Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    СВЯТЫЕ ЧЕРНОСОТЕНЦЫ И СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА
    А. Д. СТЕПАНОВ


    СОДЕРЖАНИЕ

    фото
  • А. Д. СТЕПАНОВ. СВЯТЫЕ ЧЕРНОСОТЕНЦЫ И СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА

  • СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ
  • Божие ли Царство – Россия? (Слово на день священного миропомазания и венчания на царство благочестивейшего, самодержавнейшего великого Государя-императора Николая Александровича)
  • Слово о благотворности Царского Единодержавия (Произнесено в годовщину восшествия на престол Благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича, 21-го октября 1896 года, в Андреевском соборе в Кронштадте)
  • Слово в день тезоименитства благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича
  • Слово в день тезоименитства благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича и Его Императорского Высочества, Государя-наследника, Цесаревича и Великого князя Александра Александровича
  • Слово во вторую неделю поста, по поводу наглого и дерзкого убийства злодеями благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича, 1-го марта 1881 года
  • Слово во время литургии в день похорон блаженной памяти Государя-императора Александра II-го
  • Слово в день рождения Наследника Всероссийского Престола, благоверного Государя-цесаревича и Великого князя Александра Александровича
  • Слово на день рождения благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича, 6-го мая
  • Слово на день рождения благочестивейшей Государыни-императрицы Александры Феодоровны
  • Слово на день тезоименитства благочестивейшей Государыни-императрицы Александры Феодоровны, 23-го апреля
  • Слово на день воспоминания и празднования священного миропомазания и венчания на царство благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича всея России
  • Отдельные высказывания, дневниковые записи, пророчества

  • ИСПОВЕДНИК ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ ТИХОН (БЕЛАВИН)
  • Слово в день священного коронования и помазания на царство благочестивейшего Государя-императора Ни- колая Александровича, произнесенное в Нью-Йоркском соборе 14 мая 1905 года
  • Речь при наречении во епископа Люблинского 18 октября 1897 года
  • Вегетарианство и его отличие от христианского поста
  • О подвижничестве
  • Слово в Успенском соборе Московского Кремля по принятии жезла святителя Петра митрополита 21 ноября 1917 года
  • Грамота по случаю вступления на Патриарший Престол
  • Послание к епископам Грузинского экзархата, отделившимся от Русской Православной Церкви
  • Новогоднее слово (1 января 1918 года)
  • Речь на торжественном собрании Священного собора Российской Православной Церкви, посвященном памяти мученически скончавшегося высокопреосвященного Владимира (Богоявленского), митр. Киевского и Галицкого, 15 (28) февраля 1918 года
  • Послание Патриарха, 3 марта 1918 года
  • Послание Святейшего Патриарха Тихона, 5 марта 1918 года
  • Послание Святейшего Патриарха Тихона, 19 января 1918 года

  • СВЯТИТЕЛЬ МИТРОПОЛИТ МАКАРИЙ (ПАРВИЦКИЙ-НЕВСКИЙ)
  • Слово в день восшествия на Престол благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича
  • Слово в день коронования благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича
  • Беседа приготовительная, пред днями празднования рождения или тезоименитства августейших особ Императорского дома
  • Архипастырская беседа о хранении заветов старины
  • Беседа о Святой земле и Императорском православном палестинском обществе
  • Опомнимся! Покаемся!
  • Объединимся!
  • Наставление о повиновении властям и о почитании пастырей
  • Архипастырский голос после выборов в 4-ю Государственную думу, 21 октября 1912 г
  • Слово воинам-ратникам, отправляющимся на Дальний Восток
  • Речь по поводу современных лжеучений
  • Речь по прочтении известий о неудавшихся преступных замыслах, имевших целию посягательство на священную особу благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича и высших должностных лиц Империи, – пред благодарственным Господу Богу молебствием по этому случаю
  • Речь пред благодарственным молебном по случаю избавления от смертной опасности, во время плавания на яхте «Штандарт», Его Императорского Величества с августейшим семейством
  • Речь пред благодарным молебном по случаю полученного известия о посягательстве на жизнь г. обер-прокурора Святейшего Синода, действительного тайного советника К. П. Победоносцева
  • Речь, произнесенная на торжественном открытии в г. Томске Русского народного общества «За Веру, Царя и Отечество»
  • Да не будут в вас распри (Беседа в неделю 8-ю по Пятидесятнице)
  • Современное идолопоклонство (Беседа в неделю 17-ю по Пятидесятнице)
  • Не всякий богач будет осужден и не всякий бедняк будет награжден (Поучение в неделю 22-ю по Пятидесятнице)
  • Против зрелищ: беседа первая (Слово православному населению г. Томска)
  • Против зрелищ: беседа вторая
  • Против зрелищ: беседа третья (Увещание родителям по поводу допущения детей к театральным представлениям в утренние часы)
  • Против зрелищ: беседа четвертая (Поучение о праздничных удовольствиях и увеселениях)
  • Враги Церкви и Отечества (Слово в день Воздвижения Животворящего Креста)
  • Поворот в христианском мире к язычеству Слово в день Рождества Христова

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МИТРОПОЛИТ ВЛАДИМИР (БОГОЯВЛЕНСКИЙ)
  • Что делать?
  • К русскому народу
  • Речь при вступлении Их Императорских Величеств в Большой Московский Успенский собор
  • О причинах бесцерковья (Слово при освящении придела св. Иоанна Воина в церкви Живоначальной Троицы, на Капельках, 28 декабря 1908 года)
  • Работа в свете материализма и христианства
  • О труде и собственности (Речь, произнесенная в аудитории Исторического музея для фабрично-заводских рабочих г. Москвы)
  • Обретение Бога (доказательства бытия Божия) (Доклад, читанный в собрании религиозно-просветительных и патриотических организаций г. Москвы 2 апреля 1912 г.)
  • О праве церковного отлучения, или анафематствования

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МИТРОПОЛИТ СЕРАФИМ (ЧИЧАГОВ)
  • Слово пред молебствием в соборе и благословением хоругвей Союза Русского Народа
  • К вопросу о вероисповедных законопроектах (Доклад Съезду Русских Людей в Москве (27 сент. – 4 окт. 1909 г.))
  • К вопросу о православном приходе (Доклад Съезду Русских Людей в Москве (27 сент. – 4 окт. 1909 г.))
  • О возрождении приходской жизни (Обращение к духо- венству Тверской епархии)
  • Слово в 100-летнюю годовщину рождения Н. В. Гоголя
  • О современном мученичестве

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АРХИЕПИСКОП АНДРОНИК (НИКОЛЬСКИЙ)
  • Беседы о Союзе Русского Народа
  • Русский гражданский строй жизни перед судом христианина, или основания и смысл Царского самодержавия
  • Письма архиерея к иереям
  • Наша церковно-народная жизнь как она есть (Размышления епископа, возвратившегося из путешествия по епархии)
  • Письмо архиепископу Новгородскому Арсению (Стадницкому)

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ ИОАНН ВОСТОРГОВ
  • Православно-русское государственное мировоззрение
  • Голос русских патриотов в смутную пору
  • Патриотизм и христианство
  • Патриотическое служение русского духовенства (заветы святителя Алексия)
  • Омолитвованный патриотизм
  • Освящение государства и власти
  • Патриотические союзы и их отношение к религии
  • Русь Святая
  • Мировое призвание России
  • Памяти Императора Александра III-го. Смысл и значение его царствования
  • Кронштадтский светоч и газетные гиены
  • В Иоанновском монастыре
  • I. Памяти В. А. Грингмута
  • II. Памяти В. А. Грингмута
  • III. Памяти В. А. Грингмута
  • IV. Памяти В. А. Грингмута
  • V. Памяти В. А. Грингмута
  • VI. Памяти В. А. Грингмута
  • Борец за русское дело на Кавказе
  • Честный служитель слова
  • Распятие Родины
  • Современные бесы
  • Знамения времени (о. Иоанн Кронштадтский и граф Л. Толстой)
  • Заветы истории
  • Заветы истории о верности православию и самодержавию
  • Православие в истории России
  • Государственная дума и Православно-Русская Церковь
  • Царь, Россия и война
  • Спасение Царево
  • Русские знамена
  • Единство при разнообразии

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕПИСКОП МАКАРИЙ (ГНЕВУШЕВ)
  • Доклад члена Совета Киевской Русской Монархической партии М. В. Гневушева, читанный в Киевском отделе Русского Собрания 3 июля 1906 года
  • Константин Петрович Победоносцев. Некролог
  • К вопросу о земельном благоустройстве (Доклад Съезду Русских Людей в Москве (27 сент. – 4 окт. 1909 г.))
  • Сила веры. Ужас неверия (Поучение и вечернее собеседование в неделю 24-ю)

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕПИСКОП ГЕРМОГЕН (ДОЛГАНЕВ)
  • Речь при наречении во епископа Вольского, викария Саратовской епархии
  • Слово на торжественном открытии Православного Всероссийского Братского Союза Русского Народа
  • Негодующее изображение дозволенного кощунства (Истинное изображение смерти Толстого)
  • Нынешние последователи анатэмы и его крамолы (О современной упорной проповеди разврата и безбожия, как очевидной форме усиленного злостного движения к общей анархии и разрушению основных жизненных сторон в обществе и государстве. Литература. Театр. Пьесы: «Анфиса» и «Анатэма»)
  • Борьба за истину нашей духовной школы (Отзыв Саратовского епископа Гермогена о проекте новой организации этой школы)
  • Толкование на «Откровение» Иоанна Богослова

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ ПАВЕЛ ЛЕВАЩЕВ
  • Семья и школа по А. С. Хомякову (речь, сказанная на акте 5-й СПб. гимназии, в присутствии родителей учащихся, 2 октября 1904 года)
  • Под впечатлениями Московского съезда «Объединенного Русского Народа»
  • Благодатная сила молитвы о. Иоанна и вселенское значение его молитвенного подвига
  • Взгляд о. Иоанна Кронштадтского на удовольствия (чтение в торжественном собрании членов «Общества в память о. Иоанна Кронштадтского» 25 марта 1914 года)
  • Зачем так много у нас обрядов?

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕПИСКОП ЕФРЕМ КУЗНЕЦОВ
  • Последняя реализация Высочайшего указа 17 апреля 1905 г. в Забайкальской области (доклад на Съезде Русских Людей в Москве (27 сент. – 4 окт. 1909 года))

  • СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕПИСКОП ИОАСАФ (ЖЕВАХОВ)
  • Святитель Иоасаф, Белгородский и всея России чудотворец (1705–1754)
  • Ежечасная молитва святителя Иоасафа

  • ИСПОВЕДНИК МИТРОПОЛИТ АГАФАНГЕЛ (ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ)
  • Послание Заместителя Святейшего Патриарха Московского и всея России митрополита Ярославского Агафангела к архипастырям и всем чадам Православной Русской Церкви
  • Всем архипастырям, пастырям и верным чадам Церкви Российской

  • КОММЕНТАРИИ

    КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА "ИСТИТУТА РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ"

    Никольский Б. В. Сокрушить крамолу.
    Самарин Ю. Ф. Православие и народность.
    Величко В. Л. Русские речи.
    Лешков В. Н. Русский народ и государство.
    Киреевский И. В. Духовные основы русской жизни.
    Аксаков И. С. Наше знамя – русская народность.
    Аксаков К. С. Государство и народ.
    Черная сотня. Историческая энциклопедия.
    Вязигин. А. С. Манифест созидательного национализма.
    Филиппов Т. И. Русское воспитание.
    Троицкий В. Ю. Судьбы русской школы.
    Фадеев Р. А. Государственный порядок. Россия и Кавказ.
    Катков М. Н. «Идеология охранительства».
    Булацель П. Ф. Борьба за правду.
    Хомяков Д. А. Православiе Самодержавiе Народность.
    Хомяков А. С. "Всемирная задача России".
    Безсонов П. А. Русский народ и его творческое слово.
    Черняев Н. И. Русское самодержавие.
    Морозова Г. А. Третий Рим против нового мирового порядка.
    Грозный И. В. Государь.
    Васильев А. А. Государственно-правовой идеал славянофилов.
    Нечволодов А. Д. «Николай II и евреи».
    Чванов М. А. Русский крест.
    Киреев А. А. Учение славянофилов.
    Стогов Д. И. Черносотенцы: жизнь и смерть за великую Россию.
    Степанов А. Д. Святые черносотенцы и Священный Союз Русского Народа.

    УДК 947.083(08) ББК 63.3(2)521-479 С 25 Святые черносотенцы. Священный Союз Русского Народа / Сост., вступ. и биогр. стт., комм. А. Д. Степанова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2011. — 1136 с.

    В книге собраны идеологические труды св. праведного Иоанна Кронштадтского и двенадцати новомучеников и исповедников Россий- ских, канонизированных Русской Православной Церковью. Все они были членами Союза Русского Народа или других черносотенных орга- низаций, многие были зверски убиты врагами России.

    Как духовные вожди русского народа святые черносотенцы в своих трудах провозглашали, что благо Родины – в незыблемом со- хранении Православия, Самодержавия и Народности. Русский народ имеет высокое предназначение, особую миссию, которая заключается в переустройстве мира на православных началах и в борьбе с миро- вым злом, препятствующим такому переустройству. Русским суждено заложить новые основы духовного просвещения, опирающегося на Православие, Самодержавие и неповторимые формы общественного развития русского народа.

    За эти идеи святые черносотенцы положили свои жизни. Большая часть представленных в настоящем томе произведений публикуется впервые после 1917 года.

    ISBN 978-5-902725-96-1
    © Институт русской цивилизации, 2011

    СВЯТЫЕ ЧЕРНОСОТЕНЦЫ И СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА
    А. Д. СТЕПАНОВ

    «Святые черносотенцы»… Кому-то может показаться не- лепым и даже провокационным такое название книги. Разве мо- гут черносотенцы, которых в публицистике, а порой и в исто- рической науке называют «погромщиками», «охотнорядцами», «лабазниками», «люмпенами», «маргиналами» и прочими по- добного рода ругательными словами, быть святыми?! Но дело обстоит именно так. Перед нами сборник трудов самых настоя- щих святых Русской Православной Церкви, прославленных ею в лике новомучеников и исповедников Российских (Иоанн Кронштадтский прославлен в лике праведных отцов). И одно- временно авторы этой книги – самые настоящие черносотенцы, принимавшие в начале ХХ века самое активное участие в дея- тельности монархических организаций, получивших в истори- ческой науке и публицистике название «черная сотня».

