Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ВОЕННЫЕ ЖИВОТНЫЕ: СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ ВСЕХ ВРЕМЁН И НАРОДОВ
    В. Т. ПОНОМАРЁВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Введение
  • «Шагаюшие крепости»
  • Лошадь идет на войну
  • Косолапые штурмовики
  • «Спускайте боевых псов!»
  • Секретное оружие — йети и обезьяны
  • «Великая кошачья битва»
  • Крысиная армия фюрера
  • Летучие мыши-бомбардировщики
  • Бойцовый петух-террорист
  • «Крылатые курьеры разведки»
  • Живые зажигательные снаряды
  • Улиточный «телеграф» Лангедока
  • Шпионы из пчелиного улья
  • Агент 007 — таракан
  • Подводные ищейки Владимира Дурова
  • Дельфиний спецназ
  • «Акулья сабля»
  • Морские «Борджиа»
  • Биороботы на военной службе
  • Интересные зоофакты

    Введение

    Необычайная история приключилась с консулом Публием Клавдием Пульхером, командующим римским флотом в Первой Пунической войне (264–241 гг. до н. э.). Когда жрецы попытались отговорить его от наступления, делая ссылку на то, что находящиеся на борту его судна «священные курицы» отказываются есть, то консул в яростном гневе закричал: «Так пусть тогда попьют!» По приказу разгневанного консула в море сбросили клетки с несчастными птицами-предсказательницами, по поведению которых жрецы судили об исходе предстоящей битвы. Легкомыслие Клавдия Публия не осталось без последствий. После расправы с ни в чем не повинными пернатыми пророчицами боевой дух римлян сошел на нет. В битве, которую не удалось предотвратить, ко дну пошли 93 судна с тридцатью тысячами римлян на борту.

    С древних времен человек использовал на войне боевые качества прирученных и диких животных. Слоны, лошади, быки, обезьяны, крысы, собаки, дельфины, тюлени, летучие мыши, голуби, пчелы, тараканы, мухи, медведи и многие другие животные применялись человеком для того, чтобы победить противника.

    Практически любое животное может найти боевое применение. Об этом написано даже в Библии. Достаточно вспомнить библейского богатыря Самсона, который поджег лисам хвосты и загнал их на поля филистимлян. В Книге судей Израилевых говорится: «И пошел Самсон, и поймал триста лисиц, и взял факелы, и связал хвосты с хвостом, и привязал по факелу между двумя хвостами; и зажег факелы, и пустил их на жатву Филистимскую, и выжег и копны, и нежатый хлеб, и виноградные сады, и масличные».

    Древнеиндийский трактат «Артхашастра» — своеобразная энциклопедия тайной войны, которую написал брахман Каутилья, много внимания уделяет применению боевых животных. «Артхашастра» советует: «…можно произвести ночную атаку при помощи слонов, ноги которых запутаны кожей или материей».

    В борьбе между племенами часто решающую роль играли слоны. Побеждал тот раджа, на стороне которого сражалось больше слонов.

    Высоко ценилась боевая лошадь, недаром индийский бог войны имел туловище лошади. В особых, исключительных случаях богу войны приносилась в жертву лошадь. Приносил эту жертву собственноручно повелитель страны.

    Боевые колесницы, запряженные лошадьми, являлись главной силой в сражениях древнего времени.

    Китайские императоры активно использовали ядовитых змей в качестве надежного средства для тайного устранения своих врагов. Особенно отличился император Цинь Ши Хуанди, отправивший на тот свет при помощи змеиных укусов более двухсот человек. Метод был достаточно прост — специально обученную змею-«киллера» запускали под дверь жертвы, и она была обречена.

    Не менее грозным оружием были крысы. Крестоносцы выбивали из крепостей арабов при помощи серых грызунов, зараженных чумой. Крыс помещали в железные ведра с плотными крышками и с помощью катапульт перебрасывали через крепостные стены. От удара о землю крышка откидывалась, и незваные грозные гости разбегались по городу. Страшная болезнь распространялась в считанные дни. Население крепости либо сдавалось, либо умирало.

    Тактика знаменитых японских шпионов Средневековья — ниндзя («ночные дьяволы») не ограничивалась только поджогами, убийствами, взрывами и отравлениями. Часто для захвата особо важных крепостей «ночные дьяволы» применяли живое оружие: больных бешенством или инфицированных эпидемическими заболеваниями животных (собаки, кошки, обезьяны и т. п.), иногда дрессированных. Такой способ диверсий ниндзя называли «шпионский манок».

    Примечательны некоторые моменты из истории «шпионского манка».

    Однажды Хадзика Дзюбэй, лазутчик на службе у князя Такэда Сингэна, задумал избавиться от своего заклятого врага Сандайфу Момоти. Пробравшись ночью в дом к Сандайфу и убедившись, что тот крепко спит, кровожадный Хадзика выпустил из мешка несколько десятков разъяренных голодных ласок. «Внезапно» проснувшийся Сандайфу, которого оповестили о готовящемся покушении, швырнул в своего врага пригоршню крысиного помета. Ласки, бросившись на запах крыс, до смерти загрызли не в меру изобретательного убийцу.

    В Испании инквизиция придумала такое наказание: осужденному смазывали пятки чем-нибудь сладким и натравливали на эти пятки свиней. Вдумайтесь, что может быть извращенней смерти от смеха?! Но именно смертельным исходом заканчивалось порой такое наказание.

    Между прочим, пытают той же щекоткой и в наши дни, в тех случаях, когда на теле жертвы нельзя оставлять следы улик.

    И в наше время спецслужбы нередко используют в своих целях животных и птиц. Западная пресса писала о том, что на вооружении российских спецслужб состоят так называемые волкособы — помесь волка и собаки. По свидетельству очевидцев, эти существа очень грозное оружие. В отличие от волков они легко поддаются дрессировке и при этом в несколько раз сильнее и свирепее собак. Получить волкособа-убийцу достаточно сложно, необходимыми бойцовскими качествами обладает только одна особь из десяти. Выведение и обучение каждого монстра обходится в сумму от пяти до десяти тысяч долларов.

    Настоящими асами в работе с животными являются американские спецслужбы. На их вооружении не находятся разве что кольчатые черви, да и то еще неизвестно. Большую часть «животных в погонах» составляют собаки.

    Ирак, со своей стороны, сделал ставку на вьючный скот. Несколько раз на территорию союзнических войск проникали верблюды и ослы, обвязанные взрывчаткой. В первые дни войны от подобного рода вторжений погибли девять солдат антииракской коалиции, прежде чем животных перестали пускать на позиции.

    По сообщению некоторых информационных агентств, в настоящее время в секретных лабораториях ЦРУ ученые-эксперты внимательно изучают поведение муравьев. Эти насекомые обладают высочайшей организованностью, а возможно, и зачатками интеллекта и способны стать страшным оружием. Муравьям, например, ничего не стоит протащить по крупицам в здание мощную взрывчатку, а потом привести ее в действие. На вооружении ЦРУ имеются смертельно ядовитые пчелы. Многие специалисты считают, что именно они были использованы во время покушения на президента Венесуэлы Уго Чавеса, который только чудом выжил после семи пчелиных укусов.

    Границы применения биологического оружия значительно расширились в конце 60-х годов XX века, когда с появлением микроэлектронных чипов обозначился реальный прорыв в электронном шпионаже. Поначалу эти схемы размером с булавочную головку стоили очень дорого и создание их сопровождалось большими трудностями, но сегодня они являются дешевым продуктом массового производства. Наибольшее распространение получил передающий чип, разработанный в экспериментальном порядке ЦРУ: радиомикрофон диаметром 0,25 см можно прикрепить к спине летающей в помещении мухи.

    Об этом поразительном изобретении впервые сообщил в 1973 году ежемесячный журнал алжирских Вооруженных сил «Эль-Джейх». Согласно утверждению автора, такие мухи могут быть использованы для доставки передатчиков в тщательно охраняемые конференц-залы через замочные скважины и вентиляционные системы. Перед отправкой на задание мухи подвергались воздействию нервным газом, который убивал их через определенный промежуток времени. Оказавшись в намеченном районе, мухи погибали, и работа передатчика не заглушалась их жужжанием.

    Японские ученые оказались первыми, кто обратил внимание на потенциальную полезность вездесущих насекомых — тараканов в роли невидимых «агентов спецслужб».

    Эксперименты с «рюкзаками» для тараканов, наполненными совершеннейшими миниатюрными приемо-передающими устройствами, обеспечивающими подслушивание чужих разговоров в самых укромных местечках, прошли с успехом. Большие деньги, потраченные на эти опыты, принесли свои дивиденды.

    Чтобы «таракан-007» выполнил свою специфическую задачу, одного электронного «рюкзака» недостаточно. Насекомое может соблазниться пищей или оказаться в примитивной западне со всей своей суперэлектроникой. Японские ученые решили эту задачу. Они добились впечатляющих успехов по контролю за передвижениями тараканов. В мышцы конечностей вживили так называемые «компьютерно-биологические структуры», которые позволяют с помощью ЭВМ дистанционно руководить движением тараканов в помещении. Такие зомбированные тараканы будут стоить бешеных денег, но количество заказов на них все время возрастает.

    Даже клопы могут быть превращены в биороботов. Эти зомбированные при помощи электроники кровососы будут выполнять свои шпионские функции в номерах отелей, где иностранные бизнесмены, крутые авторитеты и другие важные особы проводят секретные совещания.

    Опыты с клопами американские спецслужбы проводили еще во время вьетнамской войны.

    В романе Гривадия Горпожакса (роман написали совместно Василий Аксенов, Овидий Горчаков, Григорий Поженян, отсюда и псевдоним) «Джин Грин-неприкасаемый» сотрудник ЦРУ Горакс рассказывает будущим агентам о ряде секретных разработок, в том числе и о своеобразном военном клоподетекторе.

    «Этот отдел у нас называют «сумасшедшим домом», — продолжил в лифте мистер Горакс, — «фабрикой снов», «парадизом алхимиков», «мыслительным бункером». Здесь больше смелых мечтателей и дерзновенных фантазеров, чем в Пен-клубе или Гринвич Вилледж. Воображение отважнее, чем в опиумном притоне. Этот научно-фантастический центр координирует и финансирует самые невероятные поиски не только здесь, при ЦРУ, но и в исследовательских институтах РЗНД корпорейшн фордовского фонда и других корпорациях и фондах…

    Они прошли мимо дверей кабинетов с табличками. Из двери без таблички вышел рассеянный ученого вида пожилой человек в роговых очках, с чертежами в руках. Глядя вперед невидящими, как у сомнамбулы, глазами и отчаянно ерша редкие волосы, он едва ли не наткнулся на Торакса.

    — Одну минуту! — властно остановил его Горакс. — Будьте добры, расскажите нам в двух словах, над чем вы работаете?

    — Рассказать? — удивился тот. — Право, не знаю. Это совершенно секретно. Боюсь, что я не смогу…

    — Сможете, сможете! — весело заверил его Горакс. — Я заместитель полковника Шнабеля. Стреляйте!

    — Стрелять? В кого стрелять?

    — В смысле «выкладывайте».

    — Видите ли, это очень сложная проблема. Дело в том, что клопы обладают феноменальным чутьем. Вот мы и решили использовать это чутье в военных целях. Мы создали аппарат, в который помещается целая рота голодных клопов. Перед ними в аппарате лабиринт. Представьте себе джунгли Вьетнама, идет рота наших ребят. Как уберечься от засады Вьетконга? Да с помощью клопов! Идущий впереди роты в головном дозоре разведчик действует нашим аппаратом с клопами как миноискателем, наблюдая за поведением клопов сверху, через специальное окошечко. Как только клопы учуют залегших в засаде партизан, они тут же поползут по лабиринту, нарушая напряжение электромагнитного поля, что и фиксирует датчик, точно показывая направление засады. Остается лишь обрушить шквал огня на ничего не подозревающих партизан, чтобы расчистить дорогу. Аппарат дешев, прост в конструкции и безотказен в действии.

    — Но почему ваши клопы реагируют только на вьетнамцев, — спросил Горакс, — а не на янки? Может быть, это вьетнамские клопы?

    — Нет, — глубокомысленно ответил ученый, — клопы не знают национальных различий. Дело в том, что в нашем аппарате они изолированы от американцев, аппарат нацелен дулом на противника. К тому же американцы спрыснуты антиклопином — диэтилтолуамидом».

    Военными не забыты и крысы — эти умные, ловкие, сильные, проворные твари. Уничтожить их довольно трудно, поскольку любой яд они распознают мгновенно, умело избегают хитроумные ловушки и никого не боятся. В прессу просочились сведения о том, что в США ведутся работы по превращению крыс в кибернетических зомби. «Обработанные» животные могут успешно использоваться для разведки в тылу врага, видеосъемки, обнаружения мин и зараженных различными экзотическими болезнями жилых зон, полевых лагерей, водоемов, продовольственных складов.

    Указывается место, где эти исследования проводятся, — НИИ ВМС в Вашингтоне. Некоторые генералы НАТО тоже всерьез поговаривают о возможности создания в недалекой перспективе нового вида оружия — зомбированных животных. Особые надежды здесь возлагают на крыс. Считается, что они могут передавать на армейские пункты управления точные координаты ракетных установок, складов боеприпасов, стратегически важных прифронтовых объектов противника, а также вести охрану собственных секретных объектов и режимных территорий.

    Чтобы поставить «под ружье» серых «бойцов», пришлось проводить исследования в новых областях биоэлектроники. В результате было создано нервное волокно на биологической микросхеме. Волокно вживляется в головной мозг крысы.

    Африканские специалисты по борьбе в грызунами тренируют здоровенных сумчатых крыс (длина 75 сантиметров, вес до 1,3 килограмма) для обнаружения противопехотных мин. Главное достоинство этих крыс в том, что, наступив на мину, они не взрываются. Танзанийским крысам предстоит отыскать полмиллиона противопехотных мин, доставшихся в наследство жителям Мозамбика после двадцатилетней гражданской войны.

    Применение дельфинов это целая эпоха в современных войнах. В 60-х годах дрессированные дельфины — истребители аквалангистов-диверсантов — стали поистине настоящей боевой единицей. Вооруженные надетыми на нос отравленными дротиками, они не оставляли вражескому морскому десанту практически никаких шансов на выживание. В зависимости от специализации дельфина он либо поражал аквалангиста своим оружием, либо срывал с него дыхательный аппарат, либо выталкивал подводника на поверхность воды. К началу восьмидесятых годов на службе в ВМС США состояло уже 130 дельфинов. Не отставал от американцев и Советский Союз.

    В 1991 году, когда выяснилось, что дельфины-диверсанты не способны отличить своих пловцов от чужих, американцы закрыли одну из программ — сопровождение подлодок и переключились на морских львов и тюленей, которые в настоящее время несут боевую вахту в Персидском заливе.

    Эти с виду неуклюжие животные плавают со скоростью 50 км/ч и ныряют на глубину 300 метров. У диверсантов против морских львов нет ни одного шанса спастись: лев настигает жертву, цепляет на ногу неснимаемый браслет и активирует поплавок, на котором при помощи титанового зажима закреплен шприц со смертельной инъекцией углекислоты. После такого укола у аквалангиста взрывается кишечник. По тактико-техническим характеристикам морские львы превосходят дельфинов: они лучше действуют на мелководье, видят в темноте, быстро адаптируются к высоким температурам Персидского залива.

    Свиньи имеют огромный опыт участия в боевых сражениях. Еще римские полководцы, отбиваясь от боевых слонов, выпускали им навстречу обмазанных смолой свиней, которых в нужный момент поджигали. Свиньи визжали так громко, что оборачивали «шагающие крепости» в бегство. В наше время слоновых воинских подразделений не существует, но и свинье нашлось дело в боевой нише современного военного искусства.

    Французская и бельгийская полиция решила, что коль скоро свиньи ищут трюфели, растущие под землей, то смогут вынюхать и оружие, наркотики, взрывчатку. Свиньи оказались превосходными ищейками. Теперь в военных частях Израиля появились некошерные животные — свиньи. Обоняние у свиней лучше, нежели у собак, и заподозрить в подобных способностях свинью палестинские боевики не смогут.

    В канун третьего тысячелетия западный футуролог Йен Пирсон утверждал, что люди начнут вживлять различные имплантанты собакам, кошкам, птицам… И он не ошибся.

    Уже в 2000 году группа калифорнийских ученых провела уникальный эксперимент. К оптическому нерву кошки было подключено специальное оборудование, которое позволило считывать информацию и превращать ее в зрительные образы. Другими словами, люди смотрели на окружающий мир глазами подопытного животного.

    Подобного рода модифицированных животных можно применять в военных целях.

    В прессе уже появлялись сведения о возможном создании «зоодивизии». В ней предполагают создать батальоны специально обученных и оснащенных новейшей микроэлектроникой биоуправления обезьян, собак, кошек и других животных.

    Человек хочет переложить тяготы военной службы на своих «братьев меньших».

    «Шагаюшие крепости»

    Не одно тысячелетие сражались слоны в составе многих армий Древнего мира. Боевой слон производил огромное впечатление на поле боя, недаром его прозвали «шагающей крепостью».

    Известно, что существует два рода слонов: один обитает в Африке, второй — в Азии (Индия, Пакистан, Бирма, Таиланд, Вьетнам, острова Шри-Ланка, Суматра). Африканский слон — самое крупное из современных наземных животных. Масса зрелых самцов иногда бывает свыше 7 тонн, а высота в плечах — около 4 метров. В среднем же эти животные имеют вес от 3 до 5 тонн. Но что удивительно: это громадное существо отличается необыкновенной подвижностью, проворством, легкостью в передвижениях. Кроме того, слоны — прирожденные пловцы, в воде они чувствуют себя как рыбы, оставляя на поверхности лишь лоб и кончик хобота. Слоны без видимых усилий могут подниматься на высокие холмы, ловко лавировать по скалистым местностям. Очевидцы рассказывают, что самое удивительное зрелище, которое можно увидеть, — это передвижение стада слонов в лесу. Казалось бы, шествие таких гигантов должно сопровождаться топотом, хрустом ломаемых деревьев, шумом, который слышен за множество километров. Однако слоны идут сквозь густые заросли абсолютно беззвучно, словно призраки, — ни треска веток, ни шороха листьев… Слон, кроме ловкости, отличается еще и неутомимостью. В поисках пищи или уходя от погони слон может пройти за ночь не один десяток километров.

    Дело в том, что ноги-тумбы слона обладают замечательным свойством. Когда слон опирается на ногу, она утолщается, как бы отекает, но стоит животному перенести нагрузку на другую ногу, а тем более поднять только что утолщившуюся ногу, как она снова принимает обычные размеры. Благодаря этому слон прекрасно движется по болотам и ему не угрожает никакая топь.

    Ноги слона обладают еще одним качеством: благодаря тому, что подошвы его снабжены особыми подушечками на пальцах, он ходит совершенно бесшумно. Самое удивительное у слона — хобот, сильно вытянутый и сросшийся с верхней губой нос. Он очень чувствительный, и обоняние играет в жизни слона важную роль. Оно для него важнее, нежели слух или зрение. Но этот чувствительный нос обладает еще и огромной силой: средний по величине слон может поднять хоботом груз весом в тонну! Хобот — это еще и «кружка». Слоны много пьют, выпивают ежедневно по 100–200 литров воды. А «черпают» они воду хоботом, набирая в него по 6–8 литров.

    Бивни африканского старого слона-самца достигают иногда длины 3–3,5 м при массе около 100 кг. Бивни имеются и у самок.

    Азиатский, или индийский, слон немного меньше африканского. Масса даже очень старых и матерых самцов не превышает 5 тонн. У индийского слона большие бивни имеются лишь у самцов. При этом длина бивней у индийских слонов в 2–3 раза меньше, чем у африканских. Уши индийского слона поменьше, они несколько вытянуты вниз и сильно заострены.

    В отличие от африканского слона, индийский легко приручается, он очень послушен, поразительно легко поддается обучению и способен выполнять самую сложную работу. На спине слона в специальном седле, или беседке, легко помещаются 4 человека, не считая погонщика, который сидит на шее слона. Слоны способны переносить большие тяжести — до 350 кг.

    В неволе эти животные размножаются плохо, поэтому пополнение стада ручных слонов всегда проводится за счет поимки диких, главным образом молодых, особей.

    Возникает невольно вопрос: где впервые появились боевые слоны — в Индии или в Африке? У сторонников той и другой версии имеются свои аргументы. В настоящее время слоны в Северной Африке не обитают, но в древности они там жили, особенно в тогдашней Гетулии. Можно предположить, что слоны водились вблизи Карфагена (на территории Туниса).

    Выходит, что карфагеняне имели возможность приручать этих животных.

    Вне сомнения, что дрессированные слоны были известны в Африке еще со времен древности. Явным доказательством этому служит изображение на нумидийской монете достоинством в четыре драхмы времен 130 года до нашей эры африканского (об этом свидетельствуют огромные уши) слона, на котором сидит погонщик с заостренной палкой. До нас не дошли сведения о способах ловли этих животных, применявшихся карфагенянами. У древних египтян, которые могли перенять карфагенскую практику ловли и дрессировки боевых слонов, эти способы ловли не были известны.

    Сторонники «индийской версии» указывают на то обстоятельство, что карфагеняне были торговцами и мореплавателями, поэтому можно предположить, что они покупали слонов вместе с погонщиками в Азии, где их приручали с давних времен. Доставка могла проходить без особых трудностей морским путем в тогдашний Вавилон, а оттуда по суше через Ливию и Киренаику.

    Отловленных диких слонов выдерживали несколько дней в тесных загонах, приучая к смирению, повиновению и послушанию.

    После этого слоны проходили многолетний курс обучения. Прежде чем стать полноценным боевым животным, слон в течение девяти лет проходил обучение под руководством опытных погонщиков. Обучение было основано на системе «кнута и пряника». Сообразительные гиганты довольно быстро понимали что к чему и уже через короткое время позволяли погонщику забираться к себе на спину. Когда слону исполнялось восемь лет, его приучали носить на спине груз. Слон понимал до 60 команд: погонщик откидывается назад — это сигнал «стоп», жмет коленом в бок — поворот, легкий удар по голове означает команду поднять ногу, наклон вперед — приказ опуститься на колени.

    Когда слон был превосходно натренирован, его экипировали для боевых действий: тело защищала кожаная попона, лоб — круглый щит, к башне, в которой сидели лучники, крепились большие мечи и копья. Хобот нагружали всем этим не очень сильно, поскольку он был действенным оружием.

    Поворачиваясь, слон разил мечами и копьями конницу противника. Такой «танк» ничем нельзя было остановить. У слона были только два уязвимых места: у левой лопатки, когда поражалось сердце, и между ухом и глазом, когда поражался мозг. Однако в пылу сражения в них надо еще попасть! Слон был очень грозным «оружием» древности, поэтому вопросам дрессировки слонов уделялось большое внимание.

    Искусство выучки и вождения боевых слонов ценилось очень высоко. Оно являлось большим секретом и обязательным предметом входило в курс обучения индийских принцев и доверенных лиц правителей. Боевой экипаж возглавлял принц или вельможа. В руках у него были молоток и большое зубило. Если существовала опасность пленения слона, «командир экипажа» при помощи молотка вгонял зубило между глазами и поражал мозг слона. Таким образом сохранялась тайна дрессировки слона. Вспомним, как обязательно должен был быть уничтожен самолет или любая другая боевая техника, оснащенная новейшими системами, в том случае, если она попадает на территорию противника.

    В Древней Индии слонов использовали в основном против конницы, поскольку лошади боялись слонов. Слонов выстраивали в линию на расстоянии около 30 метров друг от друга, а за ними в промежутках ставили пехоту, так что строй выглядел подобно стене с башнями. Защитного вооружения слонам в Древней Индии не полагалось, но зато их богато украшали металлическими побрякушками и красными попонами. Слоны были довольно опасным родом войск. При удаче шагающие «танки» наносили страшный урон врагу. Зато если неприятель был смел и искусен, слоны могли прийти в замешательство и перетоптать своих же. Такое случалось. Вот почему так высоко ценилось искусство выучки и вождения этих боевых животных.

    Индийских вожаков нанимали и правители эллинистических государств. Вместе с индийскими слонами и их вожаками на эллинистический Восток попали тактические приемы построения и использования слонов в бою.

    Индийские воины на боевом слоне.
    Миниатюра XVIII в.

    Двадцать три века назад европейцы впервые столкнулись со слонами, которых народы Востока использовали во время боевых сражений. В битве при Гавгамелах персидский царь Дарий I выставил 15 слонов против войск Александра Македонского. С того времени боевые слоны получили военную «прописку» и в европейских армиях. Около трех веков служили слоны в античных армиях. Об уме, хитрости и преданности боевых слонов современниками и участниками сражений было написано немало.

    Древние авторы повествуют…

    После разгрома персидской армии Александр Македонский направился в Индию. На реке Гидасп его ожидал с огромным войском Пор, царь Пенджаба.

    «Македонцы остановились при виде животных и самого царя. Слоны, стоящие среди воинов, издали были похожи на башни. Пор был выше обычных людей, но особенно высоким он казался благодаря слону, на котором ехал и который был настолько же крупнее остальных, насколько царь был выше прочих видов» — так свидетельствует Квинт Курций Руф.

    «Наконец-то я вижу достойную меня опасность», — прошептал Александр Македонский. Перед ним стояло войско индийского царя Пора. Двести слонов, расставленных в шахматном порядке, с интервалом 30 метров, заполненных пехотой. Было это в 326 году до нашей эры.

    «Наши копья достаточно длинны и крепки, — сказал Александр, — ими как раз можно воспользоваться против слонов… Такого рода защита, как слоны, опасна… На врага они нападают по приказу, а на своих от страха. — Сказав это, царь первый погнал коня вперед».

    Началась на редкость упорная битва. «Особенно страшно было смотреть, когда слоны хоботами схватывали вооруженных людей и через головы подавали их своим погонщикам».

    Македонцы, эти недавние победители, уже озирались кругом, ища, куда бы бежать.

    …Итак, битва была безрезультатной: то македонцы преследовали слонов, то бежали от них; и до позднего времени продолжался такой переменный успех, пока не стали подрубать слонам ноги предназначенными для этого топорами. Слегка изогнутые мечи назывались копидами, ими рубили хоботы слонов…

    И вот слоны, наконец обессилев от ран, в своем бегстве валили своих же… Итак, инды бросили поле боя в страхе перед слонами, которых больше не могли укротить».

    Слоновья атака захлебнулась. В это время Александр Македонский ловким маневром обошел индийцев и ударил с тыла.

    В окружении очутился даже сам Пор на своем любимом верховом слоне. Отбиваясь от наседавших врагов, бесстрашный гигант отшвыривал всех, кто пытался к нему подойти. Царь Пор был ранен. Умный слон, почуяв, что его хозяин попал в беду, прорвал кольцо македонской пехоты и вынес царя с поля битвы. Затем слон бережно снял раненого, положил на землю и хоботом вытащил стрелы, которые торчали в его теле. Когда македонские воины нашли беглеца, разъяренный слон не покидал распростертого на земле хозяина, защищая его с невероятным мужеством.

    Восхищенный благородством и смелостью преданного животного, Александр Македонский приказал не трогать слона.

    Когда Пор выздоровел, Александр призвал царя к себе и обещал ему вернуть царство, которое отныне было частью империи великого полководца. Взамен он хотел только храброго слона. Царь Пор дал согласие.

    Александр назвал слона Аяксом. Вскоре македонская армия возобновила поход. Бедное животное ревело целые ночи напролет, призывая к себе своего прежнего хозяина. Александр, потерявший в последней битве своего верного боевого друга — коня Буцефала, делал все, чтобы приручить Аякса. Он сам его кормил; когда узнал, что Аяксу нравится «наряжаться», не жалел денег на роскошные покрывала. Полководец повелел украсить бивни Аякса золотыми кольцами, на которых вырезали надпись: «Александр, сын Зевса, посвящает солнцу этого слона».

    В конце концов тщеславие Аякса победило любовь к своему первому владыке.

    …Говорят, и, очевидно, не без основания, что самолюбие стало причиной смерти великого Аякса. Полководец Антипатр повествует об этом так.

    «…Аякс, уже удостоенный царского благоволения и привыкший к почету, обычно возглавлял царскую колонну своих собратьев. Но однажды он отказался выполнить приказ войти в реку, чтобы проверить брод. Тогда царь объявил, что отныне головным будет тот слон, который первым перейдет реку. Это сделал, не ожидая приказа царя, слон по имени Патрокл. И получил в награду серебряную попону — убранство, о котором мечтал каждый слон. Аякс не перенес унижения и уморил себя голодом».

    Бытовало мнение, что слоны панически боятся свиней. Известный античный писатель Элиан описывает такой эпизод. Македонский полководец Антипатр осаждал греческий город Мегары и привел под его крепостные стены много слонов. Мегарийцы пустились на хитрость. Они обмазали смолой несколько свиней, подожгли их и погнали в лагерь противника. Несчастные свиньи подняли такой истошный визг, что перепуганные великаны ударились в постыдное бегство, вызвав смятение в войсках Антипатра.

    …Скептики, правда, утверждают, что слоны испугались не визга свиней, а огня, ведь всем известно, как боятся его животные. Антипатр отдал приказ воспитывать слонов вместе с поросятами, чтобы они привыкли к виду и визгу свиней… Антиох, царь Сирии, вел жестокую войну с племенем галатов. В 275 году до нашей эры войска противников сошлись во Фригии. Галаты превосходили сирийцев численностью и были лучше вооружены. Начало сражения не сулило царю Антиоху ничего утешительного. Антиох уже думал об отступлении, когда один из его помощников посоветовал пустить в дело 16 индийских слонов, спрятанных за рядами пехоты. Шеренги наступающих сирийцев внезапно расступились, и галаты окаменели от страха. На них тяжелым шагом двигались невиданные чудовища в кроваво-красных чепраках, покрытые чешуей медных щитов. На спинах высились деревянные башни с воинами. Черные плюмажи из птичьих перьев колыхались на разукрашенных лбах животных. Издавая резкие трубные звуки, слоны угрожающе размахивали хоботами, в которых сверкали длинные кривые мечи.

    Дико заржав от испуга, кони галатов поскакали прочь. Пешие воины не успели опомниться, как слоны опрокинули, смяли боевые порядки галатов. Слоны, одурманенные пьянящими напитками, дали волю своей слепой ярости. Животные догоняли галатов, топтали их, поражали мечами, пронзали бивнями. Лучники, засевшие в башнях, поражали бегущих врагов стрелами.

    Вот как описывает сражение карфагенян с варварами Гюстав Флобер в своей книге «Саламбо»:

    …Пятнадцать тысяч варваров, стоящих у моста, были поражены тем, как колебалась земля вдали. Сильный ветер гнал песчаные вихри, они вздымались вверх огромными светлыми лоскутьями, потом разрывались и снова сплачивались, скрывая от наемников карфагенское войско. При виде рогов на шлемах одни думали, что к ним приближается стадо быков, развевавшиеся плащи казались другим крыльями; те же, кто много странствовал, пожимали плечами и объясняли все миражом.

    Наконец люди различили несколько поперечных полос, ощетинившихся черными иглами. Полосы постепенно уплотнялись, увеличивались, покачивались какие-то темные бугорки, и вдруг выросли как бы четырехугольные кустарники: то были слоны и пики. Раздался общий крик: «Карфагеняне!»

    Оба войска соединились так быстро, что суффет не успел выстроить своих воинов в боевом порядке. Он задержал движение войска. Слоны остановились, они качали тяжелыми головами с пучками страусовых перьев и ударяли себя хоботами по спине.

    Между слонами виднелись когорты велитов, а дальше большие шлемы клинабариев, железные наконечники копий, сверкавшие на солнце панцири, развевавшиеся перья и знамена. Карфагенское войско, состоявшее из одиннадцати тысяч трехсот девяноста шести человек, казалось гораздо малочисленней, так как оно выстроилось длинным узким прямоугольником.

    Чтобы окружить карфагенянское войско с обеих сторон, варвары развернулись по прямой линии, вытянувшейся далеко за его фланги.

    Полетели дротики, стрелы, камни из пращей. Слоны, которым стрелы вонзались в крупы, поскакали вперед; их окружала густая пыль, и они скрылись в ее облаках.

    Между тем в отдалении раздавался громкий топот, заглушаемый резкими, неистовыми звуками труб. Пространство, лежавшее перед варварами, было наполнено вихрями пыли, смутным гулом и притягивало их, как бездна. Кое-кто бросился вперед. Они увидели, что когорты перестраиваются, бежит пехота, галопом мчится конница.

    Эта грозная громада двигалась как один человек, она казалась живой, как зверь, и действовала, как машины. Две когорты слонов выступали по ее бокам. Животные, вздрагивая, сбрасывали осколки стрел, приставшие к их темной коже. Сидя на их загривках среди пучков белых перьев, индусы сдерживали слонов баграми, в то время как солдаты, скрытые до плеч в башнях, спускали с туго натянутых луков железные стержни, обмотанные зажженной паклей.

    Справа и слева от слонов неслись пращники с тремя пращами у бедер, на голове и в правой руке. Клинабарии, каждый в сопровождении негра, выставили копья между ушами лошадей, покрытых золотом, как и они сами. Далее шли на некотором расстоянии друг от друга легко вооруженные воины со щитами из рысьих шкур; из-за щитов торчали острия метательных копий, которые они держали в правой руке. Тарентинцы, ведущие по две лошади, замыкали с обеих сторон эту стену солдат.

    Вдруг раздался страшный крик — вопль бешенства и боли. Семьдесят два слона ринулись вперед двойным рядом. Гамилькар ждал, чтобы наемники скучились в одном месте, и тогда пустил на них слонов; индусы с такой силой вонзили свои багры, что у слонов потекла по ушам кровь. Хоботы, вымазанные суриком, торчали вверх, похожие на красных змей. Грудь была защищена рогатиной, спина — панцирем, бивни удлинены железными клинками, как сабли, а чтобы сделать животных еще свирепее, их опоили смесью перца, чистого вина и ладана. Они потрясали ожерельями из погремушек и оглушительно ревели; погонщики наклоняли головы под потоком огненных стрел, которые сыпались с башен.

    Чтобы устоять, варвары ринулись вперед сплоченной массой; слоны с яростью врезались в толпу. Железные острия из нагрудных ремней рассекали когорты, как нос корабля рассекает волны, когорты стремительно отхлынули. Слоны душили людей хоботами или же, подняв с земли, заносили их над головой и передавали в башни. Они распарывали людям животы, бросали их на воздух, человеческие внутренности висели на бивнях, как пучки веревок на мачтах.

    Варвары пытались выколоть им глаза, перерезать сухожилия на ногах. Подползая под слонов, они всаживали им в живот меч до рукояти и, раздавленные, погибали, наиболее отважные цеплялись за их кожаные ремни. Среди пламени, под ядрами и стрелами, они перепиливали эти ремни, и башня из ивняка грузно рушилась, точно каменная. Четырнадцать слонов на крайнем правом фланге, рассвирепевшие от боли в ранах, повернули вспять, наступая на вторую шеренгу. Индусы схватили молоты и долота и со всего маху ударили слонов по затылку.

    Огромные животные осели и начали падать друг на друга. Образовалась гора, и на эту груду трупов и оружия поднялся чудовищный слон, которого звали Гневом Ваала, нога его застряла между цепями, и он ревел до вечера. В глазу у него торчала стрела.

    Другие слоны, как завоеватели, которые наслаждаются резней, сшибали с ног, давили, топтали варваров, набрасывались на трупы и на обломки.

    Чтобы оттеснить окружавшие их отряды, слоны вставали на задние ноги и, непрерывно поворачиваясь, подвигались вместе с тем вперед. Силы карфагенян удвоились, битва возобновилась.

    Фаланга без труда истребила все, что оставалось от войска варваров.

    Число слонов в карфагенской армии составляло не менее двухсот. Во время битвы погонщики гнали их впереди войска.

    В ходе Первой Пунической войны (264–241 гг. до н. э.) боевые слоны карфагенян повергли в панику высадившиеся в Африке римские легионы. Позже в битве у Панорма, на Сицилии, римлянам удалось побороть страх перед лопоухими гигантами: 120 слонов были захвачены в плен и отправлены в Рим для участия в гладиаторских боях.

    Боевой слон в сражении

    В благодарность четвероногому лопоухому воинству царь Антиох повелел воздвигнуть на поле сражения памятник с изображением слона.

    …Правда, заслуживающие доверия свидетели писали, что Антиох стыдился этого своего успеха. «Можно ли гордиться победой, — говорил он, — если в этом заслуга одних животных».

    Римляне впервые и с немалым для себя уроном встретились с боевыми слонами во время битвы при Гераклее и Аускуле в войне с Пирром, честолюбивым царем Эпира. Они даже не знали, как называется это колоссальное животное. Поскольку все сущее в этом мире должно иметь название, то его получили и слоны. Римляне прозвали слона «луканским быком» по наименованию области, где впервые увидели слона.

    Неудачное использование боевых слонов могло стать причиной поражения.

    После неудачного похода в Италию Пирр, царь Эпирский, возвратился в Грецию, где продолжал свои военные авантюры. Например, при помощи слонов он решил овладеть городом Аргос, что на Пелопоннесе.

    Вначале военные действия для Пирра проходили удачно. Глубоко ночью, обманув бдительность стражи, изменник открыл эпирцам городские ворота. Пирр хотел запугать горожан слонами и поэтому пустил их в город первыми. К несчастью, ворота оказались невысокими, и башни, установленные на слонах, мешали им пройти. Пришлось снимать башни, а затем снова устанавливать. Из-за этой непредвиденной задержки эпирцы упустили благоприятный момент, и разбуженный гарнизон и жители города успели взяться за оружие. К тому же на узких, кривых улочках слоны ничего не могли сделать с защитниками, которые, притаившись в укрытиях, осыпали животных камнями и стрелами. События приняли плохой оборот. Теперь эпирцы мечтали лишь о том, как живыми выбраться из этого злосчастного капкана. Однако израненные, растерявшиеся слоны вышли из повиновения. Они столпились, никому не давая прохода. У одного слона убили погонщика. Забыв обо всем, тоскующий слон метался по улицам, разыскивая тело хозяина. А найдя, поднял убитого хоботом и принялся крушить своих и чужих. В этой битве погиб и Пирр, царь Эпирский.

    …Как записали историки со слов участников этой битвы, причиной смерти Пирра стал слон. В единственных воротах, через которые могли спастись эпирцы, упал раненый великан и закрыл своим могучим телом дорогу. Пирр, прикрывавший отступление, остался один и был убит камнем, сброшенным с крыши.

    Боевые слоны играли большую роль в карфагенской армии. Карфагенские полководцы умело применяли серых гигантов в сражениях.

    Великий карфагенский полководец Ганнибал и его слоны прославили Вторую Пуническую войну (218–201 гг. до н. э.).

    Хотя большинство серых гигантов погибло при переходе через заснеженные Альпы и Апеннины и в Италию дошло не более полутора десятков слонов. Легендарным событием стала переправа через Рону. Холодная и глубокая, эта река казалась занявшим мосты римлянам неодолимым препятствием. Карфагеняне переплыли Рону на понтонах, а слонов удерживали на поверхности надутые мехи. Это первые и последние в военной истории слоны «на воздушной подушке»!

    Однако римляне на то время уже прекрасно знали, как одолеть слонов: их старались взбесить и напугать, осыпая градом дротиков, кололи в уязвимое место под хвостом. Свирепея, слоны давили всех, кто попадался на пути. Римляне придумали немало тактических «антислоновых» уловок и хитростей. Например, вбивать в землю острые колышки — у слона мягкие подошвы, и он никогда не наступит на опасный предмет.

    Окончательный разгром Карфагена, после которого боевых слонов в битвах на территории Европы не использовали, произошел в битве при Заме. Ганнибал еще держал речь перед своим войском, когда римляне подняли невообразимый шум, разом затрубив в трубы и сигнальные рожки. Побежав, слоны смяли ряды своего войска, предрешив исход этого сражения и поражение Ганнибала в войне с Римом. Передавая слонов победителям, карфагеняне «со скорбью называли их имена». История сохранила имя слона Суруса, который бился с такой яростью, что сломал в сражении бивень.

    Переход Ганнибала через Апеннины.
    Гравюра. Венеция. 1511 год

    Вопреки распространенному мнению, полководцы Рима никогда не придавали слонам большого значения в военных баталиях. Они считали, что эти животные ненадежны и даже опасны, поскольку не только не оправдывали возлагавшихся на них надежд, но и сами иногда способствовали поражению. Так и случилось в знаменитой битве у африканского города Тапса, где Юлий Цезарь дал бой войскам сторонников республики под командованием Сципиона Метелла.

    На обоих флангах республиканцы поставили по 32 слона. Как только они устремились в атаку, разом заголосили сотни труб противника, загрохотали барабаны, зазвенели медные тарелки. Копейщики заваливали животных дротиками. Оглушенные неожиданным шумом, испуганные свистом стрел, слоны повернули назад, разметали боевые колонны республиканцев и понеслись прямо на укрепленный лагерь Сципиона. Под их мощными ударами упали ворота, наспех возведенные сооружения рухнули как карточный домик. Преследуя по пятам животных, в проломы ворвались легионеры Цезаря и захватили всех слонов.

    …Согласно свидетельствам античных писателей, именно эти слоны открывали триумфальное шествие, когда Цезарь въезжал в Рим. Богато украшенные, слоны шли двумя рядами, подняв вверх хоботы с пылающими факелами.

    После битвы при Тапсе интерес к слонам как к воинам постепенно затухает. Прошло и увлечение слонами-гладиаторами. Слоны в Европе окончательно расстались с военной службой. Правда, еще долго гиганты, покрывшие свои имена славой на полях сражений, увеселяли и изумляли римскую публику.

    Наиболее захватывающие спектакли разыгрывались в эпоху царствования императоров Германика, Нерона и Гальбы. На арену выходили 12 слонов: самцы, разодетые в яркие тоги, самки — в нарядные туники, и попарно начинали танцевать. Затем сходились по четыре и несли в хоботах носилки, на которых лежал пятый слон, изображавший больного. Менялась картина, и на арене вырастали огромные столы с обильным угощением на золотых и серебряных блюдах. Огромные животные, искусно лавируя между столами, чинно рассаживались и приступали к трапезе, выбирая кушанья с непринужденной комичностью под гомерический хохот публики.

    Настоящим гвоздем программы являлись слоны-канатоходцы. Поперек арены натягивали канаты, но не горизонтально, а с повышением в одну сторону. Слоны с циркачами на спинах поднимались по канатам, а потом спускались обратно.

    Слоны трудились, не жалея своих сил, и очень расстраивались из-за каждой своей неудачи на арене. Рассказывали, что группу слонов обучали танцу, который должны были показать перед императором Диоклетианом. Один слон не слишком хорошо знал свой урок и был за это наказан. Однажды ночью видели, как при лунном свете слон самостоятельно повторял свои упражнения.

    В Средние века боевые слоны нашли применение почти по всей Азии — от Ирана до Китая, от Индии до Аравии.

    Джелаль ад-Дин Акбар, император Могольской империи в Индии (1556–1605), счел целесообразным при взятии крепости Хитор, которую защищали 8 тысяч воинов, ввести в бой слонов. А он был превосходный полководец. Очевидец пишет: «Зрелище было слишком ужасным, чтобы его можно было описать словами, ибо разъяренные животные давили этих отважных бойцов, как саранчу, убивая трех из каждых четырех».

    Однако тактика их применения постепенно менялась. В раннем Средневековье индийцы и персы все еще бросали на противника целые слоновьи подразделения. Позднее, во II тысячелетии нашей эры, слоны играли роль передвижных крепостей, опорных пунктов. Все чаще они выполняли транспортные функции, носили на себе стрелков или большие метательные машины. Это очень живо и подробно изображено на кхмерских рельефах XII века. Наиболее распространенной функцией слонов в битвах азиатского Средневековья стала представительская.

    Азиатские военачальники старались усесться на слона. А монгольский хан, завоевывая в XIII веке Корею, восседал в башне, которую несли сразу два слона. Слон для полководца был очень удобен, поскольку с высоты он мог обозревать поле битвы, его самого и его указующую жестикуляцию было видно издалека. В случае поражения могучее животное могло вынести неудачливого военачальника из человеческой и конской свалки. Оснащение слонов в эпоху Средневековья практически осталось без изменений. Слонов по-прежнему для боя предпочитали украшать, а не защищать. Только в XVI–XVII веках индийские мастера делали для слонов панцири из стальных пластинок, соединенных кольцами. Чаще всего обходились матерчатым оголовьем с металлическими бляхами. В Юго-Восточной Азии для экипажа изобрели специальный помост, так что воины могли не только сидеть на спине слона, но и стоять. Мусульманские правители, полководцы из Средней Азии и Ирана тоже устраивали на спинах слонов помосты, но чаще всего дополняли их башенками со щитами, а подчас и навесом.

    Иранский боевой слон. Рисунок Гератской школы, XV век.
    «Экипаж» состоял из вожака (не изображен) и трех бойцов-лучников. Бойцы помещались в башенке со щитами, укрепленной ремнями на спине слона. Слон покрыт большой попоной и украшен нашейным колоколом

    Слухи о том, что в армиях восточных владык имеются боевые слоны, доходили до европейских властителей. Легенда гласит, что тайные агенты доложили франкскому королю Карлу Великому, будто у халифа Гарун аль-Рашида имеются великолепные слоны превосходной дрессировки. Особенно прославился слон Абуль-Аббас, который жил при дворе халифа. Этот слон прославился не только как отличный воин, он любил во время пиршеств халифа устраивать разнообразные затеи, удивлять гостей своей непомерной силой и потрясающей сообразительностью. Он мог по запаху отличать медные деньги от серебряных, а когда ему под хобот высыпали кучу монет, он ловко раскладывал их на две кучи — в одну сторону медные, а в другую — серебряные. Еще Абуль-Аббас потешал людей стрельбой из хобота мышью. Это глубокое заблуждение, будто слоны боятся мышей. На самом деле они даже любят их, поскольку мыши служат для слонов хоботочистками. Да, да, не смейтесь. Слон осторожно берет мышь, втягивает ее в свой хобот до отказа, затем выдувает ее до самого кончика. Мышь тем временем отчаянно скребется всеми четырьмя лапками, очищая слоновий хобот и доставляя слону огромное удовольствие.

    Слон Абуль-Аббас брал мышь к себе в хобот и ждал, куда и в кого ему прикажут выстрелить. Затем направлял кончик хобота в цель и резко выдувал воздух. Мышь, словно пуля из дула ружья, вылетала из слоновьего носа и точно попадала в мишень. В 797 году Карл Великий, на то время уже первый император Священной Римской империи, направил к халифу посольство, в состав которого входили не только дипломаты, но и разведчики — доверенные лица короля Ланфрид и Зигмунд, а также еврей Исаак. В число их задач входило «достать и привезти слона».

    После долгих переговоров халиф уступил Карлу слона, которого Исаак после долгих мытарств доставил императору Карлу. Абуль-Аббас теперь забавлял придворных Карла Великого. Слон скончался в 802 году, причем летописи уделили этому событию больше внимания, нежели смерти сына Карла Великого Пипина, короля Италийского, умершего в то же время.

    Если средневековые европейские короли только забавлялись слонами, то, например, в Юго-Восточной Азии сражение владык на боевых слонах подчас решало судьбу всей страны.

    В Таиланде и поныне разыгрывается пьеса о войне между королем Таиланда и наследным принцем Бирмы в 1592 году. Принц проиграл, и Таиланд оккупировал Бирму. Источники так повествуют об этом сражении:

    «В луну третью правления Их Божественного Величества соседи пошли войной. Их Божественное Величество повелел снарядить лучшего слона и в сопровождении брата и приближенных отправился усмирять дерзкого соперника, принца бирманского. Принц не один пришел, но привел ораву целую лицезреть на предстоящую войну. Слон божественной особы из-за весенних причин зол был. Увидел огромную ораву — бросился в гущу. Так Их Божественное Величество оказалось в окружении врагов. Те размахивали копьями с умыслом умертвить божественную особу.

    Однако же их принц разогнал всех. И начался решающий поединок. Неприятель нанес удар мечом. Но Их Величество, славно маневрируя, копьем разящий удар нанесло. Упал враг наземь. Когда хотели его в чувство привести, оказалось — уже к праотцам отправился…» Война на этом была закончена.

    Чтобы не собирать огромного войска, страны-противники вели такую форму войны, в которой участвовало несколько человек. Участниками сражений были главы государств — короли, принцы, князья и их ближайшее окружение. Вельможи садились на слонов, брали в руки длинные изогнутые мечи и выезжали на большую местность, где сходились с врагом в жестоком поединке. Если монарх терпел поражение, следовательно, покоренной считалась и вся его страна.

    Боевые слоновьи дуэли — занятие очень сложное. Прежде всего, слон имеет меньшую маневренность, нежели лошадь. В отличие от лошадей, слоны принимали непосредственное участие в боевой схватке своих седоков. Ярость людей быстро передавалась слонам, и они вступали в жестокое единоборство друг с другом, накрепко сплетаясь хоботами и сшибаясь огромными бивнями. Бывало, что слоны поднимались на дыбы и сбрасывали сражающихся повелителей на землю. Вот почему слонов готовили к битве самым тщательным образом.

    Чтобы избежать всяких неприятностей, слонов для королевского боя необычайно тщательно отбирала специальная комиссия. При помощи хитроумных тестов специалисты определяли, достаточно ли энергичен слон, проворен ли он, храбр, умен. Если слон проходил все нужные тесты, ему доверяли судьбу монарха и всего государства. Важны были форма головы, шеи, размер хобота. Рот слона должен был быть красным, ноги — крепкими, прямыми, как столбы, уши — большими.

    Мощную «шагающую крепость» обслуживала целая команда прислуги — семь человек. У самого современного тяжелого танка экипаж меньше. Команда делилась на «палубный» экипаж и группу «наземного» обслуживания. В экипаж, который помещался на слоновьей спине, входило три человека. Впереди, на шее слона, восседал сам монарх, который и вел бой. На спине слона сидел второй человек — сигнальщик. который передавал команды монарха воинам. В нужный момент воины принимались топать ногами, кричать, бить копьями о щиты. У сигнальщиков была еще одна важная обязанность: он должен был вовремя подать сражающемуся королю или принцу нужное оружие. В зависимости от боевой обстановки сигнальщик подавал кривой меч, копье, прямой короткий меч, крюк для захвата или другое оружие, которое могло понадобиться владыке. Если в ближнем бою, когда слоны захватывали друг друга бивнями, сигнальщик ошибался и подавал не то оружие, поражение монарха было неминуемым. Тогда сигнальщика ждала смертная кара.

    Третий человек, сидящий на крупе слона, тоже играл в сражении важную роль. Он следил за тем, чтобы животное не вышло из подчинения. В наиболее решающие моменты король брал управление слоном в свои руки (а иногда и ноги, если руки были заняты), дергая за крюки, привязанные к ушам животного. Надо было заставить слона не просто напирать, а наносить мощные удары хоботом и бивнями слону противника, чтобы вывести его из равновесия и причинить сильную боль.

    Следует заметить: когда слоны шли на битву, их угощали вином для храбрости. Количество алкоголя надо было точно рассчитать.

    В группу наземного обслуживания входило четверо пеших воинов. Они занимали позиции непосредственно у ног животного и следили за их безопасностью.

    Ясно, что слон с раненой ногой моментально выбывал из строя. В группу наземного обслуживания шли неохотно. Представьте разъяренного слона, от огромных ног которого вы не имеете права отойти ни на шаг.

    В более позднее время слоны использовались и в европейских армиях.

    В 1903 году журнал «Вокруг света» писал: «Слоны издавна приручались человеком и использовались как возчики и носильщики тяжестей. Колонизаторы Индии — англичане решили, однако, расширить поприще деятельности серых великанов, приняв их на военную службу. Там, где понадобился бы десяток лошадей для перевозки тяжелого орудия, требуются всего два слона, запряженные цугом, то есть не рядом, а один за другим.

    На шее каждого слона сидит погонщик-туземец с острым копьем, похожим на маленький гарпун, легкими уколами которого он заставляет слона принять желаемое направление. Но слоны шутя справляются со своей задачей. Им нипочем вся эта многопудовая упряжка, лафеты, орудия. Природная смышленость еще более облегчает им военную службу. Очень часто замечали на маневрах, что слоны сами понимают команду. Однако эта смышленость, делающая слонов предметом удивления на маневрах, сильно портит их роль в настоящем сражении. Дело в том, что лошадь, как бы она ни была испугана выстрелами, все-таки повинуется строгим поводьям; удержать слона, обратившегося в бегство, нет никакой возможности. Если погонщик делает такую попытку, то слон немедленно стаскивает его хоботом со спины и в лучшем случае бросает. А в худшем — затаптывает ногами.

    Ум и сообразительность решительно не позволяют слону оставаться в опасности. Легко себе представить, какой страшный беспорядок могут произвести эти серые артиллеристы».

    В период Второй мировой войны на вооружении 14-й Британской армии, действовавшей в Бирме, было 200 слонов. Они перевезли в самый разгар сезона дождей 20 тысяч тонн военного снаряжения.

    Были слоны и в японской армии, предпринявшей в марте 1944 года свое неудачное вторжение в Индию. Впервые в истории на поле сражения встретились живые «танки» древности и боевая техника современности.

    Последнее столкновение слонов и самолетов произошло во время войны во Вьетнаме. Тогда один американский бомбардировщик расстрелял из пулеметов и пушек колонну из 12 вьючных слонов и убил 9 животных.

    В артиллерии Индии до сих пор имеется слоновья рота, в состав которой входят шесть орудий по двенадцать слонов, двенадцать погонщиков и заготовщиков корма и один надсмотрщик.

    В недавнее время повстанцы-карены, которые воюют с регулярной армией Мьянмы, не только перевозили на слонах боеприпасы и продовольствие, но и патрулировали джунгли. На голове слона умещается погонщик с автоматом, на небольшом плетеном помосте, приспособленном на спине животного, располагаются четыре автоматчика.

    Так что еще неясно, можно ли уже говорить о конце боевой эпохи для «шагающих крепостей».

    Лошадь идет на войну

    «Земной рай можно найти на лошадиной спине, в книгах премудрости и над сердцем женщины», — гласит арабская пословица. Арабы знали, что говорили, ибо на Ближнем Востоке сформировалась самая популярная порода лошадей — арабская, которая до сегодняшнего дня считается древнейшей. Изображения лошадей этой породы можно встретить на предметах обихода, стенах дворцов и других памятниках культуры, датированных II–III тысячелетиями до н. э.

    Главным селекционером скакунов был в основном не человек, а естественный отбор. В тяжелых условиях пустыни, где рацион скудный, жаркие дни сменяются холодными ночами, выживали только самые жизнеспособные особи. Человеку не приходилось целенаправленно выбирать наиболее выносливых коней. Больше внимания он обращал на нрав лошади.

    Арабские скакуны ценились во все времена за добронравие, резвый темперамент, неприхотливость, выносливость. Неприхотливы арабские скакуны и в еде. Неудивительно, что именно этих лошадей предпочитали властители и полководцы.

    До того как человек впервые осмелился сесть на коня верхом, он передвигался в колесницах — легких повозках, запряженных лошадьми. Первые колесницы, появившиеся в III тысячелетии до н. э., были неуклюжими и тихоходными. До нашего времени дошли древние шумерские рельефы с изображением четырехколесных повозок. Колеса крепились на осях, которые были неподвижными по отношению к корпусу повозки. На такой колеснице было очень трудно развернуться.

    В XVII–XV веках до н. э. на полях сражений появились легкие колесницы, сконструированные египтянами, ассирийцами и хеттами. Эти колесницы имели не четыре, а два больших колеса, которые прикреплялись сзади повозки. Сама повозка была миниатюрной, имела щиток спереди и при помощи дышла соединялась с лошадьми, которых было две. Как уже говорилось, эти колесницы были легкими — каждую мог унести один человек.

    Известный ученый В. Б. Ковалевская пишет об этих колесницах: «Ось диаметром 6 см имела длину 1 м 23 см. Концы ее выступали на 23 см. На них надевались легкие колеса с четырьмя спицами, сделанными, как и втулка, из бревна, с ободьями из сосны. Дышло из вяза диаметром 6–7 см имело длину 2,5 метра…»

    Колесницы стали ударной силой в армиях того времени. «Могучая повозка Индры» — так с почтением называли в Древней Индии колесницу.

    Тяжелая шумерская колесница
    (прорисовка со «Штандарта из Ура»).
    Хорошо видны детали бронирования ослов и кольцо в носу, к которому крепились вожжи

    Военные колесницы оснащались дополнительным оборудованием. К колесам и подперсью коня прикреплялись специально изготовленные длинные острые ножи, больше похожие на косы или сабли. Такое хитроумное приспособление сокрушало пехоту с обеих сторон мчащейся во весь опор колесницы и расчищало дорогу спереди. Молниеносно пролетающие мимо колесницы со сверкающими острыми ножами-косами являлись очень серьезным и опасным оружием. Командующий, имеющий перевес в колесницах, мог рассчитывать на победу.

    Теперь ставка в сражении делалась не на пехоту, а на новый род войск — конницу.

    Наглядным примером этому может послужить битва хеттов с египтянами у стен города Кадеш.

    В конце апреля пятого года своего царствования (1312 г. до н э.) молодой фараон Рамзес II выступил из города Джару во главе своих войск. На то время египтяне были вытеснены хеттами из Сирии.

    Для войны с египтянами хеттский царь Муватталлу собрал 35 тысяч пеших воинов и 3500 боевых колесниц.

    Оба войска двигались навстречу друг другу, еще не зная, что вскоре они сойдутся под стенами сирийского города Кадеш.

    Отряд Амона, в котором находился сам фараон, составлял авангард его войска. Остальные отряды — Ра, Пта и Сетха следовали за ним.

    Достигнув города Кадеша, утомленные египетские войска отдыхали, задав корм лошадям и приготовляя пищу, когда два азиатских шпиона были пойманы лазутчиками. Представ перед фараоном после того, как их безжалостно избили, шпионы признались, что Муватталлу и вся его армия спрятана позади города. Фараон быстро собрал военачальников отряда Амона, чтобы сообщить новость, только что выбитую палками из двух шпионов. «Смотрите, — сказал он им, — что сделали начальники разведчиков вассальных князей, управляющих этим краем. Они все твердили мне: «Хити (хетт Муватталлу. — В. П.) находится в стране Халупу, куда он бежал от твоего величества, лишь только узнав о твоем появлении». Так говорили они постоянно, и вот я сейчас только узнал от двух шпионов из страны Хити, что подлый Хити наступает на нас в союзе со многими народами, бесчисленными, как прибрежный песок, что он стоит позади проклятого Кодшу (Кадеша. — В. П.), — и никто из разведчиков подвластных нам князей этого края ничего не знает об этом!»

    Рамзес приказал своему визирю как можно быстрее привести отряд Пта. Рамзес не знал о катастрофе, разразившейся в этот момент над отрядом Ра, подходившим к лагерю с юга.

    «И вот, когда его величество сидел, беседуя со своими вельможами, упрекая их в нерадении, явился хеттский царь со своими многочисленными странами; они появились с южной стороны от Кадета, и они прорвали отряд Ра в его центре, в тс время как он двигался вперед, не зная и не будучи готов к битве». Атаковавшие силы хеттов состояли сплошь из колесниц. Маршировавшая пехота Рамзеса была приведена нападением врага в полное расстройство.

    Южная часть дезорганизованного отряда была полностью уничтожена, остальные воины бежали к северу, по направлению к лагерю Рамзеса, в полном беспорядке, потеряв много пленными и усеивая позорный путь отступления своей амуницией.

    Фараон узнал о разгроме, увидев паническое бегство остатков уничтоженного отряда, в числе которых были два его сына. Египетские царевичи перепрыгнули через баррикаду, настигаемые хеттскими колесницами, преследовавшими их по пятам. Тяжело вооруженная гвардия фараона быстро сбросила с колесниц и убила нападавших. За первым натиском на нее обрушилась масса из 2500 азиатских колесниц. Отряд Амона, уставший после долгого перехода, без оружия, без офицеров, был настигнут этой лавиной. Остатки бежавшего отряда Ра метались по лагерю. Разгром был полный.

    От неминуемой гибели фараона спас счастливый случай. Хетты и азиаты, сойдя со своих колесниц, забыв про всякую дисциплину, начали грабить египетский лагерь.

    На грабителей неожиданно напал отряд рекрутов Рамзеса, пришедший с морского берега для соединения с армией фараона в Кадете. Грабители были застигнуты врасплох и убиты все до единого.

    Фараон проявил чудеса личной отваги. Придворный летописец фараона так описывает неисчислимые подвиги Рамзееа: «При виде первых колесниц Хити фараон испустил вопль ярости и гнева. Он накинул на себя доспехи, схватил копье, велел отвязать льва, вскочил на колесницу и ринулся в самую гущу схватки. Несколько колесниц, устремившихся вслед за ним, были опрокинуты, воины перебиты или захвачены в плен, а фараон очутился среди врагов один со своим конюшим Менни, отрезанный рядами неприятельских колесниц от своего сопротивляющегося еще войска. Рамзес воскликнул: «Взываю к тебе, о Амон, отец мой! Я окружен многочисленными и неизвестными мне народами. Все племена восстали на меня, и я один стою против них, и никого нет со мною. Мои воины покинули меня, моя конница не защитила меня. И когда я звал их, никто не отозвался на голос мой. Но я верую, что Амон защитит меня лучше, чем миллион воинов и сто тысяч всадников, лучше, чем тысячи миллионов братьев и сыновей, собранных вместе. Дела многочисленнейшей толпы людей ничего не значат перед Амоном. Я действовал по внушению уст твоих, о Амон! Я никогда не преступал заветов твоих — и вот донес славу имени до последних пределов земли!»

    Рамзес II в битве при Кадете;
    хорошо различимо защитное снаряжение коней

    «Он ринулся на врага, и в одно мгновение десница его пожрала их, и они стали говорить тогда друг другу: «Мы не с человеком сражаемся, это Сутеху, великий воин, это сам Ваал. Человек не мог бы сделать того, что он совершает среди нас. Он один без воинов и военачальников отражает сотни тысяч. Скорей побежим укрыть от него нашу жизнь, дыхание уст наших». Пять раз он устремлялся на них, и пять раз прорванные им ряды снова смыкались вокруг него; наконец, в шестой раз, ему удалось разбить окружавшее его кольцо вражеской силы и соединиться со своими. Немного их уже оставалось, но стойкой храбростью своей они все еще успели сдерживать неприятеля».

    Три долгих часа, благодаря своему личному мужеству, фараон держал сплоченными свои ничтожные силы. Наконец, на исходе томительного дня, когда солнце клонилось к закату, показались блестящие штандарты Пта. Противники разошлись, чтобы вновь утром начать бой.

    На вечернем совещании, учитывая ошибки прошедшего боя, фараон предложил интересный способ совмещения тактики пехоты и колесниц.

    Утром хетты увидели новое построение египетских войск.

    Тяжелую пехоту фараон выстроил квадратом сто на сто человек, вокруг расположил колесницы, вперед отправил легкую пехоту. Это огромное «суперкаре» из десяти тысяч тяжелых пехотинцев, примерно 1–1,5 тысячи человек легкой пехоты, восьмисот тысяч колесниц составило основную единицу.

