Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · ЗАТОНУВШИЕ КОРАБЛИ · ЗАТОПЛЕННЫЕ ГОРОДА·
    А. В. ОКОРОКОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Предисловие
  • Начнем сначала
  • «Я просто возвратил монеты туда, где их взял»
  • «Сайта Мария», «Пинта» и другие
  • Гибель «Счастливой армады»
  • Сокровища «Хироны»
  • Тайны бухты Виго
  • Как судовой плотник стал губернатором
  • Триста лет пол водой, или Новая жизнь «пиратского Вавилона»
  • Счастливчик Кип, или Как простой инженер-строитель стал миллионером
  • Удача адмирала Фишера
  • «Божественный ветер»
  • Загадка «Рва Дианы»
  • Тайна пляжа «Ла Мулата»
  • «Ванны Корнуоллиса» из Йорктауна
  • Корабль из Бронзового века
  • «Медный корабль» из Гданьска
  • «Батавия» - школа мастеров
  • В поисках «Бридалбейна»
  • Гибель «Титаника»: предсказания и реальность
  • Воспоминания о Будущем

    Предисловие

    «Катастрофа - событие с несчастными, трагическими последствиями.» За этим лаконичным определением С.И.Ожегова стоят тысячи судеб, тесно переплетенных с храбростью, трусостью, предательством и благородством. Оно скрывает за собой тайну, порой так и не открытую и еще более страшную своей неразгаданностью и непредсказуемостью Особенно драматична борьба человека с неподвластной ему природой, и первую очередь, разбушевавшейся водной стихией.

    Это - наводнения, буквально слизнувшие некогда процветавшие города, и землетрясения, унесшие множество жизней, и затонувшие корабли с трюмами, наполненными сокровищами, потеря которых иногда даже меняла ход истории.

    Сколько погибших кораблей лежит на дне океанов и морей?

    На этот вопрос попытались ответить американские океанографы Рехтинцер и Терри. По их подсчетам - не менее одного миллиона… Начиная с 1902 года до наших дней ежегодно в среднем погибало по 398 судов, потери в середине XIX века составляли около трех тысяч в год. Если считать, что мореходством люди занимаются около двух тысяч лет и принять, что средняя потеря составляла 500 единиц, то и получится упомянутый миллион погибших кораблей. Таким образом, на каждые сорок квадратных километров площади дна морей и океанов приходится в среднем одно погибшее судно.

    Только в Карибском бассейне (главным образом побережье Флориды и Багамские острова), по подсчетам специалистов, с 1500 по 1850 год их затонуло от 1200 до 4000. Полагают также, что в гавани Картахены (Колумбия) на дне лежит более 70 судов с грузом, оцененным в 500 миллионов долларов. В заливе Г.Сальвадор (Бразилия) с 1505 по 1850 год на дне «накопилось» более 300 судов. Для ориентировки следует отметить, что, например, в 1723 году из Англии ушло 435 кораблей, а в 1785 году из Европы в Америку отправлено более 1300. Средние потери по флоту в те времена для Карибского бассейна составляли 5-6 % от общего числа, а в 1519 году- 13%.

    На дне морей и океанов покоятся древние каравеллы и галеоны испанских и португальских завоевателей, таящие в своих трюмах золото Перу и серебро Мексики, фрегаты английских колонизаторов с грузом драгоценных камней из Индии, слоновой кости и черного дерева из Африки, суда мореплавателей Среднего и Дальнего Востока с кораллами и жемчугами, легкие бригантины пиратов, трюмы которых набиты награбленным добром, и современные корабли с грузом платины, золота, серебра и меди.

    Сколько же ценностей таит морское дно нашей планеты? Статистические данные Британского Адмиралтейства свидетельствуют, что с 1500 года одна восьмая часть золота и серебра, добытых человеком, оказались под водой в результате кораблекрушений и морских баталий. Жак Ив Кусто, изобретатель акваланга и крупнейший подводный исследователь, считает, правда, что все сообщения о сокровищах в море на 99% выдумка. Он ссылается на дельцов с пожелтевшими картами, на которые нанесены затонувшие корабли. По мнению Кусто, это сплошь мошенники, рассчитывающие не на золото под водой, а на деньги на суше.

    Однако, без всякого сомнения, на дне различных водоемов покоятся не только воображаемые, но и действительные сокровища, которые пытаются найти. О целом ряде таких работ последнего времени имеются достоверные сведения.

    В начале нашего века затонул английский пароход «Океан». На его борту находилось золото и серебро на сумму 400000 фунтов. За 56 погружений английским водолазом Ламбертом было извлечено 46 ящиков золота, 9 ящиков серебра и 1567 серебрянных слитков.


    Карта Великобритании 1876-1877 гг. с указанием мест крушений кораблей


    В ходе двух экспедиций 1981 и 1986 годов с британского крейсера «Эдинбург», торпедированного немецкой подводной лодкой в 1942 году, извлечено 99 % от примерно пяти с половиной тонн золота, находящегося в его трюмах. Шестьдесят два золотых слитка из семидесяти были подняты в 1973 году английской компанией «Рисдон-Бизли» с грузового судна «Эмпайр Мэнор», погибшего в 1944 году в районе острова Ньюфаундленд. Известны подводные клады и более раннего периода. Американец Барри Клиффорд в 1985 году с галеры «Уайда» поднял ценностей на 15 миллионов долларов. Мел Фишер в 1980 году с галеона «Санта Маргарита» извлек драгоценностей на 30 миллионов долларов, наконец, тот же Мел Фишер после пятнадцати лет работы над галеоном «Нуэстра сеньора де Аточа» довел в 1986 году свою добычу до 400 миллионов долларов. Зарубежная периодика пестрит сенсационными сообщениями. 1980 г. Группой французских ныряльщиков найдены остатки корабля легендарного пирата Генри Моргана «Оксфорд». Он затонул 2 января 1669 года в результате взрыва порохового погреба.

    Водолазы подняли из морских глубин золота, серебра и драгоценностей на несколько миллионов марок. По высказыванию германского журнала «Шпигель», это был один из крупнейших успехов в деле, которое со временем стало таким же прибыльным, как когда-то морской разбой. 1984 г. Водолазы малазийского флота подняли на поверхность ценный груз с голландского корабля, затонувшего в 1727 году. Из трюмов судна извлечены 29 слоновых бивней, 47 железных и 11 деревянных предметов, 139 слитков олова, 43 керамических предмета и 11 канатов.

    1987 г. Французский кладоискатель Анри-Роже Лаудон близ острова Барбадос обнаружил корабль пирата XYII века Сюркуфа «Фудр». При обследовании судового якоря выяснилось, что он отлит из сплава золота и серебра. Его вес составил около 470 килограммов.

    1988 г. Члены аргентинского клуба подводников «Немо» обнаружили испанский фрегат «Лорето», затонувший в 1792 году. Предполагается, что он предназначался для тайного вывоза золота и других ценностей перуанских инков. Как сообщает испанский еженедельник «Камбио - 16», искателями найдены пушки и ядра, оружие и бутылки с вином, монеты и украшения.

    1989 г. Группа американцев начала поднимать со дна Атлантики золотые монеты и слитки, стоимость которых может составить около одного миллиарда долларов. Эти работы ведутся в 300 км от побережья штата Южная Каролина, где 12 сентября 1857 года во время урагана затонул пароход «Сентрал Америка». Он вез в Нью-йоркские банки отлитые на монетном дворе Сан-Франциско золотые бруски и монеты.

    Этот список можно продолжить.

    Однако отнятые у Нептуна сокровища, исчисляемые порой баснословными цифрами, не всегда приносили пользу новому владельцу. По этому поводу Жак Ив Кусто писал: «Не могу вообразить большей катастрофы для честного капитана, нежели открытие подводного клада. Для начала ему придется посвятить в дело свой экипаж и гарантировать каждому причитающуюся ему долю. Затем, разумеется, он потребует от всех обета молчания. Но после второго стакана, выпитого третьим марсовым в первом же бистро, тайна станет всеобщим достоянием. На этой стадии, если капитану удастся поднять золото с затонувшего испанского галеона, наследники королей и конкистадоров извлекут из домашних захоронений замшелые генеалогические древа, чтобы потребовать по суду свою долю, и немалую. Правительство страны, в чьих территориальных водах окажется находка, попробует наложить на нее эмбарго. И если в конце концов после долголетнего судебного крючкотворства несчастному капитану все же удастся привезти домой несколько дублонов, в него мертвой хваткой вцепится налоговый инспектор - и это уже до гробовой доски. Представьте теперь, как этот человек, потерявший друзей, репутацию и судно, будет проклинать разорившее его золото».

    Жак Ив Кусто забыл упомянуть еще об одном немаловажном факте - о постоянном риске быть ограбленным, как это чуть не случилось с американцем АртуроМ Макки. Налетчики всю ночь провозились с сейфом, в котором хранились сокровища испанских галеонов, поднятых Макки. Они просверлили в стенках сейфа более полусотни дыр, превратив его в дуршлаг, и на рассвете ушли ни с чем. На изуродованной, но не открытой дверце незадачливые медвежатники оставили записку: «Твоя взяла, Арт!». Снимок надписи, опубликованный в газетах, послужил хорошей рекламой фирме-изготовителю сейфа.

    И все же в ряды искателей сокровищ становились и становятся все новые и новые добровольцы.

    Безусловно, наибольший интерес для кладоискателей представляют драгоценные металлы. Меньшим вниманием пользуются другие грузы затонувших кораблей, так как в морской воде они слишком быстро разрушаются. Правда, бывают и исключения. То, что уголь и цветные металлы устойчивы против воды, известно всем. А вот что мука и сахарный песок мало портятся в соленой воде, знают немногие. Вода проникает внутрь мешка всего на несколько сантиметров и образует вокруг содержимого защитную оболочку - панцирь.

    Вспомни, уважаемый читатель, и знаменитую книгу Даниэля Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», когда моряк из Иорка вскрывает бочонок с подмоченным порохом и с удивлением видит, что он сохранился, покрывшись лишь толстой коркой наподобие кокосового ореха.

    Иногда водолазные работы принимают весьма необычный характер. Мы уже отмечали, что Кусто считает сомнительной возможность разбогатеть, производя поиски затонувших сокровищ. Все же он приводит один случай, когда ныряльщику удалось сорвать солидный куш при весьма занятных обстоятельствах. На До Сал, одном из островов Зеленого Мыса, Кусто встретился с местным жителем, который нырял на глубину 8 метров, пролезая через пробоину внутрь затонувшего корабля, и вспарывал ножом джутовые мешки. В мешках были бобы какао. Он вытряхивал содержимое, бобы всплывали, и их можно было собирать на поверхности обычным сачком для ловли бабочек.

    Однако подъем сокровищ с затонувших кораблей - это лишь одна сторона медали, другая - их научная и культурная значимость. Находками такого рода занимается подводная археология. За последние десятилетия в водах разных стран были обнаружены сотни остатков старинных судов.

    Некоторые из них были изучены, подняты и музеефицированы. Примерами таких работ могут служить исследования шведского военного корабля «Васа», затонувшего в 1628 году в Стокгольмской гавани. За несколько лет работы из воды было извлечено, помимо корпуса судна, 12000 разрозненных частей шпангоутов, 1000 скульптур и других вырезанных из дерева украшений, более 12000 предметов вооружения судна и его команды. Ил, в который погрузился корабль, сохранил в целости даже такие недолговечные вещи, как матросские чулки, платья, шляпы, сапоги и паруса.

    Другим объектом исследований последних лет стал корабль XIV века до н.э., затонувший неподалеку от турецкого города Каш. В результате работ, начатых в 1984 году под эгидой Национального географического общества и Института морской археологии при Техасском университете, были выявлены уникальные находки. Среди них: болванки из олова, медные слитки с четырьмя ручками, амфоры, посуда, предметы быта, оружие и т.д. Особый интерес ученых вызвали изделия из стекла сине-кобальтового цвета и восемь каменных якорей. Находки прекрасно сохранившейся части обшивки и киля длиной 20 м позволили определить особенности постройки корпуса древнейшего корабля.

    Специалисты надеются, что сохранившиеся детали судна помогут расширить наши познания о судостроении бронзового века и торговых связях на Средиземном море.

    Следует подчеркнуть важность этих, казалось бы, незначительных, находок.

    Их ценность заключается в следующем: во-первых, в затонувшем корабле, как в фокусе, сконцентрирована информация, объединенная единым временем и местом гибели. Попадание в это место предмета другого времени или с другого судна маловероятно.

    Изучение объектов и их взаиморасположения позволяют получить бесценную информацию о морских торговых путях, связях между различными народами, уровне производства и т.д.

    Во-вторых, ряд материалов лучше сохраняется под водой, чем под землей, особенно если они замыты в толщу песка или ила. Например, находка при наземных археологических раскопках целого керамического или стеклянного сосуда - большая редкость. Обычно под давлением пластов земли они распадаются на части. Подводные же раскопки дали десятки тысяч абсолютно неповрежденных изделий. В их числе античные амфоры, посуда, светильники, керамические и стеклянные изделия из средневековой Европы, китайский фарфор.

    Более того, вода сохранила даже остатки мозговой ткани и черепе человека 10-тысячелетней давности и такие, казалось бы, легко исчезающие вещи, как зерно, масло, вино в античных амфорах. Изделия из ткани, табачные листья, пеньковые канаты были обнаружены на уже упоминавшемся шведском корабле «Васа». Совсем уже невероятной кажется сохранность на погибших судах книг и рукописей.

    Подводная археология как научная дисциплина приобретает все большее значение. В последние десять лет в ряде стран она стала приоритетным направлением в исторической науке. С конца 1980-х годов научный комитет Всемирной конфедерации подводного спорта при содействии ЮНЕСКО проводит подготовку международного обзора подводного культурного наследия. Цель обзора - представить справочный материал о находящихся под водой археологических памятниках и дать рекомендации по организации научных исследований.

    В список всемирного наследия ЮНЕСКО внесен ряд объектов. На эти памятники распространяется система охраны и международного сотрудничества, созданная в соответствии с Конвенцией о всемирном наследии, принятой генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1972 году. В числе этих объектов Большой Барьерный риф (Австралия), где, как известно, покоятся остатки многих кораблей, представляющих историческую ценность, остров Горе (Сенегал), знаменитые древние города Карфаген (Тунис), Лептис-Магна (Ливия) и др. В 1993 году при Международном совете по вопросам памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) создан Международный комитет по подводному культурному наследию. Первостепенной задачей Комитета стала подготовка международного закона, который обеспечивал хотя бы минимальный уровень защиты исторических памятников, находящихся под водой, как уникальной части человеческого наследия.

    Особое место в документе будет уделено запрету раскопок, в результате которых извлекаются только предметы, имеющие коммерческую ценность, а все остальное разрушается.

    Необходимость подготовки такого закона не вызывает сомнений. Известны случаи даже межгосударственных «разборок» за обладание затонувшими ценностями. Так, груз португальского флагмана «Флер де ла Map» стал яблоком раздора между индонезийским, малайзийским и португальским правительствами.

    А началась история почти пять столетий назад.

    …В 1511 году адмирал Альфонсо де Альбукерке привел свой флот к богатейшему султанату Малакка, расположенному на Малаккском полуострове, и объявил его португальским владением. Четыре дня он грабил султанат и еще пять дней грузил собранные ценности на корабли. По оценкам экспертов, «Флер де ла Map» вместил 400 тонн груза: 20 тонн золота и драгоценных украшений, статуи, сервизы, инкрустированное оружие, редкие произведения искусства, всего примерно на 9 миллиардов долларов.

    Но кораблю не суждено было дойти до родных берегов. Застигнутый штормом, он наскочил на риф и затонул близ острова Суматра в индонезийских водах.

    Кому сейчас, спустя сотни лет, принадлежит груз? Вопрос остается открытым.

    Португалия претендует на возврат основных ценностей, Малайзия желает получить предметы, имеющие историческую ценность для государства. А пока ведутся споры, индонезийские военные катера патрулируют район гибели корабля, оберегая его от искателей легкой наживы.

    «Классические» кладоискатели образца эпохи Людовика XIY, ставшие вне закона, скрестили шпаги с подводными археологами. Прогрессивная общественность, сплотившись с государственными чиновниками, встала на защиту своего национального достояния. В ряде государств были приняты законы, запрещающие несанкционированный «лов» культурных ценностей, находящихся в территориальных водах страны.

    Эти жесткие меры позволили не только сохранить многие уникальные находки, но и создать профессиональные школы подводных археологов. Так, бельгийский водолаз Робер Стенюи, известный в нашей стране благодаря многочисленным сенсационным публикациям, к сожалению, только как удачливый кладоискатель, является автором методики подводно-археологических исследований. Американец Мел Фишер, поднявший ценности с испанских галеонов «Санта Маргарита» и «Нуэстра сеньора де Аточа», организовал Центр подводной археологии - один из крупнейших в США. Эдвард Таккер, начавший свою карьеру «простым добытчиком цветного металла», вскоре продолжил ее плечом к плечу с известным подводным археологом Менделем Л.Петерсоном, а «дедушка» современных кладоискателей Кип Вагнер организовал частный музей.

    Начнем сначала

    С корабля, находящегося в полумиле от берега, открывается прекрасный вид на остров. Романтические очертания скал, восстающих из пенистых волн, яркая зелень тропических пальм и неумолкаемый гомон пернатых жителей этих райских кущ могут вскружить голову беззаботным туристам. Но внимание людей на судне, привыкшим к окружающим их красотам, приковано к прыгающей стрелке магнитометра. Экипаж интересуют магнитные аномалии, вызванные залеганием железа. Это могут быть пустые бочки, руды, куски кабеля, современные якоря или старинные чугунные пушки. Пушки - это одно из основных указаний на местонахождение остатков старинного корабля. Именно это и ищет команда. Используя сложнейшую электронику сегодняшнего дня, люди ищут остатки кораблекрушений прошедших столетий.

    В противовес представлениям романтиков, поиск кораблей и даже сокровищ - не такое уж захватывающее предприятие; в этот день, как и в другие дни, все пойдет заведенным порядком. Поисковое судно медленно двигается проложенным курсом, отмечая его точно расставленными буями, и все… Ключевыми, для описания этой работы словами являются «повторение», «тщательность», «терпение». Ленивому наблюдателю все это может представиться просто занудством. Но Бог с ним, с ленивым.

    Наблюдая за магнитометром, оператор делает пометки на карте, отдает краткие команды. Вдруг прибор отмечает резкие отклонения в магнитном поле, за борт летит красный буй, судно разворачивается и… все начинается сначала. Оно вновь проходит тем же курсом, в отмеченном прибором месте становится на якорь. Аквалангисты идут на погружение.

    Водолаз, которому повезло обнаружить остатки кораблекрушения, может красочно описать, какое это производит захватывающее и незабьь ваемое впечатление. Например, так… Сначала глаз выделяет контуры формы, которые кажутся чуждыми естественным очертаниям морского дна. Внезапно в этих очертаниях узнается пушка, обросшая кораллами, и нашедшего охватывает чувство исчезновения временной дистанции, когда его рука касается ствола орудия, столетия назад извергавшего огонь и дым. Учащается пульс, когда приходит узнавание других предметов и очертаний. Широкая лапа якоря, осколки керамики, стеклянных изделий, а если очень-очень повезет, то и золото с его безошибочно узнаваемым блеском…

    Но вернемся на землю, вернее, на дно моря.

    Собственно, остатки кораблей, при всей их огромной исторической ценности, выглядят со стороны совсем не презентабельно. В самом деле, в некоторых случаях глаз не может их обнаружить. Пребывание в течение столетий в соленой воде, а также разрушительное воздействие на древесину тепла и света превращают некогда гордые корабли в едва заметные обломки, порой полностью «замурованные» в морское дно. Чтобы увидеть их, используется самое передовое оснащение, которое сегодня существует для подводного поиска.

    В первую очередь, это человеческие знания, разум и руки, далее приборы и приспособления, изобретенные теми же неугомонными людьми. Среди приборов, используемых при подводных исторических исследованиях, для нас наибольший интерес представляют магнитометры и гидролокаторы.

    Магниторазведка основана на измерении силы магнитного поля Земли. Как известно, скопления содержащих железо предметов вызывают изменения величины этого поля (аномалию). Форма и размер аномалии дают представление о количестве металла и о глубине его залегания. Наиболее сильными магнитными свойствами обладают предметы из железа. Однако и деревянные части кораблей содержат в себе определенное количество субстанций железа, что дает возможность с помощью прибора} определить их точное местонахождение. Керамические изделия, подверженные при обжиге воздействию высоких температур, также содержат в себе частицы окиси железа, которые ориентированы по направлению магнитного поля Земли. Каждый крупный керамический сосуд имеет собственное поле, которое можно сравнительно легко обнаружить в грунте. Магнитометр состоит из датчика, самописца (или цифрового индикатора), соединительного кабеля и блока питания. Все эти части портативны и легко размещаются практически на любом поисковом судне. Обычно датчик буксируется за судном, хотя при работах на небольшой глубине его монтируют на кронштейне, укрепленном на носу лодки, или даже подвешивают на вертолете.

    Используя прибор, можно, например, с расстояния 120-180 м зарегистрировать крупный стальной обломок, разбросанные по дну якоря и пушки с 80-100 м, отдельно лежащую пушку с 30 м, а небольшой железный предмет на расстоянии 3-5 м.

    Другим прибором для поиска затонувших объектов является гидролокатор, который позволяет получить запись рельефа морского дна. В приборе для определения профиля дна используются акустические импульсы низкой частоты, которые проникают в осадочный слой. Импульсы направляются вертикально вниз, и по разнице между поглощенной и отраженной от границ раздела различных типов пород энергии можно получить «поперечный разрез» дна с различными слоями отложений и скальных пород, на котором будут видны и погребенные обломки корабля.

    Наконец искомый объект найден и можно подобраться к желанному грузу. Но не тут-то было. «Я не знаю ничего более утомительного, чем археологические работы, проводимые по «всем правилам», - предвосхищает ваше желание Бернард Дешемотт, известный подводник, соратник Жака Ива Кусто, - особенно если их приходится выполнять на глубине 10-12 метров под водой. Когда занимаешься раскопками каждодневно, эта работа и на суше не вызывает особого восторга, но на воздухе можно хотя бы перекинуться шуткой с коллегой, вместе помозговать над трудной проблемой, неустанно просеивая сквозь сито песок и ожидая Открытия, которое заставит все начать с нуля. А попробуйте-ка пошутить, изъясняясь жестами и ощущая на макушке тяжесть моря, на носу стеклянную маску, а во рту мундштук трубки, по которой поступает воздух… А нам приходится проводить на дне. от трех до пяти часов в день!»

    Однако не только отсутствие собеседника усложняет исследования подводного археолога. Вся трудность в самой работе. Надо разбить сетку координат, благодаря которой на плане точно фиксируется местоположение находок, смонтировать приспособления для установки фото-, кино- и видеоаппаратуры, подготовить условия для работы водолазов и проведения раскопок. И все это под водой, в среде в несколько раз плотнее воздуха и, как правило, при плохой видимости. Да еще не дай Бог, если рядом бродят какие-нибудь акулы-людоеды.

    Сами раскопки производятся с помощью эжекторов или грунтососов послойно. На каждом вскрытом уровне ныряльщики обязаны повторять одну и ту же монотонную процедуру - запись координат, регистрация, фотографирование, зарисовка. Только после этого ученые могут получить физическое удовольствие пощупать найденные предметы, с тысячами предосторожностей высвободить их из панциря донных осадков, положить в корзину и отправить на поверхность. И вот здесь начинается самое сложное - сохранение находок.

    Прежде чем вкратце проиллюстрировать методы консервационных работ, хотелось бы отметить, что различные материалы, попавшие в море, ведут себя далеко не одинаково. Чугун, например, превращается в окись железа, медь и медные сплавы сильно коррозируют, латунь реагирует по-разному (чем массивнее предмет, тем дольше он сопротивляется), серебро легко превращается в сульфиды и хлориды серебра, в результате чего образуется характерная черная масса, чистое золото, на счастье одержимых кладоискателей, не подвергается электрохимическому воздействию, твердый цинк, применявшийся в старину для изготовления бытовых предметов, ведет себя неодинаково: его состояние зависит от местных условий, наконец, свинец в твердом виде окислятся лишь поверхностно.

    Не меньше проблем возникает и с изделиями из дерева. Такой предмет порой сохраняет свою первоначальную форму, но его состав, как правило, претерпевает существенные изменения. Извлеченный из воды, под действием воздуха и солнца он быстро высыхает, уменьшается в размерах и деформируется, а порой полностью разрушается.

    Уже из этого незначительного перечня изменений, которым подвергаются находки, изготовленные из различных материалов, можно представить объем работ, предстоящий реставраторам. Не следует забывать и то, что с «целого» корабля поднимается не одна тысяча предметов, которые длительное время «разлагались» рядом, тем самым значительно влияя друг на друга.

    Автору не хотелось бы утомлять читателей перечнем химикатов и сухих формул, поэтому ограничимся лишь общим обзором современных методов консервационных работ.

    Начнем с дерева.

    Первым этапом консервации древесины, насыщенной водой, является определение ее сорта, свойств, объема разрушений, наличие тех или иных загрязнений. Только после этого начинается обработка.

    Существует множество методов консервации дерева. Некоторые способы оказались неэффективными и от них отказались, другие, наоборот, развиваются и модифицируются. Однако, по мнению Ричарда Кларка, специалиста из Национального морского музея в Лондоне, в последнее время наблюдается возврат к методам с использованием полиэтиленгликоля (ПЭГ), который был применен, в частности, при консервации «Васы».

    Он заключается в том, что спиртовой раствор ПЭГ постепенно пропитывает дерево, вытесняя воду. Однако этот метод не идеален: дерево, предельно насыщенное ПЭГ, все же сохраняет в себе некоторое количество воды. Следовательно, возможно дальнейшее разрушение древесины.

    Другой метод, с использованием гамма-лучей, был разработан, Центром атомной энергии в Гренобле (Франция). Он включает в себя пропитку дерева синтетическими смолами с дальнейшим гамма-облучением. Этот способ эффективен и недорог. Однако для объектов больших размеров он требует значительных лабораторных площадей, монтирования объемной установки.

    Наконец, третий метод, применяемый в настоящее время для консервации мокрой древесины - сухое вымораживание. Этот способ был разработан еще в 1960 году и широко применяется в медицине, фармацевтической и пищевой промышленности.

    Для обработки деревянный объект, насыщенный влагой, помещают в специальную камеру и замораживают при помощи азота. Далее поверхность дерева подвергают воздействию сверхсухого воздуха, нагнетаемого в камеру со скоростью 20 км/час. Образующийся поток уносит молекулы воды. Для стабилизации процесса объект содержится при низких температуре и уровне влажности. Этот метод широко применяется и для консервации других органических материалов, например, изделий из кожи, ткани, кости, а также веревок, канатов и т.д.

    Добрый десяток методов существует и для консервации железных предметов. Следует заметить, что самым важным в процессе консервации является выбор лучшего, оптимального метода для обработки того или иного предмета. Например, для консервации железа в мастерских верфи «Васа» использовали печи Макса Сиверта. Здесь для восстановления железа из окиси железа применялись водород и окись углерода. А крупные предметы консервировались с использованием бромистого лития.

    Теперь, уважаемый читатель, вооружившись общими знаниями о подводных археологических исследованиях, отправимся в путь по маршрутам древних кораблей.

    Это путь взлетов и падений «великих государств», отваги и трусости, пота и слез, богатства и нищеты. Это путь неуемного человеческого любопытства, знаний, фантазии и изобретательности.

    «Я просто возвратил монеты туда, где их взял»

    «Наступает время в жизни каждого здорового мальчика, - писал Марк Твен, - когда его обуревает желание куда-то идти и искать захороненные сокровища».

    Эти слова также верны сегодня, как и в то романтическое время, когда Том Сойер и Геккльберри Финн искали золото в доме с привидениями. У каждого нормального человека, несмотря на возраст, есть в душе струна, которая настроена на звон пиратских клинков, любовь испанской красавицы и блеск золотых дублонов и пиастров. Эта тайная струна и есть признак золотой лихорадки. Она, как путеводная звезда, влечет в мир приключений и путешествий.