    Стало быть, где-то здесь сокрыта ошибка. Либо ошиблась Церковь, канонизировав недостойных прославления лиц, либо неверны распространенные в исторической науке и публици- стике оценки черносотенцев. Разумеется, не Церковь ошиблась, ибо эти люди, став мучениками и исповедниками Православия, показали, что их нравственный облик не нуждается в защите от лжи и клеветы. Ошибается общественное мнение, точнее тут речь надо бы вести не об ошибке, а о злонамеренной кампании по дискредитации либералами и коммунистами своих идейных противников, ибо упомянутые ругательные клише современной публицистики являются по сути своей наследием идеологиче- ских штампов либеральной и коммунистической пропаганды.

    Тем не менее, результат налицо, – сегодня предубежде- ние по отношению к черносотенцам не является редкостью и среди благонамеренных людей. А церковные историки и публицисты стыдливо замалчивают участие св. прав. Иоан- на Кронштадтского, св. патриарха Тихона и других новому- чеников и исповедников Российских в деятельности Союза Русского Народа. Даже в статьях о сщмч. протоиерее Иоанне Восторгове – лидере московских монархистов, который, по- жалуй, добрую половину своих трудов посвящал черносо- тенному движению, иные авторы ухитряются рассказать обо всем… кроме его монархической деятельности. Впрочем, эти ухищрения понятны. Иначе ведь придется объяснять, как это православный подвижник оказался в «черной сотне». Стран- ная история получается: святые своего черносотенства не стыдились, а мы за них стыдимся?!

    Так как же оказались они – люди веры, чести и предан- ности – среди черносотенцев? А точнее даже во главе черносо- тенцев, – ведь св. прав. Иоанн Кронштадтский был почетным членом Союза Русского Народа и ряда региональных отделов; патриарх Тихон, митрополиты Макарий (Парвицкий-Невский), Серафим (Чичагов) и Агафангел (Преображенский), архиепи- скоп Андроник (Никольский), епископы Гермоген (Долганев) и Ефрем (Кузнецов) были почетными председателями отделов СРН в своих епархиях; митрополит Владимир (Богоявленский), не занимая формально должностей, всеми почитался как глава московских черносотенцев, а протоиерей Иоанн Восторгов и епископ Макарий (Гневушев) возглавляли главную московскую черносотенную организацию – Русский Монархический Союз. Несомненно, это произошло прежде всего из-за того, что программа и деятельность черносотенных организаций соот- ветствовали их убеждениям. А главным пунктом программы Союза Русского Народа и родственных ему организаций была защита Веры Православной, богоустановленного Царского Са- модержавия и основ социального и национального быта госу- дарствообразующего Русского народа – народа-богоносца. Та самая знаменитая уваровская (а на самом деле русская) триада «Православие, Самодержавие, Народность» применительно к реалиям начала ХХ века.

    Как известно, в октябре 1905 года революционеры и либералы вырвали у Государя право на легализацию по- литических партий, это было одним из главных пунктов Манифеста 17 октября. С того времени к социальному раз- делению и классовой вражде в стране добавилось еще и по- литическое разделение, ибо партии по самому определению отстаивают частные (партия букв. и означает «часть») ин- тересы социальных и национальных групп. Все эти кадеты, октябристы, прогрессисты, трудовики, социал-демократы и проч. начали растаскивать единое политическое тело. Нет ничего удивительного, что симпатии всех верующих людей были на стороне единственной политической силы, провоз- глашавшей защиту общенациональных, а не корпоративных ценностей. Такой политической силой и был Союз Русского Народа, отцы-основатели которого постоянно подчеркивали, что Союз не является партией, поскольку он отражает фунда- ментальные идеалы всего русского народа.

    Уже в истории создания Союза видно его принципиаль- ное отличие от других политических сил того времени. Как создавались обыкновенные политические партии? Собира- лась группа единомышленников, принимали решение, голо- совали и т.п. А вот как был создан Союз Русского Народа, по свидетельству вдохновителя Союза игумена Арсения (Алек- сеева): «В первых числах окт. 1905 прибыл я в Петербург из своей обители – Воскресенского миссионерского монастыря, встретил страх и ужас в народе от истребления православ- ных. Толпа русского народа, узнав о моем прибытии, явилась ко мне за словом утешения. Моя квартира каждый день была переполнена плачущими. 12 окт. Господь вложил мне благую мысль оказать противодействие революции открытием “Со- юза Русского Народа”. Эта мысль тотчас же была объявлена мною собранию русских людей, между которыми присутствовал некто уважаемый Иван Иванович Баранов. Все одобрили мое предложение, и по чину святых Апостолов положили две записки пред иконою Тихвинской Божией Матери. С горьки- ми слезами просили мы у Царицы Небесной благословения на открытие Союза. Молитва наша была услышана. Взятый мною билетик оказался с благословением. После этого мы принесли благодарственное моление и приступили к откры- тию Союза. Все мои почитатели с любовию спешили при- соединиться к нам, и между прочим – Александр Иванович Дубровин, которого единогласно мы избрали в председатели. Благодаря неутомимой энергии г. Дубровина, наш Союз стал быстро разрастаться и привлек миллионы истинно-русских людей со всей России». Таким образом, Союз был создан по- сле молитвы перед чтимой Тихвинской иконой, т.е. по благо- словению Самой Божией Матери.

    Так было положено начало Союзу Русского Народа. Немудрено, что Союз замышлялся его инициаторами не как по- литическая партия, но как своего рода духовный орден борцов против смуты, как народное ополчение для борьбы с врага- ми Веры, Царя и Русского народа. Это было запечатлено и в программных документах Союза, которые провозглашали в качестве основы и идеала русскую триаду: Православие, Са- модержавие, Русская Народность. А излюбленными героями у черносотенцев были патриарх Гермоген, Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский.

    Примечателен также и тот факт, что каждая монархическая организация, каждый местный отдел имели собственное знамя или хоругвь. Для монархистов они были святынями, в отношении к знаменам и хоругвям культивировалось благо- говейное отношение. К примеру, в Санкт-Петербурге знамя Главного Совета Союза Русского Народа при большом стече- нии народа освящал лично Иоанн Кронштадтский. Хоругвь Русской монархической партии со штаб-квартирой в Москве была точной копией хоругви ополченцев князя Дмитрия По- жарского. Монархические хоругви хранились обычно в хра- мах. Увы, бывали случаи, о которых сообщала монархическая пресса, когда священники на местах отказывались хранить хоругви в храмах, заявляя, что это не священные предметы, а элементы политической агитации. Но это только штрих к ха- рактеристике духовенства начала ХХ века.

    Помимо знамен и хоругвей черносотенцы создали и дру- гую собственную символику. Уже в конце 1905 года, т.е. в пер- вые недели после организации, был разработан и представлен обществу знак члена Союза Русского Народа, на котором был изображен небесный покровитель Союза великомученик Ге- оргий Победоносец. А 23 декабря 1905 года, когда состоялся Высочайший прием весьма представительной депутации Союза Русского Народа, первые знаки членов СРН были вручены Государю Императору Николаю II и Наследнику Цесаревичу Алексею Николаевичу. Государь, как сообщалось, вниматель- но осмотрел знак, остался им доволен и поблагодарил монар- хистов. Впоследствии этот знак видели на груди Цесаревича. После первого раскола Союза отколовшаяся часть его во главе с депутатом Государственной думы В. М. Пуришкевичем взяла себе имя Русский Народный Союз им. Михаила Архангела (в день памяти Архистратига Божия Михаила был избран Глав- ный Совет Союза Русского Народа) и изготовила собственный знак, на котором был изображен Архангел Михаил. Собствен- ные знаки имели также Русский Монархический Союз и неко- торые другие патриотические организации.

    Союз Русского Народа имел даже собственный неофи- циальный гимн. Им стало стихотворение Льва Евфимьевича Катанского «Молитва Благодатному покровителю Союза Рус- ского Народа Св. Великомученику и Победоносцу Георгию» (другое название – «Гимн Св. Великомученику и Победонос- цу Георгию»). Впервые текст стихотворения был опубликован 23 апреля 1906 года в органе Союза, газете «Русское знамя». Стихотворение быстро распространилось по всей России и ста- ло очень популярным среди монархистов, вскоре оно было по- ложено на музыку разными композиторами (самой популярной была музыка композитора Надина). Ввиду своей широкой из- вестности переложенное на музыку стихотворение Катанского стало считаться гимном Союза Русского Народа, хотя никакого официального решения на сей счет не принималось. Текст гимна Союза достоин того, чтобы его привести полностью:

    Великий Георгий, Предстатель небесный,
    Целитель всех нужд и печалей, и ран!
    Ты – Русской Державы Защитник чудесный,
    Ты – слава героев и вождь христиан.
    Твое, Божий Воин,
    прославлено имя Величьем страданий во имя Христа;
    Своею любовью, делами своими
    Ты всех покоряешь святыне Креста.
    Услышь нас, молящихся, грешных собратий,
    Гонимых, позоримых русских людей,
    Разрушь злой совет инородческих ратей,
    Избавь нас от козней продажных вождей.
    Видна Тебе лютая наша тревога,
    Ты знаешь, что многих корысть увлекла
    И многие наши забыли про Бога
    И стали рабами кромешного зла.
    Рассей, о Георгий, соблазны измены,
    Взыщи обезумевших блудных сынов
    И к нам возврати их из вражьего плена,
    Спаси, вразуми их, о Воин Христов!
    Мы молим Тебя на коленях, рыдая – Явись,
    Благодатный Герой, с небеси
    С чудесным советом к Царю Николаю
    И с Ним усмири всяк язык на Руси!
    О сжалься, Георгий, над Русской Державой
    И прежнюю силу подай Ты ей вновь
    И снова затепли с немеркнущей славой
    В сердцах наших веру, надежду, любовь!

    Для сплочения единомышленников монархисты стреми- лись учредить и собственные праздники. Первым с такой ини- циативой выступил лидер московских монархистов Владимир Андреевич Грингмут. По его предложению в 1906 году одно- временно с разработкой символики монархического движения Русская монархическая партия установила особый памятный день в ознаменование указа Императора Николая II от 8 июля 1906 г. о роспуске революционной I Государственной думы. В этот день (а это был праздник Казанской иконы Божией Ма- тери) монархисты решили поднести к образу Богородицы в московском Казанском соборе лампаду с надписью «Русские монархисты в призывание молитвенной помощи от Царицы Небесной Царю Самодержцу Всероссийскому в память дня 8 июля 1906 года» и отмечать этот праздник в дальнейшем ежегодно. Однако эта инициатива не получила общероссийского признания. Были и другие попытки учредить особые монархические праздники, связанные с памятью св. патриарха Гермогена, Кузьмы Минина и др., но и они не прижились.

    Зато вся монархическая Россия признала в качестве свое- го праздника день Покрова Пресвятой Богородицы. История установления этого праздника началась с того, что на 3-ем Всероссийском съезде Русских Людей в Киеве, который про- ходил с 1 по 7 октября 1906 года и назывался также Всерос- сийским съездом Людей Земли Русской, выступил с речью де- легат от Чернигова, наблюдатель церковных школ протоиерей Феодор Васютинский. Он обратил внимание делегатов на то, что открытие съезда состоялось именно в день Покрова Пре- святой Богородицы и предложил считать отныне день Покрова праздником всех монархических союзов, устраивая в этот день годовые торжественные собрания по всей России с особыми молебнами. Делегаты поддержали это предложение. С тех пор ежегодно день Покрова монархисты отмечали как свой осо- бенный праздник. 3-й съезд по предложению В. А. Грингмута постановил соорудить особую монархическую икону Покрова Божией Матери, которую торжественно освятили в Успенском соборе Московского Кремля на Пасху 1907 года.

    Уже на следующий год монархический праздник отмечался достаточно широко. В Петербурге состоялись особые молебствия в Союзе Русского Народа и в помещении Русского Собрания, причем последнее совершил первенствующий член Св. Синода митрополит Антоний (Вадковский), окропивший после молебна помещение святой водою. Затем состоялось тор- жественное собрание, на котором выступили видные деятели монархического движения. В Киеве прошел молебен и торже- ственное собрание монархистов. В Москве торжеств не было в связи с трауром по случаю кончины умершего накануне лиде- ра местных монархистов В. А. Грингмута.

    1 октября 1908 года монархический праздник особенно широко отмечался в Москве. В храме Епархиального дома епи- скоп Можайский Василий (Преображенский) отслужил Боже- ственную Литургию, храм был полон молящихся монархистов, отделы пришли со своими знаменами. Слово о христианстве и язычестве сказал будущий священномученик протоиерей Ио- анн Восторгов. Затем состоялся монархический крестный ход. В тот же день торжественно открыло свою деятельность Об- щество содействия религиозно-нравственному и патриотиче- скому воспитанию детей. Молебствие совершил митрополит Московский Владимир (Богоявленский). Большим монархи- ческим торжеством стало освящение памятника на могиле ка- зака 34-го Донского полка Кузьмы Сухорукова, убитого рево- люционерами 7 августа 1905 года. Памятник был построен на средства московских черносотенцев. В торжестве участвовали члены монархической партии, а также сотня 1-го Донского полка. Все собравшиеся монархисты клялись «оставаться до гроба верными Царю и Родине».

    1 октября 1909 года праздник выдался особенным, ибо в канун его в газете «Русское знамя» было опубликовано об- ращение Главного Совета Союза Русского Народа к монар- хистам. В нем сообщалось, что по указу Государя Св. Синод повелел, «в удовлетворение всеподданнейшего ходатайства Главного Совета СРН, совершить в день Покрова Пресвятой Богородицы по всем церквам Империи особый сбор на по- строение в городе Петербурге храма в ознаменование 300- летия благополучного царствования Дома Романовых». В день своего праздника монархисты начали сбор средств на строительство Феодоровского собора в память 300-летия Дома Романовых. А в Москве в эти дни проходил Съезд Рус- ских Людей (с 27 сентября по 4 октября). В день праздника монархических организаций на съезд прибыл весьма попу- лярный среди монархистов архиепископ Антоний (Храпо- вицкий), избранный почетным председателем съезда. Влады- ка отслужил литургию в храме-памятнике русской народной скорби на Ходынском поле. А вечером в Большом зале Кон- серватории состоялся русский национальный праздник.

    Раскол в Союзе Русского Народа в 1909-1910 годах и дру- гие неурядицы в монархическом движении повлияли и на мо- нархический праздник. Он стал менее людным и не таким тор- жественным, хотя о нем не забывали. Так, 1 октября 1911 года в Петербурге в здании городской думы состоялось торжествен- ное собрание, на котором присутствовали члены монархиче- ских организаций и Национального клуба. В 1913 году в день монархического праздника в Москве в большом зале Епархи- ального дома прошло общее собрание Русского Монархиче- ского Союза. И только с началом Первой Мировой войны мо- нархический праздник перестал широко отмечаться.

    Будучи людьми верующими, черносотенцы понимали, что борьба против революции имеет духовную природу, что они ведут борьбу не против людей, «не против плоти и кро- ви… а против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12). А значит бороться нужно было прежде всего духовным оружием. Поэ- тому не было ничего удивительного в том, что вдохновитель создания Союза Русского Народа игумен Арсений (Алексеев) выступил инициатором и организатором крестового похода против революции. В воскресенье 14 января 1907 года после Божественной литургии в Александро-Невской Лавре вместе с большой группой союзников он отбыл из Санкт-Петербурга в паломничество на Святую Землю. По пути паломники проводили собеседования с монархистами Москвы, Курска, Харькова, Полтавы, Киева, Одессы. По прибытии в Святую Землю черносотенцы отправились пешком в Иерусалим, дабы сугубо помолиться на Голгофе и у Гроба Господня о спасении России. К началу крестового похода игумен Арсений составил особую покаянную молитву Русского народа: «Го- споди, спаси Царя нашего и всю державу Его, не даждь врагом нашим посмеятися над нами: прости грехи наша и грехи отец наших. Тебе, Господи, слава, а нам стыд за дела наша. О, Господи, прости прегрешение наше ради русских св. предков наших, иже умоляют Тя о нас, аще и согрешихом пред Тобою, но не отступихом от Тебя, ниже прострахом рук наших к Богу чуждему. Умилосердися, Господи Боже наш, укроти раздоры и нестроения в отечестве нашем. Поистине вся злая сия по- стигоша нас собственно ради неправд наших и попрание всех законов и повелений Твоих. Поистине уподобились мы содомским и вавилонским нечестивцам. Враг же спасения нашего и восстави от среды нас многие сыны губительны и общества преступников, иже злая совещают на истребление вся власти наша, и дерзают на погубление и истребление Помазанника Твоего, и даже покушаются на разрушение св. царственного града нашего. <…> Все мы недостойные купно с пастырями умоляем Тя Всесильного и Премудрого Бога нашего: токмо Ты Един Всесилен могий все беды и скорби от нас устранить и упразднить, мир и тишину отечеству нашему возвратить и спасти Помазанника Своего и святый царственный град наш от мужей губительных, и злые советы их рассыпать, и об- ратить их к покаянию. <…> Ты, Господи, слышал молитву предков наших и спасал отечество наше, то и ныне все мы умоляем Тя, Отца милости и щедрот, услыши молитву нашу и спаси ны от рук враг наших, да избавившеся от лютых бед и скорбей, прославим великолепое имя Твое Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь».

    1 июля 1907 года паломники прибыли из Иерусалима в Санкт-Петербург с иконой Воскресения Христова с вделанной в нее частицей Гроба Господня, которой благословил Русско- го Царя Вселенский Патриарх. На вокзале святыню встречала представительная делегация во главе с епископом Гдовским (будущим священномучеником) Кириллом (Смирновым), сре- ди встречавших находились председатель Союза Русского Народа А. И. Дубровин и множество союзников. Газета писала:
    «Многие со слезами крестились и выражали сердечную признательность отцу Арсению, подъявшему, несмотря на свой преклонный возраст, подвиг поездки к месту земной жизни и страданий Спасителя, чтобы помолиться за обуреваемую кро- вавыми распрями Родину». После молебствия крестный ход с хоругвями и иконами двинулся к Казанскому собору, где на паперти икону встретил сам митрополит Антоний (Вадков- ский), окруженный многочисленным духовенством. Владыка облобызал икону и перенес ее в собор.

    После богослужения в Михайловском манеже состоялся многочисленный монархический митинг. Священноначалие приняло решение, что первое время икона будет пребывать в Казанском соборе, пока не будет испрошено Высочайшее соиз- воление на встречу Государя с депутацией союзников, которая и передаст этот дар Вселенского Патриарха Императору Николаю II. Дальнейшая судьба иконы, к сожалению, неизвестна.

    Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о том, что черная сотня была настоящим Священным Союзом Рус- ского Народа (или, по крайней мере, всегда стремилась им стать в лице своих лучших представителей), а не обыкновен- ной монархической партией в ряду прочих политических. По- этому все верующие политически активные русские люди так или иначе выражали свои симпатии Союзу Русского Народа и другим монархическим организациям, – кто-то состоял их членом, кто-то поддерживал конкретные акции черносотен- цев. Неудивительно, что все монархисты в наступившее после 1917 года время лютых гонений подверглись преследованиям, очень многие пролили свою кровь за Веру, Царя и Отечество, а некоторые ныне прославлены нашей Церковью в лике святых.

    Часто задают вполне законный вопрос: если Союз Рус- ского Народа был самой многочисленной организацией (а его численность в период расцвета была больше совокупной чис- ленности всех политических партий вместе взятых), если он пользовался поддержкой лучшей части русского народа, если в нем состояло так много святых людей, почему же он развалился и не выполнил свою миссию в 1917 году, как выполнил ее в 1905–1906 годах?

    Тому было много причин. Назовем главные.

    Во-первых, сила Союза Русского Народа и массовая поддержка его действий всеми слоями русского общества во время революции 1905-1906 годов испугали либералов и со- циалистов, которые стали изыскивать способы ослабить, а то и уничтожить Союз изнутри. Вместе с тем, участие в деятельно- сти черносотенных организаций некоторым показалось легким способом сделать быструю карьеру, быть замеченными. Все это привело к тому, что в монархические организации потяну- лись всякого рода провокаторы и авантюристы. Они сыграли заметную роль в организации расколов, провоцировании ра- спрей, инициировании всякого рода провокаций и скандалов, что ложилось тяжким бременем на репутацию Союза, давало возможность врагам и недоброжелателям представлять Союз в глазах Государя как силу неуправляемую, сомнительную и даже антигосударственную. К тому же в 1907–1908 годах ушли из жизни люди, которые пользовались безоговорочным авто- ритетом в среде монархистов, которые могли умирить распри, повлиять на лидеров черной сотни: 27 сентября 1907 года скон- чался один из организаторов монархического движения, вождь московских черносотенцев Владимир Андреевич Грингмут, а 20 декабря 1908 года преставился всенародно почитаемый по- четный член Союза Русского Народа всероссийский батюшка Иоанн Кронштадтский.

    Во-вторых, в среде самих монархистов появились влия- тельные люди, которые искренне считали, что Союз Русского Народа должен стать не Священным Союзом, не Союзом-орде- ном для борьбы со смутой, а обычной правой монархической партией, чтобы иметь возможность использовать в деле защи- ты Веры Православной, Царского Самодержавия и Русского народа возможности закона и весь арсенал партийной борьбы. Они считали, что нужно участвовать в выборах в Государ- ственную думу, чтобы в ее стенах бороться за русские идеалы и ценности. Именно вопрос об отношении к Думе и довольно либеральной политике правительства стал для Союза Русско- го Народа камнем преткновения.

    В-третьих, помимо либералов и социалистов у Союза Русского Народа был еще один влиятельный противник – бюрократия, в особенности высшая бюрократия – столич- ные сановники, давно пропитанные либеральным духом. Как это ни прискорбно признать, но могильщиком Союза стал выдающийся государственный деятель России той эпохи, глава правительства Петр Аркадьевич Столыпин, сам впо- следствии ставший жертвой террориста. Поскольку Союз Русского Народа критически относился к столыпинской идее разрушения общины и попыткам главы правительства соз- дать в России конституционную монархию, Столыпин решил учредить лояльную своей политике партию Союз Русских Националистов, а для этого решил разрушить Союз Русского Народа, который мешал его планам. Используя финансовые механизмы, прямое давление на лидеров агенты Столыпина организовали фактический переворот в Союзе, а непримири- мых противников во главе с А. И. Дубровиным попытались маргинализировать. С 1909 года по 1913 год начался период перманентной междоусобицы в Союзе, приведший к упад- ку Союза Русского Народа. Сам Петр Аркадьевич не сумел воспользоваться плодами своей деятельности, поскольку пал жертвой террориста Богрова в 1911 году. Был ли способ сохранить Союз? Теоретически – да, прак- тически – нет. По сути нужно было после подавления револю- ции 1905-1906 годов институализировать Союз Русского На- рода, поставить его на службу Государю и государству. Иными словами, Союз должен был стать неким аналогом царской опричнины. Однако для осуществления этого плана в тогдаш- ней России отсутствовали необходимые условия: преданная Государю элита и благонамеренность общества. А само слово «опричник» было ругательством в обществе, как, впрочем, и слово «черносотенец». Анонимный автор популярного среди черносотенцев стихотворения очень точно выразил весь трагизм положения монархистов, которые в монархическом государстве подверга- лись клевете и поношению, но до конца оставались верны дол- гу верноподданного православного русского человека:

    Кто, молитву творя, Чтит Народ и Царя,
    В ком ни совесть, ни ум не шатается
    Кто под градом клевет Русь спасает от бед, Черносотенцем тот называется…

    * * *

    В книге представлены труды тринадцати святых черносотенцев – св. праведного Иоанна Кронштадтского и двенад- цати новомучеников и исповедников Российских. Составитель не имел умысла подгонять количество авторов книги под определенное число. Это сложилось само собой, а значит это неслучайно. Из прославленных Церковью святых, которые не представлены в настоящей книге, к деятельности Черной сотни причастен, насколько нам известно, священномученик ми- трополит Петроградский Вениамин (Казанский). Но у нас нет сведений, что он состоял членом монархических организаций, хотя и служил молебны при открытии монархических съездов.

    Известен также ряд черносотенцев, которые приняли мученическую кончину в годину гонений и пока еще не канонизированы Русской Православной Церковью. Их в книгу мы включать не решились. Так, Русской Зарубежной Церковью прославлен председатель Киевского губернского отдела Союза Русского Народа, член Совета Монархических Съездов протоиерей Михаил Алабовский (1874–1937), ему написан даже тропарь, но вопрос об общецерковном прославлении, насколько нам известно, пока не решен. РПЦЗ прославила также в сон- ме новомучеников члена фракции правых III Государственной думы, кандидата в члены Главного Совета Союза Русского Народа священника Александра Вераксина (1872–1918), но вопрос о его прославлении ни в Киеве (он был убит в г. Черкассы), ни в Вильнюсе (служил в Виленской губернии) не поднимается. Как сообщали региональные СМИ, готовится прославление главы Георгиевско-Мининского отдела Союза Русского Народа в Нижнем Новгороде сщмч. протоиерея Николая Орловского (1867–1918), председателя Боголюбского отдела Союза Рус- ского Народа в Казани сщмч. протоиерея Николая Троицкого (1873–1937), духовника Царской Семьи, члена Главной Палаты Русского Народного Союза им. Михаила Архангела сщмч. протоиерея Александра Васильева (1868–1918), но пока официального решения Св. Синода о причислении их к лику святых нет.

    Следует подчеркнуть, что целью книги является представ- ление ее авторов не как святых, но именно как общественно- политических деятелей своей эпохи. Поэтому биографические очерки, открывающие соответствующие разделы книги, напи- саны не в жанре житийной литературы, а в жанре энциклопедических статей, посвященных общественной и политической деятельности святых. А из их наследия для публикации отбирались статьи, которые посвящены историософской, политической или нравственной проблематике.

    В заключение стоит коснуться общих вопросов подго- товки и представления текстов. Все тексты публикуются по правилам современной орфографии, но с максимальным сохранением особенностей авторского стиля. В комментариях указаны первые публикации (по возможности) и источник, по которому публикуется текст. Все могущие оказаться непонятными современному читателю детали, а также персо- налии снабжены соответствующим комментарием. Коммен- тарии авторов, если таковые имеются, сохранены и отмечены соответствующим образом.

    А. Д. Степанов

    СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ
    (19.X.1829–20.XII.1908)

    фото
    Святой праведный Иоанн Кронштадтский (в миру – Иван Ильич Сергиев) родился в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии в семье бедного сельского дьячка. Получил образование в Архангельской духовной семинарии (1851) и в С.-Петербургской духовной академии (1855). Окончив курс академии со степенью кандидата богословия (сочинение «О Кресте Христовом»), вступил в брак с дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора, с которой всю жизнь прожил как брат с сестрой. Будучи рукоположен в сан священника, начал служил в том же храме. Вся остальная жизнь о. Иоанна и его пастырская деятельность протекала в Кронштадте, портовом городе, в котором до него процветало полное падение нравов, и многие вскоре даже забыли его фамилию Сергиев и стали назы- вать пастыря Иоанном Кронштадтским. Вел строгий аскетический образ жизни, держась строгого поста, как душевного, так и телесного, ежедневно совершал Божественную литургию, за которой непременно приобщался Святых Христовых Таин. Его трудами и любовью огромное количество опустившихся людей возвращалось к достойной жизни, вновь обретали человеческий образ. Скоро открылся в о. Иоанне и дивный дар чудотворения, который прославил его на всю Россию и даже далеко за предела- ми ее. Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, желая видеть о. Иоанна и получить от него ту или иную помощь. На получаемые пожертвования о. Иоанн ежедневно кормил огромное количество нищих, устроил в Кронштадте «Дом трудолюбия» со школой, церковью, мастерскими и приютом, основал в своем родном селе женский монастырь, воздвиг большой каменный храм, а в С.-Петербурге построил женский монастырь на реке Карповка, в котором и был по кончине своей погребен.

    О. Иоанн был близок со многими выдающимися государ- ственными и общественными деятелями, учеными и деятелями культуры. Он находился в царском дворце в Ливадии в последние дни жизни императора Александра III, и самая кончина го- сударя последовала в его присутствии. По своим политическим взглядам о. Иоанн был убежденным монархистом. Так, в своем дневнике он записал: «Держись же, Россия, твердо веры своей и Церкви, и Царя православного, если хочешь быть непоколе- бимою людьми неверия и безначалия и не хочешь лишиться царства и Царя православного. А если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нея многие интеллигенты – то не будешь уже Россией или Русью Святою, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга». Кронштадтский пастырь непрестанно молился за Русскую Церковь, Царя и Россию. Вот одна из его молитв: «Господи, всемогущий, всеблагий, премудрый Царь царств земных! Устрой и утверди Русское царство с Русскою Православною Церковию на непоколебимом камне, каковой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Покори, Господи, все народы, составляющие Россию, одной воле Императора и наипаче Тебе, верховному и единственному главе Церкви Сво- ей. Да не поколеблют державы Российской инородцы и иновер- ные и инославные! Сохрани целость державы и церкви».

    С великой скорбью наблюдал о. Иоанн за ростом революционных настроений, за расшатыванием нравственных устоев и падением монархического чувства. Он увещевал: «Наилуч- ший, Богом учрежденный и освященный образ правления – монархический – в каком гонении, пренебрежении от револю- ционеров наших и всех сочувствующих им!.. Да подумайте же вы, русский народ, трезво, здраво, к чему стремитесь? – К низ- вержению всякого общественного строя и уклада житейского, к хаосу общественному! Познайте вы, ведь это диавольские, а не Божеские дела!.. Вы губите себя и Россию». В годы револю- ционной смуты 1905–1906 гг. слово о. Иоанна звучало на всю Россию: «Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры... Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России... Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам, и России». Кронштадтский пастырь видел, что «царство Рус- ское колеблется, шатается, близко к падению», и грозно пред- упреждал: «Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре за- кона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония».

    По мнению близко знавшего о. Иоанна прот. Максима Ху- доносова, «он не мог и по долгу пастыря, и по любви к Родине не указывать и не обличать этого ужасного знамения времени; не мог не призывать к борьбе с этими опаснейшими врагами, на знамени которых написано “Смерть гоям”. Далее, как пастырь он не мог относиться к царской особе и власти не так, как учат о том многочисленные и ясные свидетельства Слова Божия; он не мог безучастно смотреть, как святотатственные руки протяги- ваются к царскому венцу и порфире; он не мог со свойственной ему ревностию не стоять за неприкосновенность самодержавной власти Русского царя, как помазанника Божия. Наконец, как русский по рождению, и воспитанию, и служению, он не мог не болеть душою за Русь родную, за то, что ее как материальные, так и особенно духовные интересы безнаказанно попираются нашествием иноплеменников, усиленно стремящихся внести погибель всему тому, что называлось Русью Святой».

    В годы революционной смуты 1905–1907 гг. о. Иоанн не только духовно и материально поддержал нарождавшийся Союз Русского Народа (передал на нужды организации гро- мадную по тем временам сумму в 10 тыс. руб.), но и вступил рядовым членом в его ряды, получив членский билет за номером 200787. В заявлении о вступлении в СРН написал: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, неограниченного Самодержавия и рус- ской Народности, – прошу зачислить меня, как единомышлен- ника». В октябре 1906 г. направил телеграмму делегатам 3-го Всероссийского съезда Русских Людей (Всероссийский съезд Людей Земли Русской), проходившего в Киеве 1–7 октября 1906 г.: «Восторженно слежу за речами и деяниями Съезда и благодарю от всего сердца Господа, смилостивившегося над Россией и собравшего около колыбели русского христианства верных чад Своих для единодушной защиты Веры, Царя и От- ечества». 26 ноября 1906 г. (в день памяти Георгия Победонос- ца) о. Иоанн принял участие в освящении хоругви и знамени СРН, которое состоялось в Михайловском манеже в присут- ствии около 30 тыс. союзников. По свидетельству очевидцев, он окропил хоругвь и знамя СРН святой водой, с благогове- нием поцеловал знамя и вручил его преклонившему колена председателю Союза А. И. Дубровину, а затем напутствовал монархистов приветственным словом.

    15 октября 1907 г. постановлением Главного Совета СРН о. Иоанн был избран пожизненным почетным членом органи- зации. 19 октября, в день его ангела, депутация Союза во главе с графом Э. И. Коновницыным поднесла о. Иоанну грамоту, в которой говорилось: «Главный Совет Союза Русского Народа единодушно призывает тебя, почитаемый пастырь, оказать делу служения его на благо великой Русской Народности непрестанную молитвенную защиту перед Престолом Бога Вечного, Ему же ты, отче, служил уже 52 года, яко верный сын Царя и Церкви Христовой. Алкая и жаждая духовной близости к тебе и едине- ния с тобою, добрый пастырь, Главный Совет Союза Русского Народа... избрал тебя единогласно в свои почетные члены».

    О. Иоанн был почетным председателем и членом многочисленных монархических организаций, в частности, по его свидетельству, он состоял в тысяче отделов СРН, в том чис- ле таких крупных, как Харьковский отдел СРН. Он был лично близок со многими видными деятелями правомонархического движения: священномучениками митрополитом Серафимом (Чичаговым), епископом Гермогеном (Долганевым) и про- тоиереем Иоанном Восторговым; игуменом Арсением (Алек- сеевым), В. А. Грингмутом и др. Живо интересовался делами в монархическом движении, даже незадолго до кончины. Так, во время встречи с членом СРН протоиереем Максимом Худоно- совым в феврале 1908 г. много говорил о пользе СРН, о необ- ходимости более широкого распространения патриотических газет. 25 октября 1908 г., благословляя двух спутников протои- ерея Худоносова, которые были членами СРН, о. Иоанн сказал им: «Будьте тверды, мужественны, не оставляйте свой пост». Союзники расценили эти слова пастыря как «предсмертный завет Союзу Русского Народа».

    О. Иоанн предчувствовал тяжелые испытания для Рос- сии. 19 февраля 1908 г., в проповеди во время Божественной литургии, сказал, обращаясь к молящимся: «Что-то будет с то- бой, матушка-Русь…» – и потом, после долгой паузы, – «…Вы, малое стадо, будьте верны и мужайтесь!» Но он пророчество- вал и о грядущем возрождении России: «Я предвижу восста- новление мощной России, еще более сильной и могучей. На ко- стях вот таких мучеников, помни, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу; крепкая своей верою во Христа Бога и во Святую Троицу! И будет по завету святого князя Владимира – как единая Церковь! Пере- стали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подно- жие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

    Перед кончиной сильно болел, но продолжал ежедневно служить. 18 февраля 1908 г. говорил в беседе протоиерею Максиму Худоносову: «Сильно страдаю, а к врачам не обращаюсь. Они не велят служить, а я без ежедневной службы жить не могу. Отслужу – легче. В причащении Св. Таин моя и ваша жизнь...» О. Иоанн заранее предсказал день своей кончины. На Поместном соборе Русской Православной Церкви 7–8 июня 1990 г. св. прав. отец Иоанн Кронштадтский был причис- лен к лику святых.

    Божие ли Царство – Россия?
    (Слово на день священного миропомазания и венчания на царство благочестивейшего, самодержавнейшего великого Государя-императора Николая Александровича) 1.

    Господне есть царство, и Он Владыка над народами (Пс. 21, 29)

    Из года в год Церковь и Россия благодарно вспоминают и светло торжествуют день священного миропомазания и венчания на царство благочестивейшего Государя нашего Им- ператора Николая Александровича – и прославляют Господа, возложившего на Него честь и величие, по выражению Царя-пророка, и на главу его венец из чистого золота (Пс. 20, 4–5).
    _____________________________
    1 День священного миропомазания и венчания на царство св. царя- мученика Николая II (1868–1918) – 14 мая (ст. ст.) 1896 г. – Здесь и далее примечания составителя, если не указано иное.

    Миропомазание царское есть знамение излияния благо- дати Духа Святого, Господа животворящего – на лицо помазуе- мое, – и мудрости и силы для управления подданными. Этот священный обряд есть Божие установление. О Давиде, пома- занном на царство Самуилом пророком, сказано в бытописа- нии, что с того часа, как он был запечатлен елеем, – стал но- ситься над ним Дух Божий. Сам царь Давид вот что говорит о благодатном действии на него священного помазания и – силы Божией, сообщенной чрез него: Бог препоясывает меня силою и устрояет мне верный путь, делает ноги мои, как у оленя, и на высотах моих поставляет меня, научает руки мои брани, и мышцы мои сокрушают медный лук; Ты дал мне щит спа- сения Твоего, и десница Твоя поддерживает меня, и милость Твоя возвеличивает меня. Ты расширяешь шаг мой подо мною, и не колеблются ноги мои. Я преследую врагов моих и насти- гаю их, и не возвращаюсь, доколе не истреблю их; поражаю их, и не могут встать, падают под ноги мои, ибо Ты препоясал меня силою для войны и низложил под ноги мои восставших на меня; Ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истреблю ненавидящих меня. Я рассеваю их как прах пред лицем ветра, как уличную грязь попираю их. Ты избавил меня от мятежа на- рода, поставил меня главою иноплеменников: народ, которого я не знал, служит мне: по одному слуху о мне повинуются мне; иноплеменники ласкательствуют предо мною; иноплеменни- ки бледнеют и трепещут в укреплениях своих; жив Господь, и благословен защитник мой! Да будет произнесен Бог спасе- ния моего, Бог, мстящий за меня и покоряющий мне народы, и избавляющий меня от врагов моих! За то буду славить Тебя, Господи, между иноплеменниками и буду петь имени Твоему, величественно спасающий царя и творящий милость помазан- нику Твоему Давиду и потомству его во веки (Пс. 17, 33–51).

    Видите, какую силу имело для царя Давида священное помазание, или, точнее, излияние елея на главу его, – и чем был Бог для него, как царя народа избранного. Бог управлял, так сказать, всеми шагами, всеми действиями Давида, – чрез него царствовал Сам над Израилем; царство Давида было по- истине Господне Царство. Но и Давид был царь по сердцу Бо- жию (Деян. 13, 22), как засвидетельствовал о том Сам Бог, – и был истинным пастырем народа еврейского, как царь и вместе пророк, научая его непрестанно правой вере и строгому благо- честию знаменитыми своими боговдохновенными псалмами и стройным богослужением; он вел частые войны с внутренни- ми и внешними врагами, победил всех их и доставил преемни- ку своему Соломону мирное царствование.

    Можно ли сказать о нашем Отечестве настоящего време- ни, что оно есть Господне Царство, и Господь есть Владыка рус- ского народа? – По правой вере христианской, апостольской, неповрежденной мудрованиями человеческими, по православ- ному чину богослужения и Таинств, по силе знамений и чудес, совершающихся от мощей прославленных угодников Божиих и чудотворных икон, и вообще по бесчисленным знамениям ми- лости Божией, совершающимся доныне над верными христиа- нами, и – по доброму, благочестивому житию немалого числа истинных христиан между русскими, – Россию можно назвать Царством Господним. Это, впрочем, только с одной стороны.

    С другой же – по причине безбожия и нечестия многих русских, так называемых интеллигентов, сбившихся с пути, отпадших от веры и поносящих ее всячески, поправших все заповеди Евангелия и допускающих в жизни своей всякий разврат, – Русское царство есть не Господне Царство. И пото- му смотрите, что творится в нем в настоящее время: повсюду забастовка учащегося и рабочего – в разных учреждениях – люда; шум партий, имеющих целью ниспровергнуть настоя- щий, установленный Богом монархический строй, повсюдное распространение дерзких, безумных прокламаций, неува- жение к авторитету власти, Богом поставленной, ибо несть власть аще не от Бога, сущие же власти от Бога учинены суть, по апостолу (Рим. 13, 4); дети и юноши вообразили сами себя начальниками и вершителями своей судьбы; браки потеряли для многих всякое значение, – и разводы по прихоти умножились до бесконечности; многие дети покинуты на произвол судьбы неверными супругами; царствует какая- то бессмыслица и произвол. Это ли царство православное, это ли царство Господне? Наконец, допущен безнаказанный переход из православия в какую угодно веру.

    Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, говорит Господь, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит (Мф. 12, 25). Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены пра- ведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония (Вавилонское, Ассирийское, Египетское, Греческо- македонское).

    Да воскреснет Бог и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его, яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут грешницы от Лица Божия, а праведники да возвеселятся (Пс. 67, 1–4). Аминь.

    Слово о благотворности Царского Единодержавия (Произнесено в годовщину восшествия на престол Благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича, 21-го октября 1896 года, в Андреевском соборе в Кронштадте)

    Господне есть царствие и Той обладает языки (Пс. 21, 29)

    Во всей вселенной – во всех мирах, видимых и незримых нами, сколь они ни велики и ни бесчисленны, – во всем этом дивном, премудром, прекрасном, живом мировом механизме явно примечается одна премудрая, всемогущая, личная, безна- чальная, всеблагая и всеобъединяющая Сила, которая дала все- му этому бесконечному и разнообразному механизму единство, порядок, чудную гармонию и красоту, в целом везде одинако- вую, постоянную и неизменную. На обитаемой нами земле во всех одушевленных и неодушевленных творениях заметны так- же разнообразие и единство родов и видов в животных и рас- тениях, единство и согласие действий, обычаев, нравов, инстин- ктов и вообще проявлений жизни. Например, с наступлением осени перелетные птицы длинными вереницами, под управле- нием передового вождя своего, как колонновожатого, тянутся в воздушных высотах в теплые страны. С наступлением весны они опять такими же вереницами летят, тоже под управлением передового, к нам на житье и промысл свой и на вывод подоб- ных себе. Пчелы и муравьи дружно трудятся под управлением и руководством матки или царька, заготовляя себе на зиму пищу и жилище; однолетние растения увядают и пропадают, но виды их в семени и зачаточном состоянии остаются неизменными, и при благоприятной, теплой температуре пускают опять свои от- ростки и развиваются в те же прекрасные и живые формы, как и в прошлый год. Во всем – в малом и великом – в течении светил и действиях стихий, во всех растениях и животных приметна одна всесозидающая, всеоживотворяющая, всеукрашающая, всеправящая Рука Невидимого Творца и Промыслителя. Эта же всеправящая Рука правит и всеми народами, всем родом челове- ческим; она поставляет царей и преставляет, и на место одних возводит других. Она возвела и на Престол Русского царства но- вого Царя, отрасль так еще недавно почившего Царя-родителя. Мною, – говорит Бог, – цари царствуют и повелители узаконя- ют правду (Пр. 8, 15). Царь – образ Бога на земле, Правителя вселенной. «Слушайте цари и разумейте, научитесь судьи кон- цев земли, внимайте обладатели множества и гордящиеся пред народами: от Господа дана вам держава, и сила от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения» (Пр. 7, 1–3), – взывает премудрый Царь к подобным ему.

    Посему все верноподданные обязаны относиться к Цар- ской власти с благоговением, по праву и закону Божественно- му, и повиноваться Царю не только за гнев, страшный особен- но в Царе Самодержавном, но и за совесть (Рим. 13, 5), как учит Апостол, т.е. по собственному каждого убеждению в святом долге повиновения Царю, как преобладающему вверенными народами во благо им, в создание их, а не в разорение, как вож- дю и народоводителю. Царь самодержавно правит народом, как образ единоначальной власти Божией, как образ Царя Ца- рей, как глава государства, этого великого политического тела, стройно организованного и объединяемого единою главою. Все власти в государстве, как радиусы в круге, относятся к Го- сударю, как к своему центру; или все люди в государстве, как дроби, получают в Царе своем одного знаменателя. Государь в своем царстве, как душа в теле, сообщает стройность направ- ления и действия всем членам великого политического тела.

    Наша Православная Церковь постоянно молит Бога, Все- державного Царя Царей, о спасении и благопоспешении Царя земного во всем, и покорении под ноги его всякого врага и су- постата. Вы видите, братие, что для России единодержавие и самодержавие в государстве необходимо и есть величайшее благо для него, подобно как в мире Божие единоначалие и все- державие. Будьте покорны всякому человеческому начальству для Господа: Царю ли, как верховной власти; правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро (1 Пт. 2, 13–14). – Воздадите убо кесарево кесареви и Божия Богови (Мф. 22, 21). Аминь.

    Слово в день тезоименитства благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича

    Правда возвышает язык, ума- ляют же племена греси (Пр. 14, 34)

    В высокоторжественный день тезоименитства нашего Царя-отца предложим с Божиею помощью краткое слово о том, что служит причиною истинного величия, могущества и благоденствия народа, и что унижает, обессиливает и повергает его во всестороннее бедствие. Правда, – говорит пре- мудрый Соломон, – возвышает язык, т.е. народ, умаляют же племена греси.

    Итак, вот причина величия, могущества и всестороннего благосостояния народа: это правда, или истинная, живая вера и благочестие народа, именно: страх Божий, почтение к Царю, от Него поставленному, и ко всем низшим властям, и долж- ное уважение и любовь к каждому человеку. Что же унижает и повергает народ в нравственное и политическое бессилие и причиняет ему всесторонние бедствия? Грехи, т.е. плотская, своевольная, чувственная жизнь. Истина этих слов засвиде- тельствована прошедшим временем каждого народа и свиде- тельствуется постоянно настоящим их положением.

    Раскроем эти мысли при помощи Божией. Правда возвышает язык. Един Бог велик и высок; все великое и высокое на земле – пред Богом ничтожно. Все языцы, т.е. все народы, даже со своим лучшим политическим устройством, со своими во- енными и промышленными силами, со всем своим богатством, пред Ним, бесконечным Богом, яко ничтоже (Ис. 40, 17), – как ничто, говорит пророк. Всякая сила человеческая, все истинно великое и высокое в людях – от Бога, Который, по бесконечной любви Своей к человеку, как к величественному образу Своему, делает его причастным Своей силы и Своего величия. Но под каким условием Бог сообщает человеку, или племени, народу, Свое могущество и Свое величие? Под условием единения че- ловека или народа с Богом чрез неизменную верность его Богу или святым Его законам; короче, под условием правды. Когда Царь и народ верны законам единого Вседержителя Бога, пра- вящего судьбами всех царств и народов и направляющего всех к единению с Ним, верховным Царем, и между собою, – тогда они бывают един дух с Ним и в этом единении с Его бесконеч- ным величием почерпают свою собственную силу, свое истин- ное и прочное благоденствие.

    Если бы народ Мой слушал Меня, – говорит Господь уста- ми пророка и царя Давида, – и сыны Израиля ходили Моими путями, скоро покорил бы Я врагов их, и на сопротивных им обратил бы руку Мою. Ненавидящие Господа покорствовали бы им и благоденствие их было бы вечно (Пс. 80, 14–16).

    Таким образом, очевидно, как правда возвышает язык. Но определим точнее, в чем именно состоит правда, возвышаю- щая язык или народ. Правда Божия, от исполнения которой за- висит сила и величие народа и каждого члена его, состоит в двух заповедях: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим, и ближнего своего яко сам себя (Мк. 12, 30, 31). Вот в чем заключается сущность правды, исполнением которой крепнут и возносятся народы. Будьте едино с Богом верою и любовию; будьте едино и с ближними по взаимной любви; промышляйте, как и чем кто может не только о себе, но и о других: и вы будете велики, сильны и непобедимы. По- чему? Потому что с вами будет Бог всемогущий: ибо даже там, где двое или трое собраны единодушно во имя Его, там Он среди их (Мф. 18, 20), по неложному слову Его.

    Чем были велики и сильны первые христиане? Правдою евангельскою, т.е. своею крепкою верою в Господа Иисуса Христа и непоколебимою надеждою на Него, – своею до смерти крепкою любовию к Нему и, наконец, взаимною между со- бою любовию и единодушием, – таким единодушием, что у всего множества веровавших было все общее и никто ниче- го из имения своего не называл своим; почему между ними не было ни одного нищего (Деян. 4, 32–34). Тою же правдою евангельскою, тою же крепкого верою и любовию к Богу и взаимною любовию были велики и сильны последующие христиане. Что сделало великими, славными и добропобед- ными миллионы мучеников христианских? Правда Христова, т.е. крепкая вера и любовь ко Христу, надежда на будущую жизнь и братская, горячая взаимная любовь. Что сделало ве- ликим и сильным победителем и августом равноапостольного царя Константина и скрепило колебавшееся дотоле царство Римское? Правда Христова или вера христианская. Что всег- да было причиною величия нашего православного русского народа? Что в продолжение тысячелетия вознесло Россию на верх величия и могущества? Верность евангельской правде: крепкая вера в Бога и с любовию надежда на Него и на пре- чистую Матерь Божию; преданность святой матери Церкви и ее уставам; любовь к Царю и Отечеству, равно как и любовь царей наших к своим подданным, взаимная любовь и уваже- ние; христианское правосудие и милосердие, умеренность в образе жизни и, в случае нужды, единодушное, с уповани- ем на Бога, восстание против врагов веры и Отечества. Так правда всегда возвышала и возвышает язык.

    Но как правда возвышает язык, так умаляют, т.е. обесси- ливают и унижают, племена греси. Если нет в народе правды, т.е. нет веры во Христа, нет любви к Богу во Христе Иисусе, взаимной любви и уважения взаимных прав, – если вместо всего этого заступает безверие и крайнее самолюбие во всех его видах, – если в народе поселяется роскошь, излишество во всем, относящемся до пищи, пития, одежды, жилища, удоволь- ствий телесных и душевных, если всякий думает и заботит- ся только о себе, о своем обогащении и удовольствии, – тогда прощай всякое величие, всякая сила народная и благоденствие Отечества. Не помогут сделаться ему великим и сильным ни светская и, значит, только внешняя образованность народа, ни самое мудрое политическое устройство, никакое, наконец, бо- гатство вещественное, никакие военные силы. Все это будет ни более ни менее, как богатое и блестящее, но слишком отяго- щающее украшение на мертвеце. Народ будет безжизнен и бес- силен и в глубоком нравственном унижении, будет томиться и вздыхать при всем видимом довольствии и ни в чем важном не будет иметь успеха. Ибо тогда оставит его благость и сила Вы- шнего, и он будет предан в неискусен ум творити неподобная (Рим. 1, 28), доколе, наконец, обремененный своими беззако- ниями, сам себя не разрушит, подобно тому, как разрушается тело, обременяемое невоздержанием и происходящим от того худосочием и полнокровием.

    Так падали и падают народы. Так пали древние царства: Ассирийское, Вавилонское, Персидское, Македонское, Рим- ское; так разрушились царства Израильское и Иудейское.

    Будем же твердо держаться евангельской и церковной правды, составляющих одну и ту же правду Христову, и позабо- тимся содержать в сердцах своих неослабно веру, благочестие и страх Божий. Мы живем на рубеже прошедшего тысячелетия России и, если даст Бог, на рубеже наступающего. Возблаго- дарим Творца веков за то, что Он в круговороте тысячелетнего периода времени, совершившегося над нашим Отечеством, да- ровал и нам, существам преходящим по телу и бессмертным по душе, – жить и благоденствовать под широкою тенью России, под защитою наших самодержавных царей-отцов, и, что всего дороже, в недре Православной Церкви нашей, воспитывающей для блаженной вечности на небесах бесчисленный народ рус- ский. Постараемся все – употребить данные каждому из нас Богом таланты в пользу Церкви и Отечества и на приобретение будущего, бесконечного блаженства на небесах. Будем верны- ми сынами Отечества земного, – чтобы за верность в малом Господь удостоил нас быть верными во многом и за верность Отечеству земному, временному, удостоил нас Отечества Не- бесного, вечного. Аминь.

    Слово в день тезоименитства благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича и Его Императорского Высочества, Государя-наследника, Цесаревича и Великого князя Александра Александровича

    Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие небесное (Мф. 5, 3)

    В высокоторжественный день царского тезоименит- ства к слову ли речь о нищете духовной? Речь о нищете не нарушит ли несколько торжества нынешнего дня, которому свойственны великолепие и блеск? Смеем думать, что к сло- ву речь о нищете в день царский, ибо, во-первых, мы говорим о нищете духовной, которая может скрываться и под на- ружным великолепием и блеском, а во-вторых, Сам Господь соединяет нищету и царство, и притом представляет царство плодом и наградою нищеты. Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное. Да и святой благоверный Великий князь Александр Невский, стяжавший нищету духа, как ве- ликое сокровище, и угодивший Богу этою нищетою, пригла- шает нас войти в сущность ее, узнать плоды ее, размыслить о средствах достигнуть ее и угодить чрез нее Богу. Итак, речь о нищете в нынешний день, конечно, не только не нарушит торжества его, а напротив, доставит большее торжество празд- нующим, указав в нищете истинное величие духа человече- ского, торжество и блаженство его.

    Что же такое – нищета духа? Или что значит быть нищим духом? Быть нищим духом значит иметь духовное убеждение в том, что мы ничего собственно своего, кроме грехов, не имеем, а из доброго имеем только то, что подал и подает Бог, – притом не для нас одних, а и для других, – что и наш состав телесный ничтожен, как горсть праха, и наши силы и способности ограниченны и несовершенны, – разум помрачен, близорук, сердце нечисто, воля растленна, бес- сильна для добра и наклонна ко злу, что мы – бездна грехов и немощей, – и ничего доброго не можем сделать без Божией помощи и благодати, – словом: ставить себя за нравственное ничто, считать себя великими грешниками, и таким образом всегда и во всем прибегать к милосердию Божию – с молит- вою о помиловании, спасении и помощи, пред всеми смирять, а не возвышать себя, всем с готовностью служить и никого не осуждать, не презирать, не унижать. Короче, нищета духов- ная есть смиренномудрие. Вот в чем состоит нищета духа! Стяжавшие такую нищету духа истинно блаженны, ибо их есть Царство Небесное, т.е. потому блаженны, что в них, в сердцах их непрестанно почивает Сам вечноблаженный Бог, призирающий на смиренных и подающий им Свою благо- дать, а гордым противящийся (Иак. 4, 6); потому блаженны, что они кротки, незлобливы, ко всем доброжелательны, не любостяжательны, их не мучит желание корысти, богатства, сластей земных, славы и блеска земного, которые составляют крушение духа человеческого. И как нищие духом, или сми- ренные, – блаженны, так гордые почти непрестанно мучатся, потому что, любя без меры только себя, и одних унижая, дру- гих ненавидя, многим завидуя, снедаясь жаждою богатства, земной славы, они непрестанно терпят за то внутреннее на- казание; и всякое мгновение греха для них есть мучение: ибо грех сам в себе носит наказание.

    И гордые, возвышая себя, непрестанно сами себя унижают внутренне, да и наружно: ибо бывают малодушны, робки, непоследовательны; напро- тив, нищие духом, хотя и смиряют себя, но бывают истинно высоки: 1) потому что воздают всем должное и имеют воз- вышенное настроение мыслей от свидетельства совести, что они исполняли требование закона Божия, и 2) потому что, по справедливости вменяя себя за ничто, осуждая себя за всякий грех, – они не попускают в себе царствовать никакому греху, непрестанно за всем прибегают к Богу, прося великих Его даров, и Бог непрестанно бывает с ними и в них; и совершает чрез них великие дела: чрез них Он управляет царствами зем- ными в мудрости, правде, кротости и благости; чрез них Он право правит слово истины и как река изливается в слове истины: чрез них начальствует над подчиненными в духе отече- ской любви и отеческого попечения; чрез них судит праведно, чрез них Он совершает всякую добродетель во всяком звании и состоянии. Святой благоверный князь Александр Невский, которого святую память ныне мы совершаем, имел в себе эту нищету духа и это блаженство нищих духом, и это величие неземное: ибо и великокняжеский сан свой, и способности свои, и успехи свои в делах – все считал даром Божиим, и за все восписывал благодарение Виновнику всех благ Богу, и всеми мерами старался возрастить вверенные ему от Бога та- ланты. Он рассуждал так: я высок на земле, велик на Престо- ле, но я такой же человек, как и все, с такими же немощами; я высок на Престоле, но потому поставлен на высоте его, чтобы свет моих деяний светил всем моим подданным; я высок, но потому и высок, что должен быть слугою всех, по слову Спа- сителя моего: иже аще хощет в вас вящший быти, да будет вам слуга (Мф. 20, 26). Я высок на Престоле, но есть Всевышний Царь неба и земли и Князь царей земных, от которого дана держава всем им; Он потребует от меня в свое время отчета в делах моего земного владычества: ибо Он поставил меня пастырем людей Своих: и я должен пасти их в мудрости, кротости, правосудии, недремлемо, – переносить для них все тягости, заботы и труды. И он был таким на самом деле: как пастырь добрый, берег народ и войско, заступал сирот и вдов, довольствовал нищих, ибо так говорит о нем история и поет святая Церковь; – для всех был всем: и державу благоверного князя Александра благословлял народ, называя его солнцем земли Русской.

    Русь в то время была под гнетом татарским: святой Александр был ангелом-хранителем народа своего и явил великое христианское смирение, охраняя подданных от необузданности и алчности татарской; сам ездил в Орду, дарил татарского хана и его придворных, смиряя себя пред ними, как пред жезлом правды Божией; наконец, сам помогал татарам в сборе дани со своего народа, удерживая его от неуместного раздражения: и таким смирением и вместе такою мудрою политикою спас Русь от конечного порабощения татарами. Какой прекрасный пример для всех, кто поставлен Провидением быть на страже общественного благосостояния! Вся жизнь святого Александра была посвящена заботам о благе подданных: он презирал негу, бездействие, роскошь, не знал лицеприятия. Не погрешим против истины, если ска- жем, что и соименный ему ныне благополучно царствующий Государь наш управляет своим народом в духе святого благо- верного князя Александра, в духе кротости, смирения, благости, в духе мудрости и мудрой терпимости. Подобно святому Александру, и он считает себя только смиренным орудием на земле Царя небесного, Царя царей земных, державу которого сам первый с любовию лобызает, которой сам первый пови- нуется, и считает себя не иначе, как слугою всех: из всех его намерений, учреждений видно, что благо народа для него дороже своего собственного и ему он посвятил всю жизнь свою. Да даст ему Господь Бог мирное и благопоспешное во всем царствование и да сохранит драгоценные дни его на многие лета, и с ним наследника его!

    Примеры святого благоверного князя Александра Не- вского и царствующего Государя должны располагать и каж- дого из нас к посильному им подражанию: и мы должны жить и угождать не себе, но Богу и ближнему, – как говорит Апо- стол: должни есмы мы сильнии немощи немощных носити, и не себе угождати; ибо и Христос не Себе угоди. Кийждо же вас ближнему да угождает во благое к созиданию (Рим. 15, 1–3); но каждый из нас знает, что Иисус Христос служил и угождал нам до смерти, смерти же крестныя. На все, что мы имеем по природе или по благоприобретению, – как то: на род, звание, сан, состояние, способности, образование, слу- жебную деятельность, преимущества и отличия, богатство, – мы должны смотреть не иначе, как на Божий дар, которого, судя по нашим грехам, мы не заслуживаем, – и употреблять все это во славу Божию и на пользу не только свою, но и обще- ственную. Мы должны считать себя орудиями Божиего Про- мысла для тех, над которыми мы поставлены начальниками, пастырями, судиями, вообще – общественными деятелями, – и должны общее благо ставить выше своего собственного и заботиться о нем утром и вечером, днем и ночью: ибо на то мы поставлены; для того возведены на высоту начальства, для того получаем отличия и почести; для того получаем со- вершенное обеспечение материальное от власти самодержав- ной, – т.е. чтобы нам ничем другим не развлекаться, например, снисканием предметов насущной потребности, – чтобы иметь некоторый покой после трудов службы, чтобы знаки отличия были знаками наших забот и трудов на пользу общую и при- влекали к нам справедливое уважение наших подчиненных, благу которых мы служим. Таким образом, если мы будем считать себя слугами общественного дела, общественного блага и не будем только себе угождать, то и мы мало-помалу стяжем нищету духа, заповеданную нам Спасителем, – будем ощущать в себе внутреннее удовольствие и блаженство и, живя еще на земле, будем предвкушать сладость Царствия Небесного, которого дай Бог всем нам достигнуть благодатию и щедротами и человеколюбием и вольным обнищанием нас ради Господа нашего Иисуса Христа, Царя славы, Кото- рому со Отцем и Святым Духом слава, честь и держава ныне, всегда и во веки веков. Аминь.

    Слово во вторую неделю поста, по поводу наглого и дерзкого убийства злодеями благочестивейшего Государя-императора Александра Николаевича, 1-го марта 1881 года 1.

    Аз есмь Пастырь добрый: Пастырь добрый душу Свою полагает за овцы (Ин. 10, 11)

    Возлюбленные братия и сестры! Не стало у нас доброго, державного Пастыря всей России, Государя-императора Алек- сандра Николаевича. Злодеи, крамольники, исчадия ада, пред- течи антихриста лишили нас нашего солнца светлого: и вот вся Россия покрылась мраком скорби и печали. Вся Россия плачет, молится и плачет. Молились и плакали и мы с вами. Но, братия и сестры, всему должна быть своя мера, мера должна быть и нашей скорби, хотя потеря наша и всей России так велика и чувствительна, несчастие так поразительно, злодейство столь нагло, что и хотел бы, да не можешь оставить сетования и скор- би, воздыханий и слез. Как – думаешь – могло случиться среди белого дня такое страшное убийство – Царя столь доброго, мо- гущественного, славного своими делами и любовью к России и народу! Отчего, о Боже, – мы говорили в себе, – и на сей раз Ты не избавил его, как избавлял уже многократно, дабы и на сей раз вся Россия воспела Тебе благодарственный и хвалеб- ный гимн! Зачем Ты допустил торжествовать врагам Царя и России, поднявшим ныне свою бровь? Зачем попустил Ты этим злым коршунам напасть на нашего незлобивого голубя и рас- терзать его так страшно? Но прости, о Боже, Боже наш, что мы дерзаем, таким образом, как бы состязаться с Тобою и требо- вать как бы отчета в премудрых, благостных и неиспытанных судьбах Твоих. Подавляющая сердца наши скорбь побуждает так вопить и вопрошать.
    _____________________________
    1 Похороны Императора Александра II состоялись 15 марта 1881 г., отпевал Государя митрополит Санкт-Петербургский Исидор (Никольский) в со- служении членов Святейшего Синода и сонма духовенства.

    Чем же можем мы утешиться с вами в невыразимой скорби нашей по убиенном возлюбленном Царе и Отце нашем? – Утешимся, во-первых, тем, что покойный Государь в смерти своей сделался подражателем Самого Господа нашего Иисуса Христа; ибо как Господь положил жизнь Свою за нас, быв предан Иудою и убит руками беззаконников, пригвож- денный ко кресту, так и Царь наш, преданный и убитый от своих же подданных, положил жизнь свою за нас, за величай- шие благодеяния его, оказанные нам в мудрое его царствова- ние, – за любовь к нам и самые искренние и широкие желания добра и благоденствия всем нам и самим врагам и злодеям его. Он истинно, как пастырь добрый, полагал и положил всю жизнь свою за овец своих, между коими были и козлища смердящие, – и в самый день и час насильственного убиения от убийц он хотел спасти от смерти отрока, сделавшегося зло- получною жертвою покушения на его царскую Особу. Если бы он, следуя отеческому движению сердца, не вышел из своей кареты, чтобы принять участие в положении раненого отрока, и поехал вперед, – то, может быть, и не сделался бы жертвою смерти, а враги были бы пойманы.

    Впрочем, видно, пришел час его; ибо державные земли находятся под особым Промыслом Божиим, и сердце царево в руце Божией (Пр. 21, 1), по Писанию. Да будет воля Господня!

    Во-вторых, умерим скорбь нашу тем размышлением, что Господь прекратил столь дорогие для нас дни его не в цвете лет, не в зрелом возрасте, но на склоне к западу дней его, когда он уже стал ощущать некоторые недуги прибли- жающейся старости, – а ведь надобно же непременно уме- реть всем нам; – пресек дни его после четверти века его благодетельного царствования. В-третьих, утешимся тем, что Господь благоволил призвать его к Себе в светлом и пре- красном венце Мученика – более блистательном, чем венец его царский, – и в нетленной багрянице Страстотерпца, не- сравненно более драгой и прекрасной, чем его царская багря- ница, – в багрянице, обагренной его собственною кровию, смешанною с животворящею кровию Господа, причастия которой он сподобился пред смертию своею; утешимся – добавлю – тем, что Господь призвал его в Свое нетленное, непоколебимое во веки бесконечное Царство Свое, где нет врагов, завистников и злодеев и где царствует вовеки любовь святейшая, правда и мир и радость в Духе Святом (Рим. 14, 17). В-четвертых, утешимся тем, что он оставил нам после себя мудрого, доброго и испытанного в горниле житейского опыта наследника в летах зрелого мужества, который обещал уже державным словом своим – идти по следам своего родителя – Царя-мученика, и в котором мы можем созерцать образ почившего. В-пятых, утешимся тем, что всеблагий, всевидящий, бодрый, премудрый и всемогущий Промысл не попустит впредь на нас подобного несчастия, ибо Он не по- пускает искушения сверх сил, но при искушениях оставляет избыток, чтобы мы могли перенести (1 Кор. 10, 13).

    Но при христианском утешении в нечаянной и ужасной смерти Государя не забудем, что таковая кончина его – для нас всех есть громовой, обличительный голос – Отца Небесного, свидетельствующий о том, что – по нашим нравам – мы стали недостойны такого Государя, и потому Господь взял его от нас к Себе, да почиет от трудов своих и избежит новых ков злобы, и что если с зеленеющим деревом так по- ступлено, то что будет с сухими деревами (Лк. 23, 31), т.е. с нами грешными, не приносящими плодов покаяния? – Мы должны исправиться, если желаем, чтобы Цари наши долго и благополучно царствовали. У иудеев в одно время, именно пред пленом вавилонским, был весьма благочестивый царь Иосия, явивший пламенную ревность к истинной вере и истребивший идолопоклонство в Иудейской земле. Но иу- деи в это время были крайне развращены и потому лише- ны были благочестивого царя, убитого в сражении 39 лет от рождения. – Осмотримся хорошенько, что у нас нехорошо, неугодно и противно Богу. О, много, много в нас недоброго, неугодного для Бога! Вот, например, теперь пост, а между тем многие и забыли, что ныне пост. Общественные увесе- ления или театры были и в пост, и всякие другие грешные, нечистые удовольствия для многострастной плоти, более и более разжигающие ее страсти тоже были и в пост, есть и ныне – разумею известные дома, – и многих, многих людей не допускают нимало позаботиться о спасении души, тогда как посты именно для того и установлены. И что же, в са- мом деле, неужели это так всегда и будет? Да разве не доро- го для Бога спасение душ человеческих? Разве Он не купил их ценою пречистой Своей крови?

    Разве Он опять отдаст их во власть дьявола? Впрочем, люди сами отдаются во власть сатаны чрез грехи и нераскаянность, и если погибнут, то сами виноваты будут в своей погибели, ибо погубили гото- вое спасение. – И вот для страшно развившейся язвы гре- ха на нас попускаются страшные удары, разящие небесные громы: то неурожай, и оттого крайняя дороговизна жизнен- ных потребностей, то повальные болезни, то наводнения и бури, то пожары истребительные, и в довершение ко всему прочему вот и еще нам удар! Теперь все очнулись, пробуди- лись, встрепенулись! Все плачут; все восклицают: ах, какое злодейство! Какое варварство, ехидство! Но это ли только нужно от нас? Нужно нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христи- анские. Омоемся слезами покаяния, очистимся, примирим- ся с Богом, и Он примирится с нами и, как мякину, развеет и уничтожит всех врагов Царя и народа. Се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Пс. 120, 4)! Попечемся друг о друге – богатые о бедных; сильные и знатные о незнатных и простых и немощных; будем утирать слезы у вдов и сирот, стонущих в своей безысходной бедности и нередко прокли- нающих участь свою, доходящих до отчаяния, а ведь их не- мало, и их вопли доходят до Бога. Бросим роскошь, которая есть враг и бич милосердия и к которой мы так охотно при- выкаем. Поделимся охотно с неимущими, нуждающимися в куске хлеба, в одежде, в пристанище. Простите мне, что я часто напоминаю вам об этом: мой долг – будить во всех чувство милосердия, ибо только милостивые помилованы будут (Мф. 5, 7). Мы все во Христе члены друг другу, а в теле если страдает один член, с ним страдают все (1 Кор. 12, 26). Покойный Государь заботился о всех нас, как добрый па- стырь всей Русской земли, и за нас положил жизнь свою. Мы попечемся друг о друге; никто не сторонись от милосердия, если хочешь быть Христовым и по праву называться христианином, – а если будешь немилостив, то и сам не получишь милости от Бога. Какою мерою мерите, такою, сказано, возмерится вам (Лк. 6, 38). Аминь.

    Слово во время литургии в день похорон блаженной памяти Государя-императора Александра II-го

    Иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю (Мк. 8, 35) Братия и сестры! Сегодня Россия будет предавать земле бренные останки своего любимого Царя-отца и величайше- го благодетеля, скончавшегося мученическою смертию от рук злодеев. Боже мой! До чего мы дожили? До каких зло- действ! Среди белого дня, в виду людей, пеших и едущих, люди в человеческом образе, но звери или демоны в душе, убили Государя кроткого и незлобивого, облагодетельство- вавшего миллионы своих подданных и чужих, нам единоверных! Сколько слез и рыданий пролито пред Господом о Царе-мученике, которого столь скоро и нечаянно пришлось лишиться нам! Какой царь когда-либо был так оплакиваем! Но не будем скорбеть чрезмерно, как не имеющие упования воскресения (1 Сол. 4, 13). Обратимся к Божественной кни- ге Завета Господа нашего Иисуса Христа и почерпнем в ней для себя утешение в нынешних скорбных обстоятельствах. Прочитаем из нее некоторые слова читанного сегодня Еван- гелия, содержащие в себе немалое утешение для скорбящих о кончине добрых людей и благодетелей и имеющие прямое отношение к нашей настоящей скорби по случаю кончины нашего доброго и мудрого Государя. Господь говорит: кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее, т.е. кто лишится здешней, временной жизни насильствен- но от чьих-либо рук за правду или кто добровольно распнет плоть свою со страстями и похотями, тот сбережет ее.

    Но кто станет отвергать, кто не знает, что покойный Государь наш потерял жизнь свою временную за добрые дела свои, за любовь к народу, за то, что он полагал всю жизнь свою для устроения благоденствия и своего, и чужих, еди- ноплеменных нам народов? Итак, хотя смерть его для всех нас есть величайшая потеря, но для него – она приобретение; потерявши жизнь свою для здешнего мира, он приобрел ее для мира горнего, нетленного; лишившись царства земного, он наследует Царство Небесное.

    О, да упокоит Господь душу его в месте светле, злач- не и покойне, откуда отбегли болезни, печали и воздыхания (Ис. 51, 11), но где жизнь бесконечная и беспечальная, без всякого страха и опасений. Не болезнь ли, не постоянные ли страхи и опасения – была бы жизнь нашего возлюблен- ного Государя, если бы он еще продолжал жить на земле? Злодеи России и Царя, как мы читали в печатных известиях, не дремали ни в России, ни за пределами ее – и постоянно готовились нанести страшный удар всей России. И вот Царь небесе и земли, бессмертный, вечный, всесильный, всебла- гий, благоволил призвать нашего Царя после великих трудов его к Себе, да избавится от всех врагов своих и да почиет от трудов своих там, на небе. Мир духу твоему, Царь право- славный! Почий на лоне Авраамовом! А Ты, о вседержавный Царю небесе и земли, сохрани под державою Твоею ново- го самодержавного Царя нашего на многие лета и даруй во днех его правду и множество мира, тишины и преуспеяния ему в царственной мудрости.

    Мы же, братия, поучимся у почившего Государя – жить не для себя только, но и для блага ближних; поучимся отвергаться самих себя, своих страстей смертоносных и все- губительных; поучимся умерщвлять эти воюющие против нас страсти, чтобы спасти на веки бесконечные души свои, созданные по образу и подобию Божию и искупленные – бесконечно великою ценою – кровию Сына Божия. Аминь.

    Слово в день рождения Наследника Всероссийского Престола, благоверного Государя-цесаревича и Великого князя Александра Александровича 1.

    Жена егда раждает, скорбь имать, яко прииде год ея; егда же родит отроча, ктому не помнит скорби, за радость, яко родися человек в мир (Ин. 16, 21)

    Рождение в мир человека, разумного создания Божия, по образу Божию, есть дивное дело всемогущества, благости и премудрости Божией; новое существо является в мир из небы- тия в бытие, существо, которое, как по видимому не ничтожно и немощно по началу своему, но которое впоследствии време- ни нередко имеет важное влияние на судьбу своих единопле- менников, целого народа и иногда на судьбу мира.
    _____________________________
    1 Александр III родился 26 февраля (ст. ст.) 1845 г.

    Но вход в мир этого существа, которое называется чело- веком (что значит словесный), большею частью сопровожда- ется великою скорбию для рождающей его матери по причине греховности зачатия и рождения. Жена егда раждает, скорбь имать, яко прииде год ея, т.е. время рождения. Это должны помнить все, рожденные женами, и за муки рождения платить им любовию и воздаянием. Впрочем, по рождении матерью своего младенца она скоро забывает свою скорбь по причине радости, что родился человек в мир. Так чувство скорби сме- няется и поглощается чувством радости. И как не радоваться матери! Она стала матерью дитяти, существа для нее самого сердечного, дорогого, которое жило ее жизнью в утробе ее и теперь будет жить довольно долгое время также ею. Как не ра- доваться матери! Она родила человека, будущего члена Церкви Божией, христианина, наследника Царствия Божия и гражда- нина, а если мать – супруга Государя, то она родила и Наслед- ника Престола или великого деятеля в Отечестве. В этом по- следнем случае радость отца и матери делается радостию всего государства, всего Отечества.

    Такова нынешняя радость по случаю торжества дня рож- дения благоверного Государя-цесаревича и Великого князя Александра Александровича!

    Радость о рождении благоверного Государя-цесаревича есть радость всего царства и торжество о его рождении есть торжество всего царства: ибо Наследник есть надежда все- го царства, опора его, залог могущества и благоденствия его. Потому-то Святая Церковь Божия нынешний день торже- ственно приносит Начальнику жизни нашей и Царю царей благодарение за дарование, сохранение и преуспеяние его и молит Господа и впредь хранить его во всяком благополучии на многие лета.

    Присоединим же и мы, братия, к молениям Церкви свое сердечное благодарение и славословие Господу за дарование державе Российской благого и мудрого по сердцу россиян Наследника, за сохранение, умножение и преуспеяние дома его и помолимся от всей души, да даст ему Господь вышний быть достойным Наследником великого Родителя своего, продолжателем его планов и предначертаний, и да сохранит его на многие лета с благословенным его семейством. Госпо- ди! Спаси и сохрани сына Царева на многие, многие лета к славе России и Церкви Православной. Аминь.

    Слово на день рождения благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича, 6-го мая

    Приложи (Господи) дни ко дням царя, лета его продли в род и род. Да пребудет он вечно пред Богом; заповедуй милости и ис- тине охранять его (Пс. 60, 7–8)

    Празднуем день рождения августейшего Государя- самодержца всей России – и молим Господа, по наставлению царя и пророка Давида, чтобы Царь царей умножил дни его в благополучии и здравии на многие годы: приложи дни ко дням его, и продли лета его в род и род.

    Не напрасно возносит Богом вдохновенный Царь-пророк усиленную молитву к Вседержителю о продолжении жизни царской на многие годы, и именно возносил он ее в сознании величайшей важности и необходимости царской самодержав- ной власти для государства. Давид, как богоизбранный и Бо- гом помазанный на царство царь, сам испытал на себе самом пользу и необходимость Царской власти для благосостояния и преспеяния всех подданных, объединенных мудрым отече- ским управлением его; ибо царь есть Богом поставленный и Богом умудренный и уполномоченный пастырь, каковым и был Давид, а подданные – его овцы, обязанные повиноваться ему, по заповеди и завету Самого Бога, Коему повинуются беспрекословно бесчисленные сонмы ангелов, Коему повинуются небо и земля и вся тварь.

    Вообразите хотя на минуту, что было бы, например, с бес- численным благоустроенным волею и премудростию Божиею этим сонмом ангелов, если бы они, подобно падшим ангелам, также перестали повиноваться воле и манию Творца своего и Владыки и захотели бы управляться сами собою? Они погуби- ли бы себя навеки. Страшный урок неповиновения Творцу мы видим именно на падших ангелах, которые, отрекшись повиноваться всеблагой воле Творца, – подчинились злейшей воле бывшего первоангела, или сатаны, возмутившего часть неба, и по его воле и разуму сотворили и творят всякое зло в мир, бу- дучи сами полны всякого лукавства и злобы и сгорая в адском огне. Подобное было бы с родом человеческим, и в частности с нашими интеллигентами, которые захотели бы управлять- ся или управлять государством, при своей близорукости, при своих своекорыстных, страстных, буйных увлечениях, от ко- торых ничего нельзя ожидать доброго, кроме ломки старого, хотя и нужного, и введения новых форм правления, нового на- правления, или бесправия по новым западным, не идущим к нам образцам. Ни на один день не было бы порядка от такого сборища эгоистов, и ничего доброго для народа, кроме всякой несправедливости и лицеприятия, как и доказали это народы, руководимые разнородным собранием представителей, а не направляемые единодержавною, нелицеприятною – отеческою властию Государя, ходящего всегда пред Богом, подобно Давиду. Царское самодержавие освящено и утверждено Самим Богом почти в начале человеческого рода.

    Необходимость Царского самодержавия можно ясно до- казать из самых свойств нашей души. Наша душа состоит из трех главных сил – разума, сердца и воли, соединенных единым существом души. Область действий этих трех сил бес- конечна; и для того, чтобы жизнь души текла правильно, бла- гоплодно и с пользою для нас самих и для окружающих нас людей, – эти силы должны действовать согласно, повинуясь закону совести, вложенному в каждого Творцом, или писанному закону Его, или Евангелию, принесенному на землю Сы- ном Божиим, Творцом и Спасителем нашим. Таким образом, искренний человек и истинный христианин весь со своим бес- численным множеством мыслей, чувств, намерений и деяний подчиняется единодержавию совести своей или закону Божию, закону Христову, Евангельскому, и вкушает внутренний мир, и жизнь его идет правильно. Но, если душа человеческая не захочет подчинить эти три главные силы души – разум, сердце, волю – закону совести или закону Божию, – она в один день, или в продолжение жизни своей, натворит тьму неподобных, самых вредных дел.

    Додумается до ужасных вещей – до неверия, безбожия, до анархии, до конституции, – до динамитов и бомб, до стреляний в кого попало, до каменометаний, до поджогов, до самоубийств, до всякого вида прелюбодейства, во- ровства, пьянства, казнокрадства и всякого безобразия, – так что тогда хотя не живи ни в городе, ни в деревне, а удаляй- ся и заключайся в горах и в вертепах и в пропастях земных (Евр. 2, 38), как, кажется, мы почти и дожили уже до этого. Вот до чего может довести внутренняя или внешняя анархия чело- века, неподчинение, неповиновение закону совести или закону Божию, или Царю и правительству. До этого теперь и дошли русские интеллигенты, и некоторые из них, скрытно работая в потаенных комнатах над составлением убийственных снаря- дов, подкрадываются к намеченным лицам, чтобы мигом сра- зить их и лишить жизни. – Вот к чему способен стал человек, уподобившийся в своей злобе злым духам, губящим жизнь че- ловеческую чрез бесчисленные страсти, – и многочисленные роды убийства и самоубийства. Только одна твердая, уверен- ная Царская власть, управляемая Богом по Его творческим, отеческим законам, может обуздать всякую дерзость, всякий общественный беспорядок и направить на верную, твердую стезю жизнь народа при содействии мудрого богобоязненного правительства, – а для такого великого и сложного дела оно получает от Бога право, власть и силу, – лишь только самодер- жец ясно сознает это. Правда возвышает язык (народ), умалят же племена грехи (Пр. 14, 34). Аминь.

    Слово на день рождения благочестивейшей Государыни-императрицы Александры Феодоровны 1. 2.

    От лица Твоего судьба моя изыдет (Пс. 16, 2)

    Сегодня у нас торжество в память дня рождения благо- честивейшей Государыни нашей, Императрицы Александры Феодоровны, и всенародное благодарственное Господу Богу моление о ее здравии и исполнении благих судеб Божиих в ее жизни.

    Думала ли она в нежной девической юности, что она предназначена Богом быть супругою Императора Всероссий- ского и матерью августейших чад и между ними Наследника Престола? – И вот о чем ей и на мысль не приходило, – то совершилось в свое время по всеблагой воле Творца и Промыслителя. – Но, при радостях деторождения и лицезрения августейших чад, ей выпали в последние годы скорбные дни вместе с державным супругом; они продолжаются, и не зна- ем, когда кончатся. Россия мятется, страдает и мучится от кровавой внутренней борьбы, от неурожая земли и голода, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, безначалия и крайнего упадка нравов. Судьба печальная, наводящая на мрачные думы.

    Но всеблагое Провидение не оставит России и в этом печальном и гибельном состоянии. Оно праведно наказует и ведет к возрождению. Судьбы Божии праведные совершаются над Россией, как они совершались в предшествовав- шие века ее существования – при древних великих князьях и царях наших.
    _____________________________
    1 Получено по почте из Карпогоры (Арханг. губ.). – Прим. издателя издания 1908 г.
    2 Св. Царица-мученица Александра Федоровна (1872–1918) родилась 25 мая (ст.ст.).

    Россию куют беды и напасти. Не напрасно Тот, Кто пра- вит всеми народами, искусно, метко кладет на свою наковаль- ню всех подвергаемых Его сильному молоту. Крепись, Россия! Но и кайся, молись, плачь горькими слезами пред твоим небес- ным Отцем, Которого ты безмерно прогневала.

    В начале я привел слова из псалма: от лица Твоего судьба моя изыдет (Пс. 16, 2). Важная эта истина. Жизнию нашею, жизнию царств и народов управляет Господь, создавший нас для вечного бытия. Земная жизнь есть приготовление, обу- чение к будущей, бесконечной жизни. Вот последняя цель каждого из нас, как и каждого народа, каждого племени. Мы предопределены к вечному гражданству, к вечному Царству в общении с Богом, с ангелами, с лучшими из людей, с избранны- ми Божиими. Мы должны обучиться здесь нравам небесным, молитве, вере, благодарению, любви и преданности, чистоте и непорочности. А где у нас эти добродетели? Мы осквернены всякими грехами; нужно измыться, очиститься, просветиться, укрепиться, убелиться как снег. А можно ли достигнуть этого без скорби, без страданий, без слез? – Для этого Господь, как искусный врач, подвергает нас разным искушениям, скорбям, болезням и бедам, чтобы очистить нас, как золото в горниле. Душа, закосневшая во грехах всякого рода, нелегко поддается чистке и врачеванию, но с большим принуждением и терпко- стью и только чрез долгий опыт терпения и страданий осваи- вается с добродетелью и начинает горячо любить Бога, Коего была чужда, научившись всяким грехам плотским. Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни. Они нуж- ны как отдельным лицам, так и целому народу, погрязшему в нечестии и пороках. Русский народ и другие населяющие ее [Россию] племена глубоко развращены, горнило искушения и бедствий для всех необходимо, и Господь, не хотящий нико- му погибнуть, всех пережигает в этом горниле. Поделом. Если сознаем свои грехи, обратимся к вере, покаемся, изменимся к лучшему с Божией помощью, тогда и Господь обратит к нам светлое Лице Свое и помилует нас, и даст нам благословение и мир. – А если нет, то будем таять в бедах наших. Аминь.

