с первых дней работы, в конце концов вылились в ряд столкновений, сначала мелких, а потом и по принципиальным вопросам. Претендовал на более значимую роль в партии и государстве. В 1971 — 1973 гг. председатель Комитета народного контроля СССР. Л. И. Брежнев относился к этому ведомству как к лишнему: «Никакой пользы от народного контроля я не вижу. Вот был Мехлис, его все боялись». По словам Г. И. Воронова, попытки убедить Генерального секретаря в важности народного контроля как демократического института, в отличие от времен Л. З. Мехлиса, когда контроль был государственным, частью бюрократической системы, успехом не увенчались. Л. И. Брежнев считал, что председатель Комитета народного контроля входить в состав Политбюро не должен. По мнению Г. И. Воронова, это принижало роль КНК. С этим он не мог согласиться и подал в отставку: «В апреле 1973 года я попросил освободить меня от обязанностей председателя Комитета народного контроля СССР. Тогда же меня вывели из Политбюро. А в 1976 году перед самым ХХV съездом КПСС вместе с Мжаванадзе, Шелепиным и Шелестом вывели и из ЦК. Да, Брежнев не хотел, чтобы мы присутствовали на этом съезде. Нарушены были все уставные нормы. Я был так возмущен, что собирался выступить. Мжаванадзе отговорил меня: ‘‘К чему? Все равно микрофон отключат’’. А вот Шелест молодец, демонстративно покинул зал» (Брежнев Л. И. Материалы к биографии. М., 1991. С.190). Депутат Верховного Совета СССР 3 — 8-го созывов. Награжден орденами и медалями СССР. С мая 1973 г. персональный пенсионер союзного значения. Лишенный Л. И. Брежневым высоких должностей, в эпоху горбачевских перемен не преминул лягнуть своего обидчика, по-иному оценивая личность Н. С. Хрущева: «Даже явные просчеты Хрущева весят гораздо меньше того главного, что он сделал... Мотивы у участников Пленума были разные, а результат? Вместо того чтобы поправить ошибки одной яркой личности, мы сделали ставку на другую — посредственную». Похоронен в Москве.

    ВОРОТНИКОВ Виталий Иванович (20.01.1926). Член Политбюро ЦК КПСС с 27.12.1983 г. по 13.07.1990 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 15.06.1983 г. по 27.12.1983 г. Член ЦК КПСС в 1971 — 1990 гг. Член КПСС с 1947 г.

    Родился в г. Воронеже в семье рабочего. Русский. Трудовую деятельность начал в 1942 г. учеником слесаря на Воронежском паровозоремонтном заводе им. Ф. Э. Дзержинского. В 1943 — 1944 гг. работал контролером ОТК на Воронежском авиационном заводе, эвакуированном осенью 1941 г. в Куйбышев. После окончания в 1947 г. авиационного техникума — технолог, начальник техбюро, начальник цеха, главный контролер качества продукции, секретарь парткома завода. В 1954 г. окончил без отрыва от производства Куйбышевский авиационный институт. С 1960 г. заведующий промышленно-транспортным отделом, с 1961 г. секретарь, с 1963 г. второй секретарь Куйбышевского промышленного обкома КПСС, с 1965 г. второй секретарь Куйбышевского обкома КПСС. Курировал оборонные отрасли промышленности. В 1967 — 1971 гг. председатель исполкома Куйбышевского областного Совета. В 1971 — 1975 гг. первый секретарь Воронежского обкома КПСС. В июле 1975 г. — январе 1979 г. первый заместитель Председателя Совета Министров РСФСР. Занимался вопросами финансов, материальных ресурсов, капиталовложений. С 11.01.1979 г. по 1982 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Республике Куба. 10.01.1979 г., во время отпуска своего шефа М. С. Соломенцева, с которым последнее время стало все более сложно работать, был приглашен на беседу к заведующему Отделом загранкадров ЦК КПСС Н. М. Пегову, сообщившему о переводе на дипломатическую работу. Не согласился, сослался на отсутствие опыта, возраст, незнание иностранных языков. Был препровожден к секретарю ЦК КПСС К. В. Русакову, который сказал, что вопрос обсуждался на Секретариате ЦК, взвешивались все «за» и «против». Визиты к Я. П. Рябову, М. С. Горбачеву, А. П. Кириленко ничего не изменили: пришлось ехать в Гавану. В. И. Воротников поддерживал Ю. В. Андропова в его многолетней и упорной кампании против первого секретаря Краснодарского крайкома КПСС С. Ф. Медунова. Отстаивая его, Л. И. Брежнев отправил В. И. Воротникова в почетную ссылку — послом на Кубу. Ю. В. Андропов за верность себе возвысил В. И. Воротникова после смерти Л. И. Брежнева. В 1982 — 1983 гг. первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС. В 1983 — 1988 гг. Председатель Совета Министров РСФСР. Сменил в этой должности М. С. Соломенцева, переведенного председателем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. Сдачи-приема дел не было. По словам В. И. Воротникова, они даже не встретились. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, высказался в пользу М. С. Горбачева: «Почему в приемной М. С. Горбачева всегда полно людей? Да потому, что он умеет их выслушать и хочет им помочь. В то же время это не добренький руководитель. Он умеет и спросить с человека, умеет потребовать. А это, как вы сами понимаете, для нашей огромной страны весьма важное качество» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). Близкий к М. С. Горбачеву человек, его товарищ и соратник по докремлевской жизни и на первом этапе перестройки. В результате возникших разногласий относительно принципов и тактики проведения экономических и особенно политических реформ оттеснен прозападно ориентированным окружением Генерального секретаря на задний план. По словам главного кремлевского врача Е. И. Чазова, первоначально, до Н. И. Рыжкова, М. С. Горбачев планировал В. И. Воротникова на пост Председателя Совета Министров СССР. Однако вскоре изменил решение: ему сказали, что В. И. Воротников претендовал на место М. С. Горбачева. Вместе с Д. А. Кунаевым и В. В. Щербицким возражал против образования Госагропрома СССР. 27.11.1987 г. направил в Политбюро записку «О последствиях антиалкогольной кампании в РСФСР», в которой первым поставил вопрос о негативных процессах, сопровождавших эту борьбу, о необходимости не планировать дальнейшего снижения производства винно-водочных изделий. В 1988 — 1990 гг. Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР, в 1989 — 1990 гг. заместитель Председателя Верховного Совета СССР. Одобрительно отозвался о статье Н. Андреевой «Не могу поступиться принципами», опубликованной 13.03.1988 г. в газете «Советская Россия», но на Политбюро, услышав, что у М. С. Горбачева другое мнение, неуклюже оправдывался. На заседании Политбюро 12.03.1989 г., обсуждавшем проекты документов предстоящего Пленума ЦК по аграрной политике, возражал против содержащегося в проекте доклада М. С. Горбачева предложения о возможной ликвидации колхозов: «Надо ли в принципе так ставить вопрос, даже гипотетически? Тем более генсеку сейчас, в такое время? Я категорически против». На апрельском (1989) Пленуме ЦК, обсуждавшем вопросы национальной политики партии, возражал против высказанных предложений об образовании Российской Компартии в составе КПСС. Считал, что это отрицательно скажется на единстве КПСС. С 09.12.1989 г. член Бюро ЦК КПСС по РСФСР. В марте 1990 г. избран народным депутатом РСФСР, получил более 70 процентов голосов избирателей. 23.05.1989 г., накануне открытия I съезда народных депутатов СССР, в здании Совета Министров РСФСР должен был вести встречу народных депутатов СССР от России с руководством КПСС и российским правительством, однако продержался у микрофона лишь несколько минут. Оказалось, что он, опытный руководитель, председательствовавший на многих мероприятиях государственного масштаба, не умел управлять форумом несогласных. Привыкший иметь дело с послушной аудиторией, растерялся, столкнувшись с проявлением строптивости и незапланированными вопросами. Увидев это, встречу стал вести М. С. Горбачев. 20.04.1990 г. попросил Политбюро не рекомендовать его на пост Председателя Верховного Совета РСФСР: и возраст не тот, 64 года, да и функции нового Верховного Совета уже не те, а «демократические» тенденции он не очень воспринимает. 22.05.1990 г. выступил на Первом съезде народных депутатов РСФСР с докладом «О суверенитете РСФСР, новом Союзном договоре и народовластии в РСФСР». В завершение доклада предложил принять Декларацию о суверенитете и ее проект передал в президиум. На этом же съезде был выдвинут в список кандидатур для голосования на пост Председателя Верховного Совета РСФСР, но сразу взял самоотвод. 28.06.1990 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопросы предстоящего ХХVIII съезда КПСС, предложил не включать в Политбюро руководителей компартий республик: «Они еще и президенты. Это действительно удельные князья». Депутат Верховного Совета СССР 8 — 11-го созывов, народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Герой Социалистического Труда (1986). Последний член Политбюро, получивший эту награду. В 1986 г. на Политбюро М. С. Горбачев провел решение не награждать больше членов высшего политического руководства. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». По его словам, с конца 1989 г. стал понимать, что его хотят выжить из Политбюро: просто перестали приглашать на важные совещания. И он не стал ждать отставки, а сам написал заявление. С 1990 г. персональный пенсионер союзного значения. После распада СССР был лишен этого звания. Жил на 340 руб. От политики отошел полностью. С начала 1992 г. советник Всероссийского совета ветеранов войны, труда и вооруженных сил. Как бывший глава российского правительства, получает надбавку к пенсии в размере 2000 руб. Автор мемуаров «А было это так... Из дневника члена Политбюро ЦК КПСС» (М., 1995), «В Гаване и Москве» (2001).

    ВОРОШИЛОВ Климент Ефремович (04.02.1881 — 02.12.1969). Член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б) — КПСС с 01.01.1926 г. по 16.07.1960 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 02.06.1924 г. по 18.12.1925 г. Член ЦК партии в 1921 — 1961, 1966 — 1969 гг. Член КПСС с 1903 г.

    Родился в селе Верхнее Бахмутского уезда Екатеринославской губернии (ныне г. Лисичанск Луганской области) в семье рабочего-железнодорожника. Русский. Образование начальное, в 1895 г. окончил сельскую земскую школу. С десяти лет работал подпаском, с одиннадцати лет подсобным рабочим на руднике недалеко от Луганска. В детстве был певчим в церкви. С 1896 г. на Юрьевском металлургическом заводе (ст. Алчевская) — курьер, помощник машиниста на водокачке, слесарь электротехнического цеха, машинист крана чугунолитейного цеха. С 1903 г. в Луганске на паровозостроительном заводе Гартмана. Вел среди рабочих революционную пропаганду. В 1904 г. член Луганского большевистского комитета. В 1905 г. председатель Луганского Совета, руководил стачкой рабочих, создавал боевые дружины. Участвовал в работе IV съезда РСДРП в Стокгольме (1906 г.), где впервые встретился с В. И. Лениным, познакомился и подружился с И. В. Сталиным. Делегат V съезда РСДРП (1907 г.) в Лондоне, где близко сошелся с М. И. Калининым и М. В. Фрунзе. После поражения революции 1905 — 1907 гг. с 1908 г. до 1917 г. вел подпольную работу в Баку, Петербурге, Царицыне. Неоднократно подвергался арестам, заключался в тюрьмы, отбывал ссылки в Архангельской и Пермской губерниях. Во время Первой мировой войны уклонился от мобилизации в армию. После Февральской революции 1917 г. член Петроградского Совета. С марта 1917 г. председатель Луганского Совета и городской Думы, руководитель местного комитета партии. Делегат VI съезда РСДРП(б), взявшего курс на вооруженное восстание. В ноябре 1917 г. комиссар Петроградского Военно-революционного комитета (по градоначальству), вместе с Ф. Э. Дзержинским участвовал в создании ВЧК. В январе 1918 г. председатель Чрезвычайной комиссии по охране Петрограда. В марте 1918 г. создал и возглавил 1-й Луганский социалистический партизанский отряд, оборонявший тогдашнюю столицу Украины г. Харьков от германо-австрийских войск. В апреле 1918 г. организовал и возглавил 5-ю Украинскую армию. В июле — начале августа 1918 г. командовал 10-й армией. Участвовал в обороне Царицына, общее руководство которой осуществлял И. В. Сталин. В августе — сентябре 1918 г. член Военного совета Северо-Кавказского военного округа, в сентябре — октябре помощник командующего и член реввоенсовета Южного фронта, в октябре — декабре командующий 10-й армией. Конфликтовал с председателем Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцким, возражавшим против его использования на фронте. В октябре 1918 г. Л. Д. Троцкий телеграфировал В. И. Ленину: «Ворошилов может командовать полком, но не армией в пятьдесят тысяч человек...» (ЦГАРА. Ф. 33987. Оп. 2. Д. 40. Л. 29). Грозился за невыполнение его распоряжений отдать под суд. С ноября 1918 г. член Временного рабоче-крестьянского правительства Украины. С января 1919 г. нарком внутренних дел УССР. Делегат VIII съезда РКП(б), примыкал к «военной оппозиции». В мае — июне 1919 г. руководил разгромом мятежа Н. А. Григорьева на юге Украины. В июне — июле 1919 г. командующий 14-й армией и командующий внутренним Украинским фронтом. За сдачу Харькова снят революционным трибуналом, который констатировал полную военную некомпетентность командарма («его военные познания не позволяют доверить ему даже батальон»), что стало смягчающим вину обстоятельством. Один из организаторов и в ноябре 1919 г. — мае 1921 г. член реввоенсовета Первой Конной армии. В марте 1921 г. участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа. В 1921 — 1924 гг. член Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. С 1924 г. командующий войсками Московского военного округа, член Реввоенсовета СССР. С января 1925 г. заместитель наркома, с ноября 1925 г. по июнь 1934 г. нарком по военным и морским делам СССР, председатель Реввоенсовета СССР. Сменил на этом посту М. В. Фрунзе, скончавшегося во время хирургической операции. В 1927 — 1928 гг. вместе с М. И. Калининым был в какой-то мере на стороне правых, выступал за расширение свободы производства и обмена в сельскохозяйственной сфере, что позволило бы крестьянам зарабатывать деньги и приобретать промышленные товары. В июне 1934 г. — мае 1940 г. нарком обороны СССР. Маршал Советского Союза (1935). В его честь город Луганск был переименован в Ворошиловград, город Ставрополь в Ворошиловск. Лучшие стрелки получали почетное звание «Ворошиловский стрелок», тяжелый танк «КВ» назвали его именем. Один из восьми высших руководителей страны, обращавшихся к И. В. Сталину на «ты». Матерщинник. Любил крепко выпить, гостей всегда угощал перцовкой. В старости перешел исключительно на одно шампанское. Был заядлым охотником. Дружил с художниками, покровительствовал им. Они изображали его на многочисленных полотнах. Играл на баяне, неплохо пел. Накануне расстрела бывший командующий Киевским военным округом И. Э. Якир обратился к нему с письмом: «К. Е. Ворошилову. В память многолетней в прошлом честной работы моей в Красной Армии я прошу Вас поручить посмотреть за моей семьей и помочь ей, беспомощной и ни в чем не повинной. С такой же просьбой я обратился к Н. И. Ежову. Якир, 9 июня 1937 г.». Написал резолюцию: «Сомневаюсь в честности бесчестного человека вообще. К. Ворошилов. 10 июня 1937 г.». Ранее на другом письме И. Э. Якира, убеждавшем в своей невиновности, И. В. Сталин начертал: «Подлец и проститутка». К. Е. Ворошилов добавил: «Совершенно точное определение». После неудачных боев с Финляндией (1939 — 1940 гг.) заменен командующим Киевским военным округом С. К. Тимошенко. С мая 1940 г. заместитель Председателя Совнаркома СССР, ведал вопросами культуры, и до мая 1941 г. председатель Комитета обороны при Совнаркоме. В феврале 1941 г. его имя было присвоено Академии Генерального штаба. В годы Великой Отечественной войны член Государственного комитета обороны и Ставки Верховного Главнокомандования (1941 — 1944). С 10.07.1941 г. по 31.08.1941 г. главнокомандующий войсками Северо-Западного направления. В сентябре 1941 г. командующий войсками Ленинградского фронта. 10.09.1941 г. после потери Шлиссельбурга и окончательного окружения Ленинграда в отчаянии лично возглавил атаку морских пехотинцев. Был снят и заменен Г. К. Жуковым, который не стал слушать его советов и даже не захотел попрощаться перед отлетом в Москву. Некоторое время контролировал по линии ГКО подготовку резервов Красной Армии в Московском, Приволжском, Среднеазиатском и Уральском военных округах. С сентября 1942 г. Главнокомандующий партизанским движением. Имел в подчинении Центральный штаб партизанского движения во главе с П. К. Пономаренко. В январе 1943 г. в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования координировал действия войск Ленинградского и Волховского фронтов при прорыве блокады Ленинграда. В декабре 1943 г. в Отдельной Приморской армии разрабатывал план операции по освобождению Крыма, закончившейся неудачей. Возглавлял Трофейный комитет. Вел переговоры с английской военной миссией, участвовал в Тегеранской конференции (1943), был председателем комиссий по перемирию с Финляндией, Венгрией и Румынией. Возглавлял комиссию по созданию нового Гимна СССР (1943 г.). В 1945 — 1947 гг. председатель Союзной контрольной комиссии в Венгрии. С марта 1946 г. по март 1953 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Бюро по культуре при Совете Министров СССР. По поручению И. В. Сталина председательствовал на последнем заседании последнего при жизни вождя ХIХ съезда КПСС, закрывал его. После смерти И. В. Сталина с 05.03.1953 г. по май 1960 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В июне 1953 г., когда к нему приехал Н. С. Хрущев и завел конфиденциальный разговор о предстоящем аресте Л. П. Берии, дал согласие, но во время обсуждения вопроса накрыл бумагами телефоны, чтобы не подслушали, и перешел на шепот. 08.02.1956 г. на заседании Президиума ЦК, обсуждавшем накануне открытия ХХ съезда КПСС доклад комиссии П. Н. Поспелова о сталинских репрессиях, возражал против ознакомления делегатов с представленными материалами. В июне 1957 г. на четырехдневном заседании Президиума ЦК КПСС голосовал в числе семи членов Президиума за освобождение Н. С. Хрущева от должности Первого секретаря ЦК КПСС, в чем на последующем Пленуме ЦК раскаивался, объяснив, что его «черт попутал», и решительно осудил своих недавних союзников. Во время июньского (1957 г.) кризиса в руководстве партии, когда к беспрерывно заседавшим членам Президиума прорвалась группа членов ЦК и Д. С. Полянский бросил реплику, что он по чужим шпаргалкам выступает, пригрозил прочистить им мозги. Подвергся унизительной проработке на июньском Пленуме ЦК 1957 г. за поддержку «антипартийной группы», был назван «качающимся маятником». В начале июля того же года, произнося речь в Ленинграде, отмежевался от «гнусной попытки» В. М. Молотова, Г. М. Маленкова и Л. М. Кагановича выступить против «ленинского руководства ЦК КПСС в лице товарища Н. С. Хрущева». С 1960 г. член Президиума Верховного Совета СССР. Подвергся резкой критике на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) «за многие массовые репрессии в отношении партийных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских кадров и за другие явления подобного рода, имевшие место в период культа личности». По словам Д. С. Полянского, «когда Кагановичу было предъявлено обвинение в массовых репрессиях на Кубани, проводившихся по его указанию и при его личном участии, Ворошилов выступил в защиту Кагановича; вскочил с места и, размахивая кулаками, кричал: ‘‘Вы еще молоды, и мы вам мозги вправим’’. Мы тогда ответили на его реплику: ‘‘Успокойтесь, ЦК разберется, кому следует мозги вправлять!’’ Так что вы, товарищ Ворошилов, не прикидывайтесь Иваном, не помнящим родства. За антипартийные дела вы должны нести полную ответственность, как и вся антипартийная группа». Многие делегаты в своих выступлениях требовали исключения лидеров антипартийной группы из партии. 26.10.1961 г. направил на имя съезда заявление, в котором признал, что поддерживал некоторые ошибочные, вредные выступления членов антипартийной группы, но потом одумался и решительно осуждает их фракционную деятельность, полностью поддерживает политическую линию Н. С. Хрущева. В заключительном слове на съезде Н. С. Хрущев сказал, что К. Е. Ворошилов совершил тяжелые ошибки: «Но я, товарищи, считаю, что к нему надо подойти иначе, чем к другим активным участникам антипартийной группы, например, к Молотову, Кагановичу, Маленкову. Надо сказать, что в процессе острой борьбы с фракционерами в начале работы июньского Пленума ЦК, когда товарищ Ворошилов увидел монолитность членов Центрального Комитета в борьбе против антипартийной группы, тогда, видимо, сознание ему подсказало, что он зарвался. Ворошилов понял, что он пошел с теми, кто выступает против партии, и он осудил действия антипартийной группы, признал свои ошибки. Тем самым он в какой-то степени помог Центральному Комитету. Нельзя, товарищи, недооценивать такого шага с его стороны, потому что в то время это было поддержкой партии» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 590). В отличие от других членов антипартийной группы, К. Е. Ворошилов не был исключен из КПСС, но в состав ЦК избран не был. Членом ЦК КПСС стал после пятилетнего перерыва на ХХIII съезде партии (1966) при Л. И. Брежневе. На всех постах был доступен, дружелюбен. Последние годы доживал на подмосковной даче, пользовался всеми кремлевскими привилегиями. По словам главного кремлевского врача Е. И. Чазова, укладываясь на ночь, запирал изнутри все запоры: на окнах, на дверях, а под подушкой держал пистолет. В старости страдал потерей памяти и ориентации. Плохо слышал, поэтому говорил очень громко. В годы правления М. С. Горбачева его жизнь и деятельность подверглись критическому переосмыслению, город Ворошиловград на Украине был переименован в Луганск, Ворошиловский район Москвы в Хорошевский, из официального названия Академии Генерального штаба убрано его имя. Был делегатом IV, VI, VIII, Х — ХХIII съездов партии. Избирался членом ЦИК СССР 1 — 7-го созывов, депутатом Верховного Совета СССР 1 — 7-го созывов. Дважды Герой Советского Союза (1956, 1968), Герой Социалистического Труда (1960). Награжден восемью орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, Красного Знамени Узбекской ССР, Красного Знамени Таджикской ССР, Красного Знамени ЗСФСР, Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР. Герой Монгольской Народной Республики, был награжден орденами многих стран. Издал мемуары о луганском периоде своей деятельности («Рассказы о жизни». М., 1968. Кн. 1.) Вторую книгу подготовить не успел. Умер в Центральной клинической больнице от сердечной недостаточности после очередного воспаления легких. Когда в последний раз увозили с дачи в больницу, отказался ехать в машине скорой помощи: «На дурацких носилках маршалов еще не таскали». Вызвал из Верховного Совета «Чайку», сел на откидное кресло, на котором обычно ездил «для сохранения осанки». Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве.

    ВЫШИНСКИЙ Андрей Януарьевич (28.11.1883 — 22.11.1954). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Член ЦК партии в 1939 — 1954 гг. Член КПСС с 1920 г.

    Родился в г. Одессе в семье провизора. Русский. В начале 1890-х гг. его отец переехал в Баку, где открыл собственную аптеку. Окончил первую мужскую классическую гимназию. В годы учебы связался с революционным движением. В 1901 г. поступил на юридический факультет Университета Святого Владимира (Киев). Через несколько месяцев, в марте 1902 г., был отчислен. Возвратившись в Баку, в 1903 г. вступил в местную организацию РСДРП. Примыкал к меньшевикам. Работал бухгалтером в магазине. В 1905 г. был одним из организаторов боевых дружин социал-демократов на Кавказе. Имел кличку Рыжий. В 1906 — 1907 гг. дважды подвергался арестам за участие в революционной работе. В 1908 г. осужден Тифлисской судебной палатой к одному году заключения в крепости по делу декабрьской забастовки железнодорожников 1905 г. Наказание отбывал в Баку в Баиловской тюрьме в одной камере с И. В. Сталиным, который помог спасти от петли его брата, анархиста. После освобождения уехал в Киев, в 1913 г. окончил юридический факультет Киевского университета, был оставлен для подготовки к профессорскому званию, но вскоре уволен по политическим мотивам. Возвратился в Баку, преподавал в гимназии историю, русский и латинский языки. Кроме педагогической, занимался газетно-репортерской деятельностью. С 1915 г. в Москве, состоял помощником знаменитого адвоката П. Н. Малянтовича, занимавшегося политическими процессами. После Февральской революции 1917 г. возглавлял 1-ю Якиманскую районную управу и милицию Замоскворецкого района. Ревностно выполнял все распоряжения Временного правительства А. Ф. Керенского. В июле 1917 г. в соответствии с должностными обязанностями подписал и растиражировал ордер на поимку и арест В. И. Ленина и Г. Е. Зиновьева. В течение 17 лет состоял в партии меньшевиков. Единственный, кому И. В. Сталин дал рекомендацию для вступления в Коммунистическую партию. В 1917 — 1918 гг. инспектор Московского городского продовольственного комитета. В 1919 — 1922 гг. заведующий отделом учета, начальник управления распределения Наркомата продовольствия РСФСР. В 1921 г. был исключен из РКП(б) во время генеральной чистки партии. В 1922 г., благодаря заступничеству И. В. Сталина, восстановлен. В 1921 — 1922 гг. преподавал в МГУ, был деканом экономического факультета Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова. С 1923 г. по 1925 г. прокурор уголовно-судебной коллегии Верховного суда СССР, одновременно профессор 1-го МГУ по кафедре уголовного процесса. В числе его студентов был Д. Т. Шепилов. В 1924 г. комиссией по чистке непроизводственных ячеек снова был исключен из партии, затем восстановлен по настоянию председателя партколлегии ЦКК А. Сольца. В 1924 — 1925 гг. издал книги «Очерки по истории коммунизма», «Суд и карательная политика Советской власти». В 1925 — 1928 гг. ректор Московского государственного университета. Одновременно с 29.10.1925 г. член Комиссии законодательных предложений при Совнаркоме СССР. На юридическом факультете МГУ читал лекции, на основе которых издал учебник «Курс уголовного процесса». После высылки Л. Д. Троцкого в Алма-Ату (1927) занял его квартиру на улице Грановского, 43, на 4-м этаже. С 1928 г. по 1931 г. член коллегии Наркомата просвещения РСФСР, заведующий Главным управлением по профессиональному образованию. В 1928 г. был председателем Специального судебного присутствия Верховного суда СССР на «шахтинском процессе», в 1930 г. на процессе «Промпартии». С 11.05.1931 г. по 01.07.1933 г. Прокурор РСФСР. Сменил на этом посту Н. В. Крыленко. Одновременно с 20.05.1931 г. заместитель наркома юстиции РСФСР. 16.01.1933 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени, «учитывая выдающиеся заслуги в деле укрепления органов юстиции, а также выдающейся работы по разоблачению вредительских и контрреволюционных организаций». С 01.07.1933 г. заместитель Прокурора СССР. Одновременно с 20.02.1934 г. член Комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по делам НКЮ и ОГПУ. С 03.03.1935 г. по 31.05.1939 г. Прокурор СССР. Одновременно возглавлял Институт государственного права АН СССР. Доктор юридических наук (1936). Академик АН СССР (1939). Член Президиума АН СССР (1939). Теоретик уголовно-процессуального права, изобрел «презумпцию политической виновности». Автор формулировки: «Лучше осудить десять невиновных, чем оправдать одного виновного». Выступал в роли государственного обвинителя на московских политических процессах 30-х гг., в том числе по делам «Объединенного троцкистско-зиновьевского террористического центра» (1936), «Московского параллельного антисоветского троцкистского центра» (1937), «Объединенного антисоветского правотроцкистского блока» (1938). Юридические формулировки в речах подменял ругательствами типа «цепные псы империализма», «звери в человечьем облике», «вонючая падаль», «зловонная куча человеческих отбросов», «холуи и хамы капитализма». После ареста Л. П. Серебрякова в 1936 г. занял его дачу на Николиной горе. Персональным шофером у него был С. К. Гиль (1988 — 1966), возивший В. И. Ленина. 12.01.1938 г. на I сессии Верховного Совета СССР был назначен Прокурором Союза ССР по новой Конституции СССР сроком на семь лет. Представляя его кандидатуру от имени Совета старейшин Совета Союза и Совета Национальностей, Г. И. Петровский сказал, что он всем «известен по своим выступлениям на судебных процессах против врагов народа». Во времена горбачевской «перестройки» все эти дела были пересмотрены, приговоры по ним отменены, а проходившие по ним лица, за исключением Г. Ягоды, реабилитированы. С 31.05.1939 г. заместитель Председателя Совнаркома СССР, одновременно с 06.09.1940 г. первый заместитель наркома иностранных дел СССР. 15.05.1944 г. освобожден от обязанностей заместителя Председателя СНК СССР с оставлением в должности первого заместителя наркома иностранных дел СССР. Член советской делегации на Ялтинской (февраль 1945 г.) и Потсдамской (июль — август 1945 г.) конференциях глав стран антигитлеровской коалиции. 08.05.1945 г. представлял советский НКИД при подписании Акта о безоговорочной капитуляции Германии. 21.11.1945 г. возглавил Комиссию по руководству подготовкой обвинительного материала и работой советских представителей в Международном трибунале в Нюрнберге. 28.12.1945 г. утвержден главой делегации СССР на 1-й сессии ООН. С 23.01.1946 г. председатель Комиссии по руководству подготовкой обвинительного материала и работой советских представителей в Международном трибунале в Токио. С 22.03.1946 г. заместитель министра иностранных дел СССР по общим вопросам. С 06.01.1947 г. председатель Комиссии по подготовке мирного договора с Германией и договора с Австрией, с 20.01.1947 г. председатель Комиссии по подготовке мирных договоров с Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией, Финляндией. С 04.03.1949 г. по 05.03.1953 г. министр иностранных дел СССР. Одновременно с 19.05.1949 г. председатель Комитета информации при МИД СССР. В день смерти И. В. Сталина выведен из кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС и освобожден от должности министра иностранных дел СССР. С 04.05.1953 г. первый заместитель министра иностранных дел СССР и постоянный представитель СССР при ООН. 09.12.1953 г. в связи с 70-летием со дня рождения был награжден очередным орденом Ленина. Умер внезапно, легкой смертью, в Нью-Йорке в своем служебном кабинете. Диктовал стенографистке, прохаживаясь по ковру. Потом присел за стол, закрыл глаза рукой. Стенографистка сразу не сообразила, что произошло. Когда вызвали доктора, было уже поздно. Избирался членом ЦИК СССР 7-го созыва, депутатом Верховного Совета СССР 1, 2 и 4-го созывов. Лауреат Сталинской премии 1-й степени (1947) за труд «Теория судебных доказательств». Награжден пятью орденами Ленина, многими медалями, другими наградами. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР (1943). Был коренастым, плотным, в очках. Носил аккуратную прическу, седые, тщательно подстриженные усики, дорогие костюмы, рубашки с накрахмаленными воротничками, всегда был при галстуке. Выделялся безусловной одаренностью. Талантливый оратор, умелый полемист. По словам госсекретаря США Даллеса, это был самый сильный оратор прокурорского толка, которого ему когда-нибудь приходилось слышать. Хорошо владел французским и своим родным польским языком. Работоспособность, быстрота и неутомимость были исключительными. Прочитывал сотни страниц в день, вникал в детали текста, успевал исправлять опечатки. Режим дня был нечеловеческим: начинал работу в 11 часов утра, заканчивал (с двухчасовым перерывом на обед) около 3 — 4 часов следующего дня. Отличался завышенными самооценками, политическим «нарциссизмом». Во время выступлений любовался собой, кокетничал, по-актерски манерничал. Грубил подчиненным, наводил страх на окружающих. На лесть был падок. С высшим руководством держался угодливо, подобострастно. К И. В. Сталину и В. М. Молотову входил пригнувшись, бочком, с заискивающей ухмылкой. Прах погребен в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

    Г

    ГАЙВОРОНСКИЙ Валентин Алексеевич (06.02.1948). Член Секретариата ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС с 1990 г. Член КПСС с 1973 г.

    Родился в г. Архангельске в семье рабочего. Русский. В 1973 г. окончил вечернюю среднюю школу в г. Северодвинске Архангельской области. Трудиться начал в 1965 г. после учебы в Северодвинском городском профессионально-техническом училище № 1. Работал токарем, учеником электросварщика, электросварщиком на машиностроительном предприятии. В 1967 — 1969 гг. служил в Советской Армии. С 1969 г. вновь в Северодвинске: электросварщик, мастер производственного обучения ГПТУ-1. С 1979 г. работал электросварщиком Мариупольского производственного объединения «Азовмаш». На июльском (1990 г.) Пленуме ЦК КПСС избран членом Секретариата ЦК КПСС. Сорвал бурные аплодисменты ХХVIII съезда КПСС (июль 1990 г.), заявив: «Я верю, что съезд объединит нас, потому что нам нужны усилия совместные, дружные. Как на Украине говорят: ‘‘Гуртом и батька легче быты’’. Правда, ‘‘батько’’ не согласен, очевидно, но сегодня есть за что» (ХХVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 1. М., 1991. С. 437). Все поняли, что под «батьком» имеется в виду М. С. Горбачев. С явным намеком на генсека говорил, что в партии нет механизма торможения первых руководителей, которых быстро разъедает коррозия лести. Подверг резкой критике В. А. Медведева: «Удивляет позиция товарища Медведева. Он ни словом не обмолвился о воспитании молодежи. Если искусство партия отдала на откуп интеллектуальным диверсантам, а в хозяйственную политику не вмешивается, то чем, скажите, должна заниматься партия?» (Там же. С. 438). Предложил ввести в партию механизм проведения референдумов и отставки руководящих лиц, не оправдавших доверия коммунистов. После роспуска ЦК КПСС критиковал М. С. Горбачева за охлаждение к партии, за то, что в 1990 — 1991 гг. тот появился на заседаниях Секретариата ЦК КПСС лишь два раза. Вспоминал в газете «Гласность», что 17.07.1991 г. после возвращения М. С. Горбачева из Лондона с совещания «семерки» растерянно спросил О. С. Шенина: «Олег Семенович, я встречаюсь с коммунистами, беспартийными. Корреспонденты спрашивают: что же там происходило? А я, член Секретариата ЦК, ничего не знаю». О. С. Шенин ответил: «Валентин Алексеевич, я член Политбюро и тоже ничего не знаю». Проходил свидетелем от КПСС по ее делу на процессе в Конституционном суде России в мае — ноябре 1992 г. Рассказал, что после ХIХ Всесоюзной партийной конференции (1988) «на смену бюрократическому централизму шел централизм демократический. Когда все больше представителей «низов» выдвигались коммунистами в руководящие органы... Я был свидетелем того, как менялся аппарат ЦК, обкомов, горкомов» (Материалы дела о проверке конституционности указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т.2. М., 1996. С. 183). Охарактеризовал работу Секретариата ЦК в 1990 — 1991 гг., в которой принимал участие. По словам участника процесса юриста Ф. М. Рудинского, вел себя в суде мужественно и честно: «И человек он весьма оригинальный. В жаркие дни лета 1992 г. в одном из перерывов он у меня спросил: ‘‘Почему у вас такой усталый вид?’’ — ‘‘Да, вот, — говорю, — голова болит. И чувствую себя неважно’’. Я действительно напряженно работал и очень устал. ‘‘Могу вас полечить’’, — говорит В. А. Гайворонский. ‘‘А разве вы врач?’’ — ‘‘Нет, экстрасенс». — ‘‘Экстрасенс? — засмеялся я. — Вот так новости: секретарь ЦК — экстрасенс!’’ Валентин Алексеевич рассказал мне, что он даже специальные курсы закончил, и провел со мной сеанс. Честно говоря, я отношусь к экстрасенсорике с изрядной долей юмора, но могу засвидетельствовать: мне стало лучше, я расслабился и повеселел» (Рудинский Ф. М. «Дело КПСС» в Конституционном суде: Записки участника процесса. М., 1999. С. 82 — 83).

    ГАМАРНИК Ян Борисович (Яков Пудикович) (21.05.1894 — 31.05.1937). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 17.11.1929 г. до 31.05.1937 г. Член ЦК ВКП(б) в 1927 — 1937 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1925 — 1927 гг. Член КПСС с 1916 г.

    Родился в г. Житомире в семье служащего. Еврей. Учился в Петербургском психоневрологическом институте и с 1915 г. на юридическом факультете Киевского университета. Вел революционную пропаганду среди студентов и рабочих. В 1917 г. был избран секретарем Киевского комитета РСДРП(б). Во время оккупации Украины германскими войсками работал в подпольных организациях Одессы, Харькова, Крыма. В апреле — июле 1918 г. входил в состав Всеукраинской «повстанческой девятки», руководившей нелегальной деятельностью большевиков в этих регионах. В начале 1919 г. входил в состав ревкома, возглавившего вооруженное восстание в Харькове. Затем находился на военно-политической работе: член реввоенсовета Южной группы войск 12-й армии, военный комиссар стрелковой дивизии. В 1919 — 1923 гг. председатель Одесского и Киевского губкомов партии, председатель Киевского губревкома и губисполкома. В 1923 — 1928 гг. председатель Приморского губисполкома, Дальневосточного ревкома, крайисполкома, первый секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б). С апреля 1927 г. член Реввоенсовета Сибирского военного округа. С конца 1928 г. по ноябрь 1929 г. первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии, одновременно член Реввоенсовета Белорусского военного округа. С октября 1929 г. начальник Политического управления Рабоче-Крестьянской Красной Армии, член Реввоенсовета СССР. Сменил на этом посту А. С. Бубнова, переведенного наркомом просвещения РСФСР. Одновременно ответственный редактор газеты «Красная звезда», с июня 1930 г. первый заместитель наркома по военным и морским делам, заместитель Председателя Реввоенсовета СССР (до 1934 г.), первый заместитель наркома обороны СССР. Армейский комиссар 1-го ранга (1935). Провел широкомасштабную чистку политического состава РККА от «бывших белых». Один из главных организаторов репрессий в армии, поскольку для ареста военнослужащих органами НКВД требовалась его виза. 25.08.1936 г. на митинге принята подготовленная им резолюция: «С чувством глубокого удовлетворения мы встретили приговор о расстреле шайки преступников, убийц и фашистских агентов Зиновьева, Каменева». На январско-февральском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. поддержал предложение И. В. Сталина об исключении из партии Н. И. Бухарина и его сторонников, а также выступил с сообщением о положении с кадрами в войсках. По его оценке, политико-моральное состояние личного состава армии не вызывало тревоги. После Пленума призывал поскорее «покончить с заговорщиками». Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. 13.03.1937 г. назначен уполномоченным Наркомата обороны при Совнаркоме РСФСР по вопросам оборонной работы. 20.05.1937 г. утвержден членом Военного совета Среднеазиатского военного округа. Ему предстояло покинуть Москву и ехать к новому месту службы. Покончил жизнь самоубийством. В последних числах мая был болен, в связи с обострением диабета лежал дома. В один из этих дней, скорее всего 31.05.1937 г., к нему приехали его заместитель А. С. Булин и начальник секретариата Наркомата обороны Смородинов за ключом от сейфа, где хранились материалы, необходимые для заседания Военного совета. Я. Б. Гамарник находился в подавленном состоянии: он знал об аресте М. Н. Тухачевского и других высших военачальников Красной Армии. Посетившие товарищи, как могли, старались его успокоить. Вскоре после их ухода пришли сотрудники НКВД. Когда его дочь открывала им дверь, в кабинете раздались два пистолетных выстрела. По другой версии, застрелился немедленно после ухода А. С. Булина и Смородинова, которые слышали выстрелы, выходя из квартиры. В официальном сообщении был назван сообщником подсудимых. На расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны 02.06.1937 г. И. В. Сталин сказал: «Гамарник. У нас нет данных, что он сам информировал, но все его друзья, ближайшие друзья: Уборевич, особенно Якир, Тухачевский, занимались систематической информацией немецкого генерального штаба» (АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 1120. Л. 51). В приговоре по делу М. Н. Тухачевского было сказано об установлении участия Я. Б. Гамарника «в антигосударственных связях с руководящими военными кругами одного из иностранных государств». Существует еще два объяснения мотивов самоубийства: чтобы не быть в числе членов Военной коллегии Верховного суда, которым предстояло судить М. Н. Тухачевского и других военачальников; чтобы не давать показаний против арестованных товарищей. Гроб с телом сопровождали жена, дочь и шофер. После кремации им было сказано, чтобы место для захоронения искали сами. Через три дня семью выселили из квартиры. Жену приговорили к восьми годам тюремного заключения, потом еще к десяти годам. Умерла в тюрьме в 1943 г. Дочь была отправлена в детдом. 12.06.1937 г. был опубликован приказ № 96 за подписью К. Е. Ворошилова: «Бывший заместитель Народного комиссара обороны Гамарник, предатель и трус, побоявшийся предстать перед судом советского народа, покончил самоубийством». Реабилитирован КПК при ЦК КПСС в 1955 г.

    ГИДАСПОВ Борис Вениаминович (16.04.1933). Секретарь ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1962 г.

    Родился в г. Самаре в семье служащего. Русский. В 1955 г. окончил Куйбышевский индустриальный институт имени В. В. Куйбышева. Доктор химических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР (1981). Трудиться начал в 1955 г. ассистентом одной из кафедр Куйбышевского индустриального института. С 1959 г. аспирант, старший инженер проблемной лаборатории, младший научный сотрудник, ассистент, старший преподаватель, и. о. доцента, доцент, с 1965 г. декан, профессор, одновременно (с 1969 г.) заведующий кафедрой Ленинградского технологического института имени Ленсовета, с 1971 г. главный конструктор специального конструкторско-технологического бюро «Технолог». В 1977 — 1985 гг. директор Государственного института прикладной химии (ГИПХ), с 1985 г. генеральный директор научно-производственного объединения ГИПХ, с 1988 г. председатель правления межотраслевого государственного объединения «Технохим» в Ленинграде. В 1989 г. избран первым секретарем Ленинградского обкома КПСС, сменив на этом посту Ю. Ф. Соловьева, провалившегося на выборах народных депутатов СССР. С 09.12.1989 г. член Российского бюро ЦК КПСС. С июля 1990 г. секретарь ЦК КПСС. Никогда до этого не был на партийной и государственной работе, кроме непродолжительного пребывания членом бюро Ленинградского обкома КПСС в качестве ученого, руководителя крупного научно-производственного объединения. Занимал жесткую позицию партийного фундаментализма, разделяемого партийными руководителями Ленинграда. На февральском (1990) Пленуме ЦК КПСС, обсуждавшем проект Платформы ЦК КПСС к ХХVIII съезду КПСС с тревогой говорил, что выборность хозяйственных руководителей привела к потере партией важного рычага — кадров. Подчеркивал, что только КПСС может быть гарантом бытия. На учредительном съезде Компартии РСФСР (июнь 1990 г.) критиковал Секретариат, Политбюро, ЦК КПССС за их фактическую отстраненность от важнейших политических событий, происходивших в стране. С тревогой говорил, что КПСС превращалась в конгломерат фракционных образований. На октябрьском (1990) Пленуме ЦК КПСС назвал политически ошибочным переход к рынку до заключения Союзного договора. 14.11.1990 г. на заседании Политбюро с участием членов Президентского совета, обсуждавшем проблемы укрепления государственной власти, заявил, что наибольшая угроза исходит от отвратительного продовольственного снабжения: «Я утром еду на работу, смотрю на хвосты в сто, тысячу человек. И думаю: вот трахнет кто-нибудь по витрине — и в Ленинграде начнется контрреволюция. И мы не спасем страну» (ЦХСД. Ф. 42. Д. 30. Л. 20). На апрельском пленуме Ленинградского обкома КПСС накануне апрельского (1991 г.) Пленума ЦК КПСС с его одобрения поднимались вопросы об отставке М. С. Горбачева. На последнем в истории партии июльском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС, обсуждавшем представленный М. С. Горбачевым по сути социал-демократический проект Программы КПСС, поддержал выступившего ранее Ю. А. Прокофьева: документ приемлем лишь в качестве основы для обсуждения, принимать его не следует. Критиковал обсуждавшийся проект Программы КПСС за отступление от идей коммунизма, за то, что потерялось само это ключевое понятие, а если и упоминалось, то «в жанре надгробной эпитафии». Предлагал созвать осенью 1991 г. внеочередной съезд партии, призывал рассмотреть на нем организационные вопросы, в том числе произвести изменения в составе ЦК, Политбюро и Секретариата, заново распределить функции между ними, обсудить вопрос о целесообразности сочетания постов президента и Генерального секретаря. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени. Лауреат Ленинской премии (1976) и Государственной премии СССР (1981). С 1992 г. научный консультант-эксперт межотраслевого объединения «Технохим» (г. С.-Петербург). Главные направления научной деятельности: техническая химия соединений высокой энергии, химия нитросоединений. С 1993 г. генеральный директор АО «Технохим».

    ГИРЕНКО Андрей Николаевич (16.03.1936). Секретарь ЦК КПСС с 20.09.1989 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в сентябре 1989 — августе 1991 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1981 — 1989 гг. Член КПСС с 1963 г.