    Обычно такие истории состоят из четырех частей. Первая - это наживка для читателя. Мелькают легендарные имена капитана Кидда, Кровавого Меча или Моргана. Отважные набеги на корабли и богатые города, груды золота и алмазов. Кровавые деяния жестоких пиратов тесно переплетаются с романтическими любовными историями. Прекрасные пленницы освобождаются благородными рыцарями, а грязные негодяи вздергиваются на нок-рее.

    Начинается вторая часть. Пират, приговоренный к смерти, перед лицом Бога и намыленной веревки бросает в толпу зашифрованный листок со словами: «Мои богатства тому, кто прочтет». С этого момента на сцену выходит множество действующих лиц. В игру вступают принцы и нищие, безмятежные повесы и дисциплинированные военные. И уже новая история, замешанная на фактах и вымыслах, леденит кровь любителей приключений.


    Эдвард Такер


    Третья часть, как правило, нахождение сокровищ. Обычно это происходит случайно. Примерно так: каждый месяц в полнолуние и новолуние, когда солнце и луна располагаются на одной прямой с землей, их объединенная сила притяжения поднимает уровень моря, вызывая «большую воду». Высокие приливы сменяются большими отливами, когда море на несколько часов отступает до самого низкого уровня, оставляя в затопленных водой углублениях разные мелочи, позволяющие проникнуть в некоторые тайны океана…

    Правда, обычно эти «мелочи» оказываются консервной банкой, застрявшей между камней, или осколком бутылочного стекла, но некоторым все же везет. Это четвертая, заключительная часть. Знакомьтесь: Эдвард Такер, бывший моряк английского военного флота. Хранитель фондов Смитсоновского музея в Вашингтоне Мендель Петерсон считает, что, после рекордного подъема Уильямом Фиппсом в 1687 году золота и 26 тонн серебра, Такер является лучшим искателем сокровищ 1950 - 60-х годов нашего столетия.

    Начал он свою деятельность весьма прозаично: с подъема цветных металлов с кораблей, затонувших во время второй мировой войны около Бермудских островов. Его напарником стал шурин Боб Кантон.

    Возвращаясь как-то летом 1950 года после очередной «охоты», Такер случайно среди камней залива Кавелло заметил необычные продолговатые предметы. Погрузившись на дно, он с удивлением узнал в них старинные пушки; рядом медный котел с мушкетными пулями, деревянные детали корабля

    Это были его первые археологические находки. Спустя 5 лет Такер и Кантон возвратились на таинственное место. И снова удача. В течение десяти дней подводники собрали богатейшую коллекцию предметов XVI века. Они извлекли из-под песка и ила корабельные инструменты, легкое и тяжелое оружие, навигационные приборы, в том числе песочные часы искусной работы, оригинальную бронзовую мортиру голландского производства и оловянную клистирную трубку, вероятно, старейшую из всех известных.

    Изящная металлическая посуда с клеймами французских мастеров, найденная на дне майоликовая чернильница в виде львиной морды принадлежали когда-то офицерам или пассажирам погибшего корабля. Не обошлось и без сюрпризов. Среди сотни предметов, обнаруженных на месте крушения, значатся золотой брусок и три золотых слитка весом от 5 до 40 унций. Все слитки имели клейма. Это указывает то, что они были взвешены испанским королевским чиновником и обложены пошлиной. На крупных слитках имелось еще одно «дополнение» - слово «Пинто», уточнявшее их происхождение. Золото было намывное, добытое в бассейне реки Пинто в Новой Гранаде.

    Среди других находок следует отметить украшенные жемчугом пуговицы, множество серебряных монет времен Филиппа II и шедевр ювелирной работы - золотой нагрудный крест с изумрудами.

    К сожалению, каких-либо значительных фрагментов корпуса судна обнаружено не было. Это усложнило его идентификацию. Однако, по мнению Менделя Петерсона, обломки могли принадлежать испанскому галеону «Сан-Педро».

    Такер не успокоился на первой находке. Поиски затонувших судов полностью захватили его. Через три года он обнаружил второй корабль - «Сан-Антонио», погибший в 1621 году.

    Это были не лучшие годы для Испании. К этому времени судьба уже нанесла ей два страшных удара, и ее слава «владычицы морей» медленно склонялась к закату.

    Самая первая крупная катастрофа произошла в 1553 году. Разыгравшийся тропический шторм обрушился на огромный торговый конвой, шедший из Веракруса в Испанию с грузом серебра, и пустил на дно почти все суда вместе с экипажем и пассажирами. Лишь несколько человек смогли добраться до Мексики и рассказать об ужасном несчастье. Спустя 35 лет новый жестокий удар: английский флот буквально разметал «Непобедимую армаду» испанцев. Из 130 снаряженных кораблей родных берегов достигли лишь 68.

    Рок преследовал Испанию, ускоряя ее упадок как морской державы. Если в период между 1570 и 1590 годами Испания в Карибском море еще держала флот из 110 кораблей, то в 1610 их было 55, а около середины XVII века всего лишь 25. В 1661 году для перевозки добытых сокровищ через Атлантику Испания была вынуждена арендовать корабли у Голландии. В соответствии с отчетом, подготовленным в 1670 году для министра финансов Франции Кольбера, общий торговый баланс с островами Вест-Индии составил в этом году около 38 миллионов лир. При этом доля Франции составляла 6 миллионов, Фландрии, Щвеции и Дании - 4, Голландии, Гамбурга и Данцига -10, Генуи, Неаполя, Ливорно - 7, Португалии, Галатии и Биссаи - 2 и Берберийских государств - 1. Таким образом, на долю Испании приходилось всего 3 миллиона лир. Но это будет позже. А пока…

    Эдварду Такеру удалось в архивах найти сведения о гибели «Сан-Антонио». Они поведали неугомонному искателю о том, что галеон пошел ко дну носом и что команда и пассажиры благополучно добрались до берега. С помощью туземцев им удалось спасти часть груза; другая по праву досталась Такеру.

    В его полевой описи отмечены пушки большого калибра, предметы личного обихода, тонкая дубленая и крашеная кожа, индиго, железное дерево и черепашьи панцири. Последние предназначались для изготовления табакерок, гребней и оправ для очков и, возможно, для мастерской краснодеревщика Чарльза Андре Буле, производящей инкрустированную мебель для «высших десяти тысяч».

    Среди находок также были золотые серьги, отделанные хрусталем и мелким жемчугом, золотые пуговицы, слиток, кольца и медальон с изображением девы Марии.

    Сенсацией сезона стали деньги, вернее, их разновидность. Среди деревянных остатков судна были найдены сотни рассеянных звеньев золотой цепи, которые служили, по всей видимости, разменной монетой. На это указывали их одинаковые вес и проба. Здесь же был обнаружен другой вид денег - маленькие ракушки каури. Обитающие только в юго-западной части Тихого океана, они высоко ценились в Западной Африке и использовались в работорговле.

    Третьим «золотым кораблем» Такера стал пиратский парусник, потерпевший крушение между 1560 и 1580 годами. Он был найден любителями подводной охоты в 1966 году у западного побережья островка Хайборн-Ки.

    В 1967 году началось планомерное обследование остатков судна. Экспедицию, финансируемую Национальным географическим обществом, возглавили уже известные нам Такер, Кантон и Петерсон.

    Подводным археологам удалось поднять все сохранившиеся части корабельных орудий и оснастки, отдельные деревянные детали корпуса и часть груза.

    Такер сделал детальные зарисовки найденных предметов и остова судна. На основе выполненных обмеров удалось определить конструкцию корабля и его вооружения - 2 погонных орудия и 13 пушек на вертлюжных установках.

    В отличие от круглолицего англичанина Такера, американцу Тому Гарру не повезло.

    Несколько лет он со своим экипажем искал испанское золото. И вот сенсация - в 1968 году в центральной части острова Флорида-Кинз были найдены останки галеона «Сан-Хосе», потопленного англичанами в 1708 году. На его борту, согласно старым хроникам, находилось около 600 тонн драгоценного груза стоимостью, согласно подсчетам специалистов, до 16 миллионов долларов.

    Прежде чем приступить к обследованию останков корабля, Гарр связался с властями береговой охраны США. Он выяснил, что место, где затонул корабль, находится на расстоянии более 3-х миль от побережья Флориды и не является территориальными водами страны. Это не требовало правительственного разрешения на проведение подводных работ. Однако власти все же запросили 25 % от стоимости поднятых ценностей. Гарр вынужден был согласиться.

    Полгода группа Гарра вела усиленные поиски сокровищ. Ее трофеями стали золотые кольца, монеты, многочисленные фрагменты керамики, стекла, оружие, предметы оснастки корабля и личные вещи моряков. Казалось, удача пришла в руки Гарра, но не тут то было. Его вызвали в суд… Началась тяжба между властями штата Флорида и кладоискателем. Оказалось, что место, где он проводил работы, все-таки находится в пределах территориальных вод. Недоумевающему искателю приключений объяснили, что на этот раз три мили следовало отсчитывать от кромки подводных рифов, а не от береговой черты.

    Не имея средств обжаловать в суде «всплывшее дело», Гарр вынужден был подписать новые условия - 50 % сокровищ отчислялось властям. Однако мытарства Гарра на этом не кончились - дело было передано в Верховный суд США.

    Отчаявшийся и обиженный кладоискатель высыпал всю поднятую добычу в море. Перед камерами центрального телевидения Гарр с грустью сообщил, что стал банкротом и что власти «арестовали» все сокровища, найденные им на «Сан-Хосе». Шумная реклама по телевидению обернулась для Гарра новой бедой. Не успев стать в позу обиженного, он вновь был привлечен к суду - на этот раз по обвинению в краже и уничтожению исторических памятников. Оправдываясь, Гарр заявил: «Я не нарушил никакого закона, а просто возвратил монеты туда, где их взял».

    Наконец, после ряда исков, власти и Гарр пришли к следующему: он признал, что нелегально продал ряд ценностей, поднятых им со дна моря, но ничего особо ценного в море не бросил. Он согласился поднять брошенное, а власти - дать ему испытательный срок для выяснения всех дел, связанных с «Сан-Хосе». Том остался на свободе, но не разбогател - причитающаяся ему сумма не перекрыла всех затрат, вложенных в это столь неудачно закончившееся дело.

    «Сайта Мария», «Пинта» и другие

    «Была полночь 11 октября 1492 года. Еще каких-нибудь два часа и свершится событие, которому суждено изменить весь ход мировой истории. На кораблях никто полностью не осознавал этого, но буквально псе, от адмирала до самого молодого юнги, пребывали в напряженном ожидании». В таком восторженном тоне американский историк Дж. Вейклесс описывает момент, предшествовавший открытию Америки Колумбом.

    В ту ночь «Пинта», под командованием Мартина Алонсо Пинсона - опытного моряка и влиятельного палосского корабельщика, шла впереди маленькой флотилии. С нее и увидел «отблески призрачного лунного света на белых песчаных холмах» вахтенный матрос Родриго де Триана. А через минуту раскат орудийного выстрела возвестил о том, что Америка открыта.

    Несмотря на усилия ученых многих поколений, почти все факты из жизни великого мореплавателя Кристобаля Колона (испанский вариант имени Христофора Колумба), относящиеся к его юности, спорны. Установлено, наконец, место рождения Колумба - Генуя (ранее не менее 20 населенных пунктов претендовали на честь быть его родиной) и время - осень 1451. Отцом его был небогатый генуэзский шерстяник Доминико Коломбо.

    Художники создали множество образов Христофора Колумба по сохранившимся описаниям, но его подлинное лицо по-прежнему остается загадкой. Вызывает споры и национальность мореплавателя. Графологи усматривают в неразборчивой подписи Колумба португальские корни. Некоторые ученые считают его скандинавом. Другие склонны выводить его род с Ибицы, что на Балеарских островах. Родство с адмиралом оспаривают греки, галисийцы, швейцарцы, жители Каталонии, даже армяне и китайцы.

    Неизвестно, где и как учился Христофор Колумб. Его сын Фернандо утверждал, что его отец закончил университет Падуи. Однако в списках учащихся этого известного на всю Европу учебного заведения такой студент не значится. Доказано, что Колумб читал на четырех языках: итальянском, испанском, португальском и латинском. И все же есть предположение, что он был полуграмотным: в рукописях встречается множество ошибок.

    Неизвестно, когда и как после 1472 года молодой шерстяник стал моряком. Однако, по его словам (правда, не подтвержденным документами), он не раз принимал участие в дальних плаваниях, побывал в Англии и в Гвинее. Сохранились сведения о том, что в 1479 году Колумб женился на Флиппе Монис Перестрелло, чей отец до самой смерти осваивал атлантические острова и, войдя в знатную семью, получил доступ к королевскому двору. В 1480 году у них родился сын Диего.


    Художники создали множество образов Христофора Колумба, но его подленное лицо по-прежнему остается загадкой


    О том, как зародился проект Колумба, можно только высказывать предположения. По традиционной версии, он еще в 1474 году обратился 18 советом относительно кратчайшего морского пути в «Индии» к известному итальянскому (флорентийскому) астроному и географу Паоло дель Поццо Тосканелли и получил одобрение своей идеи. По другой, он приобрел бумаги Тосканелли у своей овдовевшей тещи. Среди них могла быть копия письма известного географа, адресованного португальскому королю. К этому письму прилагалась карта с предположениями, «как можно достичь Востока по морю, плывя на запад от Европы».

    Так или иначе, но вероятно с этого момента и начались его «хождения по мукам», закончившиеся спустя 13 лет орудийным выстрелом «Пинты». То, к чему великий мореплаватель стремился и упорно искал в «Западных Индиях», оказалось не утопией, не бредом безумца, а реальностью.

    Умер Христофор Колумб в Испании 20 мая 1506 года в полном забвении и нищете. Современники не сумели по достоинству оценить истинного значения сделанных им открытий. Более благодарными к памяти мореплавателя оказались последующие поколения соотечественников. Его имя чтут в Испании. Не меньшей славой окружено оно в Латинской Америке, где одна из стран Южноамериканского континента названа в его честь Колумбией. Однако лишь в США день 12 октября отмечается как национальный праздник - День Колумба. Именем великого генуэзца здесь названы многие города, округ, река, университет, множество улиц, кинотеатров, аптек.

    К знаменательной дате - 500-летию первого путешествия Колумба американцы стали готовиться давно. В начале 80-х годов состоялось несколько конференций и симпозиумов, посвященных празднованию юбилея. В них приняли участия археологи, историки, антропологи, географы, архитекторы, философы, латиноамери-канисты, журналисты и финансовые магнаты. Исследовательская программа, составленная учеными, была огромной. Она включала в себя всестороннее изучение «колумбовской эпохи». Особое место было отведено специалистам по подводной археологии. Им поручалось обследовать шесть наиболее перспективных мест, связанных с четырьмя экспедициями Колумба.

    …В полночь 25 декабря 1492 года засьтаюгций штурман флагманскою корабля «Сайта Мария» передал румпель юнге. Двухдневное веселье с индейцами племени араваков давало о себе гнать. Ошарашенный столь неожиданным «повышением, по службе» юнга не заметил опасности и посадил флагман на мель близ острова Гаити. Потеряв надежду спасти корабль, Колумб приказал снять с него весь ценный груз, а из обломков построить форт, вооружив его корабельными пушками. В поселении, названном Навидад («Рождество»), согласились остаться 39 человек. Они были переполнены надеждами на привольную жизнь и желаниями быстро разбогатеть. Но они ошиблись. Спустя год (второе путешествие) Колумб не нашел на этом месте ни крепости, ни людей. Лишь следы пожарища и несколько разложившихся трупов свидетельствовали о происшедшей трагедии. Подробности поведали местные индейцы. Они рассказали, что постепенно между колонистами стали возникать раздоры. Большая часть испанцев покинула Навидад и ушла во внутреннюю часть острова, где и была перебита местным касиком (племенным вождем). Он же разрушил и поселение. Защитники крепости, пытаясь спастись от преследования, погрузились в лодки и вышли в море, но были застигнуты штормом и погибли.

    В январе 1494 года Колумб к востоку от сожженного форта основал новое поселение Изабелла. Однако и на этот раз место было выбрано неудачно. Появился новый враг, ранее не известный испанцам - желтая лихорадка. Когда в городе вспыхнула эпидемия, колонисты вынуждены были покинуть ею и перешли на южный, более здоровый берег. Здесь в 1496 году Варфоломей Колумб, брат первооткрывателя, заложил юрод Санто-Аоминго, который стал политическим и экономическим центром Эспанъолы (теперь столица Доминиканской Республики) и является старейшим из европейских поселений в Америке.

    Открыть Навидад - первое христианское поселение на американском берегу стало делом чести сотрудникоп Флоридского музея. Исследования в архивах Испании и Америки позволили историкам определить его местонахождение. Многолетняя работа увенчалась успехом. На месте давно исчезнувшего индейского селения археологами были обнаружены неопровержимые доказательства раннего европейского присутствия: керамика колумбовского времени, часть стеклянной чаши, кости животных, не известных ранее индейцам и др. I Тоследним веским аргументом для скептически настроенных ученых явилась находка челюсти молодой свиньи. Анализ зубов, проведенный в Калифорнийском университете, показал, что она принадлежала домашнему животному из Севиля, местечка, находящегося рядом с городом Палое, откуда начал свое первое путешествие Колумб.

    Было найдено и поселение Изабелла. Спустя 500 лет его обнаружил профессор Хосе Ф.М.Круксент из Венесуэльского университета. В результате археологических исследований были раскопаны остатки адмиральского дома - старейшего дошедшего до наших дней сооружения европейцев на Американском континенте. Реконструкция поселения показывает, что дом Колумба возвышался на берегу и был построен не из известняковых блоков, как считалось ранее, а из плотно утрамбованной земли с известняковым покрытием. Рядом стояла церковь колонистов, за ней располагались дома офицеров, больница и амбар. На задворках поселения ученые обнаружили жилую зону с бытовым мусором - «Клондайк» для археологов, которая и принесла основную массу находок. Сенсацией раскопок стало исследование кладбища на территории поселения. В нескольких погребениях сохранились останки людей, по всей видимости, испанцев, захороненных по католическому обычаю. В одной могиле скелет лежал лицом вниз со связанными за спиной руками. По мнению ученых, останки принадлежали казненному человеку. Известно, что меньше чем через месяц после "начала строительства Изабеллы среди колонистов испыхныл мятеж. Его возглавил главный казначей экспедиции Бернал де 11иза. Согласно записям в дневнике Колумба, дошедшим до наших дней, мятеж был подавлен: де Пиза схвачен и посажен в тюрьму, а несколько сторонников повешено. Возможно, раскопанное археологами погребение стало последним пристанищем сподвижника Бернала де Пиза.

    Менее удачными оказались работы в заливе Сент Ане (Ямайка), где были затоплены «Капитано» и «Сантьяго» - корабли четвертой экспедиции Колумба.

    …От непрерывных дождей потрепанные бурями корабли стали /нить. Они были так повреждены, что едва держались на плаву. О продолжении плавания не могло быть и речи. И Колумб принимает решение.

    Найдя на северном берегу Ямайки удобную для стоянки гавань, он сажает тонущие корабли на мель. На верхних палубах искусственною острова спешно строятся жилые помещения, от «непрошенных гостей» укрепляются борта и возводятся ограждения. Аля спасения людей требуется помощь. И Колумб посылает нескольких испанцев во главе с Диего Мендесом на Эспаньолу с просьбой выручить экспедицию из беды. Посланцам на двух больших пирогах удается пройти морем около 200 км и предстать перед Николосом Овандо ~ королевским наместником. Но Овандо не спешит с помощью. Он боится авторитета Колумба, который может ослабить его власть на Эспаньоле. И лишь под влиянием сторонников Колумба он снаряжает спасательную экспедицию на двух судах. Ровно через юд после прибытия на Ямайку Колумб с остатками команды навсегда оставляет этот остров.

    Две группы из Техасского института подводной археологии работают отдельно. Команда под руководством Роджера Смита проводит наземные археологические раскопки в месте, где покоятся «Капитано» и «Сантьяго», а группа Дональда Кийта - у атолла Молласи, на месте гибели «Пинты». Археологи Смита метр за метром «прозванивают» специальным сонаром размеченный участок. Под слоем донных отложений и остатков старинной английской пристани, в местах, зафиксированных прибором, ученые начинают раскопки. Находок много: балласт, керамические и стеклянные сосуды, деревянные детали конструкции корабля. Однако все они относятся к более позднему времени - XVIII веку. Историки вновь «погружаются» в архивы. Пожелтевшие страницы документов поведали о новой трагедии. В 1791 году в этом негостеприимном заливе был застигнут ураганом английский корабль «Флай». Все попытки спасти судно не увенчались успехом. Наскочив на мель, оно в считанные минуты было разбито волнами. Останки английского корабля и были обнаружены археологами. А «Сантьяго» и «Капитано», вероятно, так и не будут найдены - время и черви-древоточцы сделали свое дело.


    Место крушений кораблей Христофора Колумба


    Больше повезло аквалангистам Дональда Кийта. Близ атолла Молласи, входящего в группу Багамских островов, ими были обнаружены обломки корабля. Под слоем песка найдены часть киля, крепежный материал, которые позволят определить размеры и тоннаж корабля. Среди находок глиняные сосуды, бронзовый наперсток, фрагмент сабли, предметы из олова, бронзовые корабельные пушки и др.

    В испанских архивах удалось найти данные о капитане Пинсоне, совершавшем вместе с Колумбом путешествие в 1492 году. В 1500 году Пинсон командовал флотилией из четырех кораблей, также ходившей в Америку. Среди них была и «Пинта». Во время шторма две каравеллы перевернулись и затонули. Одна из них - «Фраилия» - была обнаружена археологами ранее. На этот раз найдены останки второй каравеллы - «Пинты».

    И вот новое сообщение. Сотрудниками Техасского института подводной археологии найдена «Гальега», еще одна каравелла четвертой экспедиции Колумба. Известно, что в 1503 году Колумб, продолжая искать «проход в Индию», плыл вдоль побережья нынешней Панамы. «Гальега» шла слишком Близко к берегу и наскочила на мель. Колумб оставил на корабле часть моряков, расчитывая создать в этом месте поселение. Но напавшие индейцы вынудили испанцев на шлюпках уйти в море, где их подобрал другой корабль экспедиции. Сейчас остатки судна покоятся на дне реки Белен на атлантическом побережье Панамы, под слоем ила толщиной от 7 до 10 метров.

    Гибель «Счастливой армады»

    После долгих приготовлений и двадцати утомительных лет интриг Филипп II - император, властвующий на половине Европы, в трех Америках, в Африке и Азии, «король наук», по «велению Бога» организовал могущественную флотилию, нареченную «La felicissima Armada» («Счастливая армада») против исконного врага Испании и католичества Англии. Позднее она стала называться «Непобедимой», или «Великой армадой». Покинув родную гавань Ла Корунья, флот, с благословения папы римского Сикста V, ринулся в бой в поисках славы и богатства. В состав экспедиции вошли 65 галеонов и классных торговых судов, переоборудованных для боя, 25 гукоров с лошадьми, артиллерией и провизией, 10 куттеров, 23 судна прибрежного плавания, 4 галеры и 4 галеаса. Всего 130 судов с 2431 орудием общим тоннажем 57868 тонн.

    «Армадой» командовал дон Алонсо Перез де Гузман эль Буэно, герцог Медина Седония - знатнейший дворянин Испании и его заместитель - капитан-генерал миланской кавалерии дон Алонсо Мартинес де Лейва, рыцарь Сантьяго - национальный герой и любимец Филиппа II. Сорок из числа самых знатных испанских семейств доверили его вымпелу своих сыновей, которые, погрузившись на галеон «Ла Рата Санта Мария Энкоронада» водоизмещением 820 тонн, отбыли в поисках своего счастья. Следует отметить, что галеоны, составлявшие основу «Армады», были для своего времени внушительной военной силой. Именно на них впервые орудия были установлены и над, и под главной палубой, что привело к появлению батарейных палуб. Пушки на корабле размещались вдоль бортов и стреляли через специальные «окошки» - порты. Однако это новшество повлекло за собой наращивание бортов, что в совокупности с непропорционально высокой кормой делало судно малоостойчивым и маломаневренным.

    Длина крупнейших испанских галеонов 1580 - 1590 годов составляла около 50 м (37 м по килю), ширина 12 м и водоизмещение до 1000 тонн. Но вернемся к «Непобедимой армаде».

    По разработанному герцогом Алваро де Санта Крус плану, «Армада» должна была пройти из Кадиса в Дюнкерк и взять на борт войска, находившиеся в Нидерландах. Далее зайти в устье Темзы недалеко от Лондона и при поддержке английских католиков взять его приступом.

    Для защиты Лондона англичане создали мощный флот - около 200 боевых и торговых судов, переоборудованных для военных целей. Команды кораблей были сформированы из «старых морских волков» - моряков

    Неожиданное нападение вызвало в стройных рядах испанцев панику. Маневрируя в полной темноте, тяжелые галеоны сталкивались друг с другом, нанося серьезные повреждения своим судам.

    Около 4-х часов утра Говард отдал приказ атаковать флот с разных сторон. Бой был проигран испанцами: два галеона попали в руки англичан, третий сел на мель у Кале. В последующих пяти сражениях затонули, сели на мель и были захвачены неприятелем еще 7 крупных боевых кораблей. Теперь испанцам приходилось думать только об отступлении. 11о сильные встречные ветры не позволяли кораблям следовать Ла-Маншем. Оставался единственный путь спасения - через Северное море, вокруг Шотландии. Но несчастья преследовали «Счастливую армаду» - жестокий шторм у Оркнейских островов довершил ее разгром.

    Из 130 снаряженных кораблей родных берегов достигли лишь 68: многие затонули в море, пять погибло у берегов Шотландии, а сентябрьские и октябрьские шторма бросили на скалы более 20 кораблей у побережья Ирландии. Один из них, галеас «Хирона», стал известен благодаря кропотливому труду бельгийского исследователя Робера Стенюи.


    Трагический маршрут «Непобедимой армады»


    прошедших хорошую школу в торговом флоте и нередко участвовавших в пиратских набегах на испанские корабли. Классической тактике ведения боя испанцев - абордажной схватке - англичане противопоставили стремительные набеги и огневые удары орудий с последующим быстрым отходом на рубежи вне досягаемости испанских пушек. Такая тактика англичан оттачивалась в многочисленных пиратских рейдах Дрейка, Хокинса, Рэли ставших во главе флота.

    Испанскому адмиралу решительно не везло. Запланированный выход в море пришлось отложить на целый год из-за внезапного нападения английских кораблей на Кадис и другие испанские порты. Оправившись от первого удара, «Армада» в мае 1588 года вышла из Лиссабона к берегам Нидерландов, но, застигнутая жестоким штормом, вынуждена была зайти в Ла Корунью на ремонт.

    Вновь выйти в море она смогла лишь 26 июля. Через несколько дней, достигнув английских вод у Плимута, испанцы взяли курс на Дюнкерк. Едва 7 августа «Армада» показалась на виду у противника, наступил полный штиль. Изобретательный лорд Говард, командующий английским флотом, избрал новую тактику. Он снарядил 8 брандеров и в полночь, когда подул слабый ветерок, отправил их в сторону испанского флота.

    Сокровища «Хироны»

    «Впереди буруны!», - раздался крик. Под натиском седой водяной стены огромный корабль раскачивался с борта на борт среди кромешной тьмы. Матрос с топором в руке, словно кошка, бросился на бак, перерубил тали и якорь полетел за борт. Но было поздно. С мачты впередсмотрящие, обезумев от ужаса, видели, как на корабль надвигалась черная омываемая пеной скала. С треском галеас вынесло на прибрежные камни, люди с его палубы как горох посыпались в воду. Могучие волны слизнули пушки, ядра, ящики с провизией и сокровищами.

    Видимо, последняя мысль молодого испанского гранда, когда он глотнул холодной соленой воды, была об Испании и его возлюбленной, с которой он провел последнюю ночь перед выходом в море. Рано утром, когда он уходил на корабль, чтобы отправиться покорять Англию, она надела ему на палец левой руки золотое кольцо.