    Столь громоздкое на первый взгляд построение на самом деле оказалось гениально простым и эффективным. У такого пехотного квадрата нет ни фланга, и, как следствие, охват, прорыв в тыл и окружение для такого построения не слишком опасны. Этот строй можно лишь разбить, что довольно трудно при такой его глубине. Сто шеренг могли, чисто физически, развить такой силовой напор, что построения в восемь, пятнадцать и даже тридцать человек в глубину были бы просто сбиты с ног. В сражении принимало участие несколько корпусов, и они выстроились на расстоянии броска копья друг от друга. Подобное расположение не мешало движению египетских колесниц.

    Неотвратимый напор и идея пехоты «от обороны» были очень логичны. В таком случае колесницы воевали со всеми вражескими родами войск, легкая пехота всех обстреливала и пыталась вредить как могла, а тяжелая мерно, без быстрого маневра и беготни, проламывала вражеские построения, чаще всего пехотные, так как колесницы сами старались избегнуть ее прямого удара.

    Легкие колесницы, возглавляемые самим фараоном, имели существенное преимущество. Они могли из-за большой скорости диктовать расстояние и направление перестрелок, а в случае проблем — быстро уходить к своей пехоте.

    Тяжелые хеттские колесницы оказались неповоротливыми и не смогли оказать действенной помощи пешим воинам.

    Египетский летописец восклицал от имени фараона: «Было их всех вместе тысяча боевых колесниц, и все целились прямо в огонь (голова Рамзеса была украшена диадемой с изображением змеи, извергающей огонь…). Но я ринулся на них! Я был, как Монт, и в мгновение ока дал почувствовать им силу своей руки».

    Используя скорость своих экипажей, колесничие уклонялись от массированных атак вражеской пехоты и старались занять выгодную позицию по отношению к врагу для перехода в атаку. Самыми сложными маневрами обусловливались встречи двух враждебных колесниц. Надо было занять место впереди по ходу вражеской колесницы. Потом метнуть в «догоняющую» упряжку копье и, быстро спешившись, атаковать врага. Если колесница оказывалась в положении догоняющей, то возница должен был сделать попытку резко изменить курс, чтобы выйти из-под удара спешенного воина. Боец, если вознице не удавалось совершить данный маневр, должен был выпрыгнуть из колесницы на уже ожидавшего его врага. Дальше наступала ратная потеха. Возницы обычно вплотную подгоняли колесницы к дерущимся, чтобы побеждаемый мог успеть убежать.

    Если упряжки встречались на встречных или пересекающихся курсах, то колесничие пытались перепрыгнуть на ходу во вражеский экипаж, выбив в прыжке его воинов на землю, либо не давали совершить такой прыжок, наставив на врага копье и четко отслеживая все перемещения неприятеля, пока колесницы не разъедутся. Метание копья и дротиков с колесниц было вспомогательным маневром.

    В Пилосе — столице легендарного Нестора, упоминаемого в «Илиаде», во время раскопок нашли материалы, свидетельствующие о необычайной важности колесничих отрядов. По найденным документам, своеобразным мобилизационным схемам и генеральным планам обороны, выходило, что количество колесниц, их состояние и новые поступления учитывались и распределялись особой службой. Колесницы выделялись лучшим воинам и начальникам отрядов как казенное имущество и подлежали строгой отчетности. Вся страна была разбита на военные округа, которые имели определенное количество пехоты и колесниц. В каждом округе колесницы были сосредоточены в одном-двух местах, откуда они могли быстро и легко достичь любой точки округа. Дозоры назначались из отрядов колесничих. Им доверялось патрулирование побережья от набегов пиратов.

    Дорийская колесница (реконструкция)

    Очевидно, что перед нашествием дорийцев (XI в. до н. э.) в Древней Греции комплектовались особые колесничие войска со своей тактикой и способами применения. Так возник «европейский» колесничий бой, который стал практиковаться и в западной части Малой Азии.

    Колесницы представляли собой произведения высокого технического искусства. Отдельные их детали изготавливали разные мастера из определенных сортов дерева, которые привозились издалека.

    Необходимо заметить, что при археологических раскопках на Крите найдено было 500 колесниц. Крит — гористый остров, на колеснице здесь особо не покатаешься. Зачем же тогда столько колесниц было в критских дворах? Скорее всего, они производились на экспорт.

    Все большее число колесниц снаряжали фараоны и цари в военные походы. И вскоре столкнулись с тем, что на поле брани стало слишком тесно. Если на широких полях колеснице не было равных, то на узких лесных тропинках, в ущелье колесницы становились беспомощными.

    На то время человек уже давно пытался сесть на коня верхом. Многое он перепробовал, чтобы подчинить непокорное животное. Делал попытку управлять лошадью при помощи обыкновенного кожаного ошейника, надевал на голову коню множество переплетенных веревочек, которые отдаленно напоминают нынешний недоуздок. Дело пошло на лад, когда человек придумал уздечку с железными удилами, похожими на современные, и освоил удобную посадку.

    Рассматривая наскальные изображения всадников, мы видим: почти 300 лет понадобилось человеку, чтобы выбрать оптимальное место на спине лошади для езды верхом и научиться сидеть, правильно напрягая мышцы тела.

    На изображениях IX в. до н. э. всадники, неумело поджав ноги и сидя почти на крупе лошади, пробуют удержаться на ней. До VII века до н. э. верховых коней используют лишь для передвижения в мирное время. Для военных целей их пока не применяют, считая такое мероприятие опасным. Но посадка воинов, изображенных на рельефах VII века до н. э., близка к идеальной: всадник сидит в достаточно свободной, раскрепощенной позе, которая в то же время выражает мощь и гордость.

    Наскальные изображения всадников

    По крайней мере до V в. до н. э. колесницы по-прежнему оставались мощным оружием, а у бриттов — до I века до н. э. Когда Юлий Цезарь высадился в Англии, его встретило войско, в котором были колесницы с острыми ножами на колесах.

    Успешные походы скифов нанесли первое крупное поражение колесницам, после которого они вскоре исчезли с поля боя.

    У кочевников каждый человек с малых лет был прирожденным всадником. Суровые условия жизни, постоянные вооруженные стычки за скот и пастбища учили сплоченности и стойкости. Когда же была освоена стрельба из лука с коня, впервые в истории появилась новая грозная сила — конница.

    Скифы вторглись в Переднюю Азию. Они навели на ее жителей такой небывалый ужас, что сам ассирийский царь Асархаддон поспешил откупиться от скифов и даже дал согласие отдать дочь в жены скифскому царю. «Военная машина» Передней Азии оказалась бессильной перед невиданным оружием — скоростью. Скифы нападали внезапно и так же быстро отступали, заманивая врага, чтобы снова неожиданно перейти в наступление. Нападая или отступая, скифы осыпали врага тучами стрел, разрушая боевые порядки противника, сея непомерную панику и смерть.

    Знаменитый «скифский выстрел» — всадник стрелял с коня обернувшись — на многие тысячелетия вошел в боевую практику конницы.

    «Отец истории» Геродот писал о скифах: «У скифского племени одно самое значительное из всех человеческих дел устроено самым мудрым образом сравнительно со всем, что нам известно… Самое значительное их достижение состоит в том, что никто из тех, кто вторгся к ним, не может спастись бегством, а если они не пожелают, чтобы их обнаружили, захватить их невозможно: ведь они не основывают ни городов, ни укреплений, но все они, будучи конными стрелками, возят свои дома с собой, получая пропитание не от плуга, а от разведения домашнего скота; жилища у них на повозках, как же им не быть непобедимыми и недоступными для нападения?»

    Последние ассирийские цари предприняли отчаянные попытки завести собственную кавалерию. Однако сделано это было слишком поздно. Ассирийцы так и не научились ни правильно сидеть, ни управлять конем. Для того чтобы один из новоиспеченных кавалеристов мог стрелять из лука, другой держал поводья его коня. Один лук на двоих всадников, которые к тому же с трудом держались на своих лошадях. Конечно, это было большой роскошью в борьбе против подвижных соединений противника. В конце концов Ассирия была разгромлена, ее столица Ниневия, «логово львов», была взята штурмом и разграблена. В решающем штурме Ниневии принимали участие и скифы.

    Участие скифов в походах на древний Восток дал мощный импульс развитию военного дела скифов в целом, и прежде всего их оружия — средств личной защиты воина и защиты боевого коня. На Востоке скифы познакомились с оригинальной системой изготовления панцирей. Кожаная основа панцирей покрывалась набором из металлических (обычно железных) пластин сравнительно небольших размеров, которые образовывали покрытие наподобие рыбьей чешуи. Крепились пластины на основе и между собой при помощи кожаных шнурков или жил. Хорошо продуманная система набора позволяла располагать в любой точке набора пластины, лежащие в 2–3 слоя. Панцирь подобного рода был удобен, он не стеснял движения воина, позволяя ему управлять конем, стрелять из лука, сражаться мечом, копьем, боевым топором. Обычно металлическим набором покрывалась часть доспеха, защищавшая грудь и живот воина. По мере того как все больше начал распространяться ближний бой, в котором всадники рубились длинными всадническими мечами, основной удар которых обычно приходился на плечи, возникла необходимость дополнительного усиления их защиты. Наряду с панцирями в виде рубах с короткими и длинными рукавами стали применять доспехи с оплечьями. Здесь пластины лежали в 3–4 слоя.

    Ноги всадника защищали наборные наголенники, набедренники, штаны из кожи, покрытые железным набором спереди и на боках. Набор на задней части штанов отсутствовал — он делал невозможным езду на коне.

    Защиту имел и боевой конь. Для защиты головы коня использовали бронзовые литые, позднее кованые налобные пластины. Есть основания предполагать, что для защиты корпуса боевого коня изготовляли нагрудники и попоны из толстой кожи, частично усиленные металлическим панцирным набором.

    Общий вес всего набора вооружения достигал 25 кг.

    По сообщениям древних авторов, скифы были лучшими стрелками из лука в античное время. Они одинаково хорошо стреляли двумя руками. Наконечники скифских стрел обладали большой убойной силой. Сохранилась надпись на камне о выстреле из скифского лука на расстояние, превышающее 520 м.

    В Книге рекордов Гиннесса за 1988 год зарегистрирован рекорд на дальность полета стрелы из ручного лука на 1126,2 м, установленный в 1978 году. Почти 25 веков понадобилось для того, чтобы вдвое увеличить дальность рекордного выстрела Анаксагора, сына Димагора. Так звали человека, чей рекорд был записан на каменной стеле из Ольвии.

    Обычно каждый скиф был воином. Воинами были и скифские женщины. В войне с персами принимало участие все население Скифии, способное сражаться. На протяжении всей истории скифов конница играла главную роль, численно и качественно преобладая над пехотой. На финальном этапе скифской истории в одной из битв соотношение скифской пехоты и конницы составляло 2:1. Подобного не знала военная история Древнего мира. В армии Александра Македонского, у которого конница получила самое большое развитие в античном мире, соотношение пехоты и конницы в основном было 6:1.

    Изображение воина-сармата и защищенного доспехами коня на колонне Траяна в Риме, ок. 115 г. н. э.

    В Скифии впервые в степях появляется тяжеловооруженная конница. Термин «катафрактарий» — тяжеловооруженный воин, — который в древности обычно применялся по отношению к коннице парфян и сарматов, в гораздо большей мере подходит к скифам. Скифская конница полностью обладала всеми признаками, присущими катафрактариям, — защитный доспех у воина и коня, наличие длинных копий и длинных рубящих мечей, использование определенного боевого порядка, прежде всего сомкнутого строя.

    Конница быстро распространялась по всему цивилизованному Старому Свету, за исключением самых отдаленных уголков. На Дальнем Востоке китайцы, потерпев несколько сокрушительных поражений от хунну, срочно ввели кавалерию в состав своего войска и любой ценой старались раздобыть выносливых, породистых лошадей.

    У персов, создавших империю, которая простиралась от Египта до Индии, конница стала основным родом войск.

    Появляются первые теоретики конного дела, труды некоторых из них представляют интерес и для нашего времени.

    У древнегреческого писателя Ксенофонта (род. 430–425, ум. после 355 г. до н. э.) среди множества произведений на различные темы есть два трактата о конном деле и руководстве кавалерией. Большой интерес к подготовке кавалеристов диктовался военными условиями. Ведь от умения, ловкости, силы, маневренности конницы часто зависел исход битвы. Ездили эллины на низких лошадях с широкой «мягкой» спиной и густой шерстью. Страстный поклонник и знаток лошадей, Ксенофонт сам имел большой опыт всадника, который смог осмыслить и передать своим ученикам. Кстати, его трактаты не устарели до сего дня. Ксенофонт пишет: «Как танцор, которого заставляют танцевать под палками и бичами, не может быть красивым, так и лошадь, обучаемая таким методом, не может выглядеть красиво… Если ты обучил коня ходить на легком поводу, то он принимает гордую, естественную осанку, поднимает высоко свой затылок, его шаги становятся выше, хвост он держит высоко. Таким образом он показывает свою красоту, и от такого величественного, горячего и привлекающего внимание поведения коня видно, что верховая езда для него удовольствие…»

    Приемы выездки держались в глубоком секрете. Ведь мог приключиться казус, о котором рассказал Аристотель. По его словам, сибариты выучили своих лошадей танцевать под звуки флейты, и это погубило их: «Враги их, кротонцы, воспользовались этим на войне. Когда сибариты хотели перейти в наступление, кротонцы заиграли на флейтах, и привычные к этим звукам лошади начали танцевать на месте, вместо того чтобы идти в атаку».

    Быстрыми шагами шло усовершенствование военного снаряжения для конницы. Например, в элитной персидской коннице как сами воины, так и кони имели защитные доспехи.

    Греческие преемники Александра Македонского на Востоке энергично развивали собственную защищенную доспехами тяжелую кавалерию, и в 189 году до нашей эры царь сирийский Антиох III имел в своем распоряжении 3000 лошадей с железными нагрудными пластинами.

    Римляне заимствовали данную идею гораздо позже. В III веке нашей эры их тяжелая кавалерия, ударная сила армии, была полностью оснащена панцирями.

    Одна из башен римского форта Дура-Европос (на территории современной Сирии) рухнула во время персидской осады примерно в 250 году нашей эры, похоронив под завалом множество военного снаряжения, хранившегося внутри, включая два чешуйчатых панциря для лошадей из сплава железа и меди, которые защищали животных от стрел.

    Конница совершенствовалась, и горе было той стране, которая не участвовала в данном процессе.

    Реконструкция защитной маски для головы лошади из римского форта Виндоланд, расположенного неподалеку от Стены Адриана, Северная Британия, ок. 100 г. н. э.

    …В 53 году до нашей эры в столице Армении Арташате парфянский властитель Ород пышно праздновал свадьбу своего сына с дочерью армянского царя. Во время празднеств, когда во дворце смотрели трагедию Еврипида «Вакханки», на сцене появилась предводительница вакханок с ликующей песней: «Мы несем домой из далеких гор славную добычу — кровавую дичь». «Кровавой дичью» оказалась голова римского полководца и государственного деятеля Красса, брошенная к ногам царей.

    Зная мощь римской пехоты, бывшие кочевники, парфяне, быстро усовершенствовали новую ударную силу — тяжелую кавалерию, как мы уже говорили, получившую название катафрактарии. Эти войска действовали в тесно сомкнутом строю во взаимодействии с легкой конницей. Катафрактарии врезались в боевые порядки противника, длинными пиками опрокидывали его строй и, не спешиваясь, рубя с коня длинными мечами, довершали бой.

    В битве при Каррах, начиная сражение с парфянами, Красс явно недооценил катафрактариев.

    Поначалу парфяне отступали. Потом Сурена, полководец царя Орода, дал битву. Легковооруженная конница, охватив полукругом римское каре, начала методично расстреливать его из луков. Римляне начали атаку, и легкая конница подалась назад. Но в этот момент римляне увидели перед собой сомкнутый строй тяжелой кавалерии. Люди, кони были закованы с ног до головы в блестящие на ярком солнце доспехи. Поражение римских легионов было сокрушительным. Голова погибшего в этой битве Красса стала кровавым символом поражения.

    На дунайской границе Римской империи сарматские катафрактарии тоже стали одерживать победы над римскими железными легионами. Великий римский историк Тацит вынужден был с горечью сказать про сарматов, что «вряд ли какой строй может противиться им, когда они действуют конными отрядами».

    Так тяжелая конница начала преобладать над тяжелой пехотой.

    После Великого переселения народов в период раннего Средневековья развитие военного дела в Евразии пошло различными путями.

    На бескрайних степных просторах особенно важны были скорость и маневренность. Кочевники постепенно создавали новый вид конницы — что-то среднее между тяжелой и легкой кавалерией предшествующего времени. Они значительно усовершенствовали ее снаряжение, внедрили стремена и жесткие седла, которые позволили всаднику еще лучше управлять лошадью, увереннее чувствовать себя в ближней схватке с врагом. Панцирь стал легче и постепенно заменился кольчугой, сабля сменила меч.

    В Западной Европе, где преобладала пересеченная местность, нападения норманнов, аваров, арабов и мадьяров побуждали к специализации конницы, которая становилась все более тяжеловооруженной.

    В начале VIII века в коннице стало использоваться стремя, давно распространенное среди кочевников; закованный в доспехи всадник утвердился на закованном в доспехи коне. Один современный историк метко заметил: «Античность выдумала кентавра, раннее Средневековье сделало его господином Европы». Появился рыцарь — воин нового типа, отдаленный потомок древних катафрактариев, однако более специализированный и потому многие века казавшийся непобедимым.

    Необычайно много лошадь значила в мирной и военной жизни монголов.

    «Исстари, — пишет русский историк С. М. Соловьев, — китайские летописцы в степях на северо-запад от страны своей обозначали два народа под именем монкулов и тата…»

    Жили они не в городах и не в селах, а в юртах, построенных «из хворосту и тонких жердей, покрытых войлоком». У них было столько разного скота — коров, овец, коз, верблюдов и особенно лошадей, — сколько нет во всем остальном мире». И далее: «Нет ни одного народа в мире, который бы отличался таким послушанием и уважением к начальникам своим, как татары».

    В первые десятилетия XIII века среди таких «начальников», называемых ханами, один, по имени Темучин, назвавший себя позже Чингис-ханом («Океан-хан»), после жестокой борьбы подчинил своей власти всех других ханов: «Орда присоединилась к орде…» И вот двинулись монголы в наступление на цветущие страны к востоку, западу и югу от своих исконных кочевий. Завоевали Китай (даже в Японию намеревались через море переправиться, но шторм погубил их флот), покорили княжества и царства Средней Азии.

    Два полководца Чингис-хана — Джебе и Субут — вторглись в Северную Индию. Оттуда в 1224 году двинулись на восток, севером Ирана дошли до Кавказа, громя на своем пути все, вышли в низовья Дуная и Дона. «Форсировали» его и вдоль берегов Азовского моря добрались до Крыма. Потом снова вышли в южнорусские, точнее половецкие, степи, пересекли Днепр, вышли к Днестру и возвратились обратно к Чингис-хану.

    Это был самый дальний и быстрый военный конный рейд, который знает история. Тридцать тысяч всадников (с вдвое-втрое большим числом лошадей, всего коней в этом войске было 100 000) за два года с боями прошли около 10 тысяч километров (за сутки до 150 километров!).

    Это были те «окаянные татары сыроядцы», с которыми впервые сразились русские на реке Калке.

    После разгрома половцев в Кипчаке (между Уралом и Днепром) татары отправили послов к русским князьям, которые, узнав о новых врагах, явившихся с Востока, съехались на совет в Киев. Послы сказали: «Слышали мы, что вы идете против нас, послушавшись половцев, а мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сел, на вас не приходили; пришли мы попущением божьим на холопей своих и конюхов, на поганых половцев…»

    Русские послов татарских умертвили и после долгих споров решили двинуться в поход на татар.

    Во главе войск были три старших князя, три Мстислава — киевский, черниговский и галицкий, каждый со своим войском. Были с ними и младшие князья — сыновья и племянники.

    Перешли Днепр, обратили в бегство «караулы» — разъезды татарские и восемь дней шли степью до речки Калки (приток Дона), переправились через него. Битва началась 16 июня 1223 года. Из-за несогласованных действий русских князей, из-за бегства союзников их, половцев, которые смяли ряды войск, «русские потерпели повсюду совершенное поражение, какого, по словам летописца, не бывало от начала Русской земли».

    Татары, дошедшие до Новгорода Святополчского, возвратились назад к востоку. Больше татары не появлялись на русской земле.

    Их «основная сила» явилась в 1238 году. Пришел хан Батый во главе трехсоттысячного войска. Обессиленные в боях с русскими войсками татары не решились нападать на Западную Европу. Сама же Русь оказалась надолго обреченной жить под татарским игом.

    В чем причина невероятных успехов конного войска татар? (Пешими у татар сражались только союзники.)

    Мечевая рубка конников.
    Миниатюра эпохи Морского царства

    Прежде всего — это железная дисциплина и необычная тактика.

    По закону Чингис-хана, исполняемому неукоснительно, беглецов с поля боя казнили без жалости и снисхождения, «если из десятка один или несколько храбро бились, а остальные не следовали их примеру, то последние умерщвлялись, если из десятка один или несколько были взяты в плен, а товарищи их не освободили, то последние также умерщвлялись», — пишет русский историк С. М. Соловьев.

    Тактика татар была сравнительно простой, но эффективной: эшелонированное построение центра и широкий обхват на флангах. Впереди едут небольшие отряды — «караулы». Это разведка и дозорное охранение. Сразу в рукопашную схватку татары не вступали. Если первый эшелон всадников, осыпав врага стрелами, не смог его опрокинуть, то татары пускались в ложное бегство. Враги устремлялись в погоню, расстраивали ряды своих войск. В суматохе преследования внезапно натыкались на второй, за ним третий эшелон центра, более усиленные, нежели первый (даже чучелами на лошадях, чтобы казалось больше воинов).

    Этим двум эшелонам ложное бегство было строго запрещено. Сильные отряды флангового обхвата замыкали кольцо окружения. Они были заранее посланы «направо и налево в дальнем расстоянии».

    Главное их оружие — лук, стрелы из которого били с такой силой, что «против них не было защиты». Когда изранят стрелами много воинов и лошадей неприятеля, только тогда татары начинали «ручные схватки».

    Вооружение у татар было простое: лук, топор (только у немногих сабли), окованные дубины-палицы и сплетенный из ивы и обтянутый толстой кожей щит. У немногих богатых — шлемы и броня (на лошадях тоже из кожи). Каждый воин обязан был возить с собой веревки, для того чтобы тащить оседланные машины.

    Главная сила татарского войска была в его сплоченности и в лошадях. Каждый воин брал с собой в поход одну, три, пять и даже больше запасных лошадей. У войска, которое шло в наступление, обозов не было, были вьюки, пожитки и разное снаряжение, упакованное в кожаные мешки. Провианта для себя и лошадей почти не брали.

    Лошади кормились тем, что росло на земле, даже зимой, копытами разрывая снег.

    Воины кормились лошадьми, забивая жеребят, раненых, ослабевших или охромевших коней, а в случае крайней необходимости, то и запасных здоровых. Но основная пища — кобылье молоко. Вскрывали и вены у лошадей, собирали кровь и пили ее, смешав с кумысом.

    В дальних походах татарские всадники по двое суток не слезали с седел, чтобы отдохнуть и поесть. Даже спали сидя и не останавливая лошадей (лишь пересаживаясь с уставшей лошади на запасную). Подвижность, маневренность такого войска по тому времени была невероятная. Одолевая за сутки по сто, даже по двести километров, татарские отряды появлялись совершенно неожиданно в самых отдаленных местах, где никакая разведка не успевала предупредить об их приближении.

    На то время в средневековой Европе ударной боевой силой являлась тяжеловооруженная конница, которую представляли рыцари. Рыцарь на всех языках — рейтер, шевалье и так далее — обозначает всадника. Не просто всадника, а в шлеме, панцире, со щитом, копьем и щитом. Все это снаряжение стоило довольно дорого. Комплект вооружения вместе с конем стоил 45 коров. Основным рыцарским оружием было длинное прочное копье, а главным боевым приемом — прямой удар этим копьем, наносимый на всем скаку. Задача конных копейщиков — прорвать и разметать плотный строй или тесно сплоченную массу неприятеля.

    Атака группы конных панцирных копьеносцев пробивала во фронте противника бреши. Обычно в таких схватках принимали участие самые опытные, самые сильные бойцы на больших тяжелых конях.

    Основное подразделение рыцарского войска называлось «копье». Его составляли сам рыцарь, его конный оруженосец и несколько конных и пеших вспомогательных воинов. «Копье» имело обоз с припасами, кухню. На маршах и стоянках бойцы держались по своим «копьям». В боевом построении тяжеловооруженные всадники-рыцари обычно составляли первую линию. Иногда они окружали пехоту и легковооруженных конников наружным оцеплением. Для прорыва вражеского построения рыцари могли выстраиваться тесной колонной или строем клина. После удачной атаки такого рыцарского «тарана» сражение обычно превращалось в неуправляемую кровавую резню. Общий строй распадался, каждый рыцарь выбирал себе достойного противника. Победа доставалась полководцу, который умел сохранить в своем распоряжении организованный резерв.

    Первой пробой сил этого нового вида войск стала битва при Пуатье, на юге Франции. Здесь 25 октября 732 года рыцари Карла Мартелла, основателя династии Каролингов, деда Карла Великого, разгромили войска арабов, которые вслед за Испанией сделали попытку завоевать и Францию. Исход этой битвы решила атака рыцарей-копьеносцев под предводительством аквитанского герцога Эда. Удар пришелся по флангу построения арабских стрелков-наездников. Арабы бросились бежать и смяли строй собственной тяжеловооруженной конницы. Началась резня и свалка, охватившая и лагерь мусульман. В свалке погибло большое количество мусульман, в том числе эмир Кордовы Абдурахман ибн Абдаллах, возглавлявший этот поход.

    В более поздний период главным наступательным оружием рыцарей оставалось длиннейшее копье с приспособлениями для защиты руки. Кроме того, рыцарь имел меч, кинжал, иногда булаву. Главным метательным оружием были арбалеты.

    Рыцарские доспехи представляли собой своеобразную стальную оболочку, жесткий скафандр, скрывающий полностью бойца — от макушки до пят. Уже с XIV века оружейники внедрили новое технологическое достижение — подвижное шарнирное соединение. Особенно широко им пользовались итальянские оружейники, недаром понятие «миланский панцирь» стал символом высочайшего совершенства доспеха, как ранее «дамасская кольчуга».

    Высшим образцом рыцарского доспеха является так называемый «максимилиановский доспех». Он назван по имени Максимилиана Габсбурга, императора Священной Римской империи в конце XV — начале XVI века.

    Максимилиановский доспех — это сложное изделие. Количество составных частей в некоторых образцах доходит до 200. Вместе с элементами крепления и соединения — до 1000! Общий вес данного «чуда техники» более 30 кг. Основой конструкции служило наплечное покрытие — «бармица». К ней на винтах, задвижках и шарнирах крепились нагрудник-кираса, «бронеспинка», наборные пластинчатые рукава. К этим деталям крепились набрюшник, латная юбка, крестцовое покрытие, прикрытие бедер, поножи. В комплект входили латные рукавицы, стальные башмаки с длинными носами. Локти и колени защищались специальными сложными шарнирными конструкциями.

    Император Максимилиан на лошади

    Это диктовалось тем, что налокотники и наколенники должны были надежно защищать главные суставы тела даже от тупых ударов и в то же время не мешать рыцарю свободно двигать руками и ногами. Венчался доспех шлемом, который крепился к оплечью через горловое прикрытие. Это был своеобразный широкий металлический ошейник с кольцевым пазом внутри. По этому пазу при вращении головы могло скользить специально подогнанное основание шлема.

    Главной особенностью, «изюминкой» максимилиановского доспеха была его поверхность. Она сплошь была покрыта бороздами, словно поверхность масла, по которой провели пилообразным ножом. Борозды были направлены так, чтобы вражеское копье соскальзывало по ним в сторону от шарнирных сочленений. Таким образом исключалась возможность нарушения целости доспеха в самых слабых местах. В середине XV века появилось первое ручное огнестрельное оружие — аркебуза, в России прозванная «пищалью». Началось противостояние брони и пороха.

    Рыцарь стреляет из аркебузы

    Усовершенствование аркебузы стало началом создания новых конных подразделений: воинов-жандармов.

    Жандарм XV–XVI веков — это не полицейский, а тяжеловооруженный воин отборных кавалерийских частей бургундской и французской армий. Жандарм восседал на крупной лошади, был снаряжен в полный панцирный доспех с глухим шлемом-бургиньоном. Из наступательного оружия у него было длинное тяжелое копье, тяжелый изогнутый меч — эспадрон, кинжал, иногда чекан. Хотя жандармы напоминают рыцарей, но это уже другие войска. Это солдаты, которые находятся на королевской службе, сведенные в роты, эскадроны, хоругви и прочие части подразделения. Все их вооружение, снаряжение принадлежит королю. У них и другое, не рыцарское, поведение в сражении. Никакой самостоятельности, а полная дисциплинарная управляемость и беспрекословное подчинение командиру.

    Усовершенствование кавалерийского аркебуза привело к появлению нового рода войск — рейтар. Это кавалеристы, основным оружием которых были пистолеты, а боевым приемом «караколе» (улитка). Рейтарский отряд на полном скаку приближался к врагу на расстояние, «с которого виден цвет глаз», как говорилось в полевом уставе шведского короля Густава II Адольфа. С такого расстояния рейтары поочередно стреляли из пистолетов. Каждый здесь же заворачивал коня прочь. Основное неписаное правило гласило, что рейтар «за плату атакует единожды, за Родину дважды, за истинную веру трижды».

    Состязание между пулей и броней продолжалось до появления мушкетов.

    Главное отличие мушкета состояло в качестве металла ствола и способа его изготовления. Стволы аркебуз изготовлялись из кованого железа, лист которого сваривался в трубу, или отливались из бронзы. В испанском городе Велетта оружейник Москетта первым начал изготовлять оружейные стволы, навивая стальной лист на железный стержень, многократно проковывая заготовку. Слои стали прочно сваривались между собой. Выкованный подобным способом ствол не имел сварного шва и был одинаково прочен по всей поверхности. Стволы Москетта выдерживали вдвое больший заряд пороха, нежели аркебузы. На одном из испытаний такого ствола был произведен выстрел свинцовой пулей весом в 28 граммов при заряде пороха 11 граммов. Пуля пробила 11 сложенных вместе железных кирас, а на двенадцатой оставила вмятину! Судьба латной кавалерии была предрешена.

    Под стенами города Павии 24 февраля 1525 года сошлись войска французского короля Франциска I и императора Священной Римской империи Карла V. Силы армий были относительно равны, но исход битвы решили действия испанской пехоты, на вооружении которой было около трех тысяч мушкетов. Огонь мушкетов рассеял и частично уничтожил атакующих жандармов — тяжелую кавалерию французов, закованную в сплошные панцири.

    После этого сражения господству панцирной кавалерии пришел конец.

    Развитие огнестрельного оружия требовало новой кавалерии. Много внимания было уделено выведению новых и усовершенствованию уже известных пород лошадей. Путем различного рода селекций из арабских скакунов была выведена знаменитая порода липицанер.

    «Он весь — и воздух и огонь…» — говорили об арабском скакуне. У арабских скакунов часто имелось второе, тайное имя, которое было известно только всаднику и его скакуну. Были и особые, лишь им известные знаки. Раненый воин, выкрикивая лошади тайное ее имя, делал жест, выражающий его волю, например клал ладонь возле правого уха коня, и в решающий момент лошадь-боец превращалась в ветер жизни. В необычайном порыве, разрывающем сердце и легкие, она уносила всадника с поля битвы или сражалась, защищая хозяина, до гибели обоих.

    О таких лошадях писали, что они достойны могущественных царей, прекрасные с виду, мягко выступающие под всадником, легко повинующиеся удилам. Вместе с арабскими завоевателями скакуны попали на Иберийский полуостров и остались там после изгнания мавров в XV веке. «Золотые кони», не смешивающиеся с другими, — наследие семи веков арабского владычества в Испании. Однако история сделала еще один виток, и золотое наследие Востока стало оружием Запада.

    В 1580 году австрийский герцог Карл Габсбург, изнуренный сражением с османскими войсками, обратил внимание на необычных лошадей в испанских землях. Они отличались от прочих своей расцветкой: белой шерстью (точнее, светло-серой, чисто-белых лошадей не бывает) с серебристым отливом. Они прославились своей статью: крупной и невысокой шеей, сильно развитым крупом и мощными задними ногами с сухими, притягивающими взгляд, по-женски изящными бабками, небольшой головой с чуткими, нежными ушами. В их трогательных глазах можно было прочитать непомерную гамму чувств и мыслей. Это делало общение с такими животными легким и умиротворяющим.

    Из Испании в нынешнюю Словению, на климатически суровое плато Крас, были привезены шесть жеребцов, которые дали начало новой породе. Конный завод расположился в местечке Липице, отсюда и название породы — липицанеры. Их отличает чрезвычайная выносливость, резвость и исключительная сообразительность. Дрессировать их нелегко, но липицанеры всегда хотели и умели учиться вместе с человеком, понимающим его, искренним другом.

    Липицанеры стали грозной силой против османского войска. В бою они могли проделывать то, чему никогда не удавалось обучить лошадей других пород. Липицанер мог, имея в седле всадника, встать на задние ноги, сделать несколько шагов и резко свернуть в сторону. Подняться на дыбы и, опираясь только на задние ноги, перепрыгнуть через препятствие.

    Ударом передней ноги вставший на дыбы липицанер раскалывал череп вражеского воина, пробивал стальную кирасу, ломая ребра. Липицанер ни на шаг не отходил от своего поверженного друга-всадника, выбитого из седла. Зубами и копытами отгонял от раненого врагов и мародеров, пока хозяин не приходил в себя или не подоспевала помощь соратников, которых липицанер знал. Распознавать хозяина, его друзей липицанер умел по запаху пота и… по вкусу крови.

    Особенно полюбились липицанеры новому виду кавалерии — гусарам.

    В 1458 году венгерский король Матвей Корвин приказал для защиты от турок создать новое особое ополчение: от двадцати дворян выставлялся один конный дворянин и при нем определенное количество вооруженных людей. Это ополчение называлось «хусар», от тогдашнего жалованья военным конникам — 20 yap.

    Венгерский князь Стефан Баторий, когда стал в XVI веке польским королем, привел с собой гусар на новую родину. Здесь гусары прочно обосновались на все последующие века, стали модной и почетной кавалерией. В них служили преимущественно богатые люди. Польские гусары относились в то время к тяжелой кавалерии. Они были закованы в латы и имели странную декоративную деталь: на спине крепились большие, до 150 см в высоту, крылья из гусиных перьев. Однако если разобраться, то перья были не для красоты. Они визуально увеличивали фигуры воинов и устрашали противника. Когда кони польских гусар неслись на врага, эти своеобразные доспехи сильно гудели, даже заглушая топот копыт. Гусар еще не было видно, но уже слышался густой рев. Этот пугающий звук действовал на противника однозначно: враг спасался бегством от «пернатых гусар».

    Польский гусар

    В России гусары появились в 1723 году, когда Петр I, организовывая регулярную армию, приказал из сербов, эмигрантов из Австрии сформировать гусарские полки. Вскоре гусар стали набирать только из русских дворян. В России эти войска просуществовали до начала XX века.

    Традиционная форма гусар: куртка-доломан со стоячим воротником и шнурами. К ней пристегивался ментик — короткая куртка, обшитая мехом, которая обычно накидывалась на плечи. На ней в несколько рядом нашиты пуговицы или кивер, чакчири — рейтузы, расшитые шнурами, и короткие сапоги. Вооружение гусар — сабля, карабин и пистолеты (у офицеров).

    Русский гусар

    Уланы — еще одни представители легкой кавалерии. «Улан» — по-татарски «оглан» («юноша»). Так называли членов ханской семьи по младшей линии, лишенных возможности занять престол. В Польше на военной службе было много огланов. Одежда вначале у них была татарская. Позже от нее осталась только одна деталь— квадратный верх шапки. Ментик отсутствовал, их мундир — с высокими погонами, на рукаве — желтая шнуровка, а от плеча книзу наискосок шла широкая белая лента.

    Уланы всегда вступали в бой с пиками. В бой брали также саблю. В России уланы были на службе с 1803 года.

    В XVI веке во Франции впервые, как особое подразделение, появились драгуны. «Ездящая пехота», так называл драгун известный историк военного искусства Ганс Дельбрюк. Драгун мог сражаться верхом на коне и в пешем строю. У первых французских драгун были знамена с изображением драконов. Посему их стали прозывать драгунами. Вооружены драгуны были по-разному. Например, шведы, поляки и венгры сражались палашами (палаш — холодное орудие с прямым, в отличие от сабельного, клинком длиной от 80 до 140 см).

    Головной убор драгуна представлял собой металлическую каску с подбородочным ремнем, к которой крепился конский хвост. Железная каска предохраняла от ударов саблей. Если удар приходился по конскому хвосту, то сабля соскальзывала вниз. Конский хвост на каске защищал шею, голову и часть спины от смертельных ударов.

    В России как особый род войск драгуны появились в 1631 году. Поначалу их форма копировала западноевропейские образцы, а затем, при Петре I, появилась своеобразная форма русских драгун.

    Воины тяжелой кавалерии — кирасиры были одеты в железные каски с конским хвостом и кирасы (отсюда и название данного рода войск). Кирасы представляли собой две металлические пластины по форме спины и передней части корпуса. По бокам и на плечах кирасы пластины скреплялись ремнями и пряжками. В зимнее время поверх кирасы надевали шинели. Вооружение самих кирасир — палаш, карабин, пистолет.

    Кавалергарды (от французского cavalier — всадник и garde — охрана) — наиболее привилегированный полк в тяжелой гвардейской кавалерии. В таком полку служили исключительно представители знати и дворяне из окружения царя. В торжественных случаях кавалергарды составляли почетную охрану императора и его семьи.

    В составе русской гвардии этот вид кавалерии существовал с 1799 года. Формировался он из крупных, рослых, с безупречной статью и горделивой осанкой лошадей. Кавалергард был одет в кирасу и металлическую каску с украшением в виде орла. Кавалергард должен был быть ростом не менее 186 см.

    В кавалергардских полках служба была нелегкой. Солдатам приходилось размахивать громадным палашом, будучи закованными в жесткие кирасы весом в 20 килограммов.

    В знаменитом романе Александра Дюма «Виконт де Бражелон» («Десять лет спустя»), посвященном подвигам известной четверки мушкетеров, рассказывается о том, как под натиском солдат Д'Артаньяна пал Маастрихт — оплот голландцев в их войнах 1672–1678 гг. с Францией. Решающий удар по цитадели нанесли регулярные роты гренадер, которые были созданы по личному указанию короля Людовика XIV. Эти прародители современного спецназа появились гораздо раньше.

    В годы Тридцатилетней войны в различных армиях при обороне и осаде крепостей из обычных полков набирали крепких, рослых солдат, которых обучали метанию гранат. Этих воинов называли гренадерами, то есть «метающими гренаду» (гранату). По окончании сражения гренадеры возвращались в свои мушкетерские или кавалерийские полки. Больших различий в обмундировании гренадер не существовало. Только на правом боку, в патронной сумке, лежала пара круглых гранат. Правую сторону широкополой шляпы заворачивали кверху, чтобы не мешала при метании.

    Гренадеры же «короля-солнца» (пешие и конные) представляли собой привилегированные подразделения. Выражении они шли первыми, забрасывая неприятеля гранатами. На параде гренадеры маршировали в первых рядах, красуясь выправкой и отличиями своей униформы. Вначале XVIII века французский конногренадер щеголял в темно-синем кафтане — жюстокоре с красным подбоем, обшлагами и отделкой, красными камзолом — вестой, штанами — кюлотами, ботфортами. Головной убор представлял собой подобие польско-венгерской меховой (медвежьей) шапки с небольшим алым шлыком, символизировавшим звериную силу и отвагу.

    В российской армии гренадерские роты появились при Петре I, сначала в гвардейских, а потом и в армейских полках во время Северной войны. Они играли своего рода роль ударных спецподразделений. Большое умение, сила и сноровка требовались для метания тяжелой (около 1 кг) гранаты. Малейшая оплошность или замешательство могли стоить жизни.

    Конный гренадер. Старинный русский лубок

    Гренадеры упражнялись в езде верхом: ведь близкие разрывы гранат, пальба над самым ухом могли испугать лошадей. Строевые жеребцы проходили постоянный тренаж в условиях, приближенных к боевым, — взрывы, выстрелы, встречная сшибка.

    На всевозможных экзерцициях под началом опытных рубак оттачивались приемы ведения боя. Здесь были атаки различными аллюрами, умение одновременно на полном скаку бросать правой рукой гранату и стрелять с левой, бросать левой гранату, когда в правой — палаш, ведение рукопашной в пешем строю, владение штыком и т. д. Часто конногренадеры вооружались ручными мортирами — прообразами нынешнего гранатомета. Отдача при выстрелах из них была так велика, что рослых вояк иногда выбрасывало из седла. Для упора использовали гренадерскую сумку, подтянутую к луке седла. Мортирки, заряженные не только гранатами, но и картечью, гремели в ближнем бою, приводя врага в панику и бегство.

    Гренадер носил гранатную суму на правом боку, на кожаной перевязи которой или на панталере (специальной драгунской портупее) крепилась металлическая трубка с фитилем. У запального отверстия перед началом сражения фитиль поджигался и постоянно обдувался хозяином, чтобы не потух. Во время схватки граната подносилась запалом к огоньку, и… Дальше все зависело от силы, тренированности и ловкости воина. В пехоте чаще всего применялся «ручной» способ запаливания от левой руки. В кавалерии он не прижился из-за тряски в седле.

    Русские конногренадеры вооружались двумя гранатами, фузеей, пистолетами, упрятанными в седельные кобуры-ольстеры, а также палашом и штыком, подвешиваемыми к поясной портупее. Обмундированием они мало чем отличались от пехотных гренадер, за исключением драгунских ботфортов со шпорами, панталера и сумки-лядунки с портупеей через правое плечо. Поясная пехотная лядунка не использовалась из-за неудобства при посадке в седло.

    Приняв в 1708 году боевое крещение в битве со шведами у деревни Лесной, конногренадеры сразу доказали свою полезность.

    Солдатская амуниция конногренадера:
    1 — раскрой гренадерской шапки; 2 — кисть из гарусной (шерстяной) нити; 3 — головной убор конногренадера; 4 — седельная кобура — ольстер с «чушкой» (суконным обшлагом); 5 — драгунский панталер и перевязь с лядункой; 6 — перчатки с крагами; 7 — портупея

    Двигавшийся на помощь Карлу XII из Риги корпус генерала Левенгупта был настигнут у деревни Лесная летучим отрядом (корволантом) под командованием Петра I. После нескольких часов ожесточенной схватки шведы отошли под прикрытие вагенбурга. Для взлома временного укрепления русскими генералами были брошены в бой конногренадеры.

    Дрожала земля от слившихся воедино залпов орудий, топота копыт, криков, лязга, грома выстрелов, разрывов гранат. Десятки лошадей вместе со всадниками закувыркались в снежной грязи, натыкаясь на бревенчатые рогатки. Выброшенные из седел попадали под пули и острые клинки шведов. Те, кто уцелел от смертельного шквала картечи и свинца, шли в атаку. Все больше воинов в зеленых мундирах просачивалось сквозь укрепления вагенбурга. Пошла рукопашная, заработали палаши и шпаги…

    Кроме легкой и тяжелой кавалерии в сражениях Отечественной войны 1812 года принимали участие особые отряды казаков. Крики французов: «Казаки идут!» сеяли непомерный ужас в рядах наполеоновской армии. Начиналась дикая паника, все сразу начинали отступать.

    Казак поражает врага пикой.
    Старинный русский лубок

    Казаки — донские, уральские, кубанские — на полном скаку шли в атаку. На разномастных, но лихих конях они поджидали врага всюду: у речки, за оврагом, в лесу. Казаки под начальством командиров-атаманов вели партизанскую войну. Действия казаков внесли весомый вклад в победу России над Наполеоном.

    Казачество — особое сословие. Первое упоминание в летописях о казаках приходится на 1395 год.

    Веками слиты воедино конь и казак. Повадки, норов, все достоинства и недостатки своего боевого друга казак знал лучше, нежели собственную семью. Из столетия в столетие с большим умением совершенствовали казаки породу своих лошадей. Угоняли после лихих набегов целые табуны восточных лошадей — персидских, арабских, черкесских, турецких, хивинских. Особенно ценились знаменитые аргамаки — ахалтекинские кони.

    По Хопру, Медведице, Бузулуку, Дону до реки Донца, на Днепре лошади были поначалу небольшие, крепкие, но легкие, неутомимые. Приведенные с Востока кони придали местным лошадям большую резвость, красоту экстерьера, благородство форм. Росту тоже прибавили. Прекрасные, ладно скроенные, выносливые кавалерийские лошади — верные друзья казаков.

    Казаки улучшали своих лошадей. Одновременно шел и другой процесс — складывался особый характер самого казака, с детских лет привыкшего к тяготам военной жизни и походов.

    Изобретение пулеметов породило мысль, что ими необходимо вооружить и кавалерию. Станкач «Максим» был для этого очень тяжел, поскольку имелось в виду, что огонь надо вести прямо с седла, чтобы уравнять шансы атакующей кавалерии и пехоты, которая сидит в окопах. Такое ружье-пулемет создал датский офицер О. Мадсен. Еще в 1880 году он разработал первый образец. Пулемет работал от отдачи, по принципу тяжелого свободного затвора. Питание осуществлялось из рожкового магазина на 33 винтовочных патрона, которые вставлялись сверху. Техническая скорострельность достигала 530 выстрелов в минуту. Весил пулемет Мадсена всего около 9 килограммов. Ствол от стрельбы раскалялся, и для защиты рук стрелка на ствол надевался ажурный стальной кожух. В таком виде пулемет Мадсена запустили в производство на частной бельгийской фирме, и его приняли на вооружение в Дании, Швеции, Норвегии, России.

    Сразу после внедрения патронов бездымного пороха уменьшенного калибра под него был приспособлен пулемет Максима — тяжелая машина, которая весила более 50 килограммов. Сначала стрельба велась с уменьшенного артиллерийского лафета. Немного позже были сконструированы опоры-станки разнообразных конструкций, стационарные и подвижные. Новое оружие было названо станковым пулеметом. Перезаряжание осуществлялось за счет отдачи при выстреле. Скорость стрельбы достигала 250–333 выстрелов в минуту. Ствол охлаждался в надствольном кожухе.

    Во время войны с бурами (1899–1902) англичане поставили станковые пулеметы на рессорную конную повозку с открытым легким кузовом для парной упряжки.

    В России во время Гражданской войны известный анархист батько Нестор Махно применял так называемую «тачанку». Это была та же рессорная конная повозка, но с усиленной упряжкой: 3–4 лошади. «Тачанка» применялась как подвижная боевая площадка под станковые пулеметы.

    Совершенствование бронетехники привело к закату кавалерии как ударного рода войск.

    Люди отдали дань боевым лошадям, увековечив их в бронзе, мраморе, граните.

    Казалось, что лошадиный род никогда больше не выйдет на тропу войны. Но он вышел… благодаря ослам.

    Полковник ГРУ в отставке Олег Стариков, в 80-х годах служивший военным советником в Ираке, был свидетелем того, как благодаря советским военным методикам дрессировки животных иракские специалисты добились невероятного прогресса в работе с ослами. Специально обученные боевые ослы способны нанести значительный урон неприятелю, против которого они действуют. Выбор этого животного иракскими военными был далеко не случаен. У ослов имеется особое чутье, благодаря которому они способны проходить через минные поля, на которых подрываются лошади и коровы. Ставшее притчей во языцех ослиное упрямство — это проявление характера, необходимого, когда речь идет об особо сложных заданиях. Там, где другое животное забывает о том, чему его учили, или пугается, осел идет до конца, невзирая на усталость, жажду, раны.

    Стариков говорит, что иракские специалисты научили ослов-камикадзе творить чудеса, например подрывать конкретный объект. Из пяти стоящих рядом машин подрывали именно ту, фотографию которой им показывали. Иракцы демонстрировали советским специалистам, как осел глотает несколько кусочков упакованного в полиэтилен пластида и благодаря дрессировке или вживленным микрочипам идет именно туда, куда его посылают. Незаметное взрывное устройство приводится в действие с большого расстояния.

    Ослы-камикадзе успешно применялись в войне между Ираком и Ираном. Есть сведения, что именно при помощи осла-камикадзе был уничтожен один из лучших иранских дивизионных генералов. После его гибели Ирану уже не приходилось рассчитывать на победу в войне.

    Во время «Бури в пустыне» ослами были взорваны батарея зенитных управляемых ракет «Патриот» под Багдадом и армейский склад горюче-смазочных материалов. Американцы считали, что это совершили иракские диверсанты.

    Осел может быть не только диверсантом, но и истребителем танков или самолетов. Например, на спину животного прикрепляется переносная модель ПТУРа или даже ЗУРа, и он направляется к цели.

    Чтобы животное не испугалось грохота, у него заранее удаляют барабанные перепонки. И если радиоуправляемая ракета будет стартовать со спины осла, то животное не испугается грохота. Ослы могут выступать и в роли разведчиков, работающих в глубоком тылу. Животное заставляют проглотить специальное устройство типа зонда и засылают в расположение вражеских войск. Сверхчувствительное устройство улавливает звуки в радиусе около трех километров, а база считывает с него информацию. Осел может беспрепятственно подойти к месту скопления техники или к штабу и «подслушать» разговоры солдат и офицеров. Кого насторожит ишак, мирно жующий колючку?

    Вот так «ослы» на двух ногах, обладающие к тому же способностью говорить, упорно продолжают истреблять друг друга, вовлекая в эту бойню ни в чем не повинных мирных бессловесных животных. На чью же голову следует возложить венец царя природы — на голову человека или осла?

    Косолапые штурмовики

    Издревле у многих народов медведь почитался священным животным. В их представлении он был царем леса. Наши далекие предки обращались к нему с молитвами и заговорами, прося дать удачу в охоте, «помиловать» домашний скот, «поберечь» его от диких хищников.

    Главным «медвежьим» праздником был Велесов день (поначалу бог Велес считался покровителем охотников), который дошел до христианских времен и отмечался на святках. Был такой святочный обычай: по домам ходила толпа ряженых в масках животных, среди них выделялась обрядовая фигура — мужик в вывороченном мехом наружу тулупе, изображавший то ли медведя, то ли самого бога Велеса. Предпочтительнее считалось, чтобы ряженых возглавлял вожак с настоящим медведем. Мишку, как и остальных гостей, хозяева щедро угощали, веря, что его появление в доме принесет благополучие и достаток. Существовал своеобразный способ гадания, к которому прибегали беременные женщины. Они подносили медведю угощение и по его громкому рычанию или по глухому, довольному урчанию судили: мальчик родится или девочка.

    На языческих капищах Велеса некоторые племена держали священных медведей для праздничных ритуалов и гаданий. Порой к помощи медведя прибегали в сложных, критических ситуациях, используя его как боевое животное. Известно предание о том, как изображение медведя попало на герб города Ярославля. В начале XI века князь Ярослав Мудрый со своими дружинниками пришел в языческое поселение Медвежий Угол, где находилось святилище Beлеса, очень почитавшееся в этих краях. Когда княжеские воины начали штурм поселения, жрецы выпустили на них священного медведя. Князь отважно вступил в единоборство с Велесовым мохнатым воителем и поразил его ударом тяжелого боевого топора. Подавленные подобным исходом «божьего суда», язычники сдались, признав над собой власть князя Ярослава. Святилище было уничтожено, а на его месте Ярослав приказал заложить город, названный по его имени — Ярославлем.

    Иван Грозный, склонный к изощренному, «черному» юмору, по-своему обыграл данную ситуацию, также сделав орудием «божьего суда» медведей. Английский посланник Д. Горсей рассказывал, как царь Иван расправился в Александровой слободе с оппозиционно настроенным духовенством. Когда туда доставили опальных священников и монахов, «царь приказал привести больших медведей, диких, свирепых и голодных». Каждому из опальников дали копье, и поединок с медведем должен был решить, праведен ли опальник перед Богом и людьми.

    В христианской литературе есть немало сюжетов, когда свирепые звери смирялись перед людьми, обладающими духовной чистотой и истинно христианским благочестием. Преподобный Сергий Радонежский во время уединенной жизни в лесу подружился с медведем и делился с ним последним куском хлеба. Однако в Александровской слободе чуда не произошло. Конечно, каждому осужденному царь дал возможность защищаться. Тяжелое боевое копье было более надежным оружием, нежели простая деревянная рогатина, с которой хаживали деревенские мужики на медведей. Однако охваченные непомерным страхом и не привычные владеть оружием монахи становились легкой добычей медведей, которые были раздражены криками опричников, лаем собак и запахом первой пролившейся крови…

    Бои с медведями при княжьих, а потом и царских дворах с древних времен являлись молодецкой забавой. В ней «охочие люди» показывали свою удаль, чтобы заслужить благосклонное внимание властителя. Путешественник Э. Герберштейн, побывавший в России в начале XVI века, в своих «Записках о Московии» рассказывал: «В некоем весьма просторном, нарочно для того построенном доме держат и откармливают медведей; в этом доме государь, взяв с собою послов, устраивает игры. У него есть несколько людей самого низкого звания, которые по приказу государя и на его глазах приступают с деревянными вилами к медведям и дразнят их, вызывая на бой. Наконец они схватываются, и если рассвирепевший зверь в ярости ранит их, то они бегут к государю с криком: «Господин, вот мы ранены!» На это государь отвечает: «Идите, я окажу вам милость». Затем он велит лечить их, а сверх того выдать им платья и несколько мер зерна». Победителям давались щедрые награды. «Гладиаторские бои» с медведями, приводившие в трепет иностранцев, для русских простолюдинов являлись хотя и очень рискованным, но сравнительно доходным занятием.

    На Руси были целые семейные династии «охотников-поединщиков», в которых секреты медвежьего боя передавались от отца к сыну. При царе Михаиле Романове псарь Кондратий Корчмин более десяти лет потешал государя, выходя на поединки с дикими зверями. Такая потеха не всегда обходилась для Корчмина благополучно. Однажды «на потехе его медведь измял и платье на нем ободрал», в другой раз — «изъел руку». Бывало, что померяться силушкой молодецкой с лесным хозяином выходили и представители дворцовой знати. В Москве на Масленице в 1628 году с медведем бился князь Иван Гундоров. За свое искусство он от царя получил в награду «девять аршин камки лазоревой».

    Любимым развлечением была «травля» медведей бойцовыми собаками. Голландец Я. Стрейс, посетивший Россию во времена царя Алексея Михайловича, рассказывал, как получил приглашение зимой в загородный царский дворец полюбоваться таким зрелищем. «Диких зверей привезли в прочных клетках на санях». Медведей и волков стравливали с собаками. Стрейс был поражен той хладнокровной деловитостью, с которой царские псари руководили разъяренными животными. «Среди зверей находились московиты, направляли их, отводили тех, кто долго грызся, обратно в клетку. И свирепые звери, только что ужасно бесновавшиеся, позволяли вести себя, как ягнята». Подобные травли устраивались и на гладком речном льду. Это вносило дополнительный комический эффект. Я. Рейтенфельс во времена царя Алексея Михайловича на масленой неделе наблюдал на Москве-реке травли «белых самоедских медведей британами и другими собаками страшных пород». Такая травля сильно позабавила Я. Рейтенфельса, поскольку «и медведи и собаки не могли крепко держаться на ногах и скользили по льду». Такая забава процветала в Москве еще в XIX веке. Бытописатель П. И. Богатырев рассказывал «о звериных травлях», которые устраивал за Рогожской заставой его отец, содержавший медвежий двор и крупных бойцовых собак. Медведя выводили на площадку, окруженную амфитеатром с местами для публики, и привязывали на длинном канате к столбу, врытому в землю. На медведя спускали собак. Бывало, что медведь срывался с привязи. Тогда в противоборство с ним вступал человек. На этот случай на кругу, где проводилась травля, постоянно находились крепкие мужики с дубовыми палицами. По свидетельству Богатырева, «публики собиралось иногда тысяч до трех». Зрители заключали пари, криками подбадривали зверей. Иногда устраивали бои между двумя медведями. Одного привязывали к канату, а другого на длинной веревке «наводили» на него. Общими симпатиями пользовался доморощенный медведь Васька — большой любитель медвежьего боя. Он сразу бросался на соперника, и оба они, встав на задние лапы, старались повалить друг друга. Если Ваське не везло, он становился на четвереньки и хватал стоявшего на задних лапах соперника за эти лапы. И всегда успевал в этом, а повалив соперника, наседал на него и мял. Азарт травли приводил зрителей в такое неистовство, что, случалось, бурные стычки болельщиков перерастали в настоящее побоище. Тогда служители, не слишком церемонясь, обращали свои дубинки против распалившейся публики.

    Медведи являлись неотъемлемой частью жизни русского средневекового города. Их держали на своих подворьях богатые горожане: для забавы и дли надежной охраны. Историк И. Е. Забелин в книге «Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях» приводит опись двора князя И. Мстиславского в Веневе. Кроме княжеских хором, хозяйственных построек и конюшенного двора в описи значится и «струб медвежий пяти сажень на три перерубы», то есть предназначенный для трех медведей. Известный путешественник Адам Олеарий, приехавший в Россию в середине XVII века, сообщал, что стрельцы, сопровождавшие послов к Москве, на привалах развлекали гостей «двумя лютнями и игрою с медведем».

    С дрессированными медведями от села к селу, от города к городу ходили веселые скоморохи. Потешая народ, собиравшийся на площади, медведь по указке вожатого потешно изображал разнообразные сценки: «как поп к обедне идет», «как мужик из кабака возвращается», «как бабы белье полощут» и прочее. Русские цари охотно приглашали к себе на службу мастеров «медвежьей комедии».

    Мало кто знал, что мастера «медвежьей комедии» не только развлекали публику, но и состояли на царской секретной службе. Немало таких артистов с медведями бродило по городам Западной Европы, выполняя важные секретные поручения.

    Новгородская летопись пишет, что в 1572 году по указу Ивана Грозного «в Новгороде и по всем городам и по волостям на государя брали веселых людей да и медведей…». Случались и всякого рода различные казусы. Чиновнику, который занимался этим делом, не приглянулся один из приведенных на смотр медведей. Тогда скоморох, чтобы доказать достоинства своего воспитанника, напустил на несговорчивого дьяка медведя. Летопись сообщает: «Субота Осетр дьяка Данила Бартенева бил да и медведем его драл». Данила попытался укрыться в земской избе, но медведь вломился за ним туда.

    Церковники не одобряли скоморошьи потехи, считая самих скоморохов бесовыми слугами. Когда в село протопопа Аввакума пришли скоморохи с масками, музыкальными инструментами, медведями, протопоп яростно выступил на защиту своей паствы от бесовского наваждения: «И я, грешник, по Христе ревнуя, изгнал их, и хари и бубны изломал на поле един у многих, и медведей двух великих отнял: одного ушиб и паки он ожил, а другого отпустил в поле». Как видим, фанатик-старообрядец обладал недюжинной силой. В другом сочинении Аввакум поведал расхожую молву о том, как ростовский митрополит Иона, стараясь добиться благосклонности патриарха Никона, однажды пригласил его на роскошный пир. Однако владыка в шутку послал к Ионе в своей карете ученого медведя в рясе. Когда перед Ионой, вышедшим со своими приближенными встречать патриарха, ездовые распахнули дверцу кареты и из нее с ужасным ревом вывалился косматый гость, хозяин поначалу оторопел. Вмиг справившись со страхом, Иона с глубокими поклонами повел патриаршего посланника в палату. Там Иона усадил его за стол, угостил всякими яствами и с великими почестями отправил назад. Патриарх Никон по достоинству оценил подобную рабскую готовность повиноваться его воле.

    Методы обучения медведей различным трюкам в те времена были достаточно жестокими. Весной крестьяне ловили в густом лесу медвежат и десятками собирали их в специальные загоны около больших холмов. Там их учили выполнять различные команды. Каждый прирученный медведь должен был уметь становиться по приказу на задние лапы и раскачиваться на них — «танцевать».

    Подобной премудрости молодых медвежат обучали таким манером.

    На каждом холме копали глубокую яму, в которую ставили железную клетку с медным дном. В клетку загоняли несколько медвежат. А сбоку от холма рыли к яме ход. В него закладывали дрова и поджигали. Дно клетки постепенно нагревалось, и медвежата, которым было уже невозможно терпеть, становились на задние лапы, а затем начинали переступать с одной лапы на другую. Дрессировщик тем временем начинал бить в бубен. Так делали ежедневно. И когда медвежат выводили на свободу, то здесь, уже без всякого насилия, только начинал бить бубен, они становились на задние лапы и «танцевали». Их угощали морковью. Дрессировщики-крестьяне по-своему даже любили своих учеников. Других приемов дрессировки они просто не знали.

    С течением времени опыт поводырей, скоморохов привел к улучшению методов дрессировки топтыгиных. Они начали исполнять более сложные трюки. Не оставила без внимания «ученых» мишек и армия. Бывали случаи, когда дрессированные медведи вместе со стрельцами штурмовали вражеские крепости. При этом медведи работали и передними лапами, удерживая тело в вертикальном положении.

    Во времена Петра I славился своими дрессированными медведями московский дом князя Ф. Ю. Ромодановского, грозного главы Преображенского приказа, который ведал тайным политическим сыском. К арестованным, которых привозили к Ромодановскому для допроса, вместо сторожей приставляли белую медведицу. Пока Ромодановский допрашивал одного арестанта, медведица сторожила других, не причиняя им никакого вреда, но и не позволяя сделать лишнего движения. Когда по требованию Петра I Ромодановский отправил к нему для допросов главарей астраханского бунта, с ними был послан и белый медведь. Скорее всего, царю захотелось посмотреть, как несет службу такой необычный пристав. Другой медведь выполнял роль лакея в доме князя-кесаря. Мишка строго надзирал за соблюдением этикета, положенного при встрече гостей. X. Вебер, секретарь голландского посольства, в своих записках рассказывал, что Ромодановский «имел обыкновение приневоливать приходящих к нему гостей выпивать чарку сильной, с перцем смешанной водки, которую держал в лапе хорошо обученный большой медведь, причем часто, ради потехи и в случае отказа гостей пить водку, этот медведь принуждал их к тому, срывая с них шляпу, парик или хватая за платье. Хотя этот князь Ромодановский, бывши в Петербурге, принял меня по-своему весьма дружественно, но по причине описанного сейчас приема я не решился в Москве сделать ему визит». В шутовских маскарадных представлениях, которыми увлекался царь Петр, Ромодановский являлся либо на колеснице, запряженной медведями, либо сажал их вместе с собой.

    «Спускайте боевых псов!»

    Пять тысяч лет назад почти одновременно в мифах и легендах многих народов появились упоминания о космических существах в собачьем или волчьем обличье. Это знаменовало великое событие — человек приручил пса.

    В Древней Индии на страже человечества рядом с богом Индрой встала его собака Сарама, Мировой Пес, мать адских псов, четырехглазых Удумбалы и Шамбары. Вместе с ними она охраняла вход в преисподнюю.