    Родился в г. Кривой Рог Днепропетровской области. Украинец. Отец погиб на фронте в годы Великой Отечественной войны. Мать работала инженером. Окончил Криворожский горнорудный институт в 1958 г., Заочную высшую партийную школу при ЦК КПСС в 1971 г. После окончания института работал бригадиром электромонтажников, инженером, старшим инженером, механиком шахты рудоуправления имени Дзержинского в г. Кривой Рог. С 1962 г. на комсомольской работе: секретарь комитета комсомола рудоуправления, первый секретарь Криворожского горкома, первый секретарь Днепропетровского обкома комсомола, с 1970 г. второй, первый секретарь ЦК ЛКСМ Украины. С 1975 г. на партийной работе: инспектор ЦК Компартии Украины, второй, с 1980 г. первый секретарь Херсонского обкома партии. В 1987 — 1989 гг. первый секретарь Крымского обкома КП Украины. На сентябрьском (1989) Пленуме ЦК КПСС избран секретарем ЦК КПСС. Когда у М. С. Горбачева возник вопрос, кто в Секретариате ЦК будет представлять Украину (было две кандидатуры: А. Н. Гиренко и первый секретарь Киевского обкома партии Г. И. Ревенко), В. В. Щербицкий порекомендовал крымского секретаря. Курировал межнациональные отношения, для чего в структуре ЦК был создан самостоятельный отдел. В январе 1990 г. вместе с членом Президентского совета Е. М. Примаковым выезжал в Азербайджан, где шли погромы на межэтнической почве, но ощутимых результатов не добился. В телефонном разговоре с М. С. Горбачевым констатировал, что ситуация критическая. В ночь с 19 на 20.01.1990 г. в Баку были введены войска Министерства внутренних дел и Министерства обороны СССР. На их пути чинились всевозможные провокации и препятствия. По военнослужащим боевики Народного фронта открывали огонь. Воинские подразделения были вынуждены ответить. В результате 19 –10.01.1990 г. в Баку погибли 83 человека, в том числе 14 военнослужащих и членов их семей. На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) вновь был избран секретарем ЦК КПСС. Во время отчета на съезде делегат А. М. Гавриленко от Полтавской областной партийной организации спросил у него: «Вы говорите, что негативные вопросы в межнациональных отношениях накопились раньше и, в частности, в застойный период, так почему в то время не было конфликтов и все народы жили нормально, а именно в перестроечный период все эти конфликты выплеснулись во всех регионах?» В ответе подтвердил, что противоречия в межнациональных отношениях действительно накопились за многие годы, предшествовавшие периоду перестройки: «Но если быть точным, то они проявляли себя и раньше (к примеру, г. Грозный). Но руководство тех времен на всех уровнях старалось силой подавить возникающие конфликты, загнать их вглубь, чтобы они не стали достоянием общественности. Тем самым причины конфликтов оставались, более того, накапливались и усугублялись» (Известия ЦК КПСС. 1990, № 8. С. 127). На вопрос делегата Г. И. Беличука от Молдавии, вызваны ли кровопролития на межэтнической основе перестройкой или они имеют объективный характер, признал, что «естественное стремление народов к развитию своего национального начала — языка, традиций, истории, верований, культуры, не поддержанное вовремя, было использовано политиканами в антинародных целях. В результате начали набирать силу центробежные тенденции». (Там же. С. 127). В декабре 1990 г. провел ряд встреч с руководителями компартий прибалтийских республик, придерживавшихся промосковских позиций. Обсуждал вопросы противодействия дальнейшему отделению этих республик. Докладывал М. С. Горбачеву об итогах бесед, в ходе которых прибалтийские лидеры оценивали ситуацию как «стадию начала переворота с элементами неофашизма», резко критиковали Москву за нерешительность и настаивали на военном решении вопроса. 19 — 20.08.1991 г. находился в санатории «Барвиха» в тридцати километрах от Москвы. Приехал в столицу на третий день, когда стало ясно, что ГКЧП проиграл. Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Награжден орденом Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета». Делегат ХХV, ХХVI, ХХVII, ХХVIII съездов и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. С 1992 г. заместитель сопредседателя-координатора Международного конгресса промышленников и предпринимателей (г. Москва). С 1996 по апрель 1997 г. советник управления кадров и государственной службы аппарата Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

    ГОРБАЧЕВ Михаил Сергеевич (02.03.1931). Генеральный секретарь ЦК КПСС с 11.03.1985 г. по 24.08.1991 г. Член Политбюро ЦК КПСС с 21.10.1980 г. по 21.08.1991 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 27.11.1979 г. по 21.08.1980 г. Секретарь ЦК КПСС с 27.11.1978 по 11.03.1985 г. Член ЦК КПСС в 1971 — 1991 гг. Член КПСС в 1952 — 1991 гг.

    Родился в селе Привольное Красногвардейского района Ставропольского края в семье крестьянина. Русский. Учился в школе, во время летних каникул помогал отцу в поле, работал помощником комбайнера. Возглавлял школьную комсомольскую организацию. В партию вступил в 18 лет. Тогда же был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1950 — 1955 гг. учился на юридическом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова. С 1955 г. на комсомольской работе: заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации Ставропольского крайкома ВЛКСМ, первый секретарь Ставропольского горкома комсомола; с 1958 г. второй, затем первый секретарь Ставропольского крайкома ВЛКСМ. В январе 1962 г. на краевой отчетно-выборной комсомольской конференции его работу резко критиковал первый секретарь крайкома КПСС Ф. Д. Кулаков: «В отчетном докладе было сказано, что за два года в важнейшую отрасль сельского хозяйства было направлено 18 тысяч юношей и девушек. Кажется, что сделана большая работа, но на самом деле этой работы не видно, так как уволились за это же время с ферм 16 тысяч молодых людей. Главная причина текучести кадров, товарищ Горбачев, в бездумном отношении крайкома комсомола к созданию элементарных культурно-бытовых условий для работающей молодежи, запущенность массово-политической работы на фермах... Не уделяется должного внимания организации социалистического соревнования. Много формализма. В результате чего в крае не получило широкого размаха движение за присвоение звания коллектива и ударника коммунистического труда. На соревнование крайком ВЛКСМ обращает внимание лишь тогда, когда надо подводить итоги... Видимо, лучше было бы, товарищ Горбачев, поступить более честно, по-партийному — обсудить один вопрос: «О неудовлетворительной работе бюро крайкома ВЛКСМ по руководству социалистическим соревнованием». С марта 1962 г. парторг Ставропольского территориально-производственного колхозно-совхозного управления. Летом 1962 г. бюро крайкома КПСС в своем постановлении обратило его внимание на проявленную безответственность в работе с Обращением ЦК КПСС и Совета Министров СССР к труженикам сельского хозяйства. М. С. Горбачев возразил против такой оценки, и тогда Ф. Д. Кулаков предложил создать комиссию для проверки его работы, а 07.08.1962 г. на собрании краевого партийного актива «выдал» ему сполна. После этого эпизода некоторые коллеги начали посматривать на него как на конченого человека. М. С. Горбачева настолько задел этот случай, что он очень долго помнил о нем и даже воспроизвел его в 1995 г. в своих мемуарах «Реформы и жизнь» с ощущением только что пережитой обиды. С декабря 1962 г. заведующий отделом партийных органов Ставропольского сельского крайкома партии. Выдвиженец Ф. Д. Кулакова. Умел не ссориться с нужными людьми, превращать сослуживцев в друзей. С 26.09.1966 г. первый секретарь Ставропольского горкома КПСС. В 1967 г. заочно окончил экономический факультет Ставропольского сельскохозяйственного института по специальности агроном-экономист. С 05.08.1968 г. второй секретарь Ставропольского крайкома КПСС. С 10.04.1970 г. по 27.11.1978 г. первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС. Сменил на этом посту переведенного в Москву Л. Н. Ефремова. 04.07.1968 г., на девятом году работы первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС, впервые выступил на Пленуме ЦК КПСС, обсуждавшем проблемы сельского хозяйства, четвертым после министра сельского хозяйства СССР, первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии и секретаря Амурского обкома КПСС. С 27.11.1978 г. по 11.03.1985 г. секретарь ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Сменил на этом посту неожиданно скончавшегося Ф. Д. Кулакова. Выдвинут в Москву по предложению Ю. В. Андропова и М. А. Суслова. 17.09.1978 г. на железнодорожной станции «Минеральные Воды» они организовали его «смотрины» Л. И. Брежневу, ехавшему поездом в Баку для участия в торжествах, посвященных вручению столице Азербайджана ордена Ленина. Возглавлял разработку и реализацию провалившейся Продовольственной программы СССР. В период пребывания секретарем ЦК по сельскому хозяйству в стране собирались самые низкие урожаи зерна за все послевоенное время. Не внес ничего нового в аграрную политику КПСС. Был носителем партийного провинциализма и невысокой культуры. Употреблял грубую ненормативную лексику. Роста маленького, коренастый. Отличался от других членов Политбюро лишь молодостью. На заседаниях Политбюро отмалчивался, поддакивал Л. И. Брежневу, соглашался со всеми предложениями. Голос подавал только по аграрным вопросам, ни с кем не хотел портить отношения. При Ю. В. Андропове, в мае 1983 г., посетил Канаду, где познакомился с советским послом А. Н. Яковлевым, оказавшим на него сильное влияние. В годы правления К. У. Черненко (февраль 1983 г. — март 1985 г.) резко усилил активность, стал вторым лицом в партии, по традиции курировал идеологическую сферу. 19.07.1984 г., в отсутствие К. У. Черненко, впервые председательствовал на заседании Политбюро ЦК. Заискивал перед брежневской гвардией, поминутно спрашивал мнение «стариков», всячески демонстрировал свой пиетет к ним. Очень мало говорил, больше слушал их. В декабре 1984 г. выступил с докладом на Всесоюзной конференции по идеологической работе, в котором он, по словам будущих придворных льстецов, заявил о себе как крупном политическом лидере. Опирался на своих сторонников Е. К. Лигачева, Н. И. Рыжкова, В. М. Чебрикова, М. С. Соломенцева, обеспечивших его приход к власти. С 11.03.1985 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС. Рекордсмен по «производству» в генеральные секретари: занял этот пост с невиданной скоростью, менее чем за сутки после смерти К. У. Черненко и за два дня до его похорон. Став генсеком, первым делом повысил себе зарплату. Жена стала получать деньги на командировочные расходы из партийной кассы. Одновременно в 1988 — 1989 гг. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В декабре 1989 г. — июне 1990 г. председатель Российского бюро ЦК КПСС. Развернул острую критику застойных времен при Л. И. Брежневе и К. У. Черненко. Эволюция взглядов на В. И. Ленина, коммунизм не просматривалась вплоть до 1991 г. На встрече с руководителями средств массовой информации, идеологических учреждений и творческих союзов 08.01.1988 г. дал резкую отповедь пьесе драматурга М. Шатрова «Дальше... дальше... дальше!» за искажение образа В. И. Ленина: «И оказывается, Ленин тоже судится, он кается перед судом Истории. За что кается?» Единственный Генеральный секретарь, посетивший (сентябрь 1988 г.) село Шушенское Красноярского края, где находился в ссылке В. И. Ленин. В том же году поддержал идею о создании его квартиры-музея в Женеве, для чего было куплен дом по улице Плантопоре, 3. При нем активизировалась работа по подготовке нового, 70-томного шестого издания сочинений В. И. Ленина (предыдущее состояло из 55 томов). В 120-ю годовщину его рождения (апрель 1990 г.) выступил на торжественном собрании с докладом «Слово о Ленине», в котором утверждал, что отвернуться от Ленина — это значит «подрубать корень общества и государства, опустошая умы и сердца поколений». Депутат Верховного Совета СССР 8 — 11-го созывов. Народный депутат СССР от КПСС в 1989 — 1990 гг. В мае 1989 г. на первом Съезде народных депутатов СССР избран Председателем Верховного Совета СССР. По словам А. Ф. Добрынина, в декабре 1989 г. во время встречи на Мальте с президентом США Дж. Бушем дал роковое обещание, что для защиты территориальной целостности СССР, в связи с внутренними событиями, будут использованы лишь демократические методы, а не сила. После этого Дж. Буш постоянно удерживал его от применения каких-либо силовых методов в связи с растущей неустойчивостью в Прибалтике, напоминая о договоренности и предупреждая, что это вызвало бы бурную реакцию в США и нанесло сильный ущерб советско-американским отношениям. По утверждению В. А. Крючкова, по линии разведки и контрразведки поступали материалы, что во время переговоров в Рейкьявике и на Мальте откровенно говорилось о продаже ГДР, о смене политического строя в СССР, о коренном пересмотре взаимоотношений между западными странами и СССР: «Однажды я пришел к Горбачеву: ‘‘Михаил Сергеевич, вы знаете, что Запад пишет о ваших переговорах на Мальте?’’ Он посмотрел и отвечает: ‘‘А где вы это достали?’’ ‘‘Через наши источники...’’ — говорю. ‘‘Ну мало ли что там пишут...’’ Это правда: ГДР была предана не кем-то, а лично Горбачевым. В 1990 году во время встречи на Северном Кавказе Горбачев сказал канцлеру ФРГ Колю, что ГДР может войти в состав Западной Германии и вопрос этот можно решить. Коль не поверил и попросил переводчика еще раз повторить сказанное Горбачевым. Об этом тогда никто не знал» (Десять лет, которые потрясли...1991 — 2001. М., 2002. С. 37 — 38). В марте 1990 г. на Пленуме ЦК КПСС выступил с предложением об исключении из Конституции СССР 6-й и 7-й статей о руководящей роли партии в жизни советского общества: «Представляется целесообразным, чтобы Центральный Комитет вышел с законодательной инициативой об изменении в Основном Законе статей, касающихся партии, на Съезд народных депутатов СССР». Открыто сказал, что надо снять положение о руководящей роли КПСС, о партии как ядре политической системы. Пленум ЦК согласился с предложением своего Генерального секретаря без сколько-нибудь серьезной дискуссии по этому ключевому вопросу. 15.03.1990 г. на внеочередном третьем Съезде народных депутатов СССР избран Президентом СССР. Лауреат Нобелевской премии мира (1990). Верил, что история возложила на него миссию внести поправки в теорию социализма, деформированную сталинской практикой. Упивался собственными речами. По словам его помощника А. М. Александрова-Агентова, внешняя открытость и благожелательная приветливость были привычной маской, за которой нет действительно теплого и доброго отношения к людям: «Внутри — всегда холодный расчет. А это малоприятно. И второе. К сожалению, я убедился, что Горбачеву присущ один очень серьезный для большого руководителя недостаток: оказалось, он совершенно не умеет слушать (вернее, слышать) своего собеседника, а целиком увлечен тем, что говорит сам. Даже при такой процедуре, как доклад ему информации, это давало себя знать, что, согласитесь, не очень помогало делу. Монолог, лишь монолог…» (Александров-Агентов А. М. От Коллонтай до Горбачева. М., 1994. С. 290 — 291). На последнем ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) из 4683 делегатов против его кандидатуры на пост Генерального секретаря ЦК КПСС проголосовало 1116 человек — немыслимо рекордное число голосов за всю историю КПСС. Авторитет последнего генсека начал неуклонно падать не только в партии, но и в армии и в народе. На объединенном Пленуме ЦК и ЦКК КПСС (апрель 1991 г.), разгневанный критическими выступлениями в свой адрес, после особенно резкой речи первого секретаря Кемеровского обкома партии А. Г. Мельникова вышел на трибуну и сказал, что в обстановке такого отношения к Генеральному секретарю не может дальше выполнять эти функции, предлагает прекратить прения и заявляет об отставке. Состоявшееся в перерыве заседание Политбюро под руководством В. А. Ивашко вынесло на рассмотрение Пленума предложение о снятии вопроса об отставке генсека с обсуждения. Подавляющим большинством голосов (при 13 воздержавшихся) оно было принято. В вопросах внешней политики почти всегда позволял западным партнерам на переговорах переиграть себя. Был нетерпеливым в достижении соглашений, слишком самоуверенным в своей непогрешимости. Преувеличивал значение личного канала связи с высшими должностными лицами Запада, что изолировало профессиональных дипломатов и экспертов от участия в поисках решений трудных проблем, которые брал только на себя. 13.03.1989 г. Совет национальной безопасности США принял конфиденциальный документ о том, как администрации Д. Буша вести дела с советским генсеком. В документе говорилось, что целью американской политики должно быть не оказание «помощи» М. С. Горбачеву, а взаимодействие с Советским Союзом таким образом, чтобы «подталкивать его в направлении, желательном для нас». 24.08.1991 г. сложил с себя обязанности Генерального секретаря ЦК КПСС и предложил ЦК КПСС самораспуститься. 30.08.1991 г. упразднил военно-политические органы в армии, на флоте, в КГБ, МВД и железнодорожных войсках. Самый говорливый после Н. С. Хрущева лидер партии. До августа 1991 г. в публичных выступлениях внутри страны не отступал от клише: он против превращения КПСС в парламентскую партию, за рабочий класс как социальную базу партии. За границей говорил иное. За шесть лет своего пребывания у власти совершил 40 зарубежных визитов, побывал в 26 странах, в том числе четырежды во Франции, трижды в США, дважды в Англии, ФРГ, Италии. По экспертным оценкам, так часто не ездил за границу никто из руководителей великих держав мира, государств обустроенных, не отягощенных серьезными внутренними проблемами. 04.11.1991 г. В. И. Илюхин, начальник управления Прокуратуры СССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, возбудил уголовное дело в отношении Президента СССР М. С. Горбачева за измену Родине. Дважды материалы по М. С. Горбачеву направлялись в Генеральную прокуратуру России, но последствий эта затея не имела. 10.12.1991 г. М. С. Горбачев опубликовал в печати официальное заявление по поводу заключенных в Беловежской пуще соглашений о роспуске СССР и создании СНГ, отметив некоторые «позитивные моменты» этих документов. 21.12.1991 г. руководители 11 суверенных государств на встрече в Алма-Ате приняли обращение к М. С. Горбачеву, в котором уведомили его о достигнутом соглашении о прекращении существования Советского Союза и института президентства СССР. 27.12.1991 г. объявил о прекращении своей деятельности на посту Президента СССР и подписал указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину. Табличка на стене в коридоре с надписью «Президент СССР М. С. Горбачев» была снята ночью. С января 1992 г. президент Фонда социально-политических исследований (Фонд Горбачева), созданного на базе бывших исследовательских институтов при ЦК КПСС. 24.12.1991 г. успел подписать указ о передаче в пользование своего Фонда целого квартала партийной собственности, балансовая стоимость которой составляла 32 млн полновесных советских рублей. На расчетном счете фонда значилось 4 млн рублей и 270 тысяч долларов США. В апреле 1992 г. был вызван в Генеральную прокуратуру России на допрос в качестве свидетеля по делу о финансово-хозяйственной деятельности КПСС. 13.06.1992 г. исключен из КПСС Пленумом ЦК КПСС, собравшимся в Москве в здании редакции газеты «Правда». На 30.09.1992 г. был вызван в Конституционный суд РФ для дачи свидетельских показаний по делу о конституционности указов Президента России о запрете КПСС. Вечером 28.09.1992 г. передал в средства массовой информации письмо, адресованное Конституционному суду, с отказом от явки. 29.09.1992 г. суд оценил его заявление и поступок как оскорбительные. 05.10.1992 г. суд снова напомнил ему о необходимости явки. М. С. Горбачев не пришел. 06.10.1992 г. суд оштрафовал его на 100 руб. В связи с этим министерства безопасности и иностранных дел России получили указания не допускать его выезда за границу, пока он не явится в суд исполнить свой гражданский долг. Был вынужден отменить свою поездку в Италию. В интервью заявил, что его в суд можно доставить только в наручниках и насильно, а процесс охарактеризовал как «политическое шоу, балаган и спектакль». Заявил, что в контексте того времени указы Б. Н. Ельцина о приостановлении деятельности партийных структур и о партийном имуществе были оправданны. В феврале 1993 г. по требованию Всенародного Вече, созванного радикально настроенными коммунистами, был проведен трибунал, который обратился к Верховному суду Российской Федерации с просьбой возбудить уголовное дело в отношении М. С. Горбачева и постановил обратиться в международный комитет по Нобелевским премиям с просьбой о лишении М. С. Горбачева Нобелевской премии мира как совершившего преступление против мира и человечества. Обвинялся в умышленном неисполнении Конституции СССР и других законов, преднамеренном нарушении Ялтинских, Потсдамских, Хельсинкских договоренностей, чем создал условия для пересмотра итогов Второй мировой войны. Приговорен народным трибуналом к вечному позору и проклятию. Награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями, отмечен многими иностранными медалями и премиями. Полковник запаса. В 1996 г. баллотировался на пост Президента РФ, но набрал менее одного процента голосов избирателей. Выступает в печати и с лекциями во многих странах мира. Автор мемуаров «Реформы и жизнь» в 2 кн. (М., 1995) и др. В 2001 г. возглавил Социал-демократическую партию России. В день своего 70-летия (01.03.2001 г.) сказал, что 70-летнее господство КПСС в России было крепостным правом.

    ГРЕЧКО Андрей Антонович (17.10.1903 — 26.04.1976). Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 26.04.1976 гг. Член ЦК КПСС в 1961 — 1976 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг. Член КПСС с 1928 г.

    Родился в деревне Голодаевке Таганрогского округа Донской области (ныне село Куйбышево Матвеево-Курганского района Ростовской области) в семье крестьянина. Украинец. В 1919 г. добровольно вступил в Красную Армию. Во время Гражданской войны воевал в 11-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии. После окончания в 1926 г. Северо-Кавказской горских национальностей кавалерийской школы командир взвода, эскадрона. Выдвиженец К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного, расставлявших своих конармейцев на видные командные посты. Окончил в 1936 г. Военную академию имени М. В. Фрунзе, в 1941 г. Военную академию Генерального штаба. С 1938 г. начальник штаба особой кавалерийской дивизии Белорусского военного округа. В сентябре 1939 г. участвовал в освобождении Западной Белоруссии. С июля 1941 г. командовал 34-й отдельной кавалерийской дивизией на Юго-Западном фронте; с января 1942 г. 5-м кавалерийским корпусом на Южном фронте, с апреля 1942 г. командующий 12-й армией, с сентября 1942 г. 47-й армией, с октября 1942 г. 18-й армией. Обратил на себя внимание Л. М. Кагановича, который, прибыв на Южный фронт, положительно отозвался о способном командующем в письме И. В. Сталину от 12.10.1942 г.: «Зная, как Вы цените способных молодых работников, я хочу обратить Ваше внимание на т. Гречко. Это очень способный и выдающийся работник» (АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 743. Л. 98). В январе — октябре 1943 г. командующий 56-й армией на 1-м Украинском фронте. Затем был заместителем командующего 1-м Украинским фронтом. В декабре 1943 г. — мае 1946 г. командующий 1-й гвардейской армией, с которой дошел до Праги. В 1945 — 1953 гг. командующий войсками Киевского военного округа. В 1953 — 1957 гг. главнокомандующий Группой советских войск в Германии. 17.06.1953 г., когда в ГДР вспыхнули забастовки и массовые выступления трудящихся, получил приказ Л. П. Берии навести порядок с помощью военной силы. В результате погибли сотни людей. После ареста Л. П. Берии получил приказ задержать всех сотрудников МВД, недавно прибывших в ГДР, и под охраной доставить их в Москву. Они все были людьми Л. П. Берии, включая начальника военной контрразведки С. Гоглидзе и представителя МВД в Германии А. Кобулова. Приказ выполнил четко, взял под свой контроль все средства связи и передвижения. Позднее в Западном Берлине через подставных лиц купил новейшую американскую ракету, с огромными предосторожностями доставил ее в Москву в одно из конструкторских бюро, но она оказалась подделкой. Несмотря на огромную сумму потраченных денег, Н. С. Хрущев, посвященный в подробности операции, не принял суровых мер к виновникам провала. Был долговязым, почти двухметрового роста. В 1957 — 1967 гг. первый заместитель министра обороны СССР, одновременно (в 1957 — 1960 гг.) главнокомандующий Сухопутными войсками Советского Союза, в 1960 — 1967 гг. Главнокомандующий Объединенными вооруженными силами государств — участников Варшавского Договора. В 1967 — 1976 гг. министр обороны СССР. Маршал Советского Союза (1955). Под его руководством были проведены крупнейшие маневры и войсковые учения «Днепр», «Двина», «Юг», «Океан» и др. Смещенный Н. С. Хрущев, находясь на пенсии, корил его: «Сталинисты лакируют Сталина как гениального вождя, открыл это движение в середине 60-х маршал Захаров, по его пути идет маршал Конев, а за ними плетется в хвосте Гречко». И далее: «Гречко — это КВД (то есть куда ветер дует)». Был заядлым охотником. Принимал приезжавшего в СССР вице-президента США Хэмфри. Узнав, что гость любит охотиться, предложил пойти на кабана. По рассказу Хэмфри, записанному советским дипломатом А. Ф. Добрыниным, когда он приехал в охотничий домик, А. А. Гречко повел его ужинать: «За ужином он стал предлагать тосты — каждый раз «до дна» — за здоровье президента Джонсона, затем Брежнева, за здоровье их жен, их министров, за улучшение советско-американских отношений, за успех охоты и другие «охотничьи» тосты. Короче, они провели «серьезную подготовку» к охоте. А дальше Хэмфри помнил лишь одно: сопровождавшие Гречко генералы на вытянутых руках торжественно отнесли его в спальню «немного отдохнуть перед охотой». Когда Хэмфри проснулся, было уже утро следующего дня, и ему торжественно вручили трофей: чучело головы большого кабана, которого «он и Гречко убили накануне». Этот «трофей» был затем доставлен на самолет Хэмфри» (Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. М., 1996. С. 162). На заседании Политбюро 03.03.1968 г. Л. И. Брежнев высказал ему упрек: «У нас появилось за последнее время много мемуарной литературы… Освещают, например, Отечественную войну вкривь и вкось, где-то берут документы в архивах, искажают, перевирают эти документы… Где эти люди берут документы? Почему у нас стало так свободно с этим вопросом?» (АПРФ. Рабочая запись заседаний Политбюро ЦК КПСС. 1968 г. Л. 92). А. А. Гречко заверил генсека: «С архивами мы разберемся и наведем порядок. О мемуарах Жукова мы сейчас пишем свое заключение. Там много ненужного и вредного» (Там же). По словам К. Ф. Катушева, в середине 70-х гг. во время обсуждения с Л. И. Брежневым вопроса советско-китайских отношений сказал: «Не слушайте его, Леонид Ильич, вы только дайте нам команду, и наши танки через два-три дня будут в Пекине». Л. И. Брежнев внимательно посмотрел на него, спросил, насколько серьезно он об этом говорит, и, услышав утвердительный ответ, заметил: «Войти в Китай ты, быть может, и сможешь, а вот как из него будешь выходить, вот этого тебе никто сказать не сможет. Я тебя, Андрей Антонович, очень прошу: никогда и нигде об этом не говорить, пусть твоя реплика останется в этом кабинете, и больше ее никто не услышит». На заседании Политбюро, обсуждавшем Договор ОСВ-1, выступил с возражениями против уже согласованного текста, заявив, что как человек, отвечающий за безопасность страны, не может поддержать этот документ. Л. И. Брежнев резко выступил против министра обороны, сказав, что за безопасность страны прежде всего отвечает он и настоял на положительном решении Политбюро. Позднее ездил к Л. И. Брежневу извиняться. Генсек ему сказал: «Ты обвинил меня в том, что я пренебрегаю интересами безопасности страны, на Политбюро, а извиняешься с глазу на глаз». По словам академика Г. А. Арбатова, во время визита Форда в конце 1974 г., когда обсуждались общие рамки Договора ОСВ-2, у Л. И. Брежнева с А. А. Гречко тоже был очень острый и громкий спор. В решающий момент обсуждения Л. И. Брежнев выставил всех из кабинета и чуть ли не час говорил по телефону так громко и эмоционально, что было слышно даже через стены и закрытые двери. На одном из заседаний Совета Обороны закатил Л. И. Брежневу истерику из-за того, что он без его ведома пригласил видного военного конструктора для обсуждения с ним оборонных дел. Как вспоминал помощник Генерального секретаря А. М. Александров-Агентов, все присутствовавшие были возмущены поведением министра и ждали взрыва. Но Л. И. Брежнев, который в годы войны был у него в подчинении, смолчал, остался спокоен. В 1976 г. в числе других военачальников подписал предложение в Политбюро ЦК КПСС о присвоении Л. И. Брежневу звания Маршала Советского Союза. Привел коллегию Министерства обороны СССР в полном составе на заседание Политбюро, где обсуждался этот вопрос. Депутат Верховного Совета СССР 2 — 9-го созывов. Дважды Герой Советского Союза (1958, 1973). Награжден шестью орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова 1-й степени, орденом Суворова 2-й степени, двумя орденами Кутузова 1-й степени, двумя орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени. Внезапно скончался на своей даче. Автор мемуаров «Битва за Кавказ» (М., 1976), «Через Карпаты» (М., 1972), «Освобождение Киева» (М., 1973), «Годы войны. 1941 — 1943» (М., 1976). Прах погребен в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

    ГРИШИН Виктор Васильевич (18.09.1914 — 25.05.1992). Член Политбюро ЦК КПСС с 09.04.1971 г. по 18.02.1986 гг. Кандидат в члены Президиума (Политбюро) ЦК КПСС с 31.10.1961 г. по 09.04.1971 г. Член ЦК КПСС в 1952 –1986 гг. Член КПСС с 1939 г.

    Родился в г. Серпухове Московской губернии в рабочей семье. Русский. Окончил Серпуховскую железнодорожную школу в 1928 г. и Московский геодезический техникум в 1933 г. Работал землемером, затем топографом в Серпуховском районном земельном отделе. После окончания в 1937 г. Московского техникума паровозного хозяйства имени Ф. Э. Дзержинского был заместителем начальника Серпуховского паровозного депо. В 1938 — 1940 гг. служил в Красной Армии, был заместителем политрука роты. После демобилизации снова в Серпуховском паровозном депо. В апреле 1941 г. избран секретарем парткома железнодорожного узла станции Серпухов. С января 1942 г. секретарь, затем второй, первый секретарь Серпуховского горкома ВКП(б). С 1950 по 1952 г. заведующий отделом машиностроения МК ВКП(б). В 1952 г. по предложению Н. С. Хрущева избран вторым секретарем МК КПСС, работал под его непосредственным руководством. В 1956 — 1967 гг. Председатель ВЦСПС. Сменил на этом посту Н. М. Шверника, избранного председателем КПК при ЦК КПСС. В октябре 1964 г. вместе с Л. Ф. Ильичевым по поручению Президиума ЦК КПСС подготовил текст заявления Н. С. Хрущева о переходе на пенсию, которое тот подписал. В 1967 — 1985 гг. первый секретарь Московского городского комитета КПСС. Сменил на этом посту Н. Г. Егорычева. Ошибочно считается автором идеи превращения Москвы «в образцовый коммунистический город». На самом деле этот лозунг провозгласил Л. И. Брежнев на ХХIV съезде КПСС, что явилось для всего московского руководства полной неожиданностью. В проекте Отчетного доклада ЦК КПСС, разосланного накануне съезда членам Политбюро, этот тезис отсутствовал. Его вписал скорее всего в последний момент кто-то из помощников Л. И. Брежнева. Был маленького роста, узкоплечий, сутулый. Голова непропорционально крупная, волосы прилизанные. Голос скрежещущий, почти железный. 26.12.1979 г. завизировал расширенное постановление Политбюро о введении советских войск в Афганистан, принятое узким заседанием Политбюро 12.12.1979 г. в составе Ю. В. Андропова, А. А. Громыко и Д. Ф. Устинова. На первом заседании Политбюро после избрания К. У. Черненко Генеральным секретарем ЦК КПСС в феврале 1983 г. поддержал Н. А. Тихонова, возражавшего против предложения нового генсека о том, чтобы поручить М. С. Горбачеву председательствовать на заседаниях Секретариата, а в отсутствии генсека и на Политбюро ЦК. В. В. Гришин примыкал к группе К. У. Черненко, в последние месяцы его жизни рассматривался как возможный преемник на посту Генерального секретаря ЦК КПСС. Не терпел М. С. Горбачева. Самый молодой член Политбюро отвечал ему взаимностью, пытался его максимально ослабить. Осенью 1984 г., узнав, что в ЦК КПСС занялись проверкой связей торговых работников столицы с партийным аппаратом, возмущенно позвонил М. С. Горбачеву: «МГК КПСС не может нести ответственность за всех жуликов! Тем более недопустимы намеки на личные связи руководства города с Трегубовым, другими руководителями торговли». По словам помощника М. С. Горбачева В. И. Болдина, присутствовавшего при разговоре, М. С. Горбачев успокаивал В. В. Гришина, говорил, что это расследование не является попыткой нанести ущерб авторитету городского комитета партии, его секретарей, но истину надо установить. «Забеспокоился, — положив трубку, сказал М. С. Горбачев, — наверняка там не все чисто. Надо дело довести до конца». К завершению дела был подключен Е. К. Лигачев, который стал раскручивать вопрос о приписках в жилищном строительстве. По Москве распространялись слухи о причастности В. В. Гришина к вскрытым злоупотреблениям. Как кандидат в лидеры партии он был скомпрометирован. 22.02.1985 г. зачитывал по поручению находившегося в больнице К. У. Черненко его выступление на предвыборной встрече с избирателями, состоявшейся в зале Пленумов ЦК в Кремле. Кроме В. В. Гришина, на встрече присутствовали М. С. Горбачев, А. А. Громыко, Е. К. Лигачев, В. В. Кузнецов и другие члены Политбюро, но перестроечная пресса приписала организацию этой встречи исключительно руководителю МГК КПСС. В годы правления М. С. Горбачева был провозглашен одним из столпов «застоя» и главным его соперником после смерти К. У. Черненко. По словам А. Н. Яковлева, окружение усопшего К. У. Черненко готовило для В. В. Гришина речи и политическую программу как для Генерального секретаря ЦК КПСС. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, высказался в пользу М. С. Горбачева: «На мой взгляд, он в наибольшей степени отвечает тем требованиям, которые предъявляются Генеральному секретарю ЦК. Это широко эрудированный человек. Он окончил юридический факультет Московского университета и экономический факультет сельскохозяйственного института. У него большой опыт партийной работы. Поэтому, я думаю, что у нас нет и не может быть другого предложения, кроме предложения о выдвижении М. С. Горбачева для избрания на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Что касается нас, то мы каждый на своем посту будем активно его поддерживать» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). 19.12.1985 г. за полчаса до начала очередного заседания Политбюро был вызван к М. С. Горбачеву, который сказал, что на работу московских организаций, горкома партии много жалоб и нареканий и в этой ситуации следует подать заявление об уходе на пенсию. На просьбу отложить вопрос на полтора месяца до городской партийной конференции, чтобы отчитаться о работе горкома, получил ответ, что это исключено. В тот же день на заседании Политбюро был освобожден от обязанностей члена Политбюро и первого секретаря МГК КПСС и направлен в группу государственных советников при Президиуме Верховного Совета СССР. В конце декабря 1985 г. на пленуме МГК КПСС М. С. Горбачев доложил о решении Политбюро и предложил удовлетворить «просьбу» В. В. Гришина об освобождении от обязанностей первого секретаря МГК КПСС. На эту должность был избран Б. Н. Ельцин. В августе 1987 г. приостановлены его полномочия как депутата Верховных Советов СССР и РСФСР. Тогда же освобожден от обязанностей государственного советника при Президиуме Верховного Совета СССР. Объявивший об этом первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР П. Н. Демичев сказал, что решение принято Политбюро ЦК КПСС по предложению М. С. Горбачева в связи с якобы поступившими в ЦК письмами москвичей. Подвергся дискредитации в печати. Были сняты с должностей сын, зять и племянник, служебные трудности возникли у дочери. 01.11.1987 г. обратился к М. С. Горбачеву с письменной просьбой о встрече, но ответа не получил. Генсек не пожелал разговаривать с ним и по телефону. Депутат Верховного Совета СССР 3 — 11-го созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1974, 1984). После запрещения КПСС вызывался на допрос в Генеральную прокуратуру России в связи с поиском зарубежных счетов партии. Заявил, что история с деньгами и золотом партии — это миф, а расследование уголовного дела в отношении КПСС антиконституционно и противозаконно, так как в Конституции было закреплено, что КПСС являлась руководящей и направляющей силой общества: «У партии были свои ревизионные комиссии, которые контролировали финансово-хозяйственную деятельность партийных органов. Только они внутри партии имеют право контролировать финансово-хозяйственную деятельность КПСС и делать выводы...» (Степанков В. Г., Лисов Е. К. Кремлевский заговор. М., 1992. С. 283). Отказался читать и подписывать протокол допроса, считая, что расследование в отношении КПСС противозаконно. Скончался в очереди в собесе, куда пришел для перерасчета пенсии. Автор изданных посмертно мемуаров «От Хрущева до Горбачева» (М.,1996). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве в могиле матери.

    ГРОМЫКО Андрей Андреевич (05.07.1909 — 02.07.1989). Член Политбюро ЦК КПСС с 27.04.1973 г. по 30.09.1988 г. Член ЦК КПСС в 1956 — 1989 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952 — 1956 гг. Член КПСС с 1931 г.

    Родился в деревне Старые Громыки Гомельского уезда Могилевской губернии (ныне Ветковского района Гомельской области) в семье крестьянина. Русский. В анкетах до назначения министром иностранных дел писал — белорус. С 1924 г. учился в профтехшколе в г. Гомеле, затем в техникуме в г. Борисове Минской области. В 1928 г. поступил в сельскохозяйственный институт в Минске. После его окончания в 1932 г. поступил в аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства в г. Минске (с 1934 г. в г. Москве). С 1936 г. старший научный сотрудник Института экономики АН СССР. С 1939 г. на дипломатической работе: заведующий отделом американских стран Наркомата иностранных дел СССР, советник посольства СССР в США и посланник СССР в Республике Куба по совместительству, в 1943 — 1946 гг. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в США и по совместительству Чрезвычайный и Полномочный Посланник СССР в Республике Куба. Выдвиженец В. М. Молотова, который никогда не повышал на него голос. Самое большее, что говорил: «А вот как товарищ Громыко мог такое пропустить, я не понимаю». Многие работники НКИД отмечали созвучие их характеров. Обладал энергией, редкой работоспособностью, настойчивостью. Его пунктуальность походила на немецкую. Вместе с тем был склонен к догматизму и формализму. В 1946 — 1948 гг. постоянный представитель СССР в Совете Безопасности ООН и одновременно заместитель министра иностранных дел СССР. Стоял у истоков создания ООН, активно участвовал в разработке ее Устава, под этим документом стоит его подпись. Возглавлял делегацию СССР на многих сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, выступал на ряде заседаний Совета Безопасности. Рассматривал ООН скорее как трибуну для защиты политики СССР и разоблачения ее противников, чем инструмент реального международного сотрудничества государств. С 1948 г. заместитель министра иностранных дел СССР. В 1949 — 1952 гг. первый заместитель министра иностранных дел СССР. С июня 1952 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Великобритании. Направлен туда по предложению И. В. Сталина, вынесшего на Политбюро вопрос о «вопиющем превышении власти зазнавшихся чиновников МИД». А. А. Громыко, временно исполнявший обязанности министра, без санкции ЦК утвердил документ, согласованный с Минфином СССР, об обменном курсе китайского юаня на советские рубли. Был возвращен в Москву спустя девять месяцев, после кончины И. В. Сталина, который до ссылки в Лондон в целом благоволил к нему и считался с его мнением. Будучи крайне сдержанным, А. А. Громыко после смерти И. В. Сталина в редких частных беседах говорил о нем с заметным восхищением. С апреля 1953 г. вновь первый заместитель министра иностранных дел СССР. В феврале 1957 г. — июле 1985 г. министр иностранных дел СССР, одновременно в марте 1983 г. — июле 1985 г. первый заместитель Председателя Совета Министров СССР. С приходом к власти Н. С. Хрущева стал его опорой в МИД в ожесточенной и продолжительной борьбе с В. М. Молотовым. А. А. Громыко, а не В. М. Молотова брал с собой Н. С. Хрущев в «примирительную» миссию в Югославию и в поездку в Индию. Во время четырехдневного заседания Президиума ЦК КПСС в июне 1957 г., когда решалась судьба Н. С. Хрущева на посту Первого секретаря ЦК КПСС, вместе с «московской» группой членов ЦК КПСС подписал заявление в Президиум ЦК КПСС с просьбой срочно созвать Пленум ЦК по этому вопросу. На Пленуме взял сторону Н. С. Хрущева, резко разоблачал руководителей «антипартийной группы» Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича, В. М. Молотова и их сторонников. По воспоминаниям В. М. Фалина, боялся Н. С. Хрущева до неприличия: «Когда последний повышал тон, у министра пропадал дар речи. В ответ на тирады главы правительства слышалось дробное «да-да-да», «понял», «будет исполнено». Даже если разговор велся по телефону, лоб министра покрывался испариной, а положив трубку на рычаг, он еще минуту-другую сидел неподвижно. Глаза устремлены в какую-то точку, неизбывная тоска и потерянность во всем облике». Послушно участвовал в исполнении внешнеполитических инициатив Н. С. Хрущева, внутренне не всегда сочувствуя его той или иной крайней позиции. В 1960 г., когда Н. С. Хрущев со всего размаха молотил ботинком по трибуне ООН в Нью-Йорке, А. А. Громыко с «отсутствующим видом, задумчиво постукивал ладонями перед собой» (Александров-Агентов А. М. От Коллонтай до Горбачева. М., 1994. С. 72). Относился к типу людей, о которых говорят: застегнут на все пуговицы. Носил темно-серый костюм с темным галстуком, на голове неизменную, даже в жаркую погоду, темно-серую шляпу с жесткими полями. Подчиненных, за исключением своих заместителей, называл не по имени-отчеству, а только по фамилии. Несмотря на внешнюю суровость, был очень доброжелательным человеком, никогда не бросал попавших в беду своих сотрудников. Отлично знал английский язык. Читал много, но бессистемно. Любимым художественным произведением была трагедия Шиллера «Мария Стюарт», что выглядело странно, поскольку впечатление утонченного интеллектуала он не производил. Устная речь, впрочем, как и письменная, была далеко не безупречна. Шутки были тяжеловесными. Н. С. Хрущев, услышав, как А. А. Громыко рассказывал группе журналистов анекдот, рассмеялся: «Громыко рассказывает анекдот? Вот это анекдот!» По рассказу помощника нескольких генеральных секретарей по внешнеполитическим вопросам А. М. Александрова-Агентова, английский министр иностранных дел Джордж Браун, отличавшийся довольно разухабистыми манерами, предложил как-то А. А. Громыко перейти «на ты» на английский манер, то есть называть друг друга просто по имени. «Зовите меня Джо, а я вас как?» Ответ, после некоторого смущения, был таков: «Можете называть меня Андрей Андреевич». В международных дипломатических кругах получил прозвище «Мистер Нет». А. Ф. Добрынин, отмечая, что его высокий профессионализм никем не ставился под сомнение, особенно ценил в нем природное чутье определять будущего победителя в периодических схватках за власть в советском руководстве и вовремя становиться на его сторону. За глаза члены Политбюро величали его «Андруша»: белорусское произношение некоторых русских слов у него до конца не выветрилось. 12.12.1979 г. на узком заседании Политбюро вместе с Ю. В. Андроповым и Д. Ф. Устиновым инициировал ввод советских войск в Афганистан. Вел замкнутый, изолированный от населения образ жизни. По словам дочери, «за последние четверть века ни разу не ступал по улицам Москвы», видел столицу, в которой официально был прописан, только из окна правительственного ЗИЛа с пуленепробиваемыми стеклами. Страстью в течение многих лет была охота. По-настоящему пристрастился к этому занятию при Л. И. Брежневе. Постепенно у него скопилось около 20 ружей, которые незадолго до своей кончины сдал в КГБ. Воинское звание * рядовой. В последние годы жизни Л. И. Брежнева в тандеме с Ю. В. Андроповым Д. Ф. Устиновым стал полновластной фигурой в формировании внешней политики страны. Ревниво и подозрительно относился к внешнеполитическим инициативам, исходившим не из его ведомства. На этой почве у него сложились довольно натянутые отношения с секретарями ЦК КПСС, занимавшимися международными делами. Имея дело непосредственно с Л. И. Брежневым, Д. Ф. Устиновым и Ю. В. Андроповым, а позже практически самостоятельно определяя внешнеполитическую линию, долго не замечал молодого члена Политбюро М. С. Горбачева. И только его возвышение до поста ведущего Секретариат ЦК заставило обратить на него внимание. Сыграл ключевую роль в выдвижении М. С. Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, вступив в тайные переговоры с его сторонниками А. Н. Яковлевым и Е. М. Примаковым через своего сына, директора Института Африки Ан. А. Громыко. В обмен на поддержку кандидатуры М. С. Горбачева получил обещание занять пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро ЦК КПСС, решавшем вопрос о кандидатуре Генерального секретаря ЦК КПСС вместо умершего К. У. Черненко, предложил избрать М. С. Горбачева. В тот же день с этим предложением, консолидированным со старой гвардией руководителей, выступил на Пленуме ЦК КПСС. С 02.07.1985 г. по 01.10.1988 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. На внеочередном заседании Политбюро 30.05.1987 г., обсуждавшем ситуацию с приземлением возле Красной площади одномоторного спортивного самолета, пилотируемого 19-летним летчиком из ФРГ Матиасом Рустом, высказал предположение, что полет, судя по всему, не случайность, а результат заранее разработанного сценария немецких и американских спецслужб. Новая политическая система, намеченная ХIХ Всесоюзной партийной конференцией (1988), не предусматривала поста Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Вводился новый пост для главы государства — Председатель Верховного Совета СССР, и его должен был занять лидер правящей партии. Освобожден от должности на Пленуме ЦК КПСС. М. С. Горбачев зачитал его заявление с просьбой об отставке, от имени Политбюро дал высокую оценку его заслуг перед партией и государством. Выступил и он сам. Участники Пленума проводили его теплыми аплодисментами. По словам В. А. Медведева, в последние годы выполнение им роли одного из ведущих членов Политбюро давалось с трудом, он считал необходимым выступать по всем вопросам, делал это по форме гладко, но часто малосодержательно, оторванно от жизни, наивно, порой заговаривался. Присутствовавшие на заседании недоуменно переглядывались и даже иронически ухмылялись. С октября 1988 г. персональный пенсионер союзного значения. Среди его друзей и близких в постсоветские времена ходили утверждения о том, что с ним поступили непорядочно, что были нарушены договоренности, согласно которым он в марте 1985 г. как наиболее авторитетный член Политбюро решительно высказался за избрание Генеральным секретарем М. С. Горбачева. Был депутатом Верховного Совета СССР 2, 5 — 11-го созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1969, 1979). Награжден семью орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета». Лауреат Ленинской премии (1982). Лауреат Государственной премии СССР (1984). Доктор экономических наук (1956). Находясь на пенсии, написал и издал мемуары «Памятное» в 2 кн. (М., 1990). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    ГУМБАРИДЗЕ Гиви Григорьевич (22.03.1945). Член Политбюро ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 31.01.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1972 г.

    Родился в г. Тбилиси в семье военнослужащего. Грузин. В 1966 г. окончил Тбилисский государственный университет. Трудовую деятельность начал в том же году старшим научным сотрудником Центрального государственного архива Архивного управления при Совете Министров Грузинской ССР. В 1966 — 1967 гг. служил в Советской Армии. С 1968 г. вновь работал старшим научным сотрудником в Центральном государственном архиве. С 1969 г. переводчик группы опубликований и переводов, старший инструктор отдела по вопросам работы Советов, помощник заместителя Председателя Президиума Верховного Совета Грузинской ССР. С 1977 г. инструктор, заведующий сектором, заместитель заведующего отделом административных органов ЦК Компартии Грузии. С 1983 г. первый секретарь Зестафонского райкома партии. С 1985 г. заведующий отделом административных органов, с 1986 г. заведующий отделом организационно-партийной работы ЦК Компартии Грузии. С 1988 г. первый секретарь Тбилисского горкома партии, затем председатель КГБ Грузинской ССР. Накануне трагических событий в Тбилиси (09.04.1989) получил указание В. А. Крючкова постоянно следить за обстановкой в городе, но никаких силовых акций не предпринимать. На звонок заместителя председателя КГБ СССР Ф. Д. Бобкова ответил: «Дело плохо. Толпа жаждет действий. Лозунги — антисоветские. Но мы пока держимся, хотя уже звучат призывы идти штурмовать Дом правительства». О том, что в Тбилиси уже были задействованы войска, речи не было. В шесть утра Ф. Д. Бобкова разбудил звонок Г. Гумбаридзе: «У нас беда. Войска очищали площадь, погибло двенадцать человек». По словам В. А. Крючкова, ввод войск в Тбилиси для наведения порядка одобрил М. С. Горбачев. Он в то время находился в Англии, но постоянно поддерживал связь с Москвой. Ни одна команда не поступала в Тбилиси без согласования с ним. В апреле 1989 г. — декабре 1990 г. первый секретарь ЦК Компартии Грузии, одновременно с ноября 1989 г. по ноябрь 1990 г. Председатель Президиума Верховного Совета Грузинской ССР. 24.12.1989 г. на Втором съезде народных депутатов СССР во время обсуждения вопроса о результатах расследования событий в Тбилиси 09.04.1989 г. категорически не согласился с выступлением Главного военного прокурора СССР А. Ф. Катусева, которое во многом отличалось от предыдущего доклада А. А. Собчака. А. Ф. Катусев обратил внимание на провокационные действия экстремистски настроенных националистических лидеров оппозиции, рассказал о просьбах руководства Грузии привлечь войска, о действиях внутренних войск. Во время его выступления в зале нарастал шум, депутаты от Грузинской ССР покинули зал. Г. Г. Гумбаридзе взял слово и начал возражать прокурору. М. С. Горбачев отдельно встречался с грузинской делегацией. В итоге съезд осудил применение насилия против участников демонстрации в Тбилиси. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Делегат ХХVIII съезда КПСС и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Награжден орденом «Знак Почета».

