Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    МАСОНЫ И ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА
    В. С. БРАЧЁВ, А. В. ШУБИН


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
     Виктор Брачев

    •ПОБВДОНОСНЫЙ ФЕВРАЛЬ* 1917 ГОДА: МАСОНСКИЙ СЛЕД

    Предисловие...............................................................7

    Источники и историография..............................................31

    ЧАСТЬ I. -Только масонство может победить самодержавие*: русские масоны в борьбе за -освобождение- России

    Глава 1. Русское масонство начала века во Франции.

    Ложи -Великого Востока Франции- в России (1906-1910)...........60

    Глава 2. -Февральский переворот- в... 1910 году:

    •молодые реформаторы" берут власть в ложах Образование (1912)

    и первые шаги -Великого Востока народов России"...................94

    Глава 3. -Великий Восток народов России* и его ложи 8 1912-1916 годах. Масоны в Государственной Думе. Масоны и Департамент полиции.....................................122

    ЧАСТЬ П. Масоны н революция

    Глава 1. На путях кдворцовому перевороту: проблема масонского

    заговора накануне революции 1917-го...............................166

    Глава 1 Масоны и отречение Николая II................................188

    Глава 3- -Первыми воспользовались результатом стихийного восстания 27 февраля 1917 года-: масоны. Петроградский Совет и Временное правительство........................................................201

    Заключение...................................................*-..........220

    Приложение. Слисок русских политических масонов нож французского обряда и "Великого Востока народов России" (список В И Старцем)..............................................228

    Александр Шубин МИФЫ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

    Глава (.Масоны и депутаты.............................................240

    Заговоры и разговоры...............................................240

    Масоны, масоны, кругом одни масоны...............................252

    Рука Берлина Или Лондона?.........................................263

    Глава II. Февральский взрыв............................................268

    Бабий бунт...........................................................268

    Психоз хулиганов?...................................................275

    •Добрый государь"...................................................279

    Вооруженное восстание и интриги..................................284

    •Кто вас выбрал'" Снова масоны. ...................................296

    Финал империи......................................................311

    Глава III. •Масонская партия*..........................................317

    Либерализм против демократии.....................................317

    Битва за проливы....................................................329

    Триумф "масонской партии*.........................................336

    Лебедь, рак и щука...................................................339

    Псслесловие.............................................................345

    "Победоносный Февраль" 1917 года: масонский след

    Предисловие

    Первое упоминание о масонской ложе в России относится к 1731 году. Состояла она, как предполагают исследователи, из подвизавшихся в России англичан, то есть была иностранной. Появление первой русской масонской ложи относится к 1750 году. Масонство в нашей стране дважды запрещалось. Первый раз негласно Екатериной II в связи с делом Н. И. Новикова 1792 года и второй - в 1822 году Александром I, уже вполне официально. Запрет этот возымел действие, и по крайней мере явная деятельность масонских лож прекратилась. Тайная же, в виде небольших оккультных групп и кружков, продолжалась вплоть до середины XIX века.

    Конечно же, сказать, что после этого, то есть во второй половине XIX века, масонов в нашей стране совсем не было, нельзя. Однако о каких-либо организационных масонских структурах этого времени ничего не известно. Очевидно, что несмотря на -великие реформы* Александра II, условия для деятельности масонских лож в стране по-прежнему оставались неблагоприятными.

    Совсем другое дело - начало XX века, когда общественно-политические условия в стране в связи с революцией 1905 года после Манифеста 17 октября претерпели серьезные изменения. Правда, масонство в России по-прежнему оставалось под запретом. Тем не менее в новых условиях под прикрытием ряда официально разрешенных политических партий и разного рода культурно-просветительских организаций тайные масонские и полумасонские кружки и группы росли как грибы после дождя. В результате за такой сравнительно короткий период, как 1900-

    19П годы (фактически в 1905-1917 гг.), в России сформировалось и успешно функционировало самое настоящее оккульт-но-масонское подполье, представлявшее серьезную опасность существованию Российской империи.

    Все это не было, разумеется, большим секретом для Департамента полиции. Кроме того, о существовании масонов в России и их подрывной деятельности чуть ли не каждый день напоминала правительству национально-консервативная печать. Однако реагировала власть и, в частности, Департамент полиции на все это вяло.

    И дело туг было не в обычной для нашей страны нехватке сил и средств, а скорее в весьма двусмысленной позиции в этом вопросе самих верхов и, в частности, императора Николая II. Ведь практически все его заграничные родственники сплошь и рядом состояли в масонских ложах и открыто покровительствовали ордену. Не лучшим образом обстояли дела и с родственниками царя внутри России. Великий князь Александр Михайлович состоял членом французского ордена филалетов и даже возглавлял накануне 1917 года одну из его лож в Петрограде. Великие князья Николай и Петр Николаевичи, великий князь Георгий Михайлович (1869-1919) были членами опять же французского ордена мартинистов. Все они были сторонниками легализации масонства в России', правда, не политического, как "Великие Востоки" Франции или Италии, а масонства, так сказать, традиционного, религиозно-нравственного, как в Англии, Германии, Дании или Швеции.

    И не только они. Идея использования масонства, правда, не для освобождения России от самодержавия, о чем мечтали наши либералы этого времени, а в целях его дальнейшего упрочения, можно сказать, витала в проправительственных сферах России начала XX века. Характерный пример - публикация 5(18) августа 1907 года в близкой к правительству газете "Новое время"

    1 СерховЛ. И. История русского масонства. 1845-1945. СПб. 1997. С 88-89.

    се редактором А. С Сувориным своей статьи на эту тему. "В настоящее время, - заявил он здесь, - я хочу основать масонскую ложу со всеми ее порядками и обрядностью. Обрядность - великая вещь. Без нее не существовали бы церкви. Масонские ложи, насколько мне известно, запрещены, хотя это несправедливо в такое время, как наше, когда существует множество тайных и явных обществ, вред которых доказан превосходно... Я говорю серьезно. Масонство нужно было бы для объединения русских людей, только русских, с исключением всего того, что не русское.

    Программа русского масонства должна быть по возможности лишена всего того, что называется политикой, и в особенности должна быть заклятым врагом политиканства и партийности... Русское масонство должно бы заниматься подбором русских людей на всякую деятельность и следить за их честностью, трудолюбием и развитием способностей. Оно должно было бы облегчить всякую активность, инициативу и брать на себя хлопоты для проведения в жизнь всего полезного, доброго и производительного"1.

    Дело в том, поясняет далее свою мысль А. С Суворин, что русские люди в последние годы начинают чувствовать себя в •Русском Царстве" не очень уютно. -Какое бы дело ни делалось, даже русский руководитель сейчас же осаждается рекомендациями взять себе в помощь инородцев, преимущественно евреев. Они - подрядчики, они - адвокаты, они сочинители проектов, они - помощники министров. Печать, адвокатура, торговля, все либеральные профессии пополняются нерусскими людьми. Слово "русский" высмеивается прибавкой •истинно". Патриотизм называется *мерзостью". Сами русские люди в своем увлечении политическими партиями и в своей стыдливости не прослыть черносотенцами действуют в пользу •угнетенных" евреев"'.

    ' Сутрип А С. Русско-японская война к русская революция. Маленькие письма 1904- 1908 гт 2005. С 703-704. 1 Там же. С 705.

    Масонство, предупреждает своих читателей А. С. Суворин, все равно придет в Россию. И, придя, непременно возьмет в свои руки "все то, что должно бы оставаться в русских руках и русским умом сделано*. Легализация масонства в России и объединение н его рамках всех национально мыслящих русских людей, вне зависимости от их партийной принадлежности и политических пристрастий, помогла бы, по его мнению, избежать этой опасности. Конечно же, как и у великих князей, речь у А. С Суворина идет не о политиканствующем западном масонстве вроде "Великого Востока Франции", а о той якобы •чистой, гуманистической" его струе, которая *привлекала к себе в XVIII и первой четверти XIX века лучших русских людей*. Теперь, продолжает свою мысль А. С. Суворин, масонство на Западе серьезно изменилось, *стало международным, попало в зависимость от евреев и обратилось в политическую партию. Я говорю, - подчеркивает А. С. Суворин, - не о партии, а о той общности государственных, нравственных, бытовых и материальных интересов русских, которая должна их связывать помимо политического настроения и его оттенков...*1. Если уж такой консерватор, как А. С. Суворин, заговорил о том, что помимо масонства "плохого", т.е. политического, существует еще и масонство "хорошее*, нравственное, которое и следует легализовать в России, то что уж говорить о других, менее сведущих в истории масонства и к тому же не столь искушенных, как он, в политике людей.

    Неудивительно, что запутался, в конце концов, в масонской паутине и сам Николай II, получивший в начале XX века самое настоящее посвящение в ордене мартинистов А ведь мартинисты - те же масоны. Сохранились воспоминания об участии Николая II в спиритических сеансах, когда, стоя в центре очерченного медиумом магического круга, призванного предохра

    1 Суворин Л. С. Русско-японсъэя война и русская революция. Маленькие письма 1904- 1908 и. С 706.

    нить его от воздействия темной потусторонней силы, царь благоговейно внимал посланиям из загробного мира своего отца императора Александра III. Рассчитывать в создавшейся ситуации на какие-то особые успехи в борьбе с масонством официальных структур не приходилось, хотя на легализацию масонства в России правительство все же не пошла слишком уж очевидна была в обстановке кануна революции нелепость этой затеи.

    В целом же и в правительстве, и в широких общественных кругах России начала XX века преобладало мнение о надуманности масонской проблемы. "Масонский вопрос, - отмечал в 1912 году И. К. Антошевский, - вопрос не только исторический, экономический или социальный; но в России еще и политический. В России, где масонство официально запрещено, оно является в глазах публицистов и политиков известного толка вместилищем всяческих ужасов, гидрой революции, социализма, неверия и пр., и пр. На самом деле все вопли о масонском засилье в России просто нелепы. Правда, масонство в России существовало, но опыт прежних лет показал неспособность русской интеллигенции к планомерной организации и строгой дисциплине. Русское масонство если и возродится, то, во всяком случае, не скоро, но лишь тогда, когда массы проникнутся сознанием его необходимости*'.

    Как же он ошибался! Если, конечно, действительно "ошибался-, а не сознательно, как это принято у масонов, вводил своих читателей в заблуждение. Ведь только т.н. политических масонов в России насчитывалось в это время по самым скромным оценкам свыше 400 человек!-' Но ведь наряду с масонством политическим были в России начала века еще и ложи традиционного т.н. "иоанновского" масонства, не говоря уже о многочисленных кружках и группах откровенно мистического толка. Одних толь-

    1 Антошевский И. К Масонство в Польше // Изнда. Журнал оккультных наук 1912. Г* 4 (январь). С 25.

    1 Старцев В. И. Тайны русских масонов. СПб.. 2004. С 110.

    ко спиритических кружков в 1909 году в России насчитывалось не менее 2 тысяч1.

    Конечно же, перечислить здесь всех или хотя бы небольшую часть масонов и оккультистов едва ли возможно. Достаточно сказать, что в опубликованном в 1992 году С Ф. Ивановой "Списке лиц, принадлежавших или же подозреваемых в принадлежности к российскому масонству начала XX века" насчитывается 431 фамилиям Поэтому ограничимся здесь перечнем только деятелей культуры начала XX века, подозреваемых в прикосновенности к масонству: А. В. Амфитеатров, Г. В. Адамович, М. А. Ал-данов, Л. Н. Андреев, Е. В. Аничков. К. И. Арабажин, М. П. Арцы-башев, Андрей Белый (Б. Н. Бугаев), А. Н. Бенуа, И. Я. Билибин, А. А Блок, В. Я.Брюсов, В. В. Вересаев, В. И. Вернадский, М. А. Волошин, Г. И. Газданов, 3. Н. Гиппиус, А. М. Гликберг (Саша Черный). Максим Горький (А. М. Пешков). Р. Б. Гуль, А.К.Дживиле-гов, М. В. Добужинский, Н. Н. Евреинов, Вяч. И. Иванов, А.А.Ки-зеветтер, В. О.Ключевский, М. М. Ковалевский, В. Г Короленко,

    A. П. Лозинский, И. С Лукаш, Л. Д Любимов, С К. Маковский, К. В. Мочульский, В. В. Муйжель, П. М. Невежин, Вас. И. Немирович-Данченко, П. А. Нилус. великий князь Николай Михайлович Романов, Д Н. Овсянико-Куликовский, М. А. Оцуп, Е. П. Пешкова, П. П. Потемкин, В. А. Пяст, М. В. Сабашников, Б. В. Савинков,

    B. И. Семевский, С Н. Сергсев-Ценский, С Г. Скиталец (Петров), МЛ.Слоним, Ф. К. Сологуб, П. А Сорокин, А. И. Сумбатов-Южин, Е. В. Тарле. В. А. Теляковский, Ю. К. Терапиано, М. И. Терещенко, А Н. Толстой, Е. Н. Трубецкой, И. И. Тхоржевский, А. М. Федоров, М. А. Чехов, Марк Шагал, П. Е Щёголев*. Итого 65 человек!

    1 Быков В. П. К чему мы пришли. // Спиритуалист. Вестник спиритуализма и его философии. Ежемесячный журнал. 1912. № 1-2. С 5-

    ' Из глубины времен. Альманах. Под ред. А. В. Сктровского. Выа 1. СПб., 1992. С 182-187.

    ' Список Сахарова. Русские писатели, художники, актеры, философы, историки, числившиеся в масонских ложах в первую треть XX века. //Сахаров В. И. Иероглифы вольных каменщиков. Масонство и русская литература XVIII - нач. ХТХ в. М. 2000. С 208.

    Так что при всем уважении к И. К Антошсвскому приходится признать, что "вопли*, как он изящно выразился, 'публицистов и политиков известного толка* о масонской угрозе России были не так уж безосновательны. А вот уверения самого Антошевского о полном якобы отсутствии каких-либо масонских лож в его время в России, по меньшей мере, выглядят странными. Впрочем, не будем слишком строги к И. К. Антошевскому. Масонского присутствия в России стараются не замечать и многие профессиональные историю!. Значение масонского фактора в общем раскладе политических сил накануне и в ходе Февральской революции 1917 года было так мало и ничтожно, уверял, например, в 1990 году своих читателей А. ЯАврех, что историки имеют полное право сбросить со счетов русское политическое масонство за последние 10 лет существования царизма'.

    Автор этих строк держится в этом вопросе совсем другого мнения. Более того, особенностью авторского замысла данной книги как раз и является включение в нее сведений не только о масонских мастерских т.н. политической направленности (многое здесь уже известно историкам), но еще и о целом ряде мистических орденов, а также кружков и братств религиозно-нравственного характера (о них известно куда меньше), видевших свою очередную задачу не в борьбе за "освобождение* России, а в овладении "тайным знанием", в добрых делах и в работе над своей собственной душой. Конечно же, это во многом осложнило нашу работу, однако результат ее, как надеется автор, стоит того.

    Сразу же отмстим, что разоблачение масонства и оккультизма не входило в нашу задачу. Скорее уже наоборот. Дело в том, что некоторые исследователи, увлекшись обличением и бичеванием масонства, явно хватают через край. 'Подобно идеологии фашизма, - пишет, например, профессор О. А. Платонов, - масонская идеаюгия должна быть объявлена вне закона, а ее носители подвергаться суровому уголовному преследованию.

    ' ИвретАЯ.Матоныирсволх)ция.М,1990.С339.

    Масонские ложи и близкие к ним организации вроде клубов *Ро-тари* или *Пэн-клубов* должны быть справедливо приравнены к фашистским организация* и запрещены*'. Некорректность приравнивания О. А. Платоновым масонства к фашизму очевидна. Вызывает возражения и его призыв подвергнуть суровому уголовному преследованию всех .носителей масонской идеологии*. Ведь преследовать их, и сурово, О. А. Платонов предлагает не за какие-то конкретные преступления, а за "идеологию", которой они придерживаются, то есть за их образ мыслей. Все это мы, как говорится, уже проходили. Да и кто в нашей стране стал бы их преследовать?

    Конечно же, материала для вывода об отрицательной в целом роли масонства в нашей истории и его критики у нас более чем достаточно. Однако критика эта не должна превращаться в огульное поношение его, своеобразный с позиций сегодняшнего дня суд над ним. Ведь историк все-таки еще не судья, не прокурор и не государственный обвинитель. Позиция так называемого "спокойного" историка в этой ситуации куда более уместна. В начале XX века в России действовало великое множество самых различных масонских и парамасонских интеллигентских религиозно-мистических сообществ, и слишком категоричные суждения о них. по крайней мере, на данной, во многом предварительной стадии их изучения, едва ли уместны, тем более что отношение самой власти к масонским и парамасонским сообществам, как показывает обращение к источникам, было в то время довольно-таки противоречивым и не всегда однозначным.

    Собственно, раскрытию этой противоречивости и неоднозначности в рамках общей темы "Масоны, власть и общество в России в начале XX века" и посвящено основное содержание данной книги. Много места отведено в ней также персоналиям и конкретике духовных исканий русской интеллигенции, которые как раз и являлись, да, собственно, являются и сегодня, питательной средой для возникновения разного рода масонских и пара-

    1 Платонов О. А. Россия под властью масонов. M.. 2000. С 79.

    масонских структур, третья тема данной книги - характерная для целого ряда масонских и парамасонских сообществ практика своеобразного "обволакивания" власти, а в конечном счете и непосредственного вхождения в нее (политическое масонство).

    Ведь, что бы там ни говорили нам сегодня адепты вольного каменщичества в его пользу, факт остается фактом: открытая политика совсем не в духе этого сообщества. Скорее напротив: во все времена и во всех странах братья масоны всегда стараются держаться прямо противоположной тактики и действуют из эа-кулисья, не афишируя своих истинных намерений.

    Другими словами, изучение истории масонства исподволь выводит нас на другую, не менее интересную и тесно связан-1г/ю с ним проблему - проблему тайной власти в современном мире. В самом деле, поверить в то, что формальные лидеры тех или иных государств (президенты, премьер-министры, депутаты, лидеры политических партий) как раз и являются теми, кто действительно творит историю, зная реалии нашей жизни, нелегко. Даже если речь идет о политиках крупных, нерядовых, все равно трудно отделаться от впечатления, что и они всего лишь орудие в руках тех, кто за ними стоит. Крайне любопытны в этом плане строки, относящиеся к 10 декабря 1942 года, из письма советской писательницы Ольги Форш к Всеволоду Иванову, посвященные ее размышлениям о личности Адольфа Гитлера. '.Мне помнится, - писала она, - Штеинер (немецкий теософ и масон. - В. Б.) ругал русских свиней, нуждающихся в пастухе; где-то там в теософических кругах родился и воспитан этот истерик-марионетка lunviep, за спиной которого стоят... не теософы ли? Это ужасно интересно*'. Ну, ест и даже всесильный фюрер Адольф Гитлер в глазах советской писательницы - материалистки и атеистки Ольги Форш - был всего лишь "марионеткой" в руках неких тайных сил оккультно-масонского толка, то что туг говорить о других государственных деятелях современного мира куда более мелкого пошиба.

    1 Иванов Всеволод. Днсвники.М^2001.С21б.

    *До сих пор. - пишет в связи с этим известный петербургский историк А. В. Островский, - преобладает мнение, будто бы действующие на политической авансцене исторические персонажи являются теми, кто располагает реальной властью в обществе. При этом мы совершенно забываем о том, что по законам сценического искусства даже главные герои руководствуются уже готовым сценарием, что кроме артистов, действующих на сцене, кроме сценариста есть еще режиссер-постановщик и хозяин театра, которые если и появляются на сцене, то лишь в случае успеха. Между тем именно в их руках находится и выбор репертуара, и подбор труппы, и режиссерское исполнение авторского замысла.

    Одно из отличий политической сцены от театральной заключается в том, что авторы политических сценариев, политические режиссеры-постановщики, продюсеры и импресарио, как правило, не указываются на афишах и не любят выходить на сцену даже под шум оваций. Именно поэтому мы обычно не знаем реальных хозяев общества и не понимаем механизма реальной власти. Постановка вопроса о масонах является попыткой заглянуть за кулисы видимой власти. Даже в том случае, если мы не обнаружим там масонов или же если окажется, что масоны представляли собою ту же сценическую труппу, только первого состава, выступающую для избранной публики и только ей известную, все равно изучение того, что происходило в дореволюционной России за кулисами видимой власти, за кулисами политических партий и революционного движения, имеет принципиальное значение, и изучение этого исторического пласта, способное перевернуть многие наши нынешние представления, можно только приветствовать"1.

    Сказанного достаточно, чтобы уяснить причины популяр-

    ' Островский Л В. От редакции. Послесловие к статье С Ф.Иваноеой "Что скрывается за масонской проблемой?*. // Из глубины времен Альманах. Вып. 1. СПб, I992.C 173-174.

    ности темы тайных сил, как в русской1, так и в мировой2 истории. Однако тайные силы - это не одни только масоны. Не последнюю роль в деятельности закулисья всегда играли и играют финансовые круги или, проще говоря, большие деньги. Однако и власть денежного мешка, финансовой олигархии оказывается зачастую бессильной перед силой незримых корпоративных связей, которыми буквально окутана элита современного общества и благодаря которым оно, в сущности, сегодня и держится. Собственно говоря, потребностью общества в существовании и налаживании таких корпоративных связей и объясняется живучесть и триумфальное шествие масонства в мире на протяжении столетий.

    В последние годы, наряду с масонами и финансистами, к тайным силам, которые якобы и управляют современным миром, некоторые исследователи начинают относить еще и спецслужбы. 'Итак, - констатирует в этой связи А. Е.Виноградов, - крупный капитал, масоны и спецслужбы - вот таинственный треугольник, именуемый ныне 'мировой закулисой: Внутри этого треугольника и идет непрекращающаяся борьба различных центров влияния, но происходит и процесс консолидации. Как бы то ни было, все стороны этой фигуры имели огромное влияние на ход истории в XX веке<>.

    Причастность вольных каменщиков практически ко всем значительным потрясениям в мире на протяжении последних трех столетий приводила и приводит к широкому общественному движению против масонства, причем в борьбе с ним противники его никогда не стеснялись в средствах, приписывая ему всевозможные преступления против человечества, начиная от обвинений в сатанизме*, поклонении дьяволу и кончая атомной

    1 Бегунов Ю. К. Тайные силы в истории России. Изд. 4. М, 2000.

    ; Шмаков А С Международное тайное правительство. М., 1912. Из современных работ на эту тему см: Платонов О. А Почему погибнет Америка. Тайное мировое правительство. М\, 1999.

    1 Виноградов А Е Тайные битвы XX столетия. М" 1999. С 6-7.

    • Шабельская Е. А Сатанисты XX века. Изд. 2-е. М_ 2001.

    бомбой, сброшенной в августе 1945 года на Хиросиму и Нагасаки по приказу тогдашнего американского президента масона Гарри Трумэна'.

    Конечно же, в поддержку версии существования масонского заговора против России всегда высказывались и высказываются люди, как правило, консервативных взглядов. Но не только. Дело в том, что революционные события 1917 года, приход к власти большевиков и их богоборческая политика настолько поразили воображение современников, что не только православные монархисты, но и люди, казалось бы, вполне светских и даже либеральных убеждений, как, например, бывший командующий Юго-Западным фронтом в годы Первой мировой войны генерал А. А. Брусилов, склонялись к тому, чтобы рассматривать случившееся в свете "всемирной борьбы антихристианской., связанной со стремлением неких тайных сил "уничтожить весь свет Христов во имя тьмы сатанинской". •Кто-то верно заметил, - отмечал он, - что большевики очутились в тесной прихожей того большого антихристианского движения, которое ими руководит, и они сами не знают, кто дает им директивы. Не знаю и я, масоны это или сам сатана' Я понял только теперь вполне, как прав был Сергей Иилус'; как глубоко и верно судил Шмаков\ предупреждая нас об опасности*:

    К сожалению, верная в принципе мысль о неслучайности общественных катаклизмов (войны, революции) и связи их с процессами дехристианизации. секуляризации, а теперь уже, с конца XX века, и глобализации современного мира заводит

    1 Платонов О. А Россия под властью масонов. M.. 2000. С 77. Гарри Трумэн, подчеркивает О. А. Платонов, отдавая свой •чудовищный приказ-, рукоюдствовался при этом своими масонскими принципами.

    J ИияусС А БлиэесткпридверехОтом, чему i*e желают верить и что так близко. Сергиев Посад, 1917. См. также: Нилус С. А Близ есть, при дверех. О том, чему не желают верить и что так близко. СПб., 1997.

    ' Шмаков А. С Еврейский вопрос на сцене всемирной истории, м 1912; Он же Свобода и евреи. М" 1906.

    1 Брусилов А. А Мои воспоминания. M., 2001. С 514.

    некоторых исследователей настолько далеко, что происками якобы непременно стоящих за всем этим темных антихристианских сил, передовой отряд которых собственно и составляют братья масоны, они готовы объяснить едва ли не все несчастья, которые обрушивались на человечество и, в частности, на многострадальную Россию на протяжении последних столетий.

    Показателен в этом плане труд русского эмигранта Григория Васильевича Босгунича (Георгий Вилыельмович Шварц) "Масонство и русская революция" (впервые опубликован в 1921 году в городе Нови-Сад (Югославия) и переиздан в 1995 году в Москве), так как масоны у него оказываются виноватыми буквально во всем. 'Это они, - пишет он, - руками фанатика Кромвеля произвели Английскую революцию 1649 года, в результате которой евреи, получив в Англии равноправие, сделали страну базой для дальнейшего еврейского наступления на мир, а сами заделались лордами, как Дизраэли-Биконсфильд или вице-король Индии еврей Риббинг.

    Это они намасонском конгрессе в Вильгельмсбаде в 1785 году выработали план пшк называемой 'Великой французской революции; в точности ими потам и выполненный во время кровопускания христианской Франции с 1789 по 1799 г. От этой 'великой' революции в выигрыше остались одни только евреи. Все без исключения позднейшие после Наполеона перевороты во Франции произведены ими и только ими. Это они предали Францию Германии в 1870-1871 гг. Вовсе не пресловутый 'немецкий школьный учитель" победил французов, а французские масоны, свергнув вышедшего из их повиновения Наполеона III, заодно раздавили и свою 'родину".

    Это они устроили Парижскую коммуну 1871 года, программно намечая будущий 'русский опыт". Это они, воспользовавшись национальным подъемом Италии, под флагом объединения страны, руками Гарибальди и духом Мадзини - двух опаснейших масонов, ударили по Риму, не как столице, нет, а как местопребыванию ненавистного им папы... Это они

    через своих агентов: немецкого канцлера Ъетман-Тольвега и австрийского Эрцбергера вызвали мировую войну 1914 г., имея намерение в огне ее свалить все европейские троны*1.

    По полной программе выдает Г Бостунич масонам и за их "преступления" против России. Это они, пишет он, "руками русского авантюриста Григория Орлова" (видимо, все же Алексея. -В. Б.) задушили в 1762 г императора Петра III и убили в 1801 г. его сына императора Павла I.

    Они же, продолжает Г Бостунич свой мрачный перечень масонских •преступлений", 'пытались взять в свои руки" императора Александра I, бывшего масоном 3-й степени посвящения, но, к счастью, подчеркивает он, политика эта не удалась и ложи в конце концов были все-таки закрыты, хотя 'два злых гения у его трона масоны Магницкий и Сперанский продолжали вкладывать палки в колеса государственного механизма, пока кроткий светлый царь не выдержал и не ушел в скит старцем Федорам Кузьмичам"1.

    Восстание декабристов, по Г. Бостуничу, опять-таки было подготовлено и осуществлено масонами. Они же втянули Россию в неудачную Крымскую войну 1853-1855 гг. и умертвили императора Николая 1 при помощи врача-масона. Причастны они и к убийству Александра II и даже к смерти "царя-миротворца* Александра III, умершего, как известно, от нефрита. Однако у Бостунича своя версия случившегося. В 1894 г., пишет он "в Ливадию к больному императору был вызван знаменитый московский терапевт Захарьин (Григорий Антонович (1829-1897). - В. В.), масон-еврей с такой подкупаюше благозвучной русской фамилией (по матери - Гейман, дочь еврея-аптекаря из Вильно5. - В. Б.). Лекарство он привез с собою, и ясно, какого рода это было •лекарство*. Отравив царя, Захарьин с са-

    1 Бостунич Г. Масонство и русская революция. М., 1995. С 72-73. 1 Там же. С 74.

    ' Лронов И. Е. Сильный, державный. Жизнь и царствование Александра IIL

    M., 2006. С 583- Прим. 2.

    танинской гримасой следил за действием своего •лекарства* и вдобавок захотел еще насладиться моральными муками своей беззащитной жертвы. На вопрос пришедшего в себя царственного страдальца, вопрос, естественно, заданный при виде наклоненной зверской головы, - "Кто ты такой?*, Захарьин тихо, с особой интонацией ответил: "Я еврей*. Когда государь громко переспросил, Захарьин обернулся к присутствующим и холодно произнес: "Его Величество бредит*. А затем опять дьявольски прошептал умирающему: *Вы приговорены к погибели"1.

    Масоны же. по Г. Бостуничу, втравили Россию в войну с Японией и организовали ее поражение, потому что только неудачная война может в здоровой земледельческой стране, как Россия, с ее тогда железным курсом рубля, вызвать революцию. А когда Куропаткина убрали и реорганизованная Линевичем армия грозила свести на нет все японские победы, то масон граф Витте убедил Николая II в необходимости тойти навстречу общественности* и заключить позорный для Росши Портсмутский мир. Он же вырвал у Николая IIмасонскую конституцию 17 октября 1905 года. Масонскую потому, что она противоречила интересам России. Россия, конечно, нуждалась в реформах, но в духе ее исторических путей, Иоанном Калитой и Алексеем Михайловичем с его земскими соборами предначертанных, а не в стиле еврейской четыреххвостки и облегчающих масонскую пропаганду свобод. А когда сам Витте, как слишком много знавший, стал опасен и для своих (опасались, что он проболтается в мемуарах) - его попросту убрали-'-.

    И уж конечно, именно они, масоны, на 99% -сделали" русскую революцию. Оставшийся один "немасонский* процент составили, по мнению Г. Бостунича, *честные дураки*5.

    Теоретической основой изысканий Г. Бостунича на масонскую тему является, с одной стороны, не всегда правомерное с

    1 Бостгп/7(т/:Масонаж)ирусскаяревшюш1я.С215. ? Там же С 77. ' Там же С 81.

    точки зрения серьезного историка смешение масонства и еврейства, а с другой - слепая, можно сказать, вера в существование так называемого мирового заговора неких тайных сил против всего христианского мира и России в частности. Во главе этого заговора у него опять оказываются евреи.

    -План завоевать весь мир, - пишет Г. Бостунич, - исконная мента евреев, но это невозможно без порабощения '/6 его части, т.е. России. Отсюда вывод: сперва надо справиться с Россией. И план завоевания России еврейством умные головы предвидели давно. Недаром еще в 60-х годах поэт-оккультист А Н. Толстой сказал свое вещее слово: -За двести миллионов Россия жидами взята - за тридцать серебряных денег они же продали Христа*.

    И печальные события, свидетелями или невольными статистами которых мы были, воочию показали нам (за исключением духовных слепцов), что вся русская •великая и бескровная* революция как по нотам разыграна по планам интернационального воинствующего еврейства и является осуществлением их заветной мечты - поработить весь мир, а нас - христиан - сделать своими рабами Т.е. русские люди, которые принимали кровавое и преступное участие в разрушении своего собственного дана, в тех случаях, когда они не были просто шабесгоями, те. продавали себя еврейскому золоту, являлись только слепыми фанатиками и в качестве таковых были только послушным орудием в руках тех же, хитро, из-за кулис кровавой сцены, руководивших ими евреев. Вся революция - еврейское дело, либо в виде прямой работы евреев, либо в виде использования ими и русских Маниловых, и русских Ноздревых, и русских Пугачевых.

    План порабощения евреями мира очень стар. Датируется он еще от дней царя Соломона. Современное сионистское движение - только реализация планов великого еврейского царя. Политический план мирного завоевания для Сиона Вселенной составлен был царем Соланоном с другими иудейскими мудрецами еще за 929 лет доР.Х. и впоследствии только варьиро-

    ваш при учете тех или иных исторических событий и детализировался*'.

    Предвзятость суждений Г. Бостунича о евреях и масонстве, казалось бы, очевидна. Однако согласны с этим не все. И чтобы убедиться в этом, далеко, как говорится, ходить не надо.

    'Масонство, - читаем мы в брошюре уже современного автора, московского профессора О. А. Платонова, - во всех его проявлениях - тайное преступное сообщество,' преследующее цель достижения мирового гоаюдства на началах иудаистского учения об избранной народе... Масонство всегда было злейшим врагом человечества, тем более опасным, что пыталось свою тайную преступную деятельность прикрыть завесой лживых рассуждений о самосовершенствовании и благотворительности*'.

    И хотя список масонских "преступлений' против России и человечества у О. А. Платонова несколько отличается от списка Г. В. Бостунича, в общей оценке явления и, что самое важное, в понимании его глубинной сущности они во многом сходятся. 'История масонства в России, - пишет О. А. Платонов в одной из своих последних работ, - это история его преступлений п{ютив России. Трудно назвать крупное историческое событие в нашей стране начиная с середины XVIII века и до сегодняшних дней, где так или иначе не принимали бы преступное участие вольные каменщики*\

    О популярности книг О. А. Платонова ходят легенды, причем особый интерес они вызывают, и это стоит подчеркнуть, у обывателей, людей, как правило не искушенных в тайнах кухни "исторического знания" и плохо представляющих себе, как и с какой целью создаются такие труды. Рассчитывать на критическое восприятие ими книг, которые они читают, не приходит-

    ' Бостунич Г. Масонство и русская революция. С 127-128. -' Платонов О. А Россия под властью масонов, м . 2000. С 75. ' Платонов О. А "Тайна беззакония*: иудаизм и масонство против христианской цивилизации М., 2004. С 356-35".

    ся. Большой интерес представляет в этой связи целая поэма на масонскую тему, принадлежащая перу некоего А. Тарасова.

    •У меня, - пишет он здесь, - возникал вопрос за вопросом; ну почему, почему

    Уж почти два столетия беды, напасти ложатся на нашу страну' В истории нашей страны революции, убийства российских царей, Войны, ГУЛАГ, а еще перестройка, как наказанье прошедших дней. Россия, богатая наша страна, а люди живут прозябая. Не поточу же, что Богом дана нам эта участь такая. Почему с годами все хуже и гаже несчастное наше житье? Но вот показали мне книгу однажды. Климов автор ее. Листал эту книгу не более часа. Но, пролистав, как прозрел. Понятны мне стали причины несчастий и наш незавидный удел. В той книге показана документально история нашей страны. Совсем по-другому, иначе, чем в школе, учить ее были должны.

    А месяц спустя, совершенно случайно, книгу другую себе приобрел. Семьсот в ней страниц Ее автор Платонов. Я в ней подтверждение

    фактов нашел.

    Подтверждение фактов, что были у Климова в книге приведены-Прочтите ее. она не оставит равнодушными Ваши умы. Она говорит о масонстве в России, про масонские тайные ложи. О том, как они разрушают страну, что нас, безусловно, тревожит. Что знает простой человек о масонах? Почти иль совсем ничего. А ведь сейчас от них. между прочим, зависит судьба его. Они в нашей многострадальной России могущественны и сильны. И могут уже играть своевольно судьбою нашей страны. <_>

    Масоны у нас появились в России аж в тысяча семьсот тридцать

    первом году.

    И их появление скромное, тихое, казалось, не предвещало беду. Они открывали масонские ложи, куда приглашали известных людей. Тогда было модно считаться масоном, носиться с букетом прекрасных

    идея.

    Среди документов, что в книге даны, меж тех, что приводит Платонов, Есть списки фамилий различных времен, три огромных списка

    масонов.

    В первом из них среди многих фамилий Вы найдете знакомые быстро. Вы их изучали еще в средней школе и знаете как декабристов. Они собирались военною силой изменить государственный строй. За такие дела не только в России платили своей головой. Их тайные общества были разгромлены. На каторгу кто-то пошел.

    А кто-то в тюрьме или ссылке далекой печальный конец свой нашел.

    Про общества эти писали тогда в своих стихах Грибоедов и Пушкин.

    А в школе про них говорили всегда, калеча наивные детские души,

    Что это, мол, тайные были кружки первых революционеров.

    Они за идеи на каторгу шли, тому есть немало примерок

    Здесь правда и ложь воедино слились. Да. На каторгу шли за идеи.

    Но в этих идеях тайна была. Ей только евреи владели.

    Та тайна открылась, когда девяносто и два года еще пролетело.

    И в семнадцатом, в новом столетье уже, завершилось масонское дело.

    В списке втором у Платонова также много фамилий, невпроворот, ^го все те, кто готовил масонам Октябрьский переворот. Там есть и князья, и бароны, и графы, и генералы там тоже есть. Чиновники самых высоких рангов. Все те, кто масонам продал свою

    честь.

    И мы воочию сами видим, когда этот список в руки берем: Вся верхушка царской России стала масонской пред Октябрем. Что с ними сталось? Судьба их плачевна. Когда свершился переворот, То на буржуев пошел с топорами голодный и озверелый народ. Кто-то смог бежать за границу. А у других был удел не таков. В то дикое время известные лица пали от рук большевиков. Иным удалось избежать опалы Другие погибли в застенках ЧК Но все потеряли свои капиталы, покрылись позором они на века. Вот тут приоткрылась масонская тайна. Коль масон был еврей, он в

    гору пошел,

    А коль не еврей, то хоть был он масоном, то он могилу иль ссылку

    нашел.

    Задачу свою он выполнил, тропу протоптал евреям.

    А если он больше не нужГН. убрать его поскорее.

    Масоны в Генштабе время зря не теряли. Из-за них дивизии полегли.

    Они предавали и продавали, вредили армии как моглн.

    В этом же списке другие масоны: Троцкий, Зиновьев, Янкель Свердлов,

    И даже Ульянов, который Ленин, тот, что вождем был у большевиков.

    Самой сильной масонской ложей ложа ленинская была.

    Она под влияньем идей коммунизма много трону к себе привлекла.

    Ленин был лысый, картавый. Коль выгодно - всех продаст.

    Всегда ненавидел Россию. Жид по матери (Бланк), педераст.

    Нет. Вы не ослышались. Верно. Педерастом его я назвал.

    И это не как оскорбленье. Я правду при этом сказал.

    Документально доказано. Об этом писали не раз*'.

    1 Тарасов А Масоны в России. М, 2003. С1-4.

    Ну, если писали, да еще и не раз, то спорить по этому вопросу, видимо, бесполезно. Отметим лишь, что больше всего о гомосексуальных пристрастиях В. И. Ленина писал в последнее время, причем без ссылок на источники, Г П. Климов. Надуманность поднятой им .проблемы" очевидна. Более интересен, учитывая еврейское ближайшее окружение В. И. Ленина, вопрос о еврейских предках вождя. Однако и здесь после работ М.Г. Штейна', решившего этот вопрос положительно, спорить вроде бы также не о чем.

    Другое дело широко распространенная сегодня версия о масонстве В. И.Ленина - степень ученика, полученная им в ложе •Союз Бельвиля" "Великого Востока Франции" перед войной 1914 года. •Как мы полагаем, - пишет поддержавший эту версию московский историк О. Ф. Соловьев, - вступление Ленина в парижскую ложу объяснялось не приверженностью его к масонству, но стремлением ближе познакомиться с функционированием Великого Востока для возможного использования его приемов парламентской борьбы применительно к отечественной действительности. Иные аспекты деятельности вольных каменщиков ему не импонировали, и он не продвинулся далыие степени ученика, несмотря на подходящие условия. Однако сам факт посвящения им тщательно скрывался, при соблюдении взятых на себя обязательств о неразглашении ничего происходящего в Ордене без согласия руководства; - пишет этот исследователь'.

    Естественно возникает законный вопрос: откуда О. Ф. Соловьеву все это известно? Ведь прямых документальных данных, проливающих свет на этот вопрос, у нас нет, ибо архивы ложи утеряны. Но они, эти прямые данные, О. Ф. Соловьеву, оказывается, не очень-то и нужны. •Наши ученые, - пишет он, - ссылаются на невозможность документально подтвердить данную

    1 Штейн М.Г Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. СПб, 1997.

    1 Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. М, 2004. С 198-199.

    гипотезу. Однако полагаем, что историк, в отличие от юриста, вправе опираться в своих предположениях и на косвенные свидетельства. Он всегда искатель истины, стремящийся из разрозненных данных сделать объективное заключение. А в освещаемом случае такого рода фактов предостаточно*, - утверждает он1.

    Все это было бы хорошо, если бы не одно "но". Дело в том, что •такого рода* косвенных фактов, говоря словами О. Ф. Соловьева, •предостаточно* не только в отношении возможного масонства В. И. Ленина, но и его соратников - всех этих Зиновьевых, Раде-ков, Бухариных, Пятаковых, Луначарских и прочих. Если встать на точку зрения О. Ф. Соловьева, то выходит, что не так уж и не прав был А. Тарасов, утверждавший в своих "виршах*, что "самой сильной масонской ложей ложа ленинская была", тут есть над чем задуматься не только профессиональному историку, но и рядовому читателю. Впрочем, сразу надо сказать, что вопрос о степени вовлеченности в масонские ложи отдельных большевиков отнюдь не главный в этой книге. Ведь большевики в 1917-м, как мы знаем, только подобрали валявглуюся власть. Свалили же се совсем другие люди. Вот о них-то и идет у нас речь. -Вся вер-хугика царской России стала масонской перед Октябрем*, - констатирует, отражая современный уровень представлений наших сограждан о существе проблемы, все тот же А. Тарасов. Можно таким образом констатировать, что при всей непритязательности его виршей основные "достижения* наших масоноведов постперестроечного времени усвоены им верно. Особенно ценно, что А Тарасов указывает и на источники почерпнутых им истин о масонстве - это продающиеся сегодня буквально на каждом шагу книги уже упоминавшегося профессора О. А. Платонова и американца русского происхождения Г. П. Климова - автора популярной у нас серии книг "Протоколы советских мудрецов*', *Божий народ"', "Князь Мира Сего* и др.

    1 Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. С 196. * Климов Г. П. Протоколы советских мудрецов. Краснодар, 1995. 1 Климов Г. II Божий народ. Краснодар, 2002.

    Задачу свою автор этих строк видел, конечно же, не в том, чтобы подтверждать или опровергать О. А. Платонова или Г. П. Климова, хотя прямо надо сказать, что мнения их о масонах как о преступном сообществе он не разделяет. Однако и игнорировать проблему было бы неправильным. Она есть. И дело тут не только в том, что знакомство с историей масонства позволяет нам взглянуть на нашу отечественную историю несколько в ином, чем обычно, свете, более внимательно присмоттзеться к ряду, казалось бы, уже хорошо известных политических и общественных деятелей. Все гораздо серьезнее. 'Когда русские историки перестанут игнорировать такой важный фактор русской жизни в течение всего периода русской истории, как деятельность русского и мирового масонства и связанных с ним идейно и политических организаций русской интеллигенции, то многие из важнейших явлений русской жизни царствования императора Николая И будут объяснены совсем не так, как объясняли их до сих пор, - отмечал в этой связи Борис Башилов. - В таких важных событиях, как выдача Азефа Лопухиным, отставка (предполагаемая. - В. Б.) и убийство Столыпина, клеветнические слухи о Распутине и царской семье, заговор генералов в Верховной Ставке, создание и провокационная деятельность земских съездов до и во время войны - во всех этих событиях, как и во многих других, играли большую роль русские и иностранные масоны и их слепые орудия - различные течения Ордена русской интеллигенции''.

    По-новому добавим мы от себя, предстает перед нами, с учетом масонского фактора, и история самой русской интеллигенции, ее духовных исканий и политических устремлений. Другими словами, знакомство с историей масонства позволяет существенно обогатить и расширить наше историческое знание, сделать его более объемным.

    Что касается версии масонского заговора "сквозь века" с целью захвата власти, то теоретическая слабость его очевидна для

    1 БсшшловБ, История русского масонства. M., 2<Ж С 1207-1208.

    каждого трезвомыслящего человека. -Этот захват, - справедливо пишет в связи с этим профессор В. Н. Тростников, - еще вилами на воде писан, а если и щюизойдет, то когда-то в будущем, а человек, дающий клятву служить этой идее (то есть вступающий в масонскую ложу. - В. &), Ж14вет в настоящем, и неясно, почему мысль о торжестве его далеких преемников может так его воодушевить, что он отказывается ради нее от самого дорогого для человека - своей личной свободы - и беспрекословно выполняет приказы высших по градусу, даже если не понимает их значения. Нет, - заключает В. Н. Тростников, - тут нам подсовывают явную психологическую несообразность: И предлагает свою версию. Заговор, по его мнению, хотя и существует, но не в материальном, а в духовном плане, и стоит во главе этого духовного, •нематериального' заговора не кто иной, как сам искуситель рода человеческого господин дьявол или Сатана1. Этой же точки зрения придерживается, судя по всему, и Ю. Ю. Воробьеве кий, послесловием к книге которого, собственно, и является процитированный нами отрывок из статьи В. Н. Тростникова.

    Конечно же, кроме теории есть еще и практика. Но это уже другой вопрос. Что касается теории, то пусть читатель сам решит, какая из этих двух, прямо скажем, фантастических версий истолкования хода истории человечества ему ближе. Отметим лишь, что и та и другая появились далеко не вчера, имеют немало сторонников и породили огромную литературу. Сохраняют они свою популярность и в наши дни. Обстоятельство это, а также широкое распространение в современной России книг и статей на масонскую тему, подобных брошюре Г. В. Бостунича (кстати, тираж ее составляет 10 тысяч экземпляров), конечно же, побуждает нас, историков, задуматься - а все ли мы делаем для того, чтобы путем внедрения в общественное сознание так на-

    1 ТроатшковВ. Н. Услышать стук зла.// Воробьевский Ю. Ю. Путь к Апокалипсису: стук в Золотые врата м, 1999. С. 325-326.

    зываемого •реального знания- и критически проверенных фактов попытаться привить ему определенный иммунитет против разного рода домыслов и спекуляций на масонскую тему? Ответ, я думаю, очевиден.

    Возвращаясь к теме "масонского заговора" против России, следует подчеркнуть, что масонство - это хотя и важная, но всего лишь часть огромного айсберга, с которым пришлось столкнуться в начале XX века тяжелому и неповоротливому кораблю русской [осудагхлтенности. В России начала века существовало громадное число и других, легальных, в отличие от масонства, организаций, деятельность которых пусть и медленно, но зато верно подтачивали государственные устои империи. Основная часть этой работы, связанная в первую очередь с дискредитацией самодержавия, православия и традиционных ценностей народа или, говоря другими словами, идеологической подготовкой переворота, развертывалась вне масонских лож Дело в том, что вопреки распространенном)' представлению масонство - это не только и не столько сами масонские ложи, а куда более широкое общественное явление, подлинная суть которого ясна далеко не всем. Как своеобразная форма самоорганизации элиты общества, оно включает в себя не только собственно масонские, но и полумасонские структуры. Именно этим и объясняется то внимание, которое уделено некоторым из них в данной работе.

    Источники и историография

    Быстрота и легкость, с какой рухнула в февральско-мартовские дни 1917 года историческая Россия (*слиняла за три дня", по В. В. Розанову), поразительны. В основе своей революция имела, как это уже давно установлено историками, причины социально-экономического и политического характера, обострение которых в условиях тягот военного времени, собственно, и привело к катастрофе.

    Именно так и считали долгое время (а многие продолжают и теперь) историки. О роли в свержении самодержавия в России масонского фактора всерьез, по крайней мере в нашей стране, долгое время никто не задумывался, хотя о самом факте незримою присутствия в политической и идеологической жизни страны начала XX века братьев масонов, конечно же, знали.

    И дело тут не только в идеологических ограничениях и цензуре, которые существовали в советское время. Большую роль здесь сыграла, вне всякого сомнения, и скудость источниковой базы по теме. Дело в том, что условия, в которых приходилось работать русским масонам начала XX века, были уже принципиально совсем другими, нежели у их далеких предшественников: масонство в стране было уже запрещено. Неудивительно, что первые ложи возрожденного в 1906 году французского масонства в России вынуждены были действовать здесь крайне осторожно и документальных следов после себя старались не оставлять. Рус-

    ские масоны, отмечал в своих мемуарах А. Ф.Керенский, *не вели никаких письменных отчетов, не составляли списков членов ложи. Такое поддержание секретности не приводило к утечке информации о целях и структуре общества^. Отсюда характерная особенность источннковой базы' по истории политического масонства в России начала XX века - львиную долю ее составляют позднейшие интервью, воспоминания и переписка самих масонов. Документов, вышедших непосредственно из лож начала века, до нас дошло немного. И все-таки они сохранились.

    В 1966 году русский эмигрант Борис Элькин опубликовал в Лондоне факсимиле 11 документов со списками членов первых масонских лож в России периода 1906-1908 годов - •Возрождения" (Москва) и •Полярной звезды" (Санкт-Петербург). Хранились они в архиве Верховного совета •Великого Востока Франции", откуда их и извлек публикатор. Поступили туда они от русских "братьев", судя по всему, в 1908 году в связи с необходимостью официального утверждения -Великим Востоком Франции" только что образованных ими в России масонских лож.

    Публикация Бориса Элькина' позволила установить имена 42 русских масонов первого, так сказать, призыва юрисдикции •Великого Востока Франции". Каких-либо сомнений обнару; женные Б. Элькиным документы у исследователей не вызывают, хотя петербургский историк А. В. Островский и попытался было взять под подозрение их подлинность.* Однако поддержки у ис-

    1 Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. M., 1993-С 62-63-

    1 Карпачёв С Я. Источники и литература по истории русского масонства конца XIX - начала XX века. // Вопросы отечественной истории и историографии. Отв. ред. В. И. Сучков. M., 1998. С 74-98.

    ' Elkm Boris. Aiiempw to Review Freemasonry in Russia. // The Slavonic and East European Review. London. July. 1966. VbLXLTV. № 103. P. 454-472.

    • Островский А В. Осторожно! Масоны! // Из глубины времен. СПб., 1996 С 168-175.

    следователей эта крайняя точка зрения не нашла1. В 1993 году факсимильное воспроизведение ряда документов, относящихся к учреждению в конце 1906 года первых масонских лож в России, из архива "Великого Востока Франции" осуществил в своей публикации X. К.-Х. КайлегУ.

    В 1994 году в архив "Великой ложи Франции* был допущен московский историк А. И. Серков, обнаруживший здесь документацию едва ли не всех эмигрантских лож и все виды их внутреннего делопроизводства1. Большой интерес доя историка представляют и пока еще недоступные для исследователя документы русских эмифантских лож "Великого Востока Франции" в Рукописном отделе Национальной библиотеки в Париже. Из исследователей первой к ним была допущена Н. Н. Берберова. Книга ее, вышедшая в 1986 году на русском языке в Нью-Йорке (Берберова Н. Я Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. Нью-Йорк, 1986), по богатству и уникальности собранного в ней материала по праву может быть отнесена к разряду первоисточников по теме. В 1990 году работа Н. Н. Берберовой была опубликована в журнале "Вопросы литературы* (№ 1, 3-7). В 1997 году вышло, наконец, и отдельное издание этой книги в нашей стране с послесловием О.О.Коростелева.

    Н. Н. Берберова, либеральная писательница и журналистка, всю свою сознательную жизнь провела в окружении вольных каменщиков и, будучи человеком любопытным, историю русского масонства XX века знала из первых рук В свою очередь, и масоны питали к ней полное доверие. Свидетельством этого является допущение ее первой среди исследователей по решению Верховного совета "Великого Востока Франции" к хранящимся в Отделе рукописей Национальной библиотеки в Париже архи-

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. СПб., 1996. С 49-51. В 2001 г. эта работа была переиздана в Санкт-Петербурге, получив при этом и новое, "рыночное- название "Тайны русских масонов-.

    ; KetierH.KH. Abris Freimaurcrischcn Gesctiichie in Russland // Quatuor Coro-naiLJahrbuch. 1993 №30.S.166-178.

    ' Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945. С 21.

    2 - SI50 Брячен

    33

    вам русских эмигрантских лож. Удивление поэтому вызывают выпады против Н. Н. Берберовой со стороны А. И. Серкова. подающего ее, вне всякого сомнения, полезную и нужную книгу как •написанную для сведения личных счетов" или, говоря его же словами, "образец беспринципной журналистики.1.

    Н. Н. Берберова, доказывает А. И. Серков, специально включила в свой биографический словарь русских масонов начала XX века (666 человек) ряд лиц (А. И. Гучков, Г Е Львов, В. И. Вернадский и другие), которые никогда ни в каких ложах заведомо не состояли и состоять не могли'. Какие такие личные счеты с уже давно покойными русскими масонами могли быть у престарелой либеральной писательницы и журналистки\ восторженно встреченной своими единомышленниками во время посещения ею в 1989 году СССР*, - остается только гадать. Но вот относительно того, откуда дует здесь ветер, особенно сомневаться не приходится. Это, как доверительно сообщает нам сам А. И. Серков, покойная ныне Т. А. Осоргина (урожденная Бакунина) и ее окружение, возмущенное якобы грутЗой фальсификацией истории русского масонства в работе Н. Н. Берберовой1.

    Особое недовольство, причем не только у Т А. Осоргиной, вызвала концепция Н. Н. Берберовой, которая сводится, по словам А. И. Серкова, к следующему положению: с февраля 1917 г. масоны делали все для продолжения войны и тем самым играли на руку большевикам, в эмиграции же - аюсобствовали признанию Советской власти.6 Возмущение масонки Т. А. Осоргиной концепцией Н. Н. Берберовой понять можно. Можно понять, в

    1 Се/ков А И. История русскою масонства. 1845-1945. С 43. ?' Там же. С. 23.

    ' "Два брата моего отца, племянники, мои двоюродные братья - все были масонами-. - признавалась Н. H. Берберова (Книжное обозрение. 1989. № 55. С 8-9). Масонами были первый и второй мужья Н. R Берберовой - поэт В. Ф. Ходасевич и Н. В. Макеев.

    ' Вечерний Ленинград. 1989.18 сагтября. С. 3.

    1 Серков А И. История русского масонства. 1845-1945. С 18.

    ' Там же. С лЬ.

    конце концов, и самого А. И. Серкова: первым и единственным из современных российских историков, доггущенным французскими масонами к своим архивам, был именно он. Только при чем здесь наука?

    Пристрастность отзыва А. И. Серкова о книге Н. Н. Берберовой вовсе не исключает, однако, осторожного отношения к зафиксированным в ней фактам истории русского масонства. Особенно это важно, когда речь идет о сведениях, почерпнутых Н. Н. Берберовой не из официальных документов, а из ее частных разговоров с лицами, бывшими в свое время прикосновенными к дореволюционному масонству. Прямо надо сказать: комментарии Н. Н. Берберовой к такого рода сообщениям вроде: "слышано от Горького" или "слышано от В. А. Маклакова" - не слишком убедительны и требуют обязательной проверки.

    Попадаются в работе Н. П. Берберовой и ошибки фактического характера1. Однако и впадать из-за этого в крайность, как это делает А. И. Серков, тоже не стоит. 'Вызывает лишь удивление, - пишет он в своей последней работе, - что даже в отечественных энциклопедических изданиях появляются ссылки на работу Н. Н. Берберовой, что заставляет серьезно задуматься об уровне российской науки, а точнее, той своеобразной мафии от науки, которая контролирует академические институты, научные фонды и издательства-'. Мафия в науке или групповщина всегда, конечно, существовала, но какое отношение имело и имеет это обстоятельство к И. Н. Берберовой? Думается, что никакого. При всем критическом отношении к работе Н. Н. Берберовой игнорировать ее, к чему призывает А И. Серков, добросовестный историк не вправе.

    Камень, о который споткнулся А И. Серков, - это некритическое восприятие им масонской историографии в собственном смысле этого слова, то есть книг и статей по истории русского

    1 КоростелевО.О. Книга •Люди и ложи- и ее автор. ЦБерберова Н. И. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. М., 1997. С 587-389.

    1 Серков А И. История русского масонства после Второй мировой войны СП6П999.С8.

    масонства, написанных во Франции самими масонами: "Записка о русском масонстве" Л. Д. Кандаурова, "История русскою масонства первой половины XX века" П. А. Бурышкина (1887-1953), а также работы В. Л.Вяземского, Б. Н. Ермолова и К. К. Грюнвальда. Несмотря на внешнюю привлекательность их трудов (широкое использование документов масонских архивов и устных свидетельств братьев, помогавших авторам своими консультациями), характерное для них отсутствие критического подхода к предмету исследования привело к тому, что рассчитывать на научные открытия здесь не приходится. Другое дело - чисто формальная сторона истории русских масонских лож в эмиграции. С этой точки зрения труды братьев масонов имеют, конечно, огромное значение.

    К сожалению, только немногое из написанного в этом плане братьями: работа К К Грюнвальда', доклад В. Л.Вяземского2, небольшие отрывки из остающихся еще не опубликованными работ П. А. Бурышкина', Л. Д, Кандаурова' и М. А. Осоргина-) опубликовано; все остальное - в архивах. За исключением записки Л. Д Кандаурова, хранящейся в Российском центре хранения историко-документальных коллекций в Москве (ф. 730, on. 1, д 173), все они, как правило, разбросаны по библиотекам и архивохранилищам Франции и практически недоступны для отечественных исследователей.

    Во многом своему появлению они были обязаны деятельности образованной после войны (1948 год) при Совете объедине-

    1 Grunwald С Historic dc la Franc-Maconnene

    1 Вяземский ft Л. Первая четверть века существования зарубежного масонства.//Новый журим. Нью-Йорк, 1985. Кн. 161.С 23I-24&

    1 Бурышкин П. А Филипп - предшественник Распутина. // Новый журнал. Кн. 40. Нью-Йорк, 1955.

    1 Л. Д Кандауров о "Великом Востоке народов России". // Вестник Московского университета. Сер. 8 (История). 1994. № 3. С 77-79.

    ' Осоргин М А. Доклады и речи. Париж. 1949.

    ния русских лож Древнего и принятого шотландского устава Ис-торико-архивной комиссии. Возглавлял ее П. А. Бурышкин. Сам он взялся было за составление по масонским архивам общего обзора истории русского масонства первой половины XX века. В ходе згой работы, помимо официальной масонской документации, им были использованы воспоминания и консультации ряда братьев. Особый интерес представляет для нас первая часть его труда, посвященная истории русского масонства начала XX века. Работа П. А. Бурышкина не была опубликована. Более того, даже собрать отдельные главы ее, разбросанные ныне по архивохранилищам и библиотекам Франции, как свидетельствует А И. Серков, далеко не простая задача'. Как и работа Н. Н. Берберовой, основанная на недоступном пока еще для исследователей архивном материале и устных беседах с братьями, труд П. А. Бурышкина, как, впрочем, и труды его коллег, вполне можно отнести к разряду первоисточников.

    Из отечественных архивных фондов большой интерес всегда вызывали и вызывают материалы Департамента полиции в ГАРФ, архивно-следственные дела масонов из архива бывшего КГБ СССР и масонские коллекции, отложившиеся в Особом архиве в Москве (РЦХИДК РФ). Интерес историков к материалам Департамента полиции понятен: кому как не ему было следить за происками масонов? -Допустить, что Департамент полиции не располагал о них (политических масонах. - В. Б.) никакими сведениями, не представляется возможным, так как в распоряжении Департамента имелась огромная армия провокаторов*, - справедливо отмечает в связи с этим А В. Островский-'. Армия такая у департамента действительно была, и она, конечно же, не дремала. Свидетельство тому - отложившееся в бумагах Департамента полиции 7-томное дело "0 масонах". Ближайшее

    1 СерковЛИ. История русского масонства. 1845-19*5. С 32. ' Островский А В. От редакции. // Из глубины времен. Вып. 1. СПб., 1992. С 174.

    знакомство с ним (О. Ф. Соловьев1, А Я. Аврех:) показало, однако, что в поле зрения Департамента полиции находилось не политическое, а оккультное масонство - члены разного рода мистических кружков и групп. Никакой угрозы империи они не представляли, и наблюдение за ними было заведомо пустой тратой сил и средств.

    Действительно ли Департамент полиции взял ложный след, как думал А. Я. Аврех\ или же материалы слежки за политическими масонами в архиве Департамента полиции все-таки существовали, но были уничтожены после 27 февраля 1917 года заинтересованными лицами, мы не знаем. Не исключено, впрочем, что они разделили судьбу материалов, связанных с появлением и распространением в России так называемых "Сионских протоколов", на что прозрачно намекал в свое время хорошо осведомленный В. Л. Бурцев. "С весны 1917 года, - отмечал он, - все архивы Департамента полиции находились в распоряжении исследователей, кто не мог быть не заинтересован в разоблачении этой подделки. Сколько нам было швестно, некоторые из нихспециально занимались этячвстроссш*'. Интересовались материалами слежки за собой и братья масоны, свидетельством чего является подготовленная в том же 1917 году по материалам Департамента полиции ггубликация масона П. Е. Щёголева\ Так что подозрения на этот счет вполне резонны''.

    Как бы то ни было, из сохранившихся в Департаменте полиции материалов видно, что многое, правда не из русских, а из

    1 Соловьев О. Ф. Международный империализм - враг революции в России. М" 1983.

    * АврехЛЯ. Масоны и революция. М., 1990. 1 Там же. С. 337 -338.

    ' Бурцев В. Л. Сионские протоколы. //Общее дело. 1921. И апреля. С 2.

    ' Щёголев П. ? Охота за масонами, или Похождения асессора Алексеева. // Былое. 1917. №4. С 108-145. См. также в юи ЩёголевП. Е. Охранники и авантюристы. М_ 1930.

    * КорнеевВ. Е. Документы Департамента полиции о масонах в России. // Масоны в России: вчера... сегодня... завтра?.. М_ 1999. С. 98-128.

    французских источников (записки по масонству его секретных агентов в Париже - Б. К. Алексеева (1910 год, напечатаны в публикации П. Е. Щёголева)иЛ. А. Ратаева'(1911-1914 гт.),ополити-ческих масонах Департамент полиции все-таки знал'. Не исключены новые находки документов по истории думского масонства и в архивах бывшего КГБ СССР. Первой ласточкой здесь стали использованные проф. Н. Н. Яковлевым в вышедшей в 1974 году книге "1 августа 1914 года" свидетельство масона А. А Велихова и отрывки из показаний в ОПТУ одного из р>т<оводителей русского масонства в дореволюционной России И В. Некрасова. В 1998 году масонские показания Н. В. Некрасова были опубликованы в полном виде в журнале "Вопросы истории"3. Ввиду высокого положения Н. В. Некрасова в масонской иерархии - генеральный секретарь Верховного совета "Великого Востока народов России" в 19Ю-1912 и 1915 годах - показания его (а они достаточно подробны) поистине бесценны для историка.

    Курьезными в згой связи выглядят дилетантские попытки ряда исследователей (В. В. Поликарпов', В. М.Панеях^), никогда до этого историей масонства не занимавшихся, объявить показания Н. В. Некрасова в НКВД СССР от 13 июля 1939 года •полностью сфабрикованными", а саму проблему политического масонства в дореволюционной России - * происками черносотенцев". 'Теперь, в связи с публикацией этой фабрикации (показания Н. В. Некрасова. - В. В.), - пишет В. М. Панеях, - и показом (В. В. Поликарповым, конечно. - В. Б.) ее истоков и це-

    1 Записки Я А Ратаева см. в кн. Платонов О. А Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996. М, 1996. С. 630-694.

    1 Брачев В. С Царский жандарм - борец с масонами. // Секретное досье. 1998. № 1. С 50-59-

    ' Из следственных дел H. В. Некрасова 1921, 1931 и 1939 годов. Публ. В. В. Шслохаева и В. В. Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. №11-12. С10-4а

    ' ПоликаргювВ. В. Вступительная статья к публикации. // Вопросы истории. 1998. Г* 11-12. С10-15.

    * ПанеяхВ. М. О полемической заметке В. С Брачева "Возражения критикам". // Клио 1999. № 2. С 362-364.

    лей, рухнула вся лживая версия о масонском заговоре, а вместе с ней и научная репутация тех исследователей, которые ее поддерживали*1. Злорадства и апломба у В. М.Панеяха. таким образом, хоть отбавляй. Да и заявка, которую делают гг. В. В. Поликарпов и В. М.Панеях, одним росчерком пера перечеркивающие все достижения как отечественной, так и зарубежной историографии в этом вопросе, весьма и весьма, как видим, серьезна. К ней бы еще хотя бы мало-мальский источниковедческий анализ документа, объявленного ими •фальшивкой". Но ничего этого у В. В. Поликарпова и В. МЛанеяха, конечно же. нет и в помине. Не тот, как говорится, уровень у господ критиков. Зато неприязни к нашему недавнему прошлому и несогласным с ними коллегам в их ггусшицистически-историофафических эссе хоть отбавляй. Нет, к сожалению, главного - удовлетворительного владения источниками и литературой вопроса.

    -После прочтения введения Поликарпова, - возмущенно писал в связи с этим одни из старейших и знающих наших масоноведов либерального толка петербургский профессор В. И. Старцев, - у неискушенного читателя может возникнуть впечатление, что собственноручные показания Некрасова есть единственный источник, доказывающий существование масонства в России, который на самом деле сфабрикован еще в 1939 году, а затем пущен в оборот КГБ''. И далее почтенный ученый чуть ли не на пальцах вынужден доказывать дилетанту В. В. Поликарпову, что это совсем не так, что существует, причем достаточно много, и других источников, причем вполне достоверных.

    Но уж коли речь зашла конкретно о собственноручных показаниях Н. В. Некрасова 13 июля 1939 года, то "изюминка" их, и это не секрет для специалистов, как раз и состоит в том, что -они ни в чем не противоречат мемуарам и документам, об-

    1 ПанеяхВ. М. О полемической заметке В. С Брачева "Возражения критикам-. С 364

    : Старцев В. И. Письмо в редакцию. // Вопросы истории. 1999 №4-5. С 173

    труженным в свободных странах. Сопоставление каждого факта, упоминаемого Некрасовым, с аналогичными материалами, опубликованными или хранящимися за рубежам, показывает полное их совпадение. Это я называю, - подчеркивает В. И. Старцев, - проверкой его (Н. В. Некрасова. - Я В.) показаний по первоисточникам*1. И проверка эта, от которой, по понятным причинам утслонилисыт. Поликарпов и Пане-ях, добавим мы от себя, неопровержимо свидетельствует, что масонские показания Н. В. Некрасова - это не фальшивка КГБ, а вполне полноценный, заслуживающий доверия исследователей исторический источник. Из этого вовсе не следует, что с таким же доверием мы можем относиться ко всем другим показаниям Некрасова следователям НКВД. Напротив, делать этого ни в коем случае нельзя. "Каждое из них, - резонно замечает в этой связи В. И. Старцев, - заслуживает самостоятельного разбора"-'.

    Появление письма В. И. Старцева не было случайностью. Дело в том, что, несмотря на свои демократические убеждения, отношения его с либеральной историографией были далеко не безоблачны. Причем камнем преткновения между ними как раз и являлась масонская тема. Здесь надо иметь в виду, что историки-либералы, вполне солидаризируясь в этом отношении с марксистской историографией, старательно доказывали и доказывают, что никаких масонов в XX веке в России не было, а если и были, то ненастоящие, и сколько-нибудь серьезного влияния на революционные события 1917 года они не оказали. Характерны в этом отношении такие, казалось бы, маститые исследователи, как доктора наук Г. И. Злоказов и Г 3. Иоцзфе. *В формировании Временного правительства,- пишут они, -определенную роль, возможно, сыграла негласная организация политического масонства, возникшая приблизительно в 1905-1907 годах...**

    ' Старцев В. И. Письмо в редакцию. С 174. : Там же

    5 Злоказов Г. И., Иоффе Г. 3. Предисловие. // Из истории борьбы за власть в 1917 году. Сборник документов. M., 2002. С 20.

    Вот так-то, уважаемый читатель. Возможно, политические масоны все-таки сыграли определенную роль в событиях 1917 года, а возможно, и нет. Ничего конкретного по этому вопросу сказать нам господа Злоказов и Иоффе не могут или, вернее, не хотят. В. И. Старцев же, надо отдать ему должное, открещиваясь от теории "масонского заговора", говорил, и говорил вполне определенно, о несомненно "большой роли" масонского фактора в "усилении революционной ситуации в конце 1916-начале 1917 г.". Что же касается Временного правительства, то численность масонов в нем, согласно его изысканиям, •непрерывно росла". В целом же период с февраля по октябрь 1917 года характеризуется им как время -наибольшего влияния в России тайного политического союза"'. Показания Н. В. Некрасова, опубликованные В. В. Шелохаевым и В. В. Поликарповым, только подтвердили наблюдения и выводы, сделанные ранее В. И. Старцсвым. Объявление же их публикаторами "фальшивкой" справедливо было расценено им как попытка поставить иод сомнение не только результаты его многолетних исследований на эту тему, но и его профессиональную репутацию ученого-историка. Отсюда его резкая и, можно сказать, мгновенная реакция на их публикацию.

    Впрочем, и у Б. В. Поликарпова с В. М. Панеяхом нашлись последователи. Так, известный историк Р. Ш. Ганелин убежден, со ссылкой на предисловие В. В. Поликарпова к показаниям Н. В. Некрасова, чтотема эта,оказывается,специально была внедрена в 1970-е годы в нашу историческую науку *по секретному и прямому указанию председателя КГБ СССРЮ. В. Андропова и ген. Ф. Д Бобкова через голову ведавших идеологией отделов ЦК КПСС и существовавшего при нем Института марксизма-ленинизма и даже вопреки им. Цель состояла в том, чтобы, ввиду поражения официальной идеологии в спорах с диссидентами, изготовить -книги должного направления-, помогающие борь-

    1 Старцев В. И. Русское эмиграшскос маемюгво во Франции (1918- 1939). // Российское зарубежье. История и современность. М^ 1998. С 41.

    бе с -нигилистами", -демократами- и -русофобами*. Возможно, иапорические взгляды председателя КГБ и его подчиненного и специфический характер их образованности не приучили их к осторожности в обращении с историей и с масонской темой в частности (ген. Бобков охотно делился своими познаниями в области истории России накануне 1917 г., в том числе и о масонах, хотя даже симпатизировавший ему собеседник-историк счел эти познания -пугающе громадными-), но истинную цену показаний арестованных их ведомствам, добытых во время допросов, они немогли не знать. И показания Н. В. Некрасова, деятеля Временного правительства, данные в НКВД в 1939 г. перед расстрелом в 1940 г., со сведениями о масонах были пущены в оборот под видам -рассказов- или -воспоминаний*, записанных то ли самим Некрасовым, то ли кем-то с его слов. На эту удочку попались многие, в том числе Берберова, автор книги о масонстве, изданной за границей.

    Операция удалась. Масонская тема с середины 70-х годов стала фигурировать в исторической литературе*, - с огорчением констатирует этот исследователь'.

    Как видим, Б. В. Поликарпов далеко не одинок в своем нигилизме в отношении возможностей использования показаний Н. В. Некрасова как полноценного исторического источника. Более того, близкое знакомство с реалиями постсоветской историографии показывает, что в данном случае мы имеем дело с общим и куда более опасным явлением, заключающимся в навязчивом стремлении ряда демократически, так сказать, ориентированных историков и публицистов, объявив для начала фальшивкой архивно-следственные дела ОПТУ - НКВД CCCF, поставить под сомнение источниковую базу официального происхождения так называемого "сталинского периода" русской

    ' Ганелин Р.Ш. О русском фашизме прежде и теперь.// Барьер. 1999.1* 1(5).

    ста

    : Ананьин Б.В^ ПанеяхВ. М. Академическое дело как исторический источник // Исторические записки. 1999. Вып. 2. С 358-380.

    истории в целом как сфальсифицированную (Н. Н. Покровский1, И. В. Павлова").

    Оказывается, доверчиво поясняет нам сибирский историк И. В. Павлова, есть источник и источник. Одно дело - источники, отложившиеся в так называемых "свободных" странах. Здесь научный объективизм и следование фактам вполне уместны. И совсем другое дело - источники, отложившиеся в архивах -империи зла", тоталитарного государства под названием СССР. В отличие от западных стран здесь нужен совершенно другой подход, так как мы имеем дело с -глубоко идеологизированными источниками-, уже изначально искажающими смысл событий. -Такого рода искажения, - поясняет она, - заложены в существе тех источников, которые оставляют после себя идеологические государства (идеократии), задающие посредством табуированного языка особое видение событий, соответствующее искаженному сознанию тех, кому эти документы адресованы-*.

    При работе с источниками сталинского периода данные их, рекомендует И. В. Павлова, надо не только проверять и сопоставлять, но еще и подправлять или корректировать -оценкой событий того времени с позиций нравственности"'.

    -Нравственная позиция историка (в смысле осуждения сталинизма, так как именно об источниках этого периода русской истории идет речь. - В. В.), - наставляет она, - имеет первостепенное значение при работе с материалами уголов-

    ' Покровский IIII. Источниковедческие проблемы истории России XX века. // Обпкхтвенные науки и современность. М, 1997. № 5. С 96-104.

    •' Павлова И. В. Интерпретация источников по истории России 30-х годов (Постановка проблемы). // Р/маннтарныс науки в Сибири. Новосибирск, 1999. №2.

    1 Павлова И. В. Понимание сталинской эпохи и позиция историка. // Вопросы истории. 2002. № 10. С 6. ' Там же. С 15.

    но-следственных дел, которые создавались в органах ОПТУ - НКВД**.

    Субъективизм и произвольность -нравственной оценки прошлого" И. В. Павлову, похоже, не смущают. Идеологическая ангажированность новаций этой исследовательницы очевидна. Налицо не толькоявная неприязнь к нашему советскому прошлому, но и еще плохо скрытое желание при помощи навязываемого исследователям •категорического нравственного императива- в угоду современной идеологической и политической конъюнктуре основательно очернить его. Чем такой, нравственный так сказать, подход к источникам советской истории принципиально отличается от классового и партийного подхода как нашего недавнего прошлого, так и от 'фальсификаций сталинского периода", знает, видимо, одна только И. В. Павлова.

    В 1990-е годы внимание исследователей оказалось привлечено к масонским материалам Российского центра хранения ис-торико-документальных коллекций в Москве-. Речь идет о части довоенных масонских архивов, захваченных в свое время немцами в оккупированных странах Западной Европы1. В 1945 году в качестве военных трофеев они были перевезены в Москву, где и пролежали под спудом до горбачевской перестройки. Поражает очевидное богатство представленных здесь материалов: только фонд -Великого Востока Франции" (ф. 92) составляет более 17 тысяч единиц хранения, более 2000 единиц хранения насчитывает фонд Великой ложи Франции (ф. 93), 763 дела - -Верховный совет Франции" и тд.

    Важные для истории русских эмигрантских лож 1920- 1930-х годов в Европе, материалы эти мало что дают, однако, для истории собственно русского масонства в нашем отечестве до 1917 года. Наибольший интерес представляют здесь играющие

    1 Павлова И. В. Понимание сталинской эпохи и позиция историка. С 16. * Козлов С, Оливетская Т. Документы масонских лож в Особом архиве // Родина. 1993. № 2.

    ? Острецов В. М Секреты особых хранилищ // Слово. 1995. f* 1 -2.

    роль первоисточника сообщение М.С. Маргулиеса "О возрождении масонских лож •Великого Востока Франции* в России в 1906-1908 годах. (РЦХИДК, ф. 112, оп. 2, д. 26) и уже упоминавшаяся нами "Записка о русском масонстве" Л. Д Кандаурова 1929 года (РЦХИДК, ф. 730, on. 1, д. 173)'.

    Как правило, продуктивным для раскрытия темы -Масоны и масонство начала века в России" оказывается обращение к личным фондам братьев каменщиков: А. В. Амфитеатрова (РГАЛИ, ф.З*), В.А.Маклакова (ОПИГИМ, ф. 1036), Г.Н.Вырубова (РГАЛИ. ф. 1036), А. И. Сумбатова-Южина (РГАЛИ, ф.878, on. 1), Е. В. Аничкова (РГАЛИ, ф. 1008), М. М. Ковалевского (Архив РАН, ф. 103) и другим.

    Поскольку отделить общественно-политическую деятельность от деятельности "братской", масонской едва ли возможно, значение этого рода материалов для историка не подлежит сомнению, хотя собственно масонские сюжеты в отложившихся здесь документах, как правило, редки. Но есть и счастливые исключения, как, например, личный фонд известною революционера-народника Николая Васильевича Чайковского в Государственном архиве Российской Федерации (ф. 5805): черновики масонских выступлений фондообразователя, его записные книжки, масонские дипломы, устав •Великого Востока народов России", письма к нему таких известных масонов, как М. А. Алданов, Н. П. Вакар. Б. В. Савинков* и других.

    При дефиците архивного материала по теме важное значение в деле воссоздания истории политического масонства начала века приобретает мемуарная литература, дневники, письма и интервью масонов. Начало ее изданию в СССР было положено еще в 1920-е - начале 1930-х годов: воспоминания В. А. Поссе\ В. Д

    1 Я Д Кандауров о "Великом Востоке народов России*. // Вестник Московского уииверситстг Сер8 (История). 1994. № 3 С 77-79.

    ' Безбрежш С В. Русские масоны и Борис Савинков. // История СССР. 1991. №2. С 200-201.

    1 ПоссеКА Воспоминания. 1905-1917.Пг, 1923.С95-

    Бонч-Бруевича1, Андрея Белого2. Но погоду здесь делали, разумеется, не отрывочные упоминания о масонах и масонстве советских мемуаристов, а письма, воспоминания и интервью масонов, оказавшихся после 1917 года на Западе. Правда, на публичные выступления на масонскую тему они, как правило, не шли, памятуя о клятве молчания, но в частных доверительных беседах и письмах могли рассказать, а в ряде случаев и рассказывали многое. Этим и воспользовался русский эмигрант Борис Иванович Николаевский. Собранные им в 1920-е годы воспоминания, письма и интервью бывших русских политических масонов начала века оказались после его смерти в архиве Гуверовского института при Стэнфордском университете в США. В 1989- 1990 годах эти материалы были опубликованы в Москве Юрием Фель-штинским' и ленинградским профессором В. И. Старцевым*. Они-то, собственно, и составляют основной блок источников по теме: воспоминания Д. И. Бебутова, интервью Н. С Чхеидзе,

    A. Я. Гальперна, Е. П. Гегечкори, М.С Маргулиеса, В. Я. 1уревича,

    B. М. Шаха и дрЛ

    Из мемуарных свидетельств о политическом масонстве, не вошедших в книгу Б.Николаевского, наиболее важны воспоминания А. В. Амфитеатрова0, И. В. Гессена", В. А. Оболенского*,

    1 Бонч-БруевичВ.Д. Мои воспоминания о П. Л. Кропоткине. // Звезда 1930. №4. С 182-183-

    ; Белый Андрей. Между двумя революциям;:, М 1934- С 316.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. Сост. Ю.Фельиггинскин. М., 1990.

    ' Русское политическое масонство 1906-1918 годов (Документы из [уверовского института революции, войны и мира). Вступ. статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1989- № 6. С 119-134; Там же. 1990. Г* I. С139-155.

    ' Я1дашттшй?й.Русс1шемасоныиреволк>ция.С49-121.

    ? Амфитеатров А В. Мое масонство. // Сегодня (Рига). 1930,6июля.

    1ессенИ. В. В двух веках. Жизненный отчет. Берлин, 1937 С 215-218. ' Оболенский В А. Моя жизнь Мои современники. Париж, 1988.

    Л. К. Чсрнака1, А. Тырковой-Вильяме'. Дополнением к ним могут служить также мемуары А. Ф.КеренскопУ, П. Н. Милюкова', С П. Мельгунова\ письма Е. Д. Кусковой*, очерки и воспоминания памяти А. И. Браудо' и др.

    Собственно, то, что масоны в России в предреволюционные годы были, знали, кажется, все. Да и персоналии русских вольных каменщиков были у всех на слуху, о них чуть ли не ежедневно напоминала правительству национально-консервативная печать. Любопытен в этом отношении пассаж Андрея Белого:*...Мысль о тайных организациях во мне оживала... Заработала мысль о масонстве, которое ненавидел я; будучи в целом не прав, кое в чем был я прав. Но попробуй в те годы заговорить о масонстве как темной силе с кадетами! В лучшем случае получил бы я дурака: какие такие масоны? - Их нет. В худшем случае меня заподозрили бы в бреде Шмакова. Теперь, из 1933 года все знают: Милюков, Ковалевский, Кокошкин, Терещенко, Керенский, Карташев, братья Астровы, Баженов... оказались реальными деятелями моих бредней, хотя, вероятно, играли в них такую пассивную роль. Теперь обнаружено документально: мировая война и секретные планы готовились в масонской кухне**.

    О каких документальных данных о масонах писал А Белый, мы можем только догадываться. Одно несомненно: ни само русское масонство начала века (см. доклад М.С Маргулиеса Ю

    1 Чермак Л. К. Как я был масоном. Публ. А И. Серкова. // Масоны в России: вчера- сегодня., завтра?.. M., 1999- С 129-151.

    1 Тыркова-Вильяж А. На путях к свободе. Нью-Йорк, 1952.С200. 1 Керенский А Ф. Россия на историческом повороте. С 61 -65.

    * Милюков П. Н. Воспоминания. 12. M.. 1990. С 285-286

    * МелъгуновС П. Воспоминания и дневники. Ч. 1. Париж, 1964. С 142-143. 1 Аронсон Г. Россия накануне революции. Исторические этюды. Монархисты, либералы, масоны, социалисты. Нью-Йорк. 1962. С 138-143.

    * Александр Исаевич Браудо (1864-1924). Очерки и воспоминания. Париж. 1937.

    ' Белый А Между двумя революциями. С 316

    возрождении масонства -Великого Востока Франции" в России 1906-1908 п>'), ни его секретные планы более позднего времени действительно большим секретом уже в 1920-е годы ни для кого не являлись. Все было, как говорится, на виду-'. Надо было только собрать и профессионально обобщить имевшийся на этот счет материал.

    Сделал это уже давно интересовавшийся масонством С П. Мелыуноа В вышедшей в 1931 году в Париже книге "На путях к дворцовому перевороту. Заговоры перед революцией 1917 года" этот известный эмигрантский историк пришел к твердому выводу о существовании масонского заговора накануне и в феврале 1917 года. Вопреки распространенному тогда мнению, отнюдь не так называемый Прогрессивный блок (1915) был центром, вокруг которого объединялись буржуазные заговорщики. Центром таким, утверждал С П. Мельгунов, была тщательно законспирированная масонская организация'.

    Книга С. П. Мельгунова пробила первую брешь в стене молчания в среде либеральной эмиграции во Франции вокруг политического масонства и его роли в революционных событиях 1917 года. Правда, о заговоре как таковом старались прямо не говорить, сводя все дело к роли негласных масонских связей в событиях этого времени (И. В. Гессен', П. Н. Милюков', А. Тырко-ва-Вильямс (Тьфкова-Вильямс А На ггутях к свободе. Нью-Йорк, 1952). Лед тем не менее тронулся, хотя понадобилось еще несколько десятилетий, прежде чем верная по своей сути версия С П. Мельгунова стала обретать, наконец, в исследованиях историков зримые, осязаемые черты.

    1 LAcacia. 1925, few, I* 16. S. 288-292.

    1 typaee Б. Масонские заговорщики против России. // Двуглавый орел. 1931. №4.

    ' Мельгунов С. П. На путях к дворцовому перевороту. Заговоры перед революцией 191~ года. Париж. 1931.

    1 ГеаенИ.В. 8 двух веках .Жизненный отчет. Берлин, 1937. С 215-218.

    ' МилюковП. И. Воспоминания. Нью-Йорк, 1955. Есть и русское издание. M., 1991.

    Следующий шаг в этом направлении сделал Григорий Арон-сон. В октябре 1959 года в эмигрантской газете "Новое русское слово" он опубликовал подборку из четырех статей под общим названием "Масоны в русской политике". Проблема масонского заговора накануне Февральской революции 1917 года получила у Г Я. Аронсона свое дальнейшее развитие. Особенно неприятным для остававшихся еще в живых вольных каменщиков был его вывод о связи русских политических масонов начала XX века с большевиками1.

    Переломными в буквальном смысле этого слова в историографии русского политического масонства начала века стали, несомненно, 1960-е годы: издание в 1966 году Борисом Эль-киным подлинных масонских документов начала века-, публикации на масонскую тему Натана Смита (1968)', Л. Хаимсона (1965)', выход книг Джорджа Каткова "Россия. 1917. "Ревраль-ская революция* (Лондон, 1967)' и Григория Аронсона "Россия накануне революции" (Нью-Йорк, 1962)°, воспоминаний А. Ф. Керенского (Нью-Йорк, 1965)", В. А. Оболенского" сделали

    1 Григорий Аронсок Масоны в русской политике. // Николаевский Б. И. Масоны и революция. Редактор-составитель Ю. Г Фельштииский. М., 1990. С 167-170.

    ; The Slavonic and Easi European Review. London. \Ы. XUV. I* 103,1966 July. P. 154-472.

    ' Smith S. The role of Russian Freemasonry in the February Revolution. // Slavic Review. Vol XXV1I1. N" 4. 1968, December. P. 604-608. См. также его более позднюю работу: Smiih N. Political Freemasonry in Russia. 1906-1918. // The Russian Review. VoL 44.1985- P. 157-171.

    ' Haimson L The problem of social siabiliiv in urban Russia. 1905-1917. // Slavic Review. Vol. XXIV. 1965. № 1. P. 13-17.

    1 Русский перевод см.: Катков Г. Февральская революция в России. Париж. 1984.

    • Аронсон Г Россия накануне революции. Исторические этюды. Монархисты. Либералы. Масоны. Социалисты Мадрид. 1986.

    Русское издание книги: Керенский А Ф. Россия на историческом повороте, м!. 1996

    " Масонские воспоминания В. А Оболенского были опубликованы Натаном Смитом в 1968 году См.; Slavic Review. 1968 Vol. XXVII. I* 4. Р 606-60a

    свое дело, и то, что так долго и тщательно скрывалось, стало наконец явным.

    Еще более это обозначилось в 1980-е и 1990-е годы, когда усилиями ряда исследователей (Н. Смит1, -Б. Нортон2, Л.Хасс\ X. Кайлер') удалось подвергнуть своеобразной инвентаризации источниковую базу по теме. Ощутимые успехи, достигнутые в это время западной историографией в исследовании русского политического масонства начала века, способствовали тому, что за разработку этой проблемы поневоле вынуждены были взяться и советские историки. Правда, на первых порах они попытались было подвергнуть сомнению сам факт существования русских политических масонов в начале XX века. Показательна в этом отношении разгромная рецензия Ю. И. Ифицкого на книгу Джорджа Каткова, опубликованная в 1968 году на страницах журнала •История СССР*\ Однако уже в начале 1970-х годов тема эта (в разоблачительном по отношению к масонам контексте, конечно) получила неожиданную прописку и в советской историографии. В 1974 году издательство "Молодая геардия* массовым тиражом напечатало книгу историка-американиста Н. Н. Яковлева *1 августа 19 Н года", наиболее интересными страницами которой, собственно, и стали те из них, которые

    1 Smiths., SortoriB. The constitution of Russian political Freemasonry (1912). if Handbuch rur Geskchichte des Osien Europas. Wisbadcn, 1986. Bb 34- H. 4. S 498-517

    1 Norton B. Russians political masonry and the February Revolution in 1917. // International Review of Social History. 1988, vol.28, pt.2; Norton B. Russians Political Masonry, 1917, and historians. // Russian History. II № I (Spring, 1984). P. 83-100.

    1 Hass Luduic. Ambicjc, rachubei, rzeczynistose: Wjlnomularstwo w Europie Srodkowo-wschotovlnie 1905-192a warszawa. 1984. T.2. S.57-76.110-112. Есть и русские ггубликации трудов Л.Хасса о масонстве: •Русское масонство первых десятилетий XX века* в сборнике •Историки отвечают на вопросы* (Вып. 2, cl 34-155), а также его статья -Еще раз о масонстве в России в начале XX века-(Вопросы истории. 1990. I* IX 24-35).

    • Keiler Н.К. Abris der Fretmaurerischen Gcschichie in Russland. // Quatuor Coronatijahrbuch. 1993. I* 30. S. 147-188.

    ' Игриихий Ю. И. Юбилей Октября и буржуазная историография. // История СССР 1968. № 3- С 219-221.

    были посвящены роли масонов в событиях "победоносного* Февраля 19П года.

    Опираясь как на уже известные к тому времени источники, так и источники новые, впервые введенные им в научный оборот (показания бывшего генерального секретаря Верховного совета •Великого Востока народов России- Н. В. Некрасова, данные им в 1920 - 1930-хгодах в ОГПУ-НКВД СССР), Н.Н.Яковлев не только показал реальность самого факта существования думского масонства в России, но и впервые в советской историографии четко определил его роль и место в политической борьбе предреволюционных лет. Масонство, пришел к выводу Н. Н. Яковлев, играло роль "теневого штаба" либеральной буржуазии в борьбе за власть и, фактически, являлось руководящим центром в подготовке Февральской революции в России1.

    Как и следовало ожидать, реакция историков на книгу Н. Н. Яковлева была неоднозначной. Наиболее резко с ее критикой выступила "старая гвардия": И. И. Минц', Е. Д. Черменский-и М. К. Касвинов', обвинившие автора чуть ли не в возрождении "черносотенной" легенды о всемирном масонском заговоре. "Стариков" поддержал и ряд авторов так называемого "среднего", послевоенного поколения советских историков: Е. Ф. Ерыкалов\ О. Ф. Соловьев6, А. Я.Аврех". Они, правда, в отличие от Е. Д Чер-менского, не подвергали сомнению сам факт существования политического масонства и необходимость его изучения, но как историки-марксисты решительно отказывались признать его

    1 Яковлев Н. И. 1 августа 1914 года. M., 1974. С 4.18, 230-24 3-е, дополненное издание этой книги вышло в Москве в 1993 году.

    1 МинцИ. И. Метаморфозы масонской легенды. // История СССР. 1980. №4X 107-122.

    ' Черменашй ? Д. ^дарственная дума и свержение царизма в России. М., 1976. С 8-9.

    1 КасвшювМ. К. 23 ступеньки вниз. М., 1978. С 303-305. ( История СССР. 1983. г* IX 158-159. " Соловьев О. Ф. Обреченный альянс. М.. 1986С 201. * ЛврехЛ Я. Масоны и революция. М.. 1990.

    сколько-нибудь значительную роль в свершавшихся в 1917 году событиях, усматривая в таком подходе умаление народного характера Февральской революции и роли партии большевиков в ее подготовке. -Масонский сюжет есть, но масонской проблемы нет", - афористично заметил в связи с этим Аврех1. С ним не согласились, однако, Б. Ф. Ливчак-' и В. И. Старцев'.

    Тем временем издательство "Молодая гвардия", идя навстречу пожеланиям своих читателей, опубликовало в 1984 году сборник •За кулисами видимой власти** под редакцией В. И. Старцева. Он же выступил и в качестве автора основных разделов этой книги. Достоинством сборника стало то, что это была первая за все годы советской власти попытка пусть и в научно-популярном варианте, но все-таки последовательного изложения истории масонства не только начала XX века, но и за более ранний период Отражением возросшего общественного интереса к масонской проблеме стал выход в 1976 году книги журналиста-международника Генри Эрнста "Новые заметки по истории современности"*, значительное внимание в которой уделено масонским сюжетам.

    В научном плане в 1980-1990-е годы разработкой истории русского политического масонства начала XX века кроме В. И. Старцева* успешно занимались также еще и О. Ф. Со-

    1 Аврех А. Я. Масоны и революция. С Я2.

    ?' Ливчак Б.Ф.0 политической роли масонов во второй русской революции. // Политическая организация общества и современность Сб. науч. трудов. Вып. 56. Свердловск. 1977. С 135-141.

    ' Старцев В. И. Революция и власть: Петроградский совет и Временное правительство в марте-апреле 1917 года. М.. 1978. С 205-207. См.также*.Старцев В. И. Внутренняя политика Временного правительства первого состава. Л.. 1980. С 121-129.

    ' За кулисами видимой власти. М, 1984.

    ' Эрнап Г. Новые заметки по истории современности. М_ 1976. С 290-

    297.

    ' Старцев В. И. Российское масонство XX века. // Вопросы исгории. 1989. Г*6. С 30-50. СтарцевВ. И. Русские политические масоны в правящей элите Февральской революции 1917 года. // Россия в 1917 году. Новые подходы и взгляды. Сборник научных статей. Вып. 2. (Л1б, 1994. С 18-23; Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. СПб, 1996

    ловьсв1, В.Я.Бегун', В. И. Шульгин1, ЛЗамойский4, А. Я. Аврех\

    A. И. Серков6, С. П. Карпачев", И. С Розснталь", О. А. Платонов4,

    B. М. Острецов", Д. А. Андреев", А. Н. Лушин1-', В. Н. Егошина". В результате этих усилий история русского думского масонства, правда, пока в самых общих чертах, более или менее проясни-

    1 Соловьев О. Ф. Международный империализм - враг революции в России. М" 1983. С 27-28, 68-74, 88-90 и др; Соловьев О. Ф. Обреченный альянс, м, 1986 С 58-60; Соловьев О. Ф. Русское масонства 1730-1917. М., 1993; Соловьев О. Ф. Масонство в мировой политике XX века. М., 1998. См. также журнальные ггубликации этого автора: Масонство в России. // Вопросы истории. 1988. №6, Споры вокруг масонства: некоторые итоги изучения. // Вестник АН СССР. 1990. № 9; Масонство далекое и близкое. // Новая и новейшая история. 1992. №4-5.

    *' Бегун В. Я. Рассказы о •детях вдовы". Издание 2-е. Минск, 1986. С 76-107. (Первое издание вышло в свет в 1983 году.)

    1 Шульгин В. И., Швецов С П. От неона родника к участию в социалистическом строительстве. // Научная биография - вид исторического исследования. Л., 1985.

    1 Замойский Л. За фасадом масонского храма. Взгляд на проблему. М., 1990.

    1 АврехА Я. Масоны и революция. М-, 1990.

    ' Серков А И. История русского масонства. 1845-1945. СПб, 1997; Серков Л И. История русского масонства после Второй мировой войны. СПб., 1999-

    " Карпачев С П. Масонская интеллигенция в России конца ХГХ - начала XX века. М" 1998.

    ' Развитом И. С Масоны и попытки объединения политической оппозиции России начала XX века. // Вопросы истории. 2000. № 2. С 53-67.

    ' Платонов О. А Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996. М., 1996

    ? Острецов В. М. Масонство, культура и русская история. Историко-критическне очерки. М.. 1998.

    " АндреевЛА Русская периодическая печать начала XX века о масонстве.// Вестник Московского университета. Серия 8. (История). 1996. № 1. С 27- 38.

    а Лушин А И. Масонство в оценке провинциальной русской национально-патриотической прессы начала XX века. // Мининские чтения. Нижний Новгород, 1992. С 77-79, Он же-. Масонство в Нижегородской губернии в XVII! - XX вв. Нижний Новгород, 1998.

    " ЕгошинаВ. Я Масоны и политика. // Масоны в России: вчера- сегодня-завтра?. М\,1999. С 67-73-

    лась. Особенно важное значение имела в этой связи публикация в 1989-1990 гг. В. И. Старцевым' и Ю.Фельштинеким-' документов (письма, интервью, воспоминания) историка Б. И. Николаевского, хранящихся ныне в архиве П/веровского института при Стэнфордском университете в СШ А.

    Наибольшие разногласия вызывает у историков проблема масонского заговора в предреволюционные годы и участие братьев вольных каменщиков в событиях февраля-марта 1917 года. Собственно, факт самого заговора сомнений не вызывает. Но вот был ли этот заговор масонским? Н. Н. Яковлев, В. Я. Бегун и О. А. Платонов считают, что да. Напротив, С. П. Карпачев и А. И. Серков, правда, каждый по своим соображениям (первый исходя из того, что масоны-де были не настоящие, то есть не признанные заграничными масонскими центрами, а второй (А. И. Серков), не соглашаясь с этим, доказывает, что кадетское масонство начала века хотя и было настоящим, но к 1917 году перестало быть масонством и выродилось в некую политическую группу1), отстаивают прямо противоположное мнение, вольно или невольно уводящее братьев масонов от ответственности за крах исторической России.

    Своеобразную позицию занял в этом споре В. И. Старцев Не разделяя теории -масонского заговора-, он тем не менее признает огромную роль, которую играли масонские связи в консолидации сил либеральной буржуазии на пути к власти. Из ис-ториков-масоноведов либерального круга В. И. Старцев был не только самый крупный, но, пожалуй, и единственный, кто (правда, предварительно подстраховавшись утверждением, что -Великий Восток народов России- не был правильной масонской ор-

    1 Русское политическое масонство 1906-1918 годов (Документы из Р/-веронского ннеппуга революции, войны и мира). Вступ. статья и коммоггарии В. И.Старцева. // История СССР 1989. №б. С 119-154; 1990. № 1.С 139-155.

    1 Николаевский ? И. Русские масоны и революция.

    ' Серков А И. История русского масонства. 1845-1945. С 109.

    ганизацисй) попытался, хотя и в очень осторожной форме, поставить вопрос о реальной роли масонов в событиях 1917 года1.

    В отличие от масонства политического, думского, интерес к масонству мистическому, оккультному наша историография стала проявлять только в 1990-е годы, что и понятно,, ввиду того, что большого интереса к политике мистики и оккультисты никогда не проявляли. Пионером здесь оказался А. ЯАврех. Конечно, сами по себе оккультисты интересовали его мало. На материалы слежки за ними он наткнулся в фонде Департамента полиции. Сделав вывод о ложном следе, взятом царской охранкой в ее охоте на масонов (материалов о слежке за масонами политическими обнаружить не удалось), А. ЯАврех добросовестно изложил все, что было известно полиции об оккультных кружках в России начала XX века-.

    После А. ЯАвреха историей оккультных кружков и групп начала века занимались А. И. Серков* и автор этих строк1. Дальнейшим продолжением сю разысканий на эту тему собственно и является предлагаемая вниманию читателей книга.

    Несмотря на огромную литературу, посвященную масонству (свыше 60 тысяч ггубликаций)\ оно по-прежнему остается малоизученным и его история вызывает среди исследователей немало споров - слишком уж общи и неопределенны те гуманные цели, которые ставят перед собой братья масоны.

    ' Старцев В. И. Русские политические масоны в правящей элите Февральской революции 1917 года // Россия в 1917 году. Новые подходы и взгляды. Сб. науч. статей. Вып. 2. СПб. 1994. С. 18-23-

    ' АврехА Я. Масоны и революция. М, 1990.

    1 Серков А И. История русского масонства. I845-I945.C47-90.

    1 БрачевВ. С Религиозно-мистические кружки и ордена в России Первая треть XX века. СПб, 1997. С 3-29.

    ' Нодон Поль Масонство. Пер. с французского. М. 2004. С 5.

    'Масонство, - гласит конституция -Великой ложи Франции-, - есть всемирный союз, покоящийся на солидарности. Цель масонства - нравственное совершенствование человечества. Его девиз - Свобода, Равенство и Братство. В глазах масонов все последователи равноправны, невзирая на различия национальные, расовые, религиозные, на различия в состоянии, звании и положении... Конечное стремление масонов - объединение на основе свободы, равенства и братства всех людей, без различия рас, племен, наций, религий и культур в один всемирный союз для достижения царства Астреи, царства всеобщей справедливости и земного Эдема (рая)*'.

    Но это, так сказать, чисто масонский взгляд на идеальные цели и задачи ордена, нуждающийся в определенной научной корректировке. Масонство, согласно наиболее распространенному в современной историографии определению, есть не что иное, как 'религиозно-философское и политическое течение, возникшее в Германии в XIII веке-'. Что касается Германии как родины масонства, то это вопрос спорный, ибо никаких данных, что союз немецких каменотесов XIII века являлся сообществом духовного характера, у нас нет. Правильнее поэтому, как мы увидим в дальнейшем, связывать появление масонства как духовного сообщества не с Германией XIII века, а с Англией XVI века. -Цельюмасонства, - читаем мы в статье о масонах в вышедшем в 1999 году справочном издании -Словарь религий народов современной России" под редакцией М. П. Мчедлова, - является достижение всем человечеством, независимо от расовой, национальной, духовной культуры, принципов свободы, равенства, братства, -царства истины и любви; земного рая Цель дсктижима, по мнению масонов, путем нравственного, физического и умственного совершенствования каждого человека. Препятствием на этом пути являются религия и национальные государства, которые должны быть уничтожены. Важное место в деятельности масонов занимает критика исторических религий и церкви. В то же время война с Богом, церковью и

    ' Клизовсхий А Правда о масонстве. Рига, 1990. С 10-11. 1 Яблоков И. И. Религиоведение. М_ 1998. С 406.

    духовенства* не означает еще отмену религий, веры вообще, посколькумасонысоздаютновуюрелигию - религию гуманита-ризма, где место Бога занимает человечество, а старую религию они заменяют новой -морального салидаризма.

    Вторая задача масонства (наряду с борьбой с религией, религиозной моралью, церковью и духовенством) - это уничтожение национальной государственности. Конечный идеал масонства - сверхгосударство, основными признаками которого являются свобода, равенство, братство и богом которого является человечество, мораль которого не религиозна и в котором разум человеческий будет мерой всех вещей Осуществление всех этих идей моделируется в рамках масонских лож и в многочисленных обрядах и сложных символах"'.

    Идея установления царства справедливости на земле хотя и привлекательна, но в основе своей, конечно же, абсурдна и неосуществима. Особенно если иметь в виду предлагаемый масонами путь к ее осуществлению - нравственное совершенствование человечества. Неудивительно поэтому, что масонские определения сути и конечных целей своего братского союза если кого и удовлетворяют, то только самих масонов. Всем прочим, то есть "профанам* или -непосвященным", на сей счет остается только теряться в догадках

    -Что такое масонство? - Вот вопрос, который разрешается различными исследователями различно, - отмечал в далеком 1914 году М. Вашутин. - Оно и религиозная секта всемирного-де охвата и всесторонней веротерпимости. Оно и тонкое, тайное философское, чуть ли не научное символическое учение с притязаниями на всесветное значение. Оно и кодекс общей какой-то совершенной морали, особого гуманистического склада, поэтического настроения и поэтического строя. Оно - и гражданская социальная организация, не признающая никаких политических, этнографических и географических границ Оно, наконец, - тайное внегосудар-ственное, политико-обобщительное, скрытое правительст-

    1 ЭлбакянЕ. С. Масоны,ихдсжслы1схлъвсоврсиснж)йРсххт//Оюварь религий народов современной России. Отв. ред. М-Мчсдлов. М, 1999. С 214

    во, входящее во все государства и исподтишка, подпольно (и надпотолочно и застенно - если молено так выразиться)... Весь теперешний человек, его тело, его душа, его дух - всякое общество: семейное, сословное, державное объединение и все человечество вкупе, - все учение, все общественные учреждения, всерелигшг окутываются каким-то неведомым, тайным, скрытным, темным (неизбежным, необходимым)... - и эта мистическая, оккультная сила носит общее и неопределенное название *масонство*\

    Написаны эти строки давно, а звучат удивительно современно. Ведь, как и много лет назад, вопрос о сущности масонства и его подлинной роли в истории человечества вызывает самые разноречивые оценки среди специалистов Разброс мнений здесь широк от определения его как общественной организации, выдвигающей задачу морального раскрепощения людей, обеспечения свободы и братства, до тайной интернациональной мировой революционной организации, ведущей бескомпромиссную борьбу с Богом, церковью и национальной государственностью. Самое любопытное, что, несмотря на. казалось бы, взаимоисключающий характер этих определений, каждое из них по-своему справедливо.

    Вопреки распространенному мнению, масонство не есть что-то неизменное и неподвижное. В разные времена в разных странах масонство проявляло себя по-разному. Неизменным оставался, пожалуй, только его характер, как формы самоорганизации элиты общества. В этом, собственно, и состоит суть современного масонства, его голая, так сказать, "правда века*.

    : Ватутин М. Политическое масонство и его участие в крамоле в России. По поводу книги •Масонское действо*. Харьков, 1914. С 3-4.

    ЧАСТЫ

    -ТОЛЬКО МАСОНСТВО МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ САМОДЕРЖАВИЕ-: РУССКИЕ МАСОНЫ В БОРЬБЕ ЗА -ОСВОБОЖДЕНИЕ" РОССИИ

    Глава 1

    Русское масонство начала века во Франции. Ложи "Великого Востока Франции" в России (1906- 1910)

    После запрета масонства в 1822 году некоторые братья надеялись, что со временем станет возможной хотя бы негласная легализаци масонских лож в стране. Но этого не случилось. Николай I был непреклонен и, во избежание каких-либо кривотолков, после восстания декабристов счел необходимым повторить в 1826 году указ своего брата о запрете масонства, взяв к тому же с государственных служащих и военных на сей счет специальные подписки. Правда, если верить запискам П. В. Долгорукова, тайная деятельность братьев все же продолжалась: в Москве масонскую ложу возглавлял С. Фонвизин, в Петербурге же, вплоть до своей смерти (1862 г.), великим наместным мастером Великой провинциальной ложи шведского обряда был не кто иной, как сам министр внутренних дел (1855-1861 гг.), старый масон С С Ланской1.

    К концу XIX века старая посвятительная традиция эзотерического масонства второй половины XVIII - начала XIX века была утрачена. Правда, ряд исследователей, не желая "верить фактам", ссылаясь на якобы "беспрерывное" существование на протяжении всего XIX века новиковской ложи "Нептун" в Петербурге и доверительные отношения последнего представителя старого

    1 Долгоруков П. й Петербургские очерки. Памфлеты эчигратгга (I860- 1867). M. 1934-С 326 - 329.

    масонства - В. САрсеньева (умер в 1915 году) с некоторыми из московских мартинистов начала XX века (П. М. Казначеев), пытаются оспорить этот бесспорный, с нашей точки зрения, факт. В 1822 году, подчеркивал, например, князь Владимир Вяземский, 'указом масона императора Александра 1 ложам было рекомендовано не собираться. Лишь в 1828 году - через целых четыре года после декабристского восстания - начинается, опять-таки, не запрещение, а очень строгий полицейский надзор- Ложи, собственно, перестали открыто собираться, боясь полиции. Но не подлежит сомнению, что многие продолжали собираться. Ложи мартинистских систем., которые по своему замыспу являются маленькими ячейками, продолжали существовать во многих русских городах беспрерывно, равно как и розенкрейцерские. И отчасти иллюминаты"1.

    *Есть сведения, - писал он, - что, например, новиковская ложа 'Нептун" в Петербурге существовала беспрерывно; в ней был посвящен известный историк масон Пыпин, а также адмирал Беклемишев, доживший до глубокой старости, до наших дней, и после *Нептуна> принимал видное участие в ложе 'Карма* уже при досточтимом брате великом князе Александре Михайловиче. Ее членом был А П. Веретенников. Что касается Александра II, то он, как известно, - продолжает В. Л. Вяземский, - был посвящен в английское масонство во время поездки в Англию еще наследником престола. С его воцарением полицейские меры отменены не были, но собственно он и его правительство (в котором многие были негласными масонами, вроде градЬа Лорис-Меликова, графа Панина и др.) смотрели на вольных каменишков сквозь пальцы"'.

    Разделяют мнение о беспрерывном якобы существовании масонской традиции в России и некоторые современные российские историки либерального толка- 'Последнее ритуаль-

    1 Вяземский В. Л. Первая четверть века существования зарубеаоюго масонства. // Новый журнал. Нью-Йорк 1985. Кк 161. С 232-233. 1 Там же. С 233.

    нов принятие, - пишет, например, московский исследователь А. И. Серков, - относится к 1850 году. Масонские встречи продолжались по 1899 год; закончили же свой жизненный путь некоторые прямые продолжатели дела Н. И. Новикова и С. И. Га-малеиужев нашем столетии"'. Согласиться с этим трудно, ибо никакие гипотетические "масонские встречи* бывших братьев и их духовных последователей (что еще требуется доказать) серьезным аргументом в пользу якобы беспрерывности существования масонства в нашей стране на всем протяжении XVIII -XX веков служить, конечно же, не могут. На самом деле, если не выдавать желаемое за действительное, а исходить из твердо установленных фактов, нельзя не признать, что взоры будущих адептов вольного каменщичества в России XX века были обращены не в далекое прошлое русского масонства, представление о котором у большинства деятелей либеральной оппозиции самодержавию (а именно их среда и являлась потенциальным резервом масонства) было смутным, а в его блестящее настоящее, причем не в России, где оно было запрещено, а в Западной Европе, на которую и равнялась в те годы русская интеллигенция.

    Не имея возможности приобщения к вольному каменщичс-ству у себя на родине, наши оппозиционеры стремились не упустить такой возможности, оказавшись на Западе. Так, еще в 1845 году получил посвящение в одной из масонских лож ("Социальный прогресс*) "Великого Востока Италии" известный русский революционер-анархист Михаил Алекандрович Бакунин. Через 20 лет, 3 апреля 1865 года ему был торжественно вручен патент на одну из высших - 32-ю масонскую степень Древнего и принятого шотландского обряда "Великого Востока Италии*. Стоит отметить, что М. А. Бакунин был не только автором известного "Катехизиса революционера", но и "Современного катехизиса франкмасонства", где обосновывал революционную сущность вольного каменщичества'. Впрочем, отношение М. А. Баку-

    1 Серков А И. История русского масонства. 1845-1945 гп С 5. - Там же. С 53-54.

    нина к масонству, судя по всему, не было однозначным. 'Только, друзья, прошу вас, перестаньте же думать, что я когда-либо серьезно занимался франкмасонством, - писал он своим друзьям А. И. Герцену и Н. П. Огареву в 1866 году. - Этоможет быть полезно, пожалуй, какмаска или как паспорт - но искать дело в франкмасонерии все равно, пожалуй, хуже, чем искать утешения в вине*'. В 1850-е годы в итальянской масонской ложе принял посвящение и друг А. И. Герцена Н. П. Огарев. О масонстве А. И. Герцена нет достоверных сведений, но зато масоном был другой не менее известный деятель этого времени князь П. В. Долгоруков*.

    Более подробные сведения о русских масонах, подвизавшихся в заграничных ложах, относятся к периоду 1870-х - 1880-х годов. Среди них: философ-позитивист Г.Н.Вырубов (1842- 1913)- принят в начале 1870-х годов в ложу "Великого Востока Франции" "Взаимопомощь"; изобретатель электрической лампочки накаливания П. Н. Яблочков (1847-1894) - принят в 1881 году в ложу "Труд и верные друзья истины" Верховного совета Старого шотландского обряда; врач-психиатр Н. Н. Баженов (1857-1923) - ложа "Соединенных друзей" (1884 г.); просрес-сор социологии М.М.Ковалевский (1851-1916гг.) - точная дата посвящения неизвестна, скорее всего, это мог быть период между 1887 и 1890 годами".

    Особо важную роль в становлении русского масонства во Франции сьпрали Григорий Николаевич Вырубов - вице-председатель совета "Великого Востока Франции" с 1885 года, и П. Н. Яблочков1. В отличие от Г. Н. Вырубова, П. Н. Яблочков был достопочтимым мастером не "Великого Востока Франции", а лож, придерживавшихся Древнего и принятого шотландского

    1 Письма M. А. Бакунина к А. И. Герцену " Н. П. Огареву. СПб.. 1906. С 271. ; Серков А. И. История русского масонства. 18iS-1945 гт С 52. 1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. СПб.. 1996. С 39-40.

    ' Карпачев СП. П.Н.Яблочков (1847-1894). // Масонство и масоны. Вып. l.M. 199i. С 66-76

    обряда. В историю русского масонства он вошел как организатор 25 июня 1887 года в Париже первой русской эмигрантской ложи "Космос". В 1888 году в ней получили посвящение такие известные впоследствии русские деятели, как прскфессора М. М. Ковалевский, Е. В. де Роберти и Н. А. Котля реве кий. Магистерская диссертация последнего - "Мировая скорбь в европейской литературе XIX века" - посвящена анализу размышлений европейских мыслителей об идеальном человеке как высшей ценности и, несомненно, несет на себе явный отпечаток увлечения ее автора масонством.

    П. Н. Яблочков мечтал о том, чтобы превратить ложу "Космос" в элитарную, объединяющую в своих рядах все лучшее, что могла дать русская эмиграция в области науки, литературы и искусства. Мечте этой не суждено было, однако, сбыться. Болезнь, а затем и преждевременная смерть ученого (1894 г.) привели к тому, что созданная им ложа фактически развалилась и сумела возобновить свои работы только в 1899 году1. В 1898 году в одну из бельгийских лож вступил один из основоположников российской социал-демократии Сергей Николаевич Прокопович (1871-1955)'.

    К началу 1900-х годов во французских ложах насчитывалось около полутора десятка русских либералов. Конечно, этого было недостаточно для высадки масонского "десанта" в Россию. Обстоятельства, однако, благоприятствовали масонам. Нашелся человек, взявший на себя хлопоты по собиранию сил и организационному становлению русского масонства во Франции. Это был пренфессор Максим Максимович Ковалевский'. По отзывам лиц, хорошо знавших профессора, это был 'типичный [усский барин. Хороший и добрый, умный и либеральный. Истый европеец, которому чуждомногое специфически русское в нашей ду

    1 Серков А. И. История русского масонства. 18*5-1945 гг. С 56-57 ; Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 42. " НарпачевСП. М. М. Ковалевский (1857-1916).//Масонство и масоны. Сб. статей. Вып. 1. М" 1994. С 76-90.

    ховной культуре, в традиционной сокровищнице наших идей'1. Уволенный из Московского университета за проповедь в своих лекциях конституционных идей, М. М. Ковалевский долгие годы провел за границей, встречался там с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, был одним из основателей Международного социологического института. 14 ноября 1901 года благодаря, главным образом, его усилиям и под контролем ложи "Космос" в Париже была открыта Русская высшая школа общественных наук, проработавшая до 1904 года-'. Цель школы, помимо просветительской, состояла еще и в том, чтобы подготовить, в чисто масонском духе, разумеется, будущих участников борьбы за "освобождение России" без какой-либо оглядки на их партийные и идеологические пристрастия. В 1903 году число слушателей школы достигло 400 человек, среди которых можно, в частности, отметить молодого А. В. Луначарского. Именно в эти годы, судя по всему, он и получил посвящение в одной из лож "Великого Востока Франции".

    Многие из преподавателей школы, как французы (писатель Эмиль Золя, бывший председатель французского правительства Леон Буржуа, профессора Тард и Реклю), так и русские (И. И. Мечников, М. М. Ковалевский, Е. В. де Роберти, Е. В. Аничков), были масонами "Великого Востока Франции*. Характерно, что одним из посторонних лекторов, выступивших в Русской высшей школе общественных наук, был и В.И.Ленин. Со своей стороны, профессура школы задумала издание литературно-философского масонского журнала. В качестве одного из редакторов-составителей его был приглашен уже достаточно известный к тому времени поэт М. А. Волошин". Как и следовало ожидать, "роман" М. А. Волошина с масонами закончился посвящением его в мае

    : (Мюпшко-Куликовский Д. И. Максим Максимович Ковалевский // Овся-нико-КуликовскийД. Н. Воспоминания. СПб, 1903. С 161.

    Погодин С Н. M. М. Ковалевский и Русская высшая школа общественных наук в Париже. // Русская эмиграция во Франции (1850-1950 гт.). С6 научн. статей. СПб. 1995.С 17-24.

    1 Волошин М. А Из литературного наследия. Вып. 1.СП6.1991. С 140-141.

    3-5150 Врачей

    1905 года в одну из парижских масонских лож'. *Хотя преподаватели Русской высшей школы в Париже, - справедливо отмечает А. И. Серков. - и не опали масонами в своем болыиинстве, но именно в среде ее профессуры складывался круг лиц, возродивших орден вольных каменщиков в начале XX века*1.

    Кадры будущих масонов ковались, однако, не только в Париже, но и непосредственно в самой России. Неисчерпаемым резервуаром, из которого черпали масоны своих адептов, были оппозиционные правительству кружки либеральной интеллигенции. Одним из наиболее известных среди них был московский земский кружок "Беседа" (1899-1905 гт.)\ объединявший сторонников конституционной монархии в России. Большая часть из них (С А. Котляревский, Д. И. Шаховской, В. А. Маклаков, Г. Е. Львов и другие) стали впоследствии одними из первых адептов вольного каменщичества в России.

    Другим резервуаром масонских лож в России начала века стал Союз освобождения во главе с И. И. Петрункевичем. основанный в январе 1904 года на учредительном съезде в Санкт-Петербурге. В инициативную группу союза вошли люди, составившие впоследствии "цвет* русского политического масонства начала века: Л. И. Лугугин, В. Я.Богучарский, Н. Д Соколов, Е. Д Кускова, В. М. Гессен, В. А. Оболенский'. В мае 1905 года Союз освобождения" вместе с Союзом земцев-конституционалистов объединились в единую структуру - Союз союзов, который послужил, в свою очередь, основой для образования в октябре 1905 года партии русских конституционных демократов (кадеты). В дальнейшем именно кадетской партии, все высшее руководство которой (за исключением П. Н. Милюкова) было масонским, и

    1 Волошин М. А Автобиографическая проза. Дневник М, 1991. С 225.227. 1 СерковАИ. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 61. 1 Маклаков В. А Власть и общественность на закате старой России. Париж, 1938. Т. 2. С 295.

    1 Оболенский В. А Моя жизнь. Мои современники. Париж, 1988. С 236-

    суждено было стать легальным политическим прикрытием тайной масонской организации в России.

    Оживление либерального движения в начале века происходило на фоне резко возросшей активности кружков и групп радикально-социалистического направления. В 1897 году начинает свою деятельность "Бунд" - Еврейский социал-демократический союз. В следующем, 1898 году в Минске было провозглашено создание РОДРП. На начало 1900-х годов приходится и возникновение Боевой организации социалистов-революционеров, развернувшей настоящий террор против представителей царской администрации. После убийства в июне 1904 года министра внутренних дел В. К. Плеве правительство вынуждено было маневрировать. В ноябре 1904 года был разрешен первый земский съезд в России, призвавший правительство к немедленному введению конституционного строя в России. Требование это, конечно же, было отклонено. Тогда осмелевшие земцы-конституционалисты из Союза освобождения организуют так называемую •банкетную кампанию" с принятием резолюций с требованиями созыва русского парламента и введения в стране политических свобод

    Тем временем события 9 января 1905 года и неудачи Русско-японской войны привели к тому, что общественно-политический кризис в стране стал перерастать в революцию. 18 января 1905 года Николай II вынужден был принять принципиальное решение о созыве "законосовещательного учреждения". Конечно, среди революционеров и забастовщиков масонов не было, но в стороне от происходивших событий они не остались. Еще в мае 1905 года Совет закона "Великого Востока Франции* принял решение объединить всех русских братьев в одну общую для них ложу - "Космос*. В мае-июне 1905 года членами этой ложи становятся А. В. Амфитеатров, Ю. С. Гамбаров, М. И. Та-мамшев, И. ЗЛорис-Меликов, А. С Трачевский, К В. Аркадский (Добренович)1. Принятию их в ложу предшествовал своеобраз-

    СерковЛ И. История русского масонства. 1845-1945 гт. C6Z

    ный масонский экзамен на парижской квартире М. М. Ковалевского 9 мая 1905 года. В качестве гостя на нем присутствовал и уже упоминавшийся нами Максимилиан Волошин. Сам он масоном, правда, еще не был (прнняттолько 22 мая 1905 года), но доверие французских "братьев" к нему было полное. *Я видел, - писал М. Волошин, - людей почтенных, старых профессоров, которых расспрашивали об их жизни, верованиях, и они мешались и краснели, как школьники. Расспрашивал толстый еврей с бакенбардами, австрийской физиономией и острыми умными глазами. Он ловко играл душой старых русских профессоров и был по профессии каучуковых дел мастером... Я сижу в стороне, так как меня должны принять в другую ложу*1.

    Другим центром посвящения русских эмигрантов во Франции стала в 1905 году ложа "Гора Синай* союза Великой ложи Франции. Среди членов этой мастерской были М. А. Волошин, доцент Московского университета С А_ Котляревский, журналист В. И. Немирович-Данченко. Происходили посвящения русских "братьев* и в других ложах: В. А. Маклаков ("Масонский Авангард- союза "Великого Востока Франции"), Е. И. Кедрин (ложа *Les Renovateurs* "Великого Востока Франции-). Общее число членов двух русских лож в Париже - "Космос" и "Гора Синай" - определяется в 16 человек.* Е. В. Аничков, А. В. Добре-нович (псевдоним Аркадский), А. В. Амфитеатров, Н. Н. Баженов, Г. Н. Вырубов, Ю. С Гамбаров, В. О. Ключевский, М. М. Ковалевский, С. А. Котляревский, Б. В. Кричсвский, И. ЗЛорис-Мели-ков, Ф.Ф. Макшеев, В. И. Немирович-Данченко, Е. В.де Роберти, М. И. Тамамшев, А. С Трачевский-'.

    Удивление вызывает в этом списке лишь имя знаменитого нашего историка-либерала В. О. Ключевского. И дело тут не только в почтенном возрасте историка, которому было в 1906 году 65 лет. Более существенно здесь другое. Масонство в России было запрещено, и не к лицу, казалось бы, столь почтенному престаре-

    1 Волошин М. История моей души. М., 1996. С 107-108.

    ! Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 44.

    лому ученому было связывать себя с сомнительной, по крайней мере, в глазах большинства тогдашних россиян, тайной масонской структурой. Многое здесь проясняет, правда, обращение к университетскому курсу русской истории В. О. Ключевского. Вопросы, тем не менее, остаются. Дело в том, что В. И. Старцев, который принимает дату посвящения В. О. Ключевского во французское масонство - вторая половина 1906 года', ссылается при этом на данные В. Л. Вяземского в его утке цитировавшейся нами работе "Первая четверть века существования зарубежного масонства-*. Однако Н. Н. Берберова приводит на этот счет другие сведения. 'Ключевский Василий Осипович (1841-1910- -~ читаем мы в ее "Биографическом словаре русских масонов XX столетия*, - историк, профессор Московского университета. Был посвящен Сеншолем и Буле*\ Очевидно, что посвящение В. О. Ключевского Н. Н. Берберова относит к маю 1908 года - времени, когда Сеншоль и Буле приезжали в Россию для инсталляции масонских лож Москвы и Петербурга. Но это в данном случае не так уж и существенно. Важен сам факт прикосновенности к масонству В. О. Ключевского.

    А. В. Амфитеатров, принятый 16 мая 1905 года в ложу "Космос-, вспоминал позже об этом времени так: 'Перемостил нас всех Максим Максимович Ковалевский. И. З.Лорис-Мели-ков, Ю. С Тамбаров, М. И. Тамамшев, Л. С Трачевский и позже Е. И. Кедрин - это лекторский кружок Русской высшей школы социальных наук, основанной М. М. Ковалевским, и процветавший под его управлением*. Что касается ложи "Космос-, то возглавлял ее "некий доктор Николь, очень интересный и умный француз, южанин, кажется, из евреев*' (Франсуа Николь -

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 44 1 Вяземский В. Л. Первая четверть века существования зарубежного масонства. // Новый журнал. 1985. Кн. 1б1. С 234.

    1 Берберова И. Н. Люди и ложи. Русское масонство XX столетия. М, 1997. С 163.

    1 Амфитеатров А. В. Мое масонство. // Сегодня (Рига). 1930,6 июля.

    наст, имя Натан Финкельштейн, род. 2 мая 1856 года в Бухаресте, -й Б.).

    Это было либеральное, политическое масонство, ставящее своей целью подготовку' во Франции будущих .борцов за освобождение России". *Не принадлежа ни к одной из революционных партий (по непреодолимому отвращению ко всякой партийной дисциплине), я. тем не менее, - вспоминал об этом времени А. В. Амфитеатров, - стоял на крайнем левом фланге тогдашней революционной эмиграции, сочувствуя в ней наиболее эсерач-боевикам. Проповедовал объединение революционных сил для активного натиска на ослабевшее самодержавие, славил террор и террористов*. Не принять такого человека в вольные каменщики было бы, конечно, грешно. Его, как мы уже знаем, и приняли, не забыв, однако, на всякий случай осведомиться о его личном отношении к террору 'После нескольких незначительных вопросов, - вспоминал Амфитеатров, - кто-то спросил по-русски с мягким еврейским акцентом: *Как вы относитесь к убийству Плеве? Одобряете ли его и находите ли нужным дальнейшее развитие террора?*1. К террору новый •брат" относился положительно, что. однако, ничуть не помешало его приему в масонскую ложу. Таковы они были, тогдашние масоны.

    Манифест 17 октября 1905 года и введение демократических свобод в России не застали заграничных русских масонов врасплох. Они давно ждали этого часа. Неудивительно поэтому, что практически все они сразу же поспешили вернуться на свою историческую родину, чтобы уже не из прекрасного далека, а на месте включиться в борьбу за се •с^вобЪждснис". Это обстоятельство на фоне продолжающейся революции в стране, собственно, и побудило М. М. Ковалевского позаботиться о возможно скорейшем открытии масонских лож в России. Показательно в этом плане заявление А. В. Амфитеатрова, сделанное им во французской ложе "Космос" в 1905 году. 'Масонство, - заявил

    1 Амфитеатров Л В. Мое масонство // Сегодня (Рига). 1930.6иголя.

    он, - как феномен более высокой цивилизации установит свой моральный контроль над русской революцией и сыграет положительную роль в становлении будущей республиканской России*'. Как видим, планы у наших масонов были, можно сказать, наполеоновские.

    Первое упоминание о существовании в Москве и Петербурге уже в 1904-1905 годах политических лож "Великого Востока Франции" мы находим в статье П. А. Чистякова "О современных масонах в России", напечатанной в оккультном журнале "Ребус" в ноябре 1905 года. Более того, П. А. Чистяков говорит в своей статье о личной встрече в Петербурге с одним из таких политических масонов-1. Согласно годовому отчету "Великого Востока Франции" за 1903 год, в России на это время уже существовало •несколько" лож_. изолированных и скрытых от взоров".5 К сожалению, информация эта не только не получила дальнейшей разработки, но и осталась не замеченной исследователями.

    Традиционная же точка зрения на историю появления первых масонских лож в России выглядит так. 11 января 1906 года М. М. Ковалевский направил официальное письмо председателю Совета закона "Великого Востока Франции* с просьбой о делегировании его в Россию для открытия там регулярных масонских лож*. Правда, сам М. М. Ковалевский, как мы уже знаем, давно и прочно был связан не с "Великим Востоком", а с другой масонской ассоциацией тогдашней Франции - союзом Великой ложи Франции и даже имел здесь 18-ю степень Древнего и принятого шотландского устава. Причинами, побудившими его обратиться к другому масонскому послушанию, были, с одной стороны, от-

    1 Карпачев С П. Масонская интеллигенция в России конца XIX - начала XX века. С 161.

    1 П. А Ч. (П. А Чистяков). О современных масонах в России (Ответ подписчикам).//Ребус. 15 ноября 1905 г. (№42). С 4-5.

    1 ЩёголевП. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Щёголев II. Е. Охранники и авантюристы. М, 1930. С 56.

    ' Старцев й И. Русское политическое масонство начала XX века. С 46.

    носительная простота обрядности в ложах "Великою Востока", а с другой - его принципиальная установка на активное участие в политической жизни страны, борьбе за демократию, что, конечно же. не могло не импонировать М. М. Ковалевскому и его русским братьям.

    Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что среди масонских ассоциаций Французской рееггублики наиболее авторитетной и богатой в это время как раз и был "Великий Вос-ток", число членов которого доходило до 30 тысяч человек В одном только Париже у него было не менее 60 лож1. Широко были представлены масоны "Великого Востока Франции" и в парламенте. Что касается Великой ложи Франции, то она была менее влиятельна (в Париже у нее было всего 33 братства)-'. Русские же братья, можно сказать, все как один были устремлены в политику. Тот же М. М. Ковалевский, помимо забот об организации первых масонских лож в России, не забывал в то же время и о собственном партийном строительстве, подвизаясь еще и в качестве лидера Партии Демократических реформ (учреждена в декабре 1905 года). Видную роль в этой партии, помимо самого М. М. Ковалевского, играли также А. С Посников и К. К Арсень-ев. Политическая ниша, которую заняла эта партия, была где-то между октябристами и кадетами'.

    Но возвратимся к письму М. М. Ковалевского в Совет "Великого Востока Франции" с просьбой, наряду с перенесением в Россию из Франции деятельности ложи "Космос" (27 апреля 1906 года уже в Петербурге в ней был посвящен князь Давид Бебутов), еще и о разрешении ему учреждения здесь новых, так называемых "временных лож" этой ассоциации. Дело в том, что именно масонство с его четко отлаженной структурой и прочными зарубежными связями представлялось М. М. Кова-

    ' Рубипский Ю. И. Масонство во Франции (вчера и сегодня). // Вопросы истории. 1986, № 9. С 143.

    1 Соловьев О. Ф. Русское масонство. 1830-1917 С 158-159.

    ' Ковалевский М. М. Партия демократических реформ и ее программа. // Вестник Европы. 1906, №11. С 786-793.

    левскому и его товарищам наиболее действенным средством в борьбе с самодержавием. Еще в 1904 году, вспоминал И. В. Гес-сен, он как-то зашел вместе с князем Д Шаховским к только что прибывшему из-за границы Ковалевскому и был поражен тем, что, едва успев поздороваться, тот сразу* же стал доказывать ему, что только масонство может победить самодержавие: Юн положительно напоминал комиссионера, который является, чтобы сбыть продаваемый товар; - язвительно заметил по этому поводу И. В. Гессен1. Заслуживает в связи с этим внимания и другое высказывание М. М. Ковалевского, на этот раз в разговоре с П. Н. Милюковым, где он призывал его не упускать шанс использования *векового опыта масонства в организационной работе и в получении международной поддержки русскому либеральному движению*1.

    Тем временем, при посредничестве издателя масонского журнала "Акация* Ш. Лимузена, разрешение на открытие масонских лож от 'Великого Востока Франции- было, наконец, получено. А вслед за этим уже 15/28 ноября 1906 года в Москве состоялось и открытие первой в XX веке русской масонской ложи - "Возрождение". Открыта она была, и это стоит подчеркнуть, все-таки как временная ложа - обычный путь становления первых масонских лож в той или иной стране. В качестве членов-основателей •Возрождения- выступили уже известные нам братья Максим Ковалевский, Николай Баженов, Василий Маклаков, Сергей Котляревский, Василий Немирович-Данченко, Евгений Аничков, Иван Лорис-Меликов, Евгений де Роберти и Юрий Гамбаров - всего 9 человек. Протокол собрания (опубликован в 1966 году Борисом Элькиным*) подписали: Баженов, Немирович-Данченко, Котляревский, Маклаков, Аничков, Ковалевский и Лорис-Меликов. Они

    1 1ессенИ. В. В двух веках.//Архив р-,ххтсойрева1Юции.Т 22. Берлин, 1937. С 217.

    ' Соловья? О. Ф. Русское масонства I830-1917.C 173.

    ' The Slavonic Easi European Review, \blume XLTV. № 103. July 1966. P. 454-

    и образовали первый состав членов этой ложи'. Председателем ложи стал Н. Баженов, первым наблюдателем - В. Маклаков, вторым наблюдателем - Е. Аничков, оратором С Котляревский, секретарем - В. Немирович-Данченко. Общее число членов ложи за 1906 - февраль 1910 года составило 25 человек-. Можно, таким образом, констатировать, что с 15 ноября 1906 года русское масонство вступило в принципиально новый этап своей деятельности - организационного оформления своих лож непосредственно на территории России.

    Через несколько дней, пишет А. И. Серков, в Петербурге была открыта еще одна ложа - "Полярная звезда"'. Однако В. И. Старцев полагает, что произошло это все же не через несколько дней, а по крайней мере через месяц, не раньше декабря 1906 года. Как бы то ни было, уже в конце 1906 года на территории России существовало, помимо переехавшей из Парижа ложи "Космос- во главе с М. М. Ковалевским, еще две масонские ложи: "Полярная звезда- и "Возрождение*. Венераблем -Полярной звезды* стал граф А. А. Орлов-Давыдов, первым наблюдателем - Е. И. Кедрин, вторым наблюдателем - барон Г. X. Майдель, оратором -М. С Маргулиес. Секретарем ложи, то есть главной деловой фигурой, был избран князь Д О. Бебутов.

    Личный состав "Полярной звезды* во многом устанавливается по воспоминаниям Д О. Бебутова и датируемым исследователями декабрем 1907 года списком 13 членов этой ложи, опубликованным в 1966 году Б. Элькиным. Особенностью списка, опубликованного Б. Элькиным, является то, что здесь не только перечислены члены ложи, но и проставлено время посвящения их в масонство: Василий Маклаков (1905), Евгений Кедрин (1906), Д О. Бебутов (1906). В январе 1907 года были приняты в ложу Алексей Орлов-Давыдов и Мануэль Маргулиес. В (феврале - врач Этьен Жихарев и инженер барон Герман Майдель.

    1 Старцев В. И. Русское пол1Ггичсское масонство начала XX века. С 50. ?' Серков ЛИ. Русское масонства 1731-2000. Энцнклшсднчсскнй словарь. М" 2001. С1141.

    1 СерковЛИ. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 92.

    В апреле - помещик Алексей Свечин. В ноябре - архитектор Павел Макаров, адвокат Иван Переверзев. депутат Государственной Думы Александр Колюбакин и просрессор Григорий Тирас-польский, в декабре - судья Юлиан Антоновский'.

    В общей сложности с конца 1906-го по февраль 1908 год в обе масонские ложи ("Полярная звезда" и "Возрождение*) было принято 35 человек. Всего же, с учетом отцов-основателей или, проще говоря, первоначального состава этих лож, цифра эта возрастает до 45 человек. Отнимем от нее 5 человек (Ковалевский, Иванюков, Аничков, Гамбаров, де Роберти), вскоре отказавшихся от дальнейшей работы в их составе, и получим цифру в 40 братьев. Таково было общее число масонов "Великого Вое: тока Франции*, работающих на середжгу 1908 года в России'. 12 из них (Ковалевский, Баженов, Маклаков, Котляревский, Немирович-Данченко, Лорис-Меликов, Орлов-Давыдов, Аничков. Бебутов, Гамбаров, де Роберти, Кедрин) получили свое первое посвящение во Франции, остальные - уже в России. Наиболее деятельной среди первых масонских лож этого времени была "Полярная звезда*. Возглавлял ее, как уже отмечалось, один из наиболее близких друзей великого князя Николая Михайловича богач граф Алексей Орлов-Давыдов, в роскошном особняке которого на Английской набережной в Санкт-Петербурге она обычно и собиралась. А. А. Орлов-Давыдов взял на себя и фактическое содержание ложи в финансовом отношении. "Громадного роста, тучный, неуклюжий, Орлов-Давыдов, - отметил в своих воспоминаниях Д О. Бебутов, - типичный дегенерат, отличался феноменальной глупостью - страишый тяжелодум и при этом привычен свое умственное мышление излагать громко и при всех". Но поскольку за А. А. Орловым-Давыдовым были большие деньги, его терпели'.

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 56. '? Там же. С. 65-

    ' Бебутов Л О. Русское масонство XX века. // Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. М. 1990. С 126-127.

    0 том, насколько основательно обустроились масоны после 1905 года в нашем отечестве, говорит и тот факт, что в Москве у них была даже собственная православная церковь Святого Анти-пия, которую они, как правило, и посещали. Известно и о другой масонской церкви в Москве начала XX века - храм Святого Гавриила на Почтамтской улице1. К сожалению, мы ничего не знаем о "масонских" православных храмах в Петербурге, но можно не сомневаться, что они были здесь.

    Принципиальным отличием русского масонства начала XX века был, как уже отмечалось, его ярко выраженный политический характер, поскольку, в отличие от традиционного масонства, на первый план русские братья выдвигали не моральное усовершенствование, а борьбу за освобождение России от царского самодержавия. Правда, польский историк Людвик Хасс (см. его статью в сборнике: Историки отвечают на вопросы. Вып. 2. М" 1990) не совсем согласен с выделением из масонства его политического крыла, поскольку масонство, по его мнению, едино и без общего для всех масонов масонского мировоззрения нет и не может быть никакой особой "масонской политики". Но это уже, как говорится, чисто формальная сторона дела. Более существенно здесь другое. Оказывается, что сам термин "политическое масонство" давнего происхождения и был запущен в научный оборот еще в дореволюционные годы критиками ма-сонства-'.

    Очевидно, что уже с первых шагов в России масонство оказалось отягчено целями весьма и весьма далекими от целей "истинного* масонства. Проблема нравственного самоусовершенствования братьев интересовала мало. 'Большинство русских масонов было либералами, выступающими как против са-

    1 Бурышкин П. А. Розенкреицеровскис истоки оофианства. // Богача-лов Я. А Русская литература начала XX века и оккультизм. Исследования и материалы. М.. 2000. С 461.

    1 Ватутин № (М. Ф. Таубе). Политическое масонство и ста участие в крамоле в России. Харьков, 1914.

    модержавия, так и против революции. Политические успехи французского масонства, особенно "Великого Востока Франции*, его роль в консолидации общества, вес и авторитет в общественной и культурной жизни страны не могли не вдохновлять русских братьев, не соблазнять их на использование масонства в.политических целях. Существовала у них также и надежда на помощь русскому освободительному движению со стороны свободных стран по масонской линии*. - справедливо отмечает в этой связи историк С П. Карпачев1.

    Главная задача, которая стояла на первых порах перед руководителями только что образованных масонских, лож в России, заключалась в том, чтобы из временных превратить их в постоянные, для чего требовалась официальная санкция на то со стороны Верховного совета •Великого Востока Франции". Первая делегация русских лож в составе М. М. Ковалевского и Е. И. Кедрина была отправлена с этой целью в Париж весной 1907 года. Однако вопреки надеждам большинства братьев, М. М. Ковалевский привез осенью того же года из Парижа диплом, ставящий русские ложи под юрисдикцию не "Великого Востока Франции", а другой, соперничающей с ней в то время ассоциации - Великой ложи Франции. Правда, В. И. Старцев полагает, что событие это произошло несколько ранее (весной 1906 года), однако принципиального значения этот спор между историками не имеет, поскольку очевидно, что приверженность М. М. Ковалевского союзу Великой ложи Франции резко расходилась со стремлением большинства русских братьев и дорого ему обошлась. Вопреки М. М. Ковалевскому уже в январе 1908 года общее собрание русских братьев принимает принципиальное решение обратиться за содействием в инсталляции русских лож к соперничавшему с Великой ложей "Великому Востоку Франции". М. М. Ковалевский же вместе со своими близкими друзьями Ю. Гамбаровым, И. И. Иванюковым, Е. В. де Роберти и Е. В. Аничковым вынужден

    был покинуть собрание' и как масон пуститься в ?самостоятельное плавание*. Из своих сторонников М. М. Ковалевский образовал впоследствии пять регулярных масонских лож юрисдикции Великой ложи Франции в Москве, Петербурге и Архангельске-'. Однако сколько-нибудь заметного воздействия на общественно-политическую жизнь страны его ложи, вследствие их малочисленности и маловлиятельности, не оказывали.

    2 февраля 1908 года в качестве полномочных представителей русских "братьев* в Париж были отправлены Д. О. Бебутов и Н. Н. Баженов. Здесь они сразу же были приняты президентом Совета "Великого Востока Франции" npoqSeccopoM Луи Ласре-ром (1861-1929). Идя навстречу пожеланиям русских братьев, Совет ордена принимает 6 мая 1908 года решение о направлении в Россию для официального открытия там масонских лож юрисдикции "Великого Востока Франции" своих полномочных эмиссаров. Первый из них, Бертран Сеншоль (1844-1930) - инженер, член Совета ордена, был в свое время одним из близких друзей М. А. Бакунина. Вторым был Жорж Буле (1855-1920) -вице-президент Совета ордена, известный промышленник'.

    9 (22) мая 1908 года Сеншоль и Буле были уже в Петербурге. Наскоро устроившись в гостинице "Англия" на Исаакиевс-кой площади, они сразу же отправились в "Кресты", где отбывал краткосрочное заключение брат М. С Маргулиес которого они туг же, в комнате свиданий, и произвели, очевидно, за перенесенные им страдания, в степень мастера, предоставив русским братьям право возвести его после освобождения сразу же в 18-ю степень'.

    Что же касается официальной инсталляции ложи, то она происходила на квартире В. А. Маклакова. После оглашения

    ? Бебутов Д. О. Русское масонство XX века. // Никачаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 130.

    ?' Серков А И. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 9*. ' Там же. С 95-

    ' Вяземский В. Первая четверть века существования зарубежного масонства. //Новый журнал (Нью-Йорк). 1985.Кн. 161. С 234.

    факта инсталляции ложи, вручения русским братьям официального диплома и поздравительных речей большая часть братьев удалилась. Остались только А. А. Орлов-Давыдов, В. А. Маклаков, П. Майдель и Е. И. Кедрин. Всем им Сеншоль и Буле тут же присвоили 18-ю степень. Несколько позже, осенью 1908 года в 18-ю степень были посвящены Ф. А. Головин и С Д Урусов Что касается Д. О. Бебутова и Н. Н. Баженова, то они получили ее еще в (феврале 1908 года в Париже. Все это позволило позже объединить их всех в особый капитул 18-й степени1. 11/24 мая 1908 года Сеншоль и Буле прибыли в Москву, где ими была инсталлирована уже известная нам ложа "Возрождение".

    Представление о составе московского политического масонства той поры дает нам список членов ложи •Возрождение" от 11/24 мая 1908 года, опубликованный в 1966 году уже упоминавшимся Борисом Элькиным. Автором-составителем списка (всего в нем 12 (фамилий) был, судя по всему, первый наблюдатель этой мастерской Сергей Дмитриевич Урусов. Среди первых членов московской ложи"Возрождение": Н. Н. Баженов, В. И. Немирович-Данченко, С В. Котляревский, Е. И. Кедрин, В. А. Маклаков. Затем идут фамилии вновь принятых братьев: присяжный поверенный И. Н. Сахаров, князь С Д Урусов, В. П. Обнинский - кадет, либеральный земец, присяжные поверенные О. Б. Голь-довский и С А. Балавинский, кадет А. К Дворжак, актер Малого театра в Москве А. И. Сумбатов (Южин). Все они, судя по всему, были приняты вложу в один и тот же день 17 (февраля 1908 года. Печать ложи -Возрождение" представляла собой треугольник, вписанный в крут. В центре его - изображение легендарной птицы Феникс, встающей из пепла. По сторонам треугольника следовала надпись • Возрождение".

    Что касается печати петербургской ложи "Полярная звезда", то она была изготовлена Д О. Бебутовым по образцу печати "Великого Востока Франции" и представляла собой девятиугольную

    1 Ншамевский Б. И. Русские масоны и революция. М. 1990. С 131, 133, 135-136.

    звезду и скрещенные циркуль и наугольник в круге. Сама эмблема была обрамлена традиционной для масонов веткой акации. По кругу шла надпись; "Полярная СПБ звезда 1908"'.

    Ведущую роль в русском масонстве в 1907-1909 гг. играла петербургская ложа "Полярная звезда", что и не удивительно, так как именно в Петербурге находился, можно сказать, эпицентр политической жизни тогдашней России. Рост численного состава ложи устанавливается, как уже отмечалось, на основании списков ее членов (май - июнь 1908 года), опубликованных Борисом Элькиным: профессор русской литературы в Женском педагогическом институте А. К. Бороздин, историк П. Е. Щего-лев, историк-архивист Н. П. Павлов-Сильванский, полковник лейб-гвардии Измайловского полка В. В. Тсплов, бывший народоволец Н. А. Морозов, заведующий рукописным отделом Публичной библиотеки А. И. Браудо, мировой судья И. А. Окунев, депутаты Ш 1Ьсударственной Думы А. И. Шингарев и А. А. Булат, мировой судья А. К. 1Ьльм, адвокат Болотин, профессор Горного института Л. И. Лутугин, адвокат С. Е. Кальманович. Кроме того, по воспоминаниям Д О. Бебутова устанавливается, что членами "Полярной звезды" в эти годы были также отсутствующие в списках Б. Элькина профессор Политехнического института И. И. Иванюков, помощник присяжного поверенного депутат II и III Государственной Думы В. Л. Геловани и товарищ обер-прокурора Сената статский советник Н. В. Кармин?. В общей слож-ности по состоянию на 29 июля 1908 года в двух русских политических ложах - "Полярная звезда" и "Возрождение" было уже 45 братьев'. Общее число братьев "Полярной звезды" периода 1906-19Ю годов составило 60 человек1.

    К этому времени ложа "Полярная звезда" настолько разрослась, что из нее в феврале 1909 года были выделены еще две так

    1 Старцев В. И. Русское политическое насонство начала XX века. С 64. 1 Там же. С 61-62. 1 Там же. С 65.

    ' Серков ЛИ. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь. С 1144-1145.

    называемые рабочие ложи - "Северное сияние* (наместный мастер Н. В. Некрасов) и "Заря Петербурга" (первый наблюдатель В. Д Кузьмин-Караваев, секретарь А. А. Демьянов). Еще одной масонской мастерской, открытой в 1909 году, стала Военная ложа во главе с Н. Г, Андрсяновым. Оратором в ней был С Д Масловский (Мстиславский). В сентябре 1908 года представители русских лож Д О. Бебутов и М. С Маргулиес приняли участие в ежегодном масонском съезде "Великого Востока Франции*.

    Следующим шагом на пути создания собственной организации русского масонства юрисдикции "Великого Востока Франции" стала структуризация и формирование его руководящих органов. Произошло это в ноябре 1908 года, когда масоны России созвали наконец свой первый съезд в Санкт-Петербурге, на котором прифствовало до 60 братьев. Заседания его продолжались три дня. Председательствовали на нем М. М. Ковалевский, Д О. Бебутов, Ф. А. Головин. В результате было сформировано два руководящих органа русского масонства начала века: Верховный совет во главе с председателем кадетом князем С. Д Урусовым и Совет 18-ти для братьев высоких степеней, который возглавил князь Д О. Бебутов. Как видим, несмотря на показной демократизм масонов, во главе организации стояли все-таки представители русской аристократии. Среди членов Верховного совета: ДО.Бебутов (секретарь), Ф.А.Головин (1-й страж), М. С Маргулиес (2-й страж). Обязанности казначея исполнял кооптированный в Верховный совет уже после окончания съезда князь А. А. Орлов-Давыдов. Что касается Совета 18-ти. то в качестве наблюдателей здесь подвизались М. М. Ковалевский и Е. И. Кедрин. Обязанности секретаря исполнял Г. Х.Майдель, оратора - М. С Маргулиес1.

    Задачей Капитула, или Совета 18-й степени, являлось наблюдение за продвижением братьев по степеням масонской иерархии. Непосредственной же их работой в ложах руководил Верховный совет. Главная задача, которая стояла перед ним, за-

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 136.

    ключалась в распространении масонского "света" и устройстве лож не только в Москве и Петербурге, но и в других городах империи. Среди новых братьев, пополнивших ряды масонских лож в самом конце 1908 года, обращает на себя внимание фигура бывшего профессора кафедры всеобщей истории Киевского университета им. Св. Владимира, члена кадетской партии И. В. Лучицкого. В короткий срок этот новый брат сумел подготовить 11 кандидатов для посвящения в масонство. Это позволило уже в январе 1909 года открыть в Киеве первую масонскую ложу - "Киевская заря". Что касается состава ложи, то он был обычным для той поры: профессора, общественные деятели, гласные Киевской городской думы, юристы. Мастером-наместником ложи стал кадет барон Ф. Р. Штейнгель. Через полгода в Киеве была открыта еще одна ложа'.

    Всего за период 1906-1909 годов русскими братьями было создано 9 масонских лож, из которых четыре ("Полярная звезда", "Северное сияние", "Заря Петербурга" и Военная ложа) работали в Петербурге. Две ложи, как уже отмечалось, располагались в Киеве. По одной мастерской функционировало в 1909 году в Москве (• Возрождение"), Нижнем Новгороде ("Звено одной цепи") и Одессе ("Истина"). Существовали планы открытия масонских лож в Саратове, Курске и на Кавказе-'.

    27 апреля 1906 года в торжественной обстановке открылась I Государственная Дума. На состоявшихся накануне выборах убедительную победу одержала конституционно-демократическая партия (153 депутата из 448). Собственно она, а также солидаризировавшиеся с ней крестьянские депутаты (трудовики, 107 человек), а также ряд примкнувших к ним мелких партий и групп либерально-демократического толка и определили политическое лицо этого первого в русской истории парламента. Собственно масонов в I Государственной Думе было немного - всего 11 человек Е. И. Кедрин, М. М. Ковалевский, В. Д Кузьмин-Караваев,

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 142-143. 1 Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945 гг.С96.

    В. П. Обнинский, А. А. Свечин, С Д Урусов, А. Г Вязлов, К. К Чер-носвитов, Д И. Шаховской, Ф. Р. Штейнгсль, С А. Котляревский. Конечно, повлиять на ход заседаний Думы они не могли, но позицию по отношению к правительству они заняли жесткую и, что самое главное, солидарную.

    Центральным вопросом первых заседаний Думы стало обсуждение ответного адреса депутатов на тронную речь Николая II. Активное участие в завязавшейся в связи с этим дискуссии приняли масоны. В частности, В. Д Кузьмин-Караваев выступил с предложением об отмене смертной казни. Нечего и говорить, что предложение это было встречено овацией со стороны радикально настроенных думцев. Другой масон, М. М. Ковалевский, со своей стороны, явно в унисон В. Д Кузьмину-Караваеву предложил немедленную амнистию политическим заключенным. Конечно же, предложение это сразу же было поддержано еще одним братом - С. А. Котляревским, призвавшим думцев к обновлению страны на демократических началах. А еще один брат, князь Д И. Шаховской, пошел в своих требованиях к правительству еще дальше, предложив вставить в текст думского адреса к императору требование ответственного перед Думой правительства.

    На седьмом заседании I Государственной Думы 12 мая 1906 года М. М. Ковалевский призвал депутатов выразить недоверие правительству. Радикальную позицию заняли депутаты-масоны и при обсуждении аграрного вопроса, решительно поддержав кадетский проект "42-х", предусматривавший принудительное отчуждение у помещиков "излишков" земельной собственности'.

    Сенсацией стало выступление 8 июня 1906 года в Думе бывшего заместителя министра внутренних дел, а теперь уже и масона князя С Д Урусова, обвинившего "темные силы* в организации еврейских погромов, а своих недавних коллег по правительству, в частности Министерство внутренних дел, в попус-

    тительстве этим 'темным сипам*. Попытавшемуся было защитить правительство министру внутренних дел П. А. Столыпину наши -демократы" попросту не дали говорить, и он вынужден был, прервав свою речь, сойти с трибуны. Зато "брата" С. Д. Урусова, напротив, депутаты выслушали очень и очень внимательно, проводив его громом аплодисментов. Одним из последних актов I Государственной Думы перед ее роспуском, необходимость в котором была очевидна для каждого непредвзятого человека, стало принятие сю законопроекта об отмене смертной казни. Важную роль в его разработке сыграли масоны, в частности В. Д Кузьмин-Караваев, выступивший перед думцами со специальным докладом по этому вопросу.

    Уяснив наконец, что никакая конструктивная работа с откровенно настроенными на продолжение революции в стране думцами невозможна, правительство вынуждено было 9 июля 1906 года гжтгуститъ Думу и объявить новые выборы. Однако и они не оправдали ожиданий правительства. По большому счету, II Государственная Дума (20 февраля - 2 июня 1907 года) оказалась еще более левой, чем 1. Крупнейшими фракциями в ней были трудовики, кадеты и социал-демократы. Правда, масонов среди них было всего 8 человек; А. А. Булат, Ф. А. Головин, В. Д Кузьмин-Караваев, В. А. Маклаков, А-Шингарев, А. А. Демьянов, О. Я. Пергамент и К. К. Черносвитов. Из них В. Д Кузьмин-Караваев представлял Партию демократических реформ, а А. А. Булат примыкал к Трудовой группе. Остальные 6 депутатов-масонов были кадетами'. Восемь человек - из 518 депутатов. ЭТО, казалось бы, совсем немного. Но именно из их числа был избран председатель Государственной Думы. Им стал земский деятель и масон Ф. А. Головин.

    Благодаря усилиям "леваков" 11 Государственная Дума больше напоминала антиправительственный митинг, чем серьезное законодательное учреждение. Не были настроены на взаимодействие с правительством и депутаты-масоны, думские выступ-

    ления которых носили поджигательский, конфронтационный по отношению к властям характер. "Вы расстреливаете не несчастных людей, не случайные жертвы, не отдельных озлобленных несчастных. Ваши пули стреляли в совесть русского народа: - витийствовал на думской трибуне масон В. А. Маклаков. Когда же деггутаты-монархисты резонно напомнили ему о терроре подпольщиков-революционеров, В. А. Маклаков не моргнув глазом заявил, что "ужасы легального убийства превосходят все эксцессы революционного террора". "Рекорд по части забвения человеческой природы власть побила над революцией", - заявил он II Государственная Дума просушествовала всего 102 дня и уже Зиюня 1907 года повторила участь I Думы

    Плачевный опыт неудачного взаимодействия с "народными избранниками* в I и И Государственных Думах кое-чему научил-таки правительство. Обнародованный 3 июня 1907 года новый избирательный закон положил заслон беспрепятственному проникновению радикалов в будущую 111 Госудагхтвенную Думу, начавшую свою работу 1 ноября 1907 года. Левые партии были в ней уже в явном меньшинстве. Из масонов в нее прошли всего 11 человек; А. А. Булат, Ф. А. Головин, А. М. Колюбакин, В. А. Маклаков, Н. В. Некрасов, А. И. Шингарев, Г Р. Килевейн, О. Я. Пергамент, Н. С. Розанов, В. А. Степанов, К К. Черносвитов'. Что касается популярности, то вне всякой конкуренции среди думских ораторов был, несомненно, в это время В. А. Маклаков, не раз срывавший во время своих ярких зажигательных выступлений бурные аплодисменты. В. А. Маклаков специализировался на вопросах национального и гражданского равноправия, судебной реформы. Другой думский оратор-масон, А. И. Шингарев, выступал по вопросам бюджета, финансов и местного самоуправления. Он яростно протестовал против правительственных попыток урезать расходы на образование. "Мы сотни миллионов тратим на оборону, - демагогически восклицал А. И. Шингарев, - и забываем, что основа страны заключается в куль-

    туре, что голодный, необеспеченный учитель не может быть созидателем хорошей культуры. Обеспечьте сначала учителя, дайте деревне хороишго учителя, и вы поднимете культуру страны!*1. Естественно, что коллеги А. И. Шингарева по масонской ложе были полностью солидарны со своим братом.

    Подводя итог думской деятельности масонов в период 1906-1910 годов, отметим, что общее число их среди членов Государственной Думы всех трех созывов едва ли превысило три десятка человек. "Думские выступления "детей вдовы; - отмечает специально исследовавший этот сюжет историк С. П. Карпачёв, -были проникнуты чувством государственной ответственности, демократизма и гуманизма, стремлением сделать русское государство более цивилизованным, приблизить его к более высоким мировым образцам*1. Что касается стремления масонов-думцев приблизить русское государство к мировым образцам - тут спору нет. Но что касается чувства государственной ответственности, которым якобы были проникнуты их выступления, то здесь можно поспорить. С нашей точки зрения именно как раз чувства государственной ответственности и не хватало нашим братьям масонам. Зато демагогии и политиканства в их выступлениях было хоть отбавляй.

    Главной задачей русских лож французского обряда была борьба за ограничение самодержавия и превращение России в современное правовое, демократическое государство. Однако поскольку численность лож в стране была еще незначительной, реально на первый план выходила более узкая и скромная цель: "обволакивание, - по словам М. С. Маргулиеса, - власти людьми, сочувствующими масонству1. О том же, по существу, говорит в своих воспоминаниях и князь Д. О. Бебугов. "Мне казалось, при создании масонства можно было бы во всех центрах

    1 Карпачёв С П. Масонская интеллигенция в России конца XIX - начала XX века. С 179.

    Там же С 190.

    ' Николаевский Б. И. Русские масоны н революция. С 100.

    иметь группы, которые, разрастаясь, могли бы проникать во все отрасли государственной жизни*. - отмечал он1.

    Важное значение придавалось также руководителями русского масонства налаживанию и укреплению международных связей русских лож С этой целью в начале 1909 года по поручению Верховного совета M.G Маргулиес и С Д. Урусов посетили ряд масонских лож Италии, Швейцарии и Австро-Венгрии (Будапешт), а князь Д О. Бебутов (позже к нему присоединились М. С. Маргулиес и С Д Урусов) - Константинополь, где русские братья были подробнейшим образом ознакомлены с организацией турецкого масонства и распространением масонских идей среди младотурок1.

    В мировоззренческом плане практически все адепты вольного каменшичества в России начала XX века были приверженцами рационалистической позитивистской философии и к религии и церкви относились равнодушно. Показателен в этой связи про-(фессор М. М. Ковалевский. Почувствовав приближение смерти, он решился все-таки пригласить к себе православного священника и причаститься. Не сомневаясь во враждебном отношении братьев масонов к этому шагу, он вынужден был оправдываться перед ними, что делает это не из-за своих религиозных убеждений, которых у него как у масона нет, а только *в память и ради своей матери**.

    Крайне враждебные позиции по отношению к Русской православной церкви занимали Н. А. Морозов, В. А. Маклаков, П. Н. Яблочков, другие масоны. "Альфой и омегой* этих людей был космополитизм и приверженность так называемым "общечеловеческим ценностям". Православие и патриотизм среди таких ценностей, естественно, не значились. Практически все русские масоны были убежденными западниками и превыше всего ставили ценности не своей русской, а западной европейской

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция С 145-146. - Там же. С 139-142.

    ' Карпачев С И. Масонская шггеллигенция в России конца XIX - начала XX века. С 139.

    культуры: свобода, демократия и гуманизм. В продвижении этих любезных их сердцу ценностей на бескрайние пространства России они, собственно, и видели свою главную цель. Масонство как часть западной культуры, западной цивилизации привлекало их, прежде всего, возможностями расширения западного влияния в нашем отечестве, считает уже цитировавшийся нами московский историк С П. Карпачёв1.

    *Я полностью офранцузился и понимаю потребности и стремления французского общества лучше, чем потребности и стремления того o6uiecmea, в котором я родился*, - с грустью вынужден был отметить Г. Н. Вырубов2. Постоянно подчеркивает в своих воспоминаниях русскую косность и отсталость и князь Д. О. Бебутов. Убежденными западниками-космополитами были Ю. С. Гамбаров, Н. Н. Баженов и многие другие масоны. Правда, С П. Карпачёв в своей книге о масонской интеллигенции в России конца XIX - начала XX века пытается доказать, что европоцентризм и западничество наших масонов якобы органично сочетались у них, или, по крайней мере, у части их, с патриотизмом, национализмом и приверженностью к русской государственности. Спору нет. все это в целом ряде случаев действительно, как говорится, -имело место". Однако патриотизм этот был весьма и весьма специфическим - в смысле приобщения России к ценностям западной демократии. Оборотной стороной этого "патриотизма" было оправдание ими борьбы с самодержавием как главным препятствием на пути вхождения России в "мировое сообщество" и разрушение Российской империи - "тюрьмы угнетенных народов*.

    Конечно, люди в масонских мастерских были самые разные. Попадались среди них и государственники, выступавшие за сохранение "единой и неделимой России" и после свержения самодержавия в стране. Однако они в масонском сообществе той поры были в явном меньшинстве. Характерен в этой связи отказ

    1 Карпачёв С. Я. Масонская шггсллнгснция в России конца XIX - начала XX века. С 160. 1 Там же. С 149.

    государственника М. М. Ковалевского подписать так называемое ?Выборгское воззвание" 1906 года части членов распущенной правительством Государственной Думы. Как государственник, заявил он, я не могу подписывать документ, призывающий народ не платить налоги. Поддержки у братьев позиция М. М. Ковалевского, при всем уважении к нему как организатору первых масонских лож в России, тем не менее не нашла. Погоду в ложах в этом отношении делали не государственники, а так называемые "автономисты" - сторонники вхождения нерусских народов, если они того после свержения самодержавия пожелают, в состав будущей Российской демократической республики на правах автономных образований. Существовала даже организация по координации усилий национал-сепаратистов - Союз автономистов и федералистов. Председателем его, понятное дело, был масон М. С. Маргулиес.

    С. П. Карпачёв, который отнюдь не скрывает своих симпатий к масонству, всячески подчеркивает альтруизм, бескорыстие российских вольных каменщиков. И действительно, примеры такого бескорыстия в истории масонства найти, конечно, можно. Так, будущий масон и кадет А. И. Шингарев в свое время ради абстрактной идеи служения народу даже отказался от университетской кафедры и уехал в деревню лечить крестьян. Не придавал значения деньгам, охотно ссужая их в долг всем, кто попросит, и П. Н. Яблочков1. Фактически за свой счет содержал масонскую ложу "Полярная звезда" в Санкт-Петербурге и граф А. А. Орлов-Давыдов. Бескорыстие и альтруизм его были так велики, что в годы Первой мировой войны он даже открыл за свой счет ряд столовых и лазаретов и давал пособия нуждающимся семьям мобилизованных в армию воинов.

    Крупные суммы в пользу кадетской партии жертвовал и князь Д О. Бебутов. Большим альтруистом, человеком, чуждым всякого самовосхваления и рекламы, был и Г. Н. Вырубов. Примеры такого рода можно было бы продолжить. Но еще никто и нигде не

    1 Карпачёв С П. Масонская интеллигенция в России конца XTX - начала XX века. С 117.

    доказал и никогда не докажет, что другие люди, не масоны, были, есть или будут хуже и не занимались, скажем, благотворительностью, не помогали друзьям и прочее. На самом же деле, вопреки установке С П. Карпачёва, какими-либо особыми нравственными качествами, по сравнению с другими людьми, масоны начала XX века как раз и не отличались женились, разводились (а некоторые, как, например, граф А. А. Орлов, - дважды или R А. Морозов - трижды). Были среди них и карьеристы, и дельцы, и картежные игроки (А. И. Сумбатов-Южин), и пьяницы, и честолюбцы. В общем, все как у людей их состояния, их крута.

    Примерно 7, состава русских масонских лож начала XX века были выходцами из первенствующего сословия государства, то есть дворянства. В том числе '/10 часть личного состава относилась к дворянству титулованному - князья, графы, бароны. Около 10% масонов той поры были евреями1. Крайне незначительно были представлены в масонских ложах купечество и духовенство. О рабочих и крестьянах, то есть собственно самом русском народе, и говорить нечего. Что им было делать в масонских ложах, среди всех этих помещиков, крупных чиновников, преуспевающих адвокатов и профессоров?

    Рыба гниет с головы - гласит народная поговорка. Парадокс русской действительности начала века состоял в том, что в оппозиции к правительству находились не низы, а прежде всего верхи общества, его так называемые сливки - его наиболее состоятельная и привилегированная часть. Так, богатейшим, а следовательно, и свободнейшим человеком на Руси того времени был, несомненно, один из наиболее известных масонов граф А. А. Орлов-Давыдов, в ссюственности у которого были: свеклосахарный завод в Тамбовской губернии, обширные земельные владения в десятках других губерний, каменные дома в Москве и Петербурге, дачи под Ревелем и Мариенбургом, крупные капиталы в несколько миллионов рублей в русских и заграничных банках. Его коллега князь С. Д Урусов после окончания универси-

    тета поселился в имении своей жены - "Расва* (1300 десятин). Здесь к его услугам были: 16-комнатный жилой дом, несколько экипажей, прислуга. В домашней оранжерее выращивались персики, сливы, дыни и арбузы. Кроме "Расвы" С Д. Урусову принадлежали еще два имения: одно в Калужской (650 десятин) и одно в Орловской (750 десятин) губерниях. В то же время, при всем своем богатстве, этот выдающийся масон был неимоверно скуп и, по отзывам современников, всю свою сознательную жизнь вел приходно-расходную книгу, куда пунктуально заносил все свои даже малейшие траты. В конце же своей жизни, когда пришла пора подводить ее итоги, он констатировал: *Я вел очень регулярную жизнь, рано ложился спать, редко и случайно пил вино, не кутил, не подписал в течение своей жизни ни одного векселя*. За 50 лет этот масон и гуманист сшил себе всего три фрака, шесть сюртуков, на конских бегах был всего два раза, причем на скачках - ни одного1.

    Конечно, далеко не все масоны были такими скрягами, как князь С Д. Урусов. Большинство братьев как раз не стеснялись в расходах и не пренебрегали радостями жизни. Тем более что состояния их им это позволяли. Так, не менее чем в 150 тысяч рублей оценивалась стоимость усадьбы "Турлика" известного масона В. П. Обнинского: хороший кирпичный дом, облицованный камнем в новоанглийском стиле высотой 6 аршин. В доме паркетные полы, кухня с лифтом для подачи воды и дров, душ с горячей и холодной водой, центральное отопление, голландские печи и камины, телефон, мебель из дворца имама Шамиля в Калуге, ковры, картины, библиотека французских классиков (9 тысяч томов) и прочее. При усадьбе В. П. Обнинского были обширные хозяйственные постройки, погреба и 250 десятин земли'. В общем, жилось гуманисту-масону в самодержавной России, как видим, совсем неплохо. Неплохо жилось в ней и другим братьям. Обширным имением в 617 десятин в Дмит-

    1 Карпачёв С. П. Масонская интеллигенция в России конца XIX - начала XX века. С 121-129. • Там же. С 122-123.

    ровском уезде располагал Ф. А. Головин. Большими земельными угодьями владели Г. Н. Вырубов и М. М. Ковалевский (последний считался одним из крупнейших землевладельцев Харьковской губернии).

    Думать, что всех этих господ привела в масонские ложи печаль об униженных и оскорбленных на Руси, не приходится. В то же время можно предположить, что отнюдь не личная корысть и не жажда власти как таковой питала неуемную оппозиционность большинства наших либералов конца XIX - начала XX века. Для этого, надо отдать им должное, они были слишком прекраснодушны. Истинная подоплека оппозиционности сливок тогдашнего русского общества лежит, можно сказать, на поверхности: полученное ими западное воспитание и образование. И дело тут не только в иностранцах-гувернерах, подвизавшихся чуть ли не в каждой дворянской семье, или германских университетах, в которых стажировался чуть ли не каждый будущий русский университетский профессор. Сама система народного просвещения в стране была такова, что какого-либо другого убеждения, что если и есть настоящая, достойная человека жизнь, то искать ее следует только на Западе, вынести из нее учащиеся едва ли могли. Русская дореволюционная шкала, отмечал в связи с этим П. И. Ковалевский, убила у учащихся *Бога, убила национальность, убила государственность убила семью, убила человека*1. Определенный элемент преувеличения в этом суждении, конечно же, есть. Одно несомненно: и •образовывали", и воспитывали учащихся в дореволюционной России со времен Петра Великого не в национальном, а в космополитическом духе, на западный, так сказать, манер. Отсюда и результаты.

    Не следует забывать и то, что, будучи людьми, как правило, состоятельными, будущие русские масоны годами вольготно жили за границей и какой-либо другой жизни для себя просто не представляли. Крайне любопытно в этой связи следующее признание известного масона В. А. Маклакова. *Я так привык

    1 Ковалевский П. И. Национализм и национальное воспитание в России. Нью-Йорк, 1922. С 50.

    к свободной жизни во Франции, она стаза казаться мне настолько естественной, - вспоминал он, - что я почти позабыл уроки России, ту строгость и произвол, которые я испытывал на себе еще в гимназии**.

    Организационные усилия руководителей русского масонства не пропали даром. Общая численность мастерских французского обряда выросла за период 1908-1909 годов, по крайней мере, вдвое. Общее же число масонов в России за 1907-1909 годы определяется специалистами в 100 человек, причем имена 94 из них устанавливаются документально. К сожалению, это всё главным образом члены столичных масонских лож, в то время как имена рядовых членов лож провинциальных остаются нам практически неизвестным и*.

    В партийном отношении 25 % из них принадлежали к конституционным демократам. Да и сами заседания петербургской ложи "Полярная звезда* происходили над помещением бывшего кадетского клуба. Здесь же собиралась и думская фракция кадетской партии: Ф. А. Головин, В. А. Караулов, А. Н. Букейханов, Е И. Кедрин, А. М. Колюбакин, С. А. Котляревский, В. А. Маклаков, В. П. Обнинский, Н. В. Некрасов, В. А. Оболенский, А. А. Све-чин, К. К. Черносвитов, А. И. Шингарев, Ф. Р. Штейнгель. Активно участвовали в масонских ложах этой поры и эсеры: В. М. Зен-зинов, П. Н. Переверзев, С Д. Мстиславский, О. Я. Пергамент, П. М. Макаров, что, несомненно, способствовало дальнейшей радикализации и политизации думского масонства. Менее представительным было участие в политическом масонстве начала века думских фракций народных социалистов и трудовиков (Н. С. Розанов, А. А. Булат, А. А. Демьянов) и депугатов от национальных меньшинств (И. 3Лорис-Медиков, Г. Ф. Зданович, В. Л. Геловани)'.

    ' Карпачёв С Я. Масонская интеллигенция в России конца XIX - начала XX века. С 90.

    •' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 84. 1 Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 102.

    Глава 2

    "Февральский переворот" в... 1910 году: шолодые реформаторы" берут власть в ложах. Образование (1912) и первые шаги "Великого Востока народов России"

    А теперь о том, что историк В. ИХтарцев назвал "незримой драмой русского масонства" начала XX века. Дело в том, что общая обстановка в масонских ложах этого времени была далеко не братской. Разоблачение в декабре 1908 года провокационной деятельности Е. Ф. Азефа1 в партии социалистов-революционеров (напомним, что ряд видных представителей ее входили в то же время и в масонские ложи), а также неосторожное интервью Е. И. Кедрина, опубликованное в газете "Русское слово", где он объявил, что имеет степень мастера одной из парижских лож, сильно напугали "братьев", заподозривших проникновение в свою среду агентов Департамента полиции. Под подозрением оказались: Д О. Бебутов, L И. Кедрин, М. С Маргулиес, В. А. Маклаков, С С Жихарев, Н. Н. Баженов и ряд других братьев, а деятельность некоторых из них (Д О. Бебутов, С. С Жихарев) даже подверглась специальному масонскому расследованию.

    Конечно, осведомителями Департамента полиции вышеупомянутые братья, скорее всего, не были. Но вели они себя по меньшей мере неосторожно, поскольку не считали нужным скрывать свою принадлежность к ордену вольных каменщиков. А об интервью Е. И. Кедрина и говорить нечего. На Западе, уверял он читателей газеты "Русское слою", в особенности во Франции, масоны никогда не были так могущественны, как в настоящее время. 'Черносотенцы стараются уверить, что освободитель-

    1 Огромную роль н разоблачении этого известного провокатора сыграли, как выясняется в свете последних изысканий, масоны Н. А. Морозов, А. И. Браудо и С Д Урусов. См.: Серков Л И. История русского масонства. 1845-1915 гг. СПб., 1997.С 103; [Ьродницкии Р. А Боевая организация социалистов-революционеров в 1901-1911 гг.М. 1998.С 148-U9.

    ное движение в России вызвано масонами. Это совершенно неверно, к сожалению. Говорю *к сожалению", потону что при участии масонов движение получило бы совершенно другую окраску и было бы гораздо более могущественным"'. Собственно, с этой целью - резко усилить натиск а1ггиправительственных сил на самодержавие - и создавалась, как мы знаем, с помощью братьев из "Великого Востока Франции" масонская организация в России. Однако публично, во всеуслышание подчеркивать опасность связи французского масонства с освободительным движением в России - это для масона было, конечно же, чересчур.

    Гнетущую атмосферу масонских лож той поры хорошо передает в своих мемуарах Д. О. Бебутов. -Мне часто приходилось замечать, - пишет он, - что между братьями нет настоящей близости, без чего масонство обречено на смерть. Из Москвы все чаще приходили сведения, что все очень недовольны Баженовым, который недостаточно конспиративен и часто чрезмерно болтлив. Кем-то получено сведение, что Жихарев на подозрении у социалистов-революционеров. По этому случаю был назначен суд, кото{)ый не нашел ничего подозрительного и даже пожалел Жихарева, который был искренне этим потрясен. Затем многих стала пугать систематическая травля в черносотенной прессе против жидомасонов кадетов... Словом, начало создаваться какое-то прекращение занятий*'.

    Наконец, после получившего широкую огласку скандала, связанного с иском к Алексею Орлову-Давыдову, на котором, собственно, все и держалось с финансовой точки зрения, со стороны артистки М.Я. Пуаре (Марусиной) по поводу необходимости признания им своего внебрачного ребенка, ложа "Полярная звезда* стала разваливаться буквально на глазах О том, какого накала достигли споры в масонской среде этого времени, красноречивее всего говорит следующий факт. В конце 1909 года •братья" М. С. Маргулиес и П. М. Макаров ни с того ни с сего

    1 Масоны. // Русское слово. 1908 8 ноября. С 3. ' Никачаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 143-144.

    потребовали у князя Д, О. Бсбутова показать им его французский масонский диплом. Д\ О. Бебутов показал и тут же горько пожалел об этом. Взбешенный П. М. Макаров выхватил из рук владельца злополучный диплом и тут же, на глазах изумленного Д О. Бебутова разорвал его1. А ведь, казалось бы, интеллигентный человек, инженер. Все дело в том, что П. М. Макаров подозревал в Бебутове провокатора.

    Уверенность в наличии провокации была настолько распространена в масонских ложах Москвы и Петербурга, что, например, один из лидеров русского политического масонства Н. В. Некрасов не удержался, чтобы не заявить об этом даже в своих показаниях в НКВД 1939 года, указав на Д О. Бебутова и М. С Маргулиеса как на лиц не только нечистоплотных в моральном отношении, но и прямо опасных для масонов по их связям с царской охранкой'.

    Нельзя сбрасывать со счетов и то, что масоны каким-то образом узнали о командировке сотрудника Департамента полиции Б. К. Алексеева в Париж и, узнав, решили, что правительству удалось-таки напасть на след их организации. *В 1909 году, - отмечает в своей "записке" Л. Д Кандауров, - до сведения Департамента полиции дошло, что в России действует франкмасонская организация, учрежденная "Великим Востоком Франции*... Члены русских лож "Великого Востока* насторожились и в конце 1909 года от страха или от скуки - ложи было решено усыпить**.

    Однако современные историки масонства (А. ЯАврех*, В. И. Старцев) не поддерживают эту версию. Суть конфликта, по мнению В. И. Старцева, была в том, что в отличие от Н. В. Некрасова и его единомышленников, смотревших на масонство как на действенный инструмент борьбы с самодержавием, старое по-

    ' Николаевский В. И. Русские масоны и революция. С 14-и 1 Из следственных дел Н В. Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Ше-лохаева и В. В. Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. № 11-12. С 38. ' Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. С 208. ' ЛврехАЯ. Масоны и революция.С ЗП-325.

    каление русских масонов в лице Д О. Бебутова, М. С Маргулиеса и других крепко держалось за морально-нравственные основы учения вольных каменщиков1. Отсюда и конфликт между ними. А подозрения в отношении ряда "братьев" в их провокаторстве, кстати, ничем и никогда не подтвержденные, - это уже закономерное следствие наметившейся среди масонов розни. Нечего много и говорить, что большинство "братьев" были на стороне Н. В. Некрасова и его сторонников. "Старики" вроде Д. О. Бебутова и Е И. Кедрина, упрямо придерживавшиеся принципов "нравственного" масонства, им только мешали. Отсюда разрабатывавшиеся в это время среди реформаторов планы коренной реорганизации масонства в России, что позволило бы им избавиться от "балласта".

    Инициатором коренной реорганизации русского масонства на новых, более отвечающих политическим реалиям страны началах был А. М. Колюбакин. Деятельную роль в этом процессе сыграли также его коллеги по кадетской партии Н. В. Некрасов и князь С Д Урусов-'. Воспользовавшись циркулировавшими в то время в "братской" среде слухами о якобы проникших в масонские ложи провокаторах и агентах царской охранки, "молодые реформаторы" решили на время "прикрыть- ставшие "ненадежными" масонские мастерские, чтобы, оставив таким образом за бортом несогласных с ними сторонников "нравственного* масонства, сформировать из оставшихся фактически новую масонскую структуру. В феврале 1910 года по их инициативе во исполнение этого плана состоялось общее собрание братьев, игравшее, по сути дела, роль своеобразного масонского конвента. От Петербурга на нем присутствовали Ф. А. Головин, С Е. Каль-манович, Н. А, Морозов, Я.Н. Гордеенко. Д О. Бебугов и Н. В. Некрасов. От московских масонов присутствовали Н. Н. Баженов и С Д Урусов, от киевских - А. Г. Вязлов и Полторацкий. Из Нижнего Новгорода - Г. Р. Кильвейн и Каминский. От Военной

    1 Старцев в. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 81 ?' Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 65.

    4 - 515" Врачей

    97

    ложи - С Д Масловский и П. М. Макаров. Председательствовал Ф. А. Головин.

    Повестка дня была одна: распускаться или нет. Д. О. Бебутов заявил, что на закрытие масонских лож у собравшихся нет необходимых полномочий. После горячих споров с перевесом в один голос победили сторонники предоставления ложам самим решить их дальнейшую судьбу. "При таком неопределенном настроении ложи предпочли временно уснуть", - отмечал Д О. Бебутов1. Ему и в голову не могло прийти, что все это было не что иное, как фарс, устроенный за его спиной спектакль, призванный "усыпить" прежде всего его самого, а также его коллег Н. Н. Баженова, М. С. Маргулиеса и других противников чрезмерной политизации масонских лож

    Анализ состава мастерских 'Великого Востока Франции* в России и пришедших им на смену лож "Великого Востока народов России" (1912 г.) показывает, отмечает в связи с этим А. И. Серков, что в феврале 1910 года произошло фактическое "усыпление" масонов, установивших тесные контакты с Францией и получивших капитулярные степени (Д О. Бебутов, Н. Н. Баженов, Е. И. Кедрин, В. А. Маклаков, М. С Маргулиес и другие), представителей национальных партий (И. ЗЛорис-Меликов, В. Л. Геловани). Формальным поводом была объявлена, как уже отмечалось, склонность этих братьев к болтовне, которые, живя в Петербурге, активной политической жизнью тем не менее не занимались. Так фактически были выведены, отмечает А. И. Серков, из масонских лож "все профессора, которые стояли у истоков масонства в России, поскольку они тяготели к философскому, а не политическому масонству"1. Не все, правда, подчинились решению февральского совещания об •усыплении- братьев. Среди мастерских "Великого Востока Франции" в России, деятельность которых была продолжена и

    1 Бебутов Д. О. Русское масонство XX века. // Николаевский Б. И. Русские масоны и революциях 144-145.

    ; Серков А И. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 105.

    после 19Ю года, - "Литва* (Вильно), "Федерация* (ею руководил П. Н. Переверзев) и "Белый орел" (из польских уроженцев, проживавших в то время в Санкт-Петербурге). Но погоды эти ложи в масонском сообществе того времени, конечно же, не делали.

    Были прекращены, судя по всему, и работы самой многочисленной из лож Верховного совета русского масонства - "Полярная звезда", хотя, по некоторым данным, они все-таки продолжались вплоть до 1915 года. Есть сведения (М. С. Маргулиес) и о том, что в 1919 году братья из "Полярной звезды" были якобы •усыновлены" парижской ложей "Дружба народов".

    Итак, после февраля 1910 года большая часть лож Верховного совета русского масонства возобновила свои работы, но уже под новым руководством - Николая Виссарионовича Некрасова. Профессор Томского университета, специалист по статике и сооружению мостов, он рано изменил своему призванию, увлекся политикой и вступил в 1907 году в кадетскую партию. Как впоследствии оказалось, это был правильный ход Н. В. Некрасова туг же избирают депутатом III, а затем и IV Государственной Думы. Здесь он зарекомендовал себя как яркий, неординарный политик Такие люди масонам были, конечно же, нужны, и уже в 1908 году состоялось посвящение Н. В. Некрасова в петербургской ложе "Полярная звезда" под руководством А. А. Орлова-Давыдова. Понятно, что оставаться на вторых ролях даже в масонской ложе такой умный и деятельный человек долго не мог. Он и не остался, причем решающую роль здесь сыграл, несомненно, февральский масонский мини-переворот 1910 года. Был ли он необходим? Видимо, да.

    Строгая конспирация была нужна масонам не только в целях сокрытия своих работ от агентов Департамента полиции, но и от некоторых деятелей левого крыла оппозиционных к масонству деятелей. Дело в том, что согласование в рамках масонских лож единой позиции различных политических фракций в Думе могло быть эффективно лишь только в том случае, если думцы-"профаны" ничего бы не знали и даже не догадывались,

    что выступают объектами масонской политической игры1. Первоочередной задачей в этих условиях было провести немалую подготовительную работу по организационному становлению новой масонской структуры в России. И началась она, естественно, с учреждения новых, уже очистившихся от неугодных членов масонских мастерских. Конечно же, основу или костяк их составляли старые, проверенные масонские кадры. Но не только. Согласно подсчетам историка В. И. Старцева, из 94 человек, членов лож французского обряда, в ложи "Великого Востока народов России* перешло всего только 37'. "Усыплено", таким образом, было свыше 50 человек. Конечно, это не мешало им считать себя по-прежнему масонами и бывать в ложах, правда, уже не в России, а во Франции.

    "Усыпление" старых масонских лож и организация на их основе лож новых позволили реформаторам не только избавиться от мешавшего им балласта - сторонников так называемого "нравственного масонства", но и существенно обновить свои ряды, влить в еще не вполне окрепшую организацию "свежую кровь". К сожалению, мы еще слишком мало знаем о новых ложах, учрежденных после февраля 1910 года. Видное место среди них занимала, судя по всему, ложа "Малая медведица* (1911 г.). Среди ее членов - такие известные масоны, как Б. Г. Барт, А. И. Браудо, С. Д Масловский, П. Н. Переверзев, П.М.Макаров,

    A. А. Демьянов, А. Я.1альперн. Мастером-наместником ложи был А.А.Демьянов, первым надзирателем- П.М.Макаров, вторым - А. И. Браудо. В 1912 году в "Малой медведице" был посвящен А. Ф. Керенский.

    Из других новых лож обращает на себя внимание думская ложа -Роза" (1910 г.), составившаяся из депутатов-масонов, членов 111 Государственной Думы: Н. В. Некрасов, А. М. Колюбакин,

    B. А. Степанов, Н. К. Волков и других, причем среди них были не только кадеты, но и представители других политических пар-

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 23-24.

    ?' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 84.

    тий, представленных в Думе меньшевиков - Е. П. Гегечкори, М. И. Скобелев, Н. С Чхеидзе; прогрессистов - И. Н. Ефремов, А. И. Коновалов; трудовиков - А. Ф. Керенский. В этом, собственно, и состоял смысл учреждения думской ложи.

    Достойно упоминания присоединение в 1911 году к новому русскому масонству во главе с Н. В. Некрасовым и С Д Урусовым и двух так называемых "английских* лож. Одна из них работала в Санкт-Петербурге, другая - в Архангельске. Основателем английского масонства в России в начале XX века был настоятель англиканской церкви посольства Великобритании в Санкт-Петербурге пастор Б.-С. Ломбард Одним из деятельнейших членов английского масонства в Санкт-Петербурге был депутат Государственной Думы В. П. Басаков1. Заметного следа в России английское масонство не оставило. Как, впрочем, и масонство германское. Внедрение последнего на русской почве всецело было связано с деятельностью сотрудника германского посольства в Санкт-Петербурге Эрвина Германа (1859-1925). В России он появился в 1904 году и уже тогда попытался создать небольшой масонский кружок при посольстве, правда, не вполне удачно. О работе этого кружка известно, впрочем, мало.

    Следует подчеркнуть, что и после февраля 1910 года, наряду с ложами "Великого Востока народов России", продолжались на ее территории и "работы" других масонских послушаний. В первую очередь здесь следует отметить мастерские "Великой ложи Франции", учредившей в России по крайней мере 5 своих регулярных лож Особенно влиятельной среди них была ложа •Феникс* (основана в 1906 году), работавшая по шотландскому уставу. Сюда, в частности, входили: Е. В. Аничков, Ю. С. Гамбаров, И. И. Иванюков, Е. В. де Роберти и другие. Возглавлял ложу М. М. Ковалевский1. К1916 году относятся сведения и о ложе "Два горизонта", также работавшей, судя по всему, по Древнему и при-

    1 Серков Л. Ч. История русского масонства. 1845-1945 гг. С108. • Серков А И. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь. С. 1145.

    нятому шотландскому уставу, а также родственной с ней ложе "Четыре элемента" (М. Анатольев. М. Добрянский и другие).

    Из петербургских лож, непосредственно подчинявшихся "Великому Востоку Франции*, в России этого времени можно отметить: "Человечество" (Р. М. Бланк и другие), "Федерация" (А. Д Марголин), "Звено одной цепи- ("Железное кольцо*) и •Белый орел".

    Но вернемся к работе лож масонской организации во главе с Н. В.Некрасовым и С.Д.Урусовым. Собрания их в 1910- 1912 годах происходили более или менее регулярно - один раз в неделю. Обсуждались на них, главным образом, вопросы политического характера: согласование действий братьев в Государственной Думе и прочее. Сами ложи принципиальных решений, впрочем, не принимали, а только выносили свои предложения через секретаря организации Н. В. Некрасова в Верховный совет1. Принципиальным отличием этой новой или, во всяком случае, основательно обновленной организации являлся ее радикальный характер. В отличие от своих предшественников, •новые" масоны уже прямо заявляли, что они ориентируются на замену монархии демократической республикой через ту или иную форму государственного переворота. Вопросы нравственного совершенствования находились у них далеко не на первом плане. Да и состав самих лож серьезно "полевел* по сравнению с периодом 1906-1909 годов, прежде всего за счет широкого привлечения в них левых кадетов, меньшевиков и эсеров.

    В 19Ю-19П годах в петербургские ложи (состав провинциальных, к сожалению, практически неизвестен) были приняты следующие лица: В. А. Степанов, Н. С. Чхеидзе, А. ЯТальперн, Е П. Пггечкори, Н. К. Волков, Н. Д Соколов, В. Г. Харитонов, В. А. Оболенский, Б. Г. Барт, В. А. Виноградов, ЯЛБрусов. Шестеро из них были меньшевиками, четверо - кадетами-'.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 79.

    : Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 96.

    О том, как и при каких обстоятельствах происходили эти первые посвящения, подробно рассказал в своих беседах с Б. И. Николаевским меньшевик Н. С Чхеидзе. Беседы происходили 24-26 августа 1925 года в Марселе:

    "Как-то раз - это было в 1910 г. - ко мне подошел член ГосударственнойДумы Степанов, левый кадет, и спросилменя, не нахожу ли я возможный вступить в организацию, которая стоит вне партий, но преследует политические задачи и ставит своей целью объединение всех прогрессивных элементов; упомянул он при этом, что для вступления необходимо принятие какой-то присяги и что вообще это связано с некоторым ритуалом. О том, что это масоны, он мне прямо не сказал. Я не был знаком с характером этой организации, равным образом я мало знал и о масонстве вообще, но почему-пю - не припомню теперь, почему именно, - сразу догадался, что речь идет о масонской ложе, и тотчас же выразил свое согласие. Степанов указал, куда я должен прийти, - адреса я теперь не помню. В назначенное время я пришел Меня ввели в отдельную комнату, где Степанов дал мне анкетный листок с рядом воп -росов, на которые я должен был ответить (Степанов об этой анкете предупредил меня заранее), и оставил меня одного. Я сел писать ответы. Насколько вспоминаю, вопросы были следующие (приведу, что помню, вместе со своими ответами).

    Как вы относитесь к семье? - Признаю ее как ячейку, имеющую воспитателы1ый и объединяющий характер.

    Как вы относитесь к человеческому прогрессу? - Признаю, что человечество идет к тому, чтобы стать одной семьей, к этому ведут объективные условия развития человечества, и считаю необходимый всеми силачи работать над этим.

    Ваш взгляд на религию? - Считаю, что нужно быть терпимым ко взглядам каждого.

    Какие пути и методы международных отношений вы признаете? - Считаю, что только пути мирного сотрудничества, что только общечеловеческая солидарность и стрем-

    юз

    ление к взаимному пониманию являются основаны, на которых должны складываться международные отношения.

    Как вы относитесь к войне? - Считаю, что метод решения международных споров путем войн должен быть навсегда и совершенно исключен из списка допущенных.

    А если нападут на Россию? - Мы должны стремиться ликвидировать ее (войну} тем или иным мирным путем.

    Какую форму правления вы считаете наиболее приемлемой для России? - Республиканскую.

    Других вопросов и своих ответов я не помню, но помню хорошо, что вопросов, имевших то или иное отношение к социализму и классовой борьбе, среди них не имелось. Этих тем не коснулся яив своих ответах.

    Когда я написал ответы, в комнату вошел Степанов, взял их и удалился, оставив меня ждать ответа. Я знал, что в это время ответы мои были оглашены в собрании ложи. Через некоторое время вошел Степанов, туго завязал мне глаза и провел куда-то, где меня усадили. Здесь мне был задан вопрос:

    'Знаете ли вы. где вы сейчас находитесь?*

    Я ответил *На собрании масонской ложи*'.

    В говорившем Н. С Чхеидзе риал Н. В. Некрасова, голос которого был ему хорошо знаком. Вопросы, которые задавал ему последний, повторяли вопросы анкеты, и он легко ответил на них. Затем Некрасов предложил ему встать, и он услышал, что вслед за ним встали и все присутствующие. Некрасов произнес слова клятвы - об обязанности хранить тайну всегда и при всех случаях, о братском отношении к товарищам по ложе во всех случаях жизни, даже если это связано со смертельной опасностью, о верности в самых трудных условиях. Потом Некрасов задал, обращаясь ко всем присутствующим, вопрос:

    *Чего просит брат?*

    Присутствующие ответили:

    •Брат просит света!*

    После этого повязка с глаз Чхеидзе была снята, к нему подошел масон Степанов и поцеловал его как нового брата. С такими же поцелуями к нему стали подходить и остальные.

    'Последними, как я теперь увидел - вспоминал Н. С Чхеидзе, - были, кране Некрасова и Степанова, еще член Ibcy-дарственной Думы и присяжный поверенный А Я.Гальперн, относительно последнего у меня некоторые сомнения, был ли он тогда; возможно, что был и еще кто-нибудь из тех, кого я назову дальше, как членов малой ложи, помню, что всего было человек 5-6.

    Да, позабыл, акт приема меня был сделан от имени *Вели-кого Востока Франции*.

    Так я вступил в ложу. Заседания последней шли более или менее регулярно, 2-4 раза в месяц; собирались на квартире какого-либо из членов; никаких ритуалов на этих собраниях не соблюдалось; состав несколько менялся - в общем, руководствовались тем правилом, чтобы в ложе сходились люди, жившие относительно недалеко друг от друга, но чисчо присутствующих было 6-8.

    Совещаушя эти носипи информационный характер; определенных докладов обычно не было; каждый передавал новую информацию, - за эту последнюю я особенно ценил эпт собрания"1.

    Ценным дополнением к воспоминаниям Н. С Чхеидзе являются сведения, которыми поделился 7 августа 1928 года в Брюсселе с Б. И. Николаевским социал-демократ Е. П. Гегечкори:

    *Это было, кажется, в 1909 г. (1910. - В. Б.). Унос, социал-демократических депутатов, сложились очень хорошие отношения со Степановым, Волковым, Некрасовыи, с группой левых кадетов вообще. Несмотря на общую атмосферу, очень неблагоприятную для левых, они не только не сторонились нас, но даже как бы сознательно искали с нами связи. Причины этого я понял только после того, как Чхеидзе ввел меня в масонскую

    ложу. Первым разговор со мной завел на эту тему Чхеидзе, который после долгих колебаний, что чувствовалось по его подхода", сообщил мне, что именно эта группа левых кадетов предложила ему войти в ложу. Он спрашивал мое мнение и хотел, чтобы в ложу вошел и я. Я спросил, как относится к этому делу он сам. Чхеидзе ответил, что он уже дал согласие. Я, зная об отрицательном отношении партии ко всякого рода внеушртийным объединениям, стал тогда расспрашивать более подробно о задачах масонской организацш и мотивах его положительного ответа. Чхеидзе мне объяснил, чтоэтаорга-низация по своим задачам носит определенно революционный характер, что она стремится к насильственному перевороту, что она представляет из себя значительную силу, будучи довольно широко распространена в интеллигентских кругах, и что с нашей стороны было бы в высшей степени нецелесообразно остаться вне подобной организации, которая в будущем может сыграть весьма значительную роль; наоборот, если мы в нее войдем и постараемся оказывать воздействие на эту организацию, на ее политические мнения, в желательном для нас, социал-демократов, направлении, то это может быть очень полезно с точки зрения тех задач, которые станут перед нами - социал-демократами. При этом он сообщил, что выяснил, что в организацию не входят правые элементы (правее прогрессистов) и что для дальнейшего им было поставлено условие в неприятии таких элементов и это условие руководителями организации принято. Эти соображения для меня решили вопрос, и я дал свое согласие*1.

    После этого состоялась встреча Гегечкори с Волковым и Некрасовым. Последние подтвердили все сообщенное Чхеидзе относительно революционного характера организации, что она действительно, оставаясь организацией непартийной, стремится к тем же политическим целям, которые преследуют революционные организации.

    После ряда таких разговоров произошло посвящение Гегеч-кори, процедура которого в общем совпадала с тем. что мы уже знаем.

    *В назначенный день за мной приехал Волков и в карете повез меня куда-то в район Морской, где меня ввели в чей-то особняк - я до сих пор не знаю, чей он был (во всяком случае не Набокова). Там меня оставили в отдельной комнате, куда ко мне пришел Некрасов, принесший анкетный лист. Я его заполнил. Помнится, что на вопрос: "Как вы относитесь к семье?" я ответил: 'Считаю ее свободным союзом личностей, связанных общностью интересов и культурного уровня". На вопрос: "Как вы относитесь к дружбе?" - "Считаю ее моральным обязательством, которое человек берет на себя по доброй воле и которое для него с этого момента является морально обязательным". На вопрос об отношении к войне я, оговорив о недопустимости изменческих действий, указал, что считал бы обязанностью стремиться к превращению войны в революцию. О религии - что сам отношусь к ней отрицательно, считаю ее опиумом, но в то же время рассматриваю ее как частное дело каждого.

    Помню, что был еще вопрос о личной храбрости, о своей способности пожертвовать своею жизнью и интересами семьи для дела, которое я считаю общественно полезным. Я ответил, что этот вопрос кажется мне несколько неудобным: сказать *да" было бы слишком смело, самонадеянно, сказать же "нет" было бы несправедливостью по отношению к себе. Такого рода самопожертвование я считаю в известных условиях, т.е. если задача, во имя которой жертва приносится, соответствует той политической работе, которой я себя посвятил, необходимым, но говорить заранее о личной способности на подобный шаг нельзя: это выяснится, когда дело дойдет до действия*'.

    Когда 1егечкори заполнил анкету, за ней зашел Некрасов и забрал ее. Потом он завязал Гегечкори глаза и повел в комнату; где заседали члены ложи. Здесь ему вновь были заданы вопросы из анкеты, после чего он принес клятву, повторяя ее за мастером. В клятве говорилось об обязанности держать в тайне даже от самых близких людей, в том числе и от семьи, все, что относится к деятельности ложи, о готовности принести в жертву интересы семьи и близких в пользу тех задач, которые преследует ложа. Если же по его вине тайна ложи разгласится и это повлечет за собою ее провал, то он признает себя подлежащим смертной казни.

    -Всю эту клятву я произносил стоя с завязанными глазами; в наиболее патетических местах клятвы, например, при заявлении о готовности пожертвовать собою, к моей груди приставляли шпагу. Во всей этой процедуре было что-то неприятно-жуткое; меня при этом ни на минуту не покидала мысль, что я делаю ошибку, встугшя в эту организацию тайно от партии, скрывая этот свой шаг от последней, но в то же время вся она в целом, со всей своей необычностью для революционной среды - я должен это признать, - действовала на меня несколько импонируюше.

    После принесения клятвы и того стереопшпного вопроса, который приведен в рассказе Чхеидзе ("чего просит брат*), мне сняли повязку и все присутствующие подошли с поцелуями. Среди них были Некрасов (председатель), Степанов, И. Д. Соколов, Г. Ф. Зданович (помню, его присутствие меня оченьуди-вило), Чхеидзе, крупный сотрудник 'Русских ведомостей* Обнинский (он был казначей ложи), некто Харитонов - старый революционер, Орлов-Давыдов.

    Собрания ложи происходили регулярно каждую неделю, и я настолько увлекся этим делом, что не пропустил ни одного из них. Недоверчивое отношение, которое у меня было вначале, быстро рассеялось. Атмосфера братского внимания друг к другу, стремление оказывать братьям помощь во всех делах, отсутствие враждебности и борьбы - все это действовало

    подкупающе. На собраниях ложи обсуждали политические вопроси, обменивались мнениями о положении дел, о действиях, намеченных партиями, или о том, что сделать следует Ложа сама решений не принимала, она только намечала их и вносила в форме предложений в Верховный совет (через Некра -сова). Нашей социал-демократической деятельности ложа не стесняла; ее решения нас не связывали - скорее она нам помогала, так как члены ложи из других партий помогали нашим выступлениям, например давая нахии подписи под нашими запросами. Даже в таких мелочах они нас поддерживали, как аплодисменты при выступлениях, создавая в Государственной Думе атмосферу успеха для наших выступлений*'.

    Из наиболее ярких случаев, когда масонская ложа оказывалась полезной для социал-демократического дела, Е. П. Пггеч-кори запомнился следующий. После роспуска Государственной Думы на 3 дня в связи с Холмским земством социал-демократическая фракция внесла срочный запрос о нарушении П. А. Столыпиным Основных законов; этот шаг вызвал недовольство буржуазной, даже левой печати; кадетские газеты писали, а кадетские политики говорили, что социал-демократы не справятся с задачей, что они должны уступить этот запрос кадетам, у которых имеются лучшие ораторские и политические силы (сами кадеты с внесением запроса опоздали). Ответственную речь фракция поручила мне, и тогда Некрасов, который вообще в это время сидел рядом с нами и был по существу на нашей стороне, а не на стороне кадетов, посоветовал мне обратиться к М. М. Ковалевскому, обещая, что тот поможет в подготовке выступчения. Я обратился, и Ковалевский действительно помог всей, чем толькомог: он работал весь день, перевернул всю свою библиотеку, пересмотрел все западноевропейские конституции, всех государствоведов и дал мне такой обильный материал, что речь вышла блестящей, и даже кадеты были вынуждены признать, что социал-демократическая фракция

    оказалась на высоте задачи. Когда я благодарил Ковалевского за помощь, он мне ответил: -Это ведь мой долг в отношении &гизкого человека". Меня этот ответ несколько удивил: близким к Ковалевскому я никогда не был, видел его тогда чуть не в первый раз. Это мое недоумение сказалось и в моем рассказе Некрасову о приеме, который мне был сделан Ковалевским. Некрасов ответил в тоне Ковалевского: 'Иначе он (то есть Кова-левский) и не мог поступить". Из этого я понял, что М. М. Ковалевский близок кмасонской организации"'.

    № М. Ковалевский устраивал каждую Пасху особые пасхальные приемы, на которые собиралось до 40 человек. Туда он стал звать и Е. П. Гегечкори, после того как тот вступил вложу. На них бывали все члены ложи. Там он встречал Колюбакина, Караулова, адвоката Бсрнштама, Сидамонова-Эристова и других.

    Очевидные успехи нового русского масонства побудили Н. В. Некрасова на дальнейшие организационные шаги по его укреплению. С этой целью уже в январе 1912 года им был поставлен вопрос о проведении учредительного масонского съезда русских лож французского обряда. Был ли уведомлен об этом ?Великий Восток Франции", мы не знаем. Во всяком случае, известно, что через князя С Д Урусова связь с ними русские братья все-таки держали-'. Известно также, что эмиссар 'Великого Востока Франции" Лебук даже приезжал в это время в Петербург. Однако подробностей его визита мы не знаем. Практически ничего не известно нам и о том, при каких обстоятельствах именно Н. В. Некрасов - человек сравнительно новый в масонстве - оказался на должности временного секретаря русских лож в 1910-1912 годах.

    Как полагает А. И. Серков, именно в это время (конец 19П года) произошло объединение обновленных после февраля 1910 года так называемых реформаторских лож "Великого Востока Франции" в России с шотландскими ложами круга

    1 Нишктсхий Б. И. Русские масоны и революция. С 79-80.

    • Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С142.

    М.М.Ковалевского, хотя заметной роли в "Великом Востоке народов России* последние никогда не играли. Вторым важным событием, способствовавшим организационному укреплению новой, по сути дела, масонской организации, стало присоединение к ней уже упоминавшихся английских лож (мастерская В. П. Басакова в Петербурге и ложа в Архангельске)1.

    Окончательное структурирование новой организации произошло на ее учредительном съезде в Москве летом 1912 года. Были ли до этого какие-либо масонские съезды или совещания после февраля 1910 года - мы не знаем. А. И. Серков полагает, впрочем, что да, поскольку только на них, этих совещаниях или съездах, и могли быть избраны в состав Верховного совета Н.В.Некрасов (секретарь), В.А.Степанов и Г.ДСидамон-Эристов, заменившие в нем ряд "усыпленных* к этому времени братьев-'. Заседания съезда происходили на квартирах братьев С А. Балавинского и Ф. А. Головина. От Петербурга присутствовали А. Я.Гальперн, Н. В. Некрасов, А. М. Колюбакин. В. А. Виноградов, В. А. Степанов, А. И. Браудо, К Г. Голубков, А. Ф. Керенский. Московские ложи представляли С. А. Балавинский, Ф. А. Головин, В. П. Обнинский, С Д, Урусов. От Киева присутствовали Н. П. Василенко, М. С Грушевский, Ф. Р. Штейнгель. Нижегородские ложи представлял Г. Р. Кильвейн. Присутствовали также делегаты от Минска и Одессы'.

    Состоялось всего два заседания. Вел их секретарь Верховного совета Н. В. Некрасов. Обсуждалось два вопроса. Первый ил них - конституирование русской масонской организации как формально независимой от -Великого Востока Франции". Как заявил делегатам докладчик от Верховного совета Н. В. Некрасов, в России к этому времени насчитывалось не менее 14-15 лож, из них 5 в Петербурге, 3-4 в Киеве, 1-2 в Москве и по одной в Нижнем Новгороде, Минске и Одессе. Этого, по его мне-

    1 Серков Л И. История русского масонства. 1845-1945 гг.С 108. ; Там же.

    ' Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. М., 1990. С 53-55.

    нию. было вполне достаточно для выделения русских братьев в самостоятельный масонский орден наряду с ?Востоками" других европейских стран1. Каких-либо возражений у присутствующих это не вызвало. Правда на открытие ордена требовалось предварительное согласие "Великого Востока Франции". Но его. как уверил присутствующих Н. В. Некрасов, можно будет получить несколько позже. На том и согласились.

    В интервью, данном в 1920-е годы историку Б. И. Николаевскому. А. Я.Гальперн утверждал, что связь с "Великим Востоком Франции" осуществлялась в эти годы через князя С Д. Урусова-. Однако давал ли тот предварительное согласие на проведение конвента 1912 года в Москве, мы не знаем. Складывается впечатление, что предварительно вся эта акция была все-таки согласована с парижскими братьями. Другое дело, что афишировать официальное согласие "Великого Востока Франции* на открытие в России масонского ордена им было ни к чему.

    Совсем в другом ключе происходило на съезде обсуждение другого, и явно второстепенного, казалось бы, вопроса о названии ордена русских вольных каменщиков. Подавляющее большинство делегатов были русскими и стояли за то. чтобы орден носил традиционное и общепринятое в Европе название "Великий Восток России*. Однако тут неожиданно поднялся со своего места украинский делегат историк М. С Грушевский и решительно потребовал, чтобы в названии новой масонской ассоциации •ни в коем случае не было слова Россия". Юн занимал в этом вопросе совершенно непримиримую гюзицию, отрицая вообще за Россией как государственной единицей право на целостное существование; его с рядом оговорок поддерживал Василенко". - вспоминал впоследствии об этой истории А. Я. 1альперн\

    ' Русское политическое масонство в 1906-1918 гг. Документы архива Гувс-ровского института войны, мира и революции. Публ. В. И. Старцсва. // История СССР. 1990. № 1.С 1*1.

    : Там же. С U2.

    ' Нишчаевалй ? Я Русские масоны и революция. С 5-4-55.

    Слою "Россия" в названии ордена удалось, в конце концов, отстоять, согласившись на компромисс - "Великий Восток народов России".

    Было бы неправильно, конечно, только на основании этого инцидента делать далеко идущие выводы. Одно несомненно: именно масонские ложи со своим показным, демонстративным космополитизмом всегда притягивали и притягивают к себе до сих пор самые злобные антирусские силы. Дело дошло до того, с горечью отмечал В. А. Бобринский, что камое слово 'русский* безнаказанно поносилось в стенах Государственной Думы. Там дико глумились над любовью к Отечеству, и поверхностному наблюдателю не могло не казаться, что русский народ отжил свой век и что Россия отдана на расхищение своим внешним и внутренним врагам. Враги торжествовали и глумились над Русью, над ее священнейшими требованиями и верованиями*'.

    Но, быть может, В. А. Бобринский преувеличивает антирусский характер заседавшей в Думе масонской либеральной братии? Есть поэтому смысл обратиться к свидетельству, исходящему из самого либерального лагеря, например лидера октябристов А. И. Р/чкова, о масонстве которого хотя и нет бесспорных доказательств, но сомневаться в нем по ряду косвенных свидетельств не приходится. Вот что вспоминал он об одной из наиболее видных масонских фигур февраля-марта 1917 года _ Н. С Чхеидзе. "Я относился брезгливо к Чхеидзе с его ненавистью к буржуазному строю, русскому народу, к России самой*'-. Ну, что касается буржуазного строя, который якобы ненавидел Н. С Чхеидзе, то это, конечно же, не так. Опыт показал, что более последовательного защитника буржуазного строя, чем социал-демократы (а Н. С Чхеидзе, напомним, был именно социал-демократом - меньшевиком), в мире, пожалуй, и не сыскать. А вот свидетельстю А. И. Гучкова о ненависти Н. С Чхеидзе к русскому

    1 Бобринский В. Л Пробный камень славянского братства. // Ладо. Сборник литературно-общественный. СПб., 1911. С 136.

    ; Александр Иванович Гучков рассказывает. M.. 1993- С 118.

    нт.юду и России самой поистине бесценно. Ведь Н. С Чхеидзе - это не просто видный масон, не просто социал-демократ, он еще и первый председатель Исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов в 1917 году. Советская власть, так сказать, хотя и в меньшевистско-масонском обличье.

    Но вернемся к масонскому съезду 1912 года. Еще одной важной задачей, помимо конституирован ия организации и решения вопроса о ее названии, стала проблема формирования нового состава Верховного совета "Великого Востока народов России*. Сюда, в частности, вошли А. М. Колюбакин, Н. В. Некрасов, С. Д. Урусов. В тот же день в Верховный совет были кооптированы Д. Н. Григорович-Барский, Н. С. Чхеидзе и А. Ф. Керенский. Секретарем (с 1913 года - генеральный секретарь) Верховного совета "Великого Востока народов России- был избран левый кадет А. М. Колюбакин. Работал Верховный совет на правах ложи. 'Никаких обрядив в заседаниях Верховного совета, как и в ложе, не было*, - свидетельствовал Н. С Чхеидзе1. Что касается устава "Великого Востока народов России", то принятие его было отложено до второго съезда, намеченного на 1913 год За это время Верховному совету было поручено позаботиться о разработке и предварительном обсуждении соответствующего проекта.

    Второй съезд "Великого Востока народов России. (ВВНР) состоялся, как и было намечено, летом 1913 года, правда, уже не в Москве, а в Петербурге на квартире В. А. Степанова. На нем, в частности, и был принят устав "Великого Востока народов России", в котором были определены задачи новой организации и закреплена уже сложившаяся организационная структура ордена.

    Согласно записке Л. Д. Кандаурова, автором устава ВВНР был В. П. Обнинский. Однако исследователи отдают предпочтение сообщению А. Я.Гальперна1, который утверждал, что автор

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 85.

    1 Там же. С 61.

    его - С Д Масловский (Мстиславский), которому якобы помогал князь С. Д. Урусов'. Экземпляр этого проекта был обнаружен в 1988 году профессором В. И. Старцевым среди бумаг Б. И. Николаевского в архиве Г/веровского института войны, революции и мира в Стэнфорде. Им же, В. И. Старцевым, впервые был дан и подробный разбор этого примечательного документа.

    Цель организации, как она формулироваласьв проекте устава 1912 года, заключалась в коздании связанного моральной общностью и взаимным доверием братского ордена; братья сохраняют свободу политического действия, но стремятся к утверждению и защите прав человека и гражданина*'-. Как установил В. И. Старцев, главным источником, из которого черпали Мстиславский и Урусов основные положения устава ВВНР, был Общий регламент "Великого Востока Франции", хотя пункты; касающиеся масонской тайны и конспирации, были в нем несколько усилены. В целом же, с точки зрения содержания устава, масонство ВВНР может считаться, по авторитетному заключению В. И. Старцева, вполне нормальным регулярным масонством. Нерегулярными в нем могут быть признаны только его цели - чисто политические, а не морально-этические, чего следовало бы ожидать от масонского ордена. Обращает на себя внимание также и сокращение обрядности при приеме в степень мастера, и исключение степени подмастерья или товарища, а также прием в ложи, наряду с мужчинами, и женщин5. Политические цели, как мы знаем, преследовал не только ВВНР. Не чужды они были и "Великим Востокам" других европейских стран, в частности Франции и Италии. Так что в регулярности или правильности ВВНР как масонской организации можно не сомневаться.

    : Серков А И. История русского масонства 1845-1945 гг. С 119. 1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С119-' Русское политическое масонство. 1906- 1918 гг. Документы из архива Руверовского институт-! войны, революции и мира. Публ. В. И. Старцева. // История СССР 1989. № 6. С 129.

    Особо пристальное внимание уделялось в проекте Мстиславского - Урусова орденской тайне. "Братья обязаны хранить в тайне как само сущеапвование ордена, так и все, что касается его состава, планов и деятельности. Братья обязаны хранить все сообщенное им в братском порядке или ставшее известным в заседаниях ложи. Братья знают лишь членов ложи. Венерабль знает секретаря Верховного совета. Все, относящееся к орденской тайне, не должно быть излагаемо на письме. Письменные ответы испытуемого и баллотировочные записки немедленно сжигаются в самой ложе; - читаем мы здесь. Все это, а также клятва братьев не раскрывать существования братства, хотя бы они и были спрошены об этом даже на суде, восходящая в своей основе к клятве ордена московских розенкрейцеров XVIII века, не оставляет сомнений в двойной морали наших масонов: одна для членов ордена, другая - для профанов. О таком "пустяке", как требуемое масонской клятвой от братьев лжесвидетельство в интересах ордена на суде, вроде бы неудобно и говорить.

    После небольших поправок устав ВВНР был утвержден -братьями* и, по решению конвента, в зашифрованном виде напечатан вразбивку в изданной в том же 1913 году в Санкт-Петербурге книге Е. Сидоренко •Италианские угольщики XVIII столетия-. В конце 1980-х годов была осуществлена, наконец, и научная публикация этого документа1. Сравнение проекта Мстиславского- Урусова 1912 года и официального устава, принятого на масонском съезде в 1913 году, было проведено В. И. Старцевым. Оно показало, что каких-либо принципиальных изменений на конвенте в него внесено не было. Если в проекте посвящаемый должен был при клятве поднимать правую руку вверх, то в окончательном варианте все свелось к прижиманию им ее к сердцу.

    1 Русское пшитическос масонство. 1906-1918 гг. Документы архива гуве-ровского института войны, революции и мира. Публ. В. И. Старцсва. // История СССР. 1989- №6. С 129-13"; см. также: Масоны it масонство. Сборник статей. Вып.1.М_1991.С111-117.

    Вместо двух степеней (ученик, мастер), которые предусматривал проект, окончательный вариант устава закреплял существование трех степеней. Должность секретаря Верховного совета ВВНР стала называться теперь не просто секретарь, а генеральный секретарь. Такой же мелочный, непринципиальный характер имели и другие поправки, внесенные в окончательный вариант устава.

    Заслуживает внимания более обтекаемый характер, по сравнению с первоначальным вариантом, формулировки задач ордена. "Масонство, - читаем мы здесь, - имеет целью искание истины и достижение нравственного совершенства человечества путем объединения людей на началах братской любви, взаимопомощи, терпимости и полной свободы совести. Отсюда девиз масонов: свобода, равенство и братство*1. Основные усилия орденской организации, в соответствии с уставом, должны были быть направлены на "общую работу по утверждению и защите прав человека и гражданина, при сохранении, разумеется, за ее членами свободы политического действия" - так комментирует это положение устава современный исследователь А. И. Серков:.

    Высшей властью в ордене объявлялся, согласно уставу, его конвент или съезд, который должен был собираться не реже одного раза в год. Составлялся же он как из делегатов лож, так и из членов Верховного совета предыдущего состава. Последние входили в число делегатов съезда как бы автоматически, для обеспечения преемственности. Исполнительным органом ВВНР был Верховный совет, избираемый на съезде. Работал он, как уже отмечалось, на правах ложи. Обращает на себя внимание предусмотренный уставом порядок широкого пополнения рядов Верховного совета не путем избрания на съезде, а путем кооптирования - процедура, как мы знаем, далеко не демократическая. Любопытно, что конвент как таковой избирал большинством в 7Я голосов не самих членов Верховного совета, а только трех

    ' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 124. *' Серков А. И. История русского масонства. 1845-19н5 гг. С 108.

    выборщиков, а уже те выбирали трех его членов, которые, в свою очередь, доизбирали еще трех. Общее число членов Верховного совета не должно было превышать 18 человек, однако открыть свои работы Верховный совет мог уже и при 6 членах, избрав из их числа своего секретаря. Нельзя не обратить внимание и на то, что имена членов Верховного совета конвенту, т.е. съезду масонов, не сообщались'. Верховный совет, отмечалось в уставе ВВНР 1913 года, -входит в случае надобности в сношения с другими дружественными союзами для координации действий мирового масонства и совещания по общим делам. Для этой миссии совет может обращаться к содействию всякого известного ему члена братства*'.

    В обязанности Верховного совета входило также открытие новых лож и контроль за приемом новых членов. Прежде чем сделать предложение профану, его кандидатура не только тщательно обсуждалась в ложе, но и обговаривалась пг^дварйтель-но с генеральным секретарем Верховного совета. Функции его были весьма обширны: докладчик в Верховном совете по всем текущим делам, он в то же время контролировал кассу ордена и фактически единолично решал все текущие вопросы. Такова она была, масонская демократия. Эффективный и целесообразный характер ее, если иметь в виду условия, в которых приходилось работать вольным каменщикам в нашей стране, не подлежит сомнению. Еще одной особенностью работы Верховного совета были регулярные поездки его членов по провинциальным городам России, в ходе которых они не только лично знакомились с братьями местных лож, но и выясняли возможность дальнейшего использования их в интересах организации.

    Всего с 19Ю по октябрь 1917 года в составе Верховного совета ВВНР зафиксировано 25 фамилий. В сущности говоря, это

    1 Русское 1Юлитическое масонство. 1906-1918 гт Документы архива Гуве-рсжского института войны, революции и мира. Публ. В. И. Старцева. // История СССР 1989-№6. С 132.

    ?' Старцев В. И. Русское политическое масогктво начала XX века. С 127.

    был своеобразный мозговой центр русского политического масонства начала XX века: С А. Балавинский, А. И. Браудо, Н. К. Волков, А. Я.Гальперн, Е. П. Гегечкори, Ф. А. Головин. Д Н. Григорович-Барский. И.П.Демидов, А.А.Демьянов, А.В.Карташев,

    A. Ф. Керенский, А. М. Колюбакин, А. И. Коновалов, П. И. Макаров, С. Д. Масловский-МстиславскийД В. НекрасовД А, Оболенский, Г. Д Сидамон-Эристов, Н. Д Соколов, В. А. Степанов, С Д Урусов,

    B. Г Харитонов, Н. С Чхеидзе, С. Н. Чебаков. Ф. Р. Штейнгель1.

    Ритуал посвящения в ВВНР также, как уже отмечалось, был до крайности упрощен- После ответа на традиционные вопросы об отношении к семье, государству, религии, войне, космополитизму и прочее происходил уже сам обряд посвящения нового брата с принесением клятвы. Масонская иерархия в ВВНР также была предельно упрощена: ученик - подмастерье - мастер. Предусматривались уставом, впрочем, и так называемые "офицерские должности" в ложах: венерабль (председатель), наблюдатель, оратор, казначей и секретарь. Председатель вел собрания ложи. Он же осуществлял и ее связь с секретарем Верховного совета. За соблюдением братьями устава следил оратор. Сбором членских взносов занимался казначей. Минимальное число членов ложи, как это и положено у масонов, было не менее 7, максимальное - не более 14. Последнее требование, впрочем, соблюдалось далеко не всегда. Членство в ордене было пожизненным. Уйти из него было нельзя. Другое дело - временное или постоянное "усыпление" брата, отошедшего в силу ряда обстоятельств от дел. "Усыпить" можно было, правда, только решением Верховного совета, и целую ложу. Можно констатировать, что, за исключением, быть может, некоторых пунктов, посвященных конспиративному характеру деятельности братьев (обойтись без чего в специфических российских условиях было бы затруднительно), ничего необычного устав ВВНР не представлял и вполне вписывался в общемасонскую традицию.

    1 Серков А //. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь С 1142.

    Серьезные споры среди исследователей, как уже отмечалось, вызывает вопрос о так называемой .регулярности" ВВНР, то есть признание или непризнание его в качестве масонской организации. Дело в том, что сами масоны ВВНР регулярной, то есть законной, масонской организацией официально никогда не признавали и не признают до сих пор, указывая на якобы его недостаточное внимание к обрядовой и посвятительной традиции. И хотя для всякого непредвзятого исследователя очевидно, что создавался ВВНР с молчаливого согласия и по образцу .Великого Востока Франции", парадокс состоит в том, что на официальное признание этого факта французские братья так и не пошли. Понять это можно так, что руководство "Великого Востока Франции" сознательно не хотело связывать себя с подпольной масонской антиправительственной структурой в России, опасаясь испортить тем самым отношения с естественным союзником Франции кануна Первой мировой войны - русским правительством. Другое дело, что не все историки склонны считаться с этим соображением. 'Учитывая факт возникновения 'Великого Востока народов России* без санкции иностранных послушаний, - пишет, например, в своей последней работе О. Ф. Соловьев, - и otneymcmeue компактов между ними, его следует считать неправильной масонской организацией, которую другие федерации не признавали*'. Основной аргумент О. Ф. Соловьева - это то, что русские "братья" так и не были допущены на парижскую конференцию масонских орденов стран Антанты, проходившую 14-15 января 1917 года, хотя их представитель С А. Балавинский в Париж все-таки приехал-. О том, что французские "братья" не признавали русских масонов, посвященных в орден после февраля 1910 года, св1щетельетвуст, по мнению О. Ф. Соловьева, и сделанное ими в 1919 году в Париже предложение А. Ф. Керенскому и его сторонникам начать свой масонский путь с формального посвящения в степень ученика,

    1 Соловьев О. Ф. Масонство в мировой политике XX века. С 53. • СпловъевО.Ф. Русское масонство. 1730-1917 гг.С 259.

    от чего те, понятное дело, отказались. Именно это обстоятельство, доказывает О. Ф. Соловьев, и явилось причиной фактического разрыва А, Ф. Керенского с русским масонством в эмиграции'.

    Другой исследователь, А. И. Серков, напротив, нисколько не сомневается, что, несмотря на факт формального непризнания ВВНР 'Великим Востоком Франции", структура эта была тем не менее его самой настоящей 'дочерней организацией* или, говоря другими словами, организацией правильной, масонской, хотя и отмечает ее последующую -несостоятельность* именно с этой точки зрения*. Очевиден масонский характер ВВНР и для В. И. Старцева. Вместе с тем более радикальный характер этой ассоциации по сравнению с французскими ложами периода 1906-1909 годов и отказ русских братьев от некоторых элементов масонской обрядности (обязательное ношение фартуков, белых перчаток и прочес) позволяет ему заключить, что в этом смысле правы все же те, кто не считает ложи ВВНР настоящим или регулярным масонством. Аргумент В. И. Старцева не оригинален. Упор он делает на то, что внешние формы масонской работы были сведены в ложах ВВНР к минимуму5.

    Как бы то ни было, и факты, введенные к настоящему времени в научный оборот, и соображения, высказанные в связи с анализом этих фактов исследователями, свидетельствуют о несомненно масонском характере "Великого Востока народов России". Другое дело, что масонство это было не нравственно-этическое, а политическое. Ничего необычного в чрезмерном увлечении русских братьев политикой в ущерб духовной работе и масонской обрядности, учитывая характер деятельности "Великих Востоков" в других странах и реалии российской действительности, не было.

    1 СоловьевО.Ф. Русское масонство. 1730-1017 гг. С 259.

    ; Серков А И. История русского масонства. 1845-1945 гг. С 126.

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 107

    Глава 3

    'Великий Восток народов России" и его ложи в 1912 - 1916 годах. Масоны в Государственной Думе. Масоны и Департамент полиции

    Как ни любопытна проблема правильности или неправильности "Великого Востока народов России" как масонской организации, принципиального значения для оценки степени реального влияния русских масонов на общественно-политическую жизнь предреволюционной России она не имеет. А оно, это влияние, было весьма и весьма значительным.

    К концу 1913 года Верховному совету .Великого Востока народов России" было подчинено 40 лож, в которых насчитывалось до 400 "братьев". Среди новых членов .Великого Востока*: банкир А. П. Барт, текстильный король А. И. Коновалов, известный журналист Р. М. Бланк. В 1912 году, вероятно, уже после выборов в IV Государственную Думу, в ложе "Малая медведица" получил масонское посвящение уже известный в то время адвокат А. Ф. Керенский'. В одном только Петербурге число масонских мастерских достигло восьми. Точных названий их мы, к сожалению, не знаем. Но зато руководители в большинстве своем известны. Это, в частности, были: В. А. Оболенский, В. Я.Богучар-ский, В. А. Степанов, А. А. Демьянов, В. А. Виноградов, Д П. Рузский, А. М. Колюбакин, Н. В. Чайковский. Секретарем городского петербургского совета "Великого Востока народов России* был профессор Санкт-Петербургского политехнического института Д. П. Рузский, двоюродный брат главнокомандующего Северного фронта в 1917 году Н. В. Рузского*.

    Тон в движении по-прежнему задавали левые кадеты во главе с Н. В. Некрасовым. Кадеты же составляли и численное

    1 ХааЛ. Русские масоны первых десятилетий XX в. С 148. ; Русское политическое масонство начала XX века (1906-1918 гг.). Вступ статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1990. № IX 145.

    большинство в ложах по сравнению с представителями других партий - главным образом меньшевики и народнические группы. В профессиональном отношении это все представители либеральной и демократической интеллигенции: журналисты, адвокаты, профессора, депутаты III и ГУ Государственных Дум, промышленники, финансисты, общественные деятели. Добрую половину масонской братии составляли юристы. В одной только Петербургской судебной палате и Петербургском коммерческом суде масонов было не менее 50 человек. Это присяжные стряпчие, присяжные поверенные и их помощники: Б. Г. Барт. М. В. Бернштам, А. Я.Гальперн, А. К. Гольм, В. Я.Гуревич, Н. Б. Глаз-берг, В. Л. Геловани, А. А. Демьянов, А. А. Исаев, С Е. Кальманович, А. Ф. Керенский, Е. И. Кедрин, М. С. Маргулиес, В. Д Кузьмин-Караваев, К.К.Черносвитов, И.Н.Сахаров, Г.ДСидомон-Эристов, А. Ф. Стааль, Л. М. Берлин, Л. М. Брамсон, П. А, Брюнели, Б. Л. 1ер-шун, К. П. 1ес де Кальве, А. ЭДюбуа, Б. И. Золотницкий, М. К. Адамов, М. Г. Казаринов, А. М. и L М. Кулишер, И. А. Кистякове-кий, Н. В. Майер, А. Д Лаврентьев, С В. Познер, Б. С Орнштейн, П. Н. Переверзев, Н. В. Петровский, Я.М. Шефтель, А. С Шапиро, Г. Б. Слиозберг, М. Д Ратнер, Б. Е Шатский и другие.

    Другим крупным поставщиком адептов вольного каменщи-чества была профессура Психоневрологического института, курсов П. Ф, Лесгафта, Высших женских курсов и других учебных заведенийстолицы:М. М. Ковалевский,И. И. Иванюков,Ю. С Гамбаров, Е. В. Аничков, В. И. Иванов, Н. О. Лосский, Н. А. Котляревский, И. В. Лучицкий, А. В. Карташев, С. И. Мстальников, В. Н. Гсс-сен, М. П. Чубинский, В. И. Бауман, Н. А. Морозов, А. А. Мейер, Д М. ОдинецД Н. Сперанский и друтие. Хорошее представительство имели масоны и в Петербургской городской Думе: Э.П. Бен-нигсен, А.Л.Велихов, В.ДКузьмин-Караваев, П.П.Макаров и другие. Такая же примерно ситуация была и в Москве, в масонских ложах которой подвизались такие присяжные поверенные и их помощники, как О. Б. ГЬльдовский, П. М. Казначеев, В. А. Мак-

    лаков, И. Н. Сахаров, С А. Балавинский, Ф. К. Богров, В. В. Короленко, А. Ю. Раппопорт и другие1.

    Понятно, что рассчитывать с таким составом лож на предметный разговор о действительных народных нуждах и чаяниях особенно не приходилось: страшно далеки были эти люди от народа. "На первом плане были вопросы высокой политики, - отмечал масон-эсер Л. К. Чермак (член ложи под руководством В. А. Степанова. - В. В.). - Я помню, мы обсуждали вопросы о границах будущей Польши... мы обсуждали проблему Константинополя, Дарданелл и пр. И когда я попытался обратиться к нашему внутреннему положению, к настроению трудового народа, к тому, что ожидает нас после окончания войны, особенно если она не будет благоприятна для России, то меня просто замолчали. Нам неоднократно внушали, что революционная работа не наше дело, что мы - организация надпартийная, что мы должны направлять через наших 'братьев* - членов Думы ход нашей жизни и пр. *'.

    Общая цель, которая привела этих, казалось бы, таких разных людей в масонские ложи, заключалась, говоря словами одного из руководителей .Великого Востока народов России" А. Я. Галь-перна, в 'стремлении к моральному усовершенствованию членов на почве объединения их усилий в борьбе за полипшческое освобождение России*'. 'Масонство было надпартийным, - показывал в 1939 году в НКВД Н. В. Некрасов, - т. е. в него входили представители разнообразных политических партий] но они давали обязательство ставить директивы масонства выше партийных. Народнические группы были представлены Керенским, Демьяновым, Переверзевым, Сидамон-Эриспювыч (исключен в 1912 году ввиду подозрений в связи с азефовищной). Меньшевики и близкие к ним группы имели Чхеидзе, Гегечкори, Чхенкели. Прокоповича, Кускову. Среди конституционных де

    1 Серков А И. История русского масонства. 18^5-19ч5 гг. С 117-118.

    ?' Чермак Д. К Как я был масоном. Публ. и прим. А И. Серковэ. // Масоны в России вчера., сегодня- завтра?- К. 1999. С 132.

    ' Русское политическое масонство начш XX века (1906-1918 гг.). Встуи . статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР 1990. № 1. С 1*5.

    мократовбыли: Некрасов И. В.,КолюбакинА М.,СтепановВ. А, Волков Н. К. и много других Среди прогрессистов отмечу: Ефремова И. К, Коновалова А И., Орлова-Давыдова А А, Коробку Н. И. Особенно была сильна организация на Украине, где ее воз-главлял барон Ф. Р. Штейнгель, Д. Н. Григорович-Барский, Василенко Н П., Писаржевский М. В. и ряд других крупных имен до rpyuieeCKOzo включительно*1. Вое это представители левого крыла политического спектра дореволюционной России.

    Вначале 1914 года при посредстве А. И. Коновалова были проведены предварительные переговоры с двумя представителями большевистского крыла РСДРП И. И. Скворцовым-Степановым и Г. И. Петровским на предмет координации усилий в борьбе с самодержавием. Левый крен "Великого Востока народов России* очевиден. Отсюда и "боевая политическая задача-, которую ставили перед собой в это время братья масоны: "бороться за освобождение Родины и закрепление этого освобождения* или, говоря другими словами, сюроться за власть и ее удержание1. Что из себя будет представлять "освобожденная Россия", этого сказать заранее не мог, конечно, никто. Но общая установка масонов в отношении своей Родины заключалась в создании на месте России или того, что от нее после "освобождения" останется, буржуазно-демократической федеративной республики.

    Специально для привлечения в орден талантливых писателей и журналистов левой ориентации зимой 1914 года учреждается т.н. Литературная ложа. Одним из первых ее членов стал известный историк церкви кадет А.В. Карташев (1875-1960), подвизавшийся в это время в качестве сотрудника Императорской Публичной библиотеки. Помимо него в ложу входили также С Д Мстиславский, А. А, Мейер, В. Я. Богучарский, А. Я. Гальперн и ряд других лиц. В планах Верховного совета было привлечь в Литературную ложу известного меньшевика А. И. Потресова и известного журналиста Канторовича из газеты "День". Впрочем, братья побуждали работать на общее масонское дело не только

    1 Из следственных дел H. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Шс-лохасва и В. В. Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. №11-12X38. • Там же.

    записных масонов, но и лиц, формально в ложах не состоявших, но духовно, идейно к ним весьма близких, как, например, журналиста А. М. Клячко (Львова), печатавшегося в газеге "Речь".

    Заинтересованные в "уловлении* в свои сети определенных лиц из среды творческой интеллигенции, не брезговали братья и созданием лож по принципу полезности тех или иных лиц для масонского дела. К числу именно таких лож смело можно отнести ложу для 3. Н. Гиппиус и Д. С Мережковского, куда, помимо них, вошли еще А. Я. Гальперн. А. В. Карташсв, А. А. Мейер, Н. В. Некрасов. А. Ф. Керенский. Это позволило масонам приобрести влияние на петербургское Религиозно-философское общество. Масонское влияние на Техническое и Вольное экономическое общества обеспечивалось путем создания специальной ложи для Е. Д Кусковой и С Н. Прокоповича, входившей ранее в •Великий Восток Франции* (В. Я. Богучарский, В. В. Хижняков, Е Д. Кускова).

    В женскую ложу Е. Д. Кусковой входила, в частности, первая жена Максима Горького Е.Д Пешкова. Что касается масонства самого писателя, то документальных данных, подтверждающих эту версию, у нас нет. Хотя на его портрете (1926 год Сорренто) работы художника Б. Григорьева он и изображен в позе, воспроизводящей ритуальный жест вольного каменщика. В пользу этого предположения говорит и намерение наших эмигрантов первых послереволюционных лет назвать одну из парижских русско-французских лож "Дидро - Горький*1.

    Примерно в это же время (зима 1915/14 г.) было положено начало и Военной ложе "Великого Востока народов России". Организатором ее стал полковник Генерального штаба эсер С Д. Мстиславский (Масловский). Кроме него сюда входили генерал А. А. Свечин, А. А. Орлов-Давыдов, полковник В. В. Теплов и ряд неизвестных нам офицеров, пишет проф. В. И. Старцев'.

    1 Замойский Ланий. Масонство и глобализм. Невидимая империя. М.

    2001. С 331.__^

    - Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX вею. С 115-

    К "неизвестным* офицерам В. И. Старцев относит, очевидно, таких известных генералов, как В. И. Гурко, П. А. Половцев, М. В. Алексеев, Н. В. Рузский и полковник А. М. Крымов, привлеченных в 1916 году масонами к подготовке дворцового переворота1.

    Правда, А. И. Серков, без указания на источник, отмечает, что с началом 1-й мировой войны ложа эта якобы прекратила свое существование-. Однако едва ли это было так Во всяком случае, тот же А. И. Серков вынужден отметить существование в годы войны еще одной военной ложи, в частности, на Юго-Западном фронте, под руководством московского масонского центра'.

    В Военную ложу входил, судя по всему, на правах одного из ее организаторов и А. И. Гучков*. Бесспорных доказательств о их принадлежности к масонству у нас нет. Что же касается косвенных, то, как мы увидим в дальнейшем, их более чем достаточно.

    Однако самой влиятельной ложей "Великого Востока народов России' в 1912-1916 годах являлась, вне всякого сомнения, думская ложа "Розы", в которой объединились в 1912 году масоны-депутаты IV Государственной Думы. Открылась она 15 ноября 1912 года. Принципиальное отличие ее от III Думы состояло в явном уменьшении влияния центра (число октябристов в Думе резко сократилось.- вместо 120 их осталось всего 98, в то время как число правых (185 вместо 148) и левых (кадеты, прогрессисты - 107 вместо 87). напротив, возросло. Размежевание политических сил в Думе усилилось, а вместе с ним рухнули и надежды правительства на создание проправительственного большинства в ней. ГЬд от года ГУ Государственная Дума становилась все более оппозиционной к правительству, причем критика его раздавалась не только слева, но и справа. Председателем IV Государственной Думы стал октябрист М. В. Родзянко.

    1 Берберова Н. II. Люди и ложи. Русские масоны XX столетня. С 43.

    • Серков А И. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь. СI ИЗ-

    ' Там же. С1143.

    • Александр Иванович Гучков рассказывает. М" 1993-С 134.

    Масонов в IV Государственной Думе было по меньшей мере 23 человека: В. А. Виноградов, Н. К. Волков, И. П. Демидов, А. М. Колюбакин, Н. В. Некрасов, А. А. Орлов-Давыдов, В. А. Степанов, Ф. Ф. Кокошкин, К К. Черносвитов, А. И. Шингарёв, Ф. А. Головин, Л Н. Григорович-Барский, Н. П. Василенко, Ф. Р Штейнгель, А. Н. Букейханов, А. А. Свечин, Е. П. Гегечкори, М. И. Скобелев. Н. С. Чхеидзе, А. И. Чхенкели, Н. Н. Ефремов. А. И. Коновалов, А. Ф. Керенский1. Все они, как уже отмечалось, и составляли думскую ложу "Розы-. Возглавлял ее прогрессист И. Н. Ефремов2.

    Решающим условием приема в думскую ложу была не партийная принадлежность депутата, как это принято в думских фракциях, а именно его организационная принадлежность к одной из масонских лож.

    *В N /осударственгюй Думе, - показывал бывший масон Л. А. Велихов, - я вступил в так называемое масонское объединение, куда входили представители от левых прогрессистов (Ефремов), левых кадетов (Некрасов, Волков, Стегшнов), трудовиков (Керенский), социал-демократов (Чхеидзе, Скобелев) и которое ставило целью блок всех оппозиционных партий Думы для свержения самодержавия*'. От кадетов, помимо уже упомянутых Л. А. Велиховым Волкова. Некрасова и Степанова, входили также В. А. Виноградов, И. П. Демидов, А. М. Колюбакин. А. А. Орлов-Давыдов, В. А. Степанов. От меньшевиков - Е. П. Гегечкори, М. И. Скобелев, Н. С Чхеидзе, А. И. Чхенкели, от прогрессистов - И. Н. Ефремов и А. И. Коновалов, от трудовиков -А, Ф. Керенский'. Что касается октябристов (А. И. Гучков), то их принадлежность к масонству хотя и не вызывает больших сомнений, но доказать ее пока еще не удается.

    *Помнюразговоры о войне, о Распутине, о стачечном движении и др., - вспоминал позже Н. С. Чхеидзе. - Попыток пе-

    ' СерковАИ. История русского масонства. 1845-19<5 п: С 116-112. • Вякнскгш ВЛ Первая четверть века существования зарубежного масонства. // Новый журнал (Нью-Йорк). Книга 161. С 235. ' Яковлев Н.И 1 августа 19 И гада. м. 1993. С. 277. ' Серков А. И. История русского масонства. 18ч5-19ч5гг С 116-117.

    рехода к активной деятельности, обсуждению и разработке каких-либо планов не было: Согласование всякого рода личностных, групповых и партийных интересов и определение обшей согласованной линии в думской борьбе - вот что опре-деляло деятельность думской ложи в 1912-1915 годах. Не менее важной задачей являлось и согласование политических интересов внутри самой кадетской партии, в которой год от года набирало силу се гак называемое левое крыло во главе с Н. В. Некрасовым.

    С началом Первой мировой войны после недолгого колебания большинство лож -Великою Востока народов России* решало встать на патриотические позиции. А генеральный секретарь Верховного совета А. М. Колюбакин, так тот даже ушел добровольцем в дейсгвующую армию, где и погиб на прифронтовой полосе от случайной пули1. Секретарь Петроградского совета лож "Великого Востока народов России- В. А. Оболенский возглавлял санитарный отряд Союза городов от Петроградской городской Думы. От Москвы такой санитарный отряд возглавил масон князь Павел Долгоруков. Санитарный отряд от городов Сибири возглавил Н. В. Некрасов. Но продолжалось это недолго. Неудачи русской армии летом и осенью 1915 года не только донельзя обострили внутриполитическую обстановку в стране, но и привели в конце концов к созданию в августе 1915 года так называемого Прогрессивного блока в Думе и Государственном Совете. Организаторами Прогрессивного блока были масоны, а главным требованием его стало создание "кабинета общественного доверия-.

    По инициативе братьев Ефремова И. Н. и Коновалова А. И. летом на квартире М. М. Ковалевского велись интенсивные переговоры между оппозиционными членами Думы и членами Госсовета. Результатом этих переговоров, собственно, и стало создание Прогрессивного блока, объединившего в своих рядах шесть думских фракций от октябристов и прогрессивных на-

    5 -5150 Брут

    129

    ционалистов до кадетов. И хотя представители левого спектра (социал-демократы, трудовики) войти в Прогрессивный блок отказались, устойчивое антиправительственное большинство в Думе было тем не менее сформировано. А это и было главной целью масонов на предварительном этапе на пути захвата власти. Правда, в октябре 1916 года из блока вышли прогрессисты, но на деятельности этого оппозиционного объединения это практически не отразилось. Опираясь на Прогрессивный блок, либеральная оппозиция развязала настоящую войну против правительства.

    Масонская подоплека этой войны секретом, разумеется, не была. Но вот что характерно: яростно обличая окопавшихся в Думе масонов и подчеркивая их несомненную связь с еврейством ("нынешнее масонство - это еврейство, а еврейство - это биржа*)1, сами обличители от предложений назвать конкретные фамилии известных им масонов-думцев категорически отказывались, ссылаясь на их якобы всеобщую известность. *Мы вовсе не желаем называть по имени наших политических деятелей, - заявлял, например, член Русского собрания депутат Государственной Думы Г. Шечков, - и без того известных за масонство; мы лишь хотели освободить себя от упрека в голословности некоторых наших положений*'. Другими словами, ничего конкретного о масонах в Думе у их противников из правого лагеря не было.

    По большому счету задачи думской ложи были те же, что и у Прогрессивного блока - способствовать всемерному объединению оппозиционных самодержавию сил, но только *слевым, - по словам А. Я.Гальперна, - уклоном*. Левизна думской ложи не исключала, однако, возможности приема в нее отдельных представителей из консервативного лагеря, если они, разумеется, могли быть полезны масонскому делу. "Во всяком случае

    1 Шечков Г А Масоны и Государственная Дума. // Мирный труд Харьков. 1909. №4. С 120-151. : Там же. С 147.

    сознательного отстранения октябристов из этой группы не было*, - пояснял А. Я.Гальперн1.

    Резкое полевение 'Великого Востока народов России" с 1915 года привело к тому, что более радикальный характер приобретают и общие установки этой организации. 'Произошла, -констатирует проф. В. И. Старцев, - резкая смена ориентации всей организации. Если раныие она принимала оппозиционеров, но не ставила цели насильственной революционной смены режима, а скорее рассчитывала перестроить существующую государственную машину путан проникновения в ее звенья, то теперь она прямо ориентировалась на замену монархии демократической республикой через ту или иную форму переворота*'. Он и произошел, отметим от себя, в 1917 году, когда, отказавшись подчиниться указу Николая II о временной приостановке деятельности Государственной Думы, оппозиционные партии и группы в ней сформировали из своих рядов так называемый Временный комитет, а затем и Временное правительство, к которым, собственно, и перешла реальная власть в стране.

    Наряду с Прогрессивным блоком много места уделялось в это время руководством Верховного совета •Великого Востока народов России- и созданию так называемого блока левых сил из представителей кадетов и других революционных групп. Именно с этим связано появление в ложах таких ярко выраженных деятелей левой ориентации, как херы Н.Д Авксентьев, Б. В. Савинков или большевик И. И. Скворцов-Степанов (Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. М., 1990. С 66). 'Очень стремились мы в этот период и кустановлению связи с подпольными организациями революционных партий, - вспоминал позже А. Я.Гальперн. - Для нас самих вопрос о революционных методах пюгда еще не стоял. Мнение о том, что революция невозможна и недопустима, у нас все еще преобла-

    ' Русское политическое масонство начала XX века (1906-1918 гг.). Вступ. статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1990. № 1. С U3--' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 96.

    дало. Но интерес к революционным движениям все рос и желание связаться с ними становилось сильнее. Связи с эсерами нам давал Керенский, связи с социал-демократами я и Соколов; именно к этану времени относится вовлечение в ложи и некоторых большевиков, например И. И. Скворцова-Степанова в Москве*. В масонскую ложу этого известного большевика вовлек в 1914 году не кто иной, как князь С. Д. Урусов1.

    На заседаниях лож теперь все чаще и чаще стали скЗсуждаться вопросы создания рабочих групп при военно-промышленных комитетах, проблемы стачечного движения и некоторые другие вопросы текущей политики2. Как полагает В. И. Старцев, уже с 1912 года, т.е. с момента образования "Великого Востока народов России" и выборов в IV Государственную Думу, наметилось определенное соперничество за лидерство в кадетской партии между Н. В. Некрасовым, представлявшим ее левое крыло, и П. Н. Милюковым, проводившим правоцентристскую политику. Если опорой П. Н. Милюкова был Прогрессивный блок в IV Государственной Думе, созданный в августе 1915 года, то Н. В. Некрасов, не имея прямой поддержки ни в ЦК своей партии, ни в Думе, поневоле вынужден был опираться на гак называемое тайное влияние посредством масонских лож *У Милюкова, - пишет В. И. Старцев, - были *друзья* справа, у Некрасова - слева Именно по вопросам левого блока и отношения к революционным партиям и группам и шли главные споры в ЦК кадетской партии... Левые кадеты часто терпели поражение внутри ЦК но они компенсировали их тайной властью, которой они обладали через масонскую организацию*. - считает этот исследователь'.

    Сам П. Н. Милюков писал, что он всегда решительно отклонял лестные для него предложения о вступлении в братство. "Доро

    1 Русское политическое масонство начала XX века. (1906-1918 гг.). Вступ. статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1990. № 1. С 147. 1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 66,67. 1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 147.

    жа своей свободой и не желая подчиняться решениям неизвестного мне коллектива, я упорно отказывался. Впоследствии мне, однако, пришлось считаться с готовыми решениями, принятыми без моего участия, и довольствоваться тем, что я не нес за них личной ответственности. Все же о своем отказе я никогда не жалел. Против целого течения я все равно идти бы не смог*. *В полном же объеме с влиянием масонов, - ядовито комментирует этот пассаж современный исследователь, - П. И. Милюкову пришлось познакомиться только во Временном правительстве, из которого ровно через два месяца он вынужден был уйти в отставку*1.

    Летом 1916 года в Петрограде состоялся 3-й Всероссийский сьезд "Великого Востока народов России". Заседания его проходили на квартире В. А. Степанова и продолжались два дня. От самого Петрограда на съезде было представлено тринадцать человек: А. Я. Гальперн, А. Ф. Керенский, Н. В. Некрасов, В. А. Степанов, И. П. Демидов, В. А. Виноградов, А. В. Карташев, Д П. Рузский, А.А-Мейер, В.А.Макаров, А.А.Демьянов, КГ.Голубков. От Москвы на съезде присутствовали: Ф. А. Головин и С. Д. Урусов. Масонов Киева представляли: Д Н. Григорович-Барский, Ф. Р. Штейн гель, Н. П. Василенко и другие, всего семь человек. Были представлены на съезде и масоны от Екатеринбурга, Саратова, Харькова, Самары, Одессы, Ревеля, Риги, Вильно, Полтавы и Витебска.

    С докладом выступил и.о. генерального секретаря Верховного совета "Великого Востока народов России" Н. В. Некрасов. В центре внимания его оказалось положение на фронте и насущные задачи движения. Затем последовали доклады с мест, мотивом которых была мысль о необходимости перехода братьев к более радикальным (формам борьбы. "Низы", таким образом, откровенно солидаризировались с заговорщическими настроениями в Верховном совете "Великого Востока народов России". •Переменялась военная программа организации, - писал в свя-

    СтарцевВ. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 147.

    зи с этим Людвик Хасс, - вместо примирения общества с властью руководство Великого Востока начало ориентироваться на военно-дворцовый переворот с заменой на царском престоле Николая И его братом Михаилам"*. Правда, формально в принятой съездом официальной резолюции благодаря удачным выступлениям ряда членов Верховного совета, сумевших несколько приглушить "революционный порыв- низов, эти революционные настроения отражения не нашли и резолюция была выдержана строго в духе политики Верховного совета*.

    1енеральным секретарем Верховного совета на съезде был избран А. Ф. Керенский1. Впервые об этом со всей определенностью поведал миру Леопольд Хаймсон в опубликованной в 1965 году статье 'Проблема социальной стабильности в городской России (1903-1917 гг.)"*. Честь этого, без всякого преувеличения, открытия принадлежит, впрочем, не ему, а русскому историку-эмифанту Б. И. Николаевскому, установившему сей примечательный факт в ходе своих интервью с А. Я.Гальперном и Н. С Чхеидзе. А. И. Серков, впрочем, полагает, что это не так и генсеком на съезде стал А. Я.Гальперн. А. Ф. Керенский же, по его мнению. секг)етарствовал в Верховном совете после смерти А. М. Колюбакина в 1915-1916 годах; что же касается Н. В. Некрасова, то он занимал эту должность всего несколько месяцев в 1915 году4. Сам Н. В. Некрасов в своих показаниях от 13 июля 1939 года следователю НКВД утверждал, однако, что именно он, а не кто другой как раз и являлся секретарем Верховного совета -Великого Востока народов России* на протяжении всего периода 1910-1916 годов6. Характерно, что этим периодом он датировал свое секретарство в Верховном совете и на допросе

    ' Хасс Л. Русские масоны первых ,тесятилстнй XX века. С 152. ; Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 68. ' Хя*ДУш.соч.С1б0. ' Slavic Review. 1965. \Ы XXIV. Р. 3-14.

    1 Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945 гт С 115. " Из следственных дел Н. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 п Публ. В. В. Ше-лохасва и В. В. Поликарпова. //Вопросы истории. 1998.№ 11-12.С 38.

    26 июня 1939 года1. Да и организацию "Великий Восток народов России" Н. В. Некрасов почему-то называет неправильно ("Масонство народов России"), причем возникновение ее связывает с 1910 годом, когда, говоря его словами, 'русскоемасонство отделилось и прервало свою связь с заграницей*'. Причину явного умолчания Н. В. Некрасова о секретарстве А. М. Колюбакина и

    A. Ф. Керенского еще предстоит выяснить исследователям.

    Согласно данным В. Вяземского, к августу 1914 года в России насчитывалось, по крайней мере, не менее 38 лож*. Только в Петербурге работало 7 лож, в которых насчитывалось около 95 человек. Две ложи работали в Москве. Кроме того, масонские ложи функционировали еще в 14 городах: Киев, Рига, Ревель, Самара, Саратов, Нижний Новгород, Екатеринбург, Кутаис, Тифлис, Одесса, Минск, Вильно, Витебск, Харьков'.

    К сожалению, мы не знаем названий большинства этих лож, но зато руководители их хорошо известны. В частности, в Петербурге это были ложи А. Я.Гальперна, Е. П. Гегечкори, К. К Чер-носвитова, Д П. Рузского, Л. К. Чермака. Из провинциальных лож "Великого Востока народов России" можно отметить ложи в Харькове (ЯЛ. Рубинштейн), Тифлисе (ХА Вермишев), Саратове (С Е. Кальманович), Екатеринбурге ("Большая медведица"), Киеве ("Единение", "Заря"), Одессе ("Истина*).

    Активно работал и созданный еще в 1912-1913 годах местный Петербургский совет "Великого Востока народов России", куда вошли ггуховодители 8 петербургских масонских лож (В. Я. Богучарский, В. А. Виноградов, П. А. Демьянов, А. М. Колюбакин,

    B. А. Оболенский, Д П. Рузский, В. А. Степанов, Н. В. Чайковский)4.

    1 Из следственных дел Н. В. Некрасова 1921.1931 и 1939 гг Публ. В. В. Ше-лохаева и В. В. Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. № 11-12 С 36. ' Там же. С 38.

    ' Вяземский В. Г Первая четверть века существования зарубежного масонства//Новый журнал (Нью-Йорк). Книга 161. С 235.

    ' Русское политическое масонство начала XX века. (1906-1918 гг.). Вступ. статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1990. № 1. С 148.

    * Серков А И. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь С 1145.

    Особо следует сказать о Витебской масонской ложе, куда входил с 1913 года известный впоследствии художник-модернист Марк Шагал, который привлек туда через некоторое время своего товарища Г. ЯЛронсона. В 1914 году в Витебске побывал тогдашний генсек "Великого Востока" А. М. Колюбакин и были приняты в ложу Г. Я.Брук и А. О. Волкович. В 1916 году Витебск посетил А. Ф. Керенский, и опять этот приезд ознаменовался принятием в ложу ряда новых членов1.

    Любопытные воспоминания об этом событии оставил Б. П/-ревич. "Официально его (Керенского. - В. Б.) миссия была - чтение лекции о деятельности (осударственнойДумы. Лекция была прочитана с огромным успехом Были овации, публика ожидала члена Думы у здания. А он уехал в ресторан, где в отдельном кабинете его чествовал союз приказчиков. Керенский был председателем последнего разогнанного правительствам съезда приказчиков, а 1Ьнзбург, принимавший его в Витебске, был одним из товарищей председателя съезда. Тогда же при участии А Ф. Керенского состоялось и заседание масонской ложи. Об этом собеседник мне рассказывал следующее.

    Его, рассказчика, как-то спросили, не согласится ли он вступить в масонскую ложу. Эти предварительные разговоры вел с ним д-р Брук. Осведомил его о немногом: в Петербурге давно существует масонская ложа, куда входят по персональному признаку руководящие деятели оппозиционных партий в Государственной Думе. Девиз масонства: за истину и свободу. Цель - объединение интеллигенции на почве этих лозунгов во ичя возможных событий исторического значения. Война, разложение двора и сфер обязывают нас быть наготове. Если вы согласны примкнуть к нам, вы будете связаны клятвой: свято хранить тайну о масонстве. Вот и все, что предшествовало принятию моего собеседника в масонскую ложу.

    Обряд посвящения происходил таким образом. Вечер. Он - рассказчик - в темной комнате, к тому же с завязанными

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 145.

    глазами. С ним Керенский, который торжественно читает формулу присяги. В ней нет ничего особенного. Тот же девиз: за истину и свободу, и обещание хранить тайну. Рассказчик повторяет за ним формулу присяги. Затем Керенский снимает повязку с его глаз, целует его, называет его 'братом" и за руку вводит в комнату, где происходит заседание ложи. Все поднимаются с мест, целуют его. говорят ему ты; называют его 'братом*...*1

    "За численностью организации не гнались, - отмечал Н. В. Некрасов, - но подбирали людей морально и политически чистых, а кроме и больше того, пользующихся политическим влиянием и властью*. Яснее, откровеннее и циничнее и не скажешь! По прикидке R В. Некрасова, в 1917 году "Великий Восток народов России* насчитывал в своих рядах не более 300-350 членов. *Но среди них, - добавлял он, - было много влиятельных людей*1. В этом-то все и дело. От 300 до 500 политических масонов на всю Россию насчитывает к 1917 году и В. И. Старцев'. Несколько большую цифру приводит (правда, на начало 1915 года) - 600 человек и 49 лож - польский исследователь Людвик Хасс*. В 1915-1916 годах девять лож, как уже отмечалось, распалось, и, таким образом, к февралю 1917 года в России насчитывалось, по прикидке Л. Хасса, всего 40 лож Что же касается численности масонской организации, то вследствие уменьшения ее на 200 человек она составляла всего 400 братьев4.

    Цифры эти вполне реальны. Другое дело, что при попытке определения персонального списка политических масонов этого времени сразу же выясняется, что сделать это не так-то легко. Так, В. И. Старцев, когда он предпринял такую попытку, смог ус-

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция С 103-104. 1 Из следственных дел H. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Ше-лохаева и В. В. Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. № 11 -12. С 38. ' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 158. • ХассЛ. Русские масоны первых десятилетий XX века. С 152. ' Там же. С 152.

    тановить нз них пофамильно только 104 масонов, принадлежавших к "Великому Востоку народов России"1. В лучшем случае это всего лишь одна четвертая, если не одна шестая общего их числа за эти годы (от 400 до 600 человек). Из этих 104 масонов более половины (67) члены петербургских лож, причем 25 человек из них - это так называемая старая гвардия, еще входившая ранее, в 1906-1910 годах, в ложи французского обряда'.

    Можно, таким образом, констатировать, что личный состав петербургских, а отчасти московских лож "Великого Востока народов России* уже не представляет большого секрета для исследователей. Другое дело провинциальные ложи, по крайней мере, из 200 членов которых нам известно всего лишь только 24 человека'.

    "Головку" русского политического масонства накануне 1917 года составляла тройка его наиболее деятельных членов: Н. В. Некрасов, А. Ф. Керенский и М. И. Терещенко. В 1916 году к ним добавилось еще два брата - А. И. Коновалов и И. Н. Ефремов, после чего "тройка* превратилась в масонскую "пятерку". Распределение ролей между ними было следующим: Н. В. Некрасов отвечал за связь с либеральной оппозицией; А. Ф. Керенский общался с социалистами и радикалами всех мастей; М. И. Терещенко отвечал за работу среди военных; И.Н.Ефремов и А. И. Коновалов поддерживали связь с торгово-промышленными кругами. Душой русского политического масонства этого времени был князь С Д. Урусов, через которого по-прежнему поддерживалась связь с "Великим Востоком Франции".

    Проводниками масонского влияния в России накануне революции были: Теософское общество во главе с А. А. Каменской, Русское Антропософское общество (председатель Б. П. Григо-ров). Лига прав человека (председатель Яков Рубинштейн), Общество сближения между Россией и Америкой во главе с Н. А. Бо-

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 109-: Там же. С 109. 1 Там же. С. НО.

    родиным и другие организации либерального и пацифистского толка. Наряду с творческой и научной интеллигенцией (З.Н. Гиппиус, Я С Мережковский, Б. В. Савинков, В. И. Немирович-Данченко. М. Волошин, Вяч. Иванов, профессора М. С Грушевский, Е. В. Аничков, Н. П. Василенко, С. П. Костычев, М. Таубе, А. В. Кар-ташев, П. Е, Щёголев) широко были представлены в русском масонстве и торгово-промышленные круги: А. И. Гучков, Павел Бурышкин, А. И. Коновалов, М. И. Терещенко, Павел Штейнгель и другие.

    Практически полностью в масонских руках накануне революции находились и общественные структуры русской буржуазии: Земский и Городской союзы, объединившиеся в организацию - Союз земств и городов (Земгор) во главе с Г Е. Львовым. Формально организация эта занималась налаживанием производства обмундирования, амуниции, медикаментов и теплых вещей для фронта. Фактически же она стала играть роль одного из центров оппозиции власти. Особенно сильным было масонское влияние в Военно-промышленном комитете, занимавшемся распределением военных заказов среди предприятий России. Ведущую роль в комитете играли А. И. Коновалов, П. П. Рябушинский, С. Н. Третьяков, М. И. Терещенко. Председателем Центрального военно-промышленного комитета (июль 1915) был избран А. И. Гучков, сразу же взявший курс на превращение его в центр политической оппозиции царской власти. "Итак, - справедливо отмечает Н. Н. Берберова, - кадры были готовы. В обеих столицах думцы, профессора, дипломаты, члены Военно-промышленного комитета, члены Земского и Городского союзов, адвокаты, военные, общественники созывали друг друга: их день наставал"'.

    День этот, 27 февраля 1917 года, ныне хорошо известен. Менее известны усилия масонов в 1916 - начале 191" года, направленные на скорейшее приближение этого дня. Речь идет о

    1 Берберова Н. И. Люди и ложи. Русские масоны XX сплетя С 31

    масонских планах военного заговора против царя. Резкая активизация антиправительственных сил в стране должна была бы. казалось, встряхнуть правительство и побудить его к более решительным и эффективным мерам по борьбе с врагами престола и Отечества. Этого, однако, не произошло.

    По-прежнему главные надежды здесь возлагались на Департамент полиции. Конечно же, там знали о масонах и о их антигосударственной деятельности. Первым из лиц правительственной администрации, кто со всей определенностью поставил перед Департаментом полиции вопрос о необходимости оперативной разработки и нейтрализации антиправительственной деятельности масонов в России, был министр иностранных дел В. Н. Ламздорф. В своем циркуляре от 14 декабря 1905 года на имя министра внутренних дел П. Н.Дурново он прямо заявил, что в сложившейся в то время внутриполитической ситуации в стране *было бы весьма полезно иметь возможно подробные сведения о развитии масонской деятельности в пределах империи; и предложил своему коллеге провести соответствующее расследование по этому предмету, т.к. *может бить, масонская пропаганда захватила и Россию*'.

    Но МВД еще не понимало всего значения масонской проблемы, и 3 января 1906 года П. Н.Дурново ответил своему коллеге, что "при нынешних обстоятельствах" расследование возможной деятельности масонских лож в России "связано со значительными трудностями, не позволяющими ожидать успешных результатов от могущих быть принятыми в этом направлении мер"-*. Из этого можно сделать вывод, что никаких конкретных мер по изучению масонской опасности в России Департамент полиции, по крайней мере, в ближайшее время предпринимать не собирался. Тем не менее уже через несколько дней П. Н. Дурново пришлось-таки заняться масонской проблемой.

    1 Документы Департамента полиции о масонстве в России Публ. В. Е. Кор-неева. // Масоны в России: вчера... сегодня- завтра?.. М, 1999. С 99-; Там же. С 101.

    Дело в том, что уже 8 января 1906 года Российское телеграфное агентство распространило по своим каналам следующее сообщение: "Некоторые из обывателей столицы получили приглашение вступить в возрождающееся общество масонов. В приглашении говорится, что общество возникает в силу прав, дарованных российскому населению Манифестом 17 октября, и в том объеме, в котором оно существовало в XVIII - XIX веках. Вступить в общество приглашаются все честные и нравственные люди без различия вероисповедания. Ответы о согласии вступить в члены общества должны посылаться: 17 почтовое отделение, предъявителю штемпеля "В. М.". Когда таких заявлений будет получено от 500 желающих вступить в Общество, будет объявлено об ейщем собрании"1.

    Не отреагировать на это сообщение Департамент полиции не мог. Заинтересовался им и сам министр внутренних дел П. Н. Дурново. На отчете Департамента полиции о случившемся министр наложил резолюцию, что дело это "интересует государя императора*. Дело было, таким образом, нешуточное, в связи с чем Департаментом полиции была составлена всеподданнейшая записка "По поводу возрождения в России общества масонов". Копию этой записки министр внутренних дел переслал председателю Совета министров С Ю. Витте. О реакции его на этот документ ничего не известно. Не сохранилась и сама записка. Что же касается реакции царя на случившееся, то он распорядился продолжить выяснение всех обстоятельство этого дела. В итоге Департаменту полиции было предписано установить лиц, рассылавших приглашения о вступлении в масонское общество, а также расшифровать лиц, которые откликнутся на это приглашение.

    Сразу надо сказать, что инициатора рассылки этого явно провокационного объявления о возрождении масонской организации в России выяснить не удалось, хотя по некоторым данным им вполне мог быть известный мартинист граф Валериан Валерианович Муравьев-Амурский. Более успешной оказалась

    перлюстрация писем-заявлений от желающих вступить в масонскую организацию. Клюнуло на масонскую удочку, как выяснили в Департаменте полиции, 63 человека1. Что же касается содержания писем и их авторов, то вопрос этот был детально изучен в свое время А. Я. Аврехом. Самым интересным из этих 63 писем оказалось письмо из Нижнего Новгорода, автор которого отрекомендовался мастером одной из заграничных масонских лож. Он. в частности, отметил полную неосведомленность автора предложения о происхождении, истории и сущности масонства.

    Среди других откликов на это объявление были уже хорошо известные нам отец и сын П. М. и Д П. Казначеевы, ставшие впоследствии масонами и мартинистами. "Заявляю, - читаем мы в письме сына, - что желаю участвовать в восстановлении в России масонских лож. Дворянин Дмитрий Петрович Казначеев. 1906 года, января 12 дня". Аналогичное по содержанию заявление прислал и его отец, Петр Михайлович Казначеев. Из других известных впоследствии масонов, откликнувшихся на объявление 8 января 1906 года, можно отмстить еще доктора Н. Н. Баженова.

    В географическом отношении больше всего желающих вступить в масонскую ложу оказалось в Москве (27 человек). На втором месте Санкт-Петербург - 9 человек. По 2 человека из Симферополя и Екатеринослава и по одному из ряда других городов империи. Этим улов Департамента полиции и ограничился. На некоторое время о масонах в России здесь, казалось, забыли. Вспомнили о них только в начале 1908 года.

    7 апреля 1908 года в московской газете "Раннее утро" появилась статья "Франкмасонство в Москве". Речь в ней шла о сенсационном интервью у некоего, как пишет об этом А. Я. Аврех, господина Ч. На самом деле автором этого интервью был уже известный нам издатель журналов "Ребус" и "Русский франкмасон" Петр Александрович Чистяков. •Безусловно, франкмасонство существует у нас и поныне, - заявил он корреспонденту этой газеты. - Время от времени в Москве возникают самочинные ложи. Организуют их явные спекулянты на мистическом чувстве: многие из авантюристов составили себе состояния*. Характерно, что не удержался П. А. Чистяков и от рекламы издаваемых им журналов, в частности -Русского франкмасона", подчеркнув при этом, что *лица, стоящие во главе этого издания, не сочувствуют политической фракции французского масонства и стали решительно на сторону фракции иоаннического духовного масонства, сохранивито во всей чистоте спири-туальные и мистические традиции*1.

    Впрочем, П. А. Чистяков не только говорил, но и действовал, организовав в том же 1908 году на базе своего мистическою кружка -Великую ложу Астрея". Им же было предпринято издание в начале 1908 года первого в России масонского журнала •Русский франкмасон", о чем уже шла у нас речь.

    Из других оккультных сообществ Москвы завидной активностью отличался кружок Владимира Павловича Быкова. И за тем и за другим Департамент полиции организовал тщательное наблюдение. Особо пристальный интерес вызвало у него появление в Москве в июне 1908 года некоего корреспондента ряда английских и американских журналов Джеймса Перси, который не скрываясь говорил, что имеет от английской ложи -Колона-тис" прямое поручение по распространению масонских лож в России. Степень мастера, которую имел Джеймс Перси от ложи •Колонатис", сразу же открыла ему зеленый свет в ложе П. А. Чистякова. Первые три степени посвящения он прошел буквально за один месяц и вскоре уже был избран великим мастером -Великой ложи Астрея- в Москве.

    Несмотря на последовавшую после интервью П. А. Чистякова команду из Петербурга разобраться и доложить, в Москве с этим явно не торопились. Первое сообщение об оккультных кружках П. А. Чистякова и В. П. Быкова и издаваемых ими мистических журналах пришло в Петербург только 14 июня 1908 года. Конс-

    1 Д С-в. Франкмасонство в Москве. // Раннее утро. 1908,7 апреля. С %

    татировав несомненно масонский, хотя и тщательно замаскированный характер этих изданий, начальник московской охранки М. Ф. Коттен вынужден был признать, что никаких неблагоприятных сведений о В. П. Быкове и П. А. Чистякове у него нет1. Что и как делать дальше, никто не знал.

    В июле 1908 года информация о московских масонах была доложена, как уже отмечалось, председателю Совета министров П. А. Столыпшгу, который наложил на соответствующем докладе резолюцию: •Ведь масонство у нас запрещено законом!"2 В результате в Департаменте полиции зашевелились и выделили уже в сентябре этого же года специального сотрудника, призванного не только отслеживать все, что было связано с распгхклранени-ем масонства в России, но и составлять отправляемые "наверх" различные справки и доклады по этому вопросу. Выбор департаментского начальства пал на обрусевшего француза жандармского подполковника Г. Г. Меца, о котором было известно, что он уже давно интересовался масонской проблемой и был, таким образом, в известной мере подготовлен к столь специфическим занятиям. Так оно и оказалось.

    Первая его докладная записка, посвященная общему обзору возникновения и истории масонства в Западной Европе, поступила в Департамент полиции 8 октября 1908 года. Следующая аналитическая записка Г Г. Меца о масонской проблеме относится к 17- 18 ноября. Непосредственным поводом для ее составления стала публикация в газете "Русское слово" за 8 ноября 1908 года интервью "Масоны" бывшего депутата Государственной Думы, известного кадета Е. И. Кедрина. Здесь он не только признал, что является мастером одной из заграничных масонских лож но и выразил откровенное сожаление, что революция 1905 года произошла без масонского руководства, т.к. это, по его словам, придало бы ей более культурный и цивилизованный характер.

    1 АврехА Я. Масоны и революция. С 250.

    1 Документы Департамента полиции о масонстве в России Публ. В. Е. Кор-неева. // Масоны в России: вчера- сегодня, завтра?.. M, 1999- С 114-115.

    'Обращаясь к статье -Масоны*, - отмечал в своей аналитической записке Г. Г. Мец, - можно сказать, что и статьи корреспондента "Биржевых ведомостей*, и беседы различных корреспондентов с Кедриным, и его якобы откровенные показания совершенно понятны Это обычный масонский пробный шар. Заявляя, что он масон, Кедрин испытывает почву. В его лице масонству интересно знать, как на это будет реагировапи" и что скажет печать, умеренная и правая*'. Теперь можно заранее убежденно сказать, предупреждает Г Г Мец, что вторая после 1905 года вспышка и второй удар по России •произойдут при полном напряжении сил со стороны масонства, которое только в России не имеет права гражданства*. Конспиративный, тайный характер этого сообщества, отмечает Г. Г. Мец, позволяет его адептам столетиями работать против христианства и национальной государственности, не вызывая никаких подозрений, но это всего лишь иллюзия. Масоны всегда и везде при определенных обстоятельствах готовы взять власть в свои руки. *В известный момент является новое правительство, которое открыто вступает в управление всеми функциячи страны*, - предупреждает Г. Г. Мец;.

    18 октября 1908 года Г. Г. Мец направил в Департамент полиции новую записку (170 страниц) •Существо и цели всемирного общества франкмасонов*. Сам он находился в это время уже в Москве, куда был командирован Департаментом полиции в начале этого месяца в помощь московской охранке в качестве специалиста по масонству. Впрочем, преувеличивать значение этой помощи не следует, т.к надо понимать, что своей агентуры у него не было, и успех или неуспех его миссии целиком и полностью зависел от информации, которую предоставляло ему Московское охранное отделение во главе с М. Ф. фон Коттеном. Встретил тот своего петербургского коллегу, впрочем, хорошо и туг же познакомил его с Джеймсом Перси. Г Г. Мец был буквально на седьмом небе от радости. Еще бы! Ведь до сих пор о масонстве

    1 АврехА Я. Масоны и революция. С 240. 1 Там же. С 242.

    он знал только по литературе. А тут живой, самый что ни на есть настоящий масон. Да еще и соглашающийся на сотрудничество с Департаментом полиции. •По своему положению, - сообщал 13 ноября Г. Г. Мец, - Джеймс Перси будет находиться в сношениях со всеми провинциальньши ложами в России, находящимися под руководством 'Великой ложи Астрея*, а также и с другими ложами всех степеней и ритуалов: с Русским капитулом розенкрейцеров (Розового креста), капитулом под названием •Аравийская ложа* и ареопагом 'Рыцарей Мальтийского ордена*, имеющих отделения в провинции...*'

    Как и следовало того ожидать, мистер Джеймс Перси готов был сотрудничать с Департаментом полиции по освещению масонства в России. Однако за свои услуги он тут же потребовал денег, т.к. ему-де по своему высокому положению в масонском ордене неудобно было жить в меблированных комнатах. Кроме того, великому мастеру необходимо было заплатить за свой диплом, который он получил в -Великой ложе Астрея". На первых порах Джеймс Перси готов был удовлетвориться суммой 500 рублей, о чем тут же и сообщил в Петербург горячо поддержавший его в этом намерении Г. Г. Мец.

    Полицейскую радость Г. Г. Мсца не вполне разделял, однако, мудрый и хорошо информированный начальник московской охранки М. Ф. фон Копен. Во всяком случае, в частном письме на имя начальника особого отдела Департамента полиции в Петербурге Е. К. Климовича он счел нужным предупредить его, что на самом деле мистер Джеймс - это никакой не англичанин, а работающий у него по "освещению разных лекций" университета Шанявского полицейский агент еврей Иван Федорович Персии, "преследующий исключительно денежную выгоду*'.

    14 ноября 1908 М. Ф.фон Копен отправил в Департамент полиции новое донесение, в котором он не только подтвердил факт действительного существования в Москве "Великой ложи Астрея* во главе с П. А. Чистяковым, но и сообщил, что секретарем этой ложи является проживающая в Петербурге известная

    1 АврехА Я. Масоны и революция. С. 254. ' Там же. С 256

    исследовательница истории масонства Тира Оттовна Соколовская1. •Астрея*, сообщал М. Ф. Коттен в Петербург, проводит в год четыре торжественных собрания, на которых присутствуют представители всех состоящих под ее управлением лож. Кроме этих торжественных собраний, каждая из лож проводит еще и свои собственные ежемесячные собрания. *По имеющимся сведениям •Астрея* обладает большими денежными средствами*, - сообщал он. Можно предположить, продолжал М. Ф. Коттен, существование в Москве и других масонских лож Аравийской (мастер стула некий Сергей Дмитриевич Волков), Рыцарей Розового креста во главе с Александром Николаевичем Серебряковым и ордена мальтийских рыцарей. Сомнительность этих данных очевидна. Но в Департаменте полиции были не слишком привередливы и с легкостью необыкновенной заглатывали и такую непроверенную и, в сущности, ничем не подтвержденную информацию.

    Можно не сомневаться, что в Департаменте полиции намеревались и дальше раскручивать дело о "Великой ложе Астрея*. Громом среди ясного неба, как надо полагать, прозвучали здесь опубл и кованные в самом начале декабря 1908 года в ряде газет2 провокационные интервью их подопечного Джеймса Перси о своих планах как якобы полномочного представителя английских масонов по легализации масонства в России. Заволновалась и пресса, во всяком случае патриотическая, прямо обвинявшая Департамент полиции в бездействии. Объяснить же газетчикам, что Джеймс Перси - это всего лишь "подстава", провокатор, которого оно пытается внедрить в масонскую среду, высокое полицейское начальство не могло. В результате срочно пришлось "дать отбой".

    21 декабря 1908 года на квартире у П. А. Чистякова, как уже отмечалось в сюжете о "Великой Ложе Астрея* в этой книге, был обыск, произведенный нарядом полиции. В результате им было обнаружено здесь незаконное собрание, участники которого были переписаны и за отсутствием в их деятельности ка-

    1 Аврех А. Я. Масоны и революция. С 257

    1 Происки масонов // Новое время. 1908, i декабря С 2.

    кого-либо серьезного криминала отггущены по домам. Вслед за этим был произведен обыск и в помещении редакции журнала •Русский франкмасон"1. Ввиду деликатности ситуации, связанной с полицейской провокацией в масонских рядах, дело против П. А. Чистякова и его коллег было решено не возбуждать. И деятельность •Великой Ложи Астрея" была прекращена в административном порядке'. Что же касается Джеймса Перси, то он для успокоения общественного мнения был выслан за границу, что. впрочем, нисколько не помешало ему опять оказаться в 1912 году в Москве и продолжить свое сотрудничество с Департаментом полиции'. Возвратившийся же в Петербург Г. Г. Мец в конце 1908 - начале 1909 г. был откомандирован в распоряжение дворцового коменданта для заведования дворцовой охранной агентурой.

    0 масонах и о их "происках" против России в Департаменте полиции наверняка опять бы надолго забыли, если бы о них совершенно неожиданно не вспомнил сам царь Николай II, распорядившийся в августе 1909 года представить ему на высочайшее имя доклад о распространении масонства в России. Первоначально в Департаменте полиции намеревались было представить в качестве такового уже известный нам доклад Г. Г Меца от 18 октября 1908 года. Однако представлен он из-за скудости имеющегося в нем фактического материала царю все же так и не был'.

    Вместо этого решено было предпринять новое исследование проблемы, причем инициатива здесь исходила с самого что ни на есть "верха". С одной стороны, это был царь Николай II, который много и подолгу беседовал с великим князем Николаем Михайловичем, делясь с ним своими "тревожными опасениями", а с другой - председатель Совета министров П. А, Столыпин.

    1 Новое время. 1908,23 декабря. С 3-

    ? АврехАЯ. Масоны и революция. С 260-265.

    ' Серков А И. Русское масонство. 1731-2000. Энциклопедический словарь. С 636.

    1 АврехА Я. Масоны и революция. С 274.

    Его. как свидетельствуют источники, тоже беспокоил масонский вопрос, причем его собеседником на эту тему, как сообщал 29 марта 1912 года в своей докладной записке на имя министра внутренних дел А. А. Макарова директор Департамента полиции С П. Белецкий, тоже почему-то оказался великий князь Николай Михайлович, с которым он даже вел некие "личные переговоры" о распространении масонства в России1.

    Все бы это. конечно, и ничего, если бы изучение вопроса о возможных происках масонов против России решено было начать с Москвы и Петербурга, где помимо оккультистов одних только так называемых политических масонов было уже, по крайней мере, не меньше сотни. Но случилось невероятное: поиски русских масонов решено было начать из далекого и прекрасного Парижа, откомандировав туда одного из чиновников Департамента полиции. Какие такие масонские тайны намеревался выведать через него в Париже и, что самое главное, - у кого тогдашний товарищ министра внутренних дел П. Г. Курлов. остается загадкой. Факт, однако, остается фактом: курировал разработку масонского вопроса в это время именно он.

    Лицом же, которому предстояло выполнить столь сложное, щекотливое задание, оказался мелкий чиновник, помощник делопроизводителя одного из отделов Департамента полиции коллежский асессор Б. К. Алексеев. Достоинством его было то, что он уже бывал за границей, знал иностранные языки, окончил в свое время медицинский лицей и, что самое главное, уже имел некоторое представление о предмете своего изучения, т.к. он давно и всерьез интересовался масонством. Последнее, видимо, и решило исход дела, хотя нельзя исключить и того, что П. Г. Курлов не только лично знал молодого человека, но и протежировал ему.

    Поскольку никаких связей в парижских масонских или околомасонских кругах Б. А. Алексеев не имел, надеяться на успех его миссии, заключавшейся "в уяснении способов воздействия

    и борьбы с масонством*1, было нельзя. Правда, парижской заграничной агентуре Департамента полиции во главе с А. А. Кра-сильниковым (1864-1931) предписано было оказывать всяческое содействие Б. К. Алексееву, в том числе и материальное, для чего туда была переведена одна тысяча рублей, но всего этого, конечно же, было мало. Не приходится сомневаться, что миссия Б. К. Алексеева была пустой тратой денег и заранее обречена на провал,

    К сожалению, наши исследователи гак и не задались законным вопросом: а от кого, собственно, исходила эта странная идея по отслеживанию происков русских масонов из французского "далека". На первый взгляд может показаться, что от генерала П. Г. Курлова. Но это не так. Как отмечал С П. Белецкий, "по указанию великого князя Николая Михайловича решено было искать корни этого явления (т.е. масонства. - В. Б.) во Франции, куда и был послан Алексеев*. Вот мы и выяснили автора идеи с командировкой Б. К. Алексеева в прекрасную Францию. Он же, великий князь Николай Михайлович, выступил и в роли консультанта Б. К. Алексеева по масонской проблеме перед его непосредственной отправкой в парижскую командировку'. Подробнейший разговор с Б. К. Алексеевым перед его поездкой в Париж имел и другой великий князь - Александр Михайлович'.

    Столь трогательная забота великих князей об успехе миссии Б. К. Алексеева, конечно же, впечатляет. Если бы не одно "но"... Дело в том, что первый из них - великий князь Николай Михайлович (1859-1919). не только известный историк, но еще и масон*. Известно и о его дружбе с графом А. А. Орловым-Давыдовым - венераблем петербургской масонской ложи "Полярная звезда* "Великого Востока Франции" в 1906-1910 годах. И хотя

    1 Соловьев О. Ф. Русские масоны от Романовых до Березовского. С. 205-; АврехА Я. Масоны и революция. С 279.

    • ЩёголевП. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Охранники и аваштористы. С 41.

    ' Аронсон Григорий. Масоны в русской политике. // Николаевский И И. Русские масоны и революция. М, 1990. С 149.

    масоном великого князя признают далеко не все, дыма без огня, как известно, не бывает. Что же касается второго консультанта Б. К. Алексеева, великого князя Александра Михайловича (1866-1933), члена масонского ордена "Рыцари Филалет", то в его масонстве можно уже не сомневаться1.

    Конечно же, всего этого еще недостаточно для того, чтобы уверенно говорить, что, советуя Департаменту полиции направить Б. К. Алексеева в поисках русских масонов в далекий Париж, великие князья сознательно прикрывали тем самым от возможного разгрома реально существующие в Санкт-Петербурге масонские и парамасонские кружки и группы (мартинисты, фи-лалеты, розенкрейцеры и др.). Но впечатление такое, причем впечатление устойчивое, остается.

    Но вернемся к Б. К Алексееву. 7 октября 1910 года он выехал в Берлин, где в свое время слушал лекции в местном университете и где у него было много знакомых. Заказав одному из них общий обзор "по вопросу о еврействе и Всемирном израильском союзе", он продолжил свой путь и оказался через несколько дней в Брюсселе. Здесь Б. К Алексеев встретился по совету великого князя Александра Михайловича с иезуитом, известным историком аббатом Пирлингом, которому и открыл все свои карты. Ничего конкретного о русских масонах тот, конечно же, не знал, но зато в свою очередь дал добрый совет обратиться в Париже к широко известному в то время противнику масонства и одному из видных деятелей Антимасонской ассоциации во Франции аббату Жюлю Турмантену.

    В Париж Б. К. Алексеев прибыл 14 (27) октября 1910 года. Здесь он сразу же был ошарашен знакомомым французом-масоном, который заявил ему буквально следующее: "Добиться чего-нибудь от наших главарей вам никогда не удастся, потому что тут среди них и кроется та удивительная законспирирован-ность, которая делает нас двигателем всей мировой истории"^

    1 Серков А И. История русского масонства. 1845-1945. С 446. Щёгалев II. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Охранники и авантюристы. С 43.

    Однако Б. К. Алексеев не впал в уныние и разыскал-таки Жюля Турмантена. Как оказалось, формально во главе Антимасонской ассоциации или лиги стоял не он. а граф де Кювервиль. Однако фактически все дела здесь вершил Жюль Турмантен. История переговоров с ним Б. К. Алексеева подробнейшим образом изложена в докладных записках последнего, регулярно посылаемых им в Департамент полиции в Санкт-Петербурге. Всего их 4'. Первая записка Б. К. Алексеева датирована 22 октября (5 ноября), вторая - 23 октября (6 ноября), третья - 11 (24) ноября и, наконец, четвертая - 25 ноября (8 декабря) 1910 года.

    Из них, в частности, следует, что при ближайшем знакомстве Жюль Турмантен оказала, как того и следовало ожидать, неглупым человеком. Он быстро сообразил, что к чему. "Я, - заявил он Б. К Алексееву, - очень люблю Россию и ее царя и с удовольствием буду для нее работать. Моя организация - единственная в своем роде и достаточно известна в кругах, интересующихся масонством, чтобы я был избавлен от необходимости ее восхвалять. Дайте мне средства - и я представлю вам всю подноготную масонства"'. Однако сам он ничего конкретного и сколько-нибудь важного, кроме указания на принадлежность к французским масонским ложам некоторых русских, не открыл.

    Надо сказать, Б. К. Алексеев, поселившийся в одном из парижских отелей, вовсю сорил деньгами и обзаводился новыми друзьями из масонской или полумасонской преимущественно среды. В результате при помощи одного из своих новых друзей он даже получил возможность посетить собрание одной из парижских масонских лож Но никаких масонских тайн он там. разумеется, не узнал.

    Тем временем выяснилось, что Жюль Турмантен, на которого так рассчитывал Б. К. Алексеев, блефует и сам ничего конкретного о русских масонах, кроме общих сведений о существова-

    1 Щёгсиев П. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Охранники и авантюристы. С 34-77. 1 Там же. С 51.

    нии лож в Москве. Петербурге и Варшаве, не знает. Но зато он якобы знает подходы к Великому секретарю "Великого Востока Франции" Вадекару и помощнику' секретаря "Великой ложи Франции", которые-де стеснены в средствах и на определенных условиях могли бы сотрудничать с русским правительством'. Конечно же, Б. К Алексеев туг же ухватился за эту спасительную для него наживку ведь никаких других вариантов у него не было. Ухватились за это предложение и в Департаменте полиции.

    Однако, когда Турмантен назвал требуемую сумму 500-550 тыс. франков', П. Г. Курлов заколебался. Слишком уж велик был риск при сомнительности результатов. Обычный в практике Департамента полиции вариант выдачи небольших денежных сумм по мере поступления информации его устраивал куда больше, что и было передано Б. К. Алексееву Однако Жюль Турмантен стоял на своем, и дело зашло в тупик.

    П. А. Столыпин, которому был сделан соответствующий доклад, вопроса не решил. Не решил его и царь, к которому обратился в декабре 1910 года товарищ министра внутренних дел генерал П. Г. Курлов. Проявив живейший интерес к масонам, Николай 11 пожелал тем не менее более внимательно ознакомиться с проблемой. П. Г. Курлову при создавшихся обстоятельствах не оставалось ничего другого, как телеграфировать Б. К. Алексееву: •Благоволите оттянуть дату ответа известному лицу, мотивируя экстренным вызовом Вас для окончательных переговоров в Петербург Признается необходимость Вашего личного доклада*'. Б. К. Алексееву пришлось подчиниться. По возвращении в Петербург ему было предложено составить письменный отчет о командировке; этим все дело и закончилось.

    Что же касается дальнейшей деятельности Б. К. Алексеева в Департаменте полиции, то она была продолжена. Результатом

    ' Щёголев П. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. Охранники и авантюристы. С 65. ; Там же. С 64. • Там же. С 71.

    ее стало появление его новых докладных записок по масонству от 11 мая, 16 июля и 4 сентября 1911 года. Наиболее известна из них последняя, где со ссылкой на лиц, стоящих близко к масонским кругам, содержится утверждение о том, что покушение 1 сентября 1911 года на председателя Совета министров П. А, Столыпина ?находится в некоторой связи с планами масонских руководителей-1. "Уже с некоторых пор, - докладывал он П. Г Курлову, - к г. председателю Совета министров делались осторожные замаскированные подходы, имеющие целью склонить его высокопревосходительство на сторону могущественного сообщества".

    Но после того как масоны якобы заручились поддержкой члена Государственного Совета П.Н.Дурново, П.А.Столыпин был для них уже не нужен и на него стали смотреть скорее как "на препятствие". Руководители масонства, докладывал Б. К. Алексеев, пришли к заключению, что П. А. Столыпин является для их целей "лицом бесполезным, а следовательно, в настоящее время, когда масонство собирается нажать в России на все свои пружины, - даже вредным для целей масонства"'.

    Как ни интересны эти соображения Б. К. Алексеева, обольщаться относительно ценности его сведений ни в коем случае не следует. Добыты они были не оперативным, как этого следовало бы ожидать от Департамента полиции, путем, а заимствованы из домыслов и спекуляций на эту тему правоконсервативных газет. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в подшивки хотя бы некоторых из них за 1911 год

    "Глава правительства, как его величают, - читаем мы в петербургской правой газете "Гроза* за 22 марта 1911 года, - находится под влиянием масонов - общества жидовского происхождения, задавшегося целью сокрушить христианство. В этих видах масоны сперва уничтожают монархию как защитницу

    1 АврехЛЯ. Масоны и революция. С 287.

    1 Щёголев П. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Охранники и авантюристы. С 74.

    христианства, а потом уже и церковь... В последующем г Столыпину, а через него масонам легко будет добиться согласия Государственного Совета на захват царской власти, а возможно, затем и на уничтожение христианства в России, к чему Государственная Дума стремится уже давно. На близость же г. Столыпина к масонам всегда указывалось, и поддержка им идолопоклонства есть верный тому признак Известно, что масоны совершают молебствия дьяволу, и потому разрешение г. Столыпиным строительства идольского капища (буддийского храма. - В. Б.) и публичного идолослужения, т.е. поклонения дьяволу, является прямым исполнением им своей масонской обязанности.- На принадлежность к масонству г. Столыпина указывает и большое сочувствие к нему Англии.."1.

    Голословный, подстрекательский характер этой и подобных ей статей, направленных на дискредитацию П. А. Столыпина в глазах царя, очевиден. Недаром сам премьер-министр называл черносотенцев "революционерами справа*. Действительно, сговориться с ними, как, впрочем, и с их коллегами - революционерами слева, было невозможно.

    Продолжала муссировать тему отношений П. А. Столыпина и масонов правая печать и после его убийства. Правда, если раньше, при жизни П. А. Столыпина обвиняли в принадлежности к масонству и покровительстве ему, то теперь его стали уже представлять как жертву масонов. "Когда же он вздумал изменить своей клятве масонству, то был убит, и масоны в русском отделении Междупарламентской лиги., сыграли в убийстве Столыпина видную роль*, -читаем мы все в той же газете "Гроза* за 26 октября 1911 г.-'.

    Но вернемся к Департаменту полиции. Увы, при всем желании приподнять его деятельность в борьбе с масонской угрозой приходится констатировать, что профессионализмом тут и не пах-

    1 Столыпин в руках масонов. // Гроза (СПб). 22 марта 194 г. ((* 142). CI-Z

    ? Международные заговорщики. // Гроза. 26 октября 1911 г. (№ 244). С. 2.

    ло (вместо оперативной разработки реальных масонских лож и их членов информацию тут предпочитали черпать из домыслов газет), зато политиканства было хоть отбавляй. "П. Г. Курлов, -показывал на заседании Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 15 мая 1917 года бывший директор Департамента полиции С П. Белецкий, - хотел указать, что и Столыпин принадлежал к одной из масонских лож*1. Судя по всему, так оно и было.

    Определенный интерес представляет для исследователей и информация Б. К. Алексеева (Записки от 11 мая и 16 июня) о поездке в Россию в июне 1911 года делегации "Великого Востока Франции* с целью "правильной* организации масонских лож в России и "вручения русским вожакам масонства полных инструкций для дальнейших действий-'. Учитывая, что как раз на этот период и приходится организационное становление политического масонства в России после "развода* в феврале 1910 года молодых реформаторов со "стариками" - масонами еще парижского "призыва", следует признать эту информацию вполне достоверной.

    Как сообщал в своем донесении в Департамент полиции от 11 марта 1911 года Б. К, Алексеев, "все петербургские масоны фуппируются около Н. Н. Беклемишева, Т. О. Соколовской и В. В. Авчинниковой-Архангельской*. Особое внимание обращал он на В. В. Авчинникову-Архангельскую, которая, по его словам, прибыла из Франции в Россию в "качестве разведчика масонс-тва*\ Местом сборищ этой публики являлся, по его сведениям, Музей изобретений и усовершенствований (Мойка, 12).

    И действительно, как бы в подтверждение слов Б. К. Алексеева, директор этого музея Н. Н. Беклемишев публикует в июне -

    ' Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 году в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. Ред. П. Е. Щёголев. Том 3. Л-1925. С. 324.

    1 ЛврехЛЯ. Масоны и революция. С 285.

    1 Щёгаш П. Е. Охота за масонами, или Похождения коллежского асессора Алексеева. // Охранники и аваштористы. С. 72-71

    июле 1911 года на страницах "Санкт-Петербургских ведомостей" серию статей, в которых доказывает необходимость скорейшей легализации масонства в России. О развернутой в это же время открытой пропаганде масонства на страницах редактируемого Н. Н. Беклемишевым журнала "Море* речь уже шла. Однако тронуть Н. Н. Беклемишева и В. В. Авчинникову-Архангельскую из-за их близости к великому князю Александру Михайловичу Департамент полиции не решился.

    Вместо этого тронули... самого Б. К. Алексеева. Несмотря на видимую активность коллежского асессора, после отставки в конце 1911 года явно покровительствовавшего ему П. Г Курлова пришлось-таки, в конце концов, уйти из Департамента полиции и ему. В конце 1912 года в его кресле опять уже сидел известный нам подполковник Г. Г Мец.

    Вернувшись в родные стены, он попытался было вновь заявить о себе как крупнейшем в России специалисте по масонскому вопросу, представив в 1913 году доклад-О масонском движении в России" с приложением'.

    Должного впечатления на вышестоящее начальство доклад не произвел вследствие исключительно книжного происхождения приводимых в нем сведений, в то время как Департамент полиции был ориентирован на конкретные факты о преступной деятельности масонов на территории России. Однако таковыми Г. Г. Мец не располагал. Не удовлетворившись этим, он представил в департамент еще ряд записок такого же характера. Однако лучшие его времена были уже далеко позади.

    Большой удачей Департамента полиции этого времени следует признать попавшие в его руки т.н. масонские бумаги штабс-капитана Двинского пехотного полка К. И. Иванова. Сами бумаги относились к 1907 году и были обнаружены в ггустующей квартире, где ранее проживал К. И. Иванов Из них, в частности, следовало, что в Петербурге, по крайней мере на 1907 год, функционировало 3 оккультно-масонских кружка: мартинистов, куда

    помимо известных нам В. В. Муравьева-Амурского входили ротмистр Д Ф. Левшин, библиотекарь Зимнего дворца А. И. Леман, а также братья, укрывшиеся за инициалами П. Н. и Н. Н., скорее всего это великие князья Петр и Николай Николаевичи; кружок почетного академика редактора журнала "Вестник Европы* К. К. Арсеньева (князь А. Н. Оболенский, член Государстве иного Совета С К. Войналаченко, полковник В. Н. Андронников) и т.н. масонская фракция "Денница* (И. Н. Семенов, муж писательницы В.И.Крыжановской, М. И.Доможирова, Б.В.Никольский и др.)1.

    Ретроспективный обзор сведений обо всех этих кружках, составленный на основе документов штабс-капитана К. И. Иванова, был представлен в октябре 1913 года Департаментом полиции министру внутренних дел. Ознакомившись с ним 2 ноября 1913 года, тот тут же распорядился "сделать общее исследование по России о движении масонства и затем составить в форме всеподданнейшего доклада живой и интересный очерк для государя-императора* J.

    Что касается перечисленных выше оккультно-мистических кружков, то за ними было установлено наблюдение. Правда, не за всеми, а только за одним из них: за кружком К. К. Арсеньева, которое, впрочем, ничего не дало1. Что же касается двух других, то они из поля зрения Департамента полиции скоро почему-то выпали. И надо полагать, что не случайно, т.к. у оккультистов в России было, как мы уже убедились, мощное прикрытие в лице великих князей. Тем не менее определенное беспокойство в связи с активностью Департамента полиции в масонском вопросе они все же проявляли. Свидетельством этому может служить обращение в самом начале января 1914 года великого князя Николая Михайловича к директору департамента С. П. Белецкому с просьбой сскэбищтъ ему "новые сведения о распространении

    1 ЛврехЛ.Я. Масоныиреволю11Ия.С309-312. -• Там же. С 312. ' Там же. С ЗН.

    масонства в России*. И конечно же, несмотря на секретный характер этих сведений.он их получил. Уже 14 января 1914 года затребованный великим князем документ под названием -Краткое обозрение та французского масонского движения в пределах Российской империи" лежал у него на столе.

    Главным информатором Департамента полиции по масонскому вопросу становится в это время бывший заведующий парижской агентурой Департамента полиции Леонид Александрович Ратаев1. Уйдя в 1905 году в отставку с хорошей пенсией, он вместо того, чтобы уехать в Россию, предпочел остаться под фамилией Рихтер в Париже, выполняя время от времени за небольшую плату разовые поручения Департамента полиции. Одним из последних поручений (январь 1911 года) такого рода как раз и стало освещение им на основе доступных ему "фрашгузских источников" нелегальной деятельности масонов в России.

    Первая его записка о масонстве поступила в Департамент полиции в марте 1911 года. 'Масонство в России, - отмечал здесь Ратаев, - явление не новое. Проникло оно к нам в первой половине XVIII века и затем периодически то появлялось, то исчеза -ло или, вернее сказать, притаивалось. Но неизменно и всегда, кроме горя и напасти, ничего с собою не приносило*'-.

    Конечно, можно подивиться тому, что в то время, как масонские ложи почти беспрепятственно росли и множились в самой России, информацию о них Департамент полиции решил почему-то получать из Парижа. Но польза от вояжа Б. К Алексеева во Францию, и особенно от записок Л. А. Ратаева (всего их 4), несомненно, была большая. Так как это позволило департаменту нащупать в конце концов суть масонской проблемы - политическое или кадетское масонство. -Главным приютом для масонов служит кадетская партия", - писал в Департамент поли-

    1 Ьрачев В. С. Царский жандарм-борец с масонами. // Секретное досье. 1998. №1. С 50-59.

    ' Ратаев Л. А Международный парламагтекнй союа // Платонов О. А Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996. М, 1996.

    С 645.

    ции Л. А. Ратаев. 'Вглядитесь внимательно, - отмечал он, - как между нашими масонами распределены роли и сферы влияния. Среди членов /осударственного Совета и в литературной среде действует М. М. Ковалевский; среди членов 1осударственной Думы И. И. Ефремов, П. Н. Милюков и В. А Маклаков. Влияние последнего распространяется и на адвокатскую среду, где он пользуется популярностью. Деятельность Е. П. Когана-Семе-новского обнимает жидовские круги и мелкую прессу. Наконец, А Н. Брянчанинов, убежденный деятельный масон, стремится воздействовать на высшее общество. Уже на его собраниях начинают появляться лица титулованные или же посещающие -громкие дворянские фамилии, как, например: Кугушевы, Толстые и т.п. Будет весьма печально, если благодаря этим стараниям масонство внедрится в высшие слои русского общества*1.

    Это был принципиально новый, свежий взгляд на масонскую проблему в России: ведь до этого в своих поисках масонов в нашем Отечестве Департамент полиции неизменно натыкался на мистиков: дело спирита В. П. Быкова и П. А. Чистякова с его •Великой ложей Астрея" 1908 года, петербургских и московских мартинистов (Г. О. Мебес, П. М. Казначеев, Ч.И. Чинский) 1911-1912 годов, организация Варвары Овчинниковой (орден филалетов) и дрЯ

    Конечно, и за мистиками надо было "наблюдать". Но политическое влияние этих господ было невелико и борьба с ними была заведомо пустой тратой сил и средств Департамента полиции. А. Я. Аврех в свое время пришел к выводу, что происходило это потому, что Департамент полиции якобы взял "ложный след" или, иначе говоря, попросту проморгал политических масонов'.

    1 Ратаев Л. А Записи о масонстве // Платонов О. А Терновый венец России. Тайная история масонства. 1731-1996. С б4&

    1 Корнеев В. И. Документы Государственного архива Российской Федерации о московских масонах XIX - начала XX века. // Масоны в России: вчера., сегодня, завтра?. М., 1999X98-128.

    ' Аврех А Я. Масоны и революция. С 337-338.

    Факты, однако, показывают, что подлинная картина была несколько иной. На первых порах Департамент полиции действительно отождествлял масонов только с мистиками. Однако продолжалось это недолго. И в конце концов, не без помощи докладных записок Б. К. Алексеева и особенно Л. А. Ратаева, он нащупал-таки суть проблемы. Убедительное свидетельство этому - уже цитировавшаяся нами записка Л. А. Ратаева 1911 года. 0 том же говорят и другие документы Департамента полиции по масонству. Правда, в составленном 12декабря 1912 года в Департаменте полиции "Списке лиц главнейших деятелей масонства в России, за корреспонденцией которых желательно установить наблюдение" наряду с политическими масонами, такими как князь Е. Н. "РрутЗецкой и князь П. Д Долгоруков в Москве, князь Д И. Бебутов, М. М. Ковалевский, князья А. Д и Н. Д Оболенские, наблюдение за почтовой перепиской которых действительно могло что-то дать, фигурируют в то же время и уже известные нам масоны-мистики: В. П. Быков, П. А. Чистяков и В. С. Арсеньев в Москве, а также А. А. Каменская, Е. П. Семенов. И. К. Антошев-ский, Г. О. Мёбес, Т. О. Соколовская, Б. А. Леман. К. К. Арсеньев, Е. К. Арсеньев, Е. И. Война-Панченко - все в Петербурге. Курьезом можно считать наблюдение специалистов Департамента полиции за перепиской известной в то время писательницы на оккультные темы В. И. Семеновой-Крыжановской и жены бывшего Председателя Совета министров С Ю. Витте - графини Матильды Ивановны Витте1.

    Однако простаками чины Департамента полиции не были, и за оккультистами они, скорее всего, наблюдали так, на всякий случай. Главным объектом их внимания были, конечно же, не оккультисты, как думал А. ЯАврех, а политические масоны. Убедительное свидетельство этому - аналитическая записка Департамента полиции о масонстве от 25 июня 1913 года-'. Масонами.

    : Масоны в России: вчсра_ сегодня... завтра?. С. 120-122.

    -' Из аналитического доклада Департамента полиции министру внутренних дел 25 июня 1913 года. // Масоны в России: вчера... сегодня., завтра?.. С 118-120.

    6-5150 Брачп

    161

    по сведениям Департамента полиции, являлось в это время около 90 человек. Особенно важно то, что за редким исключением (Александр Блок, Максим Горький) подавляющее большинство представленных здесь фамилий: А. В. Амфитеатров. Л. Андреев, Е. Аничков, М. М. Ковалевский, В. Д. Кузьмин-Караваев, Н. И. Астров, Ю. (амбаров, князья Павел и Федор Долгоруковы, Е. В. де Ро-берти и другие - все это действительно, как мы теперь уже точно знаем, деятельные члены тогдашних масонских политических лож; никаких мистиков среди них нет.

    Можно констатировать, что широко распгххтраненное среди историков представление, что, организовав охоту за оккультистами, Департамент полиции якобы взял "ложный след", едва ли справедливо. На самом деле уже в 1910 году, как показала история с командировкой в Париж коллежского асессора Б. К. Алексеева, здесь поняли, что подлинная, а не мнимая опасность империи исходит не от оккультных кружков и групп, находившихся к тому же под покровительством великих князей, а масонских лож политического характера, работавших в России под эгидой •Великого Востока Франции" над ее "освобождением" от царского самодержавия, именно в их тайны и стремился проникнуть Б. К. Алексеев.

    После некоторых колебаний след специалисты Департамента полиции взяли все-таки верный - политическое или кадетское масонство. Другое дело, что эффективная борьба с ним в тех условиях, которые сложились после царского Манифеста 17 октября 1905 года (свободное функционирование в стране оппозиционных правительству партий и групп было гарантировано законом), была едва ли возможна.

    Масонство, как отмечалось в аналитической справке Департамента полиции от 2 января 1914 года "О распространении масонства в России", как тайная организация, работающая над ниспровержением существующего в России строя под прикрытием всевозможных обществ: просветительных, оккультных и благотворительных, практически неуязвимо для полиции, так как доказать преступный умысел в их действиях юридически невозможно. 'Распространение влияния масонства не встречает никаких препятствий на своем пути. Конечные цели их скрыты, и самомасонство осторожно. Лица, непосредственно ведущие борьбу с революционным движением, с масонским движением не знакомы и, собираясь под прикрытием якобы заседаний всевозможных легализированных обществ, масонство, будучи тайным политическим обществам, может работать беспрепятственно*. - с горечью констатирует автор аналитической справки1.

    Последняя записка Л. А. Ратаева о масонах в Департамент полиции относится к февралю - марту 1916 года. К сожалению, записке Л. А. Ратаева не повезло, т.к. ее современный публикатор доктор исторических наук В. Э. Багдасарян приписал почему-то ее авторство бывшему директору Департамента полиции С П. Белецкому'. С. П. Белецкий- действительно представил эту записку в апреле 1916 года новому директору Департамента Е. К. Климовичу, но сама записка, как, впрочем, и другие, была составлена не им, а А. Л. Ратаевым. С П. Белецкий ее только подписал. Чтобы убедиться в этом, достаточно было только внимательно прочитать ее, не говоря уже о том, что стоило бы публикатору загля-нуть и в литературу вопроса, в частности в книгу А, Я. Авреха.

    Но вернемся к тексту самой записки. "В России, - заявил здесь Л. А. Ратаев, - масонством занимаются преимущественно деятели крайних организаций. Я читал их произведения и не знал, чему более изумляться, абсолютному ли незнакомству их с предметом или же развязности, с которой они преподносят русской публике измышления, почерпнутые из нелепейших произведений французских писателей-шантажистов вроде Лео

    ' Масоны в России: вчера., сегодня... завтра?.. Под ред. А А Королева. С 124.

    ?' Синдром масонофобии российского чиновничества. Докладная записка экс-директора Департамента полиции С П. Белецкого (1916). Подготовил В. Э. Багдасарян. // Исторический архив. М. 2004. № 5. С 3-22.

    ' Брачев .''СП. Белецкий и его •Записки*. В кп: Шишкин Олег. Убить Распутина. М.. 2000. С 349-379.

    Таксиля (Жоган Пажес), доктора Батайля, Поля Розсна и т.п. Одно из главных и преднамеренных заблуждений этих господ состоит в голословном утверждении, будто бы масонство еврейского происхождения и создано еврейством для достижения его протнвохристианских целей и осуществления идеи всемирного еврейского засилья. Утверждают также, что в настоящее время деятельностью всемирного масонства руководит какой-то тайный синедрион, который будто бы направляет ее в смькле служения еврейским интересам. У нас этот предрассудок до того укоренился, что даже создался общеупотребительный термин •жидомасонство*. Между тем... нет ничего более произвольного и исторически необоснованного, как это ходячее мнение*1.

    Признание главного на тот момент *спеца" Департамента полиции по масонству более чем красноречивое. Конечно же, это вовсе не означает еще, что Л. А. Ратаев не видел или недооценивал масонской опасности для России. Вместе с тем нельзя не видеть, что столь решительное размежевание его в оценке масонства с правоконсервативными деятелями тогдашнего политического спектра России ничего хорошего не сулило, ибо на чью еще поддержку в борьбе с масонством могло рассчитывать в таком случае царское правительство?

    Не удивительно, что. внимательно прочитав записку Л. А. Ратаева, тогдашний директор Департамента полиции генерал Б К. Климович какого-либо хода этому документу так и не дал2. Приближалась революция, и Е. К. Климович, очевидно, решил, что есть у его ведомства дела и поважнее масонов.

    •Итак, - констатировал А. Я. Аврех, - Департамент полиции прекратил заниматься масонством как раз в тот момент, когда реальные русские политические масоны активизировали свою •нерегулярную ложу*; возникает естественный вопрос: чем объяснить этот 100-процентный провал?*1 О том, как отвечает на

    1 Аврех А. Я. Масоны н революция. С 337. ?' Там же. С 336. ' Там же. С 33".

    него сам А. Я. Аврех, речь уже шла. Наша точка зрения состоит в том, что не готовы были к борьбе с масонской угрозой и вообще революцией в России не в Департаменте полиции, а сам царь и его ближайшее окружение. В этом, собственно, и состоял трагизм их положения.

    А между тем в стране, можно сказать, почти в открытую зрел самый настоящий антиправительственный заговор, и далеко не последнюю роль в нем играли, как теперь выясняется, братья масоны.

    ЧАСТЬ li МАСОНЫ И РЕВОЛЮЦИЯ

    Глава I

    На путях к дворцовому перевороту: проблема масонского заговора накануне революции 1917-го

    Первым, кто со всей определенностью поставил вопрос о масонских планах насильственного отстранения императора Николая II от власти путем дворцового переворота или, иначе говоря, существовании накануне революции масонского заговора, а также ведущей роли, которую сыграли масоны в фев-ральско-мартовские дни 1917 года, был эмигрантский историк СП.Мельгунов1. В вышедшей в 1931 году в Париже сенсационной книге "На путях к дворцовому переюгххту- он угЗедительно показал, что подготовкой и организацией Февральского переворота 1917 года руководили две группы или два кружка русских масонов. Во главе одного из них, военного, стоял А. И. Гучков. Другой, гражданский, возглавлял А. Ф. Керенский. Последующие изыскания исследователей позволили во многом уточнить и детализировать картину масонского вхождения во власть в 1917 году. Но честь первопроходца в исследовании темы принадлежит, безусловно, С П. Мельгунову.

    Конечно, сами масоны, как непосредственные участники описываемых событий, отнюдь не стремились афишировать решающую роль своего присутствия в них. Так, правда, уже в совет-

    1 Мельгунов СИ На путях к дворцовому перевороту. Заговоры перед революцией 1917г. Париж. 1931. С 149.180,185.

    ' Журиш И.Г. Масоны и Февральская революция в России. // Актуальные проблемы отечественной и всеобщей истории. Вып. 2. М.. 1992. С 158-159; Старцев В. И. Тайны русских масонов. Русское политическое масонство начала XX века.С 109-136.

    скос время, в своих показаниях в НКВД СССР в июле 1939 года бывший генеральный секретарь Верховного совета -Великого Востока народов России- Н.В. Некрасов всячески подчеркивал, что надежды либералов на масонство как действенный инструмент политической борьбы с самодержавием оказались крайне преувеличенными. Но и он вынужден был признать ^некоторую роль", которую сыграла эта масонская организация. Как в период подготовки революции, когда она была своеобразным -конспиративным центром народного фронта*, так и в первые дни Февральской революции, когда именно она помогла объединению -прогрессивных сил под знаменем революции*. *В Петрограде и в Москве встречи деятелей социал-демократической и социал-революционной naptnuu с представителями левых кадетов и прогрессистов стали, - по его словам, - последние месяцы перед революцией постоянный правилом*1. Преобладали на них левые настроения, и основным лозунгом здесь была республика. 'Большинство участников этих встреч (о них есть упоминание и в книге Суханова) оказались виднейшими деятелями Февральской революции. А их предварительный сговор сыграл, по моему глубокому убеждению, видную роль в успехе Февральской революции. Велась даже некоторая техническая подготовка, но о ней долго говорить*, - дипломатично отмечал Н. В. Некрасов-'.

    Что это была за техническая подготовка, на этом мы еще остановимся. Но сначала об общей атмосфере, господствовавшей в масонских ложах в 1915-1916 годах. Характерной особенностью ее была, говоря словами А. Я. Гальперна, *ненависть к трону, к монарху лично*'. С. П. Мельгунов приводит в своей книге следующий примечательный факт. Принимали в масонскую ложу командира Финляндского полка В. В. Тсплова. Один из

    1 Из следственных дел Н. В Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В 111с-лохаева и В. В Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. № 11 - 12. С 39-1 Там же. С 19

    ' Чикхшевский Б. И. Русские масоны и революция. С 63.

    братьев задал ему вопрос о его отношении к планам физического устранения царя. В. В. Теплое не долго думая с солдатской прямотой ответил; *Убью, если велено будет"'.

    Неудивительно, что в такой атмосфере левый эсер масон полковник [енерального штаба С ДМстиславский (Масловский) взял да и предложил осенью 1915 года братьям 'Организовать заговор на жизнь государя". Осуществить его, уверял С. Д Мстиславский, не так уж и трудно, так как 'имеется возможность найти нужных людей среди молодого офицерства'1. То, что убийству царя в "братской" среде обрадовались бы многие, сомневаться не приходится. Но сами масоны в таком опасном деле, как истинные интеллигенты, "светиться" не желали. Самое любопытное в этой истории - это то, что от своего собственного имени действовать С. Д Мстиславский почему-то не захотел, решив непременно испросить на это разрешения Верховного совета ВВНР. Дай ему Верховный совет такое разрешение, и членам его наверняка не миновать было бы Сибири. Однако здесь, как оказалось, сидели совсем не глупые люди. Они быстро сообразили, что кроется за предложением С. Д Мстиславского.

    'Прений о нем совсем не было, - свидетельствовал А. Я. Галь-перн. - Было только сформулировано общее мнение, что в братском порядке говорить о такого рода делах нельзя, так как они не могут входить в задачи братства. В персональном же порядке все присутствующие братья относятся к предложению в высшей степени отрицательное Больше на заседании ложи С. Л Мстиславский, которого подозревали в провокации, не появлялся. Все контакты братьев с ним были прерваны. Однако скорей всего провокатором С. Д Мстиславский (наст. фам. Масловский), участник Февральской и Октябрьской революций,

    1 Мельгунов С П. На путях к дворцовому перевороту. Париж, 1931. С 185.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 65-66.

    у Русское политическое масонство начала XX века (1906-1918 гт). Вступительная статья и комментарии В. И. Старцева. // История СССР. 1990. № I. С 146.

    известный советский писатель, все же не был, и действовал он вполне искренне. Но братьев он все-таки здорово напугал.

    История с С Д. Мстиславским ясно показывает, что идея военного заговора носилась в масонских кругах в 1915-1916 годах, можно сказать, в воздухе. Любопытно, что этот же вопрос о необходимости подготовки государственного переворота ставил осенью того же 1915 года на заседании Бюро Прогрессивного блока другой масон, правда французского обряда, - В. А. Маклаков'. Однако формально 'политического заговора как сознательно поставленной цели в программе нашей работы не стояло, - подчеркивал А. Я. Гальперн, - и если бы кто-то попытался в задачи организации такой заговор внести, то это вызвало бы протест со стороны многих'. В то же время и он вынужден признать, что был среди братьев и -целый ряд лиц, из них часто очень влиятельных, которые очень сильно к заговору склонялись'1. Понять это можно только так формально выдвинуть идею антиправительственного заговора Верховный совет ВВНР не решился. Неофициально же разработка таких планов с его ведома велась, но уже не от имени организации, а якобы исключительно по личной инициативе отдельных частных лиц.

    *Тем не менее, - пишет в связи с этим исследователь А. И. Серков, - даже среди масонов ложу Верховного совета стали считать центром заговора, что привело к глубокому кризису 'Великого Востока народов России* в 1915 году**. Отрицать, что в Верховном совете действительно рассматривались планы по устранению от власти Николая II, не позволяет свидетельство масона Н. С. Чхеидзе. 'Переворот, - свидетельствовал он, - мыслился руководщими кругами в дЬорме дворцового переворота; говорили о необходимости отречения Николая II

    Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С. 140. •' Серков Л И. История русского масонства. 1845-1945 гт С 119. * Там же. С 119-

    и замены его. Кем именно, прямо не называли, но думаю, что имели в виду Михаила.

    В этот период Верховным советам был сделан ряд шагов к подготовке общественного мнения к такому перевороту. Помню агитационные поездки Керенского и других в провинцию, которые совершались по пряману поручению Верховного совета. Помню сборы денег для такого переворота":

    Правда, после протеста украинских масонов прямая подготовка дворцового переворота со стороны Верховного совета была прекращена и центр заговора переместился в группу А. И. Р/чкова - А. М.Крымова:, якобы действовавшую уже исключительно на свой страх и риск. Но и "гражданский кружок*, как называл Верховный совет П. Н. Милюков, продолжал свою деятельность по подготовке заговора. Важное заседание его состоялось в сентябре 1916 года на квартире кадета М.М.Федорова с участием П. Н. Милюкова и председателя Государственной Думы М.В. Родзянко. Тон на нем задавали А. И. П/чков, Н. В. Некрасов и М.И.Терещенко, отстаивавшие в своих выступлениях план насильственного отстранения от власти Николая II и передачи ее наследнику при условии регентства великого князя Михаила Александровича и введения конституционного правления в России,

    Еще одним центром зревшего заговора (правда, скорее потенциального, чем реального) против царя называют часто кружок князя Г.ЕЛьвова - А. И. Хатисова со ставкою на великого князя Николая Николаевича Младшего. 22 апреля 1928 года некто С П. Смирнов опубликовал в газете "Последние новости" (Париж) рассказ бывшего тифлисского городского головы А. И. Хатисова. 9 декабря 1916 года, свидетельствовал А. И. Хатисов, после закрытия полицией V съезда представителей городов на квартире князя ПЕЛ ьвова состоялось секретное совещание. Присутствовали: Н. М.Кишкин, М.М.Федоров, А. И. Хатисов и другие.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С. 88-89. 1 Там же. С 92 - 96.

    Г.ЕЛьвов предложил собравшимся следующий план действий: Николая II заменить великим князем Николаем Николаевичем, который сразу же объявит о введении в стране ответственного министерства. Очевидно, что именно с этими разговорами и возникла версия о существовании так называемого "Кавказского центра" готовившегося заговора. Однако на самом деле реально этот центр никак себя не проявил. Более того, когда в январе 1917 года А. И. Хатисов попробовал было заговорить на эту тему с самим великим князем Николаем Николаевичем, тот ответил отказом на предложение возглавить заговор1.

    Как бы то ни было, в результате ряда организованных единым масонским центром совещаний оппозиционных деятелей был разработан общий план захвата царского поезда во время одной из поездок Николая II из Петербурга в Ставку или обратно. Арестовав царя, предполагалось тут же принудить его к отречению от престола в пользу царевича Алексея при регентстве Михаила Александровича и введении в стране конституционного строя-'.

    Роль первой скрипки, как уже отмечалось, играл на этих переговорах лидер октябристов А. И. Пучков. И дело тут не только в авантюрном характере этого политического деятеля. В III Государственной Думе А. И. Р/чков был председателем комиссии по государственной обороне, что, собственно, и позволило ему завести обширные связи и знакомства не только в военных, но и в военно-морских кругах. Следует в связи с этим подчеркнуть, что имеющиеся в литературе указания на его принадлежность к масонству скорее всего верны. А. И. Р/чков был принят в масонскую ложу еще в 1913 году. Решительное же отрицание этого факта самими масонами объясняется последующей "радиацией" А. И. Р/чкова в 1920 году', т.е. исключением из масонства - процедурой, требующей от братьев безусловного отрицания какой-либо принадлежности исключенного к братству. То, что

    1 Николаевский Б. И. Русскнсмасоны и революция. С 143.

    ? Александр Иванович Гучков рассказывает. М, 1993. С 31,32,121.

    ' Берберова Н Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. С 152.

    А, И. Р/чков и некоторые другие октябристы вполне могли быть посвящены в масонство, - очевидно. Организовать широкий антиправительственный блок в Думе с последующим прицелом на взятие власти одним кадетам без их поддержки нечего было и думать. А ведь именно ради этого - взятия власти - и создавалась организация политического масонства в России.

    Другое дело, что афишировать посвящение некоторых видных октябристов в масонство даже в узком братском кругу никто, похоже, не собирался, и знали о нем немногие. Большой интерес в связи с проблемой масонского заговора представляют т.н -Диспозиции* № 1 и № 2 за 8 и 18 сентября 1915 года от имени Комитета народного спасения в Москве.

    В первой из них объявляется о назначении с целью усиления борьбы за права народа штаба Верховного главнокомандования в составе: князя Г.ЕЛьвова, А. И. Р/чкова и А. Ф.Керенского. Вот ее полный текст:

    •Диспозиция № 1.

    Необходимо:

    1) Признать, что война ведется на два фронта: против упорного и искусного врага вовне и (против) не менее упорного и искусного врага внутри.

    2) Отделить определенно и открыто людей, понимающих и признающих наличность внутренней войны, столь же важной, как и внешняя, от людей, не понимающих или не желающих признать наличность двух войн.

    3) Признать, что достигнуть полной победы над внешним врагом немыслимо без предварительной полной победы над врагом внутренним.

    4) Признать, что полная победа внутри означает публичное и окончательное связующее преклонение всех без исключения лиц в империи перед утверждением: "русский народ есть единственный Державный хозяин Земли Русской", с сскэтветствующи-ми из сего практическими выводами, а именно: право хозяина иметь свое мнение, открыто его высказывать и требовать беспрекословного подчинения его организованной воле.

    5) Для успешности борьбы по внутреннему фронту оставить идеи всяких блоков и объединений с элементами зыбкими и сомнительными; немедленно назначить штаб Верховного командования из десяти лиц, предоставив сие основной ячейке, кн. Львов, А. И. .Гучков и А. Ф. Керенский, и, отказавшись при выборе кандидата по признаку личного уважения и прошлых заслуг, назначать исключительно по признакам: а) ясности мышления, б) честности слова и в) твердости воли.

    6) Признать, что организация борьбы за народные права должна вестись по установленным практикой правилам военной централизации и дисциплины, совместной с широкой инициативой отдельных частных начальников. Лозунг объединения и борьбы: возвращение в руки хозяина - русского народа в лице его организованного представительства - прав, узурпированных за время его несовершеннолетия его приказчиками.

    7) Верховное командование, организованное народом, в борьбе за свои права принять на себя А. И. Гучкову, как объединяющему в себе доверие армии и Москвы, отныне не только сердца, но и волевого центра России.

    8) Методы борьбы за права народа должны быть мирными, но твердыми и искусными. Памятуя, что лиц с именами, на которые с упованием взирают армия и народ, никто тронуть не посмеет, эти лица должны произносить своевременно слова и действия, другим недоступные. Коронованные народным доверием и надеждой, они должны принять на себя не только лавры венков, но и их тернии.

    9) Мирная борьба разумеет, прежде всего, открытое и всенародное отделение козлищ от овец. Кто за народ, тот должен быть отделен и организован, дабы тверды и организованы были его кадры. Кто против народа, тот должен быть занесен в особый список с занесением его проступков и ответственности за задержку дела обновления России.

    10) Сия работа, не касающаяся обыкновенных граждан, а исключительно лиц, участвующих в государственной машине и общественной деятельности, дает возможность определить

    силы обоих лагерей и в зависимости от этого укажет и способы мирной борьбы.

    11) Мирная борьба должна оперировать не методами забастовок, вредных для войны внешней и для интересов населения и государства, а методом отказа войск, борцов (всех борцов) за народное дело, от какого бы то ни было общения с лицом, удаление которого от государственных и общественных функций декретировано Верховным командованием. В связи с этим все отрицательные (и положительные) поступки лиц у власти должны быть открыто и всенародно "записаны на книжку*, с предупреждением, что по окончании войны будет дан приказ *к расчету стройся*, и никакие торжества по случаю мира и естественное угомленье не (смогут - слово вставлено публикатором) сломать решимости расчет этот произвести по заслугам перед народом и армией. Должно быть твердо установлено, что врагам народа в эту поворотную минуту амнистии не будет в течение Шлет после заключения мира.

    12) Признать, что внешним (важнейшим) фактором успеха или проигрыша внутренней войны представляется пресса и ее повышающее - правдиво-патриотическое - или понижающее - лживо-пошлое - воздействие на массы. Посему а) перс-стать сентиментальничать с прессой, руководители которой цинично набивают себе карманы, покупая свои доходы прислуживанием врагам народа; б) подчинить прессу Верховному командованию и требовать се согласованных действий, несогласных же заставить молчать путем снятия с работы рабочего персонала и объявления бойкота неподчинившихся органов печати.

    Пока не представляется желательным развивать далее сии основные решения. Сочувствующие приглашаются заявлять о том вышеуказанным лицам. Из числа этих заявлений будет видно, созрели ли обыватели до сознания неотложной необходимости по-военному организованной, не боящейся света армии для открытой, мирной, но неослабной войны за победу, порядок и права народа. В зависимости от развития событий на внугрен-

    нем фронте диспозиция подлежит переменам и дополнениям, о которых будет сообщено.

    Комитет народного спасения.

    Дана в Москве 8 сентября 19! 5 года"1.

    Второй документ (Диспозиция № 2) издан как бы в развитие первого и предлагает "означенным пяти лицам": А. И. Гучкову, А. Ф. Керенскому, П. П. Рябушинскому, В. И. Гурко и кн. Г. Е. Львову просить А. И. Гучкова принять на себя командование Армией спасения России против врагов внутренних. Содержание же его следующее:

    •Диспозиция № 2.

    В ответ на резолюции московских съездов земств и городов последовало решение противника: съезды благодарить; депутации не принимать, парламента немедленно не созывать.

    Таким образом, маски сдернуты. Все, даже наивнейшие Ковалевские, Милюковы, Челноковы, Шингаревы, должны, наконец, уразуметь, что они своей компромиссностью подставили русскую общественность под удар, которого следовало избежать.

    Противник действует смело и последовательно: имея всю страну и общественное мнение союзников против себя, он наносит общественности удар за ударом. Чем же отвечает на это русская общественность? Руководимая безвольными говорунами, она только ежится и грозит кулаком в кармане. Между тем ответные жесты должны быть сделаны немедленно, ибо без них наступление противника может постепенно повести к потере даже закрепленных с 1905 г. позиций. Кто не понимает этого, должен устраниться от руководящих ролей.

    Посему надлежит

    1)А. И. Гучкову, А. Ф.Керенскому, П. П. Рябушинскому, В. И. Гурко, кн. ПЕЛьвову немедленно собраться в Москве и приступить к организации земскою и городского съезда, созываемого частным порядком в Москве на 15 октября с.г.

    2) Означенным пяти лицам выработать программу съезда и текст приглашения на оный, разослав его лицам, участие каковых желательно, и предоставив выбор делегатов частным совещаниям земских и городских гласных по всей империи.

    3) Твердо установить, объявив об этом через газеты, что съезд предполагается частный, никаких разрешений поэтому не испрашивать, переговоров с противником о нем не вести и инсценировать его под флагом чашки чая у П. П. Рябушинского.

    4) Означенным пяти лицам во исполнение п. 5 нашей Диспозиции № 1 просить А. И. Гучкова принять на себя командование "Армией спасения России" против врагов внутренних. Пополнить состав для сформирования штаба в 10 лиц (п. 5 дисп. № 1), указание коего Р/чкову принимать к исполнению в случае наличности в его пользу трех четвертей голосов. Во всех остальных случаях Р/чкову принимать решения под личную свою ответственность, а совету поддерживать его в исполнении оных всемерно и беспрекословно.

    5) Означенным 5 лицам после того, как они выработают детали ответного жеста по адресу кабинета, безумно ведущего страну к внутреннему обострению, пригласить редакторов и издателей московских газет и установить контакт между тоном газет и намерениями штаба.

    6) Ответный жест по адресу гг. нэремыкина и кн. Щербатова (по должности ответственного за возникновение проекта восстановления предварительной цензуры и пр.) мог бы заключаться в объявлении им публичного выговора и отрешения от права общения с уважающими себя общественными деятелями (общественный бойкот) наподобие тех мер, коими финляндцы столь успешно боролись с режимом ген. Бобрикова.

    7) Штабу следовало бы немедленно по своем сформировании приступить к изучению реальной обстановки театра внутренней борьбы и, блокируясь налево, определить последовательность мер воздействия на "пробки-, применение каковых не повредило бы интересам армии и общества, систему личного, социального,

    экономического и психического воздействия на врагов народа; г. Горемыкина, кн. Щербатова, г. Самарина, г. Катенина и тд.

    8) Штабу следовало бы немедленно облечь лицо с достаточным юридическим и практическим опытом обязанностями "общественного прокурора* и, придав ему в помощь несколько помощников, приступить к составлению обвинительных актов против врагов народного дела, индивидуализируя и конкретизируя их ответственность. Работа написания этих актов должна идти в срочном порядке и быть немедленно опубликованной если не в стране, то за рубежом, у союзников, контакт с которыми штаб должен установить немедленно путем отсылки делегатов в Лондон и Париж

    Комитет народного спасения. -

    Дана в Москве 18 сентября 1915 года*1.

    Первая из диспозиций известна историкам уже давно: в 1928 году она была опубликована Б.Крутляковым в "Красном архиве"'. Вторую опубликовал в 1990 году А. Я. Аврех'. В бумаги Департамента полиции эти документы попали после задержания и обыска контрразведкой 6-й армии французского журналиста - корреспондента журнала • Temps* некоего Шарля Риве. На допросе Шарль Риве показал, что получил он эти документы от гласного Петроградской городской Думы, издателя журналов "Новое звено" и •Церковно-общесгвенный вестник" А. Н. Брян-чанинова. Т.к. дело было слишком серьезное, то допросили 31 декабря 1915 года и его. Однако Брянчанинов заявил, что он не помнит, от кого он получил эти документы, и рассматривает их как "курьез*, вследствие чего он якобы и дал их почитать своему знакомому Шарлю Риве. Т.к. сведения о шпионстве Шарля Риве не подтвердились, а отзывы о А. Н. Брянчанинове оказались благоприятными для него, хода этому делу дано не было.

    1 Аврех А Я. Масоны и революция. С 93-96. 1 Красный архив. 1928. Том 1 (28) С. 211 - 212. ' Аврех А Я. Масоны и революция. С 93-96.

    Исходя из этого, советский историк А. Я. Аврех заявил, что •показания Брянчанинова не оставляют никаких сомнений в том, что обе диспозиции - плод творчества графомана*, лишь случайно попавшие к нему'. Никакого отношения к масонам и их заговорщическим планам они, по его мнению, не имеют2.

    К сожалению, исследователя не насторожила принадлежность первоначального владельца этих документов А. Н. Брянчанинова к Прогрессистской партии (член Петроградского отдела ее ЦК), которая вместе с партией конституционных демократов как раз и являлась основным поставщиком адептов масонских лож в России. Более того, простая справка указывает на А. Н. Брянчанинова как на активного масона. Правда, в "академическом* масонском списке проф. В. И. Старцева его фамилия стугствует\ Но зато в списке лиц, подозреваемых в принадлежности к масонству С Ф.Ивановой он есть*. Как убежденного •деятельного масона, стремящегося действовать на высшее общество* охарактеризовал А. Н. Брянчанинова в своей записке в Департамент полиции (январь 1914 года) и специально для него освещавший масонскую тему Л А Ратаев1.

    Таким образом, скорее всего масонские или псевдомасонские (нельзя исключать и этот вариант) диспозиции оказались у А. Н. Брянчанинова далеко не случайно. И, конечно же, далеко не случайным было и то, что копии их сразу же попали к журналисту-французу. То, что Шарль Риве не был немецким шпионом, это, конечно же, хорошо. Но вот не был ли он масоном, вопрос остается открытым. Ближе к истине здесь был, видимо, все же

    ' Аврех А. Я. Масоны и революции С 102.

    1 Там же. С 93,96.

    ' Список русских политических масонов лож французского обряда и "Великого Востока народов России". // Старцев В. И. Тайны русских масонов С 140.

    ' Список лиц, принадлежавших или подозреваемых в принадлежности к российскому масонству. // Из глубины времен. Альманах. Под ред. А. В. Островского. Вып. 1.1992. С 182.

    ' Прочее В. С. Заграничная arcirrypa Департамента полиции (1883-1917). СПб, 2001. С 65.

    С П. Мельгунов. который склонялся к тому, чтобы усматривать во всей этой истории с диспозициями масонские корни. *В чьем иначе мозгу,- рассуждал он, - в 1915году могла создаться столь необычайная комбинация, которая соединила в одно князя Львова, Гучкова и Керенского. Если предположить, что Львов и Гучков принадлежали к масонству.- тайна могла бы до некоторой степени разъясниться.. Масонство 1915 года имело левое направление. - отмечал далее С П. Мельгунов. - Гучков числился в рядах правых. Однако мне известно об участии в тогдашних ложах людей, которых можно было бы отнести к кругу политических единомышленников Гучкова". В пользу масонских связей князя Г.И. Львова говорит, по его мнению, и факт его активной поддержки *масонской тройкой" Керенский - Нефасов - Терещенко во Временном правительстве1.

    Даже если предположить, что никакого Комитета народного спасения в Москве в 1915 году не существовало (а скорее всего так оно и было), одно несомненна вышли эти документы все-таки из масонских или околомасонских кругов и настроения, царившие в этой среде, как и их планы, отразились в них в общем-то верно. В этом, собственно, и состоит значение "Диспозиций" № 1 и № 2 для историка.

    Что же касается самой политической атмосферы той поры, то о грядущем перевороте говорили уже не таясь. Как-то в 1916 году известный масон А. В. Оболенский разговорился со своим знакомым из евреев - служащим Сибирского торгового банка, и тот взял да и рассказал ему о подготовке в Петербурге заговора против царя. Так случилось, что, оказавшись вскоре у лидера октябристов А. И. Р/чкова, А. В. Оболенский решил проверить у него справедливость услышанного. 'Удивленный под-робностями, - пишет он, - моего рассказа, особенно о дне восстания, 1учков вдруг начал меня посвящать во все дета/ш заговора и называть его главных участников... Я понял, что

    1 Мельгунов С П. На путях к дворцовому перевороту. Заговоры перед революцией 1917 года. М. 2003. С 187.

    попал в самое гнездо заговора. Председатель Думы Родзянко, Гучков и Алексеев были во главе его. Принимали участие в нем и другие лица, как генерал Рузский, и даже знал о нем А А Спю-лыпин (брат Петра Аркадьевича)... Англия была вместе с заговорщиками. Английский посол сэр Бьюкенен принимал участие в этом движении, многие совещания проходили у него'. Однако главную ставку масонские заговорщики делали все же на армию. •Незадолго до Февральской революции, - отмечал Н. В. Некрасов в своих показаниях в НКВД СССР от 13 июля 1939 года, -начались и росли связи с военными кругами. Была нащупана группа оппозиционных царскому правительству генералов и офицеров, сплотившихся вокруг А И. Гучкова (Крымов, Мани-ковский и ряд других), - ис нею завязалась организационная связь'-. Готовилась и специальная группа в селе Медведь, где стояли запасные воинские части. Она-то, судя по всему, должна была сыграть решающую роль в аресте царя.

    Что касается нащупанной масонами группы оппозиционных царскому правительству генералов и офицеров, то не приходится сомневаться, что речь здесь идет о вовлечении их в уже упоминавшуюся нами Военную ложу. -Естьупоминания о создании в Петрограде Военной ложи с участием А И. Гучкова, В. И. fyp-ко, А А Половцева и еще человек десяти высокопоставленных военных чинов*, - отмечает историк О.Ф.Соловьев'. Среди этих •человек десяти* высокопоставленных чинов, тайно посвященных через А. И. Р/чкова в масонство, можно отметить уже упоминавшихся нами ранее М.В. Алексеева, Н. В. Рузского, А. М.Крымо-ва, В. В. Теплова".

    *1учков, - пишет в связи с этим Л.П. Замойский, - втянул в Военную ложу генералов Алексеева, Рузского, Крымом, Теплова.

    ] Кобылий Виктор. Анатомия измены. Император Николай И и генерал-адъютант M.R Алексеев- СПб, 1998. С 423-

    ' Из следственных дел Н. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Шс-лохаева и В. В.Поликарпова. //Вопросы истории. 1998.№ И-12.С 38.

    1 СояовъевО. Ф. Русское масонство 1730-1917 г. С183.

    ' Берберова Н. И. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. С 43.

    В их намерения входило убрать Распутина, заточить царицу, заставить монарха отречься, а на престол возвести его брата Михаила. Себя они мнили регентами при новом государе, а в диктаторы хотели назначить генерала Алексеева. К ним примыкали князь Львов, генерал Ломоносов. Симпатизировал планам отстранения царя и Брусилов"1.

    8 1916 году на квартире А. М.Горького возникает еще и так называемый "морской план*, заключавшийся в том, чтобы, заманив Николая II с императрицей Александрой Федоровной на военный корабль, аглстовать их и отправить в Англию. Но с этим якобы не согласилось английское правительство-'.

    9 февраля 1917 года в кабинете председателя Р/ Государственной Думы М. В. Родзянко состоялось совещание лидеров оппозиционных думских фракций. npHqTcramT также приглашенные на него генерал Н. В. Рузский и полковник А. М. Кры-мов. Как вспоминал позднее Н.Д Соколов, решено было, что •откладываш далыие нельзя, что в апреле, когда Николай будет ехать из Ставки, его в районе армии Рузского (т.е. в Пскове. - В. Б.) задержат и заставят отречься. Крымову отводилась какая-то болыиая роль".

    Наведя справки в Государственной Думе и земских кругах, Соколов узнал, что во главе заговора стояли А. И. Гучков и М.В. Родзянко. С ними был связан Родзянко-сын, который создал целую организацию из старших офицеров.

    А, М.Крымов, который и должен был арестовать царя, намечался заговорщиками в генерэд-губернаторы Петербурга с тем, чтобы его руками быстро очистить город от неблагонадежных элементов. *В момент переворота всякое новое правительство спабо. Надо ударить решительно, чтобы возможные противники испугались, а то и уничтожить их*, - отмечал А. И. Р/ч-ков. Во всяком случае позднее на вопрос собеседника, зачем им

    ' Замойский Лоплий. Масонство и глобализм. Невидимая империя .4. 2001. С 502.

    ' Там же. С 303.

    нужен был именно Крымов. он ответил, что тот *не постеснялся бы кого нужно без долгих разговоров вздернуть*'.

    Свидетельство Н. Д Соколова подтверждается отчасти и воспоминаниями об этом А. Ф.Керенского. *Чтобы лучше понять атмосферу, царившую на последней сессии Думы, которая длилась с первого ноября /9/6 года по 26 февраля 19П года, - отмечал он, - надо иметь в виду, что мысли всех депутатов были заняты ожиданием дворцовой революции". В начале января 1917 года в Петрограде появился вместе с группой офицеров уже популярный в то время полковник А. М.Крымов - командующий 3-м кавалерийским корпусом на Юго-Западном фронте. На состоявшейся встрече с лидерами оппозиционных думских фракций А. М.Крымов, свидетельствует А. Ф.Керенский, *от имени армии призвал Думу безо всякого промедления совершить переворот, заявив, что в противном случае у России нет шансов победить в войне. Все присутствовавшие поддержали точку зрения А. М.Крымова*'-.

    Правда, А. И. Пучков в своих воспоминаниях отрицал причастность А. М.Крымова к заговору. Однако историки (А. В. Смолин, С. Ляндерс) полагают, что слишком доверять его рассказу нельзя, так как, отрицая участие А. М.Крымова в заговоре генералов, А. И. Тучков тем самым -скорее намеренно преуменьшает практическое значение и последствия заговора**. Впрочем, справедливости ради следует отметить: оговорившись, что лично он А. М.Крымова в свои заговорщические планы не посвящал, А. И. Пучков в то же время допускал, что в планы эти его вполне могли посвятить друтие, в частности А. И. Терещенко. *Я екпонен думать, что он знал, но отрицаю, что он участвовал*, - утверждал А. И. Пучков*. Основываясь на личных беседах с бывшими руководителями думского масонства, Б.И. Николаевский был твердо уверен, что *в месяцы, предшествовавшие марту

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 95-96. ; Керенский А Ф. Россия на историческом повороте. С 106. * Александр Иванович Гучков рассказывает. С 134. Прим. ? Там же. С 23.

    /9/7 года, руководители организации развернули энергичную деятельность, торопясь с осуществлением планов переворота сверху". Сдерживали же их, по его мнению, умеренно настроенные лидеры Прогрессивного блока (прежде всего П. Н. Милюков), доказывавшие, что возможности влияния на Николая II далеко еще не исчерпаны. *На этой почве, - подчеркивал Б. И. Николаевский, - произошло размежевание между руководителями масонства и лидерами Прогрессивного блока, часто в пределах одной и той же партии"'.

    Ничего необычного в повороте "головки- российского масонства к заговорщической тактике накануне 1917 года не была придумать что-либо другое в сложившихся общественно-политических реалиях той поры было едва ли возможно. Тем не менее признать русских политических масонов заговорщиками решаются далеко не все исследователи. Отсюда странный вывод А. И. Серкова о некоем исчезновении или перерождении русского масонства как раз накануне 1917 года в узкую "политическую группу". Если поверить А. И. Серкову, то никаких масонов к 27 февраля 1917 года в России просто не было. *Вянваре - феврале 1917 года, - пишет он в одной из своих последних работ, -произошел переход от политического масонства к политической группе"'. Вот так-то, читатель! Когда велась подготовка к перевороту, масоны в нашей стране вроде еще были, а когда наступил наконец решающий момент по взятию этой власти, масоны сразу куда-то исчезли. И все. что происходило в 1917 году в нашей стране, не имеет к масонам, по А. И. Серкову, никакого отношения. 'Анализ мемуарных свидетельств, - пишет он далее, обосновывая свою точку зрения, - показывает, что 'Великий Восток народов России* не создавался как надпартийная политическая организация (то есть был все-таки масонской структурой. - В. В.), но, постепенно удаляясь от чисто масонских задач, приобрел характер политического объединения в

    ' Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 41 -42. 1 Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945. С 122.

    /9/5-/9/6 гг.". Первоначально же, т.е. в 1912-1914 годах, в постановке задач своей организации руководители ее, считает А. И. Серков, стояли на масонской платформе и всячески стремились 'Следовать идеям 'Великого Востока Франции- и Великой революции 1189 г. • в их первобытном, неискаженном виде. И только активное участие "Великого Востока народов России" в политической борьбе привело к революционизированию этой масонской организации. В результате -точка зрения некоторых масонов", что их организация носит определенно революционный характер и должна стремиться к насильственному перевороту, стала в конце концов преобладающей1. Это-то, по А. И. Сер-кову, и погубило русское думское масонство. -Окончательный отход "Великого Востока народов России* от масонства даже в его наиболее политизированных формах произошел в январе - феврале 1917 года, - пишет в этой связи А. И. Серков. -Число лож сократилось до 28-30, но работа в организациях стала более интенсивной. В этих условиях Верховный совет принял решение оставить в ячейках общества лишь лиц пригодных для будущей административной работы*. Отмечены ими попытки братьев устраивать у себя в целях усиления своего влияния на общественное мнение и более широкие собрания •прогрессивной общественности* (в частности, у Н. Д Соколова), на которые приглашались не только масоны, но и им сочувствовавшие-'.

    Прямо скажем, выглядит все это не слишком убедительно. На самом деле именно 1917 год как справедливо утверждала Н. Н. Берберова, оказался для русских масонов настоящим апогеем их деятельности1. Согласен с этим и такой осторожный исследователь, как В. И. Старцев. Влияние масонов на политическую жизнь двух столиц и ряд других городов было накануне (февраля 1917 года "максимальным", констатирует он'.

    1 Серков А. К История русского масонства. 1845-1945. С 109-- Там же. С 122.

    ' Берберова Н. Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. С 30.

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 148.

    Первый "звонок" для царизма прозвенел в ночь с 16 на 17 декабря 1916 года, когда группой заговорщиков (великий князь Дмитрий Павлович, князь Ф.Ф.Юсупов и член Государственной Думы В. М. Пуришкевич) был убит пользовавшийся влиянием на царя Григорий Распутин. Несмотря на то, что собственно масонов среди убийц Г.ЕРаспутина не было, само убийство расценивается некоторыми исследователями как своего рода подготовительный этап на пути к осуществлению задуманного ими государственного переворота. Убийство Г. Е. Распутина •задумала известная группа лиц, к которой принадлежал в качестве консультанта-соучастника член кадетского ЦК масон В. А Маклаков. В курсе был и П. И. Милюков; - отмечает, например, О. Ф. Соловьев1. К этому можно добавить, что В. А. Маклаков, этот масон-"гуманист", был не только советчиком-консультантом убийц Г.ЕРаспутина, но в известном смысле и подстрекателем этой акции, так как лично вручил Феликсу Юсупову возможное орудие убийства - бандитский •кистень с двумя свинцовыми шарами"1. А ведь адвокат, масон и вроде бы даже приличный человек, но и он почему-то считал, что убить "плохого" человека не такой уж и большой грех. А ведь Г Е. Распутин, как бы к нему ни относиться, никого никогда не убивал, закона божеского и человеческого не преступал и как бессудная жертва именно в этом нравственном смысле стоит на недосягаемой высоте по сравнению со своими убийцами и рукоплескавшей им в то время "прогрессивной" общественностью.

    Важно еще раз подчеркнуть, что руководство Верховного совета (А. И. Коновалов, А. Ф.Керенский, Н. В. Некрасов) было полностью осведомлено как о плане убийства ПЕРаспутина, так и

    1 Соювь"О.Ф.Р>гаюснасонсгво.1730-1917гС250.

    1 Маклаков В. А Некоторые дополнения к воспоминаниям Пурншкевича и князя Юсупова об убийстве Распутина. // Современные записки (Париж). 1928. Кн. 34. С 271-272.

    планах переворота, готовившегося "гражданским* и "военным-кружками, и регулярно сообщало о них братьям1. Некоторая же растерянность Верховного совета ВВНР в первые дни революции объясняется тем, что готовилась она, как мы уже знаем, не на (февраль, а на апрель 1917 г -Революция произошла на две недели слишком рано", - сетовал впоследствии А, И. Гучков. Однако говорить о неподготовленности заговорщиков к революционным событиям февраля - марта 1917 года у нас нет никаких оснований. Ведь к этому времени помимо Пхударственной Думы под контролем масонов находились: армия, (флот, большая часть прессы, а также такие влиятельные общественные организации русской буржуазии, как Всероссийский земский союз во главе с князем Г. ЕЛьвовым и Центральный военно-промышленный комитет во главе с А. И. Р/чковым. С масонами был связан и председатель Московского Военно-промышленного комитета крупный фабрикант Павел Рябушинский, издававший газету масонско-либерального толка "Утро России*.

    Таким образом, констатирует современный историк П. В. Му-льтатули, к концу 1916 года против Николая II -был организован заговор, инициатором которого был Прогрессивный блок и верхи буржуазии, поддерживаемые Антантой"1. Что касается вовлеченности в заговорщические планы лидеров Прогрессивного блока, то здесь речь должна все же идти о его левой, кадетской части, хотя совсем уж исключать участие в их разработке отдельных представителей других партий, в частности октябристов, видимо, нельзя.

    Непосредственная подготовка заговора велась уже с сентября 1916 года. Осуществляла ее, напомним, так называемая заговорщическая группа P/чкова (А. И. Пучков, М.И. Терещенко, Н. В. Некрасов, князь Д. Л.Вяземский и иггаб-ротмистр П. П. Коцебу). 100-процентными масонами среди них были М.И.Терещенко и

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 68-69.

    : Мультатули П. В. "Господь да благословит решение мос~" Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов. СПб, 2002. С 236.

    Н. В. Некрасов. Под подозрением же - все, кроме П. П. Коцебу1. Из военных в заговор были вовлечены: начальник [енерального штаба М.В. Алексеев, командующий Северным фронтом Н. В. Рузский, генерал А. А. Маниковский, полковник А. МКрымов (именно он намечался в генерал-губернаторы Петрограда) и ряд других высокопоставленных офицеров армии и флота.

    Несомненным участником заговора был и председатель Государственной Думы М.В. Родзянко. Во всяком случае, последнее совещание заговорщиков 9 февраля 1917 года с участием генералов М.В. Алексеева, Н. В. Рузского и полковника А. М.Крымова происходило именно в его кабинете. Было •решено, что откладывать дальше нельзя, что в апреле, когда Николай будет ехать из Ставки, его в районе армии Рузского задержат и заставят отречься. Крымову (отводилась) какая-то большая роль", - отмечал в своих беседах с Б.И. Николаевским Н. Д Соколов-'.

    Одним словом, о существовании заговора в январе - феврале 1917 года знали, можно сказать, все, кроме-, самого царя, который спокойно уехал 22 февраля в Ставку. 23 февраля 1917 года он был уже в Могилеве. Собравшиеся в этот же день в гостях у П. П. Коцебу офицеры, узнав об отъезде царя в Ставку, сошлись во мнении, что в Царское Село оттуда ему уже не вернуться'. В тот же день 23 февраля перед родственниками Д Л.Вяземского А. И. Гучков развивал аргументы за отречение царя в пользу сына и учреждения Регентского совета во главе с великим князем Михаилом Александровичем и доказывал, что добиться отречения надо •путем отвода царского поезда по дороге из Ставки в Царское Село"'.

    1 Список лиц, принадлежавших или подозреваемых в принадлежности к российскому масонству. // Из глубины времен. Альманах. Под ред А В. Островского. Вып. 1.1992. С 182-187

    *' Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 95-96.

    ' ВерховскийА. И. На трудном перевале. М, 1959. С 228.

    ' Куликов Сергей. Февральская -революция сверху*, или Фиаско генералов для "пронунсиаменто". // Россия XXI. Общественно-политический и научный журнал. М., 2004. С 136-137

    Глава 2

    Масоны и отречение Николая II

    Волнения 23 февраля 1*917 года в Петрограде, как это всегда и бывает в таких случаях, начались неожиданно, практически сразу же после отъезда Николая II в Ставку. 25 (февраля царь телеграфировал командующему Петроградским военным округом генералу Хабалову о немедленном прекращении беспорядков. Днем 26 (февраля войска начали стрелять по демонстрантам. Но сам переворот начался с выступления в ночь на 27 (февраля 1917 года солдат одной из рот Волынского полка. Утром к ним присоединились солдаты запасного батальона гвардии Преображенского полка. К середине дня восставших солдат было уже около 20 тысяч. Соединившись с рабочими, они разгромили здание Окружного суда и Дом предварительного заключения, заняли Финляндский вокзал, другие стратегически важные объекты.

    Толпа рабочих и солдат заполонила Таврический дворец, где в Полуциркульном зале собрались не желавшие подчиниться царскому указу о временной приостановке работы Государственной Думы народные избранники, тут же образовавшие из своей среды Временный комитет Государственной Думы. В то же время в другом помещении дворца группа меньшевиков-думцев, а также несколько большевиков и левых эсеров учреждают в спешном порядке временный Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Председателем Исполкома в тот же день был избран масон, член Верховного совета "Великого Востока народов России- меньшевик Н. С. Чхеидзе. Членами Исполкома и его заместителями стали такие же масоны: Н. Д Соколов. М.И. Скобелев, Н. Н. Суханов, А, Ф.Керенский. Масонское влияние в Петросовете было таким образом обеспечено. Такая же примерно картина сложилась и с масонским представительством во Временном комитете Государственной Думы, куда вошли

    аедующие братья: Н. В. Некрасов, А. Ф.Керенский, Н. С. Чхеидзе, А. И. Коновалов. МА Караулов, В. А Ржевский1.

    Едва ли такое было бы возможным, если бы братья масоны оказались застигнутыми врасплох молниеносными событиями Февральской революции, как уверял впоследствии А Я. Гальперн. 'Революция застала нас врасплох. Растерянность среди нас была вначале просто фантастической; - говорил он в своем интервью Б.И. Николаевскому. Факты, однако, свидетельствуют как раз об обратном: врасплох событиями Февральской революции оказались застигнутыми не столько масоны, сколько царь и его окружение.

    Получив 27 февраля 1917 года первые сведения о фактическом перевороте в Петрограде, царь распорядился о немедленной отправке туда батальона георгиевских кавалеров в 700 человек во главе с генералом Н. И. Ивановым. По дороге к ним должны были присоединиться надежные части Северного фронта. Этого, в принципе, было вполне достаточно для восстановления правительственного контроля над столицей. А в 5 часов утра отправился из Могилева на Петроград и царский поезд. Маршрут его был следующим: Смоленск - Лихославль - Тосно - Царское Село. 1 марта около 2 часов ночи поезд прибыл на станцию МалаяВишера. И вот здесь-то как раз и произошел первый сбой в планах царя. Пронесся слух, что все станции на пути царского поезда якобы заняты революционными солдатами и матросами. Это была ложь. Главным виновником задержки царского поезда был масонский комиссар А А Бубликов. Командированный своими братьями думцами в Министерство путей сообщения, он буквально засыпал местное железнодорожное начальство на пути следования царского поезда своими 'революционными* приказами о его немедленном блокировании^. Однако коронным и, пожалуй, наиболее действенным номером А А Бубли-

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 143-: Отречение Николая П. Воспоминания очевидцев, документы. Мп 1998. С 241.

    кова стала дезинформация о занятии тех или иных железнодорожных станций революционными солдатами и матросами1. Ведь если кого и боялся царь, то это были, конечно же, именно •революционные солдаты и матросы". А об окружении царя и говорить нечего.

    Весьма характерен в этом отношении дворцовый комендант В. Н. Воейков. Получив утром 1 марта сообщение, что станция Тосно занята восставшими (на самом деле сообщение это не соответствовало действительности), вместо того чтобы проверить его, В. Н. Воейков заявил царю, что считает дальнейшее продвижение поезда на Тосно опасным. Царь в ответ на это заявил, что он хотел бы прибыть на станцию, где есть телеграфный аппарат. В. Н. Воейков отвечал, что такой ближайшей станцией является Псков. Николай II распорядился повернуть на Бологое, и уже в 13.00 1 марта 1917 года царский поезд прибыл на станцию Дно. Здесь его уже ждала телеграмма от председателя Государственной Думы М.В. Родзянко о том, что он якобы срочно выезжает в Дно для встречи с царем.

    Однако в Дно М.В. Родзянко так и не появился, передав по телеграфу Николаю II, что выезжает в Псков, где и просит принять его. Это была ловушка, т.к. генерал Н. В. Рузский, чьи части стояли в Пскове, был несомненным участником заговора против Николая II. •Направляя царя, очевидно с подачи Н. В. Некрасова, в Псков, М.В. Родзянко тем самым выполнял план заговорщиков", - пишет в этой связи С В. Куликов'.

    Что касается А. А. Бубликова, то его роль в истории с блокированием царского поезда на пути его следования в Петроград, конечно же, важна. Но сам А. А. Бубликов в масонской иерархии был сравнительно мелкая сошка. Подлинным организатором погони или, правильнее, блокирования царского поезда и пре-

    1 Сафонов ММ Кругом измена, и трусость, и обман. //Диван. 1997 № 11. С 15.

    • Куликов Сергей. Февральская •революция сверху", или Фиаско генералов для •нронуноименто". // Россия XXI. Общественно-политический и научный журнал. М, 2004. С 137

    дательского направления его в Псков - прямо в руки заговорщика Н. В. Рузского был член Верховного совета "Великого Востока народов России" Н. В. Некрасов 'Два момента особенно врезались в память, - вспоминал он в 1921 году, - приказ командующему Балтийским флотом Непенину арестовать финляндского генерал-губернатора Зейна и погоня за царским поездом, которую мне довелось направлять из 1осударственной Думы, давая распоряжения Бубликову, сидевшему комиссаром в Министерстве путей сообщения"'. Сам Н. В. Некрасов о смысле своего управления погоней за царским поездом умалчивает, хотя он и очевиден. Нетрудно уяснить и то, что делалось это скорее всего не по личной инициативе Н. В. Некрасова, а уж тем более А. А. Бубликова, а по прямому поручению Верховного совета -Великого Востока народов России", который, собственно, и являлся фактическим штабом революции в эти дни. 'Руководя А А Бубликовым, - справедливо пишет С В. Куликов, - Н В. Некрасов, несомненно, выполнял план по задержанию царского поезда, разработанный под руководством А И. Гучкова"'.

    Самое поразительное в этой истории - так это удивительная синхронность действий А А Бубликова и ближайшего окружения царя, которое сумело-таки убедить его изменить первоначально намеченный курс поезда и повернуть на запад - на Псков, где якобы под командованием генерала Н. В. Рузского еще оставались надежные части Северного фронта. Это, как скоро выяснилось, была ловко подстроенная заговорщиками западня, так как именно Рузский как раз и являлся одним из наиболее деятельных участников готовившегося на апрель 1917 года государственного переворота. Ничего этого царь, разумеется, не знал, и вечером 1 марта 1917 года его поезд благополучно прибыл в Псков. *Мы знаем теперь, что генералы Алексеев, Руз-

    1 Из следственных дел Н. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 IT Публ. В. В Ше-лохаева и В В. Поликарпова. // Вопросы истории. 199В. № 11 -12. С 20.

    ; Куликов Сергей. Февральская .революция сверху., или Фиаско генералов для •пдогонсиаменто*. // Россия XXI. Оеяцсствснно-политический и научный журнал. М" 2004. С 152-153.

    ский, Крымов, Теплое и, может быть, и другие были с помощью Гучкова посвящены в масоны (Военная ложа. - В. Б.). Они немедленно включились в его заговорщические планы", - пишет Н. Н. Берберова'. Все так.

    •1 марта, - записал в своем дневнике царь. - Среда. Ночью повернули с Малой Вишеры назад, т.к. Любань и Тосно оказались занятыми восставшими. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановились на ночь,- Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского не удалось"'.

    0 том, что Псков оказался ловко расставленной ловушкой для Николая II, стало ясно уже из первых реплик, которыми встретил царскую свиту хозяин положения - главнокомандующий Северного (фронта Н. В. Рузский. 'На вас только и надежда; - говорили они ему. И что же Н. В. Рузский? 'Вовек не забуду, - с горечью вспоминал позже об этом эпизоде генерал Д Н. Дубенский, - ответа генерал-адъютанта Н. В. Рузского на этот крик души всех нас... "Теперь надо сдаться на милость победителя", - сказал он. После разговора с Рузским мы стояли потрясенные и как в воду опущенные... С цинизмом сказанная Рузским фраза: 'Надо сдаваться на милость победителя* - все уясняла и с несомненностью указывала, что не только Дума, Петроградский совет, но и лица высшего командования на фронте действуют в полном согласии и решили произвести переворот*'. Так оно, как мы теперь знаем, и было. Вскоре царь пригласил Н. В. Рузского к себе, и в ходе затянувшейся за полночь беседы с ним Николаю II воочию пришлось убедиться в предательстве генерала, неожиданно предъявившего самодержцу требование о его немедленном отречении от престола. Давление Н. В. Рузского было столь велико (фактически царь был полностью в его рутах), что в 0 часов 20 минут 2 марта Николай 1! послал генералу Н. И. Иванову, который уже находился в Царском Селе, приказ не предпринимать никаких действий

    1 Бе/Нкрова И. И. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. С 43-' Дневники императора Николая II М, 1991. С 625.

    ' Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев, документы. С. 54.

    по борьбе с заговорщиками без его специальных на сей счет указаний. Впрочем, едва ли Н. И. Иванов мог что-либо сделать в сложившейся ситуации со своими георгиевскими кавалерами, так как Н. В. Рузский решительно отказался передать в его распоряжение какие-либо войска. В 3 часа ночи 2 марта Н. В. Рузский вступил в телеграфные переговоры с председателем Государственной Думы М.В. Родзянко в Петрограде и генералом М.В. Алексеевым в Ставке. Последний решил помочь Н. В. Рузскому и по своей инициативе как начальник Генштаба срочно разослал из Ставки телеграммы командующим фронтами с недвусмысленным призывом высказаться за отречение императора от власти1. Содержание полученных им ответных телеграмм М.В. Алексеев тут же препроводил во Псков, лицемерно добавив от себя: "Умоляю Ваше Величество безотлагательно принять решение, которое Господь Бог внушит Вам. Промедление грозит гибелью Рос-сии*:. Увы, гибельным для России, как оказалось впоследствии, было не промедление, а скорее поспешность, с какой принял царь предъявленный ему ультиматум.

    Последняя телеграмма от командующих фронтами поступила во Псков 2 марта около 15 часов дня. А уже через 5 минут, пока еще только для себя, никому ничего не говоря, царь принимает принципиальное решение о своем отречении. Сопоставление этих фактов не оставляет никакого сомнения, что главным виновником разыгравшейся драмы с отречением Николая II были военные: начальник Генерального штаба М.В. Алексеев и генерал Н. В. Рузский. Правда, поскольку М.В. Алексеев был далеко - в Могилеве, гнев царя обрушился главным образом на Н. В. Рузского. 'Генерал Рузский был первым, который поднял вопрос о моем отречении от престола. Он поднялся ко мне во время моего следования и вошел в мой вагон-салон без доклада, - с обидой вспоминал впоследствии царь. - Бог не оставляет меня.

    1 Поливанов OA Позиция русского генералитета н отречение императора Николая IL // Новый часовой. СПб., 2001.1* II-12" С 408-411.

    ?' Миллер Любовь. Царская семья - жертва темной силы. Мельбурн. 1998

    С. 508.

    7-5150 Бра'ия

    193

    Он дает мне силы простить всех моих врагов и мучителей, но я не могу победить себя только в одном - генерал-адъютанту Рузскому я простить немогу*\

    Впрочем, предателям очень скоро пришлось горько пожалеть о содеянном. 'Никогда не прошу себе, что поверил в иск/юность некоторых людей; послушался их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола*, - сокрушался уже через несколько дней в беседе с генералом А. С Лукомским М.В. Алексеев. Что это были за люди, по наущению которых М.В. Алексеев решился разослать главнокомандующим фронтов злополучную телеграмму и какие отношения связывали его с ними, генерал предпочел умолчать. Догадаться, впрочем, в свете того, что мы уже знаем о его масонских контактах, не сложно. Заметим в то же время, что сожаление о беспрецедентном давлении, оказанном им вечером 1 марта 1917 года на Николая II, высказывал впоследствии и Н. В. Рузский1 (расстрелян в 1918 году в Пятигорске при занятии города красными повстанцами). Но было поздно.

    2 марта в 10 часов вечера с требованием об отречении Николая Пприбылинаконец-товоПсковипосланцыДумы -октябрист

    A. И. Р/чков и "монархист- В. В. Шульгин. Масоном, пусть под вопросом, из них мог быть только А. И. Р/чков. Но серьезного значения этот факт в данном случае не имеет. Вся необходимая подготовительная работа с царем была уже проведена до них М.В. Алексеевым и Н. В. Рузским. Принципиальное же решение об отречении было принято Николаем II скорее всего, как уже отмечалось, еще днем - в 15 часов 15 минут, или. иначе говоря, за 7 часов до появления думцев в салон-вагоне царского поезда.

    До сих пор было принято думать, что А. И. Р/чков и

    B. В. Шульгин были за отречение царя в пользу сына и якобы на отречении в пользу брата Михаила настоял сам Николай II. Однако, как показал в последнее время С. В. Куликов, вплоть до

    1 ВинбергВ. Ф. Крестный путь Т. 1. Мюнхен. I922.C 142.

    1 Шъдепбург С. С. Царствование императора Николая II. М., 1992. С 633-

    последнего момента царь твердо стоял за то, чтобы передать престол сыну Алексею, и только под неожиданным давлением А- И. 1учкова, пригрозившего ему разлукой с сыном, вынужден был согласиться на <переотречение- в пользу брата Михаила. •Непонятное на первый взгляд поведение А. И. Р/чкова, - пишет он, - выставлявшего себя сторонником монархии, было предопределено тем, что при подготовке заговора, как и в ходе Февральского переворота, он действовал в тесном контакте с республиканцами. В заговорщической группе А. И. 1учкова республиканцами были Н.В.Некрасов и М.И.Терещенко, связанные с А. Ф.Керенским-.

    Если расшифровать -птичий язык" С В. Куликова и назвать вещи своими именами, т.е. •республиканцев- Некрасова и Терещенко, о которых он пишет в своей статье, хорошо известными историкам масонами, а А. Ф.Керенского, с которым они были связаны, генеральным секретарем -Великого Востока народов России", который, собственно, и являлся их непосредственным масонским начальником, то картина действенного масонского участия в этой истории становится ясной. -Передача престола Михаилу, а не Алексею, - пишет С В. Куликов, - была весьма выгодна республиканцам (читай: масонам. - В. Б.), - поскольку создавала реальную предпосылку для немедленного введения республики, вынудив у Михаила, близкого к оппозиции и не стремившегося к власти, отречения в пользу народа, т.е. Учредительного собрания. В отличие от Михаила Алексей, как несовершеннолетний, отречься от престола не мог, а поэтому, даже при его добровольном согласии на отречение, оно считалось бы недействительным-1.

    В 23 часа 40 минут 2 марта 1917 года долгожданный документ был наконец-то подписан царем. Старый масонский план по насильственному устранению Николая II от власти путем

    1 Куликов С В. Февральская -революция сверх)'*, или Фиаско генералов для •пронунсиаменто" // Россия XXI. Общественно-патитический и научный журнал. М..2004.С 177-174.

    захвата царского поезда на его пути из Ставки был наконец-то осуществлен.

    *2 .марта. Четверг, - записал в своем дневнике Николай 11. - Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь Министерство без Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия влицерабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в Ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К двум с половиной часам пришли ответы от всех. Суть та чпю во имя спасения России иудержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект Манифеста Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный Манифест В I час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман'*'.

    Решающую роль в понуждении Николая II к отречению от престола сыграла Ставка Верховного главнокомандующего. Именно здесь, в Могилеве, составился и первый проект манифеста об отречении царя (второй привезли с собой из Петрограда члены Государственной Думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин). Конечно, первоначальный текст отречения составлял не генерал М.В. Алексеев, а •специалист" - начальник дипломатического отдела Ставки Н. А Баз или, которому помогал генерал А С. Лу-комский. По сведениям Н. Свиткова (Степанова), Н. АБазили был масоном-'. Современный исследователь А И. Серков не согласен с этим'. Поскольку, как мы уже выяснили, сам М.В. Алексеев был каким-то образом причастен к заговору, ближе к истине, скорее всего, Н. Свитков. Как бы то ни было, редактировал под-

    1 Дневники императора Николая II. С 625.

    ' Свитков Н. Масонство в русской эмиграции (к 1 января 1932 года). Составлено на основании масонских документов. Париж, 1932. С 18. - Серков А И. История русского масонства. 1845-1945. С 2.

    готовленный, очевидно, по его указанию Н. А. Базили текст отречения, видимо, все-таки он. Он же распорядился, как мы знаем, и о передаче по телеграфу 2 марта 1917 года подготовленного в Ставке текста этого документа в Псков генералу Н. В. Рузскому1. В 8 часов 30 минут вечера он был уже на руках у генерала. Именно этот проект и лег в основу того текста, который вынужден был подписать царь с известными переделками его в пользу Михаила и который передали затем в Ставку, главкомам фронтов и который был опубликован А марта 1917 года в •Известиях-'.

    Сегодня не так уж и важно, были ли официально посвящены в вольное каменщичество генералы-заговорщики; М.В. Алексеев, Н. В. Рузский "со товарищи-, как полагает Н. Н. Берберова, или все же не были, на чем настаивают более осторожные исследователи. Не в этом суть. Важнее другое. Все они были осведомлены о готовящемся заговоре, сочувствовали ему и, в конце концов, приняли в нем самое активное участие. Стояла же за ними и направляла действия генералов-группа-А. И. Р/чкова, центральную роль в которой как раз и играли братья масоны Н. В. Некрасов и М.И. Терещенко, тесно связанные в свою очередь с генеральным секретарем Верховного совета "Великого Востока народов России- А. Ф.Керенским. На эту же связь по масонской линии указывает в своем исследовании о заговоре генералов (правда, из осторожности не называя ее масонской) и С В. Куликов', о чем уже шла у нас речь.

    Не был самостоятельным в своих действиях и руководитель заговора А. И. Гучков, за которым также стоял, как это теперь становится очевидным, все тот же единый масонский центр (А. Ф. Керенский, Н. В. Некрасов). Стоит подчеркнуть, что речь не идет о том, чтобы сводить события (февраля - марта 1917 года к одним только масонам, их планам и проискам.

    1 Отречение Николая 11 Воспоминания очевидцев. Документы. С 65-72.

    1 Сафонов ММ. Кругом измена, и трусость, и обман С 11.

    1 Куликов С В. Февральская "революция сверху-, или Фиаско генералов для •пронунсиаменто-. // Россия XXI. Общественно-политический и научный журнал. М.. 2004. С 177.

    Конечно же, в революционных событиях были задействованы и активно проявили себя не только масоны, но и другие силы, никакого отношения к масонам не имевшие. Все это так. Однако и отрицать, что из всех политических и общественных структур предреволюционного времени именно политическое масонство в рамках "Великого Востока народов России" и его Верховного совета оказалось наиболее эффективным инструментом, направленным на захват и последующее удержание власти, нельзя.

    •Основной пружиной заговора был, конечно Тучков*, - отмечал Иван Солоневич и называл его *главным стратегом Февраля*. Техническим же исполнителем переворота был, по его мнению, генерал М.В. Алексеев1. Верно схватив суть происшедшего, И. Солоневич оставался, однако, в полном неведении относительно тайных масонских пружин "Великого Февраля". На самом деле А. И. Гучков был таким же "техническим исполнителем" переворота, как и М.В. Алексеев или Н. В. Рузский. Стратегию же переворота на самом деле разрабатывали совсем другие люди. И лучшей иллюстрацией этого положения может служить, как представляется, последующая судьба династии Романовых.

    Дело в том, что лидер кадетов П. Н. Милюков и октябрист А. И. Гучков отстаивали необходимость сохранения конституционной монархии в России. Однако масонское большинство во Временном комитете Государственной Думы и в Петроградском Совете было решительно против. Принципиальное решение об отречении МА Романова было принято на заседании в доме М. С Путятина с участием А. И. Гучкова, П. Н. Милюкова, Г Е. Львова, А.Ф.Керенского, М.И.Терещенко, Н.В.Некрасова. Решительным оппонентом П. Н. Милюкова и А. И. Гучкова выступил здесь А. Ф.Керенский, пригрозивший в конце своей речи тем, что в противном случае он не ручается за жизнь Михаила Александровича-'.

    1 Солоневич И. Наша страна XX век. М.. 2001. С. 19а ' Шульгин В. В. Дни. М., 1990. С 272-274.

    Натолкнувшись, как пишет В. И. Старцев, на сплошной масонский фронт рест/бликанцев во главе с Н.В.Некрасовым, П. Н. Милюков вынужден был отступить, и идея отречения Михаила победила1. И тому не оставалось ничего другого, как согласиться. Текст отречения Михаила от власти составил, по его собственному признанию, Н. В. Некрасов

    ?В момент начала Февральской революции всем масонам был дан приказ немедленно встать в ряды защитников нового правительства - сперва Временного комитета Государственной Думы, а затем Временного правитсльствзл Во всех переговорах об организации власти масоны играли закулисную, но видную роль", - подчеркивал Н. В. Некрасов-'. Сама инициатива образования 27 февраля 1917 года Временного комитета Государственной Думы и решения не подчиняться царскому указу о временной приостановке ее работы исходила от масонов. *Весь первый день пришлось употребить на то, - вспоминал Н. В. Некрасов, - чтобы удержать Думу на этом революционном пути и побудить ее к решительному шагу взятия власти... Когда в ночь на 28 февраля нам удалось убедить Родзянко провозгласить власть Временного комитета Государственной Думы, я ушел в техническую работу помощи революции^. Работа эта заключалась на первых порах, как мы уже знаем, в организованной им погоне комиссара А. А. Бубликова за царским поездом, и беспрецедентном давлении через Н. В. Рузского и М.В. Алексеева на царя с целью заставить его отречься от престола.

    0 возможных последствиях совершенного в разгар войны государственного переворота братья предпочитали особенно не задумываться. Зато на Западе услуга, оказанная ими извечным недругам России, была оценена по достоинству -Нет больше России, - с удовлетворением констатировал в своем дневни-

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 150.

    ? Из следственных дел H. В. Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. //Вопросы истории. 1998. № 11-12. С 39-1 Там же. С 20.

    кс, узнав о революции в России, британский посол в Париже Ф.Берти. - Она распалась, и исчез идол в лице императора и религии, который связывал разные нации православной веры. Если только нам удастся добиться независимости буферных государств, граничащих с Германией на Востоке, т.е. Финляндии, Польши, Украины и т.д., сколько бы их удалось сфабриковать, то по мне остальное может убираться к черту и вариться в собственном соку*1. Дело тут, конечно, совсем не в том, что Ф.Берти был таким уж отчаянным русофобом. Даже при самом благожелательном отношении к России и русским английского дипломата и его европейских коллег трудно было бы убедить, что существование огромного, сильного и независимого соседа на Востоке так уж отвечает национальным интересам их стран.

    Напрасный труд. Нет, их не вразумишь. Чем либеральней, тем они пошлее. Цивилизация для них фетиш, Но недоступна им ее идея.

    Как перед ней ни гнитесь, господа, Вам не снискать признанья от Европы, В ее глазах вы будете всегда Не слуги просвещенья, а холопы, -

    пророчески писал в свое время о масонствующей русской либеральной интеллигенции Федор Иванович Тютчев. Все так. Хотели того русские масоны или не хотели, но сценарий разыгранного ими в 19П году "действа" был написан все-таки на Западе, и все складывалось так, что никакой другой роли, кроме "пятой колонны, "демократической" Европы в России, уготовлено им не было. Такова уж, видно, судьба нашей "прогрессивной интеллигенции", которая традиционно всегда равнялась и равняется на более передовые в ее понимании страны Запада.

    1 Национальная политика России и современность Отв. ред В. А. Михайлов. М., 1997 С 255.

    Глава 3

    •Первыми воспользовались результатом стихийного восстания 2 7 февраля J 917 года": масоны. Петроградский Совет и Временное правительство

    'Русские политические масоны, - пишет проф. В. И. Старцев, - сыграли болыиую роль в усилении революционной ситуации в конце 1916-начале 1917 года; первыми воспользовались результатом стихийного восстания 27 февраля 1917 года Восемь месяцев после Февральской революции - это период наибольшего влияния в России тайного политического союза. Во Временном правительстве численность политических масонов непрерывно возрастала"1.

    0 том, как умело и грамотно воспользовались масоны результатом стихийного восстания 27 февраля 1917 года для захвата власти, мы уже знаем. Что касается Временного правительства, то его формирование не заняло у них много времени. Ведь предварительный состав его был обговорен еще в 1916 году на совещании представителей оппозиционных думских фракций в номере ГЕЛьвова в петербургской гостинице •Астория--'. Публиковались такого рода списки и в прессе, в частности в московской газете -Утро России" П. П. Рябушинскогоза 13 августа 1915 года. Всего же •общественностью" в 1915-1916 годах было составлено 6 списков кандидатов в будущее демократическое правительство'. Окончательный же вариант распределения министерских портфелей был обсужден в ночь на 2 марта 1917 года, получив

    1 Старцев В. И. Русское эмигрантское масонство во Франции (1918-1939 гт.).// Российское зарубежье история и современность. М_ 1998. С 41.

    - Аяданов МЛ 3 марта. // Сборник в честь 70-летия П. Н. Милюкова. Париж, 1929. С 25.

    ' Коваленко)! Л Февральская революция и образование Временного правительства. // Историки размышляют. Сб. Под ред. ЛИ. Семенниковой. М., 1999. С.61.

    полное одобрение на совместном заседании делегаций Петроградского Совета и Временного комитета Государственной Думы. Из принципиально новых лиц здесь фигурировали, пожалуй, только А. Ф.Керенский и М.И. Терещенко. 2 марта 1917 года Петроградский Совет выразил официальную поддержку правительству в его шагах, направленных на борьбу с контрреволюцией и усилия по демократизации общественной жизни в стране. И роль первой скрипки во всех этих событиях играли, конечно же, братья масоны.

    Симптоматично, что последнее перед революцией собрание Верховного совета "Великого Востока народов России" состоялось 26 (февраля 1917 года на квартире у А. Н. Коновалова на Фурштадтской улице. После этого последовал почти недельный перерыв, и первое уже послереволюционное заседание Верховного совета "Великого Востока народов России" состоялось только 2 марта на квартире у А. Ф.Керенского. Это, конечно же, совсем еще не значит, что члены Верховного совета бездействовали все это время. Просто в условиях экстремальной обстановки, в которой им приходилось действовать в эти дни, самым эффективным и удобным средством решения принципиальных вопросов оказалось их решение "узким составом" и, что называется, "на ходу".

    Сам механизм (формирования Временного правительства и характер масонского участия в этом процессе хорошо показал ЛД Кандауров. Перед Февральской революцией, свидетельствует он, -Верховный совет поручил ложам составить список лиц, годных для новой администрации, и назначил в Петрограде на случай волнений сборные места для членов лож. Все было в точности исполнено, и революционными движениями без ведома их руководителей руководили члены лож и сочувствовавшие. Многие из первых вошли в состав Министерства князя Львова и Керенского (в последнем все министры были членами лож); многие заняли места комиссаров Временного

    правительства"'. Правда, профессор В. И. Старцев утверждает, что в первом составе Временного правительства было всего три министра-масона: министр путей сообщения Н. В. Некрасов, министр торговли и промышленности А. И. Коновалов и министр юстиции А. Ф.Керенский-. Исследователь при этом ссылается на показания бывшего генсека Верховного совета 'Великого Востока народов России" Н. В. Некрасова в ОГПУ 1939 года.

    "Показательно, - отмечал он, - что в составе первого Временного правительства оказалось три масона: Керенский, Некрасов и Коновалов. А вообще на формирование правительства масоны оказали большое влияние, так как масоны оказались во всех организациях, участвовавших в армировании правительства**. Что это были за организации, мы уже знаем - Временный комитет Росударственной Думы и Петроградский Совет. Но слишком доверять Н.В.Некрасову нельзя, ибо помимо названных им трех братьев в составе первого правительства имелся еще один явный масон - министр земледелия А. И. Шинга-рев. Правда, как масон "Великого Востока Франции", официально в ложи "Великого Востока народов России" он не входил. Но суть дела от этого не меняется. Пятым несомненным масоном в первом составе Временного правительства был М.И. Терещенко (об этом свидетельствовал Е.П. Гегечкори). Во всяком случае такой авторитетный исследователь, как Людвик Хасс, в масонстве МИ. Терещенко нисколько не сомневался*. Однако В. И. Старцев стоит на своем. "Только Гегечкори считает его масоном Все остальные свидетельства принадлежат не масонам или антимасонам-, - замечает он1. Согласиться с такого рода источниковедческим изыском, когда окончательный вердикт выносится с

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 163.

    оглядкой на свидетельства самих масонов, нельзя. Отказывается признать масоном В. И. Старцев и главу Временного правительства, близкого к кадетам князя ГЕЛьвова. С ним решительно не согласен, однако, московский профессор О.Ф.Соловьев. Князь ГЕЛьвов ко времени назначения его главой правительства был несомненным масоном', считает он.

    Не приходится сомневаться, что масонские связи сыграли решающую роль при формировании Временного правительства. Особенно это характерно для его первого состава. Наибольшее разногласие среди исследователей вызывает здесь масонство

    A. И. Гучкова, занявшего в правительстве князя Г. Е. Львова один из наиболее важных постов - военного и морского министра.

    B. И. Старцев, как мы уже знаем, решительно отклоняет версию о Гучкове-масоне, появление которой он склонен объяснять •происками правых", так как Военная ложа, куда скорее всего он входил, объединяла в своих рядах, по версии В. И. Старцева, исключительно деятелей левой ориентации2, и, следовательно, октябристам там нечего было делать, можно сказать, уже "по определению". Конечно, идеология движения важна. Но ведь есть еще и политическая целесообразность. Она-то, как представляется, и привела А. И. Гучкова и некоторых его коллег по партии "Союз 17 октября" в масонские ложи. В своей основе версия В. И. Старцева уходит своими корнями в эмигрантскую историографию, некоторые представители которой (проф. Н. Первушин) даже полагали, что именно левый масонский курс Временного правительства как раз и привел страну к катастрофе 25 октября 1917 года*.

    Если же исходить из данных Биографического словаря русских масонов XX столетия Н. Н. Берберовой4, то получается, что

    1 СаювьевО. Ф. Русское масонство. 1730-1917 гг С. 254.

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 111.

    157.

    1 Первушин II. Русские масоны и революция. // Новый русский (Нью-Йорк). 1986.1 августа.

    ' Берберова И. II. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. С 126-216.

    практически все министры - члены Временного правительства во главе с близким к кадетам князем Г. Е Львовым (10 человек из 11) были масонами: А. И. Р/чков (октябрист), Н. В. Некрасов (кадет), А. И. Коновалов (прогрессист), М.И. Терещенко (беспартийный), А. И. Мануйлов (кадет), А, И. Шингарев (кадет), А. Ф. Керенский (трудовик), В. Н. Львов (центр.), И. В. Годнее (октябрист). "Белой вороной* здесь был, по-видимому, только министр иностранных дел П. Н. Милюков. Правда, в последнее время со ссылкой на данные архивов фражгузских спецслужб некоторые исследователи (О.А.Платонов) считают, что и П.Н.Милюков был все-таки масоном, правда, не в русской, а во французской ложе. Однако убедительные данные о масонстве П. Н. Милюкова все же отсутствуют. "Я И. Милюков, осведомл&шый об этом движении, - писала Е Д Кускова (1955 год), - в него не вошел. "Я ненавижу всякую мистику; - якобы заявил он в ответ на предложение принять посвящение'. Скорее всего, так оно и было, хотя никакой мистики в политических ложах "Великого Востока народов России", и П. Н. Милюков это наверняка знал, никогда не было.

    Итак, 10 министров из 11. Поистине, Временное правительство можно именовать не только Временным, но и масонским. Но это все же, быть может, несколько завышенные данные о масонском представительстве в правительстве. Но и по минимальным данным (до 6 братьев) картина получается все-таки впечатляющей. В целом же. даже по самой осторожной оценке проф.

    B. И. Старцева, за весь период существования Временного правительства (март-октябрь 1917 года) в его составе перебывало не менее 15 братьев: А. Д Авксентьев. П. А. Бурышкин, И. Н. Ефремов, А. В. Карташев, А. Ф.Керенский, Ф. Ф. Кокошкин, А. И. Коновалов, А. В. Ливеровский, Н. В. Некрасов, П. Н. Переверзев, С Н. Прокопович, Б. В. Савинков, М. И. Скобелев, В. А. Степанов, М. И. Терещенко, А. И. Шингарев1.

    ' Старцев В И. Русское политическое масонство начала XX века.

    C. 162-163.

    Одним из первых реальных результатов Временного правительства стал его отказ признать власть Михаила Александровича, против чего протестовали, как уже отмечалось, только А. И. Гучков и П. Н. Милюков. 3 марта под давлением масонов Михаил вьигужден был отречься от престола. Не менее сильными были разногласия П. Н. Милюкова и А. И. Гучкова с левым крылом Верховного совета "Великого Востока народов России" и по вопросу об отношении к Советам рабочих и солдатских депутатов. Если П. Н. Милюков настаивал на решительной борьбе с Советами, то остальные братья из числа руководителей •Великого Востока народов России" выступали под флагом сотрудничества с ними1.

    *В 1917 году ложа в Петрограде продолжала работать, - вспоминал позже Е. П. Гегечкори. - Чхеидзе мне в марте писал: *Братья наши проявляют большую активность*. Некрасов и Чхеидзе вели переговоры, как брат с братом Мне передавали, что вмартеМилюков был противником введения в правительство Керенского и Терещенко, и, когда их все же ввели, говорил о какой-то неведомой силе, которая начинает нависать над правительством. Но когда я узнал список членов Временного правительства, то сразу понял, откуда явились некоторые новые малоизвестные имена*'.

    Бороться со своими противниками, связанными единой незримой масонской цепью, П. Н. Милюкову, как человек)', не вхожему в русские масонские ложи "Великого Востока народов России", было невероятно трудно, даже невозможно. Повествуя об этом в своих мемуарах, П. Н. Милюков прямо писал: *Я хотел бы только подчеркнуть еще связь между Керенским и Некрасовым и двумя неназванными министрами - Терещенко и Коноваловым. Все четверо очень различны по характеру, и по своему

    ' Из следственных дел Н. В.Некрасова 1921,1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Ше-лохаеваиВ. В Поликарпова. // Вопросы истории. 1998. № 11-12.С20. : Нишшевский Б. И. Русские масоны и революция. С 81.

    прошлому, и по своей политической роли. Но их объединяют не одни только радикальные политические взгляды. Помимо этого, они связаны какой-то личной близостью, не только чисто политически, но и своего рода, политико-морального характера. Их объединяют как бы даже взаимные обязательства, исходящие из одного и того же источника... Из сделанных здесь намеков можно заключить, какая именно связь связывает центральную группу. Ест я не говорю о ней здесь яснее, то это потому, что, наблюдая факты, я не догадывался об их происхождении в это время и узнал об этом из случайного источника лишь значительно позднее периода существования Временного правительства*1.

    Негласная связь руководящей четверки, о которой здесь пишет П. Н. Милюков, - это, вне всякого сомнения, масонская, •братская" связь. Любопытно, что именно кадет П. R Милюков и октябрист А. И. Р/чков, на которых как на скрытых масонов грешат (и не без оснований) некоторые историки, как раз и вынуждены были после апрельского правительственного кризиса 2-3 (15-16) мая оставить свои посты. Бесспорные же масоны, напротив, не только остались в правительстве, но и получили здесь в сформированном 5(18) мая коалиционном правительстве солидную поддержку в лице двух новых братьев - масонов-министров П. Н. Переверзева и М.И. Скобелева'. Преимущественно министрами-масонами были представлены и последующие составы Временного правительства: второго - 24 июля (6 августа) и третьего - 25 сентября (8 октября) 1917 года.

    Поворотным пунктом масонского хождения во власть стала отставка 7(20) июля князя Г.ЕЛьвова и назначение 8(21) июля 1917 года главой Временного правительства министра-председателя А. Ф. Керенского. Правительство в результате резко поле-

    1 Милюков П. И. Воспочинания. М., 1991. С 478.

    : Список русских политических масонов лож французского обряда н "Великого Востока народов России". // Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. СПб, 1996.С 170-174.

    вело, усилив тем самым и без того напряженное состояние в обществе.

    Центральной фигурой в русском политическом масонстве конца 1916-1917 года был А. Ф. Керенский, занимавший в нем слета 1916 года ключевую должность генерального секретаря Верховного совета •Великого Востока народов России". Этим, собственно, и объясняется не вполне обычный для непосвященных взлет карьеры А. Ф.Керенского и завидная активность его в февральско-мартовекие дни 1917 года. Да и первое послереволюционное заседание Верховного совета "Великого Востока народов России" состоялось 2 марта 1917 года не где-нибудь, а у него на квартире. Безусловно, прав поэтому был старый и мудрый большевик В. Д Бонч-Бруевич, когда писал в 1930 году об А, Ф. Керенском, что он был 'вспоен и вскормлен масонами, еще когда он был членом Государственной Думы и был специально воспитываем ими" в качестве наиболее подходящего кандидата на роль политического руководителя во время предстоящего движения за свержение самодержавия"'. Вскормлен и вспоен! Лучше, пожалуй, и не скажешь.

    Напрасно поэтому промасонски настроенный исследователь А. И. Серков, явно смазывая картину масонского вхождения во власть в 1917 году, пытается убедить доверчивого читателя (правда, без ссылок на источник), что генеральным секретарем Верховного совета "Великого Востока народов России" в это время был (с лета 1916 года) не А. Ф. Керенский, а А Я. Галь-перн-' - фигура в политическом отношении бесцветная и малозначащая. Впрочем, и А Ф.Керенский на роль лидера огромной страны явно, говоря современным языком, не тянул. "О, паршивый адвокатишка, такая сопля во главе государства - он же загубит все*, - с возмущением говорил о А Ф. Керенском после назначения его главой Временного правительства хорошо

    1 Бонч-Бруевич В. Д. Мои воспоминания о Истре Алексеевиче Кропоткине //Звезда. 1930. №4. С 183.

    J СерковАИ. История русского масонства. 1845-1945. С 115.

    знавший новоиспеченного премьера острый на язык академик И. П. Павлов1. Такие карьеры, какую сделал себе в 1917 году А. Ф. Керенский, индивидуальными усилиями не делаются. Здесь нужна коллективная воля. Но даже если это и не совсем так и формально генсеком Верховного совета А Ф.Керенский в 1917 году все же не был, фактическое лидерство его в масонском тандеме не подлежит сомнению.

    •Группа руководящих деятелей Верховного совета, - свидетельствовал А Я. Гальперн, - Коновалов, Керенский, Карташев и я, - все время были вместе, по каждому вопросу обменивались мнением и договаривались о поведении*. И хотя о *сознатель: нан воздействии* на формирование Временного правительства, по его мнению, говорить вроде бы и нельзя, 'известное влияние* на этот процесс, признает А. Я. Гальперн, масоны все же оказывали2.

    Летом 1917 года вевязи с перефуженностью административной работой А Ф. Керенский, ставший уже к этому времени премьер-министром, вынужден был формально оставить должность генсека Верховного совета "Великого Востока народов России*. Как полагал польский историк Людвик Хасс, сделано это было на специальном, уже ГУ конвенте русских масонов. Как раз в этом время, доказывал он, и произошла легализация ордена в демократической России1. В. И. Старцев, напротив, считает, что произошло это еще до официального назначения А Ф. Керенского министром-председателем правительства 8 июля 1917 года'. Поскольку преемником А Ф.Керенского на столь ответственной должности стал А Я. Гальперн. как публичный политик ничего из себя не представлявший (во Временном правительстве он занял должность управляющего делами Кабинета министров), не приходится сомневаться, кто был истинным хозяином в Верхов-

    1 ОрбеяиЛ. А Воспоминания. М.-Л.. 1966 С 83-84.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 149.

    1 Хасс Людвик Русские масоны первых десятилетий XX века. С 153.

    ' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 160.

    ном совете •Великого Востока народов России-. Несомненно, что н после формальной отставки с должности генсека руководящая роль в масонской тройке: А. Ф.Керенский, А. Я. Гальперн, R В. Некрасов по-прежнему принадлежала ему.

    Много места в деятельности Верховного совета в 1917 году занимали вопросы войны и мира, причем большинство масонов явно склонялись на позиции необходимости форсирования заключения мира (А. Я. Гальперн и другие). "Я считал тогда, - вспоминал А. Я. Гальперн, - что воевать мы не можем (об этом говорили все доклады с фронтов), а поэтому необходимо убедить союзников, что мы можем лопнуть, если они не согласятся на общие переговоры-1. Они не соглашались. *Сам А. Ф. Керенский, - пишет В. И. Старцев, - еще в апреле 1917 года на встрече с французской правительственной делегацией общался с ее членами-масонами "братским образом* и дал твердое обещание, что Россия не заключит сепаратного мира с Германией и не бросит свою союзницу Францию. Этому обязательству Керенский остался верен до 24 октября 1917 года, несмотря на то, что доводы благоразумия толкали его к необходимости выхода России из войны*'. Здесь В. И. Старцев исходит из данных Н. Н. Берберовой, которая прямо писала, что видные руководители -Великого Востока Франции- Аль-бер Тома (министр вооружений) и социалист Марсель Кашен приезжали в апреле 1917 года в революционный Петроград, где были сразу же приняты А. Ф.Керенским. Здесь, ссылаясь на его масонскую клятву 1912 года, они якобы потребовали от него не бросать Францию в беде и не заключать сепаратного мира с немцами. Альбер Тома (сама Н. Н. Берберова ссылается на устное свидетельство полковника Н. Н. Пораделова) якобы на коленях

    1 Русское политическое масонство. 1906-1918. Публ. В. И. Старцева. // История СССР 1990. Г* 1.С 149.

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 164.

    стоял перед А. Ф.Керенским, а Марсель Кашен рыдал, закрыв лицо носовым платком'.

    Поездка А. Тома и М.Кашена действительно имела место в указанное Н. Н. Берберовой время. Подтверждается и факт личной встречи 12 (25) апреля 1917 года этих политиков, по крайней мере А. Тома', с А Ф.Керенским. Но сама сцена с стоящим на коленях Альбером Тома и рыдающим Марселем Кашеном, по оценке О.Ф.Соловьева, скорее всего плод журналистской фантазии Н. Н. Берберовой', хотя тайные контакты Временного правительства с немцами в Стокгольме через журналиста Колышко вроде бы и имели место. Во всяком случае, некоторые основания для подозрений у французского правительства относительно позиции России в вопросе сепаратного мира с немцами, видимо, все-таки были. Что касается будущего лидера французских коммунистов Марселя Кашена, то он хотя и ушел из масонского ордена еще в 190! году, но сохранял тем не менее тесные связи с ним'. Принадлежность же к масонству другого участника описанной Н. Н. Берберовой сцены - социалиста Альбера Тома - и вовсе не вызывает никаких сомнений. Еще до октября 1917 года, как министр вооружений Франции, он направил в Россию еще одного масона - капитана ИССадуля, игравшего здесь роль политического наблюдателя. 'Несомненно, - констатирует О. Ф. Соловьев, - министр Тома делился сведениями и с руководителями центров Ордена, имевшими информацию как бы из первых рук>\ Так что спорить тут вроде бы и нечего.

    Особо важное значение придавало руководство Верховного совета •Великого Востока народов России" взаимодействию с Петроградским Советом, руководящая роль в котором, как и во Временном правительстве, принадлежала братьям масо-

    1 Берберова Н. Н. Люди и лохи. Русские масоны XX столетия. С 41.

    - ПалеологМорис. Царская Россия накануне революции. У... 1991. С 433.

    1 Саювьев О. Ф. Русское масонство. 1730-1917 гг С. 260.

    ' Там же. С 69.

    ' Там же. С 70.

    нам: Н. С Чхеидзе (председатель), М.И. Скобелев, КА Гвоздев и Н. Д. Соколов (последний известен, в частности, как один из авторов знаменитого приказа № 1 Петроградского Совета, положившего начало развалу русской армии). "Тот факт, что Чхеидзе был "братом*, - отмечал впоследствии А. Я. Гальперн, - сильно облегчал мою задачу. Я мог говорить с ним совсем просто: чего кочевряжитесь, ведь все же наши считают это неправильным, надо исправить и сделать по-нашему*\ С учетом существования единого тайного масонского центра (кадеты, меньшевики, трудовики, прогрессисты, эсеры), цепко державшего под своим негласным контролем и Временное правительство, и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, традиционное ленинское представление о периоде с марта по июль с 1917 года как периоде двоевластия нуждается в серьезной корректировке. Власть-то, оказывается, была у нас все-таки одна. Впрочем, оговаривается В. И. Старцев, "было бы ошибкой считать, что масоны подчинили себе обе власти или даже представляли собой третью, подлинную тайную власть в революционной России*1.

    Но вот что отмечал в связи со спорами о роли Верховного совета после февраля 1917 года в смысле его влияния на политику Временного правительства такой, вне всякого сомнения, осведомленный историк, как Б. И. Николаевский. Избавившись от балласта, оставшиеся в ложах масоны, получив подкрепление в лице вернувшихся из эмиграции братьев, сплотились "более тесно, образовав политически довольно однородную группу, от левых кадетов и прогрессистов до правых социал-демократов, которая в течение почти всего периода Временного правительства играла фактически руководящую роль в направлении политики последнего**. Яснее и не скажешь.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революциях 150.

    •' Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 157.

    ' Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 42.

    Конечно, преувеличивать значение единого тайного масонского центра в событиях 1917 года, может быть, и не стоит, тем более что сами события развивались отнюдь не по масонскому сценарию. Но виноваты в этом были, конечно же, не одни масоны. Для нас в данном случае важна констатация факта, что центр такой в 1917 году все же был и тайная координация с его стороны деятельности основных очагов революционной власти - Исполкома Петросовета и Временного правительства - успешно до поры до времени осуществлялась.

    Наиболее ощутимым это незримое масонское присутствие сказывалось в кадровой политике Временного правительства. •Решающим моментом" при принятии тех или иных государственных назначений при А. Ф. Керенском (министр-председатель с 8(21) июня 1917 года) была прикосновенность того или иного кандидата к масонству1. О том, как происходило формирование Временного правительства, мы уже знаем. Этот же принцип - брать только своих - неукоснительно соблюдался и при формировании новой •революционной" администрации на местах. "Большую роль, - отмечал в связи с этим А. Я. Гальперн, - играли братские связи в деле назначения администрации в 1917 году на местах. Да это и вполне естественно: когда вставал вопрос о том, кого назначить на место губернского комиссара или на какой-либо другой видный административный пост, то прежде всего мысль устремлялась на членов местных лож, и если среди них было сколько-нибудь подходящее лицо, то на него и падал выбор*. В. И. Старцев, который посвятил исследованию этого вопроса специальную статью "Русские политические масоны в правящей элите Февральской революции 1917 года", установил имена 44 масонов, назначенных на свои высокие административные и выборные должности благодаря их масонским связям. Большинство таких назначений приходится на вторую половину 1917 года, то есть уже при А. Ф. Керенском: министр Временного правительства, председа-

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века С 163-164.

    тель Предпарламента (Временный совет Российской Республики) Н. Д. Авксентьев, представитель Российского общества Красного Креста во Франции П. А Бурышкин, управляющий делами Временного правительства А Я. Гальперн, товарищ министра внутренних дел А А Демьянов, а также министры И.М.Ефремов, Ф. Ф. Кокошкин, А В. Карташев, А И. Коновалов, А В. Ли-веровский, П. Н. Переверзев. С Н. Прокопович, Б. В. Савинков, М. И. Скобелев. В. И. Степанов, М.И. Терещенко, А И. Шингарев1.

    Из масонов-комиссаров "керенского призыва" известны: Алихан Букейханов - пгхдставитель Временного правительства в Тургайской области, ЛА. Велихов - комиссар Временного правительства в Одессе, А. А. Волкович - комиссар Временного правительства в Витебской губернии, С М.Писаревскнй - секретарь Витебского губернского комитета, В. В. Федорович - уездный комиссар Витебской губернии-'. Основным поставщиком кадров для местной администрации при Временном правительстве были провинциальные масонские ложи. Никакого отрыва Верховного совета от местных лож, о чем пишет А И. Серков', не произошло, и ни о каком прекращении деятельности •Великого Востока народов России" как масонской структуры ни накануне, ни тем более после Февральской революции не может быть и речи. Другое дело, что центр тяжести этой работы по условиям времени оказался перемещен из местных лож в Верховный совет. Но и ложи не совсем бездействовали. Так, известно, что 4 апреля 1917 года в петроградской ложе "Истинные друзья" получил посвящение в вольные каменщики известный эсер-террорист Б. В. Савинков4.

    1 Старцев В. И. Русские политические масоны в правящей элите Февральской революции 1917 года. // Россия в 1917 году Новые подходы и взгляды. Сборник статей. Вып. 2. СПб, 1994. С 18-25.

    ; Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 162-

    2)4

    ' Серков Л И. История русского масонства. 1845-1945. С 122. ? Хасс Людвик. Русские масоны первых десятилетий XX в. С 150.

    Основной причиной некоторого спада активности местных лож и перенесения центра тяжести в Верховный совет следует признать проявившиеся после февраля - марта 1917 года несогласия между братьями. Не следует забывать, что состав их в политическом плане был весьма и весьма разношерстным. В дореволюционные годы перед лицом общего врага в лице царского самодержавия разногласия эти отходили на задний план. После же февраля 1917 года, когда самодержавие пало, исчезла и та цементирующая сила, которая по необходимости склеивала столь разных людей в единое тайное братство. 'Вражда между братьями в это время была настолько сильна, что я, например, состоя председателем одной из петербургских лож, не мог созвать после Фев(юльского переворота ни одного ее собрания, ибо члены моей ложи просто не могли бы сесть за один стол*. - отмечал в этой связи В. А. Оболенский1.

    Идефикс Верховного совета была идея коалиции, за которую он, по свидетельству А. Я. Гальперна, и держался в 1917 году до конца, хотя меньшевики и эсеры, которые резко в это время полевели, и протестовали против коалиции с кадетами. Как бы то ни было, жизнь показала, что такая практика на первых порах себя оправдывала. Во всяком случае в критические дни 3-4 июля 1917 года, поддавшись на уговоры Верховного совета, Н. С Чхеидзе и другие масонские руководители ЦИК сумели-таки повлиять на представителей демонстрантов обещанием созвать в ближайшее время 2-й съезд Советов, который якобы и рассмотрит вопрос о власти. Это, пишет В. И. Старцев, способствовало успокоению массы демонстрантов. Но 8 июля ЦИК объявил Временное правительство правительством спасения революции и заявил о передаче ему всей полноты власти-'. Это была капитуляция, но капитуляция, как теперь выясняется, хорошо продуманная и хорошо спланированная. 24 июля 1917 года было сформировано второе коалиционное правительство А Ф.

    1 Оболенский В. А Моя жизнь. Мои современники. С 450.

    ; Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С 165.

    Керенского. Возобновились и переговоры о коалиции с кадетами. По-другому, впрочем, и быть не могло, ибо дирижеры у ЦИК и правительства были общие и играли они по одной и той же партитуре.

    Задача, которая стояла перед правительством, заключалась прежде всего в стабилизации власти на основе соглашения ведущих политических партий и подготовке на этой основе к созыву Учредительного собрания. Своеобразным смотром демократических сил и их возможностей в смысле поддержки усилий Временного правительства стало Государственное совещание 12(25) августа 1917 года в Москве. Корниловский мятеж 25 августа (7 сентября) 1917 года, несмотря на успешное его подавление, нанес тяжелый удар по Временному правительству. Леворадикальные оппоненты его в лице большевиков постарались извлечь максимальную выгоду из этого инцидента. Чувствуя по мере большевизации Советов, что власть уходит из рук, и правительство, и Верховный совет "Великого Востока народов России", как его теневая структура, предпринимают в это время лихорадочные усилия по сплочению демократических сил. Именно в этом ключе и следует рассматривать работу 14-22 сентября (27 сентября - 5 октября) 1917 года Демократического совещания с участием представителей городских дум, кооперативов и профсоюзов, а также открытие 7 (20) октября Временного совета Российской Республики (Предпарламент), как своеобразных подпорок уже зашатавшемуся правительству.

    25 сентября (8 октября) 1917 года было объявлено о создании 3-го коалиционного правительства А. Ф.Керенского. Но было уже поздно. "Кучка интеллигентов не могла играть большой роли и сама распалась под влиянием столкновения классов; - отмечал Н. В. Некрасов1. Однако главная причина катастрофического падения влияния "Великого Востока народов России" на ход событий в стране и фактическое бездействие низовых ячеек масонского сообщества, его лож, заклю-

    1 Из следственных дел Н. В Некрасова 1921.1931 и 1939 гг. Публ. В. В. Шс-лохаева и В. В.Поликарпова.//Вопросы истории. 1998.№ 11-12.С38.

    чалась в том, что создавался •Великий Восток", как мы знаем, с одной-единственной целью - захват и удержание власти. После того, как власть была захвачена и закреплена, исчезла и необходимость его дальнейшего существования, по крайней мере, в том виде, в каком он продолжал функционировать в это время. Пытаясь выявить причины резкого уменьшения влияния масонов на события уже со второй половины 1917 года, В. И. Старцев называет, в частности, возвращение из эмиграции и ссылки большой группы "политиков высшего класса*, к масонским организациям не причастных: Г.В. Плеханова, Е.К.Брешко-Брешковскую, Н. Д Авксентьева и других. "Хотя некоторых из вернувшихся удалось вовлечь вложи, большинство этих лидеров действовали независимо от масонов, нарушали их планы и масонскую солидарность**. В новых политических условиях ситуация повернулась так, что политическая деятельность уже перестала быть привилегией только избранных "братьев". Отсюда и резкое падение численности масонских лож. К октябрю 1917 года их в России оставалось, по сведениям В. Вяземского, не более 28:. Сходную цифру приводит и Людвик Хасс. Из 40 лож, насчитывавшихся в феврале 1917 года, к октябрю этого же года осталось 29*. Последнее заседание Верховного совета состоялось в конце сентября или в начале октября и было посвящено борьбе с украинским сепаратизмом. Прибывшие на это заседание из Киева украинские масоны К.П. Григорович-Барский и С Н. Чебаков упрекали Временное правительство в неоправданных уступках украинским сепаратистам. Верховный совет поддержал их, и было принято решение воздействовать в ссютветствующем смысле на Временное правительство4. Все это, конечно, замечательно, но не дай вам

    1 Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. С158.

    1 Вяземский В. Л. Четверть века существования зарубежного масонства. // Новый журнал. 1985. Kit 161. С 236.

    1 Хасс Людвик Русские масоны первых десятилетий XX в. С 154.

    ? Русское политическое масонство начала XX века. (1906-1918 гг.). Ветуп. статья и комментарии В. Я Старцева. // История СССР. 1990. № 1. С 150.

    Бог, читатель, подумать, что антирусская позиция российских масонов в национальном вопросе претерпела в 1*917 году серьезные изменения. Нет, стратегический курс братьев вольных каменщиков, несмотря ни на что, оставался прежним - разрушение "империи" и создание на основе России ряда независимых или полузависимых от Центра государств.

    Любопытно в связи с этим характерное признание бывшего главы Временного правительства А. Ф.Керенского. Дело было в 1953 году. Интервьюировавший его французский журналист Роже Лютеньо. видимо, желая угодить отставному политику, напомнил А. Ф.Керенскому о провозглашенной им в 1917 году автономии Финляндии. Однако тот неожиданно запротестовал: •Нет! Мы восстановили независимость Финляндии. Она была аннексирована Россией в ходе наполеоновских войн и вошла в империю в качестве независимого государства, заключившего союзлично с императором... Временное правительство немедленно вернуло Финляндии все права, при одном-единственном условии: независимость Финляндии должна быть принята Учредительным собранием. Одновременно мы провозгласили и независимость Польши. Начал разрабатываться режим предоставления независимости для прибалтийских стран, для Украины*1. Говорить о последствиях для нашего народа разрабатывавшихся оказавшимися у руля государства временщиками планов предоставления независимости для прибалтийских стран и Украины здесь, очевидно, большой необходимости нет. Всякому непредвзятому человеку ясно, что одной только -сдачей* Прибалтики и Украины ограничиться никак в то время было нельзя, ибо на очереди стояли уже сепаратисты Кавказа, Сибири и Поволжья.

    Октябрьский переворот 1917 года не только поставил жирную точку на этих планах, но и положил фактический конец деятельности как Временного правительства, так и "Великого

    1 Императрица требовала моей головы. Беседа с Александром Керенским. // Литературная газета. 1990.5 саггября. С 13.

    Востока народов России". Отдельные члены его продолжали свою работу на территории России вплоть до конца 1918 года. С отъездом в декабре этого года за границу генерального секретаря Верховного совета "Великого Востока народов России" А. Я. Гальперна исполнение его обязанностей взял на себя С А. Балавинский. Но продолжалось его секретарство недолго, и в конце 1918 года "Великий Восток народов России" как организация фактически прекратил свое существование.

    В годы Гражданской войны остававшиеся еще в стране деятели "Великого Востока народов России- заняли открыто антисоветские позиции. Так, во главе Комитета Учредительного собрания, захватившего в мае 1918 года при содействии бывших союзников России власть в Поволжье, подвизался лидер эсеров, видный масон одной из парижских лож А. Д Авксентьев. Другой видный масон, народный социалист Н. В. Чайковский, встал во главе Временного правительства в Архангельске. Еще один "брат", эсер Б. В. Савинков, возглавил антисоветские мятежи в Рыбинске и Ярославле. Немало было масонов и в окружении Колчака, горько жаловавшегося на их происки.

    В 1919 году в Париже группа оказавшихся здесь политических масонов попыталась было восстановить "Великий Восток народов России". Был даже избран его новый генеральный секретарь - И. П. Демидов'. Но инициатива эта из-за прохладного отношения к ней со стороны французских братьев ни к чему не привела. Не жаловали А. Ф. Керенского и его ближайших коллег по "Великому Востоку народов России" и русские эмигранты. Возрождение русских масонских лож во Франции происходило вследствие этого уже без их участия*.

    1 Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С 74.

    : Серков А. И. История русского масонства. 1845-1945. С 127-170.

    Заключение

    Реформы 1860-х годов, удовлетворив основные чаяния либерального русского дворянства, резко тем самым сузили потенциальную общественную базу масонства в стране. Сказывался, несомненно, и факт официального запрещения масонских лож. Во всяком стучае, рисковать карьерой ради масонского братства либералы во второй половине XIX века не хотели. Радикалам же из •Народной воли" и других подобных ей разночинских в своей основе организаций в масонских ложах делать было нечего. Конечно, *по духу* масоны в России были всегда, но как организационно оформленное общественное явление во второй половине XIX века масонство прекратило свое существование.

    Возрождение его стало возможным только в начале XX века, когда в преддверии революционных потрясений в стране масонство было востребовано из-за рубежа политиканствующей либеральной российской интеллигенцией. То, что и политическая, и мистическая ветви его были импортированы ею из республиканской Франции ввиду радикальной идеологической ориентации нашей интеллигенции начала XX века, удивлять, кажется, никого не должно.

    Другое дело, что "делала революцию; как отмечал Иван Солоневич, главным образом 'второсортная русская интеллигенция*. 'Именно второсортная, - подчеркивал он. - Ни Ф.Достоевский, ни Д. Менделеев, ни И. Павлов, никто из русских первого сорта при всем их критическом отношении к отдельным частям русской жизни - революции не хотел и революции не делал. Революцию делали писатели второго сор-

    та - вроде Горького, историки третьего сорта - вроде Милюкова, адвокаты четвертого сорта - вроде А Керенского. Делала революцию почти безымянная масса русской гуманитарной профессуры, которая с университетских кафедр вдалбливала русскому сознанию мысль о том, что с научной точки зрения революция спасительна. Подпольная деятельность революционных партий опиралась на этот массив почти что безымянных профессоров. Жаль, что на Красной площади рядом с Мавзолеем Ильича не стоит памятник неизвестному профессору!*1.

    В отличие от лож екатерининского и александровского времени, действовавших с негласного разрешения правительства, политическое или думское масонство начала XX века было уже подпольным и имело откровенно антиправительственный характер. Оно уже изначально было ориентировано не на духовную работу братьев в ложах, а на захват власти, разрушение империи и изменение основ тогдашнего государственного строя в России. Недаром основным поставщиком адептов вольного каменщичества в эти годы была кадетская партия, известная в то же время и как партия леволиберальной российской интеллигенции по преимуществу. Радикальнее левых кадетов были, пожалуй, только эсеры и социал-демократы. Террористическая деятельность социалистов-революционеров в нашей стране слишком хорошо известна. Не представляют большого секрета и политические устремления тогдашних социал-демократов. Правда, большевиков среди масонов было, можно сказать, счита-ные единицы, но кто из них в этом больше "виноват* - это еще вопрос. Что касается меньшевиков и эсеров, то их в масонские мастерские приглашали более чем охотно. И не случайно, так как идефиксом политического масонства являлась идея создания широкого антиправительственного "народного фронта".

    1 Саюневич И. Великая фальшивка Февраля. В кн.: Солоневин И. Наша страна. XX век М, 2001. С 222.

    Прежде всего надо отметить, что из трех направлений, на которые обычно и делится исследователями масонство (нравственное, политическое и мистическое), слабее всего в России начала века были представлены ложи именно нравственного трехстепенного английского масонства. И удивляться тут нечему. Реалии общественно-политической и духовной жизни в стране были таковы, что востребованы обществом оказались не традиционные английские ложи, нацеленные на нравственность и добрые дела, а т.н. •неправильное" масонство, представленное, с одной стороны, политическими ложами, восходящими к 'Великому Востоку Франции", а с другой - сообществами оккультно-мистического характера.

    Конечно же, о широком распространении масонства и мистики среди русской интеллигенции той поры было известно давно. И все же ближайшее соприкосновение с реалиями этой стороны дела духовной жизни тогдашних россиян способно поразить даже самое пылкое воображение.

    Оказывается, что оккультизмом и мистикой в начале века были заражены практически все слои так называемого образованного русского общества от самых что ни на есть простых обывателей - участников спиритических кружков до богемной столичной интеллигенции, представителей аристократических кругов и даже великих князей. Не избежали увлечения оккультизмом даже царь Николай II со своей супругой. Особенно сильно оккультно-масонское поветрие охватило в 1900-е годы Москву и Петербург, где, по некоторым, быть может не вполне точным, данным, насчитывалось в общей сложности до 20 тысяч оккультистов. Одних только спиритических кружков на 1909 год в России было не менее 2 тысяч.

    А ведь были и другие: филалеты, розенкрейцеры, мартинисты, теософы, антропософы, наконец, просто кружки "ищущих интеллигентов", вроде деятелей Религиозно-философского общества, кружков Вяч. Иванова, 3. Н. Гиппиус и Д. С Мережковского, "Братства Аргонавтов" и просто мистиков-одиночек вроде Владимира Соловьева и Анны Шмидт. Не будет поэтому большим преувеличением сказать, что накануне революции 1917 года оккультно-мистической масонской паутиной была буквально окутана русская земля.

    Подвести все эти кружки под какую-то одну схему не представляется возможным. Слишком уж разным был социальный состав и идеологические воззрения их членов. Но вот что интересно: при всей разноголосице в идеологических и политических предпочтениях членов тех или иных кружков и групп все они в той или иной мере, как правило, тяготели все-таки к масонству, а в ряде случаев {фил ал era, розенкрейцеры, мартинисты) и были связаны с ним. Часть оккультистов отдавала предпочтение ложам т.н. нравственного (английского) трехстепенного масонства. Но были и тяготевшие к масонству политическому, кадетскому (кружки Д. С. Мережковского и 3. Н. Гиппиус, Вяч. Иванова, московское и петербургское гхлигиозно-философские общества), духовные искания которых носили подчас откровенно антирусский и антиправославный характер.

    Конечно же, в буквальном смысле этого слова подпольными или тайными все эти кружки и ордена в том смысле, что они занимались чем-то противозаконным, как правило (речь не идет, разумеется, о масонах политических), не были. Но сама тайна, ввиду чрезвычайно скрытного характера деятельности этих кружков, недоступного для непосвященных, здесь все же имела место быть.

    На первый взгляд большого вреда государству и обществу деятельность каждого из этих кружков по отдельности принести не могла, хотя и свидетельствовала со всей очевидностью о духовном нездоровье нации. Однако, если рассматривать деятельность всех этих оккультно-мистических сообществ в их совокупности, вред этого явления сомнению не подлежит.

    В то же время надо понимать, что и у масонов-космополитов, и у богоискателей, и у мистиков всех мастей были, конечно, свои резоны искать правду и смысл жизни на тех путях, на которых они их и искали. Не об этом речь, а о том, что -правда- эта была в тех конкретно-исторических условиях явно не к месту и не

    ко времени, т.к., национально обезличивая и духовно разоружая стоящую буквально накануне революции страну, она делала ее беззащитной перед лицом ее злейших внутренних и внешних врагов. Хорошо в свое время сказал об этой проблеме наш русский философ и публицист В. В. Розанов. Если бы она, эта масонская "правда", отмечал он, не дай бог, "расползлась бы в десятках и сотнях тысяч листков, брошюр, книжек и журналов по лицу русской земли. - и дошла бы до Пензы, до Тамбова, Тулы, обняла бы, наконец, и Петербург, то пензенцы и туляки, смоляне и псковичи не имели бы духа отразить Наполеона. Вероятнее они призвали бы способных иностранцев завоевать Россию, как собирался позвать Смердяков и как призывал их идейно к этому "Современник"; так же и Карамзин не написал бы своей "Истории"1.

    Как видно из контекста высказывания В. В. Розанова, слова его относятся к масонам и оккультистам XVIII - первой четверти XIX века. Однако в полной мере справедливы они и в отношении масонских и парамасонских структур начала XX века, причем не только оккультного, но и откровенно политического характера. Речь идет о политических русских ложах "Великого Востока Франции" и "Великого Востока народов России". В масонстве их адептов привлекало не столько увлечение мистикой, работа над своей душой и добрые дела (хотя и эти соображения в ряде случаев могли иметь место), сколько открывающиеся в связи с этим возможности использования масонских структур и связей, в т.ч. международных, с целью координации деятельности антиправительственных сил в борьбе за "освобождение" России.

    И хотя официальная установка заключалась в стремлении к ниспровержению царского самодержавия мирным, политическим, парламентским путем, реалии общественно-политической борьбы в стране были таковы, что уже изначально политическое

    1 Розанов В. В. Опавшие листья. // Розанов Василий. Уединенное. М., 1998. С 519.

    масонство в России имело леворадикальный характер и объединяло в своих рядах представителей левых партий: кадетов, эсеров, социал-демократов, прогрессистов, трудовиков. Собственно говоря, этот левый курс в условиях сюострения в 1915-1916 годах общественно-политической борьбы в стране при общей слабости правительства (министерская чехарда) и привел, в конце концов, руководство "Великого Востока народов России" к идее насильственною устранения Николая II от. власти или, иначе говоря, идее дворцового переворота (заговора). Можно, конечно, спорить, получили ли официально масонское посвящение Н. В. Рузский, М.В. Алексеев и другие генералы, сыгравшие роковую роль в отречении 2 марта 1917 года Николая II от престола, или нет. Но то, что они были участниками антиправительственного заговора, нити которого тянулись к единому масонскому центру, это сегодня уже твердо установленный факт.

    То же самое, в принципе, можно сказать и о "масонском", как его иногда называют, Временном правительстве. Опять-таки можно долго и упорно спорить, сколько среди его министров было патентованных, так сказать, масонов. К консенсусу, учитывая характер источннковой базы по этому вопросу, прийти все равно будет крайне трудно. Да в принципе это и не так уж и важно, учитывая, что глава Временного правительства с 8 (21) июля 1917 года А. Ф. Керенский как раз и являлся к этому времени руководителем в рамках "Великого Востока народов России* всех русских политических масонов. Все ли министры его кабинета были масонами или только половина из них, масонские взгляды своего руководителя они наверняка разделяли. Как и его левый внутриполитический курс, который, собственно, и привел страну (наряду, конечно, с прочими обстоятельствами) к "Великому Октябрю*.

    Вопреки распространенному в нашей историографии взгляду о некоей напряженной борьбе, которую якобы вело царское правительство с масонской угрозой, знакомство с фактической стороной дела показывает, что это было далеко не так Действительно, с масонством у нас боролись, но не столько правительс-

    8- 5150Бриче

    тво. сколько т.н. •черносотенная* пресса и правоконсервативная часть политического спектра предреволюционной России, во весь голос, можно сказать, кричавшие о масонской опасности и надвигающейся революции. Определенный интерес к масонству и масонской угрозе России проявлял царь. Но чтобы проблемой этой так уж было озабочено правительство или Департамент полиции - этого сказать нельзя. Во всяком случае, нам не известно ни об одном серьезно пострадавшем от властей из-за своей принадлежности к этому сообществу масоне, ни об одном возбужденном в связи с этим уголовном деле. А ведь одних только политических масонов в стране накануне революции у нас насчитывалось от 400 до 600 человек. И все эти люди были, как говорится, •непростые* и на виду - думцы, промышленники, журналисты, адвокаты, руководители политических партий и общественных организаций. Так что не заметить их было просто невозможно. Их и заметили, хотя разобраться, кто есть кто в масонстве, в Департаменте полиции смогли далеко не сразу, и в первое время (1906-1909 годы) основное его внимание было сосредоточено не на политических ложах, а на отслеживании разного рода оккультно-мистических кружков и групп, причем прямо надо сказать, что здесь департамент шел не впереди, как того следовало ожидать, а позади патриотической общественности, узнавая о существовании масонов не от своих информаторов, а из газет. Очень скоро, впрочем, здесь поняли, что идут по ложному пути, т.к. никакой реальной угрозы для империи ни спирты, ни мартинисты, ни розенкрейцеры, ни филалеты не представляют, и интерес к ним с его стороны стал угасать.

    Еще в меньшей степени интересовали Департамент полиции оккультные увлечения и богоискательство представителей российской творческой интеллигенции, на которых просто не обращали внимания. Правда, за отдельными кружками мистиков все-таки продолжали наблюдать, но это скорее по инерции, на всякий случай, ибо уже начиная с 19Ю года главную опасность для империи в Департаменте полиции совершенно справедливо видели не в них, а в политических ложах, насаждаемых и патро-

    нируемых в России республиканским и атеистическим "Великим Востоком Франции", и основные его усилия оказались сосредоточены именно на этом направлении.

    Однако справиться с таким монстром, каким оказалось русское политическое масонство в сугубо правовом поле (а по-другому с 17 октября 1905 года было уже нельзя), Департаменту полиции, да и в целом правительству оказалось явно не под силу. И совсем не потому, что масоны были так уж сильны. Слабой и нерешительной оказалась сама власть. Этим же недугом страдало и пришедшее ей в февральско-мартовские дни 1917 года на смену и "масонское" Временное правительство, что. собственно, и предопределило его бесславный конец. Как видим, русские масоны предреволюционного времени хотя и представляли собой серьезную силу, но всемогущими, как их иногда представляют в нашей исторической литературе, они отнюдь не были, да и едва ли могли таковыми быть, учитывая реалии российской действительности. В этом, собственно, и состоит основной вывод этой книги.

    Отрицать сегодня масонский вклад в деле разрушения российской государственности в 1917 году не приходится. В то же время большим преувеличением было бы думать, что именно масоны, мистики и богоискатели и являются той зловещей силой, которая якобы и погубила историческую Россию, хотя, конечно же, немалая доля вины за те потрясения, которые выпали на долю нашего народа в XX веке, ложится и на них.

    Все это, казалось бы, должно было побудить наших "искателей истины", "правды и смысла жизни" извлечь определенные уроки из случившегося. Однако этого не произошло, и сегодня, как и в начале прошлого века, прилавки наших книжных магазинов опять завалены оккультно-мистической литературой. Растут, словно фибы после дождя, и различного рода масонские и па-рамасонские оккультные ордена и братства. Создается впечатление, что трагический опыт духовных исканий наших предшественников - российских интеллигентов начала XX века никого и ничему так и не научил.

    Приложение

    СПИСОК РУССКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ МАСОНОВ ЛОЖ ФРАНЦУЗСКОГО ОБРЯДА И "ВЕЛИКОГО ВОСТОКА НАРОДОВ РОССИИ" (СПИСОК В. И. СТАРЦЕВА)1

    Список оставлен на основе двух упоминаний одного и того же лица в мемуарах самих масонов или упоминаний в делопроизводственных масонских документах.

    1. Абашидзе Кита.

    2. Авксентьев Николай Дмитриевич (1878-1943). С-р., член ЦК, французский масон с 1912 г Принят в ложу "Великого Востока народов России" (далее - ВВНР) в 1917 г.

    3. Амфитеатров Александр Валентинович (1862-1938). Писатель. Выслан в Минусинск за публикацию знтицаристского памфлета "Семья Обмановых". Принят в Парижскую ложу "Космос" 13 мая 1905 г 30 января 1906 г. произведен в мастера.

    4. Андреянов. Второй наблюдатель Военной ложи французского обряда (далее -ФО) в 1909 г.

    5. Аничков Евгений Васильевич (1866-1937). Литератор, nrxK^ccTjp-ликг/атуровед. Принят в Парижскую ложу .Космос" 13 мая

    1905 г. Второй наблюдатель ложи "Возрождение" ФО в Москве с ноября

    1906 г.

    6. Антоновский Юлий Михайлович (1857-1911). Мир. судья, ст. сов-к. переводчик Ницше. Принят учеником вложу ФО в ноябре 1907 г.

    1 Старцев В. И. Тайны русских масонов. Русское политическое масонство начала XX века. С 139-140.

    7. Аркадакский-Добренович Константин. S. Баженов Николай Николаевич.

    9. Балавинский Сергей Александрович.

    10. Барт Бруно Германович.

    11. Бахрадзс Ясен. Общественный деятель, с.-д. Принят в Кавках'-кую ложу ВВНР в 1915/16 г. в Кутаиси.

    12. Бебутов Давид Иосифович.

    13. Бланк Рувим Маркович.

    14. Богучарский (Яковлев) Владимир Яковлевич.

    15. Болотин. Адвокат. Принят в ложу "Полярная звезда". Список от 29 июня 1908 г.

    16. Бомас В. П. Поляк. Левее к-д Принят в Витебскую ложу ВВНР в октябре 1914 г.

    17. Бородин Николай Андреевич. Ст. сов-к, специалист по рыбоводству, Департамент земледелия. К-д, член ложи ВВНР В. А. Степанова.

    18. Бороздин Александр Корнильевич.

    19. Браудо Александр Исаевич.

    20. Брук Гирш Яковлевич.

    21. Брунет. Народный социалист. Чл. ложи ВВНР в Петербурге.

    22. Брусов Яков Яковлевич. Архитектор. Чл. лож ФО и ВВНР с 1911 и 1912 гг

    23. БуксйхановАлихан Нурмагомстович.

    24. Булат Андрей Андреевич. Литовец. Член II и III (осударсгвенных Дум. Трудовик Член ложи ФО "Полярная звезда". Список от 29 июня 1908 г.

    25. Бурышкин Павел Афанасьевич.

    26. Буслов. Член ложи ФО с 1908 г.

    27. Василенко Николай Прокофьевич. Прсхрессор. К-д Член одной из киевских лож ВВНР с 1912 г., делегат 1 и III конвентов BBHR

    28. Велихов Лев Александрович.

    29. Вельмин. Член ложи ВВНР в 1916-1917 гп

    30. Венцковский. Поляк Член ложи ВВНР с 1912г.

    31. Веретенников Александр Порфирьевич. Действ, ст. сов-к Чиновник особых поручений МИДа. Член ложи ФО с 1908 г В 1914 г. член ложи "Зорабабель" в Копенгагене

    32. Вермишсв. Хр. Ав. Входил в Тифлисскую ложу ВВНР 33- Виноградов Владимир Александрович.

    34. Волков Николай Константинович.

    35. Волкович Алексей Онуфриевич.

    36. Вырубов Григорий Николаевич.

    37. Вязлов Андрей Григорьевич.

    38. Гальперн Александр Яковлевич.

    39- Гамбаров Георгий (Юрий) Степанович.

    40. Гегечкори Евгений Петрович.

    41. Геловани Варлаам Леванович.

    42. Гиппиус Зинаида Николаевна (1869-1945). Поэтесса. Принята вложу ВВНРв 1915г.

    43- Головин Федор Александрович.

    44. Голубков Константин Григорьевич. Надв. сов-к. Член СПб. гор. управы, к.-л. Член ложи ВВНР, делегат 1 конвента ВВНР. 15. Пзльдовский Онисим Борисович.

    46. Гольм. Мир. судья, член ложи "Полярная звезда" ФО. Список от 29 июня 1908 г

    47. Гордеенко Яков Николаевич.

    48. Григорович-Барский Константин Петрович. 49- Грушевский Михаил Сергеевич.

    50. П/ревич Б. Бывш. бундовец. Председатель Витебской общегородской больничной кассы. Член Витебской ложи ВВНР с 1916 г.

    51. Р/ревич Виссарион Яковлевич.

    52. Дворжак Александр К.

    53. Демидов Игорь Платонович. Член PV Государсгвенной Думы. К.-Л. Член Думской ложи ВВНРс 1912 г., делегат Шксячвента ВВНР.

    54. Демьянов Александр Алексеевич (ум. 1919). Прис. поверенный, прис. стряпчий. Член ложи ФО с 1907 г.. секретарь ложи "Заря Петербурга, в 1909 г., в 1912/13 г, член Совета петегхЗургских лож ВВНР, делегат Ш конвента ВВНР, венерабльложи в 1917 г.

    55. Диоголидзе Александр ("брат берлинского*?), член Кавказской ложи в Кутаиси в 1916 г.

    56. Дмитриев.

    57. Ефремов Иван Николаевич. Член 1, III, IV Государственных Дум, прогрессист. Член ложи ВВНР с 1912 г. Председатель Думской ложи ВВНР.

    58. Жихарев Этьсн (род 1861). Врач. Член ложи ФО с 1907 г. 59- Зданович Георгий Феликсович.

    60. Земгал. Член Рижской ложи ВВНР.

    61. Зензинов Втадимир Михайлович (1880-1953). С.-р. Член ПК. Член ложи ВВНРс 1915 г.

    62. Зилов Петр Алексеевич (1850-1921). Ученый. Физик. Попечитель Киевского учебного округа в 1906-1907 гг. Масон одной из лож ВВНР в Киеве.

    63. Знаменский. Член Думской ложи ВВНР в 1914-1917 гг.

    64. Иванов Сергей Алексеевич.

    65. Иванюков Иван Иванович.

    66. Измайлов Член ложи ФО в 1908 г.

    67. Исаев Александр Александрович. Деятель Союза земств и городов. Член Думской ложи ВВНР в 1916 г

    68. Кальманович Самуил Ефремович. Прис. поверенный. Член ложи •Полярная звезда" ФО с 1907 г. Список от 29 июня 1908 г.

    69. Каминский. Член ложи ФО в Нижнем Новгороде в 1910 г.

    70. Караулов Михаил Александрович.

    71. Кармин Николай Валерианович.

    72. Карташсв AITTOH Владимирович.

    73. Кедрин Евгений Иванович.

    74. Керенский Александр Федорович (1881-1970). Прис. поверенный. Депутат IV Государственной Думы. С-р. с 1905 г Председатель Трудовой группы IV Думы. Масон ложи ФО с 1911 г., чл. ложи ВВНР с 1912 г., делегат I, II и III конвентов ВВНР, член Верховного совета, генеральный секретарь Верховного совета ВВНР в 1916 и начале 1917 г. Министр юегшши; военный министр; министр-председатель Российского Временного правительства.

    75. Килевейн Георгий Робертович.

    76. Кипиани Петр. Член Кутаисской ложи ФО, член Кавказской ложи ВВНРс 1916г.

    77. Ключевский Василий Осипович. Член ложи ФО с 1906 г.

    78. Ковалевский Максим Максимович.

    79. Кокошкин Федор Федорович.

    80. Колюбакин Александр Михайлович (1868-1915). Тверской земец Член III и IV Государственных Дум. Левый к-л. Член ложи ФО с 1907 г. Делегат I и II конвентов ВВНР Генеральный секретарь Верховного совета ВВНР в 1912-1914 гг

    81. Коновалов Александр Иванович

    82. Коровиченко Павел Александрович. 83- Костычев Сергей Павлович.

    84. Котляревский Сергей Андреевич.

    85. Кричевский Бенедикт Владимирович.

    86. Кроль Лев Афанасьевич.

    87. Кутушев Вячеслав.

    88. Кузьмин-Караваев Владимир Дмитриевич.

    89. Кускова Екатерина Дмитриевна.

    90. Ледницкий Александр Ре>бертович.

    91. Леонтьев Александр Александрович. Прис. поверенный. К.-л. Член ложи В А. Степанова ВВНР.

    92. Ливеровский Александр Васильевич (1867-1951). Инженер путей сообщения, профессор, член ложи В. А. Степанова ВВНР. Министр путей сообщения Временного правительства.

    93- Литвинов. Первый наблюдатель ложи "Киевская заря" с 1909 г

    94. Лорис-Меликов Иван Захарович. Врач. Доктор медицины. Принят в Парижскую ложу-"Космос" 13мая 1905 п 30 января 1906 г. произведен в степень мастера. Масон ложи ФО.

    95. Лугугин Леонид Иванович (1864-1915). Горный инженер, профессор. Член совета Союза освобождения. Масон ложи "Полярная звезда" ФО. Список от 29 июня 1908 г.

    96. Лучицкий Иван Васильевич.

    97. Майдель Герман Христофорович. бар. (род 1877). Инженер. Принят в ложу "Полярная звезда" ФО в 1907 г. Мастер в 1908 п. второй наблюдатель "Полярной звезды". Май 1908 г. в Петербурге - 18-й градус. Секретарь капитула 18-го градуса русских лож ФО (1908 г.).

    98. Майнов Иван Иванович.

    99- Макаров Павел Михайлович (1872-1922). Архитектор, гражданский инженер. Член ложи ФО с 1907 г. Первый наблюдатель Военной ложи в 1909 с, член Верховного совета ВВНР, делегат III конвента ВВНР.

    100. Маклаков Василий Алексеевич.

    101. Максудов, кн. Член ложи ФО в 1908 г.

    102. Макшеев Феодор Феодорович. Инженер путей сообщения. Член ложи ВВНР.

    103- Марголин Арнольд Давидович.

    104. Маргулиес Мануил (Эммануэль) Сергеевич.

    105. Масловский (Мстиславский) Сергей Дмитриевич.

    106. Мациевич. С-д Член ложи ВВНР в Петербурге в 1912 г

    107. Мейср Александр Александрович.

    108. Мережковский Дмитрий Сергеевич (1866-1941). Писатель, поэт. Принят в ложу ВВНР в 1916 г.

    109- Морозов Николай Александрович (1854-1946). Народоволец, б. заключенный 1Шиссе1ьбургской крепости, писатель, ученый. Масон ложи ФО с 1907 г. В 1909 г. венерабль ложи "3аря Петербурга".

    110. Некрасов Николай Виссарионович.

    111. Немирович-Данченко Василий Иванович (1848-1936). Журналист, писатель Французский масон с апреля 1905. ложа "1ора Синай". Член русских лож -Возрождение* и -Полярная звезда- в 1906-1908 гг.

    112. Никонов. Делегат 111 конвента ВВНР от ложи г. Саратова.

    113. Обнинский Виктор Петрович.

    114. Оболенский Владимир Андреевич.

    И 5. Окунсв Николай Александрович. Мир. судья, ст. сов-к Член ложи -Полярная звезда". Список от 29 июня 1908 г.

    116. Орлов-Давыдов Алексей Анатольевич, граф.

    117. Павлицкий Иосиф Теофилович.

    118. Павлов-Сильванский Николай Павлович.

    119. Панкратов Василий Семенович.

    120. Пахомов. Товарищ прокутхюа судебной палаты в Киеве Оратор ложи "Киевская заря" ФО в 1909 г.

    121. Пергамент Иосиф Яковлевич.

    122. Переверзев Павел Николаевич.

    123. Писарсвский СМ. Член ложи ВВНР в Витебске с октября 1914 г.

    124. Писаржевский Лев Владимирович.

    125. Полторацкий. Второй наблюдатель ложи -Киевская заря- ФО в 1909 г.

    126. Прокопович Сергей Николаевич.

    127. Пругавин Александр Степанович. Литератор, историк Член ложи В. А. Степанова ВВНР.

    128. Ратнср. Прис. поверенный. Член ложи ФО в Одессе

    129. Ржевский Втадимир Алексеевич.

    130. Роберти де Евгений Валентинович.

    131. Розанов Николай Сергеевич

    132. Рубинштейн Яков Львович (ум. 1963). Меньшевик-интернационалист. Председатель Харьковской гор. думы в 1917 г Член ложи ВВНР в Харькове.

    133- Рузский Дмитрий Павлович.

    134. Савинков Борис Викторович (1879-1925). С-р, террорист, писатель Комиссар Временного правительства по Юго-Западному фронту. Управляющий Военным министерством. Принят в ложу ВВНР в 1917 г.

    135. Сахаров Иван Николаевич (род 1860). Прис. поверенный, журналист. Член ложи •Возрождение" ФО в 1908 г.

    136. Светлове кий. Врач. Член ложи ФО в 1908 г.

    137. Свечин Алексей Александрович.

    138. Середа Семен Пафнутъевич (1871-1933). Большевик, член Исполкома Рязанского Совета в 1917 г Масон Рязанской ложи ВВНР.

    139. Сигов (отец) Александр Сергеевич.

    140. Сигов Иван Сергеевич. С-р., член ложи В. А. Степанова ВВНР в Петербурге.

    141. Сидамон-Эристов Георгий Дмитриевич.

    142. Симаков. Гласный гор. Думы. Одесса. Член ложи ФО в Одессе 143- Симонов Масон ложи ФО в 1908 г

    144. Скворцов-Степанов Иван Иванович.

    145. Скобелев Матвей Иванович.

    146. Соколов Николай Дмитриевич (1870-1928). Прис. поверенный. Меньшевик-интернационалист, потом большевик Сенатор при Керенском. Член лож ФО с 1909, член лож ВВНГ, член Верховного совета ВВНР в 1912-1916 гг.

    147. Степанов Василий Александрович.

    148. Субботин Владимир Федорович.

    149. Суботкин. Директор кредитного общества. Член ложи ФО в Одессе в 1909 г

    150. Сумбатов-Южин Александр Иванович.

    151. Суханов (Гиммер) Николай Николаевич.

    152. Тамамшев Михаил Иванович. Профессор, этнолог, специалист по Кавказу. Принят в Парижскую ложу "Космос" 13 мая 1905 г. 30 января присвоена гам же степень мастера.

    153. Теплое Владимир Владимирович (род 1861). Полковник, к-р лейб-гвардии Измайловского полка. Принят в ложу "Полярная звезда"

    ФО в 1907 г. Венерабль Военной ложи ФО в 1909 г, масон лож ВВНР Главнокомандующий войск Петроградского военного округа в 1917 г., генерал, член свиты военного министра А. Ф. Керенского.

    154. Терещенко Михаил Иванович (1888-1956). Масон лож ВВНР (?). Министр финансов, министр иностранных дел Временного правительства.

    155. Тимофеев. Военный инженер. Секретарь Военной ложи ФО в Петербурге в 1909 г.

    156. Тираспольский Григорий Львович.

    157. Тр-ачевскиЙ Александр Семенович.

    158. Туманов Георгий Михайлович, кн. (сын поэта). Член Тифлисской ложи ВВНР

    159. Урусов Сергей Дмитриевич, кн.

    160. Федорович В. В. Поляк. Левее к-д Член Витебской ложи ВВНР с октября 1914 года.

    161. Философов Дмитрий Владимирович. Литератор, товарищ председателя Религиозно-философского общества. Член Литературной ложиВВНРс 1913-1914 гг.

    162. Харитонов Василий Григорьевич. Секретарь правления Российского золотодобывающего общества. Бывший политический ссыльный на золотых приисках в Бодайбо. С.-д Член ложи ВВНР с 19И г.

    163. Харитонов Константин Петрович (род 1881). Член ill Гснгударственной Думы. Член ложи ФО с 1911 г. Казначей Верховного совета ВВНРс 1912 г

    164. Цейтлин Михаил Соломонович. С-р. Член Витебской ложи ВВНРс 1916 г.

    165. Чайковский Николай Васильевич.

    166. Чебаков Сергей Николаевич. Товарищ прокурора Судебной палаты г. Киева. Член одной из киевских лож ВВНР, член Киевского местного совета лож, член Верховного совета ВВНР в 1917 г.

    167. Чермак Лев Карлович (род. 1862). Бывший народоволец, затем с.-р. Член ложи В. А. Степанова с 1913 г.

    168. Чернов. Масон ложи ВВНР в Саратове.

    169. Черное вито в Кирилл Кириллович.

    170. Чхеидзе Николай Семенович.

    171. Чхенкели Акакий Иванович (род, 1874). Член IV Государственной Думы. С-д, меньшевик Член Думской ложи ФО и ВВНР. Министр иностранных дел независимой Грузии в 1918-1921 тт.

    172. Шагал Марк (1887-1985). Художник Член Витебской ложи ВВНР в 1913 г.

    173. Шах Владимир Михайлович.

    174. Швецов Сергей Порфирьевич.

    175. Шингарев Андрей Иванович (1869-1918). Врач. Депутат II. III. IV Государственных Дум. член ложи "Полярная звезда" ФО. Список от 29 июня 1908 т. Министр земледелия, министр финансов Временного правительства.

    176. Шольп Евгений Густавович (1863-1916). Военный юрист, журналист. Депутат I Государственной Думы. Член одной из лож ВВНР в Киеве.

    177. Штейнгель Федор Рудольфович.

    178. Штернберг Член одной из петербургских лож ВВНР

    179. Щёголев Павел Елисеевич.

    Александр Шубин

    Мифы

    Февральской революции

    Революция представляется обывателю адом кромешным. Послушать сегодняшних бойцов идеологического фронта, заполнивших телеэфир, - так в революции участвовали сплошь бандиты, жулики и идиоты. Миллионы людей сошли с ума, поскольку перестали думать о своих маленьких житейских заботах, а принялись сообща решать судьбы страны. Вертикаль власти, в которой добропорядочный обыватель видит основу благополучия Отечества, затрещала да рухнула, похоронив под обломками золотую мишуру Российской империи. Вчерашние экстремисты и рабочие заполнили коридоры власти, где прежде нельзя было появиться без высокой протекции. Ужас, кошмар прошлого. Или будущего?

    Сейчас снова гниют стропила "вертикали". И почти век спустя самое время вернуться к урокам той революции, к ее загадкам. Если Российская империя рухнула потому, что всех запутали, обманули загадочные масоны, то почему умнейшие люди старой элиты оказались в дураках? Если Ленин - полоумный авантюрист, да еще и разоблаченный как немецкий агент - почему за ним пошла четверть населения России, причем самая сплоченная и активная? И могла ли история страны сложиться иначе, была ли тогда альтернатива крушению империи и победе большевизма? А значит - альтернатива всей советской эпохе с террором и прорывом в космос, с победой над нацизмом и с Чернобыльской катастрофой, с индустриализацией и Перестройкой.

    В феврале 1917 г. не "белая кость", наследники древних вырождающихся родов, а люди из толщи народной получили шанс определить судьбу страны на десятилетия. Впервые со времен Смуты XVII века миллионы людей смогли выйти из скотного двора, где их держала Система, на холодный, ветреный простор Истории. Впервые за несколько поколений они почувствовали

    себя людьми, а не тварями дрожащими. Одни принялись грабить, другие в ужасе бросились назад в теплый хлев, но третьи - и таких тоже были миллионы - стали писать нашу историю. Пусть неумело, с ошибками. Но спасибо им за это. Лучше так, чем история, напечатанная чиновниками под копирку.

    Глава I Масоны и депутаты

    И -белые", и "красные" идеологи недолюбливали Февральскую революцию. Первые - за то, что она разрушила милый их сердцу вековечный деспотизм, вторые - за беспечное презрение к •единственно верным идеям" большевистских вождей. С началом перестройки интеллигенция ухватилась за Февраль как за пример •бескровной революции", победы •парламентской демократии*. Но на самом деле Февральский взрыв не был ни тем, ни другим. Наигравшись новой игрушкой, "властители дум" отбросили ее, так и не поняв. Теперь в моде *до6рейшиЙ* царь Николай.

    Революция - это и массовые выступления, и стихия, и раскол правящей элиты, и переворот. Раз есть переворот, то уместно заподозрить заговор. События в Петрограде поставили страну на фань фажданской войны, и генералы нашли решение проблемы, фактически арестовав царя.

    Не была ли эта комбинация продумана заранее, не была ли вся Февральская революция результатом хорошо продуманного заговора?

    ЗАГОВОРЫ И РАЗГОВОРЫ

    Когда речь заходит о причинах Февральской революции 1917 г., мифотворцам скучно рыться в социально-экономических предпосылках, заниматься изучением положения народа

    Российская империя представляется им каким-то сказочниц царством, где решены или вот-вот будут решены все основные социальные проблемы. Нынешние легенды о Российской империи дальше от реальности советскихлегенд о замечательной жизни в СССР Так что в мифологизированном сознании революция 1917 г. становится такой же непонятной, как перестройка Народ жил счастливее некуда Дальнейшему процветанию помешала войт. Но все же народ продолжал любить своего государя. И вдруг внезапно вышел на улицы, стал творить разные безобразия против властей, и в итоге рухнуло мощное государство. Объяснить это можно только заговором. Хитрые заговорщики обманом натравили счастливый, но глупый народ на сильную, добрую, но излишне благородную власть Святого Царя Николая 11.

    Авторитет Николая II на протяжении ею правления падал, а число недовольных его режимом росло. Ходынская давка воспринималась еще как дурное предзнаменование, но трагедия 9 января 1905 года была уже результатом политики императора. Никуда от этого обстоятельства не деться. Приняв под давлением революции Манифест 17 октября и согласившись на создание парламента с урезанными правами, Николай перекраивал избирательное законодательство, чтобы обеспечить более выгодный для самодержавия состав депутатского корпуса. Делиться властью с "общественностью" он не желал. Что же удивляться, что "общественность" (то есть интеллигенция и политизированная часть буржуазии) относилась к самодержавию критически и по мере сил интриговала против имперской бюрократии, эффективность работы которой оставляла желать лучшего. Закрытость крута, где принимались ключевые для страны решения, порождала множество слухов, а уж затем оппозиционная пресса могла раздувать реальные и выдуманные сообщения о нечистоплотности царской семьи. Эта ситуация встречается во многих странах,

    где разлагаются аристократические порядки. В основе революции лежит социальный кризис, вызванный трудностями индустриальной модернизации страны, на пути которой встал социальный эгоизм аристократии и бюрократии. Не случайно революционная волна накатывала на Россию дважды - в 1905 и 1917 гг. Это уже никак не случайность, а закономерность.

    Но и заговоры-то все-таки были. Просто не следует считать их причиной событий. Они были лишь их промежуточным следствием. И часто - второстепенным, не сыгравшим существенной роли в реальных событиях.

    Входе революции 1905 - 1907 гг. возникла сеть многообразных связей между общественными деятелями, активистами самых разных, публично противостоящих друг другу организаций, подпольных и легальных. В этой "тусовке" можно было встретить и влиятельного предпринимателя, недовольного властями, и террориста, способного организовать "экс" банка, и либерально мыслящего офицера, и кадетского депутата. Это - нормальное явление, естественное следствие появления гражданского общества, которое все состоит из разнообразных контактов. Но это не значит, что все люди, причастные этим контактам, - участники одного разветвленного заговора. Заговорщики должны согласовывать свои действия, подчиняться единому центру, выполнять его указания. Иначе - единого заговора нет.

    Первая мировая война определила развитие всего XX века, исковеркав судьбу Европы, а затем и мира. Война предопределила эпоху революций и конфликтов, вылившихся затем во вторую всемирную бойню. Особенно тяжело от последствий войны пострадала Россия.

    Для Германии, Австро-Венгрии и России война закончилась революцией. Можно сколько угодно рассуждать о масонах, интригах оппозиции и происках шпионов врага. Но все это было и во Франции. Великобритании. А там революций не произошло. Где тонко, там и рвется.

    Война уже через год после своего начала дезорганизовала социально-экономическую жизнь страны. Участились сбои в работе транспорта. Сельское хозяйство сокращало производство продовольствия в условиях, когда нужно было кормить не только город, но и фронт. Царская бюрократия не могла решить эти сложнейшие задачи, но добилась больших успехов в коррупции и других злоупотреблениях, средоточием которых общественность была склонна считать императорский двор Война активизировала общество, а неудачный ход боевых действий сделал его более оппозиционным.

    Либеральные деятели были не прочь воспользоваться ухудшением ситуации, чтобы добиться воплощения в жизнь своей мечты - конституционной монархии, развития страны "по английскому пути". Но ведь ситуация действительно продолжала ухудшаться, и настолько, что это стало вызывать опасения "русского бунта, бессмысленного и беспощадного". "Общественности" приходилось маневрировать перед двумя перспективами - глухой абсолютистской реакции и смуты. Задача либералов в этих условиях заключалась в том, чтобы добиться от императора конституционных уступок до того, как режим доведет дело до социальной революции. "Подразумевалось, что думские политики, не желающие возникновения революционных уличных выступлений, должны критиковать власть в стенах парламента, решительно высказывая претензии от имени народа"', - воспроизводит историк ИЛ. Архипов расчеты оппозиции. Они были бы оправданы, окажись власть более гибкой. Но Николай II упрямо отказывался от уступок, чурался перемен, заменяя действия колебаниями.

    В 1915 г. представленные в Думе политические партии попытались установить контроль за деятельностью государствен-

    1 Архипов ИЛ. Российская политическая элита в феврале 1917 г Психоло-гия надежды и отчаяния. СПб.. 2000. С 27.

    ного аппарата, выдвинув лозунг ответственного министерства (т.е. кабинета министров, ответственного перед парламентом, а не перед монархом). Однако Николай II считал недопустимым делиться и толикой власти сверх того, что у него вырвали силой в 1905 г. В этих условиях лидер кадетов П. Милюков выдвинул идею * министерства, пользующегося доверием страны"1. Сначала казалось, что это - формула компромисса с самодержавием, но позднее выяснилось, что в этом пункте либералы выдвинули собственную авторитарную идею - •министерство доверия* может существовать и в случае падения самодержавия. Это - формула власти, которая не хочет быть ответственной перед парламентом.

    Стремление императора сосредоточить в своих руках как можно больше полномочий в условия войны еще сильнее подмочило его авторитет. Поражения 1915 года, назначение себя на пост главнокомандующего, отказ пойти на уступки даже умеренно-оппозиционному Прогрессивному блоку, скандальные слухи, связанные с именем Г. Распутина, - все эти обстоятельства изолировали самодержца. Что ж тут поделать, такая у правителей планида - чем больше тянут на себя власти, тем сильнее одиночество.

    Если правитель не привлекает к сотрудничеству общественность, она начинает работать в режиме "теневого кабинета" - искать пути воплощения в жизнь своих идей вопреки воле некомпетентной и эгоистичной власти.

    Пропагандистская кампания Прогрессивного блока сделала Дум\- центром общественного недовольства самодержавием и снискала ей значительную популярность, в том числе и в армии.

    Но все интриги и элитарное возмущение не могут привести к гибели системы, если широкие слои населения довольны жизнью. Охранное отделение сообщало в канун Февральской рсво-

    1 Милюков IIН. История Второй русской революции. М., 2001. С 29.

    лоции; 'Если население еще не устраивает голодные бунты, то это еще не означает, что оно их не устроит в самом ближайшем будущем. Озлобление растет, и конца его росту не видать-1.

    Казалось бы, картина событий понятна. Самодержавие своей неэфцЬективностью и неуступчивостью довело страну в условиях войны до глубокого кризиса. Население и не выдержало. В феврале 1917 г. хватило призыва небольших революционных групп, чтобы население Петрофада вышло на улицы. Но такая картина не соответствует мифу о Святом Государе и счастливой жизни в империи. Мифотворцам нужна интрига, детектив, заговор тайных сил.

    При этом в качестве главных заговорщиков называют людей вполне известных, никак не тайных - Гучкова, Родзянко, Милюкова. Может быть, они жили двойной жизнью? Утром выступали с высоких фибун, а ночью писали закодированные письма?

    Каково было соотношение легальных и нелегальных действий либеральной оппозиции? В 1915 г. общественность имела вполне легальные структуры, которые занимались поддержкой армии, с одной стороны, и критикой правительства - с другой. Это - думский Прогрессивный блок, лидерами которого были спикер Думы, октябрист Родзянко и кадет П. Милюков, Центральный военно-промышленный комитет во главе с октябристом А. Гучковым, и Земско-городской союз (Земгор), лидерами которого был и князь Г. Львов, и московский городской голова М. Челноков.

    Очевидная незфс^ктивность бюрократического аппарата, особенно проявившаяся в 1915 г, позволила общественности активно включиться в дело снабжения армии через Красный Крест,

    ' БЛОКА. А Последние дни старого режима. Архив русской революции. M., 1991. Т.ч. С 16.

    земские организации и военно-промышленные комитеты. Насколько эффективна была эта работа - можно судить по-разному, но интеллигенция и буржуазия отдавали предпочтение своим организациям. Туда привлекались финансовые и интеллектуальные ресурсы. Чиновничество в большинстве своем относилось к сети общественных организаций с недоверием. Это привело к соперничеству, "перетягиванию каната" между чиновничеством и общественностью в деле организации тыла.

    Поскольку депутаты были людьми известными, на них выходили все новые недовольные. В условиях военных поражений это были и военные, готовые поиграть в "декабристов", ради того, чтобы сделать войну более "толковой" и победоносной. Неудивительно, что потенциальные военные заговорщики обращались к Александру Р/чкову, который одно время возглавлял комиссию Думы по вопросам обороны и вообще слыл ведущим военным специалистом в депутатском корпусе. Во время войны он возглавлял Центральный военно-промышленный комитет. По признанию самого Р/чкова, он вел секретные беседы о возможности дворцового переворота. Вот, наконец, и заговор. Что и требовалось доказать? Нет, доказать требовалось не это. Привел ли заговор Р/чкова к свержению самодержавия, или речь идет о салонных конспирациях, которые так и остались разговорами, а самодержавие рухнуло в результате народных выступлений, с Р/чковым никак не связанных?

    (Собирать кадры либерально настроенных военных, как их называли после турецкого переворота 1908 г. - ? младотурков", Р/чков начал практически сразу после первой революции. Сочувствие военных либеральным западническим идеям росло по мере дискредитации самодержавия.

    Сам Р/чков не считал свои контакты с военными заговором, не скрывал их и даже любил бахвалиться ими, преувеличивая

    успехи1. Так что об этих встречах, имевших легальное обоснование по части Военно-промышленного комитета, знала половина петроградского света. В узком кругу с Некрасовым и Терещенко обсуждали более решительные действия, но практических приготовлений сделано не было. Высокопоставленный чиновник-путеец Ю. Ломоносов вспоминал о разговорах подобного рода, которые велись -даже за генеральскими столами. Но всегда, при всех разговорах этого рода наиболее вероятным исходом казалась революция чисто дворцовая, вроде убийства Павла*1.

    Когда после провала снабжения армии 1915 г. предприниматели создали военно-промышленные комитеты, занявшиеся поставками войскам, генералы сотрудничали с их организаторами и продолжали проникаться либеральными идеями. В этом нет ничего сверхъестественного и требующего разыскания заговора.

    Либеральные идеи не были чужды великому князю Николаю Николаевичу, генералам М. Алексееву, В. Рузскому. А. Лукомско-му, А. Брусилову, А. Деникину, Ю.Данилову, А. Поливанову А ведь они в ходе войны возглавляли фронты и штабы фронтов, занимали и более высокие должности, а Алексеев - возглавлял штаб Ставки. Поливанов в 1915-1916 гт. был военным министром, усиливая кадровые позиции либералов. Благодаря Поливанову военно-промышленные комитеты получили широкие права по распределению государственных военных заказов между заводами.

    Военных раздражало, что аристократическая элита не могла обеспечить нужды армии, и поэтому им нравилось потакать либеральной критике. На заседаниях Особого совещания по обороне под председательством Поливанова Родзянко и Гучков

    1 Кобылий В. Анатомия измены. Император Николай И и генерал-адъютант М. В. Алексеев. Истоки антимонархического заговора. СПб, 1998. С 172.

    Станкевич В. Б. Воспоминания. \9U-\9\9, Ланопосов Ю. В. Воспоминания о мартовской революции 1917года.M" I994.C219.

    могли позволить себе самые ехидные замечания в адрес правительства.

    Либерализм военных был оборотной стороной их недовольства правительством и самим Николаем, о котором генерал Лу-комский в бытность его заместителем военного министра говорил: "Мало ли что Государь находит достойным одобрения! Всем вам известна неустойчивость его взглядов"1.

    Алексеев отзывался о правительстве: "Это не люди, а сумасшедшие куклы, которые решительно ничего не понимают"1. Очевидно, что Алексеев предпочел бы такому правительству кабинет либералов, тем более - знакомых ему лично и доказавших свое здравомыслие и патриотическое рвение. Казалось, что если правительство будет сформировано из представителей либерального крыла Думы, то власть будет иметь более прочную опору в обществе, можно будет легче привлечь частные капиталы к делу снабжения армии. Эти надежды были в значительной степени иллюзорными, но вполне естественными для того времени.

    В либеральных салонах оживленно обсуждались составы будущего правительства'. Результаты этих обсуждений впоследствии пригодились.

    Многие люди во фраках или погонах считали тогда, что было бы неплохо ограничить произвол аристократов правильно организованным представительством общественности, сделать "как в Англии". Эта простая идея приходила в голову интеллигенции и в начале, и в конце XX века. Люди, которые считают себя интеллектуальной элитой, уверены, что они сохранят эту роль в обществе, устроенном по западному образцу, и не будут отброшены капитализмом в социальный осадок.

    Англофильство оппозиции как нельзя лучше стыковало патриотизм, германофобию и либерализм. В знаменитой речи 1 но-

    1 Наумов А Из уцелевших воспоминаний. Нью-Йорк, 1955. Т. 2. С 421, ?* Цит. по. Мельгунов С. Я На путях к дворцовому перевороту. Париж, 1931. С94.

    ' А. И. П/чков рассказывает. // Вопросы истории. 1991. № 7-8. С 205-206

    ября 1916 г. в Думе Милюков предложил только два объяснения негодного руководства самодержавной администрации: •глупость или предательство-1. Это объяснение затем приглянулось и коммунистам, когда они искали причины неудач собственной политики или даже простых аварий на производстве. Какими бы ни были идеологические разногласия, но логика политической борьбы сближает деятелей разных взглядов. Можно было объяснять все неудачи происками скрытого врага, который использует некомпетентных ротозеев.

    В канун Февральской революции либералы в патриотическом рвении искали предательство в окружении царя, где по распространенной версии свили гнездо "темные силы". Их оплотом считалась императрица Александра Федоровна. Либералы видели в императрице сильную личность, которая вредно влияет на слабовольного мужа в интересах германофильской партии (немка все-таки). Депутатам казалось, что они будут лучше смотреться у государственных рычагов. Им не приходило в голову, что источник проблем может крыться в устройстве самой бюрократической машины, которую либералы готовы были запустить "в нужном направлении".

    При этом и многие участники досужих политических разговоров того времени рассуждали так же, как мифотворцы конца XX - начала XXI в. Раз есть недовольство царем, значит оно организовано. Михаил Родзянко вспоминал: "Мысль о принудительном отречении царя упорно проводилась в Петрограде в конце 1916-го и в начале 1917 года. Ко мне неоднократно и с разных сторон обращались представители высшего общества с заявлением, что Дума и ее председатель обязаны взять на себя эту ептзстственность перед страной и спасти армию и Россию.

    1 Милюков приписал существенному мнению убеждение, будто эта речь стала "началом русской революции* (Милюков П. Н. История Второй русской революции. С 35), что можно расценить разве что как проявление мании величия лидера кадетов. Реальная революция началась четыре месяца спустя с демонстрации социал-демократов.

    Многие при этом были совершенно искренне убеждены, что я подготовляю переворот и что мне в этом помогают многие гвардейские офицеры и английский посол Бьюкенен"1.

    В легендах о заговоре упоминается совещание у Родзянко 9 февраля 1917 г. В совещании участвовали 1учков, генерал Рузский и полковник Крымов. Но сам Родзянко в своих мемуарах об этом не вспоминает и вообще подчеркивает, что молва приписывала ему лишнее по заговорщической части. Так что речь скорее всего идет об очередной встрече военно-депутатского кружка Р/чкова. Обсуждалась возможность ареста царя во время его пребывания в районе дислокации армии Рузского. Арест, вероятно, должен был осуществить Крымов с группой офицеров. Срок переворота намечался на апрель 1917 г. Это уже больше похоже на то, что произойдет во время Февральской революции. Но за одним исключением. Если бы не произошла революция, то группа заговорщиков оказалась бы один на один с остальной империей, все еще лояльной Николаю II. В Петрограде оставалось бы назначенное им правительство, в Ставке - не посвященный в эти планы Алексеев, рядом - верные пока царю части. Это обрекало попытку переворота на крах.

    Разговоров было много, но дело шло медленно. Максимум успеха - группа решительных офицеров во главе с генералом Крымовым, которая надеялась перехватить императорский поезд и заставить царя отречься. Если откажется - тогда поступить как с Павлом I. Но и здесь все осталось на уровне разговоров - боевую группу еще только предстояло сформировать.

    Высокопоставленные военные иногда тоже строили абстрактные планы ггутчей, но отдельно от Р/чкова. По рассказам Львова, он консультировался на эту тему с Алексеевым осенью 1916 г Генерал считал, что императрицу нужно арестовать и заточить;. Этот план не лучшим образом характеризует умственные способности генерала. Он искренне считал, что все зло - в царице.

    1 РодзяпкоМ. В. Крушение империи. Харьков, 1990. С 202.

    ; Нишюевский Б. И. Русские масоны и революция. M, 1990. С 92,

    Спору нет, женщина она была не самая приятная. Но сколько бы она просидела в заточении, а заговорщики, ее арестовавшие, - в своих креслах? Ведь Николаю-то Алексеев при этом собирался оставить всю полноту власти. Он был противником широкомасштабного переворота, так как •государственные потрясения" несут •смертельную угрозу фронту"'. Этот эпизод можно расценивать как доказательство раздражения Алексеева ситуацией при дворе, но никак не реальной подготовки переворота. Высказав курьезный план решения всех проблем с помощью ареста царицы, Алексеев явно был не в курсе планов Крымова. Может быть, Алексеев просто водил Львова за нос? Вряд ли. Если бы генерал был вовлечен в заговор П/чкова - Крымова, то мог бы легко перебросить группу офицеров Крымова к царскому поезду, особенно во время Февральской революции. Но этим "инструментом" не воспользовались, так как Алексеев ничего не знал о планах Гучкова, а у Крымова на практике не было никакой реальной группы боевиков.

    Сам Гучков признал позднее: "Сделано было много для того, чтобы быть повешенным, но мало для реального осуществления, ибо никого из крупных военных к заговору привлечь не удалось". Н.Н. Яковлев не согласен с таким самоуничижением: •А МаниковскиЙ?*' С ним установил контакт масон Некрасов, знакомый с Гучковым. Это мм не шутки! И что генерал Маников-ский сотворил в критические февральские дни? Да ничего.

    Нужно различать заговоры и разговоры. Контактируя с отдельными офицерами и даже генералами, либеральным политикам не удалось заручиться поддержкой "критической массы" военных руководителей, которые приступили бы к подготовке военного переворота в столице. А без этого можно вести либеральные беседы еще долго, пока кризис самодержавия не вызвал настоящую революцию.

    Но эта пропаганда имела важный результат - значительная часть офицерского корпуса склонялась к мысли, что конституционная монархия является оптимальным государственным устройством.

    МАСОНЫ, МАСОНЫ, КРУГОМ ОДНИ МАСОНЫ

    Легальная деятельность оппозиции и консультации либералов с военными переплетались с загадочной деятельностью масонов. Не тыкается ли реальная политическая игра кануна революции со средневековыми мистическими ритуалами? Может быть, империю погубил тайный заговор мистическою ордена масонов?

    Возникнув как оппозиция католическому мировоззрению и европейскому абсолютизму, масоны превратились в накопитель разнообразных нелегальных религиозных, философских и политических идей. На заре Нового времени они приучились скрывать свои цели за ритуалами и шифрами. Понятно и всеобщее недоверие к масонами, которые считают всех остальных профанами, и интерес к их секретам - а вдруг они действительно определяли ход мировой истории или обладали сверхзнанием, которое меняет наш мир? Не будем разочаровывать искателей масонских тайн позапрошлых веков Но раз уж масонов объявляют творцами истории XX века, давайте разберемся, что известно достоверно. Рассмотрим роль масонов в "Ревральской революции.

    Источники по реальной истории масонских организаций немногочисленны и противоречивы. Историки (не путать с публицистами и драматургами) провелиразбор этих источников, указав на очевидно недостоверные и путаные свидетельства, после чего круг достоверных сведений сузился еще сильнее1.

    При этом важно учитывать, что ряд деятелей дореволюционной оппозиции занялись модной масонской игрой в эмигрантском безделье. Например, писательница Н.Берберова решительно расширяет крут масонов, ссылаясь на эмигрантские слухи, впрочем, сами по себе противоречивые'. Участие политика в эмигрантском масонстве не доказывает его принадлежность к ложе до февраля 1917 г. Не утруждая себя доказательствами, Берберова использует "презумпцию" масонства - если либеральный или правосоциалистический политик, замешанный в интригах против государя, не отмежевался, причем решительно, от масонов - значит, он этот самый масон и есть. Так в масоны попали и Родзянко, и командующие фронтами, и генерал Алексеев. К таким •свидетельствам" следует относиться осторожно.

    Масонство было модной игрой российской элиты между двумя революциями, элементом культуры эпохи Серебряного века, заимствованным из Франции (прежде всего от ложи "Великого Востока Франции*). Первые российские ложи XX века сохранили следы традиционного масонства - с мистическими атрибутами, которые могут вызывать улыбку или обвинения в сатанизме. Их политическое влияние было минимальным. В 1909 - 1910 гг. масоны были замечены охранкой, и филиал "Великого Востока Франции" в России формально самораспустился. Ряд бывших членов франкмасонства и действующих оппозиционных политиков решили использовать форму масонства для создания независимой от зарубежных масонов подпольной политической организации. В 1910-1912 гг. была создана новая организация "Великий Восток народов России", где уже не было масонских ритуалов, зато под покровом "масонской" секретности велись оппозиционные политические консультации и согласовывались некоторые политические акции. Верховный совет организации был выборным, характерная для настоящих масонов иерархия была упрощена, разрешен прием в ложи женщин. В эту органи-

    зацию вошел ряд деятелей кадетской партии, а также некоторые умеренные социалисты, включая депутата-трудовика А. Керенского и социал-демократов Н. Чхеидзе. А. Чхенкели и М. Скобелева.

    Такова объекгивка. Но искатели тайн задают многочисленные вопросы. Были ли новые масоны враждебны империи не по политическим, а по религиозным мотивам сатанинского или иудаистского неприятия православной империи? Кто входил в состав масонской организации и насколько широки были связи масонства и всеохватен его заговор? Насколько организация управляла своими членами? То есть была она клубом политических консультаций или действенной централизованной организацией? Каковы были конкретные действия масонов во время Февральской революции, которые были продиктованы масонской дисциплиной? Иными словами, организовали ли масоны Февральскую революцию?

    Устав "Великого Востока народов России", принятый на съезде 1912 г., разочаровывает искателей мистических мотивов масонской деятельности: "Масонство имеет целью искание истины и достижение нравственного совершенства человечества путем объединения людей на началах братской любви, взаимопомощи, терпимости и полной свободы совести. Отсюда девиз масонов: свобода, равенство и братство'1. Просто клуб демократов, связанных взаимным уважением. От "регулярного масонства" осталась одна оболочка - и цели другие, и темы, и порядки. Главное сходство - строгая тайна всего, что происходит внутри. Но только ли масоны являются тайной организацией?

    Нет, не годятся такие масоны на роль заговорщического штаба. Наверное, устав не отражает их боевой сущности? А что отражает?

    1 Цит. па Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. СПб.. 1996. С 124.

    Историк Н.Н. Яковлев, активный защитник советской державы от происков диссидентов, неутомимо расследовал также и подрывную работу масонов против России. Он уверен, что после роспуска ложи "Великого Востока" "другие ложи, неизмеримо усилив конспирацию, продолжили свою работу по овладению ключевыми постами в государственной иерархии Российской империи"1. Что это за ложи и на какие ключевые посты сумели они провести своих членов?

    Масоны вроде бы руководили Прогрессивным блоком в Государственной Думе. Но он, как известно, не смог добиться контроля над правительством, после чего "те, кто считали себя руководителями русской буржуазии, решили из мозаики лож орденов и братств отковать единую тайную организацию"-'. Здесь Яковлев загадочен, как масон. Кто эти загадочные "те"? Что за мозаика "лож, орденов и братств" и чем они отличаются друг от друга? Впрочем, стоит ли вникать в такие детали, когда вот-вот возникнет единая "откованная" тайная организация, которая заменит собой "мозаику" и будет действовать под руководством "тех" самых вождей буржуазии.

    Размах "заговора по типу масонских лож* оказался нешуточным: "организация пронизывает и охватывает высвгую структуру Российской империи.особеннодвор, бюрократию, технократию и армию**. Тут бы неплохо привести примеры масонов, руливших двором и правительством. И почему, раз все так "схвачено*, Прогрессивный блок не сумел договориться с правительством. Кругом одни загадки, но Н.Н. Яковлева это не iryraio. У него была улика - найденная в материалах полиции "Диспозиция № 1* Комитета народного спасения 1915 г. Полиция изъяла бумагу у французского журналиста, к которому она попала от депутата Петроградской Думы А. Брянчанииова - издателя "Церковно-общественного вестника" и прогрессиста. Брянчанинов сооб-

    щил, что воспринял бумагу как курьез и не помнит, от кого ее получил. Полиция успокоилась, но масоноведы - нет. Ведь "Диспозиция* имелась и в бумагах Р/чкова.

    Депутат и бизнесмен Р/чков, как мы видели, мечтал о перевороте. Так что он - фигура, во всех отношениях пригодная для того, чтобы объявить его главой заговора масонской буржуазии (или буржуазного масонства - все едино). Да и бумага суровая, составленная с офицерской прямотой: "Немедленно назначить штаб верховного командования из десяти лиц, предоставив сие основной ячейке: кн. Львов, А. И. Р/чков и А. Ф. Керенский.. Верховное командование, организованное народом в борьбе за свои права, принять на себя А. И. Р/чкову, как объединяющему в себе доверие армии и Москвы, отныне не только сердца, но и волевого центра России*'. Так что по этому плану Р/чкову следовало обосноваться в Москве и командовать оттуда •штабом десяти*, армией, прессой и петербургскими депутатами.

    Правда, ничего масонского здесь нет. Писано сие скорее офицером, пытавшимся приложить законы казармы к политической сфере. Р/чков был более опытным политиком, чтобы писать такие вещи. Во всяком случае, появление "Диспозиции* в его архиве еще никак не доказывает, что именно он - автор и даже что он согласен с планом создания "комитета". Мало ли прожектов передают депутату.

    Сам текст по стилистике очень сильно отличается от депутатских и масонских документов, и. читая его и тем более сопутствующую ему "Диспозицию № 2", трудно не согласиться с А. Я. Аврехом, что это - "типичный образец политической графомании*2. Автор, судя по стилю, - офицер, который надеется своей диспозицией заставить разношерстных политиков ходить строем под командой Р/чкова. Автор "Диспозиций" пытался донести свое мнение до своего кумира и других центристских деятелей - так они попали в соответствующие архивы.

    -Диспозиции" отражают настроения не масонских, а праволи-беральных офицерских кругов, которые будут затем тяготеть к генерал)' Корнилову.

    Пусть забавная •Диспозиция №1- 1915 г.- исторический курьез. Но ведь Гучков действительно строил планы переворота, хоть и малореальные. Насколько он мог опереться при этом на масонскую организацию? Начнем с того, что нет надежных свидетельств участия Р/чкова в масонстве до революции (он стал масоном уже в эмиграции}1. Вспоминая о действиях масонов в канун Февральской революции, один из их лидеров Н. Некрасов видит важное достижение в том, что удалось "нащупать- группу Гучкова и связанных с ним военных-. То есть, по Некрасову, Гучков был союзником масонов, а не участником их организации.

    Гучков взаимодействовал с масоном Некрасовым. Но планы их не совпадали. В феврале Гучков рассказал о своем плане апрельского переворота, после которого Крымов должен был быть назначен генерал-губернатором Петербурга и произвести репрессии против оппозиции: 'Левые захотят воспользоваться переворотом, и необходимо в столице иметь человека, который не побоялся бы перевешать кого надо. Крымов такой - он в три дня очистит Питер от всех, кто не нужен"'. Но перспектива такого "нового порядка" масонам не улыбалась. Дело в том, что они делали ставку на союз с левыми (о чем ниже).

    СП. Мельгунов реконструирует такую структуру заговора от Гучкова до большевиков. P/чков-Терещенко-Крымов планируют напасть на императорский поезд в марте 1917 г. (На самом деле - в апреле, но Мельгунову важно, чтобы план заговорщиков был как можно ближе к реальной картине революции.) С этой

    1 Яковлев И. И. Указ. соч. С 274.

    ' Николаевский Б. И. Указ. соч. С 95-97.

    9 - 5150 Брочсп

    257

    троицей контактируют масоны, что позволяет рассчитывать на поддержку думской оппозиции. Важную роль играет Терещенко, через которого Р/чков контактирует с Родзянко'.

    Стоп. Какой-то абсурд получается. Зачем Р/чкову и Родзянко общаться через Терещенко, когда они и так прекрасно знакомы по думской деятельности и даже принадлежат к одной фракции октябристов.

    А нужно это, чтобы демонизировать фигуру Терещенко, ибо он внезапно "всплывет" в первом составе Временного правительства, что станет главным доказательством участия его в формировании неких таинственных закулисных сил.

    Р/чков и без всяких масонов связан с думской оппозицией. Масоны связаны с социал-демократами, а Р/чков и Крымов собираются в случае успеха переворота перевешать леваков. Так при чем здесь масонские связи? Может быть, Р/чков хотел попользоваться социалистами для провокации волнений, а потом устроить им "ночь длинных ножей"? Тоже не получается. У Р/чкова в ВПК есть рабочая группа, и весьма влиятельная. Он собирался налаживать отношения с рабочим классом через эту группу. Но если Р/чков надеялся опереться на рабочую группу ВПК, то ничего из этого не вышло. В февральские дни она стала организовывать Совет. А это прямо противоречило планам Р/чкова. Более того, он не ждал волнений в Петрограде для осуществления своих планов. Напротив, рабочие выступления сорвали весь план Р/чкова.

    Итак, Гучков действовал в контакте с масонами, но две эти группы были вполне самостоятельны. Р/чков был полон решительных идей, но не имел средств к их осуществлению. Масоны были полны осторожности. Устройство лож было рассчитано не на управление членами, а на организацию благожелательного

    диалога между ними. Меньшинство не было обязано подчиняться большинству. Стороны стремились найти консенсус1. Так что говорить о централизованной дисциплинированной организации не приходится. Масон А. Гальперн вспоминал о ложе: "Главное, что я в ней ценил с самого начала, это атмосфера братских отношений, которая создавалась в ложах между их членами, - безусловное доверие друг к другу, стремление к взаимной поддержке, помощи друг другу"1.

    Масоны не всегда договаривались между собой - большие споры кипели между сторонниками единой и неделимой России и украинским националистом Грушевским.

    Собиратель воспоминаний масонов Б.И. Николаевский считал, что они вырабатывали идеологию "заговорщического движения"1. Непонятно только, какие заговорщики просили об этом масонов. Как раз идеологов в российской оппозиции и без масонов хватало. Политическая идеология российских масонов того времени сводилась прежде всего к сближению либеральных и социал-демократических позиций. Идея, прямо скажем, не оригинальная, в том числе и в России. История русского освободительного движения знает немало примеров, когда социал-демократы правели, а либералы левели без всякого масонства.

    Историк С Мельгунов. которого самого приглашали в масоны, пишет: "Мне кажется, что масонская ячейка и была связующим как бы звеном между отдельными группами "заговорщиков" - той закулисной дирижерской палочкой, которая пыталась управлять событиями"'. Характерна неуверенность автора в излагаемой им версии: "мне кажется", "как бы звеном". Мельгунов и сам не уверен в том, что говорит, а вот современные мифо-творцы уже ссылаются на него как на источник, не вызывающий сомнений.

    1 Нижолаевский Б. И. Указ. соч. С 30. ?' Там же. С 52-53. ' Там же. С 38

    ' МыъгуновСЛ Указ. СОЧ. С 187.

    Запутавшись в реальных и выдуманных масонских связях, сам Мельгунов в итоге разочаровался в своих первоначальных версиях. В его поздней работе •Мартовские дни 1917 года" масонам уже практически не уделяется внимания. Как подметил СН. Дмитриев, "видимо, по прошествии лет Мельгунов еще более убедился в том, что этой "дирижерской палочке" не очень-то удавалось управлять событиями, а наоборот, череда быстгх>стрсмительных событий диктовала ее "лихорадочные движения". "Музыку заказывала" народная стихия, потому-то революции и называются революциями"1.

    Вспоминая уже в советское время о действиях организации во время Февральской революции, Некрасов называет ее "своеобразным конспиративным центром "народного фронта*, который помог *объединению прогрессивных сил под знаменем революции"'. Приятно объявить себя "центром" всех прогрессивных сил. Но в чем это проявлялось конкретно?

    Наибольших успехов масонская организация добилась на парламентском поприще. По воспоминаниям самих масонов, их парламентская ложа стояла левее Прогрессивного блока, так как мало интересовалась октябристами и привлекала в свой состав социал-демократов и трудовиков. Это в целом соответствовало последующей конфигурации Временного правительства первой половины 1917 г Из-за различия политического курса "Верховный совет был в оппозиции к политике Прогрессивного блока*-, что делало масонов не штабом, а левым крылом думского большинства.

    Социал-демократы вошли в ложу, потому что сочли, что "эта организация по своим задачам носит определенно революционный характер", а "ее решения нас не связывали"*.

    Согласование действий кадетов и меньшевиков в Думе, по мнению Б.И. Николаевского, было более выгодно для левых фракций, так как правые были более влиятельны в Думе и могли, в частности, обеспечить прохождение запросов социал-демократов1.

    Литературная ложа масонов включала либеральных и в меньшей степени социал-демократических журналистов Воображение рисует картину могущественной медиа-корпорации, которая может по сигналу центра смешать с грязью любого и навязать людям любую идею. Но в реальности речь могла идти не об управлении волей публицистов из разных газет, а о согласовании взглядов и обмене инаюрмацией. Некоторую роль масоны сыграли в агитационной кампании против Распутина (хотя явно были не единственными ее организаторами).

    Как только их взгляды расходились, братья по ложе публично бросались в атаку друг на друга. Так, А. Гальперн указывает на Н. Суханова как члена организации. Известно, что с началом революции Суханов принялся резко критиковать и Временное пгмвительство. и Чхеидзе. Сам Чхеидзе, по воспоминаниям Галь-перна, стал отходить от масонов уже с началом войны, считая их роль законченной. По утверждению Чхеидзе, после сревральской революции он вовсе отошел от ложи, но Гегечкори считает, что Чхеидзе и Некрасов продолжали общаться "как брат с братом"'. Это значит, что личные связи сохранились, но не доказывает, что Чхеидзе посещал ложу после февраля 1917 г.

    Военная ложа прекратила существование с началом войны, да и прежде была неработоспособной. Но важно, что масоны контактировали с генералом Рузским через его брата Дмитрия, масона. Они не могли управлять генералом, но могли пропагандировать его. Масоны завязывали и другие неформальные связи с военными. Впрочем, это делали и другие либералы - не масоны.

    Б. И. Николаевский суммирует доступную информацию о деятельности Верховного совета: -Успешными усилия Совета могли быть, только где речь шла о сравнительно небольших вопросах, о сглаживании углов и тдУ. Чтобы оспорить этот вывод, авторы сенсационных версий о масонском заговоре должны приводить факты. Это редко случается.

    ? • •

    Может быть, масоны устроили рабочие волнения, с которых началась революция?

    Масонами были социал-демократы Чхеидзе, Гегечкори, Чхенкели и Скобелев. Для коллекции вовлекли также большевика Н. Скворцова-Степанова, который был скорее информатором большевиков, чем агентом масонов в большевистской партии.

    По Яковлеву, масоны дают Чхеидзе прямо обратные команды: "удерживать рабочих от выступлений"'. Тогда у масонов дела совсем плохи. Чхеидзе этим приказам не подчиняется, а действует в русле политики меньшевиков. 14 февраля они организуют рабочие демонстрации в поддержку Государственной Думы. Часть лозунгов была более радикальна, включая "Долой правительство!". Так, может быть, Яковлев что-то перепугал и масоны как раз решили устроить рабочий бунт, который стал поводом к перевороту? Опять не получается. Депутаты - правые социал-демократы ни при чем, так как они не имели отношения к организации выступлений 23 февраля. Какие замыслы ни приписывай масонам в отношении рабочего вопроса, в любом случае принадлежность Чхеидзе к масонской ложе не помогает их подтвердить. К организации социальной революции масоны оказались непричастны.

    А. Гальперн признает: "Революция застала нас врасплох"'. Ры-

    чагов для воздействия на ситуацию у масонов не было. Можно было обмениваться информацией с теми братьями, которые, подобно Керенскому, бросились в водоворот событий, можно было смотреть из окна на бунтующие толпы и печалиться, что революция свершилась не так, как мечталось.

    Даже историк Г Аронсон, в целом склонный преувеличивать влияние масонов, считает: -Цели масонов совпадали с целями политических деятеле й-немасонов, да и методы работы были те же, если не считать конспиративности организации, созданной масонами"1. Но и конспиративность не была отличительной чертой масонов - ведь все революционные партии и группы действовали конспиративно. Масонов можно определить как подпольную организацию части либералов с участием некоторых социал-демократов и трудовиков. В этом отношении они, конечно, не тянут на роль штаба революции, а лишь на часть •народного фронта", совместными усилиями свалившего самодержавие. Структура этого неоформленного фронта включала и собственно революционное подполье, и масонов, и легальных социалистов, и думский Прогрессивный блок, и фрондирующих генералов, связанных с думским блоком. Одни части этого •фронта" не только не управляли другими, но часто даже не знали об их деятельности. Но все были готовы воспользоваться случаем, чтобы начать действовать сначала против самодержавия, а затем практически сразу - друг против друга.

    РУКА БЕРЛИНА. ИЛИ ЛОНДОНА?

    Версия масонского заговора все-таки имеет некоторую историческую подоснову. И масонский заговор, и заговорщические планы Гучкова существовали на самом деле. Просто их значение в событиях было незначительно и искусственно раздуто мифо-творцамн

    1 Аронсон Г. Масоны в русской политике. // Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. С. 163.

    Более сенсационная и прямолинейная версия - Февральскую революцию сделали иностранные агенты. Можно - и масоны, но только - по заказу англичан или немцев. Лучше всего, чтобы немцев. Враг сгубил монархию, все, кто против самодержавия, - предатели Родины.

    Доказательство простое - "кому выгодно*. Выгодно немцам. Но тут же выстраивается длинная очередь социальных и политических сил от большевиков до старообрядцев, которые были рады свержению самодержавия. Эмигрантский историк Г. М. Катков пытается спасти *немецкую версию*, рассуждая от обратного. Известно, что народные выступления в Петрограде были стихийными. Партии не направляли события, в них все участвовали на свой страх и риск. Каткову непонятно, как такое может быть, и он делает вывод: •Вмешательство немецкой агентуры дает объяснение этому поразительному успеху "революции без революционеров*1. Если бы Катков вдумался в эту свою мысль, он сам изумился бы ей. Получается, что немецкие агенты пользовались огромным авторитетом на предприятиях. Во всяком случае, большим, чем члены революционных партий. Эти агенты прекрасно умели "глаголом жечь сердца людей*, поднимать народ на восстание, зато потом как-то вдруг исчезли, вернув лидерство революционерам. По своей экзотичности эта версия сопоставима разве что с другой такой же - о том, что немецкий десант совершил Октябрьский переворот. Только десантников никто не заметил. И следов агентов, совершивших Февральскую революцию, не осталось даже в германских архивах.

    А там тщательно фиксировали попытки воздействовать на политическую ситуацию в России.

    Подо всем этим ворохом догадок есть, пожалуй, два реальных факта. Как-то Милюков вскользь высказал обывательское суждение о немецком следе в революции, о котором сам ничего не знал. Второй факт более сенсационен: немецкий коммерсант и

    социал-демократ, он же бывший русский революционер А. 1ель-фанд предложил властям своей страны способствовать революции в России. Власти согласились. Помимо мелких подачек русским социал-демократам и сепаратистам, которые помогли им в выпуске небольших тиражей пропагандистской литературы, первым крупным делом Гельфанда на новом поприще стала попытка организовать революцию в России 22 января (то есть 9 января по старому стилю) 1916 г, на что Гельфанду был выделен миллион марок1. Что же, Гельфанд отчитался, что отправил деньги в Петроград Лучший способ отчетности. Тем более что стачки состоялись и не могли не состояться - ведь была очередная годовщина 9 января, и положение рабочих за время войны ухудшилось. Уместно напомнить, что стачки на Путиловском после начала войны возобновюшеь уже в августе 1915 г, до всей этой затеи. Так что Гельфанд мог спокойно просто присвоить деньги.

    Кстати, роль Гельфанда как раз была двойственной, германские чиновники ему не доверяли, полагая, что он может в большей степени заботиться об интересах мировой социал-демократии, чем Германской империи. Гельфанд, в частности, убеждал немецкие власти воздержаться от наступательных действий против России-. По мнению Гельфанда, 'русский рынок и участие в индустриализации в России для нас важнее, чем любые территориальные приобретения"'.

    Чтобы придать Гельфанду хоть какой-то вес в предыстории российской революции, его биографы высказывают гипотезу (но без доказательств) о связях его с социал-демократам и-меж-районцами. Единственный аргумент, который приводится в пользу этой версии, - контакты Гельфанда с эмигрантами, которые позднее запишутся в межрайонцы (а не с теми межрайонца-

    ' Шиссер Г., Траупман Й. Русская рулетка. Немецкие деньги для русской революции. М.. 2004 С 35.

    2 ЗеманЗ.,ШарлауВ. Парвус - купец революции. Нью-Йорк, 1991. С 246. 'Там же. С 278.

    ми, которые действовали в Петрограде)1. Важно и другое - роль межрайонцев была существенной в начале событий 23 февраля 19! 7 г., а не 22 января 1916 г, когда революцию планировал Гель-фанд.

    Влюбом случае, события февраля 1917 г. явились для 1ель-фанда (равно как и для немецких властей) полнейшей неожиданностью.

    Даже Катков понимал всю склизкость его немецкой версии, выстраивая ее с помощью словечек "как говорили* (кто?), •возможно*, "по всей вероятности". Но он уверен, что 23 февраля не обошлось без немцев. А как же. Ведь выступления начались с листовок социал-демократов-межрайонцев, в которых было написано: *Долой войну!" Явная немецкая инструкция1.

    Катков забывает (или делает вид, что забывает), что лозунг •Долой войну!" был распространен среди левых социалистов (интернационалистов) и направлен он был против обоих воюющих блоков Так что немцы дали бы другую инструкцию, если бы у них были рычаги влияния на забастовщиков и российских социал-демократов. Ведь даже Катков знает, что началось-то с межрайонцев А они как раз стояли на интернационалистических позициях. Так что Катков безосновательно наводил белоэмигрантскую тень на революционный плетень.

    Раз уж немцы не годятся в организаторы Февральской революции, можно примерить на эту роль англичан. Доказательства? Да тоже никаких. Один принцип "кому выгодно". Так они же не немцы - им вроде бы невыгодно. Из-за революции русский фронт под угрозой оказался. Однако нет пределов мифотворчеству. Вот Н. Стариков целую книгу посвятил сложносочиненному доказыванию, что англичанам было выгодно

    поражение России в войне, "Именно наши "союзники* по Антанте убили Российскую империю. Первую скрипку в этом похоронном марше играла британская разведка"'. Очень, понимаете ли, боялись англичане, что Россия усилится после победы над Германией. Одна неувязка - Германию-то еще не победили. Даже США еще не вступили в войну против Германии. А вот англичане решили переиграть сами себя - обеспечивают немцам возможность выиграть войну, перебросив силы с Восточного фронта на Западный. В общем, хитро заверчено.

    Знание предмета для создания таких веселых версий не требуется. Н. Стариков выясняет, например, каково участие эсеров в событиях Февральской революции. Ознакомиться с известными на этот счет фактами - лениво. Достаточно •полистать мемуары известного нам лидера этой партии Виктора Чернова"1. А там о февральских событиях ничего нет. Н. Стариков забыл, что Чернов находился в эмиграции, а в выступлениях февраля 1917 г. участвовали те эсеры, которые были в России. А ведь на своем незнании вопроса Н. Стариков начинает выстраивать ветвистую теорию: эсеры не организовали революцию. И кадеты. И немцы с большевиками не организовали. Кто организовал? Остаются англичане (куда только японцы подевались?).

    Спору нет, британцы симпатизировали конституционным преобразованиям в России, так как считали, что это сделает социальную систему, а значит - и фронт более эффективными и устойчивыми. Но и этот, вполне понятный, мотив еще никак не доказывает причастность англичан к событиям. Нужно найти рычаги. Но обличители англичан и немцев не нашли каких-то конкретных механизмов, с помощью которых иноземцы руководили рабочими массами. Приходится начать с другой стороны - а кто на самом деле запустил маховик революции в Пет-

    роградс, которым затем уже воспользовались разнообразные политические силы?

    Пока либералы, масоны, окружавшие царя группировки интриговали, вели разговоры, напоминавшие заговоры, и строили заговоры, не продвигавшиеся дальше разговоров, в стране обострялся застарелый социальный кризис, усиленный войной.

    Глава II Февральский взрыв

    БАБИЙ БУНТ

    Шаткость версии о том, что империя стала жертвой разветвленного, заранее спланированного заговора, не останавливает мифотворцев. У них есть резервный миф, реабилитирующий самодержавие, - революция стала стечением случайных обстоятельств. Вообще-то снабжение Петрограда было организовано отменно, население хорошо питалось. Но вот случайные снежные заносы помешали вовремя прийти эшелонам с хлебом. Этим воспользовались хулиганствующие элементы, которые устроили беспорядки. В народе от этого начался массовый психоз. Тут как раз подоспели либеральные, масонские и прочие заговорищки, поднявшие войска на бунт А вот если бы не заносы и хулиганы - империя выиграла бы у Германии войну, захватила бы проливы в Средиземное море и жила бы долго и счастливо.

    Во время войны обострился социальный кризис, сложившийся в России еще в начале века. В 1917 г. ситуация вновь, как в 1904-1905 гг., стала революционной. Причины недовольства были теми же, что и в 1905 г., - аграрный кризис, тяжелое социальное положение рабочих, отказ режима делиться властью с предпринимателями и интеллигенцией, военные неудачи. За

    время войны цены выросли в среднем в 3,7 раза. Уровень жизни в среднем упал на четверть. Но это - в среднем. Положение низов обострилось до крайности.

    Фронт потреблял 250- 300 миллионов пудов из 1300-2000 миллионов пудов товарного хлеба. Это пошатнуло продовольственный рынок. Город теперь тоже работал на оборону, а производствотоваров народного потребления упало. Крестьянин не хотел везти хлеб на продажу; "как бы самим не остаться без хлеба". Даже на ЦК оппозиционной партии кадетов обсуждалась необходимость продразверстки и реквизиций хлеба1. Теперь эта идея станет постоянным спутником истории страны вплоть до 30-х гг.

    Царское чиновничество пыталось бороться с продовольственным кризисом, но от этого становилось только хуже. В конце 1916 г. царский министр А. Риттих утвердил твердые цены на хлеб и нормы их продажи государству по губерниям (тогда и прозвучало впервые страшное слово •продразверстка"). Но это не помогло. Правительство не имело аппарата для изъятия хлеба, а хлеботорговцы не торопились продавать его по твердым ценам. Так что заготовить удалось четверть от запланированного.

    Не было и аппарата распределения заготовленного хлеба. Чиновники ревниво боролись с земцами и городским самоуправлением, вместо того чтобы опираться на них. В итоге в России впервые возник дефицит дешевого хлеба.

    В обращении к царю председатель Думы Михаил Родзянко писал: "Население, опасаясь неумелых распоряжений властей, не везет зерновых продуктов на рынок, останавливая этим мельницы, и угроза недостатка муки встает во весь рост перед армией и населением"2. Кто в этом виноват? Масоны? Англичане? Отныне

    этот социально-экономический фактор будет потрясать страну вплоть до Второй мировой войны.

    Эффективность государственного управления была крайне низкой, так как задачи, стоявшие перед обществом, усложнялись, а аристократически-бюрократическая система управления оставалась прежней. Чиновники неохотно делились полномочиями с общественностью, даже такой узкой и элитарной. Что до царя, замкнувшего на себя принятие наиболее важных решений, то он если и перетруждался, то не государственными делами. М. Родзянко вспоминает о диалоге с царем: "После одного из докладов, помню, государь имел особенно утомленный вид.

    - Я утомил Вас, Ваше величество?

    - Да, я не выспался сегодня, ходил на глухарей. Хорошо в лесу было"1.

    Утомившись на охоте, Николай с трудом вникал в суть доклада.

    Рабочие волнения в феврале начались внезапно, по стечению обстоятельств? Рассмотрим поподробнее эти обстоятельства.

    9 января 1917 г. в Петрограде, Москве и других городах России прокатилась волна забастовок и митингов, приуроченных к годовщине Кровавого воскресенья 1905 г. К рабочим присоединились студенты. Демонстранты несли лозунги "Долой войну!", "Да здравствует революция!".

    На этот раз Гельфанду не заплатили за организацию волнений. Уже стало ясно, что он тут ни при чем

    Усиление волнений низов не могло не беспокоить российские власти. Но действовали они привычными репрессивными методами. 27 января полиция арестовала членов возглавляемой К. Гвоздевым рабочей группы при Центральном военно-промышленном комитете. Представители рабочих организаций

    были "виноваты" лишь в том, что выдвинули план "мирной рево-люции", которая должна совершиться "не нарушая спокойствие жителей", "не вызывая полицию на насилие*'. Но само слово "революция", стремление к изменению существующего строя, в глазах режима уже было преступлением. Вместо того чтобы вступить в диалог с рабочим движением, правительство и полиция провоцировали конфронтацию. Они подрывали стабильность империи сильнее всяких масонов.

    Император в этих условиях колебался. На совещании нескольких министров он заявил о готовности "даровать" ответственное министерство, но затем переменил решение и уехал в Ставку армии, оставив правительству карт-бланш на роспуск Думы. Он следовал советам жены: "Только, любовь моя, будь тверд покажи хозяйскую руку, именно это нужно русским, дай им иногда почувствовать твой кулак. Они должны научиться бояться тебя - одной любви недостаточно". Николай не мог не согласиться: "Все, что ты пишешь о том, чтобы быть твердым, хозяином, совершенно верно--'. Развивая тему, будущая святая предложила конкретные меры: "Я надеюсь, что Кедринского из Думы повесят за его ужасную речь, - это необходимо (военный закон, военное время), и это будет примером"'. Имеется в виду речь Керенского, где он заявил: "Величайшая ошибка - стремление везде и всюду искать изменников, искать отдельных там немецких агентов, отдельных Штюрмеров... У вас есть гораздо более сильный враг - это система..."' Речь шла о системе самодержавия. Уступать "распоясавшимся* депутатам царь не собирался.

    Не таинственные заговорщики, а руководители самодержавного режима оказались главными организаторами социального взрыва.

    Очереди за хлебом - "хтюсты" превращались в многочасовые митинги, прежде всего женские. "У мелочных лавок и у булочных тысячи обывателей стоят в хвостах, несмотря на трескучие морозы, в надежде получить булку или черный хлеб*, - писала ?Речь* 14 февраля. При этом более дорогие булки и кондитерские изделия имелись в изобилии, но на них у рабочих не было денег. А министр Риттих все недоумевал по поводу "страшного требования именно на черный хлеб"1. У него-то хватало денег на белый.

    В феврале ситуация обострилась. Риттих ссылала на снежные заносы. Вот если бы не заносы - все было бы нормально. Но что мешало наладить полноценное снабжение раньше? Уже в январе 1917 г. продовольственное снабжение Петрограда и Москвы составило 25% от нормы-'. Февральские заносы стали только "последней каплей" транспортного паралича, охватившего Россию. "Железные дороги, главным образом вследствие отчаянного состояния паровозов, начали впадать в паралич*', - характеризовал ситуацию член инженерного совета Министерства путей сообщения генерал Ю. Ломоносов. "Состояние паровозов* было вызвано развалом машиностроения и ремонтной базы. Падало производство металла, поскольку к домнам не подвозили топливо. Стремительное падение угледобычи усугубляло развал транспортной системы.

    Хлебный кризис обострился также из-за "распри по поводу контроля над продовольственным снабжением"' между правительством и городскими властями - следствие неуступчивости правительства в отношениях с общественностью. Только когда разразится катастрофа, министр Риттих согласится с разумностью предложения о передаче распределения продовольствия городскому самоуправлению. Но будет уже поздно.

    1 Февральская революция. С. 44.

    ; Лейберов И. П., Рудаченков СЛ. Революция и хлеб. М, 1990. С 18. > Станкевич В. Б. Воспоминания. 1914-1919,ЛашюсовЮ. В. Воспоминания о мартовской революции 1917 года. С 219.

    Городские власти стали обсуждать введение карточной системы, петроградский градоначальник воспротивился. Нехватка хлеба привела к всплеску ажиотажа, прилавки и вовсе опустели. Власти располагали запасом хлеба, но отказались пустить его в продажу. Рабочие, пришедшие в булочные после работы, остались без еды.

    Свою лепту в начало революции (но не "желательной* для либералов дворцовой, а настоящей, социальной) внесло наступление на социальные права рабочих. 8-9 февраля началась забастовка рабочих Ижорского завода, где зарплата снизилась в полтора раза. 16 февраля войска заняли завод 17 февраля началась стихийная забастовка на Путиловском заводе, которая к 21 февраля охватила все предприятие. Забастовщики избрали стачечный комитет, в который вошли большевики, анархисты, левые меньшевики и левые эсеры. Эти "низовые* радикалы и станут заводилами событий 23 февраля. 22 февраля администрация приняла решение об увольнении всего коллектива завода. В столице возникла критическая масса недовольных рабочих, которым было нечего терять В то же время остальные рабочие, измученные нехваткой продовольствия, представляли собой взрывоопасную среду. Не хватало только *детонатора*. Один из полицейских доносил: "Среди населяющей вверенный мне участок рабочей массы происходит сильное брожение вследствие недостатка хлеба... Легко можно ожидать крупных уличных беспорядков. Острота положения достигла такого размаха, что некоторые, дождавшись покупки фунтов двух хлеба, крестятся и плачут от радости*1. В этой обстановке малейшая искра могла вызвать взрыв. Так что •случайность* революции - чистый миф.

    Однако, по справедливому замечанию Н. Суханова, "ни одна партия не готовилась к великому перевороту. Все мечтали, раздумывали, почувствовали, ощущали"'. Мечта о революции была абстрактной, но революционные партии не забывали о дежурных -красных датах" календаря. 23 февраля по юлианскому календарю (8 марта - по грегорианскому) Междурайонный комитет РСДРП(б) с помощью группы эсеров во главе с будущим левым эсером В. Александровичем решили, объединив свои возможности, напечатать и распространить листовки к Международному женскому дню. В них перечислялись основные проблемы дня, обличалось самодержавие и капиталисты: -Сотни тысяч рабочих убивают они на фронте и получают за это деньги. А в тылу заводчики и фабриканты под предлогом войны хотят обратить рабочих в своих крепостных. Страшная дороговизна растет во всех городах, голод стучится во все окна*. И выводы: -Долой самодержавие! Да здравствует Революция! Да здравствует Временное Революционное Правительство! Долой войну! Да здравствует Демократическая Республика!-1 Идеология этого документа бесконечно далека от верхушечного заговора элиты. Революция начиналась совсем не так, как мечталось Р/чкову и масонам.

    В напряженной социальной обстановке не нужно больших ресурсов, чтобы организовать волну уличных выступлений. Достаточно бросить в народ удачные лозунги "на злобу дня-, объясняющие, кто виноват и что делать, и собрать критическую массу митингующих. Тогда она станет обрастать народом сама собой. Люди подходят к митингу, поддерживают лозунги и становятся демонстрантами, собравшийся народ ощущает свою силу и эмоциональный подъем. Нынешнее поколение могло наблюдать аналогичный процесс во время перестройки, когда небольшие группы неформалов запустили волну массовых манифестаций. Именно это произошло и в феврале 1917 г., когда небольшая группа социалистов запустила цепную реакцию в Петрограде.

    Остановить ее мог только страх перед репрессиями Но возмущение населения было сильнее страха.

    В небольшие демонстрации работниц-социалисток быстро вливались потоки женщин, стоявших в "хвостах*. Затем к демонстрантам присоединились массы уволенных накануне 1гутиловцев и ижорцев Работницы Невской текстильной мануфактуры сняли с работы тружеников фабрики "Новый Лесснер". К рабочим присоединились студенты. Процесс принял лавинообразный характер.

    ПСИХОЗ ХУЛИГАНОВ?

    Еще одинмиф.связанныйсреволюцией, можно назвать одним словом - "психоз*. Историографическая мода сегодняшнего дня - оставить в сторонке исследование социальных процессов и обратиться к массовой психологии. Правда, такие авторы редко предварительно изучают психологическую науку и проводят конкретные психологические исследования. При взгляде на революцию результат исследования известен мифотворцам заранее. Во время революции люди ведут себя не так, как положено добропорядочным и стопроцентно нормальным мещанам. Так что налицо явное буйное помешательство, истерия или психоз.

    Псевдопсихологический подход изображающий революцию как психоз, уходит корнями в высокомерное восприятие действительности как борьбы либерально-западнических принципов (разумеется, воспринимаемых автором как истина в последней инстанции) и архаики, куда относится та часть общества, которая не постигла всей мудрости либерализма. Попытка помыслить и тем более воплотить в жизнь какое-либо новое общество, отличное от либерального, характеризуется в качестве утопии и бунтующей архаики, анархии (безграмотно перепутанной с хаосом) и массового психоза. Эта схема применительно к Российской революции была выдвинута ее активным участником

    П. Н. Милюковым1 и несет на себе следы явного разочарования в народе, который "не оправдал высокого доверия партии" - в данном случае либеральной.

    Забавно, что еще эмигрантский историк СП. Мельгунов, всуе упоминавший об этом "психозе", в доказательство приводил сракт снижения уровня преступности во время революции'. Убивают людей в Кронштадте - психоз. Не убивают и не грабят - тоже психоз. Просто психозомания какая-то. Вот современный историк ИЛ. Архипов, рассматривающий события как некий психоз, объясняет причины всплеска митинговой активности в феврале 1917 г. как "эмоциональный стресс, связанный с недостаточным пониманием происходящего"'. Остается только определить "достаточное" понимание.

    Скромное обаяние псевдопсихологического подхода к истории улетучивается, стоит вспомнить о значении терминов. "Стресс" - это всего лишь психологическое напряжение, вызванное внешним воздействием. Какое уж тут "недостаточное понимание", когда людям есть нечего. Понятно - у них стресс. Но высокомудрые аналитики убеждают, что если бы петроградцы все "достаточно понимали", то у них никакою стресса бы не возникло и они этим пониманием как святым духом бы питались. "Психоз" -другое дело, это - психическая болезнь, приводящая к нарушениям восприятия и поведения. То есть люди, вышедшие на улицу с лозунгами "Хлеба!" и "Долой самодержавие!" - это психически больные субъекты. Болезнь их заключается в том, что они воспринимают реальность не так, как верноподданные мещане и нынешние благовоспитанные либералы. И поведение у них какое-то странное. И взгляд голодный. В общем - всех в психушку. Там и накормят.

    ' См., например Милюков П. Н. История Второй русской революции. С 18-20.

    1 Мельгунов С П. Мартовские дни 1917 года. С 96.

    А люди, в общем, требовали, чтобы была создана власть, не относящаяся к ним как к скоту. Сточки зрения элитарного сознания - это явный "психоз".

    Огромные демонстрации, обрастая по дороге все новыми и новыми толпами, двинулись к центру города, громя (но не грабя) дорогие булочные.

    Императрица информировала супруга: "Это "хулиганское движение", юноши и девушки только для подстрекательства бегают с криками, что у них нет хлеба, а рабочие не дают другим работать"1. Писатель А. Солженицын не может не согласиться с будущей святой и презрительно называет демонстрантов "уличными забияками, бьющими магазинные стекла, оттого что к этому болоту не сумели завезти взаваль хлеба*. Под "болотом" подразумевается Петроград. Ссылаясь на министра земледелия Риттиха, Солженицын утверждает, что в Петрограде оставалось 700 тыс. пудов хлеба для гражданского населения. "Это, на потребляющих ржаной, по фунту хлеба в день на человека"2. Но на сколько дней? Делим 700 тыс. пудов на указанное Солженицыным количество жителей Петрограда (2,5 млн.) и получаем, что по фунту в день на человека (а это - две ленинградские блокадные нормы) можно раздавать в течение 11 дней при жесточайшей дисциплине распределения - которой требовало городское самоуправление вопреки воле градоначальника, но которой в столице не было. А была спекуляция.

    Но и 11 дней по фунту в день можно было бы теоретически обеспечить при условии, если все 700 тыс. пудов - только ржаной хлеб. Но в том-то все и дело, что при жесточайшем дефици-

    те дешевой "чсрняшки" за витринами лежал дорогой белый хлеб и ко11дитерские изделия. В этих условиях негодование рабочих было вполне объяснимо.

    Особенно раздражали рабочих случаи, когда хлеб укрывался продавцами с целью спекуляции. Так, 24 февраля рабочие стали громить булочную на Камсноостровском проспекте, где. несмотря на заверения служащих, обнаружился запас. Чтобы остановить погром, полиция принудила распродать его немедленно1.

    24 февраля командующий войсками Петроградского военного округа генерал С Хабалов срочно выделил хлеб населению из военных запасов, но это уже не остановило волнений. Людей нельзя было просто успокоить подачками, потому что это были люди, а не животные. Они уже пришли к выводу, что в их бедах виновата Система. Демонстранты несли лозунги "Долой самодержавие!". Тем временем "хулиганы" самоопределялись политически. Они не собирались просто громить булочные. Среди митингующих появились активисты и сторонники парламентских партий, которые стали призывать демонстрантов идти к Таврическому дворцу "с требованиями к Государственной Думе об устранении настоящего правительства"1.

    Попытки полиции рассеивать митинги встречали сопротивление. 23 - 24 февраля было избито 28 городовых. Иногда рабочим помогали в этом казаки, которые до сих пор считались опорой порядка. Вот такие "уличные забияки". Прозвучали первые выстрелы. Власти уверяли, что стреляли из толпы. Погибла женщина, был ранен демонстрант, который утверждал, что стрелял городовой-.

    Влияние правящего режима в столице таяло на глазах. "Дело было в том, что во всем этом огромном городе нельзя было найти нескольких сотен людей, которые сочувствовали власти...

    Дело было в том, что власть сама себе не сочувствовал а", - вспоминал депутат В.Шульгин1.

    •Я вспоминал атмосферу Московского восстания 1905 г., -писал Н. Суханов. - Все штатское население чувствовало себя единым лагерем, сплоченным против военно-полицейского врага. Незнакомые прохожие заговаривали друг с другом, спрашивая и рассказывая о новостях, о столкновениях и о диверсиях противника. Но замечалось и то. чего не было в Московском восстании: стена между двумя лагерями - населением и властью - не казалась такой непроницаемой: между ними чувствовалась диффузия. Полицейские и казачьи части разъезжали и расхаживали по улицам, медленно пробираясь среди толп. Но никаких активных действий не предпринимали, чрезвычайно поднимая этим настроение манифестантов"'. "Силовые структуры" режима разлагались. То, что царице и нынешним монархистам кажется хулиганством, на деле было стремлением большинства изменить опостылевшую жизнь.

    •ДОБРЫЙ ГОСУДАРЬ.

    Сегодня принято любить царей. Особенно таких замечательных, как Николай U. При нем расстреляли народ 9 января?Да что вы говорите! Царь тут ни при чем, он срочно уехал из столицы перед расстрелом Да и вообще народ сам виноват - нечего было ходить с глупыми требованиями с царем встречаться А так царь был очень добрый, стрелял только в птиц и животных. И какой был отменный семьянин - вы читали его письма к жене? Обязательно прочитайте-будете плакать всю ночь. Но государю не повезло - ему достался народ-предатель. Когда в Петрограде начались массовые хулиганства, народ не порвал снутьянов на части, генералы не

    стерли столицу в порошок, и царь-государь не захотел дальше руководить таким неблагодарным народам.

    Драматург Э. Радзинский рассказывает своим доверчивым читателям и слушателям, что. уезжая в ставку, царь 'предполагал возможность бури, о которой ему все твердили, и решил с ней не сюроться... И когда она разразилась, он лишь с нетерпением ожидал развязки. Он не хотел и не мог больше воевать с обществом, но он знал - она (императрица. - А Ш) не даст ему мирно уступить.- У него оставался выбор - или она. или трон. Он выбрал ее. Он выбрал частную жизнь с семьей- Он ожидал, что Дума контролирует положение, что переворот, о котором все твердили, подготовлен... Но вскоре он узнал - чернь вышла на улицу. По телеграммам он с ужасом понял: думские говоруны не контролируют положения. Вот тогда он испугался за Алике, за детей. Беспорядки могли переброситься в любимое Царское. Николаю пришлось начать действовать"1.

    Эта смелая версия была бы хороша, если бы Николай начал действовать 27 - 28 февраля, когда обстановка в столице действительно не контролировалась ни Думой, ни Хабаловым. Но в действительности реакция императора на события последовала уже 25 февраля, сразу же после того, как ему сообщили о происходящем. Никакой готовности сдать трон и удалиться в •частную жизнь" император не проявил. Напротив, Николай отправил Хабалову телеграмму оказавшую прямое влияние на дальнейший ход событий: -Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны против Германии и Австрии"'. У Николая уже был опыт 9 января 1905 г. Тогда трагедию еще можно было •списать" на плохих исполнителей и стечение обстоятельств. Теперь Николай принял решение, зная, что оно ведет к кровопролитию.

    •Эта телеграмма... меня хватила обухом._ - вспоминал потом генерал Хабалов. - Как прекратить завтра же?... Пхударь повелевает прекратить во что бы то ни стало-. Что я буду делать? Как мне прекратить? Когда говорят; хлеба дать - дали хлеба, и кончено. Но когда на флагах надпись *Долой самодержавие*, какой же тут хлеб успокоит!.. Царь велел: стрелять надо, и я убит был*1. Телеграмма царя означала конец попыток как-то урезонить доведенные до отчаяния массы.

    Позднее предпринимались попытки снять ответственность с Николая с помощью утверждения, будто он послал эту телеграмму на сутки позднее. То есть Хабалов начал стрелять в толпу по собственной инициативе. Но тогда строгая телеграмма царя вообще теряет смысл (зачем подстегивать и без того ретивого генерала). К тому же в ней царь все равно одобряет жестокость Ха-балова. Никакого намерения уйти отдел нет и в помине. Очевидно, что телеграмма была не единственным сигналом, с помощью которого царь направлял действия Хабалова. Его контролировал Протопопов, выполнявший конкретные указания императора. Николай писал жене: *Я надеюсь, что Хабалов сумеет быстро остановить эти уличные беспорядки. Протопопов должен дать им ясные и определенные инструкции*2.

    Получив указания царя (напрямую или через Протопопова), Хабалов собрал командиров батальонов и заявил: "Раз толпа агрессивна, то действовать по уставу - после троекратного сигнала открывать огонь*'.

    Вечером 25 февраля демонстранты, привыкшие к относительной безопасности своих действий, были встречены войсками. Первый выстрел утром 25 февраля был, видимо, произведен случайно. В полшестого вечера отряд драгун открыл огонь по митингующим, убив и ранив 11 человек. В демонстрантов стре-

    1 Цит. по: Мельгунов С П. Указ. соч. С 179. ? Таи же. С180.

    ляли и на Невском проспекте'. Теперь команда стрелять отдавалась вполне сознательно. Ибо исходила она с самого верха самодержавной власти: "Повелеваю завтра же прекратить!*

    Расстрелом демонстрантов власти были намерены перейти в наступление. Однако кровопролитие привело к новому витку революции. Начались столкновения рабочих с войсками вокруг заводов. На Выборгской стороне были воздвигнуты баррикады. В результате рабочие кварталы оказались вне контроля властей.

    •Продолжая наступление", власти в ночь на 26 февраля арестовали около 100 активистов революционных партий. Но революция развивалась уже независимо от политических активистов. Толпы •рождали" агитаторов из собственной среды сотнями. Организованность движению пьггались придать и левые думские лидеры. Думу еще можно было использовать как инструмент возможного умиротворения масс

    Еще 26 февраля председатель Думы М. Родзянко, пытаясь как-то спасти ситуацию, которая грозила парламенту катастрофой {как казалось, прежде всего в случае победы самодержавия над •бунтом"), отправил царю телеграмму с предложением создания правительства во главе с популярным деятелем. Родзянко уверял, что "иного выхода нет, и медлить невозможно"*'. Во всяком случае второе было верно. Прочитав телеграмму, Николай сказал своему приближенному: "Опять этот толстяк Родзянко мне написал всякий вздор, на который я ему даже отвечать не буду"1. Вместо ответа царя депутаты получили указ о приостановлении заседаний Думы.

    Предпринимая этот шаг. премьер Горемыкин стремился "охладить страсти*, которые якобы разжигала Дума. Правительству казалось, что оно даже идет навстречу "разумной* части депутатов. Накануне роспуска прошли консультации министров Рит-тиха и Покровского с депутатом Маклаковым, выступавшим от имени Прогрессивного блока. Маклаков выдвинул программу

    выхода из кризиса: Дума ненадолго распускается, назначается новый популярный премьер из военных (Алексеев), который сам назначает "правительство доверия" из популярных министров, ранее уволенных придворной камарильей: Коковцева, Сазонова, Самарина и дрЛ Правительство имело право выполнить первый пункт этого плана, но не последующие. Царь не собирался назначать премьер-министром популярного деятеля, делиться властью хотя бы с ним.

    27 февраля, протестуя против роспуска Думы, Родзянко телеграфировал царю "Последний оплот порядка устранен"'. Раз Николай глух к умеренным предложениям думских лидеров, им волей-неволей пришлось искать другую опору - в народном движении.

    Народные избранники подчинились решению о роспуске и разошлись, но "члены Думы, без предварительного сговора, потянулись из залы заседания в соседний полуциркульный зал*, - вспоминал депутат П. Милюков'. В этом "зале для игры в мяч" Русской революции был создан Временный комитет Государственной Думы (ВКГД) для "водворения порядка в г. Петрограде и сношений с организациями и лицами**. Примечательная формулировка. Депутаты надеялись выиграть в любом случае. Победит царь - мы водворяли порядок А если процесс пойдет дальше - представители Думы могут, действуя от ее имени, возглавить "общественные организации".

    Комитет был создан так, чтобы в случае победы самодержавия депутатов нельзя было обвинить в нарушении закона. Таким образом, думский комитет становился единственным легальным органом, в котором бунтовщики могли обрести заступника перед лицом монаршего гнева.

    В комитет, который иногда именовал себя также исполнительным комитетом (претензия на административные полно-

    1 Мельгунов С П. Указ. соч. С 189. ' Февральская революция. С 111. ' Милюков П. Указ. соч. С. 454. ' Февральская революция. С 115.

    мочия), вошли кадеты, октябристы, социалисты. В центре оказались кадеты.

    Между депутатами возникли споры относительно дальнейших действий. Характерно, что недавние товарищи по масонской ложе вовсе не сходились во мнениях. Некрасов предлагал создать военную диктатуру, а Чхеидзе выступал против этого'.

    Милюков, вспоминая о создании комитета, пишет о •самоубийстве Думы-. Однако в этот момент Дума еще не прекратила свое существование, а лишь прервала заседания. Убийство (а не самоубийство) Думы лидеры ее либерального большинства произведут позднее.

    Более того, в сознании масс Дума продолжала жить полнокровной жизнью. Об официальной приостановке ее деятельности знали немногие (да и какое значение мог иметь указ царя в такой обстановке), и вскоре именно Дума, а точнее, место ее расположения - Таврический дворец стал центром притяжения восставших. Как законное учреждение, Дума обеспечивала какую-то видимость законности всему движению. Таким образом, Николай II своими действиями не только резко обострил ситуацию, но и толкнул парламентский центр ко все более активному участию в революции, исключив возможность достижения компромисса.

    Своими действиями Николай II при поддержке супруги наносил такие удары по самодержавию, которые не могли бы нанести никакие масоны.

    ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ И ИНТРИГИ

    27 февраля в Петрограде началось уже полноценное вооруженное восстание. Это знают все. Но мифотворцам важно доказать, что оно стало результатом либо закулисных интриг, либо шкурных настроений. Решиться на участие в восстании - это выбор, требующий некоторой смелости.

    ' Февральская революция. СИЗ-

    Поэтому важно объявить повстанцев трусами и маньяками бессмысленного разрушения. Это хаотическое выступление в Петрограде было легко подавить. Но заговорщики - политики и генералы - помешали сделать это, проводя свой заранее спланированный переворот

    Не обнаружив прямой связи дофевральских заговорщиков и Февральской революции в Петрограде, сторонники идеи искусственно организованной революции начинают строить замысловатые версии вредительства либералов. В. Кобылин, опираясь на мнение И. Солоневича, видит признаки заговора в том, что в феврале 1917 г. в столице не было "достаточного числа надежных кадровых войсковых частей"'. Явные признаки вредительства в Генеральном штабе. Идет ожесточенная война, на фронте каждая боеспособная часть на счету. А генерал Алексеев оставляет в столице (в тылу) новобранцев и второсортный контингент. Вот В. Кобылин и другие монархические аналитики поступили бы наоборот. Второсортных солдат - на самые опасные участки фронта, а в столицу - самые боеспособные части. Видимо, чтобы дать там последний и решительный бой германцу, когда он, прорвав неустойчивый фронт, придет под Петроград.

    Недовольство солдат в Петрограде имело объективные причины. Петроград как крупный тыловой город был одним из центров подготовки и размещения новобранцев. "В казармах царила невероятная теснота-. Солдатская масса жила столичными слухами, общалась с рабочим населением, настроенным пораженчески-. Солдатская масса была проникнута одним страстным желанием - чуда, которое избавило бы ее от необходимости "идти на убой*:, - считал С. Ольденбург. Нежелание идти "на убой", видимо, играло роль в мотивах, которые двигали солдатской массой в феврале. Но, как показали последующие события, солдаты еще не были настроены "пораженчески". Так что попытки объяснить их поведение ис-

    1 Кобылин В. Указ. соч. С 181. : ОлъденбургССУгаз. ст. С 6\&.

    ключительно "шкурными* мотивами - ирисутдая мифу односторонность. Приняв участие в восстании, солдаты пошли на большой риск. Позднее значительная часть этих людей будет сражаться в Гражданской войне, защищая "свою* власть. Тогда (в отличие от мировой бойни) они будут знать, ради чего умирают.

    Прежде всего на сознание солдат действовали приказы стрелять по толпам населения. Впервые с 1905 г. в столице так обильно лилась кровь. 26 февраля восстала 4-я рота запасного батальона Павловского полка. "Видя картину расстрела безоружных, видя раненых, падающих около них, павловцы открыли огонь через канал по городовым... - писал Н. Суханов. - Павловцы же вернулись к своим казармам уже в качестве бунтовщиков, сжегших свои корабли, и призывали товарищей присоединиться к ним. тут и произошла перестрелка между верной и восставшей частью полка*'. Восставших окружили, урезонили с помощью священника. 19 "зачинщиков* были арестованы. Но победители не досчитались 21 винтовки. Оружие "ушло* к рабочим.

    Восстание павловцев не только показало пример солдатам гарнизона, но и поставило перед ними дилемму - будут ли "зачинщики* "страдать за правду* или их можно "выручить*. Можно ли довести дело павловцев до победного конца? Этот вопрос обсуждался в казармах в ночь с 26 на 27 февраля. Унтер-офицер Кирпичников (студент, призванный в армию в 1915 г.) сумел убедить солдат Волынского полка восстать. 27 февраля армия стала переходить на сторону революции. Волынцев поддержали павловцы, решившие "выручать* вчерашних бутгтовщиков. Восставшие части и подразделения двинулись к центру. Сопротивление им было оказано только вокруг Невского проспекта. Верные правительству части отходили к Зимнему дворцу и Адмиралтейству Пытаясь приостановить развитие "мятежа", Хабалов направил в район Литейного проспекта отряд полковника А. Кугепова численностью около 1000 штыков. Однако этот отряд быстро сме-

    1 Суханов Н. Н. Указ. соч. С 65.

    шалея с восставшими. Солдаты не хотели стрелять "по своим* ради сохранения самодержавия. И в этом была главная причина и восстания, и его успеха в Петрограде.

    Эмигрантский историк Г. М. Катков склонен преувеличивать роль либеральной пропаганды Г/чкова среди офицерства, полагая, что "этим можно объяснить поведение офицеров во время восстания 27 и 28 февраля*'. Но за этой гипотезой нет фактов, доказывающих, что восставших офицеров распропагандировал именно Р/чков и его группа. К тому же офицеры как раз примыкали к революции постепенно, активное участие в событиях 27 февраля приняли единицы из них. Мифотворцы просто не понимают разницы между переворотом и восстанием. При перевороте солдаты делают то, что им приказывают офицеры-заговорщики. В условиях восстания его участники действуют более сознательно, под влиянием своих побуждений (может быть, и эмоциональных, но не слепых). Солдаты 26-28 февраля действовали сами, подчиняясь только тем офицерам, которых считали революционерами. К остальным офицерам они относились враждебно как к представителям режима.

    Восставшие войска освободили политзаключенных, в том числе рабочую группу ВПК во главе с К. Пзоздевым. "Пзоздевцы* ничего не обещали либералам и теперь делали то, что и должны были делать социалисты: включились вместе с другими социал-демократами и эсерами в создание Совета, пгляивсклоящего буржуазии.

    Рабочие и левые активисты не были сторонниками социального хаоса и понимали, что движению требуется организация. Иначе события так и могли остаться всего лишь хлебным бунтом. 23 - 24 февраля проходили совещания представителей рабочих организаций и социалистических партий. На них возникла идея

    обратиться к опыту 1905 г. и создать Советы рабочих депутатов1. Временный исполнительный комитет Совета, пополнившись уже избранными депутатами, приступил к организации выборов в Совет по всем заводам. Днем 27 февраля Совет уже проводил свое первое заседание, посвященное организации порядка, военных действий и снабжения войск Сила Совета заключалась в том, что он опирался на низовую самоорганизацию трудящихся масс. Повсеместно возникали ячейки активистов, готовых выполнять распоряжения Совета, а также районные советы. Одновременно временный исполком Совета "принял экстренные меры к организации продовольствия для восставших, отбившихся от казарм, распыленных и бездомных воинских частей", - вспоминал член исполкома Совета Н. Суханов1. Таким образом, *Таврический дворец превращался не только в боевой штаб, но и в питательный пункт. Это сразу создавало практическую связь между "Советом" и солдатской массой", - отмечал Ольденбург'. Вскоре Совет стал пополняться представителями восставших частей.

    В исполком прошли прежде всего известные рабочим лично лидеры левосоциалистических группировок, а также те, кто удачно выступил на первом заседании Совета. 28 февраля состав исполкома был дополнен представителями (в большинстве своем более умеренными) революционных партий.

    Совет действовал решительно. Он приказал изъять все имеющиеся запасы муки и пустить их в хлебопекарни'. Хранить их дальше не было смысла - либо к городу подойдут уже направленные эшелоны с хлебом, либо разразится голод

    Так в городе возник новый орган власти, тесно связанный с предприятиями, восставшими частями, революционными партиями и организациями рабочих. Теперь речь шла не о бунте и не о политическом перевороте, а о борьбе широких социальных

    1 Февральская революция. С 83.

    слоев за власть с целью изменения самих принципов формирования социально-политической системы страны, то есть о социальной революции. Но революция - это не синоним хаоса и чистого разрушения. Революция рождала свою организацию, центрами которой были Советы.

    Дума не противостояла Совету, а пыталась опереться на его авторитет. Совет создал продовольственную комиссию, и "Исполнительный комитет Государственной Думы* присоединился к этому начинанию- согласившись поставить свой "лейбл* после наименования Совета. Комиссия стала именоваться "Продовольственная комиссия Совета рабочих депутатов Петрограда и Исполнительного комитета Государственной Думы*1.

    Конечно, влияние Думы на ход революции оставалось очень значительным. Так, 28 февраля Петропавловская крепость перешла на сторону революционных сил только после того, как представитель ВКГД переговорил с комендантом2. Но влияние депутатов было только моральным. Конкретных военных сил у них не было. Когда солдаты восстали, Керенский обзванивал своих знакомых демократов, которые по его инициативе направляли бродившие по городу отряды к Думе.

    Пользуясь своим внезапно возросшим влиянием, Керенский пытался максимально снизить издержки революции. Он бросил лозунг "Государственная Дума не проливает крови*, который спас многих деятелей старого режима'.

    Дума, оставаясь символом движения, не контролировала его. Бунтующие солдаты и жители иногда убивали полицейских, особенно после того, как распространились слухи, что полицейские с крыш стреляют по толпам из пулемета. Но среди демонстрантов действительно было много жертв.

    28 февраля "движение перекинулось в окрестности столицы. В Кглнштадте оно приняло особенно кровавый характер; вос-

    10 - 5150 Брег*"

    289

    ставшие матросы убили адмирала Вирена, десятки офицеров были истреблены, остальных заточили в подземные казематы*1. Инициаторами бойни были матросы-арестанты, обозленные на офицеров. Совет и Дума послали делегацию в Кронштадт, и резня прекратилась.

    И бескровность Февральской революции, и патологическая жестокость революционеров - однобокие мифы.

    Когда правительство было разогнано восставшими в ночь на 28 февраля, ВКГД уведомил командующих фронтами, что "пра-вительственная власть перешла в настоящее время к Временному комитету Государственной Думы*. Генералы не приняли никакого участия в свержении действующего правительства. Так что пока никаких признаков их участия в -перевороте* не было.

    28 февраля сопротивление сторонников старого режима в столице практически прекратилось. "1Ъсударственная Дума стала символом победы и стала объектом общего паломничест-ва*1, - вспоминал Милюков. Лидеры ВКГД выступали перед революционными частями, призывая их к дисциплине и подчинению офицерам. 1 марта войска были приведены в порядок, но подчинялись они теперь только "революционным* указаниям. Действия депутатов в этих условиях были направлены не на разжигание революции, а на прекращение конфронтации.

    Затем выяснилось, что воинские части, присягая на верность Думе, реально подчиняются Совету, с которым они были связаны организационно через своих делегатов. Тем более власть Совета распространялась на рабочих, которые выполняли распоряжения депутатов только в том случае, если на это имелась санкция

    1 Ольденбург С С. Указ, соч. С 626.

    Совета1. Опираясь на организованные революционные силы, Совет фактически взял власть в столице в свои руки.

    Чтобы перехватить влияние у радикалов. Родзянко под давлением депутатов решился наконец подобрать "валявшуюся на мостовой" правительственную власть. Но, понимая, что это означает открытое участие в "мятеже", он был готов взять власть при условии, что члены ВКГД будут "безусловно и слепо* подчиняться его распоряжениям'. Никаких обязательств ему, впрочем, никто не дал, но вопрос формирования нового правительства встал в повестку дня. М. Родзянко и не подозревал, что лидеры господствовавшего в Думе либерального Прогрессивного блока уже готовят другую кандидатуру в премьер-министры - более мягкого и уступчивого лидера земского движения князя Г. Львова. Такой премьер, а не "диктатор" М. Родзянко, и был нужен вождям думского большинства.

    Но очевидно, что победа революции в Петрограде еще не-означала успеха в масштабе страны. По мнению депутата А. Бубликова, "достаточно было одной дисциплинированной дивизии с фронта, чтобы восстание было подавлено. Более того, его можно было усмирить простым перерывом железнодорожного движения с Петербургом: голод через три дня заставил бы Петербург сдаться"-. Это мнение авторитетно - ведь именно Бубликов и его сотрудники обеспечили поставку продовольствия в столицу. Но по той же причине у Бубликова есть мотив драматизировать ситуацию. Устроить голод встолице империи -значило только ожесточить ее жителей, вызвать к ним сочувствие провинции. Но все же: могли ли генералы оперативно подавить

    восстание в столице? Если могли - почему не подавили? Нет ли здесь признаков заранее продуманного заговора?

    27 февраля царь отказался ввести ответственное перед Думой министерство Г Львова, о чем его просил и Великий князь Михаил Александрович. Генерал Рузский, пересказывая Николаю в телеграмме сообщение Родзянко, добавил от себя: "Позволю себе думать, что при существующих условиях меры репрессии могут скорее обострить положение, чем дать необходимое, длительное удовлетворение*1. Царь считал, что, когда идет бунт - уступать нельзя. Но сам факт давления на царя со стороны руководителей армии был для режима чрезвычайно опасен. В условиях начавшейся в столице революции военные решили наконец все же вмешаться в политику

    Начальник штаба главнокомандующего М. Алексеев тоже обратился к царю с предложением пойти на уступки. М. Алексеев ссылался на генерала Н. Рузского, также выступил против репрессий. Одновременно Алексеев разослал телеграмму Родзянко другим командующим фронтами. Таким образом уже вечером 26 февраля генералы получили право высказать свое политическое мнение.

    Не обращая внимания на эти тревожные обстоятельства, Николай назначил генерала Н. Иванова командующим карательной экспедицией против столицы с диктаторскими полномочиями. Ему придали три роты Георгиевского батальона. Другие фронты должны были выдвинуть к Петрограду 3 кавалерийские и две пехотные бригады.

    28 февраля каратели начали движение из Могилева в Царское Село. Однако генерал Иванов не смог даже соединиться со всеми частями карательного корпуса.

    Мог ли Иванов подавить восстание в Петрограде, если бы действовал более решительно? В Гатчине было сосредоточено около 20 тысяч войск, верных старому режиму. На ст. Алек

    сандровской высадился пехотный полк. Навстречу им генерал Н. Потапов выдвинул шесть тысяч революционных солдат, сохранявших дисциплину. Они стали занимать позиции в шести верстах от столицы со стороны Царского Села. В Луге восстал гарнизон и разоружил подошедший эшелон карателей, которые, в общем, не желали никого карать. В Петрограде уже 1 марта стали приводиться в порядок части восставшего гарнизона. Их боеспособность была не велика. Зато революционеры имели многократный перевес (более 100 тысяч солдат), на их стороне была сильная оборонительная позиция и симпатия населения столицы.

    Удар по карательной экспедиции нанесли железнодорожники. Пути между Семрино и Царским Селом разбирались, с железнодорожных стрелок снимали крестовины, что делало движение невозможным, но позволяло революционерам, когда понадобится, быстро восстановить дорогу. Опасались, что генерал от Царского Села продвинется в Гатчину, к своей основной группировке. Но он отступил к Вырице. С 1 на 2 марта Иванов заночевал в Вырице, где арестовал начальника станции за саботаж Саботаж после этого только усилился. Путь на Гатчину был испорчен, а в паровозах Иванова находчивые железнодорожники слили воду1. Таким образом, атаковать столицу с ходу не удалось. А после I марта пришлось бы блокировать и штурмовать уже не только Петроград, но и Москву, Тверь, Нижний, Харьков.

    Важную роль в этой обстановке сыграли действия как раз депутата А. Бубликова. В качестве комиссара ВКГД он занял Министерство путей сообщения и принялся управлять железными дорогами. В ночь на 1 марта по телеграфу всем станциям железных дорог была отправлена телеграмма: •Железнодорожники! Старая власть, создавшая разруху во всех областях государственной жизни, оказалась бессильной. Комитет Государственной Думы, взяв в свои руки оборудование новой власти, обращается к вам

    от имени Отечества: от вас теперь зависит спасение Родины*1. Судьба революции зависела от железнодорожников фазу в нескольких отношениях. Они дали зеленую улицу эшелонам с хлебом к столице, они пгзоинформировали страну о том, что власть переменилась, они по требованию Бубликова стали тормозить движение к Петрограду любых военных частей, они взяли под контроль перемещение царского поезда. Железнодорожные служащие в большинстве своем поддержали новую власть. Теперь спасти царя могли только решительные действия генералов. Если бы они этого хотели.

    • ? •

    Что было делать в этих условиях командующим фронтами и Алексееву? 28 февраля Алексеев отправил две телеграммы, сравнение которых показывает, что в его настроении произошло важное изменение. В первой телеграмме он излагает ход •мятежа* с явной враждебностью к восставшим и обсуждает меры к подавлению бунта. Во второй говорится: *В Петрограде наступило полное спокойствие, войска примкнули к Временному правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное правительство под председательством Родзянко заседает в Государственной Думе...* Алексеев был информирован и о стремлении лидеров думского большинства к сохранению монархии'. Генералам осталось только присоединиться. Поверхностному наблюдателю, который питался слухами и не знал об активности Совета, ситуация в столице могла представляться именно такой. В этих условиях либеральный генералитет не мог поддержать экспедицию Иванова, так как ее успех означал бы разгром представительных учреждений и либеральных партий России вплоть до октябристов, возвращение к глухой реакции,

    к •всеобщему развалу", который, по мнению Алексеева, начался еще до революции.

    Из этого исходил генерал Алексеев, информируя командующих фронтами. Отчасти верно и мнение СС Ольденбурга о причинах поведения руководителей армии в эти дни: *Они верили, что в Петрограде - правительство Государственной Думы, опирающееся на дисциплинированные полки; ради возможности продолжать внешнюю политику они хотели, прежде всего, избежать междоусобия"'.

    Но это не значит, что либеральные генералы организовали военный заговор еще до восстания в столице. Они лишь сочувствовали либералам и были раздражены поведением государя. Только когда события в Петрограде и волнения в других городах поставили страну на грань гражданской войны, генералы пошли на отстранение обанкротившегося царя, чтобы предотвратить братоубийство. Их действия определялись информацией либералов о готовности взять ситуацию под контроль. Однако, когда в ночь на 2 марта выяснилось, что ситуация зашла дальше, чем хотелось бы Родзянко, генералы продолжили начатый переворот.

    28 февраля массовые демонстрации под красными флагами захлестнули Москву. Социал-демократами и эсерами из представителей рабочей секции ВПК, кооперативов, профсоюзов и партий был создан Временный революционный комитет, который стал готовить созыв Совета. Вечером 28 февраля на сторону революции стал пегзеходить московский гарнизон. Власть приняла городская Дума, по инициативе ее головы М. Челнокова стал формироваться Комитет московских общественных организаций, который стал опорой новой власти.

    На следующий день гарнизон "древней столицы" полностью перешел на сторону Временного революционного комитета и городской Думы. Революция распространялась на крупные промышленные центры вместе с телеграфными сообщениями о

    1 ОльденбургС С. Указ. соч. С 621.

    собьггиях в столице. 28 февраля на сторону революции стали переходить гарнизоны в Харькове. Нижнем Новгороде и Твери (здесь толпа убила губернатора).

    С этого момента быстрое подавление революции стало невозможным.

    "КТО ВАС ВЫБРАЛ?-. СНОВА МАСОНЫ

    События действительно на время вышли из-под влияния ВКГД и военного руководства. Совет добился контроля над войсками гарнизона. Когда представители ВКГД отказались удовлетворить предложения советских лидеров о демократизации в армии, Совет пошел своим путем. Радикальные группировки смогли установить через Советы тесную связь с солдатской массой. 1 марта этот союз был закреплен в своего рода военной конституции, сиформленной как Приказ № 1 Совета. По существу, приказ был написан самими солдатами.

    Дтя критиков революции приказ - корень последующих злодейств. Он "развалил армию". А что, собственно, в нем такого, что делает невозможным существование боеспособной армии?

    Приказ устанавливал, что во всех, частях необходимо "немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов", избрать представителей от рот в Совет (что, кстати, привело к преимущественному прсдтвительству солдат по сравнению с рабочими). Далее приказ гласил: "Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам". Совет становился не только органом солдатского самоуправления, но и официально закреплял за собой военную силу тылового гарнизона и нейтрализовывал другие влияния на войска: ^Приказы военной комиссии Государственной Думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов". Но речь идет не о военных, а о политических действиях. То есть Совет пытался гарантировать демократические завоевания от военного подавления.

    Далее, приказ провозглашал гражданские права для солдат. -В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане". Отменялось отдание чести вне службы, старое титулование офицеров и их право фубо обращаться с солдатами1.

    В приказе № 2 5 марта исполком Совета разъяснял, что приказ № 1 не предусматривал избрания офицеров. Этот приказ был утвержден военным министром Гучковым. А что ему было возразить - что нужно грубо обращаться с солдатами или что вся страна получает гражданские права, а солдаты будут лишены их даже вне службы? Даже либеральный историк С П. Мельгунов признает, что приказ имел ">чигхггворяющее значение"'для солдатской массы.

    Казалось бы. возникало •двоевластие" - власть оказывалась в руках и создаваемого Думой правительства, и Совета. •Двоевластие" считается теперь чуть ли не символом хаоса и смуты. Но это понятие предполагает противостояние центров власти. А если они мирно сосуществуют и поддерживают друг друга -то это разделение полномочий, а не •двоевластие*. Весной 1917 г. о •двоевластии" говорят как об угрозе, а не о реальности. Временное правительство признавало, что ему придется считаться с мнением Совета, но оно отказывалось допустить прямое вмешательство снизу в деятельность правительства, что "было бы недопустимым двоевластием"'. Хорошо ли, плохо ли, а функции общегосударственного правительства исполняло прави-

    1 Суханов Я. Н. Указ. соч. С 145. ' Мельгунов С П. Указ. соч. С 96.

    тельство. Советы были гораздо влиятельнее на местах, что вообще характерно для органов самоуправления.

    Прибывший в Россию в апреле Ленин будет говорить о •двоевластии* как о возможности добиться перехода всей власти к Советам. Но как раз Петросовет и большинство Советов весной 19П г. категорически не поддержали позицию Ленина. Этот вопрос уже был обсужден Советом, и решения были приняты другие.

    А в первые мартовские дни обсуждение •вопроса о власти* в Совете выявило три точки зрения. Н. Чхеидзе и М. Скобелев доказывали, что брать власть нельзя, потому что тогда придется взять на себя ответственность за неизбежные буржуазные меры, включая и продолжение войны. К. Пзоздев и правые меньшевики считали, что войти в правительство можно, чтобы отстаивать точку зрения трудящихся. Характерно, что именно эта правая точка зрения в большей степени соответствовала масонской политической линии, чем позиция отходивших от ложи Чхеидзе и Скобелева. Они согласятся с участием социалистов в правительстве позднее и под влиянием обстоятельств. Большевики, межрайо-нец К. Юренев и левый эсер В. Александрович предлагали свергнуть временное правительство и создать из партий, входящих в Совет, временное революционное правительство. Это предложение было отвергнуто исполкомом 13 голосами против 8.2 марта на заседании Совета только 19 человек против 400 поддержали большевиков. Предложение Гвоздева тоже не прошло - до мая. Это значило, что возникает не двоевластие, а федерализм, нормальная демократическая система, где правительство могло бы опираться на сеть организаций самоуправления.

    Лидеры Совета понимали, что управлять страной они не смогут, да и вся страна, не связанная с Петросоветом организационно, не станет подчиняться решениям неизвестных пока России людей, лидирующих в этом революционном органе. Революционерам необходимо было еще приобрести достаточную известность и опыт легальной работы, чтобы их авторитет превысил

    влияние думских лидеров. Поэтому Совет, воспринимавшийся в столице как власть, исходил из того, что правительство будет формироваться думским большинством. Но Совет претендовал на роль верховного контрольного органа. Лидеры Совета считали: "Стихию можем сдержать или мы, или никто. Реальная сила, стало быть, или у нас, или ни у кого"1. Это утверждение было недалеко от истины.

    Чтобы контролировать ситуацию в Петрограде, ВКГД должен был договориться с Советом. До 2 марта Совет еще не определился, как относиться к формируемому думцами правительству В ночь с 1 на 2 марта представители Совета и ВКГД сошлись для того, чтобы согласовать позиции (благо сидели они в соседних комнатах). Для советских лидеров, не собиравшихся брать власть самим, это был шанс навязать будущему правительству условия минимальной лояльности со стороны "демократии". По чьей инициативе начались эти переговоры? Суханов приписывает ее советской стороне. Но не все так просто. Как таковая инициатива привлечения советских лидеров к решению •вопроса о власти" исходила от Думы. Шляпников вспоминает, что 1 марта Чхеидзе "принес из Комитета Государственной Думы сообщение, что без вхождения левых партий последний составить правительство не может*-. Это значит, что идея переговоров возникла между Чхеидзе и его друзьями в левом фланге ВКГД - а это Керенский и Некрасов. Инициатива исходила от масонской группы и примыкавших к ней депутатов Думы и Совета. Характерно, что на самих переговорах Керенский вел себя пассивно, отдыхая в промежутке между более важными делами - ему был важен сам факт договоренности. Однако когда неуступчивый Милюков, требовавший сохранения монархии, завел переговоры в тупик, Керенский вмешался и уговорил "сво-

    ' СухановН.И.Указ.соч-С 151.

    ' Шляпников Л Г. Канун семнадцатого года. Семнадцатый год. М_ 1992. С 196.

    их" достичь компромисса - обойти стороной этот вопрос до Учредительного собрания'.

    Сами эти переговоры были воплощением масонской политической линии - сковать думцев и леваков одной цепью ответственности за общее дело, сдвинуть оба фланга революции к центру. Это предоставляло масонской группе господствующие позиции в центре политического поля: когда возникало противоречие центристов с кадетами и октябристами - можно было опереться на поддержку левых сил, а если левые начинали своевольничать - им можно было бы противопоставить правых. Соответственно, к связке Керенский - Некрасов - Чхеидзе в силу логики событий примыкали все правые социалисты и левые либералы, которые сами по себе не имели отношения ни к какому масонству. А те масоны, которые расходились по взглядам с социал-либеральной центристской группой в правительстве, отпали от этой группировки. Таким образом стала складываться межпартийная группа, которая пришла на смену масонской ложе, но сохранила се политический курс Поэтому условно мы будем называть эту группу "масонской партией", не забывая, что лишь часть се лидеров прежде входила в масонские ложи.

    Лидеры ВКГД "центристы* в своем поиске компромисса действовали самочинно, без ясных полномочий. Но только так и можно было поступать в революционном потоке, когда не было времени на длительные многосторонние согласования позиций. И в то же время каждая сторона знала, на что согласятся ее сторонники, а на что - нет. Достигнув в итоге компромисса, и левые, и правые сумели убедить пгхт!востоящие стороны в необходимости союза перед лицом монархической и военной угрозы. В итоге к утру 2 марта было решено, что правительство

    провозгласит в своей декларации амнистию по политическим и религиозным делам, широкие гражданские свободы, отмену сословных, национальных и религиозных ограничений, замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления. Кроме того, под давлением социалистов правительство провозглашало начало немедленной подготовки к выборам в Учредите.! ьное собрание, а также в органы местного самоуправления на основе всеобщего, равного и тайного голосования. Важной частью соглашения стало обещание не разоружать и не выводить из Петрограда революционные части гарнизона, распространение на солдат гражданских прав при сохранении строгой дисциплины на службе'. В этих решениях не было ничего социалистического. Но для либералов, вошедших в правительство, этот демократический курс был вынужденным, принятым под давлением снизу. Либеральное правительство противостояло демократии Советов, но Советы приняли решение все же поддерживать правительство постольку, поскольку оно соблюдает соглашения с Советом. Таким образом, удалось избежать противостояния властей, пока правительство соблюдало договоренности. Реальное •двоевластие* возникло осенью, когда Петросовет перешел под контроль большевиков.

    При этом Совет и в февральские дни, и позднее показал, что является относительно работоспособной структурой. Журналист В. Розанов, позднее известный консервативными взглядами, признавал, что в Совете "ораторы определенно лучше, нежели как были в Г. Думе*, "речи вообще не для красноречия и даже не для впечатления, а именно - деловые, решительные, требовательные или - разъясняющие вопрос*'. Советы стали основной структурой демократии в России. А вот Временное правительство как раз демократическим не было.

    Пока либералы боролись за власть с самодержавием, они выступали за правительство, ответственное перед избранниками народа.

    Милюков уже в 1916 г. произвел чуть заметную, но имевшую большое значение сдвижку в лозунгах - от "ответственного правительства" к "правительству народного доверия". Когда от него попросили разъяснений, он прокомментировал: "Как кадет, я стою за ответственное министерство, но, как первый шаг, мы по тактическим соображениям ныне выдвигаем формулу - министерство, ответственное перед народом"1. Перед народом - это ни перед кем. "Псрвый шаг" вел к безответственному авторитарному правительству во главе с либеральной элитой.

    Вероятным премьером все бурные дни революции считался Родзянко, но в решающий момент 2 марта думские лидеры смогли отодвинуть его в сторону изящной комбинацией. Обсуждалась конфигурация власти, где Родзянко становился больше чем премьером, фактически - президентом, временным главой государства. Эту конструкцию наивный Родзянко излагал Алексееву 3 марта: "Предполагается необходимым созыв Учредительного собрания, а до тех пор действие Верховного комитета и Совета министров, уже нами обнародованного и назначенного, при одновременном действии двух законодательных палат*-'. Родзянко не знал, что уже 2 марта Временное правительство взяло всю власть в свои руки, фактически распустив Думу. Не собиралось оно считаться и с "Верховным комитетом", как назвал Родзянко ВКГД

    Теперь идея •ответственного" кабинета была окончательно отвергнута.

    2 марта Временное правительство приняло решение "Вся полнота власти, принадлежащая монарху, должна считаться пере-

    1 Катков Г. М. Указ. соч. С 32. ! Февральская революция. С 231.

    данной не 1Ъсударственной Думе, а Временному правительству"1. Лукавство этого решения заключалось в том, что после 1905 г. монарх в России не обладал всей полнотой власти. Таким образом, Временное правительство восстанавливало самодержавную диктатуру, только не ко главе с монархом, а в своих руках. Такое правительство никак нельзя назвать демократическим.

    Временное правительство складывалось из представителей различных обшественных структур, которые должны были стать опорой новой власти (Временный комитет Гск^дарственной Думы, Земский и Городской союзы, Военно-промышленный комитет, даже Петросовет).

    2 марта Милюков произносил свою первую речь от имени правительства. В ответ он услышал возмущенный вопрос "Кто вас выбрал?" -Я ответил: "Нас выбрала русская революция!" Эта простая ссылка на исторический процесс, приведший нас к власти, закрыла рот самым радикальным оппонентам"-'. Отныне даже правые политики признавали право "революции" "выбирать" правительства. Вооруженное революционное меньшинство воспользуется этим правом еще не раз.

    Рассматривая механизм формирования первого состава Временного правительства, мы снова вспоминаем о загадочной заговорщической предыстории февраля. Как мы видели, роль масонской организации в событиях самой Февральской революции была ничтожной. Но когда речь зашла о дележе пирога, масонские связи оказались как нельзя более кстати. Покинув салоны, масонские комбинаторы отправились в Таврический дворец, чтобы напомнить вовлеченным в большую политику братьям о масонском единстве. Насколько этот фактор сыграл свою роль при формировании новой власти?

    До начала революции, в условиях борьбы за "ответственное правительство", в политических салонах то и дело раскладывали грядущие министерские пасьянсы. Если царь согласится

    призвать к власти обществен нсхтъ, нужно быть готовыми предложить опытные кандидатуры. Политики готовились к ролям министров. Не остались в стороне от этого и масоны, которые, конечно, также обсуждали свои кандидатуры на кресла в либеральном кабинете. Чем они хуже дгл/гих?

    Поскольку масоны входили в организации, формировавшие правительство, они могли содействовать друг другу в получении постов. Миф упрощает проблему. Могли - значит, действовали заодно. КН. Яковлев, как всегда, категоричен: •Верность масонской ложе в глазах посвященных была неизмеримо выше партийной дисциплины любой партии. И когда пришло время создавать временное правительство, его формирование нельзя объяснить иначе, как выполнением предначертаний этой организации. Кандидатуры были выдвинуты не лидерами буржуазных партий, ибо только немногие из них были в ложах, а одобрены на тайных сборищах руководящего ядра масонов"1. Здесь бы хотелось доказательств. Н. Н. Яковлев их не привел, поэтому поищем сами. Как формировалось Временное правительство?

    Милюков вроде бы подтверждает основные аргументы •антимасонов", утверждая, что Львов оказался во главе правительства именно благодаря своей принадлежности к масонству. Но тут же, в прямом противоречии с этим, признает "При образовании Временного правительства я потерял 24 часа (тогда ведь почва под ногами горела), чтобы отстоять кн. Г. Е Львова против кандидатуры М. В. Родзянко, а теперь думаю, что сделал большую ошибку"*. Так при чем здесь масонство? Милюков считал Родзянко слишком властной фигурой, предпочитал слабого Львова, которым был намерен вертеть в новом кабинете, формально не являясь его главой (мало ли как сложится ситуация). Это вполне совпадало с интересами других "сильных людей" думской оппозиции совершенно независимо от их принадлежности к масонству. Сам Милюков, сыгравший решающую роль в назначении

    главой пглвительсш именно Львова, по общему мнению, к масонам не принадлежал.

    А. Гальперн, на тот момент секретарь Верховного совета, высшее датжностное лицо в масонской иерархии, вспоминает, что высший масонский орган не собирался в дни Февральской революции и, ссктгветственно, не мог обсуждать состав Временного правительства Однако влиятельные масоны Коновалов, Керенский, Некрасов, Карташев, Соколов и Гальперн активно контактировали между собой. Поэтому трудно согласиться и с крайним выводом АЛ. Авреха о том, что "масонская организация не имела к их выдвижению никакого отношения"1. Все же имела, хоть и не решающее. Одни сумели стать активными участниками событий, другие давали братьям советы. Такой и была роль большинства масонов в событиях - совещательной. Было бы соблазнительно представить себя архитектором первою временного правительства, вполне ссютветствовавшего вкусам либералов. Но [альперн честно признает, что "говорить о нашем сознательном участии в формировании правительства нельзя: мы все были очень растеряны"1.

    Г. М. Катков уверен: "Партийная принадлежность и партийная дисциплина должны были уступать более прочным масонским узам. Более всего от этого пострадала партия кадетов. Когда настал час формирования Временного правительства, решение выносилось не партийными комитетами, а влиятельными масонскими группами"-'. И сколько было этих групп, властно отодви-нувших кадетский ЦК? И кто его на деле отодвинул от решения •кадрового вопроса"? В горячечной обстановке первых чисел марта действительно было не до ЦК. Состав правительства формировался на длительных совещаниях политиков разных либеральных фракций. Но центром этих совещаний, как следует из воспоминаний Шульгина, Милюкова (оба - не масоны) и других свидетелей, были не масоны, а сам Милюков.

    Присутствие масонов в правительстве еще не говорит о том, что они попали туда именно благодаря масонским связям. Керенский был одним из лидеров революции, депутатом и членом исполкома Петросовета одновременно. При таком наборе он мог открыть ногой дверь правительства. Там кадеты только повторяли ему: 'Просим, просим". Милюков заявил на кадетском съезде 27 марта: "Я помню тот решительный момент, когда я поздравил себя с окончательной победой. Это был тот момент, когда по телефону на нашу просьбу стать министром юстиции А.Ф. Керенский еггветил согласием"1. Так что Керенскому масоны были не нужны для попадания во власть, скорее наоборот - масоны становились организацией при Керенском и Некрасове. Некрасов был видным кадетом. Ему для попадания в пгявительство тоже не нужно было масонской протекции.

    Главным призом масонов в правительстве считается М. Терещенко, малоизвестный в Петрограде чиновник и предприниматель. Fro включение в правительство вызывало недоумение и даже обиды кадетов - не масонов. А_Я. Аврех и даже В.И. Старцев отрицают его принадлежность к масонству, поскольку Некрасов не перечисляет его среди министров-масонов-' (правда, нет и доказательств, что перечисление Некрасова является исчерпывающим), а прямо на Терещенко в качестве масона указывает только нтечкори (но он-то как раз не состоял с Терещенко в одной ложе, и уже поэтому его свидетстьство ненадежно)'.

    Пикантность ситуации заключается еще и в том, что Терещенко потеснил кадета Шингарева, претендовавшего на пост министра финансов. А Шингарев, которому дали менее престижный пост министра продоюльствия, как раз был масоном, но

    •классическим", не в той организации, где сс>стояли Некрасов и Керенский1.

    Собственно, как раз появление Терещенко в числе министров и является главным доказательством его принадлежности к масонству* - а кто еще мог бы его протащить на вершину власти?

    Впрочем, есть и другой канал. Распоряжаясь значительными средствами, Терещенко активно включился в работу Красного Креста и военно-промышленных комитетов. В 1915 г. он стал председателем Киевского военно-промышленного комитета, для чего масонские связи были не нужны. Т\т требовались капиталы. Таким образом, в системе ВПК Терещенко стал представителем •Юга России", сотрудником Львова и Гучкова. Это и был его канал для продвижения во власть. Если Терещенко был масоном, то этот фактор мог ему помочь, но он не был единственным и даже главным в возвышении будущего министра иностранных дел России. Он оказался представителем общественности "Юга России" по должности, а гтравительство не должно было состоять только из питерцев. Тогда это считалось неудобным.

    Судьба Терещенко сложилась так удачно во многом благодаря тихому перевороту, который кадеты совершили против Родзянко. Раз не он возглавил правительство, то на его место перемещался Львов, и в правительстве образовалась важная вакансия. Пришлось снова перекладывать пасьянс. Шингаревым "заткнули" Министерство земледелия, а на финансы нужно было поставить еще кого-то, кто в них разбирается. Вот тут и пригодился тучковский "кадр".

    Масонство сформировало не правительство, а личные связи, часть которых затем использовалась при аюрмировании правительства и легла в основу его центристской фракции, состоящей из старых знакомых, в том числе по масонству. Но это не значит, что масонская организация могла претендовать на то, чтобы диктовать свою волю правительству и его центру - "масонской

    партии". Советовать - пожалуйста. Но если мнение советчиков расходилось с мнением публичных политиков, то последние действовали по-своему.

    Н.Н. Яковлев считает, что почти все члены первого состава Временного правительства были масонами ("десять братьев"1). Кроме Милюкова. Отчего так? Оттого, что сам Милюков категорически отмежевался от участия в масонской ложе и даже туманно намекал на наличие масонской организации. Остальные члены правительства не соблаговолили этого сделать. Следовательно - они все масоны и есть.

    С Н. Н. Яковлевым не согласен важный свидетель. Бывший министр Временного правительства Николай Некрасов, который, попав в конце жизни в застенки НКВД, решил оставить потомкам память о масонах. Он дал о них подробные показания, благо это уже никак не могло повлиять на судьбу как самого Некрасова, так и его братьев. Некрасов пытается показать значительность влияния ложи. В ней было много влиятельных лиц. •Показательно, что в составе первого Временного правительства оказалось три масона - Керенский, Некрасов и Коновалов"-'. И чего Некрасов решил скрыть причастность к масонству остальных министров?

    Но не будем впадать в другую крайность. "Расклад реально задействованных политических сил накануне и в ходе Февральской революции был таков, что масонского присутствия среди них практически не ощущалось. Оно было так мало и ничтожно, что его не заметили даже современники, даже Департамент полиции. Поэтому история и историки имеют полное право сбросить со счетов русское политическое масонство в последние 10 лет существования царизма: вывод о масонах как quantitc negligeable (ничтожная величина) в предфевральских. февральских и постфевральских событиях 1917 г. остается неизменным.

    Чего не было - того не было"1, - заключает свою книгу А, Я. Аврех.

    В этой однозначности есть явные признаки идеологической заданности. Не было не потому, что нет свидетельств, а потому, что опасен сам факт признания, что было. Только дай волю этим рассуждениям, и пойдет: враги России установили режим тайной власти, рулили и рулят массой профанов, Сталина убили, СССР развалили.

    А. Я. Авреха можно понять, тем более что полемизировал он с активными участниками общественного противоборства того времени (тема масонства в 70-80-е гт была очень актуальна в борьбе патриотов и западников). Но сегодня мы уже можем выйти за рамки черно-белой логики и оценить роль масонов без уничижения и без преувеличений.

    В марте 1917 г. масонская организация решала две задачи - искала кадры для новой власти в первые месяцы, когда расстановка сил была еще неясна: "Ложи на местах определенно становятся ячейками будущей местной власти - вернее, резервуарами, из которых будущая, созданная после переворота центральная власть сможет черпать надежных, со своей точки зрения, кандидатов для замещения власти местной"-'. Во-вторых, масоны воздействовали "на левые партии в целях удержания их в русле коалиционной политики"'. Но те же задачи выполняли далеко не только масоны, но все сторонники политического центризма - от правых социалистов до левых либералов. Ядром этой политической силы была группировка Керенского - Некрасова, но большинство сторонников линии Керенского не

    были масонами. Поэтому можно говорить о политической группировке Керенского - Некрасова, своею рода "масонской партии", унаследовавшей курс масонов. Но в правительстве они были далеко не единственной партией. Большинство в нем составляли обычные кадеты, вовсе не стремившиеся к союзу с социалистами.

    •Масонская партия" заместила ложи и свела их влияние на нет. Масонская дисциплина оказалась слишком слабой связью но сравнению с идеологическими убеждениями. Масоны, не согласные с курсом Керенского - Некрасова, не могли повлиять на него, взывая к масонской дисци