    Религия Древнего Ирана хранит предание о Мировом Волке — сыне Ахримана, о Стране волкоголовых, о сражении с ними богатыря Исфандиара.

    Древние греки считали, что грозный пес Цербер сидит на страже у входа в мрачную Страну мертвых — царство Аида.

    В преданиях Армении существовали аралезы — добрые духи с головами псов, воскрешавшие Гисанэ Ара Прекрасного (Диониса).

    За богиней Артемидой с лаем следует свора собак. Загадочную Гекату, богиню мрака, волшебства и ночных видений, сопровождают черные собаки.

    В легендах кельтов присутствует Гес — военный бог, имеющий обличье пса. О нем упоминает И римский поэт Лукиан в I веке н. э., который переводит имя этого бога как «гневный». Гес был покровителем омелы и жрецов этого священного растения. Особенно был развит культ Геса в районе Германии, где ныне расположен город Гессен, сохранивший в своем названии имя исчезнувшего во тьме столетий бога. Последний, посвященный Гесу дуб, клейменный топором Тора, с вырезанным на его коре символом бога-пса, срубил святой Бонифаций.

    У славян во времена язычества существовал подобный культ, даже имя бога похоже — Гасто.

    Много полулюдей-полуживотных живет в старинных легендах. По языческой Европе рыщут оборотни. Боги с собачьими головами сопровождают Верховное божество — Свантевита.

    В сказаниях Ирландии появляются «ядовитые псы». Мировой Пес Гарм, сидя на привязи в пещере Гнипахеллир, сторожит запертые двери входа в Царство мертвых. Если Гарм вырвется на свободу, настанет конец света.

    В Древнем Египте почитали собакоголового бога — лекаря Инпу. Бога Анубиса, покровителя мертвых, изображали в виде черного шакала или дикой собаки Саб (либо с собачьей головой).

    Судья богов и бог мертвых Анубис был главным богом в Царстве мертвых, он считал и взвешивал сердца умерших. Главное его качество — справедливость.

    Анубис — главный бог в Царстве мертвых

    Как видим, уже в древние времена человек приручил собаку, она перестала быть частью дикой, пугающей природы. Собака стала верным спутником человека, другом, помощником. И люди полюбили ее. Художники стали изображать верных псов возле фараонов и царей. В росписи погребальной камеры фараона Древнего царства его собаки находятся рядом с ним. Они должны сопровождать властителя в загробном царстве.

    Для охраны храмовых сокровищ, земельных владений и для участия в военных походах стали использовать собак одной из древнейших пород — волкодавов.

    Различные памятники Древнего Египта донесли до нашего времени изображения стрелков из лука с сопровождающими их собаками, которые использовались для нападения и преследования врагов. Возраст этих памятников 5–6 тысяч лет.

    Египтяне даже построили в честь собак специальный город Кинополис — Город собак. Если кто из обитателей других городов убивал собаку из Кинополиса, жители города считали это достаточным поводом для объявления войны…

    И напрасно было делать попытку спрятать тело убитой собаки, например закопать в землю, — «детективы» из Кинополиса все равно его находили.

    Собака занимала высокий ранг и у древних персов. Персидский бог-пес Ахура Мазда очень гордился тем, что он «самоодет, самообут, бдителен, острозуб, рожден охранять людское добро».

    Персы использовали собак в боевых порядках своих войск. Древнеперсидский царь Камбиз при завоевании Египта в 525 году до н. э. широко использовал при атаках противника своры мощных боевых мастиффов, вес которых достигал почти центнер.

    Военные собаки были рослыми, мускулистыми, имели устрашающий вид. Часто их облачали в специальные доспехи, чтобы сделать менее уязвимыми для ударов холодным оружием и увеличить вероятность победы над врагом. Доспехи состояли из металлического панциря, закрывавшего спину и бока собаки, и кольчуги из металлических колец или пластин, предохранявших наиболее подвижные части тела (грудь, верх предплечий, живот). Иногда на голову надевали металлический шлем.

    Кроме доспехов собаку вооружали длинными шипами или обоюдоострыми лезвиями, которые красовались на ошейнике и шлеме. С их помощью собака колола и рассекала тело, ноги и руки атакуемого ею воина, ранила сухожилия ног и вспарывала животы лошадей при столкновении с конницей противника.

    В битвах использовались целые батальоны таких собак.

    Огромные боевые псы защищали колесницы полководцев во время сражений, ревностно оберегали покой царственных вЛадык во время отдыха и сна. Часто такой телохранитель присутствовал во время приема царем иностранных послов и других торжественных мероприятий.

    «Спускайте боевых псов!» — кричал Марк Антоний над телом убитого заговорщиками Юлия Цезаря.

    В Римской империи четвероногие стражи охраняли римские посты. Греки и римляне выращивали специальную крупную злобную породу собак-молоссов, которых тренировали для охоты на людей. Перед сражением животных нарочно морили голодом, потом, разъяренных, выпускали на врага.

    Древние собаки были крупнее современных и значительно превосходили их свирепостью и физической силой. Рослых, так называемых эпирских, собак завозили в Рим из Греции, куда те, в свою очередь, попали из Малой Азии. Это были дальние родственники нынешних кавказской и среднеазиатской овчарок.

    Завоевав признание как надежный помощник, собака сделалась героем многих народных преданий и легенд. Ее изображение стали высекать на камне, помещать в храмах. Примечателен барельеф терракотовой доски Бирса Нимруда — ассирийский воин в полном боевом снаряжении с мощной по виду собакой.

    Во время сражения боевые собаки составляли первую шеренгу, во второй шли рабы, а в третьей — вооруженная пехота. Собаки врубались в боевые порядки, производя сумятицу, калеча лошадей, раня и опрокидывая воинов неприятеля.

    Месопотамская боевая собака (ассирийский барельеф)

    Расстроить ряды врага и на время отвлечь его внимание было половиной дела. Основной задачей боевых собак являлась работа по уничтожению живой силы противника. Система подготовки боевой собаки была направлена на то, чтобы, вцепившись в воина, собака боролась с ним до тех пор, пока не победит или не погибнет в поединке. Оторвать или поразить хорошо защищенную тяжелую, физически сильную, специально натасканную для убийства человека собаку крайне сложно. Военную собаку для борьбы с противником натаскивали со щенячьего возраста. Для этой цели использовали достаточно распространенные и поныне методы тренинга. Помощник воспитателя, одетый в специальную накидку из толстой шерсти, дразнил собаку, доводя ее до бешенства. Лишь только воспитатель спускал собаку с поводка, она бросалась на «дразнилу» и впивалась в него зубами. В это время помощник старался подставлять собаке потенциально уязвимые места тела (имея в виду воина в доспехах). Так развивалась привычка брать противника точно по месту. В этот же период собакам прививали такие навыки, как преследование бегущего человека и работа с лежащим человеком.

    «Дразнил» часто меняли, чтобы в собаке воспитать злобу ко всем людям, а не к конкретному человеку. На очередном этапе подготовки на одежду из шкуры надевали доспехи противника, потом доспехи надевали на собаку, приучая ее сражаться в обстановке, максимально приближенной к боевой. Шипы на шлеме и ошейнике заменяли деревянными палочками. Собак приучали к толчкам, ударам по щиткам, звону оружия, лошадям.

    По преданию древнегреческие собаки спасли от врагов город Коринф. Пятьдесят собак охраняли цитадель. В одну из ночей, когда внутренний гарнизон спал, приплыла неприятельская флотилия, и на подступах к городу завязалось сражение с псами, верными своему дому. Помощь людей подоспела, когда в живых осталась лишь одна собака по кличке Сотер. Неприятель был разбит и цитадель спасена. Сотер получил в награду за свою храбрость серебряный ошейник с надписью «Сотер — защитник и спаситель Коринфа». В его честь был воздвигнут мраморный памятник.

    Римляне также почитали своих собак, а храм Юпитера — главного римского бога — сторожили собаки. Римляне приносили пса в жертву богу войны Марсу, когда хотели, чтобы родившиеся щенята были сильными и свирепыми, или на поле сражения, перед началом битвы, чтобы вселить в солдат дух храбрости и непоколебимости. Римский историк Квинт Курций Руф писал, что перед сражением для возбуждения смелости в воинах перед ними выставляли внутренности принесенного в жертву пса. Собак использовали и как почтальонов.

    В те времена участь военных собак-почтальонов была самой печальной. Собака проглатывала важное сообщение, написанное на пергаменте и вложенное в лакомое кушанье. Когда же она благополучно достигала цели своего назначения, ее убивали и отыскивали депешу во внутренностях.

    В Древнем Риме собак превращали в «живые орудия убийств».

    Иосиф Флавий описывает, как император Тит, заядлый любитель зверей, после победы над Иудеей наслаждался не только зрелищем пожирания львами вражеских воинов, но и зрелищем изнасилования мирных горожанок специально обученными псами. Подручные «благородного патриция» раздевали пленниц, обмазывали их половые органы выделениями течных сук и десятками выпускали на арену, где они уже становились жертвами кобелей. Перед «подвигом» кобелям назначалась специальная, усиливающая потенцию диета.

    Перенимали «римский опыт» и правители Средневековья. Французский король Карл Смелый, наслышанный о целомудрии жительниц осажденного Льежа, отдал приказ псарям обучить «наиболее способных к тому сторожевых собак» изнасилованию будущих пленниц. Однако осада закончилась быстро, времени для «занятий» с кобелями у холопов короля было не очень много, а поэтому использовали старый «опыт» императора Тита. Самых знатных и молодых жительниц Льежа палачи измазали течными выделениями и, цинично снабдив для «защиты» от псов ветками, выгнали в лес. Согласно летописям, король Карл Смелый лично присутствовал при этой дикой «охоте» и получал огромное удовольствие, наблюдая, что вытворяют его собаки с несчастными девушками. Очевидно, было бы намного справедливее назвать Карла Смелого после подобных «подвигов» Карлом Подлым.

    В Киевской Руси собаки несли охрану городов и сел, предупреждая лаем о появлении чужого человека. В степи собаки чуяли приближение половецких и татарских наездников и своевременно поднимали на ноги русских воинов. Собак применяли как транспортное средство для быстрой переброски войск. В одной из старинных летописей, рассказывающих о походе русских в Югорский край, говорится: «А от Ляпина шли воеводы на оленях, а рать на собаках».

    Собаки продолжали оставаться в рядах сражающихся и в более поздние времена. Так, при осаде Валенсии во время войны между Испанией и Францией, в боях участвовало с обеих сторон до 5000 собак. Это было настоящее «собачье» сражение: на каждого вооруженного человека приходилась одна боевая собака.

    При завоевании Нового Света испанские конкистадоры использовали собак в военных действиях.

    Боевые собаки.
    Французская Национальная библиотека, латинский манускрипт 1132 года. Период Каролингов (IX век)

    Епископ Бартоломе Лас Касас в памфлете «Кратчайший рассказ о зверствах своих соотечественников» с гневом писал: «Христиане своими конями, мечами и копьями стали учинять побоища среди индейцев и творить чрезвычайные жестокости. Вступая в селение, они не оставляли в живых никого. Были обучены и вымуштрованы огромнейшие отчаяннейшие псы, которые, завидя индейца, в мгновение ока разрывали его на куски… Эти псы творили великие опустошения и душегубства».

    Память о кровавых псах конкистадоров жива в сознании людей и по сей день. «Собаками войны» презрительно называют современных военных наемников.

    «Псы господни» — так называли испанских иезуитов, которые часто дрессировали собак для различного рода террористических актов. Например, чтобы избавиться от английской королевы Елизаветы I, иезуиты придумали хитроумную жестокую уловку. Иезуитский агент, отправлявшийся в Англию для выполнения секретного задания, имел при себе специально дрессированного пса. Животное должно было броситься на королеву и выгрызть ей детородный орган. Лишь благодаря активным действиям английской секретной службы, которую возглавлял сэр Френсис Уолсингем, удалось предотвратить этот кровавый диверсионный акт.

    Травля индейцев собаками.
    Рисунок XVI в.

    О волколаках, или людях-оборотнях, жуткие истории ходят с древних времен. В китайских хрониках «Бо цзэ ту», написанных в VIII веке, рассказывается: «У губернатора Цзичжоу был сын, которого отец направил в столицу с ходатайством о назначении на пост. Не успел сын пересечь границу города, как увидел дом знатного человека, переполненный посетителями и слугами. Среди них была девушка такой изумительной красоты, что молодой человек сразу же в нее влюбился и тут же попросил ее выйти за него замуж. В доме девушку знали как дочь господину Лу из далекой провинции. Получив согласие семьи, юноша и девушка некоторое время жили вместе как муж и жена, а потом молодую пару встретила семья жениха, и они отправились домой в Цзичжоу. Вскоре сын завел отдельное хозяйство, чему способствовало немалое приданое, включавшее в себя также 30 лошадей. Родители слишком любили сына, чтобы приставать к нему с расспросами, да и отвечал он настолько разумно, что едва ли могли возникнуть какие-то подозрения.

    Однако через некоторое время лошади из их конюшни стали убегать. Родители несколько раз посылали слуг узнать, в чем дело, но невестка захлопывала перед ними дверь.

    Наконец губернатор заподозрил неладное и самолично отправился с визитом. Войдя в дом, он не обнаружил ни слуг, ни служанок невестки, ни лошадей. Тогда вельможа приказал воинам сломать ставни в покои сына. Когда приказание было исполнено, из окна выскочил огромный старый волк и умчался прочь. Тело несчастного юноши было съедено почти полностью».

    Следует заметить, что старинная китайская история — это не легенда, поскольку «Во цзэ ту» готовился как документальный отчет о состоянии дел в провинциях Поднебесной империи, а за фальсификацию данных император покарал бы виновника смертной казнью.

    Существующие в Европе поверья о волколаках уходят своими корнями во времена античности. Еще греческий историк Геродот (484–425 гг. до н. э.) упоминает о неури — людях, которые превращались в волков на несколько дней каждый год.

    Существует два типа оборотней: ликантропы (больные ликантропией) и настоящие оборотни. Ликантропия — это психическое состояние, при котором человек считает себя оборотнем. При этом он не меняет своей физической формы, но является опасным, как и настоящий оборотень. В большинстве случаев нападений оборотней именно ликантропы являлись виновниками происшедшего. Однако есть оборотни настоящие, которые могут превращаться в волка. Такое изменение может произойти как по желанию оборотня, так и непроизвольно, вызванное определенными лунными циклами или звуками (громким волчьим воем). Настоящие оборотни необычайно живучи. Раны на них заживают очень быстро. Но их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг или повредив сердце и мозг через повешение, удушение или утопление. Будучи в волчьем обличье, по своей сути оборотень является волком, тем не менее он сохраняет человеческие способности и знания, помогающие ему убивать.

    Различные источники дают советы, как уничтожить волколака, чтобы он не убежал и не залечил раны. В индейских сказаниях оборотень может быть убит обсидиановым ножом или стрелой с таким же наконечником. Обсидиановое оружие считается священным и применяется при многих ритуалах. Народы Азии и Европы использовали для такой цели осиновый или дубовый кол или серебро. Оборотней убивали серебряным оружием: пулей, отлитой из серебра, кинжалом с серебряной отделкой на лезвии или цельным серебряным клинком. Имелась возможность уничтожить оборотня применив ошейник с острыми серебряными клепками остриями внутрь. Отловленного волколака (обязательно в обличье зверя) заковывали в освященный ошейник и сажали на цепь. Теперь он не был способен превратиться обратно в человека и испытывал жестокие мучения. Самостоятельно вервольф не мог снять ошейник, другой оборотень тоже не мог ему помочь, поскольку кожаную полосу клепали серебром с обеих сторон.

    Через много дней, а то и месяцев изможденный оборотень подыхал. Это была месть крестьян за растерзанных людей, за уведенных в лес женщин, от которых рождались затем странные дети со звериными глазами и необычным прикусом небольших, но острых зубов.

    В Средние века вера в волколаков была так сильна, что французский парламент принял закон об истреблении оборотней.

    В 1520 году французский король Франциск I создал особый офицерский корпус, который охотился на волков и волколаков в масштабе страны. Егермейстеры выращивали специальных собак, выдрессированных на уничтожение серых хищников. Обходился этот таинственный корпус казне не меньше, чем регулярная армия. Это было удивительно, что именно государство имело монополию на уничтожение волков. Очевидно, некоторые из этих хищников выглядели очень странно, если простолюдинам не следовало видеть их подозрительные тела. Того, кто нарушал государственную монополию, егермейстеры жестоко преследовали. Монополия на волчью охоту была отменена только в 1789 году, во время Французской революции!

    «Ликантроп».
    Средневековая миниатюра

    На то время многие страны Европы, в том числе и Францию, захлестнула волна ликантропии. Люди воображали себя волками, бегали на четвереньках, ели себе подобных.

    Кровавые похождения ликантропов и гигантских волков поражают человеческое воображение. Но что из этих рассказов правда, а что — вымысел необразованных людей? Существует вполне обоснованная медицинская версия, объясняющая такое распространенное в те времена явление, как ликантропия. Оказывается, дело в… хлебе.

    Продажа «ядовитого зерна» спровоцировала многочисленные вспышки так называемого «эрготизма» (от французского «спорынья»). Употребление зараженного спорыньей зерна вело к быстрому умопомешательству, вызывало галлюцинации, которые провоцировали повальную ликантропию. Люди начинали кусать друг друга, переставали питаться пищей растительного и молочного происхождения, убегали в лес, панически боялись церквей и колокольного звона. Вот так дешевое зерно стало началом многих бедствий.

    Спорынья содержит различные алкалоиды, в основе которых лежит лизергиновая кислота. Искусственная производная этой кислоты — ЛСД-25! Этот наркотик способен погружать человека в истинно адские видения.

    Несмотря на войну против оборотней, вервольфы умудрились дожить в Европе до XVIII века.

    С июля 1764 по июнь 1767 года во Франции, на юге Оверни, 101 человек, 80 из которых женщины и дети, погиб от когтей и клыков гигантского волка. Этот феномен охотился исключительно на людей, проявляя чудеса изобретательности и охотничьего мастерства.

    Гравюра XVIII века, изображающая знаменитого «зверя из Жеводана»

    Это кровожадное существо сохранилось во французском фольклоре под именем «зверя из Жеводана». Ричард О'Нейл в своей книге «Люди и монстры» писал: «Во Франции с 1520 по 1530 год было зарегистрировано около 30 000 случаев колдовского изменения облика» (последний имел место в 1930-х годах). Франция по праву может считаться страной вервольфов…

    В 1667 году на него (зверя из Жеводана. — В. П.) была объявлена облава общей численностью 20 000 человек, в которой участвовали войска Людовика XV и объединенный отряд прихожан, собранный со всей Франций. Но она оказалась безрезультатной. В 1767 году охотник Жан Шастель застрелил волка, в желудке которого были найдены остатки человеческого тела… Некоторые современные зоологи полагают, что «зверь из Жеводана», по всей вероятности, был гибридом волка и собаки.

    Более правдоподобной формулировкой сущности жеводанского зверя была бы «смесь человека и волка».

    Но вернемся вновь к использованию собак в военных и террористических целях. Собака помогала воину в самых неожиданных ситуациях. Например, японский самурай для концентрации своей внутренней энергии прибегал к старинной процедуре магического характера. Он связывал голодную собаку и клал перед ней кусок еды, до которого она не могла дотянуться. Затем первое блюдо заменял другим, еще более аппетитным; чувство голода тем временем росло. Когда оно достигало своего апогея, самурай отсекал мечом собаке голову. В ней содержалась вся энергия чувства. На протяжении многих веков пост использовался для прояснения и обострения мыслительной деятельности. Постящийся человек неизменно испытывает прилив сил. Это может послужить объяснением жестокого обряда с собакой. Исключая возможность тривиального садистского акта, проведем параллель с индийским учением о силе, пребывающей в мозге и способной концентрироваться. Японцы считали, что она накапливалась и сохранялась в отрубленной голове собаки.

    Самураю необходимо было совершенствовать искусство стрельбы из лука по живым мишеням. В мирное время по человеку стрелять не всегда будешь. Тогда нашли своеобразный выход. Стрельба по собакам (инуомоно) помогала оттачивать искусство стрельбы из лука.

    Для стрельбы по собакам шли в ход деревянные наконечники.

    Стрельба по собакам-инуомоно

    В период Средневековья собака оставалась серьезной боевой силой в ряде воинских подразделений.

    Рыцари ордена иоаннитов на острове Родос для охраны передовых постов применяли собак. Патруль отправлялся в дозор лишь в сопровождении четвероногих боевых «соратников». Английский король Генрих VIII послал императору Священной Римской империи Карлу V вспомогательное войско, состоящее из четырех тысяч человек и такого же количества собак. Предание гласит, что император крикнул солдатам: «Я надеюсь, что вы будете такими же храбрецами, как ваши собаки».

    Интересный случай описан в журнале «Други животных» за 1900 год. Оказывается, собаки-волкодавы в свое время избавили Милан от ужасов испанской инквизиции: «29 апреля 1617 года, в день святого Петра, Великий инквизитор дон Педро д'Артиллас, желая подавить ересь среди итальянских подданных испанского короля Филиппа II, назначил первое в Милане аутодафе, несмотря на явное и упорное сопротивление населения введению Святой испанской инквизиции в Ломбардии. Когда печальная процессия, состоявшая из множества монахов, служителей инквизиции, с доном Педро во главе и пятидесяти жертв, осужденных на сожжение, приблизились к месту казни на площадь Делла Ветера, из-под ворот одного дома внезапно выскочило до тридцати волкодавов, которые с лаем и воем бросились на служителей инквизиции и перегрызли им горло своими огромными клыками.

    Столь неожиданное нападение псов на процессию произвело страшную панику среди носителей монашеских сутан, которые, побросав на произвол судьбы своих жертв, обратились в бегство, во время которого граждане убивали их чем попало и где попало.

    Глава инквизиции погиб, а следствием этого внезапного вмешательства благородных собак в судьбу осужденных на сожжение людей явилось народное восстание, в результате которого губернатором был принят эдикт об отмене инквизиции в пределах Ломбардии.

    Собаки же, спасшие столько жизней, принадлежали некоему доктору Маленбрашу — ненавистнику инквизиции. Узнав о готовящемся аутодафе, он выдрессировал своих собак бросаться на монахов как на своих собственных врагов. С этой целью доктор сделал несколько соломенных чучел и, одев их в монашеские сутаны разных цветов и орденов, натравливал на них собак, заставляя последних разрывать чучела в клочья. И усилия доктора не остались тщетными: верные собаки с честью исполнили волю своего хозяина и избавили Милан от инквизиции».

    Существует старинное присловье «Вот где собака зарыта!». Она означает докопаться до сути, найти причину. Это присловье непосредственно связано с собакой. В Тюрингском лесу, у подножья горы Инзельцсберг, недалеко от курорта Табарц, расположена немецкая деревня Винтерштейн. На одном из поворотов деревенской улицы можно увидеть указатель: «К могиле собаки». Дорога ведет в старинный парк. Здесь около руин заброшенного замка и находится могила собаки по имени Штутцель.

    В середине XVIII века во время междоусобной войны она успешно выполняла роль связного у владельцев замка Винтерштейн. Она незаметно пробиралась в окруженный врагами замок Грименштейн и обратно. На этой опасной службе четвероногий связист погиб, за что и удостоился памятника. На большой четырехугольной плите с барельефом собаки выбита стихотворная надпись со словами: «Вот здесь зарыта собака…» Отсюда и пошла строка гулять по свету, иногда меняясь до «Вот где собака зарыта!».

    Любимая левретка воинственного прусского короля Фридриха I участвовала вместе с ним в сражениях Семилетней войны. Король любил свою собаку, приказывал слугам обращаться к ней почтительно на «вы». Когда Бише, так звали любимицу короля, в 1745 году попала в сражении с австрийцами в плен, то король сильно обозлился, разбил врага и в том же году, по условиям Дрезденского мирного договора, потребовал себе в вотчину Силезию и… возвращения дорогой ему сердцу левретки!

    Исключительно понятливый и дружелюбный большой пудель по кличке Мусташ (Усач) вместе с полком наполеоновской армии участвовал в сражениях и был награжден орденом за спасение полкового знамени в битве при Аустерлице. Кличка Мусташ с тех пор стала нарицательной: так стали называть храбрых, бравых вояк, отличавшихся к тому же наличием пышных усов.

    В сороковых годах XIX столетия на Кавказе в военных укреплениях на берегу Черного моря содержали по нескольку сторожевых собак «на пайке от казны», как было указано в одном из приказов.

    Как видим, с появлением огнестрельного оружия роль собаки как активного бойца на поле сражения не стала менее значимой.

    Многие военные эксперты думали, что собака навсегда исчезнет с поля брани. Что может противопоставить собака винтовке, пистолету, пулемету? Однако собака осталась в армии, правда, выполняя другие обязанности. Появились собаки-санитары для розыска раненых и оказания им первой помощи; собаки-разведчики, охраняющие прифронтовую полосу и оповещающие о приближении врага; собаки-связисты — для доставки донесений в боевой обстановке.

    Во время войны с бурами в Южной Африке англичане успешно применяли в качестве санитара шотландскую овчарку колли. В русско-японской войне (1904–1905) при осаде Порт-Артура и в Маньчжурии японцы, опасаясь русских пластунов, круглосуточно держали на передовых позициях маленьких собачек. Их тявканье служило сигналом предупреждения о вылазке противника.

    В 1907 году в Петербурге вышла книга «Полицейская собака». Тогда же в Петербурге чиновник министерства внутренних дел В. И. Лебедев получил золотую медаль за полицейских собак породы немецкая овчарка, впервые экспонировавшихся в Санкт-Петербурге. Вскоре Лебедев опубликовал «Руководство по дрессировке полицейских и служебных собак».

    Известное многим французское выражение «Ищите женщину» имеет свою интересную историю.

    Во время Первой мировой войны служебных собак широко использовали для передачи донесений. Немецкая овчарка Фриц, не раз переносившая шпионские донесения через линию фронта, причинила немало хлопот союзной разведке. Французские контрразведчики долго ломали голову, каким образом поймать Фрица. Внезапно один из контрразведчиков сказал: «Ищите женщину». Начались поиски сообразительной собаки женского пола. Она была найдена. На пути четвероногого шпиона-почтальона посадили суку по кличке Рози. Храбрый Фриц не устоял перед очаровательной Рози и был пойман с донесениями очень важного характера.

    В период Второй мировой войны родилась новая, ранее неизвестная для собак военная специальность — борьба с вражескими танками. Вожатый выбрасывал собаку из окопа, выпуская прямо на танк или под небольшим углом к направлению его движения. Собака, приученная находить пищу под шум мотора работающего танкового двигателя, достигнув танка, безбоязненно ныряла под движущуюся бронированную крепость. Попасть в бегущую собаку, учитывая узкий радиус стрельбы из танка, дело трудное, да и передвигается собака быстрее, чем человек.


    Собака-минер

    В донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 года говорилось: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

    Четвероногие подрывники уничтожили до трехсот фашистских танков. Это примерно две танковые дивизии!

    В своих мемуарах гитлеровские генералы отмечали, что командиры из танковых подразделений не один раз отдавали приказ отступать танкистам на участках фронта, если замечали, что на поле боя появлялись советские собаки-подрывники…

    Были случаи, когда, увидев выпущенных на них обвешанных взрывчаткой собак, гитлеровцы поспешно поворачивали обратно.

    В районе Полоцка был взорван при помощи овчарки Динки, переданной в армию Московским клубом служебного собаководства, тщательно охраняемый гитлеровцами стратегически важный железнодорожный путь, по которому немцы подвозили к фронту боеприпасы и подкрепления живой силы. Полетел под откос вражеский эшелон, около тысячи гитлеровцев было убито, путь на несколько дней вышел из строя. Динка еще долго служила в войсках и дожила до глубокой старости, окруженная заботой.

    Собаки воевали в основном подрывниками. Они уничтожали вражескую бронетехнику. Вот строки донесения начальника инженерных войск Красной Армии от 17 ноября 1944 года: «В Ясско-Кишиневской операции взвод собак-миноискателей успешно выполнял задачу по сопровождению танков.

    Этот специально обученный взвод сопровождал танки во всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли к езде на броне танков, к шуму моторов и стрельбе из орудий. В подозрительных местах собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля».

    Собаки обнаруживали мины по запаху взрывчатки. Найдя зарытый «сюрприз», собака садилась возле него, а человек осторожно извлекал и обезвреживал смертоносную находку. Чемпион минно-розыскногодела «ленинградец» Дик (колли) «добыл» за войну 12 000 мин. Вожатый Дика был награжден пятью орденами. После войны Дик экспонировался на выставках.


    Собака в атаке

    За время Великой Отечественной войны собаками было обнаружено свыше четырех миллионов мин!

    Советские собаки-санитары вывезли с поля боя 700 тысяч раненых! Санитарам и иным медработникам за вынос с поля боя 80 раненых присуждали высшую воинскую награду — звание Героя Советского Союза.

    В свидетельствах рядовых бойцов и командиров воинских частей, использовавших собак на фронте, говорилось: «Там, где работали санитарные нартовые упряжки, никогда не было задержки с выносом раненых с поля боя, а с улучшением выноса раненых с поля боя хирургическая помощь раненым оказывалась в более ранние сроки. В связи с этим резко снизилась смертность на полковых пунктах и медсанбатах».

    В годы Второй мировой войны собаки в большом количестве служили в армиях всех воюющих государств.

    Собаки имелись в английских штурмовых отрядах «коммандос», где их тренировали для подрыва долговременных огневых точек и разрушения оборонительной, полосы противника, так называемого «атлантического вала».

    Собаки-смертники, преимущественно доберманы, были обучены бросаться вперед и закрывать собой амбразуры дотов.

    В некоторых зарубежных армиях собакам присваивались воинские звания.

    Наравне со своими проводниками собака могла получить боевую награду. В одном из английских печатных изданий описывается, как при вручении ордена собаке присутствовали члены высшего командования британской армии и «сам» премьер-министр Соединенного Королевства Уинстон Черчилль.

    В первом параде Победы участвовали вместе с саперами-подрывниками сотни четвероногих друзей человека. Они делили с бойцами радости и беды фронтовой жизни. Сотни овчарок шли, стараясь, как опытные бойцы, шагать в такт бравому маршу.

    Возглавлял необычную колонну генерал-майор Г. Медведев — начальник Центральной ордена Красной Звезды школы военного собаководства. Знамя нес подполковник И. Гаврош, ассистент справа — подполковник С. Тараскин, слева — капитан В. Пряснов. На фронтах они командовали подразделениями, где широко применялись собаки.

    И сейчас у входа в Школу военного собаководства висит транспарант со словами: «Собака прошла путь от пещеры каменного века до кабины космического корабля». Только эта Школа за годы Второй мировой войны подготовила и отправила на фронт более шестидесяти тысяч собак по различным службам.

    В армии США в годы Второй мировой войны доберман-пинчер был «слугой всех господ военных». Он бесстрашно и самоотверженно воевал на всех фронтах. Доберман был разведчиком, связным, сапером, подрывником, десантником.

    Дж. М. Ван де Цван, владелец всемирно известного питомника «Ван Нирланде Штам», пишет об участии доберманов-пинчеров в войне: «В конце Второй мировой войны, когда доберманы были официально зачислены в морскую пехоту США, где им было присвоено «звание «Semper Fidelis» (всегда верный), они стали называться «собаками дьявола». Морские пехотинцы смогли справиться с доберманами, найдя применение их настороженности, острому чутью, тонкому слуху и быстроте реакции. В Кемп Лежен существовало поверье, что каждый доберман, пожертвовав собой, спас, по крайней мере, десять человеческих жизней. Несколько недель интенсивной основной подготовки превращали доберманов из домашних животных в приспособленных к военным условиям часовых, разведчиков, связных и атакующих собак.

    Морской пехотинец США с «собакой-дьяволом»

    Они были обучены беспрекословно подчиняться любой команде проводника. По команде «Атака!» собаки превращались в злобных убийц, и часто враги их боялись больше, чем огнестрельного оружия. Но эти же собаки могли мирно делить хлеб и кров часто в тяжелых условиях жизни с солдатами, которым они служили. Собаки «коммандос» обладали высоким интеллектом. Они нападали по команде, отданной голосом, свистом или даже прикосновением. Могли работать по следу и в дозоре, были обучены стоять до конца в любом безвыходном положении, проходить через огонь и воду, забираться по лестницам, прыгать через препятствия, охранять, находить и приносить предметы.

    Многие доберманы погибли. Они похоронены на кладбище военных собак морской пехоты на острове Гуам. Могилы отмечены небольшими надгробными плитами. В знак уважения к этим собакам 21 июля 1994 года Объединенный Доберман-клуб США торжественно открыл на кладбище военных собак на острове Гуам бронзовый памятник с именами 25 доберманов морской пехоты, отдавших свои жизни при освобождении острова в 1944 году.

    Боевое содружество

    В 1953 году в армейской парашютной школе Форт-Брегг (США) было начато обучение собак-парашютистов для санитарной службы, службы связи и собачьих упряжек. Одна из этих собак имела на своем счету более двадцати прыжков.

    Во время прыжков собаки сохраняли спокойствие и не проявляли боязни высоты. Приземлялись без ушибов и сразу же гасили парашюты, забегая сбоку и ложась на купола, чтобы их не надувал ветер. В таком положении собаки ожидали прихода инструктора.

    По воле человека собакам приходилось участвовать и в заведомо грязных делах спецслужб.

    Все поездки лидера КНР, премьера Госсовета Чжоу Эньлая были окружены глубокой тайной. Режим секретности не один раз сохранял ему жизнь. Иногда Чжоу Эньлая называли «неуловимым». Один за одним срывались покушения, готовившиеся спецслужбами США и Чан Кайши. Так, на банкете в Банлунге агент ЦРУ собирался подмешать Чжоу Эньлаю в рис яд, действующий через 48 часов. К этому времени Чжоу Эньлай должен был вернуться в Китай. Реализации плана помешало назначение в тот момент заместителем директора ЦРУ Люсьена Траскотта. Когда ему доложили об операции, Траскотт выступил против и добился от шефа Аллена Даллеса ее отмены.

    На этом охота на китайского премьера не закончилась. В 1971 году неугомонные тайваньцы сделали ставку на пса-камикадзе Келли. Собака с привязанной к ней бомбой с дистанционным управлением должна была приблизиться к Чжоу Эньлаю в одном из парижских отелей и взорвать его. Но и в этот раз операция сорвалась: в последний момент Чжоу Эньлай изменил свои планы.

    Не все знают, что у бойцовых собак имеется так называемый «ген агрессивности». В 1995 году американские кинологи Кен Купер и Найджел Мур впервые рассказали об открытии «гена агрессивности».

    Ученые исследовали головной мозг, сперму и яйцеклетки отстреленных собак-людоедов. Участки хромосом, кодирующих систему потомства, у них сильно отличались от стандартных для данной породы. Купер и Мур считают, что данные изменения передаются по наследству. В собаке с «геном агрессивности» рано или поздно просыпается убийца, остановить которого можно лишь пулей.

    По версии ученых, эти изменения произошли в результате опытов, проводившихся в ряде стран для усиления породы служебных собак.

    В 1939 году кинологические лаборатории III рейха в Висбадене получили из канцелярии Гиммлера приказ повысить агрессивность немецкой овчарки. В качестве заказчика выступали эсесовские части, которым овчарки требовались для работы в концентрационных лагерях. Уже в начале войны в концлагерях Дахау, Майданек, Освенцим появились овчарки Дауфмана (по имени военного кинолога, руководившего опытами). Собаке Дауфмана «охота на человека словно доставляла удовольствие» (из материалов Нюрнбергского процесса).

    При дрессировке новых овчарок применяли спецметоды: инструкторы переодевались в полосатую форму заключенных и подолгу били привязанных овчарок металлическими прутьями. Новой породе вливали кровь африканских гиен. Это объясняет необычные пропорции немецкой овчарки — массивный череп, большую часть которого составляет челюстной аппарат, скошенный круп. И характер — овчарка труслива и вместе с тем хитра и беспощадна.

    После крушения рейха овчарок Дауфмана продолжали использовать как производителей. Только спустя сорок лет немецкие кинологи заявили об испорченной психике потомков тех овчарок; от поколения к поколению собаки становились все агрессивнее. Искоренить породу было уже нельзя. На то время, по приблизительным оценкам, из Германии в разные страны было вывезено около 42 тысяч особей овчарок Дауфмана.

    Кинологические питомники США («Мэрилекс», «Доггери», «Севьяно») занялись выращиванием собак для охраны военных объектов повышенной секретности. На основе немецкой овчарки был выведен супердог — собака крупнее и мощнее овчарки.

    Супердоги служили там, где человек не хотел или не мог работать. В 1988 году они несли службу на ядерных полигонах в Неваде (собаки оказались менее восприимчивы к радиации, нежели люди), охраняли военные базы и секретные лаборатории. В 1989 году несколько собак, впущенных в здание с террористами, за 3 секунды обездвижили бандитов — одному из них, пытавшемуся дотянуться до взрывчатки, пес просто отгрыз кисть руки.

    В декабре 1989 года произошло несчастье: на одной из американских военных баз в Южной Африке собаки загрызли охранника.

    Бушмены, жившие поблизости от базы, уже сотни лет отлавливали и приручали майконгов — саванных собак, отличавшихся быстрым привыканием к неволе и отличными охотничьими качествами. В мае 1990 года были найдены три трупа охотников, убитых майконгами. Через месяц дикая собака растерзала ребенка на глазах матери. Женщина утверждала, что это был майконг, только очень крупный.

    Охотникам удалось подстрелить несколько майконгов-убийц. Приехавший из США военный кинолог Стивен Кейс сделал однозначный вывод: эти майконги — продукт скрещивания убежавших в саванну догов-охранников и диких собак.

    В районе базы была проведена масштабная операция по отстрелу майконгов. Скандал почти утих, когда в южноафриканской газете «Вичг» появилась сенсационная новость: журналисты узнали, что несколько супердогов были проданы гражданским лицам — представителям американских частных питомников по разведению бойцовых пород.

    «Ген агрессивности» вырвался на свободу.

    Этим постарались воспользоваться бизнесмены, занимающиеся выращиванием бойцовых пород. Опыты по усилению бойцовых пород в США начались еще в 1979 году, когда эмигрировавший в Америку польский врач Владек Рощин вывел необычайных размеров добермана. Тренируя своего пса, Рощин вешал на дерево живую дворнягу, так чтобы доберман с земли мог достать до ее задних лап. За час тренировки «боец» напрочь отгрызал лапы двум-трем дворнягам.

    Пес победил во всех боях, наградой хозяину были деньги и огромное количество заказов на боевых собак. Рощин продолжил удачный опыт с доберманами и занялся мастино-неополитано и питбулями. Его собаки были крупнее и агрессивнее своих товарищей по породе. Бизнес процветал, когда стало известно о трагедии, потрясшей Австралию: приобретенный в Америке у Рощина питбуль буквально сожрал трехлетнего сына бизнесмена Капрайта. Собаку застрелили, а Капрайт подал в суд на Рощина.

    На Западе люди перестали покупать «мощных собак» для дома. Это заставило производителей обратить внимание на Восток. Так «ген агрессивности» попал в Россию.

    Следует сказать, что в настоящее время собачьи бои запрещены во многих странах.

    В ваш век научно-технического прогресса собака остается на государственной службе, являясь неотъемлемым членом таможенных досмотровых групп.

    «Хорошая собака-ищейка — это точный прибор, и обращаться с ней надо именно как с точным прибором», — сказал P. X. Райт.

    Собака имеет не очень большой объем обонятельных луковиц: у человека они эанимают 0,125 см3, у кошки — 0,375, у собаки — 1,25, а у лошади — целых 5,0 см3. Однако острота обоняния зависит не только от объема луковиц, но и от размера их поверхности. Эту поверхность увеличивают выступы, или, как их называют специалисты, этмоидальные раковины. У копытных животных восемь таких раковин, у ежа — пять, у человека — только две, а у собаки — шесть основных и несколько добавочных. В итоге поверхность обонятельного аппарата таксы в 15 раз больше, нежели у человека, который рядом с ней кажется гигантом.

    Механизм того, как собака нюхает, еще не очень-то изучен. Имеются на данный счет только версии.

    Изнутри собачий нос всегда мокрый, он покрыт жидкостью, активно захватывает лишь малую частицу молекул; остальные проходят в легкие. Но и этой небольшой части собаке хватает, чтобы унюхать, чем пахнет.

    Некоторые специалисты считают, что запах зависит от адсорбционных свойств веществ. Обонятельные клетки различают вещества именно по этим их свойствам. Есть мнение, что запах предопределен молекулярными колебаниями: молекулы, поглощенные пигментом обонятельных клеток, вибрируют, вот почему пигмент меняет цвет. То есть получается, что механизм восприятия запаха сходен с механизмом восприятия цвета.

    Новейшая версия по поводу работы собачьего носа гласит, что в напичканных ферментами обонятельных клетках могут происходить обратимые изменения белков. Это влечет за собой смену электропотенциалов, которые передаются по нервным волокнам. Все запутывается еще больше, если вспомнить, как легко собака сорбирует запахи, выделяя из них нужный.

    У человека самый сильный запах забивает остальные, а собаки, к примеру, распознают капроновую кислоту среди других жирных кислот. Если собаке дать фенамин, то через полчаса ее нюх еще больше обострится. Фенамин действует на протяжении нескольких часов. Чтобы собака лучше различала запахи, ей скармливают смесь фенамина с раствором брома.

    Запах запаху рознь. Чувствительность собачьего носа возрастает по мере роста числа углеродных атомов в молекуле веществ, которыми они заинтересовались. При всем этом собака малочувствительна к растительным запахам. Она, например, не чувствует запала цветов. Эволюция настроила ее исключительно на запах добычи. Для раздражения обонятельной клетки собачьего носа хватит одной молекулы масляной кислоты. К этому стойкому компоненту пота она в миллион раз чувствительнее человека. Чем больше взмокло преследуемое собакой животное, тем сильнее аппетитный, с точки зрения собаки, запах. Жесткие, нежные, приятные и отвратительные запахи меняют настроение и глубинную деятельность организма. Например, запах камфары повышает чувствительность к зеленому цвету, запах аммиака усиливает боль у человека. У собаки все это в сотни раз острее. Мир запахов неотделим от нее. Если каким-то образом повредить собаке обонятельные пути, она обычно не протянет и месяца.

    Ищейка бежит по следу бандита, но не все знают, что на каждом отпечатке обуви преступника остается не менее 2,511 молекул алифатических кислот, выделенных ступней и проникших сквозь подметку и швы ботинка. Так что собака буквально «идет по следу».

    Собакой-телохранителем сегодня никого не удивишь. Но собака из британского питомника для таможенных ищеек стала первой в мире, к которой приставлен вооруженный телохранитель. Ищейка Тэмми была отправлена в Южную Америку, где внезапно проявился ее необычный талант. Буквально под землей она стала вынюхивать партии контрабандных морских деликатесов, которые до появления Тэмми преступники вывозили из страны практически без преград. Ценные моллюски приносили злоумышленникам хорошую прибыль, и появление на таможне неподкупной ищейки поставило под угрозу весь превосходно налаженный бизнес.

    После того как первое покушение на Тэмми не удалось, местная полиция приставила к собаке вооруженных телохранителей, которые берегут драгоценного пса 24 часа в сутки. Заодно сделали «закрытой» и всю информацию о четвероногом «таможеннике». Секретом является даже то, какой породы Тэмми. Известно только, что в ее жилах течет кровь британских охотничьих собак.

    Проводятся эксперименты по обнаружению при помощи собак огнестрельного оружия с целью охраны высокопоставленных лиц. Эксперты считают, что для этого лучше всего использовать небольших собак, которые не обращают на себя особого внимания в толпе. Пока лучшие результаты достигнуты с суками пуделей, гончих и борзых.

    В Италии при патрулировании городов начали использовать особым образом дрессированных собак, которые способны обнаруживать по запаху взрывчатку, в том числе и пластиковую, а также оружие.

    Хорошо натасканный пес в состоянии безошибочно обнаруживать оружие по запаху пороха и смазочных материалов, которые используются для его чистки.

    Писатель Густав Майнрик, знаток эзотерических учений, который воплощал их в мистико-философских романах, отмечал непростой характер взаимодействия человека с домашними животными. В своем романе «Белый доминиканец» он писал: «Наследование клеток происходит иначе. Они появляются не сразу при зачатии и при рождении и не грубо чувственном образом. Это происходит не так, как если бы воду из одного сосуда переливали в другой. Наследуется особый индивидуальный порядок кристаллизации клеток вокруг центральной точки. Но и это происходит не сразу, а постепенно. Ты никогда не замечал один комический факт — старые холостяки, содержащие собак, со временем переносят свой собственный облик на своих любимцев? Здесь происходит астральное перемещение клеток из одного тела в другое. На том, что человек любит, он оставляет отпечаток собственного существа. Домашние животные только потому так по-мещански мудры, что на них астрально перенесены клетки человека. Чем глубже люди любят друг друга, тем больше их клеток смешивается между собой».

    Секретное оружие — йети и обезьяны

    В Японии, как и во всех странах Дальнего Востока, каждый уважающий себя ниндзя или самурай должен был виртуозно владеть палкой. Шест и дубинка всегда занимали почетное место в арсенале классических видов оружия. В Китае, Корее, Вьетнаме и Бирме фехтование на палках приравнивалось к искусству владения алебардой или копьем.

    Прародителем бо-дзюцу (искусства палочного боя) и тотемным покровителем мастеров «палочного дела» считался легендарный царь обезьян Сунь Укун, герой известного в Японии средневекового китайского романа «Путешествие на Запад». Задиристая обезьяна исполинским железным посохом наводила страх не только на злых волшебников и великанов-людоедов, но и на мирных богов.

    Специалисты по боевым искусствам считают, что секретные приемы боя с шестом и другие эффективные приемы школы «Обезьяны» люди переняли у обезьян и обезьяноподобного существа, которое называется по-разному — монкв, йети, «снежный человек».

    Есть мнение, что известные носители необычных способностей — японские ямабуси («горные воители») шлифовали свое искусство под руководством снежного человека, йети. Это случилось в незапамятные времена.

    Необычные возможности человека основаны на таких способностях, объяснить которые в рамках традиционных научных представлений достаточно сложно. Это бессловесный гипноз, скрытое «насылание» болезней и смерти, целительство, внечувственное восприятие телепатии, ясновидение, предвидение, а также телекинез, левитация, которые демонстрируются некоторыми адептами китайских и японских боевых искусств.

    Сунь Укун — царь обезьян, тотемный покровитель школы «Обезьяны»
    (по средневековому китайскому рисунку)

    Знаток индо-тибетской культуры журналист В. Овчинников, побывавший в Тибете, пишет: «Выявлением сверхъестественных способностей особенно много занимались в монастыре Шалу близ Шигадзе. Ключ к большинству тибетских феноменов — волевой контроль над подсознанием. Он достигается путем особой постановки дыхания, медитацией, постом. Самым эффективным путем к этому считается отшельничество. Монаха на три года, три месяца и три дня замуровывают в пещеру, куда лишь раз в сутки по узкому лазу проталкивают воду и пищу. Выйдя наружу, отшельник способен усилием воли увеличивать теплоотдачу, растапливать снег вокруг себя. Но главная цель трехлетней тренировки — научиться приводить себя почти в состояние невесомости. Это необходимо, чтобы совершить религиозный подвиг, именуемый «арджоха»: пробежать, едва касаясь ногами земли, от Шигадзе до Лхасы. Между этими двумя городами свыше трехсот километров, то есть более десятка марафонских дистанций. Подвижник отправляется в путь в полнолуние. Бежит, как лунатик, в состоянии транса две ночи и день. Считается, что дорогу ему выбирает «третий глаз». В лхасском храме Джокан есть служитель, обязанный заверить совершение «арджохи» специальной печатью».

    «Тибетцы убеждены, — продолжает В. Овчинников, — что кроме ясновидения, телепатии, медитации можно обрести умение становиться невидимым. Последнее особенно трудно, так как требует полной остановки умственной деятельности, ибо работающий мозг излучает телепатические волны. По представлениям тибетцев, все эти способности, ныне утраченные людьми, сохранил лишь йети — снежный человек. Потому-то он всегда так загадочно исчезает».

    Тайные службы всегда держали под грифом особого секрета все материалы, касающиеся «снежного человека» — йети.

    Спрашивается, почему такая секретность?

    Дело в том, что йети, наиболее крупный реликтовый гоминоид, является некоей побочной, тупиковой частью в развитии человека. Но если человек смог достичь своего сегодняшнего уровня за счет интенсивного развития мозга и изменения окружающей среды в соответствии со своими потребностями, то снежный человек выжил благодаря развитию у себя экстрасенсорных способностей. В арсенале йети такие уникальные навыки, как искажение пространственных параметров окружающей среды (благодаря чему он может внезапно исчезать, а также мгновенно телепортироваться на расстояние до 30 метров), частичное преодоление сил гравитации (что позволяет ему в несколько прыжков преодолеть отвесный горный склон), а также умение одним взглядом парализовать противника, что отмечалось почти всеми очевидцами. Причем все это йети проделывают с необыкновенной легкостью, будто играючи.

    Снежный человек — наш дальний родственник (нечто вроде троюродного брата). Ученые предполагают, что сверхъестественными навыками йети человек, при определенных тренировках, также сможет овладеть.

    Фантазия средневековых художников наделяла диких людей самыми причудливыми чертам
    (Альдрованди, 1645 г.)

    В поэме Низами «Искандер-намэ» в главе с примечательным названием «Руссы выпускают в бой неведомое существо» рассказываются удивительные вещи. Следует заметить, что сам термин «Русь» в качестве этнонима гораздо древнее эпохи Александра Македонского и упоминается как в Библии (Книга пророка Иезекииля, VI или VII век до н. э.), так и в древнейших египетских текстах Манефрона, где рассказано о «народах моря» Шакаруша (очевидно, «скифо-руссах»). Низами так пишет о таинственном гиганте, прирученном руссами для использования в военных целях:

    «Этот дикий, из мест, чья безвестна природа,
    Хоть с людьми он и схож, не людского он рода».
    Некий муж, изучивший всю эту страну,
    Так ответом своим разогнал тишину:
    «Если царь мне позволит, — в усердном горенье
    Все открою царю я об этом творенье.
    К вечной тьме приближаясь, мы гору найдем:
    Узок путь к той горе, страшно думать о нем.
    Там, подобные людям, но с телом железным,
    И живут эти твари в краю им любезном.
    Где возникли они? Никому невдомек.
    Из безвестного рода далекий исток.
    На любое боренье способны они,
    Но иные стремленья им не сродни.
    И не видели люди их трупов от века,
    Да и все они — редкость для глаз человека».

    Грозный гигант в поэме Низами назван Арисманом. Это сразу воскрешает в памяти более древние сведения Геродота об одноглазых «аримаспах», обитающих далеко на севере, рядом с гипербореями.

    Вопрос об одноглазости гигантов-антропоидов сложен. Коль судить по определенно имеющейся информации (например, «березовское чудо»), то какие-то аномалии развития существуют.

    Это можно объяснить гиперфункцией железистой шишковидной железы, спрятанной в глубине больших полушарий головного мозга у всех высших приматов. В оккультных учениях Запада и Востока эту железу называют «третьим глазом». Древние мистики придавали ей большое значение во всем сверхъестественном. Известно также, что эпифиз развивается, как правило, в процессе адаптации организма в условиях темноты. Одновременно с этим железа является, по мнению мистиков, источником астральной энергии, необходимой при суггестивном воздействии на психику окружающих (перципиентов). По некоторым сведениям, функции эпифиза блокируются алкоголем. Здесь вспоминается гомеровский одноглазый циклоп-великан, которого аргонавты одолели в пещере с помощью вина. В Гималаях ячменное пиво является традиционным и испытанным средством борьбы местных жителей с нашествием йети на возделанные поля. Такое не может быть простым совпадением.

    С личностью Александра Македонского устная традиция связывает миф про Гога и Магога. Сам миф древнее. Существует его библейский вариант в пророчестве Иезекииля и коранический. Во многих древних источниках обыгрывается мысль, что знаменитый полководец дошел до крайних пределов человеческой ойкумены и поставил там меж двух гор «железные ворота». Им надлежит до определенного срока удерживать апокалиптический напор Гога и Магога…

    Вполне реально, что живучесть этого мифа породила знаменитый «железный занавес» — термин эпохи «холодной войны». Сама традиция однозначно рисует место установки «ворот» в полном соответствии с поэмой «Искандер-намэ». «…Узок путь к той горе, страшно думать о нем, / Где как раз и находится обитель таинственных гигантов с телом железным».

    Несомненно, под символикой «железные ворота» скрыто нечто метафизическое, о чем можно лишь догадываться или строить гипотетические умозаключения. Вполне реально, что полководец действительно сталкивается с какими-то феноменами на своем пути. Это невероятно-неведомое давало ему новый импульс исторической миссии… Не зря египетские жрецы объявили царя Александра богом на земле, а в самых ранних христианских храмах Руси, например во Владимире, его барельеф украшал фронтальную часть, по сути, на месте Спаса.

    В шумерском эпосе о Гильгамеше (около 4000 г. до н. э.) приключения Гильгамеша начинаются с того, что жители его родного Урука высказывают высшим богам недовольство этим богочеловеком. «Его похоть не оставляет ни одной девственницы ее возлюбленному, ни одной дочери воину, ни одной жены знатному человеку». Чтобы отвлечь Гильгамеша от подобного рода неблаговидных поступков и усмирить его, богиня Аруру создает Энкиду, огромное, страшное, волосатое чудовище, живущее в степи вместе с дикими животными. Но опытный герой поступает хитро: понимая, что силой ничего не добиться, он не вступает в бой с чудовищем, а посылает к нему «блудницу из храма любви, дитя наслаждений», чтобы та разыскала и укротила Энкиду. Жрица сладострастия, разыскав чудовище, «обнажилась и ответила на его желание; она склонила дикаря к любви и научила его искусству женщины; шесть дней и семь ночей лежали они вместе», а затем Энкиду ослабел». Когда он выздоровел, блудница описала ему чудеса цивилизации и «повела его, как мать» за собой, прочь из диких степей.

    Монголы перед началом битвы выпускали впереди своих войск огромных, покрытых шерстью гигантов, которых прозывали хунгарес. Эти существа шли на бой, прикованные тяжелыми цепями, чтобы случайно не сорвались и не начали громить своих.

    Как видим, с незапамятных времен во многих источниках постоянно тлеют слухи о «диких людях» очень высокого роста, которые после себя оставляют гигантские следы, свистят, пугают. И там же имеют место паранормальные феномены. В поэме «Искандер-намэ» руссам приписывается способность приручения гигантов для использования их в военных целях, в качестве совершенной боевой машины. Эта информация, возможно, объясняет, почему в библейском пророчестве рядом с Гогом и Магогом упоминается «князь Роша».

    У Низами Арисман грозен и покорен руссам, но лишь в закованном состоянии:

    Был он пешим, но враг его каждый охотней
    Повстречался бы в схватке со всадников сотней…
    Он был за ногу цепью привязан; она
    Многовесна была, и крепка, и длинна…
    Шел он с палкой железной, большой, крючковатой,
    Мог он горы свалить этой палкой подъятой.
    А когда мощным руссам желанна война,
    В бой ведут они этого злого слона.
    Но хоть в битву пустить они диво готовы,
    Все же в страхе с него не снимают оковы.

    В русских литературных памятниках имеется интересное свидетельство, не замеченное исследователями проблемы йети. Связано оно с историей покорения Сибирского ханства казаками атамана Ермака.

    Согласно «Летописи Сибирской краткой Кунгурской» случай имел место в мансийском княжестве Пелым, находившемся некогда как раз на территории будущего Ханты-Мансийского национального округа, столь известного своими менквами (деревянными идолами).

    После первых военных успехов в Сибири Ермак с войском собирался возвратиться на европейскую часть России, но по разным причинам не смог. И в Чандырском городке местный шаман («шайтанчик») напророчествовал атаману, что придется ему с казаками зазимовать на озере Карача-куль, а затем сразу после зимовки они окончательно покорят Сибирское ханство. Так вот, одной из первых побед, последовавших затем, была победа над пелымским князьком Патликом, данником Кучумовым. Но перед этим сообщением в летописи есть интересная вставка: «И ту убиша богатыря два сажени высоты и хотеша живи эастрелиша на чюдо».

    Богатырь был явно не татарин и не манси — Ермак тогда никаких пленных не брал. Да и фраза «эастрелиша на чюдо» полностью исключает это. Велико ли показалось казакам «чюдо» — мертвый воин, пусть и высокого роста? Интересно другое. Столкнувшись с явно враждебным и мощным богатырем, русские сделали попытку обуздать его и взять с собой, видимо, на войну. Казаки словно следовали какой-то древней боевой традиции…

    Теперь о размерах гиганта. Две сажени роста — понятие растяжимое, поскольку на Руси сажень была трех видов: обыкновенная (2,13 м), косая (2,48 м) и маховая (1,76 м), на ширину раскинутых рук. Даже если предположить, что речь в летописи идет о самой маленькой маховой сажени, то все равно рост гиганта составлял около 3,5 метра. Неудивительно, что он «ухватом» давил, сопротивляясь, по десять человек кряду.

    Другой особенностью данного события является то, что оно случилось там, где в середине XIX века будет убит типичный ханты-мансийский «снежный человек». Вот что сообщал ежегодник Тобольского губернского музея за 1907 год: «Осенью 1845 года промышленники остяк Фалалей Лыкысов и самоед Обыль убили в урмане (хвойном лесу) необыкновенное чудовище: постав человеческий, росту аршин трех, глаза — один на лбу, а другой — на щеке, шкура довольно толстой шерсти, потоннее собольей, скулы голыя, у рук вместо пальцев когти, у ног пальцев не имел, мужского пола. Отставной урядник Андрей Шахов послал об этом 16 дек. 1845 г. доношение в Березовский земский суд».

    По этому делу было заведено следствие с пристрастным допросом Обыля и Лыкысова. Владимир Пушкарев обнаружил в краеведческом музее Салехарда материалы следствия.

    Вот что сказано там со слов участников происшествия: «Обыль объяснял, что вместе с Фалалеем нашел в лесу какое-то чудовище, облаянное собаками, от коих он оборонялся своими руками. По приближении 15 сажень сбоку из заряженного ружья Фалалей стрелял в оного чудовища, которое и пало на землю. Осмотрели его со всех сторон, орудия при нем никакого не было, роста 3 аршина (примерно 2,10-2,20 м), мохнатой, не имелось шерсти только на носу и на щеках, шерсть густая, длиной в полвершка, цвету черноватого, у ног перстов нет, пяты востроватые, у ног персты с когтями, для испытания разрезывали тело, которое имеет вид черноватой, и кровь черноватая, тело чудовища сего оставили без предохранения на том месте…»

    К сожалению, все розыски по этому делу ни к чему не привели. Труп ханты-мансийского йети так и не попал в распоряжение следствия и научной общественности. Местные жители долго «водили за нос» судебных исправников, опасаясь то ли суеверного ужаса перед местными менквами, то ли судебного преследования со стороны официальных властей. И это неудивительно — существо-то как-никак человекоподобно. А кому охота на каторгу? В общем, труп не нашли, скорее всего, его растащили по косточкам звери. А история эта вошла в анналы мировой гоминологии под названием «Березовского чуда».

    Низами довольно подробно описал процесс поимки этих существ руссами. Их ловили в лесах во время сна на деревьях. Для этого собиралось около 50 человек охотников. Обвязав спящего гиганта веревками, его затем заковывали цепью и уводили с собой. Если цепь от усилий существа не разрывалась (а бывало и такое, к несчастью охотников), то руссы обретали хорошего и послушного работника в мирное время и превосходное «тайное» оружие на случай войны. Не исключено, что использование гигантов в военных целях было даже отличительной особенностью древнерусской боевой традиции, своеобразным «ноу-хау» от более архаичных гиперборейских времен…


    * * *

    Военные давно присматривались к ученым, которые изучают повадки обезьян. Генетический код приматов всего менее чем на один процент отличается от генетического кода людей. Следовательно, рассуждают военные, результаты опытов над обезьянами действительны и для людей. В ряде стран уже давно появились лаборатории по изучению обезьян, в которых велись исследования в военных целях. В свое время в Сухуми даже возник институт, созданный для скрещивания человека с обезьяной.

    В январе 1924 года скончался В. И. Ленин. Общественность была крайне взбудоражена — великий вождь скончался от преждевременного старения. Таков был официальный диагноз личного врача Ленина доктора Розанова, который занимался серьезной научной проблемой — вопросом омоложения партийной верхушки. В 1925 году Розанов подал бумагу И. В. Сталину, в которой говорилось, что ему необходимы две обезьяны для пересадки половых желез людям. Если опыт будет удачен, то ему удастся продлить годы жизни всей коммунистической верхушке.

    В это же время на юге страны известный биолог Илья Иванович Иванов придумал скрещивать человека с обезьяной. Царский режим выступал против такого аморального эксперимента. Приход к власти большевиков развязал ученому руки. Свои идеи относительно скрещивания человека с обезьяной Иванов изложил в письме к наркому просвещения А. Н. Луначарскому: «С первых шагов своей научной деятельности я пытался осуществить постановку опытов скрещивания человека и обезьян. В свое время я вел переговоры с бывшими владельцами знаменитых зоопарков… Однако страх перед Святейшим синодом оказался сильнее желания пойти навстречу этому начинанию… В данное время для постановки этих опытов недостает только денег».

    Иванов просил выделить ему 15 тысяч долларов и командировать его в Африку для проведения первых опытов по скрещиванию людей с обезьянами.

    Летом 1926 года профессор Иванов с ассистентами отбыл в Гвинею, где находилась станция Пастеровского института. Иванов рассчитывал изучить обстоятельства изнасилования чернокожих женщин гориллами, а если вдруг повезет, то и обнаружить возможное потомство. Все старания ученого были напрасны: в джунглях так и не удалось обнаружить ни одного существа, напоминающего помесь гориллы с человеком!

    Тогда Иванов принял решение провести тайное искусственное осеменение туземкам, которые пришли к нему на прием. Совершенно случайно об этом узнали местные мужчины. Туземцы попросту запретили своим женщинам обращаться за помощью к белым врачам. Иванову пришлось выписать из Габона пигмеек, которые за небольшую плату готовы были забеременеть от самцов горилл.

    У пигмеек так никто и не родился. Зато самкам шимпанзе удалось забеременеть от пигмеев! Обрадованный Иванов посадил обезьян на корабль и отправил в Россию, но по дороге они погибли.

    В Москве была создана высокопоставленная комиссия по расследованию этого дела. Иванова обвиняли в том, что он уронил честь советского врача, когда сделал попытку тайно оплодотворять гвинейских женщин. Вердикт комиссии был таков: отказать Иванову в дальнейшем финансировании экспедиций. Все, на что мог рассчитывать профессор, это продолжение эксперимента в обезьяньем питомнике в Сухуми, который был выстроен специально для искусственного спаривания обезьян с человеком.

    В Сухуми профессор Иванов стал очень популярным человеком. Со всего света к нему приезжают люди, которые готовы принять участие в эксперименте. Теперь у Иванова нет отбоя в донорах спермы и даже в людях, которые готовы жить с обезьянами как с женой или с мужем. Такие странные желания иметь потомство от горилл люди объясняли следующим образом: «Хотим послужить науке, не требуя платы, ради СССР и просвещения подверженных религиозному невежеству сограждан».