    ГУРЕНКО Станислав Иванович (30.05.1936). Член Политбюро ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1961 г.

    Родился в г. Иловайске (ныне Донецкой области) в семье учителей-коммунистов. Украинец. В 1958 г. окончил Киевский политехнический институт. Кандидат экономических наук. Трудовой путь начал в 1958 г. инженером-технологом Донецкого машиностроительного завода имени 15-летия ЛКСМ Украины, затем работал на этом предприятии старшим инженером-конструктором, начальником лаборатории. С 1963 г. старший преподаватель Донецкого политехнического института. С 1964 г. вновь на Донецком машиностроительном заводе имени 15-летия ЛКСМ Украины: заместитель главного технолога, главный технолог, заместитель главного инженера, главный инженер, в 1970 — 1976 гг. директор завода. С 1976 г. секретарь Донецкого обкома партии. В 1980 — 1987 гг. заместитель Председателя Совета Министров Украинской ССР. С 1987 г. секретарь, второй секретарь ЦК Компартии Украины. С июня 1990 г. первый секретарь ЦК Компартии Украины. Сменил в этой должности В. А. Ивашко, избранного Председателем Верховного Совета Украинской ССР. Делегат ХХVI, ХХVII, ХХVIII съездов КПСС и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Награжден орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, медалями. На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) был выдвинут кандидатом на пост заместителя Генерального секретаря ЦК КПСС. Взял самоотвод. Заявил, что в должности первого секретаря ЦК Компартии Украины работает всего 18 дней, что у него впереди второй этап республиканского съезда и очень непростые задачи по организации работы партийной группы в Верховном Совета Украинской ССР. Отметил, что к М. С. Горбачеву как к Генеральному секретарю относится критически: «Пытался это высказать, не называя фамилии в своем выступлении. Разделяю многое из критики в его адрес, но отрицаю недопустимый тон отдельных выступлений. И тем не менее, если мы избрали товарища Горбачева Генеральным секретарем, выразив таким образом отношение к нашему дальнейшему пути, мне думается, что с моей стороны было бы совершенно непонятным, если бы я не поддержал его предложение по кандидатуре заместителя» (ХХVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1991. С. 340 — 341). С. И. Гуренко имел в виду тот факт, что М. С. Горбачев предложил на пост своего заместителя В. А. Ивашко. Выступая на съезде, критиковал деятельность В. А. Медведева и А. Н. Яковлева, возлагал на них прямую ответственность за существенное ослабление идеологической функции партии. Отмечал, что отказ от термина «идеологическая борьба», нечеткие, непоследовательные установки дезориентировали идеологические кадры на местах, вызвали среди них растерянность: «Почти ничего не было противопоставлено стремлениям втиснуть в массовое сознание абсурдное и ложное по своей сути утверждение, будто бы коммунистическая идея — это чуть ли не антипод свободы и демократии» (ХХVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 1. М., 1991. С. 289). Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. 14.11.1990 г. на заседании Политбюро с участием членов Президентского совета, обсуждавшем проблемы укрепления государственной власти, критиковал Президентский совет, с тревогой говорил о двоевластии и бесправии Политбюро. 24.04.1991 г. на Пленуме ЦК КПСС выступил с резкой критикой М. С. Горбачева, предлагал «законодательно закрепить за КПСС статус правящей партии», восстановить прежнюю систему расстановки руководящих кадров, контроль партии над средствами массовой информации. Утром 19.08.1991 г. вместе с председателем Верховного Совета Украины Л. М. Кравчуком, и. о. премьер-министра К. Масиком и командующим Киевским военным округом В. Чечеватовым принимал прибывшего в Киев Главнокомандующего Сухопутными войсками генерала армии В. И. Варенникова. В тот же день в 10 часов 45 минут В. И. Варенников отправил в ГКЧП шифротелеграмму: «Кратко с руководством Украинской ССР разобрали все пять документов, которые были переданы по первой программе московского радиовещания, рассмотрели Закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения». Кравчук и Масик вначале все это восприняли негативно (Гуренко молчал), давая понять, что все это их не касается, если что-то надо предпринимать, то это будет выноситься на заседание Верховного Совета. Вынужден был несколько обострить ситуацию и дать понять товарищам, что фактически Закон уже начал действовать...» 29.08.1991 г. провел пленум нелегального ЦК Компартии республики. Была создана группа из народных депутатов СССР и УССР для отстаивания в парламентах интересов членов партии и их семей, существование самой Компартии.

    Д

    ДЕМИЧЕВ Петр Нилович (21.12.1917). Кандидат в члены Президиума (Политбюро) ЦК КПСС с 16.11.1964 г. по 30.09.1988 г. Секретарь ЦК КПСС с 31.10.1961 г. по 16.12.1974 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1989 гг. Член КПСС с 1939 г.

    Родился в поселке Песочная (ныне г. Киров Калужской области) в семье рабочего. Русский. После окончания школы учился в машиностроительном техникуме. С 1937 по 1944 г. служил в Красной Армии. Окончил в 1944 г. Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. В 1944 — 1945 гг. занимался научно-педагогической деятельностью в этом институте. С 1945 г. на партийной работе: заведующий отделом, секретарь Советского райкома ВКП(б) г. Москвы, в аппарате Московского горкома и ЦК КПСС. Был помощником Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева. В 1953 г. заочно окончил ВПШ при ЦК КПСС. В 1956 — 1958 гг. секретарь Московского обкома КПСС. В июле 1958 г. — марте 1959 г. управляющий делами Совета Министров СССР. В 1959 — 1960 гг. первый секретарь Московского обкома КПСС. В 1960 — 1962 гг. первый секретарь Московского горкома КПСС. 30.10.1961 г., выступая на ХХII съезде КПСС, от имени московской делегации поддержал предложение И. В. Спиридонова о выносе саркофага с гробом И. В. Сталина из Мавзолея. Ссылался на решения и резолюции партийного актива и митингов по этому вопросу, зачитал требование участников митинга завода имени Владимира Ильича о перенесении праха И. В. Сталина в другое место. Был членом комиссии Президиума ЦК КПСС по перезахоронению останков И. В. Сталина в могилу у Кремлевской стены. В 1962 г. на бюро МГК исключал из партии В. М. Молотова, забрал у него партбилет за номером 5. С октября 1961 г. по декабрь 1974 г. секретарь ЦК КПСС. С декабря 1963 г. курировал химическую отрасль в связи с тем, что Н. С. Хрущев модернизировал ленинский лозунг: «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны, плюс химизация народного хозяйства». Доверенное лицо Л. И. Брежнева в подготовке и смещении Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. Впоследствии рассказывал: «Не знали, чем кончится все и не окажемся ли мы завтра неизвестно где». На заседании Президиума ЦК КПСС (август 1965 г.), обсуждавшем записку руководителя украинских коммунистов П. Е. Шелеста о предоставлении республике права выступать самостоятельно на внешнем рынке, кроме отрицательной оценки этого предложения, поставил вопрос о националистических тенденциях на Украине и в самом ЦК Компартии республики. Сказал, что в аппарате ЦК КП Украины почти не осталось русских, что в Киеве Московская и Советская улицы переименованы, им даны имена украинских писателей. Обвинил Н. В. Подгорного в том, что тот предложил недавно министру кинематографии СССР поехать в Киев и обсудить там идеологические вопросы кинематографии: выходит, союзный министр должен получать указания по идеологическим вопросам в Киеве! Курируя в ЦК КПСС вопросы идеологии, науки и культуры, в начале 70-х гг. предлагал первому секретарю Ставропольского крайкома КПСС М. С. Горбачеву перейти заведующим Отделом пропаганды. Согласовав его кандидатуру с Л. И. Брежневым, пригласил на беседу, но не получил окончательного ответа. После совета с М. А. Сусловым М. С. Горбачев отказался от предложенной должности. 10.03.1967 г. на заседании Секретариата ЦК КПСС, обсуждавшем вопрос о писателе А. И. Солженицыне, сказал, что это «свихнувшийся писатель… с ним надо повести решительную борьбу». 18.07.1967 г. Секретариат ЦК не поддержал предложение П. Н. Демичева разослать в партийные организации страны закрытое письмо * информационную записку «О поведении и взглядах Солженицына». Решили, что это должен сделать Союз писателей СССР. А. Н. Яковлев давал почитать П. Н. Демичеву до публикации в «Литературной газете» (15.11.1972) свою нашумевшую статью «Против антиисторизма», после которой автора освободили от работы в ЦК КПСС и направили послом в Канаду: «В своей обычной манере он выразил сомнение относительно публикации, но по содержанию статьи замечаний не высказал» (Яковлев А. Н. Омут памяти. М., 2001. С. 189). На заседании Политбюро Л. И. Брежнев спросил, читал ли кто-нибудь эту статью до публикации. «Демичев не признался» (Там же. С. 191). После обсуждения предложил А. Н. Яковлеву перейти на работу директором Московского пединститута. В ноябре 1974 г. — июне 1986 г. министр культуры СССР. Не соглашался идти на эту должность, ссылался на некомпетентность в вопросах культуры. Л. И. Брежнев стоял на своем жестко: «Доводы считаю неубедительными». Имел кличку «химик» (раньше занимался химической промышленностью). Был отзывчивым, оказывал помощь многим известным деятелям культуры. В 1970 г. положительно решил просьбу популярного артиста А. И. Райкина, обратившегося к нему с ходатайством о прикреплении на медицинское обслуживание в больницу 4-го Главного управления при Министерстве здравоохранения СССР. В 1971 г. помог кинорежиссеру и актеру В. М. Шукшину получить четырехкомнатную квартиру. Говорил всегда очень тихо, почти не повышая интонации. К совещаниям ему готовили карточки с основными темами и мудрыми мыслями, которые предполагалось озвучить. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, поддержал внесенную А. А. Громыко кандидатуру М. С. Горбачева: «Его неплохо знают и за границей. О том, что он умеет работать за рубежом, убедительно показали его поездки в Англию, Канаду, Народную Республику Болгарию» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). Список стран оказался куцым, и А. А. Громыко добавил: «И в Италию тоже» (Там же). С июня 1986 г. по октябрь 1988 г. первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР. В феврале 1988 г. по поручению Политбюро направлялся в Нагорный Карабах для устранения возникшего там межнационального конфликта. С октября 1988 г. персональный пенсионер союзного значения. Депутат Верховного Совета СССР 5 — 11-го созывов. Награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени. В ельцинскую эпоху сдавал московскую квартиру в наем, сам проживал у дочери на даче.

    ДЗАСОХОВ Александр Сергеевич (03.04.1934). Член Политбюро ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Секретарь ЦК КПСС с 13.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в 1990 — 1991 гг. Член КПСС с 1957 г.

    Родился в г. Орджоникидзе (Владикавказ) в семье мелкого железнодорожного служащего. Осетин. В 1957 г. окончил Северо-Кавказский горно-металлургический институт. Трудовую деятельность начал в 1957 г. первым секретарем Орджоникидзевского горкома комсомола Северо-Осетинской АССР. С 1958 г. ответственный организатор ЦК ВЛКСМ. С 1961 г. ответственный секретарь Комитета молодежных организаций СССР (КМО СССР). С 1963 г. руководитель группы молодых советских специалистов в Республике Куба. С 1964 г. советский представитель в Международном подготовительном комитете IХ Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Алжире. С 1965 г. вновь ответственный секретарь, с 1966 г. заместитель, первый заместитель председателя КМО СССР. В 1967 — 1986 гг. ответственный секретарь, заместитель, первый заместитель председателя Советского комитета солидарности стран Азии и Африки. В 1973 г. в Академии общественных наук при ЦК КПСС защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук на тему «Движение солидарности народов Азии и Африки — важный общественно-политический фактор антиимпериалистической борьбы». В 1986 — 1988 гг. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Сирийской Арабской Республике. С 1988 г. первый секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС. 22.12.1989 г. во время работы Второго съезда народных депутатов СССР от имени Комитета по международным делам Верховного Совета огласил проект заявления, в котором выражалась озабоченность развитием драматических событий в Румынии, повлекших человеческие жертвы. Выражалась надежда, что будут найдены возможности мирного урегулирования возникших проблем. 24.12.1989 г. на съезде выступил с докладом «О политической оценке ввода советских войск в Афганистан». Это решение, принятое в 1979 г., не было рассмотрено в Верховном Совете СССР, что явилось нарушением Конституции СССР. По его предложению съезд принял решение осудить эту акцию. С февраля 1990 г. председатель Комитета Верховного Совета СССР по международным делам. С июля 1990 г. по август 1991 г. член Политбюро, секретарь ЦК КПСС. Возглавлял идеологическую работу, не имея опыта. Старый знакомый М. С. Горбачева по комсомолу. 14.11.1990 г. на заседании Политбюро с участием членов Президентского совета, обсуждавшем вопросы укрепления государственной власти, предложил, чтобы президент лично возглавил Кабинет министров. Настаивал на принятии постановления Верховного Совета СССР о приостановлении на полгода митингов, демонстраций, конфронтации. Говорил о введении с декабря 1990 г. в стране президентского правления. 21.08.1991 г. вместе с В. В. Калашниковым готовил текст Заявления Секретариата ЦК КПСС в связи с действиями ГКЧП. В тот же день в 17 часов в гостинице «Октябрьская» вместе с П. К. Лучинским и В. В. Калашниковым, а также заведующими отделами ЦК КПСС В. С. Бабичевым и А. Я. Дегтяревым провел пресс-конференцию. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Награжден орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, медалями. Имеет награды ряда зарубежных государств. Был свидетелем со стороны КПСС на процессе по ее делу в Конституционном суде России (май — ноябрь 1992 г.). Умело полемизировал с оппонентами, доказывал, что в последние годы именно КПСС утверждала многообразие общественной мысли, начала отход от общеобязательной идеологии выступила с инициативой плюралистического общества и реализации ее через многопартийную систему. Высказал сомнения в объективности показаний некоторых свидетелей, замалчивавших факты реальных действий КПСС по разграничению государственных и партийных функций в сфере печати. Заявил, что после ХХVIII съезда КПСС в ведении ЦК остались только партийные издания. С 1992 г. председатель международной ассоциации «За диалог и сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе». В 1992 г. избран народным депутатом РФ, был членом Верховного Совета РФ, членом Совета Национальностей, входил в состав фракции «Суверенитет и равенство». В декабре 1993 г. избран депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации первого созыва, был членом думского Комитета по международным делам, председателем подкомитета по проблемам ООН и других международных организаций, входил в состав думской фракции «Новая региональная политика». С 1994 г. заместитель председателя Межпарламентской группы РФ, с весны 1995 г. член движения «Регионы России». В декабре 1995 г. был избран депутатом Госдумы второго созыва, являлся сопредседателем депутатской группы «Народовластие», членом Комитета по международным делам, руководителем постоянной делегации Федерального Собрания РФ в Парламентской Ассамблее Совета Европы. 18.01.1998 г. победил на выборах президента Республики Северная Осетия — Алания А. Х. Галазова, получив 76% голосов избирателей. Доктор политических наук. Был членом Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации. С 2001 г. член президиума Государственного совета Российской Федерации. В январе 2002 г. повторно избран президентом Республики Северная Осетия — Алания.

    ДЗЕРЖИНСКИЙ Феликс Эдмундович (11.09.1877 — 20.07.1926). Кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 23.06.1926 г. Входил в состав Оргбюро ЦК РКП(б) между VIII (1919 г.) и IХ (1920 г.) съездами партии. Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 09.08.1921 г. по 02.06.1924 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) с 05.04.1920 г. по 09.08.1921 г. и с 02.06.1924 г. по 01.01.1926 г. Член ЦК партии в 1906 г. (кооптирован), 1907 — 1912, 1917 — 1926 гг. Член ЦКК РКП(б) в 1920 — 1921 гг. Член партии с 1895 г.

    Родился в имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне Столбцовский район Минской области) в семье мелкопоместного дворянина. Поляк. Мечтал стать ксендзом. Учился в гимназии, но не закончил ее. Профессиональный революционер. В общей сложности провел 11 лет в тюрьмах, на каторге и в ссылке, пережил шесть арестов, трижды бежал из ссылок. В 18 лет вступил в социал-демократический кружок, затем в партию «Социал-демократия Королевства Польского и Литвы». Один из руководителей этой партии. Нелегальную партийную деятельность вел в Ковно, Варшаве, Петербурге, других городах. В 1897 г. был арестован в первый раз и выслан на три года в Вятскую губернию. В 1898 г. бежал, вернулся в Вильно, оттуда перебрался в Варшаву. В начале 1890 г. вновь арестован. Сидел в Варшавской цитадели и Седлецкой тюрьме. В 1902 г. был выслан в Сибирь на пять лет. По дороге бежал, перебрался за границу, но вскоре вернулся в Россию. В июле 1905 г. новый арест, но грянула революция 1905 г., и он попал под октябрьскую амнистию. В 1908 г. опять арест, суд, новая ссылка в Сибирь, откуда он тоже бежал. В 1912 г. вновь арестован, приговорен к трем годам каторги, которую отбывал в Орле. Возмущался интригами ленинцев, взявших курс на создание обособленной большевистской партии. После отбытия срока доставлен в Москву и в 1916 г. снова осужден еще на шесть лет каторги. На свободу выпущен после Февральской революции 1917 г. Участник исторического заседания ЦК партии большевиков 10.10.1917 г. в Петрограде, где было принято решение о подготовке вооруженного восстания. Автор термина «Политбюро»: именно он предложил на том заседании «создать для политического руководства на ближайшее время Политическое бюро из членов ЦК». Член Петроградского Военно-революционного комитета и Военно-революционного партийного центра по руководству Октябрьским вооруженным восстанием. 24.10.1917 г. ему поручили руководить захватом почты и телеграфа. Отвечал за охрану Смольного. 20.12.1917 г. получил задание сформировать и возглавить ВЧК, которая без суда и следствия казнила царских министров. Зимой 1918 г. разошелся во взглядах с В. И. Лениным по вопросу о заключении мира с немцами, выступив против него вместе с группой членов ЦК. Однако при окончательном голосовании воздержался вместе с Л. Д. Троцким, что позволило принять резолюцию о мире, предложенную В. И. Лениным. 06.07.1918 г. во время левоэсеровского мятежа был арестован командиром подчиненного ему отряда ВЧК эсером Поповым. После подавления эсеровского мятежа на время ведения следствия (два месяца) временно сложил с себя полномочия председателя ВЧК. 10.07.1918 г. по указанию В. И. Ленина был допрошен по подозрению в причастности к мятежу и убийству германского посла Мирбаха, в которых участвовали его подчиненные. Подозрения не подтвердились, и он в августе 1918 г. вернулся в ВЧК, которой руководил до 06.12.1922 г., умело ликвидируя разведывательную сеть западных стран в Советской России («заговор послов» и др.). Одновременно с 30.03.1919 г. до начала июля 1923 г. нарком внутренних дел РСФСР. На этот пост его назначили, разведя с Г. И. Петровским, с которым обострились отношения. 18.08.1919 г. решением Оргбюро ЦК РКП(б) был утвержден начальником особого отдела ВЧК, на который возлагался контроль над армией. 6 сентября того же года вошел в состав тройки Комитета обороны Москвы в связи с объявлением столицы на военном положении. С 02.10.1919 г. возглавил Военный совет войск внутренней охраны. Совмещать несколько ключевых должностей и выполнять множество различных партийных и правительственных поручений было невмоготу даже ему, наделенному несомненным организаторским талантом и самоотверженностью. В мае 1919 г. обратился в Оргбюро ЦК РКП(б) с просьбой освободить от экстренных заседаний и поручений, поскольку не хватает времени на основную работу, и выделить в помощь секретаря. 19 мая Оргбюро удовлетворило просьбу, приняв решение освободить от всех работ и поручений, кроме ВЧК и Наркомвнудел, а также подыскать ему секретаря. Однако уже с 19.02.1920 г. он председатель Главного комитета по всеобщей трудовой повинности (Главкомтруд), в мае — августе исполнял обязанности начальника тыла Юго-Западного фронта на Украине, входил в состав образованного в Белостоке Временного революционного комитета Польши, которому в случае разгрома польской армии и взятия И. Н. Тухачевским Варшавы предстояло стать польским советским правительством. С 20.10.1920 г. по 01.11.1920 г. председатель Московского комитета обороны. 26.10.1920 г. ЦКК принял решение, в котором просил его тратить не менее трех часов в день в ЦКК, чтобы сделать ее «органом партийной и пролетарской совести». В декабре 1920 г. в числе других членов ЦК РКП(б) подписал платформу Л. Д. Троцкого о профсоюзах, впоследствии объяснил свой поступок случайностью. Впоследствии характеризуя его политическую позицию, И. В. Сталин на расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны СССР (02.06.1937) отмечал: «Дзержинский голосовал за Троцкого, не только голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо. Это был очень активный троцкист и весь ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось» (АПРФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 1120. Л. 49). 27.01.1921 г. Президиум ВЦИК утвердил его председателем комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей. В январе — феврале 1921 г. на Украине, занимался восстановлением угольной и металлургической промышленности Донбасса. 7 марта того же года Московский комитет РКП(б) назначил его председателем комиссии по улучшению жизни рабочих. В апреле 1921 г. — феврале 1924 г. нарком путей сообщения, сменил на этом посту Л. Д. Троцкого, снятого по настоянию В. И. Ленина. В мае — июне 1921 г. командировался ЦК РКП(б) на юг России для руководства подготовкой железнодорожного и водного транспорта к предстоящим продовольственным и топливным перевозкам, в январе — феврале 1922 г. руководил в Сибири организацией работ по вывозу продовольствия. 06.02.1922 г. ВЦИК упразднил органы ВЧК, передав их уточненные и суженные функции созданному при НКВД Государственному политическому управлению (ГПУ). Председателем ГПУ стал Ф. Э. Дзержинский. 20.06.1922 г. Совет Народных Комиссаров принял постановление о введении его в состав Особого временного комитета науки при СНК, 2 сентября — председателем комиссии СТО по борьбе со взяточничеством, в декабре того же года во главе комиссии Политбюро ЦК РКП(б) выезжал для проверки деятельности Закавказского крайкома и положения в Грузии в связи с жалобами грузинских коммунистов на первого секретаря Закавказского крайкома Г. К. Орджоникидзе. 30.03.1923 г. назначен председателем Комиссии по пересмотру структуры всех ведомств СССР и сокращению их штатов. 15.11.1923 г. ГПУ вышло из состава НКВД, на его базе было создано Объединенное Государственное политическое управление (ОГПУ), председателем которого он был до последнего дня. Одновременно в 1924 — 1926 гг. председатель Высшего совета народного хозяйства СССР (вместо ставшего главой правительства А. И. Рыкова). Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. По должности входил в состав Совнаркома, но с правом совещательного голоса. По свидетельству Л. Д. Троцкого, в начале 20-х годов отношения между Ф. Э. Дзержинским и В. И. Лениным не совсем складывались. «Между Лениным и Дзержинским также произошло охлаждение. Дзержинский отличался глубокой внутренней честностью, страстностью характера и импульсивностью. Власть не испортила его. Но его качеств не всегда хватало для тех задач, которые ложились на него. Он был неизменным членом ЦК, но в эпоху Ленина не могло быть и речи о включении его в Политбюро. В 1921 или, может быть, 1922 году Дзержинский, крайне самолюбивый, жаловался мне с нотой покорности к судьбе в голосе, что Ленин не считает его политической фигурой. Я старался, разумеется, как мог, рассеять это впечатление. ‘‘Он не считает меня организатором, государственным человеком’’, — настаивал Дзержинский. ‘‘Из чего вы это заключаете?’’ — ‘‘Он упорно отказывается принять мой доклад как народного комиссара путей сообщения’’. Ленин, видимо, не был в восторге от работы Дзержинского на этом посту. (Троцкий Л. Д.. Сталин. М., 1990. Т. 2. С. 197). По словам В. М. Молотова, В. И. Ленин не ввел Ф. Э. Дзержинского в Политбюро потому, что не мог простить его позиции по Брестскому миру и в профсоюзной дискуссии: «Уже не было прежнего доверия. У Ленина это очень строго было» (Чуев Ф. И. Молотов. М., 1999. С. 243). После смерти В. И. Ленина возглавил комиссию по увековечению его памяти, был сторонником бальзамирования тела вождя, руководил работами по сооружению первого мавзолея. Был фанатично предан революции, проводил жесткую линию по отношению к ее врагам. В экономических вопросах слыл монетаристом и рыночником. Имел эмоциональный, вспыльчивый нрав. В личной жизни был скромным, даже аскетичным. Спал в кабинете за ширмой. Любимое развлечение — игра в «дурачка», к которой пристрастился в тюрьмах. С большим удовольствием надевал на голову проигравшего корону из цветной бумаги, которую делал сам. Хорошо пел. Русские слова произносил плохо. Автор крылатой фразы: «Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками». Скончался 23.07.1926 г., придя домой с Пленума ЦК ВКП(б), на котором резко выступил против наркома Л. Б. Каменева и оппозиции в защиту деревни и крестьянина. Вызванный врач сделал укол камфары, но это не помогло. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. Был награжден орденом Красного Знамени. 22.08.1991 г. по решению Моссовета памятник Ф. Э. Дзержинскому был снесен, в 1992 г. полностью демонтирован, а площади, носившей в советские годы его имя, новыми властями возвращено старое имя — Лубянская. Переименована также элитная дивизия внутренних войск МВД СССР, носившая его имя. В 2001 г. Верховный суд Российской Федерации не нашел оснований для отмены постановления Моссовета о демонтаже памятника Ф. Э. Дзержинскому. Такое решение высшей судебной инстанции страны было принято по частному заявлению гражданки В. Лебедевой, обжаловавшей решение Московского городского суда, отказавшего в удовлетворении ее требования.

    ДОБРЫНИН Анатолий Федорович (16.11.1919). Секретарь ЦК КПСС с 06.03.1986 г. по 30.09.1988 г. Член ЦК КПСС в 1971 — 1990 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1966 — 1971 гг. Член КПСС с 1945 г.

    Родился в деревне Красная Горка Можайского района Московской области в семье рабочего-слесаря. Русский. В 1942 г. окончил Московский авиационный институт имени С. Орджоникидзе. Трудовой путь начал в 1942 г. помощником декана факультета в авиационном институте, затем работал инженером-конструктором на опытном заводе № 115 в Москве, которым руководил известный авиаконструктор А. С. Яковлев. В 1944 г. был направлен на учебу в Высшую дипломатическую школу МИД СССР. После ее окончания в 1946 г. работал помощником заведующего учебным отделом этого министерства, помощником заместителя министра иностранных дел В. А. Зорина. Одновременно преподавал историю внешней политики США в Институте международных отношений. Кандидат исторических наук, доцент. В 1952 — 1955 гг. советник, советник-посланник посольства СССР в США. Направлен в Вашингтон по инициативе А. Я. Вышинского, не согласившегося с предложением о назначении на должность посланника в Швейцарии: «Туда обычно едут одни пенсионеры или те, кто скоро уходит на пенсию. Этот номер не пройдет» (Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. М., 1996. С. 16). В 1955 — 1957 гг. помощник министров иностранных дел СССР В. М. Молотова, Д. Т. Шепилова, А. А. Громыко. Выдвиженец В. М. Молотова. В 1957 — 1960 гг. заместитель Генерального секретаря ООН Дага Хаммершельда. Одновременно с назначением на этот пост получил ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Зарплата в Секретариате ООН была почти вдвое выше зарплаты работников такого же ранга в постоянном представительстве СССР при ООН. По решению Совета Министров СССР советские сотрудники Секретариата ООН ежемесячно негласно сдавали разницу в окладах в кассу советского представительства. По словам А. Ф. Добрынина, он тоже постоянно возвращал более половины своей зарплаты. Имел право самостоятельной шифропереписки из Нью-Йорка с Москвой, минуя постоянного представителя. В 1960 — 1962 гг. заведующий отделом стран Америки, член коллегии МИД СССР. С 04.01.1962 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в США. Выдвинут Н. С. Хрущевым. Был девятым советским послом в этой стране. До назначения на пост № 1 в советском дипломатическом корпусе не занимал должности посла ни в какой стране. Перед отъездом в Вашингтон Н. С. Хрущев дал наказ: война с США недопустима, поэтому не стоит задираться без нужды. В ноябре 1970 г. информировал ЦК КПСС о заявлении представителей американского журнально-издательского концерна «Тайм», что они располагают воспоминаниями Н. С. Хрущева, которые будут вначале опубликованы в журнале «Лайф», а затем выйдут отдельной книгой под названием «Хрущев вспоминает». Шифровка посла стала основанием для официального приглашения Н. С. Хрущева в КПК при ЦК КПСС, где с ним беседовал А. Я. Пельше. С 1981 г. дуайен (старшина) дипломатического корпуса в Вашингтоне, в состав которого входило более 150 посольств. По протоколу должен был присутствовать на официальных церемониях в Белом доме, когда туда прибывали главы других государств, а также на приемах в посольствах по случаю их национальных праздников. Пробыл послом 24 года. Президент США Р. Рейган так отозвался о чете Добрыниных в своем дневнике: «Все, что мы о них слышали, совершенно правильно — это во всех отношениях приятная чета. Настолько приятная, что удивляюсь, как они могут уживаться с советской системой». Герой Социалистического Труда (1982). Первый и единственный посол за всю историю советской дипломатической службы, удостоенный этого звания. Оно не было приурочено ни к торжественному государственному празднику, ни ко дню рождения, ни к подписанию важного международного договора. Получил личную телеграмму Л. И. Брежнева с поздравлением. Поведение и поступки опытнейшего дипломата в отличие от многих его коллег не помещались в рамки сухого чопорного мидовского протокола. На завтрак любил овсянку. Направлял самолетами букеты цветов для супруги М. С. Горбачева. В 1986 — 1988 гг. секретарь ЦК КПСС, одновременно заведующий Международным отделом ЦК, в штат которого входило более 200 человек. Сменил на этом посту Б. Н. Пономарева, ушедшего на пенсию. Был поставлен в известность М. С. Горбачевым о новом назначении в последний день работы ХХVII съезда КПСС, с ходу, без всяких предисловий, за пять минут до начала организационного Пленума, на котором избирались Политбюро и Секретариат ЦК. Никаких предварительных разговоров и даже намеков накануне не было. Через несколько дней летел в Вашингтон для нанесения прощальных визитов на спецсамолете, где вместе с женой были единственными пассажирами. Когда президенту США Р. Рейгану доложили, что посол А. Ф. Добрынин уезжает в связи с назначением секретарем ЦК КПСС по международным вопросам, тот с изумлением спросил: «А разве он коммунист?» Получил двухэтажную госдачу с кинозалом и библиотекой, сауной и оранжереей, принадлежавшую в прошлом Г. К. Жукову, который получил ее от И. В. Сталина во время войны и жил в ней до самой смерти. Опытный политик, дипломат. Но не имел прямого соприкосновения с проблемами коммунистического движения, что мешало в работе. Был доброжелателен к сотрудникам отдела, но в отличие от предшественника, привыкшего работать с коллективом, предпочитал опираться на узкую группу приближенных. Исходил из того, что знает все. Будучи одним из самых сильных советских послов, в новой ипостаси себя не нашел. По словам своего заместителя К. Н. Брутенца, явно попал «не в тот коридор». Сказывалось, наверное, и то, что в деятельности возглавляемого им отдела наступил не очень четко обозначенный переходный период и в значительной мере была утрачена ориентация. М. С. Горбачев на первых порах, памятуя его хорошие личные связи в правительственных кругах США, обращался за помощью при проведении встреч с Р. Рейганом и Д. Бушем, но со временем, утверждаясь на международной арене, отказывался от его услуг. 03.12.1989 г. принимал участие в первой полномасштабной встрече М. С. Горбачева с Д. Бушем на Мальте. На сентябрьском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС был освобожден от обязанностей секретаря ЦК КПСС. С октября 1988 г. советник Председателя Президиума Верховного Совета СССР по международным вопросам, с мая 1989 г. — Председателя Верховного Совета СССР, с 1990 г. — Президента СССР. С августа 1991 г. советник-консультант МИД СССР, с 1992 г. МИД РФ в ранге посла. В 1992 г. был советником президента Международного Фонда социально-экономических и политологических исследований (Фонд Горбачева). Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. В апреле 1990 г. друзья А. Ф. Добрынина пытались уговорить М. С. Горбачева назначить его послом в Индию, но генсек отклонил это предложение. Автор мемуаров «Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962 — 1986)» (М., 1996).

    ДОГАДОВ Александр Иванович (08.08.1888 — 26.10.1937). Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 26.06.1930 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК ВКП(б) с 13.07.1930 г. по 26.01.1932 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1924 — 1930 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1930 — 1934 гг. Кандидат в члены ЦКК РКП(б) в 1921 — 1922 гг. Член партии с 1905 г.

    Родился в Казанской губернии в семье садовника. Русский. Окончил городское училище. С 15 лет работал на чугунолитейном заводе в Казани. Избирался секретарем союза металлистов, членом Центрального бюро нелегального совета профсоюзов. Вел партийную работу в Балахне, Баку, Петербурге, Вологде. Неоднократно подвергался арестам и ссылкам. С началом Первой мировой войны мобилизован в армию. После Февральской революции 1917 г. председатель бригадного, дивизионного и армейского комитетов. Участник Октябрьской революции. В 1918 — 1921 гг. инструктор, председатель городского совета профсоюзов в Казани, нарком труда Татарской АССР. В 1921 — 1929 гг. член Президиума, секретарь ВЦСПС, представитель ВЦСПС в Совете труда и обороны СССР, первый секретарь ВЦСПС. С 27.11.1923 г. был членом созданной Политбюро «постоянно действующей Комиссии для борьбы с самогоном, кокаином, пивными и азартными играми (в частности, лото)». В 1924 г. входил в состав комиссии Оргбюро и Политбюро по политическому воспитанию коммунистов ленинского призыва, вскоре преобразованной в комиссию ЦК по работе среди вступивших и вновь вступающих в партию рабочих (председатель Л. М. Каганович). В 1930 г. работал заместителем Председателя ВСНХ СССР, в 1931 — 1934 гг. нарком РКИ ЗСФСР и председатель Закавказской краевой контрольной комиссии ВКП(б). С 1934 г. уполномоченный Комиссии советского контроля при СНК СССР по Свердловской области. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. 21.06.1937 г. исключен из ВКП(б) и арестован. 26.10.1937 г. приговорен к смертной казни по обвинению в антисоветской террористической деятельности. Расстрелян. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР в 1956 г., восстановлен в партии Президиумом ЦК КПСС в 1957 г.

    ДОЛГИХ Владимир Иванович (1924). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 24.05.1982 г. по 30.09.1988 г. Секретарь ЦК КПСС с 18.12.1972 г. по 30.09.1988 гг. Член ЦК КПСС в 1971 — 1989 гг. Член КПСС с 1942 г.

    Родился в г. Иланском Красноярского края в семье рабочего-железнодорожника. Русский. В 1941 г. добровольно вступил в ряды Красной Армии, участвовал в боях с немецко-фашистскими войсками в качестве заместителя командира роты по политчасти, был тяжело ранен. В 1949 г. закончил Иркутский горно-металлургический институт. Работал в Красноярске начальником смены, цеха, главным инженером на заводе цветных металлов. В 1958 — 1969 гг. главный инженер, директор Норильского горно-металлургического комбината имени А. П. Завенягина. Кандидат технических наук. В 1969 — 1972 гг. первый секретарь Красноярского крайкома КПСС. С 1972 по 1988 г. секретарь ЦК КПСС. Одновременно (1976 — 1984) заведующий Отделом ЦК КПСС. Курировал тяжелую промышленность и топливно-энергетический комплекс. По отзывам, был одним из наиболее профессиональных, эффективно работающих секретарей ЦК. Свое дело делал с большим рвением. Его ценил Н. А. Тихонов, активно поддерживал, приглашал для обсуждения многих вопросов, рассматриваемых Советом Министров. Это нервировало М. С. Горбачева как секретаря ЦК по сельскому хозяйству, наводило на размышления о возможном конкуренте и усложняло их отношения до предела. По словам В. И. Болдина, М. С. Горбачев возмущался: «Опять Тихонов зовет Долгих на совещания в Совмин. Вождя хотят из него сделать». В выступлениях на Политбюро не критиковал других, а высказывал личное, четкое и продуманное, предложение. Ему были присущи системность, взвешенность. В 1982 г., при Ю. В. Андропове, рассчитывал возглавить вновь создаваемый Экономический отдел ЦК КПСС, но М. С. Горбачев предпочел кандидатуру Н. И. Рыжкова. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, поддержал названную А. А. Громыко кандидатуру М. С. Горбачева: «Мы все едины в том мнении, что у него за плечами не только большой опыт, но и будущее. Сейчас стране, как никогда, нужен энергичный руководитель, умеющий проникать в суть проблем, руководитель искренний, смелый и требовательный. Поэтому я желаю вам, дорогой Михаил Сергеевич, здоровья, успехов и всего самого наилучшего. А наша поддержка вам будет обеспечена» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). По свидетельству Е. И. Чазова, В. И. Долгих позвонил ему и сказал: «Вы, вероятно, в курсе, что предполагается перевод Ельцина в Москву, в ЦК, на руководящую должность. Но вы должны что-то предпринять, учитывая, что он очень больной человек. Работа, которую ему предлагают, требует большого напряжения, и он может сорваться. Надо подумать о Борисе Николаевиче и о деле, которое он возглавит» (Чазов Е. И. Рок. М., 2000. С. 88). Звонку предшествовала командировка в Свердловск, где он оказался свидетелем возникшего у Б. Н. Ельцина психоэмоционального стресса. Единственный секретарь ЦК, сообщивший свою точку зрения, идущую вразрез с общим мнением, на заседании Политбюро в июне 1985 г., когда обсуждалась кандидатура Б. Н. Ельцина на предмет его выдвижения секретарем ЦК КПСС. Зная, что Б. Н. Ельцин выдвиженец М. С. Горбачева, тем не менее смело высказался о его излишней эмоциональности. Обсуждение проходило без участия Б. Н. Ельцина, и когда ему пересказали смысл выступления В. И. Долгих, он подошел к нему, по его словам, «не для того, чтобы выяснять отношения, просто хотелось услышать его мнение не в пересказе, да и важно было самому разобраться в своих ошибках, все-таки я только начинал работу в ЦК». Каково же было изумление Б. Н. Ельцина, когда его собеседник, глядя в глаза, «спокойно повторил то, что говорил на Политбюро, сказал, что считает решение о назначении меня секретарем ЦК совершенно правильным, но только свои эмоции, свою натуру надо сдерживать. Как ни странно, этот не слишком приятный для меня эпизод не отдалил нас, а наоборот, сблизил. Появился особый человеческий контакт, доверительность — вещи совершенно дефицитные в стенах здания ЦК КПСС». По словам Б. Н. Ельцина, если бы в марте 1985 г. Генеральным секретарем стал В. В. Гришин, он предложил бы В. И. Долгих должность Председателя Совета Министров СССР. Заручившись поддержкой Н. А. Тихонова, В. И. Долгих проталкивал создание новых союзных министерств: автомобильного транспорта, речного флота, автомобильных дорог, что натыкалось на сопротивление республик и прежде всего руководства РСФСР. 26.04.1986 г. ночью, узнав об аварии на Чернобыльской АЭС, первым сообщил об этом М. С. Горбачеву и Н. И. Рыжкову. 29.04.1986 г. выступил с обстоятельным докладом о случившемся на заседании Политбюро. Входил в состав оперативной группы Политбюро по координации спасательных работ на Чернобыльской АЭС. В феврале 1988 г. по поручению Политбюро выезжал в Нагорный Карабах для устранения межнационального конфликта. На двухдневном заседании Политбюро 24 — 25.03.1988 г., обсуждавшем статью «Не могу поступиться принципами» ленинградской преподавательницы Нины Андреевой (Советская Россия. 13.03.1988), названной «манифестом антиперестроечных сил», фактически поддержал эту публикацию: «Гласность и демократия неотделимы от наших целей и задач, но не беспредельны». М. С. Горбачев всеми мерами ограничивал его влияние, развернул против него тайную войну. Терпел его недолго, и в сентябре 1988 г. В. И. Долгих был освобожден от обязанностей секретаря ЦК КПСС в связи с уходом на пенсию. По словам М. С. Горбачева, представлялось нецелесообразным перемещение его на правительственные должности, да и «спроса» на него не было: «Не подходил этот человек по своему стилю, менталитету для нового времени» (Горбачев М. С. Жизнь и реформы. М., 1995. С. 408). По мнению генсека, позиция В. И. Долгих в перестроечные годы всегда носила конформистский характер и скорее говорила о попытках адаптироваться к новым условиям, нежели о полной поддержке реформ. Депутат Верховного Совета СССР 7 — 11 созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1965, 1984). Находясь не у дел, часто приходил к В. И. Болдину, передавал письма на имя М. С. Горбачева с просьбой разрешить ему заниматься какой-нибудь работой. «Хитер больно, — говорил М. С. Горбачев, читая его письма, — все клал яйца в разные корзины, боялся прогадать. Пусть теперь отдыхает». Проходил свидетелем со стороны КПСС на процессе по ее делу в Конституционном суде России (май — ноябрь 1992 г.). По его мнению, система партийного руководства была действенной и позволила в невиданно короткие сроки восстановить разрушенное войной хозяйство, поднять уровень производства. Сказал, что он далек от стремления оправдывать каждый шаг партии, но нарушения законности 30 — 50-х гг. сама партия и осудила. Не согласился с утверждением, что ЦК подменял Совет Министров, Госплан, министерства. В отличие от Е. К. Лигачева и Н. И. Рыжкова, сказавших в суде, что М. С. Горбачев, будучи непринципиальным, колеблющимся политиком, хотел укрепить свою власть, но не смог, потерял управление и закончил свой путь предательством, В. И. Долгих заявил, что М. С. Горбачев действовал по заранее составленному сценарию и его предательство было результатом зловещего тщательно продуманного заговора. Назвал вступление советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. политической и военной ошибкой. С 26.03.2002 г. В. И. Долгих — председатель Московского городского совета ветеранов войны и правоохранительных органов.

    Е

    ЕВДОКИМОВ Григорий Еремеевич (10.1884 — 25.08.1936). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г. по 09.04.1926 г. Секретарь ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г. по 09.04.1926 г. Член ЦК партии в 1919 — 1920, 1923 — 1927 гг. Член КПСС с 1903 г.

    Родился в г. Павлодаре Семипалатинской губернии в семье мещанина. Русский. Окончил городское училище. В 15 лет начал трудиться матросом на речном судне. Вел революционную работу среди трудового населения Омска и Павлодара. Спасаясь от преследования полиции, в 1913 г. уехал в Петербург. Работал на заводах, участвовал в забастовочном движении. Неоднократно подвергался арестам, ссылался. С 1917 г. вновь в Петрограде. Участвовал в создании отрядов Красной гвардии, установлении Советской власти в районах Северо-Запада России. В годы Гражданской войны был начальником политотдела 7-й армии. С 1920 г. председатель Петроградского Совета профессиональных союзов. В 1923 — 1925 гг. заместитель председателя Петроградского Совета Г. Е. Зиновьева. Был его ближайшим соратником, вместе с ним проводил репрессии против «классовых врагов» и «эксплуататорских классов». На объединенном Пленуме ЦК и ЦКК РКП(б) 17 — 20.01.1925 г. голосовал за предложение, высказанное первым секретарем Ленинградского губкома П. А. Залуцким, об исключении Л. Д. Троцкого из партии. Оно не прошло, участники Пленума проголосовали за предложение И. В. Сталина, Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова и др. о снятии Л. Д. Троцкого с поста председателя Реввоенсовета. Выступая на ХХI Ленинградской губернской конференции РКП(б) (26 –31.01.1925 г.), Г. Е. Евдокимов подверг критике решения только что состоявшегося Пленума ЦК в отношении Л. Д. Троцкого: это «слишком мягкое решение... В частности, мы, т. е. члены Центрального Комитета от Ленинградской организации, стояли за то, чтобы тов. Троцкого немедленно снять из Политбюро ЦК». С сентября 1925 г. первый секретарь Ленинградского губкома РКП(б). Сменил на этом посту П. А. Залуцкого. Делегат ряда съездов партии. Один из видных лидеров «новой оппозиции» и троцкистско-зиновьевского блока. С января по апрель 1926 г. секретарь ЦК ВКП(б). Возражал против своего избрания на эту должность, всячески затягивал переезд в Москву. На Пленуме ЦК ВКП(б) 01.01.1926 г. И. В. Сталин по этому поводу сказал: «Свыше двух месяцев у нас имеется решение Политбюро ЦК о введении ленинградца в Секретариат... Но товарищи ленинградцы с этим делом не торопятся и, видимо, не собираются провести его в жизнь. Видимо, они не хотят иметь своего представителя в Секретариате, боятся, как бы не исчезла та отчужденность ЛК от ЦК, на которую оппозиция опирается. Поэтому надо заставить Ленинградскую организацию ввести своего представителя в Секретариат ЦК. Другого такого товарища, как т. Евдокимов, у нас не имеется» (РЦХИДНИ. Ф. 558. Оп.1. Д. 2751. Л. 37 — 39). И. В. Сталин настаивал на его переводе в Москву, чтобы лишить Г. Е. Зиновьева опоры в Ленинградской партийной организации. С переездом в Москву Г. Е. Евдокимову разрешалось посещать Ленинград только по личным делам. 14.11.1927 г. выведен из состава ЦК, ХV съездом ВКП(б) в декабре 1927 г. исключен из партии. И. В. Сталин, комментируя его выступление на съезде, сказал в заключительном слове: «О речах Евдокимова и Муралова я не имею сказать что-либо по существу, так как они не дают для этого материала. О них можно было бы сказать лишь одно: да простит им аллах прегрешения их, ибо они сами не ведают, о чем болтают...» В июне 1928 г. признал свои ошибки и был восстановлен в ВКП(б). В 1927 — 1928 гг. член правления Центросоюза, заместитель председателя Ульяновского губплана. С 1929 г. председатель Самарского областного союза сельскохозяйственной кооперации, начальник Главного управления Наркомата пищевой промышленности СССР. Арестован 08.12.1934 г., вторично исключен из партии. Был одним из главных обвиняемых на открытом судебном процессе по делу «Московского центра». 16.01.1935 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к восьми годам тюремного заключения. Через полгода был доставлен из тюрьмы и привлечен к новому процессу по делу «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра». 24.08.1936 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 25.08.1936 г. Реабилитирован пленумом Верховного суда СССР в июне 1988 г., КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии в ноябре того же года.

    ЕЖОВ Николай Иванович (19.04.1895 — 04.02.1940). Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 12.10.1937 г. по 10.03.1939 г. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 10.03.1939 г. Секретарь ЦК ВКП(б) с 01.02.1935 г. по 10.03.1939 г. Член ЦК ВКП(б) в 1934 — 1939 гг. Член КПК при ЦК ВКП(б) в 1934 — 1939 гг. Член партии с мая 1917 г.