    Тело гранда, избитое прибоем среди прибрежных скал, уже давно было съедено крабами и рыбами, кольцо соскользнуло с костлявой руки и упало на дно моря. Потом его занесли песок, устричные раковины и обломки скал. Кольцо под действием окисления железных ядер, которые лежали рядом на дне, как бы спаялось с раковинами и камнями.

    В пыли архивов, спустя четыре века, я восстановил историю погибшей «Хироны», и вскоре на глубине 30 футов нашел место ее табели. С четырьмя коллегами обшарил там морское дно до последнего камня. Мы взломали «цементный» слой, созданный природой, подняли огромные валуны и перелопатили груды песка. Я нашел там кольцо, которое лежало спаявшимся вместе с золотой монетой в два эскудо из Толедо и несколькими пиастрами. Это был последний подарок молодому гранду от его красавицы. Мы взяли кольцо в лодку, оно заблестело мягким желтым цветом под тусклым ирландским солнцем. Из всех сокровищ «Армады» это - самая красивая и самая трогательная находка. Видимо, испанка заказала это кольцо лучшим ювелирам. Маленькая кисть держит сердце и открытую пряжку. Надпись гласит: «Мне нечего тебе больше дать».

    Так Робер Стенюи начинает свой рассказ о подъеме ценостей с галеаса «Хирона», который был опубликован в журнале «Обсервер» от 21 сентября 1969 года.

    Но вернемся к началу истории.

    …Дальнобойные пушки англичан в нескольких сражениях нанесли «Непобедимой армаде» ужасающие разрушения и потери. Небеса, вступившие в союз с протестантами, довершили бойню. Получившие подводные пробоины и имевшие течь испанские корабли, преследуемые безжалостными штормами, отставали от эскадры и бесславно исчезали в морской пучине под страшные проклятия и неистовые молитвы испанцев.

    Оторванный от эскадры, пробитый ядрами, с поломанным рангоутом и изодранными парусами, почти без запаса воды, «Аа Рата Сайта Мария Энкоронада», корабль благородного дона Алонсо Мартинес де Аейва, рыцаря Сантьяго, еле дотянул до бухты Ълэксод графства Майо на северо-западной оконечности Ирландии. Де Аейва намеревался, отдохнув и подлатав корабль, идти в Шотландию, где молодой король Джеймс VI, сын католички Марии Стюарт, мог дать ему убежище до весны. Но Фортуна, ранее столь благосклонная к де Аейва, забыла про него.

    Измотанная команда не справилась с парусами и выбросила судно на мель. Но рыцарь Сантьяго не сдался. Высадив всех людей, имущество и малые пушки, он сжег корабль, отрезав пути к отступлению, и приготовился к сражению на суше.

    К счастью, в залив Блэксод вошел еще один корабль несчастной «Армады» - гукор «Аа Дукесса Сайта Ана». Де Аейва быстро погрузился на нею со своими людьми. Казалось, удача вновь избрала его своим фаворитом. Но не надолго.

    Пройдя всего 70 миль, судно, не выдержав напора шторма, было прижато к берегу и разбито о скалы в заливе Аокрос Бей графства Донегол.

    Сам де Аейва получил ранение в ногу и, по словам попавшего позднее в плен к англичанам матроса Джеймса Маккари, «не мог ни ходить, ни ездить верхом».

    Тем не менее он завершил операцию по спасению имущества уже с двух погибших кораблей.

    Четыре человека несли ею на носилках 19 миль по суше в Киллебегс, к югу от залива Аокрос Вей, где, как доложили разведчики, выбросило еще несколько галеонов «Армады». И действительно, путешествие оказалось не напрасным: три испанских корабля пытались зайти в залив. Один из них сел на камни при входе в гавань, второй смог войти в нее, но был разбит волнами о скалы. Третий, галеас «Хирона», хотя и был. сильно потрепан штормом, стоял в гавани. Когда де Аейва прибыл в залив Киллеберг, он уже был отремонтирован. Ае Аейва перенес груз уже на третий корабль и 16 октября 1588 года с экипажем с пяти погибших кораблей вновь вышел в море. На этот раз в последний.

    По сообщению некого Генри Далса от 26 октября, «упомянутый галеас вышел из гавани с большим числом испанцев, которое он мог принять на борт, и, направляясь вдоль берега к внешним островам Шотландии, наскочил на камень у Еанбойса, где как корабль, так и люди погибли. При этом спаслось всего пятеро…» Воистину, бесславный конец отважного человека.

    Среди спасшихся был и лиссабонский матрос /Джеймс Маккари. Он и поведал о смерти благородного дона де Аейва и затонувших на галеасе сокровищах.

    В июне 1967 года Робер Стенюи выехал из Лондона на побережье Атлантики, в Порт-на-Спанья - испанский порт, на место гибели «Хироны». Отвесные скалы, по его словам, обрывались вниз на 120 метров, образуя почти ровный полукруг, где адски завывал ветер. Рухнувшие глыбы, напоминавшие противотанковые надолбы, образовали внизу подобие пляжа. Зеленое море демонстрировало свое могущество, обрушиваясь мириадами брызг на мыс Лакада. Дикое место. Самой природой оно было уготовано для трагедии. Здесь витал дух смерти.

    С 18 лет Стенюи начал составлять картотеку затонувших кораблей с ценностями. «Хирона» числилась в его личных архивах с 1956 года. Ему было известно, что потеря груза корабля насторожила англичан. Ведь пушки «Хироны» могли быть с успехом использованы ирландскими повстанцами в борьбе с английской короной за свою независимость, так же как и ценности. Те и другие лежали близ берега на глубине 30 футов.

    Чтобы ирландцам не достались пушки, сэр Джордж Кэрю, главный артиллерист Англии, получил приказ срочно отправиться в Ирландию и попытаться поднять орудия. Но лишь почти через год английский военный корабль «Попингэй» прибыл в залив для поиска и подъема затонувшего груза. Однако было уже поздно. Местный сквайр Макдонелл, как сообщает губернатор сэр Джон Чичестер, поднял три пушки, полупушку и кулеврину с погибшего испанского корабля. Стенюи было известно и то, что Макдонелл доставил в замок Данлус три сундука с сокровищами, которые использовал для расширения и укрепления замка.

    Со временем в этих краях появились предания и легенды о затонувшем корабле, но, как ни странно, никаких письменных указаний на водолазные работы на «Хироне» того времени нет.

    Следушая, после работ Макдонелла, попытка относится к 1963 году. Искателем испанских сокровищ на этот раз оказался Сидней Уигнал, водолаз-эксперт из Олд Колуина графства Денбиршир, который перед этим немало потрудился на затонувших галеонах «Армады». В своем отчете о проведенных работах он писал: «Возможно, что Макдонеллы унесли с корабля все, что можно было спасти. Почему я так думаю? Галеас - судно не для северных морей. У него был небольшой надводный борт и весла, которые помогали парусам. По возвращении домой на борту корабля было. 1200 человек. Корабль был перегружен. Не хватало пищи и воды из-за такого перегруза. Стал бы де Лейва рисковать своим кораблем и жизнью 1200 человек ради того, чтобы вернуть Испании каких-то 50 пушек? Моя теория заключается в том, что де Лейва взял на корабль только легкие пушки, вероятно, робинеты. Этим и объясняется, почему Макдонеллы смогли снять с рифа тяжелые пушки. Но где же пушки «Хироны»? Вернемся к переговорам де Лейва с ирландцами. Он отказался помочь им атаковать англичан, а также снабдить их пушками. 1хли «Хирона» оказалась перегружена, ее нужно было облегчить. Де Лейва не оставил бы на чужом берегу несколько сотен своих соотечественников. Я считаю, что он сбросил все тяжелые пушки за борт у Мыса, от которого «Хирона» взяла курс в море».

    …Звук исчез, только когда Стенюи скрылся под водой. Холод ожег лицо, прокрался под гидрокостюм и добрался до ног. Сверившись по компасу, он поплыл к берегу. Вокруг все серо, зелено, буро. Картина песьма унылая. Течение со скоростью в один узел пытается отодрать его от единственной опоры кустиков ламинарии, прилепившихся к базальтовому выступу, и унести Бог знает куда. Стенюи останавливается, чтобы перевести дух и привыкнуть к холоду. Стрелка глубиномера медленно поднимается от десяти метров к семи. Он скользит по длинному коридору между скал и невольно вздрагивает, упираясь в толстый серо-зеленый цилиндр. Пушка…

    Она лежит поперек прохода, наполовину замытая галькой и хитро глядит на Стенюи своим жерлом. Он спускается совсем немного и тут же замечает вторую, поменьше, застрявшую в расщелине. Он глядит на нее, как зачарованный: ни один музей в мире не может похвастаться даже самой маленькой пушченкой «Армады», самым крохотным ядром. Да что там, гвоздем. А вот и пороховницы: одна, две, четыре, пять.

    Бесформенные глыбы вросли в скалы, заполнили расщелины. Вокруг рассыпаны свинцовые чушки, толстые квадратной формы бруски, ржавые ядра, вернее, то, что от них оставила коррозия. Между камнями Стенюи находит медную монетку. Хочется смеяться и кричать. Одиннадцать лет!… Одиннадцать лет кропотливейшего труда в библиотеках и архивах Испании, Франции, Англии, Бельгии и Голландии. Десятки исписанных тетрадей, сотни донесений, казначейских ведомостей, докладов и счетов, судебных приговоров, гравюр очевидцев и писем родных. Тысячи страниц старинных судовых журналов, исписанных выцветшими чернилами; более трехсот лет королевских интриг, войн, голода и крови. Стенюи закрывает глаза и чувствует, как застывший от холода рот судорожно сжимающий нагубник акваланга, расплывается в улыбке. Его радость похожа на успокоение. Это даже не радость, а облегчение: тяжкий груз свалился с плеч. Нашел!

    Примерно так заканчивается первый день исследований группы аквалангистов под руководством Робера Стенюи.

    Работы первого сезона были непродолжительными, но результаты их обнадеживали. Вместе со своим другом Марком Ясинским Стенюи удалось обнаружить 2 бронзовые пушки, орудийные замки, куски олова, которые использовались для отливки мушкетных пуль, несколько пиастров, золотое кольцо и брелок в виде яйца с обрывком золотой цепи из 6 звеньев.

    Так на 12-й год упорных поисков он, наконец, нашел под водой первое золото «Хироны».

    Однако не блеск презренного металла привлекал Стенюи. Он болел не золотом, а историей. «Клад - понятие относительное, - пишет он в своей книге «Сокровища Непобедимой армады», вышедшей в 1971 году в Париже. - Для археолога медная пуговица или мушкетная пуля подчас важнее сундука с монетами. Отыскивая реликвии, я меньше всего думаю об их рыночной стоимости. Когда нашей группе удалось обнаружить на дне холодного ирландского моря галеас «Хирона», входивший в состав испанской «Непобедимой армады», моей мечтой стало создание музея «Армады». Но это будет позже. А пока оставалась работа. И не романтические картины пьянили ему голову, а тяжелый, изнурительный и порой опасный труд подводного археолога во слину Ее Величества Истории.

    В апреле 1968 года Робер Стенюи продолжил работы на корабле. На этот раз в них приняли участие Морис Видаль, бывший военный водолаз, Луи Горе, бывший минер-водолаз, Франсис Дюмон, студент-архитектор, который должен был обеспечить ахдмку местности и зарисовку находок. Неутомимый Марк Ясинский, помимо фото, отвечал за химическую обработку найденных предметов (кроме заслуженного звания лучшего подводного фотографа, Марк Ясинский имел ученую степень по химии).

    Благодаря выполненному Дюмоном точному плану места кораблекрушения с привязкой к нему положения каждого предмета на дне удалось восстановить картину трагедии. Исследователи пришли к выводу, что от самого корабля практически ничего не осталось. Время и волны сделали свое дело. Место кораблекрушения прослеживалось лишь по разбросанным вокруг тяжелым предметам: пушкам, ядрам и чушкам балласта. Однако до них надо было еще добраться.

    Пролежав длительное время под водой, все предметы на дне были «сцементированы» в монолит. Чтобы не повредить их, приходилось разбивать большие куски на более мелкие и стропом поднимать на поверхность, где они и подвергались дальнейшей обработке. Таким образом из камней появлялись на свет пиастры, реалы, эскудо и дукаты, медные пряжки, золотые цепи, куски фарфора, мушкетные пули, куски кожи, ремни, обломки ножей, ложек, вилок и т.д.

    Значительно облегчило работу использование для расчистки дна от песка и ила шланга и выкидного мотора-насоса. Однако море не хотело так просто отдавать свои ценности людям, вторгшимся в его царство. Оно вступало в противоборство с исследователями.

    Но удача, будто расплачиваясь за жестокую шутку с де Лейва, оберегала группу исследователей. Уже в конце 2-го сезона список находок, каждодневно заполняемый Стенюи, пополнился якорем, предметами утвари, ювелирными изделиями, монетами, полутора тоннами слитков и листов свинца для корабельной обшивки и отливки мушкетных пуль и многими другими.

    Порой в течение дня ныряльщикам удавалось находить до 40 золотых монет, однако гораздо меньше, чем приписывала им молва. «Где золото? где скелеты прикованных к веслам рабов?», спрашивали возбужденные туристы, буравя имущество экспедиции алчущими глазами, а «самая осведомленная братия» - детвора распускала слух о том, что Стенюи поднял и переправил его в Форт Нокс 200 тонн золота, а также несколько пушек из чистого золота и несчетное количество драгоценных камней. Безусловно, людская молва преувеличивает, но все же сокровища, поднятые за три года группой, бесценны.

    Всего обнаружено 12 тысяч предметов - украшений, монет, посуды, остатков корабля, оружия, боеприпасов, инструментов, черепков и осколков. В списке находок значатся 47 золотых украшений, 8 золотых цепей, 2 рыцарских знака, значительное количество золотой и серебряной посуды. А коллекция монет, собранная экспедицией, поистине исключительна: все монеты Филиппа II, его отца - императора «Священной Римской Империи», Фердинанда и Изабеллы, золотые монеты Испании: 1, 2 и 4 эскудо, множество неаполитанских дукатов и эскудо в отличной сохранности, 1, 2, 4 и 8 реалов чеканки Мексики и Испании, а также неаполитанские пиастры. Были представлены все мелкие монеты Испании, Португалии и Неаполя. За все время работ - 8000 часов, или 10 месяцев (в архиве 600 часов) найдено 405 золотых, 756 серебряных и 115 медных монет.

    Тайны бухты Виго

    Ни одна книга, посвященная кладоискательству или водолазным работам, не обходится без истории поиска сокровищ в бухте Виго.

    Этот сюжет, окутанный тайной и со временем обросший фантастическими подробностями, превратился в легенду, которая более двух с половиной веков будоражит умы не только обывателей, но и маститых ученых. Не будем нарушать традицию и мы.

    Началась эта история в 1701 году, когда французский король Людовик XIY объявил Австрии войну за испанское наследство. Недовольные притязаниями французов, на сторону Австрии встали Англия и Голландия. Но для войны, как известно, нужны деньги. Их могли дать золотые и серебряные рудники Перу, Мексики и Чили, но они находились далеко, а путь в Европу был труден и опасен.

    Риск потерять накопленные за несколько лет богатства был столь велик, что решения об их переправке удалось добиться лишь спустя год. 11 июля 1702 года караван под командованием Мануэля де Веласко б составе 19 испанских галеонов, нагруженных сокровищами, в сопровождении 23 кораблей французской эскадры адмирала Шато-Рено вышел из Вера-Крус и направился в Кадис. Однако сведения, что порт блокирован английским флотом, вынудили изменить маршрут и двигаться на северо-запад Испании в бухту Вию. Не отважившись сгрузить сокровища на берег под охрану французских войск, Мануэль де Веласко запросил приказ на дальнейшие действия. Ответ из Мадрида пришел спустя месяц. Но было уже поздно. В ночь на 21 октября в бухту ворвалась англо-голландская эскадра - около 100 кораблей - под командованием адмирала Джорджа Рука. Высаженный на берег десант общей численностью 4000 человек быстро овладел укреплениями. Более суток продолжался морской бой с ожесточенными абордажными схватками. Когда все стихло, 24 испанских и французских корабля покоились на дне бухты Виго, унеся с собой тайну одного из самых загадочных подводных кладов.

    Исторические сведения о судьбе сокровищ весьма противоречивы. Согласно одним, англичанам удалось захватить драгоценностей на сумму в пять миллионов фунтов стерлингов, другим - только на двести тысяч. Ряд архивных документов свидетельствуют о том, что значительная их часть была все же выгружена на берег, но сохранились материалы, убедительно доказывающие, что весь груз каравана покоится на дне бухты. Впрочем, нет единого мнения и о количестве затонувших судов. Некоторые историки считают, что на пути из Вера-Крус на кораблях вспыхнула эпидемия желтой лихорадки, и эскадра вынуждена была разделиться и идти в разные порты. Другие заявляют, что из девятнадцати галеонов одиннадцать были захвачены англичанами и голландцами. Интересна и версия о том, что драгоценный груз был выгружен на берег Шато-Рено и переправлен французскому правительству. Сторонники этой точки зрения в качестве довода приводят свидетельства о присвоении ему сразу после этих событий чина маршала и полного адмирала. Аргумент довольно веский - ведь не за то же он получил награду от Людовика XIV, что потопил порученный ему конвой? Неизвестна и общая стоимость пропавших сокровищ - никаких документов о погрузке ценностей на испанские суда в Вера-Крус не сохранилось. И все же англичане оценивают их в двадцать четыре миллиона фунтов стерлингов, а американцы - в шестьдесят миллионов долларов.

    Так или иначе, но бухта Виго стала своего рода Меккой кладоискательства и полигоном для отработки подводно-археологических методов и водолазной поисковой техники.

    Воды бухты помнят первые, не достигшие ожидаемых результатов попытки француза Александра Губерта в 1738 году, и неудачные работы испанцев и англичан. Последним, под руководством Вильяма Эванса, все же удалось поднять несколько серебряных слитков, что нанесло сокрушительный удар по национальной гордости испанцев. Они были настолько ошеломлены его удачей, что запретили искать сокровища представителям нации, потопившей ее галеоны.

    «Испанцы с жадным интересом рассматривали эти реликвии полуторастолетней давности, - пишет Маген в вышедшей в 1873 году в Париже книге «Галеоны Виго». - Их фантазия не знала удержу. Ящики с индиго превращались в серебряные вазы, а куски чугуна в серебряные слитки». Вслед за «Мадерой» осмотрены галеоны «Ла Лигура», затонувший в глубине бухты, «Тамбор», и «Алмиранте», но более ценных находок, чем медные тазы, различные сосуды, судовой компас и краска индиго, обнаружить так и не удается. Маген спешит, средства экспедиции подходят к концу, и всему предприятию грозит крах. И вот Судьба, словно подзадоривая банкира, подкидывает ему первый слиток серебра, затем второй, третий. Вскоре вес поднятого серебра составил сто тридцать фунтов. Маген воспрянул духом. Ему удалось быстро распродать акции и вновь, собрав необходимую сумму, продолжить работы.

    В это время в Париж вернулся Денеруз. На этот раз он согласился взять на себя руководство работами, но грянула франко-прусская война. Над экспедицией вновь дамокловым мечом нависла угроза краха. Водолазы, не получавшие за свой тяжелейший труд жалования в течении месяца, объявили забастовку. Да и сам Маген был прикован к постели. Немцы осадили Париж. Лишившись возможности действовать, Маген отказался от поста директора.

    После неудачных поисков французов в конце XIX века предпринималось еще несколько попыток овладеть кладом. Наиболее масштабными из них были работы американской «Компании по сокровищам бухты Виго», которая существовала почти пятьдесят лет. Им удалось поднять на поверхность один хорошо сохранившийся галеон, но при переноске краном на берег судно переломилось и вновь опустилось на дно бухты.

    В 1904 году сокровища Виго привлекли внимание Джузеппе Пино - талантливого изобретателя и инженера, внесшего значительный вклад в развитие мирового судоподъемного и водолазного дела.

    Его личность заслуживает особого внимания.

    Джузеппе Пино родился в 1870 году в Кьямпо-Арциньяно, в Италии. В восемнадцать лет он переезжает в Милан, где продает свои первые изобретения в области электричества. На вырученные деньги он приступает к работе над созданием подводного шара для исследований морских глубин. Через несколько лет его идея претворяется в жизнь, но молодого конструктора постигает неудача. Жители деревни Ваду, находящейся между Саво-ной и Генуей, где Пино проводит свои испытания, испугавшись «монстра», затапливают его. Тяжело пережив несчастье, Джузеппе продолжает работать над новыми изобретениями и постепенно приобретает авторитет и влиятельных покровителей. Они помогают ему учредить компанию, деятельность которой направлена на совершенствование водолазной техники.

    В 1903 году близ Генуи проводятся испытания нового детища Пино - гидроскопа, заинтересовавшего военно-морское министерство Италии. Его аппарат представлял собой стальную шахту, состоящую из нескольких полых цилиндров, выдвигающихся, как у зрительной трубы, в зависимости от глубины погружения. Нижняя часть шахты заканчивалась камерой с 12 оптическими стеклами - иллюминаторами, расположенными вкруговую по всей поверхности, а верхняя - стальной площадкой. Для придания конструкции большей плавучести площадка опиралась на пробковую платформу и закреплялась у борта исследовательского судна. Обследование дна проводилось наблюдателем, сидящим в смотровой камере или с площадки, где могло стоя размещаться до 20 человек. В этом случае изображение передавалось на специальный экран при помощи сложной системы зеркал.

    Для «полевых» испытаний аппарата Пино выбирает бухту Виго. Его давно привлекают эти места. Ознакомившись с архивными материалами по затопленным кораблям, Пино заключает с испанским щ правительством договор на проведение водолазных работ. Согласно этому документу, Испании причитается 20% «всех богатств, какие бы ни были добыты».

    В конце 1904 года в район поисков доставляется все оборудование, и Пино, полный надежд, приступает к делу.

    Помимо гидроскопа в работах используется еще одно изобретение Джузеппе - элеватор для подъема со дна затонувших предметов. Он состоит из двух четырехугольных рам, к которым прикреплены двухслойные эластичные мешки из резины и брезента. Нижняя рама снабжена сильным магнитом, который, по замыслу автора, должен был притягивать железные предметы, и приспособлениями для крепления обнаруженных находок. В мешки насосом нагнетался воздух, и они устремлялись вверх, увлекая за собой привязанный к нижней раме груз. Этот прототип современного понтона должен был поднимать предметы весом до 30 тонн. Расчеты изобретателя оправдались. За время работ удалось извлечь несколько чугунных пушек, четыре паровых котла с английского судна конца XIX века, один из которых весил 70 тонн, золотые статуэтки и несколько серебряных слиткоп. Однако, баснословных сокровищ так и не было найдено.

    Неудачи всех экспедиций так и не отбили охоту у искателей подводных кладов. Тайна бухты Виго, словно магнитом, притягивает к себе все новых добровольцев. Вновь и вновь снаряжаются поисковые группы, просматриваются архивы, снова терпят крах фирмы и калечатся судьбы людей.

    Более 15 попыток найти легендарные испанские ценности так и не принесли никому удачи.


    Пушки, поднятые со дна бухты Виго

    Как судовой плотник стал губернатором

    «Корабли вышли в море в самое неблагоприятное время года, когда обычно стоит плохая погода. Навигационные инструменты оказались проданными одним из членов экипажа во время стоянки в Гаване. Наконец, количество груза на палубе было столь велико, что он мешал матросам работать и препятствовал стрельбе из пушек в случае нападения пиратов…»

    Эти строки на пожелтевших страницах объемистого тома были найдены в судовых архивах о трагической гибели в 1641 году двух испанских кораблей - «Нуэстра сеньора де ля Консепсьон» и «Сантиссимо Сакраменто». Именно эти два галеона должны были доставить в Испанию золото, награбленное в Мексике в течение предшествующего года. Должны были, но Океан покарал завоевателей. Разразившаяся буря разметала корабли в разные стороны. «Сакраменто» затонул на большой глубине неподалеку от Кадиса, а «Консепсьон», потеряв управление и став беспомощной игрушкой ветра на несколько дней, был брошен на один из коралловых рифов Сильвер-Банк, у Багамских островов. Для 190 матросов и 514 пассажиров он стал последним пристанищем.

    Спустя 45 лет на палубу «Пречистой девы» вновь ступили люди. Это были водолазы Уильяма Фиппса.

    Личность Фиппса, его жизнь и молниеносная карьера вызвали в свое время множество легенд и всколыхнули одну из первых волн «золотой лихорадки».

    Родился Уильям в 1650 году в семье бедного кузнеца из ссыльных пуритан. Это был двадцать первый ребенок Джемса Фиппса.

    Подростком Уильям пас в деревне скот, а позже нанялся плотником на судостроительную верфь в Бостоне, которая приобрела добрую славу на всю Новую Англию. Фиппс быстро освоил новое ремесло, а также научился нырять в воду со зрительной трубой конопатчика - деревянным ведром, в дно которого было вставлено стекло, соскребать наросты с обшивки корабля и конопатить швы. Позднее он собственноручно построил маленькое суденышко, которое назвал «Звездой Бостона», а отремонтировав старую шхуну, стал уже владельцем маленькой флотилии.

    В те годы воображение молодежи Новой Англии воспламеняли подвиги грозного Моргана. Его удачная атака на Пуэрто-Бельо - порта погрузки золота на испанские галеоны, а затем захват Маракайбо и ограбление Панамы возбуждали и кружили головы авантюристам всех возрастов. Но сын бедного кузнеца из Пемакуида - поселка эмигрантов в устье реки Кеннебек, не испытывал тяги к приключениям. Он был слишком хорошо знаком с морским разбоем и его тайнами, чтобы прельститься миражом. Фиппс со свойственной ему практичностью рассудил, что привольней стать контрабандистом, чем джентльменом удачи. Тоже риск, но он вышел в море. Двадцатитрехлетний командир «Звезды Бостона» стал самым молодым капитаном среди бостонских, голландских и испанских моряков.

    Один из заходов на остров Эспаньола определил дальнейшую судьбу Фиппса.

    Как-то днем, прогуливаясь у моря, Уильям услышал призывы о помощи, доносившиеся из жалкого барака. Фиппс подоспел как раз вовремя, чтобы обратить в бегство двух туземцев, избивавших старика. Уильям привел в чувство несчастную жертву. Рассказ благодарного старика заинтересовал бывшего плотника.

    «Меня зовут Оттавио, - представился он, - я служил рулевым на «Нуэстро сеньора де ля Консепсьон», адмиральском корабле флотилии Материка. Я был одним из тех немногих, кому удалось спастись после кораблекрушения. На корабле находились несметные сокровища, которые были погружены на моих глазах: золото и серебро из копей Перу и Мексики, драгоценные камни из Колумбии, жемчуг из Венесуэлы - богатства, которые не давали мне спать. Я покажу вам место гибели судна, а если умру раньше, то передам вам эту карту. - Оттавио развернул самодельный чертеж. - Видите, здесь Пуэрто-Плато. От него взять курс на север-северо-восток, но берегитесь рифов».

    Новое дело полностью захватило новоиспеченного кладоискателя. Фиппс и раньше мечтал о сокровищах, которые заглатывало море при кораблекрушении, и судьба шутя подкинула ему, возможно, единственный шанс. Однако, чтобы добиться успеха, нужно было располагать значительной флотилией, а главное, найти могущественного покровителя. Уильям Фиппс отлично понимал, что поделиться тайной с могущественным Морганом или другими ямайкскими авантюристами было бы чистым безумием, и он отправляется в Англию.

    В XVII веке знатные вельможи еще поддерживали различные затеи искателей приключений и моряков, владевших более или менее надежными секретами. Фиппсу удалось заинтересовать самого короля Карла II. Монарх решил снарядить в Карибское море экспедицию и назначил Фиппса командиром 18-ти пушечного фрегата «Роза Алжира».