    В 1927 году Иванов принял решение перебраться со своей лабораторией в Западную Африку для продолжения начатого эксперимента в Гвинее. Из Африки профессор писал в СССР: «Работа идет полным ходом. Получается не все из задуманного, однако унывать некогда… Необходимо не только увеличить число опытов искусственного осеменения шимпанзе спермой человека, но и снова поставить опыты обратного скрещивания. Гибридный человек, который соответствует антропоидам, с рождения растет быстрее, нежели обычный, к трем-четырем годам набирает невероятную силу, гораздо менее чувствителен к боли, неразборчив в пище… Возможности использования безграничны — от работы в сырых забоях до солдатской службы».

    Отъезд Иванова поверг вождя всех народов в шок! Вопреки желанию И. В. Сталина самоуверенный профессор покинул Россию и продолжает эксперимент!

    По приказу Сталина профессора отозвали в Москву якобы для переговоров о продолжении эксперимента. На вокзале в Москве Иванова арестовали и препроводили на Лубянку. Он получил 5 лет лагерей строгого режима и скончался 20 марта 1932 года в лагере от атеросклероза. В это же время в Сухумском институте прекратили опыты по спариванию человека с обезьяной.

    Бредовая ивановская идея в строгой секретности была проведена в колымских лагерях и там стала реальностью.

    О том, как это происходило, стало известно из книги знаменитого бельгийского зоолога Эйвельманса «Загадка замороженного человека». Эйвельманс почерпнул информацию о том, как осуществлялся бесчеловечный эксперимент, у коллеги, которая в начале 50-х годов познакомилась с бежавшим из лагеря русским врачом. Лагерному врачу было приказано оплодотворять монгольских женщин спермой гориллы, но врач отказался это делать. Ему грозило суровое наказание, и он чудом смог убежать из лагеря. К великому сожалению, его коллеги не последовали этому примеру и искусственно оплодотворяли женщин обезьяньей спермой, а самок шимпанзе — человеческой.

    Дьявольский план удался. Обезьяно-человеческих малышей отбирали у родителей. Однако и без родительской опеки те росли как на дрожжах, значительно быстрее, нежели люди, и очень скоро выросли ростом до двух метров. Они были значительно сильнее своих человеческих сверстников, мало ели и были весьма неприхотливы. Вскоре выяснилось, что эти мутанты могли работать в рудниках едва ли не по 24 часа в сутки. Мутанты не умели говорить, но достаточно легко научились понимать команды своих хозяев и выполнять простую физическую работу. Правда, они не могли рожать себе подобных, но лагерные ученые поставили цель решить эту проблему.

    Эйвельманс пишет, что доверять рассказу колымского врача есть серьезные основания. Несмотря на официальную точку зрения, которая утверждает, что гибридизацию человека и обезьяны осуществить невозможно, ученый считает, что это в общем-то вполне реально. У человека 46 хромосом, у обезьяны 48 — достаточное количество для скрещивания. Гибрид будет иметь 47 хромосом. Поскольку данное число нечетное, он не будет давать потомство.

    Живя рядом с людьми, обезьяны сами могут перенять у человека и плохое и хорошее. Особенно это умение проявилось в странах, где часто возникают вооруженные конфликты.

    В 2000 году в джунглях Конго и Заира появились банды вооруженных обезьян. Они терроризируют население деревень и поселков. По свидетельству очевидцев, приматы готовятся к войне с правительственными войсками, чтобы отвоевать у людей всю территорию джунглей.

    «Все началось с того, что из африканских деревень на территории Конго и Заира стали таинственно исчезать люди. Как сообщает журнал «Уикли Уорлд ньюс», полиции удалось обнаружить три женских и два мужских трупа, изуродованные до неузнаваемости. Полицейские наотрез отказались сообщать подробности убийств, заявив только, что они совершены не людьми, поскольку на трупах остались характерные следы каких-то «мистических ритуалов», не характерных ни для одного проживающего в Африке племени.

    Жители нескольких деревень видели в джунглях отряды марширующих лохматых гигантов, вооруженных винтовками. Откуда гориллы взяли оружие, можно только предполагать. Скорее всего, по мнению властей, они украли его из оружейных складов армии или полиции. По словам очевидцев, в арсенале обезьян имеются гранаты и огнеметы. Вооруженные банды горилл необычайно мобильны, их видели в самых разных местах. Говорят, что многие из деревенских жителей, увидевших военные марши горилл, пережили нервный шок и наотрез отказываются с кем-либо о них говорить.

    Способность обезьян обращаться с оружием и организовываться в отряды кажется невероятной только тем, кто не знает повадок и образа жизни горилл.

    Опытные лесники, которые знают диких горилл не понаслышке, нисколько не удивлены появлением вооруженных обезьян. Ведь гориллы копируют действия людей, они могут пользоваться орудиями труда. Обращаться с оружием они, очевидно, научились, наблюдая за военными действиями в Африке. Скорее всего, гориллы собрались вместе, чтобы отвоевать у людей среду обитания. В общем, происходящее — своеобразная территориальная война.

    Гориллы необычайно коварные существа и своих планов не раскрывают. Если «лесные люди» что-то задумали, то они добьются своего.

    Лохматые бандиты свободно и легко передвигаются по непроходимым джунглям. Военная разведка бессильна, поскольку гориллы обладают острым слухом, обонянием и приблизиться к ним незаметно практически невозможно.

    Вот уже несколько лет живут а страхе жители некоторых африканских местностей.

    14 апреля 2002 года, недалеко от индийской границы, в Пакистане, вооруженным отрядом была атакована лаборатория DFS-12, находящаяся на территории базы ВВС США.

    Эта база уже давно не использовалась по своему прямому назначению. Небольшой исследовательский комплекс — вот и все, что там находилось.

    Неизвестна причина, по которой на лабораторию было совершено нападение. Возможно, это был теракт исламистов против США.

    До того как представители Вооруженных сил США прибыли на место, где была разрушена лаборатория, там побывали местные жители с целью чем-нибудь поживиться.

    Вот они и распустили странный слух, что среди убитых сотрудников лаборатории они видели странных, полностью покрытых волосяным покровом людей.

    Лишь только прошел слух о странных мертвых существах на военной базе, как через две недели появилась информация, что какое-то волосатое чудовище нападает на жителей Дели.

    Напрашивается вывод, что в лаборатории на базе проводились опыты над людьми. После нападения на базу один подопытный образец сбежал, или его сознательно похитили. В общем, опасный беглец оказался на улицах Дели. Сначала он находил выход своей агрессии избивая жертв, а затем в действие вступили приобретенные в ходе опытов инстинкты, и человек-обезьяна начал убивать людей с помощью оружия. Это более приемлемо для универсального солдата.

    Почему спецназ начал искать пропавший подопытный образец спустя полгода? Характерно, что его искали не очень-то и внимательно. Военные приехали на старые развалины, будто знали, что добыча находится именно здесь. Очевидно, под кожу каждого подопытного человека-обезьяны (или универсального солдата) был имплантирован радиомаяк, постоянно сообщавший о месте расположения объекта.

    В течение полугода военные и ученые, занимавшиеся этим опытом, вероятно, наблюдали за поведением подопытного образца. А вот когда человек-обезьяна начал убивать, его решили ликвидировать.

    В Индии обезьяны принадлежат к священным животным и свободно разгуливают по улицам городов и деревень. Однако на территории страны не обитают крупные человекообразные обезьяны и никогда до этих происшествий не было случая нападения обезьян на людей. Если предположить, что каким-то образом человекообразная обезьяна попала на территорию Индии (например, была привезена, а потом сбежала), то нападения можно объяснить.

    Как видим, в настоящее время военные всерьез занялись обезьянами.

    По сообщению западной прессы, спецназ США ищет мартышку для отряда быстрого реагирования. Как пошутили журналисты, американским коммандос недостает животных инстинктов.

    Офицер Шон Трулов рассчитывает получить под свою идею правительственный грант и натренировать обеэьянку-спецагента, а также оснастить «воспитанницу» специальной рацией и бронежилетом. На все это ему хватило бы 100 000 долларов. Из них 15 000 уйдут на приобретение мартышки-капуцина, а остальное — на его дрессировку, питание, оснащение необходимой для раэведработы техникой. Трулов не случайно остановил свой выбор на капуцине. Среди приматов они считаются самыми сообразительными после шимпанзе, но более ловкими и компактными.

    Агентство по высокотехнологичным оборонным проектам при Пентагоне, куда офицер направил свою заявку, пока молчит.

    В полиции города Месса (штат Аризона) Шон Трулов отвечает за обслуживание роботов, но мечтает об обеэьяне-«рэмбо».

    Как видим, поистине неистощима фантазия военных в использовании живого оружия. Часто фантазии подобного рода претворяются в жизнь.

    Американскими военными была создана так называемая «эоодивизия», в которую входил и «батальон» шимпанзе. Поначалу все шло хорошо, и звери-воины обучались боевому делу. Однако вскоре начались неурядицы. Подняли бунт особо сообразительные обезьяны, которые могли не только обращаться с оружием, но ежедневно учились понимать язык страны, в которой предполагалось произвести первую диверсию. Получив очередную порцию наркотиков, обезьяны начали совершать неадекватные поступки.

    Задушив обучавшего их филолога, обезьяны отняли у часовых автоматическое оружие и открыли стрельбу по всему движущемуся. Обезьяны стреляли не только в людей, но и друг в друга. Те из них, кого не успели пристрелить, перебрались на мусорную свалку и несколько дней вели против людей партизанскую войну. Они нападали исподтишка и в самое неожиданное время.

    После этого трагического инцидента работы по созданию «эоодивиэии» были приостановлены. По мнению некоторых специалистов, они просто перенесены в более засекреченное место.

    Военные продолжают зорко следить за экспериментами ученых над обезьянами.

    Профессор Леонид Саликович Фирсов по праву считается одним из наиболее компетентных специалистов по изучению обезьян. В 1972 году ему удалось высадить несколько обезьян на остров, чтобы проверить их выживаемость в условиях изоляции. Данным экспериментом всерьез заинтересовались военные.

    Фирсову необходимо было узнать, какой травой в лесу будут питаться обезьяны, чтобы не умереть с голоду. Эти съедобные растения ученые тщательно изучали и полученную информацию передавали военным.

    Первым делом обезьяны стали проверять, не осталось ли в гнездах птиц яиц или птенцов, затем начали отлавливать мелких хищников и мышей. Потом наступила очередь ворон. Когда мясо и дичь были на исходе, обезьяны перешли на растительную пищу. В течение многих месяцев обезьяны ели листья, побеги, лубяную часть коры, нивяник обыкновенный, купырь лесной и кочедыжник женский.

    После окончания экспедиции Фирсов перечислил военным названия растений, которые могут составить полноценное питание советских солдат. Специально для них были выпущены буклеты, в которых были изображения и названия съедобных растений для воинов.

    «Великая кошачья битва»

    Все кошки родом из Древнего Египта. Бог солнца Амон Ра, победивший змея тьмы Ими-Ухенефа, мог принимать кошачий облик. В мистериях его называли Великим Котом. На старинной египетской фреске так изображена его битва со змеем: огромный кот придавил одной лапой голову змея, а в другой лапе сжимает меч, который заносит над поверженным. Восхваление Ра в надписях на гробницах фараонов XIX и XX династий гласит: «Ты — Великий Кот, мститель богов».

    Кошек называли стражами хлебных амбаров. За убийство кошки полагалась смертная казнь. Если кошка умирала своей смертью, то ее оплакивали, осыпали дарами — сушеными мышами, а хозяева кошки в знак траура сбривали брови. Зверька мумифицировали, изготавливали для него саркофаг и хоронили с почестями.

    В Древнем Египте кошка была любимым, более того — священным животным. В ее образе почитали богиню Баст, или Бастет, дочь бога солнца Ра, его помощницу в битвах, богиню солнечного тепла. Ее изображали в виде кошки или женщины с головой кошки. В честь богини Баст построили большой храм. Он находился в центре города на острове, который образовывали каналы Нила. Преддверие храма было украшено великолепными статуями трехметровой высоты. Святилище ограждала высокая стена, украшенная барельефами, а внутри него росли могучие деревья. В честь своей любимой богини египтяне устраивали празднества. Этот храмовый праздник отличался особой пышностью. Люди со всех концов страны приплывали в Бубастис на праздник.

    Однажды войска персидского царя напали на город Бубастис. Осада продолжалась очень долго, но персы никак не могли захватить город. Тогда они взяли в заложники кошек, привязали их к своим щитам и пошли в наступление, зная, что египтяне никогда не будут стрелять в обожествляемых ими животных. Так они захватили город. Прошло много лет. И вот враг снова подошел к стенам города Бубастиса. Тогда, чтобы не попасть в руки врагов и спасти город, кошки решили пожертвовать своей жизнью и начали прыгать в огонь. Вот таким образом, благодаря самоотверженности кошек, город был спасен.

    Кошек тщательно берегли, охраняли, но пришедшие в Египет римляне все равно умудрялись красть священных животных, поскольку видели в них большую практическую пользу. Кошки уничтожали мышей и кротов, которые обитали в Римской империи повсюду. Так, вместе с легионами, кошки попали в Европу. О пользе, которую могли принести кошки, знали и древние греки. Тайком из Греции в Египет снаряжались экспедиции контрабандистов. Египтяне оберегали свое сокровище и часто пускались в погоню за ворами. Бывало, что отвоевывали своих мурок и возвращали домой. Несмотря на все ухищрения, контрабандистов выдавал отчаянный вой запертых в трюме хвостатых пленниц. Как видим, в истории совершались не только переселения народов, но и переселения животных.

    С давних пор кошка считалась царицей хитрости. Это качество помогало ей всегда быть сытой.

    В Китае и Японии долгое время считалось, что кошки — это явная материализация сил могущественных злых демонов.

    Одна из легенд о смерти Будды гласит, что собрались звери у его смертного одра и начали его оплакивать. Внезапно появилась крыса и стала слизывать масло из лампы с благовониями. Кошка, не долго думая, схватила крысу и съела ее. Все звери начали обсуждать, какое же деяние совершила кошка. С одной стороны, она спасла священное масло для воскурения благовонных дымов во славу Просветленного — следовательно, кошка сотворила доброе деяние. Однако сам Будда повелел всем живым существам любить друг друга. Раз так, значит, велик грех убийства. Кошка и ее племя были прокляты.

    Только спустя многие столетия кошке специальным императорским указом было возвращено доброе имя. И сразу пушистые красавицы превратились в глубоко почитаемые символы удачи и счастья. Кошки теперь жили при императорском дворе, в богатых поместьях, и им воздавались почести, как знатным вельможам.

    Кошек считали сверхъестественными, мистическими существами. Это отмечено одним интересным фактом. В китайской кухне, где, как известно, съедобным считается все, что ползает, летает, плавает и ходит по земле, отсутствуют блюда из кошачьего мяса.

    Кошки могут и счастье принести, и беду накликать. Страхом перед кровожадной кошачьей сущностью отличаются поверья индейцев Центральной Америки. Там верят в особого кошачьего дьявола, у которого колдуны заимствуют волшебную силу.

    В сказаниях восточных славян всегда там, где появляется кот, присутствует мотив борьбы со Змеем. Причем кот может и помогать Змею, и бороться против него.

    В прибалтийских поверьях кот часто упоминается то как кот-змееборец, то, наоборот, как воплощение сил зла.

    Немало интересного скрывают легенды об Ученом Коте, который умеет добывать огонь; о чудовище Коте Баюне, который сидит на столбе, побивает весь люд встречный, неодолимый сон-дрему напускает.

    С приходом в Европу христианства жизнь кошек стала невыносимой. В Средние века Святая инквизиция объявила войну еретикам, чернокнижникам, ведьмам и колдунам. Под «горячую» (и в прямом и в переносном смысле) разборку попали и кошки, особенно черной масти. Считалось, что именно их обличье принимает дьявол.

    Способность кошки видеть во тьме, фосфорический свет ее глаз со зрачками, которые могут сужаться и расширяться, присущее кошке свойство непонятной отчужденности способствовали вере в магические свойства этого животного.

    Черный кот ростом с собаку как воплощение злого духа фигурирует в булле папы Григория IX (1233 г.), обращенной против обвиненных в связях с дьяволом жителей Ольденбурга. Образ кота, охотника за мышами, напрямую связывался с образом сатаны — ловца верующих душ.

    В период «охоты на ведьм» по всей Европе запылали костры, на которых вместе с несчастными женщинами горели и кошки. Человеческая глупость, жестокость и религиозный экстремизм, обращенные против ни в чем не повинных животных, не остались безнаказанными. Европу, и без того обескровленную инквизицией, поразила страшная эпидемия чумы, источником которой и распространителем явились крысы. Во время массового истребления кошек этих серых тварей развелось громадное количество. Европа практически обезлюдела.

    Шло время, смягчались нравы. Кошка была «реабилитирована». Ее замечательные качества защитницы урожая способствовали тому, что ее вскоре стали считать добрым духом.

    Даже в христианских легендах отметили кошку как священное животное, охраняющее зерно, а убийство кошки стало считаться грехом, который требует отмщения. У кошек даже появилась покровительница — святая Гертруда, которая заботится о благополучии этих животных. В отличие от средневековых европейцев, не испытывавших к кошкам теплых чувств, более гуманное и прогрессивное европейское общество периода Ренессанса увидело в этих животных многие удивительные черты.

    Один из фелинологов — ученых, которые занимаются изучением кошек, Гаррисон Уэйр, в конце XIX века отметил, что на долю кошачьего племени выпали века плохого обращения, презрения и неоправданной жестокости со стороны человека при почти полном отсутствии заботы и нежности.

    Известный французский писатель, философ и ученый М. Монтень говорил: «Когда моя кошка и я обезьянничаем, развлекая друг друга, играем в ленточку, то, кто знает, может быть, я забавляю ее больше, чем она меня. Могу ли я по простоте заключить, что она сама выбирает, когда ей играть, а когда нет, так же свободно, как и я? Нет, как знать, может, я сам виноват, что не понимаю ее языка (ибо кошки, несомненно, переговариваются и разумно общаются между собой), и поэтому мы не можем жить в большом согласии? И кто знает, может быть, она жалеет меня, потому что у меня достает ума только играть с ней, и смеется над моими заблуждениями, в том заключающимися, что я лишь развлекаюсь с ней?»

    Известный немецкий зоолог А. Э. Брем считал, что среди прочих млекопитающих (исключая обезьян) кошки обладают высшей степенью интеллекта. Они терпеливы, сообразительны, чрезвычайно внимательны и имеют молниеносную реакцию. Кошки могут действовать поразительно обдуманно и хитро.

    Бандиты, ворвавшись в банк города Лac-Kpycec (штат Нью-Мексико, США), заставили кассира встать лицом к стене и отобрали ключи от сейфов. Кот Каспар, до того времени мирно дремавший на подоконнике, мягко спрыгнул на пол и незаметно улегся под столом на педаль сигнализации. В полицейском участке вспыхнул сигнал «Ограбление банка».

    Невзирая на малые размеры, кошка вовсе не безобидное животное. Она вполне может быть опасной для человека.

    Шестилетняя рыже-черно-белая кошка Бонни, живущая в Англии, обратила в бегство двух воров, пытавшихся ночью ограбить склад консервов для домашних животных, принадлежащий ее хозяину. Не успели воры погрузить в свой фургон несколько сотен консервных банок, как на них накинулась разъяренная Бонни. Хотя Бонни и потеряла несколько клочьев шерсти, она так сильно расцарапала злоумышленников, что полиции удалось определить по следам крови «генетические отпечатки». Это позволило полицейским установить личности воров.

    Бесчисленные поколения предков-охотников наградили кошку, как и ее более крупного собрата — леопарда, привычкой в момент опасности вцепляться в лицо и стараться выцарапать глаза. Когти кошки опасны не только из-за этого. Под когтями, особенно у промышляющей ловлей живности кошки, остается тонкая пленка гниющего мяса, а следовательно, и трупный яд. Поэтому даже легкая царапина может стать причиной заражения крови.

    Есть кошки, которые состоят на государственной службе. Чтобы мыши не портили бесценные коллекции всемирно известного Британского музея, в его штат официально зачислена «кошачья рота» в составе шести особей. Каждая кошка получает 50 фунтов стерлингов в год. Чтобы кошек никто не трогал и все посетители знали, что они «служащие музея», им выдают униформу — на шее каждой повязан пышный желтый бант. Такую же службу несут кошки в некоторых почтовых отделениях Лондона.

    Военные проявляют интерес к кошкам не одно десятилетие. Еще в 1972 году американские военные специалисты освоили метод создания мутантов, основанный на пересадках животным ткани человеческого мозга в сочетании с использованием наркотиков и веществ, которые стимулируют развитие интеллекта и агрессивности. При помощи этих средств была сделана попытка создать из животных идеальных солдат, которые безропотно выполняют любые приказы командиров. Опыты проводились в строго засекреченном месте, на острове, который за изощренные издевательства над животными вполне заслужил название «Остров страданий».

    В мозг кошкам имплантировали частицы человеческого мозга. Кошки стали идеальными «солдатами», использующимися в основном в разведывательных целях. Даже самый бдительный солдат противника не поднимет тревоги, увидев кошку, прогуливающуюся вблизи ракетной установки. Кошки-мутанты выполняли распоряжения своих тренеров и могли общаться между собой. Спецподразделение кошек могло окружить дом, взять под наблюдение каждого входящего и выходящего из него человека. Кошки превосходно видели в темноте и легко обнаруживали, а то и выводили из строя взрывное устройство, отвлекали охрану. Умели кошки и нападать на человека, выцарапывать глаза, перекусывать горло или сонную артерию.

    У кошачьего подразделения была одна особенность, погубившая его. В него входили только кошки-мутанты, которые в результате произошедших в мозге изменений не желали иметь дело с нормальными котами и при встрече безжалостно с ними расправлялись.

    К большому счастью, планы спецслужб закончились провалом. Вторжение в психику животных обернулось трагедией. Первыми взбунтовались кошки. При проведении опытов над одной из мутанток ее вначале усыпили, а затем оплодотворили искусственным путем. Когда беременность кошки стала заметной, остальные мутантки набросились на нее и растерзали. Потом пришла очередь врача-лейтенанта, который проводил искусственное оплодотворение. Утром на постели обнаружили не человека, а гору истерзанного в клочки мяса. Все кошачье спецподразделение было ликвидировано.

    Но на этом опыты по созданию кошек-солдат не прекратились. «Светлую» голову одного из американских стражей «демократии» осенила идея вмонтировать в домашних котов радиопередатчики («электронные клопы», «жучки»), а затем провести с ними тренинг по специальной дрессировке. Борцы ЦРУ за свободу слова ликовали. Отныне инакомыслящим спасения нет: уютно устроившийся на коленях диссидента мурлыкающий любимец будет передавать в эфир подрывные высказывания хозяина.

    Особо доверенные агенты ЦРУ занялись отловом котов, каковым в засекреченных лабораториях вшивали миниатюрные передатчики с автономным питанием. Хотя слово «кот» было отнесено в разряд секретных животных, журналист Марчетти не удержался и сказал в интервью журналу «Харперз», что ЦРУ «хирургическим путем» помещают де микрофоны в телах «обычных домашних животных».

    Возмездие не заставило себя ждать. Судья Брайан получил иск с грифом «Совершенно секретно»: ЦРУ требовало привлечь Марчетти к ответственности. Брайан рассудил: коль скоро термин «кот», составляющий государственную тайну, не фигурировал в интервью, устои государства не поколеблены.

    «Великая кошачья битва» велась в федеральном суде в строжайшей тайне», — саркастически заметили журналисты.

    Крысиная армия фюрера

    Российский император Петр III чрезвычайно увлекался «миниатюрными судебными процессами», которые с соблюдением всех процессуальных норм юриспруденции осуществлял над крысами. К слову сказать, он в это время был женат и имел двоих детей: сына Павла и дочь Анну. Дадим, однако, слово самой Екатерине (впоследствии Великой): «Посередине кабинета висела огромная крыса. Я спросила, что бы это значило, и в ответ услышала, что крыса совершила преступление и, согласно военному трибуналу, осуждена на смертную казнь. Ибо крыса, как шпионка, пробралась в укрепленные бастионы картонной крепости и съела там двух солдат из крахмала. И вот военный полевой суд во главе с Петром III поймал крысу и с соблюдением церемониала предал казни. И висеть этой крысе еще три дня в назидание другим».

    Несмотря на комичность ситуации, этот не самый прославленный в российской истории монарх был прав: крыса изрядно вредила и вредит человеку.

    В Азии крысы гнездились на рисовых болотах. Дорогу им «проложил» Чингис-хан. Подтаяли ледники, люди научились далеко плавать, и крысы ринулись по стопам Орды. Арабы завезли крыс в Персидский залив, крестоносцы «подхватили» их в Палестине.

    Венеция жаждала пряностей и жемчуга, а получила чумных крыс.

    Уже в XV веке Церковь прокляла крыс, да уже было поздно!

    С крысами пытались бороться при помощи самых хитроумных ловушек. Однако разгромить и уничтожить черных крыс (прекратить регулярные эпидемии чумы в Европе) смогли лишь… другие крысы. Академик Петр Паллас приводил услышанный им рассказ о том, что в 1727 году огромные полчища крыс необычного серо-рыжего цвета переплыли Волгу и «промаршировали» на запад. «Подойдя к Астрахани, — рассказывает Альфред Брем об этом великом крысином завоевательном походе, — они бесстрашно бросились в бурные воды могучей реки и густыми массами покрыли ее гладь. Тысячи их тонули в пучине, но что за дело? Когда имеется в виду великая цель, на гибель единиц не обращают внимания». Это была всем ныне известная серая крыса, или пасюк, родом из Северного Китая. Двинуться в поход грызунов заставило землетрясение.

    Один из рассказов французского писателя-мариниста XIX века Анри Моршана посвящен крысам, причем автор заверяет в подлинности этой истории, сообщая фамилии, даты и названия кораблей.

    Некий французский офицер направлялся на новое место службы в одну из французских колоний. Во время захода на Ямайку офицер, надев парадный мундир, с саблей на боку собрался сойти на берег и перед трапом решил покрасоваться (на берегу судно встречало множество женщин): вытащил из ножен саблю и протер ее лезвие платком. Но не успел вложить ее обратно в ножны, как увидел странную картину: навстречу ему, прямо посередине трапа, шествовала большая черная крыса. Еще две серые, помельче, обосновались у трапа на берегу, но на корабль не поднимались. Офицер взмахнул саблей, намереваясь расправиться с наглой бестией одним ударом, но крыса бойко юркнула в сторону, и клинок просвистел мимо, перерубив лишь хвост. С громким писком крыса свалилась в воду, а ее компаньоны тут же исчезли.

    Не придав эпизоду никакого значения, офицер сошел на берег и возвратился на корабль лишь поздно вечером. Но заснуть ему не удалось: раньше на корабле крысы никому не докучали, а теперь кто-то с остервенением грыз деревянную перегородку между каютой и боцманским закутком. Офицер зажег масляную лампу и в ее свете увидел, как в прогрызенное отверстие проникло более десятка крыс, которые бросились к его койке. Вскочив на ноги, офицер стал обороняться чем попало. Самая крупная крыса вцепилась ему в ногу, и когда он сбросил ее, то заметил, что это его «старая знакомая», у которой он отрубил хвост.

    С воплем ужаса офицер выскочил на палубу, там шла настоящая война вахтенных с полчищами крыс, которые лезли на корабль не только по трапу, но и по швартовым канатам. Узрев это жуткое зрелище, офицер бросился по трапу навстречу поднимавшемуся крысиному воинству, вылетел на берег и помчался сломя голову куда глаза глядят.

    Лишь когда порт оказался далеко позади, он пришел в себя и начал разыскивать хоть какую-нибудь гостиницу, где можно было бы провести эту ночь.

    Обращает на себя внимание такой момент: крысы атаковали корабль почти сразу как только офицер вернулся на его борт. Возникает вопрос: как они узнали о его возвращении? Скорее всего, крысы обладают действительно необычайными способностями.

    Известный микробиолог лауреат Нобелевской премии А. Флемминг как-то заметил: «Если человеческая цивилизация по собственной неразумности или каким-то другим причинам однажды исчезнет с лица Земли, ее место займет цивилизация крысиная».

    Необыкновенные способности крыс описаны в ряде произведений.

    «Он умрет, — сказал неизвестный, — но не сразу. Вот адрес: Пятая линия, девяносто семь, квартира одиннадцать. С ним его дочь. Это будет великое дело Освободителя, он прибыл издалека, его путь утомителен, и его ждут во множестве городов. Сегодня ночью все будет кончено. Ступай и осмотри ход. Если ничто не угрожает Освободителю, Крысолов будет мертв и мы увидим его пустые глаза».

    Эта небольшая цитата взята из мистического рассказа Александра Грина «Крысолов». Он имеет прямое отношение к теме этой главы. Коротко напомним его содержание. Место действия — Петроград 20-х годов прошлого века, а конкретно — Сенной рынок. Здесь герой рассказа продает свои последние книги. И здесь же он случайно знакомится с девушкой, тоже продающей книги. Узнает ее адрес. Потом герой заболевает тифом, надолго попадает в больницу и в итоге остается без жилья.

    Сердобольный знакомый дает ему ключ от дверей пустующего бывшего Центрального банка, и в этом огромном здании, заполненном кипами не нужных никому бумаг, начинают происходить странные вещи. Молодого человека зовут таинственные женские голоса, заманивающие его в смертельную ловушку. Он слышит музыку, красивое пение, славящее приход какого-то избавителя и предрекающее смерть некоему Крысолову. Ему удается подслушать разговор двух невидимых собеседников, приведенный выше, из которого он с ужасом узнает адрес той самой знакомой девушки.

    Герой спешит на Пятую линию Васильевского острова и оказывается в квартире, где живет эта девушка. Отец ее действительно крысолов.

    Тот зачитывает ему отрывок из средневековой немецкой книги Эрт Эртруса «Кладовая крысиного короля»:

    «Пусть за меня скажет вам кое-что об этих вещах Эрт Эртрус. — Крысолов вышел и принес старую книгу в кожаном переплете с красным обрезом.

    — Вот место, над которым вы можете смеяться или задуматься — как угодно… Коварное и мрачное существо это владеет силами человеческого ума. Оно также обладает тайнами подземелий, где прячется. В его власти изменять свой вид, являясь, как человек, с руками и ногами, в одежде, имея лицо, глаза, подобные человеческим и даже не уступающие человеку, — вот его полный, хотя и не настоящий образ. Крысы также могут причинять неизлечимую болезнь, пользуясь для того средствами, доступными только им. Им благоприятствуют мор, голод, война, наводнение и нашествие. Тогда они собираются под знаком таинственных превращений, действуя, как люди, и ты будешь говорить с ними, не зная, кто это. Они крадут и продают с пользой, удивительной для честного труженика, и обманывают блеском своих одежд и мягкостью речи. Они убивают и жгут, мошенничают и подстерегают; окружают роскошью, едят и пьют довольно и имеют все в изобилии. Золото и серебро есть их любимейшая добыча, а также драгоценные камни, которым отведены хранилища под землей.

    — Но довольно читать, — сказал Крысолов, — и вы, конечно, догадываетесь, почему я перевел именно это место. Вы были окружены крысами».

    Рассказ Грина заканчивается типичным хэппи-ендом для героя и крысолова; тот показывает ему ловушку, куда угодила большая черная гвинейская крыса, и сообщает ему, что ее укус смертельно опасен. Это и есть тот самый прибывший издалека Освободитель, а те голоса, которые слышал герой в пустых апартаментах банка, принадлежали… крысам! Крысам, которые, по утверждению некоторых мистиков, способны даже принимать человеческий облик.

    Впрочем, и без мистики крысам приписываются сверхъестественные, а иногда даже чуть ли не человеческие способности. В лабораторных экспериментах крысы быстро выбираются из самого сложного лабиринта и даже каким-то образом умудряются обучить этому других особей. Они быстро распознают отравленную пищу, а информацию о ней передают своим соплеменникам.

    Так получилось, что в период Второй мировой войны Ленинград стал ареной экспериментов крысолова в ранге фюрера.

    В конце ноября 1941 года ленинградцы наблюдали удивительную картину: сброшенные фашистскими летчиками бомбы падали, но некоторые из них не взрывались.

    Жители осажденного города радовались, предполагая, что это дело рук немецких антифашистов, которые изготавливают плохие авиабомбы.

    Не знали они, что радоваться было рано, скорее, надо было горько плакать. Из бомб, спустившихся на парашюте, выползали огромные пятнисто-коричневые крысы особо опасной породы. Эти мерзкие твари редко попадаются на глаза людям. Именно они руководят огромными полчищами серых и черных крыс, которые приносят им пищу и беспрекословно подчиняются каждому их желанию. Самые наглые, злобные и коварные создания природы, эти крысы отличаются умом, волей, безудержной ненавистью к человеку. Утверждают, что в их среде существует четкая иерархия, где один главарь управляет группой из нескольких сотен «подчиненных». Право на власть в этой своеобразной крысиной масонской ложе не завоевывают, а наследуют. Потомки «крысиного короля» со смертью родителя принимают всю полноту власти. Подобного рода «королей» и десантировала в окруженный немцами город на Неве авиация III рейха.

    Хвостатые крысиные «фюреры», обладающие, если верить биологам, «способностью гипнотического управления» серыми и черными крысами, а также «коллективным сознанием», присущим муравьям и пчелам, могли серьезно усугубить и без того крайне тяжелое положение блокадного города. Коричневые крысы, собранные со всей Европы гитлеровской спецслужбой, стали «мозговым центром» крысиных армий ленинградских подземелий.

    Чрезвычайно быстро крысы ощутили тяжесть блокады и с необычайным остервенением дрались за свою жизнь, отнимая у истощенных голодом, холодом и бомбежками людей последний кусок хлеба. На продовольственных складах крысы стали проблемой номер один: то, что было надежно укрыто в подвалах от снарядов и бомб противника, съедалось несметными голодными крысиными ордами. Гитлеровцы бомбили город снаружи, крысиные «эсэсовцы» сжирали его изнутри. Не помогали ни яд, оставленный в ловушках, ни «истребительные отряды», специально созданные для уничтожения грызунов.

    Под Новый, 1942 год Адольф Гитлер заметил: «В Петербурге на каждого жителя приходится около десяти тысяч крыс. Если бы я мог их всех одеть в форму СС и выпустить организованным порядком на позиции русских, те не выдержали бы и пяти минут. Но в этом нет необходимости. Хвостатая армия не нуждается в руководстве, она сделает все без наших директив».

    В крысиных стаях действует четкая иерархия. Если вожак подходит к любой из крыс и становится в угрожающую позу, то крыса должна принять позу подчинения — припасть всем телом к земле. При этом у вожака раздувается воротник. Удостоверившись в своей полной власти, вожак отходит, вполне удовлетворенный. Чувство комфорта и безопасности в стае напрямую зависит от степени близости к вожаку стаи. Подхалимы яростно дерутся между собой за обладание местом поближе к вожаку.

    Ученые-этологи, изучающие жизнь и поведение животных в природных условиях, заметили, что в крысиных стаях иногда появляются крысы-диссиденты. Они не реагируют на позу угрозы позой подчинения, как ни старается раздуть вожак свой воротник. Ученые убедились, что если в стае появляется больше двух диссидентов, то сердце вожака не выдерживает, и он гибнет от инфаркта. Вот так происходит смена вожака в крысиной стае.

    Во время одного из налетов фашистская авиация разбомбила сахарный завод. Здание было объято огнем. Из разрушенного помещения прямо на улицу потекли потоки расплавленного сахара. Он быстро застывал на морозе, превращаясь в твердую желтую корку. Находившиеся неподалеку люди стали собирать эту желтую массу в ведра, корзинки, сумки, тряпки. Радость их была непомерной — ведь это был шанс не погибнуть голодной смертью. Однако их радость была преждевременной. Вдруг непонятно откуда появилось несколько крыс. Они принюхались, хищно оскалились у бортиков тротуара, не решаясь приблизиться к людям. Те пытались отогнать, напугать крыс, бросая в них камни. Но в большинстве своем не обращали на них внимания, торопливо собирая сладкую смесь. Крыс становилось все больше и больше. И вскоре началось самое настоящее сражение между людьми и крысами. Лавина хвостатых тварей хлынула из подвалов и заполонила все вокруг. Люди попытались сопротивляться этому нашествию. Вскоре, искусанные до крови, они отступили и спрятались в подъездах домов. Крысы не позволили людям унести с собой ни грамма сахара. С нескрываемым ужасом смотрели жители города на то, что происходило на их глазах: море грызунов, заполонившее улицу, вздувалось, опадало, словно единый чудовищный живой организм. Казалось, крыс было миллион.

    Прошло совсем немного времени — и все крысиное полчище исчезло. Оно будто испарилось. Пораженным ленинградцам открылась совершенно пустая улица с выскобленным до блеска асфальтом.

    Осажденному городу в то время как никогда необходим был сказочный юноша с флейтой, способный увести за своей неприхотливой музыкальной мелодией из города всех крыс. Жизнь, увы, не красочная сказка, а суровая и жестокая порой реальность.

    Война накормила крыс трупами и прославила на весь белый свет крысиные пиршества на Волховском фронте, защищавшем Ленинград. Крыс пытались давить танками, но они смело вскакивали на броню, своими телами закрывали амбразуры и все отверстия. Если танкисты открывали люки, то крысы вскакивали внутрь машин. Военные не справлялись с хвостатой армией фюрера. Крысы старались не покидать передний край фронта, где трупы были поупитанней.

    С крысиным войском в Ленинграде боролись истребительные отряды, да и лютые морозы спасли город от неизбежных в подобной ситуации эпидемий чумы. За свою короткую жизнь (длиной в две зимы) одна крысиная самка плодит миллион крысят в потомстве размером с горох. При идеальных условиях самка и самец производят триста пятьдесят миллионов крысят. Они давно задавили бы людей, если бы сумели наладить примитивную акушерскую помощь. Выживают ведь немногие — «всего» одна тысяча.

    В блокадном Ленинграде практически не осталось кошек. Писатель Леонид Пантелеев (один из соавторов книги «Республика ШКиД») записал в блокадном дневнике в январе 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей (килограмм хлеба тогда продавался с рук по 50 рублей. Зарплата сторожа составляла 150 рублей)».

    Блокадница Кира Логинова вспоминала, что «…тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигалась по Шлиссельбургскому тракту (проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий…».

    Все виды оружия, бомбежки и огонь пожаров оказались бессильными уничтожить эту «пятую колонну», объедавшую умирающих от голода блокадников. Вместе с тем ленинградцы за самую страшную зиму 1941–1942 года съели всех кошек. Очевидцы вспоминали, как весной 1942 года худые милиционеры охраняли едва ли не единственную в городе кошку…

    Как только в апреле 1943-го удалось частично прорвать блокаду и проложить от Шлиссельбурга до Морозовки железную дорогу, связывающую Ленинград с Большой землей, одним из первых стратегически важных грузов, последовавших по этой ветке, были… кошки. В постановлении за подписью председателя Ленсовета говорилось: «Выписать из Ярославской области и привезти в Ленинград четыре вагона дымчатых кошек». Ярославцы не могли не выполнить стратегический заказ и наловили нужное количество дымчатых кошек, считавшихся тогда лучшими крысоловами.

    Ценой больших потерь со своей стороны кошки сумели отогнать крыс от продскладов, но уничтожить полностью крысиное воинство им оказалось не под силу. Таким образом, блокада Ленинграда была окончательно снята не в январе 1944 года, как пишут в учебниках истории, а несколько позже, когда кошки восстановили относительный порядок.

    Крысы всеядны и едят всё — простыни, обувь, книги, кожу, кости, кору деревьев. Своими крепкими зубами крысы прогрызали даже свинцовые трубы. Убыток от этих вредителей невероятно велик. Однажды американцы провели дорогостоящий эксперимент. На два месяца предоставили продуктовый склад в полное распоряжение крыс. Те съели 14 тонн муки, 200 тонн сахара, все пачки с лапшой и макаронами вместе с упаковочным картоном, испортили сотни мешков кофе.

    Если крысу загнали в угол, то она дерется с отчаянной храбростью. Она даже может броситься на собаку: вцепиться ей в нос и болтаться на нем, словно пиявка. Ум крыс поражает. Вот, например, как крысы перетаскивают куриные яйца из мест, где их спрятала хозяйка. Одна крыса ложится на спину, вторая вкатывает ей яйцо на грудь и затем тащит ее за хвост. В это время лежащая на спине крыса крепко держит лапами яйцо, чтобы не выронить его и не разбить.

    Человек боится крыс, и в то же время ему всегда интересно узнать о них побольше. Книги и фильмы-«ужастики» о крысах пользуются неизменным успехом. В них фигурируют крысы-мутанты, достигшие размеров собаки (впрочем, гигантская африканская крыса и так достигает метра в длину). Мутировавшие крысы необыкновенно умные и одновременно кровожадные создания.

    С небольшой заметки А. Кузнецова в начале 1990-х годов начался миф о гигантских крысах в московском метро. Данная заметка — чистейший вымысел, но люди так готовы поверить в крыс-чудовищ, которых боятся, что, может быть, они и существуют.

    «…Я понимал, что, пуская меня вниз, Роман Скворцов идет на риск. В отряде из восьмидесяти человек семеро — «афганцы»-десантники, остальные, включая и Романа, — морские пехотинцы. Бывшие, понятно. В этой компании Сталлоне выглядел бы слабаком. И я был готов на все, лишь бы провести ночь с людьми, сделавшими своей профессией очищение московских подземелий от загадочных чудовищ…

    Это крысы — гигантские рыжие и серые крысы, в длину достигающие метра, а в высоту — семидесяти сантиметров. Первые свидетельства очевидцев появления таких крыс в Москве относятся к 1989 году: они пытались напасть на монтеров, обслуживающих газовую сеть. Как водится, рассказам никто не поверил. Однако новые доказательства появлялись с нарастающей быстротой. Гигантские крысы выходили на поверхность в районах свалок, атаковали мясокомбинаты. Собаки, даже самые свирепые, боялись их панически. Яды не действовали…

    Для начала неимоверными усилиями и с риском отловили трех чудовищ. То, что увидели, было ужасно: двадцать пять-тридцать килограммов витых мускулов, напоенных злобой. Они обладали фантастическим иммунитетом к новым ядам, их сантиметровые резцы перекусывали стальную сетку клеток, а в способности к адаптации и обучению твари превосходили собак и человекообразных обезьян.

    Никакими принципиальными отличиями от распространенных обычных крыс их гигантские сородичи не обладают.

    Они — продукт мутаций, вызванных суммарным воздействием на обычных крыс повышенной радиации, химических веществ и электромагнитных полей.

    Картина сейчас вырисовывается еще более тревожная. Если на поверхности крыс-гигантов кое-как удается удерживать * в рамках приличия», то подземные этажи города полностью заняты ими. Эти твари прокусывают телефонные кабели, в том числе правительственной связи, портят и разрушают сигнализацию в метро, из-за них боятся спускаться в коллекторы ассенизаторы и газовщики.

    …Скворцов напутствовал:

    — Помни: увидишь крысу — стой. Пока стоишь, ты способен отбиваться. Повернешься спиной — никто тебя уже не спасет. Понял?

    Я кивнул.

    — Оружия не дам, иначе с испугу всех перестреляешь. Штык держи. Бить надо в глаза, в сторону затылка либо в пасть…

    — Вообще-то весь наш отряд из восемнадцати человек на такой город, как Москва, — говорит один из моих телохранителей Виктор Колосов, — это капля в море. Мы считаем, что на борьбу с крысами надо уже сейчас бросить полторы-две сотни бойцов. Если этого не сделать сейчас, через год понадобится полк… Но о нас никто не знает…

    Сегодняшний спуск — самый обычный. Каждый день дежурная группа обходит дозором очередной участок подземных территорий, истребляя встретившихся крыс, выжигая появившиеся с прошлого обхода гнезда.

    То, что удается рассмотреть в свете автоматных факелов и в мечущихся лучах нагрудных фонарей, видимо, смахивает на конец света. Из пустоты, из тьмы лезут оскаленные чудовища с алыми от крови и ярости глазами. Где-то сбоку два раза словно бьет в глубь колодца свистящая молния: успеваю сообразить — пущен в ход огнемет.

    Шум боя стихает так же внезапно, как возник. Четырнадцать крыс с оскаленными пастями валяются там, где их настигли пули. Колосов смеется:

    — Мало убили? Крысу вообще пулей прикончить трудно, даже нашей… Многие отползали израненные. Между прочим, если ты вернешься сюда через какое-то время после того, как мы пойдем дальше, увидишь: тут будет чисто! Они их сожрут!.. Ты думаешь, твари разбежались? Они здесь вокруг нас, их тут тысячи… — он обводит круг рукой в воздухе, — и все они уже следят за каждым нашим шагом. Ведь мы вступили на их землю.

    …АКМы бьют в упор. Мгновенная пауза, и вдоль стены, обжигая нам ресницы, летит спасительная струя огня. Потом еще одна. Отвратителен запах паленой шерсти и мяса. Еще выстрелы — и тишина. Отбились.

    Пятясь, мы выбираемся в большой коридор. Осматриваемся: все целы и невредимы.

    Они едут по своим квартирам отсыпаться, а вечером поздно вновь встретятся здесь, чтобы опять спуститься туда.

    Кто знает, что ждет их в эту ночь?..»

    Крыса в настоящее время заинтересовала военных многих стран.

    Скоро крысы, оснащенные дистанционным управлением, будут проникать на базы и военные объекты неприятеля для получения разведывательных данных.

    Специальные имплантанты, вживленные в мозг крыс, позволяют тайно управлять ими с расстояния в несколько сот метров.

    Бойцы-крысы — бесценное приобретение для военных.

    Военный «роботогрыэун»

    Джон Чэпин из университета штата Нью-Йорк отмечает, что грызунов можно будет использовать для поиска оружия или взрывчатых веществ. Крысы будут действовать и как дистанционные видеодатчики.

    Ранее ученые доказали, что мозговые имплантанты могут быть использованы, чтобы направлять крыс по определенному маршруту, например по курсу предполагаемой атаки или для обнаружения предметов, которые имеют определенные запахи.

    Объединение таких двух особенностей — важный шаг к превращению крыс в полезных «роботогрызунов». Чэпин считает, что важно заставить и научить крыс переключаться с одного вида деятельности на другой. Ученый надеется, что со временем обнаружатся и другие возможности этих животных для применения и более полного раскрытия их потенциала в новом качестве.

    Сотрудники Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН установили, что серые крысы различают людей по запаху. При этом они не только узнают конкретного человека, но и определяют, какого он пола.

    Большинство млекопитающих видит плоховато. Этот недостаток они восполняют другими органами чувств, в основном обонянием. Животные по запаху находят полового партнера, жертву, детенышей и родителей; пахучими веществами помечают границы своих владений. Они различают по запаху не только своих собратьев, но и представителей других видов. Обоняние позволяет им безошибочно находить нужный запах даже в сложной смеси ароматов.

    С некоторыми животными мы живем буквально бок о бок, и изучение их возможностей — отнюдь не праздное любопытство. Например, возьмем серых крыс. Мы редко их видим и вряд ли сумеем отличить одну от другой. А вот крысы, как показали исследования, прекрасно нас различают.

    Кандидат биологических наук В. И. Крутова и кандидат химических наук Э. П. Зинкевич проверили, могут ли крысы без специального обучения запоминать или узнавать по запаху людей. В своих опытах ученые использовали серых крыс, потомков диких крыс в 2–8 поколениях. Эксперимент заключался в следующем. Сначала зафиксировали запахи 14 человек от 20 до 40 лет (6 мужчин и 8 женщин), с которыми крысы раньше не общались. Для этого кусок фильтровальной бумаги размеров 10х12 см на 40 минут прикладывали к запястью или животу добровольца. После этого бумагу разрезали на полоски, которые хранили завернутыми в алюминиевую фольгу при комнатной температуре. Крысу сажали на три минуты в отдельную камеру, где находилась одна из таких бумажек, которую зверь обнюхивал 15–20 секунд. Полоска висела на стене, на высоте 10–12 см, так что к ней надо было специально тянуться. Не все крысы проявляли интерес к этому предмету. Кто не хотел, тот в дальнейших опытах не участвовал. Тех, кто решил понюхать бумажку, пересаживали в U-образный лабиринт, в одном из рукавов которого находилась бумажка с теперь уже знакомым запахом, а в другом — с незнакомым. Крыса поочередно заходила в эти рукава и обнюхивала образцы.

    Опыты показали, что серые крысы достоверно отличали по запаху каждого из шестерых мужчин: бумажки со знакомым запахом крысы обнюхивали в два раза дольше, чем с незнакомым (примерно две секунды). А вот с женщинами ситуация была обратная: знакомый женский запах крысы исследовали меньше, чем незнакомый (соответственно 1,6 и 4,2 секунды). По словам авторов исследования, такое различие в длительности исследования запахов знакомых и незнакомых людей в зависимости от их пола говорит о том, что у серых крыс в запоминаемый обонятельный образ человека входит информация о принадлежности к тому или иному полу.

    Собственных самок крысы тоже обнюхивают меньше, чем самцов. Очевидно, «запах пола» универсален для некоторых видов, а возможно, для всех млекопитающих. Просто некоторые животные разучились его узнавать. Выяснилось, что не только полудикие серые, но и лабораторные белые, цветные, беспородные и линейные крысы людей различать не умеют.

    Ученые полагают, что обученных серых крыс, как и служебных собак, можно использовать для идентификации людей по запаху. И не исключено, что со временем у милиции появятся служебные крысы.

    В Балтиморском университете доктор Д. Отто и его коллеги обучили крыс подниматься на задние лапки, едва они почуют запах кокаина. За движениями животных следит датчик, соединенный с дозатором запаха пищи. Он позволяет автоматизировать процесс обучения. Сначала пищу подают сверху, и, чтобы ее достать, животные встают на задние лапки. Пряча наркотики в пищу, исследователи приучают крыс получать удовольствие от обнаружения контрабанды. После двух-трех недель тренировки крысе достаточно почуять кокаин, как она тут же встает по стойке «смирно».

    Крысы-ищейки удобнее собак: они могут забираться туда, куда собакам не пролезть, крыс легче разводить. Но работоспособность у них длится только год, поэтому обучение должно быть быстрым и хорошо продуманным.

    Крыс удобнее использовать при расчистке минных полей, чем собак. Обучить африканских сумчатых крыс обнаруживать мины собираются в Анголе и Танзании.

    Летучие мыши-бомбардировщики

    7 декабря 1941 года на прием к известному хирургу-стоматологу Лайтлу Адамсу пришла жена американского президента Элеонора Рузвельт, которая в то время работала в Отделе стратегических служб (ОСС), из которого позже сформировалось ЦРУ.

    ОСС иной раз шутливо расшифровывали «О, Совершенные Светлости». Оно и понятно, ведь данное ведомство создано самой верхушкой правящей элиты США. В нем работало много представителей «лучших семей» Америки: жены, дети высокопоставленных политических деятелей и крупных монополистов.

    Необходимо заметить, что все свободное время доктор Адамс отдавал своему хобби — спелеологии, попутно изучая в пещерах повадки летучих мышей.

    В ходе профилактики зубов первой леди США Адаме поделился с ней идеей о возможности применения рукокрылых животных в диверсионных целях. Вместе Адамс и Элеонора Рузвельт пришли к интересному решению.

    Города Японии, с которой в то время вела войну Америка, в основном были застроены домами из бамбука и рисовой бумаги. Если летучей мыши подвесить небольшую зажигательную бомбочку и выпустить над вражеской территорией, она обязательно угнездится на чердаке. Дальнейшее ясно: в городе начнутся пожары.

    Этот диверсионный замысел одобрил руководитель ОСС генерал Уильм Донован — «дикий Билл», как его прозвали подчиненные. С подачи президента США Франклина Рузвельта директор ОСС взял под личный контроль осуществление операции с применением летучих мышей-бомбардировщиков.

    Идея доктора Лайтла Адамса прошла «высокопоставленную экспертизу» и стала одной из немногих, которые получили «зеленый свет». Подготовить мышей-бомбардировщиков было поручено армейской службе, ведающей химическим оружием (Chemical Warfare Service — CWS), в сотрудничестве с ВВС США. Официальная история CWS данный факт трактует следующим образом: «Президент Рузвельт сказал «ок», и проект прошел». Разумеется, с грифом «Секретно».

    Адаме с выделенной ему командой биологов сразу принялся за работу. Они искали и посещали места, где летучие мыши имелись в больших количествах. В основном это были пещеры.

    «Тогда мы облазили примерно тысячу пещер и три тысячи шахт, — вспоминал доктор в 1948 году. — Приходилось сильно спешить, так что мы ехали и днем, и ночью. Мы спали в автомобилях, сменяя друг друга за рулем».

    Наибольшая из найденных летучих мышей была Eumops perotis с 50-сантиметровым размахом крыла, которая теоретически могла бы нести на себе 450-граммовую динамитную шашку. Правда, таких мышей в природе оказалось мало.

    Более распространенная Antrozous palladus могла бы нести 85 граммов, но исследователи решили, что данная порода недостаточно вынослива для проекта.

    В конце концов команда Адамса выбрала свободнохвостовую летучую мышь (Tadarida pumila), которую можно было загрузить 28 граммами.

    Крупнейшая колония этих крыланов, насчитывавшая до 30 миллионов особей, была найдена в пещере Ней, в Техасе. Колония была настолько огромной, что животным для того, чтобы покинуть пещеру плотным потоком, понадобилось около пяти часов.

    Наловить несколько сот особей при помощи сетей не составило труда. Пленников разместили в фургонах-рефрижераторах (чтобы заставить их «зимовать», т. е. впасть в спячку). Несколько мышей Адамс повез в Вашингтон, чтобы продемонстрировать, как животные носят муляжи бомб.

    В марте 1943 года при участии представителей штаба ВВС США был проведен эксперимент под названием «Проверка метода рассредоточения поджигателей». Цель — «установление возможности использования летучих мышей для доставки маленьких зажигательных бомб к вражеским объектам».

    Надо сказать, что во время Второй мировой войны обе воюющие стороны буквально засыпали города друг друга тысячами малокалиберных «зажигалок», которые вызывали обширные пожары. Жертвами пожаров и опустошительных огневых штурмов стали сотни тысяч жителей городов.

    В период Первой мировой войны американцы применяли зажигательные стрелы для разбрасывания их с самолетов без точного прицела для поражения легковоспламеняющихся объектов. Они имели трубкообразную цилиндрическую форму и конструировались по типу авиабомб в миниатюре, весом от 17 г и не свыше 2 кг. Длина их могла достигать 300 мм, а диаметр 30–35 мм. Стрелы были снабжены стабилизаторами и помещены в специальные авиационные кассеты. Их сбрасывали с самолета в количестве до 300 штук одновременно, покрывая значительную площадь; они воспламенялись при падении и горели до 10 минут. Стрелы содержали смесь хлоратов калия или натрия с магнием, алюминием, серой, а также термит и горючие масла или смесь порошкообразных металлов (Al, Mg, Fe) с окислителями (Na, ClO3 и др.) Кроме этого их снаряжали наполнителями (смолой, лаком, асфальтом, канифолью и т. д.), отвержденным горючим. Стрела приводилась в действие взрывателем (обычным или примитивным) или ударной трубкой. Собственно говоря, зажигательная стрела — это зажигательная авиабомба малого веса и особой удлиненной и упрощенной формы.

    Профессор Луи Фиссер, руководитель специальной лаборатории, которой было поручено разработать крошечную бомбочку для летучей мыши, взял за ее основу зажигательную стрелу «2».

    Американская зажигательная стрела марки «2» периода Первой мировой войны:
    1 — корпус; 2 — стабилизатор; 3 — термит; 4 — инерционный взрыватель; 5 — запальная смесь; 6 — пороховой заряд; 7 — наконечник

    Он изготовил два опытных образца разного размера и веса — продолговатые предметы из нитроцеллюлозы, заполненные керосином. Одна бомба весила 17 граммов и горела 4 минуты с 25-сантиметровым пламенем. Другая, весом 28 граммов, сгорала за 6 минут с 30-сантиметровым пламенем. В действие устройство приводил механический воспламенитель, который срабатывал с замедлением: дихлорид меди разъедал стальной провод, придерживающий ударник в напряженном положении.

    Бомба закреплялась на груди летучей мыши с помощью хирургического зажима и тонких привязей. Предполагалось, что эти привязи мыши будут перегрызать и оставлять бомбы.

    Теперь летучих мышей можно было помещать в специальные контейнеры. Сброшенные с самолета контейнеры автоматически раскроются на земле, и летучие диверсанты, разлетаясь по городу, забьются в темные закутки чердаков, а в расчетное время почти одновременно вспыхнут пожары.

    По подсчетам американских специалистов выходило, что бомбовый удар обычного бомбардировщика зажигательными бомбами вызывает 400 пожаров, а «боекомплект» рукокрылых диверсантов, доставленный тем же самолетом, — 4700.

    Возвратимся к эксперименту по проверке поджигателей. Сто восемьдесят мышей с муляжами бомб были загружены в картонный контейнер, который сбросили с самолета. Контейнер автоматически открылся в воздухе на высоте приблизительно 30 метров. Освобожденные мыши полетели с бомбами прятаться в свои излюбленные места: на чердаках…

    Казалось, все получилось, как было задумано.

    Для следующей проверки поймали в Карлсбадских пещерах (штат Нью-Мексико) примерно 3,5 тысячи летучих мышей.

    21 мая 1943 года ими упаковали 5 контейнеров и с муляжами бомб сбросили с самолета-бомбардировщика В-25 на высоте 1,5 километра.

    Испытания оказались неудачными: большинство животных не смогли проснуться до конца от «зимней спячки» и разбились при падении на землю.

    Осложнений было много: картонные коробочки не функционировали надлежащим способом, хирургические зажимы рвали нежную кожу мышей и прочее.

    29 мая 1943 года армейские испытания закончились. «Летучие мыши, используемые в эксперименте, весили в среднем 9 граммов. Без каких-либо проблем они могли нести 11 граммов, 18 граммов — удовлетворительно, но 22 грамма оказались им не под силу», — написал в своем отчете об испытаниях капитан Карр.

    В последующих испытаниях было задействовано 6 тысяч мышей. Военным специалистам стало ясно, что требуются новый парашют, который с задержкой времени распечатает контейнер-канистру, новые крепления для зажигательных бомб, упрощенный воспламенитель и так далее.

    В своем секретном сообщении, датированном 8 июня 1943 года, капитан Карр кратко доложил, что «испытания завершены после того, как огонь уничтожил большую часть испытательного материала». В ходе испытаний деревня, моделирующая японские поселения, была сожжена дотла.

    Правда, мыши преподнесли сюрприз. В первый же день несколько будущих камикадзе удрали и вызвали грандиозный пожар, во время которого сгорела машина генерала военной базы, где должна была состояться официальная приемка нового оружия военными, и ангар стоимостью в два миллиона долларов.

    О реакции пострадавшего военачальника история умалчивает. Вскоре после этого громкого скандала, в августе 1943 года, армия передала проект «Летучая мышь» военно-морскому флоту, где проект почему-то переименовали в «Рентгеновские лучи».

    В октябре 1943 года морские пехотинцы взяли под охрану четыре пещеры, чтобы захватить необходимое количество летучих мышей в случае острой необходимости. За одну ночь можно было отловить миллион особей.

    Первые «морские» эксперименты с мышами-бомбардировщиками начались в декабре 1943 года. В ходе испытаний животные совершили около 30 поджогов. Как пишет историк Роберт Шеррод, «четыре из них потребовали вмешательства профессиональных пожарных».

    Некоторые специалисты считают, что моряки в качестве зажигательной смеси в бомбах применяли напалм. Это эффективное зажигательное средство было к тому времени создано химиками Гарвардского университета и поступило на вооружение.

    Созданная зажигательная смесь состояла из двух главных компонентов: горючей основы (бензина) и загустителя, взятых в определенных весовых соотношениях. Загуститель включал комбинацию из нескольких органических соединений смеси циклических углеводородов, получаемых из нефти (нафтенов), и алюминиевых солей пальмитиновой и олеиновой кислот. От начальных слогов названий первых двух кислот («нафтеновая» и «пальмитиновая») данный загуститель назвали напалмом. С того времени на Западе термин «напалм» распространяется и на некоторые другие виды зажигательных смесей.

    Напалм обладает легкой воспламеняемостью, большой температурой горения, прилипаемостью к предметам. Его можно было изготавливать в боевых условиях без больших затрат и из доступного для промышленного производства сырья.

    На август 1944 года были запланированы полномасштабные испытания с летучими мышами-бомбардировщиками, но когда адмирал флота Эрнест Кинг понял, что летучие мыши не будут готовы к бою, как минимум, до середины 1945 года, он остановил все работы по проекту «Рентгеновские лучи», который к тому времени уже стоил приблизительно два миллиона долларов.

    Адамс, до последнего времени работавший над «Рентгеновскими лучами», весьма огорчился. Он считал, что поджоги, совершенные летучими мышами-бомбардировщиками, возможно, были бы более разрушительными, нежели атомные бомбы, сровнявшие с землей японские города Хиросиму и Нагасаки.

    Проект по использованию летучих мышей-бомбардировщиков не пылился в архиве. К опыту применения животных в боевой обстановке постоянно обращались и обращаются военные.

    «Летающий» военный проект тщательно изучался совсем недавно. Когда Усама бен Ладен укрылся на территории Афганистана, в подземной крепости «Тора Бора», военные спецы из Пентагона приняли решение умертвить террориста № 1 при помощи разрывных летучих мышей. Американские вояки думали, что мыши с прикрепленными к ним бомбами полетят в родные пещеры, где и взорвутся вместе с Ладеном на мелкие кусочки. Данному плану не суждено было осуществиться по одной причине: для операции подобного рода необходимы местные летучие мыши.

    Возрожденный проект «Рентгеновские лучи» может быть очень опасен, поскольку если его раньше прикрыли из-за «неопределенности поведения летучих мышей, выпущенных на волю», то наука нашего времени может сделать поведение летучих мышей вполне предсказуемым и управляемым.

    Бойцовый петух-террорист

    На заре одомашнивания куры не служили источником пищи (в Индии примерно в I тыс. до н. э. был даже закон, запрещавший есть куриное мясо).

    Пожалуй, интереснее выяснить не то, как человек приручил кур, а то, для чего он это сделал. Ответ кажется естественным: из-за яиц, мяса и пуха. При внимательном рассмотрении этого вопроса выясняется, что разумней было бы приручить фазана. У него и масса больше, и мясо вкуснее, и приручается он, по отзывам специалистов, легче.

    На одной из американских птицефабрик висел плакат: «У нас нет отходов — используется все, кроме петушиного крика».

    А в древности именно этот крик как раз и потребовался людям. Дело, конечно, не в том, что их очаровало петушиное пение (хотя и сегодня есть любители звонкоголосых солистов), и не в том, что петухи берут на себя функции «будильника» (вряд ли тогда была нужда в точном измерении времени). Причина иная. Помните, у В. А. Жуковского: «Шумным бьет крылом петух, день встречая пеньем»? Наступает рассвет, кричит петух, и вместе с мглой тают ночные страхи чуть дремлющего у костра человека. Крик петуха становится предвестником освобождения от тревоги, от страха перед ночными хищниками, от ужаса перед злыми духами. Вот так петухи стали крайне необходимыми, превратились в защитников людей. До наших дней благодаря мифам, сказкам, легендам дошло поверье о трижды прокричавшем петухе, спасающем от нечистой силы. В этом качестве священной птицы петухи утвердились сначала в Индии, где находились под защитой строгих законов, потом перебрались в Китай, Египет, Персию, Грецию и наконец распространились по всему свету. Хотя прагматики разных стран приспособили «гонителя тьмы» к исполнению ряда полезных обязанностей, все равно он долго еще выделялся среди других птиц и зверей своим мистическим даром, нашедшим отражение в старинной загадке: «Дважды родился, ни разу не крестился, а все дивятся, что его черти боятся».

    Тогда же человек обратил внимание на агрессивное поведение петухов, их склонность к постоянным дракам между собой. Такие свойства петушиного характера вполне отвечали наклонностям человека бронзового века (конец IV — начало I в. до н. э.), поскольку вся его жизнь состояла из постоянной борьбы за существование, в которой выживает и побеждает сильнейший. Поэтому с древнейших времен бойцовый петушиный спорт распространился почти на всему свету.

    Для стран с разными культурными традициями характерны свои направления селекции бойцовой птицы и формы проведения петушиных боев. В каждой стране, даже в каждой местности, создавалась своя бойцовая порода.

    У древних греков петушиные бои слыли излюбленной забавой, особенно в Афинах, где со времен греко-персидских войн (V век до н. э.) в театре Диониса устраивались эти интересные представления.

    Петух как символ состязания и победы изображался на щитах воинов, а также на больших сосудах, которые преподносились победителям во время празднеств.

    Согласно древнегреческому преданию петушиные бои были изобретены полководцем Фемистоклом (524–459 гг. до н. э.).

    Бойцовый петух

    Выступив во главе своего войска навстречу персидскому царю Ксерксу, вторгшемуся в 480 году до нашей эры в пределы Эллады, накануне битвы он обратил внимание на двух драчливых петухов, яростно клевавших друг друга в придорожной пыли. Будучи человеком сообразительным, Фемистокл решил использовать представившуюся возможность подбодрить своих воинов и вселить в них веру в победу. Он остановил колесницу и произнес короткую, но зажигательную речь: «Эти птицы дерутся не за богов Эллады и не за своих предков. Но при чем тут слава, и свобода, и оставшиеся дома дети? Им нужна лишь сама победа, и один из них станет победителем». Разгромив персов, Фемистокл возвратился к себе на родину и учредил ежегодные торжества, сопровождавшиеся петушиными боями, в знак благодарности богам за счастливое предзнаменование, принесшее удачу в сражении. Кроме того, в обязательную боевую программу войск Древней Греции было введено регулярное наблюдение за петушиными боями, чтобы вселять в своих воинов еще больше стойкости и отваги.

    Спартанцы, одержав победу в честном бою, приносили в жертву боевого петуха. Знаменитый древнегреческий драматург Эсхил (525/4-456 гг. до н. э.) вложил в уста Афины, героини одной из своих трагедий, такие слова: «Да не разгорятся их сердца желчью, как у петухов, и да не зарождается у моих граждан жажда войны».

    Воинственные галлы — предки французов — считали петуха своим покровителем и носили его имя (в переводе с латыни «галлиус» — петух). До сих пор изображение галльского петуха во Франции чрезвычайно популярно…

    Длительное время римляне делали вид, что презирают это «греческое увлечение». Однако автор многих работ по сельскому хозяйству Колумелла (I в. до н. э.) жаловался на то, что любители нередко проигрывали целые состояния, делая ставки у края петушиной арены.

    Позднее, когда римляне расправились с галлами, а потом и сами погибли от германских, славянских и турецких мечей, браконьеры добывали дичь в заповедных лесах феодалов напуская на фазанов бойцовых петухов. Те забивали фазанов до смерти.

    Из Рима эти азартные состязания стали распространяться на север. Несмотря на сопротивление церковников, петушиные бои стали популярны в таких странах, как Голландия, Бельгия, Люксембург, Италия, Германия, Испания, Англия. Время от времени власти пытались запретить их, но петушиные бои были любимым развлечением как английского двора, так и мелкопоместного дворянства с начала XVI до XIX века.

    Мода на петушиные бои охватила практически все европейские страны. Перед схваткой птиц специально кормили чесноком, чтобы вызвать у них боевой задор. На ноги им надевали острые как бритва шпоры, изготовленные из меди или бронзы, иногда стали.

    Боевые шпоры петуха

    Петушиные бои стали любимым развлечением мусульман в Индии. На самых драчливых птиц ставили крупные суммы денег. Чтобы придать им еще больше воинственности, в петушиный корм подмешивали яд кобры.

    Известный английский поэт Марихэм в своей работе «Развлечения принцев» (1614 г.) писал о методах «подбора, дрессировки, выращивания и питания боевых петухов и их подготовки к боям». Следует заметить, что высказанные им суждения были весьма компетентны и не потеряли своей актуальности до сих пор.

    Даже английские школьники во время весенне-летних каникул устраивали петушиные бои. Зачастую они проходили в церковных зданиях.

    До начала XIX века в английском парламенте имелось специальное место для финальных состязаний петушиных боев. Очевидно, подобным образом парламентарии снимали собственную агрессию.

    Интересна версия происхождения слова «коктейль», дословно означающего «петушиный хвост». В Англии существовал обычай после петушиных боев пить смесь напитков, состоящую из стольких ингредиентов, сколько оставалось перьев в хвосте победившего петуха.

    Площадки для петушиных сражений делались круглой формы, с настилом из циновок, диаметром около 6 метров. По краям был барьер, который не давал петухам выпасть из площадки. Матч обычно состоял из боя между предварительно согласованным количеством пар птиц. Результат соревнования подсчитывался по большинству побед в парах. Были и два других варианта, которые вызывали особо сильное негодование моралистов. Одним из таких вариантов была «королевская битва». В ходе ее определенное количество птиц запускали на боевую арену одновременно, и они сражались там до тех пор, пока не оставался один победитель. Остальные либо погибали, либо получали серьезные травмы. Вторым вариантом был «уэльский бой», в котором стравливали восемь пар. Затем шел бой между победителями в этих восьми сражениях. После этого бой вели сначала четыре победителя, затем оставшаяся в живых пара.

    Дерутся петухи и клювом, и шпорами. Удар бойцового петуха — одно из самых быстрых движений в природе. Силу этого молниеносного удара ученые могли бы рассчитать. Одетую в сталь ногу петух вонзает в сухую дубовую доску на полдюйма (12,7 миллиметра).

    Нужно сказать, что бесстрашным характером обладают не только петухи, но и курицы бойцовых пород. «Я сам видел, пишет один птицевод, — как бойцовая курица с цыплятами нападала на различного рода врагов, начиная с лошади и кончая крысой. Я видел, что она действительно убила крысу, ворону и сокола».

    В России петушиные бои известны с конца XVIII века.

    «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Эфрона говорит по этому поводу:

    «Бои петушиный и гусиный — старинные русские забавы, с каждым годом все более и более отходящие в область преданий. Этот вид русского спорта связан с именем графа Орлова-Чесменского, создавшего до сих пор разводимую породу бойцовых петухов и гусей.

    Петушиный бой основан на прирожденной наклонности всех петухов вступать между собой в драку. В уходе за бойцовыми петухами важную роль играет так называемая отдержка, которая заключается в содержании молодых петухов попарно с курицами отдельно от прочих цыплят. Во время отдержки петухам срезают гребни и сережки и дают им склевать их, от чего они делаются злобными. Кормят петухов рано утром и поздно вечером при огне, чтобы заранее приучить их к обстановке боя, который производится обыкновенно вечером. При правильной отдержке тело петуха делается твердым и мускулистым, остаток гребня — ярко-красным, перо — блестящим, и сам он тогда получает название «птицы в положении». В старину петушиные бои проводились в комнате или просто на дворе. С тридцатых же годов (имеется в виду XIX век. — В. П.), по крайней мере в Москве, стали устраивать для них особые арены. Эти арены, или, как их называют охотники, ширмы, состоят из круглой загородки около сажени в диаметре и аршина в высоту: ширмы выстилают внутри войлоком, а над ними устраивают крышу, к которой привешивается лампа. Вокруг ширмы устанавливают скамейки для зрителей. Между рядами скамеек, с двух противоположных сторон, оставляют узкие проходы к арене, по которым вносят на бои петухов. Подойдя к арене, два состязающихся охотника обыкновенно тихо раскачивают каждый своего петуха вправо и влево и затем одновременно спускают их на арену. Петухи почти немедленно наскакивают друг на друга и вступают в драку, которая заканчивается поражением и бегством одного из них, после чего обоих петухов уносят».

    Хорошо зарекомендовавший себя бойцовый петух стоил от 3 до 75 рублей. Для тех времен — солидные деньги.

    Некоторые игроки делали ставку до 5000 рублей.

    Желание победить заставляло владельцев петухов идти на различные мошенничества. Например, петуху натирали шею салом или маслом, а сверху посыпали перцем. Петух-конкурент не мог схватить шею соперника сразу, а если схватывал, то в клюв попадал перец, и петух-конкурент начинал чихать. О каком продолжении боя можно было говорить в подобной ситуации.

    Увлечение петушиными боями было настолько велико, что многие птицеводы потратили немало сил для выведения ловких, увертливых и напористых птиц. Одним из таких страстных любителей петушиных боев, благодаря которому была выведена новая порода бойцовых петухов, был граф Орлов-Чесменский, известный флотоводец и знаменитый создатель славных орловских рысаков. Это мнение романтиков. Скептики же связывают эту породу с городом Орлов бывшей Вятской губернии (ныне город Халтурин).

    Как бы то ни было, но эта порода, полученная, вероятно, в результате скрещивания малайских бойцовых и местных бородатых кур, получилась весьма удачной. Мускулистые, с красивой осанкой, орловские петухи имеют разную окраску: белую, черную, полосатую, ситцевую и махагоновую (цвета красного дерева). Именно у них «красное лицо» почти совсем закрыто баками и бородой.

    После Октябрьской революции это увлечение в России постепенно пошло на убыль. В 1990 году Всероссийский съезд птицеводов вынес постановление о запрещении петушиных боев как одной из разновидностей азартных игр.

    В Америке петушиные бои появились довольно рано, однако вскоре были запрещены в нескольких наиболее старых штатах. Например, в штате Массачусетс законы против жестокости были приняты в 1836 году. В Великобритании петушиные бои были запрещены законом в 1849 году. Этот вид состязаний категорически запрещен в Канаде. В большинстве штатов США петушиные бои не разрешаются на основании соответствующих положений общих законов о предотвращении жестокости по отношению к животным. Но хотя в Соединенных Штатах, Канаде и Англии петушиные бои как публичные состязания запрещены, они продолжают существовать в этих странах частным образом. В США этот вид состязаний был когда-то чрезвычайно популярен среди жителей атлантического побережья и на юге страны.

    Несмотря на то что состязания между боевыми петухами все еще проводятся в некоторых регионах Южной Америки, в принципе, страны Латинской Америки не признают их в качестве одной из форм спортивных соревнований. В Парагвае они запрещены законом. На Кубе петушиные бои разрешались и регулировались правительством вплоть до 1959 года, когда к власти пришел Фидель Кастро, запретивший их.

    В настоящее время петушиные бои популярны на Гаити и в Мексике, а Пуэрто-Рико является центром этого вида состязаний. В Греции и Испании арены для петушиных боев сохранились в их первоначальном виде. Это специальные столы с невысоким бортиком, предохраняющим птиц от падения на землю в пылу схватки. Во всех остальных странах петушиные бои, как правило, происходят на обычных земляных площадках, огороженных сеткой, или же в неглубоких ямах.

    В Великобритании и Италии традиция петушиных боев практически не сохранилась. Только на севере Англии можно еще иногда стать свидетелем этого захватывающего зрелища. Зато в любом уголке Соединенных Штатов, Мексики, Латинской Америки, островов Карибского архипелага, Франции, Бельгии, Индии регулярно проводятся петушиные турниры. В большинстве из перечисленных стран, как уже сказано выше, этот вид развлечений запрещен законом. И все же в трех американских штатах — Флориде, Канзасе и Нью-Мехико — власти позволили любителям петушиных боев открыто наслаждаться этим захватывающим зрелищем. Однако это не означает официального разрешения делать на них ставки.

    Тем не менее страсти обычно так разгораются, что зрители не обращают внимания на запреты и каждая схватка сопровождается шквалом пари и ставок. По сообщению журнала «Тайм», в ходе турнира, проводимого во Флориде игорным клубом «Орландо», общая сумма ставок достигла 750 000 долларов, а болельщики съехались даже из таких отдаленных мест, как Род-Айленд, Техас, Мичиган. Большинство пари заключается в частном порядке между самими зрителями. Но нет недостатка и в букмекерах. Зрители обычно окружают арену плотным кольцом, и если кто-то хочет сделать ставку, то во все горло выкрикивает свое предложение. Если букмекер согласен принять его, он также прибегает к помощи жестов и голосовых связок. При любой попытке вмешательства со стороны официальных властей импровизированный тотализатор перемещается в ближайший бар, кафе или ресторанчик.

    Разрешены петушиные бои и в ряде стран Юго-Восточной Азии. Во многих странах Азиатского континента такой бой длится до тех пор, пока один из соперников не упадет замертво. Мало того, существует древняя традиция съедать петухов после поединка.

    В Таиланде бои петухов проводятся еженедельно во всех 76 провинциях страны без всяких ограничений. Доход от экспорта бойцовых петухов здесь составляет 2,7 миллиона долларов в год, а потому их холят и лелеют. «Петушиная боевая индустрия» находится на очень высоком уровне. Необходимо заметить, что тайские петушиные сражения предусматривают более гуманное отношение к этим птицам. И хотя смертельные исходы сражений боевых птиц все-таки случаются, они являются все же исключением. Объясняется это прежде всего тем, что тайцам не приходит в голову съесть любимых ими эадирак хотя бы потому, что стоимость истинного петуха-воина может доходить до нескольких сотен долларов. Поскольку игорные ставки официально запрещены, петушиный бизнес прежде всего «живет» за счет продаж как внутри страны, так и за ее пределами.

    В Бангкоке существует специализированный магазин, обслуживающий эту «боевую индустрию». Здесь можно купить особые намордники, вернее наклювники, защитные перчатки, очень похожие на боксерские, надеваемые петухам на ноги, эластичные бинты для растянутых мышц, противовоспалительные лекарства, а также медикаменты для укрепления сердца пернатого бойца. Есть там и специальные сумки для переноски боевых петухов. А также последняя техническая новинка — механическая беговая дорожка.

    Бойцовых петухов тренировали и раньше. В основном это был бег трусцой, но такого приспособления не было. Тренеры, устроители, болельщики петушиных боев давно заметили, что чем сильнее и тренированнее эта птица, тем дольше и азартнее она способна выдерживать установленное время поединка. Поскольку главным «оружием» петуха в бою являются ноги, то именно их следует тренировать особенно усиленно. Тренажерная беговая дорожка, оснащенная мотором и лентой транспортера с регулируемой скоростью движения, — наиболее эффективное средство подготовки пернатых драчунов. Начинаются тренировки с забегов продолжительностью от 6 до 10 минут. Со временем они должны доходить до 30 минут в день. И хотя стоимость этого, казалось бы, совершенно ненужного в хозяйстве приспособления отнюдь не мала (около 220 долларов), спрос на него существует постоянно.

    Естественно, что бойцовые качества присущи далеко не всякому петуху, а только лишь «ОУ»: так называют жилистых птиц с густым оперением и очень твердыми шпорами. Тренировка «ОУ» начинается в восьмимесячном возрасте. Для этого используют спарринг-петухов, в битвах с ними закаляется боевой характер. Иногда же в роли партнера выступает сам хозяин, надев на руку толстую кожаную перчатку. Развивают у петуха и выносливость: для этого беднягу держат привязанным на солнцепеке до потери сознания. Буквально до того момента, как петух упадет в обморок лапками вверх. Его обливают водой, дают немного отлежаться в тени — и снова привязывают на солнце.

    Как видим, учеба тяжела и мучительна, a всего-то утешения у бедняги, что кормят хорошо. Ему дают рубленую свинину с сахарным песком, неочищенный рис. Самые жаркие бои — когда съезжаются любители со всей страны — начинаются в январе, после того, как спадет жара. Но обычно состязания продолжаются круглый год.

    Хотя официально тотализатор на этих поединках запрещен, ставки делаются, и немалые. Средний вес бойцовых петухов достигает от трех до четырех килограммов. Бой, как правило, состоит из пяти раундов по 15 минут каждый. Но считать очки судья начинает только в последних двух раундах. Бой заканчивается тогда, когда один из соперников либо трижды сбежит с арены, не выдержав напряжения поединка, либо когда кто-то из них больше не может продолжать бой, например из-за сломанных костей, выколотого глаза или сильного кровотечения. Если же оба противника все еще настроены по-боевому, то между каждым раундом делается трехминутный перерыв, во время которого владельцы петухов смачивают им перья мокрой тряпкой, чтобы стереть пыль и остудить их тело. Помощь пострадавшим в поединках петухам оказывают прямо на месте. Раны дезинфицируют и зашивают, а из глоток удаляют перья противника.

    Покупают и продают петухов рядом с ареной.

    Петушиные бои на Филиппинах — это азарт, страсть, проявление характера и, наконец, прекрасный бизнес.

    Еще Пигафетта, спутник Магеллана, описывая остров Палаван, заметил, что «все здесь имеют петухов, иногда заставляют их биться друг с другом и при этом ставят определенную сумму». Филиппинский просветитель Хосе Рисаль сто лет назад называл эту страсть болезнью. Филиппинцы народ импульсивный, и дух соревнования у них в крови. Бойцовый петух в народных сказаниях что лотерейный билет — каждый мечтает разбогатеть с его помощью. Породистый петух, особенно заморский «техасец», стоит порой как буйвол. Часами просиживают мужчины, дрессируя своих любимцев, готовя их к предстоящим сражениям.

    В воскресенье рано утром на дорогах особенно оживленно. Вереницы мужчин с петухами под мышкой идут пешком, едут в джипни — местных «маршрутных такси» — попытать удачи. Бои разыгрываются не только в специально отведенных сабунганах, но и на улицах, в харчевнях — где придется.

    Внутри сабунгана поместилось не менее пятисот человек, и вдвое больше сидят вокруг него. Это те, кто не имеет денег, чтобы держать пари, кто довольствуется отраженными эмоциями и философскими рассуждениями. На деревянных скамьях, ярусами спускающихся вниз, ни одного свободного места. Публика — все мужчины. Взгляды зрителей прикованы к арене, огороженной металлической решеткой. Там друг против друга сидят на корточках конкуренты со своими питомцами, нежно их поглаживая, подбадривая и что-то шепча. Кроме них на арене ведущий бой арбитр и распорядитель, выкликающий ставки и собирающий деньга за пари. В сторонке — ветеринар и человек, добивающий проигравшего бойца.

    Петухов-соперников стараются подбирать контрастной окраски: так легче следить за поединком.

    На арене черный поджарый петух со свесившимся набок пышным красным гребнем. Второй — рыжий и беспокойный: то вытягивает шею, пытаясь прокукарекать, то вспарывает лапой песок на арене.

    «Это ощипанная курица, а не петух», — слышится смешливый голос «Ставлю сорок песо против черного, — парирует сосед. — Идет?» — «По рукам».

    Все больше разгораются страсти: торги — не менее захватывающая картина, нежели сам бой. Ведущий называет ставку, постепенно увеличивая. Чем выше сумма ставки, тем сильнее волнение. Названа последняя цена. Крики зрителей перерастают в чудовищный рев.

    Внезапно распорядитель сделал рукой жест — и становится тихо. Все затаили дыхание. Теперь настал черед «гладиаторов».

    Не выпуская бойцов из рук, владельцы раззадоривают, стравливают их, сталкивая клювами. Когда петухи достаточно разъярены — гребни набрякли кровью, воинственно поднялись перья, — по сигналу арбитра с острых стальных лезвий-тари снимают кожаные ножны. Противники на ринге. Нагнув головы, они медленно сближаются, улучив мгновение, впиваются клювами друг в друга. Каждый петух норовит нанести врагу удар в самое уязвимое место — в шею. Бой длится две-три минуты. Если ни один из соперников не может одержать верх, фиксируется ничья. Но подобное бывает редко. Обычно петухи бьются до гибели одного из бойцов или пока кто-нибудь из них будет не в силах продолжать борьбу.

    Клювы петухов раскрыты, глаза выпучены, перья летят по все стороны, на арене капли крови. Вот черный завалился набок: лапы кверху, когти судорожно скрючились. Зрители неистовствуют.

    Наступает новый раунд, выходит следующая пара. И опять стены дрожат от свиста и топота.

    Азарт игроков на галлодромах Франции поражает воображение.

    Более ста тысяч петушатников, только официально зарегистрированных, — в департаментах Норм и Па-де-Кале. Более двухсот тысяч семей имеют от десяти до ста птиц. С января по август разыгрываются около семисот матчей, двадцать пять тысяч боев. Газета «Галльский петух» выходит тиражом в 250 тысяч экземпляров.

    «Галлодром» — обычно это заднее помещение кафе. Посередине площадка в 4–5 квадратных метров, огороженная металлической сеткой. Зрители сидят вроде бы спокойно, ведя неторопливый разговор. Выходит человек и подвешивает на веревочках две грифельные доски. На той, что слева, мелом написано «Молодец», на той, что справа, — «Рисковый». На ринге появляются еще двое. Аудитория сразу смолкает. У тех двоих в руках большие фанерные чемоданы. С превеликими осторожностями ставят чемоданы на пол. Мать не могла бы бережнее нести младенца. В сторону всякие сравнения: эти петухи — ценнейшая ноша.

    В зале поднимается неистовая буря. Со всех сторон несутся призывы, крики. В голосах людей слышатся мольба, надежда, угроза. Слух не успевает улавливать: «Молодец — четыре тысячи! Рисковый — три тысячи!» Это похоже на биржу за час до открытия. Заключаются пари. Не ведется никаких записей, все на честности. Если вы оказались здесь, следовательно, вы человек, заслуживающий «доверия и уважающий дисциплину», как записано в параграфе № 14 «Официального устава петушиных боев», принятого и опубликованного «Федерацией петушатников севера Франции». У вас же не «поехала крыша» и вы не хотите подвергнуться страшным санкциям, которые обрушатся на вас согласно § 14: на первый раз выговор с публикацией в газете «Галльский петух»; затем «временное исключение из конкурсов» и наконец «полный запрет на участие». Скажите, какой же петушатник после этого осмелится нарушить правила, пуститься в махинации, занижать или завышать вес птицы, увеличивать принятую уставом длину шпоры!

    Пока суд да дело, Молодец и Рисковый поглядывают на толпу сердитыми черными глазами. Лишенные гребешков головы (украшение срезается в шестимесячном возрасте) поворачиваются из стороны в сторону. Петухов выносят на ринг и держат в специальных ящиках с маленькими отдушинами. Боец не должен раньше времени увидеть противника, иначе от волнения его может хватить «кондрашка» (по-медицински — апоплексический удар).

    После нескольких слов распорядителя заканчивается церемония представления. Оба менеджера удаляются с ринга и вбрасывают туда противников, после чего захлопывают решетчатые створки. Им категорически запрещено натравливать птиц, а затем во время боя «возбуждать их и стимулировать, подражая кудахтанью курицы или издавая любой другой звук». Должна быть абсолютная бесстрастность. Безусловно, никакими строгими параграфами не запретишь сжимать челюсти до боли или смертельно бледнеть.

    Галлодром почувствовал торжество момента и смолк.

    Пернатые противники, напрягая мускулистые торсы, начинают прохаживаться на площадке, бросая друг на друга надменные взоры, разящие острее лезвия. Именно вследствие этой последней детали бой приобретает стремительный, но благоразумный характер. Не будь стальных шпор, битва продолжалась бы очень долго.

    Петуха, идущего на бой, вооружают таким образом: вокруг шпоры наматывается лента, поверх нее на кожаном ремешке укрепляется держак из алюминия. В него вставляют обоюдоострое лезвие длиной ровно 52 миллиметра.

    Вся манипуляция напоминает суету тренера вокруг боксера, когда он перед матчем бинтует спортсмену кисти и натягивает перчатки. Еще одно сходство с боксом — петухи разделены на три весовые категории: легкую, среднюю и тяжелую, от 8-10 фунтов и выше. Избыток в 100 граммов влечет за собой штраф и дисквалификацию. Продолжительность боя — 8 минут. Как правило, он заканчивается раньше — ничейным результатом (если оба противника лежат более одной минуты), техническим нокдауном (один из противников лежит более одной минуты) либо смертельным исходом (один из противников мертв).

    В случае тяжелого ранения мучения петуха прекращаются мгновенно за кулисами. Но если раны не опасны, бойцу делают укрепляющую инъекцию и бережно уносят для последующего ухода и лечения. Храбрецы, которым удается выстоять пять-шесть боев, отправляются почивать на лаврах. Сидя на насесте среди хохлаток, они могут сколько угодно рассказывать о своих подвигах и поучать молодых петушков, достойных взять эстафету у героических папаш.

    Побежденных петухов, тушенных в белом вине, украшенных зеленью, подают на стол вскоре поле боев.

    К боям петухов готовят тщательно. Шести месяцев от роду кандидатов начинают кормить лучшим зерном, подогревают для них воду, выводят гулять на солнышко. В глазах петушатника столько нежности, когда он держит в руках пушистый комочек. Из этих комочков вырастают благородные, свободные, красивые и гордые птицы. Им не подмешивают в пищу химические вещества, не впрыскивают гормоны для роста, не запихивают тысячами в клетки, где круглосуточно горит сильная лампа. Им дают радость проявить в один прекрасный день свой бойцовый инстинкт. Если петухи погибают, то в бою. Если побеждают, их ждет счастливая старость.

    …Молодец и Рисковый все еще продолжают гордо расхаживать. Они красивы, просто загляденье. Доспехи рыжеватые, золотые, черные, голубые; голова с остатками алого хохолка поставлена высоко; ноги ступают с королевским величием.

    И вдруг — атака, штурм. Мгновенный скачок обоих противников. Птицы сталкиваются грудь в грудь. Крылья трепещут, перья на шее встают дыбом. Будто два факела смешались в один. Это азарт, яркая вспышка боевого инстинкта, вызов, гордость в ее чистом виде.

    Бойцы расходятся, собираясь с силами, и вновь вкладывают их без остатка в прыжок. На этот раз Молодец оказывается немного проворней — на какое-то мгновение, не больше — и взлетает чуть выше противника. Мгновенный удар лезвия — и Рисковый падает на ринг поверженный, бездыханный, лапами кверху.

    Победитель встряхивает головой, будто сбрасывая с глаз невидимую пелену, распускает яркое жабо, разок-другой рассеянно клюет несчастного противника и удаляется к выходу медленным шагом. Владельцы поднимаются на ринг. Один уносит под мышкой Молодца; второй берет за лапы Рискового.

    Турнир продолжается: идет захватывающее зрелище.

    Люди, увлеченные петушиными боями, настаивают на том, что этот вид состязаний представляет собой любительский, а не профессиональный вид спорта. Самый большой интерес к данному виду спорта проявляется потому, что он предоставляет возможность участвовать в азартной игре, делая ставки как до начала петушиного боя, так и в ходе сражений.

    Шансы на победу той или иной птицы все время меняются в ходе боевой дуэли, и часто в качестве ставок тратятся огромные суммы денег.

    В древние времена петухи вели бой, пока один из них не будет поражен насмерть. В настоящее время только некоторые бои проводятся до абсолютного результата. Теперь правила позволяют снять с арены в любой момент петуха, получившего тяжелые повреждения. В ряде случаев правила предусматривают фиксированный промежуток времени для боя. В тех редких случаях, когда боевой петух отказывается от дальнейшего боя, хозяин ставит его грудью к груди другого петуха. Если же он отказывается от вступления в сражение, то выносится решение о его поражении, и бой прекращается. На петушиных состязаниях слово судьи является абсолютным законом и в вопросах выигрышей, и в вопросах ставок. Жалобы на его решения не принимаются.

    В заключение хочется привести слова замечательного российского птицевода Ивана Ивановича Анохина. Еще в конце XIX века он писал:

    «Не есть ли курица одно из самых красивых и грациозных созданий, украшающих и оживляющих собою домашний быт человека! Чувство восхищения к красоте наших пернатых друзей притупилось в нас вследствие постоянного их созерцания, но если бы мы увидели петуха в первый раз в жизни, удивлению нашему при виде его блестящих перьев, бодрости и силы его движений и его рыцарского нрава не было бы границ».

    Все материалы о бойцовых петухах и петушиных боях тщательно собирают секретные ведомства стран Латинской Америки.

    Ведь петухов бойцовской разновидности можно использовать для расправы с неугодным человеком, который очень любит петушиные бои.

    Это тем более возможно, если жертва сидит в первых рядах, поскольку в странах Латинской Америки на петушиных боях используется так называемая «испанская арена».

    Арена подобного типа открыта и не имеет никаких ограждений.

    Испанская арена для петушиных боев

    Один из бойцовых петухов жестоко расправился в городе Медельин с известным наркобароном Альфонсо Вирьегой.

    Официальных оснований для заключения наркобарона в тюрьму не имелось. Тогда полиция решила воспользоваться страстью дона Альфонса к петушиным боям. Во время схватки специально обученный петух, в нарушение всех правил, бросился не на своего соперника по рингу, а на человека из публики, который сидел в первом ряду. Петух-террорист безошибочно пронзил клювом важнейшие кровеносные сосуды на шее Вирьего.

    «Крылатые курьеры разведки»

    В универсальном источнике знаний человечества — Библии сказано: «В 600-й год жизни Ноевой… пошла вода потопом на истребление всякой плоти. Сорок дней и сорок ночей лился на землю дождь.

    Истребилось всякое существо, которое было на поверхности земли; от человека до скота, и гадов, и птиц небесных — все истребилось с земли, остался только Ной и что было с ним в ковчеге.

    И стала убывать вода по окончании пятидесяти дней.

    И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских.

    Вода постоянно убывала до десятого месяца; в первый день десятого месяца показались верхи гор».

    По прошествии сорока дней Ной открыл сделанное им окно ковчега.

    Ной «…выпустил от себя голубя, чтобы видеть, сошла ли вода с лица земли.

    Но голубь не нашел места покоя для ног своих и возвратился к нему в ковчег, ибо вода была еще на поверхности всей земли; и он простер руку свою, и взял его, и принял к себе в ковчег».

    Так была открыта способность голубя возвращаться к тому месту, откуда его выпустили.

    Естественно, человек сообразил, что эту красивую смышленую птицу можно использовать для передачи сообщений.

    В «Одиссее» Гомер рассказывает о том, что греческие мореплаватели брали с собой на корабли голубей по принципу праведного Ноя, чтобы выпускать их на поиски ближайшей суши.

    В какой стране впервые появились почтовые голуби, сказать трудно. Очевидно, таких стран было много.

    Самое раннее упоминание о ручных голубях встречается у шумеров из Южного Ирака примерно за 2000 лет до нашей эры. Очевидно, шумеры открыли, что голуби безошибочно находят свои гнезда независимо от того, как долго их держали вдали от дома. Первые записи о почтовых голубях найдены в Египте. К XII веку до нашей эры голуби использовались египтянами для связи во время военных действий, а также при проведении религиозных праздников.

    Символическое использование почтовых голубей во время большого религиозного праздника, ежегодно проводившегося для укрепления теократического принципа царской власти в Древнем Египте. Четверку птиц выпускают на свободу, чтобы они оповестили богов четырех частей света о возобновлении власти фараона. Фреска из храма Мединет-Абу, построенного Рамзесом III (начало XII в. до н. э.)

    Античные оракулы должны были получать достоверную информацию о событиях, происходящих в отдаленных местах. В многочисленных храмах, разбросанных по всей территории древнего Средиземноморья, жрецы или жрицы пророчествовали устами местного божества. Наибольшей известностью пользовался оракул Аполлона в Дельфах. Ответы, которые он давал на отдельные вопросы, как правило, облекались в стихотворную форму и составлялись с таким мастерством, что создавалось впечатление, будто оракул всегда прав, независимо от исхода событий. Однако в некоторых случаях он давал весьма точную информацию о событиях, происходивших в отдаленных местах, которую нельзя было получить обычным способом.

    Лидийский царь Крез, правивший в 560–546 годах до н. э., больше известен своим мифическим богатством (вспомните известное выражение «богат как Крез»). Именно он провел первое государственное исследование паранормальных явлений. Согласно записям греческого историка Геродота, Крез решил испытать пророческую силу дельфийского оракула. Царь послал своих курьеров в Дельфы и распорядился, чтобы на сотый день после отправления они спросили у оракула, что делает царь Лидии Крез, записали ответ и возвратились домой. В назначенный день Крез совершил преднамеренно бессмысленный, необычный поступок: сварил в бронзовом котле вместе черепаху и ягненка. Тем сильнее было его удивление, когда по возвращении из Дельф посыльные представили ему такую запись пророчества:

    «Запах почудился мне облаченной в броню черепахи,
    Вместе с барашком в котле неустанно кипящей.
    Бронза простерта под ней и бронзовой крышкой покрыта».

    Каким образом оракул узнал, что делал Крез в тот день, находясь в Лидии, на расстоянии 350 миль от Дельф? Возможно, жрецы, служившие оракулу, знали какой-то тайный метод быстрого получения информации даже на таком большом расстоянии? Подобное объяснение предложил историк науки Роберт Темпл, который серьезно занимался изучением методов пророчества оракулов.

    «Я считаю, что оракулы получали информацию о важных событиях, таких как исход сражений, с помощью почтовых голубей. Подобные новости объявлялись как пророчества иногда в тот же день, когда происходило событие. Спустя несколько дней или даже недель, когда прибывали люди-посыльные, их «новости» лишь подтверждали пророчество».

    Теория использования в храмах почтовых голубей вполне подходит для объяснения эксперимента царя Креза. Агент дельфийского оракула мог передать весть о намерениях царя с помощью птиц. Хорошо тренированный голубь развивает скорость свыше 90 миль в час. Следовательно, он мог долететь до дворца Креза до Дельф примерно за семь часов. Для оракула подобная игра стоила свеч. Геродот приводит длинный список даров, которыми Крез осыпал удачного пророка. В их числе были драгоценности жены царя, массивные золотые статуи и шесть тонн золота в слитках.

    Жрецы бдительно охраняли свой секрет. Существует ряд литературных свидетельств того, что оракулы имели специальные помещения для почтовых голубей и других птиц, считавшихся священными для божества, от лица которого вещал оракул. Например, в Додоне (Северная Греция) жрецы получали сообщения от бога Зевса, слушая воркование голубей. Жрицы, толковавшие слова оракула, даже называли себя «сизыми голубками».

    Почтовый голубь приближается к сидящей жрице. Жрица держит факел, колосья пшеницы и головки мака. С греческого блюда середины V в. до н. э.

    Геродот приводит анекдот о некоем Аристодике, постоянно получавшем неприятные советы от оракула Аполлона в Милете. В отместку он пробрался на территорию храма и «выкрал всех находившихся там ласточек и других гнездовых птиц». Когда он совершил это, голос из святилища грозно возвестил, что Аристодик — «величайший грешник среди людей». Оракул вряд ли пришел бы в ярость, если бы это были просто дикие птицы, гнездившиеся в храме. Вероятнее всего, Аристодик разгадал секрет жрецов и нанес им чувствительный удар, выкрав главное звено системы «заблаговременных новостей».

    Взаимосвязь между птицами и пророчествами оракулов подтверждает рассказанное Геродотом предание. Жрицы, толковавшие слова Зевса в Додонском храме, сказали ему следующее:

    «Говорят, что две черные голубки однажды улетели из египетских Фив, одна в Ливию, а другая к нам в Додону. Опустившись на дуб, голубка человеческим голосом приказала воздвигнуть здесь оракул Зевса. Те, кто слышал ее, поняли это как волю небес и повиновались приказу. Голубка же, прилетевшая в Ливию, приказала основать там оракул Амона, который на самом деле тоже есть оракул Зевса».

    Эта недвусмысленная история о «говорящих» голубках, летавших между египетским оракулом в Фивах и храмами в Додоне (Греция) и Сиве (Ливия), достаточно прозрачно выдает секрет. Оракулы в Додоне и Сиве состояли в долгосрочном сговоре, поддерживая связь через почтовых голубей.

    Древние римляне были заядлыми любителями голубей. Плиний, живший в I веке нашей эры, жаловался на то, что страсть к голубям у некоторых его соотечественников переходит в настоящую манию: «Почитание голубей доходит у некоторых людей до безрассудства: они строят для этих птиц специальные башни на крышах своих домов, выводят новые породы и составляют их родословные».

    Римляне высоко ценили голубей не только за внешний вид или способность быстро летать. Даже Плиний, пренебрежительно относившийся к ним, допускал, что прирученные голуби могли бы иметь большую практическую ценность в «важных делах». Доблестный Брут, осажденный войсками Марка Антония в городе Модена (Северная Италия) в 44–43 годах до н. э., поддерживал связь со своими союзниками привязывая послания к лапкам голубей. По ироничному замечанию Плиния, «что проку было для Марка Антония в его крепостном валу, бдительной охране и даже сеточных заграждениях, натянутых через реку, если сообщение летело по воздуху».

    Плиний упоминал также о более необычном использовании ласточек в качестве курьеров. Один знатный римлянин, который очень любил скачки на колесницах, ловил ласточек в своем загородном поместье и привозил их на состязания в Рим. Чтобы заранее сообщать друзьям результаты, он окрашивал птиц в цвета побеждавшей команды, а потом отпускал их лететь в свои гнезда. Ласточки были прекрасными курьерами: они развивали такую скорость, что хищники редко могли их поймать.

    В Средние века на Ближнем Востоке искусство разведения и обучения голубей было доведено до совершенства.

    Халифы, управлявшие исламской империей, после смерти Мухаммеда (632 год) превратили голубиную почту в постоянно действующую государственную службу воздушных сообщений. Почтальоны в арабской империи выполняли также функции шпионов правительства. Имея в своем распоряжении местные почтовые центры с большим количеством прекрасно обученных голубей, халифы могли не опасаться, что не получат своевременного предупреждения о потенциальных нарушителях спокойствия в провинциях.

    Арабскую систему почтовых голубей переняли турецкие завоеватели Ближнего Востока. Султан Бейбарс, правитель Египта и Сирии (1266–1277), учредил в своих владениях прекрасно налаженную голубиную почту. Почтовые голуби султана имели особый отличительный знак, и никто не имел права прикасаться к ним, кроме него самого. Обучение голубей почтовой службе само по себе стало достаточно доходным промыслом. Стоимость пары хорошо обученных птиц достигала до тысячи золотых монет. Царская голубиная почта оказалась бесценной в качестве системы быстрого оповещения о монгольских нашествиях в XII–XIV веках. В 1400 году, когда Тимур завоевал Ирак, он пытался искоренить голубиную почту вместе с остальными исламскими средствами связи.

    В 1765 году великий русский ученый М. В. Ломоносов написал занятную инструкцию. Академик наставлял путешественников: «Для признания в близости земель взять со Шпицбергена на каждое судно по нескольку воронов или других птиц, кои на воде плавать не могут, и в знатном отдалении от берегу пускать на волю. Ибо когда такое животное увидит землю, в ту сторону полетит, а не видя земли и уставши, опять на корабль возвратится».

    Так закладывались основы морской голубиной почты. Это диктовалось тем, что появились крупные боевые флоты и возникла проблема связи между судами эскадры, а также между кораблями, находящимися в море, и берегом.

    В Средиземном море самая деятельная морская голубиная станция располагалась на Сицилии. Летом 1885 года голубятня Рима и острова Маддалена, расположенного к северу от Сардинии, обменялись 48 крылатыми «почтальонами». Невзирая на плохую погоду, все птицы возвратились. В Америке Торговая палата города Сан-Франциско собиралась установить плавучие голубятни на своих коммерческих судах, которые плавали в Тихом океане. Это было связано с частыми кораблекрушениями у берегов Калифорнии. Голубь долетал с места бедствия до города за полчаса-час. На острове Сейбл, имевшем печальную репутацию «кладбища кораблей», также была организована голубиная станция для приема сигналов о спасении с проходящих кораблей.

    Шведские эксперты пытались выяснить, влияет ли на «почтальонов» шум канонады во время морского сражения. Оглушенные «шведские» голуби не взлетали. «Французские» голуби достаточно быстро привыкли к барабанному бою и пушечным выстрелам. Полетав немного в море, они возвращались на плавучие голубятни. В Испании голубей дрессировали в основном для полетов вдоль береговой черты, используя крылатую связь для борьбы с контрабандой.

    Самый грандиозный опыт провели во Франции в середине 90-х годов XIX века. Между газетами Petit journal и Figaro разгорелась большая полемика о возможностях голубиной почты во время кораблекрушений. Чтобы зря не спорить, редакции зафрахтовали пароход «Манубия». На него погрузили клетки с пятью тысячами птиц. На крыло каждой птицы поставили штамп. Были назначены поощрительные премии. В море голубей выпускали большими партиями. Раньше эти птицы никогда не видели моря. Оказавшись на свободе, голуби сразу разделились на стаи и быстро полетели на восток, к берегу. Спор решился в пользу голубиной почты.

    В 1894 году члены Российского Общества акклиматизации животных и растений выпустили книгу «Голубиная почта». В ней авторы особо отмечали стремление русских голубеводов «стать в непосредственную связь с Военным Ведомством с целью предоставить своих голубей делу служения отечественной обороны».

    Партия почтальонов состояла из пяти птиц. Кормили их за два часа до полета. Листок с депешей заключали в голубиное перо, подвязывали под крыло или хвостовые перья. Вес письма не превышал одного грамма.

    В 1871 году впервые была применена микрофотография. Сообщения переводились на пеликюли — тоненькие пластинки, состоящие из слоев коллодиона и желатина, легко свертывающиеся в трубочки. Немного позже их начали называть голубеграммами. Пеликюли были такие легкие, что к голубю их подвязывали до 18 штук.

    «Крылатые курьеры разведки» — так называли голубей сотрудники секретных служб. Практически во всех военных конфликтах роль своеобразных связных выполняли и выполняют почтовые голуби.

    27 апреля 1887 года французская пресса сообщала: «Вчера в одной из улиц Турле двое рабочих увидели, как упал голубь, раненный ружейным выстрелом. Подняв его, они заметили на нем две конкурсные печати. Под крылом у голубя была укреплена трубочка из гусиного пера со вложенным в нее фотографическим видом укреплений и несколькими шифрованными немецкими заметками. Отчасти по этим соображениям во Франции уже внесен в палаты проект закона, в силу которого владельцы голубятен обязаны будут сообщать властям о числе и происхождении своих голубей; правительству будет дано право запрещать ввоз голубей из-за границы и т. п. В Германии и Австрии предложено принять такие же меры».

    В 1918 году в Германии был изобретен микроскопический фотоаппарат, вмещающий 30 малых пластинок. Аккуратно подвесив аппарат к грудке голубя, можно было получить снимки маршрута его полета на 15 километров. Это была уже не связь, а воздушная разведка при помощи голубей.

    Голубь с фотоаппаратом на грудке готов к воздушной разведке

    В книге о разведчиках «С риском для жизни» Эдвин Вудхол пишет: «Само собой разумеется, что голубями часто пользовались для шпионской работы. Каждый разведчик, спускавшийся с самолета, всегда имел при себе этих маленьких крылатых курьеров.

    До войны Бельгия была питомником почтовых голубей. Когда немцы в 1914 году шли на Брюссель, бельгийская контрразведка должна была уничтожить некоторые наиболее редкие в мире породы голубей. Свыше 30 000 почтовых голубей было истреблено для того, чтобы они не попали в руки врага.

    Когда началась война, был создан британский отдел почтовых голубей не только для разведки, но и для всех родов войск.

    Англичане снабжали голубями американский экспедиционный корпус. Начав в 1917 году с нескольких голубей и с 12 человек обслуживающего персонала, наш отдел в период перемирия состоял из 9 офицеров, 320 солдат и имел 50 чердаков с шестью тысячами птиц.

    Передвижная голубятня была на вооружении английской армии во время Первой мировой войны

    В начале войны французы и бельгийцы имели отделы голубиной связи. Некоторые из таких тренированных птиц отличались выносливостью и были специально отобраны для того, чтобы летать в плохую погоду и ночью.

    Следующий подвиг почтового голубя (а таких подвигов были сотни) достоин внимания с точки зрения разведки. Один агент был выброшен с самолета приблизительно за 150 миль от фронта. Надо было добыть чрезвычайно важные сведения о немецких подкреплениях. Наш агент, человек мужественный и ловкий, вызвался собрать эти сведения и доставить их вовремя.

    Для этой цели ему дали специального голубя с голубыми клетчатыми перьями, который был приучен к полетам при всех условиях. Вечером того дня, когда наш разведчик был спущен, этот голубь возвратился на свой чердак. К его ногам было привязано письмо, помеченное 10 часами утра и содержащее всю нужную информацию с драматическим заключением: «Только успел отпустить голубя. Я арестован. Прощайте».

    Маленький пернатый герой пролетел свыше 150 миль в сырую и грозовую погоду за каких-нибудь четыре часа.

    Некоторые агенты, которые выбрасывались с самолетов на парашютах, брали с собою иногда трех голубей: двух для пересылки информации и одного как последнего курьера, который возвращается в том случае, если к разведчику нужно послать самолет.

    Наши агенты обычно внимательно выбирали место, чтобы укрыть своих пернатых спутников. Они взбирались на дерево и привязывали корзину с птицами к ветке среди листьев. Если сбор информации требовал много времени, то агенты взбирались по ночам на эти деревья и кормили своих питомцев.

    Иногда наши самолеты по заранее условленному сигналу спускали на определенном месте голубя, привязанного ремнем к маленькому парашюту. Но такой способ был очень ненадежен, так как в этих случаях птицы часто попадали в руки врага.

    Во Франции воздвигли памятник этим маленьким крылатым героям. Многие из них получили за свои изумительные подвиги ордена.

    В Англии адмиралтейство, министерство авиации и военное министерство составили список подвигов, совершенных нашими домашними голубями. В военном музее хранится чучело голубя, которого прозвали Крест Виктории, так как считали его деятельность достойной такой награды.

    Этот пернатый герой, прекрасный чистокровный самец, несколько раз доставлял в высшей степени важные письма. Я хочу рассказать об одном из его последних подвигов.

    Голубя взяли на фронт из дивизионной разведки генштаба во время упорного сражения, которое происходило по Мененской дороге. Англичанам срочно понадобилось подкрепление. От фронта до дивизионного штаба было 9 миль. Птица была выпущена с чрезвычайно важной голубеграммой, в которой просили прислать к вечеру подкрепление. Но голубь был подстрелен неприятелем. В течение всей ночи под проливным дождем и градом продолжалось сражение, в котором обе стороны проявляли одинаковое упорство. Забытый маленький пернатый курьер лежал раненый на мокрой земле. На рассвете птица кое-как собралась с силами, приползла к своему чердаку и умерла раньше, чем успели отвязать письмо от ее лапки.

    Другой голубь из морского отдела голубиной почты, известный под именем Крипс — Крест Виктории, пролетел 50 миль в 22 минуты, неся письмо с просьбой о срочной помощи.

    Один тральщик подвергся нападению подводной лодки, которая выпустила в него несколько снарядов. Смертельно раненный, истекающий кровью шкипер Крипс написал последнее письмо и послал его со своим единственным голубем. Письмо было доставлено как раз вовремя: два миноносца пришли на помощь, и экипаж судна был спасен.

    Другая птица по имени «Счастье пилота» пролетела 200 миль в 5 часов. У одного судна испортился мотор, море сильно волновалось. Ко всему этому появились три германских самолета, которые напали на беззащитных людей. Благодаря быстроте посланного моряками почтового голубя помощь прибыла вовремя, и их жизнь была спасена.

    Во время боев у Вердена голубиная почта французских армий оказала им большие услуги, причем в самых тяжелых условиях.

    4 июня 1916 года командир Рейноль из флота Во оказался в окружении. Доставка его последнего письма является поразительным примером работы почтового голубя.

    Генерал Петен стоял у чердака голубиной почты, так как это было тогда единственное оставшееся средство для получения информации. Все другие средства связи были уничтожены бомбардировкой.

    Вдруг появился голубь. Он покружил около французского командующего и упал у его ног. Клюв и грудь голубя были прострелены. К единственной оставшейся ноге, которая болталась на искалеченном теле птицы, было привязано сообщение: «Мы защищаемся, но нас травят газами и сжигают огнеметами. Необходима срочная помощь. Подайте немедленно зрительный сигнал из Сувиля, который не отвечает на наш призыв. Это моя последняя надежда. Это мой последний голубь».

    Шер ами, голубь-самка, пролетела 30 миль во время большого наступления американцев у Сен-Мишеля. В каких-нибудь три четверти часа было послано на грузовиках подкрепление в американские части.

    Во время войны радио также оказало неоценимые услуги. Но бывали моменты, когда и оно было бессильно помочь. Тогда на помощь приходил почтовый голубь. Единственный недостаток голубиной почты заключался в том, что пернатого курьера можно было подстрелить».

    Известный американский теоретик разведки Ричард Роуэн, вспоминая о Первой мировой войне, рассказывает: «Самолеты сбрасывали в большом количестве почтовых голубей, а также листовки и брошюры, содержавшие призывы к жителям оккупированных районов собирать и передавать сведения. Для этого пользовались небольшими корзинками, вмещавшими пару голубей; прикрепленные к шелковым парашютам, они медленно спускались на землю. В каждую корзинку, помимо корма для голубей, клали письменные указания, как обращаться с голубями, вопросники для заполнения, образчики существенно важных сведений, французские деньги и всегда — пламенный печатный призыв к патриотизму людей, уже в течение трех лет испытывающих голод, нищету и унижения в результате оккупации.

    В местах, весьма отдаленных от линии фронта, германские контршпионы нашли немало корзинок с мертвыми голубями. Это, разумеется, была лишь ничтожная часть общего числа корзинок, сброшенных союзниками. Голуби непрерывно летали над фронтом; и хотя попасть в летящего голубя из винтовки может исключительно меткий стрелок, все же сделать это удавалось не раз. И во всех этих случаях, по уверениям немцев, голуби несли донесения большой военной ценности.

    Эту систему сбора любой информации, как бы она ни была отрывочна и случайна, союзники продолжали расширять вплоть до дня перемирия. Голубей забрасывали не только с самолетов (иногда это было слишком заметно), но и в небольших воздушных шарах, снабженных остроумным механизмом для отстегивания клетки с голубями. К такому воздушному шару был прикреплен деревянный крест, на четырех концах которого висело по клетке с голубями. В центре креста находился ящик с простейшим часовым механизмом. В назначенное время механизм автоматически начинал действовать: парашюты с прикрепленными к ним корзинками отстегивались, после чего из оболочки шара выходил газ. На каждом таком шаре красовалась довольно наивная надпись: «Это немецкий шар; его можно уничтожить». Позднее вместо часового механизма стали применять медленно горящий фитиль; он поджигал шар после того, как клетки с голубями отделялись от шара».

    Голубь по кличке Джи-Ай (Солдат) снискал себе славу героя уже во Второй мировой войне. Едва заняв один итальянский городок, английские войска послали сообщение об этом с Солдатом. Голубь успел вовремя, поскольку командование уже собиралось нанести по этому городу воздушный удар. Солдат получил медаль Дикина от Общества по охране животных. Другая медаль досталась голубю по кличке Меркурий за то, что он пролетел 770 км над Северным морем, доставляя в Англию сведения от датских подпольщиков.

    В Красной армии также было голубиное подразделение, состоявшее из пятисот птиц, двух офицеров, восьмидесяти солдат и 90 ЛПГ — легких переносных голубятен, в каждой из которых помещалось по шесть голубей. ЛПГ заносились за линию фронта, откуда при помощи птиц передавались голубеграммы для корректировки артиллерийского огня.

    Послать сообщение с голубем — значит быть уверенным, что его не перехватят. Голубь пролетает десять километров за семь минут и в зависимости от того, из чего стреляет противник, выбирает безопасную высоту полета.

    Английские подводники брали с собой голубей на случай, если пропадет связь. В 1942 году одна подбитая лодка легла на дно, и голубя с депешей в специальной капсуле выпустили через торпедный аппарат. Всех подводников удалось спасти.

    В 50-х годах XX века разведывательные службы израильской армии, занятые поиском в пустыне военных объектов арабов, использовали голубей, оснастив их миниатюрными радиомаячками. Голубей держали какое-то время без пищи, а потом отпускали. Расчет строился на том, что в пустыне голодные голуби могут отыскать себе еду только поблизости от арабского военного объекта. При помощи «маячков» маршрут голубей наносился на карту.

    Использование почтовых голубей в американской армии, начатое в 70-х годах XIX века, длилось до 1957 года. Последние птицы были розданы зоопаркам и в частные голубятни.

    Жизненная практика показала, что это было опрометчивое решение, и голубей снова возвратили на службу в армию и в спецслужбы.

    Во время операции «Буря в пустыне» американские военные использовали голубей в качестве индикаторов химической опасности. Вначале для этого планировали использовать полторы тысячи кур, которые и были направлены в Кувейт. Однако куры не выдержали жары и погибли.

    «Боевой голубь» — живой датчик химической опасности

    Особое применение нашли для голубей американские разведчики.

    «Летите, голуби, летите!» — напутственные слова, которыми многие годы провожали «ориентологи» Агентства национальной безопасности (АНБ) США выдрессированные ими кадры на ответственные задания к советскому посольству в Вашингтоне. Сизари, которых перед этим тайком отлавливали у особняка с красным серпасто-молоткастым флагом на фронтоне, были оснащены всем необходимым: в грудки под перышки им вживлялись миниатюрные передатчики, а на крылья — почти невидимые глазу антенны.

    Так утверждает автор книги «Мир шпионов» Майкл Фрост, бывший сотрудник побратима АНБ — Канадского центра связи по обеспечению безопасности, ушедший в отставку в 1990 году после 19 лет безупречной службы.

    Фрост часто приезжал в Вашингтон в командировки для обсуждения вместе с американскими коллегами совместных программ операций в рамках «улучшения координации взаимодействия». Во время одного из посещений замаскированного под торговый центр секретного центра АНБ в пригороде столицы США Колледж-Парке он увидел на столе тамошнего босса чучело голубя. На удивленный вопрос Фрост получил следующий ответ: «Эта птица из тех, что постоянно дежурят у советского посольства».

    Если данный случай отдает научной фантастикой, то другим подслушивающим устройством, разработанным ЦРУ в начале семидесятых годов, стал радиопередатчик, доставленный на подоконники спален специально обученными голубями. К голубям присоединяли мощные, но почти ничего не весящие радиопередатчики, и птицы направлялись к нужной комнате по красному лазерному лучу, нацеленному на соответствующее окно. Послушно пролетая вдоль луча к освещенному окну, голуби нажимали на кнопку, освобождаясь от передатчика, который автоматически начинал работу. Завершив задание, голуби возвращались на базу.

    Следует сказать несколько слов о том, каким образом голуби ориентируются во время полета.

    Новозеландские ученые из университета Окленда подтвердили то, о чем ученые догадывались давно: почтовые голуби ощущают магнитное поле Земли благодаря крошечным магнитным частицам в верхних частях клюва.

    О навигационных способностях этих птиц споры длятся уже долгое время. Кроме гипотезы о магнитных частицах, играющих роль микроскопического компаса, выдвигалась версия об использовании голубями различных запахов в атмосфере в качестве указателей. Теперь исследователи во главе с доктором Кордулой Мора доказали теорию о магнитных компасах в клювах экспериментально. Для этого был специально построен деревянный туннель с кормушками в каждом конце и магнитными катушками на полу и потолке. Птицы были заранее обучены: при невозмутимом магнитном поле лететь к одной кормушке, а при включении катушек — к другой. Когда же к клювам голубей присоединили магниты или вводили в клювы обезболивающее, птицы неожиданно теряли свои навигационные способности.

    Однако еще остаются некоторые загадки. Еще непонятно, как мозг получает сигналы от магнита. Кроме того, рано исключать версию об использовании птицами оптических «ключей» и ориентирование по солнцу.


    Живые зажигательные снаряды

    Осень 946 года. Князь Игорь, сын Рюрика — основателя династии киевских князей, объезжал подвластные земли и собирал дань. Взяв положенное в земле древлян, князь по дороге закручинился: не слишком ли много осталось добра у древлян — и велел повернуть обратно.

    Древляне отнеслись к такому повышению феодальных налогов крайне негативно: дружина князя была перебита, а для самого князя Рюрика древляне нагнули две березы, привязали к его ногам и отпустили.

    Далее древляне приняли решение закончить дело миром — послали двадцать «лучших мужей» к его вдове Ольге с извинениями и предложили ей, в качестве компенсации, выйти замуж за древлянского князя Мала. Ольга вторично замуж не пошла. Она приказала перебить послов и осадила столицу древлян город Коростень. Осажденные бились крепко, зная, что пощады им ждать нечего. Целое лето простояло киевское войско под осажденным городом. Наконец Ольга предложила осажденным помириться и впредь платить умеренную дань. «Теперь у вас нет ни меду, ни мехов, и потому требую от вас немного: дайте мне от двора по три голубя да по три воробья».

    Древляне обрадовались такой весточке и прислали Ольге птиц. Княгиня обещала на следующий день отойти от города. Между тем она тайно приказала привязать к каждой птице тряпочку с серой. После заката птицы с зажигательными снарядами были отпущены. В деревянном городе сразу вспыхнули пожары. Город выгорел дотла, а уцелевшие жители, бежавшие из Коростеня, были схвачены киевскими дружинниками и жестоко наказаны в полном соответствии с нравами тех времен.

    Летописное предание о мести княгини Ольги вошло даже в учебники истории, хотя многие историки считали способ уничтожения Коростеня только красивой легендой. Но, как говорят в народе, в каждой сказке есть доля истины.

    Старинный герб Радомышля.
    Город расположен недалеко от Коростеня, сожженного княгиней Ольгой. Птицы с «пламенниками» напоминают о мести Ольги древлянам

    Скорее всего, славяне переняли данный способ поджога осажденных крепостей у датчан. По крайней мере, именно с датчанами связано самое раннее упоминание об этом. Саксон Грамматик рассказывает, как его применял легендарный датский герой Халдинг, сын короля Грамма, воспитывавшийся, правда, в Швеции. Халдинг для датчан — это примерно то же, что Геракл для греков или Эней для римлян. Конечно, нельзя слепо принимать на веру все написанное о нем. Невозможно датировать связанные с ним события, хотя путем довольно сложных и не очень уверенных сопоставлений можно прийти к выводу, что речь идет о рубеже IX–VIII веков до н. э. В этом случае Халдинг оказывается современником Ромула. Согласно легендам, во время своих странствий, не уступающих странствиям Геракла, Халдинг уничтожил некий славянский город Хандван (или Хольмгард, или Дина) в Геллеспонте при помощи горящей смолы, привязанной к ножкам ласточек.

    В 1038 году норвежский конунг Харальд Суровый во главе флота отбыл на Сицилию и овладел четырьмя крупными городами, считавшимися неприступными. Здесь Харальд проявил незаурядную тактическую изворотливость.

    Первый город имел такие прочные стены, что об осаде нечего было и думать. Харальд разбил лагерь у близлежащего леса и стал наблюдать. Вскоре решение было найдено. Норманны наловили городских ласточек, то и дело летавших в лес на поиски пищи, привязали к их спинкам сосновые стружки, смазанные воском и серой, подожгли их и отпустили обезумевших птиц к их гнездам. Через очень короткое время пылающий город распахнул свои ворота и запросил пощады.

    Для диверсий подобного рода пытались использовать и других птиц, например соколов.

    В июле 1933 года старший научный сотрудник сектора сравнительной психологии и сравнительной физиологии Ленинградского института по изучению мозга и психической деятельности Б. И. Хотин подал в дирекцию записку: «Работая над вопросом научения животных, я предположил о возможности научения (дрессировки) соколов, кречетов, ястребов и других птиц для военной авиации. Я полагаю, что так как указанные птицы с давних времен приучались охотниками для охоты на диких уток, гусей и т. п., нападая на них с большой высоты сверху, то возможно, что семейство соколов поддастся дрессировке для воздушной посадки на верхнюю плоскость вражеских аэропланов и дирижаблей в момент их появления над нашими границами.

    Если бы такая дрессировка оказалась возможной (путем длительного подкрепления мясом на поверхности летательных аппаратов), то стайка обученных птиц, снабженных у лапки особым патроном с термитом (или другим зажигательным веществом), садясь в воздухе на неприятельские летные аппараты, должна была бы их воспламенить».

    Известный зоопсихолог профессор В. А. Вагнер высказал мнение, что реализация подобной идеи теоретически возможна. Ее целесообразность следовало подкрепить мнением военных специалистов.

    Командование ВВС Ленинградского военного округа, получив записку Хотина, копию ее направило в ОГПУ, под неусыпным контролем которого находились практически все орнитологические исследования. Прежде чем выехать на природу для наблюдения за перелетом птиц или изучения жизни птичьих базаров, ученые предварительно запрашивали разрешение компетентных органов, независимо от того, отправлялись они на станцию Кавголово под Ленинградом или в далекое Заполярье. Все фото- и кинопленки, отснятые в процессе наблюдения за пернатыми, сразу же после проявки направлялись на просмотр в ОГПУ.

    Еще одна копия записки была направлена в Первый сектор Наркомпроса (секретная часть). В конце августа в Наркомпрос был отправлен план воплощения идеи Хотина в жизнь. Обосновывая целесообразность идеи, Хотин ссылался на исключительную остроту зрения беркутов, их способность различать цвет и форму опознавательных знаков. Были известны случаи нападения орлов на аэропланы, летевшие через Альпы.

    Методика работы с ловчими птицами описывалась следующим образом: «а) приручение беркутов получать пищу на верхней плоскости неподвижной модели в определенном месте (соответствующим наиболее уязвимому летного аппарата) при неподвижном пропеллере; б) то же при вращающемся пропеллере, постоянно увеличивающейся скорости; в) выяснение способности различения военных опознавательных знаков различных держав (способность к различению формы и окраски).

    Примечание: по выполнении пункта этой работы также необходима проверка в условиях аэродрома.

    Кроме указанной работы на моделях летных аппаратов предполагается работа на моделях привязных и движущихся аэростатов и других воздухоплавательных аппаратов. Выполнение изложенной части работы ориентировочно может быть выполнено в срок 6–7 месяцев при наличии четырех сотрудников. Дальнейшая разработка этой темы возможна лишь на основе анализа полученных результатов».

    Мнение специалистов секретной части Наркомпроса относительно идеи Хотина было сдержанным.

    1. Решение может быть принято на основе анализа скорости полета, воспламеняемости летательного средства и воздушной обстановки.

    Голубь почтовый — 20–32,5 метра в секунду.

    Орел летящий — 24–31,2 метра в секунду.

    Ласточка (самая скорая из птиц) — 68 метров в секунду.

    Цеппелин — 30–40 метров в секунду.

    Самолет — 60-100 метров в секунду.

    Из соотношения скоростей очевидно, что посадка птицы на самолеты в воздухе сопряжена с очень большими трудностями и массовое ее применение исключено.

    2. Значительное количество современных самолетов строится из металла, вследствие чего их воспламенение в воздухе гораздо меньше, нежели деревянных, обшитых полотном или фанерой. Воспламенение змейковых аэростатов и дирижаблей, наполненных водородом, очень велико.

    3. Научить птицу садиться на змейковый аэростат можно, но заставить ее разбираться в принадлежности аэростата к той или иной армии нельзя. То же нужно сказать в отношении опознавательных знаков самолетов.

    Учитывая значительное насыщение воздуха летательными аппаратами в современной войне с той и другой стороны, применение наученных птиц для воспламенения их над своей территорией нужно считать весьма рискованными, а отсюда — нецелесообразным.

    4. Сбрасывать наученных птиц с самолета над аэродромом или эллингом противника для воспламенения летательных аппаратов, расположенных на земле, желательно. Однако и здесь имеется риск в том отношении, что птица, почему-либо не пожелавшая сесть на летательный аппарат противника, может на обратном пути воспламенить самолет на одном из наших аэродромов.

    Отсюда применение наученных птиц допустимо (без риска) по таким аэродромам, удаленность которых от линии фронта исключает возможность возвращения птицы на свою территорию.

    Вывод. Предложение доктора Хотина об использовании птиц семейства ястребов, соколов, кречетов и других для воспламенения самолетов в воздухе невозможно. Использование тех же птиц, сброшенных с самолета, для воспламенения летательных аппаратов принципиально хотя и возможно, но тоже сопряжено с трудностями.

    Постановка опытных работ в этом направлении, если она не будет связана со значительными расходами, желательна».

    Эксперименты по использованию ловчих птиц для воспламенения самолетов в воздухе проводились и на Западе. Там также пришли к выводу, что это направление связано со значительными расходами. Лучше для воспламенения самолетов применять голубей. Ястребов, соколов, кречетов и других ловчих птиц целесообразнее применять для борьбы с голубями-диверсантами.

    Например, в Англии были предприняты практические меры для этого.

    В СССР тайно была куплена книга о методах дрессировки туркменскими сокольниками ловчих птиц. Книга была срочно переведена на английский язык. И ловчих птиц начали дрессировать для охоты на голубей-диверсантов.

    Работы по дрессировке голубей-диверсантов шли и в других странах.

    Весной 1941 года сотрудник Центральной школы связи Красной армии кандидат биологических наук А. М. Колосов предложил использовать голубей для поражения самолетов, нефтевышек, бензоцистерн, деревянных построек.

    Метод предлагаемой тренировки был очень прост. Ученые установили, что достаточно месяца, чтобы у голубя выработался условный рефлекс, в результате которого птицы, выпущенные из любого места, ищут свой объект атаки и садятся только на него!

    Одновременно голубей приучали к поднятию тяжестей. Применяя специальный режим тренировок, удалось приучить их поднимать груз массой до 150 г (до 1/3 собственной массы).

    После проведения предварительных опытов Центральная школа связи Красной армии обратилась в НИИ-6 с просьбой об изготовлении зажигательного голубеснаряда. При этом имели в виду снаряд замедленного действия, воспламенительная часть которого приводилась бы в действие при выпуске голубя, а сама зажигательная шашка срабатывала через более или менее длительный промежуток времени, определяемый замедлителем.

    После испытаний нескольких образцов голубиных зажигательных снарядов (ГЗС) ударного действия в начале сентября 1941 года на вооружение был принят окончательный вариант ГЗС-7. Снаряд представлял собой трехгранную призму, отпрессованную из термитного состава. Вес его составлял 120–130 граммов.

    Для группового сбрасывания голубей с зажигательными снарядами ГЗС-7 в ЦАГИ были разработаны специальные подвесные кассеты. Под самолет подвешивали две кассеты с 24 голубями в каждой.

    При выпадении голубей из кассеты выдергивались предохранительные чеки, освобождая ударники взрывателей. При посадке голубя на цель срабатывал взрыватель и вспыхивала зажигательная шашка, которая горела 15–20 секунд, образуя пламя высотой до 50 см с температурой 3000 °C. Снаряд прожигал листовое железо толщиной 2,5 мм и дюралевые самолетные бензобаки. Вражеские машины взрывались.

    В сентябре 1941 года было изготовлено 3000 голубеснарядов ГЗС-7, которые потом были отправлены на фронт.

    После окончания войны среди трофейных немецких документов нашли брошюру с описанием ГЗС-7 и результатов их применения над немецкими аэродромами. Конечно, психологическое действие на противника такого неожиданного оружия, как зажигательные голубеснаряды, намного превысило материальный ущерб, нанесенный ими.


    Улиточный «телеграф» Лангедока

    Начало этой тайной истории теряется в глубине веков. Тогда, в XII–XIII веках, на юго-западе Франции существовало независимое государство Лангедок. Оно стало оплотом еретического вероучения альбигойцев, или «катаров» (от греч. «чистые», «совершенные»). Такое положение было совершенно нетерпимо как для католичества, так и для светских властей Франции. В июле 1209 года в Лангедок устремился, по образному выражению весьма ныне редко цитируемого Карла Маркса, «разбойничий сброд негодяев — армия верующих приблизительно из 50 тысяч человек». Во главе этого «сброда» были Папа Римский Иннокентий III и король Франции Филипп II.

    Началась одна из самых страшных и жестоких войн в истории Франции. Против Лангедока, фактически независимого Тулузского графства, была объявлена почти тотальная мобилизация всего христианского воинства, как во время крестовых походов! В результате два папы и три короля, сменившие друг друга, по очереди ломали зубы об этот крепкий орешек. Для полного покорения Лангедока потребовалось почти 60 лет!

    Из сохранившихся документов той эпохи стало известно, что вожди «катаров» умело руководили военными действиями по всему фронту, используя какое-то таинственное устройство для мгновенной связи между собой. Тайна этой связи немного приоткрылась только в первой половине XIX века, когда француз Анри Фабрициус, врач по профессии, опубликовал весьма странную статью о биологической телепатии. По его утверждению, он являлся далеким потомком одного из четырех вождей «катаров», успевших через тайный подземный ход покинуть осажденный крестоносцами замок Монсегюр.

    Анри Фабрициус нашел при разборке фундамента разрушенного замка своих предков хорошо сохранившиеся документы того давнего времени. И в частности, подробное описание «телеграфа», которым якобы пользовались «катары» для связи между замками и крепостями. В основе этого странного устройства были специально подобранные… пары улиток! Этих улиток разделяли и помещали одну в «передающем» пункте, а вторую — в «принимающем». За поведением улиток на «принимающем» пункте круглосуточно наблюдала специальная бригада «телеграфистов». Как только улитка начинала проявлять беспокойство, ее отпускали в специальный наклонный желоб, на стенках которого были нанесены буквы латинского алфавита. Когда улитка замирала у какой-нибудь буквы, она тут же фиксировалась. Так из отдельных букв складывалось послание. А на «передающем» пункте «телеграфист» сначала раздражал «свою» улитку булавочными уколами, а затем перемещал ее на такой же лоток. И когда улитка подползала к определенной букве, снова укалывал ее. Улитка замирала и одновременно замирал ее собрат, находящийся порой на удалении десятков километров.

    Статья Анри Фабрициуса долгое время считалась курьезом. В 1878 году некто Гуго Цайманн опубликовал столь же курьезный материал под названием «Опыт использования самого неспешного существа в качестве самого быстрого гонца». Конечно же, автор имел в виду улиток.

    Выстраивая их в цепочку друг за другом таким образом, чтобы они соприкасались между собой, экспериментатор раздражал электрическим током у одной из них (например, первой в цепочке) хвостовую часть. При этом все остальные улитки тоже дружно «поджимали хвосты». Но самое интересное было в том, что если улиток затем разделяли и разносили в разные помещения, то ответные реакции у них сохранялись.

    Если верить тогдашней прессе, то первый сеанс «радиосвязи» между Старым и Новым Светом был осуществлен еще в XIX веке и вовсе не Маркони. Авторы сенсации опять-таки французы: Алликс и Бено.

    Они имели два «алфавита улиток», в каждом по столько особей, сколько букв во французском алфавите. Каждая пара сначала приводилась в соприкосновение друг с другом в Париже. После подобного «вхождения в связь» улиток разъединяли. Один «улиточный» алфавит оставался в Париже, другой отправляли за океан. Когда начиналась передача, улитка в Париже, находящаяся в отсеке с соответствующей буквой, получала удар током. Если верить авторам работы, соответствующая улитка второго набора в Америке вела себя так, словно тоже получала электрический удар.

    В 1933 году, незадолго до прихода к власти Гитлера, берлинская газета «Грюне блатт» опубликовала статью С. П. ван Росса о простых, но всегда воспроизводимых экспериментах с теми же улитками. Самцов улиток автор помещал на белые клетки шахматной доски в одной комнате, а улиток-самок — на соответствующие поля другой шахматной доски в соседнем помещении. Как утверждал ван Росс, стоило самок переставить на черные поля, самцы тут же перебирались на аналогичные. Подобные результаты якобы получались и тогда, когда улиток разделяло расстояние до 800 километров! Иначе говоря, играя улитками в «шахматы» по простейшему коду, можно было с их помощью передавать и нужное сообщение.

    В 1933 году советский энтомолог И. А. Фабри работал с бабочками. Он помечал самцов краской и увозил их на 6–8 километров от дома. Затем в проволочном садке на балконе своей лесной дачи вывешивал неоплодотворенную самку. Через некоторое время часть помеченных самцов возвращалась. Фабри предположил, что призывный сигнал передается чем-то вроде радиоволн.

    Судя по времени, удаленный на 8 километров самец сразу реагировал на появление самки и устремлялся в ее сторону по кратчайшему пути и с максимально возможной скоростью…

    И все же убедительные и технически и методически грамотные исследования телепатии между животными были проведены в СССР в 1967 году. Однако в открытой печати сообщение о них появилось только в 1984 году в книге «Электромагнитные поля в биосфере», вышедшей весьма незначительным тиражом и распространявшейся по особым спискам.

    Судя по содержанию статьи, эксперименты проводила большая группа людей. Однако автором десятистраничного труда оказался один человек — некто В. П. Перов.

    На сей раз биообъектами эксперимента были кролики. Пары кроликов разобщали и затем раздражали одного из них электрическим переменным током. В итоге были получены результаты, подтвердившие влияние кролика-индуктора на кролика-перципиента.

    В 1980 и 1982 годах в журнале «Доклады Академии наук СССР» были опубликованы статьи кандидата химических наук А. М. Бескровного с соавторами, посвященные физическим методам регистрации биополя человека. Исследователям удалось получить биологически активные вещества, чувствительные к излучению человека. Не исключено, что в этих веществах фиксировались так называемые торсионные поля, считающиеся некоторыми специалистами информационным каналом связи между биологическими объектами.

    Шпионы из пчелиного улья

    Замечательная книга Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ» содержит много волнительных моментов. Среди них самый романтический, когда в трактир «Адмирал Бенбоу» входит слепой нищий и кладет в руки капитана Билли черную метку. Это зловещий знак того, что человек отныне помечен пиратами и никуда не уйдет от смерти! Да, пиратская черная метка имела пророческий смысл смертельного приговора.

    Своеобразную черную метку имеют и пчелы.

    Кого хотя бы однажды не жалила пчела? Кто не разглядывал место укуса, обнаруживая в коже копьецо пчелиного жала, оторванного вместе с жалящим аппаратом насекомого?

    Двенадцать направленных назад зубцов, что украшают это оружие пчелиной ярости, не позволяют крылатой амазонке-воительнице вытащить жало. Пчела отрывается, оставляя жало вместе с частью внутренностей брюшка в теле врага, и в результате этого погибает. Однако это не нелепая жестокость природы. Напротив, в этом имеется свой смысл. В отрывающейся задней части внутренностей имеется нервный узел, который управляет действием жала, а также ядовитая железа, связь которой с жалом не нарушается. Таким образом, жалящий аппарат оказывается хотя и отделенным от пчелы, но живым. Если жало сразу не выдернуть, то еще некоторое время яд будет накачиваться в ранку и служить действенным оружием против врага, превосходящего пчелу по силе.

    Из пчелиного яда выделен ряд весьма активных по своему действию на организм веществ (ацетилхолин и гистамин), а также неорганические кислоты (муравьиная кислота, соляная, ортофосфорная), которые вызывают чувство жжения при ужалении пчелой. Гистамина в пчелином яде содержится относительно немного (0,06-1 %), тогда как количество ацетилхолина превышает содержание его во всех других животных тканях. Гистамин и ацетилхолин обладают разносторонним действием на организм человека, например расширяют кровеносные сосуды, повышают проницаемость кровеносных сосудов, понижают кровяное давление и т. д.

    В состав пчелиного яда входят такие химические элементы: водород, углерод, кислород, азот, калий, кальций, железо, магний, фосфор, медь, цинк, сера, марганец, йод, хлор.

    Сложность химического состава пчелиного яда определяет и сложность его воздействия на организм человека.

    Пчелиный яд устойчив к действию кислот и щелочей, к колебаниям температуры. Нагревание до 100 °C и замораживание не изменяют его состав.

    Действие пчелиного яда на человеческий организм весьма сложно и в значительной степени зависит от количества ужалений, места и индивидуальной чувствительности организма. Большинство здоровых людей переносят 5 и даже 10 одновременных ужалений. При этом развивается только местная реакция в виде боли, жжения, припухлости и красноты на месте укуса.

    При попадании в организм больших количеств яда вместе с местной реакцией наблюдается и общая реакция. В легких случаях она может выражаться в недомогании, повышении температуры, головной боли, появлении сыпи типа крапивницы. В более тяжелых случаях к вышеперечисленным симптомам присоединяются рвота, понос, одышка, синюшность, учащение пульса, падение кровяного давления, потеря сознания, гемолиз эритроцитов, гемоглобин в моче, судороги. Если вовремя не оказать помощь, то может наступить смерть от остановки дыхания. Описаны случаи наступления смерти в течение 1–2 часов после поступления пчелиного яда в организм.

    Чувствительность людей к пчелиному яду различна. У лиц с повышенной чувствительностью к яду ужаление даже одной пчелы может вызывать тяжелую общую реакцию. Например, описан случай очень быстрой смерти здорового человека, ужаленного всего лишь одной пчелой. Хотя жало быстро удалили, у больного развилась резкая синюха, появилось стеснение в груди, и он умер через 20 минут после ужаления.

    Необычайно опасны и могут вызвать смерть ужаления в глаз, в область глотки, миндалин, мягкого нёба, боковые поверхности шеи (место проекции разветвления общей сонной артерии на наружную и внутреннюю — каротидный синус).

    Наиболее чувствительны к пчелиному яду женщины (особенно беременные), дети и пожилые люди.

    При частом введении пчелиного яда в организм, как это бывает у пчеловодов, чувствительность к пчелиному яду снижается.

    Известны случаи, когда пчеловоды, имеющие большой стаж работы, переносили без всяких признаков отравления до 1000 ужалений пчелами. Механизмы подобной чувствительности еще окончательно не изучены.

    К пчелиному яду существует и видовой иммунитет: жабы, змеи, черепахи, цапли, медведи и ежи нечувствительны к пчелиному яду.

    Пчелиный яд токсичен для большинства животных и насекомых, у которых он в смертельных дозах вызывает характерные двигательные параличи. У холоднокровных животных после короткого периода возбуждения развивается полный паралич всей поперечнополосатой мускулатуры. У теплокровных животных полного паралича получить не удается, поскольку под влиянием токсической дозы пчелиного яда у них быстро наступает угнетение дыхательного центра, и поэтому животное гибнет от асфиксии (удушья) раньше, нежели разовьется паралич. Нейротоксическое действие пчелиного яда у теплокровных животных выражается в основном в появлении судорог клинического и тетанического характера.

    Как видим, пчелиный яд — достаточно серьезное токсикологическое оружие. И смерть ужалившей пчелы не напрасна: она настигла свою жертву. Гибель ее не напрасна еще и потому, что яд еще какое-то время продолжает поступать в тело ужаленного. Главное — в другом. Зверь или человек, с умыслом или по неосторожности забредший в пчелиные владения, в результате укуса оказывается помеченным феромоном тревоги. Пахучий сигнал исходит от жала и напоминает запах бананового масла. Учуяв его, другие пчелы незамедлительно набрасываются на незадачливого посетителя. Они новыми безжалостными ударами обращают его в паническое бегство.

    В Ассирии — мощной милитаризованной империи Древнего мира — в большом почете у военных были так называемые «ручные пчелы». Ассирийские пчеловоды знали какой-то секрет — звук, благодаря которому могли выгнать пчел из улья и направить грозную смертельно жалящую орду на противника.

    Современная наука доказала, что у пчел, как и у большинства животных, существует «язык» — звуковая сигнализация, управляющая их поведением. Возможно, ассирийцы, заметив это, научились подражать сигналам пчел и становились их повелителями.

    Это достаточно грозная армия. Интересно сказал о пчелином войске известный русский писатель и литературный критик Д. И. Писарев: «У пчел нет постоянного войска: всякий пролетарий имеет при себе оружие и умеет владеть им; каждый солдат этой национальной гвардии воодушевлен патриотическим чувством, выражающимся в самой пламенной ненависти к шмелям, осам и даже пчелам других ульев; если в улей вздумает влететь какой-нибудь неосторожный или дерзкий иноплеменник, то ему придется очень плохо: на него бросятся сотни рабочих пчел, пуская в ход челюсти и жало; путешественник будет непременно убит, и тело его, на страх другим, будет выброшено за пределы улья. Таков закон пчелиной семьи!»

    Жители древней Армении переняли от своих врагов-ассирийцев обширные знания о пчелах. В Армении есть район, который называется Мегринский. Если перевести дословно, то это значит «медовый» («мегр» по-армянски «мед»).

    Некоторые ученые считают, что именно здесь, на территории древнеармянского царства Урарту, располагался первый на Кавказе центр по приручению пчел.

    Имеются сведения, что древние армяне в борьбе за независимость использовали пчел. В те далекие времена в тех местах даже мед мог принести смертельную опасность врагу.

    Древнегреческий полководец и писатель Ксенофонт Афинский (ок. 428 — ок. 354 гг. до н. э.) в своем труде «Анабазис» рассказывает, как римские воины, поев в Колхиде (Западная Грузия) меда, заболели. Ксенофонт пишет: «Вообще здесь ничего не было, что могло бы возбудить удивление, но много было ульев, и все те солдаты, которые наелись сотов, лишились сознания, их рвало, и начинался понос, так что никто не мог стоять прямо. Кто немного съел, тот был похож на опьяневшего, кто съел больше, казался сумасшедшим. Некоторые даже умирали. Было очень много больных, словно после поражения, так что это навело большое уныние. Но на следующий день никто не умер, а около той же поры (в которую больные съели меда) они начали приходить в сознание на третий и четвертый день».

    А. М. Горький в рассказе «Рождение человека» делает интересное замечание: «…а в дуплах старых буков и лип можно найти «пьяный мед», который в древности едва не погубил солдат Помпея Великого, пьяной сладостью свалив с ног целый легион железных римлян; пчелы делают его из цветов лавра и азалий».

    Императоры Древнего Рима у покоренных народов брали наилучший опыт и обобщали его. В обиход принималось все, что помогало диктатору дольше продержаться у власти. Часто они содержали ручных пчел. Во время правления жестокого Нерона любимым способом казни стало «зажаливание до смерти», перенятое у персов. Жертву, приговоренную к смерти, обмазывали медом и напускали на нее разъяренных долгим голоданием пчел или ос.

    «Существовать, но быть невидимым» — таков лозунг «спецслужб» Римской империи. Много тайн узнали римские лазутчики, или, как их называли, «пролагатели путей». И все же тщетно они пытались разузнать у шотландцев методы дрессировки и общения с пчелами и тайну верескового меда. Не удалось. Эти секреты оберегались почище военных тайн.

    Средние века показали, что пчелы могут выполнять спецзадание по команде человека.

    В «Деяниях саксов» Видукинда Корвейского (50—70-е гг.) говорится: «Герцог собрал войско и осадил город (дружинника) Иммо. Говорят, что последний имел много пчелиных ульев и, сломав их, выгнал пчел против всадников осаждающего отряда. Пчелы стали жалить людей. Те в исступлении вертелись так, что всадники стали подвергаться опасности. Когда Иммо, наблюдавший со стены, увидел это, он пригрозил, что совершит со своими сторонниками вылазку. Герцог, обманутый, как часто бывало, такого рода хитростями, снял осаду».

    Некоторые воины выходили на битву с противником, имея в арсенале целый пчелиный рой на бороде. Представьте — человек, облепленный пчелами, невозмутимо идет на поединок. Почему же пчелы не причиняют вреда отважному витязю?

    Вся жизнь в улье или в лесном дуплистом дереве управляется запахами, идущими от матки. За маткой во время роения следует семья пчел. Села матка — и пчелы здесь же кучкуются возле нее, не очень агрессивные в этот момент. Защищать драгоценный мед им не надо, его тут нет. Огребая рой, пчеловод действует осторожно, стараясь стряхнуть в роевню в первую очередь матку. Это всегда непросто, поскольку матку в этом «месиве» насекомых увидеть трудно. Но опыт и — интуиция делают свое дело. Как только матка оказывается в роевне, все пчелы немедленно начинают слетаться и сползаться поближе к ней. На этом и была основана молодецкая забава, к которой прибегали экзальтированные пчеловоды — знатоки пчел.

    «Владычица пчел».
    Рисунок на рукописи древнего народа майя, относящейся примерно к V веку н. э.

    Это делалось просто. Матка в сетчатой коробочке на нитке крепилась к подбородку смельчака (нужны были выдержка и спокойствие). Пчелы, чувствуя запах матки, довольно быстро группировались вокруг нее, прикрывая человека своеобразной шевелящейся шубой.

    В период, когда еще испанцы не высадились на атлантическое побережье Америки, там был распространен обычай «войны цветов». Наиболее сильное племя, с которым уже никто не осмеливался сражаться, приказывало какому-либо из подчиненных народов начать против него боевые действия. При этом «вассалы» вместо оружия должны были использовать… цветочные букеты.

    Интересно, что и в период стандартных войн сражающиеся стороны как бы облегчали друг другу возможность взятия в плен. Воины выбривали волосы по бокам головы, оставляя на макушке пучок, за который можно было легко схватиться рукой. Это была своеобразная бравада реальной опасностью.

    И в «цветочной войне» сохранилась та же бравада, поскольку существовала смертельная опасность для обеих сторон со стороны пчел. Каждая сторона обращалась с заклинаниями к качина-момо — духам пчел. И они прилетали на зов в виде настоящих кусающихся пчел. Часть из них летела на букеты цветов, а часть могла обратить свой гнев и против так называемых «вассалов».

    Качина момо — духи пчел.
    Рисунок индейского художника.
    Сер. 1880-х годов, Лондон, библиотека Пола Хэмлина

    В давние времена для нападения на корабли противники часто использовали пчел. На одном из таких кораблей с экипажем в 60 человек имелось несколько ульев. Однажды этот корабль вступил в бой с турецкой галерой, имевшей на борту пятьсот матросов и пушечное вооружение. Турки были уверены в легкой победе. Османы с великим презрением наблюдали, как матросы корабля противника вытаскивали на палубу какие-то глиняные ящики. Когда галера и корабль сблизились, на галеру полетели ульи. Они разбились о палубу, и на турецких моряков набросились разъяренные пчелы. Турецкую команду охватила паника. Искусанные пчелами матросы метались в поисках укрытия. Атакующие взяли галеру на абордаж и, надев маски и перчатки, быстро заставили турков капитулировать.

    Военные давно поняли, что «ручные пчелы» всегда найдут достойное применение и в шпионском «черном ремесле», начиная от диверсий и кончая выполнением специальных заданий.

    Удивительная по своей оригинальности операция была проведена немецкой разведкой накануне Первой мировой войны. Интересно, что эту идею, сами того не ведая, немцам подсказали тогдашние их неприятели — французы.

    В 1880 году великий французский энтомолог Жан Фабр обратил внимание на удивительную способность пчел безошибочно находить путь к родному улью, как бы далеко они ни улетали за взятком цветочного нектара. Оказалось, что пчелы обладают тончайшим обонянием, позволяющим им обнаруживать микроскопические дозы пахучих веществ в воздухе. В полете каждое из них оставляет своеобразную нить пахучей материи, которая помогает пчелам ориентироваться во время «пчелиных командировок». Даже если ветер отнесет «нить» в сторону и она смешается с тысячами других запахов, пчелы все равно не собьются с пути и обязательно доберутся до родного улья.

    Это умение пчел привело известного французского пчеловода Тейнака к мысли о том, что для оперативной передачи информации можно применить пчел.

    Опытный пчеловод выяснил, что пчелы возвращаются в улей с расстояния в семь километров примерно за 20 минут. Ученый отвез ящик с пчелами к своему другу, жившему за пять километров от его пасеки. Добровольный помощник экспериментатора наклеил нескольким пчелам на спинки папиросные бумажки размером 2x4 мм. Подкормив пчел медом, он отпускал их, и они устремлялись к родному улью. В зауженное отверстие летка могли попасть только пчелы, освобожденные от «писем». Пока шестиногие почтальоны толпились у отверстия, пытаясь пролезть в улей, пчеловод пинцетом освобождал их от бумажек.

    Эксперимент Тейнака привлек внимание газет и… германской разведки, разглядевшей в нем нечто большее, нежели остроумную забаву любителей природы. Приграничные немецкие пчеловоды начали заманивать французских пчел на свою территорию. Те охотно летели навстречу ветру, соблазнительно пахнувшему медом, и постепенно проторили постоянные трассы к угощению. Так длилось годами, до Первой мировой войны. Французы подтянули свои войска к границе. Законспирированные под французских пчеловодов германские шпионы тут же отправили через границу пчел с донесениями. Ради предосторожности они заменили заметные для чужого глаза кусочки папиросной бумаги незаметными на брюшке пчелы тонкими шелковинками. Пехоту означала красная ниточка, кавалерию — синяя, артиллерию — зеленая. Меченые насекомые привычно летели за взятком через хорошо знакомые пасеки, где немецкие «пчеловоды» во главе с капитаном Г. Мазерсом снимали шелковинки и подсчитывали их. После расчетов и внесения поправок германский генеральный штаб получил точную карту расположения французских войск на границе, и военные приготовления неприятеля перестали быть тайной для немцев.

    И в наш электронный век, век космических шпионов-спутников и интернета, разведывательные службы используют пчел для донесений. Но теперь не увидишь ни бумажек, ни шелковинок. Разве только неприметную точечку на крылышке, и то если взглянуть на нее в микроскоп. Тогда лишь глазу предстанет микрофотография зашифрованного текста.

    Начиная с 1958 года Комитет государственной безопасности Советского Союза обучал своих агентов пользоваться для изготовления микроточек (микрофотографии размером в доли миллиметра) 35-миллиметровой зеркальной камерой. Фотографируемый документ клали на плоскую поверхность (стол). Агент закреплял камеру, например, на спинке стула и производил снимок. После проявления негативы клали между двумя стеклянными пластинками (чтобы не съежились). Для изготовления микроснимка использовался кусок обыкновенного целлофана, на который наносился изготовленный из специальных химических веществ светочувствительный слой. Агент клал его на плоскую поверхность и закреплял над ним микрокамеру в виде маленькой медной трубки около 375 мм в длину с объективами на обоих концах. Стеклянные пластины с негативом устанавливались на штативе на высоте 87,5 см от нижнего объектива камеры. Над ними закреплялась лупа, дававшая тройное увеличение. И наконец, над ней располагалась электрическая лампочка мощностью в 100 ватт. Луч света проходил сначала сквозь лупу, потом сквозь негатив и сквозь микрокамеру. Агент поднимал или опускал стеклянные пластины с негативом до тех пор, пока на целлофане не фокусировалось изображение наименьшего возможного размера. После этого агент отмечал место крестиком, выключал свет и спустя три минуты проявлял изображение. После проявки оно выглядело как маленькая черная точка («микроточка»), которую агент вырезал бритвой. Теперь «микроточку» особым клеем, сделанным на муке и воде (другие виды клеев становятся видны в ультрафиолетовом свете), можно было наклеить на пчелу.

    Микросхема, помещенная на спину обычной пчелы

    Во второй половине XX века человеком была выведена порода пчел, которую заслуженно прозвали «убийцы».

    Откуда же взялись эти необычные пчелы-монстры?

    В 1956 году бразильский энтомолог Уорвик Керр из Сан-Паулу задумал и начал проводить эксперимент, целью которого было улучшение породы пчел. Он доставил в Бразилию 48 африканских пчелиных маток. Ученый был в восторге от энергии и необычайной способности этих пчел к размножению. На то время в Бразилии в основном были распространены «итальянские пчелы», которые отличались миролюбивым нравом и хорошей работоспособностью. Однако Керр хотел большего: задумал вывести породу суперпчел — энергичных, быстро размножающихся и дающих много-много меда!

    Из привезенных энтомологом африканских маток выжили 26. Керр держал их в ульях со специальными перегородками, но затем по ошибке убрал их, и «африканцы» вырвались на свободу.

    Новоселы стали размножаться и одновременно уничтожать миролюбивых «итальянцев», захватывая их ульи для своих семей. Последующие поколения африканизированных пчел начали экспансию на север, полностью унаследовав дурной характер и ужасную агрессивность своих прародителей. Так началось триумфальное шествие нового гибрида по странам всего Американского континента.

    Африканизированная пчела очень агрессивна. Разъяренная семья обычных пчел наносит четыре укуса в минуту (тоже неприятно!), а африканизированная — 24 укуса. К тому же яд данного гибрида опаснее для человека, нежели яд европейских пчел.

    Эксперты подсчитали, что пчелы-гибриды в 30 раз быстрее нападают на человека, а жалят его в десять раз чаще, нежели обычные пчелы, и только роем. Это качество и делает их «пчелами-убийцами».

    Африканизированные пчелы роятся чаще, их рои способны перелетать на большие расстояния — до 80 км и могут расселяться на 320–500 км. Потревоженные человеком или животным, «пчелы-убийцы» в огромном количестве нападают на «обидчика». Нападение в большинстве случаев заканчивается трагически. С 1969 года в Бразилии от укусов африканизированных пчел погибло более 200 человек, а несколько сотен тысяч серьезно пострадали.

    В глубоком секрете держалось то, что один из бразильских городов был подвержен нападению африканизированных пчел. Только применение военных огнеметов спасло жителей от бедствия. Организатор этой целенаправленной диверсии так и остался неизвестен.

    На свободе защитные рефлексы «пчел-убийц» невероятно обострились, и они начали нападать на домашний скот, птицу, животных, людей и даже на автомобили. «Пчелы-убийцы» стали «бичом Божьим» для маленьких деревень и небольших поселков. Отчаянные попытки как-то поставить под контроль свирепых конкистадоров пока заканчиваются неудачей. Бразильские власти предпринимают необходимые меры, но «пчелы-убийцы» размножаются быстрее, чем специальные команды успевают их уничтожать.

    Естественно, что применить против безжалостного врага сильнодействующие отравляющие вещества нельзя, поскольку тогда гибель может грозить птицам, рыбам, некоторым видам животных, всем пчелам, в том числе и обычным.

    Ученые просчитали, что популяция «пчел-убийц» продвигается на север со скоростью 300 км в год. США и их южные штаты пока спасают огромные размеры Южноамериканского континента и особенности ландшафта. «Пчелы-убийцы» очень быстро приспосабливаются жить где угодно: в дупле, на чердаке, в улье, брошенном автомобиле…

    Один журналист задал вопрос, который тревожит всех. А что если «пчелы-убийцы» уже проникли на север на попутном транспорте и давно отпраздновали новоселье? Имеются ли гарантии, что «пчелы-убийцы» еще не проникли в какую-нибудь из стран СНГ?

    Отбиться от «пчел-убийц» не такое простое дело. Даже традиционный способ — ныряние в воду не спасает. Пчелы просто держатся жужжащей тучей над водой и ждут момента, когда человек вынырнет, чтобы вдохнуть воздух.

    Поначалу надеялись, что распространению новой породы помешают тропические леса, мексиканские пустыни или что насекомые-агрессоры «растворятся» в местных популяциях. Эти надежды не оправдались. Американские исследователи проследили эволюцию ДНК в митохондриях разных пчел и обнаружили, что ДНК африканизированных пчел сильно отличается от ДНК европейских. Мексиканские генетики доказали, что ДНК африканизированных пчел осталась неизменной в 150 поколениях за время их миграции от Бразилии до Мексики, то есть за 30 лет. Это означает, что гибрид уже не может больше скрещиваться с европейскими пчелами и не превратится в них.

    Среди населения южных штатов проводится разъяснительная работа. Наиболее простым способом остаться целым и невредимым при атаке «пчел-убийц» является бегство зигзагами.

    Ученые протестировали 172 пчелиные колонии с различной степенью отклонений от нормального поведения. Для оценки агрессивности исследователи перед ульем вывешивали лоскуток кожи и измеряли время до нападения на него первой пчелы. Эксперты подсчитывали и число пчел, которые нападали в первую минуту. Терпеливые пчелы с уравновешенным характером не поддавались на провокацию. «Пчелы-убийцы» на лоскуток кожи набрасывались без особых раздумий. Измеренная агрессивность была сопоставлена с результатами стандартного анализа ДНК. Таким образом удалось выявить группу генов, которые определяют наиболее агрессивное поведение. Действие генов заставляет пчелу жалить по малейшему поводу даже несмотря на то, что акт ужаления приводит к ее собственной гибели.

    В последнее время военных специалистов привлекло странное явление в жизни лаосских пчел, так называемый «желтый ливень». Это явление едва не стало причиной противостояния между СССР и США. 12 сентября 1981 года государственный секретарь США А. Хейг на пресс-конференции в Западном Берлине обвинил Советский Союз в том, что в период военных действий в Лаосе советские войска использовали боевые отравляющие вещества. Основанием для подобного обвинения стало заявление представителей небольшой народности леонгов, которые живут в высокогорных районах Лаоса. В период вьетнамской войны леонги сотрудничали с Соединенными Штатами, выполняя тайные задания ЦРУ. После 1975 года, когда вьетнамцы одержали победу, предатели леонги, опасаясь заслуженной кары, бежали в США.

    Эти беженцы и обвинили Советский Союз в применении химического оружия. В доказательство были представлены листья растений, забрызганные небольшими желтыми пятнышками засохшего неизвестного вещества. Леонги утверждали, что это отравляющее вещество распыляют с самолетов или с запускаемых с них ракет и сбрасываемых авиабомб. Люди, которые подверглись воздействию этих отравляющих веществ, вроде бы серьезно заболели. Американская разведка начала исследования данного вещества. Исследования получили название «желтый ливень».

    Американские химики провели анализ образцов, но вынуждены были признать, что в них не имеется отравляющих веществ известных видов. Возникло подозрение, что был использован новый биологический яд. Дальнейшие исследования показали, что в неизвестных веществах имеются микотоксины — ядовитые вещества, вырабатываемые плесневыми грибками. Повторные исследования вещества, полученного из желтых пятен, не подтвердили наличие микотоксинов, но выявили, что пробы наполовину состоят из необычной пыльцы южноазиатских растений.

    В пыльце много белковых и жирных веществ. В образцах же, предъявленных леонгами, не было жиров и белков.

    Секрет «желтого дождя» разгадали энтомологи. Они заметили, что желтые пятна на камнях и листьях растений по цвету и по размеру больше всего напоминали экскременты пчел. Взрослые рабочие пчелы съедают массу пыльцы. В их кишечнике белки и жиры пыльцевых зерен полностью перевариваются, а в экскрементах остаются только их неперевариваемые оболочки, точно такие же, какие ученые нашли в желтых пятнах.

    Вроде все стало ясно, но правительству США очень хотелось обвинить СССР в использовании химического оружия. От биологов потребовали дополнительных доказательств. Леонги утверждали, что им приходилось не только видеть на растениях свежие или высохшие желтые пятна, но неоднократно случалось попадать под «желтый дождь».

    Северные пчелы всю зиму проводят в улье, питаясь медом, который в пчелином кишечнике переваривается без остатка, однако в нем всегда имеются некоторые примеси, например пыльцевые зерна. За зиму их в пищеварительном тракте накапливается достаточно много. Поскольку туалетов в ульях нет, то насекомым-чистюлям приходится терпеть до весны. С наступлением весны все пчелы покидают дом. Отлетев от него на значительное расстояние, они почти одновременно освобождают от экскрементов свой кишечник. Такое явление называют «пчелиным ливнем». Но в Южной Азии холодов почти не бывает, поэтому тамошним пчелам не надо по полгода проводить в улье, где нет туалетов. Никто из зоологов не слышал, чтобы азиатские пчелы устраивали подобного рода «ливни». Американским ученым пришлось отправиться в научную экспедицию в Таиланд, в район, пограничный с Лаосом. Зоологи начали наблюдать за самыми крупными из трех видов азиатских пчел — большими индийскими пчелами, дикими родственниками медоносных пчел. Эти насекомые чаще всего сооружают свои гнезда в лесу на ветвях деревьев на высоте 20–50 метров от земли. На одном дереве может оказаться от одного до ста гнезд. От собственных экскрементов индийские пчелы освобождаются во время полета, отлетев от дома не менее чем на двадцать метров. Зато дальше по направлению маршрута полета рабочих пчёл вся растительность покрыта пятнышками пчелиного помета. На каждом квадратном метре поверхности американские ученые насчитали не меньше ста.

    В течение проведения наблюдений ученые сами попали однажды под «ливень». Рассматривая высоко висящие темные гнезда пчел, ученые заметили, как те вдруг начали увеличиваться в объеме. В бинокль было видно, как густо усеяли покинувшие гнезда светлоокрашенные пчелы. Потом насекомые поднялись в воздух, и начался «обильный» ливень, длившийся пять минут. Пчелы летели так высоко, что с земли их не было видно. Ученые почти не пострадали, поскольку располагались недалеко от пчелиных гнезд. Зато на их машину обрушился такой «ливень», что на каждый квадратный метр ее крыши упало более двухсот желтых пятнышек.

    Американским зоологам удалось разоблачить крылатых провокаторов и не допустить международного конфликта. Правда, не удалось выяснить, почему азиатские пчелы устраивают «желтые ливни».

    Военные на всякий случай взяли данное явление на заметку.

    О том, что пчелы достаточно грозное боевое оружие, можно судить из необычного заявления африканских колдунов.

    Летом 2003 года Ассоциация традиционных целителей и шаманов Уганды (АТЦШУ) направила правительству страны официальное письмо с предложением наслать на повстанцев пчел-убийц. Шаманы предлагали помочь правительственным войскам в их борьбе с повстанческой армией сопротивления при помощи такого необычайного оружия.

    Известно, что чувствительность пчел к запахам выше, чем у собак. К тому же они миниатюрны и способны проникать в самые труднодоступные места, куда той же собаке никак не попасть. Остается только обучить их находить то самое место.

    Недавние исследования ученых из отдела оборонных программ США свидетельствуют об эффективности применения для поиска взрывчатки пчел. Пока это в диковинку для многих. Хотя в этой области были проведены многие исследования и даже испытания. На одной из пентагоновских баз в Техасе специалисты к подслащенной воде подмешивали несколько миллиграммов динитротолуена — составной части взрывчатого вещества. Постепенно пчелы так привыкли к «взрывному сиропу», что во время поисков пищи уже не обращали внимания на цветы. В 99 процентах случаев они находили вместо нектара взрывчатку, запрятанную специалистами из Пентагона в самых неожиданных местах. Интересно, что пчелы, «заучив» новый аромат, передают это знание сородичам, которые тут же подключаются к поиску, что приводит к задействованию целого роя насекомых. Относительно более точного способа определения того, что взрывчатка найдена, то военные инженеры-электронщики заканчивают разработку радиопередатчика размером с крупинку соли. При его помощи можно будет следить за перемещениями пчел во время поиска взрывчатки или наркотиков. Хотя если используется целый рой пчел, то какой-то подозрительный объект, облепленный ими, навряд ли вызовет у людей, контролирующих процесс поиска, какие-либо сомнения.

    Существенным недостатком является непродолжительность жизни пчел, но это компенсируется скоростью их обучения.

    За время общения с пчелами человек понял, что они необычайные существа. Их действия четкие, ясные. Естественно, что поступки у них инстинктивные, заложенные в них природой, передающиеся по наследству. Пчелы достигли высокой степени совершенства. Знаменитый французский энтомолог Жан Фабр, рассказывая о поведении пчел, писал о пчелиных инстинктах: «По своему развитию они превосходят не только инстинкты прочих насекомых, но даже некоторых позвоночных животных».

    Десять триллионов превращений — химических и электрических — происходит в пчелином мозге за одну секунду! Ученые сравнивают его работу с действием современного компьютера.

    Немецкий ученый, лауреат Нобелевской премии 1973 года Карл фон Фриш, посвятивший себя изучению поведения медоносной пчелы, сказал: «Жизнь пчел подобна волшебному колодцу. Чем больше из него черпаешь, тем обильнее он наполняется».

    Агент 007 — таракан

    «Фу, какая гадость» — вот общее мнение, которое сложилось о таракане. Действительно, таракан вреден и малоприятен. И все же он заслуживает внимания хотя бы потому, что издавна живет с нами, более того, он намного старше нас.

    Черный таракан хорошо знаком жителям всех частей света, исключая разве что Антарктиду. Трудно сказать, где находится родина этого насекомого. Однако в Европу черный таракан попал из России, куда его «завезли» татаро-монголы.

    «Таракан» — искаженное от тюркского «караха» — «черный владыка».

    Некто Таннер, живший в Москве четыреста лет назад при посольстве Королевства Польского, писал о живущем на Руси «ужасном животном по названию каракан, которое не тревожит хозяев, но живьем заедает гостей…».

    В конце XVIII века в России объявилась еще одна разновидность таракана — рыжий. Он был назван прусаком, поскольку считали, что его завезли из Пруссии русские солдаты, возвращавшиеся с Семилетней войны (1756–1763).

    С давних пор в народе сложилось поверье о таинственных свойствах и достоинствах тараканов. Считали, что тараканы в доме — к прибыли, к добру. Появление в новой избе черных тараканов — к богатству.

    На каждой лапке таракана имеется орган, воспринимающий малейшие сотрясения. Бегают тараканы очень быстро. Правда, тараканы не стайеры, а спринтеры — быстро устают. Иногда на бегу они делают короткие прыжки.

    Таракан — насекомое с большими задатками. Опыты показали, что таракан не так глуп, как может показаться. Это доказали удивительно простые и вроде бы несерьезные эксперименты французского натуралиста Р. Даршена. Он посадил таракана на вертикальную палочку. Таракан пополз вверх, добрался до конца, вернулся вниз. Палочка переворачивается — все повторяется сначала. Ученый заставил таракана таким образом бегать вверх-вниз. К чему это привело? Думаете, таракан мотался, пока не упал от усталости? Как бы не так. Через 10–12 минут таракан начал двигаться все медленнее и через 20–25 минут остановился на месте, словно говоря: «Надоело бегать зря». Опыты становились сложнее и разнообразнее. Четко напрашивался вывод: таракан извлекает уроки из своей жизненной практики. И они, хоть ненадолго, но хранятся в его памяти.

    Выходит, таракана можно учить? Конечно, можно. Правда, нужны адское терпение, осторожность, наблюдательность и масса времени. Французский биолог Р. Шовен пять месяцев ежедневно предлагал таракану найти путь в укрытие через запутанный и освещенный лабиринт. Каждая тренировка длилась 150 минут. Понадобилось десять тысяч (!) опытов, прежде чем таракан начал справляться с заданием.

    Интересны опыты российских ученых. Тараканам предложили для укрытия две камеры — освещенную и затемненную. Они, разумеется, предпочли темную. Тогда в темную начали подавать слабый, но вполне чувствительный электрический ток. И оказалось, что эти прирожденные любители мрака скорее свыкнутся с жизнью на свету, чем с током. Так в процессе жизни тараканы выработали условный рефлекс, который заменил врожденную программу. Это делает поведение кухонных побирушек более гибким. Таракан, оказывается, не так прост!

    Целых 55 лет американка Берта Шаррер изо дня в день занималась только тараканами. У других людей эти насекомые вызывают чувство вполне понятной гадливости, а она пестовала тараканов с рождения до смерти, кормила их яблоками, консервированной собачьей едой. Попутно профессор Шаррер изучала деятельность их мозга, а следовательно, многим ее любимцам не удалось избежать трепанации. Но о тех, кто попадал «под нож», забота проявлялась особая.

    Профессор выяснила, что восстановление происходит у тараканов быстрее, если рядом — представители противоположного пола.

    Умудренная жизненным опытом Шаррер (год рождения 1907) снискала у ученых коллег уважительное прозвище «Тараканья королева». Удостоилась она многих других, хотя не столь экзотических отличий: почетных степеней престижных американских университетов, президентской медали за научные достижения, выдвижения на Нобелевскую премию за исследование химических процессов в мозге. А найденная в Австралии новая ветвь тараканьего племени была названа в ее честь «Шаррерае». И вот «Тараканья королева» собралась уйти на покой. «Я сказала им: „Прощайте"», — с грустью призналась она журналистам. Те не замедлили осведомиться, что же так долго привлекало ее в этих непопулярных кухонных побирушках.

    «Тараканы — крутые создания. Они умеют выживать» — был ответ,

    «Тараканья королева» оказалась права. Тараканы крутой народец, недаром их привлекали на работу в спецслужбы.

    Оснащенная самым лучшим оружием команда бдительно охраняет скрытую, не прослушиваемую, не имеющую окон комнату, в которой важные генералы обсуждают невероятно секретные дела. Невзирая на все строгие меры предосторожности, разведслужба враждебного государства слышит каждое слово. Как же это могло случиться?

    Очень просто: вражеская разведка отправила на место действия лучшего своего агента — оснащенного первоклассной микроэлектроникой… таракана. На спине насекомого агента 007 — микроскопические микрофон, радиопередатчик, аппарат для управления на расстоянии.

    Это не фантастика. Группа сотрудников Токийского университета под руководством профессора Исао Шимоямы снарядила таракана-шпиона.

    В мышцы конечностей вживлены «компьютерно-биологические структуры», которые позволяют при помощи ЭВМ дистанционно управлять движением тараканов в помещении. Небольшие антенны снабжены высокочувствительными термо- и гидросенсорами, а также рецепторами вкуса и осязания давления. Таракан представляет собой великолепную машину, наделенную весьма тонкими функциями и механизмами. Когда сенсоры нашего шестиногого знакомца воспринимают необычные или слишком сильные стимулы, он поспешно ретируется от источника стимуляции, а потом резво убегает, меняя направление зигзагами чаще, нежели обычно.

    Методично раздражая подопытных тараканов различными воздействиями — звуковыми, световыми, термальными, тактильными и воздушной струей, — установили, что более всего таракан не одобряет… жару. И стало быть, можно командовать им при помощи температурных сигналов.

    Таракан может ощущать тепло лишь парой терморецепторов, расположенных в основании антенн

    В качестве нагревательного элемента для тепловой стимуляции японцы использовали проволочную спиральку из нихромового сплава. Режим работы элемента, приложенного к тараканьему телу, контролировался компьютером. Температуру спиральки измеряли с помощью инфракрасного термометра, а реакции подопытного неусыпно фиксировались видеокамерой. Вот так были определены наилучшая точка стимуляции (на 1 мм ниже основания антенны) и оптимальная температура воздействия (70 °C). Остальное, как говорится, дело техники: когда припекает под левой антенной, киборгизированный таракан поворачивает направо, а когда под правой, то налево.

    Как выяснилось, ему можно задать практически любое направление движения (знай только лишь жару поддавай). Вскоре ученые так наловчились в управлении своим киборгом, что прогнали его сквозь трубу диаметром всего 40 миллиметров.

    Вышколенная тепловыми ударами тварь просеменила как по струночке! Такие зомбированные тараканы будут стоить бешеных денег, но количество заказов на них растет в геометрической прогрессии.

    То, что тараканы реагируют крайне болезненно на раздражение, заметили давно. Еще в 1920 году известный русский иллюзионист Димитриус Лонго демонстрировал так называемый «театр дрессированных тараканов». Под большим прозрачным колпаком, по поверхности, где были ручей, мостик, домики и др., по команде фокусника живые тараканы перебегали то в одну его часть, то в другую. «Тараканы, на мостик!» — приказывал им Лонго. И тараканы действительно бежали на мост и т. д. Все дело в том, что с обратной стороны участки сооружения находились под слабым электрическим напряжением и иллюзионист, отдавая ту или иную команду, незаметно включал и отключал ток в соответствующих местах. Ясно, что тараканы спешили в обесточенные места вынужденного для себя маршрута.

    «Все живые существа реагируют на раздражения, — сделал вывод профессор Шимояма. — И если насекомое можно контролировать посредством стимуляции, то, значит, его можно использовать в качестве микроробота… Итак, микророботов следует делать не из кремния, а из живой ткани!»

    Объединение живого с неживым, рукотворного с нерукотворным, механизма с организмом.

    «С одной стороны, мы имеем дело с искусственными созданиями. — резюмирует ведущий специалист лаборатории Шоджи Такеучи, — а с другой, это настоящие полноценные живые существа».

    Удивительная живучесть и невероятная приспособляемость тараканов общеизвестны. Вот почему многие ученые, оценивая возможные последствия ядерной войны, пришли к выводу, что о судьбе тараканов можно не беспокоиться.

    Жизнь нашего героя может быть различной-. Он может стать тараканом 007, а может вместе со своими сотоварищами, такими же биороботами, ползать по руинам, оставшимся после землетрясения, забираться в трещины и щели, проникать сквозь груды бетона и камней… и находить пострадавших людей.

    Полчища кибертараканов могут применяться как биологическое оружие для организованной борьбы с насекомыми-вредителями.

    Подводные ищейки Владимира Дурова

    Небывалых вершин в искусстве дрессировки достиг Владимир Леонидович Дуров (1863–1934). Десять лет шел он к своему призванию то исполнителем силовых номеров, то звукоподражателем, затем — фокусником, художником-моменталистом, куплетистом. Это не было лихорадочным метанием в лабиринте профессий. Владимир Дуров методично взбирался на вершину циркового искусства — к клоунскому всеумению. Он не только одолел вершину, но и в возрасте двадцати четырех лет заставил говорить о себе в новом жанре клоуна-дрессировщика. Животные выполняли уморительные трюки под остроумный комментарий артиста. Вскоре номер разросся до аттракциона с малыми и большими сценами на общественно-политические и нравственные темы с неизменной демонстрацией дрессировки высшего класса. Встречи зрителей с «Крысами-мореплавателями», «Обедом зверей», «Дуровской железной дорогой» были праздниками искусства. Его неохотно называли клоуном, зато повторяли знаменитую дуровскую репризу: «Я король шутов, но не шут короля».

    В 1911 году Владимир Леонидович для своих экспериментальных исследований в поисках законов Новой русской школы гуманной дрессировки животных купил особняк на Старой Божедомке в Москве.

    Через год он открыл для себя учение Ивана Петровича Павлова об условных рефлексах. Его интуитивное умение разбираться в характерах, повадках, индивидуальных привязанностях и капризах животных теперь получило надежную научную основу.

    В. Л. Дуров с головой ушел в поиски и открытия. Он и прежде обладал особым даром притягивать к себе лучших людей России. С ним дружили А. П. Чехов, А. И. Куприн, Ф. И. Шаляпин, В. И. Качалов. Этой дружбе человечество обязано появлению на свет пронзительного рассказа Куприна «Белый пудель» и гениальному чеховскому проникновению в «психологию» животных — героев маленькой повести «Каштанка», в которой и сам Владимир Леонидович стал прототипом доброго и умного клоуна. В особняке на Старой Божедомке общество друзей и научных соратников В. Л. Дурова приумножилось. С ними тесно сблизились два известных ученых: основатель рефлексологии, невролог, психиатр и психолог Владимир Михайлович Бехтерев и биофизик, основоположник гелиобиологии Александр Леонидович Чижевский.

    И Бехтерев, и Чижевский приходили в изумление, когда, например, великий дрессировщик повергал животное в состояние неподвижности своим взглядом.

    Фиксируя взгляд, В. Л. Дуров повергал верблюда в состояние неподвижности

    «Талант имеет священное право быть односторонним», — справедливо утверждал В. Г. Белинский. Однако природа, как правило, оказывается щедрой. Уж если одарит кого-то, то сполна. В. Л. Дуров — тому пример. Он происходил из тех немногих становых родов России, в которых новые поколения наследуют не только фамилию, но и опыт лучших деяний предков. Девиз «Служить Отечеству» записан на гербе Дуровых.

    Верность этому девизу Владимир Леонидович старался доказать делами, особенно в тяжкие для Родины времена.

    …Шла Первая мировая война. Владимира Леонидовича до глубины души возмущали кровавые зверства немецких подводников. Германские субмарины безжалостно топили пассажирские и торговые суда, плавучие госпитали, беззащитные шлюпки с людьми, потерпевшими кораблекрушение. 7 мая 1915 года германская подводная лодка «У-20» потопила у ирландских берегов трансатлантический лайнер «Лузитания». Океанская бездна поглотила в тот день тысячи ни в чем не повинных человеческих жизней. Эта весть особенно потрясла Дурова, и ему пришла в голову дерзкая мысль, на грани фантастики…

    Дуров обратился со своими предложениями в органы морского ведомства. Он писал: «Я решил, что должен применить особо дрессированных животных в войне. Я начал действовать и изобрел способ посредством ластоногих срезать мины, взрывать подводные лодки и так далее».

    Практическое осуществление своего проекта Владимир Леонидович начал с того, что в подвале своего дома на Старой Божедомке построил глубокий бассейн. На его дне уложил чугунные чушки с привязанными к ним деревянными шарами — макетами мин заграждения. Тренировал Дуров наиболее сообразительного морского льва Лео.

    Из отрезка брезентового пожарного шланга Дуров сшил широкий пояс-сумку, который наполнял песком, потом обвязывал его вокруг туловища Лео, чтобы груз равномерно распределялся по бокам животного. К поясу прикрепил макет автоматических ножниц для перерезания минрепов.

    Чтобы обучить Лео перерезать минные тросы, дрессировщик всякий раз применял испытанный способ дрессировки — поощрение. Дуров спускал в воду рядом с шарообразной «миной» привязанную к палке награду — рыбу. Лишь только Лео касался «ножницами» минрепа, сразу получал лакомство. Если необходимого касания не происходило, палка поднималась наверх. Лео оказался умницей и стал вскоре быстро делать то, что от него требовалось.

    Завершив эту операцию, Дуров начал разрабатывать конструкцию ножниц. Механические, наподобие кровельных, не годились, поскольку необходимо было, чтобы ножницы сами, автоматически захватив минреп, здесь же его перерезали. Дурову удалось соорудить пневматические крючкообразные ножницы. Этот инструмент пересекал стальной трос.

    Потом Дуров научил Лео мгновенно нырять на дно за брошенной туда человекообразной куклой. Лео понял: поднимешь куклу — получишь награду, не удалось — нет и премиального вознаграждения!

    Вскоре Дуров научил Лео бросаться вслед за движущимся макетом подводной лодки. Укрепленная на теле морского льва магнитная «мина» с часовым механизмом мигом прилипала к корпусу макета. Дрессировщик усложнил эксперимент — он снабдил макет пузырьком с соляром. Лео уверенно находил макет по запаху соляра, просачивающегося через отверстие в пробке пузырька. Лео всегда настигал макет субмарины и оставлял на ней «магнитку».

    Потом наступил черед других ластоногих — тюленей. Поскольку система была уже отлажена, Дуров всего за несколько месяцев обучил 20 своих питомцев умению подрезать минрепы, спасать тонущих людей и нападать на подводные субмарины.

    Работа дрессировщика приобрела такой размах, что Владимиру Леонидовичу необходимо было увеличить штат помощников-приручателей, которых, кстати, он содержал за свой счет. К прежним шести он добавил еще семь человек, которые имели необходимый опыт обращения с цирковыми животными.

    В числе их был и респектабельный на вид, толстый, в дорогом костюме господин. Он говорил, что до войны работал в Гамбурге, у Гагенбека, и занимался ластоногими. С началом войны немцы выслали его из Германии как русского подданного. Паспорт и рекомендации у этого человека были в полном порядке.

    Действительно, Гагенбек — знаменитый владелец зоологического сада, поставщик животных почти во все мировые цирки и зверинцы — фирма солидная! Дуров вскоре убедился в высоких профессиональных знаниях нового служителя и допустил его в секретный бассейн.

    Поскольку опыты увенчались успехом, следовало действовать. Дуров решил пойти на прием к командующему войсками Московского военного округа генералу И. И. Мрозовскому.

    Знаменитого циркового артиста генерал Мрозовский принял любезно и со вниманием выслушал. Во время разговора генерал многозначительно поддакивал, кивал головой в знак полного согласия. Однако прятал в своих пышных усах ироническую усмешку: «Тоже аника-воин выискался, — думал генерал. — Занимался бы лучше своим циркачеством… Тюлени на войне, надо же подобное замыслить!»

    — Ваш проект, господин Дуров, — сказал командующий, — замечателен! Чтобы оценить его по достоинству, необходимо знать мнение специалистов. Будьте добры, срочным порядком изложите на бумаге все, что вы мне сейчас рассказали. Строго секретно. Доклад ваш мы сами распечатаем на «Ундервуде».

    Желая самым лучшим образом осветить основные принципы своего проекта, Дуров подробно изложил основные принципы своей работы как дрессировщика. Свой метод дрессировки Владимир Леонидович назвал «эмоциональным». Дуров слыл ярым врагом жестокого обращения с животными. По его мнению, запуганные, озлобленные звери и птицы не способны выполнять сложные трюки и действия. Терроризированные животные в любую минуту могут «сорваться» и выйти из повиновения.

    Самое большое внимание Дурова привлекли обитатели морей. Знаменитый дрессировщик уже тогда хорошо знал, что дельфины и тюлени обладают многими удивительными свойствами. Дуров предвосхитил многие открытия в области современной бионики морских млекопитающих. Ведь по сей день ученые бьются над раскрытием поразительных локационных способностей китов, акул, дельфинов. До конца не разгадана тайна большой скорости, которую развивают эти животные под водой. Не расшифрован и язык, на котором переговариваются между собой дельфины. По сути, все эти проблемы впервые были обозначены В. Л. Дуровым.

    От командующего Дуров возвращался в радостном настроении. Теперь он официально включился в дело усиления оборонной мощи своего родного Отечества. Не знал тогда Владимир Леонидович, что его прекрасным мечтам не суждено было исполниться. Ранним февральским утром 1916 года Дуров спустился в подвал с бассейном. Вчера он допоздна работал с Лео и другими ластоногими. Это была специальная дрессировка, отрабатывались приемы действий, чтобы довести их до автоматизма. Распахнув двери, Владимир Леонидович повернул выключатель на стене. Непомерный ужас охватил его. На цементном полу осушенного бассейна в разных местах лежали его ластоногие. Застонав от боли, Дуров упал рядом со своим любимцем Лео, уставившимся в потолок остекленевшим взглядом.

    Быстро приехавший ветеринарный врач подтвердил подозрение дрессировщика: все животные отравлены рыбой, начиненной цианистым калием.

    Вскоре на работу пришли служители. Выяснилось, что нет недавно принятого «служителя от Гагенбека». Он исчез, не оставив никаких следов. Розыски через полицию не дали никаких результатов. Расследование, которое предпринял сам Дуров, ничего существенного не дало. Рыботорговец, уже многие годы поставлявший рыбу для дуровских питомцев, подтвердил, что самолично сдал плотву и треску «служителю от Гагенбека». Вместе с этим «служителем» исчезли схемы, чертежи, макеты, образцы ножниц, записи всех экспериментов… Все безвозвратно погибло!

    Кто же отравил цианистым калием морских животных Дурова? Наверное, союзникам это было невыгодно. Скорее всего, они были заинтересованы в информации, которую получали от своих тайных агентов об уникальном эксперименте Дурова. Остаются германские разведчики. Морскому ведомству кайзеровской Германии было важно уничтожить подобную опасную идею для их подводного флота на корню. Что и было сделано.

    Однако имеется одно странное обстоятельство. В то время в Америке приобрел широкую известность и стал легендарной фигурой для всех физиков мира профессор Роберт Вуд (1868–1955), неповторимый виртуоз и чародей эксперимента. Гений Вуда состоял в умении ставить необыкновенные задачи и находить для них совершенно оригинальные и вместе с тем поразительно «простые» решения. В инциденте с трагической гибелью морских животных Дурова некоторые винят именно Р. Вуда. И вот почему.

    Вильям Сибрук в книге «Роберт Вуд» рассказывает:

    «Вскоре после вступления в войну Америки (весна 1917 года. — В. П.) в Нью-Йорке состоялось заседание совещательного Комитета по морским делам по предложению адмирала Симса. Комитет состоял из группы штатских ученых, инженеров, а также морских офицеров, от которых ожидали ценных для флота предложений. Симс собирался отправиться в Англию, чтобы совместно с британским адмиралтейством обсудить борьбу с подводными лодками, желая вооружиться последними теориями. Доктор Вуд, хотя и не член комитета, был в числе приглашенных.

    …Вуд изумил всех сообщением, что, может быть, тренировка тюленей для охоты за подводными лодками даст хорошие результаты. Все рассмеялись, а некоторые из членов уже стали переходить к другой теме. Но Вуд встал и потребовал слова. Он был знаменитым ученым, и его выслушали, а британское адмиралтейство, да поможет ему Бог, даже испытало этот способ. Вуд начал с указания, что тюленей можно выучить почти всему тому, чему учат собак. Ошейник со стальной проволокой, прикрепленный к большому буйку, окрашенному в яркий красный цвет и плавающему по поверхности, даст возможность катеру-охотнику следовать за тюленем!

    А. Г. Вебстер, профессор физики в университете Кларка, протестовал против траты времени Комитетом на такие странные предложения, а другой из членов сказал, что нельзя научить животное тому, к чему у него нет естественного инстинкта. Вуд ответил контрвопросом: «Что вы скажете об охотничьих собаках, выслеживающих мешки с семенами аниса?» и предложил проконсультироваться у профессионального дрессировщика тюленей, который лучше сможет судить о выполнимости идеи.

    Симс отвез идею в Лондон, и меньше чем через месяц адмиралтейство проводило опыты с тюленями на озере в Уэльсе после того, как идея прошла через руки американского морского атташе в Лондоне. Они выяснили, что тюленей действительно можно приучить гоняться за звуком винта подводной лодки. А также, вероятно, и за запахом масла и выхлопных газов. Опыты начались с электрического зуммера, и голодного тюленя награждали свежей рыбой, как только он обнаруживал его. В опытах с собственными подводными лодками они даже имели, как говорит Вуд, «значительный успех».

    «Подводные ищейки» ни разу не выследили и не поймали ни одной германской лодки, и, как честный биограф, я должен сказать, что «значительный успех», приписываемый доктором Вудом своим ученым тюленям, не явился решающим фактором войны на море. На них надевали намордники, чтобы отбить охоту к самостоятельным экспедициям за рыбой, но одной из трудностей была их тенденция гоняться, несмотря ни на что, за стаями сельдей — так же, как ищейка бросает след преступника и гонится за кроликами. Другие трудности состояли в том, что тюлени постоянно бросались за «своими» кораблями и что поплавки на их «поводках» нельзя было сделать достаточно большими, чтобы их было видно во время волн и тумана. Тюлени научились выслеживать машинное масло и звук винтов, подтвердив этим уверенность Вуда, но вся эта затея, как мне кажется, была столь же выполнимой, как, скажем, сыпать подводным лодкам соль на хвосты. Из всех фантастических экспериментов вышел только один важный результат. Они доказали, что тюлени прекрасно слышат, плавая с полной скоростью под водой, и это открытие явилось базой для усовершенствования гидрофонов, которые погружали в воду для подслушивания шума винтов».

    Почти в полной мере идеи В. Л. Дурова по дрессировке морских львов для военных целей были воплощены в наше время. В своей книге «Морские млекопитающие и человек» Ф. Г. Вуд рассказывает: «Целью работ по теме «Быстрый поиск» было обучение морских львов подъему оборудования с морского дна. Еще в самом начале наших изысканий мы установили: морских львов можно обучить исполнять команды в открытом море и нырять к акустическому маячку на глубину до 230 метров. Мы отдали предпочтение морским львам потому, что они стоят дешевле, чем дельфины, кроме того, их проще содержать и перевозить. Готовить животных было поручено Мартину Конбою, приступившему к работе в сентябре 1969 года.

    Конбой очень быстро выяснил, что из десяти приобретенных морских львов для дрессировки годятся только шестеро. На первом этапе дрессировки всю шестерку приучали не бояться прикосновения человеческой руки, не кусаться и носить сбрую и намордник, сделанный из неопрена. К сбруе крепился поводок, на котором морского льва можно было водить, как служебную собаку, а с помощью намордника животное отучали охотиться за рыбой в открытом море. Кроме того, намордник был самым подходящим местом для крепления снаряжения, которое должно было нести животное.

    На этом этапе обучения, длившемся три месяца, морские львы усвоили несколько важных приемов. Они привыкли оставаться в транспортной клетке по крайней мере в течение 30 секунд после открытия дверцы и научились нажимать носом специальную резиновую подушечку, как только услышат звук частотой 9 кГц.

    Подготовка животных к выходу в открытое море, включая обучение исполнению команды «Вернись!», занимала от 44 до 108 дней. Если морской лев исполнял команды в открытом море, никуда не отлучаясь, считалось, что он успешно закончил курс обучения.

    Тем временем конструировалось и изготовлялось снаряжение для подъема предметов с морского дна. Если вначале мы ограничивались тем, что поручали дельфину промаркировать лежащий на дне предмет, то теперь решено было научить морских львов накладывать на предмет защелкивающийся захват с линьком, чтобы люди могли поднять находку, не погружаясь под воду. Конечно, подразумевалось, что искомый предмет будет оснащен акустическим маячком, иначе морской лев не смог бы его найти. Первоначально маяки настраивали так, что они издавали чистый тон на частоте 37 кГц, но этот звук животные слышали с расстояния не более 9 метров. Позже было установлено, что частота 37 кГц лежит намного выше диапазона максимальной звуковой чувствительности морских львов, и маячки были перестроены на частоту 9 кГц. Этот звук львы слышали за 550 метров от маяка.

    Когда морские львы усвоили каждый нужный прием в отдельности, животных начали учить исполнять все действия подряд в должной последовательности.

    Обычный рабочий день начинался с надевания сбруи. Затем животных вели на баржу и рассаживали по отдельным клеткам. Баржа становилась на якорь на глубоком месте в бухте, львов пересаживали на резиновые лодки, а на дно опускали макет торпеды с акустическим маячком, который можно было включать и выключать с поверхности. Морского льва посылали плавать вокруг резиновой лодки. Заслышав сигнал с макета, животное должно было вернуться в лодку и нажать носом на резиновую подушечку. После этого дрессировщик крепил к наморднику морского льва захват и вновь посылал животное за борт. Морской лев должен был опуститься на дно, приблизиться к макету под прямым углом к его продольной оси и толкнуть макет захватом. При этом кривые лапы захвата защелкивались вокруг корпуса макета, а сам захват отделялся от намордника. Выполнив задачу, морской лев возвращался на поверхность и получал наконец рыбу в награду за усердие.

    К захвату был прикреплен линек, второй конец которого оставался в лодке. Линек предназначался для подъема предмета на поверхность, но во время учебных занятий не защелкивался и служил только для подъема со дна самого захвата.

    Постепенно занятия переводились все дальше в открытое море на все большие глубины. Через 15 месяцев после начала курса обучения морские львы обеспечивали подъем предметов с глубины 152 метра.

    В ноябре 1970 года, когда плановый срок работы близился к концу, Конбой получил возможность продемонстрировать своих питомцев в деле. У острова Сан-Николас должны были состояться очередные испытания боеголовки противолодочной ракеты. Конбой надеялся, что, если все пройдет как задумано, боеголовка будет поднята без участия водолазов. Вместо них работу выполнит морской лев.

    Три морских льва и сопровождающий персонал были доставлены с Гавайских островов в Калифорнию обычным рейсовым самолетом. После трехдневного отдыха в Пейнт-Мугу животных привезли на остров Сан-Николас и разместили там в небольшом здании, чтобы укрыть их, привыкших к мягкому гавайскому климату, от пронизывающих местных ветров.

    Запуск ракеты был назначен на следующее утро, но из-за тумана и плохой видимости его отложили на 3 часа пополудни. Много времени ушло на определение района падения ракеты. И первый морской лев ушел под воду в 5 часов вечера. Он нырял четырежды на глубину 60 метров. Второй и третий тоже нырнули неудачно. Стемнело. И Конбой, заметив, что темнота мешает животным работать, решил на будущее дрессировать их и по ночам.

    На следующее утро стоял туман, но около полудня команда добралась до буйка на месте падения боеголовки, и первый морской лев понес захват на дно. Он достиг дна, но принес обратно несработавший захват. Следующие шесть погружений тоже не удались.

    …И тут выяснилось, что боеголовка имеет не ту окраску, на которую натаскивали животных. Полосы на ней располагались иначе, чем на тренировочном макете. В этой ошибке были виноваты сами артиллеристы.

    Но вот на дно пошла самка морского льва Терк. Ее не смутила непривычная окраска, и она наложила захват на боеголовку. Боеголовка увязла в песке, и, пока ее дергали, захват соскочил. Снова послали Терк, и на этот раз она наложила захват надежно. Проверки ради на дно опустилась пара водолазов. Водолазы убедились, что захват наложен правильно, но на всякий случай закрепили на боеголовке дополнительный страховочный линь. Но Терк хорошо сделала свое дело, и боеголовка была поднята на борт линьком, который опустила на дно она. Итак, без затруднений не обошлось, но факт остается фактом: трое в одной резиновой лодке, не считая морского льва, успешно продемонстрировали работу новой службы по извлечению затонувших предметов с морского дна. И теперь во время подобных операций Военно-морской флот США широко пользуется услугами морских львов».

    Морской лев ориентирует захват таким образом, чтобы он зажал затонувшую боеголовку перед хвостовым оперением

    Сегодня услугами морских львов пользуется и наука.

    Американские биологи снабдили двух ручных калифорнийских морских львов подводными видеокамерами и научили их следовать за китами. Тренировки заняли более семи лет почти ежедневной работы. Морской лев быстро плавает и способен догнать почти любого кита, он может нырять на глубину до 200 метров. Нацелив камеру на кита, лев сжимает зубами контакты и включает видеозапись. Кроме изображения на пленке записываются глубина погружения и время суток. Эти кадры уникальны: человек не мог бы их сделать. Киты проводят на поверхности моря всего 5-10 процентов времени, а их поведение под водой почти не изучено.

    Кроме съемок морские львы обучены обращению с акустическими маячками. Догнав кита, морской лев пришлепывает к его коже коробочку с резиновой присоской. Этот небольшой приборчик периодически испускает звуковой сигнал, по которому ученые могут следить за перемещением кита.

    Дельфиний спецназ

    Двадцать пять лет назад в редакции одного популярного советского журнала едва не случилась громадная неприятность производственного характера. И все из-за дельфина, которого художник нарисовал на обложке очередного номера. Популярное животное несло на спине перед плавником небольшое устройство с антенной, привязанное ремнями. А на заднем плане пристроилось судно с огромными шарами-антеннами, из тех советских кораблей, что «мирно» бороздили моря-океаны с военными целями. И вот эту обложку цензура «зарубила». Что же делать? Ведь все заслано в печать. Не пускать же под нож двухмиллионный тираж. Выход нашли! В фантастический рассказ о встрече землян с инопланетянами, который публиковался в этом же номере, внесли фразу о некоей касатке, которая передавала информацию через биотерминал, закрепленный у нее на спине. В тексте эти слова оказались ни к чему. Зато их смогли налепить на обложку, чтобы никто не сомневался, зачем морскому зверю антенна. Номер был спасен, а тайное осталось тайным.

    Первым призвать дельфинов на военную службу хотел Наполеон, мечтавший о том, как дрессированные, послушные животные, словно резвые кони, понесут его солдат по морю на завоевание ненавистного туманного Альбиона. Осуществить этот дерзкий замысел Бонапарт не успел, но идея теперь ждала своего часа. И он пришел вместе с Джоном Лилли. В 1958 году этот американский нейрофизиолог взбудоражил публику, объявив о необычайных способностях дельфинов. На майской сессии Американской ассоциации психиатров в Сан-Франциско доктор медицины Джон Лилли прочитал доклад «К рассмотрению основных механизмов положительных и отрицательных мотиваций».

    В своей лаборатории Лилли занимался поисками способа проникнуть в мозг дельфина без общей анестезии. В экспериментах над обезьянами он разработал такой способ. В тонкую трубку из нержавеющей стали плотно вставляется заостренный стержень. Удар молотка — и устройство пронзает черепную кость. Стержень удаляется, и трубка остается торчать в кости. Через ее отверстие в мозг можно ввести электрод. Вся операция требует только местной анестезии. Путь в мозг дельфина был открыт, и Джон Лилли начал опыты по электрическому стимулированию его «положительных» и «отрицательных» областей.

    Джон Лилли — человек, ближе всех подошедший к разгадке тайны дельфинов

    Об этих опытах и рассказал доктор Лилли на сессии в Сан-Франциско.

    «Отрицательная область» — это область, введение сигнала в которую вызывало у дельфина чувство страха или подавленности, так что он начинал издавать «свист отчаяния». Кроме того, такую область можно обнаружить обучив дельфина самостоятельно управлять подачей сигнала. Для этого выключатель был соединен с рычагом, на который дельфин мог нажать чуть приподняв нос. Как сказал Лилли, дельфин быстра научился выключать ток, стимулирующий «отрицательную область». Для этого ему хватило двадцатикратного повторения опыта. Обезьянам же для этого необходимо несколько повторений.

    У одного дельфина Лилли с первого раза обнаружил «положительную область», подача сигнала доставляла дельфину удовольствие. Животное было голосистым, и лишь только «положительная область» воспринимала сигнал, дельфин «сообщил нам об этом, используя широкий запас сложных свистов и малопристойных звуков». Этому дельфину понадобилось всего пять попыток, чтобы научиться включать ток. Когда аппаратуру отключали и дельфин не мог получить удовольствия, сколько бы ни толкал рычаг, он снова начинал издавать звуки. «Однажды, — вспоминал Лилли. — он так хорошо воспроизвел интонацию моей речи, что моя жена громко рассмеялась. Он тут же скопировал ее смех».

    После этого случая Лилли поверил, что с дельфинами можно установить контакты и даже научить их говорить по-английски.

    По просьбе работников океанария Джон Лилли наблюдал за дрессировкой дельфинов и впоследствии рассказал об этом: «Мой первый опыт в этом отношении связан с Морской студией Маринлэнда в Сент-Огастине (Флорида), а последний — с Театром моря в Исламорада (Флорида). В то время программы этих двух океанариумов сильно различались. Программа Маринлэнда была крайне формальной, точной и проводилась в очень быстром темпе. Программа же Театра моря — менее строгой, менее формальной и во многом отношении более интимной.

    Маринлэндский дрессировщик Андре Коуэн, полинезиец по происхождению, благодаря своему глубокому интересу к дельфинам от положения служителя, ухаживающего за животными, вырос до дрессировщика.

    Именно от Андрея узнал, что дельфин подчиняется команде не только дрессировщика, но и других лиц. Мой тринадцатилетний сын Чарлз принимал участие в таком опыте, результаты которого мы сняли на кинопленку.

    Андре обучил Чарлза командам, которые он исполнял в работе с двумя дельфинами по кличке Сплэш и Элджи. Чтобы заставить Сплэша выпускать изо рта воду фонтаном быстро сомкнув челюсти у поверхности воды, Андре подавал сигнал, который заключался в том, что он сам выплевывал воду и шлепал рукой по стенке бассейна. Затем Сплэш выполнял номер, и Андре давал ему в награду кусочек рыбы. После двух-трех попыток Чарлз в совершенстве обучился этому приему, и Сплэш сразу же стал с ним сотрудничать».

    Описанный номер иллюстрирует формальную сторону дрессировки дельфинов — так называемую методику подкрепления пищей. Надо отдать должное Келлеру Бреланду, известному зоопсихологу, узаконившему применение в Маринлэнде дрессировки такого типа. Как только одно из животных сделает что-либо из того, что от него требуют, дается звуковой сигнал, например свисток. Это «промежуточный» сигнал для того, чтобы дельфин приблизился и получил вознаграждение. События могут развиваться по одному из двух путей:

    1) успешное действие со стороны дельфина, за которым следует сигнал дрессировщика и получение вознаграждения;

    2) сигнал дрессировщика, действие дельфина, второй сигнал дрессировщика и вознаграждение.

    В то же самое время на животное действуют и другие факторы: присутствие дрессировщика, громкий голос диктора, раздающийся в репродукторе (этот голос дельфин может слышать под водой, но он не раздается во время тренировочных занятий без публики), сигналы, производимые ударами руки о стенку бассейна, движения руки дрессировщика, которые дельфин может видеть, и так далее. Дельфины пристально наблюдают за дрессировщиком, внимательно слушают его и прекрасно взаимодействуют с ним большую часть времени.

    Конечно, для участия в представлении животных тщательно отбирали. Некоторых дельфинов не удалось выдрессировать до такой степени, которая необходима для представлений в Маринлэнде.

    Для того чтобы заставить Сплэша и Элджи выполнять номера их репертуара, Чарлз использовал и движения рукой.

    Они подавали ему плавники как бы для пожатия, выпрыгивали из воды, кувыркались в воздухе и ныряли головой вперед, ловя футбольный мяч, который Чарлз. бросал им в бассейн, когда они отплывали, высунув из воды морды. Каждый раз Чарлз свистел, подавал соответствующий сигнал и давал в награду кусочек рыбы.

    Ф. Дж. Вуд показал нам один номер Сплэша, который не использовали в представлении. Если в бассейн у самого края опускали кулак, держа его над водой, дельфин подплывал, хватал кулак и держал его своими плотными губами и концами челюстей. Если руку не убирали, он постепенно затягивал ее, каждый раз все больше и больше захватывая ее зубами, пока руку не отдергивали прочь. Тогда он уплывал на боку, выставив один глаз и дыхало над поверхностью воды и производя в воздухе щелкающий звук, который был очень похож на человеческий смех. Если ему снова давали кулак, он забирал его в рот уже глубже, так что руку отдергивали быстрее, и в этот момент он снова начинал «смеяться».

    Этот номер представляет собой одну из наиболее ярких иллюстраций таких черт у дельфинов, как общительность, заинтересованность, любопытство. В то же время он показывает, что они способны регулировать силу своих действий и, по всей видимости, не хотят использовать ее в полной мере против человека, даже когда их на это провоцируют. Я подозреваю, что если дельфина сильно обидеть, то человек, находящийся вместе с ним в воде, может получить повреждения, и даже очень серьезные. Однако этого еще ни разу не произошло ни в океанариумах, ни в наших опытах. Животные неизменно общительны, добродушны и даже несколько снисходительны к людям, а в их отношениях к нам проявляется какой-то игривый юмор. Может быть, именно такие черты дельфинов будут способствовать успеху наших попыток установить с ними связь.

    Видел, как они довольно грубо играли с людьми, которые были достаточно смелы, чтобы войти в воду и попытаться дрессировать дельфинов в их родной стихии. В один из зимних дней я наблюдал, как Кен Бургес — один из сотрудников Келлера Бреланда — дрессировал трех молодых самцов в воде на глубине около четырех футов. Вода была холодная, и Кен надел резиновый костюм и маску. Он учил дельфинов проплывать под водой через обруч, по другую сторону которого держал рыбу. Обычно неприрученное животное не войдет в узкое пространство, пока не исследует его тщательно в течение нескольких часов. Поэтому обучать дельфинов этому номеру — сущее наказание.

    И вот один из дельфинов бросился к обручу. Тем временем второй подкрался к Кену и выхватил рыбу, которую тот держал в руке. Третий дельфин бросился к нему и сбил его с ног. Такие шалости продолжались в течение всего периода дрессировки и держали Кена в страшном напряжении. Если бы хоть один дельфин был настроен достаточно враждебно и злобно, он мог бы очень сильно поранить и даже убить дрессировщика. Однако они никогда не были настолько грубы, чтобы можно было почувствовать активную враждебность. Их поведение скорее напоминало шутливые проказы.

    Разумеется, именно свойственная дельфинам шутливость и отсутствие враждебности делают возможной их дрессировку. Если бы они обладали свирепостью акулы, тигра или льва, то в океанариумах не удалось бы достигнуть таких успехов в их дрессировке.

    В Театре моря дрессировку дельфинов проводили на гораздо менее формальной основе. Когда я впервые увидел их представление в 1956 году, у меня создалось совершенно определенное впечатление, что дельфины уже чувствуют себя вознагражденными просто потому, что человек выходит на помост, разговаривает и играет с ними, бросает им клочки бумаги, которые они носят взад и вперед. Дельфины откликались на свои клички — Баттонс и Дженни. Дрессировщик, командуя только голосом, руководил поведением этих двух дельфинов, находившихся в одном бассейне. Время от времени посреди номера один из дельфинов, не в меру разыгравшись, покусывал другого; все это выглядело как славная шутка. Здесь люди плавали вместе с дельфинами. Даже посетителям разрешалось плавать вместе с ними. Одна из посетительниц. Марта К. Кларк, описала в письме к нам свои впечатления.

    Она сообщила, что дельфины приближались к ней довольно осторожно. Наконец один из них подплыл к ней довольно близко и подставил свой спинной плавник. Миссис Кларк ухватилась за плавник, и дельфин быстро потащил ее по воде, задевая своими двигающимися грудными плавниками. Затем, когда ноги миссис Кларк приблизились к поверхности, дельфин сделал быстрый рывок, протащил ее по поверхности воды примерно сто ярдов и вернулся обратно. После этого он уплыл, не пожелав больше служить буксиром.

    Когда я вновь посетил Театр моря в 1960 году, дрессировщики все еще плавали вместе с дельфинами, но отношения между ними стали более настороженными, менее близкими и более отчужденными. Животные интересовались людьми в масках, но вместо того, чтобы подплывать к ним вплотную, просто «огрызались». Они с большим любопытством следили за пловцами и иногда, проплывая рядом с ними, щелкали челюстями. Впоследствии мы наблюдали такое же щелканье челюстями у содержащихся в неволе дельфинов на Виргинских островах и в нашей лаборатории в Майами.

    Щелканье челюстями, очевидно, может иметь различный смысл. Если оно производится так быстро, что в воде слышатся отчетливые щелчки, то это, по-видимому, служит предупреждением, запрещающим приближаться к животному, которое как бы говорит: «Прекрати, это меня раздражает». Если дельфин медленно приближается с раскрытым ртом, это обычно означает, что он надеется получить рыбу. Так они поступают, например, при кормежке или если опустить в воду руку в то время, когда они ждут рыбу. В других случаях такое действие может служить каким-то другим сигналом — одним из тех, которые мы еще не понимаем. Это же движение дельфин производит, если он наблюдает за человеком, однако в этом случае не слышно никакого щелканья. Вначале раскрытый рот несколько пугает, поскольку при этом обнажаются восемьдесят восемь острых зубов, сидящих в огромной пасти. Однако в конце концов к этому можно более или менее привыкнуть. Иногда у меня бывает такое ощущение, как будто дельфины усвоили, что их раскрытая пасть может действовать устрашающе, и пользуются этим, чтобы испугать человека».


    * * *

    Ознакомление с методами дрессировки дало доктору Лилли много интересного для дальнейшей работы.

    В своих научных трудах о дельфинах Джон Лилли нашел место для рассуждений о применении дельфинов и небольших китов в военных целях. «Китообразные, — пишет он, — могут быть полезны при поисках боеголовок, спутников, ракет и всего прочего, что по воле человека раз за разом обрушивается в океан. Их можно приохотить к выслеживанию мин, торпед, подводных лодок и других аппаратов, изобретенных человеком для морских военных операций. Их можно приохотить нести разведывательную и патрульную службу при надводных и подводных судах, их можно перевозить в разные места и использовать в гаванях в качестве подрывников». Кроме того, Лилли считал, что дельфинов можно применять в качестве «самонаводящегося оружия против человека». По его мнению, дельфины могли бы «по ночам выходить в гавань», ловить шпионов, забрасываемых подводными лодками и самолетами, и даже взрывать ядерными зарядами, расположенными в желудке, подводные лодки, подводные ракетные установки и надводные корабли».

    Фактически по данному списку Военно-морской флот США начал интенсивное проведение работ с морскими млекопитающими. Главный интерес для военных представлял не высокий интеллект дельфинов, китовых и ластоногих, а их выдающиеся физические особенности.

    Вскоре военными была развернута программа «Быстрый поиск»: дельфины были задействованы в поисках ракет, упавших на морское дно. Опыт оказался удачным.

    В марте 1968 года «Нью сайентист» напечатал статью Брюса Кассиди «Улыбчивый парнишка, веселый морской гигант»: «Плавая в зеленой полосе прибоя N-ской бухточки, затерянной среди изрезанных берегов Калифорнии, 180-килограммовый бутылконосый дельфин хладнокровно ждет специального подводного сигнала.

    По этому зову он понесется искать на морском дне тележку ракеты стоимостью 4700 долларов. Поиск займет всего несколько секунд.

    У опытных водолазов-людей на это может уйти несколько часов.

    На берегу дюжина техников и лаборантов с хронометрами, наушниками и ларингофонами дежурит, чтобы сделать еще одну запись в журнале испытаний самого выпестованного и тщательно проверенного детища космического века…

    С востока в горячем небе появился сверкающий предмет и с громом пронесся в сторону моря. Дельфин, шевеля плавниками, мельком взглянул на него, увидел, как падает в океан тележка, и услышал издалека всплеск и бульканье, с которыми 4700 долларов налогоплательщиков ушли на дно бухты.

    Но вот его слуха достиг звук «пинг-пинг-пинг». Его приучили — это команда «Ищи!». И он нырнул — остроносый, лоснящийся, как резинка. На берегу его обслуга, улыбнувшись, берется за карандаши. Потом нам сообщат, что он плыл под водой со скоростью 24 узла — скоростью, невероятной даже для дельфина.

    Скрипя и пощелкивая, бутылконосый поводит головой, ловя отзвуки щелчков, отразившихся от мишени. Еще несколько секунд — и перед ним, точно в том месте, где указал дельфину его эхолокатор, смутно вырисовывается корпус тележки.

    Он встряхивает головой и сбрасывает пластиковое кольцо, которое нес на носу. На поверхность океана мгновенно устремляется привязанный к кольцу поплавок. Вдоль соединяющего тросика пойдут вниз водолазы и легко обнаружат тележку.

    Поручение выполнено, бутылконосый круто разворачивается на 180° и катит к причалу, и вновь улыбается обслуга. А дрессировщик, рот которого растянулся до ушей, протягивает дельфину награду за найденное приспособление для запуска космического оружия стоимостью 4700 долларов — рыбешку ценой в 17 центов».

    Ученый Билл Эванс, изучавший эхолокатор дельфина, и его коллега Э. Пауэлл были приглашены принять участие в симпозиуме «Современные достижения наук о море», который проходил в Лос-Анджелесе. В своих опытах они установили, что дельфины с помощью своего эхолокатора могут отличать один материал от другого, например медь от алюминия.

    Обучение дельфина глубоководным погружениям: после того как с борта катера включат подводный зуммер, дельфин нырнет и выключит его. Перед всплытием дельфин должен выдохнуть воздух под перевернутую воронку

    Присутствовавший на симпозиуме репортер вскоре сочинил небылицу, начинающуюся словами: «Ученые военно-морского флота научили дельфинов отличать один металл от другого — полезнейший профессиональный прием для существ, которых в один прекрасный день начнут использовать для обнаружения подводных лодок, мин и подводных ракетных установок. Поясним примером: наличие металлической заплатки необычного состава на корпусе подводной лодки в определенном месте позволяет кочующим эскадронам дельфинов установить, что корабль принадлежит друзьям. Любой корабль, не имеющий такой заплатки, будет протаранен дельфинами, обученными нести взрывчатку на своих сбруях. Об этом новейшем успехе специалистов по лоснящимся 90-килограммовым морским млекопитающим вчера в открытую говорилось на семинаре, посвященном достижениям наук о море…»

    Анонимный автор фельетона в «Нью сайентист» от 11 августа 1966 года, анализируя планы подготовки дельфинов-камикадзе, пустился в необузданный полет фантазии: «Враг, несомненно, преуспеет в дрессировке других рыб и заведет себе дельфинов противодельфиновой обороны, но ведь и мы на этом не остановимся. Против подводных лодок мы можем придумать кое-что и похлеще, например разослать мобилизационные повестки электрическим скатам. Полноценный и хорошо заряженный скат способен своим зарядом свалить лошадь. Мы обучим в Чайна-Лейк несколько тысяч скатов двигаться цепочкой, прижавшись отрицательно заряженной головой к положительно заряженному хвосту впереди плывущего. Такая батарея прожжет электрической дугой любой подводный корабль, к которому приложится. А сотни две гигантских спрутов, хватая друг друга за щупальца, как только запахнет китайским рагу или русской черной икрой, образуют высокоэффективную подвижную сеть для ловли подводных лодок-малюток».

    Автор изобретает необыкновенные военные занятия для птиц, бобров, кротов, жирафов, красных муравьев и мышей, которых можно обучить карабкаться по чулкам, что обратит в бегство «вражеские полчища, состоящие из женщин».

    Интересно заметить, что весь этот псевдонаучный юмор журналистов вполне серьезно изучали американские военные. И многое было использовано военными дрессировщиками.

    Все исследования велись в глубочайшей тайне.

    …В начале 1978 года в Гонолулу, на Гавайских островах, состоялся необычный судебный процесс над двумя выпускниками столичного университета — Ли Вессером и Стивом Симпменом. Молодым ученым-биологам предъявили обвинение в «похищении чужой собственности». Правда, никаких краж они не совершали. Они работали смотрителями дельфинария, в котором доктор океанологии Луи Герман занимался научными опытами с двумя дельфинами — Ки и Пука. Поработав некоторое время в дельфинарии, помощники доктора заметили, что дрессировка носит необычный характер. Дельфинов обучали по радиосигналам компьютеров, словно живые торпеды, бросаться на указанную цель.

    Вессер и Симпмен поняли, что дельфинов готовят для военных целей, и ночью выпустили животных из бассейна в открытый океан. Утром, обнаружив пропажу, Герман по тревоге поднял катера береговой охраны и сам лично возглавил погоню за уплывшими дельфинами. Но все было безрезультатно.

    Судебный процесс был засекреченным, поэтому судья запретил оглашать любые сведения о военной дрессировке дельфинов.

    Подобный запрет был наложен и на свидетеля защиты биопсихолога Майкла Гринвуда. Правда, все известные ему факты Гринвуд изложил в докладе, который представил в специальную комиссию по расследованию деятельности ЦРУ во главе с сенатором Черчелем.

    Майклу Гринвуду оставалось поделиться своими выводами с журналистами, что он и сделал. Падкие на сенсацию репортеры не упустили своего.

    …В 1962 году биопсихолог Майкл Гринвуд получил официальное приглашение для переговоров в Министерство ВМС США о проведении научных работ. Хотя он подписал контракт с флотом. Управление научных исследований, даже не спросив согласия, предоставило ученого «взаймы» цэрэушникам. В Ки-Уэсте, секретной военно-морской базе (штат Флорида), разведчики вели целенаправленную дрессировку дельфинов. Ее цель — выполнять-конкретные задания. Главным из них была посылка дельфинов на рейд Гаваны со специально оборудованного корабля-базы милях в ста от цели. Считалось, что дельфины безошибочно доплывут до Гаваны и подорвут себя вместе с судами. В качестве исполнителей дельфинов выбрали еще и потому, что в случае поимки этих диверсантов поневоле они не смогут рассказать о причастности ЦРУ к провокациям.

    Для превращения дельфинов в «разумные торпеды» было разработано несколько способов. Заряд взрывчатки помещали в переднюю часть желудка животного с помощью хирургической операции. Делалось это таким образом, чтобы животное не могло отрыгнуть заряд… Пятифунтовый посторонний предмет становился как бы частью дельфина на какое угодно время и не мешал его пищеварению. Если бы это млекопитающее оказалось пойманным, внешне невозможно было бы установить, что перед вами живая торпеда.

    Параллельно отрабатывали технику крепления заряда к спинному плавнику. Хирургическим путем через основание плавника продевалась идеально обтекаемая цилиндрическая мина весом 20 фунтов. Поскольку в обоих случаях подрывные заряды имели акустико-магнитные взрыватели, отпадала необходимость в непосредственном контакте с судном. Достаточно было приблизиться к кораблю, и заряд срабатывал.

    В каждом случае необходимо было производить сложные хирургические операции над «диверсантами».

    Специалисты-дрессировщики решили пойти по другому пути. Они надумали использовать природную склонность дельфинов к исполнению трюков, например к буксировке предметов.

    «Остановились на двух методах, — рассказывал Гринвуд. — В хвостовой части мины-торпеды делалась выемка по форме рыла дельфина, которое он всовывал туда и толкал мину перед собой. Во втором варианте дельфин продевал рыло в кольцо, за которым на расстоянии трех футов позади и ниже животного плыла торпеда. Хотя вес заряда таким образом удалось увеличить, это не сказалось на скорости транспортировки. Была поставлена более сложная задача: выдрессировать дельфинов так, чтобы они не просто подплывали к цели, а касались борта судна…»

    …«Тут-то, — продолжал ученый, — началась самая настоящая «комедия ошибок». Множество раз сотрудники базы в Ки-Уэсте с красным от стыда лицом были вынуждены лепетать смехотворные объяснения и приносить извинения яхтсменам и капитанам судов, к бортам которых дельфины по ошибке «приклеивали» магнитные мины-торпеды во время тренировок».

    Специалисты Ки-Уэста все же продолжили эксперименты. Теперь из дельфинов надеялись выдрессировать послушных убийц. Многие знают, что, находясь в естественной обстановке, дельфины спасают в море раненых собратьев. Сообща или в одиночку они выталкивают пострадавшего на поверхность, чтобы он мог дышать. Случаи подобного рода были зафиксированы и с тонущими людьми, которых спасали дельфины.

    «Поскольку дельфины прекрасно плавали с надетой на рыло миной-торпедой, то достаточно было заменить ее миниатюрным баллончиком с иглой-шприцем на конце, наполненным любым парализующим веществом, приучить животных выталкивать на поверхность ныряльщика, тем самым делая им парализующий укол, и вы могли иметь, таким образом, идеальных подводных часовых для охраны военно-морских баз от диверсантов-аквалангистов». Подобное применение дельфинов получило название «системы нуллификации пловцов» — эвфемизм, на самом деле означающий их уничтожение.

    Именно это и заподозрил Майкл Гринвуд. Он обратился со своими сомнениями к руководству базы. Начальник базы ему ответил: «Да, охрана наших военно-морских баз — только одна из задач. Но главная — нападение. Представьте себе, что в баллончик вместо парализующего вещества под большим давлением накачать газ. Что произойдет с человеком, когда дельфин всадит в него иглу? Все его внутренности мгновенно будут разорваны, а сам он превратится в труп-поплавок. Не зря же мы начали отправку ваших «интеллектуалов моря» во Вьетнам. Думаю, они себя там неплохо зарекомендуют».

    Начальник базы не ошибся. Дельфины показали себя прекрасно во Вьетнаме.

    Именно боевые дельфины охраняли во время американо-вьетнамской войны акваторию военно-морской базы 7-го флота в бухте Камрани. За время боевого дежурства дельфинами было уничтожено 54 вьетконговских аквалангиста, пытавшихся пробраться к американским кораблям.

    В 1982 году на службе ВМС США состояли 130 дельфинов. Основные базы дельфиньих военных соединений были оборудованы на Гавайях (о. Оаху), в Сан-Диего и в Ки-Уэсте. Официальные бумаги именовали подобные человеко-звериные войска marine mammal system («система морских млекопитающих»), или коротко — MMS. Кроме дельфинов в их состав входили морские львы. В рамках группы MMS животные распределялись на четыре подгруппы, или «системы». Система М занималась поиском и маркировкой неглубоких мин-поплавков; система Мк5 комплектовалась только морскими львами и предназначалась для поиска и уничтожения с помощью дистанционного взрывателя мин глубокого залегания (от трехсот до пятисот метров); Мк6 вела борьбу с водолазами и подводниками-диверсантами; Мк7 искала и маркировала донные мины и потерянные торпеды. Система делилась на «боевые группы», в каждую из которых входили от четырех до восьми животных, один офицер, фактически взводный, по строевому уставу, а также вспомогательный состав: тренеры, инструкторы и поводыри-аквалангисты.

    Достаточно активная военно-дельфинья машина держалась в строгой тайне в режиме «врожденная секретность». Вся информация по этому вопросу засекречивалась автоматически и становилась доступной лишь в некоторых особых случаях.

    Только 22 марта 1991 года военный атташе посольства США в Москве бригадный генерал Грегори Говен, за чьей подписью был опубликован официальный ответ на соответствующий запрос советских центральных газет, сообщил о программе ВМС США по использованию дельфинов и других животных. Было признано, что в 1987–1988 годах во время войны в Персидском заливе командование США весьма активно применяло дельфинов из систем Мк6 и Мк7.

    В настоящее время США тайны из использования дельфинов в военных целях не делает. Наоборот, военное ведомство вовсю протрубило о том, что дельфины-саперы из Мк4 и Мк7 использовались в иракской войне. Оно даже показало по телевидению кадры, демонстрирующие мастерство своих подопечных. Военные не обращают никакого внимания на истошные вопли «зеленых» и представителей обществ охраны животных.

    Известные американские специалисты по дельфинам считают, что, несмотря на их исключительные способности к дрессировке, эти способности не беспредельны. Они работают за рыбу, а наевшись, не нуждаются в пище в течение целого дня.

    Американские военные специалисты имеют совсем другое мнение. Решение проблемы видится в использовании в процессе дрессировки телепатического воздействия на их поведение. Еще в 1986 году морской офицер С. Б. Скотт Джонс сообщил о положительных результатах эксперимента по телепатическому управлению поведением дельфинов. Однако его попытка заинтересовать полученными результатами Военно-морское ведомство США не увенчалась успехом. Анализируя причину неудачи, Скотт Джонс и его коллеги предполагают, что проявленная незаинтересованность связана с наличием у ВМС США своей собственной программы пси-исследований, которую флот не желает подвергать риску, показывая открытый интерес к опытам Скотт Джонса.

    Советская разведка внимательно следила за американским MMS, учитывая все положительные и отрицательные стороны этого интересного военного новшества. Велась серьезная работа военных и гражданских дрессировщиков с дельфинами.

    В 1966 году под Херсоном была построена тренировочная база для обучения боевых дельфинов. Дрессировкой животных, в основном афалин, которых отлавливали у берегов Гурзуфа, занимались опытные дрессировщики и ныряльщики Агзам Сабитов и воспитанница Уголка Дурова Ольга Карандеева.

    Эта работа была начата по приказу маршала Советского Союза Гречко — тогдашнего министра обороны. В Московском государственном университете открыли направление по гидробионике, набрав туда лучших специалистов. Естественно, что все было строжайше засекречено. Записи по экспериментам в дельфинариях сдавали в спецчасть. Даже слово «дельфин» запрещалось упоминать. Вместо него дрессировщики писали в документации «объект». Интересно, что такое же слово в том же значении употреблялось и на военных базах США.

    «Советские» дельфины в области вооружения кое в чем превосходили американских собратьев. Для дельфинов специалистами из ЦНИИ точного машиностроения под руководством прославленной династии оружейников Симоновых создали целый арсенал. Он включал широкий набор оружия — от крепящегося к бутылкообразному носу подводного пистолета до настоящего пулемета. Самой успешной разработкой признали подводную трехствольницу, которая поражала врагов пулей 12-го калибра на расстоянии до 20 метров.

    Ведущие НИИ страны прорабатывали программы военно-морского взаимодействия с морскими млекопитающими, которые носили красивые названия — «Манта-1», «Крона», «Калипсо», «Кильватер», «Обхождение» и так далее.

    Здесь дельфины получали специальность «сторожа» и «провожатого». В обязанности «провожатого» входило обеспечение безопасности военных конвоев, «сторож» нес охрану водных подступов к оборонным объектам.

    «Красные дельфины», как их называли на Западе, исправно несли охранную службу. Главная военно-морская база Черноморского флота, которую охраняли дельфины, практически оказалась недоступной для врагов. Подводные «сторожа» охраняли бетонные ворота-створки и отдельные корабли. Каждая смена несла четырехчасовую вахту, выходя на боевое охранение по специально проложенному каналу у Константиновского равелина. При обнаружении подозрительного объекта дельфин давал об этом знать на пульт оператора. Тот решал, что с ним делать: уничтожить с помощью дельфина, приказать ему вытолкнуть объект на поверхность акватории или послать к месту обнаружения быстроходный катер. Дельфинья охранная система оказалась в пять раз эффективнее и в два раза дешевле электронной.

    Все это заставило командование ВМФ подумать о расширении сферы применения дельфинов.

    В начале семидесятых годов на Дальнем Востоке, в бухте Витязь, создали научно-исследовательский центр. Он выпускал для Тихоокеанского флота «комбинированные биотехнические системы» (так в СССР именовались боевые дельфины). Подобный же центр пытались сделать и для Северного флота. Однако здесь случился промах. Не учли местной специфики: завезенные на Север дельфины быстро погибли от пневмонии.

    По новой программе дельфинам была уготована роль убийц с использованием высокотехнического секретного оружия. На рыло дельфина прикреплялся особый титановый зажим, который при непосредственном контакте животного с обнаруженным подводным нарушителем легко соединялся со снаряжением последнего. На зажиме устанавливалось устройство размером с шарик для пинг-понга, предназначенное для впрыскивания в тело пловца под высоким давлением заряда двуокиси углерода. Одновременно подавался сигнал на береговую базу, и в это место на катерах отправлялась поисковая группа, чтобы поднять нарушителя и допросить его.

    Дельфинов тренировали и для роли самоубийц-камикадзе. Они могли нести на себе заряд взрывчатки для уничтожения, например, вражеской подводной лодки. В задачу дельфинов входило и отыскивание на дне моря отстрелянных при испытаниях ракет и торпед.

    В СССР использовали дельфинов и в качестве парашютистов. Животных сбрасывали с высоты трех километров вместе с чувствительной радиолокационной аппаратурой. С ее помощью они должны были находить затерявшееся в океане военное снаряжение. Парашюты были сконструированы таким образом, что автоматически разъединялись, как только дельфин касался воды. На случай встречи с вражеским пловцом дельфин нес на себе герметическое устройство, начиненное двуокисью углерода под высоким давлением, которое уничтожало и дельфина, и его противника.

    Настоящим рекордсменом среди советских дельфинов была афалина по имени Геркулес. Первым в мировой практике Геркулес нашел и обозначил потерянную на глубине 51 метр и закопавшуюся в ил торпеду. Спустя некоторое время Геркулес отыскал торпеду на глубине 100 метров. Вообще за свою практику Геркулесом были обнаружены несколько десятков видов потерянных боеприпасов и даже клад с древнефиникийскими монетами.

    После распада Советского Союза центры по подготовке боевых дельфинов не были закрыты, а их питомцы не были выпущены на волю. Более или менее хорошо обстоят дела с принадлежащей ныне Украине «Площадкой 75», которая, сдав часть своего причала местному рыбному хозяйству, обеспечила своих питомцев кормом.

    Интересен еще один факт в пользу «красных дельфинов». В отличие от американских ни один советский «боец», будучи выпущенным на свободное дежурство (патрулирование, разминирование в рамках учений, сопровождение), не дезертировал. Все возвратились на базу. А это говорит о многом.

    За 15 лет работы над «фантастической дельфиньей программой» ВМС и ЦРУ истратили 200 миллионов долларов.

    Однако эти млекопитающие ежегодно экономят ВМС десятки миллионов долларов, отыскивая затонувшие ракеты, торпеды.

    Боевой дельфин

    Постоянная и беспощадная критика со стороны организаций, защищающих права животных, привела к тому, что использование дельфинов еще больше засекретили. Проект интенсифицировался после атаки террористов на авианосец «Cole» в Йемене в 2000 году.

    В настоящее время американские вооруженные силы используют дельфинов для обнаружения мин вблизи одного из иракских портов.

    В сентябре 2005 года в прессе появились сообщения, что ураган «Катрина», затопив Новый Орлеан, мимоходом разрушил и океанариум ВМС США. В результате на свободу вырвалось 36 дельфинов, до зубов и плавников вооруженных. Они имеют при себе «отравленное оружие». Существует опасность нападения животных на водолазов, спасателей.

    Лео Шеридан, 72-летний специалист по расследованию аварий, сказал, что его источники сообщили о бегстве дельфинов.

    «Меня беспокоит то, что они обучены стрелять в людей в водолазных костюмах, которые во время учений играют роль террористов. Если дельфины примут водолаза или серфингиста за шпиона или террориста-смертника и при этом будут иметь при себе отравленные дротики, они могут выстрелить. Дротики погружают объект в сон, с тем чтобы потом его можно было допросить, но что если жертву не найдут на протяжении нескольких часов?»

    «Акулья сабля»

    Акула — извечный ужас морей. Этот страх — наследие тех незапамятных времен, когда наши предки делили с акулами моря и океаны. С тех пор человек заметно изменился, а вот акулы остались такими же, какими были. Механизмы приспособления к водной среде помогли акуле выжить в океане и служат ей так же надежно, как почти 400 миллионов лет назад. В биологическом смысле акула — весьма примитивное создание. Тем не менее это один из самых опасных и прожорливых хищников, существо свирепое и часто поистине неуязвимое.

    Леденящий ужас, который внушают человеку акулы, связан со страхом быть заживо съеденным. Так часто погибают жертвы атаки акулы.

    Естественно, что этот опасный контакт породил множество легенд.

    Полинезийцы относятся к акулам с таким же почтением, с каким некоторые африканские племена относятся ко льву. Полинезийские легенды часто возводят акул в ранг божества.

    Имеются сведения, что в древности на Гавайях устраивались гладиаторские бои между людьми и акулами, которых загоняли для этого в мелкие затоки. В присутствии зрителей-знатоков — короля и соплеменников — обнаженные пловцы с одним только коротким кинжалом в руке вступали в поединок с океанскими акулами. Оружие было сделано специально для таких схваток. Оно представляло собой большой акулий зуб, насаженный на деревянную рукоятку. Достаточно остроумное решение: у акул жесткая кожа, и, чтобы ее прорезать, необходимо что-то вроде такого зуба, острого как бритва. Из кожи убитых акул гавайские женщины шили рукавицы, украшенные острыми акульими зубьями, — для защиты от чересчур назойливых кавалеров.

    Большинство нападений приписывается акуле, которая вполне заслуживает титул морского чудовища. Это кархародон, или «белая акула», — единственная акула, которую повсеместно признают людоедом. Акулы — прожорливые, ненасытные едоки. Часто бывает, что снова брошенная в море полумертвая выпотрошенная акула хватает крючок, на который насажены ее собственные внутренности. Прожорливость этого хищника объясняется примитивным устройством его организма. По сравнению с рыбами-вегетарианцами кишечник акулы невелик, однако его эффективность высока. Длина кишечника определяет размеры поверхности, всасывающей из пищи питательные вещества. Чем длиннее кишечник, тем больше пищи он в состоянии переварить. Кишечник акулы короток, но входящий в его состав спиральный клапан замедляет прохождение пищи. Форма клапана такова, что он сильно увеличивает всасывающую поверхность кишечника, делая ее гораздо более обширной, чем можно было бы ожидать при таком коротком кишечнике.

    Зубы у кархародона острые как бритвы. Их запас практически неистощим. Акула — это настоящая «фабрика зубов». Акульи зубы растут не в гнездах и потому легко выпадают; неприятностей это ей не доставляет, ибо их тотчас заменяют новые. В челюсти акулы за первым рядом зубов идут другие ряды, состоящие из зубов в различных стадиях формирования. Словно солдаты из задних рядов выходят вперед, чтобы заменить павших в бою. Так что зубы акулы постоянно «шагают из тыла в передние ряды».

    Кархародон входит в отряд пилохвостых кошачьих акул. Кроме хищной и агрессивной натуры природа наградила кархародона огромными размерами — он часто достигает 6 метров в длину. Крупные кархародоны часто проглатывают добычу целиком, но если жертва слишком велика, то при помощи своих треугольных зубов с пилообразными краями кархародоны может легко откусывать внушительные куски мяса с костями.

    Инструкция для водолазов, изданная Военно-морским флотом США, называет кархародона «свирепым» и «агрессивным». Даже у молодого двухметрового кархародона пасть так велика, а челюсти так сильны, что ему ничего не стоит перекусить человека пополам.

    От 50 до 80 процентов нападений акулы на человека кончается его смертью. Если жертва атаки не оказывается заживо съеденной, она обычно умирает от болевого шока и потери крови.

    Нападения чаще всего случаются в районах, где температура воды превышает 18 °C. Это, возможно, всего только следствие того, что, во-первых, в тропических районах водится больше опасных видов акул, а во-вторых, что люди не любят купаться в холодной воде.

    Природа наделила акулу определенным набором автоматических реакций на некоторые явления, например конвульсии раненой или больной рыбы. Естественно, что акула выбирает простейший путь к победе. Если она умеет находить себе легкую добычу, то это увеличивает ее шансы в борьбе за существование. Раненая рыба — добыча легкая, а человек, в панике бьющий руками и ногами по воде, возможно, вызывает у акулы такую же реакцию, как и движения раненой рыбы.

    Беспорядочные звуковые сигналы, порождаемые в воде такими движениями, привлекают акул, а они слышат эти сигналы на расстоянии 600 метров. Колебания такого рода воспринимаются специальными органами, составляющими боковую, или латеральную, линию. Эта линия образуется рядом слизистых подкожных каналов на боковой поверхности тела рыбы. Каналы через крошечные поры соединяются с окружающей средой. Низкочастотные колебания, которые вызывает трепещущая раненая рыба, распространяются в воде и улавливаются каналами латеральной линии акулы. Слизистая среда передает колебания волоскам чувствительных сенсорных клеток, называемых невромастами. Колебания чувствительных волосков порождают в невромастах сигнал, который через нервную систему передается в мозг акулы и побуждает плыть в направлении источника низкочастотных колебаний.

    В коже акулы имеется и еще один орган, который, наверное, помогает ей находить добычу. Это похожие па поры отверстия на рыле, называемые ампулами Лоренцини. Эти ампулы соединены с мешочками, содержащими слизь, и сенсорными клетками. Ампулы Лоренцини, очевидно, помогают акуле улавливать электрические импульсы, создаваемые во время движений других тел в воде. Возможно, они помогают акуле улавливать изменения давления воды и температурные колебания.

    Большую роль в поисках добычи играет обоняние акулы. Акулу часто называют «плавучим носом». Она в состоянии почуять каплю крови в миллионах литров воды. В этом нет ничего удивительного, поскольку в процесс обоняния вовлечено две трети клеток мозга акулы. Обоняние подает мозгу сигнал, отправляющий акулу на поиски.

    Зрение у акулы превосходное, и последняя стадия атаки, скорее всего, начинается по зрительному сигналу.

    Глаз акулы специально приспособлен к условиям водной среды: он превосходно реагирует на движение и контраст цветов. Из-за большого соотношения числа палочек и колбочек в сетчатке глаз акула плохо различает цвета и формы. Это не имеет существенного значения, поскольку очертания предметов под водой довольно расплывчаты, а все цвета тусклы. Как и у многих ночных животных, у акулы в задней стенке глаза имеется зеркало, так называемый тапетум. Это пигментный слой сетчатки, отражающий свет, который не попал на клетки самой сетчатки. Сетчатка поглощает только часть световых сигналов, попадающих в глаз. Тапетум помогает ей более полно реагировать на все световые сигналы. Животные с таким устройством глаза умеют ориентироваться при очень слабой освещенности.

    Кархародон стал героем многих фильмов. Наиболее знаменитый из них — «Челюсти» — имел реальную предысторию, когда кархародон вызвал самую массовую в истории США «акулью панику». В 1916 году побережье Нью-Джерси стало ареной пяти трагических происшествий, которые следовали один за другим. Первым, 2 июля, погиб 24-летний мужчина, на которого акула напала вблизи поселка Бич-Хейвен. Четыре дня спустя в 20 милях от этого места погиб еще один человек. А 12 июля акула разорвала на куски 10-летнего мальчика. Попытавшийся его спасти мужчина получил такой глубокий укус в бедро, что спустя полчаса скончался. В тот же день акула напала на 12-летнего мальчика, которому пришлось ампутировать ногу. Считают, что эти нападения были совершены одним и тем же хищником. Близлежащие поселки и прибрежные городки охватила настоящая паника. Была проведена невиданная для того времени охота, в результате которой было убито множество акул. Среди них был кархародон длиной 2,5 метра. В его желудке обнаружили человеческие кости и мясо. После убийства этой акулы атаки прекратились. Власти решили, что именно она была виновницей паники в Нью-Джерси.

    По фактам этой трагедии Питер Бенчли написал роман «Челюсти». Спустя несколько лет по мотивам данного произведения был снят одноименный фильм, прославивший его создателя на весь мир.

    Интересно, что акулы, не знакомые с правилами полит-корректности, бесцеремонно разделяют людей на черных и белых. Поэтому когда после морской или авиационной катастрофы в море одновременно оказываются несколько жертв, то вероятность того, что первыми будут съедены представители африканской расы, наиболее велика. Выяснить причину такого факта еще не удалось. Возможно, у негров мясо вкуснее.


    * * *

    Акула — животное умное или глупое? Об этом судят обычно по одному признаку: поддается или не поддается животное дрессировке.

    В бассейн, где обитали две лимонные акулы, самец и самка, и три акулы-няньки, все самцы, начали опускать белый диск из фанеры, прикрепленный к деревянному бруску. На том же брусе ниже диска был укреплен звонок, и стоило нажать на диск, звонок начинал звенеть.

    В первые же два дня акулам бросали корм все ближе и ближе к диску. На третий день кусок рыбы на леске повесили в центре диска. Акулы могли заполучить его лишь нажав рылом на диск. И когда им удавалось сорвать рыбу с лески, звенел звонок. Этот опыт продолжался шесть недель. В начале седьмой недели диск опустили в воду без куска рыбы.

    Но если бы акула нажала рылом на диск так, что звонок сработал бы, на диск сверху опустили бы награду. Самец лимонной акулы, увидев диск, мгновенно пошел к нему с открытой пастью. Подплыв к диску, он замедлил ход, сомкнул челюсти и дотронулся рылом до диска, но не очень сильно. Было тихо. Тогда акула снова ткнула рылом в диск. Снова неудача. Акула не отчаялась, она проявила упорство и после десятой попытки получила вознаграждение.

    К концу недели обе лимонные акулы обеспечивали себя едой сами. Акулы-няньки не слишком интересовались диском, но и они не оставались. без обеда. Быстро научившись присваивать. себе чужое, они воровали рыбу, которую бросали лимонным акулам как награду за хорошую работу. Задолго до этого эксперимента известный ученый Альфред Брем писал: «Весь образ действий акул служит неопровержимым доказательством того, что умственные их способности более развиты, чем у других рыб…»

    В то время, когда Брем еще трудился над своей «Жизнью животных», а точнее, зимой 1867–1868 года, Николай Николаевич Миклухо-Маклай, известный русский естествоиспытатель и путешественник, живя в Сицилии, собирал акул, пойманных рыбаками.

    До Миклухо-Маклая ученые описывали лишь внешнюю форму мозга акул, но он решил исследовать его внутреннее строение. Ученый пришел к выводу, что мозг акул вовсе не примитивен.

    «Строение мозга этих рыб обнаруживает многие связи с другими группами позвоночных животных…» — писал он.

    Несмотря на утверждения Брема, на работы Миклухо-Маклая и других ученых, писатели и натуралисты убеждали и продолжают убеждать всех, что акула — «бестолочь», «безмозглая» и тому подобное. Даже специалисты, занимающиеся изучением рыб, считали акул примитивами. Поэтому результаты недавних исследований стали поистине сенсационными. Оказалось, что мозг акул гораздо больше развит и организован, нежели мозг костистых рыб, а также лягушек, жаб, ящериц и других рептилий. Относительные же размеры мозга акул приближаются к относительным размерам многих птиц и низших млекопитающих.

    Люди часто стараются найти практическое применение акульей жадности. Император Наполеон III предложил ссылать каторжан во французские колонии. К каторжным работам во Франции приговаривались мошенники, воры, контрабандисты, фальшивомонетчики, бродяги, поджигатели, убийцы, а также рецидивисты из других колоний — африканцы, вьетнамцы, арабы.

    Осужденных два-три раза в год на специальном корабле отправляли в Гвиану. Гвианская каторга существовала до 1937 года. Заключенных на острове охраняли не слишком строго.

    У берегов Гвианы море кишело акулами. За время существования гвианской каторги туда было сослано около восьмидесяти тысяч человек. Это был ад, из которого вернулись лишь редкие счастливчики.

    Ссыльные, особенно вновь прибывшие, часто умирали от непосильной работы и болезней, не считая ежегодных эпидемий желтой лихорадки и тифа. Это была та же смертная казнь, но только медленная и мучительная, недаром каторгу во Французской Гвиане прозвали «мокрой гильотиной».

    Грациозная убийца — акула

    Кладбищем гвианской каторги было море. Трупы умерших на лодках вывозили в пролив между островами Руаяль и Сен-Жозеф и сбрасывали в воду. Рассказывали, что местные акулы, привыкшие к человечине, собирались в проливе на звон похоронного колокола, которым сопровождался этот жуткий ритуал…

    В период Второй мировой войны страх перед акулами настолько отрицательно сказывался на боевом духе моряков, что американский Военно-морской флот издал специальную брошюру, в которой преуменьшалась угроза, исходящая от акул.

    И все же американским военным морякам казалось, что акулы наделены каким-то невероятным чутьем. Все это учли подводники III рейха, которые намеренно стали подкармливать человечиной акул-людоедов. Подбив корабль союзников, они всплывали на поверхность и со смехом наблюдали, как акулы пожирают барахтавшихся и воде людей.

    Страдать приходилось и летчикам. Однажды двум американским асам пришлось выброситься из подбитого самолета на воду и районе, изобиловавшем акулами. Сказывалась прикормка немецких подводников. У летчиков были с собой только спасательные жилеты. В течение часа пилот и радист плавали сравнительно комфортно. Однако вскоре рядом появились акулы. Одна из них сразу цапнула радиста за ногу. Пилот помог раненому удержаться на поверхности, но акула повторила атаку и вырвала радиста из рук боевого друга. Пилот видел, как несколько акул подплыли к радисту и в считанные секунды разорвали его тело на куски. На самого пилота акулы не обратили никакого внимания. Час спустя он был поднят на борт сторожевого катера.

    Следует заметить, что в борьбу с фашистскими подводными лодками и акулами вступил и знаменитый писатель Эрнест Хемингуэй, опытный охотник за акулами.

    В то время писатель жил на Кубе. Эрнест был убежден, что остров кишит засланными немецкими шпионами, которые поддерживают связь со своими подводными лодками, патрулирующими Карибское море. Американский посол пошел на риск: он одобрил операцию, которую предложил провести Хемингуэй. Операцию назвали «Злюка» — в честь любимого кота писателя. С началом операции писателю из фондов американской разведки начали ежемесячно выплачивать 500 долларов.

    Свой катер «Пилар» Эрнест оснастил оружием, словно заправский крейсер. На катере были пулемет, базука (реактивный японский гранатомет. — В. П.), два ящика с ручными гранатами. Плавучий арсенал пополнили глубинной бомбой, которую в люке поместили на корме. Все девять членов команды были вооружены превосходным стрелковым оружием.

    Немецкие подводные лодки, патрулировавшие Карибский бассейн, когда на борту заканчивались съестные припасы, часто всплывали на поверхность рядом с каким-нибудь рыбацким катером и отнимали у кубинских рыбаков еду и воду. План «папы» отличался простотой. Если вблизи «Пилар» всплывет немецкая подлодка, то команда катера встретит противника во всеоружии. Они сбросят бомбу немцам в люк и быстренько уберутся восвояси.

    День за днем катер «Пилар» выходил в море. От рассвета до заката капитан и его команда бдительно сторожили вверенный им район. Если попадались акулы, их уничтожали.

    Несколько месяцев продолжалась «большая охота» Хемингуэя. В апреле 1943 года на Кубу прибыла специальная команда профессионалов, и операция «Злюка» была завершена. Но борьба с акулами-людоедами продолжалась.


    * * *

    Следует заметить, что проблема защиты от акул не получила до сего времени удовлетворительного решения.

    Океанографический институт в Вудс-Холс изобрел основное средство борьбы с акулами — «Шарк чейзер».

    Это медная соль уксусной кислоты, смешанная с черным красителем. Выяснилось, что некоторые акулы теряют аппетит от присутствия в воде малеиновой кислоты, сульфата меди и разлагающегося акульего мяса. Разработанную из этих компонентов смесь начали выпускать в виде сухих брикетов размером с булочку.

    Черный краситель призван скрыть плавающего в воде человека от акул. Возможно, он и вводил акул в заблуждение, но все же основная его функция — подъем боевого духа личного состава войск.

    Основная проблема в том, что противоакулий препарат должен обладать почти мгновенным действием, поскольку акула, бросившаяся в атаку, молниеносно достигает своей жертвы. Идеальный препарат, по мнению бывшего морского офицера, известного химика X. Дэйвида Болдриджа, должен действовать даже при низких концентрациях, чтобы останавливать акулу прежде, чем она достигнет своей жертвы.

    Был предложен быстрорастворимый в воде сильнодействующий яд. Предполагалось, что плавающий в воде человек создаст вокруг себя своеобразное ядовитое облако, которое станет непреодолимым препятствием на пути мореного убийцы. Однако в ходе испытаний выяснилось, что даже если концентрация яда в воде десятикратно (!) превышает дозу, летальную для пловца, акула успевает пересечь защитное «облако» и сожрать человека прежде, чем он сам почувствует действие яда.

    В 1964 году американский инженер Фрэнк В. Либераторе создал подводное оружие. Это обычный оборонительный шест с шипастым концом, но на его конце укрепляется стреляющий механизм, снаряжаемый ружейным патроном.

    Подводная стреляющая трость Фрэнка В. Либераторе

    Там же предусмотрены специальные фиксирующие шипы. Используют «стреляющую трость» таким образом. При атаке хищницы оружие упирается в ее бок и резким толчком производится выстрел. К великому сожалению, перезарядка устройства под водой длительна и неудобна.

    Американец Гарри М. Бумфер немного расширил радиус действия оружия, создав в 1987 году «Акулью саблю». Ее конструкция почти аналогична предыдущей, однако спусковой механизм изобретатель расположил на противоположном от стреляющего устройства конце, чтобы быть подальше от акулы. При угрозе нападения механизм взводится, для чего хвостовик стреляющего механизма оттягивался назад. Выстрел производился нажатием на гашетку. Это позволяло производить выстрел не только в упор, но и на некотором, пусть даже небольшом, расстоянии от акулы. Однако оружие было однозарядным.

    «Акулья сабля»

    С. К. ван Ворхес модернизировал «Акулью саблю», сделав ее трехзарядной. Блок из трех патронников расположен на свободном конце шеста. Выстрелы производятся поочередно, проворачивая устройство для производства нового выстрела на 120 градусов.

    Трехзарядиое подводное устройство

    Данные средства подводной самообороны хороши только при непосредственном контакте с грозой морей. Лучше было бы иметь оружие, которое встречает угрозу еще на дальних подступах. В 1978 году канадский оружейник Роберт Т. Робинсон предложил в качестве эффективного «антиакульего оружия» гранату весьма своеобразного типа. Правда, применять гранату можно только с борта плавсредства, чтобы не быть самому пораженным ударной волной.

    Граната Роберта Т. Робинсона — это компактный гладкий цилиндр с отверстиями по торцам. Никакой чеки, кнопки, спускового крючка. Применять гранату очень просто. При приближении акулы необходимо метнуть гранату в направлении хищника. Морская вода, попав через отверстия внутрь гранаты, сразу начинает взаимодействовать с особым веществом, которое находится внутри ее. В результате вокруг гранаты в воде распространяются аппетитные ароматы. Акула незамедлительно с жадностью глотает гранату, которая через некоторое время благополучно взрывается в желудке хищника. В данном случае задача человека — постараться ухитриться выжить в течение вышеуказанного «некоторого времени».

    Сейчас неожиданно появилась надежда решить проблему защиты человека от акул.

    В Красном море обитает небольшая рыбешка со странным названием «Ступня Моисея». Несмотря на отсутствие игл, острых колючек или панциря, она преспокойно плавает среди акул, не страшась их могучих челюстей. Оказалось, что стоит «Ступне Моисея» попасть в акулью пасть, как ядовитое облачко, выпущенное рыбкой, мгновенно вызывает у акулы паралич глотательных мышц. Возможно, расшифровав химический состав этого яда, ученые смогут синтезировать препарат, с которым человеку уже не будут страшны акулы.

    Специалисты считают, что чаще всего акула нападает в одиночку. Однако иногда вокруг большого количества пищи собирается множество акул. Между «хозяевами моря» разыгрываются такие жуткие сцены, от которых кровь стынет н жилах. Акулы в крайнем возбуждении буквально раздирают свою несчастную жертву на части. Если одна из акул оказывается случайно пораненной, ее ожидает такая же участь: соплеменницы мгновенно раздирают ее на куски.

    Печально, но факт, что начало третьего тысячелетия для Соединенных Штатов ознаменовалось рекордным за всю историю страны числом нападений акул на людей. Например, летом 2001 года от зубов хищниц погибли 52 человека; пострадали, в том числе с потерей конечностей, 77 жителей США и других стран.

    Один за другим случались жуткие происшествия у восточного побережья Америки.

    Все лето специалисты безуспешно пытались выяснить причину резкой вспышки агрессивности и без того кровожадных белых и тигровых акул. Сенсационная разгадка непостижимого поведения монстров глубин пришла с Кубы! В повышенной агрессивности 3,5-5-метровых хищниц виноват, оказывается, не кто иной, как известный враг Америки Фидель Кастро.

    Популярный американский еженедельник «Уикли Уорлд Ньюс», со ссылкой на кубинскую оппозиционную газету «Либертад», сообщил, что в сверхсекретной лаборатории закрытого острова Пинос генетики, ихтиологи, другие ученые за пять лет вывели породу особо агрессивных акул «на базе» белой и тигровой.

    О коварных планах кубинского вождя прознали оппозиционеры, внедрившие в лабораторию своего человека, который сумел заснять мини-камерой несколько сот метров документальных кадров и записал имена всех участников этого кошмарного эксперимента.

    «Фидель с 70-х годов носился с идеей прикреплять взрывчатку к дельфинам и взрывать при их помощи американские военные корабли или туристические суда. Он разрабатывал варианты отлова ядовитых морских змей в Персидском заливе и Красном море, чтобы потом выпускать их у побережья Америки; по его заданию секретная лаборатория изучала жизнь и миграции самых ядовитых медуз Тихого и Атлантического океанов, собираясь заставить их мигрировать во Флориду и Калифорнию, — пишут оппозиционеры в своей газете. — Потом ему в голову пришла садистская мысль вывести породу особо яростных акул-охотниц на людей и наслать их на американцев, отдыхающих на пляжах, и на своих соотечественников, решивших нелегально покинуть остров Свободы».

    Акулы как нельзя лучше подходят на роль морских убийц. Лазутчик сообщил, что ученые после длительных экспериментов сумели вывести кошмарную породу рыб-убийц, которые сейчас сотнями патрулируют атлантическое побережье Америки, как в свое время немецкие подводные лодки. По имеющимся данным, сотню акул-убийц кубинцы намерены перебросить на тихоокеанское побережье США и Гавайев.

    Вкус к человеческому мясу у акул развивали скармливая им трупы жертв СПИДа, которых власти держат в больнице на острове Пинос, и живых врагов государства. Об этом свидетельствует снятый документальный фильм.

    Точное число выпущенных в американские воды акул-убийц неизвестно, но в том, что именно они стали причиной катастрофически резкого взлета нападений акул на людей, никто не сомневается», — резюмирует «Уикли Уорлд Ньюс».

    Пока лучшее оружие против акул — «шарк дарты». С 1971 года ими вооружают аквалангистов, отправляющихся к месту посадки кораблей «Аполло». «Шарк дарт» — это полая стальная трубка, заряженная патроном со сжатым углекислым газом. Когда эта трубка, обычно насаживаемая на острогу или копье, погружается острым концом в тело акулы, патрон взрывается, и сжатый газ раздувает брюхо акулы. Акула всплывает и беспомощно плавает на поверхности.

    Военные специалисты разработали также электрическую острогу, которая работает на электрических батарейках. Такая острога поражает акулу 30-вольтным электрическим зарядом. К сожалению, как только иссякнет заряд батарей, парализованное животное снова обретает способность двигаться.

    Даже без оглядки на жуткие сенсации репортеров ученые Моутской лаборатории (США) проводили интересные работы в области борьбы с акулами.

    Дельфины и акулы относятся друг к другу враждебно, но сила и ловкость на стороне первых. Тем не менее акулы — весьма достойные противники дельфинов, они тонко различают запахи с 800 метров, слышат рыб с 500 метров и ощущают движение крупных рыб с 300 метров. Имеющийся в носу акул особый электрический орган «ампула Лоренцини» позволяет им находить рыб не только в темноте, но и спрятавшихся в песок.

    В том, что дельфины надежно охраняют от акул, убедились на многих американских курортах. Специально обученные дельфины постоянно плавают недалеко от берега и не допускают к местам купания и пляжам кровожадных акул. А некоторые, наиболее способные, дельфины обучаются даже завлекать акул в заранее расставленные человеком ловушки.

    Морские «Борджиа»

    В Мироном океане водится великое множество ядовитых существ, причем некоторые из ядов, вырабатываемых ими, относятся к очень сильным. Великое разнообразие морских ядов и органов, которые вырабатывают их, наверное, вызвало бы зависть даже у семейства Борджиа. Правда, ничего дьявольского в этом нет, это естественные проявления разнообразных форм приспособления морских животных к среде обитания.

    Человек с древних времен старался понять явления, которые связаны с существованием морских ядовитых существ.

    В одной из книг Ветхого Завета достаточно точно описано явление, связанное с отравлением существами, которые обитают в море, — так называемый красный прилив, вызываемый буйным ростом микроскопических водорослей. В книге «Исход», написанной около 1500 года до н. э., говорится: «…простри руку твою на воды Египтян: на реки их, на потоки их, на озера их и на всякое вместилище вод их; и превратятся в кровь, и будет кровь во всей земле Египетской и в деревянных, и в каменных сосудах… и вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла, и река воссмердела, и Египтяне не могли пить воды из реки; и была кровь во всей земле Египетской».

    В IV веке до н. э. ядовитых скорпеновых рыб описал Аристотель, которого можно считать первым зоологом Западного мира. Греческий поэт и врач Никандр (202–135 гг. до н. э.) писал о ядовитых морских животных в своих стихах. Он считал, что мурены ядовиты и что, гонимые похотью, они иногда выходят на берег, где спариваются со змеями.

    Греческий врач Диоскорид, состоявший в I веке н. э. при римской армии, коллекционировал ядовитых животных, обитающих в европейских морях. Плиний Старший в своей «Естественной истории» приписывал совершенно невероятные способности морским котам, утверждая, что они способны «сгубить дерево» и разъесть своими колючками железные латы. Плиний Старший считал, что если сжечь хвост морского кота и настоять его пепел на уксусе, то полученной смесью можно лечить головные боли. Беременным женщинам Плиний рекомендовал носить на животе амулеты из колючек морского кота, чтобы обеспечить себе легкие роды. Причем колючки для амулетов надо было срезать у живого морского кота, которого потом надо было отпустить в море.

    Ранним утром 8 сентября 1774 года знаменитый капитан Джеймс Кук стоял на палубе своего корабля «Резолюшен» и с любопытством смотрел на зеленые береговые очертания нового, только что открытого им острова, расположенного восточнее Австралии. Кук принял решение назвать остров Новой Каледонией. Он приказал спустить шлюпки. Вскоре они возвратились на борт с богатой добычей: кусками кораллов, диковинными раковинами донных моллюсков, с несколькими медузами и странного вида рыбой. Когда ее вытащили из сети, рыба быстро начала раздуваться и вскоре превратилась в шар. Тело рыбы сплошь было покрыто острыми шипами, которые встали при этом дыбом.

    Капитан Кук отдал приказ судовому коку приготовить из экзотической рыбы блюдо на ужин. Натуралисты, отец и сын Форестеры, истосковавшиеся по исследовательской работе, запротестовали и забрали диковинную рыбу к себе в рабочую каюту. Там они сначала ее описали и зарисовали. Куку после вскрытия рыбы достались только ее печень и молоки (рыба оказалась самцом). Из них и приготовил кок жаркое, которое было подано на стол капитану и присоединившимся к нему натуралистам.

    К жаркому из необычной рыбы джентльмены едва притронулись, и это, скорее всего, и спасло им жизнь.

    Кук так описал в своем дневнике последствия трагического ужина: «Около трех или четырех часов утра мы почувствовали небывалую слабость во всех членах, сопровождаемую таким ощущением, будто окоченевшие на морозе руки и ноги сразу попали в огонь. Я уже почти ничего не чувствовал и даже утратил способность соизмерять тяжесть тел: кружка воды емкостью в одну кварту и перо казались в моей руке одинаково тяжелыми… Одна из свиней, съевшая внутренности, околела».

    Скорее всего, это было первое н европейской истории описание действия яда тотрадоксина на человеческий организм. Этот яд содержится в организме некоторых скалозубых рыб.

    Яд, вызывающий паралич, добывали на печени ядовитой рыбы фугу. Эту рыбу часто называют «взрывающейся», или «пыхтящей», рыбой. Она надувается, когда ее разозлят или когда она ищет пищу.

    Фугу считается деликатесом. Искусные повара умеют не только готовить фугу, но и удалять ее яд, что удостоверяет государственная лицензия. Но не все так просто. Яд фугу, который химики называют «тетрадоксином», сохраняет свои отравляющие свойства даже тогда, когда рыба приготовлена. Для смертельного исхода яда требуется немного, — всего от 8 до 10 мг. К тому же яд может быть найден в любом органе рыбы.

    Для уничтожения врага совсем необязательно было добывать яд из фугу. Достаточно было подсунуть «лакомый» кусочек недоваренной фугу на тарелку жертвы. Яд поражал дыхательный центр мозга и парализовал дыхательные мышцы.

    В древности люди знали о необычных свойствах ядовитых животных.

    В Древнем Египте на усыпальницах высекали иероглифы, изображавшие ядовитую рыбу-собаку.

    Примерно в это же время об этой рыбе и ее яде писали восточные философы: об отравлениях мясом рыбы-собаки упоминает первая известная нам китайская книга по медицине «Книга трав», созданная между 2838 и 2698 гг. до н. э. Египетский папирус, относящийся примерно к 1500 г. до н. э., содержит более восьмисот указаний о лечении разных болезней, в том числе и отравлений мясом морских животных.

    Явная ссылка на ядовитых морских животных содержится в Библии, в книге «Второзаконие», написанной около 1450 г. до н. э. Сынам Израиля дается там такое указание: «Из всех животных, которые в воде, ешьте всех, у которых есть перья и чешуя, а всех тех, у которых нет перьев и чешуи, не ешьте: нечисто это для вас».

    Даже в наше время основные свойства морских ядов органического происхождения еще не описаны. В составленном по заданию правительства США трехтомном руководстве под названием «Ядовитые и ядообразующие морские животные нашей планеты» доктор Брюс У. Холстед заявил: «Фармакологические и химические аспекты морских ядов по большей части не исследованы, и этот факт является прискорбным свидетельством низкого уровня наших знаний в данной области. Приходится признать, что мы сейчас не знаем даже основ химической структуры ни одного из морских ядов».

    Отравление морским биотоксином вызывает самые разные и крайне неприятные явления: судороги, прекращение работы сердца, остановку дыхания, паралич, кровоизлияние, жжение и нарушение функционирования нервной системы. Некоторые из ядов, выделяемых морскими животными, в три тысячи раз сильнее отравляющих газов, которые применяются военными.

    Химический состав морских биотоксинов в основном не изучен, их трудно сколько-нибудь строго классифицировать. Состояние познаний в этой области недвусмысленно охарактеризовал известный американский ученый Джордж Раггиери: «У нас нет сейчас точных данных о химической структуре и биологическом действии морских биотоксинов, и потому их трудно четко разделить на группы на основании какого-то четкого принципа. Морские яды часто вызывают нервные расстройства, однако морские яды органического происхождения — это всегда сочетание нескольких компонентов, которые оказывают различное биологическое воздействие».

    Как видим, по сравнению с достижениями науки, изучающей яды сухопутных животных, наши знания о морских ядах находятся на уровне Средних веков.

    Иглобрюхие, или рыбы-собаки, содержат в своем организме яд нервно-паралитического действия в сто пятьдесят тысяч раз более сильный, чем кураре. Это один из самых опасных ядов, известных человеку. Тем не менее в Японии есть специальные рестораны, куда гурманы стремятся попасть для того, чтобы отведать яств, приготовленных из этих рыб и подаваемых с особым шиком. Для приготовления блюда используют мясо рыбы-собаки, ее плавники, кожу, печень, икру и молоки. Считается, что иглобрюхие особенно вкусны с ноября по февраль, но сезон ловли этих рыб длится гораздо дольше — с октября по май.

    Поклонники фугу утверждают, что на вкус это блюдо напоминает цыпленка. Однако привлекает фугу не только вкусом. Поев фугу, человек ощущает тепло во всем теле, некоторое возбуждение и странное покалывание на языке и губах, сопровождающееся легким онемением. По-видимому, человек испытывает при этом легкую эйфорию. Возможно, наркотическое действие фугу и является причиной того, что мода на это блюдо не проходит, хотя в Японии от него ежегодно умирают около 100 человек.

    Тетрадоксин чрезвычайно быстро убивает человека. Один из первых симптомов отравления — покалывание и онемение во рту, похожие на ощущения, которые испытывают японские любители фугу. Если доза принятого яда достаточно велика, это ощущение распространяется быстро по всему телу и иногда сопровождается болями и поносом или рвотой. Смерть обычно наступает от остановки дыхания, поскольку мышцы, обеспечивающие дыхательный акт, перестают получать соответствующие нервные импульсы.

    При отравлении тетрадоксином мышечная дисфункция вызывается не конвульсивным сокращением ткани, а ее полным расслаблением.

    Уже много веков в Японии занимаются изучением такого вида отравлений. Триста лет назад один из японских исследователей пытался выяснить действие мяса иглобрюхих рыб, добавляя его в пищу заключенным. Интересно, что подопытные коварного исследователя не страдали от своей смертельной диеты.

    В XVII в. токсичными рыбами заинтересовались европейцы. Ведь необходимо было обезопасить купцов и торговцев, устремившихся на Восток. Энгелберт Кемпфер, врач голландского представительства в Японии, в конце XVII в. писал, что иглобрюхие рыбы умеют раздуваться, «обретая сферическую форму». По его сообщениям, несколько видов этих рыб представляют смертельную опасность для всякого, кто надумает их отведать. Тем не менее японцы их едят, выбрасывая лишь голову, внутренности и кости и тщательно промывая оставшееся мясо. Согласно сообщениям голландского врача, воинам в Японии запрещалось есть эту рыбу. Если японский воин умирал от отравления такой рыбой, его сын, который по кастовой системе, существовавшей в Японии того времени, должен был унаследовать привилегии отца, терял все права на отцовский титул. Один из видов иглобрюхих рыб был, по сведениям Кемпфера, настолько ядовит, что никакие промывания не могли сделать его мясо безвредным. Японцы, решавшие покончить с собой, часто выбирали эту рыбу в качестве последнего угощения. Другой врач, практиковавший на Востоке, Питер Осбек из шведской компании «Ист Индия компани», сообщал, что в китайской провинции Кантон торговля иглобрюхими рыбами сурово карается.

    Бородавчатка, самая ядовитая из всех рыб

    В японском языке есть слово «Санада-курагэ» — «Медуза Санады», это слово берет свое начало от одного из тайных методов «лучших воинов страны» из рода Санада. Эти мастера ниндзюцу ловили медуз особого вида, высушивали их, растирали в порошок. Затем этим порошком обрабатывали специальные иглы и «ежи» — тэцубиси, которые от натирания становились смертоносными. Иглы втыкали в корни деревьев, землю. Тэцубиси рассыпали на пути предполагаемого следования врага. Тем же составом «Санада-курагэ» обрабатывали метательные лезвия сюрикены.

    У ниндзя серп с цепью был небольшим. Он имел рукоять длиной от 12 до 15 см, лезвие около 10 см, цепь около 1 м с грузиком на конце. Использовался серп в качестве оружия и как вспомогательное средство для лазания по крышам, стенам, деревьям. «Ночные дьяволы» усовершенствовали серп на свой лад. Вместо гирьки начали крепить к цепи пакет, начиненный ядом мгновенного действия, который поражал жертву при ударе. Наиболее экзотическим был «змеиный серп», в котором гирьку заменяла живая ядовитая змея — восточный щитомордник. Змею привязывали к цепи бечевкой или просто приклеивали. В бою цепь захлестывала противника, змея старалась его ужалить. Пока враг пытался избавиться от опасной твари, ниндзя быстро приканчивал противника лезвием серпа.


    * * *

    Между различными биотоксинами существуют интересные связи. Животные, принадлежащие к одному классу, выделяют похожие яды. Некоторые общие свойства имеют и яды, которые самой природой предназначены для нападения одного животного на другое. Общими свойствами обладают яды, предназначенные для обороны, даже если эти яды вырабатываются животными, не связанными родством.

    Токсины ядообразующих животных сильно отличаются от токсинов, содержащихся в мясе ядовитых животных. Такие отличия сохраняются даже если животные принадлежат к одному классу. Яд рыбы-собаки и яд морского кота не имеют между собой ничего общего, хотя и та и тот — рыбы. Зато яд рыбы-собаки идентичен яду саламандры, обитающей на западном побережье Соединенных Штатов, хотя саламандра относится к классу земноводных.

    Некоторые яды, выделяемые морскими животными, убивают быстро.

    Небольшие осьминоги из рода Hapalochlaena ползают среди камней на мелководье австралийских пляжей. Такой осьминог, пожелавший отобедать крабом, отравляет его впрыскивая яд ударом клюва. Этот яд так силен, что одна его капля, пущенная в воду, парализует плавающее в ней ракообразное. Яд осьминогов этого рода нарушает нормальное функционирование нервно-мышечной системы человека. Блокируя путь нервного импульса, он тем самым останавливает произвольную мышечную деятельность и парализует дыхание.

    Когда кривой клюв осьминога вонзается в тело жертвы, слюнные железы животного, находящиеся рядом с мозгом, выделяют яд, который по особым каналам достигает кончика языка осьминога. Краб погибает от этого яда в течение нескольких секунд, а человек умирает мучительной смертью приблизительно через час после укуса. Hapalochlaena (в данный род входят два близких вида) — единственные осьминоги, яд которых смертелен для человека. Может быть, более крупные виды выделяют такие же сильные яды, пока неизвестные науке.

    Острый и крепкий клюв осьминога легко пробивает панцирь краба. Люди, пораженные этим осьминогом, обычно не замечают его удара и, почувствовав головокружение, не сразу понимают, что произошло.

    Ядовитый осьминог опаснее кобры, однако человечеству об этом стало известно лишь в 50-х годах XX века, когда на австралийских пляжах было впервые зарегистрировано несколько смертей от укусов осьминога. Общественность была так плохо информирована об этом ядовитом животном, что даже опытный австралийский аквалангист Кирк Дайсон Голланд, не подозревая об опасности, подобрал осьминога в волнах прибоя и скончался от его укуса.

    В настоящее время установлено, что ядовитый осьминог встречается, по крайней мере, в районах двадцати популярных курортов залива Порт-Филипп в Виктории.

    Осьминог Hapalochlaena так мал, что умещается на ладони. При своих небольших размерах он отличается необычайной красотой. Его оранжево-коричневое тело расцвечено переливчатыми синими кольцами. При возбуждении осьминога эти кольца буквально разгораются. Из-за такого красочного вида, а также потому, что этот маленький убийца обитает на мелководье, скрываясь в расщелинах, под камнями, даже в пустых жестянках из-под пива, его часто находят и подбирают любознательные люди, которые затем дорого платят за свое любопытство.

    Физалия получила свое название по имени доктора Мари Физаликс, которая ее открыла и описала. Это странное существо обитает на границе воды и воздуха. Над поверхностью моря хорошо виден возвышающийся ярко окрашенный воздушный пузырь, отливающий голубым, фиолетовым, местами ярко-красным цветом. Гонимый попутным ветром, цветастый шар, будто парусное судно, перемещался на большие расстояния.

    Пузырь физалии — это сложный гидростатический аппарат, который в зависимости от условий изменяет свой вес. Стоит усилиться волнению, как из пузыря сразу удаляется излишек газа, и физалия идет на погружение. Лишь только море утихает, железистые клетки заполняют опустевшие емкости газом, и животное всплывает на поверхность, сверкая своими удивительно яркими красками. Эта окраска послужила причиной, по которой физалию прозвали «португальским линейным корабликом». В Средние века португальцы раскрашивали свои каравеллы всеми цветами радуги.

    Форма пузыря у физалий, живущих в Северном и Южном полушариях, различна, и они никогда не заходят на чужую территорию. В воде под пузырем расположены обращенные ротовыми отверстиями вниз полипы, которые по форме напоминают бутылку. Каждый полип снабжен длинным щупальцем-арканчиком, который по всей длине усеян стрекательными капсулами. Воздушный пузырь достигает в длину 30 сантиметров, а арканчики вытягиваются до 30 метров. Яд физалий по своему нервно-паралитическому действию напоминает яд кобры. Прикасаясь к телу человека, щупальца сильно обжигают, пострадавший ощущает острую боль, может потерять сознание и утонуть.

    Тот, кто попытается выловить «португальский кораблик», будет глубоко сожалеть об этом. Это испытал на себе Юрий Сенкевич во время первого своего плавания через Атлантический океан на папирусной лодке «Ра». Прельщенный красотой физалии, он попытался взять ее в руки. «Недолго думая, я схватил ее и взревел от боли, лихорадочно стал отмывать пальцы морской водой, но липкая слизь не отставала.

    Попытка отмыть слизь мылом также была безуспешной. Руки горели и ныли, пальцы сгибались с трудом. Опрыскивание анестезирующим лекарством из специального пульверизатора сняло боль на несколько минут, но она тут же вернулась с новой силой. Пальцы уже не сгибались, боль начала распространяться к плечам и далее в область сердца, общее самочувствие было отвратительным. Принял две таблетки анальгина, валидол, пирамидон и, что называется, свалился в постель. Меня тряс озноб. Утихало постепенно. Сначала полегчало в правой руке, затем в левой. Боль утихла лишь через пять часов. Но недомогание длилось еще долго…»

    …Шел четвертый год Второй мировой войны. В Тихом океане тонули развороченные торпедами корабли, падали в море сбитые американские и японские самолеты, в морской пучине исчезали люди. Внезапно оказалось, что у обеих воюющих сторон есть общий враг.

    Спасающиеся с тонущих кораблей и подбитых самолетов люди оказывались в воде. Время от времени кто-то из плавающих вдруг дико вскрикивал и быстро скрывался под волнами. Те, кто оставался в живых, клялся, что в районе трагедии не было никаких акул. Длительное время причина смерти людей оставалась абсолютной загадкой. На извлеченных из моря искалеченных телах не было никаких ран, лишь кое-где наблюдались красные полосы, словно от удара плетью.

    После долгих поисков австралийский зоолог Сауткотт обнаружил таинственного убийцу, которым оказалась кубомедуза хиронекс, или «морская оса». В 1944 году только у берегов Австралии было официально зарегистрировано сто смертельных случаев, виновницей которых оказалась именно эта медуза. И сегодня австралийцы боятся «морскую осу» больше, чем акул.

    «Морская оса» наиболее ядовитое существо, обитающее в Мировом океане. Яда одной этой медузы хватит, чтобы убить 60 человек!

    «Морская оса» выглядит безобидно: колоколообразное тело размером с футбольный мяч, похожее на округлый куб. От нижних углов куба отходят четыре толстые «руки», делящиеся на несколько «пальцев», которые заканчиваются тонкими голубоватыми или красноватыми щупальцами длиной 4,5 метра. Обычно бывает до 60 щупалец. В этих щупальцах и заключается главная опасность.

    «Морская оса» способна развивать скорость до двух узлов! (Один узел равен 1,852 км/ч). «Морская оса» может вынырнуть из глубины, догнать плывущего человека, обжечь его и скрыться. Вот почему неожиданную смерть людей в воде долгое время было невозможно объяснить.

    До настоящего времени состав яда хиронекса полностью не изучен.

    «Морская оса» часто встречается в водах Австралии, нередко ее можно встретить у берегов Западной Африки, вблизи Багамских островов, вдоль атлантического побережья Северной Америки и у Филиппин. Она обычно держится в затемненных местах прибрежной полосы, вот почему ее прозрачное тело трудно заметить.

    Человек, который нечаянно задел «морскую осу», чувствует жгучую боль, которая через две-три минуты становится такой сильной, что он теряет сознание и тонет. Смерть от ожога «морской осы» может наступить в течение 30 секунд. При вскрытии погибшего человека оказывалось, что дыхательные пути забиты пенистой слизью, у некоторых пострадавших обнаруживали кровоизлияние в мозг. Ученые причиной смерти считают болевой шок и расстройство дыхания.

    В 1971 году австралийские ученые получили противоядие от «морской осы» из крови овцы, которой ввели несмертельную дозу яда.

    Опасна и близкая родственница «морской осы» — медуза хиропсальмус, обитающая в Атлантике от Бразилии до Северной Каролины, в Индийском океане и у северного побережья Австралии. Смерть у человека от ожога этой медузы может наступить через 3–8 минут. Яд данной медузы поражает центральную нервную систему и приводит к параличу сердца.

    Гонионема — одно из опаснейших животных российских морей. Обитает она в водах Приморья, в умеренных широтах северной части Тихого океана, в Японском море, Амурском и Татарском проливах, в районе Курильских островов и в водах Страны восходящего солнца.

    Тело гонионемы представляет собой уплощенный колокол диаметром с пятачок. На нем прекрасно видны четыре крестообразно расположенные железы коричнево-красного цвета. По этому кресту гонионему легко можно отличить от других медуз. Края мини-колокола обрамляют до 80 щупалец с присосками. Прикосновение присосок к коже воспринимается как ожог крапивой. Кожа моментально краснеет и покрывается мелкими белыми пузырьками. Через 15–20 минут начинаются муки — ощущение удушья, боли в пояснице и суставах. Заболевание проходит очень тяжело, острый период длится 4–6 дней, но даже после выздоровления человек может месяц страдать от боли.

    Яд крестовика часто может вызывать анафилаксию — повышенную чувствительность к повторному выделению даже небольших доз того же токсина. Это означает, что следующая встреча с гонионемой может закончиться смертью!

    В воде от гонионемы не так просто отделаться. Словно боясь упустить жертву, медуза крепко присасывается к телу жертвы.

    Схожее с гонионемой воздействие на человеческий организм оказывает и пелагия. Это медуза с диаметром зонтика около 5–6 сантиметров с восемью хлыстообразными красными щупальцами длиной около 50 сантиметров. Окрашена пелагия в нежный пурпурно-красный цвет и светится в темноте, за что и получила второе название — «ночесветка». Встречается пелагия в районе Большого Барьерного рифа у побережья Австралии.

    В 1976 году пелагия появилась в Средиземном море.

    Лучше всего от токсинов ядовитых медуз спасает защитная одежда, например закрывающий все тело гидрокостюм.

    Если гидрокостюма нет, то помогут обыкновенные колготки. Можно натянуть на себя даже две пары — одна прикрывает ноги, а вторая надевается через голову на руки. Такой костюм в стиле а-ля Фантомас защищает от стрекательных клеток медуз. Их жала слишком коротки, чтобы дотянуться до кожи.

    В тайных арсеналах многих стран долгие годы ведется совершенствование биологического и химического оружия массового поражения. Например, в структуре военно-медицинской службы США действует специальное командование исследований и разработок, в подчинении которого 15 научно-исследовательских учреждений (институтов, лабораторий, частных фирм), которые дислоцированы как на территории США, так и за ее пределами. По контрактам с Пентагоном вопросы военно-медицинской науки разрабатывают крупные ученые гражданских учреждений.

    Одно из направлений данных работ — синтез органических токсинов, содержащихся в морских ядовитых животных. Военные токсикологи пытаются получить химическим путем самые страшные из известных науке ядов, такие как сакситоксин и тетродотоксин. Даже очень небольшое количество сакситоксина, растворенное в резервуарах, снабжающих питьевой водой крупный город, за несколько дней способно уничтожить все живое. Неслучайно, что именно к этим ядам проявлен большой интерес со стороны военных специалистов. В боевых действиях такие вещества можно, например, распылять с самолета.

    Наибольшее внимание уделяется ядам, содержащимся в медузах, рыбах и моллюсках. Надо отметить, что специальных противоядий против этих токсинов пока нет.

    Биороботы на военной службе

    Коррида — любимое национальное развлечение испанцев. На этом феерическом зрелище показать что-то необычное — это фактически стать национальным героем. Во время корриды бык яростно бросается на красную тряпку. Правда, исследования ученых показали, что бык цветов не различает. Его раздражают движения тореадора. Однажды против налитого мускулами быка вышел не молодой красавец тореадор, весь в золотых позументах, покоритель женских сердец, а какой-то лысоватый, низкорослый «хиляк».

    Разгоряченная публика замерла в недоумении. Вместо жестокого, красочного боя с кровью и ранами ей собираются показать нелепое подобие. Вместо тореадора подсунули карикатуру!

    Никто из зрителей не ожидал, что зрелище окажется удивительным и впечатляющим.

    Неказистый человечек по имени Хосе Дельгадо, оказывается, был ученым и теперь решил продемонстрировать испанской публике нечто совсем невиданное в древнем искусстве корриды.

    Человечек встал в позу тореадора. Бык, стоящий на арене, напрягся, но не сдвинулся с места. На арену выскочили бандерильерос на конях с пиками наперевес. Они начали колоть и дразнить животное. Это делается всегда, если бык пассивен и не выявляет желания вступить в схватку с человеком. Бык наконец взъярился. Мотнулся за одним всадником, но промахнулся… За другим…

    Плюгавенький, тощенький «тореадор» начал, как и полагается на арене во время корриды, имитировать движения настоящего мастера при помощи красной тряпки.

    И тут бык бросился на «тореадора». Весь стадион замер в напряжении: ведь «тореадор» не был вооружен даже шпагой, чтобы заколоть в конце боя быка, пронзив ему стальным клинком темя — самое уязвимое место. Вместо шпаги у человека внезапно оказалась небольшая коробочка. Быку до плюгавого «тореадора» оставались считанные сантиметры. Человек уже ощущал дыхание разъяренного животного. Вот уже рог у самого бока человека. Но в этот момент ученый-экстремал нажал маленькую кнопочку на своем приборчике, и… бык стал как вкопанный.

    Что творилось на стадионе, не поддается никакому описанию.

    Хосе Дельгадо — знаменитый испанский физиолог. Ученый продемонстрировал стадиону возможности биоуправления. В руках у Дельгадо был миниатюрный пульт. В мозг быка был вживлен электрод. Дельгадо направил радиоимпульс в мозг животного, и бык беспрекословно подчинился неумолимой радиокоманде. Подобное не смог бы совершить даже тореадор высочайшего класса.

    Так Хосе Дельгадо еще в 1960-х годах продемонстрировал всему миру в своем знаменитом публичном опыте возможности управления живым биологическим объектом при помощи имплантантов. В данном случае им оказался электрод, вживленный в мозг. Оператор мог находиться в любом месте: напротив своего объекта, в метре от него или за десятки километров в другом городе. Это не имело существенного значения.

    Независимо от Хосе Дельгадо в ряде стран также велись разработки подобного рода. Кстати, многие из них до сего времени остаются за плотной завесой секретности. Не все решаются опубликовать материалы своих экспериментов в области биоуправления. Причины тому совершенно разные.

    В сентябре 1990 года радиоинженер Г. И. Никитин, на то время сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН ССР, опубликовал в печати статью, в которой достаточно подробно рассказал о своей работе.

    «Человека окружают самые разные животные — сухопутные, морские, птицы и др. Некоторых он приручил и одомашнил. В нашей хозяйственной деятельности используются в основном животные одомашненные, привлечение же диких, особенно морских, сулит, по-видимому, значительный экономический эффект.

    Целью наших экспериментов и разработок является использование диких или домашних животных в хозяйственной деятельности путем их оснащения электроаппаратурой и превращения их по сути дела в дистанционно управляемых биороботов. Для этого на животное надевается плотно облегающая его эластичная оснастка (сбруя), от которой оно самостоятельно избавиться не может. В сбруе монтируются электростимулятор с датчиками-контактами, дифференцированно размещенными по телу животного (право, лево, вперед, вверх, вниз), а также навигационное оборудование ориентации в пространстве и определения своего местоположения. По команде, передаваемой по радио или от компьютера, в котором заложена программа действий, карта местности и маршрут следования, электростимулятор начинает вырабатывать импульсы, подаваемые на тот или иной датчик, тем самым управляя движением животного (подобно тому, как запряженная лошадь повинуется вожжам).

    Предлагаемые технические средства, дополненные известной методикой объездки и дрессировки, настолько универсальны, что могут быть применены к любым животным — домашним, сухопутным, морским. Особенно перспективны рыбы (акулы) в освоении океана. Для сухопутных животных — доставка грузов в труднодоступные опасные места, помощь людям, попавшим в беду, для морских — помощь в морском строительстве, исследовании моря, поиске полезных ископаемых, добыче или-разведении рыбы, а также помощь терпящим бедствие на море».

    После опубликования статьи Г. И. Никитина началось невообразимое. Директор института расценил опыты своего подчиненного, проводимые, кстати, в неслужебное время, как преступные.

    Сразу покатилась волна публикаций в центральной печати, где Г. И. Никитина раскритиковали в лучших традициях советской демагогии. Работа Г. И. Никитина была зарублена на корню.

    Если разобраться, то Г. И. Никитин предложил оригинальную, творческую систему дрессировки животных с учетом последних достижений кибернетики, радиоэлектроники, биологии и медицины.

    Экспериментатор отмечал, что первые электроимпульсы были почти неощутимы, но они настораживали животное. Постепенно сила тока возрастала, и в зависимости от того, насколько легко или трудно «обучался «ученик», интенсивность электрического раздражения могла быть различной.

    Изобретатель признавал, что в процессе экспериментов пострадала одна крыса: была случайно передозирована стимуляция. А вот пес по кличке Черный перенес электродрессуру хорошо, не выказывая никаких признаков угнетенности.

    Отстаивая позиции биороботизации, Г. И. Никитин критически относился к предшествующим попыткам реализовать идею руководства поведением животных путем вживления в мозг электродов. Он использовал накладные электроды и считал, что это более эффективное и гуманное средство. Источником питания служили батарейки «Крона» (9В).

    Ученый считал, что необходим пересмотр целей той области науки, изучением которой занимался его институт. По его мнению, пришло время переходить от врачевания к управлению организмом.

    «Управление животным посредством компьютера требует дополнительного оснащения, — предупреждал исследователь. — Тут должны присутствовать системы ориентации в пространстве (электронный компас), определения координат биоробота (осуществляемого, скажем, через спутник). Эти системы выполнены автором частично и требуют доработки. Система управления движением морских животных и птиц на больших расстояниях представлена пока только планом научно-исследовательских работ…»

    Идея биоуправления животными получила большую поддержку.

    Несколько лет назад ИТАР-ТАСС сообщило: «Невероятная биотехнология, способная превратить животных в кибернетических зомби и привести к появлению нового рода вооруженных сил, разрабатывается в секретных военных лабораториях ряда ведущих западных стран. Согласно публикациям некоторых британских изданий, научные коллективы США и Японии вплотную подошли к решению проблемы подключения мозга животных к вживленным в него микросхемам. По отрывочным данным, просочившимся в печать, в ходе сверхсекретных работ в Научно-исследовательском центре ВМФ США в Вашингтоне были проведены успешные опыты по выращиванию нервных волокон на компьютерных микросхемах. Вживленная в мозг крысы подобная биологическая микросхема позволяет оператору с помощью слабых токов управлять работой отдельных участков мозга грызуна, что открывает широкие возможности для использования животных в различных целях, в том числе и в военных. Сейчас разработки концентрируются на управлении движениями животных на расстоянии.

    Это косвенно подтвердил во время недавней конференции и американский военный эксперт Пат Купер, который заявил, что «технология дает возможность контролировать живые существа».

    Сенсационные открытия в области объединения компьютера и нервных волокон головного мозга позволят использовать животных в качестве разведчиков в тылу врага, в активных и опасных зонах, для поиска мин. Вооруженные миниатюрной видеокамерой крысы, тараканы, мухи станут агентами по сбору информации в местах, которые находятся под особой охраной, — на ракетных позициях или складах химического оружия. Они также могут использоваться для политического и экономического шпионажа.

    Прототипами для роботов нового поколения, скорее всего, послужат насекомые. Они хоть и малы, но крепки, уверенно передвигаются даже вверх ногами по потолку. Если одни электронщики пытаются копировать инсектов, другие превращают в роботов самих насекомых.

    Многие насекомые — записные силачи. Муравей способен тащить на себе груз в 20 раз тяжелее его самого. Даже нашему соседу по кухне — неистребимому таракану — вполне по силам ноша, в 2–3 раза превышающая его собственный вес.

    Обычный промышленный робот выглядит бледно рядом с этими рекордсменами: он способен поднять груз, равный всего 20 % от его массы.

    Чтобы приблизить механических работников к прототипам из мира насекомых, ученые из Мюнхенского технического университета стараются облегчить их конструкции. Для этого используют более легкие двигатели, алюминиевый каркас, специальный компактный редуктор. «Туловище» одного из роботов — громоздкий ящик, подпираемый шестеркой ног, весит всего 23 кг. Однако и это много, ведь всякий раз, когда механический инсект делает шаг, на какое-то мгновение его вес приходится только на 2–3 опоры. Так что пока он способен носить «за спиной» всего 4–5 кг груза. Следует заметить, что координация движения ног у насекомых оказалась намного сложнее, нежели думали ученые. Например, у палочника, который крупнее муравья, только восемьсот нервных клеток управляют каждой его лапкой, но устроены они намного сложнее, чем человеческие. Их разветвленные отростки одновременно решают самые разные локальные задачи. Каждая нервная клетка — своего рода крохотное живое существо. Для его имитации необходим отдельный компьютер. Поэтому слепо копировать органы управления палочника не имеет смысла. Нейробиологам из Билефельдского университета удалось установить, что у палочника — децентрализованная система управления ногами. Вот и у сконструированного по их рекомендации робота каждой ногой управляет отдельный компьютер, постоянно связанный с соседними. Поэтому искусственное насекомое поднимает ногу только тогда, когда остальными стоит твердо на земле. Так автоматически формируется походка робота.

    Пока насекомые далеко опережают свои автоматические копии и в сенсорике. «Способностей инсектов тут никогда не достичь», — мрачно прогнозирует ученый Йозеф Штойер, который участвовал в создании искусственных мюнхенских «букашек». У того же палочника каждая нога нашпигована сотнями сенсоров, поэтому он превосходно осведомлен о том, что происходит вокруг. Робот же — сущий «слепец» по сравнению с инсектом. Только 8 датчиков сообщают ему о скорости и передвижении каждой ноги. Этого мало, чтобы понимать, где он находится, что вокруг него и чем все это грозит. По техническим причинам, в его лапки можно встроить не так уж много сенсоров.

    Даже искусственные насекомые выходят жалкими и убогими подобиями их живых прототипов… Это пока. Исследования и разработки продолжаются, причем все успешнее. Например, ученые из Токийского университета во главе с профессором Шимояма сконструировали искусственные создания, которые, по словам их творцов, можно назвать живыми существами. Частью роботов стали настоящие насекомые. В лабораториях создают особые гибриды: наполовину это электронные существа, наполовину — живые. Например, исследователи взяли миниатюрного подвижного робота и оснастили его парой усиков, позаимствованных у тутового шелкопряда. Стоит этому насекомому почуять запах, источаемый самкой, как в его усиках возникает электрический импульс. Ученые разработали датчики, которые такой импульс улавливают, усиливают и с его помощью управляют роботом. Во время опыта искусственное насекомое, будто живой шелкопряд, выписывая забавные зигзаги, на всех парах спешило к источнику аромата. В другом опыте ученые подключили шелкопряда к миниатюрному роботу. При этом под его лапками оказался «шар трассировки» — частично выступающий над плоскостью вращающийся шар. Лишь только шелкопряд почувствовал знакомый призывный запах, сразу беспокойно заработал лапками. Робот, который живет земным умом, ожил…

    В общем, выходит, бездушную машину можно снабдить мозгами насекомого. А может быть, самим насекомым вживить человеческий разум и управлять ими при помощи дистанционного пульта, будто обычным телевизором? Почему не превратить насекомых в роботов? Тогда отпали бы проблемы снабжения механизмов энергией, контроля за их поведением, управления ногами робота и его конструирования. К чему ломать головы ученым, когда природа давно сама нашла решение? Насекомое состоит из легчайшей ткани, шевелит усиками, бегает, само добывает энергию, сенсоров в нем великое множество, остается только ими управлять.

    Пентагон выделил 60 миллионов долларов на то, чтобы ученые скопировали удивительные способности ос, мух, омаров, ящериц. В программе, которая финансируется Управлением перспективных исследований Министерства обороны США (ДАРПА), участвуют частные лаборатории, исследовательские центры Калифорнийского и Мичиганского университетов. Перед учеными мужами поставлена задача до конца выяснить, как определенные насекомые и беспозвоночные летают, ползают, взбираются на отвесные стены, зависают на потолках. Полученные данные Пентагон предполагает использовать для создания армии миниатюрных самодвижущихся роботов, которые способны выполнять военные задачи — от разведки до поиска мин. Ведущий руководитель программы этих исследований в ДАРПА Алан Рудольф говорит: «Министерство обороны сейчас уделяет повышенную роль естествознанию в своих технологических разработках. Если можно выполнить боевую задачу с помощью автономного механического аппарата, то зачем подвергать опасности жизни военнослужащих?»

    Военных интересует механизм обоняния ос и мотыльков, которые могут пролетать большие расстояния, запоминая запахи, а также распознавать их. Это помогло бы в создании датчиков, которые способны определять отравляющие вещества, обнаруживать мины по запаху тринитротолуола или других взрывчатых веществ.

    Робот-миноискатель, предназначенный для действия в прибрежной полосе. В качестве бионической основы использован краб

    Исследователи хотят понять, как удается омарам быстро передвигаться среди камней на океанском побережье и не поддаваться набегающим на берег и откатывающимся волнам. В стадии проектных работ находится создание аппарата на восьми «ногах», имитирующих конечности ракообразных. Подобного рода роботы могли бы помочь очистить побережье от мин перед высадкой военного десанта.

    Интересные зоофакты

    В разведке есть категория агента, которая называется «болтун» — легкомысленный информатор. Это любое информированное лицо, выбалтывающее интересные, полезные для противника факты в деловой, дружеской либо интимной беседе. Промелькнувшее случайно сообщение может быть необычайно ценным, хотя не исключены как беспечная ложь, так и преднамеренная дезинформация.

    Болтовня наказуема с давних пор, в том числе и в Англии, где, согласно легенде, родилась известная поговорка «Болтун — находка для шпиона». Говорят, виновником ее появления на свет божий стал попугай.

    Надо заметить, в туманном Альбионе бережно относились к сохранению тайны, особенно в военной среде. На сию тему был даже поучительный лозунг: «Жила одна мудрая сова в дубе. Чем больше она слышала, тем меньше она говорила. Чем меньше она говорила, тем больше она слышала. Все солдаты должны подражать этой мудрой старой птице».

    Но «пролетел» на трепачестве попугай.

    В королевском дворце Сент-Джеймс проживал попугай Дики, кстати — любимец всей королевской семьи. Обладая отличным слухом и феноменальной памятью, он запоминал многое из того, что слышал во время заседаний правительства Великобритании, а потом выбалтывал важные государственные секреты всем, кто проходил мимо открытого окна, за которым находилась его клетка.

    За разглашение военных секретов попугай был сослан из королевских покоев в замок принцессы Уэльской, где скончался в 1888 году в возрасте… 182 лет.


    * * *

    В марте 2001 года в журнале «Огонек» была напечатана беседа журналиста Дмитрия Быкова с правнучкой знаменитого дрессировщика Владимира Дурова, не менее знаменитой Натальей Юрьевной Дуровой.

    Вот что она рассказала в ответ на вопрос: «Существовал ли на свете попугай, хоть сколько-нибудь понимающий, что он говорит?»

    — Ну а как же! Во всяком случае, попугай отличает один язык от другого. Знаешь, как наш Макар поймал немецкого шпиона? Это была довольно громкая история в свое время. Дело в том, что отец никогда не мог смириться с тем довольно-таки скромным местом, которое цирк занимал в жизни страны. Он не побоялся однажды выйти на арену, когда в ложе сидел Сталин, и сказать: «Цирком нельзя пренебрегать, он должен быть вместе со страной, мы на это способны. Когда же Беллер посмотрит на нас наконец двумя глазами». (Беллер был заведующим комитетом по эстраде и цирку, и у него был один глаз.) Уже на следующий день пришло распоряжение, и мы выехали на Халхин-Гол, в газетах были фотографии — наш слон вытаскивает завязший танк…

    У нас был попугай Макар, которого к нам принесли, сказав, что попугай исключительного ума, но страшно ругается по-немецки и по-испански. По-русски не говорит ничего. У нас он довольно скоро стал говорить «добрый день» — кругом же была русская речь, он понимал, что ругаться по-немецки не имеет смысла.

    В Смоленске приходит к нам мужчина за кулисы — якобы познакомиться. И вдруг Макар начинает заливисто ругаться по-немецки! Этот шпион что-то такое сказал сквозь зубы, выругался, что ли, — попугай узнал родную речь и выдал весь свой запас. И действительно, это оказался немецкий агент».


    * * *

    Во время Второй мировой войны премьер-министра Великобритании волновало не только наступление английской армии, но и проблема размножения обезьян в Гибралтаре.

    В 1944 году глава британского правительства Уинстон Черчилль беспокоился о сохранении популяции африканских макак почти так же, как и об успешной высадке 35 тысяч английских парашютистов в Бельгии. Черчилль требовал от своих подчиненных предпринять в отношении размножения обезьян такие же активные действия, как и против армий вермахта.

    В Национальном архиве Великобритании сохранилась записка, составленная премьер-министром в адрес управления колонии. Предписание сэра Уинстона Черчилля гласит: «Количество обезьян следует довести хотя бы до 24, и как можно скорее. Затем предпринимайте с этой целью активные действия, добиваясь того, чтобы это число не снижалось».

    Такое пристальное внимание к размножению приматов в критический период мировой войны имеет оригинальное объяснение. Согласно легенде, в случае исчезновения обезьян на горе Гибралтар Великобритания потеряет контроль над этим маленьким, но стратегически важным участком испанской территории.

    Усилия Черчилля принесли щедрые плоды. Число макак в Гибралтаре превысило 160 особей. Если дело будет продолжаться такими темпами, то Испания как минимум еще сто лет не сможет возвратить себе этот кусочек территории.


    * * *

    Давно замечено, что рисунок паутины напрямую зависит от того, чем питается ее создатель. Паукам давали различные лекарства, наркотики, снотворное, и всегда — в зависимости от лекарства — рисунок паутины оказывался различным. Люди поняли, какую помощь пауки могут оказать судебным экспертам. Ведь бывает так: умер человек, а причину смерти установить невозможно. Похоже, что отравился, но это следует доказать. Еще надо узнать, чем именно отравился. Вот здесь-то и «вызывают на помощь» паука. Ему дают капельку крови умершего и следят, какую он начинает плести сеть. Если человек умер от отравления, следовательно, в крови должен был остаться след яда. Самый маленький — для паука этого достаточно. У судебно-медицинских экспертов имеются специальные альбомы с фотографиями паутины, сплетенной пауками после принятия различных ядов.

    Паутину «паука-эксперта», попробовавшего капельку крови умершего, сравнивают с фотографиями из специальных альбомов, находят необходимую и получают точный ответ, от какого яда погиб человек.

    Могут возразить: а разве медики-эксперты не в состоянии установить причину смерти без помощи пауков? Конечно могут. Но в организме погибшего может быть слишком малое количество яда. (Малое для экспертов, но достаточное, чтобы наступила смерть.) Пауки обнаружат любое количество яда. Правда, изменения в таком случае будут настолько незначительные, что на глаз не определить. Тогда данные об углах и петлях в паутине заносят в компьютер, и тот делает вывод.


    * * *

    На островах Вест-Индии одна из групп индейцев и по сию пору пользуется достаточно жестоким методом, подобным «четвертой египетской казни».

    В бутылку кладут сырые внутренности какого-либо животного. На запах гнилья слетаются мухи, которые на протяжении нескольких дней откладывают там яйца. Потом бутылку закрывают и держат до тех пор, пока из яиц не появятся личинки, а из личинок не начнут выводиться мухи. Когда емкость наполняется голодными разгневанными насекомыми, человек берет бутылку и ночью подкрадывается к жилью врага. Сделав в завесе или циновке, которой обычно закрыто окно, отверстие, он просовывает туда шейку бутылки. Голодные мухи вылетают в комнату. Они легко находят спящего человека. Поскольку это, как правило, собиратели сахарного тростника, на руках и ногах у них часто остаются небольшие царапины и ранки. К ним и льнут оголодавшие мухи. Вскоре после такого нападения человек умирает.

    В истории наказаний пытливый глаз палача заметил и приспособил под свои отвратительные нужды муху.

    Бухарского эмира Рашида аль-Согдиани (XII век), укушенного мухой за палец, на котором остался след только что съеденного им лукума, постигло озарение: «Да ведь это великолепная пытка!» С тех пор на Востоке охотно используют мух в качестве жуткого инструмента: жертву связывают, обмазывают чем-нибудь сладким и липким и оставляют на свежем воздухе. В хрониках отмечены случаи, когда слетавшиеся на лакомство слепни, оводы и мухи обгладывали свои жертвы до костей.

    На западных склонах Перуанских Анд есть район, в котором темнота равносильна смерти. Еще в 1630 году об этом ужасном месте сообщил испанский монах. Все, кому довелось провести там несколько ночей, заболевали тяжелой формой анемии, которая часто заканчивалась летальным исходом. Этот недуг известен в науке как болезнь Кариона Перуанского, студента, который добровольно заразился ею и умер. Он доказал, что разносчиком болезни является особая песчаная муха. Днем, когда долина освещена яркими лучами солнца, смертоносные мухи прячутся в недоступных щелях, ночью же вылетают полчищами и несут человеку смерть.


    * * *

    Весна 1998 года. Россия спокойно отреагировала на высылку из Норвегии двух своих дипломатов, обвиненных в шпионаже. 17 марта 1998 г. послу Норвегии Перу Тресселту в МИДе России было заявлено, что консулы Руне Кастберг и Оле Бьюрнойк должны покинуть Россию, ибо компетентные органы Российской Федерации располагают неопровержимыми данными об их причастности к деятельности, несовместимой с их официальным дипломатическим статусом. Данный эвфемизм на обычном человеческом языке означает шпионскую деятельность.

    Россия почти зеркально повторила действия и формулировку МИДа Норвегии в отношении российских дипломатов в этой стране. Единственное отличие — россияне не стали искать среди норвежских дипломатов отставников, когда-либо работавших в Москве, трех человек, которые могли бы быть обвинены в ведении разведки в России. Тем самым Россия продемонстрировала не только свою принципиальность, но и снисходительность к подозрительным норвежцам. Тем не менее Норвегия расценила действия России как действия по принципу «око за око».

    При этом руководство страны поспешило заверить, что оно делает все возможное для нормализации отношений с Россией. Зато «шпионский» скандал породил как минимум две более частные проблемы — скорее для норвежцев, чем для России. Во-первых, в Норвегии развернулась дискуссия о целесообразности использования норвежскими спецслужбами двойных агентов типа Ламарка, «сдавшего» российских дипломатов, а некоторые наблюдатели уверены, что последний, по соображениям материальной заинтересованности, был даже тройным агентом (плюс пресса), из-за чего методы работы местной контрразведки попали на страницы газет. А во-вторых, из-за этой истории могут пострадать норвежские ихтиологи.

    Директор Аквариума в Бергене (Норвегия) получил из Москвы письмо, отпечатанное на правительственном бланке. В нем содержалось требование вернуть в Россию Никиту — красавца осетра, подаренного Норвегии еще Никитой Сергеевичем Хрущевым во время «оттепели». В письме утверждалось, что российские спецслужбы обеспокоены условиями жизни хрущевского «крестника» и требуют возврата рыбины на родину. Уж не этим ли занимались высланные российские дипломаты?

    Все проблемы были разрешены внезапно. В прессе появилось сообщение: «Персонал Аквариума норвежского города Берген скорбит по поводу утраты своей «самой знаменитой рыбы». Недавно умер 38-летний осетр Никита, подаренный Аквариуму в 1964 году советским лидером Никитой Хрущевым. В тот год Никита Сергеевич посетил Норвегию с официальным визитом и подарил Бергенскому аквариуму четырех молодых осетров, выловленных в Каспийском море. Подарок произвел ошеломляющее впечатление и стал живым символом добрососедских отношений. И вот ушел из жизни последний из хрущевских осетров — Никита».

    Увы, он умер не от старости. Ему было всего 38 лет, а у осетров этот возраст почтенным не назовешь. Согласно Биологическому энциклопедическому словарю осетровые живут до 100 лет. До самого последнего времени Никита чувствовал себя хорошо. Но произошел несчастный случай: смотритель Аквариума по ошибке открыл кран с морской водой, а осетровые ее не переносят. Утром знаменитая рыба плавала на поверхности воды пузом кверху. Более молодые осетры американского происхождения выжили.

    Наверное, это единственный случай в истории, когда смерть отдельной рыбы опечалила всю страну. Ведь осетр Никита пережил «холодную войну», Советский Союз и своего «крестного отца» Никиту Хрущева. «Нам очень жаль, — сказал директор Аквариума Стиг Сэгров. — Мы лишились очень популярного экспоната». О его существовании знали не только норвежцы, но и жители многих других стран. Тысячи зарубежных туристов специально заезжали в Берген, чтобы посмотреть на Никиту.


    * * *

    Остров Новая Гвинея — страна, где в огромном количестве водятся змеи. Колдуны из туземных племен пользуются этими пресмыкающимися как страшным смертоносным оружием против своих врагов. На совести у колдунов лежит не одно убийство, совершенное с помощью змей. Какими же способами колдуны ловят ядовитых гадов и дрессируют их, превращая в убийственное оружие? Об этом известно не слишком много, поскольку колдуны стараются это сохранить в тайне. И все же кое-что разузнать удалось.

    Приманка для змей состоит из измельченных аэролитов, к осколкам которых примешивают сок некоторых растений.

    Услышав шум падающего аэролита, колдуны, не теряя времени, подбирают его. Аэролит кладут рядом с каким-нибудь другим неизвестным камнем, который, очевидно, испытывает губительную силу первого. Потом они размельчают оба камня в порошок, приобретающий запах, не ощутимый для человека, но привлекающий змей, которые приползают со всех сторон и лежат, будто очарованные, около приманки. Ловцы хватают их за голову с помощью небольших деревянных вил, сажают в горшок из обожженной глины и держат, пока они не понадобятся.


    * * *

    Даже небольшие обезьянки могут превратиться в сущее бедствие. Обезьян, которые, по преданиям, помогли индуистскому богу Раме победить повелителя демонов Равану, индийцы почитают так же, как и священных коров. Обезьянки бесстрашно разгуливают по центральным улицам городов, делая все, что хотят, становясь настоящим бедствием для туристов, у которых они вырывают сумочки, фотоаппараты и прочие вещи.

    В Дели, в Южном Блоке, величественном комплексе необычайно красивых зданий из красного песчаника, где располагается ряд индийских министерств, сейчас можно наблюдать по утрам странное зрелище. Огромные здания будто дозором обходят лангуры — крупные обезьяны устрашающей внешности, а перед ними врассыпную разбегаются макаки.

    Лангуры охраняют министерства обороны, финансов, иностранных дел, главный штаб индийской армии, главную городскую больницу и даже резиденцию президента страны, которая примыкает к Южному Блоку. Лангурам, как и другим государственным служащим, выплачивают жалованье 600 рупий (10 долларов) в месяц. Правда, расчет идет в банановом эквиваленте. От других правительственных служащих обезьян-сторожей отличает только отсутствие обязательного для каждого служащего номера.


    * * *

    Каждый из нас слышал о «ниндзя» — невидимых лазутчиках Древней Японии. Их воинское мастерство — «ниндзюцу» — означает «искусство быть невидимым». Оно всецело подчинено этой хитроумной цели. Один из методов тренировки ниндзя заключался в умении «прилипнуть» к стене, скале или земляной куче, полностью слившись с поверхностью, «как тритон». Другой способ — превратиться в кочку или камень, «как перепелка».

    Не все из нас знают, что «ниндзя» живут рядом с нами: на огородах, свалках, в садах.

    Если перевернуть камень или полусгнившую доску, то их можно непременно увидеть. Бежать им некуда и остается только превратиться в «кочку», как настоящим лазутчикам. Это жабы, помощники земледельца.

    Склонившись над зеленой жабой, мы, пораженные, застываем. У кого позаимствовала она комбинезон десантника? Униформа жабы расписана самой матушкой-природой.

    Любознательный англичанин Хью Котт много лет изучал покровительственную окраску животных. Его исследования прервала война. Каждый англичанин, каждый патриот все делал для одержания победы. Хью Котт внес в это благородное дело свою ценную лепту.

    «Многие принципы, на которых основаны приспособления животных к защите и нападению, имеют приложение к военной технике… Самолеты дневной авиации следовало бы окрашивать по сходным принципам: снизу — самая блестящая белая краска, ибо этот цвет ближе всего к светлому фону неба, сверху — более темная краска, рассчитанная на гармонию с фоном земли для разглядывания сверху», — писал Хью Котт, хорошо изучивший окраску рыб.

    В наше время это и ребенку понятно, но в те годы это стало настоящим открытием!

    Те, кто интересуется историей войн, оружия и военной формы, хорошо знают, что такое камуфляж, маскхалат, цвет «хаки»… «Хаки» уже давно заместил все яркие красные и голубые мундиры.

    Дело в том, что в 1899–1901 годах английские войска в Южной Африке потерпели поражение от буров — прирожденных стрелков и охотников, которые отстреливали британцев ориентируясь по ярким пятнам их мундиров. Французский писатель Луи Буссенар едко высмеивал новую английскую форму: «Куда девались белые каски, султаны на шлемах, яркие мундиры и кожаная амуниция англичан! Как сквозь землю провалились медные и жестяные воинские побрякушки. Не осталось и намека на яркую окраску: ни следа белого, черного или другого резкого цвета. Тусклый блеклый строй английской пехоты двигался на буров какой-то расплывчатой громадиной».


    * * *

    Недавно на юге Африки ученые обнаружили новый вид пауков — диорес термитофага и диорес-волшебника. Биологов поразило то, что эти пауки могут охотиться на добычу, которая в два с лишним раза больше их самих. Способ охоты этих пауков весьма необычен. Подкравшись к термиту сзади, паучок просто дотрагивается до него передней лапой. Этого достаточно, чтобы жертва, подергавшись несколько секунд, погибла. Оказывается, на передних лапах пауков имеются специальные железы, которые выделяют смертоносный яд. Этот-то яд и убивает термитов и других членистоногих. Ученые еще не смогли определить состав яда. Также неизвестен и механизм действия яда этих пауков-отравителей.


    * * *

    …Хищник, не шелохнувшись, сидел на своем излюбленном месте. Ничто в поведении животного не напоминало его сородичей — мух, никакой нервозной суеты дилетанта. Крылатый «киллер» проявлял чудеса терпения до тех пор, пока рядом, на расстоянии ладони, не пролетела пестрокрылка. Он тут же молниеносно рассек воздух, атаковал жертву и, сдавив ее лапками, утащил в свой вертеп — на лист комнатной пальмы. Здесь он вонзил в бедную жертву жало и выпустил яд, окончательно парализовавший ее. Затем острыми жалами начал взламывать хитиновую оболочку добычи. А когда закончил трапезу, под листом валялся лишь пустой панцирь…

    Между тем доктор Штефан Кюне, наблюдавший за всем происходящим, остался весьма доволен: его подопечная — муха-убийца в очередной раз продемонстрировала отличные боевые качества.

    В начале 1990-х годов биологи обнаружили, что это небольшое насекомое очень любит полакомиться вредителями наших садов. Ученые вскоре уверились, что из мухи-убийцы выйдет идеальный страж садов и оранжерей.

    Кюне и его сотрудники из Федерального ведомства биологии, что в Кляйнмахнове под Берлином, решили как следует изучить повадки мухи-убийцы, дабы понять, на что она действительно способна и можно ли разводить ее в неволе. Но вначале ученым пришлось заняться разведением самих насекомых-вредителей, дабы объекту исследований было чем набивать себе брюшко.

    Старания ученых не пропали даром. Муха-убийца оправдала их ожидания. Ныне садоводы ФРГ могут приобрести это «домашнее животное», наряду с другими средствами борьбы с сельскохозяйственными вредителями, в специализированных магазинах.

    Таких полезных насекомых в Германии ныне продают десятки видов. В их числе и наездники, всегда готовые расправиться с мухами-навозницами, и хищные клещи, что защищают овощи в парниках от тлей, и даже известные всем божьи коровки.

    Причем у каждого полезного насекомого своя тактика. Например, те же божьи коровки и мухи-убийцы, равно как. и их личинки, попросту съедают своих жертв. В представлении большинства людей мухи — одно из зловреднейших насекомых. Собственно говоря, какая от них польза? А ведь член-корреспондент Петербургской Академии наук Николай Пирогов, основоположник военно-полевой хирургии, во фронтовых условиях специально помещал личинок мух в рану, и это снимало нагноение. Личинки поедали отмершие ткани, и солдаты быстрее возвращались в строй.

    Со временем эту методику забыли. В наши дни ее возрождают к жизни английские и американские медики.

    Новый вид уникальных, чрезвычайно полезных мух выведен в Государственном научном центре «Институт медико-биологических проблем». Эта чрезвычайно секретная работа в свое время проводилась в связи с перспективами полета на Марс.

    Проводил эту работу отдел «600» под руководством Ивана Степановича Филимоненко. Это была огромная фирма, подобная той, что была у Сергея Королева. В отличие от Сергея Павловича, Иван Степанович работал на дальнюю перспективу — создавал космические корабли для полетов на Марс.

    По легенде Филимоненко разрабатывал те самые аппараты, которые сейчас называют летающими тарелками. А заодно и теплицы, способные обеспечить космонавтов продуктами питания во время многолетней экспедиции на Красную планету.

    Работал Филимоненко по специальному постановлению партии и правительства, которое было подписано Н. С. Хрущевым и А. Н. Косыгиным по рекомендации маршала Г. К. Жукова.

    На Красную планету так и не собрались. Теперь покров тайны снят. Драгоценные насекомые с успехом демонстрируются на отечественных и зарубежных выставках.

    Дело в том, что личинки этих мух способны полностью перерабатывать фекалии человека и животных в биологически чистый перегной. А он лучше любого чернозема пригоден для того, чтобы выращивать на нем шампиньоны, помидоры, огурцы, картофель, патиссоны, другие овощи и фрукты.

    Специалисты по биоакустике долгое время не могли понять, как работает уникальный слуховой аппарат мухи.

    Мушиным самкам отменный слух необходим для того, чтобы издалека слышать кузнечиков. Относясь к категории насекомых-наездников, эта муха находит кузнечика, атакует его и откладывает прямо в его тело свои яйца. Потом из них появляются личинки, которые изнутри поедают своего хозяина до тех пор, пока сами не превращаются в мух.

    Поскольку атака происходит чаще всего ночью, муха-паразит никак не может полагаться лишь на зрение. Именно это навело биологов на мысль поинтересоваться особенностями ее слухового аппарата. Было непонятно, как муха, барабанные перепонки которой находятся на расстоянии полмиллиметра друг от друга (размер самого насекомого несколько миллиметров), не только отлично слышит, но и может с большой точностью определить направление на источник звука.

    Оказывается, ее барабанные перепонки соединены между собой своеобразным двойным мостом, позволяющим акустическим сигналам переходить с перепонки на перепонку прямо через голову.

    В итоге, при правильном направлении на цель, в акустическом аппарате мухи должна образоваться стоячая звуковая волна, то есть при полете в направлении жертвы муха слышит некую устойчивую мелодию, как если бы кузнечик специально для нее включал своеобразный навигационный радиомаяк. Неудивительно, что муха безошибочно находит жертву даже на значительном расстоянии.

  • Источник — http://lib.rus.ec/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник.