Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · АВТОНАШЕСТВИЕ НА СССР · ТРОФЕЙНЫЕ И ЛЕНДЛИЗОВСКИЕ АВТОМОБИЛИ ·
    М. В. СОКОЛОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Введение
  • Часть I Автомобили вермахта в Стране Советов
  •   Глава 1 Автомобильные трофеи
  •   Глава 2 Многочисленные «Молнии»
  •     Все началось с Адама
  •     «Блиц» – значит «Молния»
  •     «Трехтонки» образца 1937 года
  •     Под литерой «А»
  •     Рабочие лошадки вермахта
  •     На Восток
  •     Взгляд с русской стороны
  •     Опель в «шкуре» «Мерседеса»
  •     «Опели» в РККА
  •     В народном хозяйстве
  •     На экранах, больших и малых
  •     Послесловие
  •   Глава 3 Грузовики с нежным именем
  •     На земле, в небесах и на море
  •     Семейство «трехтысячных»
  •     Большегрузные «4500–е»
  •     Тяжелые «мулы»
  •     Финальные аккорды
  •     От Балтики и до Тихого…
  •   Глава 4 Мощные, надежные, солидные…
  •     Танковозы типа «900»
  •     Стандартные «500–е» и «4500–е»
  •     Обрусевшие
  •   Глава 5 «МАНы» и «Магирусы»
  •     Немного о родословной
  •     Военное направление «МАН»
  •     Другие, малоизвестные
  •     Прощай «МАН», – здравствуй, «МАН»!
  •     «Немецкие «МАЗы»
  •     История «Магируса»
  •     На военной службе
  •     Новые и старые
  •   Глава 6 Детище Карла Боргварда
  •     «Ганза-Ллойд»
  •     Армейское направление
  •     Псевдо-«Блицы»
  •   Глава 7 По разные стороны фронта
  •     «Форд-Кельн»
  •     Фордовские «мулы»
  •     Кельнские и иные трофеи
  •   Глава 8 «Тридцать третий» и другие
  •     Откуда взялись «трехоски»
  •     Грузовики из Касселя
  •     Конструктивные особенности
  •     Пожарные варианты
  •     «Нестандартные»
  •   Глава 9 Большие и маленькие
  •     «Крупп»
  •     Замечательные «передки»
  •     3–тонные «трехоски» и другие
  •     Феномен
  •     «ФАУН»
  •   Глава 10 Другие немецкие
  •     «Адлер»
  •     «Айнхайтс-Дизель»
  •     «Ганомаг»
  •     «Кэлбле»
  •     Сугубо армейские «мерседесы»
  •     «ФОМАГ»
  •     Колесные бронеавтомобили «Бюссинг-НАГ»
  •   Глава 11 Кюбельвагены
  •     «Адлер»
  •     «Вандерер»
  •     «Мерседес-Бенц»
  •     «Штевер»
  •     Легкие стандартные
  •     Средние стандартные
  •     Тяжелые стандартные
  •     «Фольксваген-82»
  •   Глава 12 Полугусеничные тягачи
  •   Глава 13 Австрийские
  •     «Австро-Даймлер»
  •     «Штайр»
  •     «Штайр-1500А» – основной «австриец» вермахта
  •     «Австро-ФИАТ»
  •     «Грэф унд Штифт»
  •     «Заурер»
  •     «Фросс-Бюссинг»
  •     Бронеавтомобили
  •   Глава 14 Чехословацкие
  •     «Прага»
  •     «Татра»
  •     «Сто одиннадцатая»
  •     «Шкода»
  •   Глава 15 Французские
  •     «Берлие»
  •     «Бернар»
  •     «Виллем»
  •     «Делаэ»
  •     Французский «Заурер»
  •     «Латиль»
  •     «Лаффли»
  •     «Матфорд»
  •     «Панар-Левассор»
  •     «Пежо»
  •     «Рено»
  •     «Рошэ-Шнейдер»
  •     «Ситроен»
  •     «Юник»
  •     «Форд-ла-Франс»
  •   Глава 16 Итальянские
  •     Армейские грузовики
  •     «Альфа-Ромео»
  •     «Бьянки»
  •     «Изотта-Фраскини»
  •     «Лянча»
  •     «ОМ»
  •     «СПА»
  •     «ФИАТ»
  •     «Чейрано»
  •   Глава 17 Японские
  •     «Исудзу»
  •     «Мицубиси»
  •     «Ниссаны»
  •     «Тойота»
  •     Стандартизированные армейские грузовики
  •     «Тип 93»
  •     «Тип 94»
  •     И прочие
  •   Глава 18 Немецкие легковые
  •     «Опель»
  •     «Мерседес-Бенц»
  •     «Ауди»
  •     «Хорьх»
  •     «Вандерер»
  •     «ДКВ»
  •     «Адлер»
  •     «БМВ»
  •   Глава 19 Неожиданные отголоски
  •     В Стране Советов
  •     «745–е» внутри и снаружи
  •     В советской экономике, политике, искусстве…
  •     Бескапотные «ОАФы»
  •   Глава 20 Наследие войны
  •     На выставке трофейной техники
  •     «Трофейная добавка» к автотранспорту СССР
  •     «Трофейные штрихи» советского автопрома
  •     «Москвич»
  •     ГАЗ
  •     ЗИС
  •     ЯАЗ
  •     УАЗ
  •     УралЗИС
  •     Иные производители
  •     Имитации
  • Часть II Автомобили ленд-лиза
  •   Глава 21 Ленд-лиз как таковой
  •   Глава 22 «Студеры»
  •     Превратности истории создания
  •     А что же внутри?
  •     Многоликие «US6»
  •     «Студеры» Стране Советов
  •     Демобилизованные
  •     Больше, чем просто машина
  •     Жизнь в искусстве
  •   Глава 23 «Виллис» по прозвищу «джип»
  •   Глава 24 Старый добрый «Шевролет»
  •   Глава 25 С полей на фронт и обратно
  •     «Форд-6»
  •     «Додж-WF32»
  •   Глава 26 «Три четверти» по-русски
  •   Глава 27 Заокеанские богатыри
  •     «МАК»
  •     «Даймонд»
  •     «Американцы» в Сибири
  •   Глава 28 «Братья «US6»
  •     Становление
  •     «Джимми»
  •     «Рио» и «интеры»
  •   Глава 29 …И многие другие
  •     Побочные «фермеры»
  •     «Мармоны»
  •     Иные «доджи»
  •     Канадские «американцы»
  •     Прочие
  •     Колесные и гусеничные
  •   Глава 30 «Англичане»
  •     «Бедфорд»
  •     «Остин»
  •     «Форд-WOT8»
  •     «Альбион»
  •     «Торникрофт»
  •     «Скаммелл»
  •   Глава 31 Приключения одной кабины
  •   Глава 32 Итоги
  •     Горьковский автозавод
  •     Московский автозавод имени Сталина
  •     Ярославский автозавод
  •     Другие предприятия
  •     И не только автопром
  • Литература
  •   Книги и публикации России и СССР
  •   Иностранные издания
  •   Интернет-сайты
  •   Источники фотоиллюстраций

    Автор выражает огромную и сердечную благодарность Евгению Дмитриевичу Кочневу за многочисленные консультации, помощь и содействие в подготовке этой книги.


    Введение

    С самых первых своих шагов зарождавшаяся отечественная автомобильная промышленность была вынуждена ориентироваться на образцы зарубежного автомобилестроения. Такая ситуация сложилась изначально уже в Российской империи на рубеже ХIХ-ХХ веков, когда к выпуску в стране предназначались (чаще всего после некоторой доработки и адаптации) уже опробованные в производстве иностранные модели самодвижущихся экипажей. Точно такой же подход был заимствован и новой советской властью, пришедшей на смену монархии.

    Практически все модели отечественного автопрома довоенной поры, начиная с «АМО – Ф15», являли собой адаптированные к местным условиям иностранные образцы автомобилей. Но даже и в этом случае импорт автомобильной техники из‑за рубежа не прекращался, и поступление иностранных машин в СССР шло постоянным потоком как в 1920–е, так и в 1930–е годы. Лишь в победном 1945–м году этот поток, еще более расширившийся в годы войны, практически замер на целых 15 лет, а затем, возобновившись, оказался совершенно другим, и возник по совсем иным причинам.

    Причем именно в этот период, (с 1943–го по конец 1950–х годов) в нашей стране были созданы наиболее самобытные, оригинальные и современные на тот момент конструкции, многие из которых выпускались впоследствии достаточно продолжительное время и послужили основой для всех последующих моделей, уже вплоть до нынешнего поколения.

    Такой качественный скачок в отечественной автомобильной промышленности был бы, разумеется, невозможен без глубокой подготовки и досконального изучения свежего опыта мирового автомобилестроения. А все это, в свою очередь, стало возможным только благодаря обширным и значительным поступлениям в СССР импортной автомобильной техники многих стран мира во время Второй мировой войны. С одной стороны, это были масштабные поставки американских, канадских и английских армейских автомобилей по ленд-лизу (договор аренды), а с другой – самые разнообразные по количеству и исполнениям партии трофейных машин, в основном европейского производства, захваченные наступавшими частями Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) в ходе успешных боевых действий.

    Только благодаря тщательному и скрупулезному изучению всего этого многообразия мировой конструкторской мысли и стало возможным последующее качественное, бурное и достаточно быстрое развитие советского автомобиля.

    До недавнего времени само присутствие импортных автомобилей и их эксплуатацию в Советской армии и народном хозяйстве нашей страны по понятным причинам не было принято афишировать. И если о ленд-лизовских автомобилях время от времени хоть как‑то все же еще вспоминали, то использование в СССР автомобильной техники врага, т. е. в первую очередь фашистской Германии и ее союзников, как тема для изучения, долгое время находилась под запретом.

    В прилагаемой вниманию читателей книге впервые сделана попытка проследить весь путь импортных автомобилей, начиная от поступления ее в нашу страну с 1941 по осень 1945 года и заканчивая гораздо более поздним, уже в основном гражданским, а порой даже и весьма неожиданным ее использованием на территории бывшего Советского Союза и в современной России. К сожалению, определить весь типаж, точные цифровые данные и, тем более, проследить дальнейшую судьбу всех использовавшихся в СССР в военное и послевоенное время трофейных автомобилей импортного производства за давностью лет уже не представляется возможным. Однако все, что удалось собрать воедино в течение многолетних поисков по этой теме, все доступные сведения, факты и материалы будут представлены читателю на страницах данной книги.


    Часть I
    Автомобили вермахта в Стране Советов


    Глава 1
    Автомобильные трофеи

    Любая война, как массовое убийство ни в чем не повинных людей для удовлетворения чьих‑то частных интересов – есть несомненное и неминуемое зло. Вторая мировая, явившая миру невиданную доселе жестокость и национальные масштабы истребления людей, бесспорно, может считаться самым главным злом цивилизации ХХ века. Однако история не знает сослагательного наклонения, и тот огромный след, оставленный этой войной, как в истории нашей страны, так и вообще в мировой истории, даже спустя годы невозможно как‑то изменить, заретушировать или свести «на нет». Хотим мы этого или нет – но это было, и было именно так, а не иначе. Сейчас этот огромный и глубокий след и его влияние на все дальнейшее развитие страны можно лишь пытаться проанализировать с большей или меньшей степенью точности. Какие‑то аспекты этого влияния сразу же стали в СССР предметом изучения и статистики и поэтому достаточно известны, а какие‑то по разным причинам остались в тени. Так вышло и с автомобильной и прочей трофейной техникой, по праву доставшейся нашей стороне за время войны в изрядном количестве.

    Немалым источником поступления грузовых, легковых и специальных автомобилей в период Великой Отечественной войны были трофеи, захваченные Красной Армией в результате боевых действий. Автомобильная техника в данном случае была весьма и весьма разнообразной. Кроме моделей, выпущенных в самой Германии, попадались машины и из других стран Европы, уже захваченных к тому времени вермахтом.

    Трофейные машины… Их не закупали и не приобретали – их захватывали или чаще просто подбирали. Где бы они ни попадались, они неизбежно представляли собой неотъемлемую часть фронтового пейзажа. Почти целые или сгоревшие, разбитые вдрызг, они теснились на обочинах дорог, ржавели на полях и в перелесках. Грязно-серые, песочно-желтые или в разноцветных пятнах камуфляжа, они застыли в нелепых позах, словно низвергнутые с высоты на землю силой огромного и повсеместного урагана.

    В ходе наступательных операций Красной Армии вермахт и другие военные формирования фашистской Германии потеряли несметное множество автомобильной техники. Ощутимые потери в автомобилях немецко-фашистская армия понесла уже в самые первые месяцы войны: в июле – под Ельней, в августе – под Днепропетровском, в ноябре – в районе Ростова и во многих других местах. Уже в декабре 1941 г. на Московском автозаводе была отремонтирована крупная партия немецких дизельных автомобилей, захваченных во время битвы за столицу. После ремонта они были тут же отправлены на фронт.


    Летом 1941-го автомобильная техника вермахта огромными потоками хлынула на территорию СССР. В основной своей массе это были грузовики и полугусеничные тягачи. На переднем плане: слева – «Бюссинг-НАГ-4500А», справа – «Опель-Блиц 6700А», далее можно разглядеть другие «Опели», «Форд», «МАН», тягачи «Краусс-Маффей» и т. д.


    По данным германского верховного командования (надо полагать неполным), за период с 22 июня по 31 декабря 1941 года немецкие войска потеряли на Восточном фронте 35 159 грузовиков, 24 849 легковых машин, 2469 тягачей. Только в битве под Москвой за период с середины ноября по 31 декабря 1941 г. Красная Армия захватила у противника 15 049 автомобилей.

    Огромные трофеи достались Красной Армии в результате победы на берегах Волги. Всего в ходе окружения и ликвидации Сталинградской группировки противника войсками Донского фронта было захвачено 80 438 автомобилей и 571 тягач. Корреспондент «Красной звезды», побывавший в районе к западу от Сталинграда, писал в те дни:

    «У немцев там остались тысячи грузовиков, легковых машин, большей частью сваленных в овраги, так как у них уже не было ни времени, ни средств их уничтожить… Около 70 процентов этих грузовиков еще можно отремонтировать и вновь пустить в дело».

    А вот что писал, например, на страницах журнала «Автомобиль» достаточно известный отечественный автомобильный конструктор А. Душкевич:

    «Развивая наступление, части героической Красной Армии не только истребляют технику и живую силу врага, но и захватывают многочисленные трофеи. Среди трофеев – большое количество автомобилей, главным образом грузовых.

    Необходимость срочного восстановления и использования германских грузовых автомобилей требует ознакомления автоработников с различными их типами и особенностями эксплуатации».

    И их досконально изучали, выясняли все тонкости и пускали в дело! Боевые трофеи издавна использовались на войне. Немалый урон нанесли фашистам советские воины, применяя отбитое у противника оружие и боевую технику: они вели огонь по врагу из его же автоматов, пулеметов, орудий, использовали немецкие танки и даже самолеты. Широко применялись в наших войсках и трофейные автомобили.

    В отличие от немецких танков, чья доля в действующих советских частях всегда была невелика, автомобили, мотоциклы и полугусеничные тягачи германского производства применялись гораздо более интенсивно.

    Как правило, захваченная у немцев автомобильная техника регистрировалась как «бесхозная» и включалась в состав захвативших их частей. Чтобы избежать конфликта с трофейными командами фронтового и армейского подчинения в отчетах о боевом составе, марка трофейных машин в документах не указывалась. Несмотря на англо-американские поставки автомобилей по ленд-лизу, автотранспортных средств остро не хватало, поэтому вышестоящему командованию приходилось снисходительно относиться ко всем этим уловкам.

    Надо сказать, что только в очень редких случаях автомобили противника доставались нашим войскам в рабочем состоянии, в относительной целости и сохранности. Гораздо чаще приходилось заниматься довольно сложным первичным их ремонтом. Естественно, в этом случае более массовые модели служили дольше, так как имелся задел по запасным частям для них. Редкие же модели служили до первой серьезной поломки, после чего приходилось их просто выбрасывать.

    Не следует думать, что оприходование и ввод в действие трофейной автомобильной техники врага были простыми и легкими, не требовавшими усилий и затрат. Все реальные трудности этих мероприятий наглядно иллюстрирует «ПРИКАЗ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР ОБ ЭВАКУАЦИИ С ПОЛЯ БОЯ АВТОБРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ», подписанный заместителем народного комиссара обороны Союза ССР генерал – лейтенантом танковых войск Федоренко, от 23 марта 1942 года:

    «Эвакуация трофейной и отечественной автобронетанковой материальной части, оставленной на поле боя, во фронтах и армиях проходит крайне медленно. Особенно плохо поставлено дело с эвакуацией трофейных автомашин, мотоциклов и тракторов.

    До сих пор большое количество трофейных машин еще не убрано с дорог и населенных пунктов, машины никем не охраняются и постепенно растаскиваются водителями войсковых частей и местным населением.

    Командный и начальствующий состав эвакорот фронтов и армии непосредственно не руководит работой по эвакуации машин, а перекладывает это важнейшее дело на второстепенных лиц.

    В связи с приближением весенней распутицы необходимо в кратчайшие сроки собрать и вывезти с поля боя трофейное и отечественное АБТ имущество, восстановить машины, требующие ремонта, и обратить их на укомплектование войсковых частей фронтов и армий.


    ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. До 20 апреля с. г. закончить во фронтах и армиях работы по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной АБТ материальной части и организовать работу по ее восстановлению, для чего:

    а) В двухдневный срок определить для каждой армии районы, а для войсковых соединений – участки, в которых необходимо произвести сбор и эвакуацию АБТ матчасти.

    б) Назначить уполномоченных по эвакуации на каждый район и участок, выделив в их распоряжение для проведения работ из тыловых подразделений рабочие команды и все имеющиеся в войсковых частях, армиях и фронтах эвакосредства. Для разминирования участков эвакуации выделить в распоряжении уполномоченных по эвакуации по 2 сапера – минера.

    в) В десятидневный срок восстановить находящиеся в ремонте тракторы войсковых частей и эвакорот армий и фронтов и распределить все имеющиеся тракторы указанных подразделений, исходя из объема работ, по районам и участкам эвакуации.

    г) К 1 апреля с. г. организовать охрану всех трофейных и отечественных машин, находящихся на полях, дорогах и в населенных пунктах.

    д) Организовать пункты сосредоточения АБТ материальной части, установить для каждого фронта необходимое количество их, назначить начальников пунктов и подобрать помещения вблизи ж. д. станций для разборки и ремонта машин.

    е) Выделить в распоряжение начальников пунктов сосредоточения необходимое количество транспортных средств, рабочей силы и специалистов из ремонтных подразделений войсковых частей, хорошо знающих танки, автомашины, тракторы и мотоциклы.

    ж) Командировать уполномоченных по эвакуации при АБТУ фронтов в обкомы ВКП(б) с данными об объеме предстоящей работы и имеющихся средствах эвакуации – для уточнения намеченных мероприятий по сбору, эвакуации и восстановлению машин и получения конкретной помощи в этом вопросе от местных организаций, которым даны указания ЦК ВКП(б).

    2. Для эвакуации автомашин, не имеющих резины и колес, изготовить на местных предприятиях деревянные полозья.

    3. Организовать на пунктах сосредоточения с помощью специалистов подробный технический осмотр и сортировку машин на категории:

    а) машины, подлежащие восстановлению на месте;

    б) машины, требующие отправки в ремонт на заводы промышленности и рембазы НКО;

    в) машины, подлежащие разборке на агрегаты и детали;

    г) машины негодные, подлежащие сдаче в металлолом.

    При определении категории на каждую машину составлять акты технического состояния, которые утверждаются уполномоченным по эвакуации при АБТО армий.

    Машины, подлежащие восстановлению на месте, ремонтировать в пунктах сосредоточения средствами войск, армий, фронта и обращать на укомплектование войсковых частей и соединений по Вашему указанию. За каждую восстановленную трофейную машину на пункте сосредоточения выплачивать рабочим бригадам премии в размере 200 рублей. Расходы относить на § 22, ст. 88, сметы НКО.

    Машины, требующие заводского ремонта, отправлять автомобильным и железнодорожным транспортом на заводы промышленности по планам завоза, спущенным ГАБТУ КА фронтам.

    Машины, не подлежащие восстановлению, разбирать на пунктах сосредоточения: годные или требующие ремонта агрегаты и детали с этих машин частично использовать для восстановления машин на месте, остальные рассортировать по маркам машин, очистить от грязи и ржавчины, смазать, уложить в ящики и вместе с укладочной ведомостью отправить на фронтовые склады АБТ имущества для использования их на восстановления машин, находящихся в войсках и для обеспечения ремонта машин на рембазах и заводах промышленности.

    Негодные танки, автомашины, тягачи и мотоциклы в собранном виде не отправлять по железной дороге, а разбирать и разрезать на месте или в пунктах сосредоточения на куски газовой резкой и переводить в металлолом. Оборудовать на каждом пункте сосредоточения один-два поста газовой резки, обеспечив их необходимым газосварочным оборудованием и материалами.

    4. В помощь фронтам для работ по сбору, восстановлению и разборке танков, автомашин, тракторов и мотоциклов выделяются от авторемонтных заводов Москвы рабочие бригады во главе с военными инженерами от ГАБТУ КА:

    а) Западному фронту – 4 бригады по 15 специалистов и по 10 автомашин в каждой.

    б) Калининскому фронту – 3 бригады по 15 специалистов и по 10 автомашин в каждой.

    5. Руководство работами по сбору и отгрузке металлолома осуществляют уполномоченные «Главторчермета», имеющиеся при фронтах, которым предоставлять автотранспорт, идущий порожняком на армейские и фронтовые склады.

    6. К 10 апреля учесть все агрегаты и детали трофейных машин, находящихся в войсках, армейских складах и к 20 апреля с. г. излишние сдать на фронтовые склады АБТ имущества. Для контроля работы по учету трофейных машин, агрегатов и деталей командировать в войсковые соединения по одному представителю от АБТО армий, использовав резерв начсостава.

    7. Расчеты с местным населением, привлеченным к работе по сбору, восстановлению и разборке машин, производить по счетам, утвержденным уполномоченными по эвакуации при АБТУ фронтов и армий. Размер оплаты согласовать с местными органами власти.

    8. В целях поощрения местных организаций за работу по сбору трофейного АБТ имущества разрешаю производить передачу колхозам и организациям часть машин, требующих ремонта, каждый раз с моего утверждения.

    9. Составить в войсковых соединениях, армиях и фронтах по всем вопросам настоящей директивы исполнительные планы, копии планов работ АБТУ фронтов представить в ГАБТУ КА к 1 апреля сего года.

    О ходе эвакуации и восстановления собранной АБТ материальной части доносить каждые 5 дней. Настоящую директиву довести до командиров частей, а в эвакоротах и до бойцов».

    Очень часто из трофейных автомобилей формировали внештатные автомобильные батальоны, чаще всего – армейского подчинения. Причем количество машин в них не регламентировалось и определялось фактическим наличием трофейных автомобилей. Например, такие батальоны имелись в составе 37–й (апрель 1942 года), 43–й (весна 1943 года, полностью состоял из дизельных автомобилей), 18–й (январь 1945 года) и ряда других армий.


    Однако против российского бездорожья практически вся немецкая техника оказалась бессильна. В осеннюю распутицу машины садились «намертво». Впереди – 3-тонный коммерческий «Форд V8-51» образца 1935–1937 годов с нестандартной кабиной и светомаскировкой фар. Осень 1941 года.

    Начиная с весны 1942 года, тыловые авторемонтные предприятия стали получать разнарядки на ремонт трофейной автомобильной и мотоциклетной техники. Например, план по ремонту трофейных мотоциклов предприятиями Наркомата среднего машиностроения на апрель-май 1943 года составлял 350 и 150 штук соответственно (выполнено 315 и 98). Не лишним будет в этой связи привести «ПРИКАЗ НАЧАЛЬНИКА ГАВТУ КА О НАЗНАЧЕНИИ КОМИССИИ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ТРОФЕЙНЫХ АВТОМАШИН НА МОСКОВСКОМ ЗАВОДЕ им. СТАЛИНА» № 28, подписанный начальником Главного автомобильного управления КА генерал-лейтенантом Белокосковым, от 30 марта 1943 года:

    «На Московском заводе имени Сталина (Наркомсредмаша СССР) находится продолжительное время без использования 1950 трофейных автомашин. Для определения технического состояния указанных машин и решения вопроса об их пригодности для восстановления на 2 апреля 1943 года назначаю комиссию в составе:

    Заместителя начальника ремонтного управления Главного автомобильного управления Красной Армии инженер-полковника т. Глухова (председатель) и представителей:

    Управления материальных фондов НКО;

    Управления по сбору трофейного вооружения, имущества и металлолома Красной Армии;

    От дирекции завода имени Сталина и Металлолома по назначению начальников последних.

    Заключение комиссии представить мне к 7 апреля 1943 года».

    В том же марте месяце 1943 года вышло и распоряжение начальника тыла РККА, предписывающее «все трофейные автомобили, имеющие двигатель дизеля, в первую очередь направлять для комплектования автомобильных парков танковых армий». Уже к июлю 1943 года 18–й танковый корпус 5–й гвардейской танковой армии имел в своем составе 17 легковых и 154 грузовых трофейных автомобиля, а ремонтно-эвакуационные подразделения этой армии на 80 % были укомплектованы трофейными тягачами марок «Крупп», «Майбах», «Фамо» и «Краус-Маффей».

    Однако примерно с августа 1943 года ремонт трофейной техники в стационарных условиях (с эвакуацией на заводы промышленности) уже почти не производился. Объяснялось это тем, что эти предприятия были загружены ремонтом отечественной и ленд-лизовской автомобильной техники, поступавшей в Красную Армию по мере продвижения на запад во все возрастающем количестве. Поэтому ремонт большого количества трофейной техники, находившейся в войсках, велся в основном лишь многочисленными фронтовыми ремонтными базами и мастерскими.

    К концу войны в большинстве советских танковых и механизированных соединений большую часть автомобильной техники представляли трофейные машины: в некоторых подразделениях их доля составляла до 30–40 %. Трофейная техника отличалась, прежде всего, добротностью и качеством изготовления, относительной надежностью (но все это – лишь при своевременном и должном уходе). Ценилась она также за наличие на значительной части немецких автомобилей дизельного двигателя – они, как и большая часть советских танков и САУ, могли работать на дизельном топливе, что было очень удобно и выгодно при снабжении танковых частей горючим.

    Сейчас трудно судить о том, сколько всего трофейных автомобилей, тягачей и мотоциклов использовалось частями Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Точно известно только, что по состоянию на 1 мая 1945 года в армии имелось 664, 5 тысячи автомобилей, из них: 58,1 % – отечественного производства, 32,8 % – автомобили, полученные по ленд-лизу и 9,1 % (примерно 60,5 тысяч единиц) – трофейные.

    Что же представляли собой автомобили противника, попавшие в руки Красной Армии? Для того чтобы лучше оценить огромный труд наших ремонтников и водителей, практически возвращавших трофейные машины к жизни и поддерживающих их работоспособность в суровых условиях фронтовой эксплуатации, на этом нужно остановиться подробнее.

    В 1930–е годы фашистская Германия имела очень развитую автомобильную промышленность. По количеству выпускаемых автомобилей страна опережала многие европейские страны, включая даже Францию, уступая лишь Англии. В 1937 году немецкие заводы произвели около 350 тысяч автомобилей, в том числе 60 тысяч грузовиков и автобусов.

    В те же 1930–е годы в Германии, серьезно готовящейся к войне, был создан и запущен в серийное производство целый ряд автомобилей, специально предназначенных для армии. Это были стандартные легковые полноприводные машины («кюбельвагены») легкого, среднего и тяжелого типов; трехосные грузовики с колесной формулой 6x6 и 6x4; целая гамма полугусеничных транспортеров – тягачей и т. д.

    Однако всей этой техники могло хватить на оснащение только небольшого числа дивизий. Перестроить всю автомобильную промышленность на производство подобных машин нацистам было явно не под силу. Поэтому в ноябре 1939 года был введен в действие более скромный план, названный по имени его создателя, уполномоченного Генштаба по автомобильной технике гитлеровского полковника (в будущем – генерал-майора) Адольфа фон Шелла. В соответствии с этим планом автозаводы продолжали выпускать свои прежние, гражданского типа автомобили, но количество их моделей было сильно сокращено: легковых – с 52 до 19 и грузовых – со 113 до 30. Оставшиеся на производстве грузовики обозначались индексом «S» – стандартный.

    Часть таких стандартных грузовиков, чтобы хоть как‑то повысить их проходимость, начали производить с приводом и на передний мост. В результате, как правило, увеличивался и дорожный просвет. Правда, на задней оси колеса оставались прежними, двухскатными, в результате чего возрастало сопротивление движению на слабых грунтах, но уж с этим приходилось мириться, тем более что основным назначением у этих машин оставалась перевозка грузов. Такие машины получили индекс «А» – полноприводный. Для грузовиков обоих типов – «S» и «А», были установлены следующие классы грузоподъемности: 1500, 3000, 4500 и 6500 кг.

    Согласно данным, полученным в годы войны нашей разведкой, в 1940 году в самой «Великой Германии» (территория прежней Германии, Австрии, Чехословакии и Польши вместе взятых) было произведено порядка 56 000 грузовиков, во Франции – 35 000 грузовиков, и в Италии – 14 000 (всего 105 тысяч грузовиков). За 1941 год те же данные по выпуску грузовиков составили: в «Великой Германии» – 54 500 автомобилей, во Франции – 41 000 машин, и в Италии – 14 500 грузовиков (всего 110 тысяч грузовых автомобилей). В 1942 году, когда немецкая военная машина начала «пробуксовывать» на Восточном фронте, цифры эти несколько уменьшились, но все равно оставались весьма внушительными: в «Великой Германии» – 47 000 грузовиков, во Франции – 34 500 грузовиков, и в Италии – 12 700 грузовиков (всего 94,2 тысячи грузовиков). С учетом же ранее выпущенных моделей количество одних только грузовиков, двинувшихся летом 1941 года на просторы СССР, составляло порядка 280 тысяч машин – огромная цифра.

    Грузовики стандартного типа, находившиеся в годы войны в крупносерийном производстве на многих предприятиях Германии, составляли затем существенную часть парка трофейных машин в Красной Армии. Автомобили сугубо армейского типа довоенной разработки, выпуск которых был впоследствии ограничен или вовсе прекращен, встречались значительно реже.

    Но, несмотря на успешное воплощение Плана Шелла, в эксплуатации находилось еще много разномастных автомобилей прежней номенклатуры. Попадались и вовсе нестандартные немецкие машины разных годов постройки, мобилизованные в свое время из различных гражданских служб и ведомств. В ходе войны они также стали использоваться для нужд вермахта, так как специальных армейских машин уже не хватало. Словом, типы применяемых в германской армии грузовых автомобилей были весьма и весьма разнообразны.

    Наиболее известными немецкими грузовиками были машины «Блиц» (Молния) фирмы «Опель» грузоподъемностью 3000 кг. Они оснащались 6–цилиндровыми карбюраторными двигателями рабочим объемом 3626 см3, мощностью 68 л. с. (с 1939 г. – 75 л. с.). С 1937 по 1944 год данная модель выпускалась на заводе в Бранденбурге, а с 1944 года эти автомобили некоторое время строила также фирма «Даймлер-Бенц». «Блицы» производились в различных вариантах. Большое распространение получил грузовик модели 3,6–36S с колесной формулой 4x2. Специальной армейской машиной был полноприводный «Опель-Блиц» 3,6–6700А. Часть грузовиков были полугусеничными – эти машины назывались «Маультир» (Мул). Всего было выпущено около 70 000 обычных 3–тонных «блицев» и около 25 000 – полноприводных.

    Другим стандартным грузовиком вермахта в классе машин средней грузоподъемности был «Хеншель-33G1» грузоподъемностью 3500 кг с колесной формулой 6x4. Фирма «Хеншель» (из города Кассель) начала его выпуск еще в 1934 году. На автомобиль устанавливался 6–цилиндровый дизельный двигатель рабочим объемом 9123 см3, мощностью 100 л. с.


    Разбитая и брошенная в ходе контрнаступления под Москвой немецкая автомобильная техника. На переднем плане останки 1,5-тонного «Опель-Блиц», за ним – остов «санитарки» на шасси «Опель». Зима 1941/42 года.


    Несмотря на постоянное сокращение числа изготавливаемых в Германии моделей грузовиков (в интересах стандартизации автомобильного парка), машина удержалась в производстве до 1944 года, а в армии – до конца войны. В 1938–1940 годах эта модель строилась также фирмой «Магирус». Имелся вариант «Хеншель-33D1 с бензиновым двигателем. Всего было выпущено около 22 000 машин «Хеншель-33».

    Различные модели грузовых автомобилей, как обычных, так и полноприводных, поставляли в германскую армию фирмы «Даймлер-Бенц», «Боргвард», «Бюссинг-НАГ», «Магирус», «МАН» и другие.

    Наряду с колесными грузовыми автомобилями, в германской армии имелось большое количество полугусеничных тягачей. Их семейство включало в себя значительное количество внешне и конструктивно похожих моделей классов: 1–тоные («Адлер», «Демаг», «Котбус»), 3–тонные («Боргвард», «Ганомаг»), 5–тонные («Бюссинг-НАГ»), 8–тонные («Краус-Маффей», «Ганза-Ллойд»), 12–тонные («Даймлер-Бенц») и 18–тонные (ФАМО). Расход топлива у них составлял от 35 до 120 л горючего на 100 км, в зависимости от класса.

    Самым большим и мощным полугусеничным автомобилем Второй мировой войны являлся тягач класса 18 т (грузоподъемность с прицепом – 18 000 кг) ФАМО-FЗ. Он производился в 1939–1944 годах фирмой «ФАМО» в городе Бреслау. Его предшественниками были машины F1 и F2, выпускавшиеся, соответственно, в 1937 и 1938 годах. «ФАМО-FЗ» имел мощный (230 л. с.) карбюраторный двигатель фирмы «Майбах» рабочим объемом 10 830 см3.

    Передняя ось автомобиля была не ведущей. Гусеничный движитель имел значительную длину, а металлическая гусеница – принудительное зацепление ленты. Траки соединялись друг с другом пальцами на игольчатых подшипниках. Снаружи на каждый трак крепился болтами резиновый башмак. Опорные катки тоже были обрезинены. Поэтому ход машины был мягкий и относительно бесшумный. Опорные катки имели большой диаметр и располагались в шахматном порядке, что обеспечивало более равномерное давление гусениц на грунт. Кстати, катки имели и индивидуальную торсионную (на скручивающихся поперечных стержнях) подвеску. Масса такого движителя была непомерно большой (общий вес «ФАМО РЗ» достигал 15 130 кг). Он был дорогим, сложным в изготовлении и неудобным в эксплуатации. Монтаж и демонтаж катков и элементов подвески были весьма трудоемки.


    Бригада автомехаников у возрождаемых к жизни трофейных «Федерала» (модель «18М» 1940 года? производства США, поставлявшаяся в Европу, слева) и гражданского 5-тонного «Магируса» образца 1935 года с итальянским армейским кузовом (справа). 1943 год.


    Узкие промежутки между катками легко забивались грязью и снегом. Зимой, во время стоянки, все это замерзало, и машина не могла тронуться с места. Кроме того, при движении по грязи передняя, не ведущая ось «ФАМО FЗ», как и всех остальных немецких полугусеничных автомобилей, не всегда обеспечивала нужную управляемость.

    Производство и ремонт автомобилей для нужд вермахта осуществлялся не только на базовых предприятиях в Германии, но и на сборочных заводах в оккупированных странах Европы. Так, например, своим рождением Минский автомобильный завод (МАЗ) обязан фирме «Даймлер-Бенц». В период оккупации она построила на окраине Минска авторемонтное и автосборочное предприятие. После освобождения города в его корпусах началась сборка автомобилей, поступавших в СССР по ленд-лизу.

    Однако и это еще не все. Германская армия также использовала для своих нужд грузовые автомобили, выпущенные в оккупированных ею странах или странах, имеющих профашистские режимы – Австрии, Венгрии, Франции, Чехословакии.

    С 1938 года, после оккупации Австрии гитлеровцами, автомобильная промышленность страны была незамедлительно поставлена на службу вермахту. Типичный австрийский военный грузовик конца 1930–х годов фирмы «Штейер» (иногда «Штайер»), модель «640», – имел радиатор, защищенный характерной наклонной решеткой, открытую кабину и вращающиеся запасные колеса, которые помогали преодолевать неровности. «Штеер-640» с колесной формулой 6x4 и грузоподъемностью 1600 кг имел 6–цилиндровый двигатель мощностью 55 л. с. Этот грузовик являлся дальнейшим развитием 45–сильной трехоски «Штеер-440» (1935 года) и выпускался с 1937 по 1941 год. Он с успехом применялся в австрийской, а позже в германской и болгарской армиях вплоть до самого конца войны. На его базе были также созданы штабной и санитарный автомобили. Всего было изготовлено 3780 автомобилей «Штеер-640».

    В Венгрии перед войной фирма «Раба» выпускала автомобили по иностранным лицензиям. В 1943 году была создана удачная трехосная (6x4) машина «Раба-Ботонд-38М», имевшая двигатель мощностью 65 л. с., грузоподъемность – 2000 кг на шоссе и 1500 кг на грунте, и собственный вес – 4000 кг.

    В Чехословакии в предвоенное десятилетие выпускалось значительное количество типов автомобилей, в том числе и армейских полноприводных грузовиков повышенной проходимости.

    Грузовики строились фирмами «Шкода», «Татра», «Прага» и другими. Все эти автомобили нашли применение в военных перевозках в 1939–1945 годов, в том числе и на Восточном фронте.

    Самым примечательным среди чехословацких грузовых автомобилей, пожалуй, был тяжелый трехосный (6x4) грузовик «Татра-111», выпускавшийся с 1943 года на автозаводе «Татра» в городе Копрживнице, который отличался традиционной для этой марки оригинальностью конструкции. Он имел дизельный двигатель воздушного охлаждения с \/-образным расположением 12 цилиндров, продольную трубу в качестве рамы и независимую подвеску всех колес. Мощность двигателя достигала 210 л. с., а скорость 75 км/ч. Имелось два основных варианта машины грузоподъемностью 6500 и 8000 кг соответственно.

    Франция в 1930–е годы имела развитую автомобильную промышленность. В 1937 г. в стране было выпущено 230 000 автомобилей, в том числе 45 000 грузовиков. Основными производителями грузовиков к началу Второй мировой войны были шесть компаний: «Рено», «Ситроен», «Берлие», «Пежо», «Латиль» и «Панар-Левассор». Наряду с обычными автомобилями выпускались также и полугусеничные модели, а кроме того, велись работы по созданию автомобилей повышенной проходимости.

    После капитуляции в июне 1940 года французская автомобильная промышленность тоже стала использоваться для нужд вермахта. Барон Рено-магнат и глава крупнейшей автомобильной компании – в это время начал тесно сотрудничать с гитлеровцами, за что после войны он предстал перед судом, а его предприятия были национализированы.

    Характерным образцом продукции французской автомобильной промышленности периода Второй мировой войны являлся коммерческий грузовик «Рено» модели «АНN». Двухосный автомобиль имел кабину, расположенную над двигателем, неведущую переднюю ось, двускатные задние колеса и, как следствие этого, – недостаточную проходимость. Грузоподъемность его составляла 3000 кг, а мощность 6–цилиндрового карбюраторного двигателя – 75 л. с. Машина начала сходить с конвейера в 1940 году и находилась в производстве всю войну. По такой же схеме и с весьма похожим оформлением выпускались грузовики модели «АНS» грузоподъемностью 2000 кг и «АНR» грузоподъемностью 5000 кг. Всего завод «Рено» выпустил в 1940–1944 годах 35 000 грузовиков, большинство из которых было поставлено в германскую армию.

    К началу Великой Отечественной войны не менее 88 немецких пехотных дивизий, три моторизованные и одна танковая были оснащены преимущественно французскими грузовыми автомобилями.

    Одним из союзников фашистской Германии в войне против Советского Союза была Италия. В 1937 году по производству автомобилей она находилась на седьмом месте в мире и построила 77 000 автомобилей, в том числе 16 000 грузовых.

    Главным производителем автомобилей был концерн ФИАТ, чьи основные заводы были расположены в городе Турине. Стандартные типы грузовиков производили также фирмы «Альфа-Ромео», «Бьянки», «Изотта-Фраскини», «Лянча», «ОМ».


    Трофейный 3-тонный «Опель-Блиц 3,6-36S» на послевоенной гражданской службе в виде импровизированного автобуса. Эстонская ССР, 1950-е годы.


    С началом Второй мировой войны итальянцы провели мобилизацию коммерческих грузовиков, приспособив их, насколько это было возможно, к военным целям. Характерным образцом такого грузовика является «FIАТ-626BL». грузоподъемностью 3000 кг, созданный в 1939 году. Он выпускался в значительных количествах в период Второй мировой войны. Передняя ось машины была несколько перегружена кабиной, расположенной над двигателем, а привод же осуществлялся только на заднюю ось, снабженную двускатными колесами. Все эти особенности отрицательно сказывались на проходимости грузовика. «ФИАТ-626BL» имел 6–цилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 70 л. с. Кроме того, имелась дизельная модификация «ФИАТ-626NL» (мощность двигателя 65–70 л. с.). По аналогичной схеме был выполнен и более тяжелый «ФИАТ-665NL» грузоподъемностью 5000 кг. Он имел колеса большего размера, что несколько улучшало его проходимость.

    Одним из наиболее интересных типов итальянских грузовых автомобилей для армейских нужд был СПА «Довункуэ-33» («вездеход»). В 1933 году на контролируемом фирмой ФИАТ заводе СПА в городе Турине начался выпуск грузовика «Довункуэ-33» грузоподъемностью 2000 кг с колесной формулой 6x4. Машина имела открытую кабину, расположенную над 6–цилиндровым двигателем мощностью 46 л. с. В дополнение к 4–ступенчатой коробке передач на автомобиле устанавливался 2–ступенчатый демультипликатор. Три года спустя с конвейера завода стала сходить модель «Довункуэ-35», которая сохранила сходство со своей предшественницей, но имела новый, более мощный мотор (55–60 л. с.) и увеличенную грузоподъемность (3000 кг). Эта модель производилась в разных вариантах вплоть до 1948 года.

    В 1941 году появилась новая, более совершенная модель «Довункуэ-41» с приводом на все три оси (6x6), имеющая грузоподъемность 6000 кг, измененный внешний вид, новый дизельный мотор мощностью 110 л. с. и 10–ступенчатую коробку передач. Наряду с моделью «Довункуэ» в армии широко применялась короткобазная модель СПА CL39 так называемого горного вездехода. Она выпускалась с 1939 года, имела 4–цилиндровый двигатель мощностью 25 л. с., вес всего 1590 кг и достаточно высокую проходимость.

    В июле 1943 года в Италии пала фашистская диктатура Муссолини. В сентябре был подписан акт о капитуляции страны перед державами антигитлеровской коалиции. В ответ на это немецкие дивизии оккупировали северную часть Италии. После чего продукция итальянской автомобильной промышленности стала поступать непосредственно в вермахт.

    Весь этот разномастный парк и приходилось ставить «на ноги» нашим ремонтникам и эксплуатационникам. При этом разобраться в море незнакомых автомобилей было совсем не просто. Многие из них по конструкции принципиально отличались от привычных нашим специалистам «полуторок» и «трехтонок». Так, например, на целом ряде грузовиков (немецкие «Мерседес-Бенц», «Бюссинг», «МАН», австрийские «ОАФ» и «Заурер», чехословацкие «Шкода» и «Татра») стояли дизельные силовые агрегаты. На немецких «Феноменах» и «Круппах», австрийских «Штейрах», да и тех же «Татрах» двигатели имели воздушное охлаждение, причем на «Феномене» мотор был рядный, у «Татры» модели «111» – V – образный, а на «Круппе» – 4–цилиндровый оппозитный («боксер»). Трансмиссия полноприводных машин, особенно трехосных, также была достаточно сложной. На «кюбельвагенах» и легких армейских грузовиках применялась независимая подвеска колес – как пружинная (HWA-526D), так и торсионная («Прага-RV»). Такие распространенные грузовики, как французский «Рено-АНN», итальянский «ФИАТ-626ВL» и другие, кроме всего прочего, имели диковинную для нас в то время компоновку с кабиной над двигателем.

    Особо следует отметить трудности с запасными частями для трофейных автомобилей. Десятки размеров поршней, свечей зажигания, шин, сотни различных видов стартеров, генераторов, тормозных цилиндров, лампочек для фар… Эту проблему с трудом решали даже в вермахте, а о наших ремонтниках и говорить не приходится. Очень часто недостающие части фронтовым умельцам приходилось изготавливать самим или «подгонять» взятое с других марок. Иногда из нескольких неисправных однотипных, а то и разных машин собирали одну, но зато работоспособную.

    В помощь ремонтникам и эксплуатационникам «Военгиз» уже в 1942 году выпустил ряд книг: «Памятка по использованию немецких боевых и вспомогательных машин», «Памятка водителю трофейного грузового автомобиля «Опель», памятки по полугусеничным тягачам «D-7», «DВ-10», «ФАМО». В следующем году вышли аналогичные памятки по автомобилям «Крупп», «Мерседес-Бенц», «Хеншель». Достаточно подробные инструктивные материалы публиковались и в периодической печати – в журналах «Автомобиль», «Тыл и снабжение Красной Армии» и других.

    Кроме трофейных грузовиков, «кюбельвагенов» и тягачей, в Красной Армии широко использовались и легковые автомобили гражданского типа, взятые у противника. Особенно возросло их число к концу войны, когда наши войска вступили на территорию Германии. Трофейные легковушки использовались как командирские и штабные машины.

    Известны случаи, когда трофейными автомобилями с успехом пользовались наши разведчики. Одевшись в немецкую форму, они успешно проникали в тыл противника и добывали там ценные сведения. Порой захваченные у врага автомобили применяли и наши партизаны. Так, в ноябре 1943 года в Крыму группы Ивана Семашко и Юрая Жака выезжали на боевые операции на трофейных грузовиках «Форд» и «Ситроен».

    Еще не окончилась война, а в целом ряде крупных городов нашей страны уже открывались трофейные выставки, на которых были представлены разнообразные виды захваченных у противника вооружения и техники. В большом количестве там присутствовали и различные автомобили. Первую из них – столичную музей – выставку – решили создать уже весной 1943 года:


    «РАСПОРЯЖЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ГАВТУ КА КОМАНДИРУ 6–й АВТОМОБИЛЬНОЙ БРИГАДЫ ОБ ОТБОРЕ ЭКСПОНАТОВ ДЛЯ МУЗЕЯ ТРОФЕЙНОЙ ТЕХНИКИ» от 28 апреля 1943 г.

    «Постановлением ГОКО в Москве организуется музей трофейной техники для широкого обозрения.

    Отберите из имеющихся в Вашем распоряжении трофейных машин разных марок для отправки в Москву машины, имеющие специально – военное значение: легковые, разведывательные машины, штабные, связные, для перевозки войск, артиллерии и т. д.

    Машины должны быть полностью оборудованы и передвигаться самоходом или на буксире.

    Для отборки и сопровождения машин командируется из трофейного отдела капитан Гасюта.

    Начальник Главного автомобильного управления Красной Армии

    генерал-лейтенант Белокосков».


    7 мая 1943 года Государственный комитет обороны еще одним своим постановлением (№ 3295) утвердил представленный Трофейным комитетом тематический и эскизный план музея-выставки трофейного вооружения и техники, и к июню месяцу выбранные образцы трофейных автомобилей начали отправлять в Москву, в основном – по железной дороге:


    «ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ГАВТУ КА НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ТЫЛА КА О СОБРАНЫХ ЭКСПОНАТАХ ДЛЯ МУЗЕЯ-ВЫСТАВКИ ТРОФЕЙНОЙ ТЕХНИКИ» от 7 июня 1943 года:

    «Во исполнение указаний о сосредоточении экспонатов по трофейным автомобилям и транспортерам для музея-выставки трофейной техники выполнено следующее:

    1. Из частей, находящихся в Москве, музею-выставке были переданы:

    1) Штабной автомобиль «Хорьх»,

    2) Связной автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    3) Грузовой автомобиль «Крупп»,

    4) Малый колесно-гусеничный транспортер,

    5) Средний колесно-гусеничный транспортер,

    6) Большой колесно-гусеничный транспортер,

    7) Штабной автомобиль «Прага».

    2. Из Сталинграда отгружен эшелон со следующими машинами для музея-выставки:

    1) Грузовой автомобиль «Пежо»,

    2) Грузовой автомобиль-фургон «Магирус»,

    3) Штабной автобус «Берлие»,

    4) Штабной автомобиль «Штевер»,

    5) Штабной автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    6) Грузовой автомобиль-фургон «Крупп»,

    7) Грузовой автомобиль «Бюсинг-Наг»,

    8) Грузовой автомобиль «Шкода»,

    9) Легковой специальный автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    10) Грузовик-платформа «Зауер» («Заурер»),

    11) Грузовой автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    12) Грузовой автомобиль «Рено»,

    13) Грузовой специальный автомобиль «Бюссинг»,

    14) Грузовой специальный автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    15) Грузовой автомобиль «Кросслей»,

    16) Санитарный автомобиль «Ганзо-Ллойд»,

    17) Грузовой автомобиль-фургон для ремонтной мастерской «Мерседес-Бенц»,

    18) Колесно-гусеничный тягач «Краус-Маффей»,

    19) Грузовой автомобиль самосвал «Мерседес-Бенц»,

    20) Автомобиль-вездеход «Татра»,

    21) Специальный автомобиль «Хорьх»,

    22) Грузовой специальный автомобиль «Хорьх»,

    23) Грузовой автомобиль со специальным кузовом «Феномен»,

    24) Бронетранспортер «Бюссинг-Наг»,

    25) Специальный автомобиль «Феномен»,

    26) Автомобиль для радиостанции «Хорьх»,

    27) Колесный тягач «Ганомаг»,

    28) Грузовой автомобиль со специальным кузовом «Фомаг»,

    29) Автомобиль-вездеход «Лафли»,

    30) Специальный автомобиль «Мерседес-Бенц»,

    31) Колесно-гусеничный тягач «Борч-Борч»,

    32) Грузовой автомобиль со специальным кузовом «Самой» («Сомуа»),

    33) Грузовой автомобиль-фургон «Прага»,

    34) Специальный автомобиль «Берлие»,

    35) Специальный автомобиль «Хорьх»,

    36) Специальный автомобиль «Хорьх»,

    37) Специальный грузовой автомобиль-фургон «Геншель» («Хеншель»),

    38) Штабной автомобиль «Хорьх»,

    39) Штабной автомобиль БМВ,

    40) Специальный трехосный автомобиль «Штейер»,

    41) Колесно-гусеничный тягач «Бюссинг-Наг»,

    42) Колесно-гусеничный тягач «МВЦ»,

    43) Колесно-гусеничный тягач «Краус-Маффей»,

    44) Специальный грузовой автомобиль «Рено».

    По имеющимся сведениям, направленный из Сталинграда эшелон с трофейной автотехникой находился утром 31.05.1943 г. на станции Подлипки (640 км от Москвы), утром 3.06.1943 г. эшелон находился на станции Быково.

    Начальник штаба ГАВТУ генерал-майор Новиков»


    На Киевской трофейной выставке в свое время был выставлен штабной автомобиль «Вандерер», имевший весьма примечательную историю. На этой серой открытой машине разъезжал в свое время гитлеровский генерал фон Ильген-командующий карательными войсками на Украине. Разъезжал до тех пор, пока легендарный разведчик Николай Кузнецов не взял генерала в плен и не доставил в лес к партизанам на его же персональном автомобиле.

    Многие части Красной Армии (например, 6–я гвардейская танковая армия), отправляясь летом 1945 года на Дальний Восток, везли с собой трофейную автотракторную технику, которой пришлось участвовать и в разгроме милитаристской Японии.

    В августе 1945 года, после разгрома Квантунской армии, в качестве трофеев была захвачена и автомобильная техника японского производства. Самыми распространенными в японской армии были обычные двухосные (4x2) автомобили грузоподъемностью 1500–2000 кг. Их строили фирмы «Ниссан», «Мицубиси», «Тойота» и «Исудзу», которые в 1934–1936 годах заключили соглашение о сотрудничестве с американскими концернами «Дженерал Моторс», «Форд» и «Крайслер» и стали производить машины по их лицензиям. Уже в 1937 году в Японии было изготовлено 16 200 грузовых автомобилей (в то время как на рубеже 1920–30–х годов производство автомобилей составляло всего несколько сот штук в год).

    Наиболее известным стандартным военным автомобилем японской армии был трехосный «тип 94» грузоподъемностью 1500 кг. Машина выпускалась на нескольких предприятиях в двух вариантах – «А» и «В». Первый из них оснащался карбюраторным 70–сильным мотором, а второй – дизельным двигателем той же мощности. Часть автомобилей имела кабину с мягким брезентовым верхом, а часть – стандартную, жесткой конструкции. Сходил с конвейера также и двухосный вариант этой машины. «Тип 94» был приспособлен для перевозки личного состава и грузов, использовался он и как артиллерийский тягач. На его базе были созданы различные машины, в том числе топливозаправщик, прожекторная установка, бронеавтомобиль – всего около 40 модификаций.

    С1937 года фирма «Тойота» выпускала грузовик типа «GА» классической компоновки, выполненный в типично американском стиле. Он имел 6–цилиндровый двигатель (72 л. с.), 4–ступенчатую коробку передач, рессорную подвеску и цельнометаллическую кабину.

    В 1938 году в 30 км от Нагои был построен новый, крупнейший для своего времени завод фирмы «Тойота». Уже год спустя из его ворот вышло около 11 000 грузовиков для японской армии, а в 1940 году – 14 519 грузовиков. В 1942–1943 годах к базовой модели прибавился длиннобазный вариант «GВ», а также новый грузовик «КВ» грузоподъемностью 1500 кг. Все машины военного времени отличались простотой конструкции. Их стальные детали заменялись деревом, жестяными листами или легкими сплавами. В 1943–1944 годах для нужд армии фирма «Тойота» изготовила 198 штук плавающих грузовиков грузоподъемностью 2000 кг.

    Говоря же о самих японских трофеях, которые были захвачены в ходе разгрома Квантунской армии, необходимо отметить, что из всего большого перечня японской техники, попавшей в руки наших войск, в армии использовались лишь грузовики. После окончания боевых действий все исправные японские танки и самолеты, а также стрелковое и артиллерийское вооружение было передано коммунистическим вооруженным силам Китая для ведения боевых действий против гоминьдановских войск. И лишь грузовые автомобили, ввиду их нехватки в СССР, в достаточно большом количестве были преданы в послевоенное народное хозяйство нашей страны. Практически все японские трофейные грузовые автомобили эксплуатировались исключительно в восточных регионах СССР – т. е. в Сибири и на Дальнем Востоке.

    Разумеется, понятно, что армейская техника сама по себе не могла быть ни «доброй, хорошей», ни «злой, плохой». Все зависело от того, кто и против кого ее применял. В руках советских воинов трофейные автомобили успешно помогали громить ненавистного врага. А когда утихли бои, эти машины нашли применение в народном хозяйстве и еще много лет служили верой и правдой на благо нашей с вами Родины.


    Глава 2
    Многочисленные «Молнии»


    Все началось с Адама

    В стародавние времена на юге Германии, вдоль берегов Рейна, располагалась холмистая местность, называемая Оббель, или Опель. С окончанием тридцатилетней войны многие отставные солдаты занялись в этих краях фермерством, и очень скоро новоявленных крестьян стали называть Опелями. Одни из них – некий Тонгез, возжелал своему отпрыску участи лучшей, чем копание в земле, и отдал его в обучение кузнечному ремеслу.

    В середине XIX века его внук Адам Опель из Рюссельсхайма, с детства обладавший нешуточным интересом к техническим новинкам, с благословения самого Великого герцога Гессенского был отправлен на учебу во Францию. Там, на всемирной выставке 1862 года в Париже он познакомился с последним чудом техники – швейной машинкой, и уже через год начал изготавливать такие же машинки в сарае своего дяди.

    Поначалу большинство местных портных энергично воспротивились внедрению изобретения Опеля, так как считали, что машина лишит их работы. Но, в конце концов, они признали новшество, и производство швейных машин успешно процветало. Следующей технической новинкой, освоенной разросшимся предприятием Адама Опеля, стали велосипеды. Успех скоро превзошел все ожидания, но… в 1885 году один из самых перспективных промышленников Германии Адам Опель умирает от тифа в возрасте 58 лет.

    Наследники не часто оказываются друзьями, но сыновья Адама – пятеро братьев Опель, не задумываясь, продолжили дело отца. В 1887 году их, как известных велопроизводителей и велогонщиков, приглашают на Берлинский автосалон, где в том числе показывали и самодвижущийся экипаж инженера – самоучки Фридриха Луцмана – основателя первого автомобильного клуба в Берлине. Видимо, братьям приглянулся этот неказистый с виду автомобиль с 1–цилиндровым горизонтальным двигателем мощностью в 3,5 л. с., и 21 января 1899 года между сторонами было подписано лицензионное соглашение, а весной на свет появился первый «Опель», имевший длинное и прихотливое название: «Патентованная моторная тележка Опеля системы Лутцмана». Таких 2–местных машин было изготовлено одиннадцать экземпляров.

    Чуть позже братья Опель совместно с Лутцманом выпустили автомобиль несколько больших размеров, который мог перевозить уже четырех пассажиров со скоростью до 40 км/час. Но, конечно, «Опель» еще не мог конкурировать с более прогрессивной французской технологией автомобилестроения. Поэтому во время поездки в Париж братья Опель приобрели концессию на продажу автомобилей «Рено» в Германии. Однако и «Рено» поставлял для реализации, прямо скажем, недостаточное количество машин, и чтобы оправдать создание налаженной системы сбыта и сервиса, братья заключили еще один договор на продажу в Германии маленьких французских автомобилей «Даррак» с карданным приводом и двухцилиндровым двигателем мощностью 8 л. с. Надо сказать, что «Даррак» пользовался в Германии большим спросом. На следующий год братья Опель увеличили объем двигателя с 1100 до 1360 см3 и стали выпускать модель «Опель-Даррак» мощностью 9 л. с. Благодаря широкому ассортименту разнообразных моделей, к тому же постоянно модернизировавшихся, причем такими темпами, которые и для сегодняшней промышленности представляются высокими, компания «Опель» приобрела себе хорошее имя в среде автомобильных промышленников. В 1907 году появился очень удачный открытый «докторский автомобиль» – маленький и простой двухместный кабриолет, которым очень охотно стали пользоваться врачи, в итоге позволивший увеличить объем производства на 70 %!

    Годовой выпуск предприятия увеличился с 358 автомобилей в 1905 году до 3519 (легковых и грузовых машин) в 1914 году. Благодаря рекламной кампании и победам во многих автогонках (в частности – завоевание Императорского приза в 3000–километровой гонке по России «Санкт-Петербург-Москва-Севастополь») «Опель» прочно закрепился на рынке. Компания производила одновременно грузовики, тракторы, велосипеды и даже авиационные двигатели.

    Первые 1–тонные грузовики с 2–цилиндровым 12–сильным мотором появились в 1904 году. За ними последовало несколько машин с полезной нагрузкой 750–1500 кг и двигателями мощностью до 24 л. с. В преддверии Первой мировой войны была представлена унифицированная гамма из пяти моделей грузоподъемностью от 850 кг до 4 тонн с 4–цилиндровыми моторами в 24–50 л. с., 4–ступенчатыми коробками передач, карданным или цепным приводом. К началу Первой мировой войны годовой объем производства «Опеля» достиг 4,4 тысячи грузовиков.

    Однако технология в то время находилась еще на низком уровне, что можно заметить и по производительности труда на заводах «Опель»: изготовление шасси для небольшого лимузина длилось шесть недель, а для большого – до трех месяцев. Одна только операция по окраске кузова занимала порой до пяти недель, так как краски тогдашнего изготовления требовали значительного времени для качественного высыхания.

    Интересно, что уже в 1909 году второй по старшинству брат – Вильгельм Опель, посетил завод Генри Форда в Дирборне, где открыл для себя идею конвейерного производства. Под влиянием почерпнутых им в Америке новшеств начинается реконструкция завода, но здесь фирму преследуют несчастья – в 1911 году новые цеха гибнут в огне пожара, а вскоре начинается Первая мировая война.

    В военные годы фирма «Опель» была вынуждена заниматься производством военных транспортных средств, но сразу же после ее окончания вновь взяла специализацию на изготовление легковых автомобилей впрочем, в ассортимент продукции фирмы по-прежнему входили также и грузовики, и велосипеды, и мотоциклы. На берлинской автомобильной выставке 1921 года «Опель» представил новые 4– и 6–цилиндровые легковые модели.

    Однако в первое послевоенное время Германия очень страдала от инфляции и нестабильности положения, и с прекращением военных заказов фирма оказалась на грани банкротства. В 1923 году президентский пост занял идейный вдохновитель перемен – уже упомянутый Вильгельм фон Опель. Он произвел коренную модернизацию производства по американскому образцу, превратив свой небольшой завод в одно из самых совершенных предприятий с конвейерной системой сборки автомобилей. Это позволило фирме к середине 1920–х годов занять лидирующее положение в стране, выпуская 40 % всех немецких легковых автомобилей. К тому же теперь это были в основном простые бюджетные модели автомобилей, наиболее популярную их которых, весьма похожую на «Ситроен-5СV», из‑за преимущественно зеленой окраски в обиходе окрестили «Лягушкой». Она оснащалась 4–цилиндровым двигателем с боковым расположением клапанов, развивавшим мощность 12 л. с., и 3–ступенчатой коробкой передач. Изначально «Лягушка» стоила 4,5 тысячи марок, причем цена на нее даже в условиях инфляции постоянно снижалась, благодаря чему количество проданных машин за короткое время очень сильно возросло. В одном только 1928 году их было произведено 42 771 единиц, а доля «Опеля» в автомобильном рынке Германии составила 37,5 %!

    С 1927 года было обновлено и грузовое направление деятельности компании – началось изготовление 2–тонного грузовика с 4–цилиндровым двигателем в 50 л. с., пневматическими шинами и механическим приводом тормозов всех колес.

    И все же автомобильной промышленности Старого Света очень трудно было тягаться с наступавшей по всем направлениям заокеанской автоиндустрией. Автомобильные фирмы США (тогда – САСШ) в изобилии импортировали в Европу, как готовые автомобили, так и технологию производства, строя в Европе автозаводы и открывая свои филиалы.

    Не миновала сия чаша и фирму «Опель»: 18 марта 1929 года было объявлено о партнерстве концерна «Дженерал Моторс» и «Опеля», который за 30 миллионов долларов продал часть своих акций американской компании. А два года спустя директор «Дженерал Моторс Компани» Ройтер, который успешно руководил компанией «Олдсмобил», приобрел остаток акций «Опеля», и фирма полностью перестала быть «семейным» предприятием, превратившись в главный европейский филиал «Джи-Эм-Си».


    «Блиц» – значит «Молния»

    С переходом «Опеля» под опеку богатого заокеанского владельца весь модельный ряд был обновлен, и в 1930 году на свет появилась первая серия грузовиков «Блиц» («Молния»). Это название было выбрано в результате опроса полутора миллионов жителей Германии. Был объявлен конкурс на его название, основными условиями которого были: легкость произношения и понятность, как на немецком, так и на иностранном языках, а число букв в названии не должно было превышать пяти. В конце ноября 1930 года во Франкфурте-на-Майне были подведены итоги конкурса, в результате которого появилось название нового грузовика – «Опель-Блиц».

    Грузовик оказался очень удачным; обладая небольшой собственной массой, имел значительную грузоподъемность. На первые «Опель-Блиц» ставили двигатели «Бьюик», изготовленные по лицензии. В дальнейшем была приобретена линия по производству 3,5–литровых 6–цилиндровых бензиновых двигателей.


    Первые 3-тонные «Опель-Блиц» получили передние крылья более простой округлой формы, чем у легких моделей, усиленные раму, мосты, колеса (но все еще под 6 шпилек). Заводское фото 1936 года.


    В связи с успешными продажами грузовиков «Опель-Блиц» возникла необходимость расширения производства. И в 1935 году в городе Бранденбург был построен новый завод по производству грузовиков.

    Интересный факт. Строительство завода длилось всего 190 дней. Это было самое современное производство того времени. Производительность конвейера составляла 50 машин в день. Уже вскоре этот завод стал «образцовым национал-социалистическим предприятием».

    Поначалу новая гамма состояла из двух моделей грузоподъемностью 1,5 и 2,0 т. На первой использовался 4–цилиндровый 2,6–литровый мотор «Опель», на второй – американский 6–цилиндровый моноблочный 3,4–литровый двигатель «Маркетт» мощностью 55 л. с. (заимствованный от легковых автомобилей «Бьюик»). С 1931 года на 2,5–тонном грузовике «Опель-Блиц-6» его мощность возросла до 64 л. с., а масса машины при этом снизилась на 120 кг. Теперь она могла перевезти груза больше, чем весила сама (немалое достижение для тех лет). Этот популярный автомобиль был изготовлен в количестве 10 тысяч экземпляров. В 1933–35 годах выпускались также грузовики «Блиц» грузоподъемностью в 1,0–1,8 тонны с двигателями мощностью 32–36 л. с., идентичными моторам серийных легковых автомобилей «Опель».


    «Трехтонки» образца 1937 года

    Надо сказать, что компания «Опель» пользовалась особой симпатией нацистского правительства, пришедшего к власти в Германии в 1933 году, что позволило фирме уже к концу 1930–х годов быстро выйти в лидеры по объему производства военной автомобильной техники и стать крупнейшим немецким изготовителем армейских грузовиков серии «Блиц». Оснащенная по последнему слову техники, компания являлась лакомым куском для руководителей Третьего рейха, однако согласно действовавшему законодательству фирма, находившаяся под контролем иностранного капитала, не могла выполнять важных заказов вермахта. В результате к середине 1930–х годов на «Опель» накатилась вторая волна реконструкций и переоснащения основного производства.

    Как уже упоминалось, всего за 190 дней был возведен новый автосборочный завод в Бранденбурге, а также создана сеть немецких предприятий – субпоставщиков различных комплектующих изделий. Солидные германские инвестиции позволили увеличить персонал фирмы почти на 40 %. Уже в середине 1930–х годов «Опель» ежегодно выпускал около 80 тысяч легковых машин, что было в два раза больше, чем делали на ДКВ, и в 4–5 раз выше, чем мог предложить «Даймлер-Бенц». В период с 1932 по 1938 год общий годовой объем производства «Опеля» увеличился с 21,0 до 140,6 тысячи автомобилей всех видов, причем основной рост был достигнут благодаря интенсивному расширению выпуска грузовых машин, которые собирали уже полностью из немецких узлов и агрегатов.