    Родился в Петербурге в рабочей семье. Русский. Впрочем, его пролетарское происхождение, как и великоросскость, следствие в 1938 г. брало под сомнение. На допросах признался, что отец был не пролетарием на заводе, а содержателем пивнушки и публичного дома. Был очень маленького роста (151 см), тщедушный, с детскими пропорциями тела, на одной щеке рубец. До перехода на Лубянку носил синюю сатиновую косоворотку и мятый костюм. Вел себя всегда тихо. Хорошо пел, сочинял стихи. Обладал каллиграфическим почерком, хотя образование составляло один год начальной школы. Называл себя самоучкой. В анкетах указывал, что трудовой путь начал с 14 лет учеником портного, затем перешел на кроватную фабрику Преловского, после чего на Путиловский завод. Однако в архивах завода подтверждений тому не обнаружено. В 1915 г. призван в армию, из-за малого роста службу проходил в нестроевых частях: в 76-м пехотном запасном полку, в 172-м пехотном Лидском полку. Был ранен, получил 6-месячный отпуск. Затем служил в 3-м пехотном полку в городе Новый Петергоф, оттуда был переведен в команду нестроевых Двинского военного округа, позднее — в город Витебск, в тыловую артиллерийскую мастерскую № 5 Северного фронта, где работал у станка до апреля 1917 г. После Октябрьского вооруженного восстания комиссар железнодорожной станции в Витебске. С января 1918 г. в Петрограде, затем рабочий на заводе Волотина в городе Вышний Волочок Тверской губернии. В апреле 1919 г. по партийной мобилизации призван в Красную Армию, но из-за малого роста на фронт не попал, был зачислен на базу радиоформирований в Саратове красноармейцем в роту переменного состава, в которой готовили военных радистов. С 01.09.1919 г. переписчик (писарь) при комиссаре управления базы, с 18.10.1919 г. комиссар радиотелеграфной школы, в которой недавно обучался. В начале 1920 г. вместе с начальником школы А. Я. Магнушевским был арестован Особым отделом запасной армии, которой подчинялась база, передислоцированная к тому времени в Казань. 05.02.1920 г. предстали перед Революционным военным трибуналом: А. Я. Магнушевский за то, что зачислял в школу дезертиров, комиссар за непринятие мер по пресечению незаконных действий начальника школы. А. Я. Магнушевского приговорили к двум годам принудительных работ условно с отсрочкой на три месяца, Н. И. Ежова к одному году тюремного заключения условно. Судимость не повлияла на его дальнейшую карьеру. С января 1921 г. комиссар управления 2-й Казанской базы радиотелеграфных формирований. Одновременно был заместителем заведующего агитационно-пропагандистским отделом Татарского обкома РКП(б), членом Президиума Татарского ЦИК. 23.08.1921 г. откомандирован в распоряжение ЦК РКП(б) для дальнейшей профессиональной партийной работы. Оттуда, по некоторым данным, был направлен в Туркестан. 10.02.1922 г. Оргбюро ЦК РКП(б) рекомендовало его ответственным секретарем Марийского обкома партии. Местные руководители выдвинули кандидатуру своего претендента на эту должность. Н. И. Ежов победил с перевесом в один голос. Против его избрания голосовал влиятельный председатель областного исполкома И. П. Петров, с которым отношения не сложились с первых дней работы. Многие местные руководители неуважительно относились к невзрачному назначенцу из Москвы, дав ему прозвище Изи Миклай (маленький Николай). В июле 1922 г. он представил бюро обкома командированную ЦК РКП(б) для работы в Марийском обкоме А. А. Титову и предложил утвердить ее заведующей орготделом, скрыв, что она являлась его женой. Решение было принято, но тайна вскоре открылась, и И. П. Петров обвинил руководителя обкома в нарушении партийной этики. Н. И. Ежов подал заявление с просьбой об освобождении от должности, но большинство членов бюро проголосовали против отставки. Отношения с местными руководителями постоянно осложнялись, и он обратился с просьбой в ЦК РКП(б) отозвать его в Москву. В ЦК с ним беседовал Л. М. Каганович, приезжавший в Витебск в ноябре 1917 г., когда Н. И. Ежов был там комиссаром железнодорожной станции. 01.03.1923 г. Оргбюро ЦК рекомендовало его секретарем Семипалатинского губкома Киргизской ССР. В мае 1924 г. переехал из Семипалатинска в Оренбург, тогдашнюю столицу Киргизской автономной республики, заведующим оргинструкторским отделом Киргизского обкома РКП(б). Через год, в июне 1925 г., становится секретарем Киргизского обкома РКП(б). По воспоминаниям многих, в период работы в Средней Азии он был отзывчивым, гуманным, мягким, тактичным человеком. Поворотным моментом в его партийной карьере стало избрание делегатом на ХIV съезд ВКП(б) в декабре 1925 г. Там познакомился с секретарем Северо-Западного бюро ЦК И. М. Москвиным, которого И. В. Сталин вскоре за усердие в борьбе с Г. Е. Зиновьевым перевел в Москву заведующим Орграспредотделом ЦК. В феврале 1927 г. И. М. Москвин вспомнил о земляке-питерце, номер которого в гостинице был рядом с его номером, и перевел в свой отдел инструктором. Через четыре месяца стал помощником И. М. Москвина, еще через три месяца его заместителем. Был вхож в семью своего патрона. Жена И. М. Москвина ласково называла его «воробышком» из-за худобы и маленького роста, откармливала домашней снедью. (В 1937 г. он самолично распорядился о ее репрессировании.) И. М. Москвин относил его к идеальным работникам, но отмечал существенный недостаток — не умел останавливаться: «Приходится следить за ним, чтобы вовремя остановить». В декабре 1929 г., в период коллективизации сельского хозяйства, его откомандировали начальником управления кадров — заместителем наркома земледелия СССР, в 1930 г. заместителем председателя ВСНХ по кадрам (председателем был Г. К. Орджоникидзе). Через несколько месяцев, 11.11.1930 г., вернули в аппарат ЦК ВКП(б), где он возглавил Орграспределительный отдел, получив выход непосредственно на Генерального секретаря И. В. Сталина. Был очень отзывчивым, приятным и мягким. Н. И. Бухарин называл его человеком «доброй души». В 1933 г. возглавил центральную комиссию по чистке партии. На ХVII съезде ВКП(б) был избран заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). С 01.02.1935 г. секретарь ЦК ВКП(б), одновременно председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (сменил на этом посту Л. М. Кагановича) и заместитель председателя Комитета резервов Совета Труда и Обороны СССР. На VII конгрессе Коминтерна был избран членом Исполкома Коминтерна. В качестве секретаря ЦК ВКП(б) курировал НКВД, который возглавлял Г. Г. Ягода. Между ними установились неприязненные отношения. Наркому внутренних дел не нравилось, что секретарь ЦК лично допрашивал наиболее важных арестованных и контролировал подготовку ряда громких судебных процессов. 25.09.1936 г. И. В. Сталин прислал членам Политбюро телеграмму, подписанную им и А. А. Ждановым, из Сочи: «Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост Наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей Наркомвнудела. Замом Ежова в Наркомвнуделе можно оставить Агранова». 26 сентября назначение состоялось, и 1 октября того же года он вступил в исполнение обязанностей главы наркомата внутренних дел, сохраняя все прежние партийные должности. В январе 1937 г. организовал процесс по делу «Московского параллельного антисоветского троцкистского центра», по нему в качестве обвиняемых проходили 17 человек, в том числе Ю. Л. Пятаков, Л. П. Серебряков, К. Б. Радек и др. В том же месяце ему было присвоено звание генерального комиссара государственной безопасности (приравнивалось к званию Маршала Советского Союза). В марте 1937 г. выступил на Пленуме ЦК ВКП(б) с докладом, в котором подверг разгрому работу НКВД при Г. Г. Ягоде. Учинил жесткую чистку его кадров, заменив около 5 тысяч сотрудников органов государственной безопасности. На июньском (1937 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) сказал, что «существует законспирированное контрреволюционное подполье, страна находится на грани новой гражданской войны, и только органы госбезопасности под мудрым руководством Иосифа Виссарионовича Сталина способны ее предотвратить». 11.06.1937 г. вынесением смертных приговоров закончился судебный процесс по делу восьми высших командиров Красной Армии во главе с Маршалом Советского Союза М. Н. Тухачевским. 16.07.1937 г. город Сулимов Орджоникидзевского края был переименован в г. Ежово-Черкесск, а на следующий день опубликовано постановление ЦИК СССР о награждении Н. И. Ежова орденом Ленина «за выдающиеся успехи в деле руководства органами НКВД по выполнению правительственных заданий». 30.07.1937 г. подписал приказ № 00447 об установлении с 5 августа по 5 декабря разнарядки по изъятию остатков враждебных классов — бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников. Изъятых делили на две категории: арестованных по первой категории немедленно расстреливали, по второй — приговаривали на сроки от восьми до десяти лет. Прокурор СССР А. Я. Вышинский отправил шифротелеграмму прокурорам по всей стране: «Соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются». Расстрелять предполагалось почти 76 тысяч человек, отправить в лагеря около 200 тысяч. Составлялись «расстрельные» списки высокопоставленных «врагов народа». Обнаружено 383 таких списка, направленных главой НКВД в Политбюро для утверждения. 15.08.1937 г. подписал приказ № 00486, требующий ареста «жен изменников Родины, членов правотроцкистских, шпионско-диверсионных организаций, осужденных Военной коллегией и военными трибуналами по первой и второй категориям». Указанные меры предпринимались с целью уничтожения потенциальной «пятой колонны» в преддверии войны. Всего в 1937 г. было арестовано за контрреволюционные преступления 936 750 человек, расстреляно 353 074; в 1938-м арестовано 638 509, расстреляно 328 618 человек. В 1937 г. только за шпионаж было осуждено 93 тысячи человек. В лагерях и тюрьмах сидело 1 млн 300 тысяч человек. Пользовался доверием И. В. Сталина, который часто приглашал его к себе на дачу, играл с ним в шахматы. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР, депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва, Верховных Советов РСФСР, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Татарской, Башкирской, Удмуртской и немцев Поволжья автономных республик. 16.02.1938 г. его именем была названа школа усовершенствования командного состава пограничных и внутренних войск НКВД. Написал записку в ЦК, Верховный Совет СССР и Верховный Совет РСФСР с предложением переименовать Москву в Сталинодар. 09.04.1938 г. назначен по совместительству наркомом водного транспорта СССР. 19.11.1938 г. Политбюро рассмотрело заявление начальника Ивановского управления НКВД старшего майора В. П. Журавлева, обвинявшего Н. И. Ежова в потворстве врагам народа, и признало его правильным. Предполагают, что донос был написан под диктовку сверху. 24.11.1938 г. освобожден, согласно его письменной просьбе от 23 ноября, от обязанностей наркома внутренних дел, с сохранением за ним должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя Комиссии партийного контроля и наркома водного транспорта. На ХVIII съезде ВКП(б) не был избран членом ЦК. Присутствовавший на Пленуме ЦК старого состава, где предварительно, за день до голосования на съезде, решался вопрос о новом составе ЦК, известный советский военачальник адмирал Н. Г. Кузнецов позднее вспоминал: «Сначала отводили тех членов ЦК, которых считали не справившимися со своими делами или опорочившими себя чем-либо и поэтому недостойными войти в новый состав... Помнится, как выступал Сталин против Ежова и, указав на плохую работу, больше акцентировал внимание на его пьянстве, чем на превышении власти и необоснованных арестах. Потом выступил Ежов и, признавая свои ошибки, просил назначить его на менее самостоятельную работу, с которой он может справиться» (Военно-исторический журнал. 1993, № 7. С. 50). В последние месяцы пребывания на Лубянке сильно пил, плохо владел собой. По словам Н. С. Хрущева, «буквально потерял человеческий облик, попросту спился... Он так пил, что и на себя не был похож» (Хрущев Н. С. Воспоминания. Кн.1. М., 1999. С. 181). Болел туберкулезом, во время разговора натужно кашлял, сплевывал прямо на ковер в служебном кабинете. Кожа на лице была желтого цвета. Волосы каштаново-рыжие, торчали неправильным бобриком. Зубы имел нездоровые, желтые. Носил простые, с рыжинкой от плохой чистки, грубые сапоги; гимнастерку цвета хаки, перепоясанную широким армейским ремнем. Глаза серо-зеленые, умные, пронизывающие. За две недели до ухода по просьбе И. В. Сталина подготовил на его имя докладную записку об имеющихся в НКВД агентурных донесениях на крупных работников, включая членов Политбюро. 09.04.1939 г. наркомат водного транспорта был разделен на два — морского и речного транспорта, в результате чего нарком остался без должности. 10.04.1939 г. арестован в кабинете Г. М. Маленкова. Ордер был подписан его недавним заместителем Л. П. Берией. Содержался в Сухановской следственной тюрьме не под своей фамилией, как «пациент № 1». При обыске в письменном столе в кабинете обнаружен пакет с пулями, каждая из которых была завернута в бумажку с надписью карандашом «Зиновьев», «Каменев», «Смирнов». Пули были присланы после приведения в исполнение приговоров над осужденными. Обвинялся в руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против Советской власти, а также в морально-бытовом разложении и гомосексуализме. На суде отверг все обвинения, которые признал на предварительном следствии. 03.02.1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к смертной казни «за измену Родине, вредительство, шпионаж, приготовление к совершению террористических актов, организацию убийств неугодных лиц». 04.02.1940 г. расстрелян в подвале на Никольской улице в Москве. Когда вели на расстрел, пел «Интернационал». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.01.1941 г. лишен государственных наград и специального звания. По оценкам современных специалистов спецслужб, был совершенно непригодным к разведывательной и контрразведывательной работе, профессионально некомпетентным руководителем. В июне 1998 г. коллегия по военным делам Верховного суда Российской Федерации не нашла оснований для его реабилитации.

    ЕЛЬЦИН Борис Николаевич (01.02.1931). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 18.02.1986 г. по 18.02.1988 г. Секретарь ЦК КПСС с 01.07.1985 г. по 18.02.1986 г. Член ЦК КПСС в 1981 — 1990 гг. Член КПСС в 1961– 1990 гг.

    Родился в селе Бутка Талицкого района Свердловской области в крестьянской семье. Русский. Дед в 30-е гг. был раскулачен и выслан: «Имел водяную мельницу и ветряную, имел молотильную машину, имел постоянных батраков, посева имел до 12 га, имел жатку-самовязку, имел лошадей до пяти штук, коров до четырех штук...» (Ельцин Б. Н. Записки президента. М., 1994. С. 121). Отец вместе с младшим братом Андрианом бежали из родных мест на строительство Казанского авиационного завода, где в 1934 г. были осуждены на три года исправительно-трудовых лагерей. Обвинялись в том, что «поступив на работу в Казмашстрой, будучи враждебно настроенными против Советской власти, под руководством кулака Соколова проводили систематически антисоветскую агитацию среди рабочих, ставя своей целью разложение рабочего класса и внедрение недовольства существующим правопорядком. Используя имеющиеся трудности в питании и снабжении, пытались создать нездоровые настроения, распространяя при этом провокационные слухи о войне и скорой гибели Советской власти. Вели агитацию против займа, активно выступали против помощи австрийским рабочим — т. е. совершили деяние, предусмотренное статьей 58-10 УК» (Там же. С. 124). Тюремное прошлое родителей тщательно скрывал, не упоминал об этом ни в одной анкете. Окончил строительный факультет Уральского политехнического института имени С. М. Кирова в 1955 г. Работал мастером треста «Уралтяжтрубстрой» в Свердловске. С 1957 г. в тресте «Южгорстрой» в Свердловске: прораб, старший прораб, главный инженер, начальник строительного управления. За один год получил 17 выговоров от управляющего трестом, добивавшегося увольнения нерадивого работника с помощью суда. В 1963 — 1968 гг. главный инженер, начальник домостроительного комбината в Свердловске. В 1966 г. был представлен к награждению орденом Ленина, но получил орден «Знак Почета»: накануне рухнул пятиэтажный жилой дом, построенный его комбинатом. В 1968 г. был выдвинут тогдашним вторым секретарем Свердловского обкома КПСС Я. П. Рябовым на партийную работу. Был заведующим строительным отделом, с 1975 г. секретарем Свердловского обкома КПСС по вопросам капитального строительства. Отказался от лестного предложения переехать в Москву заместителем председателя Госстроя СССР. В 1976 г. по итогам девятой пятилетки (1971 — 1975) награжден орденом Трудового Красного Знамени. 02.11.1976 г., минуя важную в партийной иерархии ступень второго секретаря, с подачи Я. П. Рябова, ставшего к тому времени секретарем ЦК КПСС, был избран первым секретарем Свердловского обкома КПСС. На этот пост Москвой планировался совсем другой человек: секретарь ЦК КПСС по кадрам И. В. Капитонов представил Л. И. Брежневу объективку на Е. А. Коровина, второго секретаря Свердловского обкома. Но Я. П. Рябов сумел склонить Л. И. Брежнева в пользу кандидатуры Б. Н. Ельцина, который находился в Москве на курсах переподготовки руководящих кадров и тотчас же был вызван на Старую площадь. Л. И. Брежневу он понравился. В бытность первым секретарем Свердловского обкома отличался крутым нравом, неуправляемостью, грубостью. Любил лесть и подхалимство. Маячил на местном телевидении по 1,5 — 2 часа подряд. Отдал распоряжение за одну ночь снести дом Ипатьевых, в подвале которого в июле 1918 г. были расстреляны последний русский император Николай II и его семья. Построил самое высокое в СССР здание обкома КПСС. Мечтал о переводе в Москву, но не ниже, чем секретарем ЦК КПСС или зампредом Совета Министров СССР. С 12.04.1985 г. заведующий Отделом строительства ЦК КПСС. Сменил в этой должности И. Н. Дмитриева, переведенного заместителем Председателя Совета Министров РСФСР. С июня 1985 г. по февраль 1986 г. секретарь ЦК КПСС. Выдвинут на эти должности по рекомендации главного кадровика партии в горбачевский период Е. К. Лигачева, который ездил в Свердловск для детального ознакомления с методами его работы. С 22.12.1985 г. с подачи Е. К. Лигачева первый секретарь Московского горкома КПСС. Сменил на этом посту В. В. Гришина. Был сторонником силовых, жестких методов руководства. В выступлениях на Политбюро, на рабочих совещаниях подчеркивал необходимость во всем следовать В. И. Ленину, сохранять верность социализму. Придерживался левацких методов борьбы с привилегиями, наведения порядка и дисциплины. Став руководителем столичной парторганизации, решил обойти лидеров перестройки слева. Устраивал показные поездки на трамвае, появлялся в метро, магазинах, на рынках, чем приобрел большую популярность. Московские газеты с текстами его выступлений шли нарасхват, ими зачитывались в самых дальних уголках страны. Однако изменить общую обстановку в городе не сумел, так как многое упиралось в общие проблемы развития страны. Административный напор, жесткая требовательность, перетряхивание кадров вызвали критику в ЦК КПСС. В ответ начал критику центра, что особенно проявилось при обсуждении в Политбюро предложений к январскому, а затем к июньскому (1987) Пленумам ЦК КПСС. 12.09.1987 г. обратился с письмом к находившемуся в отпуске М. С. Горбачеву с просьбой об освобождении от должности первого секретаря МГК КПСС и обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС, но обращение осталось без ответа. Квинтэссенцией критики стало скандально знаменитое выступление на октябрьском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС с просьбой об отставке. М. С. Горбачев устроил над ним жестокую расправу прямо на Пленуме и затем продолжил в ноябре на пленуме МГК КПСС, который освободил Б. Н. Ельцина от должности первого секретаря. Пытался покончить жизнь самоубийством в служебном кабинете в МГК, нанеся себе несколько ударов в живот ножницами для вскрытия служебных пакетов, после чего был госпитализирован. С 14.01.1988 г. по июнь 1989 г. первый заместитель председателя Госстроя СССР — министр СССР. Предоставив ему хозяйственную работу и отклонив несмелую просьбу о досрочном выходе на пенсию, М. С. Горбачев произнес фразу о том, что больше не допустит его в политику, но просчитался. Популярность «пострадавшего за народ» опального партийного функционера неожиданно начала возрастать. По словам О. С. Шенина, сразу после октябрьского Пленума он с другими секретарями заходил к М. С. Горбачеву, чтобы высказать свои соображения о том, что это добром не кончится. Не надо создавать Б. Н. Ельцину условия для политической деятельности в СССР, лучше сразу отправить его послом куда-нибудь в Африку. М. С. Горбачев ответил: «Ерунда. Пройдет три месяца — и о нем забудут!» Из-за необузданности натуры и нестандартности поведения попадал в ситуации, которые для любого другого политика закончились бы крахом карьеры. Перепечатка в «Правде» статьи из итальянской газеты «Репубблика» о пьяных похождениях во время поездки в США, показ по Центральному телевидению сюжетов о «чтении лекций» в Балтиморе, падение с моста в реку в районе поселка «Успенское» осенью 1989 г., дорожно-транспортное происшествие в Москве на перекрестке улиц Горького и Большой Грузинской, аварийное приземление самолета в Испании рождали мифы, лишь повышающие интерес к его личности. Депутат Верховного Совета СССР 9 — 11-го созывов. Народный депутат СССР с 1989 г. по 1991 г. Член Верховного Совета СССР, в 1989 — 1990 гг. председатель Комитета Верховного Совета СССР по строительству и архитектуре. В основе перехода в оппозицию лежали не отличающиеся от общепринятых в КПСС взгляды по кардинальным общественно-политическим проблемам и не демократические убеждения, а уязвленное самолюбие. До 1989 г. его взгляды не были антисоциалистическими. Горбачевские реформы привели к падению авторитета официального руководства, возникла потребность общества и особенно нарождающейся оппозиции в новом лидере, более народном, радикальном и решительном. С 29.05.1990 г. по июль 1991 г. Председатель Верховного Совета РСФСР. Победил в соперничестве с А. В. Власовым, превысив всего на три голоса (535) необходимое для избрания количество голосов (532). В первом (25.05.1990) состязании (двойном) с И. К. Полозковым за депутатские голоса не добился успеха. На ХХVIII съезде КПСС (июнь 1990 г.) вышел из КПСС. 19.02.1991 г. в интервью по Центральному телевидению заявил, что отмежевывается от политики Президента СССР М. С. Горбачева и требует его отставки. 09.03.1991 г. в Доме кино призвал объявить войну руководству страны, которое ведет народ в болото. 12.06.1991 г. избран Президентом Российской Федерации, одновременно с ноября 1991 г. по июнь 1992 г. глава Правительства Российской Федерации, с мая 1992 г. Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами России. 20.07.1991 г. издал указ «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР». Формально указ был направлен не против КПСС, поскольку в тот период действовали уже разные партии, но всем было ясно, что речь идет о выдворении именно КПСС, которая была единственной, кто имел свои организации на производстве и в государственных структурах. 18.08.1991 г., накануне введения чрезвычайного положения в Москве, поздно вечером возвратился из Казахстана в аэропорт «Внуково». «Бери его тепленького, вези в Завидово, похмеляй два дня — и все проблемы, — говорил десять лет спустя В. А. Крючков. — Но не было такого желания. Мы не ставили своей задачей «воевать» с российским руководством» (Московский комсомолец. 18.08.2001). 19.08.1991 г. в 12 часов 10 минут выступил против ГКЧП с танка № 110 Таманской дивизии перед москвичами, собравшимися у Дома Советов: «В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отречен от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом...» На его призыв к бессрочной политической забастовке не откликнулся ни один завод. В случае штурма Дома Советов рассчитывал укрыться в американском посольстве. По словам В. А. Крючкова, ГКЧП просчитался, неточно оценив Б. Н. Ельцина: «Никто не думал, что он пойдет так далеко. Ему нужна была кровь. А мы сразу решили, что, если возникнет угроза кровавых столкновений, — тотчас уходим. После того как кровь пролилась и нам стало ясно, что Ельцин и Ко готовы на все, тут же созрело решение ехать к Горбачеву и советоваться, как действовать в рамках уже его власти. Вечером 21 августа я прилетел в Форос для разговора с президентом» (Там же). 23.08.1991 г. подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», 25.08.1991 г. «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР», 06.11.1991 г. «О деятельности КПСС и КП РСФСР», в соответствии с которыми прекращалась деятельность КПСС и КП РСФСР, их организационные структуры распускались, а все имущество переходило в государственную собственность. Банкам и Минфину предлагалось в суточный срок взять на строгий учет все партийные средства и приостановить их использование. Право пользования партийным имуществом было передано правительству и органам исполнительной власти на местах. МИДу РСФСР поручалось срочно обратиться к правительствам всех стран с просьбой заморозить в банках средства КПСС и сообщить об их размерах. Утверждалось, что «КПСС никогда не была партией». Она была охарактеризована как «особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС». На «руководящие структуры КПСС» возлагалась ответственность за исторический тупик, в который «загнаны народы Советского Союза», за разжигание среди народов «религиозной, социальной и национальной розни», посягательства на права человека и гражданина, а также за «антиконституционный переворот 19 — 21 августа» (Российская газета. 24.08.1991 г., 26.08.1991 г., 07.11.1991 г.). В декабре 1991 г. стал одним из инициаторов ликвидации СССР и провозглашения Союза Независимых Государств (СНГ). 08.12.1991 г., подписав в Беловежской пуще вместе с руководителями Белоруссии С. С. Шушкевичем и Украины Л. М. Кравчуком документы о роспуске СССР и образовании СНГ, раньше, чем М. С. Горбачеву, позвонил об этом президенту США Дж. Бушу. Узнав об этом из звонка С. С. Шушкевича, М. С. Горбачев взорвался: «Вы разговариваете с президентом Соединенных Штатов Америки, а Президент СССР ничего не знает. Это позор, стыдобища!» М. С. Горбачев потребовал к телефону Б. Н. Ельцина и приказал прибыть к нему в Кремль на следующий день: «Объясните стране, миру и мне!» Б. Н. Ельцин ответил, что от имени трех руководителей на разговор с М. С. Горбачевым прибудет он один. По словам С. Мартысюка, директора правительственной резиденции в Беловежской пуще, вечером 07.12.1991 г. «Ельцина вели под руки. Он уже набухаренный был основательно. Его сразу повели в номер, где он отдыхал... Я где-то по своим вопросам бегал, то в гостиницу, то в коттедж. Прихожу — шум, Ельцина речь доходит. Часикам к одиннадцати он пикировал под стол, настолько еще добавил... Минут через пять все стали расходиться. После этого начала пить охрана. Внизу, в спальном номере, стол накрыли себе. Половину мебели поломали, так нажрались, извините за откровенность... Сначала уезжали украинцы. Ельцин еще по телефону с Бушем около 20 минут говорил, а в 11 часов россияне отправились. В банкетный зал уже не заходили. И все на этом, заявление прошло. Союза не стало. Очень просто, никаких проблем... Приехали, за сутки развалили Союз. Спокойно целовались, ходили, смеялись, прощались» (Комсомольская правда. 08.12.2001 г.). В 1992 г., прибыв в США, торжественно заявил в конгрессе: «Коммунистический идеал рухнул. И я даю слово — на нашей земле мы не дадим ему воскреснуть». (Боголюбов С. А. КПСС. Хроника суда. М., 1993. С. 14). Американский конгресс предъявил ультиматум России и другим бывшим республикам СССР: если не будет опубликована вся информация о тайной деятельности КПСС, начиная с 1917 г., то никому из них не будет предоставлена финансовая помощь. В сентябре 1993 г. подписал указ о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета и назначении выборов в новый представительный орган власти — Федеральное Собрание, прекратил действие многих статей Конституции. После вооруженного подавления сопротивления Верховного Совета и его сторонников 04.10.1993 г. начал роспуск Советов всех уровней. Заявил, что наконец коммунистическая гидра раздавлена — бесповоротно и навсегда. 03.07.1996 г. победил во втором туре президентских выборов и был избран президентом РФ на второй срок. 31.12.1999 г. досрочно ушел в отставку. Награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», орденом Кавалера Большого Креста (Италия); Кавалер Мальтийского Ордена. В декабре 2001 г., в канун 10-летия роспуска СССР и создания СНГ, президентом России В. В. Путиным награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» первой степени. Назвал этот поступок В. В. Путина мужественным. Автор мемуаров «Исповедь на заданную тему» (Свердловск, 1990), «Записки президента» (М.,1994), «Президентский марафон» (М., 2000).

    ЕРЕМЕЙ Григорий Исидорович (22.04.1935). Член Политбюро ЦК КПСС с 25.04.1991 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС в июле 1990 г. — августе 1991 г. Член КПСС с 1957 г.

    Родился в селе Тырново Единецкого района Молдавской ССР. Молдаванин. В 1965 г. окончил Кишиневский сельскохозяйственный институт имени М. В. Фрунзе, в 1974 г. Заочную высшую партийную школу при ЦК КПСС. Кандидат философских наук. Трудовую деятельность начал в 1952 г. заведующим библиотекой сельской средней школы. В 1954 — 1956 гг. служил в Советской Армии. С 1956 г. на комсомольской работе: инструктор, второй, первый секретарь райкома комсомола, заместитель заведующего отделом, второй секретарь ЦК ЛКСМ Молдавии. С 1960 г. инструктор, старший инструктор отдела Совета Министров Молдавской ССР. В 1966 — 1970 гг. первый секретарь Котовского райкома партии. В 1970 — 1980 гг. заместитель, первый заместитель Председателя Совета Министров Молдавской ССР. В 1980 — 1990 гг. председатель Молдавского республиканского совета профсоюзов, с 1990 г. председатель Федерации независимых профсоюзов ССР Молдова. На ХVII съезде Компартии республики в феврале 1990 г. подвергся резкой критике и не был избран в состав ЦК, членом которого был более 20 лет. Против его избрания проголосовали более 800 делегатов съезда. С февраля 1991 г. первый секретарь ЦК Компартии Молдовы. Сменил на этом посту П. К. Лучинского, избранного секретарем ЦК КПСС. На апрельском (1991 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК КПСС избран членом Политбюро ЦК КПСС. Был сильным, волевым, порой до чрезмерной жесткости, руководителем. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. С конца 1991 г. советник генерального директора производственного объединения «Мезон».

    ЕФРЕМОВ Леонид Николаевич (07.06.1912). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 23.11.1962 г. по 08.04.1966 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1971 гг. Член ЦРК КПСС в 1971 — 1989 гг. Член КПСС с 1941 г.

    Родился в г. Воронеже в учительской семье. Русский. Отец умер от воспаления легких, когда мальчику не было и двух лет. В 1933 г. окончил Воронежский институт механизации сельского хозяйства. После учебы работал техноруком ремонтно-тракторных мастерских, главным инженером производственного управления Воронежского областного земельного управления. В 1937 — 1945 гг. на Воронежском авиационном заводе № 18 имени Ворошилова, выпускавшем штурмовики Ил-2: инспектор по ремонту оборудования, механик цеха, заместитель главного механика, главный механик, парторг ЦК ВКП(б) на заводе. С 1945 г. по 1952 г. секретарь Кировского райкома партии г. Куйбышева, второй секретарь Куйбышевского горкома и обкома ВКП(б), председатель исполкома Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся. Два дня пробыл инспектором ЦК ВКП(б), на третий вызвали к Г. М. Маленкову, который сказал, что надо ехать на партийную работу в Курск. В 1952 — 1958 гг. первый секретарь Курского обкома КПСС. Там обратил на себя внимание Н. С. Хрущева заботой о его родной деревне Калиновка. На июньском Пленуме ЦК КПСС (июнь 1957 г.) вместе с группой членов и кандидатов в члены ЦК КПСС направил в Президиум ЦК КПСС письменное заявление с требованием вывести Г. М. Маленкова, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича, М. З. Сабурова и М. Г. Первухина из состава членов Президиума и членов ЦК КПСС, а также вывести Д. Т. Шепилова из состава кандидатов в члены Президиума и членов ЦК КПСС и снять его с поста секретаря ЦК КПСС, поручив Комитету партийного контроля рассмотреть их партийную принадлежность. Настаивал на строгом наказании Н. А. Булганина. В 1958 — 1962 гг. первый секретарь Горьковского обкома партии. В 1962 г. Н. С. Хрущев перевел его в Москву на должность первого заместителя Председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР (председателем был он сам) и одновременно назначил председателем Бюро ЦК КПСС по руководству сельским хозяйством РСФСР. В план заговора против Н. С. Хрущева в 1964 г. не был посвящен. Накануне снятия под благовидным предлогом вручения ордена Ленина Тувинской АССР в связи с юбилеем ее вхождения в состав России Л. Н. Ефремова удалили из Москвы на неделю. О Пленуме заранее не известили, а когда он узнал о нем и приехал в аэропорт, ему сказали, что самолет не в порядке, отлет откладывается. По словам М. С. Горбачева, работавшего с ним в Ставрополе, за Л. Н. Ефремовым прочно закрепилась репутация рьяного сторонника Н. С. Хрущева. Незадолго до этих событий Н. С. Хрущев совершил поездку по ряду областей России. Л. Н. Ефремов сопровождал его. О поездке успели сделать документальный фильм, где позади Н. С. Хрущева постоянно маячила фигура Л. Н. Ефремова. Многие рассказывали: стоило зайти к нему в кабинет с каким-либо деловым вопросом, он тотчас же брал со стола аккуратно расставленные томики Н. С. Хрущева с многочисленными закладками, обильными подчеркиваниями и начинал цитировать. Заканчивал беседу так: «Вот что сказал по этому вопросу товарищ Хрущев. Из этого вы и исходите». Вернувшись в Москву, присоединился к критике Н. С. Хрущева, но, как и А. И. Микоян, высказался за то, чтобы оставить Н. С. Хрущева на прежнем посту. На заседании Президиума ЦК, решавшем вопрос о Н. С. Хрущеве, Д. С. Полянский обвинил Л. Н. Ефремова в покровительстве землякам вождя из села Калиновка, списании с них долгов вопреки закону. После смещения Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. отправлен в Ставрополь, где до 1970 г. возглавлял Ставропольский крайком КПСС. Сменил на этом посту Ф. Д. Кулакова, переведенного в ЦК КПСС за участие в смещении Н. С. Хрущева. Ф. Д. Кулаков, передавая дела новому хозяину края, в числе перспективных партийных работников назвал заведующего отделом партийных органов крайкома М. С. Горбачева. Л. Н. Ефремову он не понравился, но из Москвы от Ф. Д. Кулакова шли настоятельные рекомендации о выдвижении М. С. Горбачева при каждой заметной вакансии. Л. Н. Ефремов оставался кандидатом в члены Президиума ЦК, но на заседания высшей партийной коллегии его не приглашали, документов, с которыми знакомили других, не присылали. Семью из Москвы он не перевозил. Выделялся широким политическим кругозором, эрудицией, высокой образованностью и культурой. По словам М. С. Горбачева, личностью он был яркой. Очень тяжело переживал свое перемещение в провинцию, надеялся, что Л. И. Брежнев переведет его в Москву. Каждый раз, когда новый вождь выезжал отдыхать к морю, стремился попасть туда же. Они встречались, иногда даже семьями, и в глубине души он надеялся, что удачное выступление на приближавшемся ХХIII съезде КПСС поможет ему сохранить свое положение в Президиуме ЦК. Все дни съезда, состоявшегося в 1966 г., М. С. Горбачев просидел в его номере гостиницы «Пекин» и работал над возможным выступлением, внося в него коррективы с учетом дискуссии на пленарных заседаниях. Каждый перерыв Л. Н. Ефремов звонил в гостиницу, делал очередные замечания, уточнял какие-то важные для него оттенки и акценты. Но слово ему не предоставили. На этом съезде по предложению первого секретаря МГК КПСС Н. Г. Егорычева восстановили Политбюро ЦК КПСС. Л. Н. Ефремов в его состав избран не был, но членом ЦК остался. Патронировал молодому М. С. Горбачеву. Выдвинул его первым секретарем Ставропольского горкома, затем вторым секретарем Ставропольского крайкома КПСС, хотя и уверяет, что это произошло вопреки его желанию, по настоянию из Москвы. Назвал его кандидатуру Л. И. Брежневу на освободившуюся должность первого секретаря крайкома. Позднее, объясняя мотивы своего поступка, сказал: «Мне показалось, что в нем есть политическая жилка». С 10.04.1970 г. по 1988 г. первый заместитель председателя Государственного комитета СССР по науке и технике. Согласился на это перемещение под сильным нажимом Л. И. Брежнева. Рекомендовал ему вместо себя в Ставрополе председателя крайисполкома Н. В. Босенко и второго секретаря крайкома М. С. Горбачева. Л. И. Брежнев под влиянием Ф. Д. Кулакова и Ю. В. Андропова остановился на второй кандидатуре. Л. Н. Ефремов считал, что его убрали из Ставрополья, чтобы освободить место для М. С. Горбачева. 25.04.1989 г. на внеочередном Пленуме ЦК КПСС выведен из состава ЦК в числе более ста старейших членов высшей партийной коллегии, обратившихся с просьбой об отставке. Депутат Верховного Совета СССР 3 — 7-го созывов. Награжден шестью орденами Ленина. С 1988 г. пенсионер союзного значения. Состоит на учете в территориальной организации КПРФ Киевского района г. Москвы. Автор мемуаров «Ренегат Горбачев. Альянс двурушников. Ядовитая чаша Яковлева» (Ставрополь, 1996), «Мы родом из Октября» (Ставрополь, 2001).

    Ж

    ЖДАНОВ Андрей Александрович (26.02.1896 — 31.08.1948). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 22.03.1939 г. по 31.08.1948 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 01.02.1935 г. по 22.03.1939 г. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 31.08.1948 г. Секретарь ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 31.08.1948 г. Член ЦК ВКП(б) в 1930 — 1948 гг. Кандидат в члены ЦК партии в 1925 — 1930 гг. Член КПСС с 1915 г.

    Родился в г. Мариуполе Екатеринославской губернии в семье инспектора народных училищ. Русский. Окончил реальное училище в г. Твери. С 16 лет участвовал в социал-демократическом движении. В марте 1916 г. был введен в состав Тверского комитета РСДРП. Был мобилизован в царскую армию, служил командиром взвода в 139-м запасном полку в г. Шадринске Пермской губернии. После Февральской революции 1917 г. член полкового комитета, председатель Шадринского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. С августа 1917 г. председатель Шадринского комитета РСДРП(б). С января 1918 г. комиссар земледелия Шадринского уездного Совета. В 1918 — 1921 гг. на политической работе в Красной Армии, затем в Твери: член губкома партии, председатель губисполкома, редактор газеты «Тверская правда». В 1922 — 1934 гг. заведующий отделом, первый секретарь Нижегородского губкома (обкома, крайкома), Горьковского крайкома ВКП(б). В годы руководства губернией в Нижнем Новгороде создавался гигант советского автомобилестроения. Выдвиженец И. В. Сталина. С 10.02.1934 г. по 31.08.1948 г. секретарь ЦК ВКП(б) и одновременно с декабря 1934 г., после убийства С. М. Кирова, до конца 1944 г. первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). 17.08.1934 г. выступил на съезде писателей с речью, в которой определил сущность метода социалистического реализма и задачи советской литературы: «Служить народу, делу партии Ленина — Сталина, делу социализма». В августе 1934 г. во время отдыха на юге вместе с И. В. Сталиным и С. М. Кировым составил «Замечания Сталина, Жданова и Кирова по поводу конспектов учебника ‘‘История СССР’’ и учебника ‘‘Новая история’’», опубликованные в «Правде» в 1936 г. Они завершили выработку нового подхода к истории русского и советского государства. Вместо прежних отвлеченных догм и понятий вводились конкретные исторические факты, деятельность конкретных исторических лиц. Были реанимированы имена выдающихся русских государственных и военных деятелей, изобретателей, ученых, мастеров искусств. По мнению авторов «Замечаний», история должна быть живой, понятной и доступной, запоминающейся, войти в плоть и кровь народа. В идеологическом воспитании курс был взят на русскость. 26.01.1936 г. возглавил комиссию СНК СССР и ЦК ВКП(б) для рассмотрения, улучшения и переделки учебников по отечественной истории. 25.11.1936 г. вместе с И. В. Сталиным подписал телеграмму В. М. Молотову и Л. М. Кагановичу с установкой на применение массовых репрессий, легшую в основу решений февральско-мартовского (1937 г.) Пленума ЦК. После убийства С. М. Кирова организовал чистку кадров от «классовых врагов» и «предателей». Но сам лично не входил в состав «тройки», утверждавшей расстрельные списки. В ЦК ВКП(б) с 04.06.1934 г. контролировал сельскохозяйственный, планово-финансово-торговый, политико-административный отделы, отдел руководящих парторганов, Управление делами и Секретариат ЦК. В сентябре 1934 г., когда И. В. Сталин и Л. М. Каганович отдыхали на юге, руководил работой Политбюро, подписывал его постановления. А. А. Жданову адресовались поступавшие с мест документы, которые потом рассматривались на Политбюро. Постановлением Политбюро от 20.04.1935 г. должен был проводить в Москве одну десятидневку в месяц, постановлением от 16.04.1937 г. поочередно месяц в Москве и месяц в Ленинграде. В октябре 1937 г. выезжал в Башкирию, на пленуме обкома обвинил руководство в троцкистско-бухаринском и буржуазно-националистическом заговоре. В ноябре 1938 г. участвовал в работе пленума ЦК ВЛКСМ, освободившем от должности А. В. Косарева и других четырех секретарей ЦК ВЛКСМ. Выступая от имени Политбюро, охарактеризовал их как «предателей Родины, террористов, шпионов, фашистов, политически прогнивших насквозь врагов народа, проводивших вражескую линию в комсомоле», как «контрреволюционную банду». По словам Н. С. Хрущева, имел склонность к спиртному, что в значительной степени ускорило его кончину. И. В. Сталин, зная об этой слабости, опекал его. Прощал и другие недостатки. По оценке В. М. Молотова, был мягкотелым. Генерал армии С. М. Штеменко относил его к выдающимся членам Военного совета. Играл на пианино, под аккомпанемент которого И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и В. М. Молотов, обладавшие хорошим музыкальным слухом, часто на отдыхе пели церковные песни. Под веселую руку А. А. Жданов иногда матерился. С 1938 г. член Главного военного совета Военно-Морского Флота. 04.05.1941 г. в связи с назначением И. В. Сталина Председателем Совнаркома СССР Политбюро приняло постановление, в котором А. А. Жданов официально был назван заместителем И. В. Сталина по партии: «Ввиду того, что тов. Сталин, оставаясь по настоянию ПБ ЦК первым секретарем ЦК ВКП(б), не сможет уделять достаточного времени работе по Секретариату ЦК, назначить тов. Жданова А. А. заместителем тов. Сталина по Секретариату ЦК, с освобождением его от обязанности наблюдения за Управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)». Официального статуса заместителя вождя по партии не были удостоены ранее фактически выполнявшие эту роль В. М. Молотов и Л. М. Каганович. За 2 — 3 дня до начала войны по настоянию врачей и с разрешения И. В. Сталина уехал в Сочи на отдых. С июня 1941 г. постоянный советник при Ставке Главного командования. В июне — августе 1941 г. член Военного совета Главного командования войск Северо-Западного направления, в сентябре 1941 г — июле 1945 г. член Военного совета Ленинградского фронта. Один из организаторов обороны Ленинграда. Генерал-полковник (1944). Избирался членом ЦИК СССР 3 –7-го созывов, депутатом Верховного Совета СССР 1 — 2-го созывов. В 1946 — 1947 гг. Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР. Длительное время выполнял обязанности второго секретаря ЦК ВКП(б). Был главным идеологом партии в послевоенный период, лидером русской линии в Политбюро. Включил в понятие «патриотизм» верность коммунистическим идеалам. В 1946 г., получив поручение И. В. Сталина выступить на Пленуме ЦК ВКП(б) с предложением о выводе Г. К. Жукова из состава ЦК, был озадачен, но перечить не смел. 14.08.1946 г. выступил с докладом на собрании партийного актива Ленинграда в связи выходом постановления ЦК ВКП(б) «О журналах ‘‘Звезда’’ и ‘‘Ленинград’’». Является автором этого постановления, отмененного в горбачевские времена по предложению В. А. Медведева. Руководил подготовкой постановлений ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме ‘‘Большая жизнь’’», «Об опере ‘‘Великая дружба’’ В. Мурадели», подвергнутых интеллигенцией резкой критике в годы правления М. С. Горбачева. Отмечалось, что в них большой группе деятелей советского искусства незаслуженно были предъявлены тяжелые политические обвинения. Им инкриминировался отрыв от народа, переход на позиции буржуазной идеологии, крайнего индивидуализма и конструктивизма. 25.03.1947 г. направил И. В. Сталину проект постановления ЦК ВКП(б) «О судах чести в министерствах СССР и центральных ведомствах», одобренный 28.03.1947 г. На суды чести возлагалось рассмотрение антипатриотических, антигосударственных и антиобщественных проступков и действий, совершенных руководящими, оперативными и научными работниками министерств и центральных ведомств, если эти проступки и действия не подлежали наказанию в уголовном порядке. Вместе с М. А. Сусловым подготовил решение Политбюро «О суде чести при Совете Министров СССР и ЦК ВКП(б)», принятое 05.04.1948 г. 28.03.1947 г. вышло подписанное им и И. В. Сталиным постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О судах чести в министерствах СССР и центральных ведомствах», которым вводился служебный суд для работников государственных органов. Возглавил борьбу «против низкопоклонства и раболепия перед иностранщиной», переросшую в кампанию против космополитизма. 03.02.1948 г. на заседании Секретариата ЦК ВКП(б), проходившем под его председательством, было принято постановление «О роспуске объединений еврейских писателей и о закрытии альманахов на еврейском языке». В конце 1948 г. был распущен Еврейский антифашистский комитет, участники которого обвинялись в том, что они «проводят антисоветскую националистическую деятельность, поддерживают связь с реакционными еврейскими кругами за границей и занимаются шпионажем» (ЦХСД. Ф. 6. Д. 13/78. Т. 36. Л. 201). В записке на имя И. В. Сталина от 10.06.1948 г. сформулировал предложения, которые послужили началом травли большой группы ученых-биологов. Свои статьи и выступления писал сам. Был невысокого роста, сутуловатый, носил черные усики. Лицо было белое, без кровинки. Волосы на голове редкие. Говорил остроумно, образно. Выделялся интеллигентностью и деликатностью. Страдал одышкой, приступами грудной жабы, астматического удушья. Во время разговора часто делал паузы, ловил воздух открытым ртом. Заболел и умер во время отпуска на Валдае. По официальной версии, смерть наступила от паралича болезненно измененного сердца при явлениях острого отека легких. Н. А. Вознесенский, прибывший по поручению Политбюро навестить заболевшего, не застал его живым. 28.08.1948 г. на Валдай была доставлена заведующая кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы Л. Ф. Тимашук, установившая «инфаркт миокарда в области передней стенки левого желудочка и межжелудочковой перегородки». Диагноз вызвал резкие возражения со стороны лечащих врачей, считавших, что изменения на кардиограмме были вызваны функциональным расстройством на почве склероза и гипертонии. От Л. Ф. Тимашук потребовали переписать заключение. 29.08.1948 г. у А. А. Жданова случился новый сердечный приступ. Л. Ф. Тимашук снова доставили из Москвы на Валдай и вновь потребовали изменить заключение по электрокардиограмме. По настоянию лечивших А. А. Жданова врачей она отказалась от ранее поставленного диагноза, но в тот же день написала жалобу на имя начальника Главного управления охраны МГБ СССР Н. С. Власика, в которой сообщила о разногласиях в оценке состояния здоровья больного. 30.08.1948 г. А. А. Жданов умер, и в тот же день министр госбезопасности В. С. Абакумов направил заявление Л. Ф. Тимашук И. В. Сталину с сопроводительным письмом, в котором указывал, что, «как видно из заявления Тимашук, последняя настаивает на своем заключении, что у товарища Жданова инфаркт миокарда... в то время как начальник Санупра Кремля Егоров и академик Виноградов предложили ей переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 423. Л. 1). И. В. Сталин поставил на документе резолюцию: «В архив». 07.09.1948 г. Л. Ф. Тимашук приказом начальника Лечебно-санитарного управления Кремля П. И. Егорова перевели из Кремлевской больницы в филиал поликлиники. Л. Ф. Тимашук отстаивала свою правоту в течение длительного времени, жаловалась секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецову. О ней вспомнили в 1952 г. во время раскрутки «дела врачей», за проявленную бдительность наградили орденом Ленина, который после смерти И. В. Сталина и прекращения «дела врачей» отняли. На Пленуме ЦК после ХIХ съезда партии (октябрь 1952 г.) И. В. Сталин говорил, что А. А. Жданова убили врачи, которые сознательно ставили ему неправильный диагноз и лечили умышленно неправильно. В ноябре 1952 г. С. Д. Игнатьев доложил И. В. Сталину: «Лечение товарища Жданова велось так же преступно». Были арестованы все врачи, лечившие А. А. Жданова в последние годы жизни, среди них профессора Егоров, Виноградов, Василенко, доктора Майоров и Карпай, патологоанатом Федоров, обвиненный в том, что умышленно скрыл сведения об инфаркте А. А. Жданова. «Следствием установлено, — докладывал С. Д. Игнатьев И. В. Сталину, — что Егоров и Федоров морально разложившиеся люди, Майоров — выходец из помещичьей среды, Виноградов — примыкавший в прошлом к эсерам, Василенко — скрывший с 1922 г. свое исключение из ВКП(б), и связанная с ними еврейская националистка Карпай — все они составляли вражескую группу, действовавшую в Лечсанупре Кремля, и стремились при лечении руководителей партии и правительства сократить их жизнь». Арестованные врачи дали показания о том, что они плохо относились к Советской власти, несколько лет существуют как организованная террористическая группа, что руководитель этой группы профессор П. И. Егоров, «враждебно относясь к партии и Советской власти, действовал по указаниям врага народа А. А. Кузнецова, который в связи со своими вражескими замыслами был заинтересован в устранении товарища Жданова». По свидетельству Д. Т. Шепилова, он нисколько бы не удивился, если бы узнал, что Л. П. Берия приложил руку к тому, чтобы жизнь А. А. Жданова во время его нахождения на Валдае преждевременно оборвалась. Л. П. Берия тогда составлял тандем с Г. М. Маленковым, соперничавшим с А. А. Ждановым за влияние и враждовавшим с ним. Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. Во времена М. С. Горбачева городу Мариуполю, переименованному в 1948 г. в город Жданов, возвращено прежнее название. Станция метро Московского метрополитена больше не носит его имя.

    ЖУКОВ Георгий Константинович (01.12.1896 — 18.06.1974). Член Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 29.10.1957 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 27.02.1956 г. по 29.06.1957 г. Член ЦК КПСС в 1953 –1957 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) — КПСС в 1941 — 1946, 1952 — 1953 гг. Член КПСС с 1919 г.

    Родился в деревне Стрелковке (ныне Угодско-Заводского района Калужской области) в семье крестьянина. Русский. В 1906 г., когда ему исполнилось 10 лет, окончил церковноприходскую школу и тогда же начал трудиться в скорняжной мастерской своего московского дяди. Во время Первой мировой войны был призван в армию, дослужился до вице-унтер-офицера кавалерии. Был награжден двумя Георгиевскими крестами. В августе 1916 г. получил тяжелое ранение, наполовину потерял слух. В дни Февральской революции 1917 г. председатель солдатского комитета эскадрона в запасном кавалерийском полку. С декабря 1917 г. в хозяйстве матери. В сентябре 1918 г. мобилизован в Красную Армию. В Гражданскую войну командовал взводом, эскадроном. Участвовал в карательной операции по подавлению антибольшевистского крестьянского восстания А. С. Антонова в Тамбовской губернии. После окончания Гражданской войны командир эскадрона, помощник командира кавалерийского полка, командир кавалерийского полка. Образование получил на кавалерийских курсах в 1920 г., курсах усовершенствования комсостава кавалерии в 1925 г. и курсах высшего начальствующего состава РККА в 1930 г. В 1929 г. получил выговор за пьянство и неразборчивость в связях с женщинами. С мая 1930 г. командир 2-й бригады 7-й Самарской кавалерийской дивизии. Командир дивизии К. К. Рокоссовский, отмечая многие положительные качества своего подчиненного, тем не менее указал в служебной аттестации: «По характеру немного суховат и недостаточно чуток. Болезненно самолюбив. На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может — органически ее ненавидит». До Великой Отечественной войны занимал различные командные должности: с февраля 1933 г. помощник инспектора кавалерии РККА С. М. Буденного; с марта 1933 г. командир 4-й кавалерийской (с апреля 1936 г. Донской казачьей) дивизии; с июля 1937 г. командир 3-го кавалерийского, с февраля 1938 г. 6-го казачьего корпуса; с июля 1938 г. заместитель командующего Белорусским военным округом по кавалерии. В июне 1939 г. был назначен командующим 1-й армейской группой войск в Монголии. По мнению современных историков, добился победы в боях на Халхин-Голе ценой огромных жертв. Имея перевес в живой силе, танках и авиации, нанес поражение японцам, потеряв убитыми 25 000 советских бойцов (противник потерял 20 000 человек). Отличался жестокостью в руководстве войсками. С июня 1940 г. командующий войсками Киевского особого военного округа. Руководил операцией по присоединению к СССР Бессарабии и Северной Буковины. В январе — июле 1941 г. начальник Генерального штаба РККА, заместитель наркома обороны СССР. С июня 1941 г. генерал армии. С 23.06.1941 г. член Ставки ВГК. С августа 1942 г. первый заместитель наркома обороны СССР и заместитель Верховного Главнокомандующего. Непосредственно участвовал в разработке и осуществлении стратегических планов ВГК, в подготовке и проведении многих крупных операций. В августе — сентябре 1941 г. командующий войсками Резервного фронта, успешно провел первую в ходе войны наступательную операцию по разгрому ударной группировки немецко-фашистских войск в районе Ельни. С 04.09.1941 г. командующий войсками Ленинградского фронта, сменил на этом посту К. Е. Ворошилова. Вынудил противника перейти к обороне, не дал ему захватить Ленинград. 07.10.1941 г. был вызван И. В. Сталиным в Москву и 10.10.1941 г. вступил в командование Западным фронтом во время Московской битвы. В 1942 — 1943 гг. координировал действия фронтов под Сталинградом, затем по прорыву блокады Ленинграда, в битвах под Курском и за Днепр. Маршал Советского Союза (1943). В марте — мае 1944 г. командующий войсками 1-го Украинского фронта. Летом 1944 г. координировал действия 2-го и 1-го Белорусского фронтов в Белорусской наступательной операции. На завершающем этапе войны (ноябрь 1944 г. — июнь 1945 г.) командующий 1-м Белорусским фронтом, войска которого в начале 1945 г. совместно с войсками 1-го Украинского фронта провели Висло-Одерскую операцию, освободили большую часть Польши и вступили на территорию Германии. В апреле — мае 1945 г. войска фронта под его командованием во взаимодействии с войсками 1-го Украинского и 2-го Украинского фронтов провели Берлинскую операцию и овладели Берлином. От имени и по поручению советского ВГК 08.05.1945 г. в Карлсхорсте (Берлин) принял капитуляцию Германии. 24.06.1945 г. принимал Парад Победы в Москве. В 1945 — 1946 гг. главнокомандующий Группой советских войск в Германии, главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра Вооруженных СССР. Освобожден от этих должностей 03.06.1946 г. До 1948 г. командующий войсками Одесского военного округа. В приказе от 09.06.1946 г., подписанном И. В. Сталиным, обвинялся в «отсутствии скромности», «чрезмерных личных амбициях» и «приписывании себе решающей роли в выполнении всех основных боевых операций во время войны, включая те, в которых он не играл вообще никакой роли». В приказе также говорилось, что «маршал Жуков, чувствуя озлобление, решил собрать вокруг себя неудачников, командующих, освобожденных от занимаемых должностей, таким образом становясь в оппозицию правительству и Верховному командованию». В 1946 г. против него начали «трофейное дело» по обвинению в вывозе из Германии огромного количества мебели, произведений искусства, драгоценностей в свое личное пользование. 21.02.1947 г. опросом членов ЦК ВКП(б), оформленном как постановление Пленума ЦК, выведен из числа кандидатов в члены ЦК «как не обеспечивший выполнение обязанностей кандидата в члены ЦК ВКП(б)». 20.01.1948 г. по итогам проверки округа ЦК ВКП(б) вынес «последнее предупреждение, предоставив ему в последний раз возможность исправиться и стать честным членом партии, достойным командирского звания». Тем же постановлением был освобожден с поста командующего войсками Одесского военного округа «для назначения командовать одним из меньших военных округов». Перенес инфаркт. В квартире и на даче производились негласные обыски. С 04.02.1948 г. по 05.03.1953 г. командующий войсками Уральского военного округа. На последнем при жизни И. В. Сталина ХIХ съезде партии (1952) по предложению вождя избран кандидатом в члены ЦК КПСС. После смерти И. В. Сталина возвращен в Москву, с марта 1953 г. первый заместитель министра обороны СССР. 26.06.1953 г. участвовал в операции по аресту в Кремле Л. П. Берии. В благодарность по личному распоряжению Н. С. Хрущева 07.07.1953 г. переведен из кандидатов в члены ЦК КПСС. 09.09.1954 г. руководил секретными учениями с реальным взрывом атомной бомбы в Тоцком учебном центре под Оренбургом. В 1955 — 1957 гг. министр обороны СССР. С 04.11.1956 г по 12.11.1956 г. руководил проведением военной операции «Вихрь», в ходе которой советские войска подавили мятеж в Будапеште. По подсчетам венгерских историков, общее число погибших с венгерской стороны осенью 1956 г. составило 2 502 человека и 19 226 раненых. Потери советской стороны оценивались в 1 600 погибших и 2 тысячи раненых. Во время кризиса в руководстве КПСС в июне 1957 г. на четырехдневном заседании Президиума ЦК КПСС неожиданно выступил против смещения Н. С. Хрущева с должности первого секретаря ЦК КПСС. По новейшим данным, во время переговоров, предшествовавших попытке смещения Н. С. Хрущева в июне 1957 г., был на стороне большинства членов Президиума, намеревавшихся отправить Н. С. Хрущева на должность министра сельского хозяйства. В. М. Молотов говорил на июньском (1957 г.) Пленуме ЦК: «Жуков подходил ко мне и к другим и говорил, можно ставить вопрос, что не нужно поста Первого секретаря, давайте обсудим, чтобы был не Первый секретарь, а установим пост секретаря по общим вопросам». М. З. Сабурову, опасавшемуся председателя КГБ И. А. Серова, заявил: «Пусть попробует, я его в два счета снесу, и Лубянки не останется». Однако на заседании Президиума Г. К. Жуков изменил позицию. Привлек военную авиацию для того, чтобы срочно доставить в Москву членов ЦК для участия в Пленуме. На Пленуме ЦК КПСС (22 — 29.06.1957 г.) открыл прения в защиту Н. С. Хрущева и обвинил В. М. Молотова, Л. М. Кагановича и Г. М. Маленкова в политических арестах и расстрелах партийных, советских и военных кадров в сталинский период. Его выступление послужило сигналом для остальных участников Пленума, набросившихся с резкой бранью на сталинскую гвардию. По словам В. В. Гришина, Н. С. Хрущеву стали известны слова маршала К. С. Москаленко: «Георгий Константинович, бери власть!», произнесенные во время кризиса в Президиуме ЦК в июне 1957 г. Н. С. Хрущева встревожила также его фраза: «Танки движутся только по моему приказу!», сказанная в ответ на слова В. М. Молотова и Г. М. Маленкова: «Что же, теперь нас окружат танками?» По версии Д. Т. Шепилова, написал записку председательствовавшему на заседании Президиума ЦК Н. А. Булганину: «’’Николай Александрович, предлагаю на этом обсуждение вопроса закончить. Объявить Хрущеву за нарушение принципа коллективности руководства строгий выговор и пока все оставить по старому, а дальше посмотрим...’’ Дело в том, (мне об этом Микоян сказал), что Булганин — был он и остался счетоводом — эту записку Жукова показал Хрущеву, и тот простить такого не мог» (Шепилов Д. Т. Непримкнувший. М., 2001. С. 395 — 396). 19.10.1957 г. на заседании Президиума ЦК КПСС обвинен в попытках принизить роль политорганов в армии, бонапартизме, самовосхвалении, снят с поста министра обороны СССР и выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС. Подготовку к его смещению Н. С. Хрущев начал в августе 1957 г. Сама акция была приурочена ко времени визита Г. К. Жукова в Югославию и Албанию. Состоявшийся после его возвращения в Москву Пленум ЦК КПСС продублировал решение Президиума ЦК. Выступившие в прениях маршалы Р. Я. Малиновский, В. Д. Соколовский, И. С. Конев и др. отмежевались от него. В опубликованном сообщении о постановлении октябрьского (1957) Пленума ЦК КПСС в отношении Г. К. Жукова было сказано: «Пленум ЦК КПСС отмечает, что в последнее время бывший министр обороны т. Жуков Г. К. нарушал ленинские, партийные принципы руководства Вооруженными Силами, проводил линию на свертывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов, на ликвидацию руководства и контроля над Армией и Военно-Морским Флотом со стороны партии, ее ЦК и правительства... Партия и правительство высоко оценили заслуги т. Жукова Г. К., присвоив ему звание Маршала Советского Союза, удостоив звания четырежды Героя Советского Союза, наградив многими орденами. Ему было оказано большое политическое доверие: на ХХ съезде партии он был избран членом ЦК КПСС. ЦК КПСС избрал его кандидатом в члены Президиума ЦК, а позднее членом Президиума ЦК КПСС. Но т. Жуков Г. К., в результате недостаточной партийности, неправильно поняв эту высокую оценку его заслуг, потерял партийную скромность, которой учил нас В. И. Ленин... В связи с вышеизложенным Пленум ЦК КПСС постановил: вывести т. Жукова Г. К. из состава членов Президиума и членов ЦК КПСС и поручить Секретариату ЦК КПСС предоставить т. Жукову другую работу». (Правда. 03.11.1957). С 27.02.1958 г. в отставке. На встречах с друзьями, товарищами по фронту открыто выражал возмущение расправой над собой, давал нелицеприятную оценку некоторым руководителям партии и правительства. 27.05.1963 г. председатель КГБ СССР В. Е. Семичастный доложил запиской в Президиум ЦК КПСС о «неправильных» разговорах опального маршала. 07.06.1963 г. записка обсуждалась на заседании Президиума ЦК. Выступили Н. С. Хрущев, Л. И. Брежнев, А. Н. Косыгин, М. А. Суслов, Д. Ф. Устинов. Было принято решение: «Тт. Брежневу, Швернику, Сердюку. Вызвать в ЦК Жукова Г. К. и предупредить. Если не поймет, тогда исключить из партии и арестовать». В марте 1965 г. обратился к Л. И. Брежневу и А. Н. Косыгину с просьбой отменить решение от 1957 г., навязанное Н. С. Хрущевым, но ответа не получил. 15.08.1968 г. на военно-научной конференции в связи с 25-летием битвы под Курском присланное им приветствие было оглашено лишь в самом конце заседания. Квартира маршала прослушивалась при И. В. Сталине, Н. С. Хрущеве и Л. И. Брежневе. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 4-го созывов. Четырежды Герой Советского Союза (1939, 1944, 1945, 1956). Награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами «Победа» (в том числе орденом № 1), тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова 1-й степени, Почетным оружием. Герой Монгольской Народной Республики. Прах погребен в Кремлевской стене на Красной площади в Москве. Автор многократно переиздававшихся мемуаров «Воспоминания и размышления» (1969). После развала СССР впервые изданы без купюр. В мае 1995 г. ему были торжественно открыты памятники в Москве на Манежной площади и на проспекте маршала Жукова, а также в Твери, Санкт-Петербурге, Омске и Екатеринбурге.

    З

    ЗАЙКОВ Лев Николаевич (23.04.1923 — 07.01.2002). Член Политбюро ЦК КПСС с 06.03.1986 г. по 13.07.1990 г. Секретарь ЦК КПСС с 01.07.1985 г. по 13.07.1990 г. Член ЦК КПСС в 1981 — 1990 гг. Член КПСС с 1957 г.

    Родился в г. Туле в семье рабочего. Русский. Трудовой путь начал в 1940 г. учеником лекальщика на заводе в Ленинграде. В годы Великой Отечественной войны по двенадцать часов в сутки работал слесарем-лекальщиком на оборонных предприятиях. Трижды убегал на фронт, но каждый раз возвращали. Затем начальник группы, мастер, старший мастер, заместитель начальника и начальник цеха, начальник производства на заводах Москвы и Ленинграда. В 1961 — 1974 гг. директор завода, генеральный директор производственно-технического объединения. В 1963 г. окончил Ленинградский инженерно-экономический институт. В 1967 г. пережил инфаркт, долго лечился, 42 дня лежал на спине. В 1974 — 1976 гг. генеральный директор научно-производственного объединения в Ленинграде. В 1976 — 1983 гг. председатель исполкома Ленинградского городского Совета. С июня 1983 г. первый секретарь Ленинградского обкома КПСС. Произвел хорошее впечатление на М. С. Горбачева, совершившего первую поездку в Ленинград в мае 1985 г. качестве Генерального секретаря ЦК КПСС. Сумел в выгодном для себя свете преподнести экономическую программу области, продемонстрировал личную активность и напористость, воодушевление ленинградцев в связи с избранием молодого генсека. Через месяц был переведен в Москву. С 01.07.1985 г. секретарь ЦК КПСС, курировал оборонную и машиностроительную промышленность. Возглавлял Комиссию Политбюро по сокращению ядерных и обычных вооружений. Умел гасить разногласия по этим вопросам между МИДом и Министерством обороны, примирял Э. А. Шеварднадзе и С. Л. Соколова, а затем сменившего его Д. Т. Язова и готовил компромиссную позицию. Одновременно с 12.11.1987 г. по ноябрь 1989 г. первый секретарь Московского горкома КПСС. Избран единогласно. Сменил на этом посту Б. Н. Ельцина. Противопоставил популизму своего предшественника подчеркнуто деловой и спокойный стиль. Уверенно чувствовал себя в вопросах работы оборонной промышленности, городского хозяйства и административных органов, умел толково и интересно их обсуждать в узком кругу. Испытывал немалые трудности при соприкосновении с идеологией и культурой. Выходя на трибуну, утрачивал свободу и раскованность. С июня 1985 г. член Совета Обороны СССР. Эти обязанности не снимались с него и во время работы первым секретарем МГК КПСС. При обсуждении на заседании Политбюро 24.12.1987 г. записки В. И. Воротникова «О последствиях антиалкогольной кампании в РСФСР» выступил против дальнейшего снижения производства винно-водочных изделий: «В Москве были вынуждены в четвертом квартале увеличить продажу водки, так как в очередях драки, давка, клянут всех. Открыли дополнительные магазины. Пьют дома разную сивуху, возросло пьянство». Неудачными оказались его попытки противодействовать политической активности Б. Н. Ельцина, в частности, организованное московским руководством выступление рабочего, члена ЦК КПСС В. П. Тихомирова на Пленуме ЦК КПСС (1989 г.) с требованием изучить поведение и антипартийные заявления Б. Н. Ельцина. Сначала поддержал статью Н. Андреевой «Не могу поступиться принципами» (Советская Россия. 13.03.1988), на политдне в Доме политпросвещения МГК КПСС было сказано, что публикация директивная. Узнав, что ее обсуждают на заседании Политбюро в течение двух дней с участием М. С. Горбачева (24 — 25.03.1988), прервал отпуск, приехал на заседание и признал, что вовремя не разобрался. 28.03.1989 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем итоги выборов народных депутатов, докладывал о настроениях в Москве против власти: «МГК и райкомы оказались в опале. Кто выступал в поддержку партийной платформы, сразу проигрывал.... Райкомы не могут работать. Надо потребовать от средств массовой информации прекратить дискриминацию партаппарата. Имели место посягательства на флаг, на гимн. Появились трехцветные флаги. Коммунисты требуют съезда КПСС» (Горбачев М. С. Жизнь и реформы. Кн. 1. М., 1995. С. 429). По свидетельству А. С. Черняева, помощника М. С. Горбачева, 03.04.1989 г. Н. И. Рыжков и Н. Н. Слюньков, проводив генсека, прямо в аэропорту чуть ли не с матом набросились на Л. Н. Зайкова: «До чего ты довел Москву?» Поняв, что в столице ничего изменить не может, начал ставить вопрос перед М. С. Горбачевым об уходе из МГК, чтобы сосредоточиться на оборонных вопросах в ЦК КПСС. 04.10.1989 г. просьба была вынесена на заседание Политбюро в разделе «за повесткой». Причину отставки не обсуждали. Все видели, что у него не было поддержки со стороны М. С. Горбачева, который все чаще и без оснований осаживал московского секретаря даже в узком кругу. Проголосовали за его перевод на должность заместителя председателя Совета обороны СССР. Во время отчета на ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) на вопрос делегата А. П. Российского от Курской парторганизации: «Все же скажите откровенно, договор с США по ракетам средней и меньшей дальности — это успех или поражение советской дипломатии?», ответил: «Напомню, что подлетное время «Першингов» до Москвы 6 — 7 минут. За этот период даже принять решение руководству страны об отражении атаки практически невозможно. Уже только поэтому договор по ракетам средней и меньшей дальности — успех советской дипломатии. Более того. Это — важнейший договор за все послевоенные годы. Мы ликвидировали самое опасное для нас оружие» (Известия ЦК КПСС. 1990, № 8. С. 120). Не согласился с замечанием делегата М. Г. Суслова от Пермской парторганизации, считавшего, что не следует спешить с 50-процентным сокращением стратегических вооружений, поскольку соотношение сил в мире изменилось отнюдь не в пользу СССР: «Действительно, соотношение сил в мире изменилось. Только я не согласен, что не в нашу пользу. Если верх берет не сила, а разум — это уже в нашу пользу! Если нас не считают ‘‘империей зла’’ и ‘‘врагом номер один’’ — это тоже в нашу пользу» (Там же). Сказал на этом же съезде, что в условиях разделения функций партийных, советских и хозяйственных органов партия не должна уходить от ответственности за важнейшие вопросы безопасности страны, но центр тяжести принятия решений должен смещаться к президенту страны и в Верховный Совет. Отчитываясь на съезде о своей деятельности в качестве члена Политбюро, заявил, что ему посчастливилось работать в команде М. С. Горбачева: «Мы работали честно и добросовестно. И мне не стыдно смотреть людям в глаза». В 1990 г. покинул этот пост и стал персональным пенсионером союзного значения. После развала СССР новые российские власти установили ему пенсию в размере 320 тысяч неденоминированных рублей. С надбавками получал около 500 руб. Чтобы сводить концы с концами, работал в московском представительстве холдинговой компании «Ленинец», объединении, которое возглавлял в советское время. Затем переехал в Санкт-Петербург. Отошел от активной политической деятельности. Депутат Верховного Совета СССР 10 — 11-го созывов. Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Герой Социалистического Труда (1971). Награжден тремя орденами Ленина, другими наградами. Лауреат Государственной премии СССР (1975). Похоронен на Серафимовском кладбище в г. Санкт-Петербурге.

    ЗАЛУЦКИЙ Петр Антонович (1887 — 10.01.1937). Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 09.08.1921 г. по 03.04.1922 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) с 28.05.1921 г. по 09.08.1921 г. Член ЦК РКП(б) в 1923 — 1925 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1920 — 1922 гг. Член партии с 1907 г.

    Родился в местечке Круча Могилевской губернии в крестьянской семье. Русский. Свободно говорил и писал по-польски. Окончил одноклассное училище. В социал-демократическом движении с 1904 г. Примыкал к эсерам-максималистам. Участник революции 1905 — 1907 гг. Работал в Петербурге, затем уехал в Сибирь. Вел подпольную революционную деятельность в Харбине, Чите, Владивостоке. Пять раз подвергался арестам. С 1911 г. вновь в Петербурге. Работал на франко-русском заводе, входил в Исполнительную комиссию городской организации большевиков, затем Русского бюро ЦК. Участвовал в создании газет «Звезда» и «Правда». Сосланный властями на Север, потом в Сибирь, дважды бежал и возвращался в Петербург. В 1917 г. член Петроградского совета и комитета РСДРП(б). Весной и летом 1917 г. жил в одной комнате с В. М. Молотовым в квартире на Петроградской стороне, соседнюю комнату занимал И. В. Сталин, третью И. Т. Смилга с женой. Жили коммуной. В октябре 1917 г. член Петроградского военно-революционного комитета. 20.11.1917 г. получил предписание за подписью наркома внутренних дел Г. И. Петровского и управляющего делами Совнаркома Н. П. Горбунова явиться с отрядом матросов в МВД и потребовать от директоров департаментов и заведующих отделами сдать дела, кассу и ключи от сейфов. В случае отказа высокопоставленные чиновники подлежали аресту. Остальным предложил выбор: или подчиниться Советской власти и работать, или взять расчет и освободить казенные квартиры. Большинство чиновников предпочло быть уволенными. В 1918 — 1920 гг. на ответственных должностях в Красной Армии. С 1920 г. член Президиума, секретарь ВЦИК. В 1922 — 1925 гг. секретарь Уральского, затем Северо-Западного бюро ЦК РКП(б), Петроградского (с 1924 г. Ленинградского) губкома РКП(б). 28.06.1922 г. подписал постановление о чистке Петрограда от активных контрреволюционных белогвардейских, эсеро-меньшевистских и других элементов. Из города и губернии подлежали выселению также профессора, преподававшие общественные науки, и ненадежное студенчество. Отличался неординарным характером. В конце 1922 г. кадровики Петроградского губкома предложили ему заполнить личный листок по учету кадров для отсылки в ЦК. Когда они получили документ назад, на личном листке наискось было начертано: «Залуцкого партия знает». И ниже: «Залуцкий без характеристики и без личных [листков учета] к советским чинам не хочет идти по рангу партийных чиновников, если его так не знают без формуляра. Поэтому ничего писать не буду». На объединенном Пленуме ЦК и ЦКК РКП(б) (17 — 20.01.1925 г.), обсуждавшем вопрос о принятии организационных мер к Л. Д. Троцкому, от имени ленинградских членов ЦК внес предложение об исключении его из партии. Оно не прошло: участники Пленума проголосовали за предложение И. В. Сталина, Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова и др. о невозможности дальнейшей работы Л. Д. Троцкого в РВС СССР. Состоявшаяся 26 — 31.01.1925 г. ХХI Ленинградская губернская конференция РКП(б) подвергла критике решения только что прошедшего объединенного Пленума ЦК и ЦКК по вопросу о Л. Д. Троцком и выразила уверенность, что ХIV съезд РКП(б) «с полнейшим единодушием сделает все необходимые организационные выводы, неизбежно вытекшие из антипартийной позиции тов. Троцкого». Освобожден от должности первого секретаря Ленинградского губкома после крайне неудачного отчета в Оргбюро ЦК РКП(б) в сентябре 1925 г. «Дело в том, — говорил впоследствии М. П. Томский, — что у ленинградской организации по отношению к ЦК существовало уже в то время такое предубеждение: во-первых, мы не какая-нибудь Калуга или Тула, чтобы в общем порядке доклады делать, а во-вторых, чего ни расскажи в ЦК, — все ладно». Вопрос о его снятии рассматривался на бюро губкома дважды, члены бюро никак не могли прийти к консолидированному решению. На первом заседании бюро губкома большинство высказалось за снятие, 9 человек были против. На собрании организаторов районов голоса распределились почти поровну: 16 против снятия, 19 за освобождение. Из Москвы для проведения нужного решения приехал председатель ЦКК В. В. Куйбышев. Под его нажимом 27.09.1925 г. бюро Ленинградского губкома РКП(б) постановило: «Слушали: о работе тов. Залуцкого. Постановили: ввиду ухудшившихся отношений между тов. Залуцким и ЦК РКП(б) войти на пленум губкома с предложением: признать необходимым, что тов. Залуцкому нужно перейти на другую работу». Сторонники Г. Е. Зиновьева собирали на квартирах своих единомышленников, где составлялись протесты в ЦК и ЦКК РКП(б) по поводу снятия П. А. Залуцкого. Один из наиболее активных деятелей «новой оппозиции». На ХIV съезде ВКП(б) (декабрь 1925) обвинил И. В. Сталина в нарушении «ленинских норм внутрипартийной жизни» и предложил снять его с поста Генерального секретаря. На ХV съезде (декабрь 1927) вместе с другими членами троцкистской оппозиции исключен из ВКП(б). В июне 1928 г. восстановлен в партии как признавший свои ошибки. С 1928 по 1934 г. председатель Нижневолжского краевого совета народного хозяйства, начальник строительства Шатурской ГРЭС, управляющий трестом «Строймашина». В декабре 1934 г. арестован по делу «ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы», вновь исключен из партии. 16.01.1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден к пяти годам лишения свободы, но вскоре освобожден. 09.12.1936 г. вновь арестован. 10.01.1937 г. приговорен к смертной казни по обвинению в контрреволюционной террористической деятельности. Расстрелян. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР в июне 1962 г., в том же году восстановлен МГК КПСС в партии.

    ЗВЕРЕВ Арсений Григорьевич (18.02.1900 — 27.07.1969). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Член ЦК партии в 1939 — 1961 гг. Член КПСС с 1919 г.

    Родился в деревне Тихомирово (ныне Клинского района Московской области) в семье рабочего. Русский. С 1913 г. работал на текстильной фабрике, с 1917 г. на «Трехгорной мануфактуре». В 1919 г. ушел добровольцем в Красную Армию, участвовал в Гражданской войне. Был рядовым красноармейцем, затем командиром взвода кавалерийского полка. С 1923 по 1929 г. на партийной и советской работе в Клинском уезде. Был заведующим агитационно-пропагандистским отделением уездного комитета РСДРП(б), продагентом, финагентом, заместителем заведующего, заведующим уездным финансовым отделом, избирался председателем исполкома уездного Совета. В 1925 г. окончил Центральные курсы Наркомата финансов. В 1929 г. начальник налогового управления областного финансового отдела в Смоленске, в 1930 г. заведующий окружным финансовым отделом в Брянске. В 1933 г. окончил Московский финансово-экономический институт. Работал в Москве заведующим районным финансовым отделом, председателем Молотовского райисполкома. В 1937 г. первый секретарь Молотовского райкома ВКП(б) г. Москвы. В сентябре того же года выдвинут В. М. Молотовым заместителем наркома финансов СССР как партийный работник, имевший финансовое образование. С 19.01.1938 по 1960 г. нарком (министр) финансов СССР, в феврале — декабре 1948 г. был заместителем, первым заместителем министра. По словам В. М. Молотова, выдвижение происходило следующим образом: «Я попросил: дайте мне справки насчет работников, партийных, надежных, которые окончили финансовый институт. Мне дали список. Я остановился на Звереве. Его вызвали к Сталину для переговоров. Он пришел в страшном гриппе, с температурой, закутанный. По своему типу похож немного на Собакевича, такой медведь» (Чуев Ф. И. Молотов. М., 1999. С. 356). М. А. Шолохов называл его «наш железный нарком финансов». Был неистощим в поисках объектов для обложения налогами, включая фруктовые деревья, что привело к массовой вырубке садов. Оправдывая его действия, В. М. Молотов говорил: «Его высмеивают за то, что он всех обложил налогами. А с кого брать? Буржуазии-то нет. Приходится со своих же брать, с рабочих, с крестьян приходилось тянуть очень много» (Там же). Мыслил категориями сиюминутной выгоды, хорошо рассчитывал план на пятилетку, но понять политику на дальний прицел не мог. При нем был налажен выпуск государственных внутренних займов. Ввел дефицитные «товары Наркомфина», которые по повышенным ценам реализовывались в розничной торговле. В их перечень входили и продовольственные изделия: белый хлеб, булочки и бублики. Выручка от продажи поступала в средства накопления, шедшие на индустриализацию. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС в числе других членов ЦК 28.06.1957 г. подписал коллективное заявление в президиум Пленума с требованием строго наказать участников «антипартийной группы» Г. М. Маленкова, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича и др. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 2, 4 — 5-го созывов. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. Доктор экономических наук (1959). С 16.05.1960 г. персональный пенсионер союзного значения, одновременно занимался педагогической деятельностью, преподавал во Всесоюзном заочном финансовом институте. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    ЗЕЛЕНСКИЙ Исаак Абрамович (10.06.1890 — 15.03.1938). Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 02.06.1924 г. по 20.08.1924 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) с 03.04.1922 г. по 02.06.1924 г. Секретарь ЦК РКП(б) с 02.06.1924 г. по 20.08.1924 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1922 — 1937 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1921 — 1922 гг. Член партии с 1906 г.

    Родился в г. Саратове в семье портного. Еврей. Окончил начальное училище. Подростком начал работать шапошником, конторщиком, затем устроился в типографию. В 1907 г. был кооптирован в Саратовский комитет РСДРП. Вел партийную работу в Оренбурге, Пензе, Самаре, Царицыне, в Московской губернии. С 1915 г. секретарь больничной кассы в Сормово. В том же году был арестован и сослан в Иркутскую губернию. В декабре 1916 г. бежал. В 1917 г. председатель Басманного районного Совета в Москве, член президиума Моссовета. В октябре 1917 г. участник вооруженного восстания в Москве. В 1918 — 1921 гг. заведующий Московским продовольственным отделом, член коллегии Наркомата продовольствия РСФСР, заместитель председателя и член президиума Моссовета. Руководил реквизицией хлеба у населения подмосковных районов, деятельностью продотрядов. С 1920 г. секретарь, с 1921 г. первый секретарь Московского комитета РКП(б). В июне — августе 1924 г. секретарь ЦК РКП(б). С ноября 1924 г. секретарь, председатель Среднеазиатского бюро ЦК партии. Тяжело переживал удаление из Москвы, смену привычного места в президиуме среди вождей на провинциальную глушь. Отлучение от большой политики угнетало. В 1929 г. выдвинул лозунг «Догнать и перегнать передовые в отношении коллективизации районы Союза». В ЦК этот лозунг сочли провокационным, направленным на срыв колхозного строительства в Средней Азии и вызвавшим в этом регионе массовые выступления против коллективизации. По его объяснению, он представил в ЦК план, согласно которому в республиках Средней Азии предусматривалось коллективизировать к концу первой пятилетки 52% крестьянских хозяйств. Однако в ЦК этот план отвергли и сказали, что надо увеличить до 68%. Подчинившись навязанному сверху требованию, форсировал темпы коллективизации, но не попал в струю: И. В. Сталин остудил пыл ретивых администраторов статьей «Головокружение от успехов». С 1931 г. председатель правления Центросоюза. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. На октябрьском (1937 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) выведен из состава ЦК. В августе 1937 г. арестован. Проходил в качестве обвиняемого по делу «антисоветского правотроцкистского центра». В числе других обвинений фигурировала работа до революции на царскую охранку. Высланный за границу Л. Д. Троцкий откликнулся в своем «Бюллетене оппозиции» категорическим отрицанием этой вины И. А. Зеленского. Вместе с тем, утверждая, что И. А. Зеленский никогда не был агентом охранки, Л. Д. Троцкий допускал, что «у Сталина были какие-то документы, которые дали ему возможность сломить волю этих жертв и довести их до последней стадии унижения» (Бюллетень оппозиции. 1938. № 65. С. 11–12). Л. Д. Троцкий напоминал, что в ходе тщательного изучения чекистами полицейских архивов с целью выявления провокаторов, которые понесли суровое наказание, были обнаружены материалы, свидетельствовавшие, что некоторые молодые революционеры вели себя на допросах в полиции недостаточно осторожно, а то и вовсе малодушно, отрекались от своих взглядов. К числу таких лиц Л. Д. Троцкий относил И. А. Зеленского. На судебном процессе признал результатом сознательного вредительства работников возглавляемой им системы потребительской кооперации обсчет и обвес покупателей. Перебои в торговле объяснял умышленными действиями, направленными на то, чтобы вызвать недовольство населения. В этих целях в 1936 г. была допущена «вредительская порча 50 вагонов яиц», предназначавшихся для Москвы. В последнем слове на суде сказал: «Мои преступления перед партией, перед страной и перед революционным народом велики. Именно поэтому я не вижу никаких мотивов, никаких оснований искать обстоятельств, смягчающих мое преступление и вину». 13.03.1938 г. приговорен к смертной казни. Расстрелян. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР 15.06.1959 г., в июле того же года КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии.

    ЗИМЯНИН Михаил Васильевич (21.11.1914 — 01.05.1995). Секретарь ЦК КПСС с 05.03.1976 г. по 28.01.1987 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1956, 1966 — 1989 гг. Член ЦРК КПСС в 1956 — 1966 гг. Член партии с 1939 г.

    Родился в г. Витебске в семье рабочего. Белорус. Трудовой путь начал в 1929 г. рабочим паровозоремонтного депо станции Ленинград — Витебск-Товарный. В 1934 — 1936 гг. был учителем и директором школы. В 1936 — 1938 гг. служил в РККА. В 1939 г. окончил Могилевский педагогический институт. С 1939 г. на комсомольской работе: секретарь Могилевского горкома и обкома, первый секретарь Могилевского обкома. В 1940 — 1946 гг. первый секретарь ЦК ЛКСМ Белоруссии. В годы Великой Отечественной войны участвовал в партизанском движении в Белоруссии. В 1946 г. второй секретарь Гомельского обкома партии, в 1946 — 1947 гг. министр просвещения Белорусской ССР, в 1947 — 1953 гг. секретарь, второй секретарь ЦК Компартии Белоруссии. С 1953 г. на дипломатической работе: заведующий отделом, член коллегии МИД СССР. Выдвиженец В. М. Молотова. 12.06.1953 г. постановлением Президиума ЦК КПСС «Вопросы Белорусской ССР», принятом по докладной записке Л. П. Берии, рекомендован первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии вместо отзываемого в распоряжение ЦК КПСС Н. С. Патоличева, освобожденного от должности за неудовлетворительную работу по выдвижению белорусских кадров в органы власти и за серьезные недостатки в деле колхозного строительства. Постановление Президиума ЦК КПСС обязывало ЦК КП Белоруссии «выработать необходимые меры по исправлению отмеченных извращений и недостатков и обсудить их на пленуме ЦК КП Белоруссии. Доклад на пленуме ЦК КП Белоруссии поручить сделать т. Зимянину» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 61. Д. 51. Л. 124). М. В. Зимянин приехал в Минск и выступил на пленуме ЦК КП Белоруссии с разгромным докладом. Смещенный Н. С. Патоличев сидел в зале как рядовой участник пленума. Дома его жена паковала чемоданы. И тут позвонили из Москвы, сначала Н. С. Хрущев, потом Г. М. Маленков. Они сообщили, что Л. П. Берия арестован и, если белорусские товарищи не возражают, Н. С. Патоличев может оставаться в Минске в прежней должности. Пленум проголосовал за то, чтобы он продолжал руководить Белорусской партийной организацией. М. В. Зимянин возвратился в Москву на прежнюю должность в МИД. Его заподозрили в близости к Л. П. Берии. 15.07.1953 г. написал объяснительную записку на имя Н. С. Хрущева, почему Л. П. Берия решил послать его в Минск: «...Берия спросил меня, как я оцениваю Патоличева. Я пытался дать краткую объективную характеристику т. Патоличеву, но Берия прервал меня, сказав, что я напрасно развожу «объективщину», что Патоличев — плохой руководитель и пустой человек. После этого Берия заявил, что он написал записку в ЦК КПСС, в которой он подверг критике неудовлетворительное положение дел в республике с осуществлением национальной политики, а также с колхозным строительством. Кратко пересказав содержание записки, Берия заявил, что надо поправлять положение, что мне предстоит это делать. При этом Берия сказал, что я не должен искать себе «шефов», как это делали мои предшественники» (ЦХСД. Ф. 5. Оп. 30. Д. 4. Л. 28). Далее сообщал, что осознает провокационность шагов Л. П. Берии. «Глубоко сожалению, что попал в такое положение. Но Берия я раньше не знал, никогда не был у него, не знал подлинных повадок этого предателя, относился к нему как к видному государственному деятелю. Только узнав, что Берия является злейшим врагом партии и народа, я понял, насколько подлым является этот иезуит, насколько подлым было его отношение ко мне лично, раз и меня он пытался запятнать... Заявляю Центральному Комитету КПСС, что ничего общего с врагом партии и народа Берия не имел, честно боролся и буду бороться за дело нашей Великой Коммунистической партии до последнего дыхания» (Там же. С. 29 — 30). С лета 1953 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Демократической Республике Вьетнам, в Чехословацкой Социалистической Республике, заместитель министра иностранных дел СССР. Во время смещения Н. С. Хрущева (октябрь 1964 г.) занимал пост посла в Чехословакии и, как член ЦК КПСС, был вызван на Пленум. По словам С. Н. Хрущева, сына снятого советского лидера, позвонил из Москвы отдыхавшей в Карловых Варах супруге Никиты Сергеевича Нине Петровне и поздравил ее с избранием на пост Первого секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева. Он также сообщил, что «врезал» по методам хрущевского руководства. Поскольку Нина Петровна ничего не подозревала о происходившем в Москве и долго соображала, что бы это значило, забеспокоился и к ужасу своему понял, что по привычке попросил соединить его с Ниной Петровной Хрущевой вместо Виктории Петровны Брежневой. Обе отдыхали в Карловых Варах, и он частенько навещал их, рассыпался в любезностях перед первой дамой СССР, привозил ей сувениры. В 1965 — 1976 гг. главный редактор газеты «Правда». Страстный любитель шахмат. По оценкам знатоков, играл слабовато, проигрыш переживал болезненно, быстро «заводился» и сражался до тех пор, пока не выигрывал. И только после победы спокойно уезжал домой. Новичков, умевших играть, в редакции предупреждали: «Не говорите главному, что вы шахматист, иначе он вас шахматами замучает». Любитель двух французских фраз, которые кстати и некстати произносил во время работы над речами в группе спичрайтеров Л. И. Брежнева: «Entre nous soitdit» (между нами говоря) и «En globe» (в целом). С марта 1976 г. по январь 1987 г. секретарь ЦК КПСС. По словам М. С. Горбачева, к продвижению на данный пост приложил руку К. У. Черненко. Курировал идеологическую работу, науку, культуру и средства массовой информации при Л. И. Брежневе, Ю. В. Андропове, К. У Черненко и раннем М. С. Горбачеве. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, поддержал предложенную А. А. Громыко кандидатуру М. С. Горбачева: «Работая вместе в Секретариате ЦК КПСС, мы убедились, насколько активен, глубок и эрудирован Михаил Сергеевич Горбачев. Он умеет выделить главное, а это очень важно, поскольку в Генеральном секретаре ЦК КПСС должны аккумулироваться мнение масс, предвидение будущего. И во-вторых, я всегда находил и нахожу, когда обращаюсь к М. С. Горбачеву, быстрое решение при самом точном знании предмета. Он отличается тем, что постоянно пополняет свои знания. А это самое ценное качество для роста человека. Думаю, что выражу чувство каждого из нас, если скажу, что вы, Михаил Сергеевич, можете на нас полностью положиться» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). Редактором центральных газет с ним приходилось общаться практически еженедельно. «Не стану приписывать М. В. Зимянину качеств защитника и радетеля главных редакторов, — вспоминал бывший главный редактор газеты «Советская Россия» М. Ф. Ненашев, — ибо знаю, при строгой тогда иерархии партийной власти он мог только то, что ему было отведено, и не больше. Не знаю, часто ли брал он под защиту нашего брата-редактора, когда над его головой зависал меч расправы, но знаю, что не был он инициатором такой расправы». Отличался объективностью и здравомыслием. Чаще всего любая серьезная коллизия заканчивалась у него в кабинете и не имела продолжения. Деликатный по характеру, вместе с тем был прямолинейным в суждениях, честным и правдивым в оценках, недостаточно податливым к зигзагам в идейных вопросах. Лично скромный, открытый, контактный, несколько эмоциональный. В конце 70-х гг. возглавлял комиссию ЦК КПСС по проблемам создания отечественной индустрии видеомагнитофонов и видеозаписей. Редакторы и в аппарате ЦК называли его «Михвас». Говорил очень быстро. При К. У. Черненко 10.04.1984 г. на Пленуме ЦК КПСС выступил с докладом «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы». По воспоминаниям участников, обсуждение было малоактивным. После прихода к власти М. С. Горбачева постоянно ставил вопрос о вооруженности пропагандистских и идеологических кадров на новой технической основе. На ХХVII съезде КПСС (февраль 1986 г.) вновь был избран секретарем ЦК по идеологической работе, но М. С. Горбачев приставил к нему набиравшего силу и влияние А. Н. Яковлева, тоже избранного секретарем ЦК по этим же вопросам. Было очевидно, что дни М. В. Зимянина как идеолога сочтены. По словам М. С. Горбачева, был способен лишь проклинать мировой империализм. На январском (1987) Пленуме ЦК М. В. Зимянин был освобожден от должности секретаря ЦК КПСС по личной просьбе в связи с уходом на пенсию. По словам Анатолия Громыко, сына А. А. Громыко, М. В. Зимянин «искренне болел за советскую власть, за социализм. Он для них, безусловно, многое сделал. Из разговоров с ним у меня сложилось твердое впечатление, что Михаил Васильевич особенно переживал за русский народ, считая, что его нужды в государстве удовлетворяются крайне недостаточно. Зимянин в составе советского руководства был настоящим русофилом». Депутат Верховного Совета СССР 2, 3, 7–11-го созывов. Герой Социалистического Труда (1974). Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

    ЗИНОВЬЕВ Григорий Евсеевич (РАДОМЫСЛЬСКИЙ Овсей-Герш Аронович) (08.09.1883 — 25.08.1936). Член Политбюро ЦК РСДРП(б) — РКП(б) — ВКП(б) 10(23).10.1917 г., с 16.03.1921 г. по 23.07.1926 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) с 25.03.1919 г. по 16.03.1921 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 25.09.1923 г. по 02.06.1924 г. Член ЦК партии в 1912 — 1927 гг. (в ноябре 1917 г. выходил из состава ЦК). Кандидат в члены ЦК партии в 1907 — 1912 гг. Член партии в 1901 — 1927, 1928 — 1932, 1933 — 1934 гг.

    Родился в г. Елизаветграде Херсонской губернии в семье владельца молочной фермы. Еврей. Использовал также фамилию матери Апфельбаум. Жизненный путь начал конторщиком в торговых фирмах. В 1901 г. подвергся первым преследованиям со стороны властей за участие в организации стачек рабочих и служащих на юге России. Эмигрировал в Берлин, затем переехал в Париж, потом в Берн. В 1903 г. в Швейцарии познакомился с В. И. Лениным, стал одним из его любимцев. Партийная кличка «Григорий». После раскола на II съезде РСДРП примкнул к большевикам, возвратился в Россию, вел революционную работу на Украине. В конце 1904 г. заболел, уехал за границу. Поступил на химический факультет Бернского университета. Оставил его в связи с начавшейся революцией 1905 — 1907 гг. в России. Избирался членом Петербургского комитета РСДРП. Вновь заболел и отправился за границу на лечение. Продолжил учебу в Бернском университете на юридическом факультете. В марте 1906 г. вернулся в Петербург, занимался агитационной деятельностью за Московской заставой. На Лондонском съезде РСДРП (1907 г.) был избран членом ЦК, вошел в состав Большевистского центра. После окончания работы съезда возвратился в Россию, перешел на подпольное положение, был одним из редакторов нелегальных большевистских газет «Вперед» и «Социал-демократ». В 1908 г. арестован, выпущен под надзор полиции. Снова уехал за границу. Вместе с В. И. Лениным переехал в Галицию, затем в Швейцарию. Выступал его дублером в Циммервальде и Кинтале, выполнял особо деликатные поручения вождя. 03.04.1917 г. вместе с ним, своей супругой и другими политэмигрантами возвратился в Петроград в пломбированном вагоне через Германию во время ее войны с Россией с согласия немецкого правительства. Выступил против ленинских «Апрельских тезисов». В июльские дни по решению ЦК около месяца скрывался с В. И. Лениным от преследования Временного правительства в шалаше у станции Разлив. На закрытом заседании ЦК партии 10(23).10.1917 г. выступил совместно с Л. Б. Каменевым против ленинской резолюции о вооруженном восстании и огласил свое с ним мнение в меньшевистской газете «Новая жизнь» (18 — 31.10.1917 г., № 156), что вызвало гнев В. И. Ленина: «Каменев и Зиновьев выдали Родзянке и Керенскому решение ЦК своей партии о вооруженном восстании...» (Ленин В. И. Соч. Т. 26. С. 194). В. И. Ленин поставил перед ЦК вопрос об исключении их из партии, а позднее, в «Завещании», предупреждал, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью». При обсуждении на Политбюро вопроса, надо ли предавать огласке ленинское «Завещание» («Письмо к съезду»), сказал: «Н. К. (Надежда Константиновна Крупская. — Н. З.) тоже держалась того мнения, что следует передать только в ЦК. О публикации я не спрашивал, ибо думал (и думаю), что это исключено. Можно этот вопрос задать. В условиях передачи разницы не было. Только эта запись (о Госплане) передана мне позже — несколько дней тому назад» (Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. М., 1990. Т. 1. С. 56). С декабря 1917 г. по март 1926 г. был председателем Петроградского (Ленинградского) Совета. Одновременно в январе — марте 1918 г. Председатель ВЦСПС, в 1918 — 1919 гг. председатель Комитета революционной обороны Петрограда, председатель СНК Петроградской трудовой коммуны, член Реввоенсовета 7-й армии. Активный участник большевистского террора в Петрограде, отправлял на расстрел тысячи людей. В марте 1918 г. возражал против решения В. И. Ленина о переезде советского правительства из Петрограда в Москву. В 1919 — 1926 гг. председатель исполкома Коминтерна. Под его руководством готовилась назначенная на октябрь 1923 г. революция в Германии. Однако вооруженное восстание в Гамбурге окончилось неудачей. Были потоплены в крови организованные им революции в Болгарии и Эстонии. Возглавлял «новую оппозицию», а затем троцкистско-зиновьевский блок. Соперник Л. Д. Троцкого. Был талантливым оратором (по оценке А. В. Луначарского, третьим в партии после Л. Д. Троцкого и В. И. Ленина), обладал сильным голосом красивого, звонкого тембра, говорил с большим подъемом. По другим оценкам, в ораторском искусстве значительно уступал другим большевистским вождям, в частности, Н. И. Бухарину. Голос был высокий, почти женский, визгливый. Имел тучноватую, рыхлую фигуру. Обличье бабье. Страдал от астмы. Широко раскрывал рот, хватая воздух. Лицо было одутловатое, с набрякшими под глазами мешками. Подолгу отдыхал и лечился за границей. Предпочитал Германию. Носил пышную шевелюру. Внешне флегматичный, на трибуне преображался. Казалось, был создан для митинговых площадей. Организаторские способности были довольно заурядные, военных вообще не имел. К числу особо ярких личностей не относился. Страдал природной трусостью. Жестокость, проявленную по отношению к врагам революции в Гражданскую войну, объясняют паническим страхом за свою жизнь. Плодовитый литератор. 04.12.1924 г. «Правда» сообщила о начале издания ленинградским отделением Госиздата сочинений Г. Е. Зиновьева в 22 томах, которое осталось незавершенным: вышло 16 томов. Автор первой биографии В. И. Ленина «В. Ульянов (Ленин)» в двух томах. Определенную историческую ценность представляют его неизданные «Воспоминания» (РЦХИДНИ. Ф. 324. Оп. 1. Д. 452). Тратил огромные средства «на нужды мировой революции», не забывая и себя. Летом 1923 г. устроил ряд совещаний в пещерах под Кисловодском («пещерные» совещания) находившихся на отдыхе членов ЦК РКП(б) с обсуждением вопроса о руководстве партией. По его мнению, в руках Генерального секретаря ЦК И. В. Сталина сконцентрировалось много власти, поэтому нужно реорганизовать Секретариат ЦК, создав «политический Секретариат» из трех человек — И. В. Сталина, Л. Д. Троцкого и Л. Б. Каменева (Г. Е. Зиновьева или Н. И. Бухарина). Предложение было поддержано всеми, кроме К. Е. Ворошилова, и передано И. В. Сталину через Г. К. Орджоникидзе. И. В. Сталин заявил, что создание «политического Секретариата» на деле есть упразднение Политбюро, в результате чего партией фактически будет руководить «тройка». С ним согласилась большая часть членов ЦК. Ослабить роль И. В. Сталина не удалось. Относился к нему снисходительно, даже высокомерно. Подтрунивал над суховатым стилем его статей. В 1924 г. подготовил вопрос об исключении Л. Д. Троцкого из состава Политбюро ЦК РКП(б), но не был поддержан И. В. Сталиным. Открывал ХIII съезд РКП(б) (1924 г.), первый съезд без В. И. Ленина, на котором выступил с политическим докладом ЦК. В 1925 г. поднял знамя левой оппозиции. Выступил от нее с содокладом на ХIV съезде ВКП(б). Его целиком поддерживала Ленинградская партийная организация. По воспоминаниям современников, в Ленинграде существовал культ личности Г. Е. Зиновьева среди партийного, советского, хозяйственного и комсомольского актива. На Объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в июле 1926 г. исключен из состава Политбюро ЦК. Под Новый, 1927 год вместе с Л. Б. Каменевым с шампанским и коньяком неожиданно заявились на квартиру И. В. Сталина. Говорили на «ты», вспоминали ссылки и тюрьмы. И. В. Сталин тепло их принял, они ушли от него окрыленными, полагая, что «мировая» достигнута. В октябре 1927 г. исключен из состава ЦК партии, постановлением ЦК и ЦКК в ноябре 1927 г. исключен из ВКП(б). 19.12.1927 г. вместе с Л. Б. Каменевым направил покаянное письмо в президиум ХV съезда с просьбой восстановить их в партии. В июне 1928 г. ЦКК восстановлен в партии. В том же году, не имея высшего образования, назначен ректором Казанского университета, в 1931 г. членом коллегии Наркомата просвещения РСФСР. В октябре 1932 г. Президиумом ЦКК был вновь исключен из партии, в 1932 — 1933 гг. находился в ссылке в Кустанае, затем член правления Центросоюза, член редколлегии журнала «Большевик». В декабре 1933 г. ЦКК восстановлен в партии. На ХVII съезде ВКП(б) (январь — февраль 1934 г.) восхвалял И. В. Сталина, назвал его доклад «шедевром», долго и заискивающе говорил о триумфе Генерального секретаря: «Мы видим теперь, как лучшие люди передового колхозного крестьянства стремятся в Москву, в Кремль, стремятся повидать товарища Сталина, пощупать его глазами, а может быть, и руками, стремятся получить из его уст прямые указания, которые они хотят понести в массы» (ХVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчет. М., 1934. С. 497). Раньше в своем кругу называл его «кровавым осетином». Г. Е. Зиновьев первым поставил четыре имени рядом: Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. В декабре 1934 г. вновь исключен из ВКП(б). Тогда же был арестован, 16.01.1935 г. по делу «Московского центра» осужден к 10 годам тюремного заключения. Признал вместе с Л. Б. Каменевым свою моральную ответственность за убийство С. М. Кирова. Весной 1935 г., находясь в Верхнеуральском политизоляторе, писал дневник, надеясь, что его передадут И. В. Сталину: «В моей душе горит одно желание: доказать Вам, что я больше не враг. Нет того требования, которого я не исполнил бы, чтобы доказать это... Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Ваш и других членов Политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели же Вы не видите, что я не враг Ваш больше, что я Ваш душой и телом...» В апреле 1934 г. его книги были изъяты из библиотек. 24.08.1936 г. по делу об «антисоветском объединенном троцкистско-зиновьевском центре» приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. В последнем слове на суде признал себя убийцей, террористом, бандитом. За несколько часов до приведения приговора в исполнение обратился в Президиум ЦИК СССР с заявлением, написанным ломавшимся тюремным карандашом, о помиловании: «О совершенных мною преступлениях против партии и Советской власти я сказал до конца пролетарскому суду. Президиуму ЦИК они известны. Прошу мне поверить, что врагом я больше не являюсь и остаток своих сил горячо желаю отдать социалистической родине. Настоящим я прошу Президиум ЦИК о помиловании меня. 24 августа 1936 г. 4 часа 30 мин. утра» (АФСБ РФ. Арх. № Р-33833. Т. 41. Л. 68). Просьба была отклонена. Когда за ним пришли в камеру, забился в истерике, целовал сапоги охранникам, пришлось выносить его на руках. Был членом ВЦИК и ЦИК СССР. Постановлением Президиума ЦК КПСС от 13.04.1956 г. «Об изучении материалов открытых судебных процессов по делу Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Тухачевского и других» была создана комиссия, доложившая 10.12.1956 г., что оснований для пересмотра дел в отношении указанных лиц не имеется, «поскольку они на протяжении многих лет возглавляли антисоветскую борьбу, направленную против строительства социализма в СССР». Реабилитирован пленумом Верховного суда СССР в июне 1988 г.

    И

    ИВАШКО Владимир Антонович (28.10.1932 — 13.11.1994). Член Политбюро ЦК КПСС с 09.12.1989 г. по 23.08.1991 г. Заместитель Генерального секретаря ЦК КПСС с 11.07.1990 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС с апреля 1989 г. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1986 — 1989 гг. Член КПСС с 1960 г.

    Родился в г. Полтаве в семье рабочего. Украинец. В 1956 г. окончил Харьковский горный институт. Трудовую деятельность начал в 1957 г. ассистентом кафедры горного института. В 1962 — 1973 гг. преподавал экономику и организацию производства в высших учебных заведениях Харькова, избирался парторгом кафедры, секретарем парткома института. Кандидат экономических наук, доцент. С 1973 г. на партийной работе: заведующий отделом науки и учебных заведений, секретарь Харьковского обкома партии, секретарь ЦК Компартии Украины. В 1980 г., с вводом советских войск в Афганистан, был туда направлен, работал там в качестве партийного советника. В 1987 — 1988 гг. первый секретарь Днепропетровского обкома Компартии Украины. С 1988 г. второй секретарь ЦК Компартии Украины. В сентябре 1989 г. — июне 1990 г. первый секретарь ЦК Компартии Украины. Сменил на этом посту ушедшего на пенсию В. В. Щербицкого. Одновременно с ним рассматривались кандидатуры О. Д. Бакланова, А. Н. Гиренко; заведующего Идеологическим отделом ЦК КПСС А. С. Капто, ранее работавшего секретарем ЦК Компартии Украины по вопросам идеологии; секретаря ЦК Компартии Украины В. Качуры, которого В. В. Щербицкий готовил себе в преемники. Последний украинский руководитель, навязанный Киеву Москвой. Став первым секретарем ЦК Компартии республики, перешел на украинский язык. Вслед за ним это сделали все партийные работники. Выглядел «маленьким Горбачевым», который выдвигал его, понимая, что он намного удобнее, чем В. В. Щербицкий. В Киеве его воспринимали как выскочку, предложенные им «горбачевские» инициативы вызывали аллергию. Депутат Верховного Совета СССР 11-го созыва. Народный депутат СССР от КПСС в 1989 — 1991 гг. Делегат ХХVI, ХХVII, ХХVIII съездов КПСС и ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, медалями. Докладывая 22.03.1990 г. на заседании Политбюро ЦК КПСС об итогах прошедших на Украине выборах в Верховный Совет республики, оптимистично отметил, что антикоммунистическая группа среди депутатов составляла примерно 25 процентов: «Я думаю, что в ближайшее время на Украине будет целая куча партий или так называемых партий... Мы не собираемся бороться против создания партий. Мы убедились в том, что это ни к чему, кроме укрепления их авторитета, сейчас не ведет. Мы за то, чтобы их у нас было как можно больше» (АПРФ. Рабочая запись заседания Политбюро ЦК КПСС 22.03.1990 г.). У докладчика не вызывали тревоги распространявшиеся слухи, что республика из каждой тысячи килограммов зерна 860 килограммов продает Москве, что у себя оставляет только пять процентов промышленной продукции. «Мы готовы к тому, — заверял он, — что будут подниматься вопросы немедленного выхода из СССР» (Там же). С июня 1990 г. Председатель Верховного Совета Украинской ССР. Оппозиция в парламенте обвинила его в том, что в угоду узкопартийным интересам уехал в Москву на ХХVIII съезд коммунистов, вместо того чтобы сидеть в Киеве и заниматься работой Верховного Совета УССР. Оппозицию поддержали депутаты-коммунисты. Был выдвинут ультиматум: немедленно покинуть съезд и вернуться на сессию. 09.07.1991 г. передал в Киев, что в этой ситуации не может больше исполнять обязанности Председателя Верховного Совета Украинской ССР. На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) конфиденциально предупредил М. С. Горбачева, что в резолюции съезда ему хотят поставить «неуд». Генсек ринулся спасать ситуацию, пригрозив, что если делегаты пойдут на то, чтобы каждому члену Политбюро дать персональную оценку, партия расколется. На этом съезде партии В. А. Ивашко выдвигался на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, но снял свою кандидатуру. Возглавлял Редакционную комиссию съезда. 11.07.1990 г. избран заместителем Генерального секретаря ЦК КПСС. «За» проголосовали 3109 делегатов, «против» 1309. Выиграл победу у Е. К. Лигачева, тоже претендовавшего на эту должность («за» 776, «против» 3642). При обсуждении его кандидатуры на пост заместителя Генерального секретаря ЦК КПСС назвал себя убежденным сторонником перестройки: «Более того, считаю, что она опоздала минимум лет на 20. Ее надо было начать в 1965 году, тогда были для этого все необходимые предпосылки, и сейчас мы жили бы совсем иначе. И сколько у меня будет сил, независимо, совершенно независимо от того, где я буду работать, буду трудиться в интересах перестройки нашего общества» (ХХVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1990. С. 347). Узнав о его московском назначении, наиболее непримиримые киевские оппоненты организовали «похороны». Гроб с его «телом», портрет в черном обрамлении, большое количество венков и цветов от «организаций» и «частных лиц» пронесли через Крещатик, а в центре города провели траурный митинг, посвященный «усопшему». Через девять дней справили «поминки». По многим оценкам, мало соответствовал должности заместителя Генерального секретаря, особенно в условиях, требовавших сильной воли, способности брать на себя ответственность за все. Был добрым, отзывчивым человеком. Но 17 лет преподавательской работы наложили на него специфические особенности. Забываясь, читал длинные нравоучения, держал вступительные речи, что было странно для ведущего заседания Секретариата ЦК. В силу болезни и провинциального синдрома подлинным партийным лидером не стал. Метался, поддаваясь влиянию более волевых коллег по руководству. После его отъезда в Москву обстановка на Украине, считавшейся одним из наиболее надежных звеньев СССР, коренным образом изменилась. Поддерживавший его блок депутатов в парламенте раскололся, коммунисты деморализовались. Новый председатель Верховного Совета УССР Л. М. Кравчук пошел на тесное партнерство с движением «Рух» и возникшими из него националистическими партиями. В. А. Ивашко был очень расстроен тем, что для него и других членов Политбюро не предусмотрели стул в президиуме торжественного собрания, посвященного 73-й годовщине Октябрьской революции. Саркастически комментируя этот факт на заседании Секретариата ЦК, сказал, что ему все же стул принесли * дополнительно. Августовский кризис 1991 г. застал В. А. Ивашко в санатории «Барвиха» в тридцати километрах от Москвы. Проявил растерянность. В столицу приехал 21.08.1991 г., в здании ЦК появился в 10 часов утра. Собравшиеся секретари ЦК КПСС предложили потребовать встречи со своим Генеральным секретарем. Заявил в обращении к Г. И. Янаеву, что Политбюро и Секретариат ЦК не могут вынести свое суждение о событиях до тех пор, пока не встретятся с Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым. В Форос собирались лететь В. А. Крючков, О. Д. Бакланов, Д. Т. Язов. Секретари ЦК решили, что с ними лететь нельзя: вдруг М. С. Горбачев заподозрит, что руководство ЦК заодно с ГКЧП. Самостоятельно летел в Форос А. И. Лукьянов, который согласился взять с собой «незамаранного» заместителя Генерального секретаря. Но в аэропорту на пятерых дали один самолет. В. А. Ивашко сел подальше от других, а когда самолет приземлился в Крыму, вместе с А. И. Лукьяновым отделился от всех и отдельно прибыл к М. С. Горбачеву. По словам генерала КГБ В. В. Генералова, В. А. Ивашко всем своим видом подчеркивал, что он с этой компанией не связан. Он говорил: «Я здесь ни при чем. Со мной никто не советовался. Я вообще был в больнице и ничего не знал». Долго ждал приема, пока оставшийся в Москве А. С. Дзасохов не позвонил Генеральному секретарю и не объяснил, что его заместитель по партии вынужден был воспользоваться одним самолетом с членами ГКЧП и что никакого отношения к заговорщикам он не имеет. М. С. Горбачев сменил гнев на милость и принял своего заместителя. Осенью 1991 г. вслед за М. С. Горбачевым воспрепятствовал проведению Пленума ЦК КПСС, на чем настаивала большая группа членов ЦК. С 1992 г. был на пенсии. Выступал в качестве официального представителя КПСС на процессе по «делу КПСС» в Конституционном суде России. Сыграл активную роль в организации защиты, особенно в подготовительный период. За два дня до начала процесса, 24.05.1992 г., вместе с В. А. Купцовым и Г. А. Зюгановым провел совещание народных депутатов, в декабре 1991 г. обратившихся в Конституционный суд по поводу законности указов Президента РСФСР о роспуске КПСС и КП РСФСР, юридических представителей, экспертов и свидетелей. Совещание, в котором участвовало человек 40 — 50, проходило в комнате ЖКО с облупленными стенами и неподметенным полом у метро «Сокол» по Ленинградскому проспекту. По мнению участника судебного разбирательства юриста Ф. М. Рудинского, на самом процессе не смог проявить достаточной активности из-за болезни. Когда стало ясно, что Конституционный суд защищает интересы пришедшей к власти новой политической элиты и вряд ли сторонники КПСС победят на этом процессе, а потому надо ли им ходить туда, вместе с В. А. Купцовым опубликовал заявление: «В случае, если мы в суд не явимся и не пришлем своих представителей, вопрос все равно будет рассмотрен. Альтернативы, как нам было указано, суд не допускает. В этой связи мы заявляем, что будем в судебном заседании участвовать и и отстаивать конституционные права КПСС и Компартии РСФСР. Мы понимаем, что наш голос — это еще не голос всей партии. Но в сложившихся условиях выступление в Конституционном суде мы рассматриваем как выполнение своего долга перед коммунистами. Кроме того, для нас это еще дело личной чести. Никакие другие мотивы нами не движут» (Советская Россия. 12.06.1992).

    ИГНАТОВ Николай Григорьевич (16.05.1901 — 14.11.1966). Член Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 17.10.1961 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Секретарь ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. и с 17.12.1957 г. по 04.05.1960 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1966 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1939 — 1941 гг. Член КПСС с 1924 г.

    Родился в станице Тишанской Хоперского округа Области войска Донского (ныне Нехаевский район Волгоградской области) в семье рабочего-плотника. Русский. Окончил церковно-приходскую школу. Трудовую жизнь начал с 14 лет плотником. С 1917 г. красногвардеец, с 1918 г. боец 36-й стрелковой дивизии 1-й Конной армии. С 1921 г. на оперативной работе в органах ВЧК — ОГПУ на Дону. С 1923 г. на оперативной чекистской работе в 11-й кавалерийской дивизии по борьбе с басмачами в Средней Азии. С 1930 г. секретарь партийной организации полномочного представительства ОГПУ в Средней Азии. В 1932 — 1934 гг. слушатель курсов марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), дававших среднее образование. После их окончания с 1934 г. парторг ЦК ВКП(б) на фабрике «Гознак» в г. Ленинграде. С 1936 г. первый секретарь Ленинского райкома ВКП(б) г. Ленинграда. С 1937 г. второй секретарь Куйбышевского обкома ВКП(б). На январско-февральском (1938 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) очернял своего первого секретаря П. П. Постышева, выведенного на этом Пленуме из состава кандидатов в члены Политбюро и вскоре арестованного. Заявил, что П. П. Постышев до августа 1937 г., до вмешательства ЦК, приславшего в Куйбышев секретаря ЦК А. А. Андреева, никакой борьбы с врагами не вел. Привел ряд примеров «антипартийной деятельности» П. П. Постышева, «негодного стиля» его работы. В феврале 1938 г. стал первым секретарем Куйбышевского обкома ВКП(б). Был смелым, инициативным и решительным руководителем. В 1940 г. снят с должности, в феврале 1941 г. на ХVIII конференции ВКП(б) выведен из состава кандидатов в члены ЦК. Причиной стало его распоряжение выдавать треть урожая участникам уборки, чтобы заинтересовать работников сельского хозяйства в спасении зерновых, пострадавших от обложных дождей, обрушившихся на область. Для расследования этого «ЧП» приезжал А. И. Микоян. Отказался от предложенной должности заместителя председателя облисполкома, упросил оставить на партийной работе, надеясь при благоприятном стечении обстоятельств снова подняться вверх. С 1941 г. заведующий отделом, секретарь, второй секретарь, с 1943 г. по 1949 г. первый секретарь Орловского обкома ВКП(б). В годы Великой Отечественной войны руководил партизанским движением на территории Орловской области. С 1949 г. первый секретарь Краснодарского крайкома ВКП(б). С октября 1952 г. по март 1953 г. секретарь ЦК КПСС, одновременно с декабря 1952 г. по март 1953 г. министр заготовок СССР. После смерти И. В. Сталина лишился всех своих постов и был удален из Москвы. С марта 1953 г. второй секретарь Ленинградского обкома и первый секретарь горкома КПСС, затем инспектор ЦК КПСС. С 1953 г. первый секретарь Воронежского, с 1955 г. первый секретарь Горьковского обкомов КПСС. 06.05.1957 г. выступил в «Правде» со статьей «Организованно провести перестройку управления промышленности», в которой поддержал идею Н. С. Хрущева о децентрализации экономики, создании совнархозов и другие новации. Выступил инициатором строительства жилья силами самих работников заводов (официально «метод народной стройки», неофициально «горький метод»). В начале июня 1957 г. ЦК КПСС организовал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы. Сыграл активную роль в защите Н. С. Хрущева во время четырехдневного кризиса в Президиуме ЦК КПСС в июне 1957 г. Возглавил так называемую «двадцатку» — группу членов ЦК КПСС, в которую входили руководители ряда крупнейших партийных организаций страны, некоторые известные государственные и военные деятели. Они прошли в Кремль, где шло заседание Президиума ЦК, на котором решалась судьба Н. С. Хрущева, и потребовали созыва Пленума ЦК КПСС. Создал прецедент: члены ЦК отменили решение Президиума ЦК, освободившего Н. С. Хрущева от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС. За личную преданность Н. С. Хрущеву был возведен им в ранг члена Президиума ЦК КПСС, минуя кандидатскую ступень. В декабре 1957 г. — мае 1960 г. секретарь ЦК КПСС, курировал вопросы сельского хозяйства. Одновременно в апреле — ноябре 1959 г. Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР. Играя на заслугах перед Н. С. Хрущевым, стремился прибрать власть к своим рукам, выдвинуться во вторые секретари ЦК КПСС, чему препятствовал А. И. Кириченко, затем Ф. Р. Козлов. По словам А. И. Микояна, был «неисправимым интриганом с непомерными амбициями», рвался к власти, «хотел Хрущева свести к положению английской королевы». Был плохим оратором. В работе использовал грубые приемы, приказной стиль, окрики, деление людей на «наших» и «не наших». Отличался крайним подобострастием перед начальством. В 1958 г., возглавляя делегацию КПСС на съезде правящей Монгольской народно-революционной партии, бойкотировал советского посла в Монголии В. М. Молотова, не подал ему руки ни при встрече, ни при отъезде. С мая 1960 г. по декабрь 1962 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, одновременно в феврале 1961 г. — декабре 1962 г. председатель Государственного комитета заготовок Совета Министров СССР. На ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) выступил с резкой критикой «антипартийной группы» В. М. Молотова, Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича и др.: «У змеи, как говорят у нас в народе, вырвано ядовитое жало. Часть из них сейчас пресмыкается, другая часть шипит, но никто уже укусить не сможет» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 104). Высказался за исключение их из партии. Рассказал, что фракционеры дали указание не пропускать членов ЦК в Кремль и многие из них буквально нелегально пробирались к месту заседания Президиума ЦК. В декабре 1962 г.– ноябре 1966 гг. Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР, одновременно с декабря 1963 г. заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Сыграл одну из ключевых ролей в подготовке смещения Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. Ездил по стране, вел доверительные разговоры с членами ЦК КПСС. Был выдан своим бывшим начальником охраны Галюковым, который дозвонился до сына Н. С. Хрущева Сергея Никитовича и рассказал о том, что его бывший шеф вербует противников Никиты Сергеевича. «Никита, — рассказывал Н. Г. Игнатов в 1965 г. второму секретарю ЦК Компартии Грузии П. А. Родионову, — сам виноват. Он же получил сигнал о затеваемых против него кознях! Незадолго до своего отъезда в Пицунду, на одном из заседаний, когда остались лишь члены Президиума ЦК, он знаешь, что сказал? ‘‘Что-то вы, друзья, против меня затеваете. Смотрите, в случае чего разбросаю как щенят’’. По словам Игнатова, многих из присутствующих это повергло в полушоковое состояние. Придя в себя, «друзья» чуть ли не хором стали клясться, что ни у кого из них и в помыслах ничего подобного не было и быть не могло. Тем не менее Хрущев, обращаясь к Микояну, проговорил: ‘‘Давай-ка, Анастас Иванович, займись этим делом, постарайся выяснить, что это за мышиная возня’’. ‘‘Микоян, — продолжал Игнатов, — не проявил особой прыти в раскручивании этой истории... Конечно же, Хрущева сильно подвела его самоуверенность. Мужик он, безусловно, дюже башковитый, а тут промашку дал. Иначе Брежнев и его компания потерпели бы крах’’» (Родионов П. А. Знамя. 1989. № 8. С. 186). Вопреки ожиданиям, нового назначения не получил. Затаил жуткую обиду на неблагодарного Л. И. Брежнева: «Дураки мы, привели эту хитренькую лису патрикеевну к власти. Ты посмотри, как он расставляет кадры! Делает ставку на серых, на удобных, а тех, кто поумнее и посильнее, держит на расстоянии. Вот и жди от него чего-либо путного» (Там же). Под «сильными» и «умными» имел в виду прежде всего себя. Столько сделал для подготовки «дворцового переворота», а в результате черная неблагодарность. В ноябре 1966 г., находясь во главе делегации Верховного Совета в Чили, тяжело заболел от попадания в организм неизвестного вируса. Лекарства не помогали, организм отказывался бороться. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 7-го созывов. Герой Социалистического Труда (1961). Награжден тремя орденами Ленина, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени. Прах погребен в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

    ИГНАТЬЕВ Семен Денисович (01.09.1904 — 27.11.1983). Член Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Секретарь ЦК КПСС с 05.03.1953 г. по 05.04.1953 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг. Член ЦРК ВКП(б) в 1939 — 1952 гг. Член КПСС с 1926 г.

    Родился в деревне Карловка Елисаветградского уезда Херсонской губернии (ныне Кировоградский район Кировоградской области) в крестьянской семье. Украинец. Работать начал с десяти лет на хлопкоочистительном заводе в г. Термезе (Средняя Азия), куда переехали родители. Затем устроился подручным слесаря Эмир-Абадских железнодорожных мастерских Бухарской железной дороги. В конце 1919 г. возглавил комсомольскую ячейку главного депо Бухарской железной дороги. С 1920 г. в политотделе Бухарской группы войск, с 1921 г. в военном отделе Всебухарской ЧК, в главном управлении милиции Бухарской республики. Участвовал в боях за установление советской власти в Бухаре. С 1922 г. заместитель заведующего организационным отделом ЦК КСМ Туркестана. С 1923 г. представитель ЦК КСМ Туркестана в Среднеазиатском бюро ЦК ВЦСПС и в крайкомах союза металлистов и горнорабочих. С 1925 г. на руководящих должностях в профсоюзах Узбекистана и Киргизии. В 1935 г. окончил Всесоюзную промышленную академию имени И. В. Сталина по специальности инженер-технолог самолетостроения и тогда же был принят на работу в Промышленный отдел ЦК ВКП(б), который курировал секретарь ЦК А. А. Андреев. В 1937 — 1943 гг. первый секретарь Бурят-Монгольского, в 1943 — 1946 гг. Башкирского обкомов партии. В 1946 — 1947 гг. первый заместитель начальника Управления по проверке партийных кадров ЦК ВКП(б), которым руководил Н. С. Патоличев. В 1947 — 1949 гг. секретарь ЦК КП(б) Белоруссии по сельскому хозяйству и заготовкам, второй секретарь ЦК КП(б) Белоруссии. С 1949 г. секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б), уполномоченный ЦК ВКП(б) по Узбекской ССР. В 1950 — 1952 гг. заведующий Отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б), одновременно с 11.07.1951 г. представитель ЦК ВКП(б) в Министерстве государственной безопасности СССР, с августа 1951 г. по март 1953 г. министр государственной безопасности СССР. С 29.05.1952 г. одновременно возглавлял Управление охраны МГБ, обеспечивавшее личную охрану И. В. Сталина и других членов высшего партийного и государственного руководства. Соответствующего должности воинского звания не получил. Своими заместителями и на ключевые управления назначил партийных работников. С их помощью осуществлял массовую чистку органов госбезопасности от евреев, которых подозревал в соучастии в сионистском заговоре, возглавлявшемся бывшим министром В. С. Абакумовым. Был членом комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по проверке фактов, изложенных в заявлении старшего следователя следственной части по особо важным делам МГБ СССР Рюмина от 02.07.1951 г., где он сигнализировал о неблагополучном положении дел в МГБ со следствием по ряду важных дел крупных государственных преступников и обвинял в этом министра государственной безопасности В. С. Абакумова. Готовил закрытое письмо ЦК ВКП(б) от 13.07.1951 г. «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР». Приказал следователям применить физические меры воздействия к арестованному в конце 1951 г. начальнику Главного управления охраны МГБ СССР генерал-лейтенанту Н. С. Власику, много лет отвечавшему за безопасность И. В. Сталина. Разрабатывал планы уничтожения бывшего главы Временного правительства А. Ф. Керенского, югославского лидера И. Б. Тито, руководителей русских эмигрантских организаций в Германии и Франции. При нем возникло «дело врачей», обвиненных в умерщвлении ряда видных деятелей Коммунистической партии и Советского государства, продолжался сбор компрометирующих материалов на Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. По свидетельству заместителя министра госбезопасности М. Д. Рюмина, дал указание «бить смертным боем» арестованных кремлевских врачей М. С. Вовси, В. М. Виноградова и др. Пользовался доверием И. В. Сталина, высоко ценившего его деловые качества и личную преданность. 03.04.1952 г. направил И. В. Сталину обвинительное заключение с предложением о высшей мере наказания для всех, кроме академика Лины Штерн, проходивших по делу Антифашистского еврейского комитета. В ноябре 1952 г. направил И. В. Сталину подробный отчет о «деле кремлевских врачей»: «При изучении материалов на медицинских работников Лечсанупра вскрылась большая засоренность кадров этого ответственного лечебного учреждения лицами, не внушающими политического доверия по своим связям с антисоветскими элементами в прошлой враждебной деятельности». В докладе утверждалось о преступном характере лечения А. С. Щербакова и А. А. Жданова. По словам видного руководителя советских органов госбезопасности генерала П. А. Судоплатова, «каждое агентурное сообщение воспринималось им как открытие Америки. Его можно было убедить в чем угодно: стоило ему прочесть любой документ, как он тут же подпадал под влияние прочитанного, не стараясь перепроверить факты» (Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. М., 1996. С. 359). Имел мягкий характер, был вдумчивым, располагал к себе. Во время «дела кремлевских врачей» перенес инфаркт. 05.03.1953 г., в день смерти И. В. Сталина, избран секретарем ЦК КПСС, курирующим правоохранительные органы. Пробыл в этой должности ровно месяц. 05.04.1953 г. по настоянию Л. П. Берии опросом членов ЦК КПСС освобожден от этой должности и 28.04.1953 г. выведен из состава ЦК КПСС за серьезные ошибки в руководстве МГБ. Имелись в виду «грубейшие извращения советских законов и фальсификация следственных материалов» прежде всего в «деле врачей», хотя в период раскрутки этого «дела» у него был инфаркт и всеми делами в министерстве вершил первый заместитель министра С. Гоглидзе. Л. П. Берия обвинил С. Д. Игнатьева в обмане партии и добивался привлечения его к уголовной ответственности, но поддержки в Президиуме ЦК не получил. Удалось лишь добиться согласия дать поручение Комитету партийного контроля при ЦК КПСС рассмотреть вопрос о его партийной ответственности. Направил покаянную записку в ЦК, в которой объяснял свои действия тем, что И. В. Сталин нажимал на него, требуя поскорее добиться от арестованных врачей признания их преступлений. В июне 1953 г. был удален из Москвы и направлен первым секретарем Татарского обкома КПСС. На июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС, рассматривавшем «дело Берии», признан пострадавшим от него и восстановлен членом ЦК. Постановление Пленума ЦК КПСС от 28.04.1953 г. было отменено. Но в Москву Н. С. Хрущев его не возвратил: после пяти месяцев руководства Башкирским обкомом в декабре 1953 г. был избран первым секретарем Татарского обкома партии. В своей диктовке стенографистке текста закрытого доклада на ХХ съезде КПСС (февраль 1956 г.) Н. С. Хрущев, касаясь «дела врачей», приводил такой эпизод: «Здесь вот сидит делегат съезда Игнатьев, которому Сталин сказал: если не добьетесь признания у этих людей, то с вас будет голова снята. Он сам вызывал следователя, сам его инструктировал, сам ему указывал методы следствия, а методы единственные — это бить…» (АПРФ. Ф. 52. Оп. 1. Д. 169. Л. 29). 21.06.1957 г. вместе с группой членов ЦК КПСС, оказавшихся в Москве, подписал заявление в Президиум ЦК КПСС с просьбой срочно созвать Пленум ЦК КПСС, на который вынести вопрос, обсуждавшийся в течение четырех дней на заседаниях Президиума ЦК (о снятии Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС). На Пленуме взял его сторону, с резкой бранью набросился на руководителей «антипартийной группы» Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича, В. М. Молотова и др. В октябре 1960 г., за пять лет до достижения пенсионного возраста, был отправлен на пенсию. В звании персонального пенсионера союзного значения пробыл более двадцати лет. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 5-го созывов. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    ИЛЬИЧЕВ Леонид Федорович (15.03.1906 — 1990). Секретарь ЦК КПСС с 31.10.1961 г. по 26.03.1965 г. Член ЦК КПСС в 1961 — 1966 гг. Кандидат в члены ЦК КПСС в 1952 — 1956 и в 1981 — 1986 гг. Член ЦРК КПСС в 1956 — 1961 и в 1976 — 1981 гг. Член КПСС с 1924 г.

    Родился в г. Екатеринодаре (сейчас г. Краснодар) в семье крестьянина, переехавшего в город. Русский. В 1918 — 1924 гг. рабочий на заводе, затем на комсомольской работе, избирался секретарем райкома ВЛКСМ, трудился в аппарате окружкома комсомола. В 1930 г. окончил Северо-Кавказский коммунистический университет и в 1938 г. Институт красной профессуры. В 1930 — 1931 гг. преподавал в Северо-Кавказском коммунистическом университете. В 1931 — 1934 гг. работал в аппарате Северо-Кавказского обкома ВКП(б) и одновременно заведовал кафедрой Горского сельскохозяйственного института имени С. Орджоникидзе. В 1938 — 1940 гг. ответственный секретарь журнала «Большевик», в 1940 — 1944 гг. ответственный секретарь газеты «Правда». В 1944 — 1948 гг. главный редактор газеты «Известия». В 1948 — 1949 гг. заместитель начальника Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б). После освобождения от всех постов Н. А. Вознесенского в 1949 г. вместе с главным редактором журнала «Большевик» П. Н. Федосеевым пытался убедить ЦК в существовании «школки Вознесенского», куда входил и его коллега Д. Т. Шепилов, который рекомендовал книгу Н. А. Вознесенского в качестве учебника для партийных пропагандистов. С 1949 г. первый заместитель, в 1951 — 1952 г. главный редактор газеты «Правда». При нем газета разоблачала «врачей-убийц», «безродных космополитов», вела другие шумные пропагандистские кампании. В марте 1951 г. опубликовал статью Н. С. Хрущева о строительстве агрогородов в деревне, за что был обвинен И. В. Сталиным в политической незрелости. В следующем номере газеты было предложено опубликовать исправление: «От редакции. Исправление ошибки. По недосмотру редакции при печатании во вчерашнем номере газеты «Правда» статьи тов. Н. С. Хрущева «О строительстве и благоустройстве в колхозах» выпало примечание от редакции, где говорилось о том, что статья тов. Н. С. Хрущева печатается в дискуссионном порядке. Настоящим сообщением эта ошибка исправляется». На ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.), раболепствуя перед Н. С. Хрущевым, заявил: «Нет, товарищи, статья была абсолютно правильной, проникнутой духом ленинского творчества, заботой о процветании колхозного строя. Никакого примечания редакции не было, разумеется, и в помине. Поэтому оно ниоткуда не выпадало. Попросту «выпал» здравый смысл у тех, кто не знал жизни, был оторван от нее и всякую творческую мысль воспринимал как оскорбление, как покушение на свой собственный авторитет» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 183). В 1953 — 1958 гг. заведующий отделом печати, член коллегии Министерства иностранных дел СССР. В 1958 — 1965 гг. заведующий Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам. За время пребывания в этой должности отделом было подготовлено около 50 постановлений ЦК КПСС по вопросам идеологической работы, среди них такие известные в то время, как «О задачах партийной пропаганды в современных условиях» (09.01.1960), «О книгах по истории фабрик и заводов» (22.06.1960), «О дальнейшем развитии общественных начал в советской печати и радио» (28.06.1960). Особое значение имело постановление, над которым отдел работал вместе с отделом науки, об исправлении установок ЦК, касавшихся положения в биологической науке. ЦК КПСС самокритично оценил шаги, предпринятые в свое время, признал их ошибочными и взял на себя обязательство впредь не вмешиваться в развитие специальных отраслей научного знания. По воспоминаниям бывшего работника отдела Г. Л. Смирнова, ставшего впоследствии помощником М. С. Горбачева, работать с ним было интересно: «Он принимал огромное количество людей, проводил множество различных совещаний. Я не помню его сидящим за столом во время разговора. Приглашенный начинал излагать свою идею, предложение, просьбу, Ильичев внимательно слушал, что не мешало ему просматривать бумаги. Это обычно сбивало людей с толку, и они останавливались в ожидании. Тогда он говорил: ‘‘Продолжайте, продолжайте, я вас слушаю...’’ А чаще объявлял: ‘‘Я понял. Приступайте. Я согласен’’. Посетителю хотелось еще побеседовать, что-то доказать, спросить, но он уже оказывался у дверей с напутствием: ‘‘Хорошая мысль, я согласен, приступайте, через неделю-две доложите, как получается’’. А часто, выслушав, он просил: ‘‘Напишите, посмотрим, что получится на бумаге. Ведь бывает на слух заманчиво, а напишешь — и видно, что дерьмо’’». (Смирнов Г. Л. Маленькие секреты большого дома. В сб. «Неизвестная Россия. ХХ век», кн. 3. М., 1993. С. 373 — 374). Возглавлял рабочую группу по подготовке Отчетного доклада ЦК ХХII съезду КПСС (1961). Одновременно в 1961 — 1965 гг. секретарь ЦК КПСС, с 1962 г. председатель Идеологической комиссии ЦК КПСС. Несколько лет был главным идеологом партии. Выдвиженец Н. С. Хрущева, первое время пользовался его большим доверием. Часто сопровождал его в поездках по стране и за рубежом. Один из авторов третьей Программы КПСС, составленной в уединенной тиши Беловежской пущи им и наиболее близкими Н. С. Хрущеву людьми: главными редакторами газет «Правда» и «Известия» П. А. Сатюковым и А. А. Аджубеем, академиком П. Н. Федосеевым и др. Программа был принята на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.). Она носила непродуманный, утопический характер. Именно там впервые прозвучал легкомысленно-трескучий лозунг: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» (Материалы ХХII съезда КПСС. М., 1961. С. 428). Был маленького роста, полный, лысый. Глаза внимательные, ум острый, ироничный. Подвижный, стремительный, порывистый, часто вставал и прохаживался по кабинету. Был великолепным рассказчиком. Язык богатый, речь и манера говорить очень интеллигентные. С уважением относился к А. Н. Яковлеву, тогда инструктору Отдела пропаганды, всячески его выделял, доверял наиболее деликатные поручения. В 1961 г. звонил в партком Главного архивного управления, где работал Д. Т. Шепилов, требовал его исключения из партии, в АН СССР — лишения звания члена-корреспондента. Руководил рабочей группой по подготовке проекта новой Конституции СССР. На июньском (1964) Пленуме ЦК КПСС, впервые в истории партии посвященном вопросам идеологии, не будучи членом или кандидатом в члены Политбюро, выступил с основным докладом. В октябре 1964 г. по поручению Президиума ЦК КПСС вместе с В. В. Гришиным подготовил текст заявления Н. С. Хрущева о переходе на пенсию, которое тот подписал. Сообщил его зятю А. А. Аджубею об освобождении от должности главного редактора газеты «Известия». Дважды (06.06.1964 и 16.12.1964) направлял записки в ЦК КПСС с обоснованием оставить за З. М. Медведевой, вдовой умершего участника расстрела Николая II и его семьи, право пользоваться столовой лечебного питания (филиал № 2). После прихода к власти Л. И. Брежнева удален с поста секретаря ЦК КПСС. С мая 1965 г. работал заместителем министра иностранных дел СССР, затем советником при МИД СССР. С октября 1982 г. вел советско-китайские политические консультации, в ходе которых стороны в итоге пришли к сближению. С 1989 г. персональный пенсионер союзного значения. Имел ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Депутат Верховного Совета СССР 6-го созыва. Доктор философских наук. Действительный член АН СССР (1962). Лауреат Ленинской премии (1960) за коллективную книгу «Лицом к лицу с Америкой» о визите Н. С. Хрущева в США в 1959 г. Автор работ по диалектическому и историческому материализму. По свидетельству Д. Т. Шепилова, за свою жизнь сам лично не написал не только брошюрки, но даже газетной статьи. Это делали для него подчиненные. Был большим знатоком и собирателем живописи. Скупал картины и другие ценности в годы Великой Отечественной войны и после ее окончания, превратил свою квартиру в маленький Лувр. «Как-то академик П. Ф. Юдин, бывший одно время послом в Китае, рассказывал мне, как Ильичев, показывая ему свои картины и другие сокровища, говорил: ‘‘Имей в виду, Павел Федорович, что картины — это при любых условиях капитал. Деньги могут обесцениться. И вообще мало ли что может случиться. А картины не обесценятся...’’ Именно поэтому, а не из любви к живописи — в ней они не смыслили — вся эта камарилья занялась коллекционированием картин и других ценностей» (Шепилов Д. Т. Непримкнувший. М., 2001. С. 78). В конце 80-х гг. подарил часть своей коллекции, состоявшей далеко не из одних произведений социалистического реализма, Советскому фонду культуры.

    К

    КАБАНОВ Иван Григорьевич (21.01.1898 — 02.07.1972). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 16.10.1952 г. по 05.03.1953 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг. Член КПСС с 1917 г.

    Родился в поселке Усолье Соликамского уезда (ныне город в Пермской области) в семье рабочего. Русский. Подростком начал работать учеником слесаря на заводе в Березниках, затем был электромонтером. В 1916 г. призван в армию. С 1918 г. в Красной Армии. Участник Гражданской войны. В 1918 — 1922 гг. член Усольского уездного военно-революционного комитета, военный комиссар уезда, командир и комиссар отдельных частей Красной Армии на Восточном и Западном фронтах. В 1922 — 1927 гг. на партийной работе в городах Усолье, Березниках, Сарапуле. В 1923 — 1924 гг. учился в Уральской партийной школе. В 1927 — 1928 гг. студент Уральского университета (г. Свердловск), в 1928 — 1931 гг. студент Московского электромашиностроительного института имени Я. Н. Каган-Шабшая. С 1931 г. директор Штеровской электростанции в Донбассе, с 1932 г. в системе Наркомата тяжелой промышленности СССР, на заводе «Динамо» имени С. М. Кирова в Москве. Своему сыну дал «научно-техническое» имя Рутений, по названию 44-го элемента периодической системы Д. И. Менделеева, имеющего важное применение в электроприборах. С сентября 1937 г. нарком коммунального хозяйства РСФСР. С марта 1938 г. заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров РСФСР. С 07.08.1938 г. нарком пищевой промышленности СССР. Однако через четыре месяца освобожден от поста наркома, и 19.01.1939 г. назначен старшим инженером на завод «Динамо». В 1940 — 1941 гг. главный инженер, директор завода «Динамо». С июня 1941 г. первый заместитель наркома, с 21.08.1941 г. нарком электропромышленности СССР. С началом Великой Отечественной войны провел большую работу по эвакуации энергетического оборудования, строительству новых энергетических мощностей в восточных районах СССР. С 02.04.1951 г. первый заместитель председателя, с 18.10.1952 г. председатель Государственного комитета СССР по материально-техническому снабжению народного хозяйства. Отличался скромностью в быту: с женой, сыном и дочерью жил в двухкомнатной квартире с совмещенным санузлом в новом доме Совета Министров СССР, построенном по проекту архитектора И. В. Жолтовского на Большой Калужской улице (ныне Ленинский проспект, дом № 11). На последнем при жизни И. В. Сталина ХIХ съезде партии (октябрь 1952 г.) вошел в состав высших правителей СССР, стал одним из 36 членов и кандидатов в члены Президиума ЦК КПСС. После смерти И. В. Сталина с 15.03.1953 г. первый заместитель министра внутренней и внешней торговли СССР. В августе 1953 г. — августе 1958 г. министр внешней торговли СССР. В 1958 — 1962 гг. заместитель председателя Комиссии Президиума Совета Министров СССР по внешнеэкономическим вопросам — министр СССР. Делегат ряда съездов партии. Попал в опалу при Н. С. Хрущеве. С мая 1962 г. персональный пенсионер союзного значения. Депутат Верховного Совета СССР 2, 4 и 5-го созывов. Награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. Лауреат Сталинской премии (1953). Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    КАГАНОВИЧ Лазарь Моисеевич (10.11.1893 — 25.07.1991). Член Политбюро (Президиума) ЦК ВКП(б) — КПСС с 13.07.1930 г. по 29.06.1957 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 23.07.1926 г. по 13.07.1930 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 18.12.1925 г. и с 12.07.1928 г. по 18.03 1946 г. Секретарь ЦК РКП(б) — ВКП(б) с 02.06.1924 г. по 30.04.1925 г. и с 12.07.1928 г. по 10.03.1939 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) — КПСС в 1924 — 1957 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1923 — 1924 гг. Член КПСС с 1911 г. по 1961 г.

    Родился в деревне Кабаны (в 1935 г. переименована в Кагановичи) Чернобыльского уезда Киевской губернии в семье прасола (поставщика скота на бойни). Еврей. Образования не получил. Самоучка. С 14 лет работал на обувных фабриках и в сапожных мастерских. В 1911 г. по совету старшего брата М. М. Кагановича примкнул к большевикам. Создавал нелегальные революционные кружки и профсоюзы кожевников в разных городах и местечках Украины. В шахтерской Юзовке познакомился с молодым Н. С. Хрущевым. С мая 1917 г., будучи на службе в армии, работал в большевистских организациях Донбасса, Саратова, Гомеля, Могилева, Петрограда, Москвы. В Саратове за участие во Всероссийской конференции большевистских военных партийных организаций был арестован, но бежал и нелегально перебрался в прифронтовую полосу в Гомель. Там возглавил Полесский комитет большевиков. Во время Октябрьской революции 1917 г. руководил в Гомеле переходом власти в руки Советов. Был делегатом Учредительного собрания по большевистскому списку, делегатом III Всероссийского съезда Советов. В 1918 — 1919 гг. председатель Нижегородского губкома РКП(б) и губисполкома. В 1919 — 1920 гг. в Красной Армии на Южном фронте. В 1920 г. председатель Воронежского ревкома и губисполкома. С осени 1920 г. член Туркестанского бюро ЦК РКП(б), нарком Рабоче-крестьянской инспекции Туркестанской Советской Республики, председатель Ташкентского горсовета. С 1921 г. на профсоюзной работе. В 1922 г. по предложению И. В. Сталина утвержден заведующим Организационно-инструкторским (позднее Организационно-распределительным) отделом ЦК РКП(б). С июня 1924 г. по апрель 1925 г. секретарь ЦК ВКП(б). В апреле 1925 г. — июле 1928 г. Генеральный секретарь ЦК КП(б) Украины. Из Киева был отозван: не сработался с местными властями, в частности, с Г. И. Петровским и В. Я. Чубарем, обвинившими его в грубости, нарушении принципа коллегиальности в работе. С июля 1928 г. по март 1939 г. второй секретарь ЦК ВКП(б). Одновременно в апреле 1930 г. — марте 1935 г. первый секретарь Московского обкома ВКП(б), в феврале 1931 г. — январе 1934 г. первый секретарь Московского горкома ВКП(б). 04.11.1929 г., выступая в Институте советского правительства и права с докладом «Двенадцать лет строительства Советского государства и борьба с оппортунизмом», сказал: «Мы отвергаем понятие правового государства... Если человек, претендующий на звание марксиста, говорит всерьез о правовом государстве и тем более применяет понятие «правового государства» к Советскому государству, то это значит, что он отходит от марксистско-ленинского учения о государстве» (Советское государство и революция права. 1930, № 1. С. 9). Под его руководством начались работы по строительству Московского метрополитена, который был назван его именем. Выдвинул Н. С. Хрущева сначала секретарем Бауманского, затем Краснопресненского райкомов партии Москвы. После утверждения В. М. Молотова Председателем Совнаркома стал вторым человеком в партии. В отсутствие И. В. Сталина в Москве руководил работой Политбюро, лично формулировал его решения, регулировал прохождение вопросов и подписывал протоколы заседаний высшего коллегиального органа партии. И. В. Сталин, посылая в Москву директивы и предложения, адресовал их так: «Москва. ЦК ВКП(б) для т. Кагановича и других членов Политбюро». 05.06.1932 г. по предложению И. В. Сталина Политбюро утвердило его заместителем председателя Комиссии обороны. С 15.12.1932 г. заведующий вновь созданного Отдела сельского хозяйства ЦК ВКП(б). В начале 1934 г. представил И. В. Сталину проект постановления Секретариата ЦК ВК(б) о порядке приема работников в аппарат ЦК: «Установить, что прием всех без исключения работников в аппарат ЦК производится лишь с утверждения секретаря ЦК» (Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов. М., 1995. С. 138). И. В. Сталин отредактировал проект документа следующим образом: «а) Установить, что прием или увольнение всех без исключения работников в аппарат ЦК производится лишь с утверждения т. Кагановича или т. Сталина. б) Обязать заведующих отделами ЦК ВКП(б) строго придерживаться этого постановления» (Там же). Постановление в сталинской редакции было принято 17.01.1934 г., подчеркивало роль Л. М. Кагановича как заместителя И. В. Сталина по партии. В соответствии с постановлением Политбюро «О распределении обязанностей между секретарями ЦК» от 10.03.1935 г. Л. М. Каганович к своим должностям наркома путей сообщения и секретаря ЦК ВКП(б) получил обязанность наблюдать за работой Московской областной и городской парторганизаций. Однако, отмечалось в постановлении, наблюдение за Москвой не должно проходить «в ущерб работе в НКПС». Постепенно он утрачивал роль первого заместителя И. В. Сталина по партии, хотя в августе — сентябре 1935 и 1936 гг. во время отпуска И. В. Сталина по-прежнему руководил работой Политбюро. В 1934 — 1935 гг. председатель Комитета партийного контроля при ЦК, заведующий Транспортным отделом ЦК ВКП(б). Возглавлял Центральную комиссию по проведению всесоюзной чистки партии. В октябре 1934 г., находясь в Челябинске, занимался разоблачением враждебной деятельности местных работников. Вносил предложение установить в обход закона внесудебное разбирательство в отношении лиц, привлекаемых к ответственности по политическим обвинениям. По словам председателя КПК при ЦК КПСС Н. М. Шверника, обнародовавшего эти факты на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.), выезжая в Ярославскую и другие области, Л. М. Каганович допускал грубейшие извращения партийных норм и советских законов: «Путем шантажа и провокаций он добивался ареста многих партийных и советских работников. Каганович обманывал ЦК партии, сообщая заведомо ложные сведения о наличии на местах антисоветских организаций» (ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. Т. 2. М., 1962. С. 215). В начале 1935 г. рекомендовал Н. С. Хрущева на свое место первого секретаря МК и МГК ВКП(б). С 28.02.1935 г. по 22.08.1937 г. народный комиссар путей сообщения СССР. Сменил на этом посту А. А. Андреева. 30.07.1935 г. в честь приема И. В. Сталиным участников совещания работников железнодорожного транспорта этот день был объявлен Всесоюзным днем железнодорожного транспорта. 10.03.1937 г. в выступлении на собрании железнодорожного актива говорил: «Я не могу назвать ни одной дороги, ни одной сети, где не было бы вредительства троцкистско-японского... И мало того, нет ни одной отрасли железнодорожного транспорта, где не оказалось бы таких вредителей...» (Там же). При нем аресты работников железнодорожного транспорта проводились по спискам. Без всякого основания были арестованы его заместители, почти все начальники железных дорог, начальники политотделов и другие руководящие работники транспорта. При Н. С. Хрущеве они были реабилитированы, многие из них посмертно. КПК при ЦК КПСС обнаружил 32 личных письма Л. М. Кагановича в НКВД с требованием ареста 83 руководящих работников транспорта. В одном из них, от 10.08.1937 г., он требовал арестовать десять ответственных работников НКПС. Без малейших оснований, только по той причине, что ему их поведение показалось подозрительным, они были зачислены в шпионы и вредители. На списке 114 лиц, приговоренных к расстрелу Военной коллегией в ноябре * декабре 1937 г., поставил резолюцию: «Приветствую!». На письме арестованного командующего Киевским военным округом И. Э. Якира, обратившегося к И. В. Сталину с заявлением о своей невиновности, наложил резолюцию: «Предателю, сволочи и... (далее следовало хулиганское, нецензурное слово) одна кара — смертная казнь». По словам А. Н. Шелепина, до окончания судебных заседаний по различным делам лично редактировал проекты приговоров и произвольно вносил в них угодные ему изменения, вроде того, что против его персоны якобы готовились террористические акты. Редактировал приговор Г. Е. Зиновьеву еще до суда ним, посылал на визу И. В. Сталину, отдыхавшему в Сочи. В августе 1937 г. вместе с М. Ф. Шкирятовым учинил разгром Ивановского обкома ВКП(б), произведя арест большинства его членов прямо на пленуме. Добился смещения Киевского бюро обкома во главе с П. П. Постышевым, сводя счеты со своими оппонентами 1927 — 1928 гг. Автор постановления ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах» от 02.07.1937 г., где секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий предлагалось в пятидневный срок представить состав внесудебных «троек», а также количество подлежащих расстрелу и высылке. До 1933 г. носил бородку, подражая стилю Л. Б. Каменева, А. И. Рыкова, Н. И. Бухарина. После их разгрома оставил одни усы — как у И. В. Сталина, В. М. Молотова, Г. К.. Орджоникидзе, Н. М. Шверника, А. И. Микояна. Бородку сбрил по желанию И. В. Сталина, спросившего у него: «Зачем тебе борода?» и пригрозившего самолично срезать ее ножницами. Ходил в кожанке. Голос имел громкий, зычный. 19.11.1936 г. первый секретарь Челябинского обкома ВКП(б) И. Рындин направил И. В. Сталину записку с предложением переименовать Челябинск в город Кагановичград. И. В. Сталин написал: «Против. И. Ст.» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 61. Д. 639. Л. 15). С 22.08.1937 г. по январь 1939 г. нарком тяжелой промышленности СССР, одновременно в апреле 1938 г. — марте 1942 г. нарком путей сообщения СССР. С августа 1938 г. по май 1944 г. и в декабре 1944 г. — марте 1946 г. заместитель Председателя СНК СССР, одновременно в январе — октябре 1939 г. нарком топливной промышленности СССР. В октябре 1939 г. — июле 1940 г. нарком нефтяной промышленности СССР. В предвоенные месяцы наметилось охлаждение И. В. Сталина к своему «железному наркому», связанное, очевидно, со смещением его брата М. М. Кагановича с должности наркома авиационной промышленности СССР. Пресса почти не цитировала его, в ведомственной газете «Гудок» не был опубликован даже в изложении доклад на совещании производственно-хозяйственного актива наркомата путей сообщения, хотя все остальные выступления с портретами ораторов печатались в течение двух недель. С 24.06. по 16.07.1941 г. председатель Совета по эвакуации. Проделал огромную работу по вывозу промышленных объектов из прифронтовой полосы. Эта операция признана западными специалистами одним из выдающихся технических достижений Второй мировой войны. Осуществил эвакуацию советских правительственных и иностранных дипломатических учреждений из Москвы. 17.10.1941 г. с возникновением прямой угрозы захвата Москвы немецкими войсками был эвакуирован в Куйбышев. После их разгрома возвратился в столицу. В феврале 1942 г. — сентябре 1945 г. член Государственного комитета обороны СССР. 25.03.1942 г. постановлением Государственного комитета обороны СССР «О НКПС» был снят с поста наркома как не справившийся с работой в условиях военного времени и в июле 1942 г. назначен членом Военного совета Северо-Кавказского фронта, где пробыл до сентября того же года. Во время бомбежки получил серьезное ранение в голову. В сентябре 1942 г. — феврале 1943 г. член Военного совета Закавказского фронта, где занимался организацией работы военной прокуратуры и военных трибуналов. В феврале 1943 г. был возвращен в Москву и вновь возглавил НКПС — по декабрь 1944 г. 05.11.1943 г. был удостоен звания Героя Социалистического Труда. С марта 1946 г. по март 1947 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, одновременно министр промышленности строительных материалов СССР. В марте — декабре 1947 г. первый секретарь ЦК КП(б) Украины, сменил на этом посту Н. С. Хрущева, оставшегося Председателем Совета Министров Украинской ССР. В декабре 1947 г. — марте 1953 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР, одновременно в январе 1948 г. — октябре 1952 г. председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по материально-техническому снабжению народного хозяйства. В последние годы своей жизни И. В. Сталин встречался с ним очень редко, не приглашал на вечерние трапезы. На последнем при жизни И. В. Сталина ХIХ съезде ВКП(б) был избран членом Президиума и членом Бюро Президиума ЦК КПСС, но в состав особо приближенной «пятерки» не вошел. В марте 1953 г. — июне 1957 г. первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, одновременно в мае 1955 г. — июне 1956 г. председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, в сентябре 1956 г. — мае 1957 г. министр промышленности строительных материалов СССР. В июне 1953 г. поддержал предложение Н. С. Хрущева и Г. М. Маленкова об аресте Л. П. Берии. Был неуемно энергичен, обладал превосходными организаторскими и ораторскими способностями. Но своими действиями и голосом, который нередко переходил в крик, а то и в истерику, подавлял инициативу других работников. Отличался грубостью к подчиненным, мог плюнуть им в лицо, швырнуть в них стулом, ударить. На столе у него всегда лежала стальная линейка, которой он мог при случае огреть помощников. Носил военную гимнастерку. Постоянно занимался спортом, физические упражнения выполнял даже в дороге, перерывы в заседаниях использовал для развития мышц. Имел привычку стягивать на выдававшемся брюшке руки с короткими, толстыми пальцами. Избегал обращаться к коллегам с личными просьбами. При И. В. Сталине вел себя как антисемит, раздражался присутствием евреев в своем аппарате. 25.11.1955 г. обратился в Президиум ЦК КПСС с предложением снять свое имя из названия Московского метрополитена, присвоенное постановлением ЦИК СССР 13.05.1935 г., и присвоить ему имя В. И. Ленина. Отмечая заслуги Л. М. Кагановича в строительстве и организации работы Московского метро, Президиум ЦК переименовал станцию «Охотный ряд» в станцию имени Л. М. Кагановича. Возражал против намерения Н. С. Хрущева выступить на ХХ съезде КПСС (февраль 1956 г.) с докладом о культе личности И. В. Сталина. 08.02.1956 г. на заседании Президиума ЦК, обсуждавшем накануне открытия ХХ съезда КПСС доклад комиссии П. Н. Поспелова о сталинских репрессиях, возражал против ознакомления делегатов съезда с представленными материалами: «Мы несем ответственность, но обстановка была такой, что мы не могли возразить». Вспоминал о судьбе своего брата М. М. Кагановича, покончившего с собой из-за угрозы ареста. Опасался, «чтобы нам не развязать стихию на съезде». Во время внутрипартийного кризиса в Президиуме ЦК КПСС (июнь 1957 г.) проголосовал в числе семи членов Президиума за освобождение Н. С. Хрущева от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС (четыре голоса «против»). Однако Пленум ЦК не поддержал инициаторов смещения Н. С. Хрущева, и после этого карьера Л. М. Кагановича рухнула, несмотря на покаянные заявления. Н. С. Хрущев причислил его к «антипартийной группе». На Пленуме Л. М. Каганович сказал: «Я любил Сталина, и было за что любить — это великий марксист... Мы должны им гордиться, каждый коммунист должен гордиться... Мы развенчали Сталина и незаметно для себя развенчиваем 30 лет нашей работы» (АПРФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 259. Л. 24). На том же Пленуме выведен из состава членов Президиума и состава ЦК КПСС. Председательствовавший 29.06.1957 г. М. А. Суслов предложил покинуть заседание. По словам Н. С. Хрущева на ХХII съезде КПСС (октябрь 1961 г.), на второй день после окончания работы июньского (1957) Пленума ЦК КПСС Л. М. Каганович, выведенный из состава ЦК, позвонил Н. С. Хрущеву: «Я тебя знаю много лет. Прошу не допустить того, чтобы со мной поступили так, как расправлялись при Сталине». — «Вы получите работу, — ответил победитель-ученик, — можете спокойно работать и жить, если будете честно трудиться, как трудятся все советские люди». После Пленума удален из Москвы. С 12.07.1957 г. управляющий трестом «Союзасбест» в г. Асбест Свердловской области. Постановление бюро Свердловского обкома КПСС о его утверждении в этой должности подписал первый секретарь обкома КПСС А. П. Кириленко. Там проработал до июня 1959 г. Очень дорожил своим здоровьем, любил вкусно поесть и выпить, но меру знал. Из Москвы с ним приехала экономка, она же и повар. Врачу велел проверять подарки от населения — ягоды, грибы, рыбу. С июня 1959 г. находился на пенсии. Местом проживания ему был назначен г. Калинин без права на прописку и жительство в Москве. Полулегально посещал Москву, устанавливал связи со старыми сослуживцами с целью написания книги воспоминаний. Сослуживцы сообщали о «несанкционированных контактах» в КГБ, глава которого А. Н. Шелепин информировал об этом руководство ЦК КПСС. 13.10.1959 г. постановлением Секретариата ЦК председателю КПК при ЦК КПСС Н. М. Швернику было поручено вызвать Л. М. Кагановича и сделать предупреждение по поводу его нелегальных приездов в Москву и телефонных звонков прежним сослуживцам. При Л. И. Брежневе ему было разрешено прописаться в Москве в квартире его жены, предоставленной ей как старой большевичке. Получал обычную пенсию, в размере 1158 руб. в месяц. Был снят с медицинского обслуживания в 4-м Главном управлении при Минздраве СССР, откреплен от столовой лечебного питания. Первичной парторганизацией исключен из партии в декабре 1961 г., бюро МГК КПСС подтвердило это решение 23.05.1962 г. Имел партбилет за № 8. По словам тогдашнего председателя КГБ В. Е. Семичастного не прекращал разговоров о том, что его неправильно отовсюду выгнали, обижался на Н. С. Хрущева, распространял о нем разные слухи. Н. С. Хрущев поручил В. Е. Семичастному вызвать Л. М. Кагановича на Лубянку и предупредить его. Явился с узелком, уверенный, что домой с Лубянки не отпустят. Знал, что там есть внутренняя тюрьма. Неоднократно обращался к Н. С. Хрущеву, Л. И. Брежневу, Ю. В. Андропову, К. У. Черненко и М. С. Горбачеву с просьбой о восстановлении в партии, но пересмотра ранее принятого решения не последовало. В последние годы жизни назначили персональную пенсию и дали право пользоваться кремлевской больницей. Избирался членом ЦИК СССР 1 — 7-го созывов, депутатом Верховного Совета СССР 1 — 4-го созывов. Награжден орденом Ленина и другими орденами. До последних дней своей жизни преклонялся перед И. В. Сталиным, называл его великим человеком. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Автор мемуаров «Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника» (М., 1996). Кроме покончившего с собой в 1941 г. брата М. М. Кагановича, имел еще двоих братьев, занимавших видные посты в СССР: Израиля Моисеевича (1884 — 1973), заместителя начальника Главного управления по заготовкам скота; Юлия Моисеевича (1892 — 1962), с июня 1937 г. первого секретаря Горьковского обкома ВКП(б), затем первого заместителя наркома внешней торговли СССР.

    КАГАНОВИЧ Михаил Моисеевич (16.10.1888 — 01.07.1941). Кандидат в члены Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 22.03.1939 г. Член ЦК ВКП(б) в 1934 — 1941 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1927 — 1934 гг. Член КПСС с 1905 г.

    Родной брат Л. М. Кагановича. Родился в деревне Кабаны Чернобыльского уезда Киевской губернии. Еврей. Образование низшее: самоучка. Начинал рабочим-металлистом. За революционную деятельность неоднократно арестовывался царскими властями. В 1917 — 1918 гг. член штаба красногвардейских отрядов на станции Унеча Черниговской губернии. В 1918 — 1922 гг. председатель военно-революционного комитета в г. Арзамасе (Нижегородская губерния), председатель Суражского Совета рабочих и крестьянских депутатов (Смоленская губерния), уездный продовольственный комиссар в Арзамасе, член президиума Нижегородского исполкома губернского Совета, секретарь Выксенского уездного комитета РКП(б). Участвовал в экспроприациях хлеба у крестьян, занимался организацией работы продовольственных отрядов. С 1923 по 1927 г. председатель Нижегородского губернского совета народного хозяйства. По протекции младшего брата переведен в Москву. В 1928 — 1930 гг. член коллегии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР. В 1927 — 1930 гг. кандидат в члены, в 1930 — 1932 гг. член президиума ЦКК ВКП(б). В 1931 — 1932 гг. начальник Главного управления машиностроения и металлообработки, заместитель Председателя ВСНХ. С 1932 по 1936 г. заместитель наркома тяжелой промышленности СССР (нарком Г. К. Орджоникидзе). Одновременно в 1935 — 1936 гг. начальник Главного управления авиационной промышленности Наркомтяжпрома. С декабря 1936 г. заместитель наркома, с 15.10.1937 г. по 11.01.1939 г. нарком оборонной промышленности СССР. Новому наркомату, выделенному из Наркомтяжпрома, передавались авиастроение, судостроение, танкостроение, точное приборостроение, оптика, производство вооружений, взрывчатых веществ, а также учебные заведения, готовившие специалистов для этих отраслей. Заместителями к нему были назначены И. Ф. Тевосян и Л. В. Ванников. Требовал от подчиненных самого решительного выкорчевывания врагов народа из оборонной промышленности. 03.08.1937 г. выступил на общем партийном собрании наркомата, сообщил о раскрытии на предприятиях отрасли шпионско-вредительских гнезд, аресте многих инженеров и техников. Дал задание внимательно присмотреться ко всем, кто был знаком и соприкасался с арестованными: «Обязанность коммунистов быть чекистами». С 11.01.1939 г. нарком авиационной промышленности СССР. Заложил основы авиационной промышленности. Ездил в США, изучал строительство авиазаводов. 10.01.1940 г. снят с поста наркома и направлен директором авиационного завода № 24 в Казань. В резолюции ХVIII Всесоюзной конференции ВКП(б) «Об обновлении центральных органов ВКП(б)» (февраль 1941 г.) один из пунктов звучал так: «Предупредить т. Кагановича М. М., который, будучи наркомом авиационной промышленности, работал плохо, что если он не исправится и на новой работе, не выполнит поручений партии и правительства, то будет выведен из состава членов ЦК ВКП(б) и снят с руководящей работы». По словам Л. М. Кагановича, «брата обвинили в том, что он с Ванниковым в заговоре, в шпионской организации, что будто бы вместе с Ванниковым и другими они с немцами — нелепость какая-то, и будто бы даже Гитлер имел в виду моего брата сделать чуть ли главой правительства» (Чуев Ф. И. Так говорил Каганович. М., 1992. С. 79). Покончил жизнь самоубийством во время проведения очной ставки. Согласно рассказу Л. М. Кагановича, ее по поручению И. В. Сталина проводили в Совнаркоме Г. М. Маленков, Л. П. Берия и А. И. Микоян. Для дачи показаний был вызван оговоривший его Л. В. Ванников и другие. Услышав, что они говорят, вспыльчивый М. М. Каганович чуть ли не с кулаками бросился на них, крича: «Сволочи, мерзавцы, вы врете!» Ему сказали: «Ты иди, пожалуйста, в приемную, посиди, мы тебя вызовем еще раз. А тут мы обсудим». Только начали обсуждать, вбежали из приемной и сказали, что М. М. Каганович застрелился. По одной версии, он вышел в приемную, по другой, в уборную, по третьей, в коридор. У него при себе был револьвер. По словам Л. М. Кагановича, записанным историком Г. А. Куманевым, именно он попросил И. В. Сталина провести очную ставку, поскольку был уверен в невиновности младшего брата. А он застрелился, предпочел смерть следственной тюрьме. По другой версии, обнародованной заведующим Общим отделом ЦК КПСС В. Н. Малиным на июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС, застрелился в уборной на Лубянке (Молотов. Маленков. Каганович. 1957. Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998. С. 430). Существует и иное толкование этой истории: И. В. Сталин сказал Л. М. Кагановичу об имевшихся показаниях, уличавших его брата в связях с «правыми». Л. М. Каганович сообщил по телефону об этом брату, и он в тот же день застрелился. Похоронен без почестей на Новодевичьем кладбище. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва. Награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. 06.05.1953 г. Л. П. Берия направил в Президиум ЦК КПСС на имя Г. М. Маленкова записку: «Министерством внутренних дел Союза ССР произведена проверка архивных материалов по обвинению тов. Кагановича Михаила Моисеевича в принадлежности к правотроцкистской организации. В результате проверки установлено, что эти материалы являются клеветническими, добытыми в б. НКГБ СССР в результате применения в следственной работе извращенных методов, а тов. М. Каганович, будучи оклеветан, покончил с собой. На этом основании МВД СССР вынесено заключение о реабилитации тов. М. Кагановича. Направляя при этом копию заключения МВД СССР по результатам проверки, считаю необходимым установить жене М. Кагановича — Каганович Цицилии Юльевне персональную пенсию» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 439. Л. 2). 07.05.1953 г. записка Л. П. Берии была рассмотрена на заседании Президиума ЦК КПСС. Материалы бывшего НКГБ СССР в отношении М. М. Кагановича были признаны клеветническими. Его полностью реабилитировали (посмертно). Жене Цицилии Юльевне (1896 — 1959) выдали единовременное пособие в размере 50 тыс. рублей и установили персональную пенсию.

    КАЛАШНИКОВ Владимир Валерьянович (11.01.1947). Секретарь ЦК КПСС с 26.07.1991 г. по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС с 1990 г. Член КПСС с 1973 г.

    Родился в городе Гулькевичи Краснодарского края в семье инженерно-технических работников. Русский. В 1970 г. окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета. После службы в Советской Армии с 1972 г. работал заведующим кабинетом на кафедре Ленинградского высшего артиллерийского командного училища. С 1975 г. ассистент, с 1982 г. доцент, с 1984 г. старший научный сотрудник Ленинградского государственного университета. С 1986 г. заведующий кафедрой политической истории, с 1989 г. декан факультета общественных наук и гуманитарной подготовки Ленинградского электротехнического института. Доктор исторических наук, профессор. На ХХVIII съезде КПСС (июль 1990 г.) избран членом ЦК партии, на июльском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС — секретарем ЦК КПСС. 21.08.1991 г. вместе с А. С. Дзасоховым готовил текст Заявления Секретариата ЦК КПСС в связи с действиями ГКЧП. В тот же день в 17 часов с ним, П. К. Лучинским, а также с заведующими отделами ЦК КПСС В. С. Бабичевым и А. Я. Дегтяревым провел пресс-конференцию в гостинице «Октябрьская» о позиции Секретариата ЦК КПСС в дни августовского кризиса. В мае — ноябре 1992 г. отстаивал КПСС на процессе по ее делу в Конституционном суде России. Доказывал, что курс на отмену ст. 6 Конституции был заложен в 1988 г. в решениях ХIХ Всесоюзной конференции КПСС. Эта статья была отменена самими коммунистами, которых было более 80% в депутатском корпусе. Через три месяца после изменения шестой статьи состоялся ХХVIII съезд, на котором КПСС привела в соответствие свои программные документы и Устав с нормами новой редакции Конституции СССР. По словам В. В. Калашникова, принятое ХХVIII съездом партии программное заявление качественно отличалось от прежних партийных программ: «КПСС выступала как партия политической, экономической и духовной свободы... Тезис об экономической свободе раскрывался через признание необходимости разнообразных форм собственности и хозяйствования... Тезис о политической и духовной свободе нашел свое воплощение в курсе на создание правового государства и гражданского общества. Речь шла о признании принципа разделения властей, о безусловном верховенстве закона, равенстве всех перед законом, об исключении диктатуры какого-либо класса, партии или группировки, о свободном соревновании общественно-политических организаций в конституционных рамках» (Материалы дела о проверке конституционности указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР. Т. 1. М., 1996. С. 224). Заявил, что фактически новый Устав превращал КПСС в партию парламентского типа, а от концепции партии как ядра государственных и общественных структур в Уставе не осталось и следа. С 1993 г. сопредседатель Социалистической партии трудящихся. Выступал за воссоздание коалиции или федерации Социалистической партии трудящихся со всеми левыми, левоцентристскими, социалистически и социал-демократически ориентированными силами. Негативно относился к Социал-демократической партии России, считая ее партией, поддерживавшей существующий режим, который ломал все структуры, способные обеспечить социальный прогресс общества.

    КАЛИНИН Михаил Иванович (20.11.1875 — 03.06.1946). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г по 03.06.1946 г. Кандидат в члены Политбюро с 25.03.1919 г. по 01.01.1926 г. Член Оргбюро ЦК РКП(б) с 29.11.1919 г. по 29.03.1920 г. и с 02.06.1924 г по 18.12.1925 г. Кандидат в члены Оргбюро ЦК РКП(б) с 16.03.1921 г. по 02.06.1924 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1919 — 1946 гг. Кандидат в члены ЦК РСДРП в 1912 — 1917 гг. Член партии с 1898 г.

    Родился в деревне Верхняя Троица Корчевского уезда Тверской губернии в многодетной крестьянской семье. Русский. Окончил четырехклассную сельскую школу. С 14 лет служил у помещика «мальчиком по поручениям», затем работал в Петербурге на заводах «Старый арсенал» и Путиловском. Освоил профессию токаря. С 1898 г. был членом петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». 03.07.1899 г. за революционную агитацию был арестован и выслан в Тифлис. Всего арестовывался и ссылался 13 раз. С апреля 1900 г. токарь Главных железнодорожных мастерских Тифлиса. С марта 1901 г. токарь на заводе «Вольта» в Ревеле (Таллине). Был агентом ленинской «Искры». В январе 1903 г. снова арестован и помещен в петербургскую тюрьму «Кресты». В июле 1903 г. выслан в Ревель. Участник революции 1905 — 1907 гг. в Петербурге. В 1905 г. возглавил большевистскую организацию Путиловского завода. В 1906 г. был членом Петербургского комитета РСДРП, работал на Трубочном заводе. В 1908 — 1910 гг. в Москве, монтер Лубянской электростанции и Миусской трамвайной подстанции. В 1910 г. арестован. В 1911 — 1912 гг. лекальщик на орудийном заводе в Петербурге. В 1913 г. участвовал в рабочем кружке, которым руководил В. М. Молотов. Участвовал в создании газеты «Правда». На VI (Пражской) конференции РСДРП избран кандидатом в члены ЦК и введен в состав Русского бюро ЦК РСДРП, являвшегося центром по руководству революционной работой в России. В 1913 — 1915 гг. работал на заводе «Айваз» в Петербурге. В 1916 г. новый арест, был приговорен к высылке в Восточную Сибирь. Скрылся в подполье. Участник Февральской революции 1917 г., был членом легального Петербургского комитета большевиков, его представителем в бюро ЦК РСДРП(б), членом редакции газеты «Правда». Делегат VI съезда РСДРП(б). В сентябре 1917 г. гласный Петроградской городской думы и председатель управы Лесновско-Удельнинского района. В помещении этой управы 16.10.1917 г. состоялось заседание ЦК РСДРП(б), подтвердившее резолюцию о вооруженном восстании. В заседании участвовал В. И. Ленин, пришедший в парике и с охраной. Там был избран Партийный военно-революционный центр по руководству восстанием. Участник Октябрьского вооруженного восстания. После победы большевиков избран городским головой Петрограда. С декабря 1917 г. член коллегии Наркомата продовольствия РСФСР. С 1918 г. комиссар городских хозяйств Союза коммун Северной области и Петроградской трудовой коммуны. С 30.03.1919 г. по предложению Л. Д. Троцкого, назвавшего его «всесоюзным старостой», Председатель ВЦИК, с 30.12.1922 г. одновременно один из председателей ЦИК СССР. Сменил на этом посту умершего Я. М. Свердлова. Слыл декоративной фигурой, никакой самостоятельности не имел. По словам Л. Д. Троцкого, «при обсуждении вопросов в Политбюро Ленин не раз поворачивался с дружелюбной иронией в сторону Калинина: «Ну, а что скажет по этому поводу глава государства?» (Троцкий Л. Д. Портреты революционеров. М., 1991. С. 235). В годы Гражданской войны и в период нэпа был крупным публичным политиком, непосредственно общавшимся с народом. По количеству совершенных им поездок и мест, которые он посетил, ему не было равных среди большевистских лидеров. На специальном поезде «Октябрьская революция» ездил по стране, агитируя за советскую власть. Умел разговаривать с крестьянами на их языке, импонировал им, в отличие от других большевистских вождей, своей простой крестьянской внешностью. В разгар боев с Деникиным, находясь в пути вместе с председателем ЦИК Украины Г. И. Петровским, был захвачен неграмотными буденновцами и, несмотря на предъявленный мандат за подписью В. И. Ленина, едва не расстрелян ими. 01.08.1924 г. в его конный экипаж на проселочной дороге ударила молния, кучер был убит, он остался невредим. Был не по-большевистски мягкотелым. В июле 1928 г., выступая на Пленуме ЦК РКП(б), признавался в этом: «Я человек очень мягкий, не могу ломать, лучше действовать методами убеждения, общественным мнением». В начале 1921 г., когда в стране разразился внутренний кризис, вызванный нехваткой продовольствия, его выступления на фабриках прерывались выкриками: «Дайте нам хлеба! Довольно разговоров!» На одном из заводов в председателя ЦИК полетели гаечные ключи и гайки. Пытался противодействовать гонениям против церкви. В 1921 — 1922 гг. возглавлял комиссию ВЦИК по изъятию церковных ценностей. Не был сторонником воинствующего атеизма в стиле В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого. Еще в 1919 г. выступил против глумления над святыми мощами Сергия Радонежского, оставив следующую резолюцию на ходатайстве общины Посада с протестом против вывоза мощей в один из московских музеев: «Необходимо основательно ознакомиться с этим делом; принимая во внимание религиозные чувства, мне кажется, нет оснований без серьезных причин вносить раздражение в массы населения». Когда 25.04.1922 г. трибунал приговорил к расстрелу трех участников восстания верующих в городе Шуя Иваново-Вознесенской области, без санкции Политбюро отправил телеграмму в Иваново-Вознесенск с предложением приостановить исполнение приговора. Вопрос вынесли на заседание Политбюро, где с перевесом в один голос победили сторонники приведения приговора в исполнение: В. И. Ленин, Л. Д. Троцкий, И. В. Сталин и В. М. Молотов. Против расстрела голосовали Л. Б. Каменев, А. И. Рыков и М. П. Томский. В 1925 г., выступая в городе Кимры Тверской губернии, резко высказался против предложения о том, чтобы назвать уезд его именем, заметив, что только потомки могут справедливо оценить заслуги политического деятеля. Но уже 20.11.1931 г. подписал постановление о переименовании Твери в город Калинин. Возражал против насильственной коллективизации крестьянства, спорил с В. М. Молотовым по вопросу о выработке критериев определения кулачества. В. М. Молотов считал, что кулаком надо считать всякого богатого мужика. М. И. Калинин предлагал относить к кулакам только тех крестьян, которые нажили состояние с помощью не предусмотренных законодательством способов. Расхождения по этому вопросу чуть не привели его в лагерь противников жесткого курса И. В. Сталина по отношению к деревне, который возглавляли Н. И. Бухарин, А. И. Рыков и М. П. Томский. Сильно рассчитывавший на его поддержку Н. И. Бухарин в июле 1928 г. сетовал исключенным из партии Л. Б. Каменеву и Г. Я. Сокольникову: «Ворошилов и Калинин изменили нам в самый последний момент. Я думаю, что Сталин держит их какими-то особыми цепями». Изыскивал возможности противодействовать жестоким перегибам коллективизации не уходом в открытую оппозицию И. В. Сталину, а иными способами. 20.03.1929 г., через восемь месяцев после сетований Н. И. Бухарина о предательстве М. И. Калинина, на заседании Политбюро между ним и И. В. Сталиным произошел следующий письменный обмен мнениями. «Защищаешь кулака. (Написано Сталиным)». «Не кулака, а трудового крестьянина. (Написано Калининым)». «А про бедноту забыл? А русских крестьян потерял? (Написано Сталиным)». «Середняки именно русские, а инородцы?! Бедняки. (Написано Калининым)». «Ты нынче башкирский президент, а не русский. (Написано Сталиным)». «Это не аргумент, а ругательство. (Написано Калининым)». В августе 1930 г. один из главных обвиняемых по делу «Трудовой крестьянской партии» Н. Кондратьев назвал его следователям ОГПУ в числе лиц, беседы с которыми позволили руководству этой партии получать информацию о политическом положении в стране. И. В. Сталин в письме В. М. Молотову предложил использовать эти показания для нейтрализации М. И. Калинина: «Что Калинин грешен, в этом не может быть никакого сомнения. Все, что сообщено о Калинине, — сущая правда. Обо всем этом надо осведомить ЦК, чтобы Калинину впредь неповадно было путаться с пройдохами». С 15.01.1938 г. по 15.03.1946 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР. В 1988 г. Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30 — 40-х и начала 50-х гг., дала ему такую оценку: «Будучи Председателем ЦИК СССР, подписал подготовленное Сталиным и Енукидзе постановление от 1 декабря 1934 года «О внесении изменений в действующие Уголовно-процессуальные кодексы союзных республик». Это незаконное постановление развязало руки для проведения репрессивных мер, сделав возможным рассмотрение дел без участия сторон, без права ходатайств о помиловании, а также предусмотрев немедленное приведение приговора к высшей мере наказания в исполнение. Возглавляя с 1931 по 1946 год Комиссию по расследованию и разрешению судебных дел при ЦИК СССР, потворствовал практике беззакония и массового террора, оставляя без рассмотрения прошения о помиловании репрессированных лиц». В 1938 г. была арестована и провела 15 лет в заключении его жена, подвергался аресту зять, при запутанных обстоятельствах покончил с собой сын Валериан. Занимая по Конституции самый главный пост в стране, в действительности был безвольным и деморализованным, видимостью власти в государстве. Слабохарактерный, имел личные слабости. Один из восьми высших руководителей страны, обращавшихся к И. В. Сталину на «ты». Пил мало, «расслаблялся» в компании Политбюро редко. Носил «толстовку». Со второй половины 30-х гг. пережил резкое ухудшение зрения, много времени проводил в больницах и санаториях. В январе 1937 г. писал И. В. Сталину: «Состояние моих глаз таково, что через два-три года я совершенно буду слепым». 17.10.1941 г. с возникновением прямой угрозы захвата Москвы немецкими войсками был эвакуирован в Куйбышев. После их разгрома возвратился в столицу. В годы Великой Отечественной войны выезжал на Западный, Калининский и другие фронты, выступал в печати. 15.03.1946 г. на заседании Верховного Совета СССР председательствующий А. А. Жданов зачитал его заявление с просьбой об освобождении от должности ввиду плохого здоровья. С 15.03.1946 г. член Президиума Верховного Совета СССР. Был членом ЦИК СССР 1 — 7-го созывов, депутатом Верховного Совета СССР 1 — 2-го созывов. Герой Социалистического Труда (1944). Награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Труда Хорезмской Народной Советской Республики. Похоронен у Кремлевской стены на Красной площади в Москве. 22.08.1991 г. по решению мэрии и правительства Москвы снят установленный ему памятник. В горбачевские времена городу Твери, переименованному в 1931 г. в город Калинин, возвращено прежнее имя.

    КАЛНБЕРЗИН (КАЛНБЕРЗИНЬШ) Ян Эдуардович (05.09.1893 — 04.02.1986). Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 31.10.1961 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1971 гг. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в 1941 — 1952 гг. Член партии с 1917 г.

    Родился в Катлакалнской волости Рижского уезда Курляндской губернии (Латвия) в семье рабочего. Латыш. Работал в рижском порту якорщиком. Участник борьбы за установление Советской власти в Латвии. В 1919 г. после поражения восстания с вооруженным отрядом латышских стрелков ушел в РСФСР. Участник Гражданской войны в России. Учился в Москве в Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада имени Ю. Ю. Мархлевского (в 1923 — 1925 и в 1928 — 1929 гг.) и в Институте красной профессуры (1931 — 1933 гг.). Многие годы вел подпольную революционную деятельность в Латвии. В 1925 — 1928 гг. находился там на нелегальном положении. В 1936 г. снова тайно переправлен в Латвию с задачей возглавить партийное подполье. В условиях жестокого террора создавал партийные ячейки. В 1938 г. избран секретарем подпольного ЦК Компартии Латвии. В 1939 г. арестован и заключен в тюрьму. Содержался в одиночной камере. В 1940 г. в Москве была арестована его жена Илга Петровна, спустя два года погибшая в Бутырской тюрьме. Троих детей, старшему из которых шел девятый год, а младшему полтора года, отправили в детские дома. Я. Э. Калнберзин был выпущен на свободу с установлением в Латвии советской власти в 1940 г. и сразу же стал первым секретарем ЦК Компартии Латвии, одновременно в 1940 — 1950 гг. был первым секретарем Рижского горкома партии. С большим трудом разыскал детей. Где могила жены, ему не сказали. При нем в 1940 — 1941 гг. в Латвии прошла волна арестов «буржуазных элементов», кампания переселения многих тысяч латышей в Сибирь. В годы Великой Отечественной войны один из руководителей партизанского движения в Латвии. В 1941 — 1944 гг. член Военного совета Северо-Западного фронта. После окончания войны в республике провел масштабную чистку от пособников фашистов. На июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС участвовал в осуждении «антипартийной группы», превозносил Н. С. Хрущева, уверял, что выдвинутый им лозунг догнать и перегнать США по производству важнейших сельскохозяйственных продуктов реален для Латвийской ССР. В 1959 — 1970 гг. Председатель Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Депутат Верховного Совета СССР 1 — 7-го созывов. Герой Социалистического Труда (1963). С 1970 г. персональный пенсионер союзного значения. В 1981 г. издал «Воспоминания».

    КАМЕНЕВ (РОЗЕНФЕЛЬД) Лев Борисович (06.07.1883 — 25.08.1936). Член Политбюро ЦК РСДРП(б) — РКП(б) 10(23).10.1917 г., с 25.03.1919 г. по 18.12.1925 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г. по 23.10.1926 г. Входил в состав Оргбюро ЦК РКП(б) между VIII и IХ съездами партии. Член ЦК РСДРП(б) — РКП(б) — ВКП(б) в 1917 — 1918 (в октябре и ноябре 1917 г. выходил из состава ЦК), 1919 — 1927 гг. Член партии в 1901 — 1927, 1928 — 1932, 1933 — 1934 гг.

    Родился в Москве в семье железнодорожника. Еврей. Как вспоминал В. М. Молотов, «даже на еврея не похож. Только когда глядишь ему в глаза». В 1901 г. окончил 2-ю Тифлисскую гимназию, поступил на юридический факультет Московского университета, из которого в 1902 г. был исключен за участие в студенческих волнениях, затем выслан в Тифлис. Осенью 1902 г. эмигрировал в Париж, где встретился с В. И. Лениным, затем переехал в Женеву. В январе 1903 г. возвратился в Тифлис, вместе с И. В. Сталиным вел активную партийную работу. В январе 1904 г. приехал в Москву, действовал под руководством Московского комитета РСДРП. В феврале 1904 г. был арестован и в июле того же года выслан под гласный надзор полиции в Тифлис. Был членом Кавказского союзного комитета РСДРП. Участник III (Лондонского) съезда РСДРП (1905), куда прибыл, нелегально перебравшись через границу. Сотрудничал с ленинской «Искрой», был агентом ЦК РСДРП. Активный участник революции 1905 — 1907 гг. в Петербурге. После V съезда РСДРП и разгона II Государственной думы остался в Петербурге в качестве представителя Большевистского центра. В 1907 г. в издательстве социал-демократов «Зерно» пытался выпустить трехтомник работ В. И. Ленина «За 12 лет». Вышел один том, но его не раскупили, остальные не увидели свет из-за отсутствия спроса. В апреле 1908 г. арестован по обвинению в подготовке издания первомайского листка. В конце 1908 г. эмигрировал в Женеву. Редактировал газету «Пролетарий» — центральный орган большевистской фракции. В 1913 г. переехал в Краков, где проживали В. И. Ленин и Г. Е. Зиновьев. В начале 1914 г. направлен В. И. Лениным в Петербург для руководства газетой «Правда» и большевистской фракцией в IV Государственной думе. В июле 1914 г. переехал в Финляндию, в ноябре того же года был арестован. Проходил в качестве обвиняемого по делу социал-демократической фракции Государственной думы. Согласился осудить антивоенную пропаганду большевиков, и потому в мае 1915 г. отделался ссылкой в Сибирь. Освобожден Февральской революцией 1917 г., весть о которой встретил в Туруханском крае вместе с И. В. Сталиным, который называл его «учитель Левчик», пел с ним дуэтом. Из Ачинска ехали с И. В. Сталиным и М. К. Мурановым в одном вагоне в Петроград. 12.03.1917 г. прибыли в Петроград. В тот же день был принят в число сотрудников газеты «Правда», но с условием печататься без подписи из-за недостойного поведения на суде в 1914 г. Был осужден Бюро ЦК за позицию на процессе по делу социал-демократической фракции Госдумы. Несмотря на запрет занимать ответственные посты, был одним из редакторов «Правды», представителем партии в Петроградском Совете и его Исполнительном комитете, затем в Центральном Исполнительном Комитете Советов. Фактически руководил РСДРП(б) в России до приезда В. И. Ленина. После его прибытия в Петроград и при его поддержке избран членом ЦК РСДРП(б). Выступил оппонентом вождя по важнейшим вопросам стратегии. 09.07.1917 г., после выхода распоряжения Временного правительства об аресте большевистских лидеров, добровольно сдался властям. 09.08.1917 г. был освобожден. На заседании ЦК 10(23).10.1917 г. вместе с Г. Е. Зиновьевым голосовал против ленинской резолюции о вооруженном восстании, свое мнение по этому вопросу вместе с ним изложил в меньшевистской газете «Новая жизнь» (18 — 31.10.1917 г., № 156), что вызвало возмущение В. И. Ленина, который поставил перед ЦК вопрос об исключении их из партии. На II Всероссийском съезде Советов 27.10(09.11).1917 г. избран первым Председателем ВЦИК. Участвовал в переговорах с левыми эсерами. 08(21).11.1917 г. подал в отставку с этого поста и из ЦК в связи с тем, что В. И. Ленин отказался признать его переговоры с левыми эсерами. ЦК отставку принял и заменил его на посту Председателя ВЦИК Я. М. Свердловым. 29.11.1917 г. подал заявление о восстановлении в ЦК, но получил отказ. Был включен в состав Брестской делегации, заключившей перемирие на фронте, а затем в состав Брестской мирной делегации. В январе 1918 г. по заданию В. И. Ленина пробирался в Англию с целью ознакомления правительства с совершившимся в России переворотом и задачами советского правительства. В Англии находился неделю, после чего был арестован и выслан из страны, не выполнив задания В. И. Ленина. По пути в Россию интернирован в Финляндии. В августе 1918 г. освобожден в обмен на арестованных в Петрограде финнов. В октябре 1918 г. избран председателем Моссовета, пробыл в этой должности до мая 1926 г. 27.12.1918 г. возглавляемый им президиум Моссовета утвердил предложенный Московской ЧК и ВЧК проект положения о концентрационном трудовом лагере. Редактор первого издания сочинений В. И. Ленина (20 томов в 26 книгах), начавшего выходить еще при жизни вождя. В. И. Ленин передал ему весь свой личный архив. Выполнял многие личные поручения В. И. Ленина. Нередко председательствовал вместо него на заседаниях Политбюро. С 1919 г. на фронтах Гражданской войны в качестве чрезвычайного уполномоченного Совета Обороны. 03.04.1922 г. выступил с предложением назначить И. В. Сталина Генеральным секретарем ЦК РКП(б). При обсуждении на Политбюро вопроса, надо ли предавать огласке ленинское «Завещание» («Письмо к съезду»), сказал: «Печатать нельзя: это не сказанная речь на П/Бюро. Не больше. Личная характеристика — основа и содержание статьи» (Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. М., 1990. Т. 1. С. 56). С июля 1923 г. по январь 1926 г. заместитель Председателя СНК РСФСР (СССР), с декабря 1922 г. заместитель председателя, с февраля 1924 г. председатель Совета Труда и Обороны СССР, в 1923 — 1926 гг. директор Института Ленина. В. И. Ленин говорил, что правильней было бы называть его «Тюфяковым»: умный политик, но никудышный администратор. Поручил скульптору С. Меркурову снять гипсовую маску В. И. Ленина в Горках в день его смерти. Вместе с Г. Е. Зиновьевым руководил «новой оппозицией» и троцкистско-зиновьевским блоком. В январе 1926 г. переведен из членов Политбюро ЦК в кандидаты и назначен наркомом внешней и внутренней торговли СССР. В этой должности пробыл до августа 1926 г. В июле 1926 г. на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) сделал основной доклад о хлебозаготовках, который вызвал резкое неприятие Ф. Э. Дзержинского, Я. Э. Рудзутака и А. И. Рыкова. Они привели факты неудовлетворительной работы Наркомторга. Докладчик в заключительной речи набросился с грубыми нападками на Ф. Э. Дзержинского, которому стало плохо, в результате чего через несколько часов он скончался. Через несколько дней после окончания Пленума написал заявление в Политбюро с просьбой об освобождении от должности наркома торговли, порекомендовав вместо себя А. И. Микояна. В августе 1926 — 1927 гг. полпред СССР в Италии. В 1927 — 1929 гг. председатель научно-технического управления ВСНХ СССР. На заседании Политбюро 20.10.1929 г. его кандидатура была намечена в качестве полпреда СССР в Англии. Однако 12.11.1929 г. Политбюро изменило свое решение: «Ввиду вероятного отказа в агремане т. Каменеву (см. сообщение ТАСС), предложить теперь же кандидатуру т. Сокольникова, не дожидаясь отказа» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 183). В сообщении ТАСС, приложенном к постановлению Политбюро, говорилось, что политические круги Англии восприняли назначение Л. Б. Каменева советским послом как провокационный и недружественный жест. Корреспондент ТАСС напомнил, что в 1920 г. Ллойд Джордж предложил Л. Б. Каменеву покинуть Англию, так как он лично был больше неприемлем в качестве представителя советского правительства. В 1929 — 1932 гг. председатель Главного концессионного комитета. Один из восьми высших руководителей страны, обращавшихся к И. В. Сталину на «ты». Постановлением коллегии ОГПУ от 11.10.1932 г. по ст. 58-10 осужден к трем годам ссылки в Тобольск за участие в «союзе марксистов-ленинцев». 16.10.1932 г. ссылка в Тобольск заменена ссылкой в Минусинск, где в царские времена приходилось отбывать срок вместе с И. В. Сталиным. В декабре 1933 г. освобожден. Работал директором издательства «Академия», с 1934 г. директором Института мировой литературы АН СССР. Автор книги «Н. Г. Чернышевский», одной из первых вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей». Собрания сочинений не оставил. В апреле 1934 г. его книги были изъяты из библиотек. Избирался членом ЦИК СССР 1– 4-го созывов. В 1920 г. награжден «почетным оружием (шашкой) туземного образца». На Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в октябре 1926 г. был освобожден от обязанностей кандидата в члены Политбюро, в 1927 г. исключен из состава ЦК, на ХV съезде партии исключен из ВКП(б). В 1928 г. восстановлен в партии, в 1932 г. вновь исключен. В 1933 г. ЦКК был восстановлен, в декабре 1934 г. опять исключен. На ХVII съезде ВКП(б) (январь — февраль 1934 г.) безмерно восхвалял И. В. Сталина, униженно каялся: «Та эпоха, в которую мы живем, в которую происходит этот съезд, есть новая эпоха... она войдет в историю — это несомненно — как эпоха Сталина, так же как предшествующая эпоха вошла в историю под именем эпохи Ленина, и что на каждом из нас, особенно на нас, лежит обязанность всеми мерами, всеми силами, всей энергией противодействовать малейшему колебанию этого авторитета... Я хочу сказать с этой трибуны, что я считаю того Каменева, который с 1925 по 1933 год боролся с партией и с ее руководством, политическим трупом, что я хочу идти вперед, не таща за собой по библейскому (простите) выражению эту старую шкуру... Да здравствует наш вождь и командир товарищ Сталин!» (ХVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Стенографический отчет. М., 1934. С. 521). Раньше в разговоре с Л. Д. Троцким называл И. В. Сталина «свирепым дикарем». Очень рано поседел, выглядел стариком. Во время редких телефонных разговоров и личных встреч с И. В. Сталиным, надеясь на возвращение в верхние эшелоны власти, находил повод для осторожных напоминаний о совместном пребывании в ссылке, о своей роли в назначении И. В. Сталина Генеральным секретарем. По моральным, политическим и литературным качествам был выше, основательнее, чище, мужественнее Г. Е. Зиновьева, хотя в связке с ним был ведомым. В отличие от него, лично не участвовал в большевистском терроре. Арестован 16.12.1934 г. после убийства С. М. Кирова. Признал вместе с Г. Е. Зиновьевым свою моральную ответственность за убийство С. М. Кирова. На допросах дистанцировался от Г. Е. Зиновьева, показывал, что, хотя и жил с ним на одной даче, но встречался редко, а летом 1934 г. стал строить себе дачу по другой железной дороге. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 16.01.1935 г. по делу «Московского центра» по ст. 17-58-8 УК РСФСР к пяти годам тюремного заключения. 27.07.1935 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по делу «Кремлевской библиотеки и комендатуры Кремля» по ст. 17-58-8 УК РСФСР к 10 годам тюремного заключения с поглощением пятилетнего срока заключения по предыдущему приговору. Срок отбывал в Челябинском политизоляторе. 24.08.1936 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по делу «троцкистско-зиновьевского объединенного центра» по ст. 58-8, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. В ночь на 25.08.1936 г. расстрелян. За несколько часов до приведения приговора в исполнение обратился с прошением в Президиум ЦИК СССР, первым председателем которого был в 1917 г.: «Глубоко раскаиваюсь в тягчайших моих преступлениях перед пролетарской революцией, прошу, если Президиум не найдет это противоречащим будущему делу социализма, делу Ленина и Сталина, сохранить мне жизнь» (ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 2. Д. 1842. Л. 17). 13.04.1956 г. Президиум ЦК КПСС создал комиссию по изучению его виновности. 10.12.1956 г. комиссия доложила, что оснований для пересмотра дела не имеется, поскольку он и другие лица, проходившие по этому делу, «на протяжении многих лет возглавляли антисоветскую борьбу, направленную против строительства социализма в СССР». 08.06.1988 г. реабилитирован по постановлениям коллегии ОГПУ судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда СССР; 13.06.1988 г. Пленумом Верховного суда СССР — по приговорам Военной коллегии Верховного суда СССР. Был женат на сестре Л. Д. Троцкого.

    КАПИТОНОВ Иван Васильевич (23.02.1915). Секретарь ЦК КПСС с 06.12.1965 г. по 18.02.1986 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1986 гг. Член ЦРК КПСС в 1986 — 1989 гг. Член КПСС с 1939 г.

    Родился в деревне Серовское (ныне Сасовского района Рязанской области) в семье крестьянина. Русский. Трудовую деятельность начал в 1938 г. после окончания Московского института инженеров коммунального строительства. Работал старшим инженером Рязанского областного жилищного управления. Затем служил в РККА. С 1941 г. на партийной и советской работе в Москве: секретарь партийной организации Краснопресненского трамвайного депо, заместитель заведующего отделом райкома партии, инструктор горкома ВКП(б), секретарь, второй секретарь Краснопресненского райкома, председатель райисполкома, заведующий отделом горкома ВКП(б). В 1951 — 1954 гг. секретарь, второй секретарь Московского обкома, первый секретарь МГК КПСС. В 1954 — 1959 гг. первый секретарь МК КПСС. 21.06.1957 г. во время попытки смещения Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС, подписал в числе других членов ЦК заявление в Президиум ЦК КПСС с просьбой срочно созвать Пленум ЦК КПСС. На Пленуме выступил на стороне Н. С. Хрущева, обличал «антипартийную группу» во главе с Г. М. Маленковым, Л. М. Кагановичем и В. М. Молотовым. В 1959 г. был освобожден от руководства Московской областной парторганизацией из-за конфликта с председателем Мособлисполкома. Н. С. Хрущев освободил от должностей обоих. С 1959 по 1964 г. первый секретарь Ивановского обкома КПСС. После снятия Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. возвращен Л. И. Брежневым в Москву и назначен заведующим Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС. Одновременно с декабря 1965 г. секретарь ЦК КПСС. 17.12.1969 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем, надо ли публиковать статью в связи с 90-летием со дня рождения И. В. Сталина, сказал, что статью давать надо и что положительного решения этого вопроса ожидают многие секретари региональных партийных комитетов. По воспоминаниям начальника личной охраны Л. И. Брежнева генерала В. Т. Медведева, как-то он, находясь в приемной, услышал сигнал вызова генсека и быстро вошел в кабинет. Л. И. Брежнев сидел за столом и разговаривал с кем-то по телефону. Он поманил В. Т. Медведева и молча с улыбкой протянул телефонную трубку. В. Т. Медведев услышал голос И. В. Капитонова, который взахлеб докладывал Генеральному секретарю о своей замечательной встрече с избирателями, о том, что эта встреча еще раз подтвердила, как наш народ любит своего мудрого вождя Леонида Ильича Брежнева, волнуется за его здоровье, люди мечтают встретиться с ним и т. д. Несколько минут генерал слушал хвалебные словоизвержения, а когда поток лести стал иссякать, вернул трубку. После разговора Л. И. Брежнев, смеясь, кивнул на еще неостывший телефонный аппарат: «Очень уж хочет быть кандидатом в члены Политбюро» (Медведев В. Т. Человек за спиной. М., 1994. С. 126). На праздновании дня рождения Л. И. Брежнева в Завидове подстерег его на лестнице и спросил, выдвигать ли в состав ЦК членов семьи генсека. По словам свидетеля разговора К. Н. Брутенца, одного из спичрайтеров Генерального секретаря, Л. И. Брежнев ответил вопросом: «А что, члены моей семьи — лишенцы?» На ХХIV съезде КПСС в состав ЦК был избран его зять Ю. М. Чурбанов, а на ХХV съезде сын Ю. Л. Брежнев. Единственный секретарь ЦК КПСС, приехавший на поминки в семью Л. И. Брежнева после его кончины. С приходом Ю. В. Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС уступил должность заведующего Отделом организационно-партийной работы, а менее чем через год и место секретаря ЦК КПСС по кадрам Е. К. Лигачеву. Одновременно в 1965 — 1986 гг. секретарь ЦК КПСС (с 26.12.1983 г. курировал сферу производства и реализации товаров народного потребления и другие социальные вопросы). Разделение обязанностей состоялось 26.12.1983 г. на Пленуме ЦК КПСС в отсутствие больного Генерального секретаря Ю. В. Андропова, по поручению которого это предложение внес К. У. Черненко. При И. В. Капитонове стали вводиться квоты на прием в КПСС рабочих, крестьян, интеллигенции, формализовалась работа партийных организаций. Под влиянием отдела, которым он руководил, формировалась структура партии, происходило превращение партийных комитетов в жесткий механизм, задавался тон и настрой всей работе КПСС. Являлся воплощением, символом брежневской политики стабильности кадров. Не шарахался из стороны в сторону, не бросался в крайности. Характером был добр, послушен, на своем мнении не настаивал. По общим оценкам, никого не обидел, не подсидел, не опорочил. Опекался и поддерживался М. С. Горбачевым. В 1968 г. настоял на избрании М. С. Горбачева вторым секретарем Ставропольского крайкома КПСС вопреки мнению первого секретаря этого крайкома Л. Н. Ефремова, вынужденного уступить мощному напору из Москвы. 11.03.1985 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос об избрании Генерального секретаря ЦК КПСС, поддержал выдвинутую А. А. Громыко кандидатуру М. С. Горбачева: «Я полностью присоединяюсь к этим замечательным словам. Он во всех отношениях достойный человек. У него есть опыт, есть разносторонние знания, острый аналитический ум. Он проявляет большую партийность и принципиальность, ему присуща требовательность к себе и к людям. Поэтому я горячо поддерживаю внесенное предложение и полностью уверен в том, что это предложение будет одобрено нашей партией и нашим народом» (ЦХСД. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов). Был очень осторожным, что помогло ему продержаться в кресле главного кадровика партии почти двадцать лет — больше всех предшественников. При беседах наедине был раскован, довольно откровенен. Это подкупало собеседника, располагало к ответной откровенности. Но едва появлялся третий участник разговора, И. В. Капитонов мгновенно, автоматически переключался на иную тональность: тщательно выбирал выражения и оценки, неуклонно придерживался общепринятой, официальной фразеологии. М. С. Горбачев отзывался о нем, как о бледной тени Л. И. Брежнева, чьими руками осуществлялась вся политика кадрового застоя: «Помню, не раз заходил ко мне и, растерянно разводя руками, говорил: ‘‘Ну вот, сколько уж ношу материалы на пятерых, надо менять их, да не знаю, поддержит ли Леонид Ильич’’. Трудно было найти человека более нерешительного. Посещая заседания Политбюро и Секретариата, Капитонов пытался уловить малейшие оттенки настроений, сориентироваться, куда дует ветер, и по возможности ублажить всех членов руководства». (Горбачев М. С. Жизнь и реформы. М., 1995. С. 227). Бывший консультант Отдела пропаганды ЦК КПСС И. Д. Лаптев, впоследствии главный редактор газеты «Известия», а затем председатель Совета Союза Верховного Совета СССР, так рассказывает о вкладе И. В. Капитонова в написание готовившихся на подмосковных дачах ЦК докладов и речей генсеков: «Да-а, я прочитал текст. Очень много есть интересных мыслей и идей. Гораздо больше, чем в прошлый раз. У меня и у самого есть много интересных мыслей. Но надо еще поработать! Сделать текст шире, но лаконичнее, укрупнить идеи. Мы доложим Леониду Ильичу, что работа у вас идет хорошо» (Лаптев И. Д. Власть без славы. М., 2002. С. 10). По словам О. А. Захарова, секретаря К. У. Черненко, И. В. Капитонов попросил отослать генсеку, находившемуся в больнице, только что вышедшую в Политиздате свою книгу речей и выступлений. «Долго пришлось объяснять Ивану Васильевичу, что сейчас это сделать трудно, поскольку самочувствие Черненко не совсем удовлетворительное. Нельзя было сказать Капитонову, что генсек умирает и ему не до вашей книги. Но Иван Васильевич был неумолим. Ну хорошо, сказал я, присылайте, что-нибудь придумаем. Получив книгу, я отнес ее в комнату, где хранилось множество других книг, а Капитонову сказал, что все в порядке, книга отослана, Черненко ее получил и читает. Просил передать спасибо. Пришлось слукавить, взять грех на душу, но другого выхода не было» (Гласность. 14.01.1993). В 1986 — 1988 гг. председатель Центральной Ревизионной Комиссии КПСС. В последний период работы у него возникли проблемы со здоровьем, резко ослаб слух. Освобожден 30.09.1988 г. Депутат Верховного Совета СССР 3 — 11-го созывов. Герой Социалистического Труда (1975). Награжден двумя орденами Ленина, тремя другими советскими орденами. С 1988 г. персональный пенсионер союзного значения. В ельцинские времена едва сводил концы с концами, сдавал московскую квартиру внаем.

    КАРИМОВ Ислам Абдуганиевич (30.01.1938). Член Политбюро ЦК КПСС с 13.07.1990 по 23.08.1991 г. Член ЦК КПСС с 1990 г. Член КПСС в 1964 — 1991 гг.

    Родился в г. Самарканде в семье служащего. Узбек. Окончил русскую школу в Ташкенте. Получил типично русское образование. По его признанию, когда размышляет о нравственности, о духовных ценностях, то думает на узбекском языке и переводит на русский, а когда ищет ответы на вопросы экономики и политики, то думает на русском языке. В 1960 г. окончил Среднеазиатский политехнический институт по специальности инженер-механик, в 1967 г. Ташкентский институт народного хозяйства по специальности экономист. Кандидат экономических наук. Трудовую деятельность начал в 1960 г. на ташкентском заводе «Ташсельмаш»: помощник мастера, мастер, технолог. С 1961 г. работал инженером-конструктором, ведущим инженером Ташкентского авиационного производственного объединения имени В. П. Чкалова. В 1966 — 1983 гг. главный специалист отдела, помощник председателя, начальник отдела, начальник управления, заместитель, первый заместитель председателя Госплана Узбекской ССР. В 1983 — 1986 гг. министр финансов республики, в 1986 г. заместитель Председателя Совета Министров — председатель Госплана Узбекской ССР. С декабря 1986 г. первый секретарь Кашкадарьинского обкома партии. После трагических событий весной 1989 г. в Фергане его кандидатура была предложена на пост первого секретаря ЦК Компартии республики. На заседании Политбюро ЦК КПСС, куда его пригласили, чтобы рекомендовать для выдвижения, вспомнили о его отце, который имел конфликты с законом. Были высказаны сомнения, стоит ли останавливаться на его кандидатуре. По словам И. А. Каримова, он поднялся и заявил: «Вопрос не подготовлен, позвольте мне уехать». Без разрешения ушел с заседания и улетел в Ташкент. Вслед пришло положительное решение Политбюро. С июня 1989 г. первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана. Одновременно с марта 1990 г. президент Узбекской ССР. Узнав о введении президентского поста в Узбекистане, М. С. Горбачев выразил недоумение на первом заседании Совета Федерации (30.03.1990): «Как же это произошло? Без совета, консультаций, явочным порядком избирается президент в Узбекистане. Ведь мы же на Президиуме Верховного Совета договорились, что в стране будет только один президент!» И. А. Каримов спокойно отвел эти обвинения: «Так захотел народ. Вопрос о президенте на сессию Верховного Совета Узбекистана не вносился, он возник в ходе ее работы. Какого-нибудь нарушения Конституции здесь нет». На высказанное М. С. Горбачевым пожелание еще раз обсудить и отменить это решение, И. А. Каримов твердо ответил: «Нет, высший орган государственной власти республики уже принял решение». Его поддержал Н. А. Назарбаев, который заявил, что и в Казахстане народ тоже говорит, а почему и у них не иметь президента. На апрельском (1989) Пленуме ЦК КПСС, рассмотревшем вопросы национальной политики партии, говорил о большой роли России в развитии республик Средней Азии. Высказался против попыток создать конфедерацию, призывал к сотрудничеству и терпимости в отношениях. 18.04.1990 г. на совместном заседании Президентского Совета и Совета Федерации, обсуждавшем доклад Ю. Д. Маслюкова «О программе перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР» сказал: «Я за рынок. Но какова может быть реакция народа? Что будет предпринято для смягчения роста цен, против снижения уровня жизни, безработицы и т. п. Это проблемы, которые стоят сегодня. Необходимо национальное согласие народа». 30.01.1991 г. на заседании Политбюро, обсуждавшем вопрос о проведении 17.03.1991 г. Всесоюзного референдума о сохранении СССР, поддержал идею его проведения, но предупреждал, что «в процессе подготовки референдума страсти разгорятся. Будет вестись обработка населения. Среди него есть какая-то часть, которая сегодня сидит спокойно, но, говоря о которой, нужно помнить узбекскую пословицу: ‘‘Не наступай на хвост спящему льву’’. Если сядем им на хвост, то они начнут будоражить. Какой-то процент населения, возможно, так себя проявит... Я убежден, что в Узбекистане обстановка ухудшится. И лучше провести его сегодня, чем завтра. Потому что завтра появятся силы, которые будут говорить о пантюркизме... Прибалтика — это одно дело, а Средняя Азия — другое. У нас если этот взрыв произойдет, то его трудно будет остановить. Большой кровью он обойдется...» (АПРФ. Рабочая запись заседания Политбюро ЦК КПСС 30.01.1991 г.). 03.06.1991 г. в Ново-Огареве на заседании Подготовительного комитета по подписанию нового Союзного договора прервал А. И. Лукьянова, призвавшего соблюдать волю Съезда народных депутатов СССР, который постановил сохранить старое название страны: «Если каждый из нас начнет говорить о воле своего Верховного Совета...» Народный депутат СССР в 1989 — 1991 гг. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов. После поражения ГКЧП в августе 1991 г. сложил с себя полномочия члена Политбюро ЦК КПСС и вышел из КПСС. На состоявшемся 30.08.1991 г. объединенном пленуме ЦК и ЦКК Компартии Узбекистана сказал: «Я категорически не согласен с решением, принятым М. Горбачевым. Конечно, это его право объявлять о сложении с себя полномочий Генерального секретаря ЦК КПСС. Но говорить о самороспуске партии, о судьбе ее имущества, собственности — это должен решать либо Пленум, либо съезд партии» (Известия. 31.08.1991). Тем не менее пленум принял решение прекратить всякие связи с ЦК КПСС и выйти из всех структур КПСС. Было заявлено, что Компартия Узбекистана, ее руководящие органы полностью отмежевываются от всех злодеяний, извращений, преступных действий бывших руководителей ЦК КПСС, Политбюро и Секретариата ЦК. Подписал указ, которым все имущество Компартии объявлялось собственностью республики. С сентября 1991 г. президент Республики Узбекистан, одновременно в ноябре 1990 г. — январе 1992 г. председатель Кабинета Министров при президенте Республики Узбекистан. С сентября 1991 г. председатель Народно-демократической партии Узбекистана. 21.12.1991 г. в г. Алма-Ате подписал протокол к Соглашению о создании Содружества независимых государств, подписанному 08.12.1991 г. в г. Минске Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Украиной. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов. После развала СССР заявил, что в КПСС он был случайным человеком. Подчеркивает при случае: «Я не учился в партшколе», имея в виду, что его мозги не засорены идеологическими догмами. 16.02.1999 г. на него совершено покушение. Чудом остался жив. В апреле 1999 г. принимал участие в чествовании НАТО по случаю 50-летия в то время, когда бомбы этого блока сыпались на союзницу Москвы Югославию. 07.10.2001 г. заключил с США беспрецедентное соглашение, разрешающее американским войскам использовать узбекские военные аэродромы в рамках боевых действий против талибов, правителей Афганистана и Усамы бен Ладена, главного подозреваемого в совершении 11.09.2001 г. террористических акций против США. Это первый случай размещения американских сухопутных сил на территории бывшего Советского Союза, что рассматривается как ослабление позиции России в этом стратегически важном регионе, традиционно считавшемся сферой ее влияния. По словам официальных лиц, имевших отношение к подготовке соглашения, американское военное присутствие в Узбекистане не будет краткосрочным. Оно позволяет американским сухопутным войскам оставаться там в течение года и, по всей видимости, будет возобновлено. Ранее узбекский президент заявлял, что его страна «не готова» позволить вооруженным силам США использовать свою территорию в качестве трамплина для нанесения ударов по Афганистану. По утверждению газеты «Уолл-стрит джорнэл» (ноябрь 2001 г.), «Каримову, стороннику жесткого курса, который задушил инакомыслие, выслал из страны политических соперников и бросил в тюрьму тысячи исламских активистов, не угрожают бурные внутриполитические демонстрации протеста, которые можно было видеть в других мусульманских странах-союзниках США, как, например, в Пакистане». Эта же газета отмечала, что узбекский президент «временами демонстрировал готовность бросить вызов доминирующей роли России в этом регионе». США начали проявлять большой интерес к этому региону в 1995 г., когда администрация Б. Клинтона приступила к осуществлению плана превращения Центральной Азии и Кавказа в прозападную зону, отделяющую Россию от Ирана. Одной из причин исключительно теплого приема, который оказывает И. А. Каримов Америке, называют надежду узбекского президента, что США помогут ему справиться с группировкой Исламское движение Узбекистана (ИДУ), базирующейся в Таджикистане и Афганистане. Считается, что в феврале 1999 г. боевики ИДУ заложили в автомобиль И. А. Каримова бомбу, которая взорвалась, и он чудом не погиб. Президент США Дж. Буш в своей речи в конгрессе 20.09.2001 г. назвал ИДУ частью террористической организации «Аль-Каида» Усамы бен Ладена и распорядился заморозить его счета. США пообещали помощь И. А. Каримову в случае, если Узбекистан подвергнется нападению.

    КАТУШЕВ Константин Федорович (01.10.1927). Секретарь ЦК КПСС с 10.04.1968 г. по 24.05.1977 г. Член ЦК КПСС в 1966 — 1990 гг. Член КПСС с 1952 г.

    Родился в селе Большое Болдино Большеболдинского района Нижегородской губернии в семье школьных учителей. Русский. Впоследствии отец принял участие в строительстве Горьковского автозавода и работал на нем до пенсии. Мать преподавала в школе. Детство и юность прошли в поселке автозавода. В 1951 г. окончил Горьковский политехнический институт им. А. А. Жданова по специальности инженер-механик. Работал конструктором, старшим конструктором, ведущим конструктором конструкторско-экспериментального отдела, заместителем главного конструктора Горьковского автомобильного завода. Создавал легкие гусеничные вездеходы и восьмиколесные автобронетранспортеры. С 1959 г. на партийной работе: избирался вторым секретарем Автозаводского райкома КПСС г. Горького, секретарем парткома Горьковского автомобильного завода, первым секретарем Горьковского горкома КПСС. В 1965 — 1968 гг. первый секретарь Горьковского обкома КПСС. Понравился Л. И. Брежневу во время его приезда в Горький своей живостью, бьющей через край энергией, обилием замыслов, обещавших подстегнуть начинавшую давать перебои экономику. С апреля 1968 г. секретарь ЦК КПСС, одновременно в 1972 — 1977 гг. заведующий Отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. Сменил в этой должности Ю. В. Андропова, переведенного на должность председателя КГБ СССР. Не имел практики и опыта внешнеполитической деятельности. Был самым молодым секретарем ЦК КПСС в брежневский период. Занимался социалистическими странами в сложное время конфликта СССР и КНР, ввода войск осенью 1968 г. в Чехословакию. На заседании Политбюро 26 * 27.07.1968 г., обсуждавшем позицию ЦК КПСС на предстоявшей встрече с руководством Компартии Чехословакии в Чиерне-над-Тисой, подвергся вместе с К. В. Русаковым критике за представленный проект. Тон был задан П. Е. Шелестом: «Мне кажется, что некоторые вопросы не надо поднимать: субъективизм, культ личности и т. д. Зачем их вытаскивать, зачем им давать возможность уцепиться?» (АПРФ. Рабочая запись заседаний Политбюро ЦК КПСС, 1968 г. Л. 438 * 439). Его поддержал Н. В. Подгорный: «Я думаю, что в таком плане, в таком виде, как представлен материал, он не подходит. Этот материал для другого мероприятия…Надо сказать о главных вопросах: над чем работает партия в области промышленности, сельского хозяйства, культуры и т. д. … Надо обязательно сказать, над чем работает наша партия после ХХIII съезда КПСС, какие мы имеем успехи, что мы не такие слабаки, не такая уж деревня, не консерваторы» (Там же). После военного конфликта на острове Даманский вместе с А. Н. Косыгиным летал в Пекин для урегулирования советско-китайских отношений. Поддерживал Я. Кадара в его рыночных экспериментах в Венгрии. Сдерживал попытки ретивых теоретиков одернуть, поставить на место строптивых венгров. С пониманием относился к стремлению Э. Хонеккера проводить более реалистический курс во взаимоотношениях ГДР с ФРГ. Соперничал с секретарем ЦК КПСС К. В. Русаковым, но проиграл ему: будучи упрямым и порой излишне самоуверенным, никому не желал уступать в спорах, к тому же позволял себе говорить, что думает, смелее, чем ему полагалось по рангу и возрасту. Это вызывало раздражение на пятом этаже здания ЦК, где располагались кабинеты Генерального секретаря ЦК КПСС, других членов Политбюро, их помощников и референтов, чей внятный шепот на ухо своим патронам иной раз играл решающую роль. В марте 1977 г. его пригласил Л. И. Брежнев и сказал: «Товарищи из Политбюро считают необходимым направить тебя на укрепление руководства Советом Экономической Взаимопомощи в Совет Министров СССР». В 1977 — 1980 гг. был постоянным представителем СССР в Совете Экономической Взаимопомощи, одновременно до июля 1982 г. заместителем Председателя Совета Министров СССР. При нем начал осуществляться перевод экономических отношений СССР со странами социалистического содружества на коммерческую основу. С июля 1982 г. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Республике Куба. Сменил на этом посту В. И. Воротникова, направленного на должность первого секретаря Краснодарского крайкома КПСС. С ноября 1985 г. председатель Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям. С января 1988 г. министр внешних экономических связей СССР. В июле 1991 г. вместе с заместителями главы правительства В. И. Щербаковым, Ю. Д. Маслюковым, С. А. Ситаряном и членом Совета безопасности Е. М. Примаковым направил на имя Президента СССР записку, в которой поднимался вопрос о неминуемых тяжелых последствиях возрастающей финансовой зависимости для СССР. С декабря 1991 г. персональный пенсионер союзного значения. Депутат Верхового Совета СССР 7 — 11-го созывов. Награжден тремя орденами Ленина. С 1996 г. президент коммерческого банка «Диамант». Один из немногих секретарей, не выступавших с исповедями и разоблачениями.

    КВИРИНГ Эммануил Ионович (14.09.1888 — 1937). Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 01.01.1926 г. по 16.04.1927 гг. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1923 — 1934 гг. Член партии с 1912 г.

    Родился в деревне Новолиповка (ныне Федоровского района Саратовской области) в семье писаря из немецких колонистов. Немец. Окончил пять классов школы. Сотрудничал в газете «Правда», в 1913 г. был секретарем большевистской фракции IV Государственной думы, вел революционную работу на Украине. Неоднократно арестовывался. В 1917 — 1918 гг. председатель Екатеринославского комитета РСДРП(б) и Совета. В октябре 1918 — марте 1919 гг. секретарь ЦК КП(б) Украины, в январе — июле 1919 г. председатель Совета народного хозяйства (СНХ) Украины, затем на военно-политической работе. Будучи в 1919 г. председателем Совета народного хозяйства Украины, уклонился от выполнения установок по земельному вопросу, изложенных в Манифесте Советского правительства Украины о конфискации и уравнительном распределении помещичьих земель, что привело к махновскому движению. В октябре 1919 — ноябре 1920 гг. член Черниговского губернского ревкома, секретарь Екатеринославского губкома КП(б)У, председатель губернского СНХ. В ноябре 1920 — марте 1921 гг. член украинской делегации на переговорах с Польшей. В 1920 — 1922 гг. секретарь Донецкого губкома партии. В 1923 — 1925 гг. первый секретарь ЦК КП(б) Украины. С 1925 г. инструктор ЦК ВКП(б), затем заместитель Председателя Высшего совета народного хозяйства СССР. С 1927 г. заместитель председателя Госплана СССР. С 1931 г. — заместитель наркома путей сообщения СССР. В 1932 — 1934 гг. заместитель председателя Комитета товарных фондов Совета труда и обороны СССР. С 1934 г. первый заместитель председателя Госплана СССР. Одновременно с 1930 г. директор Экономического института красной профессуры, с 1932 по 1936 г. директор Экономического института Коммунистической академии. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Доктор экономических наук (1934). В 1937 г. арестован, осужден и расстрелян. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР в 1956 г., в том же году КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии.

    КИРИЛЕНКО Андрей Павлович (08.09.1906 — 1990). Член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС с 23.04.1962 г. по 22.11.1982 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 29.06.1957 г. по 31.10.1961 г. Секретарь ЦК КПСС с 08.04.1966 г. по 22.11.1982 г. Член ЦК КПСС в 1956 — 1986 гг. Член КПСС с 1931 г.

    Родился в поселке Алексеевка Воронежской губернии (ныне одноименный город Белгородской области) в семье ремесленника. Русский. В 1925 — 1929 гг. работал на предприятиях Воронежской области, на шахте в Донбассе. В 1929 — 1930 гг. на комсомольской и советской работе. В 1936 г. окончил Рыбинский авиационный институт. Был инженером-конструктором на авиазаводе в Запорожье. С 1938 г. на партийной работе: секретарь райкома, секретарь, второй секретарь Запорожского обкома КП(б) Украины. В годы Великой Отечественной войны член Военного совета армии, уполномоченный ГКО на авиазаводе в Москве. С 1944 г. вновь в Запорожье, работал вторым секретарем обкома партии. В 1947 — 1950 гг. первый секретарь Николаевского обкома и горкома партии. В 1950 — 1955 гг. первый секретарь Днепропетровского обкома. Сменил на этом посту Л. И. Брежнева. В 1955 — 1962 гг. первый секретарь Свердловского обкома партии. Инициатор строительства особняков для приема приезжавших из Москвы высших чинов. За проектной документацией в область приезжали руководители управлений делами соседних регионов. 21.06.1957 г. вместе с группой членов ЦК КПСС, оказавшихся в Москве, подписал заявление в Президиум ЦК КПСС с просьбой срочно созвать Пленум ЦК, на который вынести вопрос, обсуждавшийся на заседании Президиума ЦК КПСС в течение четырех дней (о смещении Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС). Выступал на Пленуме в защиту Н. С. Хрущева, обличал «антипартийную группу» в составе Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича, В. М. Молотова и др. Назвал Д. Т. Шепилова «горе-философом». С 1962 по 1966 г. первый заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. 01.06.1962 г. прибыл в г. Новочеркасск, где шел митинг рабочих, недовольных повышением цен, и склонил Н. С. Хрущева к решению ввести в город войска. Вместе с прилетевшими А. И. Микояном, Ф. Р. Козловым, А. Н. Шелепиным, Д. С. Полянским получили согласие Н. С. Хрущева на силовое пресечение демонстрации. В результате было убито 20 человек, в том числе две женщины, и 87 человек ранено. Принимал активное участие в смещении Н. С. Хрущева в октябре 1964 г. По словам его помощника Е. З. Разумова, возвратившись 16.10.1964 г. с Пленума ЦК, заявил: «Вот что значит хорошо подготовить вопрос. Какого зверя завалили! Это похлеще, чем кокнуть кабана». В 1966 — 1982 гг. секретарь ЦК КПСС, по линии Политбюро курировал вопросы машиностроения. В отсутствие М. А. Суслова вел заседания Секретариата ЦК. Был одним из главных столпов брежневской группы в руководстве страны. В 1970 г. по поручению Политбюро вызывал находившегося на пенсии Н. С. Хрущева, требовал прекратить работу над мемуарами, предупреждал, что способ передачи их на Запад является непартийным. Во время чествования Л. И. Брежнева, с которым был на «ты», в связи с 70-летием произнес крылатую фразу о том, что 70 лет для политического руководителя — это средний возраст. С энтузиазмом поддержал предложение Ю. В. Андропова о выдвижении Н. А. Тихонова, который был на полтора года старше Л. И. Брежнева, на пост Председателя Совета Министров СССР вместо заболевшего А. Н. Косыгина. Со всеми, кроме Л. И. Брежнева и М. А. Суслова, вел себя в жесткой, напористой манере. Конфликтовал с Ф. Д. Кулаковым, отвечавшим за сельское хозяйство, из-за распределения денег между аграрным и промышленным секторами экономики. Предпочитал отборный, извилистый мат. По словам А. Н. Яковлева, был «полуграмотным человеком бульдозерного типа». На одном из заседаний Секретариата ЦК, обсуждавшем вопрос о перебоях в снабжении жителей Тулы продовольствием, обвинил в этом агитаторов и пропагандистов, которые не объясняют причин возникновения трудностей. Ему резко возразил Д. Ф. Устинов: «При чем тут агитаторы? За хлебом и молоком очереди, а агитаторы должны говорить людям, что это нормально? Рабочие, чтобы добраться до завода и вернуться домой, тратят по пять часов в день, а пропагандисты должны уверять людей, что тульский автобусный парк — лучший в мире? Давайте не уходить от проблемы и решать ее конкретно и по существу» (Яковлев А. Н. Омут памяти. М., 2000. С. 372). Не согласился с предложением Административного отдела ЦК КПСС о назначении первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС М. С. Горбачева Генеральным прокурором СССР вместо Р. А. Руденко. Побывав в Ставропольском крае летом 1978 г., вынес крайне негативное мнение о М. С. Горбачеве, противился его появлению в Москве. Их отношения переросли в противостояние, а потом и в политическое противоборство. Часто конфликтовал с А. Н. Косыгиным. 26.12.1979 г. завизировал расширенное постановление Политбюро о вводе советских войск в Афганистан, принятое 12.12.1979 г. на узком заседании Политбюро Ю. В. Андроповым, А. А. Громыко и Д. Ф. Устиновым. В последние годы работы, внешне имея вид вполне здорового человека, впадал в склеротическое состояние, путал фамилии, заговаривался. На ХХVI съезде КПСС (март 1981 г.), зачитывая список кандидатов в члены ЦК, так произносил их фамилии, что многотысячный зал сначала замер, а потом с трудом сдерживал смех. Делегатам стало очевидно, что перед ними человек или просто не умеющий читать, или находящийся в последней стадии умственной и физической немощности. Предположения о его давнем и глубоком галопирующем церебральном склерозе оказались соответствующими действительности. Тем не менее Л. И. Брежнев включил его в состав Политбюро. Болезнь прогрессировала, на глазах у всех терял нить разговора, не узнавал знакомых. По воспоминаниям начальника личной охраны Л. И. Брежнева генерала В. Т. Медведева, в одном из телефонных разговоров Леонид Ильич деликатно завел разговор на тему об уходе на заслуженных отдых. А. П. Кириленко ответил, что еще полон сил и готов по-прежнему приносить пользу Родине. «Отдыхай, Андрей, — уговаривал Л. И. Брежнев. — Ты хорошо поработал и заслужил право на отдых». Однако А. П. Кириленко написал Л. И. Брежневу письмо с просьбой оставить его на работе. Тогда Л. И. Брежнев поручил Ю. В. Андропову провести с ним беседу и получить от него заявление об уходе на пенсию. Во время беседы разволновался, заплакал. Заявление писал Ю. В. Андропов, А. П. Кириленко переписал своей рукой. На Пленуме, освободившем его «по личной просьбе» от постов члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС, не присутствовал. С 22.11.1982 г., через две недели после смерти Л. И. Брежнева, персональный пенсионер союзного значения. По утрам, плохо понимая происходящее и забывая, что он на покое, надевал костюм, повязывал галстук и собирался на работу. Депутат Верховного Совета СССР 3 — 10-го созывов. Дважды Герой Социалистического Труда (1966, 1976). Скончался от рака, будучи на излечении в Болгарии. Все свое состояние завещал Коммунистической партии.

    КИРИЧЕНКО Алексей Илларионович (1908 — 1975). Член Президиума ЦК КПСС с 12.07.1955 г. по 04.05.1960 г. Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС с 07.07.1953 г. по 12.07.1955 г. Секретарь ЦК КПСС с 19.12.1957 г. по 04.05.1960 г. Член ЦК КПСС в 1952 — 1961 гг. Член КПСС с 1930 г.

    Родился в селе Чернобаевка (ныне Белозерского района Херсонской области Украины) в семье рабочего. Украинец. С 11 лет работал по найму, батрачил у кулаков, затем был ремонтником на железной дороге. После учебы в школе автотракторных механиков работал инструктором-механиком Кустанайского зерносовхоза в Казахстане. В дальнейшем старший механик совхоза «Красный Перекоп» Каховского района Херсонской области, управляющий отделением этого же совхоза. В 1936 г. окончил Азово-Черноморский институт инженеров-механиков социалистического земледелия. Преподавал в Ахтырском техникуме механизации сельского хозяйства. С 1938 г. в аппарате ЦК КП(б) Украины, в 1941 г. избран секретарем ЦК КП Украины. В годы Великой Отечественной войны член военных советов ряда фронтов. Генерал-лейтенант. В 1945 — 1949 гг. первый секретарь Одесского обкома и горкома партии. С конца 1949 г. второй секретарь ЦК КП(б) Украины. В 1953 — 1957 гг. первый секретарь ЦК Компартии Украины. Сменил на этом посту Л. Г. Мельникова, освобожденного от должности постановлением Президиума ЦК КПСС «Вопросы западных областей Украинской ССР» от 26.05.1953 г. по докладной записке Л. П. Берии как не обеспечившего руководства и за «грубое искривление ленинско-сталинской национальной политики». Во время попытки смещения Н. С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС (июнь 1957 г.) был третьим членом Президиума ЦК (А. И. Микоян, М. А. Суслов), не поддержавших эту затею. С 1957 по 1960 г. секретарь ЦК КПСС. Был вторым человеком в партии после Н. С. Хрущева. Возглавлял комиссию ЦК по пересмотру привилегий партийного и государственного аппарата. Были отменены «конверты» — не облагаемые налогом дополнительные регулярные денежные выплаты, внесены предложения о ликвидации «закрытых распределителей», сокращении числа персональных автомобилей. Многие чиновники вынуждены были пересесть с «Чаек» на более дешевые «Волги». «ЗИЛы» оставили только у трех высших лиц в государстве. Остальные члены Президиума ЦК КПСС ездили на «Чайках». Значительно урезали охрану. Н. С. Хрущеву оставили только троих, другим членам высшего руководства по одному охраннику. Однако Н. С. Хрущев вскоре разочаровался в своем протеже. По словам С. Н. Хрущева, сына Н. С. Хрущева, А. И. Кириченко «в роли второго секретаря явно не тянул, народное хозяйство знал слабо, поверхностно, вникать в дело не стремился, зато отличался грубостью и фанфаронством. Отсутствовала у него и широта взглядов, способность охватить проблему во всесоюзном, а тем более в мировом масштабе. Он так и не смог подняться выше уровня послевоенного секретаря обкома». По оценке А. И. Микояна, был хотя и не одаренным, но порядочным, хорошим человеком. На вторую роль в партии не претендовал, но и Н. Г. Игнатову, рвавшемуся к власти, тоже не давал ходу. Сыграл ключевую роль в освобождении И. А. Серова, близкого к Н. Г. Игнатову, с поста председателя КГБ СССР и переводе его начальником ГРУ. Использовал материалы Н. М. Шверника, доказывавшие, что И. А. Серов награбил в Германии имущества на огромную сумму. Соперничал с А. Н. Шелепиным, хотел перевести его первым секретарем Ленинградского обкома КПСС, но наткнулся на резкое возражение Н. С. Хрущева. В 1960 г. снят с поста и отправлен на периферию с понижением — первым секретарем Ростовского обкома КПСС. Заменен Ф. Р. Козловым. Затем переведен на хозяйственную работу. С 1962 г. персональный пенсионер союзного значения. Депутат Верховного Совета СССР 2 — 5-го созывов. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

    КИРОВ (КОСТРИКОВ) Сергей Миронович (28.03.1886 — 01.12.1934). Член Политбюро ЦК ВКП(б) с 13.07.1930 г. по 01.12.1934 г. Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) с 23.07.1926 г. по 13.07.1930 г. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 01.12.1934 г. Секретарь ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 01.12.1934 г. Член ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1923 — 1924 гг. Кандидат в члены ЦК РКП(б) в 1921 — 1923 гг. Член КПСС с 1904 г.

    Родился в г. Уржуме Вятской губернии в семье мещанина. Русский. Отец много пил, бродяжничал. Мать рано умерла. Мальчика определили в дом призрения малолетних сирот, в котором он прожил восемь лет. В 1901 г. поступил, в 1904 г. окончил за счет благотворительного общества Уржума Казанское низшее механико-техническое промышленное училище. В том же году переехал в Томск, работал чертежником в городской управе, учился на подготовительных курсах Технологического института. Там же вступил в ряды социал-демократов. В декабре 1904 г. введен в состав Томского подкомитета РСДРП. 02.02.1905 г. привлечен в качестве обвиняемого за «участие в неразрешенной противоправительственной сходке» и находился под стражей до 06.04.1905 г. Освобожден, как не достигший 18 лет. Вторично арестован 30.01.1906 г. на квартире казначея Томского комитета РСДРП, освобожден под крупный залог. В третий раз арестован 11.07.1906 г., приговорен Томским окружном судом 16.02.1907 г. к заключению в тюрьме на два года «как член Томского комитета РСД рабочей партии». В июле 1908 г. вышел на свободу, нелегально работал в Иркутске и Новониколаевске (Новосибирске). Скрываясь от преследований полиции, уехал на Северный Кавказ, где продолжил подпольную революционную деятельность. Работал в редакции буржуазно-либеральной газеты «Терек» (г. Владикавказ) корректором, репортером, журналистом. 31.08.1911 г. арестован в четвертый раз в редакции этой газеты по делу о томской подпольной типографии и этапом отправлен в Томск, но 16.03.1912 г. был оправдан окружным судом. Не найдя журналистской работы в Москве, вернулся во Владикавказ, в редакцию газеты «Терек». 26.04.1912 г. появилась его статья «Поперек дороги», впервые подписанная псевдонимом С. Киров. С марта по июль 1917 г. был сторонником буржуазного Временного правительства, восхвалял в газете А. Ф. Керенского, называл его программу «гражданским евангелием» каждого. Статьи того периода позднее не включались в сборники его произведений, ссылки на них и даже упоминание были запрещены. В октябре 1917 г. член Владикавказского Совета, в котором преобладали эсеры и меньшевики. Будучи посланным в Петроград на II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, заполнил анкету, из которой вытекало, что во Владикавказе большевистской организации не было. После Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и прихода к власти большевиков изменил политическую ориентацию, отрекся от меньшевиков и правых эсеров. Но ни в правительство, ни в большевистский комитет провозглашенной в марте 1918 г. Терской советской республики не вошел. В 1921 г. член партии с 1902 г. Ю. П. Бутягин соо