    Экспедиция закончилась полным провалом: несколько месяцев Фиппс искал галеон, но так и не смог ничего найти. Тем временем на корабле кончился провиант, к тому же многие матросы были серьезно больны. Экипаж «Розы Алжира», решив заняться пиратским промыслом, угрожал своему командиру мятежом. Все же Фиппсу удалось привести фрегат обратно в Англию. Прибыв туда, он узнал, что Карл II умер. Новый король Яков II не допустил попавшего в немилость Фиппса ко двору.

    Однако его покровители сэр Джон Марлборо, в прошлом лорд-адмирал, и Генри Кристофер, герцог Олбермарлский, все-таки добились у Якова II «концессии» на поиски и подъем затонувшего судна. На сей раз Фиппс командовал двумя шхунами - 22-х пушечной «Джемс энд Мэри» и 10-ти пушечной «Генри оф Лондон», названной в честь герцога Олбер-марлского. Для отвода глаз оба судна были нагружены товарами для контрабандной торговли с флибустьерами Ямайки.

    Экспедиция покинула Англию 12 сентября 1686 года и 22 февраля бросила якорь у Силвер-Банк. Фиппс на индейском каноэ начал поиски среди коралловых рифов. Ныряльщики-индейцы время от времени спускались под воду, ища следы затонувшего корабля.

    Проходили дни, недели, месяцы. Прошел целый год, а затонувший галеон найти не удалось. Дело стало казаться безнадежным, и Фиппс наконец решил признать себя побежденным. Он созвал совещание офицеров экспедиции и сообщил им о намерении прекратить поиски. Объявляя им свое решение, он топнул под столом ногой. От удара из-под стола выкатился какой-то твердый предмет. Внешне он напоминал большой кусок кораллового нароста. Но, странное дело, у этого коралла была удивительно правильная форма. Когда его раскололи, внутри оказался деревянный ящичек. Фиппс разбил его, и на пол посыпались золотые и серебряные монеты. Этот «кусок коралла» принес в штаб-контору один из ныряльщиков-индейцев. Тот немедленно был послан под воду в том месте, где обнаружил свою находку. На третий раз он вынырнул, держа в руке слиток серебра, покрытый толстым налетом. Индеец сообщил, что видел на дне пушки и куски дерева, обросшие кораллами.

    Водолазный колокол XVII века


    Фиппс решил спуститься под воду сам. Он быстро соорудил из дерева и свинца водолазный колокол, в котором можно было находиться под водой пятнадцать минут. Фиппс работал лихорадочно, не теряя ни одного дня: он боялся, что о сокровищах пронюхают флибустьеры. С помощью этого простого сооружения за три месяца было поднята часть затонувших ценностей: тридцать тонн серебра, немало золота и множество ящиков с золотыми и серебряными монетами. Сокровища добывались ценой нечеловеческих усилий. Истощение запасов провизии, загнившая в бочонках вода и многочасовые работы на дне вконец выматывали ныряльщиков. Но Фиппс не сдавался. Когда силы водолазов подошли к концу, в ход были пущены крюки и кошки разной величины. Но морякам не удалось вскрыть палубы, которые уже покрылись панцирем из кораллов. Наконец 19 апреля 1687 года, повинуясь приказу Фиппса, «Джеймс энд Мэри» и «Генри оф Лондон» снялись с якорей. Не успели корабли отойти от опасных рифов, как наткнулись на 20-ти пушечный корабль французского корсара «Гуар», прославившегося на Антильских островах своими дерзкими набегами. Началось преследование. Погоня продолжалась целый день. Два английских фрегата искусно ловили попутный ветер, но корабль корсара оказался быстрее. Фиппс приготовился к бою. В непроглядной тьме короткой тропической ночи «Джеймс энд Мэри» и «Генри оф Лондон», увлекая за собой «Гуара», на всех парусах неслись к скалам банки Мушуар. Волнение на море усилилось, шквалы налетали один за другим, гул разбивающихся о скалы волн все нарастал и стал слышен совсем отчетливо, когда Фиппс приказал изменить курс и укрыться у северо-восточной оконечности банки.

    Когда наступило утро, ни одного судна, кроме фрегатов Фиппса, в море не было. Путь на Флориду был свободен. Счастливо избежав встречи с «алжирцами» - пиратами, которые в то время промышляли в Ла-Манше, Фиппс возвратился в родные доки Дауне, из которых он вышел в плавание девять месяцев назад.

    Англия была потрясена успехом предприимчивого американца. Фиппсу устроили триумфальную встречу. Первым на борт «золотого» корабля поднялись, разумеется, финансисты. Директор, казначей, контролер монетного двора, а также известный ювелир Чарлз Дшкомб приступили к учету и дележу добычи. Результаты подсчетов были ошеломляющими даже для видавших виды чиновников. Было взвешено невероятное количество серебра - 37538 фунтов; огромное количество монет достоинством в восемь реалов; 27556 фунтов серебряных слитков и брусков; 347 фунтов блюд из драгоценных металлов; 25 фунтов золота.

    Доля короля составила 20700 фунтов, другие компаньоны, вложившие в предприятие 3200 фунтов стерлингов, получили за это 34 тонны драгоценного металла, которые по курсу 1687 года оценивались в 207600 фунтов стерлингов. Доля герцога Олбермарлского превысила 43 тысячи фунтов, а шестнадцатая часть добычи - доля Фиппса составила около 11 тысяч. Что касается матросов - рабочих лошадок экспедиции, то на их долю пришлось не слишком много - всего от 20 до 60 фунтов; офицеры, плотники, боцман получили по тысяче. Остальная «мелочь» - серебрянные стремена, подсвечники, куски, блюда, сломанные золотые вещицы, пуговицы, жемчуг, ожерелья, большая золотая цепь и лента для шляпы из плетеного золота разошлись по рукам.

    На этот раз Яков II удостоил вниманием своего подданного: пожаловал ему рыцарское звание «за добрые и честные услуги» и наградил двумя медалями. Третью медаль Фиппс получил от благодарных компаньонов.

    На свою беду Фиппс был пожалован должностью губернатора Массачусетса и генерал-губернатора Мэна и Новой Шотландии.

    В этом качестве ему пришлось вести войну с французскими колониями в Америке. Однако военачальник из Фиппса не получился. Побежденный, запутавшийся в долгах и преследуемый врагами, он вновь отправился в Лондон за помощью. Однако поддержки он не получил и был арестован за неуплату долга и заточен во Флитскую тюрьму. Измотанный тропической лихорадкой, униженный, Фиппс не вынес тюремного заключения и скончался 18 февраля 1695 года, едва достигнув сорока четырех лет. Хоронили Фиппса за счет королевской казны. Текст эпитафии на мраморном памятнике гласил: «Здесь покоится рыцарь сэр Уильям Фиппс, который благодаря своей неистощимой энергии обнаружил среди скал Багамских отмелей, к северу от Эспаньолы, испанский галеон, пролежавший сорок четыре года на дне моря: он извлек золото и серебро на сумму, достигавшую 300 тысяч фунтов стерлингов, и с присущей ему честностью доставил эти сокровища в Лондон, где они были поделены между ним и другими компаньонами.

    За большие заслуги его величеством, царствующим королем Яковом II, Фиппсу было пожаловано рыцарское звание. По просьбе почтенных жителей Новой Англии Фиппс принял на себя управление Массачусетсом. Свои обязанности он выполнял вплоть до кончины, с таким рвением заботясь об интересах родины и пренебрегая личными интересами, что справедливо заслужил любовь и уважение лучшей ЧАСТИ населения этой колонии».

    Однако история золота испанского галеона на этом не закончилась.

    Прошли века. И к останкам «Нуэстра сеньора де ля Консепсьон» вернулись вновь. На этот раз это была команда «Калипсо» научно-исследовательского судна известного океанолога Жака Ива Кусто. Ему не повезло. Попытка найти и поднять сокровища испанского галеона оказалась безуспешной. После 44-дневной экспедиции Кусто вынужден был признать: чрезвычайно трудно вновь найти на дне моря корабль, затонувший несколько столетий назад. Особенно это относится к району Карибского моря. Судите сами. Примерно каждые десять лет над районом Сильвер-Банк, как уже известно читателю, покоятся останки «Пречистой девы», проходит центр урагана. Таким образом, со дня его гибели над ним пронеслось… 30 ураганов. Причем высота волн в это время достигает 12 метров. Под таким напором стихии судно неминуемо должно развалиться, и чтобы найти другие его части, необходимо просеять тысячи кубометров песка. Но это не самое трудное. Решающим фактором, как подчеркивает Кусто, является морская фауна. За относительно короткое время останки корабля оказываются погребенными под толстым панцирем из ракушек, известковых водорослей и других живых организмов. Довершают «работу» рыбы-попугаи, которые питаются кораллами. Они размельчают их в песок и окончательно замуровывают останки судна.

    Однако эти трудности не останавили Александра Корганова, сына русского адвоката, эмигрировавшего в начале 20-х годов нашего столетия во Францию. Крестник князя Юсупова, Александр Сергеевич Корганов, ныне известный во многих странах специалист по подводному флоту, издатель журнала «Подводные силы», начал свою карьеру с учебы на физико-математическом факультете Парижского университета. Закончив его, он, по совету отца, поступил на юридический. И вот однажды, работая над диссертацией, Корганов наткнулся на список кораблей, курсировавших в XVII веке между Западной Индией (так тогда называли Америку) и Иберийским полуостровом. Юношеская мечта стать военным моряком перевоплотилась в новую идею изучения истории флота. «Я понял, - вспоминает Корганов, - дело моей жизни не судейская мантия, а просоленная ветрами роба искателя морских приключений».

    Работа закипела в новом русле. Корганов посещает испанские хранилища рукописей в Мадриде, Севилье, Вальядолиде. В исследованиях ему помогают знания, приобретенные на юридическом факультете: темой его диссертации были торговые отношения между Старым и Новым Светом в XVII-XIX веках.

    И вот первый сюрприз - досье судебного процесса над адмиралом Хуан де Вилла Винценсио, штандарт которого носил «Нуэстра сеньора де ля Консепсьон». 200 листов показаний свидетелей, уцелевших из экипажа галеона, счетов, расписок, отчетов, раскрыли перед исследователем всю историю несчастного корабля. И Корганов с упоением погрузился в страницы прошлого.

    ...В 1640 году, пытаясь противодействовать экономическому упадку, король Филипп IV назначил Диего Пачеко, герцога Эскалонского, вице-королем Испании.

    высокопоставленный сеньор-гранд заказал на верфи Вера-Крус целую серию кораблей: 8 галеонов и фрегат. Самый крупный и богатый по убранству галеон был окрегцен «Нуэстра сеньора де ля Консепсьон».

    23 июля 1641 года новоиспеченная флотилия во главе с флагманом покинула Сан-Хосе-де-Уллоа, порт Вера-Крус и направилась в Гавану, чтобы соединиться с флотилией Тиерра-Ферма под командованием генерал-капитана Хуана ле Компоса.

    Конвой, увеличенный до 31 корабля, 13 сентября, в самый разгар бурь, стал на якорь. Спустя два дня «Нуэстра сеньора де ля Консепсьон» дал течь: сказалось торопливое строительство кораблей и непрофессиональная проверка их качества. Флотилия вынуждена была возвратиться в Гавану. 28 сентября ремонт был закончен, и корабли вновь вышли в море. Однако драгоценное время было потеряно. Когда суда находились в узком проливе между островами Флорида-Кейс и Кэй-Сок-Бэнк, изобилующем рифами и мелкими островками, разразилась буря. Несколько кораблей было выброшено на берег, флагманский галеон получил серьезные повреждения. О том, чтобы продолжать плавание через Атлантику, не могло быть и речи. Адмирал принял решение идти \на ремонт в Пуэрто-Рико. Но злой рок преследовал корабль. Занимавшиеся прокладкой курса штурманы ошиблись. По существующим в те времена на испанском флоте порядкам, штурманы, относившиеся к торговому ведомству, не подчинялись адмиралу. Это и погубило корабль: В листах судебного дела Корганов нашел упоминание, что дон Хуан выступил против выбранного курса. Но, так или иначе, в 20 часов 30 ноября «Пречистая дева» оказалась среди рифов.

    Никто из. команды не знал, где находится корабль. Одни считали, что он стоит недалеко от Санто-Аоминго, другие надеялись увидеть берега Кубы, рождавшись утра, спустили на воду единственную шлюпку и стали буксировать галеон среди рифов. Но выбраться из лабиринта и добраться до спасительной чистой воды не удалось. Обрушившийся ночью ветер сорвал корабль с якорей и бросил его на скалы.

    Агония галеона и людей, находившихся на ею борту, продолжалась несколько суток. Люди искали убежище на рифах. Но коралловые образования едва достигали поверхности, и каждый вал смывал спасшихся от, крушения и уносил в открытое море, где их уже поджидали акулы. И все же самым мужественным удалось сорганизоваться. Они собрали доски и бревна, всплывшие на поверхность, и соорудили плоты. Но эти сымпровизированные на скорую руку плоты разошлись и разбились под напором стихии. Потерпевшие крушение не пришли к соглашению о направлении, которою следует придерживаться. Лоцманы, полагавшие, что они находятся вблизи Пуэрто-Рико, увлекли за собой часть команды. Где они нашли свой конец, никому не известно. Спаслись лишь те, кто доверил свою жизнь адмиралу Вилла Винценсио, считавшему, что крушение произошло к северу от Эспаньолы.

    Около 30 человек остались на рифе в ожидании помощи. Но даже при отливе отмель не обнажалась. Люди ходили в воде, покрывавшей их ноги до половины икр. Они отодрали бревна и доски от обломков судна и соорудили из них нечто вроде островка, где и обосновались с котлами, скудными запасами еды и тем золотом и серебром, которое им удалось захватить из каюты капитана.

    После нескольких недель напрасного ожидания, изнывая от жажды и солнечных ожогов, разъедаемые солью, эти пленники кораллов, так и не дождавшись спасителей, построили суденышко и двинулись на юг. Но в пути они потерпели новое крушение к северу от Эспаньолы О трагедии смог поведать только один уцелевший моряк.

    Первая попытка поиска сокровищ «Пречистой девы» была предпринята Александром Коргановым еще в начале пятидесятых годов.

    В январе 1952 года, после недолгих приготовлений, рыболовецкое судно «РЭ», принадлежавшее доминиканскому дипломату Руберозе, покинуло пристань Ла-Рошель и отправилось к берегам Америки.

    Корганову повезло, ему удалось точно выйти к цели. Этот день - 13 мая 1952 года- запомнился навсегда. Он увидел «Пречистую деву» своими глазами. Дальнейшие события происходили точно по сценарию приключенческого фильма о пиратах. Как только начались подъемные работы, экипаж, набранный по случаю, взбунтовался. Команда решила завладеть судном и драгоценным грузом и, найдя убежище в другой стране, поделить добычу.

    Однако действия на борту «РЭ» развивались вопреки замыслу бунтовщиков. Корганов, так же как и Фиппс два с половиной века назад, расправился с зачинщиками, вернулся в порт и… набрал Новый экипаж из местных индейцев. Но суеверные ныряльщики, напуганные каким-то таинственным чудовищем на дне моря, вынудили Корганова вновь покинуть место гибели галеона. Разуверившийся в успехе дела Рубероза отказался от дальнейшего участия в экспедиции, а неугомонный Корганов решил сделать еще одну попытку. На этот раз ему помешал начавшийся сезон ураганов.

    Вновь посетить легендарные места Корганову удалось только спустя 3 года. Вместе с погибшим недавно известным американским гидрологом и полярным исследователем Пленном Краузе ему удалось составить карту полосы рифов, протянувшихся почти на полсотни миль, и снять цветной фильм.

    Неудачи Александра Корганова не остановили в 1977 году американца Берта Уэббера.

    С детских лет, зачитываясь романами Жюля Верна и Эдгара По, он мечтал о «своем золотом корабле». В шестнадцать лет вместо колледжа он поступил в школу подводного плавания и после ее окончания отправился в экспедицию, организованную Артуром Макки из Музея морской археологии во Флориде.

    Набравшись опыта, Берт решил взяться за дело самостоятельно. Подвернулся и случай. Его друг и сподвижник Джим Хаскинс предложил заняться поисками «Консепсьон», компаньоны ударили по рукам. Начался сбор информации.

    «Чем больше я анализировал записи, тем больше убеждался, что успех возможен, - вспоминает Уэббер. - Деньги на экспедицию удалось занять у одного чикагского банкира. После этого я добился у правительства Доминиканской республики исключительного права на поиски «серебряного» галеона в обмен на половину сокровищ, если они будут найдены.

    И все-таки самым важным было то, что мне достали листы аэрофотосъемок прибрежной акватории Гаити. Море там прозрачное, и поэтому хорошо просматриваются подводные рифы и банки. Покорпев месяц.над дешифровкой аэрофотоснимков, я нанес на карту «подозрительные» места, где скорее всего мог лежать остов «Консепсьон». Оставался сущий пустяк - разыскать его». И он нашел: сначала незаменимого помощника - профессора Питера Эрла из Лондонской школы экономики, работающего над монографией об испанском «серебряном флоте», а затем вахтенный журнал судна «Генри», участвовавшего в экспедиции Фиппса.

    Канадская фирма «Вэриал ассошиэтс» предоставила Уэбберу на испытание новый протативный магнитометр на цезии. Это была действительно удача. Прибор регистрировал наличие металла даже под трехметровым слоем песка. Сокровища сами «плыли» в руки Берту. Оставалась единственная проблема - финансирование. Это оказалось не простым делом. И все же всеми правдами и неправдами ему удалось взять кредит на 450 тыс. долларов.

    «У меня просто не было другого выхода, как найти «Консепсьон», - пишет Уэббер. - Может быть, именно безысходность сыграла решающую роль. Во всяком случае, на пятый день по прибытии в район поисков мы могли празновать победу: «серебряный» галеон сдался на милость моей команды».

    «Улов» оказался значительным: 32 тонны серебра в слитках и монетах, золотые украшения, посуда из майолики и фарфора, общей.стоимостью около 14 миллионов долларом.

    Раскопки, продолжавшиеся 11 месяцев, принесли и неожиданный сюрприз. Это были остатки сундука контрабандиста XVII века с двойным дном, под которым лежал толстый слой серебряных монет. Среди них нумизматы обнаружили часть фальшивых, отчеканенных в Новом Свете.

    Но история «Консепсьон» еще не закончена. По подсчетам специалистов, ценности, поднятые Фиппсом и Уэббером, вкупе составляют лишь пятую часть груза «серебряного галеона». Остальные сокровища еще ждут своего часа.

    Триста лет пол водой, или Новая жизнь «пиратского Вавилона»

    В этот июньский день 1692 года солнце над Ямайкой приближалось к зениту, и город Порт-Ройял, расположенный на длинной песчаной косе, грелся в сонливой жаре Карибского моря. На улицах города было душно и жарко, небо было безоблачным и море гладким, как зеркало. Погода тревожно действовала на многих горожан. Со времени основания города подземные толчки отмечались почти ежегодно. И каждый раз они случались именно в жаркую и безветренную погоду. Жители привыкли к ним и, казалось, ничто не могло нарушить обычный ритм жизни его обитателей.

    Множество кораблей с опущенными парусами лениво качалось на своих якорных стоянках в спокойной гавани, некоторые стояли в доках под разгрузкой. На месте для кренгования судов лежал обессиленный фрегат «Сван», а экипаж неохотно скоблил его заросшие ракушками и водорослями борта.

    Матросы весело шагали вдоль грязной улицы Темзы, держась слабой тени, а в это время за кирпичными стенами, покрытыми штукатуркой, превозмогая вялость, двигались слуги, готовя полуденную трапезу. На кухне Джеймса Аиттлетона, находящейся за Форт-Джеймсом, на медленном огне в медном котле варились аппетитные куски говядины и черепашьего мяса.

    Вдоль причала Хамфрея Фримена прогуливался состоятельный 'житель города. Ему было пора возвращаться домой. Он достал свои искусно отделанные и покрытые кожей латунные часы и взглянул на них. Они показывали время чуть больше, чем без 20 минут двенадцать. На какой-то миг ему показалось, что все замерло, и вдруг деревья согнулись в три погибели от ураганною ветра, хлынул проливной дождь, и Карибское море, закипев, обрушилось на берег. Земля вздрогнула и деревянный причал закачался. С юр донесся глухой грохочущий шум, похожий на отдаленный гром, и произошел сильный подземный толчок. За ним практически сразу последовали второй и третий. В течение нескольких секунд вся береговая черта оказалась под водой. Прочные Форт-Джеймс и Форт-Карлисл пропали, будто их никогда и не было, а за ними на несколько кварталов вглубь города рушились и исчезали дома; земля под ними ускользала под воду.

    Глубокие трещины раскололи землю и жадно поглощали здания и охваченных паникой людей. Накатилась поднявшаяся в море большая волна, затопляя ту часть города, которая осталась целой. Согласно описанию трагедии уцелевшими жителями города, «несколько судов и шлюпок в гавани перевернулось и утонуло. Среди оставшихся фрегат «Сван», был заброшен на крыши домов… Он не перевернулся и тем самым помог нескольким сотням людей спасти свои жизни». Через несколько минут все было кончено. Море поглотило две трети города и унесло с собой около двух тысяч человек. К заходу солнца более 1800 домов скрылись в водах Карибского моря, а то, что осталось над водой, представляло собой всею лишь кусок суши в десять акров площадью, похожий на песчаную банку.

    В 1953 году новое судно «Си Дайвер» направилось к городу Порт-Рояль. Построенное специально для проведения подводных археологических исследований, судно было сконструировано Эдвином А.Линком - известным изобретателем авиационных и электронных приборов и полностью отвечало требованиям для проведения необычных работ. Оно имело длину около 27,3 м, энергетическую установку из двух дизельных двигателей и помещения для 20 человек.

    Два генератора, установленные на судне, приводили в действие мощный компрессор, обеспечивавший подачу воздуха большому числу водолазов, и пневматический подъемник для удаления ила и гравия со дна моря. Мощный грунтосос помогал очищать его от обломков наносной породы.

    Специальная водолазная камера, в которой находилось все водолазное оборудование: акваланги, маски, гидрокостюмы, грузовые пояса и т.п., размещалась в корме судна. В нее можно было попасть либо с палубы, либо прямо из моря. Через толстое стекло иллюминаторов, устроенных в подводной части носа судна, при чистой воде можно было наблюдать дно. Рулевая рубка «Си Дайвер» была оборудована радиолокационной станцией, автоматическим рулевым, гирокомпасом и парой гидроакустических станций (эхолотов) для определения глубины. На палубе находились тяжелые стрелы и электрические лебедки для подъема пушек и других тяжелых предметов со дна моря, а на кормовой палубе - катер «Риф Дайвер» длиной около 6,4 м с воднореактивным двигателем. Его конструкция позволяла ему плавать среди рифов и в других мелководных местах. Особенно он нравился водолазам - они уже не боялись быть разрубленными вращающимися винтами во время погружения и всплытия. Одновременно с постройкой «Си Дайвер», на которую ушло около двух лет, составлялась карта старого города Порт-Рояль. Без нее работа велась бы вслепую, а при почти нулевой видимости и мощности наносных отложений становилась малопродуктивной. Это оказалось более существенной проблемой, чем постройка первого в мировой практике судна, предназначенного исключительно для целей подводной археологии. Единственная карта, которую удалось найти в архиве, была составлена в 1827 году правительственным топографом Филиппом Моррисом. На ней были изображены границы старого города, а также участок суши, оставшийся после землетрясения. Беда заключалась лишь в том, что объекты на карте не совпадали с еще существующими наземными ориентирами. Позднее в Британском музее была обнаружена еще одна карта, тоже составленная после землетрясения, но совпадавшая с сегодняшними ориентирами гораздо лучше. С помощью этих карт и информации о результатах обследований района, полученной от правительства Ямайки, Линк мог установить расположение улиц и зданий города, даже находящихся под водой.

    Все было готово к экспедиции. Каждый ее участник полностью осознавал важность исследований. Город Порт-Рояль давно привлекал ученых как уникальное место с точки зрения археологии. В отличие от городов, расположенных на суше и меняющих свой облик за несколько лет, этот город остался точно таким, каким был более двух с половиной веков назад, законсервированный морем в момент землетрясения. И все, найденное среди руин, могло правдиво рассказать о жизни того времени. А рассказать было о чем.

    Вероятно, уже около 1300 году клочок суши, позднее получивший название Порт-Рояль-Кей («кей» - коралловый риф или песчаная отмель), использовали ловившие здесь рыбу араваки, коренные жители Ямайки. После захвата острова англичанами в 1655 году здесь вырос город. Сопротивление испанцев, также претендовавших на эти земли, прекратилось, когда в 1658 году Хуан де Болас сдался полковнику Д'Ойли, первому гражданскому губернатору Ямайки. В том же году коммодор Мингс, стоявший во главе обосновавшихся в Порт-Рояле пиратов, подверг разграблению Кампече в Мексике, а также ряд городов в Венесуэле и создал прецедент, свезя захваченную добычу в город.

    В 1659 году один из приезжих с острова Барбадос писал, что население процветавшего Порт-Рояля достигало 8 тысяч человек, одну половину которых составляли выходцы из Африки, а вторую из Азии и Европы (преимущественно англичане). В городе насчитывалось около 2 тысяч кирпичных, каменных и деревянных зданий, причем некоторые из них имели по четыре этажа и не уступали в цене домам на Мэйфер в Лондоне. Он обратил внимание на обилие впечатляющих сооружений, укреплений и церквей, глубоководную гавань со множеством причалов, четыре ежедневно торговавших рынка, синагогу, католическую часовню, молитвенный дом квакеров, королевские пакгаузы, обширные складские помещения, десятки таверн, зверинец, военные плацы и мосты.

    Порт-Рояль достиг зенита своей славы, будучи базой для операций Генри Моргана, когда тот разграбил испанские города по всему побережью Карибского моря. Имея прекрасную гавань и хорошо укрепленный берег, он представлял собой идеальное место для сбора дьявольской братии со всего побережья. В условиях конкуренции между Англией и Испанией британские власти сознательно поддерживали этих мародеров, главными целями которых являлись испанские корабли и города. Темперамент отъявленных неюдяев определял и образ жизни города. Даже после смерти Генри Моргана, когда пиратам в Порт-Рояле не оказывали былого гостеприимства, его жители славились, как «самые неверующие и развращенные люди». В городе бурно процветали азартные игры, вдоль улиц тянулись дюжины гостеприимных таверн, предлагающих хмельной ром, обильную пищу и доступных женщин.

    Большая часть богатств, добытых пиратами путем разбоя, быстро оседала в руках бессовестных городских торговцев. Сейфы и склады были переполнены добычей - золотыми и серебряными слитками, иконами, искусными ювелирными изделиями с драгоценными камнями, богатыми шелками и парчой, дожидавшимися отправки в Англию и на Континент в обмен на деньги и другие товары.

    После катастрофы 7 июня 1692 года на дне гавани оказалось 13 акров застройки, а кварталы еще на 13 акров были смыты цунами. Были потеряны по меньшей мере 50 судов и множество ценностей, включая груз флотилии, затонувшей в 1691 года у Банки Педро в 110 милях к югу от Ямайки и разграбленной мародерами из Порт-Рояля.

    Большинство выживших остались в Порт-Рояле, другие же перебрались на противоположную сторону гавани и обосновались в Кингстоне, который в то время был всего лишь деревушкой. Тех, кто предпочли остаться, ждала еще одна катастрофа в 1703 году - город уничтожил пожар. Несколько ураганов последующих лет скрыли остатки города под мощным слоем наносов песка и ила. Однако не навсегда. В XIX веке ныряльщики королевских военно-морских сил несколько раз совершали погружения в районе затонувшего города и убедились в его существовании. И вот Фортуна дала возможность попытать счастья Эдвину Линку.