    С 1936 года главной сферой военной деятельности «Опеля» стал массовый выпуск на новом заводе в Бранденбурге целой гаммы грузовиков обновленного семейства «Блиц» для нужд вермахта. В эту серию достаточно простых и надежных капотных автомобилей классической конструкции с рядными 6–цилиндровыми двигателями, которые получили к тому же наклонную облицовку радиатора и скругленные формы оперения и кабины, входили многочисленные унифицированные модели грузоподъемностью от 1,0 до 3,5 тонны с основными агрегатами от серийных легковых автомобилей. Впрочем, самые легкие – 1–тонные грузовики с двигателями мощностью 36 л. с. – в военных целях практически не использовались. Армейскую гамму открывал легкий и экономичный 1,5–тонный вариант «2,5–32», выпускавшийся в 1936–1942 годах. Он снабжался 2,5–литровым бензиновым мотором мощностью 53 л. с. от легкового «Опель-Капитан», новой 4–ступенчатой коробкой передач, задними одно– или двускатными колесами, открытой кабиной с брезентовым верхом или закрытой цельнометаллической. В вермахте этот автомобиль использовался в качестве легкой бортовой машины для доставки небольших грузов, быстроходного транспортера личного состава, санитарного автомобиля, шасси для легких специальных надстроек и пожарного оборудования. Он развивал скорость по шоссе до 85 км/ч и расходовал всего 16,5 л бензина на 100 км. Машин этой модели было построено около 10 тысяч единиц.

    Наибольшую же известность и распространение получили унифицированные 3–тонные грузовики «Опель-Блиц», которых с 1937 года до начала августа 1944 года произвели в общей сложности более 99 тысяч экземпляров. Базовая модель представляла собой двухосный грузовой автомобиль с трехместной металлической кабиной и кузовом, выполненным в виде бортовой платформы. На первые партии машин этого типа устанавливались 3,5–литровые двигатели мощностью 65 л. с., с 1937 года рабочий объем повысился до 3,6–литрового, а мощность – до 75 л. с., но позже в связи с появлением эксплуатационного ограничения мощность вновь снизили до 68 л. с.

    С этого момента данные машины начали широко применяться не только в народном хозяйстве Германии, но и в вермахте (кодировка базового варианта в вермахте обозначалась, как «LKW 3,6–36S»). Это были простые и прочные автомобили грузоподъемностью 3,0–3,5 тонны с закрытыми цельнометаллическими кабинами, полукруглыми штампованными крыльями, достаточно высоким капотом с вертикальной облицовкой радиатора и эмблемой «Opel Blitz» на ней. Они базировались на прочных лонжеронных рамах из П-образных стальных профилей и оснащались верхнеклапанными 6–цилиндровыми двигателями рабочим объемом 3,6 л (3626 см3) и мощностью 68 л. с., идентичными силовому агрегату легковой модели «Опель-Адмирал». Грузовики модельного ряда «Опель-Блиц-3,6» комплектовались сухим однодисковым сцеплением, новой 5–ступенчатой коробкой передач, неразрезными мостами на продольных полуэллиптических рессорах, гидравлическим приводом тормозов, задними двускатными колесами и шинами размером 7,25–20 дюймов (190–20) с различными рисунками протектора.

    Наиболее распространенным из них был, естественно, базовый заднеприводный вариант «3,6–36S» («Блиц-S», 4x2), объем производства которого составил более 70 тысяч экземпляров. Стандартный грузовик «3,6–36S» полной массой 5800 кг имел колесную базу 3600 мм, снаряженную массу 2500 кг, снабжался одним топливным баком вместимостью 82 л и был приспособлен к буксировке 2–тонного прицепа.

    Нельзя не сказать нескольких слов и о внешности «Опель-Блиц». Она вовсе не возникла стихийно, как может показаться на первый взгляд, а наоборот, являлась хорошо продуманной и детально разработанной. Внешнему виду автомобилей в Германии вообще, и «Опелей» в частности немцы уделяли много внимания. Наряду с чисто техническими и эргономическими параметрами это имело и большое идеологическое значение: четкие изгибы, выверенные очертания и внушительный вид немецких автомобилей, по мнению нацистской пропаганды, должны были подчеркивать мощь и силу Третьего рейха, преимущества нацистского строя и почтение перед техникой Великой Германии. Разумеется, в первую очередь все вышесказанное относилось к легковым автомобилям, но и грузовики «Опель-Блиц» внешне являлись прямым продолжением этой доктрины.


    Стандартный «Опель-Блиц 3,6-36S» образца 1937–1940 годов на улице Симферополя, зима 1941/42 года.


    Под литерой «А»

    С 1940 года, когда для вермахта потребовались во все возрастающих количествах автомобили повышенной проходимости, параллельно со стандартными «трехтонками» колесной формулы 4х2 фирма стала производить в небольших количествах и вариант «Опель-Блиц 3,6–6700А» с обоими ведущими мостами (индекс «А» – означает Allard – полноприводный) с дополнительной двухступенчатой раздаточной коробкой, чуть увеличенными размерами колеи и возросшей до 92 л емкостью топливного бака. Еще одним весомым отличием стало некоторое изменение компоновки автомобиля. База была не просто укорочена до 3450 мм, но еще и сам двигатель сместили вместе с капотом и кабиной вперед, справедливо рассчитывая, что для полноприводного грузовика изменение «развесовки» по мостам с большим акцентом на переднюю ось (теперь ведущую), или, иначе говоря в сторону равных долей переднего и заднего, положительно скажется на увеличении проходимости машины. Поэтому, хотя верхние части капота были унифицированы с аналогичными элементами стандартных «Блиц-S», капотные боковины вынужденно пришлось сделать оригинальными, не взаимозаменяемыми с боковинами типового «S». Ввиду этого же у варианта «А» изменился и передний бампер, также более выдвинутый вперед и получивший теперь трапециевидную в плане форму. Его кодировка в вермахте значилась как «LKW 3,6–6700A».

    Снаряженная масса стандартной полноприводной версии «6700А» составляла 3350 кг, допустимая полная масса на шоссе – 6450 кг (на грунте – 5700 кг). Максимальные скорости движения обоих грузовиков («S» и «А») на шоссе находились в пределах 80–85 км/ч, расход топлива в зависимости от условий движения колебался от 25 до 40 л на 100 км, а запас хода с 92–литровым топливным баком – от 230 до 380 км.

    Интересно, что «Опель Блиц 3,6–6700А» был единственным из немецких полноприводных грузовиков, у которого раздаточную коробку можно было переключать и во время движения. В раздаточной коробке «Опеля» переключение на понижающую передачу для движения по бездорожью производилось через двойное включение сцепления с увеличением числа оборотов двигателя вдвое. Обратное же переключение осуществлялось выключением сцепления при уменьшении числа оборотов двигателя на такую же величину.


    Полноприводный укороченный армейский «Опель-Блиц 3,6-6700А» образца 1940 года. Заводское фото.


    На базе полноприводного грузового автомобиля «Опель-Блиц 3,6–6700А» также с 1940 года серийно выпускался топливозаправщик, который мог одновременно заправлять несколько потребителей топливом, транспортировать и перекачивать горючее. Такие заправщики использовались на протяжении всей Второй мировой войны, как в сухопутных частях вермахта, так и в войсках Люфтваффе. Другой специальный автомобиль, разработанный на базе «3,6–6700А» состоял в частях вермахта, в качестве медицинской машины для перевозки раненных и больных. Полноприводные варианты грузовика серийно выпускались с 1940 по 1944 годы на заводе в Бранденбурге и использовались немцами вплоть до окончания Второй мировой войны. Всего полноприводных «Опель-Блиц-А» вместе с модификациями было собрано порядка 25 тысяч единиц.


    Рабочие лошадки вермахта

    Если проходимость стандартного грузовика «3,6–36S» по проселочным дорогам оценивалась как невысокая, то полноприводного «3,6–6700A» – как удовлетворительная (недостатком этого варианта грузовика все же были сдвоенные задние колеса, значительно увеличивающие сопротивление движению автомобиля на вязком грунте). Из грузовиков, поставлявшихся вооруженным силам, полноприводным был каждый четвертый.

    Автомобили «Блиц» 3–тонного класса служили практически во всех военных формированиях Третьего рейха и выполняли все транспортные функции по перевозке грузов, личного состава, буксировке легких артиллерийских орудий и несению надстроек специального назначения. На них монтировали различные виды деревянных и деревянно – металлических кузовов с разной высотой бортов, со скамьями и тентами, многочисленные варианты прямоугольных типовых фургонов или специальных конструкций с различной комплектацией, цистерны и топливозаправщики, пожарное оборудование и т. д. Машины для подразделений СС снабжались в основном закрытыми цельнометаллическими кузовами специального назначения. Во фронтовых частях вермахта и войск СС грузовики «Опель-Блиц» использовались не только для перевозки личного состава и грузов, но и как шасси для установки 20– и 30–мм зенитных автоматических пушек.

    В тыловых подразделениях некоторая часть «Опелей» оснащалась и газогенераторными установками. Фирма «Майзен» монтировала на стандартные шасси «Опель-Блиц» округлые санитарные кузова для перевозки раненых или размещения в них полевых операционных и лабораторий. В разгар войны компания «Магирус» выпускала на базе 3–тонных грузовиков «Блиц» несколько видов достаточно простых армейских многоцелевых пожарных машин. Базовым являлся типовой автонасос «LF15» на заднеприводном шасси с упрощенным закрытым деревянно – металлическим кузовом, двойной кабиной и водяным насосом заднего расположения производительностью до 1500 л/мин. Пожарная автоцистерна «ТLF15» монтировалась на шасси полноприводного «Блиц-А» и снабжалась открыто расположенной емкостью на 2000 л воды.

    Вариантами заднеприводной модели являлись две длиннобазные 3,5–тонные версии «3,6–42» и «3,6–47» с колесными базами 4200 и 4650 мм соответственно и полной массой 5,7–6,1 тонны. Они также снабжались различными бортовыми кузовами, фургонами, специальными надстройками и оборудованием, но широкого распространения в войсках не получили. В вермахте шасси «3,6–42» использовалось в основном под монтаж закрытых кузовов с двойной кабиной, противопожарным оборудованием типа «LF15» и передним водяным насосом фирмы «Кёбе». Также на платформах бортовых грузовиков «Опель-Блиц 3,6–47» монтировали мощные артиллерийские установки из крупнокалиберных зенитных пулеметов или легких пушек с запасом боекомплекта для них.

    Наиболее распространенным кузовным исполнением на шасси «3,6–47» являлся армейский автобус «W39» с цельнометаллическим кузовом фирмы «Людвиг» вместимостью на 30–32 пассажира, собранный в 1939–1944 годах в количестве 2880 экземпляров. Такие автобусы служили для перевозки офицерского состава и расчетов бронетехники, которую доставляли по шоссе на прицепах, а также как штабные пункты, санитарные машины, подвижные звуковещательные станции, типографии и т. д. Все эти автобусы развивали такую же скорость, как и базовая версия, и имели средний расход топлива 30 л на 100 км.

    Чтобы обеспечивать передовые части боеприпасами, топливом, продовольствием и амуницией в условиях чрезвычайно тяжелых дорожных условий на Восточном фронте, в 1942 году была создана более проходимая, полугусеничная версия «Блица» – вариант типа «Маультир». По сути, со стандартного 3–тонного (4x2) грузовика удалили заднюю ось, а вместо нее был смонтирован гусеничный движитель от танкетки «Карден-Ллойд», лицензия на которую была приобретена в свое время в Великобритании. Это преобразование увеличило проходимость машины, однако уменьшило грузоподъемность до 2 тонн. Этот полугусеничный грузовик, производство которого началось в 1942 году, представлял собой один из вариантов целой серии полугусеничных грузовиков типа «Maультир» («Мул»), производившихся различными фирмами на своих шасси. Официально он обозначался как «Опель-Маультир 3,6–36S/SSM» (Sd. Kfz.3).

    Опелевские «мулы» оборудовались четырьмя дисковыми опорными катками на рычажно-пружинной балансирной подвеске и рулевым устройством с механической системой изменения скорости перематывания гусеничных лент, что позволяло машине совершать более крутые повороты: при использовании только передних управляемых колес радиус поворота составлял 19 м, а с подтормаживанием правого или левого движителя он сокращался до 15 м. Дорожный просвет «SSM» возрос, по сравнению с «3,6–36S», с 225 до 270 мм.

    Интересный факт: «маультиры» появились благодаря настоятельному требованию войск СС (Ваффен-СС). Кроме Опеля, за производство полугусеничных грузовиков взялись фирмы Даймлер-Бенц, Магирус и Форд. фаффен-СС отдало предпочтение разработке Форда, так как его скорость была выше, в отличие от опелевского «Маультира» (38 км/час). Однако вермахт, напротив, предпочел вариант «Опеля» остальным машинам ввиду его более высокой надежности. Запас хода «Мула» достигал приблизительно 165 км по шоссе и примерно 100 км по грунту. В целом за период с 1942 по 1945 год «Опелем» было произведено приблизительно 4 тысячи «мулов».

    Недостатками этих «SSM» явились недостаточный межремонтный пробег, повышенные нагрузки в трансмиссии и малая скорость, искусственно ограниченная из‑за быстрого износа элементов движителей. Из общего количества построенных «Опель-Блиц-SSM», 2130 экземпляров таких полугусеничных грузовиков были отправлены на Восточный фронт.

    В разгар войны на полубронированном шасси– «3,6–36S/SSM» с зенитным пулеметом (или прожектором) было собрано около 300 пусковых установок типа «Sd. Kfz.4/1» – первых немецких систем залпового огня с пакетом из 10 трубчатых направляющих для запуска реактивных снарядов калибра 158,5 мм с дальностью полета 6,9 км. Немцы пытались противопоставить эти машины советским «катюшам», но – безуспешно: все их конструкции подобного рода оказались слишком тяжелыми и малоподвижными. Кроме того, частично бронированные шасси использовали иногда и как транспортеры боеприпасов.


    На Восток

    Высокая надежность и непринужденность в обслуживании сделали «Опель-Блиц» «рабочей лошадкой» немецкой армии, и в победе, и в поражении. Он широко использовался всеми армиями на всех фронтах, несущий на себе разнообразие маркировок и камуфляжа, и демонстрировал свою надежность от Северной Европы до Африки, от Запада Европы до Восточного фронта (где пределы его возможностей были установлены в условиях российской зимы).

    На обеспечение одной только пехотной дивизии требовалось около 500 таких машин, а моторизованные и легкие дивизии нуждались в 1600–1800 их единицах.

    В начале войны все транспортные средства вермахта были окрашены в темно-серый цвет, и лишь в Африканском корпусе весь транспорт имел песочный оттенок, однако, начиная с июня 1943 года, этот самый песочный цвет стал стандартной основой окраски для всей военной техники Германии.

    С началом нападения на СССР, огромные армады вермахта устремились на его территорию. Естественно, что туда же направились и значительные транспортные силы, призванные обслуживать и обеспечивать гитлеровскую военную машину. В частности, львиная доля всех выпущенных к тому времени 3–тонных «Опель-Блиц» в 1941 году также была задействована именно на Восточном фронте.

    Однако здесь весь транспорт вермахта столкнулся с непредвиденной проблемой – российским бездорожьем. Таких тяжелых условий достаточно продуманные, но весьма сложные конструктивно немецкие автомобили уже не выдерживали, начинали отказывать, ломаться, выходить из строя… Так как сугубо армейских машин – более надежных и приспособленных, с лучшей проходимостью – было довольно мало, то основная масса перевозок все равно пришлась на обычные стандартные машины 4х2, застревавшие в начавшейся осенью 1941 года распутице по самые кузова. Да и своевременное обслуживание многочисленного и разношерстного автопарка на огромных пространствах в полевых условиях наладить было чрезвычайно трудно, в чем тоже очень скоро убедились немецкие военные эксплуатационники.

    Именно поэтому почти сразу же на Восточном фронте на первый план стали выходить наиболее простые и надежные машины, нетребовательные к уходу и обслуживанию. Среди всех грузовиков вермахта общего назначения под эту категорию лучше всех как раз и попадало семейство «Блиц». Даже несмотря на их ограниченную (в большинстве вариантов – 4х2) проходимость, в суровых условиях войны они оказались более живучими, безотказными и ремонтопригодными, нежели их собратья от других производителей, а значит – и более востребованными.

    Эти решающие факторы не замедлили сказаться и на их заказах, что для фирмы «Опель» сыграло положительную роль в плане увеличения производства именно этого модельного ряда, даже путем свертывания выпуска легковых автомобилей.

    Развитие ситуации с автотранспортом, разумеется, постоянно было в поле зрения нацистского руководства. Известно, например, что грузовики «Опель-Блиц» вызывали симпатию даже у самого Адольфа Гитлера, который еще до бомбардировок и уничтожения бранденбургского завода по их производству в 1944 году навязывал фирме «Даймлер-Бенц» освоение выпуска этих грузовиков на ее предприятиях. Правда, уважаемая фирма, для которой это был, конечно же, значительный удар по престижу марки, под разными предлогами игнорировала это указание фюрера, но лишь до тех пор, пока в конце войны волей-неволей не пришлось полностью заменить вышедшие из строя производственные мощности «Опеля». Таким образом, можно сделать вывод о том, что «Опель-Блиц» завоевал большую популярность и авторитет не только в войсках и в тылу, но и в самих «верхах» рейха.

    Возникновению всех этих качеств «Опель-Блиц» способствовали американские принципы конструирования и массового производства – технологичность, простота, унификация. И действительно, из всех немецких грузовиков «Опель-Блиц» получился самым «американизированным», т. е. самым практичным – в этом явственно сказалось присутствие заокеанских хозяев, сыгравшее здесь весьма положительную роль.


    Взгляд с русской стороны

    В ходе стихийно начавшейся эксплуатации первых захваченных образцов «Опель-Блиц-3,6–36S» в Красной Армии выяснилось, что эти немецкие автомобили обладают рядом конструктивных особенностей и рассчитаны на применение расходных горюче – смазочных (ГСМ) и других материалов, отличавшихся от распространенных в СССР. Кроме того, немцы, когда имелась хотя бы мало – мальская возможность для этого, снимали с оставляемых ими машин узлы и элементы питания, приборы зажигания и электрооборудования, лишая тем самым возможности быстрого ввода этой техники в эксплуатацию на противоборствующей стороне.

    Чтобы облегчить и ускорить восстановление трофейных «Опелей» для использования в наших воинских частях и автохозяйствах, Центральный научно-исследовательский институт автомобильного транспорта НКАТ РСФСР уже к 1942 году провел работу по изучению этих грузовиков, в процессе чего выявились возможности по скорому восстановлению некомплектных образцов путем замены отсутствующих элементов отечественными, и сравнительно простого приспособления немецких машин для работы в условиях отечественного обслуживания.

    Согласно немецкой документации, грузоподъемность грузового «Опель-Блиц-3,6–36S» военного исполнения составляла не 3000 кг, а 2575 кг, ввиду увеличившегося по сравнению с гражданским вариантом собственного веса машины. Увеличение это образовалось в первую очередь из‑за иного универсального кузова с более высокими бортами, приспособлениями для установки сидений и брезентового тента с поддерживающими дугами.

    Карбюраторный 6–цилиндровый рядный (моноблок) двигатель традиционной конфигурации вместе со сцеплением и КПП в целом были достаточно знакомы и понятны для отечественных водителей и механиков. Новшествами в моторе были, пожалуй, лишь его крепление к раме на резиновых подушках в четырех точках и алюминиевые поршни с маслосъемными и компрессионными кольцами. Хотя эти новинки перед войной уже были освоены отечественным автопромом, но – на моделях не массовых, а достаточно эксклюзивных, выпущенных небольшими сериями. Охлаждение двигателя – водяное – также было хорошо знакомо нашим водителям.

    На машине устанавливался карбюратор «Солекс» модели «35 IF» c опрокинутым (падающим) потоком и экономайзером, компенсация смеси в котором осуществлялась путем понижения разрежения у жиклера, т. е. эмульгирования топлива. Запуск холодного двигателя производился при помощи пускового устройства, управляемого тросом с места водителя. В отличие от отечественных грузовиков тех лет, при запуске холодного двигателя «Опеля» вовсе не следовало открывать дроссель, или же неоднократным нажатием на педаль акселератора подкачивать топливо, так как это, наоборот, вело к обеднению поступавшей в двигатель смеси и к скоплению его во всасывающей трубе. Изучение машины показало, что уменьшение жиклеров по сравнению с фирменной их регулировкой нецелесообразно, поскольку при этом при уменьшении расхода топлива одновременно увеличиваются время и путь разгона автомобиля, т. е. ухудшаются динамические свойства. Наименьший расход топлива достигался, как и у отечественных грузовиков, при стабильном движении на скорости 35–40 км/ч. Максимальная же скорость «Опеля-Блиц», согласно отечественным испытаниям, составила 90 км/ч.

    Электрооборудование «Опеля», известной фирмы «Бош», было 12–вольтовым, в отличие от распространенного на «ЗИС-5»и «ГАЗ-АА» номинального напряжения в 6 вольт.

    Однодисковое сцепление полуцентробежного типа было признано удобным, так как пружины на ведомом диске поглощали возможные толчки при включении сцепления. Включение 4–й и 5–й передач в традиционной шестеренчатой КПП осуществлялось с помощью скользящей зубчатой муфты. Карданный вал трубчатого типа был двойным, имевшим промежуточную опору, закрепленную на траверсе рамы. Главная передача состояла из пары конических шестерен со спиральным зубом (передаточное отношение 1:6,85). Полуоси заднего моста полностью разгруженного типа по конструкции были схожи с аналогичными элементами «ЗИС-5».

    Традиционная рессорная подвеска всех колес дополнялась гидравлическими амортизаторами. Устройство рулевого управления «Опеля» – «червяк с двойным роликом» было весьма схоже с рулевым механизмом отечественного представительского «ЗИС-101». Тормозная система колодочного типа с гидравлическим приводом действовала на все колеса. Ручной трансмиссионный тормоз ленточного типа располагался за коробкой передач.

    Интересно, что «опели-блиц» разных лет выпуска «ходили» на разных колесах. Изначально, с 1936 года все «блицы» комплектовали колесными дисками под 6 шпилек (внешне схожими с дисками типа отечественного «ГАЗ-51А»), ими же стали оснащать и военные исполнения. Однако, когда в 1939 году был создан полноприводный вариант, на него сразу стали устанавливать более надежные диски под 8 шпилек с восемью небольшими окнами (как у нашего «ЗИС-150»). Вскоре в целях унификации было решено и на все остальные типовые армейские «S» ставить такие же 8–шпилечные колесные диски (такими же взаимозаменяемыми между собой дисками оснащались и схожие по классу грузовики фирм «Боргвард», «МАН» и т. д.). Плюс к тому, с 1941 года на всех «блицах» ставили усиленные задние мосты, идентичные заднему мосту «3,6–6700А» (4х4). Практика показала, что применительно к жестким условиям эксплуатации в России, это были верные и своевременные технические решения.

    «Опель-Блиц» комплектовался достаточно простой панелью управления в кабине с небольшим по современным меркам количеством приборов и рычагов, однако некоторые из них, тем не менее, все равно представляли собой некую новизну для наших водителей. Так, например, стеклоочиститель приводился в движение не вручную, а от распределительного вала двигателя. То же самое можно сказать и о рычагах включения раздаточной коробки в полноприводной версии.

    При эксплуатации в СССР в качестве смазочных материалов для «Опеля» широко применялись отечественное моторное масло, Автол 10 (зимой – Автол 8), Нигрол Л, Солидол Л и технический вазелин. Периодичность смазки основных узлов не отличалась от норм для отечественных машин.


    Опель в «шкуре» «Мерседеса»

    Отличные показатели использования «Опеля-Блиц» на всех фронтах увеличили его спрос в войсках. Чтобы справиться со все возраставшим спросом, в 1943 году было принято решение производить его дополнительно на заводах «Даймлер-Бенц». Но, как уже упоминалось, старейшая автомобильная фирма Германии не спешила наступать «на горло собственной песне» и всячески противилась этому. И лишь после разрушительных бомбардировок заводов Опеля в августе 1944 года и полного прекращения производства армейских машин «Блиц» на заводах Опеля, компании «Даймлер-Бенц» было приказано в срочном порядке организовать выпуск «трехтонок» «Опель-Блиц» на своем предприятии в Мангейме. До весны 1945 года с его конвейера сходили самые ходовые 3–тонные грузовики «Опель-Блиц 3,6–36S», носившие индекс L701. От оригинальных машин они отличались упрощенной прямоугольной эрзац-кабиной на деревянном каркасе со стенками и дверями из прессованного картона, двумя плоскими лобовыми и боковыми стеклами, упрощенной грузовой платформой с откидными бортами, фарами уменьшенного диаметра, отсутствием обычных подножек, задних крыльев, инструментальных ящиков и эмблемы. Из общего количества выпущенных машин серии «Блиц» на долю концерна «Даймлер-Бенц» пришлось всего 3,5 тысячи автомобилей, ставших одними из последних немецких грузовиков, выпущенных во время Второй мировой войны.


    Упрощенная копия «Блица» – «Мерседес-Бенц L701» образца 1944–1945 годов, собиравшаяся в Мангейме.


    «Опели» в РККА

    Уже к концу 1941 года в Красной Армии имелось достаточное количество трофейных «трехтонок» «Опель-Блиц 3,6–36S», захваченных у врага и отремонтированных силами армейских автомастерских, авторемзаводов различного подчинения и автозаводов Наркомата среднего машиностроения СССР, куда входила автомобильная промышленность страны.

    Надо сказать, что «опели» сразу же были оценены по достоинству и нашими фронтовыми водителями. В первую очередь это касалось удобств для самих шоферов в плане относительного комфорта и управления машиной. Просторная и герметичная цельнометаллическая кабина, мягкое сиденье, рулевое колесо с пластмассовой поверхностью обода, достаточно простые и понятные рычаги управления, не более сложные, чем у отечественных грузовиков – все это выгодно отличало «Блиц» от более сложных, но менее комфортных специальных армейских трофейных автомобилей.

    Неоспоримым преимуществом была и мягкая подвеска, состоявшая из рессор и гидравлических амортизаторов, в отличие от более жесткой, исключительно рессорной подвески 3–тонного отечественного его аналога «ЗИС-5».


    Один из первых захваченных в боях за Москву и отремонтированных «Блицев» перед отправкой на фронт. Зима 1941/42 года.


    Были, конечно, и свои минусы. Во-первых, при выходе из строя некоторых элементов заменить их на отечественные уже не представлялось возможным. Поэтому приходилось либо искать и снимать их с таких же трофейных некондиционных машин, либо изготавливать заново, там, где имелись хотя бы минимальные условия для этого. Например – лобовое стекло, единое и довольно большое, притом – изогнутой формы. Если оно разбивалось (а это в условиях войны бывало нередко), не оставалось ничего другого, как обращаться к умельцам, вырезавшим его заново из подручных стекольных материалов, порой – уже из двух половинок, с изготовлением самодельной поперечины.

    И все же «Опель-Блиц» в отличие от других трофейных машин считался весьма удобным и надежным грузовиком, не без труда, но все же «переваривавшим» тогдашний жуткий по качеству «бензин 2–го сорта», от которого сильно страдали двигатели многих не только трофейных, но и ленд-лизовских автомобилей.

    С течением времени «опелей» в Красной Армии становилось все больше и больше, поэтому местами их передавали в отдельные автомобильные подразделения, укомплектованные в основном только этими грузовиками, в целях удобства обслуживания и ремонта. Они широко применялись на всех фронтах Великой Отечественной. Некоторое количество «обрусевших» «3,6–36S» и «3,6–6700А» в мае 1945–го года проехались победным маршем по улицам поверженного Берлина, а кое-какие из них некоторое время спустя даже были переброшены на восток нашей страны и успешно участвовали в августовской войне с милитаристской Японией.


    Части Красной Армии въезжают в Берлин. Бойцы на «Опеле» «3,6-36S» образца 1940–1944 годов со стандартными колесами под 8 шпилек и переделанной бортовой платформой. Май 1945 года.


    Однако, по мере удаления фронта на запад и последующего постепенного наступления мирной жизни, трофейные автомобили начали активно демобилизовывать из состава действующей армии, оставляя лишь наиболее типовые и проверенные марки отечественных и ленд-лизовских автомобилей. Поэтому, начиная с 1944 года, «опели», как и прочие трофейные грузовики, стали потихоньку отправлять в народно-хозяйственные отрасли страны, очень сильно нуждавшиеся к тому времени в какой бы то ни было автомобильной технике, подчистую и повсеместно изъятой оттуда еще в начале войны.


    Трофейные «3,6-36S» из состава 6-й танковой армии применялись нашей стороной и в боевых действиях против Японии. Маньчжурия, август 1945 года.


    Так, 1947–48 годам основная масса имевшихся у нас «опелей-блиц» оказалась на «гражданке».


    В народном хозяйстве

    Поступления автомобильной техники из Красной Армии обратно в автохозяйства и другие различные предприятия и организации СССР возобновились уже в 1944 году. Поскольку Красная Армия к тому времени стала исправно и обильно пополняться новыми отечественными и ленд-лизовскими автомобилями, разномастные и уже выработавшие в основном свой ресурс трофейные грузовики стали вновь отправлять на восток – в тыл, испытывавший к тому времени колоссальную нужду в автотранспорте.

    В первую очередь это касалось сельскохозяйственных регионов, стратегической задачей которых были уборка и вывоз урожая и хлебозаготовки, крайне необходимые для снабжения той же армии, да и страны в целом. Уже в 1943–44 годах отдельные армейские автоотряды и автороты стали на время откомандировывать в тыл для перевозок хлеба и других сельхозпродуктов. Ну а ближе к концу войны, по мере возраставшей мощи и потенциала Красной Армии, все, что так или иначе переставало работать либо работало плохо, дабы уже не грозило неожиданными отказами в военных условиях, без сожаления вычеркивалось из состава автомобильных воинских частей и подразделений и пополняло собой отрасли изрядно разрушенного войной хозяйства страны.

    Основные «вливания» трофейных автомобилей, и «опелей» в частности, в народное хозяйство СССР пришлись на 1945–1947 годы, когда в глубинку шли тысячи и тысячи невиданных там доселе грузовых и специальных машин. Однако, увы, в большинстве своем все они являли собой жалкое зрелище: простреленные, побитые, поломанные, а главное – уже почти полностью отслужившие свой положенный срок. И только неимоверными усилиями и смекалкой наших автотранспортников и неистощимых на выдумку авторемонтников эти покалеченные войной машины удавалось возрождать к дальнейшей эксплуатации.

    Некондиционные двигатели, коробки передач, мосты и прочее по возможности заменяли на более-менее подходящие отечественные узлы и агрегаты от «ГАЗ-ММ» и «ЗИС-5», восстанавливали приборы, электрооборудование и светотехнику. Часто ходовые машины собирали из нескольких разукомплектованных и некондиционных экземпляров, порой – различных марок. В результате чего возникали подчас причудливые гибриды, несшие в себе абсолютно разные агрегаты разных типов машин и стран-изготовителей. И тем не менее все эти невообразимые творения наших местных автоумельцев неплохо двигались, перевозя грузы на благо поднимавшегося из руин СССР.

    Ну а совсем уже негодные для дальнейшего использования автомобильные остатки трофейной техники разбирали на запчасти, дабы продлить жизнь действующим автомобилям, причем не только таким же трофейным, но зачастую и многим отечественным грузовикам.

    Так, например, весьма ценились нашими водителями закрытые металлические кабины трофейных и ленд-лизовских грузовиков, которые при первой же возможности стремились установить и на наши «полуторки» и «трехтонки» вместо расшатывавшихся, скрипевших и пропускавших пыль и холод деревянных кабин отечественного производства.

    Многие региональные издания второй половины 1940–х и даже начала 1950–х годов с традиционными рапортами о новых строящихся или восстанавливающихся объектах, или об успешной уборке урожая пестрели иллюстрациями, где наряду с отечественными грузовиками часто встречается и импортная автомобильная техника, в частности – трофейная. Порой, хотя такие факты в то время по понятным причинам и не было принято афишировать, такие фотоснимки попадали и на страницы центральных изданий, вплоть до Большой советской энциклопедии, второе многотомное издание которой как раз пришлось по времени на ту эпоху.

    Разумеется, век этих машин уже не был долог. В большинстве своем изрядно изношенные, без необходимого запаса «родных» комплектующих, они скоро начинали ломаться, отказывать, выходить из строя и в конце концов списывались и шли на металлолом, особенно уже в 1950–е годы, когда в народное хозяйство страны начались значительные по масштабам поступления новых отечественных автомобилей. Кое-где трофейные грузовики еще продолжали исправно трудиться – в основном в мелких так называемых «шарашкиных конторах», обладавших хотя и малочисленным, но все же своим собственным автотранспортом, и в то же время лишенных возможности регулярного обновления этого автопарка. В таких организациях эксклюзивные трофейные экземпляры служили и позже, невзирая на произведенные почти повсеместно в конце 1950–х «укрупнения» автохозяйств страны, когда многие мелкие автопредприятия сливались в одно целое, с более развитой ремонтно-эксплуатационной базой. Естественно, что в эти вновь созданные крупные АТП начинала поступать в больших количествах новая отечественная техника, а отслужившее свое «старье», тем более – импортное – безжалостно выбраковывалось и отправлялось прямиком на переплавку (порой – еще своим ходом).

    География распространения 3–тонных «опелей» в первую очередь включала в себя республики Прибалтики, Украину, Белоруссию, Молдавию и западные регионы РФ, но иногда отдельные их экземпляры волей судеб проникали далеко на восток СССР и даже в Сибирь, вплоть до Забайкалья и Дальнего Востока.

    Другой «заповедной зоной» для «блицев» стала, как это ни странно, область пассажирского автотранспорта. Дефицит автобусов в СССР, как маршрутных, так и служебных, был сопоставим с дефицитом грузовиков, но восполнялся гораздо медленнее. Поэтому те самые автобусы «W39» на шасси «3,6–47» с кузовами «Людвиг» и других фирм оказались чрезвычайно востребованы на послевоенных пассажирских маршрутах, особенно в глубинке, где кроме как на эти транспортные единицы и уцелевшие довоенные автобусы (как правило – «доходяги»), рассчитывать было пока не на что. Их тоже ремонтировали, внедряя отечественные узлы и убирая эмблемы, и выпускали на линию. Эти машины были распространены не только в западной части страны, попавшей под оккупацию, но проникли и далеко в восточные регионы, где пассажирский транспорт находился в еще более плачевном состоянии.

    Еще интереснее дело обстояло со служебным транспортом. Порой те или иные конторы, заполучив в свое время по случаю трофейные автобусы «Блиц», эксплуатировали их до тех пор, покуда они на 70–80 % не обрастали отечественными уздами и агрегатами, так что иной раз уже мало что напоминало об их первоначальном облике.


    Этот автобус «W39» с кузовом фирмы «Людвиг» на шасси «Опель-Блиц 3,6—47» с самодельной облицовкой радиатора и передним мостом под 6 шпилек использовался в качестве маршрутного в Барнауле на рубеже 1940–1950 годов.


    Нередки были и просто переделки отслуживших свое грузовиков «Опель-Блиц» в автобусы отечественного кустарного производства. Они строились силами местных авторемонтных мастерских на различных вариантах шасси – оригинальных или самодельных рамах, а иногда и на удлиненных рамах «ГАЗ-51» или «ЗИС-150». Двигатели с КПП чаще всего использовались уже отечественные, мосты – тоже либо «родные», либо от «ГАЗ» или «ЗИС», зато пассажирские кузова в основе своей чаще всего были подлинные, трофейные, либо переделывавшиеся из пришедших в негодность, либо просто подновленные и отремонтированные. Такие «обрусевшие» кузова с наклонным ветровым стеклом и довольно большими окнами как правило уже заметно отличались от более округлых немецких автобусных кузовов, так что порой лишь капот и оперение выдавали их первоначальную суть. Такие автобусы местного производства на основе грузовых экземпляров «Опель Блиц», или просто с привлечением их капота, оперения и пассажирского салона встречались в республиках Прибалтики, Белоруссии и западных областях РФ.

    И все же время неумолимо брало свое, и уже в 1960–х «Опель Блиц» на дорогах Союза был весьма редкой «птицей», ну а позже – и подавно. Следы их пребывания ныне можно распознать лишь по маленьким эпизодам некоторых отечественных художественных кинофильмов о Великой Отечественной войне, снятых с их участием.


    На экранах, больших и малых

    Начиная с 1950–60–х годов, количество фильмов о Великой Отечественной, снимавшихся на киностудиях страны, ежегодно возрастало. Дело было поставлено на поток, для чего требовался и соответствующий технический реквизит. Если в конце 1940–х «Опели» даже у киношников использовались в первую очередь как транспортные средства (можно привести в пример хотя бы Одесскую кинофабрику, имевшую в 1949 году в своем гараже грузовой «Опель-Блиц»), то на рубеже 1950–60–х съемочные группы начинали ломать голову над тем, где бы найти что‑то более-менее похожее на правду, чтобы оно проехалось у них в кадре. И порой уцелевшие кое-где подлинные образцы «Опелей», как и других грузовиков вермахта, еще изыскивались с помощью ГАИ и привлекались для съемок. Иной раз некоторые экземпляры даже приобретались гаражами киностудий, но подход к этому все равно оставался не слишком серьезным (ведь на съемках машины тоже часто ломают, жгут, давят танками…), поэтому со временем почти везде место подлинных «опелей» заняли либо какие‑то иные машины, либо более-менее похожие их имитации на шасси «ГАЗ-51А».

    И все же достаточно аутентичные образцы «Опель Блиц 3,6–36S» можно увидеть в художественных кинофильмах «Судьба человека» (1959), «Вдали от Родины» (1960 год – снималось по крайней мере три экземпляра), «Мир входящему» (1961), в 4–серийном «Вызываем огонь на себя» (1963 год – здесь можно даже подробно разглядеть интерьер кабины), «Тройная проверка» (1966 год – интересна длиннобазная бортовая модификация, правда, уже с мостами от «ГАЗ-51А»), «Щит и меч» (1967 год – сразу два экземпляра), «Золото» (1969), «Риск» (1971), «Бой после победы» (1972), «Факт» (1980), «Отряд» (1984), и многих других.

    Интересен и тот факт, что один из хорошо сохранившихся экземпляров «3,6–36S» снимался в первой версии кинофильма «Директор», на съемках которого в ноябре 1965 года трагически погиб известный актер Евгений Урбанский. Фильм повествовал о становлении отечественного автопрома и о знаменитом Кара-Кумском автопробеге 1933 года, и появление в нем немецкого «Опеля» образца как минимум 1937 года (а на деле – от 1940–го и позднее) было, конечно же, большой исторической натяжкой. Однако в сохранившихся рабочих кадрах, использованных затем в документальном фильме памяти прекрасного актера («Евгений Урбанский», 1967 год, реж. Е. Сташевская-Народицкая), проезды этого «Опеля» запечатлены весьма подробно. К сожалению, со смертью Урбанского производство фильма закрыли почти на 5 лет, а когда в 1970–м году снимали вторую его версию – от участия «Опеля» отказались, решив использовать, на сей раз только более-менее достоверные по времени действия «ГАЗ-АА» и «ЗИС-5».


    3-тонный «Опель-Блиц» с фарами от ЗИС-150 в отечественном кино. Кадр из фильма «Вызываем огонь на себя». 1963 год.


    В кинофильмах «Золото», «Отряд» и некоторых других наряду со стандартным «3,6–36S» задействованы и более редкие полноприводные «3,6–6700А». Известно, что, по крайней мере, одна такая машина, принимавшая в свое время участие во многих фильмах, сохранилась до наших дней в Литве.

    И еще об одном экземпляре стандартного «Блица» стоит рассказать особо. В 1960–х годах он принадлежал Харьковскому политехническому институту, а со временем был приобретен киностудией имени А. Довженко и, перебазировавшись в Киев, учавствовал во многих известных фильмах: «Дачная поездка сержанта Цыбули» (1979), «Мерседес уходит от погони» (1980), «Война в западном направлении» (1990), киноэпопее «Трагедия века» (1980–90–е годы), сериале «Московская Сага» (2005), и других.

    Порой на съемках этому «Опелю» тоже приходилось несладко: его опрокидывади, несколько раз поджигали, да и прыжки на полной скорости по «пересеченке» хорошей эксплуатацией вряд ли назовешь. В итоге, нынешнее состояние его, конечно же, оставляет желать лучшего: двигатель и задний мост у него теперь не «родные», а заимствованы от «ГАЗ-51А», залатанные в выбоинах крылья, кустарно переделанная облицовка, мало похожая на настоящую… И все же «в основном» это подлинный «Опель-Блиц», единственный доживший до наших дней на Украине.


    Дошедший до наших дней более-менее подлинный экземпляр «Опеля» с киностудии имени Довженко – также участник многих известных фильмов. Фото 2005 года.


    А вот автобусам на шасси «Блиц 3,6–47» в советском кино как‑то не повезло. Подлинные их экземпляры остались за кадром, основательно переделанный (на основе «ГАЗ-51А») экземпляр мелькнул лишь в молдавском фильме «Риск» (1971), похожая машина, но более близкая к оригиналу, сохранилась в рижском клубе антикварных автомобилей «Уник», и по слухам тоже когда‑то снималась в кино. Этот экземпляр мог бы стать настоящей звездой экрана, но судьба распорядилась по-иному…


    Полноприводный «3,6-6700А», сохранившийся в Каунасе. Литва, фото 1980-х годов.


    Дело в том, что изначально в романе Г. и А. Вайнеров «Эра милосердия», по которому в 1978–79 годах снимался 5–серийный телевизионный фильм «Место встречи изменить нельзя», ставший затем очень известным и популярным, речь шла как раз о трофейном автобусе на шасси «Опель-Блиц», отсюда и его кличка – «Фердинанд». Вот цитаты из романа:

    «Машина была красно-голубой с полуоблезшей надписью «Милиция» на борту». «… Трофейный «Опель Блиц» наверняка за долгую жизнь повидал виды… машина будто припала к земле громоздким брюхатым кузовом на перелатанных баллонах и неуклюжей статью своей и плоской придавленной мордой походила на огромного бульдога…». «…И верно, в приземленной кургузой машине было что‑то общее с тупым напористым ликом самоходного орудия…»

    Поэтому, по идее, для съемок «Места встречи…» как нельзя более кстати пришелся бы сохранившийся латвийский автобус, но картина, весьма неодобряемая высоким начальством, делалась для ТВ, с копеечным бюджетом, поэтому и затраты на реквизит свели к минимуму. На мосфильмовской базе нашли наиболее простую замену: автобус на шасси «ЗИС-5»с кузовом «АМО-4–стандарт». Так «Фердинанд – Опель» из романа «Эра милосердия» стал тем самым «кино – Фердинандом» «АМО-ЗИС», который мы знаем.


    Автобус с кузовом МАН-Е3000 и ходовой частью и капотом «Опель-Блиц», сохранившийся в эстонском клубе ретроавтомобилей «Уник». У машины «не родные» крылья, изготовленные из крыльев «ГАЗ-51А» с самодельными подфарниками, современные светотехника и резина.

    Фото 1980-х годов.


    И еще несколько слов о киноимитациях «Опель-Блиц» на шасси «ГАЗ-51А». Их стали делать достаточно давно – уже в фильмах «Бой после победы» (1972 год, вместе с подлинным «Опелем) и «Фронт без флангов» (1975) можно видеть такие переделанные грузовики на основе обычных «ГАЗ-51А». Изменениям подвергались лишь крылья, капот и иногда кабина, остальное же по большому счету оставалось, как есть. В кинофильмах «Обелиск» (1976) и «Шел четвертый год войны» (1983) можно видеть длиннобазную имитацию «Блица» также на элементах «ГАЗ-51А», а в фильмах «Минута молчания» (1971) и «Факт» (1980) – имитацию, неплохо выполненную на основе «трехтонки» «УралЗИС».

    В современных российских лентах также можно видеть «ГАЗ-51А» и двускатный «ГАЗ-63» с измененными капотами, облицовками и крыльями, в роли «Блиц-S» и «А» соответственно. Еще дальше пошли на «Ленфильме», умудрившись таким же путем загримировать под «Опель» более современный ГАЗ-53А с элементами от «ГАЗ-51А» и -52–04. И все же все эти имитации весьма далеки от настоящих 3–тонных «блицев», колесивших когда‑то по дорогам СССР.

    Что же касается подлинных экземпляров «Опель-Блиц», то кроме нескольких сохранившихся в теперешних странах Балтии (бывших когда‑то прибалтийскими республиками СССР) и уже упомянутого украинского, комплектный и ходовой образец («Блиц-А», цистерна), правда, уже «свежезавезенный» из Германии, можно видеть в Музее техники Вадима Задорожного (пос. Архангельское, Красногорского района Московской обл.). Эта машина регулярно участвует в различных столичных авто-ретро мероприятиях, например на фестивале «Звезды ретро» в 2009 году, выставке «Память поколений» в 2010 году и других.


    Послесловие

    Трехтонный «Опель-Блиц» считается лучшим грузовым автомобилем вермахта, в то же время это единственный грузовик, который выпускался с предвоенных лет вплоть до самого поражения Германии. «Опель-Блиц» зарекомендовал себя как отличный, безотказный автомобиль.

    Из изготовленных в общей сложности 129 795 грузовиков «Опель-Блиц» примерно 100 000 были поставлены вермахту и войскам СС, остальные использовались в оборонных отраслях народного хозяйства Германии. В общей сложности в 1938–1944 годах фирма «Опель» изготовила свыше 130 тысяч различных военных автомобилей. Летом 1944 года бомбардировками авиации союзников оба главных завода «Опеля» были сильно разрушены. Выпуск 3–тонных грузовиков пришлось перевести на завод «Даймлер-Бенц» и выпускать там, пока и он также не был выведен из строя. В 1944–1945 годах американская авиация полностью разрушила завод в Бранденбурге, хотя официально он являлся собственностью США. Согласно Ялтинскому соглашению эта территория оказалась в советской оккупационной зоне. Через некоторое время завод был частично восстановлен и заработал вновь, однако в 1946 году основное его оборудование демонтировали и вывезли в СССР, использовав затем для производства легковых автомобилей «Москвич».

    Оправившись от войны, фирма «Опель» вновь принялась за производство автомобилей. Трехтонное довоенное семейство «Блиц» оказалась настолько удачным, что производство базовой модели было заново возобновлено с июля 1946 года на вновь открывшемся заводе в Рюссельсхайме. 1 ноября 1948 года концерн «Дженерал моторс» снова установил контроль над фирмой «Опель» и ускорил восстановление предприятия, производившего с 1950 года легковые автомобили «Олимпия» и «Капитан», фургоны на их базе и обновленные грузовые автомобили, которые традиционно продолжали нести марку «Блиц», завоевавшую известность и популярность во время войны. А сама символика «Блиц» – кольцо, перечёркнутое зигзагом молнии – стала со временем новой официальной эмблемой фирмы «Опель».


    Глава 3
    Грузовики с нежным именем


    На земле, в небесах и на море

    Этот производитель автомобилей по праву является одним из старейших в мире, как по выпуску грузовых автомобилей, первые из которых были построены еще в 1896 году, так и по производству грузовиков с дизельными двигателями, которые увидели свет в 1924–м. Два года спустя, 28 июня 1926 года произошло слияние двух старейших германских автомобильных фирм – Акционерного моторного общества Даймлера – «Даймлер Моторен Гезелльшафт» из Штутгарта и «Бенц и Компания» из Мангейма. В результате чего появился известный во всем мире концерн «Даймлер-Бенц АГ», выпускавший всем хорошо знакомые автомобили марки «Мерседес-Бенц» (Мерседес – испанское женское имя. Так звали дочь Эмиля Елинека, который некогда своими крупными заказами и спортивным пиаром поднял «Даймлер» на новый уровень). Символика фирмы – трехлучевая звезда в круге – олицетворяла собой единство трех стихий, где использовались изделия «Даймлер-Бенц»: на земле, в небесах и на море.

    Сразу же после объединения грузовики изготавливали только на бывшем предприятии Бенца в Гаггенау, а заводы Даймлера в Мангейме и Мариенфельде временно для этого не использовались. После объединения от прежних модельных рядов обоих партнеров практически ничего не осталось. Устаревшую гамму «DC/DR» фирмы «Даймлер» ликвидировали, а единственным напоминанием о Бенце остался 5–тонный грузовик «Мерседес-Бенц L5» (бывший «Бенц-5CN») с 70–сильным двигателем. Уже в 1926 году была предложена новая программа производства грузовиков. Поначалу она включала две модели «L1» и «L2» грузоподъемностью 1,0 и 2,5 тонны с бензиновыми двигателями в 50–55 л. с., 3–ступенчатой коробкой передач, карданным приводом и пневматическими шинами. В 1927 году появился 5–тонный 3–осный грузовик «Мерседес-Бенц N5» (6x4) с 6–цилиндровым 100–сильным мотором, оборудованный приводом тормозов ко всем колесам и компрессором для подкачки шин, а также низкорамное полукапотное грузовое шасси «NJ5» для мусоровозов и пожарных машин.

    С первых дней существования новой компании была введена следующая типовая индексация моделей: бортовые грузовики получили индекс «L» с цифровым указателем их грузоподъемности в тоннах, самосвалы – индекс «К», появившиеся позже полноприводные варианты – «А», автобусы – «О», а возникшие позже бескапотные исполнения и седельные тягачи имели индексы «Р» и «S». Начиная же с 1929 года единственную цифру в маркировке заменили на четырехзначное число. Теперь гамма состояла из семи базовых моделей от L1000 до L5000 грузоподъемностью от 750 кг до 5 тонн, оснащенных 6–цилиндровыми карбюраторными моторами мощностью от 48 до 110 л. с. После некоторого непродолжительного забвения дизельного двигателя, появившегося на грузовике «Бенц» в 1924 году, работы в этом направлении продолжили конструкторы «Даймлер-Бенц» Ганс Нибель и Фридрих Наллингер. По их заказу в 1927 году Роберт Бош разработал новую форсунку и усовершенствовал процесс предкамерного смесеобразования. По образцу мотора «Бенц» все последующие дизели Даймлер-Бенц, работавшие на низкосортном нефтяном топливе, так называемых тяжелых маслах, получали индекс «ОМ» – сокращение от «Ольмотор» (масляный или нефтяной двигатель). Первый собственный дизель «ОМ5» был 6–цилиндровым предкамерным, обладал рабочим объемом 8550 см3, мощностью 60 л. с. при 1300 об/мин и имел массу 630 кг. В 1928 году его установили на 3–осном грузовике «Мерседес-Бенц N56» (6x4) с карданным приводом обоих задних мостов, развивавшим скорость 45 км/ч. Огромные затраты на разработку дизелей и невысокий спрос на такие машины породили у руководства компании отрицательное отношение к ним. До 1932 года дизели применялись в основном на 5–тонных грузовиках «Мерседес L5000», а для более тяжелых использовали бензиновый двигатель типа «Майбах V12» мощностью 150 л. с. Кризис второй половины 1920–х годов заставил «Даймлер-Бенц» сократить объем производства с 3800 до 1600 экземпляров грузовиков. К концу 1930 года положение удалось выправить, внедрив недорогое семейство «двухтонок» Lo2000/2500 для городских перевозок. На них применялись унифицированные бензиновый и дизельный двигатели серии «ОМ59» (3760 см3), имевшие одинаковую мощность 55 л. с. и доказавшие преимущества последнего: если дизельная версия расходовала всего 13 л топлива, то бензиновый вариант – уже 22 л на 100 км.

    Не без существенной финансовой помощи «Даймлер-Бенц» к власти пришел Адольф Гитлер, который впоследствии, естественно, содействовал в выделении фирме крупных государственных заказов, сопровождавшихся выгодными льготами. Это привело к быстрому превращению компании «Даймлер-Бенц» в крупнейший германский машиностроительный концерн. Уже с 1933 года его деятельность и программу фактически определял представитель национал-социалистической партии Германии, введенный в правление концерна. В том же году в программе «Даймлер-Бенц» появились очередные дизельные грузовики «Lo2750» и «Lo3500» (мощностью 65–95 л. с.), причем на последнем испытывался 8–цилиндровый дизель мощностью 150–200 л. с., впервые получивший объемный нагнетатель «Рутс». Через год появился автомобиль «L5000» с 10–литровым дизелем «ОМ79» в 120 л. с. и 5–ступенчатой коробкой передач. В 1934 году было изготовлено 5600 грузовиков «Мерседес-Бенц», а с 1935 года включился в работу завод в Мангейме, выпускавший полноприводные модели «LА3000/4500» (4x4). Реконструированный завод в Мариенфельде также приступил к производству автомобилей повышенной проходимости «LG3000» (6х4) со 110–сильным дизелем и 5–ступенчатой коробкой передач с демультипликатором. В середине 1930–х годов началось производство новой гаммы грузовиков, рассчитанных на 1–4 тонны (модели от «L1100» до «L3750») с карбюраторными или дизельными моторами в 45–95 л. с., а также тяжелого семейства, включавшего 2– и 3–осные модели «L6500», «L8500» и 17–тонный «L10000» (6x4) с колесной базой 5750 мм и всеми односкатными шинами. Последний оснащался 6–цилиндровыми 150–сильными дизелями «ОМ54» или «ОМ57» (рабочим объемом 11,2 и 12,5 л соответственно) и 4–ступенчатой коробкой передач, имел массу 7,5 тонны и развивал скорость 75 км/ч. На базе семейства были созданы самосвалы «LK» и балластные тягачи «LZ» с укороченной базой (3150–3650 мм). К 1937 году концерн Даймлер-Бенц, изготовив около 10 тысяч грузовиков, стал крупнейшим в Германии изготовителем дизельных машин и вышел в лидеры среди европейских фирм.

    С 1937 года в Мангейме стали производить легкий 1,5–тонный армейский грузовик «L1500». Его предлагали с бензиновым 2,2–литровым мотором мощностью в 45 л. с. или новым 4–цилиндровым дизелем «ОМ138» (объемом 2545 см3 и мощностью в 47 л. с.) и 4–ступенчатой коробкой передач от серийных легковых автомобилей «Мерседес-Бенц». Он развивал самую высокую среди грузовых «Мерседесов» скорость – 80 км/ч. Одновременно началось изготовление обновленных серий «L2000», «L2500» и «L3000» с разными типами двигателей в 60–100 л. с. К 1939 году производственная программа фирмы состояла исключительно из дизельных, а также газогенераторных машин грузоподъемностью 3,0–6,5 тонны.

    Необходимо отметить, что компания «Даймлер-Бенц» всегда занимала одно из ведущих мест в хорошо отлаженной и солидной системе поставщиков германских вооруженных сил. Первые милитаризованные грузовые автомобили L45 и L3000 начали поступать в рейхсвер еще в 1928–1930 годах и от серийных отличались лишь бортовыми кузовами с продольными скамьями для солдат, тентом и ограждением радиатора. Установление в Германии фашистской диктатуры и активная милитаризация экономики страны придали мощный толчок их развитию. В результате в 1933–1939 годах основную массу немецких армейских грузовиков начали составлять доработанные коммерческие серии «L1500», «Lо2750», «L3000», «L3750» и «L4500» грузоподъемностью от 1,5 до 4,5 т, а также специализированные и несколько упрощенные автобусы на их шасси. В 1938 году выпуск военной автомобильной продукции концерна «Даймлер-Бенц» впервые превысил объемы изготовления гражданских машин, а уже в 1940 году все его производство было переведено на военные рельсы.

    В то же время «Даймлер-Бенц» не особо усердствовал в области сугубо военных разработок, а в первую очередь стремился расширять гражданскую программу автомобилей разных классов и назначений, которые со временем все равно стали служить основой новым военизированным моделям автомобильной техники. Правильность такой стратегии подтвердилась уже накануне Второй мировой войны, когда стало ясно, что разработка специальных армейских машин слишком дорога и нерентабельна. Так во второй половине 1930–х годов на первое место в военной сфере вышли доработанные коммерческие грузовики «Мерседес-Бенц». Крупномасштабный их выпуск можно было организовать в сжатые сроки и с наименьшими затратами.

    В 1937–1944 годах одними из основных 1,5–тонных грузовиков вермахта являлись варианты «L1500Е» (шасси под специальные автомобили), «L1500S» (вариант 4x2) и «L1500А» (вариант 4x4). Все они имели классическую конструкцию с 6–цилиндровыми бензиновыми моторами и служили базой для специальной легкой военной и санитарной техники.

    Вот что сообщал, например, в 1942 году отечественный журнал «Автомобиль» о полноприводном варианте полуторатонного семейства «Мерседес-Бенц», экземпляры которого тоже попадались Красной Армии в качестве военных трофеев:

    «Автомобиль «Даймлер-Бенц L-1500А», грузоподъемностью 1,5 т, выполнен на базе нормального грузовика этой фирмы модели «L-1500S» и снабжен шестицилиндровым карбюраторным двигателем мощностью 60 л. с., с объемом рабочих цилиндров 2,6 л. Два масляных насоса обеспечивают надежную смазку двигателя при движении автомобиля на крутых спусках и подъемах. Некоторое количество автомобилей выпускается с четырехцилиндровыми двигателями Дизеля мощностью 50 л. с.

    Полный вес автомобиля с номинальной нагрузкой составляет 3755 кг, что примерно на 100 кг больше полного веса нормального грузовика типа «S». Предельно преодолеваемый подъем – 42 %; наибольшая скорость на шоссе – 85 км/час при шинах 7,40» –20», средний расход топлива при движении по шоссе – 16,5 л/100 км пути».

    В 1937–1938 годах на 44–сильном варианте шасси «L1500Е» выпускался стандартизованный санитарный автомобиль «Кfz.31» со специальным низким закрытым кузовом, достигавший скорости 75 км/ч. В 1941–1943 годах на типовом 60–сильном грузовичке «L1500А» с колесной базой 3000 мм монтировали кузова открытых разведывательных и 6–местных штабных машин «Кfz.16» с упрощенными кузовами с четырьмя короткими дверями и подножками, откидным лобовым стеклом и складными сиденьями среднего ряда, а также целлулоидными боковыми окнами в тенте или с солидными надставными оконными рамами. На этом же шасси устанавливались полностью закрытые кузова-фургоны для штабных пунктов, радиооборудования и медицинского оснащения. Имелся также вариант «кабриолет» с открытым обтекаемым цельнометаллическим кузовом Фирмы «Эрдманн унд Росси» с полноценными боковыми дверями и вместительным задним багажником, который служил в войсках СС. Все машины снабжались задними одно– или двускатными колесами с 20–дюймовыми шинами, 4–ступенчатой коробкой передач и двухступенчатой раздаточной коробкой. Их полная масса достигала 4080 кг, максимальная скорость на шоссе – 84 км/ч при расходе топлива всего 19 л на 100 км. В общей сложности грузовиков «Мерседес-Бенц» 1,5–тонного класса было собрано около 7 тысяч экземпляров. Так что большого распространения на Восточном фронте они не имели, и конкретных следов их послевоенной эксплуатации в СССР, за исключением одного агитационного экземпляра из Прибалтики, хорошо показанного в отечественном кинофильме «Иди и смотри» («Мосфильм-Беларусьфильм», 1985 год), обнаружить пока что не удалось. Интересно также, что в этой же самой киноленте совместно с подлинным, снималась и имитация того же санитарного «L1500», выполненная в свое время в Эстонии на основе агрегатов «ГАЗ-51А», и также участвовавшая в съемках многих отечественных кинофильмов.

    Среднюю и тяжелую ветви «грузовой» производственной программы «Даймлер-Бенц» составили стандартные грузовики классического типа «L3000S», «L4500S», «L6500» и их полноприводные исполнения «L3000А» и «L4500А», оснащенные 4–6–цилиндровыми дизельными двигателями мощностью от 65 до 135 л. с., 4– или 5–ступенчатыми коробками передач, 20–дюймовыми колесами и в основном цельнометаллическими кабинами. Их выпускали как головные заводы «Даймлер-Бенц» в Унтертюркхайме и Зиндельфингене близ Штутгарта, так и второстепенные предприятия в Гаггенау и Мангейме.


    Семейство «трехтысячных»

    3–тонные стандартные грузовые «мерседесы» модели «L3000S» стали самыми распространенными из всей продукции «Даймлер-Бенц», предназначенной для вооруженных сил Третьего рейха. Наряду с «Опель-Блиц» они составляли основу стандартных 3–тонных грузовиков вермахта. Однако по надежности, ремонтопригодности, коэффициенту тары (т. е. собственному весу) и динамике «L3000S» значительно проигрывали «блицам», выигрывая лишь в экономичности (имели меньший расход более дешевого дизельного топлива по сравнению с большим расходом бензина у «Опеля»). Поэтому уже в 1942 году предпочтение основного заказчика было отдано в пользу «Опель-Блиц», а производство 3–тонных «Мерседес-Бенц» постепенно свернули. Но те, что были к тому времени произведены, довольно успешно применялись до самого конца войны, а некоторое экземпляры – и на стороне Красной Армии, или же в народном хозяйстве СССР.


    Стандартный 3-тонный «Мерседес-Бенц L3000S» на оккупированной территории СССР. Осень 1941 года.


    Нельзя обойти вниманием также и полноприводные варианты 3–тонных «мерседесов», обозначавшиеся индексом «L3000А». Как уже упоминалось, в 1939 году в германской армии для транспортных целей начали применять грузовики повышенной проходимости, выполненные на базе стандартных грузовиков массового производства. С 1941 года все двухосные грузовики от 1,5 тонн и выше стали выпускать в двух модификациях: типа «S» слегка улучшенной проходимости, несколько дооборудованные для эксплуатации в армии, и типа «А», отличавшиеся наличием переднего ведущего моста и дополнительной понижающей передачи, выполненной совместно с раздаточной коробкой.


    Автобус на шасси «Мерседес-Бенц L3000S», также использовавшийся в вермахте. Территория Украины, 1942 год.


    Грузовики типа «А» использовались для транспортировки артиллерии, пехоты, инженерных частей и различных военных грузов в тяжелых дорожных условиях или по бездорожью (грязь, песок, снег и т. д.).

    Дополнительная понижающая передача значительно повышала тяговые качества автомобиля и обеспечивала возможность транспортировки прицепов. Так, например, если грузовик типа «S» с приводом только на задний мост без понижающей передачи преодолевал на сухом грунте лишь подъем в 15–16о, то аналогичный грузовик типа «А» при включенной понижающей передаче брал подъем порядка 33–35о.


    Бойцы Красной Армии на фоне трофейного «Мерседес-Бенц L3000S». У грузовика «неродные» фары, отсутствует передний бампер и измененная бортовая платформа. Германия, советская зона оккупации, 1945 год.


    Раздаточная (дополнительная) коробка обеспечивала передачу крутящего момента от двигателя на передний и задний ведущие мосты одновременно, и помимо этого давала дополнительное снижение скоростей для преодоления крутых подъемов и труднопроходимых дорог. Переключение раздаточной коробки на высшую или понижающую передачу производилось, как это делается до сих пор, при помощи специального рычага, установленного в кабине водителя.

    На базе 3–тонных шасси серии «L3000» с дизелями ОМ-65 (мощностью 65–75 л. с.) и преимущественно цельнометаллическими кабинами, собиравшихся в 1938–1942 годах на предприятиях в Унтертюркхайме и Зиндельфингене, монтировали различные бортовые кузова и полевые радиостанции Кfz. ЗЗ.

    3–тонный «Мерседес-Бенц» типа «А» имел укороченную 450 мм базу по сравнению со стандартной моделью (т. е. 3800 мм). Это изменение базы автомобиля оказывало положительное влияние на увеличение радиуса продольной проходимости.


    Изрядно «околхоженный» «Мерседес-Бенц L3000S», применявшийся в советском дорожном строительстве. На машине установлены самодельный передний бампер, измененные крылья и бортовая платформа, «чужой» радиатор, а вместо округлых стекол в дверцы вставлены прямоугольные меньших размеров. Алтайский край, 1950 год.


    Собственный вес 3–тонного грузовика «Мерседес-Бенц» типа «А» составлял 4020 кг, а наибольшая скорость движения – 65 км/час. Шины на 3–тонных грузовиках «Мерседес» были приняты размером 7,25–20». Установка дизельного двигателя на представителях семейства «L3000» значительно увеличивала запас хода автомобилей на одной заправке, так как расход топлива по шоссе доходил лишь до 17 л/100 км пути.


    Экземпляр «Мерседес-Бенц L3000S», сохранившийся до наших дней в эстонском клубе ретроавтомобилей «Уник». У машины «неродной» бампер и измененная бортовая платформа. Фото 1980-х годов.


    Большегрузные «4500–е»

    В конце 1930–х годов, согласно «Программе Шелла», были определены четыре основные немецкие фирмы для совместной разработки и выпуска максимально унифицированных между собой грузовиков класса 4,5 тонны: «Мерседес-Бенц», «Бюссинг», «МАН» и «Хеншель».

    Однако, фирма «Бюссинг» предпочла в основном работать самостоятельно, а четвертый участник – фирма «Хеншель», вообще не успела включиться в эту работу, поскольку ее перепрофилировали на производство танков. Основными изготовителями стандартизированной 4,5–тонной гаммы грузовиков стали «Мерседес-Бенц», работавший совместно с австрийским «Грэф унд Штифтом», и компания МАН, кооперировавшаяся с «Клекнером» (т. е. «Магирусом») и австрийскими «ОАФом» и «Заурером».

    В свете всего сказанного выше становится понятным, почему 4,5–тонные стандартные грузовики «Мерседес-Бенц» имели задний мост, конструктивно разработанный фирмой «МАН», идентичный заднему мосту, устанавливавшемуся на грузовики «МАН-4500», и унифицированный для германских тяжелых грузовиков других компаний. К выпуску таких мостов чуть позже приступили также фирмы «Фросс-Бюссинг» и «Крупп».

    Конструкция унифицированного заднего моста фирмы «МАН» была выполнена с раздельной несущей балкой и редукторной частью. Цилиндрическая пара шестерен располагалась на концах балки непосредственно около ступиц колес.

    Кроме заднего моста, на полноприводных версиях 4,5–тонных грузовиков фирм «МАН» и «Даймлер-Бенц» (тип «А») в целях взаимозаменяемости, устанавливались и аналогичные по конструкции передние ведущие мосты, которые различались между собой лишь наличием шарнирного соединения в поворотной головке, присоединяемой к концевым редукторам с цилиндрическими шестернями. Грузовые автомобили класса 4,5–тонн, и в частности – «Мерседес-Бенц», комплектовались шинами размером 10,50–20».

    Итак, с 1939 года основу 4,5–тонного семейства составлял дорожный вариант «L4500S» с 6–цилиндровым дизелем «ОМ-67» (рабочим объемом 7,3 л и мощностью 112 л. с.), к которому в 1941 году присоединился полноприводный вариант «L4500А». Грузовики типа «S» могли эксплуатироваться со стандартными прицепами в 5 тонн, а типа «А» – с прицепами до 8 тонн. Расход топлива их при движении по дорогам среднего качества без прицепа не превышал 26–28 л на 100 км пути. Полный вес 4,5–тонного грузовика с номинальной нагрузкой составлял примерно 10 000 кг (полный вес вариантов типа «А» (4х4) – 10 400–10 800 кг, наибольшая скорость движения – 60–65 км/час.

    На таких 4,5–тонных шасси «Мерседес-Бенц», отличавшихся неплохим отношением полезной нагрузки к собственному весу, также монтировали специальные армейские кузова, различные надстройки, оборудование эвакуаторов и упрощенных пожарных машин. На фронте использовались санитарные и ветеринарные автомобили на их шасси, передвижные авторемонтные мастерские, автозаправщики и другие. Они нашли широкое применение в технических войсках (войска связи, железнодорожные, саперные, дорожные, автомобильные войска). Кроме того, они использовались военно-полевой почтой и военной полицией. Автомобили-радиостанции в большинстве своем были оборудованы кузовами – фургонами.

    Короткобазные грузовики с измененными металлическими дисками применяли как железнодорожные маневровые тягачи, а на грузовой платформе автомобиля «L4500А» с выносными опорами, бронированными кабиной и моторным отсеком устанавливали 37–мм и 50–мм артиллерийские установки с боекомплектом и открытыми местами для боевого расчета.

    «Предком» «L4500» принято считать модель «L3750» выпуска 1937 года. Это был в основном коммерческий гражданский грузовик переходного типа с кабиной деревянно-металлической конструкции и бездисковыми колесами. Однако и эту модель не миновала чаша всеобщей мобилизации, как в качестве базовых бортовых машин, так и в качестве спецтехники и даже автобусов на их шасси.

    В основном конструкция «L4500» была создана уже в том же 1937 году, однако создателям пришлось вносить целый ряд конструктивных изменений в эту модель грузовика в соответствии с требованиями военных. Например, мощность двигателя была снижена с 120 до 112 л. с., также была разработана уже упоминавшаяся полноприводная версия. Кроме того, изготовили и испытали образцы с газогенераторами, работающие на древесном топливе. На создание различных модернизаций и постройку образцов ушло почти два года, пока, наконец, не началось массовое производство. Из общего количества серийных грузовиков типа «L4500S» 1214 единиц было оснащено газогенераторной установкой. Плюс к тому, было построено 2329 пожарных машин на базе «L4500», из них 308 – в полноприводном варианте. Кроме основного – немецкого производства этой серии силами самого концерна «Даймлер-Бенц», некоторое количество 4,5–тонных версий «L4500S» и «L4500А» собрали и в Австрии на венском заводе-филиале фирмы «Заурер».


    Милитаризованный вариант «Мерседес-Бенц L3750» с угловатой деревянно-металлической кабиной и бездисковыми колесами.


    Начиная с 1941 года, эти грузовые автомобили стали встречаться и в частях Красной Армии. А так как дизельные двигатели в ту пору в СССР были малоизвестны, отечественным специалистам приходилось составлять памятки и инструкции по обращению и уходу с дизелями трофейных грузовиков. В качестве примера можно привести вот такую инструкцию А. Душкевича, написанную в 1942 году:


    «Запуск двигателя Дизеля нужно производить следующим образом:

    1) при помощи переключателя аккумулятора включить 24–вольтное пусковое напряжение для стартера; в некоторых моделях переключатель включается автоматически при нажатии ногой на педаль стартера;

    2) вставить ключ в замок электросистемы – при этом загорится красная контрольная лампочка;

    3) нажать кнопку включения пусковых свечей накала и держать ее во включенном состоянии в течение 30 сек.;

    4) нажать до отказа на педаль акселератора, управляющую подачей топлива в рабочие цилиндры;

    5) завести двигатель с помощью стартера.

    При наличии комбинированного переключателя фирмы Бош включение свечей накала и стартера производится поворотом ключа последовательно в положения 1–2—0.

    Топливная аппаратура на двигателях Дизеля (насосы, фильтры, форсунки и свечи накала) – в основном фирмы Бош. Топливный насос не требует особого ухода. Нижняя часть корпуса насоса должна быть постоянно наполнена маслом. Для контроля уровня масла служит стержневой маслоуказатель с двумя метками – верхней и нижней.

    Масло (то же, что и для двигателей) наливается через отверстие для маслоуказателя. Доливать масло надо через каждую 1000 км пробега.

    В процессе эксплуатации двигателя Дизеля необходимо следить, чтобы в топливопроводах (от бака до форсунок) не было воздуха.

    Для выпуска воздуха из подкачивающей помпы и топливных фильтров надо вывернуть пробку, имеющуюся на фильтре, и провертывать коленчатый вал двигателя до тех пор, пока не будет выходить топливо без пузырьков.

    Для удаления воздуха из всасывающей камеры насоса необходимо немного вывернуть пробку, находящуюся над регулирующей рейкой.

    Выпуск воздуха из нагнетательных трубопроводов производится путем ослабления накидных гаек форсунок и проворачивания коленвала двигателя до выхода топлива без пузырьков.

    Особое внимание необходимо обращать на очистку фильтров. Топливный фильтр должен основательно прочищаться через каждые 2000 км. При фильтрах с матерчатым мешком следует промывать материю в чистом бензине или газойле, а затем выжимать ее. Так же поступают при применении фильтров с войлочными пластинками.

    Если двигатель дымит и стучит, это указывает чаще всего на наличие нагара на соплах форсунок. Сопла очищают бензином или керосином при помощи деревянной палочки; иглу форсунки обтирают чистой тряпочкой. Твердые и острые предметы, как например, наждачную бумагу или шабер, употреблять для чистки ни в коем случае не разрешается».


    Тяжелые «мулы»

    Вдобавок к уже перечисленным вариантам, на грузовиках «Мерседес-Бенц – L4500» тоже устанавливали гусеничные движители типа «Маультир» (модификация «L4500R»). Полугусеничные автомобили в то время нашли свое применение в армии – они использовались в качестве артиллерийских тягачей. Грузовики с гусеничным движителем в годы Второй мировой войны применялись в основном для снабжения войск в период распутицы, в частности – на территории СССР. Версии грузовых машин, оборудованные гусеничным движителем типа «Маультир» («Мул»), выпускались различными фирмами: «Магирус» (2–3 тонны), «Опель» (2–2,5 тонны), «Форд» (1,5–2 тонны) и «Мерседес-Бенц» (4–4,5 тонны). Однако скорости передвижения таких грузовиков были весьма небольшими: максимальная скорость, как правило, не превышала 35 км/час. К тому же, лентопротяжная ходовая часть требовала бережного отношения и постоянного ухода.

    При всех этих минусах с одной стороны и хроническом дефиците грузовиков с другой, вермахт, однако, был все же вынужден время от времени использовать «Маультиры», так как во время подготовки важных боевых операций при распутице на русских дорогах другие транспортные средства подчас были просто бессильны.

    В 1943–1944 годах на шасси «L4500S» было собрано 1486 тяжелых бортовых полугусеничных грузовиков – тягачей «L4500R» грузоподъемностью 4500 кг, входивших в серию «Маультир». В отличие от трех других машин этого типа с облегченными английскими движителями, тяжелые машины – тягачи «L4500R» комплектовали более надежными и существенно доработанными гусеничными движителями от немецкого легкого танка Pz. Kpfw‑II с передним зубчатым ведущим колесом, четырьмя или пятью опорными дисковыми катками на балансирной подвеске и гусеницами шириной 300 мм с механической системой подтормаживания одной из них. Эти полугусеничные «Мерседесы» имели полную массу 12,7 тонны и могли передвигаться со скоростью до 36 км/ч, потребляя при этом на местности до 140 л топлива на 100 км. Такие «Маультиры» оказались слишком уж тяжелыми, громоздкими и неманевренными. Поэтому их было выпущено немного, да и реального применения им фактически не нашлось.

    В октябре 1943 года, при сокращении номенклатуры автопарка вермахта, грузовики серии «L4500» стали единственными автомобилями из всей программы компании «Даймлер-Бенц», которые были одобрены для дальнейшего производства. В Германии обе модели – 4х2 и 4х4 – выпускались до конца 1944 года (кроме основного производства и автомобильный завод в Гагенау построил 3167 экземпляров грузовиков «L4500S» и 2403 полноприводных «L4500А»), а затем до весны 1945 года их продолжали изготавливать на австрийском отделении фирмы «Заурер» (успели собрать около 250 машин).

    Наиболее редким из всех грузовиков «Мерседес-Бенц», и одновременно наиболее выделявшимся и обращавшим на себя внимание был тяжелый 6,5–тонный автомобиль – тягач «L6500» со 135–сильным дизелем «ОМ-57». Эти машины могли работать с двумя прицепами номинальной нагрузкой по 6 тонн каждый. Ранние, типично гражданские варианты образца 1934–35 годов можно различить по угловатым старомодным кабинам, они были мобилизованы в вермахт позже, уже во время войны, и встречались редко. Более поздние «L6500» – с обтекаемой кабиной, оставались в производстве всего в течение неполных трех лет – с 1938 по 1940 год. Но и такие автомобили (весьма своеобразного вида, с очень сильно выдвинутым вперед капотом и бездисковыми колесами наподобие колес нашего МАЗ-500) встречались в вермахте, захватывались Красной Армией и даже становились экспонатами выставок трофейного вооружения» (в частности – столичной в 1945 году). В общей же сложности милитаризованных версий коммерческих грузовиков «Мерседес-Бенц» серий «L1500» – «L3000» – «L4500» было построено порядка 37,4 тысячи экземпляров.


    Финальные аккорды

    В разгар Великой Отечественной войны вермахту требовалось все большее и большее количество «трехтонок». Но тогдашние «трехтонки» «Мерседес-Бенц» все же довольно плохо подходили для армейских целей, поскольку были дороги, тяжелы и обладали недостаточно жесткой рамой. Поэтому в 1942 году Адольф Гитлер издал указ о начале производства на заводе «Даймлер-Бенц» в Мангейме грузовиков типа «Опель-Блиц-3,6–3600». Для тогдашнего директора завода, г. Кисселя, это стало настоящим ударом, и через шесть недель после указа он умер от разрыва сердца.

    Однако, несмотря на распоряжение Гитлера, в Мангейме продолжали делать «трехтонки» «Мерседес-Бенц L3000» вплоть до апреля 1944 года, когда сорок бомбардировщиков войск союзников прицельными ударами сровняли с землей завод Опеля. Волей-неволей фирме «Даймлер-Бенц» пришлось переключаться на модель «Опель-Блиц», которую начали выпускать в Мангейме под маркой «Мерседес-Бенц L701». От оригинальных «опелевских» машин она отличалась упрощенной прямоугольной эрзац-кабиной на деревянном каркасе со стенками и дверями из прессованного картона, двумя плоскими лобовыми и боковыми (дверными) стеклами, упрощенной грузовой платформой с откидными бортами, фарами уменьшенного диаметра, отсутствием обычных подножек, задних крыльев, инструментальных ящиков и эмблемы. На долю концерна «Даймлер-Бенц» из общего количества машин пришлось всего 3,5 тысячи автомобилей. Они оказались одними из последних немецких грузовиков, выпущенных во время Второй мировой войны.

    Окончание войны «Даймлер-Бенц» встретил на руинах всех своих предприятий, сильно пострадавших от бомбардировок и наземных боевых действий. Заводы в Зиндельфингене, Унтертюркхайме и Гаггенау были разрушены на 70–85 % и лишились 50–70 % всего своего станочного парка. Предприятие в Мангейме пострадало всего на 20 %, но от цехов главного военного предприятия в Мариенфельде под Берлином не осталось вообще ничего. Однако катастрофические результаты удалось уменьшить, так как незадолго до окончания войны наиболее важное и дорогое оборудование было спрятано в тайных запасниках – в шахтных штольнях, пещерах и железнодорожных тоннелях. В первое послевоенное время в сохранившихся цехах производился ремонт автомобилей. Но благодаря особому расположению оккупационных властей к фирме «Даймлер-Бенц» и возвращению заранее спрятанного дорогого технологического оборудования уже летом 1945 года возобновился выпуск модели «L701», за которой вскоре последовали модернизированные варианты почти всех прежних военных грузовиков «Мерседес-Бенц». Почти одновременно заработали цеха в Гаггенау, где продолжили собирать тяжелые грузовики «L4500S».

    Интересны и перипетии с производством пассажирских вариантов. С 1941 года «Даймлер-Бенц» самостоятельно выпускал автобус «О4500» на длиннобазном шасси грузовика «L4500S» (база 5700 мм) с цельнометаллическим пассажирским кузовом, рассчитанным на 37–39 пассажиров (мест для сидения – 24), и дизелем «ОМ-67» (6 цилиндров,120 л. с.). Эти автобусы унаследовали основные обводы кузова и бездисковые колеса еще от модели «Мерседес-Бенц L3750». Если автобусы ранних партий образца 1941 года имели капот и оперение, практически идентичные базовому «L4500», то более поздние (образца 1942 года и далее) получили более современный, выдвинутый вперед капот с наклонной облицовкой радиатора и «дутыми» крыльями. Однако, начиная с 1944 года сам автобусный кузов претерпел изменения в сторону упрощения и экономии материалов – он стал более угловатым и грубым. Но и это был еще не самый окончательный вариант. Согласно заводским данным «Даймлер-Бенц», этот автобус в несколько измененном виде затем выпускался аж до 1950 года. Изменения касались кузовов, производимых теперь фирмой «Шуман» из города Вердау.

    Оставшийся в советской оккупационной зоне в Вердау завод «Шуман» вскоре перешел в подчинение советской комиссии по репарациям. Первое время под ее руководством он занимался ремонтом советских и немецких грузовиков (кстати, среди прочего собирал кабины для «ЗИС-5»), а в 1946 году стал выпускать комплектные автобусы на шасси типа «О4500» (в основном – на капитально отремонтированных) с 110–сильными двигателями и собственными кузовами. Этот вариант периода 1947–50 годов поставлялся и в наши войска, – как находившиеся там же в Германии, так и в некоторые части, дислоцировавшиеся в СССР. Затем, в 1951–52 годах завод переименовали в «Вагоностроительное предприятие Вердау», а с 1952 года стал известен под названием «Народное предприятие Эрнст Грубе».

    Сама же фирма «Даймлер-Бенц», оставшаяся в англо-американской оккупационной зоне, с 1950 года начала выпускать значительно обновленные автобусы типов «О4500» и «О6600», имевшие более обтекаемые кузова, другую облицовку боковин моторного отсека и т. д.

    В 1948 году в Унтертюркхайме инженер Вильгельм Хаспель разработал первый послевоенный 3–тонный грузовик «L3250» с новым предкамерным 6–цилиндровым 4,6–литровым дизелем «ОМ» мощностью в 90 л. с. Интересно то, что новый грузовик имел в своей основе не разработки «Даймлер-Бенц», а все тот же «Опель-Блиц-3,6–3600S». Автомобиль получил сварную раму из стальных профилей, 5–ступенчатую коробку передач и гидропривод всех тормозов. Несмотря на поспешность работ, грузовик получился очень удачным и послужил базой для целого семейства. Новая машина сразу стала популярной. Этот грузовик и его последователи выпускались до 1961 года. И даже много лет спустя, уже на рубеже XX–XXI веков первый послевоенный 3–тонный «Мерседес-Бенц» еще можно было изредка встретить на дорогах Аргентины, Бразилии или Индии.


    От Балтики и до Тихого…

    Несмотря на не очень большие по количеству объемы производства стандартных грузовиков «Мерседес-Бенц», их доля в трофейном автопарке Красной Армии была все же достаточно заметна. Второе место после «Опель-Блиц» заслуженно занимал типовой 3–тонный «Мерседес-Бенц L3000S», производство которого хотя и свернули уже в 1942 году, но немалое их количество успело попасть на Восточный фронт, а оттуда в качестве трофеев – в Красную Армию. Причем, немецкие армейские кузова с высокими бортами или фургоны чаще всего демонтировались, а на их место водружались простые деревянные платформы отечественного производства с небольшими бортами.

    В первые же послевоенные годы почти все «L3000S» были демобилизованы и отправлены в народное хозяйство, в основном – в западные регионы России и республики советской Прибалтики, где еще довольно успешно эксплуатировались в течение 10–15 лет, а отдельные экземпляры – и того больше.

    Ощутимым изъяном при работе этих грузовиков в СССР оказались, как это ни странно, их дизельные двигатели. Для них требовалась значительно более высокая культура обслуживания, более тщательный уход, иные расходные материалы. В 1940–50–е годы это могли обеспечить, да и то – с трудом, лишь достаточно крупные и хорошо оснащенные специализированные автохозяйства, которые, как ни печально, на тот момент в стране практически отсутствовали. Первые серийные дизельные грузовики «ЯАЗ-200» еще только начинали, причем тоже достаточно трудно и тяжело, осваиваться отечественной автомобильной промышленностью. Примитивные же мастерские в МТС или колхозах, и даже городских автомобильных конторах, чаще всего весьма смутно представляли себе тогда, что такое дизельный двигатель и каковы его эксплуатационные особенности. Поэтому очень часто «родные» силовые агрегаты «L3000» заменяли на отечественные карбюраторные «ЗИС-5»или «ЗИС-120», продлив, таким образом жизнь машинам. В противном же случае, век этих грузовиков с оригинальными двигателями, как правило, оказывался довольно коротким – до первой серьезной поломки дизельмотора.

    Не слишком отставали от 3–тонных и «Мерседесы» семейства «L4500». Их, конечно же, было гораздо меньше «3000–х», и третье место по количеству попавших в Красную Армию и народное хозяйство СССР они занимали лишь вместе с однотипными 4,5–тонными машинами «Бюссинг-НАГ» (а также аналогичными «МАН» и «Клекнер-Дойц-Магирус»), но и ценились эти тяжелые грузовики на порядок больше, чем «трехтонки». Отечественная автомобильная промышленность в то время не выпускала автомобилей такого класса грузоподъемности, поэтому при любой возможности армейские и гражданские эксплуатационники стремились привлечь и максимально использовать импортную большегрузную технику. Здесь уже и отношение к дизельным двигателям было другое, поневоле бережное и рачительное. Дизельные «L4500S», а особенно «L4500А» активно использовались в Красной Армии, в основном в танковых подразделениях, а после войны и в народнохозяйственных отраслях страны.

    Успели «Мерседес-Бенц «L4500» поучаствовать и в некоторых отечественных кинофильмах. Ранний вариант «L4500А» с цельнометаллической кабиной и массивным самодельным передним бампером, «чужими» фарами и бортовой платформой, «обутый» в шины от «МАЗ-200», можно видеть в художественном фильме «Тройная проверка» (Рижская киностудия, 1966 год) и некоторых других, в основном – прибалтийских, кинофильмах. Интересно, что уже почти через 20 лет после «Тройной проверки» эта же машина «всплыла» и в чрезвычайно реалистичной киноленте Элема Климова «Иди и смотри» (1985). Но мало того, в этом фильме было задействовано сразу два (!) весьма аутентичных «L4500А», различавшихся только бамперами (у второго – «родной»). Образцы же заднеприводных «Мерседес-Бенц L4500S» участвовали в съемках фильмов «Жажда» («Мосфильм», 1959 год) и «Пятеро с неба» («Ленфильм», 1969 год). Кстати, в последней картине мы видим упрощенный экземпляр образца 1944–1945 годов с угловатой эрзац-кабиной и гнутыми плоскими жестяными крыльями.

    В некоторых других кинофильмах появлялись и имитации различных грузовых «Мерседесов», выполненные мастерскими киностудий на основе «ЗИЛ-164» или «МАЗ-200». «Зиловские» имитации участвовали в фильмах «Минута молчания» (1971), «Фронт за линией фронта» (1978), «Фронт в тылу врага» (1981), «У опасной черты» (1983), «мазовские» – в фильмах «Проверка на дорогах» (1974), «Шел четвертый год воны» (1983) и ряде других.


    «Мерседес-Бенц L4500А» в отечественном кинематографе. Кадр из фильма «Тройная проверка», Рижская киностудия, 1966 год. У грузовика массивный самодельный бампер, фары от ЗИЛ-164, измененная бортовая платформа и резина большей размерности от МАЗ-200.


    Особняком в этом списке стоят киноленты «Риск» (1971) и «Единственная дорога» (1974), в которых создатели, не мудрствуя лукаво, выдавали за «Мерседесы» отечественную технику образца 1970–х. В первом фильме («Риск») под «Мерседес» умудрились задекорировать 3–осный «КрАЗ-257» с армейским КУНГом, а во втором – совместном советско-югославском «Единственная дорога» на протяжении всего сюжета действуют автоцистерны на шасси бескапотных «МАЗ-500» с установленными на их передках фальшрадиаторами с трехлучевой эмблемой и фарами на кронштейнах. Таких видоизмененных «500–х» специально для съемок этого советско-югославского фильма было изготовлено порядка 14 машин. В картине они показаны очень подробно, а главное – убедительно. Но, увы, все они – всего лишь художественный вымысел создателей. Ни одной модели бескапотных «Мерседесов», ни в тяжелом, ни в легком классе в вермахте не было. Мало того, первые «Мерседесы» с кабиной над двигателем появились только в 1950–е годы и внешне выглядели совсем по-иному. Остается только пожалеть, что в этом интересном и довольно бюджетном по тем временам фильме историческая правда уступила место такой «ненаучной фантастике».


    Трофейный автобус «Мерседес-Бенц О4500» образца 1941 года, использовавшийся в СССР после войны в качестве пассажирского на пригородных маршрутах. На автобусе установлены крылья типа ЯАЗ-200. Эстония, 1950-е годы.


    Что же касается дошедших до наших дней подлинных экземпляров, то по-видимому, кроме как в Рижском клубе антикварных автомобилей «Уник», где имеются в наличии пожарный и бортовой варианты «L3000», и в других странах Балтии (бывших прибалтийских республиках), где уцелели уже упоминавшиеся по кинофильмам агитационный «L1500» и полноприводный «L4500А», ни один из подлинных трофейных грузовых «Мерседесов» на территории бывшего СССР не сохранился.


    Автобус «Мерседес-Бенц О4500» образца 1947–1949 годов, производившийся в городе Вердау для обслуживания частей советской оккупационной зоны, а также поставлявшийся в СССР в счет репараций. Москва, 1960-е годы.


    Глава 4
    Мощные, надежные, солидные…

    Фирма «Бюссинг» была основана в 1903 году Генрихом (Хайнрихом) Бюссингом. Он родился в 1843 году, поэтому ко времени основания фирмы ему уже исполнилось 60 лет. Будучи инженером, занимался ремонтом паровозов, работал на нескольких машиностроительных заводах конструктором, и собственное дело тоже начинал с выпуска железнодорожного оборудования. Видимо, характер работы наложил отпечаток на все его конструкции, в том числе и автомобильные. Эти машины создавались с большими запасами прочности, можно сказать – были изрядно перетяжелены, но зато и служили без поломок неимоверно долго.

    Итак, в 1903 году в городе Брауншвейге Бюссинг начал выпуск грузовиков и автобусов. Грузовики были действительно очень прочными, так же, как и автобусы на их шасси. Кстати сказать, уже в 1907 году первый автобус марки «Бюссинг» появился и в Москве, курсируя от Шереметьевской больницы далее по Первой Мещанской. Затем, в довоенное время Советским Союзом была закуплена целая партия самосвалов «Бюссинг-НАГ» серо-голубого цвета, которые работали в столице вплоть до 1950–х годов.

    Вскоре после Первой мировой войны дела у компании шли в гору, и она стала присоединять к себе другие, менее успешные грузовые марки. Так, «Бюссинг» поглотил фирму «Комник», а затем – «Маннесманн». Таким образом, теперь кроме брауншвейгского, у «Бюссинга» появилось еще два завода. Далее в 1931 году произошло объединение «Бюссинга» с фирмой «НАГ», после чего все автомобили предприятия стали нести двойное обозначение «Бюссинг-НАГ». Кроме того, «Бюссинг» сумел выкупить фирму дизелей «Кертинг». Так постепенно образовалось объединение из четырех заводов, которые выпускали весьма обширную гамму грузовиков. Забегая вперед, можно сказать, что после войны, к 1950 году память о марке «НАГ» выветрилась, и все машины фирмы стали вновь называться просто «Бюссинг».

    С момента основания фирма «Бюссинг» являлась одним из самых авторитетных немецких изготовителей тяжелых грузовых автомобилей. На вооружение немецкой армии они стали поступать еще до Первой мировой войны. Главным техническим достижением фирмы в 1920–х годах считается создание семейства трехосных грузовиков со всеми односкатными колесами и приводом каждого из двух задних мостов индивидуальными карданными валами. Первым применением изделий фирмы в вооруженных силах в наступившей после Первой мировой войны мирной жизни стали в 1926 году низкие открытые многоместные автобусы с боковой дверью на каждый ряд сидений, смонтированные на 7–тонном шасси «Бюссинг-НАГ VI GL» со 100–сильным двигателем, которые использовались для переброски крупных воинских или полицейских формирований на ближние и дальние расстояния.

    Получившие развитие к 1930–м годам трехосные дизельные коммерческие грузовики «Бюссинг-НАГ» в армии сначала практически не применялись, исключение составили лишь принятые на вооружение несколько десятков дорожных 9,5–тонных автомобилей-тягачей серии «900», а также менее известные серийные грузовые автомобили «Бюссинг-НАГ» среднего класса со специальными кузовами – фургонами, применявшиеся в военной полиции как передвижные радиостанции и радиопеленгаторы с высокими телескопическими антеннами или агитационные машины с подъемными динамиками.


    Танковозы типа «900»

    О «900–й» же модели (6x4) с собственным верхнеклапанным 130–сильным двигателем, 4–ступенчатой коробкой передач и всеми односкатными 22–дюймовыми колесами следует рассказать чуть подробнее. Такие машины использовались для перевозки орудий и легких танков, для установки инженерного оборудования и буксировки тяжелых прицепов или артиллерийских систем. Это были одни из самых крупных и тяжелых грузовиков вермахта длиной около 10 м и полной массой 18,2 тонны, схожие по общей конструкции с тяжелыми грузовиками «Фаун L900».

    В первой половине 1930–х годов в Германии уже производились танки весом порядка 6–9 тонн. Для их перевозки требовались и соответствующие по размерам и грузоподъемности автомобили. Потенциально такие грузовики у немцев имелись – еще в середине двадцатых годов фирмой «Бюссинг» был разработан первый тяжелый 3–осный грузовик «Бюссинг VI GL» типа 6x4. Уже через несколько лет число таких машин перевалило за 2 тысячи и составило половину мирового парка тяжелых трехосок – вслед за «Бюссингом» конструированием и производством грузовиков такого класса занялись и иные автомобильные фирмы не только в Германии, но и в других странах Европы и Америки. К середине 1930–х годов фирмой «Бюссинг» были созданы мощные 6–цилиндровые дизельные моторы, устанавливавшиеся на грузовики и автобусы, а также на 8–тонные коммерческие 3–осные модели «800–го» семейства. Поэтому заказ вермахта на танковозы у фирмы, успевшей к тому времени присоединить другого производителя грузовиков – фирму «НАГ», – особых затруднений не вызвал. Правда, заказом на 200 единиц грузовиков пришлось поделиться с фирмой «Фаун» из Нюрнберга. Так появились немецкие автомобили-танковозы «Бюссинг-НАГ-900» и «Фаун L900 D567».

    Это были весьма крупные – длина 9960 мм и тяжелые (собственный вес – 8,7–8,9 тонны) грузовики. Они имели мощные 6–цилиндровые двигатели (у «Бюссинга»-145 л. с., а у «Фауна» – 150 л. с. при 1600 оборотах коленчатого вала в минуту) и могли развивать по шоссе скорость до 55–58 км/час. При этом с полной нагрузкой они расходовали до 38 л дизельного топлива и до 1 л моторного масла на 100 км пути. Грузоподъемность этих, по тогдашним понятиям, гигантов на односкатных шинах размером 13,5–20 дюймов была 9,5 тонны, т. е. точно соответствовала весу самого тяжелого танка вермахта того периода – Рz. II. Выпущенные в 1937–1939 годах несколькими мало отличающимися друг от друга сериями, эти танковозы с 10–тонными прицепами специальной конструкции поступили на вооружение танковых подразделений так называемых «легких дивизий» вермахта. Особенностью конструкции прицепа было то, что он мог служить и трапом для заезда танка в кузов грузовика. Кстати, в отличие от коммерческих грузовиков той же модели, раму танковоза сделали пониженной, с изгибом лонжеронов над задними мостами. Так удалось сделать приемлемой погрузочную высоту кузова и заодно понизить центр тяжести груженого танковоза.

    Грузовики действительно выглядели очень внушительно, особенно «Бюссинги» последних выпусков, имевшие не открытую военную, а нормальную закрытую 3–местную кабину. Она даже чем‑то напоминала тевтонский замок – маленькие передние окна сурово «глядели» из‑под «надвинутого на лоб» козырька…

    Учитывая войсковое предназначение, грузовики оборудовались комбинированным 12/24–вольтовым электрооборудованием, имели достаточно эффективные пневматические тормоза всех колес автомобиля и прицепа производства фирмы «Кнорр».

    Судя по немецким источникам, эти танковозы, из‑за плохой проходимости по не имеющим твердого покрытия дорогам, в походе на Польшу не участвовали. Ограниченное их число использовалось в 1940 году во Франции, где дороги были значительно лучше. Но к этому времени основным танком вермахта стал 15–тонный (в первых модификациях) средний танк Pz. III, «на подходе» был еще более тяжелый Pz. IV. Для их транспортировки ни «бюссинги», ни «фауны» уже не годились.

    «Легкие дивизии» вермахта в конце 1939 – начале 1940 годов были переформированы в танковые и оснащены новыми танками, а ненужные теперь уже 3–осные 9,5–тонные транспортеры были переданы в тыловые транспортные подразделения, в том числе и на Восточный фронт. Сохранившиеся немецкие снимки той поры показывают такие автомобили на дорогах, ведущих к Москве и Сталинграду. Многие из них так и остались там в виде металлолома либо были захвачены Красной Армией.

    Тем не менее в мае 1945 года немало бывших танковозов еще оставалось в строю. Часть из них после окончания войны была передана союзниками вновь создаваемым частным немецким транспортным фирмам, а оказавшиеся в восточной части Германии были отправлены в качестве трофеев в СССР, где ещё несколько лет эксплуатировались, в основном в Прибалтике, куда по указанию «сверху» после войны направили большую часть дизельных трофейных машин.

    И в 1950–е годы эти громадные грузовики – гремящие и дымящие своими изношенными дизелями, еще можно было видеть на дорогах, медленно ползущими по узким улицам Риги, Вильнюса, Каунаса… Надо сказать, что это было весьма впечатляющим зрелищем. Увы, ни один из таких «Бюссинг-НАГ 900» не дожил до середины 1970–х, когда были созданы первые клубы любителей автомотостарины, которые, возможно, смогли бы сохранить хотя бы один из этих «динозавров». Не сберегли их, кстати, даже и сами немцы. От этих машин остались лишь некоторые технические документы да старые снимки, сделанные солдатами вермахта, весьма охотно фотографировавшими свою технику.


    Стандартные «500–е» и «4500–е»

    В 1940 году фирма начала выпускать двухосные армейские автомобили «500S» (4x2) и «500А» (4x4) грузоподъемностью 4750 кг, производство которых было инициировано уже упоминавшейся «Программой Шелла». Эти варианты имели габаритные размеры 8135х2350х2450 мм (тип «А» – чуть большую высоту), базу 5000 мм (для типа «А» – 4875 мм), колеи 1765 мм и 1830 мм, дорожный просвет 290 мм. На них устанавливался форкамерный 6–цилиндровый рядный дизель «Бюссинг-НАГ LD» рабочим объемом 7413 см3 и мощностью в 95–105 л. с. при 1800 об/мин, и 5–ступенчатая коробка передач. Собственная масса «500S» составляла 5350 кг, максимальная скорость по шоссе – 62 км/ч, расход топлива – 25 л на 100 км, а запас хода по шоссе со штатным 110–литровым топливным баком – 440 км.

    На этих машинах сразу же стали устанавливать различные бортовые и специальные кузова, в основном – типа фургон, а на шасси полноприводного «500А» монтировался к тому же и открытый 12–местный цельнометаллический грузопассажирский кузов с вместительным багажником, который служил для штабных целей или для размещения оборудования связи с катушками для телефонного кабеля и вспомогательным оснащением в буксируемом прицепе.

    С 1941 года начали собирать несколько измененные и модернизированные 4,5–тонные автомобили «4500S» и «4500А». Они отличались от предыдущих вариантов «500» в основном размерными и весовыми параметрами. Например, базовый «4500S-1» грузоподъемностью 4600 кг имел габаритные размеры 8050х2350х2800 мм, меньшую базу (4800–4500 мм) и собственную массу (5200 кг), иные колеи (1717 мм и 1920 мм). Обе эти версии комплектовались такими же рядными предкамерными верхнеклапанными 6–цилиндровыми дизелями «LD» (7,4 л, 105 л. с.) и 5–ступенчатыми КПП, развивали скорость 65 км/ч, потребляя на шоссе всего лишь 25–28 л дизельного топлива на 100 км пути.

    Полноприводный вариант «4500А» грузоподъемностью 4500 кг отличался кроме того, большей высотой (2900 мм), иными колеями (1714 и 1934 мм) и возросшей до 5450 кг собственной массой. Несколько вырос у варианта «А» и расход топлива (с тем же 110– литровым баком), составляя 28 л на 100 км по шоссе и 42,3 л – на грунте.

    На серии «500» обычно стояли дисковые колеса (но иногда встречались и бездисковые) с дорожными шинами 9,75–20 дюймов, на серии «4500» – почти всегда только дисковые колеса с шинами 270–20 с развитым «вездеходным» рисунком протектора.


    Стандартные бортовые «Бюссинг-НАГ» типа «4500S» активно применялись в вермахте. Фото 1941 года.


    Эти машины оснащали в основном стандартными бортовыми кузовами, и только на модели «4500А» монтировались специальные фургоны или ремонтно-эвакуационное оборудование с поворотным механическим краном. Вдобавок так же, как и на 4,5–тонном «Мерседес-Бенц», на шасси «Бюссинг-НАГ 4500А» монтировали 37–мм зенитную пушку «Флак-36» на специальной платформе. При этом стандартную кабину заменяли на специальную низкую, закрытую наклонными бронелистами толщиной до 5 мм.


    Военный механик-регулировщик, гвардии старший сержант Нонко Федор Данилович у короткобазного «Бюссинга» с отсутствующими фарами и бампером. На машине имеются следы от пулевых попаданий и осколков. Фото 1945 года.


    В октябре 1943 года, в процессе резкого сокращения номенклатуры автопарка вермахта, фирме «Бюссинг-НАГ» было поручено продолжать выпуск обеих 4,5–тонных моделей в упрощенных исполнениях. Поэтому, когда на заводе закончился запас старых добротно сделанных кабин и штампованных крыльев, в ход пошли деревянные упрощенные (эрзац) кабины, а крылья для этих последних партий также уже не штамповали, а гнули полукругом из жести. Всего до весны 1945 года моделей «500» и 4500» было произведено 14 813 единиц.


    Бойцы Красной Армии на фоне трофейного «Бюссинг-НАГ 4500S» с кузовом «фургон». 1945 год.


    Трофейный «Бюссинг-НАГ 4500А» в послевоенной гражданской эксплуатации на Украине. У машины капотные боковины позднего выпуска, «неродные» передний бампер и фары, отсутствует фирменная эмблема на облицовке радиатора. Резина от «ЯАЗ-200». Житомир, 1953 год.


    Обрусевшие

    Немало трофейных экземпляров дизельных «Бюссингов» попало в Красную Армию и активно использовалось затем в качестве большегрузных транспортных средств в танковых частях и других подразделениях. С окончанием Великой Отечественной войны большинство «ходовых» их экземпляров было распределено в народное хозяйство. В 1950–е годы эти машины можно было повстречать на дорогах республик Прибалтики, Украины, Белоруссии и западных областей СССР. Например, довольно много «Бюссингов» в 1950–1960–е годы эксплуатировалось в Днепропетровске. Эти немецкие «большегрузники» пришлись там весьма кстати и помогали восстанавливать разрушенное войной хозяйство в ту пору, когда отечественные дизельные «ЯАЗы» и «МАЗы» имелись еще в крайне недостаточном количестве.

    В отечественном кинематографе 4,5–тонные грузовики «Бюссинг-НАГ» модели «4500» можно увидеть в художественных кинофильмах «Сильные духом» (1964), «Пятеро с неба» (1969), последней серии знаменитого сериала «Семнадцать мгновений весны» (1971–1973 годы) и некоторых других. Интересно, что в «Семнадцати мгновениях…» был заснят «Бюссинг» (на сей раз, похоже, найденный либо в ГДР, либо в Прибалтике) с кабиной от аналогичного 4,5–тонного «Мерседес-Бенца». А в военной ленте киностудии имени А. Довженко «Мерседес уходит от погони» (1980), по-видимому, именно в роли «Бюссинга» выступал отечественный бортовой «МАЗ-200» с облицовкой, заимствованной от «ЯАЗ-210», которая своими горизонтальными отверстиями в целом смахивала на облицовку «4500», но только не сужалась книзу.


    Подлинный трофейный «Бюссинг-НАГ 4500S» в отечественном кино. Кадр из художественного фильма «Пятеро с неба». Производство киностудии «Ленфильм», 1969 год.


    До наших дней на территории бывшего СССР сохранился, пожалуй, лишь один экземпляр подлинного трофейного большегрузного «Бюссинг-НАГ», – это еще предвоенная машина 1938 года выпуска с 6–цилиндровым дизелем, которая в настоящее время находится в Эстонии в частном собрании.


    Изрядно переделанный трофейный «Бюссинг-НАГ-502» 1938 года выпуска в Эстонии. У машины «чужие» облицовка радиатора, капотные боковины, бампер. Сама кабина заимствована от ранней «Татры-111», резина – от МАЗ-500. На фото конца 1960-х годов этот грузовик в роли катафалка.


    Трофейный гражданский довоенный автобус «Бюссинг-НАГ», применявшийся в послевоенной Эстонии в качестве пассажирского маршрутного. Фото 1948 года.


    Глава 5
    «МАНы» и «Магирусы»


    Немного о родословной

    Историки фирмы «МАН» утверждают, что корни компании уходят еще в начало XIX века, когда во время военных походов Наполеона был предложен проект строительства железной дороги в Баварии. Откликнувшись на эту идею, состоятельный торговец Иоган Фридрих Клетт из Нюрнберга решил субсидировать строительство первых пяти километров дороги и в 1841 году учредил фирму своего имени, выпускавшую оборудование для строительства и эксплуатации нового сооружения. В 1871 году эта компания перешла под управление его зятя Теодора Кремера-Клетта и стала называться «Машиненбау АГ, Нюрнберг». Вторым предшественником современного «МАНа» являлась машиностроительная фирма Людвига Зандера, основанная в городе Аугсбурге в 1840 году и выпускавшая паровые машины. С 1858 года обе фирмы начали сотрудничество, завершившееся ровно через 40 лет их слиянием, узаконенным в длинном названии: «Объединенные Машиностроительная фабрика в Аугсбурге и Машиностроительное акционерное общество в Нюрнберге». Но в обиходе укоренилось более простое и краткое наименование «Машиностроительная фабрика Аугсбург-Нюрнберг», в свою очередь, как раз и вылившееся в известную аббревиатуру «МАН» (MAN). С 1904 года «МАН» выпускал паровые котлы, турбины, мостовые фермы, гидронасосы, трамваи и железнодорожные вагоны.

    Компанию «МАН» можно считать прямой продолжательницей работ инженера Рудольфа Дизеля (1858–1913 годы) над двигателями с воспламенением от сжатия, получившими впоследствии его имя. Первый в мире такой двигатель (стационарной конструкции) был построен по проекту его создателя – Дизеля – именно на заводе MAN. 23 февраля 1893 года изобретатель получил патент на 4–тактный двигатель внутреннего сгорания, открывший эру дизельных моторов. Но лишь спустя 4 года, в феврале 1897–го, первый стационарный двигатель «с воспламенением от сжатия» удалось запустить в работу. Продолжателем идей Дизеля стал Антон фон Риппель, создавший в 1898 году в Нюрнберге легкий дизельный двигатель мощностью 5–6 л. с., который уже можно было использовать и на самоходном шасси. Рудольф Дизель развил эту идею, построив в 1908 году для швейцарской фирмы «Заурер» быстроходный 1–цилиндровый дизельмотор. И хотя эти двигатели не получили развития, зато фон Риппель познакомился с Адольфом Заурером, предложившим собирать свои автомобили в Германии. В результате в 1915 году в городке Линдау началось изготовление 5–тонных грузовиков «МАН-Заурер» с 4–цилиндровым 45–сильным бензиновым мотором, 4–ступенчатой коробкой передач и цепным приводом. В 1916 году это производство перевели в Нюрнберг, где уже в 1918–м изготовили около 1000 машин. Со следующего года там выпускали модели «2Zc» и «3Zc» грузоподъемностью 2,5 и 3,5 тонны, собранные целиком из немецких деталей и способные работать на бензине, бензоле или керосине.

    Успешное продолжение деятельности фирмы «МАН» в автомобильной области было обусловлено постоянным совершенствованием дизельных двигателей. В конце 1923 года появился работоспособный 4–цилиндровый двигатель рабочим объемом 6,3 л и мощностью 40 л. с. при 900 об/мин с непосредственным впрыском топлива двумя горизонтальными оппозитными форсунками. Увеличив мощность до 45 л. с. при 1050 об/мин, его установили на шасси «3Zc» и 10 декабря 1924 года представили на Берлинском автосалоне. После грузовика «Бенц» это был второй дизельный автомобиль в мире. Затем появился 5–тонный грузовик «ZK5» с 50–сильным 8,1–литровым дизелем, а с 1925 года «МАН» уже выпускал первую в мире серию дизельных машин грузоподъемностью 3,5–5,0 тонн объемом 6,2–7,4 л и мощностью 55 л. с. Еще через год появился первый в мире 3–осный 6–тонный дизельный грузовик «S1H6» (6x4) с 6–цилиндровым мотором объемом 9,41 л с мощностью 80 л. с. Создателями новых моторов были Франц Ланг (в будущем – изобретатель процесса смесеобразования «Ланова»), и Вильгельм Рим, работавшие под руководством главного инженера Пауля Вибике.

    В 1927 году в Нюрнберге был введен в строй новый цех длиной 200 м для сборки грузовиков и автобусов, позволивший выпускать до 3 тысяч автомобилей в год. Все новые машины имели карданный привод, тормоза на всех колесах с пневматическими шинами, электрические стартер и освещение, а тяжелые – многодисковое сухое сцепление, ведущие мосты с разгруженными полуосями и колесными редукторами.

    Дальнейшая деятельность «МАНа» вновь была сконцентрирована на модернизации дизельных двигателей. В 1927 году появилось их новое семейство с одним или двумя выпускными клапанами и вертикальной форсункой Роберта Боша (с 4–6 распылителями). В него входили 4– и 6–цилиндровые дизели объемом 7,4–12,2 л и мощностью 60–120 л. с., применявшиеся на машинах «KVB» и «S1H6» грузоподъемностью 5,0–8,5 тонны. В 1931 году «МАН» заявил о выпуске самого мощного в мире дизельного грузовика – 3–осного «S1H6», получившего 6–цилиндровый агрегат «D4086B» объемом 16625 см3 и мощностью в 150 л. с. Машина имела колесную формулу 6x4 и могла перевозить 10 тонн груза.


    Военное направление «МАН»

    Поставки своих обычных бензиновых машин в рейхсвер и германскую полицию фирма начала в 1920–е годы. В начале 1930–х к ним добавился 6–тонный 85–сильный вариант «КVВ/6», а за ним последовал один из первых дизельных грузовиков марки «МАН» – низкорамный 4–тонный бортовой автомобиль «D1» с 80–сильным двигателем, предназначенный для переброски крупных воинских подразделений. После установления в Германии фашистского режима фирму обязали всерьез заняться военной техникой. Для создания и разработки военных автомобилей в 1935 году даже было образовано специальное конструкторское бюро. Благодаря огромным финансовым вливаниям в модернизацию производства в период с 1933 по 1942 год объем грузового производства подскочил в 10 раз (с 323 до 3290 автомобилей в год).

    Первой работой обновленной компании «МАН» в военной области стал армейский вариант 5–тонного коммерческого грузовика «F1Н6», получившего дизель мощностью 100–110 л. с. и бортовой кузов с продольными скамьями и тентом. С 1936 года выпускались тяжелые двухосные автомобили «F4» и «F5» грузоподъемностью 6,5 и 8,0 тонн соответственно с разными вариантами длины и полезной нагрузки шасси полной массой до 14,5 тонн. Они ограниченно применялись в немецких военизированных организациях и интендантской службе с бортовыми, пассажирскими и специальными кузовами. Автомобили снабжались рядным 6–цилиндровым дизельным двигателем «D3555G» рабочим объемом 13,3 л и мощностью в 150 л. с. новой более экономичной серии «Глобус» с водяным охлаждением и непосредственным впрыском топлива, позволявшим свести его расход к величине порядка 38 л на 100 км/ч при движении со средней скоростью 57 км/ч.

    Но лишь во время Второй мировой войны началось серийное производство специальных армейских машин с использованием коммерческих грузовых шасси. В 1940–1944 годах «МАН» на основе последней гражданской 4,5–тонной модели «L4500» с дизелем «D1046G» рабочим объемом 7983 см3 и мощностью 110 л. с. выпускал армейские бортовые автомобили «МL4500S» и «МL4500А» с полезной нагрузкой 4350–4950 кг, снабженные тем же новым 6–цилиндровым дизелем, 5–ступенчатой коробкой передач, пневматическим приводом тормозов, а также цельнометаллическими кабиной и оперением.

    Созданные в рамках «Программы Шелла», по общей конструкции они были унифицированы с грузовиками «Клёкнер-Дойц-Магирус» серии «S4500», а по многим узлам – с 4,5–тонными «Мерседес-Бенц-L4500S», да и с другими машинами этого 4,5–тонного класса. В разработке этого типа машин кроме всех вышеперечисленных участвовали также австрийский «ОАФ» (бывший «Австро-ФИАТ») и «Заурер» (тоже австрийский филиал знаменитой швейцарской фирмы). Всего до конца войны было изготовлено около 1900 экземпляров 4,5–тонных грузовиков типа «МАН-ML4500S/А», включая их отверточную сборку на венском заводе «ОАФ». Что же касается австрийского филиала «Заурер», то там собирали адаптированную к собственному производству модель «ВТ4500», хотя и схожую с 4,5–тонной версией «МАН», но вместе с тем в значительной степени отличавшуюся от нее.


    Стандартизированный «МАН-Е3000» на территории оккупированного СССР. 1942 год.


    Кроме этой 4,5–тонной серии фирма «МАН» изготовила еще около 2 тысяч доработанных классических 3–тонных грузовиков «Е3000» с наиболее экономичным 4–цилиндровым дизельным мотором «D0534G» (рабочим объемом 4,5 л и мощностью 70 л. с.) и цельнометаллической кабиной, имевших расход топлива всего лишь 20 л на 100 км. На длиннобазном шасси «Е3000» (4650 мм) в 1940–1943 годах было построено 2800 армейских грузопассажирских автобусов с упрощенными кузовами собственного изготовления вместимостью на 27–31 место с боковыми и задними дверями, высоким расположением крыши и верхним багажником.


    Другие, малоизвестные

    Еще в начале Второй мировой войны германский Красный Крест принял решение о создании специальных военизированных медицинских автоколонн для оказания первой помощи в полевых условиях большой массе военнослужащих и гражданских лиц. При этом основной упор был сделан на тяжелые шасси «МАН» и специальное санитарное оснащение фирмы «Майзен». Основой таких автопоездов послужили бортовые грузовики «F4» и «F5». Каждый такой грузовик буксировал до пяти низкорамных двухосных прицепов с кузовами с тентами, перевозивших сборное оборудование для проведения массовой первой медицинской помощи, санитарной обработки, гигиенических услуг и питания. Некоторые автомобили снабжались крановыми устройствами и лебедками с тяговым усилием 8 тс для перемещения тяжелых грузов на местности. На шасси серии «F4/F5» устанавливались также электрогенераторные станции мощностью 100 кВт для освещения и питания электроприборов, а также цистерны-топливозаправщики вместимостью 5000 л с собственной насосной и раздаточной аппаратурой, размещавшейся в задней кабине управления. Некоторая часть автомобилей была оснащена специальными металлическими кузовами для походных кухонь, лабораторий, аптек. В состав колонн входили также доработанные городские автобусы «МР» (военный индекс-«М1») со 120–сильным дизелем и колесной базой 5600 мм, в салонах которых размещали полевые госпитали или перевозили до 45 раненых и пострадавших. Аналогичные автобусы «МL» фирма «Майзен» собирала и на шасси «МL4500S» и «МL4500А». В них можно было доставлять 18 лежачих раненых (больных) или 32–38 сидячих, а также устанавливать оборудование передвижных операционных и лабораторий. Один из походных госпиталей компании «Майзен» размещался во вместительном раздвижном кузове с высоким расположением потолка на полноприводном шасси «МL4500А». В ноябре 1940 года формирование первой такой автоколонны было завершено. В состав ее входили 32 транспортные единицы, из них 16 автомобилей разных видов. С июня 1941–го и до конца 1942 года она находилась на Восточном фронте, где оказывала помощь в основном германским солдатам, а также военнопленным и гражданскому населению. В целом на разных шасси «МАН» фирма «Майзен» собрала порядка 200 автобусов военно-санитарного назначения.


    Застрявший в грязи трофейный «МАН-Е3000» с кабиной от «Бюссинг-НАГ», «чужими» облицовкой радиатора и бампером, уже гражданским гос. № «эг 71–87» и надписью «Таллин» за лобовым стеклом. Эстония, конец 1940-х годов.


    Кстати говоря, модели разработки «МАН» выпускала у себя и еще одна австрийская фирма – «Фросс-Бюссинг» из Вены. Небезызвестная «Программа Шелла» отводила этому филиалу немецкого «Бюссинга» роль соразработчика совместно с гигантами «МАН», «Крупп» и «Фаун» тяжелых 6,5–тонных стандартизированных армейских грузовиков. В рамках этой темы на венском заводе «Фросс-Бюссинг» собрали около 250 экземпляров уже упоминавшихся выше большегрузных «МАН-F4» (часть из них – на железнодорожном ходу) и порядка 2,2 тысяч 3–тонных армейских грузовиков «МАН» модели «Е3000», речь о которых тоже уже велась.

    В 1944 году производство грузовых автомобилей в Нюрнберге было остановлено в пользу производства танков и другой сугубо военной техники. А 20 апреля 1945 года вследствие сильных разрушений завод в Нюрнберге и вовсе прекратил свою деятельность. Лишь 14 июля последовало разрешение англо-американской администрации на ремонтно-восстановительные работы.


    Прощай «МАН», – здравствуй, «МАН»!

    Автомобилестроительные предприятия Германии начали восстанавливать свою деятельность с выпуска прежних моделей – довоенных или времен войны. Не стал исключением и «MAН», сделав ставку на надежный и проверенный 4,5–тонный грузовик «МL4500S», хорошо зарекомендовавший себя на фронтовых дорогах. В июле 1945 года в ходе восстановительных работ в Нюрнберге из остававшихся запасных частей были собраны девять экземпляров «ML4500» – первые послевоенные грузовики предприятия. В конце 1945 года там состоялось возобновление серийной сборки грузовых автомобилей, но пока что из остававшихся комплектов деталей. На тот момент на предприятии продолжало трудиться всего 22 человека: 18 рабочих и 4 служащих. В следующем, 1946–м году производство «ML4500S» составило 311 единиц, в 1947-817, в 1948-726 грузовиков и 20 автобусов, а в 1949-846.


    Трофейный армейский автобус на длиннобазном шасси «Е3000», работавший в качестве гражданского пассажирского на пригородных маршрутах в Эстонии в конце 1940-х-начале 1950-х годов.


    По мере возобновления производства грузовик слегка модернизировали, в результате чего его грузоподъемность увеличилась до 5 тонн, а мощность 6–цилиндрового дизеля – со 110 до 120 л. с. Таких машин, получивших индекс «МАН-МК», уже в 1946 году собрали 170 экземпляров. Между тем, грузовики «МАН» первых послевоенных лет все еще не блистали дизайном, повторяя угловатые, упрощенные формы машин военных лет. Лишь в 1950 году их внешность незначительно улучшили: слегка скруглили крылья и контур решетки радиатора, а вертикальные прорези на боковинах капота заменили горизонтальными.


    Колонна тяжелых стандартизированных грузовиков «МАН-МL4500S», остановившаяся из-за непроезжей дороги, которую не смогла преодолеть головная машина. Оккупированная территория СССР. 1942 год.


    «Немецкие «МАЗы»

    Когда‑то в далеких теперь уже 1970–х годах, довольно малолетнему тогда автору этих строк, на любопытный вопрос ребенка: «А что это за странный высокий грузовик такой?» – один бывалый водитель сказал просто: «Ну, это как «старый» «МАЗ» (т. е. 200–го» семейства), только немецкий… Были у них такие». Вот с такой скупой характеристики и началось мое знакомство продукцией МАН. Конечно, на самом деле вернее было бы сказать, что это наоборот – белорусские «МАЗы», появившиеся только к 1950–м годам, – в какой‑то степени могут считаться «русскими «МАНами», но тем не менее…

    К сожалению, в отечественном автотранспорте грузовики «МАН», попавшие на территорию СССР в годы войны, не оставили особых следов. Да и впрямь, трудно было рассчитывать на это при изначально небольшом общем их количестве. И все же, если машины 3–тонного семейства не встречались в СССР почти нигде, кроме бережливой и аккуратной послевоенной Прибалтики, то 4,5–тонные представители попадались и на дорогах Российской Федерации, и в других республиках СССР, причем даже в 1950–1960–е годы.


    Трофейный «МАН-МL4500S», сохранившийся до наших дней практически в первозданном виде при эстонском клубе антикварных автомобилей «Уник». Этот экземпляр снимался во многих отечественных кинофильмах. Фото 1980-х годов.


    В отечественном кинематографе использовалось несколько экземпляров 4,5–тонных «МАН-МL4500S». Самый известный из них – сохраненный в рижском клубе антикварных автомобилей «Уник» (Латвия). Эта машина, сохранившаяся в почти первозданном виде, хорошо показана в кинофильме «Иди и смотри» (1985) и ряде других, посвященных Великой Отечественной. Также участием «МL4500S» отмечены советские киноленты «Как вас теперь называть?» (1965 год, показан образец с кузовом фургон) и «Тоннель» (1967 год, видны проезды бортового образца).


    История «Магируса»

    Подавая в 1860 году заявку в мэрию родного города Ульма с просьбой зарегистрировать его небольшую мастерскую, Конрад Дитрих Магирус (1824–1895) вряд ли помышлял, что со временем она станет одной из самых известных и уважаемых автомобильных фирм мира. В возрасте 20 лет он увлекся созданием технических приспособлений для борьбы с огнем и с 1864 года стал выпускать их на небольшой собственной «Ульмской фабрике противопожарных лестниц и инвентаря». Магирус очень быстро добился признания, став к концу XIX века наиболее авторитетным в Европе поставщиком разнообразного противопожарного оборудования. За паровыми пожарными насосами на конной тяге в 1907 году пришли самоходные «Магирусы» с 2–цилиндровой паровой машиной в 60 л. с., подававшие до 2 тысяч литров воды в минуту.

    В 1916 году по инициативе военного ведомства фирма «Магирус» стала изготавливать однотипные 3–тонные армейские грузовики моделей «3D», «3CS» и «ЗК1» с моторами мощностью 40–70 л. с., с карданным или цепным приводом задних колес. Их разрабатывал инженер Генрих Бушманн, приглашенный с фирмы «Бенц». В послевоенное время спрос на пожарную технику в Германии резко сократился, поэтому братья Герман и Отто Магирус решили продолжать выпуск грузовых автомобилей, начав с простого самосвала с двухсторонней разгрузкой при помощи ручных реечных домкратов. В 1919–1921 годах в программу «Магируса» входили модели грузоподъемностью 1–2 тонны с двигателями мощностью 26–40 л. с. Они уже получили известную эмблему в виде стилизованной буквы «М», напоминавшей профиль кафедрального собора в Ульме, а также электрическое освещение, пневматические шины, открытые кабины с парусиновым тентом и стеклами из ацетатцеллюлозы.

    В 1925 году появилась новая серия «ML», состоявшая из нескольких моделей грузоподъемностью 1,5–5,0 тонн, на которых фирма впервые представила собственную гамму 4– и 6–цилиндровых бензиновых двигателей рабочими объемами 4,7 и 5,7 л и развивавших мощность 55–70 л. с. соответственно. Однако на 3– и 4–тонных машинах применялся 6–цилиндровый 7–литровый 110–сильный мотор «Майбах» с двойным карбюратором, двумя свечами зажигания в каждом цилиндре и горизонтальным расположением клапанов. С 1928 года на автомобилях грузоподъемностью 1,5–2,5 тонны стали использовать бензиновые моторы немецкой фирмы «НАГ» или американские «Континенталь» мощностью 40–55 л. с., а также предкамерные дизельные двигатели «Дойц» мощностью в 40 и 60 л. с., сыгравшие затем решающую роль в дальнейшей судьбе «Магируса». В остальном же все грузовики «Магирус» имели классическую конструкцию, не выделяясь особо оригинальными техническими решениями. Исключение составляли лишь низкорамные городские грузовики и мусоровозы, а также разнообразные специальные шасси для пожарных машин, по выпуску которых фирма из Ульма оставалась европейским лидером.

    Во времена кризиса персонал «Магируса» сократился с 2600 до 1700 человек. Новый главный конструктор Карл Виллих начал с освоения новой и перспективной области дизельных двигателей. В 1929 году для 2–тонного шасси «М1» был создан первый собственный дизель мощностью 57 л. с. Два года спустя под руководством Виллиха появилась унифицированная гамма «М», включавшая поначалу пять базовых шасси грузоподъемностью 1,5–5,0 тонн (модели от «М15» до «М50»). Все они оборудовались унифицированными 6–цилиндровыми двигателями с двумя вариантами диаметра цилиндров (88 и 94 мм) и тремя величинами хода поршней (125,135 и 168 мм). Комбинация этих параметров позволяла предложить три разных двигателя рабочим объемом 4559, 5618 и 6995 см3 и соответствующей мощностью от 60 до 100 л. с. С 1932 года модели «М40» и «М50» получили новый 6–цилиндровый мотор (объемом 7793 см3, развивавший 90–110 л. с.) с двойным зажиганием и двумя карбюраторами «Солекс», которые могли работать и с газогенераторной установкой. Для грузовика «М40» раму впервые сваривали из стальных профилей, а для пожарных версий создали просторную двойную кабину на 6–7 мест. Еще год спустя, под руководством инженера Карла Шредера был построен оригинальный 1–тонный грузовик «М10» с цельнометаллическими рамой и кабиной бескапотного типа, под сиденьем которой находились 2–цилиндровый 2–тактный двигатель «Ило» воздушного охлаждения (670 см3, 18 л. с.) и 3–ступенчатая коробка передач.

    В том же 1933 году обновленное семейство «М25/МЗО» получило первый серийный предкамерный 6–цилиндровый верхнеклапанный дизель собственного производства объемом 4559 см3 и мощностью 65 л. с. Через год на легкую серию «М15/М20» установили новый 3–литровый 45–сильный дизель. Двигатели «Майбах» в 1935 году заменили серией дизелей «S110R» объемом 7412 см3 и мощностью 110 л. с., которые устанавливали на грузовики «М37», «М40», «М45» и «М50» и их пожарные варианты. К 1936 году уже практически все «Магирусы» оснащалась дизельными двигателями. Исключением стал лишь 3–осный армейский «М206» (6x4) грузоподъемностью 1,5–2,0 тонны, получивший бензиновый вариант 6–цилиндрового дизеля (4559 см3, 70 л. с.) и 8–ступенчатую коробку передач.

    В 1936 году был построен опытный 6,5–тонный грузовик «M65HG» бескапотной компоновки с газогенераторной установкой, расположенной непосредственно за кабиной, и размещенным под кузовом оппозитным 12–цилиндровым дизелем (рабочим объемом 10 632 см3, развивавшим 150 л. с.), состоявшим из четырех 3–цилиндровых чугунных блоков с боковыми клапанами и двумя водяными насосами. В поисках оптимального силового агрегата на автомобилях «Магирус» испытывали также дизели фирм «МАН» и «Хеншель». К середине 1930–х годов «Магирус» стал получать от нового нацистского правительства крупные военные заказы, но его финансовое положение постоянно ухудшалось. Отчасти это был результат обострившихся внутренних противоречий, начавшихся еще в 1928 года со смертью главы наблюдательного совета Германа Магируса. Как считают историки фирмы, заменивший его Адольф Магирус, внук Конрада, оказался неспособным управлять крупной компанией и в итоге завел ее в тупик.

    Положение усугубляло усиление конкуренции, экспортные и валютные ограничения, крупные инвестиции в новые проекты. В 1934 году под давлением руководства двух немецких банков и президента торговой палаты города Штутгарта Фрица Кина – владельца большинства акций фирмы, Адольф Магирус был вынужден уйти в отставку. Теперь фирму возглавил сам Ф. Кин и начал сотрудничество с крупным промышленным и финансовым партнером – машиностроительной компанией «Хумбольдт-Дойц», выпускавшей, в частности, и двигатели «Дойц», которыми комплектовали некоторые машины «Магирус».

    5 марта 1936 года обе фирмы подписали соглашение об объединении сроком на 50 лет. В результате имя Магируса временно исчезло из названия фирмы, но осталось на выпускавшихся ею грузовиках. Слияние сразу же отразилось на их комплектации: в 1936–1937 годах прежние тяжелые грузовики (модели от «М30» до «М50») получили 6–цилиндровые моторы «Дойц» водяного охлаждения мощностью 60–125 л. с. Одновременно в программу вошли и новые серии «М140/150», «М165/265» и «М365» грузоподъемностью 4,0–6,5 тонны и мощностью 110–145 л. с., в том числе специальное шасси «L145» для тяжелых пожарных лестниц. В 1938 году компания «Хумбольдт-Дойц» была преобразована в концерн «Клёкнер-Хумбольдт-Дойц», а фирма «Магирус» стала его автомобильным отделением. Это благоприятно сказалось на дальнейшем развитии фирмы из Ульма. Она смогла заменить оборудование, внедрить новые модели и расширить их производство.


    На военной службе

    Военные поставки фирма «Магирус» начала еще в середине 1920–х годов с обычных 3–тонных грузовых автомобилей «МL», различных пожарных исполнений и открытых многоместных автобусов «ММ-3» с поперечными рядами сидений, боковыми дверями и 100–сильным двигателем, которые использовались в службах безопасности и полиции для срочной переброски крупных воинских подразделений по месту назначения. Позднее фирма переключилась на стандартизированные грузовики. Из гражданской же программы во второй половине 1930–х годов она поставляла в вермахт лишь тяжелые 125–сильные дизельные грузовики «L145» и низкорамные шасси «М140» и «М165», используемые для установки противопожарного оборудования и пожарных лестниц длиной 26–45 м, также носивших марку «Магирус». Во время войны серийные 6,5–тонные коммерческие грузовики «Магирус» серий «L265» и «L365» образца 1937 года, оснащенные 13,5–литровыми дизелями «Дойц» мощностью 145 л. с., использовались подразделениями вермахта на железных дорогах в Германии и других странах как маневровые локомотивы для обработки составов с воинскими грузами. Для этого автомобили снабжали всеми четырьмя железнодорожными колесами, двумя передними железнодорожными буферами, специальной задней сцепкой и более мощными фарами. После вхождения фирмы в состав концерна «Клёкнер-Гумбольдт-Дойц», выпускаемые ею грузовики и пожарные машины сменили название на «Клёкнер-Дойц» или «Клёкнер-Дойц-Магирус».


    Стандартизированный 3-тонный «Клёкнер-Дойц-Магирус-S3000» (S330) на службе в вермахте. Фото 1942 года.


    Эту почти никому теперь не известную марку во время Второй мировой войны, а точнее-всего лишь в течение лишь четырех лет носили все грузовые автомобили, выпускавшиеся до тех пор как «Магирусы». В 1939 году началось производство новой 3–тонной гаммы «S330» («S3000») с 4–цилиндровыми дизелями, а с 1941 года в Ульме начали сборку первого собственного 6–цилиндрового мотора «Дойц» рабочим объемом 7226 см3 и мощностью 125 л. с., предназначенного для 4,5–тонной серии «S4500». В 1941–1944 годах основной продукцией автомобильного отделения «Клёкнер-Дойц-Магирус» являлись простые армейские грузовики «S330» («S3000») и «А330» («А3000»), комплектовавшиеся 4–цилиндровым дизелем «F4М513» объемом 4,9 л и мощностью 70–80 л. с., 5–ступенчатой коробкой передач, неразрезными мостами на рессорной подвеске и гидроприводом тормозов. Грузоподъемность дорожных машин составляла 3000 кг, а полноприводных – 2700 кг.

    Параллельно в 1941–1942 годах была выпущена серия из 700 тяжелых 4,5–тонных машин, включавшая модели «S145» («S4500») и «GS145» («GS4500») с собственным 6–цилиндровым дизельным мотором «GМ145» (125 л. с). Некоторые исполнения получили 110–сильный дизель «МАН» с непосредственным впрыском. Несмотря на тяжелые времена, все автомобили снабжались округлыми цельнометаллическими кабинами, крыльями и оперением. «145–е» отличало высокое качество и надежность. Они оснащались стандартными деревянными бортовыми кузовами с разной высотой бортов, фургонами различного назначения и противопожарным оборудованием. Грузовики развивали скорость на шоссе от 67 до 85 км/ч и расходовали всего 20–26 л топлива на 100 км. Последним гражданским автомобилем стал в 1942 году 6,5–тонный грузовик «S6500» с 8–цилиндровым двигателем в 170–200 л. с. Для армии выпускали и их полноприводные варианты «GA145» («GА4500») и «GA165» (4x4), правда – в очень малых количествах.


    Использовавшийся в Красной Армии трофейный «Клёкнер-Дойц-Магирус-GS4500» («GS145») 1941–1942 годов с «подвывихнутым» передним бампером и самодельными половинками лобового стекла. За ним – американский ленд-лизовский «Форд-6» модели «G8T». Германия, район Берлина, апрель 1945 года.


    На заднеприводном шасси «S3000» в 1942–1944 годах собирали 2–тонные полугусеничные бортовые автомобили-тягачи «S3000/SSМ» входившие в стандартизированную серию «Маультир» с гусеничными движителями от английской танкетки «Карден-Ллойд». В основе своей они имели передние ведущие звездочки, два поддерживающих катка и один натяжной, а также четыре небольших дисковых опорных колеса, установленных попарно на рычажно-пружинной балансирной подвеске. На этих «маультирах» был применен специальный рулевой механизм от более тяжелых полугусеничных транспортеров-тягачей, воздействовавший на передние колеса, а при более крутом повороте рулевого колеса обеспечивавший механический привод бортовых тормозов задних движителей и подтормаживание одной из гусениц, что позволяло существенно сократить радиус поворота.


    Один из 700 экземпляров «GS4500» («GS145») образца 1941–1942 годов, более-менее успешно прошедший сквозь «время и пространство» и оказавшийся после войны в Литовской ССР. Утраченные капот, крылья, бампер и фары заменены «чужими», облицовка заимствована от «Боргварда-В3000». Мосты, кабина, бортовой кузов и даже инструментальный ящик – свои. В кузове видна кабина австрийского «ОАФ-G745». Вильнюс, фото начала 1970-х годов.


    Полугусеничные грузовики «S3000/SSМ» оказались наиболее надежными машинами из всех представителей «Маультир» 3–тонного класса, производимых различными фирмами, из трех идентичных вариантов на разных шасси, имели самую большую полную массу (6650 кг) и развивали скорость 38 км/ч. В общей сложности фирма «Клёкнер-Дойц-Магирус» изготовила 23 470 военных автомобилей, 1740 полугусеничных машин типа «Маультир» и порядка 12 500 гусеничных тягачей RSO. Однако в технической литературе им все равно часто присваивают прежнюю марку-«Магирус».


    Новые и старые

    В 1944 году завод в Ульме был наполовину разрушен, но уже следующей осенью там началось производство довоенной серии «S3000». С 1948 года она получила новый 4–цилиндровый 4–тактный предкамерный дизель «F4L514» объемом 5322 см3 и мощностью 65 л. с., который предопределил судьбу автомобилей «Магирус-Дойц» на многие годы вперед. Дело в том, что этот двигатель, испытанный еще в 1944 году на тягачах RSO, имел воздушное охлаждение. Его блок цилиндров был чугунным, а головку блока, поршни и гильзы цилиндров изготовляли из легкого сплава. Двигатель достаточно быстро прогревался до рабочей температуры и хорошо работал на низких оборотах и холостом ходу. С 1949 года его вариант мощностью 85–90 л. с. устанавливали на новую серию «S3500», с которой грузовикам вернули прежнюю марку «Магирус-Дойц». Новый мотор возглавил семейство двигателей, состоявших из унифицированных модулей рабочим объемом по 1330 см3 с одинаковыми значениями диаметра цилиндров и хода поршней (110x140 мм).


    Пожарная лестница «К-30» (DL-30) на шасси «Магирус-M45L», вывезенном из Германии в счет репараций. На машине установлены 6-цилиндровый дизель (7,4 л, 110 л. с.) и «чужой» бампер. Белоруссия, Минск, фото начала 1970-х годов.


    Ну а что же трофейные экземпляры 3– и 4,5–тонных «Клекнеров-Магирусов», попавшие в СССР? Даже несмотря на крайне малое их количество, эти надежные и добротно сделанные машины при надлежащем уходе и обслуживании работали исправно и служили весьма долго. В первую очередь это касалось «GS4500». Они, так же, как и прочие 4,5–тонные немецкие стандартные грузовики, ценились достаточно высоко и использовались как в Красной Армии, так и в народном хозяйстве. Кроме того, в СССР попало некоторое количество автобусов на их шасси, которые тоже на протяжении послевоенных лет выходили на городские и пригородные маршруты в прибалтийских республиках и некоторых других западных регионах страны. Но и это еще не все. Фирма не зря пользовалась репутацией одного из лучших и авторитетных производителей пожарных автомобилей, они действительно ценились и даже в довоенные годы штучно закупались в СССР. Теперь же, когда появилась прямая возможность, некоторые экземпляры пожарных лестниц и другой противопожарной спецтехники из восточной зоны оккупации Германии реквизировались советской администрацией в счет репараций и отправлялась в города Советского Союза для укомплектования пожарных частей более мощной, надежной и современной техникой, нежели та малочисленная, устаревшая и обветшавшая, что оставалась у них еще с довоенных времен.


    Глава 6
    Детище Карла Боргварда

    Эта некогда известная фирма – «Боргвард», из города Бремена получила свое название по имени ее основателя – талантливого немецкого конструктора и предпринимателя Карла Боргварда (1890–1963 годы). Он прошел путь от простого слесаря до одного из наиболее авторитетных в Германии создателей самых разных видов автомобилей. Его первая фирма, основанная в Бремене на заре 1920–х годов, начинала с производства автомобильных радиаторов и обозначалась как «Бремер Кюлерфабрик Боргвард и Ко». В 1924 году Боргварду удалось осуществить свою мечту – начать выпуск собственных автомобилей. Производство началось с популярных легких грузовичков «Блицкаррен». Эти трехколесные развозные машины, которые оснащались двигателем мощностью в 20 л. с. марки DKW и ременной передачей на задние колеса, весили всего 250 кг. Такие машины покупали мелкие торговцы, которые не могли позволить себе преобрести автомобиль типа «Опель» или «ДКВ». Вскоре вместо двигателя марки «ДКВ» стали использовать более мощный мотор «Ило» мощностью в 25 л. с. Затем был сконструирован автомобиль марки «Блитцкаррен № 100», а позже был выпущен еще более модернизированный вариант «Голлиаф Рапид». Особенностью этого автомобиля стали передача заднего хода, сцепление и стартер. Полезная нагрузка составляла уже 500–600 кг.

    В течение 1928 года компания выпустила около тысячи трехколесных автомобилей моделей типа «Голиаф». Компанию даже переименовали в «Голиаф Верке Боргвард и Ко» и вместе с 300 рабочими она переехала в более просторное помещение, в котором ранее находилась компания «Гарднер». В следующем, 1929 году страну охватил экономический кризис и хотя дешевые автомобили продавались неплохо, спрос на дорогие машины заметно уменьшился. Это позволило Карлу Боргварду купить большой пакет акций у компании «Ганза-Ллойд АГ».


    «Ганза-Ллойд»

    Фирма, контроль над которой приобрел Боргвард, образовалась в год начала Первой мировой войны в результате объединения Ганзейского автомобильного общества и Северогерманского автомобильного и моторного завода, выпускавшего легкие грузовики марки «Ллойд». Почти сразу же в ее программу стали входить простые армейские автомобили, а после Первой мировой войны «Ганза-Ллойд» превратилась в одного из крупнейших немецких автомобильных производителей. В рейхсвере и затем в вермахте для доставки грузов и установки легкого оборудования служили модели «L2000S» грузоподъемностью 1,5–2,0 тонны с двигателями мощностью 40–55 л. с, 2,5–тонные грузовики «Экспресс» с 45–сильным бензиновым мотором и 2–тонные машины «Меркур» с двухтактным дизелем «Юнкерс» мощностью 55 л. с.

    А поскольку теперь эта фирма потерпела банкротство, то все ее заказы и разработки также перешли к Карлу Боргварду. В 1931 году был остановлен выпуск достаточно дорогих легковых автомобилей «Ганза-Ллойд», а производство машин марки «Голиаф» успешно продолжалось. Несколько позже в продажу поступили модели «Ганза Крокус» и «Ганза Матадор». В 1934 году были созданы новые модели «Ганза 400» и «Ганза 500», которые оснащались деревянными элементами рамы и задним расположением двигателя. Кроме того, компания получала заказы от правительства на выпуск грузовиков.

    В 1935 году был выпущен первый автомобиль марки «Ганза 1100» с двумя дверьми, четырехцилиндровым двигателем и стальным кузовом. Объем производства автомобилей за это время вырос в четыре раза. К концу 1936 года в свет вышли автомобили «Ганза 1700» и «Ганза 2000», оснащенные шестицилиндровыми моторами. В следующем году компанией «Боргвард» было произведено 222 полугусеничных автомобиля для вермахта.

    В 1938 году Карл Боргвард стал единственным владельцем предприятия и присоединился к национал-социалистской партии Германии. В конце 1930–х годов ассортимент компании в основном состоял из грузовых автомобилей для военного использования грузоподъемностью в 1,2 и 3 тонны. Но лишь в 1939 году самому солидному автомобилю «Ганза-2000» с 6–цилиндровым двигателем мощностью 53 л. с. при 4000 об/мин присвоили имя «Боргвард». В том же году на смену этой модели пришел «Боргвард-2300» с 55–сильным мотором, который выпускали до 1940 года. Параллельно в небольших количествах строили версию «3500» с 6–цилиндровым мотором (3,5 л, 90 л. с.). В 1937–1939 годах было изготовлено около 200 таких автомобилей. В 1940 году для выполнения армейских заказов на предприятие «Боргвард» было нанято восемь тысяч рабочих.


    Армейское направление

    Уже в 1938 году только что появившаяся фирма «Боргвард» по наследству от «Ганза-Ллойд» получила огромную программу по выпуску военной техники и автоматически вошла в число основных поставщиков вермахта. «Программа Шелла» предусматривала место даже для самых легких 1,2–тонных грузовичков и фургонов «Боргвард-В1000» («L1400») с 1,4–литровым бензиновым мотором мощностью 30 л. с. и всеми односкатными колесами. В вермахте они использовались для доставок мелких грузов и являлись базой машин связи и санитарных карет, но широкого распространения так и не получили.


    Трофейный санитарный фургон на шасси «Боргвард-В1000» в Красной Армии. У машины – Берко Петр Васильевич. 1944 год.


    Главной же военной продукцией марки «Боргвард» в то время стал обширный ряд многоцелевых 3–тонных грузовиков «В3000», выпущенных в 1938–1944 годах в количестве около 30 тысяч экземпляров. Основными являлись базовые модели «В3000S» (4x2) грузоподъемностью 3125 кг и «В3000А» (4x4) с полезной нагрузкой 2950 кг, комплектовавшиеся рядными 6–цилиндровыми двигателями, 5–ступенчатой коробкой передач, гидроприводом тормозов, цельнометаллической или открытой кабиной с мягким верхом. В первой заднеприводной серии использовался бензиновый мотор (3,5 л, 65 л. с.) или дизель (4,4 л, 64 л. с). Вторая полноприводная серия, которая выпускалась с 1942 года, имела силовые агрегаты рабочим объемом 3,75 и 5,0 л, развивавшие мощность 78 и 75 л. с. соответственно. Однако, несмотря на то, что по объему производства 3–тонных армейских грузовиков «Боргвард» стоял на втором месте после «Опеля», в 1944 году выпуск всех автомобилей этой марки был прекращен.


    Отсутствие дорог в отечественной сельской глубинке 3-тонные «Боргварды» переносили с трудом. Оккупированная территория СССР, 1942 год.


    Кроме основной продукции, в 1938–40 годах на заводах «Боргварда» было собрано также 2,5 тысячи стандартизованных 2,5–тонных армейских грузовиков «Айнхайтс-Дизель» с колесной формулой 6x6.

    Также по наследству от фирмы «Ганза-Ллойд» к «Боргварду» перешло производство 3–тонных полугусеничных транспортеров-тягачей серии «Sd. Kfz.11». Уже в том же 1938 году Карлу Боргварду удалось поставить на производство модернизированный их вариант, который первоначально оснащался более мощным бензиновым двигателем «Майбах» модели «NL38» (3,8 л, 90 л. с), а вторая серия, собиравшаяся в 1939–44 годах., комплектовалась мотором «NL42» (4,2 л, 100 л. с). В общей сложности на предприятиях «Боргвард» собрали более 2 тысяч таких машин, отличавшихся от аналогичной продукции фирмы «Ганомаг» лишь эмблемой и деталями кузова. На их базе собирали бронетранспортеры «Sd. KfZ.251» с многочисленными исполнениями корпуса и различным вооружением, но по своим параметрам все они были идентичны машинам «Ганомаг Нkl6p». Одновременно в небольших объемах «Боргвард» выпускал тяжелые 8–тонные полугусеничные тягачи «Sd. Kfz.7», аналогичные машинам фирмы «Краусс-Маффей».


    Обновленный «Боргвард-В3000S» образца 1942–1944 годов с более объемной и удобной кабиной и измененной облицовкой радиатора.

    Излучина Дона, июль 1942 года.


    Активная военная направленность фирмы стала причиной того, что в конце 1944 года ее главный завод был практически полностью разрушен англо-американской авиацией. К концу Второй мировой войны 75 % всех производственных мощностей фирмы было уничтожено, а сам Карл Боргвард попал в плен к американцам. Но все же, предприятие с оставшимися на нем 400 рабочими, несмотря ни на что продолжало работать и через год на заводе трудилось уже порядка двух тысяч человек.


    Команда по эвакуации трофейных машин проходит мимо брошенного немцами «Боргварда-В3000S» образца 1942–1944 годов.


    Производство автомобилей в первые послевоенные годы на 68 % состояло из сборки грузовиков, а остальное в основном приходилось на изготовление автозапчастей. Выпуск прочих машин временно был полностью прекращен. Лишь в 1948 году, пробыв в тюрьме два года и десять месяцев, Карл Боргвард в вновь восстановил контроль над предприятием. Уже в следующем, 1949–м, появились первые послевоенные модели. Возобновился, кстати, и выпуск чуть подновленных трехколесных «Голиафов», опять ставших востребованными в разоренной войной стране. Однако в 1950–е годы фирма «Боргвард» уже перестала успевать за автомобильной модой, а покупатели постепенно начали выбирать более совершенные модели конкурентов. Сбыт начал катастрофически падать, и в 1961 году фирма обанкротилась.


    Псевдо-«Блицы»

    Если рассматривать грузовики «Боргвард» времен Второй мировой войны с точки зрения конструкции, можно констатировать большую их схожесть с аналогичными изделиями фирмы «Опель», и не только внешнюю, но и по основным узлам и техническим решениям (за исключением двигателей). Такая тенденция наметилась еще в 1930–х, когда продукция фирмы именовалась как «Ганза-Ллойд».

    С переименованием компании в «Боргвард» и выходом в свет нового модельного ряда 1938 года тяготение к «Опелю» еще более усилилось. Скажем, отличить 3–тонный «В3000S» от такого же 3–тонного «Блиц 3,6–36S» мог уже только специалист, а для непосвященных эти машины казались почти одинаковыми. И действительно, общие линии капотов, кабин, оперения, аналогичное расположение фар на крыльях, весьма схожие габаритные размеры, однотипные (а с 1941 года и вовсе идентичные стандартизированные) колесные диски под 8 шпилек – все это делало «Боргварды» мало узнаваемыми среди прочих массовых грузовиков в вооруженных силах Третьего рейха.


    Трофейный «Боргвард-В3000S» образца 1942–1944 годов с установленным после войны отечественным кузовом «фургон» в качестве автолавки. Украина, 1950 год.


    Да и наши фронтовые водители, не особо разбираясь в тонкостях различных автомобильных фирм и марок противника, не могли порой уверенно отличить «Боргвард» от «Опеля», зачастую считая первый лишь модификацией второго. Ухудшение военного положения фашистской Германии к концу войны заставило и вовсе отказаться от продолжения выпуска этих машин, дублировавших «трехтонки» «Опеля», но менее надежных и требовавших для себя иных комплектующих. Поэтому при всем довольно солидном объеме производства «В3000S», в мирное время вошло не так уж много уцелевших их экземпляров, тем более – трофейных, оказавшихся в Советском Союзе.

    Некоторое их количество еще эксплуатировалось в народном хозяйстве в послевоенные годы. Это касалось, прежде всего, республик Прибалтики и некоторых других западных регионов СССР, где они «осели» еще во время войны. Но заметного следа, скажем такого, как «Опель-Блиц», «Боргварды» в СССР все же не оставили. Оснащенные различными вариантами дизельных и карбюраторных двигателей «Боргварды», после серьезных поломок этих силовых агрегатов, как правило, уже не восстанавливали, а просто уже отправляли на металлолом.


    Эксплуатировавшийся в послевоенное время в Литовской ССР «Боргвард-В3000» 1941–1942 годов выпуска после небольшой аварии. У машины переделаны кабина и облицовка радиатора, установлены отечественная бортовая платформа и задний мост от «ГАЗ-51». Фото 1960-х годов.


    Ни в одном из отечественных кинофильмов настоящих подлинных «Боргвардов» видеть также не приходилось, однако в ленте «Минута молчания» (1971 год) отечественные «ЗИЛ-164» довольно неплохо задекорированы под «В3000S» (это можно понять по их переделанным из округлых в угловатые облицовкам с хорошо узнаваемыми «ромбами»).


    Эстонский автобус на шасси «ГАЗ-51А» с капотом от «Боргварда» и пассажирским салонам от «МАН-Е3000». Снимался в кинофильмах «Иди и смотри», «Риск» и других. Фото 1970-х годов.


    Пожалуй, единственный и уникальный представитель отечественного автопрома, навеянный «Боргвардом», – это пассажирский автобус, изготовленный (или переделанный) в 1960–х годах в Эстонии на шасси ГАЗ-51А с капотом и облицовкой от подлинного «В3000S» и с пассажирским кузовом, выполненном в стиле легких автобусов на базе «L2000S». Высока также вероятность того, что этот автобусный салон был восстановлен из подлинного кузова трофейного автобуса на шасси «Боргвард».

    Ну и раз уж речь зашла о кино, – автобус этот тоже снимался в нескольких отечественных кинофильмах как раз в роли «вермахтовского». В частности, он весьма подробно в цветном изображении показан в киноленте «Иди и смотри» (1985). Однако эта интересная машина все же представляла собой не трофейный сохранившийся экземпляр, а скорее его имитацию, лишь с привлечением ряда подлинных элементов.


    Глава 7
    По разные стороны фронта

    Мировая экспансия автомобильной империи Генри Форда, активно шедшая в 1920–30–е годы буквально на все континенты (кроме, разумеется, Антарктиды), заслуживает о себе, конечно же, отдельного и обстоятельного рассказа, выходящего за рамки данного повествования. Поэтому ограничимся лишь кратким перечислением филиалов фирмы «Форд Мотор компани» на момент начала Второй мировой войны. Это были канадский «Форд», английский «Фордзон», немецкий «Форд-Кельн», французский «Форд-Франс», филиалы в Швеции, Австралии и Южно-Африканском Союзе, а также голландское, бельгийское, датское, ирландское, румынское, польское и многие другие сборочные предприятия в Европе. А если добавить в этот список и отечественный Нижегородский (Горьковский) автозавод, рождавшийся тоже как совместное с Фордом предприятие – т. е., по сути, советский филиал, то станет понятно, почему в начавшейся Второй мировой войне практически у каждой из воюющих держав были свои «форды», либо различавшиеся между собой лишь деталями, либо вообще практически идентичные друг другу.


    «Форд-Кельн»

    Первые автомобили марки «Форд», собранные в Германии по лицензии, появились весной 1926 года. Массовое же серийное производство легковых и грузовых машин Генри Форда началось в конце 1930 года на новом автомобильном заводе в Кельне. Практически с самого начала изрядная часть собиравшихся там гражданских автомобилей поступала в вооруженные силы Германии. Легковые версии с серийными или упрощенными кузовами служили штабными, разведывательными и санитарными машинами, пикапы оснащались полевыми радиостанциями и легкими мастерскими, а грузовики базовых коммерческих серий «ВВ» образца 1932–1935 годов и «V8–51» 1935–1937 годов перевозили воинские грузы и являлись базой для различных надстроек армейского назначения. «Форд-ВВ» оснащался 4–цилиндровым двигателем объемом 3,3 л и мощностью 52 л. с. – аналогом нашего «ГАЗ-М». Серия «ВВ» выпускалась в разных вариантах грузоподъемностью от 1,5 до 3 тонн (их маркировки отличались третьей после «ВВ» буквой), различавшихся колесной базой и предлагавшихся не только в двухосных, но и в трехосных исполнениях.


    Пожалуй, единственный сохранившийся на территории СССР трофейный «Форд-ВВ», по-видимому, бельгийской сборки с кабиной типа более позднего «Форд-V8-51». Радиатор на этой машине – от «ГАЗ-АА», самодельная бортовая платформа, крылья, как ни странно, – «родные». Принадлежал эстонскому клубу ретроавтомобилей «Уник».


    Нацистское руководство стремилось расширить и обновить немецкий филиал «Форда», а также обеспечить независимость его продукции от поставок комплектующих из‑за рубежа (из США или из английского филиала). Принятые меры имели огромный успех: в период с 1932 по 1939 год ежегодный объем производства автомобилей всех видов возрос с 662 до 17 990 – т. е. в 27 раз! Причем с 1937 года все модели собирались только из немецких деталей и ежегодно обновлялись конструктивно. Кстати, примерно то же самое происходило и в СССР – с 1935 года выпускавшиеся в Горьком «Форд-АА», почти сразу же последовательно переименованные в «НАЗ-АА» и «ГАЗ-АА», производились целиком из отечественных комплектующих. Вот только с обновлением модельного ряда у советского «Форда» дело обстояло куда как хуже.

    Единственной лептой немецкого «Форда» в создание специальной военной техники была сборка в 1939–41 году партии из 1900 стандартизованных штабных автомобилей серии «ЕG» (4x4), отличавшихся от аналогичных машин «Хорьх-108» лишь установкой бензинового двигателя «Форд-\/8» (3,6 л, 78 л. с), имевшего более высокий расход топлива. Автомобили типа «ЕGа» и «ЕGd» первого выпуска снабжались всеми управляемыми колесами, остальные варианты – только передними.


    Пришедший на смену «ВВ» «Форд-V8-51» также использовался как в немецкой армии, так и в армиях других европейских стран, впоследствии оккупированных Германией. Если приглядеться внимательнее к этой машине, то здесь легко можно увидеть в точности повторяющиеся очертания отечественной легковой «эмки» «ГАЗ-М1».


    Постепенно в производственной программе «Форд-Кельн» на первое место стали выходить армейские версии серийных коммерческих автомобилей классической конструкции с характерными для «Форда» нижнеклапанными 8–цилиндровыми V-образными бензиновыми двигателями водяного охлаждения, рессорной подвеской обоих мостов, 20–дюймовыми колесами с 5–оконными дисками под 5 шпилек, гидравлическим приводом тормозов и цельнометаллическими кабинами и оперением.

    Согласно «Программе Шелла» немецкий «Форд» вошел в число шести главных предприятий по выпуску армейских заднеприводных грузовиков 3–тонной категории. Первым в 1939 году в вермахт стал поступать доработанный гражданский вариант «G917T» с 90–сильным V-образным 8–цилиндровым двигателем («V8») рабочим объемом 3,6 л, 4–ступенчатой коробкой передач, закрытой или открытой кабиной, стандартной овальной облицовкой радиатора и объемными передними крыльями гражданского типа. В следующем году на смену ему пришел военизированный грузовик «G997T» с новым двигателем V8 (3,9 л, 95 л. с.). Обе машины имели единую колесную базу, составлявшую 3988 мм, дорожный просвет 250 мм, полную массу 5700 кг и достигали скорости 80 км/ч. Этот же силовой агрегат с 1941 года стал использоваться и на самых известных бортовых военных сериях с удлиненной базой «V3000S» (4х2) и «V3000А» (4х4) с вертикальной «остроносой» решеткой радиатора и новой 5–ступенчатой коробкой передач. Более ранняя разновидность образца 1941–1942 годов выпуска грузоподъемностью 3300 кг с базой 4013 мм носила заводской индекс «G198TS», а упрощенный вариант «G398T» образца 1943 года внешне отличался плоскими передними крыльями, более простой грузовой платформой с низкими откидными бортами и фарами уменьшенного диаметра, а иногда – дополнительными вертикальными прорезями в передней части капота. Полноприводная версия «G198TWA» с задними двускатными колесами дополнительно снабжалась двухступенчатой раздаточной коробкой, имела чуть увеличенную колесную базу (4025 мм) и колеи обоих мостов. Полная масса автомобилей составляла 5840 и 6200 кг соответственно, на шоссе они развивали скорость 82–85 км/ч, но, однако не обладали высокой экономичностью: на шоссе расход бензина достигал 32–33 л на 100 км, а при движении по пересеченной местности и того больше – 45–50 л на 100 км. Также для поставки в части вермахта в 1942–1943 годах была собрана партия грузовиков 3–тонных «Форд-COE» полукапотной компоновки с кабиной над двигателем (такие же варианты собирали и во Франции), а для тыловых перевозок некоторые автомобили снабжались газогенераторными установками. Основным недостатком всех грузовиков «Форд» была недостаточная надежность моторов «V8» и агрегатов шасси, а также трудоемкость обслуживания и ремонта двигателей.

    Однако, невзирая на все это, в конце 1943 года, когда была принята программа резкого сокращения номенклатуры военных автомобилей Третьего рейха, немецкий «Форд» неожиданно для всех получил вдруг статус одного из самых надежных изготовителей 3–тонных грузовиков, что позволило ему по-прежнему выпускать наиболее ходовое семейство «G198T»/«G398T» вплоть до мая 1945 года. Эти последние упрощенные версии внешне отличались от более ранних угловатой деревянной эрзацкабиной с плоскими стеклами и отсутствием целого ряда второстепенных элементов.

    В общей сложности в 1939–1945 годах «Форд-Кёльн» изготовил чуть более 50 тысяч военных грузовиков, что составило примерно по 25 тысяч машин серий «G917»/«G997» и «V3000» («G198»/«G398»).


    Отечественный фургон ПАРМ на шасси трофейного «Форд-G917T» в Красной Армии. 1944 год.


    Что же касается их полноприводных версий, то их было изготовлено очень малое, прямо‑таки микроскопическое количество – всего-навсего лишь 758 экземпляров. Некоторые модели немецкого филиала собирали также на заводе «Форд» в Амстердаме.


    Фордовские «мулы»

    В разгар войны на шасси серийных кельнских грузовиков выпускалась и полугусеничные бортовые автомобили-тягачи «Маультир» («Мул») с облегченными гусеничными движителями. Они были предназначены для поставки на Восточный фронт с целью замены обычных машин, которые были не способны преодолеть бездорожье, грязь и снег. В 1942–1944 годах на шасси «V3000S» немецкий «Форд» собрал самое большое количество 2–тонных полугусеничных машин типа «Маультир» среди всех немецких фирм-изготовителей – 13 952 единицы. Это были в основном бортовые автомобили-тягачи «SSМ» (Sd. Kfz.3) с такими же облегченными гусеничными движителями (с четырьмя дисковыми опорными катками на рычажно-пружинной балансирной подвеске), которые применялись и на уже упоминавшихся аналогичных машинах фирм «Клёкнер-Дойц-Магирус» и «Опель». В отличие от них, самый мощный 95–сильный полугусеничный «Форд-V3000S/SSM» отличался наименьшей собственной массой (всего 3860 кг), наиболее вместительным топливным баком (на 110 л) и весьма высокой максимальной скоростью движения на шоссе-более 40 км/ч. Однако его расход топлива – самый большой из всех 3–тонных машин типа «Маультир» – от 60 до 120 л на 100 км в зависимости от условий движения, в достаточной степени перечеркивал все вышеупомянутые достоинства. К тому же, из‑за ненадежной работы двигателя фордовский «Маультир» в войсках не считался удачным тягачом. Но все же, на таких шасси монтировали различное специальное оборудование, кузова-фургоны и надстройки, например кабину управления запуском ракет «Фау-2» (V-2).


    Группа бойцов Красной Армии на трофейном бортовом «Форд-V3000S» («G198ТS»). 1944 год.


    Кёльнский автозавод «Форд» практически не пострадал от бомбардировок союзников. Не останавливая конвейера, сразу же после войны он продолжил сборку слегка модернизированных машин. Несмотря на запрещение выпуска военной техники в Германии, уже в 1947 году там началось производство улучшенного 3–тонного армейского грузовика, в основе своей являвшегося все тем же военным «V3000А».


    Трофейный санитарный автомобиль на шасси «Форд-V3000S» в Красной Армии. Австрия, 1945 год.


    Кельнские и иные трофеи

    Как мы уже говорили, глубокая унификация типовых массовых грузовых моделей «Форд» способствовала широкому использованию этих машин у всех противоборствующих сторон во Второй мировой войне. Основные узлы ходовой части – мосты, подвеска, ну и конечно же, широко распространенные во всем мире колесные диски с пятью треугольными окнами под 5 шпилек, – все эти элементы были взаимозаменяемы не только для любого грузовика фирмы Генри Форда образца 1930–1942 годов, но и для некоторых других известных автомобильных марок (например для американских «Джи-Эм-Си» и «Крайслер» второй половины 1930–х годов.

    Правда, с силовыми агрегатами дело обстояло сложнее. Если у европейских «Фордов» были в основном V-образные 8–цилиндровые моторы, то у самих американцев с 1941 года на армейских грузовиках уже появились более надежные рядные «шестерки», ну а успевшие к тому времени изрядно устареть отечественные «ГАЗ-АА» («Форд-АА») все еще комплектовались рядными 4–цилиндровыми 40–50–сильными двигателями.

    «Форды» всех вариантов из разных стран особо не отличались ни надежностью, ни долговечностью, недостаток чего компенсировался в основном лишь массовостью этих машин и сравнительно легкой выбраковкой отдельных узлов и целых экземпляров и заменой их новыми образцами.

    Именно это обстоятельство и стало причиной сравнительно недолгого их использования в СССР. Хотя общее количество взятых у противника «фордов» различных моделей и вариантов было достаточно солидным, скорые поломки и частые выходы из строя этих машин заставляли отделаться от них, по возможности, побыстрее.


    Жители Восточной Европы встречают бойцов Красной Армии, едущих на поздней версии трофейного полугусеничного «Форд-V3000S / SSM» с упрощенными плоскими крыльями. 1944 год.


    Особенно критичными в этом плане были отказы V-образных двигателей, требовавших к себе бережного, аккуратного обращения и своевременного и более качественного обслуживания, нежели то, к какому привыкли наши отечественные водители и экспуатационники. Куда как надежнее в этом плане показали себя более продвинутые конструктивно и приспособленные к жестким условиям эксплуатации американские «форды» моделей «2G8T» и «G8T», поставлявшиеся в Красную Армию по ленд-лизу и служившие затем в СССР гораздо дольше.


    Трофейный бортовой «Форд-G398Т» последних выпусков с деревянной угловатой эрзац-кабиной на службе в Красной Армии. Восточная Европа, 1945 год.


    Наиболее традиционный финал для большинства вышедших из строя «нестандартных» трофейных «фордов» немецкой и прочей европейской сборки заключался в разборке их на запчасти и дальнейшем использовании в качестве «доноров» для разукомплектованных отечественных «полуторок» «ГАЗ-АА» и «ГАЗ-ММ» (а порой даже и тех же американских «2G8T»).

    В качестве примера можно привести прибалтийский многосерийный телевизионный фильм «Долгая дорога в дюнах» (Рижская киностудия, 1980 год), где в одном из эпизодов участвует не совсем обычная «полуторка». Это машина с внешностью стандартного «ГАЗ-АА», но собранная на раме одного из вариантов европейского «Форда» с гораздо более длинной базой и его же задним мостом, конструктивно отличавшимся иными фланцами полуосей и ступицами.

    Также можно вспомнить довольно известный экземпляр «ГАЗ-03–30», сохранившийся до 1980–х годов в подмосковном поселке Старая Купавна, а затем приобретенный рижским Мотор-музеем (Латвия). В процессе службы этот автобус тоже получил задний мост от более поздней зарубежной модели «Форда», отличавшийся от оригинального.


    Трофейный «Форд V8» образца 1937 года, по-видимому, сборки шведского филиала (судя по эмблеме, упрощенной облицовке и узким щелям капотных боковин), с «чужими» крыльями и фарами и «инородным» V-образным лобовым стеклом. Такие машины применялись в Финской армии. Латвия, конец 1940-х годов.


    Словом, примерно вот таким образом основная масса трофейных «фордов» растворилась в огромном количестве отечественных «полуторок», с годами практически полностью ассимилировавшись с ними.


    Глава 8
    «Тридцать третий» и другие

    Стандартизированный трехосный грузовик «Хеншель-33» – одна из немногих машин, которые можно бесспорно назвать сугубо армейскими, специально разработанными, и при этом выпускавшиеся достаточно массовым тиражом. Но начать рассказ о ней хотелось бы с небольшой предыстории.


    Откуда взялись «трехоски»

    В середине 1920–х годов англичане разработали и запустили в серийное производство стандартные 1,5– и 3–тонные трехосные армейские автомобили с колесной формулой 6x4. Отличительной особенностью этой конструкции, названной «WD», была задняя подвеска балансирного типа с двумя (верхней и нижней) продольными рессорами на каждой стороне. Их концы соединялись с картерами мостов. Благодаря тому, что рессоры крепили к раме центральной частью при помощи шаровых опор, они допускали значительный взаимный перекос мостов. Для передачи толкающих усилий с мостов на раму были применены реактивные штанги, что разгрузило рессоры.

    Приняв за образец английскую модель – иного, более подходящего прототипа в то время попросту не было, первой за создание трехосного автомобиля для немецкого рейхсвера, примерно соответствующего английскому типу «WD», взялась старейшая автомобильная фирма «Даймлер-Бенц». Первый образец «G1», испытанный в 1926 году, показал не очень хорошие результаты, не удовлетворившие военных. Впрочем, как и аналогичная разработка фирмы «Хорьх». Но уже следующий образец – «G3» был одобрен основным заказчиком, принят на вооружение и после некоторых доработок как «G3а» поставлен на конвейер.


    Ремонт трофейного 3-тонного «Хеншеля-33G1» (6x4) на одном из авторемзаводов РККА. Слева направо: мастер П. Киселев, электрик А. Степанов и слесарь-сборщик А. Федотов – передовики, выполнявшие по 200 % плановых заданий. СССР, 1942 год.


    Этот 1,5–тонный грузовик универсального назначения выпускался с 1929 по 1935 год и использовался в начальный период Второй мировой войны. Точно такие же грузовики, но с собственными агрегатами, в этот же период выпускали хорошо известные и уже неоднократно упоминавшиеся здесь фирмы «Бюссинг-НАГ» и «Магирус». Общий выпуск таких «полуторок» составил около 5,5 тысячи экземпляров.

    Однако в утвержденной еще в 1926 году программе выпуска стандартизированной серии немецких сугубо армейских грузовиков кроме 1,5–тонных машин существовали классы грузоподъемности в 0,75 тонны и 3 тонны. В последнем, более тяжелом классе к разработкам автомобилей типа «WD» все тех же «Бюссинг-НАГ» (модель «3GL6») и «Даймлер-Бенц» (модель «LG3000») присоединились фирмы «Крупп» (модели «L3H63» и «L3H163») и «Хеншель». Однако, кроме «Хеншеля», все перечисленные фирмы выпускали свои стандартизированные армейские «трёхтонки» без особого успеха, небольшими сериями. И только лишь разработке фирмы «Хеншель» была суждена довольно долгая и успешная «жизнь» на конвейере.


    Грузовики из Касселя

    Свою историю одна из крупнейших германских военно-промышленных корпораций «Хеншель» ведет от Гессенской литейной мастерской, основанной еще в 1705 году в городе Касселе. 80 лет спустя ее выкупил преуспевающий промышленник Георг Христиан Карл Хеншель, и к 1810 году небольшая мастерская превратилась в «Машиностроительный завод Хеншеля», который уже в середине XIX века выпускал паровозы, железнодорожное оборудование и сложные металлоконструкции. Вскоре после Первой мировой войны новый владелец фирмы Оскар Роберт Хеншель основал крупный многопрофильный машиностроительный концерн «Хеншель и сын».

    Появление в 1925 году первых грузовиков «Хеншель» пришлось на времена застоя в военной промышленности Германии. Крупные государственные заказы фирма получила лишь с установлением в стране фашистского режима и переводом всей экономики на военные рельсы. В 1933 году «Хеншель» начал выпуск стандартизированного 3–тонного армейского грузовика «33D1» (6x4), оснащенного 100–сильным бензиновым двигателем. Обычно в технической литературе обходят стороной разного рода мистические атрибуты – магию чисел и прочее, однако, говоря об этом автомобиле, нельзя не заметить прямо‑таки покровительствующего сопутствия над моделью цифры «3», ставшей для нее настоящим счастливым числом. Да и для самой фирмы грузовик с индексом «33» образца 1933 года оказался своего рода счастливым билетом.

    Строго говоря, история модели «33» началась еще в 1928 году, когда новый главный конструктор автомобильного отделения компании «Хеншель» обер-инженер Пауль Филер (1884–1964 годы) разработал первый трехосный грузовик с ходовой частью типа «WD» и скопированной у английских грузовиков трансмиссией с главными червячными передачами задних ведущих мостов. Получивший индекс «ЗЗВ1» автомобиль предлагался с карбюраторными 4– и 6–цилиндровыми двигателями мощностью в 63, 85 или 100 л. с. По заказу можно было установить 60–сильный дизель «Дойц».

    В последующие несколько лет эта конструкция старательно совершенствовалась и дорабатывалась, пока к 1933 году её окончательно не стандартизировали и не приняли к серийному производству, как армейский тип «33D1» с открытой трехместной кабиной и приспособленным для транспортировки войсковых грузов деревянным кузовом с тентом. Основная часть грузовиков выпускалась с 6–цилиндровым верхнеклапанным бензиновым двигателем «Тип D» с двумя карбюраторами, рабочим объёмом 10,9 литра и мощностью 100 л. с. при 1600 об/мин, но позднее, в 1937 году, параллельно началось производство и дизельной модификации «33G1» с новым (тоже 100–сильным) дизелем «Хеншель» системы «Ланова» рабочим объемом 9,1 литра. В остальном обе модели были идентичны: снабжались 5–ступенчатой коробкой передач, главными червячными передачами, неразрезными мостами на поперечных рессорах, пневматическим приводом тормозов и деревянными бортовыми кузовами с тентом и боковой 6–тонной лебедкой-шпилем под кабиной. Они служили артиллерийскими тягачами и базой для различных фургонов и спецмашин, могли буксировать 3,5–тонные прицепы и достигали скорости 52 км/ч.

    Эти машины стали самыми распространенными грузовиками вермахта в своем классе: с 1933 по 1942 год их было изготовлено порядка 22 тысяч единиц. Плюс к тому, так как этот грузовик был принят как стандартный, то в 1938–1941 годах он изготовлялся еще и фирмой «Магирус» на своем заводе в городе Ульме в варианте с дизельным двигателем («33G1»).

    «Магирус», подключившись к выпуску «33–го», изначально стал устанавливать на эти стандартное шасси 6–цилиндровые предкамерные дизели «Дойц» водяного охлаждения модели «F6М516» рабочим объемом 9,1 литра со степенью сжатия 22,0 и мощностью в 125 л. с. В 1940–1941 годах на производстве в Ульме находился идентичный вариант «ЗЗН1» с аналогичным мотором «F6М516Н», который в целях снижения затрат на изготовление машины снабжался блоком цилиндров от дизеля «Хеншель Тип G» и поршневой группой фирмы «Дойц». При такой унификации мощность дизеля сократилась до 100 л. с. В остальном же конструкция и параметры автомобилей не изменились. Таких дизельных «Магирусов» типа «Хеншкль-33» собрали всего 3860 экземпляров. Некоторое количество этих машин составили традиционные для «Магируса» пожарные и аэродромные пожарные варианты.


    Конструктивные особенности

    Дизель «Хеншель» с непосредственным впрыском, сравнительно небольшой степенью сжатия 13,8 и оборудованием «Бош», как уже упоминалось, работал по системе «Ланова», изобретённой немецким инженером Фрицем Лангом ещё в начале 1920–х годов. Автомобили семейства «33» оснащались сухим многодисковым сцеплением, 4–ступенчатой коробкой передач с дополнительной понижающей передачей для бездорожья (передаточное число 11,66). При оценке ходовых качеств следует учитывать, что эти автомобили разрабатывались в конце 1920–х годов, поэтому и конструкция соответствовала принципам тех лет: лонжеронная рама, неразрезные мосты, передняя подвеска на двух полуэллиптических рессорах, задняя подвеска типа «WD». На грузовиках «33–й» модели применялась тормозная система фирмы «Кнорр» с пневматическим приводом, причём только на задние колёса, так как считалось, что этого достаточно при максимальных скоростях порядка 50 км/час. Дело в том, что при разработке машины заказчиками заранее задавалось условие, что «Хеншелям» придётся двигаться в войсковых колоннах совместно с гужевым транспортом.

    Колёса также имели узковатые для армейского грузовика шины размерности 7,25–20. Зато для облегчения их замены «Хеншель-33» имел бездисковые колеса типа «Трилекс». Два запасных колеса устанавливались сзади под кузовом. Так как автомобиль предназначался для использования в сложных дорожных условиях, конструкторы оборудовали его установленной под кузовом лебедкой для самовытаскивания. На барабан лебедки, выходивший слева за кабиной, можно было намотать трос длиной до 50 м. Трос, закрепленный на барабане, пропускали через отверстие в левом крыле и приваренную к концу левого лонжерона скобу и якорем зацепляли за дерево или столб. Когда водитель включал в раздаточной коробке привод лебедки, грузовик медленно начинал выбираться из грязи.

    Очень массивный грузовик собственным весом в варианте с бензиновым двигателем 6,1 тонны (с дизелем – 6,45 тонны) был рассчитан для транспортировки 3,5 тонны груза по дороге и около 3 тонн по бездорожью. Его габаритные размеры при снятом тенте составляли 7050x2500x2500 мм, а база – 3750+1100 мм. «Хеншель-33» мог буксировать 3,5–тонный прицеп и достигал скорости на шоссе 52 км/ч. Его снаряженная масса составляла порядка 9300 кг, а полная допустимая масса автопоезда – до 12,8 тонны. По принятому в вермахте стандарту, дуги для тента в снятом положении закреплялись над торпедой водительской кабины перед ветровым стеклом и подножках. На бортах в специальных держателях возили гусеничные цепи типа «Оверолл», надеваемые на колёса задней тележки для повышения проходимости при движении по бездорожью.

    Словом, грузовик со всех сторон был обвешан разными дополнительными приспособлениями, как солдат – снаряжением. «33»-й изначально предназначался для использования в артиллерийских частях как тягач лёгкой и средней артиллерии, но позднее, по мере насыщения вермахта полугусеничными тягачами, «хеншели» передавались в инженерные и просто пехотные части, где широко использовались для транспортировки самых разных грузов. Часть этих шасси оснащалась разными специальными кузовами, в том числе и закрытыми деревянными фургонами для радиостанций. Грузовики с баком емкостью 114 л имели запас хода 190–380 км в зависимости от типа двигателя и дорожных условий.

    Интересно, что перед войной «хеншели» экспортировались в ряд стран, в том числе и в Латвию, в 1940 году присоединенную к Советскому Союзу. А позже, уже в первые месяцы Великой Отечественной войны, латышские артиллерийские части, имевшие на вооружении тягачи «Хеншель-33», в составе 24–го стрелкового корпуса Красной Армии сражались на них с немцами. Причём известен случай, что под Вязьмой латышский зенитный дивизион вырвался из окружения именно благодаря этим грузовикам. В сумерках немцы просто не разобрались, что это за воинская часть проезжает мимо них на «Хеншелях», что и позволило дивизиону в последний момент благополучно выскользнуть из кольца окружения.

    Эти трехосные грузовики считались надежными и конструктивно хорошо проработанными автомобилями. Но во время войны на Восточном фронте сразу же оказалось, что проходимость их оставляет желать лучшего, так как в российской непроходимой грязи с неведущим передним мостом сопротивление движению задних сдвоенных колес оказывалось весьма большим, ввиду чего грузовики безнадежно застревали. Что и говорить, на такие дорожные условия создатели этих автомобилей явно не рассчитывали. Кроме того, у немецких армейских водителей на Восточном фронте «хеншели» получили прозвище «гвоздесобиратели». Дело в том, что по нашим дорогам в то время было разбросано немало гвоздей, выпадавших из лошадиных подков (а порой и специально подбрасываемых местными жителями в районах оккупации). Так вот «33–и» страдали от них, как никакие другие автомобили. Двухскатные колеса их среднего моста легко подхватывали гвозди в пространство между парой сдвоенных скатов или же просто своими грунтозацепами, и затем «выстреливали» в задние колеса, которые в итоге их и «ловили».

    Но главное, – уже к 1942 году, с углублением войны на восток, немецкая промышленность стала все острее чувствовать недостаток сырья. Пришлось принимать срочные меры: сокращать выпуск цельнометаллических кабин, легкие полуторатонные модели выпускать только с односкатной ошиновкой на задних колесах и т. д. Кроме того, началось первое сокращение модельного ряда грузовиков Вермахта. Из производственных программ автозаводов стали убирать не оправдавшие себя в условиях Восточного фронта модели. Тогда же практически все специальные конструкции разработки первой половины 1930–х годов были заменены более простыми в изготовлении гражданскими моделями.

    Вот в эту кампанию попали «под раздачу» и весьма металлоемкие ветераны «Хеншель-33». И тем не менее, до самого конца военных действий изготовленные ранее многочисленные и неутомимые «33–и» продолжали использоваться как в немецких войсках, так и в числе трофейных автомобилей на вооружении Советской Армии. Даже на снимках, сделанных нашими военными корреспондентами в Маньчжурии в августе 1945 года, порой среди «студеров» и «полуторок» можно разглядеть и угловатые силуэты «хеншелевской трехоски». Следует отметить, что грузовики типа «WD» оказались сделанными очень качественно и, несмотря на недостаточную проходимость, тихоходность, большой расход топлива, отличались завидной надежностью и поэтому высоко ценились в вермахте и частях других армий.


    Пожарные варианты

    Пожалуй, об этих разновидностях следует рассказать поподробнее. Наиболее интересным специальным автомобилем на шасси «Хеншель-33» стал аэродромный пожарный автомобиль с вычурным названием «Флюгплацтанкшприце» модели «ТS-2,5» с 5–7–местной открытой кабиной, водяной цистерной и передней мотопомпой с приводом от двигателя шасси. С 1937 года его выпускала сначала фирма «Метц», а позднее к выпуску «ТS-2,5» подключилась и фирма «Магирус». Всего до конца 1942 года было изготовлено порядка 730 пожарных автомобилей для германского Люфтваффе.

    «Флюгплацтанкшприце-ТS-2,5» можно считать одним из первых изготовленных крупной серией специальных аэродромных пожарных автомобилей в мире. Кроме бака для воды, он был оборудован емкостью для пенообразователя, имел углекислотные огнетушители и закрепленные на передних крыльях лафетные стволы, направленные вперед для тушения огня на расстоянии. В индексе «ТS-2,5» была закодирована емкость его бака для воды – 2500 л.

    Словом, для той поры это был достаточно современный автомобиль, жаль только, слишком тихоходный. Эти пожарные машины использовались на всех стационарных и полевых немецких аэродромах до конца Второй мировой войны. И именно пожарные «Хеншели-33» хотя бы в небольшом количестве сохранились до наших дней, тогда как о существующих на сегодня грузовиках этого типа слышать, увы, не приходилось.

    Один из последних, существовавших на тот момент «хеншелей» модели «33» случайно попал в кадры кинофильма «Щит и меч» («Мосфильм», 1967 год). В первой серии 4–серийной киноленты есть эпизод, в котором игравший главную роль Станислав Любшин (советский разведчик, а по совместительству немецкий водитель Вайс) выходит из кабины этого грузовика. Сама машина была к тому времени изрядно переделана: добавлены массивный передний бампер, чужие капотные боковины, установлена закрытая кабина с металлической обшивкой. Однако что это был за экземпляр и откуда он взялся – неясно и теперь, поскольку фильм делался совместно, при участии киностудии «Дефа» (ГДР) и творческого объединения «Старт» (Польша). Поэтому с равной степенью вероятности это могла быть машина из Польши, Восточной Германии и республик советской Прибалтики (в частности – Латвии), где тоже проходили съемки этого фильма.


    Кадр из кинофильма «Щит и меч» (1967 год). Пожалуй, единственное известное участие «Хеншеля-33G1» (уже видавшего виды и изрядно переделанного) в отечественном кинематографе.


    Дело в том, что один такой «Хеншель-33» (пожарный вариант) все же уцелел на территории бывшего СССР и не так давно был восстановлен в Латвии мастерами-реставраторами Рижского «Мотор-музея». История этого экземпляра весьма прихотлива и драматична. Как уже было сказано, не одна сотня пожарных «ТS-2,5» использовалась на аэродромах на Восточном фронте. И порой, при отступлении частей вермахта и Люфтваффе, из‑за поломок или просто нехватки горючего, они доставались наступавшей Красной Армии. Можно предположить, что и рижский экземпляр мог быть обнаружен весной-летом 1945 года на одном из полевых аэродромов так называемого «Курляндского котла», где до самого конца войны оборонялись попавшие в окружение части 18–й армии вермахта. А уже в декабре 1945 года этот «Хеншель» числился в составе автомобильной техники Рижской пожарной части, где ему присвоили гос. номер «ЛЦ 07–74». Рижские пожарные в своем гараже, что располагался на улице Твайкос, дом 7, несколько модернизировали трофей – установили самодельную многоместную деревянно-металлическую кабину для пожарного расчета – все же зимы в Латвии достаточно холодные. С 1947 по 1965 год этот «Хеншель» служил под новым гос. номером «ЛО 64–29», а после передачи в пожарную часть города Талси еще раз его поменял – теперь на нем стол черный номерной знак «55–01 ЛАЖ». Однако время делало свое – автомобиль вскоре списали, и он опять возвратился в Ригу, на этот раз в гараж Рижской киностудии, где его использовали в качестве реквизита для съемок (косвенный признак, подтверждающий вероятность участия именно этой машины в фильме «Щит и меч», плюс к тому – установленная ранее закрытая кабина).

    В конце 1970–х годов пришедший в негодность старый пожарный автомобиль стараниями членов местного клуба ААК поступил на базу старинной автотехники Бебербеки под Ригой, а потом, уже в бурных 1990–х годах, попал к частному владельцу. В 2001 году к нему уже вовсю приценивались эстонцы с острова Саремаа, но работникам Рижского музея, буквально в последний день перед продажей старого «Хеншеля-33» в Эстонию, ценой огромных усилий удалось убедить одного жителя Риги не пожалеть денег для того, чтобы редкий автомобиль все же остался в Латвии. Затем последовали два года реставрации раритета, которая началась, как и полагается, с поисков технической документации.


    Отреставрированный в Латвии пожарный «ТS-2,5» на шасси «Хеншель-33». В настоящее время – машина просто уникальная.


    Несмотря на солидный возраст, основные агрегаты этого «ТS-2,5» сохранились весьма неплохо, и какого‑то особого ремонта не требовалось. Кстати, так обычно и бывает с пожарными автомобилями – ездят они сравнительно немного, присматривают за ними хорошо, да и хранят обычно в закрытых помещениях. Больше всего забот доставили реставраторам утраченные за долгие годы мелкие детали оборудования, без которых между тем нельзя воссоздать полностью аутентичный автомобиль. Пришлось заново делать новый оправленный деревом руль, деревянный интерьер водительской кабины, различные ручки и рычажки, ящики для аккумуляторов, ресиверы тормозной системы, баллоны для углекислоты. Два раза рижане ездили в Германию, чтобы детально, до мелочей осмотреть и обмерить сохраненный там аналогичный пожарный автомобиль, искали по всем городам и весям, а также на ярмарках автомобильных ветеранов, отсутствовавшие оригинальные приборы и светотехнику. В итоге, после реставрации автомобиль снова стал таким, каким был выпущен из завода. В одном лишь реставраторы погрешили против истины – они окрасили машину в характерный для «пожарок» ярко-красный цвет, в то время как первоначально «Хеншель», как и положено армейскому автомобилю, был защитно-зеленого оттенка. Но может быть, оно и к лучшему – ведь из других четырёх сохранившихся «ТS-2,5» три экземпляра (немецких) в настоящее время тоже ярко красные.


    «Нестандартные»

    Поскольку военной сфере автомобильное отделение военно-промышленного концерна «Хеншель» широко известно в основном своими стандартизованными армейскими грузовиками серии «33», то вполне естественно, что из его достаточно обширной гаммы коммерческих грузовых автомобилей в вермахте служили лишь некоторые наиболее надежные и прочные модели.

    Изначально «Программа Шелла» рассматривала фирму «Хеншель», как одного из четырех избранных изготовителей военных унифицированных между собой грузовиков 4,5–тонного класса, но перевод предприятий концерна на выпуск всех типов германских танков, на изготовление самолетов и авиационных моторов помешал осуществлению этих планов. В результате в рейхсвере и вермахте лишь в небольших количествах служили несущественно доработанные коммерческие грузовики «Хеншель» серийного производства. Одним из первых с 1935 года в войсках стал использоваться тяжелый 6,5–тонный грузовик «Хеншель-6J1» с 6–цилиндровым дизелем рабочим объемом 11,8 л и мощностью 125 л. с. Как и у «Хеншеля-33», на радиаторе «6J1» красовалась металлическая фигурная надпись «Hensсhel», сделанная наискосок. Эти машины в незначительном количестве применялись и на оккупированной территории СССР, откуда некоторые из них пополнили затем автопарк Красной Армии. С 1940 года в германские вооруженные силы поступали и последние серийные 4,5–тонные грузовики «Хеншель-Меркур» с 7,3–литровыми дизельными двигателями той же мощности, а также шасси «КS15» для пожарных машин с оборудованием фирмы «Магирус». Некоторые тяжелые грузовики «Хеншель» снабжались железнодорожным ходом и использовались как маневровые локомотивы для формирования воинских эшелонов.

    Кроме уже перечисленных, эпизодически попадали в вермахт и применялись в тыловых перевозках (в том числе и на оккупированной территории СССР) более легкие модели «Хеншеля» грузоподъемностью 2–3 тонны: это были выпускавшиеся с 1938 года 2,5–тонныйе «28Т2» с 4–цилиндровым двигателем рабочим объемом 4,85 л и мощностью 70 л. с., 2,75–тоные (была и такая грузоподъемность!) «28ВА2» и 3–тонные «30ВА1». Две последних имели 4–цилиндровые двигатели объемом 6,33 л и мощностью 65 л. с. На шасси этих машин (как правило, длиннобазных их вариантов) некоторые фирмы строили капотные автобусы, в том числе и для вермахта, которые также волею судеб попадали на Восточный фронт. Отличительной особенностью этих моделей грузовиков и автобусов была эмблема в виде буквы «Н», заключенной в большую шестиконечную звезду на облицовке радиатора.


    3-тонный грузовик коммерческого типа «Хеншель-30ВА1» с двигателем мощностью 65 л. с. Серия «WL» его номерного знака выдает принадлежность машины к Люфтваффе. Слева виден передок грузового «Мерседес-Бенц-L3750». Киев, 1942 год.


    Еще одним малоизвестным вариантом для вермахта стала партия не вполне традиционных 4,5–тонных «Хеншель-HGS4500», собранных не в Касселе, и даже вообще не в Германии, а в Вене, на австрийском филиале компании «Заурер».

    Ну и наконец, «вдогонку» можно вспомнить одну из самых тяжелых разновидностей – 8,5–тонный трехосный «Хеншель-36W3» образца 1936 года, оснащенный 8–цилиндровым дизелем объемом 15,7 л и мощностью 175 л. с. Как ни странно, и этот сухопутный «дредноут» не только обслуживал военные действия немцев на Восточном фронте, но и порой попадал к нам в качестве трофеев.


    Огромный по тем временам, 8-тонный «Хеншель-36W3» образца 1936 года, оснащенный 8-цилиндровым дизелем мощностью 175 л. с., на рубеже 1940–1950 годов эксплуатировался в Эстонии. У машины переделаны ветровые стекла, бортовая платформа не «родная», отсутствуют инструментальные ящики, задние крылья и запасное колесо. Зато чудом сохранилась лесенка заднего борта.


    Интересен также и тот факт, что в дополнение ко всему уже перечисленному, концерн «Хеншель» в период с 1937 по 1940 год успел выпустить 1,5 тысячи стандартизированных 2,5–тонных трехосных специальных армейских грузовиков типа «Айнхайтс-Дизель» с односкатными дисковыми колесами (6х6), разработанных, кстати говоря, в 1936–1937 годах фирмой «МАН» на основе того же самого «Хеншеля-33».

    Активная милитаристская деятельность концерна «Хеншель» привела к практически полному разрушению его предприятий авиацией союзников. 8 мая 1945 года одиозное название фирмы было упразднено, но… только лишь до 1948 года, когда состоялось возрождение этой марки грузовиков, в том числе и армейского назначения.


    Глава 9
    Большие и маленькие

    Различные автомобили трех разных фирм, о которых пойдет речь в этой главе (фирм, в общем‑то никак не пересекавшихся между собой в отношении производимой продукции), имели для вермахта значение, ничуть не меньшее (а некоторые модели – даже большее), чем те или иные вышеописанные марки грузовиков. Однако в силу многих обстоятельств, они не стали распространенными трофейными машинами в СССР, будучи на вооружении Красной Армии в количестве весьма небольшом, и, тем более, не оставили заметного следа в послевоенном гражданском автотранспорте страны. Однако рассказ о трофейных автомобилях периода Второй мировой войны в Советском Союзе без их упоминания был бы, разумеется, неполным.


    «Крупп»

    В сравнении с некогда крупнейшим германским сталелитейным и машиностроительным концерном, основанным Фридрихом Круппом в 1811 году в городе Эссене, его одноименное автомобильное отделение выглядело куда как скромнее и могло претендовать на статус разве что сравнительно небольшого автопроизводителя. Первые грузовики этой марки появились еще в 1906 году, а уже во время Первой мировой войны автомобильное отделение «Крупп» отличилось созданием, надо думать, одних из первых в мире полноприводных 80–сильных тягачей и шасси «Крупп-Даймлер» с карданным приводом неразрезных ведущих мостов. Тягачи эти предназначались для установки зенитных пулеметов или 77–мм пушек «Крупп» и перевозки их боевого расчета. Именно эти оригинальные и весьма прогрессивные на тот момент автомобили подготовили плодородную почву для последующей более совершенной армейской автомобильной техники, носившей марку «Крупп».

    Версальский мирный договор более чем на десятилетие прервал выпуск военной техники на заводах концерна, но приход Гитлера к власти оживил деятельность его автомобильного отделения в этой достаточно прибыльной сфере. Еще в 1920 году при концерне Круппа было официально образовано автомобильное отделение «Фридрих Крупп АГ, Крафтвагенфабрик», но оно занималось лишь коммерческими машинами. Разработка же 3–тонных армейских грузовиков началась на рубеже 1920–1930–х годов на эльзасском военном заводе в городе Мюльхаузене. Тогдашний хозяин концерна Альфред Крупп в немалой степени способствовал приходу к власти Адольфа Гитлера, поэтому было вполне естественно и закономерно, что новое нацистское руководство предоставило автомобильному отделению «Крупп» исключительное право на выполнение крупного заказа на разработку и выпуск автомобилей – тягачей с колесной формулой 6x4 для буксировки легкой артиллерии массой до 1 тонны. Впоследствии эти легкие многоцелевые автомобили стали известными под неформальным названием «Крупп-Протце» – артиллерийский передок Круппа.


    Замечательные «передки»

    Выпуск первой партии этих по своему замечательных машин пришелся на 1934 год. Это были оригинальные легкие трехосные машины «L2Н43» с оппозитным 50–сильным двигателем, открытой кабиной и 4–местным кузовом, всеми односкатными колесами и запоминающимся внешним обликом с коротким покатым капотом и компактной решеткой радиатора, давшими автомобилю еще одно неформальное прозвище – «носатый». В 1937–1942 годах машина подверглась некоторой модернизации, став самой известной и распространенной армейской автомобильной моделью «Круппа» – улучшенным многоцелевым автомобилем-тягачом «L2Н143» с 60–сильным мотором. До сих пор его конструкция считается одной из наиболее оригинальных среди военных машин такого класса. Она настолько интересна, что заставляет остановиться на ней и рассмотреть несколько более подробно.


    Бойцы Красной Армии на трофейных «Крупп-L2Н143» с 20-мм зенитной пушкой «Флак-30» на прицепе. Западный фронт, март 1943 года.


    Главной конструктивной особенностью обоих вариантов являлся горизонтальный 4–цилиндровый бензиновый двигатель «Крупп М304» рабочим объемом 3,3 л с двумя парами цилиндров противоположенного расположения (оппозитный тип мотора). Он имел воздушное охлаждение с вентилятором, укрепленным непосредственно на оси коленчатого вала двигателя, что позволяло использовать машины практически в любых климатических зонах.

    Другим весьма оригинальным элементом была задняя независимая подвеска, смонтированная на узкой продольной лонжеронной раме хребтового типа, к которой жестко крепились главные червячные передачи с самоблокирующимися кулачковыми дифференциалами.

    Все четыре ведущих колеса устанавливались на поперечных трубчатых рычагах, крепившихся к продольному штампованному балансиру, качавшемуся вокруг поперечной оси. Роль упругих элементов выполняли горизонтальные винтовые пружины, располагавшиеся между каждой парой балансиров. Столь сложная система оказалась довольно компактной и обеспечивала хорошую приспособляемость колес к профилю пути, позволив отказаться от сложного привода передних колес. Основным отличием моделей «L2Н43» и «L2Н143» друг от друга была разная мощность двигателя, а внешне их можно было определить по расстоянию между передним и средним мостом (2470 и 2445 мм) и базе задних колес (860 и 910 мм соответственно). Оба варианта оснащались обычной 4–ступенчатой трехходовой коробкой передач с двухступенчатым редуктором-демультипликатором (передаточное число понижающей передачи 2,22:1), гидроприводом тормозов, классической передней рессорной подвеской, 110–литровым топливным баком и двумя свободно вращавшимися запасными колесами с короткими верхними защитными крыльями, располагавшимися по боковым бортам машины. Несмотря на малый клиренс (всего 225 мм), автомобили с полезной нагрузкой 1150 кг имели вполне приемлемую проходимость, а их максимальная скорость по ровной дороге достигала 70 км/ч. В зависимости от назначения и комплектации «Крупп-L2Н43»/«L2Н143», их полная масса составляла 2450–3600 кг, расход топлива в зависимости от дорожных условий – от 27 до 40 л на 100 км, и соответствующий запас хода – 275–400 км.

    Получившие наибольшее распространенные легкие артиллерийские тягачи «Кfz.69» на шасси «L2Н43/143», предназначенные для буксировки противотанковых 37–мм пушек, комплектовались открытыми двухместными кабинами и кузовами с двумя двухместными сиденьями, обращенными спинками друг к другу, между которыми размещались зарядные ящики. Имелись также транспортные варианты «Кfz.70» с бортовыми кузовами и пулеметом, фургоны разного назначения («Кfz.19», «Кfz.68», «Кfz.72»), машина для установки легких пушек «Кfz.81» и шасси для зенитных прожекторов «Кfz.83». Кстати, для венгерской армии на шасси «Крупп-L2Н43/143» собственные кузова изготавливала местная фирма «Ури».

    В 1939–1940 годах в Германии было изготовлено также несколько представительских кабриолетов «Кfz.21» с открытыми 6–местными кузовами фирмы «Хебмюллер» с более традиционной передней облицовкой с высоким фальш-радиатором и двумя запасными колесами, крепившимися к стенке багажника. В 1937–1938 годах на шасси «L2Н143» построили 20 опытных патрульных безбашенных бронетранспортеров с двигателями мощностью 60 и 70 л. с., экипажем из шести человек и 8–мм броней корпуса. При увеличении боевой массы до 5200 кг скорость их движения почти не изменилась. В общей сложности до начала 1942 года было изготовлено около 7 тысяч легких трехосных автомобилей «Крупп» серии «L2Н43»/«L2Н143».

    Достаточно большая их часть в ходе боевых операций была взята у противника и использовалась затем в Красной Армии. Ввиду того, что «передки Круппа» представляли собой во многом оригинальную, новую и неизвестную нашим водителям и механикам конструкцию, в отечественном журнале «Автомобиль» вскоре была опубликована объемная статья инженера И. Шлиппе «Трофейный автомобиль Крупп», весьма подробно разъяснявшая все тонкости и особенности таких машин.

    В статье описывался образец «L2Н143» выпуска 1937 года, предназначенный для перевозки войск и грузов, который также в случае надобности мог быть переоборудован под зенитную установку, прожектор и т. п. Грузоподъемность автомобиля определялась нашими специалистами как 1500 кг, а повышенная проходимость обуславливалась «…наличием двух задних ведущих осей и двух свободно установленных запасных колес (по сторонам кабины водителя), на которые автомобиль опирается при прохождения неровностей».

    Мощность двигателя образца «Крупп», определенная серией замеров, проведенных на испытаниях в ЦНИИАТ, составила 54 л. с. при 2500 об/мин. Автомобиль имел циркуляционную систему смазки, которую обеспечивал шестеренчатый насос двойного действия, 12–вольтовое электрооборудование, а также стартер и генератор, объединенные в общий динамо-стартер фирмы «Сименс-Шукерт».

    На двигателе устанавливался горизонтальный карбюратор «Солекс» (тип 40 «ВFLН»), без насоса-ускорителя и экономайзера, по своей конструкции подобный карбюраторам «Солекс-2», применявшимся на отечественных газогенераторных автомобилях «ЗИС-21» и «ГАЗ-42». А его пусковое устройство не отличалось от такового на автомобиле «Опель-Блиц» (см. главу 2).

    Интересно, что запуск двигателя на «L2Н43» производился еще от магнето фирмы «Бош», и «лишь на последних выпусках» (т. е. на партиях модели «L2Н143») появилось традиционное батарейное зажигание.

    Передаточное число главной передачи представляло собой отношение 5,2:1. На машине были применены самоблокирующийся дифференциал кулачкового типа и рулевой механизм типа «червяк и червячная шестерня» с передаточным числом 18:1. Угол поворота передних колес достигал 40°. Передний мост подвешивался на продольных полуэллиптических рессорах с амортизаторами.

    «Круппы» комплектовались односкатными дисковыми колесами с прямобортными шинами размерностью 7,50X17 дюймов (т. е. такими же, как на советском представительском автомобиле «ЗИС-101») с давлением воздуха в камерах передних колес 2,5–2,75 атм., и задних – 3,00–3,25 атм.

    Габаритные размеры испытуемого в СССР экземпляра «L2Н43» составляли 4950х1950х2300 мм, база между передней и средней осями равнялась 2450 мм, между задними осями – 1860 мм, колеи составляли: передняя – 1580 мм и задняя – 1550 мм. Наименьший радиус поворота по внешней стороне переднего колеса достигал 10 м, а масса автомобиля в снаряженном состоянии с заправкой – 2630 кг.

    Интересная деталь – снизу картер двигателя закрывался алюминиевым поддоном с ребрами для лучшего охлаждения и увеличения жесткости, а заодно с картером были отлиты и кожухи для направления воздуха, охлаждавшего цилиндры (сами цилиндры вставлялись в картер и крепились к нему анкерными болтами).

    Головки же, отлитые индивидуально для каждого цилиндра, имели вставные клапаные гнезда. Магнето, масляный и бензиновый насосы приводились во вращение общим валиком от распределительного вала.

    Передача крутящего момента от главной передачи к колесам осуществлялась открытыми валами с двумя карданными сочленениями. А на рулевой колонке был установлен специальный указатель положения передних колес.

    Уход за ножным тормозом заключался в доливке жидкости в дополнительный бачок, продувке системы в случае попадания в нее воздуха и в наблюдении за отсутствием течи в трубопроводах.

    В качестве тормозной жидкости отечественные источники советовали применять смеси этилового спирта и глицерина (иногда с добавлением ацетона) или касторового масла и ацетона. Особо подчеркивалось, что «ни в коем случае нельзя применять жидкости минерального происхождения, разъедающие резиновые детали тормозной системы и нарушающие ее работу. Для промывки тормозной системы следует применять только спирт».

    На московском автозаводе имени Сталина, где тоже осуществлялся ремонт и восстановление трофейных «Круппов», совместно с ЦНИИАТ, составили карту смазки для этого автомобиля, которой рекомендовалось придерживаться при его эксплуатации.

    В двигатель следовало заливать: зимой дизельное зимнее масло ВТУ-37 или авиационное МЗС, летом – дизельное летнее ВТУ-37л. Смену масла нужно было производить через каждые 800 км, а проверку ее уровня – ежедневно, следя при этом за возможным ее разжижением.

    Кроме двигателя через 800 км пробега рекомендовалось смазывать поворотные кулаки, рулевые тяги, подшипник рулевой колонки, шлицы и шарниры карданных валов, серьги передних рессор, шарниры полуосей и балансиров задней тележки, для чего применялись: особая липкая смазка И-171917, тугоплавкая И-1719, пресс-солидол И-1717, «Брайсток Э», графитовая смазка И-1724 и другие.

    С окончанием войны некоторые ходовые экземпляры «передков Круппа» еще оставались в моторизованных частях Красной Армии, пока согласно принятому в 1950–х годах решению о снятии с вооружения Советской армии всей импортной техники не были отправлены на металлолом. В народное хозяйство они почти не попали, так как считалось, что эксплуатация таких сугубо армейских машин малой грузоподъемности, да еще весьма специфической конструкции вряд ли будет целесообразной. И все же некоторым отдельным экземплярам повезло. Благодаря малым габаритным размерам машины, они до поры до времени были спрятаны по сараям и огородам, и лишь время от времени использовались в глухой сельской глубинке западных областей СССР. Иные из них «всплыли» только в конце 1980–х годов, с началом перестройки.

    По крайней мере, одна такая машина сохранилась до наших дней на юге России и принимала участие в «Ретро-мотор шоу», проходившем в Ростове-на-Дону в 2008 году. Конечно, состояние машины оставляет желать лучшего – в процессе длительной эксплуатации она изрядно переделана: установлен самодельный капот, не взаимозаменяемый с оригинальным, и крылья, «чужие» фары и передний бампер, резина от «ГАЗ-69», измененная бортовая платформа и ряд других элементов. Но несмотря ни на что, это, наверное, единственный подлинный трофейный «Крупп», сохранившийся к настоящему моменту на территории СССР.


    Сохранившийся до нашего времени, хотя и изрядно переделанный «Крупп-L2Н143». Ростов-на-Дону, «Ретромотор шоу», 2008 год.


    3–тонные «трехоски» и другие

    Примерно с 1931 года «Крупп» возглавлял также и создававшуюся в течение нескольких лет стандартизированную 3–тонную гамму армейских грузовиков специально разработанной незадолго до того конструкции.

    Первым на свет появился многоцелевой вариант «LЗН6З» колесной формулы 6х4 с 90–сильным верхнеклапанным 6–цилиндровым бензиновым двигателем, 4–ступенчатой коробкой передач, двумя самоблокирующимися дифференциалами и гидравлическим приводом тормозов всех колес. Его конструктивными особенностями являлись открытая кабина, массивные фигурные спицы бездисковых колес (на мостах задней тележки колеса были двухскатные) и бортовая платформа с решетчатыми бортами для доставки солдат или транспортировки артиллерии. 7,2–метровый (в длину) грузовик достигал 2720 мм в высоту и имел базу 3650 мм от переднего до среднего моста и еще 1100 мм от среднего до заднего (общая составляла 4750 мм).


    Трехосный 3-тонный стандартизированный армейский грузовик «Крупп-LЗН6З» с двумя задними ведущими мостами на двускатных колесах, высоким решетчатым кузовом с тентом и 3-тонной лебедкой центрального расположения. Оккупированная территория СССР, 1941 год.


    С 1936 года выпускался модернизированный вариант «LЗН16З» с новым 110–сильным мотором с двумя карбюраторами и пневматическим тормозным приводом системы «Кнорр». Он снабжался прямоугольной закрытой кабиной, 3–тонной лебедкой центрального расположения и служил для установки различных кузовов и надстроек. В общей сложности машин этой серии было построено около 2 тысяч единиц. Не обошлось без их участия и на Восточном фронте, где впрочем, при всей своей добротности и основательности они показали себя не самым лучшим образом. С неведущим передним мостом, достаточно тяжелые и неповоротливые, – им были присущи все недостатки однотипных с ними «Хеншелей» (вспомните хотя бы их «гвоздесобирательство»). После войны в народном хозяйстве попадались лишь единичные их экземпляры, но и они не стали «долгожителями».

    Эти два вышеописанных семейства – «L2Н43»/«L2Н143» и «LЗН63»/«LЗН163» – являлись основной продукцией автомобильного отделения концерна «Крупп» в военно-автомобильной сфере. Кроме того, в 1937–1940 годах здесь собрали около 700 типовых 2,5–тонных дизельных армейских полноприводных автомобилей «Айнхайтс-Дизель», а вообще за годы войны произвели довольно внушительный список полугусеничных транспортеров-тягачей, танков и самоходных орудий. Разумеется, что при столь высокой загруженности производственных мощностей различными объемными военными заказами, на сугубо гражданские модели грузовиков у «Круппа» времени уже не оставалось, хотя покупателям и предлагались многочисленные модели грузоподъемностью от 2 до 9 тонн, но количество таких машин уже изначально не могло быть большим.


    Трофейный заднеприводный 2,5-тонный «Крупп-LD2,5H42» (4х2) образца 1935 года с дизелем воздушного охлаждения мощностью 45 л. с. в Красной Армии. Чехословакия, май 1945 года. Надпись на транспаранте рядом с портретом И. В. Сталина гласит: «Мы, русские, все одолеем!»


    И все же в вермахте и военно-транспортных и тыловых организациях имелись 2,5–3–тонные 45–55–сильные дизельные «Круппы» моделей «LD2,5H42»/ «LD2,5H242»; 3,5–тонные автомобили семейства «L3,5» с оригинальным 3–цилиндровым двухтактным дизелем «Юнкерс» мощностью 80 л. с. и некоторые другие. Плюс к тому, в год начала Второй мировой войны фирма «Крупп» организовала поставку вермахту и своего тяжелого военизированного 6,5–тонного грузовика «LD6,5N242» (разработанного еще в 1935 году) с 4–цилиндровым 110–сильным двигателем «Юнкерс», однако за два года фирма смогла изготовить лишь несколько десятков таких машин. И, тем не менее, даже эти «штучные» грузовики оказались на Восточном фронте и встречались порой среди автомобильных трофеев Красной Армии.


    Феномен

    Небольшая фирма «Феномен» из города Циттау с момента своего основания (в начале ХХ века) специализировалась на простейших 3–колесных легковых и грузовых машинах, которые во времена Первой мировой войны даже не подлежали мобилизации в армию. В 1927 году ее главной продукцией стали уже полноценные 4–колесные грузовики с двигателями воздушного охлаждения, на которые указывал характерный короткий глухой капот, а впоследствии – плоский фальш-радиатор, за которым на оси коленчатого вала двигателя вращался вентилятор охлаждения. С1931 года в Циттау выпускался разработанный инженером Альфредом Хэснером 1,5–тонный грузовик «Гранит-25», получивший 4–цилиндровый мотор рабочим объемом 2,5 л и мощностью 37 л. с, 3–ступенчатую коробку передач, односкатные колеса обоих мостов и угловатую кабину. Под военным индексом «2500Н» он первым стал поступать в рейхсвер, послужив базой и для штабных «кюбельвагенов» с открытыми 4–местными кузовами.

    Несмотря на отнюдь не внушительный вид и непрезентабельную внешность, грузовики «Феномен» и их производные постепенно завоевали авторитет и стали одними из основных легких средств войскового транспорта, а их шасси активно использовались также для штабных и санитарных машин. Это было обусловлено их существенными достоинствами, которые высоко ценили военные: экономичность, простота конструкции, низкая стоимость, минимум обслуживания, а самое главное – их двигатели воздушного охлаждения, способные одинаково устойчиво работать в различных экстремальных температурных условиях.


    Трофейные автобусы на шасси 3-тонного «Круппа» (справа) и английского «Торникрофта». Эстония, 1950-е годы.


    Отсюда понятно, почему тотальная милитаризация германской экономики не обошла скромный «Феномен» стороной. В результате продукция этой небольшой фирмы стала поступать в вермахт, а в конце 1930–х годов уже была предусмотрена и в перспективной «Программе Шелла», где была прописана отдельной строкой в 1,5–тонной категории. В 1936–1940 годах на модернизированном укороченном 37–сильном шасси «Гранит-25Н» с характерным сдвинутым назад фальш-радиатором и 4–ступенчатой коробкой передач выпускался стандартизированный санитарный автомобиль «Kfz.31» со специальным низким кузовом, весивший с полной нагрузкой около 3 тонн и развивавший скорость 73 км/ч. Он обладал самой высокой экономичностью среди всех военных грузовиков вермахта – расходовал всего 15,5 л бензина на 100 км.


    Этот тяжелый «Крупп-LD6,5N242» образца 1939–1940 годов судьба также забросила на русскую землю. Зима 1941/42 года.


    В 1940 году ему на смену пришел более солидный полуторатонный грузовик «Гранит-27», или «Гранит-1500S», отличавшийся новым 50–сильным мотором, цельнометаллической кабиной, скругленной передней облицовкой и двускатными задними колесами. Впрочем, во фронтовых условиях и модификации с двускатными задними колесами тоже часто становились односкатными (колеса были в дефиците).


    «Феномен Гранит-L1500Е» («25Н») на железнодорожной платформе соседствует с прицепом отечественного производства, изготовленного на узлах «ЗИС-5». Захваченная территория СССР, 1942 год.


    В 1941–1943 годах фирма выпускала полноприводный 1,4–тонный вариант «Гранит-1500А» с дополнительной раздаточной коробкой, который стал самым простым, легким и дешевым грузовиком вермахта в своем классе. Он послужил основой новых санитарных машин «Kfz.31» с коробчатыми кузовами и 8–местных штабных вариантов «Kfz.70» с упрощенным открытым 4–дверным кузовом, всеми односкатными колесами размером 190–20 и свободно вращавшимися боковыми «запасками». Для Африканского корпуса фельдмаршала Роммеля их снабжали 16–дюймовыми колесами и широкопрофильными «пустынными» шинами размером 270–16. Такой вариант имел полную массу 3650 кг, расходовал 19 л топлива на 100 км и достигал скорости 80 км/ч.


    Распространенный санитарный вариант «Феномен-Гранит-1500А» (4х4) с 50-сильным двигателем воздушного охлаждения, известный также под армейским индексом «Kfz. 31». Керчь, 1942 год.


    В разгар войны на некоторых дорожных машинах монтировали упрощенные деревянные кабины, а санитарные версии снабжались всеми односкатными шинами обычного профиля. В целом военных автомобилей «Феномен» для вермахта было построено около 5 тысяч экземпляров. После войны головное предприятие фирмы в Циттау почти не пострадало. Оно осталось на территории ГДР, в апреле 1946 года было национализировано, а затем включено в государственное автомобильное объединение ИФА, которое продолжило выпуск прежних грузовиков «Гранит». Интересно, что 1000 грузовиков из первой произведенной партии в конце 1940–х годов поступили на вооружение Советской армии. Зимой 1957 года предприятие переименовали, а марку «Гранит», с обновлением модельного ряда, заменили на «Гарант» (или «ИФА-Гарант»). В 1960–х завод перешел на выпуск нового грузового бескапотного семейства «Робур», модели которого также поставлялись в СССР, но уже в рамках взаимодействия стран Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Эти машины в 1980–х годах активно использовались во многих городах Советского Союза в качестве продуктовых фургонов, а некоторые из них даже еще сейчас, находясь уже в частном владении, изредка попадаются на дорогах.


    На переднем плане среди техники, захваченной наступающей Красной Армией, санитарный «Kfz. 31» на базе «Феномен-Гранит-1500S» (4х2). Освобождение Севастополя, 1944 год.


    «ФАУН»

    Достаточно известная немецкая компания образовалась 14 января 1919 года в результате слияния двух небольших фирм – «Ансбах» из одноименного города и «Браун» из Нюрнберга, получив вполне естественное название «Автомобильный завод в Ансбахе и Нюрнберге», аббревиатура которого в итоге и стала хорошо известной маркой «ФАУН». За время своего существования она выпускала практически все виды автомобильной техники, среди которых главное место всегда отводилось тяжелым грузовикам и тягачам. Однако, несмотря на такую специализацию, изготовление военной автотехники в деятельности фирмы играло существенную роль лишь в достаточно короткий исторический период.

    Первоначально компания «ФАУН» занималась изготовлением сугубо гражданских автомобилей, сделав в середине 1920–х годов дополнительное пояснение к своему официальному названию – «Производитель коммунальных машин и грузовиков», просуществовавшее ровно полвека. Десятилетие спустя в ее программу вошли тяжелые дизельные грузовые автомобили, а их появление в армии относится к 1937 году, когда на вооружение приняли 9,5–тонную модель «L900D567» колесной формулы 6x4 с 13,5–литровым предкамерным дизелем «Дойц» мощностью 150 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач, пневматическим тормозным приводом системы «Бош» и всеми односкатными колесами с широкопрофильными шинами размером 13,50–20. В свое время они стали самыми крупными и мощными автомобилями вермахта, служившими для перевозки на своей грузовой платформе легких танков и буксировки тяжелых орудий и танковых прицепов. Грузовики «ФАУН», схожие по общей конструкции с машинами «Бюссинг-НАГ 900», имели самую длинную колесную базу (5475+1400 мм), самую широкую колею (более 2 м) и самую высокую снаряженную массу – 8900 кг. При полной массе 18,4 тонны они могли двигаться по шоссе со скоростью 50 км/ч, 200–литровый топливный бак позволял на одной заправке проехать 360 км, а расход топлива не был слишком уж высоким – порядка 55 л на 100 км.


    Уникальный кадр: ФАУН серии «L400D / L500D» образца 1938–1939 годов с двигателем мощностью 105–125 л. с. (в кадре справа) на бездорожье российской глубинки. Осень 1941 года.


    Специальное шасси «L900D87» с двигателем мощностью 170 л. с. и четырьмя винтовыми опорами служило для монтажа 5– или 7–тонных инженерно-строительных кранов и оборудования тяжелых ремонтно-эвакуационных машин собственного изготовления. На них устанавливали также 9–тонный дизель – электрический ремонтно-эвакуационный кран производства компании «Демаг» с открытым местом машиниста, разборной трубчатой стрелой и массивным противовесом. Для расширения сфер применения эти машины иногда комплектовали оснащением для передвижения по железнодорожным рельсам. При этом обычные задние автомобильные колеса заменялись четырьмя металлическими с ребордами, передние управляемые колеса демонтировались, а для поддержания передней части автомобиля служили два железнодорожных колеса, крепившиеся на раме шасси под кабиной. В комплект таких машин входили передние и задние железнодорожные буферы и дополнительные фары под бампером. До 1940 года для вермахта было изготовлено всего несколько десятков экземпляров автомобилей серии «L900», всего вместе с аналогичными грузовиками «Бюссинг-НАГ 900» – не более 80–100 экземпляров.

    Параллельно с этим, в 1938–40 годах на предприятиях «ФАУН» собрали 700 стандартизованных 2,5–тонных грузовиков «Айнхайтс-Дизель» колесной формулы 6x6. Чуть позже, уже во время войны основной продукцией «ФАУН» стали короткобазные 150–сильные капотные балластные тягачи типа «ZR» (4x2) с двойной 7–местной кабиной, служившие для буксировки самолетов и тяжелых прицепов.


    Тяжелый 150-сильный тягач «ФАУН-ZR» с двойной 7-местной кабиной, когда-то служивший для буксировки самолетов или прицепов массой до 40 тонн, поднят со дна озера в Мурманской области. 18 октября 2006 года.


    Базовыми среди этих специальных тяжелых тягачей являлись двухосные дорожные машины «ZR» с довольно короткой колесной базой 3600 мм и двойной 4–дверной кабиной на семь мест и коротким задним кузовом для размещения сцепных приспособлений и балласта. Тягачи полной массой 10,6 тонны были унифицированы с грузовиками серии «L900» и также оснащались дизелем «Дойц» мощностью 150 л. с. и 4–ступенчатой коробкой передач. Их использовали для буксировки самолетов или прицепов массой до 40 тонн.

    Для сортировки вагонов на крупных железнодорожных станциях служил вариант «ZRS», представлявший собой своеобразный маневровый локомотив, способный работать на рельсах или на обычных дорогах. В состав его оборудования входили толкающие плиты для перемещения вагонов или грузов, четыре железнодорожных буфера и отвод от собственной пневматической системы для привода вагонных тормозов. Тягачи развивали скорость на шоссе 60 км/ч и имели средний расход топлива 50 л на 100 км. В 1940–1944 годах фирма «ФАУН» собрала несколько десятков таких машин.

    В дополнение к вышеперечисленным, для тыловых перевозок и доставки амуниции в вермахте использовались также доработанные коммерческие грузовики «ФАУН» нескольких разновидностей, вдобавок к которым фирма собирала и единичные образцы иных специальных тяжелых автомобилей и тягачей.

    Хотя «ФАУН» внес и не слишком большой вклад в вооружение вермахта, в 1944 году завод в Нюрнберге был полностью разрушен и после войны предприятию пришлось переехать на новое место в город Лауф ан дер Пегниц.

    Казалось бы, при таких изначально скромных количествах продукции «ФАУН», да еще спустя столько лет после окончания войны вряд ли хоть что‑нибудь могло сохраниться на территории бывшего СССР, но нет… В октябре 2006 года в средствах массовой информации появилось такое сообщение:

    «Специальная экспедиция на днях подняла со дна озера в Мурманской области тяжелый транспортный балластный тягач «FAUN‑ZR». Как выяснилось, этот немецкий армейский тягач ушел под лед еще в 1944 году при попытке вытащить немецкий истребитель, совершивший во время войны аварийную посадку на озеро. По словам участников экспедиции, автомобиль достаточно неплохо сохранился до наших дней: «…в топливной цистерне – выдержанное топливо 1944 года, а в шинах – воздух, настоящий воздух 44–го». Кроме тягача, со дна озера был поднят немецкий грузовой автоприцеп. Такую информацию обнародовали представители Музея техники Вадима Задорожного».

    К сожалению, за прошедшее с того момента время более свежей информации об этом экземпляре так и не поступало. Остается лишь надеяться, что этот автомобильный раритет все же будет рано или поздно надлежащим образом отреставрирован и предстанет во всей своей красе перед взором восхищенных и любопытных.


    Глава 10
    Другие немецкие

    Несмотря на все усилия военного руководства Третьего рейха, автопарк германских вооруженных сил все равно оставался в достаточной степени разномастным и разнокалиберным. Даже во время своего наилучшего состояния в 1940–1941 годах в вермахте продолжали использовать (правда, уже на «вторых ролях» и вспомогательных работах) устаревшие и иные нестандартные марки автомобилей. Кроме того, немцы, отличаясь большой хозяйственностью и рачительностью, никогда не брезговали трофейными автомобилями или автомобилями, стоявшими на вооружении армий захваченных и аннексированных Германией государств. Все эти факторы способствовали расширению номенклатуры автомобильной составляющей вермахта и, особенно, тыловых военизированных и транспортных подразделений. В этой связи нельзя хотя бы кратко не упомянуть еще некоторые марки и модели автомобилей, попадавших на территорию СССР во время войны.


    «Адлер»

    Из достаточно обширного предложения серийных легковых машин этой марки во второй половине 1930–х годов в вермахте наиболее широко стал применяться седан «Дипломат» среднего класса с 60–сильным двигателем, снабжавшийся специальными цельнометаллическими закрытыми кузовами для радиостанций, радиоперехватчиков и санитарных автомобилей. Только машин последнего, медицинского исполнения в 1937–1942 годах было построено около 500 экземпляров, в основном со специальными кузовами «Майзен» с более высоким уровнем потолка и задними двухстворчатыми дверцами. Многие штабные, санитарные и боевые «Адлеры», состоявшие на вооружении рейхсвера и вермахта, принимали участие в боевых действиях в начальный период Второй мировой войны, в том числе и на Восточном фронте.


    Легкий коммерческий грузовик «Адлер» модели «L6» образца 1932 года грузоподъемностью 1,5 тонны и двигателем мощностью 50 л. с., будучи трофейным, тоже использовался в Красной Армии. Австрия, 1945 год.


    Кроме того, на вооружении вермахта в разные годы состояли обычные пикапы, в том числе даже 3–колесные, фургоны и грузовички на легковых шасси с полезной нагрузкой от 500 кг до 1,5 тонны, выполнявшие второстепенные развозные функции, служившие машинами «Скорой помощи» и компактными маневренными радиостанциями. Главными производителями такой техники кроме «Адлера» являлись такие изготовители легковых автомобилей, как «Вандерер», «Даймлер-Бенц», «Опель» и «Хорьх», а также сравнительно небольшие фирмы «Феномен» и «Фрамо». Из этой категории наибольшую известность приобрел 58–сильный пикап «Адлер» модели «W 61», который являлся основой легких штабных и санитарных машин. На машинах 1,5–тонного класса специализировались компании «Феномен» и «Ганза-Ллойд», но вскоре им на смену пришли австрийские полноприводные автомобили «Штайр-1500», собиравшиеся как в Австрии, так и в Германии. Легкие грузовики входили также и в программу более крупных компаний.


    «Айнхайтс-Дизель»

    Одним из высших военно-технических достижений мирового масштаба в Германии 1930–х годов считается создание принципиально нового стандартизированного семейства армейских 2,5–тонных грузовых автомобилей и шасси с дизельными двигателями и колесной формулой 6x6. В этой разработке немецким конструкторам удалось разрешить сразу несколько серьезных технических и технологических проблем, над которыми долго и упорно работали в те годы многие компании Европы и США:

    1. Создание работоспособного и надежного дизельного двигателя, весьма сложного и дорогостоящего привода всех колес, включая передние управляемые;

    2. Первое массовое применение на военных грузовиках всех односкатных колес с одинаковой колеей и подкачкой шин;

    3. Использование недорогих унифицированных агрегатов;

    4. Глубокая стандартизация всего семейства;

    5. Организация первого в мире серийного выпуска такой техники (что тоже технологически представляло собой сложную задачу);

    6. Выделение полноприводных машин грузоподъемностью 2,5 тонны в основной класс армейских многоцелевых автомобилей.

    Лишь через несколько лет, уже к началу Второй мировой войны, в США и ряде стран Западной Европы некоторые фирмы-производители приступили к стандартизации своей армейской автотехники и выпуску аналогичных трехосных полноприводных машин 2,5–тонного класса, но даже самые известные американские грузовики военного периода все‑таки не оснащались дизельными двигателями, подкачкой шин и задними односкатными колесами, как «Айнхайтс-Дизель».

    Новое полноприводное стандартизованное семейство дизельных грузовиков создавалось общими усилиями нескольких немецких фирм в соответствии с программой «Айнхайтс», принятой в 1934 году. Эти автомобили составляли грузовую часть этой программы, первоначально предопределявшей создание типовых машин нескольких классов с двумя, тремя и четырьмя ведущими мостами, в том числе плавающих.

    Одним их первых результатов программы «Айнхайтс» считаются средние трехосные грузовики «Хеншель» и «Магирус» серии «33» (6x4), а также легкие 1,2–тонные шасси «Форд» (4x4) с бензиновым мотором «V8» для санитарных машин. Наиболее сложной и перспективной считалась вторая дизельная часть грузовой программы, принятая в 1936 году. Первоначально это было семейство легких полноприводных стандартизованных грузовиков вермахта, но с появлением трехосных версий оно было переименовано в унифицированное семейство среднего класса «Айнхайтс-Дизель». Учитывая, что компания «МАН» к тому времени уже давно занималась дизельными силовыми агрегатами, ее выбрали в качестве головного разработчика всего этого семейства.

    В 1937 году фирма «МАН» уже представила первые образцы армейских грузовиков типа «Айнхайтс-Дизель» с упрощенными кабиной, кузовом и облицовкой, приняв за основу рамное грузовое шасси «Хеншель» серии «33» (но оснастив всеми односкатными дисковыми колесами) и собственный рядный 6–цилиндровый дизель с непосредственным впрыском топлива и блоком цилиндров системы «Ланова» со степенью сжатия 15,0. В конце 1937–го – начале 1938 года сразу семь немецких фирм: «МАН», «Хеншель», «Магирус», «Бюссинг-НАГ», «Боргвард», «Крупп» и «ФАУН»-приступили к сборке типовых шасси «Айнхайтс-Дизель» с верхнеклапанным дизельным двигателем «НWа-526D» водяного охлаждения с сухим картером, рабочим объемом 6234 см3 и мощностью 80 л. с., признанным затем специалистами лучшим дизелем Второй мировой войны. Все машины этого типа имели одинаковую конструкцию: оснащались 4–ступенчатой коробкой передач, двухступенчатой раздаточной коробкой со встроенным межосевым дифференциалом, тремя межколесными самоблокирующимися дифференциалами, барабанными тормозами с пневматическим приводом «Бош» или «Кнорр», независимой рычажно-пружинной подвеской всех односкатных колес с системой регулирования давления воздуха в 18–дюймовых шинах от пневматического оборудования тормозной системы и двумя топливными баками общей вместимостью 125 л.

    Грузовики разных изготовителей имели единую колесную базу – 3100 мм от переднего до среднего моста + 1100 мм от среднего до заднего, одинаковые колеи всех мостов – 1720 мм, и дорожный просвет в 250 мм. При максимально допустимой полной массе 7500 кг они могли буксировать 1,5–тонный прицеп или пушку и стабильно передвигаться со скоростью от 3,5 до 70 км/ч. Средний расход топлива на шоссе составлял всего 30 л на 100 км, а запас хода колебался в пределах 260–360 км.

    Шасси 3–тонный «Айнхайтс» с открытой двухместной кабиной служили базой многоцелевых бортовых грузовиков с упрощенными металлическими кузовами с задними распашными дверками и тентом, рассчитанными на перевозку до 24 солдат, а также использовались для монтажа различных фургонов, и специального оборудования военного назначения, включая эвакуаторы, краны и 22–метровые пожарные лестницы. Многие немецкие армейские водители впоследствии вспоминали, что эти грузовики «были неприхотливыми, выносливыми и безотказными в любую погоду, обладали достаточной мощностью и даже из непролазной русской грязи выбирались своим ходом без помощи трактора».

    Приговор довольно дорогим вездеходам типа «Айнхайтс-Дизель» вынес режим тотальной экономии, а также сложность конструкции и трудоемкость обслуживания непривычной техники. В общей сложности до середины 1940 года все фирмы, которые занимались их изготовлением, собрали 11 тысяч 800 машин этой серии. Больше всех изготовили компании «Бюссинг-НАГ» и «Боргвард» – 3200 и 2463 машины соответственно.


    Редкий кадр – трофейный, сугубо военный «Айнхайтс-Дизель» на службе в Красной Армии. 1945 год.


    Однако опыт создания таких специальных армейских грузовиков не пропал даром: большинство довоенных машин вермахта после войны возродились в обновленном виде и поступили на вооружение армии.


    «Ганомаг»

    С начала 1930–х годов одной из основных специализаций фирмы стали короткобазные дорожные тягачи, оснащенные дизельными двигателями и небольшой задней платформой, на которую укладывали балластные плиты для лучшего сцепления ведущих колес с поверхностью дороги. Сначала эти балластные автомобили предназначались для работы на крупных складах и железнодорожных станциях, но с милитаризацией экономики Германии превратились в артиллерийские и аэродромные тягачи, использовавшиеся также как ремонтно – эвакуационные машины. С 1934 года начал выпускаться средний тягач «SS-55» с мотором мощностью 55–65 л. с. и короткой кабиной, служивший для буксировки прицепов или самолетов массой до 15 тонн.

    Примерно через два года в серию пошел тяжелый вариант «SS-100», получивший собственное имя «Гигант», с колесной базой 3000 мм и двойной закрытой 4–дверной кабиной на семь мест для перевозки сцепщиков или экипажей буксируемой техники. За нею располагались запасные колеса и площадка для укладки бетонных или металлических плит балласта. С 1940 года эта машина стала основным аэродромным тягачом Люфтваффе и служила для буксировки различных летательных аппаратов массой до 20 тонн. Она была оборудована собственным предкамерным 100–сильным дизелем, 4–ступенчатой коробкой передач, гидропневматическим тормозным приводом, 3,5–тонной лебедкой с тросом длиной 80 м и могла развивать скорость до 40 км/ч.

    Упрощенный многоцелевой тягач «SS-100N» с удлиненной 2–дверной кабиной, выпускавшийся параллельно с 1938 года, в ходе войны широко применялся во многих подразделениях вермахта для буксировки по шоссе двух-трех прицепов или легких пушек. После войны он был модернизирован и под маркой «SТ-100»выпускался еще в течение нескольких лет.


    «Кэлбле»

    Образованная еще в конце XIX века емейная фирма «Кэлбле» занималась единичным изготовлением разнообразных машин, оборудования и дорожно-строительной техники. Располагая весьма ограниченными производственными возможностями, она не могла рассчитывать на получение крупных заказов на армейские автомобили, но с середины 1930–х годов превратилась в основного поставщика военно-воздушным силам вермахта специальных аэродромных тягачей нескольких категорий. Первыми автомобилями «Кэлбле» армейской специализации стали в 1936 году обычные колесные тракторы с моторами в 36 л. с., переоборудованные в аэродромные тягачи «Z2S» для Люфтваффе. Вслед за ними последовали и более солидные тягачи на автомобильных шасси. Например, в 1936–1937 годах фирма построила 30 короткобазных аэродромных тягачей «Z6WА» с собственным 100–сильным дизелем, 5–ступенчатой коробкой передач, лебедкой с тяговым усилием 4500 кгс и двумя задними местами для сцепщиков. За два последующих года было изготовлено еще 120 тяжелых балластных машин «Z8V2A» (6x4) со 130–сильным дизелем и 6–ступенчатой коробкой передач, снабженных открытым кузовом для балласта, двумя местами для подсобных рабочих и разными видами сцепных приспособлений.


    Сугубо армейские «мерседесы»

    Еще в 1928 году созданные ранее легкий грузопассажирский автомобиль «Мерседес-Бенц-G1» получил развитие в виде опытного армейского бортового грузовика «G3» («WG09»). Именно в нем впервые были в полной мере реализованы все базовые конструктивные решения и параметры новой на тот момент стандартизированной 1,5–тонной гаммы. На автомобиле полной массой 4000 кг устанавливались рядный 6–цилиндровый двигатель «М09» с двумя карбюраторами (рабочим объемом 3,5 л и мощностью 60 л. с.), многодисковое сцепление, 4–ступенчатая коробка передач и гидропривод тормозов. На следующий год на заводе в г. Мариенфельде начался выпуск модернизированного варианта «G3a» («WG09II»), отличавшегося 68–сильным мотором «М09II» и сухим однодисковым сцеплением. Его колесная база составляла 3000+950 мм, максимальная скорость – 65 км/ч. На этой машине впервые устанавливалась обширная гамма различных надстроек, в том числе грузопассажирские кузова для транспортировки пехоты и штабные с двойной кабиной, специальные фургоны для радиостанций, мастерских, походных лазаретов и кухонь. В зависимости от назначения их полная масса составляла 4800–5050 кг. До 1935 года было собрано 2094 грузовика серии «G3», в том числе 2005 единиц модели «G3а».

    В 1930–1935 годах на их шасси изготовили 800 бронеавтомобилей «G3a» с башнями и новой 5–ступенчатой коробкой передач «Майбах», чьи бронекорпуса собирала фирма «Дойче Эдельшталь-Верке».

    Все вышесказанное может быть отнесено и к подобному 1,5–тонному «Бюссинг-НАГ-G31» образца 1931–1935 годов, с иным двигателем (3,9 л, 65 л. с.) и несколько меньшей базой, выпущенного в количестве 2300 экземпляров.

    Специальный армейский трехосный автомобиль «Мерседес-Бенц LG3000» («LG-63») относился уже ко второй стандартизированной гамме типовых армейских грузовиков – 3–тонной, и являлся первым серийным дизельным военным грузовиком, дополнявшим 3–тонную серию стандартизованных машин, оснащавшихся к тому времени только бензиновыми силовыми агрегатами. На нем использовался предкамерный четырехтактный верхнеклапанный дизельный двигатель водяного охлаждения «ОМ-67» рабочим объемом 7,4 л, мощностью 110 л. с. со степенью сжатия 17,0 и системой питания фирмы «Бош». А его 5–ступенчатая коробка передач «ЦФ» вместе с демультипликатором обеспечивала 10 ступеней для движения вперед и две передачи заднего хода. На разных партиях устанавливалась гидравлическая или пневматическая тормозная система «Кнорр». По сравнению с близким по параметрам «Бюссинг-НАГ», несмотря на установку более тяжелого силового агрегата, снаряженная масса дизельного «Мерседеса» оказалась совсем небольшой – всего 8500 кг, а низкий расход топлива побивал все рекорды своего времени: на шоссе – всего лишь 30 л, на местности – 45 л на 100 км. Автомобиль был построен в количестве 7434 экземпляров, в основном бортовых, послужив базой новых дизельных военных машин.


    Разукомплектованный типовой армейский «Мерседес-Бенц LG3000» («LG-63») на улицах одного из освобожденных советских городов. 1943 год.


    В 1935–1936 годах на основе своего грузовика «LG3000» компания «Даймлер-Бенц» построила опытный трехосный полноприводный прототип «LG65/3» колесной формулы 6x6, который прошел военные испытания в вермахте, но дальнейшие работы над ним были прекращены в связи с принятием к производству стандартизированного дизельного семейства «Айнхайтс-Дизель». Что касается обычных «LG3000», то такие грузовики встречались в вермахте вплоть до конца войны, в том числе и на Восточном фронте, и в качестве трофеев в небольших количествах попадали в Красную Армию и народное хозяйство СССР.


    «ФОМАГ»

    В конце XIX века в городе Плауене возник небольшой завод по производству текстильного оборудования под названием «Фогтландише Машиненфабрик АГ», сокращенно «ФОМАГ». К выпуску грузовиков он приступил с началом Первой мировой войны, в 1915 году, выполняя заказ на 1000 армейских 3– и 4–тонных машин с бензиновыми моторами мощностью 35 и 60 л. с. и цепным приводом. Начав свою деятельность с военной автотехники, впоследствии «ФОМАГ» по своей инициативе никогда не изготавливал армейских машин, хотя в 1920–1930–е годы его продукция достаточно широко использовалась в немецкой армии и полиции.

    В военной области фирма «ФОМАГ» известна как основной изготовитель немецких газогенераторных грузовиков периода Второй мировой войны, созданных на шасси серийных автомобилей. В период между Первой и Второй мировыми войнами фирма предлагала обширную гамму коммерческих грузовиков, отличавшихся высоким качеством и особой внешней солидностью, но в соответствии с «Программой Шелла» первые военные заказы получила только в 1940 году. Это были военизированные бортовые машины «3LHG» и «4,5LHG» грузоподъемностью 3 и 4,5 тонны соответственно, оборудованные самыми известными и совершенными в то время газогенераторными установками «Имберт», смонтированными в закрытом отсеке за кабиной и работавшими на древесных чурках. Их газовые 4–цилиндровые двигатели, переделанные из серийных дизелей, развивали довольно высокую для машин такого класса мощность – 75–90 л. с.


    Уникальный 5-тонный «ФОМАГ» модели «5LR448» образца 1936 года с 4-цилиндровым 9,6-литровым дизелем мощностью 95—100 л. с. «утюжит» российские просторы. Лето 1942 года.


    В 1941 году на вооружение поступил последний и самый совершенный газогенераторный грузовик «4,5LНG448» со специальным 11–литровым газовым мотором мощностью 100 л. с. Такие машины использовались в военизированных строительных частях Тодта, в транспортных бригадах Национал-социалистического моторизованного корпуса и в тыловых подразделениях вермахта.

    Выпуск всех грузовиков «ФОМАГ» прекратился в 1942 году, когда фирма переключилась на изготовление полугусеничных тягачей и гусеничной бронетехники. Уже после этого, в 1942–1943 годах, на построенных еще до войны трехосных 9–тонных шасси «8LR655» (6x4) со 160–сильным дизелем, тремя выдвижными гидравлическими опорами и открытым цельнометаллическим кузовом с местами для боевого расчета и ящиками для боеприпасов устанавливались зенитные пушки калибра 88 мм. Таких самоходных артиллерийских установок полной массой 19 тонн и габаритной длиной более 10 м было построено около 20–24 экземпляров. В период войны фирма собирала также тяжелые танки. Она чудом избежала бомбардировок и продолжала свою деятельность, но к выпуску автомобилей уже не возвращалась, продолжая производство различного текстильного оборудования.


    Кроме описанных выше марок и моделей в вермахте вынужденно использовали и некоторые устаревшие модели практически всех немецких автомобильных фирм: «Бюссинг-НАГ», «Ганза-Ллойд», «Даймлер-Бенц», «Магирус», «МАН», «Опель», «Форд» и многих других. Порой единичные их экземпляры тоже попадали в Красную Армию или становились единицами отечественного автотранспорта.

    В целом военизированных исполнений коммерческих машин и их производных для вермахта было изготовлено 296,8 тыс. экземпляров, из них на дизельные машины приходилось в среднем 35,2 % общего выпуска (в тяжелом классе – 100 %), а на полноприводные – всего 10 %.


    Колесные бронеавтомобили «Бюссинг-НАГ»

    Особняком в этом ряду нетрадиционных и малоизвестных конструкций стоит первое в мире семейство четырехосных бронеавтомобилей с колесной формулой 8x8, создание и последующее серийное производство которых являются безусловной заслугой уже упоминавшейся здесь компании «Бюссинг-НАГ». Работы над такой техникой в 1927–1932 годах проводились параллельно сразу несколькими фирмами: «Бюссинг-НАГ», «Даймлер-Бенц» и «Магирус». Вскоре разработку столь сложной и дорогой техники пришлось заморозить. Вспомнили о них только в середине 1930–х годов, когда назрела необходимость замены бронемашин на обычных грузовых шасси специальными конструкциями.

    В 1937 году, приняв за основу опытный образец 1930 года, «Бюссинг-НАГ» на заводе в Эльбинге (Восточная Пруссия) приступили к сборке принципиально новых тяжелых бронеавтомобилей серии «GS» (8x8) рамной конструкции со сварными корпусами толщиной брони от 8 до 30 мм, задним расположением силового агрегата и всеми управляемыми колесами на независимой подвеске. Базовым являлся башенный вариант «Sd. Kfz.231» с 20–мм пушкой и спаренным пулеметом, «Sd. Kfz.232» отличался наличием радиостанции; на «Sd. Kfz.233» с открытым верхом устанавливалась 75–мм танковая пушка, а «Sd. Kfz.263» являлся штабной машиной. Первая партия бронеавтомобилей образца 1937–1938 годов оснащалась бензиновым двигателем «V8» объемом 7,9 л и мощностью 150 л. с.; вторая, выпускавшаяся в 1939–1942 годах, – 8,4–литровым мотором мощностью 180 л. с. Все машины снабжали сухим 2–дисковым сцеплением, коробкой передач с тремя ступенями переднего и заднего хода, самоблокирующимися дифференциалами, централизованной системой смазки и стандартными односкатными колесами под 6 шпилек (идентичными колесным дискам раннего «Опель-Блиц-3,6S», «Феномен-Гранита-1500» и – с натяжкой – отечественного «ГАЗ-51А»).

    В зависимости от исполнения бронеавтомобили имели боевую массу 8,3–8,8 тонны, развивали скорость 85 км/ч и расходовали от 50 до 90 л бензина на 100 км. В 1943–1945 годах в производстве находились более совершенные бронеавтомобили «АRK» (8x8) с несущим стальным основанием и новыми низкопрофильными корпусами с усиленным бронированием. На них использовался чехословацкий дизельный двигатель «Татра-103» («V12») воздушного охлаждения (14,8 л, 210 л. с.), пневматический привод тормозов (вместо прежнего механического) и фирменные «татровские» колеса под 10 шпилек.


    Трофейный бронеавтомобиль «Бюссинг-НАГ» серии «GS» («Sd. Kfz.231») из состава 13-й танковой дивизии вермахта, брошенный немцами в районе Моздока. 2-оконный колесный диск 3-го моста у машины заимствован от отечественного «ЗИС-5». Северный Кавказ, ноябрь 1942 года.


    В общей сложности «Бюссинг-НАГ» изготовил 2235 таких бронемашин, последние из которых собрали уже 22 января 1945 года, накануне вступления советских войск в город Эльбинг.


    Глава 11
    Кюбельвагены

    Пожалуй, у большинства читателей слово «джип» ассоциируется прежде всего с американским армейским многоцелевым «Виллисом-МВ» и его копией – «Фордом-GPW», армейскими командирскими автомобилями повышенной проходимости. Но идея создания специальных легковых автомобилей высокой проходимости для военных действий принадлежит вовсе не американцам, а скорее немцам, точнее чиновникам из Управления вооружений возрождавшегося в 1920–х годах рейхсвера, преобразованного позже в вермахт.

    Рейхсвер представлял собой созданную по Версальскому договору 100–тысячную германскую сухопутную армию и использовал поначалу лишь обычный гражданский транспорт: коммерческие грузовики, легковые автомобили и мотоциклы – и этого было вполне достаточно. Но уже в середине 1920–х годов немецкое военное руководство осознало, что автомобиль из транспортного средства должен превратиться в боевую технику. Первым шагом к этому и стало создание в конце 1920–х годов так называемых «кюбельвагенов» – принципиально нового самостоятельного класса упрощенных армейских машин для штабных целей, созданных на шасси обычных серийных легковых автомобилей с задними ведущими колесами. За характерную форму открытого кузова, напоминавшую лоханку или детскую ванночку, эти простые и недорогие автомобили получили наименование «кюбельваген» («Kubelwagen»), т. е. «автомобиль-лоханка», «автомобиль-ванна». Их характерными чертами были дисковые колёса увеличенного диаметра со специальными «вездеходными» шинами, преимущественное отсутствие дверей, глубокое расположение сидений, обеспечивавшее удержание солдат в кузове с выемками-проходами при езде по пересеченной местности, и отсутствие каких бы то ни было удобств.

    Безусловно, создание такого класса армейских машин стало одной из важнейших заслуг германского автопрома той поры. А свое начало немецкие «кюбельвагены» ведут от простых двухместных штабных микроавтомобилей «Дикси». Их начал выпускать Айзенахский автозавод, основанный еще в 1896 году. Во время Первой мировой войны он изготовлял армейские грузовики и автобусы, но после нее оказался на грани банкротства. Чтобы выйти из кризиса, фирма «Дикси» приобрела в Англии лицензию на маленький легковой автомобиль «Остин-7» («Севен») с 15–сильны мотором и с 1927 года стала собирать его под маркой «Дикси 3/15РS». Именно эта простейшая конструкция в 1928 году послужила базой первых армейских патрульных и штабных машин типа «Кfz.1» с утилитарным открытым многоцелевым кузовом, впервые выполнявших роль шасси бутафорских учебных танков для тренировки танкистов. Организовать ее серийный выпуск на «Дикси» не успели: в октябре того же года она вошла в состав компании БМВ, где модель «3/15РS» получила одноименную марку. Вскоре за ними последовало многочисленное и разнообразное семейство «кюбельвагенов» других известных немецких производителей.

    В 1933 году интерес к этим простым и дешевым автомобилям существенно вырос. После прихода к власти фашистов моторизация переименованной в Вермахт армии значительно ускорилась. Управление вооружений сухопутных войск уже в том же 1933 году выработало требования сразу к нескольким классам армейских легковых машин для боевого применения. Они должны были производиться на нескольких фирмах по одинаковым чертежам, поэтому за ними со временем закрепилось название «единые армейские легковые автомобили».

    Они подробно классифицировались по вместимости и мощности. В малый класс входили машины на 2–4 человека с бензиновыми моторами мощностью до 30 л. с., «кюбельвагены» среднего класса вмещали как правило четырех солдат, а тяжелые автомобили мощностью свыше 50 л. с. имели вместимость на 4–5 человек, и снабжались дополнительными багажниками и приспособлениями для установки вооружения.

    Все эти классы машин оборудовались открытыми кузовами военного образца с низкими сиденьями, откидным или съемным тентом, боковыми и задними целлулоидными стеклами, открытыми дверными проемами, боковыми запасными колесами и откидывавшимся на капот лобовым стеклом. На машинах первых выпусков вообще не было боковых стенок, зато все сиденья снабжались опорными подлокотниками. В кузовах обычно размещались кронштейны для крепления стрелкового оружия, место для пулемета, емкости для боеприпасов, средства телефонной связи или радиостанция. Снаружи крепился шанцевый инструмент и дополнительные канистры для бензина и воды. Кузова более тяжелых машин оборудовались съемными распашными дверями, дополнительными ящиками для снаряжения, откидными столиками для военных карт. Обычно такие машины служили для перевозки офицеров среднего или высокого звена, патрулирования, обеспечения связи, разведки и штабной службы, а также могли буксировать по ровным дорогам легкие орудия и прицепы.

    В зависимости от назначения и комплектации «кюбельвагены» имели стандартизованное армейское обозначение «Крафтфарцойге» (Кfz) – «Автомобиль» и дополнительные цифровые индексы 1, 2, 12, 15 и т. д. Еще в 1920–е годы, во времена запрета на выпуск военной техники, они служили базой для установки макетов корпусов бронеавтомобилей для обучения водителей будущих бронемашин. К минусам конструкций заднеприводных «кюбельвагенов» относились не слишком большая возможность передвижения по пересеченной местности, слабость обычного легкового шасси и невысокий эксплуатационный ресурс до ремонта (не более 10 тысяч км).

    В 1930–е годы простые «кюбельвагены» для вермахта выпускали многие немецкие автомобильные фирмы. Самые простые и недорогие машины предлагали относительно небольшие компании «Адлер», БМВ, «Вандерер», «Ганомаг», ДКВ, «Штёвер» и другие. Обычно они выпускали только шасси, а кузова на них устанавливали специализированные изготовители «Ауэр», «Аккерманн», «Амби-Бадд», «Бауэр», «Глэзер», «Эрдманн унд Росси» и многие другие.

    Самый обширный ряд прочных и наиболее качественных «кюбельвагенов» предлагал концерн «Даймлер-Бенц», а также фирмы «Опель» и «Хорьх». В их программу входили также доработанные более удобные легковые автомобили гражданского образца с различными кузовами. Разные категории таких машин служили для штабной службы, а также предназначались для офицерского состава вплоть до высшего военного командования и партийного руководства Третьего рейха. В зависимости от этого они снабжались более или менее комфортными собственными кузовами, что не исключало использования заказных кузовов самых престижных немецких дизайнерских фирм. На выпуске же санитарных машин на шасси серийных этих легковых автомобилей специализировалась фирма «Майзен» из Бонна.

    Производство простых заднеприводных «кюбельвагенов» в Германии практически прекратилось уже к началу активных военных действий, но все эти машины все равно применялись в ходе Второй мировой войны. Вместе с тем, в вермахт стали поступать «кюбельвагены» с приводом на все колеса, но они оказались слишком сложными и ненадежными, а объем их производства уже не получилось сделать столь же большим. Поэтому в конце 1940 года почти все виды прежних «кюбельвагенов» сменили принципиально новые сверхпростые заднеприводные штабные автомобили «Фольксваген-82» (или «КдФ») с утилитарным открытым кузовом, которые со временем стали наиболее известными и распространенными германскими легкими штабными машинами с достаточно хорошей проходимостью. С 1944 года они являлись единственными оставшимися в производстве «кюбельвагенами» вермахта. В общей сложности самых простых легковых «кюбельвагенов» было изготовлено 100,9 тысячи экземпляров, из них более половины – «Фольксваген-КдФ».


    «Адлер»

    Хотя в эмблеме автомобилей фирмы «Адлер» из Франкфурта-на-Майне присутствовал грозный тевтонский орел, этот символ не очень‑то соответствовал ее основному профилю-выпуску простых и дешевых легковых машин для слоев населения с невысоким достатком. С первых же лет после основания в 1899 году она принимала активное участие в изготовлении военной техники, в частности – грузовиков. В 1929 году, по аналогии с легкими штабными машинами «Дикси», фирма «Адлер» начала выпускать на шасси легкового «Фаворита» свои первые «кюбельвагены» с упрощенными открытыми кузовами без боковых стенок, в 1930–е годы превратившись в одного из крупнейших изготовителей такой техники в Германии.

    В 1932–1935 годах в ее программу входили многоцелевые модели «12N‑RW» и «12N-3G» («Кfz.12») тяжелого класса с 4–местными кузовами с открытыми боковыми проемами, выполненные на легковом шасси «Штандард-6» с 6–цилиндровым мотором мощностью 50–60 л. с. В начале 1930–х, когда еще действовали условия Версальского соглашения, такие машины служили базой импровизированных учебных броневиков с бутафорскими кузовами, но в 1933–1934 годах «игрушечные» машины вдруг превратились в настоящие боевые, снабжавшиеся открытыми сверху бронекорпусами производства сталелитейной компании «Дойче Эдельшталь-Верке» с толщиной брони до 8 мм. Это были пулеметный бронеавтомобиль «Кfz.1З» и штабной «Кfz.14» с радиостанцией, выполненные на том же шасси «Штандард-6».

    По сравнению с базовым «кюбельвагеном» их боевая масса возросла всего на 50 кг (до 2250 кг), а максимальная скорость составила 60 км/ч. В 1936 году начался выпуск наиболее известного длиннобазного 60–сильного штабного варианта «3Gd» («Кfz.12») с закрытым с боков кузовом и короткими распашными дверями, откидывавшимся вперед лобовым стеклом и всеми вездеходными шинами. Они могли буксировать легкую пушку и развивать максимальную скорость до 80 км/ч. В общей сложности до 1940 года фирма «Адлер» изготовила 6394 «кюбельвагена». Как и прочая немецкая техника, они попадали к нам в качестве трофеев, а некоторые экземпляры, находясь затем в частном владении, использовались еще долгие годы после войны, в основном – в регионах, побывавших под оккупацией.


    «Вандерер»

    Фирма «Вандерер» в начале XX века собирала велосипеды и мотоциклы, а также успела наладить выпуск маломощных микролитражек, которые, несмотря на непрезентабельную внешность, поступали на вооружение германских войск, где использовались для разведки, патрулирования и связи. В начале 1930–х годов компания «Вандерер», вошедшая в концерн «Ауто Унион», оказалась вовлеченной в программу создания легких «кюбельвагенов», оснащенных упрощенными открытыми 4–местными кузовами собственной конструкции и 20–дюймовыми дисковыми колесами. Основой этой гаммы стали тяжелые машины серии «W11» (армейское обозначение – «Кfz.12»). Первые их образцы появились еще в 1929 году, а до 1941 года их было построено свыше 5,6 тысячи экземпляров.


    «Кюбельваген» на шасси «Вандерер W22», отбитый у противника под Москвой. Январь 1942 года.


    Модели разных серий отличались в основном типом 6–цилиндровых двигателей рабочим объемом 2,5 или 3,0 л и мощностью в пределах 50–60 л. с. В 1933–1936 годах выпускался «кюбельваген» «W22» среднего класса с 40–сильным мотором, а в 1937–1939 годах – наиболее мощный 62–сильный вариант «W23S» с передней независимой подвеской, узким кузовом спортивного стиля и непривычными для военной машины объемными формами крыльев. В вермахте служили также различные гражданские легковые автомобили «Вандерер», сочетавшие в себе высокое качество с простотой и дешевизной. Некоторые из них встречались затем и в СССР.


    «Мерседес-Бенц»

    С самого момента появления (а точнее – слияния 28 июня 1926 года) компания «Даймлер-Бенц» являлась главным поставщиком своей техники в германские вооруженные силы. Среди них были почти все виды серийных и специальных легковых и грузовых машин, тягачей и автобусов марки «Мерседес-Бенц», но на полугусеничной и колесной бронетехнике использовалось название «Даймлер-Бенц».

    Легкую военную гамму тогда представляли многоцелевые автомобили-«кюбельвагены» среднего и тяжелого классов с упрощенными открытыми кузовами без боковин и дверей, снабженные тентом, боковыми запасными колесами, дополнительными канистрами и вездеходными шинами с посадочным диаметром 17–20 дюймов.

    Первые такие машины появились еще в 1926–1927 годах на легковых шасси «8/36РS» и «15/70/100РS», а в 1929–1933 годах фирма выпускала 4–местные «кюбельвагены» на базе своих серийных моделей «Штутгарт-200/260» с рядными 6–цилиндровыми двигателями мощностью 38 и 50 л. с., кузовами с открытыми боковинами, индивидуальными мягкими сиденьями с подлокотниками и раздельными передними и задними крыльями. От продукции других фирм эти «кюбельвагены», как и многие последующие, отличались дисковыми колесами большого диаметра со специальными вездеходными шинами с выраженными грунтозацепами.

    С приходом к власти Адольфа Гитлера работы по военной автотехнике резко активизировались, чему способствовали личные связи руководства компании «Даймлер-Бенц» с новым рейхсканцлером. В 1934–1940 годах фирма предлагала наиболее широкую гамму «кюбельвагенов» с разными двигателями мощностью от 38 до 80 л. с, основой которых служили массовые легковые модели «290», «320», «340» с двигателями мощностью 60–80 л. с. и даже сугубо гражданские заднемоторные машины «Мерседес-Бенц 130» и 170Н. Большинство таких автомобилей также имели открытые кузова с пустыми дверными проемами или съемными дверями, глухие тенты с боковыми окошками, откидные рамы лобового стекла, большие дисковые колеса с шинами грузового типа и посадочным размером до 20 дюймов.

    В общей сложности в тот период было собрано свыше 4 тысячи таких «кюбельвагенов», в том числе 1764 наиболее распространенные машины «320WК» (заводское обозначение – «W142III»). На их фоне первым массовым «кюбельвагеном» можно считать армейский вариант «170VК» («W136К») с разными открытыми кузовами собственной конструкции, выпущенный в 1938–1942 годах в количестве 19 075 экземпляров. Он базировался на шасси легковой модели «Мерседес-Бенц 170V» классической конструкции с двигателем объемом 1,7 л и мощностью 38 л. с., 4–ступенчатой коробкой передач, независимой подвеской всех колес и Х-образной рамой из труб овального сечения. Базовая машина стала первой массовой продукцией компании «Даймлер-Бенц» и приобрела в довоенной Германии огромную популярность. Разные варианты «кюбельвагенов» «170VК» предлагались с разными вариантами 3–4–дверных кузовов. В основном – в многоцелевом исполнении «Kfz.2» с чуть приподнятой кормой-багажником, в разведывательном «Kfz.3» и в виде полевой мастерской «Kfz.2/40». Они весили порядка 1250 кг и развивали скорость до 100 км/ч. Вариант «170VК» оказался единственным «кюбельвагеном» 4х2, выпускавшимся до середины войны. Кроме того, на таких шасси фирма «Майзен» производила целое семейство различных санитарных машин двойного назначения. Порой среди разбитых и брошенных врагом машин попадались и такие упрощенные «мерседесы».


    «Штевер»

    С самого начала XX века фирма братьев Штёвер из Штеттина изготовляла легковые и грузовые автомобили, которые одними из первых стали поступать в германские вооруженные силы. Во времена Первой мировой войны на долю «Штёвера» приходился выпуск стандартизованных грузовиков с полезной нагрузкой 3–5 тонн, а по мобилизации в войска поступали также серийные легковые автомобили и автобусы этой марки, переоборудованные для военных нужд. Наиболее продуктивный этап создания военной автотехники наступил с приходом к власти фашистского режима. В 1935–1936 годах на стандартном легковом шасси «М12» с рядным 8–цилиндровым мотором мощностью 60 л. с. изготовили 569 тяжелых штабных «кюбельвагенов» «М12RW» с открытым 4–местным кузовом с тентом и задним ящиком-багажником для снаряжения, развивавших скорость 90 км/ч. С переходом на более простую легковую модель «Грайф Юниор» (не что иное, как чехословацкая «Татра-30», собиравшаяся на «Штевере» по лицензии), фирма также изготовила партию «кюбелей» на ее базе. Однако главной исторической заслугой фирмы «Штёвер» в военной области стало создание первого базового полноприводного автомобиля первого легкого стандартизированного семейства для вермахта – своеобразного немецкого джипа, появившегося еще за пять лет до рождения всемирно известной модели «Виллис-МВ».


    Легкие стандартные

    В 1934 году для замены разномастных заднеприводных «кюбельвагенов» военно-техническим руководством рейха было принято решение о выпуске нового семейства легких полноприводных стандартизированных легковых автомобилей «Айнхайтс» оригинальной конструкции с серийными агрегатами. Это позволяло сократить расходы на разработку, организацию производства и обслуживания более сложной и дорогой автотехники. Головным разработчиком был назначен все тот же «Штёвер».

    Впервые «лёгкие стандартные» (или иногда – «единые») были представлены на автомобильной выставке 1936 года, после чего их начали поставлять в войска. По результатам испытаний «лёгкие стандартные» полностью превосходили «кюбельвагенов» и при той же мощности двигателей имели лучшую манёвренность, проходимость и даже удобства для экипажа.

    Семейство состояло из пяти унифицированных базовых штабных и разведывательных вариантов с разными силовыми агрегатами, выпускавшихся в период 1936–1943 годов тремя немецкими фирмами. Все автомобили имели одинаковую конструкцию шасси и ходовой части, жёсткую коробчатую раму, независимую подвеску всех колес, одинаковые основные параметры, габаритные размеры (3900х1670х1900 мм), базу 2400 мм, колею 1400 мм, дорожный просвет в 235 мм, и единую полную массу – 2200 кг.

    В целом, конструкция этих машин являлась классической: рамное коробчатое шасси, механическая 5–ступенчатая коробка передач, механический привод барабанных тормозов и разные типы 18–дюймовых шин с глубоким вездеходным протектором.

    Главными техническими новинками были постоянный привод на все колеса с блокируемыми межосевым и межколесными дифференциалами, одноступенчатая раздаточная коробка и независимая подвеска всех ведущих и управляемых колес, подвешенных на двойных поперечных рычагах и пружинах с гидравлическими амортизаторами двойного действия. Радиус поворота этой машины составлял всего 6,5 м. Вместимость основного топливного бака составляла 50 л, а в задней части кузова помещался дополнительный 10–литровый бак. С этим запасом топлива автомобиль мог преодолеть без заправки 350 км по шоссе со скоростью 75–80 км/ч, и брод глубиной до полуметра.

    Внешне все автомобили также выглядели одинаково, лишь первые их партии различались фирменными эмблемами на радиаторах. Большинство машин снабжалось многоцелевыми цельнометаллическими 4–дверными кузовами на четыре места типа «Кfz.1» и «Кfz. З», 3–местный вариант «Кfz.2» с 3–дверным кузовом оснащался радиостанцией с питанием от генератора автомобиля, имелась также полевая мастерская «Кfz.2/40», а в исполнении «Кfz.4» в салоне монтировалась спаренная зенитная установка.

    Лобовое стекло этих машин откидывалось на капот, внутри салона имелись стойки для хранения штатного стрелкового оружия и ящик для боезапаса, снаружи крепились буксирный канат и шанцевый инструмент (в основном – лопата или кирка). В общей сложности машин этого семейства было построено порядка 14 225 экземпляров.

    Наибольшую известность эти автомобили получили как изделия головной фирмы – «Штёвер R180/R200/Тип 40», выпускавшиеся в 1936–1943 годах. Первенцем в этой гамме в 1936 году стал открытый базовый вариант «К180 Шпециаль», выпускавшийся в 1936–1937 годах. Он получил типовой 4–местный кузов с четырьмя короткими боковыми дверями и верхнеклапанный 4–цилиндровый бензиновый двигатель «Штёвер R180W» объемом 1,8 л и мощностью 42 л. с.

    Боевое крещение «лёгкие стандартные» получили в Испании в составе немецкого легиона «Кондор». Опыт гражданской войны в Испании выявил слабость двигателя, недостаточную надёжность, большую трудоёмкость обслуживания. Опасным оказалось управление всеми колёсами на высоких скоростях (автомобиль опрокидывался на поворотах уже при скорости более 25 км/ч из‑за узкой колеи и мягкой подвески).


    Подбитые и брошенные упрощенные стандартизованные вездеходы «Штевер Тип 40» (4х4), также выпускавшиеся и другими производителями под марками «Ганомаг Тип 20В» и «БМВ-325». Территория СССР, 1942 год.


    Поэтому в 1938–1939 годах «Штёвер» установил на второй базовой модели – «R200 Шпециаль» (образца 1938–1940 годов) более мощный двигатель «Штёвер АW2» объёмом 1997 см3 и мощностью 48–50 л. с., с 1940 года перевёл управление только на передние колёса, а гидропривод тормозов и стояночный тормоз устанавливал впредь только на задние колёса. При повышении грузоподъёмности до 500 кг массу «легкого стандартного» удалось снизить до 1700 кг.

    В 1940–1943 годах вместо варианта «R200» выпускалась упрощенная и облегченная модель «Тип 40» с увеличенной с 425 до 500 кг полезной нагрузкой, гидравлическим тормозным приводом и только передними управляемыми колесами, с которыми радиус поворота возрос до 12,7 м. Разные варианты легких стандартных автомобилей «Штёвер» имели собственную массу 1700–1775 кг и развивали скорость 75–80 км/ч.

    На эти машины пришлась основная доля выпуска вариантов «Кfz.4» с 3–дверным двухместным кузовом без правой задней двери. Вместо заднего сиденья устанавливались зенитная пулеметная система с откидным местом для стрелка и вместительный ящик для боеприпасов, а снаружи кузова на месте отсутствовавшей задней правой двери навешивалась дополнительная канистра. Доля «Штёвера» в общем производстве автомобилей этой серии составила 7,7 тысячи экземпляров, в том числе 4,7 тысячи единиц модели «Тип 40».

    После войны марка «Штёвер» исчезла: все оборудование ее завода, оказавшегося на территории Польши, было вывезено в СССР, где на нем затем наладили выпуск мотоциклов.

    В 1937–1940 годах фирма «Ганомаг» параллельно с предприятиями «Штёвер» и «БМВ» собрала около 2000 стандартизованных полноприводных штабных машин «Тип 20В» со всеми управляемыми колесами. От других моделей вариант «Ганомаг» отличался только установкой собственного 4–цилиндрового двигателя объемом 2 л и мощностью 50 л. с., причем все кузова для своей продукции эта фирма собирала самостоятельно, а также поставляла их компании «БМВ». Конструкция шасси и все параметры «Ганомагов» не отличались от базовой 50–сильной модели «Штёвер».

    Плюс к тому и фирма «БМВ» в 1937–1940 годах, параллельно с предприятиями «Штёвер» и «Ганомаг», изготовила 3225 стандартизированных полноприводных штабных машин модели «325» со всеми управляемыми колесами. В отличие от других изготовителей, автомобиль «БМВ-325» комплектовался собственным рядным 6–цилиндровым 2–литровым мотором мощностью 50 л. с., а кузова к нему поставляла фирма «Ганомаг», что делало эти машины внешне неотличимыми друг от друга.

    Надо сказать, что в суровых военных условиях автомобили этого семейства показали себя не с лучшей стороны: были слишком сложными, тяжелыми и имели малый ресурс до ремонта. В условиях бездорожья Восточного фронта «лёгкие стандартные» без поломки едва ли проходили более 1000 км, в то время как обычный легковой автомобиль служил в 3–4 раза дольше. В 1940 году их выпуск был свернут в пользу единственной максимально упрощенной модели «Штёвер Тип 40», а также «кюбельвагена» КдФ-82.

    Последний же выпуск «лёгкого стандартного» пришёлся на победный 1945 год. С разрешения советской военной администрации в Восточной Германии на заводе «Автовело» (бывшем БМВ) для народной полиции было выпущено немногим более 100 автомобилей марки «Р-1», под которым скрывался ещё довоенный «ВМW-325» – тот же самый «лёгкий стандартный».

    Кстати, армейскими «полноприводниками» лёгкого класса занималась и фирма «Даймлер-Бенц». Впервые вездеход «Мерседес-Бенц G5» был продемонстрирован на Берлинской автомобильной выставке в 1937 году. В ходе последовавшего мелкосерийного производства было выпущено 378 штук, в основном поступивших в армии союзников – Венгрии и Румынии. По размерам, колее и базе эта машина от «лёгкого стандартного» отличалась всего лишь сантиметрами, имела 2–литровый 45–сильный двигатель, 5–ступенчатую коробку передач и даже тот же кузов. 50–литрового топливного бака хватало на 280 км пробега по шоссе и на 180 км по бездорожью. Автомобиль весом 1880 кг при полной массе 2170 кг был довольно устойчив и развивал скорость до 85 км/ч. Но вермахт не хотел увеличивать разномарочность своего автопарка и отказался от этой машины, как впрочем, и от некоторых других.

    Что же касается «легких единых», то многие их экземпляры так и остались на территории СССР, как в виде металлолома, так и во вполне работоспособном виде. В качестве примера можно вспомнить хотя бы образец, экспонировавшийся в 1944–1945 годах на столичной выставке военных трофеев. Другой же, сохранившийся до наших дней «Штевер R200», скрупулезно восстановленный мастерской Вячеслава Лена, недавно выставлялся на очередной «Олдтаймер галерее» И. Сорокина в Москве.


    Средние стандартные

    Второе обширное семейство – средних полноприводных стандартизированных легковых автомобилей «Айнхайтс» оказалось более совершенным, практичным и распространенным на Восточном фронте. Ее головным разработчиком являлась компания «Хорьх», знаменитая своими легковыми автомобилями, и уже имевшая в начале 1930–х годов опыт создания небольшой серии полноприводных штабных машин.

    Новое семейство состояло из семи унифицированных базовых многоцелевых автомобилей, собиравшихся тремя фирмами в период 1937–1943 годов. Все они были выполнены на едином шасси с колесной базой 3100 мм, имели одинаковые параметры, но оснащались разными двигателями и коробками передач. Более обширным был и ассортимент кузовов, но по внешнему виду все эти машины с одинаковой облицовкой передка практически ничем не отличались друг от друга.

    Впервые «средний единый» легковой автомобиль повышенной проходимости известный как «Хорьх-901» был показан на летних гонках по пересечённой местности летом 1938 года, хотя выпуск его (засекреченный) был начат еще в конце предыдущего года.

    Это был тяжёлый – весом около 2700 кг – вездеход с габаритами 4700х1860х2070 мм, базой 3100 мм и колеёй 1532 мм на мощной раме с независимой подвеской. Автомобиль комплектовался V-образным 8–цилиндровым двигателем рабочим объёмом 3,5 л и мощностью 80 л. с., который обеспечивал скорость до 90 км/ч, преодоление полуметрового брода, и перевозку 600 кг груза. Запаса бензина (два топливных бака общей емкостью 110 л) хватало на 380–420 км по шоссе и порядка 300 км по бездорожью. На шасси устанавливались различные кузова, но в основном – открытый цельнометаллический 4–дверный, с двумя вращавшимися запасными колёсами.

    «Средние стандартные» снабжались одинаковыми односкатными колесами с внедорожными шинами размером 190–18, имели единые размер передней и задней колеи (1532 мм), длину – 4700 мм и дорожный просвет – 250 мм. Их существенным недостатком считалась высокая трудоемкость обслуживания, требовавшая регулярной смазки 100 точек двигателя и шасси. В общей сложности все три фирмы собрали 32 тысячи экземпляров таких машин.

    Изначально «средние единые» увидели свет, как «Хорьх-901».

    Приняв за основу свои первые полноприводные штабные машины «740» и «770» образца 1932–1934 годов, фирма «Хорьх» из Цвиккау разработала в 1937 году свой первый образец нового семейства среднего класса и приступила к его производству.

    Базовый многоцелевой «Хорьх-901» был выполнен на типовом рамном шасси с постоянным приводом всех колес, в котором использовались 3,5–литровый двигатель «V8» мощностью 80 л. с. с горизонтальными клапанами и усиленными элементами 6–вольтового электрооборудования и основные узлы от легковой модели «930V». В 1940–1943 годах выпускался его двойник «Хорьх-901 Тип 40», отличавшийся лишь 12–вольтовым электрооборудованием напряжением и деталями кузова. Оба варианта комплектовались тремя типами синхронизированных механических 4–ступенчатых коробок передач с разными передаточными отношениями (и разными степенями прочности), 2–ступенчатыми раздаточной коробкой и редуктором – демультипликатором, удваивавшим общее число передач, а также блокируемыми дифференциалами. Независимая подвеска 18–дюймовых колес выполнялась на двойных поперечных рычагах и пружинах, барабанные колесные тормоза диаметром 350 мм снабжались гидроприводом.

    Для вермахта эти большие «кюбельвагены» предлагались как многоцелевые автомобили – тягачи «Кfz.12» с открытым 4–местным цельнометаллическим кузовом без дверей или разведывательные машины «Кfz.15» с четырьмя распашными боковыми дверями, короткими боковыми подножками, складным тентом, съемными целлулоидными боковыми стеклами и задним грузовым отсеком – багажником.


    Стандартизованный штабной полноприводный автомобиль среднего класса «Хорьх-901» (Кfz. 15) образца 1938 года с V-образным 8-цилиндровым двигателем мощностью 80 л. с. и боковыми перекатными запасными колесами. Закавказский фронт, Краснодар, август 1942 года.


    На первых выпусках в боковых бортах кузовов были сделаны полукруглые ниши, где крепились свободно вращавшиеся запасные колеса, традиционно служившие для повышения проходимости машины (облегчали преодоление препятствий и неровностей местности, компенсируя сравнительно невысокий клиренс довольно приземистых машин).

    С 1940 года выпускался упрощенный разведывательный вариант «Кfz.16» без подножек и боковых вращавшихся колес, с несколько расширенным кузовом, внутрь которого теперь переместили эти же две «запаски». Полевая радиостанция «Кfz.17» размещалась в закрытом деревянно-металлическом кузове с боковыми запасными колесами или без них. Открытые кузова собирала в основном фирма «Амби-Бадд», закрытые варианты компании «Глэзер» выполнялись на деревянном каркасе с обшивкой из бакелитовых или металлических панелей. Последние служили также для размещения звуковещательных станций, оборудования для прокладки телефонного кабеля, саперного или санитарного оснащения. В зависимости от исполнения и времени выпуска автомобили имели полезную нагрузку 600–980 кг и полную массу 3300–3680 кг. Расход топлива колебался в пределах 26–36 л на 100 км.

    В 1940–1942 годах на шасси «Хорьх-901 Тип 40» была собрана партия из 50 солидных 5–местных полноприводных штабных, представительских или парадных автомобилей «Тип 40 Кабриолет» для высших военных чинов. Внешне они почти не отличались от обычных гражданских спортивных кабриолетов с открытыми 4–дверными кузовами, но их военное предназначение определяли высокая посадка, 18–дюймовые вездеходные шины, светомаскировочные фары, специальные звуковые сигналы, запасные канистры на подножках, дополнительные багажники, сцепные крюки для буксировки прицепов или орудий.

    На части машин во внутренних полостях кузова и моторного отсека фирма «Глэзер» устанавливала защитные стальные панели, пуленепробиваемые передние и боковые стекла, а задняя стенка складного верха снабжалась оригинальной защитой с двумя раздвижными стальными панелями. Полубронированные кабриолеты «Хорьх» имели полную массу 3400 кг (в 1,7 раза больше, чем у легкового аналога), но с более мощным двигателем достигали скорости 95 км/ч. В 1941 году кузовная фирма «Эрдманн унд Росси» собрала полностью бронированный 6–местный вариант для фюрера. В общей сложности на долю автомобилей «Хорьх-901» пришлось 14 911 единиц, или около половины их общего выпуска.

    Компания «Опель» подключилась к выпуску «кюбельвагенов» среднего класса только в 1940 году и за неполные четыре года изготовила несколько тысяч машин. Для своей облегченной продукции она использовала типовое шасси «Хорьх-901 Тип 40» с базовой 4–ступенчатой коробкой передач, но устанавливала на нем собственный рядный 6–цилиндровый 3,6–литровый двигатель мощностью 68 л. с. с электрооборудованием напряжением 6 В. Это позволило несущественно сократить собственную массу и повысить полезную нагрузку. При сохранении максимальной скорости 90 км/ч расход топлива варианта «Опель Тип mP1» сократился до 24 л на 100 км, а запас хода на шоссе возрос до 450 км. Остальные параметры не изменились. Этот вариант считался наиболее простым, практичным и удачным во всем среднем семействе.

    Вдобавок, с 1937 года фирма «Вандерер» параллельно и без каких‑либо изменений собирала те же самые «средние многоцелевые кюбельвагены», но модель «Тип 40» она выпускала лишь до 1941 года и не изготовляла парадных кабриолетов. В 1942–1943 годах она построила еще одну партию из 6 тысяч машин «Тип 40» с 68–сильным двигателем, полностью идентичных модели «Опель mР1» по конструкции и всем параметрам. В целом на фирму «Вандерер» пришлось 16 тысяч машин общего выпуска.

    Автомобили эти были достаточно популярны в войсках, хотя и признавались конструктивно сложными и трудоёмкими в обслуживании. Они использовались на всех фронтах от начала и до окончания войны, причём не только в немецкой армии.

    Немало таких трофейных вездеходов служило и в Красной Армии. Особо ценились у советских генералов модификации с повышенной мощностью и комфортабельностью. По воспоминаниям близких, один такой «Хорьх» был одним из основных фронтовых автомобилей прославленного маршала Г. К. Жукова. Некоторое количество таких машин встречалось в те годы и в Советском Союзе. Так, наряду с военной кинохроникой, «средние единые» можно видеть в художественном кинофильме «Звезда» (1944 год) и некоторых других отечественных кинолентах.

    Некоторые экземпляры «Хорьх-901» можно и сейчас увидеть в нашей стране, в основном – на столичных выставках. Так, на 13–й «Олдтаймер галерее» И. Сорокина выставлялся образец из мастерской Вячеслава Лена, находящийся в прекрасном состоянии, буквально до «родной» резины соответствующий оригиналу. Тем большим диссонансом с ним выглядел изрядно «околхоженный» «средний единый», представленный фирмой Лейбштандарт, на следующей – 14–й «Олдтаймер галерее». У него вся ходовая часть, колеса и крылья заимствованы от ГАЗ-51А, а многие другие элементы сделаны «на глазок». Восстановленный из подлинных останков, он, тем не менее, напрочь лишен исторической достоверности. Еще один экземпляр «Хорьха-901», весьма неплохой сохранности можно видеть в подмосковном музее техники Вадима Задорожного. Эта машина принимала участие и в самых последних выставочных мероприятиях – «Звезды ретро-2009» и «Память поколений-2010».

    Производство «средних стандартных» было прекращено в 1943 году. К тому времени было выпущено около 12 тысяч таких автомобилей. После войны они исчезли довольно быстро – сказались сложность конструкции, отсутствие запчастей и должного ухода. Тем не менее это были вторые по распространенности легковые немецкие армейские автомобили после «Фольксваген-82».


    Тяжелые стандартные

    В соответствии с планами Управления вооружений сухопутных сил вермахта в середине 1930–х годов началась разработка третьего семейства «тяжелых полноприводных стандартизированных легковых» автомобилей «Айнхайтс» легко узнаваемой внешности с массивным широким передком. Согласно стандартизации их тоже причислили к классу легковых автомобилей, хотя по своим узлам и параметрам они не имели с ними почти ничего общего. Тяжелое семейство состояло из 12 унифицированных машин и шасси различного назначения с разными компоновками и двигателями, выпускавшихся в 1935–1942 годах фирмами «Хорьх» и «Форд».

    Это семейство представляло собой совершенно новое явление в мировом военном автомобилестроении. Главной особенностью составлявших его машин являлись шасси, формально унифицированные с серией «901», но позволявшие монтировать разные бензиновые силовые агрегаты «V8» и трансмиссии, как в передней, так и в задней части рамы. Варианты с мотором впереди и колесной базой 3000 мм служили для создания многоцелевых армейских машин и опытных бронеавтомобилей, а укороченные заднемоторные шасси с базой 2800 мм использовались только для легких бронемашин.

    Конструктивными их особенностями явились постоянный привод на все колеса, 5–ступенчатые коробки передач, раздаточная коробка со встроенным дифференциалом, независимая подвеска на двойных поперечных рычагах и пружинах, односкатные колеса с шинами 210–18 и одинаковые габариты (4850х2000х2040 мм) и колея мостов – 1646 мм. Разные варианты оборудовались передними или всеми управляемыми колесами, механическим или гидравлическим тормозным приводом, боковыми свободно вращавшимися запасными колесами.

    Тяжелые «кюбельвагены» были признаны наиболее совершенными и эффективными немецкими автомобилями Второй мировой войны своего класса, у которых не было достойных аналогов в других армиях. И тем не менее, они не обладали необходимым запасом прочности – пробег до ремонта не более 10 тысяч км, не были приспособлены к русским морозам и бездорожью, оказались слишком тяжелыми, сложными и дорогостоящими в производстве и эксплуатации. До середины 1942 года было изготовлено 12 154 экземпляра машин тяжелого класса, в том числе 10 036 многоцелевых и 2118 бронеавтомобилей.

    Основным разработчиком тяжелого стандартизованного семейства тоже являлась фирма «Хорьх». В 1935 году она представила свое заднемоторное шасси «Хорьх-801» для бронеавтомобиля, а с 1937 года выпускала многоцелевой переднемоторный вариант «Хорьх-108 Тип а» с типовым открытым 4–дверным цельнометаллическим кузовом с тентом, всеми управляемыми колесами и боковыми свободно вращавшимися «запасками». «Тип b» снабжался только передними управляемыми колесами. Эти машины имели радиус поворота 10,0 и 15,4 м соответственно, при этом полезная нагрузка составляла 1,1 и 1 тонну. Под расширенным коротким капотом размещался 3,5–литровый двигатель мощностью 80 л. с. от серии «901», то есть от легкового «930V». Коробка передач имела четыре ступени для движения по шоссе или ровным дорогам и дополнительную пятую передачу для перемещения на местности, тормозной привод пока был механическим.

    В 1939–1940 годах выпускался автомобиль «Хорьх-108» в исполнениях «Тип 1а» и «Тип 1b», оснащенный новым 3,8–литровым мотором мощностью 81 л. с. с горизонтальным расположением клапанов, новой главной передачей и гидроприводом тормозов. Машины первых выпусков снабжались двумя топливными баками по 60 л, достигали скорости на шоссе 81–84 км/ч, на местности – 32 км/ч.

    Третье поколение «Хорьх-108 Тип 40» без наружных запасных колес, собиравшееся в 1940–1942 годах, состояло из одной упрощенной модели с 90–сильным вариантом прежнего двигателя, двумя версиями главных передач, двумя топливными баками вместимостью 55+65 л и только передними управляемыми колесами. В зависимости от исполнения они развивали скорость от 76 до 90 км/ч. Для всех вариантов дорожный просвет сохранялся на уровне 250 мм, полная допустимая масса составляла 4300 кг. Расход топлива находился в пределах 32–42 л на 100 км, запас хода в зависимости от условий движения – 280–370 км. В общей сложности всех вариантов автомобилей «Хорьх-108» было построено 8135 экземпляров.

    На шасси «Хорьх-108» выпускались многочисленные варианты армейских машин. Базовым являлся многоцелевой автомобиль «Кfz.18» с открытым 4–дверным кузовом фирмы «Амби-Бадд» шириной 2000 мм и вместимостью 8–10 человек, который использовался для оперативной доставки воинских подразделений с полной выкладкой и оружием или буксировки легких орудий. Вариант «Кfz.70» являлся 8–местным транспортером с 20–мм зенитной пушкой. В семейство входили также радиостанция «Кfz.24» и санитарный «Кfz.31» с закрытыми кузовами-фургонами, осветительная прожекторная станция «Кfz.83», машина для прокладки телефонного кабеля и другие.


    Выведенный из строя и брошенный отступавшими немецкими частями под Москвой «тяжелый единый» «Хорьх-108» (Kfz. 69). Зима 1941/42 года.


    Легкие заднемоторные бронеавтомобили «Хорьх» с характерным покатым передком известны под своими военными индексами «Sd. Кfz» – «Специальный автомобиль». Бронекорпуса с толщиной брони 8,0–14,5 мм для них изготовляла фирма «Дойче Эдельшталь-Верке», а общей сборкой занимались судостроительная компания «Шихау» из Восточной Пруссии и Нижнесаксонский машиностроительный завод. Бронеавтомобили в зависимости от исполнения и вида вооружения имели боевую массу 4000–4800 кг, развивали максимальную скорость 75–85 км/ч. Их расход топлива составлял 35–50 л на 100 км, а запас хода – 200–280 км. Всего их было сделано 2118 единиц.

    Единственным вкладом немецкого филиала американского концерна «Форд» в создание стандартизованной военной автотехники вермахта была сборка в 1939–1941 годах 1901 экземпляров многоцелевого автомобиля серии «ЕG», унифицированного с аналогичными машинами «Хорьх-108». Их главными отличиями являлся собственный бензиновый 3,6–литровый двигатель «V8» мощностью 78 л. с. с более высоким расходом топлива.

    Сами немцы оценивали «тяжёлый единый» как неудачную конструкцию: недостаточно надёжную, сложную в эксплуатации, нефункциональную. Своему сопернику в американских войсках – «Доджу WC-51» он уступал по всем важнейшим показателям. Поэтому к середине войны в вермахте его заменили на «манншафтсвагены» на шасси «Штайр-1500А» и «Мерседес-Бенц-1500А».

    Таким образом, с окончанием Второй мировой войны завершилась и история немецких «единых вездеходов». Они полностью проиграли американскому джипу-маленькой, простой по конструкции и в эксплуатации машине, производство которой превысило производство аналогичных немецких машин в 6–7 раз. Однако все новое есть хорошо забытое старое, и у некоторых новых джипов (того же «Хаммера») сегодня можно найти целый ряд технических решений, впервые примененных немцами на этих машинах в 1930–х годах.


    «Фольксваген-82»

    Предельно простая, непритязательная, экономичная и практичная машина «Фольксваген-82» с утилитарным кузовом заслужила славу самого известного и распространенного легкого многоцелевого армейского автомобиля 4х2 Второй мировой войны, лучшего легкого «кюбельвагена» вермахта и своеобразного аналога американского джипа. Он широко использовался на всех фронтах и буквально во всех воинских формированиях, в том числе в качестве трофеев служил в Красной Армии и в частях союзников на Западном фронте.

    История создания этой машины тесно связана с рождением первого массового немецкого легкового автомобиля «Фольксваген». Мистическое словосочетание «Фольксваген» – «Народный автомобиль» – впервые прозвучало в 1935 году на открытии очередного автосалона. Разработку этой машины Гитлер поручил известному конструктору Фердинанду Порше. После долгих поисков, проб и испытаний в конце 1937 года появился окончательный вариант «Фольксваген-38» – компактный заднемоторный почти симметричный автомобиль с колесной базой 2400 мм и цельнометаллическим 2–дверным кузовом на четырех человек, получивший впоследствии прозвище «Жук».

    Его прямо‑таки революционными техническими особенностями, являлись горизонтальный оппозитный 4–цилиндровый бензиновый двигатель воздушного охлаждения (985 см3, 23,5 л. с.), выполненный в блоке с 4–ступенчатой коробкой передач и главной передачей, несущее штампованное основание с гладким днищем вместо традиционной рамы и компактная независимая рычажно-торсионная подвеска всех колес.

    26 мая 1938 года в местечке Фаллерслебен, будущем Вольфсбурге, произошла закладка первого камня нового автомобильного завода по выпуску «народных автомобилей». На открытии выступил сам фюрер, впервые присвоивший машине второе параллельное наименование «Крафт дурьх Фройде» («Сила через радость»), сокращенно «КдФ». Это было название нацистской организации, совместно с Немецким рабочим фронтом субсидировавшей строительство предприятия путем использования средств 336 тысяч доверчивых вкладчиков, до конца 1944 года внесших 270 000 000 рейсхмарок, но автомобиля тогда так и не получивших.

    16 сентября 1938 года была официально основана фирма «Фольксваген». Однако, вопреки грандиозным планам по ежегодному выпуску 500–800 тысяч «фольксвагенов», удалось собрать лишь первую партию из 44 легковых «Фольксваген-38». А в 1939 году завод был оперативно перепрофилирован на военную продукцию, и вскоре из его ворот стали тысячами выходить «кюбельвагены».

    Еще в конце 1937 года в личном КБ Ф. Порше в Штутгарте был построен низкопрофильный двухместный армейский прототип «Порше-30». В марте 1939 года Порше построил второй прототип «Порше-62» с упрощенным цельнометаллическим кузовом на 3–4 места и дорожными шинами размером 5,00–18, обеспечивавшими весьма высокий дорожный просвет незагруженной машины – 260 мм. В сентябре того же года испытательным полигоном для первой пробной партии машин «Порше-62» послужили дороги Польши. Легкие автомобили массой 650 кг развивали скорость на ровной дороге 83 км/ч, расходовали всего 9 л бензина на 100 км, но их проходимость оставляла желать лучшего. В результате зимой 1940 года появился модернизированный вариант «Фольксваген-82», которому было суждено навсегда остаться в военной и автомобильной истории.

    Первые образцы прошли испытания летом 1940 года. Серийный выпуск автомобилей развернулся в ноябре, а 20 декабря с конвейера сошла уже 5–тысячная машина. 1 ноября 1941 года генерал – майор фон Шелл доложил Гитлеру об успешном завершении программы замены старых «кюбельвагенов» на новые «Фольксвагены».

    Заднеприводной «Фольксваген-82» легкого класса (он же «КдФ-82»), был максимально унифицирован с легковой моделью «Фольксваген-38», но конструктивно отличался установкой задних шестеренчатых колесных редукторов и самоблокирующегося межколесного дифференциала, что позволило увеличить величину крутящего момента на ведущие колеса, повысить проходимость и одновременно приподнять шасси над грунтом. Несмотря на использование новых шин уменьшенного диаметра размером 5,25–16, дорожный просвет под гладким днищем возрос до 290 мм (с нагрузкой – до 275 мм).


    Наиболее распространенный в Вермахте «кюбельваген» – заднеприводный «Фольксваген-82» («КДФ-82»). Трофейный экземпляр в Красной Армии. Вильнюс, 1944 год.


    «Фольксваген-82» с полезной нагрузкой 450 кг снабжался всеми агрегатами от базовой легковой машины: оппозитный мотор в 23,5 л. с, 4–ступенчатая КПП, барабанные тормоза с механическим приводом, независимая торсионная подвеска. Неприхотливый двигатель воздушного охлаждения обеспечивал надежную работу, как в тропических, так и в арктических условиях. Главным внешним отличием «КдФ-82» являлся предельно простой открытый цельнометаллический кузов почти симметричной формы. Его разработкой занимался стилист Эрвин Коменда, а сборку кузовов осуществляла берлинская фирма «Амби-Бадд», отправлявшая их по железной дороге в Вольфсбург. Кузов без ступенек имел плоские боковины с продольными усилительными выштамповками, четыре короткие боковые полудверцы, открывавшиеся в разные стороны, плоский и пологий клиновидный передок с углублением для укладки запасного колеса и плоская короткая корма. Рама лобового стекла откидывалась вперед, а при натягивании тента в оконные проемы при необходимости вставлялись рамки со стеклами. Топливный бак вместимостью 40 л помещался в переднем отсеке-багажнике, о чем свидетельствовала заливная горловина на правой верхней панели передка. Над нею иногда монтировали откидной кронштейн для установки пулемета. Запасные канистры с бензином или водой помещались над моторным отсеком или на специальных наружных кронштейнах, шанцевый инструмент развешивался на свободных поверхностях кузова.

    С марта 1943 года выпускался модернизированный вариант с форсированным двигателем увеличенного рабочего объема (1131 см3, 25 л. с), а годом раньше в производство пошел плавающий полноприводный вариант «КдФ-166». Все машины «Фольксваген-82» использовались в нескольких военных исполнениях: базовый многоцелевой 4–местный вариант «Кfz.1», 3–местная машина с радиостанцией «Кfz.2», разведывательный автомобиль «Кfz.3» и полевая мастерская «Кfz.2/40», отличавшиеся друг от друга компоновкой салона и комплектацией.

    Все серийные «82–е» имели колесную базу 2400 мм, размеры расширенной передней и задней колеи составляли 1356 и 1360 мм соответственно. По общим габаритам с тентом (3740x1600x1650 мм) военный вариант оказался короче легкового почти на полметра, но чуть шире и выше. Его снаряженная масса составляла 725 кг, полная – 1175 кг. Максимальная скорость – 80 км/ч. Машины преодолевали брод глубиной 0,45 м, имели расход топлива 8,5–9,0 л на 100 км и средний запас хода на шоссе – 440 км.

    Реальная военная обстановка, в особенности невероятно тяжелые дорожные условия на Восточном фронте, заставили внести в конструкцию машин «Фольксваген-82» некоторые практические модернизации. Все они были спроектированы в 1941–1943 годах, но воплотить их в серийные машины уже не удалось.

    С начала 1944 года, в соответствии с новой «антикризисной программой Шелла», базовый автомобиль «Фольксваген-82» оставался единственным представителем некогда обширного семейства «кюбельвагенов» вермахта. Его выпуск продолжался до апреля 1945 года. К тому времени было собрано 50 435 машин «КдФ-82».

    Помимо них, в 1943–1945 годах 25–сильное шасси «Фольксваген-82» с задними колесными редукторами послужило базой штабного автомобиля «Фольксваген-82Е» («КдФ-82Е») с полностью закрытым кузовом от обычного довоенного легкового «Фольксвагена», весившего всего на 30 кг больше обычного. Специальный вариант этой машины под маркой «КдФ-92» предназначался для войск СС. Машин серии «82Е/92» было построено 667 единиц.

    Первый образец плавающего полноприводного «КдФ-128» был готов летом 1940 года и поступил на испытания и доводки.

    Это была низкопрофильная машина со стальным обтекаемым 5–местным несущим кузовом, напоминавшим обычную ванну на четырех колесах. Двигатель по-прежнему помещался сзади и получал воздух для охлаждения через сложные воздуховоды, защищенные от попадания забортной воды. Сзади на шарнирном кронштейне размещался трехлопастной гребной винт диаметром 330 мм. При его фиксации в нижнем положении привод винта осуществлялся непосредственно от коленчатого вала. Во избежание повреждений на суше винт откидывался вверх и крепился на задней панели кузова. В его приводе не было механизма реверса, и потому в комплектацию амфибии входило весло и на всякий случай – лопата.

    В феврале 1942 года был спроектирован более компактный 4–местный вариант амфибии «Порше-166» с укороченной до 2000 мм колесной базой и более узкой колеей, по общей конструкции не отличавшийся от серии «128». В мае на опытном производстве собрали пробную партию из 100 машин, а в конце 1942 года в Вольфсбурге началось серийное изготовление самой известной немецкой амфибии «Фольксваген-166» (КдФ-166).

    По сравнению с «КдФ-128» он имел более компактный «поджарый» водоизмещающий корпус с округлым яйцеобразным задком с крышкой моторного отсека, поперечным глушителем и тем же откидным гребным винтом. Единые для передних и задних колес расширенные крылья служили прежде всего стабилизаторами боковой устойчивости при движении на воде и отчасти ступеньками. Два топливных бака по 25 л с собственными горловинами помещались в переднем багажнике. По образцу сухопутных «кюбельвагенов» амфибии имели съемный тент, фары в передней части боковых крыльев и набор шанцевого инструмента.

    Как ни странно, на амфибиях устанавливались шины от серийного сухопутного «кюбельвагена» размером 5,25–16, что привело к сокращению дорожного просвета без нагрузки до 265 мм. По сравнению с предшественником «КдФ-166» был на 375 мм короче и всего на 10 кг тяжелее (снаряженная масса – 910 кг). Он имел полезную нагрузку 435 кг, развивал скорость по шоссе 80 км/ч и на плаву – до 10 км/ч, расходуя 10 л бензина в час. Запас хода на суше достигал 520 км, на воде – всего 50 км.

    Амфибия «Фольксваген-166» использовалась в единственном многоцелевом исполнении «Кfz.1/20» и обычно входила в разведывательные подразделения танковых, инженерных и иных частей вермахта. Имелись также соответственно доработанные «африканские» модификации. К недостаткам плавающих машин относили стесненный салон, слишком низкие борта, большую осадку корпуса, невозможность их использования при высокой волне и малую скорость на плаву с нагрузкой. До октября 1944 года построили 14 283 амфибии «КдФ-166».

    В 1942–1944 годах на основе базового «КдФ-82» с трансмиссией и передним ведущим мостом от амфибии «КдФ-166» была собрана партия из 564 сухопутных полноприводных штабных машин «КдФ-87» с обычным легковым кузовом и чуть расширенными крыльями, масса которого оказалась почти на 100 кг больше, чем «кюбельвагена». Этот вариант 4х4 снабжался широкопрофильными шинами, светомаскировочными фарами, специальным звуковым сигналом и навесными боковыми канистрами.

    Бомбардировками союзнических сил завод «Фольксваген» был разрушен на 60 %, но британское оккупационное командование решило немедленно наладить там серийный выпуск легковых автомобилей, причем в первых же партиях, собиравшихся с июня 1945 года, были и стандартные «КдФ-82» для оккупационных сил и упрощенные санитарные машины «КдФ-83» для международных организаций Красного Креста. В июне 1948 года в Вольфсбурге начался серийный выпуск почти не изменившейся за время войны легковой машины «Фольксваген «Жук». Так посмертно фюреру все‑таки удалось сдержать данное народу обещание: из цехов достроенного автогиганта «Фольксваген» постепенно по всему миру разбежались миллионы простых и весьма популярных «жуков».


    Неплохо сохранившаяся в Прибалтике трофейная амфибия «Фольксваген-166» с «неродной» резиной большего профиля, в 1969 году снимавшаяся в кинофильме «Пятеро с неба». Фото 1980-х годов.


    В нашей стране после Победы осталось довольно большое количество «КдФ-82». Постепенно из армии они переходили в народное хозяйство, а заканчивали свою службу обычно в частном владении, по причине чего многие сохранились до наших дней. К тому же к ним тоже проявляли естественный интерес и киностудии. Эти машины можно видеть в отечественных кинофильмах: «Мир входящему» (1961), «Женя, Женечка и «катюша» (1967), «Щит и меч» (1967), «Освобождение» (1970), «Семнадцать мгновений весны» (1973), «Отряд» (1984), «Иди и смотри» (1985) и многих-многих других. А в кинофильме «Пятеро с неба» можно видеть даже настоящую ходовую амфибию «КдФ-166».

    Достаточно хорошие по степени сохранности экземпляры «Фольксваген-82» имеются при мастерской В. Лена, музее техники В. Задорожного, в г. Павлове-на-Оке (Нижегородская область), Свердловске, Челябинске, и разумеется, в нынешних странах Балтии, где в Рижском Мотор-музее уцелел не только «82–й», но даже аутентичный экземпляр «166–й» амфибии.


    Глава 12
    Полугусеничные тягачи

    Приступив в 1920–е годы к моторизации и механизации рейхсвера, в Германия первое время в качестве тягачей применяла сравнительно тихоходные гусеничные тракторы общего назначения, в частности, промышленный «Ганомаг WD-50» и выпускавшиеся в 1914–1918 годах тяжелые, полноприводные, двухосные «КD-1» фирм «Крупп» и «Даймлер». Однако они были велики, имели ограниченную проходимость и совсем не приспособлены для буксировки орудий и перевозки расчетов и боекомплекта.

    Задавшись целью сохранить свойственную гусеничным машинам высокую проходимость, увеличив их среднюю скорость на бездорожье и совместив все это с возможностью оперативной переброски по шоссе, немцы с 1926 года занялись принципиально иными, быстроходными полугусеничными тягачами-тяговых классов от 1 до 18 тонн (масса прицепов), с двигателями от 80 до 200 л. с. Предназначенные для артиллерии и инженерных войск, они могли применяться как транспортеры пехоты, аварийно-спасательные или многоцелевые шасси под разные установки.

    Подобные машины отнюдь не были новинкой для того времени (вспомним хотя бы известные французские «Кегресс», с резинокордной гусеницей), но немцы первыми внедрили оригинальные технические решения, существенно изменившие эксплуатационные свойства тягачей.

    В гусеничном движителе слабым местом являются открытые шарниры траков. При повышенных потерях на трение они быстро изнашиваются, зазоры в них увеличиваются, возникает сильный лязг гусениц – плата за простоту и технологичность конструкции. Немцы решили эту проблему радикально, введя в шарниры игольчатые подшипники качения с надежными резино-металлическими уплотнениями и запасом смазки в полых гребных траках. Долговечность шарниров возросла до десятков тысяч километров пробега, то есть до ресурса самой машины, резко снизилось сопротивление качению: на сухом асфальте 7–тонный тягач легко перекатывали всего два человека! На гусеницах с обычным, «сухим» шарниром оно втрое выше.

    Правда, такие гусеницы были весьма дороги, и их массовое производство могла позволить себе только Германия. У немецких тягачей гусеницы имели траки с большим шагом, что улучшало проходимость, и съемные резиновые башмаки для движения по дорогам с твердым покрытием. Скоростную направленность их подчеркивали и обрезиненные опорные катки большого диаметра, расположенные в шахматном порядке по 5–6 на борт, что также уменьшало сопротивление качению и создавало более равномерное давление на грунт.

    Индивидуальная торсионная подвеска опорных катков с гидравлическими амортизаторами обеспечивала исключительную плавность хода даже на повышенных скоростях, а они достигали до 65 км/ч. Передние управляемые оси с колесами на шинах большого сечения не имели отдельного привода – на них приходилось лишь 13–16 % массы тягача.

    Итак, в начале 1930–х годов управление вооружений немецкой армии, а точнее – 6–е отделение по испытанию вооружения получило приказ разработать техническое задание на тягачи для артиллерии и других родов войск с гусеничным движителем. При этом надлежало исходить из дорожных условий Средней и Западной Европы с её развитой сетью дорог с твердым покрытием. Кроме высоких скоростных качеств, требовалось обеспечить достаточные тяговые качества с учётом бездорожья. Испытания показали, что достичь требуемого только с гусеничным движителем невозможно, и немцы остановились на тягачах с полугусеничным шасси. Применение гусениц уже упомянутого типа «Кегресс» также было признано невозможным из‑за малых максимальных скоростей – всего порядка 25 км/ч. Опытным путём немецкие конструкторы пришли к решению о необходимости применения гусеничного движителя со следующими техническими особенностями:

    1) смазываемые шарниры гусеницы;

    2) переднее ведущее колесо (точнее – звёздочка) гусеницы;

    3) обрезиненные катки большого диаметра;

    4) ролики на концах зубьев ведущего колеса;

    5) резиновые башмаки на звеньях гусеницы.

    Эти особенности помогли достичь скоростей движения по шоссе порядка 50–60 км/ч, при этом сопротивление качению всего на 5–10 % превышало таковое у колёсных машин, долговечность приближалась к долговечности автомобильных шин, а уровень шума при движении не превышал шума, создаваемого грузовиками с цепным приводом, которые хотя уже и считались к тому времени устаревшими, но в подавляющем большинстве своем еще активно эксплуатировались по всей Европе.

    Однако требуемая при столь высоких скоростях чувствительность управления, а значит – и маневренность, не могла быть достигнута применением лишь обычного рулевого управления. Руководитель 6–го отделения Эрнест Кинкамп, «идейный отец» полугусеничных тягачей и ответственный за разработку технического задания и условий на проектирование, предложил наряду с рулевым управлением автомобильного типа передних не ведущих колёс, дополнительно установить механизм, который при углах поворота передних колёс, больших чем 6о, подтормаживал ту гусеницу, в сторону которой осуществлялся поворот, и убыстрял движение противоположной.

    Такой механизм в те годы уже существовал, он был разработан американской кампанией «Клетрак» для своих сельскохозяйственных тракторов и Германия вовремя приобрела на него лицензию. Эта система начинала действовать автоматически при повороте рулевого колеса более чем на две трети одного его полного оборота и с помощью гидравлического (иногда – механического) привода воздействовала на тормоза правой или левой ведущей звездочки гусеничного движителя.

    В отличие от отечественных полугусеничных машин, представлявших собой всего лишь доработанные версии обычных типовых грузовиков или легковых автомобилей, и аналогичных полугусеничных исполнений серийных грузовиков в других странах, эти полугусеничные тягачи были полностью оригинальными разработками, созданными с «нуля» и совершенно не связанными конструктивно ни с одной моделью выпускавшихся тогда где‑либо автомобилей.

    Другими особенностями этих германских тягачей стали: передняя подвеска на одной поперечной рессоре и L-образным упором; «шахматное» расположение несущих катков гусениц и их подвеска на балансирах с поперечно расположенными торсионами; верхнеклапанные двигатели «Майбах»; объединённые в одном общем картере коробка перемены передач, понижающий редуктор и уже упоминавшийся дифференциальный механизм управления поворотом; тормоза с пневматическим приводом; и наконец, централизованная система смазки шасси.

    Для всего семейства полугусеничных тягачей фирма «Майбах» разработала гамму совершенных быстроходных 6– и 12–цилиндровых бензиновых двигателей, перекрывавших диапазон мощностей от 90 до 250 л. с. Их «фирменные» особенности нашли применение на более мощных танковых моторах «V-12» этой же фирмы: коленчатые валы на роликовых подшипниках, верхние кулачковые валы, водомаслорадиаторы, магнето с автоматами опережения, многокамерные карбюраторы с пусковыми секциями, электрические бензонасосы, инерционные стартеры. Более тяжелые и громоздкие дизели с худшими пусковыми свойствами немцы на боевых машинах применяли реже.

    На тягачах средних и тяжелых классов запуск холодного двигателя производился инерционным или пневматическим стартером, а запуск прогретого двигателя-электростартером. Принцип устройства и работы инерционного стартера заключался в следующем: маховичок небольших размеров разворачивался вручную посредством системы передач до большого числа оборотов (примерно до 10 тыс. об/мин). После этого шестерня стартера, связанная с фрикционной муфтой и системой понижающих передач, сцеплялась с маховиком двигателя.

    Накопленная энергия в виде живой силы вращающегося с большой скоростью маховичка, использовалась для вращения коленчатого вала двигателя. Инерционный стартер нужно было раскручивать таким образом, чтобы заводная рукоятка делала 70–75 об/мин.

    Включение инерционного стартера производилось вытягиванием рычага, находящегося в крыле рядом с отверстием для заводной рукоятки.

    Интересны были и агрегаты трансмиссии (обычно – тоже «Майбаха»). Главный фрикцион – 2–дисковый, с центральной пружиной, в блоке с двигателем. Коробки передач, как правило, 4–ступенчатые, с муфтами легкого включения, в блоке с демультипликаторами и отборами мощности на лебедки. КПП у них располагались за двигателем и связывались с другими агрегатами карданными валами. На легких 1–тонных тягачах применяли 7–ступенчатую, полуавтоматическую коробку типа «Вариорекс» с предварительным включением. Ведущие звездочки гусеничного движителя приводились через бортовые редукторы.

    На машинах класса 5 тонн и выше сзади устанавливались лебедки с горизонтальным барабаном тяговым усилием 2,5–7 тонн и возможностью выдачи троса вперед. Следует отметить рациональную-компактную и хорошо продуманную компоновку тягачей. В кузове, под тентом, на поперечных сиденьях располагалось 9–15 артиллеристов, а за ними – возимый боекомплект.

    Разработка первых шести базовых семейств многоцелевых транспортеров-тягачей для буксировки прицепов или артиллерийских систем массой от 1 до 18 тонн была поручена военным ведомством сразу семи немецким кампаниям. Типовой гусеничный движитель весьма удачной конструкции, примерно одинаковый для всех семейств был создан машиностроительной компанией «Демаг», выпускавшей различную гусеничную технику еще с 1910 года.

    Впоследствии к семи первоначальным производителям тягачей присоединились еще 10 фирм из Германии, Австрии, Чехословакии и Италии. Конструирование и производство конкретных классов полугусеничных тягачей распределилось следующим образом:

    1–тонные – ведущая фирма «Демаг АГ», сопроизводители: «Адлер», «Бюссинг-НАГ», «Феномен», «Заурер», «МИАГ», «МВК», «МНН-Ганновер»;

    3–тонные – ведущая фирма «Ганза-Ллойд АГ» (переименованный затем в «Боргвард»), сопроизводители: «Ганомаг», «Адлер», «Ауто-Унион», «Шкода», «Роге!»;

    5–тонные – ведущая фирма «Бюссинг-НАГ», сопроизводители: «Даймлер-Бенц», «Краусс-Маффей», «Прага»;

    8–тонные – ведущая фирма «Краусс-Маффей», сопроизводители: «Даймлер-Бенц», «Бюссинг-НАГ», «Ганза-Ллойд» («Боргвард»), «Заурер», «Бреда»;

    12–тонные – ведущая фирма «Даймлер-Бенц», сопроизводители: «Краусс-Маффей»;

    18–тонные – ведущая фирма «ФАМО», сопроизводители: «Фомаг» и «Татра».

    Следует отметить, что сопроизводители, как и головная фирма, выпускали не какие‑то отдельные узлы и агрегаты, а полноценные комплектные машины. Это было сделано специально для того, чтобы в случае остановки производства на основном заводе оставались другие поставщики.

    К 1933 году немцы завершили разработку основных классов тягачей, в следующем – вермахт получил первые серийные, которые «доводили» до 1937 года. Первые опытные образцы пока еще имели небольшие отличия от стандартизированных в дальнейшем конструкций: некоторые оснащались вместо торсионной подвески рессорной, различался стиль капота и крыльев. Но к 1937 году всё привели «к общему знаменателю», и полугусеничные тягачи обрели свою окончательную стандартную внешность и комплектацию.

    К концу десятилетия всеми предприятиями ежемесячно изготавливали до 1 тысячи машин, поэтому вермахт был хорошо оснащен подобной техникой, особенно – артиллерия. Тягачи буксировали артсистемы, начиная от самых легких – 37–мм противотанковых, до 211–мм мортир; 18–тонные служили в основном в танковых частях для эвакуации подбитой техники.

    Их производство, начавшись для артиллерийских частей, со временем было освоено и для многих других: сапёрных, химических, аварийно-спасательных и даже санитарных. Позднее, в ходе войны к ним прибавились и носители орудий – зенитные, противотанковые и другие САУ, причем некоторые из них стали частично бронировать.

    Два тягача легких классов (одно– и трёхтонные) послужили базой для широко известных полугусеничных бронетранспортеров «Sd. Кfz.250» и «Sd. Кfz.251».

    Самым же массовым стал 1–тонный лёгкий тягач «Демаг» или «Sd. Кfz.10» – до конца 1944 года их было выпущено около 25 тысяч экземпляров, из них на долю самого «Демага» пришлось 6100 таких машин.

    Следующая модель – трехтонный «Ганза-Ллойд» «Sd. Кfz.11» – выпускался практически до конца войны, и за этот период их было изготовлено примерно 9000 единиц.


    Полугусеничный тягач «Sd. Kfz. 10» с пушкой «Flak-30», применявшийся в Красной Армии, буксирующий два 37-мм зенитных орудия образца 1939 года. Северный Кавказ, весна 1943 года.


    Пятитонный тягач предназначался в основном для сапёрных частей (хотя использовался и артиллеристами), поэтому машин этого класса было выпущено значительно меньше – до конца 1944 года собрали всего около 3500 штук. Столь небольшое количество можно объяснить еще и тем, что в дополнение к машинам этого класса выпускалась также полугусеничная модификация («Маультир») дизельного 4,5–тонного грузовика «Мерседес-Бенц 4500», а также созданный во время войны «тяжёлый тягач вермахта», о котором речь пойдет ниже.

    Средний 8–тонный тягач в вермахте прославился как основное тяговое средство легендарной зенитной пушки «восемь-восемь» (т. е. 88–миллиметровой) – единственной немецкой пушки, способной в начальный период войны бороться с французскими, а потом – и с советскими средними и тяжёлыми танками. Известны три варианта этого полугусеничного тягача:

    «Sd. Kfz.7» – тягач для 88–мм зенитки, 150–мм гаубицы, 100–мм пушки;

    «Sd. Kfz.7/1» – самоходная зенитная установка со спаренной 20–мм пушкой;

    «Sd. Kfz. 7/2» – самоходная зенитная установка с 37–мм зенитной пушкой.

    Кстати, это единственный тягач, который имел сзади подвеску на перевернутых листовых рессорах, а не на торсионах. Всего было выпущено более 12 тысяч экземпляров таких 8–тонных полугусеничных тягачей, из них более половины было произведено фирмой «Краусс-Маффей». По лицензии эти машины выпускала также итальянская фирма «Бреда», где изготовили еще порядка 300 их единиц.

    «Двенадцатитонник» («Sd. Kfz.8»)с самого начала предусматривался только как тягач для тяжёлых артиллерийских систем. Их было выпущено около 4 тысяч. Кстати, после войны и до середины пятидесятых годов эти тягачи состояли на вооружении чехословацкой армии, где таскали тяжёлые гаубицы и пушки советского производства, достигнув тем самым значительного долголетия в своей армейской службе.


    Наши автомеханики пытаются вдохнуть жизнь в стандартный тягач-транспортер «Sd. Kfz. 7». Донской фронт, декабрь 1942 года.


    Самые тяжёлые 18–тонные тягачи («Sd. Kfz.9») разрабатывались как аварийно-спасательные машины для танковых частей. Оснащённые 250–сильными 12–цилиндровыми двигателями, они довольно легко буксировали лёгкие и средние танки даже по бездорожью. А вот «Тигры» или «Пантеры», а также советские «КВ» могли сдвинуть только два или три таких тягача. Всего до конца 1944 года было построено около 2500 этих гигантов. Некоторые из них затем применялись во многих странах Восточной Европы, но уже на послевоенной гражданской службе.

    Нельзя не привести некоторые наиболее характерные рекомендации по работе и уходу за полугусеничными немецкими тягачами, разработанные отечественными специалистами на основании испытаний трофейных образцов на полигоне при Главном автобронетанковом управлении Красной Армии:

    «При движении нужно придерживаться нормального эксплуатационного режима работы двигателя. На циферблате тахометра соответствующие обороты двигателя обозначены зеленой полосой.

    Температура масла и воды регулируется посредством – открытия жалюзи для засоса воздуха. Если, во время движения тягача при полностью открытых жалюзи температура воды в масла продолжительное время удерживается на верхнем пределе, необходимо перейти на низшую передачу. Для более быстрого охлаждения двигателя при перегреве нужно дать ему после остановки тягача поработать на средних оборотах при полностью открытых заслонках капотов и жалюзи для засоса воздуха.

    Рычаг переключения демультипликатора устанавливается вперед при езде по хорошим дорогам и назад при езде по бездорожью.

    Переключение в коробке передач 1–тонного тягача производится автоматически, посредством вакуум-прибора, для чего используется разрежение во всасывающем коллекторе двигателя.

    Правый рычаг КПП служит для перевода коробки передач с переднего хода на задний и для включения ее; левый – для установки вакуум-прибора на ну передачу, которую нужно включить.

    При трогании с места надо поставить рычаг направления движения на метку «V» на кулисе; при заднем ходе рычаг устанавливается на метку «К». Менять положение рычага можно только при неподвижном тягаче.

    Во избежание спадания гусениц следует осторожно ездить по косогорам, пересекать рвы по диагонали, а на откосах не поворачивать машину. При переезде канав нужно избегать резких ударов передних колес о грунт, чтобы не повредить переднюю ось и рессоры.

    В случае движения по снежным, обледенелым или грязным дорогам надо надевать на звенья гусениц (на каждое третье или четвертое звено) приспособления против буксования.

    Систематически следует проверять натяжение гусениц. При стоянке машины на ровном месте гусеница не должка касаться первого и последнего опорных катков (просвет должен быть, примерно, от 8 до 20 мм) и плотно прилегать к остальным опорным каткам. Подтягивание гусеницы производится путем вращения винта натяжителя».

    Как уже говорилось выше, ни одно воюющее государство кроме Германии не выпускало столь хорошо отработанные многоцелевые и очень сложные в конструктивном исполнении и в эксплуатации полугусеничные машины. Однако их эксплуатация в первые годы войны показала необходимость сокращения номенклатуры выпуска и упрощения конструкции тягачей, а также улучшения их проходимости.

    Сложные климатические и дорожные условия Восточного фронта (т. е. – Советского Союза) выявили недостатки полугусеничной техники, которая, как любая полумера, уступала чисто гусеничной в проходимости, а полноприводной колесной, особенно 3–осной – в скорости, маневренности и экономичности. Добавим, что удельное давление на грунт под гусеницами оказалось повышенным, под колесами – недопустимо высоким. Сила тяги, маневренность, а также предельный преодолеваемый подъем были недостаточными (при испытаниях в СССР – не более 27° и 17° с прицепом), рулевое управление без усилителя – слишком тяжелым.

    Весной 1942 года для замены 5–тонных тягачей Имперское управление вооружений выдало фирме «Бюссинг-НАГ» заказ на разработку значительно упрощённого полугусеничного 6–тонного тягача.

    В результате появился сильно изменённый внешне, но практически мало, чем отличавшийся по сложности от предвоенных образцов, 6–тонный тягач, названный «SWS», т. е. «Тяжёлый тягач вермахта». Производство этих машин началось только в конце 1943 года. Заводы «Бюссинг-НАГ» и «Татра» до конца войны успели выпустить около 1000 штук «SWS» (сам «Бюссинг» – 825 единиц). Тягачи выпускались в двух модификациях: артиллерийский тягач с бортовой платформой и шасси с бронированной кабиной и капотом для установки зенитной 37–мм пушки. Основное конструктивное отличие гусеничного движителя «SWS» состояло в том, что гусеница стала значительно шире (500 мм) и несколько длиннее, что снизило удельное давление на фунт и повысило его проходимость. Кроме того, сама гусеница избавилась от таких «излишеств», как смазываемые шарниры, резиновые башмаки и т. д., так как практика показывала, что «жизнь» тягача на фронте не превышала ресурса гусеницы – т. е. примерно 2000 км. В добавок, вместо автомобильного рулевого управления типа «Росс» было установлено управление типа «Клетрак».

    Ни до, ни после этого семейства транспортеров-тягачей, полугусеничные машины не достигали такого технического совершенства, проработанности и даже изящности. Пройдя сложные испытания войной, эти, далеко не рядовые, конструкции ушли в небытие, даже в самой Европе оставшись лишь в музеях или частных собраниях.

    Излишне говорить, что если в Красной Армии все эти трофейные полугусеничные тягачи были неплохо востребованы и после ремонта активно применялись против самих же немцев, то с наступлением мирной жизни места для них в Советском Союзе уже не оставалось. Весьма прожорливые, требовавшие сложного и дорогого ухода и обслуживания, эти машины с первыми же поломками шли на переплавку. На «гражданке» же подобные машины за редким исключением вообще не требовались. Лишь отдельным единицам довелось дорабатывать на Севере страны, в труднопроходимых местах, и после выхода из строя быть брошенными где‑то там же в глуши. А представители самых тяжелых их классов еще ряд лет после войны оставались кое-где и в армии в качестве эвакуаторов, поскольку отечественной техники такого рода пока что не хватало. Но к середине 1950–х избавились и от них. Поэтому единственное, что напоминало о присутствии когда‑то в нашей стране таких полугусеничных машин – это их раскуроченные останки, ржавевшие по местам боев, где‑нибудь в труднопроходимой местности (поскольку с доступных пространств весь немецкий «металлолом» был собран уже в первые послевоенные годы). Вот из этого‑то источника поступлений старинной техники и возникали порой спустя много лет в СССР и России вновь обретенные диковинные немецкие полугусеничные тягачи.

    Недостаточная подвижность техники на Восточном фронте вынудила немцев уделить больше внимания чисто гусеничным универсальным транспортерам и тягачам, поэтому рядом с обширным семейством типовых полугусеничных тягачей, возник, стоящий здесь особняком единственный серийный гусеничный трактор-тягач «Штайр» модели «RSO» («Гусеничный тягач восточный») 3–тонного класса, предназначавшийся для буксировки легких пушек. Управление вооружений не зря заинтересовалось этим легким, компактным и предельно простым транспортным трактором австрийской фирмы.

    С 1942 года тягач «RSO» пошёл в серию сразу на четырёх заводах: «Штайр», «Грэф унд Штифт», «Вандерер» и «Магирус».

    Под двухместной закрытой кабиной автомобильного типа (без наружного капота) у тягача «RSO» стоял двигатель воздушного охлаждения «V8» рабочим объемом 3,5 л и мощностью 85 л. с. Трансмиссия тягача состояла из 4–ступенчатой коробки передач и ведущих задних звёздочек. Управление осуществлялось рычагами, притормаживающими гусеницы. Рабочие тормоза-дисковые, с гидроприводом. Ходовая часть состояла из четырех катков большого диаметра, закреплённых попарно на подрессоренных листовыми рессорами трубчатых балансирах, которые крепились на концах одного общего для всех четырех колёс балансира, установленного на оси в центре сваренного из стального листа корпуса. Ведущие задние звёздочки-колёса были точно такими же, как и передние, направляющие. Гусеницы применили мелкозвенчатые, с двумя гребнями на каждом траке. Клиренс и угол зацепления гусеницы были исключительно велики, что вместе с широкой (340 мм) гусеницей, имевшей небольшое давление на грунт, обеспечивало тягачу высокую проходимость. А вот скорость была небольшой – всего 17 км/час, да и запас хода – до 300 км. Собственный вес «RSO» составлял 3500 кг, полный – 5200 кг, а габаритные размеры – о 4425x1990x2530 мм.

    Его двигатель воздушного охлаждения надежно работал на холоде, широкие гусеницы, оригинальная подвеска, катки большого диаметра и высокий клиренс обеспечивали приемлемую проходимость. Машина могла буксировать 75–мм противотанковую пушку и даже нести ее на себе, превращаясь в самоходку.

    В конце 1943 года австрийские фирмы прекратили выпуск этого тягача, зато немецкие делали его в упрощённом варианте до конца войны. Более того, с 1944 года фирма «Магирус» стала оснащать «RSO/03» новым двигателем – 4–цилиндровым дизелем воздушного охлаждения мощностью 65 л. с. Скорость тягача в этой модификации снизилась до 12 км/ч. Всего же было изготовлено около 12 тысяч тягачей типа «RSO». Кое-какое их количество напрямую оправдало свое название, так и оставшись после войны «на Востоке».

    Интересно, что конструкция рациональной ходовой части «Оста» также легла в основу отечественного трелевочного трактора «КТ-12», освоенного ленинградскими танко– и тракторостроителями в 1948 году.


    Тактико-технические данные полугусеничных тягачей Вермахта:


    Глава 13
    Австрийские

    Хотя Австрия и обладала весьма развитым даже по меркам Европы производством гражданских и военных грузовых автомобилей, к тому же выгодно отличавшимися от большинства европейских машин многочисленными передовыми техническими решениями и повышенной проходимостью, однако довольно‑таки малые объемы их выпуска были рассчитаны только на нужды собственного хозяйства и национальных вооруженных сил. Достаточно сказать, что на февраль 1938 года в Бундесхеере (Австрийская армия) состояло на вооружении всего около 1000 коммерческих грузовиков, в том числе лишь 243 машины со специальными военными надстройками. И все же отдельные их виды поступали в вермахт, применялись на Восточном фронте и были взяты нашими войсками в качестве трофеев с дальнейшим их использованием в армии и гражданских отраслях хозяйства.


    «Австро-Даймлер»

    Эта известная некогда фирма из Вены стояла у колыбели мирового грузового автомобилестроения и производства специальных военных грузовиков и бронеавтомобилей. Она появилась в 1899 году на базе механического предприятия Биренца и Фишера, уже изготавливавшего в конце XIX века грузовики по лицензии немецкой фирмы «Даймлер». Сначала компания носила длинное официальное наименование «Остеррайхише Даймлер-Моторен-Гезелльшафт Биренц, Фишер и Компания», которое вскоре преобразовалось в укороченное название «Австро-Даймлер». Уже в 1901 году она начала выпуск собственной 2,5–тонной грузовой армейской машины, а 4 года спустя построила первый в мире полноприводный бронеавтомобиль. Затем ее специализацией надолго стали мощные короткобазные артиллерийские тягачи с высокими металлическими ведущими и управляемыми колесами. Развитию столь оригинальных, передовых и перспективных работ способствовал приход на «Австро-Даймлер» в июле 1906 года известного в будущем конструктора Фердинанда Порше, а также обретение независимости от немецкой компании «Даймлер».

    Однако с наступлением мира и распадом Австро-Венгерской империи, из‑за отсутствия военных заказов «Австро-Даймлер» оказался на грани банкротства, а Порше ретировался из страны. Новая страница в истории фирмы была открыта лишь в 1932 году, когда она приступила к производству новых капотных грузовиков, вскоре превратившихся в основные грузовые автомобили австрийской армии.

    Решение о внедрении серии собственных стандартизованных армейских автомобилей в Австрию пришло вовсе не из Германии, а созрело после военных испытаний в 1929 году легкой чехословацкой трехосной многоцелевой машины «Татра-26/30». Впрочем, на деле никакой стандартизации военной автотехники в Австрии не было, а существовало лишь параллельное производство на разных фирмах сходных по общей концепции армейских машин, дополнявших друг друга и создававших законченный модельный ряд.

    В декабре 1928 года компания «Австро-Даймлер», объединившись с фирмой «Пух» из Граца, образовала промышленную группу «Аустро-Даймлер-Пух», которую в мае 1935 года приобрел известный изготовитель оружия и автотехники – фирма «Штайр» (иногда – «Штеер»). Так был образован крупнейший австрийский автомобильный и военно-промышленный концерн «Штайр-Даймлер-Пух», в рамках которого отделению «Австро-Даймлер» отводилась роль изготовителя военной автомобильной техники. К тому короткому периоду относятся наиболее интересные разработки этой компании и выпуск различных армейских машин специальной конструкции.

    «Австро-Даймлер» первым откликнулся на решение военного ведомства о создании стандартизованной трехосной гаммы, которую и начала разрабатывать уже осенью 1930 года. Весной следующего года она представила военным свой первый прототип, а к октябрю 1931 года на испытания поступили уже пять машин. В 1932 году начался выпуск первого 3–тонного грузовика «ADG» (6x4), или «М31», с открытой кабиной, деревянной бортовой платформой и верхнеклапанным 65–сильным бензиновым мотором «М640» водяного охлаждения, который задал как общую оригинальную концепцию всего нового поколения, так и характерные внешние формы.

    Автомобиль имел бортовую трансмиссию и необычную коробку с семью передачами переднего и тремя ступенями заднего хода, открытую кабину с брезентовым верхом, односкатные 20–дюймовые колеса и две свободно вращавшиеся «запаски», укрепленные по обеим сторонам шасси и предохранявшие его от повреждений при движении на местности, для чего служили также и четыре полых металлических катка, установленные под рамой и передним бампером.

    Другая важная особенность модели «ADG» заключалась в трубчатой хребтовой раме с раздвоенной передней частью для силового агрегата. Задние колеса каждой стороны подвешивали на одной продольной рессоре и двух поперечно качавшихся вильчатых рычагах, а крутящий момент к ним подводился собственной системой карданных валов. Все тормоза приводились гидравлической системой с вакуумным усилителем «Локхид». Штабной вариант снабжался многоместным цельнометаллическим кузовом. Автомобили обладали достаточно высокой проходимостью, имели дорожный просвет 300 мм, развивали скорость 70 км/ч и обладали запасом хода до 300 км.

    В 1936–1940 годах выпускался 80–сильный вариант «ADGR» с задними двускатными колесами с шинами размером 210–20 дюймов. Первоначально он предназначался для румынской армии, но на первом этапе войны грузовики серии «ADG»/«ADGR» применялись также и в вермахте. Их изготовили 180 и 361 экземпляр соответственно, причем с 1938 года все серийные «ADGR» носили марку «Штайр».

    Еще одним из типовых армейских грузовиков был появившийся 1934 году балластный тягач «ADAZ» (6x6) с традиционной для фирмы «Австро-Даймлер» независимой подвеской задних колес на двойных продольных рессорах. Главная передача задней тележки с дополнительным редуктором располагалась в едином картере, жестко укрепленном на лонжеронной раме. От них крутящий момент передавался на бортовые цепные передачи в балансирных кожухах, на концах которых устанавливались двускатные колеса со съемными гусеничными лентами. «ADAZ» оборудовался рядным 6–цилиндровым двигателем мощностью 150 л. с. с двумя карбюраторами и необычной для военной техники того времени полуавтоматической 3–позиционной гидромеханической коробкой передач «Фойт», а также охладителем масла гидротрансформатора, гидравлической тормозной системой и лебедкой с тяговым усилием 10 тс. Внешне машина отличалась широкой 10–местной кабиной с тремя лобовыми стеклами, коротким капотом и типично австрийской массивной наклонной решеткой радиатора. Ее грузоподъемность на шоссе составляла 3 тонны, на местности – 2 тонны. Полная масса достигала 11,3 тонны, максимальная скорость – 65 км/ч, расход топлива – 85–95 л на 100 км. В 1935–1937 годах фирма построили 28 таких тягачей, на основе конструкции которых был создан проект принципиально нового четырехосного бронеавтомобиля «ADGZ».

    Что касается обычных грузовиков, то началу 1938 года на вооружении состояло всего лишь 213 машин «Австро-Даймлер» коммерческого типа. С присоединением к Германии, эта марка и вовсе ушла в историю, получив естественное продолжение в виде «Штайра».


    «Штайр»

    Лишившись крупных военных заказов после Первой мировой войны, Австрийская оружейная фабрика из города Штайр создала свое автомобильное отделение, получившее одноименную торговую марку. В 1920 году там начался выпуск легковых и грузовых машин, которые проектировал знаменитый конструктор Ганс Ледвинка – создатель автомобилей «Татра».

    Первыми в 1925 году в вооруженные силы Австрии стали поступали многочисленные легковые автомобили «Штайр», служившие штабными и санитарными машинами. В 1927 году за ними последовали грузовики с полезной нагрузкой 1–3 тонны, выполненные на легковых шасси. В эту гамму входила также 1,5–тонная коммерческая модель «40N», оборудованная 6–цилиндровым мотором объемом 2,1 л и мощностью 40 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач, гидроприводом тормозов системы «Локхид», передней подвеской на поперечной рессоре и задней подвеской на двух продольных.

    На рубеже 1920–1930–х годов главным конструктором компании «Штайр» был не кто иной, как инженер Фердинанд Порше – личность не менее знаменитая, чем Ледвинка. Порше увидел в такой достаточно простой модели, как «40N» перспективу для дальнейшей модернизации и в 1932 году предложил преобразовать ее в 2–тонный трехосный грузовик «Штайр-140» (6x4), который возглавил первое семейство унифицированных австрийских армейских грузовиков серии «40D».

    Их основой являлась лонжеронная рама с Х-образной поперечиной и дополнительным подрамником, где крепились картеры главных передач, от которых крутящий момент посредством качающихся карданных валов передавался на задние односкатные колеса. Специфическую внешность этим машинам придавали наклонная защитная решетка радиатора и свободно вращавшиеся запасные колеса, установленные по обеим сторонам шасси и предохранявшие его от повреждений. В 1933 году появился 45–сильный вариант «340», а год спустя, после его испытаний и доводки, начался выпуск 1,5–тонного автомобиля «440», весьма распространенного в многочисленных исполнениях с бортовыми и 10–местными грузопассажирскими кузовами. Их использовали для перевозки солдат и амуниции, как штабные, санитарные и пожарные машины, легкие артиллерийские тягачи и передвижные радиостанции. Через два года появилась модель «640» с новым двигателем объемом 2,3 л и мощностью 55 л. с., выпускавшаяся до 1941 года в различных исполнениях, включая санитарные машины «643» с закрытыми кузовами. Все они имели колесную базу 3040 мм, дорожный просвет 375 мм, полную массу в 3,8–4 тонны и развивали максимальную скорость 70 км/ч. В общей сложности было выпущено около 4500 экземпляров машин этой серии.

    Достаточно успешное развитие «Штайра» позволило в мае 1935 года полностью выкупить промышленную группу «Австро-Даймлер-Пух» и создать крупнейший австрийский автомобильный концерн «Штайр-Даймлер-Пух». Аннексия Австрии заставила его полностью переключиться на выпуск военной техники, для изготовления которой в распоряжении «Штайра» оказались крупные предприятия близ Вены, в Штайре и Граце. Тогда же с производства были сняты почти все прежние военные автомобили, а немногим оставшимся грузовикам присвоили марку «Штайр».

    В 1941 году по решению германского военного ведомства в Штайре начался серийный выпуск принципиально нового легкого полноприводного грузовика «Штайр-1500А», разработанного в Германии и ставшего основным 1,5–тонным автомобилем вермахта. На его базе был разработан также и так называемый «Восточный гусеничный тягач» – «RSO» или «Штайр-470», сборкой которого занимались затем многие предприятия в Германии и Чехословакии.


    «Штайр-1500А» – основной «австриец» вермахта

    Вскоре после присоединения Австрии к Третьему рейху германское руководство решило использовать в своих милитаристских целях и наиболее мощный и крупный австрийский военный и автомобильный концерн «Штайр-Даймлер-Пух», отведя ему отнюдь не последнее место в пополнении вермахта новыми видами автотехники. Уже в октябре 1938 года в «Программе Шелла», предопределявшей будущую номенклатуру германского военного автопарка, в 1,5–тонной категории среди пяти компаний одна позиция целиком была посвящена будущему автомобилю «Штайр», которого тогда еще вообще не существовало. Не появился он и к концу следующего года, когда эта программа была окончательно принята к исполнению, и только в 1940 году к его разработке подключилось конструкторское бюро Фердинанда Порше в Штутгарте.

    Именно там ударными темпами был создан проект 1,5–тонного многоцелевого капотного автомобиля «Порше-147» (4x4) с верхнеклапанным 8–цилиндровым V-образным бензиновым двигателем воздушного охлаждения «Порше-145», который позволял использовать его в различных климатических зонах. В конце того же года появился первый штабной прототип с характерным коротким округлым капотом со сварной защитной решеткой и всеми односкатными колесами, послуживший базой серийной модели «Штайр-1500А».

    Уже в начале 1941 года из ворот завода в Штайре стали выходить грузовики «Штайр-1500А», составившие новое семейство «Штайр-270». До конца года их было собрано 3978 единиц в двух исполнениях. Бортовой грузовик с индексом «1500А/01» снабжался цельнометаллическими двухместной обтекаемой кабиной, капотом и оперением и деревянной низкобортной платформой с тентом, под которой горизонтально лежало запасное колесо. Базовая штабная машина с индексом «1500А/02» (в армейских исполнениях «Кfz.21» или «Кfz.70») отличалась упрощенным открытым 10–местным металлическим кузовом с четырьмя короткими боковыми дверями, тентом с надставными стеклами, поисковой фарой, задними крыльями и боковыми нишами с запасными колесами.


    Несколько упрощенный тяжелый «кюбельваген» «Штайр-1500А» без ниш для запасных колес на бортах кузова. Оккупированная территория СССР, 1942 год.


    Также среди вариантов имелся и более комфортный «легковой» автомобиль с цельнометаллическим 4–дверным кузовом на 5–8 мест, боковыми «запасками» и короткими подножками, тентом и округлым задним багажником. В простом многоцелевом исполнении он имел индекс «Кfz.12», в разведывательном варианте с радиостанцией – «Кfz.15».


    Основной 1,5-тонный грузовик Вермахта с 1943 года – «Штайр-270 / 1500А» (4x4). На фото трофейный ранний экземпляр австрийского производства с цельнометаллической обтекаемой кабиной. Восточная Сибирь, 1947 год.


    На грузовом шасси с кабиной в Австрии монтировали различные деревянные и цельнометаллические кузова-фургоны для оборудования радиостанций, мастерских, штабных пунктов или перевозки раненых. Их собирали фирма «Лохнер» и венская Вагоностроительная и кузовная компания. Различные пожарные машины со специальными кузовами выпускала фирма «Розенбауэр».

    Полуторатонные «Штайр-1500А» оснащали специально разработанным для них двигателем «Штайр-1500» типа «V8» объемом 3,5 л и мощностью 85 л. с. с карбюратором «Солекс», сухое однодисковое сцепление и механическую 4–ступенчатую коробку передач с двухступенчатой раздаточной коробкой и муфтой отключения переднего моста. Передние колеса подвешивались на двойных поперечных рычагах и торсионах, задний неразрезной мост с блокируемым дифференциалом – на продольных полуэллиптических рессорах. Одним из первых в мире автомобиль получил двухконтурную гидравлическую систему привода тормозов. Все серийные версии комплектовались шинами размером 7,25–20 дюймов (или 190–20), а для германских частей в Северной Африке – широкопрофильными «пустынными» шинами 270–16. Емкость одного топливного бака составляла 100 л. На некоторых версиях машин запасное колесо крепилось на специальном кронштейне перед радиатором, а на боковинах капота размещался шанцевый инструмент. Колесная база всей серии составляла 3250 мм, передняя и задняя колеи – 1458 и 1572 мм соответственно. В зависимости от типа шин дорожный просвет находился в пределах 275–290 мм. В разных версиях полезная нагрузка составляла 1385–1675 кг, снаряженная масса – порядка 2500 кг, полная допустимая – 4180 кг. Максимальная скорость в зависимости от исполнения колебалась в пределах 90–100 км/ч, а запас хода в зависимости от условий – 280–400 км. Средний расход топлива равнялся значению 23,3 литра на 100 км.


    Современная реплика «Штайра-1500А / 02» с использованием некоторых оригинальных элементов. Мосты и подвеска – от «ГАЗ-63», колеса и переделанные крылья – от «ГАЗ-51А» (запасное – от «УралЗИС»), кузов самодельный, буксирный прибор также «газовский». 14-я «Олдтаймер галерея» И. Сорокина. Москва, октябрь 2009 года (фото А. Шкаева).


    На шасси «Штайр-1500А» испытывали снегоходные машины с широкими передними лыжами и задними гусеницами, автодрезины на железнодорожных колесах и вездеходы с 1,5–метровыми металлическими колесами большого диаметра от колесного варианта гусеничного тягача «RSO».

    С конца 1942 года все автомобили семейства «1500» выпускались в упрощенном исполнении, что внешне вылилось в отсутствие боковых ниш во всех видах кузовов и, соответственно, боковых запасных колес. В октябре 1943 года, в процессе корректировки Плана Шелла, номенклатуру всего автомобильного парка вермахта пришлось максимально урезать, при этом серьезно упростив и конструкцию всех оставшихся машин. Как ни странно, из пяти изготовителей грузовиков 1,5–тонного класса, в том числе четырех немецких, в нем оставили только австрийские автомобили «Штайр-1500А», опередившие достаточно совершенные и распространенные, но менее мощные и надежные «Мерседес-Бенц-L1500А». В результате, с зимы 1944 года на грузовиках серии «270» монтировали прямоугольные деревянно-металлические кабины фирмы «Лохнер» на 2–3 человек с плоскими двухсекционным лобовым и боковыми стеклами, фарами уменьшенного диаметра, упрощенными рулевым колесом и грузовой платформой с неоткидными боковыми бортами.

    С началом воздушных налетов на завод объемы производства стали быстро сокращаться. Последние 100 экземпляров «Штайр-1500А» австрийской сборки были изготовлены в мае 1944 года. К тому времени всех версий этих машин было выпущено 12450 единиц.

    Параллельно, с 1943 года их сборкой занимались два предприятия немецкого концерна «Ауто Унион» – заводы «Вандерер» в Зигмаре и «Хорьх» в Цвиккау, причем на последнем производство сохранялось до весны 1945 года. В целом на германской территории было изготовлено около 5600 машин «Штайр-1500А».

    Меду тем, в августе 1944 года в Австрии развернулось производство нового 2–тонного варианта «Штайр-2000А», также относившегося к серии «270». Эта машина практически ничем не отличалась от последних упрощенных выпусков 1,5–тонных машин, только снабжалась в основном бортовыми кузовами и задними одно– или двускатными колесами с шинами 190–20, что соответствовало клиренсу 290 мм. Автомобиль имел полную массу 4600 кг и достигал скорости только 70 км/ч. До апреля 1945 года их собрали 6400 единиц, а в общей сложности машин серии «270» всех версий было собрано 24 500 экземпляров, что сделало их одними из наиболее распространенных грузовиков времен Второй мировой войны.

    Некоторая часть трофейных «Штайров» модели «1500А» использовалась в Красной Армии и народном хозяйстве СССР. Кстати, в 1944 году в НАТИ были проведены эксплуатационные испытания экземпляра «Штайра-кюбельвагена» позднего исполнения (уже без запасных колес в бортовых нишах). Полная масса машины при замерах составила 4160 кг (т. е. даже на 20 кг меньше, чем давали австрийские и немецкие источники). Испытания показали, что его двигатель с воздушным охлаждением при работе на отечественном бензине второго сорта имел показатели износоустойчивости, нисколько не уступавшие показателям двигателей американских автомобилей с моторами водяного охлаждения, испытывавшихся в тех же условиях. Кстати, если «кюбельвагены» применялись в основном в Красной Армии, то 1,5–тонные бортовые варианты использовались и в послевоенном народном хозяйстве, причем не только на западе СССР, в регионах, подвергшихся оккупации, но порой и далеко на востоке страны.

    По окончании войны почти не поврежденные предприятия фирмы «Штайр» перешли под управление американских оккупационных сил, что позволило быстро наладить там выпуск новой автомобильной (в том числе и армейской) техники. Интересно, что послевоенный базовый 3,5–тонный грузовик «Штайр-380» затем стал выпускаться и в социалистической Венгрии под маркой «Чепель», и его усовершенствованные варианты серии «450» в 1960–1970–е годы во множестве поставлялись в СССР. Так конструкция «Штайра» много лет спустя снова вернулась на отечественные дороги. Но это, как говориться, уже совсем другая история.


    «Австро-ФИАТ»

    Звучное и несколько экставагантное название «Австро-ФИАТ» (как и его аббревиатура «АФ») возникло как торговая марка венской фирмы «Остеррайхише ФИАТ-Верке» – австрийского филиала итальянского концерна «ФИАТ», еще в 1908 году начавшего там выпуск легковых автомобилей. Во время Первой мировой войны эта компания одной из первых в мире приступила к производству австрийских стандартизированных грузовиков 3–тонного класса. Получив в 1921 году независимость от корпорации «ФИАТ», она была переименована в «Остеррайхише Аутомобильфабрик» с новой аббревиатурой «ОАФ», но прежняя торговая марка «Австро-ФИАТ» пока что сохранялась и на новых грузовиках.

    В 1925 году фирма заявила о создании собственного семейства компактных и простых двухосных грузовиков, которые впоследствии пережили множество модификаций и долгое время оставались основными легкими автомобилями австрийских вооруженных сил. Базовым стал вариант «АFN» образца 1927 года грузоподъемностью 1,75–2,0 тонны, известный под военным индексом «М27». Он оснащался верхнеклапанным мотором мощностью 42 л. с., 4–ступенчатой коробкой передач, механическим приводом тормозов, двухместной цельнометаллической кабиной и достигал скорости 65 км/ч. В 1928 году к нему присоединились длиннобазный 2–тонный грузовик «AFN1g» и 3,5–тонная модель «АF2S» («М28») с новым 60–сильным двигателем. В 1930 году на вооружение поступили модели «AFL» и «AFLlg» грузоподъемностью 1,0 и 1,25 тонны соответственно, на которых использовались двигатели мощностью 36–40 л. с. и гидропривод тормозов с вакуумным усилителем «Локхид», а через год базовый грузовик «АFN» получил новый мотор объемом 3,3 л и мощностью 50 л. с.


    Гражданский 3-тонный грузовик «Австро-ФИАТ» образца 1937–1938 годов с двигателем мощностью 65 л. с. в вермахте. Территория оккупированной Прибалтики, 1942 год.


    В 1935 году появился 65–сильный вариант «АFН» («М35») с 5–ступенчатой коробкой передач и типовыми передней защитной решеткой радиатора, открытой кабиной с полудверцами, поисковыми фарами, брезентовым верхом и высокобортным деревянным кузовом с ящиками для инструмента и возимых запасных частей. Он послужил основой 2–тонного полугусеничного автомобиля «AFR» и опытного грузопассажирского артиллерийского тягача «AFRS» с открытым кузовом в немецком духе. До 1938 года фирма построила 195 военных грузовиков серии «АF» и всего лишь семь полугусеничных машин.


    На переднем плане – автобус на шасси «Австро-ФИАТ» несколько усовершенствованной 3,5-тонной модели «AF-HRM6» с 80-сильным мотором «МАН» образца 1938 года. На заднем плане – весьма редкий 5-тонный «ОАФ-FD6» 1940 года. Обе модели, несмотря на малое их количество, применялись в вермахте до конца войны.


    В середине 1930–х годов, исчерпав все возможности по их дальнейшему развитию, она пришла к сотрудничеству с немецкой компанией «МАН». Результатом этого стал 3,5–тонный грузовик «HRM6» («М37»), выпускавшийся по лицензии «МАН» и оснащенный немецким 6–цилиндровым дизелем объемом 6,8 л и мощностью 80 л. с. Вполне естественно, что после аннексии Австрии всю дальнейшую судьбу фирмы «ОАФ» стало определять новое немецкое руководство. В этой благоприятной ситуации компания «МАН» выкупила контрольный пакет ее акций и стала владельцем «ОАФ». В начале 1938 года, с завершением выпуска всех прежних моделей, марка «Австро-ФИАТ» прекратила свое существование. Что же касается «ОАФ», то в годы войны фирма вела отверточную сборку немецких 4,5–тонных «МАН» «ML4500S» и «А», а в послевоенные годы выпускала собственные грузовики представлявшие собой развитие последней предвоенной модели в сочетании с компиляцией узлов типовых большегрузных «МАН» и «Заурер», но подробный рассказ об этих «ОАФах» еще впереди.


    «Грэф унд Штифт»

    Параллельно с выпуском солидных легковых машин, эта фирма являлась одним из поставщиков типовых грузовиков в австрийскую армию. Большую практику их производства она приобрела достаточно рано – еще до Первой мировой войны. Затем в этом направлении наступил период бездействия. Возвращение к военной автомобильной технике произошло лишь в середине 1930–х годов, когда после 20–летнего перерыва фирма приступила к изготовлению армейских грузовиков «V6M» и «V8M» с полезной нагрузкой 3–4 тонны, предназначенных для поставок в инженерные части. Их основой являлись серийные коммерческие модели с 70–сильным бензиновым двигателем с удлиненными деревянными кабинами и высокобортными кузовами с тентом и дополнительными ящиками для вспомогательного оснащения. На шасси «V6M» обычно монтировали закрытые цельнометаллические кузова-фургоны для генераторных станций, обслуживавших зенитные прожектора, а на типовой армейской модели «V8M» устанавливали открытую кабину с короткими дверями, поисковые фары и защитную решетку радиатора. В 1937 году на вооружение был принят специальный армейский низкопрофильный 60–сильный грузовик «335М» (М37) с полезной нагрузкой 2,5–3,0 тонны, служивший в основном базой для мобильных полевых кухонь.

    На февраль 1938 года в армии находилось 111 грузовиков марки «Грэф унд Штифт». После аннексии Австрии фирма была задействована в немецкой «Программе Шелла» и совместно с концерном «Даймлер-Бенц» участвовала в разработке армейских грузовиков 4,5–тонного класса. Несмотря на это, в 1939–1941 годах ее основной военной продукцией были так называемые большие штабные автобусы «V7DW» вместимостью до 33 человек для высшего командования вермахта, выполненные на шасси 40–местной пассажирской машины «V7D» с цельнометаллическим кузовом. Они снабжались собственным 105–сильным дизельным двигателем «D105», собиравшимся по лицензии на немецкий мотор «Мерседес-Бенц-ОМ-67», 5–ступенчатой коробкой передач, рессорной подвеской и гидропневматической тормозной системой. При полной массе 10,9 тонны они развивали скорость до 75 км/ч. Штабных автобусов было построено 170 единиц, а кроме них в 1942–1944 годах фирма занималась сборкой гусеничных тягачей «RSО».


    «Заурер»

    Австрийский филиал известной швейцарской компании «Заурер» был создан в Вене в 1908 году и в обиходе именовался «Австрийским Заурером». Предприятие сразу же стало выпускать для Бундесхеера свои достаточно совершенные грузовые автомобили, идентичные продукции головной компании, а также приняло участие в государственной программе создания армейских стандартизированных машин грузоподъемностью 5 тонн. В последующие годы большинство австрийских «Зауреров» являлись копиями коммерческих грузовиков, разработанных и выпускавшихся в Швейцарии, которые в то время находились на самом высоком техническом уровне. В 1927–1930 годах появились новые достаточно простые армейские грузовики «2ВН» и «ЗВН» с полезной нагрузкой 2–3 тонны, носившие военные индексы М27 и М30 соответственно, а в 1934–1935 годах им на смену пришли 3–4–тонные модели «2ВНv» и «4ВНv» («М35»). Все они оснащались бензиновыми двигателями мощностью 65–70 л. с., 4–ступенчатыми коробками передач, открытыми кабинами, деревянными кузовами с высокими бортами и инструментальными ящиками, а также характерной для большинства австрийских военных машин сварной защитной решеткой радиатора.

    Лишь в 1937–1938 годах в программу вошли модели «2CRDv» («М37») и «4BTDVS» собственной разработки грузоподъемностью 4,0–4,5 тонны, но оснащались они швейцарскими 4– и 6–цилиндровыми дизельными двигателями мощностью 70 и 105 л. с. соответственно, новыми 5–ступенчатыми коробками передач и гидроприводом тормозов с вакуумным усилителем системы «Бош». До момента аннексии их количество в австрийской армии составляло 278 единиц.

    После присоединения Австрии к Германии основными военными грузовиками марки «Заурер» стали упрощенные машины «4BTDv» и «5BTDv» грузоподъемностью 5,0–5,5 тонны. Некоторые грузовики «Заурер» с цельнометаллическими кузовами – фургонами состояли на вооружении германской военной полиции как командно-штабные и агитационные машины с мощными подъемными динамиками – репродукторами.

    В конце 1938 года австрийский «Заурер» наряду со многими другими был включен в «Программу Шелла», где совместно с фирмами «МАН», «Клёкнер-Дойц-Магирус» и ОАФ должен был принимать участие в разработке семейства 4,5–тонных грузовиков. В результате в 1941–1944 годах наряду с автомобилями собственной конструкции фирма собрала несколько тысяч экземпляров 4,5–тонных машин серии «ВТ4500» конструктивно очень схожих с грузовикам «МАН», но оснащенных 6–цилиндровым дизелем «Заурер» рабочим объемом 8,0 л и мощностью 120 л. с. В 1943 году в эту серию вошел многоцелевой газогенераторный вариант «SG4500».

    Надо сказать, что история этого достаточно распространенного в вермахте грузовика – «Заурер-ВТ4500» – довольно туманна и окутана тайной, а сведения о нем весьма отрывочны и противоречивы. Достоверно известно лишь, что его конструкция была во многом унифицирована со стандартными немецкими 4,5–тонниками, но в то же время отличалась значительно более низкой посадкой, выдвинутым вперед двигателем с характерным оформлением в виде V-образной облицовкой радиатора, как бы «продавившей» середину переднего, бампера, тоже V-образного.


    Конструктивно схожий с «ОАФ-FD6» 4,5—5-тонный грузовик «Заурер ВТ4500», оснащавшийся собственным дизелем в 120 л. с. и вместительной кабиной. 1941 год.


    Выпуск этого загадочного грузовика начался в 1941 году. У него был тот же дизель «D1040G», что стоял на автомобилях «МАН» модели «ML4500» но в «зауреровской» номенклатуре он имел обозначение «Saurer‑T» и развивал 120 л. с. Вместе с тем, все его оборудование соответствовало «ОАФу» той же модели – «ML4500», даже шины были той же размерности, и только 5–ступенчатая коробка передач и рулевой механизм были «свои», от модели «Заурер-3С». Разные исполнения таких «Зауреров» имели колесную базу в пределах 4500–5000 мм (у «МАН» «ML4500» – только 4600 мм), причем более распространенными были как раз длиннобазные. Точное количество выпущенных экземпляров «ВТ4500» до сих пор неизвестно. Заводские источники указывают всего на несколько их сотен, но многочисленные фото таких машин в вермахте, армиях-союзниках гитлеровской Германии и аннексированных странах, а также трофейных их экземпляров в СССР, заставляют очень сильно в этом усомниться. На самом деле речь идет как минимум о нескольких тысячах таких грузовиков и автобусов, изготовленных на шасси длиннобазного их варианта.


    Трофейный пассажирский автобус на шасси «Заурер ВТ4500» с резиной большей размерности от «ЯАЗ». Киев, 1950-е годы.


    Кроме того, во время Второй мировой войны на венском заводе «Заурер» собирали немецкие 4,5–тонные грузовики «Хеншель «HGS4500» (о которых историки самого «Хеншеля» тоже, по правде сказать, не имеют понятия – еще одна загадка) и «Мерседес-Бенц-L4500S»/«L4500А». Без существенных изменений в Вене в 1938–1943 годах выпустили также около 2000 немецких 1–тонных полугусеничных транспортеров-тягачей «Sd. Кfz.10» («D7») фирмы «Демаг», а в 1943–1945 годах изготовляли тяжелые машины 8–тонного класса «Sd. Kfz.7 (КМm11), головным изготовителем которых являлась германская компания «Краусс-Маффей». Хотя от немецкого аналога они отличались только деревянной бортовой платформой, но обозначались собственной маркой «Заурер-11».


    «Фросс-Бюссинг»

    Еще одна австрийская фирма «Фросс-Бюссинг», будучи довольно малоизвестной, все же внесла и свою лпету как в вооружение Бундесхеера, так и в поставки автомобильной техники вермахту. Она являла собой весьма небольшое предприятие в Вене, точнее – немецкий филиал известной компании «Бюссинг», образованный еще в 1909 году как «Машиностроительный завод Антона Фросса». Его первые же грузовые машины поступали в австро-венгерскую армию, а затем фирма участвовала в программе производства стандартизованных грузовиков.

    Историки сходятся на том, что именно на этих машинах впервые были использованы приспособления для их движения по железнодорожным рельсам, со временем превратившиеся в «фирменное блюдо» австрийского «Бюссинга». С приходом нацистов и эта компания была обозначена в «Программе Шелла», по которой должна была проектировать и выпускать вместе с немецкими компаниями «МАН», «Крупп» и ФАУН автомобили 6,5–тонной грузоподъемности. В реальности же в 1940–1942 годах фирма лишь изготовила 250 машин «МАН Р4» грузоподъемностью 6,5 тонны, часть из которых также была переделана на традиционный железнодорожный ход. Кроме того, до 1943 года «Фросс-Бюссинг» собрал и 2200 экземпляров уже упоминавшихся здесь 3–тонных армейских грузовиков и автобусов серии «Е3000», также принадлежавших к модельному ряду компании «МАН».


    Бронеавтомобили

    Австрия стояла и у колыбели колесных бронемашин. Еще в 1905 году под руководством технического директора Пауля Даймлера, сына легендарного изобретателя Готлиба Даймлера, фирма «Австро-Даймлер» построила первый в мире полноприводный бронеавтомобиль «Панцерваген».

    Наибольшую известность в интересующий нас период времени приобрели полноприводные четырехосные разведывательные бронеавтомобили «АDGZ» фирмы «Аустро-Даймлер» с оригинальной симметричной формой корпуса, которым по праву принадлежит мировое первенство в области боевой автотехники с колесной формулой 8x8. В отличие от немецкого семейства аналогичных бронемашин «Бюссинг-НАГ», австрийские броневики появились на несколько лет раньше, но выпускались в единичных экземплярах, первоначально рассчитанных только на национальные вооруженные силы. В 1930–1940 годы машины «АDGZ» были единственными бронеавтомобилями австрийского производства, выпущенными в общем количестве 52 экземпляра.

    В 1933 году был построен первый образец бронеавтомобиля с деревянной имитацией массивного бронекорпуса длиной 6,3 м и шириной всего 2,1 м, проходивший испытания в течение всего следующего года. В мае 1934 года военное ведомство приняло решение о разработке более компактного варианта бронемашины с хорошо известной впоследствии симметричной формой. Его окончательный образец был одобрен в январе 1935 года, а начало сборки первой партии из 12 бронемашин относится только к декабрю того же года.

    Бронеавтомобиль «АDGZ» (8x8) стал первой в мире четырехосной полноприводной боевой машиной и основоположником будущего принципиально нового поколения тяжелой многоосной бронетехники. Он базировался на доработанном шасси и агрегатах тяжелого тягача «АDАZ» от которого получил 150–сильный бензиновый мотор и полуавтоматическую 3–ступенчатую коробку передач «Фойт» с тремя ступенями переднего хода, но для облегчения всей конструкции обычную лонжеронную раму заменили на профильную хребтовую с периферийными толкающими трубами. К ним шарнирно крепились передний и задний неразрезные мосты с односкатными управляемыми колесами, подвешенные на качающихся поперечных рычагах и полуэллиптических рессорах. В независимой подвеске средних двускатных колес рессоры располагались продольно. Гидропневматическая тормозная система с усилителем воздействовала на все колеса. Практически симметричный корпус для экипажа из 8–10 человек с двумя постами управления и четырьмя боковыми дверями имел почти одинаковые покатые переднюю и заднюю части с пулеметами, смотровыми окнами с броневыми заслонками и фарами с защитными решетками. Передней частью машины являлась пологая «остроносая» секция с горизонтальными воздухозаборными жалюзи и звуковыми сигналами. На задней секции возвышался бронированный кожух моторного отсека и устанавливался глушитель. Корпус сваривался из броневых листов толщиной 11 мм и снабжался полноповоротной башней с верхней откидной крышкой и двумя шаровыми установками для пушки калибра 20 мм и одного пулемета. Колесная база представляла собой формулу 1850+1050+1850 мм, а шины размером 8,25–20 дюймов с вездеходным рисунком протектора определяли сравнительно небольшой дорожный просвет под мостами (275 мм), что не позволяло активно использовать бронемашину на труднопроходимой местности. Это обстоятельство предопределило ее другую профессию: броневик применялся также как тяжелый эвакуатор или артиллерийский тягач для буксировки поврежденной техники и орудий массой до 5 тонн, для чего спереди имелись две буксирные петли и одна сзади. Габаритные размеры серийных бронемашин составляли 5730x2340x2560 мм. С боевой массой 11 340 кг они могли двигаться по шоссе со скоростью 65 км/ч. Высокий расход топлива (до 95 л на 100 км) потребовал установки четырех баков общей емкостью 210 л, но запас хода в благоприятных условиях обычно не превышал 400 км. В 1935–1938 годах было собрано 27 бронеавтомобилей «АDGZ», которые применялись в разведывательных частях австрийских пехотных и танковых соединений, а также в военной полиции и жандармерии.

    В 1942 году по заказу вермахта фирма изготовила еще 25 машин, поступивших в подразделения СС на Восточном фронте. Так эти диковинные броневики оказались на российских просторах, а некоторые – и советскими военными трофеями. Кстати, эти боевые машины стали последней автомобильной техникой, носившей марку «Австро-Даймлер».


    Во время Второй мировой войны все австрийские автомобильные фирмы весьма активно и старательно работали на фашистскую Германию, но почтии не пострадали от бомбардировок и военных действий. При таких весьма благоприятных условиях выпуск всех видов военной автотехники для рейха продолжался до 28 марта 1945 года, т. е. до самого момента вступления на территорию Австрии победоносной Красной Армии.


    Глава 14
    Чехословацкие

    Чехословацкие грузовые автомобили, которыми всегда славилась эта страна, как правило являли собой весьма оригинальные конструкции и отличались мощными бензиновыми или дизельными двигателями, надежностью и высокой проходимостью. Сугубо армейские чехословацкие грузовики появились в начале 1930–х годов и предназначались только для нужд собственных вооруженных сил. Однако к середине десятилетия, когда в соседней Германии началась бурная милитаризация, чехословацкие заводы стали активно проектировать и выпускать собственные военные грузовые машины. В отличие от многих других стран в Вооруженных силах Чехословакии основную массу грузовой техники составляли специальные оригинальные разработки с приводом двух задних мостов или со всеми ведущими колесами. При этом каждый из трех основных автопроизводителей независимо от других предлагал собственные варианты грузовиков, унифицированных с серийными коммерческими машинами. Самыми оригинальными всегда считались армейские автомобили «Татра» с центральной хребтовой трубчатой рамой, качающимися полуосями привода ведущих колес, независимой подвеской на поперечных или продольных рессорах и преимущественно двигателями воздушного охлаждения, в то время как, заводы «Шкода» и «Прага» склонялись к рамной конструкции шасси и моторам водяного охлаждения, что не мешало им оснащать свои автомобили независимой подвеской всех колес. На общих перевозках в чехословацкой армии работали также обычные двухосные коммерческие автомобили. В основном это были машины грузоподъемностью 1,5–2,0 т, выпускавшиеся на заводах «Шкода», «Прага» и на небольшой фирме «Виков», которая в конце 1930–х годов поставила в войска самое большое количество своих простых 1,5–тонных машин «МNO»-450 единиц. Только с бронеавтомобилями дела в Чехословакии шли неважно.

    Планы немцев по полной оккупации Чехии созрели уже в 1938 году, что подтверждается включением главной чехословацкой автомобильной фирмы «Татра» в германскую «Программу Шелла», разработанную в октябре этого года. Вместе с компанией «Клёкнер-Дойц-Магирус» она была вписана в категорию 3–тонных грузовиков. Реальных результатов это сотрудничество не принесло, хотя вполне очевидно, что именно с помощью этой немецкой фирмы было разработано новое поколение дизельных двигателей «Татра». В стратегическом плане, Третий рейх первоначально расценивал автомобильную промышленность Чехии как главного поставщика военной автотехники только своим сателлитам, в основном армиям Венгрии и Румынии.

    Контроль надо всеми крупными промышленными предприятиями Чехии перешел к немецкой администрации уже весной 1939 года, и вскоре их деятельность была полностью переориентирована на военные нужды. Однако многие прежние чехословацкие военные автомобили по качеству, надежности и объемам производства совершенно не устраивали оккупационные власти. В результате выпуск большинства машин, производившихся до оккупации, прекратился уже в марте-апреле, и только некоторые доработанные согласно немецким требованиям дизельные варианты поступали в вермахт только до середины 1940 года, а самым радикальным решением стало создание принципиально новых, более совершенных и надежных чехословацких военных машин. Завод «Прага», располагавшийся в предместье столицы Чехословакии, и предприятие «Шкода» в городе Пльзене были выведены из автомобильной сферы и полностью переключены на производство боевой техники и вооружения, а в подчинении германского военного ведомства остались только два автозавода. Предприятие «Шкода» в Млада Болеслав поставляло вермахту и его союзникам в основном военные варианты своих серийных грузовиков (модели «100/150», «254/256», «706D»), а завод «Татра» было решено переориентировать на выпуск тяжелых армейских дизельных машин. Первоначально их также планировалось поставлять в армии сателлитов Германии, но в разгар войны новый и необычайно удачный автомобиль «Татра-111» стал основным тяжелым грузовиком в вермахте.


    «Прага»

    Марка эта с начала ХХ века использовалась в обозначении продукции различных предприятий пражского региона. Точнее сказать – те же самые производственные мощности то укрупнялись, то реорганизовывались, а то и переименовывались, но название выпускаемых автомобилей все же оставалось неизменным.

    В плане создания военных грузовиков завод «Прага» ограничился разработкой трех максимально унифицированных базовых семейств с серийными агрегатами от гражданской продукции. Первым из них в 1934 году появился обычный двухосный 2,5–тонный бортовой грузовик «Прага-RN» двойного назначения, широко применявшийся в вооруженных силах Чехословакии и некоторых небольших европейских государств. Он обладал характерной внешностью с округлым капотом аллигаторного типа, горизонтальной решеткой радиатора, объемными крыльями и цельнометаллической кабиной с люком в крыше, а по основным агрегатам был унифицирован сразу с двумя соседними трехосными моделями – легкой штабной машиной «АV» и армейским грузовиком «Прага-RV». Первые образцы с колесной базой 4200 мм снабжались 6–цилиндровым двигателем мощностью 70–72 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач, гидроприводом тормозов и классической рессорной подвеской. Вариант «RND» оснащался дизельным двигателем в 52–60 л. с. На таких шасси устанавливалось большое количество армейских кузовов и надстроек местного изготовления, выпускались походные радиостанции, санитарные, пожарные машины и военные автобусы. С постоянными модификациями грузовики серии «RN» выпускались до 1953 года.

    В 1935 году с использованием шасси двухосного автомобиля «Прага-RN» был создан специальный трехосный 2–тонный армейский грузовик «Прага-RV» (6x4) с центральной лонжеронной рамой и задними двускатными колесами, унифицированный, в свою очередь, с легкой трехосной моделью «АV». Он оснащался 68–сильным двигателем, 4–ступенчатой коробкой передач с двухступенчатым редуктором-демультипликатором, блокировкой обоих задних дифференциалов, усиленной передней торсионной подвеской и задней лебедкой с тяговым усилием 3 тс. В стандартном исполнении автомобиль комплектовался двухместной цельнометаллической кабиной с откидными лобовыми стеклами и 3–метровым деревянным бортовым кузовом с тентом и боковыми инструментальными ящиками. В его комплектацию входил компрессор для подкачки шин.

    В 1936–1939 годах для Румынии было собрано 59 машин «RVR» с закрытым кузовом-радиостанцией и задними односкатными колесами. В программу входил также санитарный вариант с закрытым цельнометаллическим кузовом. Колесная база автомобилей составляла 3560 мм (3100+920 мм), снаряженная масса – 3810 кг. Максимальная скорость – 70 км/ч, средний расход топлива – 35 л на 100 км. Масса буксируемого прицепа (или пушки) достигала 2 тонны.

    С приходом на завод «Прага» немецкой администрации все автомобильное производство было вскоре свернуто, и предприятие перепрофилировали на выпуск танков, самоходных артиллерийских установок, полугусеничных транспортеров, гусеничных тягачей и двигателей для вермахта. К тому времени машин серии «RV» в общей сложности изготовили 3348 экземпляров, из них в вермахт поступило 2033 машины. Эти машины наряду с экземплярами коммерческих «RN» эксплуатировались в вермахте и порой попадали и в Красную Армию. В марте 1945 года завод был почти полностью разрушен и прекратил свою деятельность.

    Она была возобновлена к началу 1950–х, а в 1952 году фирмой был создан самый выдающийся автомобильный шедевр – армейский многоцелевой трехосный полноприводный грузовик модели «V3S» – настолько удачный, что выпускался затем на нескольких автозаводах в течение почти полувека. Эта модель, экспортировавшаяся во многие страны мира, поставлялась и в СССР, в основном в качестве передвижных флюорографических и рентгенкабинетов, в 1960–1980–х годах обслуживавших трудящихся во многих городах Советского Союза.


    «Татра»

    Исторические корни этой марки уходят в XIX век, когда в австро-венгерском Нессельдорф возникла мастерская конных экипажей и вагонов. Еще в 1897 году там был построен первый в центральной Европе автомобиль «Нессельдорфер», уже вскоре давший многочисленное автомобильное потомство. После Первой мировой войны городок оказался на территории Чехословакии, и был переименован в Копрживнице, а прежнее название сменили на марку «Татра», ставшую легендарной.

    Вторым довоенным чехословацким двухосным армейским грузовиком коммерческого типа считается многоцелевой 3–тонный капотный автомобиль «Татра-27» с колесной базой 3800 мм и задними ведущими колесами, подвешенными на одной поперечной рессоре. Его многочисленные варианты, появлявшиеся на свет в неспокойные предвоенные и военные времена, сразу же поступали на вооружение национальной армии, а затем направлялись для восполнения автопарка мелких союзников Германии.

    За 15 лет автомобилей этой серии было построено 7200 единиц, которые отличались друг от друга набором агрегатов, комплектацией, видами кузовов и внешним видом. Машины первой партии «Т27», появившиеся в 1931 году, оборудовались рядным 4–цилиндровым мотором водяного охлаждения рабочим объемом 4,3 л и мощностью 52 л. с, всеми односкатными колесами с шинами размером 9,75–20, цельнометаллической кабиной и деревянным высокобортным кузовом с тентом.

    В военных действиях участвовали последующие модели «Т27А» (1937–1940 годов выпуска) и «Т27В» (1940–1946 годов), получившие более мощные верхнеклапанные двигатели объемом 4,7 и 4,85 л и мощностью 63–65 л. с., и комплектовавшиеся одно– или двускатными задними колесами. В 1931–1932 годах на двухосном шасси «Т27» первого образца были построены две экспериментальные трехосные машины «Т28» и «Т28А» грузоподъемностью 4,4 тонны с двигателями мощностью 52 и 63 л. с. соответственно. Их главной особенностью стал гидропривод тормозов с вакуумным усилителем системы «Локхид».


    Типовой 3-тонный капотный грузовой автомобиль «Татра-27В» с задними ведущими двускатными колесами, 4-цилиндровым мотором водяного охлаждения мощностью 65 л. с. и цельнометаллической кабиной. Грузовик выступает в качестве катафалка. Оккупированная территория СССР, 1941 год.


    В 1930–е годы было также сформировано обширное семейство военных легких трехосных многоцелевых грузовиков (6x4) самого различного назначения, сохранивших все свои главные конструктивные принципы, заложенные в предыдущие годы. В 1933 году развитием первой трехосной грузопассажирской серии «Т26/30» стал 1,5–тонный грузовик «Т72» с такой же глухой передней облицовкой, оппозитным 4–цилиндровым мотором воздушного охлаждения «Т52» объемом 1,9 л и мощностью 30–32 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач с дополнительным редуктором, независимой подвеской всех мостов, одно– или двускатной ошиновкой задних колес.

    Помимо доставки грузов и буксировки легких орудий, этот автомобиль применялся в армии как средняя штабная машина, носитель легкого вооружения или зенитных прожекторов. На его шасси в 1933–1934 годах была собрана самая крупная на то время партия из 75 бронеавтомобилей «ОА30» с пулеметной башней, имевших боевую массу 2000 кг.

    В середине 1930–х годов на основе первой серии началось изготовление второй трехосной гаммы 2–тонных армейских автомобилей повышенной проходимости, отличавшихся легко узнаваемой внешностью с широким покатым «носом». Для перевозки мелких грузов и штабных целей применялось универсальное шасси «Т82» с новым верхнеклапанным мотором объемом 2,5 л и мощностью 55 л. с, одно– или двускатными задними колесами с шинами размером 6,00–20 или 9,75–20. По заказу на них монтировалась лебедка. На грузовых вариантах устанавливались короткая закрытая двухместная кабина и деревянная платформа с высокими решетчатыми бортами, штабные версии снабжались открытыми цельнометаллическими кузовами, передними и средними дополнительными опорными катками. В зависимости от исполнения их масса составляла 2800–3150 кг. В 1935–1938 годах было изготовлено 322 экземпляра машин серии «Т82».

    В 1938–1940 годах в производстве находились также два других более мощных 2–тонных грузовика с мотором «V8» воздушного охлаждения (объемом 4,0 л и мощностью 74 л. с), которые использовались как бортовые машины, а также служили для установки закрытых штабных и санитарных кузовов. Первый вариант «Т92» являлся непосредственным развитием предыдущих моделей с задними ведущими колесами, зато второй короткобазный бортовой грузовик «Т93» с традиционной передней облицовкой имел привод на все шесть колес и предназначался для румынской армии. В эту серию входили также штабной вариант с 4–дверным цельнометаллическим кузовом с тентом и всеми односкатными колесами с шинами размером 6,00–20, весивший 2800 кг. В целом машин серии «Т92/Т93» собрали свыше 1300 единиц, в том числе для вермахта – порядка 500 грузовиков «Татра-92».


    «Татра-93», успешно прошедшая в 1941 году с армадами вермахта на восток по маршруту Харьков-Смоленск-Рославль-Подмосковье.


    Интересными поисковыми разработками завода «Татра» 1920–1930 годов являлись также армейские грузовики и тягачи мелкосерийного или единичного производства с продольной «фирменной» хребтовой рамой – трубой, рядными верхнеклапанными бензиновыми или дизельными двигателями водяного охлаждения и всеми односкатными колесами.

    Первым в 1926 году появился двухосный 4–тонный грузовик «Т23» с угловатой кабиной и коротким капотом, за свою характерную внешность с приплюснутым «носом» и специфическую «косолапую» установку задних колес получивший прозвище «Бульдог». В отличие от большинства своих преемников, он имел сухое 6–дисковое сцепление, переднюю пружинную подвеску, задние рессоры диагонального расположения и две ножные тормозные педали, воздействовавшие на все четыре колеса и трансмиссию. На первом варианте «Т23/64» установили 4–цилиндровый мотор «Т64» объемом 7,5 л и мощностью 65 л. с. вместе с 4–ступенчатой коробкой передач. Он развивал скорость 55 км/ч и расходовал до 150 л бензина на 100 км.

    На грузовике второго выпуска «Т23/80» (1930–1933 годы) использовался 8,2–литровый двигатель мощностью 80 л. с. Наибольшее же количество модификаций претерпел 6–тонный трехосный автомобиль «Т24» (6x4) с колесной базой 4022+1250 мм и дорожным просветом 280 мм, выпускавшийся в 1928–1939 годах в многочисленных исполнениях с разными агрегатами. Первые образцы «Т24/64» (выпуска 1928–1931 годов) с 4–цилиндровым 65–сильным бензиновым мотором «Т64» водяного охлаждения изготовлялись в капотном и бескапотном исполнениях. В армии их оснащали съемными гусеницами на задних колесах и впервые применяли в качестве тяжелых артиллерийских тягачей. Вариант «Т24/58» (1930–1934 годы) получил 6–цилиндровый бензиновый двигатель «Т58» объемом 12,2 л и мощностью 110 л. с. водяного охлаждения, работавший на смеси бензина с бензолом. В 1934 году на таком шасси было изготовлено 24 аэродромных топливозаправщика, поставленных во французские ВВС. Модель «Т24/59» (1932–1935 годы) впервые оснащалась собственным 6–цилиндровым 80–сильным дизелем «Т43/80» с непосредственным впрыском системы «Бош», который в 105–сильном бензиновом исполнении устанавливали и на модель «Т6/24/58» (1930–1935 годы). Последний 10–тонный грузовик-тягач «Т24/67» (1937–1939 годы) оснащался дизельным мотором «Т67» объемом 16,6 л и мощностью 140 л. с. с четырьмя клапанами на каждый цилиндр, разгонявшим тяжелую машину до скорости 60 км/ч. В среднем масса шасси серии «Т24» составляла 3500 кг. За 12 лет грузовиков этой гаммы сделали 337 экземпляров, причем последние машины были собраны уже при немецкой оккупации. Выпущенный ограниченной серией, усиленный вариант «Т29» служил для монтажа тяжелых и вместительных кузовов для штабных пунктов и полевых мастерских, а бортовое шасси с лебедкой использовалось для перевозки легких танков и артиллерийских орудий с боекомплектом.

    В 1936 году на заводе «Татра» для чехословацкой армии и военно-воздушных сил началось производство оригинального трехосного 4–тонного капотного автомобиля «Т85» (6x4) двойного назначения с короткой высокой кабиной и всеми односкатными колесами с шинами размером 9,75–20. Конструктивно он представлял собой развитие двухосной серии «Т27» и служил для разработки стратегических путей развития перспективных армейских машин повышенной проходимости целевого назначения с центральной хребтовой рамой. Автомобиль выпускался в ограниченных объемах в различных версиях с разными силовыми агрегатами и узлами шасси, с несколькими типами кабин, в капотных и бескапотных исполнениях с четырьмя размерами колесной базы от 2800+1180 до 4000+1400 мм. Основными военными вариантами являлись бортовой грузовик и шасси для установки оборудования армейских или аэродромных топливозаправщиков. Они комплектовались рядным верхнеклапанным 4–цилиндровым бензиновым мотором объемом 8,14 л и мощностью 80 л. с, 8–ступенчатой трансмиссией, пневматической тормозной системой и механической блокировкой дифференциалов обоих задних мостов. Их снаряженная масса составляла 6000 кг. За три года было собрано 314 машин серии «Т85», в том числе 224 топливозаправщика, работавших со специальными двухосными прицепами – цистернами «Т110» вместимостью 3000 л с отдельной кабиной оператора. Эти машины тоже применялись в вермахте, и, случалось, попадали на сторону Красной Армии.

    По приказу немецкой администрации в годы войны на заводе «Татра» собирали также полугусеничные транспортеры-тягачи, разработанные немецкими фирмами «Бюссинг-НАГ» и «ФАМО». Так называемый тяжелый тягач вермахта «SWS» выпускался в оригинальном исполнении со 100–сильным мотором «Майбах», но 18–тонный грузопассажирский вариант «ФАМО FЗ», оснащавшийся новым 180–сильным мотором «Татра» и новой передней облицовкой, получил военный индекс «V926». Кроме того, двигатель «Татра-103» с 1943 года устанавливался и на немецких четырехосных бронеавтомобилях «Бюссинг-НАГ-АRK».


    «Сто одиннадцатая»

    10 октября 1938 года город Копрживнице и окружающий его район, объявленный в соответствии с Мюнхенским договором «пятой зоной», был оторван от Чехословацкой республики и, как торжественно объявили нацисты, «возвращен в лоно рейха». Так старейший в Центральной Европе автомобильный завод «Татра», прославившийся многими своими замечательными автомобильными конструкциями, оказался в руках фашистской Германии.

    Однако радость владельцев завода («Татра» входила в концерн Рингхоффера, где преобладал немецкий капитал) быстро угасла – «соотечественники» усмотрели в «Татре» нежелательного конкурента. Завод облетела весть о решении превратить его в побочное производство какой‑нибудь немецкой фирмы, которое могло рассчитывать лишь на производство запчастей или отверточную сборку чужих моделей…

    Такое положение не могло устроить ни владельцев, ни 5200 работников завода. Оставался один козырь – необычная, уникальная конструкция автомобилей «Татра» – двигатели воздушного охлаждения, хребтовая рама-труба, независимая подвеска колес и связанная с этим высокая проходимость по бездорожью. Вермахт-главный заказчик армейской автомобильной техники – ничего подобного от немецких заводов не получал, и «Татра» постаралась немедленно реализовать свой шанс. К тому же, суровые условия войны на Восточном фронте навели специалистов верхмахта на мысль, что там нужны тяжелые грузовики в первую очередь с высокой проходимостью и двигателями воздушного охлаждения.

    Уже в 1939 году появился тяжелый 6,5–тонный грузовик «Татра-81» (6x4), или «Т81D» двойного назначения с колесной базой 3950+1220 мм и задними двускатными колесами, оснащенный новым верхнеклапанным дизельным двигателем «V8» воздушного охлаждения рабочим объемом 12,46 л и мощностью 160 л. с.

    Газогенераторный вариант «Т81Н» снабжался специальным газовым мотором «V8» объемом 14,73 л и мощностью 150 л. с. и поступал в немецкие строительные подразделения Тодта. В вермахте эти автомобили не нашли широкого применения и в истории остались только как предшественники следующего наиболее известного семейства тяжелых автомобилей «Татра-111». Кроме того, в рамках работ над грузовиками «Т81» была создана принципиально новая бескапотная машина «Т85/91» с дизелем жидкостного охлаждения мощностью 85 л. с., переименованная затем в «Т98».

    Главным результатом деятельности «Татры» по проектированию и внедрению в производство принципиально новой тяжелой дизельной полноприводной военной автотехники стало создание в начальный период Второй мировой войны нового трехосного грузовика «Т6500/111», или «Т111» (6x6) с полезной нагрузкой 6350 кг. Его разработали в конце 1940 года с использованием доработанного трехосного шасси «Т81» с передним ведущим мостом. Ко времени появления «Татры-111» в Европе уже имелись довольно сложные конструктивно автомобили фирм «МАН», «Даймлер-Бенц», «Австро-Даймлер», «Шкода», но такой сложности конструкции, как у «Татры», не предлагал еще никто!


    Армейский 6,5-тонный полноприводный автомобиль «Татра-111» («Татра-6500») образца 1942 года, снабженный дизелем воздушного охлаждения мощностью 210 л. с., к концу войны являлся основным тяжелым грузовиком вермахта.


    Наиболее интересным было шасси. То, что в просторечии называется хребтовой рамой-трубой, на самом деле представляло из себя сложную, составленную из 7 отдельных агрегатов и узлов конструкцию. В нее входили: узел переднего моста с подвеской и рулевым управлением, передняя трубчатая вставка, картер дополнительной коробки передач, задняя трубчатая вставка, средний мост, межмостовая вставка с кронштейнами подвески и задний мост с узлом стояночного тормоза. Каждая из этих составных частей имела круговые фланцы для соединения между собой, а все остальные узлы и агрегаты, включая двигатель, крепились уже к этому основанию – «хребту».

    Вторая особенность «111» – независимая подвеска всех колес. В то время столь тяжелый автомобиль с независимой подвеской не выпускался вообще никем. Хребтовая рама позволила применить для всех колес качающиеся полуоси, которые даже у тяжелого автомобиля обеспечивают хорошую работу подвески при движении с высокой скоростью в условиях бездорожья.

    В то время, при попытках применить независимую подвеску для автомобилей большой грузоподъемности как раз и возникали изрядные затруднения, в основном – по части шарниров полуосей, но разработчики «Татры-111» успешно справились и с этим. Сателлиты полуосей при качании последних вокруг оси шестерен главной передачи, просто обкатывались по этим шестерням. Снаружи полуоси были уплотнены резиновыми чехлами, а для защиты снизу служили стальные листы. Чтобы величина сателлитов обеих полуосей могла быть одинаковой, конструкторы «Т111» отважились на весьма нестандартное решение – полуоси сделали взаимно сдвинутыми друг относительно друга и не имевшими общей оси – левые колеса на 45 мм подвинули вперед по отношению к колесам с правой стороны. Результаты эксплуатации показали, что это не оказывало отрицательного влияния на ходовые качества автомобиля.

    Подвеска полуосей «Татры-111» осуществлялась на листовых рессорах с шарнирами. Концы рессор были соединены полуосями при помощи серьги с опорными сухарями, не требующими смазки. В эксплуатации качающиеся полуоси зарекомендовали себя очень хорошо, так как обеспечивали мягкую работу подвески автомобиля и высокую скорость движения в условиях бездорожья.

    Передние полуоси удерживались горизонтальными тягами спереди и упирались в установленные под углом 45° к продольной оси автомобиля пакеты четверть эллиптических рессор. Задние концы пакетов были вставлены в корпус картера переднего моста и закреплены болтами, а передние тонкие концы кронштейна в виде буквы «С» шарнирно соединялись с качающимися полуосями.

    Весьма подвижные полуоси задних мостов опирались на перевернутые полуэллиптические рессоры (закрепленные на межмостовой вставке) и удерживались тягами, также расположенными под углом 45°.

    Рулевое управление «Т111» тоже отличалось от общепринятой схемы: к каждому поворотному кулаку подходила собственная продольная тяга; задние концы их были соединены поперечной тягой уникальной конструкции, состоящей из двух, охватывающих хребтовую раму сверху и снизу, частей. На нее воздействовал рычаг, насаженный на вал пары «червяк и палец» рулевого механизма типа «Росс».

    Над передним ведущим мостом «нависал» двигатель. Интересно, что у «Татры-111» крепление двигателя было выполнено консольным, с помощью фланца к картеру коробки передач. Посередине рамы устанавливалась дополнительная коробка передач, а уже к ней крепились основная коробка передач вместе с двигателем. Все эти агрегаты образовывали один жесткий узел, на котором, кроме того, закреплялась и передняя стенка кабины (!). Конструктивной новинкой стал и коленчатый вал двигателя, вращавшийся в роликовых подшипниках

    Испытания прототипов и подготовка к серийному производству производились в течение 1941 года, а на следующий год автомобиль был уже готов к выпуску. Этот вариант был оборудован опытным V-образным 12–цилиндровым верхнеклапанным дизельным двигателем «V910» воздушного охлаждения рабочим объемом 14 825 см3 и мощностью 210 л. с. при 2250 об/мин с непосредственным впрыском топлива системы «Бош», который в серийном производстве имел маркировку «Т103».

    Выполненный по традиционной для «Татры» схеме с центральной хребтовой рамой грузовик, получил двухдисковое сцепление и 4–ступенчатую коробку передач с дополнительным двухступенчатым редуктором с механизмом отключения переднего привода и раздаточной коробкой, обеспечивавшими 16 передач вперед и две назад. Дифференциалы задних главных передач снабжались механизмами блокировки, которые приводил в действие водитель.

    Тормозная система традиционно оставалась пневматической. Задние двускатные колеса с шинами размером 10,50–20 или 270–20 подвешивались на продольных рессорах. На первых выпусках кабина была цельнометаллической, высокобортная грузовая платформа длиной 5,5 м снабжалась тентом и продольными откидными скамьями. Под ней горизонтально размещалось запасное колесо, а на задней поперечине рамы устанавливалось буксирное приспособление. Габаритные размеры «Т111» составляли 8550x2500x3100 мм, колесная база – 4785 мм (4175+1220 мм), дорожный просвет – 270 мм, а максимальная скорость – 61 км/ч.

    Серийное производство автомобиля «Татра-111» началось в 1942 году для поставки в вооруженные силы Венгрии и Румынии. Уже в первый год было выпущено свыше 200 машин, а в 1943 году – 1200, что стало своеобразным рекордом. Выпускались «111–е» в виде бортовых грузовиков и фургонов для различных целей.

    При первом же боевом крещении обнаружились серьезные недостатки машины: ненадежность и недолговечность сильно форсированного двигателя, плохая герметизация шарниров в приводе ведущих колес и повышенная масса автомобиля при сравнительно невысокой полезной нагрузке. В разгар войны дополнительно дорабатывать всю конструкцию было уже некогда, поэтому военпреды Германии приняли скорое и компромиссное решение – мощность сократить до 200 л. с. при 2000 об/мин и разрешить эксплуатацию машины с нагрузкой до 8,0 тонн, усилив только заднюю подвеску.

    Так в марте 1943 года появился более грузоподъемный и надежный «облегченный» вариант «Т8000/111». В октябре того же года, в соответствии с новым планом немецкого военного ведомства по сокращению номенклатуры автопарка вермахта, этот вариант оказался единственным представителем семейства тяжелых армейских автомобилей, утвержденным к дальнейшему выпуску. При этом произошел удивительный казус – все аналогичные немецкие грузовики категории 6,5 тонны и выше были сняты с производства.

    Серийный выпуск обновленной машины начался зимой 1944 года. Так большегрузный автомобиль «Татра-111» из второстепенного варианта для стран-сателлитов превратился в полноправный основной тяжелый грузовик вермахта. Правда, теперь он оснащался прямоугольной деревянной эрзац-кабиной немецкого образца с плоскими лобовым и боковыми стеклами. Автомобиль со снаряженной массой 8350 кг развивал максимальную скорость 75 км/ч, имел расход топлива 35 л на 100 км и запас хода до 450 км. На шасси с кабиной монтировали закрытые кузова-фургоны специального назначения с интегрированной кабиной. В общей сложности во время войны было построено 1445 грузовиков «Татра-111» всех видов.

    В то же время завод разрабатывал и собственный вариант полугусеничного тягача с использованием шасси «Т111» с 210–сильным двигателем «Т103», но во время войны эти работы завершить не удалось.

    Но вот наступил май 1945 года. Город Копрживнице был освобожден Красной Армией, и первые собранные в 1945 году «сто одиннадцатые» передали именно ей. Мирным условиям качество автомобилей, естественно, не отвечало – нужно было увеличить срок службы двигателей и трансмиссии, повысить грузоподъемность и улучшить внешний вид автомобиля. Все эти задачи приходилось решать в условиях острого недостатка качественных материалов.

    Тем не менее происходила постепенная модернизация первоначальной модели: так, в 1949 году все «111–е» стали 10–тонными, а со середины 1953 года в производство пошел вариант «Татра-111R» с новой кабиной и модернизированным двигателем типа «111А». Этот вариант выпускался вплоть до замены «Татры-111» новой моделью «Татра-138» в октябре 1962 года. Всего же с мая 1945 года из цехов завода вышло 32 308 штук «111–х» в разных вариантах.

    Советские водители впервые познакомились с автомобилями «Татра-111», взятыми именно в качестве трофеев, но очень скоро (практически с 1945 года) эти грузовики начали поступать в СССР в качестве импорта из дружественной теперь Чехословацкой Республики. До 1949 года завод отправил в СССР 440 единиц. «Татру» испытывали специалисты института НАМИ и положительно оценили ее качества. Их рекомендация открыла машине дверь на советский рынок. По мнению наших специалистов, конструкция «сто одиннадцатой» отвечала специфике условий – зимой она не нуждалась в воде, а в летнюю жару не нужно было опасаться перегрева и кипения воды в радиаторе.


    Самосвал «Татра-111R» повышенной грузоподъемности, стабильно поставлявшийся в СССР с 1945-го по начало 1960-х годов. Эти машины можно встретить во многих отечественных кинофильмах («Человек-амфибия», «Стежки-дорожки», «Нюркина жизнь» и т. д.), ну а в качестве машин вермахта – в лентах «Живые и мертвые» (1964 г.), «Один шанс из тысячи» (1968 г.), «Дожить до рассвета» (1974 г.) и других. Экземпляр из Горьковской области, фото 1970-х.


    Самые первые крупные партии грузовиков шли в Сибирь, работали в Якутии, Магадане, на Колыме, где их дизели воздушного охлаждения были большим и весомым плюсом. Шли они также и на большие послевоенные стройки – например, на строительстве Волго-Донского канала работали сотни самосвалов «Татра-111», эксплуатировались они и в Москве, Ленинграде, на Украине, на Урале, в Казахстане, Кемеровской и Иркутской областях, Красноярском крае и многих других регионах СССР.

    «Татра» – очень хорошая машина» – так решили водители-сибиряки из автобазы таежного поселка Берелех и в подтверждение этого водрузили один из уже отслуживших свое «111–х» самосвалов на пьедестал как памятник. Эта машина жива до сих пор, правда, состояние ее в настоящее время оставляет желать много лучшего. Всего же с 1945 по 1962 годы в СССР поступило порядка 8200 экземпляров по-своему уникальной и неповторимой «Татры-111».


    «Шкода»

    Тяжёлые чехословацкие грузовые автомобили марки «Шкода-706RТ» тоже являлись одними из самых популярных импортных грузовиков в послевоенном СССР. Они, а также автобусы на их базе, начали поступать в небольшом количестве уже в конце 1950–х годов. Со временем их поставки в нашу страну становились все более регулярными и объемными. Почти сорок лет подряд, вплоть до конца 1990–х, тысячи производимых в Чехословакии «шкод» ежегодно пополняли автомобильный парк СССР. Однако, знакомство отечественных водителей с грузовиками этой фирмы, эмблемой которых была крылатая стрела, состоялось намного раньше.

    Еще в середине 1930–х годов между СССР и Чехословацкой Республикой установились довольно крепкие дружественные связи в военной области. Оба государства нуждались друг в друге – СССР помогал чехам в создании современных самолётов, а имевшие огромный опыт в разработке крупнокалиберных артиллерийских орудий чехи выполняли заказы Главного артиллерийского управления Красной Армии. Прототипы заказанных в Чехословакии и произведенных на заводах «Шкода» в Пльзене дальнобойных пушек направлялись на советские полигоны для практических испытаний. В конце 1930–х вместе с пушками на полигоны прибывали и их тягачи – большие 100–сильные трёхосные армейские грузовики «Шкода», разработанные специально для передвижения по пересечённой местности. Они имели односкатную ошиновку и независимую подвеску всех колёс, мощные лебёдки и другое специальное оснащение. В СССР ничего подобного тогда не производилось, поэтому чехословацкие автомобили вызывали не меньший интерес, нежели орудия, которые они таскали по полигону.

    Но начавшееся в те годы сотрудничество так и не вылилось ни во что большее – через год началась Вторая мировая война. Тогда в кадрах немецкой военной кинохроники с мест боёв, наряду с чешскими танками, замелькали и силуэты армейских грузовиков «Шкода» разных моделей – ведь захватив Чехословакию, немцы вооружили многие дивизии вермахта современным чешским оружием и военной техникой. Трёхосные грузовые «Шкоды» поступили в основном на вооружение инженерных частей, где требовались мощные тягачи для перевозки элементов понтонных мостов и тяжёлого сапёрного оборудования, а также и в другие специальные подразделения. Использовать их как артиллерийские тягачи или просто транспортные автомобили для перевозки солдат немцы, по-видимому, посчитали не целесообразным.

    После 22 июня 1941 года военные «шкоды» появились и на дорогах оккупированной территории СССР. Они доехали почти до самой Москвы, добрались до Сталинграда, побывали в Крыму, под Ленинградом и во многих других местах Советского Союза, побывавших «под немцем». Многие их них там и остались, брошенные чаще всего из‑за поломок, нехватки горючего, или превратившись в металлолом под огнем Красной Армии. Но часть оставленных немцами машин наши армейские автомастерские смогли отремонтировать и вернуть в строй, используя затем уже на нашей стороне.

    В одной из книг из серии «Военные мемуары» удалось найти свидетельство о том, что во время боёв в Восточной Пруссии в одном из автобатальонов исправно служило порядка десяти трофейных грузовиков «Шкода».

    После войны эти автомобили-ветераны довольно быстро пошли на слом из‑за большого износа, а также полного отсутствия запасных частей и шин подходящего размера. Так же быстро все про них и забыли, причем – даже сами чехи. Поэтому воссоздавать историю появления армейских грузовиков марки «Шкода» пришлось практически заново, причём самые полные технические сведения о них удалось найти известному автомобильному историку ХХ века Люциусу Суславичюсу в архивах его родной Литвы.

    Первые специально созданные для армейских нужд и используемые только в войсках чешские грузовики нового поколения, как уже указывалось, были разработаны ещё в середине 1920–х годов на заводе «Татра» под руководством талантливейшего конструктора Ганса Ледвинки. Они имели центральную раму – трубу и независимую подвеску качающихся полуосей, что обеспечивало великолепную приспособляемость шасси к неровностям на дороге, а значит, и высокую проходимость. Преимущества сложной, дорогой, но эффективной конструкции «татр» были для военных очевидными, поэтому те фирмы, которые также хотели предложить армии свои автомобили, должны были создать нечто похожее по параметрам.

    Военные автомобили вошли в программу оружейного концерна «Шкода» лишь к середине 1930–х, когда многие европейские страны уже взяли курс на милитаризацию своей экономики, а потому появился спрос на армейскую автомобильную технику. Один завод «Татра» уже не мог удовлетворить эти потребности, да и чешские военные справедливо полагали, что привязка к одному производителю с пронемецкими хозяевами может быть опасной.

    Самый первый собственный специальный армейский трехосный грузовик «Шкода-L» (6x4) появился в Пльзене в 1932 году. Это была простая капотная 2–тонная машина рамной конструкции с максимально допустимой грузоподъемностью по шоссе 2,5 тонны, способная буксировать прицеп или пушку той же массы. Она оснащалась нижнеклапанным 6–цилиндровым двигателем водяного охлаждения (объемом 2,9 л и мощностью 60 л. с.) от легковой модели «Суперб», 4–ступенчатой коробкой передач с двухступенчатым демультипликатором, гидроприводом тормозов, независимой рессорной подвеской, двумя боковыми свободно вращавшимися колесами, лебедкой и бортовым кузовом с продольными скамьями, тентом и боковыми ящиками для инструмента. Колесная база грузовика составляла 3360 мм (2900+920 мм). Снаряженная масса – 3700 кг. Он развивал максимальную скорость 62 км/ч и расходовал в среднем 45 л бензина на 100 км.

    Несколько лет спустя, начался серийный выпуск первого полноприводного армейского грузовика «Шкода» – 2–тонной капотной модели «Шкода-6L» (6x6) с заводским индексом «6LТ6–L», являвшийся развитием предыдущего варианта «Шкода-L» и выпускавшийся в течение 1936–1937 годов только для чехословацкой армии. Выполненный в традиционно гражданском стиле, он имел округлые цельнометаллическую кабину и переднюю облицовку, объемные крылья и поворотные воздухозаборные форточки на боковинах капота. Автомобиль оснащался модернизированным 6–цилиндровым двигателем (объемом 3,1 л и мощностью 66 л. с.) 4–ступенчатой коробкой передач и дополнительной 2–ступенчатой раздаточной коробкой с механизмом отключения переднего моста, а боковые «запаски» у него уже отсутствовали. На нем также устанавливались дорожные шины размером 6,50–20 и лебедка с тяговым усилием 2,5 тс и тросом длиной 50 м. Как и «Татра», грузовик снабжался передней подвеской на поперечной рессоре, а задние двускатные колеса с качающимися приводными полуосями подвешивались на двух продольных балансирных полуэллиптических рессорах. Снаряженная масса вездеходного варианта возросла до 4000 кг. Он развивал скорость 60 км/ч и мог буксировать прицеп или пушку массой до 3,6 тонны.


    Трофейный 2-тонный армейский грузовик «Шкода-6L» (6x6) образца 1936 года с 6-цилиндровым двигателем мощностью 66 л. с., хребтовой рамой, округлыми металлическими кабиной и капотом осматривается нашим автомехаником на предмет возможности ремонта. 1943 год.


    Однако в этом классе чешские военные все же предпочитали использовать грузовик «Прага RV», поэтому в Пльзене занялись более тяжёлыми машинами. Еще в 1935 году завод «Шкода» начал собирать трехосные 4–тонные капотные военные грузовики-тягачи (6x4) серии «Н» («6SТ6–Т») среднего класса с двумя задними ведущими мостами с односкатными колесами и шинами размером 9,75–20 или 10,50–20, способные буксировать прицепы или пушки массой до 5 тонн. Автомобили отличались более строгими армейскими формами: прямоугольные кабина и облицовка радиатора, простые гнутые жестяные крылья, высокий угловатый капот с боковыми вертикальными воздухозаборными щелями. Под ним размещался рядный 6–цилиндровый верхнеклапанный бензиновый двигатель объемом 8,28 л и мощностью 100 л. с. Механическая 4–ступенчатая коробка передач работала с двухступенчатым редуктором и обеспечивала восемь передач вперед и две – заднего хода. Тормозная система была пневматической, подвеска всех колес – независимой рессорной. В стандартный комплект входила лебедка с тяговым усилием 5 тс и тросом длиной 70 м. На таком шасси монтировали различные фургоны и ремонтно-эвакуационные краны. Грузовик имел колесную базу 4125 мм (3500+1250 мм), собственную массу 7510 кг и полную – 11,5 тонны. Его максимальная скорость достигала 60 км/ч, средний расход топлива – 60 л на 100 км, а запас хода – до 280 км. В 1939 году для вермахта была выпущена партия дизельных вариантов «НD» («6SТ6–ТD») с 6–цилиндровым 100–сильным мотором.


    Армейский 4-тонный капотный грузовой автомобиль-тягач «Шкода-Н» («6ST6-T») образца 1937 года, со 100-сильным бензиновым мотором и всеми односкатными колесами на службе в вермахте. Восточный фронт, 1942 год.


    В 1936–1939 годах завод «Шкода» собирал 4–тонные грузовики и тягачи «Шкода-6SТ6–Т» (6x4) с более мощным мотором (8,27 л, 100 л. с./1600 об/мин), пневматической тормозной системой, лебёдкой с тяговым усилием 5 тс, задними одно– или двускатными колёсами. Автомобиль был способен буксировать прицеп массой 4 тонны. Такой же силовой агрегат применялся и на унифицированных со «Шкода-6SТ6–Т» короткокапотных 5–тонных грузовиках и тягачах – короткобазных «Шкода-6SТР6–L» и длиннобазных «Шкода-6V» имевших шасси типа «6x6», с 5–тонной лебедкой. Они появились в производственной программе с 1937 года и были способны буксировать прицеп массой в 6 тонн. Параллельно с оснащёнными карбюраторными двигателями моделями выпускались и их дизельные модификации, которые комплектовали 6–цилиндровым двигателем объемом 8,55 л и мощностью 100 л. с.

    Наряду с выпуском легких и средних капотных грузовиков завод «Шкода» в небольших объемах изготовлял средние бескапотные 5–тонные автомобили-тягачи серии «6V/6S» («6SТР6–L») (6x6), унифицированные с гаммой «Н». Их главной внешней особенностью была сдвинутая вперед откидная цельнометаллическая кабина с округлыми очертаниями, отдельно стоявшими фарами и плоской клиновидной передней стенкой, из которой чуть выступала передняя часть моторного отсека с радиатором. В нем размещался 100–сильный бензиновый двигатель от серии «Н», а с прежней 4–ступенчатой коробкой передач агрегатировалась новая 2–ступенчатая раздаточная коробка с механизмом отключения переднего привода.

    Эти автомобили также оснащались пневматической тормозной системой, независимой подвеской всех колес с шинами 10,50–20, но обычно комплектовались более мощной 9–тонной лебедкой, а задние колеса в зависимости от условий эксплуатации имели одно– или двускатную ошиновку. Стандартной являлась версия «6V», конструктивно аналогичная модели «Н», а для буксировки прицепов или артиллерийских орудий служил короткобазный балластный тягач «6S» с колесной базой 3975 мм (3350+1250 мм) и передними так называемыми бампер-колесами с пневмошинами для преодоления высоких или глубоких препятствий.

    В 1939–1940 годах для поставки в немецкие войска была собрана партия грузовиков и тягачей «6VD» и «6SD» («6SТР6–LD»), оснащенных рядным 6–цилиндровым дизелем объемом 8,55 л и мощностью 100 л. с. От первой серии они отличались более угловатой формой кабины, фарами в удлиненных цилиндрических корпусах и навеской шанцевого инструмента на передней стенке. В среднем собственная масса автомобилей этой гаммы составляла 8,5 тонны.


    Автомобили «Шкода-6VD» образца 1939–1940 годов использовались в вермахте в основном как тягачи в паре с различными прицепами.


    Грузовики моделей «Шкода-6SТ6–Т» и «Шкода-6SТР6–L/6V» имели сходное по конструкции шасси с лонжеронной рамой обычного типа, независимую подвеску всех колёс на поперечных рычагах. Различалась они длиной базы – у капотной модели она была 3500+1150 мм, у бескапотной – 3150+1150 мм. Ширина колеи обеих машин – 1700 мм, клиренс – 300 мм. Впереди стояла поперечная листовая рессора, рычаги подвески задних мостов опирались на концы шарнирно закреплённых на лонжеронах рамы пакетов перевёрнутых полуэллиптических рессор. Была применена тормозная система с пневматическим приводом на все колёса, шины – 9,75x20 как для шасси с односкатной ошиновкой, так и для варианта с задними двускатными колёсами. У бескапотных моделей для повышения проходимости под передним бампером устанавливались два небольших металлических колесика, помогавшие преодолевать вертикальные препятствия.

    На машинах стояли 6–цилиндровый нижнеклапанный двигатель водяного охлаждения и трансмиссия, включавшая 4–ступенчатую коробку передач и 2–ступенчатый демультипликатор, передававшие крутящий момент на закреплённую на раме главную передачу ведущих мостов, а от них – короткими поперечными карданными валами на ступицы колёс, у обеих моделей одинаковые. Руль на «шкодах» устанавливался справа (до немецкой оккупации в Чехословакии было принято левостороннее движение), усилителя не было, поэтому «баранки» имели внушительные размеры. Размещённая под полом кузова лебёдка (с выдачей троса длиной 70 м вперёд и назад) приводилась от раздаточной коробки длинным тонким карданным валом. Горизонтальный ведущий ролик лебёдки устанавливался на задней поперечине рамы сразу над сцепным прибором. Автомобили были сработаны очень добротно и неплохо отделаны, что видно даже на фотографиях. Кабины-двухместные, с деревянным каркасом, аккуратно обшитые стальным листом. Часть кабин классической компоновки дополнительно оборудовалось установленными на крыше ящиками для складирования тента кузова. Если посмотреть на снимки автомобилей с колёсной формулой «6x6», то можно определить, что у них были, по крайней мере, два варианта «коротконосых» кабин.

    Кабины первых серий со скруглёнными углами, более тщательно отделанные, второго варианта – упрощённые, с плоскими крыльями, не зашпаклеванными вмятинами на боковинах, острыми гранями. Словом, уже типичное производство военного времени. По-видимому, это были последние партии грузовиков, выпущенные в конце 1939 года. Определённым недостатком этих грузовиков было высокое расположение кабин – даже у классической модели пол находился более чем в метре над землёй, а у бескапотной – даже в полутора метрах. Взбираться туда или выпрыгивать из неё было непросто, хотя для этого имелись и ступеньки, и поручни для рук.

    Кузова, устанавливавшиеся на этих «шкодах», были деревянные, специальной армейской конструкции с дугами для тента и вырезанными в высоких бортах нишами под носок солдатских ботинок. Погрузочная высота составляла 1,3–1,4 м, а размер платформ – 4000x1970 мм – был одинаковым для обеих моделей. Передние крылья соединялись с крыльями задних колёс длинными сплошными подножками, на которых была закреплена всякая всячина – канистры для масла и топлива, инструментальные ящики и другое оборудование. Какая‑то часть грузовиков оборудовалась закрытыми кузовами для ремонтных летучек. Известны также автомобили с поворотными кранами – чехи такие автомобили собирались использовать при сборке в полевых условиях тяжёлых орудий, перевозимых на позиции на нескольких прицепах.

    Автомобили имели довольно внушительные размеры. Капотная модель – 7275x2110x2585 мм, а бескапотная – 6450x2150x2650. Весили они тоже немало: соответственно 7,5 тонны (или 7,7 тонны дизельный вариант) и 7,3 тонны (с дизелем – 7,5 тонны). Поэтому и топливо они буквально «жрали», его расход составлял: по шоссе – 80–85 л бензина или 60 л дизтоплива на 100 км пути, а по бездорожью – до 100 л. На одной заправке эти «шкоды» могли проехать не более 300 км.

    И, наконец, одним из самых оригинальных грузовых автомобилей довоенного времени считается тяжелый 12–тонный полноприводный танковый транспортер «Шкода-6К» («6VTP6–Т») (6x6) с вместительной обтекаемой кабиной над двигателем и всеми ведущими колесами с двускатной ошиновкой. Его собрали небольшой серией специально для перевозки по дорогам с разными видами покрытия сразу двух легких танков «LT-35», выпускавшихся тоже на заводе «Шкода», тяжелых артиллерийских орудий и боеприпасов, а также для эвакуации поврежденной бронетехники. Первый танк перевозился в бортовом кузове тягача, второй – на специальном 11–тонном прицепе «VL11», а для их погрузки и выгрузки служила лебедка с тяговым усилием 10 тс. Автомобиль был оснащен рядным верхнеклапанным бензиновым двигателем «Шкода» (объемом 12,9 л и мощностью 175 л. с.), 6–ступенчатой коробкой передач с двухступенчатой раздаточной, пневматической тормозной системой, традиционной независимой рессорной подвеской и шинами размером 9,75–20 или 10,50–20. Его колесная база составляла 4375 мм (3750+1250 мм), габаритные размеры – 7500х2500х2850 мм, а снаряженная масса – 11 тонн. При работе со штатным прицепом полная масса автопоезда достигала 34 тонны, а его максимальная скорость по шоссе – 45 км/ч. За четыре года было изготовлено не более 75 тягачей «Шкода» серии «6К».

    Перед началом немецкой оккупации Чехословакия поставила в Швецию, которой требовались тягачи для орудий береговой охраны, несколько десятков автомобилей модели «Шкода-6VD». Велись переговоры и о поставках армейских грузовиков «Шкода» в ряд восточноевропейских стран, в том числе и в Литву, где пльзеньский концерн имел влиятельного представителя в лице отставного генерала литовской армии. Но немцы забрали всё себе – вермахту требовалось всё больше грузовиков для немецкого «блицкрига».

    «Боевое крещение» армейские «шкоды» приняли во время похода на Францию. Нельзя сказать, что трёхосных «шкод» было много – скорее всего, вермахт использовал лишь несколько сотен этих автомобилей, но сделаны они были на совесть, и немало их служило в войсках до последних дней войны.

    Что же касается новых их поступлений этих машин, то увы, их больше так и не последовало, поскольку во время войны грузовики в Пльзене вообще не выпускались – производственные мощности завода были полностью переведены на выпуск орудий и бронетанковой техники. Единственное исключение – изготовление по прямому указанию Адольфа Гитлера партии неудачных колёсных вариантов тягачей «RSO» в количестве по разным данным от 100 до 200 единиц.

    После войны Чехословакия пыталась снова завязать потерянные из‑за оккупации связи с заказчиками в других странах. На восстанавливаемом чехами заводе в Пльзене, который был разрушен буквально в последние часы войны, из имевшегося запаса деталей и узлов было собрано еще несколько десятков артиллерийских тягачей для Норвегии, но на этом история специальных военных автомобилей «Шкода» завершилась окончательно.

    В последующие годы поставляемые для нужд Чехословацкой народной армии, а также нескольким военным заказчикам в Африке грузовики «Шкода», как колёсной формулы «4x2», так и «4x4», являли собой практически точные копии массовых гражданских моделей, отличаясь от последних, по большому счету, лишь окраской в защитный цвет.


    Глава 15
    Французские

    Как это ни странно, Франция оказалась единственной западноевропейской державой, не сделавшей ничего, чтобы дать собственным вооруженным силам специальные виды грузовой транспортной и специальной автомобильной техники. В период между двумя мировыми войнами во французской армии служили в основном самые обычные серийные двухосные грузовые машины с приводом на задние колеса, а их приспособленность к воинской службе ограничивалась установкой специальных деревянных или металлических кузовов с бортами разной высоты, съемными скамейками и тентом, люка в крыше кабины, ящиков для инструмента, буксирных устройств и светомаскировочных фар.

    Единственными автомобилями, наиболее существенно доработанными для военных нужд, являлись так называемые колониальные или «сахарские» варианты серийных машин для французских подразделений, расквартированных в колониях в Северной Африке и Индокитае.

    Надо отдать должное французским конструкторам: в целом технический уровень большинства грузовиков был достаточно высоким. На них часто использовались новые виды дизельных двигателей, бесшумные бесклапанные моторы, независимая передняя подвеска и редкая в то время бескапотная компоновка. На шасси армейских грузовиков устанавливали кузова-фургоны для радиостанций, мастерских и полевых госпиталей, топливные цистерны, осветительные прожектора и инженерное оборудование. Более всех остальных для военных целей были приспособлены трехосные машины с одним или двумя задними ведущими мостами (колесных формул 6x2 или 6x4), служившие для перевозки легких танков или тяжелых артиллерийских орудий. Так называемые армейские варианты серийной продукции выпускали все фирмы, специализировавшиеся на грузовиках, а «легковые» компании дополняли эту и без того обширную и разношерстную гамму пикапами и легкими фургонами на шасси своих легковых автомобилей.

    Какой‑либо стандартизации французских армейских грузовиков не существовало вообще, а унификация имела место только в рамках каждого отдельного производителя. На вооружении состояли даже обычные городские автобусы, чаще всего переделанные во вместительные грузовики-фургоны для интендантской службы.

    По состоянию на 2 сентября 1939 года во французских вооруженных силах насчитывалось 24 358 грузовых автомобилей (с полезной нагрузкой свыше 1,2 тонны) и 2788 санитарных машин. Общий объем их выпуска с сентября 1939–го по июнь 1940 года составил всего 45,4 тысячи экземпляров вместо предусмотренных французским армейским «Планом «Е» 185 тысяч машин.


    «Берлие»

    Эта лионская фирма, являвшаяся самым известным и престижным французским изготовителем грузовых автомобилей, была вместе с тем и одним из крупнейших поставщиков своей продукции национальным вооруженным силам. Грузовики эти создавались талантливым конструктором Мариусом Берлие, разработавшим проект своей первой легковой машины еще в 1893 году. Грузовые автомобили его фирма начала изготавливать с 1906 года, а к началу Первой мировой войны уже предлагала 32 модели различных грузовых машин, большинство из которых использовали на общих перевозках в армии.

    Благодаря огромной инженерной интуиции Мариуса Берлие, уже в 1920–е годы его фирма начала проектирование серии специальных армейских машин с новыми бензиновыми и дизельными силовыми агрегатами, а в 1930–е годы на «Берлие» создавались опытные полноприводные вездеходы и небольшие партии бронеавтомобилей, но во французской армии все они оказались невостребованными.

    Наиболее распространенной военной продукцией «Берлие» стало удачное семейство дизельных автомобилей серии «GD» грузоподъемностью 5–7 тонн. Первым его представителем, принятым на вооружение в 1934 году, являлся вариант «GDM» с 6–цилиндровым дизелем и 4–ступенчатой коробкой с ускоряющей передачей, а наиболее известным во французской армии стал капотный автомобиль «GDR» грузоподъемностью 5–6 тонн с цельнометаллической кабиной и разными верхнеклапанными 4–цилиндровыми дизельными двигателями, окончательно сменивший в войсках знаменитую серию «СВА». В 1937–1938 годах в военно-воздушных силах служил облегченный вариант «GDR-22», а в 1938–1939 годах в сухопутных войсках использовался 5,5–тонный вариант «GDR-7» коммерческого типа с 7,2–литровым дизелем мощностью 85 л. с. В конце 1930–х годов эти машины в опытном порядке снабжались бронированными кабинами и капотом, а также пуленепробиваемыми шинами.

    С сентября 1939 года выпускался доработанный армейский грузовик «GDRА» с новым дизелем (объемом 5,7 л и мощностью 70 л. с.) и колесной базой 4860 мм. Его полная масса достигала 12 тонн, а максимальная скорость – 56 км/ч. Но до 3 июня 1940 года было собрано лишь 1485 таких грузовиков при «госзаказе» на 4160 машин.

    С начала 1930–х годов на фирме разрабатывалось и тяжелое трехосное семейство «GPE» (6x4) грузоподъемностью 12–14 тонн с грузовой платформой без бортов для быстрой доставки легких танков по дорогам общего пользования. В 1932 году в программе появился первый специальный танковый транспортер «GPF-3» а грузовик «GРЕ-2» образца 1935 года со 115–сильным мотором получил приспособление для погрузки и выгрузки танков, представлявшее собой П-образную балку с тросовым приводом от лебедки. В 1937 году были изготовлены два экземпляра наиболее мощного танковоза «GРЕ-3» с колесной базой 6300 мм, оснащенного новым дизелем объемом 15,4 л и мощностью 135 л. с. Он имел полную массу 37 тонн и на шоссе с грузом развивал скорость 44 км/ч. В 1938–1940 годах под индексом «GРЕ-4» их изготовили 106 экземпляров.

    С первыми залпами Второй мировой войны надежды Берлие получить новые государственные заказы на грузовики и бронемашины не оправдались. Наоборот, в сентябре 1939 года его заводы были конфискованы с целью организации там производства снарядов, но Мариус Берлие отказался выполнять это решение и продолжал изготовлять автомобили.


    Газогенераторный 3,5-тонный грузовик «Берлие-VDCT» образца 1936 года с газогенераторной установкой «Имберт», партия из 20 единиц которых вскоре была реквизирована немцами. Данный экземпляр после войны оказался на Амуро-Якутской магистрали, развивал до 75 км / ч, а одного кубометра березовых дров ему хватало на 200–300 км пробега.


    После оккупации Франции головной завод «Берлие» в Лионе остался в свободной южной части страны и до апреля 1944 года выпустил 24 тысячи грузовых машин, в основном серии «GDR», которые разными путями попадали в распоряжение оккупационных сил и действующей немецко-фашистской армии. После разрушительной американской бомбардировки 1 мая 1944 года завод «Берлие» был сильно разрушен и приостановил свою деятельность. Ну а что касается его продукции, то через посредство моторизованных частей вермахта на Восточном фронте эти грузовики иной раз становились трофеями Красной Армии, с последующим гражданским их использованием на всей территории большой страны, от Прибалтики до Якутии.


    «Бернар»

    Основанная в 1923 году фирма «Бернар» являлась одним из крупнейших французских изготовителей тяжелых грузовиков, но в производстве военной техники играла пассивную роль. Одним из немногих специальных армейских грузовиков этой марки был тяжелый 15–тонный автомобиль «DI-6C» (6x2) со средним ведущим мостом, 6–метровой грузовой платформой и опускавшейся аппарелью, предназначенный для перевозки легких танков. Он оснащался 6–цилиндровым дизельным двигателем объемом 8,4 л, 5–ступенчатой коробкой передач и широкой 4–местной кабиной, весил 11,8 тонны и развивал скорость порядка 48 км/ч. До июня 1940 года были построены 73 машины, большая часть которых попала в вермахт, а единичные экземпляры просочились и в СССР.


    «Виллем»

    Автомобильная фирма «Виллем» с конца 1920–х годов специализировалась на выпуске тяжелых грузовиков, из которых первым на вооружение в 1928 году был принят специальный трехосный автомобиль-танковоз «D-9» (6x2) со средним ведущим мостом. До начала Второй мировой войны во французскую армию поступали также доработанные двух– и трехосные гражданские капотные машины грузоподъемностью 7,5–15 тонн.

    В основном это были 10– и 12–тонные грузовики «DU-10» (4x2) и «DU-10» (6x2), а также трехосные автоцистерны «DG-12» и «R-15» вместимостью от 13 до 20 тысяч л топлива, оснащенные дизельными двигателями мощностью 100–150 л. с., 4– или 5–ступенчатыми коробками передач, пневматическим приводом тормозов, особо прочными рамами и мостами. В 1937 году в армию стал поступать новый 110–сильный танковоз «DW-12A» (6x2), снабженный перегрузочной аркой для доставки танков типа «D-1».

    Изначально небольшое количество этих тяжелых грузовиков буквально растворилось в автомобильных армадах вермахта. Точных сведений о применении их в Красной Армии нет, но отдельные экземпляры трофейных «Виллемов» тоже, скорее всего имелись в нашей стране к концу войны и в послевоенное время.


    «Делаэ»

    Компания «Делаэ», известная своими спортивными автомобилями, еще с конца XIX века занималась изготовлением грузовиков. В 1897 году ее первая машина «Делаэ-6» грузоподъемностью 600 кг участвовала в конкурсе на лучший военный автомобиль, а через год уже работала в интендантской службе для подвоза войскам мешков с мукой. В последующие годы фирма «Делаэ» превратилась в одного из главных французских изготовителей армейских машин. В мирные времена это производство сошло «на нет» и возродилось лишь с приближением Второй мировой войны.

    В 1939–1940 годах французская армия получила 578 единиц простых 1,5–тонных грузовиков «Делаэ-140» образца 1932 года, не отличавшихся от коммерческих машин и оснащенных 4–цилиндровым мотором мощностью 42 л. с. и низкими бортовыми кузовами на 12 солдат. На их основе выпустили крупную партию санитарных машин.

    Вторым армейским автомобилем стал «Делаэ-103» грузоподъемностью 3,5–4,0 тонны с 6–цилиндровым мотором объемом 3,2 л и мощностью 60 л. с, выпускавшийся с 1933 года. Его особенностями являлись сварная лонжеронная рама, фрикционные амортизаторы в передней подвеске и гидропривод барабанных колесных тормозов. С середины 1938 года по май 1940–го фирма «Делаэ» собрала для армии 724 таких автомобиля в бортовом исполнении, развивавших скорость 62 км/ч.

    Как в вермахте на Восточном фронте, так и в Красной Армии, речь шла всего лишь о считанных единицах таких машин.


    Французский «Заурер»

    Созданный в 1910 году в парижском пригороде Сюрэн французский филиал швейцарской компании «Заурер», уже два года спустя подключился к созданию армейских грузовых автомобилей, практически не отличавшихся от продукции головной компании. В 1930–е годы во французской армии применялось большинство коммерческих автомобилей «Заурер» местной сборки грузоподъемностью от 2 до 12 тонн, а с 1939 года основным стал 5–тонный вариант «ЗСТ1–М1» с 6–цилиндровым дизелем «СТ1D» объемом 8 л и мощностью 100 л. с, производство которого продолжалось до начала 1941 года.

    Наряду с грузовиками австрийской сборки, эти машины также применялись в вермахте, становясь затем трофеями Красной Армии.


    «Латиль»

    В 1898 году французский изобретатель Огюст Жорж Латиль построил свою первую самоходную повозку с поперечным расположением двигателя и приводом передних колес. В 1908 году эта идея получила развитие на 4–тонном военном грузовике с 16–сильным мотором, приводившим передние колеса. Затем Латиль переключился на разработку более перспективной автомобильной техники со всеми ведущими колесами, которая на многие годы стала главной специализацией его фирмы.

    Несмотря на это, в первой половине 1930–х годов «Латиль» выпускал также вполне нормальные грузовые автомобили. Это были ничем особенным не отличавшиеся модели «М-1В», «М-2В», «FВ-6» и «V3» с полезной нагрузкой от 1,5 до 8,5 тонны классической конструкции, так и не получившие широкого распространения в армии. Со второй половины 1930–х годов главной продукцией фирмы «Латиль» стали полноприводные военные машины.

    Впрочем, всех их – как последних сугубо военных, так и обычных грузовиков этой марки, не миновала мобилизация в вермахт, в результате чего некоторые из них в последствии заканчивали свою службу с отечественными водителями и на наших дорогах.


    «Лаффли»

    Пожалуй, как никакая другая, история французской фирмы «Лаффли» тесно связана с выпуском вездеходной военной техники, хотя в ее программу входило немало и грузовых, и специальных автомобилей. В середине XIX века располагавшаяся в городе Аньере небольшая механическая мастерская начала изготавливать паровые дорожные катки. В 1898 году Александр Лаффли основал там фирму своего имени, которая выпускала дорожные и коммунальные машины. Первой военной продукцией в 1916 году стал огромный бронированный каток для прокладывания путей наступления пехоты.

    По окончании войны Лаффли переключился на автомобильную технику, скупая многочисленные лицензии и перспективные образцы лучших машин. Характерным примером этой деятельности стало приобретение лицензии у немецкой компании «Юнкерс» на двухтактные дизельные двигатели с двумя противоположно движущимися поршнями в каждом цилиндре.

    Во французскую армию первые грузовики марки «Лаффли» стали поступать только на переломе 1920–1930 годов и использовались в основном на общих транспортных работах. Первым специальным военным автомобилем этой марки, принятым на вооружение в 1931 году, считается 7,5–тонный грузовик «12 °CBL» со 115–сильным дизелем, служивший для перевозки танкеток.

    Главной же заслугой этой фирмы в военной области явилось создание так называемой системы колесных вездеходных машин с тотальным сцеплением, т. е. со всеми ведущими колесами, разработанной и запатентованной в 1934 году.

    В то время, когда во Франции главная ставка делалась на полугусеничные машины «Ситроен-Кегресс», это было довольно смелое решение, тем более что привод на передние управляемые колеса для внедорожной автомобильной техники тогда был еще далек от совершенства. Помимо этого, амбициозная программа предусматривала выпуск обширного семейства небронированных 2– и 3–осных машин полной массой от 1,6 до 12,5 тонны в нескольких вариантах исполнения и комплектации с колесными формулами 4x2, 4x4, 6x4 и 6x6, а развернуть их производство предполагалось в кооперации с фирмой «Гочкисс», к которой впоследствии подключились компании «Ликорн» и «Ситроен».

    Для них даже ввели особую индексацию, состоявшую из комбинации букв и цифр. Первыми буквами для обозначения 2– и 3–осных машин выбрали «R» и «S» соответственно. Следовавшие за ними цифры 10,15, 20, 25, 35 и 45 указывали класс грузоподъемности, а последние буквы индекса определяли вид и назначение автомобилей: «R» – разведывательные и штабные, «Т» – артиллерийские тягачи, «С» – короткобазные, «L» – длиннобазные и т. д. Общее количество исполнений этих машин, разработанных на «Лаффли», превышало 100(!) вариантов.

    Все автомобили были максимально унифицированы друг с другом и имели принципиально одинаковую конструкцию. Главными особенностями являлись независимая подвеска всех колес, правое или левое расположение места водителя, односкатные колеса с пулестойкими шинами размером от 16 до 22 дюймов, упрощенные открытые грузопассажирские кузова. В передней части сварной лонжеронной рамы на эластичных опорах устанавливался 4– или 6–цилиндровый бензиновый двигатель «Лаффли» или «Гочкис» в блоке с однодисковым сухим сцеплением и синхронизированной 4–ступенчатой коробкой передач. Непосредственно за ней в отдельном картере из легкого сплава располагалась 2–ступенчатая раздаточная коробка с межосевым дифференциалом, снабженным механической блокировкой.

    На 3–осных машинах задние колеса каждой стороны имели собственную систему привода из двух карданных валов, вращавших главные конические пары, передававшие крутящий момент на короткие валы, на концах которых устанавливались колеса. Главные передачи без дифференциалов и валы заключались в картеры, выполнявшие роль качающихся полуосей, способных отклоняться на угол до 16°. Колеса каждой стороны подвешивали на концах продольной полуэллиптической рессоры, закрепленной по центру на поперечной трубе, приваренной к раме. Специфический внешний вид этим машинам придавали небольшие одно– и двухскатные катки, с массивными шинами, располагавшиеся по краям передней поперечины рамы под радиатором, а также между передними и средними колесами.


    Специальный легкий вездеход-тягач «Лаффли W-15T» (6x6) образца 1937 года на выставке образцов трофейного вооружения. Москва, 1945 год.


    С началом войны, производство этих машин продолжалось вплоть до декабря 1940 года, когда было изготовлено в общей сложности 2500 их экземпляров 20 различных моделей. Наиболее распространенными из них оказались транспортеры «S-20TL», выпущенные в количестве 737 штук. Небольшое количество легких вездеходов «Лаффли» попало и к нам. В частности, на московской выставке трофейного вооружения в 1944–1945 годах демонстрировался захваченный у немцев «W-15T» образца 1937 года, колесной формулы 6х6, оснащенный двигателем «Гочкис». Время от времени образцы этих машин можно видеть и в наши дни. Так, в 2008 году на столичной «Олдтаймер галерее» И. Сорокина мастерской В. Лена был представлен образец «S-20TL» 1939 года выпуска, а годом раньше там же выставлялся более легкий и компактный «Гочкис» того же владельца.


    «Матфорд»

    Французский филиал американского концерна «Форд» был основан в 1934 году для организации массового выпуска легковых автомобилей, и получил название «Матфорд». При этом предприятие постепенно стало одним из наиболее крупных изготовителей армейских грузовиков, оснащенных в основном американским 3,6–литровым двигателем «V8». В 1937 году она получила первый заказ на 1,5–тонные 60–сильные военные грузовики модели «V8–75», а два года спустя на заводах фирмы «Матис» в Страсбурге и французского филиала «Форд» в Аньере началась сборка армейских грузовых автомобилей «Матфорд» образца 1938 года в двух капотных вариантах «F817Т» и «F817ТS» грузоподъемностью 2,5–3,0 тонны и одном бескапотном – «F817WS».

    С первыми залпами Второй мировой войны фирма «Матфорд» приступила к изготовлению легковых автомобилей и пикапов серии «F91А» для штабной и санитарной службы, а по заказу французских сил в Северной Африке собрала партию из 30 «сахарских» исполнений серийного 3,5–тонного 90–сильного грузовика «F917Т».

    Наиболее же распространенным и удачным считается второй бескапотный вариант «F917WS» образца 1939 года грузоподъемностью 4,5–5,0 тонн, производство которого началось в марте 1940 года на новом заводе в Пуасси. Он оснащался новой 3–местной кабиной, 72–сильным вариантом мотора «V8», 4–ступенчатой коробкой передач, гидроприводом тормозов и рессорной подвеской. Автомобиль имел массу 3500 кг и развивал скорость 74 км/ч. Кроме бортового, единственной его разновидностью был топливозаправщик с цистерной вместимостью 5000 л. Потребность французской армии в таких машинах превышала 6 тысяч штук, но до капитуляции Франции удалось собрать всего 1150 грузовиков, после чего фирму ждало фиаско: 30 июня 1940 года по указанию новой немецкой администрации фирма «Матфорд» была расформирована. Ее оборудование передали французскому филиалу компании «Форд», имевшему тесные связи с одноименным германским отделением.


    Бескапотный «Матфорд-F917WS» грузоподъемностью 4,5 тонны с 72-сильным бензиновым мотором «Форд V8» образца 1940 года. Оккупированная территория СССР.


    И все же, несмотря на столь непродолжительный выпуск, грузовики и автоцистерны «Матфорд» шли на оснащение моторизованных частей вермахта, направлявшихся на Восточный фронт, а некоторое их количество нашло затем новых хозяев в лице автомобильных подразделений РККА и отечественных автотранспортных организаций.


    «Панар-Левассор»

    Эта поистине легендарная французская фирма, основанная в 1887 году инженерами Луи-Ренэ Панаром и Эмилем Левассором, наряду с немецкими «Даймлером» и «Бенцом» стояла у самых истоков мирового автомобилестроения. Сначала Панар и Левассор собирали только бензиновые двигатели, а с 1890 года – легкие самоходные экипажи классической компоновки. Первые же грузовые машины «Панар-Левассор» уже в 1901 году вошли в первую автомобильную роту связи, образованную на острове Мадагаскар. В начале XX века фирма одной из первых в мире выпускала специально подготовленные для боевых действий легковые автомобили с пулеметами и легким бронированием, военные грузовики, штабные, санитарные и специальные машины, а также уникальные для своего времени полноприводные артиллерийские тягачи с индивидуальным карданным приводом каждого колеса.

    Возвращение французской армии к грузовикам «Панар-Левассор» состоялось только в середине 1930–х годов. Все они представляли собой военизированные версии гражданских машин с обтекаемыми формами и характерными для этой фирмы, но необычными для армейской техники почти бесшумными бесклапанными двигателями с золотниковым газораспределением, удлиненной колесной базой порядка 3650–4700 мм и низкими бортовыми кузовами. На них применялись 4–ступенчатые коробки передач, рессорная подвеска и пневматический привод тормозов.

    Одним из немногих специально созданных для армии автомобилей в 1939 году стал предназначенный для Северной Африки 5–тонный капотный грузовик «К-113» с 4–цилиндровым 6,35–литровым мотором мощностью 105 л. с., угловатой кабиной и увеличенной емкостью радиатора. В 1937 году начались поставки в армию бескапотных машин «К-101» и «К-125» грузоподъемностью 3,5–5,0 тонн с бесклапанными 4–цилиндровыми двигателями объемом 3,2 и 4,85 л и мощностью 70 и 85 л. с., а также 60–сильного газогенераторного варианта «К-128».

    Для вооруженных сил выпускались также быстроходные открытые 10–местные автобусы для доставки личного состава, а также «сахарские» варианты большинства стандартных грузовиков. К 1940 году их общее количество в армии составляло 700–800 штук.


    5-тонный «Панар-Левассор-К91» образца 1937 года в вермахте с чужими бампером и шинами. Оккупированная территория нашей страны, 1942 год.


    Отдельные их экземпляры, повторив судьбу многих более распространенных марок, через немецкую армию, в конце концов «осели» в СССР.


    «Пежо»

    Уже в 1891 году небольшая фирма Армана Пежо из городка Сошо выпускала простые бензиновые самодвижущиеся экипажи, а во времена Первой мировой войны стала одним из главных французских поставщиков военных грузовиков с полезной нагрузкой до 5 тонн. В дальнейшем эта традиция была нарушена, и фирма «Пежо» превратилась во второстепенного изготовителя простых военных пикапов и легких грузовичков, выполненных на шасси серийных легковых автомобилей. Однако и они вошли в программу «Пежо» довольно поздно – лишь с первыми залпами Второй мировой войны.

    В сентябре 1939 года, после начала поставок во французскую армию легковых машин «Пежо-402В», на их базе был создан армейский 1,2–тонный грузовик «DК-5J» с высокой двухместной кабиной, бортным кузовом с тентом, 45–сильным мотором, 3–ступенчатой коробкой передач, главной червячной передачей и задними колесами с двускатной ошиновкой. Он имел колесную базу 3385 мм, массу – 1850 кг и развивал скорость 70 км/ч. Его вариант «DК-5» с задними односкатными колесами служил санитарной машиной. За период с сентября 1939 года по июнь 1941 года было изготовлено около 6 тысяч таких машин.


    Трофейный санитарный фургон «Пежо-DМА» в Красной Армии. Переправа через памятную с времен нашествия Наполеона реку Березину. Лето 1944 года.


    В 1941 году их развитием стал 2–тонный бескапотный вариант «DМА» с укороченной до 2800 мм колесной базой. Он оснащался тем же двигателем мощностью 50 л. с. и новой 4–ступенчатой коробкой передач. Его производство пришлось на период оккупации Франции, поэтому большинство из 15 тысяч 300 изготовленных до сентября 1944 года автомобилей поступило на вооружение Вермахта. Ничего удивительного поэтому нет в том, что такие «тупоносые» машины частенько встречались на Восточном фронте и со временем некоторое их количество неизбежно «перешло» на сторону Красной Армии. Кое-какие из них трудились на благо разрушенной войной страны и в послевоенные годы. О сохранившихся до наших дней подлинных их экземплярах информация, к сожалению, отсутствует, однако недавно в нашей столице, на 14–й Олдтаймер – галерее И. Сорокина экспонировался вполне аутентичный грузовой «DMA», приобретенный и завезенный сюда фирмой «Лейбштандарт».


    «Рено»

    Известная во всем мире компания «Рено», будучи одной из старейших в мире автомобильных фирм, не только всегда входила в число крупнейших изготовителей легковых и грузовых машин разных классов, но и выпускала обширную гамму военной автомобильной и бронетехники.

    Фирма была основана 1 октября 1898 года в предместье Парижа Булонь-Бийянкуре. Среди ее основателей – братьев Рено, главная роль принадлежала знаменитому впоследствии конструктору и организатору производства Луи Рено, создавшему первый в мире легкий автомобиль с карданным приводом задних колес. К началу Первой мировой войны его фирма выпускала целую гамму армейских грузовиков с характерными «утюгообразными» капотами, послужившими также основой специальных военных машин и бронеавтомобилей.

    1920–е годы для военного сектора «Рено» оказались самыми застойными, хотя именно в это время происходило формирование новой серии гражданских автомобилей, послуживших основой будущих армейских вариантов. Сами они стали появляться только в первой половине 1930–х годов. Ассортимент военизированных грузовых машин начинали довольно многочисленные пикапы, легкие фургоны и их санитарные версии «АDV», «АGS», «OS» и «Жювакатр» грузоподъемностью от 250 кг до 1,5 тонны, а также капотные многоцелевые грузовики общего назначения «АGС», «АGТ», «АDR» и «ТI-4АЕ» с полезной нагрузкой 1,5–5,0 тонн. На их базе создавались специальные санитарные автомобили «АFВ» и передвижные радиостанции «АDН», а 7,5–тонный вариант «UD-6АЕ» с арочным перегружателем служил для доставки пушек и амуниции. В 1932 году на основе тяжелой 12–тонной трехосной серии «VТ» (6x2) было построено несколько 100–сильных машин «VТ6» для перевозки основных французских танков «D-1».


    Упрощенный бескапотный 3,5-тонный армейский грузовик «Рено-АНN», оборудованный 4-цилиндровым 50-сильным бензиновым мотором и бездисковыми колесами, выпускался с апреля 1940-го до конца 1944 года и широко использовался в вермахте. 1940 год.


    С внедрением в середине 1930–х годов коммерческой гаммы с кабиной над двигателем практически все новые модели в небольших количествах также поступали в вооруженные силы страны. Первым из них был 5–тонный грузовик «АВF» образца 1934 года в газогенераторном исполнении. В 1937 году эта гамма пополнилась двухосными сериями «АGР», «АGR» и «АGК» грузоподъемностью 3–5 тонн, к которым через два года добавилось несколько цистерн-заправщиков на шасси «АIВ» (6x2). Эти грузовики оборудовались бензиновыми и дизельными двигателями мощностью 60–80 л. с., деревянными или металлическими бортовыми кузовами с тентом, кабинами с люком в крыше, ящиками для амуниции и инструментов, специальными световыми приборами, буксирными приспособлениями и огнетушителями.

    С началом войны на заводах «Рено» переоборудовали 334 городских автобуса «ТN-4» в фургоны и передвижные магазины для интендантских частей. А в декабре 1939 года компания объявила о создании специальной армейской серии облегченных бескапотных грузовиков «АН» с угловатой кабиной и практически плоской наклонной передней панелью, на которой первоначально планировалось использовать алюминиевые детали, но с началом их серийного производства в апреле 1940 года об этом намерении уже не вспоминали. Эта серия включала модели «АНS», «АHN» и «АНR» грузоподъемностью 2,0–2,5, 3,5–4,0 и 5 тонн соответственно, на которых устанавливали 4– и 6–цилиндровые бензиновые двигатели объемом 2,4 и 4,1 л и мощностью 50 и 75 л. с., 4– или 6–ступенчатые коробки передач, гидропривод тормозов, классическую рессорную подвеску и металлические бортовые кузова. Самая тяжелая модель «АНR» получила тормозную систему с вакуумным усилителем.

    Серийное производство машин серии «АН» продолжалось с 1941 по 1944 год, когда фирма находилась под управлением оккупационной немецкой администрации. За это время она изготовила в общей сложности свыше 29 тысяч грузовиков, в основном моделей «АНS» и «АНN» (по 25 000 и 4000 экземпляров соответственно), поступавших в сухопутные немецко-фашистские войска на Восточном и Западном фронтах, а также в Люфтваффе. Эти машины стали и самыми распространенными трофейными французскими автомобилями в Красной Армии, а затем эксплуатировались и в народном хозяйстве нашей страны.

    По крайней мере, одному экземпляру «АНS» в Прибалтике повезло кое‑как «дотянуть» аж до 1970–х годов. Полуразрушенный остов машины обнаружили активисты автомотостарины. К сожалению, полноценное восстановление тогда не представлялось возможным, поэтому агрегаты этого «Рено» пересадили на шасси ГАЗ-51А, от которого заимствовали также и двигатель. А поскольку последний не помещался в тесном моторном отсеке угловатой кабины, пришлось несколько переиначить и облицовку. Получившийся гибрид «полстапервого» с «АНS», не представляя особой исторической ценности, оказался востребован для съемок военных кинофильмов. Эту машину весьма подробно можно рассмотреть в лентах «Отряд» (1984), «Иди и смотри» (1985) и других.


    Трофейные «Рено-AHN» (справа) из состава немецкой хлебопекарной роты. Слева виден фрагмент «Ситроен-23». Северный Кавказ, 1943 год.


    Во время войны на «Рено» выпускали также легкие гусеничные тягачи «36R», танкетки «VE» и танки нескольких типов. Вся продукция «Рено» широко использовалась вермахтом и странами-сателлитами Германии. В результате в 1942–1943 годах головной завод «Рено» неоднократно подвергался бомбардировкам англо-американской авиации и был наполовину разрушен. После освобождения Парижа Луи Рено был арестован по обвинению в сотрудничестве с нацистами, а его фирма национализирована. 16 января 1945 года она стала государственным предприятием.


    Попавший в тыловое подразделение Красной Армии автобус-фургон на шасси «Рено-TI-4AE» 1935–1937 годов выпуска. Около 300 единиц таких машин в свое время было поставлено в вермахт. Фото 1944 года.


    «Рошэ-Шнейдер»

    Довольно мало известная лионская компания «Рошэ-Шнейдер» в основном занималась производством легковых автомобилей. Однако несмотря на это, в 1930–х годах на вооружение французских войск поступило несколько моделей гражданских дизельных грузовых машин этой марки (модели «355», «425», «455»), а также автобусы для военно-воздушных сил. Основным же армейским автомобилем «Рошэ-Шнейдер» с 1936 года стал 5–тонный капотный грузовик «420VLES» с 4–цилиндровым 4,85–литровым двигателем мощностью 70 л. с. и 4–ступенчатой коробкой передач. Его довольно большая колесная база в 4640 мм позволяла устанавливать кузова длиной до 7,2 м, в которых перевозили как личный состав, так и 155–мм пушки с боезапасом. Это же шасси использовалось для установки цистерн – топливозаправщиков емкостью 5000 л и фургонов-мастерских. До середины 1940 года было построено несколько сотен таких машин, а в годы войны – еще 420 их экземпляров. Они разделили судьбу почти всех своих грузовиков – соотечественников, оказавшихся на Восточном фронте.


    «Ситроен»

    Эта солидная и маститая французская фирма также получила мировую известность прежде всего своими многочисленными и оригинальными легковыми автомобилями, а в военной истории – легкими полугусеничными тягачами, поэтому на обычные армейские грузовики по большому счету ни времени, ни сил в общем‑то уже не оставалось. Между тем в 1930–е годы одной из главных сфер деятельности компании «Ситроен» являлись как раз гражданские грузовые машины, без серьезных изменений поступавшие в вооруженные силы Франции. Основными были простые капотные 1,5–тонные автомобили «23U» с колесной базой 3380 мм и удлиненные «23LU» с базой 3750 мм, унифицированные по агрегатам с легковой моделью «11СV». С полной массой 3520 кг, оснащенные 1,9–литровым мотором мощностью 42 л. с., они развивали скорость 70 км/ч. С конца 1930–х годов выпускался армейский вариант «Т-23» («23R») с 48–сильным вариантом прежнего двигателя.


    Армейский вариант «Ситроен-23U» с упрощенными крыльями сопровождает крестный ход на оккупированной территории СССР. Зима 1941/42 года.


    Грузовики «Т-45» второй 3,5–тонной серии с колесной базой 5140 мм снабжались 6–цилиндровым верхнеклапанным мотором рабочим объемом 4,6 л и мощностью 73 л. с., 4–ступенчатой коробкой передач и имели полную массу 7600 кг. В базовом исполнении их комплектовали деревянными бортовыми платформами с откидными скамейками и тентом, боковыми ящиками для инструментов, различными надстройками и даже легким зенитным вооружением. На короткобазном шасси «Т-45» весной 1937 года был построен опытный 84–сильный колесно-гусеничный автомобиль «Р-112», оснащенный усовершенствованным гусеничным движителем конструкции Адольфа Кегресса, который монтировался под рамой в пределах колесной базы и при необходимости опускался на грунт, повышая проходимость машины.

    После оккупации фирма «Ситроен» продолжала активно работать и до 1944 года выпустила 35 тысяч грузовиков, поступавших в вермахт и армии стран немецко-фашистского блока. Только в вермахте машин серии «23» имелось порядка 6 тысяч единиц, а серии «45»-15 тысяч экземпляров. Вполне естественно, что некоторая доля этих грузовиков, попав в плен, осела затем и в СССР, в основном – в республиках Прибалтики.


    Новодел-имитация «Ситроена-23» на шасси «ГАЗ-51А» с подлинными кабиной, крыльями и укороченной облицовкой. Экземпляр из клуба ретроавтомобилей «Уник». Эстония, фото 1990-х годов.


    Опыт создания переднеприводных легковых автомобилей пригодился фирме при создании легкого развозного фургона «ТUВ» грузоподъемностью 850 кг, созданного в ноябре 1939 года. Он был принят на вооружение французской армии как легкий санитарный автомобиль «ТАМН» и выпускался с февраля по декабрь 1940 года, попав затем и в медицинские подразделения вермахта. Фургон снабжался 1,9–литровым двигателем от легковой модели «11UВ» мощностью 41 л. с. и низким цельнометаллическим кузовом, в котором продольно в три яруса размещались шесть носилок или места для девяти сидячих раненых. Автомобиль длиной всего 4200 мм и высотой 2200 мм имел колесную базу 2350 мм, снаряженную массу – 1715 кг и достигал скорости 65 км/ч. Всего их было собрано 650 экземпляров. Не лишним будет добавить, что после войны на основе «ТUВ» был разработан знаменитый и очень популярный у французов, развозной фургончик серии «Н».


    «Ситроен-Т45» раннего выпуска с округлыми крыльями, принадлежавший частям Люфтваффе. Литва, 1942 год.


    «Юник»

    Французский конструктор Жорж Ришар, основывая в 1905 году свою фирму «Юник», вовсе не планировал выпускать военные автомобили. Ее главной продукцией были сугубо мирные легковые и небольшие грузовые автомобили, но им тоже пришлось принимать участие в боях Первой мировой войны.

    Следующие два десятилетия на фирме «Юник» вообще не занимались военными автомобилями, и только с началом Второй мировой войны она получила заказ на 300 легких санитарных машин «S-20» и партию 1,5–тонных грузовиков «S-27», развивавших скорость 65 км/ч. В армию были реквизированы также гражданские капотные 5–тонные автомобили «SU-55» и «ZU-55» с бензиновыми и дизельными моторами, а также 29 бескапотных 7–тонных грузовиков «SU-75».

    С середины 1930–х годов «Юник» занимался также сборкой полугусеничных тягачей «P-107BU» разработки компании «Ситроен», а затем и собственных «TU-1». Выпущенные в количестве 1900 и 236 единиц соответственно, они также поступили в вермахт.


    Полуторатонный «Юник-S27» образца 1940 года на оккупированной территории СССР. 1942 год.


    Грузовики этой марки также оказались рассеяны ураганом войны по многим странам, в частности – встречались и в СССР. Кстати, четверть века спустя автомобили этой марки вновь появились на отечественных дорогах, но на этот раз ими стали мощные большегрузные автохолодильники, закупленные для сети магазинов «Океан». Однако даже столь большие временные и конструктивные различия не помешали отечественным киношникам использовать эти «Юники» – рефрижераторы на съемках некоторых фильмов о войне в роли грузовиков вермахта.


    «Форд-ла-Франс»

    Уже упоминавшийся здесь французский торговый филиал американского концерна «Форд», располагавшийся в городе Аньере под Парижем, в 1933 году начал сборку легковых и грузовых автомобилей из импортных узлов. С 1935 года на заводе французской фирмы «Матис» по лицензии «Форда» осуществлялась параллельная сборка автомобилей марки «Матфорд», среди которых были также армейские варианты грузовиков.

    К началу Второй мировой войны программа французского «Форда» состояла исключительно из гражданских автомобилей, но в июне 1940 года ситуация в корне изменилась. Немецкая администрация упразднила фирму «Матфорд» и в октябре 1940 года переориентировала ее головной завод в городе Пуасси на выпуск модернизированных 3,5–тонных армейских грузовиков «F91Z» и «F19W», созданных путем комбинации капотных машин немецкого филиала «Форд» и французской бескапотной модели «Матфорд «F917WS».

    Так французский «Форд» превратился в одного из самых верных поставщиков вермахта и даже в те трудные времена мог позволить себе постоянно модернизировать и обновлять свою программу. В 1941 году на новом 5–тонном бескапотном автомобиле «F997WS» появился наиболее мощный двигатель «V8» рабочим объемом 3,9 л и мощностью 95–100 л. с., а в 1943 году, после разрушительных бомбардировок союзников, его сборку перевели в город Жаннвийер. Даже в 1944 году там смогли наладить выпуск новых грузовиков гибридной конструкции – бензинового варианта «FG198ТS» и газогенераторного «FG198ТG», собиравшихся из набора французских и немецких деталей.

    Сведения об этом периоде достаточно скудны и противоречивы, но известно, что до июля 1944 года «Форд Франс» изготовил 10 620 военных грузовых машин. Уже после освобождения Франции, но еще до окончания войны – с 26 марта 1945 года – фирма смогла возобновить свое производство с упрощенного капотного 3,5–тонного грузовика «F198ТМ», успевшего поступить на Западный фронт.

    С виду, как и прочие бескапотные «французы», резко отличавшиеся от отечественных автомобилей той поры, эти «Форды», тем не менее, конструктивно были достаточно близки продукции ГАЗа (начинавшегося, напомним, тоже как филиал «Форда»), что в общем‑то, не могло не способствовать успешной эксплуатации трофейных их экземпляров в послевоенном СССР.


    Глава 16
    Итальянские

    Из всех европейских стран только Италия к началу Второй мировой войны имела весьма богатый военный опыт. Захватнические войны она начала еще в конце XIX века в Восточной Африке, а в начале XX возобновила свои колониальные замашки, которые каждый раз приводили к всплеску разработок и выпуску новой военной автомобильной техники. Уже во время Итало-турецкой войны в 1911–1912 годах в Северной Африке, когда армейская автомобильная техника находилась еще в неразвитом состоянии, Италия смогла посадить своих солдат на легковые и грузовые машины, которые считаются ныне одними из первых в мире. Кстати, был среди них и легендарный будущий первенец отечественного автопрома – хорошо известный 1,5–тонный ФИАТ-15–Тер, выпускавшийся с 1924 года в СССР под индексом АМО-Ф15.

    Начавшаяся через пару лет Первая мировая война еще более подстегнула создание армейской техники, а с приходом к власти фашистского режима во главе с Бенито Муссолини в 1922 году страна вновь вошла в череду колониальных захватов и локальных войн. Во времена, когда Западная Европа только что оправилась от Великого кризиса и не помышляла о грядущей войне, Италия первой начала активную милитаризацию экономики и снабжала свою промышленность крупными заказами на новые образцы военной автомобильной техники.

    Итальянские армейские машины нашли применение в Итало-эфиопской войне (1935–1936 годы) и в Гражданской войне в Испании (1936–1939 годы), где итальянцы сражались на стороне генерала Франко. Ярые милитаристские и захватнические наклонности диктатора Муссолини привели к созданию коалиции с дружественным нацистским режимом Германии: в ноябре 1937 года Италия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту, а в мае 1939 года вошла в германо-итальянский военно-политический блок. Следуя по проторенному пути своего нового союзника, весной 1939 года Италия оккупировала Албанию, летом 1940 года ввела войска в южные районы Франции, в октябре вторглась в Грецию, начала боевые действия в Восточной Африке и совместно с вермахтом проводила затяжную Североафриканскую кампанию 1940–1943 годов против британских войск. Во Вторую мировую войну Италия вступила 10 июня 1940 года, что стоило ей очень больших неприятностей.

    По идее, итальянская автомобильная промышленность, обладавшая таким военным опытом, должна была бы стать одной из наиболее мощных и сильных в Европе. Но в реальности все оказалось не так оптимистично. Страна с достаточно низким уровнем благосостояния и индустриализации имела с десяток фирм средней руки, которые выпускали автомобилей в несколько раз меньше, чем более развитые Германия, Франция и Великобритания.

    По данным итальянского военного ведомства, в последнем мирном для Италии 1939 году на вооружении состояло всего лишь 34 тысячи 600 автотранспортных средств. Да и те были рассеянны по нескольким театрам военных действий, в том числе 27 187 автомобилей всех видов и 5135 тягачей различного рода и назначения.

    За последующие пять лет на итальянских предприятиях было собрано 83 тысячи всех видов военной автомобильной и тракторной техники, то есть намного меньше, чем в то же время изготовляла фашистская Германия.

    Большинство своей военной продукции итальянские автомобильные фирмы разрабатывали и выпускали самостоятельно, лишь иногда используя официально приобретенные зарубежные лицензии на наиболее сложные агрегаты, прежде всего на редкие в то время дизельные двигатели. Все армейские машины для эксплуатации в умеренном европейском климате имели в маркировке дополнительную букву «М»-«Милитаре» («Военный»), а так называемые колониальные исполнения для работы в жарких и пустынных африканских странах носили индекс «С»-«Колониале» («Колониальный»).

    Выпуском военных автомобилей занимались все итальянские автомобильные компании во главе с крупнейшим в стране концерном «ФИАТ». Легковые и грузовые машины изготовляли как известные до сих пор фирмы «Альфа-Ромео» и «Лянча», так и давно забытые – «Бьянки», «Изотта-Фраскини», ОМ, СПА, «Чейрано» и другие. На производстве более сложной армейской техники специализировались автомобильные и военно-промышленные компании «ОМ», «СПА», «Бреда» и «Павези». Фирма «Ансальдо» собирала бронированные корпуса для бронеавтомобилей, а «Виберти» – различные кузова и кабины.

    Вторая мировая война отрицательно сказалась на Италии. Малые объемы производства автобронетехники только для собственных нужд и военные конфликты местного значения не могли привести страну к победным итогам крупномасштабных сражений. К концу 1941 года Италия потерпела поражение на всех фронтах, но самое тяжелое испытание было впереди.

    В июле 1941 года она отправила на Восточный фронт свой экспедиционный корпус, преобразованный затем в 8–ю армию. Русская кампания итальянцев завершилась полным разгромом под Сталинградом. Здесь они потеряли десятки тысяч солдат и 19 тысяч единиц боевой техники, не приспособленной к жестоким русским морозам, непроходимой грязи, снежным заносам и мощи советского оружия. С этого момента воинственный пыл фашистской Италии быстро пошел на спад, а высадка англо-американских войск в Южной Италии привела к падению режима Муссолини и капитуляции страны 3 сентября 1943 года.

    Впоследствии Италия была разделена на две части – освобожденную южную и профашистскую северную, так называемую республику Сало, находившуюся под контролем Германии. В этой зоне осталась вся автомобильная промышленность, которая продолжала выпускать технику для немецких вооруженных сил, а сохранившиеся от распущенной итальянской армии автомобили были введены в состав вермахта. К этому времени относится появление более надежных итальянских грузовиков классической конструкции и углубление кооперации с Германией, которая на практике свелась к поставкам в Италию немецких эрзац-кабин и предоставлению лицензий на сборку полугусеничных тягачей. В 1943–1944 годах бомбардировками союзнических сил некоторые предприятия итальянских изготовителей вооружения и автомобильной техники были изрядно повреждены, и выпуск большинства машин стал носить нерегулярный характер, однако формально северные итальянские заводы продолжали обслуживать вермахт вплоть до апреля 1945 года. Только в мае Италия была очищена от немецко-фашистских войск и начала мирное восстановление страны.

    Главными итальянскими достижениями мирового значения в военно-автомобильной области явились серийные вездеходы со всеми ведущими и управляемыми колесами с индивидуальным приводом, специальные легкие полноприводные средства с шарнирно-сочлененной рамой и первые в мире быстроходные боевые машины быстрого реагирования, а также достаточно высокий уровень дизелизации военного автопарка.


    Армейские грузовики

    Выпуск грузовиков для армии Италия начала раньше, чем большинство других стран мира, поэтому они уже достаточно широко использовались в локальных конфликтах, предшествовавших Первой мировой войне. Эта традиция продолжалась и в 1930–е годы, когда задолго до начала Второй мировой войны Италия активизировала свою автомобильную промышленность на разрешение своих очередных колониальных притязаний в разных частях Африки и Европы.

    Характерной особенностью автопарка итальянских вооруженных сил являлось широкое использование наиболее легких, простых и дешевых трехколесных машин с бортовыми платформами или фургонами, которые, помимо перевозки грузов массой до 1,5 т, служили для установки радиостанций, пулеметов и даже пушек калибром до 47 мм. По состоянию на 1939 год в итальянских вооруженных силах имелось 2,3 тысячи трехколесных грузовых машин.

    Основная масса итальянских военных грузовиков представляли собой достаточно простые, прочные и компактные классические двухосные автомобили с приводом задних колес. Они были выполнены на базе серийных коммерческих машин, но при этом не лишены специфических внешних и конструктивных особенностей, которые предопределялись различными факторами от производственных возможностей каждой фирмы до традиционного участия знаменитых итальянских дизайнеров в создании «военно-автомобильной моды». Главными факторами являлись достаточно суровые, порой – экстремальные, условия эксплуатации грузовиков в горной местности или в песчаной пустыне.

    В результате большинство итальянских армейских грузовых машин оснащались дополнительными редукторами в трансмиссии, умножавшими число передач, мощной тормозной системой, независимой подвеской, блокировкой дифференциалов ведущих мостов и вынесенной вперед кабиной. Все эти конструктивные решения способствовали повышению безопасности работы на горных дорогах и на труднопроходимой местности. Оригинальной особенностью являлись пневматические стартеры, питавшиеся от баллонов со сжатым воздухом и заменявшие аккумуляторные батареи в полевых условиях при высокой степени влажности. Требования снижения затрат на эксплуатацию еще в начале 1930–х годов привели к довольно широкому применению дизельных двигателей разнообразных конструкций, доработка которых проводилась буквально в боевых условиях. Естественное желание за один раз доставлять больше грузов и буксировать самые тяжелые пушки привело к идее приспособить любой грузовик к работе с прицепом. Наконец, на многие итальянские военные автомобили было просто приятно смотреть: почти все они отличались привлекательным дизайном, явно расходившимся со строгим стилем армейских грузовиков других стран.

    Нужно отдать должное итальянским конструкторам: все свои военные грузовики они целиком и полностью создавали самостоятельно, хотя ряд самых сложных агрегатов собирали в Италии по лицензиям. Несмотря на политическое давление со стороны немецко-фашистского союзника, итальянские фирмы не имели какой‑либо стабильной кооперации с германскими компаниями, хотя немецкое влияние в военной сфере всегда ощущалось. Например, приняв за основу первые стандартизованные серии германских грузовиков, в Италии в 1932 году была принята собственная Программа унификации военных автомобилей, которая относилась только к двухосным автомобилям коммерческого типа. Они подразделялись по грузоподъемности на среднюю и тяжелую категорию с полезной нагрузкой 3 и 6 тонн и полной массой 6,5 и 12 тонн соответственно. Уже в то время в программе была заложена возможность использования на них как бензиновых, так и дизельных двигателей. В остальном, унификация касалась только упорядочения базовых параметров. Так, для 3–тонных грузовиков габаритная ширина должна была составлять 2340 мм, минимальные размеры бортовой платформы – 4000x2000x200 мм, максимальная скорость – не менее 60 км/ч. Тяжелые автомобили предписывалось использовать с прицепами полной массой до 12 тонн, но скорость полностью груженного автопоезда не могла опускаться ниже 40 км/ч. Габаритная ширина нормировалась в 2350 мм, длина грузовой платформы – в 4700 мм, ширина – в 2200 мм. Итогом внедрения этой программы стали сходные по внешности и общей конструкции более компактные и маневренные грузовики, вполне способные выполнять все свои функции, однако появились они лишь накануне Второй мировой войны, а собранных машин едва хватало на военное противостояние в локальных конфликтах.

    По состоянию на 1939 год на вооружении Италии состояло 18 360 всех видов двухосных грузовых автомобилей без учета специальных тягачей, в том числе 10 298 легких машин и 8062 грузовика тяжелого класса, для работы с которыми имелось 5752 прицепа. К ним следует добавить 1682 специальных автомобиля (санитарные, фургоны, цистерны и прочие) и еще 262 армейских автобуса.


    «Альфа-Ромео»

    Начавшийся в конце 1920–х годов кризис привел фирму «Альфа-Ромео» к необходимости расширения производства коммерческих грузовиков, в облике которых, как ни в каких других, ощущался опыт итальянских автомобильных стилистов. Локальные военные конфликты 1930–х годов совсем не повлияли на избранный фирмой курс на выпуск исключительно гражданской техники, и только с началом Второй мировой войны «Альфа-Ромео» взялась за изготовление армейских грузовиков, которые на базе серийной продукции разрабатывал испанский инженер Вильфредо Рикарт.

    В 1939–1944 годах фирма делала простые армейские 3–тонные капотные грузовики серии «500», состоявшей из 75–сильных дизельных машин «500RЕ» с разными формами облицовки радиатора гражданского или военного образца. В нее входили модели «500В» и «500ВR» двойного назначения с бензиновыми и газовыми моторами, а также штабные автобусы «500DR», в том числе 12 машин связи для высшего командования.

    Самой же примечательной и известной военной продукцией «Альфа-Ромео» стали бескапотные 4–тонные грузовые автомобили «430RЕ», также выпускавшиеся с 1939 года. Они имели очень привлекательный дизайн, отличались характерными выпуклыми очертаниями обтекаемой цельнометаллической кабины над двигателем и утопленным в ее переднюю панель радиатором, совсем не напоминавшим суровые формы армейских грузовиков.

    Автомобиль оборудовали верхнеклапанным 4–цилиндровым дизелем объемом 5,8 л и мощностью 80 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач с двухступенчатым редуктором, передней независимой пружинной подвеской, гидроприводом тормозов с вакуумным усилителем и 24–вольтовым электрооборудованием. В бортовом кузове со складными скамейками грузовик перевозил до 16 солдат и мог буксировать прицеп, развивая скорость 66 км/ч. Несмотря на свою немного легкомысленную невоенную внешность, он одним из первых получил статус стандартизированного автомобиля армии Италии и был признан самым красивым армейским грузовиком Второй мировой войны.

    С 1940 года параллельно выпускался 6,5–тонный бескапотный вариант «800RЕ» с такой же кабиной, новым 108–сильным дизелем с непосредственным впрыском топлива и 4–ступенчатым редуктором в трансмиссии, обеспечивавшим 16 передач вперед. Обе машины производились еще несколько лет и после окончания войны.


    Среди трофейной техники, взятой Красной Армией под Сталинградом зимой 1942/43 года, был и вот этот 6,5-тонный бескапотный «Альфа-Ромео 800RE» с дизелем мощностью 108 л. с., выглядевший в российской глубинке тех лет весьма экзотично. Первый подобный отечественный грузовик – «МАЗ-500» – появится только в середине 1960-х.


    Среди трофейной военной автомобильной техники Восточного фронта, брошенной противником на Дону и на Волге, встречались и эти интересные и экзотические для нас грузовики, мало напоминавшие армейские.


    «Бьянки»

    Эта фирма из Брешии приобрела опыт создания армейских грузовых конструкций еще в 1910–е годы, когда ее первая продукция стала поступать на Североафриканский театр военных действии. В дальнейшем поводом для ее приобщения к изготовлению армейских грузовиков послужила Итало-эфиопская война 1935–1936 годов. Все военные автомобили «Бьянки» были коммерческими машинами, модернизированными в соответствии с военными требованиями.

    Первым стал 3–тонный капотный автомобиль «Медиоланум-36» образца 1936 года, оснащенный 4–цилиндровым 4,8–литровым дизельным двигателем мощностью 60 л. с, 4–ступенчатой коробкой передач с двухступенчатым редуктором и двойной главной передачей.

    В 1938 году на смену ему пришел промежуточный вариант «Медиоланум-38» с более обтекаемыми формами, послуживший основой самого известного армейского автомобиля марки «Бьянки» – 3–тонного капотного грузовика «Милес», выпускавшегося в 1939–1944 годах. От предшественников он отличался повышенной до 65 л. с. мощностью мотора, установкой самоблокирующегося дифференциала и вакуумного усилителя в гидроприводе тормозов, а также характерной формой короткого скругленного капота с боковыми щелями – воздухозаборниками в виде коротких крылышек. При полной массе 6500 кг он мог двигаться со скоростью 64 км/ч. В серию «Милес» входили также армейские автобусы и специальные фургоны.

    Немало грузовиков «Бьянки-Милес» было захвачено Красной Армией в ходе окружения и разгрома Сталинградской группировки противника. Некоторые из этих весьма своеобразных машин были отремонтированы и использовались затем как в боевых действиях, так и в народном хозяйстве СССР.


    3-тонный грузовик фирмы «Бьянки», модель «Милес», с двигателем мощностью 65 л. с., бездисковыми колесами и характерным коротким капотом, как бы «выраставшим» из кабины, выпускался в 1939–1944 годах и широко использовался в итальянских вооруженных силах и в вермахте.


    Во время Второй мировой войны на «Бьянки» выпускали также военные мотоциклы и велосипеды, стационарные двигатели и генераторные станции. В 1944 году завод «Бьянки» серьезно пострадал от бомбардировок англо-американской авиации, что привело к прекращению выпуска грузовиков «Милес».


    «Изотта-Фраскини»

    Легендарная миланская фирма «Изотта-Фраскини», известная в автомобильной истории прежде всего своими роскошными легковыми автомобилями, вместе с тем являлась также и одним из основных итальянских изготовителей армейских грузовиков. Она поставляла такие машины в национальные вооруженные силы уже с 1906 года – т. е. всего лишь через три года после своего основания. Накануне Первой мировой войны в программу «Изотта-Фраскини» вошли новые виды простых грузовых машин с цепным приводом задних колес, послуживших основой для броневиков.

    По окончании войны фирма сосредоточилась на изготовлении мощных и высококачественных легковых автомобилей высшего класса, но вернуться к грузовикам ее заставил экономический кризис 1929 года. Это были обычные заднеприводные коммерческие машины классической конструкции, совсем не напоминавшие престижнейшие легковые модели. Первым в этом ряду в 1935 году стал 5–тонный капотный грузовик «D80NM» с рядным 6–цилиндровым дизелем объемом 7,2 л и мощностью 90 л. с, выпускавшимся по лицензии немецкой фирмы МАН. В его комплектацию входили 5–ступенчатая коробка передач, задний блокируемый дифференциал, механический привод тормозов и оригинальный пневматический стартер, позволявший запускать двигатель в полевых условиях без аккумуляторной батареи. Весьма элегантные для военных машин обтекаемые кабину и оперение разработала компания «Капрони». Грузовик развивал скорость 34 км/ч и расходовал 22,5 л топлива на 100 км. До 1939 года было собрано 883 машины D80NM. С 1936 года параллельно выпускался также 3–тонный военный вариант «D70NM» с 68–сильным дизелем и гидроприводом тормозов.

    В 1939 году обе версии появились в модернизированных исполнениях с пневматической тормозной системой. Это были новый бескапотный 3,5–тонный грузовик «D65UMB» и капотный 6,5–тонный вариант «D8 °COM». Первый комплектовался 4–цилиндровым бензиновым мотором мощностью 80 л. с. и 4–ступенчатой коробкой передач с дополнительным двухступенчатым редуктором. Второй получил прежний 7,2–литровый дизель, но его мощность повысили до 95 л. с. В 1943 году на нем появилась важная новинка – электрический стартер. Выпущенный в 1947 году в количестве порядка 500 экземпляров грузовик «D8 °CОМ» стал последним военным автомобилем этой марки.


    «Лянча»

    Первые грузовые автомобили марки «Лянча» начали поступать в итальянскую армию уже в 1911 году и сразу же стали применятся в боевых действиях в песчаных условиях Северной Африки. С 1912 года на базе легковой модели «Тэта» с нижнеклапанным 4–цилиндровым двигателем объемом 4,9 л и мощностью 70 л. с. фирма выпускала 2–тонный грузовик «IZ», послуживший базой самоходных 75–мм зенитных установок и первых итальянских бронеавтомобилей.

    К выпуску военной автотехники «Лянча» вернулась в начале 1930–х годов, в преддверии новых войн, которые Италия вела в Эфиопии, Ливии и Сомали. Для Итало-эфиопской войны на серийном коммерческом шасси «RО» она начала изготовлять 5–тонный военный вариант «RО-264NМ» («RО NM») с характерными слишком массивными и громоздкими очертаниями. На фоне всех других грузовиков он выделялся габаритной высотой около 3 метров и повышенным расположением кабины и капота. Такие формы предопределял вертикальный двухцилиндровый двухтактный дизельный двигатель «Лянча-89» объемом 3,2 л и мощностью 64 л. с. с двумя поршнями в каждом цилиндре, двигавшимися в противоположных направлениях.

    Фирма «Лянча» собирала такие оригинальные моторы по лицензии немецкой компании «Юнкерс». Тяжелый грузовик «RО NM» получил 4–ступенчатую коробку передач с дополнительным двухступенчатым редуктором, двойную главную передачу, блокировку дифференциала, механический привод тормозов с вакуумным усилителем, литые или пневматические шины. При полной массе 10 тонн его максимальная скорость не превышала 30 км/ч, зато средний расход топлива был небольшим – всего 30 л на 100 км. Военный вариант «RО-265NМ» снабжался 3–цилиндровым дизелем мощностью 95 л. с, а модель «RО MВ» двойного назначения – рядным 4–цилиндровым бензиновым мотором.

    В 1938 году на серийном коммерческом шасси «Эзаро» известный конструктор Витторио Яно разработал 6,5–тонный грузовик «3RО NM» с более традиционным рядным 5–цилиндровым четырехтактным дизельным двигателем «Лянча-102N» объемом 6,9 л и мощностью 93 л. с., который серийно выпускался на новом заводе в Больцано и со временем стал основным тяжелым грузовиком итальянской армии. Он имел собственную массу 5610 кг, полную – 12 тонн и достигал скорости 45 км/ч. Его габаритная высота осталась на прежнем уровне в 3 м, но увеличенная длина грузовой платформы (4800 мм) позволяла устанавливать различные надстройки и перевозить легкую бронетехнику с боевым расчетом и боекомплектом. В 1942–1943 годах на специальном шасси ЗК.0 с шестью выносными опорами устанавливали тяжелые 90–мм артиллерийские системы «Бреда» и «Ансальдо», которые состояли на вооружении береговой охраны южных регионов Италии.

    В 1938–1943 годах в производстве находился многоцелевой вариант «3RОВ» с 5–цилиндровым бензиновым мотором, идентичным по общей схеме прежнему дизелю. Некоторые исполнения не имели аккумуляторных батарей и снабжались пневматическими стартерами. До 1948 года фирма собрала около 9,5 тысячи грузовиков серии «3RО».


    Колонна в составе 6,5-тонного итальянского грузовика «Лянча-3RO NM» с дизелем 93 л. с., «среднего единого» «Хорьх-901» со спецкузовом и «Фольксвагена-82» движется к желанным рубежам – Сталинграду и Волге. 1942 год.


    Эти машины не только успели побывать на Восточном фронте и попасть оттуда в Красную Армию, но и довольно успешно применялись затем в различных автохозяйствах западных регионов и республик Советского Союза, и даже попали в эпизоды нескольких отечественных кинофильмов, в частности – военно-приключенческого фильма «Жажда» (1959).


    Трофейная 6,5-тонная «Лянча-3RO NM», находившаяся в гражданской эксплуатации в СССР и участвовавшая в съемках кинофильма «Жажда». Кадры из фильма, 1959 год.


    «ОМ»

    Краткая аббревиатура «ОМ» принадлежала Миланской машиностроительной компании «Оффичине Мекканике», основанной в 1899 году и приобщившейся к производству легковых машин весной 1918 года. Первой же военной продукции фирмы «ОМ» была суждена огромная известность. Это был легкий полноприводный тягач образца 1932 года для горных подразделений, а базой основных армейских грузовиков марки «ОМ» послужили достаточно совершенные для своего времени дизельные коммерческие машины.

    Не имея достаточных собственных средств и возможностей по проектированию такой техники, фирма «ОМ» наладила их сборку по лицензии швейцарской фирмы «Заурер», приобретенной в 1928 году. Уже через четыре года на вооружение итальянской армии поступил первый лицензионный 2,5–тонный автомобиль «ЗВОD» с 70–сильным предкамерным дизелем, 4–ступенчатой коробкой передач, двухступенчатым редуктором и двойной главной передачей. Продажа в 1933 году части акций концерну ФИАТ и прекращение выпуска легковых машин позволили фирме «ОМ» сосредоточить все силы на выпуске обширного семейства коммерческих и военных грузовиков, идентичных продукции «Заурера». В 1936–1939 годах она предлагала сразу несколько армейских исполнений серийных моделей «1СRD», «Урсус» и «Титано» грузоподъемностью 3,6 и 7 тонн соответственно, оборудованных 4– и 6–цилиндровыми дизелями мощностью от 50 до 137 л. с.

    Основным итальянским 3–тонным грузовиком периода Второй мировой войны стал «Таурус-N» с 4–цилиндровым дизелем «СR1D» объемом 5,3 л и мощностью 67 л. с, 10–ступенчатой трансмиссией и гидроприводом барабанных тормозов, выпускавшийся с 1939 по 1950 год. Его вариантами были «Таурус-В» с бензиновым мотором, «колониальный» «Таурус-С» и длиннобазный «Таурус-2С». От гражданских машин они отличались упрощенными кабинами и кузовами со складными скамьями и тентом, а часть грузовиков комплектовалась пневматическими стартерами. Лишь после войны фирма «ОМ» переключилась на изготовление автомобилей собственной конструкции, включая их военные версии.

    Что же касается трофейных экземпляров «Таурус», то они наряду с «Заурерами» австрийской и французской сборки также «имели место быть» и в Советском Союзе, внешне отличаясь от последних своими бездисковыми колесами, меньшими габаритно-весовыми параметрами и слегка иными формами кабин.


    «СПА»

    Сокращение это расшифровывается как «Пьемонтское автомобильное общество Ансальди-Чейрано». В его длинное название вошли имена Маттео Чейрано и Микеле Ансальди, основавших компанию «СПА» в Турине в июне 1906 года. С первых же лет вся ее деятельность была посвящена созданию военной техники.

    Однако в середине 1920–х годов компани