Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    РУССКИЕ УЧЕНЫЕ И ИЗОБРЕТАТЕЛИ
    А. А. АРТЕМОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • РУССКИЙ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
  •   Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765)
  •     Основные события жизни
  • ТЕХНИКА
  •   Иван Федоров (? —1583)
  •     Основные события жизни
  •   Иван Иванович Ползунов (1728–1766)
  •     Основные события жизни
  •   Козьма Дмитриевич Фролов (1728–1800)
  •     Основные события жизни
  •   Иван Петрович Кулибин (1735–1818)
  •     Основные события жизни
  •   Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы
  •     Основные события жизни
  •   Борис Семенович Якоби (1801–1874)
  •     Основные события жизни
  •   Аркадий Захарьевич Теляковский (1806–1891)
  •     Основные события жизни
  •   Дмитрий Константинович Чернов (1839–1921)
  •     Основные события жизни
  •   Павел Николаевич Яблочков (1847–1894)
  •     Основные события жизни
  •   Александр Николаевич Лодыгин (1847–1923)
  •     Основные события жизни
  •   Степан Осипович Макаров (1849–1904)
  •     Основные события жизни
  •   Сергей Иванович Мосин (1849–1902)
  •     Основные события жизни
  •   Владимир Григорьевич Шухов (1853–1939)
  •     Основные события жизни
  •   Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935)
  •     Основные события жизни
  • ФИЗИКО — МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
  •   Николай Иванович Лобачевский (1793–1856)
  •     Основные события жизни
  •   Пафнутий Львович Чебышев (1821–1894)
  •     Основные события жизни
  •   Федор Александрович Бредихин (1831–1904)
  •     Основные события жизни
  •   Александр Григорьевич Столетов (1839–1896)
  •     Основные события жизни
  •   Николай Егорович Жуковский (1847–1921)
  •     Основные события жизни
  •   Софья Васильевна Ковалевская (1850–1891)
  •     Основные события жизни
  •   Александр Степанович Попов (1859–1906)
  •     Основные события жизни
  •   Борис Борисович Голицын (1862–1916)
  •     Основные события жизни
  •   Алексей Николаевич Крылов (1863–1945)
  •     Основные события жизни
  •   Петр Николаевич Лебедев (1866–1912)
  •     Основные события жизни
  • ХИМИЯ
  •   Александр Абрамович Воскресенский (1809–1880)
  •     Основные события жизни
  •   Александр Михайлович Бутлеров (1828–1886)
  •     Основные события жизни
  •   Дмитрий Иванович Менделеев (1834–1907)
  •     Основные события жизни
  •   Владимир Васильевич Марковников (1838–1904)
  •     Основные события жизни
  •   Лев Александрович Чугаев (1873–1922)
  •     Основные события жизни
  • ГЕОЛОГИЯ
  •   Александр Александрович Иностранцев (1843–1919)
  •     Основные события жизни
  •   Владимир Прохорович Амалицкий (1860–1917)
  •     Основные события жизни
  •   Владимир Иванович Вернадский (1863–1945)
  •     Основные события жизни
  • МЕДИЦИНА И БИОЛОГИЯ
  •   Карл Максимович Бэр (1792–1876)
  •     Основные события жизни
  •   Николай Иванович Пирогов (1810–1881)
  •     Основные события жизни
  •   Сергей Петрович Боткин (1832–1889)
  •     Основные события жизни
  •   Николай Васильевич Склифосовский (1836–1904)
  •     Основные события жизни
  •   Климент Аркадьевич Тимирязев (1843–1920)
  •     Основные события жизни
  •   Илья Ильич Мечников (1845–1916)
  •     Основные события жизни
  •   Василий Васильевич Докучаев (1846–1903)
  •     Основные события жизни
  •   Иван Петрович Павлов (1849–1936)
  •     Основные события жизни
  •   Иван Владимирович Мичурин (1855–1935)
  •     Основные события жизни
  •   Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927)
  •     Основные события жизни


    РУССКИЙ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ



    Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765)


    Михаил Васильевич Ломоносов — один из замечательных представителей русской культуры и науки. Многие выдвинутые М. В. Ломоносовым идеи можно с полным правом назвать гениальными, а жизнь великого ученого — подвигом во имя науки и просвещения.

    М. В. Ломоносов был естествоиспытателем, философом, поэтом, основоположником русского литературного языка, историком, географом, политическим деятелем. Он был одним из образованнейших людей своего времени, ведь знания его простирались от поэзии и изобразительного искусства до великих физико — химических открытий.

    Родина Михаила Васильевича Ломоносова — северная поморская Русь, деревня Денисовка на берегу Белого моря, близ города Холмогоры. М. В. Ломоносов родился 19 ноября 1711 года. Отец М. В. Ломоносова — помор Василий Дорофеевич, владелец нескольких судов, ходивший на них за рыбой в Белое море и Ледовитый океан. Мать — Елена Ивановна Сивкова — дочь дьякона из тамошних мест.

    С ранних лет Михаил помогал отцу в его трудном и опасном деле. Рано научившись читать, любознательный и вдумчивый мальчик очень быстро одолел все книги, какие только он мог достать в деревне. Собственными силами он достиг предельного для того времени образования в родных местах. В 14 лет он прочел русскую физико — математическую энциклопедию — «Арифметику» Магницкого, славянскую грамматику Смотритского. Однако как крестьянскому сыну ему отказали в приеме в Холмогорскую славяно — латинскую школу.

    Замечательная черта М. В. Ломоносова, выделяющая его среди многих великих современников, предшественников и потомков, — несокрушимая воля и охота к знанию. В зимнюю стужу 1730 года М. В. Ломоносов почти без денег, пешком отправился в Москву; чтобы поступить в московскую Заиконо — спасскую славяно — греко — латинскую академию, он выдал себя за сына холмогорского дворянина.

    Для «завершения образования» из Москвы М. В. Ломоносов в 1734 году был направлен в Киев, в духовную академию, в то время считавшуюся на Руси главным образовательным учреждением.

    Преодолевая, по его собственному выражению, «несказанную бедность», он упорно и настойчиво учился.

    Вспоминая потом об этой трудной поре, М. В. Ломоносов писал: «Имея один алтын в день жалованья, нельзя было иметь на пропитание в день больше как на денежку хлеба и на денежку квасу, протчее на бумагу, на обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет и наук не оставил».

    Пять лет длилось специальное богословское образование М. В. Ломоносова, но служителем церкви М. В. Ломоносов не стал. Судьбу его резко изменила только что учрежденная Петром Петербургская академия наук. Государство начинало развивать и направлять науку.

    Российская академия наук имела в развитии культуры нашей страны огромное значение. Известно, что мысль об академии возникла у Петра в беседах с философом и математиком Лейбницем, из переписки с другим философом, будущим учителем М. В. Ломоносова Вольфом, из встреч с парижскими академиками (Петр сам был членом Парижской академии). Однако Петр с его вполне практическим умом ясно сознавал, что Российская академия должна отличаться от заграничной. В академии Петр соединил научное исследование с обучением разных ступеней — от среднего и ремесленного до университетского.

    По докладной записке первого президента лейб — медика Блюментроста, утвержденной Петром, решено было в Петербурге завести собрание «из самолучших ученых людей, которые, науки производя и совершая художества (т. е. технические знания и ремесла), и науку публично преподавали бы молодым людям», а эти последние, в свою очередь, «науку принявши и пробу искусства своего учинивши, молодых людей в первых фундаментах обучали».

    М. В. Ломоносов вместе с другими двенадцатью учениками, «в науках достойными», в 1735 году был направлен из Москвы в Петербург в качестве студента университета, организованного при Академии наук. Специальность М. В. Ломоносова круто повернулась от богословия, языкознания, риторики и пиитики в сторону физики, химии и техники.

    Через несколько месяцев, в сентябре 1736 года, М. В. Ломоносов с двумя другими академическими студентами, Г. У. Райзером и Д. И. Виноградовым, будущим изобретателем русского фарфора, — направляется академией в Германию для обучения металлургии и горному делу в связи с намечавшейся научной экспедицией на Камчатку.

    Почти пять лет длилась заграничная жизнь М. В. Ломоносова (до июня 1741 г.). Это время главным образом было проведено в Марбурге, где М. В. Ломоносов с товарищами учился в университете философии, физике и механике.

    Быстро обучился также М. В. Ломоносов немецкому и французском) языкам (латынь и греческий он освоил еще в Москве и Киеве) и делал замечательные успехи в русском стихотворстве.

    Теоретическая подготовка в Марбурге должна была служить ступенью для русских студентов к изучению металлургии и горного дела. В 1739 году они направились во Фрейберг. М. В. Ломоносов многое почерпнул по рудному делу во Фрейберге, однако пребывание там было кратковременным.

    Вспыльчивый и самолюбивый помор поссорился с преподавателем, и начались странствия М. В. Ломоносова по немецким и голландским городам в поисках поддержки у русских посланников. Из Марбурга М. В. Ломоносов писал, что упражняется в алгебре, «намереваясь оную к теоретической химии и физике применить».

    С помощью русского посланника в 1741 году М. В. Ломоносов наконец вернулся в Россию, в Петербург. Начался петербургский период жизни, длившийся до его кончины. В эти годы развернулась его поразительно разнообразная научная и творческая деятельность.

    Через полгода после возвращения в Петербург тридцатилетний ученый был назначен адъюнктом академии по физическому классу, начал подводить итоги своим наблюдениям в Германии, составляя книгу по металлургии, писал разные физические и химические «диссертации» для академии, занимался со студентами и начинал приобретать первую славу как поэт.

    Молодой адъюнкт (нечто вроде теперешнего аспиранта), вернувшись на родную землю, не мог привыкнуть к хозяйничанию в академии немецких администраторов, вроде Шумахера, презиравших все русское. Восшествие на престол дочери Петра Елизаветы сопровождалось победой «русской партии» в академии. Однако резкие ссоры М. В. Ломоносова с немецкими академиками продолжались. Дело даже приняло такой оборот, что М. В. Ломоносов был подвергнут более чем семимесячному домашнему аресту.

    М. В. Ломоносов, несмотря на свои «проступки», стал профессором химии и полноправным членом академии на основании представленной диссертации о металлургии.

    Одним из первых важных начинаний нового профессора химии явилась постройка в 1748 году химической лаборатории академии на Васильевском острове. Там М. В. Ломоносов развернул, по тем временам огромную исследовательскую и техническую работу.

    М. В. Ломоносов приступил в академии к чтению публичных лекций по физике. Наука прославлялась и распространялась также и стихами М. В. Ломоносова.

    Прославился М. В. Ломоносов и как поэт. В 1750 и 1751 годах он пишет трагедии «Тамира и Селим» и «Демофонт». Первое издание стихов М. В. Ломоносова было выпущено академией в 1751 году. Дело дошло до того, что М. В. Ломоносов был вынужден оправдываться перед своими высокими покровителями — любителями поэзии в том, что он тратит время на физику и химию.

    По совету и проекту М. В. Ломоносова в 1755 году в Москве был открыт университет, ставший затем одним из основных очагов русского просвещения и науки.

    Научные интересы М. В. Ломоносова были очень широки. Даже Леонардо да Винчи, Лейбниц, Франклин и Гете не могут сравниться с ним. Замечательно при этом, что ни одно дело, начатое М. В. Ломоносовым, будь то физико — химические исследования, трагедии и оды, составление грамматики и русской истории, организация и управление фабрикой, географические проекты, политико — экономические вопросы, не делалось им против воли. М. В. Ломоносов был всегда увлечен своим делом до вдохновения и самозабвения, об этом говорит каждая страница его литературного наследства. Пушкин в «Мыслях на дороге» замечает: «Ломоносов был великий человек. Между Петром I и Екатериной II он один является самобытным сподвижником просвещения. Он создал первый университет, он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом».

    Химическая лаборатория стала местом, где М. В. Ломоносов в 50–х годах с громадным увлечением занялся совсем новым, большим и очень своеобразным делом — мозаикой. Задача эта вполне подходила к характеру и вкусам М. В. Ломоносова; в ней переплелось изобразительное искусство с химией цветного стекла, оптикой и техникой. Ученый решил эту задачу блестяще. Ему пришлось выполнить многие тысячи пробных плавок по изготовлению разных сортов цветного стекла, разработать способы компоновки стеклянных кусочков в прочную мозаичную картину. Из двенадцати сохранившихся известных мозаичных картин (в том числе знаменитой «Полтавской баталии»), выполненных в лаборатории, пять приписываются лично М. В. Ломоносову. В знак признания работ по мозаике М. В. Ломоносов был избран в 1764 году почетным членом Болонской академии наук.

    За свои успехи в работе с мозаикой после долгих хлопот М. В. Ломоносов в 1753 году получил от царицы в дар поместье в Усть — Рудицах, в 64 верстах от Петербурга, для устройства стекольной фабрики с целью выделки разноцветных стекол, бисера, стекляруса и пр. Фабрика скоро была пущена в ход, причем станки для изготовления стекляруса и бисера проектировались самим М. В. Ломоносовым. Ряд машин и приспособлений приводился в движение водяной мельницей.

    В 1756 году М. В. Ломоносов построил себе дом с домашней лабораторией в Петербурге, на Мойке. Здесь, вероятно, помещалась и оптическая мастерская, где по его проектам мастерами строились разнообразные приборы, телескопы, микроскопы, перископы, мореходные и другие инструменты.

    Очень печально, что потомки не сумели сохранить до нашего времени ни химической лаборатории, ни дома на Мойке, ни многочисленных приборов, изготовленных собственноручно М. В. Ломоносовым.

    В 1757 году М. В. Ломоносов был назначен начальником Географического департамента при академии. Он занялся трудной работой исправления географических карт. Натура М. В. Ломоносова, впрочем, была такова, что и в эту новую область он погрузился с увлечением. В 1763 году М. В. Ломоносов составляет «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

    Не была забыта русским ученым и астрономия. 26 мая 1761 года М. В. Ломоносов наблюдал редкое астрономическое явление — прохождение Венеры по солнечному диску. Итоги своих наблюдений М. В. Ломоносов опубликовал в работе «Явление Венеры на солнце, наблюденное в Санкпетербургской Академии наук Майя 26 дня 1761 года». Тогда же М. В. Ломоносов впервые в истории астрономии сделал важное заключение о наличии «знатной воздушной атмосферы» у Венеры.

    Только в 1763 году, незадолго до смерти, М. В. Ломоносов опубликовал свою книгу «Первые основания металлургии или рудных дел». Особый интерес по оригинальности и важности мыслей представляет часть книги, озаглавленная «О слоях земных».

    М. В. Ломоносов писал: «Твердо помнить должно, что видимые телесные на земле вещи и весь мир не в таком состоянии были с начала от создания, как иные находим, но великие происходили в нем перемены…»

    В этот период М. В. Ломоносов, несмотря на бесконечный груз дел, принимается за научные труды по русской истории. В 1760 году появляется его «Краткий российский летописец с родословием». Вскоре после смерти М. В. Ломоносова, в 1766 году, публикуется его «Древняя Российская История от начала Российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года».

    Еще со студенческих лет М. В. Ломоносов проявил себя как знаток русского языка, реформатор стихосложения. Будучи за границей, он пишет: «.Я не могу довольно о том нарадоваться, что российский наш язык не токмо бодростию и героическим звоном греческому, латинскому и немецкому не уступает, но и подобную оным, а себе купно природную и соответственную версификацию иметь может». В русском литературном языке М. В. Ломоносов выделяет соответствующие стили: высокий, средний и низкий.

    С 1757 года М. В. Ломоносов был советником академической канцелярии. Летом 1764 года он написал «Краткую историю о поведении Академической канцелярии в рассуждении ученых людей и дел с начала сего корпуса до нынешнего времени». В этой истории описывались похождения знаменитого Шумахера и его преемника Тауберта, и кончалась она грустной фразой, что ежели бы не вмешательство императрицы, то «верить должно, что нет божеского благоволения, чтобы науки возросли и распространялись в России».

    О тяжелых настроениях М. В. Ломоносова перед смертью свидетельствует такая запись в его бумагах последнего периода: «За то терплю, что стараюсь защитить труд Петра Великого, чтобы научились Россияне, чтобы показали свое достоинство… Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют».

    Умер М. В. Ломоносов от случайной простуды 15 апреля 1765 года в возрасте 54 лет и похоронен на кладбище Александро — Невской лавры.


    Основные события жизни

    1711 г. — Родился великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов.

    1730 г. — М. В. Ломоносов почти без денег, пешком отправился в Москву, где поступает в московскую Заиконоспасскую славяно — греко — латинскую академию.

    1734 г. — М. В. Ломоносов был направлен в Киев, в духовную академию.

    1735 г. — М. В. Ломоносов направлен из Москвы в Петербург в качестве студента университета, организованного при Академии наук.

    1736 г. — М. В. Ломоносов с двумя другими академическими студентами — Г. У. Райзером и Д. И. Виноградовым, будущим изобретателем русского фарфора, — направляется академией в Германию для обучения металлургии и горному делу.

    1741 г. — М. В. Ломоносов вернулся в Россию, в Петербург, где был назначен адъюнктом академии по физическому классу.

    1748 г. — Профессор химии М. В. Ломоносов приступает к постройке химической лаборатории академии на Васильевском острове.

    1751 г. — Вышло в свет первое издание стихов М. В. Ломоносова. 1753 г. — За свои успехи в работе с мозаикой М. В. Ломоносов получил от царицы в дар поместье в Усть — Рудицах.

    1755 г. — По совету и проекту М. В. Ломоносова в Москве был открыт университет.

    1756 г. — М. В. Ломоносов построил дом с домашней лабораторией в Петербурге.

    1757 г. — М. В. Ломоносов назначен начальником Географического департамента при академии.

    1757 г. — М. В. Ломоносов назначен советником академической канцелярии.

    1760 г. — М. В. Ломоносов опубликовал «Краткий российский летописец с родословием».

    1763 г. — М. В. Ломоносов составляет «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

    1763 г. — М. В. Ломоносов опубликовал свою книгу «Первые основания металлургии или рудных дел».

    1764 г. — В знак признания работ по мозаике М. В. Ломоносов избран почетным членом Болонской академии наук.

    (обратно) (обратно) (обратно)


    ТЕХНИКА



    Иван Федоров (? —1583)

    В плеяде замечательных строителей русской культуры одно из первых мест занимает Иван Федоров, с именем которого связано начало книгопечатания в Русском государстве.

    Книгопечатание во второй половине XV века уже было известно в славянских землях. В Чехии первая печатная книга вышла в 1468 году, в Польше в конце XV века. В краковской типографии Фиоля было напечатано пять книг на церковно-славянском языке. В Праге в 1517 году приступил к печатанию Библии белорусский просветитель Франциск Скорина. Переехав из Праги в Вильну, Скорина основал в ней типографию, из которой в 1525 году вышла первая печатная книга Белоруссии. Издания Фиоля и Скорины получили распространение в Москве. В Черногории, в Цетинье, первая книга на славянском языке была напечатана в 1493 году, а в Сербии, в Белграде, — в 1553 году.

    Не могла остаться в стороне от дела книгопечатания и Русь. В 1552 году датский король Христиан III отправил посла с письмом к Ивану Грозному, в котором убеждал молодого государя принять лютеранскую веру и предлагал царю разрешить его подданному Гансу Миссенгейму напечатать Библию и еще две протестантские книги в нескольких тысячах экземпляров в переводе на отечественный язык, дабы «сим способом можно будет в немногие годы содействовать пользе ваших церквей». Иван Грозный отклонил предложение датского короля. Охраняя русскую культуру, он не желал отдать в руки иностранцев организацию печатного дела в Москве. Иван Грозный решил организовать печатное дело в Москве собственными силами.

    Митрополит Макарий поддержал царя, но было и немало противников среди бояр и того же духовенства. Многочисленный отряд монахов — переписчиков книг опасался лишиться заработка.

    Однако царь Иван Грозный не привык, чтобы перечили его решениям, тем более что церковь крайне нуждалась в богослужебных книгах, спрос на которые не могли удовлетворить переписчики. Особенно были необходимы книги на тех территориях, где церковь занималась распространением христианства, в частности в огромном, недавно присоединенном Казанском княжестве. Помимо этого, в рукописных богослужебных книгах было немало ошибок, разных вставок и нелепостей.

    Сторонники книгопечатания стали искать способного мастера, с помощью которого можно было бы приступить к устройству типографии. Таким мастером оказался Иван Федоров, дьякон одной из московских церквей, опытный переплетчик, столяр и переписчик. О его происхождении и жизни до этого времени точно ничего не известно.

    Сначала в Москве приступили к сооружению Печатного двора, в строительстве которого Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец, белорус из Мстиславля, приняли самое деятельное участие. Как только на Никольской улице, недалеко от Кремля, было выстроено прекрасное здание, приступили к организации типографии и к первым опытам печатания книг. Вероятно, между 1553 и 1563 годами появились первые экземпляры печатных книг в Москве.

    Для печатания книг надо было иметь не только печатный станок, но и отлить металлические буквы. Иван Федоров не пожелал воспользоваться непривычными для русского читателя западными буквами. Он использовал русские письмена, так называемый полуустав, который появился в Москве в конце XV века вместе с рукописями югославянского происхождения. Благодаря этому печатные буквы были такими же изящными, как и рукописные. Первой книгой, напечатанной Иваном Федоровым, был «Апостол» на славянском языке.

    К набору первой страницы книги приступили в апреле 1563 года и почти через год, 1 марта 1564 года, печатание «Апостола» было закончено. Напечатанный «Апостол» сопровождался послесловием. Вот как в нем объяснено появление первых печатных книг: «Благоверный царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси повелел святые книги на торжищах покупать и в церквах класть… Но среди них нашлось мало пригодных, прочие все растлены (испорчены) от преписующих ненаучных и неизкусных в разуме и не исправлявших то, что писали. Когда это дошло до слуху царя, он начал помышлять, как бы изложить печатные книги, как у греков, и в Венеции, и в Италии, и в прочих языках, дабы впредь святые книги излагались правильно… и так возвестил мысль свою преосвященному Макарию, митрополиту всея Руси; святитель же, услышав это, очень возрадовался и сказал царю, что он от Бога извещение принял и дар свыше сошедший».

    В начале 1565 года царь Иван отдал распоряжение приступить к печатанию второй книги — «Часовник». Печатание ее началось 7 августа 1565 года и было закончено 29 сентября того же года. Так Иван Федоров положил начало великому делу книгопечатания. Итальянский купец Барбарини, посетивший Печатный двор, изумился мастерству русских. Вот что писал Барбарини на родину о состоянии книгопечатания в Москве: «В прошлом году ввели у себя печатание… и я сам видел, с какой ловкостью уже печатались книги в Москве».

    Между тем вокруг московской типографии и Ивана Федорова сгущались тучи. Его противники и завистники — «начальники» (боярство) и «священноначальники» (высшее духовенство) обвинили его в ереси, стремясь погубить дело, как это свойственно «злонравным неученым и неумным людям». Это принудило Ивана Федорова и его помощника Петра Мстиславца бежать «от земли и отечества» в «ины незнаемы (неизвестные) страны».

    Обвиняя Ивана Федорова в ереси, враги книгопечатания надеялись погубить его, а вместе с ним и его дело. Первопечатник был вынужден тайно покинуть пределы Руси. Но в 1568 году московский Печатный двор возобновил свою деятельность с помощью других мастеров печатного дела — Невяжи Тимофеева и Никифора Тарасиева, быть может, учеников московского первопечатника.

    Время бегства из Москвы первопечатников Ивана Федорова и Петра Мстиславца точно неизвестно. Вероятно, оно произошло после издания «Часовника» в 1565 году. В 1568 году Иван Федоров и Петр Мстиславец находились в Белоруссии, в Заблудове, имении крупного белорусского магната Григория Александровича Ходкевича. Убежденный противник объединения Литвы и Белоруссии с Польшей, Ходкевич вместе со всем белорусским народом боролся против ополячения. Для поддержания православной церкви и защиты белорусской народности он задумал напечатать богослужебные книги на славянском языке. Ходкевич предложил московским беглецам организовать типографию в его имении. Предложение было принято, и в 1568 году в Заблудове началось печатание книги «Евангелие учительное». Книга была напечатана быстро, менее чем за девять месяцев.

    После отпечатания книги Петр Мстиславец покинул Заблудово и ушел в Вильну, где приступил к организации типографии купцов братьев Мамоничей. Иван Федоров остался в Заблудове и в 1570 году в заблудовской типографии отпечатал другую книгу — «Псалтырь». На этом и кончилась типографская деятельность Ивана Федорова в Заблудове. Ходкевич отказался продолжать начатое дело. В награду за работу он предложил Ивану Федорову пожаловать деревеньку, но московский первопечатник отказался от этого дара.

    Сам Иван Федоров так определял свое жизненное призвание: «…Надлежит мне по свету рассеивать и всем Заглавный лист Острожской Библии, раздавать духовную эту пищу».

    Из Заблудова русский скиталец направился во Львов, и в этом украинском городе ему пришлось стать основоположником типографского дела на Украине. После долгих хлопот и преодоления разных препятствий Ивану Федорову удалось организовать типографию во Львове, в которой в конце февраля 1573 году он приступил к печатанию первой на новом месте книги. Это был тот же «Апостола, который был напечатан им в Москве. Через год «Апостол» вышел из печати. По внешнему виду львовское издание «Апостола» напоминало московское издание. Был использован тот же шрифт.

    Однако продолжать начатое дело во Львове не удалось. Первопечатник попал в долги к ростовщикам и вынужден был оставить Львов.

    По предложению князя Константина Острожского Иван Федоров прибыл к нему в имение для устройства типографии. Князь Острожский был также противником объединения Литвы, Белоруссии и Украины с Польшей и защитником православной веры и украинской народности от натиска польской католической церкви и иезуитов.

    С начала 1577 года Острожская типография начала действовать, и Иван Федоров отпечатал в ней знаменитую Острожскую Библию. Пока выправлялся текст Библии, он приступил к печатанию «Нового завета с псалмами Давида». Новое издание вышло в сентябре 1580 года «в насаждение всему народу русскому».

    Что же касается Библии, то она с исправленным окончательно текстом была закончена 12 августа 1581 года. Это издание стало вершиной типографского искусства Ивана Федорова. Внешнее ее оформление отличалось небывалой красотой.

    Вскоре из‑за каких‑то недоразумений с могущественным князем И. Федоров решил вернуться во Львов, где оставалась его семья. Он направился туда со своим помощником Гриней и с книгами острожской печати. По прибытии во Львов, в конце 1582 года, Иван Федоров вновь организовал типографию. Но первопечатнику не удалось возобновить дорогое для него дело. Осенью он заболел, а 6 декабря 1583 года скончался.

    Знаменитый старец умер в полной нищете. Имущество его расхватали ростовщики, от которых он так и не мог освободиться до конца жизни.

    На могиле великого сына Русской земли была поставлена надгробная плита. В центре ее высечен книжный знак печатника. Кругом надпись: «Иоан Федорович, друкарь Москвитин, который своим тизанием друкование занедбалое обновил, преставился во Львове року 1583 декабря 6».

    Таков жизненный путь великого первопечатника, отдавшего свои творческие силы братским народам: русскому, белорусскому и украинскому. Печатание книг для Ивана Федорова было выполнением священного долга. В нем он видел цель своей жизни. Условия сложились неблагоприятно для Ивана Федорова. Но они не сломили его, не заставили отказаться от борьбы за печатную книгу и променять призвание художника и мастера на сытую, спокойную и обеспеченную жизнь.


    Основные события жизни

    1552 г. — Иван Грозный решил организовать печатное дело в Москве.

    1552 г. — В Москве приступили к сооружению Печатного двора, в строительстве которого принял самое деятельное участие Иван Федоров.

    1553–1563 гг. — Появились первые экземпляры печатных книг в Москве.

    1564 г. — Закончено печатание «Апостола».

    1565 г. — Царь Иван Грозный отдал распоряжение приступить к печатанию второй книги — «Часовник».

    1570 г. — Иван Федоров в заблудовской типографии отпечатал другую книгу — «Псалтырь».

    1573 г. — Иван Федоров организовал типографию во Львове.

    1577 г. — Иван Федоров начал печатать знаменитую Острожскую Библию.

    1580 г. — Вышло издание «Нового Завета с псалмами Давида».

    1581 г. — Закончено печатание Библии.

    1583 г. — Иван Федоров скончался.

    (обратно) (обратно)


    Иван Иванович Ползунов (1728–1766)

    Великий и трудный путь пришлось пройти русскому изобретателю И. И. Ползунову. Преждевременно трагически оборвалась его жизнь. Не суждено ему было видеть действующей «огневую» машину, созданную им для того, чтобы облегчить труд грядущим поколениям. Трагична и судьба его творения, уничтоженного врагами русской культуры.

    И. И. Ползунов родился в 1728 году на Урале, на берегах Исети в Екатеринбурге. Документы сообщают, что отец Ползу- нова, солдат второй Екатеринбургской роты, был родом из крестьян города Епанчина, или Туринска.

    Где и как работал отец И. И. Ползунова, точно неизвестно. Скорее всего, он был одним из строивших на Исети заводы и укрепления для их обороны. Как рядовой солдат отец И. И. Ползунова получал нищенское жалованье. Легко представить себе, как жилось солдатскому сыну. И. И. Ползунову не дали возможности закончить даже начальную школу тех дней. Обучение в школе пришлось прервать, когда заводскому механику Никите Бахареву понадобились сметливые помощники — «механические ученики».

    И. И. Ползунов успешно помогал Бахареву. За время с 1742 по 1748 год механик дважды добивался прибавки жалованья расторопному и умному ученику. В этот период И. И. Ползунов смог на практике познакомиться с оборудованием и работой одного из лучших тогда заводов — Екатеринбургского. Пришлось ему побывать и поработать также и на других уральских заводах.

    В 1748 году И. И. Ползунов прибыл вместе с группой уральских горнозаводских специалистов на Колывано — Воскресенские заводы Алтая, где он и стал выдающимся горнозаводским специалистом. В первый год пребывания на Алтае он работал всего лишь писцом при плавильных печах. А в 1761 году ему пришлось даже одно время исполнять обязанности руководителя Колыванского завода и всего прилегающего к нему округа.

    Начальство постоянно заставляло его работать там, где было труднее всего, где дело не ладилось. Благодаря этому пришлось ему побывать на Барнаульском и Колыванском заводах, на Змеиногорском руднике, на Красноярской и Кабановской пристанях. И. И. Ползунову много приходилось ездить в командировки, проводить сплав руды, расплачиваться с возчиками руды, ремонтировать или строить суда, производить ревизии. Поиски горнового камня сменялись работами по заготовке теса для кровель. Земляные работы чередовались с руководством куренной операцией, то есть заготовкой дров и выжиганием из них угля для металлургических печей. Пришлось И. И. Ползунову даже отвозить транспорт золота и серебра в далекий Петербург.

    Везде и всегда И. И. Ползунов стремился изыскивать самые лучшие решения порученных ему дел, для чего многое изобретал. Ему принадлежит заслуга создания в Змеиногорске в 1754 году одной из первых, если не первой в России, установки, в которой вода, приводящая в движение колеса, подается по особому каналу на большое расстояние от плотины.

    Немало пришлось ему встречаться с выдающимися людьми как на Алтае и на Урале, так и особенно при поездке в Петербург в 1758 году. Вполне вероятно, что тогда могла состояться встреча И. И. Ползунова с М. В. Ломоносовым.

    В апреле 1763 года И. И. Ползунов подал начальнику Колывано — Воскресенских заводов Порошину предложение о постройке изобретенной им «огнедействующей» машины для заводских нужд. Проект машины был основан на достижениях науки и техники того времени. Особенно помогли ему труды М. В. Ломоносова, использованные для обоснования проекта машины. Не ограничиваясь теоретическим изучением, И. И. Ползунов провел много опытов, исследовал воду и пар, взвешивал воздух, отлично разобрался в тепловых вопросах.

    В то время на всех предприятиях господствовал ручной труд. Только в отдельных случаях для вспомогательных трудоемких работ применялись громоздкие машины, основная часть деталей которых была из дерева и только некоторые из металла. То был век ручного труда и немногих нехитрых механизмов, буквально срубленных топором, подобно тому как «рубят избу». Основными строителями машин того времени были «плотинные» мастера и подчиненные им плотники. Они сооружали и устанавливали машины при помощи своих обычных инструментов, используя лишь ограниченное число металлических частей, поставляемых им кузнецами.

    Наиболее распространенными машинами были воздуходувные меха для металлургических печей и молоты для ковки металлов. Самым совершенным двигателем было водяное колесо, основным орудием при изготовлении которого опять‑таки служил топор. Применение водяных колес, без которых была невозможной работа заводских металлургических печей и молотов, привязывало заводы к определенным местам, очень часто невыгодным из‑за удаленности от рудников и лесов, доставляющих руды и горючее. Воды в заводских прудах часто не хватало. Колеса останавливались, а вместе с ними останавливался и завод. Во времена же паводков масса воды сбрасывалась впустую, стремительное половодье разрушало плотины.

    Царству ручных орудий и немудреных машин И. И. Ползунов решил противопоставить небывалую машину. «Водяное руководство пресечь», — было призывом И. И. Ползунова. Создать машину, способную «по воле нашей, что будет потребно, исправлять», — вот задача, поставленная им. «Я должен, — писал И. И. Ползунов, — все возможные труды и силы на то устремить, коим бы образом огонь слугою к машинам склонить».

    По принципу действия «огнедействующая» машина И. И. Ползунова относилась к особому типу паровых машин — к так называемым пароатмосферным машинам. Устанавливая два цилиндра, он обеспечил возможность удобного получения в такой машине непрерывно развиваемой полезной работы.

    Так был изобретен первый тепловой двигатель для заводских нужд, который легко можно было приспособить для привода разнообразных машин. Этот двигатель можно было сооружать в любом месте, и притом такой мощности, какая была необходима.

    «Облегчить труд по нас грядущим» — вот что поставил целью своей жизни солдатский сын Иван Иванович Ползунов, справедливо названный одним из немногих его друзей «мужем, делающим истинную честь своему отечеству».

    «Всенародная польза», стремление для процветания родины новую машину «в обычай ввести» — вот что побуждало И. И. Ползу нова работать, не щадя своих сил.

    За 21 год до англичанина Уатта, признанного всеми изобретателем первого двигателя, русский теплотехник И. И. Ползунов в 1763 году изобрел «огнедействующую» машину как новый двигатель для всеобщего применения в производстве.

    Постройка машины была связана с огромными затруднениями. И. И. Ползунов настаивал на сооружении сначала небольшой, опытной теплосиловой установки. Он хотел обеспечить изучение новой техники, подготовку мастеров для строительства крупных установок.

    Однако И. И. Ползунова заставили сразу приступить к постройке машины «большим корпусом». Выполнив проект такой машины в кратчайший срок, он вынужден был начать в Барнауле ее постройку не только без грамотных помощников, но даже почти без участия опытных рабочих. Он просил для работы девятнадцать рабочих и трех учеников, а ему дали четырех учеников и двух отставных мастеров. Даже необходимого инструмента для работы не было. Все приходилось делать самому.

    В марте 1764 года И. И. Ползунов подал первые требования на людей и материалы. К 20 мая 1765 года уже было готово сто десять частей машины, не считая парового котла. Отдельные части весили до ста семидесяти пудов. Каждая из этих частей, по словам строителя, «требовала для пропорционального сбора машинную на водяных колесах, по обстоятельствам токарную работу». Для такой работы им были созданы особые станки. Вот почему И. И. Ползунов был первооткрывателем не только в области теплотехники, но и в машиностроении.

    И. И. Ползунов в основном закончил все строительство к декабрю 1765 года. Пробный пуск показал, что все обстоит благополучно. Однако машину даже нельзя было испытать. По вине начальства не была построена воздуходувная установка, которую должна была приводить в действие машина. Это упущение оказалось роковым. И. И. Ползунов, надорвавшись от непосильного труда, заболел и умер раньше, чем начались испытания машины. 27 мая 1766 года И. И. Ползунова не стало.

    Через несколько дней начались испытания построенной машины. С ней обращались варварски, но она все выдерживала и работала.

    7 августа 1766 года — дата пуска первой в истории паровой машины для заводских нужд.

    К этому времени варварство в обращении с машиной дошло до крайности. Для уплотнения поршней задумали применить бересту. Можно представить себе, как выглядели извлеченные из цилиндров металлические поршни с висящими на них лохмотьями бересты!

    10 ноября произошла течь котла, прогоревшего из‑за недосмотра (обвалился в печи защитный свод). Котел, кстати сказать, был сделан из тонких металлических листов, признанных еще до пуска машины недостаточно прочными. Казалось бы, следовало исправить котел или соорудить новый, а затем снова пустить машину. Этого не сделали, и машина была остановлена навсегда.

    За короткий срок машина И. И. Ползунова полностью оправдала себя, вернула все издержки и даже принесла огромную прибыль. Однако после порчи котла она продолжала стоять в бездействии 12 лет.

    В июле 1778 года начальник Колывано — Воскресенских заводов Ирман обратился в Петербург с просьбой разрешить ему разломать теплосиловую установку И. И. Ползунова. То, что начал Ирман, завершил новый начальник заводов — Меллер, приехавший на смену Ирману.

    Меллер привез указ об уничтожении машины И. И. Ползунова и уничтожил творение, сооруженное в Барнауле замечательным русским теплотехником.

    Все дело И. И. Ползунова было предано забвению, да так основательно, что важнейшие документы, относящиеся к его творчеству, пролежали в пыли архивов никем не тронутыми до наших дней. Засилье иноземцев в Академии наук того времени сыграло свою злую роль. Неслучайно поэтому, что в стране, где жил и действовал И. И. Ползунов, на конкурсе лучших сочинений по «огнедействующим» машинам в 1783 году первая премия оказалась присужденной Майярду из Вены, профессору фортификации австрийской инженерной академии.

    Но страна не забыла величественного труда солдатского сына Ивана Ивановича Ползунова, создавшего первую в истории человечества «огнедействующую» машину. Русский народ помнит своего гениального представителя, завоевавшего право стать первым у истоков современной техники.


    Основные события жизни

    1728 г. — На Урале родился И. И. Ползунов.

    1748 г. — И. И. Ползунов прибыл вместе с группой уральских горнозаводских специалистов на Колывано — Воскресенские заводы Алтая.

    1754 г. — И. И. Ползунов создает в Змеиногорске первую в России гидросиловую установку.

    1758 г. — И. И. Ползунов совершает поездку в Петербург.

    1761 г. — И. И. Ползунов исполняет обязанности руководителя Колыванского завода и всего прилегающего к нему округа.

    1763 г. — И. И. Ползунов подал начальнику Колывано — Воскресенских заводов Порошину предложение о постройке изобретенной им «огнедействующей» машины для заводских нужд.

    1765 г. — И. И. Ползунов закончил строительство машины.

    (обратно) (обратно)


    Козьма Дмитриевич Фролов (1728–1800)

    Сын рабочего Козьма Дмитриевич Фролов — замечательный русский гидротехник, строитель гидротехнических сооружений, по уровню конструкторских решений намного опередивших свое время. Совсем рядом были расположены Полевская и Гумешевская плотины. К. Д. Фролова с детства окружали вододействующие механизмы и гидросиловые установки, развитию которых он посвятил впоследствии всю свою жизнь.

    После учения в татищевских горнозаводских школах К. Д. Фролов с 1744 года начал работать на Березовских золотых промыслах как горный ученик. В 1757 году как выдающегося специалиста по добыче золота его послали в Олонецкий край «для установления горных работ и промывки золота» на Воицком руднике.

    Успешно выполнив все поручения, К. Д. Фролов возвратился на Березовские золотые промыслы. Здесь, на Урале, он построил «по собственному изобретению промываленную машину, на которой выплавка производилась гораздо успешнее, с уменьшением противу прежнего более двух третей рабочих и сбережением расходов до 3400 рублей». Сумма по тому времени была очень значительной.

    Успех К. Д. Фролова был признан, и он был назначен на должность «горного мастера по всем Екатеринбургским золотым промыслам».

    К. Д. Фролов вносил творческое начало во все горнозаводские работы, которые ему приходилось вести. Он разработал и ввел новую технологию переработки кварцевых золотосодержащих руд. Для того чтобы открыть рудоносные жилы, он спроектировал огромную штольню. На всем двухверстном протяжении эта штольня должна была служить также для сброса вод, откачиваемых насосами из рудника.

    Все проекты К. Д. Фролова были утверждены. Слава о замечательных делах его пошла далеко за пределы Урала. О его смелых начинаниях узнали на Алтае.

    Алтайские рудники и заводы, известные тогда под названием Колывано — Воскресенских, составляли личную собственность русских царей. Для Колывано — Воскресенских заводов, поставлявших массу золота и серебра, не жалели ничего, как для одного из лучших «украшений короны». Туда посылали лучших специалистов из разных концов империи. С 1748 года на Алтае работал И. И. Ползунов. В 1762 году туда был послан и К. Д. Фролов для работы на «Главном серебро- и золотодержащем Змеиногорском руднике». В Змеиногорске творчество К. Д. Фролова развернулось со всей силой.

    На реке Корбалихе около Змеиногорского рудника К. Д. Фролов соорудил целую систему похверков — установок для размельчения и промывки серебро- и золотосодержащих руд, а также «для вымывки из отвалов золота».

    К. Д. Фролов соорудил целую систему механизмов, необходимых для добычи золота. Все перемещения в пределах предприя — тия осуществлялись либо самотеком, либо при помощи вагонеток, разъезжающих по рельсовым путям. Весь этот внутризаводской рельсовый транспорт приводился в действие при помощи водяного колеса, сооруженного К. Д. Фроловым.

    Ни русская, ни мировая практика того времени не знала еще подобных механизмов. Устроив в 1763–1765 годах систему машин, приводимых в действие центральным мотором, он создал невиданную по тем временам технику. Механизировав технологические операции по переработке продуктов и создав внутризаводской транспорт, К. Д. Фролов организовал в сущности завод — автомат.

    К. Д. Фролов не только проектировал, но лично сам осуществлял свои проекты. 20 декабря 1765 г. начальник Колывано- Воскресенских заводов А. И. Порошин сообщил в Петербург о том, что К. Д. Фролов проявил «знак своей ревности и любопытства», приведя все механизмы «в совершенное действие водяною силою». Особенно отметил Порошин как выдающееся новшество привод в действие «водяною силою» вагонеток. Не преминул А. И. Порошин обратить внимание на то, что благодаря нововведениям К. Д. Фролова на корбалихинских шахтах «людям немало работы уменьшилось».

    Правительство, учитывая «любопытство» и «горную пользу» трудов К. Д. Фролова, наградило его деньгами.

    Этим не исчерпывается творчество К. Д. Фролова, совершившего много иных великих дел. Из них остановимся еще только на одном. Глубоко под землей, в Змеиной горе, в шахтах, штольнях и иных проходках, прорезающих висячий бок знаменитого Змеиногорского месторождения, видны остатки циклопических сооружений. Свет электрического фонаря не может осилить тьмы огромной подземной кунсткамеры, где в прошлом вращалось грандиозное водяное колесо. Здесь сохранились остатки системы могучих тяг и шатунов, проходивших по горизонтальным, наклонным, вертикальным проходкам. Глубоко под землей и вырываясь вверх на поверхность двигались здесь в прошлом тяги и шатуны машинного мира, приводимые в действие системой подземных колес — гигантов.

    Творцом Змеиногорского подземного машинного торжества технической кинематики и динамики был Козьма Фролов. В 70–80–е годы XVIII века он создал огромную гидросиловую систему для откачки вод и выдачи на — гора руды и породы.

    Многими квадратными метрами измеряется площадь чертежей этого замечательного инженерного сооружения.

    На Западе в те времена одним из мировых чудес считалась общеизвестная гидротехническая установка в Марли, созданная для водоснабжения дворцовых фонтанов Людовика XIV.

    Зарубежные исследователи XVIII века, не знавшие о существовании Змеиногорской установки К. Д. Фролова, единогласно признавали установку в Марли самым совершенным инженерным сооружением XVIII века. Сопоставление показывает, что К. Д. Фролов создал неизмеримо более совершенное инженерное сооружение, чем установка в Марли. Вся громоздкая механическая система в Марли не выдерживает никакого сравнения с тем, что просто и изящно выполнил К. Д. Фролов на огромнейшем пространстве. Установка в Марли поднимала только воду, у К. Д. Фролова были и рудоподъём, и водоподъем. Строители установки в Марли работали при солнечном свете, К. Д. Фролов монтировал машину глубоко под землей. Установка в Марли, рассчитанная на подачу в сутки 5000 кубических метров воды, прокачивала в лучшие годы не более 2500 кубических метров, часто снижая подачу до 800 кубических метров. Очень часто из‑за неполадок установка в Марли стояла, и следствием этого было то, что дворцовые фонтаны переставали работать. Установка К. Д. Фролова, обслуживающая рудник, непрерывно действовала долгое время.


    Основные события жизни

    1744 г. — К. Д. Фролов начал работать на Березовских золотых промыслах как горный ученик.

    1757 г. — К. Д. Фролов получил звание штейгера.

    1762 г. — К. Д. Фролов послан для работы на «Главном серебро- и золотодержащем Змеиногорском руднике».

    1763–1765 гг. — К. Д. Фролов устроил систему машин, приводимых в действие центральным мотором.

    1870–1880–е гг. — К. Д. Фролов создал огромную гидросиловую систему для откачки вод и выдачи на — гора руды и породы.

    (обратно) (обратно)


    Иван Петрович Кулибин (1735–1818)

    Нижегородский «посадский» Иван Петрович Кулибин после нескольких лет упорного труда, многих бессонных ночей построил в 1767 году удивительные часы. «Видом и величиною между гусиным и утиным яйцом», они были заключены в затейливую золотую оправу.

    Часы были столь замечательны, что были приняты в дар императрицей Екатериной II. Они не только показывали время, но и отбивали часы, половины и четверти часа. Кроме того, в них был заключен крохотный театр — автомат. На исходе каждого часа отворялись створчатые дверки, открывая златой чертог, в котором автоматически разыгрывалось представление. У «гроба Господня» стояли воины с копьями. Входная дверь была завалена камнем. Через полминуты после того, как был открыт чертог, появлялся ангел, отодвигался камень, двери открывались, и воины, пораженные страхом, падали ниц. Еще через полминуты появлялись «жены — мироносицы», звонили колокола, трижды исполнялся стих «Христос воскрес». Все стихало, и створки дверей закрывали чертог с тем, чтобы через час снова повторилось все действие. В полдень часы играли гимн, сочиненный И. П. Кулибиным в честь императрицы- После этого на протяжении второй половины суток часы исполняли новый стих: «Воскрес Иисус от гроба». При помощи особых стрелок можно было вызывать действие театра — автомата в любой момент.

    В точно согласованном движении массы мельчайших деталей, в действии указателей времени, фигурок, музыкальных приспособлений были запечатлены бессонные ночи замечательного русского механика, годами трудившегося, чтобы создать один из самых удивительных автоматов, известных в мировой истории.

    Создавая сложнейший механизм первого из своих творений, И. П. Кулибин начал работать именно в той области, в которой занимались лучшие техники и ученые того времени, вплоть до великого Ломоносова, уделившего немало внимания работе по созданию точнейших часов. И. П. Кулибин, начав свое творчество с изобретения невиданных часов, пошел по одной из больших дорог технической мысли того времени и занял место в ряду пионеров, разрабатывавших на практике точную механику.

    И. П. Кулибин — выдающийся изобретатель и механик — самоучка — родился 21 апреля 1735 года в Нижнем Новгороде, в семье мелкого торговца. «Выучка у дьячка» — его единственное образование. Отец надеялся сделать из своего сына торговца мукой, но пытливый юноша стремился к занятиям механикой, где его исключительные способности проявились очень рано и разнообразно. Пылкая натура изобретателя раскрывалась всюду. В саду отцовского дома был заросший пруд. Юный Иван Кулибин придумал гидравлическое устройство, при котором вода с соседней горы собиралась в бассейн, откуда шла в пруд, а лишняя вода из пруда выводилась наружу, превращая пруд в проточный, в котором могла водиться рыба.

    Особенно много внимания И. П. Кулибин уделил работе над часами. Они принесли ему славу. Нижегородский часовщик- изобретатель и конструктор стал известен далеко за пределами своего города. В 1767 году он был представлен Екатерине II в Нижнем Новгороде, в 1769 году был вызван в Петербург, снова представлен императрице и получил назначение заведовать мастерскими Академии наук. Кроме часов он привез из Нижнего Новгорода в Петербург электрическую машину, микроскоп и телескоп. Все эти создания «нижегородского мещанина» были сданы в Кунсткамеру для хранения.

    С переездом в Петербург наступили лучшие годы в жизни И. П. Кулибина. Позади остались многие годы жизни, насыщенной тяжелым неприметным трудом. Впереди открывалась дорога к новому, более интересному делу. Предстояла деятельность в условиях постоянного общения с известными учеными и другими выдающимися людьми. Однако длительная канцелярская волокита по оформлению «нижегородского посадского» в должности закончилась только 2 января 1770 года, когда И. П. Кулибин подписал «кондицию» — договор об его обязанностях на академической службе.

    Он должен был «иметь главное смотрение над инструментальною, слесарною, токарною и над тою полатою, где делаются оптические инструменты, термометры и барометры». Его обязали также «чистить и починивать астрономические и другие при Академии находящиеся часы, телескопы, зрительные трубы и другие, особливо физические инструменты от Комиссии к нему присылаемые». «Кондиция» содержала также особый пункт о непременном обучении И. П. Кулибиным работников академических мастерских: «Делать нескрытное показание академическим художникам (так в те времена называли людей в чем‑либо искусных, в том числе и в изобретательстве) во всем том, в чем он сам искусен». Предусмотрена была также подготовка определяемых к И. П. Кулибину для обучения мальчиков, по сто рублей за каждого, из учеников, которые «сами без помощи и показания мастера в состоянии будут сделать какой‑нибудь большой инструмент, так, например, телескоп или большую астрономическую трубу от 15 до 20 футов, посредственной доброты». За руководство мастерскими и работу в них положили 350 рублей в год, предоставив И. П. Кулибину право заниматься во вторую половину дня его личными изобретениями.

    Так Иван Петрович Кулибин стал «Санкт — Петербургской Академии механиком».

    И. П. Кулибин стал непосредственным продолжателем замечательных трудов Ломоносова, много сделавшего для развития академических мастерских и уделявшего им особенное внимание вплоть до своей кончины в 1765 году.

    И. П. Кулибин работал в академии тридцать лет. Его труды всегда высоко оценивались учеными. Через несколько месяцев после начала академических работ И. П. Кулибина академик Румовский освидетельствовал выполненный новым механиком «грегорианский телескоп». По докладу Румовского 13 августа 1770 года в протоколах академической конференции записали: «…в рассуждении многих великих трудностей, бываемых при делании таких телескопов, заблагорассуждено художника Кулибина поощрить, чтобы он и впредь делал такие инструменты, ибо не можно в том сомневаться, что он в скором времени доведет оные до того совершенства, до которого они приведены в Англии».

    Письменный отзыв о работах И. П. Кулибина, представленный Румовским, гласил: «Иван Кулибин, посадский Нижнего Новгорода, в рассуждении разных машин, сделанных в 1769 г. декабря 23 дня, принят был в Академию по контракту и препоручено ему смотрение над механической лабораторией, с того времени он находится при сей должности и не только исправлением оной, но и наставлением, художником преподаваемым, заслуживает от Академии особенную похвалу».

    И. П. Кулибин лично выполнил и руководил исполнением очень большого количества инструментов для научных наблюдений и опытов. Через его руки прошло множество приборов: «инструменты гидродинамические», «инструменты, служащие к деланию механических опытов», инструменты оптические и акустические, готовальни, астролябии, телескопы, подзорные трубы, микроскопы, «электрические банки», солнечные и иные Часы, ватерпасы, точные весы и многие другие. «Инструментальная, токарная, слесарная, барометренная палаты», работавшие под руководством И. П. Кулибина, снабжали ученых и всю Россию разнообразнейшими приборами. «Сделано Кулибиным» — эту марку можно поставить на значительном числе научных приборов, находившихся в то время в обращении в России.

    Составленные им многочисленные инструкции учили тому, как обращаться с самыми сложными приборами, как добиться от них наиболее точных показаний.

    «Описание, как содержать в порядочной силе электрическую машину», написанное И. П. Кулибиным, — только один из примеров того, как обучал он постановке научных опытов. «Описание» было составлено для академиков, производящих экспериментальные работы по изучению электрических явлений. Составлено «Описание» просто, ясно и строго научно. И. П. Кулибин указал здесь все основные правила обращения с прибором, способы устранения неисправностей, приемы, обеспечивающие наиболее эффективное действие прибора.

    Помимо инструкций И. П. Кулибин составлял также научные описания приборов, как, например, «Описание астрономической перспективы в 6 дюймов, которая в тридцать раз увеличивает, и, следовательно, юпитеровых спутников ясно показывать будет».

    Во время выполнения разнообразных работ И. П. Кулибин постоянно заботился о воспитании своих учеников и помощников, среди которых следует назвать его нижегородского помощника Шерстневского, оптиков Беляевых, слесаря Егорова, ближайшего соратника Кесарева.

    И. П. Кулибин создал при академии образцовое по тому времени производство физических и иных научных инструментов. Скромный нижегородский механик стал играть ведущую роль в деле развития русской техники приборостроения.

    Но и строительная техника, транспорт, связь, сельское хозяйство и другие отрасли хранят замечательные свидетельства его творчества.

    Однажды И. П. Кулибин обратил внимание на неудобства, вызываемые отсутствием в то время постоянных мостов через реку Неву. После нескольких предварительных предложений он разработал в 1776 году проект арочного однопролетного моста через Неву. Длина арки — 298 метров. Арка была спроектирована из 12 908 деревянных элементов, скрепленных 49 650 железными болтами и 5500 железными четырехугольными обоймами.

    В 1813 году И. П. Кулибин закончил составление проекта железного моста через Неву. Обращаясь с прошением на имя императора Александра I, он писал о красоте и величии Петербурга и указывал: «Недостает только фундаментального на Неве реке моста, без коего жители претерпевают весной и осенью великие неудобства и затруднения, а нередко и самую гибель».

    На постройку моста из трех решетчатых арок, покоящихся на четырех быках, требовалось до миллиона пудов железа. Для пропуска судов предполагались особые разводные части. Предусмотрено было в проекте все, вплоть до освещения моста и защиты его во время ледохода.

    Постройка моста Кулибина, проект которого поражает своей смелостью даже современных нам инженеров, оказалась не по плечу для его времени.

    Знаменитый русский строитель мостов Д. И. Журавский так оценивает модель кулибинского моста: «На ней печать гения: она построена на системе, признаваемой новейшею наукою самою рациональною; мост поддерживает арка, изгиб ее предупреждает раскосная система, которая, по неизвестности того, что делается в России, называется американскою». Деревянный мост Кулибина до настоящего времени остается непревзойденным в области деревянного мостостроения.

    Понимая исключительное значение быстрой связи для такой страны, как Россия, с обширнейшими ее просторами, И. П. Кулибин начал в 1794 году разработку проекта семафорного телеграфа. Он отлично решил задачу и разработал, кроме того, оригинальный код для передач. Но только через сорок лет после изобретения И. П. Кулибина в России были устроены первые линии оптического телеграфа. К тому времени проект И. П. Кулибина был забыт, а установившему менее совершенный телеграф французу Шато правительство заплатило сто двадцать тысяч рублей за привезенный из Франции «секрет».

    Так же печальна судьба еще одного из великих изобретении замечательного изобретателя, разработавшего способ движения судов вверх по течению за счет самого течения реки. «Водоход» — так было названо судно Кулибина, удачно испытанное в 1782 году. В 1804 году, в результате испытания другого «водохода» Кулибина, его судно было официально признано «обещающим великие выгоды государству». Но дальше официальных признаний дело не пошло, все кончилось тем, что созданное И. П. Кулибиным судно было продано с торгов на слом. А ведь проекты и самые суда были разработаны и оригинально, и выгодно, что доказал прежде всего сам изобретатель в написанных им трудах: «Описание выгодам, какие быть могут от машинных судов на реке Волге, изобретенных Кулибиным», «Описание, какая польза казне и обществу может быть от машинных судов на р. Волге по примерному исчислению и особливо в рассуждении возвышающихся против прежних годов цен в найме работных людей».

    И. П. Кулибин осуществил так много замечательных дел, что даже простой перечень их требует немало времени и места.

    В этом перечне одни из первых мест должны занять, помимо названных, такие изобретения: прожекторы, «самокатка», т. е. механически перемещающаяся повозка, протезы для инвалидов, сеялка, плавучая мельница, подъемное кресло (лифт) и др.

    В 1779 году «Санкт — Петербургские ведомости» писали о кулибинском фонаре — прожекторе, создающем при помощи особой системы зеркал, несмотря на слабый источник света (свеча), очень сильный световой эффект, сообщалось о том, что И. П. Кулибин «изобрел искусство делать некоторою особою выгнутою линиею составное из многих частей зеркало, которое, когда перед ним поставится только свеча, производит удивительное действие, умножая свет в пятьсот раз, противу обыкновенного свечного света, и более, смотря по мере числа зеркальных частиц в оном вмещенных».

    Певец русской славы Г. Р. Державин, называвший И. П. Кулибина «Архимедом наших дней», написал о замечательном фонаре:

    Ты видишь, на столбах ночною, как порою
    Я светлой полосою
    В каретах, в улицах и в шлюпках на реке
    Блистаю вдалеке,
    Я весь дворец собою освещаю,
    Как полная луна.

    Выполняя заказы на изобретения, И. П. Кулибин действовал как исследователь. Ему приходилось много раз устраивать фейерверки для императрицы и сановников. Результатом был целый трактат И. П. Кулибина «О фейерверках». Обстоятельно и точно он написал свой труд, содержащий разделы: «О белом огне», «О зеленом огне», «О разрыве ракет», «О цветах», «О солнечных лучах», «О звездах» и иные. И. П. Кулибин проявил при этом неистощимую выдумку.

    В перечне замечательных дел И. П. Кулибина должны занять свое место и такие изобретения, как, например, бездымный фейерверк (оптический), различные автоматы для развлечения, приборы для открывания дворцовых окон и иные изобретения, сделанные для удовлетворения требований императрицы, двора и знатных лиц. Екатерина II, Потемкин, княгиня Дашкова, Нарышкин и многие вельможи были его заказчиками.

    Была дана оригинальная рецептура многих потешных огней, основанная на изучении влияния разных веществ на цвет огня. Предложено было немало новых технических приемов, введены в практику остроумнейшие виды ракет и комбинации потешных огней.

    Сохранилось далеко не все из написанного И. П. Кулибиным, но и дошедшее до нас весьма разнообразно и богато. Одних чертежей осталось после И. П. Кулибина около двух тысяч. Наброски, описания машин, заметки, тексты, вычисления, тщательно выполненные чертежи, эскизы, торопливо сделанные на лоскутках бумаги, записи, сделанные карандашом черным или цветным, чертежи на обрывках дневника, на уголке денежного счета, на игральной карте — тысячи иных записей и графических материалов И. П. Кулибина показывают, как кипела его творческая мысль. Это был подлинный гений труда, неукротимого, страстного, творческого.

    Лучшие люди того времени высоко ценили дарование И. П. Кулибина. Знаменитый ученый Леонард Эйлер считал его гениальным. Сохранился рассказ о встрече А. Суворова и И. П. Кулибина на большом празднике у Потемкина:

    «Как только Суворов увидел Кулибина на другом конце залы, он быстро подошел к нему, остановился в нескольких шагах, отвесил низкий поклон и сказал:

    — Вашей милости!

    Потом, подступив к Кулибину еще на шаг, поклонился еще ниже и сказал:

    — Вашей чести!

    Наконец, подойдя совсем к Кулибину, поклонился в пояс и прибавил:

    — Вашей премудрости мое почтение!

    Затем он взял Кулибина за руку, спросил его о здоровье и, обратясь ко всему собранию, проговорил:

    — Помилуй Бог, много ума! Он изобретет нам ковер — самолет!»

    Однако личная жизнь замечательного новатора была заполнена множеством огорчений. Он был лишен радости видеть должное использование своих трудов и был вынужден тратить немалую часть своего таланта на работу придворного иллюминатора и декоратора. Особенно горькие дни наступили для И. П. Кулибина, когда он в 1801 году вышел в отставку и поселился в родном Нижнем Новгороде. По сути дела, ему пришлось жить в изгнании, испытывая нужду, нараставшую все сильнее, вплоть до кончины 12 июля 1818 года. Для похорон великого деятеля его жене пришлось продать стенные часы и еще занимать деньги.


    Основные события жизни

    1735 г. — Родился великий русский изобретатель И. П. Кулибин.

    1767 г. — И. П. Кулибин был представлен Екатерине II.

    1769 г. — И. П. Кулибин вызван в Петербург, где он стал заведовать мастерскими Академии наук.

    1779 г. — И. П. Кулибин изобрел уникальный фонарь — прожектор. 1782 г. — Удачно испытан первый «водоход» И. П. Кулибина.

    1794 г. — И. П. Кулибин начал разработку проекта семафорного телеграфа.

    1801 г. — И. П. Кулибин вышел в отставку и поселился в родном Нижнем Новгороде.

    1813 г. — И. П. Кулибин закончил составление проекта железного моста через Неву.

    (обратно) (обратно)


    Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы

    Простые русские люди — отец и сын: Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы — были строителями первой в России железной дороги с паровой тягой, творцами первых русских паровозов и строителями паровых машин для рудников и заводов. Черепановы изобрели и построили много металлообрабатывающих станков и других машин.

    Отец и сын Черепановы — жители Урала. Здесь они трудились и творили, здесь и закончили свой жизненный путь. Черепановы были крепостными людьми известных богачей Демидовых. Ефим Алексеевич Черепанов получил вольную лишь в 1833 году, когда ему было около 35 лет. Мирон получил официальное освобождение от крепостной зависимости в 1836 году. Тем не менее Главная заводская контора Демидовых предписала принять особые меры, чтобы Черепановы, получив вольные, не могли никуда уйти. С этой целью заводская контора взяла у Черепановых особое «обязательство на службу господам — доверителям», т. е. Демидовым, доверившим конторе управление Нижнетагильскими заводами.

    Демидовы привязывали Черепановых к своим заводам, кроме того, постоянными денежными наградами, ценными подарками. Особенно много было наград при жизни Николая Никитича Демидова, последнего в роде Демидовых, понимавшего нужды заводского хозяйства и под конец жизни умело руководившего заводами, так что они приносили неуклонно возрастающие доходы.

    Странствуя по Западной Европе, Н. Н. Демидов обратил внимание на то, какое значение для заводов имеют паровые машины. Однако понял это Демидов много позднее, чем другие уральские заводчики.

    Первая из известных паровых машин на Урале была установлена на Гумешевском руднике Турчанинова еще в 1799 году. Вслед за тем появились паровые машины на Юговском, Златоустовском и Верхне — Исетском заводах. На демидовских заводах первая паровая машина начала работать в 1824 году.

    С задачей установки такой машины отлично справился плотинный мастер Ефим Алексеевич Черепанов, израсходовав на строительство «кошт самой незначущий». Машина была небольшая: «силою против четырех лошадей». Она приводила в действие мельницу, перерабатывавшую в сутки до 90 пудов зерна. В честь ее строителя на серебряной вазе, украшенной затейливым орнаментом и турмалинами, была выгравирована надпись:

    «ЕФИМУ АЛЕКСЕЕВИЧУ ЧЕРЕПАНОВУ

    Устроение первой паровой машины на рудниках и заводах Нижне — Тагильских 1824 года».

    Черепановым, и отцу и сыну, удалось побывать в Петербурге и за границей, в Швеции. Здесь они могли познакомиться с передовой техникой того времени.

    По возвращении из Швеции в Нижний Тагил Черепановы приступили к сооружению паровой машины для Медного рудника, который составлял тогда одно из главных богатств Демидовых. Медный рудник давал свыше 40 тысяч пудов меди в год. Но добыче меди мешала вода, затапливавшая рудник. Вот почему на сооружение водоотливных машин были отпущены большие средства. Черепановы соорудили на Медном руднике тридцатисильную паровую машину, а вслед за ней вторую и третью паровые машины, еще более совершенные и мощные. Мирон Ефимович побывал и в Англии, где он изучал «выделку полосного железа посредством катальных валов, томление и плавку стали на тамошний манер». Познакомился он в Англии и с устройством различных паровых машин, осматривал пароходы и паровозы.

    Простые русские люди, плотинный мастер и его сын, стали специалистами, владеющими богатейшим техническим опытом. Механическое заведение Черепановых, устроенное на Выйском заводе, в нескольких километрах от Нижнего Тагила, стало передовым центром русской технической мысли.

    Механическое заведение Черепановых обслуживало всю нижнетагильскую группу демидовских заводов, в состав которой входили Нижнетагильский, Выйский, Нижне — Лайский, Верхне — Лайский, Черноисточинский, Висимо — Шайтанский. Нижне — Салдинский, Верхне-Салдинский и Висимо — Уткинский заводы.

    Доменные печи, десятки железоделательных горнов, батареи медеплавильных печей, золотые и платиновые прииски, железные и медные рудники требовали очень много механизмов. Руководство всеми работами по сооружению и использованию заводских механических установок, а в значительной части и самое сооружение таковых, было возложено на Черепановых. Им приходилось разрабатывать проекты, строить и устанавливать разнообразные воздуходувные установки, кричные молоты, прокатные станы, лесопильные мельницы и много других механических установок. Черепановы обязаны были наблюдать за состоянием заводских и других плотин. Черепановы, кроме того, сооружали паровые машины для заводских нужд. Строили они паровые машины, критически учитывая русский и зарубежный опыт, постоянно стремясь к улучшению создаваемых ими машин.

    Черепановы были крупнейшими русскими пионерами в машиностроении. Они создали не только много различных машин для заводов и приисков, но, что еще более важно, построили множество оригинальных машин для производства машин.

    Черепановы создали замечательные станки: токарные, винторезные, строгальные, сверлильные. Ими были разработаны проекты и построены машины для производства гвоздей, штамповальные установки и многое иное.

    Наиболее славным делом Черепановых было создание ими первого русского паровоза и первой русской железной дороги с паровой тягой.

    Первый паровоз в России, созданный Черепановыми, был пущен в августе 1834 года.

    Паровоз (современники называли его пароходом) Черепановых ходил по «колесопроводам» (рельсам), имевшим общее протяжение около 800 метров. Он перевозил около трех с половиною тонн со скоростью до 15 километров в час. В 1835 году об этом паровозе писали: «Самый пароход состоит из цилиндрического котла длиною 5 1/2 футов, диаметром 3 футов и из двух паровых лежачих цилиндров длиною 9 дюймов, в диаметре 7 дюймов. После первых опытов, для усиления жара, прибавлено в котел некоторое число парообразовательных медных трубок и теперь имеется оных до 80. Обратное движение ма — шины, без поворота, производится ныне переменою впуска паров в другую сторону, действием эксцентрического колеса, приводящего в движение паровые золотники. Запас горючего материала, состоящего из древесного угля и потребной на действие воды, следует за пароходом в особом фургоне, за которым далее прикреплена приличная повозка для всякой поклажи или для пассажиров, в числе 40 человек».

    Успешно соорудив свой первый паровоз, Черепановы немедленно приступили к постройке второго, более мощного. Уже к марту 1835 года второй паровоз Черепановых, значительно большей мощности, чем первый, был построен. Он мог перевозить до 17 тонн.

    Труд Черепановых по созданию паровозов увенчался полным успехом. Об этом говорят документы, сообщающие об успешном действии «сухопутных пароходов» через несколько лет после их сооружения.

    Благодаря Черепановым Россия стала в ряд с такими странами, как Англия, США и Франция. Однако изобретения Черепановых не получили ни заслуженной популярности, ни должного развития. Прошли мало кем замеченными краткие сообщения, опубликованные в 1835 году в «Горном журнале» и в «Коммерческой газете». Только в 1902 году появилось в «Горном журнале» еще одно краткое сообщение о паровозе Черепановых.

    О замечательном начинании Черепановых забыли надолго и основательно. В 1837 году в печати появилось много сообщений, связанных с окончанием работы по сооружению Царскосельской железной дороги, но имя Черепановых даже не было названо.

    В 1837 году в Нижнем Тагиле производился отбор экспонатов «на учреждаемую в Пермской губернии выставку образцов изделий фабричной, заводской, ремесленной и всякого рода произведений местной промышленности». В число экспонатов были включены самые различные вещи: от чугунных бюстов заводовладельцев, подсвечников, листового железа, гвоздей, штыковой меди, талька, посуды, малахита — до лисьего капкана и «раритетов из царства ископаемых» во главе с «зубом мамонта». Не нашлось места только для чудесных творений Черепановых.

    В 1838 году на Нижнетагильских заводах было получено предписание подобрать для промышленной выставки в Петербурге то, что может прославить заводы Демидовых. На этот раз Черепановым повезло: «им поручили сделать для выставки в небольшом виде паровоз». Дело, однако, окончилось тем, что в ящиках, отправляемых на питерскую выставку 1839 году, место модели первого русского паровоза заняли, согласно «росписей», «чугунная кобыла» и «чугунный жеребец».

    Однако русская наука и техника не забыли имен отца и сына Черепановых. Строители первого русского паровоза и первой русской железной дороги с паровой тягой заняли почетное место в ряду новаторов техники.


    Основные события жизни

    1824 г. — На демидовских заводах начала работать первая паровая машина, изготовленная Черепановыми.

    1833 г. — Е. А. Черепанов получил вольную.

    1834 г. — Пущен первый паровоз в России, созданный Черепановыми.

    1835 г. — Построен второй паровоз Черепановых.

    1836 г. — Мирон Черепанов получил официальное освобождение от крепостной зависимости.

    (обратно) (обратно)


    Борис Семенович Якоби (1801–1874)

    Все великие научные открытия рано или поздно сопровождаются грандиозными сдвигами в области техники и ведут к созданию новых ее отраслей. Но случаи, когда гениальные ученые сами доводят результаты своих трудов вплоть до их технических применений, а тем более осуществляют эти применения на практике, чрезвычайно редки. Эта часть работы, не менее полезная для блага человечества и не менее трудная, достается на долю других деятелей, именами которых человечество также гордится.

    К числу таких деятелей относится и русский ученый, академик Борис Семенович Якоби. Его труды легли в основу современной теории электромагнитных машин. Им открыта новая область техники — гальванотехника.

    Б. С. Якоби родился 9 сентября 1801 года. Образование он получил в Геттингенском университете по специальности архитектора. В 1835 году он стал профессором гражданской архитектуры в Дерптском университете. Однако в Дерпте Б. С. Якоби пробыл недолго. Его труды в области «чистой и прикладной электрологии» нашли отклик в Петербурге в Академии наук, и в 1837 году Б. С. Якоби был командирован туда на «неопределенное время». Исходя из законов и представлений Ампера и Фарадея, дополненных собственными исследованиями, проведенными им в конце 30–х годов XIX века совместно с академиком Э. X. Ленцем, Б. С. Якоби в 1839 году построил первый магнитоэлектрический двигатель, приводящий в движение на реке Неве против ее течения лодку с четырнадцатью пассажирами, и тем доказал возможность практического осуществления и использования электродвигателей с непрерывным вращательным движением. На основе этих опытов, а также своих более ранних изысканий в области «приложения электромагнетизма к движению машин» Б. С. Якоби создал теорию электромагнитных машин.

    Еще более тесно связано имя Б. С. Якоби с практическими применениями электролиза, законы которого были установлены великим английским ученым Фарадеем.

    При прохождении электрического тока через растворы кислот или солей составные части этих химически сложных тел выделяются на электродах — проводниках, подводящих электрический ток к данному раствору. Здесь эти части либо реагируют с растворителем (водой) или с веществом электрода, либо оседают на электроде в виде сплошного слоя. Последнее имеет место при выделении большинства металлов на катоде — электроде, соединенном с отрицательным полюсом источника электрического тока.

    Для приведения в движение электромагнитных машин Б. С. Якоби нуждался в источниках электрического тока и подверг тщательному изучению ряд гальванических элементов. Работая с элементом, в котором на электроде оседала медь, он обратил внимание на то, что это оседание происходило ровным слоем, который затем можно было целиком оторвать от электрода. Форма поверхности полученного таким способом медного листочка полностью и в точности воспроизводила все неровности и особенности поверхности электрода. Однажды Б. С. Якоби применил в качестве электрода медную дощечку, на которой было выгравировано его имя, и увидел, что отодранный от электрода листочек представляет собой негативный отпечаток дощечки с надписью. Б. С. Якоби тотчас же понял большое техническое значение этого факта и уже сознательно очень удачно снял копию с медного пятака. Б. С. Якоби назвал этот прием «гальванопластикой» и стал усердно пропагандировать его распространение и применение на практике. В 1838 году им была представлена в Академию наук докладная записка об этом открытии, а в 1840 году вышло написанное им руководство по гальванопластике.

    Б. С. Якоби является изобретателем гальванотехники в целом, родоначальником современной электрохимии. Благодаря энергии Б. С. Якоби гальванопластика быстро получила в России первое практически важное применение для изготовления точных и во всем сходных между собой клише для печатания государственных бумаг, в том числе денежных знаков, чего нельзя было достигнуть простой гравировкой клише.

    Всю свою долгую жизнь и все свои силы Б. С. Якоби посвятил служению России и ее промышленному развитию. Он отлично понимал значение открытия гальванопластики и до конца жизни, несмотря на все затруднения, боролся за внедрение гальванопластики в русскую промышленность. Б. С. Якоби соблазняли тем, что в другой стране он мог бы лучше устроить свое личное положение, воспользовавшись правами изобретателя. Но он считал, что гальванопластика принадлежит исключительно России. Здесь «она открыта и здесь развивалась».

    Отличительной чертой Б. С. Якоби была его исключительная скромность. Он никогда не подчеркивал и не афишировал своих многолетних трудов, имеющих огромное научное и практическое значение.

    Хотя Б. С. Якоби занимал видное служебное положение и получил за изобретение гальванопластики в 1840 году Демидовскую премию в 25000 рублей, а в 1867 году на Парижской выставке — большую золотую медаль и премию, ему не удалось скопить за время своей долгой жизни никаких средств. Умирая, этот крупнейший изобретатель был вынужден обратиться к правительству с просьбой не оставить в нужде его семью.

    И все же Б. С. Якоби по сравнению с другими русскими электротехниками — изобретателями XIX века — А. Н. Лодыгиным, П. Н. Яблочковым и другими — исключительно повезло. Работой его интересовались люди, власть имущие, вплоть до императора Николая I. Ему были предоставлены условия и средства для работы.

    Практическим проведением в жизнь его изобретения занимались, с одной стороны, «Экспедиция заготовления государственных бумаг», с другой — особая гальванопластическая мастерская, где при участии Б. С. Якоби было изготовлено много замечательных произведений искусства. Достаточно указать, что мастерская добыла гальваническим путем для статуй и барельефов Исаакиевского собора, Эрмитажа, Большого театра в Москве, Зимнего дворца, Петропавловского собора и на некоторые другие изделия 6749 пудов меди. Для позолоты куполов храма Спасителя в Москве, Исаакиевского собора, Петропавловского собора и нескольких других небольших куполов и позолоты разных изделий мастерская эта израсходовала 45 пудов 32 фунта золота.

    Научно — техническое творчество Б. С. Якоби было многообразным. Он создал ряд приборов для измерения электрического сопротивления, назвав их «вольтагометрами». Стремясь ввести единство в измерения электрического тока, Б. С. Якоби приготовил свой собственный условный эталон сопротивления (из медной проволоки) и разослал его экземпляры ряду физиков. В 1852 году Вебер определил величину сопротивления эталонов Б. С. Якоби в абсолютных единицах. Таким образом, произведенные при помощи этих эталонов измерения можно было перевести в общепринятые единицы. Одним из способов измерения силы электрического тока является определение количества вещества, отлагаемого на электродах током при электролизе в течение одной секунды в приборе, называемом вольтаметром. Б. С. Якоби сперва усовершенствовал вольтаметр перейдя от электролиза воды к осаждению меди, затем выяснил недостаток и этого способа и предложил принятый теперь в науке метод осаждения в вольтаметре серебра из раствора азотнокислого серебра.

    Б. С. Якоби соединил телеграфом (с подземной прокладкой проводов) Зимний и Царскосельский дворцы, изобрел и построил для этой линии, а также для телеграфной связи между Зимним дворцом и Главным штабом несколько новых своеобразных типов телеграфных аппаратов, провел исследование сопротивления жидких проводников и их поляризации, изобрел так называемую «контрабатарею», делающую возможным телеграфирование по плохо изолированным проводам; построил гальванометры новых типов; изобрел аппарат для отделения и измерения плотности жидкости различного удельного веса (аппарат этот нашел применение в качестве проверочного прибора на винокуренных заводах). Б. С. Якоби разработал и усовершенствовал способ зажигания мин на расстоянии электрическим током и руководил применением этого метода в Кронштадтской крепости во время Крымской войны.

    Труды и открытия Б. С. Якоби получили признание его современников. Фарадей, Гумбольдт, Берцелиус и другие ученые очень тепло, а подчас восторженно отзывались на открытия Б. С. Якоби. Так Фарадей, в ответ на письмо Б. С. Якоби и присланные им гальванопластические снимки с выгравированной карточки: «Фарадею от Якоби с приветствием», писал 17 августа 1839 года: «Меня так сильно заинтересовало Ваше письмо и те большие результаты, о которых Вы даете мне такой обстоятельный отчет, что я перевел его и передал почти целиком издателям «Philosophical Magazine» (название крупного английского научного журнала) в надежде, что они признают эти новости важными для своих читателей. Я уверен, что этим не огорчил Вас; я именно желал, чтобы, подобно мне, и другие знали о достигнутых Вами результатах. Буду питать надежду, что тем или иным путем вновь услышу, по возможности в непродолжительном времени, о дальнейших результатах Ваших трудов, особенно по части применения к механическим целям, и я душевнейшим образом желаю, чтобы Ваши большие труды получили высокую награду, которой они заслуживают. Как подумаю только об электромагнитной машине в «Great Western» или «British Queen» (названия крупных английских судов того времени) и отправке их этим способом в плавание по Атлантическому океану или даже в Ост — Индию! Какое это было бы славное дело! И те пластинки, которые Вы мне прислали, не только весьма мне приятны и лестны, но и сами по себе обе прекрасны в теоретическом и практическом отношениях и все, кто бы их здесь ни видел, восхищаются ими».

    Открытием гальванопластики Б. С. Якоби заложил основы новой области техники. Другие предложенные Б. С. Якоби технические применения физических явлений также составили огромный вклад в технику, вклад, открывающий новые средства и пути использования сил природы на благо человечества.


    Основные события жизни

    1801 г. — Родился русский ученый Б. С. Якоби.

    1835 г. — Б. С. Якоби стал профессором гражданской архитектуры в Дерптском университете.

    1837 г. — Б. С. Якоби командирован в Петербургскую академию наук.

    1838 г. — Б. С. Якоби открыл гальванопластику.

    1839 г. — Б. С. Якоби построил первый магнитоэлектрический двигатель.

    1840 г. — Б. С. Якоби получил за изобретение гальванопластики Демидовскую премию.

    1842 г. — Б. С. Якоби стал членом Академии наук.

    1867 г. — Б. С. Якоби награжден на Парижской выставке большой золотой медалью и премией.

    1872 г. — Б. С. Якоби в Париже участвует в работе Международной комиссии по установлению однообразной международной системы мер и весов.

    1874 г. — Б. С. Якоби скончался.

    (обратно) (обратно)


    Аркадий Захарьевич Теляковский (1806–1891)

    С именем военного инженера генерал — лейтенанта А. 3. Теляковского связана целая эпоха в развитии русской и европейской фортификации — науки об устройстве и применении укреплений на полях сражений.

    А. 3. Теляковский родился в 1806 году. Девятнадцати лет блестяще, с занесением на мраморную доску, он окончил курс Главного инженерного училища и получил звание полевого инженера — так в то время назывались военные инженеры.

    Некоторое время он работал в Инженерном департаменте Военного министерства. По его проектам перестраивалось здание Артиллерийского училища (впоследствии Артиллерийской академии). В начале русско — турецкой войны 1828–1829 годов он отправился в действующую армию, где находился всю кампанию. За боевые заслуги он был награжден орденами Владимира 3–й степени и Георгия 4–й степени — высшими военными орденами того времени. После войны А. 3. Теляковский некоторое время работал в провинции. В 1832 году он получил от только что организованного Главного управления военно — учебных заведений приглашение занять кафедру фортификации в Павловском кадетском корпусе. С этого времени А. 3. Теляковский полностью посвятил себя педагогической деятельности, преподавая фортификацию в ряде кадетских корпусов вплоть до 1863 года.

    Уже в начале педагогической деятельности А. 3. Теляковский получил от Главного управления военно — учебных заведений предложение написать для учебных заведений, подведомственных этому управлению, руководство по фортификации. Поводом для предложения явилась записка А. 3. Теляковского по фортификации, представленная им в 1833 году в Комитет по составлению программ военно — учебных заведений.

    А. 3. Теляковский принял предложение и отправился в командировку для осмотра и изучения наиболее интересных русских крепостей. Несмотря на свой достаточно большой строительный и боевой опыт, он счел необходимым ознакомиться еще более основательно с современной ему практикой фортификации.

    В 1839 году вышла в свет первая часть руководства А. 3. Теляковского «Фортификация полевая», а через несколько лет вторая часть — «Фортификация долговременная». На появление этих работ живо откликнулась русская общественная мысль.

    «Фортификация» Теляковского есть одно из замечательных явлений в литературе военных наук и заслуживает внимания всех образованных военных людей… Это сочинение смело можно поставить в число оригинальных, самобытных, стоящих вровень с современным состоянием науки и искусства», — так характеризовала книгу газета «Северная пчела». «Курс его есть знаменательное явление не только в кругу учебной литературы, но и в специальном значении сочинения об инженерной науке», — писали «Отечественные записки».

    В течение полутора десятка лет «Фортификация» А. 3. Теляковского выдержала ряд изданий, причем каждое издание автор исправлял на основе последних достижений науки и опыта войн. Книга А. 3. Теляковского не только не устаревала, а всегда стояла на высоте требований современности. Сразу же после выхода «Фортификации» в свет она после предварительного рассмотрения в Военной академии — будущей Академии генерального штаба — была рассмотрена на заседании Академии наук. А. 3. Теляковскому была присуждена Демидовская премия. «Фортификация» становится настольной книгой для всех образованных военных людей. Ее изучают не только кадеты, но и офицеры, ее можно было найти во всех общественных библиотеках.

    В 1847 году А. 3. Теляковскому было поручено прочитать пять публичных лекций в здании Главного штаба для офицерства и генералов. Лекции А. 3. Теляковского также вызвали многочисленные отклики. О заключительной лекции «Северная пчела» писала, что у нас образовалась «своя русская школа инженеров, во многом отличающаяся от всех школ европейских и уже готовая выдержать смелое сравнение с ними, как в военно — строительном искусстве, так и в истинно военном взгляде на теорию фортификации. Самые чтения Теляковского служат новым тому доказательством».

    Книга А. 3. Теляковского вызвала широкие отклики и за границей. «В этом сочинении, — писала «Militaire Litterature Zeitung» (1853), — нельзя не заметить стремления двинуть науку вперед, пользуясь фактами, извлеченными из русской военной истории и основываясь на опытах, не заимствованных у соседей».

    Когда опыт одиннадцатимесячной героической обороны Севастополя подтвердил правильность теории фортификации А. 3. Теляковского, иностранная критика (в той же газете) отметила: «Школа, образующая таких теоретиков, как Теляковский, и таких практиков, как Тотлебен и Мельников, по справедливости должна называться первою в Европе». А. В. Мельников, упоминаемый газетой, руководил минной обороной на 3–м бастионе в Севастополе (1854–1855 гг.) и проявил необыкновенную изобретательность в проходке своих галерей и уничтожении галерей противника, был прозван за свою работу «Севастопольским кротом». Э. И. Тотлебен — военный инженер, руководивший фортификационными работами при обороне Севастополя.

    «Фортификация» А. 3. Теляковского была переведена почти на все европейские языки, в том числе на шведский, датский и Даже испанский, и принята как руководство во многих военных школах Запада, в том числе и в знаменитой французской Сен — Сирской военной школе, где в свое время учился Наполеон I. Президент Французской республики, будущий Наполеон И. в 1852 году прислал в подарок Николаю I книгу А. 3. Теляковского на французском языке. Очевидно, это было одной из причин производства А. 3. Теляковского в генерал — майоры.

    «Фортификация» А. 3. Теляковского замечательна тем, что он отказался от принятого тогда изложения этой науки, при котором отдельные явления описываются вне всякой связи между собой, без учета конкретной обстановки и их возникновения.

    Западная фортификационная литература (Франция, Германия) этого периода полна формул, сложных начертаний, поражающих своей правильностью, симметричностью и мелкими техническими подробностями, по большей части на практике вовсе не осуществимых и не оправданных боевым опытом. Это отталкивало войска от устройства полевых укреплений вообще. В массе войск на Западе укоренилось убеждение в бесполезности полевых укреплений. Изучение фортификации было оторвано от прочих военных наук. Деление фортификации на полевую и долговременную определялось не назначением той и другой, а материалом конструкции. Инженеры планировали укрепления так, как будто они могут иметь какое‑либо значение и без войск.

    Именно поэтому Наполеон I мог сказать, что фортификация отстала на несколько веков от других военных наук.

    А. 3. Теляковский принял другой метод изложения — исторический. Каждая эпоха в фортификации объясняется современным ей состоянием военного искусства, состоянием артиллерии и осадного искусства в целом. Отдельные фортификационные системы даны у него не изолированно друг от друга, а в их взаимозависимости. Во введении к первой части своей книги А. 3. Теляковский указывает: «Для разделения фортификации на полевую и долговременную принято в основание различие тактических и стратегических соображений». Этот принцип разделения влил в фортификацию тот элемент жизни, которого ей не хватало, чтобы всегда и вовремя отвечать требованиям боевой действительности.

    Присуждая А. 3. Теляковскому премию, Академия наук отметила, что в его книге раскрыта связь фортификации с тактикой и стратегией и что это и является одной из причин присуждения премии.

    «Фортификация» А. 3. Теляковского была не просто первой русской книгой по фортификации. В ней был ярко выражен русский национальный характер. Это сказывалось не только в том, что примеры в ней были взяты из русской военной истории, что в книге появились имена Петра I, Суворова и других.

    Национальный характер книги был, прежде всего, в том, что в основу ее было положено то фортификационное искусство, которое практически сложилось в России не как подражание Западу, а как самостоятельное оригинальное творчество уже со времен Петра I. В противовес французской и германской школам, отстаивавшим первая — бастионную, вторая — полигональную системы, А. 3. Теляковский разбирает недостатки и достоинства той и другой и заявляет, что важны не формы, как таковые, а то, как эти формы сообразуются с местностью в каждом частном случае; что возможны укрепления, содержащие в своих частях различные системы. Это нарушало правильность геометрических форм, чего не могла допустить официальная наука. Но дело фортификации, говорит А. 3. Теляковский, приспособить посредством укреплений местность к выгоднейшему действию войск, а потому лучшими являются те укрепления, «которые по разнообразию месторасположения большею частью получают фигуру геометрически неправильную».

    Если посмотреть планы укреплений, возведенных со времени Петра I, т. е. с начала применения у нас новейших принципов фортификации, то видно, что большинство из них имеет элементы различных систем, и начертания укреплений определяются условиями местности и характером боевых задач. В соответствии с боевой практикой русских войск книга А. 3. Теляковского оставляла фортификационные формы гибкими, освобождала их от омертвелости и закостенелости, оторванности от боевых задач.

    В странах Западной Европы долго боялись возводить убежища и вторые линии обороны в крепостях. Когда Монталамбер, гениальный французский инженер конца XVIII века, предложил делать убежища — казематы для гарнизона, он получил странный ответ одного из руководителей французского инженерного корпуса: «Наличие безопасных от артиллерии казематов дурно повлияет на мужество солдат, которые во время бомбардировки не пожелают выйти для отражения штурма». На этом основании предложение Монталамбера не было принято и во Франции долго боялись применять казематы и всячески ограничивали их число.

    Уже Петр I обратил особое внимание на устройство помещений, защищающих солдат от артиллерии. А. 3. Теляковский настойчиво требует устраивать в крепостях такие помещения для гарнизона и предлагает для этого приспосабливать оборонительные казематы, наличие которых не ослабляет, а увеличивает упорство защитников.

    История показывает, что русские никогда не считали потерянным то, что под давлением обстоятельств оставлено, и всегда, даже в самый критический момент, помнили, что все потерянное можно вернуть обратно. А. 3. Теляковский учитывает особенность русских воинов — «стремление к упорной внутренней обороне, стремление к контрштурму». В качестве внутреннего укрепления он полагает использовать оборонительные казематы, откуда гарнизон может держать под своим огнем большую часть внутреннего укрепления, когда противник ворвался внутрь, и производить контратаки до подхода резервов.

    Иностранные правила и законы по обороне крепостей допускали сдачу крепости после первой же бреши в стенах, причем комендант не отдавался за это под суд. Такие быстрые сдачи крепостей наблюдались в начале XIX века, когда, например, немцы наперебой сдавали свои крепости небольшим разъездам наполеоновской армии.

    Чрезвычайно важную роль в развитии русской и западноевропейской фортификации сыграла идея А. 3. Теляковского о создании таких фортов, которые могли бы не только обороняться, но и вести активные боевые действия.

    У А. 3. Теляковского нет ни слова об этой так называемой честной капитуляции. Он требует от защитников крепости непоколебимой твердости, самопожертвования. В Севастополе в 1854–1855 годах среди офицеров было много учеников А. 3. Теляковского, которые честно выполнили заветы своего учителя. Но инженер обязан не только требовать или призывать к твердости, он обязан помочь гарнизону. Именно такую роль играли в русских фортах и других укреплениях помещения, защищающие от огня артиллерии, и редюиты, дающие возможность русской пехоте бороться даже тогда, когда, казалось бы, всё потеряно, бороться там, где другие давно бы уже капитулировали. Массу примеров такой героической обороны дала Великая Отечественная война.

    А. 3. Теляковский выдвинул понимание форта как «передовой позиции, выгодной для наступательных целей». Поэтому форты должны содержать гарнизон, «достаточный для сильного противодействия правильной атаке, с резервом на случай штурма, с боевыми и жизненными запасами». Форт, в понимании А. 3. Теляковского, есть вынесенная вперед крепости пехотная позиция, способная к сильной самостоятельной обороне и наступлению. Оборона Севастополя 1854–1855 годов характерна такой активностью, когда бастионы Севастополя превращались в пехотные укрепления.

    Для защиты промежутков между фортами, говорит А. 3. Теляковский, позади них «должны находиться фланкирующие укрепления, в крайности даже земляные батареи», защищенные от штурма. Впоследствии, в конце XIX века, русский инженер Величко превратил эти батареи в так называемые промежуточные капониры или полупромежуточные полукапониры, дающие фланговый огонь по обоим промежуткам. Эта идея капониров, т. е. фланкирующего огня, нашла себе всеобщее применение. В настоящее время она является одним из основных принципов всякой укрепленной позиции. Однако капонир Величко, имеющий в основе идею А. 3. Теляковского, на Западе известен, вопреки истине, не как русское предложение, а как французское, и носит название «Casemate de Bounge». Русская схема крепостей, имеющая в своей основе положения А. 3. Теляковского, была принята во Франции и некоторых других странах. Однако, так же как и капонир Величко, эта схема крепости, состоящей из фортов — опорных пунктов пехоты, получила название «французской».

    Необходимо подчеркнуть, что ни А. 3. Теляковский, ни его последователи не видели в фортификации какой‑то отдельной силы, способной решать вопрос обороны. Всегда на первом плане А. 3. Теляковский ставит человека, который лишь использует мертвую мощь укреплений для упорной и активной обороны.

    Многочисленные ученики А. 3. Теляковского назвали его «дедушкой русской фортификации». И это справедливо. Русская фортификация обязана ему основными идеями, из которых сама эта наука выросла.

    Несмотря на все это, несмотря на то, что русская общественность чрезвычайно высоко ценила значение работы А. 3. Теляковского для русской национальной культуры, несмотря даже на то, что западноевропейская печать внимательно следила за выходом его книг, немедленно отзываясь на них в печати, в русской военной и военно — инженерной печати царило полное молчание. Можно предположить, что в первом периоде научной деятельности А. 3. Теляковский имел какое‑то столкновение с Николаем I, в то время великим князем, занимавшим должность генерала — инспектора по инженерной части. В одном из случайно дошедших до нас отрывков воспоминаний А. 3. Теляковского говорится о том, что впоследствии при встрече с Николаем I последний сказал ему, что «все старое забыто и прощено», но едва ли это было так. Еще более важную роль в этом сыграло обстоятельство, что свежие оригинальные мысли и идеи А. 3. Теляковского резко противоречили установившимся казенным взглядам в официальной военно — инженерной науке, и в особенности в фортификации. Николай I, получивший в молодости военно — инженерное образование, считал себя незаурядным военным инженером и немедленно накладывал свое вето на все, что противоречило его раз навсегда установившимся взглядам.

    Прямой, принципиальный и независимый характер А. 3. Теляковского, очевидно, играл немалую роль в том остракизме, которому он подвергся уже во второй половине своей жизни. Несогласие с постановкой курса и с новой учебной программой по фортификации, после реформы военного образования в 1863 году, привело к уходу А. 3. Теляковского с педагогического поприща. Столкновение на служебной почве в бытность кратковременного исполнения им должности председателя Технического комитета, с всесильным тогда и властолюбивым Тотлебеном повело к увольнению его в запас в 1865 году.

    Резко критический отзыв А. 3. Теляковского о новом учебном руководстве по фортификации двух преподавателей Военно — инженерной академии, напечатанном в «Русском инвалиде» в 1864 году «с разрешения военного министра», после которого это руководство по приказу того же военного министра было изъято, поссорил его окончательно с военно — инженерным миром и послужил причиной того, что о последних 25 годах жизни А. 3. Теляковского нам ничего не известно.

    Аркадий Захарьевич Теляковский умер 19 сентября 1891 года.


    Основные события жизни

    1825 г. — А. 3. Теляковский окончил курс Главного инженерного училища и получил звание полевого инженера.

    1828–1829 гг. — Во время русско — турецкой войны А. 3. Теляковский отправился в действующую армию, где находился всю кампанию. 1832 г. — А. 3. Теляковский получил от Главного управления военно — учебных заведений приглашение занять кафедру фортификации в Павловском кадетском корпусе.

    1839 г. — Вышла в свет первая часть руководства А. 3. Теляковского «Фортификация полевая», а через несколько лет вторая часть — «Фортификация долговременная».

    1847 г. — А. 3. Теляковскому было поручено прочитать пять публичных лекций в здании Главного штаба для офицерства и генералов.

    1852 г. — Наполеон III прислал в подарок Николаю I книгу А. 3. Теляковского на французском языке. А. 3. Теляковского произвели в генерал — майоры.

    1863 г. — А. 3. Теляковский ушел с педагогического поприща.

    1865 г. — А. 3. Теляковский уволен в запас.

    (обратно) (обратно)


    Дмитрий Константинович Чернов (1839–1921)

    С именем Д. К. Чернова связана целая эпоха в развитии металлургии. Его трудами были заложены научные основы сталелитейного дела.

    …Это было почти 150 лет назад. Прославленная русская артиллерия переживала период своего перевооружения. Развивающаяся военная техника требовала повышения дальнобойности и меткости артиллерийских орудий, увеличения мощности их огня. На смену гладкоствольному оружию приходило оружие нарезное. Архаические пушки из бронзы заменялись стальными орудиями. Целая плеяда талантливых русских артиллеристов с большой энергией и настойчивостью работала над реконструкцией пушек. Чтобы создать первоклассные артиллерийские орудия из нового металла — стали, потребовалось решить труднейшие задачи в области технологии металлов и баллистики — науки, рассматривающей законы движения снаряда в канале орудия и в воздухе.

    Участник Севастопольской обороны артиллерист Николаи Васильевич Майевский в 1855–1856 годах конструирует 60–фунтовую русскую пушку и формулирует основные законы проектирования артиллерийских орудий. Другой выдающийся артиллерист, также участник Севастопольской обороны, профессор Гадолин предлагает совершенно новый способ изготовления орудийных стволов. Ствол орудия начали делать не сплошным, а из нескольких труб, насаженных одна на другую. Это позволило выпускать артиллерийские стволы более легкими и в то же время более надежными, способными выдерживать очень высокие давления пороховых газов.

    Казалось, основные задачи артиллерийского производства были уже решены. Около Петербурга возникают и быстро развиваются крупные металлургические заводы — Путиловский, Обуховский и др. В конце 50–х годов в России начинается производство стальных пушек.

    Изготовление ствола тяжелого артиллерийского орудия было делом трудным. Прежде всего требовалась тяжелая стальная отливка. Однако тогда еще не было мартеновских печей и тем более печей электроплавильных, дающих возможность получать расплавленный металл сразу в больших количествах. Лучшая сталь, предназначенная для производства пушек и снарядов, варилась в тиглях старым способом. Тигель представлял собой сосуд, изготовленный из огнеупорного материала. Он вмещал, самое большее, несколько десятков килограммов металла. Чтобы отлить огромную болванку для ствола орудия, приходилось вести плавку одновременно во многих тиглях.

    Тигельная плавка требовала большого мастерства. Нужно было правильно подобрать состав шихты, смешав в строго определенных пропорциях железо, чугун и железную руду. Процесс плавки требовалось вести таким образом, чтобы сталь поспела в одно и то же время в десятках тиглей.

    Сталелитейный завод, построенный Обуховым на берегу Невы, считался в те времена технически совершенным предприятием. Его цехи были хорошо оснащены. Тяжелые стальные слитки проковывались под мощными молотами. Для механических испытаний металла из Англии была привезена новинка — громадная разрывная машина Киркальди. Русские инженеры уже тогда имели отличные рецепты для выплавки стали. Знаменитые сталевары, привезенные Обуховым из Златоуста, где в это время было налажено производство стального литья, умели давать металл хорошего качества. И все же дело не ладилось. Химический состав стали был безукоризненным, однако ее механические качества оставляли желать много лучшего. Нередко пушки разрывались при первых же выстрелах, причиняя тяжелые увечья артиллеристам.

    Много и долго работали специалисты над тем. чтобы установить причины плохого качества орудий. Но все их искания оставались безуспешными. В высших кругах все настойчивее стали говорить о прекращении производства в России стальных пушек. Как раз в это время на Обуховский сталелитейный завод пришел молодой инженер Дмитрий Константинович Чернов. Его упорная исследовательская работа вскоре увенчалась блестящим успехом. Д. К. Чернов не только разрешил загадку плохого качества стальных орудий, но совершил настоящий переворот в области металлургии.

    Д. К. Чернов родился в Петербурге 2 ноября 1839 года в семье мелкого чиновника. В девятнадцать лет он с отличием окончил Петербургский технологический институт, проявляя особую склонность к математическим наукам.

    Способности Д. К. Чернова обращают на себя внимание профессоров. Его оставляют при институте преподавать математику. Однако он не только обучает студентов, но неустанно учится сам. В течение трех лет вольнослушателем молодой педагог проходит курс физико — математического факультета Петербургского университета.

    Преподавательскую деятельность Д. К. Чернов совмещает с исполнением обязанностей помощника заведующего большой научно — технической библиотекой института. Жадно читает он техническую литературу, особенно книги, относящиеся к металлургическому производству.

    Но увлекательная наука о металле делает свои первые робкие шаги. Может быть, это заставило молодого Д. К. Чернова временно оставить преподавательскую деятельность и прийти в темный сталеплавильный цех Обуховского завода, где искрился расплавленный металл, где, изнемогая от жары, рабочие и инженеры отливали пушки.

    Сутками не выходит Д. К. Чернов из закопченных цехов огромного завода, из химической и механической лабораторий. Его часто можно встретить на артиллерийском полигоне. Тщательно изучает он выпускаемую заводом продукцию и вскоре приходит к выводу, что не все пушки одинаково плохи. Некоторые из них отличаются высокой прочностью и долговечностью, а другие разрываются при первых же выстрелах.

    Внимательно исследует Д. К. Чернов места разрывов и убеждается в том, что сталь имеет крупнозернистое строение, в то время как орудия, показавшие продолжительный срок службы, отличаются мелкозернистой структурой металла при одинаковом химическом составе. Выходит, что из одного и того же металла можно получить разную по качеству продукцию. Все это заставляет молодого исследователя глубоко задуматься. «Если некоторые пушки получаются хорошими по качеству, — решает он, — значит, можно и нужно подобрать такие условия, при которых все пушки будут хорошими».

    Шаг за шагом наблюдает Д. К. Чернов многочисленные звенья сложного процесса производства стального орудия. Сталелитейный цех выпускает тяжелые слитки. Химический анализ показывает, что полученная сталь полностью соответствует своему назначению. Затем слитки поступают в кузницу, нагреваются в печи до ярко — желтого цвета и, обжимаясь под мощными молотами, принимают вытянутую форму заготовок артиллерийского ствола. После остывания заготовки передаются в механический цех, где на металлорежущих станках производится их окончательная обработка.

    Особое внимание уделяет Д. К. Чернов ковке металла, тогда наименее исследованной области металлообработки. Он наблюдает за цветом нагреваемых в печи слитков. В то время еще не было приборов, позволяющих измерять высокие температуры. Старые, опытные кузнецы научили Д. К. Чернова определять температуру металла «на глаз». Каждой температуре свойственен определенный цвет стали. При нагревании она последовательно принимает все цвета каления — от темно — красного до ослепительно белого, при котором металл начинает плавиться. Д. К. Чернов кует сталь, нагретую до различных температур, т. е. до различного цвета каления. Откованные образцы он испытывает на разрывной машине. Таким образом, ему удается установить, при каком температурном режиме ковки стальное изделие отличается наилучшими механическими качествами.

    Проходит два года напряженной работы. В апреле 1868 года Д. К. Чернов докладывает Русскому техническому обществу о своих наблюдениях и выводах. Его сообщение сводится к следующему: при нагревании сталь не остается неизменной; в определенные, критические моменты она претерпевает особые превращения, изменяющие ее строение и свойства. Д. К. Чернов практически устанавливает критические точки, характеризующиеся внутренними превращениями в стали при нагревании. Эти точки известны теперь в науке под названием «точек Чернова».

    Если нагреть стальное изделие до высокой температуры и затем быстро охладить его, опустив в воду или в масло, то изделие закалится, т. е. твердость его значительно возрастет. Калить сталь умели и раньше, однако Д. К. Чернов впервые подошел к этому процессу научно.

    Если внимательно рассмотреть излом стального изделия, нетрудно убедиться в том, что сталь имеет кристаллическое (зернистое) строение. При нагревании стали величина зерен не остается постоянной. При повышении температуры наступает момент, когда изменяются и строение стали, и ее свойства. Д. К. Чернов проделывает многочисленные опыты. Он берет стальные образцы заведомо крупнозернистого строения, постепенно нагревает их до различных температур и затем быстро охлаждает. После этого ударом молота он ломает образцы и на изломе определяет величину зерна. Он наблюдает замечательное явление: оказывается, любая сталь, какую бы начальную величину зерна она ни имела, приобретает при нагревании до определенной температуры мелкозернистое строение.

    «Нужно стремиться, — говорит Д. К. Чернов, — достигнуть того, чтобы наши орудия были по возможности мелкозернистого сложения; для этого следует, как мы видели, после нагрева болванки до высокой температуры, ковать ее до тех пор, пока она не остынет до нужной температуры…»

    В замечательной работе Д. К. Чернова была разгадана давняя тайна кузнечного дела. Практические результаты не замедлили сказаться. «Детские болезни» артиллерийского производства были излечены. Редкостью стали разрывы орудий.

    Выводы, сделанные Д. К. Черновым, явились для тогдашнего времени смелыми и даже дерзкими. Идеи 28–летнего исследователя были встречены недоверчиво, порой враждебно. Однако это его не смутило. Свой исторический доклад Техническому обществу он заканчивает словами: «Что касается вообще до проводимых мною идей, то я уже получил упреки в том, что слишком смело высказываю свои выводы; но пусть же я покажусь еще смелее и выскажу окончательное заключение из своих наблюдений в следующих словах: вопрос о ковке стали при движении его вперед не сойдет с того пути, на который мы его сегодня поставили». Молодой ученый был прав. Это лучше всего показало дальнейшее развитие металлургии и металлообработки. Общие принципы, установленные Д. К. Черновым, остались незыблемыми и до настоящего времени.

    Прошло десять лет со времени знаменитого доклада о критических точках, и Д. К. Чернов сообщает о новой выдающейся своей работе. Она посвящена процессу затвердевания жидкой стали и изучению строения стального слитка.

    В конце 70–х годов уже широко применялись новые способы производства стали — в мартеновских печах и ретортах Бессемера. Эти способы позволяли относительно легко получать большие стальные слитки. Однако процессы разливки жидкой стали и ее остывания еще не были изучены. Сейчас мы знаем, что разливка — это не просто механическая операция, а сложный и ответственный процесс, который нужно сознательно направлять и регулировать. Переход металла из жидкого состояния в твердое определяет качество будущего изделия, изготовленного из этого металла.

    Д. К. Чернов установил, что расплавленная сталь образует при затвердевании не однородную массу, а сложную систему кристаллов. Это открытие легло в основу современного представления о строении литой стали и металлов вообще.

    Д. К. Чернов долго и тщательно исследовал кристаллизацию самых разнообразных веществ. Он выращивал большие кристаллы поваренной соли. С интересом наблюдал он явления замерзания воды. Сохранились фотоснимки оконных узоров льда, один из которых, как указывает надпись, был сделан Д. К. Черновым зимой 1915 года, когда ему уже исполнилось 75 лет. Д. К. Чернов создает схему затвердевания жидкой стали, а затем подтверждает ее практически. В процессе затвердевания расплавленного металла прежде всего появляются так называемые центры кристаллизации, дающие основу для осей будущих кристаллов. Оси отбрасывают от себя многочисленные ветви, образующие скелет кристалла. Затвердевание начинается в зоне соприкосновения жидкой стали с холодными стенками массивного чугунного сосуда — изложницы, куда сталь налита. Расплавленный металл покрывается твердой коркой. Эта корка защищает жидкую сталь от быстрого охлаждения, процесс затвердевания замедляется, и кристаллы получают возможность вырасти до большой величины.

    При остывании сталь уменьшается в объеме, однако внешние размеры слитка уже определены коркой затвердевшего металла. Жидкого вещества не хватает для заполнения внутренней полости слитка, часть его остается пустой, образуя так называемую усадочную раковину. В слитке, где находится большое количество кристаллов, их растущие ветви переплетаются друг с другом и взаимно друг друга искривляют. Однако бывают случаи, когда отдельный кристалл начинает расти в усадочной раковине. Такому кристаллу нет препятствий для роста со стороны других кристаллов.

    Д. К. Чернов собирал и тщательно изучал эти обособленно выросшие стальные кристаллы. В его коллекции хранился громадный кристалл, найденный в усадочной раковине 100–тоНного стального слитка. Кристалл — уникум весил 3,45 килограмма, а длина его составляла 39 сантиметров. Фотография этого знаменитого кристалла, названного «кристаллом Чернова», и его классические схемы, объясняющие процессы кристаллизации, вошли во все руководства по металлографии и пользуются всемирной известностью.

    В 1880 году Д. К. Чернов вынужден был покинуть Обуховский завод, которому он отдал 14 лучших лет своей жизни. Восьмидесятые годы прошлого столетия характеризовались развитием промышленности на юге России. Знаменитый русский химик Д. И. Менделеев указывает на «будущую силу, покоящуюся на берегах Донца». Эта сила заключается в богатейших запасах каменного угля, железных руд и других полезных ископаемых. Д. К. Чернов отправляется на юг, где в течение трех лет занимается разведками каменной соли в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. Разведки эти увенчались успехом: найденные Д. К. Черновым залежи соли начинают разрабатываться в промышленных целях.

    В 1884 году Д. К. Чернов снова возвращается в Петербург. Работает главным инженером отдела по испытанию заказов Министерства путей сообщения. В 1889 году он приглашается руководителем кафедры металлургии находившейся тогда в Петербурге старейшей высшей военной школы в России — Артиллерийской академии. Эту кафедру он сохранял за собой до самой смерти.

    Д. К. Чернов является автором ряда важнейших работ в области металлургии и металлообработки вообще и артиллерийского производства в особенности. При его непосредственном участии происходило перевооружение русской армии трехлинейными винтовками. Он разработал оригинальный метод термической обработки стальных бронебойных снарядов. Д. К. Чернов исследовал важный вопрос выгорания каналов стальных орудий при стрельбе, т. е., другими словами, стойкость стали против разрушительного действия газов высокой температуры.

    Д. К. Чернов изучает полет птиц, присматривается к устройству и работе их крыльев и приходит к выводу, что человек может летать, опираясь на крылья. Он разрабатывает проект летательного аппарата, основной частью которого является воздушный винт — пропеллер, приводимый в действие специ — ально установленным двигателем. Задолго до появления первого аэроплана, на заседаниях Русского технического общества 17 и 23 декабря 1893 года, Д. К. Чернов подробно докладывает о возможности полетов без помощи баллона. Развитие авиации показало, что и в этом вопросе он стоял на верном пути.

    Деятельность Д. К. Чернова была многогранной. Он отличался разносторонностью своих дарований. Наряду с большой работой, проводившейся им в области металлургии, Д. К. Чернов живо интересовался геологией и ботаникой, математикой и авиацией, фотографией и музыкой. Он задумывался над такими проблемами, которые полностью были решены лишь много лет спустя. К их числу относится полет человека с помощью крыльев на аппаратах тяжелее воздуха.

    Терпеливо и настойчиво изучал Д. К. Чернов характерные особенности старинных скрипок работы знаменитых итальянских мастеров. Он исследовал различные способы сушки и склейки дерева, форму изгиба скрипичных дек, различный состав лаков для покрытия скрипки. Собственноручно он изготовлял скрипки, и настолько хорошо, что даже специалисты зачастую затруднялись отличить старинные итальянские скрипки от скрипок, изготовленных ученым — металлургом.

    Д. К. Чернов почти 30 лет преподавал в Артиллерийской академии. Он был замечательным педагогом. Его лекции захватывали слушателей. Несколько поколений русских артиллеристов прошло серьезную школу под руководством Д. К. Чернова. Уезжая на заводы, они не теряли связи со своим учителем, который всегда быстро и аккуратно отвечал на многочисленные письма, давал производственные советы и справки бывшим ученикам. Научный авторитет Д. К. Чернова был признан не только в России, но и далеко за ее пределами. Он состоял почетным членом Артиллерийской академии, Петербургских технологического и политехнического институтов, почетным председателем Русского металлургического общества и ряда других организаций. Он был избран почетным вице — председателем Английского института железа и стали, почетным членом Американского института горных инженеров и т. д.

    Осенью 1916 года Д. К. Чернов опасно заболел и вынужден был выехать для длительного лечения в Крым. В первые годы после революции он не мог возвратиться в Петроград к своей большой преподавательской и научной работе. Эти годы больной 80–летний ученый жил впроголодь. В это время Д. К. Чернов получил приглашение переехать для работы в Англию. Однако он категорически отказался покинуть свою родину, которой отдал все свои силы.

    2 января 1921 года Д. К. Чернов умер в Ялте.


    Основные события жизни

    1858 г. — Д. К. Чернов с отличием окончил Петербургский технологический институт.

    1858–1861 гг. — В течение трех лет Д. К. Чернов проходит курс физико — математического факультета Петербургского университета.

    1866 г. — Д. К. Чернов поступил на Обуховский завод.

    1868 г. — Д. К. Чернов докладывает Русскому техническому обществу о своих наблюдениях и выводах по выплавке и закаливанию стали.

    1880 г. — Д. К. Чернов покинул Обуховский завод и отправился на юг, где в течение трех лет занимался разведкой каменной соли.

    1884 г. — Д. К. Чернов снова возвращается в Петербург, где работает главным инженером отдела по испытанию заказов Министерства путей сообщения.

    1889 г. — Д. К. Чернов приглашается руководителем кафедры металлургии Артиллерийской академии.

    1893 г. — На заседаниях Русского технического общества Д. К. Чернов докладывает о возможности механического летания без помощи баллона.

    1916 г. — Д. К. Чернов вынужден выехать для длительного лечения в Крым.

    (обратно) (обратно)


    Павел Николаевич Яблочков (1847–1894)

    П. Н. Яблочков — замечательный изобретатель, конструктор и ученый — оказал громадное влияние на развитие современной электротехники.

    П. Н. Яблочков родился 14 сентября 1847 года в родовом имении своего отца в хуторе Байки около села Петропавловского Сердобского уезда Саратовской губернии. Отец его слыл человеком очень требовательным и строгим. Небольшое поместье было в хорошем состоянии, и семья Яблочковых, не будучи богатой, жила в достатке; для хорошего воспитания и образования детей были все возможности.

    Сохранилось очень мало сведений о детских и отроческих годах П. Н. Яблочкова. Известно лишь, что мальчик с детства отличался пытливым умом, хорошими способностями и любил строить и конструировать. В 12–летнем возрасте он придумал, например, особый угломерный инструмент, оказавшийся очень простым и удобным для землемерных работ. Окрестные крестьяне охотно им пользовались при земельных переделах. Домашнее обучение сменилось скоро гимназическими занятиями в Саратове. До 1862 года П. Н. Яблочков учился в Саратовской гимназии, где считался способным учеником. Однако уже через три года Павел Николаевич был в Петербурге, в подготовительном пансионе. Можно предполагать, что особая любовь Яблочкова к конструированию и вообще интерес, который он с ранних лет проявлял к технике, заставили его покинуть гимназическую скамью и готовиться к поступлению в такое учебное заведение, в котором было бы достаточно возможностей для развития инженерных наклонностей молодого человека. В 1863 году Павел Николаевич поступил в Военно — инженерное училище и, таким образом, избрал себе деятельность инженера.

    Однако служба инженером в армии не приносила молодому человеку удовлетворения. Всего 15 месяцев он прослужил офицером и в конце 1867 года по болезни был уволен в отставку. Громадный интерес, который в то время всеми проявлялся к применению электричества для практических целей, не мог не коснуться П. Н. Яблочкова. Как за границей, так и в России к этому времени в области электротехники было сделано много важных работ и изобретений. Незадолго до этого на основе работ русского ученого П. Л. Шиллинга электромагнитный телеграф получил широкое распространение; в газетах появились сообщения об успешных опытах петербургского профессора и академика Б. С. Якоби по применению электродвигателя для движения судна и изобретении им гальванопластики; только что стали известны важные работы ученых Ч. Уитстона и Э. Сименса, положивших начало конструированию динамомашин.

    Единственной школой в России, где изучали электротехнику, были в то время Офицерские гальванические классы. И в 1868 году можно было вновь увидеть П. Н. Яблочкова в офицерской форме в качестве слушателя этой школы, которая в годичный срок обучала военно — минному делу, подрывной технике, устройству и применению гальванических элементов, военной телеграфии. В начале 1869 года П. Н. Яблочков поступает на службу в армию, где руководит гальванической командой.

    Изучив основы современной ему электротехники, П. Н. Яблочков лучше, чем прежде, понимал, какие громадные перспективы имеет электричество в военном деле и в обыденной жизни. В 1870 году он вышел в отставку; на этом закончилась его военная карьера и началась деятельность в качестве электротехника, длившаяся непрерывно до самой смерти, деятельность богатая и разносторонняя.

    Единственная область, в которой электричество имело уже прочное применение в эти годы, был телеграф, и П. Н. Яблочков поступает на должность начальника телеграфной службы Московско — Курской железной дороги.

    Незадолго до этого созданный Политехнический музей был местом, где собирались московские пионеры электротехники. Здесь же для Яблочкова открылась возможность заняться опытами. В конце 1873 года ему удалось встретиться с выдающимся русским электротехником В. Н. Чиколевым. От него Павел Николаевич узнал об удачных работах А. Н. Лодыгина по конструированию и применению ламп накаливания. Эти встречи оказали громадное влияние на П. Н. Яблочкова. Он решил посвятить свои эксперименты применению электрического тока для освещения и к концу 1874 года оставляет службу и полностью отдается своим научным занятиям и опытам.

    Он оборудует в Москве мастерскую физических приборов. Здесь ему удалось построить электромагнит оригинальной конструкции — его первое изобретение, здесь же он начал и другие свои работы. Мастерская поглотила значительные личные средства П. Н. Яблочкова, и он был вынужден прервать на некоторое время свои опыты и заняться выполнением некоторых заказов, как, например, устройством электрического освещения железнодорожного полотна для обеспечения безопасного следования царской семьи в Крым. Эта работа была успешно проведена П. Н. Яблочковым и была первым в мировой практике случаем электрического освещения на железных дорогах.

    Однако финансовые дела П. Н. Яблочкова окончательно расстроились. Собственная мастерская пришла в упадок, так как Павел Николаевич мало ею занимался, а все время тратил на свои эксперименты. Он решается поехать в Америку на открывавшуюся Филадельфийскую выставку, на которой надеялся ознакомиться с электрическими новинками и одновременно экспонировать свой электромагнит. Осенью 1875 года П. Н. Яблочков уезжает, но из‑за отсутствия средств на продолжение путешествия остался в Париже, где тогда велось много разнообразных и интересных работ по применению электричества. Здесь он встретился с известным механиком — конструктором академиком Бреге.

    Бреге сразу определил в П. Н. Яблочкове наличие выдающихся конструкторских способностей и пригласил его на работу в свои мастерские, в которых в это время велось главным образом конструирование телеграфных аппаратов и электрических машин. Приступив в октябре 1875 года к работе в мастерских Бреге, П. Н. Яблочков не прекращал своей основной работы — усовершенствования регулятора для дуговой лампы, и уже в конце этого года вполне оформил ту конструкцию дуговой лампы, которая, найдя широкое применение под именем «электрической свечи», или «свечи Яблочкова», произвела полный переворот в технике электрического освещения.

    23 марта 1876 года стало датой рождения свечи Яблочкова: в этот день ему был выдан первый патент во Франции.

    Свеча Яблочкова отличалась исключительной простотой. Два параллельно поставленных угольных стержня имели между собой прокладку. Каждый из углей зажимался своим нижним концом в отдельную клемму светильника; эти клеммы присоединялись к сети.

    Между верхними концами угольных стержней укреплялась пластинка («запал»), соединявшая между собой оба угля. При прохождении тока запал сгорал, а между концами угольных электродов появлялась дуга, пламя которой создавало освещение.

    Успех свечи Яблочкова превзошел самые смелые ожидания. В апреле 1876 года на выставке физических приборов в Лондоне свеча Яблочкова была «гвоздем» выставки. Но для практического использования свечи нужно было разрешить еще много вопросов. Нужно было создать возможность длительного и непрерывного освещения свечами (каждая свеча сгорала в течение полутора часов). Великой заслугой П. Н. Яблочкова является то, что он сам решил все чрезвычайно важные технические вопросы.

    В конце 1876 года П. Н. Яблочков сделал попытку применить свои изобретения на родине, он отправляется в Россию. Это было накануне турецкой войны, и у правительства были Другие заботы. Встречен П. Н. Яблочков был совершенно равнодушно, и ему, по существу, ничего не удалось сделать в России. Он, правда, получил разрешение на устройство опытного электрического освещения железнодорожной станции Бирзула. Но и эти опыты не привлекли внимания, и П. Н. Яблочков вынужден был вновь уехать в Париж, тяжело потрясенный таким отношением к его изобретениям.

    С 1878 года за границей началось широкое применение свечей Яблочкова. Был создан синдикат, который в январе 1878 года превратился в Общество по эксплуатации патентов Яблочкова.

    В течение двух лет изобретения П. Н. Яблочкова обошли весь свет. После установок первых свечей 1876 года в Париже (универсальный магазин Лувр, театр Шатле, площадь Оперы и др.) устройства освещения свечами Яблочкова появились буквально во всех странах мира. Павел Николаевич писал одному из своих друзей в то время: «Из Парижа электрическое освещение распространилось по всему миру, дойдя до дворцов шаха персидского и короля Камбоджи».

    Трудно передать тот восторг, с которым было встречено во всем мире освещение электрическими свечами. Павел Николаевич стал одним из самых популярных лиц промышленной Франции и всего света. Новый способ освещения называли «русским светом», «северным светом». Общество по эксплуатации патентов Яблочкова получало колоссальные прибыли и не справлялось с нахлынувшей массой заказов.

    Годы блестящих успехов свечи окончательно закрепили победу электрического освещения над газовым. Поэтому конструкторская мысль продолжала непрерывно работать над усовершенствованием электрического освещения. Сам П. Н. Яблочков построил электрическую лампочку другого типа, так называемую «каолиновую», свечение которой происходило от огнеупорных тел, накаляемых электрическим током. Этот принцип для своего времени был новым и многообещающим; однако П. Н. Яблочков не углубился в работу над каолиновой лампой.

    В это же время Лодыгину в России, а несколько позже Лейн- Фоксу и Свану в Англии, Максиму и Эдисону в Америке удалось завершить разработку ламп накаливания, которые стали не только серьезным конкурентом свечи, но и вытеснили ее за довольно короткий срок.

    В 1878 году П. Н. Яблочков решается еще раз поехать на родину для внедрения своего изобретения. Возвращение на родину было для изобретателя связано с большими жертвами: он должен был выкупить у французского общества так называемую «русскую привилегию» и за это должен был уплатить около миллиона франков. Он на это решился и приехал в Россию без средств, но полный энергии и надежд.

    В России Павел Николаевич столкнулся с большим интересом к своим работам со стороны разных кругов. Нашлись средства для финансирования предприятия. Ему пришлось заново создавать мастерские, вести многочисленные финансовые и коммерческие дела. С 1879 года в столице появилось много установок со свечами Яблочкова, из которых первая осветила Литейный мост. Отдавая дань времени, П. Н. Яблочков в своих мастерских начал также небольшое производство ламп накаливания. Коммерческое направление, которое по преимуществу получили на сей раз работы П. Н. Яблочкова в Петербурге, ему удовлетворения не приносило. Не облегчало его тяжелого настроения и то, что успешно подвигалась его работа по конструированию электрической машины и его деятельность по организации электротехнического отдела при Русском техническом обществе, вице — председателем которого Павел Николаевич был избран.

    Его вновь потянуло в Париж, где еще так недавно счастье ему улыбнулось. Вернувшись в Париж в 1880 году, П. Н. Яблочков вновь поступил на службу в Общество по эксплуатации его изобретений, продал обществу свой патент на динамомашину и стал готовиться к участию в первой Всемирной электротехнической выставке, намеченной к открытию в Париже в 1881 году. В начале 1881 года П. Н. Яблочков оставляет службу в Обществе и полностью посвящает себя конструкторской работе.

    На электротехнической выставке 1881 года изобретения П. Н. Яблочкова получили высшую награду: они были признаны вне конкурса. Научные, технические, официальные сферы высоко ставили его авторитет, и Павел Николаевич был назначен членом международного жюри по рассмотрению экспонатов и присуждению наград. Сама же выставка 1881 года была триумфом лампы накаливания.

    С этого времени П. Н. Яблочков посвятил себя работам над генераторами электрического тока — динамо — машинами и гальваническими элементами; к источникам света он больше никогда не возвращался.

    П. Н. Яблочков получил в последующие годы ряд патентов на электрические машины.

    В непрерывном труде, в тяжелых материальных условиях вел П. Н. Яблочков свои опыты в 1881–1893 годы. Он жил в Париже как частное лицо, полностью отдавшись научным проблемам, искусно экспериментируя и внося в работу много оригинальных идей, направляясь смелыми и неожиданными путями, опережая современное ему состояние науки, техники и промышленности. Взрыв, происшедший в его лаборатории во время опытов, едва не стоил ему жизни. Непрерывное ухудшение материального положения, прогрессировавшая тяжелая сердечная болезнь — все это подтачивало силы П. Н. Яблочкова. Он решился вновь поехать на родину после 13–летнего отсутствия. В июле 1893 года он выехал в Россию, но сразу же по приезде сильно заболел. В имении он застал настолько запущенное хозяйство, что никаких надежд на улучшение материальных условий у него не осталось. Павел Николаевич с женой и сыном поселился в Саратове в гостинице. Больной, прикованный к дивану тяжелой водянкой, лишенный почти всяких средств к существованию, он продолжал вести опыты.

    31 марта 1894 года перестало биться сердце талантливого русского ученого и конструктора, одного из блестящих пионеров электротехники, работами и идеями которого гордится Россия.


    Основные события жизни

    1859 г. — П. Н. Яблочков в 12–летнем возрасте придумал угломерный инструмент для землемерных работ.

    1863 г. — П. Н. Яблочков поступил в Военно — инженерное училище.

    1866 г. — П. Н. Яблочков выпущен подпоручиком в 5–й саперный батальон инженерной команды Киевской крепости.

    1867 г. — П. Н. Яблочков по болезни уволен в отставку.

    1875 г. — П. Н. Яблочков уезжает в Париж.

    1876 г. — П. Н. Яблочкову за изобретение «свечи» выдан патент во Франции.

    1876 г. — На выставке физических приборов в Лондоне свеча П. Н. Яблочкова была «гвоздем» выставки.

    1878 г. — П. Н. Яблочков приехал в Россию.

    1880 г. — П. Н. Яблочков вновь на службе в Обществе по эксплуатации своих изобретений.

    1881 г. — П. Н. Яблочков оставляет службу в обществе и полностью отдается конструкторской работе.

    1881 г. — На электротехнической выставке изобретения П. Н. Яблочкова получили высшую награду.

    (обратно) (обратно)


    Александр Николаевич Лодыгин (1847–1923)

    Имя Александра Николаевича Лодыгина связано главным образом с построением электрической лампы накаливания. Как известно, приоритет изобретения лампы накаливания оспаривался очень многими изобретателями, и по поводу него возникло много споров. Построив более совершенную лампу, чем другие изобретатели, А. Н. Лодыгин впервые превратил ее из физического прибора в практическое средство освещения.

    А. Н. Лодыгин показал преимущества применения вольфрамовой проволоки и, таким образом, положил начало производству гораздо более экономичных ламп накаливания, чем угольные лампы раннего периода.

    А. Н. Лодыгин подготовил почву для успехов П. Н. Яблочкова и, несомненно, оказал сильное влияние на Т. А. Эдисона и Д. Свана, которые, пользуясь принципом действия лампы накаливания, утвержденным трудами А. Н. Лодыгина, превратили этот прибор в предмет широкого потребления.

    Посвятив много лет построению и усовершенствованию лампы накаливания, А. Н. Лодыгин не нашел признания в современной ему России. Продолжая свою работу в Америке, А. Н. Лодыгин надеялся, что ему удастся возвратиться в Россию. Русские ученые не порывали связи со своим выдающимся соратником. Он избирается почетным членом Общества русских электротехников, а в 1923 году Русское техническое общество торжественно отпраздновало 50 лет со дня первых опытов А. Н. Лодыгина по освещению лампами накаливания.

    А. Н. Лодыгин родился 18 октября 1847 года в имении родителей в Тамбовской губернии. По семейной традиции ему готовилась военная карьера. Для получения среднего образования он был отдан в Воронежский кадетский корпус, в котором обучался до 1865 года. По окончании Кадетского корпуса д. Н. Лодыгин прошел курс обучения в Московском юнкерском училище и был произведен в подпоручики, после чего началась его армейская служба. Наличие несомненных инженерных способностей отвлекло А. Н. Лодыгина от военной карьеры. Прослужив обязательный срок, он вышел в отставку и никогда более не возвращался в армию. Начав после выхода в отставку работу на заводах, А. Н. Лодыгин занимался построением летательных аппаратов. В 1870 году им была разработана конструкция летательного аппарата тяжелее воздуха, и он предложил ее Комитету национальной обороны в Париже для использования в условиях происходившей в это время франко — прусской войны. Его предложение было принято: он был вызван в Париж для построения и испытания его аппарата. Но как только Франция потерпела поражение в войне, от этой затеи отказались, и А. Н. Лодыгин вернулся в Россию после безуспешного пребывания за границей.

    В России А. Н. Лодыгин очутился в тяжелом материальном положении и был вынужден принять первую попавшуюся работу в Обществе нефтяного газа «Сириус». Он начал там работать техником, занимаясь в свободное время разработкой ламп накаливания. Этой технической проблемой он увлекся в связи с работой над построением летательного аппарата, для освещения которого такой источник света был более пригоден, чем какой‑либо другой.

    После возвращения из Парижа он начинает слушать лекции в Петербургском университете, стараясь ближе ознакомиться с новейшими течениями научной мысли в области учения об электричестве.

    К концу 1872 года А. Н. Лодыгин располагал несколькими экземплярами ламп накаливания, которые можно было публично Демонстрировать. Ему удалось найти прекрасных механиков в лице братьев Дидрихсон, из которых один — Василий Федорович Дидрихсон — собственноручно изготовил все конструкции ламп накаливания, разрабатывавшиеся А. Н. Лодыгиным, внося при этом уже во время изготовления ламп существенные технологические усовершенствования.

    А. Н. Лодыгин в первых своих опытах производил накаливание током железной проволоки, затем большого числа мелких стерженьков из кокса, зажатых в металлических держателях. Опыты с железной проволокой были им оставлены как неудачные, а накаливание угольных стерженьков показало, что таким методом можно не только получить более или менее значительный свет, но и разрешить одновременно другую очень важную техническую проблему, носившую в то время название «дробления света», т. е. включения большого числа источников света в цепь одного генератора электрического тока. Последовательное включение стерженьков было очень простым и удобным. Но накаливание угля на открытом воздухе приводило к быстрому их перегоранию. А. Н. Лодыгин построил в 1872 году лампу накаливания в стеклянном баллоне с угольным стерженьком. Его первые лампы имели по одному угольному стержню в баллоне, причем из баллона воздух не удалялся: кислород выгорал при первом накаливании угля, а дальнейшее накаливание происходило в атмосфере остаточных разреженных газов.

    Уголек имел продолжительность горения приблизительно 30 минут, воздух проникал внутрь колбы и ускорял перегорание угля.

    Лампа этой конструкции была негодной для практического применения. В 1873 году была построена лампа, более усовершенствованная с точки зрения продолжительности службы. Она содержала два угольных стерженька, из которых один горел в течение 30 минут и выжигал кислород, после чего второй стерженек горел в течение 2 часов. Эта лампа демонстрировалась А. Н. Лодыгиным в 1873 и 1874 годах.

    В Технологическом институте и других учреждениях А. Н. Лодыгин прочел много лекций об освещении лампами накаливания. Эти лекции привлекали большое число слушателей. Но историческое значение имела установка электрического освещения лампами накаливания, устроенная А. Н. Лодыгиным осенью 1873 года на Одесской улице в Петербурге. Вот как описывает это устройство инженер Н. В. Попов, лично присутствовавший на этих демонстрациях: «На двух уличных фонарях керосиновые лампы были заменены лампами накаливания, изливавшими яркий белый свет. Масса народа любовалась этим освещением, этим огнем с неба. Многие принесли с собой газеты и сравнивали расстояния, на которых можно было читать при керосиновом освещении и при электрическом. На панели между фонарями лежали провода с резиновой изоляцией, толщиной в палец…»

    Эти опыты стали первым случаем публичного применения лампы накаливания.

    В 1875 году была построена более совершенная конструкция ламп накаливания.

    «К гордости русского народа должен быть на скрижалях истории культуры отмечен тот факт, что инициатива применения электрического освещения как вольтовой дугой, так и калильными лампами принадлежит русским изобретателям Яблочкову и Лодыгину; поэтому малейшие подробности всей эпопеи зарождения электрического освещения должны быть дороги, интересны и отрадны каждому русскому сердцу, и наш долг перед теми, кто положил начало столь распространенному теперь электрическому освещению, показать их работы и выяснить их право на это великое открытие», — так писал «Почтово — телеграфный журнал» в 1900 г. еще при жизни знаменитого изобретателя А. Н. Лодыгина.

    Демонстрирование освещения с помощью ламп Лодыгина в Адмиралтейских доках в 1874 году показало, что морское ведомство может получить большую пользу от применения освещения лампами накаливания во флоте. Среди научных и промышленных кругов интерес к работам А. Н. Лодыгина после этого сильно возрос. Академия наук присудила ему Ломоносовскую премию, подчеркнув этим научную ценность его трудов. Блестящие успехи А. Н. Лодыгина привели к тому, что вокруг него стали группироваться предприниматели, заботившиеся не столько об усовершенствовании лампы, сколько о возможных прибылях. Это и погубило все дело. «Изобретение Лодыгина вызвало большие надежды и восторги в 1872–1873 гг. Компания, составившаяся для эксплуатации этого совершенно невыработанного и неготового способа, вместо энергичных работ по его усовершенствованию, на что надеялся изобретатель, предпочла заняться спекуляциями и торговлей паями в расчете на будущие громадные доходы предприятия. Понятно, что это был самый надежный, совершенный способ погубить дело, — способ, который не замедлил увенчаться полным успехом. В 1874–1875 гг. об освещении Лодыгина не было более разговоров», — писал современник.

    А. Н. Лодыгин, попав в состав такого наспех организованного предприятия, потерял по существу самостоятельность. Это видно хотя бы из того, что все последующие конструктивные варианты лампы накаливания даже не носили имени Лодыгина, а назывались то лампами Козлова, то лампами Конна. Козлов и Конн — владельцы акций так называемого «Товарищества электрического освещения А.Н. Лодыгин и К°», — никогда не занимавшиеся конструкторской работой и, конечно, никаких ламп не построившие. Последняя по времени выпуска конструкция лампы имела 4–5 отдельных стержней, в которой каждый уголь автоматически включался после выгорания предыдущего угля. Эта лампа также носила название «лампы Конна».

    Изобретением А. Н. Лодыгина в 1877 году воспользовался Эдисон, знавший о его опытах и ознакомившийся с образцами его ламп накаливания, привезенными в Америку морским офицером А. М. Хотинским, и начал работать над усовершенствованием ламп накаливания.

    Со стороны официальных учреждений А. Н. Лодыгину также не удалось встретить благожелательного отношения. Подав, например, 14 октября 1872 года заявку в Департамент торговли и мануфактур на «Способ и аппараты дешевого электрического освещения», А. Н. Лодыгин получил патент только 23 июля 1874 года, т. е. его заявка почти два года странствовала по канцеляриям.

    Ликвидация дел «Товарищества» поставила А. Н. Лодыгина в очень тяжелое финансовое положение. Он направляет в Америку патентную заявку на угольную лампу накаливания; уплатить, однако, установленных патентных сборов он не мог и не получил американского патента.

    В середине 1875 года А. Н. Лодыгин начал работать в качестве слесаря — инструментальщика в Петербургском арсенале, в 1876–1878 годах он работал на металлургическом заводе принца Ольденбургского в Петербурге. Здесь ему пришлось столкнуться с совершенно новыми вопросами, относившимися к металлургии; под их влиянием и в результате знакомства с электротехникой, приобретенного за время работ над электрическим освещением, у него появился интерес к вопросам электроплавки, и он начал работать над построением электрической печи. В 1878–1879 годах в Петербурге находился П. Н. Яблочков, и А. Н. Лодыгин начал работать у него в мастерских, организованных для производства электрических свечей. Работая там до 1884 года, он вновь сделал попытку производства ламп накаливания, но она ограничилась лишь небольшими по объему опытными работами.

    В 1884 году А. Н. Лодыгин окончательно решил уехать за границу. Несколько лет он проработал в Париже, а в 1888 г. приехал в Америку. Здесь работал сначала в области ламп накаливания над изысканием лучшего материала, чем уголь, для тела накала. Несомненно выдающимися и основоположными в этом направлении были те его работы, которые связаны с изготовлением тела накала из тугоплавких металлов. В Америке ему были выданы патенты в 1893 и 1894 годах на калильное тело для ламп накаливания из платиновых нитей, покрытых родием, иридием, рутением, осмием, хромом, вольфрамом и молибденом. Эти патенты сыграли заметную роль в развитии работ над построением ламп накаливания с металлической нитью; в 1906 году они были приобретены концерном «Дженерал электрик».

    А. Н. Лодыгину принадлежит та заслуга, что он указал на особо важное значение вольфрама для построения ламп накаливания. Это его мнение не привело немедленно к соответствующим результатам, но 20 лет спустя электроламповая промышленность всего мира полностью перешла на производство вольфрамовых ламп накаливания.

    В 1894 году А. Н. Лодыгин поехал из Америки в Париж, где организовал электроламповый завод и одновременно принимал участие в делах автомобильного завода «Колумбия», но в 1900 году он снова возвращается в Америку, участвует в работах по постройке нью — йоркского метрополитена, работает на крупном аккумуляторном заводе в Буффало и на кабельных заводах.

    Исход Русско — японской войны очень огорчил А. Н. Лодыгина. И хотя в это время его материальное положение в Америке было прочным, как специалист он пользовался большим авторитетом, его творческие силы были в полном расцвете, — он пожелал вернуться в Россию, чтобы на Родине применить свои обширные и разносторонние знания инженера. Он вернулся в Россию в конце 1905 года. Но здесь была послевоенная экономическая депрессия. Методы американской промышленности и новости заокеанской техники в это время никого в России не интересовали. И сам А. Н. Лодыгин оказался лишним. Для А. Н. Лодыгина нашлось лишь место заведующего подстанциями городского трамвая в Петербурге. Эта работа не могла его удовлетворить, и он покинул Россию.

    Последние годы в Америке после возвращения из России А. Н. Лодыгин занимался исключительно конструированием электрических печей. Он построил крупнейшие электропечные установки для плавки металлов, мелинита, руд, для добычи фосфора и кремния. Им были построены печи для закалки и отжига металлов, для нагрева бандажей и других процессов. Большое число усовершенствований и технических нововведений было им запатентовано в Америке и в других странах.

    16 марта 1923 года в возрасте 76 лет А. Н. Лодыгин скончался в США.


    Основные события жизни

    1865 г. — А. Н. Лодыгин по окончании Кадетского корпуса прошел курс обучения в Московском юнкерском училище и был произведен в подпоручики.

    1870 г. — А. Н. Лодыгин разработал конструкцию летательного аппарата тяжелее воздуха.

    1872 г. — А. Н. Лодыгин публично демонстрирует свое новое изобретение — лампу накаливания.

    1874 г. — А. Н. Лодыгин получил патент на свое изобретение.

    1878–1879 гг. — А. Н. Лодыгин начал работать в мастерских П. Н. Яблочкова.

    1888 г. — А. Н. Лодыгин переехал в Америку.

    1894 г. — А. Н. Лодыгин поехал из Америки в Париж, где организовал электроламповый завод.

    1906 г. — Патенты А. Н. Лодыгина приобретены концерном «Дженерал электрик».

    1900 г. — А. Н. Лодыгин снова возвращается в Америку, участвует в работах по постройке нью — йоркского метрополитена.

    (обратно) (обратно)


    Степан Осипович Макаров (1849–1904)

    Об адмирале С. О. Макарове осталась в сердцах потомков славная память. Полный героизма и мудрости, величавой простоты и обаяния встает из прошлого его богатырский облик.

    С. О. Макаров родился 8 января 1849 года в городе Николаеве, в семье морского офицера, вышедшего из нижних чинов.

    Еще в отрочестве почувствовал морской кадет Степан Макаров привязанность к науке, к самостоятельной работе над книгой. Находясь в плавании на крейсере «Богатырь», он научился английскому языку и самостоятельно перевел книгу с английского на русский.

    Недюжинные дарования пятнадцатилетнего кадета были замечены, и по возвращении из плавания ему был официально поручен ответственный перевод с английского языка лоции Охотского моря. Рано проявились и инженерные способности молодого моряка: тотчас после производства в гардемарины, в 1865 году, он стал свидетелем посадки на мель парохода «Америка» и составил тогда обстоятельное техническое описание всех работ по снятию парохода с мели. Прекрасной школой для С. О. Макарова послужили постоянные плавания, предшествовавшие его производству в офицеры: до получения первого офицерского чина — мичмана — он успел проплавать на 11 судах без малого две тысячи дней. Когда с броненосной лодкой «Русалка», на которой плавал молодой офицер, случилась авария, Степан Осипович, изучив причины происшествия, разработал основы новой отрасли морской техники — основы учения о непотопляемости корабля.

    Много лет спустя, в 1903 году, признанный во всем мире авторитет по теории корабля Алексей Николаевич Крылов, читая в Кронштадтском морском собрании лекцию «О непотопляемости судов и ее обеспечении», закончил ее следующими словами: «Все, что я вам здесь изложил, принадлежит не мне, а целиком взято из ряда статей «Морского сборника», охватывающих тридцать лет; эти статьи подписаны так: мичман Степан Макаров, лейтенант Степан Макаров, флигель-адъютант Степан Макаров, контр — адмирал Макаров и, наконец, недавно вышедшая статья имеет подпись вице — адмирал Макаров… Вот кто истинный основатель учения о непотопляемости судов».

    Два девиза пронизывают и объединяют деятельность и жизнь С. О. Макарова:

    «В море — значит дома». Это — девиз человека, для которого нормальная, желанная жизнь начинается только с того момента, когда отданы швартовы и подняты якоря, когда началось биение привычного мерного пульса судовой машины.

    «Помни войну». Это — девиз человека, для которого война — время напряжения всех сил, отдачи всех возможностей служению Родине, а мир — время вооружения Родины для защиты от нападения, тренировки во всех операциях, во всех искусствах и науках, которые служат или могут послужить тай же цели.

    Адмирал С. О. Макаров обобщил многолетние свои исследования о непотопляемости корабля в позднейших статьях, посвященных разбору элементов, от которых зависит боевая сила судов. Подробно и тщательно разработал он способы заделки пробоин, способы подведения пластыря для перекрытия пробоины со шлюпки и с рей корабля. Он первый по — настоящему занялся важнейшим вопросом о водоотливных средствах корабля. На одном из кораблей обыкновенную циркуляционную помпу он приспособил для использования ее в двух случаях: для питания забортной водой холодильника при охлаждении пара (в нормальном случае) и для откачивания воды из трюма (в случае аварии).

    Не будучи по образованию корабельным инженером, С. О. Макаров делает дальновидные указания корабельным инженерам о роли поперечных и продольных непроницаемых переборок в борьбе за непотопляемость. Очень многие предложения С. О. Макарова в той или иной форме осуществляются при постройке современных кораблей.

    Значительно раньше своих собратьев по оружию задумывается он над вопросом превращения мины из средства пассивной обороны в средство активной борьбы с противником. Для этого С. О. Макаров коренным образом меняет тактику минной атаки. Он получает разрешение на полное переоборудование большого черноморского парохода «Великий князь Константин», которым в то время командовал. Скромный пароход, по внешнему виду похожий на пассажирский, под руководством С. О. Макарова и при помощи его учеников превращается в совершенно новый, не виданный до того военный корабль, обладающий достаточной силой. Отныне на его верхнюю палубу могут подниматься большие паровые катера с командой, которые готовы идти в атаку. Сам Степан Осипович, конечно, и не думал, что его детище станет прообразом будущих грозных кораблей — авианосцев.

    Холодно встретили современники новый тип военного корабля, предложенный С. О. Макаровым. Этого отношения не изменила даже война, вспыхнувшая между Россией и Турцией в 1877 году. Турецкий флот безнаказанно обстреливал порты и мирные селения на Кавказском и даже Крымском побережье. С. О. Макаров еще накануне объявления войны составил проект приказа по кораблю о немедленном выходе к турецким берегам для минной атаки броненосцев врага. Но распоряжения начать эту операцию не было, и неизвестно, дождался бы он его, если бы предоставил событиям развертываться самостоятельно. Только благодаря настойчивым, категорическим требованиям Макарову было разрешено выступить.

    Целая героическая эпопея разыгралась на Черном море вокруг парохода и его доблестного экипажа. Одно смелое нападение следовало за другим. Минные катера появлялись то у берегов Кавказа, то на Дунае, то под Таманью, то у турецкого побережья. Мастерски использовал С. О. Макаров все преимущества ночной минной атаки для нанесения удара по противнику. С исключительным мастерством он маневрировал на виду у турецких броненосцев. С. О. Макаров до тонкостей знал все особенности своего корабля, точно знал его максимальный ход. Искусно пользовался он защитой сумерек и туманов. В результате Черное море было очищено от неприятельского флота, который при объявлении войны считал себя его полным хозяином и ежедневно грозил нашему побережью.

    По окончании войны С. О. Макаров с новой энергией принимается за исследовательскую работу. Он изучает течения в проливе Босфор. Знание скоростей, с которыми движутся водные массы в проливе между Черным и Мраморным морями, может пригодиться в любую минуту для того же минного дела. В 1882 году Степан Осипович в качестве командира парохода «Тамань» стоит в проливе под самыми стенами Константинополя и проводит там гидрологические работы при помощи им же придуманных методов. Он обнаруживает в Босфоре два явно выраженных противоположно направленных течения: поверхностные воды следуют из Черного моря в Мраморное, а глубинные — из Мраморного в Черное.

    Как у всякого крупного исследователя природы, эти, казалось бы эпизодические, работы по гидрологии Босфора оставили яркий след в научной жизни С. О. Макарова и послужили толчком к началу целой серии исследований на просторах Атлантического, Индийского и особенно Тихого океанов. В 1885 году он был назначен командиром только что построенного корвета «Витязь». Корвет направлялся в тихоокеанские воды для укрепления русского военного флота. С. О. Макаров, заботясь о полном вооружении корабля, о подборе команды, помнит и о первоклассном его научном снаряжении. Он неутомимо вычерчивал эскизы новых приспособлений, заказывал их в отечественных мастерских и за границей. В результате «Витязь» оснащен всем современным океанографическим оборудованием, причем некоторые аппараты и приборы применялись в море, по почину С. О. Макарова, впервые.

    Путешествие корвета «Витязь» длилось 993 дня, за это время он совершил кругосветное плавание. «Я полагаю, — пишет С. О. Макаров в 1893 году, — что отклоняющее действие вращения земли на все морские потоки играет первенствующую роль». Через двенадцать лет, когда по инициативе Нансена молодой шведский инженер Вальфрид Экман разработает подробную физико — математическую теорию морских течений, эта мысль С. О. Макарова находит всеобщее признание.

    Но С. О. Макаров — родоначальник новых, оригинальных путей в морской науке — не был избалован признанием. Нельзя без боли читать его слова в протоколе прений после его лекций по морской тактике: «Я был очень тронут тем, что высказали в конце настоящей беседы лейтенант Беклемишев и полковник Пароменский, тронут вследствие малой привычки слышать доброе слово…» Лейтенант Беклемишев заявил в своем выступлении, что, следя внимательно за морской литературой, он может утвердительно сказать, что многие высказанные адмиралом идеи начинают, спустя несколько лет, предлагаться и пропагандироваться за границей выдающимися иностранными моряками и возвращаться иногда к нам с присвоенным этим идеям иностранным именем.

    В 1891 году С. О. Макаров назначается главным инспектором морской артиллерии. Вникнув в работу морского артиллерий — ского оружия, он создает совершенно новый тип бронебойного снаряда. Он снабжает снаряд наконечником из мягкой стали, который позволяет пробивать броню и получать взрыв внутри корабля, где последствия взрыва наиболее эффективны.

    Несмотря на тяжелую болезнь, Степан Осипович с увлечением работает над двумя большими исследованиями — «Разбор элементов, составляющих боевую силу судов» и «Рассуждения по морской тактике». Исследования эти легли в основу совершенно новой науки — морской тактики, впоследствии развитой военно — морскими специалистами всего мира.

    С. О. Макаров подходит к кораблю, как к дому моряка и как к плавучей крепости. Он предлагает простые и остроумные средства для повышения непотопляемости и живучести корабля. Термин «живучесть» — способность корабля продолжать бой, невзирая на полученные повреждения, впервые вводится им в обиход.

    Тактика морская отлична от тактики сухопутной. Но, учась тактике морской, необходимо впитать и усвоить весь исторический опыт великих полководцев, и С. О. Макаров учится у Суворова его науке побеждать. Он пропагандирует исторические высказывания Суворова и ценные суждения армейских специалистов — современников: Драгомирова, Скобелева. Громадный опыт командования кораблями и непрерывные учебные операции, которые всегда и всюду проводил на своих кораблях С. О. Макаров, позволяют ему совершенно точно и четко формулировать основные положения о маневрировании во время боя, об использовании минного оружия, артиллерии, тарана, применявшегося в XIX столетии достаточно широко.

    Практическая деятельность С. О. Макарова как командира корабля и флотоводца часто заставляла его размышлять о больших тактических затруднениях, вносимых льдами. Он не раз возвращался к мысли об активных методах борьбы со льдом посредством специального корабля — мощного ледокола.

    «Простой взгляд на карту России показывает, — писал он, — что она своим главным фасадом выходит на Ледовитый океан… Мощный ледокол откроет дверь в этом главном фасаде, он снимет ледяные ставни с окна, которое Петр I прорубил в Европу…»

    Мысль о том, что при помощи ледокола можно прокладывать зимой пути к нашим замерзающим портам для торговых и военных кораблей, казалась С. О. Макарову столь простой, что он полагал достаточным одного ее высказывания, чтобы все к ней тотчас же присоединились. Но современники не присоединились к этой мысли даже тогда, когда первый в мире мощный ледокол «Ермак» был наконец построен в Ньюкасле в 1898 году под непрерывным наблюдением и по непосредственным указаниям С. О. Макарова. Прибытие «Ермака» под командой С. О. Макарова в Кронштадт сквозь льды Финского залива вызвало бурную радость в народе. В газетах появились восторженные статьи и приветственные стихотворения. Но морское ведомство, которое должно было первым приветствовать победу С. О. Макарова, хранило молчание, которое перешло затем в открытое обвинение вице-адмирала в том, что он напрасно построил корабль, «не способный… пробиться к полюсу собственным ходом».

    В Финском заливе «Ермак» спас от гибели броненосец «Генерал — адмирал Апраксин», севший на мель близ острова Гогланд и скованный льдами. Во время спасательных работ на «Ермаке» впервые применялся радиотелеграф, изобретенный А. С. Поповым. Дважды ходил С. О. Макаров на «Ермаке» в большие плавания по Северному Ледовитому океану. Здесь, на ледоколе, так же как и в свое время на «Витязе», все было тщательно приспособлено для большой исследовательской работы. Этот корабль, построенный по указаниям С. О. Макарова, воплотил в себе макаровский стиль и, в частности, ту простоту и целесообразность всех деталей, на которой категорически настаивал Степан Осипович в своих работах. На «Ермаке» на каждом шагу видны новые приспособления, тщательно продуманные и испытанные С. О. Макаровым. Применены тут и цистерны, успокаивающие боковую качку, и вспомогательные паровые машинки, и специальная аппаратура для океанографических работ, например самопишущий термометр, приспособленный для непрерывной регистрации температуры поверхностной морской воды; этот прибор был сконструирован С. О. Макаровым еще на «Витязе» и затем построен по его указаниям известным французским конструктором Ришаром. К привычным исследованиям, которые проводил С. О. Макаров на «Витязе», на «Ермаке», добавились исследования льдов.

    Производя непрерывную кинематографическую съемку перемещений «Ермака», атакующего ледяное препятствие,

    С. О. Макаров получил массу остро необходимой научной информации. Впоследствии кадры этой съемки были подвергнуть тщательным промерам, и на основе этих промеров А. Н. Крылов, по просьбе С. О. Макарова, определил силу, с которой лед сопротивлялся продвижению «Ермака». Оказалось, что горизонтальная сила воздействия льда на ледокол достигала примерно 800 тонн.

    «Ермак» во льдах» — последняя книга С. О. Макарова, которую ему удалось увидеть вышедшей в свет. Тем временем ситуация на наших дальневосточных границах ухудшалась. Неизбежность войны с Японией стала очевидной. Гневно сетует Степан Осипович на полную беспечность, которую проявляет командование Тихоокеанского флота по отношению к кораблям, оставляя их стоять на внешнем рейде. Но он — главный командир Кронштадтского военного порта, и в Морском министерстве лишь пожимают плечами, недоумевая, зачем он вмешивается в дела, выходящие за пределы его обязанностей. «Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку», — так пишет С. О. Макаров управляющему Морским министерством 26 января 1904 года, а в ночь с 26–го на 27 января его предсказания сбываются: миноносцы противника нападают на наши корабли до объявления войны. Геройски гибнут крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец»; несколько кораблей повреждено. Совершенно неожиданно для себя адмирал С. О. Макаров назначается на пост командующего Тихоокеанским флотом. Все силы, вся кипучая энергия, весь опыт моряка и воина отданы новому делу. Через неделю сибирский экспресс уносит его на восток. С дороги одна за другой летят телеграммы, в которых адмирал просит ускорить предложенные им меры для укрепления и оживления Тихоокеанского флота. Он просит спешно прислать на корабли побольше бронебойных снарядов со стальными наконечниками, перевести в его распоряжение испытанных старых товарищей; доставить по железной дороге, в разобранном виде, миноносцы и ускорить выход на восток вспомогательной эскадры контр — адмирала Вирениуса. Просит он также срочно переиздать его книгу «Рассуждения по морской тактике» и немедленно прислать тираж на корабли… Все эти просьбы остаются неудовлетворенными. За тридцать шесть дней пребывания на Тихоокеанском флоте он успевает сделать больше для обеспечения боевой деятельности кораблей, чем сделано было до него. Он лично проверяет подготовку эскадры, сам переходит с корабля на корабль, всюду внося жизнь и волю к победе. Враг знает, что адмирал С. О. Макаров — сильнейший противник, и активизирует свои нападения на наши базы. С большим искусством отбивает адмирал эти нападения и, со своей стороны. громит вражеские корабли перекидным огнем через мыс Ляотешань…

    Русский флот не забудет ночь с 12–го на 13 апреля 1904 года. Не забудет он, как в последний раз вышел в море адмирал С. О. Макаров на броненосце «Петропавловск», как отдавал он последние слова команды, стремясь защитить наши корабли от превосходящих сил противника…

    Взрыв мины под килем «Петропавловска» оборвал жизнь С. О. Макарова.

    Вместе со Степаном Осиповичем погиб на «Петропавловске» его старый друг и художник Верещагин.


    Основные события жизни

    1849 г. — В семье морского офицера родился С. О. Макаров.

    1865 г. — С. О. Макарова производят в гардемарины.

    1882 г. — С. О. Макаров в качестве командира парохода «Тамань» проводит в Босфоре гидрологические работы.

    1885 г. — С. О. Макаров назначен командиром только что построенного корвета «Витязь».

    1891 г. — С. О. Макаров назначается главным инспектором морской артиллерии.

    1898 г. — Под непрерывным наблюдением и по непосредственным указаниям С. О. Макарова строится первый ледокол «Ермак».

    1904 г. — С. О. Макаров назначается на пост командующего Тихоокеанским флотом.

    1904 г. — Взрыв мины под килем броненосца «Петропавловск» оборвал жизнь С. О. Макарова.

    (обратно) (обратно)


    Сергей Иванович Мосин (1849–1902)

    В 1891 году на вооружение русской армии была принята трехлинейная винтовка.

    Этой винтовкой русская армия была вооружена во время Русско — японской войны, с этой винтовкой воевала русская пехота во время Первой мировой войны 1914–1918 годов, эта винтовка использовалась во время Гражданской войны 1918–1920 годов; безотказно служила эта винтовка Советской Армии в Великую Отечественную войну.

    В течение более полувека русская винтовка «трехлинейка» с честью оправдывала свое назначение. За этот долгий период своей службы трехлинейная винтовка подверглась лишь незначительной модернизации, что свидетельствовало о ее высоких качествах, созданных выдающимся конструктором.

    Творцом русской трехлинейной винтовки образца 1891 года был конструктор С. И. Мосин.

    С. И. Мосин родился 5 мая 1849 года в местечке Рамонь Воронежской губернии. Он учился сначала в Воронежском кадетском корпусе, затем в Михайловском артиллерийском училище и после недолгой службы в строевых частях артиллерии поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, где и получил высшее военно — техническое образование. По окончании академии в 1875 году он был назначен начальни — ком инструментальной мастерской Тульского оружейного завода.

    С. И. Мосин — талантливый изобретатель, человек большого ума и широких творческих замыслов — был энтузиастом оружейного дела. Один из известных работников оружейной промышленности И. А. Пастухов в своих воспоминаниях о Мосине писал: «Я поступил в 1889 г. на завод чертежником и сразу же столкнулся с капитаном Мосиным… В то время изобретатель, после целого ряда исканий, остановился на идее магазинной малокалиберной винтовки, применив в своей конструкции последние достижения русских и иностранных оружейников… На первых порах мы встречали со стороны капитана типичное для офицера — начальника сдержанное отношение… Но по мере того, как Мосин с головой уходил в конструкторскую работу и все чаще встречался с непосредственными исполнителями своего изобретения — чертежниками и слесарями, отчуждение постепенно сменилось искренними, теплыми отношениями. Он хорошо понимал значение дружной, согласованной работы и первый подавал нам пример упорства, усидчивости и настойчивости в достижении намеченной цели».

    Заслуги С. И. Мосина в деле создания оружия особенно заметны, если вспомнить, какие задачи стояли перед конструктором — оружейником в то время и какие трудности возникали в работе.

    В войнах второй половины XIX столетия все более и более отчетливо стало вырисовываться значение мощности стрелкового огня. Еще в 40–х годах XIX века появились на вооружении образцы оружия, заряжаемого с казны, что по сравнению с прежним способом заряжания с дула значительно сократило время, необходимое для производства выстрела: резко увеличилась скорострельность ружей. Увеличившаяся скорострельность заставляла бойцов на поле сражений прижиматься к земле, стремиться быть незаметными. Стал меняться и сам пехотный бой. Правильная оценка значения скорострельности привела к изысканию средств дальнейшего ее повышения — совершенствованию патрона (патроны с металлической гильзой) и к конструированию так называемых магазинных винтовок, т. е. винтовок, снабженных приспособлениями, в которых было собрано несколько патронов в целях ускорения перезаряжания оружия.

    Однако стремление укрыться от огня, прижаться к земле вызвало уменьшение размеров целей, с которыми приходилось иметь дело стрелкам. Поэтому потребовалось улучшить меткость боя оружия. К этой цели направлены были дальнейшие работы оружейников. Улучшение меткости в первую очередь было связано с необходимостью увеличения начальной скорости пули, что одновременно увеличивало и дальнобойность. Но увеличение скорости полета пули неизбежно приводило к необходимости увеличения давления пороховых газов в канале ствола оружия, а вместе с тем требовало повышения прочности оружия при выстреле и его утяжеления.

    Возникшая проблема была решена изобретением бездымного пороха. Бездымный порох, по сравнению с прежними дымными, позволял увеличить начальную скорость пули. Бездымный порох облегчал обращение с оружием, его чистку и позволил перейти к уменьшению калибра винтовки, что улучшало ее баллистические качества. Вес патрона уменьшался, а следовательно, увеличивалось количество патронов, носимое одним стрелком, что еще более усиливало мощь огня пехоты.

    Появление первой винтовки с патроном, снаряженным бездымным порохом, уменьшенного калибра (французская винтовка Лебеля 1886 г.), вследствие ее явных преимуществ, заставило армии всех стран спешно разрабатывать и вводить на вооружение подобное же оружие.

    К этому периоду и относится творческая работа С. И. Мосина. Первой задачей, которую он ставил перед собой, было увеличение скорострельности винтовки путем переделки однозарядной винтовки в магазинную. Эту задачу он решил, сконструировав оригинальный магазин, расположенный в прикладе (1882). В 1883 году была создана специальная комиссия для испытания новых образцов многозарядных ружей, деятельное участие в работах которой принял С. И. Мосин как член этой комиссии и как неутомимый изобретатель. Винтовка, предложенная С. И. Мосиным, неоднократно испытывалась комиссией наряду с многочисленными образцами, предлагавшимися иностранными фирмами, и рядом образцов отечественного происхождения (Квашневского, Игнатовича, Вельтищева, Лутковского и других).

    В 1885 году комиссия признала винтовку С. И. Мосина заслуживающей предпочтительного внимания, указав на необходимость доработки некоторых деталей, и дала заказ на изготовление 1000 винтовок системы Мосина Тульскому оружейному заводу для проведения широких испытаний.

    Работы С. И. Мосина привлекли к себе внимание иностранных оружейных фирм. О том интересе, который представляла конструкция магазинной винтовки Мосина, свидетельствует, между прочим, тот факт, что французская фирма «Ricter» в 1895 году пыталась приобрести право эксплуатации изобретенного им устройства магазина, предлагая 600 000 франков изобретателю. С. И. Мосин ответил категорическим отказом.

    В 1886 году во Франции было принято решение о перевооружении армии новой винтовкой системы Лебеля восьмимиллиметрового калибра с применением нового вида патронов с зарядом бездымного пороха.

    С этого времени во всех странах начинаются спешные работы по перевооружению новыми образцами винтовок, обладающими более совершенными баллистическими качествами.

    Винтовка нового типа была принята на вооружение в 1888 году в Германии и Японии, в 1889 году — в Англии, Австро — Венгрии, Швейцарии, Дании и т. д.

    В России вопрос об уменьшении калибра был поставлен еще в 1883 году. В 1885 году была спроектирована полковником Роговцевым первая русская малокалиберная винтовка, но особенно интенсивная работа в этом направлении началась с 1887 года, когда сделались подробно известными несомненные преимущества новой французской винтовки.

    В России Военное министерство долго не могло остановить выбора на определенном образце, хотя и производило многочисленные испытания. Эта медлительность, однако, имела и положительную сторону, так как представилась возможность ознакомиться с новым оружием, введенным за границей, и учесть более полно его достоинства и недостатки. Такую возможность имел и С. И. Мосин, воспользовавшийся этим при разработке своей конструкции. В частности, в России испытывалась еще в 1886–1887 годах винтовка швейцарского конструктора полковника Шмидта. Однако швейцарское правительство, принявшее на вооружение эту винтовку, в 1889 году запретило Шмидту передавать свою работу за границу. Одной из причин медлительности в перевооружении было большое недоверие высших военных кругов по отношению к магазин ной винтовке.

    Военный министр того времени генерал Банковский считал ненужным введение магазинной винтовки, рассуждая, что «Запад нам не указ; мы и с однозарядными сильнее. Солдат мы учим; стреляй редко, да метко». В своих рассуждениях Ванновский исходил из того, что магазинные винтовки того времени давали сравнительно небольшое повышение скорострельности, а усложнение механизма винтовки снижало ее надежность: главное же — он боялся излишнего расхода боеприпасов. Поэтому вплоть до 1890 года Военное министерство требовало работы над однозарядной винтовкой, откладывая переход армии на магазинную винтовку. По этой причине С. И. Мосин до 1890 года работает над однозарядной винтовкой уменьшенного калибра.

    Окончательно образец новой (однозарядной) винтовки был отработан к январю 1890 года.

    Однако перевооружение иностранных армий магазинными винтовками не могло не иметь влияния на перевооружение русской армии, и Военное министерство вынуждено было добиваться окончательного решения вопроса об отработке магазинной винтовки, рассматривая однозарядную винтовку как временный образец.

    В октябре 1889 года был доставлен для испытаний образец винтовки бельгийского оружейника Л. Нагана — калибра 8 мм. Поскольку к этому времени был разработан новый патрон, Л. Нагану было предложено переконструировать свою винтовку под этот патрон, а параллельно с этим было разрешено отработать образцы винтовок капитану С. И. Мосину и капитану Захарову.

    С энтузиазмом вернулся С. И. Мосин к работе над магазинной винтовкой, поглощавшей все его мысли. Он получил освобождение от остальных служебных обязанностей и целиком отдал себя любимому делу. Сроки для работы были даны короткие: с перевооружением нужно было спешить. В распоряжении С. И. Мосина была мастерская с несовершенным, кустарным оборудованием. Несмотря на это, он справился со своей задачей, и уже в феврале 1890 года представил в комиссию образен своей винтовки, почти одновременно с Наганом, переработавшим свой образец.

    Несовершенство технического оборудования мастерской сказалось на качестве изготовленного образца, что привело к обнаружению ряда дефектов при испытаниях. Тем не менее С. И. Мосин продолжает совершенствовать свою винтовку, и на всех испытаниях в 1890 и 1891 годах его винтовка успешно конкурирует с образцами Нагана. На окончательных сравнительных испытаниях винтовки Мосина и винтовки Нагана в марте 1891 г. было выявлено, что обе винтовки приблизительно равноценны по меткости боя и скорострельности, но при стрельбе из винтовки Нагана был получен несколько меньший процент случаев неисправностей механизмов винтовки.

    Поэтому при голосовании в комиссии, испытывавшей винтовки, за принятие винтовки Нагана высказалось 14 человек, а за винтовку Мосина было подано 10 голосов.

    Между тем обнаруженные неисправности в работе винтовки объяснялись не сущностью ее конструкции, а спешкой и низким качеством ее изготовления. Наоборот, внимательный анализ выявлял конструктивные преимущества винтовки Мосина и возможность легкого устранения причин замеченных неисправностей путем не принципиального изменения конструкции, а путем незначительного упрочения второстепенных деталей, не изменявшего конструкции. В конструкции С. И. Мосина особенно следовало отметить технически остроумное решение задачи о подаче патронов из магазина путем введения особой детали механизма — отсечки — отражателя. К удачному решению этого вопроса Нагану удалось прийти только в последних образцах винтовок, тогда как С. И. Мосиным он был решен сразу.

    Поэтому совершенно прав оказался инспектор оружейных и патронных заводов генерал Бестужев — Рюмин, который указывал на большую простоту винтовки С. И. Мосина для освоения ее отечественной промышленностью и обратил внимание на то, что винтовка С. И. Мосина будет обходиться дешевле, чем винтовка Нагана, а армия может быть ею вооружена раньше. Отечественная оружейная промышленность получила заказ на изготовление этих винтовок для русской армии.

    16 апреля 1891 года был утвержден образец винтовки, принятый на вооружение. Образец этот в основе имел винтовку С. И. Мосина, но с изменениями, указанными комиссией. Так как было найдено, что в некоторых деталях устройства винтов — ки были отражены предложения Нагана, а также введены были изменения, высказанные членами комиссии, то было принято решение винтовку не называть именем С. И. Мосина, а дать ей наименование «русской трехлинейной винтовки образца 1891 года».

    Таким образом была нарушена традиция присваивать наименование образцу оружия по имени его конструктора. С. И. Мосин, видимо, чувствовал себя глубоко обиженным таким решением, ибо в своих записках с полным основанием писал, что все главные части и механизмы винтовки разработаны бесспорно им, а эти части определяют и систему в целом. С. И. Мосину было разрешено получить патент на ряд деталей винтовки, однако он отказался (Наган взял патент на те детали, которые были признаны заимствованными из его конструкций, и получил за право их использования от русского правительства 200 000 рублей). За свою работу С. И. Мосин получил чин полковника.

    В 1894 году С. И. Мосин был назначен на должность начальника Сестрорецкого оружейного завода. Под его руководством завод был технически переоборудован и расширен. В 1902 году, когда закончено было перевооружение армии и заводу грозило сокращение программы, С. И. Мосин добился расширения инструментального отдела, и с тех пор завод сделался главным центром, снабжавшим артиллерийское ведомство рабочим и контрольным инструментом.

    8 февраля 1902 года С. И. Мосин, уже в чине генерал — майора, умер, еще будучи в полном расцвете сил и творческих способностей.


    Основные события жизни

    1875 г. — С. И. Мосин по окончании Михайловской артиллерийской академии назначен начальником инструментальной мастерской Тульского оружейного завода.

    1882 г. — С. И. Мосин сконструировал оригинальный магазин, расположенный в прикладе.

    1883 г. — С. И. Мосин вошел в специальную комиссию для испытания новых образцов многозарядных ружей.

    1885 г. — Комиссия признала винтовку С. И. Мосина заслуживающей предпочтительного внимания.

    1890 г. — С. И. Мосин создал образец новой (однозарядной) винтовки.

    1890 г. — С. И. Мосин представил в комиссию образец своей магазинной винтовки.

    1891 г. — Образец винтовки С. И. Мосина утвержден и принят на вооружение.

    1894 г. — С. И. Мосин назначен на должность начальника Сестрорецкого оружейного завода.

    (обратно) (обратно)


    Владимир Григорьевич Шухов (1853–1939)

    Знаменитый инженер В. Г. Шухов работал во многих областях строительной механики, техники паровых котлов и насосов и в обширной области техники нефтяного дела. Но главным делом его жизни было изобретение крекинг — процесса нефти. Это изобретение составило эпоху в деле переработки нефти, так как только оно позволило получить бензин — высокосортное горючее для автомобильных и авиационных моторов.

    В. Г. Шухов родился 26 августа 1853 года в городе Грайвороне Курской губернии и провел свое детство в деревне. Среднее образование он получил в одной из петербургских гимназий, по окончании которой был принят студентом инженерно — механического отделения Московского высшего технического училища. Время учения В. Г. Шухова совпало с моментом преобразования Московского ремесленного училища в высшее учебное заведение, вскоре завоевавшее мировую известность.

    По словам Н. Е. Жуковского, студент В. Г. Шухов обнаружил блестящие дарования, и его успехи в области математики и теоретической механики не уступали его успехам в области техники.

    Теоретическую механику преподавал там Н. Е. Жуковский, тогда начинающий профессор, впоследствии прославивший русскую науку созданием новой дисциплины — аэродинамики. На лекциях Н. Е. Жуковского и Ф. Е. Орлова постигал молодой студент научные основы техники, чтобы вскоре самому подняться на вершину технической науки.

    В 1876 году В. Г. Шухов с отличием окончил училище и был удостоен звания инженера — механика. Он был отправлен за границу для подготовки к профессорскому званию и с целью практического усовершенствования направился в США. Там он провел более года, изучая американскую технику, для чего посетил главные промышленные центры этой страны. Профессорская деятельность была не по натуре В. Г. Шухова. Возвратившись из‑за границы, он, вопреки советам Н. Е. Жуковского, отказывается от ученой карьеры и идет работать инженером. Он поступает начальником чертежного бюро Варшавской железной дороги.

    В 1880 году В. Г. Шухов переехал в Москву и занял должность главного инженера технической строительной конторы А. В. Бари. Тогда это было скромное предприятие, которое под руководством В. Г. Шухова приобрело всероссийскую известность и выполнило много полезных сооружений.

    По состоянию своего здоровья В. Г. Шухов должен был отправиться на юг и поселился в городе Баку, в котором тогда быстро развивалась нефтяная промышленность. Здесь В. Г. Шухов быстро присмотрелся к нефтяному делу, с которым он не был ранее знаком, и приступил к решению ряда важных технических задач, касающихся хранения, транспорта, перегонки и сжигания нефти. В начале 80–х годов XIX века из нефти добывался только керосин, который применялся лишь для освещения. Началось производство нефтяных смазочных масел, к которым потребители относились с недоверием. Потребовался технический гений и недюжинная энергия замечательного русского инженера того времени профессора Н. П. Петрова, чтобы теоретическими и практическими работами обеспечить применение нефтяных смазочных масел на железнодорожном транспорте. В то время бензин был ненужным и Даже вредным продуктом, неизбежным при перегонке нефти, так как еще не было автомобильного транспорта, а об авиации еще только мечтали лучшие умы человечества. Огромное количество мазута, неизбежно получавшегося при переработке нефти, не находило себе применения. Мысль о применении мазута как топлива зародилась одновременно у нас и в США. Однако его не умели сжигать. Не менее трудным был вопрос о хранении нефти на промыслах и о доставке ее оттуда на нефтеперегонные заводы, так как в то время не было промысловых железных дорог, вследствие чего нефть перевозилась гужевым транспортом. Все эти задачи для инженеров того времени были новыми, и для решения их надо было обладать незаурядным техническим талантом. Им‑то и был от природы щедро наделен молодой инженер В. Г. Шухов, начавший делать то, чему его не учили в школе, о чем еще не было написано в книгах, но что было выдвинуто потребностями жизни.

    Решая проблему сжигания нефти и нефтяных осадков в топках, В. Г. Шухов пришел к счастливой мысли превращать нефть в мельчайшую пыль, используя для этого силу стремительно вытекающего из узкого отверстия пара, и в 1880 году построил первую паровую форсунку для сжигания нефти. Форсунка Шухова, обладающая прекрасными качествами, быстро получила широкое распространение в нашей стране. В своей форсунке В. Г. Шухов задолго до изобретения «сопла Лаваля» применил те же механические идеи. Форсунка Шухова была одной из лучших в мире.

    Для транспорта нефти на суше В. Г. Шухов предложил перекачивать ее по трубопроводам, подобно воде, и в 1879 году построил первый у нас нефтепровод с Балаханских нефтяных промыслов на нефтеперегонные заводы в Черном городе (Баку). Он обстоятельно изучил перекачку нефти по построенному им нефтепроводу и на основании своих опытов вывел знаменитую «формулу Шухова» для расчета движения нефти по трубам, которой инженеры всего мира пользуются и сейчас.

    Для транспорта нефтепродуктов по воде В. Г. Шухов первый в России стал строить нефтеналивные суда — шхуны для перевозки по Каспийскому морю и железные клепаные баржи для перевозки по Волге. На судостроительном заводе в Саратове по чертежам В. Г. Шухова начали строить огромные клепаные железные баржи до 150 метров длиной, что было в то время чудом строительной техники. На чествовании В. Г. Шухова

    26 мая 1924 года один из присутствовавших инженеров сказал, что в то время практикам такая постройка казалась делом неисполнимым.

    В. Г. Шухов является первым изобретателем крекинг — процесса, опередившим на 20 лет Америку. Одновременно с изобретением В. Г. Шухова был построен и первый автомобиль с бензиновым мотором, т. е. народился главный потребитель бензина. Но лишь четверть века спустя появились миллионы автомобилей, и бензин сделался основным продуктом нефтяной переработки.

    В. Г. Шухов начал свою техническую деятельность в эпоху господства паровой техники и как выдающийся инженер своего времени уделил ей должное внимание. Среди его работ по пару главное место занимают изобретенные им водотрубные котлы (котлы Шухова).

    Котлы эти, чрезвычайно простой и остроумной конструкции, очень удобные для перевозки вследствие простоты сборки, получили у нас широкое распространение. Четверть века спустя эта система котлов перебралась за океан, где американский изобретатель Бортон построил в 20–х годах XX века около 800 крекинг — аппаратов, которые повторяли идею парового котла Шухова, но не для воды, а для нефти. Так, в США было использовано русское изобретение, получившее новое применение.

    В. Г. Шухов не ограничился работами только в области пара и нефти; нет такой области строительного дела и машиностроения, которой не уделял бы своего внимания В. Г. Шухов и в которую он не внес бы тотчас же усовершенствований или новых изобретений. И все это благодаря его изумительной способности быстро ориентироваться в каждом новом деле, умению отличить главное от второстепенного, а более всего — Следствие научного подхода к решению каждого технического вопроса. В. Г. Шухов никогда не делал ничего наугад, на глазок. Всегда и все было им предусмотрено, все было заранее сосчитано. Если он не находил чего‑либо в книгах, то это не останавливало его. Он быстро набрасывал свою теорию вопроса, выводил собственные формулы и давал всестороннее освещение изучаемой им проблеме.

    Так как инженер должен строить не только прочно, но и дешево, то забота об экономической стороне дела проходит красной нитью через все, созданное В. Г. Шуховым.

    На Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году посетители были поражены изящными и легкими железными конструкциями, построенными по проектам В. Г. Шухова. Здесь были впервые представлены перед публикой так называемые висячие крыши и новый вид сетчатых покрытий. Здесь же впервые появилась гиперболическая железная башня. Удобство и простота сборки и конструкции были поразительны. В городе Херсоне им построен 80–метровый маяк в виде клепаной железной гиперболической башни. Для радиотелеграфной передачи В. Г. Шуховым построена в Москве железная башня 160 метров высотой, составленная из ряда гиперболоидов, насаженных друг на друга. Система гиперболических башен В. Г. Шухова была применена в морском флоте США.

    Трудно перечислить сотни построек, изобретений и усовершенствований В. Г. Шухова. Его неоднократно называли «русским Эдисоном».

    Ведя громадную работу практического инженера и будучи погружен в научные исследования, В. Г. Шухов не имел времени для профессорской деятельности, поэтому неоднократные попытки Московского высшего технического училища привлечь его в состав своих профессоров не увенчались успехом, и об этом надо пожалеть.

    До последних дней своей жизни, несмотря на свои 86 лет, он продолжал вести научно — техническую работу и всегда был в курсе передовой научно — технической мысли. С ним жила его старшая дочь Ксения Владимировна, помогавшая отцу в его работе. По несчастной случайности он пострадал от огня и умер от тяжелых ожогов 2 февраля 1939 года в Москве, где похоронен на Новодевичьем кладбище.

    Каждый, взглянувший на телерадиобашню на Шаболовке в Москве, с благодарностью вспомнит об ее знаменитом строителе — Владимире Григорьевиче Шухове.


    Основные события жизни

    1853 г. — Родился знаменитый инженер В. Г. Шухов.

    1876 г. — В. Г. Шухов с отличием окончил инженерно — механическое отделение Московского высшего технического училища и был удостоен звания инженера — механика.

    1877 г. — В. Г. Шухов отправлен за границу для подготовки к профессорскому званию.

    1879 г. — В. Г. Шухов построил первый в России нефтепровод.

    1880 г. — В. Г. Шухов переехал в Москву и занял должность главного инженера технической строительной конторы А. В. Бари.

    1880 г. — В. Г. Шухов построил первую паровую форсунку для сжигания нефти.

    1892 г. — В. Г. Шухов получает патент на изобретение крекинг — процесса.

    (обратно) (обратно)


    Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935)

    К. Э. Циолковский — выдающийся ученый, изобретатель и инженер, создавший основы расчета реактивного движения и разработавший конструкцию первой космической ракеты для исследования безграничных мировых пространств. Широта и изумительное богатство творческой фантазии соединялись у него со строгим математическим расчетом.

    К. Э. Циолковский родился 17 сентября 1857 года в селе Ижевском Рязанской губернии, в семье лесничего. О своих родителях К. С. Циолковский писал: «Характер моего отца был близок к холерическому. Он всегда был холоден, сдержан. Среди знакомых отец слыл умным человеком и оратором… У него была страсть к изобретательству и строительству. Меня еще не было на свете, когда он придумал и устроил молотилку. Увы, неудачно. Мать была совершенно другого характера — натура сангвиническая, горячка, хохотунья, насмешница и даровитая. В отце преобладал характер, сила воли, а в матери — талантливость».

    В К. Э. Циолковском соединились лучшие человеческие качества родителей. Он унаследовал сильную, непреклонную волю отца и талантливость матери.

    Первые годы детства К. Э. Циолковского были счастливыми. Летом он много бегал, играл, строил с товарищами в лесу шалаши, любил лазать на заборы, крыши и деревья. Часто затекал змея и отправлял ввысь по нитке коробочку с тараканом. Зимой с восторгом катался на санках. Девяти лет, в начале зимы, К. Э. Циолковский заболел скарлатиной. Болезнь была тяжелой, и вследствие осложнений на уши мальчик почти совершенно потерял слух. Глухота не позволила продолжать обучение в школе. «Глухота делает мою биографию малоинтересной, — писал позднее К. Э. Циолковский, — ибо лишает меня общения с людьми, наблюдения и заимствования. Моя биография бедна лицами и столкновениями».

    Лет с четырнадцати он начинает самостоятельно систематически заниматься, пользуясь небольшой библиотекой своего отца, в которой были книги по естественным и математическим наукам. Тогда же в нем пробуждается страсть к изобретательству. Юноша строит воздушные шары из тонкой папиросной бумаги, делает маленький токарный станок и конструирует коляску, которая должна была двигаться при помощи ветра. Модель коляски прекрасно удалась и хорошо ходила при ветре.

    Отец К. Э. Циолковского весьма сочувственно относился к изобретательству и техническим затеям сына. К. Э. Циолковскому было всего 16 лет, когда отец решил отправить его в Москву для самообразования и совершенствования. Он считал, что наблюдения над технической и промышленной жизнью большого города дадут более рациональное направление его изобретательским стремлениям.

    Но что мог сделать глухой юноша, совсем не знавший жизни, в Москве? Из дома К. Э. Циолковский получал 10–15 рублей в месяц. Питался одним черным хлебом, не имел даже картошки и чаю. Зато покупал книги, реторты, ртуть, серную кислоту и прочее для различных опытов и самодельных аппаратов. "Я помню отлично, — писал он в своей биографии, — что, кроме воды и черного хлеба, у меня тогда ничего не было. Каждые три дня я ходил в булочную и покупал там на 9 копеек хлеба. Таким образом, я проживал в месяц 90 копеек».

    Кроме производства физических и химических опытов, К. Э. Циолковский много читал, тщательно прорабатывал курсы начальной и высшей математики, аналитической геометрии, высшей алгебры. Часто, разбирая какую‑нибудь теорему, он старался сам найти доказательство. Это ему очень нравилось, хотя и не всегда удавалось.

    «Одновременно меня страшно занимали разные вопросы, и я старался сейчас же их решать с помощью приобретенных знаний… Особенно мучил меня такой вопрос — нельзя ли применить центробежную силу, для того чтобы подняться за атмосферу, в небесные пространства?» Был момент, когда К. Э. Циолковскому показалось, что он нашел решение этой задачи. «Я был так взволнован, — писал он, — даже потрясен, что не спал целую ночь, бродил по Москве и все думал о великих следствиях моего открытия. Но уже к утру я убедился в ложности моего изобретения. Разочарование было так сильно, как и очарование. Эта ночь оставила след на всю мою жизнь: через 30 лет я еще вижу иногда во сне, что поднимаюсь к звездам на моей машине, и чувствую такой же восторг, как и в ту запамятную ночь».

    Осенью 1879 года К. Э. Циолковский сдал экстерном экзамен на звание учителя народного училища, а месяца через четыре был назначен на должность учителя арифметики и геометрии в Боровское уездное училище Калужской губернии. На своей квартире в Боровске К. Э. Циолковский устроил маленькую лабораторию. У него в доме сверкали электрические молнии, гремели громы, звонили колокольчики, загорались огни, вертелись колеса и блистали иллюминации. «Я предлагал, — писал об этих годах К. Э. Циолковский, — желающим попробовать ложку невидимого варенья. Соблазнившиеся угощением получали электрический удар. Посетители любовались и дивились на электрического осьминога, который хватал всякого своими лапами за нос или за пальцы, и тогда у попавшего к нему волосы становились дыбом и выскакивали искры из любой части тела».

    В 1881 году 24–летний К. Э. Циолковский самостоятельно разработал теорию газов. Эту работу он послал в Петербургское физико — химическое общество. Работа получила одобрение видных членов общества, в том числе и гениального химика Д. И. Менделеева. Однако ее содержание не представляло новости для науки: аналогичные открытия были сделаны несколько раньше за границей. За вторую работу, названную «Механика животного организма», К. Э. Циолковского единогласно избрали членом Физико — химического общества.

    С 1885 года К. Э. Циолковский начал усердно заниматься вопросами воздухоплавания. Он поставил своей задачей создать металлический управляемый дирижабль (аэростат). К. Э. Циолковский обратил внимание на весьма существенные недостатки дирижаблей с баллонами из прорезиненной материи: такие оболочки быстро изнашивались, были огнеопасны, обладали весьма незначительной прочностью, и наполняющий их газ быстро терялся вследствие их проницаемости. Результатом работы К. Э. Циолковского было объемистое сочинение «Теория и опыт аэростата». В этом сочинении дано теоретическое обоснование конструкции дирижабля с металлической оболочкой (железной или медной); для пояснения сути дела в приложениях разработаны многочисленные схемы и чертежи.

    Эта работа над совершенно новой задачей, без литературы, без общения с учеными, требовала невероятного напряжения и сверхчеловеческой энергии. «Работал я два года почти непрерывно, — писал К. Э. Циолковский, — я был всегда страстным учителем и приходил из училища сильно утомленным, так как большую часть сил оставлял там. Только к вечеру я мог приняться за свои вычисления и опыты. Как же быть? Времени было мало, да и сил также, и я придумал вставать чуть свет и, уже поработавши над своим сочинением, отправляться в училище. После этого двухлетнего напряжения сил у меня целый год чувствовалась тяжесть в голове».

    В 1892 году К. Э. Циолковский значительно дополнил и развил свою теорию цельнометаллического дирижабля. Результаты научных изысканий по этому вопросу К. Э. Циолковский издал на свои собственные скудные средства.

    Наиболее важные научные достижения К. Э. Циолковского относятся к теории движения ракет и реактивных приборов. Долгое время он, как и его современники, не придавал большого значения ракетам, считая их делом забавы и развлечений. Но в конце XIX столетия К. Э. Циолковский начал теоретическую разработку этого вопроса. В 1903 году в журнале «Научное обозрение» появилась его статья «Исследование мировых пространств реактивными приборами». В ней была дана теория полета ракеты и обоснована возможность применения реактивных аппаратов для межпланетных сообщений.

    Важными и оригинальными открытиями К. Э. Циолковского в теории реактивного движения являются исследование движения ракеты в космическом пространстве, определение коэффициента полезного действия ракеты (или, как называет К. Э. Циолковский, утилизация ракеты), исследование полета ракеты под влиянием тяжести в вертикальном и наклонном направлениях. К. Э. Циолковскому принадлежит подробное изучение условий взлета с различных планет, рассмотрение задач о возвращении ракеты с какой‑либо планеты или астероида на Землю. Он исследовал влияние силы сопротивления воздуха на движение ракеты и дал подробные расчеты необходимого запаса горючего для того, чтобы ракета пробила слой земной атмосферы. Наконец, К. Э. Циолковский выдвинул идею составных ракет или ракетных поездов для исследования космических пространств.

    Результаты трудов К. Э. Циолковского в теории ракет стали сейчас классическими. В первую очередь нужно отметить закон К. Э. Циолковского, касающийся движения ракеты в безвоздушном пространстве под действием только реактивной силы, и его гипотезу о постоянстве относительной скорости истечения продуктов горения из сопла ракеты.

    Из закона К. Э. Циолковского следует, что скорость ракеты возрастает неограниченно с увеличением количества взрывчатых веществ, причем величина скорости не зависит от быстроты или неравномерности сжигания, если только относительная скорость выбрасываемых из ракеты частиц остается постоянной. Когда запас взрывчатого вещества равен весу оболочки ракеты с людьми и приборами, тогда (при относительной скорости выбрасываемых частиц 5700 метров в секунду), скорость ракеты в конце горения будет почти в два раза больше той, которая нужна, чтобы удалиться навсегда из поля тяготения Луны- Если запас горючего в шесть раз больше веса ракеты, то в конце горения она приобретает скорость, достаточную для удаления от Земли и превращения ракеты в новую самостоятельную планету — спутник Солнца.

    Работы К. Э. Циолковского по реактивному движению не ограничиваются теоретическими расчетами; в них даны и практические указания инженеру — конструктору по конструированию и изготовлению отдельных деталей, выбору топлива, очертанию сопла; разбирается вопрос о создании устойчивости полета в безвоздушном пространстве.

    Ракета К. Э. Циолковского представляет собой металлическую продолговатую камеру, похожую по форме на дирижабль или аэростат воздушного заграждения. В головной, передней, ее части находится помещение для пассажиров, снабженное приборами управления, светом, поглотителями углекислоты и запасами кислорода. Основная часть ракеты заполнена горючими веществами, которые при своем смешении образуют взрывчатую массу. Взрывчатая масса зажигается в определенном месте, вблизи центра ракеты, а продукты горения, горячие газы, вырываются по расширяющейся трубе с огромной скоростью.

    Получив исходные расчетные формулы для определения движения ракет, К. Э. Циолковский намечает обширную программу последовательных усовершенствований реактивных аппаратов вообще. Вот основные моменты этой грандиозной программы:

    1. Опыты на месте (имеются в виду реактивные лаборатории, где производятся опыты с неподвижно закрепленными ракетами).

    2. Движение реактивного прибора на плоскости (аэродроме).

    3. Взлеты на небольшую высоту и спуск планированием.

    4. Проникновение в очень разреженные слои атмосферы, т. е. в стратосферу.

    5. Полет за пределы атмосферы и спуск планированием.

    6. Основание подвижных станций вне атмосферы (вроде маленьких и близких к Земле лун).

    7. Использование энергии Солнца для дыхания, питания и некоторых других житейских целей.

    8. Использование солнечной энергии для передвижения по всей планетной системе и для индустрии.

    9. Посещение самых малых тел Солнечной системы (астероидов или планетоидов), расположенных ближе и дальше, чем Наша планета, от Солнца.

    10. Распространение человеческого рода по всей нашей Солнечной системе.

    Исследования К. Э. Циолковского по теории реактивного движения написаны с широким размахом и необычайным взлетом фантазии. «Избави меня Боже претендовать на полное решение вопроса, — говорил он. — Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчёт, и уже в конце концов исполнение венчает мысль».

    Мечтая о межпланетных путешествиях, К. Э. Циолковский писал: «Сначала можно летать на ракете вокруг Земли, затем можно описать тот или иной путь относительно Солнца, достигнуть желаемой планеты, приблизиться или удалиться от Солнца, упасть на него или уйти совсем, сделавшись кометой, блуждающей многие тысячи лет во мраке, среди звезд, до приближения к одной из них, которая сделается для путешественников или их потомков новым Солнцем.

    Человечество образует ряд межпланетных баз вокруг Солнца, использовав в качестве материала для них блуждающие в пространстве астероиды (маленькие луны).

    Реактивные приборы завоюют людям беспредельные пространства и дадут солнечную энергию в два миллиарда раз большую, чем та, которую человечество имеет на Земле. Кроме того, возможно достижение и других солнц, до которых реактивные поезда дойдут в течение нескольких десятков тысяч лет.

    Лучшая часть человечества, по всей вероятности, никогда не погибнет, но будет переселяться от солнца к солнцу, по мере их погасания… Нет конца жизни, конца разуму и совершенствованию человечества. Прогресс его вечен. А если это так, то невозможно сомневаться и в достижении бессмертия».

    Сочинение К. Э. Циолковского о составной пассажирской ракете 2017 года читается как увлекательнейший роман. Описания жизни людей в среде без тяжести поразительны по остроумию и проницательности. Так и хочется погулять по садам и оранжереям, которые летят в безвоздушном пространстве быстрее современного артиллерийского снаряда!

    Известный ученый и исследователь реактивного движения в космическом пространстве профессор Герман Оберт писал в 1929 году К. Э. Циолковскому: «Многоуважаемый коллега! Большое спасибо за присланный мне письменный материал. Я, разумеется, самый последний, кто стал бы оспаривать Ваше первенство и Ваши услуги по делу ракет, и я только сожалею, что я не раньше 1925 года услышал о Вас. Я был бы, наверное, в моих собственных работах сегодня гораздо дальше и обошелся бы без тех многих напрасных трудов, зная Ваши превосходные работы».

    В другом письме тот же Оберт говорит: «Вы зажгли огонь, и мы не дадим ему погаснуть, но приложим все усилия, чтобы исполнилась величайшая мечта человечества».

    Научные интересы К. Э. Циолковского вовсе не ограничивались вопросами реактивного движения, но к созданию теории полета ракеты он последовательно возвращался всю свою творческую жизнь. После работы «Исследование мировых пространств реактивными приборами», опубликованной в 1903 году, К. Э. Циолковский печатает в журнале «Воздухоплаватель» в 1910 году статью «Реактивный прибор как средство полета в пустоте и в атмосфере». В 1911–1914 годах появились три работы К. Э. Циолковского о космических полетах. После революции он переиздает с дополнениями свои основные работы по ракетам. В 1927 году он печатает работу о космической ракете (опытная подготовка), затем работу «Ракетные космические поезда», где дается подробное исследование движения составных ракет. Несколько статей он посвящает теории реактивного аэроплана.

    «Основной мотив моей жизни, — говорил К. Э. Циолковский, — не прожить даром жизнь, продвинуть человечество хоть немного вперед. Вот почему я интересовался тем, что не давало мне ни хлеба, ни силы, но я надеюсь, что мои работы — может быть, скоро, а может быть, и в отдаленном будущем — дадут обществу горы хлеба и бездну могущества». Эта настойчивость исканий — стремление создавать новое, забота о счастье и процессе всего человечества — определяла все содержание жизни этого замечательного человека. Долгое время имя К. Э. Циолковского оставалось малоизвестным даже в России. Его считали чудаком — фантазером, мечтателем — идеалистом.

    19 сентября 1935 года К. Э. Циолковский скончался.

    Жизнь К. Э. Циолковского — настоящий подвиг. В труднейших условиях он проводил свои теоретические и экспериментальные изыскания. Жизнь вдохновенного калужского самоучки — образец творческого дерзания, целеустремленности, умения преодолевать препятствия, настойчивого стремления двигать вперед науку и технику своего времени.


    Основные события жизни

    1866 г. — Девятилетний К. Э. Циолковский заболел скарлатиной и вследствие осложнений на уши почти потерял слух.

    1873 г. — Отец отправил К. Э. Циолковского в Москву для самообразования и совершенствования.

    1879 г. — К. Э. Циолковский сдал экстерном экзамен на звание учителя народного училища и назначен на должность учителя арифметики и геометрии в Боровское уездное училище Калужской губернии.

    1881 г. — К. Э. Циолковский самостоятельно разработал теорию газов.

    1885 г. — К. Э. Циолковский начал усердно заниматься вопросами воздухоплавания.

    1892 г. — К. Э. Циолковский значительно дополнил и развил свою теорию цельнометаллического дирижабля.

    1903 г. — В журнале «Научное обозрение» появилась статья К. Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами».

    1910 г. — Опубликована статья «Реактивный прибор как средство полета в пустоте и в атмосфере».

    1911–1914 гг. — Появились три работы К. Э. Циолковского о космических полетах.

    1927 г. — К. Э. Циолковский печатает работу о космической ракете (опытная подготовка), затем работу «Ракетные космические поезда».

    (обратно) (обратно) (обратно)


    ФИЗИКО — МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ


    Николай Иванович Лобачевский (1793–1856)

    В студенческие годы Н. И. Лобачевский отличался не только горячим увлечением наукой и упорными научными занятиями, но и многочисленными шалостями и проказами, к которым подталкивал юношу его необыкновенно живой и непоседливый характер. Университетское начальство отмечало и более серьезные проступки студента Лобачевского: «вольнодумство и мечтательное о себе самомнение, упорство» и даже «возмутительные поступки… оказывая которые в значительной степени явил признаки безбожия».

    За все это Н. И. Лобачевский едва не поплатился исключением из университета, и только усиленные ходатайства казанских профессоров — математиков дали ему возможность окончить его. Дальнейшая его карьера развивается стремительно: в 21 год Н. И. Лобачевский — адъюнкт, а в 23 года — профессор — Так началась его научная деятельность, многогранная, полная непреклонной энергии и страстного увлечения. Много сил отдал Н. И. Лобачевский организации и строительству Казанского университета, которым он руководил впоследствии в течение 20 лет. Одно лишь перечисление различных университетских должностей, занимаемых Н. И. Лобачевским, дает представление о размахе его университетской работы. В конце 1819 года его избирают деканом. Одновременно на него ложатся обязанности по приведению в порядок университетской библиотеки, находившейся в невероятно хаотическом состоянии. 0з‑за отъезда профессора Симонова в кругосветное путешествие Н. И. Лобачевскому целых два учебных года приходится читать физику, метеорологию и астрономию. Между прочим, Н. И. Лобачевский и в дальнейшем никогда не терял интереса к физике и не отказывался не только от преподавания ее в университете, но и от чтения популярных лекций по физике, сопровождавшихся тщательно и интересно подготовленными опытами. При нем были построены новые университетские здания. Увлекшись строительным делом, Н. И. Лобачевский тщательно изучает архитектуру как с инженерно — технической, так и с художественной стороны. Многие наиболее удачные в архитектурном отношении здания Казанского университета — анатомический театр, библиотека, обсерватория — являются осуществлением строительных замыслов Н. И. Лобачевского.

    В 1827 году Н. И. Лобачевский становится ректором университета и занимает этот пост 19 лет. Вскоре на долю молодого ректора выпали нелегкие испытания. В 1830 году в Поволжье свирепствовала холерная эпидемия, унесшая многие тысячи жизней. Когда холера достигла Казани, Н. И. Лобачевский сразу же принял в отношении университета героические меры — университет был фактически изолирован от всего остального города и превращен в крепость. Было организовано проживание и питание студентов на самой университетской территории — все это при самом деятельном участии ректора. Успех был блестящий — эпидемия прошла мимо университета. Энергичная самоотверженная работа Н. И. Лобачевского по борьбе с холерой произвела на все тогдашнее общество столь большое впечатление, что даже официальные инстанции сочли нужным ее отметить. Н. И. Лобачевскому было выражено «высочайшее благоволение» за усердие по предохранению университета и других учебных заведений от холеры.

    Другим бедствием, разразившимся над Казанью, был страшный по своим опустошительным последствиям пожар в 1842 году. Во время этого ужасного пожара, уничтожившего огромную часть города, Н. И. Лобачевский вновь проявил чудеса энергии и распорядительности при спасении от огня университетского имущества. В частности, ему удалось сохранить библиотеку и астрономические инструменты.

    Н. И. Лобачевский, вероятно, самый крупный по своим свершениям человек в двухсотлетней истории русских университетов. Если бы он не написал ни одной строчки самостоятельных научных исследований, мы тем не менее должны были бы с благодарностью вспомнить о нем как о замечательнейшем нашем университетском деятеле, как о человеке — подвижнике. Но Н. И. Лобачевский, кроме того, был еще и гениальным ученым.

    Основная научная заслуга Н. И. Лобачевского заключается в создании так называемой «аксиомы параллельных». Все знания геометрической науки того времени покоились на выводах Евклида. Евклид считал, что на плоскости к данной прямой можно через данную, не лежащую на этой прямой, точку провести только одну параллельную прямую.

    Н. И. Лобачевский вывел стройную и безупречную систему, обладающую тем же логическим совершенством, что и обычная евклидова геометрия. Им была создана неевклидова геометрия, или геометрия Лобачевского.

    Н. И. Лобачевский был первым, кто взглянул на математику как на опытную науку, а не как на абстрактную логическую схему. Он был первым, кто ставил опыты для измерения суммы углов треугольника; первым, кто сумел отказаться от тысячелетнего предрассудка незыблемости геометрических истин.

    Лобачевский любил часто повторять: «Оставьте трудиться напрасно, стараясь извлечь из одного разума всю мудрость, спрашивайте природу, она хранит все тайны и на вопросы Ваши будет Вам отвечать непременно и удовлетворительно».

    Значение самого факта создания неевклидовой геометрии для всей современной математики и естествознания колоссально, и английский математик Клиффорд, назвавший Н. И. Лобачевского «Коперником геометрии», ничуть не преувеличивал. Н. И. Лобачевский разрушил догму «неподвижной, единственно истинной евклидовой геометрии» так же, как Коперник разрушил догму о неподвижной, составляющей незыблемый центр Вселенной — Земле.

    Если 20–е и 30–е годы XIX века были периодом высшего расцвета творческой деятельности Н. И. Лобачевского, то с середины 40–х годов, и притом совершенно внезапно для Н. И. Лобачевского, наступает период бездействия и старческого догорания. Основным событием, принесшим с собою этот трагический перелом в жизни Н. И. Лобачевского, было увольнение его 14 ав1уста 1846 года с должности ректора. Это увольнение произошло без желания Н. И. Лобачевского и вопреки ходатайству совета университета. Почти одновременно произошло и увольнение его с должности профессора математики, так что с весны 1847 года Н. И. Лобачевский оказался отстраненным фактически от всех своих обязанностей по университету.

    Вполне понятно, что Н. И. Лобачевский, для которого работа в университете была большой и незаменимой частью его жизни, воспринял свою отставку как тяжелый, непоправимый удар. Особенно тяжел был этот удар, конечно, потому, что он Разразился в ту пору жизни Н. И. Лобачевского, когда его творческая научная работа была в основном уже завершена и, следовательно, университетская деятельность становилась основным содержанием его жизни. Личные горести дополнили чашу: умер любимый сын Н. И. Лобачевского, взрослый юноша, по свидетельству современников очень похожий на отца и внешностью, и характером. С этим ударом Н. И. Лобачевский никогда уже не смог справиться. Началась старость — преждевременная, но тем более гнетущая, с усиливавшимися признаками парадоксально раннего одряхления. Он стал терять зрение и к концу своей жизни совершенно ослеп. Последнее произведете — «Пангеометрия» — было им уже продиктовано. Н. И. Лобачевский умер 24 февраля 1856 года.

    Н. И. Лобачевского можно с полным правом назвать революционером в науке. Впервые пробив брешь в представлении о евклидовой геометрии как единственно мыслимой системе геометрического познания, Н. И. Лобачевский не нашел не только признания, но даже простого понимания своих идей. Потребовалось полвека для того, чтобы эти идеи вошли в математическую науку, сделались неотъемлемой ее составной частью и явились тем поворотным пунктом, который определил в значительной мере весь стиль математического мышления последующей эпохи и с которого, собственно, начинается русская математика.

    Поэтому при своей жизни Н. И. Лобачевский попал в тяжелое положение «непризнанного ученого». Впрочем, не следует винить современников Лобачевского: его идеи далеко опередили его время. Из иностранных математиков лишь знаменитый немец Гаусс понял эти идеи. По представлению Гаусса Лобачевский был избран в 1842 году членом — корреспондентом Геттингенского королевского общества наук.

    Если право на бессмертие в истории науки Н. И. Лобачевский, несомненно, завоевал своими геометрическими работами, то не следует все же забывать, что и в других областях математики он опубликовал ряд блестящих работ по математическому анализу, алгебре и теории вероятностей, а также по механике, физике и астрономии.


    Основные события жизни

    1816 г. — Н. И. Лобачевский в возрасте 23 лет становится профессором.

    1816–1817 гг. — Н. И. Лобачевский впервые подошел к вопросу об аксиоме параллельных.

    1819 г. — Н. И. Лобачевского избирают деканом Казанского университета.

    1822 г. — Н. И. Лобачевский становится членом строительного комитета по приведению в порядок старых и постройке новых университетских зданий.

    1827 г. — Н. И. Лобачевский становится ректором университета.

    1842 г. — Н. И. Лобачевский избран членом — корреспондентом Геттингенского королевского общества наук.

    1846 г. — Н. И. Лобачевского увольняют с должности ректора Казанского университета.

    1847 г. — Н. И. Лобачевский отстранен от всех своих обязанностей по университету.

    1856 г. — Великий русский математик Н. И. Лобачевский скончался.

    (обратно) (обратно)


    Пафнутий Львович Чебышев (1821–1894)

    Многочисленные научные труды почти во всех областях математики и прикладной механики прославили П. Л. Чебышева как одного из величайших представителей математической мысли. Его идеи, несмотря на то что более ста лет прошло со дня смерти их творца, не потеряли своей свежести, и их дальнейшее развитие продолжается в настоящее время во всем мире.

    Жизнь П. Л. Чебышева небогата внешними событиями. Родился он 26 мая 1821 года в сельце Окатове Боровского уезда Калужской губернии. Первоначальное образование и воспитание получил дома. Грамоте его обучала мать Аграфена Ивановна, а арифметике и французскому языку — двоюродная сестра Сухарева, девушка весьма образованная и, по — видимому, сыгравшая значительную роль в воспитании будущего математика. R 1832 году семейство Чебышевых переехало в Москву для подготовки Пафнутия Львовича и его старшего брата к поступлению в университет.

    Шестнадцатилетним юношей он стал студентом Московского университета и уже через год за математическое сочинение на тему, предложенную факультетом, был награжден серебряной медалью. С 1840 года материальное положение семьи Чебышевых пошатнулось, и Пафнутий Львович был вынужден Жить на собственный заработок.

    Двадцатилетним юношей П. Л. Чебышев окончил университет, а через два года опубликовал свою первую научную работу, за которой вскоре последовал ряд других, все более и более значительных и быстро привлекших к себе внимание научного мира.

    Двадцати пяти лет П. Л. Чебышев защитил в Московском университете диссертацию на степень магистра, посвященную теории вероятностей, а еще через год был приглашен на кафедру Петербургского университета и переселился в Петербург. Здесь началась его профессорская деятельность, которой П. Л. Чебышев отдал много сил и которая продолжалась до достижения им преклонного возраста, когда он оставил лекции и отдался целиком научной работе, продолжавшейся буквально до последнего мгновения его жизни. В двадцать восемь лет он получил в Петербургском университете степень доктора, причем диссертацией служила его книга «Теория сравнений», которой затем в течение более полстолетия студенты пользовались как одним из самых глубоких и серьезных руководств по теории чисел. Академия наук избрала тридцатидвухлетнего П. Л. Чебышева адъюнктом по кафедре прикладной математики; через шесть лет он уже стал академиком. Год спустя он был избран членом — корреспондентом Парижской академии наук.

    8 декабря 1894 года утром Пафнутий Львович Чебышев умер, сидя за письменным столом.

    П. Л. Чебышев умел разбудить научный энтузиазм в своих учениках. Раз в неделю у П. Л. Чебышева был приемный день, когда двери его квартиры были открыты для каждого, кто хотел посоветоваться по поводу своих исследований. Редко кто уходил, не обогатившись новыми мыслями и новыми планами. Современники и ученики П. Л. Чебышева говорят о том, что он охотно делился своими замечательными идеями не только в беседах с избранными, но и на своих лекциях для широкой публики. С этой целью он иногда прерывал ход изложения и пускался в побочные рассуждения. Таким отступлениям он сам придавал большое значение. Они бывали довольно длительными. Приступая к такой беседе, П. Л. Чебышев оставлял мел и доску и усаживался в особое кресло, стоявшее перед первым рядом слушателей.

    На фоне этой размеренной, благополучной жизни, в тиши спокойного кабинета ученого совершались великие научные открытия, которым суждено было не только изменить всю систему русской математики, но и оказать огромное влияние на научное творчество многих выдающихся ученых и научных школ за рубежом.

    П. Л. Чебышев не был ученым, всю жизнь разрабатывающим одну научную идею. Он принадлежал к числу тех «кочующих математиков, которых знает наука среди своих величайших творцов и которые видят свое призвание в том, чтобы, переходя от одной научной области к другой, в каждой из них оставить ряд блестящих основных идей или методов, разработку следствий или деталей которых они охотно предоставляют своим современникам и грядущим поколениям».

    Его идеи подхватывались и разрабатывались учениками, а затем становились достоянием и более широких научных кругов, в том числе и зарубежных, и везде с успехом находили себе последователей и продолжателей. Были среди этих идей и такие, которые раскрывались во всей полноте лишь в исследованиях последующих поколений ученых.

    «Об одном механизме», «О зубчатых колесах», «О центробежном уравнителе», «О построении географических карт», «О кройке платьев» — в таких практических работах П. Л. Чебышевым была сделана большая часть его лучших математических открытий.

    Значительную долю своих усилий он потратил на конструирование шарнирных механизмов. Его целью было усовершенствовать механизм Уатта, служащий для превращения кругового Движения в прямолинейное. Дело заключалось в том, что этот основной для паровых двигателей и других машин механизм был весьма несовершенен и давал вместо прямолинейного движения криволинейное. Это нежелательное явление вызывало вредные сопротивления, портившие и изнашивавшие машину. Семьдесят пять лет прошло со времени открытия Уатта; сам Уатт, его со — временники и последующие поколения инженеров пробовали бороться с этим дефектом, но, идя ощупью, путем проб, результатов добиться не могли. П. Л. Чебышев взглянул на дело с новой точки зрения и поставил вопрос так: создать механизмы, в которых криволинейное движение возможно меньше отклонялось бы от прямолинейного, и определить при этом наилучшие размеры частей машины. С помощью специально созданного аппарата он решил эту задачу. На основе разработанного им метода он сделал такие конструкции, которые до сих пор находят себе практическое применение в современных приборах.

    Но интересы П. Л. Чебышева этим не ограничивались. Он занимался другими задачами, являющимися актуальными и для современного машиностроения. Создал знаменитую переступающую машину (стопоходящую машину), имитирующую своим движением движение животного; он построил так называемый гребной механизм, который имитирует движение весел лодки, самокатное кресло, оригинальную модель сортировальной машины и много других механизмов. До сих пор мы поражаемся богатой технической интуиции П. Л. Чебышева.

    В истории развития науки о машинах нельзя указать ни одного ученого, творчеству которого принадлежало бы столь значительное количество оригинальных механизмов.

    Но П. Л. Чебышев решал не только задачи механики. Он на много лет раньше других ученых выводит знаменитую структурную формулу плоских механизмов, которая только по недоразумению носит название формулы Грюблера — немецкого ученого, открывшего ее на 14 лет позднее П. Л. Чебышева.

    Для истории математики особенно важно то, что конструирование механизмов и разработка их теории послужили П. Л. Чебышеву исходной точкой для создания нового раздела математики.

    Мы остановимся на краткой характеристике достижений П. Л. Чебышева еще только в двух областях — теории чисел и теории вероятностей.

    Трудно указать другое понятие, столь же тесно связанное с возникновением и развитием человеческой культуры, как понятие числа. Отнимите у человечества это понятие и посмотрите, насколько обеднеет от этого наша духовная жизнь и практическая деятельность: мы потеряем возможность производить расчеты, измерять время, сравнивать расстояния и т. д. Недаром древние греки приписывали легендарному Прометею, среди прочих его бессмертных деяний, изобретение числа. В тайны числа пытались проникнуть многие математики и философы. Особенное значение уже в Древней Греции получило исследование простых чисел, т. е. чисел, делящихся без остатка лишь на себя и на единицу. Все остальные числа являются, следовательно, произведениями простых чисел, и, значит, простые числа являются теми элементами, из которых образовано каждое целое число. Однако результаты в этой области получались с величайшим трудом. Древнегреческой математике, пожалуй, был известен только один общий результат о простых числах, известный теперь под названием теоремы Евклида. Согласно этой теореме, в ряду целых чисел имеется бесконечное множество простых. На вопросы же о том, как расположены эти числа, сколь правильно и как часто, греческая наука не имела ответа. Около двух тысяч лет, прошедших со времени Евклида, не принесли решения проблемы, хотя ими занимались Многие математики и среди них такие корифеи математической мысли, как Эйлер и Гаусс.

    Занявшись теорией чисел, П. Л. Чебышев совершенно элементарными методами установил ошибку в гипотезе и исправил ее. Это был величайший триумф математической мысли.

    Созданный П. Л. Чебышевым знаменитый элементарный метод позволил ему доказать с изумительной легкостью закон больших чисел в столь широких предположениях, каких не могли осилить даже несравненно более сложные методы его предшественников. Пожалуй, еще более важное значение, чем фактические результаты П. Л. Чебышева, для теории вероятностей имеет то обстоятельство, что он возбудил интерес к ней своих учеников и создал школу своих последователей.

    Другой раздел математической науки, в котором идеи и достижения П. Л. Чебышева получили решающее значение, называется теорией вероятностей. К теории вероятностей тянутся нити буквально от всех областей знания. Эта наука занимается изучением случайных явлений, которые нельзя предсказать заранее. Два основных закона этой науки — закон больших чисел и центральная предельная теорема — те два закона, вокруг которых до самого последнего времени группировались почти все исследования современных ученых. Оба эти закона в их современной трактовке берут свое начало от работ П. Л. Чебышева.


    Основные события жизни

    1821 г. — Родился П. Л. Чебышев.

    1837 г. — П. Л. Чебышев стал студентом Московского университета.

    1846 г. — П. Л. Чебышев защитил в Московском университете диссертацию на степень магистра, посвященную теории вероятностей.

    1847 г. — П. Л. Чебышев приглашен на кафедру Петербургского университета и переселился в Петербург.

    1849 г. — П. Л. Чебышев получил в Петербургском университете степень доктора.

    1859 г. — П. Л. Чебышев стал академиком.

    1860 г. — П. Л. Чебышев избран членом — корреспондентом Парижской академии наук.

    1894 г. — П. Л. Чебышев скончался.

    (обратно) (обратно)


    Федор Александрович Бредихин (1831–1904)

    Ф. А. Бредихин широко известен во всем мире как один из крупнейших астрономов XIX века. Однако почетное место, занимаемое Ф. А. Бредихиным в истории русской науки, связано не только с его научной деятельностью, но и с той выдающейся ролью, которую он сыграл в преобразовании Пулковской обсерватории.

    Федор Александрович Бредихин родился 8 декабря 1831 года в городе Николаеве. Его отец, Александр Федорович, был моряком Черноморской флотилии и участвовал в турецкой кампании 1827–1829 годов. За год до рождения сына он вышел в отставку в чине капитан — лейтенанта. Мать Федора Александровича Антонина Ивановна была сестрой адмирала Рогуля — второго коменданта Севастополя во время его героической обороны в Крымскую войну.

    Детство Ф. А. Бредихина прошло в имении родителей в Херсонской губернии. Здесь его воспитателем был 3. С. Соколовский, отставной директор Херсонской гимназии, математик, прекрасный педагог, внушивший своему ученику уважение и любовь к науке. В 1845 году четырнадцатилетний Ф. А. Бредихин поступает в пансион при Ришельевском лицее в Одессе, а с 1849 года он стал студентом лицея. В 1851 году он перешел в Московский университет на физико — математический факультет, который окончил в 1855 году. В университете вначале он интересовался преимущественно физикой и намеревался в дальнейшем поступить во флот или в артиллерию. Но на последнем курсе он принял участие в работах астрономической обсерватории, и тогда определилось его призвание.

    Через два года после окончания университета Ф. А. Бредихин, не прерывая работы в обсерватории, сдал магистерские экзамены и был назначен исполняющим обязанности адъюнкта по кафедре астрономии. Первая его научная работа, напечатанная в 1861 году, носила название «Несколько слов о кометных хвостах». С темой этой была связана вся его дальнейшая научная деятельность.

    В 1862 году Ф. А. Бредихин защитил магистерскую диссертацию «О хвостах комет» и вскоре стал исполнять обязанности профессора. Через три года он получил степень доктора и стал ординарным профессором.

    В течение 60–х и 70–х годов преподавание астрономии в Московском университете вел в основном Ф. А. Бредихин. Ом обладал исключительно ярким лекторским талантом, который проявлялся как в его университетских лекциях, привлекавших многочисленную аудиторию из студентов разных факультетов, так и в популярных чтениях, пользовавшихся шумным успехом.

    «Помню, лекция Бредихина произвела на меня очень сильное впечатление. Этот небольшого роста человек, крайне подвижный и нервный, с острым, насквозь пронизывающим взглядом зеленовато — серых глаз, как‑то сразу наэлектризовывал слушателя, приковывал к себе все внимание. Чарующий лекторский талант так и бил у него ключом, то рассыпаясь блестками сверкающего остроумия, то захватывая нежной лирикой, то увлекая красотой поэтических метафор и сравнений, то поражая мощной логикой и бездонной глубиной научной эрудиции», — так писал о лекциях Ф. А. Бредихина один из его слушателей.

    Публичные лекции в аудитории Политехнического музея, речи на годичных актах университета, популярные статьи, печатавшиеся в разных журналах, сделали Ф. А. Бредихина широко известным еще до того, как он прославился своими научными исследованиями.

    В 1867 году Ф. А. Бредихин получил командировку за границу и уехал на год в Италию. Там он познакомился с новой тогда областью применения спектроскопии к изучению небесных тел кроме того, с увлечением, как он все делал, стал заниматься изучением итальянской литературы, даже переводя стихи некоторых авторов.

    Летом 1869 года Ф. А. Бредихин был назначен профессором астрономии в Киевский университет. Но уже через два месяца он обратился с просьбой о переводе его обратно в Москву. Просьба была удовлетворена. Он снова принимает активное участие в жизни университета. В течение трех лет (1873–1876) он был деканом физико — математического факультета.

    В 1873 году скончался директор Московской обсерватории Б. Я. Швейцер, и на его место был назначен Ф. А. Бредихин. Под руководством Ф. А. Бредихина в Московской обсерватории начинаются регулярные наблюдения Солнца, а затем и его фотографирование; изучаются кометы и туманности, измеряются звездные скопления, зарисовываются поверхности Марса и Юпитера, наблюдаются солнечные и лунные затмения.

    Многие из этих наблюдений проводит сам лично энергичный новый директор.

    Знаменитый русский астроном А. А. Белопольский в речи посвященной памяти Ф. А. Бредихина, на заседании Академии наук (1904) следующими словами характеризовал эту сторону деятельности Ф. А. Бредихина: «В бытность его директором Московской университетской астрономической обсерватории он ревностно занимался наблюдениями. Наблюдений им произведено очень много при помощи всевозможных инструментов. Особенно ценными в то время и замечательными следует считать наблюдения протуберанцев на Солнце при помощи спектроскопа. В то время лишь весьма редкие ученые занимались этим, и Федор Александрович провел свои наблюдения с замечательной настойчивостью в течение целого одиннадцатилетнего периода пятнообразовательной деятельности на Солнце. Там же, в Москве, он делает труднейшие по тому времени спектроскопические наблюдения, и его измерения спектральных линий комет и газообразных туманностей по точности превосходили все тогда известные измерения».

    Вступив на пост директора, Ф. А. Бредихин сразу же приступил к изданию «Анналов Московской обсерватории» и за 17 лет выпустил 12 томов, почти по 40 печатных листов каждый. «Анналы» составлялись при участии лишь двух, трех ассистентов и на две трети были заполнены собственными исследованиями Ф. А Бредихина.

    Наряду с разносторонними астрофизическими наблюдениями, управлением деятельностью обсерватории и университетскими лекциями, Ф. А. Бредихин продолжал свои исследования комет. Ф. А. Бредихин предположил, что хвосты комет разных типов отличаются друг от друга по химическому составу. В одних содержится самый легкий элемент — водород, хвосты другого типа состоят из углеводородов, металлоидов и легких металлов, а хвосты третьего типа — из тяжелых металлов. В ту пору эти предположения были чрезвычайно смелыми.

    Несмотря на некоторые неточности, деление кометных хвостов на три типа, данное Ф. А. Бредихиным, прошло испытание временем, и, дополненное и уточненное, оно и теперь остается основой классификации комет. Новые формулы, введенные Ф. А. Бредихиным для изучения движения частиц, выбрасываемых из ядра кометы, позволили объяснить сложные и непонятные явления, наблюдавшиеся в некоторых кометах.

    Исследования Ф. А. Бредихина создали механическую теорию кометных форм, сохранившую и поныне все свое значение, постепенно обогащающуюся физическим содержанием по мере роста наших знаний о природе явлений, происходящих в кометах.

    «Он прямо очаровывал учеников своей личностью, своим остроумием, веселой и живой беседой, тонкою наблюдательностью и необыкновенною простотою обращения: в беседе с ним забывалось его высокое научное и общественное положение. Я до сих пор вспоминаю о времени моего пребывания в обсерватории в Москве в его обществе, в его семье как о времени, самом отрадном в моей жизни. Там впервые после университета я понял, что значит труд, одухотворенный идеей, труд упорный, систематический. Там я впервые узнал, что такое научный интерес. Федор Александрович заражал своей научной деятельностью, своим примером, и это была истинная школа, истинный университет для начинающего» (из речи А. А. Белопольского).

    В 1889 году Ф. А. Бредихин обосновал свою знаменитую теорию происхождения падающих звезд (метеоров), которая со — вершила переворот в научных представлениях. Итальянский астроном Скиапарелли, за двадцать лет до этого установивший, на основании наблюдений, тесное родство комет и метеорных потоков, объяснял образование метеорного потока постепенным распадом периодической кометы. Ф. А. Бредихин показал, что и кометы могут образовывать метеорные потоки. Если орбиты роя частиц пересекают орбиту Земли, то каждый год, когда Земля будет проходить через точку встречи, в ее атмосферу будут врезаться с громадными скоростями частицы роя, давая мгновенную вспышку «падающих звезд» — метеоров.

    Теория образования периодических комет и теория происхождения метеоров завершают московский период деятельности Ф. А. Бредихина. Работы этого периода, печатавшиеся как в «Анналах Московской обсерватории», так и в других русских и иностранных научных изданиях, принесли Ф. А. Бредихину мировую славу и признание.

    В 1877 году он был избран членом — корреспондентом Академии наук. За этим последовало избрание его почетным членом почти всех русских научных обществ, имевших отношение к астрономии или математике. Он был особенно тесно связан с Московским обществом испытателей природы, в котором состоял членом с 1862 года, а с 1886 по 1890 год — его президентом. После переезда в Петербург в 1890 году он стал первым президентом организованного тогда Русского астрономического общества.

    В 1883 году Бредихин был избран членом Леопольдино — Каролинской академии в Германии; в 1884 году — почетным членом Королевского астрономического общества в Лондоне и Ливерпульского астрономического общества; в 1889 году — членом — корреспондентом Итальянского общества спектроскопистов, а также Математического и Естественно — научного общества в Шербурге. В 1892 году Падуанский университет присудил Ф. А. Бредихину почетную докторскую степень, а в 1894 году он был избран членом — корреспондентом «Бюро долгот» в Париже.

    В 1890 году Ф. А. Бредихин был избран членом нашей Академии наук и назначен директором Пулковской обсерватории. Перебравшись в Пулково, он сразу выступил как энергичный преобразователь.

    В 1892 году Ф. А. Бредихин отправился за границу и посетил обсерватории в Берлине, Потсдаме, Париже, Медоне и Гринвиче. Эту поездку он предпринял после посещения русских обсерваторий в Москве, Харькове, Николаеве, Одессе, Киеве и Варшаве.

    Такие контакты способствовали обмену опытом между астрономами мира. Многие из ученых посетили и Пулково.

    С. К. Костинский, ученик и многолетний сотрудник Ф. А. Бредихина, писал в 1904 году: «Имея широкий научный взгляд, он ясно сознавал, что все наши теории, основанные на наблюдениях, должны беспрерывно проверяться подобными же наблюдениями, что, занимаясь теоретическими выкладками по астрономии, мы должны безустанно направлять свой взор к небу (и в переносном, и в прямом смысле!) и что только гармоничное сочетание практики с теорией способно вести нас по правильному пути эволюции нашей науки, как это ясно показывает вся ее история. Федор Александрович часто говорил, что «нельзя сводить всю астрономию к одним вычислениям или к переворачиванию старых формул на новый лад» и что «тот не астроном, кто не умеет сам наблюдать!», потому что такой человек не мог бы даже отнестись критически к тому материалу, который кладется им в основание своих вычислений и теоретических соображений. А где нет строгой и беспристрастной критики, нет и науки!»

    «Как истинно русский человек, он с замечательною для своего времени энергией отстаивал научное национальное самосознание; он его всячески старался внушить своим ближайшим ученикам; на сколько он был скромен и требовал разумной научной скромности от своих учеников, на столько же он был врагом несправедливого унижения перед западом русских людей» (из речи А. А. Белопольского).

    Уверенный в том, что его идеи и реформы уже прочно утвердились в Пулковской обсерватории, Ф. А. Бредихин в начале 1895 года оставил пост ее директора и переехал в Петербург.

    Фотографические наблюдения комет, начавшиеся в конце XIX века, доставили ему новый материал, подтверждавший его теорию кометных форм. Он продолжает исследования метеоров. Из‑под его пера выходят одна за другой научные статьи, которые печатаются преимущественно в изданиях Академии наук — учреждения, в котором он был одним из наиболее деятельных членов (общее число научных статей, напечатанных Ф. А. Бредихиным, превышает 150).

    Любовь к общению с людьми не угасает в сердце престарелого ученого, и за его столом по — прежнему ведутся длительные научные беседы и разгораются оживленные споры. Ученики и сотрудники обращаются к нему за советом по научным и личным делам и всегда встречают приветливый отклик и содействие.

    В первых числах мая 1904 года Ф. А. Бредихин простудился и скончался от паралича сердца. Ему было 73 года. За день до смерти он продолжал интересоваться движением появившейся тогда телескопической кометы.

    16 мая члены Академии наук и пулковские астрономы с почетом проводили прах Ф. А. Бредихина до Московского вокзала, а 20 мая он был погребен в фамильном склепе в имении Погост близ Кинешмы.

    Как сказал в надгробной речи профессор В. К. Цераский, его преемник на посту директора Московской обсерватории, «каждый раз, когда из бездонной глубины звездного свода спустится к нам небесная странница, огромный круг людей будет повторять имя Бредихина».


    Основные события жизни

    1845 г. — Четырнадцатилетний Ф. А. Бредихин поступает в пансион при Ришельевском лицее в Одессе.

    1849 г. — Ф. А. Бредихин стал студентом лицея.

    1851 г. — Ф. А. Бредихин перешел в Московский университет на физико — математический факультет.

    1862 г. — Ф. А. Бредихин защитил магистерскую диссертацию «О хвостах комет».

    1865 г. — Ф. А. Бредихин получил степень доктора и стал ординарным профессором.

    u867 г. — Ф. А. Бредихин получил командировку за границу и уехал 4 Италию.

    ^бЭ г. — Ф. А. Бредихин назначен профессором астрономии в Киевский университет.

    1873 г. — Ф. А. Бредихин назначен директором Московской обсерватории.

    1877 г. — Ф. А. Бредихин избран членом — корреспондентом Академии наук.

    1883 г. — Ф. А. Бредихин избран членом Леопольдино — Каролинской академии в Германии.

    1884 г. — Ф. А. Бредихин избран почетным членом Королевского астрономического общества в Лондоне и Ливерпульского астрономического общества.

    1889 г. — Ф. А. Бредихин избран членом — корреспондентом Итальянского общества спектроскопистов, а также Математического и Естественно — научного общества в Шербурге.

    1890 г. — Ф. А. Бредихин стал первым президентом Русского астрономического общества.

    1890 г. — Ф. А. Бредихин был избран членом нашей Академии наук и назначен директором Пулковской обсерватории.

    1892 г. — Падуанский университет присудил Ф. А. Бредихину почетную докторскую степень.

    1894 г. — Ф. А. Бредихин избран членом — корреспондентом «Бюро долгот» в Париже.

    (обратно) (обратно)


    Александр Григорьевич Столетов (1839–1896)

    А. Г. Столетов внес огромный вклад в развитие русской физики. Ему принадлежат капитальные исследования в области магнетизма и фотоэлектрических явлений, он создал методику исследования магнитных свойств материалов и электрического разряда в газах. Его исследования магнитных свойств железа легли в основу методов расчета электрических машин. Благодаря этому А. Г. Столетов является также и одним из основателей современной электротехники.

    Александр Григорьевич Столетов родился во Владимире на Клязьме 10 августа 1839 года в небогатой семье. Он был одним из шести детей, общительным, жизнерадостным ребенком, но со слабым здоровьем. В воспитании детей исключительную роль играла его мать, очень умная женщина. Большая одаренность и любовь к умственным занятиям обнаружились в нем очень рано. Без посторонней помощи он сам научился читать и писать; пятилетним ребенком он свободно читал; в девятилетием возрасте стал вести дневник, писал стихи. Склонность к самостоятельной литературной работе получила дальнейшее развитие в период его обучения в средней школе — во Владимирской гимназии, в которую А. Г. Столетов поступил в десять лет. Вместе с двумя товарищами он участвовал в составлении рукописного журнала «Сборник», где помещал свои стихи, не — воды и рассказы под названием «Мои воспоминания». Он почти наизусть выучил многие произведения великих русских мастеров слова.

    В школьные годы А. Г. Столетов интересовался многими предметами и окончил гимназию с золотой медалью.

    В том же году А. Г. Столетов поступил в Московский университет на математическое отделение физико — математического факультета. Здесь, в студенческие годы, у него развилась настоящая любовь к физике, хотя условия университетского преподавания этому способствовали весьма мало. Физической лаборатории тогда не существовало, а курс теоретической, или математической, физики, как она в те времена называлась, не читался вовсе.

    Способности А. Г. Столетова и его интерес к физике были замечены профессором физики Н. А. Любимовым, который в I860 году, по окончании А. Г. Столетовым курса, оставил его при университете для подготовки к профессорскому званию.

    В 1862 году А. Г. Столетов получил заграничную командировку и уехал в Гейдельберг, его привлекли имена знаменитых ученых — Кирхгофа, Гельмгольца и Бунзена. Во время заграничной командировки, длившейся три с половиной года, А. Г. Столетов работал в Геттингене, Гейдельберге у физика Кирхгофа и в Берлине. Он побывал в Париже, где ознакомился с постановкой преподавания в Сорбонне (Парижском университете).

    Вернувшись в Москву, А. Г. Столетов сразу принялся за преподавательскую работу. Он ввел два новых курса — математической физики и физической географии, отсутствие которых в учебных планах считал недопустимым.

    После защиты диссертации в 1869 году он получил звание Доцента по кафедре физики и приступил к чтению лекций по теоретической физике, стал хлопотать об организации физической лаборатории и вести подготовительную работу по подбору задач для физического практикума.

    Физической лаборатории по — прежнему не было, и тогда А. Г. Столетов организовал физический кружок у себя на квартире. В кружке читались рефераты, велись оживленные споры, обсуждались исследовательские работы. А. Г. Столетов объединил вокруг себя молодых физиков; первыми его учениками были знаменитые впоследствии русские ученые Н. А. Умов, Н. Е. Жуковский и многие другие. Его кружок посещал и знаменитый астроном Ф. А. Бредихин.

    Деятельность А. Г. Столетова развернулась еще шире после защиты им в 1872 году докторской диссертации. Экспериментальную часть диссертации он выполнил во время шестимесячной командировки в 1871 году в Гейдельберг в лабораторию Кирхгофа, который высоко ценил дарования А. Г. Столетова и охотно предоставил ему место в своей лаборатории. В 1873 году А. Г. Столетов был утвержден ординарным профессором.

    Настойчивые хлопоты А. Г. Столетова наконец увенчались успехом: в Московском университете наконец появилась физическая лаборатория, где не только выполнялись учебные работы студентов, но и велась экспериментальная научно — исследовательская работа. В ней работали и студенты, и профессор с его помощниками, и молодые ученые. В этой лаборатории А. Г. Столетов осуществил свои замечательные исследования, прославившие его имя.

    Он работал по электростатике, магнетизму, электромагнетизму, по критическому состоянию тел, по фотоэлектрическим явлениям.

    В последние годы жизни А. Г. Столетова в созданной им лаборатории работал впоследствии прославленный физик П. Н. Лебедев.

    Огромную ценность представляли не только добытые А. Г. Столетовым фактические результаты, но и открытые им закономерности и методы экспериментального исследования.

    Давно уже было известно, что если поместить железо в соседстве с магнитом или проводником, по которому течет электрический ток, т. е. поместить железо в магнитное поле, то железо намагнитится. Величину, показывающую, как изменяется намагниченность с изменением магнитного поля. А. Г. Столетов назвал функцией намагничения (теперь она называется магнитной восприимчивостью). Чем больше магнитная восприимчивость, тем, при данной величине магнитного поля, будет больше намагничение.

    В своем замечательном «Исследовании функции намагничения мягкого железа» А. Г. Столетов поставил себе целью установить зависимость магнитной восприимчивости от величины намагничивающего поля. Он показал, что магнитная восприимчивость непостоянна. С возрастанием магнитного поля она сначала растет медленно, а потом все быстрее и быстрее. Достигнув наибольшей величины, магнитная восприимчивость, несмотря на увеличение намагничивающего поля, начинает убывать. Наличие максимума магнитной восприимчивости, впервые установленного А. Г. Столетовым, оказалось основным свойством сильно магнитных материалов (ферромагнетиков). При исследовании функции намагничения А. Г. Столетов применил особый, разработанный им метод. Испытуемому образцу железа он придал форму кольца. Чтобы намагнитить железо, по катушке, намотанной на это кольцо, пропускали ток. Величина намагниченности железа определялась по силе индукционного тока.

    А. Г. Столетов прекрасно понимал практическое значение этой своей работы. Он писал: «Знание свойств железа относительно временного намагничения также необходимо здесь, как необходимо знакомство со свойствами пара для теории паровых машин».

    Самой же выдающейся работой А. Г. Столетова стало его исследование влияния света на электрические разряды в газах. А. Г. Столетов построил первый фотоэлемент, который назвал воздушным элементом, он установил важный закон разряда в газах, получивший название закона Столетова.

    Опыт, произведенный А. Г. Столетовым, был очень прост. А. Г. Столетов поставил друг перед другом тщательно очищенную цинковую пластинку и металлическую сетку. Пластинку он соединил с отрицательным полюсом электрической батареи, а сетку — с положительным, включив в цепь прибор для измерения электрического тока — чувствительный гальванометр. Все это представляло собой разомкнутую электрическую цепь, через которую ток не мог идти: между пластинкой и сеткой был непроводящий воздушный промежуток. Однако, когда через сетку на цинковую пластинку направлялся свет мощного источника (вольтова дуга), гальванометр показывал наличие тока.

    Это явление было названо А. Г. Столетовым актиноэлектрическим. Теперь его называют фотоэлектрическим.

    В этом исследовании А. Г. Столетов впервые применил гальванометр для изучения прохождения тока через газ (воздух). Ныне этот прием широко используется во всех исследованиях прохождения электричества через газы.

    А. Г. Столетов впервые установил следующий чрезвычайно важный факт. Если при одном и том же освещении пластинки постепенно увеличивать напряжение, вызывающее ток, то электрический ток сначала будет быстро возрастать, затем его величина будет изменяться все медленнее и медленнее, пока не достигнет максимального значения, которое называют током насыщения. Причина этого явления теперь стала совершенно ясной: свет, падающий на металлическую пластинку, вырывает из нее электроны. При одной и той же силе света число вырываемых электронов будет одним и тем же. При увеличении напряжения электроны все быстрее отгоняются к сетке, и ток становится больше. Но если напряжение стало таким, что в каждую секунду к сетке будет отлетать столько электронов, сколько их вылетает из пластинки, то дальнейшее увеличение напряжения силу тока не увеличит, такой ток называется током насыщения. Таким образом, по величине тока насыщения можно судить о том, сколько электронов ежесекундно вырывается из пластинки. Тем самым будет получена возможность исследовать внутренний механизм электрического разряда в газах.

    Продолжая свои исследования, А. Г. Столетов пластинку и сетку поместил в стеклянный сосуд, из которого можно было выкачивать воздух. Так был создан первый в мире фотоэлемент. А. Г. Столетов произвел измерения при различных давлениях газа в сосуде, различных расстояниях между сеткой и пластинкой и при различных напряжениях. Закономерности, открытые А. Г. Столетовым, легли в основу современных теорий электрического разряда в газах.

    А. Г. Столетов был выдающимся лектором. Лекции А. Г. Столетова отличались обилием материала, строгой системой, ясностью и необыкновенной увлекательностью изложения. Их охотно посещали студенты других курсов и даже других факультетов. Так было с лекциями о фонографе с демонстрацией это — го прибора (1890), о цветной фотографии — на лекции демонстрировались усовершенствованные цветные фотографии.

    Много внимания уделял А. Г. Столетов студентам.

    Тем, кто выделялся своими способностями и любовью к научным занятиям, ученый оказывал большую научную помощь, заботился об их командировках за границу.

    Несмотря на большую научную, педагогическую и организационную работу, которую вел А. Г. Столетов в университете, он все же находил время и силы для большой научно — обществен- ной работы вне стен университета. Он читал научно — популярные лекции для широкого круга. Физик А. П. Соколов так описывает успех лекций А. Г. Столетова: «Публика всякий раз стекалась в изобилии на такие публичные чтения А. Г. Столетова и приходила в восторг от его изящных и увлекательных лекций, обставленных всегда интересными опытами, которые выполнялись с безукоризненной отчетливостью».

    По инициативе А. Г. Столетова и с его участием состоялось чествование двухсотлетия памяти Ньютона и ряд лекций по электротехнике, которая, вследствие ее быстрого развития в те годы, пробудила к себе общий интерес, чему отчасти способствовало повсеместное применение свечи Яблочкова.

    Будучи директором отдела прикладной физики при Политехническом музее, А. Г. Столетов развивал работу и в этом учреждении. Эту деятельность А. Г. Столетова Общество любителей естествознания высоко ценило: в 1884 году оно присудило ему золотую медаль и в 1886 году избрало его своим почетным членом. Признание заслуг А. Г. Столетова выразилось в учреждении ежегодной премии, выдаваемой начинающим ученым за лучшие работы по физике и химии.

    Свои публичные выступления А. Г. Столетов часто посвящал новейшим достижениям науки. На одном из общих собраний VIII съезда естествоиспытателей и врачей в 1889 году по предложению распорядительного комитета съезда он произнес речь на тему, связанную с блестящими работами Герца «О тождестве волн света и электричества». Выступление А. Г. Столетова имело огромный успех. А. П. Соколов о нем писал: «С тех пор слава А. Г. Столетова как блестящего оратора и образцового популяризатора непоколебимо утвердилась во всей интеллигентной России».

    С 1892 года А. Г. Столетову пришлось перенести много неприятностей. Они тяжело отразились на его здоровье, настроении и на всей его последующей деятельности. К этому времени относятся печальные события, связанные с избранием А. Г. Столетова в Академию наук: назначенные в 1893 году выборы А. Г. Столетова были отложены на неопределенный срок после чего его кандидатура была снята совсем. В том же 1893 году окончился срок тридцатилетней службы А. Г. Столетова в университете, о чем он получил официальное извещение.

    Привыкший к постоянному труду и широкому размаху своей деятельности, А. Г. Столетов почувствовал себя больным. Целые дни проводил он дома, работая над своим учебником «Введение в акустику и оптику». Посещал он только физическую лабораторию, где подолгу засиживался, беседуя о всевозможных научных новостях, которыми так богаты были те годы.

    Этот самый тяжелый период жизни А. Т. Столетова несколько скрашен его публичными выступлениями. В 1894 году он прочитал публичную лекцию о цветной фотографии в пользу комитета грамотности; в том же году он произнес речь в Обществе любителей естествознания по поводу смерти Гельмгольца; в 1895 году — речь о Леонардо да Винчи как естествоиспытателе.

    Последней большой работой А. Г. Столетова была его работа в качестве заведующего секцией физики IX съезда естествоиспытателей и врачей в 1894 году в Москве. Общее признание больших заслуг А. Г. Столетова было выражено грандиозной овацией всех присутствующих на съезде.

    В последние два года жизни А. Г. Столетов много раз собирался покинуть Московский университет, которому он отдал всю свою жизнь. А. Г. Столетов хотел переехать в Киев, где он надеялся найти большее сочувствие среди окружающих; он предполагал там продолжать работу над своим курсом опытной физики. Однако предположения его не сбылись: здоровье быстро ухудшалось. 19 мая 1896 года Александр Григорьевич Столетов заболел воспалением легких и в ночь с 26 на 27 мая 1896 года скончался.

    В последние дни, во время болезни, А. Г. Столетов завещал свою большую библиотеку физической лаборатории университета. Эта библиотека ныне находится в составе библиотеки физического факультета Московского университета, носящей имя Столетова.

    П. Н. Лебедев в своей речи, посвященной памяти ученого, на заседании Общества любителей естествознания вспоминает о последней своей встрече с А. Г. Столетовым: «…он заставил меня рассказать о моих занятиях за последний день и навел разговор на свою любимую тему о газовых разрядах… Прощаясь со мной, он слабо пожал мне руку и чуть слышно добавил: «Советую заняться этими вопросами, они очень интересны и очень важны». Это были последние слова, которые я от него слышал. Через день Александр Григорьевич тихо скончался».

    Александр Григорьевич Столетов прошел большой и славный жизненный путь. Он посвятил его созданию и развитию отечественной физики. Россия будет чтить Александра Григорьевича Столетова как одного из основоположников русской физики, как создателя первой русской физической научно — исследовательской лаборатории, из которой вышла первая плеяда русских физиков.


    Основные события жизни

    1849 г. — А. Г. Столетов поступил во Владимирскую гимназию.

    1856 г. — А. Г. Столетов — студент 1–го курса Московского университета физико — математического факультета.

    1860 г. — По окончании курса А. Г. Столетов остался при университете для подготовки к профессорскому званию.

    1862 г. — А. Г. Столетов уехал в заграничную командировку в Гейдельберг.

    1865 г. — А. Г. Столетов вернулся в Москву и принял активное участие в улучшении постановки преподавания физики в университете.

    1869 г. — После защиты диссертации А. Г. Столетов получил звание доцента по кафедре физики и приступил к чтению лекций по теоретической физике.

    1872 г. — А. Г. Столетов защитил докторскую диссертацию.

    1873 г. — А. Г. Столетов утвержден ординарным профессором.

    1884 г. — Общество любителей естествознания присудило А. Г. Столетову золотую медаль.

    1881 и 1889 гг. — А. Г. Столетов принимал участие в трудах международных конгрессов электриков в Париже, где был избран вице- президентом конгресса.

    1893 г. — Окончился срок тридцатилетней службы А. Г. Столетова в университете.

    1894 г. — А. Г. Столетов работает заведующим секцией физики IX съезда естествоиспытателей и врачей в Москве.

    1896 г. — А. Г. Столетов заболел воспалением легких и скончался.

    (обратно) (обратно)


    Николай Егорович Жуковский (1847–1921)

    «Когда человек прошел уже большую часть своего жизненного пути, тогда перед его умственным взором невольно встает то, что составляло главное содержание его жизни. Для меня главный жизненный интерес сосредоточен на излюбленной мною науке — механике», — так охарактеризовал свою деятельность Николай Егорович Жуковский.

    Профессор Московского университета и Московского высшего технического училища Н. Е. Жуковский был основателем теоретической, технической и экспериментальной аэродинамики. Его научные изыскания сыграли огромную роль в последующем развитии механики и аэромеханики.

    «Решение реальных задач механики» — таким был девиз научной школы Н. Е. Жуковского.

    Н. Е. Жуковский родился 17 января 1847 года в деревне Орехово Владимирской губернии. Отец его работал инженером на строительстве Московско — Нижегородской железной дороги.

    Николай Егорович рос здоровым мальчиком. Он очень рано научился читать и читал много; увлекался произведениями Диккенса, Вальтера Скотта, Жюля Верна. Интересно заметить, что роман Жюля Верна «Воздушный корабль» и впоследствии был на видном месте в библиотеке Н. Е. Жуковского среди научных книг. Детские годы, проведенные в Орехове, создали у него привязанность к этой маленькой деревушке Среднерусской равнины. С величайшим удовольствием проводил он там свое каникулярное время, купался в пруду, бродил с ружьем по глухим окрестным лесам. Первые опыты по определению подъемной силы крыла были задуманы и проведены Н. Е. Жуковским на велосипеде за околицей Орехова; многие научные работы зародились в этой русской деревушке.

    В 1858 году Н. Е. Жуковский поступил в 4–ю Московскую гимназию, где, начиная с третьего класса, он выделялся как лучший ученик по алгебре, геометрии и естественным наукам. Окончив гимназию, Н. Е. Жуковский поступил на физико — математический факультет Московского университета.

    В университете, который он окончил в 1868 году, его научные интересы сосредоточились на механике.

    В 1870 году Н. Е. Жуковский поступает преподавателем физики 2–й Московской женской гимназии, с 1872 года зачисляется преподавателем математики в Московское высшее техническое училище, а в 1874 году утверждается там доцентом кафедры аналитической механики.

    В 1876 году вышла в свет первая научная работа Н. Е. Жуковского. Эту работу Николай Егорович представил физико- математическому факультету университета для соискания магистерской степени. Защита прошла успешно, и Николай Егорович получил степень магистра прикладной математики. После защиты диссертации, в 1877 году, Н. Е. Жуковский уезжает в командировку за границу, там он пробыл три месяца.

    В Париже он познакомился с видными учеными К. Резалем, П. Леви, Ж. Дарбу и тогда еще молодым математиком Анри Пуанкаре, ставшим впоследствии знаменитым.

    В 1882 году Н. Е. Жуковский защитил диссертацию на степень доктора прикладной математики, представив работу «О прочности движения».

    С 1886 года он — профессор Московского университета по кафедре механики, а с 1887 года занимает одновременно должность профессора по кафедре аналитической механики в Московском высшем техническом училище. С этими двумя крупнейшими высшими учебными заведениями нашей страны была тесно связана вся дальнейшая педагогическая и научная деятельность Н. Е. Жуковского. Здесь он развернул экспериментальную работу, собрал вокруг себя большой коллектив учеников и последователей. Спокойный, ровный характер Николая Егоровича, его мягкость и добродушие привлекали к нему всех окружающих. Он умел объединить в общей работе людей разных темпераментов, различного таланта и способностей. Непрерывно занятый научной работой, он создавал вокруг себя атмосферу напряженного труда и здорового оптимизма.

    «Человек не имеет крыльев и по отношению веса своего тела к весу мускулов в 72 раза слабее птицы… Но я думаю, что он полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума».

    Эти слова сказаны были в 1898 году Николаем Егоровичем Жуковским. Прошло немного времени, и сила разума человека подняла его высоко в небо, и он так же безраздельно господствует теперь в воздухе, как и на земле. Оправдались пророческие слова ученого, «отца русской авиации».

    При рассмотрении научного наследия Н. Е. Жуковского поражает необыкновенное разнообразие тем. Здесь и исследование хвостов комет, и общая теория устойчивости движения, и теория регулирования машин, и распределение давления на нарезках винта и гайки, и прочность велосипедного колеса, и множество других вопросов.

    Однако особенно настойчиво проводились им изыскания в областях гидромеханики и аэромеханики. Аэромеханику Николай Егорович основал как самостоятельную науку.

    Выдающимся сочинением по гидромеханике была работа “О движении твердого тела, имеющего полости, наполненные капельной жидкостью», удостоенная Московским университетом премии.

    Профессор Ф. А. Слудский в отзыве на эту работу писал: "Если бы сочинение Н. Е. Жуковского состояло только из шести последних страниц, то и тогда оно было бы вполне достойно премии».

    В 1897–1898 годах Н. Е. Жуковский был привлечен к работам по постройке нового московского водопровода, где на него было возложено руководство опытами по испытанию прочности водопроводных труб.

    Формулы Н. Е. Жуковского вот уже более 100 лет является основными при расчетах такого рода. Работа Николая Егоровича была переведена на французский, английский и немецкий языки и доставила автору мировую известность.

    Найденное Н. Е. Жуковским решение задачи о гидравлическом ударе дало возможность определить место аварии водопровода, не выходя из помещения насосной станции и не дожидаясь, когда на месте разрушения трубы вода выступит на поверхность мостовой.

    Научные заслуги Николая Егоровича отмечены были в 1894 году избранием его в члены — корреспонденты Академии наук, В 1900 году Н. Е. Жуковский был выдвинут кандидатом в действительные члены академии. По условиям того времени выборы в действительные члены академии требовали переезда в Петербург. Не желая покидать Москву где он был научным руководителем и признанным главой школы механиков, Николай Егорович снял свою кандидатуру.

    К 1900 году он опубликовал в различных изданиях 86 научных работ по самым разнообразным вопросам теоретической и прикладной механики. Эти работы получили всеобщее признание в научных кругах.

    Кроме того, Н. Е. Жуковский — активный участник Политехнического общества, Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Московского математического общества, президентом которого он избирается в 1905 году. На этом посту он остается до конца своей жизни, проявляя качества превосходного руководителя. Благодаря ему общество превратилось в крупный научный центр, объединявший ученых различных специальностей. Позднее Николай Егорович ведет необычайно напряженную работу по созданию русской авиации, деятельно участвует во всех съездах и выставках воздухоплавателей, а также в организации воздухоплавательного общества в Москве.

    И конечно, работает не покладая рук над законами любимой аэродинамики. В этой науке он стал родоначальником самых основных, самых драгоценных идей, которыми до сих пор руководствуются и ученые, и инженеры.

    Н. Е. Жуковский начал интересоваться теорией авиации с 90–х годов XIX столетия. При Московском университете уже с 1889 года производились исследования по различным вопросам воздухоплавания: испытывались различные модели летательных машин и строились небольшие аэродинамические аппараты. В первой работе Н. Е. Жуковского по аэродинамике, опубликованной им в 1892 году, исследуется вопрос о планирующем полете (парении) птиц, т. е. таком полете, когда птица не машет крыльями. Н. Е. Жуковский разбирает два случая планирующего полета: планирование с потерей высоты, или скольжение птицы по воздуху, и планирование с сохранением или даже набором высоты.

    Исследуя планирующий полет птицы, Н. Е. Жуковский составил уравнения движения центра тяжести птицы, он вычерчивает его траектории при различных условиях движения воздуха. Среди возможных траекторий им была найдена траектория в виде «мертвой петли». Таким образом, Н. Е. Жуковский теоретически предсказал возможность осуществления «мертвой петли» за 11 лет до того, как первый самолет братьев Райт поднялся в воздух. Этой работой Н. Е. Жуковский заложил основание для исследований в области самолетостроения. В 1906 году появилась работа Н. Е. Жуковского, позволяющая теоретически определять подъемную силу крыла аэроплана.

    Формула Н. Е. Жуковского для определения подъемной силы является основой всех аэродинамических расчетов самолетов. Метод называется в теоретической аэродинамике гипотезой Жуковского». Теорема и гипотеза Жуковского — основы современного учения о подъемной силе. Они — фундамент теоретической аэродинамики. Без них невозможно развитие этой науки. Н. Е. Жуковский является подлинным отцом аэродинамики.

    Еще в 1895 году Н. Е. Жуковский ознакомился с формой крыла планера Лилиенталя и из опытов, проведенных Лилиенталем, узнал, что изогнутая пластинка дает большую подъемную силу, нежели плоская. Этот экспериментальный факт весьма заинтересовал Н. Е. Жуковского. В 1911 году появилась новая аэродинамическая работа Н. Е. Жуковского, в которой он установил и доказал, почему изогнутая форма профиля более целесообразна по сравнению с плоской пластинкой. Для крыльев были получены простые формулы, по которым можно подсчитать подъемную силу.

    С 1912 года начинают появляться статьи Н. Е. Жуковского по вихревой теории гребного винта — пропеллера. Н. Е. Жуковский в своих работах выдвигает вихревую схему воздушного винта и вычисляет распределение скоростей воздушного потока перед винтом и за винтом. Подробный анализ вихревой схемы винта, проведенный в статьях Н. Е. Жуковского, позволил найти наивыгоднейшую форму лопасти винта.

    Н. Е. Жуковский был основателем аэродинамики в России. В 1902 году при Московском университете была построена первая в России и вторая в мире аэродинамическая труба. Скорость ветра в трубе могла меняться в пределах от 1,5 до 11 метров в секунду. При применении специального приспособления скорость ветра можно было довести до 20 метров в секунду. В этой трубе проводились многочисленные испытания. По указаниям Н. Е. Жуковского был спроектирован и построен прибор для испытания пропеллеров. На этом приборе испытывались пропеллеры для самолетов и геликоптеров до 5 метров в диаметре.

    В 1909 году в университете была построена новая аэродинамическая труба.

    С 1904 по 1906 год Н. Е. Жуковский руководит организацией новой аэролаборатории в поселке Кучино под Москвой. В докладах и статьях Н. Е. Жуковского многократно подчеркивается важность эксперимента в аэромеханике. «Приближается то время, когда направляемая твердым опытом теоретическая мысль сделается хозяином в решении вопросов о сопротивлении жидкостей, когда аэропланы и дирижабли будут строиться с таким же верным расчетом, с каким теперь строятся пароходы и автомобили… Я думаю, что проблема авиации и сопротивления воздуха, несмотря на блестящие достигнутые успехи в ее разрешении, заключает в себе еще много неизведанного, и что счастлива та страна, которая имеет средства для открытия этого неизведанного».

    15 декабря 1918 года был создан Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), носящий теперь имя Н. Е. Жуковского. Первым председателем научной коллегии института был Н. Е. Жуковский.

    Еще в 1913 году Николай Егорович читал лекции на курсах офицеров — летчиков. Позднее из этих курсов организовалась Военно — воздушная академия им. Жуковского.

    В феврале 1920 года Н. Е. Жуковский начал тяжело болеть и 17 марта 1921 года скончался.

    Тяжела была эта утрата для всей русской науки. Особенно остро она ощущалась его современниками, работавшими вместе с ним рука об руку. Мощная фигура Николая Егоровича, его необычное спокойствие, живой взгляд, интерес, который он неизменно проявлял ко всяким научным начинаниям, его поразительная скромность и вместе с тем уверенность в себе и чувство собственного достоинства создавали в их памяти образ ученого и мудреца.

    В своей речи над могилой Николая Егоровича С. А. Чаплыгин, один из первых учеников Н. Е. Жуковского, очень ярко охарактеризовал облик своего учителя:

    «Он своей светлой и могу чей личностью объединял в себе и высшие математические знания, и инженерные науки. Он был лучшим соединением науки и техники, он был почти университетом. Не отвлекаясь ничем преходящим, лишь в меру неизбежной необходимости отдавая дань потребностям жизни, он все свои гигантские силы посвятил научной работе… Эта огромная сила особенно пленяла своей скромностью… Бывало, что начинающий на ученом поприще ученик обращался за советом, предполагая посвятить некоторую долю своего внимания задаче, которая его очень интересовала. Иногда задача была слишком трудной и, может быть, даже недоступной. Николай Егорович никогда не позволял себе сказать, что задача неисполнима, он говорил: «Я пробовал заниматься этим вопросом, но у меня ничего не вышло; попробуйте вы, может быть, у вас выйдет». Он глубоко верил, что среди его учеников могут быть и такие, которые окажутся в силах решить вопросы, им не решенные. Эта вера в окружающих его учеников создала ему трогательный образ, который останется всегда незабываем…»

    Вся научная деятельность Н. Е. Жуковского показывает, что он удивительно полно и отчетливо сознавал технические нужды развивающегося человеческого общества и был одарен такой, силой разума, что умел эти скрытые в буднях мелочей неотложные задачи не только формулировать, но и разрешать.

    «Аэроплан не машина, — говорили на заре авиации многие изобретатели и инженеры, — его рассчитать нельзя». Как бы в ответ на это Н. Е. Жуковский дает авиационной технике теорему о подъемной силе, создает теорию воздушного винта, изобретает серии теоретических профилей, читает лекции по аэродинамическому расчету, и создание новых аэропланов и самолетов становится доступным строгому научному анализу и расчету.


    Основные события жизни

    1858 г. — Н. Е. Жуковский поступил в 4–ю Московскую гимназию.

    1863 г. — Н. Е. Жуковский поступил на физико — математический факультет Московского университета.

    1868 г. — Н. Е. Жуковский окончил университет.

    1870 г. — Н. Е. Жуковский поступает преподавателем физики 2–й Московской женской гимназии.

    1872 г. — Н. Е. Жуковский зачисляется преподавателем математики в Московское высшее техническое училище.

    1874 г. — Н. Е. Жуковский утверждается доцентом кафедры аналитической механики в Московском высшем техническом училище.

    1876 г. — Вышла в свет первая научная работа Н. Е. Жуковского.

    1877 г. — Н. Е. Жуковскому присвоена степень магистра прикладной математики.

    1882 г. — Н. Е. Жуковский защитил диссертацию на степень доктора прикладной математики.

    1886 г. — Н. Е. Жуковский — профессор Московского университета по кафедре механики.

    1897–1898 гг. — Н. Е. Жуковский привлечен к работам по постройке нового московского водопровода.

    1902 г. — При механическом кабинете Московского университета была построена первая в России и вторая в мире аэродинамическая труба.

    1905 г. — Н. Е. Жуковский избирается президентом Московского математического общества.

    1904–1906 гг. — Н. Е. Жуковский руководит организацией аэролаборатории в поселке Кучино под Москвой.

    1918 г. — Создан Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), носящий теперь имя Н. Е. Жуковского. Первым председателем научной коллегии института был Н. Е. Жуковский.

    (обратно) (обратно)


    Софья Васильевна Ковалевская (1850–1891)

    В истории науки немного найдется женских имен, которые были бы известны всему миру, о которых знал, хотя бы понаслышке, каждый образованный человек. К числу таких имен, пользующихся мировой известностью, принадлежит имя Софьи Васильевны Ковалевской, замечательной русской женщины, своею деятельностью «немало содействовавшей прославлению русского имени», как сказал о ней Николай Егорович Жуковский, крупнейший русский ученый в области теории авиации.

    Софья Васильевна Ковалевская родилась 15 января 1850 года в Москве. Отец ее, Василий Васильевич Корвин — Круковский, был генерал — лейтенантом артиллерии.

    Детство Софья Васильевна провела в имении родителей в селе Палибино Витебской губернии. Она получила прекрасное по тому времени воспитание и образование. Целеустремленность и настойчивость в достижении поставленной цели были характерной чертой С. В. Ковалевской. По ее собственному выражению, «интенсивность составляла самую сущность ее натуры». Преподавание по всем наукам вел домашний учитель Иосиф Игнатьевич Малевич. Это был образованный человек, с громадным опытом. Софья Васильевна впоследствии говорила, что обязана И. Малевичу той легкостью, с которой ей давалось дальнейшее изучение наук.

    Родители Софьи Васильевны противились слишком свободному развитию ее ума, ей старались дать образование соответственно понятиям той среды, в которой жила ее семья, т. е. стремились сделать из нее светскую благовоспитанную барышню. Софье Васильевне пришлось бороться за свое образование.

    В семье велись иногда беседы на математические темы. Очень сильно повлиял на Софью Васильевну ее дядя, П. В. Корвин — Круковский, математические рассуждения которого «действовали на фантазию девочки, внушая ей благоговение к математике как науке высшей и таинственной, открывающей перед посвященными в нее новый чудесный мир, недоступный простым смертным» (из «Воспоминаний детства»). Математические разговоры поддерживались также посещавшими Корвин — Круковских профессором математики Лавровым и профессором физики Тыртовым. Тыртов обратил внимание на математические способности четырнадцатилетней девочки, которая пыталась, не зная тригонометрии, самостоятельно разобраться в смысле тригонометрических формул, встретившихся ей в курсе физики. С этого момента отец Софьи Васильевны изменяет свои взгляды на ее образование. Он разрешил ей брать уроки высшей математики у преподавателя Морского училища А. Н. Страннолюбского. С пятнадцати лет Софья Васильевна, во время зимних приездов ее семьи в Петербург, систематически занималась изучением математики.

    В то время среди женщин развивалось стремление к высшему образованию, получить которое они могли лишь в некоторых заграничных университетах, так как высших школ для женщин в России еще не существовало, а в мужские их не пускали. С целью освобождения от родительской опеки, мешавшей поступлению в заграничные университеты, некоторые девушки заключали фиктивные браки с людьми, сочувствовавшими женскому движению и предоставлявшими своим фиктивным женам полную свободу.

    В восемнадцать лет Софья Васильевна фиктивно вышла замуж за Владимира Онуфриевича Ковалевского, одного из представителей интеллигенции, занимавшегося в то время издательской деятельностью. Впоследствии их брак стал настоящим. Интересны некоторые подробности этого брака: фиктивный брак был нужен для Анны, старшей сестры Софьи Васильевны, обладавшей литературным талантом. Но когда В. О. Ковалевского познакомили с обеими сестрами, то он решительно заявил, что женится только на младшей, которая его совершенно очаровала и женитьбой на которой он мог бы принести пользу науке.

    «Несмотря на свои 18 лет, воробышек (так называли Софью Васильевну за ее моложавость и малый рост) образована великолепно, знает все языки, как свой собственный, и занимается до сих пор, главным образом, математикой. Работает, как муравей, с утра до ночи, и при всем том жива, мила и очень хороша собой» (из письма В. Ковалевского).

    Под влиянием своего брата, известного эмбриолога А. О. Ковалевского, Владимир Онуфриевич стал заниматься естественными науками. Своими классическими работами, сделанными через несколько лет после знакомства с Софьей Васильевной, В. О. Ковалевский положил начало эволюционной палеонтологии.

    После свадьбы, осенью 1868 года, супруги Ковалевские отправились в Петербург, где каждый из них усердно занимался наукой, а Софья Васильевна, кроме того, добилась разрешения слушать лекции в Медико — хирургической академии. Затем Ковалевские отправились за границу. Весной 1869 года С. В. Ковалевская поселилась в Гейдельберге вместе со своей подругой Ю. В. Лермонтовой, занимавшейся химией.

    В Гейдельберге С. В. Ковалевская изучала математику посещала лекции крупных ученых: Кирхгофа, Дю — Буа — Реймона и Гельмгольца. В 1870 году С. В. Ковалевская переехала в Берлин, где хотела слушать лекции знаменитого математика К. Вейерштрасса. Однако ей это не удалось, так как в Берлинский университет женщин не допускали. Но Вейерштрасс согласился давать ей частные уроки. Это было блестящим успехом Софьи Васильевны. Привлечь к себе внимание такого крупного ученого, как К. Вейерштрасс, и сделаться его первой ученицей было очень трудно. Лично Вейерштрасс придерживался консервативных взглядов на женское образование и был противником допущения женщин в германские университеты. Кроме того, по свидетельству Феликса Клейна, быть учеником К. Вейерштрасса было нелегко, так как «его интеллектуальное превосходство скорее подавляло его слушателей, чем толкало их на путь самостоятельного творчества». Однако блестящие способности С. В. Ковалевской очень скоро заставили Вейерштрасса признать математическое дарование своей ученицы.

    «Что касается математического образования Ковалевской, то могу заверить, что я имел очень немногих учеников, которые могли бы сравниться с нею по прилежанию, способностям, усердию и увлечению наукой» (из отзыва К. Вейерштрасса).

    Через четыре года — в 1874 году — К. Вейерштрасс ходатайствовал перед Геттингенским университетом о присуждении С. В. Ковалевской степени доктора философии заочно и без экзаменов. В письмах профессорам Геттингенского университета Вейерштрасс дает характеристику трех работ, представленных Ковалевской, из которых каждая, по его мнению, была достаточна для получения этой степени. Первая из этих работ — «К теории дифференциальных уравнений в частных производных». Теорема, доказанная С. В. Ковалевской, относится к числу классических и излагается в настоящее время под названием теоремы Коши — Ковалевской в программе высшей школы.

    Вторая работа, представленная С. В. Ковалевской, относится к интереснейшей космологической проблеме — вопросу о форме кольца Сатурна. Здесь С. В. Ковалевская развивает исследования Лапласа, считая кольцо жидким (в настоящее время, однако, более правдоподобной считается гипотеза, что Кольцо состоит из твердых частиц).

    В третьей из представленных работ («О приведении некоторого класса абелевых интегралов к эллиптическим интегралам») С. В. Ковалевская разбирает теорию математического анализа.

    С получением степени доктора философии был закончен пятилетний период скитальческой жизни Софьи Васильевны. За этот период она совершила несколько путешествий, была в Лондоне, а также в Париже.

    В 1874 году С. В. Ковалевская вернулась с мужем в Россию и стала жить в Петербурге. На довольно продолжительное время Софья Васильевна отошла от занятий математикой.

    В 1878 году С. В. Ковалевская переезжает с семьей в Москву. В 1879 году Она по предложению крупнейшего русского математика П. Л. Чебышева делает доклад на съезде естествоиспытателей о своих работах. Она хлопочет о разрешении сдать магистерские экзамены в Московском университете, но ей отказывают в этом, несмотря на поддержку профессоров. В 1881 году Софья Васильевна решила вернуться в Берлин к Вейерштрассу, взяв с собой свою дочь Софью, родившуюся в 1878 году. Основной работой, написанной С. В. Ковалевской с 1881 по 1883 год, была статья о преломлении света в кристаллических средах.

    В 1883 году трагически погиб В. О. Ковалевский. Выдающийся ученый покончил с собой под давлением ряда обстоятельств, в том числе и материальных. Софья Васильевна очень тяжело перенесла известие о смерти мужа. Она приняла наконец предложение о переезде в Стокгольм от шведского математика Миттаг — Леффлера, который уже несколько раз пытался привлечь ее к работе в Стокгольмском университете. С этого времени начинается расцвет научной и литературной деятельности С. В. Ковалевской.

    Склонность к литературе проявлялась у нее еще в петербургский и московский периоды жизни, когда она писала очерки и театральные рецензии в газеты. В Стокгольме эта склонность поддерживалась благодаря ее дружбе со шведской писательницей А. Ш. Эдгрен — Леффлер. сестрой Миттаг — Леффлера. Совместно с нею Софья Васильевна написала драму «Борьба за счастье», ставившуюся несколько раз в России. Кроме того, С. В. Ковалевская написала «Воспоминания детства», роман «Нигилистка», очерк «Три дня в крестьянском университете в Швеции», «Воспоминания о Джордже Эллисте» и другие очерки и статьи, печатавшиеся на шведском, русском и других языках. В литературных произведениях проявляются живой и глубокий ум Софьи Васильевны и широта ее интересов.

    В Стокгольмском университете С. В. Ковалевская прочитала с большим успехом двенадцать курсов по различным отделам математики, «с глубиной и ясностью направляя умственную жизнь юношества».

    В Стокгольме С. В. Ковалевская написала научную работу о вращении твердого тела, составившую, по словам Н. Е. Жуковского, главным образом, ее ученую славу. За эту работу 24 декабря 1888 года Парижская академия присудила С. В. Ковалевской премию Бордена, увеличив ее с 3000 до 5000 франков.

    В 1889 году Российская академия наук избрала С. В. Ковалевскую своим членом — корреспондентом. В это время Софья Васильевна находилась в Стокгольме и узнала о своем избрании из телеграммы, присланной из Петербурга: «Наша Академия наук только что избрала вас членом — корреспондентом, допустив этим нововведение, которому не было до сих пор прецедента. Я очень счастлив видеть исполненным одно из моих самых пламенных и справедливых желаний. Чебышев».

    С. В. Ковалевская скончалась 10 февраля 1891 года в Стокгольме от воспаления легких, которое она получила, возвращаясь после зимних каникул из Италии в Швецию. Ей был всего 41 год, она была в расцвете умственных сил и таланта.

    С. В. Ковалевская была первой женщиной — ученой в области точных наук и вызывала к себе большой интерес своей много — сторонней живой натурой и художественным талантом. Имя Софьи Васильевны Ковалевской навсегда останется в истории науки увенчанным заслуженной славой.


    Основные события жизни

    1850 г. — Родилась С. В. Ковалевская.

    1869 г. — С. В. Ковалевская поселилась в Гейдельберге, где упорно занималась науками.

    1874 г. — Знаменитый математик К. Вейерштрасс возбудил перед Геттингенским университетом ходатайство о присуждении С. В. Ковалевской степени доктора философии заочно и без экзаменов.

    1874 г. — С. В. Ковалевская вернулась с мужем в Россию и стала жить в Петербурге.

    1878 г. — С. В. Ковалевская переезжает с семьей в Москву.

    1879 г. — С. В. Ковалевская делает доклад на съезде естествоиспытателей о своих работах.

    1881 г. — С. В. Ковалевская возвращается в Берлин.

    1883 г. — Трагически погиб В. О. Ковалевский, и Софья Васильевна приняла предложение о переезде в Стокгольм от шведского математика Миттаг — Леффлера.

    1888 г. — Парижская академия присудила С. В. Ковалевской премию Бордена.

    1889 г. — Российская академия наук избрала С. В. Ковалевскую своим членом — корреспондентом.

    (обратно) (обратно)


    Александр Степанович Попов (1859–1906)

    В историю науки, техники и мировой культуры А. С. Попов вошел как изобретатель радиотелеграфа.

    Он родился 16 марта 1859 года на Богословском заводе на Урале, где его отец был священником. Из шестерых детей, составлявших семью Поповых, Александр был третьим. Сыновей небогатого священника ожидала служба дьяконом или священником в одном из приходов своей епархии, часто в приходе отца. Но уже с самых малых лет у Александра стали проявляться совершенно иные склонности и интересы. Часами пропадая в небольшой мастерской, он с увлечением мастерил действующие модели водяных колес, мельничек, разного рода движущихся механизмов.

    Тем не менее, когда наступило время, А. С. Попов из‑за отсутствия средств был отдан отцом в духовное училище, где обучение и содержание были бесплатными. По окончании училища он поступил в Пермскую духовную семинарию. И здесь Александр находил время для самостоятельных занятий точными науками, за что даже получил от товарищей прозвище Математик. После окончания семинарии А. С. Попов самостоятельно Подготовился к дополнительным экзаменам, успешно сдал их и в 1877 году поступил на физико — математический факультет Петербургского университета.

    В университете А. С. Попов все свободное от занятий время проводил в физической лаборатории, занимаясь опытами по электричеству. В 1881 году в Петербурге открылась Электрическая выставка. А. С. Попов устроился туда сотрудником и изучив до мельчайших подробностей все экспонаты, давал посетителям обстоятельные и четкие объяснения.

    По окончании курса А.С.Попов, благодаря выдающимся успехам и интересу к физике, был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Ему, еще так недавно покинувшему студенческую скамью, предстояло в ближайшем будущем самому обучать молодых людей. Для этого необходимо было обладать достаточно глубокими и разносторонними знаниями, большой эрудицией. Экспериментальная сторона любимого предмета — физики — была А. С. Попову близка и понятна, но теоретическая физика в те времена в университете была поставлена крайне слабо, и молодой преподаватель остро чувствовал недостаточность знаний, приобретенных в университете. Этот пробел он старался восполнить самостоятельными занятиями. Однако материальная необеспеченность, необходимость одновременно добывать средства к жизни и помогать большой семье не позволяли отдавать учению столько времени, сколько хотелось и сколько было необходимо. Надо было найти выход из положения.

    В 1883 году в Минном офицерском классе в Кронштадте открылась вакансия ассистента по одному из разделов электричества. Минный офицерский класс был в те годы единственным в России высшим учебным заведением, в котором электротехника занимала видное место и в котором велась большая научно — техническая работа по практическому применению электричества, в особенности в морском деле. Возможность работать по электротехнике, одновременно учась и обучая других, а также и приличные условия службы побудили А. С. Попова принять это место.

    Ни одно явление природы, ни одно открытие или изобретение не проходили мимо А. С. Попова. Так, например, в связи с солнечным затмением 1887 года он вместе с университетскими товарищами с увлечением изучает все, что было к тому времени известно о Солнце. Он принимает участие в экспедиции для наблюдения затмения и отправляется с этой целью в Крас — ноярск. Несколько лет спустя, как только в России стало известно об открытии Рентгеном х — лучей, А. С. Попов собственноручно изготавливает рентгеновскую трубку, производит с ней ряд экспериментов и получает первые в России фотоснимки (рентгенограммы), которые по его инициативе используются для диагностических целей в Кронштадтском госпитале.

    В этот период А. С. Попов читает курс высшей математики и практической физики в Морском техническом училище и в Минном офицерском классе. Ежегодно летом он уезжает в Нижний Новгород, где заведует электрическими установками на территории ярмарки. В течение девяти лет преподаватель математики и физики руководит крупным по тому времени энергетическим хозяйством. Будучи членом общества «Электротехник», А. С. Попов возглавляет постройку ряда электрических станций в Москве, Рязани и других городах. Работа в этой области создала ему имя одного из лучших русских специалистов по энергетике.

    В 1893 году А. С. Попов получил командировку в Чикаго на выставку, где имел возможность близко познакомиться с последними достижениями электротехники и физики, в частности с опытами Герца. Конечно, опыты Герца не могли не привлечь его внимания. Склонный к аналогиям и обобщениям, он воспринял открытие новых «лучей электрической силы» как фактор величайшей важности. Привыкший подходить к физическим явлениям с практической стороны, он тотчас же стал искать возможных приложений этих лучей для передачи сигналов на расстояние.

    За это время А. С. Попов приобрел в Морском ведомстве большой авторитет и славу выдающегося специалиста. В одном из документов, касающемся представления А. С. Попова к награждению орденом Станислава 2–й степени и датированном 1894 годом, было сказано: «Коллежский асессор А. С. Попов состоит в Минном офицерском классе преподавателем с 1883 года. За эти 11 лет он преподавал практическую физику, предмет, который должен был им быть самостоятельно разработан. Во время болезни преподавателя гальванизма в 1883 году он его заменил вполне, взяв на себя преподавание двух предметов почти в продолжение целой зимы. За это время А. С. Попов приобрел общее уважение и вполне заслуженную славу прекрасного профессора и серьезного ученого…»

    Дата 7 мая 1895 года должна быть отмечена как имеющая особое значение в истории радиосвязи и современной культуры. В этот день Александр Степанович Попов продемонстрировал передачу знаков азбуки Морзе без помощи проводов.

    Весной и осенью 1895 года он продолжал свои опыты в помещении Минного класса. Передача сигналов производилась уже на расстоянии нескольких десятков метров. Приемник был усовершенствован по сравнению с первоначальным образцом. Этот приемник в конце 1895 года был передан метеорологической станции Петербургского лесного института, где под названием «грозоотметчик» служил для регистрации грозовых разрядов на расстояниях до 30 километров.

    24 марта 1896 года А. С. Попов выступил с докладом в Русском физико — химическом обществе, наглядно демонстрируя возможность телеграфирования без проводов. Приемный и передающий аппараты были расположены в разных помещениях на расстоянии 250 метров. А. С. Попов передал первую в мире радиограмму, состоявшую из двух слов — «Генрих Герц». Текст этой радиограммы очень показателен; он характеризует самого изобретателя радио. А. С. Попов ясно понимал, что его исследования вызовут переворот в области связи без проводов. Однако, поразительно скромный и преданный науке, он готов был прежде всего воздать должное своим предшественникам.

    Все опыты с электромагнитными волнами А. С. Попов должен был производить, не имея на это никаких специальных ассигнований. Необходимые приборы изготавливались им собственноручно или его помощниками.

    К этому времени итальянец Маркони, применив передаточное устройство и антенну Попова, осуществил связь на расстояние в несколько сотен метров, а затем и в несколько километров. Когда слухи об этом проникли в печать, Морское ведомство ассигновало на опыты А. С. Попова… триста рублей.

    Ограниченность средств, возможность производить опыты только летом, так как остальное время было занято преподаванием, тормозило работу А. С. Попова.

    Только через три года, в 1898 году, удалось построить две полные приемно — передающие станции, с которыми (между учебным судном «Европа» и крейсером «Африка») была установлена беспроволочная связь до 8 километров. Опыты этого года подтвердили возможность связи в любых метеорологических условиях, и в частности в тумане, когда обычная световая сигнализация не могла быть применена. В 1899 году инженер Дюкрете, владелец небольшого завода в России, получил заказ от Морского министерства на три станции, которые и были готовы к осени этого же года.

    Морское ведомство уже достаточно хорошо поняло важность беспроволочной связи. Построенные станции были установлены на броненосцах черноморской эскадры «Георгий Победоносец» и «Три Святителя».

    Однако, несмотря на то что А. С. Попов за свои работы получил в это время премию Русского технического общества, несмотря на все безусловные успехи беспроволочного телеграфу несмотря на энергию Дюкрете, масштабы работ А. С. По — пова, ограниченные Ничтожно малыми средствами, были очень незначительными.

    Все же 1899 год отмечен дйумя достижениями А. С. Попова: во — первых, им был разработан приемник с телефоном (прообраз детекторного приемника), позволивший увеличить дальность работы; во — вторых, было установлено беспроводное сообщение между островом Гогланд и городом Котка, необходимость в котором появилась в связи с работами по снятию с камней потерпевшего аварию броненосца «Генерал — адмирал Апраксин». Дальность передачи в этом случае была более 40 километров. Тогда же радиотелеграф впервые послужил спасению человеческих жизней: с Гогланда было получено сообщение о бедственном положении группы рыбаков, унесенных на льдине. Ледокол «Ермак» по радио получил приказ отправиться в море, вскоре обнаружил и спас всех людей.

    На Западе в это время организовалось несколько мощных промышленных предприятий, производивших радиоаппаратуру. Если еще в 1899 году вернувшийся из‑за границы и посетивший там ряд немецких и французских радиостанций Александр Степанович мог сказать, что «мы не очень отстали от других», то уже через пару лет всем было ясно, что отставание нарастало катастрофически. Несмотря на все усилия А. С. Попова, министерская рутина, казенное отношение к делу, боязнь ответственности, наконец, недружелюбное отношение к изобретениям и изобретателям не давали возможности ни развить работы в кронштадтских мастерских Морского министерства, ни увеличить заказы заводу Дюкрете.

    В результате в 1905 году, когда в связи с начавшейся Русско- японской войной потребовалось большое количество радиостанций, оказалось, что единственный способ получить их быстро и в достаточном количестве — это… заказать их какой- либо иностранной фирме.

    В начале 900–х годов в деятельности Александра Степановича происходит поворот. В 1900 году Петербургский электротехнический институт присуждает ему звание почетного инженера — электрика, в следующем году Русское техническое общество избирает его своим почетным членом.

    В этом же году он принимает приглашение на кафедру физики в Электротехническом институте. Новому профессору физики предстояла большая работа по организации курса и лабораторий. Деятельность его как профессора Электротехнического института не позволила ему отдавать работе по практическому применению беспроволочного телеграфа столько времени, как раньше. Летний период 1902 года был последним, когда он имел возможность лично принимать участие в опытах на судах.

    Александр Степанович, получивший к этому времени известность как изобретатель и профессор, сохранил все прежние черты своего характера: скромность, внимание к чужим мнениям, готовность идти навстречу каждому и посильно помогать требующим помощи. И в своей технической работе, и в преподавательской деятельности он всегда с вниманием выслушивал мнения, высказываемые помощниками и сотоварищами, и принимал к сведению их полезные советы. Но в этот период, когда А. С. Попов получил уже всеобщее признание, душевного спокойствия он не имел: он видел, как его любимое детище — беспроволочный телеграф — не совершенствуется так, как ему хотелось бы. По мере возможности он продолжает свои работы по беспроволочному телеграфированию (и телефонированию) в лаборатории Электротехнического института.

    Ближайший помощник А. С. Попова П. Н. Рыбкин вспоминает, что, когда работы Попова по применению радиосвязи на кораблях обратили на себя внимание заграничных деловых кругов, А. С. Попову было сделано несколько «соблазнительных» предложений переехать для работы за границу. Однако А. С. Попов решительно их отверг. Он заявил:

    «Я — русский человек, и все свои знания, весь свой труд, все свои достижения я имею право отдавать только моей родине. Я горд тем, что родился русским. И если не современники, то, может быть, потомки наши поймут, сколь велика моя преданность нашей родине и как счастливя, что не за рубежом, а в России открыто новое средство связи».

    Напряженная работа и жизненные невзгоды расшатали и без того не слишком крепкое здоровье Александра Степановича После одного очень бурного объяснения в министерстве, вернувшись домой, он почувствовал себя внезапно очень плохо Врачи констатировали у него кровоизлияние в мозг, и 13 января 1906 года Александр Степанович Попов умер, не приходя в сознание.

    Бессмертное изобретение А. С. Попова — одно из лучших достижений современной цивилизации.


    Основные события жизни

    1877 г. — А. С. Попов поступил на физико — математический факультет Петербургского университета.

    1883 г. — А. С. Попов становится ассистентом по одному из разделов электричества в Минном офицерском классе.

    1893 г. — А. С. Попов получил командировку в Чикаго.

    1894 г. — А. С. Попов награжден орденом Станислава 2–й степени.

    1895 г. — А. С. Попов продемонстрировал передачу знаков азбуки Морзе без помощи проводов.

    1898 г. — А. С. Попову удалось построить две полные приемно — передающие станции с дальностью беспроволочной связи до восьми километров.

    1899 г. — А. С. Поповым разработан приемник с телефоном (прообраз детекторного приемника).

    1900 г. — Петербургский электротехнический институт присуждает Попову звание почетного инженера — электрика.

    1901 г. — Русское техническое общество избирает А. С. Попова своим почетным членом.

    (обратно) (обратно)


    Борис Борисович Голицын (1862–1916)

    Создатель сейсмологии — науки о движениях в земной коре — Б. Б. Голицын родился в Петербурге 2 марта 1862 года. Семья, к которой он принадлежал, была одной из наиболее многочисленных и наиболее родовитых аристократических фамилий России. Многие представители рода Голицыных известны своими крупными государственными заслугами. Среди них следует назвать боевого сподвижника Петра Великого — генерал- фельдмаршала князя М. М. Голицына, разбившего шведов в битвах под Шлиссельбургом, Нарвой, Митавой, Лесным и др. Его прямым потомком и является Борис Борисович Голицын. Близость к придворным кругам и великосветский образ жизни родителей Б. Б. Голицына не оставляли им времени заниматься воспитанием сына, и он с раннего детства был передан на попечение своей бабушки, графини Кушелевой, относившейся к своему внуку с чувством нежной привязанности и позаботившейся об его первоначальном воспитании и образовании.

    14 лет от роду Б. Б. Голицын поступил кадетом в Морской кадетский корпус, который и окончил первым по наукам в 1880 году с офицерским чином гардемарина, и его имя было занесено золотыми буквами на мраморную доску в здании Морского корпуса. В том же году он был отправлен в заграничное плавание на фрегате «Герцог Эдинбургский». Это плавание, совершавшееся преимущественно по Средиземному морю, было чрезвычайно полезным и поучительным. При посещении итальянс ких и греческих портов Б. Б. Голицын совершал экскурсии в глубь этих стран и знакомился с их художественными сокровищами и античными реликвиями. Во время стоянки в порту Яффа было совершено путешествие по Палестине, с посещением Иерусалима, Вифлеема, берегов Иордана и Мертвого моря.

    Несмотря на то что фрегату в дальнейшем предстояло посетить еще ряд новых стран, 19–летний юноша, неудержимо стремившийся к науке, списывается с судна и осенью 1881 года возвращается в Петербург. Здесь он просит разрешения морского начальства поступить вольнослушателем в университет, в чем, однако, ему отказывают и предлагают поступить в Морскую академию. Зиму 1881/82 года Б. Б. Голицын проводит в Петербурге за усиленной подготовкой к вступительным экзаменам в академию. Жизнь в сырой квартире в сочетании с напряженной работой подорвала его здоровье, и у него обнаружился туберкулез. При таких обстоятельствах Б. Б. Голицын выехал весною 1882 года во Флоренцию к своей матери и, по настоянию врачей, вынужден был оставаться там в течение двух лет до полного выздоровления. Но и эти годы Б. Б. Голицын не терял даром. Он посещает в местных высших учебных заведениях лекции профессоров по физике, химии, проходит лабораторный практикум по физике, занимается высшей математикой.

    Осенью 1884 года Б. Б. Голицын возвращается в Петербург и поступает в Морскую академию на гидрографическое отделение. Академию Б. Б. Голицын окончил в 1886 году одним из двух первых, получив по 12 баллов по всем предметам. Его имя было высечено золотыми буквами на мраморной доске в Морской академии.

    Призванием Б. Б. Голицына была наука, и ради этого призвания он готов был на любые жертвы. Он подал в отставку из флота, решительно отказавшись от легкой и блестящей военно — придворном карьеры, которую открывало ему его аристократическое происхождение. Его мечтой было поступить на физико — математический факультет Петербургского университета. Однако на этом пути Б. Б. Голицына ожидало тягостное разочарование. В университет принимались лишь люди, имеющие аттестат зрелости, т. е. свидстельство об окончании классической гимназии. Поэтому Б. Б. Голицылу было предложено сдать экзамен за полный курс гимназии, включая не только древние языки (латынь и греческий), но и арифметику, Закон Божий и т. д.

    Не желая бесплодно тратить время на подготовку и сдачу экзаменов за восьмилетний гимназический курс, Б. Б. Голицын принимает решение поступить в один из заграничных университетов. Свой выбор он остановил на Страсбургском университете. Здесь талантливый, полный энергии Б. Б. Голицын получил возможность отдать все свои силы науке, не отвлекаясь никакими посторонними делами.

    Весь образ своей студенческой жизни Б. Б. Голицын подчинил интересам научной работы. Спать ложился в 10 часов вечера, а вставал в 5 часов утра, напряженно работал в течение всего дня. Лишь по воскресеньям он предпринимал загородные поездки по живописным гористым окрестностям.

    Б. Б. Голицын очень дорожил дружбой, завязавшейся у него в Страсбурге с П. Н. Лебедевым, который вскоре приобрел всемирную известность как выдающийся физик — экспериментатор. Оба они снимали комнаты у одной хозяйки и досуг стремились проводить всегда вместе, обычно в беседах на научные темы.

    Весной 1890 года Б. Б. Голицын окончил Страсбургский университет.

    После представления факультет) докторской диссертации он был удостоен высшей степени докторского диплома. Окончив Страсбургский университет, Б. Б. Голицын вернулся в Россию.

    Не теряя времени, Б. Б. Голицын приступил к сдаче магистерских экзаменов при Петербургском университете, к которым на этот раз он был допущен без всяких возражений. В течение одной зимы Б. Б. Голицын сдал весь цикл экзаменов по специальности «физика». В этот цикл кроме основного предмета, физики, входили весьма серьезные экзамены по математике, механике и метеорологии.

    Осенью 1891 года он был назначен приват — доцентом по кафедре физики в Московский университет.

    В 1893 году Б. Б. Голицын уехал снова в Страсбург. По приезде в Страсбург он вновь принимается за научную работу. Этот год оказался годом начала научных успехов Б. Б. Голицына. Его научные заслуги получают все более и более широкое признание. Осенью 1893 года его приглашают занять кафедру физики в Юрьевском университете, и вскоре после этого, в том же году он был избран Академией наук в адъюнкты по кафедре физики и переселился в Петербург.

    Избрание в академию дало возможность Б. Б. Голицыну проявить свои научные дарования. После нескольких физико — ме- теорологических работ, явившихся результатом его участия в экспедиции на Новую Землю для наблюдений за полным солнечным затмением в 1896 году, Б. Б. Голицын обращается к исследованиям по сейсмометрии, которые и принесли ему мировую известность. В 1900 году в Академии наук была учреждена Постоянная сейсмическая комиссия для наблюдений как над близкими, так и над удаленными землетрясениями. Дело в том, что в начале 1889 года геодезист Ребер — Пашниц установил в подвале Потсдамской обсерватории горизонтальные маятники, чтобы следить за периодическими колебаниями отвесной линии под влиянием лунно — солнечного притяжения. 18 апреля 1889 года на плавной кривой, которую воспроизводил маятник, появились сильные колебания, длившиеся в течение полутора — двух часов. Вскоре телеграф принес известие, что за несколько минут до начала этих колебаний произошло разрушительное землетрясение в Японии, на расстоянии около 9000 километров от Потсдама. Естественно было высказать гипотезу, что указанные колебания были вызваны проходящими упругими волнами, возникшими в земной коре под влиянием землетрясения и распространявшимися через внутренние твердые слои Земли. Эта гипотеза подтвердилась, и была установлена возможность регистрировать землетрясения с очень больших расстояний.

    Б. Б. Голицын принял живейшее участие в работах сейсмической комиссии, предвидя широкое развитие и большое практическое значение нарождающейся новой науки — сейсмологии.

    В конце ноября 1906 года Б. Б. Голицыным в подвале Пулковской обсерватории была открыта временная сейсмическая станция. В течение первых 40 дней было зарегистрировано 14 землетрясений, причем несомненным образом выяснились огромные преимущества новых, предложенных Б. Б. Голицыным сейсмографов. Сейсмограммы этих приборов дали отчетливую запись и показали отдельные фазы землетрясений, соответствующие приходу различных типов сейсмических волн.

    С помощью приборов Б. Б. Голицына стало возможным не только определить расстояние до очага землетрясения, но и направление, в котором этот очаг расположен, и таким образом вычислить его географические координаты по данным от одной лишь сейсмической станции.

    Ученые всех стран оценили преимущества этих приборов, и все главнейшие сейсмические станции во всех частях света были оборудованы сейсмографами системы Б. Б. Голицына.

    Отдавая большую часть своих сил разработке различных вопросов сейсмометрии и сейсмологии, Б. Б. Голицын до 1909 года не прекращал своих работ и в области экспериментальной физики, работая главным образом в области спектроскопии.

    Не менее важное значение имеют исследования Б. Б. Голицына по теоретической сейсмологии.

    В 1913 году Б. Б. Голицын был назначен директором Главной физической (в дальнейшем геофизической) обсерватории и за три года своего пребывания на этом посту основательно реорганизовал это учреждение. Наряду с тем Б. Б. Голицын уделял значительное время и профессорской деятельности, занимая последовательно кафедры физики на Высших женских курсах, в Женском медицинском институте и в Морской академии.

    Отличительной чертой Б. Б. Голицына как человека была его прямота. Он открыто и безбоязненно высказывал свое мнение и не мог переносить неискренности в других людях. Он всегда воздавал должное чужим заслугам, и ему чужда была ревность к успехам других людей. Он был неотразимо обаятельной личностью — музыкант с тонким слухом и вкусом, хорошо игравший на скрипке, увлекательный и остроумный собеседник, много видавший и много знавший, радушный хозяин.

    Свыше 130 оригинальных научных работ Б. Б. Голицына было опубликовано в различных научных журналах и изданиях. Б. Б. Голицын был избран членом многих иностранных обществ и академий. Б. Б. Голицын стал в 1911 году президентом Международной сейсмологической ассоциации.

    Б. Б. Голицын неустанно заботился об укреплении оборонной мощи России, в особенности после Русско — японской войны. Он был одним из наиболее энергичных членов «Особого комитета для усиления воздушного флота на добровольные пожертвования, неустанно пропагандировавших идею создания в России мощного военно — воздушного флота. В декабре 1909 года он выступил в большом конференц — зале Академии наук с публичным докладом «Об общих директивах для правильной постановки дела воздухоплавания в России». В этом докладе, на котором присутствовало много крупных государственных и общественных деятелей, Б. Б. Голицын сурово осудил Военное и Морское министерство за их полную бездеятельность в этом направлении.

    По его же инициативе на Русско — Балтийском вагонном заводе начата была постройка аэропланов, и для этой цели привлечен был известный конструктор И. И. Сикорский.

    Когда началась мировая война 1914–1918 годов, по предложению Б. Б. Голицына было создано Военно — метеорологическое управление, во главе которого он и был поставлен. Главной задачей управления было обслуживать армейские части прогнозами погоды, что приобрело особое значение, когда немцы начали газовую войну. В эти годы войны Б. Б. Голицын отдал все свои силы служению Родине и в непосильном непрерывном труде настолько подорвал свое здоровье, что легкая простуда свела его в могилу. Он скончался 17 мая 1916 года. Но до последних дней, пока он еще не потерял сознания, Б. Б. Голицын продолжал интересоваться и руководить делами управления, вызывая к себе на дом сотрудников.

    Таков был Борис Борисович Голицын — создатель новой науки — сейсмологии, человек несокрушимой воли и неукротимой энергии, наделенный высокими качествами душевного благородства.


    Основные события жизни

    1880 г. — Б. Б. Голицын окончил Морской кадетский корпус и был отправлен в заграничное плавание на фрегате «Герцог Эдинбургский».

    1881 г. — Б. Б. Голицын возвращается в Петербург.

    1882 г. — Б. Б. Голицын выехал во Флоренцию для лечения от туберкулеза.

    1884 г. — Б. Б. Голицын возвращается в Петербург и поступает в Морскую академию на гидрографическое отделение.

    1886 г. — Б. Б. Голицын окончил академию.

    1887 г. — Б. Б. Голицын учится в Страсбургском университете.

    1890 г. — Б. Б. Голицын окончил Страсбургский университет и вернулся в Россию.

    1891 г. — Б. Б. Голицын назначен приват — доцентом по кафедре физики в Московский университет.

    1893 г. — Б. Б. Голицын уехал снова в Страсбург.

    1893 г. — Б. Б. Голицын избран Академией наук в адъюнкты по кафедре физики и переселился в Петербург.

    1896 г. — Б. Б. Голицын обращается к исследованиям по сейсмометрии, которые принесли ему мировую известность.

    1906 г. — Б. Б. Голицыным в подвале Пулковской обсерватории открыта временная сейсмическая станция.

    1911 г. — Б. Б. Голицын избран президентом Международной сейсмологической ассоциации.

    1913 г. — Б. Б. Голицын назначен директором геофизической обсерватории.

    (обратно) (обратно)


    Алексей Николаевич Крылов (1863–1945)

    А. Н. Крылов — один из самых выдающихся русских математиков, механиков и инженеров. Главным делом его жизни были исследования по теории корабля, но вместе с тем о нем можно сказать словами поэта Баратынского:

    На все отозвался он мыслью своей,
    Что просит у мысли ответа…

    Его интересы были разносторонни и разнообразны, у него был могучий энциклопедический ум.

    Алексей Николаевич родился в сельце Висяге Ардатовского уезда Симбирской губернии 15 августа 1863 года. Отец его — состоятельный помещик Николай Александрович Крылов, служивший артиллерийским офицером, по выходе в отставку занимался сельским хозяйством и общественной деятельностью, журналистикой и литературой. Он был чужд барских замашек Всегда деятельный, неутомимый, просто одевавшийся и просто, по — человечески обращавшийся с людьми, ниже его стоявшими по общественному положению, он представлялся крестьянам то выслужившимся солдатом, то купцом. Своему же брату, помещику, он нередко казался каким‑то потомком Стеньки Разина или внуком Емельки Пугачева. Мать А. Н. Крылова Софья Викторовна Ляпунова принадлежала к старой дворянской семье, из которой вышел знаменитый математик Александр Михайлович Ляпунов, приходившийся Алексею Николаевичу двоюродным дядей.

    В родственных отношениях с Алексеем Николаевичем, по отцу и по матери, находится целый ряд других выдающихся русских деятелей науки: И. М. Сеченов — знаменитый основатель русской физиологической школы; академик Б. М. Ляпунов — крупный специалист по славянской филологии; Н. Ф. Филатов — известный московский профессор детских болезней и профессор глазных болезней В. П. Филатов.

    В детстве резвый, шаловливый Алеша управлялся с топором, который подарил ему отец, лучше, чем с букварем. Он рос в непосредственной близости к природе. Ходил со взрослыми на охоту. Часто ездил с многочисленными родственниками по волжским степям и Волге.

    Когда А. Н. Крылову исполнилось девять лет, отец его, желая поправить свое здоровье, решил переехать на юг Франции. Поместье было продано, и семья поселилась в Марселе, где прожила два года. Здесь в частном пансионе, приближавшемся по типу к коммерческому училищу, мальчик основательно познакомился с французским языком и арифметикой. После возвращения в Россию в Севастополе он знакомится с моряками, героями славной обороны Севастополя. В 1878 году А. Н. Крылов поступил в младший приготовительный класс Петербургского морского училища, блестяще выдержав вступительные экзамены. В то время под руководством контр — адмирала А. П. Епанчина Морское училище было передовым учебным заведением, имеющим отличный состав преподавателей.

    А. Н. Крылов свое свободное время посвящал изучению математических наук в объеме университетского курса. Здесь пришло на помощь счастливое обстоятельство. Дядя Алексея Николаевича — Александр Михайлович Ляпунов, ученик знаменитого русского математика П. Л. Чебышева и в будущем сам знаменитый математик, в то время готовился к сдаче в Петербургском университете магистерского экзамена и готовил свою знаменитую магистерскую диссертацию. Он оказал большое влияние на молодого А. Н. Крылова и руководил его математическими занятиями. Многие математические идеи, которые П. Л. Чебышев высказывал на своцх лекциях и в беседах со своими учениками, доводили до Алексея Николаевича через А. М. Ляпунова. Поэтому с полным правом А. Н. Крылова можно причислить к ученикам самого П. Л. Чебышева.

    Неудивительно поэтому, что по своим знаниям молодой А. Н. Крылов превосходил даже некоторых преподавателей училища. В 1884 году он окончил Морское училище и был произведен в мичманы с награждением премией и с занесением его имени на мраморную доску.

    По окончании Морского училища А. Н. Крылов был прикомандирован к известному нашему специалисту по компасному делу И. П. Коллонгу, работавшему в Главном гидрографическом управлении и уже раньше обратившему внимание на блестящие успехи А. Н. Крылова. Про Коллонга, фанатика компасного дела, во флоте в шутку говорили: «Коллонг считает, что корабли строятся для того, чтобы было на чем устанавливать компасы». Под его руководством А. Н. Крылов выполнил свои первые научные работы, приобрел прочные навыки в вычислениях — навыки, которые он с тех пор не переставал развивать, совершенствовать и передавать другим. Дело в том, что на показания корабельных компасов часто оказывало влияние железо. Практическое значение исследований А. Н. Крылова моряки смогли оценить после гибели двух пассажирских пароходов у берегов Ирландии в 1862 году. Расследование катастрофы, унесшей более двухсот жизней, показало, что эти пароходы наскочили в тумане на берег, полагаясь на искаженные показания компаса. А. Н. Крылов решил эту проблему и вывел русское компасное дело на первое место в мире.

    А. Н. Крылов, посвятив компасу свои первые научные работы, вернулся к этим вопросам более чем через пятьдесят лет — накануне Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Он исследовал теорию гироскопического компаса, который стал соперником магнитного компаса на морских и воздушных кораблях. Гироскопический компас основан на принципе волчка, т. е. тела, быстро вращающегося вокруг оси. Волчок можно сконструировать так, что эта ось, подобно магнитной стрелке, будет сохранять неизменное положение в пространстве, независимое от перемещения корабля. С осью можно соединить стрелку, которая будет направлена на север все время, пока поддерживается вращение волчка. Первый прибор такого типа, под именем гироскопа, был изобретен французским физиком фуко в 1852 году. Практическое же применение гироскоп получил лишь в XX веке.

    В последних своих работах по компасному делу А. Н. Крытое разработал чрезвычайно важную теорию влияния качки корабля на показания компаса.

    Добившись на первых же порах своей научной деятельности значительных успехов, молодой ученый не захотел ограничиваться этой сравнительно узкой областью знания. Его привлекали теория корабля и кораблестроение вообще как «обширное поле для применения математики».

    Корабль — даже самой совершенной постройки — может оказаться беззащитной скорлупкой во время бури среди необъятных просторов океана. Тысячи опасностей угрожают кораблю, начиная с того момента, когда его спускают на воду. История кораблестроения знает многочисленные примеры того, как великолепнейшие корабли гибли при спуске на воду, при испытаниях, при ремонте, не говоря уже о случаях гибели в открытом море, во время тумана, бури, в бою.

    Задача корабельного инженера, сооружающего корабль, — создать его таким, чтобы он был надежно защищен от натиска стихий, от всех случайностей, от оружия неприятеля. Решение этих задач достигается путем математического расчета.

    Чтобы подготовить себя к серьезной работе в этой области, А. Н. Крылов решил поступить на кораблестроительное отделение Морской академии. После того как А. Н. Крылов проработал год на Франко — русском судостроительном заводе, он был зачислен в 1888 году в число слушателей Морской академии.

    В конце 1890 года А. Н. Крылов окончил Морскую академию с занесением на мраморную доску. А. Н. Крылов был оставлен при академии для подготовки к профессорскому званию. Вскоре он становится штатным преподавателем Морского училища и доцентом Морской академии по математике. С 1892 года А. Н. Крылов стал читать в Морской академии курс теории корабля.

    А. Н. Крылов вскоре заметил, что у корабельных инженеров была привычка производить вычисления по весьма неудобям схемам с громадным числом (10–12) значащих цифр, из которых по самой сути дела могли быть верными лишь первые три, а все остальные были неверны и вместе с тем для практики не нужны. В своем курсе теории корабля А. Н. Крылов разработал рациональные приемы кораблестроительных расчетов, придерживаясь принципа: производить все вычисления с точностью, соответствующей требованиям практики. Насколько существенной была произведенная им реформа кораблестроительных вычислений, видно из того, что количество лишних цифр достигало в некоторых кораблестроительных расчетах, выполнявшихся по старинке, 97 процентов.

    С 1893 года А. Н. Крылов стал читать в Морской академии учение о качке корабля.

    В 1898 году А. Н. Крылов напечатал две свои замечательные работы, в первой из которых был дан исчерпывающий ответ на вопрос о поведении корабля при любом волнении, а следовательно, решен вопрос о мореходных качествах корабля еще до спуска его на воду, над чем когда‑то безуспешно работал английский судостроитель В. Фруд.

    Во второй работе был разрешен другой основной вопрос: какие усилия возникают в различных частях корпуса корабля при качке, и тем была дана возможность обеспечить надлежащую прочность корпусу корабля.

    Эти работы заслуженно принесли автору мировую известность как первому специалисту в области теории корабля.

    Теорию А. Н. Крылова ввели в курс всех судостроительных школ мира.

    С момента основания Политехнического института в Петербурге, в которой А. Н. Крылов принимал деятельное участие, он читал на кораблестроительном факультете курс вибрации судов — «предмет тогда новый, ни в одном из учебных заведении не излагавшийся». Речь идет об исследовании сотрясений корабля, вызываемых работой машины. Если толчки судового механизма совпадали с собственными колебаниями корабля, то на ступало явление резонанса. Корабль начинал вибрировать в такт оборотам машины, и вся его конструкция могла разрушиться.

    Разработав всю теорию строго математически, А. Н. Крылов указал, как избавиться или, по крайней мере, уменьшить вибрации судна и влияние резонанса, крайне вредное для его прочности.

    В развитии научно — технической деятельности А. Н. Крылова видную роль сыграла его работа в 1900–1908 годах в Опытовом бассейне Морского ведомства. Этот бассейн был основан по инициативе гениального русского химика Д. И. Менделеева в 1891 году. Со свойственной ему прозорливостью Д. И. Менделеев понял громадное значение научного эксперимента в виде предварительного испытания моделей судов при их проектировании.

    При работе в Опытовом бассейне А. Н. Крылов подружился со знаменитым адмиралом и ученым Степаном Осиповичем Макаровым, оказавшим очень большое влияние на молодого А. Н. Крылова. К этому периоду относятся работы А. Н. Крылова по непотопляемости корабля.

    С давних пор (Алексей Николаевич в шутливом вступлении к одному из своих докладов приводил пример Ноева ковчега) корабль подразделялся на отсеки (отделения) посредством перегородок. Если корабль получал пробоину, то воду начинали выкачивать, стараясь изолировать ее в пределах поврежденного отсека. А. Н. Крылов доказал и опытным путем, и путем расчетов, насколько важно придерживаться определенной системы размещения отсеков при строительстве корабля, а также предложил и обосновал прием затопления отсеков, парных к поврежденному, как единственный во многих случаях способ спасения судна. Дело в том, что при больших пробоинах нет возможности быстро выкачать вливающуюся воду; равновесие корабля нарушается, он накреняется и при небольшом волнении может опрокинуться и затонуть. Затопление надлежащего отсека посредством специальной системы труб и клапанов выравнивает корабль, восстанавливая частично одно из его важнейших мореходных качеств — устойчивость. Нужно лишь суметь в угрожающей обстановке правильно выбрать, что затоплять. Для этой цели А. Н. Крылов составил специальные «Таблицы непотопляемости», которые получили распространение в мировом военном кораблестроении.

    Так из следующих одна за другой работ складывался мировой авторитет А. Н. Крылова в вопросах кораблестроения.

    А. Н. Крылов постепенно создал целую школу своих учеников, работавших по теории корабля и прочности его конструкции, что составило отдельную научную дисциплину «Строительная механика корабля».

    Постепенно Морская академия стала одной из лучших в мире, и главные кафедры технических отделений ее были заняты учениками А. Н. Крылова. Она стала «гнездом птенцов А. Н. Крылова». Корабельная наука была главным стержнем всей боишцем полувековой научной работы А. Н. Крылова. Вместит тем он с полным правом занимает почетнейшее место среди виднейших деятелей физико — математических наук.

    В 1908–1910 годах А. Н. Крылов в качестве главного инспектора кораблестроения и председателя Морского технического комитета возглавлял кораблестроение всей России.

    А. Н. Крылов указывал на слабость наших броненосцев еще до Цусимской катастрофы. После 1905 года он оказался в первых рядах борцов за постройку нового, передового по своим качествам, русского флота. Его деятельность на посту председателя Морского технического комитета была славной эпохой для Морского министерства — наш военный флот занимал одно из первых мест в мире.

    В эти же годы он занимался исследованием методов определения орбит комет по малому числу наблюдений. Непосредственным поводом к этому было ожидавшееся в 1910 году появление кометы Галлея, послужившей в свое время Ньютону одним из объектов для применения его учения «о системе мира». По отдельным сжатым намекам, указаниям и числовым результатам А. Н. Крылову удалось восстановить полностью ход мыслей Ньютона, обнаружив в нем «образчик геометрической проникновенности».

    Не прерывая деятельности крупнейшего инженера — консультанта и организатора кораблестроения (с 1912 года Алексей Николаевич — член правления Русского общества пароходства и торговли; в 1915–1916 годах — член правительственного правления Путиловских заводов), А. Н. Крылов предпринимает огромный, полный глубокого значения труд — переводит с латинского произведение Ньютона «Математические начала натуральной философии» (1684) — сочинение, которое легло в основу всей системы современного точного знания.

    В 1914 году Московский университет, по представлению Е. Жуковского, присудил А. Н. Крылову степень почетного доктора прикладной математики, а Академия наук избрала его своим членом — корреспондентом; в 1916 году Академия наук избрала его своим действительным членом.

    В 1919 году А. Н. Крылов назначается начальником Морской академии.

    В 1921 году А. Н. Крылов командируется Академией наук за границу для восстановления научных связей, закупки литературы, приборов и инструментов. Будучи за границей, среди своей хлопотливой и напряженной деятельности, требующей частых переездов из страны в страну, из города в город, он вычислял траектории снарядов.

    А. Н. Крылову принадлежат крупные изыскания по теории упругости и сопротивлению материалов. Его работа, относящаяся еще к 1904–1905 годам, содержит решение основной задачи по теории мостов. Эту задачу не могли решить знаменитые иностранные ученые Стоке и Сен — Венан. Одна эта работа ставила А. Н. Крылова в ряд ведущих механиков всего мира.

    Как математик, умеющий прилагать математику к решению важнейших практических задач, А. Н. Крылов не знал себе равных в нашей стране, а может быть, и во всем мире.

    Алексей Николаевич был блестящим знатоком истории науки. Им созданы замечательные по своей глубине и художественности очерки, посвященные жизни и деятельности классиков физико — математических наук: Ньютона, Эйлера, Лагранжа, Чебышева, Галилея.

    Полувековая педагогическая деятельность А. Н. Крылова была необыкновенно насыщенной, плодотворной и разнообразной. Тысячи и десятки тысяч специалистов по вопросам техники и физико — математических наук учились, учатся и будуут еще многие и многие годы учиться по его замечательным курсам. Все эти прекрасные книги составляют величественный памятник А. Н. Крылову как ученому и педагогу.

    В основе педагогических взглядов А. Н. Крылова, которые он всячески пропагандировал и проводил в жизнь, лежало требование «научить учиться".

    В 1943 год)! Крылову было присвоено звание Героя Социалистического Груда за «исключительные заслуги перед государством в области математических наук, теории и практики отечественного кораблестроения, многолетнюю плодотворную работу по проектированию и строительству современных военно — морских кораблей, а также крупнейшие заслуги в деле подготовки высококвалифицированных специалистов военно- морского флота».

    Восьмидесятилетний старец, исполненный мудрости и необыкновенного личного обаяния, работал не покладая рук.

    Скончался Алексей Николаевич Крылов 26 октября 1945 года. Последней его незаконченной работой была «История открытия планеты Нептун».

    Таков был этот замечательный представитель русской науки, потративший все свои необыкновенные дарования на служение своему народу. От теории он тотчас же переходит к практике, а от практики он снова обращается к теории, чтобы обобщить свои практические наблюдения. Математика, механика, физика, астрономия и корабельные науки были его родной стихией, и не было такого вопроса, на который он не мог бы дать исчерпывающего ответа.


    Основные события жизни

    1878 г. — А. Н. Крылов поступил в младший приготовительный класс Петербургского морского училища.

    1884 г. — А. Н. Крылов окончил Морское училище и был произведен в мичманы с награждением премией и с занесением его имени на мраморную доску.

    1888 г. — А. Н. Крылов зачислен в число слушателей Морской академии.

    1890 г. — А. Н. Крылов окончил Морскую академию с занесением имени на мраморную доску.

    1892 г. — А. Н. Крылов читает в Морской академии курс теории корабля.

    1893 г. — А. Н. Крылов читает в Морской академии учение о качке корабля.

    1908–1910 гг. — А. Н. Крылов в качестве главного инспектора кораблестроения и председателя Морского технического комитета возглавлял кораблестроение всей России.

    1911 г. — А. Н. Крылов составил «Беседы о способах определения орбит комет и планет по малому числу наблюдений».

    1912 г. — А. Н. Крылов — член правления Русского общества пароходства и торговли.

    1914 г. — Московский университет, по представлению Н. Е. Жуковского, присудил А. Н. Крылову степень почетного доктора прикладной математики, а Академия наук избрала его своим членом — корреспондентом.

    1915–1916 гг. — А. Н. Крылов — член правительственного правления Путиловских заводов.

    1916 г. — Академия наук избрала А. Н. Крылова своим действительным членом.

    1919 г. — А. Н. Крылов назначается начальником Морской академии.

    1921 г. — А. Н. Крылов командируется Академией наук за границу для восстановления научных связей, закупки литературы, приборов и инструментов.

    1943 г. — А. Н. Крылову было присвоено звание Героя Социалистического 'Груда.

    (обратно) (обратно)


    Петр Николаевич Лебедев (1866–1912)

    В историю мировой науки П. Н. Лебедев вошел как искуснейший экспериментатор — физик, впервые обнаруживший и измеривший давление света. Он был первым организатором работы больших исследовательских лабораторий, ставших образцом для научных институтов в наши дни.

    П. Н. Лебедев родился 8 марта 1866 года в Москве в культурной купеческой семье. После обучения в реальном училище П. Н. Лебедев поступил в Московское техническое училище. В архиве Российской академии наук хранятся большие тетради юноши П. Н. Лебедева — свидетельство его необыкновенных изобретательских способностей. Не окончив Технического училища, П. Н. Лебедев направился в 1887 году за границу, в Страсбургский университет, изучать физику.

    Здесь он работал у известного немецкого физика — экспериментатора Августа Кундта.

    А. Кундт оставался в Страсбурге недолго. В 1888 году он получил кафедру в Берлине, и П. Н. Лебедев отправился вслед за ним. Здесь, помимо занятий у А. Кундта, П. Н. Лебедев слушал теоретические лекции немецкого ученого Г. Гельмгольца.

    Обучаясь в детстве в реальном училище, П. Н. Лебедев не изучал латинского языка. Поэтому он не смог сдать экзамен на докторское звание в Берлине, где знание древних языков было необходимым. Пришлось вернуться в Страсбург — там латынь не требовалась. В Страсбурге П. Н. Лебедев быстро выполнил экспериментальную диссертационную работу, сдал экзамены и получил степень доктора.

    Из сохранившихся писем П. Н. Лебедева, относящихся к этому периоду жизни, видно, что он тогда многое написал и еще о большем думал помимо докторской работы. К 1890 году относятся его занятия теорией кометных хвостов. Эти занятия я стали началом главного дела его жизни — исследований по световому давлению.

    Еще Сенека знал, что кометные хвосты отклоняются от Солнца. И. Кеплер, И. Ньютон и другие предполагали, что причиной этого отклонения может быть механическое давление света. В XVIII веке его пытались обнаружить на опыте и действительно находили. На поверку оказывалось, однако, что наблюдаемые явления не имеют ничего общего со световым давлением.

    В конце XVIII века физик и астроном А. Харатсакер указывал, например, что, по мнению путешественников, солнечные лучи своим давлением замедляют движение Дуная. Все это, однако, были лишь предположения, и только Д. Максвелл на основании своей электромагнитной теории света нашел теоретическое значение давления света. Подсчеты Д. Максвелла были более реальными, но здесь не обошлось без серьезных погрешностей.

    За эту труднейшую задачу и взялся П. Н. Лебедев. В 1891 году появилась его заметка «Об отталкивательной силе лучеиспускающих тел». В ней, основываясь на известных данных о лучеиспускании Солнца, П. Н. Лебедев доказывает, что отклонение кометных хвостов действительно может объясняться давлением света.

    «Я, кажется, сделал очень важное открытие в теории движения светил, особенно комет». В современной астрофизике громадная роль светового давления как космического фактора, наряду с ньютоновским притяжением, становится очевидной» (из письма П. Н. Лебедева).

    П. Н. Лебедев возвращается полный планов в Москву в 1891 году.

    Он получает место ассистента в Московском университете при кафедре профессора А. Г. Столетова и в очень тяжелых условиях устраивает свою лабораторию, оставаясь бодрым и полным творческой энергии.

    Через три года, в 1894 году, появляется первая часть его большой работы, ставшей позднее докторской диссертацией, Ввиду исключительных качеств работы П. Н. Лебедеву была присуждена степень доктора без предварительной защиты магистерской диссертации и соответствующих экзаменов — случай очень редкий в практике университетов. С экспериментальной стороны работа была образцом тщательности в сочетании со смелыми научными решениями.

    Работа была закончена в 1897 году. Давление волн было исследовано на моделях. Предстояла самая важная стадия — обнаружить и измерить давление света в лаборатории.

    В 1900 году и этот этап завершается полным успехом. Световое давление было найдено. П. Н. Лебедеву удалось измерить его. По виду прибор П. Н. Лебедева был простым. Свет от вольтовой дуги падал на легкое крылышко, подвешенное на тонкой нити в стеклянном баллоне, из которого выкачан воздух, и по закручиванию нити можно было судить о световом давлении. В действительности за этой простотой скрывались бесчисленные преодоленные трудности. П. Н. Лебедев по праву и с гордостью мог закончить свое сообщение короткой фразой: «Таким образом, существование сил давления опытным путем установлено для лучей света».

    Опыты П. Н. Лебедева принесли ему мировую славу и навеки вписали его имя в историю экспериментальной физики. В России он получил за эти опыты премию Академии наук и затем был избран в члены — корреспонденты академии. О том впечатлении, которое произвели опыты П. Н. Лебедева на ученый мир, говорят, например, слова прославленного английского физика лорда Кельвина, сказанные знаменитому русскому ученому К. А. Тимирязеву: «Вы, может быть, знаете, что я всю жизнь воевал с Максвеллом, не признавая его светового давления, и вот ваш Лебедев заставил меня сдаться перед его опытами».

    Однако П. Н. Лебедев не считал работу законченной. Для космических явлений основное значение имеет не давление на твердые тела, а давление на разреженные газы, состоящие из изолированных молекул. Стоявшая перед П. Н. Лебедевым экспериментальная задача была на этот раз еще более трудной, чем прежняя, и попытки решить ее длились десять лет. Но и на этот раз экспериментальное искусство П. Н. Лебедева преодолело все трудности. Новые опыты П. Н. Лебедева, опубликованные в 1910 году, были встречены мировой физической общественностью с восторгом. Британский Королевский институт избрал П. Н. Лебедева своим почетным членом. Блестящий физик — экспериментатор В. Вин в письме русскому физику В. А. Михельсону писал, что П. Н. Лебедев владел «искусством экспериментирования в такой мере, как едва ли кто другой в наше время».

    На этом закончилась работа П. Н. Лебедева по световому давлению. Преждевременная смерть ученого прервала ее.

    В Московском университете П. Н. Лебедев главное внимание уделял исследовательской работе своих студентов и со — трудников. Его первая лекция начинающим студентам всегда содержала призыв сделаться исследователями, не боясь труд, ностей. Он впервые в России отважился организовать физическую лабораторию с относительно большим числом работающих сотрудников. В 1901 году у него работало только трое, в 1910 году число работающих достигло 28. Если принять во внимание, что все темы работ были даны и тщательно продуманы (вплоть до чертежей приборов) самим П. Н. Лебедевым, что лаборантов не было, механиками и стеклодувами были сами работающие, что средства лаборатории и оборудование были крайне ограниченными, что она помещалась в сыром подвале, то станет понятным огромное напряжение и энергия, требовавшиеся от П. Н. Лебедева для руководства этой лабораторией. Между тем из нее год за годом выходили отличные работы, во многих из которых чувствовалась мастерская рука учителя. П. Н. Лебедев стал пионером замечательного и для России совсем нового дела — большой коллективной исследовательской работы. Впоследствии, в 1911 году, в газетной статье «Русское общество и русские национальные лаборатории», помещенной в «Русских ведомостях», П. Н. Лебедев довольно подробно изложил свою точку зрения и доводы, говорящие о пользе и необходимости создания больших исследовательских лабораторий.

    В 1911 году в знак протеста против действий министра просвещения П. Н. Лебедев подал в отставку, и вместе с ним из университета ушли его сотрудники, работавшие в его лаборатории. Было разрушено громадное дело. П. Н. Лебедевым тотчас же были получены приглашения от заграничных научных учреждений. В частности, директор физико — химической лаборатории Нобелевского института в Стокгольме профессор Аррениус писал ему: «Естественно, что для Нобелевского института было бы большой честью, если бы Вы пожелали там устроиться и работать, и мы, без сомнения, предоставили бы Вам все необходимые средства, чтобы Вы имели возможность дальше работать… Вы, разумеется, получили бы совершенно свободное положение, как это соответствует Вашему рангу в науке». Но П. Н. Лебедев отказался от всех этих предложений. Он остался на Родине и в крайне тяжелых условиях на частные средства, пользуясь общественной помощью, организовал новую физическую лабораторию. В Мертвом переулке в Москве был снят подвал, где в 1911 году в нескольких комнатах расположилась его лаборатория. Здесь он закончил свою последнюю экспериментальную работу.

    Частными жертвователями были собраны средства на постройку нового физического института для П. Н. Лебедева по плану, составленному им самим. Институт этот, однако, был Достроен только в 1916 году, спустя четыре года после смерти П. Н. Лебедева. Это здание в настоящее время принадлежит Академии наук; в нем помещается Физический институт имени П. Н. Лебедева.

    14 марта 1912 года П. Н. Лебедева не стало. Он умер в 46 лет и был похоронен на Алексеевском кладбище. В 1935 году в связи с ликвидацией кладбища прах П. Н. Лебедева перенесен на Кладбище Новодевичьего монастыря.

    На смерть П. Н. Лебедева откликнулся весь ученый мир. Было прислано много телеграмм и писем от выдающихся ученых, среди которых были Рентген, Нернст, Аррениус, Томсон, Варбург, Рубенс, Крукс, Кюри, Риги и другие.

    В лице П. Н. Лебедева Россия потеряла не только великого ученого, но и замечательного организатора науки.


    Основные события жизни

    1887 г. — П. Н. Лебедев уезжает за границу, в Страсбургский университет, изучать физику.

    1888 г. — П. Н. Лебедев в Берлине.

    1890 г. — П. Н. Лебедев занимается теорией кометных хвостов.

    1891 г. — П. Н. Лебедев доказывает, что отклонение кометных хвостов может объясняться давлением света.

    1891 г. — Лебедев возвращается в Москву и получает место ассистента в Московском университете.

    1894 г. — Появляется первая часть докторской диссертации П. Н. Лебедева.

    1900 г. — П. Н. Лебедев измерил световое давление.

    1910 г. — Британский королевский институт избрал П. Н. Лебедева своим почетным членом.

    1911 г. — П. Н. Лебедев подал в отставку и ушел из университета.

    1911 г. — П. Н. Лебедев организовал новую физическую лабораторию в Москве.

    (обратно) (обратно) (обратно)


    ХИМИЯ


    Александр Абрамович Воскресенский (1809–1880)

    «Дедушка русской химии» — А. А. Воскресенский родился 7 декабря 1809 года в городе Торжке Тверской губернии, где его отец был дьяконом приходской церкви. В 1814 году, едва добившись места священника, отец его умер, оставив вдову с тремя малолетними детьми без всяких средств к существованию. Сироты были определены на казенный счет в Торжковское духовное училище. Уже с первых лет учения необыкновенные способности А. А. Воскресенского обратили на себя внимание преподавателей, в частности его родного дяди Холщевникова, бывшего тоже преподавателем этого училища. Благодаря хлопотам Холщевникова, А. А. Воскресенский по окончании духовного училища смог продолжать свое образование в Тверской духовной семинарии. Там он по — прежнему выделялся своей талантливостью и любознательностью и курс учения в 1832 году окончил первым. Перед ним открылась возможность духовной карьеры. Он мог как отлично окончивший семинарию получить хороший, доходный приход и жить безбедно, он мог поступить и в Духовную академию и дослужиться впоследствии до архиерея.

    А. А. Воскресенский по окончании семинарии направился в Петербург и поступил в Педагогический институт — одно из лучших высших учебных заведений того времени. Первые месяцы он получал скудную поддержку от дяди. Но вскоре ему пришлось самому добывать себе средства к существованию уроками, перепиской рукописей и другой случайной работой. Однако это не помешало ему в 1836 году окончить Педагогический институт по I разряду.

    В России развивались горное дело, металлургия, текстильная промышленность, — все эти отрасли очень нуждались в специалистах. Способности А. А. Воскресенского к химии обратили на себя внимание его учителя, известного химика — термодинамика Гесса. По его рекомендации он был направлен вместе с группой других молодых ученых (знаменитая Пироговская группа) за границу для подготовки к профессорской деятельности.

    Недостатком русских высших школ того времени в области химии была слабая постановка лабораторных работ. А. А. Воскресенский работал в экспериментальных лабораториях известных химиков того времени — Э. Митчерлиха, Г. Магнуса и Г. Розе, позже он направился в лабораторию немецкого ученого Юстуса Либиха. Здесь в очень короткий срок, менее чем за 2 года, А. А. Воскресенский выполнил ряд блестящих работ, поражающих необыкновенной точностью эксперимента и сыгравших выдающуюся роль в органической химии.

    Им был окончательно установлен состав нафталина, вызывавший до этого времени разногласия среди химиков. Подвергнув нафталин тщательной очистке, анализу и определив плотность его пара, А. А. Воскресенский окончательно установил его формулу, не подвергавшуюся с тех пор никакому изменению.

    Второй работой А. А. Воскресенского в лаборатории Либиха было исследование хинной кислоты и ее превращение в хинон. Хинная кислота выделялась и раньше другими исследователями, но точный и правильный состав ее был впервые установлен А. А. Воскресенским. Из продуктов реакции ему удалось выделить новое соединение, названное им хиноилом. Открытие этого соединения вызвало большой интерес в химическом мире и имело большое значение для химии и техники.

    Вслед за А. А. Воскресенским исследованием хиноила занялись такие крупные ученые, как И. Берцелиус, Ф. Велер и О. Лоран. Швед Берцелиус дал этому веществу название «хинон», сохранившееся за ним навсегда.

    Через 6 лет после А. А. Воскресенского хиноном заинтересовался ученый Ф. Велер, сначала придавший хинону на основании своих анализов иную формулу, чем установленная А. А. Воскресенским. Однако эта формула была в следующем году опровергнута О. Лораном, Ф. Велер должен был признать свою ошибку и пришел к окончательной формуле, тождественной формуле А. А. Воскресенского.

    Это обстоятельство наглядно показывает классическую точность и аккуратность эксперимента А. А. Воскресенского. Недаром Ю. Либих при опубликовании этой работы считал необходимым обратить внимание на то, что она выполнена «молодым химиком Воскресенским, равно выдающимся талантом и рвением».

    Следующей работой А. А. Воскресенского является исследование свойств ближайшего родственника кофеина (теина), открытого еще в 1820 году Ф. Рунге. Работа эта была закончена и опубликована А. А. Воскресенским в 1842 году, уже по возвращении на Родину.

    По приезде в Петербург в 1838 году А. А. Воскресенский был назначен адъюнктом Петербургского университета по кафедре химии. В следующем году А. А. Воскресенскому была присуждена степень доктора.

    Теперь исполнилась его мечта. Перед ним открывалась широкая дорога к научно — исследовательской работе и к преподаванию в высшей школе — двум путям, ведущим к созданию русской национальной химической науки.

    В первые годы А. А. Воскресенский наряду с педагогической отдавал много времени и экспериментальной работе. Однако вскоре его захватила целиком преподавательская деятельность, и в дальнейшем исследовательских работ в области теоретической химии он больше не публиковал. Конечно, об этом приходится жалеть, так как, будучи исключительно талантливым экспериментатором, он, без сомнения, дал бы миру еще очень много классически проведенных исследований. Но он ясно понял, как велика была потребность России в людях, могущих вести настоящую научную преподавательскую работу и готовить русские научные и технические кадры. Наилучшей характеристикой этой стороны жизни А. А. Воскресенского являются слова его ученика Д. И. Менделеева, написанные им в биографии А. А. Воскресенского для энциклопедического словаря.

    «Проникшись основной мыслью Уварова (о замене иностранцев русскими химиками), А. А. Воскресенский старается удовлетворить всем требованиям, обращенным к нему как к новому русскому химику. Он читает в университете, в Педагогическом институте, в Институте путей сообщения, в Инженерной академии, в Пажеском корпусе и в Школе гвардейских подпрапорщиков и удерживает эти места, пока не народился сонм свежих русских сил, могущих его заменить. Плодом такой усиленной педагогической деятельности является то множество русских химиков, которое и дало ему прозвище «дедушки русской химии». А. А. Воскресенскому… принадлежит честь быть зачинателем самостоятельного русского направления в химии… Другие говорили часто о великих трудностях научного дела, а у А. А. Воскресенского мы в лаборатории чаще всего слышали его любимую поговорку: «Не боги горшки обжигают и кирпичи делают».

    Интересно, что и в то время, и даже гораздо позднее, когда вследствие отсутствия запросов со стороны ничтожно развитой собственно химической промышленности подавляющее большинство русских академических работников — химиков посвящало все свои силы разработке чисто теоретических вопросов, А. А. Воскресенский не только не чурался техники, но сумел заглянуть далеко в ее будущее. «Добыв, — пишет Д. И. Менделеев, — образцы тогда мало кому известных русских, особенно донецких, каменных углей, Воскресенский с полной точностью установил их состав и тем показал, что для всяких требований техники найдутся в России свои каменные угли, ни в чем иностранным не уступающие, а кое в чем и превосходящие лучшие сорта иностранных углей».

    «Участвуя в обсуждении вопросов о материалах для окончания постройки Исаакиевского собора и для починки трещины на Александровской колонне, Воскресенский много содействовал своими знаниями удачному исходу этих работ, — вспоминал Д. И. Менделеев. — Например, трещина в Александровской колонне остановлена и закрыта с полнейшим успехом, благодаря указанию Воскресенским нужного состава». Таким образом, А. А. Воскресенскому мы обязаны сохранением этого памятника, во время Великой Отечественной войны оставшегося целым, несмотря на детонации бомб и артиллерийских снарядов.

    Многие из его учеников своими работами и на научном, и на практическом поприще прославили свои имена, а тем самым и имя учителя, передавшего им и свои познания, и свои заветы никогда не отступать перед препятствиями в научной работе. Русские химические школы Менделеева, Бекетова, Меншуткина и другие имели своим истоком педагогическую работу А. А. Воскресенского, вполне заслужившего прозвище «дедушки русской химии».

    25 лет жизни А. А. Воскресенского в Петербурге были посвящены неустанной педагогической работе, взращиванию молодого поколения русских химиков.

    В 1863 году, в период наибольшего расцвета Петербургского университета, он был избран ректором этого университета. Это были годы, когда в университет устремились молодые люди со всех концов громадной страны. В Петербургском университете сконцентрировалось много крупнейших ученых, и А. А. Воскресенский очень заботился об этом, помня и о материальной обстановке учебных учреждений университета. Деятельность его в этих направлениях была настолько плодотворна, что в 1866 году по истечении срока своих полномочий он был снова переизбран ректором.

    Однако уже в следующем году назначение на должность попечителя Харьковского учебного округа оторвало его от любимой преподавательской работы и от университета, которому он отдал лучшие годы своей жизни.

    Недолго продолжалась работа А. А. Воскресенского в новой роли. После нескольких столкновений с министерскими кругами он вышел в отставку и уже не возвращался ни к педагогической, ни к исследовательской работе. Он поселился с семьей в своем имении Можайцево в Новоторжском уезде Тверской губернии, приобретенном им на скопленные в течение всей его трудовой жизни средства, и мирно провел последние 11 лет. На его средства в Можайцеве была построена и содержалась народная школа, которой он отдавал много внимания и времени.

    В этом имении он и скончался 2 февраля 1880 года.

    Имена двух «зачинателей самостоятельного направления русской химии» — Н. Н. Зинина и А. А. Воскресенского — отмечены Русским химическим обществом в премии, учрежденной в 1880 году.


    Основные события жизни

    1832 г. — А. А. Воскресенский окончил Торжковское духовное училище.

    1836 г. — А. А. Воскресенский окончил Петербургский педагогический институт по I разряду и был направлен за границу для подготовки к профессорской деятельности.

    1838 г. — А. А. Воскресенский установил химический состав нафталина.

    1838 г. — А. А. Воскресенский произвел синтез хинона.

    1838 г. — А. А. Воскресенский назначен адъюнктом Петербургского университета по кафедре химии.

    1839 г. — А. А. Воскресенскому присуждена степень доктора.

    1863 г. — А. А. Воскресенский избран ректором Петербургского университета.

    1866 г. — По истечении срока своих полномочий А. А. Воскресенский снова переизбран ректором.

    1880 г. — А. А. Воскресенский скончался в своем имении.

    (обратно) (обратно)


    Александр Михайлович Бутлеров (1828–1886)

    А. М. Бутлеров — автор и создатель теории химического строения. Он дал наиболее яркие ее экспериментальные доказательства.

    А. М. Бутлеров родился 6 сентября 1828 года в городе Чистополе Казанской губернии. Через одиннадцать дней после своего появления на свет А. М. Бутлеров лишился матери, и воспитание ребенка взяли на себя его дедушка и бабушка Стрелковы. Раннее детство А. М. Бутлеров провел в глухом местечке — деревне Подлесной Шантале, среди лесной девственной природы. Хотя деревня находилась всего лишь в нескольких километрах от имения Бутлеровых, отец Александра Михайловича не принимал в воспитании сына почти никакого участия. Воспитанием А. М. Бутлерова руководила главным образом его тетка В. А. Стрелкова.

    Восьми лет мальчик был отдан в частный пансион в Казани, откуда был вскоре переведен в 1-ю Казанскую гимназию. Уже во время пребывания в пансионе и гимназии А. М. Бутлеров стал увлекаться химией. Наряду с этим он также интересовался собиранием коллекций растений, бабочек и т. п.

    В 1844 году шестнадцатилетний А. М. Бутлеров поступил на камеральное отделение юридического факультета Казанского университета. Уже с первого года своего обучения в университете он начал заниматься химией и был замечен знаменитыми профессорами химии Казанского университета. Не ограничиваясь лабораторными занятиями по химии в университете, a М. Бутлеров завел свою домашнюю лабораторию и готовил в ней весьма сложные препараты.

    Университет А. М. Бутлеров окончил в 1849 году со степенью кандидата за сочинение, как это ни покажется странным, не по химии, а по зоологии на тему «Дневные бабочки Волго-Уральской фауны». В 1850 году факультет и совет университета вынесли решение об оставлении А. М. Бутлерова в университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре химии. Постановление факультета по этому поводу гласит следующее: «Факультет со своей стороны совершенно уверен, что Бутлеров своими познаниями, дарованием, любовью к наукам и к химическим исследованиям сделает честь университету и заслужит известность в ученом мире, если обстоятельства будут благоприятствовать его ученому призванию». Так же верил в дарования А. М. Бутлерова и знаменитый Н. И. Лобачевский, исполнявший в то время обязанности попечителя округа. Двадцатидвухлетнему А. М. Бутлерову было поручено преподавание неорганической химии.

    В феврале 1851 года А. М. Бутлеров защитил магистерскую диссертацию и вслед за этим был избран адъюнктом по кафедре химии. В 1854 году он блестяще сдал в Московском университете экзамен на степень доктора химии и вскоре был избран экстраординарным профессором Казанского университета.

    После защиты докторской диссертации А. М. Бутлеров поехал из Москвы в Петербург повидаться со своим учителем Н. Н. Зининым. Эта встреча имела для него весьма важные последствия. Позже он неоднократно говорил, что «непродолжительных бесед с Н. Н. Зининым в это мое пребывание в Петербурге было достаточно, чтобы время это стало эпохой в моем научном развитии». Вернувшись после этого в Казань, А. М. Бутлеров деятельно принимается за расширение своего научного кругозора. В 1857 году он выехал в заграничную командировку. В течение года он посетил все лучшие европейские лаборатории, слушал лекции выдающихся химиков и общался с виднейшими представителями западноевропейской химической науки.

    Большую часть своей командировки А. М. Бутлеров провел во Франции, где работал в лаборатории известного химика А. Вюрца, основателя Парижского химического общества.

    Во время пребывания в Германии А. М. Бутлеров посетил все лучшие немецкие лаборатории.

    По возвращении в Казань А. М. Бутлеров в короткий срок перестроил лабораторию и приступил к выполнению первоклассных экспериментальных исследований. В 1861 году А. М. Бутлеров делает замечательное в истории химии открытие: он впер вые путем синтеза получает сахаристое вещество.

    Уже этого открытия А. М. Бутлерова было бы достаточно, чтобы его имя сохранилось в истории химии. Однако эти исследования являются как бы вступительными к его дальнейшей замечательной научной деятельности. Одновременно с развертыванием его таланта как первоклассного экспериментатора А. М. Бутлеров проявил себя и как химик — теоретик.

    Уже в конце 1858 года А. М. Бутлеров высказывает глубокие и смелые идеи в той области теоретической химии, перед проблемами которой в нерешительности и раздумье стояли признанные корифеи западноевропейской науки.

    Утверждение Жерара о невозможности формулами выразить строение и связь атомов в молекуле продолжало господствовать в науке. В это самое время А. М. Бутлеров, глубоко убежденный в реальности атомов, совершенно точно и определенно высказывает твердое убеждение в возможности выражать формулами строение молекул.

    К концу 1860 года теоретические размышления А. М. Бутлерова принимают вполне законченную форму. Во время второй заграничной командировки в 1861 году он вновь посещает все важнейшие научные центры Европы.

    19 сентября 1861 года в Германии на съезде немецких врачей и натуралистов в г. Шпейере А. М. Бутлеров делает свой знаменитый доклад «О химическом строении веществ». В нем он развивает новые взгляды на строение органических соединений и впервые предлагает ввести термин «химическая структура», или «химическое строение», подразумевая под ним распределение связей отдельных атомов, образующих химическую частицу

    Доклад А. М. Бутлерова был принят немецкими химиками очень холодно. Это не останавливает А. М. Бутлерова. По воз — вращении из‑за границы в Казань он пишет ряд статей, в которых более детально развивает свое новое учение о строении органических соединений. Если два вещества одинакового состава и молекулярного веса отличаются порядком сцепления атомов, то даже при одинаковой химической формуле состава они будут иметь различные физико — химические свойства, считал А. М. Бутлеров. Для подтверждения своих теоретических положений он вновь приступает к обширным экспериментальным исследованиям.

    В этот же период наивысшего подъема своего творчества А. М. Бутлеров написал свой знаменитый учебник «Введение к полному изучению органической химии». Первый выпуск этого учебника вышел на русском языке в 1864 году. Вслед за появлением «Введения» на русском языке последовал его перевод на немецкий язык, чрезвычайно способствовавший распространению среди немецких химиков новой теории химического строения.

    Напряженная умственная работа и лабораторные занятия сильно утомили А. М. Бутлерова. Для лечения он в 1867 году в третий раз отправляется за границу.

    В мае 1868 года А. М. Бутлеров по представлению Д. И. Менделеева был избран ординарным профессором Петербургского университета на кафедру химии. А. М. Бутлеров дал свое согласие на переход в Петербургский университет. Совет Казанского университета за высокие научные заслуги А. М. Бутлерова 22 февраля 1869 года избрал его своим почетным членом.

    В начале 1869 года А. М. Бутлеров переехал в Петербург. Первый год своего пребывания там он кроме выполнения своих преподавательских обязанностей с присущей ему энергией был занят устройством лаборатории.

    В марте 1870 года он избран адъюнктом академии, в следующем году экстраординарным академиком, а в 1874 году ординарным академиком. Одновременно А. М. Бутлеров состоял профессором Высших женских курсов и принимал горячее учащие в развитии и укреплении высшего женского образования в России.

    Гениальный теоретик химии, блестящий экспериментатор, А. М. Бутлеров был в то же время выдающимся общественным Деятелем. С момента переезда из Казани в Петербург А. М. Бутлеров делается одним из самых влиятельных и деятельных членов Русского физико — химического общества. Он в 1880 году был избран президентом общества и состоял в этом звании три года. В 1883 году А. М. Бутлеров, видимо чувствуя признаки сердечной болезни, несмотря на просьбы, не дал согласия на новые выборы. Русское физико — химическое общество выбрало его своим почетным членом и навсегда внесло его имя в списки членов общества.

    «А. М. Бутлеров — один из величайших русских ученых. Он русский и по ученому образованию, и по оригинальности трудов. Ученик знаменитого нашего академика Н. Н. Зинина, он сделался химиком не в чужих краях, а в Казани, где и продолжает развивать самостоятельную химическую школу. Направление ученых трудов А. М. Бутлерова не составляет продолжения или развития идей его предшественников, но принадлежит ему самому. В химии существует бутлеровская школа, бутлеровское направление» (из отзыва Д. И. Менделеева).

    С 1871 года А. М. Бутлеров состоял членом Вольного экономического общества. Особенно известна и плодотворна его деятельность в этом обществе в деле развития в стране пчеловодства. ТрудА. М. Бутлерова по пчеловодству «Пчела» был издан обществом. Общество присудило А. М. Бутлерову за эту работу почетную награду. Особенно большим успехом пользовалась его брошюра «Как водить пчел».

    А. М. Бутлеров охотно читал популярные публичные лекции на темы, имеющие непосредственное отношение к вопросам чисто практического характера; таков, например, известный цикл его лекций «О воде», «О светильном газе» и другие.

    Кипучая научная и общественная деятельность А. М. Бутлерова оборвалась внезапно. Всегда жизнерадостный, открытый и общительный, А. М. Бутлеров производил на всех впечатление человека, обладающего цветущим здоровьем. При его крайне умеренном образе жизни казалось, что еще многие годы он мог бы служить науке и Родине. Но судьба решила иначе.

    17 августа 1886 года Александр Михайлович почувствовал себя плохо. Совершенно неожиданно для окружающих он после нескольких часов страданий скончался.


    Основные события жизни

    1844 г. — Шестнадцатилетний А. М. Бутлеров поступил на камеральное отделение юридического факультета Казанского университета.

    1849 г. — А. М. Бутлеров окончил университет со степенью кандидата за сочинение по зоологии на тему «Дневные бабочки Волго-Уральской фауны».

    1850 г. — Факультет и совет университета вынесли решение об оставлении А. М. Бутлерова в университете.

    1851 г. — А. М. Бутлеров защитил магистерскую диссертацию.

    1854 г. — А. М. Бутлеров сдал в Московском университете экзамен на степень доктора химии.

    1857 г. — А. М. Бутлеров выехал в заграничную командировку.

    1861 г. — А. М. Бутлеров впервые путем синтеза получает сахаристое вещество.

    1864 г. — А. М. Бутлеров написал свой знаменитый учебник «Введение к полному изучению органической химии».

    1868 г. — А. М. Бутлеров по представлению Д. И. Менделеева избран ординарным профессором Петербургского университета на кафедру химии.

    1869 г. — А. М. Бутлеров переехал в Петербург.

    1870 г. — А. М. Бутлеров избран адъюнктом академии.

    1874 г. — А. М. Бутлеров избран ординарным академиком.

    1880 г. — А. М. Бутлеров избран президентом Русского физико — химического общества.

    (обратно) (обратно)


    Дмитрий Иванович Менделеев (1834–1907)

    Д. И. Менделееву принадлежит заслуга открытия одного из основных законов естествознания — периодического закона химических элементов. В своем труде «Основы химии» он впервые обобщил и систематизировал огромное число разрозненных химических фактов и наблюдений, заложив фундамент здания современной химии.

    В годы творческой деятельности Д. И. Менделеева Россия делала лишь первые робкие шаги на пути использования своих природных богатств. Работы Д. И. Менделеева, помимо их огромной ценности для науки, способствовали и превращению нашей страны в экономически независимую индустриальную державу.

    Д. И. Менделеев родился 8 февраля 1834 года в Сибири, в городе Тобольске в семье директора местной гимназии. Он был в семье семнадцатым ребенком. Его отец в год рождения Дмитрия Ивановича ослеп на оба глаза, вследствие чего должен был оставить службу и перейти на скудную пенсию. Воспитание детей и все материальные заботы о многочисленной семье цели- ком легли на плечи матери — Марии Дмитриевны, энергичной и умной женщины, которая для улучшения материального положения семьи взяла на себя управление стекольной фабрикой своего брата в 25 километрах от Тобольска.

    Семи лет Д. И. Менделеев поступил в гимназию. Учился он удовлетворительно, кроме языков, особенно латыни, по которой часто получал «единицы» и «нули»; наоборот, к математике, физике и истории он проявлял большой интерес. В 1848 году сгорел стекольный завод, которым управляла Мария Дмитриевна Менделеева, и семья переехала в Москву, к брату матери. Так как Тобольская гимназия, которую Д. И. Менделеев окончил в 1849 году, принадлежала Казанскому, а не Московскому округу, то по правилам того времени он не был принят в Московский университет. Лишь после долгих хлопот и помощи товарища отца он поступил в закрытое учебное заведение — Петербургский педагогический институт, на физико — математический факультет, дав обязательство по окончании курса прослужить 8 лет по назначению начальства.

    В 1854 году, когда Д. И. Менделееву было всего 20 лет, появилась его первая печатная работа о составе минералов ортита и пироксена. В 1855 году Д. И. Менделеев окончил институт с золотой медалью. Здоровье юноши было слабым, и врачи посоветовали ему уехать из Петербурга. Дмитрий Иванович переселился в Симферополь, а потом в Одессу, где работал учителем гимназии. В 1859 году, после защиты диссертации на степень магистра на тему «Об удельных объемах», он уехал за границу в двухгодичную научную командировку. В Гейдельберге Дмитрий Иванович работал у выдающихся физиков и химиков того времени Бунзена и Кирхгофа. За границей Д. И. Менделеев напечатал несколько выполненных им лабораторных исследований и познакомился с рядом крупных иностранных ученых. По возвращении в Петербург он погрузился в кипучую педагогическую, исследовательскую и литературную работу.

    В 1863 году Д. И. Менделеев получил место профессора Петербургского практического технологического института, а с 1866 года — Петербургского университета, где читал лекции по органической, неорганической и технической химии. Кроме того, он преподавал и в других учебных заведениях, среди которых следует отметить Владимирские женские курсы. Д. И. Менделеев принял живейшее участие в организации известных Бестужевских женских курсов.

    В 1865 году Д. И. Менделеев защитил диссертацию на степень доктора химии на тему «О соединениях спирта с водой», где, в частности, определил оптимальный градус для русской водки — 40.

    В 1869 году Д. И. Менделеев открыл периодический закон выпустив знаменитый труд «Основы химии», выдержавший затем многочисленные издания на русском, английском, немецком, французском и других языках.

    Главным делом жизни Д. И. Менделеева, навеки обессмертившим его имя, было создание периодической системы химических элементов. Периодический закон показал, что все химические элементы закономерно связаны между собой. Если элементы расположить в последовательности возрастания их атомных весов, как это сделал Д. И. Менделеев, то оказывается, что они периодически, через правильные промежутки, проявляют сходные свойства. Таким образом впервые было доказано, что все многообразие химических элементов и их соединений в природе образует стройную систему, причем свойства элементов закономерно зависят от их атомного веса или же, как было установлено позднее, от их атомного номера. Известные во время работ Д. И. Менделеева 64 химических элемента он расположил в виде таблицы, которая была названа таблицей Менделеева.

    Периодический закон не только установил четкую систему взаимозависимости физических и химических свойств веществ, но и дал Д. И. Менделееву возможность предсказать открытие ряда новых, до того времени неизвестных, элементов, предопределив их свойства. В течение последующих лет исследователи открыли все недостававшие в периодической системе элементы (галлий, скандий, германий, нептуний, плутоний, америций и др.), полностью подтвердив предсказания Д. И. Менделеева.

    На основании периодического закона Д. И. Менделеев внес ряд исправлений в величины атомного веса и данные о свойствах некоторых элементов, которые до этого не вызывали сомнений. Вычисленные на основе закона Д. И. Менделеева атомные веса индия, бериллия, титана, церия, урана и платиновых металлов оказались правильными, в отличие от полученных до этого экспериментальных данных. Предсказание новых элементов и исправление атомных весов известных ранее элементов на основании периодического закона были подлинным триумфом Д. И. Менделеева.

    Борьба так называемой «немецкой школы» за ведущее место в Российской академии наук сказалась при выборах в Академию наук в 1880 году, когда Д. И. Менделеев был забаллотирован и академиком был избран посредственный химик Бейльштейн. Этот факт вызвал многочисленные протесты со стороны общественных и научных кругов России.

    В 70–90–х годах Д. И. Менделеев изучал нефтяные, каменноугольные и железные месторождения России и Пенсильванские нефтяные залежи в Америке. На основании своих поездок и детального изучения сырьевой и топливной базы России он опубликовал ряд технико — экономических исследований и статей о необходимости подъема отечественной каменноугольной, нефтяной и металлургической промышленности, намечая многочисленные и смелые мероприятия скорейшей реализации своих проектов. В тот же период он проводил многочисленные исследования по сжимаемости газов, по сопротивлению жидкостей, изучал растворы, занимался метеорологией и вопросами воздухоплавания. В связи с последними работами, желая исследовать верхние слои атмосферы, Д. И. Менделеев в 1887 году совершил полет на воздушном шаре, наблюдая солнечное затмение. Полет на воздушном шаре в то время являлся рискованным, особенно при отсутствии специалиста — пилота, которого Д. И. Менделеев в последний момент перед подъемом попросил остаться на земле, так как выяснилось, что из‑за Дождя шар намок и не мог поднять двух пассажиров. Подобная смелость была проявлена Д. И. Менделеевым и в других случаях, когда дело касалось науки.

    В 1890 году после 23 лет преподавания Д. И. Менделеев покинул Петербургский университет. Д. И. Менделеева приглашают в Лондон для чтения Фарадеевской лекции, избирают членом многочисленных иностранных академий, обществ, премируют почетными званиями и медалями. Д. И. Менделеев был избран Почетным членом Американской, Ирландской и Югославской академий наук, Дублинского королевского общества; действительным членом Лондонского королевского общества, Эдинбургского королевского общества; Римской, Бельгийской, Датской, Чешской, Краковской и других академий наук. Многочисленные иностранные университеты — Кембриджский, Оксфордский, Геттингенский, Принстонский и другие — избрали его почетным доктором. Он был избран также почетным членом нескольких десятков других иностранных обществ.

    После ухода из университета Дмитрий Иванович сосредоточился главным образом на технических и экономических вопросах, ведя одновременно научную и большую литературную работу.

    В 1898 году он был назначен хранителем (управляющим) Главной палаты мер и весов. В последние годы своей жизни Д. И. Менделеев выпустил «Заветные мысли» и ряд статей, в которых высказался о важнейших проблемах народного хозяйства и культуры.

    В 1906 году вышла его книга «К познанию России», содержащая многочисленные мысли о путях дальнейшего развития отечественного народного хозяйства. В течение трех месяцев эта книга была переиздана несколько раз.

    Литературное наследие Д. И. Менделеева огромно. Оно содержит 431 печатную работу, из которых 40 посвящено химии, 106 — физико — химии, 99 — физике, 22 — геофизике, 99 — технике и промышленности, 36 — экономическим и общественным вопросам и 29 — другим темам. Приблизительно две трети статей и трудов были посвящены оригинальным научным и техническим работам и одна треть — литературным и обзорным работам и учебным пособиям.

    Непосредственно и тесно связанными с периодическим законом являлись «Основы химии», о которых Д. И. Менделеев писал: «Основы» — любимое мое дитя, в них мое прозрение, мой опыт педагога, мои задушевные мысли». К числу своих крупнейших работ сам Д. И. Менделеев относил еще «Исследование упругости газов» и «Понимание растворов, как ассоциаций». Приступив к изучению свойств газов, он обнаружил несовершенство применявшихся до него методов исследования, разработал несколько новых приборов, смело перешел к изучению разреженных газов в более высоких слоях атмосферы и внес много нового в метеорологию. Убедившись в том, что высокие слои атмосферы являются «великой лабораторией погоды», Д. И. Менделеев изучил теоретические основы воздухоплавания и, как упоминалось выше, поднялся в 1887 году на аэростате для исследования верхних слоев атмосферы. За совершение этого полета Д. И. Менделеев удостоился медали французского общества воздухоплавания.

    Для Д. И. Менделеева никогда не существовало противопоставления теоретической науки и науки прикладной.

    Д. И. Менделеев считал нефть драгоценным сырьем для получения очень многих нужных органических продуктов. В связи с этим он произнес великие слова: «Топить нефтью — все равно что топить ассигнациями». Он ставит задачу использования природных газов.

    «Наука и промышленность — вот тут мои мечты!» — писал Д. И. Менделеев. Еще в молодости он заинтересовался горнорудным делом, позднее сельским хозяйством и фабрично — заводской промышленностью, детально изучая технику и экономику этих отраслей. В 1863 году он приступил к изучению нефтяного дела в Баку. Изучая условия добычи и химической переработки нефти, он наметил перспективы развития кавказской нефтяной промышленности. Уже тогда Д. И. Менделеев предложил устройство нефтепроводов из Баку к Черному морю, которое было реализовано лишь после его смерти. Для морского и речного транспорта нефти он предложил применение нефтеналивных судов.

    Д. И. Менделеев изучает каменноугольную промышленность, едет в Донецкий бассейн, предлагает срочно строить новые железные дороги, сделать судоходным Донец, развить в Донецком бассейне железную промышленность и пр. Он издал свои труды «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца», «Мировое значение каменного угля в Донецком бассейне» и другие, в которых пропагандирует неотложную необходимость энергетического и химического использования углей Донецкого бассейна и многочисленных других месторождений России, в том числе Подмосковных, Кузнецких, Алтайских, Якутских, Кавказских (Тквибульских) и других.

    Через несколько лет Д. И. Менделеев заинтересовался железорудной промышленностью Урала. Он выезжает с магнитологами для сбора материалов «о связи между местонахождением железной руды и магнитными аномалиями». В результате командировки появляется отчет «Уральская железная промышленность в 1899 г.», в котором Д. И. Менделеев ставит проблему Кузнецкого бассейна и предлагает ряд экономических мероприятий для развития металлургии на Востоке.

    Для проведения сельскохозяйственных опытов с удобрениями он приобрел имение Боблово в Ярославской губернии и на протяжении нескольких лет изучал эффективность различных видов удобрений. Учениками и научными сотрудниками Д. И. Менделеева в этой области являлись ставшие потом знаменитыми Тимирязев и Густавсон. В течение нескольких лет Д. И. Менделеев увеличил урожай ржи почти в 2,5 раза. Профессора Петровской сельскохозяйственной академии привозили студентов смотреть хозяйство Д. И. Менделеева.

    Ко многим научным открытиям Д. И. Менделеева подтолкнули смелые догадки. Вот как был им определен состав бездымного пороха. Не будучи специалистом в области взрывчатых веществ, он тем не менее не побоялся взяться за решение этой задачи. По поручению Морского министерства Д. И. Менделеев был командирован во Францию с заданием выяснить состав бездымного пороха. Французские власти предоставили ему возможность ознакомиться с заводом бездымного пороха, но отказались сообщить ему его состав. В связи с тем что завод имел отдельную железнодорожную ветку, Д. И. Менделееву приходит в голову мысль изучить опубликованные статистические отчеты железнодорожных перевозок сырья и продуктов на этот завод и на основе расчетов сделать вывод о составе пороха. По возвращении в Россию Д. И. Менделеев проверил свои расчеты опытами в университетской лаборатории. Продукт выдержал все испытания, и вскоре его начали производить в заводском масштабе.

    В кратком очерке почти невозможно охватить исключительное разнообразие тематики и областей знания, в которых работал и которыми владел Д. И. Менделеев. В качестве примера многообразия его интересов можно привести ряд его устных и печатных выступлений против классицизма в гимназическом образовании, его страстную борьбу со спиритизмом, его выступления о судебной экспертизе, его большой экономический труд «Толковый тариф" его критическую статью по поводу картины Куинджи и т. п.

    Увлекательный лектор, Д. И. Менделеев заражал своих слушателей глубочайшим интересом и любовью к науке и технике.

    Вспоминая последнюю лекцию Д. И. Менделеева в университете, академик А. А. Банков говорит: «…в аудитории воцарилось глубокое молчание, и в двери показалась величавая фигура Менделеева, немного сутуловатая; длинные седые волосы, ниспадавшие до самых плеч, седая борода окаймляли его серьезное и задумчивое лицо. Сосредоточенно смотрели проникновенные глаза. Я до сих пор не могу забыть того, что тогда произошло. Казалось, здание готово было обрушиться от грома приветствий, возгласов, рукоплесканий, это была гроза, это был ураган… По мере того как это происходило, Менделеев хмурился все больше и больше, махал обеими руками, чтобы прекратить приветствия и успокоить аудиторию… Он неотразимо действовал на всех и привлекал умы и сердца всех, кому с ним приходилось встречаться».

    В воспоминаниях жены Д. И. Менделеева Анны Ивановны описывается, как Д. И. Менделеев, увлекшись работой, часто не спал по нескольку ночей подряд и был весьма строг к использованию своего времени. Наряду с этим Д. И. Менделеев любил живопись, музыку, увлекался художественной литературой, в частности приключенческими романами Жюля Верна, и в качестве отдыха занимался физическим трудом — клеил шкатулки, чемоданы, переплетал книги.

    2 февраля 1907 года, 73 лет от роду, Дмитрий Иванович Менделеев умер от воспаления легких.


    Основные события жизни

    1841 г. — Д. И. Менделеев поступил в Тобольскую гимназию.

    1848 г. — Семья переехала в Москву, к брату матери.

    1850 г. — Д. И. Менделеев поступил в Петербургский педагогический институт на физико — математический факультет.

    1854 г. — Появилась первая печатная работа Д. И. Менделеева о составе минералов ортита и пироксена.

    1855 г. — Д. И. Менделеев окончил институт с золотой медалью.

    1859 г. — После защиты диссертации на степень магистра на тему «Об удельных объемах» Д. И. Менделеев уехал за границу в двухгодичную научную командировку.

    1863 г. — Д. И. Менделеев получил место профессора Петербургского практического технологического института.

    1865 г. — Д. И. Менделеев защитил диссертацию на степень доктора химии на тему «О соединениях спирта с водой».

    1866 г. — Д. И. Менделеев становится профессором Петербургского университета.

    1869 г. — Д. И. Менделеев открыл периодический закон, выпустив знаменитый труд «Основы химии».

    1887 г. — Д. И. Менделеев поднялся на воздушном шаре для наблюдения солнечного затмения.

    1890 г. — Д. И. Менделеев покинул Петербургский университет и уехал в Лондон для прочтения Фарадеевской лекции.

    1898 г. — Д. И. Менделеев назначен хранителем (управляющим) Главной палаты мер и весов.

    1906 г. — Выход в свет книги Д. И. Менделеева «К познанию России».

    1907 г. — Д. И. Менделеев скончался от воспаления легких.

    (обратно) (обратно)


    Владимир Васильевич Марковников (1838–1904)

    В. В. Марковников был первым и наиболее талантливым из учеников знаменитого русского химика А. М. Бутлерова. Острый аналитический ум В. В. Марковникова, наблюдательность и экспериментальное мастерство позволили ему в самый короткий срок стать лучшим учеником А. М. Бутлерова.

    В. В. Марковников родился 22 декабря 1838 года в деревне Черноречье близ Нижнего Новгорода. Отец его был офицером батальона, стоявшего в Черноречье. Вскоре после рождения В. В. Марковников был перевезен отцом в село Ивановское Княгининского уезда Нижегородской губернии, где и прошло все его детство. После того как научился грамоте, он очень скоро перешел к самостоятельному чтению и читал все, что попадалось под руку, — от «Еруслана Лазаревича», «Битвы русских с кабардинцами» до руководства по тактике, которое лежало неразрезанным на столе у отца.

    Среднее образование Владимир Васильевич получил в Нижегородском Александровском дворянском институте. В 1856 году В. В. Марковников по окончании института поступил на камеральное отделение юридического факультета Казанского университета. Камералисты кроме юридических наук изучали технологию, сельское хозяйство и химию. «Камеральный факультет» — вспоминал В. В. Марковников, — дал мне основы для изучения и понимания явлений в области экономической и промышленной, чего совершенно не дал бы мне факультет естественный, и этими основами мне нередко приходилось пользоваться».

    На третьем курсе В. В. Марковников приступил к занятиям в химической лаборатории и одновременно начал слушать лекции по химии А. М. Бутлерова, только что вернувшегося из заграничной командировки.

    В 1860 году В. В. Марковников окончил университет со степенью кандидата по камеральному отделению. По представлению А. М. Бутлерова он был оставлен при университете и в том же году назначен лаборантом при химической лаборатории. В. В. Марковников работает над изомерией масляных кислот, предсказанной теорией строения. Изомерами в химии называются сложные вещества, построенные из одних и тех же элементов, обладающие одинаковым молекулярным весом, но при всем том обладающие различными физическими и химическими свойствами. Чем сложнее состав вещества, тем больше изомеров его может существовать. Теория строения дает возможность предсказать, сколько таких изомеров может быть. Чтобы проверить выводы теории строения, необходимо было получить как можно больше предсказываемых ею изомеров. В. В. Марковников поэтому и занялся получением изомеров кислот.

    В 1862 году, ввиду болезни А. М. Бутлерова, В. В. Марковникову было поручено чтение неорганической, а в следующем году и аналитической химии. Уже в 1863 году В. В. Марковников сдал экзамен на магистра химии, а через два года представил и блестяще защитил магистерскую диссертацию.

    После этого В. В. Марковников был командирован на два года за границу.

    В. В. Марковников слушал лекции в Гейдельбергском и Берлинском университетах и работал в лаборатории Г. Кольбе в Лейпциге. В отличие от других практикантов Лейпцигской лаборатории, он был на особом положении, и руководитель лаборатории Г. Кольбе величал его не иначе как Herr Doktor.

    В своих воспоминаниях В. В. Марковников так рисует состояние теоретической органической химии в Германии: «Мое положение в лаборатории Кольбе, — пишет он, — было несколько иное, чем всех остальных. Уже три года, как я был магист — ром и работал на собственные темы. Уже в первый год по приезде в Германию я убедился, что Казанская лаборатория в теоретическом отношении далеко опередила все лаборатории Германии, курсы же лекций были слишком элементарны. Не особенно много также пришлось пользоваться и практическими указаниями профессоров, и если я остался в германских лабораториях, то лишь потому, что за границей вся жизнь сложена так, чтобы время тратилось более производительно».

    В. В. Марковников был увлечен разработкой идеи о взаимном влиянии атомов в химических соединениях.

    В 1867 году заграничная командировка В. В. Марковникова была продлена на полгода, и он воспользовался этим для более широкого ознакомления с западноевропейской химической промышленностью. С этой целью в августе 1867 года В. В. Марковников посетил Всемирную выставку в Париже.

    В это же время он был избран советом Казанского университета доцентом по кафедре химии. Не дожидаясь конца командировки, В. В. Марковников вернулся в Казань и приступил к преподаванию химии, заменив уехавшего в заграничную командировку А. М. Бутлерова.

    Весною 1869 года В. В. Марковников блестяще защитил в Казанском университете докторскую диссертацию.

    В. В. Марковников устанавливает ряд закономерностей или, как он говорил, «правил». Диссертация В. В. Марковникова открывала химикам пути точного научного предсказания течения химических реакций.

    А. М. Бутлеров, который был первым оппонентом на диспуте, дал диссертации В. В. Марковникова самую высокую оценку и, принимая во внимание ее исключительное значение, выразил пожелание, чтобы труд В. В. Марковникова был переведен на один из иностранных языков. В ответ на это В. В. Марковников гордо заявил:

    «Если высказываемые здесь мысли представляют интерес, то желающие могут пользоваться этим русским сочинением».

    Вскоре после защиты докторской диссертации В. В. Марковников в связи с переходом А. М. Бутлерова в Петербург стал заведующим лабораторией.

    В мае 1869 года он был избран советом университета экстраординарным профессором, а в марте 1870 года — ординарным профессором по кафедре химии. В Казани В. В. Марковников оставался недолго. Уже в конце 1871 года он получил предложение совета Новороссийского университета занять кафедру химии.

    В течение 1871–1873 годов В. В. Марковников работал в Новороссийском университете, а затем после долгих колебаний принял предложение перейти в Москву.

    Причина колебаний В. В. Марковникова была понятна: в Одессе он имел прекрасно устроенную лабораторию, в то время как в Московском университете имелась лишь старая химическая лаборатория, построенная еще в 1838 году. В. В. Марковников предвидел, что придется немало потрудиться для приведения лаборатории в состояние, пригодное для осуществления его обширных научных замыслов. Он полагал, что для правильной постановки преподавания и научных исследований в Московском университете наиболее целесообразным выходом являлась постройка нового здания химической лаборатории. Однако прошло почти пятнадцать лет, прежде чем это осуществилось. Открытие новой химической лаборатории состоялось 14 сентября 1887 года. С переходом в Москву В. В. Марковников вдохнул новую жизнь как в дело преподавания химии в Московском университете, так в особенности и в дело организации научных исследований.

    В преподавании химии В. В. Марковников поставил на первый план самостоятельную работу студента и молодого научного работника.

    Систему своих педагогических приемов В. В. Марковников нередко выражал в таких афоризмах: «Никогда не следует таскать в рот жареных голубей» или: «Следует пускать студента на глубокое место: кто выплывает, значит, будет толк». Молодые научные работники — студенты должны были самостоятельно разбираться в иностранных химических журналах и принимать решения при выполнении тех или иных заданий. Эти нововведения не замедлили скоро сказаться самым положительным образом. В лаборатории В. В. Марковникова появилось много молодых людей, жаждущих работать по химии. Лаборатория В. В. Марковникова была первой русской лабораторией, открывшей свои двери женщинам.

    С начала 90–х годов В. В. Марковников приступает к новому обширному циклу экспериментальных исследований — систематическому изучению состава кавказской нефти. Любопытно отметить, что это новое направление в научной деятельности ц В. Марковникова вначале не встретило сочувствия среди некоторых русских химиков, выражавших сожаление по поводу того, что он занялся нефтью и, таким образом, «изменил чистой химии». «Мне всегда было непонятно, — говорил В. В. Марковников, — почему наши натуралисты не хотят выбрать для своих исследований такой научный вопрос, материалом для которого служила бы русская природа. Тогда бы мы не были свидетелями того, что Россия изучалась прежними нашими профессорами и академиками — иностранцами, да и теперь нередко изучается приезжими иностранцами».

    Работа В. В. Марковникова по нефти была удостоена Русским химическим обществом премии профессора Ильенкова, а Международный нефтяной конгресс присудил В. В. Марковникову в 1900 году золотую медаль.

    По отзыву знаменитого итальянского химика Станислао Канницаро, «В. В. Марковников обогатил «чистую науку новым типом углеродистых соединений».

    В. В. Марковников не был ученым, замкнутым в своей специальности. Его интересовали вопросы минеральной химии и геологии. Он живо интересовался вопросом нахождения глауберовой соли в приволжских соляных озерах и вопросом о происхождении таких озер. Летом 1881 года В. В. Марковников предпринимает на свои средства поездку на юго — восток России, где подробно знакомится с положением русской соляной промышленности. В 1884 году В. В. Марковников предпринимает вторую поездку на соляные озера Астраханской губернии.

    Наряду с большой научной работой В. В. Марковников вел обширную общественную деятельность. Он постоянно повторял: «Ученым можешь ты не быть, а гражданином быть обязан». Свои огромные знания в области химии и химической промышленности он старался вынести далеко за пределы лабораторных стен.

    В актовой речи, произнесенной в 1880 году, В. В. Марковников указывал на необходимость тесной связи науки с промыщ. ленностью для их обоюдного преуспевания. Не случайно, что ряд учеников В. В. Марковникова с большим успехом работали на химических заводах, нефтяных промыслах, ситценабивных красильных и многих других фабриках. «Никакое знание в стране, — говорил В. В. Марковников, — не может прогрессировать, а, наоборот, будет постоянно оставаться предметом роскоши, если не будет находить себе применение в жизни народа». Он радовался, видя, что его ученики работали на фабриках и заводах, успешно конкурируя с технологами и устанавливая таким образом связь между промышленностью и чистой наукой. Указывая на необходимость развития отечественной химической промышленности, В. В. Марковников говорил: «Представим себе, что Россия вступила в войну с своими западными соседями. Привоз морской и сухопутный как сырых, так и обработанных химико — красильных продуктов совсем прекратится… Мы отказываемся изобразить ту картину бедствий, в которой очутится тогда вся наша промышленность».

    В. В. Марковников был активным деятелем в деле распространения и популяризации науки и технических знаний. Он являлся одним из учредителей Московского отделения Русского технического общества, в котором принимал самое деятельное участие, состоя председателем химико — технической группы. В 1884 году по инициативе В. В. Марковникова при физическом отделении Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии была организована химическая комиссия, позднее преобразованная в самостоятельное отделение. В течение 18 лет (за исключением двухлетнего перерыва) В. В. Марковников состоял председателем химического отделения. По его инициативе при обществе были организованы так называемые Ломоносовские заседания. В связи с исполнившимся 150–летием основания пер вой в России Ломоносовской химической лаборатории В. В. Мар ковников организовал при обществе ряд заседаний, посвященных М. В. Ломоносову и истории развития химии в России.

    Результатом этого общественного начинания явился знаменитый «Ломоносовский сборник», представляющий собою важнейший документ по истории развития русских химических кафедр и лабораторий.

    Во время русско — турецкой войны 1877–1878 годов В. В. Марковников развил исключительно интенсивную деятельность по организации санитарной помощи действующей армии. В. В. Марковников работал над составлением «Инструкции для дезинфекции госпиталей, санитарных поездов и полей сражения». В июле 1877 года В. В. Марковников был командирован в Румынию и за Дунай для организации дела дезинфекции.

    Чрезвычайно характерно для В. В. Марковникова, что он решительно отказался от вознаграждения в 400 рублей золотом в месяц — сумма, которая полагалась всем профессорам, командированным на театр военных действий.

    Во время вспышки в 1878 году «ветлянской чумы» В. В. Марковников издал совместно с доктором Отрадинским популярную брошюру «Чума в России» и тогда же составил «Практическое руководство к дезинфекции». Размах общественной деятельности В. В. Марковникова был необычайно широк; его можно уподобить размаху деятельности нашего великого ученого и великого гражданина Д. И. Менделеева.

    Кипучая научная и общественная деятельность В. В. Марковникова продолжалась до самой его кончины.

    В декабре 1903 года Владимир Васильевич сделал в Химическом обществе в Петербурге обширный доклад о своих последних научных работах. 11 февраля 1904 года В. В. Марковникова не стало.

    В. В. Марковников оставил после себя знаменитую Марковниковскую школу химиков. Многие ученики В. В. Марковникова стали впоследствии известными всему миру учеными.


    Основные события жизни

    1856 г. — В. В. Марковников по окончании Нижегородского Александровского дворянского института поступил на камеральное отделение юридического факультета Казанского университета.

    1860 г. — В. В. Марковников окончил университет со степенью кандидата по камеральному отделению и был оставлен в университете лаборантом при химической лаборатории.

    1862 г. — В. В. Марковникову поручено чтение неорганической и аналитической химии.

    1863 г. — В. В. Марковников сдал экзамен на магистра химии.

    1865 г. — В. В. Марковников представил и блестяще защитил магистерскую диссертацию.

    1867 г. — В. В. Марковников посетил Всемирную выставку в Париже.

    1869 г. — В. В. Марковников защитил в Казанском университете докторскую диссертацию.

    1869 г. — В. В. Марковников избран советом университета экстраординарным профессором.

    1871–1873 гг. — В. В. Марковников работает в Новороссийском университете.

    1877–1878 гг. — Во время русско — турецкой войны В. В. Марковников участвует в организации санитарной помощи действующей армии.

    1881 г. — В. В. Марковников предпринимает на свои средства поездку на юго — восток России, где подробно знакомится с положением русской соляной промышленности.

    1884 г. — По инициативе В. В. Марковникова при физическом отделении Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии организована химическая комиссия.

    1900 г. — За выдающиеся исследования в области изучения кавказской нефти Международный нефтяной конгресс присудил В. В. Марковникову золотую медаль.

    (обратно) (обратно)


    Лев Александрович Чугаев (1873–1922)

    Среди химиков конца XIX и начала XX века имя профессора Петроградского университета Л. А. Чугаева, преемника кафедры великого Д. И. Менделеева, было одним из самых популярных. Это был разносторонний ученый, прекрасный популяризатор, организатор Института платины. Его работы по металлам платиновой группы не только обогатили науку новыми фактами, новыми соединениями, но и предопределили направление последующих исследований в химии платиновых металлов. С его именем тесно связана деятельность Института прикладной химии и других научных учреждений.

    Л. А. Чугаев поражал оригинальностью своей внешности и характера при первой же встрече. Большая голова с открытым красивым лбом, увеличенным ранней лысиной, с косо поставленными густыми бровями имела тот характерный наклон, по которому легко распознать человека кабинетного труда. Белая чистая кожа лица красиво контрастировала с большими живыми черными глазами. Одетый обыкновенно в черное, почти всегда в глубочайших калошах, с неизменным зонтиком, Л. А. Чугаев производил странное, но приятное впечатление. При чтении лекций в важных местах Л. А. Чугаев имел привычку как‑то по — особенному поднимать кверху руки, одновременно становясь на цыпочки. У всякого другого человека этот жест показался бы комичным, но у Льва Александровича он только подчеркивал важность излагаемого положения. Как у всех сильно сосредоточенных людей, у него была привычка разговаривать с самим собой, иногда приводящая к курьезам. Часто малознакомые люди не решались войти в кабинет Л. А. Чугаева, думая, что он занят беседой с посетителем, хотя он только разговаривал сам с собой. Иногда он выдавал случайным встречным маленькие лабораторные секреты, во всеуслышание обсуждая их сам с собой по пути из лаборатории на свою квартиру.

    Знающие Л. А. Чугаева острили, что своей манерой разговаривать с самим собой на улице он пугает прохожих. Уже по внешнему виду можно было установить, что Л. А. Чугаев всегда целиком поглощен чем‑то очень важным. Редко удается встречать людей, столь отрешившихся от всяких житейских дел и столь увлеченных своей работой.

    Рабочий день Л. А. Чугаева правильнее было бы назвать рабочими сутками, потому что он распределялся так: с 10 часов утра Л. А. Чугаев был в лаборатории; если ничто не мешало, то он, покинув лабораторию на чае для обеда, работал до 3–4 часов ночи. Если же он уходил домой к 10 часам вечера, то это значило, что он будет писать или читать в своем домашнем кабинете до утра. Чаще всего день просто не имел расписания. Никаких развлечений, никаких посторонних занятий, только химия и облаети науки, с ней связанные, занимали его время.

    Л. А. Чугаев родился 17 октября 1873 года в Москве в семье преподавателя физики Кадетского корпуса. Рано потеряв мать, он остался единственным ребенком в семье, и его воспитанию уделялось большое внимание. Уже с детства он владел французским, английским и немецким языками настолько, что на этих языках писал и свободно разговаривал. Общее образование он получил в Кадетском корпусе, где по всем предметам, кроме физкультуры, учился отлично. Сдав дополнительные испытания по древним языкам, он был принят в последний класс гимназии. По окончании гимназии Л. А. Чугаев поступил в Московский университет. В гимназии он все свои устремления направил на овладение химией, к которой имел призвание. Окончив с отличием в 1894 году университет, он был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. Через год он стал заведующим химической лабораторией при Бактериологическом институте профессора Г. Н. Габричевского.

    Первые самостоятельные работы его касались бактерий брюшного тифа. Знакомство с техникой исследования бактерий научило его правилам предохранения от заражения, и он редко страдал инфекционными болезнями. Однажды один из учеников в его присутствии съел немытое яблоко. Л. А. Чугаев, посмотрев на него с нескрываемым ужасом, прочел целую лекцию о том, как нужно мыть фрукты перед едой, как следует отворять двери, входить в трамвай и ездить в поездах, чтобы не заразиться.

    Энтузиазм, с которым он взялся за свое первое серьезное исследование, граничил с одержимостью. Соединения, с которыми он работал (производные сероуглерода), часто невообразимо дурно пахли, но он всегда говорил о них с приятной улыбкой, называя их иногда ласкательными именами. Задача, разрешенная Л. А. Чугаевым, давшая ему степень магистра химии и мировое признание, была очень трудна.

    Л. А. Чугаев получил кафедру в Московском техническом училище; у него появились ученики; он пытается создать свою школу, но при этом резко меняет область исследования. Вместо продолжения работ в области органической химии он перешел к исследованию соединений меди, никеля, кобальта, железа, серебра, платины и палладия.

    За три года он выполнил исследование соединений, которое дало ему в 1906 году степень доктора химии.

    Не в характере Л. А. Чугаева было выводить до конца всевозможные следствия из полученных результатов. Удовлетворившись открытием фактов и наметив основные теоретические положения, он быстро переходил к новой области, не менее интересной.

    Он часто повторял: «Все теории прекрасны, пока не появится новый факт, тогда они летят кувырком». Л. А. Чугаев был экспериментатором совсем особого склада. Любую мелькнувшую у него мысль он стремился подтвердить экспериментом с поражющей легкостью на подъем, без долгих раздумий и волнений.

    В 1908 году Л. А. Чугаев стал заведующим кафедрой неорганической химии Петербургского университета. Здесь он получил возможность шире развернуть свои исследования. Они были посвящены опять новой теме: исследованию соединений металлов платиновой группы — платины, иридия, радия, палладия, осмия и рутения. Эти металлы дают своеобразные соединения, химия которых до сих пор не может считаться достаточно разработанной и ясной. Л. А. Чугаеву в этой области принадлежит ряд фундаментальных исследований, обогативших наши знания не только о ранее известных типах соединений, но им найдены и новые типы соединений. Исследования эти остались незаконченными из‑за смерти Л. А. Чугаева и развивались далее его учениками.

    Большой заслугой Л. А. Чугаева является организация в 1918 году Платинового института.

    Перед своими лекциями он всегда готовился несколько часов, хотя нет никакого сомнения в том, что он мог бы прочесть их без всякой подготовки. Читал он превосходно, но не был врожденным педагогом хотя бы потому, что считал людей умнее, чем они есть на самом деле, поэтому редко прибегал к обычным воспитательным приемам, и обмануть его было очень просто, но зато очень стыдно.

    Летом 1922 года он отправился на отдых в Павлов — Обнорский монастырь Вологодской области. Здесь в начале сентября он заболел брюшным тифом и, несмотря на все меры, принятые местным здравотделом, умер в городе Грязовце 23 сентября 1922 года.


    Основные события жизни

    1889 г. — Л. А. Чугаев поступил в Московский университет.

    1894 г. — Л. А. Чугаев с отличием окончил университет и был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию.

    1895 г. — Л. А. Чугаев становится заведующим химической лабораторией при Бактериологическом институте профессора Г. Н. Габричевского.

    1908 г. — Л. А. Чугаев стал заведующим кафедрой неорганической химии Петербургского университета.

    1918 г. — Л. А. Чугаев организовал Платиновый институт.

    (обратно) (обратно) (обратно)


    ГЕОЛОГИЯ


    Александр Александрович Иностранцев (1843–1919)

    Воспитателем многих поколений русских геологов, создателем замечательного геологического музея и кабинета в Петербургском университете, уникальные собрания коллекций которых известны всему миру, был профессор Петербургского университета, член — корреспондент Академии наук А. А. Иностранцев.

    А. А. Иностранцев родился в семье военного в Петербурге 24 июля 1843 года. Образование он получил в Петербургской классической гимназии, где преобладали гуманитарные науки, греческий и латинский языки и литература, история Древней Греции и Рима, Средних веков, Древней Руси, древнерусская литература. Но, несмотря на гуманитарный уклон образования, юноша полюбил естествознание, что в конечном итоге и привело А. А. Иностранцева в Петербургский университет. А. А. Иностранцев поступил на отделение естественных наук физико — математического факультета, где преподавались главным образом химия, ботаника, зоология и геология. Общее число предметов и экзаменов по этим предметам было невелико, и у студентов оставалось довольно много времени для специализации. На первом курсе химию естественникам читал Д. И. Менделеев. Его лекции производили неизгладимое впечатление не только глубиной и единством теории и практики, характерными для этого великого ученого, но и подлинным вдохновением. Под влиянием Д. И. Менделеева А. А. Иностранцев увлекся химией и добился больших успехов.

    Успехи в химии были столь значительны, что Д. И. Менделеев рекомендовал А. А. Иностранцева на должность лаборанта в частную лабораторию уральского промышленника П. П. Демидова. В этой лаборатории А. А. Иностранцев выполнил среди других работ анализы известняков и фосфоритов.

    Главное же значение в окончательном выборе специальности имело близкое знакомство с профессором П. А. Пузыревским и профессором Э. К. Гофманом. Молодой профессор П. А. Пузыревский, воспитанник Петербургского университета, уже побывал на Везувии в период оживления его вулканической деятельности. Профессор Э. К. Гофман участвовал в качестве геолога в знаменитом трехлетнем плавании (1823–1826) шлюпа «Предприятие» под командованием капитана О. Коцебу; к этому времени он провел ряд геологических экспедиций в Восточную Сибирь, Финляндию, Северный и Средний Урал и был директором Минералогического общества; секретарем общества был Пузыревский.

    Еще студентом А. А. Иностранцев начал работать при кафедре минералогии и помогать пополнению кафедры новыми сборами. На старшем курсе на А. А. Иностранцева были возложены обязанности хранителя Минералогического кабинета.

    Весной 1867 года университет был окончен, и А. А. Иностранцев взялся за кандидатскую диссертацию «Петрографический очерк острова Валамо». Эта работа по изучению горных пород с применением микроскопа ознаменовала начало новой эпохи в развитии петрографии в России. Это была первая работа с применением микроскопа в то время, когда и за границей «микроскопическая петрография» еще только зарождалась. Уже в декабре 1867 года молодой ученый с успехом доложил свою работу на первом съезде русских естествоиспытателей и врачей. Одновременно с научной работой А. А. Иностранцев занимается в университете преподаванием и пополнением вновь организуемого геологического и палеонтологического музея, хранителем которого он был назначен в 1868 году. В том же году, т. е. всего через два года после окончания университета, он уже защитил магистерскую диссертацию «Геогностическое строение западного берега Ладожского озера» (геогнозия — историческая геология) и приступил к чтению лекций. В 1870 году он стал доцентом палеонтологии и геологии. В следующем году он отправился в полуторагодичную заграничную командировку, которую использовал для многочисленных геологических экскурсий по Италии (Альпы), в районах Праги и Вены и для интенсивной работы в музеях Женевы, Цюриха, Мюнхена, Вены и Праги. А. А. Иностранцев ознакомился с постановкой преподавания, музейного дела и научной работы в иностранных университетах и музеях. Эта поездка дала ему возможность установить научные связи со многими выдающимися иностранными геологами того времени.

    В 1873 году, вскоре после возвращения из‑за границы, А. А. Иностранцев защитил свою докторскую диссертацию «Геологическое исследование на севере России в 1869 и 1870 гг.» и был избран профессором по кафедре геологии Петербургского университета. А. А. Иностранцев был первым профессором геологии в вырастившем его университете и занимал кафедру геологии 49 лет — до самой своей кончины.

    Он неустанно работал над пополнением кафедры учебными и научными материалами, над постановкой научной работы и вовлечением в эту работу молодежи. Всю свою жизнь он посвятил обогащению созданного им геологического и палеонтологического музея новыми ценными коллекциями и воспитанию кадров ученых — геологов. Впоследствии кафедра настолько выросла, что разделилась на несколько самостоятельных кафедр.

    В те времена, когда А. А. Иностранцев сам учился в университете, весь геологический музей помещался… в двух шкафах! Легко себе представить, сколько сил и энергии надо было затратить ученому — энтузиасту на создание богатейшей коллекции, собрания образцов которой пользуются мировой известностью. В основу вновь созданного музея легла обширная палеонтологическая коллекция выдающегося русского естествоиспытателя профессора Э. И. Эйхвальда (1795–1876), в течение пятидесяти лет собравшего и описавшего массу замечательных остатков ископаемых организмов. Впоследствии к этому драгоценному собранию, являющемуся украшением университета, А. А. Иностранцев присоединил сборы профессора Киевского университета А. С. Роговича (1812–1872), многочисленных своих учеников, свои личные многолетние сборы, а также пожертвования путешественников. Создание кафедры геологии и большого музея при ней дало возможность поставить на большую высоту научную работу по геологии и ее преподавание. Многие из учеников д. Д. Иностранцева выросли в крупнейших ученых и сами имеют талантливых учеников — «научных внуков» А. А. Иностранцева. Имя А. А. Иностранцева тесно связано с историей геологического образования в России еще и потому, что им был создан первый русский общий курс геологии (в двух томах), выдержавший несколько изданий. По этому курсу учились многие поколения русских геологов. А. А. Иностранцев состоял также профессором Петербургских высших женских курсов, Технологического института, Военно — медицинской академии, Военно — инженерной академии, Академии Генерального штаба.

    Полувековая научная работа А. А. Иностранцева очень обширна и охватывает разные стороны геологии и смежных наук. А. А. Иностранцевым опубликовано свыше ста оригинальных работ, не считая не поддающихся учету мелких статей и заметок в журналах, газетах, энциклопедических словарях. Им отредактировано очень много переводов и отдельных крупных изданий специального и научно — популярного характера. Значительное число работ по петрографии, минералогии, исследования геологического строения севера Европейской России, работы в области метаморфизма горных пород, стратиграфии, гидрогеологии, первое описание коренного месторождения платины на Урале, ряд палеонтологических работ, обстоятельное исследование стоянки доисторического человека на побережье Ладожского озера, обогатившее Петербургский университет и его геологический музей всемирно известными коллекциями орудий и других изделий и остатками охоты первобытного человека, — таков далеко не полный перечень научного наследия А. А. Иностранцева.

    А. А. Иностранцев вел полевые геологические исследования на побережье Ладожского озера, в Карелии, Крыму, Донбассе, на Кавказе, Урале, Алтае.

    Со своими учениками он часто совершал экскурсии большей частью в Финляндию и Олонецкую губернию, поражая всех своей неутомимостью и энергией даже в преклонные годы.

    При первой встрече всегда подтянутый, несколько медлительный в разговоре А. А. Иностранцев казался сухим и холодным. При ближайшем с ним знакомстве его глубокая привязанность к любимой науке обнаруживала в нем подлинного энтузиаста, увлекавшего ею своих учеников.

    А. А. Иностранцев никогда не замыкался в теоретической и педагогической деятельности. Он принимал активное участие в разрешении практических вопросов и мероприятий (артезианская вода и водоснабжение Петербурга, изучение минеральных вод на Кавказе и др.), в организации геологических исследований в связи с вопросом о постройке некоторых железных дорог. Организация геологических работ на Алтае, работа по созданию проекта Геологического комитета, научная жизнь Общества естествоиспытателей при Петербургском университете — все это проходило с участием А. А. Иностранцева.

    Заслуги А. А. Иностранцева были высоко оценены научной общественностью в России и за границей. А. А. Иностранцев был членом — корреспондентом Академии наук, почетным членом многих научных обществ — Петербургского общества естествоиспытателей, Киевского общества естествоиспытателей, Харьковского общества любителей естествознания. Московского общества любителей естествознания, антропологии и географии и др.

    До конца своей жизни А. А. Иностранцев сохранил бодрость и работоспособность и скончался 81 декабря 1919 года.


    Основные события жизни

    1862 г. — А. А. Иностранцев поступил в Петербургский университет на отделение естественных наук физико — математического факультета.

    1867 г. — А. А. Иностранцев окончил университет и взялся за кандидатскую диссертацию «Петрографический очерк острова Ва- ламо».

    1867 г. — Д. И. Менделеев рекомендовал А. А. Иностранцева на должность лаборанта в частную лабораторию уральского промышленника П. П. Демидова.

    1868 г. — А. А. Иностранцев назначен хранителем геологического и палеонтологического музея.

    1868 г. — А. А. Иностранцев защитил магистерскую диссертацию.

    1870 г. — А. А. Иностранцев стал доцентом палеонтологии и геологии.

    1873 г. — А. А. Иностранцев защитил докторскую диссертацию и был избран профессором по кафедре геологии Петербургского университета.

    (обратно) (обратно)


    Владимир Прохорович Амалицкий (1860–1917)

    В. П. Амалицкий родился 13 июля 1860 года в селении Старики Волынской губернии. Отец В. П. Амалицкого умер рано, когда мальчику было всего 3 года, и мать его после смерти мужа осталась почти без средств к существованию. Её брат, петербургский врач Полубинский, помогал ей воспитывать маленького Владимира. Мальчик был перевезен в Петербург в семью дяди и поступил в гимназию.

    С детства В. П. Амалицкий отличался любовью к природе и интересом к естественным наукам, хотя успехами в гимназии особенно не выделялся. Окончив гимназию, В. П. Амалицкий поступил в Петербургский университет на физико — математический факультет, объединявший в то время все естественные науки. Уже на втором курсе он избрал своей специальностью геологию, возглавлявшуюся в университете двумя крупнейшими учеными — В. В. Докучаевым и А. А. Иностранцевым.

    В 1883 году В. П. Амалицкий окончил университет со степенью кандидата и был оставлен при кафедре. Одновременно он получил от В. В. Докучаева предложение участвовать в руководимой им большой экспедиции по исследованию земель Нижегородской губернии.

    В пределах Нижегородской губернии распространены преимущественно отложения пермской системы — не морские, а образовавшиеся на поверхности материков (в больших озерах и дельтах рек того времени), так называемые материковые, или континентальные, отложения. В морских отложениях обычно в изобилии встречаются раковины беспозвоночных; некоторые пласты переполнены ими. Континентальные отложения, напротив, бедны органическими остатками. Они встречаются здесь довольно редко. Там, где пласты пород вскрываются на земной поверхности, — в оврагах, обрывах долин рек, холмах, выемках дорог и т. д., или, как их называют геологи, в обнажениях, — морские пласты, содержащие ископаемые, почти всегда попадают в разрез, и ископаемые легко в них обнаруживаются. В континентальных породах участки, содержащие ископаемые, гораздо реже попадают в разрез, не вскрываются обнажениями и потому гораздо труднее доступны изучению.

    Во времена В. П. Амалицкого эта особенность распространения остатков ископаемых животных в континентальных породах не была известна. Отсутствие ископаемых объяснялось тем, что эти породы якобы отлагались в условиях, непригодных для жизни, — в пустынях, мертвых озерах и т. д. Континентальные толщи назывались «мертвыми», «безжизненными», «немыми». Геологи обычно избегали изучать континентальные отложения, находили их неинтересными, не обещающими важных научных данных, хотя их загадочность в смысле происхождения и возраста неоднократно привлекала внимание исследователей.

    Обширное распространение континентальных пермских пород на северо — востоке Европейской России поразило молодого В. П. Амалицкого. Его ум не мог примириться с утвердившимся мнением о мертвом, безжизненном характере пород на таких больших пространствах.

    Молодой ученый смело принялся за поиски остатков ископаемых животных и растений в «пестроцветных» глинах, песчаниках и песках Окско — Волжского бассейна. Поиски увенчались успехом. В. П. Амалицкий нашел множество раковинок пресноводных моллюсков — антракозид. «Немые», «мертвые» отложения «заговорили».

    В. П. Амалицкий из геолога превращается в палеонтолога. Он изучает найденные им остатки, сравнивает с описанными Ранее в других странах находками.

    В 1887 году В. П. Амалицкий стал магистром геологии и хранителем Геологического кабинета Петербургского университета. В 1889 году он начал свою многолетнюю педагогическую деятельность чтением курса палеонтологии в том же университете. На следующий год В. П. Амалицкий получил кафедру геологии в Варшавском университете. В первый же год молодой профессор стал любимцем студентов.

    В. П. Амалицкий совершает поездку в Вологодскую и Олонецкую губернии, продолжает исследование ископаемых моллюсков — антракозид.

    В 1892 году В. П. Амалицкий защитил в Петербургском университете диссертацию на степень доктора геогнозии «Материалы к познанию фауны пермской системы России».

    В. П. Амалицкий в 1894 году выехал в Англию. Там он много работал в Британском музее, изучая ископаемую фауну Южной Африки и Индии.

    После этой поездки прежние догадки превратились в уверенность. В. П. Амалицкий занимается сравнением геологической истории России и Южной Африки, Австралии и Индии. Громадные расстояния между нашей страной и южными материками не смущают ученого. Он понимает, что растительность и животный мир в верхнепермское время были одинаковы на этих так удаленных друг от друга областях древней суши.

    Утверждения В. П. Амалицкого показались его современникам фантастическими. Они представляли полную противоположность установившемуся мнению о резком различии животных и растений на северных и южных материках в эпоху перми. Казалось невероятным, чтобы далеко на севере, в центре северной пермской материковой области, вдруг оказалась фауна и флора, типичная для Южного полушария.

    Не смущаясь отсутствием поддержки, уверенный в правильности своего прогноза, В. П. Амалицкий составляет программу исследований и немедленно приступает к ее исполнению на собственные средства. Детей у В. П. Амалицкого не было; все свободное от преподавания каникулярное время он вместе с женой проводит в исследовании пермских отложений северо — востока Европейской России. В небольшой лодке с двумя гребцами В. П. Амалицкий плавал по Сухоне, Северной Двине и Вытегре, тщательно обследуя все выходы пермских пород. Начиная с 1895 по 1898 год каждое лето В. П. Амалицкий проводил под открытым небом, ночуя под незамысловатым навесом прямо в лодке, шаг за шагом проходя сотни километров береговых обнажений.

    Главным делом геолога В. П. Амалицкого было исследование жизни материков далекого прошлого. Он открыл для науки огромный и разнообразный животный мир, погребенный в континентальных отложениях пермской эпохи на территории России. В этих отложениях, ранее считавшихся «немыми», «мертвыми» и «безжизненными», он нашел поразившие весь мир остатки ископаемых животных и растений.

    Возвращаясь из своей экспедиции в конце лета 1895 года, В. П. Амалицкий задержался на два дня в Нижнем Новгороде. В одном из оврагов, врезавшихся в береговой обрыв, ученый заметил выступ твердого песчаника с мелкими гальками. Внимательно присматриваясь к породе, В. П. Амалицкий неожиданно обнаружил, что кроме галек песчаник содержит еще плотные скатанные обломки костей такого же темно — коричневого цвета, как и гальки. Усердные поиски дали обнадеживающий результат: было собрано несколько позвонков, обломков черепов и зубов. Эта находка очень подбодрила В. П. Амалицкого. Он вернулся в Варшаву и с нетерпением стал ожидать следующего лета, чтобы снова продолжить поиски драгоценных остатков древней жизни, затерянных в массах «немых» пестроцветных пород на берегах рек Севера.

    В 1896 году В. П. Амалицкий находит на реке Сухоне новые палеонтологические остатки — отпечатки листьев настоящих глоссоптерисов, раковины антракозид и обломки костей пресмыкающихся.

    К следующему году количество находок пермской фауны возросло. На Северной Двине В. П. Амалицкий обнаружил рыхлые пески, содержащие пласты твердого песчаника. Большинство пластов оказалось пустыми. Но В. П. Амалицкий продолжал настойчиво работать, по его выражению, «полученного щебня хватило бы на большой участок хорошего шоссе». Его труд был вознагражден замечательным открытием. Ученый обнаружил кости животных, парных тем, что обитали в Южной Африке.

    Настойчивость и упорный труд ученого начали приносить все более ценные плоды. В 1898 году В. П. Амалицкий нашел на Малой Северной Двине челюсть звероподобного пресмыкающегося с хорошо сохранившимися зубами. Животное оказалось крупным травоядным пресмыкающимся — парейазавром. До сих пор парейазавры были известны только из пермских отложений Южной Африки. Это была победа.

    Отношение ученых к идеям В. П. Амалицкого сразу переменилось. На раскопки были ассигнованы необходимые средства.

    В 1899 году В. П. Амалицкий начал раскопки на Малой Северной Двине. Вначале раскопки не обещали большого успеха. Собранные с поверхности ископаемые были немногочисленны. Отчаявшись найти кости, В. П. Амалицкий вскоре наткнулся на череп парейазавра. Оказалось, что в этом месте находился целый скелет около 4 метров длины, лежавший на спине. Было найдено еще несколько скелетов, лежавших тесно друг к другу. Сначала были вскрыты три скелета, принадлежавшие крупным хищным пресмыкающимся — горгонопсиям, а под ними еще три скелета травоядных парейазавров. Всего было найдено 5 цельных скелетов, 5 скелетов менее полных и много костей и черепов, принадлежащих как рептилиям, так и древним земноводным — стегоцефалам. Общий вес добытых костей составил около двадцати тонн.

    Небывалый успех раскопок В. П. Амалицкого поразил ученых всего мира. Стало очевидным богатство наших континентальных отложений остатками древних позвоночных животных. На продолжение раскопок и организацию изучения добытого материала была ассигнована сумма в пятьдесят тысяч рублей.

    Но возникли новые задачи и новые трудности. Кости, добытые раскопками, необходимо было изучить. Нужно было освободить их от крепкого песчаника. Для подобной работы, длительной и дорогой, требовавшей искусства, осторожности и терпения, в России не имелось ни одного специалиста. В. П. Амалицкому пришлось создавать первую в России палеонтологическуто препараторскую лабораторию. Ученый при — влек опытных рабочих — каменотесов. Но из 12 человек, работавших в лаборатории В. П. Амалицкого, только два сделались хорошими препараторами. Немало ценных находок в коллекции В. П. Амалицкого было испорчено.

    В 1908 году Амалицкий был избран директором Варшавского политехнического института. Необычайная энергия В. П. Амалицкого под гнетом непосильной нагрузки начала иссякать. Обычно веселый и добрый, В. П. Амалицкий становился раздражительным. Его угнетали тревоги за судьбу своего дела, отсутствие достойных преемников. Коллекции, насчитывающие уже тысячи костей, заполнили все имеющиеся у В. П. Амалицкого помещения. Крайне интересные находки требовали показа их в настоящем музейном помещении. В. П. Амалицкий решил передать все коллекции в Академию наук.

    К сожалению, дело с перевозкой и передачей коллекций затянулось на четыре года. Война, начавшаяся в 1914 году, помешала работе В. П. Амалицкого. Раскопки и научная обработка коллекций остановились. В. П. Амалицкий должен был заняться эвакуацией из Варшавы на восток своей лаборатории с коллекциями. Он пробовал развернуть Варшавский политехнический институт в Москве, но потерпел неудачу. Тогда он переехал с институтом и со всеми своими коллекциями в Нижний Новгород, где попытался в 1916 году наладить научную и педагогическую работу. Однако В. П. Амалицкий тяжело заболел и был направлен для лечения в Кисловодск. Состояние больного все ухудшалось. 28 декабря 1917 года Владимир Прохорович Амалицкий умер в Кисловодске в возрасте 57 лет.

    Так рано оборвалась полная труда, многогранной деятельности на новых для науки путях жизнь В. П. Амалицкого.

    Вклад В. П. Амалицкого в науку трудно переоценить. Он открыл совершенно новую огромную область пермской эпохи на северных материках. Более двадцати полных или почти полных скелетов пермских земноводных и пресмыкающихся, большей частью новых, ранее неизвестных науке форм, десятки Черепов и тысячи отдельных костей составили Северо — Двинскую галерею — это сокровище русской науки, получившее мировую известность. Работы В. П. Амалицкого явились центром, вокруг которого начали развиваться русская палеонтология Позвоночных, создаваться Палеонтологический музей и Пале — онтологический институт. Северо — Двинская галерея была переведена в Москву, где является ныне основным отделом Палеонтологического музея Академии наук.


    Основные события жизни

    1883 г. — В. П. Амалицкий окончил Петербургский университет.

    1887 г. — В. П. Амалицкий стал магистром геологии и хранителем Геологического кабинета Петербургского университета.

    1892 г. — В. П. Амалицкий защитил в Петербургском университете диссертацию на степень доктора геогнозии.

    1894 г. — Поездка в Англию. Работа в Британском музее.

    1895–1898 гг. — Экспедиции В. П. Амалицкого по исследованию пермских отложений северо — востока Европейской России.

    1899 г. — Начало раскопок на Малой Северной Двине.

    1908 г. — В. П. Амалицкий избран директором Варшавского политехнического института.

    (обратно) (обратно)


    Владимир Иванович Вернадский (1863–1945)

    В. И. Вернадский родился 12 марта 1863 года в Петербурге, в семье профессора — экономиста. В 1881 году он окончил гимназию. О гимназических годах у Владимира Ивановича остались неприятные воспоминания. Классическая гимназия, по его словам, была классической только по названию. «Главным несчастьем было то, — писал в 1916 году В. И. Вернадский, — что в общем преподавателями древних языков в это время в России были или, как у нас, чужие люди, сторонние русской жизни и интересов нашей страны и потому бессознательно добросовестно исполнявшие антинациональную официальную программу, или чиновники — полицейские, которым никакого Дела не было до идейных заданий школы, более или менее добросовестно исполнявшие предписание такого же, как и они, начальства. Несомненно, других исполнителей для полицейской классической системы и нельзя было найти».

    Интересы талантливой части гимназической молодежи сосредоточивались в различных кружках, работа в которых оставляла глубокий след в жизни их участников. По этому поводу И. Вернадский писал: «Странным образом стремление к естествознанию дала мне изуродованная классическая гимназия, благодаря той внутренней подпольной, неподозревавшейся жизни, какая в ней шла в тех случаях, когда в ее среду попадали живые, талантливые юноши — натуралисты». В те годы В. И. Вернадский интересовался историей, философией и славянскими языками.

    Совершенно по — другому пошла его жизнь после поступления в Петербургский университет на естественное отделение физико — математического факультета. Состав профессоров Петербургского университета того времени был блестящим. В нем читали лекции Менделеев, Меншуткин, Докучаев, Сеченов, Костычев, Иностранцев и другие. В воспоминаниях В. И. Вернадского о студенческих годах мы читаем: «На лекциях многих из них — на первом курсе на лекциях Менделеева, Бекетова, Докучаева — открылся перед нами новый мир, и мы все бросились страстно и энергично в научную работу, к которой мы были так несистематично и неполно подготовлены прошлой жизнью. Восемь лет гимназической жизни казались нам напрасно потерянным временем, тем ни к чему не нужным искусом, который заставила нас проходить вызывавшая глухое наше негодование правительственная система». Эти мысли получали яркое выражение в лекциях Д. И. Менделеева… Дмитрий Иванович Менделеев, по словам В. И. Вернадского, пробуждал «глубочайшие стремления человеческой личности к знанию и к его активному приложению».

    Выдающийся ученый В. И. Вернадский создал геохимию, науку об истории химических элементов — атомов Земли и космоса. Он был творцом биогеохимии — науки о роли организмов в истории химических элементов Земли и о взаимосвязи организмов с земной корой. В. И. Вернадский работал во многих областях естествознания: минералогии, кристаллографии, геохимии, биогеохимии, радиогеологии, гидрогеологии, метеоритике, почвоведении — и везде оставил глубокий след.

    В 1885 году В. И. Вернадскому была присвоена степень кандидата естественных наук. Начало научной деятельности В. И. Вернадского протекало в кругу лиц, группировавшихся вокруг выдающегося русского ученого — почвоведа В. В. Докучаева, которого он считал своим учителем. В. В. Докучаев в это время создавал новую отрасль естествознания — почвоведение, науку о почве.

    После окончания университета с 1886 по 1888 год В. И. Вернадский был хранителем Минералогического музея Петербургского университета. В 1888 году его командируют за границу для проведения работы по минералогии и кристаллографии. В течение двух лет он работал в Италии, Германии, а главным образом во Франции у профессоров Фукэ и Лешателье.

    В 1890 году В. И. Вернадский возвратился в Россию и принял участие в экспедиции В. В. Докучаева. Осенью этого же года он был утвержден доцентом Московского университета. В 1891 году в Петербургском университете В. И. Вернадский защитил диссертацию на звание магистра, а в 1897 году он получил степень доктора.

    В 1898 году В. И. Вернадский был назначен профессором Московского университета, где и работал до 1911 года. За двадцатилетний период работы в Московском университете он создал учебники по минералогии и кристаллографии, в корне перестроил преподавание этих дисциплин.

    В 1906 году В. И. Вернадский был избран адъюнктом Академии наук, а в 1909 году — академиком. В 1911 году он оставил Московский университет и переехал в Петербург.

    С тех пор по день смерти его научная деятельность протекала преимущественно в Академии наук.

    Научная деятельность В. И. Вернадского по исследованию минералов и химических элементов Земли может быть условно разделена на три периода. В первый период ученый занижался минералогией и кристаллографией. Во второй, на основе огромных материалов минералогии, создает науку геохимию. Ь третий (это последние 15–20 лет жизни) В. И. Вернадский Нецело занят вопросами биохимии.

    Ученые до В. И. Вернадского преимущественно изучали минералы с точки зрения их внешних свойств — формы, цвета, твердости, размера и т. п. Очень мало внимания уделялось выяснению причин и условий образования минералов, их взаимодействию друг с другом, а также их внутренним свойствам, их строению.

    В. И. Вернадский умел находить в минералах огромное количество сокрытой информации о том, что происходит внутри Земли. Это было огромным шагом вперед. Учефный с успехом искал и находил причины процессов минералообразова- ния и изучал сам эти процессы. «Я положил в основу широкое изучение минералогических процессов земной коры, обращая основное внимание на процесс, а не только на исследование продукта процесса (минерала), на динамическое изучение процессов, а не только на статическое изучение их продуктов, причем, — после некоторых колебаний, — остановился для своей исследовательской работы главным образом на минералогии, а не на кристаллографии».

    В. И. Вернадский дал наиболее полное и правильное определение минералогии как науки и минерала как предмета исследования этой дисциплины. Он писал: «Минералогия представляет собой химию земной коры, она имеет задачей изучение как продуктов природных химических процессов, так называемых минералов, так и самих процессов. Она изучает изменение продуктов и процессов во времени, в различных естественных областях земной коры».

    Обобщив огромный фактический материал по минералам, В. И. Вернадский разработал и выдвинул свою теорию, которую впоследствии знаменитый французский химик Лешателье назвал гениальной.

    Современные исследования подтвердили основные положения теории В. И. Вернадского и тем самым показали, что научная мысль минералогов и кристаллохимиков благодаря его трудам, благодаря его поразительной силе научного предвидения шла правильным путем. Благодаря работам Владимира Ивановича Вернадского минералогия, содержащая бесчисленное количество разрозненных фактов, превратилась в подлинную науку.

    Исследования В. И. Вернадского помогли определить, где и какие элементы можно встретить вместе в породах и минералах. В. И. Вернадский поставил на научную основу поиски месторождений полезных ископаемых.

    В его работах отображены колоссальные процессы перемещения химических элементов земной коры во времени и пространстве, изменения их сочетаний друг с другом, т. е. представлена вся их история.

    Не остался без внимания ученого химический состав земной коры. Он уточнил имевшиеся данные, разбил все элемента по их участию в сложении земной коры на десять групп.

    Характерной чертой В. И. Вернадского как ученого является его поразительная способность подмечать явления, правильно оценивать научную значимость новых открытий и использовать их для дальнейшего развития науки.

    Так, например, в связи с открытием радиоактивности В. И. Вернадский обратил внимание на роль радиоактивных элементов в жизни нашей планеты. В научных кругах геологов и ученых, имеющих дело с Землей, шли и идут споры об источниках энергии, определяющих процессы, протекающие в земной коре. Ряд исследователей считают, что в основе этой деятельности лежит тепловая энергия, сохранившаяся от той стадии развития Земли, когда Земля была еще в расплавленном состоянии; другие видят источники этой энергии в процессах сжатия Земли, в силу ее остывания и т. п. В. И. Вернадский считал, что основной энергетический источник всех процессов, идущих в земной коре, заключается в процессах радиоактивного распада. «Тепло, — пишет он, — освобождающееся под влиянием непрестанного разрушения атомов определенных радиоактивных элементов (действительно, имеющего место), совершенно достаточно для объяснения всех этих грандиозных явлений».

    Перейдя к изучению истории химических элементов в земной коре, В. И. Вернадский создал новую науку — геохимию.

    В ходе работы В. И. Вернадский впервые обратил внимание на роль живого вещества — растительных и животных организмов — в истории химических элементов на Земле. В связи с этим последние 20 лет своей жизни В. И. Вернадский отдал изучению химического состава и распространенности животных и растительных организмов. Он исследовал их участие в реакциях и перемещениях химических элементов в земной коре (биосфере), что и привело его к созданию новой науки — биогеохимии, имеющей колоссальное научное и народнохозяйственное значение.

    Исходя из данных биогеохимии, В. И. Вернадский утверждал, что «связь состава организма с химией земной коры и то огромное первенствующее значение, которое имеет живое вещество в механизме земной коры, указывают нам, что разгадка жизни не может быть получена только путем изучения самого живого организма. Для ее разрешения надо обратиться к первоисточнику — земной коре».

    Одной из больших заслуг В. И. Вернадского является то, что он учил рассматривать процессы в земной коре и жизнь Земли в целом как части космоса.

    Разрабатывая важнейшие теоретические проблемы, В. И. Вернадский никогда не забывал о необходимости практических выводов из достижений своей науки. Он заботился о приумножении производительных сил России, о необходимости ее самостоятельного развития.

    «Для нас, — писал В. И. Вернадский, — выяснилось многое во время войны, и прежде всего стало ясно всем то, что раньше было ясно немногим, — наша экономическая зависимость от Германии, носящая совершенно недопустимый характер. То, что это сделалось ясным для русского общества, очевидно, является фактом величайшей важности, ибо последствием такого сознания неизбежно будет изменение положения дел.

    Одним из главнейших факторов такого освобождения является использование своими силами своего достояния».

    Он критиковал положение дел в России с позиций ученого. Он указывал, что в нашей стране добывается только 31 химический элемент из 61, используемых техникой Первой мировой войны. Он, как и Д. И. Менделеев, ратовал за изучение производительных сил России и заявлял, что в недрах России имеются все виды полезных ископаемых. Утверждая это, В. И. Вернадский исходил из того, что на территории нашей необъятной страны имеются остатки почти всех геологических формаций и что в ее недрах протекали и протекают геологические, в том числе и рудообразующие, процессы, присущие всем остальным частям суши земного шара.

    Теоретические положения В. И. Вернадского о наличии руд алюминия, калия и других полностью подтвердились последующими геологическими исследованиями.

    В. И. Вернадский много сделал в области изучения истории русской науки. Он на свои средства провел большую работу по сбору рукописных материалов М. В. Ломоносова. Собранные материалы он передал Академии наук; он провел большое исследование по освещению роли и значения М. В. Ломоносова в русской и мировой науке.

    В. И. Вернадский пользовался исключительным авторитетом как в России, так и за границей.

    Одна из главных работ В. И. Вернадского — «Очерки геохимии» — переведена на французский, немецкий, японский языки и выдержала несколько изданий.

    В. И. Вернадский был членом Французской и Чехословацкой академий наук, состоял членом ряда научных заграничных обществ.

    Он являлся вице — президентом Международной комиссии по определению возраста Земли радиоактивными методами.

    В последние годы здоровье В. И. Вернадского начало сильно ухудшаться. Но он никогда не прекращал научной работы, большую часть времени работая дома. В 1943 году умерла Наталья Егоровна — жена Владимира Ивановича, смерть которой он переживал очень тяжело. С ней он прожил более 55 лет и ей, как он сам отмечал, был многим обязан в своей научной деятельности.

    В конце декабря 1944 года Владимир Иванович тяжело заболел и 6 января 1945 года скончался.


    Основные события жизни

    1881 г. — В. И. Вернадский окончил гимназию.

    1882 г. — В. И. Вернадский поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико — математического факультета.

    1885 г. — В. И. Вернадскому присвоена степень кандидата естественных наук.

    1886–1888 гг. — В. И. Вернадский служит хранителем Минералогического музея Петербургского университета.

    1888 г. — В. И. Вернадского командируют за границу для проведения работы по минералогии и кристаллографии.

    1890 г. — В. И. Вернадский возвратился в Россию и принял участие в экспедиции В. В. Докучаева.

    1891 г. — В Петербургском университете В. И. Вернадский защитил диссертацию на звание магистра.

    1897 г. — В. И. Вернадский получил степень доктора.

    1898 г. — В. И. Вернадский был назначен профессором Московского университета.

    1906 г. — В. И. Вернадский избран адъюнктом Академии наук.

    1909 г. — В. И. Вернадский становится академиком.

    1911 г. — В. И. Вернадский оставил Московский университет и переехал в Петербург, где стал работать в Академии наук.

    (обратно) (обратно) (обратно)


    МЕДИЦИНА И БИОЛОГИЯ


    Карл Максимович Бэр (1792–1876)

    Знаменитый натуралист — естествоиспытатель, основоположник научной эмбриологии, географ — путешественник, исследователь К. М. Бэр родился 28 февраля 1792 года в небольшом местечке Пипа Иервинского округа Эстонской губернии.

    Его родители, числимые дворянами, были выходцами из мещанской среды. Раннее детство К. М. Бэр провел в имении своего бездетного дяди, где он был предоставлен сам себе. До 8 лет он не был знаком даже с азбукой. Когда ему исполнилось восемь лет, отец забрал его в свою семью, где он в течение трех недель догнал своих сестер по чтению, письму и арифметике. К 10 годам под руководством гувернера он освоил планиметрию и научился составлять топографические карты. В 12 лет он умел пользоваться определителем растений и приобрел солидные навыки в искусстве составления гербария.

    В 1807 году отец отвез сына в дворянскую школу в Ревеле, и того после испытаний приняли сразу в высший класс. Прекрасно успевая в учении, юноша увлекался экскурсиями, составлением гербариев и коллекций.

    В 1810 году К. М. Бэр поступил на медицинский факультет Дерптского университета, готовясь к карьере врача. Пребывание в университете было прервано в 1812 году вторжением Наполеона в Россию. К. М. Бэр отправился в русскую армию в качестве врача, но вскоре заболел тифом. Когда армия Наполеона была изгнана из пределов России, К. М. Бэр вернулся в Дерпт продолжать учение.

    Дерптский университет К. М. Бэр закончил в 1814 году и защитил диссертацию «Об эпидемических болезнях в Эстляндии». Однако, не считая себя достаточно подготовленным к ответственной и высокой роли врача, он отправился совершенствоваться за границу, в Вену. Но те медицинские светила, ради которых молодой врач приехал в Вену, ни в какой мере не могли удовлетворить его. Самый знаменитый из них — терапевт Гильденбрандт — прославился, между прочим, тем, что не прописывал своим больным каких‑либо лекарств, так как испытывал «методу выжидательного лечения».

    Разочаровавшись в медицине, К. М. Бэр намеревается стать зоологом, анатомом. Собрав пожитки, К. М. Бэр пешком отправился в Вюрцбург к известному анатому — профессору Деллингеру. При первом же свидании Деллингер в ответ на высказанное К. М. Бэром желание совершенствоваться в зоотомии (анатомии животных) сказал: «В этом семестре я ее не читаю… Но к чему Вам лекции? Принесите сюда какое‑нибудь животное, потом другое, анатомируйте его и исследуйте его строение». К. М. Бэр купил в аптеке пиявок и начал свой зоотомический практикум.

    Счастливый случай выручил его: он получил от дерптского профессора Бурдаха предложение занять место прозектора- ассистента анатомии при кафедре физиологии в Кенигсберге, куда Бурдах к этому времени переехал.

    Как заместитель профессора К. М. Бэр стал читать с 1817 года самостоятельный курс с прекрасно поставленными демонстрациями и сразу же завоевал себе известность; сам Бурдах неоднократно посещал его лекции. Вскоре К. М. Бэр организовал прекрасный анатомический кабинет, а затем и большой зоологический музей. Слава его росла. Он стал знаменитостью, и Кенигсбергский университет избрал его ординарным профессором и директором Анатомического института. К. М. Бэр проявил исключительную творческую плодовитость. Он прочел ряд курсов и провел ряд исследований по анатомии животных. Его исследования увенчались в 1826 году блестящим открытием, «завершившим многовековую работу естествоиспытателей» (академик В. И. Вернадский): он открыл яйцо млекопитающих и публично демонстрировал его в 1828 году на съезде естествоиспытателей и врачей в Берлине. Для того чтобы составить себе представление о значении этого открытия, достаточно сказать, что научная эмбриология млекопитающих, а следовательно, и человека, была совершенно невозможна до того времени, пока не было открыто то исходное начало — яйцо, из которого развивается зародыш высшего животного. В этом открытии — бессмертная заслуга К. М. Бэра в истории естественных наук. Мемуары об этом открытии он в соответствии с духом времени написал на латинском языке и посвятил Российской академии наук в благодарность за избрание его в 1827 году членом — корреспондентом. Много лет спустя по случаю 50–летнего юбилея научной деятельности К. М. Бэра Российская академия наук преподнесла ему большую медаль с барельефным изображением его головы и надписью вокруг нее: «Начав с яйца, он показал человека — человеку».

    В 1828 году К. М. Бэр опубликовал первый том своего классического сочинения «История развития животных»; в 1837 году — второй; третий, незаконченный том вышел посмертно в конце XIX столетия.

    В Кенигсберге К. М. Бэр получил признание всего ученого мира, здесь же он обзавелся семьей, но его тянет в родные края. Он ведет переписку с Дерптом и Вильно, где ему предлагают кафедры. Он мечтает о большом путешествии по северу России и в своем письме к первому русскому кругосветному мореплавателю знаменитому адмиралу Ивану Федоровичу Крузенштерну просит его дать ему «возможность бросить якорь в своем отечестве».

    Вскоре он получил предложение от Российской академии наук приехать на работу в Петербург, однако полнейшая неустроенность академических учреждений того времени не позволила ему сразу принять это предложение, и он временно возвращается в Кенигсберг, где ведет, по его же выражению, жизнь «рака — отшельника», погрузившись всецело в науку. Напряженные многолетние занятия сильно подорвали его здоровье. Прусское министерство народного просвещения придиралось к нему буквально по каждому поводу. Министр фон Альтенштейн официально попрекал его тем, что его научные исследования обходятся дорого, так как К. М. Бэр израсходовал на свои бессмертные исследования по истории развития цыпленка… 2000 яиц. Конфликты с власть предержащими росли. К. М. Бэр запросил Петербург о возможности его приезда на работу в Академию наук и в ответ на это в 1834 году избирается ее членом. В том же году он с семьей покидает Кенигсберг. Как он сам писал, «решив променять Пруссию на Россию, был одушевлен только желанием принести пользу своей родине».

    Что же сделал К. М. Бэр в эмбриологии? Несмотря на то что в XVII и XVIII веках в разработке учения о зародышевом развитии животных приняли участие многие крупнейшие исследователи, существенно продвинуть исследования им не удалось. Было принято считать, что в половых клетках существует готовый зародыш с совершенно развитыми частями тела — по сути, взрослый организм, только крошечного размера.

    Наука того времени очень сильно заблуждалась, считая, что зародышевое развитие есть не что иное, как простой рост маленького организма до взрослого состояния. Никакого преобразования при этом якобы не происходило.

    К. М. Бэр окончательно похоронил эти неверные представления и создал подлинно научную эмбриологию. Его «История развития животных», по отзыву выдающегося соратника Ч. Дарвина — Томаса Гекели, представляет «сочинение, которое содержит самую глубокую философию зоологии и даже биологии вообще», а известный зоолог Альберт Келликер утверждал, что эта книга является «самым лучшим из всего, что есть в эмбриологической литературе всех времен и народов».

    Исследуя развитие цыпленка, К. М. Бэр шаг за шагом проследил картину его развития. Процесс зародышевого развития впервые предстал перед изумленными взорами натуралистов во всей своей простоте и величии.

    С переездом в Петербург молодой академик резко изменил как свои научные интересы, так и образ жизни. На новом месте его влекут и манят беспредельные просторы России. Громадная, но мало исследованная Россия того времени требовала всестороннего изучения. К. М. Бэр становится географом — путешественником и исследователем природных богатств страны.

    За всю свою жизнь К. М. Бэр совершил множество путешествий в пределах России и за границей. Его первое путешествие на Новую Землю, предпринятое им в 1837 году, продолжалось всего четыре месяца. Обстоятельства были крайне неблагоприятными для путешествия. Капризные ветры задерживали плавание. Парусная шхуна «Кротов», предоставленная в распоряжение К. М. Бэра, была чрезвычайно мала и не приспособлена для экспедиционных целей. Топографические изыскания и метеорологические наблюдения экспедиции К. М. Бэра дали представление о рельефе и климате Новой Земли. Было установлено, что возвышенность Новой Земли в геологическом отношении представляет собой продолжение Уральского хребта. Особенно много сделала экспедиция в области познания фауны и флоры Новой Земли. К. М. Бэр был первым натуралистом, посетившим эти острова. Он собрал ценнейшие коллекции обитающих там животных и растений.

    В последующие годы К. М. Бэр совершил десятки путешествий и экспедиций не только «по градам и весям» России, но и за границу. Вот далеко не полный перечень главнейших из этих путешествий. В 1839 году вместе с сыном он совершил экспедицию на острова Финского залива, а в 1840 году в Лапландию. В 1845 году совершает поездку на Средиземное море. За промежуток 1851–1857 годов предпринял ряд экспедиций на Чудское озеро и Балтику, в дельту Волги и на Каспий с целью изучения состояния рыболовства в этих районах. В 1858 году К. М. Бэр вновь ездил за границу на съезд естествоиспытателей и врачей. В последующие годы (1859 и 1861) он вновь путешествует по Европе.

    Им была предсказана катастрофа Аральского моря еще в далеком 1861 году, когда он ездил в те края для выяснения причин его обмеления. Причем он опроверг версию, раздуваемую в меркантильных целях каботажной компанией о том, что будто это обмеление происходит за счет балласта, выбрасываемого с приходящих кораблей. Страсть к путешествиям у К. М. Бэра была неуемной: будучи уже восьмидесятилетним старцем, он мечтал о большой экспедиции на Черное море.

    Самой продуктивной и наиболее богатой по своим последствиям являлась его большая экспедиция на Каспий, которая продолжалась с небольшими перерывами четыре года (1853 1856).

    Хищнический лов рыбы в устье Волги и на Каспии — районе, дававшем пятую часть всей рыбной продукции тогдашней России, — привел к катастрофическому падению улова рыбы и грозил потерей этой главнейшей рыболовецкой базы. Для исследования рыбных богатств Каспия была организована большая экспедиция, во главе которой встал шестидесятилетний К. М. Бэр. Он избороздил Каспий в нескольких направлениях от Астрахани до берегов Персии. Он установил, что причина падения улова вовсе не в оскудении природы, а в хищнических способах лова рыбы и нерациональных примитивных методах ее обработки, которые он назвал «безумным расточением даров природы». К. М. Бэр пришел к выводу, что причиной всех бедствий является непонимание того, что существующие способы лова не давали рыбе возможности размножаться, так как вылавливали ее до нереста (икрометания) и этим обрекали промысел на неизбежное падение. К. М. Бэр выступил с требованием введения государственного контроля за охраной рыбных запасов и их восстановления.

    Практические выводы, основанные на работах этой экспедиции, К. М. Бэр изложил в своих известных «Предложениях для лучшего устройства каспийского рыболовства», в которых он разработал ряд правил к «выгоднейшему употреблению продуктов рыболовства». Стараниями К. М. Бэра новая каспийская сельдь пришла на смену «голландской» сельди, ввоз которой к нам прекратился из‑за Крымской кампании. Научив заготовлять каспийскую сельдь, К. М. Бэр на миллионы рублей увеличил национальное богатство страны.

    Из географических открытий К. М. Бэра необходимо отметить его знаменитый закон — «закон Бэра», по которому все реки Северного полушария перемещают свои русла в сторону своего правого берега, который в силу этого постоянно размывается и становится крутым, тогда как левый берег остается пологим, исключая места крутых поворотов; в Южном полушарии отношения будут обратные. Это явление асимметрии берегов рек К. М. Бэр поставил в связь с суточным вращением Земли вокруг своей оси, увлекающим и отклоняющим движение воды в реках к правому берегу.

    К. М. Бэр был одним из инициаторов и учредителей Русского географического общества, в котором он был выбран первым вице — президентом.

    «Как можно продолжать требовать от образованного человека знать подряд всех семерых царей Рима, существование которых безусловно проблематично, и не считать позором, если он не имеет понятия о строении собственного тела… я не знаю задачи более достойной свободного и мыслящего человека, как исследование самого себя».

    Помимо этого К. М. Бэр много работал в области краниологии — учения о черепе.

    Он же положил начало краниологическому музею Академии наук, который является одной из богатейших коллекций этого рода в мире. Из всех остальных его работ мы остановимся только на его исследованиях, посвященных папуасам и альфурам, которые, в свою очередь, вдохновили нашего выдающегося исследователя и путешественника Миклухо — Маклая на изучение этих народов в Новой Гвинее.

    К. М. Бэр читал лекции по анатомии в Медико — хирургической академии и организовал при ней для подготовки врачей Анатомический институт. В качестве руководителя его он привлек нашего знаменитого соотечественника, выдающегося хирурга и гениального анатома — Н. И. Пирогова. К. М. Бэр написал ряд блестящих статей для широкой публики по антропологии и зоологии.

    К. М. Бэр был чрезвычайно жизнерадостный человек, очень любивший общение с людьми и сохранивший эту черту до самой смерти. Несмотря на всеобщее преклонение и восхищение перед его дарованием, он был чрезвычайно скромен и многие свои открытия, как, например, открытие яйца млекопитающих, приписывал исключительно острому зрению в годы своей юности. Внешние почести его не прельщали. Он был убежденным врагом титулов. За время его долгой жизни ему пришлось поневоле присутствовать на многих юбилеях и торжествах, организуемых в честь него, но всегда он был ими недоволен и чувствовал себя жертвой. «Гораздо лучше, когда тебя бранят, тогда, по крайней мере, можно возражать, а при похвалах это невозможно и приходится выносить все, что над вами делают», — сетовал К. М. Бэр. Зато он очень любил устраивать празднества и юбилеи другим.

    Заботливое отношение к чужим нуждам, помощь в несчастье, участие в восстановлении приоритета забытого ученого, восстановление доброго имени несправедливо пострадавшего человека, вплоть до помощи из личных средств, были обычным явлением в жизни этого большого человека. Так, он взял под свою защиту Н. И. Пирогова от нападок прессы и личными средствами помог венгерскому ученому Регули закончить научные работы.

    К. М. Бэр высоко ценил заслуги простого народа в деле научного исследования своей страны. В одном из своих писем к адмиралу Крузенштерну он писал: «Простонародье почти всегда пролагало путь научным изысканиям. Вся Сибирь с ее берегами открыта таким образом. Правительство всегда только присваивало себе то, что народ открывал. Таким образом присоединены Камчатка и Курильские острова. Только позже они были осмотрены правительством… Предприимчивые люди из простонародья впервые открыли всю цепь островов Берингова моря и весь русский берег Северо — Западной Америки. Смельчаки из простонародья впервые прошли морской пролив между Азией и Америкой, первыми нашли Ляховские острова и Много лет посещали пустыни Новой Сибири до того, как об их существовании что‑либо знала Европа… Всюду со времен Беринга научное мореходство только следовало по их стопам…»

    Обладая слабым голосом, он не был ни оратором, ни искусным лектором. Но его письменная речь была безукоризненно Изящна, и ей мог бы позавидовать даже писатель.

    Он был большим знатоком истории и литературы и написал даже несколько статей по мифологии.

    В 1852 году К. М. Бэр в связи с преклонным возрастом вышел в отставку и переселился в Дерпт.

    В 1864 году Академия наук, празднуя пятидесятилетний юбилей его научной деятельности, преподнесла ему большую медаль и учредила Бэровские премии за выдающиеся заслуги в области естественных наук.

    До последнего дня К. М. Бэр интересовался наукой, хотя глаза его так ослабели, что он вынужден был прибегать к помощи чтеца и писца. Умер Карл Максимович Бэр 28 ноября 1876 года тихо, точно уснув. Ровно через 10 лет, 28 ноября 1886 года, граждане города, в котором родился, учился, жил и умер великий ученый, воздвигли ему памятник работы академика Опекушина, копия которого находится в бывшем здании Академии наук в Петербурге.

    К. М. Бэр был одним из крупнейших зоологов мира. Своей деятельностью он положил начало новой эры в науке о животных и этим оставил неизгладимый след в истории естественных наук.


    Основные события жизни

    1807 г. — К. М. Бэр поступает в дворянскую школу в Ревеле, где его после испытаний приняли сразу в высший класс.

    1810 г. — К. М. Бэр поступил на медицинский факультет Дерптского университета.

    1814 г. — К. М. Бэр закончил Дерптский университет и защитил диссертацию «Об эпидемических болезнях в Эстляндии».

    1816 г. — К. М. Бэр получил место прозектора — ассистента анатомии при кафедре физиологии в Кенигсберге.

    1826 г. — К. М. Бэр открыл яйцо млекопитающих и публично демонстрировал его в 1828 г. на съезде естествоиспытателей и врачей в Берлине.

    1827 г. — К. М. Бэр избран членом — корреспондентом Российской академии наук.

    1828 г. — К. М. Бэр опубликовал первый том своего классического сочинения «История развития животных».

    1837 г. — Первое путешествие К. М. Бэра на Новую Землю.

    1839 г. — Вместе с сыном К. М. Бэр совершил экспедицию на острова Финского залива.

    1840 г. — Экспедиция в Лапландию.

    1845 г. — Поездка на Средиземное море.

    1852 г. — К. М. Бэр в связи с преклонным возрастом вышел в отставку и переселился в Дерпт.

    1853–1856 гг. — Большая экспедиция К. М. Бэра на Каспий.

    1864 г. — Академия наук, празднуя пятидесятилетний юбилей научной деятельности К. М. Бэра, преподнесла ему большую медаль И учредила Бэровские премии за выдающиеся заслуги в области естественных наук.

    (обратно) (обратно)


    Николай Иванович Пирогов (1810–1881)

    Имя гениального русского хирурга и анатома Н. И. Пирогова — родоначальника научной хирургии и основоположника военно- полевой хирургии — известно не только врачам, но и всем культурным людям. Он был почетным членом многих русских и заграничных научных обществ. Корифеи медицины называли его великим. В честь его названы Пироговскими улицы, общества, музеи, больницы, научные съезды и литературные издания. Н. И. Пирогов в хирургии занял такое же место, какое Менделеев в химии, Сече нов и Павлов — в физиологии, Лобачевский — в математике. Лите ратура, посвященная Н. И. Пирогову, очень велика. О нем писали анатомы, хирурги, патологоанатомы, физиологи, терапевты. Его труды переведены и изданы во всех странах Европы.

    Н. И. Пирогов родился в Москве 25 ноября 1810 года в военной семье. Отец старался дать детям лучшее по тому времени образование; семья его была дружной и культурной. Однако старший брат Н. И. Пирогова Петр принес семье много несчастий крупными проигрышами и растратами казенных денег. Это разорило семью Пироговых, и Н. И. Пирогов был вынужден оставить лучший по тому времени пансион Кряжева, куда он был отдан одиннадцати лет вместе с братом Амосом. Следующие годы жизни Н. И. Пирогова, включая и его студенческие годы, прошли в тяжелых материальных условиях.

    Уже в семи — восьмилетнем возрасте Н. И. Пирогов читал много книг, журналов разнообразного содержания; среди книг были иллюстрированные издания на латинском, немецком, французском языках. Большое впечатление на Н. И. Пирогова произвели сочинения Н. М. Карамзина. По совету профессора Е. О. Мухина — физиолога, анатома и терапевта, хорошего знакомого семьи Пироговых — Н. И. Пирогов поступил в 1824 году, когда ему было 14 лет, на медицинский факультет Московского университета.

    Студенческие годы будущего хирурга проходили в условиях, весьма неблагоприятных для развития самой хирургии. Публично раздавались требования прекратить «мерзкое и богопротивное употребление человека, созданного по образу и подобию Творца, на анатомические препараты». В Казани дело дошло до предания земле всего анатомического кабинета, с целью чего были заказаны гробы; в них поместили все препараты, сухие и в спирте, и после панихиды в параде, с процессией отнесли на кладбище. Это было в XIX веке, хотя еще в начале XVIII века Петр I сам занимался анатомией и купил за высокую цену анатомические препараты.

    Будучи студентом, Н. И. Пирогов видел на живом человеке лишь две операции, а сам ни одной операции не только на живом, но и на трупе не делал. В таких условиях в единственной хирургической клинике университета готовился знаменитый хирург.

    Окончив медицинский факультет в 1827 году, Н. И. Пирогов отправился для усовершенствования в области хирургии в г. Дерпт, где при университете было создано отделение для подготовки к профессорскому званию. В числе 20 «природных русских» хорошо успевающих студентов был направлен и Н. И. Пирогов. В 1831 году Н. И. Пирогов блестяще защитил диссертацию «О перевязке брюшной аорты» и получил диплом доктора. Вскоре диссертация была переведена на немецкий язык и напечатана в Германии; анатомия там еще не пользовалась успехом у хирургов. В 1833 году Н. И. Пирогов с другими товарищами получил командировку в Берлин, где в течение двух лет знакомился с состоянием хирургии, посещая клиники крупных хирургов — Граффа, Лангебекка, Диффенбаха. Эти годы были периодом расцвета операционной техники.

    Операции в то время делали 2–3 минуты, поскольку их крайняя болезненность — не было ни наркоза, ни местного обезболивания — могла привести к смерти пациента.

    В 1835 году по окончании командировки Н. И. Пирогов направился в Москву, где должен был занять кафедру в Московском университете. Но в Москве кафедра хирургии была предоставлена его товарищу по работе в Дерпте — Иноземцеву. Н. И. Пирогов, тяжело переживая этот отказ, вернулся в Дерпт. В Дерпте он с блеском проявил свое изумительное мастерство хирурга, всех удивляя своими смелыми операциями. Слава Н. И. Пирогова как «чудесного доктора» росла. Клиника была переполнена ожидавшими его лечения. Недавний студент становится руководителем хирургии в Дерптском университете. После прочтения пробной лекции в Академии наук (1836) Н. И. Пирогов был утвержден профессором.

    За пятилетний период профессорской деятельности в Дерпте популярность Н. И. Пирогова как хирурга, знатока анатомии чрезвычайно возросла. Изданные им за этот период капитальные научные труды и монографии укрепили его авторитет как крупнейшего ученого.

    Н. И. Пирогов отправился в Париж осмотреть лучшие клиники. Был у знаменитого Вельпо, застав его за чтением монографии самого Н. И. Пирогова, о которой Вельпо дал очень лестный отзыв. Из Парижа Н. И. Пирогов уехал, однако, разочарованным, так как практическая работа в больницах была неудовлетворительна, а смертность очень высока.

    В 1840 году Н. И. Пирогов получил приглашение на кафедру хирургии в Медико — хирургическую, ныне Военно — медицинскую, академию, где была создана особая клиника — Госпитальная хирургическая. Н. И. Пирогов сделался первым в России профессором Госпитальной хирургической клиники и получил госпиталь на 1000 коек.

    Напряженный 16–18–часовой труд в неблагоприятных, часто антигигиенических, условиях в полуподвальном, непроветриваемом помещении, освещенном лишь масляной коптилкой, сильно расстроил здоровье Н. И. Пирогова.

    В 1842 году Н. И. Пирогов переехал в Петербург. Там он написал «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1843–1845).

    Едва раздались первые выстрелы Крымской войны, Н. И. Пирогов подал рапорт с просьбой командировать его в действующую армию. С началом Крымской войны Н. И. Пирогов во главе группы врачей и сестер милосердия выехал в действующую армию в Севастополь, где самоотверженно, целыми сутками работал в госпиталях. Популярность его быстро росла, особенно среди солдат. Участвуя в Севастопольской обороне, он провел огромную научную работу по изучению дела организации помощи раненым.

    Н. И. Пирогову был предложен пост попечителя Одесского учебного округа. Это административное повышение заставило распроститься еще молодого талантливого профессора и ученого с Медико — хирургической академией. Через некоторое время Н. И. Пирогов был переведен на должность попечителя Киевского учебного округа. Здесь он пробыл три года.

    Когда в России обсуждался вопрос о наказаниях учеников и Н. И. Пирогов согласился с применением розог, по его адресу разразилась буря общественного негодования. Тяжело переживая это, Н. И. Пирогов подал в отставку и в 1861 году уехал в свое имение Вишня Подольской губернии. Здесь он пробыл не более года. В 1862 году он выехал за границу в качестве руководителя группы молодых русских ученых, готовящихся к профессорскому званию. На этом поприще Н. И. Пирогов также проявил себя как вдумчивый и чуткий педагог, и много молодых русских юношей, отправлявшихся за ученой квалификацией за границу, обязаны ему своими удачами. В частности, Н. И. Пирогов первый увидел в И. И. Мечникове его исключительную одаренность и оказал ему необходимую помощь во время пребывания за границей.

    В 1870 году Н. И. Пирогов выехал на театр военных действий Франко — прусской войны в качестве представителя Российского общества Красного Креста. В 1877 году он отправился на театр военных действий русско — турецкой войны и издал капитальный труд «Военно — врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии в 1877—78 гг.». Последние три года жизни Н. И. Пирогов прожил в своем имении, занимаясь частной Практикой.

    25 мая 1881 года Московский университет торжественно Праздновал юбилей 50–летней деятельности Н. И. Пирогова.

    Приветствовать Н. И. Пирогова собралось много иностранных гостей и все представители русской хирургии. За несколько месяцев до того Н. И. Пирогов заметил язвочку на языке. Во время юбилея консилиум группы врачей — Склифосовский, Гру- бе и другие — осмотрел Н. И. Пирогова и сообщил ему роковой диагноз: злокачественная опухоль языка — и предложил операцию. Н. И. Пирогов дал согласие, но его жена не согласилась и отправила его в Вену к знаменитому врачу А. Бильроту. Диагноз последним был подтвержден, но процесс уже стал неоперабельным. 5 декабря 1881 года Н. И. Пирогов скончался.

    Заслуги Н. И. Пирогова перед мировой и русской хирургией и русским обществом поистине огромны. Н. И. Пирогов был первоклассным анатомом, положившим начало разработке таких отделов анатомии, которыми никто раньше не занимался. Великий хирург, он обладал не только блестящей техникой, но и создал свои собственные методы операций. Н. И. Пирогов создал лучшие работы и атласы по анатомии. Он явился родоначальником научной школы хирургии.

    В результате громадного труда Н. И. Пирогов издал иллюстрированную топографическую анатомию — величественный памятник, навсегда обессмертивший имя Н. И. Пирогова и прославивший русскую медицину. О том, какой колоссальный труд был положен в основу этой работы, можно судить хотя бы из следующего. Только за время пребывания в академии Н. И. Пирогов произвел 12 000 патологоанатомических вскрытий, а в 1848 году во время холерной эпидемии вскрыл более 800 трупов холерных больных и издал в 1849 году «Патологическую анатомию азиатской холеры» с атласом.

    В 1846 году он создал Анатомический институт, которым сам заведовал.

    Н. И. Пирогов является основоположником военно — полевой хирургии. В основу ее он положил богатый собственный опыт участника войн на Кавказе, в Крыму, Франко — прусской, русско- турецкой. Он первый ввел не только в России, но и в Европе оказание частной помощи на войне. Так появились сестры милосердия на войне. Н. И. Пирогов обессмертил свое имя введением эфирномасляного обезболивания, которое он проводил на фронте. 10 000 наркозов было проведено им в Севастополе.

    Н. И. Пирогов был автором операции по сохранению ноги после тяжелого ранения.

    «Операция Пирогова бессмертна, — говорил известный русский хирург и ученый Разумовский, — она будет существовать и не заменится ничем, пока будет существовать человеческий род и хирургическое искусство».

    Эта операция, как и многие другие, была названа Пироговской.

    В работе о лечении ранений Н. И. Пирогов дал точный анализ реакции организма при ранении. В тот период еще не была доказана роль витаминов, но Н. И. Пирогов указал на значение дрожжей, моркови, рыбьего жира при лечении раненого и больного. Он прекрасно изучил тромбофлебиты, сепсис, выделил особую форму «раневой чахотки», которая наблюдалась и в войну 1941–1945 годов как форма раневого истощения; он изучил сотрясение мозга, местную асфиксию тканей, газовый отек и т. д. Еще не была известна антисептика, но он применял ряд антисептических средств (камфорный спирт, хлористую воду, йод и др.). Он близко подошел к великому открытию Листера — антисептике. Он убедился, что не воздух — причина нагноений ран, а загрязненные предметы: белье, перевязочный материал и др., а также скученность раненых.

    Н. И. Пирогов как врач пользовался исключительной популярностью. Его практика с первых дней самостоятельной работы до смерти была громадна. Это был поразительно бескорыстный труженик. В числе его пациентов были люди всех классов: от бедного крестьянина до придворных царского дома и членов императорской фамилии. Часто Н. И. Пирогов добивался успеха там, где другие хирурги были бессильны. Известно, что в 1862 году, когда лучшие европейские хирурги не могли определить местонахождения пули в теле Гарибальди, раненного при Аспромонте, был приглашен Н. И. Пирогов. Он не только извлек пулю, но и вылечил знаменитого итальянца.

    Н. И. Пирогов неустанно стремился совершенствовать медицинское образование в России. Он был талантливым профессором. Он ввел демонстрации препаратов, добился организации госпитальных клиник, приближающих студента к практике. Он был честным и искренним учителем научной молодежи. Н. И. Пирогов говорил: «Для учителя такой прикладной науки, как медицина, имеющей дело прямо со всеми атрибутами человеческой натуры (как собственного я, так и другого чужого я)… необходима, кроме научных сведений и опытности, еще добросовестность, приобретенная только трудным искусством самосознания, самообладания и знания человеческой натуры. В бытность мою за границей я достаточно убедился, что научная истина далеко не есть главная цель знаменитых клиницистов и хирургов… Было везде заметно старание продать товар лицом. Товар худой и недоброкачественный продавался за хороший и кому? Молодежи — неопытной, не знакомой с делом, но инстинктивно ищущей научной правды… Видев все это, я положил за правило, при первом моем вступлении на кафедру, ничего не скрывать от моих учеников, и если не сейчас же, то потом немедля открывать перед ними сделанную мною ошибку, будет ли она в диагнозе или в лечении. В этом духе я написал свои «Клинические анналы», описав в подробности все мои промахи и ошибки, сделанные при посещении больных, и не щадя себя».

    Учениками Н. И. Пирогова считали себя все русские врачи.

    Еще при жизни Николая Ивановича ученый европейский мир признал его, и признал не только великим ученым, но в известных областях своим учителем, своим вождем… Это наша Русская гордость и прежде всего гордость русских врачей.


    Основные события жизни

    1824 г. — Н. И. Пирогов поступил на медицинский факультет Московского университета.

    1827 г. — Н. И. Пирогов окончил медицинский факультет и отправился для усовершенствования в области хирургии в г. Дерпт.

    1831 г. — Н. И. Пирогов защитил диссертацию и получил диплом Доктора.

    1833 г. — Н. И. Пирогов получил командировку в Берлин.

    1836 г. — Н. И. Пирогов утвержден профессором.

    1840 г. — Н. И. Пирогов получил приглашение на кафедру хирургии в Медико — хирургическую академию.

    1842 г. — Н. И. Пирогов переехал в Петербург, где он написал «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела».

    1862 г. — Н. И. Пирогов выехал за границу в качестве руководителя группы молодых русских ученых, готовящихся к профессорскому званию.

    1870 г. — Н. И. Пирогов выехал на театр военных действий Франко — прусской войны в качестве представителя Российского общества Красного Креста.

    1877 г. — Н. И. Пирогов отправился на театр военных действий русско — турецкой войны.

    (обратно) (обратно)


    Сергей Петрович Боткин (1832–1889)

    Деятельность и труды С. П. Боткина являются одной из самых блестящих страниц русской медицины второй половины XIX века. С именем С. П. Боткина связано начало подлинного расцвета русской научной и практической медицины и образование замечательной русской школы терапевтов.

    Для биологических наук начало второй половины XIX столетия стало периодом бурного расцвета. Тогда появился ряд исследований, совершенно изменивших старые представления о жизни и жизненных процессах. Это была эпоха, когда появились учение Дарвина о происхождении видов, работы Пастера о бактериях, физиологические исследования Гельмгольца и Клода Бернара. В России 60–е годы были также периодом бурного развития науки, ознаменовавшимся и новыми веяниями в области медицинской науки.

    Родился С. П. Боткин 17 сентября 1832 года в Москве. Дед его был крестьянином Псковской губернии, а отец был зажиточным московским купцом. Он имел обширные торговые дела, занимался чайной оптовой торговлей в Китае. Петр Боткин был человек недюжинного ума и способностей, которые сказались в его детях — писателе Василии, лейб — медике Сергее, художнике — академике Михаиле Петровиче и внуках, из которых двое были почетными лейб — медиками, а двое имели придворное звание и служили на дипломатическом поприще.

    Воспитанием Сергея Петровича Боткина занимался старший брат Василий Петрович Боткин, личный друг Белинского, Грановского и других деятелей 40–х годов и последующей эпохи. В доме у Василия Петровича Боткина часто собирался небольшой кружок мыслителей и литераторов, к которому принадлежали Белинский, Грановский, Герцен, Огарев, Станкевич… Редкий из тогдашних корифеев литературы не побывал в доме Боткиных. Здесь, в этом доме в Петроверигском переулке (на Маросейке), повидавшем на своем веку чуть ли не всех лучших наших деятелей 40–х годов, протекали детство и юность Сергея Петровича.

    Окончив курс в лучшем московском пансионе, С. П. Боткин в 1850 году поступил на медицинский факультет Московского университета. С. П. Боткин вскоре сделался на своем курсе лучшим студентом, счастливо соединяя в себе блестящие способности с замечательным трудолюбием.

    Тотчас по окончании медицинского факультета, в 1855 году, С. П. Боткин отправился в Крым на театр военных действий и в течение трех с половиной месяцев работал ординатором в Симферопольском военном госпитале. Здесь его руководителем оказался знаменитый русский хирург Николай Иванович Пирогов.

    По окончании Крымской кампании С. П. Боткин вернулся в Москву. Он пришел к убеждению, что ему необходимо продолжать свое медицинское образование, и в начале 1856 года выехал за границу.

    В Германии он работал в Патологическом институте Р. Вирхова.

    Затем С. П. Боткин переезжает в Париж, где в течение года работает в лаборатории известного физиолога Клода Бернара.

    Во время своего пребывания за границей С. П. Боткин написал докторскую диссертацию «О всасывании жира в кишках» и ряд других работ.

    По возвращении в Россию в числе прочих русских молодых ученых — медиков С. П. Боткин получает место адъюнкта по терапии в Петербургской медико — хирургической академии (1860), а через год — кафедру академической терапевтической циники, которой и руководил до конца своей жизни.

    Первым его шагом была организация клинической современной лаборатории. В первое время С. П. Боткин сам руководил занятиями в ней. Основная масса работ клиники С. П. Боткина вышла из этой лаборатории. В ней с 1878 года, в течение 10 лет, играл руководящую роль знаменитый русский физиолог Иван Петрович Павлов, который провел здесь свои выдающиеся исследования и написал диссертацию о сердечных нервах. Здесь же И. П. Павловым и Стольниковым для изучения влияния сердечных средств была придумана методика с искусственным кругом кровообращения. Эта методика являлась прообразом того, что через много лет было предложено английским физиологом Старлингом в виде его сердечно — легочного препарата.

    В 1884 году С. П. Боткин открыл при клинике и бактериологическую лабораторию.

    Сергей Петрович в обращении к студентам на вступительной лекции осеннего семестра 1862 года говорил: «Чтобы избавить больного от случайностей, а себя от личных угрызений совести и принести истинную пользу человечеству, неизбежный для этого путь есть научный… а потому в клинике вы должны научиться рациональной практической медицине, которая изучает больного человека и отыскивает средства к изучению или облегчению его страданий… Больной есть предмет вашего научного исследования. Собрав сумму анатомических, физиологических и патологических фактов, вы делаете заключение, представляющее уже не диагностику болезни, а диагностику больного. Собирая факты, вы получите не только патологические явления того или другого органа, на основании которых дадите название болезни, но вместе с этим увидите состояние всех остальных органов, находящихся в более или менее тесной связи с заболеванием. Вот эта‑то индивидуализация каждого случая, основанная на научных данных, и составляет задачу клинической медицины и вместе с тем самое тверже основание лечения, направленного не против болезни, а против страдания больного».

    Медицина как знание, как искусство врачевания существует века, но медицина как наука, как естествознание возникла, в сущности, лишь в XIX веке; одним из ее основоположников и был Сергей Петрович Боткин.

    С. П. Боткин в 1875 году, задолго до английского физиолога Баркрофта, раскрыл роль селезенки как депо — органа в системе кровообращения. В своих лекциях по поводу многих заболеваний Сергей Петрович сделал предположение о существовании в головном мозге особых центров — теплового, сахарного, потового, кроветворного и других, что в настоящее время считается аксиомой.

    С. П. Боткин был прекрасным преподавателем. Среди учеников С. П. Боткина насчитывается много блестящих имен; все русские университеты и академии имели среди своих профессоров учеников Сергея Петровича.

    С. П. Боткин воспитал поколение врачей, которые ставили во главу угла не свои личные интересы, а интересы общества, которые самоотверженно служили русскому народу.

    Сергей Петрович Боткин положил начало русской медицинской литературе; в течение многих лет (1869–1889) он редактировал и на собственные средства издавал «Архив клиники внутренних болезней», под его редакцией выходила «Еженедельная клиническая газета» (1881–1889).

    Сергей Петрович Боткин умер 24 декабря 1889 года в возрасте 57 лет, в самом расцвете своей научной деятельности. «Вся обширная деятельность этого в высшей степени замечательного человека на поприще медицинского образования в России, деятельность как ученого, как учителя и профессора-клинициста, как врача и общественного деятеля была так велика и многостороння, что имя его, будучи одним из наиболее блестящих медицинских имен для современников, навсегда останется и для потомства в высшей степени почетным и вечно памятным в истории развития русской медицинской науки» (профессор Л. В. Попов).


    Основные события жизни

    1850 г. — С. П. Боткин поступил на медицинский факультет Московского университета.

    1855 г. — С. П. Боткин по окончании медицинского факультета отправился в Крым на театр военных действий.

    1856 г. — С. П. Боткин выехал за границу.

    1860 г. — С. II. Боткин получает место адъюнкта по терапии в петербургской Медико — хирургической академии.

    1875 г. — С. П. Боткин задолго до английского физиолога Баркрофта раскрыл роль селезенки как депо — органа в системе кровообращения.

    1884 г. — С. П. Боткин открыл при клинике бактериологическую лабораторию.

    (обратно) (обратно)


    Николай Васильевич Склифосовский (1836–1904)

    И. В. Склифосовский, выдающийся русский хирург, профессор и ученый, родился 6 апреля 1836 года около города Дубоксары Херсонской губернии. Окончив Одесскую гимназию, он поступил в Московский университет на медицинский факультет, который окончил в 1859 году. По окончании курса И. В. Склифосовский стал ординатором, затем заведующим хирургическим отделением Одесской городской больницы. В 1863 году им была защищена диссертация на степень доктора медицины. В 1866 году Н. В. Склифосовский был командирован за границу на два года. За это время он побывал в Германии, Франции и Англии. Эта командировка позволила И. В. Склифосовскому ознакомиться с хирургическими школами и направлениями в передовых странах Европы.

    В дальнейшей своей жизни Н. В. Склифосовский всегда следил за европейской наукой и всегда поддерживал связь с западноевропейскими клиниками, часто посещая их и участвуя в международных съездах. В 1866 году И. В. Склифосовский работал с согласия русского правительства военным врачом во время австро — прусской войны. По окончании командировки Н. В. Склифосовский возвратился в хирургическое отделение Одесской городской больницы, а в 1870 году был приглашен в Киевский университет. Но в Киеве он был недолго. Как истинный последователь Н. И. Пирогова, Н. В. Склифосовский правильно оценивал важность и значение для хирурга практического образования, особенно знания военно — полевой хирургии, и, временно оставив кафедру в Киеве, отправился на театр военных действий во время Франко — прусской войны, где изучал постановку работы военных госпиталей. В 1871 году Н. В. Склифосовский был приглашен в Петербургскую медико — хирургическую академию, где преподавал хирургическую патологию, одновременно заведуя клиническим отделением военного госпиталя. Через 5 лет Н. В. Склифосовский был участником Балканской (1876), а затем и русско — турецкой (1877–1978) войн.

    В Черногории Н. В. Склифосовский по поручению русского правительства работал консультантом Красного Креста, а в русско — турецкой войне был не только организатором хирургической помощи в госпиталях, но и практическим врачом — хи- рургом, нередко оказывая помощь раненым под неприятельскими пулями.

    В 1880 году Н. В. Склифосовский был единогласно выбран руководителем кафедры факультетской хирургической клиники медицинского факультета Московского университета. Этой клиникой Н. В. Склифосовский заведовал 14 лет. В 1893 году он был назначен директором Института усовершенствования врачей, где работал до 1900 года.

    Последние четыре года Н. В. Склифосовский тяжело болел, перенес несколько припадков апоплексии и жил у себя в усадьбе около Полтавы, где занимался любимым им садоводством.

    13 декабря 1904 года Николая Васильевича не стало. Он был похоронен вблизи Полтавы.

    Значение Н. В. Склифосовского в истории русской хирургии очень велико. Он жил в одну из самых интересных эпох хирургии: середина XIX века ознаменовалась важными открытиями — введением метода Листера, т. е. введением антисептики, и введением общего наркоза эфиром и хлороформом. Эти открытия разделили историю хирургии на два периода. Гнойные воспаления и гангрены (омертвления) приводили к высокой смертности среди пациентов. Отсутствие наркоза вело к значительному ограничению применения хирургических вмешательств: только кратковременные операции можно было перенести без тяжелых мучительных болей. Хирурги сделались техниками — виртуозами. Чтобы сократить время операции, они старались развить технику быстрого оперирования. Надо удивляться блестящей оперативной технике, которую приобрели хирурги того времени; продолжительность операции исчислялась минутами, а иногда и секундами.

    Н. В. Склифосовскому принадлежит большая заслуга внедрения в хирургическую практику принципов антисептики, то есть обеззараживания. Как часто бывает, новые открытия не всегда входят в жизнь легко. Так было и с антисептикой. Даже крупные специалисты Европы и России долго не хотели признать метод, который открыл новую эпоху в хирургии.

    Как хирург Н. В. Склифосовский пользовался заслуженной мировой славой. Можно сказать, что во второй половине XIX века среди хирургов он был наиболее крупной фигурой. Талантливый ученик и последователь Н. И. Пирогова, Н. В. Склифосовский тщательно изучал анатомию. Уже в начале своей работы в Одессе он обычно после занятий в операционной и палатах шел заниматься изучением анатомии и оперативной хирургии. Он засиживался за изучением анатомии иногда до полного изнеможения, так что однажды его нашли лежавшим около трупа в состоянии глубокого обморока.

    Благодаря постоянному изучению основ хирургии, Н. В. Склифосовский блестяще владел оперативной техникой. Он шел не только в ногу с веком, но как ученый и хирург часто опережал его. Н. В. Склифосовский оперировал во всех областях хирургии; он был одинаково блестящим хирургом как в мирной, так и в военно — полевой хирургии. Это явилось следствием исключительной одаренности Н. В. Склифосовского и его неустанных занятий в операционной, на поле боя, в библиотеке, в заграничных и отечественных клиниках. Неудивительно, что даже крупнейшие хирурги называли Н. В. Склифосовского «золотыми руками».

    Работа Н. В. Склифосовского в военно — полевых госпиталях стала настоящим подвигом, ведь через руки Н. В. Склифосовского прошло 10 000 раненых.

    Занимаясь всю жизнь научной хирургией, Н. В. Склифосовский сделал много для организации науки в России.

    Много сделал Н. В. Склифосовский для создания клинического городка на Девичьем поле в Москве, где в дальнейшем возникли клиники Московского университета (ныне 1–го Московского медицинского института).

    Придавая большое значение усовершенствованию врачей, Н. В. Склифосовский с жаром взялся за дело организации Института усовершенствования врачей в Петербурге. Как из Одессы не хотели отпустить еще молодого хирурга Склифосовского и предлагали ему профессорское содержание «не в пример прочим», так неохотно отпускала Н. В. Склифосовского и Москва.

    За семь лет заведования Институтом усовершенствования врачей Н. В. Склифосовский (в эту должность он вступил в 60 лет) построил новые здания, электрифицировал их, добился значительного увеличения ассигнований на институт, перестроил операционные, увеличил штаты, оклады и т. д. За это время институт вырос в учреждение, каким могла гордиться Европа. Неудивительно, что в день 25–летия профессорской деятельности среди сотен телеграмм, полученных Н. В. Склифосовским, была телеграмма из Лозанны от профессора Ларгье де Вексель: «Вы стоите во главе учреждения, которому другие народы Европы завидуют».

    Мы видим в Н. В. Склифосовском не только блестящего врача, хирурга, профессора, оратора, но и гражданина своей страны, гордого успехами отечественной хирургии, смело потребовавшего от Европы и Америки на международном съезде признания за русской хирургией прав самостоятельности.

    Международный съезд хирургов в Москве в 1897 году притек большое число участников. Немецкий ученый Р. Вирхов обратился от имени съезда к Н. В. Склифосовскому как организатору съезда:

    «Мы встретили здесь человека, авторитет которого признается представителями всех отраслей медицинской науки, человека, который с полным знанием всех требований врачебной практики соединяет в себе также и качество врача, который обладает духом братства и чувством любви ко всему человечеству… Вы подняли знамя учителя хирургии из охладевшей руки великого Пирогова и высоко несете его впереди многочисленных учеников и соратников, как достойный преемник знаменитого наставника».

    Накануне Международного съезда хирургов состоялось торжественное открытие памятника Н. И. Пирогову. Этот памятник был воздвигнут благодаря инициативе, энергии Н. В. Склифосовского, лично добившегося «высочайшего разрешения» на установку памятника, и сооружен на собранные частные пожертвования, а не на казенный счет. Это был первый памятник ученому в России.

    Россия высоко почтила память Н. В. Склифосовского, присвоив его имя одной из лучших больниц и лучшему институту неотложной помощи в Москве, являющемуся об разцом постановки лечебного дела. В этом — лучший памятник тому, кто отдал свою жизнь этой идее.

    Блестящая речь Н. В. Склифосовского при открытии памятника, произнесенная накануне Международного съезда хирургов в присутствии крупнейших ученых всего мира, подчеркивает, что русская наука вступила на самостоятельный путь. «Собирание земли русской, — говорит он, — закончено… а период детства, подражательности и культурных заимствований миновал. Мы заплатили роковую дань исторического ученичества и вступили в колею самостоятельной жизни. У нас есть своя литература, есть наука и искусство, и стали мы на всех поприщах культуры деятельными и самостоятельными, и вот, за исключением некоторых памятников из эпохи исторического периода нашей истории, нет у нас почти никаких свидетельств пережитого — народ, имевший своего Пирогова, имеет право гордиться, так как с этим именем связан целый период врачебноведения…»

    Н. В. Склифосовского любили за честность, объективность в научной работе; «персональных отношений» в научных вопросах для него не существовало. Н. В. Склифосовский стойко отстаивал права скромного русского врача, о работах которого часто забывали. Так он отстоял на 12–м Международном съезде хирургов приоритет авторства операции Владимирова — Микулича, которая шла только под именем второго автора.

    Касаясь заслуг Н. И. Пирогова, Н. В. Склифосовский говорил: «Начала, внесенные в науку Пироговым, останутся вечным вкладом и не могут быть стерты со скрижалей ее, пока будет существовать европейская наука, пока не замрет на этом месте последний звук богатой русской речи…» Эти слова в полной мере применимы и к самому Николаю Васильевичу Склифосовскому.


    Основные события жизни

    1859 г. — Н. В. Склифосовский окончил медицинский факультет Московского университета.

    1863 г. — Н. В. Склифосовским защищена диссертация на степень доктора медицины.

    1866 г. — Н. В. Склифосовский командирован за границу на два года.

    1866 г. — Н. В. Склифосовский работает военным врачом во время австро — прусской войны.

    1870 г. — Н. В. Склифосовский приглашен на кафедру Киевского университета.

    1871 г. — Н. В. Склифосовский приглашен на кафедру в Петербургскую медико — хирургическую академию.

    1876 г. — Н. В. Склифосовский участвует в Балканской войне, работая консультантом Красного Креста.

    1877–1878 гг. — Н. В. Склифосовский служит практическим врачом — хирургом во время турецкой кампании.

    1880 г. — Н. В. Склифосовский единогласно выбран руководителем кафедры факультетской хирургической клиники медицинского факультета Московского университета.

    1893 г. — Н. В. Склифосовский назначен директором Института усовершенствования врачей.

    (обратно) (обратно)


    Климент Аркадьевич Тимирязев (1843–1920)

    К. А. Тимирязев внес огромный вклад в исследования процесса фотосинтеза, с которым связано существование всего животного мира.

    В Москве К. А. Тимирязеву воздвигнут памятник в ближайшем соседстве с памятником величайшему поэту А. С. Пушкину. Его имя носят научные, учебные и просветительные учреждения страны: старейшая Сельскохозяйственная академия. Образ К. А. Тимирязева вдохновил известного писателя В. Г Короленко, который вывел его образ под именем профессора Изборского в повести «С двух сторон».

    К. А. Тимирязев родился в Петербурге 3 июня 1843 года. Отец его — Аркадий Семенович Тимирязев — происходил из старинного служилого дворянского рода. Значительное влияние на воспитание К. А. Тимирязева оказала его мать Аделаида Климентьевна. Благодаря ей он уже в детстве знал несколько европейских языков и прекрасно изучил художественную литературу. Это развило в нем вкус к художественному слову и впоследствии дало неисчерпаемый запас для удачных образов и метких сравнений, которыми изобилуют его речи и статьи.

    Еще в детстве К. А. Тимирязев любил наблюдать явления природы. Своего брата, устроившего дома маленькую химическую лабораторию, он считал своим первым учителем естество — знания. К поступлению в университет К. А. Тимирязев готовился дома. Однако еще до поступления К. А. Тимирязева в университет отец его как «политически неблагонадежный» был вынужден покинуть службу, и большая семья из 8 человек жила на ничтожную пенсию. Поэтому с пятнадцати лет Климент Аркадьевич должен был зарабатывать средства к жизни переводами, причем через его руки, по его словам, прошла не одна погонная сажень томов.

    Много позже, обращаясь к студентам первого рабочего факультета, он писал: «Путь приобретения научных знаний для человека труда — тяжелый путь; говорю это на основании целой жизни тяжелого опыта. С пятнадцатилетнего возраста моя левая рука не израсходовала ни одного гроша, которого не заработала бы правая. Зарабатывание средств существования, как всегда бывает при таких условиях, стояло на первом плане, а занятие наукой было делом страсти, ей я отводил редкие часы досуга. Зато я мог утешать себя мыслью, что делаю это на собственный страх, а не сижу на горбу темных тружеников, как дети помещиков и купеческие сынки. Только со временем сама наука, взятая мною с бою, стала для меня источником удовлетворения не только умственных, но и материальных потребностей жизни — сначала своих, а потом и семьи».

    В 1861 году восемнадцатилетний К. А. Тимирязев поступил в Петербургский университет на камеральный факультет, с которого вскоре перешел на естественный. В этом году в университете разразились крупные студенческие волнения. К. А. Тимирязев принял в них активное участие и был исключен из университета. Он перешел на положение вольнослушателя. Это не лишило его возможности слушать лекции, работать в лабораториях и даже участвовать в конкурсе на соискание золотой медали, которую он получил за первую свою научную работу «О строении печеночных мхов».

    Из профессоров он с благодарностью вспоминает ботаника — систематика А. Н. Бекетова и гениального химика Д. И. Менделеева. По окончании университета К. А. Тимирязев избирает своей специальностью физиологию растений. По — видимому, это произошло под влиянием участия в полевых исследованиях в Симбирской губернии, организованных и руководимых Д. И. Менделеевым. К. А. Тимирязев, участвуя в этой работе, произвел свои первые опыты над воздушным питанием растений, о которых в 1868 году доложил на I съезде естествоиспытателей в Петербурге. В этом докладе он уже тогда дал широкий план исследования фотосинтеза.

    В том же 1868 году К. А. Тимирязев по предложению профессора Бекетова получил командировку за границу, где работал сначала в Гейдельберге у Кирхгофа и Бунзена, а затем в Париже у основателя научной агрономии Буссенго и знаменитого химика Бертло. Наступившая в 1870 году франко — прусская война прервала его работу, и он возвратился в Россию.

    Весной 1871 года К. А. Тимирязев защитил в Петербургском университете магистерскую диссертацию «Спектральный анализ хлорофилла» и занял кафедру ботаники в Петровско — Разумовской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии в Москве. В 1877 году он был избран Московским университетом на кафедру анатомии и физиологии растений.

    В 1892 году Петровско — Разумовская сельскохозяйственная академия, как «беспокойное» учебное заведение, была закрыта, и весь персонал уволен. Когда через некоторое время она была вновь открыта, К. А. Тимирязева не оказалось в числе тех профессоров, которые были приглашены занять кафедры.

    В 1911 году он был вынужден покинуть и Московский университет вместе с 125 профессорами и доцентами в знак протеста против увольнения ректора и его двух помощников. Университет он оставил уже больным стариком. За два года до этого у него произошло кровоизлияние в мозг, после чего остались парализованными левая рука и нога, так что он не мог двигаться без посторонней помощи. Но умственная работоспособность сохранилась полностью, и он не прекращал научной и публицистической деятельности.

    После революции, несмотря на болезнь, К. А. Тимирязев принял деятельное участие в работе Московского Совета как его депутат.

    20 апреля 1920 года, возвращаясь домой после заседания, К. А. Тимирязев простудился и в ночь на 28 апреля скончался от воспаления легких.

    К. А. Тимирязев как ученый представляет редкий тип исследователя, экспериментально работавшего всю свою жизнь над разрешением одной проблемы. Но значение этой проблемы — проблемы воздушного питания растений, или фотосинтеза, — далеко выходит за пределы физиологии растений, так как с этим процессом связано существование не только растений, но и всего животного мира. Мало того, в фотосинтезе растение берет и усваивает не только вещество, а именно углекислоту воздуха, но и энергию солнечных лучей. Это дало право К. А. Тимирязеву говорить о космической роли растений, передающих энергию Солнца нашей планете.

    Что же сделал К. А. Тимирязев для решения этой громадной проблемы, имеющей общебиологическое значение?

    На этот вопрос отвечал он сам, подводя итог своим исследованиям в последней предсмертной статье: «Главным содержанием моей полувековой научной деятельности был всесторонний экспериментальный ответ на запросы, предъявленные науке двумя мыслителями — Г. Гельмгольцем и Р. Майером — основателями закона сохранения энергии. Главным стимулом, руководившим ими в их стремлении обосновать этот закон, по их собственному признанию, было покончить навсегда с бытовавшим тогда учением «о жизненной силе», которым пресекается, по мнению Майера, путь к дальнейшему исследованию и делается невозможным применение законов точной науки к изучению жизни».

    Чтобы обосновать закон сохранения энергии в применении к организмам, Майер считал необходимым на опыте решить вопрос, «действительно ли тот свет, который падает на живое растение, получает иное потребление, чем тот свет, который падает на мертвые тела». К этому же вопросу пришел и Г. Гельмгольц, который считал необходимым на опыте показать, «точно ли живая сила исчезающих при поглощении их листом солнечных лучей соответствует накопляющемуся запасу химических сил растения». «Осуществить этот опыт, — говорит К. А. Тимирязев, — превратить блестящую мысль двух великих ученых в несомненную истину, доказать солнечный источник жизни — такова была задача, которую я поставил с первых же шагов научной деятельности и упорно и всесторонне осуществлял в течение полувека».

    Чтобы вполне оценить найденную им связь хлорофилла с фотосинтезом, следует указать, что в то время значение зеленой окраски растений было совершенно неясно. Считалось, что окраска хлорофилла является чистой случайностью и ни — какого значения не имеет. К. А. Тимирязев впервые доказал, что зеленая окраска хлорофилла специально приспособлена для поглощения солнечной энергии.

    Дальнейшие работы К. А. Тимирязева были посвящены развитию его учения о хлорофилле как поглотителе энергии для фотосинтеза. Обычно это были краткие сообщения, отличавшиеся оригинальностью постановки вопросов, остроумием и изящностью их решения. Сводку всех своих работ за 35 лет Климент Аркадьевич дал в блестящей лекции, озаглавленной «Космическая роль растения». Эту лекцию К. А. Тимирязев прочитал по приглашению в Лондонском королевском обществе.

    Научная деятельность К. А. Тимирязева нашла высокую оценку за границей. Кроме Лондонского королевского общества университеты Кембриджа, Глазго и Женевы избрали его своим почетным членом.

    «С первых же шагов своей умственной деятельности, — говорит К. А. Тимирязев, — я поставил себе две параллельные задачи — работать для науки и писать для народа, т. е. популярно». В его понимании наука невозможна без популяризации. «Безнадежно состояние науки, — говорит он, — когда она находится среди безграничной пустыни всеобщего равнодушия. Только делая все общество участником своих интересов, призывая его делить с нею радости и горе, наука приобретает в нем союзника, надежную опору дальнейшего развития».

    К. А. Тимирязев не ограничивался научно — исследовательской работой. Он был в то же время писателем — популяризатором, широко распространявшим достижения биологической науки.

    Делу популяризации научных открытий К. А. Тимирязев отдал столько творческих сил и таланта, что сделанное им в этом отношении стоит на одном уровне с научной деятельностью.

    Весь свой творческий ум и исключительную эрудицию ft. А. Тимирязев посвящает дальнейшей разработке учения о причинах и закономерностях развития органического мира.

    К. А. Тимирязев был одним из крупнейших историографов науки о жизни. Его перу принадлежит ряд прекрасных и выдающихся работ. Таковы «Основные черты истории развития биологии в XIX веке», «Пробуждение естествознания в третьей четверти века», «Наука. Очерк развития естествознания за три века (1620–1920)», «Главнейшие успехи ботаники в начале XX столетия», «Развитие естествознания в России в эпоху 60–х годов», не считая большого числа мелких статей — характеристик, посвященных ряду отдельных крупнейших деятелей науки (Пастер, Бертло, Столетов, Лебедев, Буссенго, Бербанк и много других).

    К. А. Тимирязев гармонически сочетал в своем творчестве единство теории и практики.

    Благодаря художественному, образному изложению, такие популярные книги К. А. Тимирязева, как «Жизнь растений», «Чарльз Дарвин и его учение», «Исторический метод в биологии» и другие, переиздаются и читаются до сих пор с захватывающим интересом. Даже в переводе на английский язык «Жизнь растений», через 30 лет после своего появления, оказалась, по отзыву английского критика, «на целую голову выше других исследований по этой теме».

    Блестящие и увлекательные по форме популяризаторские и публицистические статьи К. А. Тимирязева до сих пор сохранили свою актуальность.

    Причина столь долголетнего успеха кроется не только в исключительно увлекательном изложении сухого научного материала, но и в том, что исследования и выводы К. А. Тимирязева уникальны и насущны для наших дней.


    Основные события жизни

    1861 г. — Восемнадцатилетний К. А. Тимирязев поступил в Петербургский университет.

    1868 г. — К. А. Тимирязев произвел свои первые опыты над воздушным питанием растений, о которых доложил на I съезде естествоиспытателей в Петербурге.

    1868 г. — К. А. Тимирязев уехал в командировку за границу.

    1871 г. — К. А. Тимирязев защитил в Петербургском университете магистерскую диссертацию «Спектральный анализ хлорофилла» и занял кафедру ботаники в Петровско — Разумовской сельскохозяйственной академии в Москве.

    1877 г. — К. А. Тимирязев избран Московским университетом на кафедру анатомии и физиологии растений.

    1911 г. — К. А. Тимирязев покинул Московский университет.

    1920 г. — К. А. Тимирязев простудился и скончался от воспаления легких.

    (обратно) (обратно)


    Илья Ильич Мечников (1845–1916)

    Проблемы, над которыми работал замечательный биолог и врач И. И. Мечников, и в наши дни остаются вполне актуальными и современными. Биология и медицина обязаны И. И. Мечникову не только многими блестящими открытиями и твердо установленными фактами, но и теоретическими обобщениями, положившими начало ряду наиболее перспективных направлений современной биологии и медицины.

    И. И. Мечников родился 15 мая 1845 года в имении Панасовка Купянского уезда Харьковской губернии.

    В 1864 году девятнадцатилетним юношей, окончив Харьковский университет и имея уже несколько печатных работ, И. И. Мечников уезжает за границу, где проводит три года. Он работает в лабораториях крупнейших ученых Запада и делает в эти годы ряд открытий в области зоологии и эмбриологии.

    Вместе с А. О. Ковалевским, с которым у И. И. Мечникова установились самые близкие, дружественные отношения, он становится основоположником особой отрасли биологии — сравнительной эмбриологии.

    В Италии И. И. Мечников познакомился и близко сошелся также и с другим своим великим соотечественником И. М. Сеченовым.

    Ко времени возвращения в Россию в 1867 году И. И. Мечников, совсем еще молодой ученый, успел сделать очень много.

    Изучив развитие головоногих моллюсков, он впервые совершенно точно установил у беспозвоночных наличие в эмбриональном развитии трех зародышевых листков, хорошо известных и изученных у позвоночных животных. Этим было получено доказательство единства развития позвоночных и беспозвоночных животных. Работа о развитии головоногих стала его магистерской диссертацией, которую он защитил в Петербургском университете.

    Помимо этого И. И. Мечников провел ряд исследований развития насекомых. Изучая ресничных червей — планарий, он сделал свое первое наблюдение над внутриклеточным пищеварением. Вместе с А. О. Ковалевским в 1867 году он получил премию Карла Бэра первой степени, присуждавшуюся за выдающиеся работы по эмбриологии. В том же году он был выбран доцентом Одесского университета. Но уже в 1868 году после успешных выступлений на съезде естествоиспытателей и врачей в Петербурге он стал доцентом Петербургского университета и в том же году защитил докторскую диссертацию.

    В период с 1868 по 1870 год И. И. Мечников с краткими перерывами снова работал за границей, главным образом в Неаполе и Мессине, изучая развитие губок, кишечнополостных, иглокожих, асцидий, насекомых. Он сделал ряд открытий и установил много важных обобщений о единстве происхождения различных групп животных.

    В 1870 году И. И. Мечников был избран профессором Одесского университета и занимал эту должность до 1882 года. Этот период жизни И. И. Мечникова полон самой напряженной работы и глубоких переживаний.

    Несмотря на крайне неблагоприятную обстановку, сложившуюся в Одессе, И. И. Мечникову удалось в эти годы сделать немало замечательных научных открытий. Продолжая исследования в области сравнительной эмбриологии, он высказал свою теорию паренхимеллы, являющуюся существенным этапом в развитии учения о происхождении многоклеточных животных. Согласно этой теории, многоклеточные животные происходят от вымершего предка — существа, в строении которого имелись лишь две части: слой наружных клеток и внутренняя часть, состоявшая из сплошной массы клеток, способных захватывать и переваривать пищевые частицы, — паренхима. Это несуществующее животное И. И. Мечников и назвал царенхимелла, а позднее — фагоцителла.

    Подтверждение своей теории И. И. Мечников видел в открытом им животном из группы червей — планарий, имевшем на месте кишечной полости сплошную массу клеток, переваривавших пищу.

    Занимаясь проблемой внутриклеточного пищеварения, И. И. Мечников создал новую, особую отрасль современной биологии — экспериментальную морфологию. Так родилось учение о защитных свойствах крови.

    Осенью 1882 года И. И. Мечников уехал в Италию и работал в Мессине. Эта осень и весна 1883 года стали знаменательным этапом в его научной жизни. Изучая личинки морских звезд и их клетки — амебоциты, наделенные способностью к перевариванию заглатываемых ими органических частиц, И. И. Мечников задумался над тем, какую роль могут играть эти клетки в организме, кроме участия в процессах пищеварения. Ему пришла в голову мысль, что значение этих клеток может заключаться в их защитной роли как элементов, которые способны захватывать, переваривать и тем самым обезвреживать внедряющиеся в организм вредные для него инородные тела.

    Блестящими по своей простоте и убедительности экспериментами И. И. Мечникову удалось подтвердить свое предположение. Искусственно введенные в тело личинки инородные тела уничтожались собиравшимися вокруг них клетками — амебоцитами. Основываясь на способности подвижных клеток поглощать (пожирать) инородные частички, И. И. Мечников назвал их фагоцитами. Термин этот стал столь же популярным и общепринятым, как слова «клетка», «ткань» и др.

    Эти эксперименты оказались поворотным пунктом в творчестве И. И. Мечникова. Вот что он сам писал об этом: «В Мессине совершился перелом в моей научной жизни. До этого зоолог — я сразу сделался патологом. Я попал на новую дорогу, которая сделалась главным содержанием моей последующей деятельности».

    В целой серии работ последующего периода И. И. Мечников показал, что явления, вполне аналогичные тем, которые он наблюдал в своих экспериментах над личинками морских звезд, имеются у всех типов животных. У высших животных, например у всех позвоночных, основными защитными клетками, с помощью которых организм изолирует и обезвреживает внедряющиеся в него посторонние тела, являются белые клетки крови — лейкоциты.

    Тезисы своего учения о защитных факторах организма И. И. Мечников изложил в докладе «О целебных силах организма» на съезде естествоиспытателей и врачей в Одессе в 1888 году.

    Начиная с 1883 года И. И. Мечников почти все свое внимание посвятил изучению воспалительных процессов, инфекционных заболеваний и их возбудителей — патогенных микробов. И. И. Мечников подготовил новую отрасль биологии и медицины — сравнительную патологию.

    Используя свое двукратное пребывание за границей у моря, он в 1884 и 1885 годах продолжил исследование развития иглокожих и медуз.

    В 1886 году И. И. Мечников стал руководителем первой в России Одесской бактериологической станции.

    В 1887 году он уехал за границу, чтобы выбрать наиболее подходящее место для работы. Во время этой поездки он участвовал в Венском международном конгрессе гигиенистов, на который собрались виднейшие бактериологи того времени. Воспользовавшись приглашением французского ученого Л. Пастера, давшего согласие на организацию самостоятельной лаборатории для И. И. Мечникова, он переселился осенью 1888 года в Париж, где и работал до самой смерти.

    Двадцативосьмилетний парижский период жизни И. И. Мечникова — период зрелости, общего признания и мировой славы.

    В круг его исследований входят самые разнообразные инфекционные заболевания — тиф, холера, чума, туберкулез, столбняк и другие — и их возбудители. Лаборатория И. И. Мечникова в Париже быстро стала центром медицинской мысли, к которому стремились со всех концов мира врачи и ученые. Вокруг И. И. Мечникова собрались талантливые сотрудники и ученики, из которых выросли крупнейшие бактериологи и иммунологи. Через лабораторию И. И. Мечникова прошло также немало русских врачей.

    В 1891 году И. И. Мечников был избран почетным доктором Кембриджского университета и участвовал в Лондонском международном конгрессе, где он выступил с результатами своих исследований.

    В том же году в Пастеровском институте И. И. Мечников провел свой замечательный цикл лекций о воспалении, опубликованный в следующем, 1892 году в виде отдельной книги под названием «Лекции по сравнительной патологии воспаления». Появление этой книги на русском и французском языках было одним из замечательных событий в истории биологии и медицины.

    И. И. Мечников верил, что медицина позволит так перестроить человеческую жизнь, что смерть будет наступать лишь тогда, когда «инстинкт жизни» естественно и незаметно будет переходить в «инстинкт смерти».

    В своих «Лекциях» И. И. Мечников с исключительной полнотой и блеском показал, какими путями от примитивных животных до наиболее сложно организованных организмов происходило эволюционное усложнение воспалительных процессов.

    Все эти работы И. И. Мечникова как биолога и патолога внесли огромные изменения в общее понимание болезненных явлений и глубоко затронули самые основы медицинских знаний.

    В 1894 году И. И. Мечников участвовал в Международном конгрессе бактериологов в Будапеште.

    В 1897 году И. И. Мечников выступил на конгрессе в Москве с докладами по чумному вопросу и по итогам своих работ о фагоцитарных реакциях против микробных ядов — токсинов. Эти исследования, посвященные изучению токсинов самых Различных микробов, вызывающих инфекционные заболевали, явились последней, завершающей серией работ, позволившей И. И. Мечникову подвести итог своим многолетним исследованиям иммунитета. Этот итог и был подведен им в докладе на международном конгрессе в Париже в 1900 году и в знаменитом его труде «Невосприимчивость в инфекционных заболеваниях», вышедшем в свет в 1901 году.

    С начала XX века внимание И. И. Мечникова привлекают вопросы старости и смерти, к разрешению которых он стремится подойти как биолог. В связи с этим возникает интерес к изучению природы человека и его особенностей как особого существа в общей зоологической цепи. Результатом этого интереса явилась серия работ, давшая материал для книги «Этюды о природе человека».

    В работах о причинах старения И. И. Мечников особо выделяет отравления организма токсинами микробов, постоянно присутствующих и развивающихся в кишечнике. Исследования кишечной флоры взрослых, детей и животных привели И. И. Мечникова к мысли, что соответствующими режимами питания вполне возможно регулировать кишечную флору и таким образом сводить до минимума интоксикацию, ведущую к преждевременному старению.

    В 1908 году И. И. Мечников вместе с инфекционистом и иммунологом П. Эрлихом получил международную Нобелевскую премию. Это послужило поводом для путешествия И. И. Мечникова в Швецию и в Россию, предпринятого им в 1909 год) и давшего ему случай встретиться со своим гениальным соотечественником — писателем Л. Н. Толстым.

    В 1911 году И. И. Мечников возглавляет организованную им экспедицию по изучению туберкулеза среди населения калмыцких степей. Эта экспедиция собрала исключительно ценный материал и дала И. И. Мечникову возможность сделать весьма важные выводы о естественной иммунизации населения против туберкулеза.

    В 1913 году вышла в свет книга И. И. Мечникова «Сорок лет искания рационального мировоззрения», в которой собраны его работы общего характера.

    В 1915 году И. И. Мечников заболел и 15 июля 1916 года умер.


    Основные события жизни

    1864 г. — И. И. Мечников, окончив Харьковский университет, уехал за границу, где пробыл три года.

    1867 г. — И. И. Мечников возвращается в Россию.

    1867 г. — И. И. Мечников получил премию Карла Бэра первой степени, присуждавшуюся за выдающиеся работы по эмбриологии.

    1867 г. — И. И. Мечников выбран доцентом Одесского университета.

    1868 г. — И. И. Мечников после успешных выступлений на съезде естествоиспытателей и врачей в Петербурге стал доцентом Петербургского университета и защитил докторскую диссертацию.

    1870 г. — И. И. Мечников избран профессором Одесского университета.

    1882 г. — И. И. Мечников уезжает в Италию и работает в Мессине.

    1883 г. — И. И. Мечников делает знаменитый доклад «О целебных силах организма» на съезде естествоиспытателей и врачей в Одессе.

    1886 г. — И. И. Мечников стал руководителем первой в России Одесской бактериологической станции.

    1887 г. — И. И. Мечников участвует в Венском международном конгрессе гигиенистов.

    1888 г. — По приглашению Л. Пастера И. И. Мечников уезжает в Париж, организовывает самостоятельную лабораторию, где и работает до самой смерти.

    1891 г. — И. И. Мечников избран почетным доктором Кембриджского университета.

    1894 г. — И. И. Мечников участвует в Международном конгрессе бактериологов в Будапеште.

    1897 г. — И. И. Мечников выступает на конгрессе в Москве с докладами по чумному вопросу.

    1908 г. — И. И. Мечников получает международную Нобелевскую премию.

    1909 г. — И. И. Мечников встретился с писателем Л. Н. Толстым.

    1911 г. — И. И. Мечников возглавляет организованную им экспедицию по изучению туберкулеза среди населения калмыцких степей.

    (обратно) (обратно)


    Василий Васильевич Докучаев (1846–1903)

    В. В. Докучаев — основатель почвоведения. Всю жизнь он боролся за признание этой столь необходимой сельскому хозяйству науки. В ней он видел лучшее средство борьбы с неурожаями и голодом.

    В. В. Докучаев родился 1 марта 1846 года в селе Милюкове Сычевского уезда Смоленской губернии в семье сельского священника. Учился сначала в Вяземском духовном училище, а потом в Смоленской духовной семинарии. Из семинарии В. В. Докучаев был направлен в Петербургскую духовную академию. Но уже через год, в 1866 году, он перешел в университет на физико — математический факультет.

    После окончания университета в 1870 году В. В. Докучаев занялся изучением речных наносов у себя на родине, в верховьях Днепра. Постепенно эти занятия расширялись и привели его к изучению вопросов геологии ледниковых отложений. Уже в 1871 году он читал на эту тему научные доклады в Обществе естествоиспытателей. В 1878 году В. В. Докучаев за работу «Способы образования речных долин Европейской России» получил ученую степень магистра геогнозии. Ещё до этого, в 1875 году, он участвовал в редакции почвенной карты России, а после смерти секретаря Статистического комитета В. И. Чаславского в 1878 году Департамент земледелия и сельской промышленности поручил ему закончить обработку материалов Чаславского о почвах. Эти работы в сочетании с занятиями В. В. Докучаева как геолога, специализировавшегося по поверхностным отложениям, привели его к почвоведению. Он вошел в число членов «черноземной комиссии» Вольного экономического общества, в которой участвовал Д. И. Менделеев.

    В связи с неурожаями 1873–1875 годов общество решило произвести исследования чернозема, собрав на местах образцы для химического анализа. В. В. Докучаев разработал программу химического исследования и для выполнения геологогеографических исследований за два лета — 1877 и 1878 годы — проехал около 10 000 километров через всю южную полосу Европейской России. В 1881 году он совершил путешествие на юго — запад страны. Результаты наблюдений В. В. Докучаева над черноземом и подзолами северной полосы включены в «Картографию русских почв», опубликованную в 1879 году; она содержит историю прежних исследований почвы и ее подробные анализы, выполненные при участии Д. И. Менделеева.

    В 1883 году В. В. Докучаев представил Вольному экономическому обществу подробный отчет, изданный в виде большого труда «Русский чернозем». В этом труде излагаются основы учения В. В. Докучаева о происхождении чернозема и других почв. Академией наук автор «Русского чернозема» был удостоен Макарьевской премии, а Вольное экономическое общество выразило ему особую благодарность. В. В. Докучаев успешно защитил работу «Русский чернозем» в качестве докторской диссертации. Это дало ему возможность занять освободившуюся в университете кафедру минералогии; почвоведение не входило тогда еще в программу университета как отдельный предмет, а являлось лишь частью общего курса агрономии.

    В 1882 году В. В. Докучаев принял предложение земства Нижегородской губернии «определить качество грунтов с точным обозначением их границ».

    Эта работа была проведена за четыре года (1882–1886), главным образом молодыми учениками В. В. Докучаева и приглашенными им специалистами. Так образовалась группа почвенников — докучаевцев, постоянных сотрудников, помогавших В. В. Докучаеву в других его работах.

    В 80–х — начале 90–х годов XIX века деятельность В. В. Докучаева вышла далеко за пределы его личных работ. Под его редакцией было опубликовано несколько десятков «Трудов», выработана общая классификация почв. При Вольном экономическом обществе была учреждена Почвенная комиссия — первый центр почвоведения (1888). Работы русских почвоведов были представлены на Парижской всемирной выставке, где они получили высокую оценку (1889). К этому же времени относится организация В. В. Докучаевым очередного, VIII съезда русских естествоиспытателей и врачей и особой комиссии для изучения окрестностей Петербурга. В. В. Докучаев составил проект создания государственного Почвенного института и деятельно отстаивал его в различных ведомствах. Этот проект тогда не был утвержден. Министерство земледелия и Министерство финансов отказались одобрить и проект Постоянного почвенного комитета, подобного открытому тогда Геологическому комитету. Только в 1913 году, уже после смерти Василия Васильевича, Почвенная комиссия была преобразована в Докучаевский почвенный комитет.

    В 1892 году В. В. Докучаев был назначен директором Института сельского хозяйства и лесоводства в Новой Александрии, где провел 5 лет (1892–1897). Он выработал устав этого института, который служил потом образцом для других сельскохозяйственных институтов. В этот период В. В. Докучаев организует новые большие исследования по борьбе с засухой. Он добился утверждения ведомством государственных имуществ «Особой экспедиции лесного департамента». По программе В. В. Докучаева и под его руководством экспедиция предприняла изучение нескольких участков степей с одновременным устройством на них различных опытов по обводнению, облесению и полеводству. Намечалась широкая программа рационального устройства всей южной засушливой полосы. Удалось устроить несколько опытных лесничеств, отчасти на основе старых лесных посадок. Было издано два десятка томов научных трудов этой экспедиции; большой успех имело участие ее в выставках в Америке в Чикаго в 1893 году и во всероссийских выставках — Нижегородской и Московской (1895).

    В целях распространения знаний среди сельских хозяев Докучаев организовал в Петербурге курс общедоступных лекций для земледельцев, в чтении которых участвовали виднейшие ученые, в том числе и Д. И. Менделеев.

    Много труда В. В. Докучаев отдал составлению новой почвенной карты Европейской России. К 1900 году карта была составлена и напечатана. Эта карта с тех пор служила основой всех работ ведомства земледелия вплоть до 1930 года. Руководство институтом в Новой Александрии в сочетании с большой общественной деятельностью стоили В. В. Докучаеву большого напряжения сил. Под конец он заболел и должен был выйти в отставку.

    В. В. Докучаев рассматривал почвоведение как предмет, необходимый каждому земледельцу. Он говорил: недостаточно владеть землей, нужно научиться ею пользоваться.

    Оправившись после болезни, В. В. Докучаев предпринял в 1898–1899 годах большое путешествие на Кавказ, пересек горы, побывал в Закавказье, сделал доклад в Тифлисе и начал читать там лекции. В своем докладе В. В. Докучаев обрисовал общую последовательность чередования типов горных почв, установив закон так называемых вертикальных зон почв, которые в горных странах сменяют горизонтальные, т. е. широтные, почвенные зоны. В настоящее время эти выводы В. В. Докучаева о вертикаль