    Первой задачей экспедиции было проведение тщательного обследования участка дна с помощью гидроакустических станций. За это энергично взялся капитан П.Вимс, всемирно известный навигатор. Устанавливая акустическую аппаратуру под соответствующими углами, он фиксировал любое резкое изменение глубины, которое наносилось на карту. Таким образом удалось оконтурить ряд фундаментов сооружений. Вимс надеялся, что после составления такой карты будет возможным выбрать именно те здания в затонувшем городе, которые требовали первостепенного обследования. Выбор пал на Королевские товарные склады. Они представляли собой комплекс ангаров, в которых, согласно описям, находились ценные товары «под охраной Короны». Их размеры гарантировали удачу, даже если карта Вимса окажется недостаточно точной. Подготовка к раскопкам не заняла много времени. Мощный грунтосос был приведен в действие и стал медленно вгрызаться в грунт. В задачу водолазов, работавших у открытого конца трубы-насадки грунтососа, входило спасение всех появлявшихся из грунта предметов до того, как они будут всосаны и унесены по шлангу на поверхность.

    В течение нескольких дней на дне моря на небольшом расстоянии друг от друга было пробито несколько отверстий. Ни в одном из них не было найдено ни одного предмета, относящегося к периоду землятресения. Не было следа и стены. Подъемник поднимал только грязь, ил и гравий со случайно попадавшимися осколками фарфора и стекла. Что могло случиться с Королевскими товарными складами? Ответ оказался прост - археологи попали прямо между зданиями.

    После долгих обсуждений и тщательного изучения карты судно «Си Дайвер» было передвинуто на новое место вблизи восточной стены Форт-Джеймса. Находки пошли одна за другой. Первым был поднят медный черпак с длинной ручкой. Затем последовали несколько поломанных оловянных ложек, сильно изъеденное коррозией оловянное блюдо и множество зеленовато-черных бутылок XVII века из-под рома, известных как «луковичные» благодаря своей форме. Показались и остатки стены. Не было сомнений, что исследователи наконец наткнулись на свидетельства землятресения. Работы продолжились с новым энтузиазмом, несмотря на нулевую видимость и опасность, подстерегающую водолазов в мутной воде. На грязном дне таились практически невидимые морские ежи, ядовитые скаты, мурены и скорпены. Часто у поверхности моря мелькали акулы и барракуды, и хотя они были для ныряльщиков, в основном, невидимыми в этой поднятой грунтососом жиже, менее опасными от этого не становились.

    Но несмотря на все эти опасности, в конце лета, когда закончились работы, счет более серьезным повреждениям, чем порезы и несколько сдавленных перепонок в ушах от слишком быстрого всплытия с глубины, даже не начинался. В отличие от находок, которые исчислялись сотнями. Среди них: кухонное оборудование - котлы с остатками пищи, деревянные подносы для хлеба, оловянные тарелки и ложки, сковородка, медные подсвечники, курительные трубки и бутылки, - сотни бутылок. Шокированный их количеством Бернард Левис, директор Института Ямайки, заявил журналистам: «Я уверен, что здесь бутылок XVII века больше, чем в любом другом месте мира. Создается впечатление, что старый Порт-Рояль больше всего времени тратил на пьянство и курение». Дотошный капитан Вимс определил и владельца таверны. На древней карте в этом месте значилось хозяйство, принадлежавшее Джеймсу Литтлетону. Находки кусочков штукатурки, черепицы и стен позволили определить конструкцию и внешний облик здания.

    Пиратская столица Порт-Ройал (по Рейнхардту)


    Однако самой уникальной находкой оказались прекрасно сохранившиеся латунные часы со следами покрытия из кожи. Клеймо мастера-часовщика открыло дату их изготовления. Они были созданы Полем Блонделем в 1686 году, который был гугенотом-эмигрантом из Чалонса. Время - 17 минут до полудня, установленное благодаря рентгеновским снимкам следов от стрелок, указывало точный момент катастрофы.

    Приближался сезон ураганов, и «Си Давер» должен был перемещаться на более безопасную стоянку у Флориды. Участники экспедиции с сожалением прощались с тайнами пиратского Вавилона. За 10 недель работы над затонувшим городом было сделано очень много. Самое главное, была составлена наиболее точная из существующих карт Порт-Рояла до землетрясения. Подняты сотни ценных предметов, дающих представление о жизни в городе и его времени. «Тем не менее мы сознавали, - подвел итог Эдвин Линк, - что обследовали только то, что лежало неглубоко. Понадобится много лет постоянных усилий, чтобы сделать тщательное обследование. Нам посчастливилось найти отдельные места, в которых мы и провели обследования: форт, кухня и магазин. Но это только начало. Когда-нибудь кто-то вернется сюда и будет вознагражден таким множеством находок и ценностей, что наши усилия покажутся незначительными». Линк оказался прав. Спустя шесть лет на «улицы» затонувшего города спустились подводные археологи экспедиции Роберта Маркса, организованной Институтом Ямайки и Комиссией национального фонда. Первым этапом работы экспедиции было уточнение карты Порт-Рояля. Так же, как и для Линка, это оказалось огромной проблемой. Темная вода над затонувшим городом не позволяла использовать аэрофотосъемку и любые другие средства визуальной разведки. Для поиска металла был применен специальный детектор, а для обнаружения стен зданий старый, но верный металлический щуп длиной два с половиной метра. Другой проблемой были колоссальные масштабы всей задачи. Даже составление карты лишь части города площадью примерно в семьдесят на сто метров, в районе, где находились тюрьмы, рыбный и мясной рынки, лавки ремесленников и частные дома, заняло несколько месяцев. Но любознательность ученых была столь велика, что переборола все трудности. Первой большой находкой экспедиции стала обвалившаяся стена, вокруг которой была разбросана кухонная утварь и оловянная посуда, бутылки из-под рома и свыше пятисот курительных трубок. Это становилось традицией - находить в начале работ таверну. На этот раз она принадлежала некоему Ричарду Коллинзу. Догадку подтвердили инициалы «Р.К», нанесенные на двух оловянных тарелках и ложках.

    Очень важным событием раскопок было открытие двух необвалив-шихся домов. Потребовался целый день для того, чтобы откопать верхние полтора метра здания длиной 10 метров и шириной 5, при толщине стен 60 сантиметров. Радость находки чуть не закончилась трагедией. При зарисовке сооружения одна из стен рухнула, придавив Роберта Маркса. К счастью, она прижала его лицо к клапану продувки легочного автомата, и водолаз продолжал получать воздух и тогда, когда был без сознания. Сбросить накрывшие его остатки стены не удалось. Оставался единственный способ спастись - прокопать себе руками путь вперед. Марксу показалось, что прошли годы, прежде чем кончики его пальцев ощутили край стены. Извиваясь он продвигался по прорытому тоннелю, пока не освободил руки и голову. Неожиданно легочный автомат застрял между двумя кирпичами. Запас воздуха в акваланге сокращался. С каждой секундой дышать становилось тяжелее. Оставался последний шанс - со всей силой он рванулся вперед, легочный автомат оторвался и выпустил из объятий подводного города обессиленного водолаза. Награда последовала спустя несколько дней. Это были серебряные карманные часы лондонской фирмы «Гиббс» прекрасной сохранности и сундук со старинными испанскими серебряными монетами. Архивные документы рассказали, как сокровища, принадлежащие испанской короне, оказались в Порт-Рояле. Они были подняты и доставлены в Порт-Рояль рыбаками с трех испанских галеонов, потерпевших крушение недалеко от острова.

    Известие о найденных ценностях, стоимость которых досужие языки преувеличили в несколько сот раз, облетело Ямайку. Потребовалось несколько недель, чтобы полиция успокоила возбужденных обывателей и охотников за сокровищами. Но «беда» не приходит одна. В последующие дни было обнаружено еще несколько тысяч испанских серебряных монет в хорошей сохранности, золотые кольца и запонки, детали больших часов и прекрасная статуэтка из китайского фарфора, изображающая женщину с ребенком на коленях. На этот раз полиция стала нужна не только для того, чтобы удержать любопытных, мешающих работать, но и для защиты сотрудников экспедиции. Местная мафия угрожала смертью, если ученые не поделятся находками. В дело включились и политики. Оппозиция обвинила партию, стоявшую у власти, в том, что она украла сокровища, а парламент поставил на обсуждение вопрос вообще о прекращении работ. К счастью для подводных археологов, все обошлось. Это, по всей видимости, позволило Роберту Марксу сделать еще одно открытие. Им были найдены останки корабля водоизмещением 250-300 тонн. Размеры орудия, найденного поблизости, свидетельствовали о том, что это был военный корабль. Части кирпичной стены, найденные под килем и на остатках корабля, говорили о том, что он затонул во время землетрясения. Согласно сведениям, полученным из английского адмиралтейства, единственным военным кораблем, погибшим в Порт-Рояле, был фрегат «Сван». Он имел длину около 25 метров и водоизмещение 305 тонн. Эти данные полностью подходили к обнаруженному экспедицией судну.

    Раскопки под руководством Роберта Маркса продолжались до 1968 года, но и они приоткрыли лишь часть тайны затонувшего города. По мнению большинства специалистов, Порт-Рояль, с точки зрения морской археологии является одним из самых значительных объектов в мире и требует целенаправленных работ с использованием современных методов поиска и подводных археологических раскопок. Это стало возможным с 1981 году благодаря совместной программе правительства Ямайки и Института подводной археологии при Техасском университете.

    В 1992 году Порт-Рояль отметил трехсотую годовщину землетрясения, уничтожившего город. К этому времени был в основном восстановлен исторический центр города, проведены новые исследования в затонувшей части, которые дали бесценные данные о жизни одного из легендарных городов, получившего название «пиратский Вавилон».

    Счастливчик Кип, или Как простой инженер-строитель стал миллионером

    Увлечение историей испанских «золотых и серебряных галеонов» у Кипа Вагнера - уже немолодого американского инженера-строителя началось в 1949 году. Ему ранее неоднократно приходилось слышать от жителей атлантического побережья Флориды о находках почерневших от морской воды серебряных монет. Однако подтверждение этому он нашел, как зачастую бывает, случайно. Решив помочь одному из служащих, появившемуся на работе навеселе, он спустился с ним к морю, чтобы его отрезвить. Малый зашатался, упал в песок и неожиданно из клубка морской травы вытащил пригоршню черных бесформенных монет. Изображение креста на одной стороне и древнего испанского герба с другой не оставляли сомнений - это был пиастр.

    С этого момента скромный и довольно обеспеченный пожилой строитель переквалифицировался в искателя сокровищ.

    Но в те далекие годы Вагнер и не мог подозревать, что ему предстоит найти на дне моря и что он войдет в историю как один из удачливых кладоискателей своего времени.

    Но вернемся в еще более раннюю историю. Начало XVIII века. Каждый год из Испании в Новый Свет отправляются две армады судов. Одна из них, именуемая «Галиос де Тьерра фирма», или «Континентальные галеоны», держала курс в Новую Гранаду, как тогда называлась нынешняя Колумбия. В порту Картахена на корабли грузились золото, изумруды, жемчуг; в Портобельо на Панамском перешейке галеоны догружали серебром из перуанских копей, покрытых потом и кровью тысяч индейцев.

    Другая армада - «Флота де Нуэва Эспанья», то есть «Флот Новой Испании», направлялась в мексиканский порт Веракрус, где загружалась товарами, коих жаждала аристократическая Европа - экзотической кошенилью, дающей яркий кармин, драгоценным индиго - источником синей краски, шелком и фарфором Китая, перевезенными кораблями с Дальнего Востока.

    Обе эскадры встречались на Кубе, в порту Гаваны, где и формировалась ежегодная «армада сокровищ» - «Серебрянный флот». Отсюда тяжелые неповоротливые галеоны группами в 10 - 12 судов под охраной военных кораблей шли через Флоридский пролив, затем, подхваченные Гольфстримом, между Флоридой и Багамскими островами, а потом на восток, прямо к берегам Испании, используя попутные сезонные ветра и благоприятные течения. До родных берегов доходили не все. В течение многих лет едва ли не каждый шторм выбрасывал на песчаные пляжи Флориды старинные золотые и серебряные монеты, украшения, утварь, заражая своим блеском все новые армии искателей сокровищ. Одним из них и стал Кип Вагнер.

    Свои поиски он начал с архивов. И вот старинные манускрипты заговорили. «Король Испанский, чьи владения ныне простираются с Востока на Запад, чьи царства суть целая треть ведомого нам мира, чьи западные владения богаты и копи золота и серебра бездонны, откуда и проистекает процветание Испании, каждый год посылает свои корабли из Испании в Америку и этим путем доставляет себе домой ежегодно сокровища золота и серебра».

    Свидетельство писаря одного из капитанов «Армады» обнадежило Вагнера.

    Внимательно проштудировав обнаруженные сведения и сопоставив даты, он пришел к выводу, что его пляжные находки, вероятно, с кораблей, затонувших во время урагана 31 июля 1715 года.

    Золотой дублон-империал (восемь эскудо) с отчеканенной надписью «Филипп V Божьей милостью 1714 г.»


    Из Центрального архива в Севилье, несмотря на строжайшие запреты властей, ему удалось получить микрофильм длиной 1000 м - копии документов, рассказывающих о спасательных работах, проводимых испанцами через три года после катастрофы. В этих материалах Вагнер нашел сведения о местоположении кораблей.

    Их было десять: восемь тяжело груженых галеонов и два корабля охранения. Одиннадцатым был случайно подвернувшийся французский корабль «Грифон». Побоявшись, что французы «выболтают секрет попугаю», то есть многочисленным в этих краях «джентльменам удачи», испанцы силой заставили следовать его с армадой.

    Представители компании «Каза де ля контрасьон» в Севилье, ведущей по поручению короны морскую торговлю, постановили, чтобы «Серебряный флот» покинул Карибское море не позднее начала июня - до наступления периода штормов. Однако военные стычки, неспокойная обстановка на море и ухудшившееся состояние колоний из-за постоянных нападок Англии и Голландии явились причинами отсрочки выхода кораблей в Испанию.

    Уже с самого начала плавания бывалым морякам было ясно, что экспедиция добром не кончится. Их подозрения усилились, когда утром 29 июля на горизонте показалась легкая дымка, и к обеду следующего дня ветер стих. Все вокруг потемнело и замерло. Воздух словно застыл. Судьбу армады решил следующий день. Рано утром 31 июля ветер изменился на восточно-северо-восточный и ураган разразился во всю мощь. Корабли, зажатые между ощерившимися рифами и предательскими мелями Флоридского залива, словно затравленные псы метались в поисках выхода, но безуспешно. «…Капитан Себастьян Мендес, кормчий корабля, именуемого «Нуэстра сеньора де Кармен», перед моим, нотариуса, лицом принял присягу и поклялся именем Господа Бога нашего и знаком креста, как это положено по обычаю, обещав говорить истину, заявил, что в субботу июля 31 дня, в два часа утром, по причине урагана, который пришел с востока-северо-востока с такой силой, что хотя он ходит по всем морям множество лет и претерпел от многих бурь, он никогда ему подобного не видел по неистовству, и его корабль и все другие пропали один перед, а другие после Пальмир де Аис, под 28 градусом 10 минутами…»

    Все было кончено.

    Из одиннадцати кораблей уцелел лишь один - француз «Грифон»; ему удалось проскочить между рифами и выйти в открытое море.

    В этот роковой день вместе с десятью кораблями на дно ушел груз драгоценностей, оцениваемый в 70 миллионов франков. Золото унесло с собой более тысячи человеческих жизней и жизнь самого командующего дона Хуана Эстебана Убилла.

    Срочно были организованы спасательные работы. Индейцы-ныряльщики, согнанные комендантом Гаваны сержант-майором Хуаном дедь Ойо Соларсано, сумели поднять половину этих сокровищ, предназначенных в качестве свадебного подарка супруге короля Филиппа V. Однако «лакомый кусочек» не остался без внимания местных пиратов.

    По «совету» губернатора Ямайки лорда Арчибальда, англичанин Генри Дженнингс, укомплектовав команды пяти зафрахтованных судов, с надеждой на легкую наживу бросился к берегам Флориды. Испанская стража из шестидесяти солдат не смогла противостоять разнонациональной банде Дженнингса. В руки англичанина и его молодцов попало около 350 тысяч пиастров из тех 4 миллионов, которые испанцам удалось поднять со дна. Наглость авантюристов отбила дальнейшую охоту искать сокровища.

    Лорд Арчибальд не смог устоять от искушения вторично. Через шесть месяцев он вновь отправил Дженнингса в направлении мыса Канаверал - на «поиски пиратов». На этот раз флот Дженнингса состоял из 14 шлюпов и 3000 человек команды. Но предприимчивый лорд просчитался. За свою ненасытность он был отозван в Лондон, где предстал перед судом.

    Прошли века, и за дело взялся Кип Вагнер. Начал он скромно - с покупки старенького миноискателя.

    И вот первая находка - корабельный гвоздь, потом пушечное ядро, горка ядер, обнаруженные на песчаном пляже. Постепенно по схеме, которую составлял Вагнер, вырисовывались контуры укрепленного лагеря. Значит, здесь переплавляли монеты в слитки, чтобы легче было их транспортировать.

    Поисками инженера Вагнера заинтересовались не только журналисты, но и ученые и коллекционеры: «Я ознакомился с серебряными пиастрами и четырехреаловыми монетами, - писал Роберт Несмит, один иЗ авторитетнейших нумизматов, - они с несомненностью относятся к числу тех, что чеканились монетным двором в городе Мехико. Этот тип монет изготовлялся в ранние дни существования монетных дворов в испанских колониях. До тех пор, пока в 1732 году там не был установлен винтовой пресс, они штамповались вручную, ударами молота по чекану. Эти грубо изготовленные монеты всегда были редкими… По моему мнению, это самая важная находка, относящаяся к испанскому «серебряному флоту», из когда-либо имевших место во Флориде как с точки зрения исторической, так и нумизматической, и я уверен - будущее это подтвердит».

    Вагнер, недавно находившийся на грани банкротства, воспрянул духом. Он арендовал старенький самолетик и начал визуальный осмотр бухты Пальмар де Лис с воздуха.

    И вот удача. Под крылом самолета промелькнуло несколько темных овалов, с выдающимися в стороны продолговатыми предметами - останки корпусов судов с пушками по бортам.

    Вагнеру необходима помощь и он организует небольшую фирму - компания «Восемь реалов». В «Восемь реалов» (это достоинство старинного испанского пиастра) вошли 9 человек - опытные аквалангисты, переводчик со староиспанского и специалист по навигации.

    В 1961 году они получили от штата Флорида разрешение на «лов рыбы». Вознаграждение штату - 25 % от улова.

    Первые два судна оказались «пустыми». За прошедшие 150 лет соленая вода не оставила кладоискателям ничего, кроме 25 кг балластных камней и пушек.

    Третий корабль, обнаруженный 30 мая 1965 года, оказался поистине «золотым».

    Работа началась с разбивки участка, на квадраты. На схему были нанесены все видимые находки - балластные камни, пушки и песчаные холмы, скрывающие в себе бесценные находки. Затем началось «передвижение мебели» - много килограммовых камней. Передвижка изменила направление течения и довольно быстро расчистила широкую полосу дна.

    На обнажившемся первоначальном грунте лежал испанский галеон - вернее. все, что от него оставили за два с половиной века ураганы и тередо - крошечные черви-древоточцы.

    Четкая схема, которая была теперь составлена, позволила довольно точно -, разобраться в планировке корабля. Было определено местоположение каюты капитана, штурмана и офицеров. Именно здесь -: и обнаружились первые ценности - серебряные вилки и тарелки, позолоченая чернильница, песочница, бронзовые ювелирные весы с набором чашечек и разновесов, медный штурманский циркуль «в рабочем состоянии» и многое, многое другое.

    Нелегкая работа под водой продолжалась. Музей штата Флорида, с которым у Вагнера был заключен договор, требовал: «Собирайте все до последнего черепка и срочно присылайте». И «Компания восемь реалов» собирала - глиняные черепки, обломки фарфора, целые китайские вазы - уникальные для науки сокровища.

    А позже словно из рога изобилия посыпались серебряные монеты. Одну за другой водолазы поднимали зеленовато-черные «лепешки» известняка с прослойками серебра.

    Однако самую удивительную находку сделал племянник Вагнера. Забавляясь на берегу со стареньким миноискателем, он случайно наткнулся на золотую цепочку длиной в… четыре метра.

    К цепочке была прикреплена подвеска-свисток - золотой дракон величиной с большой палец. В животе дракона размещалась золотая зубочистка, его хвост использовался как лопатка для ковыряния в ушах. Сама цепь - утеха и гордость придворного франта - состояла из 2176 крошечных звеньев, украшенных розетками с хитрыми соединениями. Специалисты полагают, что брелок был изготовлен китайскими мастерами-ювелирами.

    Лов оправдался. За время работ компании «Восемь реалов» были обследованы остатки 8 кораблей, входивших в состав флота. Среди находок: 60000 монет достоинством в эскудо, золотые дублоны, серебро и золотые слитки, золотые кольца и подвески, ценнейший китайский фарфор, золотая цепь, оцененная одним музеем и 50000 долларов, серебрянный сервиз, навигационные инструменты, якоря и пушки. Почти все «сопутствующие» находки попали в разные музеи, а большую часть сокровищ Вагнер потратил на строительство частного музм, который заполнил добытыми экспонатами.

    Сегодня фирма, созданная Вагнером, работает с группой профессиональных водолазов, располагает новейшими приборами и инструментами, включая металлодетекторы, гидролокаторы и подводные магнитометры. Отдельная группа занимается поисками в библиотеках и архивах. На основе выявленных материалов определяются места нахождения затонувших судов и проводится их обследование.


    Испанские золотые дублоны и серебряные пиастры, пролежавшие несколько столетий на морском дне


    обработку, они вновь приобретали свою форму и блеск серебра. Причем в центре комка монеты совершенно не были повреждены и выглядели так, словно только что вышли из монетного двора.

    Сотрудники музея были счастливы - ведь монет, отчеканенных в Новом Свете в период с 1700 по 1715 годы, до сих пор было известно очень мало.

    Теперь же Кип Вагнер и его компаньоны подняли со дна около двух тысяч золотых дублонов и несколько тысяч серебрянных пиастров, чеканеных в это время.

    Удача адмирала Фишера

    Если взглянуть на карту полуострова Флорида, то у самой южной его оконечности можно заметить уходящую в море цепочку маленьких островков и рифов. Раньше эти места не интересовали никого, кроме богатых туристов и любителей подводной охоты. Сейчас они привлекли внимание многочисленных искателей затонувших сокровищ.

    Легенды о затонувших испанских галеонах, набитых баснословными ценностями, были издавна популярны в портовых тавернах Карибского моря. В историях упоминалось и южное побережье Флориды, однако реально мыслящие бизнесмены обращали на эти байки внимания не больше, чем на сказки о пиратских кладах.

    Так продолжалось до тех пор, пока с морского дна не было поднято драгоценностей на несколько миллионов долларов. Тут уж дрогнули сердца многих «деловых людей».

    Тяжело переваливаясь на волнах, двадцать восемь галеонов испанской эскадры вылили в море. Они шли домой, в Испанию. В трюмах, до отказа набитых тюками и ящиками, находился драгоценный груз из Америки. Между этими сокровищами лениво копошились огромные отъевшиеся крысы. Но даже они еще не чувствовали, что этот рейс окажется последним для трех самых больших кораблей эскадры.

    На второй день после выхода эскадры из Гаваны начался шторм. Буря пронеслась по Флоридскому заливу, разбрасывая галеоны. Когда она утихла, три главных корабля эскадры - «Аа Сайта Маргарита», «Нуэстра Сеньора де Аточа» и «Нуэстра Сеньора дель Росарио» - оказались в районе острова Флорида-Кис, далеко в стороне от намеченною маршрута.

    Пузатые борта «Росарио» нелепо высились на пустынном берегу Арай-Тортугас. Ава других корабля лежали на дне океана. В их трюмах покоились 47 тонн золотых сокровищ инков, награбленных испанцами в Америке.

    С небольших спасательных суденышек, бросивших якорь на границе, где мелководье смыкалось с кобальтовыми глубинами Флоридского пролива, не было видно туманной полоски земли. Лишь где-то далеко к северо-западу находился Драй-Тортугас, а на северо-востоке - островки Маркизас-Кис (Маркизские острова), да милях в семидесяти простирались земли Флориды.

    Франциско Нуньес Мелиан, испанский адмирал, стоял у леера корабля «Канделария» и тихо беседовал с королевским служащим Хуаном де Чавесом. Не случай закинул вельмож 6 июня 1626 года от Рождества Христова в эти пользующиеся недоброй славой места, а важное государственное дело.

    Неожиданно их беседа была прервана. Из воды показалась голова Хуана Баньона, одного из ныряльщиков, выплывшего из-под погруженного и воду колокола.

    Жадно глотнув воздуха, он хрипло закричал: «Нашел! Нашел!». Изможденный ныряльщик разом выпил кувшин вина, кем-то услужливо поданный, и обратился к своему командиру: «Сеньор, обещание! Моя свобода… Я требую свободы», - и протянул Франциско Мелиану слиток. Солнечный луч заиграл на серебре.

    Командующий гордо коснулся рукояти своего меча и тихо сказал: «Баньон, я дал слово, что первый, кто найдет галеон, будет вознагражден. Если это будет раб, то он получит свободу. Клянусь честью кавалера Кастилии, ты будешь свободен».

    Так был найден один из галеонов, пропавших в 1622 году. Другой покоился где-то рядом.

    С тех пор многие водолазы пытались достать ценности с испанских судов. Попадались золотые монеты, слитки серебра. Однако это была лишь ничтожная часть добычи, которая сейчас оценивается в 600 миллионов долларов. И лишь спустя 350 лет Фортуна ослепительно улыбнулась американскому кладоискателю Мелвилу А.Фишеру.

    Со дня гибели испанских галеонов в этих местах мало что изменилось. Чайки и фрегаты все так же кружились над обширным мелководьем, в глубоких впадинах можно было различить звуки, издаваемые морскими черепахами. И лишь характерный рокот дизеля удаляющегося танкера говорил о том, что прошли века, - это, и еще необычный вид спасательных судов, окруживших то место, где когда-то работал Мелиан.

    Мелвил А. Фишер, высокий, с бронзовым загаром мужчина лет шестидесяти, стоял на приземистой корме рабочего судна «Виргалона» и внимательно следил за подводником, который поднимался наверх из глубины. В течении 5 лет Фишер искал остатки затонувших галеонов. В этой зоне он вел поиск уже год. Однако, кроме осколков торпед и бомб второй мировой войны ничего не попадалось. Наконец, 1 июня 1971 года один из магнитометров экспедиции зафиксировал аномалию. Команда водолазов, спустившаяся в загадочную точку, вернулась с находками: несколько глиняных черепков, одна свинцовая мушкетная пуля, почерневшая испанская серебряная монета. Якорь, почти полностью занесенный песком, остался на дне. Чтобы зафиксировать находку, под воду ушел Дон Кинкаид - фотограф экспедиции. Успел ли он снять в тот раз якорь, уже никто не помнит, а вот то, что вернулся он на поверхность с тремя отрезками цепи из высокопробного золота общей длиной почти восемь футов, не забудет никто.

    - Дон… - только и смог сказать Мел Фишер, - Вы заслужили награду!

    Найденная Доном Кинкаидом золотая цепь положила начало серии соблазнительных находок, истинная ценность которых, пожалуй, неизвестна и теперь. В любом случае, это был признак богатства, к которому стремился каждый член экипажа. Однако в тот роковой день никто из ликующих охотников за сокровищами не мог знать, во что обойдутся им эти находки - многолетние раскопки, огромные расходы, судебные тяжбы и четыре человеческие жизни. А если бы Мел Фишер знал об этом, смог ли он отказаться от своего предприятия? Едва ли.

    Фишер, родившийся в Мидвесте и получивший образование инженера, много лет жил в Калифорнии и занимался разведением цыплят. Теперь, наверное, только сам Фишер может ответить на вопрос, почему его потянуло под воду за древними кораблями - довольно рискованному бизнесу, по сравнению с разведением кур. А, может быть, и не ответит, как не может ответить альпинист, почему его манят горы. Так или иначе, Мел сделал выбор. Он организовал школу подводного плавания. По словам его многолетнего товарища и соратника Юджина Лайона, Мел Фишер был необычным бизнесменом. За его энергичным поведением скрывался внутренний энтузиазм прирожденного романтика. Он мог и заключать крупные сделки, и настойчиво стремиться к осуществлению своих мечтаний.

    Карьеру искателя подводных сокровищ Фишер начал в 1950 году, когда вместе со своей женой Долорес и четырьмя детьми принял участие в экспедиции по поискам сокровищ в Центральной Америке и Карибском море.

    В 1963 году семья Фишеров вновь отправляется на «охоту», на этот раз с известным кладоискателем Кипом Вагнером. Партнеры, которые теперь называются «Трежа Салворз, Инк.», договариваются работать бесплатно до тех пор, пока не найдут сокровища. Мел ставит на карту свое состояние. Он продает все и через год оказывается банкротом. От краха спасает его изобретательность.

    «Перенос значительного количества песка над кораблем, погибшим несколько веков назад, был самой большой проблемой при спасении затонувших сокровищ», - вспоминает Мел Фишер. И он разрабатывает приспособление, названное «почтовый ящик», представляющее собой трубчатый дефлектор, который направляет вниз высасываемый землесосом грунт со стоящего на якоре судна. В конце мая 1964 года «почтовый ящик» открыл на дне у Пирс-Форта невероятное зрелище.

    «Однажды увидев океанское дно, усыпанное золотыми монетами, никогда не забудешь этого», - говорил Мел. Спасатели напали на золотой карман. За одну неделю они ссыпали в кучу 2500 дублонов, которые стоили небольшого состояния.

    Фишер воспрянул духом. Но его мечтой было обнаружить грузы, затонувшие в 1622 году. Целью его жизни стали два корабля - «Нуэстра Сеньора де Аточа» и «Ла Санта Маргарита». Согласно сохранившейся до наших дней описи, на «Аточе» находилось 7175 унций золота, 1038 слитков серебра, 250000 серебяных монет, отчеканенных в Мехико, Боготе и Сантьяго-де-Чили. На «Маргарите» груз был чуть меньше.

    Фишер берется за дело основательно. Понимая, что действия в одиночку обречены на провал, он привлекает специалистов: инженеров, водолазов, фотографов. Судьба, помогая упрямцу, подкидывает ему знакомство с ученым, который и найдет в тиши архивов «останки» легендарных сокровищ Флориды.

    Эта встреча произошла случайно. «В один из дней я встретился в церкви с профессором истории Флоридского университета Юджином Лайоном, - рассказывает Фишер. - И пока мы пытались вместе перевести высказывание из Библии, я понял, что Юджин мог бы переводить и классический испанский язык XVII века. Я пригласил его к себе домой, чтобы показать некоторые документы, которые собрал в архивах и которые не мог прочесть. И, к своей радости, узнал, что бумаги рассказывают о судах, золотых и серебряных слитках, драгоценностях». Искатель сокровищ и историк ударили по рукам. В Севилье было пасмурное утро 1970 года. Туман, поднимавшийся от реки Гвадалквивир, застывал в узких городских улочках и окутывал Вест-Индский архив. Юждин Лайон, прибывший в Андалузию для изучения Испанской Флориды, склонился над столом читального зала. Его заинтересовал необычный документ. Заголовок гласил: «1622 год. Отчет Франциско Нуньеса Мелиана… о сокровищах, поднятых из галеона «Маргарита» у Матекумб». Это была бухгалтерская книга спасателя XVII века! Почти в конце связки бумаг находился сильно изъеденный червем документ. Лайон с трудом смог разобрать, что Мелиан обнаружил корабль около Маркизских островов.

    Он изучил письма официальных лиц из Европы и Вест-Индии о кораблекрушениях 1622 года, списки следовавших на судах пассажиров и команд, отчеты о спасении. Удивительный рассказ, который они поведали, возвращал нас к году драматических событий - времени высших испытаний для имперской Испании.

    Год 1622 был решающим для этой страны. Поддержка католических германских государств привела ее к последнему и самому кровопролитному конфликту на религиозной почве - Тридцатилетней войне. И хотя Испания в своих притязаниях на владение Северной Америкой соперничала с английскими, французскими и голландскими поселенцами, ее богатые колонии в Центральной и Южной Америке были еще не тронуты. Единственным связующим звеном Испании с Вест-Индией была ее важная морская дорога, по которой везли и купеческие товары, и королевские доходы, и оружие, и солдат, и пасажиров.

    Молодой король Филипп W заставил своих купцов платить за морскую оборону, обложив их налогом на торговлю с Вест-Индией. В 1622 году корона содержала на эти деньги восемь мощных галеонов с 2 тысячами солдат и матросов.

    Очередной поход через океан конвоя 1622 года начался неудачно. Командующий флотом Копе Дцаз де Армендариз, маркиз Кадерейта, потерял два галеона уже тогда, когда берега Вест-Индской Испании еще не скрылись из вида, и в конце концов опоздал с отходом. А тут еще новое сообщение из Портобело - у соляных ям Венесуэлы видели 36 голландских кораблей. Маркиз предусмотрительно добавил к кораблям охранения еще один галеон - «Нуэстра Сеньора де ла Розарио». Среди конвоируемых судов выделялись «Санта Маргарита», красивый новый галеон, купленный для этого путешествия, и «Нуэстра Сеньора де Аточа» тоннажем 600 тонн, недавно построенный для короля в Гаване.

    Отправившиеся в путь корабли везли вино, ткани, изделия из железа и книги.

    В Картахене, которой флот достиг 27 июля, на суда загрузили большое количество золота из Новой Гранады, тонны королевского табака. Мастерам серебряных дел передавалось еще серебро в пластинах и монетах для отправки в Севилью. На борту «Аточи» было 15 тонн кубинской меди, предназначенной для доставки в Малагу и отливки бронзовых пушек.

    Командование флота приняло решение отплыть в новолуние, это обещало хорошую погоду на несколько дней пути. Однако испанцы не могли знать, что именно в тот момент с северо-востока приближался небольшой, но нарастающий тропический шторм.

    Главный лоцман направил флот во Флоридский пролив в поисках наиболее сильного течения Гольфстрим у Флорида-Кис. Но теперь обгоняющие корабли штормовые ветра, переросшие в ураган, также ворвались в пролив. Условия ухудшились. Для обреченных людей под грохот отрывающихся парусов и оснастки, расщепляющихся мачт и ломающихся рулей, оставалась единственная реальность - безнадежность, рождаемая морской болезнью и страхом перед смертью.

    С наступлением темноты «Санта Маргарита» потеряла фок-мачту. От ударов корпуса о подобные горам волны рухнула грот-мачта, сломался румпель с подъемным устройством. Корабль потерял управление. Несколько отважных матросов с отчаянием притворенных к смерти пытались поднять другую грот-мачту, чтобы, лавируя, уйти от опасности. Вновь неудача. Бросили якоря, но удержать судно не удалось. Резкий удар о мель положил конец агонии «Санта Маргариты».

    Первые лучи восходящего солнца осветили лишь обломки корабля, бочки и 67 человек, судорожно цеплявшихся за эти остатки. 127 человек утонуло.

    В одном лье к востоку от «Санта Маргариты» погибала «Нуэстра сеньора де Аточа». По свидетельству очевидца, капитана Бернардино де Аюго, командира морских пехотинцев, находившегося на «Санта Маргарите», «Нуэстра сеньора де Аточа» в семь утра скрылась под водой совсем…

    Днем ветер стих. Счастливчики, уцелевшие от бойни, учиненной яростными волнами и ветром, еще не веря в свое спасение, были подняты на борт случайно оказавшегося в этих местах ямайского судна. На его палубе находились обессилевшие от борьбы со стихией 5 матросов с «Аточи». Они и рассказали, как галеон ударился о риф и быстро затонул. Погибло 260 человек.

    Вскоре были организованы работы по спасению ценного груза. Возглавил операцию капитан Гаспар де Вергас.

    Прибыв на место, капитан нашел останки «Аточи» на глубине 55 футов. Поскольку скрытые под водой люки были все еще плотно закрыты, он ограничился подъемом двух пушек и перешел к спасению «Розарио». Между тем по району пронесся еще один ураган. Когда спасатель вернулся к «Аточе», он обнаружил, что шторм разбил ее корпус, а обломки рассеял на большое расстояние.

    Вице-король Новой Испании маркиз Кадерейта направил в помощь Вергасу инженера Николаса де Кардону с рабами-ныряльщиками из Акапулько и через некоторое время сам прибыл во Флориду для руководства операцией. Остров, на котором для него построили лагерь, стал называться «Островом Маркиза».

    Однако его присутствие не помогло спасателям. Истратив огромные средства, но не обнаружив ни «Аточи», ни «Санта Маргариты», испанцы отступили.

    Неудачи продолжали преследовать их. Так, в 1625 году Франциско де Ля-Луз и вся его команда пропали, проверяя буи над местом гибели «Аточи». Но вот появился человек, принесший с собой надежду. Это был Франциско Нуньес Мелиан - бывший королевский казначей по индульгенциям на Кубе. Мелиан оказался не только хорошим финансистом, но и талантливым инженером. Он изобрел «секретное средство для поднятия сокровищ».

    Это был 680-фунтовый бронзовый колокол со скамейкой и окошками, сконструированый так, что одновременно он мог использоваться и как средство передвижения для поиска, и как станция ныряльщика.

    Мелиан прибыл к месту кораблекрушения в мае 1626 года и немедленно приступил к водолазным работам. А уже 6 июня раб-ныряльщик Хуан Баньон поднялся на поверхность со слитком серебра с галеона «Санта Маргарита» и завоевал себе свободу. За короткий срок было поднято 350 серебряных слитков и тысячи монет, несколько бронзовых пушек и много медных слитков.

    В течении четырех лет Мелиан, разрабатывая свою «золотую жилу», отбил три нападения'голландских рейдеров, утихомирил свирепых индейцев Флорида-Кис, давая им взятки после того, как они сожгли лагерь спасателей.

    Однако после смерти Мелиана в 1644 году работы по подъему груза с «Санта Маргариты» пошли на убыль. А «Нуэстра сеньора де Аточа» так и осталась в списке пропавших. Ее сокровища все еще лежали около широкой отмели к западу от Маркизских островов.

    «Нас будет 85 человек, когда, выстроившись в одну линию, с долларовым блеском в глазах, мы будем ждать своей доли», - мечтал Блэз Макхейли, директор компании «Трежери Сэлворс». Ждали удачи и еще 50 человек - вкладчики, ссудившие немалые деньги Мелу Фишеру на поиски сокровищ испанских галеонов.

    Мел Фишер оправдал их доверие.

    Для того, чтобы определить местонахождение кораблей, его команда должна была исследовать участок дна в западном направлении от Маркизских островов длиной 25 миль и в несколько миль шириной - от внешнего рифа до отмели. Работа довольно однообразная и требующая терпения - следить за колеблющейся стрелкой магнитометра и устанавливать маркировочные буи во всех точках, где будут зафиксированы аномалии. Эту работу мог выполнить только Боб Холлуэй, худощавый, загорелый искатель приключений из Индианы, владелец прекрасного судна для морских путешествий «Холлиз Фолли». Как и Фишер, он был страстным охотником за сокровищами.

    Метр за метром, месяц за месяцем на карту штрихами наносился путь следования экспедиционного судна. И, наконец, 1 июня 1971 года «Холлиз Фолли» зарегистрировало значительное скопление металла. Это были следы «Санта Маргариты».

    Зима 1971 - 1972 года принесла Мелу Фишеру суровую ветреную погоду и серьезные финансовые затруднения.

    Чтобы оплатить продолжение работ, нужны были вкладчики, которые купили бы часть акций компании или вложили капитал в обмен на часть сокровищ. Порой состояние дел компании, вспоминает Юджин Лайон, было настолько неважным, что иногда покрытие расходов зависело от посещаемости музея «Золотой дублон» - копии испанского галеона, принадлежащего Фишеру.

    С началом весны - очередного сезона ныряльщиков - энтузиазм вновь возрос.

    К маю 1973 года тонкая струйка, которой текли монеты из песка на дне, вдруг превратилась в поток. Как вспоминает ныряльщик Джон Брандон, в первый день они нашли 30 монет. На следующий день - 250. На третий день работы, в воскресенье 20 мая, они подняли 1500 монет. Вскоре были найдены еще тысячи монет - все в одном месте, которое ныряльщики окрестили «банком Испании». Среди множества монет, отчеканенных на монетных дворах Потоси, Мехико и Лимы во времена правления трех испанских королей, выделялась одна - невзрачная, достоинством в 8 реалов. На ней четко читались инициалы «NR», означавшие «Nuervo Reino do Granada» («Нуэво Рейно де Гранада») - старинное название сегодняшней Колумбии. Ранее подобных находок известно не было. Она стала первой и бесценной. Небольшой серебряный диск, побитый волнами и изъеденный солью, напоминал о жизни и смерти, о крушениях надежд, судеб и жизней.

    Охота за сокровищами приняла решительный оборот.

    Среди многих находок, таких, как астролябия штурмана, которая была изготовлена, по всей видимости, в 1560 году лиссабонским мастером Лопо Хомемом, маленьких четок, изящно украшенных золотом и кораллами, золотого диска весом 4,5 фунта и других, стали попадаться и серебряные слитки. Причем на некоторых из них стояли инициалы и римские цифры - 569, 794, 4584. Они-то и позволили ученым идентифицировать их как часть груза, находившегося на «Нуэстра сеньора де Аточи». Слитки под этими номерами были отправлены в уплату за королевскую лицензию на черных рабов, проданных в Картахене и фигурировали в декларации корабельного груза. Фишер нашел второй галеон.

    Однако новый успех принес и новые беды. Во время работы одного из спасательных судов был смертельно ранен одиннадцатилетний мальчик, случайно попавший под винт корабля. А 19 июля 1975 года, на шестой сезон подводных работ, затонуло экспедиционное судно «Нортвинд». Восемь человек, включая Кейна Фишера и Дона Конкаида, были выброшены в море, а трое - Дирк и Анжел Фишер и член команды Рик Гейдж, закрытые на нижней палубе, утонули. Оставшихся в живых спасла «Вирголона».

    Даже этот удар - смерть сына и невестки - не смог укротить Мела Фишера. Он направил команду, чтобы установить охрану бронзовых пушек, найденных сыном. «Это то, чего желал бы от нас Дирк», - объяснил он. Затем было подготовлено новое, более крупное судно, и подъемные работы возобновились.

    Поиск Мела Фишера стоил ему многого. Однако проведенные исследования не пропали даром. Благодаря ему были усовершенствованы методы поиска, спасения и идентификации обломков кораблей, разработаны новые приемы подводной археологии. Кроме того, с помощью документов, которые рассказали нам о кораблях, и благодаря драгоценным предметам, вырванным из песков у Маркизских островов, мы заглянули в далекое прошлое - время величия и упадка Испании. Целый исчезнувший мир приобрел новую жизнь. И не только серебряные слитки и изделия из золота стали «добычей» Фишера. Большую часть найденных сокровищ составили предметы вооружения: фитильные мушкеты и аркебузы со свинцовой дробью для них, части мечей и кинжалов, каменные и чугунные ядра, бронзовые корабельные пушки, предметы быта и много другого, что имеет огромную научную ценость.


    Серебряные слитки с «Аточи»

    «Божественный ветер»

    Прошло семь лет со дня первой неудачной попытки вторжения великого монгольского императора Кублахана в Японию. Победа была близка, но колесо истории повернулось вспять. Монгольский флот, насчитывавший 900 судов и 40 тысяч воинов, был рассеян внезапно налетевшим штормом, погубившим 200 кораблей и более чем треть войска.

    Неудача лишь придала Кублахану решимость. Он приготовился к новому походу. Теперь его флот состоял из 4400 судов, на которых находилось 142 тысяч матросов и солдат. Новое нападение не застало японцев врасплох. За годы затишья они возвели на побережье залива Хаката острова Кюсю каменную стену длиной 12 миль, лишив тем самым конницу монголов необходимого для маневров пространства.

    Но это не беспокоило Кублахана. Его уверенность основывалась на успехах прошлых лет. Покорив в 1258 году Корею, Чампу (Вьетнам), захватив Яву, разгромив в 1276 году столицу Южных Сунов Ханчжоу, он установил контроль над всей огромной территорией Китая.

    На этот раз он намеревался подчинить Монгольской империи Японию. Новое вторжение, предпринятое весной 1281 года, началось без неожиданностей. Как и планировалось, флот двинулся двумя путями: построенные в Корее 900 боевых судов выступили из южной части Корейского полуострова; другая же эскадра - из кораблей, построенных в районах, расположенных к югу от Янцзы, в количестве 3500 единиц вышла из Циньюаня.

    Основой объединенного флота стали военные джонки - суда с высоко поднятыми носом и кормой, прочными деревянными корпусами, обшитыми железными листами, и с латинским парусом. Каждое из них имело водоизмещение 400 тонн, длину 240 футов и было укомплектовано 60 матросами и воинами. Джонке придавалось вспомогательное десантное судно с 20 воинами - «батору», что по-монгольски означает «храбрый». Эти храбрецы снискали себе заслуженную славу в боях и представляли собой поистине грозную силу. Каждый воин был вооружен широкой саблей, булавой, арканом и метательным копьем с крюком на конце для стаскивания всадника с лошади. Но наиболее страшным оружием в его руках был лук. Об умении обращаться с ним и меткости стрельбы слагались легенды. Сохранились сведения и об использовании воинами «длинных змей, разящих врага» - зажигательных «реактивных» стрел, а также выстреливаемых из катапульты бомб, называемых «буопао». Имелись новшества и в монгольском флоте - корабли с гребными колесами, приводившимися в движение вручную. Это изобретение на шесть веков опередило появление гребных колес на паровых канонерских лодках иремен Гражданской войны в Соединенных Штатах.

    По сей день у большинства историков вызывает удивление, с какой скоростью этот кочевой народ овладел приемами ведения войны на море. Еще в 50-х годах XIII века воины Золотой Орды преодолевали водные пространства на наполненных воздухом шкурах животных или держась ла хвост плывущей лошади. Но спустя два десятилетия монголы бросили на японцев тысячи совершенных для того времени военных кораблей. Это стало возможным благодаря объединению флотов Китая и Кореи, захваченных Кублаханом. Китайским и корейским военным инженерам было приказано строить новые суда, а офицерам - начать обучение монгольских военных чинов искусству ведения морского боя. Имея такой флот и храбрых воинов, император не сомневался в победе.

    Расправившись с защитниками небольших островов Ики и Такасима, флот Кублахана подошел к заливу Хаката. Армада парусных кораблей с высоко задранными носами и кроваво-красными вымпелами на мачтах, словно видение, предстала перед сторожевыми постами самураев.

    С боевым кличем полчища монгольских воинов соскакивали с судов и с ходу ввязывались в бой. Однако быстро пришедшие в себя от неожиданности японцы сдержали первый натиск противника. Несколько кровавых стычек так и не принесли победы ни той, ни другой стороне. Зато «москитные рейдеры» - небольшие весельные суда самураев, нанося молниеносные удары по огромным, неповоротливым монгольским кораблям, заставили их отступить на запад к островку Хирадодзима под защиту основного флота.

    Первая удача окрыляла. С еще большим воодушевлением японцы обратились с призывами к богам. В синтоистских храмах совершались религиозные церемонии: император Камеяма, взывая к богу войны, начертал на молитвенной дощечке прошение о победе над врагом. И его слова были услышаны.

    Страшный тайфун пронесся на островом. Камикадзе - божественный ветер - с невероятной силой опрокидывал джонки, рвал цепи, ломал мачты, превращая паруса в лохмотья. Тех, кого не поглотила пучина, ждала смерть на берегу от мечей самураев.

    Флот Кублахана был разгромлен. Камикадзе уничтожил около 4 тысяч кораблей, унеся жизни более 100 тысяч человек.

    Более семи веков пролежали корабли великого Кублахана на дне залива Хаката. Но они не были забыты. В 1980 году японский археолог Торао Мозаи нашел их остатки и тем самым приоткрыл живые страницы древней истории.

    В течение трех лет вместе с группой ученых, инженеров и водолазов он «прозванивал» дно залива специально приобретенным для этих целей эхолокатором «Сонорстрейтер». Этот прибор, широко используемый в морской геологии, давал черно-белое изображение погребенных под донными осадками предметов. Основным его недостатком было то, что он не мог отличить скальную породу от археологических находок. На помощь Мозаи пришел его друг, конструктор цветного эхолакатора для обнаружения косяков рыб, на основе которого в короткие сроки был создан новый прибор «Колорпроб».

    Теперь ученые получили возможность буквально «читать» затонувшие объекты. Например, твердые материалы - скальные пласты, металл, керамика высвечивались на экране ярко-красным цветом, более мягкие, такие, как дерево, оранжевым, а песок и ил - зеленым. Даже вода на экране прибора имела свой цвет - голубой.

    «Колорпроб» произвел настоящую революцию в подводной археологии. С его помощью исследователям удалось обнаружить огромное количество предметов; среди них - шлемы, луки, стрелы, наконечники копий, богато украшенная сабля, принадлежавшая некогда офицеру, железные прутья, которые, вероятно, использовались в качестве дубинок.

    Среди находок - десять каменных якорей с сохранившимися деревянными веретенами и несколько каменных ступ для измельчения зерен риса и кукурузы.

    Особый интерес для ученых представляли каменные шары, таинственное назначение которых приоткрыли древние японские источники. В них упоминалось об использовании монголами в XIII веке пороха и пушек.

    Сохранившиеся на шарах следы масла и самовозгорающейся ткани недвусмысленно говорили о том, что это пушечные ядра.

    Однако самая важная находка была обнаружена на берегу местным жителем. Это была печать с датой 1277 года и надписью: «Печать стоящего во главе тысячи воинов». По всей видимости, она принадлежала военачальнику, участвовавшему в первом вторжении и погибшему от прикосновения «божественного ветра».

    Загадка «Рва Дианы»

    Рабочая площадка вокруг карстового источника, известного как «Ров Дианы» в г.Ионне (Франция), в этот февральский день 1987 г. больше напоминал сцену съемок боевика. Не хватало только Джеймса Бонда и его обнаженных красоток. Да и температура воздуха - около нуля градусов, и падающий снег мало напоминали жаркие тропические страны, в которых привык действовать агент 007.

    Все остальное было на месте: горы оборудования и множество прожекторов, направленных на четырнадцатиметровый в диаметре вход в источник. Группа ныряльщиков подводной археологической ассоциации (ACAS) надевала яркие утепленные гидрокостюмы и компенсаторы плавучести, готовилась к погружениям. Это была седьмая попытка проникнуть в тайну «обители языческих богов». Все предыдущие заканчивались безуспешно. Одна из них даже трагически - смертью двух водолазов. Только в 1979 г. Эрику Легуэну удается пройти 360 м. пещеры и живым вернуться назад.

    На этот раз, кажется, учтено все до мелочей. Две тонны оборудования размещены на своих местах, металлическая сетка координат для раскопок уложена на восьмиметровой глубине. В десятый раз проверен «очиститель воздуха» - насос, который должен всасывать взвесь, поднятую при работе пневматического гидромонитора, названного «пистолетом». Осветители заняли свои места у нескольких фар мощностью 400 и 1000 ватт. 19 водолазов замерли у горла источника, вспоминая последние наставления инструктора. И вот долгожданный сигнал. Первая группа во главе с Пьером Вилье опускается в неизвестность. Ее страхует команда Марка Ясинского - известного бельгийского фотографа и друга Робера Стенюи. Начинает работать гидромонитор. Об этом красноречиво свидетельствует быстро расплывающееся пятно мути на еще недавно кристально прозрачной поверхности источника.

    Но это не расстраивает даже кинооператоров. Схватка с неизведанным Захватывает всех участников экспедиции как на земле, так и под водой.

    Такие работы во Франции проводятся впервые. Задача археологов не проста: попытаться определить «стратиграфию» находок. Возможно ли будет по расположению предметов, намеренно брошенных в священный колодец, понять этапы его формирования? На этот вопрос ученые с нетерпением ждут ответа.

    Группы водолазов меняются одна за другой. Даже специально приспособленные для севера гидрокостюмы «Викинг» не спасают подвод-пиков от холода. Поднявшиеся «на свет божий» отстукивают зубами чечетку и спешат к обогревателям, устроенным в кузове грузовой машины. Те, кто еще не успел окунуться, посмеиваясь над коллегами, неторопливо направляются к источнику.

    Из воды выныривают Вирджиния и Фрам, единственные представительницы прекрасного пола в экспедиции. Их изящные фигуры, обтянутые черными гидрокостюмами, словно магнит притягивают Марка Ясинского и Мишеля Лебрана. Фотографы бросаются к девушкам и… замирают. Из толщи воды появляются первые «дары богам». Их количество все увеличивается. Гончарные изделия, монеты, фарфор, курительные трубки - потрясающее собрание различных предметов, но, ничего ранее XVIII в.

    Еще три часа будут продолжаться упорные работы, но источник больше не приоткроет своей тайны. Так и не будет выяснено, откуда он берет свое начало, что покоится на самом дне. Но археологи не отчаиваются. Оставшиеся загадки только подогревают интерес к дальнейшим исследованиям.

    Тайна пляжа «Ла Мулата»

    Дорогу к столичному пляжу «Ла Мулата» Вам покажет любой житель Монтевидео, а при желании поведает и об его истории.

    Когда-то, давным-давно, в этих местах жила девушка по имени Мулата. На десятки километров в округе она слыла первой красавицей. Многие юноши из знатных семей добивались ее руки. Но сердце Мулаты было «занято». Со своим возлюбленным девушка убегала к морю, где под шепот ласковой волны они мечтали о своей будущей жизни. На пляже, вдали от людских глаз, Мулата надевала прекраснейшие украшения, подаренные ей избранником, и представляла себя на великосветских балах. Юноша не был богат, но каждый раз, когда ему требовались деньги, он уходил на пляж и возвращался с карманами, полными золота.

    Наверное, так бы и текла их безмятежная жизнь, полная мечтаний и надежд, если бы не завистники. Как-то раз, решив разузнать, где счастливчик прячет свой клад, они проследили за ним. Заметив преследователей, юноша повернул назад. Разъяренные неудачей соперники ночью подкараулили его и убили. С тех пор прошло много лет, но каждую ночь на пляж приходила Мулата и оплакивала своего суженого. Да и сейчас, выйдя тихой звездной ночью к морю, можно услышать легкий шепот и чье-то дыхание. Это не шелест перекатывающихся камешков и не нежное поглаживание волной песка - это плач Мулаты.

    Такова легенда, которая так и осталась бы красивой романтической историей, если бы не аргентинский океанограф Рубен Кольядо. Поминуя, что в каждой сказке есть доля правды, он решил найти ее истоки и «погрузился» в архивы испанских колоний в Севилье. Среди сотен документов он нашел бумагу с упоминанием об испанском корабле «Эль Пресьяда», затонувшем у Монтевидео в 1792 г. Сердце едва не выпрыгнуло от радости - это было то, что он искал. В списке груза значилось 47 тонн золота, 147 тонн серебра, изумруды и жемчуг. Особую ценность представляла статуя Девы Марии из чистого золота, высотой полтора метра. Так спустя 200 лет он разгадал тайну влюбленных. Оставалось только найти место гибели корабля. Но сеньор Кольядо не спешил. Прежде всего было необходимо получить разрешение уругвайского правительства и юридически закрепить право на часть сокровищ. В 1986 г. он уже имел дело с местными властями. Тогда он пытался поднять со дна моря груз с испанского фрегата. Поиск увенчался успехом, и океанограф рассчитывал получить свой процент от стоимости груза, который был оценен в 80 миллионов долларов. Но не тут-то было. В последний момент правительство Уругвая объявило фрегат национальным памятником культуры. Кольядо отказался от работ и оставил «памятник» на дне моря.

    Тремя годами позже он заручился поддержкой президента. Согласно договоренности, прибыль делилась «по-честному» - пополам.

    В окятбре 1990 г. на пляже развернулся лагерь экспедиции. До этого в течение полутора лет 30 подводников, вооруженных самым современным оборудованием, метр за метром прочесывали прибрежную часть. По словам Кольядо, «ребятам приходилось работать словно в темной комнате, на ощупь, из-за почти нулевой видимости под водой». «Но Удача, - как говорил Роберт Стенюи, - это труд». И Фортуна сдалась.

    11 апреля 1991 г. аквалангисты подняли со дна моря первую дюжину золотых монет XVIII века. Спустя неделю стоимость поднятых ценностей составила более 20 миллионов долларов.

    Счастливый Кольядо заявил журналистам: «И все это только начало. За свое богатство я должен поставить свечку бомбардиру пиратского корабля по кличке Литл Рэд. Он знал свое дело и первым выстрелом пробил в корпусе такую дыру, что корабль быстро затонул».

    Пока удачливый аргентинец собирался ставить свечку Рэду, уругвайское правительство пыталось распорядиться своей долей.

    Лидер одной из ведущих политических партий Хорхе Батлье предложил соотечественникам потратить вырученные деньги на покрытие внешнего долга страны, который составлял 7 миллиардов долларов. Другие - расширить жилищное строительство для молодежи.

    Спор принял такие формы, что по государственному телевидению был организован опрос общественного мнения. Большинство уругвайцев склонилось к первому предложению - выплате внешнего долга.

    Что же касается Рубена Кольядо, то он уже планирует новые поиски. Благо выпавший на его долю успех послужил хорошей рекламой.

    «Ванны Корнуоллиса» из Йорктауна

    Матрос, последний раз окинув взглядом трюм, нанес точный удар и быстро отступил от пробоины, в которую хлынула вода. Не спеша он поднялся на палубу и присоединился к своим товарищам, ожидавшим его в небольшой шлюпке.

    Матрос оглянулся назад и среди десятка тонущих кораблей отыскал свой. На его глазах блеснули слезы. Он не был сентиментален, но это обьиное транспортное судно, зафрахтованное Британским флотом, долгое время служило ему домом и местом работы.

    Это произошло 16 сентября 1731 года в разгар Войны за независимость в Северной Америке.

    …Под натиском повстанцев командующий Британской армией на Юге лорд Чарлз Корнуоллис вынужден был отступить к Виргинии. Имея в распоряжении 8800 солдат регулярной армии и 2000 беглых рабов, надеявшихся, что победа британцев принесет им свободу, он приготовился к сражению, укрепив Йорктаун и мыс Глостер. Его действия должен был поддержать флот контр-адмирала Томаса Грэйвса. Однако 5 сентября, при подходе к позициям, корабли англичан были встречены французской эскадрой и атакованы.

    Спустя несколько дней американские и французские войска под командованием Ажорджа Вашингтона и графа де Рошамбо окружили армию Корнуоллиса и приступили к осаде. Чтобы предотвратить штурм Йорктауна с моря, лорд Чарлз предпринял последнюю отчаянную попытку - затопил оставшиеся корабли, перекрыв тем самым подходы к берегу. Это была агония. 19 октября британцы капитулировали, оставив на дне реки Йорк около 50 кораблей…

    Имя матроса-плотника кануло в Лету, но о нем вспомнили спустя два столетия, когда Джон Бродуотер, морской археолог при Управлении по сохранению исторических реликвий штата Виргиния, со своей командой нашел затонувшее судно.

    Обследуя корпус, он наткнулся на прямоугольное отверстие, выдолбленное ниже ватерлинии при помощи стамески. Оно было сделано так аккуратно, словно предназначалось для окошка.

    В течение пяти лет американские подводные археологи изучали место трагедии и обнаружили остатки 9 британских кораблей. Один из них сохранился практически полностью: отсеки, палубы, остатки мачт. То был «золотой ключик» к пониманию жизни торгового флота XVIII века. Но чтобы достать его, потребовалось еще пять лет.

    По словам Джона Д.Бродуотера, река Йорк является настоящим кошмаром для археолога. Сильные непредсказуемые течения, связанные с приливами и отливами, практически нулевая видимость под водой и огромное количество обжигающих медуз превращали и без того сложные работы в сизифов труд. Но выход был найден. Вокруг корабля соорудили стальное ограждение коффердам, внутри которого находилась отфильтрованная вода для сохранения корпуса судна.

    На разработку и строительство этого своеобразного аквариума ушло три года. Но игра стоила свеч. Коффердам и фильтры улучшили видимость на объекте с 30-60 см до 9 м, защитили водолазов от медуз и течений, создав почти комфортные условия для работы.

    Удалось «договориться» и с местными обитателями - внутри корабля осталось много подводных жителей. Камбалы были настроены миролюбиво: одна из них, получившая имя Фредди, позволяла даже почесать себе брюшко. А вот угри оказались более агрессивными. Каждый раз, когда начинались раскопки, они сражались за свои территориальные права, собирались вокруг и, почти отталкивая водолазов, лезли посмотреть, что нашли археологи.

    Исследования начались. Прежде всего нужно было очистить внутренние помещения корабля от ила при помощи грунтососа. И вот первые находки. В каюте капитана археологи обнаружили часть буфета, украшенного резьбой, остатки стола из красного дерева, несколько латунных крючков, а также ручку когда-то модного кресла. Все это свидетельствовало об изысканном вкусе владельца каюты.

    Лента от головного убора боцмана, керамическая фигурка обезьянки, - талисмана одного из матросов, маленькие деревянные фигурки, которые использовали для игры в кости, кусочек стеклянного бокала с надписью «крепкий сидр» - все эти вещи рисовали ученым картину жизни на маленьком корабле. Его команда, вероятно, была малочисленной: капитан, первый помощник и несколько матросов; само судно являлось транспортным. Найденные форменные пуговицы говорили о том, что иногда на нем перевозили солдат. Принадлежали они пехотинцам 22 и 43 полков, на что указывали выбитые на пуговицах номера. Было установлено, что 43 полк участвовал в сражении в Йорктауне, а 22 - в кампаниях на Род-Айленде, Нью-Йорке и Нью-Джерси. Обнаруженные стеклянно-латунные запонки, по всей видимости, являлись частью туалета офицера.

    По мере раскопок оживал и образ матроса-плотника. Археологи находили все новые и новые свидетельства его ежедневного труда и смекалки. Вот инструмент для измерения углов. Его ручка треснула, но затем была аккуратно починена с помощью мелких гвоздей. Сломанное весло, переделанное в гребок, рукоятка буравчика с инициалами «BR».

    В трюме, где находилась его мастерская, Джон Бродуотер нашел тесло, воткнутое в песчаный балласт рядом с обтесанным с одного конца бревном. Застывший момент истории. Он представил картину событий.

    …Плотник наклонился над бревном, воткнутым наполовину в песок для устойчивости и точными ударами обтесал его верхний конец. Летит щепа. Но вот что-то его отвлекло. Может быть, это приказ покинуть корабль? Он опустил тесло и цепа втопталась в песок, так и оставшись в нем на 200 лет.

    Наверное, он был опытным мастером и добросовестно относился к своим обязанностям. Возможно, он плыл из Уайтби, что на северо-востоке Англии, на борту судна постигая ремесло моряка. На эти вопросы помогут ответить архивные изыскания.

    Значительный интерес представляла и конструкция судна - оно оказалось не стандартным и строилось «на глазок».

    Для того, чтобы выполнить точный чертеж затонувшего корабля, археологи использовали высокочувствительную акустическую систему и все детали фиксировали при помощи электроники. Затем компьютер создал две схемы: в двух и трех измерениях. Получившаяся картина превзошла все ожидания. Исследуемый корабль оказался бывшим углевозом, что подтверждалось наличием угля в его трюме. Эти труженики-углевозы могли с гордостью поведать о многих славных моментах в своей истории. Именно на углевозе совершил свое знаменитое путешествие Джеймс Кук; перестроенным углевозом был и корабль «Баунти» капитана Вильяма Блайфа. Они имели большую грузоподъемность и небольшую осадку, позволяющую им стоять на малой воде Темзы при разгрузке в Лондоне, были тихоходны, но «крепко сбиты».

    По словам морского историка Бэзила Лаббока, их размеры были невелики, а нос имел круглую форму, напоминающую яблоко. Обнаруженный корабль полностью соответствовал этому описанию.

    И еще одна научная сенсация. В руки археологов попало более трех дюжин бочек пяти размеров, изготовленных в XVIII веке. Две из них, названные подводниками «ваннами Корнуоллиса», имели огромные размеры. По словам Кэрри Шэклфилда - специалиста по таре, они уникальны, т.к. не имеют аналогов в мире.

    Интересно, что в трех найденных бочках были обнаружены скелеты крыс. В одной из своих статей археолог писал, что эти находки нанесли ему моральный ущерб - они поколебали его веру в древние морские приметы - в частности, что крысы первые бегут с тонущего корабля.

    Корабль из Бронзового века

    …Море разбушевалось. Неистовый ветер стремительно гнал по грозовому небу большие серые тучи. Бурная ширь, вспыхивая внезапным ослепительным светом, вздымалась, и с оглушительным гулом рушилась в бездну.

    Молния, на миг посеребрив пенистые гребни, озарила маленькое суденышко, словно призрак, уносимый кипящими волнами и ветром.

    Несколько человек, отчаянно ухватившись за мачту и штаги утлого суденышка, с ужасом взирали на дьявольскую пляску стихии. Над мачтою, гнувшейся как тростник, хлопал изодранный парус. Вдруг снасти, на которых он еще чудом держался, лопнули, ветер подхватил его и с яростью швырнул в черный прогал неба. Видение исчезло. Новая вспышка молнии высветила лишь беспорядочно пляшущие обломки, лица и руки, отчаянно простертые к небу. Вот один из несчастных, собрав последние силы, рванулся из воды и, махая руками, словно стараясь зацепиться за воздух, закричал жалобным криком обреченною на смерть человека. Новая волна, на которую он уже не имел сил подняться, захлестнула его и покрыла пеной.

    Вероятно именно так закончились последние минуты «жизни» небольшого судна, останки которого были обнаружены летом 1982 года неподалеку от турецкого города Каш. Затонувшее между 1400 - 1350 годами до н.э., оно явилось самой интересной и важной находкой, которая до сих пор была обнаружена на дне Средиземного моря. Как и большинство подобных открытий, обнаружение корабля бронзового века было случайным. Ныряя за губками неподалеку от южных берегов Турции, водолазы обратили внимание на непонятные предметы, названные ими «бисквитами с ушами». Эти находки заинтересовали Джорджа Басса, основателя Института морской археологии при Техасском университете.

    Следующим летом Кемаль Пулак, помощник Басса, вместе с Доном Фреем - директором института и Джеком Келли, провели предварительное обследование находки. Увидев фотографии, видавший виды ученый ахнул от удивления. На склоне морского дна лежали десятки изъеденных морской водой медных слитков. Большинство из них располагались в правильном порядке, вероятно так же, как и были загружены на корабль 3400 лет назад. Рядом находились 6 громадных кувшинов для провианта, множество амфор, изготовленных, без сомнения, в Сирии или Палестине. Картину дополняли разбросанные вокруг небольшие плоские кувшины с ручками.

    Эта была мечта любого археолога.

    Однако приступить к ее осуществлению удалось лишь в 1984 году.

    Уже при первых погружениях были подняты на поверхность каменная головка боевой палицы, ханаанская амфора с рассыпным жемчугом и амфора, наполненная аурипигментом - золотисто-желтым миниральным красителем.

    Большой интерес представляли и медные слитки с ручками. Они уже были знакомы Джорджу Бассу, почти четверть века занимающегося подводными раскопками. Тридцать четыре подобных слитка были изучены им в 1960 году при исследовании корабля XII века до н.э., затонувшего у мыса Гелидония. Теперь их количество достигало 200. Каждый из них весил около 25 кг, что соответствует таланту - весовой единице античного периода.

    Интересно, что на одной из найденных при раскопках в Тель-эль-Амарне писчих дощечек, с текстом которой удалось ознакомиться Бассу, упоминался некий дар в виде 200 талантов меди. Он предназначался в дар царем Алашии (как считается, нынешнего Кипра) египетскому фараону. Может быть, он так и не дошел до адресата, а тысячелетия покоился на морском дне близ скалистого мыса, получившего позднее название Улу-Бурун?


    Древние сосуды, найденные на корабле


    Кроме медных слитков были обнаружены и оловянные - древнейшие из ныне известных. В сплаве с медью олово составляло бронзу - важное сырье, давшее название целой эпохе - эпохи бронзы.

    Привлекли внимание археологов и пифосы - огромные глиняные сосуды для хранения провианта. Один из них, к удивлению ученых, был заполнен мелкими кувшинами кипрского происхождения. Изготавливаемые, в отличие от других районов восточного Средиземноморья, большой частью без помощи гончарного круга, они пользовались большой популярностью на Ближнем Востоке. По всей видимости, несовершенство рукотворной формы придавало им своеобразную прелесть.

    Находки кипрской посуды позволили ответить на один важный вопрос - откуда начал свой путь корабль? Вероятно, он вышел с острова Кипр и попал в шторм уже при возвращении домой из какого-то порта на Ближнем Востоке. На это указывают резные бусины из балтийского янтаря характерной микенской формы, найденные при раскопках. Предположение подтвердила другая находка - небольшая каменная печать с микенским узором.

    Возможно, все эти вещи принадлежали микенскому купцу, возвращавшемуся на этом корабле домой. О времени гибели корабля поведал другой предмет - микенская чаша для питья на терракотовой подставке.

    Такая форма была распространена вскоре после окончания правления египетского фараона Аменхотепа III, т.е. примерно в начале XIV века до н.э.

    Порадовали ученых и другие предметы: инструменты, украшения, глиняные сосуды, массивный золотой кубок и бронзовый клинок кинжала. Идентичный кинжал был ранее найден при раскопках Тель-аль-Аюля, в развалинах ханаанского города в Южной Палестине.

    Хорошо сохранившиеся часть обшивки корабля и киль длиной около 20 м позволили выявить особенности постройки корпуса судна Оказалось, что сначала строился корпус корабля, и лишь после этого он укреплялся шпангоутами.

    Такая технология использовалась и при строительстве судна IV века до н.э., обнаруженного в 1967 году близ Кирении на Кипре. По той же методике спустя тысячелетия строились греческие и римские корабли.

    Сезон 1986 года принес не только уникальные находки у мыса Улу-Бурун, но и лабораторные сюрпризы. В большинстве ханаанских амфор сохранилось вещество, напоминающее смолу. Анализ, проведенный Джоном С. Милсом из Национальной галереи в Лондоне, показал, что смола фисташки серпентинной - дерева, распространенного в Восточном Средиземноморье. Она использовалась египтянами в погребальных обрядах, однако с какой целью - до сих пор не известно. Возможно, из смолы изготавливали ароматическое вещество, упоминания о котором часто встречались в инвентарных табличках, найденных при это смола фисташки серпентинной - дерева, распространенного в Восточном Средиземноморье. Она использовалась египтянами в погребальных обрядах, однако с какой целью - до сих пор не известно, раскопках в Кноссе на Крите. В этом случае на корабле находился исключительно ценный груз.

    Не оплошали и подводные археологи. Один из них - Туфан Туранли, расчищая свой участок, обнаружил два золотых медальона, на одном из которых была изображена обнаженная богиня, держащая в каждой руке по газели. Ему же принадлежит и находка двух цилиндрических печатей, оттиск которых ставили на еще сырых глиняных дощечках для письма. Одна печать, сделанная из горного хрусталя и снабженная золотым колпачком, была в ходу у касситов, владевших Вавилонией. Другая - из красного железняка - тематика была изготовлена, согласно заключению специалистов Британского музея, в XVIII веке до н.э. в Месопотамии.

    Позднее была найдена и сама писчая дощечка, вернее деревянные осколки, которые удалось составить и соединить шарниром из слоновой кости.

    Настоящий подарок ждал археологов в конце сезона. Им оказался золотой скарабей с надписью «Нефертити» на тыльной стороне. Известно, что Нефертити была женой фараона Аменхотепа IV, называвшего себя Эхнатоном, и сыграла значительную роль в истории. По мнению некоторых специалистов, она могла даже являться соправительницей Египта. По словам Джеймса Уэйнстейна, египтолога из Итаки, это не только первый обнаруженный до сих пор золотой скарабей Нефертити, но и вообще первая находка в Малой Азии или Эгейском море, несущая на себе имя Эхнатона или его супруги. В конце заключения Уэйнстейн пишет: «Кто из египтологов, томящихся под немилосердными солнечными лучами, мог предположить, что подобная находка явится из прохладных глубин моря?»

    А сколько тайн еще хранится в необъятных владениях Нептуна?


    Схема послойных раскопок корабля

    «Медный корабль» из Гданьска

    Первыми к месту работ подошли катер «Водник», принадлежащий Гданьскому морскому музею, и рабочий понтон польских вооруженных сил. После того как исходное положение занял эскадренный миноносец, выполняющий роль волнореза, можно было начинать операцию. 4 быстроходных катера контролировали весь район, не подпуская к месту исследований лодки любопытных, собравшихся в это октябрьское утро 1975 года в Гданьском порту. А посмотреть было на что. Ведь подъем останков корабля, затонувшего в XV веке., - не такое уж частое событие. Тем более, что подобные работы в Польше проводились впервые.

    Случайно обнаруженный в 1969 году в ходе строительства Гданьского северного порта, корабль впоследствии из-за своего груза - медных пластин - получил название «Медный». Однако добраться до желанного груза оказалось делом непростым, в первую очередь из-за «неудачного» места гибели судна. Затонувшее судно находилось прямо на линии фарватера, ведущего в Гдыню и Гданьск. Ежегодный проход над местом находки 2500 большегрузных судов отнюдь не облегчал выполнения необходимых исследований.

    Другой трудностью являлись сами раскопки. Корабль покоился на 18-метровой глубине и был полностью «вцементирован» в кожух из металла, песка, смолы и пека. «То, что совершили подводники в первые дни, было непостижимым, - рассказывал директор морского музея доктор Смоларек. - Когда они поднялись на поверхность, их неопреновые костюмы и акваланги были все в смоле, на палубе они повсюду распространяли запах смолы, а солнце делало свое дело. Все было липким и грязным, волосы склеивались, койки и одежды были в грязи - это были страшные дни

    Осторожно, слой за слоем, снимался «панцирь», и обнажались сохранившиеся части корпуса. И, наконец, награда за тяжелый и изнурительный труд - после расчистки ила открылся груз. Большая его часть осталась лежать так, как его когда-то укрепили крепежными клиньями. В руки исследователей попало (в разной степени сохранности) более 100 бочек для перевозки смолы, дегтя, поташа, канифоли, 10 тонн железных стержней и около 3 тонн меди в дисках. На каждой из бочек стояло торговое клеймо, некогда принадлежавшее купцам из Торули на Висле. Между шпангоутами были обнаружены остатки более ранних грузов: зерна ржи и несколько наконечников стрел для арбалетов. Все находки являлись типичными предметами польского экспорта четырехсотлетней давности. Только медь, очевидно, была из Словакии или Венгрии.

    После подъема груза приступили к изучению четырех основных частей разбитого корпуса. Так как корабль лежал на правом борту, то штормовые волны, течение, осколки льда и рейдовые якоря сделали свое дело - разрушили весь левый борт и нос корабля по правому борту. Все, что сохранилось - это киль, часть кормового каркаса и часть правого борта от кормы до середины корабля. Но и эти, казалось бы, незначительные находки, оказались ценнейшими. Ведь информацию о конструкции древних кораблей приходится собирать по крупицам.

    С помощью плавучего крана то, что осталось от корпуса, было поднято и передано на реставрацию. Дальнейшие исследования показали, что это был корабль, построенный из дуба, с мощным, почти 18-метровым килем, сделанным из одного ствола. Ахтерштевень и сохранившаяся кормовая часть левого борта позволили рассчитать длину корабля - 24 м, и определить его грузоподъемность - около 30 тонн.

    Одномачтовое судно было построено по клинкерному образцу с уплотнением из шерсти животных и мха в швах. Каркас соединялся с обшивкой деревянными нагелями, вставленными с внешней стороны. Обгорелые концы обшивки на носу корабля открыли тайну его гибели. Очевидно, начался пожар. Под действием высокой температуры смола разлилась, пропитав все судно. Это и спасло его от неминуемого разрушения для потомков. Образовавшийся толстый защитный панцирь, принесший столько мучений исследователям, надежно сохранил для нас еще одну страницу истории торговли и кораблестроения наших предков.

    «Батавия» - школа мастеров

    Пожалуй, ни одно европейское государство, связанное с мореплаванием и судостроением, не имеет такого количества исторических кораблей, как Голландия.

    Среди этих уникальных «оживших» свидетелей прошлого особое место занимает корабль-копия «Батавия». Он знаменит не только своей трагической судьбой, но и той идеей, которую заложили в проект его воссоздания современные историки судостроения.

    Подлинная «Батавия» была построена в 1628 году в Амстердаме по заказу Ост-Индской компании (V.O.C., Vereenigde Oostindische Compagnie). Жизнь корабля оказалась недолгой - первое путешествие стало и последним. Отплыв в качестве флагмана флотилии компании к берегам Индии, «Батавия» 3 июня 1629 года потерпела крушение, разбившись о скалы Хаутмен у малоизученного тогда побережья западной Австралии. Четырем десяткам человек - пассажирам и членам команды - так и не удалось добраться до небольшого островка, у которого затонула«Батавия». Радость оставшихся в живых 300 человек была преждевременной. Остров оказался пустынным. Людям грозила гибель от жажды и голода. Оставалась последняя надежда - добраться на уцелевшей корабельной шлюпке до острова Ява и просить помощи. Капитан Франциско Пельсаерт с несколькими офицерами отправился в путь. Он и предположить не мог, что судьба, благосклонная к нему, окажется столь жестокой по отношению к оставшимся на острове.

    Титульный лист книги Франциско Пельсаерта, опубликованной в Амстердаме в 1648 году

    О трагедии, постигшей более 100 человек, он узнал после своего возвращения.

    На острове вспыхнул мятеж. Его возглавил один из официальных представителей компании Ерониус Корнелиус. Он провозгласил себя королем и с группой единомышленников жестоко расправился с недовольными. К приходу Пельсаерта королю-самозванцу сопротивлялся лишь небольшой отряд солдат под командованием Виеста Хейса. Помощь подоспела своевременно: Корнелиус и часть мятежников были схвачены и казнены. Группа преступников бежала с острова на шлюпке и пропала без вести.

    Место гибели «Батавии» было установлено в 1963 году. А спустя 10 лет ученые приступили к ее обследованию и комплексным раскопкам.

    На острове Бикон, лежащем вблизи района кораблекрушения, был разбит базовый лагерь: возведены жилые и складские помещения, выстроен большой пирс. Он предназначался для швартовки экспедиционного судна «Генриетта», специально сконструированного для подводных работ. Последовательность и методика раскопок были тщательно продуманы, но их приходилось постоянно менять из-за различных «всплывающих» трудностей.

    Археологу, работающему под водой, приходится решать немало проблем. И самая трудная из них заключается в невозможности предвидеть, какие условия сложатся на месте работы даже в ближайшее время. Если, например, поднимется волнение, то находка, оставленная в раскопе незакрепленной, может быть значительно смещена (что приведет к потере научной информации) или вообще безвозвратно утрачена. Поэтому при работах на «Батавии» приходилось расчищать «до нуля» лишь небольшой участок и только после его изучения переходить к другому. На каждом участке послойно снимались наносы песка и ила, затем регистрировались найденные предметы и части конструкции корабля. После этого делали серию фотоснимков обнаруженного объекта с помощью квадратной решетчатой рамы, позволяющей фотографировать строго сверху вниз. Тем самым достигалась плановость изображения без «смазанности» размеров из-за угла наклона камеры. Так, участок за участком, археологам удалось получить фотомонтажи всех слоев раскопа, которые впоследствии стали основой для реконструкции.

    К концу раскопок ученые имели в своем распоряжении фотомонтажи остова «Батавии», снимки каждой детали судна, выполненные в натуральную величину, кальки всех найденных элементов конструкции. Уменьшенные в 10 раз, они послужили ключевым материалом для первой рабочей модели корабля, выполненной специалистами Института морской археологии Техасского университета.

    Вторая жизнь «Батавии» началась спустя почти 350 лет. Ее «отцом» стал известный голландский строитель традиционных парусников Биллем Вое.

    Еще в 1970-х годах он вынашивал идею о воссоздании максимально точной копии судна XVII века. Его выбор пал на легендарный корабль.

    Важнейшей отличительной чертой нового корабля должна была стать его достоверность. Для этой цели к работе были привлечены корабельные плотники к мастера, прошедшие подготовку по программе, разработанной на основе исторических документов.

    По словам Boca, он бросил вызов кораблестроителям XVII века. Реконструкция «Батавии» должна была показать, на что способны современные мастера.

    Реализация проекта, главными направлениями которого стали исторический поиск и конструктивные эксперименты, началась в 1985 г. До этого была проведена огромная архивная работа, позволившая определить основные особенности голландского судостроения XVII века.

    Найденные документы показали, что «Батавия» относилась к наиболее крупным судам, строившимся Ост-Индской компанией. Она имела длину 160 амстердамских футов (45,28 м), помещения в корме, предназначавшиеся для офицеров и размещения товаров, и несла на борту тяжелые орудия. Эти особенности, а также приспособленность судна к длительным, продолжительностью более года, путешествиям определяли основные конструктивные узлы корабля.

    В настоящее время верфь в Лелейстаде, на которой была заложена «Батавия», стала главным центром традиционного кораблестроения. Высокопрофессиональные плотничные работы, пошив парусов и изготовление другого морского снаряжении, организация учебного центра стали движущей силой проекта.

    Небольшая верфь превратилась в предприятие, насчитывающее несколько сот человек, важный культурный и исторический центр, ежегодно принимающий сотни тысяч посетителей.

    В поисках «Бридалбейна»

    Первым ступил на палубу «Бридалбейна» Фил Ниуттен - представитель крупнейшей канадской компании по проведению подводных работ - «Кэн-Дайв Сервис Лтд».

    Именно этот трехмачтовый деревянный барк вышел в 1853 году на поиски одного из знаменитейших исследователей Арктики - сэра Джона Франклина, но был затерт льдами и затонул примерно в 2 км к югу от острова Бичи, в Ледовитом океане, что в 300-х км севернее Полярного круга.

    За 8 лет до этого события, а точнее в 1845 году, пытаясь отыскать проход на северо-запад, корабли английского полярного исследователя «Эребус» и «Террор» были затерты льдами. Джон Франклин умер в июне 1847 г., найдя свое последнее пристанище во льдах Арктики. Это путешествие стало последним и для 128-членов команды.

    В следующем году - 1981 - экспедиция вернулась на место гибели «Бридалбейна».

    Лагерь экспедиции, разбитый прямо на льду в 120 км от ближайшего населенного пункта Резолют, более всего напоминал поселение периода «Дикого Запада». Специальные утепленные палатки, напичканные уникальными приборами, выстроились на десятки метров. Над кораблем, положение которого было четко зафиксировано гидролокатором, в двухметровом льду была вырублена майна для погружения водолазов и дистанционно управляемого транспортного средства.

    Приступили к исследованиям. При помощи транспортного средства, снабженного камерами, ученые получили первые фотографии и видеосъемки «Бридалбейна». Затем Фил Ниуттен и его партнер Дог Осборн смогли потрогать его корпус руками. Точнее, руками, закрытыми стальной броней скафандра WASP, иногда называемого «подводной лодкой, которую можно надеть». Он представляет собой защищенный от высокого давления костюм, снабженный мощными движителями, прозрачным акриловым куполом для обзора и манипуляторами. Они и позволяют оператору производить различные действия на глубине до 625 м. Это сложное техническое снаряжение было разработано английским инженером Грэхэмом Хоксом и широко используется при прибрежной разведке нефти. На этот раз оно послужило исторической науке. С помощью WAS Ра человеку впервые удалось обследовать следы наиболее крупного кораблекрушения в северной части Ледовитого океана, под толщей арктического льда, на глубине около 100 м.


    Штурвал, поднятый с корабля


    Водолазы, за четыре погружения, проведя в общей сложности шесть часов на дне океана при температуре - 2°С добыли бесценные научные сведения. Образцы дерева и металла, взятые с корабля, позволили изучить влияние холодной воды на них в течение длительного периода времени. Видеопленка и слайды дали возможность биологам «разобраться» с морскими организмами, полностью покрывавшими судно. Снимки борозд, оставленных айсбергами на дне океана, пополнили знания об арктическом дне. Все эти данные важны не только для подводных археологов, но и для специалистов, занимающихся сооружением трубопроводов, прибрежным бурением, добычей нефти и газа.

    Но самое главное - исследователям удалось заглянуть в прошлое. Водолазы Ниуттен и Осборн осмотрели хорошо сохранившийся корпус корабля, подняли на поверхность штурвал, судовой блок и различные мелкие предметы.

    …Мак-Иннис: «После восьми лет мечтаний и шести лет поисков мы наконец смогли представить себя на месте тех парней, которые служили на судне. Мы поняли, что они были такие же люди как и мы, в некотором смысле их можно назвать астронавтами своего времени».


    Скафандр WASP, с помощью которого проводились исследования


    Работы на «Бридалбейне» в сложных арктических условиях показали их перспективность. Удача окрылила ученых, которые уже выбрали новые объекты исследований. На этот раз ими стали легендарные корабли Джона Франклина «Эребус» и «Террор».

    Гибель «Титаника»: предсказания и реальность

    За 14 лет до роковой ночи, когда гигантский трансатлантический лайнер «Титаник» потерпел крушение, никому не известный лондонский журналист Морган Робертсон заканчивал свой новый роман под странным названием «Тщетность». Это творение должно было принести ему славу. Он надеялся на успех, ведь борьба пароходных компаний Англии и Америки за «Голубую ленту Атлантики» интересовала всех. А его книга повествовала именно о страстях этой «гонки мира». Робертсон писал о путешествии и гибели огромного по величине трансатлантического лайнера «Титан». Построенный в Англии, он считался непотопляемым, самым шикарным и быстроходным. На его борту находилась финансовая элита Старого и Нового Света - всего около 2000 человек. Холодной апрельской ночью пароход со всего хода напоролся на айсберг и затонул. Большая часть пассажиров из-за нехватки спасательных шлюпок нашла свою могилу в водах Атлантики.

    Бурная фантазия Моргана Робертсона оказалась кошмарным пророчеством трагедии, совпадающей с ним в многочисленных деталях. Название пароходов: вымышленный - «Титан», реальный - «Титаник». У обоих лайнеров имелось по 4 трубы и по 3 винта. Длина «Титана» составляла 260 м, «Титаника» - 268 м. Максимальная скорость обоих судов - 25 узлов. Мощность машины - «Титана» - 50 тыс. л.с, «Титаника» - 55 тыс. л.с. Водоизмещение - соответственно 70 и 66 тыс. тонн. Место, время года и причина катастрофы - одни и те же. Как на «Титане», так и на «Титанике» находились представители высшего общества; на обоих пароходах не хватало спасательных шлюпок.

    Мир был потрясен. Робертсона называли дьяволом, черным гением, пророком несчастья. Его «Тщетность» была предана проклятию.

    Гибель «Титаника» и сегодня занимает одно из первых мест в списке катастроф мирового уровня. Когда весть о крушении достигла берегов Старого и Нового Света, а Англии и Соединенных Штатах были созданы специальные комиссии для расследования его причин…

    …Сотни обезумевших от ужаса пассажиров с диким ревом метались по палубам парохода. Офицеры корабля, отчаявшись, все же пытались остановить этот «шабаш страха». Но тщетно. Людской смерч сметал на своем пути оставшихся храбрецов, не щадя ни стариков, ни женщин, ни детей.

    Когда последняя переполненная шлюпка отвалила от борта, над кораблем повис животный вой обреченных на смерть людей. В салонах погас свет, затем, на мгновение вспыхнув, вновь исчез, окутав сцену гибели апрельской ночною тьмой. Послышался грохот отрывающихся котлов и механизмов. Нос парохода быстро погружайся в бездну. Его корма вздернулась вверх и застыла почти перпендикулярно воде. Спустя несколько минут все было кончено.

    «Непотопляемый», «самый безопасный в мире» лайнер «Титаник» канул в ледяную пучину Атлантики, унеся с собой жизни более полутора тысяч человек.

    Этот трагический рейс начался 11 апреля 1912 года. На борту парохода находились 1316 пассажиров и 891 член экипажа. Рассчитанный специально на высокие потребности «сильных мира сего», корабль по своей планировке и внутреннему оформлению скорее напоминал убранство королевского дворца. Сверхудобства 11 палуб «Титаника» состояли из роскошных люксов и салонов, чередующихся с мюзик-холлами, лифтами, зимними садами, спортивными залами, площадками для катания на роликовых коньках, плавательными бассейнами, турецкими банями и другими «мелочами», привычными для толстосумов. В комнате отдыха лайнера не забыли поставить даже детскую песочницу.

    Лайнер имел двойное дно, а его корпус был разделен на 16 отсеков, выше нижней палубы все переборки были водонепроницаемы. Такая конструкция позволяла ему оставаться на плаву даже при полном затоплении двух любых отсеков. И все же конструкция парохода не была полностью безопасной. Например, восемь переборок на средней палубе имели прорези для дверей и не были герметичными. Палубы судна не имели водонепроницаемых люков или шахт, и в случае затопления одной палубы вода могла проникать на следующую. Более того, в качестве спасательных средств на «Титанике» имелось всего 20 шлюпок, в которых могли разместиться не более 1300 человек, 48 спасательных кругов и пробковые жилеты на каждого пассажира и члена экипажа. Однако последние были практически бесполезны для северных районов Атлантики - попавший в воду в течение получаса погибал от переохлаждения.

    Уверенность судостроителей в непотопляемости «колосса» сыграла свою роковую роль и оказалась основной причиной трагедии. В 23 часа 40 минут «Титаник» наткнулся на айсберг. Пропоров около 100 м стальной обшивки (6-отсеков) ниже ватерлинии, он медленно стал тонуть. Лишь спустя 45 минут последовал первый приказ надеть спасательные пояса и собраться на верхней палубе у шлюпок. Но команда выполнялась неохотно - уж очень неуютно было выходить из теплых кают на холодный ветер океана. Реклама, создавшая миф о неуязвимости этого гиганта, сделала свое «черное дело»: играл оркестр, кто-то танцевал, наиболее азартные картежники продолжали партии в игорных салонах. Прошло еще около получаса, прежде чем стало ясно, что корабль гибнет. Тут-то и началась паника. Толпы людей, путаясь в бесчисленных проходах и коридорах, ринулись на верхние палубы. Некоторые смельчаки пытались вплавь добраться до спасительных шлюпок, отходивших от корабля, но водовороты увлекали их в бездну. Спустя три часа после столкновения с айсбергом «Титаник» скрылся под водой, опустившись на дно, на глубину 3 800 м.

    Периодическая печать запестрела сенсационными сообщениями. Храбрость и трусость, подлость и благородство тесно переплелись на страницах газет. Геройство офицеров и некоторых пассажиров стало достоянием всего мира. Так, по сообщениям очевидцев, миллионер Джон Джекоб добровольно вернулся на борт гибнущего корабля, уступив место в уже отходящей спасательной шлюпке женщине.

    Всеобщее презрение и ненависть заслужил директор-распорядитель фирмы «Уайт Стар», владелец «Титаника», Брюс Йемен, трусливо спасшийся на одной из шлюпок. У местных школьников буквально стало традицией, проходя мимо его дома скандировать: «Трус!», «Трус!», «Трус!».

    Судьба нанесла жестокий удар и Стенли Лорду - капитану лайнера «Калифорния». Он был обвинен в самом страшном на море грехе - неоказании помощи потерпевшим кораблекрушение. Жрецы Фемиды доказали, что огни, видимые с тонущего «Титаника», принадлежали «Калифорнии». Ни оправдания, ни незапятнанная репутация моряка не были приняты во внимание. Его отстранили от слркбы, и в течение 50 лет он, всеми отвергнутый, влачил жалкое существование.

    Правда всплыла на свет лишь а 1962 году, рке после смерти Стенли Лорда. Выяснилось, что огни, замеченные с погибающего корабля, принадлежали не «Калифорнии», а норвежскому промысловому судну «Самсон» под командованием Хенрика Наэсса. Выступая по радио в сентябре 1963 года, он признался, что видел белые ракеты «Титаника», но принял их за сигналы американского патрульного корабля, преследующего «Самсон». О трагедии узнал лишь спустя несколько дней из многочисленных газетных статей. Сверившись позднее с вахтенным журналом, Наэсс с ужасом понял, что стал косвенным виновником гибели 1517 человек. Страсти вокруг «Титаника» не утихают и по сей день. Обрастая реальными и фантастическими подробностями, трагедия послркила основой для сюжетов многочисленных кинолент, книг и статей.

    Разговоры о поиске и подъеме «Титаника» начались почти сразу же после его гибели. Уж больно привлекательны были ценности стоимостью 250 миллионов долларов, ушедшие на дно вместе с пароходом. Но разговоры и остались разговорами, а многочисленные судоподъемные разработки неосуществленными прожектами, начертанными на пожелтевшей от времени бумаге.

    Так например, в 1969 году группа энтузиастов намеревалась поднять лайнер довольно необычным способом. Он заключался в том, чтобы заполнить отсеки корабля водородом и кислородом, полученным в результате разложения воды электролизом. Газы, по задумке авторов, должны были вынести «Титаник» на поверхность.

    Другой способ предполагал «накачку» корпуса нагретым полистиролом. Пропущенный через специальную установку, он превращается в массы легчайших водонепроницаемых шариков, способных поднимать значительные тяжести. Благодаря этому методу в 1965 году был поднят траулер «Джако Мина», затонувший на глубине 18 м близ Эймендена. Способ прост, но есть одна загвоздка. Он может использоваться лишь на глубинах, не превышающих 90 м, ибо давление воды мешает загонять по шлангам используемые вещества.

    Приблизиться к тайне удалось лишь в 1980 году. Несколько месяцев небольшое исследовательское судно «Х.Дж.Фей» с группой ученых Колумбийского института «утюжила» район, где затонул лайнер. Вернувшись в Бостон, организатор экспедиции техасский нефтепромышленник Дж. Гримм поспешно заявил репортерам, что корабль найден. Но лишь в 1985 г. совместный франко-американской экспедиции удалось воочию увидеть легендарный пароход.

    В поисковой операции с французской стороны участвовал «Институт исследований в целях эксплуатации морских ресурсов» (ИФРЕМЕР) во главе с Жаном-Луи-Мишелем на научно-исследовательском судне «Ле Суруа». Оно было оборудовано гидроакустическим локатором и магнитометром высокой чувствительности, позволившим обнаружить «большую массу металла», находящуюся северо-западнее от точки, в которой, как полагали, затонул лайнер.

    Американцы были представлены Океанографическим обществом в Вудс-Холе (штат Массачусетс) - «частной бесприбыльной некоммерческой организацией» целями которой является «расширение знаний человека об океанах мира». Правда, первое место, где Общество решило расширить свои знания, стала засекреченная точка, в которой в 1968 г. затонула американская атомная подводная лодка «Скорпион» с 99 членами экипажа.

    С борта экспедиционного корабля «Норр» был спущен новейший подводный аппарат «Арго» для глубоководных съемок. С его помощью удалось сделать несколько тысяч цветных фотографий подлодки, лежащей на глубине 3000 м.

    Дотошные журналисты язвительно назвали эту операцию «тренировочной» и быстро «откопали», что бесприбыльная организация финансируется военно-морскими силами США. Газеты немного пошумели и вновь переключились на обнаруженный французами «Титаник». Вскоре к месту исследований подошел и «Норр».

    С помощью «Арго» удалось определить, что лайнер лежит на днище на неровном грунту, имеющем наклон в сторону небольшой расщелины. Первая и четвертая дымовые трубы парохода оторваны, а кормовая часть корпуса полностью отсутствует. Разрешающая способность камер «Арго» позволила рассмотреть даже отдельные предметы - винные бутылки, тарелки и части багажа пассажиров.

    Кроме «Арго», в глубоководном обследовании и фотографировании была задействована специальная система, предназначенная для геологических исследований. Согласно описанию, опубликованном в журнале «Мэрии Энжиниринг/Лог», система была оснащена гидролокаторами, датчиками глубины и температуры воды, мощными импульсными лампами и тремя фотокамерами, каждая из которых за одно погружение могла сделать до 3200 кадров.

    Предварительно обследовав корпус «Титаника» участники экспедиции договорились через год продолжить работы. На этот раз планировалось использовать глубоководные подводные лодки. Однако американцам пришлось это делать к одиночестве. ИФРЕМЕР отказался от дальнейшего сотрудничества. То ли их не устроила финансовая сторона дела, то ли второстепенная роль, которая отводилась институту в совместной экспедиции.

    В 1987 г. французы продолжили работы самостоятельно. Это вызвало бурю протеста со стороны Англии и США. Их обвинили в «отвратительном и бессердечном пиратстве», в погоне за сокровищами, оставшимися в сейфах затонувшего лайнера. Чтобы не допустить «надругательства над прахом погибших пассажиров и моряков» американский Сенат принял 4 августа 1987 г. законопроект, запрещающий продажу на территории США предметов, поднятых с «Титаника».

    И все же французам удалось оправдаться. ИФРЕМЕР убедил общественность, что они лишь исполнители технической стороны дела. Решение же принимают финансирующие экспедицию компании «Оушн резерч энд Эксплорейшн» и «Таурус Интернэшнл», зарегистрированные в Англии. Что же касается распродажи ценностей, то она даже и не планировалась. Поднятые с «Титаника» предметы будут показаны по телевидению, а впоследствии войдут в экспозицию передвижного музея.

    Французская экспедиция, названная «Операция «Титаник-87» началась в июле 1987 г.

    Новинкой сезона стала глубоководная подводная лодка «Наутилус» с титановым корпусом. Так же, как и ранее используемые аппараты «Арго» и «Элвин», она могла работать на глубине до 6000 м. Главным преимуществом «Наутилуса» являлись его «глаза» - самодвижущийся робот «Робин», соединенный с подводной лодкой семидесятиметровым гибким кабелем. С его помощью 3 акванавта находящиеся в лодке могли видеть все, что попадало в поле зрения объективов фото- и кинокамер «Робина».

    О чувствительности манипуляторов «Наутилуса» слагали легенды. Так на церемонии «спуска на воду» в Тулонскои порту один из операторов с помощью манипуляторов открыл бутылку шампанского. Подтвердил свою заслуженную славу аппарат и при исследовании «Титаника». Первым предметом, поднятым с глубины почти 4 тыс. м., была фарфоровая кофейная чашка с гербом пароходной компании «Уайт стар›. Всего же, согласно официальным сообщениям, в ходе 44 дневной экспедиции и 32 погружений «Наутилуса» было поднято более 800 предметов: части корабельного оборудования, столовая посуда, изделия из кожи, саквояжи, ряд предметов искусства, сумка врача с набором инструментов, небольшой сейф, часть витража - украшение.одного из салонов лайнера, драгоценности. Было сделано около 12 тыс. снимков внутри и снаружи корабля, отсняты километры кинопленки.

    Однако подводные исследования не столько пролили свет на таинственные события 84-летней давности, сколько принесли новые вопросы.

    В процессе исследований не было найдено ни одного предмета с маркой «Титаник». Пустяк для непосвященного читателя, но не для Робина Гарднера и Дана Ван дер Вата. Этот факт стал козырной картой в их поисках. Дело в том, что они решили доказать, что суперлайнер не пошел ко дну в ночь с 14 на 15 апреля 1912 г., а закончил свою жизнь в 1935 году после достойной службы сначала в Королевских морских силах, а затем в компании «Уайт стар лайн». Вместо «Титаника» же на дне Атлантики покоятся останки его «двойника» - лайнера «Олимпик». Фантастическая версия? Но не лишенная доказательств. По мнению Робина Гарднера - штукатура по профессии, и историка Дана Ван дер Вата события развивались следующим образом.

    Все началось со званного обеда в Лондоне в 1907 г. На приеме присутствовали главные действующие лица: Брюс Исмей - директор «Уайт стар» и лорд Пирри - владелец корабельных верфей «Харленд энд Уолф». Позднее к ним присоединился Джон Пирпонт Морган - миллиардер и владелец «Уайт стар».

    «Заговорщики» решают создать три гигантских однотипных лайнера, чтобы «обставить» наконец своего основного конкурента - рекордсмена Атлантики, фирму «Кунар».

    16 декабря 1908 года в Белфасте закладывается первенец - пароход «Олимпик», через три месяца - «Титаник». Два года пролетели незаметно. Наконец торжественный момент.

    20 октября 1910 года «Олимпик» под звуки оркестра и звон бокалов спускается на воду и… врезается в дамбу. Знак судьбы. Дальнейшая жизнь лайнера предрешена.

    На долю первого «непотопляемого» обрушиваются одна авария за другой. Неустойки, выплаты за возмещение ущерба, экспертизы, апелляции, бесконечные ремонты преследуют неудачливый лайнер и его хозяев.

    Тогда-то по мнению Гарднера и зародилась идея «аферы века». «Олимпик» в чье ненасытное чрево утекают баснословные суммы, должен погибнуть. Цель стара как мир - получить 1 миллион фунтов стерлингов (52 млн. в сегодняшних ценах). Именно на такую сумму застрахован его «близнец» - «Титаник».

    Поменять корабли уже дело техники. «Олимпик» спешно ремонтируется и под названием «Титаник» отправляется на встречу со своей гибелью. По замыслу авторов, «смертника» должно было сопровождать другое судно компании, которое «случайно» окажется на месте крушения и подберет людей. Было учтено все, кроме одного - невезучесть корабля. Никто не мог даже предположить, что лайнер, не дойдя до места назначения, встретит айсберг и на полном ходу врежется в него.

    Новая версия гибели «Титаника» вызвала бурю споров и заставила вновь вернуться к анализу событий. В схватку ввязались ведущие морские историки мира. Так, по словам Филиппа Мосона, начальника исторической слркбы ВМФ Франции, «подмена кораблей…просто нелепость». Просмотрев документы, он заявил, что бортовой журнал на «Олимпике» велся очень тщательно и ошибка вряд ли возможна. Да и водолазы подняли наверх рупор отдачи приказаний, на котором значится номер серии «Титаника», а не «Олимпика». Более того, в фильме, отснятом подводниками, на гребном винте корабля значится номер 401 - номер «Титаника». Этим названием помечены буи и спасательные шлюпки.

    Однако по мнению Гарднера эти «мелочи» еще не являются доказательствами. Винт с «Титаника» мог быть переставлен несколькими месяцами ранее злополучного путешествия, когда «Олимпик» очередной раз попал в аварию. Маркировка шлюпок так же не о чем не говорит. Бригада ремонтников могла легко их поменять.

    Косвенным подтверждением «заговора» является и поведение капитана Эдуарда Дж.Смита, который, кстати, был капитаном «Олимпика» во время его первых рейсов.

    За несколько минут до удара Смит приказал повернуть лайнер, и тем самым подставить борт ледяной глыбе. Разрушение носовой части было бы ощутимым, но не столь опасным. Что это: ошибка опытного и, к слову сказать, самого высокооплачиваемого по тому времени моряка? Или… Не найдено до сих пор объяснение и приказу капитана изъять после Саутчемптона у дежурных наблюдателей бинокли. Но основным доказательством реальности этой беспрецендентной аферы, по мнению Гарднера и Ван дер Вата, является отказ от путешествия 55 человек за несколько часов до объявления посадки. Среди них Джон Морган - собственник лайнера, его друг Генри Фрик - стальной магнат и партнер, лорд Пирри, Роберт Бэкон - посол США в Париже и известный богач Джордж Вандербильт. Объяснение последнего на фоне разыгравшейся трагедии кажутся по меньшей мере странным. Он уступает уговорам своей матушки держаться подальше от «шума и треска больших событий». Что же касается одного из предполагаемых «авторов» крушения Моргана, то он, сославшись на недомогание, покинул лайнер в Саутгемптоне, прихватив с собой собрание произведений искусства, находящихся на борту. Через два дня после кораблекрушения миллиардера видели в Экс-ле-Бене в обществе своей любовницы…

    Такова новая версия гибели «Титаника». Новая, но последняя ли?

    Воспоминания о Будущем

    …Поселок медленно умирал. Воды залива, из года в год кормившие его своими дарами, неумолимо подтапливали здание за зданием. Уставшие бороться с силами природы, жители покидали родные дома, каждый камень которых помнил силу и пот своих строителей. Теперь их могилы в южной части поселка затягивались травой и зарастали молодым лесом, впоследствии получившем название «Черный». Новое несчастье - сильный пожар, слизнувший одно из зданий, ускорил гибель поселка. Огонь, словно разозлившись на людей, бушевал с такой силой, что от его напора плавились кирпичи и металлическая посуда. Разрушенное пожаром строение так и не будет восстановлено, его остатки постепенно сравняются с землей и затянутся травой. Такая же участь постигнет и другие, некогда фундаментальные постройки из камня к дерева, а большой причал, на котором еще совсем недавно царило оживление, полностью уйдет под воду. Более чем на сто лет скроются от людских глаз следы этого рыболовецкого поселка, располагавшегося в устье небольшой реки, протекающей по окраинам города Кранца (ныне город Зеленоградск). Скроются для того, чтобы спустя века открыться археологам, по кусочкам, словно мозаику, собирающим картину прошлого.

    Это произойдет в 1982 году. А на следующий год небольшой отряд Балтийской археологической экспедиции Института археологии под руководством А.К.Станюковича приступит к его изучению. Ученые частично раскопают фундаменты одной из построек; расчистят остатки стен и очагов, что позволит понять конструкцию этого типичного для Прибалтики жилого сооружения, строительство которого, вероятно, было начато в конце XVII века.

    За полтора столетия в стенах этого дома выросло не одно поколение. А в 1810 - 30-х годах он был сметен безжалостным огнем, на что указывал мощный золистый слой.

    В отложившихся культурных слоях было найдено более 300 предметов. Среди них костяная шахматная фигурка, фрагменты курительных трубок, бытовой посуды, украшений, одежды, орудий охоты и рыболовства.

    С помощью протонного магнитометра Станюкович определил общую планировку поселения, выявил остатки других строений, скрытых грунтом. Аквалангисты исследовали найденные под водой фундаменты.

    Продолжить работы на поселении удалось лишь спустя 11 лет. Целью экспедиции, организованной Музеем Мирового Океана и Центром комплексных подводных исследований, стало изучение остатков сооружения, скрытого водами Куршского залива.

    Первое, что поразило после прибытия на место автора статьи, возглавившего работы, так это вид нещадно цветущей воды. Она была густо салатовой, словно вблизи берега потерпел крушение танкер с зеленой масляной краской. Впечатление усиливали и окрашенные валуны подмываемых фундаментов, и «камуфляжный» окрас тел подводников, решивших слегка освежиться. Не лучше было и под водой - почти нулевая видимость от торфянисто-илистой взвеси.

    Лагерь разбили на песчаном перешейке, отделяющем залив от озера Затон. Говорят, что в довоенное время оно использовалось для разведения угрей, на что указывают несколько рукотворных каналов, примыкающих к озеру и сохранивших следы былой культуры. Сейчас озеро заболачивается, порождая мириады комаров и гадюк. Место живописное, но не очень уютное для жилья. Перешеек шириной не более 20 м, приютивший палатки экспедиции, заливался водой при сильном волнении. И все же он имел один плюс - продувался, не давая летающим вампирам построиться в боевой порядок.

    Вскоре все пошло своим чередом.

    Работа спорилась. На берегу еле успевали обрабатывать добытый материал. Необходимо было сфотографировать и зарисовать находки, зафиксировать их местоположение и глубину залегания, вычертить план обмеряемых при участии водолазов «Калининградморнефтегаза» остатков каменных стен, «привязать» их к берегу и многое другое.

    Успеху в работе способствовала и удаленность от ближайшего населенного пункта г. Зеленоградска. Он находился в 5 км западнее от поселения, и немногочисленные отдыхающие, все же иногда забредающие «на огонек», не «пытали» нас вопросами, нашли ли мы золото.

    Этот типичный интерес местных жителей к «презренному металлу» почему-то всегда утомляет и отвлекает от работы. Другое дело - местные рыбаки. Быстро убедившись, что выставленные недалеко от берега буи, обозначающие границы затопленной постройки, не являются новым, неизвестным орудием лова, они охотно делились с нами своими наблюдениями. А рассказать им было о чем: о местах зацепов или торчащих из берега камнях, которые могут оказаться валунами древних фундаментов, о случайных находках и легендах, распространенных в этих местах. Такая информация важна и помогает порой выйти на действительно ценный объект.

    Постепенно на листе бумаги стал вырисовываться обмеряемый под водой фундамент. Он был сложен в несколько рядов из валунов, достигающих в длину до полутора метров каждый, и имел дугообразную форму, ориентированную почти на восток - запад. От рассыпания кладку предохраняли вбитые в дно ольховые, сваи. Этот прием широко использовался в старину при строительстве гидротехнических сооружений практически повсеместно, где имелся лес.

    Форму строения объяснила лоция: дугообразная стена защищала его от преобладающих в этих районах северных и северо-восточных ветров, а небольшие выступы-переломы треугольной формы служили волнорезами. Южная часть постройки имела удобные «карманы» для швартовки небольших судов и лодок. Это был, по всей видимости, причал. Причем довольно крупный - длиной более 30 м.

    Вероятно, здесь останавливались суда, приходящие в Кранц, основанный в середине XIII века, проходили контроль, товар перегружали в лодки и по реке доставляли к городу. На это косвенно указывает и разнообразие находок, обнаруженных под водой. Среди них: голландские курительные трубки XVIII века, фрагменты поливных и неполивных сосудов, фарфоровой посуды, медные монеты достоинством в 1 шиллинг конца XVIII века с монограммой Фридриха-Вильгельма II, медные, оловянно-свинцовые и латунные пуговицы, часть из которых английского производства. Некоторые на лицевой стороне имели изображения цветов, крест-якорь-сердце (вера-надежда-любовь). Но больше всего было керамики. Это фрагменты сосудов местного производства и западноевропейского типа. Центрами изготов ления последних, так называемого каменного товара, б города бассейна Рейна: Ререн) Зигбург, Фрехен и др. К этим находкам следует добавить керамику, произведенную по сходной технологии в Риге, а также «голубые произведения» - сосуды с рельефным растительным орнаментом и цветной поливой. Центр их производства - Рейнская область, Вестервальд. Эта посуда была распространена в городах Прибалтики и изготавливалась в XVII-XVIII веках.


    Находки керамики


    Более 70 грузил для сетей из камня, свинца и обожженной глины, деревянные поплавки и крючки поведали нам, что местные жители занимались рыболовством. Здесь же ремонтировались суда и лодки, на что указывали корабельные гвозди, снобы и клепки.

    Интересна конструкция и другого сооружения, исследованного экспедицией и датирующегося концом XVIII века. Сейчас оно находится на урезе воды и частично подтоплено.

    Его валунный фундамент был уложен на решетчатый настил из обожженных ольховых лаг. Эта платформа, по замыслу строителей, должна была предотвратить проседание соорркения в мягкий торфянисто-илистый грунт. В качестве стоек для поддержания кровли использовались стволы деревьев с мощными корневищами, заваленными камнями фундамента. Обнаруженные находки свидетельствовали, что в качестве засыпки для устройства земляного пола использовался грунт с остатками культурного слоя более раннего периода, возможно взятого поблизости - с участка, ныне затопленного водами озера Затон.

    Полученные сведения о жизни и гибели поселения дополнили историко-географические материалы. Так, на карте Восточной Европы венецианского картографа ди Кастальди, составленной в 1562 году и найденной А.К.Станюковичем, на этом месте обозначено поселение под названием Sudan. Интересно, что и сама бухта, на берегу которого оно изображено, носит такое же название.

    На карте Пруссии 1861 года населенного пункта с таким названием уже не показано. Это совпадает с результатами проведенных археологических исследований и подтверждает, в частности, мнение о гибели поселения в середине XIX века.

    Любопытно, что на той же карте в километре от берега залива отмечено поселение с близким по звучанию названием Ruhdan. Возможно, что это название оно получило от жителей погибшего поселка Sudan в память о своем прежнем селении. Так ли это - покажут дальнейшие исследования. 

  • Источник — http://lib.rus.ec/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно