Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ЧЕРНОСОТЕНЦЫ: ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ЗА ВЕЛИКУЮ РОССИЮ
    Д. И. СТОГОВ


    СОДЕРЖАНИЕ

    фото
  • Предисловие
  • Глава 1. Вождь черной сотни. Александр Иванович Дубровин (1855–1921)
  • Глава 2. «Курский зубр». Николай Евгеньевич Марков (1866–1945)
  • Глава 3. «Богатырь мысли и дела». Владимир Андреевич Грингмут (1851–1907)
  • Глава 4. «Борец русской самобытности». Василий Львович Величко (1860–1903)
  • Глава 5. «Гранитный утес» русского консерватизма. Андрей Сергеевич Вязигин (1867–1919)
  • Глава 6. «Богато одаренный, не расцвел он, не принес плода…» Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870–1920)
  • Глава 7. Пламенный проповедник и патриот. Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1864–1918)
  • Глава 8. Гроза врагов русского народа. Николай Николаевич Жеденов (ок. 1861 – 1933)
  • Глава 9. Патриот Земли Русской. Борис Владимирович Никольский (1870–1919)
  • Глава 10. Патриарх русских правых. Клавдий Никандрович Пасхалов (1843–1924)
  • Глава 11. Борец за правду. Павел Федорович Булацель (1867–1919)
  • Глава 12. Пламенный обличитель ритуальных убийств. Георгий Георгиевич Замысловский (1872–1920)
  • Глава 13. «Он заслужил большую популярность среди монархистов». Александр Александрович Римский- Корсаков (1849–1922)
  • Глава 14. черносотенец. Михаил Яковлевич Говорухо-Отрок (1866–?)
  • Глава 15. Идейные покровители черной сотни. Князь Владимир Петрович Мещерский (1839–1914) и генерал Евгений Васильевич Богданович (1829–1914)
  • Глава 16. Русский генерал, благотворитель, патриот. Граф Николай Федорович Гейден (1856 – после 30 декабря 1918)
  • Глава 17. человек, «соединивший старую Святую Русь с современною Россиею». Граф Сергей Дмитриевич Шереметев (1844–1919)
  • Глава 18. Вождь астраханских монархистов. Нестор Николаевич Тиханович-Савицкий (1866 – после июля 1917)
  • Глава 19. Борец за народную трезвость. Казанский монархист Александр Титович Соловьев (1853–1918 (?))
  • Глава 20. Первый руководитель Русского собрания. Князь Дмитрий Петрович Голицын (Муравлин) (1860–1928)
  • Глава 21. Обличитель международных тайных сил. Алексей Семенович Шмаков (1852–1916)
  • Глава 22. Выдающийся русский историк и пламенный патриот. Николай Петрович Лихачев (1862–1936)
  • Глава 23. Филолог-славист, этнограф, черносотенец. Алексей Иванович Соболевский (1857–1929)
  • Заключение
  • Список сокращений
  • Именной указатель

    КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА "ИСТИТУТА РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ"

    Никольский Б. В. Сокрушить крамолу.
    Самарин Ю. Ф. Православие и народность.
    Величко В. Л. Русские речи.
    Лешков В. Н. Русский народ и государство.
    Киреевский И. В. Духовные основы русской жизни.
    Аксаков И. С. Наше знамя – русская народность.
    Аксаков К. С. Государство и народ.
    Черная сотня. Историческая энциклопедия.
    Вязигин. А. С. Манифест созидательного национализма.
    Филиппов Т. И. Русское воспитание.
    Троицкий В. Ю. Судьбы русской школы.
    Фадеев Р. А. Государственный порядок. Россия и Кавказ.
    Катков М. Н. «Идеология охранительства».
    Булацель П. Ф. Борьба за правду.
    Хомяков Д. А. Православiе Самодержавiе Народность.
    Хомяков А. С. "Всемирная задача России".
    Безсонов П. А. Русский народ и его творческое слово.
    Черняев Н. И. Русское самодержавие.
    Морозова Г. А. Третий Рим против нового мирового порядка.
    Грозный И. В. Государь.
    Васильев А. А. Государственно-правовой идеал славянофилов.
    Нечволодов А. Д. «Николай II и евреи».
    Чванов М. А. Русский крест.
    Киреев А. А. Учение славянофилов.
    Стогов Д. И. Черносотенцы: жизнь и смерть за великую Россию.
    Степанов А. Д. Святые черносотенцы и Священный Союз Русского Народа.

    Монография кандидата исторических наук Д. И. Стогова посвящена черносотенцам – выдающимся деятелям русского монархического движения начала ХХ века, сыгравшим большую роль в формировании русской национальной идеологии и в становлении национального самосознания русского народа.

    В предреволюционные годы, перед угрозой гибели Исторической России здоровая часть русского народа самоорганизовалась в многочисленные правые (черносотенные) структуры, которые смогли дать отпор зачинщикам смуты 1905–1907 годов. В книге рассматриваются биографии наиболее видных представителей правомонархического движения начала ХХ века (в первую очередь крупнейших партийных правых деятелей – членов руководящих структур главных черносотенных организаций, формировавших правую идеологию, правое мировоззрение, правую политику) и показано, как развива- лось черносотенное движение, как шло становление его политиче- ской идеологии.

    Также автор исследования осуществляет попытку ответить на важнейшие вопросы – почему монархическое движение, несмотря на громкие декларации, в тот период времени так и не смогло окон- чательно победить революционную крамолу; почему монархисты так и не смогли консолидироваться пред лицом надвигающейся революционной опасности и были либо уничтожены новой революционной властью, либо изгнаны и разрозненно прозябали в эмиграции.

    Опыт деятельности черносотенных организаций, а также острые мировоззренческие и социально-политические вопросы, поставленные русскими монархистами еще сто лет тому назад, оста- ются актуальными и сегодня, в условиях постепенного возрождения национального самосознания русского народа, возвращения русских к Православной вере с одной стороны, и все усиливающегося нати- ска на Россию и русский народ чуждых русскому духу либерально- космополитических сил – с другой.

    ISBN 978-5-4261-0004-6
    © Д. И. Стогов, 2012
    © Институт русской цивилизации, 2012

    Предисловие

    Трагические события начала ХХ века, приход к власти в 1917 году антирусских сил и одновременно начавшаяся в стране практически полная перемена ее облика вновь и вновь заставляют обращаться к этому драматическому периоду оте- чественной истории. Определенная однобокость, с которой те события рассматривались на протяжении вот уже почти ста лет как в советской, так и в постсоветской историографии, вы- нуждает современных исследователей взглянуть на известные исторические факты в несколько ином ракурсе, чтобы пока- зать всю сложность и противоречивость происходивших в те времена процессов. Актуальность изучения истории России начала ХХ века объясняется и тем, что в настоящее время и мы сами живем в переломную эпоху, менее двадцати лет тому назад буквально на наших глазах происходил очередной слом прежних социально-экономических и политических отноше- ний, когда Россия вновь была ввергнута в пучину «демократи- ческого» хаоса и анархии.

    Снова и снова мы вынуждены обращаться к опыту про- шлого, опыту столетней давности, когда в начале ХХ столе- тия в России происходило укрепление русской национальной идеологии. Конечно, в политической системе любого государ- ства консервативные силы играют значительнейшую роль. Так было и в начале прошлого века в России. При постоянной угрозе революционного взрыва, который неизбежно должен был привести к слому не только традиционной русской го- сударственности, но и к низвержению всех коренных основ традиционного русского бытия, существование и развитие национально-консервативной идеологии становилось важней- шим фактором сдерживания революционной вакханалии.

    В исторической и политологической литературе под пра- выми традиционно понимают «консервативные партии, от- стаивавшие и отстаивающие традиционные – политический, социальный, экономический, религиозный, бытовой – уклады жизни, стоящие за сохранение основ существующего или су- ществовавшего строя»1.

    Наиболее последовательной и активной частью русского правомонархического движения были черносотенцы.

    В России конца XIX – начала ХХ вв. они выступали за сохранение незыблемого традиционного Самодержавия, и в этой связи термин «черносотенцы» для того времени фак- тически являлся синонимом слова «монархисты». черносо- тенцы ратовали также за первенство русской народности и православной религии на территории традиционного про- живания великороссов, малороссов и белорусов, которые рассматривались ими как составные части триединого рус- ского народа.

    Старейшей политической организацией черносотенцев было Русское собрание, созданное в Петербурге в конце 1900 года монархической элитой русского общества под традици- онным лозунгом теории официальной народности, разрабо- танной еще в 1830-е гг. министром народного просвещения царского правительства графом С. С. Уваровым, – «Право- славие. Самодержавие. Народность». Официальная програм- ма Русского собрания была утверждена в 1906 г. и включала следующие положения:

    – самодержавная и неделимая Россия; – господствующее положение Православия в России; – законосовещательный характер Государственной думы.
    ________________________________
    1 Правые партии. Документы и материалы. 1905–1917 гг. Т. 1–2 / Публ. Ю. И. Кирьянова. М., 1998. Т. 1. С. 5. Об идеологических различиях между националистами и черносотенцами см.: Иванов А. А. «Россия для русских»: pro et contra. Правые и националисты конца XIX – начала ХХ века о лозунге «русского Возрождения» // Трибуна русской мысли. 2007. № 7. С. 92–101.

    В дальнейшем черносотенцы были представлены различ- ными политическими организациями, органами печати соот- ветствующей направленности, политическими салонами, от- дельными крупными деятелями, выступавшими с публичной пропагандой своих взглядов.

    Следует отметить, что черносотенное движение не было однородным. В нем переплетается множество достаточно раз- нородных течений – от умеренных до радикалов. Умеренные готовы были признать необходимость сочетания Самодержа- вия с неким ограниченным парламентом при ведущей роли Самодержавия. Этот акцент на ведущую роль монарха рез- ко отличал правых монархистов от правых либералов в лице октябристов и правых кадетов, признававших необходимость сохранения в России монархии, но при ведущей роли парла- мента (по британскому образцу).

    К представителям умеренных монархистов относят- ся такие известные общественные деятели конца XIX – начала ХХ веков, как князь В. П. Мещерский, издатель газеты «Гражданин» и организатор крупнейшего правого полити- ческого салона; генерал Е. В. Богданович, также организатор крупнейшего монархического салона; граф С. Д. Шереметев, известный государственный и общественный деятель, так- же организатор салона, и др. Они в основном, с некоторыми оговорками, поддерживали принципы и идеи третьеиюнь- ской монархии. К умеренным правым с определенной долей условности можно причислить и партию «Всероссийский национальный союз» (ВНС), созданную в 1908 г., «Партию умеренно правых», возникшую в 1909 г. и вскоре объединив- шуюся с ВНС. Умеренные монархисты имелись и в составе руководящих органов сословно-политической организации «Объединенное дворянство» (1906–1917), где были представлены и лидеры черносотенцев.

    В начале ХХ века они были представлены главным об- разом Союзом Русского Народа (СРН) и другими близкими к нему по идеологии черносотенными организациями, которые возникли в 1905 г. в период первой русской революции.

    Как отмечается в исторической энциклопедии «черная сотня»: «По свидетельству В. О. Ключевского, первые изве- стия о черных сотнях приводятся в русских летописях еще в XII в. В допетровские времена, отмечает Ключевский, “обще- ство делилось на два разряда людей — “служилые” и “чер- ные”. “черные” назывались еще земскими. Это были горожа- не и сельчане — свободные крестьяне. Из этих “черных” или “земских людей” и образовались “разряды или местные обще- ства”, которые назывались “черные сотни”. В столице “люди черных сотен” составляли массу торгово-промышленного населения, соответствовавшую позднейшему мещанству”. Т.о., черные сотни объединяли в своих рядах всех русских людей, за исключением тех, кто состоял на государственной службе. В Древней Руси понятие черной сотни было тожде- ственно понятию мира, или общины. В терминах того време- ни “черносотенцами”, “черными” назывались люди, жившие в условиях общины. Как отмечал историк И. Д. Беляев, чер--- ные люди разделялись на общины, которые в городах называ- лись улицами, слободами, а вне города — селами, деревнями и починками. Объединение подавляющей части русского на- рода в черные общины и сотни делали его хорошо организо- ванной силой, способной противостоять любому врагу. Неда- ром огромную роль черные сотни сыграли в формировании народного ополчения 1612 под руководством черносотенца Козьмы Минина и кн. Пожарского.

    В н. XX в. либералы и революционеры стали называть словом “черносотенцы” представителей правомонархическо- го движения. Враги исторической России стремились придать этому слову ругательный смысл, в их устах оно становится тождественным понятию “враг революции”. Впрочем, некоторые образованные люди из числа рево- люционеров, напр., Г. В. Плеханов, были против того, чтобы называть противников революции “черной сотней”, поскольку понимали, что, противопоставляя себя простому, “черному”, народу, революционеры тем самым сами себя изобличают. Сами монархисты по-разному относились к имени “черносо- тенцы”. Некоторые лидеры правых избегали называть монар- хическое движение “черной сотней”. Однако большинство лидеров русского патриотического движения не только созна- тельно пользовались именем “черносотенцы”, но и пытались объяснить и обосновать правомерность этого названия»1.

    Понятие «черная сотня» в либеральных и левых средств массовой информации, которые на протяжении более ста лет владели и владеют умами миллионов людей, стало употре- бляться исключительно в негативном контексте. Типичными синонимами слову «черносотенец» стали такие понятия, как «реакционер», «антисемит», «погромщик», «человеконена- вистник» или даже «русский фашист». Пора наконец взяться за разоблачение происков либералов, социалистов и коммуни- стов и показать истинное значение и смысл понятия «черно- сотенное движение», показать лицо истинных черносотенцев, оболганных их политическими противниками, пришедшими в 1917 году к власти.

    Сами черносотенцы не были идеологически однород- ным течением. Не случайно после революционной смуты 1905–1907 гг. они быстро раскололось. Более радикальными по своему содержанию оказались воззрения Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа (ВДСРН) во главе с А. И. Дубровиным. Более умеренными были приверженцы «обновленческого» крыла СРН во главе с Н. Е. Марковым и Союза Михаила Архангела, возглавляемого В. М. Пуришке- вичем (первоначально, в 1908 г., В. М. Пуришкевич, фактиче- ски возглавлявший эту организацию, формально находился в должности товарища председателя, а пост председателя оста- вался вакантным)2. В стане «дубровинцев», в свою очередь, были также свои крайне правые радикалы, вроде Н. Н. Жеде- нова, редактора-издателя газеты «Гроза».
    ________________________________
    1 Черная сотня. Историческая энциклопедия. / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. Отв. ред. О. А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 580–581.
    2 От Главной палаты Русского Народного Союза Михаила Архангела. Про- грамма и устав. СПб., [1908]. Л. 1 об.

    Главная цель нашего исследования – показать, основы- ваясь на изучении биографий наиболее видных представите- лей правомонархического движения начала ХХ века, как раз- вивались черносотенное движение и русский монархизм, как шло становление их политической идеологии. В задачи на- шей работы входит и попытка ответить на вопросы – почему монархическое движение, несмотря на громкие декларации, в тот период времени так и не смогло победить революцион- ную крамолу и было либо уничтожено большевистским ре- жимом, либо изгнано и разрозненно прозябало в эмиграции? Почему монархисты так и не смогли консолидироваться пред лицом надвигающейся революционной опасности? Конечно, ответы на эти сложнейшие вопросы требуют к себе серьез- ного, глубокого, вдумчивого отношения. Безусловно, наша работа не претендует на универсальность.

    Мы не можем рас- смотреть биографии всех монархистов, да это и невозможно в принципе. Главными критериями, по которым мы отбира- ли биографии тех или иных правых политических деятелей, являются следующие: 1). Наличие доступных нам источников (в том числе и архивных), относящихся к жизни и деятельности того или ино- го черносотенца; 2). Важность занимаемого тем или иным деятелем поста (в первую очередь мы рассматриваем биографии руководите- лей крупнейших черносотенных организаций, а также нефор- мальных групп (кружков, салонов, собраний); 3). Степень влияния литературных, философских, пу- блицистических трудов того или иного черносотенного деяте- ля на политику русских консерваторов начала ХХ века и на политику Российской империи вообще.

    При этом акцент мы делаем на биографиях крупнейших партийных правых деятелей (то есть членов руководящих структур крупнейших черносотенных организаций), так как именно они формировали правую идеологию, правое мировоз- зрение, правую политику.

    Деятельность русских монархистов в отечественной историографии

    Прежде чем мы остановимся на рассмотрении жизни и деятельности видных русских монархистов начала ХХ века, необходимо хотя бы вкратце коснуться достижений советской, постсоветской и отчасти зарубежной (в основном русской эмигрантской) историографии правомонархического, черно- сотенного движения. На протяжении вот уже почти столетия ученые-историки самых разных научных школ и направлений тем или иным образом рассматривали деятельность русских правых. Более активное по сравнению с советским периодом изучение в последнее двадцатилетие истории правомонархи- ческого движения начала ХХ века объясняется многими при- чинами. В период с начала 1990-х годов в России происходит рост национального самосознания различных народов, в том числе и русского. Это последнее обстоятельство неизбежно влечет за собой обращение к истокам русской идеологии.

    Подчеркнем еще раз особо, что период с начала ХХ века по февраль 1917 г. явился одним из самых сложных в русской истории, когда шел процесс разрушения существовавшего на протяжении многих столетий традиционного для России монархического строя. Февральская революция 1917 года во- обще поставила точку на легальном существовании монар- хизма в России. Отсюда понятен и тот неподдельный инте- рес, который проявляли и проявляют исследователи именно к последним годам существования монархических партий и движений в царской России.

    Первые аналитические работы, посвященные деятельно- сти правых организаций периода Первой мировой войны, от- носятся к 1920-м годам. Их характерные черты – классовый подход, разного рода идеологические штампы, характерные для советской историографии того времени1.
    ________________________________
    1 См.: Любош С. Б. Русский фашист Владимир Пуришкевич. Л., 1925; Островцов А. Последние могикане старого строя. М., б.г. и др.

    В 1930–1960-е гг. тема черносотенного движения вообще оказалась вне поля рассмотрения советской историографии. Второй этап изучения черносотенного и в целом монархическо- го движения относится уже к концу 1960-х – концу 1980-х гг. Именно тогда, в пока еще немногочисленных диссертационных и монографических исследованиях, а также в статьях сравни- тельно подробно рассматривалась деятельность правых в пе- риод с 1900 по 1917 годы. Вместе с тем следует отметить, что практически все эти работы носили общий характер и были по- священы либо политической ситуации в России в целом, либо каким-то более узким вопросам (например, деятельности IV Государственной думы и т.д.)1. Однако, несмотря на присущую этим работам тенденциозность, именно в них были заложены основы будущего объективного исследования вопроса.

    Третий и наиболее важный период развития историо- графии монархического движения периода Первой мировой войны начался в 1990-е годы и продолжается до сих пор. Его объективными предпосылками явились: устранение идеоло- гического давления со стороны официальной власти, возмож- ность большей свободы выражения своих мыслей, бóльшая широта научных исследований, посвященных означенной проблеме. Первым шагом на пути становления новой отече- ственной историографии русских правых явилась монография С. А. Степанова «черная сотня в России»2, которая, правда, еще изобиловала традиционными для советской историогра- фии идеологическими клише. Однако именно она долгое вре- мя оставалась практически единственным серьезным научным трудом по истории черносотенного движения.
    ________________________________
    1 См.: Дякин В. С. Русская буржуазия и царизм в годы Первой мировой войны (1914–1917). Л., 1967; Черменский Е. Д. IV Государственная дума и свержение царизма в России. М., 1976; Спирин Л. М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (нач. ХХ в. – 1920 г.). М., 1977; Аврех А. Я. Царизм накануне свержения. М., 1989 и др.
    2 Степанов С. А. Черная сотня в России (1905–1914 гг.). М., 1992.

    Важнейшая роль в становлении и развитии отечествен- ной историографии монархического движения в период с 1900 по 1917 гг. принадлежит московскому историку Ю. И. Кирьянову1, который осуществил попытку структурировать правый политический спектр, определить этапы становления и разви- тия монархического движения. Вместе с тем, помимо действительно конструктивных ис- следований, которые во многом изменили традиционные пред- ставления о правых, в 1990-е годы публиковались и работы, которые, выражая определенную однобокую идеологическую концепцию, искажали реальные представления о деятельности монархистов. В этой связи, в частности, можно назвать книгу американского политолога и публициста Уолтера Лакера «чер- ная сотня.

    Происхождение русского фашизма», переведенную на русский язык и опубликованную в России в 1994 г.2. Кни- га написана в публицистическом стиле, полна идеологиче- ских штампов откровенно русофобского содержания, вообще не имеющих никакого отношения к исторической науке (на- пример, во введении безапелляционно заявляется о том, что «история России – <…> история прислужничества, отсталости и упущенных возможностей»3. Глава вторая, «“черная сотня” и возникновение русской правой», хотя и содержит в себе от- дельные сведения о деятельности некоторых лидеров правых, в частности В. М. Пуришкевича и Н. Е. Маркова4, но тем не менее только повторяет известные факты, пропуская их сквозь призму западной либеральной идеологии, заостряя внимание на теме «антисемитизма» и якобы имевшей место «погромной сущности» черносотенцев, и не дает ничего принципиально нового в фактическом плане для последующих исследовате- лей. В работе У. Лакера достаточно и других штампов совет- ской эпохи, например, утверждение о якобы имевшем место преобладании в рядах черносотенцев люмпена.

    В начале 2000-х годов появляются диссертации, статьи и монографии, посвященные думской деятельности правых. Сре-
    ________________________________
    1 Кирьянов Ю. И. Правые партии в России (1911–1917). М., 2001; Он же. Русское собрание 1900–1917. М., 2003 и др.
    2 Лакер У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма / Пер. с англ. В. Меникера. М., 1994.
    3 Лакер У. Указ. соч. С. 21.
    4 Там же. С. 58–59.

    ди них особо можно выделить работы А. А. Иванова1, Д. Д. Бо- гоявленского2, Ф. И. Долгих3 и другие. Впрочем, отметим, что, ввиду узости темы, многие сюжеты, связанные с деятельностью правых, но сами по себе далекие от их думской деятельности, остались в перечисленных работах не рассмотренными.

    Ряд исследований (А. А. Фоменкова, В. Ю. Рылова, Е. М. Михайловой и др.), посвященных черносотенному дви- жению, рассматривают проблему на региональном уровне. Работами, задуманными как обобщающие труды по истории русской правой, стали две взаимосвязанные монографии ярос- лавского историка М. Л. Размолодина, представляющие собой серьезные историко-аналитические работы, призванные оха- рактеризовать и систематизировать идеологию правого лагеря России начала XX в.4. С одной стороны, перечисленные труды
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 – начало 1917 гг.). Дисс. ... к. ист. н. СПб., 2004; Он же. Последние защитники монархии: Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 гг.). СПб., 2006; Он же. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика (1870–1920) / Науч. ред. И. В. Алексеева. М.–СПб., 2011; Иванов А. А. Правый спектр Государственной Думы и Государственного Совета России в годы Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 гг.). Дисс. … д. ист. н. СПб., 2011и др.
    2 Богоявленский Д. Д. Н. Е. Марков и Совет министров: Союз Русского На- рода и самодержавная власть // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов. Воронеж, 2001; Он же. Проблема лидерства в Союзе Русского Народа. Дисс. ... к. и. н. М., 2002.
    3 Долгих Ф. И. Правые в III и IV Государственных думах России (1907– 1917 гг.). Дисс. ... к. ист. н. М., 2004.

    4 Слесарев Ю. В. Правомонархические организации в губерниях Цен- трального Черноземья (1905–1917). Дисс. ... к. ист. н. Пенза, 1998; Рылов В. Ю. Правое движение в Воронежской губернии. 1903–1917. Воронеж, 2002; Алексеев И. Е. Черносотенные и умеренно-монархические организации Казанской губернии, 1905–1917 гг. Дисс. … к. ист. н. Казань, 1997; Он же. Черная сотня в Казанской губернии. Казань, 2001; Рылов В. Ю. Правое дви- жение в Воронежской губернии. 1903–1917. Воронеж, 2002; Фоменков А. А. Правомонархическое движение в Нижегородской губернии (1905–1917 гг.). Дисс. … к. ист. н. Нижний Новгород, 2002; Максимов К. В. Монархическое движение в России: 1905–1917 гг. (На материалах Уфимской губернии). Ав- тореферат дисс. … к. ист. н. М., 2004; Михайлова Е. М. Черносотенные орга- низации Среднего Поволжья в 1905–1917 гг. Чебоксары, 2000; Размолодин М. Л. О консервативной сущности черной сотни. Ярославль, 2010; Он же. Русский вопрос в идеологии черной сотни. Ярославль, 2010.

    в значительной степени сужают исследовательское поле, но, с другой, способствуют более углубленному рассмотрению не- которых аспектов деятельности правых в тех или иных губер- ниях Российской империи.

    Важное значение в современной историографии правых имеют монографии петербургского историка Д. А. Коцюбин- ского «Русский национализм в начале ХХ столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза» и исследовательницы С. М. Саньковой «Русская партия в Рос- сии. Образование и деятельность Всероссийского националь- ного союза (1908–1917)»1, в которых они подробно рассмотре- ли деятельность значительной части правого политического спектра царской России – русских националистов в лице их крупнейшей организации – Всероссийского национального союза (ВНС). Отметим, что автор этой монографии делает упор в основном на идеологию русского национализма начала ХХ века. Работа Коцюбинского, хотя идеологически и тенден- циозна, тем не менее, по признанию многих исследователей, дала «исчерпывающую характеристику деятельности русских националистов»2. Этого не скажешь, к сожалению, о последу- ющей работе, написанной историком в соавторстве со своим отцом, – «Григорий Распутин: тайный и явный»3, а также о переиздании так называемого «дневника» Г. Е. Распутина4, ко- торый, по признанию серьезных исследователей, является не более чем гнусной фальшивкой, созданной с целью опорочить доброе имя друга Царской семьи4.
    ________________________________
    1 Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале ХХ столетия: Рожде- ние и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001; Санькова С. М. Русская партия в России. Образование и деятельность Все- российского национального союза (1908–1917). Орел, 2006.
    2 См. напр. Иванов А. А. Новые книги о черносотенцах и националистах [Электронный ресурс] / Русская народная линия. – Электрон. дан. – М., 30.08.2006. – Режим доступа: http://www.ruskline.ru/analitika/2006/08/30/ novye_knigi_o_chernosotencah_i_nacionalistah/, свободный. – Загл. с экрана.
    3 Коцюбинский А. П., Коцюбинский Д. А. Григорий Распутин: тайный и яв- ный. СПб.–М., 2003.
    4 Дневник Распутина. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2008.

    Важным событием в изучении правых партий явились публикации биографического характера, посвященные дея- тельности ведущих русских монархистов начала ХХ века1. Многие биографические сведения о русских монархистах были представлены научной публике впервые. Авторы этих публикаций скрупулезно проработали огромное количество архивных и опубликованных до революции источников и смогли реконструировать биографии многих видных деяте- лей черносотенного (да и вообще монархического в целом) движения. Ведь в советское время даже биографические све- дения о тех или иных правых деятелях оставались, как прави- ло, либо вообще не только неизвестными широкой публике, но даже и сокрытыми от ока исследователей, либо представ- лялись в искаженном виде.

    Хотя, конечно, далеко не все статьи, помещенные в при- веденных в сноске сборниках и энциклопедиях, равноценны по своему объему и качеству, тем не менее уже сам по себе выход в свет подобного рода справочной литературы являет- ся определенной вехой в развитии историографии черносо- тенного движения.

    Ряд работ, вышедших в последнее время, касается мало- изученных страниц истории правомонархического движения. В частности, диссертация и монография автора сих строк «Правомонархические салоны Петербурга-Петрограда»2 были посвящены закулисной деятельности правых, в том числе и в период Первой мировой войны.
    ________________________________
    1 Богоявленский Д. Д. Н. Е. Марков и Совет министров: Союз Русского На- рода и самодержавная власть // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов. Воронеж, 2001. Вып. 1. С. 192–204; Святая Русь. Большая энциклопедия Русского народа. Русский патриотизм / Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Воинство свя- того Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006; Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917 / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. М., 2008 и др.
    2 Стогов Д. И. Правомонархические салоны Петербурга-Петрограда в си- стеме власти самодержавной России конца XIX – начала ХХ в. Дисс. ... к. ист. н. СПб., 2005; Он же. Правомонархические салоны Петербурга-Петрограда (конец XIX – начало ХХ в.). СПб., 2007.

    Диссертация и монография кандидата исторических наук Д. В. Карпухина1 представляют собой практически пер- вый опыт осуществления комплексного историографическо- го обзора проблемы, когда автор проанализировал основные труды, посвященные русским монархическим партиям и ор- ганизациям начала ХХ века.

    Итак, за последние менее чем двадцать лет в отечествен- ной историографии был осуществлен прорыв в области ис- следования правых организаций, в том числе и периода Пер- вой мировой войны. Исчезли (хотя, к сожалению, далеко и не до конца) характерные для советской историографии идеоло- гические штампы, разрабатываются основные направления и подходы при изучении русских правых, намечаются пути дальнейшего исследования проблемы.

    Вместе с тем пока что многие вопросы, касающиеся исто- рии правомонархического движения, остаются за кадром моно- графий и прочих исследований. В частности, во многом непро- ясненным остается один из важнейших вопросов, связанный с выявлением степени влияния черносотенцев на политику цар- ской России в начале ХХ столетия.

    Практически все исследова- тели либо оставляют этот вопрос за рамками своих работ, либо рассматривают его поверхностно. Вместе с тем именно эта про- блема представляет собой, на наш взгляд, особую важность, так как позволяет определить реальное место правых в политиче- ском спектре России того времени, их истинное политическое значение. Надеемся, что в дальшейшем исследователи смогут хотя бы частично восполнить пробелы по этому вопросу.

    Источники по изучению деятельности русских монархистов В нашем исследовании необходимо хотя бы вкратце об- рисовать круг имеющихся в распоряжении современного ис-
    ________________________________
    1 Карпухин Д. В. Отечественная историография черносотенных союзов и организаций. Дисс. ... к. ист. н. М., 2008; Он же. «Черная сотня»: вехи осмыс- ления в России. М., 2009.

    следователя исторических источников, посвященных истории правомонархического движения. Именно изучая информацию, содержащуюся в том или ином источнике, сопоставляя сведе- ния (зачастую противоречивые), содержащиеся в различных материалах, проводя сравнительный анализ, проверяя досто- верность той или иной информации, мы можем в той или иной степени реконструировать события далекого прошлого, пока- зать всевозможные аспекты деятельности виднейших русских монархистов начала ХХ века. Особую важность, безусловно, представляют для нас де- лопроизводственные источники разных видов. В первую оче- редь это уставы, программные документы, стенографические отчеты съездов, собраний крупнейших монархических партий и союзов, таких как Союз Русского Народа, Союз Михаила Ар- хангела и другие. В этой связи в монографии активно исполь- зованы материалы архивного фонда № 116 («Всероссийский Дубровинский Союз Русского Народа») Государственного ар- хива Российской Федерации (ГАРФ, г. Москва) и фонда № 117 («Русский Народный Союз имени Михаила Архангела») того же архива. Обращение к этим архивным фондам позволяет, в частности, реконструировать деятельность лидеров крупней- ших правых организаций. Отметим также, что важное место среди прочих документов, относящихся к правым политиче- ским организациям, занимают опубликованные до революции уставы и программы этих организаций1.

    Важной группой источников делопроизводственного характера также для нас представляются официальные пись- ма, телеграммы, прошения, доклады, жалобы, аналитические записки видных правых деятелей, адресованные в Мини-
    ________________________________
    1 Русское собрание. Петербург. Устав. СПб., 1901; Устав общества под на- званием «Союз Русского Народа». СПб., 1906; Проект устава Союза Русско- го Народа. Выработан и утвержден Всероссийским съездом СРН, бывшим в С.-Петербурге в феврале 1908 г. СПб., 1910; От Главной палаты Русско- го Народного Союза Михаила Архангела. Программа и устав. СПб., [1908]; Устав общества под названием «Всероссийский Дубровинский Союз Рус- ского Народа». СПб., 1912; Новая Россия. Основы и задачи Имперской на- родной партии. СПб., 1914; Устав общества под названием «Отечественный патриотический союз» [Утвержден 7 сентября 1915 г.]. Пг., 1915 и др.

    стерство внутренних дел и хранящиеся в фонде его канце- лярии в Российском государственном историческом архиве (РГИА, г. Санкт-Петербург)1. Эти источники свидетельству- ют о реакции российского правительства, то есть властных структур, на различные политические инициативы правых, позволяют сделать определенный шаг в выявлении реальной политической роли русских монархистов в период Первой мировой войны. Материалы стенографических отчетов за- крытых думских заседаний (материалы открытых заседаний были опубликованы, и о них см. ниже), стенограммы совеща- ний членов Думы, стенограммы обсуждений законопроектов, телеграммы и письма членов Думы, журналы заседаний дум- ских комиссий, личные дела депутатов содержатся в фонде Государственной думы (№ 1278), который также хранится в РГИА и представляет значительный интерес для исследова- телей правых организаций. Определенную ценность представляют для нас камер- фурьерские журналы Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны, а также вдовствующей Императрицы Марии Федоровны2. Это огромные по размерам рукописи, на- писанные на линованной бумаге в твердом переплете. Они ве- лись ежедневно, и в них зафиксированы все официальные ме- роприятия и приемы с участием Царских особ.

    С помощью этих источников можно подсчитать количество аудиенций, данных Императором тому или иному представителю правых, а также выявить продолжительность этих бесед. Сопоставив данные камер-фурьерских журналов со сведениями, почерпнутыми из мемуаров и дневников, можно сделать вывод о степени влия- ния тех или иных правых деятелей на политику Царя.

    Информация о переписке Николая II с различными лица- ми содержится в разносных книгах. Они частично сохранились за период с августа 1914 по февраль 1916 гг. В них содержится краткая информация, кому конкретно Царь отправлял письма.
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. Д. 101, 1137, 1142, 1150, 1154, 1165. Оп. 2. Д. 113, 1987, 2065. Оп. 3. Д. 707, 708.
    2 Там же. Ф. 516. Оп. 1. Д. 1–42.

    С их помощью мы можем хотя бы приблизительно ответить на вопрос, с кем из черносотенцев Царь состоял в переписке1.

    К делопроизводственным материалам можно отнести так называемые «Записки», вышедшие в 1916 – начале 1917 гг. из правого кружка сенатора А. А. Римского-Корсакова. Напи- санные официальным языком, они, по своей сути, являются разновидностью коллективных прошений и рекомендаций на имя императора2. Главный документ, характеризующий поли- тическую деятельность и программу кружка А. А. Римского- Корсакова, – это «Записка» М. Я. Говорухо-Отрока, текст которой Б. В. Штюрмер должен был доставить через князя Н. Д. Голицына Императрице. Она была опубликована в Петро- граде в 1921 г.3. Другой источник, фигурирующий в показаниях чрезвычайной следственной комиссии Временного правитель- ства (чСК), – так называемая «Сводка общих положений и по- желаний», составленная в кружке А. А. Римского-Корсакова и переданная министру внутренних дел А. Д. Протопопову, вы- шла в свет в 1927 г.4. Документы дают подробное представление о политических целях, методах и программе черносотенцев в последние годы существования Российской империи.

    Определенный интерес представляют показания ряда министров последнего царского правительства, арестованных после Февральской революции5. Многие из них в 1915–1917 гг. были непосредственно связаны с правыми.

    В марте 1917 г. Временным правительством был издан указ об учреждении Верховной чрезвычайной следственной комиссии «для расследования противозаконных по долж-
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1134, 1135, 1137.
    2 Кочаков Б. М. Государственный совет и его архивные материалы // Уче- ные записки ЛГУ. Серия исторических наук. Л., 1941. Вып. 8. С. 101.
    3 Блок А. А. Последние дни императорской власти. Пг., 1921. С. 126–140.
    4 Программа Союза русского народа перед Февральской революцией / Публ. И. Тоболина // Красный архив. 1927. № 1 (20). С. 242–244.
    5 ЦГИА СПб. Ф. 1695. Ф. 1695. Прокурор Петроградской судебной палаты. Оп. 1. Д. 44, 52, 221, 243, 247, 295, 301, 381, 420, 428, 512, 513, 514, 515, 516, 517, 518, 519, 520, 521, 523, 524, 535, 537, 538; Оп. 2. Д. 106, 109, 167, 209, 227, 250, 251, 292, 353, 369, 370, 372; Оп. 4. Д. 24.

    ности действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц». Председателем комиссии был назначен московский присяжный поверенный Н. К. Му- равьев, ее членами были: сенаторы С. В. Иванов и С. В. Завад- ский, главный военный прокурор генерал-майор В. А. Апуш- кин, прокурор Харьковской судебной палаты Б. Н. Смиттен и доктор философии В. М. Зензинов. Позже к ним присоеди- нились следующие лица: прокурор Московского окружного суда Л. П. Олышев, секретарь Российской академии наук С. Ф. Ольденбург, прокурор Виленской судебной палаты А. Ф. Романов и председатель Особой комиссии по рассле- дованию деятельности департамента полиции П. Е. Щего- лев. В течение месяца С. Ф. Ольденбурга замещал профессор Д. Д. Гримм. Делегатом от Временного комитета Государ- ственной думы был Ф. И. Родичев, а от Исполнительного ко- митета Совета рабочих и солдатских депутатов – Н. Д. Со- колов, проводивший допросы. Всего комиссия произвела 88 опросов и допросила 59 лиц. Многотомные стенограммы показаний политических деятелей, чиновников, министров царского правительства касаются вопросов, связанных с дея- тельностью многих правых политиков1.

    В 1920-е гг. вышел семитомник «Падение царского режима»2, содержащий допросы и показания, данные чСК в 1917 г. В целом он отличается достаточно высоким уровнем качества археографической подготовки документов. При срав- нении опубликованных и неопубликованных стенограмм до- просов выяснилось, что они текстуально совпадают. В изда- нии имеются именной указатель (т. 7), комментарии. Однако в публикацию вошло не более половины из всех имеющихся в архивных фондах стенограмм показаний. По нашему мне- нию, на сегодняшний день семитомник является важнейшим
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 1467. Чрезвычайная следственная комиссия Временного пра- вительства для расследования противозаконных по должности действий бывших министров и прочих должностных лиц. 1917 г. Оп. 1. Д. 499, 726, 885, 886, 959, 991, 993.
    2 Падение царского режима / Под редакцией П. Е. Щеголева. М.–Л., 1924– 1927. Т. 1–7.

    из опубликованных источников по нашей теме. В это же время в журнале «Красный архив» была опубликована не вошедшая в семитомник «Падение царского режима» часть показаний А. Д. Протопопова членам чСК1.

    Специфика стенограмм допросов и показаний состоит в желании допрашиваемых самооправдаться. Отсюда – мно- жество неточностей, сбивчивость, сознательное искажение фактов, многочисленные противоречия в показаниях одного и того же лица.

    Стенограммы допросов дополняют донесения осведо- мителей Департамента полиции о политической обстанов- ке в стране с начала 1916 по начало 1917 гг., о настроениях среди левых и правых организаций2. Агентурные данные поступали товарищу министра внутренних дел С. П. Белец- кому практически со всех концов Империи. Они красочно характеризуют состояние правого движения в тот период на местах. Сведения были присланы более чем из семидеся- ти административно-территориальных единиц страны. Они были составлены начальниками губернских жандармских управлений на основе личных бесед с деятелями правых, с использованием партийных документов, а также из неглас- ных источников. Позже, к концу 1916 г., министр внутренних дел А. Д. Протопопов создал специальную агентуру по «выс- шей политике», щупальца которой распространились на все сферы политической жизни страны. Сотрудники-соглядатаи в своих донесениях подробно излагали известные им факты, связанные с деятельностью ряда черносотенцев.

    В 1918 году были опубликованы документы из бывше- го охранного отделения. В данном случае речь идет о доне- сениях секретных агентов А. Д. Протопопова, относящихся
    ________________________________
    1 Показания Чрезвычайной следственной комиссии А. Д. Протопопова / С предисловием И. Тоболина // Красный архив. 1925. Т. 2 (9). С. 133–155.
    2 ГАРФ. Ф. 102 ДП. Департамент полиции. ОО. Оп. 233. Д. 13 ч. 5; Оп. 236. Д. 186, 462; Оп. 241. Д. 20 ч. 57 л. А, 20 ч. 57 л. Б, 219, 244, 246; Оп. 243. Д. 20 ч. 57 л. А, 20 ч. 57 л. Б, 122, 244; Оп. 244. Д. 20 ч. 57 л. А, 20 ч. 57 л. Б; Оп. 245. Д. 20 ч. 57, 20 ч. 57 л. Б; Оп. 246. Д. 20 ч. 57, 20 ч. 58 л.; Оп. 247. Д. 56 т. 1, 58, 165 ч. 57, 172, 244, 291 ч. 57.

    к январю-февралю 1917 г., в которых упоминаются многие черносотенцы1.

    Кроме полицейских сообщений мы располагаем донесе- ниями чиновника особых поручений при председателе Сове- та министров Л. К. Куманина из Министерского павильона Государственной думы, которые содержат в себе агентурные сведения о некоторых правых. Интересно отметить, что, хотя агентура у Куманина была своя и вроде бы не связанная с Де- партаментом полиции МВД, тем не менее часть информации текстуально полностью совпадает с донесениями осведоми- телей А. Д. Протопопова2.

    Несомненный интерес также представляют для нас об- зоры периодической печати правого направления периода Первой мировой войны, составленные чиновниками Канце- лярии Министерства внутренних дел3. Эти источники прежде всего характеризуют отношение высших правительственных чиновников к политике правых, к их точке зрения по разного рода политическим и военным вопросам.

    Также в нашем исследовании мы использовали стено- графические отчеты заседаний Государственной думы перио- да Первой мировой войны. Речи виднейших представителей правых – Г. Г. Замысловского, Н. Е. Маркова, В. М. Пуришке- вича – были тщательно задокументированы и опубликованы4. Анализируя их содержание, мы можем сделать выводы о по- литических предпочтениях правых лидеров в тот или иной период думской деятельности.

    Сведения о деятельности правых организаций содержат- ся в периодической печати в период с 1914 по февраль 1917 гг. Нами исследован целый комплекс изданий правой печати
    ________________________________
    1 В январе и феврале 1917 г.: из донесений секретных агентов А. Д. Про- топопова / Публ. П. Е. Щеголева // Былое. 1918. № 1 (29). С. 91–123.
    2 Политический архив ХХ века. Донесения Л. К. Куманина из Министерско- го павильона Государственной думы, декабрь 1911 – февраль 1917 года / Публикация Б. Д. Гальпериной и В. В. Поликарпова // Вопросы истории. 1999. № 1–12; 2000. № 1–5.
    3 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 1987.
    4 Государственная дума. Созыв IV. Сессии I–V. Пг., 1914–1916.

    (газеты «Русское знамя», «Гражданин», «Земщина», «Гроза», «Новое время», «Киевлянин», «Южный край» и др.). Изученные материалы газет содержат в себе отдельную информацию об отдельных лидерах правых (А. И. Дубровин, П. Ф. Булацель, В. Г. Орлов, К. Н. Пасхалов, Б. В. Никольский, С. С. Игнатьева, Л. А. Тихомиров, В. М. Пуришкевич и др.), их статьи и заметки, характеристики философских и полити- ческих воззрений и т.д.

    Важное место среди использованной нами периодики за- нимают газеты либерального направления, такие как «Речь», «День», «Утро России» за 1914 – начало 1917 гг. Публикации в них рисуют нам думскую деятельность правых, демонстрируя при этом ее восприятие в среде либеральной интеллигенции, а также предоставляют определенные сведения, связанные с закулисной политической борьбой правых, в том числе и на уровне кружков и салонов. Также на страницах либеральных изданий подробно описывается работа монархических сове- щаний осенью 1915 г. и другие события, связанные с деятель- ностью правых, когда как правая партийная пресса обычно ограничивалась на своих страницах скудными отчетами о прошедших мероприятиях.

    Кроме того, существует ряд источников, относящихся к эмигрантской периодике и хранящихся в фондах Российской национальной библиотеки (РНБ) и Библиотеки Российской академии наук (БАН) в Санкт-Петербурге. Среди них – га- зеты «Новое время» М. А. Суворина (Белград, 1921–1929 гг.), «Русское дело» (София, 1921–1922 гг.), «Старое время» (Бел- град, 1923–1924 гг.), «Сегодня» (Рига, 1924 г.), «Руль» (Бер- лин, 1922, 1923, 1925–1926 гг.), «Последние новости» (Па- риж, 1922, 1924, 1925, 1927 гг.), журналы «Двуглавый орел» (Берлин, 1920–1922 гг.), «На чужой стороне» (кн. IV–VIII, Берлин–Прага, 1924 г.), журнал «Возрождение» (Париж, 1950–1954 гг.). К сожалению, в библиотеках Петербурга и Москвы представлены неполные комплекты газет, и поэто- му возможны пропуски важных публикаций, посвященных правым. В данных источниках опубликованы мемуары со- временников, а также критические статьи ряда историков (С. П. Мельгунова1, А. А. Кизеветтера2 и др.), которые дают некоторое представление о деятельности правых кругов в предреволюционный период.

    Воспоминания и заметки государственных и обществен- ных деятелей дореволюционной России также представляют значительный интерес при исследовании деятельности пра- вых. Мемуары таких политических и общественных деяте- лей, как В. Н. Коковцов3, В. Ф. Джунковский4, митрополит Евлогий (Георгиевский)5, Л. А. Тихомиров6, С. П. Белецкий7, начальник канцелярии Министерства Императорского дво- ра А. А. Мосолов8, дворцовый комендант В. Н. Воейков9, бывший управляющий земским отделом Министерства вну- тренних дел В. И. Гурко10, генерал А. И. Спиридович11, лич- ный секретарь Г. Е. Распутина А. С. Симанович12, бывший
    ________________________________
    1 Мельгунов С. П. Мартовские дни 1917 г. // Возрождение. Париж, 1950– 1954. Тетради 12–14; 16–31.
    2 Кизеветтер А. А. «Старый порядок» в оценке «охранителей» // На чужой стороне. Берлин–Прага, 1924. Кн. 7.
    3 Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903–1919 / Вст. ст. В. И. Бавыкина. Примечания А. Г. Голикова. В 2-х кн. М., 1992.
    4 Джунковский В. Ф. Воспоминания. В 2 тт. / Под общей редакцией А. Л. Паниной. С предисловием И. Пушкаревой и З. Перегудовой. М., 1997. Т. 2. С. 171–172, 239, 405.
    5 Евлогий, митрополит (Георгиевский). Путь моей жизни / Сост. Т. Манухи- на. М., 1994.
    6 Тихомиров Л. А. Тени прошлого. Воспоминания / Сост. М. Б. Смолин. М., 2000.
    7 Белецкий С. П. Григорий Распутин. Изд-во «Былое». Пг., 1923; Воспомина- ния С. П. Белецкого // Архив русской революции. Берлин, 1923. Т. XII. С. 8.
    8 Мосолов А. А. При дворе последнего императора / Под редакцией С. И. Лукомской. СПб., 1992.
    9 Воейков В. Н. С царем и без царя. М., 1994.
    10 Гурко В. И. Черты и силуэты прошлого / Вст. статья – Н. П. Соколов и А. Д. Степанский. М., 2000.
    11 Спиридович А. И. Великая война и февральская революция (1914–1917) / Отв. за выпуск Ю. Г. Хацкевич. Минск, 2004.
    12 Симанович А. Распутин и евреи. Воспоминания личного секретаря Григория Распутина / С послесловием А. Северова. М., б.г. <1991>.

    военный министр А. А. Поливанов1, бывший французский посол в России М. Палеолог2, представляют для нас несо- мненный интерес, так как рисуют обстановку, в которой ра- ботали правые, а также показывают отношение к ним в при- дворных кругах.

    Дневниковые записи отдельных представителей правых в значительной степени дополняют мемуары. В частности, это дневники известного ученого-правоведа и деятеля черной сотни Б. В. Никольского3, публициста, идеолога монархиче- ской государственности Л. А. Тихомирова4 и других. Важен для нас и дневник Царя Николая II5, в котором содержатся краткие упоминания о встречах с некоторыми известными правыми деятелями.

    Письма видных правых дополняют и уточняют, а ино- гда по-новому освещают те или иные аспекты деятельности монархических организаций. В этой связи представляет ин- терес переписка руководителя Союза Русского Народа А. И. Дубровина6, а также письма министра Императорского двора В. Б. Фредерикса7, приват-доцента римского права Б. В. Ни- кольского8, графа С. Д. Шереметева9, князя М. М. Андроникова
    ________________________________
    1 Поливанов А. А. Из дневников и воспоминаний по должности военного министра и его помощника / Под ред. П. А. Зайончковского. С предисловием М. Павловича. М., 1924. Т. 1.
    2 Палеолог М. Распутин. Воспоминания / Перевод с французского Ф. Ге. Предисловие П. С. Когана. М., 1923.
    3 РГИА. Ф. 1006. Оп. 1. Д. 4 б (здесь и далее по фонду 1006 РГИА нумерация единиц хранения приведена по старой описи; в настоящее время существу- ет новая опись № 1 с другой нумерацией единиц хранения, в ней Д. 4 б значится как Д. 1, а Д. 4 а значится как Д. 2).
    4 Из дневника Л. Тихомирова / С предисловием В. Максакова // Красный архив. 1935. № 5 (72). С. 120–159; 1936. № 1 (74). С. 162–191; 1936. № 2 (75). С. 171–184; Дневник Л. А. Тихомирова. 1915–1917 гг. / Сост. А. В. Репников. М., 2008.
    5 Дневники Императора Николая II. М., 1991 [1992].
    6 См.: ГАРФ. Ф. 116.
    7 См.: РГИА. Ф. 1669. Оп. 1.
    8 ОР РНБ. Ф. 520.
    9 Там же. Ф. 855.

    (письма и телеграммы князя Николаю II1, И. Л. Горемыкину2), а также телеграммы Г. Е. Распутина3 и письма В. Н. Коковцова М. М. Андроникову4, которые дают яркую характеристику со- стояния правых организаций. Отметим, что 19 писем извест- ного правого деятеля князя М. М. Андроникова разным лицам (А. А. Вырубовой, Николаю II, Императрице Александре Фе- доровне, В. Н. Воейкову), хранящиеся в фонде М. М. Андрони- кова в РГИА, были опубликованы историком С. В. Куликовым5. С их помощью можно определить имена ставленников князя и его противников, а также методы политической борьбы круж- ка М. М. Андроникова, других видных правых деятелей.

    Интерес для исследователя представляют материалы из переписки Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны. В письмах содержатся отдельные сведения о дея- тельности правых6. Отметим, что письма, исследуемые нами, помогают глубже прояснить сущность взаимоотношений и контактов между участниками правых организаций, а также выявить степень их влияния на политику царской России.

    Важным источником нашей работы являются подго- товленные и выпущенные в свет издательством «Институт русской цивилизиации» собрания трудов, статей, докла- дов, выступлений вождей черной сотни. В 2008–2011 годах эта организация издала следующие труды: Грингмут В. А. Объединяйтесь, люди русские; Вязигин В. С. Манифест со- зидательного национализма; Пасхалов К. Н. Русский вопрос; Никольский Б. В. Сокрушить крамолу; Величко В. Л. Русские речи; Булацель П. Ф. Борьба за правду; Дубровин А. И. За
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1617. Оп. 1. Д. 19.
    2 Там же. Д. 65 ОС.
    3 ГАРФ. Ф. 612. Оп. 1. Д. 52.
    4 РГИА. Ф. 1617. Оп. 1. Д. 353.
    5 «Успокоения нечего ожидать»: Письма князя М. М. Андроникова Нико- лаю II, Александре Федоровне, А. А. Вырубовой и В. Н. Воейкову / Публ. С. В. Куликова // Источник. 1999. № 1. С. 24–44.
    6 Переписка Николая и Александры Романовых / С предисловием М. Н. Покровского. М., 1923. Т. III; М., 1926. Т. IV; М., 1927. Т. V.

    родину. Против крамолы; Марков Н. Е. Думские речи. Вой- ны темных сил. В 2008 году «Институт русской цивилиза- ции» выпустил в свет историческую энциклопедию «черная сотня». Она включает в себя около 400 справочных статей, посвященных крупнейшим правым партиям, союзам, орга- низациям, лидерам и активистам черносотенного движения; центральным и местным черносотенным периодическим из- даниям. В издании впервые предпринята попытка система- тизировать и представить в справочно-энциклопедическом виде накопленные исторические сведения о черной сотне. Помимо уже известных специалистам фактов энциклопедия содержит значительный объем новой, ранее не публиковав- шейся информации, собранной авторами статей в российских и зарубежных архивах и библиотеках.

    Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволя- ют с максимальной возможностью реконструировать процес- сы, связанные с деятельностью главных черносотенных орга- низаций Российской империи, расширить наши представления о личностях виднейших черносотенцев начала ХХ века.

    Автор выражает благодарность и признательность к. и. н., доценту А. А. Иванову (РГПУ им. А. И. Герцена), д. и. н., про-- фессору А. В. Смолину (Санкт-Петербургская академия управления и экономики), А. Д. Степанову (Санкт-Петербург, ИА «Русская народная линия») за помощь, ценные советы и рекомендации при подготовке книги.

    Глава 1.
    Вождь черной сотни. Александр Иванович Дубровин (1855–1921)

    Имя выдающегося политического деятеля царской России начала ХХ века Александра Ивановича Дубровина (1855–1921) в советское время вообще не упоминалось в школьных учебни- ках истории, а в постперестроечное время если и упоминалось, то неизменно с сопутствующими негативными эпитетами – «мракобес», «погромщик», «антисемит», «человеконенавист- ник».

    Личность А. И. Дубровина еще при жизни была оболга- на, оклеветана врагами России и русского народа, а после его трагической кончины тогдашние власти постарались сделать все, чтобы вытравить даже само имя мученика из сознания на- рода. Только в крупнейших книгохранилищах страны сохра- нились изданные в дореволюционное время его печатные ра- боты – речи, воззвания, обращения, статьи, фельетоны, эссе… Естественно, в советское время доступ к ним был ограничен, и только теперь появилась возможность познакомить широкого читателя с литературным наследием Дубровина.

    Краткий историографический обзор

    Заметим, что в историографии имя Дубровина на протяже- нии многих лет упоминалось только при общей характеристике черносотенного движения. Лишенные каких бы то ни было под- робностей, такие упоминания неизменно сопровождались из- вестными негативными характеристиками. Начало такому под- ходу было положено еще в дореволюционную эпоху. В. И. Ленин охарактеризовал Дубровина, наряду с другими правыми, как «вождя черной сотни»1. При этом идеолог большевизма нередко использовал применительно к черносотенцам такие негативные эпитеты, как «негодяи»2, «люди без чести» и пр.3. Исходя из тако- го подхода, советские историки характеризовали «вождя черной сотни» как «олицетворение темной реакции», «вдохновителя и организатора еврейских погромов»4, вкладывая во вполне четкое и емкое понятие исключительно негативный смысл.

    Новый этап исследования черносотенного движения на- чался в 1990-е годы, после падения коммунистического режима.
    ________________________________
    1 Ленин В. И. Подделка правительством Думы и задачи социал-демократии // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. М., 1958–1962. Т. 14. С. 199.
    2 См.: Ленин В. И. Неизвестные документы. 1891–1922 гг. М., 1999. С. 199.
    3 См.: Там же. С. 148.
    4 Перечислим некоторые работы советского периода, в которых встре- чается упоминание имени А. И. Дубровина и других правых лидеров: Викторов В. П. Вступительная статья // СРН: По материалам Чрезвычай- ной следственной комиссии Временного правительства 1917 года. М.–Л.,1929; Залежский В. Монархисты. Харьков, 1929; Аврех А. Я. Царизм и Тре- тьеиюньская система. М., 1966; его же. Царизм и IV Государственная Дума 1912–1914. М., 1981; его же. Царизм и Третьеиюньская система. М., 1966; его же. Царизм и IV Государственная Дума 1912–1914. М., 1981; Комин В. В. История помещичьих, буржуазных и мелкобуржуазных партий в России. Калинин, 1970. Ч. 1; Спирин Л. М. Крушение помещичьих и буржуазных пар- тий в России (начало ХХ века – 1920-е годы). М., 1977; Бажин А. А. Борьба партии большевиков против черносотенного движения в России в годы пер- вой русской революции (1905–1907): Дис. … канд. ист. наук. М., 1979; Прон- кин С. В. Разоблачение В. И. Лениным, партией большевиков реакционного характера черносотенных партий и организаций в период революционного подъема (1910–1914): Дис. … канд. ист. наук. М., 1989; Степанов С. А. Бан- кротство черносотенных союзов и организаций (1907–1914 гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 1982; Сысоева Е. К. Политика идеологического воздействия черносотенных партий на рабочих в годы первой русской революции: по материалам Москвы и Московской губернии: Дис. … канд. ист. наук. М., 1978 и др. Заметим при этом, что в период с начала 1930-х гг. по конец 1960-х гг. черносотенное движение в нашей стране вообще фактически не изучалось, соответственно, и имя А. И. Дубровина на протяжении примерно четырех десятилетий практически исчезло даже со страниц научных трудов.

    В те годы ученые получили возможность посещать ранее работавшие в особом режиме спецхранилища, касаться в своих трудах тем, на которые ранее был наложен негласный запрет. Это касается и черносотенного движения, и деятельности Ду- бровина как одного из вождей черной сотни. Уже в 1992 году выходит первая в нашей стране монография С. А. Степанова, посвященная черной сотне, однако и деятельность Дубровина, и деятельность других правых в ней еще не лишена прежних идеологических штампов1. Впоследствии, в 2005 г., эта книга в переработанном и дополненном виде была переиздана2, одна- ко относительно деятельности Дубровина ничего существенно нового в ней не появилось.

    Примерно в это же время вышло в свет значительное ко- личество книг, статей и брошюр, посвященных черносотенцам и носящих апологетический характер по отношению к черной сотне3. Несмотря на то что авторы этих работ, по сути дела, впервые после более чем семидесяти лет оклеветания русских правых попытались опровергнуть досужие мифы о «погром- щиках», тем не менее неточность и непроверенность многих фактов, публицистический, а не научный характер этих работ снижают их научное значение.

    Со второй половины 1990-х годов выходят в свет науч- ные статьи и монографии Ю. И. Кирьянова, которые внесли огромный вклад в становление новой историографии правых партий4. Обращает на себя внимание и обстоятельная статья
    ________________________________
    1 Степанов С. А. Черная сотня в России. 1905–1914. М., 1992.
    2 Степанов С. А. Черная сотня. М., 2005.
    3 Острецов В. М. Союз народных защитников // Слово. М., 2000. № 4. С. 46–61; Кожинов В. В. «Черносотенцы» и Революция (загадочные страницы истории). М., 1998 и др.
    4 Кирьянов Ю. И. Правые партии в России накануне и в февральско- мартовские дни 1917 года: причины кризиса и краха // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к ново- му осмыслению. М., 1997; его же. Правые партии в России (1905–1917 гг.): причины кризиса и краха // Россия XXI в. М., 1999. № 2 (март–апрель). С. 146–177; его же. Численность и состав крайне правых партий в России (1905–1917 гг.): Тенденции и причины изменений // Отечественная история. М., 1999. № 5. С. 29–43; его же. Тактика правых партий в России в начале ХХ в. (1911–1917 гг.) // Россия и современный мир. М., 1999. № 4 (25). С. 90–110; его же. Съезды правых партий в России в 1912–1913 гг. // Полити- ческие партии. Страницы истории. М., 2000. С. 106–117; его же. Численность и состав правых партий в России в 1914–1917 гг. // Россия и Первая миро- вая война: Материалы международного научного коллоквиума. СПб., 1999. С. 216–229; его же. Правые партии в России. 1911–1917 гг. М., 2001.

    Кирьянова, посвященная личности Дубровина1, в которой дан объективный портрет лидера крупнейшей правой организации дореволюционной России, даны основные этапы становления политической карьеры лидера монархистов. В кандидатской диссертации Д. Д. Богоявленского, посвященной проблеме лидерства в Союзе Русского Народа, не один десяток страниц посвящен жизни и деятельности А. И. Дубровина2. При этом автор работы использовал богатый архивный материал, многие факты стали достоянием научной общественности впервые. Богоявленский, по сути дела, впервые попытался дать характе- ристику процесса формирования Дубровина как политическо- го деятеля. Наконец, в 2000-е годы несколько раз в печати и в Интернете публиковались статьи А. Д. Степанова, также по- священные личности Дубровина3. Кроме того, в 2004 г. было из- дано следственное дело Дубровина4, раскрывающее некоторые обстоятельства последних дней жизни лидера черносотенцев.
    ________________________________
    1 Кирьянов Ю. И. Дубровин Александр Иванович // Политические партии России. Конец XIX – первая треть ХХ века. Энциклопедия. М., 1996.
    2 Богоявленский Д. Д. Проблема лидерства в Союзе Русского Народа. Дисс. ... к. и. н. М., 2002.
    3 См.: Степанов А. Д. Дубровин Александр Иванович // Святая Русь. Энци- клопедия Русского Народа. Русский патриотизм / Гл. ред., сост. О. А. Плато- нов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003. С. 235–241; его же. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия. Жизне- описания русских монархистов начала ХХ века / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006. С. 67–108; его же. Дубровин Александр Иванович // Черная сотня. Историческая энциклопедия / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов, отв. ред. О. А. Платонов. М., 2008. С.178–187.
    4 Следственное дело доктора Дубровина. Публ. В. Г. Макарова // Архив ев- рейской истории. Международный исследовательский центр российского и восточноевропейского еврейства. Т.1. М., 2004. См. также: Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин) / Публ. В. Г. Макарова // Репрессированная интеллигенция. 1917–1934 гг.: сб. статей / Под ред. Д. Б. Павлова. М., 2010. С. 84–144.

    В зарубежной историографии по-прежнему в целом со- храняется общая тенденция, суть которой заключается в по- пытках представить Дубровина как «погромщика», а подчас даже чуть ли не как идейного предшественника германского национал-социализма1. При этом серьезного исследования жизни и деятельности лидера правых эти авторы не проводят. По сути дела, этими публикациями исчерпываются ис- следования, непосредственно связанные с жизнью и деятель- ностью А. И. Дубровина. В прочих новейших работах, по- священных правомонархическому движению, имя Дубровина упоминается зачастую только вскользь.

    детство, юность, служба, становление личности Рассмотрим известные нам биографические сведения об А. И. Дубровине. К сожалению, эти сведения настолько скуд- ны, что мы до сих пор не знаем даже точной даты рождения политика. Известно только, что родился он в 1855 г. в обеднев- шей дворянской семье в городе Кунгур (Пермская губерния). Его отец служил полицейским чиновником. Ни о детстве, ни о юности Дубровина подробных сведений мы не имеем. Известно лишь, что у его отца не было даже и захудалого имения. Учил- ся будущий лидер черной сотни в пермской гимназии, а затем, закончив ее, – в Санкт-Петербургской медико-хирургической академии за казенный счет. 19 декабря 1879 года, по окончании Академии, Дубровин официально был признан лекарем.

    Незадолго до окончания обучения в академии в 1879 г. у Дубровина родился старший сын Александр, младший, Нико- лай, появился на свет в 1881 г. В связи с необходимостью отбывания положенного по за- кону военного ценза 20 января 1880 года Александр Иванович
    ________________________________
    1 Rogger H. The formation of the Russian Right, 1900–1906 // California Slavic Studies, 1964. № 3. P. 66–94; Rogger H. Was There a Russian Fascism? The Union of The Russia People // Journal of Modern History, 1964. № 36 (December). P. 398–415; Rogger H. Russia // The European Right. Berkeley & L.A., 1965. P. 443–500; Rawson D. C. Russian rightists and the revolution of 1905. Cambridge, 1995; Лакер У. Черная сотня: происхождение русского фашизма. М., 1994.

    был определен младшим врачом в 5-й пехотный Калужский полк, а через месяц переведен в 90-й Онежский полк. Затем Дубровин служил в Кронштадтской артиллерии, при лазарете Конного лейб-гвардии полка, которым командовал генерал- майор барон В. Б. Фредерикс, будущий министр Император- ского двора. Позже Дубровин служил ординатором в Семе- новском Александровском военном госпитале. Еще находясь на военной службе, 10 декабря 1884 года он был утвержден действительным членом Дома призрения и ремесленного об- разования бедных детей, состоявшего под покровительством Его Величества Государя Императора.

    В 1887 г. А. И. Дубровин был зачислен в запас чиновни- ком военно-медицинского ведомства, а в августе 1889 г. стал врачом в Ремесленном училище Цесаревича Николая Депар- тамента торговли и мануфактур (бывший Дом призрения), где проработал до мая 1897 г. Тогда же, в 1889 году, Дубровин за- щитил докторскую диссертацию. Еще один примечательный факт, совершенно разнящийся со столь распространенными в адрес Дубровина обвинениями в «пещерном зоологическом» антисемитизме. Если верить его показаниям, данным на до- просе в чК, он некоторое время служил «за 300 рублей в год» врачом Еврейского приюта для бедных детей1. Кроме того, со- общал Александр Иванович, за все время его практики у него лечилась масса живущих в столице евреев2.

    Отметим, что директором Ремесленного училища Цесаре- вича Николая в то время был сын известного русского поэта Ни- колай Аполлонович Майков. Таким образом, Александр Ивано- вич сблизился с этой известной в России семьей, а впоследствии еще один сын поэта, художник Аполлон Аполлонович Майков, станет заместителем Дубровина по Союзу Русского Народа.

    17 апреля 1896 г. Дубровин был назначен сверхштатным старшим медицинским чиновником Медицинского депар- тамента Министерства внутренних дел, а в мае того же года
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 96, 106.
    2 Там же. С. 106.

    стал вторым сотрудником директора Николаевского детского приюта. 18 сентября 1896 г. Дубровин произведен в статские советники и в чине этом пребывал вплоть до 1917 г., несмо- тря на то что и по своему статусу, и по выслуге лет уже давно мог стать действительным статским советником. Но этого не произошло потому, что, как пишет А. Д. Степанов, «недобро- желатели постарались», и Дубровин очередного звания так и не получил1. Высочайшим приказом по гражданскому ведом- ству от 9 июля 1904 г. А. И. Дубровин был оставлен за штатом, а с 9 июля 1906 г. уволен от службы. В августе 1909 года он был уволен и из запаса. Отметим также, что за время службы он был награжден орденами Св. Станислава 2-й и 3-й степени, Св. Анны 3-й степени, а также серебряной медалью в память царствования Императора Александра III.

    В эти же годы Дубровин сосредоточился на частной ме- дицинской практике, которая приносила ему определенный доход2. К началу ХХ века он приобрел известность как видный детский врач. И хотя, конечно, богачом он не стал, но тем не менее смог значительно поправить свое материальное положе- ние, владел акциями и даже приобрел пятиэтажный доходный дом недалеко от Троицкого Измайловского собора в Петербур- ге. При этом он много жертвовал на церковные и общественные нужды. В марте 1906 года Дубровина даже избрали почетным членом Благотворительного общества вспоможения бедным прихода Измайловского собора в благодарность за пожертво- вания на нужды этой организации.

    А. И. Дубровин был женат единожды, на девице Елене Ивановне. От этого брака у него было два сына – Александр, родившийся 15 августа 1879 года, и Николай, родившийся 15 ноября 1881 года. Александр окончил Институт путей сообще- ния и служил инженером на железных дорогах, к 1920 году он
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов нача- ла ХХ века / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006. С. 69.
    2 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 116. Оп. 1. Д. 797. Л. 25–26.

    являлся помощником начальника Казанской железной дороги. Николай закончил Морское училище, в 1914 году был лейте- нантом флота, участвовал в Первой мировой войне, в 1919– 1920 гг. служил в Красной армии и даже был начальником опе- ративного отдела Западно-Двинской флотилии1. Следует отметить, что состояние здоровья Дубровина оставляло желать лучшего. Так, еще в 1902 г. он перенес вос- паление аппендикса, которое впоследствии переросло в вос- паление брюшины (перитонит). Заболевание было очень тяже- лое, было проведено четыре операции, но последствия болезни сказывались на протяжении всей жизни политика. К 1914 г. состояние здоровья Дубровина, пережившего еще несколько операций брюшной полости и вынужденного придерживаться строгой диеты, ухудшилось. Лечащий врач не исключал воз- можности смертельного исхода2.

    В связи с частыми хирурги- ческими операциями вождь черносотенцев часто болел и чуть ли не по несколько месяцев вынужден был соблюдать строгий постельный режим, вследствие этого надолго отстраняясь от активного руководства Союзом Русского Народа, что давало впоследствии повод его врагам обвинять Дубровина среди прочих грехов и в нежелании руководить Союзом.

    Впоследствии в ходе допроса, учиненного чекистами, Дубровин следующим образом оценивал состояние своего здоровья, которое было действительно удручающим: «экзе- ма легких, <...> сердца и кровеносных сосудов, воспаление с опухолью суставов, хронический катар желудка и кишок по- сле гнойного воспаления червеобразного отростка, вследствие которого вынес под хлороформом 4 операции, вскрытие брюш- ных стенок, после чего с правой стороны живота образовалась послеоперационная грыжа величиной с детскую головку, при- ступы удушья (астмы)…»3.
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 69–70.
    2 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 797. Л. 24; Богоявленский Д. Д. Указ. соч. С. 46.
    3 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 102.

    К сожалению, в отличие от, например, Б. В. Никольского, нам практически ничего не известно о том, как формировались правые убеждения Дубровина. Скорее всего, воспитан он был в традиционном духе и еще с детства ему было привито глу- бокое уважение к самодержавному строю. Вряд ли, как, напри- мер, тот же Никольский, Дубровин в юности испытывал какие бы то ни было даже мимолетные увлечения либерализмом.

    Начало активной политической деятельности (1901–1905 гг.)

    Активная политическая деятельность будущего лиде- ра черной сотни начинается 18 сентября 1901 года1, когда он был избран действительным членом первой русской монар- хической организации – Русского собрания (РС). Следует отметить, что эта организация, выступавшая с консерватив- ных позиций и призванная охранять традиционные русские начала, была по своей сути элитарным клубом, в который входили по преимуществу представители дворянства и ин- теллигенции. И уже тогда Дубровин, как и А. А. Майков, сын известного поэта, полагал, что помимо элитарного Русского собрания, должна существовать массовая народная организа- ция, которая смогла бы противостоять возможному револю- ционному взрыву2.

    Современники Дубровина из либерального лагеря нена- видели его за четкость политической позиции, за прямоту и не- двусмысленность высказываний по важнейшим политическим вопросам того времени. Так, С. Ю. Витте, в чистоплотности ко- торого весьма сомневаются многие исследователи3, осмелился обозвать Дубровина «мазуриком» и «героем вонючего рынка»,
    ________________________________
    1 В работе Д. Д. Богоявленского указана дата 16 сентября без указания года (Богоявленский Д. Д. Указ. соч. С. 46).
    2 См.: Правые партии 1905–1917... Т. 1. С. 17.
    3 См., напр.: Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш. Опыт критики мемуаров С. Ю. Вит- те в связи с его публицистической деятельностью в 1907–1915 гг. // Вопросы историографии и источниковедения истории СССР. М.–Л., 1963.

    описал его как «негодяя», преследующего низкие эгоистиче- ские цели, который якобы по приемам своей деятельности и по выдвигаемым лозунгам ничем не отличался от крайних революционеров1. Со стороны же убежденных правых госу- дарственных деятелей Дубровин находил понимание. Так, в частности, министр внутренних дел П. Н. Дурново назвал его «честнейшим и прекраснейшим человеком»2. Создан Союз Русского Народа был в октябре 1905 года, в самый разгар революционной смуты. Именно тогда у старо- сты Исаакиевского собора, авторитетнейшего деятеля русско- го монархического движения генерала Евгения Васильевича Богдановича состоялся прием делегации Общества москов- ских хоругвеносцев, основанного в Москве епископом Сера- фимом и объединявшего правоконсервативное духовенство и мирян во главе с К. К. Полторацким.

    Согласно дневнику одного из активных деятелей черной сотни, приват-доцента Петербургского университета Бориса Владимировича Ни- кольского, имел место разговор Полторацкого с Никольским, в ходе которого первый озвучил желание создать мощную всероссийскую патриотическую организацию3. Дубровин посоветовал хоругвеносцам взять под свою защиту Царя во время его визита в Москву.

    Это, по его мысли, могло спо- собствовать поднятию национально-патриотического духа и созданию общественной организации, способной дать отпор противникам монархического строя.

    По свидетельству активного черносотенца И. И. Барано- ва, 8 ноября 1905 г. на квартире Дубровина собралась группа инициаторов и выработала устав новой организации под на- званием «Союз Русского Народа» (СРН)4. Среди основателей СРН числились: А. А. Майков, П. Ф. Булацель, И. И. Бара-
    ________________________________
    1 Витте С. Ю. Воспоминания, мемуары. Минск; М., 2001. Т. 2. С. 56.
    2 Там же. С. 120.
    3 Российский Государственный Исторический Архив (РГИА). Ф. 1006. Оп. 1. Д. 4 б. Л. 248.
    4 См.: Союз Русского Народа. По материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. М.–Л., 1929. С. 35.

    нов, А. И. Дубровин, А. И. Тришатный, П. А. Александров, Н. М. Языков, В. А. Андреев, С. Д. чекалов, П. П. Сурин, Е. Д. Голубев, В. П. Соколов, Г. В. Бутми и другие1. Также был избран руководящий орган СРН – Главный Совет (ГС), председателем которого стал Дубровин. Кроме того, собра- ние избрало и товарищей (заместителей) председателя ГС СРН – А. А. Майкова и А. И. Тришатного. Позднее Дубровин утверждал, что изначально первым товарищем председателя был Майков, вторым – Тришатный, а с весны 1906 г. вместо Тришатного был назначен Пуришкевич2. По словам Дуброви- на, с самого начала все полномочия в ГС СРН Майков, Три- шатный и он, Дубровин, разделили между собой. Дубровин оставлял за собой общее руководство, Майков заведовал Со- ветом и канцелярией, а Тришатный занимался формировани- ем и открытием отделов (в первое время им было открыто около 60 отделов СРН)3. Вот что впоследствии писал об этих знаменательных со- бытиях сам Александр Иванович: «Мысль о нем зрела у меня с 9 января 1905 года <То есть со дня так называемого «крова- вого воскресенья», когда в Петербурге в результате гранди- озной провокации произошло имевшее трагические послед- ствия столкновение шествия рабочих с полицией. – Д. С.>.

    Как выяснилось, почти одновременно со мной тою же мыслью был охвачен и Аполлон Аполлонович Майков. Другие присоеди- нились уже к нам. Первые шаги по образованию Союза были сделаны из моей квартиры, где и собирались вначале. Учреди- тели в моем доме сделали и свои первые взносы, кто сколько мог. Учредительские деньги были переданы на расходование и хранение мне. Я их целиком передал потом казначею Ив<ану> Ив<ановичу> Баранову, на что у меня имеется его расписка. Из
    ________________________________
    1 Подробнее см.: Rawson D. C. Russian Rightists… С. 58.
    2 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 99.
    3 Дубровин А. И. Необходимое разъяснение (Так озаглавлено в новом Вестнике искажение действительности) // Куда временщики ведут Союз

    учредителей избран был Совет и должностные лица: предсе- датель – я, Дубровин; два товарища председателя: А. А. Май- ков и А. И. Тришатный; секретарь С. И. Тришатный1 и каз- начей Ив<ан> Ив<анович> Баранов. Начались работы; в моей квартире было собираться неудобно, и я предоставил Союзу в своем доме отдельную квартиру. Я оставил за собой общее ру- ководство. А. А. Майков принял на себя заведование Советом и канцелярией, а А. И. Тришатный занялся формированием и открытием отделов. А. А. Майков с раннего утра приходил в Союз и оставался там до ночи… Деятельное участие в работе принимали все не только члены Совета и учредители, но и простые союзники. Денежные поступления, хотя и не обиль- но, но притекали ежедневно и давали возможность скромно существовать начатому делу»2. Говоря о первых днях работы СРН, Дубровин отмечал, что «работали все и несли свой труд идейно, без ожидания какого-либо вознаграждения, благода- ря чему Союз разрастался незаметно, но быстро; волна оскор- бленного чувства за поруганную Родину быстро разливалась по всему пространству униженной России, охватывала умы и сердца во всех слоях населения и привлекала к Союзу массу новых единомышленников»3.

    В это же самое время Дубровин организует в Петербурге митинги и манифестации в поддержку Самодержавия, на ко- торые собирается значительное количество простых горожан. Уже на первый митинг, организованный Союзом Русского На- рода 21 ноября 1905 года, в двунадесятый праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы в Михайловском манеже, по сло- вам участника события, видного правого публициста, депутата 2-й Государственной думы Павла Александровича Крушевана, «собралось тысяч двадцать народу». На митинге выступали Дубровин, П. Ф. Булацель, В. М. Пуришкевич, известный писа-
    ________________________________
    1 Тришатный Сергей Иосифович (1865 – после апреля 1920) – юрист, брат А. И. Тришатного, один из основателей СРН, первый секретарь Главного Совета СРН.
    2 Дубровин А. И. Необходимое разъяснение... С. 15.
    3 Там же.

    тель князь Михаил Николаевич Волконский, Б. В. Никольский, писатель и публицист Николай Александрович Энгельгардт и другие известные монархисты. Крушеван свидетельствовал о царившем на митинге «необычайном воодушевлении, не под- дающемся описанию». «Такими многочисленными митинга- ми, – пишет в этой связи А. Д. Степанов, – не могли похвастать- ся ни либералы, ни социалисты. Несомненно, эта демонстрация силы охладила пыл тех, кто пытался организовать революци- онное выступление в столице»1. Удовлетворенный успехом от первого массового собрания правых, лидер СРН продолжал ор- ганизовывать новые митинги, что также способствовало уве- личению численности сторонников Союза2.

    Вскоре Дубровин стал весьма заметной политической фигурой в Российской империи. 9 декабря 1905 года он напра- вил Императору Николаю II телеграмму, в которой от имени Союза Русского Народа умолял Царя не выпускать на свободу политических заключенных (это было одно из главных требо- ваний либералов и социалистов)3. По словам А. Д. Степанова, «Государю позиция Дубровина пришлась по сердцу, он полно- стью разделял опасения лидера Союза Русского Народа, а по- тому одобрительно отнесся к телеграмме»4. 11 декабря того же года, когда власти ожидали революционного выступления в столице, Дубровин встретился с военным министром А. Ф. Ре- дигером, которому предложил привезти из Витебска в столицу 20 тысяч старообрядцев, вооружить их и расположить вокруг города, чтобы «навести порядок в районе заводов и помешать рабочим двинуться на Царское Село». Следует заметить, что революционные банды планировали тогда повторить на рус- ской почве поход на Версаль, ставший ключевым моментом
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 72.
    2 ГАРФ. Ф. 102. 1905. Д. 999. Ч. 39. Т. I. Л. 91.
    3 См.: Правые партии 1905–1917. Документы и материалы. М., 1998. Т. 1. С. 83–84.
    4 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия... С. 72–73. кровавой Французской революции конца XVIII века. Отсюда и озабоченность лидера СРН возможным развитием событий и столь жесткое предложение, которое, однако, хотя и обсужда- лось, но принято не было.

    По словам А. Д. Степанова, «большой заслугой Дуброви- на было то, что он осмелился выступить против всесильного в то время С. Ю. Витте»1. В начале декабря 1905 года Дубро- вин, П. Ф. Булацель и А. А. Майков добились приема у Вели- кого князя Николая Николаевича, который в ту пору являлся главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа. Они указали Великому князю на «опасное положение России под управлением Витте, который, побуж- даемый жидами, ведет к революции и распадению России»2. Результаты беседы остались неизвестными, однако, по свиде- тельству генерал-квартирмейстера штаба войск гвардии и Пе- тербургского военного округа Г. О. Рауха, Дубровин был «до- волен и сиял»3. Тогда же Великий князь договорился о встрече Дубровина с дворцовым комендантом Д. Ф. Трепова. Во вре- мя этой встречи, состоявшейся 30 декабря 1905 г., Дубровин обговорил условия приема у Императора, намеченного на 15 января 1906 г. К сожалению, подробности посещения Дуброви- ным Царя неизвестны4. Правда, сам Император в дневнике, как всегда, лаконично отмечает, что «принял Дубровина – пред- седателя Союза Русского Народа – и бар<она> Мейндорфа»5. Впоследствии Дубровин еще несколько раз встречался с Тре- повым и Раухом, по всей вероятности, добиваясь приема у Им- ператора и Великого князя Николая Николаевича6.
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия... С. 73.
    2 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 73.
    3 См.: Красный архив. Т. 19. М.–Л., 1926. С. 88–91.
    4 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 800. Л. 3–4.
    5 Дневники Императора Николая II. [М.], 1991. С. 298 (запись от 15 января 1906 г.).
    6 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 800. Л. 5–9.

    Дубровин продолжает выступать с резкой критикой по- литики Витте, которую он характеризовал как предательскую. При этом лидер СРН подчеркивал, что действия Витте направ- лены к установлению конституционной монархии. Дубровин даже написал ядовитый памфлет на Витте «Тайна судьбы (Фантазия-действительность)»1, в котором представил всесиль- ного сановника в роли антихриста, коронуемого на царство. По словам А. Д. Степанова, «в том, что кабинет Витте просуще- ствовал недолго, несомненно, была заслуга Дубровина». Ис- следователь подчеркивает, что «фактически он стал одним из могильщиков правительства “графа Полусахалинского”, полу- чившего отставку в апреле 1906 года»2.

    На Третьем Всероссийском Съезде Русских Людей (СРЛ) в Киеве в начале октября 1906 года лидер московских монар- хистов, редактор газеты «Московские ведомости» Владимир Андреевич Грингмут, сам немало сделавший для низвержения правительства Витте (его газета несколько месяцев выходила с вызывающим аншлагом «Но прежде всего Витте должен быть уволен»), особо выделил эту, по его мысли, историческую за- слугу Дубровина перед русским народом. Грингмут отмечал, что «после 17 октября 1905 г., когда все общество растерялось, он первый в Петербурге собрал около себя кружок лиц для за- щиты устоев Самодержавия», организовал «стихию, которая известна под названием “черной Сотни”, для борьбы с рево- люцией», «он первый поднял голос “Долой Витте” – этого ве- личайшего врага и лжеца России»3.

    Отметим, что с Грингмутом у Дубровина сложились хорошие, дружественные отношения. Так, во время визита в Петербург Грингмута произошла его встреча с Дубровиным, в ходе которой они констатировали тот факт, что преследовали общие цели. Когда в январе 1906 г. СРН открыл Московское
    ________________________________
    1 См.: Дубровин А. И. Тайна судьбы (Фантазия-действительность). СПб., 1907.
    2 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 73.
    3 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 74.

    отделение, Грингмут приветствовал это событие и сошелся с председателем вновь открытого отделения Н. Н. Ознобиши- ным. В дальнейшем, после смерти В. А. Грингмута, Монар- хическая партия на некоторое время вошла в состав СРН как один из его московских отделов1.

    23 декабря 1905 года состоялся Высочайший прием депу- тации СРН, состоявшей из 23 человек, Государем Императором, имевший огромное политическое значение. Дубровин зачитал Царю адрес Союза, в котором говорилось, в частности, что «не- давно зародился и быстро вырос Союз Русского Народа», что с каждым днем число членов СРН увеличивается, ибо «почуяло сердце народное, что Союз Русского Народа сплотился для важ- ного, неотложного дела». В адресе были сформулированы три условия сохранения «крепости и силы Государства Русского»: во-первых, власть Царя, «исконная Самодержавная, врученная русским народом» первому Романову, должна быть «незыбле- мою и нерушимою», «земля наша Русская – единою и недели- мою, вера наша Православная в России – первенствующею»; во-вторых, необходимо восстановить общественный порядок и закон, а «кучку злых крамольников», попирающих дарованные Царем свободы, подавить силой власти; в-третьих, народ ждет, когда Государь «мудрым и справедливым словом, справедли- во и для всех безобидно» укажет пути решения аграрного во- проса, поможет «земельной тесноте крестьянства».

    От имени Союза председатель Главного Совета СРН заверил Царя: «Мы, Государь, постоим за Тебя нелицемерно, не щадя ни добра, ни голов своих, как отцы и деды наши за Царей своих стояли, от- ныне и до века»2. После речи Дубровина Царь принял от него папку с адресом и знаки СРН для себя и Цесаревича, поблаго- дарил Дубровина и всех членов Союза, пожелав им дальнейших успехов. По поводу этой встречи Царь записал в дневнике: «… Принял большую депутацию с Дубровиным во главе»3.
    ________________________________
    1 Богоявленский Д. Д. Указ. соч. С. 53.
    2 См.: Русское знамя. СПб., 1906, 9 янв. № 7. С. 2–3.
    3 Дневники Императора Николая II. [М.], 1991. С. 294 (запись от 23 декабря 1905 г.).

    Кроме двух упомянутых встреч с Императором Дубровин встречался с ним еще три раза. Одна из этих встреч имела место в апреле 1907 г., перед съездом в Москве, после чего от Государя «получил указание работать на съезде по экономическим вопро- сам», другая – в феврале 1908 г., когда по поручению съезда он и один из учредителей СРН В. Ф. Борисов «приветствовали Царя от съезда и опять получили то же указание работать на экономи- ческой почве». Последняя встреча произошла «по случаю под- несения ему иконы в память 300-летия Династии, за что Царь поручил передать благодарность союзникам»1.

    Известно также, что Дубровин по крайней мере четыре раза встречался с Г. Е. Распутиным. Сам лидер черносотенцев на допросе в чК в 1920 году сообщал: «Пришел он <Г. Е. Рас- путин. – Д. С.> в первый раз познакомиться. Второй раз он был мною позван на завтрак <…>. В свою очередь, он меня пригла- шал два раза к себе: раз на обед и раз на завтрак»2. С 27 ноября 1905 г. Дубровин при содействии И. С. Дур- ново начал издавать газету «Русское знамя», которая получила статус официального печатного органа ГС СРН3. Активисты Союза распространяли газету по России, часто используя для этого региональную сеть отделов СРН.

    Именно тогда растет авторитет Дубровина как активного политика. В глазах политических оппонентов именно он ста- новился олицетворением Союза Русского Народа и черносо- тенного движения в целом4. В конце своей жизни, в 1920 г., как бы подводя итог своему жизненному пути, тяжело больной Дубровин в ходе
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 105.
    2 Там же. С. 105.
    3 Дубровин А. И. Необходимое разъяснение (Так озаглавлено в новом Вестнике искажение действительности) // Куда временщики ведут Союз Русского Народа. СПб., 1910. С. 12–13. 4 К примеру, один из националистов, говоря о влиянии крайне правых на членов Всероссийского национального союза (ВНС), отмечал, что правые представители ВНС «устремляются к Дубровину» (см.: Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале ХХ столетия. М., 2001. С. 70).

    «показаний по существу дела» в чК такими словами оцени- вал цель создания, смысл и значение Союза Русского Народа: «До 1905 года занимался врачебной практикой, что мне дало возможность изучить положение народа – крестьян, рабочих и вообще мелкий трудящийся люд, положение которых всег- да вызывало полное к ним сочувствие, вызвавшее активное стремление выступить на их защиту, что, в свою очередь, толкнуло <меня> в политику. С А. А. Майковым <...> я обсу- дил положение, и мы искали средства помочь бедным клас- сам.

    Возникла мысль о создании Союза, который бы работал на нужды народа, поставили себе задачей приблизить народ к Царю, стараниями раздвинуть бюрократическую стену, заслоняющую народ от Царя. Союз возник под названием “Союз Русского Народа”. Основы его: Православие, Царь и народ. Образовался Союз в Петрограде, а потом постепенно открывались отделения по провинции, совершенно само- стоятельные в своей внутренней жизни и самоотвечающие за свою деятельность. Связь с Главным Советом в Петрограде должна была поддерживаться только главными положения- ми, т.е. “Православие, Царь и народ”»1.

    А. И. дубровин и митрополит антоний (вадковский) Отношения лидера черносотенцев с первенствующим членом Святейшего Правительствующего Синода, митропо- литом Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским) изначально складывались непросто. Владыка Антоний кри- тиковал лидеров черной сотни за вмешательство в сферу дея- тельности Церкви, а также священников, которые активно за- нимались политической деятельностью (в основном на стороне СРН). Такая позиция митрополита подвергалась резкой крити- ке в «Русском знамени»2.
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 98–99.
    2 См.: Русское знамя. 1906. 29 ноября. С. 1; 5 декабря. Приложение.

    15 ноября 1906 года представители Главного Совета Со- юза Русского Народа явились к митрополиту, чтобы просить его совершить богослужение по случаю освящения хоругви и знамени Союза. Владыка Антоний отказался и предложил обратиться к викарию. Возникла перепалка, и, по словам Ду- бровина, архиерей заявил, что «правым вашим партиям я не сочувствую и считаю Вас террористами: террористы-левые бросают бомбы, а правые партии вместо бомб забрасывают камнями всех с ними не согласных»1. По словам А. Д. Степа- нова, «эти слова и отказ участвовать в монархическом празд- нике сильно обидели монархистов»2.

    Следствием этого события стало написанное Дуброви- ным открытое письмо к владыке, которое появилось 2 декабря 1906 года. В нем лидер СРН публично обвинил первенствую- щего члена Святейшего Синода во многих грехах. Приведем несколько характерных цитат из этого документа. «Воспитан- ный в духе либеральных веяний 60-х и 70-х годов, Вы, овдо- вевши, из профессорского фрака спокойно переоделись в рясу; но ряса не согрела Вас: и до сих пор Вы остались, в сущно- сти, в том же фраке – бездушным, формальным исполнителем не духа, а буквы закона», – пишет Дубровин3. Кроме того, по мнению Дубровина, владыка Антоний находится в союзе с «преступным провокатором» графом С. В. Витте, а также по- кровительствует церковному либерализму: «Вы воспитали 32 бунтовщиков иереев», «обратили “Церковный голос” и “Цер- ковный вестник” в революционные органы», «превратили Ду- ховные академии в революционные гнезда, предоставив им ав-
    ________________________________
    1 Дубровин А. Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А. И. Дубровина Митрополиту С.-Петербургскому Анто- нию, Первенствующему члену Св<ятейшего> Синода // Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А. И. Дуброви- на Митрополиту С.–Петербургскому Антонию, Первенствующему члену Св<ятейшего> Синода, с приложением письма в редакцию «Русского Зна- мени» Н. Дурново. [СПб., 1907]. С. 5.
    2 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 75.
    3 Дубровин А. Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А. И. Дубровина… С. 6.

    тономию»; «все противоцерковное, противогосударственное в среде духовенства выросло около Вас, пользовалось Вашим по- кровительством в столице»1. Также Дубровин обвинял иерарха в гонениях на патриотическое духовенство: «Вы по указке кня- зя Оболенского <Обер-прокурор Св. Синода в правительстве С. Ю. Витте. – Д. С.> постыдно предали на общественное глум- ление доблестного Московского митрополита за правдивое слово, которым он осудил бунты и измены» (этот «позорный и ложный акт», отмечал лидер СРН, был подписан без заседания Синода, подписи собирались по одиночке под давлением ми- трополита Антония, как утверждалось, «для успокоения обще- ственного мнения»)2. Также Дубровин обвинял митрополита в изгнании из Москвы епископа Никона (Рождественского), из Ярославля иеромонаха Илиодора (Труфанова), в ссылке на Со- ловки игумена Арсения (Алексеева)3. Кроме того, Дубровин обвинил владыку Антония в том, что тот опозорил «торжества открытия мощей прп. Серафима, предав гласности, на соблазн верующим, тайный по существу протокол осмотра останков Святого, как будто бы это был обычный полицейский прото- кол осмотра могилы»4.

    Подводя итог, лидер черносотенцев восклицал: «Между тем, Вы “вне и выше всякой политики”! Но в таком случае не умываете ли Вы руки, подобно Пилату? И водою ли? Не кровью ли Русского народа?! Можно ли, в самом деле, при переживаемых обстоятельствах стоять “вне и выше всякой политики”! И Вы не стояли вне ее, но Вы имели политику, увы, пагубную для русского духовенства, Вам подчиненного, и для Русского народа»5. «Как русский патриот и православ- ный верующий человек, я не мог молчать и все сказал, что требовало мое исстрадавшееся русское сердце», – продолжает
    ________________________________
    1 Дубровин А. Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А. И. Дубровина… С. 9.
    2 Там же. С. 13.
    3 Там же.
    4 Там же. С. 17.
    5 Там же. С. 14.

    Дубровин1. В заключение письма лидер СРН отметил: «Перед саном святителя я благоговею; лично против Вас, как челове- ка, у меня нет ни гнева, ни раздражения. Но я буду бороться, не страшась ничего, до гробовой доски, отдам всю жизнь до последней капли крови за торжество священных для меня на- чал: Святой Веры Православной, Самодержавного Русского Царя и Великого Русского Народа»2.

    Открытое письмо Дубровина к владыке Антонию не оста- лось незамеченным. Оно неоднократно переиздавалось, имело широкое распространение и вызвало широкий резонанс в обще- стве. Ходили слухи, что автором этого документа является не сам Дубровин, а кто-то другой из черносотенцев. Комментируя эту точку зрения, А. Д. Степанов утверждает, что, «действитель- но, прочтение письма убеждает, что его автор – яркий, талантли- вый публицист. Между тем, известно, что Александр Иванович не обладал публицистическим даром. Скорее всего, письмо – плод коллективного творчества, но, несомненно, оно отражало тогдашние чувства и мысли вождя Союза Русского Народа»3.

    Следует отметить, что владыка Антоний не стал всту- пать в публичную полемику с Дубровиным, однако в частном письме к тогдашнему обер-прокурору Святейшего Синода П. П. Извольскому изложил свою версию приема депутации Союза Русского Народа, а также свое отношение к обвинени- ям лидера CРН в его адрес.

    Если верить владыке Антонию, то встреча с союзниками выглядела несколько иначе, чем это описывает Дубровин в своем открытом письме, а некоторые обвинения лидера черной сотни – не столь обоснованными. Так или иначе, вскоре владыка Антоний и Дубровин примирились. Более того, как отмечает в этой связи А. Д. Сте- панов, митрополит Антоний стал едва ли не главным покро- вителем Союза4.
    ________________________________
    1 Там же. С. 19.
    2 Там же. С. 20.
    3 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 77–78.
    4 Там же. С. 78.

    Уже 1 июля 1907 года, то есть примерно через полго- да после публикации открытого письма, в Петербург из Ие- русалима прибыл инициатор Крестового похода монархи- стов против революции и, по меткому выражению историка А. Д. Степанова, вдохновитель учреждения Союза Русского Народа игумен Арсений (Алексеев). Ему была устроена тор- жественная встреча. Тогда же и состоялось публичное при- мирение владыки Антония и Дубровина. Игумен Арсений вез икону Воскресения Христова с вделанной в нее частицей Гроба Господня – этой святыней благословил Русского Царя Вселенский Патриарх. С Николаевского вокзала крестный ход во главе с будущим новомучеником епископом Гдовским Кириллом (Смирновым) и сонмом духовенства с хоругвями и иконами шел по Невскому проспекту в сторону Казанского собора. На паперти храма икону встретил митрополит Ан- тоний. Святыню встречали также многочисленные монархи- сты во главе со своим лидером. После богослужения в соборе перед иконой вождь Союза Русского Народа сердечно побла- годарил митрополита за участие в празднестве Союза, а тот в ответ братски облобызал вождя черной сотни1.

    Несколько позже, 11 февраля 1908 года, митрополит Ан- тоний (Вадковский) служил молебен перед открытием Всерос- сийского Съезда СРН. По окончании молебна в ответ на бла- годарность владыка Антоний облобызал Дубровина и сказал: «Призываю благословение Божие на великое дело установить мир и тишину в нашей дорогой Родине, о чем Союза Русского Народа ежечасно молит Святая Церковь»2.

    Тогда же, на этом съезде, по инициативе Дубровина было принято официальное решение начать сбор средств среди союзников на строительство в Петербурге храма-памятника в честь 300-летия Дома Романовых. Примечательно, что владыка Антоний не только поддержал инициативу Союза
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 79.
    2 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 79.

    и благословил проводить ежегодно в день Покрова кружеч- ный сбор по всей Российской империи, но также лично пред- ставил этот проект Императору, который одобрил эту идею, вследствие чего всевозможные бюрократические препоны были преодолены. Однако наступившая вскоре болезнь и смерть митрополита Антония, а также распри в руководстве самого Союза Русского Народа привели к тому, что первона- чальный проект был значительно изменен, и строительство храма пошло в несколько ином русле1. В итоге вместо мо- нархического храма-памятника – символа верноподданниче- ства русского народа династии Романовых – был построен величественный собор, ставший обычным монастырским подворьем, подворьем Феодоровского Городецкого мужско- го монастыря Нижегородской епархии, обители, в которой когда-то пребывала чудотворная икона Феодоровской Божи- ей Матери. Именно этот образ в свое время, после упраздне- ния Городецкого монастыря, перенесли в Ипатьевский мона- стырь в Костроме, где ею и благословили на царство боярина Михаила Феодоровича Романова. Феодоровский собор в Пе- тербурге находится за Николаевским (ныне Московским) вокзалом и сейчас восстанавливается.

    Дубровин во главе союза русского народа

    Первые годы руководства Дубровиным Союзом Русско- го Народа характеризуются его несомненной активностью. Лидер СРН, по сути дела, занимается всей текущей работой, готовится к съездам, выступает на съездах, в том числе и по еврейскому вопросу2, ведет переписку с многочисленными
    ________________________________
    1 Подробнее см.: К вопросу о сооружении в Петербурге Союзом Русского Народа храма в память 300-летнего благополучного царствования Дома Романовых // Куда временщики ведут Союз Русского Народа. СПб., 1910. С. 83–84; Дальнейший ход дела // Там же. С. 92–93.
    2 См., напр.: Правые партии. 1905–1917. Документы и материалы. В 2 тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И. Кирьянова. М., 1998. Т. 1. С. 121–123. Доклад Дубровина по еврейскому вопросу имел место в конце второго дня заседания проходившего в Петербурге Всероссийского Съезда Русского собрания (Первый Всероссийский Съезд Русских Людей, 8–12 февраля 1906 г.). Отметим, что в 1905–1906 гг. Дубровин пользовался неизменным авторитетом в право- монархической среде. Так, например, известный публицист, писатель, идеолог позднего славянофильства А. А. Киреев 23 ноября 1905 года на страницах дневника делился своими впечатлениями от знакомства с Дубровиным: «По- знакомился с очень интересным человеком д<окто>р<ом> Дубровиным. Он стал во главе “белой” партии. К нему примкнуло около 40 000 ч<еловек>. Най- дется и еще более, деятельность его распространилась на Москву и далее. Это человек глубоко убежденный, готовый всем (и жизнью) пожертвовать для достижения цели. Это человек боевой <курсив автора. – Д. С.>, крепкого за- кала. Мы сошлись! Вот она, междоусобная война! Я внес в кассу свой золотой и сделался членом “Союза Русского Народа”. Мой <билет> № 2951». (Киреев А. А. Дневник 1905–1910 гг. / Сост. К. А. Соловьев. М., 2010. С. 113). Правда, впоследствии, уже в период начала раскола в СРН, Киреев отозвался в своем дневнике (запись от 28 декабря 1907 г.) о деятельности Дубровина весьма критически: «Как и следовало ожидать, в русском обществе – раскол. У Ду- бровина закружилась голова от прямого ответа ему Царя, человек грубый – он зазнался, повел пропаганду и полемику, так что много порядочных людей (Пуришкевич) от него отшатнулись. Грубости, анафемы, брань. Tertius gaudet <третий радуется – лат.>» (Киреев А. А. Дневник… С. 239).

    отделами и подотделами Союза, с ведущими союзниками. В частности, несомненный научный интерес представляет со- бой частная переписка Дубровина с Е. А. Полубояриновой1 и Е. А. Шабельской-Борк2, хранящаяся в Государственном архиве Российской Федерации. В те же самые времена, в 1905–1907 гг., растет и численность СРН. Так, в коллектив- ной работе «Программы политических партий России» от- мечается, что к концу 1907 г. Союз насчитывал около 400 местных отделений, половина которых приходилась на сель- скую местность, а общее число членов Союза доходило до 400 000 человек3. По другим сведениям, в конце 1907 года в 66 губерниях и областях действовало 2124 отдела СРН4 (дру- гие монархические союзы – 105 отделов), по преимуществу в Европейской России, и особенно много – в Белоруссии и на Украине, т.е. в черте еврейской оседлости. Исследователь
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 802.
    2 Там же. Д. 806.
    3 Программы политических партий России. М., 1995. С. 438.
    4 История политических партий в России / Под ред. А. И. Зевелева. М., 1994. С. 64.

    черносотенного движения в Поволжье Г. В. Набатов утверж- дает, что к концу 1907 – началу 1908 гг. черносотенные орга- низации действовали в 2208 населенных пунктах, располо- женных в 66 губерниях1.

    Данные же об общей численности СРН на конец 1907 г. в различных работах указываются примерно одинаковые – бо- лее 400 000 человек2. Но также было много сочувствующих организаций, так что общее число русских людей, связанных с деятельностью Союза Русского Народа, составляло не менее двух миллионов человек. Это был несомненный успех как всего руководства СРН, так и Дубровина лично, который, превозмогая хроническую болезнь, тем не менее все свои силы вкладывал в становление крупнейшей правой политической организации, предоставив, кроме того, помещение для редакции «Русского знамени» и для центрального руководства Союзом. Лево-либеральное большинство сначала Первой, а затем и Второй Государственных дум фактически взяло курс на обо- стрение отношений с самодержавной властью и на эскалацию еще не загнанной окончательно в подполье революции.

    В этой ситуации Дубровин и его соратники подчеркивали ту отри- цательную роль, которую играла Дума в жизни российского общества. Дубровина возмущала до глубины души мышиная возня, которую вели депутаты Первой думы, замутившие в итоге «всю великую Россию до самого дна»3.

    Само собой разумеется, что Дубровин, как и другие его соратники, испытал чувство глубокого удовлетворения, ког- да Император 9 июля 1906 г. распустил Первую думу. Лидер СРН направил по этому случаю телеграмму Царю, в которой, в частности, говорилось: «Взволнованные неописуемой радо-
    ________________________________
    1 Набатов Г. В. Черносотенное движение в Нижегородской губернии // Ре- жим доступа: http://www.hist.nnov.ru/history/partis/12.html.
    2 Программы политических партий России. M., 1995. С. 438; Степанов С. А. Черносотенные союзы и организации // Политические партии России: история и современность. М., 2000. С. 87.
    3 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 797. Л. 55.

    стью при известии о закрытии революционного гнезда, <…> не находим слов для выражения своих чувств глубочайшей благодарности…»1. Не с лучшей стороны характеризует лидер СРН и депу- татов Второй думы, которых он называл «представителями народного невежества с бомбами в кармане»2. По его словам, в итоге «русская жизнь целиком пошла под аккомпанемент революционных выстрелов и свист разрывающихся бомб. человеческая кровь полилась как вода и стала почти так же дешева, как она»3. Критиковал Дубровин и председателя Третьей Государ- ственной думы Н. А. Хомякова, которого обвинял в фактиче- ском покровительстве либеральной оппозиции: «Вы уважае- те не Думу, а лишь оппозицию в лице “мирно-обновленцев” и “кадетов”. К октябристам и “умеренно-правым” Вы иногда благоволите снисходить с высоты Вашего недосягаемого ве- личия, а “правых”, которые этого величия не признают, Вы ненавидите всеми силами своей барской души»4. Главными же врагами России лидер СРН считал евреев, масонов и Вит- те, подчеркивая при этом необходимость существования в стране твердой власти: «Никакие волнения не страшны силь- ной и твердой власти, как не страшны морские волны гранит- ному утесу, как бы они ни были яростны. Они рассыпаются пеной у его подножия»5.

    Кроме того, Дубровин призывал своих союзников сле- дить за деятельностью самого СРН, за чистотой рядов Союза, сплотить ряды и усилить пропаганду идеалов черной сотни6. Сложные отношения у Дубровина сложились с тогдаш- ним премьер-министром П. А. Столыпиным. С одной сторо-
    ________________________________
    1 Правые партии. 1905–1917… Т. 1. С. 174.
    2 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 797. Л. 56.
    3 Там же. Л. 57.
    4 Дубровин А. И. Открытое письмо Н. А. Хомякову // Русское знамя. СПб., 1908. 5 декабря. № 274. С. 2–3.
    5 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 797. Л. 59.
    6 Русское знамя. 1908. 4 января. № 3. С. 1.

    ны, лидер СРН не мог принять аграрные преобразования пре- мьера, потому что, как и его соратники, Дубровин полагал, что разрушение общины несет вред России и ведет к росту пролетариата. С другой стороны, и сам Столыпин с подозре- нием относился к деятельности СРН, вообще боялся правых. Так, в частности, в своем распоряжении петербургскому гра- доначальнику глава правительства призывал «немедленно принять меры к предупреждению всякого активного высту- пления правых во время возможных в будущем волнений в столице» и полагал, что инициатива монархистов отяготит деятельность полиции, создавая пагубные последствия для отдельных лиц1.

    Правда, первоначально отношения между Дубровиным и Столыпиным внешне выглядели вполне удовлетворитель- но. В 1906–1907 гг. премьер оказывал поддержку всем силам, которые могли бы противодействовать революционной вак- ханалии. В свою очередь, сам Дубровин неоднократно обра- щался к Столыпину с теми или иными просьбами и, как пра- вило, находил понимание у главы правительства. В то время, если у Союза Русского Народа возникали проблемы с мест- ными властями, Дубровин старался не предавать их огласке, а извещал сначала Столыпина, чтобы попытаться урегулиро- вать конфликт административными мерами.

    А 12 августа 1906 года, когда эсеры устроили на даче премьера на Аптекарском острове чудовищный террористи- ческий акт, лидер СРН, который находился вместе с В. М. Пу- ришкевичем на соседней даче у товарища министра внутрен- них дел С. Е. Крыжановского, сразу же бросился на соседнюю дачу, чтобы исполнять свой врачебный долг. Впоследствии на допросе в чК Дубровин вспоминал: «Мне навстречу несут на руках детей Столыпина, сынишка лет 8–9 и затем барышня, которая страшно стонет. Столыпин подбегает ко мне: “По- жалуйста, доктор, сделайте одолжение, окажите помощь”. “Я что могу, – сделаю”. Их перенесли на другую дачу рядом, и там я первый же сделал им перевязки, и мальчику, и де-
    ________________________________
    1 Правые партии. 1905–1917… Т. 1. С. 664. вочке лет 15–161, она была в состоянии шока, так что, когда я осматривал ее, делал перевязки, она даже не стонала, обе ноги были раздроблены, в особенности левая до колена, пред- ставляла мешок с костями, вся кость была раздроблена, и эти переломы были осложненными, т.е. с ранами, и кожными и мышечными. Сколько возможно, я принял меры, перевязал мальчика, у которого был перелом бедра»2. Между тем, как это ни покажется странным, уже буквально через 3–4 дня по- сле злодейского покушения в иностранной печати появились клеветнические заметки о том, что взрыв на даче Столыпина организовал якобы… Союз Русского Народа!

    Тем не менее постепенно отношения между Дубровиным и Столыпиным начали обостряться. Премьер отказывался об- ращать внимание на просьбы и предложения лидера СРН, а он со своими соратниками, в свою очередь, критиковал поли- тику премьера в печати и в публичных выступлениях. Под- робным образом разницу в идеологических представлениях Дубровина и Столыпина разобрал в своей брошюре «Столы- пин и Дубровин» публицист Д. И. Булатович. По словам Бу- латовича, «П. А. Столыпин – идеальный бюрократ.

    Он умен, неподкупен, говорят – на диво благороден, уверяют – не чужд рыцарства. Но он бюрократ с головы до пят, только бюрократ и не может быть больше, чем всякий другой бюрократ»3. Публицист пишет, что «одновременно с белым террором, П А. Столыпин пускает в ход “добрые советы”, преподно- симые нам “Россией”. Советы сводятся к тому, чтобы Союз Русского Народа постарался соорудить для себя корыто, а за месивом дело не станет. На такое доброе начинание будет отвалена толика из секретного фонда. Союзу рекомендуется оставить политику, поменьше насаждать “непросвещенного” патриотизма, а побольше вести “созидательной” работы в
    ________________________________
    1 На самом деле дочери П. А. Столыпина, Наталье Петровне, в момент по- кушения на ее отца в 1906 г. было 12 лет.
    2 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 88.
    3 Булатович Д. Столыпин и Дубровин. СПб., [1909]. С. 3.

    виде патриотической коммерции, и такового же культуртре- герства. <…> Перспективы, открываемые бюрократией перед Союзом Русского Народа, столь же заманчивы, как и те, что были открыты Христу сатаной на высокой горе, но А. И. Дубровин устоял: не пал в ноги бюрократии и не поклонился ей, но сказал: “Отойди от мене”»1. По мысли Булатовича, бюрократизм Столыпина слиш- ком не совместим с пониманием чаяний русских патриотов: «Как далек, однако, бюрократ П. А. Столыпин от понимания патриотического лагеря. Он представляет себе А. И. Дубро- вина директором департамента, которого стоит только заме- нить новым, своим директором, чтобы сразу сделать Союз Русского Народа своим»2.

    Напротив, «А. И. Дубровин – не- отъемлемая часть души каждого союзника, и смешно гово- рить о его смещении. Подобная дикая идея могла зародиться только в выхолощенном мозгу бюрократа»3. Таким образом, Столыпин и Дубровин при такой ситуации становятся вольно или невольно антиподами, конфликт между которыми неиз- бежен: «Нет, не о примирении речь. Колесо истории должно сделать полный оборот и раздавить того, кто сам лезет под него, забыв недавний урок истории. С какой стати А. И. Ду- бровину погибать за компанию?»4.

    Булатович, однако, твердо верит в стойкость Дубровина, в то, что тот ни на йоту не отшатнется от своих убеждений: «Будет ли он <А. И. Дубровин. – Д. С.> брошен не способной ни перед чем дрогнуть бюрократической рукой в тюрьму, предпо- чтет ли изгнание, разорвется ли его сердце от нечеловеческих мук – никогда никто из патриотов не отшатнется от него: Ду- бровин один у них»5.

    О П. А. Столыпине же Д. И. Булатович выразился сле- дующим образом: «Словно нарочно, для того, чтобы нанести
    ________________________________
    1 Там же. С. 5.
    2 Там же. С. 6.
    3 Там же.
    4 Там же.
    5 Там же.

    смертельный удар бюрократическому строю, ему дано было выдвинуть лучшего из своей среды, которого окружили луч- шие условия для проявления себя, – и в его дни Россия пала до предела, граничащего с смертью»1.

    Тем временем у либералов, ненавидевших Дубровина за недвусмысленность позиции и прямолинейность в отстаива- нии монархических идеалов, вскоре появился новый повод для нападок в его адрес. 18 июля 1906 года на своей даче в Териоках в Финляндии (ныне Зеленогорск под Петербургом) при загадочных обстоятельствах был убит депутат Первой Государственной думы, крещеный еврей Михаил Яковле- вич Герценштейн, «прославившийся» в свое время тем, что публично называл поджоги дворянских поместий во время аграрных беспорядков 1905 года «иллюминациями». Нача- лось следствие, в ходе которого отрабатывалась версия при- частности к убийству членов Союза Русского Народа.

    Такому ходу развития событий поспособствовали и клеветнические показания некоторых близких к лидеру Союза лиц – секре- таря Главного Совета М. Н. Зеленского и секретаря редакции газеты «Русское знамя» А. И. Прусакова (в некоторых источ- никах и литературе встречается написание «Пруссаков»2), которые заявили об организации при Союзе Русского Народа «боевых дружин». Руководство Союзом во главе с Дуброви- ным полностью отвергало возводимые на него обвинения в централизованной организации преступления3. Сам Дубро- вин никогда не призывал к террору. Наоборот, он подчер- кивал, что Союз Русского Народа – «Союз мира и любви». Выступая 31 января 1906 года с речью над могилой рабочих- монархистов, убитых террористами в харчевне «Тверь», Дубровин, в частности, сказал: «Не мстите, православные, этим осатаневшим, заблудшим людям. Мы – Союз мира и любви; мы должны быть чисты перед Богом и Царем, и вста-
    ________________________________
    1 Булатович Д. Столыпин и Дубровин. СПб., [1909]. С. 6.
    2 См., напр.: Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика (1870–1920) / Науч. ред. И. В. Алексеева. М.–СПб., 2011. С. 47.
    3 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 5. Л. 13.

    нем только за Веру Православную, Царя Самодержавного и за Святую Русь»1. Тем не менее противники Дубровина воспользовались ситуацией, чтобы организовать систематическую травлю ли- дера черной сотни, которая заключалась как в попытках ор- ганизации уголовного преследования Дубровина, так и в кле- ветнических статьях на страницах периодических изданий. Противники черносотенцев использовали также и еще более гнусные методы. Так, в марте 1907 года Дубровин получил по почте конверт, в котором оказалось медицинское свидетель- ство о… его смерти, причем на официальном бланке и с под- писью врача. Нравственные террористы указали в качестве причины смерти убийство, в графе болезнь было указано «со слов врача: патриотизм»2.

    Судебный процесс по делу об убийстве Герценштейна начался 14 июля 1909 года в Териоках. Постепенно станови- лось все более очевидным, что Дубровину грозили арест и заточение в финляндской тюрьме. И тут на защиту своего лидера встали монархисты, которые направляли телеграммы со всех концов России на имя Императора, требуя перевести расследование из финляндского суда в русский.

    В Россий- ском государственном историческом архиве сохранилась ко- пия письма одного из идеологов правых, генерала Е. В. Бог- дановича к тогдашнему дворцовому коменданту Владимиру Александровичу <Дедюлину. – Д. С.> с просьбой ходатайства перед Царем о спасении Дубровина. Богданович просил Де- дюлина «повелеть изъять дело из ведения финляндского суда и передать его на новое рассмотрение суду русскому Санкт- Петербургского округа»3, так как, по словам генерала, руко- водитель черносотенцев внес большой вклад в подавление революции 1905–1907 гг.4.
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 92.
    2 Цит. по: Там же. С. 81.
    3 РГИА. Ф. 1620. Оп. 1. Д. 32. Л. 2.
    4 Там же. Д. 446. Л. 25 об.

    В это же время произошло резкое ухудшение здоровья А. И. Дубровина. Сам он полагал, что был отравлен, и счи- тал, что покушение совершили один из его охранников и гор- ничная, которая подсыпала в еду какое-то зелье. «Поскольку следствия не производилось, – пишет в этой связи А. Д. Сте- панов, – трудно сказать, кто стоял за попыткой убить во- ждя Союза Русского Народа: террористы-революционеры или организаторы убийства Герценштейна, опасавшиеся его разоблачений»1. Родственники увезли Дубровина в Харь- ковскую губернию, где служил его старший сын Александр. Затем Дубровин уехал лечиться в Ялту, где находился в без- опасности под надежной защитой ялтинского градоначаль- ника генерал-майора Ивана Антоновича Думбадзе.

    «В мае 1909 года я был отравлен и без сознания пролежал 5 недель. К первым числам июня я оправился настолько, что был пере- веден к сыну в Харьковскую губернию, а, окрепнувши через месяц, переехал в Крым»2, – сообщил впоследствии, на до- просе в чК в 1920 г., А. И. Дубровин.

    Дубровин на острие политической борьбы

    К 1907 году стало ясно, что в самом Союзе Русского На- рода нарастает внутрипартийная борьба с пока еще не ясным исходом. В итоге эта борьба, корень которой следует искать в непомерных личных амбициях отдельных черносотенных лидеров, в их желании перестроить «под себя» все руковод- ство Союзом, в значительной степени подтачивала авторитет самого СРН, способствовала сокращению темпов роста орга- низации, уменьшению влияния на массы, что, несомненно, в сложной политической ситуации только играло на руку рево- люционным элементам, которые, как известно, через несколь- ко лет смогли добиться реализации своих преступных целей.
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 92.
    2 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 100.

    Первое столкновение произошло между Дубровиным и товарищем председателя Главного Совета СРН Владимиром Митрофановичем Пуришкевичем. Энергичный и деятельный человек, обладавший властными амбициями, Пуришкевич стремился взять в свои руки всю организационную деятель- ность в Союзе. Его поддержали некоторые учредители Союза и руководители крупных местных отделов, в частности, один из руководителей московских монархистов, будущий ново- мученик протоиерей Иоанн Иоаннович Восторгов. Вскоре В. М. Пуришкевич единолично стал пытаться решать и не- которые стратегические вопросы, и, таким образом, все дело шло к тому, что он становился фактическим руководителем Союза Русского Народа.

    В этой ситуации летом 1907 года на съезде Союза в Москве сторонники Дубровина смогли провести документ, согласно которому ни одно циркулярное письмо от имени Главного Со- вета, не подписанное его председателем, то есть Дубровиным, не должно приниматься к исполнению на местах. Таким об- разом, должность товарища председателя ГС СРН становилась чисто технической. А 25 ноября 1907 г. в «Русском знамени» было напечатано постановление ГС СРН, за подписью Дубро- вина, ограничивающее полномочия Пуришкевича в СРН1. Од- новременно окончательно испортились и личные отношения Дубровина с Пуришкевичем.

    Естественно, конфликт на этом не был исчерпан, а про- должал разгораться. Уже к декабрю 1907 г. противоречия внутри СРН привели к новому столкновению между Дубро- виным и Пуришкевичем. 11 декабря Пуришкевич от лица СРН осмелился направить в Думу А. И. Гучкову, лидеру октябри- стов, предложение поддержать запрос правой фракции Думы о беспорядках в учебных заведениях. Дубровин, естественно, сразу же заявил о нарушении Устава и постановлений СРН, не допускавших тайную связь с октябристами. В итоге был
    ________________________________
    1 Полномочия В. М. Пуришкевича как товарища председателя ГС СРН, распространявшиеся на «Русское знамя», теперь отменялись (см.: Русское знамя. 1907. 25 ноября. № 257. С. 1).

    созван Главный Совет Союза, однако накануне сам Пуришке- вич вышел из состава СРН. В феврале 1908 года на съезде Союза Русского Наро- да в Петербурге группа членов Главного Совета и членов- учредителей (предприниматели В. Л. Воронков, В. А. Ан- дреев и др.) обратилась с заявлением и открытым письмом к председателю съезда графу А. И. Коновницыну с жалобой на, как они считали, диктаторское поведение Дубровина, а также на отсутствие финансовой отчетности в СРН и другие якобы имевшие место нарушения Устава организации. Авторы этих документов потребовали отставки лидера Союза. Оскорблен- ный Дубровин тогда заявил: «Я, можно сказать, родил Союз, я кормил его, а теперь, когда он окреп и разросся, меня хотят удалить, как ненужную вещь»1.

    Обвинения против Дубро- вина не убедили большинство делегатов съезда. Тогда же из рядов СРН обвинители Дубровина были исключены2. Вскоре они пополнили число сторонников Пуришкевича. Так прои- зошел первый раскол в Союзе Русского Народа. Его итогом стали выход Пуришкевича и его сторонников из организации и создание ими нового союза – «Русского Народного Союза Михаила Архангела» (РНСМА), лидером которого фактиче- ски стал сам Пуришкевич. Раскол был на руку правительству Столыпина, который, как уже было сказано, не доверял мо- нархистам, побаивался их и стремился во что бы то ни стало ослабить Союз Русского Народа, стремился найти среди пра- вых тех, кто поддержал бы его реформы и третьеиюньскую систему государственной власти в царской России в целом.

    Вместе с тем факты свидетельствуют, что сам Дубровин стремился даже с Пуришкевичем, уже покинувшим Союз, от- ношений не обострять, демонстрируя достойные благородство и миролюбие. Так, в частности, вскоре либеральные думские деятели обвинили лидера РНСМА в краже документов Глав- ного Совета СРН при его выходе из Союза. И даже когда отно-
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 84.
    2 Русское знамя. 1908. 14 февраля. № 37. С. 1.

    шения между Пуришкевичем и лидером кадетов П. Н. Милю- ковым обострились до предела, Дубровин продолжал отрицать факт кражи. Только впоследствии, когда лидер РНСМА в от- крытую перешел в лагерь врагов Самодержавия, Дубровин был вынужден признать этот факт.

    Тем временем выход из Союза Пуришкевича и его сто- ронников оказался лишь первой фазой борьбы в СРН. Вторая фаза началась с лета 1909 года и была напрямую связана с вынужденным длительным отсутствием Дубровина в Петер- бурге по причине обострения болезни. На сей раз новую оп- позицию в СРН возглавил депутат Думы Николай Евгеньевич Марков (известный по думской деятельности как «Марков- второй»), редактор газеты «Земщина», получавший субсидии на ее издание от правительства Столыпина.

    Первым шагом «обновленцев» (противников Дубровина, выдвигавших тезис о необходимости обновления руководства Союза), стал пере- езд Главного Совета из дома Дубровина, где он размещался изначально, в Басков переулок. Это произошло уже 20 июля 1909 года, т.е. вскоре после вынужденного отъезда лидера СРН. 3 ноября 1909 года состав Главного Совета пополнил- ся противниками Дубровина, среди которых были: бывший ярославский губернатор, сенатор А. А. Римский-Корсаков, член Государственного Совета М. Я. Говорухо-Отрок, член Государственной думы священник Димитрий Машкевич.

    Тогда же вторым товарищем председателя ГС СРН был из- бран недоброжелатель Дубровина председатель Петербург- ского столичного Совета Союза Русского Народа граф Эмма- нуил Иванович Коновницын, ставший фактическим главой Главного Совета.

    По утверждению А. Д. Степанова, «именно Коновницын был мотором антидубровинской кампании, и мотивом его действий было, видимо, честолюбие»1. В декабре 1909 года соперники Дубровина, воспользо- вавшись его отсутствием, провели решение о предоставлении доктору титула почетного председателя СРН при утрате им
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 95.

    фактической власти. Разумеется, с таким положением вещей Дубровин, усилиями которого в течение нескольких лет фак- тически создавался и креп Союз, смириться не мог и выступил против этого решения. Его поддержали видные деятели Союза Русского Народа академик А. И. Соболевский, казначей Союза купчиха Е. А. Полубояринова, профессор Б. В. Никольский, редактор газеты «Гроза» Н. Н. Жеденов, врачи Г. Г. Надеждин и А. Н. Борк и другие. Кроме того, многие местные отделы СРН заявили о своей лояльности Дубровину: Ярославский во главе с глазным врачом И. Н. Кацауровым, Почаевский во главе с наместником местной лавры архимандритом Виталием (Мак- сименко), Астраханский во главе с купцом Н. Н. Тихановичем- Савицким, Воронежский во главе с купцом Р. М. Карцевым, Казанский во главе с педагогом и общественным деятелем А. Т. Соловьевым и другие.

    Тем временем, в начале 1910 г. «обновленцы» из Главно- го Совета добились заключения соглашения с организацией Пуришкевича. Дубровинцы, выступившие против этого со- глашения, оказались в меньшинстве. 2 февраля 1910 г. на за- седании соединенного собрания Совета и Учредителей СРН был исключен из Союза видный сторонник А. И. Дубровина Лев Евфимьевич Катанский со следующей формулировкой: «своими действиями позорит Союз и не может быть терпим в составе членов Союза». Таким образом, как справедливо сочли соратники Дубровина, исключение Катанского из СРН было осуществлено «без точного указания причин»1.

    Со- гласно постановлению Главного Совета Союза, предлагалось «воспретить всем отделам Союза принимать его в свою среду и иметь с ним какое-нибудь общение», а Дубровину не до- пускать его, как человека вредного, к сотрудничеству в «Рус- ском знамени». Поводом к исключению Катанского из СРН послужили следующие обстоятельства.

    В июле 1907 г. Катан- ский выступил со статьей в «Вече» (№ 60, под псевдонимом «Наблюдатель») «Накануне баррикад», в которой обвинил в
    ________________________________
    1 Дубровин А. И. В Главный Совет Союза Русского Народа // Куда времен- щики ведут Союз Русского Народа. СПб., 1910. С. 285.

    убийстве петербургского градоначальника В. Ф. фон дер Лау- ница его подчиненных – чиновников градоначальства (евреев и поляков). Статья наделала много шума, газета была оштра- фована на 1000 руб., в результате чего в тюрьме оказалась жена редактора «Вече» В. В. Оловеникова, которая числилась издательницей газеты. Однако в канун 1908 г. Катанский вы- ступил и против Оловеникова в ярославской газете «Русский народ», где написал, что если хорошо присмотреться, то мож- но увидеть у «Вече» ермолку. История с Катанским стала по- водом для начала кампании против Дубровина со стороны руководства «обновленного» СРН. Противники Дубровина обвинили его в том, что он покрывал Катанского и обманы- вал союзников, заявляя ранее о том, что Катанский якобы уже вышел из Союза1.

    Полный разрыв между сторонниками и противниками Дубровина произошел в мае 1910 года, когда из Главного Сове- та вынуждены были выйти все сторонники Дубровина, а «об- новленческий» Главный Совет отказался признавать органом Союза оставшуюся в руках Дубровина газету «Русское зна- мя». Раскол между членами СРН углублялся и вскоре затронул практически все организации на местах. Борьба между «дубровинцами» и «обновленцами» вы- лилась на страницы периодической печати. В частности, вскоре под редакцией Дубровина была напечатана объеми- стая книга: «Куда временщики ведут Союз Русского Народа» (СПб., 1910).

    На заглавном листе книги фамилии составителя нет, но предисловие подписано Дубровиным. В книге, а так- же в вышедшем через год втором томе под заголовком «Спут- ник союзника» (СПб., 1911) были собраны как статьи и цир- кулярные письма самого Дубровина, так статьи, документы и прочие материалы сторонников Александра Ивановича. В этом же двухтомнике подробно разбираются инициативы «обновленцев», приводятся с необходимыми комментария-
    ________________________________
    1 Об исключении Л. Е. Катанского из СРН подробнее см.: Объяснение А. И. Дубровина по поводу исключения Л. Е. Катанского из Союза Русского Народа. СПб., [1910].

    ми некоторые документы «обновленного» Главного Сове- та. Практически все эти материалы ранее публиковались на страницах «Русского знамени» или других периодических изданий черносотенцев и теперь усилиями Дубровина были собраны под одной обложкой.

    1 октября 1911 г. Дубровин пытался созвать съезд СРН в Киеве, однако не смог этого сделать вследствие неприбытия достаточного числа членов1. В конце ноября 1911 г. сторон- никам Дубровина удалось собрать съезд в Москве, на кото- ром они добились «упразднения» членов «обновленческого» Главного Совета и избрания нового, с председателем Дубро- виным. «Марковцы» не признали это решение, и некоторое время фактически существовало два Главных Совета, из которых «дубровинский» стоял правее по политическим во- просам. В августе 1912 г. фактическое существование парал- лельных черносотенных организаций было закреплено юри- дически (утвержден Устав Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа (ВДСРН), который образовали про- тивники «марковцев» («обновленцев»)2). чуть позже, в ноябре 1912 года, граф Э. И. Коновницын, исполнявший в то время обязанности председателя «обновленческого» Совета, был устранен от дел, а его место занимает Н. Е. Марков.

    Сторонники Маркова и Пуришкевича смогли устранить Дубровина и его соратников и из руководства Русским собра- нием. Произошло это следующим образом. 18 ноября 1911 г. один из «дубровинцев», Б. В. Никольский, зачитал в стенах Русского собрания доклад «четвертый новый курс политики и наши убеждения». Критикуя покойного П. А. Столыпина за то, что тот проводил политику, направленную на дискредита- цию правых партий, докладчик коснулся вопроса о т.н. «тем-
    ________________________________
    1 Степанов А. <Д.> Союз Русского Народа / Черная сотня. Историческая энциклопедия. С. 518; Указатель имен к I–VII тт. // Падение царского режима. М.–Л., 1927. Т. 7. С. 337. Согласно ошибочному указанию в книге «Падение царского режима», съезд в Киеве созывался в конце 1910 г.
    2 Членов «обновленческого» СРН также нередко именовали «басковца- ми» – по названию Баскова переулка, в котором располагалось здание штаб-квартиры «обновленческого» Союза.

    ных деньгах», т.е. о том, что «раскольническая деятельность» «обновленцев» оплачивается из неких секретных фондов. Са- мого Маркова в тот момент на заседании не было, он прибыл несколько позже. В перерыве заседания между Марковым и Никольским возникла перепалка, закончившаяся потасовкой1.

    Инцидент повлек за собой перепалку и на страницах правой печати между «дубровинцами» и «обновленцами». Ее итогом стало исключение из рядов РС не только Никольского, но и самого Дубровина – решение было принято на очередном со- брании организации 15 января 1912 г.2. Правда, сделать это противникам Дубровина удалось не сразу и с трудом, однако агрессивная идеологическая кампания против дубровинцев, которых «обновленцы» обзывали «компанией хулиганов»3, судя по последствиям, действие возымела.

    Говоря об итогах и последствиях раскола в СРН, А. Д. Степанов справедливо отмечает, что «раскол в Союзе серьезно подорвал позиции правых в обществе. Одним из следствий раскола стало обособление наиболее крупных и дееспособных местных отделов, которые, не желая участво- вать в междоусобной борьбе, поспешили зарегистрироваться как самостоятельные монархические организации. Словом, политика П. А. Столыпина в отношении Союза Русского Народа привела к тому, что из мощного многочисленного Союза он превратился в конгломерат организаций, лидеры которых подозревали друг друга в тайных кознях и постоян- но враждовали»4.
    ________________________________
    1 Б. В. Никольский вызвал Маркова на дуэль, но последний от дуэли от- казался. Составленный секундантами Никольского П. М. Евреиновым и А. А. Цур-Миленом об этом событии подробный протокол см.: ГАРФ. Ф. 588. Оп. 1. Д. 1323. Л. 1–2.
    2 Кирьянов Ю. И. Русское собрание 1900–1917. М., 2003. С. 58; Правые пар- тии. 1905–1917. Т. 2. С. 98–104; ГАРФ. Ф. 588. Оп. 1. Д. 1300. Л. 1–2.
    3 Граф А. И. Коновницын (СПб.) – К. А. Дуранте (Одесса). 4 января 1912 г. // Кирьянов Ю. И. Русское собрание 1900–1917. С. 318; ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1912. Оп. 265. Д. 556. Л. 30.
    4 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 97.

    Деморализованный событиями, связанными с расколом в Союзе, Дубровин в 1912 году продал свой дом в Петербурге, оставив себе в нем лишь одну квартиру, и уехал жить в дерев- ню. К этому времени его жена купила небольшое поместье в Орловской губернии. С тех пор Дубровин, состояние здо- ровья которого оставляло желать лучшего, бывал в столице лишь наездами, по несколько месяцев в году1.

    Раскол СРН вкупе с рядом других взаимосвязанных с ним причин нанес непостижимый урон общему состоянию черносотенного движения. Исходя из данных, приводимых современным исследователем дореволюционных партий Н. Д. Постниковым2, если в период с 1911 по 1913 гг. число черносотенных организаций на местах еще уменьшалось не- значительно (а в сельской местности даже увеличивалось), то в период Первой мировой войны происходит резкое падение числа отделов правых партий всех типов. Процесс распада местных черносотенных организаций после 1907 г. и вплоть до 1917 г. проанализировали исследователи Ю. Г. Коргунюк и С. Е. Заславский. По их словам, «распадались местные ор- ганизации СРН – в первую очередь, рабочие и крестьянские. В результате уже к 1914 г. многие местные организации СРН насчитывали всего по 2–3 десятка членов. Тиражи черносо- тенных газет падали, издания закрывались одно за другим»3.

    Общую численность черносотенцев, ранее входивших в единый СРН, в период с 1914 по 1917 гг. пока что определить не представляется возможным, так как этот вопрос требует серьезного исследования. Если же определять численность СРН и ВДСРН вместе взятых оценочно, то думается, что она, возможно, могла упасть примерно в 35 раз и составлять не
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 101.
    2 Постников Н. Д. Территориальное размещение и численность политиче- ских партий России в 1907–1917 гг. (По материалам Департамента полиции). Автореф. дисс. ... к. и. н. М., 1998. С. 17.
    3 Коргунюк Ю. Г., Заславский С. Е. Российская многопартийность: станов- ление, функционирование, развитие. М., 1996. Цит. по: http://partinform.chat. ru/rm_2.htm.

    более 10 000–12 000 человек. По данным Ю. И. Кирьянова, в первой половине 1916 г. численный состав всех правомонар- хических объединений едва превышал 45 тысяч человек, что, учитывая высокие показатели по 1906–1907 гг.1, невозможно не охарактеризовать как катастрофу.

    Последние годы политической деятельности Дубровина

    Несмотря на подорванное здоровье, лидер черносо- тенцев по-прежнему играл активную роль в правомонархи- ческом движении. Об этом свидетельствует его переписка с союзниками, хранящаяся ныне в Государственном архиве Российской Федерации, статьи, тексты выступлений на съез- дах. По-прежнему многочисленные недруги Дубровина про- должали в тех или иных формах его травлю. Показательны в этом отношении инциденты, постоянно возникавшие вокруг издаваемой Александром Ивановичем газеты «Русское зна- мя». Газета эта и после раскола в Союзе продолжала выхо- дить ежедневно. Вследствие того что в этом периодическом издании печатались материалы, разоблачавшие козни между- народного еврейства, газета нередко подвергалась судебному преследованию. В течение нескольких лет после 1911 г. Ду- бровин приговаривался судом к штрафу и к кратковременно- му аресту «за клевету по адресу как правительственных лиц, так и членов Думы»2.

    В 1912 г. еврейка Мирра Пинкус подала в суд иск против Дубровина, обвиняя его в нарушении 2 ч. 1535 ст. Уложения о наказаниях3. Также против «Русского знамени» неоднократно возбуждались преследования со сто-
    ________________________________
    1 См.: Кирьянов Ю. И. Численность и состав правых партий в России в 1914–1917 гг. // Россия и Первая мировая война: Материалы международно- го научного коллоквиума. СПб., 1999. С. 216–229; Богоявленский Д. Д. Указ. соч. С. 177.
    2 Указатель имен к I–VII тт. // Падение царского режима. М.–Л., 1927. Т. 7. С. 337.
    3 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 766.

    роны властей, в фонде Дубровина в ГАРФ хранятся запросы судебных следователей об ответственности за выпускаемые Александром Ивановичем номера газеты «Русское знамя»1. Впоследствии, на допросе в чК, Дубровин сообщил: «“Рус- ское знамя” штрафовалось (48 т<ысяч> штраф) и предавалось суду в моем лице как редактора, штрафы я платил, а по суду оправдывался. После смерти Столыпина в 1911, в 1912 году, как я уже упоминал, я был в усадьбе и фактически редактиро- вал газету «Русское знамя», благодаря чему возникло много дел в суде, официальным ответственным лицом за которого я был. Это обстоятельство побудило меня выйти из редакто- ров, и, таким образом, издание перешло к Полубояриновой, а редакторство – к другим лицам, напр<имер> Петрову, факти- ческое редактирование взяла Полубояринова»2. Утверждение Дубровина о том, что «издание перешло к Полубояриновой», не вполне соответствует действительности, так как лидер черносотенцев на самом деле оставался издателем газеты вплоть до ее закрытия в феврале 1917 г.3. Судя по сохранившимся документам, правосудие до- статочно жестко относилось к деятельности Дубровина и не допускало никаких поблажек в отношении его и его газеты.

    С началом Первой мировой войны цензурные гонения на га- зету еще более обострились. Так, в октябре 1914 г. редактор «Русского знамени» С. С. Потапочкин «за брань и злословие по адресу атамана Области войска Донского генерала Покотилло и орловского полицмейстера Штера» был приговорен к двум месяцам заключения в тюрьме4.

    В начале 1915 г., когда распространились слухи о том, что союзники России едва ли не в ультимативной форме тре- буют ввести в России еврейское равноправие, а либеральные
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 767, 769.
    2 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 104.
    3 Алфавитный указатель жителей города Петрограда… С. 223 // Весь Пе- троград на 1917 год. Адресная и справочная книга. Пг., 1917.
    4 Дело «Русского знамени» // Утро России. 1914. 25 октября. № 261. С. 3.

    круги открыто выступали за ликвидацию черты еврейской оседлости, «Русское знамя» начало выходить с напечатанны- ми на первой странице аншлагами: текстами из Евангелия, в которых Сам Господь обличал иудеев, а также правилом 11-м Шестого Вселенского Собора в Трулле, гласящим: «Никто из принадлежащих к священному чину или из мирян отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, ни вступати в со- дружество с ними, ни в болезнях призывати их, и врачевства принимати от них, ни в банях купно с ними мытися. Аще кто сие дерзнет творити, то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен»1. Эти аншлаги вызвали репрессии со сто- роны военной цензуры. Не согласный с таким поворотом событий, Дубровин по- дал кассационную жалобу. Однако 18 февраля 1915 г. в пер- вом делопроизводстве Второго уголовного отделения Перво- го департамента Министерства юстиции был составлен ответ на нее, в котором говорилось: «По приказанию министра юстиции от 1-го департамента сим объявляется на проше- ние статского советника Александра Иванова Дубровина от 17 февраля сего года, что министру юстиции не предоставле- но восстанавливать срок на обжалование приговора и что от- каз в восстановлении такового срока мог быть своевременно обжалован в Правительствующем Сенате»2.

    Несколько позже Дубровин пожаловался на, по его словам, несправедливые обвинения против его газеты на-
    ________________________________
    1 Составивший 102 правила Шестой Вселенский Собор называется также Пято-Шестым, или Трулльским. Пято-Шестым он называется потому, что явился непосредственным продолжением Пятого Собора, созванного ви- зантийским императором Юстинианом II. Собор начал свои заседания 7 но- ября 680 г. и закончился в сентябре следующего года. Так как первая часть Собора занималась исключительно догматическими вопросами в связи с ересью монофелитов, то он был созван вновь 1 сентября 691 г. для состав- ления правил и окончился 31 августа 692 г. Заседания обоих Соборов про- исходили в части императорского дворца, которая называлась Труллой, и потому эти правила также называются правилами Трулльского Собора. На Соборе участвовало 227 отцов и лично присутствовали патриархи Констан- тинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский. Были также представители Римского Папы Агафона.
    2 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 601. Л. 4.

    чальнику штаба Петроградского военного округа генералу М. И. Тяжельникову, а тот, в свою очередь, посоветовал обра- титься непосредственно к начальнику округа генералу князю Н. Е. Туманову. 28 марта 1916 г.1 произошел унизительный для лидера монархистов инцидент. Князь Туманов принял Дубровина в присутствии свидетелей (двух генералов и двух прапорщиков) и в ответ на его просьбу прекратить цензурные преследования заявил, что газета занимается травлей евреев, помещая, по его словам, «какие-то бессмысленные аншлаги». Дубровин ответил, что аншлаги – это правило Вселенского Собора, на что генерал гневно заявил: «что вы мне старую рухлядь тычете!» Однако Дубровин не сдавался и обратил внимание князя Туманова на непреходящее значение Все- ленских Соборов, после чего главный военный начальник Петрограда закричал: «Вон, вон отсюда немедленно!» Этот инцидент получил огласку и имел, выражаясь современным языком, широкий общественный резонанс.

    Вполне естественно, что на происшедший инцидент бурно отреагировали деятели местных черносотенных ор- ганизаций. Так, в начале мая 1916 г. в канцелярию МВД по- ступила телеграмма от Туапсинского отдела Союза Русского Народа, подписанная уполномоченным советом этого отдела Цыренщиковым. «Протестуем против нарушения кн<язем> Тумановым внутреннего мира оскорблением русского наро- да в лице Дубровина. Поругание Православия высшим на- чальником ободряет изменников, причиняя скорбь защит- никам Родины»2.

    Тогда же, в мае 1916 г., Тульский губернский отдел СРН обратился с телеграммой к председателю Совета министров,
    ________________________________
    1 По утверждению А. Д. Степанова, встреча имела место 28 марта 1915 г., однако в то время Туманов еще не был начальником Петроградского во- енного округа, а являлся начальником Двинского военного округа (См.: Сте- панов А. <Д.> Русское знамя // Черная сотня. Историческая энциклопедия. С. 464). В архивных документах, содержание которых разбирается нами ниже (РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 113. Л. 18–19 и РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 113. Л. 30–31), также проставлен 1916 г., а не 1915-й.
    2 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 113. Л. 18.

    в которой присоединился к протесту, заявленному особо уполномоченным Союза, председателем Астраханской мо- нархической партии в связи с поступком князя Туманова1. В конце мая 1916 г. Митрофано-Георгиевский Союз Рус- ского Народа от имени его председателя Р. М. Карцева2 напра- вил Б. В. Штюрмеру письмо под заголовком «О поношении постановлений и правил Вселенских Соборов как основ Свя- той Православной веры» с просьбой к Штюрмеру донести со- держание письма до Императора. В письме говорится о том, что начальник Петроградского военного округа князь Тума- нов, «который, вызвав к себе почетного председателя Всерос- сийского Союза Русского Народа А. И. Дубровина, дерзост- но отозвался, крича на Дубровина, об 11-м правиле Шестого Вселенского собора в Трулле, как о старой отжившей рухля- ди <Выделено в тексте источника. – Д. С.>, и затем, не вы- нося возражений, грубо, не по-княжески, обошелся с Дубро- виным, – с окриками на него “вон” выгнал приглашенного»3.

    Далее автор письма ставит вопрос «о мере воспитанности оскорблявшего», отмечая при этом, что это еще не самое страшное: «Но в переживаемый ныне исторический момент крайней государственной напряженности и великой народ- ной страды дерзость глумления над правилами Вселенских Соборов, этими краеугольными камнями Православия, не должна быть терпима»4.

    Автор письма отмечает и то, что одоление врага может быть достигнуто только помощью Божьею. «Можем ли мы рассчитывать на Его помощь, если поносим правила святой веры нашей?» – вопрошает он. «Не святоотеческие соборные постановления, <…> пережившие века, <…> могут угрожать
    ________________________________
    1 Там же. Л. 19.
    2 Карцев Рафаил Митрофанович (1861 – после 1932) – воронежский купец, общественный деятель, председатель Воронежского отдела Союза Русско- го Народа (ВО СРН). Подробнее см.: Рылов В. <Ю.> Карцев Рафаил Митро- фанович // Черная сотня. Историческая энциклопедия. С. 240–242.
    3 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 113. Л. 30.
    4 Там же. Л. 30 об.

    государственному спокойствию и безопасности, как напрасно думает кн. Туманов, а такие как он заносчивые администра- торы, которые, будучи носителями власти, позволяют себе оскорблять православные народные чувства и этим оскорбле- нием вселяют в народное сознание пагубно-раздраженную мысль о недостойно власть носящих»1. Следует отметить, что усилия Дубровина и его сорат- ников в конечном итоге возымели эффект. Известно, что впо- следствии Дубровину при поддержке ряда правых деятелей удалось добиться удаления князя Туманова из Петрограда. А «Русское знамя» не только возобновило свой выпуск (после сближения Дубровина и Н. Е. Маркова в 1916 г. газета стала выходить с подзаголовком «Вестник Союзов Русского На- рода»), но и по-прежнему наиболее популярной и востребо- ванной темой на его страницах вплоть до закрытия издания в феврале 1917 г. оставался еврейский вопрос – газета про- должала выходить с прежними аншлагами. Сюжеты по ев- рейскому вопросу фактически оставались главными темами публикаций газеты в последний период ее существования. В частности, одна из статей в газете (от 3 сентября 1916 г.) на- зывалась «Хлеб, война и жиды».

    В годы Первой мировой войны, когда над монархиче- ским движением, как и над идеей монархии вообще, нависла смертельная опасность в лице созданного в 1915 году в Думе либерального Прогрессивного блока, Дубровин приложил все возможные усилия, дабы способствовать преодолению распрей между различными монархическими организация- ми пред лицом опасности и их сплочению.

    Именно Дубровин стал одним из инициаторов проведения в Нижнем Новгороде в ноябре 1915 года Совещания монархистов, которое должно было примирить прежде враждовавшие Союзы и выработать единую стратегию и тактику в изменившихся политических условиях. Правда, вскоре выяснилось, что Н. Е. Марков и дру- гие правые члены Государственной думы и Государственного Совета организуют свое Совещание монархистов 21–23 ноября
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 113. Л. 30 об.–31.

    1915 г. в Петрограде (Петроградское совещание), а значит, ста- вилась под сомнение целесообразность совещания в Нижнем Новгороде. Тем не менее, несмотря на всевозможные чинимые препятствия, Нижегородское совещание все-таки открылось 26 ноября 1915 г. в зале Нижегородской городской думы. По- четным председателем Совещания был избран Дубровин, а председателем – известный публицист К. Н. Пасхалов. Кроме того, почетным членом Совещания был избран, среди прочих, и лидер «обновленцев» Н. Е. Марков.

    В первый же день работы Совещания с речами высту- пили К. Н. Пасхалов, Дубровин, Н. Е. Марков и архиман- дрит Адриан (Демидович). Дубровин призвал монархистов на борьбу с внешним и внутренним врагом и ознакомил де- легатов с решениями состоявшейся в Швейцарии (Циммер- вальд) социалистической конференции, обратив особенное внимание на идею заключения сепаратного мира, с тем что- бы начать войну гражданскую. Он заметил, что враги у па- триотов есть не только среди деятелей подполья, но и среди министров. «Но оставим последних в стороне. С ними пусть борется та власть, которая поставлена свыше. Обратим вни- мание на наши задачи: нам предстоит бороться с улицей и на улице. Вот когда враги наши выйдут на улицы, тогда наста- нет и наше время», – подчеркнул он1.

    Мысли Дубровина развил выступавший затем Н. Е. Мар- ков, который просил не забывать, что Россия ведет борьбу не только с Германией и Австрией, но и с «Иудо-Германией». Он обратил внимание на то, что на сцену вышел новый враг монархистов – Прогрессивный блок. Прогрессисты «хотят завладеть казенным сундуком и грабить Россию, превратив народ в своих данников»2.

    Для исполнения постановлений Совещания и для созыва будущих всероссийских монархических съездов было решено избрать Президиум Монархического движения, в состав кото-
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. <Д.> Нижегородское совещание // Святая Русь. Боль- шая энциклопедия русского народа. Русский патриотизм. М., 2003. С. 488.

    рого, среди прочих, вошел и Дубровин. Совещание постанови- ло именно на них «возложить все заботы о процветании и рас- ширении монархического дела в России, для защиты Церкви, Самодержавия Государя и Русской Народности, предоставив избранному президиуму всю полноту полномочий и директив в указанном направлении»1. Участвовал Дубровин и в работе Петроградского совеща- ния, которое проходило чуть ранее, с 21 по 23 ноября 1915 г., в помещении Дома Русского собрания. Он среди прочих был избран в Совет этого Совещания.

    С 1916 года Дубровин и Марков уже действовали рука об руку. Они пытались организовать монархический съезд в Петрограде, однако натолкнулись на многочисленные бюро- кратические препоны и на откровенное нежелание чиновников прислушиваться к требованиям монархистов. Как уже отме- чалось, дубровинское «Русское знамя» вновь стало вестником обоих Союзов Русского Народа. А после своей исторической речи 22 ноября 1916 г. в стенах Государственной думы, когда Марков назвал ее председателя М. В. Родзянко «мерзавцем» и был лишен права выступать в заседаниях, лидер «обнов- ленцев» полностью вернул былое расположение дубровин- цев. В октябре 1916 г. Дубровин совместно с Н. Е. Марковым, А. А. Римским-Корсаковым и другими «обновленцами» при- нимает участие в заседании Совета монархических совеща- ний. 1 февраля 1917 года основатель СРН торжественно вручил Маркову присланный из Москвы от председателя Мининского отдела Всероссийского Дубровинского Союза Русского Наро- да А. В. Вопилова складень с ликом Святителя Николая чудот- ворца и трогательный адрес2.

    Основатель и лидер Союза Русского Народа искренне бо- лел за судьбу монархического движения. В частности, в пись-
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. <Д.> Нижегородское совещание // Святая Русь. Боль- шая энциклопедия русского народа. Русский патриотизм. М., 2003. С. 490. Документы Нижегородского совещания см.: Правые партии 1905–1917... Т. 2. С. 496–520.
    2 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия… С. 101.

    ме к И. И. Дудниченко от 29 января 1916 г. он с горечью писал: «…Мы, в сущности, все Дон-Кихоты: играем вничью и слу- жим мишенью как для левых, так и для властей предержащих. С нами не считаются, а когда нужны, пальчиком поманят, и мы тут как тут. Ведь не зря же бывший министр Маклаков на- хально выразился насчет меня: “Ну что с ним считаться и об- ращать на него внимание, ведь это что кавалерийская хорошо обученная лошадь: заслышит рожок, и тотчас же займет свое место”… Выходит, положи душу и тело за други своя… Требо- вание – больше евангелического… Развал идет гигантскими шагами. И вряд ли удастся что-либо предупредить или устра- нить, – нельзя быть роялистом больше короля»1.

    Высокую степень озабоченности выражал Дубровин так- же и в связи с тем, что в правительственных кругах чиновники не понимают опасности, которую несет в себе реализация на практике принципа равноправия евреев: «…Еще Хвостов на- чал разрабатывать вопрос о том, чтобы… уничтожить черту оседлости… Этот проект приняли единодушно губернаторы 15 губерний. Штюрмер пошел дальше, и сейчас будто бы за- конопроект о полном уравнении прав жидов обрабатывается в Департаменте общих дел…»2.

    В декабре 1916 г., когда тучи приближающейся катастро- фы уже нависли над Россией, правые решили отправить депу- тацию в «высшие сферы» для «...ознакомления со взглядами на политический момент». В депутацию входили И. Г. Щеглови- тов, Н. Е. Марков, Дубровин и С. В. Левашев.

    Тогда же предста- вители СРН и ВДСРН, В. П. Соколов и Дубровин, обратились к И. Г. Щегловитову с просьбой выяснить мотивы запрещения монархического съезда в Москве3. Дубровин в обращении к местным отделам ВДСРН призывал поддержать Царскую се- мью, потрясенную политическими выступлениями П. Н. Ми- люкова, В. М. Пуришкевича и других в Государственной думе4.
    ________________________________
    1 Правые 1915 – февраль 1917 гг. // Минувшее. М.–СПб., 1993. Т. 14. С. 181.
    2 Правые 1915 – февраль 1917 гг. С. 190.
    3 Правые партии 1905–1917... Т. 2. С. 600.

    Тем не менее все усилия правых, в том числе и их бессменного лидера Дубровина, оказались тщетными: революционная ка- тастрофа неминуемо приближалась. Последние годы жизни и мученическая кончина Согласно адресно-телефонной книге «Весь Петроград на 1917 год», статский советник Александр Иванович Ду- бровин был прописан на Воскресенской набережной, в доме № 30 (телефон 44460) и по-прежнему являлся издателем газе- ты «Русское знамя»1. В таком положении его и застала Фев- ральская революция.

    Творцы «великой и бескровной» не заставили себя ждать. В феврале 1917 г. Дубровин, обычно живший в деревне, вре- менно оказался в Петрограде. Уже 28 февраля он, несмотря на тяжелое состояние здоровья, был арестован. Некоторые об- стоятельства ареста известны нам из показаний Дубровина, данных им чекистам в 1920 г. Согласно этому источнику, ли- дера черносотенцев при аресте препроводили в Думу, однако в тот же день он был освобожден с охранными свидетельствами для него самого и для его имущества. Однако, выходя из зда- ния Думы, Дубровин встретился с Керенским, который вновь приказал его арестовать.

    В ночь со 2 на 3 марта Александр Иванович был переведен в Петропавловскую крепость и по- мещен в Трубецкой бастион2. Его вновь пытались обвинить в соучастии по делу об убийстве М. Я. Герценштейна, а так- же начали приписывать причастность к организации убийств членов Думы Г. Б. Иоллоса и А. Л. Караваева и даже к двум покушениям на жизнь графа С. Ю. Витте. Возводившиеся на Дубровина обвинения поражают своей полной абсурдностью. Тем не менее в период с 20 апреля по 12 мая чрезвычайная следственная комиссия (чСК) Временного правительства
    ________________________________
    1 Алфавитный указатель жителей города Петрограда… С. 223 // Весь Пе- троград на 1917 год. Адресная и справочная книга. Пг., 1917.
    2 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 101.

    обыскала и осмотрела опечатанную квартиру Дубровина, в которой помимо документов в кабинетном камине был обна- ружен пепел от сожженной бумаги. Кстати, известный поэт А. А. Блок, который в 1917 г. являлся секретарем чСК, 27 мая посетил камеру, в которой томился Дубровин, и оставил о нем фрагментарную запись в своих записных книжках1. Вскоре Дубровину объявили, что ничего преступного за ним не обна- ружено2, и он обратился в Министерство юстиции с ходатай- ством об освобождении по болезни. В начале октября 1917 г. Дубровин решением анонимного чиновника внесудебной комиссии Министерства юстиции был освобожден по состоянию здоровья под залог в 2 тыс. руб.3. Документ разрешал ему свободное проживание по всей Рос- сии. Поначалу Дубровин жил в гостинице с женой, которая прибыла в Петроград хлопотать об освобождении мужа, и пле- мянницей. Квартира Дубровина была разгромлена, а средств к существованию не было никаких.

    Семья Дубровиных решила переехать в Москву к стар- шему сыну Александру, который в то время служил помощ- ником начальника Казанской железной дороги. С 12 декабря 1917 года Александр Иванович жил в Москве у старшего сына по адресу: Денисовский переулок д. 9, кв. 14. Из боязни ново- го ареста сын запретил отцу не только выходить из дома, но даже появляться в передней. Зимой Дубровин сильно заболел и почти два года был прикован к постели5. 28 ноября 1918 г. скончалась его супруга6.
    ________________________________
    1 См.: Блок А. А. Записные книжки. М., 1965.
    2 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 101.
    3 См.: Чхартишвили П. Ш. Черносотенцы в 1917 г. // Вопросы истории. М., 1997. № 5. С. 134, 136, 140; согласно показаниям Дубровина в ЧК, это про- изошло 2 ноября 1917 г.: Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист- монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 102.
    4 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 98.
    5 Там же. С. 96.

    К апрелю 1919 года Дубровин поправился, стал выходить из дома. С лета он вернулся к врачебной практике1, так как надо было каким-то образом зарабатывать себе на жизнь. Кроме того, свое фактическое служение при новой власти вполне объяснимо его политическим credo, высказанным впоследствии на допросе в чК: «Считаю необходимым добровольно подчиняться всякой законной власти как человек религиозный»2. Сначала он стал частнопрактикующим врачом, а с 1 декабря 1919 года был за- числен в штат 1-й Лефортовской амбулатории3. Положение ве- щей было таким, что в трудных условиях Гражданской войны поначалу мало кто интересовался политическими воззрениями Дубровина; нужны были квалифицированные специалисты, а их в условиях революционной неразберихи крайне не хватало. Получилось так, что практически целый год Дубровин работал врачом советской больницы под самым носом у чекистов. Более того, когда осенью 1920 года его сын переехал на другую квар- тиру, соседом Дубровина стал комиссар Конышев.

    21 октября 1920 года Дубровина все же арестовали. Из материалов следственного дела не вполне ясно, что послужи- ло тому причиной. Скорее всего, кто-то донес, что он «тот самый Дубровин».

    30 октября 1920 года состоялся первый допрос бывшего председателя Союза Русского Народа. Вел его заведующий следственным отделением ВчК В. Д. Фельдман. Дубровину были предъявлены совершенно немыслимые обвинения «в ор- ганизации и участии целого ряда убийств <Так в подлинни- ке. – Д. С.>, погромов, инсинуаций, затемнений <Так в подлин- нике. – Д. С.>, подлогов и пр. в качестве Председателя “Союза Русского Народа”, его закулисной деятельности»4.
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 96.
    2 Там же. В ходе второго (последнего) допроса Дубровин заявил еще более лаконично: «Политические убеждения: беспрекословное повиновение пра- вящей власти» (Там же. С. 98).
    3 Там же.

    В «показаниях по существу дела» Дубровин категори- чески отверг возводимые на него гнусные обвинения в че- ловеконенавистничестве: «“Союз” никогда не проповедовал человеконенавистничества, и на страницах своего органа <«Русского знамени». – Д. С.> постоянно развивал обратное, а именно человеколюбие. Ни к каким погромам “Союз” никогда никакого отношения не имел. Ко всякой партии естественно примыкание из-за различных выгод разных пошлых, нечест- ных элементов. Так было и с “Союзом Русского Народа”»1.

    31 октября состоялся второй и последний допрос Дубро- вина. Допрашивать совершенно не представлявшего никакой угрозы для советской власти, давно отошедшего от всякой политической деятельности старика явились самые отъяв- ленные чекисты: член Президиума ВчК В. Р. Менжинский, известный палач, председатель Всеукраинской чК М. Я. Ла- цис и начальник Оперативного отдела ВчК Б. М. Футорян. Как пишет в этой связи А. Д. Степанов, «чекистские бонзы явно пришли получить удовлетворение от унижения оказав- шегося в их власти старого человека, того самого Дуброви- на, которого они еще совсем недавно смертельно боялись.

    Вопросы о контрреволюционной деятельности были заданы мимоходом, поскольку чекисты понимали, что обвинить Ду- бровина не в чем»2.

    И на этот раз Дубровину снова предъявили обвинения в организации погромов, которые он снова категорически отверг: «Обвинение Союза в погромах считаю злым наве- том, явившимся потому, что в Союз, независимо от руко- водителей, вступало много темных личностей, из которых многие оказались бывшими охранниками. Кроме того, были мрачные личности, не состоявшие в Союзе, но имевшие зна- ки Союза, которые носили при себе при совершении своих преступных дел, вот откуда и явилась легенда о союзниках как погромщиках. Я помню случай, когда кем-то из темных
    ________________________________
    1 Там же.
    2 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубро- вин // Воинство святого Георгия... С. 105–106.

    деятелей мне на квартиру была прислана громадная пачка погромных листков, которые были все сожжены в печке ру- ками моей покойной жены»1. Тем не менее 1 ноября Фельдман составил заключение по делу Дубровина, в котором написал, что считает обвине- ние «в организации до революции убийств, погромов, инси- нуаций, подлогов, стремящихся всей своей деятельностью задушить освобождение России, доказанным»2. В тот же день Особый отдел ВчК вынес постановление по обвинению А. И. Дубровина «в активном душительстве освободитель- ного движения в России», а также предложил Коллегии ВчК «бывшего председателя Союза Русского Народа А. И. Дубро- вина – расстрелять».

    Тем не менее Дубровин был расстрелян не сразу, его убийство было отложено до апреля 1921 года. Как предпола- гает А. Д. Степанов, «по-видимому, среди чекистской головки не было единодушия, как убить бывшего руководителя Сою- за Русского Народа. Одни считали, что расстрелять Дуброви- на нужно тайно, обычным способом, как это практиковалось чекистами. Другие настаивали на инсценировке гласного судебного процесса»3.

    Один из виднейших чекистов, Борис Моисеевич Футорян, 8 апреля 1921 года состряпал служеб- ную записку, в которой писал: «Считаю нужным передать Ревтрибуналу и приговорить к расстрелу. Если Зап<адная> Европа когда-либо оправдывала наш красный террор, то Дубровин один из таких. Все еврейство всего земного шара будет, безусловно, благословлять этот расстрел. Нет смысла расстреливать без Рев<олюционного> Триб<унала>.

    Следо- вало бы присоединить к этому делу дело Колесникова – зна- менитого прокурора по делу Шмидта (1905) и вместе судить». На записке стоит резолюция еще одного знаменитого палача
    ________________________________
    1 Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 106.
    2 Цит. по: Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия… С. 106.

    Г. Г. Ягоды: «Т. Фельдману. Поставить на президиум»1. Тем не менее Президиум ВчК не счел обоснованными требова- ния Футоряна и Ягоды и 14 апреля 1921 года постановил рас- стрелять Дубровина без инсценировки судебного процесса2.

    О том, как, когда, где, при каких обстоятельствах был расстрелян А. И. Дубровин, нет вообще никаких сведений, даже в его следственном деле, хранящемся в архиве ФСБ. Считается, что он расстрелян 14 апреля или вскоре после 14 апреля. Впрочем, и тут есть нестыковка. А. Д. Степанов обращает внимание на то, что почему-то записка Фельдма- на тогдашнему главному чекистскому палачу А. М. Шанину («Направить это дело Шанину для приведения приговора в исполнение») датирована 11 апреля, т.е. тремя днями ранее заседания Президиума ВчК3. Место захоронения лидера чер- ной сотни, естественно, также не известно, есть большие со- мнения в том, что он вообще был похоронен.

    По заключению Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 7 сентября 1998 года Александр Иванович Ду- бровин был полностью реабилитирован. На Высочайшем приеме депутации Союза Русского На- рода 23 декабря 1905 года А. И. Дубровин от имени Союза дал клятву Царю постоять за него «нелицемерно, не щадя ни до- бра, ни голов своих». Обещание свое вождь черной сотни сдер- жал в полной мере, взойдя вместе со Святыми Царственными Мучениками на Русскую Голгофу.

    В заключение нашего очерка об А. И. Дубровине скажем несколько слов и о его основных публицистических и литера- турных произведениях. Следует отметить, что после 1917 года
    ________________________________
    1 Там же.
    2 Подробнее см.: Следственное дело доктора Дубровина (Публикация В. Г. Макарова // Архив еврейской истории. Международный исследователь- ский центр российского и восточноевропейского еврейства. Т. 1. М., 2004; Приговоренный к расстрелу дважды («коммунист-монархист» Александр Иванович Дубровин). С. 84–144. Подлинник следственного дела Дубровина хранится в Центральном архиве ФСБ РФ: ЦА ФСБ. Р–46850.
    3 Степанов А. Д. Верный Богу, Царю и народу. Александр Иванович Дубровин // Воинство святого Георгия... С. 107.

    и вплоть до настоящего времени они никогда не публикова- лись. Уже в 1990-е гг. историком Ю. И. Кирьяновым были из- даны некоторые архивные документы, связанные с жизнью и деятельностью вождя черной сотни1. С ними можно ознако- миться в изданном в 1998 году сборнике «Правые партии»2. Однако публицистическое наследие А. И. Дубровина, в том числе статьи, циркулярные письма, речи, воззвания, а также его художественные произведения, до сих пор не переизданы. Отчасти существующий пробел восполняет сборник произве- дений Дубровина «За Родину. Против крамолы», который со- всем недавно увидел свет в издательстве «Институт русской цивилизации»3. Значительную долю среди прочих публика- ций в нем занимают произведения Дубровина, содержащиеся в изданном в 1910–1911 гг. двухтомнике «Куда временщики ве- дут Союз Русского Народа» (второй том вышел под заголовком «Спутник союзника»)4. Некоторые из этих работ принадлежат перу не самого Дубровина, а сотрудников «Русского знамени» или его соратников по Союзу Русского Народа.

    Однако, как правило, после каждой из таких работ содержатся коммента- рии самого вождя черной сотни – иногда подписанные непо- средственно им, иногда подписанные словом «редактор», ино- гда и вовсе не подписанные. Не подлежит никакому сомнению и тот факт, что Дубровин лично редактировал присланные ему статьи. Кроме того, в сборник «За Родину. Против крамолы» вошли: Открытое письмо Дубровина митрополиту Санкт- Петербургскому Антонию, памфлет «Тайна судьбы», фельетон «Плоды Персидской конституции», обращение А. И. Дуброви- на к союзникам «Братья-союзники» и другие произведения.
    ________________________________
    1 Подавляющее большинство этих документов содержится в фонде 116 (Всероссийский Дубровинский Союз Русского Народа), хранящемся в Госу- дарственном архиве Российской Федерации.
    2 Правые партии. 1905–1917. Документы и материалы. В 2 тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И. Кирьянова. Т. 1. М., 1998.
    3 Дубровин А. И. За Родину. Против крамолы / Сост., предисл., коммент. Д. И. Сто- гова, отв. ред. О. А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2011.
    4 Куда временщики ведут Союз Русского Народа. Т. 1. СПб., 1910; Спутник союзника. Т. II. СПб., 1911.

    Глава 2.
    «Курский зубр». Николай Евгеньевич Марков (1866–1945)

    В предыдущей главе мы подробно рассмотрели жизнь и деятельность выдающегося деятеля правомонархического движения Александра Ивановича Дубровина, коснувшись при этом обстоятельств раскола Союза Русского Народа, которым изначально как раз и руководил Александр Иванович. Ключе- вой фигурой, связанной с организацией этого раскола, явился видный правый политический деятель, депутат Государствен- ной думы, курский землевладелец Николай Евгеньевич Мар- ков. Конечно же, отношения между двумя лидерами черной сотни складывались непросто, а порой и драматически, свиде- тельством чему история раскола СРН.

    Однако, к чести для обоих лидеров черной сотни, уже в годы Первой мировой войны им удалось забыть свои прежние взаимные обиды, примириться и способствовать объединению разрозненных в то время монархических сил в единую спло- ченную структуру.

    К несчастью для самих монархистов и для страны в целом, объединение это так и не удалось завершить, и помешал этому произошедший в 1917 году Февральский госу- дарственный переворот. Тем не менее, конечно же, биография Н. Е. Маркова заслуживает самого пристального к себе внима- ния. Именно этому видному правому политическому деятелю мы и посвящаем настоящую главу нашей книги.

    Краткий историографический обзор

    Имя выдающегося правоконсервативного деятеля начала ХХ века, руководителя одной из частей расколовшегося в 1910– 1912 гг. Союза Русского Народа Николая Евгеньевича Марко- ва (псевдонимы: «Буй-Тур», «Гой», «Tante Ivette», «Муринов»; 1866–1945) сегодня известно в основном только специалистам- историкам. Однако в свое время именно он был одной из тех политических фигур, которые с завидным постоянством под- вергались ожесточеннейшим нападкам со стороны предста- вителей либеральной и левой печати.

    Впоследствии, уже в советское время, Маркова традиционно представляли на стра- ницах школьных и вузовских учебников, в литературе и даже в кинематографе (вспомним, например, фильм «Возвращение Максима» 1937 года, в котором в карикатурном виде показано выступление Маркова в Государственной думе) как махрового черносотенца, погромщика, ярого, как говорится, «пещерного зоологического антисемита», реакционера-мракобеса и т.п. Ныне же, в частности в течение последних двадцати лет, благодаря усилиям некоторых энтузиастов-исследователей правоконсервативного движения фигура Маркова предстала пред глазами читателей в ее подлинном, далеком от демониза- ции определенными силами виде.

    В этой связи прежде всего необходимо отметить напи- санные в 1990-е гг. и в начале 2000-х гг. статьи и монографии, посвященные истории черносотенного движения, в которых фигура Маркова занимает одно из центральных мест. Причем следует оговориться, что авторы этих публикаций зачастую рассматривали деятельность лидера Союза Русского Народа с разных позиций; многие из исследователей так и не избавились от доминировавших в советской науке идеологических штам- пов. Первым крупным историком, который в значительной степени сумел преодолеть эти тенденции, был ныне покойный Ю. И. Кирьянов.

    По сути дела, он стал первым исследователем, который попытался очистить образ Маркова от идеологиче- ских штампов и откровенной клеветы. Впоследствии уже новое поколение исследователей конца 1990-х и 2000-х годов развило многие идеи Ю. И. Кирьянова, дополнили их собственными исследованиями жизни и творчества этой незаурядной поли- тической фигуры начала минувшего века1.

    Более подробно хотелось бы остановиться на исследова- ниях таких современных историков, как Д. Д. Богоявленский, А. Д. Степанов и А. А. Иванов, внесших значительный вклад в изучение жизни и политической деятельности Маркова. Д. Д. Бо- гоявленский в ряде своих работ, а также в кандидатской диссер- тации2, по сути дела, смог собрать практически все имевшиеся в распоряжении исторические свидетельства о жизни и деятель- ности выдающегося правого политика. Правда, к сожалению, диссертация Богоявленского доступна лишь специалистам- историкам. Впоследствии усилиями Института русской ци- вилизации были изданы энциклопедии: «Большая энциклопе- дия русского народа. Русский патриотизм» и «черная сотня»3.
    ________________________________
    1 См. важнейшие публикации, связанные с деятельностью Н. Е. Маркова, вышедшие в свет с начала 1990-х гг.: Кабытова Е. П. «Зубр» Н. Е. Марков
    2-й // Дворянское собрание. 1994. № 1; Салпанов Н. М. Проблема сохране- ния единства русского государства в выступлениях Н. Е. Маркова в III Госу-- дарственной думе // Общественная мысль и политические деятели России XIX и XX вв. Смоленск, 1996; Бугров Ю. А. Дворяне Марковы. Родословная и дела // Курский край: Альманах, № 1. Курск, 1997; Ганелин Р. Ш. Н. Е. Марков
    2-й о своем пути от черносотенства к гитлеризму // Евреи в России: история и культура. Сб. науч. трудов. СПб., 1998; Кирьянов Ю. И. Правые партии в России. 1911–1917. М., 2001; Смолин М. Б. Монархический ригоризм Импер- ского Зубра // Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002; Стрелков А. Т. Черная сотня в Центральном Черноземье. Курск, 2003; Сте- панов С. А. Черная сотня. М., 2005; Репников А. В. Консервативные пред- ставления о переустройстве России (конец XIX – начало ХХ веков). М., 2006; Он же. Консервативные концепции переустройства России. М., 2007 и др.
    2 Богоявленский Д. Д. Н. Е. Марков и Совет Министров: Союз Русского На- рода и самодержавная власть // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сб. науч. трудов. Воронеж, 2001. Вып. 1; Он же. Проблема ли- дерства в Союзе Русского Народа. Дисс. ... к. и. н. М., 2002.
    3 Смолин М. Марков Николай Евгеньевич // Святая Русь. Большая энцикло- педия Русского народа. Русский патриотизм / Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003. C. 436–440; Иванов А., Степанов А. Марков Николай Евгеньевич // Черная сотня. Историческая энциклопедия. М., 2008. С. 309–317.

    Эти рассчитанные на широкого читателя книги (тут следу- ет заметить, что энциклопедия «черная сотня» полностью размещена в Интернете) содержат в себе обстоятельные ста- тьи о Маркове, написанные на основе материалов и выводов Ю. И. Кирьянова и Д. Д. Богоявленского. Статья о Маркове, содержащаяся в «Большой энциклопе- дии русского народа. Русский патриотизм», написана к. и. н. М. Б. Смолиным. Следует отметить, что этот исследователь и возглавляемый им фонд «Имперское возрождение» сделали немало для популяризации творческого наследия правого по- литика. Так, еще в 2002 году при непосредственном участии М. Б. Смолина впервые в России в полном объеме был пере- издан капитальный труд Маркова, посвященный «тайне без- закония», деятельности международного еврейства и масон- ства, – «Войны темных сил»1.

    Впоследствии, уже в 2008 г., фонд «Имперское возрождение» переиздает эту книгу2, а также ряд эмигрантских статей Маркова («Ответ монархи- ста», «Учредительное собрание», Речь при открытии Съезда хозяйственного восстановления России, «Казачья задача», «Мертвая вера», «Попытки спасения Царской Семьи», «Ловцы правды», «Православный легитимизм», «Учение “законопос- лушников”», «Русские деньги», «Реформаторы Православия», «О крайности», «Способы действия», «Долг патриота», «По- кинутая Царская Семья», «Книга В. В. Шульгина “что нам в них не нравится”», «Флот и Государственная Дума», «Про дом свой», «Масоны-заговорщики против России», «История ев- рейского штурма России») и две его речи в Государственной думе – от 3 и 22 ноября 1916 г.

    Между тем в энциклопедию «черная сотня» включена статья о Маркове, написанная другими исследователями – к. и. н. А. А. Ивановым и А. Д. Степановым; биографические сведения о политике в ней дополнены и расширены за счет привлечения новых исторических источников. Кроме того, в сети Интернет в январе 2006 г. была опубликована совмест-
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002.
    2 Марков Н. Е. Войны темных сил. М., 2008. ная большая статья А. А. Иванова и Д. Д. Богоявленского «Курский зубр», посвященная Маркову. Она же затем вошла в сборник «Воинство святого Георгия», изданный издатель- ством «Царское дело» и посвященный черносотенному дви- жению начала ХХ века1.

    Среди новейших публикаций, так или иначе касаю- щихся жизни и деятельности Маркова, необходимо отметить кандидатскую диссертацию А. В. Серегина «Монархиче- ские организации русской эмиграции в Европе в 1919–1933 годах. Структура. Идеология. Деятельность»2. В ней деталь- но, с привлечением новых источников, разбирается эми- грантская деятельность русских монархистов, в том числе и Маркова. Также следует упомянуть монографию и ряд ста- тей А. А. Иванова, в которых не одна страница посвящена политической деятельности Н. Е. Маркова в период Первой мировой войны3. Своего рода подведением итогов многолет- ней работы по исследованию жизни и деятельности Маркова
    ________________________________
    1 Богоявленский Д., Иванов А. «Курский зубр». Николай Евгеньевич Мар- ков (1866–1945) // Воинство святого Георгия: Жизнеописания русских монархистов начала XX века / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006. С. 109–142. Электронная версия статьи: http://www.ruskline.ru/ analitika/2006/01/04/kurskij_zubr/.
    2 Серегин А. В. Монархические организации русской эмиграции в Европе в 1919–1933 годах. Структура. Идеология. Деятельность. Автореферат дисс. … к. и. н. М., 2010.
    3 Иванов А. А. Последние защитники монархии: Фракция правых IV Госу--- дарственной думы в годы Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 гг.). СПб., 2006; Он же. «Германофильство» русских правых накануне и во время Первой мировой войны: мифы и факты // Вестник Чебоксарского коопера- тивного института. 2009. № 1 (3). С. 202–212; Он же. «В своих предсказаниях правые оказались пророками». Русские монархисты о войне с Германией, перспективах либерализма и революции // Вестник Московского государ- ственного областного университета. Серия «История и политические нау- ки». 2009. № 2. С. 13–20; Он же. Политическая деятельность Н. Е. Маркова в годы Гражданской войны и эмиграции (1918–1930-е гг.) // Белое движе- ние на Северо-Западе России и судьбы его участников. Материалы Тре- тьей международной научно-исторической конференции в г. Пскове. Псков, 2009. С. 26–37 (Электронная версия публикации: http://www.ruskline.ru/ analitika/2007/07/09/my _dolzhny _svyazat_i_krasnyh_i_belyh/); Он же. «Бер- линский зубр» // Родина. 2009. № 4.

    двух современных исследователей – Д. Д. Богоявленского и А. А. Иванова – явилась их совместная статья, посвящен- ная этому политику, опубликованная в вышедшей в конце 2010 года энциклопедии «Русский консерватизм середины XVIII – начала XX века»1.

    Детство, юность, служба

    Николай Евгеньевич Марков родился в субботу Светлой Седмицы 2 апреля (ст. ст.) 1866 года в селе Александровка (Щигровский уезд, Курская губерния)2 в дворянской семье. Историк М. Б. Смолин в уже упомянутой нами статье пишет, что его далекий предок принимал участие в Куликовской бит- ве. Было ли это на самом деле, достоверно сказать трудно. Как бы то ни было, род Марковых был весьма древним. По одним сведениям, он вел свое происхождение от литовского дворя- нина, перешедшего на службу к русскому царю и получив- шего в XVII в. поместья около Курска. По другой версии, род Марковых вел свое начало от волошанина (т.е. молдаванина или румына) Марко Росса, который служил при великокня- жеском дворе еще во второй половине XV в. Сам же Марков в 1915 г. в «Вестнике Союза Русского Народа» изложил еще одну версию происхождения своего рода. Версия эта была им высказана в ответ на обвинения со стороны либералов в яко- бы его немецком происхождении. Вот что писал по этому по- воду сам политик: «Род мой древне-дворянский и со времен Великого князя Московского Ивана Васильевича III, пожало- вавшего родоначальника нашего Марка Толмача поместьем в московском уделе – род наш в течение 400 лет неизменно русский… Правда <…> было у меня в роду по женским лини-
    ________________________________
    1 Богоявленский Д. Д., Иванов А. А. Марков Н. Е. // Русский консерватизм середины XVIII – начала XX века. Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2010.
    2 По другой версии, местом рождения Н. Е. Маркова был Симферополь, где его отец служил директором гимназии и народных училищ Таврической губернии. – Богоявленский Д., Иванов А. «Курский зубр». Николай Евгенье- вич Марков (1866–1945) // Воинство святого Георгия. С. 111.

    ям немало предков немецкой крови, но, что выводить из сего будто я не русский, а немец, может только помешанный на чистых кровях мозг… национал-психопата»1. Отец Маркова, Евгений Львович Марков (всего у Евге- ния Львовича было пять сыновей от двух браков), был вид- ным писателем, публицистом, литературным критиком и пе- дагогом. Известно, что в молодости он придерживался весьма либеральных взглядов, некоторое время (в 1858–1862 гг.) со- трудничал в «Русском вестнике», «Отечественных записках» (редакторы – Н. А. Некрасов и М. Е. Салтыков-Щедрин) и «Вестнике Европы». Однако впоследствии, после злодей- ского убийства 1 марта 1881 г. Императора Александра II, он резко изменил свои взгляды, стал приверженцем консер- вативных убеждений, сотрудничал с журналами «Русское обозрение», «Русский вестник», «Неделя», газетами «Новое время» А. С. Суворина и «Русь» И. С. Аксакова. Кроме того, Е. Л. Марков был автором нашумевшего в свое время романа «черноземные поля». Также консервативных взглядов при- держивался и брат отца, то есть дядя Н. Е. Маркова, извест- ный писатель-беллетрист Владислав Львович Марков. Следу- ет подчеркнуть, что, вне всякого сомнения, консервативные убеждения родственников Маркова повлияли на формирова- ние его собственных политических взглядов.

    Н. Е. Марков окончил Московский кадетский корпус, а затем, в 1888 году, – Институт гражданских инженеров. Вско- ре после окончания института он женился и служил инжене- ром на железной дороге2. В 1903 г. скончался отец Маркова, и в итоге Николай Евгеньевич унаследовал от своего отца име- ние (368 десятин, по другим данным – 250) при селе Охочевка Щигровского уезда Курской губернии. Тогда же Марков за- нялся сельским хозяйством, избирался гласным Щигровского уездного и Курского губернского земских собраний, членом Щигровской уездной, а затем и Курской губернской земских
    ________________________________
    1 См.: Вестник Союза Русского Народа. СПб., 1915. № 203. 24 января. С. 4.
    2 По некоторым данным, Н. Е. Марков работал инженером на железной до- роге (см.: Смолин М. Б. Монархический ригоризм... С. 9).

    управ. В 1905 г. в чине коллежского советника он оставил службу1. Его старший брат, Лев Евгеньевич Марков, в той же Курской губернии состоял предводителем дворянства Щи- гровского уезда. Следует отметить, что Марковы в то время пользовались в Курской губернии большим влиянием.

    Начало политической деятельности

    С начала 1900-х годов Н. Е. Марков начинает занимать- ся активной политической деятельностью. Так, с 1904 года он являлся членом кружка консервативно настроенных кур- ских дворян, который сложился вокруг белгородского уезд- ного предводителя дворянства графа В. Ф. Доррера (в этот кружок также входили такие видные впоследствии правые деятели, как М. Я. Говорухо-Отрок, князь Н. Д. Касаткин- Ростовский, Г. А. Шечков, Я. В. Кривцов, Н. Е. и Г. Е. Му- хановы и др.). В декабре 1904 г. Марков от имени Курского земского собрания составил адрес Императору Николаю II, в котором подчеркивалась необходимость сохранять незыбле- мость самодержавной власти.

    Впоследствии сам Марков так описывал события, кото- рые произошли во время принятия адреса: «Служащие в то время кадетской Губернской земской управы ворвались к нам во время заседания, угрожая стульями и палками, выгнали наше земское собрание из земского дома и, оставшись побе- дителями, влезли на столы и стали петь рабочую марсельезу. Возмущенный наглостью революционеров, я вошел в их круг и провозгласил “ура” Самодержцу Всероссийскому. Мой возглас был поддержан большей частью публики, и испуганное па- триотическим порывом народа разбойничье племя постыдно бежало на улицу»2. Этот пример наглядно характеризует Мар- кова как решительного человека и убежденного консерватора.
    ________________________________
    1 См.: Члены Государственной Думы (портреты и биографии). Третий созыв 1907–1912 гг. Составил М. М. Боиович. М., 1913. С. 152.
    2 См.: Ответ Маркова 2-го на статью Жеденева в «Русском знамени». СПб., 1910.

    В дальнейшем именно кружок курских дворян стал ядром учрежденной 5 сентября 1904 года и организационно оформленной в сентябре 1905 года Курской народной партии порядка (КНПП)1, в которой состояло около пятисот членов. Марков был одним из учредителей этой партии, стал вице- председателем ее Щигровского отдела. После того как в де- кабре 1906 года партия была преобразована в Курский отдел Союза Русского Народа (СРН), Марков стал членом Совета его Курского отдела, насчитывавшего приблизительно 1770 человек, а также основал и возглавил Щигровский уездный отдел СРН (в феврале 1912 г. он оставил пост председателя этого отдела, оставшись его почетным председателем). С ав- густа 1909 г. Марков также являлся председателем Курского губернского отдела Союза Русского Народа.

    Кроме того, с 1905 г. Марков участвовал в деятельности съездов Объединенного дворянства, являлся членом комис- сии по еврейскому вопросу при его Постоянном совете. Вне всякого сомнения, уже в те годы он являлся признанным все- ми правыми знатоком еврейского вопроса.

    20 июня 1905 г. в жизни и политической деятельности Маркова произошло еще одно весьма важное событие. В этот день в числе дворян Курской губернии Николай Евгеньевич участвовал в депутации к Царю. Представители курского дво- рянства требовали сохранить в новом государственном строе два основных сословия (крестьянство и дворянство), а также отстаивали сословные начала выборов и неприкосновенность самодержавной власти2.

    Помимо политической деятельности Марков активно занимался публицистикой. В частности, он издавал газету «Курская быль», а в 1907–1908 гг. сотрудничал с правомонар- хической газетой «Свет». Позднее он стал постоянным ав- тором и издателем «Земщины» и «Вестника Союза Русского Народа», печатаясь под псевдонимами «Буй-Тур» и «Гой».
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 102. Оп. 233. Д. 828. Ч. 17. Л. 4.
    2 Курское эхо. Курск, 1906. 21 января.

    На выборах во Вторую Государственную думу (1907 г.) Марков был избран выборщиком в губернское избирательное собрание, однако баллотировался в депутаты безуспешно, хотя и получил наибольшее количество голосов среди пра- вых кандидатов. Летом 1907 г. Марков принял участие в дея- тельности Всероссийских съездов земских деятелей в Москве и стал одним из самых активных среди присутствовавших правых ораторов.

    С 1907 г. Марков являлся депутатом Третьей Государ- ственной думы от Курской губернии. В Думе он стал известен как Марков 2-й, т.к. депутаты-однофамильцы в зависимости от старшинства получали порядковый номер. А за внешнее сход- ство с императором Петром I Марков удостоился прозвища «Медный всадник». Нередко его также называли и «курским зубром» – после речи, в которой он сравнил русских правых с этими вымирающими животными. В Третьей думе Марков был избран членом Совета фракции правых, стал одним из ее лидеров, активно работал в ряде думских комиссий (по госу- дарственной обороне, по Наказу, бюджетной, финансовой, о путях сообщения, финляндской).

    Кроме того, Марков, как и его супруга, Надежда Влади- мировна, состоял членом старейшей петербургской монархи- ческой организации Русское собрание (РС), входил в число членов-учредителей созданного известным правым политиком В. М. Пуришкевичем Всероссийского Филаретовского обще- ства народного образования, возникшего в 1914 году в каче- стве противовеса либеральной Лиге народного образования, посещал петербургский правомонархический салон генерала от инфантерии Е. В. Богдановича, а с 1915 года участвовал в работе правого кружка А. А. Римского-Корсакова.

    Весьма интересна характеристика личности Маркова, содержащаяся в отзыве о нем курского губернатора Н. П. Му- ратова: «Это был, несомненно, умный, даже очень умный че- ловек, с большим характером, твердой волей, убежденный, искренний, упорный в достижении цели, но не добрый, не мяг- кий, а напротив, злобный и мстительный. Политически раз- витый, с достаточной эрудицией, доктринер, как всякий пар- ламентский деятель, но не сухой, а с большой способностью к концепции, хороший оратор, с иронией в речах, всегда умных, тонких, порой очень остроумных и всегда интересных, но при этом Маркову очень многого недоставало. Строгий догматик, он никаких отклонений от догм не признавал: или союзник, или пошел вон, и не просто вон, а с заушением, с улюлюка- ньем. Формула, что все не сочувствующие СРН или не разде- ляющие его исповедания веры – левые или кадеты, была чем-то незыблемым, проводимым в жизнь с неуклонным упорством, достойным лучшего назначения»1.

    Смелость, решительность, твердость консервативных убеждений, лидерские качества – все это способствовало тому, что авторитет Маркова в общественно-политических кругах очень быстро вырос, и он стал весьма заметной фи- гурой в правоконсервативном движении не только Курской губернии, но и всей России.

    На острие политической борьбы

    После ухода в декабре 1907 г. В. М. Пуришкевича из Сою- за Русского Народа и создания им Русского Народного Союза имени Михаила Архангела Марков наряду с В. Ф. Доррером стал самым влиятельным думцем – членом Главного Совета СРН. В итоге именно Марков стал лидером так называемого «земско-соборнического» направления в Союзе. Сторонники этого направления, в отличие от А. И. Дубровина и его по- следователей, признавали новое государственное устройство России, введенное Манифестом 17 октября 1905 г., в котором определенное место отводилось Государственной думе, соз- данной волей Императора. Открытое противостояние двух течений внутри СРН – «дубровинского» и «марковского» – произошло уже осенью 1908 года, когда 23 октября началось рассмотрение в Думе нового земельного законодательства, а
    ________________________________
    1 Цит. по: Соловьев Ю. Б. Самодержавие и дворянство в 1907–1914 гг. Л., 1990. С. 174–175.

    именно закона 9 ноября 1906 г., важнейшего государственно- го акта, относящегося к проведению столыпинской аграрной реформы. В ходе обсуждения мнения членов правой фракции Думы и тогдашнего руководства СРН разделились. Многие правые поддержали А. И. Дубровина, который считал, что «хуторская реформа есть огромная фабрика пролетариата, <...> если до реформы пролетариата насчитывалось сотни ты- сяч – теперь его насчитывается миллионы, а в ближайшем будущем будет насчитываться десятки миллионов»1. В про- тивоположность Дубровину Марков и его последователи по- лагали, что «...земля главным образом должна принадлежать тем, кто больше из нее извлекает питательных продуктов»2.

    Марков приветствовал столыпинскую политику, на- правленную на выделение крестьян из общины: «Я со своей стороны приветствую появление нового класса крестьян – мелких собственников или крестьян-помещиков»3. Вот что говорил он по поводу общины: «Общинное землевладение есть не что иное, как крепостное землевладение, где сво- бодная воля каждого отдельного крестьянина закрепощена волею тех, которых... называют анархической толпой, <...> пьяной сплошь и рядом.

    Отдельный русский крестьянин – прекрасный, добрый, хороший отзывчивый человек. Но ког- да они собираются толпой, когда они составляют из себя об- щину, когда эту общину разные писаря споят водкой, тогда действительно эта община является зверем, и с этим зверем надо бороться»4.

    Простолыпинская позиция Маркова по аграрному во- просу, судя по всему, была связана с тем, что сам он был зем- левладельцем и видел насущную необходимость появления наемных работников, которых как раз и можно было бы по-
    ________________________________
    1 Цит. по: Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация. В 2 т. М., 1996. Т. 1. С. 448.
    2 Государственная Дума 1906–1917: Стенографические отчеты. М.: Фонд «Правовая культура», 1995. Т. 3. С. 208–218.
    3 Там же. С. 208–218.
    4 Государственная Дума 1906–1917… Т. 3. С. 208–218.

    лучить путем радикального разрушения общины и с появле- нием социального слоя зажиточных «кулаков». После обсуждения аграрного вопроса в стенах Думы рас- хождения между различными течениями в самом СРН толь- ко еще более обострялись. А. И. Дубровин и его сторонники в периодической печати и в публичных выступлениях жестко критиковали столыпинский аграрный курс, тогда как Марков и его последователи, наоборот, всеми силами его пропаганди- ровали, при этом выступая также за ужесточение избиратель- ного закона и ограничение прав Думы.

    В феврале 1909 г. на Пятом съезде уполномоченных губернских дворянских обществ Марков выступал с крайне консервативных позиций, отрицательно отнесся к допуску любых представителей печати (за исключением правой) на заседания съезда: «Если <…> желаете ознакомить народ с тем, что действительно здесь происходит, то предоставьте нашему Совету выбирать добросовестных корреспонден- тов». Кроме того, касаясь весьма плачевного на тот момент положения сельского хозяйства, политик требовал от Со- вета министров оказания «самой усиленной активной помо- щи как сельскому хозяйству, так и промышленности, и не увлекаться политическими реформами государственного управления, так как экономические и финансовые вопросы несравненно важнее».

    Также Марков настаивал на усилении позиций дворянства, ибо, как он считал, «без дворянства рус- ский народ не может существовать». Губернаторы же, по его мысли, должны всегда оставаться представителями верхов- ной власти, «Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского», а не правительства1.

    Таким образом, Марков, как и некоторые другие консерваторы-традиционалисты, считал необходимым прове- дение в России экономических реформ при сохранении в незы- блемости духовной и политической составляющей. Впрочем,
    ________________________________
    1 См.: Объединенное дворянство. Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906–1916 гг. В 3 тт. М.: РОССПЭН, 2001. Т. 2. Ч. 1. С. 10–274.

    эта установка, как мы увидим, потерпела полный крах, ибо в условиях императорской России оказалось совершенно невоз- можным совместить новый капиталистический уклад с тради- ционным сословным строем.

    Летом 1909 года Н. Е. Марков и его сторонники, депу- таты Государственной думы, начали издавать новую газету «Земщина», ежедневную монархическую газету, одно из са- мых влиятельных и популярных патриотических изданий на- кануне революции 1917 г. Именно она на протяжении многих лет фактически являлась неофициальным органом правой фракции III и IV Государственных дум и «обновленного» Главного Совета Союза Русского Народа. Следует отметить, что уже ранее издававшаяся Марковым газета «Курская быль» (это издание выходило с 1905 по 1917 гг.), в отличие от «Земщины», не имела широкого распространения за предела- ми Курской губернии.

    О «Земщине», этом детище Маркова, следует сказать несколько слов отдельно. Газета начала выходить с 3 июня 1909 г., ее первым издателем был депутат III Государствен- ной думы C. А. Володимеров, а практически бессменным ре- дактором (с 3 июня 1909 г.) – известный правый публицист С. К. Глинка-Янчевский (только в 1912 г. несколько номеров газеты – №№ 1022–1047 – вышли под ред. Н. П. Тихменева). Кроме того, выходило иллюстрированное приложение «Зем- щины» (в 1913–1915 гг.), а с августа 1913 г. – газета «Верность», тесно связанная с «Земщиной».

    Первоначально выпуск Земщины» был связан с внутри- партийной борьбой в СРН между сторонниками Дубровина и его противниками («обновленцами»1, сторонниками Мар- кова). По словам исследователя Д. Д. Богоявленского, «от- крытие “своего” издательства в Петербурге позволяло начать борьбу с Дубровиным в новом качестве, так как до этого у
    ________________________________
    1 Сторонникам Маркова удалось провести своих деятелей в новый, обнов- ленный состав Главного Совета (отсюда понятие «обновленцы»), который стал вести борьбу с прежним председателем Главного Совета СРН А. И. Ду- бровиным.

    сторонников Маркова и Коновницына фактически не было своего печатного органа»1. В связи с выходом в свет «Земщи- ны», однако, была направлена приветственная телеграмма и в адрес Дубровина, в то время болевшего: «верному и неизмен- ному слуге Царя и вождю великого СРН» желали «скорого выздоровления… и полного восстановления сил»2. В годы премьерства П. А. Столыпина «Земщина» суб- сидировалась из секретных фондов Министерства внутрен- них дел. Академик А. И. Соболевский еще в 1910 г. утверж- дал, что газета субсидировалась правительством. Согласно допросу С. Е. Крыжановского в чрезвычайной следствен- ной комиссии (чСК) Временного правительства, на издание «Земщины» Н. Е. Маркову выдавалось 10 000–12 000 руб.3. П. А. Столыпин, однако, всеми возможными способами отри- цал факт субсидирования газеты. «Никакой субсидии “Зем- щина” от Главного управления по делам печати не получает, и, кроме штрафов (и то по охране – через градоначальника), других мер воздействия на газету у Главного управления не имеется», – писал он министру иностранных дел А. П. Из- вольскому 1 июля 1910 г.4.

    В ответ на обвинения А. И. Соболевского Марков также заявлял, что «никакими казенными субсидиями ни от прави- тельства, ниже от каких бы то ни было правительственных учреждений или лиц, ни в каком размере, ни в какой форме “Земщина” не пользовалась и не пользуется»5.

    Публично отрицая факт финансирования «Земщины», Столыпин также старался внешне дистанцироваться от из- дания. Так, в письме к А. П. Извольскому от 1 июля 1910 г. Столыпин пригрозил «Земщине» неприятностями в связи с
    ________________________________
    1 Богоявленский Д. Д. Проблема лидерства в СРН. Дисс. ... к. и. н. С. 114.
    2 Земщина. 1909. № 1. 3 июня. С. 3–4.
    3 Допрос С. Е. Крыжановского, 10 июля // Падение царского режима. Т. V. М.–Л., 1926. С. 408.
    4 Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. 340. Оп. 835. Д. 42. Л. 18–19 об.
    5 Земщина. 1910. 12 апреля. № 271. С. 2.

    «непристойными выходками» против Извольского со сто- роны издания, которое критиковало политику министра: «Я сегодня по телеграфу сделал соответствующее распоря- жение, и “Земщине” пригрозят всякими неприятностями, что, надеюсь, даст результаты»1. Кроме того, Столыпин утверждал, что на «Земщину» и другие газеты (партийные), исключая левые, влияет «исключительно через лидеров по- литических партий, которым, конечно, с правительством ссориться невыгодно»2.

    Позже, с осени 1915 г., когда С. А. Володимеров был назначен томским вице-губернатором, а издание «Вестника Союза Русского Народа» было прекращено, издателем «Зем- щины» стал Н. Е. Марков. С того времени и вплоть до февра- ля 1917 г., то есть до самого закрытия газеты, она фактически являлась органом печати «обновленческого» Союза Русского Народа, хотя формально таковой не была.

    В предыдущей главе мы рассмотрели подробным обра- зом обстоятельства, связанные с участием Маркова во вну- трипартийной борьбе в Союзе Русского Народа. Напомним, что эта борьба закончилась в результате официально офор- мившимся расколом СРН на Всероссийский Дубровинский Союз Русского Народа во главе с А. И. Дубровиным и на Союз Русского Народа (часто называвшийся «обновленческим») во главе с Н. Е. Марковым.

    Одновременно продолжается активная политическая деятельность Маркова и в других сферах. Так, в 1912 г. он был избран депутатом 4-й Государственной думы, и вновь от Курской губернии. В Думе Марков занял пост товари- ща (заместителя) председателя фракции правых, входил в ряд комиссий: для составления проекта Всеподданнейшего адреса, бюджетную, финансовую, по исполнению государ- ственной росписи, по военным и морским делам, для обсуж- дения вопроса об участии Думы в праздновании 300-летия Дома Романовых.
    ________________________________
    1 АВПРИ. Ф. 340. Оп. 835. Д. 42. Л. 18–19 об.
    2 Там же.

    В годы Первой мировой войны

    Серьезные коррективы в политическую деятельность Маркова внесли события, связанные с началом Первой миро- вой войны, сильно отразившиеся и на характере деятельно- сти монархических организаций. Как и другие черносотенцы, Союз Русского Народа, возглавлявшийся Марковым, сразу же после начала войны публично выразил поддержку правитель- ству в борьбе с врагом. «Обновленческий» СРН, как и другие патриотические организации, также не остался в стороне от помощи фронту. Так, еще в сентябре 1914 г. Главный Совет СРН призвал «всех православных русских людей» и все отделения Союза создавать по городам Империи союзные лазареты для раненых воинов. чуть позже, 7 октября 1914 г., в Петрограде, на Каменном острове, Главным Советом Союза по инициати- ве Маркова был открыт лазарет на 30 коек с оборудованием, полным содержанием и лечением раненых. При этом жены и дочери членов СРН исполняли обязанности медсестер и си- делок в этом лазарете1. Сам Марков лично внес 1000 рублей на нужды лазарета, а к концу февраля 1915 г. было собрано более 10 000 рублей частных пожертвований2. Помимо это- го, как стало известно в 1917 г. из показаний С. П. Белецкого, Марков и Г. Г. Замысловский по крайней мере с осени 1915 г. негласно получали ежемесячные субсидии из Департамента полиции3. На эти деньги также, в частности, содержались ла- зареты и другие благотворительные учреждения, связанные с помощью раненым русским воинам.

    В 1915 г. Марков был включен в состав Особого совеща- ния по обороне государства4, проявив себя как специалист, хорошо разбирающийся в сложных военно-экономических вопросах. Как справедливо отмечает исследователь А. А. Ива-
    ________________________________
    1 Земщина. 1914. 8 октября.
    2 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 2. Д. 9. Л. 510.
    3 Правые партии. Т. 2. С. 721.
    4 Степанов С. А. Черная сотня. М., 2005. С. 409.

    нов, ход боевых действий показал правоту думского лидера правых относительно необходимости значительного (более, чем требовали другие участники Совещания) увеличения ко- личества артиллерийских парков1.

    В годы Первой мировой войны Марков, ранее слывший среди либеральных и левых политиков «германофилом», не только продемонстрировал полную поддержку царскому пра- вительству, но и крайне жестко и категорично начал высказы- ваться в отношении немцев и германских подданных вообще. В частности, политик заявлял, что германская идеология, обосновавшись в России полтора века назад до описываемых событий, производила «всевозможные подкопы под наши са- мые основные, составляющие нашу историческую силу устои <…>, насаждая здесь баптизм и штунду…»2. Деятельность же немцев он оценивал следующим образом: «В образе тевтонов на нас обрушилось нашествие скопищ рабов ветхозаветной морали, людей, которые живут идеалами 2 000 лет до наше- го времени. Мы видим людей, которые говорят: человек – это германец, человечество – это германский народ, все остальные народы – или вьючный скот для германцев, или зверье, под- лежащее истреблению. “Падающего толкни”: вот философия истинного германизма»3.

    Объяснения же отрицательных качеств германцев Мар- ков искал в сближении немцев с еврейством, приводя дово- ды, связанные с похожестью еврейского жаргона (идиша) на немецкий язык, с некоей, как он отмечал, общностью люте- ранства и кальвинизма с иудаизмом и т.д. «Идет война хри- стианская с иудо-германством»4, – подчеркивал политик, выступая перед Главным Советом СРН. Примерно такой же точки зрения придерживался и С. К. Глинка-Янчевский, ко-
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 56.
    2 Государственная Дума. Созыв IV. Сессия III. Пг., 1914. Стлб. 65.
    3 Там же. Стлб. 127; ГАРФ. Ф. 116. Оп. 2. Д. 9. Л. 555 об.; Вестник Союза Рус- ского Народа. 1915. 7 февраля; Новое время. 1915. 29 января (4 февраля).
    4 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 2. Д. 9. Л. 600 об., 610; Вестник СРН. 1915. 17 июля, 9 августа.

    торый утверждал, что войну развязала не собственно Герма- ния, а «жиды», выбравшие Германскую империю в качестве орудия своих планов. Однако нельзя не согласиться с А. А. Ивановым, что подобного рода «патриотическая риторика русских правых выглядела слабовато. Стремясь отбиться от обвинений в “германофильстве”, они порой так усердствовали в критике немцев, что невольно напрашивался вопрос: почему же перед самой войной эти же политики называли Германию лучшим союзником?»1

    Вопрос об отношении правых политиков к немцам не- отделим от другого, крайне болезненного в годы Первой мировой войны вопроса, а именно вопроса о немецком за- силье, то есть о наличии значительного количества этниче- ских немцев на русской службе, в русской промышленности, торговле и т.д. Так, Марков, выступая на XI съезде Объеди--- ненного дворянства, который проходил в Петрограде с 10 по 14 марта 1915 г., такими словами охарактеризовал программу правых относительно борьбы с немецким засильем: «У всех этих хищных германцев надо вырвать зубы, надо отнять у них возможность пожирать русское достояние. И не следует заботиться вопросом: справедливо это или не справедливо; по германцам надо ударить одним мощным взмахом русского законодательства»2.

    Кроме того, Марков предлагал ужесточить в стране дис- циплину в связи с войной. «Касаясь повышения цен на предме- ты необходимости и считая причиной этого явления спекуля- цию, г. Марков высказывается за необходимость применения государственною властью решительных карательных мер»3, – говорилось в обзоре правой печати, составленном в Канце-
    ________________________________
    1 Иванов А. А. «Германофильство» русских правых накануне и во время Первой мировой войны: мифы и факты // Вестник Чебоксарского коопера- тивного института. 2009. № 1 (3). С. 207.
    2 Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских дво- рянских обществ. Т. 3. М., 2002. С. 528.
    3 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 1987. Л. 22–22 об. лярии Министерства внутренних дел 20 июля 1916 г. «Госу- дарственная власть должна объявить беспощадную войну мародерам тыла, укрывателям припасов, спекулянтам, иудей- ским банкам, финансирующим спекуляции. Государственная власть должна установить обязательные цены на все предметы необходимости, да не только установить, но и сурово карать всякое нарушение объявленной цены. В известных случаях государственная власть должна взять дело снабжения предме- тами необходимости всецело в свои руки. Никакие многоголо- вые совещания, комиссии и комитеты не в силах выполнить этого дела. Столь великую задачу посильно разрешить единой, могучей, осведомленной государственной власти»1, – говорит- ся далее в публикации мнения Маркова. Однако предложения политика так и не были реализованы на практике.

    Годы Первой мировой войны характеризуются появле- нием на политической авансцене так называемого Прогрес- сивного блока, состоявшего из думских депутатов, пред- ставителей различных политических партий, требовавших либеральных реформ в стране. В частности, Прогрессивный блок выступал за формирование так называемого «ответствен- ного министерства», то есть правительства, ответственного перед Государственной думой, а не перед Царем. Н. Е. Мар- ков сразу же выступил решительно против этого блока и дал ему едкое прозвище «желтый блок», подразумевая при этом то обстоятельство, что ни «красные» (то есть левые), ни «чер- ные» (то есть правые) в эту организацию не вошли. Вошли же в блок, по словам Маркова, «все промежуточные цвета между черным и красным», в результате смешения которых в ито- ге получился «желтый блок»2. Считая недопустимым любые проявления демократии, в том числе и со стороны Прогрес- сивного блока, Марков даже призывал власти к диктатуре на время войны для успешного ее окончания3.
    ________________________________
    1 Там же. Л. 22 об.
    2 Государственная Дума. Созыв IV. Сессия IV. Пг., 1916. Стлб. 1445–1446, 1448.
    3 См.: Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 74.

    Известно, что Марков и другие правые депутаты Госу- дарственной думы резко критиковали с думской трибуны раз- личные инициативы «желтого блока». Так, они, кроме всего прочего, подвергли критике предложение одного из видных членов Прогрессивного блока, депутата-кадета А. И. Шинга- рева, который, сделав доклад в Военно-морской комиссии, доказывал необходимость реформы в пользу евреев. В случае ее проведения известный банкир Я. Шифф обещал выпустить заем для русского правительства. Лидер кадетской партии П. Н. Милюков поддержал это предложение. Марков же ото- звался на инициативу либералов следующими словами: «Во- прос ясен: его величество еврейское, его величество Яков Шифф приказывает союзникам заставить Россию провести внутри своего государства желательную его величеству ре- форму… Нам приказывают. Хорошо, если эти реформы вам нравятся, … но ведь могут приказать и то, что вам не нравит- ся… Вы ведь не говорите, что Яков Шифф прав, а вы говори- те, что иначе нам не дадут денег. Значит, вам приказывают, иначе вас заставят! …Вот постановка, которая должна нам показаться мало приемлемой, – не только для сторонников самодержавия, но даже для приверженцев конституционной монархии, даже для республиканцев!»1 После этого заявле- ния в Думе возникли бурные прения.

    Наступление либеральных и революционных сил на основы монархии осуществлялось различными способами. Так, авангардом антиправительственных сил в годы Первой мировой войны, помимо Прогрессивного блока становят- ся и военно-промышленные комитеты (ВПК), состоявшие в основном из либеральных деятелей и постоянно вмеши- вавшиеся в политическую жизнь. В качестве противовеса военно-промышленным комитетам правительство создавало законом от 17 августа 1915 г. ряд особых совещаний, которые подчинялись непосредственно Царю. Это совещания по обо- роне, по топливу, по продовольствию, по перевозкам и др. В
    ________________________________
    1 Цит. по: Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II. Ростов- на-Дону, 1998. С. 504.

    целом думские правые поддержали в этой связи правитель- ство и неодобрительно отзывались о деятельности ВПК. А сам Марков, выступая в 1915 г. в Думе, заявил: «Еще в мае ме- сяце раздался голос патриота из Москвы Рябушинского, в мае месяце, г<оспода>, а сегодня уже 1 августа, а ведь до сих пор, несмотря на весь патриотизм этих людей, они еще ровно ни- чего не сделали для государственной обороны, <…> все еще идет организация, идут подготовления, идут только сборы.

    <…> Легко произносить патриотические речи и очень трудно дать шрапнель, еще труднее дать ружье»1. Следует отметить также, что газета «Курская быль», которую издавал Марков, писала по поводу деятельности организаций, подобных ВПК: «Работа общества нужна, без содействия общественных сил на местах правительство не может продуктивно работать, – но одно дело – привлекать эти общественные силы к живому сотрудничеству с собою, и совершенно другое дело – самоу- празднение правительственной власти и передоверие своих обязанностей и полномочий в руки первых встречных “спа- сателей” России»2.

    Марков и другие думские правые резко выступали про- тив различных проявлений космополитизма, русофобии, очер- нения русской истории и подвигов русской армии в годы Пер- вой мировой войны. В частности, они протестовали против показа ужасов войны в кинематографе, в котором в то время задавали тон антирусские силы. Так, редактировавшаяся Мар- ковым газета «Курская быль» в 1915 г. писала: «Покажите на- шему народу красоту и величие подвигов наших воинов, <…> покажите чудеса техники, <…> покажите работу наших сани- таров на поле боя и жизнь наших воинов на позициях; дайте ряд снимков, сделанных во время посещения городов нашим Державным Вождем и членами Его семьи; покажите вели- кую самоотверженную работу наших Августейших Сестер милосердия…»3. Таким образом, правые предлагали использо-
    ________________________________
    1 Государственная Дума. Созыв IV. Сессия IV. Стлб. 282.
    2 Курская быль. 1915. 13 октября.
    3 Там же. 1915. 27 января.

    вать кинематограф для пробуждения в народе верноподданни- ческих и патриотических чувств.

    Помимо думской деятельности Н. Е. Марков принял не- посредственное участие в подготовке и осуществлении в ноя- бре 1915 года двух совещаний монархистов – Петроградского и Нижегородского. 21–23 ноября 1915 г. в Петрограде прошло Совещание, на котором тон задавали лидеры «обновленческо- го» СРН и близкие к нему организации. Проект резолюции этого Совещания предложил непосредственно сам Марков1.

    В резолюции подробно разбиралась представленная прави- тельству «Декларация Прогрессивного блока» и отмечались опасность и вредность интересам России всех ее положений. Особую тревогу монархистов вызвал тот факт, что некото- рые сановники «столкнулись с деятелями Прогрессивного блока»2. Резолюция содержала предложение к правительству ужесточить контроль за деятельностью Земского и Городско- го союзов и военно-промышленных комитетов, которые рас- сматривались монархистами как главные очаги антимонар- хического заговора3.

    Марков также принял участие в работе Совещания мо- нархистов, которое прошло в Нижнем Новгороде с 26 по 29 но- ября 1915 года и на котором преобладали сторонники А. И. Ду- бровина. Тем не менее именно на этом Совещании фактически произошло окончательное примирение Дубровина и Маркова. Последний выступал сразу вслед за Дубровиным и в своей речи фактически развивал идеи основателя СРН. Так, Марков про- сил не забывать, что Россия ведет борьбу не только с Германией
    ________________________________
    1 Извлечение из протоколов заседаний. Заседание 22 ноября // Совещание монархистов 21–23 ноября 1915 г. в Петрограде. Постановления и краткий отчет. Печатано по постановлению Совета съездов. М., 1915. С. 37–38.
    2 Постановления Совещания монархистов 21–23 ноября в Петрограде. II. Прогрессивный блок. Пункт Б // Совещание монархистов 21–23 ноября 1915 г. в Петрограде. С. 31.
    3 Постановления Совещания монархистов 21–23 ноября в Петрограде. II. Прогрессивный блок. Пункт Б // Совещание монархистов 21–23 ноября 1915 г. в Петрограде. С. 31; Степанов А. Д. Петроградское совещание монар- хистов // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. С. 571.

    и Австрией, но и с «Иудо-Германией»1. Он обратил внимание на то, что на сцену вышел новый враг монархистов – Прогрес- сивный блок. Прогрессисты «хотят завладеть казенным сун- дуком и грабить Россию, превратив народ в своих данников»2. Политик призвал монархистов на борьбу с «немецким и еврей- ским засильем», предложил выселить всех немцев-колонистов, приехавших в Россию в течение последних 50 лет, а их земли раздать раненым воинам-крестьянам3. По итогам Совещаний 1915 года было решено признать желательным проведение Всероссийского съезда представите- лей монархического движения 1 ноября 1916 г. в Петрограде, подробную «разработку» о Съезде отложить до заседания 20 августа4. Переговоры по проведению этого Съезда вел непо- средственно Марков, который, однако, был вынужден сокра- тить его программу, так как правительство не соглашалось на утверждение пункта об отношении к общественным орга- низациям и грозилось вообще запретить проведение Съезда5. В итоге правительство, во многом – вследствие бюрократиче- ских препонов, так и не разрешило проведение Съезда. Позже, в январе-феврале 1917 г., речь уже шла о том, чтобы провести Съезд в конце февраля. В нем должны были принять участие до 1000 человек – членов губернских, уездных, сельских от- делов черносотенных организаций6.

    Готовясь в начале 1917 г. к проведению Объединенного съезда монархистов, Марков разослал по местным отделам СРН циркуляр, в котором изложил тактику правых по от- ношению к левым членам Думы и Госсовета, части членов объединенного дворянства, критиковавших правительство.
    ________________________________
    1 Труды Всероссийского Монархического Совещания в г. Н. Новгороде уполномоченных правых организаций с 26 по 29 ноября 1915 г. Пг., 1916. С. 32.
    2 Там же. С. 33.
    3 Там же.
    4 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 23. Л. 2.
    5 См.: Правые партии… Т. 2. С. 560.
    6 Утро России. 1917. 19 января.

    Однако В. М. Пуришкевич, который буквально с каждым днем продолжал «леветь», подверг этот циркуляр, опублико- ванный 9 февраля в «Новом времени», резкой критике, высту- пив также против созыва монархического съезда, который, по его мнению, «может посеять тревогу и смуту в умах русского народа»1. В итоге, вне зависимости от позиции В. М. Пуриш- кевича, съезд так и не состоялся: в конце февраля 1917 г., в Петрограде уже происходила революция. Тогда же, в начале 1917 г., монархисты развернули широкую подготовку к пере- смотру Основных законов в пользу Самодержавия, причем одним из инициаторов такого пересмотра был Марков. Но и эта инициатива была уже слишком запоздалой.

    Важное место среди думских выступлений Маркова за- нимает его речь 22 ноября 1916 года. Поводом к ее произне- сению послужило в первую очередь выступление 19 ноября 1916 г. одного из виднейших лидеров правых Пуришкевича, который подверг резкой критике деятельность правительства и фактически солидаризировался с либеральным думским большинством. Речь Пуришкевича вызвала смятение, тревогу и недоумение в стане монархистов.

    Отметим, что после того, как позиция лидера РНСМА была подвергнута критике на за- седании фракции правых, Пуришкевич заявил о своем выходе из фракции и покинул фракционное заседание2. Марков же, выступая с думской кафедры 22 ноября 1916 г., назвал Пуриш- кевича «новоявленным прогрессистом» и защищал правитель- ство от нападок Прогрессивного блока. Выступление Маркова закончилось скандалом: неоднократно прерываемый окрика- ми и замечаниями со стороны лево-либерального думского большинства, лидер СРН, уже сходя с кафедры, приблизился к председателю Думы М. В. Родзянко и трижды назвал его «мер- завцем». Объясняя причину своего демарша, Марков заявил: «Я сделал это сознательно, с этой кафедры осмелились оскор- блять высоких лиц безнаказанно, и я в лице вашего председа- теля <М. В. Родзянко. – Д. С.>, пристрастного и непорядочного,
    ________________________________
    1 Речь. 1917. 10 февраля.

    оскорбил вас»1. Затем Марков с единомышленниками покинул зал заседаний Государственной думы2. В итоге лидер СРН был наказан следующим образом: его удалили из Думы на 15 заседаний, что являлось высшей мерой взыскания для депутатов. За эту меру голосовали все члены Думы, кроме единомышленников Маркова из фракции правых, покинувших во главе с Г. Г. Замысловским зал заседаний3.

    Выступление Маркова с думской кафедры, в которой он об- рушился на Пуришкевича, принесло лидеру СРН еще большую популярность в стане правых. Со всех концов страны ему шли приветствия и телеграммы, его кабинет был заставлен цветами, и даже А. Н. Хвостов поспешил выразить ему сочувствие4.

    Между тем объективности ради следует отметить, что именно это же выступление правого политика способство- вало скорому расколу думской фракции правых5. Всего из фракции правых (в то время она составляла 53 человека) вы- шло 34 (или 35) человек6. В результате из этой фракции, ра- нее некоторое время возглавляемой Марковым (изначально в Совет старейшин IV Государственной думы, кроме само-- го Маркова входил также А. Н. Хвостов7), вышла большая ее
    ________________________________
    1 Государственная Дума 1906–1917 гг... Т. 4. С. 84.
    2 Родзянко М. В. Крушение империи. Харьков, 1990. С. 189–190; Глинка Я. В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906–1917. Дневник и воспоми- нания. М., 2001. С. 167; Марков Н. Е. как это случилось // Курская быль. 1916. 11 декабря.
    3 Речь. 1916. 23 ноября.
    4 Новое время. 1916. 24 ноября (7 декабря); Голос Руси. 1916. 24 ноября (7 декабря).
    5 Подробнее см.: Иванов А. А. Фракция правых IV Государственной думы в конце 1916 – начале 1917 г.: от раскола к распаду // Вестник молодых уче- ных. Серия «Исторические науки». 2003. № 1; Он же. Последние защитники монархии. С. 141–146.
    6 Первая цифра взята из работы: Смирнов А. Ф. Государственная дума Российской империи. М., 1998. С. 559; вторая – из следующей работы: Дя- кин В. С. Русская буржуазия и царизм в годы Первой мировой войны. Л., 1967. С. 275.
    7 Государственная Дума. IV созыв. I сессия. Справочник. 1913 г. СПб., 1913. Вып. 6. С. 195.

    часть, оформившаяся в конце ноября – начале декабря 1916 г. в группу независимых правых, которые, в отличие от сторон- ников Маркова, допускали свободную критику действий пра- вительства. Новую фракцию возглавил князь Б. А. Голицын, товарищем председателя стал А. А. Радкевич, секретарем – священник С. А. Попов1.

    После раскола фракции Марков фактически прекра- тил всякую политическую деятельность. Как утверждает А. А. Иванов, «около 20 правых депутатов, как оставшихся во фракции, так и образовавших группу независимых правых, во- обще перестали посещать заседания Государственной Думы»2. Исследователь также отмечает, что «единственно возможной тактикой правых стало молчаливое сидение на думских ска- мьях, имеющее целью показать правительству, до чего может дойти не сдерживаемая правыми оппозиция, и, таким образом, заставить власть распустить крамольную Думу»3.

    В годы революции и гражданской войны После свержения Самодержавия в феврале 1917 года монархисты оказались теми партиями, которые подвер- глись политическому преследованию в первую очередь. 5 марта 1917 г. исполком Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов запретил издание печатного орга- на Дубровинского СРН – газеты «Русское знамя». Прекра- тился выпуск и других черносотенных газет, в том числе и
    ________________________________
    1 Новое время. 1916. 1 (14) декабря; Петроградские ведомости. 1916. 2 (15) декабря; Речь. 1916. 1 декабря; Долгих Ф. И. Раскол фракции правых в IV Государственной думе и его причины // Научные труды МПГУ. Серия: Социально-исторические науки. Сб. ст. М., 2003. С. 105.
    2 Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 149. Исследователь сделал такое предположение на основе личных дел членов Государствен- ной думы, которые были закрыты уже в конце 1916 г., то есть до революци- онных событий февраля 1917 г. См.: РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д.: 4, 69, 132, 162, 173, 290, 334, 434, 527, 528, 574, 631, 745, 751, 763, 888, 930, 935. Справочный листок Думы также свидетельствует о том, что многие члены фракции пра- вых взяли отпуска и уже более не вернулись в парламент.

    «Земщины», газеты Маркова. В связи с этим бывший лидер фракции правых в марте 1917 г. с сарказмом заметил, что черносотенная пресса оказалась загнанной свободой печати в подполье: «Ныне, как нам известно, полная свобода печа- ти, и потому редакция и типография “Земщины” конфиско- ваны, редактор и издательница “Русского знамени” сидят в тюрьме, а остальным правым изданиям, во имя равнопра- вия, воспрещено выходить в свет»1.

    Сам Марков в первые дни Февральского переворо- та боялся ареста и бежал из Петрограда. Однако между 27 мая и 9 июня 1917 года, несмотря на измененную внешность (Марков коротко остригся и отпустил бороду, которая, как писали очевидцы, его сильно состарила), он был арестован в Финляндии и доставлен в Петроград для дачи показаний чрезвычайной следственной комиссии (чСК) Временного правительства, которая допрашивала его как свидетеля «пре- ступлений» старого режима2. На допросах Марков вел себя спокойно, высказывался весьма смело и даже подчас вел себя вызывающе. Анализируя стенограмму допроса, опубликован- ную в многотомнике «Падение царского режима»3, мы можем прийти к выводу, что он ничуть не отрекся от своих взглядов и убеждений. В итоге чСК, так и не найдя в действиях Марко- ва состава преступления, вынуждена была освободить его.

    Позже в своей известной книге «Войны темных сил» он так оценивал происходившее в стране в 1917 году: «Да, Россия рухнула на пороге уже готовой победы, рухнула потому, что была заживо, изнутри пожрана червями... Эти черви были сознательные и бессознательные агенты темной силы иудо-масонства, которое более всего опасалось победы России и для которого ее поражение являлось величайшим
    ________________________________
    1 Новое время. 1917. 18 (31) марта.
    2 См.: Чхартишвили П. Ш. Черносотенцы в 1917 году // Вопросы истории. 1997. № 5. С. 136.
    3 Допрос Н. Е. Маркова, 24 июля 1917 г. // Падение царского режима. Сте- нографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычай- ной следственной комиссии Временного правительства / Под ред. П. Е. Ще- голева. М. – Л., 1927. Т. VI. С. 175–205.

    достижением. Эту гнусную и отвратительную роль червей, разъевших белое тело родной Матери-России, сыграли дея- тели “прогрессивного блока”»1. Также Марков полагал, что русское Самодержавие при- вели к падению не только «темные силы», ибо «за дело взя- лись не бомбометатели из еврейского Бунда, не изуверы со- циальных вымыслов, не поносители чести Русской Армии Якубзоны, а самые заправские российские помещики, бо- гатейшие купцы, чиновники, адвокаты, инженеры, священ- ники, князья, графы, камергеры и всех Российских орденов кавалеры»2. «Монархия пала не потому, что слишком сильны были ее враги, – писал Марков в эмиграции, – а потому, что слишком слабы были ее защитники»3.

    Уже летом 1917 года Марков создает в Петрограде под- польную организацию «Великая единая Россия», которая ста- вила перед собой цель спасти Царскую семью (в эту организа- цию также входили видные правые деятели Г. Г. Замысловский, Н. Д. Тальберг, некоторые правые депутаты Государственной думы, гвардейские офицеры).

    Кроме того, политик вошел в со- став руководства конспиративной «Объединенной офицерской организации», главой которой являлся генерал Е. К. Арсеньев. Также, наряду с Великим князем Павлом Александровичем и бывшим председателем Совета министров А. Ф. Треповым, с весны 1918 г. Марков входил в состав «Комитета петроград- ской антибольшевистской организации», которая являлась филиалом московского «Правого центра», и действовал под конспиративным псевдонимом «Tante Ivette».

    Планировалось привлечь германские войска и немецких военнопленных к планируемому государственному перевороту с целью после- дующего восстановления в России монархии. Лично Марков вел переговоры с доверенным лицом немецкого генерала Пау-
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002. С. 176; Бо- гоявленский Д., Иванов А. «Курский зубр». Николай Евгеньевич Марков (1866–1945) // Воинство святого Георгия. С. 133–134.
    2 Там же. С. 153.
    3 Там же. С. 385.

    ля фон Гинденбурга, однако из-за непомерных требований гер- манской стороны достигнуть соглашения не удалось. В это время Марков, по его собственному признанию, «пе- реезжал из Петербурга в Москву и обратно, ночевал по пустым квартирам, каждый день рисковал быть узнанным на улице и арестованным». Вот как позже описывал он этот период своей деятельности: «С малыми, случайно добываемыми средства- ми мы вынуждены были вести работу в сокращенных разме- рах, действовать с перебоями и промедлениями, располагали недостаточными силами, там, где требовались сотни людей, мы имели десятки. Но все же до последнего дня мы добива- лись и делали все, что было в наших силах, для освобождения Государя и Его Семьи… Государя мы не спасли.

    В этом мы, монархисты, конечно, виноваты, и в первую голову виноват в этом я, Марков 2-й. Мы виноваты в том, что хотели, пытались, но не сумели спасти нашего Царя и Его Семью. Но в одном мы не виноваты, – не виноваты в безучастии к судьбе нашего Государя. В этом виноваты не мы, а другие…»1. 8 ноября 1918 г., то есть уже после провала всех планов по спасению Царской семьи и в разгар «красного террора», Мар- ков уезжает из Петрограда и перебирается в соседнюю Фин- ляндию. С конца того же года он активно участвует в Белом движении на северо-западе России – под именем Л. Н. чер- някова служит обер-офицером для поручений при Военно- гражданском управлении Северо-Западной армии.

    Также в 1918–1919 гг. он являлся членом «Братства Белого креста Ве- ликой единой России», стоял во главе монархического «Союза верных», в котором в основном преобладали офицеры; редак- тировал выходившую в Ямбурге газету «Белый крест», вскоре запрещенную за монархизм командующим армией генералом А. П. Родзянко.

    Следует также отметить, что в мае 1919 года, спасаясь от грозившего ему ареста, Марков при помощи гвар- дейских офицеров Александра и Сергея Гершельманов (сы-
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002. С. 176; Бо- гоявленский Д., Иванов А. «Курский зубр». Николай Евгеньевич Марков (1866–1945) // Воинство святого Георгия. С. 463.

    новей известного покровителя черной сотни московского генерал-губернатора С. К. Гершельмана) покинул Финляндию и пересек Финский залив.

    Созданный Марковым на территории Эстонии «Союз верных» в основном считал необходимым вести активную ра- боту в Красной армии, которая, по мнению Маркова, должна была осуществить военный переворот, возглавляемый вне- дренными в Красную армию членами Союза. Отметим, что своим предшественником «Союз верных» считал Союз Рус- ского Народа и другие прежние черносотенные организации. Руководящим органом Союза был «Тайный верх», в который входили сам Марков, князь А. А. Ширинский-Шихматов, се- натор А. А. Римский-Корсаков, генералы П. Н. Краснов и В. И. Гурко. членство в Союзе имело две степени: «латники» и «воины». Как правило, открыто Союз не выступал, а пред- почитал влиять на политику через своих членов. «Союз вер- ных» активно действовал не только на северо-западе России, но и на Украине. В Украинский отдел Союза вошли полковник Александр Хомутов, бывший член Государственной думы, националист Александр Гижицкий, черносотенцы Николай Родзевич, Борис Пеликан, Ефим Котов-Коношенко и другие. Возглавлял этот отдел заместитель Маркова в Главном Совете СРН и последний редактор «Вестника СРН» Виктор Соколов, именовавшийся в то время Соколовым-Баранским. Кроме того, с монархической группой Маркова поддерживал активную связь и Киевский Совет обороны при графе Ф. А. Келлере, в ко- торый входили члены «Союза верных» – полковники Андрей Пантелеев и Федор Безак.

    Н. Е. Марков в эмиграции

    Весной 1920 г., после того как армия Н. Н. Юденича по- терпела поражение от большевиков под Петроградом, Марков вынужден был эмигрировать в Германию, где стал одним из ор- ганизаторов берлинского «Русского общественного собрания», на базе которого соединялись русские правые монархисты.

    В конце того же года он вместе со своими соратниками создал Берлинское монархическое объединение, в орбиту влияния которого постепенно вошло преобладающее количество эми- грантских монархических групп. По словам А. В. Серегина, это объединение «пыталось предпринять шаги по выдвижению но- вых претендентов на престол, однако не смогло вдохнуть новый импульс в распадавшуюся “Рейхенгалльскую платформу”»1. Впоследствии «отстранение от руководства монархическим движением такого опытного политика, как Марков, привело к постепенной деградации “Рейхенгалльской платформы” к началу 1930-х гг.»2. Кроме того, Марков являлся редактором
    ________________________________
    1 Серегин А. В. Монархические организации русской эмиграции в Европе в 1919–1933 годах. Структура. Идеология. Деятельность. Автореферат дисс. … к. и. н. С. 16.
    2 Там же. С. 17. Приведем также ряд любопытных исторических фактов, связанных с политическими взглядами Маркова в 1920-е гг. Так, известный русский философ И. А. Ильин оценивал тогдашнюю деятельность Марко- ва такими словами: «Атмосфера Высшего монархического совета есть ат- мосфера Маркова. Он силен волею и темпераментом и грубо умен и грубо хитер, интрига его топорна, очень властолюбив, <…> одержим антисемитиз- мом и масонобоязнью, <…> духовная культура за пределами Православия для него почти не существует». И добавлял при этом, однако: «Марков чело- век умный, волевой и патриотичный. Но необразованный, прямолинейный и очень властный» (Ильин И. А. Дневник. Письма. Документы. (1903–1938). М., 1999. С. 221–222). В 1923 году в агентурном сообщении Иностранного от- дела ГПУ (1923) говорилось о тогдашней деятельности Маркова следующее: «Переходя к грядущей деятельности монархистов, он <Н. Е. Марков. – Д. С.> излагает целую программу... Новые вехи монархии суть: живительный союз Русской Православной Церкви с русской монархией; равенство всех верно- подданных перед царским законом; обязательное и всеобщее просвещение и воспитание религиозно нравственное и монархическое; раскрепощение деревни от города и капитала и справедливое распределение между горо- дом и деревней благ духовной и материальной культуры; проведение широ- кой земельной реформы с образованием государственного земельного за- паса (Государственный Земельный Фонд), утверждение прав собственности; денежное преобразование, основанное не на золоте, а на действительных ценностях, как-то: хлебе, лесе, недрах и т.д.». (Цит. по: Ромов Р. Б. Марков Николай Евгеньевич // Православно-аналитический сайт Правая.Ру. Режим доступа: http://www.pravaya.ru/ludi/450/3064). Отметим также, что в этот пе- риод Марков придерживался позиции, согласно которой монархисты, при- знавая заслуги Белого движения, должны были дистанцироваться от него.

    «У белых были хорошие цели, – говорил Марков, выступая на открытии Рей- хенгалльского съезда, – но они шли неверным путем, они не несли на своем знамени того вещего слова, которое только и могло найти отклик в уме и сердцах русского народа <...> Белых ждали <...> для уничтожения револю- ции. Но белые не только не воевали с революцией, но с упорством ослепле- ния возвещали свою преданность революции, свое неизменное стремление сохранить, развить и углубить эту величайшую напасть <...> Ни красные, ни белые не ответили страстному запросу русского народа, и он возненавидел одних и отвернулся от других <...> Народ наш отверг и белых и красных. Он ждет кого-то третьего». И далее он продолжал: «Наш русский флаг имеет три полосы, красная и белая полосы использованы в отдельности.

    Мы, мо- нархисты, подобно синей полосе, мы должны связать и красных и белых. Мы – синие – должны восстановить старый единый бело-сине-красный на- циональный флаг» (Марков Н. Е. Речь при открытии съезда Хозяйственного восстановления России // Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921– 1937. М., 2002. С. 380, 381). Позже, на первом заседании объединительного съезда русской эмиграции в Париже в 1926 г., Марков фактически повторял свои прежние мысли: «Сейчас разорван русский флаг. Остались лохмотья. Белый – здесь, красный – там. Надо выдвинуть синий. Надо связать белый с красным. Надо восстановить бело-сине-красный русский флаг. Соединить белых с красными, не с палачами, а с теми, кто под красными палачами <...> Не завоевать, не победить, не покорить Россию должны мы, а слиться с нею, видя там братьев, с которыми мы дружно должны творить Россию» (Цит. по: Российский зарубежный съезд. 1926. Париж: Документы и материалы / сост. М. А. Кетенко, И. В. Домнин. М., 2006. С. 474). Краеугольным камнем Рос- сии политик в те годы по-прежнему считал Самодержавие: «...Для России единственный путь спасения – законная Монархия. Единственный лозунг, за которым пойдут в России, – Вера, Царь и Народ» (Марков Н. Е. Речь при от- крытии съезда Хозяйственного восстановления России... С. 386). «История не знает республиканской России, а знает лишь Россию-Монархию, и тем, кому Россия монархическая ненавистна, им ненавистна вообще Россия, не- навистна живая, действительно бывшая Россия, им люба Россия будуще- го, Россия воображаемая, Россия мнимая. Какова будет эта воображаемая Россия и вообще будет ли она – я не знаю, но я знаю, что тысячу лет жила, росла и благоденствовала живая великая Россия, Россия-Монархия», – пи- сал он еще в 1921 году (Марков Н. Е. Ответ монархиста // Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002. С. 370).

    Однако в то же время Марков, приложивший много усилий в попытках примирить представителей русской эмиграции, заявлял, что с этой целью готов временно снять монархические лозунги. Так, на «Зарубежном съез- де» (1926 г.) он выступил с примирительной речью и, в частности, сказал: «Мы <То есть монархисты. – Д. С.> пришли сюда для внепартийного и сверх- партийного дела <...> Мы сознательно свернули наши знамена. Мы им не изменили. Мы остаемся им верны, но бой сейчас идет с другим врагом – с палачом всего русского народa <...>, вот почему мы сознательно свернули монархические знамена <...> И мы говорим: устраните палача! Перед этим все должно смолкнуть.

    Борьба должна быть до конца, без конца, до победы» (Цит. по: Российский зарубежный съезд... С. 474). «Мы, монархисты, – от- монархического журнала «Двуглавый орел» (сентябрь 1920 – 1922 гг., Берлин; 1926–1931 гг., Париж); был одним из главных организаторов Съезда хозяйственного восстановления России в баварском городе Бад Рейхенгалль в 1921 г. – объединительного съезда правомонархической эмиграции. На этом же съезде Марков был избран председателем Высшего Монархического Совета (ВМС) и занимал эту должность в период с 1921 по 1927 гг. В это же время Марков придерживался точки зрения, согласно которой русские монархисты должны в значительной степени дистанцироваться от Белого движения, встать между красными и белыми и «связать их». Также политик полагал, что возрождение России начнется с Земского собора, который и призовет нового Царя.

    Современный исследователь А. В. Серегин так пишет об этом периоде деятельности Н. Е. Маркова: «Возглавляя с 1912 г. СРН обновленческий, Н. Е. Марков предпринял по- пытку в эмиграции занять ту же политическую нишу, кото- рую его организация занимала в дореволюционной России. Он стремился к воссозданию и пополнению путем жесткого отбора дореволюционного “черного Блока” (объединение де- путатов Государственной думы и членов Государственного Совета, стоявших на платформе СРН), который в будущей мечал на съезде Марков, – готовы работать со всеми, и с республиканца- ми, если они искренно идут на свержение большевиков» (Там же. С. 330).

    «Здесь, – продолжал политик, – мы должны быть не как партия, а как русские люди <...> Пусть одни думают о монархии, а другие о республике – не нам здесь устанавливать формы правления России...» (Там же). Однако, даже несмотря на такие заявления, Н. Е. Марков по-прежнему всегда подчерки- вал свои консервативные воззрения. Так, отвечая на реплики либеральной части съезда в том, что правые являются реставраторами, Николай Евгенье- вич заметил: «Да, мы реставраторы. Мы люди, которые хотят восстановить. Но что восстановить? Отечество! Свободу своего народа! Мы хотим вернуть порядки, когда народ умножается и богатеет» (Там же. С. 601). «Монархисты не должны быть реакционерами в смысле возвращения старых ошибок и неустройств, – заявлял Марков ранее. – Не к возвращению грехов и пороков прошлого, не к старым порядкам, а к старому порядку должны мы стремить- ся, и этот порядок Россия может получить с Божьей помощью единственно из рук своего законного Царя – Помазанника Божия» (Марков Н. Е. Речь при открытии съезда Хозяйственного восстановления России... С. 385).

    России обладал бы всей полнотой законодательной власти. На этой основе им подбирался начальный состав ВМС. Вся- кие кооптации “со стороны” воспринимались Н. Е. Марко- вым крайне болезненно, т.к. они размывали четкую струк- туру “черного Блока” в эмиграции»1. Думается, однако, что историк не совсем прав. Ведь, по сути дела, иначе, если при- знать его выводы, получается, что Марков, выражаясь слова- ми А. В. Серегина, «воссоздавал» так никогда в реальности и не существовавший «черный блок»! Марков также был активным участником церковного Всезарубежного собора, который проходил в 1921 году в Срем- ских Карловцах (Сербия, Югославия). На этом соборе под его руководством был разработан проект «Послания чадам Рус- ской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим», содержавший следующие слова: Господь «да вернет на Всерос- сийский престол Помазанника, сильного любовью народной, законного православного Царя из Дома Романовых». Позже, в 1926 г., Марков участвовал в объединительном съезде правой и правоцентристской эмиграции в Париже (так называемый «Зарубежный съезд»).

    Отметим, кстати, что к этому времени Марков сильно изменился внешне: он отрастил окладистую бороду и изменил прическу, так что былое его сходство с ца- рем Петром Великим совершенно исчезло, на что в то время указывала эмигрантская пресса.

    После завершения этого съезда Марков оставил пост председателя ВМС и переехал во Францию. В 1931 г. он пред- седательствовал на монархическом съезде в Париже. На этом съезде, однако, конфликт вокруг вопроса о престолонаследии вынудил его покинуть ВМС. Дело в том, что после смерти Великого князя Николая Николаевича Марков признал «за-
    ________________________________
    1 Серегин А. В. Монархические организации русской эмиграции в Европе в 1919–1933 годах. Структура. Идеология. Деятельность. Автореферат дисс. … к. и. н. С. 14–15. О сущности так называемого «Черного блока» подроб- нее см.: Иванов А. А. «Черный блок»: неудавшаяся попытка консолидации правых парламентских групп в 1915 году // Известия Российского государ- ственного педагогического университета им. А. И. Герцена: Научный жур- нал. 2009. № 99. С. 9–17.

    конность» претензий на Престол Великого князя Кирилла Владимировича, что вызвало противостояние большинства делегатов съезда и членов ВМС. Кроме того, в конце 1920-х – начале 1930-х гг. Марков участвовал в работе Русской Монар- хической партии, Комитета призыва к объединению вокруг главы Императорского Дома (кирилловцы), союза «За Веру, Царя и Отечество», общества «Российское Согласие», Россий- ского Имперского Союза-Ордена.

    В 1934 г. Марков был привлечен в качестве эксперта защиты для участия в Бернском процессе, организованном еврейскими организациями с целью попытаться доказать подложность «Протоколов сионских мудрецов» и запретить их дальнейшее распространение. Следует отметить, что в те годы Марков высказывал идеи, согласно которым фашистский режим Бенито Муссолини в Италии, а позже – и национал- социалистский режим Адольфа Гитлера в Германии исполь- зовали в своей основе переработанные черносотенные идеи. Однако одновременно Марков полагал, что фашистские дик- татуры со временем сменятся наследственными монархиями. В частности, он писал: «В самом воздухе носятся микробы фашизма, и вот один народ за другим отбрасывают свои “ве- ликие демократии” и преклоняются перед “великими вождя- ми”. От того, что величие и тех и других весьма сомнительно, положение фактически не меняется… Теперь “милы” вожди, а не демократии. За вождями несомненно придут монархи. Таков непременный закон исторического цикла». Подобного рода идеи Марков распространял не только на фашистские режимы, но и на советский строй во главе с И. В. Сталиным. Так, он высказал мысль, что «сверхдержава Джугашвили» сменится православной монархией1.
    ________________________________
    1 Цит. по: Ганелин Р. Ш. Н. Е. Марков 2-й о своем пути от черносотенства к гитлеризму // Евреи в России: история и культура. Сб. науч. трудов. СПб., 1998. С. 214. Относительно участия Н. Е. Маркова в Бернском процессе необходимо добавить следующее. Как отмечал в своем исследовании О. А. Платонов, Н. Е. Марков определил стратегическую линию защиты под- линности протоколов, предлагал не вступать в спор с иудеями об их автор- стве, а рассматривать их как продукт иудейской талмудической психологии.

    В этот же период Марков продолжал активное изучение еврейского вопроса. Так, в 1935 г., переехав в Эрфурт (Герма- ния), он по приглашению У. Флейшгауэра поступил в русскую секцию «Мировой службы», с 1936 г. редактировал русский выпуск бюллетеня «Мировая служба. Международная корре- спонденция по просвещению в еврейском вопросе». В эти же годы Марков участвовал в создании энциклопедии «Сегила Вери», в которой планировалось собрать все, что «думают и знают о евреях арийцы». В 1938 году Марков участвовал в дея- тельности II Зарубежного съезда в Югославии.

    Во избежание недоразумений и возможных превратно- стей в толковании фактов, связанных с сотрудничеством Мар- кова с германскими национал-социалистами, следует подчер- кнуть, что он и в этот период времени оставался убежденным монархистом, считая идеологию нацизма неприемлемой для России: «Никакие новые “измы”, хотя бы и фашизм, не способ- ны спасти Россию. Необходим мистический переворот в ду- ховном настроении, необходимо воскрешение искренней, поч- ти младенческой веры в Бога и Царя, Помазанника Божия»1. Более того, Марков жестко критиковал германский национал- социализм за его антихристианские, оккультные, языческие идеи и писал в этой связи в частном письме: «Превращать ан- тисемитизм в антихристианство я ни в каком роде не стану, хотя бы и пришлось подохнуть с голода»2.

    Вместе с тем, судя по его высказыванию относительно агрессивных планов Германии, направленных против СССР, В частности, Марков писал: «Для защиты невыгодно стараться доказать, кто именно из евреев создал текст протоколов.

    Это невозможно доказать, и попытки этого рода лишь серьезно осложнят защиту. Достаточно будет ска- зать, что этот еврейский план соответствует еврейской психологии и есть только повторение идей, изложенных в старинном завещании, Талмуде и т.д., которые проповедовались евреями во все древние и новые времена и которые они реализовали в полной мере в СССР» (ГАРФ. Ф. 5802. Оп. 1. Д. 31. Л. 186. Цит. по: Платонов О. А. Терновый венец России. Загадка Сион- ских протоколов. М., 1999. С. 406–407).
    ________________________________
    1 Цит. по: Ганелин Р. Ш. Н. Е. Марков 2-й о своем пути от черносотенства к гитлеризму // Евреи в России: история и культура. С. 215.
    2 Там же. С. 217.

    Марков занял по этому вопросу двойственную, несколько противоречивую позицию: «Мы должны готовиться к тяжелой операции и, увы! не можем и не должны мешать этой операции: без операции грозит ведь смерть от гнилостного заражения со- циалистическим интернационализмом. Пусть уж режут нас по живому мясу!»1. С другой стороны, справедливости ради надо отметить, что, согласно некоторым источникам, после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз Марков совершенно отошел от политической деятель- ности и прекратил сотрудничество с гитлеровскими властями. Впрочем, сведения о последних годах жизни политика крайне ограничены. Неизвестна даже точная дата его смерти. Долгое время считалось, что скончался Марков между 22 и 24 апреля 1945 года в Висбадене на 80-м году жизни2. Ныне благодаря изысканиям петербургского историка, к. и. н. А. А. Иванова достоверно установлено, что он скончался 22 апреля 1945 года, о чем свидетельствует надпись на его могильной плите.

    Политические взгляды Маркова

    Рассмотрим более подробно политические взгляды Ни- колая Евгеньевича Маркова, его отношение к тем или иным важнейшим социально-политическим проблемам, являвшим- ся важнейшими для России начала ХХ века. Прежде всего, не- обходимо подчеркнуть, что Марков всю свою жизнь оставался убежденным монархистом и ни на йоту не отходил от принци- пов православной монархии – Православия, Самодержавия и Русской народности. В этой связи характерны высказывания политика о Православной Церкви, о русской государственной власти и о русском народе.

    Безусловно, Марков, как убежденный черносотенец, был человеком верующим, православным и на протяжении всей
    ________________________________
    1 Цит. по: Ганелин Р. Ш. Н. Е. Марков 2-й о своем пути от черносотенства к гитлеризму // Евреи в России: история и культура. С. 216.
    2 Богоявленский Д., Иванов А. «Курский зубр». Николай Евгеньевич Марков (1866–1945) // Воинство святого Георгия. С. 140.

    своей жизни горячо исповедовал православную веру. Как рев- ностный православный христианин, он предостерегал сооте- чественников от популярных и в те времена, и сегодня весьма модных увлечений «папизмом», то есть западными, католиче- скими веяниями, которые подчас заносятся на русскую почву и затем произрастают в России, давая гнилые плоды, разъедая тело Православной Церкви изнутри. «Православная Церковь состоит из епископов, клириков и мирян, а не из одного духо- венства. Православие тем и отличается от папизма, что дело святой Церкви отнюдь не сдается на попечение одних еписко- пов, тем более одного епископа, но соборно творится еписко- пами, клириками и мирянами. А потому отказ мирян от дея- тельного и законного соучастия в строе жизни церковной не согласуется с духом Православия»1, – писал, в частности, Ни- колай Евгеньевич уже в эмиграции. Как ревностный сторонник Русской Зарубежной Церкви Марков осудил ушедших в раскол «демократических» митро- политов Евлогия и Платона, о чем написал целую брошюру «Правда о смуте церковной», опубликованную в 1926 году в Париже.

    Необходимость появления этого труда, в котором автор демонстрирует свою эрудицию, знание постановлений Вселенских Соборов и канонического права, Николай Евге- ньевич объяснял следующим образом: «Возникшие в Зару- бежной Церкви нестроение и смута резко разделили право- славное русское общество на два взаимно враждующие стана, а в дальнейшем угрожают настоящим церковным расколом.

    Началось из-за побуждений личного свойства, а разрослось в столкновение двух церковно-религиозных мировоззрений: западного и восточного, римского и византийского, теории церковного единовластия с правилом церковной соборно- сти. Естественно и логично, к первому течению примкнули все западники, либералы, свободные мыслители, церковные новаторы и масонствующие “аполитики” – вообще левые, а на стороне соборности остались старо-православные, про- тивники церковных новшеств и нового стиля, поклонники
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Правда о смуте церковной. Париж, 1926. С. 16.

    православной государственности и московско-византийской церковной традиции – вообще, правые»1.

    Марков до конца своих дней оставался убежденным мо- нархистом. И, несмотря на его подчас неоднозначные полити- ческие ходы, которые он делал на протяжении своей долгой политической жизни (например, провоцирование раскола вну- три Союза Русского Народа, сотрудничество с нацистским ре- жимом в Германии и др.), тем не менее Николай Евгеньевич всегда оставался сторонником сохранения (или – уже в после- революционные годы – воссоздания) самодержавной монар- хии. Отсюда легко объяснима та гневная отповедь, которой удостоились из уст Маркова либеральные деятели Государ- ственной думы, объединившиеся в Прогрессивный блок и тре- бовавшие немедленного проведения в стране «реформ»: «Вы хотите перевернуть историю: везде умные народы вводили на время войн диктаторскую власть, а вы хотите существующую законную, вековую, Верховную, Самодержавную власть пре- вратить в народовластие во время ужаснейшей войны, во вре- мя, когда вражеские войска занимают 15 губерний, во время, когда весь народ дрожит от ужаса, чтобы не прорвалась эта злобная лавина и не задавила нас насмерть, в такое время вы хотите раздергивать высшую власть…»2.

    что же касается обвинений в отношении Маркова со сто- роны отдельных крайне правых, которые критиковали его за поддержку столыпинских реформ и третьеиюньской полити- ческой системы (думской монархии) в целом, то, отвечая на эти реплики, лидер «обновленческого» Союза Русского Народа подчеркивал, что на проведение такого рода реформ была воля самого Самодержца, а значит, П. А. Столыпин и его сторонни- ки лишь исполняют волю Императора. «Вы упрекаете меня за
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Правда о смуте церковной. Париж, 1926. С. 1.
    2 Стенографический отчет. Государственная Дума. Четвертый созыв. Сес- сия IV. Заседание девятнадцатое. Четверг, 11 февраля 1916 г. Продолжение обсуждения разъяснений Председателя Совета министров и Министров: Военного, Морского и Иностранных Дел // Государственная Дума. Четвер- тый созыв. Стенографические отчеты. Сессия четвертая. Пг., 1916. Ч. 2. Стлб. 1446.

    то, что я “не брезгаю бюрократическими вечеринками”. Если Вы разумеете однажды принятое мною приглашение на вечер к первому Царскому министру П. А. Столыпину, то я заявляю Вам, что считаю для себя такое приглашение за великую честь и что брезговать подобным приглашением могут одни лишь крамольники и царские недруги»1, – писал, в частности, Мар- ков своему обвинителю Н. Н. Жеденову.

    Как убежденный черносотенец, Марков ревностно от- стаивал интересы титульной нации – русского народа. При этом политик подчеркивал, что интересы русского, коренно- го народа в Империи не должны ни в коем случае нарушать- ся. Так, в своей речи о Финляндии, произнесенной в Государ- ственной думе в 1908 году, Марков возмущался поведением финляндских сепаратистов, а также деятельностью ряда го- сударственных мужей Российской империи, оказывавших покровительство финским националистам. При этом, как и другие правые, он требовал «приведения законодательства Финляндии и России в общую планомерную систему», чтобы на территории Империи более не существовало «государства в государстве», рассадника сепаратизма и логова для государ- ственных преступников, террористов и прочих революцио- неров, многие из которых находили себе убежище на финской территории. Обращаясь к депутатам Думы, политик с пафо- сом восклицал: «Если вы дорожите благом России, если вы желаете действительно, чтобы государство наше было мощ- ным, великим и могучим, то отбросьте все эти притязания финляндских изменников и сепаратистов и скажите могучее русское слово – Россия для Русских, – все остальное да под- чинится русским интересам!»2

    Подобного рода воззрения отнюдь не означают, что Мар- ков выступал за дискриминацию других народов, – он лишь требовал, чтобы нетитульные народы России обладали такими
    ________________________________
    1 Ответ Маркова 2-го на статью Жеденова, в «Русском Знамени». СПб., 1910. С. 9.
    2 Речи членов Государственной Думы Маркова 2-го и Пуришкевича по за- просу о Финляндии 12 и 13 мая 1908 года. СПб.: Россия, 1908. С. 27–28.

    же, но не бóльшими правами, чем русский народ. что же ка- сается того факта, что Марков выступал за сохранение черты оседлости и прочих ограничительных мер для еврейского на- селения, то эта позиция вполне объяснима особой ролью евре- ев, которую они играли в мировой и отечественной истории; Марков предвидел, что ликвидация еврейской оседлости уда- рит прежде всего именно по русскому народу.

    Так, евреев Марков рассматривал как «расу человеконе- навистническую, <…> преступающую все <…> нормы хри- стианского права»1. В 1911 г. Николай Евгеньевич принял уча- стие в разработке постановления Объединенного дворянства по еврейскому вопросу, который, как он выразился, является «важнейшем историческим и государственным вопросом».

    Тогда политик заявил, что «во имя государственной пользы, во имя сознания нашего долга перед Отечеством и Госуда- рем» следует «евреев … согнать в черту еврейской оседлости, а когда это будет выполнено, приступить ко второму акту – изгнанию евреев вовсе из России»2. Марков призывал не до- пускать евреев к государственной службе, законодательной, педагогической деятельности, к отбыванию воинской повин- ности, к обучению в вузах (кроме определенных учебных заведений), к участию в судопроизводстве, в городском или земском самоуправлении, к получению прав вступления в дворянство, к владению недвижимостью или ее аренде, кро- ме городских поселений в черте еврейской оседлости, кото- рая не должна расширяться3. Итак, антисемитизм Маркова отнюдь не расовый, не «пещерный» и не «зоологический», а вполне объясняется боязнью за судьбу русского народа.

    По- следующие революционные события, в которых представи- тели еврейского населения приняли самое непосредственное и живое участие, во многом показали правоту столь катего- ричных суждений Маркова относительно евреев.
    ________________________________
    1 Вестник СРН. 1911. 18 февраля.
    2 Объединенное дворянство. Съезды уполномоченных губернских дво- рянских обществ. 1906–1916 гг. В 3 т. М., 2001. Т. 2. Ч. 2. С. 119–120.
    3 Там же. С. 177–179.

    Точно так же вполне объяснимо весьма негативное отно- шение черносотенного лидера к полякам. В частности, 20 июля 1916 г. один из обзоров периодической печати касался непо- средственно деятельности монархических организаций. В нем говорилось, что в «Петроградской газете» было опубликовано мнение члена Государственной думы Н. Е. Маркова, в котором тот следующим образом охарактеризовал настроения поляков во время войны: «Одни вместе с членом русской Государствен- ной Думы Л. Я. Гарусевичем произносят речи о единении сла- вян против Германии, другие утраивают под властью Герма- нии самоуправление в захваченных у России губерниях, а член Русской Государственной Думы А. И. Парчевской получает от кайзера орден за усердие.

    Третьи составляют вольные боевые дружины, бьются с русскими войсками, вешают сторонников России и поручают члену Русской Государственной Думы д<ействительному> с<татскому> с<оветнику> Лэмницкому возводить на Россию чудовищную ложь и клевету и призывать американцев к разгрому варварской Московии». «На таком ли разброде мыслей, чувств и деяний братья-поляки мнят устано- вить челокупную Польшу?»1 – вопрошал Марков.

    Как мы уже видели на примере высказываний Маркова о германском народе, политик был далек и от германофобии; скорее наоборот – еще до Первой мировой войны, в мае 1914 г., выступая с думской трибуны, он заявил: «Лучше вместо боль- шой дружбы с Англией иметь маленький союз с Германией. <…> С Германией мы не воевали <…> со времени Елизаветы Петровны.

    У нас нет причин для войны; нужна война между Францией и Германией; нужна война между Англией и Гер- манией, да, но между Россией и Германией не нужна ни для России, ни для Германии, это очевидно»2. Да и впоследствии, уже в 1920–1930-е гг., он активно сотрудничал с немцами и даже с нацистскими властями. Его вполне жесткое отноше- ние к немцам в годы Первой мировой войны вполне объясни-
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 1987. Л. 22.
    2 Богоявленский Д. Д. Н. Е. Марков и Совет министров: Союз Русского На- рода и самодержавная власть. С. 199.

    мо той роковой ролью, которую сыграла кайзеровская власть в разжигании войны, в натравливании крупнейших народов Европы друг на друга. Как уже отмечалось нами, Н. Е. Марков полностью под- держал аграрные преобразования П. А. Столыпина. А так как урожайность частновладельческих земель была больше уро- жайности земель общинных, то, по мнению политика, сле- дует способствовать выделению крестьян из общины. Такая позиция Маркова вполне объяснима его личными интереса- ми, ведь сам он был крупным землевладельцем и полагал, что крупные хозяйства, подобные принадлежавшим ему, возмож- но перестроить на капиталистический лад. Впрочем, про- ведение радикальных экономических реформ по западному образцу, без учета национальной специфики русского наро- да, для которого всегда была характерна общинность, собор- ность, осуществление производственной деятельности путем создания артелей и т.д., явилось абсолютной утопией. В ито- ге, как известно, столыпинская аграрная реформа потерпела вскоре фактически полный крах.

    И здесь, в отличие от Мар- кова, куда более прав был А. И. Дубровин, говоривший о том, что столыпинская аграрная реформа приведет только лишь к созданию огромной фабрики пролетариата, что обернется в итоге новыми социальными потрясениями. Марков, как и другие политики того времени, подчеркивал необходимость решения рабочего вопроса, однако, в отличие от левых деятелей, видел пути его решения в достижении компро- мисса, классового мира между буржуазией и пролетариатом. В частности, политик, говоря о волнениях на Путиловском заво- де, заявил буквально следующее: «В настоящее время это пре- ступно. <…> Благожелательность должна быть и от власти, и от заводоуправления, и от рабочих.

    Вот когда все три элемента без лицемерия, без обмана будут действительно благонадежно друг к другу относиться, выйдет толк, и можно будет найти вы- ход из теперешнего положения, но если один из элементов бу- дет разбойничать, тогда другой элемент должен вешать»1.
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 237. Л. 39–40.

    Венцом литературно-публицистического творчества Мар- кова явилась его фундаментальная книга «Войны темных сил», состоящая из двух книг (первая книга вышла в Париже в из- дательстве светлейшего князя М. К. Горчакова «Долой зло», а вторая – там же, но уже в 1930 году). В ней Николай Евгеньевич рассмотрел историю претворения в жизнь «иудейской месси- анской доктрины», ставящей пред собой цель осуществления мирового господства евреев. В этой связи Марков рассматри- вает историю Ближнего Востока в древности, средневековую историю Западной Европы, век Просвещения и распростране- ния масонства, революции во Франции конца XVIII – первой половины XIX вв., события в России в XIX–XX вв. как отдель- ные этапы борьбы иудеев за реализацию этой доктрины, а в последних главах второй книги своего труда автор описал ле- денящие душу сатанинские ритуалы, так называемые «черные мессы».

    Первую же книгу Марков завершает своим мнением по поводу событий, непосредственным участником которых он был сам. По его словам, единственными, кто протянул руку помощи правительству в борьбе с революцией 1905 года, ор- ганизованной «жидо-масонами», были черносотенцы, в том числе Союз Русского Народа. Любопытно, как к концу своей жизни Марков стал объяснять причины раскола СРН, одной из движущих сил которого был он сам. По его мнению, благодаря стараниям «…либеральной министерской мелочи» Союз «… стали теснить, принижать и вести его к разложению»1. Факти- чески Марков признал роковую роль в расколе Союза Русского Народа столыпинских министров, которых он сам в свое время так горячо поддерживал.

    К сожалению, объективности ради следует отметить, что Марков не избежал свойственного многим его современникам, а подчас и нынешним правоконсервативным, патриотически настроенным политикам стремления бороться с талмудиче- ским иудаизмом путем осуществления критики Священного Писания, книг Ветхого Завета. Такой подход характерен для небольшой по объему работы Маркова «Лик Израиля», вышед-
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Войны темных сил. Статьи. 1921–1937. М., 2002. С. 147.

    шей в свет в Эрфурте в 1938 г. Еще до революции с подобно- го рода критикой священных книг Ветхого Завета выступали известные правые публицисты С. Ф. Шарапов, Г. В. Бутми, М. О. Меньшиков, М. И. Драгомиров и др.

    С другой стороны, в свое время один из активных участ- ников черносотенного движения архиепископ Старорусский Димитрий (Сперовский) написал статью «Святою Библиею нужно пользоваться благоговейно и осторожно», основан- ную на его выступлении в общем собрании Одесского Союза Русских Людей 3 декабря 1906 года, в руководство которого он и входил в бытность свою епископом Новомиргородским. Владыка Димитрий вполне справедливо обращал внимание слишком ревностных русских патриотов на недопустимость смешивания идей Ветхозаветной Церкви с идеями талмудиче- ского жидовства: «Русские писатели, публицисты, горячо пре- данные Православной Церкви и русскому народу, не могут, ко- нечно, обойти молчанием еврейского вопроса. Они ясно видят ту грозную опасность, которая надвигается на святую Церковь Христову и русское Царство со стороны воинствующего Из- раиля. Они спешат спасти своих дорогих соотечественников от погибели.

    А для сего они сочиняют статьи, выясняющие степень участия евреев во всех современных нам смутах и злоключениях. Такую деятельность русских патриотов можно только похвалить. Но дело вот в чем. При разъяснении и разра- ботке еврейского вопроса патриоты нередко пользуются Свя- щенным Писанием, преимущественно Ветхого Завета. Это еще не беда. Почему же не обратиться и к Священному Писанию, когда оно много поможет нам в уяснении современного жгу- чего еврейского вопроса. Но горе наше в том, что и патриоты, ревнующие о славе Церкви Божией и о благоденствии русского народа, не умеют пользоваться Священным Писанием. Глав- ная ошибка патриотических писателей в этом случае состоит в том, что они пятикнижие Моисеево, а также все прочие книги Ветхого Завета иногда смешивают с талмудом, а современных нам жидов отожествляют с ветхозаветными израильтянами и к последним предъявляют такие же нравственные требования, какие обязательны только для нас, новозаветных последовате- лей пришедшего в мир Христа Спасителя»1.

    В 1930-е годы Марков посетил с лекциями ряд мест, где компактно проживали представители русской белой эмигра- ции. В своих многочисленных выступлениях бывший лидер черносотенцев рассматривал вопросы, затронутые в книге «Войны темных сил». Позже, в 1937 году, русские правые из- дали в Харбине доклад Маркова «История еврейского штурма в России», который в общих чертах повторяет последние главы «Войн темных сил».

    Не будем вдаваться в размышления относительно того, насколько конспирологическая теория Маркова соответствует действительности или же она заключает в себе какие-то невер- ные положения. Не будем также обращать внимание на отдель- ные несуразности и ошибки, допущенные Николаем Евгенье- вичем при написании «Войн темных сил». Предоставим право читателю самому сделать вывод о содержании этой книги и актуальности ее в наше время.

    Обратим лишь его присталь- ное внимание на то, с какой горечью, с какой неподдельной бо- лью отзывался Марков на все, происходившее в мире вообще и в России в частности. По сути дела, целью всей своей жизни он поставил разоблачение сатанинских планов определенных сил, которые покушались и покушаются на христианскую цивилизацию, пытались и пытаются уничтожить ее. Плоды деятельности этих сил мы сегодня наблюдаем, что называет- ся, воочию.

    В Западной Европе уже давно наступил полный кризис христианской цивилизации, жители европейских стран в большинстве своем отступили от веры своих отцов, а многие и вовсе обратились к оккультным, мистическим, откровенно сатанинским течениям. Точно такая же язва вседозволенности,
    ________________________________
    1 Сперовский (Дмитрий), архиепископ. Святою Библиею нужно пользовать- ся благоговейно и осторожно. Предостережение ревнителям Православной веры и русского дела по поводу статьи ген. М. И. Драгомирова об Иосифе Прекрасном. Читано 3 декабря 1906 г. на общем Собрании Одесского Сою- за Русских Людей. Одесса, 1907. С. 5. См. также электронную версию этой работы: http://www.ruskline.ru/analitika/2008/04/19/svyatoyu_biblieyu_nuzhno_ pol_zovat_sya_blagogovejno_i_ostorozhno/.

    прагматизма, секуляризма постепенно накрывает и разлагает и нынешнюю «демократическую» Россию…

    Книга Маркова «Войны темных сил» – это во многом и предостережение грядущим поколениям о том, что может произойти со всеми нами, если мы отойдем от христианских заповедей, от истинной православной веры, если мы будем потворствовать любым антихристианским силам, будь то ма- соны, представители тоталитарных сект и раскольнических группировок, воинствующие атеисты-безбожники и т.д. «Не для отчаяния, не для внедрения духа безнадежности выводят- ся на свет злобные деяния темной силы. А для обнаружения и указания для многих невидимого врага, потому и опасного, что невидимого, до тех пор опасного, пока люди его не заме- чают. В лучах живительного света быстро гибнут тлетворные зародыши тьмы, порока и преступления»1 – такими словами заканчивает Марков вторую книгу своего капитального труда, посвященного мировой закулисе.

    В 2011 году в издательстве «Институт русской цивили- зации» вышел в свет сборник сочинений Маркова «Думские речи. Войны темных сил»2, в который вошли несколько его наиболее ярких речей, произнесенных политиком в разное время с трибуны Государственной думы. В них четко пока- заны его воззрения по аграрному вопросу, по национальной политике, по внешней политике и по отношению к участию России в Первой мировой войне, а также по отношению к либеральному Прогрессивному блоку и к солидаризировав- шимся с ним деятелям.

    Кроме того, в этой же книге представлены некоторые работы Маркова, связанные с политической борьбой в Союзе Русского Народа в 1910–1911 гг. и характеризующие его как активного участника этой борьбы. Также публикуется фраг- мент речи политика на Нижегородском совещании 1915 года, на котором была осуществлена попытка консолидировать
    ________________________________
    1 Марков Н. Е. Войны темных сил. М., 2008. С. 297.
    2 Марков Н. Е. Думские речи. Войны темных сил / Сост., предисл. и ком- мент. Д. И. Стогова. М., 2011.

    правые монархические силы пред лицом военной и револю- ционной опасности. В этой речи Марков призывал правых встать единым фронтом на борьбу с Прогрессивным блоком, с немецким и еврейским засильем.

    Несомненный интерес представляет и работа Маркова «Правда о смуте церковной», написанная уже в эмиграции; ее автор четко отстаивает каноническое Православие, борет- ся с попытками определенных сил (выражаясь современным языком, церковных либералов) расколоть Русскую Зарубеж- ную Церковь.

    И, наконец, под обложкой вышедшей книги в полном объеме представлен труд Маркова «Войны темных сил». Это уже третье полное издание работы, осуществленное в России. В качестве дополнения к этой работе приведены и другие эмигрантские труды Маркова, посвященные проблемам, свя- занным с масонством и еврейством. Это «История еврейского штурма России» и «Лик Израиля».

    Безусловно, возвращение читателю литературных и публицистических произведений Н. Е. Маркова способствует лучшему осмыслению как собы- тий начала ХХ века, так и нынешних, подчас катастрофиче- ских процессов, происходящих в России и мире.

    Глава 3.
    «Богатырь мысли и дела». Владимир Андреевич Грингмут (1851–1907)

    Владимир Андреевич Грингмут – выдающийся русский общественный деятель, публицист, филолог, историк, один из главных вождей русских монархистов – черной сотни. В своей книге «Руководство черносотенца-монархиста» и в ряде дру- гих произведений Грингмут сформулировал главные задачи, стоящие перед русским народом в борьбе за Великую Россию и против ее внутренних и внешних врагов.

    Как и произведения других видных черносотенцев, кни- ги, статьи, воззвания, речи, публицистические произведения В. А. Грингмута совершенно не публиковались после 1917 года, а изданные еще в дореволюционное время его работы изымались из библиотек и сохранились только лишь в фондах крупнейших книгохранилищ страны. В 2008 году была пред- принята первая попытка издания сочинений Владимира Ан- дреевича – вышла книга под названием «Объединяйтесь, люди русские!», составителем, автором предисловия и комментариев в которой является известный историк правоконсервативного движения Анатолий Дмитриевич Степанов1.
    ________________________________
    1 Грингмут В. А. Объединяйтесь, люди русские! / Сост. А. Д. Степанов, отв. ред. О. А. Платонов. М., 2008. Также перечислим наиболее значимые дорево- люционные издания произведений В. А. Грингмута: Золаизм в России. М., 1880; Где наша будущность: в Европе или в Азии? // Русское обозрение. 1891. № 10; Современные вопросы. Т. 1–2. М., 1893–1894; Россия на распутье // Русское обозрение. 1894. № 10; Ближайшая будущность России. М., 1895; М. Н. Катков как государственный деятель // Русский вестник. 1897. № 8; Русские и евреи в нашей революции. М., 1907; История народовластия. Доклад, прочитанный 24 июня 1907 г. в Тверском благородном собрании. М., 1908; Блокнот профес- сора Баррикадова. М., 1908; Собрание статей Владимира Андреевича Гринг- мута. Политические статьи 1896–1907. Вып. 1–4. М., 1908–1910; Руководство черносотенца-монархиста. Изд. 2-е. М., 1911. См. также основные опублико- ванные работы о В. А. Грингмуте: Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. Киев, 1906; Богатырь мысли и дела. Памяти Владимира Андреевича Грингмута. М., 1909; Владимир Андреевич Грингмут. Очерк его жизни и дея- тельности. М., 1913; Загуляева Ю. К кончине Грингмута // Вестник Русского Собрания. 1907. № 24; Кирьянов Ю. Грингмут Владимир Андреевич // Поли- тические партии России. Конец XIX – первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996; Меньшиков М. О. Заслуга Грингмута // Новое время. 1907. № 11336; Памятник В. А. Грингмуту // Исторический вестник. 1910. Т. 120; Правые пар- тии. 1905–1917. Документы и материалы. В 2 тт. / Сост., вст. ст., коммент. Ю. И. Кирьянова. Т. 1. М., 1998; Садовский Е. Памяти Грингмута // Вестник Русского Собрания. 1907. № 26; Степанов А. Грингмут Владимир Андреевич // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм / Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Степанов А. Д. «Богатырь мысли и дела». Владимир Андреевич Грингмут (1851–1907) // Воинство свято- го Георгия: Жизнеописания русских монархистов начала XX века. / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006.

    Владимир Андреевич Грингмут родился в Москве 3 марта 1851 года. Нередко в научных работах, печатной пу- блицистике и в сети Интернет можно встретить бездоказа- тельное утверждение о якобы еврейских корнях В. А. Гринг- мута1. Эти утверждения не соответствуют действительности, никаких документов, способных доказать его еврейское про- исхождение, не имеется.

    Предки Грингмута принадлежали к старинному сла- вянскому роду из Прусской Силезии. Так, его дед был бур- гомистром города Лигнице, отец – Вилибальд-Генрих, окон- чив курс университета со степенью доктора философии, занимал кафедру классической филологии в Бреславльском университете. Его пригласил в Москву в качестве воспита- теля своих детей попечитель Московского учебного округа граф Сергей Григорьевич Строганов. После того как граф в
    ________________________________
    1 Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991. С. 237; Кожинов В. В. Черносотенцы и революция (загадочные страницы истории). М., 1998. С. 122.

    1847 году выехал из Москвы, отец В. А. Грингмута остался в Москве и преподавал языки в одном из пансионатов. По- степенно он обрусел, стал зваться Андреем Ивановичем, но русского подданства не принял и свою лютеранскую веру не оставил. Мать Владимира Андреевича – Берта Петровна фон-Соколовская – была дочерью директора известной Про- хоровской Трехгорной мануфактуры. У Владимира Андрее- вича также имелся еще и младший брат Дмитрий Андреевич, который родился в 1852 году1. Грингмут с раннего детства получал систематическое об- разование. Он обучался русскому, немецкому и французскому языкам, а также осваивал древнегреческий язык и латынь. Кро- ме того, Владимир также изучал и английский язык. Избрав для сына домашнее образование, родители Володи особо при- стальное внимание уделяли его эстетическому воспитанию. В 1866 году Грингмут поступил вольным слушателем в Московский университет по классическому отделению (по- скольку Грингмут не окончил гимназии как таковой, то он не мог стать полноправным студентом). Здесь, в университете, он знакомится с профессором римской литературы Павлом Михайловичем Леонтьевым, который оказал на юного Гринг- мута сильное влияние.

    По достижении шестнадцатилетнего возраста Грингмут должен был пройти обряд конфирмации, как это и предусма- тривалось в лютеранстве. В связи с этим Владимир Андреевич написал сочинение на тему «Семь последних слов Спасителя», которое он и должен был защищать. Московский пастор Нэф был в восторге от текста, он утверждал, что за 40 лет своей деятельности ему не приходилось так радоваться, как после прочтения блестящего сочинения Владимира Грингмута2.

    Лю- теранский пастор настойчиво советовал отцу Владимира Ан- дреевича отправить своего сына для обучения на богословский
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. «Богатырь мысли и дела». Владимир Андреевич Грингмут (1851–1907) // Воинство святого Георгия… С. 143.
    2 Владимир Андреевич Грингмут. Очерк его жизни и деятельности. М., 1913. С. 12.

    факультет в Германию. Однако этого так и не произошло, судь- ба Владимира Андреевича сложилась совершенно по-иному, он стал православным христианином. Поворотным годом для юного Грингмута стал 1870-й, когда скончался его отец, не оставивший сыновьям ни пенсии, ни капитала. Благодаря содействию П. М. Леонтьева, осенью 1870 года Грингмут был принят младшим тутором (настав- ником) в Лицей Цесаревича Николая1. Позже, через четыре года, Грингмут выдержал экзамен в испытательном комитете Московского учебного округа и тогда же получил диплом на звание учителя по классическим языкам. В 1874 году началась преподавательская деятельность Владимира Андреевича. 2 июля 1875 года Грингмут обвенчался в Москве, в церк- ви Св. Георгия Победоносца на Всполье, с дворянкой Рязанской губернии Любовью Дмитриевной Змиевой. Вскоре после этого важного события в жизни Грингмута он принял русское под- данство, а впоследствии даже получил потомственное дворян- ство.

    Супруга Грингмута была искренно верующей православ- ной христианкой. Благодаря ее влиянию на мужа Владимир Андреевич и сам вскоре порвал с протестантизмом и принял святую православную веру. Принятие Грингмутом Правосла- вия произошло в 1878 году, и, как свидетельствовали современ- ники, это было настоящее чудо. Впоследствии это важнейшее событие в жизни молодого В. А. Грингмута описал (со слов самого Владимира Андреевича) его духовник – известный мо- сковский священник – протоиерей Иоанн Соловьев.

    «В половине 1878 года молодые супруги были в городе (т.е. в городских торговых рядах) за разными покупками и на возвратном пути, по желанию Любови Дмитриевны, зашли в
    ________________________________
    1 Императорский Лицей в память Цесаревича Николая, или Катковский, был открыт в январе 1868 года по инициативе и на личные средства извест- ных деятелей русского консерватизма – М. Н. Каткова и П. М. Леонтьева, а также на пожертвования меценатов – «железнодорожных королей» С. По--- лякова и П. Дервиза. Лицей был назван в память скончавшегося в 1865 году старшего сына Императора Александра II Цесаревича Николая Алексан- дровича и замышлялся как образцовое учебное заведение со строго клас- сической программой.

    часовню Иверской иконы Божией Матери. Любовь Дмитри- евна горячо молилась во время совершения молебна. “Как стрелой кольнуло совесть мою помимо воли моей возникшее и всколыхнувшее все мысли и чувства мои сознание того, что я протестант и, как протестант, даже, так сказать, права не имею молиться так, как молится она; я, всем сердцем переживавший все страхи, опасения и упования жены, под давлением этого сознания по окончании молебна вышел из часовни и был весь этот день сам, что называется, не свой”», – передавал слова са- мого В. А. Григмута отец Иоанн Соловьев.

    И далее священник продолжал: «Виденное им в эту ночь сновидение еще более усилило возбужденное в нем тем созна- нием настроение неудовлетворенности, недоумения, нереши- мости и т.п. В этом настроении он явился на уроки в Лицей, и первый, кого он встретил здесь, был тогдашний старший над- зиратель Иван Александрович Милованов. Поздоровавшись с Владимиром Андреевичем и, ничего не зная о рассказанном выше, он сказал: “Странный сон видел я сегодня, будто вы ре- шились принять Православие и просить меня быть крестным отцом вашим и вообще руководителем или лучше распоряди- телем в этом деле”».

    Отец Иоанн Соловьев далее продолжает цитировать са- мого В. А. Грингмута: «Как громом поразили меня, – переда- вал Владимир Андреевич, – слова эти, потому что точно такой же именно сон видел и я, засыпавший с мыслию о принятии Православия и недоумениями о том, как же устроить это дело...

    Приняв все это – и случай в часовне, и совпадение сновиде- ний – за указание Свыше, я тут же, без всяких колебаний, ре- шил волновавший меня вопрос, и, спустя две или три недели, я присоединен был к Православной Церкви чрез таинство миро- помазания в день своих именин, 15 июля 1878 года, в Георгиев- ском на Всполье храме...»1.

    Думается, не надо объяснять, что принятие Православия самым коренным образом изменило всю жизнь Грингмута и он вскоре становится ревностным православным христиани-
    ________________________________
    1 Владимир Андреевич Грингмут. Очерк... С. 25–26.

    ном, и не просто православным христианином, но и в полном смысле русским – может быть, даже более русским, чем иной из русских по крови. Вот что писал об этом протоиерей Иоанн Восторгов, ныне прославленный в сонме святых новомучеников Русской Православной Церковью, в своем «Слове в годовщину смерти В. А. Грингмута»: «Он уверовал в Православную Церковь, и вместе с тем он уверовал и в Россию, в русский народ, в его мировое призвание, в его вселенское значение, ибо призвание, значение и смысл бытия русского народа, его особливой рус- ской и своеобразной государственности, его положение среди других народов мира – все это определяется именно его право- славием. Он полюбил Россию и русский народ, его историю, его быт, его душу, его государственный строй, его будущее, – и России в порыве целожизненного самоотвержения и самоот- речения он отдал весь труд своей жизни»1.

    1 января 1894 года В. А. Грингмут был назначен на новую должность. Он стал директором Лицея Цесаревича Николая. Именно на этой должности раскрылся в полной мере талант Грингмута как руководителя, организатора и педагога. В част- ности, усилиями нового директора построение преподавания в Лицее не просто было поставлено в согласии с Церковью, но и непосредственно в Церкви. Так, новый директор Лицея ввел обычай – в начале каждого учебного года и перед экзамена- ми приносить в учебное заведение чудотворные иконы Спа- сителя, Божией Матери и св. великомученика Пантелеимона. В специально отведенные дни все ученики Лицея были обяза- ны собираться в храме Лицея для совместного богослужения. Мало того, по личной просьбе самого Грингмута 22 февраля 1895 года в Лицей впервые прибыл протоиерей Иоанн Крон- штадтский, который впоследствии и вплоть до 1905 года еже- годно служил в лицейском храме.

    Что же касается публицистической деятельности Вла- димира Андреевича, то он начинает ее еще с 1871 года, то
    ________________________________
    1 Богатырь мысли и дела. Памяти Владимира Андреевича Грингмута. М., 1909. С. 214.

    есть будучи всего лишь двадцати лет от роду. Впоследствии Грингмут сотрудничал в газете Михаила Никифоровича Кат- кова «Московские ведомости», а также в журнале «Русский вестник», издававшемся также Катковым. Кроме того, Гринг- мут много печатается в «газете-журнале» известного деятеля русского консерватизма конца XIX – начала ХХ веков князя В. П. Мещерского «Гражданин», в «Современных известиях» Н. П. Гилярова-Платонова и других правоконсервативных ор- ганах периодической печати1. После того как в 1887 году скончался бессменный глав- ный редактор «Московских ведомостей» М. Н. Катков, кото- рый всегда оставался для Грингмута примером журналиста и гражданина, решением Особого совещания при Министер- стве внутренних дел Российской империи газета была пере- дана его заместителю С. А. Петровскому. Тогда же Грингмут стал членом редакции, а фактически и первым помощником нового главного редактора. В это же время статьи Грингмута стали выходить еще чаще, публикуются и его передовицы, посвященные пробле- мам образования, внутренней политики и другим вопросам, а также заметки о современной школе и по вопросам искус- ства. В 1890 году в Москве вышел в свет первый номер жур- нала «Русское обозрение», который изначально замышлялся его создателями как орган православно-монархической мыс- ли. Новое издание было призвано объединить усилия видных русских национальных мыслителей. Среди сотрудников из- дания оказался буквально с момента создания нового журна- ла и Грингмут, которому были поручены отделы «Текущие вопросы международной политики» и «Летопись современ- ной беллетристики». Мало того, в 1894–1896 годах Грингмут стал вести также и один из главных отделов издания «Совре- менные вопросы»2.
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. «Богатырь мысли и дела»… // Воинство святого Георгия… С. 146–147. Нередко В. А. Грингмут печатался под псевдонимом Р. К. См. напр.: Р. К. К. Н. Леонтьев как беллетрист // Гражданин. 1887. 5 февраля. № 11.
    2 Там же. С. 147.

    В 1896 году, после того как С. А. Петровский оставил пост редактора «Московских ведомостей», Особое совещание утвердило решение передать эту газету Грингмуту. Следует отметить, что Государь Император Николай II на представ- лении Особого совещания от 17 апреля 1896 года начертал: «Очень рад этому выбору»1. Слова Императора лишний раз свидетельствуют о том высоком и непререкаемом авторите- те, которым к тому времени обладал Владимир Андреевич не только в среде консервативных публицистов – он также поль- зовался неизменным благорасположением верховной власти.

    Началась новая страница в биографии Грингмута. Он выходит в отставку с поста директора Лицея Цесаревича Ни- колая и одновременно приступает к исполнению своих новых обязанностей. 9 декабря 1896 года в Иверской часовне перед чудотворной Иверской иконой Божией Матери состоялся молебен, затем прошла панихида на могиле М. Н. Каткова в Алексеевском монастыре. После молебна и панихиды Гринг- мут прибыл в редакцию «Московских ведомостей». Фактиче- ски для старейшей московской газеты, являвшейся на тот мо- мент рупором правоконсервативных сил, начинается новый период истории, так называемое «десятилетие Грингмута».

    Этот период считается временем подлинного расцвета правой консервативной мысли и русской национальной журналисти- ки, поскольку «Московские ведомости» на тот момент стояли в авангарде православно-монархической мысли. Практически ежедневно Грингмут готовил в «Московских ведомостях» передовые статьи, а также вел, продолжая традицию «Рус- ского обозрения», еженедельную рубрику «Вопросы русской жизни». Кроме того, Грингмут публиковал в «Московских ведомостях» статьи по вопросам театра и искусства, писал статьи и заметки для рубрики «Памяти почивших». В это же время продолжается активное сотрудничество Владимира Андреевича с такими влиятельными правоконсервативными изданиями, как «Русский вестник», «Календарь Лицея Цеса-
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Д. «Богатырь мысли и дела»… // Воинство святого

    ревича Николая» и другие. По свидетельству современников, Грингмут практически никогда не оставался без дела: его по- стоянно видели за письменным столом. Также Грингмут проявил себя и как талантливый бел- летрист. В частности, он написал комедию и несколько рас- сказов. Кроме того, Владимир Андреевич был причастен и к научному сообществу, состоял членом-корреспондентом Московского археологического общества. Также нам извест- но и о том, что Грингмут активно участвовал в церковной жизни. Так, в период с 1897 года он исполнял обязанности ктитора при храме св. прп. Сергия Радонежского на Большой Дмитровке в Москве. Именно благодаря усилиям Владимира Андреевича храм, который до этого пребывал в достаточно плачевном состоянии, расцвел. Кроме того, Грингмут был постоянным жертвователем на нужды Японской миссии, а также состоял в переписке со святителем Николаем (Касат- киным), архиепископом Японским.

    Следует также отметить, что Грингмут начал занимать- ся активной политической деятельностью еще в конце XIX века, являясь одновременно одним из ведущих сотрудников «Московских ведомостей», «Русского вестника» и «Русского обозрения». Именно эти издания были на тот момент одни- ми из важнейших выразителей православно-монархической мысли. Впоследствии, в самом начале ХХ века, когда стал формироваться костяк будущего черносотенного движения, именно Владимир Андреевич стал одним из его активней- ших участников. Когда в конце 1900 года возникла самая первая черносотенная организация – Русское собрание, то Грингмут вступил в ее ряды, принимал деятельное участие в разработке программы этой организации, вел активную переписку с поэтом В. Л. Величко, одним из основателей Русского собрания.

    С 1905 года Грингмут начал заниматься политической деятельностью в полной мере. Именно в те катастрофические для России и русского народа революционные дни, 18 февра- ля 1905 года, Государь Император Николай II подписал Ма- нифест, в котором призывал всех верноподданных на борьбу с революцией. На следующий же день, 19 февраля, был опу- бликован рескрипт Государя на имя министра внутренних дел А. Г. Булыгина, в котором говорилось о Высочайшем намере- нии привлекать облеченных доверием народа людей к уча- стию в предварительной разработке и обсуждении законов. По словам А. Д. Степанова, именно «эти два документа и под- вигли Грингмута к активной политической деятельности»1.

    Тогда же, в 1905 году, Владимир Андреевич начал ак- тивно заниматься созданием новой организации, которая, по мысли редактора «Московских ведомостей», должна была сплотить русских монархистов пред лицом революции. «Мо- сковские ведомости» тогда же публикуют несколько статей Грингмута о теоретических и практических вопросах органи- зации партии, а 24 апреля 1905 года вокруг редакции газеты был создан первый монархический кружок. Вскоре, так как в кружок приходили новые члены, при редакции было учреж- дено Центральное бюро. К осени того же года отделы новой зарождающейся организации существовали уже в шестидеся- ти городах Империи. В начале сентября состоялось два собра- ния московских монархистов, в ходе которых был определен избирательный комитет и разработаны воззвания к выборам в Государственную думу. Наконец, 6 октября 1905 года про- шло собрание, на котором была утверждена Программа пар- тии и план предвыборной кампании.

    Казалось бы, появились условия, необходимые для успешного развития монархического движения. Однако 17 октября 1905 года был опубликован Царский Манифест, ин- спирированный всесильным в то время графом С. Ю. Витте. Этот Манифест, вводивший демократические свободы и соз- дававший Государственную думу, на деле только усугубил беспорядки и подтолкнул развитие революции. По всей стра- не прокатилась целая волна революционных погромов. Дерз- кие революционеры покушались на национальные святыни Русского народа – рвали портреты Государя Императора, глумились над святыми иконами, призывали к продолжению революционного бесчинства.

    Понятно, что в этой трагической ситуации русские мо- нархисты, в том числе и один из главных их идеологов – В. А. Грингмут – не оставались в стороне от творившегося в стране. Уже на следующий день после объявления Манифеста на квартире Владимира Андреевича прошло частное собрание монархистов. Это совещание проходило под улюлюканье и галдеж собравшейся под окнами квартиры Грингмута револю- ционной черни. Тогда же, на этом собрании, вождь русских мо- нархистов отметил: «У нас Царя украли, у нас украли Россию! Идите, ищите, бегите, чтобы найти снова Царя, чтобы вернуть Его, чтобы спасти Россию»1.

    А тем временем ситуация в стране продолжала оста- ваться крайне напряженной, революционные волнения еще более усиливались. Сам Владимир Андреевич, по собствен- ному признанию, в эти тяжелые дни испытывал «душевное оцепенение» и «горькое раздумье»2. Всевозможные револю- ционные элементы, как говорится, не дремали. Грингмут, как и другие лидеры монархических организаций, жил под посто- янной угрозой разгрома редакции «Московских ведомостей» и покушения на свою жизнь. В марте 1906 года произошла по- пытка покушения, когда в редакцию газеты зашла террорист- ка с бомбой. К счастью, преступные планы революционерки не были реализованы.

    Тем временем, несмотря на всевозможные трудности и препоны, Грингмут продолжал осуществлять активную дея- тельность. О том, с какой преданностью и упорством рабо- тал Владимир Андреевич, позже писал епископ Никон (Рож- дественский): «Вспоминаю тяжелые и позорные для Москвы дни октябрьских забастовок и декабрьского восстания... Нас, Русских людей, носителей родных заветов Святой Руси, по- носили, оплевывали, а в революционных подпольных лист-
    ________________________________
    1 Владимир Андреевич Грингмут. Очерк... С. 77.
    2 Там же. С. 83.

    ках приговаривали и к смерти. Оставалось одно утешение: Богу молиться да взаимно ободрять, нравственно поддер- живать друг друга. И вот с тоскующей душой, бывало, под- ходишь к телефону, звонишь и спрашиваешь: живы ли вы, Владимир Андреевич? Все ли благополучно? И слышишь в ответ: “За все Слава Богу: сегодня сподобил Бог Святых Тайн приобщиться, и чувствую себя спокойно”... Вот в чем искал он себе подкрепления – в общении с Господом! В Вере Православной он видел единственный якорь спасения и для родной земли. И стоял крепко за Православие, мужественно отражая все издевательства иудействующей печати, всегда готовый умереть за святые идеалы родной Церкви Право- славной и родной Русской земли»1.

    До глубины души возмущенный творившейся в стране революционной вакханалией, Грингмут с удвоенной энерги- ей принялся за дело борьбы с крамолой. Благодаря его ста- раниям уже в ноябре 1905 года разрозненные до той поры московские черносотенные организации, такие как Монар- хическая партия, Союз Русских Людей, Кружок москвичей, Общество хоругвеносцев, Добровольная народная охрана, московский Союз Русского Народа, Общество русских па- триотов, Сусанинский кружок, Союз законности и порядка, Кружок русских студентов и другие, объединились во Все- народный Русский Союз. По словам А. Д. Степанова, «это была уже реальная сила, вставшая на пути смуты»2. Одним из главных вождей новой организации стал Владимир Ан- дреевич Грингмут. Его авторитет к концу 1905 года был уже настолько высок, что Владимиру Андреевичу предоставили право обратиться с речью к Государю Императору 1 декабря того же года во время Высочайшего приема в Царском Селе семи депутаций от правых организаций.

    И впоследствии, в 1906–1907 годах, учитывая опыт грозного 1905 года, Владимир Андреевич продолжает вести
    ________________________________
    1 Богатырь мысли и дела... С. 91.

    активную организаторскую деятельность. Одной из важней- ших задач того периода явилось создание новых местных от- делов Монархической партии и развитие ранее существовав- ших. Для реализации этих целей Грингмут осуществил ряд поездок по губернским и уездным городам, в ходе которых выступал перед своими единомышленниками. В частности, лидер монархистов посетил Нижний Новгород, Калугу, Ко- ломну, Иваново-Вознесенск, Смоленск, Зарайск и другие го- рода, три раза посетил Тверь и Рязань. Многочисленные по- ездки по городам России сильно подрывали и без того весьма слабое здоровье Грингмута.

    Важную роль сыграл Грингмут и в осуществлении за- дач, связанных с бóльшим сплочением единомышленников. В частности, именно по его инициативе в 1906 году были установлены памятные дни монархистов, а также разработа- на символика монархического движения. 26 февраля 1906 г. Монархическая партия избрала своим постоянным девизом слова Императора, которые он произнес в адрес Иваново- Вознесенской депутации 18 февраля того же года: «Само- державие Мое останется таким, каким оно было встарь».

    Вскоре был изготовлен нагрудный знак монархиста, на коем был выгравирован этот девиз. В ознаменование Указа Госу- даря Императора о роспуске Первой Государственной думы, фактически проявившей свою революционную сущность, который был подписан в праздник Казанской иконы Божией Матери (8 июля по ст. ст.), монархисты решили поднести к об- разу Пресвятой Богородицы в московском Казанском соборе лампаду с надписью: «Русские монархисты в призывание мо- литвенной помощи от Царицы Небесной Царю Самодержцу Всероссийскому в память дня 8 июля 1906 г.»1.

    Важное значение имела и организаторская деятель- ность Грингмута, который смог объединить ранее разроз- ненные монархические организации, партии, кружки. Так, уже в феврале 1907 года ему удалось достичь соглашения об объединении двух крупнейших московских монархических организаций – Русской Монархической партии и Союза Рус- ского Народа. Окончательное их слияние в единый Русский Монархический Союз было запланировано осуществить к 1 января 1908 года.

    Следует также отметить, что Грингмут в среде монар- хистов считался одним из авторитетнейших вождей черно- сотенного движения, который много сделал для объединения усилий различных правомонархических партий и организа- ций Российской империи по борьбе с революционной кра- молой. Именно он являлся также и активным участником Всероссийских Съездов Русских Людей, выступал на этих съездах, разрабатывал проекты их решений.

    Кроме того, Грингмут внес немалый вклад в постановку и рассмотрение теоретических проблем, связанных с идеоло- гией монархического движения. В этих целях, а также для пропаганды идей монархизма в августе 1906 года в Москве открылся политический клуб монархистов – Русское Мо- нархическое Собрание, в работе которого принимал самое активное участие и Владимир Андреевич, нередко выступая там с докладами.

    Публицистической вершиной творчества Грингмута принято считать написанную осенью 1906 года небольшую по объему работу «Руководство черносотенца-монархиста». В систематизированной и доступной для простого челове- ка форме Владимир Андреевич давал ответы на важнейшие социально-политические вопросы современности. В статье определялись цели черносотенного движения.

    По мысли Грингмута, черносотенцы стремятся «к тому, чтобы вос- создалась могущественная, единая, неделимая Россия и вос- становилась грозная сухопутная и морская ее сила; к тому, чтобы Россия управлялась Неограниченным Самодержав- ным Государем и чтобы Государя от народа не отделяли ни чиновники, ни думцы; чтобы внутренний порядок и всесто- роннее, свободное развитие государственных и народных сил строго ограждались твердыми законами на полное благопо- лучие России и в согласии с ее вековечными историческими основами»1. Именно эта статья Грингмута была впоследствии названа его единомышленниками «политическим катехизи- сом черносотенства»2.

    Вместе с тем, всеми возможными усилиями Владимир Андреевич стремился воспрепятствовать тенденции пре- вращения правомонархических организаций в типичные по- литические «парламентские» партии западного типа, глав- ная цель которых – участие в выборах в Государственную думу. По мнению Грингмута, у черносотенного движения существуют более высокие и вечные цели, а именно нацио- нальное и религиозно-нравственное возрождение русского народа, дабы никакой враг не смог одолеть Россию и рус- ский народ. Важно также отметить и интерес Грингмута к педаго- гике. Он серьезно был обеспокоен разрушительными тенден- циями, которые наблюдались уже в то время в системе об- разования, и явственно осознавал, что разложение русской школы неизбежно приведет к деградации народа. Поэтому все усилия Грингмут направил на создание образцовой рус- ской национальной школы.

    В частности, именно он вынашивал грандиозный за- мысел покрыть Россию сетью Кирилло-Мефодиевских школ (низших, средних и высших), которые в научном отношении не уступали бы европейским, но, с другой стороны, стали бы образцами религиозно-нравственного, русского нацио- нального просвещения.

    В декабре 1906 года по инициативе Грингмута создаются особые школьные комиссии при отде- лах Союза Русского Народа, а с 1 сентября 1907 года планиро- валось открыть в Москве 1-й класс Кирилло-Мефодиевской гимназии. Однако, к сожалению, Грингмуту не удалось при жизни реализовать свой план, а после его смерти об этой за-
    ________________________________
    1 Собрание статей Владимира Андреевича Грингмута. Вып. 4. М., 1910. С. 141.

    мечательной идее попросту забыли1. Тем не менее Русскому собранию в Петербурге и в Иркутске, а также Одесскому Союзу Русских Людей удалось открыть гимназии. В Москве были созданы две двухклассные церковно-приходские шко- лы, одна из которых, открытая Русским Монархическим Со- бранием, получила имя В. А. Грингмута.

    Неустанная деятельность на различных поприщах по- дорвала и без того весьма слабое здоровье лидера русских монархистов. Тем не менее, несмотря на болезнь, он не пре- кращал активно работать. 20 сентября 1907 года, несмотря на запрет врача, совершенно больной, Владимир Андреевич направился в Рязань на встречу со своими единомышленни- ками. Вернувшись, он слег с воспалением легких и уже не вставал с постели. 28 сентября Грингмут скончался. Приме- чательно, что хоронили лидера русских монархистов в день Покрова Пресвятой Богородицы, который годом ранее был объявлен праздником всех русских монархических органи- заций. Таким образом, даже смерть Владимира Андреевича послужила еще одним поводом к укреплению единства пра- вых организаций.

    Отпевали новопреставленного раба Божия Владими- ра митрополит Московский и Коломенский Владимир (Бо- гоявленский) соборне с тремя епископами, четырьмя архи- мандритами, протопресвитером Успенского собора Кремля, тридцатью тремя протоиереями и священниками. Грингмут был похоронен на кладбище московского Скорбященско- го монастыря.

    Хотелось бы процитировать слова В. А. Грингмута, ко- торые были написаны им еще в 1884 году на страницах днев- ника, подаренного дочери: «Жизнь человеческая есть великий дар Божий, и мы должны дорожить каждым днем, принимать его с благодарностью и по возможности дольше сохранять
    ________________________________
    1 Тем не менее отметим, что вскоре после кончины В. А. Грингмута была от- крыта школа его имени при Русском Монархическом Собрании; кроме того, были выделены средства на приобретение для нее книг, фисгармонии и физического кабинета. – Кирьянов Ю. И. Русское собрание 1900–1917. М., 2003. С. 178.

    его в памяти, так как каждый день, не только счастливый, но и горестный, содержит в себе бесчисленные свидетельства премудрости и всеблагости Господа и дает нам тысячи дра- гоценных указаний и наставлений не на один год, а на всю нашу жизнь»1. Руководствуясь этим жизненным правилом, он прожил и свою жизнь.

    Выступая с речью на погребении Грингмута, его бли- жайший сподвижник по Монархической партии священно- мученик протоиерей Иоанн Восторгов, в частности, отметил: «Наделенный от Бога не одним, а всеми пятью талантами, он в избранном тернистом пути жизни, в служении Русско- му народу, его вере, историческим заветам и устоям его го- сударственности работал на все таланты, ему данные, и ни одного из них не закопал в землю... И блажен ты, раб благий и верный, со тщанием и страхом Божиим трудившийся. Ты внидешь в радость Господа своего»2.

    Практически все русские патриоты тем или иным об- разом выразили скорбь в связи с кончиной Грингмута. В частности, один из идеологов позднего славянофильства А. А. Киреев записал в своем дневнике 27 сентября 1907 г.: «После кратковременной болезни скончался Грингмут. Это значительный удар монархической партии. Я очень не сочув- ствовал ему в начале его деятельности (публицистической). Он заискивал у начальства, забегал ко всем власть имеющим и т.д. что ни делал Государь – “новая (или великая) милость обожаемого монарха”. Но со времени начала наших смут, с 17 окт<ября>, Грингмут совершенно преобразился. Смело, чест- но, умно, бесстрашно повел он дела. Он оказался великим организатором и агитатором (в хорошем смысле). Не будь его, консервативная партия никогда не могла бы стать такой грозной силой. Да, потеря чувствительная, незаменимая. Ко- нечно, Гринг<мут> – не Катков и не Аксаков, но повторяю, в данную минуту это великая сила, нами потерянная»3.
    ________________________________
    1 Владимир Андреевич Грингмут. Очерк... С. 52.
    2 Богатырь мысли и дела... С. 65–66.
    3 Киреев А. А. Дневник 1905–1910 гг. … С. 222–223.

    25 апреля 1910 года состоялось освящение креста- памятника на могиле В. А. Грингмута в Скорбященском мо- настыре. Памятник-крест был выполнен по рисунку выдаю- щегося русского художника Виктора Михайловича Васнецова (памятник и сама могила в годы большевистского лихолетья были утрачены). На памятнике были высечены предсмертные слова Владимира Андреевича, его завещание русскому наро- ду: «Православные русские люди, собирайтесь, объединяй- тесь, молитесь»1.
    ________________________________
    1 Степанов А. <Д.> Предисловие // Грингмут В. А. Объединяйтесь, люди русские! … С. 17.

    Глава 4.
    «Борец русской самобытности». Василий Львович Величко (1860–1903)

    Василий Львович Величко – выдающийся поэт и обще- ственный деятель, один из основателей старейшей правомо- нархической организации – Русское собрание. Богатое лите- ратурное и публицистическое наследие Величко, как и других русских монархистов, в период после 1917 года совершенно не публиковалось, и лишь усилиями историка А. Д. Степанова в 2009 году в издательстве «Институт русской цивилизации» вышел сборник его сочинений «Русские речи»1.
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Русские речи / Сост., предисл. и коммент. А. Д. Степанов, отв. ред. О. А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2010. Пере- числим также некоторые дореволюционные публикации В. Л. Величко: Восточные мотивы. Стихотворения. СПб., 1890; Второй сборник стихотво- рений. СПб., 1894; Владимир Соловьев. Жизнь и творения. СПб., 1902; Ара- бески. Новые стихотворения. С портретом автора. СПб., 1903; Меншиков. Историческая драма в 5 действиях, в стихах. СПб., 1903; Полное собрание публицистических сочинений. В 2 тт. Т. 1; Кавказ: Русское дело и между- племенные вопросы. СПб., 1904; Т. 2: Русские речи. СПб., 1905 и др. Также приведем наиболее значимые публикации разного времени о В. Л. Величко: Апраксин П. Н., Бурнашев С. Н. Последние дни Величко. М., 1904; Бородкин М. М. Памяти Василия Львовича Величко (О его поэзии). Доклад в Русском собрании и Харьковском отделе // Русский вестник. Кн. 2. 1904. Венгеров С. А. Очерки по истории русской литературы. Изд. 2-е. СПб., 1907; Вожин П. Как умер Величко // Русский вестник. Кн. 2. 1904; Туманов Г. М. В. Л. Велич- ко // Характеристики и воспоминания. Заметки кавказского хроникера. Т. 2. Тифлис, 1905; Восторгов И. И., протоиерей. Борец за русское дело на Кавказе // Протоиерей Иоанн Восторгов. Полное собрание сочинений. В 5 т. Т. 2. СПб., 1995; Вязигин А. С. В. Л. Величко // В тумане смутных дней. Харь- ков, 1908; Де-ла-Барт Ф. Литературный кружок 90-х // Известия общества славянской культуры. Т. 2. Кн. 1. 1912; [Любомудров А. А.] Памяти патриота (По случаю кончины В. Л. Величко). Тула, 1904; Нилус С. А. Близ есть при дверех. М.–СПб., 1999; Петров К. В. В. Л. Величко // Исторический вестник. Кн. 2. 1904; Степанов А. Величко Василий Львович // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Степанов А. Д. Певец Русской идеи. Василий Львович Величко (1860–1903) // Воинство святого Георгия: Жизнеописания русских монархистов начала XX века / Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006.

    Василий Львович Величко родился 2 июля 1860 года в городке Прилуки Полтавской губернии в дворянской семье. Род Величко происходил от известного запорожского казака- летописца, автора «Летописи событий в Юго-Западной Рос- сии в XVII веке» Самуила Величко. Детство Василия Львови- ча проходило в родовом хуторе Вернигоровщине. Ближайшие предки Величко были хорошо знакомы со многими выдающи- мися деятелями российской культуры, в том числе с Н. В. Го- голем, М. И. Глинкой, Н. И. Костомаровым, которые часто гостили в доме Величко в Вернигоровщине.

    С 1870 года Василий начал обучение в известном киев- ском пансионе Даниэля, а позже поступил в элитное Импе- раторское училище правоведения, являвшееся в те времена своего рода «кузницей чиновничьих кадров» Российской им- перии, закончив его в 1883 году.

    Еще будучи студентом, Величко начал писать стихи. В 1880 году было опубликовано его первое стихотворение в «Живописном обозрении». Позже его стихи печатали из- вестные периодические издания, такие как «Свет», «Русская мысль», «Новое время», «Вестник Европы», «Русский вест- ник», «Северный вестник», «Нива», «Неделя» и другие. В 1890 году был опубликован первый сборник стихотворений Ве- личко, а в 1894 году вышел в свет второй сборник его стихов. Кроме того, Василий Львович являлся автором нескольких драматических произведений. Одно из них, комедия «Первая муха», было даже удостоено Грибоедовской премии.

    Величко, кроме того, был одним из активных участников литературного кружка, существовавшего в конце 1880-х – на- чале 1890-х годов в Петербурге. Его участники собирались у родственницы Величко – Марии Муретовой. Кружок посещали многие деятели русской культуры. Среди них такие известные фигуры, как друг Величко известный философ В. С. Соловьев, писатели Н. С. Лесков и Д. Л. Мордовцев, живописцы И. Е. Ре- пин и Н. Н. Каразин, профессора университета А. Веселовский и А. М. Ладыженский. В своих стихотворениях Величко воспевал красоту природы «родной Украйны», и во многом его творчество перекликалось с творчеством выдающихся предшественни- ков – Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, А. К. Толстого. В этом плане Величко явился, как отмечает А. Д. Степанов, «продолжате- лем традиций русской философской лирики»1. Поэт не только воспевал природу, но и живо интересовался жизнью народа, изучал историю края. Присутствуют в стихотворной лирике Величко и ярко выраженные религиозные мотивы. Главная же особенность поэзии Василия Львовича заклю- чается в ее историософичности. Не случайно А. Д. Степанов на- зывает Величко «певцом Русской идеи»2, который продолжал в этом плане традиции русских мыслителей-консерваторов – И. В. Киреевского, А. С. Хомякова, Ф. М. Достоевского, В. С. Со- ловьева и К. Н. Леонтьева. Процитируем прекрасное стихотворе- ние Василия Львовича «Русская идея», которое демонстрирует, как глубоко понимал поэт призвание России и предназначение русского народа, отмечая антиномичность Русской идеи: Не всем постичь ее дано!

    В ней мир и меч, покорность и свобода! Она в душе могучего народа Небесной истины зерно!3
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 6.
    2 Там же. С. 9.
    3 Величко В. Л. Русская идея (Стихи В. Л. Величко из сборника «Арабески», 1903) // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 358 (Приложение).

    Глубоко и точно Величко понимал и сущность самодер- жавной власти: В непререкаемом сознаньи Безбрежных прав, владеемых царем, Царь падал ниц пред Божьим алтарем, В мольбе, в надежде, в покаяньи!1 Величая Россию «дочь Мессии», поэт всячески подчер- кивал, что русский народ избран Господом Богом, но не для господства над другими народами, а для служения. И знали все, и знают ныне: В веках скорбей, страданий, славных дел Свершается таинственный удел − Служенье крестное святыне!2 В своих стихотворениях Величко постоянно подчерки- вал, что Русская идея существовать без Православия не может, что Русская идея и Православие составляют единое и нераз- рывное целое. Неоднократно поэт отмечал, что русские люди именно через святую православную веру становятся единым сплоченным народом:
    ________________________________
    1 Там же. Как близок смертным вечный Бог, Как веет дух Его во храме! <…> И с каждым словом ектеньи, Как будто жгучие струи, Сердца сливают воедино! Нет ни слуги, ни господина, Никто не знатен, не убог: У всех Единый, Кроткий Бог…3 2 Там же. С. 359.
    3 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 11.

    Как подчеркивает А. Д. Степанов, исследовавший литера- турное творчество Величко, «существо Русской идеи, согласно Василию Львовичу, составляет бессмертная уваровская триа- да: “Православие, Самодержавие, Народность”»1.

    Уже к середине 1890-х годов Величко, казалось, достиг всего: у него был значительный круг поклонников и почита- телей, его произведения были весьма популярны в литера- турных и окололитературных кругах. Он имел хотя и не шум- ный, но устойчивый успех у публики. Произведения Величко публиковались на страницах многих литературных и худо- жественных журналов. Однако в 1896 году Василий Львович вдруг неожиданно порвал со своим прежним богемным об- разом жизни и уехал в Тифлис, где стал редактировать газету «Кавказ». Ходили слухи и сплетни о том, что тем самым поэт пытался поправить свое финансовое положение. Однако, как считает А. Д. Степанов, «главным мотивом возглавить газету для поэта стало желание попытаться повлиять на мировоззре- ние образованного слоя России». По словам историка, «Ве- личко был представителем той – немногочисленной – части русской элиты, которая отчетливо видела опасные тенденции в жизни русского общества»2.

    Возглавив редакцию крупнейшей русской газеты на Кав- казе, Величко был вынужден волей-неволей проявить самый пристальный интерес к национальным проблемам, ибо он ока- зался на Кавказе, где всегда остро стоял национальный вопрос. С другой стороны, личные воззрения поэта, который придер- живался политического консерватизма и здравого национализ- ма, также не могли не повлиять на его желание глубже изучить национальный вопрос на Кавказе.

    Величко вскоре смог сформулировать собственную кон- цепцию решения национального вопроса на Кавказе. Поэт и журналист считал, что русская администрация должна делать ставку в первую очередь на немногочисленное русское насе- ление, которое в этом регионе было представлено по преиму-
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 11.
    2 Там же. С. 12.

    ществу старообрядцами и сектантами. Тем не менее Величко, подобно многим монархистам конца XIX – начала ХХ веков, полагал, что пора всеми мерами уврачевать давний церковный раскол, подчеркивая, что старообрядцы – тоже русские люди. С другой стороны, в качестве союзников Василий Львович рассматривал и единоверный православный грузинский народ. Весьма положительно он относился также к мусульманским народам Кавказа, считая, что их нужно всяческим образом развивать и окультуривать.

    Главный же враг русского дела на Кавказе, по мнению Величко, – весьма хорошо организованная и влиятельная ар- мянская плутократия. По мнению Василия Львовича, имен- но армянские дельцы срослись с продажным окраинным рус- ским чиновничеством, образовав весьма могущественную мафию, которая бессовестным образом эксплуатировала ло- яльных императорской власти мусульман. Исходя из этого, новый редактор русской газеты объявил войну армянской мафии. Ряд своих статей в газете «Кавказ», которые впослед- ствии вышли в свет отдельной книгой1, Величко посвятил главным образом угрозе русским национальным интересам, которая, по его мнению, исходила от армянской плутократии и армянского революционного движения. Примечательно, что эта книга была переиздана в Баку в 1990 году в разгар армяно-азербайджанского конфликта2, и, таким образом, Ве- личко был чуть ли не первым черносотенцем, произведения которого вернулись к читателю из небытия после многих де- сятилетий забвения.

    Проработав три года на посту редактора главной русской газеты на Кавказе, активно борясь за русские национальные интересы в этом регионе, в 1899 году Величко был вынужден не по своей воле оставить редакторский пост. К тому времени
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Кавказ: Русское дело и междуплеменные вопросы // Полное собрание публицистических сочинений В. Л. Величко. Т. 1. СПб., 1904.
    2 Величко В. Л. Кавказ: Русское дело и междуплеменные вопросы. Баку, 1990. В предисловии к книге В. Л. Величко «Русские речи» (М., 2010) оши- бочно указан 1991 год издания.

    Василий Львович уже нажил достаточно много врагов из ря- дов бюрократии, которые постоянно развязывали кампанию откровенной клеветы против поэта и журналиста. Примеча- тельно, что в феврале 1904 года будущий священномученик отец Иоанн Восторгов, выступая в Тифлисе 8 февраля 1904 года на панихиде по усопшему поэту, отслуженной членами Закавказского общества вспомоществования русским пере- селенцам совместно с членами Тифлисского отдела Импе- раторского Общества в память Императора Александра III, сказал следующее: «Да, так много у него врагов, что даже открытые молитвенные собрания для поминовения покойно- го служителя русского дела не безопасны в смысле возмож- ности бескровного, конечно, преследования за них, давления и осуждения со стороны сознательных или бессознательных врагов русского дела»1.

    Покинув Кавказ, Василий Львович Величко продолжил тем не менее бороться за русские национальные интересы. Как выразился сам Величко в одном из своих стихотворений, он всецело стремился зажечь «самосознания зарю»2. Поэт стал не просто певцом Русской идеи, но и борцом за нее.

    Как раз в то время шла неустанная работа по созданию национального русского кружка, из которого вскоре выросла первая правомонархическая организация – Русское собра- ние. Организаторами новой структуры были видный санов- ник и один из самых популярных писателей того времени князь Д. П. Голицын (литературный псевдоним – Муравлин) и редактор, издатель крупнейшей консервативной газеты того времени «Новое время» А. С. Суворин. Величко стал одним из активнейших организаторов и участников ново- го кружка.

    Русское собрание должно было, по замыслу его создате- лей, «содействовать выяснению, укреплению в общественном сознании и проведению в жизнь исконных творческих начал и
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Борец русского дела на Кавказе // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений. Т. II. М., 1914. С. 325.
    2 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 14.

    бытовых особенностей русского народа»1. Официальная про- грамма Русского собрания была утверждена в 1906 г. и вклю- чала следующие положения:
    – самодержавная и неделимая Россия;
    – господствующее положение Православия в России;
    – законосовещательный характер Государственной думы.
    Одно лишь перечисление участников Русского собрания не может не впечатлять. Среди них мы видим немало выда- ющихся ученых, многие из них – с мировым именем. Кроме того, в списке Русского собрания множество крупных государ- ственных деятелей. Среди членов Русского собрания – генерал- майор, будущий ректор Военно-юридической академии М. М. Бородкин; известный публицист-славянофил генерал- контролер А. В. Васильев; сын известного русского военачаль- ника генерал-майор граф Н. Ф. Гейден; профессор К. Я. Грот; статс-секретарь Государственного Совета барон Р. А. Дистер- ло; профессор Академии Генерального штаба генерал-майор А. М. Золотарев; известный историк и искусствовед академик Н. П. Кондаков; будущий министр земледелия А. В. Криво- шеин; помощник директора Публичной библиотеки, доктор русской истории Н. П. Лихачев; будущий статс-секретарь Государственного Совета В. А. Лыщинский; директор управ- ления государственными ссудо-сберегательными кассами Государственного банка А. П. Никольский; профессор Санкт- Петербургской духовной академии и директор Археологиче- ского института Н. В. Покровский; начальник Николаевской академии Генерального штаба генерал-лейтенант Н. Н. Сухо- тин; будущий товарищ министра внутренних дел А. Н. Ха- рузин; писатели и публицисты М. М. Коялович, В. Сватков- ский, А. А. Суворин, С. Н. Сыромятников, Н. А. Энгельгардт, В. Г. Янчевецкий (Ян) и другие.
    ________________________________
    1 Русское собрание. Петербург. Устав. СПб., 1901. См. также: Кирьянов Ю. И. Русское собрание 1900–1917. М., 2003. С. 26. 28 декабря 1906 г. была составлена Программа Русского собрания, в которой, среди прочего, под- черкивалось, что РС «признает царское самодержавие совершеннейшею формою правления в России» (Программа Русского собрания / Кирьянов Ю. И. Русское собрание. С. 264).

    Вскоре Величко был избран членом Совета Русского со- брания. Его борьба с космополитическими силами за русское национальное возрождение продолжалась главным образом на поприще публицистики. Так, в апреле 1902 года известный издатель, отставной полковник и сербский генерал Виссари- он Виссарионович Комаров получил право на издание ста- рейшего консервативного журнала «Русский вестник». Этот крупнейший правоконсервативный журнал был основан еще в 1856 году одним из корифеев русской журналистики М. Н. Катковым, однако к началу ХХ века испытывал серьез- ный кризис. В. В. Комаров пригласил Величко стать соредак- тором журнала.

    Согласно концепции новой редакции издания, жур- нал должен быть стать своего рода рупором национально- патриотического движения. Так, уже в первом номере журнала было опубликовано «Письмо к нашим читателям», которое, как пишет А. Д. Степанов, судя по стилю, принадлежало перу Величко1. Редакция заявила в своем обращении о намерении сделать журнал «прочным связующим звеном для русских лю- дей, любящих родину и жаждущих плодотворного объедине- ния во имя ее блага». чтобы не возникло никаких сомнений на сей счет, редакция разъясняла, что основой для объедине- ния патриотов должна стать традиционная уваровская триада: «Православие, Самодержавие и Народность», которая «суть такая же жизненная истина для России, как крылья для птицы, как воздух для тех, кто дышит»2.

    Именно в «Русском вестнике» в значительной степени раскрылся талант Величко как публициста. Так, в 1902–1903 годах он опубликовал цикл статей под весьма характерным на- званием «Русские речи». Впоследствии эти статьи составили второй том полного собрания публицистических сочинений В. Л. Величко3. Они были посвящены различным злободнев-
    ________________________________
    1 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 16.
    2 Там же.
    3 Полное собрание публицистических сочинений В. Л. Величко. Т. 2. СПб., 1905.

    ным проблемам. Судя по проблематике статей и даже по их заголовкам, Величко намеревался сформулировать целостную идеологию складывавшегося в то время русского националь- ного патриотического движения.

    Отметим важнейшие статьи Величко из этого цикла. Первая из них носит название «Интересное время». Для Ве- личко начало ХХ века представляется весьма интересным, прежде всего потому, что в общественной жизни он видит ростки русского национального самосознания. Поэт и жур- налист с удовлетворением отмечал, что необходимость «под- чинения русских племенных интересов и национального достоинства аппетитам западных капиталистов и стремле- ниям враждебно-обособляющихся российских инородцев» все более открыто оспаривается интеллектуальной элитой. Воплощением зрелости и духовной силы России, по словам Величко, стал Император Александр III, «венценосный про- возвестник и ревнитель русской национальной идеи».

    Дока- зательствами начавшегося поворота в общественной жизни автор статьи считал создание «Общества ревнителей русско- го исторического просвещения» и Русского собрания. Велич- ко с оптимизмом заявил, что в данный момент необходимы «общий подъем самоотверженного, вдумчивого патриотизма, дружная работа общества рука об руку с правительством, без доктринерской вражды или холопского фрондирования по отношению к представителям и системе государственного дела». Тогда, по его словам, результатом непременно станет «подъем национального самосознания»1.

    В другой своей статье, «Отвлеченный и живой человек», Величко обратился к трудам современных ему французских мыслителей – Э. М. Вогюэ, И. Тэна, Г. Лебона, Ж.-А. Гобино и других. По его мнению, в то время, то есть в конце – XIX начале XX вв., именно французские мыслители четко и ясно отмечали то обстоятельство, что содержанием общественного процесса становится борьба национализма и космополитизма.
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Интересное время (из цикла статей «Русские речи») // Ве- личко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 89.

    При этом, считает Величко, национализм как чувство есте- ственное, корни которого лежат «в психофизической природе человеческих групп», безусловно присущ живому человеку. Космополитизм же, по словам поэта и журналиста, как «яв- ление преимущественно искусственное», свойственен именно отвлеченному человеку, «несуществующему и не могущему существовать». При этом Величко сформулировал совершен- но не политкорректный для его времени тезис о преимуще- ствах Империи как «педагогического учреждения». По его словам, противоречие между имперским государственным устройством и национальным вопросом, «выдвигаемым самой жизнью», разрешается именно применением педагогического принципа. «Все племена – ее <То есть Империи. – Д. С.> равно любимые дети <Курсив В. Л. Величко. – Д. С.>; каждому из них она должна прививать начала добра, справедливости и законности; но педагогические приемы должны быть сообра- зованы с индивидуальными характерами как отдельных лич- ностей, так и племенных групп», – отмечает Величко1. По его мнению, опорой племенной самобытности и национальной идеи является религия, которой противостоит космополи- тизм – «измышление беспринципного, язычески настроенного торгово-промышленного класса, плод не всегда бескорыстно- го равнодушия к живым явлениям»2.

    В своей статье «Как делают голову» Величко рассмотрел феномен русской интеллигенции, который он видел в том, что «ей заменили натуральную, здравомыслящую русскую голову поддельною, приспособленною к водворению в ней отвлечен- ного человека». Трагедия же России, по мысли автора статьи, состоит как раз в том, что «молодым людям с очень ранних лет делают голову», а «людей с искусственными головами можно считать украденными у матери-России»3.
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Отвлеченный и живой человек (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 105.
    2 Там же. С. 119.
    3 Величко В. Л. Враг общественной нравственности (из цикла статей «Рус- ские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 146.

    Следующая статья Величко, «Духовная сущность и сво- бода писателя», была посвящена задачам литературы, прежде всего, конечно, русской литературы. По его словам, «обще- ство, которое понижает уровень писателя, утрачивает… са- мое понятие призвания и назначения литературы, перестает ее уважать, т.е., попросту говоря, хамеет» и движется по на- клонной плоскости, ведущей «к помойной яме»1. Рассматривая суждения великих русских писателей («Для того чтобы быть писателем, надо прежде всего страдать» – Ф. М. Достоев- ский; и «Отличительной чертой литератора я считаю готов- ность страдать за свои убеждения» – Н. С. Лесков <Курсивы В. Л. Величко. – Д. С.>2), Величко заявляет, что писательство должно быть именно служением и только тогда оно оправдано, становясь основой духовной свободы писателя.

    В своей статье «Самоуправление и самодеятельность» Величко рассматривает проблему соотношения центральной власти и местного самоуправления, во все времена остающую- ся актуальной для России. По его словам, во-первых, «без по- стоянного мирного взаимодействия между правительством и обществом, между регулирующими предначертаниями власти и свободным творчеством обывателя, ей подчиняющегося», обойтись невозможно; а во-вторых, для России очевидна «не- обходимость сильной центральной власти, без помощи кото- рой самому единству нашей империи грозила бы опасность»3. Автор статьи также отмечает, что главный орган самоуправ- ления – земство, идея которого является «вполне законной, благой и плодотворной с национальной точки зрения», – боль- шинством земских деятелей понимается «не в национально- русском, а в западническом смысле, в основном противоречии с идеей самодержавия». «Значительная часть людей, воспи- танных беспочвенною школою и космополитическою печа-
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Духовная сущность и свобода писателя (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 33.
    2 Там же. С. 36, 35.
    3 Величко В. Л. Самоуправление и самодеятельность (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 166.

    тью, смотрит на земство как на переходную ступень <Курсив В. Л. Величко. – Д. С.> к западному парламентаризму, водво- рение которого в России было бы равносильно распадению на- шей империи, а потому столь желательно нашим инородцам, с евреями во главе, и зарубежным врагам»1, – пишет, в част- ности, Василий Львович. «Не отрицать принцип самоуправления следует в наши дни, когда народу необходимо развивать и сосредоточивать свои творческие силы! Нет, надо чаще и возможно убеди- тельнее напоминать, что в идее русского самоуправления за- ключается не политическая тенденция, а призыв к честной и толковой самодеятельности <Курсив В. Л. Величко. – Д. С.>. Надо, с глубокою верою в будущность русского народа, при- зывать к общественному труду и развитию, не колеблющему его исконных государственных устоев, а дающему народной жизни яркость, мощь и полноту»2, – считает Величко. Как отмечает в этой связи А. Д. Степанов, «мысли автора разви- ваются в русле славянофильской концепции государственно- го устройства»3.

    Касался в своей публицистике Василий Львович крайне актуального и болезненного для того времени рабочего во- проса, посвятив ему свою статью «Вопрос о рабочих». При этом он специально формулирует тему именно так, а не при- вычно – «рабочий вопрос», ибо, по его словам, таковым он рассматривается «с культурно-еврейской точки зрения». По- лагая, что именно государство должно защищать законные требования рабочих, ограждать их от чрезмерной эксплуата- ции капиталистами, с другой стороны, автор статьи обраща- ет внимание на национальное измерение проблемы, заявляя: «Нехорошо, когда русская фабрика фактически находится не в русских руках». Величко приветствовал проявление само- сознания рабочих, которые создают собственные организа-
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Самоуправление и самодеятельность (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 167.
    2 Там же. С. 205.
    3 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 21.

    ции, «свободные от воздействия агитаторов и стремящиеся улучшить свой быт мирным, законным путем», полагая, что следует проводить кропотливую работу среди рабочих и про- чих сословий, а для этого необходимы соответствующие ка- дры. «Велик спрос на русских деятелей, мыслящих честно и верно, дорожащих основами родного строя, любящих народ... Ждут добрых сеятелей и деревня, и фабрика, и канцелярия, и редакция, и синклит»1, – пишет Величко.

    Серьезное место по-прежнему в произведениях Василия Львовича занимает национальный вопрос. В «Русских речах» статей на эту тему целых четыре. Так, в работе «Инородцы и окраины» он рассматривает так называемую «окраинную про- блему» в целом. Сказав немало горьких слов по поводу разви- тия окраинного сепаратизма, он отметил также и серьезную культурную пользу, которую получают «русские и инородцы от общения между собою». Анализируя содержание статей Величко по национальному вопросу, невольно приходишь к выводу, что он не был, собственно говоря, этническим нацио- налистом западноевропейского типа, но идеологом русского имперского национализма. При этом мыслитель никогда не ратовал за русификацию инородцев, а выступал за единство русского народа и инородцев, в коем он видел «залог будуще- го культурного расцвета нашей многострадальной родины»2.

    Однако особое место в творчестве Величко занимают статьи, посвященные одному известному народу, представите- ли которого также проживали на территории Российской им- перии, и не просто проживали, но и пытались занять особое место среди прочих народов страны. Речь идет, разумеется, о евреях, проблему которых не обходил вниманием, пожалуй, ни один черносотенец. Еврейскому вопросу Величко посвятил целых три статьи: «Роковой вопрос», «Сионизм» и «Исход». Касаясь особенностей деятельности евреев, Василий Львович,
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Вопрос о рабочих (из цикла статей «Русские речи») // Велич- ко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 228.
    2 Величко В. Л. Инородцы и окраины (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 259.

    на протяжении многих лет наблюдая за ними, особо подчер- кивал: «Наиболее инородным из всех инородцев у нас явля- ется еврейское племя. Вопрос о евреях в России чрезвычайно сложен и трудно разрешим, так как евреи – элемент разлагаю- щий, противосоциальный, с точки зрения какой бы то ни было арийской государственности, особенно же русской, которая зиждется на стихийно ненавистных всякому типичному еврею православии и самодержавии Божией милостью»1.

    Вопрос, связанный с деятельностью еврейского племени, Величко считал наиважнейшим не только для России, но и для Европы в целом, а лучше сказать, вообще для всего человече- ства. Он считал этот болезненный вопрос мучительным для всего человечества «и, может быть, в принципе неразреши- мым», называя его «роковым вопросом». Величко выделил ряд характерных особенностей еврейского миросозерцания: 1) лю- тая ненависть евреев к Христианской Церкви; 2) «отрицание национальной идеи в пользу “отвлеченного человека”, при- крывающего собою еврейские расовые вожделения»; 3) веру в прогресс, которая основывается на вере в предстоящее прише- ствие мессии, который здесь, на земле, и в земных формах дол- жен возвеличить Израиль. Впрочем, подчеркивая значитель- ную угрозу со стороны еврейства, Величко выступал против бытового антисемитизма, при котором, как считал он, силы тратятся на мелочи, а не на борьбу с идеями. По словам автора статей, еврейский вопрос – «такой Гордиев узел, которого сра- зу никак нельзя разрубить, а который надо медленно и умело развязывать»2 <Курсив В. Л. Величко. – Д. С.>.

    Особое место в произведениях Величко занимает обличе- ние зарождавшегося в то время сионизма. При этом публицист активно привлекал сочинения еврейских авторов, жестко кри- тикующих вожаков сионизма. Обличая это явление, Величко особо подчеркивал его связь с мировым масонством.
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Инородцы и окраины (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 229.
    2 Величко В. Л. Роковой вопрос (из цикла статей «Русские речи») // Велич- ко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 296.

    По словам Величко, сионисты, прикрываясь разговорами о вторичном «исходе» еврейского народа в землю Ханаанскую, фактически создают своеобразную дымовую завесу для еврей- ских притязаний на господство над европейскими народами, и прежде всего над русским народом. Василий Львович иро- низирует над лозунгами лидеров сионизма и подчеркивает, что «евреям в черте оседлости тесно именно с точки зрения паразитической» и они хотели бы эксплуатировать население других местностей, менее приспособленное к самозащите. Величко сформулировал мысль о том, что решение ев- рейского вопроса может быть достигнуто через «борьбу за рус- ские национальные идеалы», через «духовное оздоровление наших образованных классов». Ограничения для евреев (черта оседлости и др.) могут быть отменены только «без вреда для духовных и материальных интересов русского народа», только как «реальный и радостный результат нашего национального роста». «Это будет единственный достойный исход»1, – под- черкивает автор «Русских речей». Последняя статья из «Русских речей» Величко носит название «Исход», хотя ни по содержанию, ни по стилистике она и не является итоговой. А. Д. Степанов считает, что ав- тор предполагал развить свои «Русские речи» в дальнейшем, однако не успел это сделать. Слишком мало было отпущено судьбой талантливому поэту и пламенному публицисту.

    Отметим, что, несмотря на активную публицистическую деятельность, Величко тем не менее продолжал писать стихи и поэмы. В частности, именно в это время он создает, пожа- луй, свое самое масштабное художественное произведение – историческую драму в пяти действиях «Меншиков», опубли- кованную в 1903 году. По словам А. Д. Степанова, «Василий Львович создал величественное художественное полотно, в центре которого фигура известного полководца и государ- ственного деятеля Александра Даниловича Меншикова»2.
    ________________________________
    1 Величко В. Л. Исход (из цикла статей «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 355.
    2 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 25.

    При этом в поэме любимец Петра Первого, по выражению Пушкина – «счастья баловень безродный», предстает не про- сто как влиятельный политик и сановник, но и как носитель русского национального миросозерцания. Сюжет стихотворной драмы посвящен последним годам жизни А. Д. Меншикова, когда он из «полудержавного вла- стелина» уже превратился в человека, гонимого новым пра- вителем – императором Петром II. У Величко Меншиков, на- ходящийся в изгнании в Березове, когда от него отрекаются его былые друзья, когда в суровой сибирской ссылке умирают жена и любимая дочь, подобно Иову Многострадальному, сми- ряется и познает истины бытия.

    В уста Меншикова поэт вложил дорогие для него само- го мысли. Так, например, Александр Данилович заявляет, что верное служение Отечеству может иметь только духовно- нравственную основу: Лишь тот слуга престола и отчизны, Кто, им служа, стремится к Божьей правде!..1

    В беседе Меншикова со шведским посланником звучит из уст светлейшего князя еще более важная мысль. Величко устами Меншикова формулирует тайну России: России вы не знаете, барон! Поймут ее не скоро чужеземцы!.. Она сильна не деньгами, не войском: Сокрыта мощь в незримых тайниках! Настанет миг – по щучьему веленью Все явится: дружины и казна! Из ничего возникнет все, что нужно! Не бренныя сокровища нам дал, Не создал их Петра могучий гений, А лишь открыл таившийся под спудом
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 26.

    Народных сил неистощимый клад! Народных сил незыблема твердыня!1 Драма «Меншиков» стала последним крупным художе- ственным произведением безвременно ушедшего Величко. Это своего рода наказ поэта и общественного деятеля рус- скому народу. И не случайно последние слова Меншикова звучат словно гимн возрожденной Великой России. Гонимый генералиссимус, буквально стоя на краю могилы, провидит великое будущее своей Отчизны. Возможно, как полагает А. Д. Степанов, Величко предчувствовал и свою кончину, ибо слова Меншикова звучат и как завещание русского поэта, уповавшего на возрождение Родины: Привет тебе, немеркнущее пламя Народных дум, страданьями рожденных! Привет любви, дарованной Христом! Простору нив, раздолью силы русской, Заре надежд, созвездиям преданий!.. Привет тебе… Великая Россия!2

    К сожалению, драма «Меншиков», насколько нам извест- но, так и не была поставлена на театральной сцене. Естествен- но, и сегодня ее нет в репертуарах театров. В 1903 году Величко был полон разного рода замыслов, готовил к печати новую книгу стихов. Однако осенью он вдруг неожиданно заболел и в октябре 1903 года сложил с себя обя- занности второго редактора «Русского вестника». В ноябрь- ском номере издания опубликовано его короткое письмо к коллегам и читателям: «Слагая с себя, в силу личных обстоя- тельств, обязанности второго главного редактора “Русского вестника”, считаю нравственным долгом от души поблагода- рить моих уважаемых собратьев, сотрудников журнала, за их помощь делом и сочувствием, облегчавшую мне выполнение
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же.
    2 Цит. по: Там же. С. 27.

    моего скромного труда. С читателями, знавшими меня, глав- ным образом как автора нескольких статей, я не прощаюсь, так как надеюсь, по мере сил, послужить еще пером журналу, имя которого связано с заветами родной мне литературы. Октябрь 1903 года. Полтавская губерния»1.

    Однако этим его надеждам так и не суждено было сбыть- ся. Величко скончался 31 декабря 1903 года, в самом расцвете сил – в возрасте 43 с половиной лет. Болезнь протекала хотя и скоротечно, но очень тяжело, а врачи оказались бессильны. По свидетельству очевидца, облегчение больному дали только саровская вода и посещение отца Иоанна Кронштадтского. Борясь всю свою недолгую жизнь за национальные инте- ресы России, Величко даже на смертном одре думал о судьбе Отечества, о Царе и русском народе.

    Так, очевидец кончины поэта приводит его предсмертные слова, обращенные к дру- зьям: «Думайте о благе России, Царя и народа!.. Душа Царя – душа народа! Он Божий ставленник, живая связь народа с Богом!.. Народ не виноват в пороках русской интеллигенции. На крыльях его духа Россия вознесется над миром!.. Уходите в деревню! Там будут выработаны формулы, которые победо- носно выведут Россию на истинный путь!..»2.

    А вот свидетельство о самой кончине Василия Львови- ча Величко: «Не было ни сутолоки, ни криков. Было тихо и торжественно... Так умирают лучшие русские люди. чистая и могучая душа поэта и борца русской самобытности уходила из пораженного болезнью тела величаво и спокойно»3. По заключению врачей, смерть Василия Львовича на- ступила от воспаления легких. Как известно, множество людей сравнительно легко переносят эту болезнь и выздо- равливают, а Величко умер. Неожиданная кончина поэта и общественного деятеля породила слухи о насильственном ее характере, об отравлении поэта. Тем не менее, как пишет
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 28.
    2 Цит. по: Там же.
    3 Цит. по: Там же.

    А. Д. Степанов, «никаких достоверных сведений в подкре- пление этой версии нет»1.

    Вместе с тем весьма примечательно свидетельство из- вестного русского духовного писателя С. А. Нилуса, которое опубликовано в его знаменитой книге «Близ есть, при дверех». Нилус рассказал один примечательный факт, связанный с не- ожиданной смертью Величко, который, как мы уже отмечали, был близким другом философа Владимира Соловьева.

    После смерти в 1901 году В. С. Соловьева Василий Льво- вич написал о нем книгу-воспоминание. Отметим, что в по- следние годы жизни Соловьев был полон апокалипсических предчувствий и настроений. Его последнее предсмертное со- чинение «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемир- ной истории» включало вполне самостоятельную «Повесть об антихристе», которой философ придавал весьма важное значе- ние. В связи с этим произведением Соловьева Величко писал: «Любопытно, что он <В. С. Соловьев. – Д. С.> однажды, прочи- тав приятелю в рукописи эту повесть, спросил его внезапно: – А как вы думаете, что будет мне за это?
    – От кого?
    – Да от заинтересованного лица. От самого! <Курсив С. А. Нилуса. – Д. С.>
    – Ну, это еще не так скоро.
    – Скорее, чем вы думаете.
    Приятель Соловьева, рассказавший мне <То есть В. Л. Ве- личко. – Д. С.> это, и сам тоже немножко мистик, подобно всем верующим людям, добавил потом не без волнения:
    – А заметьте, однако: через несколько месяцев после это- го вопроса нашего Владимира Сергеевича не стало: точно кто вышиб этого крестоносца из седла»2.

    Сергей Нилус при этом отмечает, что буквально через два года не стало и самого Величко, рассказавшего эту историю. В связи с этим Нилус пишет буквально следующее: «Достойно внимания, что и Соловьев и Величко умерли в молодых еще
    ________________________________
    1 Там же. С. 28.
    2 Нилус С. А. Близ есть, при дверех. М.: Русский дом, 1999. С. 84–85.

    годах и полном расцвете физических и духовных сил. Таин- ственна и загадочна была смерть эта»1. В своей статье «Духовная сущность и свобода писателя» Величко обратился с пламенным призывом ко всем русским литераторам посвятить свой талант служению вечным идеа- лам и святыням. Поэт и общественный деятель в этой работе, в частности, писал: «Пусть каждый, вступающий в священный храм литературы, скажет себе: “Не хочу быть ярким электри- ческим фонарем на дверях растленного кафешантана.

    Я пред- почитаю быть еле видной восковой свечечкой пред алтарем моей святыни!!!”»2 <Курсив В. Л. Величко. – Д. С.>. Так, по словам А. Д. Степанова, Величко «и прожил свою жизнь, горя пред алтарем русских Святынь скромной восковой свечой»3.
    ________________________________
    1 Нилус С. А. Близ есть, при дверех. М.: Русский дом, 1999. С. 83.
    2 Величко В. Л. Духовная сущность и свобода писателя (из цикла статей
    «Русские речи») // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 69.
    3 Степанов А. Д. Предисловие // Величко В. Л. Русские речи. М., 2010. С. 30.

    Глава 5.
    «Гранитный утес» русского консерватизма. Андрей Сергеевич Вязигин (1867–1919)

    Произведения еще одного видного черносотенца, Андрея Сергеевича Вязигина, также вернулись из небытия к нам толь- ко в последние годы. В этой связи следует указать на книгу сочинений выдающегося историка, публициста и обществен- ного деятеля под названием «Манифест созидательного нацио- нализма», которая была выпущена издательством «Институт русской цивилизации» в 2008 году1. Ее составителями стали известные историки русского консерватизма д. и. н. профессор А. Д. Каплин и А. Д. Степанов.

    Выдающийся деятель черносотенного движения, видный правый историк, публицист и мыслитель Андрей Сергеевич Вязигин родился 15 октября (ст. ст.) 1867 года в дворянской се- мье в родовом имении на хуторе Федоровка (Волчанского уез- да Харьковской губернии), расположенном у самой границы Харьковского уезда. Значительную роль в воспитании и в ста- новлении правоконсервативного мировоззрения Вязигина, а также в выработке у него интереса к истории сыграла бабушка Андрея Сергеевича – М. А. Худашова, «умная старуха, креп-
    ________________________________
    1 Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма / Сост., предисл. и коммент. А. Д. Каплина и А. Д. Степанова. М., 2008. Архивные материалы, ка- сающиеся деятельности А. С. Вязигина, сосредоточены в фондах Государ- ственного архива Харьковской области: ГАХО. Ф. Р-203. Оп. 3. Ед. хр. 43.

    кая в своих нравственных устоях. Она сумела внушить своему внуку с раннего детства твердые религиозные убеждения и не- поколебимое чувство долга»1. Буквально с раннего детства юный Андрей полюбил де- ревню. Впоследствии, уже став видным ученым и обществен- ным деятелем, он по-прежнему «всегда близко принимал к сердцу нужды и запросы крестьянской и мелкопоместной Руси»2. Хотя Вязигин уже буквально с ранних лет жил по- стоянно в Харькове, тем не менее он не только на каникулах, но и вообще в любое свободное время часто приезжал к себе на родной хутор.

    Андрей Сергеевич обучался в Третьей харьковской гим- назии, где вскоре обнаружил значительные способности к изу- чению истории. Достаточно быстро он нашел поддержку своим увлечениям в лице преподавателя – протоиерея Тимофея Пав- лова, а также инспектора гимназии М. В. Алексеева, который охарактеризовал гимназиста Вязигина как «выдающегося уче- ника». Вскоре такое же мнение разделил тогдашний молодой приват-доцент Императорского Харьковского университета (впоследствии – университетский наставник Вязигина, извест- ный ученый, профессор-антиковед) В. П. Бузескул, который в те годы временно преподавал в Харьковской гимназии.

    В 1886 году Вязигин поступил на историко- филологический факультет Харьковского университета. Вско- ре его способности, отношение к учебе и успехи были наи- лучшим образом оценены деканом факультета – профессором В. К. Надлером. В Харьковском архиве сохранилось несколько тетрадей – конспектов лекций студента Андрея Вязигина, ко- торые, как отмечают А. Д. Каплин и А. Д. Степанов, свидетель- ствуют «о его старательности и аккуратности»3.

    В 1890 году университетские труды Вязигина были высо- ко оценены. Он был удостоен золотой медали за сочинение на
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 5.
    2 Цит. по: Там же.
    3 Там же. С. 6.

    предложенную факультетом тему: «Борьба Генриха IV с Григо- рием VII до избрания Рудольфа Швабского (По источникам)»1. Андрей Сергеевич при написании этого сочинения проявил себя не только как весьма талантливый историк, но и как зна- ток иностранных языков. Так, В. К. Надлер, рецензируя работу Вязигина, в официальном отзыве отмечал следующее: «Труд этот во всех отношениях выдающийся, <...> он обнаруживает в авторе не только необыкновенное прилежание, но и недюжин- ные способности. Напечатанный с небольшими изменениями, он мог бы смело служить магистерской диссертацией»2. Еще будучи студентом, Вязигин подготовил в знаменитой павлен- ковской серии «Жизнь замечательных людей» книжку «Гри- горий VII, его жизнь и общественная деятельность»3, которая вышла в свет в 1891 году и достаточно быстро разошлась.

    Выдержав в том же 1891 году государственный экзамен с дипломом первой степени, Андрей Сергеевич был оставлен с 1 января 1892 года стипендиатом для приготовления к про- фессорскому званию по кафедре всеобщей истории. В эти годы вышел в свет целый ряд научных работ Вязигина. По оценке А. Д. Каплина и А. Д. Степанова, «это были годы напряжен- нейшего труда»4. В 1894 году Вязигин выдержал требуемые экзамены на степень магистра всеобщей истории и получил ученое звание приват-доцента по кафедре всемирной истории, где стал читать лекции по истории Средневековья. Помимо пе- дагогической деятельности Вязигин продолжал активно зани- маться научной работой, причем, по признанию современных исследователей, она даже становилась еще более интенсив- ной5. Следует при этом подчеркнуть, что научное общество –
    ________________________________
    1 Там же.
    2 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 6.
    3 Вязигин А. С. Григорий VII, его жизнь и общественная деятельность. СПб., 1891.
    4 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 6.
    5 Там же.

    причем не только русское, но и западноевропейское – признало Вязигина как «выдающегося знатока вопроса с независимыми взглядами». Его научные выводы считаются «очень основа- тельными», а критика – «компетентной»1. Андрей Сергеевич становится признанным специалистом по истории западноев- ропейского Средневековья.

    В 1898 году Вязигин блестяще защищает магистерскую диссертацию по теме «Очерки из истории папства в XI веке»2, которая, как и его предыдущие труды, получила высокие оцен- ки научной общественности, в том числе из уст авторитетней- шего специалиста по западноевропейскому Средневековью Е. Н. Трубецкого. Переписка Вязигина с Трубецким частично сохранилась. Трубецкой отмечал такие качества автора, как «богатая эрудиция, тонкое историческое чутье и завидное умение пользоваться тем обширным материалом источников, которыми он располагает»3.

    Следует также отметить еще одну очень интересную и характерную черту научной деятельности Вязигина. В его ра- ботах Средневековье не было чем-то совершенно мертвым и далеким от реальности. Наоборот, Вязигин пытался всячески подчеркнуть положительные стороны той далекой эпохи, ко- торые, по его мысли, следовало бы возродить вновь. Имеется в виду, конечно, по его словам, «наиболее жизненная сторона» эпохи, а именно «возрождение средневекового настроения». Это и, как отмечает автор, «возврат к вере, признание за ней ее прав и необходимости для разумного миропонимания».

    «Без веры, – пишет Андрей Сергеевич, – жизнь пустыня, наполнен- ная ужасами, возбуждающая отчаяние». Историк выражает уверенность, что «возврат к вере поведет к возвращению блуд-
    ________________________________
    1 Там же. В этой связи следует отметить, что, по свидетельству современ- ников, труды А. С. Вязигина касались «преимущественно личности и эпохи папы Григория VII». – Члены Государственной Думы (портреты и биографии). Третий созыв 1907–1912 гг. Составил М. М. Боиович. М., 1913. С. 365.
    2 Вязигин А. С. Очерки из истории папства в XI веке (Гильдебранд и пап- ство до смерти Генриха III). СПб.: Тип. В. С. Балашева и К°, 1898.
    3 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 7.

    ных сынов в лоно любящей матери, св<ятой> Церкви, под ру- ководством которой единственно может произойти полное об- новление общества; иначе течение останется раздробленным на мелкие ручейки, вызовет частичные, местные улучшения, но не превратится в мощный поток, разносящий во все концы мира глубокую преданность заветам Спасителя и полную го- товность осуществить свои верования на деле»1.

    Являясь и после защиты магистерской диссертации приват-доцентом, Вязигин продолжает активную научную де- ятельность. В 1899 году ему предложили перейти в Юрьевский (ныне г. Тарту в Эстонии) университет, а позже – в Киевский университет с гораздо лучшими условиями, чем в Харьковском университете, но Андрей Сергеевич тем не менее по-прежнему оставался в Харькове. Наконец 22 декабря 1901 года Вязигина все же утвердили в должности исполняющего обязанности экстраординарного профессора университета.

    Тем временем либералы и революционеры всех мастей в Харькове, как и в других городах Российской империи, ак- тивизировали свою разрушительную деятельность. В этой связи национально мыслящие современники отмечали, что «инородцы ощутительно» проявляли «противоречащую ис- конно русским началам деятельность»2. В 1899–1901 годах в Харькове, как и в других университетских городах, состоя- лись антиправительственные студенческие волнения. Еще в 1898 году харьковские социал-демократы создали свой комитет, который явился одним из организаторов преступ- ной революционной деятельности, направленной на разру- шение традиционных русских начал. Помимо этого Харьков становится также и одним из центров партии социалистов- революционеров (эсеров). Именно в этом городе действовало ядро боевой организации эсеров.

    Либералы активно просачи- вались во властные структуры, многие из них втайне покро- вительствовали революционерам. В частности, Харьковскую Городскую думу возглавил либерал.
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же.
    2 Цит. по: Там же. С. 8.

    Национально мыслящая, русская часть харьковской про- фессуры, предвидя опасность надвигающейся революции, приняла решение включиться в общественно-политическую деятельность более активно. Уже в 1902 году они направили заявление в Совет Русского собрания, изъявляя желание от- крыть Харьковский отдел этой организации. Вот как об этом событии писал профессор-историк П. Н. Буцинский: «...Осно- ванием для возбуждения <...> ходатайства послужила настоя- тельная необходимость в борьбе с надвигающимися силами космополитизма, влияние которого становится столь ощути- тельно в жизни русского провинциального общества»1.

    Первоначально консервативно настроенные харьковские университетские преподаватели предполагали создать само- стоятельную организацию. Однако, учитывая то обстоятель- ство, что некоторые из представителей харьковской образо- ванной элиты уже являлись к тому времени членами Русского собрания, было решено ходатайствовать о создании в Харькове отдела этой правомонархической организации, дабы действо- вать сплоченнее, а также иметь возможность получать из цен- тра финансовую помощь.

    Одновременно создатели Харьковского отдела Русского собрания, учитывая определенную местную специфику, пыта- лись обезопасить вновь созданный отдел от проникновения в него провокаторов и прочих разлагающих элементов. В этой связи харьковскими монархистами были выработаны особые положения. Согласно этим положениям, предполагалось сде- лать так, «1) чтобы лица, проживающие в Харькове, могли быть принимаемы в действительные члены Русского собрания не иначе, как по предложению Совета Харьковского отдела, и 2) чтобы члены Совета Харьковского отдела избирались из действительных членов Русского собрания, а из числа чле- нов названного Совета и председатель и делопроизводитель утверждались Советом Русского собрания»2. Кроме того, впо- следствии к вышеназванным пунктам была добавлена просьба об утверждении должности товарища (то есть заместителя) председателя отдела. Также следует отметить, что право реше- ния о закрытии Харьковского отдела предоставлялось исклю- чительно Совету Русского собрания.

    Наконец 23 февраля 1903 года Совет Русского собра- ния в Петербурге получил от властей разрешение учредить в г. Харькове первый отдел, который должен был действовать на основании Устава Русского собрания и «Особого к нему Добавления». Следуя примеру харьковских монархистов, правые деятели по всей России, во многих крупных городах Империи также стали создавать отделы Русского собрания. Харьковский губернатор И. М. Оболенский, на которого в 1902 году преступные революционеры совершили покуше- ние, также одобрил ходатайство о создании Харьковского от- дела Русского собрания (ХОРСа).

    22 марта 1903 года учредителями был выбран из своей среды для управления делами Отдела Совет, в который вошли шесть профессоров. При этом председателем Совета стал Вя- зигин, товарищем председателя – Я. А. Анфимов, делопроизво- дителем – Я. А. Денисов, казначеем – В. И. Альбицкий, члена- ми Совета – П. Н. Буцинский и Н. К. Кульчицкий. Постепенно росла численность Харьковского отдела Русского собрания. Так, уже к исходу второго года существования ХОРС насчиты- вал 273 члена, из них 54 были жителями других городов. Подчас до сих пор некоторые историки и публицисты пытаются представить черносотенные организации как средо- точие маргиналов, однако подобного рода утверждения совер- шенно не соответствуют действительности.

    Следует обратить внимание на то обстоятельство, что Совет Харьковского отде- ла Русского собрания состоял из видных профессоров Харь- ковского университета. В частности, уже упомянутый нами Н. К. Кульчицкий, например, в 1897–1901 годах был деканом медицинского факультета, а в 1916 году стал последним ми- нистром народного просвещения Российской империи, одно- временно являясь видным участником правомонархического кружка А. А. Римского-Корсакова, члены которого выраба- тывали «Записки» о спасении самодержавной монархии перед угрозой надвигающейся революции. Профессор Я. А. Анфи- мов, будучи признанным ученым в своей области, возглавлял ряд медицинских обществ.

    Также среди инициаторов создания ХОРСа следует упомянуть заслуженного ординарного профес- сора по кафедре церковного права Харьковского университета М. А. Остроумова. С марта 1903 года по апрель 1906 года он был также редактором «Харьковских губернских ведомостей», которым, по его же словам, «придал строго консервативный характер»1. За этот период М. А. Остроумов опубликовал в га- зете около 250 собственных статей. Аналогичные процессы по формированию первых пра- вых организаций происходили и в студенческой среде. Среди студентов выделилась национально мыслящая часть (око- ло 50 человек), которая весной 1902 года, во время Велико- го поста, пожелала «противодействовать возникавшим в то время забастовкам учащейся молодежи и успевших воспре- пятствовать студенческим сходкам и прекращению учебных занятий. На этот добрый почин отозвались некоторые про- фессора университета, принявшие под свое покровительство благонамеренную группу студентов <...> Но для достижения существенных результатов как в области духовного воздей- ствия на молодежь»2, так и с целью влияния на общественные настроения, подчеркивали правые студенты, требовалась ор- ганизация русских людей.

    Само собой разумеется, что Вязигин, разделявший пра- воконсервативные взгляды, воспитанный в традиционном русском духе, не мог остаться равнодушным к происходя- щему в Харьковском университете и активно включился в общественно-политическую борьбу. Андрей Сергеевич к тому времени уже имел существенный опыт организации обще- ственной деятельности. Так, еще 29 декабря 1899 года он был направлен в Москву на заседания предварительного комитета по устройству XII Археологического съезда, который прошел в Харькове в 1902 году. По признанию современников, Вязигин отличался широким историческим кругозором, «удивительно тонким критическим чутьем», свободно владел художествен- ным словом. Также, как отмечали его друзья и соратники, он пользовался «исключительным успехом у своих слушателей как лектор». Благодаря этим важным достоинствам универси- тетская аудитория Вязигина в конце года оставалась «столь же многочисленной, как и в начале»1.

    Одновременно с активной общественно-политической деятельностью Вязигин в эти же годы проявил себя как выда- ющийся журналист и публицист. С 1902 года он стал издавать журнал «Мирный труд», который вскоре стал признанным в правых кругах лучшим провинциальным «толстым» журналом монархического толка. Первый номер нового журнала вышел в феврале 1902 года. Он открывался программной вступитель- ной статьей редактора-издателя А. С. Вязигина, которая, по признанию современных исследователей, «представляла собой своего рода манифест»2.

    В частности, опираясь на достижения видных классиков славянофильства, Андрей Сергеевич писал: «Вне народности нет мышления, нет познания, нет творчества. Стало быть, и каждый русский не может отрешиться от своей национальности, ибо еще ребенком, с первым своим лепетом, начал проникаться ею, постепенно все теснее и неразрывнее сливаясь всем существом с родной стихией»3. При этом, по- добно своим идейным предшественникам – славянофилам, Вя- зигин считал, что ни в коем случае «нам нельзя поворачивать- ся спиной и к Западу – “стране святых чудес”, по выражению родоначальника нашего славянофильства А. С. Хомякова».

    Андрей Сергеевич призвал читателя не впадать в уныние и в пессимизм, стеная по поводу утраты русским народом своей национальной самобытности, особо подчеркивая: «Наш вели-
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же. С. 9.
    2 Там же. С. 10.
    3 Вязигин А. С. Созидательный национализм // Там же. С. 45.

    кий народ не утратит своего облика и своей духовной само- бытности, пока на земле будет звучать живая русская речь»1.

    Также в своей первой программной статье Вязигин под- робно обосновал название нового журнала. В частности, он писал следующее: «Не пустые и звонкие слова, не боевые кли- чи и громкие речи, способные сладким дурманом опьянить юные головы, нужны нашей дорогой, терзаемой столькими общественными недугами, родине... Наше Отечество прежде всего нуждается в скромных тружениках, делающих свое “ма- ленькое дело” ради подъема общего культурного уровня, явля- ющегося следствием настойчивой работы каждого из нас над самим собой, а не туманных стремлений к насильственным и коренным переворотам, заранее осужденным историей на пол- ную неудачу: единственной зиждущей силой, выдержавшей вековые испытания, был и остается мирный труд <Выделено в тексте источника. – Д. С.>»2.

    В течение первого года издания (1902) вышло пять вы- пусков журнала. Подводя итог первого года работы, в пятом номере журнала Вязигин с удовлетворением подчеркивал, что издание достигло своей цели. По его словам, главная цель заключалась в сплочении до сей поры совершенно разроз- ненных представителей русского национального движения на Харьковщине. По мысли Андрея Сергеевича, несомнен- ным успехом нового журнала являлось то обстоятельство, что с недюжинным упорством и злобным ожесточением обрушились на это издание представители либерально- космополитического лагеря.

    Вместе с тем Вязигин отдавал себе отчет в том, что ни в коем случае не следует почивать на лаврах. Он был чужд по- бедных реляций и откровенно говорил об имеющихся ошибках.

    По его мнению, одним из главных упущений была изначально неправильно заявленная проблематика издания, которая огра- ничивалась исключительно научно-литературными рамками. Это обстоятельство мешало четко, ясно и правдиво говорить
    ________________________________
    1 Вязигин А. С. Созидательный национализм // Там же. С. 46.
    2 Там же. С. 52.

    об острых проблемных социально-политических вопросах современности, что, несомненно, сужало аудиторию и значи- мость нового журнала. «Мирный труд», по признанию самого Вязигина, так и не получил того звучания, какое задумывалось изначально. Также, полагал редактор-издатель, следовало бы оперативнее реагировать на происходящие события и явления. Поэтому, чтобы журнал стал более эффективным, следовало бы наладить его ежемесячный выпуск.

    Однако, как и следовало ожидать, решению этих насущ- ных вопросов препятствовали острые финансовые проблемы. Поэтому Вязигин решил взять временную паузу и прекратить издание журнала до 1 января 1904 года, а затем выпускать из- дание уже в обновленном виде. При этом предполагалось на- брать постоянный штат сотрудников журнала, коего до той поры не существовало.

    И действительно, вскоре Вязигину удалось наладить выпуск «Мирного труда» на качественно новом уровне. Это обстоятельство отмечали и современники. В частности, Н. М. Павлов в письме к обер-прокурору Святейшего Синода К. П. Победоносцеву от 10 октября 1904 года по поводу ста- тьи Д. А. Хомякова «О классицизме» высоко отзывается и об А. С. Вязигине. По его словам, это «достойный всякой под- держки» редактор «очень симпатичного по направлению жур- нала “Мирный труд”», «гонимый многокрайними недоброже- лателями русско-православного направления»1.

    В 1904–1906 годах выпуск журнала осуществлялся в ко- личестве 10 номеров в год, а с 1907 года и до конца 1914 года, когда выпуск «Мирного труда» был прекращен, выходил еже- месячно. Этому не помешало то обстоятельство, что одно время редактор-издатель журнала состоял депутатом Госу- дарственной думы (третьего созыва).

    В первые годы своего существования журнал печатался в типографии Губернского правления, а затем начала работать специальная электропечат- ня «Мирного труда».
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 12.

    Редактору-издателю журнала удалось привлечь к со- трудничеству многих талантливых авторов – духовных лиц, правых публицистов и ученых, причем не только из Харько- ва, но и со всей Российский империи. Многие из этих авторов являлись видными деятелями русского правомонархическо- го движения. Так, на страницах «Мирного труда» высту- пали архиепископ Антоний (Храповицкий), архиепископ Макарий (Невский), архиепископ Стефан (Архангельский), епископ Алексий (Дородницын), профессор-протоиерей Т. И. Буткевич, многие другие священники. О русских древ- ностях писал видный ученый академик А. И. Соболевский. Барон М. Ф. Таубе публиковал философские трактаты, про- фессор В. Ф. Залеский также публиковал свои сочинения. Видные депутаты Государственной думы Г. Г. Замыслов- ский и Г. А. Шечков часто публиковали в журнале статьи и заметки о русской самобытности, А. П. Липранди писал в «Мирном труде» о национальных и окраинных проблемах. Также в издании публиковали свои материалы И. И. Бала- клеев, М. М. Бородкин, профессор Я. А. Денисов, Н. М. Пав- лов, Н. Н. Родзевич, профессор Н. Д. Сергеевский, профессор Ф. С. Хлеборад, Д. А. Хомяков (сын выдающегося славяно- фила А. С. Хомякова), Н. И. черняев и другие известные дея- тели русского консерватизма.

    25 января 1904 года в Харькове произошло еще одно важное событие, которое способствовало единению право- монархических сил. В этот день открылось религиозно- просветительное общество «Братство Озерянской иконы Бо- жией Матери», которое Вязигин охарактеризовал как «новый оплот Православия в Харькове». В этом же 1904 году при епархиальном училище было создано еще одно братство – «Братство святой Великомученицы Варвары».

    Тем временем, несмотря на некоторый рост активности правых, продолжалась деструктивная деятельность разного рода антирусских сил. Их активизация была связана с рево- люцией 1905 года. Революционная волна не обошла стороной и Харьков. Так, в октябре 1905 года Харьковский университет на несколько дней был захвачен вооруженными студентами и рабочими и окружен баррикадами. часть студенчества, науськиваемая либеральной про- фессурой, решила бойкотировать профессоров Харьковско- го университета – членов ХОРСа – протоиерея Т. И. Бутке- вича, Вязигина, М. А. Остроумова, Я. А. Денисова и других.

    Студенты либеральных и левых взглядов стремились не по- сещать и не записывать их лекции, требуя изгнания неугод- ных им профессоров из университета. Специальная группа студентов занималась тем, что срывала лекции профессо- ров, придерживавшихся правых взглядов. Местные власти, потакая либералам и революционерам, также зачастую при- тесняли членов ХОРСа. Известны случаи, когда харьковским монархистам отказывали в приеме на работу, в кредите, в приемке к оплате векселей и т.д.1. Для того чтобы прекра- тить революционную вакханалию, требовались срочные ак- тивные меры.

    В декабре 1905 года Вязигин предложил записывать- ся желающим учредить в Харькове Союз Русского Народа. Именно Андрей Сергеевич разработал Устав новой органи- зации, и уже 15 января 1906 года состоялось открытие Харь- ковского Губернского отдела Союза Русского Народа (ХСРН). В то время в новой правой организации состояло около 1100 человек. Сам Вязигин на некоторое время предоставил по- мещение в собственном доме под Правление отдела, а затем руководящие органы Харьковского отдела СРН разместились в Покровском монастыре, в котором находилась также и рези- денция правящего архиерея. Хотя сам Вязигин не был непосредственно председате- лем ХСРН, а являлся только членом Совета этого отдела, тем не менее он приложил немало усилий к достойной органи- зации Харьковского отдела Союза Русского Народа.

    В част- ности, благодаря его стараниям в партийную кассу стали поступать достаточно значительные пожертвования. Кроме
    ________________________________
    1 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 13.

    того, Харьковский отдел СРН начал издавать газету «черная сотня», разнообразные брошюры, листовки.

    Только в течение первого года существования ХСРН им было издано более 20 различных изданий общим тиражом 544 тысячи экземпляров1. Кроме того, активно распростра- нялись и другие различные монархические издания. При ХСРН стали открываться чайные-читальни, местные отделы в Харьковской губернии.

    Естественно, для организации этой деятельности тре- бовались средства, и немалые. Поэтому уже в июне 1906 года Вязигин предложил идею самообложения русских людей хотя бы одной копейкой в день. Впоследствии эта идея при- обрела всероссийскую известность, вылившись в систему сборов так называемой «Мининской копейки» (естественно, инициаторы этой идеи ссылались на известный призыв ко всем русским людям со стороны Кузьмы Минина: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей за- кладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником» – См.: Соло- вьев С. М. История России с древнейших времен. Том 8. Гла- ва 8. Окончание междуцарствия2). В 1906 году также активи- зируется деятельность Кружка русских студентов, в котором состояли студенты, придерживавшиеся правых взглядов. А в декабре 1906 года был открыт Кружок ревнителей Правосла- вия при Харьковском обществе русских людей под руковод- ством священников – членов ХСРН – протоиерея П. Н. Ску- бачевского и протоиерея И. П. Знаменского.

    В это же время Вязигин являлся одним из самых ак- тивных участников практически всех всероссийских мо- нархических форумов. Именно он открывал Отделы СРН в Харьковской губернии, а на Первом Всероссийском Съезде
    ________________________________
    1 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 14.
    2 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. СПб., 1894. Т. 8. С. 1010.

    Русских Людей в Санкт-Петербурге 8–12 февраля 1906 года (Всероссийский Съезд Русского собрания) Вязигин высту- пил с приветствием от имени ХОРСа, в котором заверил делегатов, что в Слободской Украине нет сепаратизма. По его словам, в пользу отделения от России раздаются только отдельные голоса, когда как «древняя половецкая степь не думает и не желает отделения»1. На Втором Всероссийском Съезде Русских Людей в Москве 6–12 апреля 1906 года Вязи- гин был избран товарищем председателя Съезда.

    Также Андрей Сергеевич проявил себя как активный участник Третьего Всероссийского съезда Русских Людей, который состоялся в Киеве 1–7 октября 1906 года (Все- российский съезд Людей Земли Русской). Вязигин явился одним из самых активных участников этого форума, из- бирался членом двух комиссий – по выработке проекта постановления по вопросу об избирательном законе и по вопросу об объединении монархистов. Он, в частности, вы- ступил на Съезде в прениях по вопросу об объединении па- триотических союзов, заявив: «Наша история знает формы объединения: община и Собор. По этому типу возможно и наше объединение. Европейские партии с их дисциплиной нам невыносимы; да и кто будет у нас вождем нашей партии. У нас есть один – Самодержец Всероссийский. Никому дру- гому мы при нашем свободолюбии подчиняться не можем, и нет никакой принудительной силы для такого подчинения. В нашем деле одна общая команда невозможна... Я пред- лагаю организовать девять, так сказать, военных округов в крупных центрах, как Петербург, Киев, Одесса и т.д., кото- рые и служили бы средоточиями, а не командами»2. В итоге по вопросу об объединении Третий Всероссийский съезд Русских Людей принял схему, близкую той, которую пред- лагал лидер харьковских черносотенцев.
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 14.
    2 Цит. по: Там же. С. 15.

    В свою очередь харьковский генерал-губернатор Н. Н. Пеш- ков также поддержал Харьковский отдел Союза Русского На- рода. А правящий архиерей – архиепископ Харьковский и Ахтырский Арсений (Брянцев) – в октябре 1906 года освятил хоругвь Совета в честь св. вмч. Георгия Победоносца, став почетным членом Харьковского отдела СРН. Кроме него по- четными членами этого отдела также стали: А. И. Дубровин, который в ноябре 1906 года посетил Харьков, святой правед- ный Иоанн Кронштадтский и генерал от инфантерии, орга- низатор крупнейшего петербургского правомонархического салона Е. В. Богданович.

    Безусловно, вследствие этой деятельности очень скоро проявились благоприятные для правых результаты. И хотя в ходе выборов в Первую Государственную думу победу в Харь- кове одержали кадеты, причем с нарушением действующего законодательства, тем не менее в Государственный Совет в мае 1906 года прошел не только представитель кадетов, но и пред- ставитель правых – протоиерей Т. И. Буткевич. Более того, в начале 1907 года в ходе выборов во Вторую Государственную думу в начале 1907 года конституционные демократы в Харь- кове проиграли, а победили правые.

    В ходе выборов в III Государственную думу А. С. Вязи- гин грамотно организовал избирательную кампанию. Так, он привлек к составлению листовок и прокламаций для крестьян и рабочих монархистов из простонародья, которым были близки мысли и чувства представителей своих сословий. 19 октября 1907 года Вязигин одержал убедительную победу и был избран в Третью Государственную думу. Победа канди- дата от правых в крупном южнорусском городе была редким явлением, поэтому известие об этом вызвало бурю энтузиаз- ма среди монархистов.

    22 октября 1907 года, в праздник Казанской иконы Бо- жией Матери, прошло чествование вновь избранного члена Государственной думы, которое превратилось в крупную па- триотическую манифестацию. член Государственного Совета протоиерей Т. И. Буткевич в сослужении с о. П. Н. Скубачев- ским отслужили молебен, по окончании которого протоиерей от имени Харьковского СРН благословил правого депутата Озерянской иконой Божией Матери и сказал напутственное слово, отметив, в частности: «Мы знаем, какую веру и какое благоговение Вы питаете к Матери Божией, теплой Ходатай- нице нашей пред Богом»1.

    С приветственными речами перед собравшимися вы- ступили: председатель Харьковского отдела СРН Г. К. Уткин, член Совета Харьковского отдела Русского собрания про- фессор Я. А. Денисов, харьковский судья, член Союза Рус- ского Народа И. М. Бич-Лубенский, который озвучил перед А. С. Вязигиным завет харьковчан: «Не отдавайте ни пяди родной земли ни внешним, ни внутренним врагам <Выделено в тексте источника. – Д. С.>»2.

    Также правого депутата приветствовали ораторы от рус- ских женщин, студентов, рабочих и т.д. Один из активистов монархического движения И. А. Аносов прочитал стихотворе- ние «Вождю», в котором сравнил лидера харьковских монар- хистов с «гранитным утесом»:
    Была пора, и подлый враг
    В чаду слепого озлобленья
    чернил твой каждый смелый шаг,
    Грозил невзгодами отмщенья!..
    На смену дням бежали дни –
    Враги злорадно ликовали...
    Но день настал, – и вот они, –
    Теперь уже они – в печали!
    И этот день, как все, пройдет...
    И много в будущем, быть может,
    Таится горя и невзгод...
    ________________________________
    1 Чествование Члена Государственной Думы А. С. Вязигина. I. 22 октября 1907 года // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 333 (Приложение).
    2 Там же // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 337 (Приложение).

    Но нас сомненье не тревожит: Укор толпы, укор людей Души высокой не печалит! Пускай шумит волна морей, – Утес гранитный не повалит!..1

    Кроме того, на патриотическом вечере были оглаше- ны поздравительные телеграммы от епископа Белгородского Иоанникия (Ефремова), председателя Совета Русского собра- ния князя М. Л. Шаховского, Н. Н. Родзевича, А. С. Шмакова, Д. А. Хомякова, руководителя Тамбовского Союза Русских Людей М. Т. Попова, протоиерея С. Городцова (впоследствии – митрополита Варфоломея) и других известных политических и общественных деятелей правой ориентации.

    Вот что писал сам Вязигин в своем прощальном посла- нии, делясь впечатлениями от вечера, организованного в его честь харьковскими черносотенцами: «Моя дорогая много- тысячная харьковская черная Сотня! Еще раз шлю тебе свой низкий поклон и сердечную благодарность за ласку, за любовь, за неизменную поддержку и усердно прошу верно пестовать наше общее детище – “Харьковский Союз Русского Народа”. Ведь он еще не имеет и двух лет от роду, хоть и приобрел по- четную известность по всей Руси Великой и Святой. Необходи- мо младенца-богатыря холить и лелеять, чтоб он стал славным и могучим богатырем, сокрушителем всякой неправды, смири- телем всех темных сил – современных Соловьев-разбойников, Змеев-Горынычей и Жидовинов поганых»2.

    Также правый депутат просил своих соратников следо- вать апостольскому завету – быть единомысленными и еди- нодушными, выразив уверенность в конечном успехе борьбы черной сотни: «Россию ждет много испытаний, но и конечное
    ________________________________
    1 Там же // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 350 (Приложение).
    2 Чествование Члена Государственной Думы А. С. Вязигина. Вязигин А. <С.> Прощальный завет // Вязигин А. С. Манифест созидательного нацио- нализма… С. 357 (Приложение).

    торжество, если все мы окажемся достойными сынами наших предков и сомкнутыми рядами дадим грозный отпор наглым притязаниям супостатов и недругов. Многократно они под- нимались на Святую Русь, но каждый раз ложились под ее пяту, повергнутые в прах. Та же участь ждет их и ныне»1. По словам А. Д. Каплина и А. Д. Степанова, победа черной сотни в Харькове «была обеспечена еще и тем, что с конца 1906 года ХОРС и ХСРН совместно выступили про- тив красносотенцев». Так, уже к концу 1907 года в губер- нии действовало 26 отделов ХСРН с численностью не менее 10 000 человек2.

    Одновременно, несмотря на свою активную обществен- ную деятельность, Вязигин продолжал заниматься также и научной, педагогической деятельностью. В частности, в 1906–1908 годах он обработал, дополнил и издал второй том (в 2 частях) «Лекций по всемирной истории» своего покойно- го коллеги М. Н. Петрова. Вот что писал профессор Я. А. Де- нисов об этой работе Вязигина: «Обработка чужого труда является делом неблагодарным и невидным и требует извест- ного самопожертвования от того, кто за него берется. И эту жертву А. С. Вязигин принес и, несмотря на исключительно неблагоприятные обстоятельства... справился со своей зада- чей блистательно»3.

    Кроме того, в это же время Вязигин опубликовал целую серию научных статей по истории попыток осуществить идеи Царства Божия на земле, разработанные Августином Блажен- ным, на практике. Эти статьи должны были стать основой докторской диссертации, однако, к сожалению, из-за избра- ния автора в Государственную думу завершение и защита диссертации так и не состоялись. Кроме того, Вязигин напи- сал также немало и публицистических статей.
    ________________________________
    1 Там же // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 360 (Приложение).
    2 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 18.
    3 Цит. по: Там же. С. 18.

    Андрей Сергеевич скрупулезно рассматривал и изучал причины и возможные последствия только что пережитой ре- волюционной смуты. Так, во вступительной статье к своему сборнику «В тумане смутных дней» (1908) Вязигин отмечал: «Пережитое недавно Россией “освободительное безумие” не было неожиданностью для многих, ибо подготовка револю- ционного движения производилась у нас с редкой откровен- ностью: из года в год затаптывались все глубже в грязь наши исторические святыни, высмеивались народные верования... С ужасом и тревогой смотрели любящие Святую Русь люди на грозное будущее, сулившее великие потрясения для наше- го Отечества, которое вдобавок ослаблялось экономическими нестроениями»1.

    По словам Вязигина, революция созревала не стихийно, но готовилась целенаправленно. Не одно десятилетие «тайные общества и съезды работали над сплочением всех тех, кто с ненавистью и презрением относился к устоям русской жиз- ни». Как отмечал публицист, именно их лукавая пропаганда привела к тому, что русское юношество «лучшие годы своей жизни отдавало подготовке к революционным выступлениям, а не вдумчивому изучению родной земли». В результате «над Россией все гуще и гуще спускался сумрачный туман прибли- жавшихся смутных дней»2.

    Как пишет Вязигин, первый бурный натиск революции, однако, разбился о «черносотенную плотину, это неприхот- ливое сооружение стихийных народных чувств». Историк и публицист считал, что именно с созданием Союза Русского Народа произошло сближение до той поры разделенных и разрозненных «образованных русских людей, сознательных националистов с низами, носителями стихийного национа- лизма». Вместе с тем, подчеркивал он, опасность не мино-
    ________________________________
    1 Вязигин А. С. Созидательный национализм // Там же. С. 34; См. также: Вязигин А. С. В тумане смутных дней. Сборник статей, докладов и речей. Харьков, 1908.
    2 Вязигин А. С. Созидательный национализм // Вязигин А. С. Манифест со-

    вала, а революционный напор на Россию не прекратился. Поэтому Вязигин призывал своих единомышленников к бди- тельности и дальнейшей кропотливой работе: «Опасность отсрочена, но не миновала, и надо укрепить воздвигнутую народом преграду»1. Оказалось, что призыв Вязигина к единомыслию и еди- нодушию, обращенный к харьковским соратникам, был как никогда актуальным. Уже в 1907 году были выявлены круп- ные недостатки Харьковского отдела СРН. В первую очередь это касалось финансовой составляющей. Так, в 1907 году касса ХСРН оказалась пуста, и даже появились долги (свы- ше 1600 руб.). Кроме того, возникли трудности с выплатой кредитов по изданию «черной сотни». В итоге всю вторую половину 1907 года «черная сотня» издается на деньги Харь- ковского отдела Русского собрания. Однако даже это не спас- ло издание, и к декабрю 1907 года «черная сотня» прекратила свое существование. Из-за отсутствия средств пришлось так- же закрыть и чайные-читальни. Кроме того, существенный урон деятельности харьковских монархистов наносили раз- ногласия в Совете ХСРН.

    Также представляет весьма значительный интерес не- большая по объему книга (94 страницы) Вязигина «Гололобов- ский инцидент»2, которая была издана в Харькове в 1909 году. В этой работе автор обвинил «Союз 17 октября», и в частности А. И. Гучкова и М. В. Родзянко, в заигрывании с конституци- онными демократами и в интригах, направленных против пра- вых членов этой же партии.

    Суть инцидента, который подробно описал Вязигин, заключалась в следующем. Яков Георгиевич Гололобов (1855–1918) – известный в свое время публицист, учившийся за границей, сотрудничавший в «Северном вестнике», «Неде- ле», «Русских ведомостях» и других либеральных изданиях, автор повести «Вор», изданной в 1886 г. «Посредником». Го-
    ________________________________
    1 Там же. С. 37.
    2 Вязигин А. С. «Гололобовский инцидент»: (Страничка из истории полити- ческих партий в России). Харьков: Тип. журн. «Мирный труд», 1909.

    лолобов был земским деятелем Екатеринославской губернии, затем поступил на службу. Дослужился до советника екате- ринославского губернского правления. В 1905 г. Гололобов стал одним из организаторов (в Екатеринославе) так называе- мой «Народной партии», которая присоединилась к «Союзу 17 октября» (октябристам). В 1907 г. Гололобов был избран в Государственную думу как октябрист. В Думе он занял ме- сто на правом фланге октябристской фракции и подчеркивал свое отрицательное отношение к тем или иным либеральным конституционным стремлениям.

    18 февраля 1909 г. на заседании Думы при обсуждении внесенного социал-демократами запроса о преследовании профессиональных союзов Гололобов резко разошелся со своей фракцией. Он предложил отвергнуть этот запрос, тог- да как фракция голосовала за него. В итоге Гололобов вышел из «Союза 17 октября» и вместе с одиннадцатью своими сто- ронниками основал так называемую «Группу правых октя- бристов», которая по политической программе была близка умеренно-правым или даже правым.

    5 декабря 1911 г. в Думу был внесен запрос, в котором на Гололобова возводилось обвинение в якобы имевшем ме- сто участии в организации убийства члена II Думы доктора А. Л. Караваева. Однако нижняя палата признала это обвине- ние необоснованным. В итоге Гололобов возбудил ряд обви- нений в клевете против либеральных журналистов, писавших по поводу этого запроса. Он смог добиться осуждения своих противников и приговора их к различным мерам наказания. Также Гололобов возбудил обвинение в клевете против депу- тата социал-демократа Г. С. Кузнецова и других членов Думы, подписавших этот запрос.

    Обвинение в адрес Кузнецова вызвало обсуждение важ- ного вопроса о том, ответственны ли депутаты за речи и за- явления, делаемые ими в Думе. Этот вопрос после активного обсуждения в Сенате и в Государственном Совете был решен утвердительным образом. В итоге дело о Кузнецове было на- правлено в Верховный Уголовный Суд. В 1912 г. Я. Г. Гололо- бов назначен вице-губернатором в Полтаве.

    Главный вывод, сделанный Вязигиным из уроков «го- лолобовского инцидента», заключался в следующем: «Пове- дать Ему <То есть Государю Императору. – Д. С.> эту правду может только та Дума, в которой “левые” и “гучковцы” оста- нутся в меньшинстве, а господствующее и направляющее положение займут люди, способные прямить Царю и делать великое государево и земское дело.

    Такие люди найдутся, ибо не оскудела еще делателями добрыми русская земля, жаждущая лучей солнца Правды, и не политиканствующей интеллигенции, пресмыкающейся пред своими идолами, вытравить народное преклонение перед вечными идеала- ми.

    Но и не мелким и мелочным устроителям разного рода “парламентских инцидентов” – совершить великий подвиг обновления родной земли: его могут свершить лишь те, кто, подобно русскому народу, готов идти туда, куда зовет Вера, Родина и Самодержец Царь»1.

    Тем временем Вязигин весьма плодотворно работал в стенах Государственной думы, где вскоре стал играть замет- ную роль. 1 января 1908 года он был награжден вторым орде- ном – Св. Владимира 4-й степени, а 22 октября того же года, после смерти графа В. Ф. Доррера, его избрали председателем фракции правых. В Думе от имени фракции он резко выступал против посягательств Думы на права Царя, против принятия законопроекта о переходе из одного вероисповедания в другое, который был внесен фракцией октябристов и левыми и был принят Думой, за укрепление религиозного образования. Вот некоторые из наиболее важных выступлений Вязигина в Го- сударственной думе: «Незыблемость Самодержавия – основа государственного строя России», «Незаконность решения Го- сударственной думой религиозных вопросов», «Задача русско- го народного просвещения», «Цель похода против церковно-
    ________________________________
    1 Вязигин А. С. «Гололобовский инцидент»: (Страничка из истории полити- ческих партий в России). Харьков: Тип. журн. «Мирный труд», 1909. С. 94.

    приходских школ»1. Однажды, во время одного из своих выступлений, Вязигин, проводя анализ национального со- става студенчества, коснулся вопроса, связанного с непропор- циональным преобладанием в студенческой среде еврейского элемента. Вдруг слева раздался возглас о том, что выяснение национальности – это «мракобесие». На это Вязигин спокой- ным тоном ответил: «Если до меня говорили представители различных национальностей и отстаивали свои интересы, то мне, как русскому человеку, можно отстаивать интересы того народа, к которому я принадлежу»2.

    В период работы в Третьей Государственной думе Вязигин входил в Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей, которое состояло из трех членов Думы (Вязигин, Г. Г. Замысловский и граф А. А. Бобринский) и трех членов Государственного Совета (А. С. Стишинский, М. Я. Говорухо-Отрок и князь А. Н. Лобанов-Ростовский) под председательством члена Государственного Совета князя А. А. Ширинского-Шихматова.

    Кроме того, под влиянием В. М. Пуришкевича Вязигин наряду с другими правыми думцами вскоре тесно сблизил- ся с Русским Народным Союзом имени Михаила Архангела (РНСМА), а в 1909–1912 годах даже являлся членом Главной палаты РНСМА. В 1913 году Вязигин стал членом редакци- онной комиссии «Книги русской скорби» и членом Комиссии РНСМА для подготовки празднования 300-летия Дома Рома- новых. Также известно, что 8 ноября 1909 года Андрей Сер- геевич читал лекцию «Об основных законах Российской им- перии» для членов 1-го Российского Экономического Рабочего Союза, созданного при Союзе Михаила Архангела3. Тем временем ситуация в стане харьковских монархистов после отъезда в Петербург их лидера еще более усложнилась и вскоре перешла в открытый конфликт между сторонниками и
    ________________________________
    1 Думские выступления А. С. Вязигина. Харьков, 1913.
    2 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 21.
    3 Там же. С. 22.

    противниками Вязигина, которые попеременно оказывались в руководстве Харьковского отдела СРН. Внутренние неуряди- цы ослабляли Харьковский отдел. Как отмечают современные исследователи, причины внутренних нестроений в рядах мо- нархистов до конца пока не ясны1.

    А тем временем внешние враги, либеральные и револю- ционные силы, продолжали активизироваться. Либералы стре- мились занять ключевые посты в городе Харькове. С 1908 года против черносотенцев активно выступал новый губернатор, стремясь закрыть Харьковский отдел СРН.

    Тем временем националисты В. В. Шульгин и П. Н. Бала- шов пытались наладить контакт с Вязигиным, однако тот от их предложений категорически отказался. В этой связи 19 апреля 1912 года Вязигин сообщал жене: «К ним я не пойду, а значит, остается один путь – полный уход с политической сцены»2.

    Тем временем Андрей Сергеевич и в начале 1910-х гг. продолжал принимать активное участие в работе некоторых монархических организаций. В 1911 году он являлся членом Ревизионной комиссии СРН («обновленческого», то есть сто- ронников Н. Е. Маркова), 19 апреля 1912 года Вязигин был кооптирован в состав Устроительного Совета Монархиче- ских Съездов, а 4 мая 1912 года в Русском собрании выступил с докладом, посвященным памяти князя М. Л. Шаховского. Также Андрей Сергеевич был активным участником 5-го Всероссийского съезда Русских Людей в Санкт-Петербурге 16–20 мая 1912 года, а 9 сентября того же года выступил в Харькове с обстоятельным докладом об итогах работы Тре- тьей Государственной думы.

    Еще в октябре 1911 года Вязигин выступил перед харь- ковскими монархистами с докладом на тему: «Перед послед- ней сессией». Этот доклад, который привлек внимание своей обстоятельностью и глубиной, был опубликован в «Вестнике Русского собрания», а затем стал основой для выше упомяну- того выступления лидера харьковских монархистов об ито-
    ________________________________
    1 Там же. С. 22–23.
    2 Там же. С. 23.

    гах работы Третьей Государственной думы. Доклад состоял из двух частей – о еврейских притязаниях в Государственной думе первого–третьего созывов и о современной расстановке политических сил. В нем Вязигин дал анализ политической ситуации накануне выборов в четвертую Государственную думу. Касаясь требования либеральной общественности о скорейшей ликвидации черты еврейской оседлости, Андрей Сергеевич призвал к спокойствию и трезвомыслию, убеждая, что «не нужно преувеличивать еврейские силы», ибо в России перевес всегда будет за русскими, нужно только просвещать народ и освобождать его от экономической зависимости от еврейства. Это, на взгляд Вязигина, является «неотложной, насущной задачей»1.

    Во второй части доклада Андрей Сергеевич отмечал, что раскол в Союзе Русского Народа, который, напомним, как раз происходил в эти годы, ослабляет позиции черносотен- цев, и выдвинул идею объединения правых, националистов и октябристов (при отделении от предполагаемого союза левых октябристов). По его мнению, такая коалиция могла бы полу- чить устойчивое большинство в Думе: «К такому объедине- нию надо стремиться всюду, ибо иначе нельзя создать здание обновленной, свободной, в лучшем смысле этого слова, сво- бодной от нищеты, от невежества, от бесправия, преданной, как один человек, своему Государю – России»2. Однако, как и следовало ожидать, идея Вязигина не была реализована, ее не поддержали ни монархисты, ни умеренные октябристы.

    Вязигин с болью взирал на состояние тогдашнего рус- ского общества, в особенности его высших слоев. Так, еще в 1912 году он написал своей супруге из Санкт-Петербурга: «Убежден, что разложение “народного представительства” пойдет у нас с головокружительной быстротой, и нет людей, которые остановили бы падение России, давно разлагающей-
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же. С. 24. См. также: Вязигин А. С. Итоги Третьей Государ- ственной Думы // Мирный труд. 1912. Кн. 9.
    2 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 24.

    ся. Тут непреодолимые действуют силы, и карающая десни- ца Божия занесена над нашей Родиной. Впереди только чудо может спасти нас от общей участи – разложения государ- ственности. Россия еще долго может сопротивляться, но ее мозг поражен болезнью, и эта болезнь главная. Сюда должны быть направлены все заботы врачебные. Увы, этого не видят, или не хотят видеть!»1

    После того как завершила свою работу Третья Государ- ственная дума, Андрей Сергеевич решил больше не участво- вать в выборах, а сосредоточиться на научно-педагогической и общественной деятельности в Харькове. Вязигин никогда не расставался с мыслью снова вернуться на кафедру, а потому даже в Петербурге продолжал научную работу и издал в 1912 году книгу научных статей «Идеалы “Божьего царства” и мо- нархия Карла Великого»2. С весны 1913 года Андрей Сергее- вич приступил к исполнению профессорских обязанностей в Харьковском университете. Однако из-за правоконсерватив- ных политических убеждений он получил должность орди- нарного профессора лишь в мае 1913 года, да и то с прибавкой «исполняющий обязанности».

    С начала 1914 года Вязигин стал читать лекции и вести практические занятия по истории Средневековья на Высших женских курсах при Товариществе трудящихся женщин. Как отмечали современники, великолепно зная предмет по перво- источникам, не менее блестяще Вязигин вел и практические занятия, где с редким «терпением и настойчивостью» приу- чал своих слушателей «относиться вдумчиво к читаемым под его руководством памятникам давно угасшей жизни»3. Кроме того, Андрей Сергеевич состоял членом Харьковской комис- сии Народных чтений, выступая в качестве лектора. Также он составил краткий очерк деятельности этой комиссии.
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же. С. 25.
    2 Вязигин А. С. Идеалы Божьего царства и монархия Карла Великого. СПб., 1912.
    3 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 25.

    В 1914 году Вязигин был избран гласным Харьковской городской думы и в то же время работал в ряде комиссий. Кроме того, лидер харьковских монархистов продолжал ак- тивную работу в Русском собрании, оставался владельцем типографии, где по-прежнему печатался журнал «Мирный труд». В частности, огромный резонанс имела вышедшая в этом журнале в 1913 году публикация «Заметок по поводу убийства Андрюши Ющинского», посвященных ритуальному убийству киевского мальчика, осуществленному, как предпо- лагали обвинители, иудеями-талмудистами. Эти «Заметки» потом перепечатывали многие правые издания.

    Позже, в № 11 за 1914 год, было опубликовано объявле- ние: «Редакция журнала “Мирный труд” доводит до сведе- ния своих постоянных подписчиков, что по болезни редакто- ра подписка на 1915 год открыта не будет»1. Судя по всему, это объявление стало полной неожиданностью для многих читателей журнала, и поэтому в следующем, последнем но- мере издания было уже напечатано более пространное объ- явление: «Редакция “Мирного труда” считает своим священ- ным долгом принести сердечную благодарность всем своим сотрудникам и подписчикам, громадное большинство кото- рых возобновило подписку и на 1915 год, даже после объяв- ления о приостановлении издания. Из разных углов России редакцией получены многочисленные письма, выражающие твердую уверенность, что здоровье редактора вскоре восста- новится и он снова сможет продолжать служение родине со- действием духовному объединению русских людей, верных заветам нашего славного прошлого и желающих самобыт- ного развития России в будущем»2. Однако журнал так и не был возобновлен.

    В 1911–1915 годах Вязигин участвовал в издании и редак- тировании уже упомянутой нами газеты «Харьковские губерн- ские ведомости» («Харьковские ведомости»), где с 1909 года
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 26.
    2 Цит. по: Там же.

    редактором-издателем также была и его жена. Однако 31 дека- бря 1915 года и эта газета прекратила свое существование. Во время Первой мировой войны Вязигин формально не принимал участия в политической деятельности, сосредото- чившись на научной работе. Однако он по-прежнему сохранял авторитет в кругах монархистов и вел обширную переписку с правыми деятелями, пытаясь через их посредство повлиять на ситуацию.

    Так, 5 января 1915 года в письме к Н. Е. Маркову Вя- зигин предлагал способ снять аграрное напряжение, используя антигерманские настроения в обществе. По словам Вязигина, «народ тяготеет к земле, а не к ограничению власти Государя. Удовлетворение этой тяги Царем должно быть первым и оче- редным делом, ибо искалеченные, потерявшие трудоспособ- ность люди должны быть обеспечены не 2 руб. 50 коп. годо- вой пенсии, а по старинке – раздачей неотчужденной земли, отобранной у немецких колонистов, вознаграждение коих по мирному договору должно быть возложено на немцев. Иначе вся ненависть будет направлена на помещиков»1.

    Позже, 30 ноября 1915 года, в письме к князю Д. П. Голи- цыну (Муравлину) Вязигин с горечью передавал настроения, царившие в среде простого народа по отношению к власти: «Трудно сказать, кто более революционно настроен, правые ли низы или левые интеллигентские круги. Характерно, что недовольство объединяет и тех, и других, и сколько раз мне из правых уст приходилось слышать поговорку: рыба гни- ет с головы. В глазах русских людей власть имущие позорно оскандалились»2.

    Отметим, что Монархические совещания 1915 года прошли без участия Вязигина. На Петроградское совещание монархистов (21–23 ноября 1915 года) были приглашены из Харькова его оппоненты, а в адрес Всероссийского монар- хического совещания в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций (26–29 ноября 1915 года) Вязигин при- слал доклад, однако сам лично в Нижний Новгород не поехал.
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же. С. 27.
    2 Цит. по: Там же.

    Позже, в период подготовки к общемонархическому Съезду в 1916–1917 годах, Н. Н. Тиханович-Савицкий включал Вязи- гина, как одного из самых авторитетных местных деятелей, в состав предполагаемого Монархического Совета, но этот Съезд, как известно, так и не состоялся. В январе 1917 года Вязигин получил предложение от председателя Государ- ственного Совета И. Г. Щегловитова войти в состав Совета с целью укрепления фракции правых, но он отказался от этого предложения, ссылаясь на свое желание продолжить актив- ную преподавательскую деятельность.

    И действительно, в этот период времени Андрей Сергее- вич всерьез озабочен проблемами исторической науки. Он был глубоко убежден в следующем: «чтобы справиться с выдви- гаемыми жизнью жгучими и острыми вопросами, надо прежде всего знать. Ни одна наука не имеет в этом отношении такого значения, как история, дающая нам опыт длинной вереницы поколений. Наблюдаемое здесь пестрое разнообразие учреж- дений и характеров, сталкивающихся идей, страстей, руково- дящих побуждений и сложных отношений помогает лучше и сознательнее разобраться в настоящем, избегать множества уже сделанных ошибок и неудачных попыток. Но чтобы быть благотворным, знание должно быть сознательным и точным.

    Отсюда вытекает насущная необходимость обращения к первоисточникам, к человеческим документам... Они перено- сят нас в давно исчезнувшую среду, они позволяют постичь ее особенности, выработать собственное о ней суждение, они развивают такое драгоценное и необходимое качество, как са- мостоятельность. Обогатив себя знанием, приучившись вдум- чиво и самостоятельно относиться к прошлому, человек спаса- ет свою духовную свободу от тяжелых оков партийности <...>.

    Такова назревшая, сознанная русским обществом потребность переживаемого нами момента»1.

    Тогда же, исходя из подобного понимания исторической науки, Вязигин решил издать большую хрестоматию по исто-
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 28.

    рии Средних веков (пособие к лекциям и практическим за- нятиям). За 1916 год свет увидели три выпуска, которые были встречены словами самой высокой похвалы относительно как их внутреннего содержания, так и полиграфического оформ- ления. Первую часть четвертого выпуска Вязигин успел из- дать уже в 1917 году.

    1 января 1917 года исполнилось 25 лет научно-педагоги- ческой деятельности Андрея Сергеевича, однако, учитывая обстоятельства переживаемого времени – «времени кровавой борьбы за родину», было решено придать торжеству скром- ный, «чисто семейный факультетский характер». После рож- дественских каникул, 26 января, состоялось чествование, а 12 февраля была издана брошюра, посвященная юбиляру, авто- ром которой выступил Я. А. Денисов1. В брошюре отмеча- лось, что на протяжении всей жизни Вязигин исходил из того, что «наука должна не чуждаться жизни, но готовить к ней, помогать в неизбежной борьбе с ее превратностями. И они в самом скором времени наступили»2. После Февральского переворота 1917 года, как и мно- гие другие черносотенцы, Вязигин отошел от политической деятельности. С приходом к власти большевиков он решил не покидать Харьков и продолжал работать в местном уни- верситете, хотя и был отстранен от преподавания в народном университете.

    Обстоятельства, связанные с мученической кончиной Вязигина, как это характерно и для многих других черносо- тенцев, павших от руки большевистских палачей, до конца не ясны. Еще с советских времен в разного рода изданиях, по- священных правым, обычно лаконично писали, что Вязигин был «расстрелян за антисоветскую контрреволюционную деятельность», что, по сути дела, подразумевало законность и правомерность такого «суда истории».
    ________________________________
    1 Денисов Я. А. А. С. Вязигин: По поводу 25-летия научно-педагогической деятельности. Харьков, 1917.
    2 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 29.

    Все доступные в настоящее время сведения о гибели Вязигина собраны историками А. Д. Каплиным и А. Д. Сте- пановым1. Известно, что в начале апреля 1919 года Советом комиссаров высших учебных заведений (так называемым «Сквузом») он был отстранен от преподавания, лишен про- фессуры, а с 13 мая (ст. ст.) препровожден в тюрьму. Хотя революционный трибунал не нашел за Вязигиным вины, по- тому что, как свидетельствует об этом В. П. Бузескул, «уже несколько лет, как он со свойственным ему пылом и рвением всецело отдавался науке и преподаванию в университете и на высших женских курсах», тем не менее Андрея Сергееви- ча продолжали держать в заключении.

    О том, что произошло дальше, сведения крайне скудны. Достоверно известно лишь, что в июне 1919 года, перед отсту- плением красных из Харькова, бóльшая часть узников тюрьмы и концлагеря была уничтожена, трупы были сброшены в яр и слегка присыпаны землей. Деникинская комиссия, созданная после взятия Харькова белыми, в течение трех дней извлека- ла трупы из земли для передачи родственникам и дальнейше- го перезахоронения. Некоторая часть узников была вывезена большевиками в качестве заложников, и среди них оказались члены Русского собрания, представители дворянства, члены семей, в том числе женщины и молодые девушки, промышлен- ники, купцы, «группа лиц судебного ведомства». Среди прочих из Харькова были вывезены и Вязигин, профессор-протоиерей Н. С. Стеллецкий, Я. А. Денисов.

    Сохранилось архивное дело «О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией», из которого видно, что «профессор всеобщей истории, домовла- делец, семейный» А. С. Вязигин был взят в заложники имен- но за свою прежнюю политическую деятельность в качестве активного участника Союза Русского Народа. Об этом свиде- тельствует сохранившийся протокол допроса чрезвычайного военно-революционного трибунала, произведенного в Орле.
    ________________________________
    1 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со-

    В этот город из Харькова через Сумы отправили значитель- ную часть заложников, в том числе и Вязигина. Как отмечают А. Д. Каплин и А. Д. Степанов, протокол допроса «представ- ляет собой машинописный лист без даты, без номера и назва- ния дела, без предъявления обвинения, с вписанными от руки краткими сведениями (никак не могущими быть основанием для расправы) с резолюцией Фельдмана: “Заложник”»1.

    Еще в Сумах часть заложников (22 человека) была звер- ски казнена, а их трупы закопаны вблизи местного вокзала. Газета «Новая Россия» 11 августа 1919 года сообщала, что в одной из могил, помещавшейся среди огородов, были зарыты десять заложников, расстрелянных еще в июне: «Все трупы, кроме г-жи Акименко, раздеты. Многие с раскрытыми ртами в позах, вызывающих подозрение, что они брошены в могилу и зарыты еще живыми. Один из трупов весь изрублен. Осталь- ные, кроме двух расстрелянных ... зарублены (следы сабель- ных ударов на шее). В другой могиле найден труп без голо- вы, рук и ног; по остаткам одежды – военный. По указаниям жителей, есть еще могилы вблизи того места, где стоял вагон с заложниками, и в других местах. Точно установлено, что большевики увезли с собой проф<ессора> Вязигина, Денисо- ва и Орлова»2. Оставшихся заложников, которых доставили в Орел, первоначально разместили в центральной тюрьме, а затем – в концентрационном лагере. Как позже свидетель- ствовал один из чудом спасшихся заложников, на допросах в тюрьме и в концлагере А. С. Вязигин «держал себя с достоин- ством, с непоколебимым мужеством, как герой»3.

    8 октября 1919 года в газете «Новая Россия» была опу- бликована статья «чудом спасенные». В публикации сообща- лось, что Вязигин был зарублен в Орле 11 сентября (по старо- му стилю; 24 сентября по новому стилю). 10 октября того же
    ________________________________
    1 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 30.
    2 Цит. по: Там же. С. 31.
    3 Бузескул В. П. Памяти ученика, профессора-страдальца // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 363 (Приложение).

    года в этой же газете была опубликована статья профессора. В. П. Бузескула «Памяти ученика, профессора-страдальца», где он сообщил о некоторых ставших известными ему фактах последних месяцев жизни своего ученика.

    Как свидетельствует Бузескул, накануне своей кончины, с 3 по 10 сентября (ст. ст.), Вязигин вел дневник («несколько маленьких листков, исписанных карандашом твердым, убори- стым почерком, самая большая запись – под роковым 10 сентя- бря»), в котором излагал свои мысли о Боге, науке и универси- тете, семье и т.д. В тюрьме Вязигин старался не падать духом и даже читал лекции по средневековой истории своим «соузни- кам». При этом, как пишет Бузескул, один из них, многолетний друг Вязигина, профессор Я. А. Денисов шутливо замечал, что в качестве гонорара бывший лидер харьковских монархистов получал от сокамерников «гнилое яблоко и, кажется, кусо- чек полусырого бурака»1. К сожалению, сохранились ли эти последние листки, исписанные А. С. Вязигиным, пока не из- вестно. Вместе со своим другом прошел весь крестный путь до конца и профессор Денисов, зарубленный большевиками в Орле 11 (24) сентября 1919 года.

    13 (26) октября 1919 года, после прихода в Харьков белых, была отслужена панихида в Николаевской церкви (одной из красивейших в центре Харькова, впоследствии разрушенной) «по зверски убитом большевиками проф<ессоре> Вязигине». Позже, 17 (30) октября, в Крестовой церкви харьковского По- кровского монастыря «была отслужена торжественная па- нихида по замученным в Орле членам церковно-приходских советов в г. Харькове профессорам о. протоиерее Н. С. Стел- лецком, А. С. Вязигине и Я. А. Денисове»2. Однако вскоре Харьков вновь был взят большевиками, которые уже на сле- дующий год после этого закрыли столь любимый Вязигиным Харьковский университет.
    ________________________________
    1 Бузескул В. П. Памяти ученика, профессора-страдальца // Вязигин А. С. Манифест созидательного национализма… С. 364.
    2 Цит. по: Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Мани- фест созидательного национализма… С. 32.

    Как и следовало ожидать, к настоящему времени истори- ки не располагают никакими достоверными сведениями о мо- гиле А. С. Вязигина. Ничего не известно и о дальнейшей судьбе Т. И. Вязигиной – супруге, верном друге Андрея Сергеевича, которая в числе других родственников заложников (вместе с А. К. Денисовой и другими) совершила путь на север вслед за деникинскими войсками в поисках своего мужа. Также отсут- ствуют какие-либо сведения и о судьбе двух сыновей Вязигина (1896 и 1899 годов рождения). Относительно прочих его род- ственников известно лишь, что один из братьев Андрея Сер- геевича, полковник Владимир Сергеевич Вязигин (1863–1929), скончался в эмиграции в г. Нови-Сад (Югославия)1.

    Как писал Андрей Сергеевич Вязигин в одной из своих ранних статей еще в 1899 году, «только вера дает силу жить, зарождает упование на милость Творца, не оставляя человека беспомощным и одиноким». Эту веру и пронес ученый, публи- цист, правый политик и общественный деятель через всю свою жизнь до последних дней своего земного существования.
    ________________________________
    1 Каплин А. Д., Степанов А. Д. Предисловие // Вязигин А. С. Манифест со- зидательного национализма… С. 33.

    Глава 6.
    «Богато одаренный, не расцвел он, не принес плода…» Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870–1920)

    Личность основателя и руководителя одной из крупней- ших черносотенных организаций – Русского Народного Союза имени Михаила Архангела – Владимира Митрофановича Пу- ришкевича (1870–1920) стоит особняком среди прочих руково- дителей черносотенного движения. Это объясняется в первую очередь крайней степенью противоречивости Пуришкевича, сложностью его фигуры, неоднозначностью ее оценки совре- менными исследователями правомонархического движения.

    Широкая известность к В. М. Пуришкевичу пришла еще в 1910-е годы, когда он был избран депутатом Государственной думы. Его имя не сходило со страниц тогдашней периодиче- ской печати, часто обрастая разного рода слухами и сплетнями. Как справедливо отмечает современный исследователь право- монархического движения А. А. Иванов, едва ли какой-либо депутат Государственной думы начала ХХ в. (за исключением разве что А. Ф. Керенского и В. В. Шульгина) мог похвастаться столь широкой известностью1.

    Тем не менее следует отметить, что, несмотря на частое упоминание имени Пуришкевича как в научной, так и в худо- жественной литературе, а равно в отечественном и зарубеж-
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. М.–СПб., 2011. С. 3–4.

    ном кинематографе, тем не менее до сих пор не было ни одной цельной биографической книги, посвященной этому правому политику, если не считать, конечно, крайне тенденциозную по содержанию брошюру журналиста С. Б. Любоша «Русский фа- шист Владимир Пуришкевич»1.

    Такое положение вещей легко объяснимо. Известно, что на протяжении многих десятилетий на изучение тем, связан- ных с существованием правомонархических организаций, по идеологическим причинам было наложено негласное табу. Пу- ришкевича, как и других черносотенцев, в советской и запад- ной либеральной исторической науке клеймили как «погром- щика», «мракобеса», «предтечу фашизма» и пр. И только в 1990–2000-е гг. в постсоветской России появились определен- ные условия для всестороннего изучения деятельности правых политиков начала ХХ века.

    За последние годы историками было сделано достаточ- но много для того, чтобы восполнить эти существенные про- белы. Можно особо отметить, к примеру, сборник «Воинство святого Георгия», вышедший в издательстве «Царское дело» в 2006 году, историческую энциклопедию «черная сотня», вы- шедшую в издательстве «Институт русской цивилизации» в 2008 году2, и ряд других работ.

    Наконец, существенным прорывом в деле изучения жизни и деятельности В. М. Пуришкевича стала книга петербургско- го историка, кандидата исторических наук Андрея Алексан- дровича Иванова «Владимир Пуришкевич: Опыт биогра- фии правого политика», которая вышла в свет в издательстве «Альянс-Архео» в 2011 году3. Эта работа, полностью посвя- щенная Пуришкевичу, есть не что иное, как наиболее полная документальная биография правого политика.
    ________________________________
    1 Любош С. Б. Русский фашист Владимир Пуришкевич. Л., 1925.
    2 Воинство святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века. Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006. Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917 / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. М., 2008.
    3 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. М.–СПб., 2011.

    Следует отметить, что в книге А. А. Иванова, по сути дела, впервые в историографии делается попытка написания биографии правого политического деятеля. Действительно, в настоящее время активно переиздаются сочинения многих правых политиков начала прошлого века, и одно перечисление этих книг заняло бы значительное место на страницах этой книги1, однако до сей поры не было ни одной серьезной на- учной работы, посвященной исключительно жизни и деятель- ности кого-либо из правых. По сути дела, А. А. Иванов стал пионером в становлении биографики русских монархистов на достойном, самом высоком научном уровне. И учитывая уже одно только это обстоятельство, можно с уверенностью гово- рить о значительной научной новизне данного исследования.

    Однако обратимся к биографии Владимира Митрофанови- ча Пуришкевича. Родился он 12 августа 1870 года в Кишиневе. Отметим, что в новейшем исследовании А. А. Иванова автору удалось существенным образом, опираясь на научные дан- ные, скорректировать представления о предках Пуришкевича. До сих пор в научной среде бытовало мнение о преобладании молдавских корней в родословной Владимира Митрофанови- ча. Используя архивные данные, А. А. Иванов смог установить, что по отцу предками Пуришкевича были малороссы (то есть, по нынешней терминологии, украинцы), а по материнской линии – поляки. Никаких данных о молдавских предках по- литика исследователем обнаружено не было. Правда, полагает историк В. Ю. Рылов, молдавские корни у Пуришкевича все же, скорее всего, были – а именно со стороны его бабки (жены основателя дворянского рода протоиерея В. В. Пуришкевича)2.
    ________________________________
    1 Назовем хотя бы некоторые из них. Дневник Л. А. Тихомирова. 1915– 1917 гг. / Сост. А. В. Репников. М., 2008; Грингмут В. А. Объединяйтесь, люди русские! / Сост., предисл. и коммент. А. Д. Степанова. М., 2008; Пасхалов К. Н. Русский вопрос. / Сост., предисл. и примеч. Д. И. Стогова. М., 2009.
    2 Подробнее см.: Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 13–17; Рылов В. Ю. Владимир Пуришкевич – несосто- явшийся Ленин «справа» // Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2011/03/26/vladimir_purishkevich_nesostoyavshijsya_ lenin_sprava/.

    Владимир Митрофанович Пуришкевич был человеком дворянского происхождения, сыном крупного землевладельца. Его отец, М. В. Пуришкевич (1837 или 1839–1915), был действи- тельным статским советником, судебным следователем, судьей, гласным Бессарабского губернского земства. Мать – Л. В. Джу- минская (1845 – не ранее 1918) – происходила из польской семьи, была дочерью предводителя дворянства Аккерманского уезда.

    Владимир Митрофанович окончил Первую кишинев- скую гимназию с золотой медалью и буквально с детства стал проявлять значительный интерес к античной истории. Это об- стоятельство и определило дальнейший шаг в жизни Пуриш- кевича. Он поступил на классическое отделение историко- филологического факультета Новороссийского университета (г. Одесса), которое весьма успешно закончил в 1895 году. За- тем Пуришкевич некоторое время состоял сверхштатным учи- телем четвертой одесской гимназии. Также Владимир Митро- фанович являлся членом Историко-филологического общества при Новороссийском университете.

    Затем начинается государственная служба Владимира Митрофановича. Отметим, что это один из важнейших эта- пов его жизни, который во многом определил его дальнейшую партийную и общественную деятельность.

    В литературе нередко можно встретить мнение о том, что Пуришкевич как чиновник был лишь «бездарным вы- скочкой, поощряемым лишь за верность Престолу»1. Одним из создателей соответствующего мифа стал недоброжелатель Владимира Митрофановича князь С. Д. Урусов, служивший одно время бессарабским губернатором и опубликовавший в 1907 г. свои «Записки губернатора»2. Впоследствии такой взгляд на Пуришкевича-чиновника взяли на вооружение, как отмечает исследователь А. А. Иванов, «некоторые историки»3.
    ________________________________
    1 Подробнее об этом см.: Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт био- графии правого политика. С. 399.
    2 Урусов С. Д. Записки губернатора. М., 1907.
    3 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 399.

    На самом же деле Пуришкевич проявил себя на государствен- ной службе как талантливый администратор. Так, в 1897– 1900 гг. он занимал пост председателя Аккерманской уездной земской управы, и, в частности, известно, что в 1899 году, во время голода, именно он организовал для крестьян сбор по- жертвований, общественные работы, бесплатные столовые и ясли для крестьянских детей.

    В 1895 году Пуришкевич становится почетным мировым судьей; кроме того, он также был и почетным попечителем аккерманской гимназии. В 1900 году Владимир Митрофа- нович переехал в Петербург, где поначалу служил младшим ревизором в Хозяйственном департаменте Министерства внутренних дел, а затем – в страховом комитете того же ми- нистерства. Позже Пуришкевич служил помощником столо- начальника, коллежским асессором (1902 г.). В 1904 году, в чине надворного советника, он стал сверхштатным чинов- ником по особым поручениям при министерстве (министр В. К. Плеве). С 1905 г. – коллежский советник; в мае–декабре того же года Пуришкевич служил в Главном управлении по делам печати, формально был уволен со службы в августе 1907 года.

    Кроме того, Пуришкевич в 1905–1911 годах со- стоял депутатом дворянства Аккерманского уезда; также он был гласным Аккерманского уездного и Бессарабского гу- бернского земств.

    Царский Манифест 17 октября 1905 года Пуришкевич в целом воспринял положительно, в отличие от многих дру- гих правых, которые воспринимали этот акт с тревогой за дальнейшую судьбу монархии. По мнению же Пуришкевича, народное представительство сумеет преодолеть созданное чиновниками-бюрократами «средостение» между Императо- ром и народом. После этого он попытался баллотироваться в Первую Государственную думу как «убежденный член бес- сарабской партии центра».

    В ходе избирательной кампании правый политик характеризовал себя как «убежденный и самый страстный националист». Он подчеркивал при этом, что «только русский человек имеет право распоряжаться бу- дущими судьбами своей родины»1. Среди многочисленных пунктов предвыборной программы Пуришкевича можно выделить следующие: борьба за народное образование и за русскую школу; защита русской промышленности, торговли и кустарных промыслов; отстаивание аграрного характера России; содействие развитию сельского хозяйства в стране путем развития переселенческого движения, а также улуч- шения землепользования; борьба с левой печатью; поднятие благосостояния народа в целом; использование смертной каз- ни для умиротворения революционного террористического движения в стране и успокоения общества2.

    Особо следует отметить факты, связанные с активным участием Пуришкевича в деятельности черносотенного дви- жения. Так, уже в 1901 году он вступил в Русское собрание, а в период с конца 1905 по 1913 гг. был членом Совета этой орга- низации. С мая 1906 года Пуришкевич состоял в рядах круп- нейшей правомонархической организации – Союза Русского Народа. Он являлся товарищем (заместителем) председателя Главного Совета СРН и председателем Аккерманского отдела СРН. В это же время ему было поручено редактировать ежене- дельное приложение к газете СРН «Русское знамя».

    Вот как весьма красноречиво писал впоследствии об этой деятельности основатель и лидер Союза Русского На- рода А. И. Дубровин: «С вступлением Пуришкевича за- кипела новая, иная работа, и явилось новое направление в Союзе – бюрократический деспотизм – “чего моя нога хо- чет”. Располагая весьма солидными суммами, Влад<имир> Митроф<анович> не нуждался в тех скромных поступле- ниях на Союз, которыми Союз существовал до него. На- против, он рассылал по Отделам денежные пособия (что в “Р<усском> Знам<ени>” своевременно опубликовывалось);
    ________________________________
    1 См.: Иванов А. А. Пуришкевич Владимир Митрофанович // Русский кон- серватизм середины XVIII – начала ХХ века / Ответственный редактор В. В. Шелохаев, ответственный секретарь А. В. Репников. М.: РОССПЭН, 2010. C. 388; Друг. 1905. 4 ноября.
    2 Иванов А. А. Пуришкевич Владимир Митрофанович // Русский консерва- тизм середины XVIII – начала ХХ века. С. 388.

    бесплатно шли ежедневно возами воззвания, брошюры и тысячи нумеров “Р<усского> Знам<ени>”; открывались чайные-читальни, отправлялись по провинции ораторы и ревизоры. Убогая обстановка Главного Совета была заме- нена новой шикарной – венской. Одним словом, все кипело ключом, но только за деньги. Быстро стали исчезать прежние идейные работники, и на их место явилась масса желающих что-нибудь получить. А таких в то время было немало. Про- клятое время породило толпы голодных безработных, и ин- теллигентов, и простых тружеников, – все искало себе около Союза поддержки, ждало подачки; все увивалось около Пу- ришкевича и жадно, заискивающе смотрело ему в глаза. Как тут не закружиться голове и не зарваться? И Пуришкевич шел полным аллюром до 1907 года»1.

    В своей монографии, посвященной Пуришкевичу, А. А. Иванов привлек массу ранее не использовавшихся ис- следователями исторических фактов, свидетельствующих о борьбе за лидерство в Союзе между его председателем А. И. Дубровиным и товарищем председателя Пуришкеви- чем. Особо подчеркнем, что первый раскол в СРН, вылив- шийся в итоге в образование в начале 1908 г. Русского На- родного Союза Михаила Архангела (РНСМА), имел главной своей причиной личный конфликт между Дубровиным и Пу- ришкевичем. С другой стороны, и политические расхождения между руководителями Союза, связанные по преимуществу с отношением к третьеиюньской Государственной думе и к по- литике П. А. Столыпина (взгляд на необходимость разруше- ния крестьянской общины и пр.), сыграли в провоцировании этого раскола немалую роль. Пуришкевич, в отличие от Ду- бровина и его сторонников, считал столыпинскую аграрную реформу (прежде всего это касается разрушения общины и переселенческой политики) и другие преобразования Столы- пина благотворными и всецело их приветствовал. Традиционно деятельность Пуришкевича (как, впрочем, и других черносотенцев) ассоциируется в сознании обывате-
    ________________________________
    1 Куда временщики ведут Союз Русского Народа. СПб., 1910. С. 16.

    ля с «пещерным зоологическим антисемитизмом», с якобы имевшей место организацией страшных по своей жестоко- сти еврейских погромов. К формированию мифа о погромах приложили руки как советские, так и зарубежные истори- ки1. Отметим, что, действительно, Пуришкевич постоянно пытался продемонстрировать свою неприязнь к «жидам» и, таким образом, проявлял свои антиеврейские воззрения. Так, даже в 1917 году, уже при аресте большевиками, Влади- мир Митрофанович, согласно интервью комиссара Военно- революционного комитета М. К. Янковского петроградской газете «Новая жизнь», сказал буквально следующее: «У меня два принципа, и хоть убейте, – не откажусь от них: я монар- хист и ненавижу жидов»2.

    С другой стороны, многочисленные факты свидетель- ствуют, что Владимир Митрофанович был скорее, выража- ясь терминологией известного политического деятеля на- чала ХХ века, националиста В. В. Шульгина3, антисемитом политическим, но отнюдь не расовым. К примеру, в том же 1917 году Пуришкевич при встрече с редактором «Тавриче- ского голоса» доктором Д. С. Пасмаником назвал последне- го «евреем, перед которым он преклоняется»4. Подобного рода примеров множество. Пуришкевич всегда оставался политиком-прагматиком, и его принципиальность в отноше-
    ________________________________
    1 Одной из самых нелепых по своему содержанию и безапелляционных книг на сей счет является опус американского историка еврейского проис- хождения У. Лакера «Черная сотня. Происхождение русского фашизма», переведенная на русский язык и опубликованная в России в 1994 г. (Лакер У. Черная сотня. Происхождение русского фашизма / Пер. с англ. В. Меникера. М., 1994). Отметим, что либеральные и левые политики еще с самого начала ХХ века систематически обвиняли черносотенцев в организации еврейских погромов. Вместе с тем, впоследствии многие серьезные исследователи, в частности Ю. И. Кирьянов пришли к выводу, что эта травля черносотенцев со стороны либеральных и левых политиков не имела под собой никаких оснований (Кирьянов Ю. И. Русское собрание. 1900–1917. М., 2003. С. 146).
    2 Новая жизнь. 1917. 11 (24) ноября.
    3 Шульгин В. В. «Что нам в них не нравится…»: Об антисемитизме в России. СПб., 1992. С. 8.
    4 Пасманик Д. С. Революционные годы в Крыму. Париж, 1926. С. 140.

    нии к еврейству как к таковому вообще уступала место по- литическим реалиям и дифференцированному отношению к конкретным представителям еврейского народа.

    В 1907 году начинается депутатская карьера Пуришке- вича. Он был избран депутатом Второй (а затем Третьей и четвертой) Государственной думы. Кроме того, Владимир Митрофанович был членом Совета старшин Клуба умерен- ных и правых партий (1907 г.). В источниках, а впоследствии и в исторической литературе, как в научной, так и в художе- ственной, а также в кинематографе сложилось традиционное представление о Пуришкевиче – депутате Государственной думы – как о «профессиональном скандалисте». И действи- тельно, сам депутат давал множество поводов для появления такой характеристики. Так, член четвертой Государственной думы профессор М. М. Новиков писал о Пуришкевиче: «По- пулярность он приобрел главным образом всевозможными репликами с места и другими выходками, иногда остроум- ными, а подчас грубыми и неприличными»1. А Я. В. Глин- ка, прослуживший одиннадцать лет в Думе в качестве на- чальника одной из канцелярий и хорошо знавший лидера РНСМА, писал о нем буквально следующее: «Он не задума- ется с кафедры бросить стакан с водой в голову Милюкова. Необузданный в словах, за что нередко был исключаем из заседаний, он не подчинялся председателю и требовал выво- да себя силой. Когда охрана Таврического дворца являлась, он садился на плечи охранников, скрестивши руки, и в этом кортеже выезжал из зала заседаний»2. И таких примеров нам известно немало.

    Однако, по словам исследователя А. А. Иванова, скандал не был для Пуришкевича самоцелью, а скорее использовался как последний и самый радикальный способ воздействия на ситуацию. К тому же скандальное поведение способствова-
    ________________________________
    1 Новиков М. М. От Москвы до Нью-Йорка. Моя жизнь в науке и политике. Нью-Йорк, 1952. С. 183.
    2 Глинка Я. В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906–1917. Днев- ник и воспоминания. М., 2001. С. 51.

    ло желанию политика получить «всенародную известность и своеобразные симпатии избирателя»1.

    Правый политик чутко реагировал на все вызовы време- ни. И действительно, спектр общественной и политической деятельности В. М. Пуришкевича был необычайно широк. Это и создание спортивных обществ, студенческих объединений, попытка использования зарождавшейся в те годы киноинду- стрии в монархических целях; затем, в годы Первой мировой войны, – работа военно-санитарного поезда, создание «Обще- ства русской государственной карты после победоносной вой- ны» (ОРГК) и многое другое.

    Хотелось бы в этой связи остановиться подробнее на двух сюжетах – на работе военно-санитарного поезда и на деятель- ности Общества государственной карты. Лидер Союза Миха- ила Архангела еще в самом начале войны, в начале сентября 1914 г., поступил в распоряжение Красного Креста и выехал на театр военных действий в составе санитарного отряда А. И. Гучкова, демонстративно при этом заявив, что с началом военных действий все политические противоречия отброше- ны. Помимо этого Пуришкевич объявил, что Главная палата Союза прекращает на время войны всякую политическую дея- тельность и передает свое помещение под лазарет для раненых воинов2. Позже он организовал свой собственный санитарный поезд, в котором вместе с ним работали его жена Анна Никола- евна и двое сыновей, Всеволод и Вадим, воспитанники млад- ших курсов Училища правоведения. 10 ноября 1914 г. во главе этого поезда Пуришкевич выехал на фронт3.

    Сохранилось множество документов, связанных с ра- ботой военно-санитарного поезда В. М. Пуришкевича. Так, к примеру, в Государственном архиве Российской Федерации, в
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 400.
    2 Иванов А. А. Последние защитники монархии. Фракция правых IV Госу--- дарственной думы в годы Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 гг.). СПб., 2006. С. 55.
    3 Земщина. 1914. 21 ноября.

    фонде Союза Михаила Архангела, хранятся циркуляры глав- ноуполномоченного и особоуполномоченного Общества Крас- ного Креста, датированные 1916 годом. Эти документы, ка- сающиеся поезда № 17 уполномоченного В. М. Пуришкевича, включают в себя: медицинские и гигиенические требования в связи с распространением в действующей армии цинги (23 мая 1916 г.)1; просьбы к Пуришкевичу предоставить сведения о поступающих в лазарет цинготных больных (27 мая 1916 г.)2; просьбы предоставить сведения о прибывающих и убываю- щих в лазарет (14 июня 1916 г.)3; сообщение о командировании профессора Лаврова на фронт с целью производства опытов борьбы с удушливым газом (7 июня 1916 г.)4; сообщение о про- ведении прививок среди солдат5 и др.

    Поезд Пуришкевича испытал на себе все тяготы воен- ной жизни. Так, в военно-санитарных поездах, как и вообще в действующей армии, в связи с ухудшением положения на фронте к 1916 г. стали четко определяться нормы потребле- ния продуктов. В частности, на основании приказа главного начальника снабжения армий Северного фронта от 20 фев- раля 1916 г. за № 131 отпуск продуктов должен был произво- диться не больше, чем из расчета на три дня; сухари, галеты, мясные и овощные консервы отпуску не подлежали; на осно- вании приказа главного начальника снабжения армий Север- ного фронта за № 234 вместо сахара-рафинада, овса, сала, вермишели временно могли отпускаться только сахарный пе- сок, ячмень, масло и крупа. Скот же мог быть отпущен лишь в крайности, в случае избытка в частях6.

    Работавшие в поезде Пуришкевича сотрудники не толь- ко оказывали помощь раненым воинам и осуществляли их эвакуацию, но и доставляли теплые вещи, а также пищу на
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 697. Л. 2–2 об.
    2 Там же. Л. 3–3 об.
    3 Там же. Л. 5.
    4 Там же. Л. 8.
    5 Там же. Л. 9.
    6 Там же. Л. 11.

    передовую. Пуришкевич, как и другие правые, устраивал питательные пункты, лавки для военнослужащих и бежен- цев, а также и для местного населения, сильно страдавшего вследствие военных действий. В поезде имелись аптечные ва- гоны, вагоны-лавки, так называемые «питательные вагоны», вагоны-бани и вагоны-читальни. Существовал также вагон- церковь, в котором совершались богослужения.

    Отметим, что так называемые «даровые библиотеки» (вагоны-читальни) для воинских чинов, создававшиеся Пу- ришкевичем при его санитарном поезде, финансировались из секретного фонда Министерства внутренних дел. Известно, что в декабре 1915 г. товарищ министра В. Ф. Джунковский вы- делил Пуришкевичу на эти цели 10 000 рублей1. В «даровых библиотеках» преобладала литература черносотенного содер- жания, в том числе и по еврейскому вопросу2.

    Существует множество свидетельств о работе военно- санитарного поезда. В частности, корреспондент «Нового вре- мени» восторженно отзывался о работе поезда В. М. Пуриш- кевича. По словам журналиста, организация и техническая оснащенность поезда была отличной, так что этот поезд, чуть ли не единственный в своем роде, оказывал реальную помощь раненым на передовых позициях в первый год войны3.

    Отметим, что даже такой автор, как С. Любош, написав- ший в 1920-х гг. весьма тенденциозную книгу о деятельности Пуришкевича, называя его «русским фашистом», отмечал, что его санитарный поезд «был одним из лучших и приносил много облегчения тем войсковым частям, к которым он попадал»4. Вообще фигура В. М. Пуришкевича, безусловно, – одна из самых ярких среди лидеров правых. В архивных фондах Дома русского зарубежья имени А. И. Солженицына нам удалось най- ти интересное, ранее нигде не публиковавшееся свидетельство о лидере РНСМА известного публициста Ю. С. Карцова, лично
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 646. Л. 27–28.
    2 См.: Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 61.
    3 Новое время. 1915. 27 января.
    4 Любош С. Русский фашист Владимир Пуришкевич. Л., 1925. С. 44.

    знавшего Пуришкевича: «Касательно Пуришкевича <…> оста- лось подвести итог и произнести окончательное суждение. Бога- то одаренный, не расцвел он, не принес плода, и воспоминание о нем неразрывно у меня связано с чувством глубокого разоча- рования. <…> Стойкостью убеждений он не отличался и гнулся на обе стороны: перед властью и перед общественным мнени- ем. Деятельность его была шутлива, поверхностна и бесплодна. России он не спас, а, наоборот, толкнул ее в пропасть»1.

    Впрочем, следует отметить, что столь жесткую характе- ристику Пуришкевича со стороны Карцова можно объяснить и несовпадением их политических взглядов. Так, Карцов утверж- дает, что Пуришкевич требовал от него подписаться под цир- куляром против другого активного члена РНСМА присяжного поверенного П. Ф. Булацеля, который, в противовес Пуриш- кевичу, выступил с антианглийским заявлением, но Карцов отказался это сделать. Англофильская позиция Пуришкевича соседствовала с крайне выраженным волюнтаризмом. Так, со- гласно Карцову, лидер РНСМА предложил ему и другим со- ратникам составить перечень территорий, которые должна по- требовать Россия после окончания Первой мировой войны, но Карцов отказался сделать это. Такая позиция Карцова привела в итоге к его выходу из Союза Михаила Архангела2.

    Вернемся к военно-санитарному поезду Пуришкевича. Он проработал примерно три с половиной года. За это время поезд побывал в расположении войск генералов В. И. Гур- ко, П. И. Мищенко, С. М. Шайдемана, В. М. Безобразова, А. Я. Драгомирова и других3. Отметим, что, по данным на 1916 г., в головном отряде Красного Креста, который возглав- лял Пуришкевич, состояло на различных пунктах 89 человек4. В разное время в его состав входили и другие видные правые – А. М. Синицын, С. В. Левашев и др.
    ________________________________
    1 Архив Дома Русского Зарубежья им. А. И. Солженицына (ДРЗ). Ф. 1. Ед. хр. М-76 (1). Л. 259–260, 313.
    2 Там же. Л. 312.
    3 Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 58.
    4 ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 702. Л. 8–10.

    Также лидер РНСМА систематически читал лекции по России, а вырученные от чтения этих лекций деньги шли на снабжение русских воинов книгами. Сам Пуришкевич сооб- щал в отчете, который предоставил Государственной думе, что на начало 1917 г. им было роздано более одного миллиона книг для солдат и около ста тысяч для офицеров на сумму до 100 тысяч рублей1.

    Кроме того, в годы войны Пуришкевич издавал сборники «Солдатских песен» собственного сочинения. Имеются сведе- ния о том, что на своем думском ящике, куда опускалась кор- респонденция, лидер РНСМА разместил записку: «Предпочитая слово делу, Я покидаю Петроград: Здесь в Думе только говорят, А это мне осточертело!»2 Этим же четверостишием Пуришкевич оформил и про- шение о своем отпуске.

    Полученные средства от деятельности Пуришкевича так- же шли на нужды военно-санитарного дела3. Император Нико- лай II в 1916 г. посетил военно-санитарный поезд Пуришкевича и, осмотрев его, заявил: «Удивительная энергия и замечатель- ный организатор!»4 В дневнике Николая II также содержится, правда, куда менее восторженное, упоминание об этом посе- щении (запись от 29 мая 1916 г., воскресенье, Троицын день): «После завтрака поехал с Алексеем <Сын Императора Цеса- ревич Алексей Николаевич. – Д. С.> на станцию; видел эшелон Куринского полка и два вагона Пуришкевича – пох<одная> би-
    ________________________________
    1 РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 646. Л. 27–28; Новое время. 1917. 17 (30) марта.
    2 РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 646. Л. 17; Новое время. 1916. 25 февраля (9 мар- та); Аврех А. Я. Распад третьеиюньской системы. М., 1985. С. 100; Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 57.
    3 Там же.
    4 Переписка Николая и Александры Романовых (1914–1916). М.–Л., 1927– 1928. Т. IV. С. 279–280.

    блиотека и пох<одная> аптека, с кот<орыми> он разъезжает по фронтам»1. Отметим, что, помимо участия в санитарном деле, именно после военных неудач весны-лета 1915 гг. лидер РНСМА потребовал усиления власти для успешной борьбы с революцией и на фронте.

    Современный исследователь А. А. Иванов, детально изучивший биографию Пуришкевича, дал следующую весь- ма справедливую характеристику деятельности политика на театре военных действий: «Разразившаяся война существен- но изменила расхожее о Пуришкевиче мнение. Она открыла в нем такие черты и качества, которые заставили взглянуть на Пуришкевича с принципиально иного ракурса. <…> Патрио- тический порыв проявился у Пуришкевича с такой неистовой силой, что все остальные свойственные ему страсти отошли на задний план. В жертву патриотизму Пуришкевич принес все, чем располагал: свои политические симпатии, личные предубеждения и даже славу, отказавшись на время войны от всякой политической деятельности во имя деятельного служе- ния Отечеству на фронте. <…> Пуришкевича буквально зава- ливали письмами с просьбами принять в свой отряд, газеты, преимущественно консервативные, пели ему дифирамбы, сол- даты и офицеры искренне благодарили. Пуришкевич талант- ливо и самозабвенно отдавался новой для него деятельности, проявив недюжий талант организатора. <…> Но едва ли верно было бы полагать, что патриотизм Пуришкевича “появился” исключительно в связи с войной. Патриотизм был присущ ему всегда, являясь его жизненным credo, но, выражаясь в триаде “самодержавие, православие, отечество” (слова девиза Союза Михаила Архангела), был очевиден и понятен, как таковой, лишь для его консервативно мыслящих единомышленников. Война только доказала искренность патриотического чувства у Пуришкевича, его готовность доказать слова делом»2.
    ________________________________
    1 Дневники Императора Николая II. С. 590.
    2 Иванов А. А. «Он был лучше своей репутации…» Владимир Пуришкевич глазами современников: штрихи к портрету политического деятеля // Клио. 2004. № 2 (25). С. 229.

    С выводами А. А. Иванова невозможно не согласиться. Пламенные патриотические чувства Пуришкевича призна- вали даже его политические противники. В частности, как признавался впоследствии известный либеральный политик, депутат II, III и IV Государственных дум В. А. Маклаков, «во--- йна обнаружила его <В. М. Пуришкевича. – Д. С.> основную черту; ею была не ненависть к конституции или Думе, а пла- менный патриотизм»1.

    Современники Пуришкевича были поражены его горя- чей энергией и преданностью тому делу, за которое он тогда взялся. «Никто достать не может <Медикаменты, которых не хватало даже в столице. – Д. С.>, а он достает. На то он и Пуришкевич...» – смеялись офицеры2. А зять видного рус- ского историка С. Ф. Платонова Б. Краевич отмечал, что был «страшно доволен», что ему удалось перевестись в отряд к «генералу», как в шутку называли Пуришкевича в отряде, отмечая, что дело у лидера РНСМА организовано на самом высоком уровне3. Слово «Пуришкевич» в русской армии сде- лалось нарицательным именем, – писал побывавший на пози- циях корреспондент газеты «Бессарабия», – и чтобы указать хорошую постановку какого-либо дела, обыкновенно гово- рят: «как у Пуришкевича»4.

    А вот что писал современник событий, гвардии полков- ник Ф. В. Винберг, находившийся в то время на фронте: «С объ-- явлением войны Владимир Митрофанович, в горячем, как всегда у него бывает, порыве своего патриотического чувства, весь отдался своей энергичной, самоотверженной, высоко пло- дотворной деятельности <...> Он кипел как в котле, отдав весь свой крупный организаторский и административный талант,
    ________________________________
    1 Маклаков В. А. Вторая Государственная Дума (Воспоминания современ-
    ника). London, 1991. С. 194.
    2 Новое время. 1917. 4 (17) января.
    3 Иванов А. А. Патриотическая деятельность В. М. Пуришкевича в годы I мировой войны // Герценовские чтения 2002. Актуальные проблемы соци- альных наук. Сборник научных статей. СПб., 2002. C. 83.
    4 Бессарабия. 1916. 14 декабря.

    все свои силы, все помыслы святому делу войны. Я видел его питательные пункты, его поезда, где так радушно встречали его милые сестры милосердия, где так уютно угощали и дава- ли отдохнуть и от однообразия, и от трудов походной и боевой жизни. Всюду, как офицеры, так и нижние чины, с горячей бла- годарностью отзывались о помощи, доставляемой Пуришкеви- чем и его образцовыми отрядами»1.

    Следует отметить, что иногда даже категорические поли- тические противники Пуришкевича, левые, видя, с какой неу- томимой энергией лидер РНСМА взялся за военно-санитарное дело, меняли отношение к нему в лучшую сторону. В част- ности, известный социалист-революционер Н. Д. Авксентьев, вместе с Пуришкевичем отбывавший тюремное заключение при большевиках, позже признавался: «Мы были с ним поли- тическими антиподами, и никогда ничто общее нас с ним не связывало и не могло связывать, но <...> он, – руководитель черной сотни – был психологически мне ближе, чем все те – даже радикальные политики, которые в борьбе с большевиз- мом <...> жертвуют интересами России»2.

    Отметим также, что и весьма многочисленные соратники В. М. Пуришкевича также приложили все силы для помощи фронту. Так, созданное еще в начале 1914 г. с подачи лидера РНСМА Всероссийское Филаретовское общество народного образования с началом войны приостановило свою просвети- тельскую деятельность и начало активно оказывать помощь семьям призванных в армию, убитых или раненых на фронте учителей. Находившийся под покровительством Императрицы Александры Федоровны Верховный Совет по призрению се- мей лиц, призванных на войну, отпустил на деятельность Фи- ларетовского общества 50 000 рублей3. Рассмотрим также некоторые обстоятельства, связанные с деятельностью Общества государственной карты, которое
    ________________________________
    1 Винберг Ф. В. В плену у «обезьян» (Записки «контрреволюционера»). Киев, 1918. С. 15.
    2 Авксентьев Н. Patriotica // Современные записки (Париж). 1920. Кн. 1. С. 132.
    3 Вестник Русского собрания. 1915. 1 июня (№ 16).

    было создано В. М. Пуришкевичем в годы Первой мировой войны1. Также коснемся и деятельности двух других обществ, созданных лидером РНСМА, – Общества чешско-славянского единения и Славянского содружества для развития земледе- лия, ремесла и промышленности.

    Общество русской государственной карты, согласно пун- кту 1 Устава, имело целью «выработку основных положений, на которых Россия, после победоносной войны, могла заклю- чить мир, осуществляющий ее исторические, национальные, государственные и славянские задачи. В сих видах общество имеет право в соответствующих, указанных целями общества, случаях входить с ходатайствами и представлениями в прави- тельственные и общественные учреждения»2.

    Согласно пункту 8 Устава, заведовали обществом Об- щее Собрание и Главный Совет, который избирался Общим Собранием на три года в составе 24 членов. Общее Собрание ежегодно избирало из своей среды поверочный отдел из трех членов и двух заместителей для поверки отчетности. Общее собрание обязательно должно было собираться два раза в год (пункт 9 Устава)3.

    Общество русской государственной карты было органи- зовано в октябре 1916 г., его Устав был подписан директором Департамента общих дел МВД в должности егермейстера П. П. Стремоуховым, однако сам премьер Б. В. Штюрмер отка- зывался подписать документ, предпочитая обращаться по тер- риториальному вопросу к известному историку, публицисту и правому общественному деятелю Д. И. Иловайскому. Отме- тим, что это вызвало, в свою очередь, еще более неприязненное отношение со стороны Пуришкевича к Штюрмеру и так назы- ваемым «распутинцам» (то есть к тем членам правительства, которые, как считал Пуришкевич, заняли свои высокие посты
    ________________________________
    1 Подробнее о деятельности этого общества см.: Иванов А. А. В. М. Пуриш- кевич и «Общество русской государственной карты» // Вестник Чебоксар- ского кооперативного института. 2010. №1 (5). С. 158–163.
    2 ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 698. Л. 1.
    3 Там же. Л. 4.

    с подачи Григория Ефимовича) в целом, которое и до этого у Пуришкевича было резко отрицательным. Этот фактор, как представляется, был одним из тех, которые подтолкнули лиде- ра РНСМА к участию в убийстве Г. Е. Распутина1.

    Целями Общества чешско-славянского единения, соглас- но его Уставу (пункт 1), были:
    «а). Объединение всех славян путем развития учений и качеств великих славян всех веков: святых Кирилла и Мефо- дия, Гуса, Жижки, Коменского, Минина, Пожарского, Хомя- кова, Аксакова, гр. Игнатьева, Скобелева, Мицкевича, Богус- лавного (автора «Истории славян»), Николы Пашича, Радко Дмитриева и Крамаржа;
    б). Развитие сознания среди славян о кровном родстве <…>;
    в). Стремление к взаимному сближению существующих славянских языков;
    г). Развитие самодеятельности и предприимчивости сре- ди славян;
    д). Свободное развитие трудолюбия, чувства братства и человеколюбия;
    е). Содействие расследованию славянской истории;
    ж). Содействие восстановлению сокольского воспитания среди славян, во всей чистоте духа и стремлении его славян- ских основателей;
    з). Конечной задачей общество ставит себе полное осво- бождение славянского мира от вражеского и вообще чужого засилья»2.

    Структура Общества чешско-славянского единения в об- щих чертах повторяла структуру Общества русской государ- ственной карты. Руководящими органами общества станови- лись Общее Собрание и Правление, причем Общее Собрание созывалось Правлением3.
    ________________________________
    1 Иванов А. <А.>., Степанов А. <Д.> Пуришкевич В. М. // Черная сотня. Исто- рическая энциклопедия. С. 428.
    2 ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 698. Л. 18.
    3 Там же. Л. 19.

    «Славянское содружество для развития земледелия, ремесла и промышленности» создавалось с целью подня- тия сельского хозяйства славянских народов. Задача содру- жества заключалась в том, чтобы «объединить в торгово- промышленном предприятии всех убежденных славян с целью: 1) удовлетворить потребности земледелия, ремесла и промышленности и 2) бороться с немецким засильем в об- ласти народного труда»1. В Уставе содружества подчеркива- лось, что «особенное внимание Славянское содружество бу- дет уделять первоисточнику народного здравия, богатства и государственного могущества – земледелию, а в первую оче- редь насущному вопросу широкого применения туков – во- просу, стоящему на очереди уже целое столетие»2.

    Отметим, что произошедшая вскоре после создания пере- численных организаций Февральская революция не дала воз- можности в полной мере этим обществам развернуть активную деятельность. Правда, даже летом 1917 г. Пуришкевич «пытал- ся привлечь в свое “Общество Русской государственной кар- ты” офицеров, встречался с Л. Г. Корниловым и А. И. Деникиным, но те не захотели иметь с ним дела»3.

    Особый и крайне важный вопрос, который мы не можем обойти вниманием, – это постепенный фактический переход Пуришкевича в стан думской оппозиции, ярко выраженное движение правого политика влево, наблюдавшееся в период Первой мировой войны и вплоть до Февральского переворота 1917 года. Если говорить о причинах столь ярко выраженного демарша Владимира Митрофановича, то их было множество. В частности, следует отметить тот факт, что Владимир Ми- трофанович всегда оставался политиком-прагматиком, дви- жимым конкретными политическими соображениями того или иного исторического периода, а также искал себе дешевой популярности. Именно в этой связи следует рассматривать,
    ________________________________
    1 Там же. Л. 20.
    2 Там же. Л. 21.
    3 Иванов А. <А.>., Степанов А. <Д.> Пуришкевич В. М. // Черная сотня. Исто- рическая энциклопедия. С. 429.

    в частности, резкий переход Владимира Митрофановича из лагеря сторонников сближения с Германией в ряды ярых ан- глофилов (естественным образом резко изменилась полити- ческая ситуация в связи с началом Первой мировой войны).

    Исследователь А. А. Иванов в этой связи особо отмеча- ет, что «патриотизм <…> был для Пуришкевича более зна- чимым, нежели консерватизм и монархизм»1. Но, как учит нас история, патриотизм без монархической идеи по своей сути ущербен. «Патриотами», к примеру, считали себя кро- вожадные убийцы, выпестованные масонскими ложами французские революционеры-санкюлоты; «патриотами», заботящимися о своей нации, считали себя и германские национал-социалисты во главе с Адольфом Гитлером. что же касается Пуришкевича, он в итоге, даже толком не отдавая себе отчет в том, что происходит, движимый импульсивными порывами, сам того не осознавая, стал игрушкой в руках ли- беральных сил, ставивших перед собой далеко идущие планы низвержения в России монархического строя, погружения ве- ликой страны в пучину смуты, хаоса и анархии.

    Закономерным итогом такой резкой смены полити- ческого курса влево, предпринятой В. М. Пуришкевичем, явилось его выступление 19 ноября 1916 г. в стенах Государ- ственной думы, в Таврическом дворце, в котором он факти- чески поддержал речь ранее выступавшего лидера кадетов П. Н. Милюкова, который яростно критиковал правитель- ство, прямо обвиняя главу кабинета в измене и подготов- ке сепаратного мира с Германией, обрушивался на группу лиц, окружавших Императрицу Александру Федоровну. Обвиняя кабинет в бездарной политике, лидер кадетов по несколько раз повторял с думской кафедры один и тот же вопрос: «Глупость или измена?»2
    ________________________________
    1 Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 402.
    2 «Нет, господа, воля ваша, уже слишком много глупости. Как будто труд- но объяснить все это только глупостью», – подчеркнул в конце своей речи Милюков. – Спиридович А. И. Великая война и февральская революция (1914–1917). Минск, 2004. С. 393.

    Несмотря на то что обвинения Милюкова в адрес власти не имели под собой абсолютно никакой доказательной базы, что впоследствии и подтвердили выводы, сделанные чрезвы- чайной следственной комиссией Временного правительства, тем не менее Пуришкевич в унисон Милюкову также заявил о «подлецах в шитых золотом мундирах», которые, по его сло- вам, совсем не олицетворяют монархические идеалы, а, на- против, дискредитируют их1.

    Также в своей речи 19 ноября 1916 г. Пуришкевич обви- нил правительство в том, что оно «сверху донизу болело и бо- леет болезнью воли»2, обличал бессистемность в действиях власти, полагая, что в стране существует только одна систе- ма – «система тыловой разрухи»3. Лидер РНСМА намекнул на возможную измену верхов, так называемой «камарильи», которую бичевал в лице влиятельных лиц (которые почти все являлись к тому же убежденными правыми) – дворцового ко- менданта генерала В. Н. Воейкова, графа А. А. Бобринского, А. Д. Протопопова, Б. В. Штюрмера и др. Главный удар Пу- ришкевич нанес по Г. Е. Распутину, полагая, что все «зло» в России исходит от «темных сил», во главе которых стоит старец. В конце своей речи лидер РНСМА призвал избавить страну от «хлыста» (Пуришкевич разделял широко распро- страненную и растиражированную либеральными пропа- гандистами версию, опровергнутую, однако, серьезными исследователями-сектоведами, о принадлежности Г. Е. Распу- тина к секте хлыстов) и от «распутинцев больших и малых»4. Помимо прочего, оратор обрушился на Особый комитет по борьбе с немецким засильем и на его председателя А. С. Сти- шинского с обвинениями в полном бездействии.

    Вполне естественно, что Пуришкевичу после его разо- блачительной речи бурно аплодировали как левые, так и ли-
    ________________________________
    1 <Степанов С. А.> В. М. Пуришкевич // Политическая история России в партиях и лицах. М., 1993. С. 335.
    2 Государственная Дума. Созыв IV. Сессия V. Пг., 1916. Стлб.262.
    3 Там же. Стлб.266.
    4 Там же. Стлб.287.

    бералы и даже умеренно-правые. Даже либеральный философ Е. Н. Трубецкой, ранее называвший Пуришкевича «черно- сотенцем» (естественно, употребляя этот термин исключи- тельно в негативном смысле), поспешил «простить ему очень многое» и пожать ему руку1.

    Говоря об особенностях речи Пуришкевича, современ- ный исследователь И. Г. Соболев выразил мнение, что «в целом речь была выдержана в традиционном для черносо- тенцев истерично-демагогическом духе и содержала пря- мые выпады лично против А. С. Стишинского как чуть ли не главного пособника лиц, стремящихся укрыть “немцев” от “ответственности”»2. Думается, что это наблюдение исто- рика в целом верное, за исключением его пассажа о «тра- диционном для черносотенцев <Выделено мною. – Д. С.> истерично-демагогическом духе» (как будто бы думские ли- бералы или социал-демократы не занимались демагогией?!). При этом исследователь приводит факты, связанные с тем, что сам «многоопытный А. С. Стишинский, являвшийся на политической сцене России фигурой не менее одиозной, чем сам Пуришкевич, в свою очередь, не остался в долгу, решив использовать столь удобный случай для демонстрации перед “общественностью” своих заслуг на поприще борьбы с “гер- манизмом”, что и сделал 22 ноября 1916 г., направив предсе- дателю Государственной Думы М. В. Родзянко письмо с под- робным их перечислением»3. При этом копии письма были препровождены им также в «Правительственный вестник» и в «Новое время»4.

    И. Г. Соболев замечает, что обвинения Пуришкевича в адрес Особого комитета абсолютно не соответствовали ис- тине, так как из рассмотренных ведомством к концу 1916 г.
    ________________________________
    1 См.: Кожинов В. В. «Черносотенцы» и Революция. М., 1998. С. 81.
    2 Соболев И. Г. Борьба с «немецким засильем» в России в годы Первой мировой войны. СПб., 2004. С. 98; Государственная Дума. Созыв IV. Сессия V. Стлб.277–278.
    3 Соболев И. Г. Борьба с «немецким засильем»… С. 98.
    4 РГИА. Ф. 1483. Оп. 1. Д. 1. Л. 16–19 об.

    630 прошений лиц немецкого происхождения, искавших за- щиты от несправедливых, как они считали, действий местной администрации по ликвидации в России немецкого землев- ладения, «заслуживающими уважения» были сочтены толь- ко 17, а 613 отклонены по тем или иным причинам1. Между тем Пуришкевич, выступая в Думе, утверждал, что Особый комитет стремится всеми силами удовлетворять «немецкие ходатайства». «Правительство, Особый комитет по борьбе с немецким засильем, а в особенности местная администрация и военные власти относились к “русским немцам” с большой подозрительностью и даже враждебностью, не желая идти по отношению к ним ни на малейшие уступки», – отмечает в этой связи И. Г. Соболев2.

    Историк А. А. Иванов, комментируя речь Владимира Ми- трофановича, также отмечает, что «многие обвинения Пуриш- кевича высших государственных лиц в измене голословны», однако «прав Пуришкевич был <…> лишь в одном – Россия двигалась к революционному катаклизму»3. Вместе с тем, от- мечает исследователь, лидер РНСМА, в годы войны занимаясь санитарной деятельностью на фронте, видел многочисленные нарушения, злоупотребления и полный развал управления в стране, полагая, что все дело либо в преступном бездействии властей, либо в прямой измене4.

    Впрочем, как резонно замечает А. А. Иванов, у Пуриш- кевича были и другие причины для беспокойства, причины личного характера. Незадолго до его выступления в Думе не- мецкие войска оккупировали территорию ранее вступившей на сторону Антанты Румынии и начали вторжение в Бесса- рабию. В результате лидер РНСМА лишился своих бессараб- ских имений. В такой ситуации он еще острее почувствовал необходимость продолжения войны до победного конца и
    ________________________________
    1 Там же. Д. 16. Л. 11–11 об.
    2 Соболев И. Г. Борьба с «немецким засильем»… С. 99.
    3 Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 132.
    4 РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1154 (Телеграммы В. М. Пуришкевича М. В. Род- зянко по поводу состояния российских железных дорог).

    стал еще активнее бороться против тех, кто, как полагал он, замышлял сепаратный мир1. Неожиданный демарш В. М. Пуришкевича, по мнению А. А. Иванова, на самом деле абсолютно неожиданным не был, так как объяснялся тем, что к 1916 г. крайне правым ли- дер РНСМА уже фактически не являлся. При этом исследо- ватель особо подчеркивает, что отношение Пуришкевича к последнему русскому Императору «было далеко от вернопод- даннического». «Монархизм как идеальный принцип явно вступал у Пуришкевича в конфликт с реальным его воплоще- нием. Император Николай II определенно не устраивал <Вы- делено А. А. Ивановым. – Д. С.> монархиста Пуришкевича как Самодержец, в его глазах Царь не соответствовал своему призванию. Защищая монархический принцип, он не испы- тывал никакой симпатии (не говоря уже о любви) к послед- нему Царю, которого в 1917 г. стал публично провозглашать “слабовольным”»2. Лидера РНСМА глубоко возмущало, что Царь якобы «подпал совершенно под влияние своей жены, от- дав бразды правления над великой Россией и над своим наро- дом Змею Горынычу, – роковой для России женщине, супруге своей Александре Федоровне»3.

    Также Пуришкевича короби- ло и то, что попытки раскрыть Императору глаза со стороны «вернейших и честнейших слуг» Царь воспринимал как бес- тактное вмешательство в его семейную жизнь.
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Последние защитники монархии. С. 134.
    2 Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и сверже- ние Императора Николая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 12. Если другие правые (например, Б. В. Николь- ский) позволяли себе резко критиковать Императора Николая II исключи- тельно в непубличной форме («…Несчастный вырождающийся Царь, с его ничтожным, мелким и жалким характером, совершенно глупый и без- вольный, не ведая, что творит, губит Россию. Не будь я монархистом – о, Господи! Но отчаяться в человеке для меня не значит отчаяться в принци- пе», – писал в дневнике Б. В. Никольский. – РГИА. Ф. 1006. Оп. 1. Д. 4 б (по новой нумерации Д. 1). Л. 241 об.), то В. М. Пуришкевич, пожалуй, первым из правых перешагнул некую грань допустимого и обрушился на Императора публично.
    3 Пуришкевич В. М. Дневник // Последние дни Распутина. М., 2005. С. 67, 94.

    Под фразой «раскрыть Императору глаза» нужно пони- мать прежде всего стремление лидера РНСМА продемонстри- ровать Николаю II «преступную», как он считал, роль Г. Е. Рас-- путина. Когда же это так и не удалось сделать, Пуришкевич оказался втянутым в темную авантюру – принял участие в убийстве Григория Ефимовича. Рассуждая о причинах того, почему Пуришкевич принял участие в этом страшном зло- деянии (причем оно произошло вскоре после его знаменитой речи в Думе), А. А. Иванов справедливо полагает, что лидером РНСМА в этом случае не могли двигать чисто материальные побуждения, то есть стяжание каких-либо материальных благ. Между тем одной из главных причин участия Пуришкеви- ча в криминальной авантюре Иванов видит желание лидера РНСМА получить дешевую популярность и славу «спасителя Отечества» от «темной силы»1. Правда, в результате «спасите- лем России» он так и не стал, хотя и вошел в историю.

    Само собой разумеется, что выступление одного из вид- нейших лидеров правых вызвало смятение, тревогу и недо- умение в стане монархистов. В частности, мы уже подробно писали о речи Н. Е. Маркова в Думе 22 ноября 1916 г., в кото- рой он подверг резкой критике позицию Пуришкевича. Кроме того, решительно отмежевались от лидера РНСМА оба Союза Русского Народа – «марковский» и «дубровинский». Главный Совет «обновленческого» СРН заявил, что лидер РНСМА пе- рестал быть монархистом, и предписал своим низовым струк- турам исключить его из своего состава как «революционера»2. Правда, некоторые местные отделы СРН отреагировали на речь лидера РНСМА вполне восторженно. Так, секретарь одного из отделов СРН Я. Д. Скворцов писал Пуришкевичу: «Вы выска-
    ________________________________
    1 Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и сверже- ние Императора Николая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 7.
    2 Иванов А. А., Степанов А. Д. Пуришкевич Владимир Митрофанович // Черная сотня. Историческая энциклопедия. С. 414; Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и свержение Императора Нико- лая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 14.

    зали то, чего от вас ждала вся Россия, и мы к вашему голосу прислушаемся. <…> Вы свой речью как бы рассеяли туман в поле»1. Но подобных мнений было очень мало. Крайне правая «Гроза» откровенно назвала лидера РНСМА «агентом германских шпионов», подчеркивала его «левые» взгля- ды, которые, по мнению обозревателя «Грозы», Пуришкевич всегда тайно исповедовал, и даже назвала слывшего до сей поры антисемитом Владимира Митрофановича «жидохвостом»2.

    Не стеснялись в выражениях по адресу Пуришкевича и многие рядовые члены ВДСРН, которые считали, что ли- дер РНСМА в последнее время сильно полевел. Так, 5 дека- бря 1916 г. датировано письмо от не установленного лица к А. И. Дубровину с критикой деятельности П. Н. Милюкова и его «друга» В. М. Пуришкевича3.

    Поведение Пуришкевича накануне революции возмуща- ло и других правых, в том числе и некоторых правительствен- ных чиновников, придерживавшихся правых убеждений. Впо- следствии, уже в эмиграции, П. Г. Курлов отмечал, что лидер РНСМА осмелился клеветать не только на Г. Е. Распутина, но и на Императрицу Александру Федоровну, позволяя себе «ин- синуации на Императрицу»4.

    В отличие от СРН и ВДСРН, совершенно противопо- ложную позицию, как и следовало ожидать, занял РНСМА. Так, сразу после «исторической речи» Пуришкевича Главная палата этого Союза большинством голосов поддержала вы- ступление своего лидера. члены Союза Михаила Архангела сочли, что Пуришкевич нисколько не отступил от программы монархистов, а, наоборот, сказав всю «правду» в глаза, спо- собствовал увеличению престижа правых в обществе5. Глав-
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 1062. Л. 1219; Правые в 1915 – феврале 1917… // Минувшее. М.–СПб., 1993. Т. 14. С. 209.
    2 Гроза. 1916. 22 ноября, 30 декабря.
    3 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 624. Л. 110–111 об.
    4 Курлов П. Г. Гибель Императорской России. М., 1991. С. 28.
    5 Правые партии. Т. 2. С. 599; «Борьба наша проиграна»… // Исторический архив. 1999. № 5. С. 72–75.

    ная палата РНСМА высказала в этой связи следующее мнение: «В том, что свободный, независимый монархизм откололся от монархизма министерского, мы не видим ничего тревожного и опасного для монархической программы. Совершенно напро- тив, это делает монархическую идею в обществе более жизне- способной и деятельной»1.

    Отметим также, что памятное выступление В. М. Пуриш- кевича и в особенности его последующее участие в убийстве Г. Е. Распутина способствовало появлению всевозможных, зачастую совершенно невероятных слухов, связанных с даль- нейшими планами лидера РНСМА. В частности, в Петрогра- де активно муссировались слухи о том, что Пуришкевич стал руководителем некоей «национальной партии», которая наме- ревалась путем дворцового переворота «спасти Россию от ре- волюции и позорного мира»2. Впоследствии член чСК Времен- ного правительства Р. Р. фон Раупах вспоминал, что накануне Февральской революции «Союз Михаила Архангела в лице Пуришкевича стал в открытую оппозицию <…>, по-видимому, подготовляя почву для дворцового переворота»3.

    Рассмотрим вкратце вопрос, связанный с участием Пу- ришкевича в убийстве Г. Е. Распутина. Отметим, что до сих пор все обстоятельства страшного злодеяния, совершенного в ночь на 17 декабря (ст. ст.) 1916 г., до конца не ясны. Сам Пу- ришкевич в дневнике во многом специально исказил истинные факты, стремясь представить себя своеобразным «героем», из- бавителем России от «временщика» Распутина. На самом же деле, как отмечает А. А. Иванов, Владимир Митрофанович, скорее всего, не был непосредственным убийцей Григория
    ________________________________
    1 Земщина. 1916. 17 декабря; Кирьянов Ю. И. Правые партии в России... С. 275.
    2 Иванов А. А., Степанов А. Д. Пуришкевич Владимир Митрофанович // Черная сотня. Историческая энциклопедия. С. 414; Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и свержение Императора Нико- лая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 14.
    3 Раупах Р. Р., фон. Facies Hippocratica (Лик умирающего): Воспоминания члена ЧСК 1917 года / Ред. и коммент С. А. Маньков. СПб., 2007. С. 175.

    Ефимовича, хотя, заметим, это утверждение является по сво- ей сути гипотетическим и, при наличии имеющихся в нашем распоряжении источников, вообще не может быть доказано. Смысл участия Пуришкевича в убийстве Распутина заключал- ся, по словам А. А. Иванова, не в желании попытаться укре- пить «основы зашатавшегося трона Императора Николая II», как традиционно полагают многие историки, а в желании осуществить «“бархатный” дворцовый переворот». И, таким образом, правый политик фактически принял участие в ре- волюционном акте1. Авантюрист по натуре, Пуришкевич, как говорится, увлекся идеей, наивно полагая, что именно в Рас- путине состоит корень всех зол и бед, обрушившихся на Рос- сию. Позже, уже в годы Гражданской войны, с точно таким же пылом правый политик начал вынашивать идею убийства являвшегося в то время министром внешних сношений крым- ского «Краевого правительства», ориентированного на страны Антанты, кадета М. М. Винавера2.

    Также следует отметить, что уже многие современники В. М. Пуришкевича намекали на факт его участия в свое вре- мя, еще в 1907 г., в организации убийства кадета Я. М. Гер- ценштейна. Об этом убийстве мы подробно уже говорили в главе, посвященной А. И. Дубровину. Приведем лишь один красноречивый пример. В Дубровинском фонде Государ- ственного архива Российской Федерации сохранилось по- слание неустановленного лица и, к сожалению, не датирован- ное, в котором корреспондент Дубровина пишет про то, как к нему на квартиру зашел однажды лидер тульских черно- сотенцев Владимир Петрович Рознатовский <В тексте пись- ма – Разнатовский. – Д. С.>. Рознатовский тогда заявил, что слышал от сведущих лиц о том, что «враги Царя» хотят вновь возвести обвинения против главы СРН в «убийстве жида Гер- ценштейна», что главным обвинителем в этом деле стал не- кий «Прохожий». В связи с этим сам Рознатовский изъявил
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 403.
    2 Там же. С. 393.

    желание, пока он еще жив, хотя и слеп, дать «правдивое по- казание» об убийстве Герценштейна, о том, что оружие для совершения этого убийства было тогда передано одним из со- ратников Владимира Митрофановича – В. В. Казариновым – по поручению Пуришкевича. По словам автора письма, Роз- натовский ранее из боязни молчал об этом, но теперь, желая объявить правду и учитывая свой преклонный возраст, готов дать свое показание под присягой. Вследствие своей слепо- ты он заявил, что сам ехать в Петроград не может, однако готов рассказать обо всем местному следователю1. Таким об- разом, автор письма к А. И. Дубровину и В. П. Рознатовский выдвигают версию об участии Пуришкевича в организации убийства М. Я. Герценштейна, отстаивая тезис о полной не- виновности самого Дубровина в этом преступлении. Так что, по всей вероятности, участие в политических убийствах (в данном случае Распутина) для Владимира Митрофановича было делом совсем не новым.

    В решении Пуришкевича принять участие в убийстве Распутина, как подчеркивает А. А. Иванов, сыграла свою роль и его давняя личная неприязнь к другу Царской семьи. И в этом отношении лидер Союза Михаила Архангела был, к сожалению, не одинок. Многие правые политики, например генерал Е. В. Богданович и приват-доцент Б. В. Никольский (кстати, последний по многим политическим вопросам отнюдь не являлся сторонником Пуришкевича, а наоборот, являлся ак- тивным сторонником А. И. Дубровина), тем или иным образом выражали неприязнь по отношению к Григорию Ефимовичу, верили всевозможным слухам и сплетням, распространяв- шимся либеральной и левой пропагандой с целью дискреди- тации личности Распутина, не понимали истинной роли друга Царской семьи при Императорском дворе.

    Для того чтобы глубже понять, какими соображениями руководствовался В. М. Пуришкевич, участвуя в убийстве Рас- путина, обратимся также к цитате (уже частично приводив- шейся выше) из хранящихся в архивном фонде Дома русского
    ________________________________
    1 ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 808. Л. 62–62 об.

    зарубежья им. А. И. Солженицына воспоминаний его бывшего соратника по Союзу Михаила Архангела Ю. С. Карцова, ко- торый вынес о своем бывшем партийном лидере такое заклю- чительное суждение-эпитафию: «Совершенно искренно желал он подавить революцию и спасти монархию. Но воля ему из- менила, и намерения его разошлись с действиями. Примкнув к распространившемуся в армии революционному движению, выступил он обличителем и гонителем Царя и его приближен- ных. Обагрив руки в крови Распутина, воображая – <что> он ее спасает, нанес он монархии решительный удар. Вместо того, чтобы тушить пожар, подлив в него масла, разжег он его еще больше. <…> Богато одаренный, не расцвел он, не принес пло- да, и воспоминание о нем неразрывно у меня связано с чув- ством глубокого разочарования. <…> Стойкостью убеждений он не отличался и гнулся на обе стороны: перед властью и пе- ред общественным мнением. Деятельность его была шумлива, поверхностна и бесплодна. России он не спас, а, наоборот, тол- кнул ее в пропасть»1. Конечно, высказывание Карцова весьма категоричное и жесткое по своей сути, но, думается, в целом отражает истинное положение вещей.

    Безусловно, особый интерес вызывает проблема отно- шения Пуришкевича к февральским событиям 1917 года. Со- ветские историки и многие их последователи в постсоветское время традиционно представляли Владимира Митрофановича убежденным контрреволюционером (именно в этот историче- ский период, то есть в первой половине 1917 года), категори- чески не принимавшим буржуазной революции. Однако, как видно из тогдашних речей и печатных публикаций самого Пу- ришкевича, в начале 1917 г. он принял революцию и прослав- лял Временное правительство.

    Отметим, что его политические взгляды после февраля 1917 г. еще заметнее, чем в конце 1916 г., сместились влево. Так, в начале апреля 1917 г. в открытом письме к большеви-
    ________________________________
    1 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 397; Архив Дома Русского Зарубежья им. А. И. Солженицына. Ф. 1. Ед. хр. М-76 (1). Л. 259–260, 313.

    кам бывший лидер РНСМА не преминул со свойственным ему пафосом заявить: «Я один из первых глашатаев свобо- ды и в ночь на 17-е декабря доказал это словом и делом в те дни, когда старая власть была сильна и когда в борьбе с нею можно было пасть и погибнуть»1. Позже, уже в мае того же года, выступая перед офицерами, Пуришкевич хотя и заявил, что как был, так и остается монархистом, тем не менее, по- скольку он «своим выстрелом в Распутина положил первый камень для созидания новой России»2, не может быть запо- дозрен в стремлении реставрировать монархический строй. Отметим, что в этот исторический период Пуришкевич не просто прославлял Временное правительство, но даже опу- бликовал открытое письмо русскому обществу «Вперед! Под двухцветным флагом», рассчитывая, что его заслуги перед революцией будут оценены3.

    Впоследствии, уже в декабре 1917 г., в своей речи перед Революционным трибуналом Пуришкевич вновь, по сути дела, повторил сходные мысли, полагая, что с отстранением Нико- лая II от Престола можно было изменить ситуацию в стране в лучшую сторону: «27-го февраля мы могли стать гражданами, могли возродиться»4.

    Неприятие Пуришкевичем личности Николая II под- черкивалось и в других его заявлениях: «Мы произвели тот переворот, который дал первые лучи свободы, заблестевшей
    ________________________________
    1 Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и сверже- ние Императора Николая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 16; ГАРФ. Ф. 1463. Оп. 1. Д. 248. Л. 2.
    2 Иванов А. А. «Первый выстрел революции». В. М. Пуришкевич и сверже- ние Императора Николая II // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды. СПб., 2010. С. 16; ГАРФ. Ф. 6422. Оп. 1. Д. 6. Л. 40–40 об.
    3 Степанов А. Д. Пуришкевич Владимир Митрофанович // Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. Русский патриотизм. М., 2003. С. 606; Иванов А. А. «Он был лучше своей репутации...». Владимир Пуришке- вич глазами современников: штрихи к портрету политического деятеля // Клио. Журнал для ученых. 2004. № 2 (25). С. 230.
    4 «27-го февраля мы могли стать гражданами…» Тюремные записи В. М. Пуришкевича. Декабрь 1917 – март 1918 г. / Публ. И. С. Розенталь // Исторический архив. 1996. № 5–6. С. 134.

    27 февраля»1. В одной из своих тогдашних брошюр Пуриш- кевич подробно развивал свою мысль: «Из нашей среды вышли благородные глашатаи действительной русской сво- боды – славная плеяда декабристов, принявшая мучени- ческий венец во имя правды и свободы, и мы сейчас, в том законодательном учреждении России, которое признавалось вами очагом застоя и рутины, подняли первые <Здесь и да- лее выделено В. М. Пуришкевичем. – Д. С.> действительное знамя свободы, став ее первыми глашатаями во имя любви к своему народу, угнетенному бесправием и самовласти- ем полицейско-бюрократических сил, толкавших Россию на антинациональные пути в последние годы царствования Императора Николая II – Слабовольного. <…> Русскую ре- волюцию сделали не пролетарии всех стран, соединившие- ся против своих правительств, а весь русский народ, все его классы, все его сословия с дворянством во главе, во имя по- беды национальной, а не интернациональной идеи»2. Анали- зируя содержание этого отрывка из брошюры Пуришкевича, мы неизбежно приходим к выводу, что он во имя идей на- ционализма, которые сам политик со свойственным пафосом охарактеризовал как «любовь к своему народу», пожертвовал традиционной черносотенной идеей монархизма, в итоге во- обще практически полностью отвергнув ее к концу 1916 – на- чалу 1917 гг. Хотя, отдадим бывшему лидеру РНСМА долж- ное, уже с лета 1917 г. он стал постепенно возвращаться к контрреволюционным воззрениям.

    К сожалению, приходится констатировать тот факт, что подобные антимонархические по своей сути воззрения в нача- ле 1917 года проповедовал не один Пуришкевич, но и многие другие вчерашние монархисты. К примеру, считавший себя ранее убежденным монархистом националист М. О. Мень- шиков в статьях, опубликованных в «Новом времени» после февраля 1917 года, писал буквально следующее: «Трагедия
    ________________________________
    1 Буржуазия и помещики в 1917 г. Частные совещания членов Государ- ственной Думы / Под ред. А. К. Дрезена. М. – Л., 1932. С. 127.
    2 Там же. С. 21, 34.

    монархии состояла в том, что, отобрав у народа его волю, его душу, – монархия сама не могла обнаружить ни воли, ни души, сколько-нибудь соответствующей огромной и стихийной жиз- ни» – и призывал не жалеть «опозоренного, расслабленного, психически-гнилого» прошлого1.

    Отметим тем не менее, что Пуришкевич всюду, в публич- ных выступлениях и в печати, заявлял, что по-прежнему от- стаивает монархические убеждения. И лишь ставя, как он пола- гал, блага России на первое место, учитывая мнение общества, отвергнувшего в большинстве своем монархию, Пуришкевич делал реверансы в сторону революции и даже пытался идти на сотрудничество с новой властью.

    Вскоре после падения Самодержавия Пуришкевич возоб- новил политическую активность и даже смог создать подполь- ную монархическую организацию осенью 1917 г. Однако она была раскрыта большевиками, и Пуришкевич получил один год тюрьмы (плюс три – условно), но был вскоре (в мае 1918 г.) ам- нистирован. Позже он стал активным участником Белого дви- жения. Он создал Всероссийскую народно-государственную партию (ВНГП), заявляя, что выступает за восстановление монархии в России. Однако, полагал политик, к власти должен прийти не Дом Романовых, а новая династия, избранная, как он выражался, свободным волеизъявлением народа.

    Скончался Пуришкевич 11 (24) января 1920 года в Но- вороссийске от сыпного тифа. К сожалению, до настоящего времени в исторических исследованиях отсутствуют какие- либо упоминания о месте захоронения политика. Точно из- вестно лишь, что Пуришкевич был похоронен 13 января (ст. ст.) 1920 года в Новороссийске2. Однако совсем недавно, уже после того, как вышла в свет монография А. А. Иванова о Пу- ришкевиче, нами были получены некоторые сведения на сей
    ________________________________
    1 Цит. по: Репников А. В. Консервативные концепции переустройства Рос- сии в контексте исторического процесса конца XIX – начала ХХ вв. Авто- реферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. М., 2006. С. 42.
    2 Иванов А. А. Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика. С. 398.

    счет от кандидата исторических наук Светланы Георгиевны Божковой, которая на протяжении многих лет занимается историческим краеведением города Новороссийска и окрест- ностей. По ее данным, всех умерших от сыпного тифа хоро- нили в огромной братской могиле в Мефодиевке, недалеко от железнодорожного вокзала Новороссийска. При захоронении трупы обкладывали гашеной известью, дабы пресечь распро- странение опасных бактерий сыпного тифа. В братской мо- гиле, по словам Божковой, могло быть похоронено несколько сотен человек, а, возможно, и более тысячи.

    Помимо Пуришкевича, тогда же в этой могиле был по- хоронен и известный русский философ Е. Н. Трубецкой, умерший за день до кончины Владимира Митрофановича. Знаменитая русская балерина Матильда Кшесинская впо- следствии, будучи в эмиграции, в своих воспоминаниях со- общает о том, что примерно в это же время в этой же брат- ской могиле был похоронен умерший от сыпного тифа граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков, сын графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова (1868–1897) и внук из- вестного государственного и военного деятеля, наместника Кавказа графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова (1837–1916). Процитируем сообщение о похоронах графа Воронцова-Дашкова-младшего из мемуаров Кшесинской: «Я как-то вышла в город и встретила печальную процессию. Хоронили молодого графа Иллариона Ивановича Воронцова- Дашкова, умершего от сыпного тифа. На повозке лежал про- стой гроб, а за ним шла его красивая вдова, графиня Ирина, рожденная Лазарева. Убогость похорон и горе вдовы произ- вели на меня глубокое впечатление, которое до сих пор не изгладилось из моей памяти»1.

    Отметим, что в мемуарах Кшесинской точная дата кончины участника Белого движения, графа Воронцова- Дашкова-младшего не упоминается Однако из других источ- ников известно, что скончался он 22 января 1920 года, был женат на Ирине Петровне Родзянко (урожденной Лазаревой),
    ________________________________
    1 Кшесинская М. Воспоминания. М., 1991. С. 217.

    потомства не оставил1. Пуришкевич скончался 24 января 1920 года; значит, он и граф Воронцов-Дашков (оба умерли от одной и той же болезни) действительно могли быть захо- ронены одновременно.

    По словам С. Г. Божковой, на месте тифозной братской могилы в довоенные годы была ярмарка. В годы Великой Отечественной войны Новороссийск был практически пол- ностью разрушен. В послевоенное время началось восста- новление города. Территория бывшего тифозного кладбища частично была передана железной дороге. Сейчас часть этой территории (к северо-западу от здания железнодорожного вокзала) занимают железнодорожные пути и станционные строения. Неподалеку, у здания вокзала, находится кольцо 6-го троллейбуса. Кроме того, в районе бывшего тифозного захоронения (район, ограниченный нынешними улицами Жуковского и Элеваторной) находятся несколько ветхих до- мов, построенных в советское время.

    Господь Бог не обделил Пуришкевича разными таланта- ми (хотя далеко не все из них нашли нужное применение, а скорее наоборот). Владимир Митрофанович был незаурядным поэтом, фельетонистом, публицистом.

    К сожалению, его лите- ратурное и публицистическое наследие пока что остается не- доступным широкому читателю, и остается надеяться, что в скором будущем хотя бы некоторые из его произведений будут переизданы. Пока что неоднократно переиздавался и активно цитировался лишь пресловутый дневник Пуришкевича, в ко- тором политик описывает свое участие в убийстве Распутина2, и его переиздание, естественно, преследовало строго опреде- ленные политические цели. Пришло наконец время для того, чтобы опубликовать то лучшее, что было создано Владимиром Митрофановичем в течение его жизни.
    ________________________________
    1 Ссылка на электронный ресурс. Режим доступа: http://ru.rodovid.org/wk/ Запись:112571.
    2 См.: Из дневника Пуришкевича. Убийство Распутина. Париж: Русское кни- гоиздательство «Я. Поволоцкий и К°», 1923; Дневник члена Государствен-- ной думы Владимира Митрофановича Пуришкевича. Рига. 1924; Дневник //

    В заключение, для лучшего понимания природы В. М. Пу- ришкевича как политика, хотелось бы обратиться к мнению одного из современных исследователей правоконсервативного движения В. Ю. Рылова, который рассматривает эту сложную и крайне противоречивую личность, проводя аналогии между тактикой лидера правых и политическим поведением В. И. Ле- нина. По его мнению, весьма новаторскому и оригинальному, Пуришкевич – это «несостоявшийся Ленин “справа”».

    Вот что пишет сам В. Ю. Рылов, обосновывая свою точ- ку зрения: «что касается тактических приемов, то основным ленинским приемом политической борьбы была организация расколов внутри социал-демократии (Пуришкевич иниции- ровал первый раскол в СРН, был причастен и ко второму), непримиримая вражда со своими союзниками и единомыш- ленниками, ставка на создание иерархичной организации вождистского типа, участие в “темных делах” (весьма веро- ятна причастность Пуришкевича к убийству Герценштейна и Распутина), быстрое изменение собственных взглядов под воздействием внешних условий (вместо “революционной во- йны” – заключение сепаратного мира, переход к НЭПу Лени- на, у Пуришкевича это выразилось в резких изменениях от- ношения к евреям, смене подчеркнутого “германофильства” на “англофильство”, а затем снова на “германофильство” и т.п.). Пуришкевич, по словам его первого биографа 1920-х гг. С. Б. Любоша, был “реальным политиком” <…>. Как и Ле-- нин, быстро реагировал на меняющуюся ситуацию, нередко поступаясь принципами. Можно сказать, что Пуришкевич за- нял место и сыграл роль “несостоявшегося” Ленина “справа” в российской политике, первым использовал типичные для ХХ в. приемы политической борьбы»1.
    ________________________________
    1 Рылов В. Ю. Владимир Пуришкевич – несостоявшийся Ленин «справа» // Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2011/03/26/vladimir_purishkevich_ne- sostoyavshijsya_lenin_sprava/.

    Глава 7.
    Пламенный проповедник и патриот. Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1864–1918)

    Священномученик митрофорный протоиерей Иоанн Восторгов (1867 (или 1864) – 1918) – выдающийся проповед- ник, церковный и общественный деятель, один из видных деятелей правомонархического движения, председатель Рус- ского Монархического Союза (РМС). Его пламенные пропо- веди, речи, воззвания к русскому народу являются лучшими образцами правой публицистики, способствовали стреми- тельному росту популярности отца Иоанна в монархическом движении начала ХХ века.

    Будущий протоиерей Иоанн Восторгов родился 20 января 1864 года (по другим данным – 30 января 1867 года) в станице Кавказская Кубанской области в семье священника. Он был внуком преподавателя Владимирской духовной семинарии, магистра богословия Александра Восторгова. Мать будущего священника – Татьяна Ксенофонтовна. В марте 1868 года семья переехала в станицу Новоалексеевскую, где и прошло детство и отрочество будущего священника.

    Рано оставшийся сиротой, будущий пастырь в 1887 году окончил Ставропольскую духовную семинарию по первому разряду, а затем служил надзирателем и учителем русского и церковнославянского языков в Ставропольском духовном учи- лище. В августе 1889 года он был рукоположен во иерея и за- тем служил в поселке Кирпильском, где зарекомендовал себя в качестве яркого и талантливого проповедника.

    В октябре 1890 г. отец Иоанн был переведен на место за- коноучителя в Ставропольскую мужскую гимназию. Вскоре он был избран членом Совета Епархиального женского учи- лища, членом правления Ставропольской духовной семина- рии. Осенью 1894 г. священник был переведен в Грузинский экзархат и назначен законоучителем гимназии в Елисаветпо- ле (ныне город Гянджа в Азербайджане). В 1897 г. отец Ио- анн был перемещен в Тифлис в качестве законоучителя 1-й тифлисской женской гимназии. 22 декабря 1900 г. он был на- значен епархиальным наблюдателем церковно-приходских школ и школ грамоты Грузинского экзархата с возведением в сан протоиерея. 13 февраля 1901 года отец Иоанн был на- значен редактором журнала «Духовный вестник Грузинско- го экзархата». С 21 августа по 9 октября 1901 г. пребывал в командировке в Персии в г. Урмия для обозрения дел Ду- ховной миссии Российской Православной Церкви и ревизии состоящих при ней школ. 18 июля 1902 года за полезные труды протоиерей Иоанн был избран пожизненным чле- ном Императорского Православного Палестинского Обще- ства (ИППО)1.

    В это же время протоиерей Иоанн Восторгов стал ак- тивно проявлять себя как видный общественный деятель. В частности, он приложил немало усилий для развития русско- го дела на Кавказе. Так, 25 мая 1900 года при его активном участии был открыт отдел Общества ревнителей русского исторического просвещения в память Императора Алексан- дра III. Цель созданного общества – способствовать форми- рованию национального самосознания у русского народа. Протоиерей Иоанн в это же время многократно произносил свои пламенные проповеди. Многие из них были посвящены
    ________________________________
    1 Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историче- ская энциклопедия 1900–1917 / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. М., 2008.

    памяти выдающихся деятелей русской культуры прошлого – А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, А. В. Суворова, В. А. Жуковско- го, К. Д. Ушинского и других. Тогда же, в Тифлисе, отец Иоанн познакомился с дру- гим будущим священномучеником, владыкой Владимиром (Богоявленским), который в 1892–1898 гг. занимал кафедру экзарха Грузии. Митрополит Владимир, который в 1898 году был переведен на Московскую кафедру, добился в 1905 году перевода талантливого миссионера и проповедника в Мо- скву. Так 25 января 1906 года отец Иоанн Восторгов занял должность проповедника-миссионера Московской епархии с правами противосектантского епархиального миссионе- ра. 1 июня 1906 года протоиерей Иоанн был избран членом Предсоборного Присутствия при Святейшем Синоде по 2-му отделу. Также он являлся членом Совета Братства св. Петра митрополита в Москве. 6 декабря 1906 года священник был награжден митрой. 29 октября 1907 года его назначили Си- нодальным миссионером. В качестве миссионера отец Иоанн объехал практически все регионы Российской империи. Он произносил проповеди во многих городах, в том числе в Ир- кутске, Владивостоке, чите, Красноярске, Харбине, Томске, Омске, Киеве, Харькове, Ставрополе, Самаре, Казани, Там- бове и других.

    Отец Иоанн Восторгов оказался в Москве в самый разгар революционных событий 1905–1907 гг. В это же время свя- щенник начинает принимать самое активное участие в черно- сотенном движении. Вскоре он вступил в Русскую Монархи- ческую партию, руководителем которой был В. А. Грингмут. Также протоиерей Иоанн вступил в Московский отдел Союза Русского Народа. Он принял активное участие в работе Вто- рого Всероссийского съезда Русских Людей, который состо- ялся в Москве 6–12 апреля 1906 года. На этом Съезде отец Иоанн сделал доклад о русском деле на Кавказе.

    Кроме того, в качестве делегата от РМП и Московского отдела СРН свя- щенник принял участие в работах Третьего Всероссийского съезда Русских Людей, который состоялся в Киеве 1–7 октя- бря 1906 г. (Всероссийский съезд Людей Земли Русской). 5 октября того же года он произнес проникновенную проповедь по случаю дня тезоименитства Наследника Цесаревича, в ко- торой обратился к подвигу митрополита Московского Алек- сия и размышлял о роли духовенства в истории Отечества. В частности, отец Иоанн сказал: «Нет в мире более народ- ного духовенства, как в России.

    Таким его сделала история». Этому, по его словам, в особенности учит пример святителей Московских. Поэтому, как подчеркнул священник, «все, что не религиозно, не народно, не патриотично – все, что хотя бы косвенно склонно поддерживать такие течения жизни, кото- рые действуют в подрыв и ослабление силы и чести Право- славной Церкви, в умаление власти Царя, утверждающего эту власть свою на религиозно-нравственном христианском начале, а не на языческом правовом, и в подрыв силы, значе- ния и прав русского народа в его царстве», должно «покинуть ряды служителей Церкви, уйти из ее священной дружины, <чтобы> не смущать боголюбивого и царелюбивого народа Русского своим предательством, изменою долгу, лицемерием, или хотя бы даже только попустительством злу»1.

    На этом же Съезде отец Иоанн был избран членом ко- миссии по выработке постановления об объединении монар- хических партий.

    По итогам 3-го съезда священник также стал одним из трех членов руководящего органа общерусско- го монархического движения – Главной Управы Объединен- ного Русского Народа (вместе с князем М. Л. Шаховским и А. И. Дубровиным). В апреле 1907 года отец Иоанн принял активное уча- стие в работе IV Всероссийского съезда Русского Народа, в ходе которого резкой критике подверглась деятельность II Государственной думы. В целях организации действий, на- меченных постановлениями IV съезда, а также для оказания
    ________________________________
    1 Патриотическое служение русского духовенства. Заветы святителя Алек- сия (Речь в день тезоименитства Государя Наследника Цесаревича 5 октя- бря 1906 г. на молебне в присутствии членов 3-го Всероссийского Съезда Русских Людей в Киеве) // Протоиерей Иоанн Восторгов. Полное собрание сочинений. Т. III. М., 1915. С. 100.

    материальной поддержки осиротевшим семьям «русских граждан-мучеников» предлагалось создать Всероссийский Национальный Фонд. В состав правления Фонда был избран и протоиерей Иоанн, наряду с А. И. Дубровиным, В. М. Пу- ришкевичем, П. А. Крушеваном, В. А. Грингмутом и князем А. Щербатовым1.

    В конце 1907 года после внезапной болезни скончался лидер Русской Монархической партии В. А. Грингмут. Отец Иоанн Восторгов после смерти Грингмута возглавил его пар- тию, которая вскоре была переименована в Русский Монар- хический Союз (РМС). Кроме того, протоиерей Иоанн также сменил почившего Грингмута и на посту председателя Рус- ского Монархического Собрания (РуМоСо) – своего рода ин- теллектуального штаба московских монархистов.

    В это же время отец Иоанн по-прежнему постоянно про- должал активно заниматься миссионерской деятельностью, проповедовал, выступал перед народом с обращениями и воз- званиями. В августе 1907 года он принял участие в работе Нижегородского миссионерского съезда. В 1908 году на 4-м миссионерском съезде в Киеве священник заявил, что одной из главных текущих задач православного духовенства явля- ется борьба с распространением социализма. Отметим, что отец Иоанн хорошо знал святого праведного Иоанна Крон- штадтского, а незадолго до его кончины, 5 декабря 1907 года, вместе с тремя архиереями-монархистами – митрополитом Владимиром (Богоявленским), епископом Серафимом (чича- говым) и епископом Гермогеном (Долгановым) (впоследствии все четверо были канонизированы Русской Православной Церковью как священномученики) – получил последнее бла- гословение угасавшего «маяка Православия».

    Отметим, что после подавления революции 1905–1907 гг. в Российской империи по проектам правительства П. А. Сто- лыпина была развернута грандиозная переселенческая про- грамма. Русские крестьяне, испытывавшие значительный зе-
    ________________________________
    1 Правые партии. Документы и материалы. 1905–1917 гг. Т. 1–2 / Публ. Ю. И. Кирьянова. М., 1998. Т. 1. С. 330–333.

    мельный голод, устремились на пустующие земли – в Сибирь и на Дальний Восток. Перед духовными властями встала про- блема необходимости пастырского окормления русских пере- селенцев. В 1908 году отец Иоанн совершил поездку по Даль- нему Востоку. По возвращении из поездки в ноябре того же года он был принят Императором Николаем II1.

    Царь поддержал замысел отца Иоанна организовать Братство Воскресения Христова для удовлетворения религи- озных нужд русского населения на окраинах. В марте 1909 года по Высочайшему повелению священник был команди- рован в Сибирь и страны Дальнего Востока для обследования духовных школ и миссий и для обустройства переселенче- ских пунктов. В ходе своей поездки он посетил Японию, Ки- тай и Корею, а затем через Владивосток, Хабаровск и другие города Дальнего Востока и Сибири возвратился в Москву. Переселенческий пункт в Сретенске протоиерей Иоанн по- сетил 8 июня 1909 года, на площади для шести тысяч пересе- ленцев отслужил молебен, после которого произнес проник- новенную проповедь на тему «Зачем вы едете в Сибирь и что с собой несете?»2. По окончании молебна священник посетил больных, причем, невзирая на предупреждения врачей, по- бывал и в бараках с заразными больными.

    Тем временем ситуация внутри правомонархического движения была далекой от идеального. черносотенные пар- тии и союзы начали сотрясать расколы, сопровождавшиеся ожесточенной внутренней борьбой. Отец Иоанн оказался на острие этой борьбы. С серией статей, направленных против протоиерея Иоанна, первоначально выступил известный кон- сервативный публицист Н. Н. Дурново. Затем с ожесточен- ной критикой деятельности протоиерея Иоанна выступили
    ________________________________
    1 Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историче- ская энциклопедия 1900–1917 / Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. М., 2008. С. 119.
    2 О деятельности отца Иоанна Восторгова в Сретенске см.: Из путеше- ствия по Сибири. VIII. Амурская железная дорога. IX. Переселенцы в Забай--- калье // Протоиерей Иоанн Восторгов. Полное собрание сочинений. Т. IV. С. 460–464.

    некоторые издания, близкие к лидеру Союза Русского Наро- да А. И. Дубровину. Ситуация осложнялась тем, что с Ду- бровиным отношения у о. Иоанна изначально не сложились. Впоследствии, в июне 1908 года, вследствие разногласий и внутренней борьбы отец Иоанн, а также его заместитель по монархическим организациям Москвы архимандрит Ма- карий (Гневушев) вынуждены были оставить руководящие должности в Московском Губернском Совете СРН. Позже, весной 1909 года, Дубровин добился исключения протоиерея Иоанна Восторгова из Союза.

    С другой стороны, отношения отца Иоанна с лиде- ром Русского Народного Союза имени Михаила Архангела В. М. Пуришкевичем были довольно близкими. Священник стал одним из учредителей, а с 1908 до середины 1915 года членом Главной палаты РНСМА; кроме того, он был даже избран почетным председателем этой организации. В ходе своих многочисленных миссионерских поездок по Сибири, Дальнему Востоку и Туркестану отец Иоанн открыл множе- ство отделов Союза Михаила Архангела.

    Тем временем с 1908 года в органе Главного Совета СРН газете «Русское знамя» и ярославской газете «Русский на- род» стали систематически размещаться антивосторговские публикации. В 1909 году на основе этих публикаций была издана брошюра под названием «Правда о расколе в среде правых»1. В этой брошюре анонимные авторы называли глав- ными орудиями раскола В. М. Пуришкевича и отца Иоанна, а некоторые противники священника даже намекали, буд- то бы неожиданная смерть В. А. Грингмута и журналиста, одного из идеологов и организаторов Союза Русских Людей Ю. П. Бартенева – дело рук протоиерея Иоанна Восторгова2. Как и следовало ожидать, противники монархии не пре- минули воспользоваться нестроениями в рядах черносотен-
    ________________________________
    1 Правда о расколе в среде правых (Из ярославской газеты «Русский на- род»). СПб.: Отечественная типография, [1909].
    2 Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историче- ская энциклопедия 1900–1917. С. 119.

    ного движения. Использовав лозунг «Церковь вне политики», они предприняли попытку запретить духовенству участие в деятельности политических партий. Так как представители духовенства в основном состояли в правых партиях, то удар сознательно наносился именно по монархическому движе- нию. Однако в январе 1909 года отцу Иоанну Восторгову все же удалось отстоять в Святейшем Синоде мысль о необхо- димости участия духовенства в работе правых организаций. При этом священнику выразил свое доверие сам Государь Император, пожаловав ему орден Св. Владимира 3-й степени и подарив монархическим союзам Москвы свой портрет.

    В марте 1909 года отец Иоанн отбыл в очередную миссионерско-пропагандистскую поездку по Сибири, Даль- нему Востоку, Японии и Китаю. Возвратившись в Москву, 12 августа 1909 г. он организовал пастырские курсы, которые выполняли важнейшую для того времени задачу – готови- ли священнослужителей и миссионеров для епархий Сиби- ри и Дальнего Востока. Епископ Евлогий (Георгиевский), который лично познакомился с организацией курсов, высо- ко оценил деятельность отца Иоанна как заведующего. Он охарактеризовал священника как «человека незаурядного ума и большой энергии»1. 9 сентября 1909 года отец Иоанн был назначен настоятелем Князь-Владимирской церкви при Епархиальном доме, а 6 октября того же года был избран по- четным членом Казанской духовной академии. По словам А. Д. Степанова, это был «редкий случай, когда священ- нослужитель, не имевший высшего духовного образования, удостаивался такой чести»2.

    Тем временем в условиях продолжавшегося раскола в ря- дах правомонархического движения протоиерей Иоанн Вос- торгов пытался организовать в Москве монархический съезд. Также с инициативой созыва форума помимо отца Иоанна выступили: архимандрит Макарий (Гневушев), В. М. Пуриш-
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917. С. 119.
    2 Там же.

    кевич, миссионер И. Г. Айвазов и профессор В. Ф. Залеский. Однако Главный Совет Союза Русского Народа резко высту- пил против созыва съезда. Форум все же состоялся и получил название «Московский съезд» (Съезд Русских Людей в Мо- скве). Он прошел с 27 сентября по 4 октября 1909 г. В работе приняли участие многие видные деятели правомонархическо- го движения. Среди них – два архиерея – епископ Серафим (чичагов), почетный председатель съезда, и епископ Стефан (Архангельский), три будущих архиерея – архимандрит Ма- карий (Гневушев), иеромонах Нестор (Анисимов) и будущий епископ Селенгинский Ефрем (Кузнецов), в ту пору про- тоиерей; депутаты Государственной думы В. М. Пуришке- вич и Г. А. Шечков, известные правые деятели И. Г. Айвазов, В. Ф. Залеский, Н. Н. Родзевич, К. П. Пасхалов, Р. Ф. Еленев, К. П. Степанов, Б. В. Лазаревский и другие. Однако, по- скольку Московский съезд проигнорировали как сторонники А. И. Дубровина, так и сторонники Н. Е. Маркова, попытка объединения враждующих между собой монархических ор- ганизаций так и не удалась.

    13 марта 1910 года произошло еще одно важное событие в жизни отца Иоанна. Государь Николай II принял депута- цию московских монархистов во главе с протоиереем Иоан- ном Восторговым. 9 мая того же года о. Иоанн отправился в очередную миссионерскую поездку по Сибири и Дальнему Востоку. На обратном пути в Москву 25 июля 1910 г. священ- ник организовал в Иркутске Общемиссионерский сибирский съезд. На нем он сделал доклад о задачах православных мис- сионеров в Сибири. В работе форума принимали участие известные специалисты по сектантству и старообрядчеству (В. М. Скворцов, Н. М. Гринякин и о. Д. Александров). Затем, по окончании миссионерского съезда, 8 августа 1910 года под руководством о. Иоанна прошло совещание представителей сибирских монархических организаций. В его работе при- няли участие руководители патриотических организаций Владивостока, Никольска-Уссурийского, читы, Красноярска, Томска, Иркутска и многих других городов.

    На этом совеща- нии отец Иоанн Восторгов выступил с речью о задачах мо- нархистов на окраине России.

    В августе 1910 года отец Иоанн Восторгов проявил себя в деле организации при Московском обществе содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей, которым руководила княгиня С. А. Голицына, Сою- за христианских матерей под председательством графини З. В. Коновницыной. Отец Иоанн по их просьбе еженедельно проводит в этом Союзе богословские беседы. В начале фев- раля 1910 года княгиня Голицына обратилась к митрополиту Московскому Владимиру (Богоявленскому) с просьбой раз- решить создать при обществе женские научно-богословские курсы. 5 февраля того же года владыка Владимир одобрил эту идею, поручив устройство курсов протоиерею Иоанну Восторгову, который разработал их Устав.

    15 сентября владыка Владимир одобрил рапорт отца Иоанна об открытии курсов, назначив его заведующим. Со- гласно Уставу, целью этих курсов, рассчитанных на два года, было: «а) научное изложение веро- и нравоучения христиан- ского, в связи с главнейшими науками из круга богословского ведения, в связи с современными запросами мысли и жизни в среде образованного общества, притом в строгом соответ- ствии с учением Св. Православной Церкви, каковое условие единственно дает истинному богословскому велению до- стоинство и характер действительной научности, и б) изло- жение теории и практики христианской педагогики, в связи со свидетельствами истории Церкви, учением св. Отцов, и, в частности, в применении к воспитанию и обучению детей дошкольного и школьного возраста истинам веры, а также к преподаванию сих истин народу в народных и иных чтени- ях, лекциях и т.п.»1. Официальное наименование этих кур- сов было следующим: «Женские богословские курсы в Мо- скве при Союзе христианских матерей Общества содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей». Курсы были открыты 11 октября 1910 года, и на них записалось 130 человек.

    Занятия проходили два раза в неде- лю по средам и пятницам, с шести до девяти часов вечера. Позже, 8 ноября 1916 г., уже во время Первой мировой войны, на базе этих курсов были открыты Высшие богословско- педагогические курсы при Скорбященском монастыре. По инициативе известного государственного и обще- ственного деятеля, впоследствии товарища обер-прокурора Святейшего Синода князя Н. Д. Жевахова в том же 1910 году был поставлен вопрос о необходимости сооружения в итальянском городе Бари, где почивают мощи святителя Николая чудотворца, подворья и странноприимного дома. Палестинское общество поддержало эту инициативу.

    С 4 по 30 января 1911 года в Бари была направлена делегация, что- бы купить участок земли для подворья. Протоиерей Иоанн Восторгов, как пожизненный член общества, значился в составе этой делегации. В эти же годы он продолжал забо- титься также и о духовных нуждах сибирских переселенцев. И в 1911, и в 1912 годах продолжали бесперебойно работать пастырские курсы, которые готовили священнослужителей и псаломщиков для епархий Сибири и Дальнего Востока. Непременным заведующим этими курсами оставался про- тоиерей Иоанн Восторгов.

    В начале 1913 года, в связи с появлением слухов о пред- стоящем назначении отца Иоанна настоятелем Казанского собора в Санкт-Петербурге, резко активизировались его не- доброжелатели. В частности, редактор-издатель еженедель- ника «Дым Отечества», один из лидеров русских национали- стов А. Л. Гарязин 15 мая 1913 года опубликовал открытое письмо митрополиту Санкт-Петербургскому Владимиру (Богоявленскому) в связи с этими слухами. Он призывал вла- дыку не назначать «этого человеконенавистника», который, по его словам, «гонится за славой и деньгами». Противники протоиерея и раньше нередко использовали подобного рода формулировки. Так или иначе, 31 мая 1913 г. протоиерей Ио- анн был назначен настоятелем другого крупного храма – По- кровского собора на Рву (храма Василия Блаженного) в Мо- скве, на Красной площади.

    После того как в том же 1913 году Святейший Синод все же принял решение, запрещающее лицам духовного звания руководить деятельностью политических союзов и партий, многие представители духовенства были вынужде- ны оставить руководящие должности в черносотенных ор- ганизациях. Так, в сентябре 1913 года, выполняя решение Святейшего Синода, протоиерей Иоанн Восторгов и архи- мандрит Макарий оставили свои посты в руководстве Рус- ского Монархического Союза. Кстати, сам отец Иоанн весь- ма критично оценивал себя как политика, заявив однажды: «Я не политик, а человек Церкви, и если бы мне пришлось выбирать между Россией и Церковью, я, конечно, выбрал бы последнюю»1. За эти слова он, однако, был подвергнут осуждению некоторыми правыми, которые обвинили его в отсутствии патриотизма.

    Отец Иоанн предложил избрать вместо себя на пост руководителя РМС отставного полковника В. В. Томилина. Однако на эту же должность претендовал другой человек – активный московский монархист, в прошлом близкий спод- вижник о. Иоанна В. Г. Орлов, который был весьма популя- рен среди рабочих-железнодорожников, из числа которых создал один из отделов РМС. В результате, после того как было принято предложение протоиерея Иоанна Восторгова, сторонники Орлова покинули заседание.

    Позже они на своем собрании избрали В. Г. Орлова председателем Русского Мо- нархического Союза. В ответ на этот демарш Орлов и ряд его наиболее активных сторонников были исключены из вос- торговского Союза. В свою очередь, Орлов и его сторонники исключили протоиерея Иоанна, архимандрита Макария и В. В. Томилина из РМС. Скандал сопровождался взаимными обвинениями, жалобами к правительству и т.п. В конечном итоге группа В. Г. Орлова вошла в состав Союза Михаила Архангела, руководимого В. М. Пуришкевичем. Вскоре То- милин своеобразным образом «отблагодарил» протоиерея Иоанна Восторгова за поддержку, выступив публично про- тив него в периодической печати.

    После того как отец Иоанн сложил с себя обязанности по руководству черносотенной организацией, он стал боль- шее время посвящать литературно-издательской деятельно- сти. В частности, при его непосредственном участии – как редактора, издателя и автора – выходил в свет целый ряд православно-монархических изданий в Москве. Среди них – газета «Церковность», «Московские церковные ведомости», ежедневная монархическая газета РМС и РуМоСо «Патриот», газета «Русская земля», журналы «Верность» и «Потешный». Кроме того, в 1913 году вышел в свет первый том «Полно- го собрания сочинений протоиерея Иоанна Восторгова».

    До 1916 г. ему удалось издать пять томов своих сочинений, ко- торые были переизданы (репринтное издание) в издательстве «Царское дело» в 1990-е гг.1. Также отец Иоанн продолжал активно заниматься духовным просвещением паствы в тяже- лые годы Первой мировой войны.

    В частности, в 1915 году он издал сборник речей и поучений под названием «Вопросы религии и православия в современной великой войне»2. По- следний, четвертый выпуск сборника «Во дни войны. Голос пастыря-патриота» отец Иоанн смог выпустить даже в рево- люционном 1917 году3. В ночь на 17 января 1915 года после непродолжительной, но тяжелой болезни скончалась супруга протоиерея Иоанна Восторгова, Елена Евпловна (урожденная Маковкина). Отец Иоанн уже давно стремился к принятию монашества, и те-
    ________________________________
    1 Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов. Полное собрание сочи- нений в 5 томах. СПб.: Царское Дело, 1995–1998.
    2 Восторгов И. И., протоиерей. Вопросы религии и православия в совре- менной великой войне: [сборник речей и поучений]. М.: Комиссия по орга- низации общеобразовательных чтений для фабрично-заводских рабочих г. Москвы, 1915.
    3 Восторгов И. И., протоиерей. Во дни войны: Голос пастыря-патриота. Вып. [1]–4. М.,1914–1917.

    перь, после кончины жены, для этого не оставалось никаких препятствий. В апреле 1916 года митрополит Московский Макарий (Парвицкий-Невский) обратился с представлением в Святейший Синод хиротонисать отца Иоанна после при- нятия им монашеского пострига в викарные епископы для Москвы с определением ему заниматься вопросами миссио- нерства. Также рассматривалась кандидатура отца Иоанна при замещении вакансии на Иркутскую кафедру.

    В том же 1916 году протоиерей Иоанн Восторгов был избран членом Государственного Совета, однако в итоге его кандидатура не была утверждена Святейшим Синодом. Возможно, что на это решение повлияло негативное отношение отца Иоанна к Григорию Ефимовичу Распутину. Священник, как и многие черносотенцы, поверил сплетням и басням, сочинявшимся либералами всех мастей и содержавшим клеветнические из- мышления по адресу Друга Царской семьи. В результате отец Иоанн так и остался служить в сане протоиерея настоятелем собора Василия Блаженного.

    Во время Первой мировой войны в жизни этого древне- го московского храма произошло важное событие. Из нахо- дившихся под угрозой оккупации западных областей России в Москву были перевезены святые мощи мученика Гавриила Белостокского, младенца, ритуально замученного иудеями. Рака с частицею мощей младенца Гавриила и чудотворная Жировицкая (Жировецкая) икона Божией Матери были по- мещены в храм Василия Блаженного. 20 сентября 1915 года епископ Минский Михаил (Ермаков) в связи с перенесением святынь совершил богослужение, а отец Иоанн произнес по этому поводу пастырское слово1.

    Февральский переворот 1917 года протоиерей Иоанн Восторгов, как и значительная часть русских монархистов, воспринял резко отрицательно, с тяжелым сердцем. Утром 28 февраля, когда еще было не вполне ясно, что происходит в Петрограде, он обратился к одному из своих более моло-
    ________________________________
    1 Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историче-

    дых единомышленников со следующими словами: «Защи- щаться надо». Отвечая на пессимистический вопрос: «Кого защищать?», отец Иоанн сказал: надо защищать «Порядок, Государство, Русский Народ, который весь теперь занят на позициях, на фронте. Надо идти, как шли мы в первые безнадежные минуты в 1905 году...»1. А вот как оценивал протоиерей Иоанн февральские события в своем дневнике: «Здравомыслящие градоправители упустили момент отвер- нуть русло революции и превратить грядущую трагедию в веселенький фарс жидовско-торгового погрома... Эх, и за что им деньги, чины и проч<ее> дают!..» чуть позже, позд- ней ночью 28 февраля, священник осознал, что наступив- шую катастрофу уже никак не остановить: «Сердце вещее чует смертную тоску... Неужели “времена исполнились”? чудилось мне, что Москва не спит, а чует день расплаты за грехи свои и грехи отцов... что камень уже сорвался с горы и только Творец Один может сдержать падение его на вино- вные и невиновные головы...»2.

    Над отцом Иоанном, как и над многими другими ак- тивными черносотенцами, стали сгущаться тучи. В частно- сти, его собрат, священник Троицкой церкви на Арбате отец Н. А. Романский, рекомендовал властям немедленно аресто- вать протоиерея Иоанна как «тайного и убежденного вдох- новителя старого строя». Правда, новые власти тогда про- игнорировали донос священника. Тем временем 7 марта на совещании представителей духовенства Москвы было при- нято решение «во имя пастырского и патриотического долга» подчиниться Временному правительству. Как ранее Святей- ший Синод3, московские священники фактически отрекались от Царя. Следует признаться, что отец Иоанн Восторгов так-
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917. С. 121.
    2 Цит. по: Там же.
    3 Подробнее см.: Бабкин М. А. Духовенство Русской Православной Церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). М.: Изд. Государствен-- ной публичной исторической библиотеки России, 2007. – 532 с.

    же был в числе тех, кто принимал такое решение. Мало того, он тогда же был избран председателем совещания духовен- ства Москвы. Однако, как известно, подобно апостолу Петру, протоиерей Иоанн вскоре доказал свою верность Богу, Царю и Отечеству, приняв мученический венец.

    Отец Иоанн активно участвовал в подготовке Поместно- го собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов, был активным участником самого Собора, на котором высту- пал с речью. Тогда же его назначили на должность секретаря Миссионерского совета при Св. Синоде, которую он исполнял в 1917–1918 годах. Как известно, большевистский Октябрь- ский переворот произошел как раз в самый разгар заседаний Собора. Протоиерей Иоанн Восторгов сразу же выступил как убежденный противник новой власти, озвучив идею объеди- нения русского народа вокруг Православной Церкви. Вот что он писал в то время в газете «Церковность», которую ему еще тогда удавалось издавать: «Ибо одна Церковь остается у нас вне партий. Наше правительство, если оно есть, представляет собой не народ, не страну, а только власть класса, да и то не целого, а только одной части его; наши газеты представляют каждая только свою партию; только одна Церковь представ- ляет весь верующий русский народ и способна сказать здра- вое и смелое слово»1.

    После захвата власти богоборцами отец Иоанн начал ис- пользовать свой дар блестящего проповедника во всю мощь, часто выступая с вразумлениями и увещеваниями к русскому народу. Он обращался к русским людям не только с амвона. Практически каждое воскресенье протоиерей Иоанн служил молебны на Красной площади.

    В своих проникновенных проповедях священник бесстрашно обличал богоборческую власть. Также известно, что отец Иоанн принимал участие в деятельности по организации спасения Царской семьи. Впо- следствии Н. Д. Тальберг вспоминал: «Принимал он участие в работе тайной монархической организации. Познакомился
    ________________________________
    1 Цит. по: Степанов А. Восторгов, о. Иоанн Иоаннович // Черная сотня.

    я с ним тогда у главы ее в Москве, у князя Алексея Алексан- дровича Ширинского-Шихматова. Все время поддерживал он связь с Патриархом Тихоном, его ценившим. Весной 1918 г. он устроил прием Святейшим Патриархом приезжавшего в Мо- скву из Петрограда Н. Е. Маркова, стоявшего во главе всей тайной организации»1. Отметим, что особое значение проповедям о. Иоанна придавало то, что в храме Василия Блаженного в то время продолжали почивать мощи мученика Гавриила Белосток- ского, пострадавшего от иудеев. 3 мая 1918 года, в день па- мяти младенца Гавриила, отец Иоанн отслужил молебен святому. После этого чекисты хотели обвинить его в анти- семитизме, но, видимо, сочли в качестве более подходящего повода для обвинения историю с продажей Епархиального дома. Так или иначе, 31 мая 1918 г. отец Иоанн был арестован в своей квартире вместе с епископом Селенгинским Ефремом (Кузнецовым), своим давним знакомым, который также уча- ствовал в Поместном Соборе и с началом революции уже не смог вернуться в свою Иркутскую епархию.

    Тогда же были арестованы священник о. Корнеев и староста Успенского со- бора Н. Н. Ремизов. Всем им было предъявлено обвинение в предоставлении согласия на продажу Епархиального дома, который к тому времени уже был отобран большевиками у законного собственника – Московской епархии. С целью ин- формационной поддержки этого ареста 8 июня 1918 г. в газете «Известия» большевистскими властями была опубликована статья «Коммерческая сделка Патриарха Тихона, протоиерея Восторгова и К°». В ходе следствия отец Иоанн отверг все обвинения, возводимые в его адрес, и доказал, что вся исто- рия с продажей дома, приведшая к его аресту, – не более чем провокация чекистов. В этой истории роль купца-покупателя исполнял провокатор.

    Первоначально протоиерей Иоанн пребывал на Лубянке во внутренней тюрьме ВчК, затем он был переведен в Бутыр- скую тюрьму, где ему даже удавалось совершать богослуже-
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же.

    ния в тюремной церкви. Многие прихожане, его почитатели, начали собирать деньги на адвоката. Однако богоборческая власть уже предрешила судьбу священника. Он стал одной из первых жертв «красного террора». Отец Иоанн был расстре- лян буквально в день объявления большевистской властью декрета «О красном терроре», 5 сентября 1918 года. Вместе с ним сложили свои головы епископ Ефрем, И. Г. Щеглови- тов, Н. А. Маклаков, С. П. Белецкий, А. Н. Хвостов. Расстрел произошел на Братском кладбище в Петровском парке. Ми- трополит Евлогий (Георгиевский) впоследствии в своих вос- поминаниях передал некоторые подробности мученической кончины отца Иоанна: «Умер доблестной смертью христиан- ского мученика, перед расстрелом напутствовал и ободрял своих братьев»1. Кроме того, в эмигрантском монархическом журнале «Двуглавый орел» в 1922 году был напечатан отры- вок из воспоминаний одного эсера, сидевшего в это время в Бутырской тюрьме и встретившегося там с человеком, кото- рый являлся свидетелем расстрела монархистов, в том числе и отца Иоанна. Вот что говорилось в этих воспоминаниях: «По просьбе о. Иоанна Восторгова палачи разрешили всем осуж- денным помолиться и попрощаться друг с другом.

    Все встали на колени, и полилась горячая молитва несчастных “смер- тников”, после чего все подходили под благословение Пре- освященного Ефрема и отца Иоанна, а затем все простились друг с другом. Первым бодро подошел к могиле протоиерей Восторгов, сказавший пред тем несколько слов остальным, приглашая их с верою в милосердие Божие и скорое возрож- дение Родины принести последнюю искупительную жертву. “Я готов”, – закончил он, обращаясь к конвою. Все стали на указанные им места. Палач подошел к нему со спины вплот- ную, взял его левую руку, завернул за поясницу и, приставив к затылку револьвер, выстрелил, одновременно толкнув отца Иоанна в могилу. Другие палачи приступили к остальным
    ________________________________
    1 Цит. по: Светозарский А. Пастырь добрый. Жизнеописание протоиерея Иоанна Восторгова // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочи- нений: в 5 т. СПб., 1998. Т. 5. С. 8.

    своим жертвам». Свидетель рассказывал, что палачи «выска- зывали глубокое удивление о. Иоанну Восторгову и Николаю Алексеевичу Маклакову, поразившим их своим хладнокрови- ем пред страшною ожидавшею их участью»1.

    В августе 2000 года протоиерей Иоанн Восторгов был причислен к лику святых Юбилейным Архиерейским собо- ром в составе Собора святых новомучеников и исповедников Российских.

    * * *

    Хотелось бы также сказать несколько слов о литературно- публицистическом наследии протоиерея Иоанна Восторгова. Впечатляет его значительность (при жизни отца Иоанна было издано пять томов сочинений, а сколько еще проповедей, ста- тей, писем так до сих пор остаются неизданными!)2 и акту- альность для нас, граждан России начала XXI века.

    Проникновенные проповеди этого выдающегося пасты- ря характеризуют его как талантливого миссионера, пропо- ведника, горячего русского патриота, монархиста. Естествен- но, в своих проповедях отец Иоанн прежде всего обращался к различным сторонам жизни православного христианина. Исповедник православной веры, отец Иоанн простым, доход- чивым для народа языком излагал важнейшие христианские истины. Процитируем в качестве характерного примера не- которые его изречения, касающиеся важнейшего делания лю- бого православного человека – молитвы: «…Молитва есть постоянная, всеобщая потребность че- ловеческого духа и в то же время она есть признак жизни ис- тинно человеческой. Без молитвы, поэтому, жизнь человека идет на ущерб, умаляется, вянет, замирает и приближается
    ________________________________
    1 Цит. по: Там же. См. также: Польский М., протопресвитер. Новые Мучени- ки Российские. Джорданвилль, 1949.
    2 Большая часть литературно-публицистического наследия священному- ченика Иоанна Восторгова содержится в фондах Государственного архива Российской Федерации: ГАРФ. Ф. 117. Оп. 1. Д. 641 (Письма и телеграммы И. И. Восторгова, 1908–1911); Ф. 9452 (И. И. Восторгов).

    к жизни животного; без молитвы человек – это зверь, быть может, и умный, очень умный, но все же человеком он назы- вается только по недоразумению, по одному внешнему виду, а не по внутренней сущности»1.

    Множество статей и докладов, сделанных протоиереем Иоанном, посвящены целям, задачам, формам и содержанию миссионерской деятельности, которой, как мы уже отмечали, активно занимался священник. Множество его статей посвя- щены разоблачению деятельности различных сект2.

    А вот какими словами отец Иоанн обрисовал сущность и смысл миссионерского призвания России в целом. Говоря о духовном значении взятия русскими войсками под предводи- тельством Царя Иоанна Грозного Казани, священник задает- ся вопросами: «Было ли угодно Господу это поступательное движение наше на Восток и это ниспровержение царства не- верного? Был ли народ русский в этом деле орудием миро- державного Промысла? Исполнил ли он при этом свыше ука- занную ему задачу?» И сам же отвечает на поставленные им вопросы следующими словами: «…Господь чудесно являет в Казани образ Богоматери, под покровом Которой соверши- лось и самое завоевание ее – образ, данный свободной России <Выделено в тексте источника. – Д. С.>, знак небесного благо- словения русскому народу в историческом просветительном шествии его к Востоку, вглубь Азии, в его служении своему
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Молитва. Слово в праздник Преображения Господня и пред молебствием по случаю рождения Наследника Всероссий- ского Престола Цесаревича и Великого Князя Алексия Николаевича. Ска- зано пред торжественным молебствием 6 августа 1904 года, по прочтении Высочайшего манифеста о рождении Наследника Цесаревича, в м. Боржо- ме, Тифлисской губернии. 1904 // Восторгов И. И., протоиерей. Полное со- брание сочинений: в 5 т. СПб., 1995. Т. 2. С. 406.
    2 Приведем в качестве примера интересный по содержанию доклад о. Ио- анна, посвященный широко распространенной в тогдашней России секте хлыстов: Восторгов И. И., протоиерей. Учение хлыстов и примыкающих к хлыстовству мистических сект о Боге, сравнительно с откровенным учени- ем Православной Церкви (К епархиальным миссионерским курсам) // Вос- торгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. СПб., 1995. Т. 4. С. 603–609.

    мировому призванию»1. И далее отец Иоанн особо подчерки- вает, что миссионерское призвание России может быть реа- лизовано исключительно под знаменем православной веры: «Под знаменем Православия, при небесном заступничестве и благословении Богородицы, мы будем совершать служе- ние наше. Матерь Божия спасет землю русскую, облегчит ей труд свыше данного призвания. Помнить нужно только, в чем наша сила и призвание: в святом Православии. При верности ему не погибнет Руси, это дитя Божие, дитя стольких слез и молитв, не погибнет народ наш, если он останется пред Богом чадом веры, чадом послушания – а к этому и зовет его наша пастырская и миссионерская работа»2.

    Проповеди, произнесенные протоиереем Иоанном в разные годы в различных храмах, представляют собой под- линный образец красноречия и пламенной веры. В этой связи хотелось бы процитировать строки из проникновенной про- поведи священника перед русскими воинами, сказанной им перед принятием ими Святых Христовых Таин: «Итак, воздохните все вы, причастники Тела и Крови Христа Господа, воздохните, покайтесь! Вот, мы видим, вы, много из вас, плачете… Не стыдитесь, воины, этих слез, это не слезы слабости и малодушия, это святые, чистые слезы, и ни одна из них не будет забыта пред Богом.

    Плачьте, плачь- те, облегчите душу! Вот, вы смотрите на эти лики Господа и святых Его сейчас умиленными взорами, вот, видим мы и слышим, несутся ваши вздохи, вы не можете их скрыть и подавить… О, святые минуты! О, великий этот день! О, ра- дость несказанная на земле и на небе! Приступите. Се Хри- стос невидимо стоит и приемлет исповедание ваше. И если вы так настроены, если вы так сокрушаетесь о грехе, если вы
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Миссионерское призвание России. Слово 8 июля 1908 года в церкви св. Василия Великого в Киеве, по поводу на- чала занятий подготовительной комиссии пред IV Всероссийским миссио-- нерским съездом. Представляет частью повторение слова 22 октября 1897 года // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. СПб., 1995. Т. 3. С. 614.
    2 Там же. С. 615.

    его осуждаете всем сердцем, если мысль о гресех содеянных приводит вас в содрогание, если вы никогда не ступите на путь измены и колебания, если своему долгу, своему званию вы готовы послужить даже до пролития своей крови, – то уже нет среди вас ни одного Иуды! Прочь в эти святые минуты, прочь его страшный во век образ!

    Иной тогда образ стоит перед вами – образ покаявшего- ся разбойника. И слышно его слово: “Помяни мы, Господи, во Царствии Твоем!” И слышно ответное слово Спасителя: “Днесь со мною будеши в раи!” Братие и друзи! Со страхом Божиим и верою приступи- те! Аминь»1.

    Неподдельная преданность священномученика Иоанна монархической идее – еще одна характерная черта его про- поведей, речей и статей. Процитируем в этой связи строки из проповеди отца Иоанна, сказанной им в день восшествия на Престол Государя Императора Николая II: «В день восшествия на престол Государя Императора, когда особенно должны мы помнить о наших обязанностях к Царю и Отечеству, поставьте близко у сердца и сознания эту мысль о неизмеримо великом значении благочестия народа в его государственной жизни. Призывая Божью милость на Царя, вознося молитвы за его правительство, молитвы о благе и счастии Отечества, будем помнить, что плод и успех молит- вы во многом зависит от нас самих, от нашей веры и жизни, от нашей праведности, от исполнения нами закона Христова»2.

    В своих проповедях и речах священник особо подчерки- вал важность и необходимость сплоченности русского обще- ства вокруг Верховной Царской власти:
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Хамово и иудино окаянство. Слово вои- нам пред причащением в среду Крестопоклонной седмицы Великого по- ста. Сказано войскам Владивостокского крепостного гарнизона 19 марта 1908 г. // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 3. С. 525 –526.
    2 Восторгов И. И., протоиерей. Служение Отечеству. В день восшествия на престол Государя Императора. 1898 г. // Восторгов И. И., протоиерей. Пол- ное собрание сочинений: в 5 т. СПб., 1995. Т. 1. С. 175.

    «…Пусть именно общественные свободные силы окру- жат власть государственную почетом, доверием, уважением, общим сочувствием и общею готовностью содействовать ей в тяжкой работе ее и на окраине, и везде в России. Правитель- ство и общество»1.

    Особое место в проповедях, речах и статьях протоиерея Иоанна Восторгова занимает критика распространенных в то время (да и в наше тоже!), активно навязываемых врагами рус- ского народа либеральных учений. В частности, отец Иоанн подчеркивает важность умения различать богоданную свобо- ду от бесовского произвола, усиленно проповедуемого врага- ми России всех мастей: «Будем же осторожны! Не станем бросаться на призрак свободы и в деле свободы истинной станем руководствоваться не прихотями и произволом, не обольстительными внушения- ми разнузданности и своеволия, не соблазнительными учения- ми мира, а непогрешимым словом нашей святой веры»2.

    Значительное место в литературном наследии священ- номученика Иоанна Восторгова также занимают произведе- ния, в которых он подробно разбирает сущность социалисти- ческих учений3. По словам проповедника, главная «ошибка социализма в том, что он желает образ состояния небесного и будущего предвосхитить и перенести на землю, в настоя- щее ее состояние. Но возможно ли это для нынешних земных
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Речь в собрании Закавказского Общества вспомоществования русским переселенцам на благодарственном молеб- ствии по случаю воспоминания об избавлении от смертельной опасности Главноначальствующего на Кавказе князя Г. С. Голицына и при освящении иконы в память этого события. 1904 г. // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. СПб., 1995. Т. 2. С. 420.
    2 Восторгов И. И., протоиерей. Свобода. В неделю о блудном сыне; сказано в церкви Тифлисской гимназии. 1898 г. // Восторгов И. И., протоиерей. Пол- ное собрание сочинений: в 5 т. Т. 1. С. 189.
    3 См., в частности: Восторгов И. И., протоиерей. Социализм в связи с исто- рией политико-экономических, религиозных и нравственных учений древ- него и нового мира. Конспект лекций протоиерея Иоанна Восторгова на Па- стырских и Миссионерских Курсах в Москве // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 5. С. 333–716.

    людей? Вполне прав один ученый, который сказал, что для исполнения пожеланий социализма нужны особые существа, а не люди, какими мы видим и знаем их на земле»1.

    В своих исследованиях социалистических теорий отец Иоанн пытается сравнить социализм с учением христиан- ства. Его выводы, в частности о языческих истоках социали- стических теорий, предвосхитили идеи многих последующих мыслителей, в частности, академика И. Р. Шафаревича2. Вот что писал отец Иоанн по поводу антихристианской сущности социализма: «“Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Социализм возвещает вам новое “евангелие”: “вы – скала, на которой зиждется церковь настоящего и будущего”; вам обещают “го- товое уже счастье”; путь к нему – “борьба не на живот, а на смерть” с капиталом и его владетелями – буржуа. “В борьбе обретешь ты право свое”, а по окончании ее – “отрешишься от ветхого мира”, “освободишься от докучливых и надоевших слов всякой религиозной морали”, над тобою взойдет “солнце счастья в царстве святого труда”, в котором у всех будет все общее и каждый будет обеспечен всем необходимым в рав- ной доле со всеми: пищей, питьем, одеждой и жилищем. Вот какой великий переворот должен совершить в мире пролета- рий! Вот что обещает ему социализм»3.

    И далее, в этой же работе, пастырь особо подчеркивает: «Христианство и социализм – антиподы, находящиеся на диаметрально противоположных полюсах. Христианство есть учение о Царстве Небесном; социализм – учение о цар- стве земном. Христианство рассматривает земную жизнь как
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Противосоциалистический катехизис. Бере- гись обманных речей (Против социалистов всех партий) // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 5. С. 30.
    2 Шафаревич И. Р. Социализм как явление в мировой истории // Шафаре- вич И. Р. Есть ли у России будущее? Публицистика. М., 1991. С. 5–388.
    3 Восторгов И. И., протоиерей. Противосоциалистический катехизис. Хри- стианство и социализм. Публичные чтения в Историческом Музее в г. Мо- скве в 1906 году // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочине- ний: в 5 т. Т. 5. С. 57.

    этап к жизни вечной, а эту вечную жизнь как самый основ- ной, самый глубокий смысл человеческого существования; со- циализм есть религия земли, не признающая неба; главное для нее – сделать счастливым, довольным и сытым человека здесь, на земле; человек приглашается ею согласовать свою деятель- ность с земными задачами, отбросив небесные»1.

    Касаясь различного рода попыток примирить христиан- ство с социализмом, священник отмечает, что «конечные иде- алы Христианства и социализма совершенно непримиримы. Однако в истории мы видим множество попыток примирить их; правда, эти попытки всегда кончались крахом, но самая идея не умерла»2. Кстати, в наше время таковые попытки «при- мирения» христианства с социализмом снова получили широ- кое распространение. Неплохо было бы их авторам обратиться к литературному наследию протоиерея Иоанна Восторгова, разоблачающего идейные истоки социализма!

    Строители социализма как антихристианского учения, ставившего пред собою антихристианские цели, использова- ли в своей практике и антихристианские методы. В частно- сти, это развязанный революционерами кровавый «красный» террор. Безусловно осуждая любые его проявления, отец Ио- анн так же до глубины души возмущался тому, что либераль- ная и левая печать в период смуты 1905–1907 гг. фактически в открытую потакала террористам, не стесняясь «проповедо- вать убийства»: «Печать открыто проповедует убийства. Свершится одно убийство – похвала между строк или красноречивое умолча- ние о гнусности преступления в той же печати служат награ- дой преступнику и вдохновляют новых палачей-добровольцев.

    Какая страшная ответственность, какая вина перед Богом, пред Родиной и историей лежит на совести этих писателей, омакаю-
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Социализм в связи с историей политико- экономических, религиозных и нравственных учений древнего и нового мира. Христианские социалисты в Англии // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 5. С. 605.
    2 Там же.

    щих трость осуждения – перо свое не в чернила, а в кровь ими убитых!»1 – восклицает пастырь. что нужно делать для того, чтобы не допустить пополне- ния рядов революционных террористов за счет простого наро- да? По мысли отца Иоанна, в этом делании важно просвещение русских людей. По его словам, одна из главных причин нашего русского нестроения – «глубокое народное невежество, кото- рое не дает темному человеку возможности дать отпор натиску враждебных учений, посягающих на святое святых народной души и жизни»2. Однако, как подчеркивает пастырь, «не всякое просвещение душе во спасение. Есть наука, которая, подобно зимнему солнцу, светит, да не греет. Есть наука, которая, не опираясь на нравственное преобразование человека, подобна острому ножу и усовершенствованному орудию в руках зло- дея. И есть наука, освященная высшим светом веры, согретая огнем святой религии; она созидает жизнь»3.

    «Русское народное государственное и общественное ми- ровоззрение не боится никакого света знания; оно покоится не только на твердых религиозно-нравственных началах, но и оправдано серьезною наукой. Дать возможность уяснить и укрепить такое мировоззрение – значит, дать твердый устой жизни, и если где, то именно в Москве, среди великого множе- ства рабочего русского люда, достойно и праведно было создать такое именно просветительное и высоко патриотическое начи- нание», – особо подчеркивает в этой связи протоиерей Иоанн4.

    И еще важный момент. Отец Иоанн, как и другие монар- хисты, понимал, что бытовая неустроенность русского наро-
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Безвинная жертва злодеев. Памяти графа Алексея Павловича Игнатьева. Сказано в 9-й день по кончине графа А. П. Иг- натьева на панихиде в Монархическом Собрании Москвы. 1906 г. // Востор- гов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 3. С. 122.
    2 Восторгов И. И., протоиерей. Просвещение народа. Речь на панихиде при поминовении генерала Д. Ф. Трепова в Историческом музее, пред началом чтений для рабочих 3 сентября 1906 года // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 3. С. 87.
    3 Там же. С. 88.
    4 Там же.

    да также может способствовать его отходу от традиционных русских ценностей. В этой связи проповедник обращал осо- бое внимание на необходимость пресечения вековой русской беды – пьянства, которое, по его мысли, способствует росту революционных настроений в народе. «…Пьянство, – отмечал отец Иоанн, – наш главный теперь грех, и притом главный и самый сильный пособник революции и анархии. Недаром, за- долго до современного революционного движения, с такою любовью выписывал портреты пьяниц и хулиганов наш зна- менитый Горький, выдавая это отребье жизни за обновителей общественности. И видели мы шествие этих буревестников и обновителей в последние годы!..»1.

    По словам священника, необходимо всеми силами утверждать в стране идеи народной трезвости: «Нужно при каждом отделе патриотических содружеств всех и всяких наименований открывать общества трезвенни- ков, сооружать им иконы, устраивать для обществ этих осо- бые богослужения, особые собрания, причем для слабых ре- комендовать полное воздержание от вина на известный срок, или навсегда, а для других – условное воздержание в том или другом виде. Нужно издавать и распространять листки и брошюры против пьянства. Нужны беспрерывные призывы к трезвости. Нужно женщин, несчастных жен и матерей, стра- дающих от пьяниц – мужей и сыновей, призывать на борь- бу со страшным бичом народной жизни»2. Свое обращение к русским патриотам отец Иоанн заканчивает пламенными призывами: «К трезвой мысли! К трезвому слову! К трезвой во всех отношениях жизни!»3

    Итак, мы рассмотрели некоторые характерные идеи про- тоиерея Иоанна Восторгова, высказанные им в своих много-
    ________________________________
    1 Восторгов И. И., протоиерей. Трезвость. Речь на общем собрании членов и уполномоченных патриотических содружеств города Москвы и Москов- ской губернии. 26 августа 1907 г. // Восторгов И. И., протоиерей. Полное собрание сочинений: в 5 т. Т. 3. С. 287.
    2 Там же.
    3 Там же. С. 288.

    численных проповедях, речах, воззваниях, статьях и т.д. Ко- нечно, литературное и публицистическое наследие протоиерея Иоанна Восторгова требует дальнейшего научного изучения и осмысления, и в этой связи пока что, к сожалению, сделано еще очень мало1. И, разумеется, проповеди, речи, статьи отца Ио- анна, не теряющие и по сей день своей актуальности, необхо- димо переиздавать большими тиражами.
    ________________________________
    1 Наиболее полно биография протоиерея Иоанна Восторгова представле- на в статье, опубликованной в сборнике «Воинство святого Георгия»: Степа- нов А. Д. Делатель любви. Священномученик протоиерей Иоанн Иоаннович Восторгов (1867 или 1864–1918) // Воинство святого Георгия. Жизнеопи- сания русских монархистов начала ХХ века. Сост. и ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., 2006. С. 156–177. Также см. недавно вышедшую книгу: Святые черносотенцы. Священный Союз Русского Народа / Сост., вступ. и биогр. стт., комм. А. Д. Степанова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2011 (на с. 558–805 опубликован ряд произведений священномученика Иоанна Восторгова).

    Глава 8.
    Гроза врагов русского народа. Николай Николаевич Жеденов (ок. 1861 – 1933)

    Николай Николаевич Жеденов1 – чиновник, талантливый публицист, педагог, много потрудившийся на ниве националь- ного просвещения русского народа, издатель, активный дея- тель правомонархического движения.

    К сожалению, до сих пор неизвестна точная дата рожде- ния Н. Н. Жеденова. В биобиблиографическом словаре «Деяте- ли революционного движения в России» сказано, однако, что он родился около 1861 года.

    Потомственный дворянин Мокшанского уезда Пензен- ской губернии, пензенский помещик, сын отставного подпол- ковника, Н. Н. Жеденов принадлежал к старинному дворянско- му роду, который был внесен в VI часть родословной книги Курской губернии.

    В словаре «Деятели революционного движения России» содержится информация о том, что в молодости Жеденов уча- ствовал в революционном (народническом) движении. Со- гласно этому словарю, в начале 1880-х гг., будучи студентом Московского университета, Жеденов за участие в студенче- ских беспорядках, происходивших в апреле 1881 года, был исключен из университета на один год. Затем Жеденов уехал
    ________________________________
    1 В некоторых источниках встречается другой вариант написания фамилии «Жеденов» – «Жеденев» (См., напр.: Ответ [Н. Н.] Маркова 2-го на статью Жеденева в «Русском Знамени». СПб., 1910).

    в имение отца в Пензенскую губернию. В августе 1881 года он поступил в Казанский университет. Осенью 1881 года, вслед- ствие полученных Московским жандармским управлением негласным путем сведений о «преступной» переписке Жеде- нова со своим товарищем, студентом Московского универси- тета Н. К. Цветаевым, Николай Николаевич был подвергнут в Казани обыску. У него нашли письма, изобличающие обоих в политической неблагонадежности и взаимной пересылке прокламаций.

    Жеденов был арестован 27 ноября 1881 года и привле- чен к дознанию при Московском жандармском управлении по «делу» Н. К. Цветаева. По Высочайшему повелению от 5 мая 1882 года Жеденов был подвергнут тюремному заключению на шесть месяцев, считая срок со дня его ареста, с последую- щим подчинением гласному надзору на три года. С 27 мая 1882 г. Жеденов был подчинен гласному надзору в Казани. По сведениям Казанского жандармского управления от июля 1882 года, Жеденов продолжал знакомства с политически не- благонадежными лицами.

    Жеденова заподозрили в числе многих других в распро- странении народовольческих прокламаций и газет, рассы- лавшихся из Казани по почте на адрес разных лиц в период с 11 ноября 1881 по 19 августа 1882 года; но, так как при сличе- нии его почерка с почерком адресов на конвертах, в которых рассылались эти прокламации, сходства обнаружено не было, то к дознанию по этому делу он привлечен не был.

    В начале 1884 года Жеденов состоял под гласным надзором в г. Ци- вильске Казанской губернии. По Высочайшему повелению от 22 марта 1884 г. Жеденов был освобожден от гласного надзора, а 8 мая 1884 г. он переехал на постоянное жительство в Казань, где был подчинен негласному надзору1.
    ________________________________
    1 Деятели революционного движения России. Биобиблиографический сло- варь. Т. III. Восьмидесятые годы. Вып. 2. Г–З. Сост. Р. М. Кантором, П. Г. Любо-- мировым, А. А. Шиловым и Е. Н. Кушевой. [М.], 1934. С. 1396–1397. В словаре имеется ссылка на соответствующие источники: Справка (Н. Н. Жеденев). – МЮ. 1882, № 9129; 1882, № 9432. – ДП. III. 1883. № 1335; 1884. № 433. – Обзор II. 60, 39. – Список поднадзорных (Ук.). Участники народовольческого движения. Сб. «Народовольцы». III. 297. О Жеденеве-черносотенце ср. Адрес-календарь (1890-е гг.). – Венгеров С. [А.] Список. – Падение царского режима. Т. VI. М.–Л., 1926. С. 193; Т. VII. М.–Л., 1927. С. 339. – Поссе В. [А.] Мой жизненный путь (Ук.).

    Однако к концу 1880-х годов Жеденов, как и другой бо- лее известный правый политический деятель, Л. А. Тихоми- ров, полностью порвал со своим революционным прошлым. В 1890-е годы он служил земским начальником в Камышин- ском уезде Саратовской губернии, внедрял различные новше- ства в своем хозяйстве. В частности, он создавал сельские по- жарные команды, устраивал ясли для крестьянских детей.

    Также он профессионально занимался вопросами соци- альной адаптации беспризорников и сирот. Жеденов являлся, по сути дела, разработчиком проекта создания детских «при- ютов самопомощи». Талантливый писатель и публицист напи- сал ряд книг и брошюр с целью «дать движение к развитию сельскохозяйственных приютов». Он считал, что «найти спо- соб к возможно дешевому содержанию детей составляет нрав- ственную обязанность каждого гражданина» и что данное на- мерение можно достойно осуществить путем «повсеместного учреждения сельскохозяйственно-кустарных приютов само- помощи, дающих возможность содержать детей без малейшей на текущее содержание их траты со стороны государства и на- селения», причем «нуждающиеся в призрении дети будут все избавлены от нищеты и пороков».

    Поскольку педагогические идеи Жеденова во многом предвосхитили последующие направления в развитии от- ечественной педагогической мысли, в том числе известную «теорию коллективного воспитания» А. С. Макаренко, по- знакомимся с ними поближе. Кроме того, даже самое поверх- ностное ознакомление с педагогическими идеями Н. Н. Же- денова полностью опровергает созданный врагами русского народа миф о «человеконенавистнической» сущности черно- сотенцев, об их «отсталости», «грубости» и «мракобесии». Напротив, Николай Николаевич вводил в систему воспита- ния и образования самые передовые по тому времени идеи и далеко не всегда в этой связи встречал одобрение со стороны власть предержащих.

    Строй жизни в приютах, по утверждению Н. Н. Жедено- ва, должен зиждиться на следующих основных принципах:
    1) Сельское начало;
    2) Крестьянская простота жизни;
    3) Усовершенствованная техника.
    Кроме того, должны неизменно соблюдаться следующие правила:
    1) Приюты должны быть вне зависимости от рынка, по- требляя только то, что производится им самостоятельно;
    2) Обработка сырых продуктов хозяйства приютов долж- на совершаться их же собственными силами1. По мысли Жеденова, грамотность и ремесла в приютах должны являться лишь дополнением к основному занятию – сельскому хозяйству. Приюты являлись как бы образцовыми фермами и должны были, по мнению публициста, кроме всего прочего, обучать крестьян землестроению.

    Жеденов не без основания считал, что существовавшие в то время «филантропические учреждения» требовали весь- ма солидных финансовых расходов как на их первоначальное существование, так и на постоянное содержание. Публицист особо отмечал, что «призреваемые принимаются за совершен- но беспомощных и труд их на пользу тех учреждений, которые содержат их, эксплуатируется в самых ничтожных размерах в виде исполнения в мастерских заказов, дающих сравнительно малый доход».

    Соответственно, приютам требуются деньги в виде различных пожертвований. Жеденов предложил органи- зовать в приютах систему общественных работ для детей всех возрастов. По его мнению, из хозяйственных работ наиболее важные для девочек – приготовление пищи, стирка белья и по- лов, доение коров, уход за малолетними детьми до четырех- летнего возраста, за телятами, ягнятами, птицей и стрижка овец, обработка конопли, льна и шерсти; прядение из кудели и
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопо- мощи. История их, устройство и жизнь. СПб., 1896. С. 133.

    шерсти ниток (достаточно легкая, чисто механическая работа). Конечно, при этом в приютах должно быть достаточное коли- чество современных прялок и ткацких станков. Для мальчиков полезны чистка хлевов и двора, рубка дров и уход за взрос- лым скотом, изготовление кож и валенной обуви, полушубков, свитков, щепных изделий в виде чашек, ложек, колес; осу- ществление плотничьих и столярных работ, починка мелких принадлежностей хозяйства, а также исполнение самых не- обходимых кузнечно-слесарных работ. Кроме того, мальчики являются прекрасными пастухами.

    Таким образом, каждый воспитанник должен обучаться соответствующим ремеслам, «утилизируя все сырые продукты приютского хозяйства»1. По мнению Жеденова, «вся жизнь приюта должна быть проста и приноровлена к обычной земледельческой жизни: в приюте должны быть введены обычные крестьянские куша- нья, носиться крестьянское же платье и обувь, и только с под- нятием культуры сельского хозяйства приюта последний имеет право улучшить обстановку своей жизни».

    С другой стороны, «чего же он не может достичь собственными силами, то и не должно числиться в обычном обиходе приюта». Иначе, по сло- вам Жеденова, самостоятельное его существование окажется немыслимым. Вообще, заключает публицист, «приют должен вести свою жизнь по возможности без посторонней помощи»2.
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Общественное призрение в связи с вопросом о сельскохо- зяйственном и кустарном образовании. Саратов, 1894. С. 12. Следуя этому правилу, Жеденов также выпустил несколько брошюр, посвященных пра- вильному ведению сельского хозяйства: Дети работники: Рассказ. СПб., 1896; Он же. Краткие сведения по огородничеству: Пособие для земледель- ческих приютов и сельских школ. СПб., 1898; Он же. Огурцы, как они растут и как их сажать: Пособие для земледельческих приютов и сельских школ. СПб., 1898 и др. Кроме того, он же издал ряд работ, посвященных разным сторонам сельской жизни и благотворительности: Жеденов Н. Н. Крестьян- ские деловые и частные бумаги: 32 формы. СПб., 1897; Он же. Сельские пожарные команды: Руководство к организации их без особых денежных затрат / [Соч.] Н. Жеденова. СПб., 1896; Он же. Кому и как помогать? / [Соч.] Н. Н. Жеденова. СПб., 1898; Он же. Сельскохозяйственные приюты самопо- мощи для детей воинов-земледельцев. М., 1904 и др.
    2 Жеденов Н. Н. Общественное призрение в связи с вопросом о сельскохо- зяйственном и кустарном образовании. С. 13.

    Среди всего прочего, в кустарно-ремесленном деле при- ют должен преследовать цель приспособления воспитанника к той среде, в которой ему придется жить. Приюты-школы должны исполнять не только свое образовательное назначе- ние, но воспитательное, и последнее еще в большей степени. Занятые трудом, избавленные от влияния развращающих по- роков взрослых, воспитанники приютов станут, по мысли Же- денова, мощным противовесом деятельности разрушительных элементов и принесут прогрессивные веяния в инертную на- родную массу. Практика создания и работы волостных сель- скохозяйственных приютов в Камышинском уезде Саратов- ской губернии (Тарасовского, Красноярского, Лопуховского и Бурлукского) показала, что их деятельность была встречена с большим одобрением; они были премированы и даже взяты за образец в некоторых учреждениях. Жеденов надеялся, что, после всеобщего признания, «Россия быстро покроется десят- ками тысяч подобных школ-приютов, и беспризорные дети, сотнями тысяч голосов по необъятной нашей родине тщетно взывающие теперь к общественной помощи, найдут, наконец, себе убежище, а дело народного сельскохозяйственного обра- зования сделает громадный шаг вперед»1.

    Также коснемся вопроса, связанного с историей возник- новения и развития первых сельскохозяйственных приютов в 1890-е годы. Первые детские приюты стали появляться в странах Западной Европы (в Голландии, Франции, Швей- царии), а затем и в России еще в конце XVIII – начале XIX столетия. Однако их повсеместное распространение в нашей стране имело место после печальных событий, связанных с голодом в Поволжье в начале 1890-х годов, когда количество беспризорных детей резко увеличилось. В 1891 году начал действовать Благотворительный комитет, работавший под председательством Наследника Цесаревича Николая Алек- сандровича (будущего Императора Николая II). Тогда же в Саратове было открыто его губернское отделение, а от по-
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Общественное призрение в связи с вопросом о сельскохо-

    следнего чуть позже возникли участковые и волостные от- деления. Крестьянские общины (сельские общества) часто на своих сходах принимали решение об учреждении приютов для детей, которые содержались за счет общины. Типичный пример – создание в Саратовской губернии, в слободе Тарасо- ва сельскохозяйственного приюта самопомощи.

    Постройка одноэтажных зданий в этом учреждении осу- ществлялась из так называемого самана (земляного кирпи- ча), который совершенно безопасен в пожарном отношении. К тому же постройки из такого материала дешевле и теплее, чем из дерева. Крыши зданий крылись железом. Приют был разделен на мужскую и женскую половины. Кроме того, жилое здание приюта включало в себя коридор, кухню, помещение смотрителей, залу, канцелярию, общую мастерскую, чулан, сени, мужской и женский лазареты. Каждый приют располагал большим двором, гумном и конопляниками. Поля, значившие- ся за приютами, расширялись из года в год и располагались на территории отдельными участками, полосами и чередовались с крестьянскими деревенскими полями.

    Мебель в учреждении использовалась только самая не- обходимая, в виде столов в мастерской и в классной комнате, шкафов для книг, коек, которые поднимались у изголовья на петлях к стене, а к ней они, в свою очередь, пристегивались маленькими крючками.

    В основу материального существования приюта были положены так называемые общественные запашки. Воспитан- ники осуществляли систематический уход за огородами. При этом мальчики пахали землю, девочки сгребали сено. Уже осе- нью 1893 года на Саратовской областной выставке ее комитет наградил Тарасовский приют большой серебряной медалью «за идею самостоятельного существования» и похвальным листом за огородные овощи. К весне 1894 года три существовавших к тому времени приюта (кроме Бурлукского) помещались уже в собственных зданиях. Они тотчас же приступили к расшире- нию своего хозяйства. Воспитанники активно участвовали в сенокосе. При сельскохозяйственных работах начали активно использовать машины-сеялки работы г-на Эрта, позже – жней- ки, четырехконные молотилки с керосиновым двигателем для молотьбы хлеба. Примерно в это же время начали активно ис- пользоваться двухколесные плуги Воронежского Товарище- ства «Столль и Кº», № 5. Для сенокошения применялись сено- косилки Вуда и конные грабли.

    Борьба с засухой осуществлялась путем искусственно- го орошения. Активно применялись щиты для задерживания снега. С 1895 года начали внедрять пчеловодство в Красно- ярском и Тарасовском приютах. Кроме того, в Красноярском приюте сажали яблони, ягодные кусты, однако засуха поме- шала успеху в этом начинании. Состав и количество рабочего скота находились в прямой зависимости от качества и коли- чества лугов. Еще через год работы все три приюта имели от 50 до 70 десятин земли в запашке, а летом подняли пар, засеяли рожью; осенью же приготовили под яр на 1896 год то количество земли, которое каждым из них было установлено сообразно ее качеству. Сев культур осуществлялся и руками, и рядовою сеялкой. На сенокошение и на вязку снопов от- правляли и «женский элемент».

    В сочинении Жеденова «Детские сельскохозяйственные приюты самопомощи» подробно расписан распорядок дня вос- питанников. Главный принцип работы приютов – распределе- ние работ по половому признаку, когда каждый воспитанник получает конкретное задание. Дети поднимались с рассве- том, а зимою – «с огнем». Сразу же мальчики направлялись на чистку хлевов, кормление скота, заготовку дров; девочки кормили кур, доили коров, готовили завтрак. Пища в приютах готовилась в зависимости от народности воспитанников. В ве- ликорусских приютах – Лопуховском и Бурлукском – варили щи, кашу с салом и постным маслом, употребляли вареное мясо, пили кислое молоко, ели пшенник, сальник с кашею и ливером, свекольник, студень и другие традиционные велико- русские блюда. В малорусских же заведениях – Тарасовском и Красноярском – галушки, борщ, вареники, кабанье сало и так- же каша, мясо и прочее. На завтрак готовилось одно блюдо, на обед и ужин по два; по праздникам завтрака не было, но зато пекли пироги с разной начинкой – с мясом, капустой, творо- гом, горохом, кашей, морковью, а иногда и ягодами.

    Сразу после завтрака осуществлялись ремесленные рабо- ты до обеда. Если день был уже достаточно долгим, то около четырех-пяти часов полдничали: закусывали хлебом с моло- ком или огурцом, кашей, капустой. После полдника снова за- давали скоту корм. И, когда девушки заканчивали дойку ко- ров, садились за грамоту. Затем ужинали и общею молитвою заканчивали день. Мальчики задавали скоту корм на ночь и ложились спать, а девушки пряли до первых петухов, напевая песни. Руководство приютов постепенно обеспечило воспи- танников прялками с колесами (самопрялками) вместо старых ручных прялок. Ночью старшие мальчики вставали один раз и осматривали скот. Летом обучение грамоте и ремеслам отсут- ствовало. В это время приютам было не до них – разве только случится какая-нибудь починка. Спали, как уже отмечалось, в разных комнатах – по половому признаку. В поле ночевали в холщовых палатках, подстилая войлочные полости.

    Одежда изготовлялась в приютах согласно местным обычаям. С наступлением летнего времени дети ходили бо- сиком. Для работ на поле выдавались сандалии или так назы- ваемые опорки вроде туфель. Каждую субботу обязательно топилась баня. Топка печей производилась дровами или ки- зяком (кирпич из навоза)1. Особое внимание в книгах и брошюрах Н. Н. Жеденова уделено вопросу, связанному с финансовым обеспечением приютов. По его мнению, приюты должны существовать са- мостоятельно, практически без субсидирования со стороны кого бы то ни было, и вести самостоятельную хозяйствен- ную жизнь. Вместе с тем публицист считал, что заказы на изделия, выполненные воспитанниками, отнюдь не должны быть принимаемы в этих заведениях, так как на заказах мож- но прогадать и в ценах, и в продолжительности работ. Таким
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопо- мощи… С. 70–71.

    образом, данное обстоятельство может стать бременем для приютов. Можно, конечно, с точки зрения Н. Н. Жеденова, изготовлять изделия и на продажу – но только не на опреде- ленного покупателя.

    Обучение грамоте воспитанников приютов осуществля- лись с окончанием полевых работ (с 1 ноября) до их начала (по 1 марта). Мальчики и девочки обучались чтению, пись- му и рисованию. Кроме того, их обучали молитве в классных комнатах. Изучение арифметики, решение задач на счисление и «умственных задач» осуществлялось в приютах за нешум- ною работою, тесным кружком. При этом мальчики участво- вали в шитье обуви, резали ложки, девочки вязали и шили. Учитель задавал вопросы, поправлял ошибки, объяснял трудные задачи. По словам Жеденова, детям нравилась такая система обучения. Посредством этой методики они отвлека- лись от шалостей и беспечных забав, увлекались обучением. От воодушевленности и радости при достижении положи- тельных результатов в учебе у них начинали блестеть гла- за. По праздникам в обязательном порядке воспитанники по очереди читали по главе из Священной истории, после чего законоучитель или священник задавал им вопросы на закре- пление пройденного материала. Кроме того, в минуты отды- ха осуществлялось чтение небольших светских рассказов в течение часа, после чего велась оживленная беседа.

    При приютах создавались для воспитанников библиоте- ки. Хотя перед учреждениями остро стояла проблема нехват- ки книг, тем не менее в их распоряжении находилась хорошая подборка церковной и богословской литературы, а также спе- циальной литературы по агрономии (сочинения Е. Г. Авер- киевой о свекле, огурцах, капусте и т.д.), сборники рассказов из жизни крестьян.

    Помимо теоретического обучения воспитанники под ру- ководством смотрителей осуществляли практические опыты. Так, к примеру, в период осени–зимы 1894 года в Краснояр- ском и Тарасовском приютах ежедневно осуществлялись тро- екратные наблюдения за температурой воздуха, измерения атмосферного давления с помощью барометра, определение направления и скорости ветра1.

    Коснемся вопроса, связанного с воспитанием детей в приютах самопомощи. Главный принцип, который был поло- жен в основу работы приютов, – это семейная форма воспита- ния. Жизнь приютов текла в религиозно-нравственном духе. Обязательной была общая молитва, в которой участвовали все дети; начиная с шести лет каждый знал обычные молитвы. По праздникам воспитанники совместно посещали церковь, при этом хорошо поющих ставили на левый клирос. Обращение смотрителей с детьми предполагалось «совершенно отече- ское»; дети же именовали друг друга не иначе как братьями и сестрами. Кроме того, общая совместная работа накрепко спаивала воедино детский коллектив. Каждая девушка старше десяти лет избирала себе сестру или брата, воспитывала их (до шести лет) на женской половине. При этом малышей они име- новали сынками или дочками, мыли их, чесали, стирали им белье. Те, естественно, крепко привязывались к ним, плакали при расставании, кидались при встрече на руки и т.д. Крепки- ми поцелуями обменивались дети между собою после долгой разлуки, ежели таковая случалась2.

    Детям изначально внушалось, что все, находящееся в при- юте, составляет их собственность, а не чью-либо другую. Если требовалась починка плуга, то покупка для этого специально- го материала совершалась на их собственные средства, так как для уплаты денег необходимо продать хлеб, добытый таким тяжелым, их же трудом; следовательно, всем становилось оче- видно, что необходимо бережно относиться к имуществу. Кухней и кладовой заведовали девушки. Они рассчиты- вали количество необходимых продуктов для приготовления пищи. Мелкое воровство (а эта проблема первоначально остро стояла) постепенно сошло на нет, так как сами дети поняли, что малейший утаенный кусок хлеба отнят соответственно у
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопо- мощи… С. 84.
    2 Там же. С. 87, 90. всех. Каждый такой случай неизменно выставлялся на всеоб- щее обсуждение и порицался.

    Основные меры наказания – постановка провинившегося в угол для младших ребят, а для старших – смещение с глав- ной работы на второстепенную. Телесное наказание (расправа за вихор, дранье ушей и пр., широко практиковавшиеся в кре- стьянской среде того времени) строжайше запрещалось.

    Среди популярных развлечений следует в первую оче- редь отметить охоту, рыболовство, посещение родственников в деревнях и селах, пение великорусских и малорусских песен, пляски, хороводы, организация оркестров из рожков, свирелок, гармоники, треугольника, балалайки, флажолета, окарин, буб- нов, тарелок, скрипки. Смотрители специально обучали вос- питанников этим искусствам. По зимним вечерам на женскую половину приходили бабы и девушки со своими гребнями и прялками на посиделки. Они пряли и пели песни до первых, а то и до вторых петухов.

    Буквально через два-три года после создания первых приютов произошли первые выпуски. В шестнадцать лет де- вушки фактически становились потенциальными невестами, а мальчики в семнадцать лет – женихами. Начинали заезжать в приюты сваты, там же вскоре состоялись первые свадьбы. Организовывались нарядные свадебные поезда. Юноши- выпускники, в отличие от своих сверстников, не употребля- ли спиртных напитков и, кроме того, являлись хорошими добросовестными работниками.

    В связи с этим они выгодно отличались от деревенских парней. Свадьбы в приютах ста- новились всеобщими праздниками, в которых принимали деятельное участие все воспитанники. Мало того, каждый год, в день открытия приютов, организовывались так назы- ваемые годичные акты, на которые стекалось население со всей окружающей местности.

    В большой зале вешались пор- треты Государя и Императрицы; на мероприятии присутство- вали смотрители приютов и старшина, семь священников и диакон. Торжественное собрание начиналось с молитвы и водосвятия. Кроме того, следовало исполнение гимнов и па- триотических песен (хоровым пением), таких как «Славься! Славься!», «Многая лета» Государю Императору, Импера- трице, Наследникам Цесаревичам, народных великорусских и малорусских песен. Непреклонно исповедовался принцип всецелой любви к Царю земному (члены совета приюта по- стоянно напоминали об этом)1.

    Как правило, выпускники приютов производили на на- род значительное положительное впечатление. Бывшие питом- цы приютов поддерживали с ними постоянные сношения. Они смотрели на приют как на родительский дом.

    Кроме того, приюты познакомили крестьян с невидан- ными дотоле растениями – редисом, двухпудовою тыквою, гаоляном, прекрасной свеклою, различными сортами огурцов, капусты. Вскоре после появления приютов крестьяне в дерев- нях и селах также начали систематически высаживать редис, овладели приемами травосеяния и организации искусственно- го орошения полей.

    Управление приютами самопомощи осуществлялось сле- дующим образом. Обучением и воспитанием детей в приютах занимался смотритель. В качестве смотрителей подбирались люди умные, добрые, честные, старательные, стоящие на более высоком, нежели средний крестьянский, уровне развития. По социальному положению они являлись, как правило, выходца- ми либо из разночинцев, либо из крестьян. Предпочтение от- давалось лицам старше двадцати пяти – тридцати лет, то есть уже достаточно опытным; к тому же людям ровного характера, не употребляющим спиртное. Приюты, по словам Жеденова, не могли обеспечить смотрителей жалованием большим, чем триста рублей в год, однако в то же время ставили их на гото- вое содержание. Смотритель вел специальные книги: кассовую на расходование денег (форма 6), амбарную на запись зерна (форма 7), продовольственную на запись обыденного расходо- вания продуктов (форма 8), овощную (форма 9), книгу живот- ных (форма 10), книгу материалов для обуви и одежды (форма
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопо- мощи… С. 123.

    11), книгу одежды и обуви (форма 12), книгу упряжи и другого инвентаря (форма 13), книгу кормовых продуктов (форма 14)1. Для преподавания ремесел смотрители приглашали местных мастеров за плату размером в две, три, четыре копейки в час. Они утверждались в должности с одобрения двух членов со- вета, избираемых для заведения приютом.

    Советы приютов, являвшиеся высшими органами управ- ления, состояли из крестьян, священников, фельдшеров, учи- телей и других лиц, желавших работать на пользу сирот. Же- денов в своей книге приводит состав одного из таких советов: старшина, председатель суда, шесть сельских старост, четыре священника, волостной писарь, участковый врач, фельдшер и учитель местной земской школы. Общее наблюдение за прию- тами входило в компетенцию земского начальника, который иногда председательствовал на заседаниях.

    Жеденов в своей книге ознакомил читателей и с докумен- тами, касающимися деятельности приютов. Так, в приложении к книге «Детские сельскохозяйственные приюты самопомо- щи» он привел текст устава Тарасовского (Красноярского, Ло- пуховского и Бурлукского) волостного сельскохозяйственного приюта из 57 пунктов; таблицы, содержащие финансовую от- четность приютов, образцы ведения кассовых, амбарных, кор- мовых и прочих книг, схематический план приюта, план полей Лопуховского детского сельскохозяйственного приюта2.

    Итак, первая половина 1890-х годов ознаменовалась созданием и развитием, согласно идеям и предложениям Же- денова, детских приютов самопомощи в Саратовской губер- нии. Вскоре произошел значительный прорыв в организации приютов по всей России. 13 ноября 1895 года последовало Вы- сочайшее повеление об учреждении Ольгинского работного дома для нищенствующих детей, в разрабатываемое поло- жение о котором были внесены такие пункты, как семейное начало, простота жизни и сельскохозяйственно-ремесленные
    ________________________________
    1 Жеденов Н. Н. Детские сельскохозяйственно-кустарные приюты самопо- мощи… С. 146.
    2 Там же. С. 183–212.

    занятия при наличии усовершенствованной техники, «со- ставляющие, при религиозно-нравственном воспитании, ха- рактерные отличия приютов самопомощи». С этого момента подобные п