    Слово на день тезоименитства благочестивейшей Государыни-императрицы Александры Феодоровны, 23-го апреля

    Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убити (Мф. 10, 28; Лк. 12, 4)

    Сегодня Церковь празднует славную память св. велико- мученика Георгия и мученицы царицы Александры, бывшей супруги римского императора Диоклетиана, а вся император- ская Россия празднует именины супруги царской, Импера- трицы Александры Феодоровны. Святая царица Александра пострадала за твердое исповедание Христа Богом истинным, когда смотрела на бесчеловечные жестокие пытки великому- ченика Георгия от палачей. Император осудил ее на смертную казнь. Это было во времена гонения на христиан в III веке. Весь мир языческий и иудейский ополчился тогда с лютостью на исповедников имени Христова. Для преклонения их к вере языческой изобретены и употреблены были самые хитрые ла- скательства и обещания земных выгод и самые ужасные пыт- ки и мучения. Не оставалось, кажется, никакой более ужасной муки, как те, которые во множестве, до тысячи видов, изобре- тены были вновь именно для христиан. Нынешние метатель- ные, смертоносные разрывные снаряды сочтены были бы тогда милостью для мучеников, если бы были употреблены против них, – сравнительно с тогдашними пытками и истязаниями.

    И все эти бе�численные и разновидные страшные гоне- ния и муки, иногда весьма продолжительные, христиане пре- терпевали с радостию и светлыми лицами, так что смотревшие на эти мучения язычники удивлялись несокрушимому их тер- пению и думали, что они остаются неуязвимыми от них при помощи волшебной силы.

    За кого, за что, за какое благо так страдали мученики и мученицы? За правую, истинную веру, принесенную с неба на землю Самим Ипостасным Словом Божиим, Самою вопло- щенною Истиною, – за Христа, Агнца Божия, претерпевшего крестную смерть за мир; страдали ради будущей вечной жиз- ни, ради того, чтобы вечно созерцать неизреченную, несоз- данную доброту и красоту Лица Божия, или трех Лиц Едино- го Божества, и вечно прославлять его с ангелами и святыми человеками, – и вкушать вечное блаженство, для которого и сотворен человек.

    Сам Господь, за Которого страдали мученики, укре- плял их невидимо всемогущею силою Духа Святого, так что, казалось, не они страдают, а кто-то другой. – И никто из за- мученных за Христа не обманулся в своем чаянии будущего воздаяния и будущей вечной жизни; все они получили венцы нетления, вечную жизнь и славу, так что самые тела и кости их доныне благоухают и источают бе�численные чудеса для верующих и чтущих их.

    Сравнивая нынешнее время с теми давно прошедшими временами; и нынешнее неверие, тупоумие и равнодушие, даже презрение к своей вере именующихся христианами, – не можешь довольно надивиться такому нелепому и страшному состоянию людей, отступивших от Бога и возомнивших о Нем, якобы неверном в Слове Своем, и привлекающих на себя пра- ведный гнев Его. И Он возгорелся страшно на изверившуюся Россию; это кровавое испытание ее продолжительною и изну- рительною для всего государства войною японскою есть явное излияние праведного гнева Божия на нас. Оставили русские Бога своего и поклоняются своему помраченному разуму, или, вернее, сатанинскому нелепому уму, извратившему весь нрав- ственный закон и все правильное понимание вещей, и оттого творят всякие неподобные дела. Если мы не исправимся, гнев Божий будет нещадно поражать и истреблять нас и достояние наше; и вот идет на Россию новое посещение Божие, новый гнев Божий, моровое поветрие. Хотя и принимаются меры про- тив него, но рука Божия найдет среди нас свои жертвы и вос- хитит их из среды нас – в страх и назидание прочим. О, какое, сколь дорогое жизненное сокровище утратили многие нынешние христиане всех сословий русских, сокровище истинной, всеспасающей веры во Христа истинного Бога и Спасителя на- шего, пришедшего в мир грешников спасти (1 Тим. 1, 15). Без Христа никто не спасется от праведного гнева Божия во веки веков; ибо только один Ходатай Бога и человеков – Христос Иисус. А от потери сокровища истинной веры и премудрости люди совсем обезумели и не знают сами, что творят. Такого безумия в действиях людей, – какое было недавно в нашей сто- лице и во многих городах, – еще не видал мир во все свое су- ществование. И такие безумцы рвутся насильно к управлению страной, в совещательную, государственную палату. Но они погубили бы страну и попрали бы все законы, коими управ- ляются благоустроенные государства. От такой общественной беды да сохранит нас Господь, вручающий державу царств избранным Своим. Мною цари царствуют, и сильные пишут правду (Пр. 8, 15), – говорит Господь.

    Да царствуют в России до конца века твердые в вере, разумные, дальновидные и мужественные цари. Аминь.

    Слово на день воспоминания и празднования священного миропомазания и венчания на царство благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича всея России 1.

    Врагов Моих тех, сказал Го- сподь, которые не хотели, чтобы Я царствовал над ними, приведи- те сюда и избейте предо Мною (Лк. 19, 27)

    Воспоминаем и празднуем день священного миропо- мазания и венчания на царство благочестивейшего Государя нашего.
    _____________________________
    1 Получено 21 мая из Усть-Пинеги. – Прим. издателя издания 1908 г.

    Смутны и полны внутренней крамолы эти два-три года его царствования, и самый царский венец с порфирою едва не обагрился недавно кровию. Уже готовы были смертоносные орудия. Недремлющее Провидение сохранило жизнь Царя.

    По этому поводу позволяю себе перенестись мысленно в древнюю священную историю евреев и рассказать об одном подходящем и похожем на наше печальное состояние событии, бывшем во времена судей израильских. Между судиями еврейского народа был, между прочими, воздвигнутый Богом для управления и защиты его от инопле- менников, знаменитый верою, мужеством и любовию к Оте- честву своему Гедеон, занимавшийся земледелием. Он спас Божиим содействием евреев от воинственных мидианитян, хотевших покорить иудеев своему языческому безбожному игу. Когда он умер в глубокой старости, после него осталось 70 сыновей, так как он был многоженец; кроме того, он имел еще сына от служанки, Авимелеха. – По смерти отца Авимелех пришел в один город земли своей и упросил родственни- ков своих по матери, чтобы они постарались расположить в его пользу жителей его, выставляя им на вид, что им невы- годно будет подчиняться семидесяти сыновьям Гедеоновым, а лучше признать над собою власть одного, и притом – того, который близок к ним по родству. А жители того города (Си- хема), евреи, уже ввели у себя служение языческому божеству Ваалу и успели устроить капище финикийскому божеству, на- званному Ваал-вериф, т.е. оберегателю союзов и клятв. У этих людей, богоотступников, Авимелех нашел себе приверженцев. Они величали его братом своим и дали ему денег из капища своего божкa. На незначительную сумму он нанял праздных и бездомных людей; пришел с ними в дом отца своего покой- ного и избил братьев своих на одном камне, исключая одного младшего брата Иоатама, который успел скрыться. После того все жители города собрались на одном месте и там у дуба по- ставили Авимелеха царем. В это самое время на близлежащей горе Гаризин неожиданно показался Иоатам и громким голо- сом кричал: «Послушайте меня, жители Сихема, и послушает вас Бог».

    Когда сделалось молчание, он продолжал: «Когда- то деревья решились непременно помазать над собою царя. И сказали маслине: “Будь у нас царем”. – Маслина отвечала: “Расстанусь ли я с тучностию моею, которую употребляют, чтобы почтить богов и людей, и стану ли я трястись над дере- вьями?” – Деревья сказали смоковнице: “Приди ты, царствуй над нами”. – Смоковница отвечала: “Расстанусь ли я со сладо- стью моею и с прекрасным плодом моим и стану ли я трястись над деревьями?” – Деревья сказали виноградной лозе: “Приди ты, царствуй над нами”. – И виноградная лоза отвечала: “Рас- станусь ли я с соком своим, который веселит богов и людей, и стану ли я трястись над деревьями?” Наконец, все деревья предложили терновнику: “Поди ты, царствуй над нами”. – Тер- новник сказал: “Если вы поистине помазуете меня царем над собою, то подите, укройтесь под тенью моей (а что за тень у терновника?), – если же нет, то берегитесь, чтобы не вышел огонь из терновника и не попалил самых кедров ливанских”. – Итак, одумайтесь, справедливо ли вы поступили, поставивши Авимелеха царем, и так ли, как следует, наградили Гедеона и дом его? (ныне у нас дом Романовых). Затем за вас отец мой подвергал опасности жизнь свою и избавил вас от врагов, а вы убили семьдесят сыновей его и поставили царем Авимелеха, сына рабыни! Да выйдет же огонь от Авимелеха и да сожжет вас». Сказав это, Иоатам убежал и скрылся от брата своего. Авимелех действительно сжег жителей в городской башне, скрывавшихся от его угрозы за неповиновение; а сам Авиме- лех убит был женщиной, бросившей в него обломок жернова. Таким образом, проклятие Иоатама постигло и сихемлян за не- честие, и Авимелеха за братоубийство.

    Празднующие царское миропомазание сыны России! Не постигнет ли праведное наказание Божие и наших изменни- ков, покушавшихся на убиение Богом помазанного на царство Царя нашего, предки которого возвеличили его и возвели его на степень первенствующей державы в мире? – И чем бы мы стали, россияне, без царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, – так как носитель и хранитель России после Бога есть Государь России, Царь Самодержавный, и без него Россия – не Россия.

    Да хранит Бог Россию и Царя России, если не ради рус- ских, ставших недостойными по своим великим грехам, то ради Церкви Православной, ради всех святых и ради всех чу- дес, явленных в России в прежние века по предстательству и заступлению Божией Матери и святых чудотворцев русских, которыми нескудна Русская Церковь и Русская земля. Аминь.

    Отдельные высказывания, дневниковые записи, пророчества

    Из предсмертного дневника

    20 августа

    «...Гвоздь католической гордости и католической лживо- сти в догматах, в управлении и нравоучении – это есть гла- венство папы, мнимое и неправильное понимание изречения Спасителя: Ты еси Петр и на сем камени создам Церковь Мою и врата адова не одолеют ея (Мф. 16, 18). Всеми Св. Отцами первых и последующих веков признано, и самими первыми православными папами, что под основанием – камнем – надо разуметь Самого Господа Иисуса Христа – камень же был Христос. В доказательство, самое верное и наглядное, приво- жу слова, имеющие подобный оборот из Евангелия от Иоанна: разорите Церковь сию (Ин. 2, 19) (под Церковью разумеется нерукотворенный Храм Тела Господня, а не иерусалимский храм, как можно было бы разуметь по течению речи). Под Цер- ковью Господь разумел именно Свое Пречистое Тело, как и под камнем-основанием нужно разуметь самого Христа, а не пре- емника Петра-апостола, или – самого Петра. Это ясно. А папы вообразили себя главами Церкви и основанием ее, и даже на- местниками Христовыми, что нелепо и ни с чем не сообразно. А отсюда все кичение римских пап и их давнишние претензии на главенство и самовольное управление всею Вселенскою Церковью. Ну, уж и натворили папы в своей папской Церкви разных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере и в жизни. Это вполне еретическая церковь.»

    17 сентября

    «...Наказал тяжко и наказывает доселе католиков за преднамеренное, ложное толкование слов Христовых апо- столу Петру: На сем камени созижду Церковь Мою и врата адовы не одолеют ея. Считая за этот краеугольный камень Церкви папу, а не Христа, и вообразив себя главою Церкви и наместниками Христа на земле, папы впали в грубейшие, гибельные ошибки и весь католический мир увлекли в бездну лжи, измыслив новые ложные догматы и исказив древние, не- обходимые ко спасению. Католики упали с Камня Веры Хри- ста и упали в бездну погрешений и всяких страстей, особен- но в гордость и кичение, в страшную неприязнь к Восточной истинной Церкви и ее догматам и богослужению с обрядами, искони установленными. Католики диавольскою ненавистью ненавидят Православную Церковь и христиан православных и называют их всякими хульными именами, чрез это поносят Самого Христа – Главу Церкви, св. апостолов, Вселенские и поместные соборы и всех святых Православной Церкви, про- славленных Богом. <…>

    Где яблоко, ядро раздора и ненависти Церкви католиче- ской к Православной? В слишком преувеличенном мнении пап о себе, о преимуществе пред епископами восточных право- славных иерархов, в их необъятной гордости; в ложном тол- ковании слов Господних, сказанных апостолу Петру: Ты еси Петр, и на сем камени... Камень – Христос, а не Петр, трижды отрекшийся, хотя и загладивший слезами покаяния свое отвер- дение и просиянный в лик апостольский. Сличите, католики, эти слова Господа Петру со словами, сказанными Спасителем фарисеям: Разорите Церковь сию (Тело Его) и треми деньми воздвигнув. Он же глаголил о Церкви Тела Своего; так и там Он говорил о Церкви Вселенской и вместе о восстании Тела Своего, т.е. воскресении.

    Мысль, что Господь будто бы на Петре создал Церковь, а не на Самом Себе, – эта мысль, залегшая в головах пап и ка- толиков и растолковываемая ими в пользу преемников Петра пап, как глав Церкви и наместников Христа, – поставила все вверх дном в церкви католической: они, по их мнению, – на- местники Христа с неограниченной властью и преобладанием над всею Церковью Христовою; будто они судьи всех епископов; они учредители и толкователи догматов; они могут будто изменить в Церкви самые Таинства по своему усмотрению; они канонизируют святых, которых у них нет; они лишают мирян крови Христовой; они обливают водою крещаемых младенцев, а не погружают в воду и т.д.»...

    11 ноября

    «...Общение католической Церкви с Небесною Церко- вью – совсем жалкое, холодное, краткое, безжизненное, не так, как в Православной Церкви – живое, мудрое, полное, всеискреннее, всеблагоговейное. Везде и везде папа и папа; ему воздается везде честь, а не святым; святые Востока и За- пада умалены, сокрыты, положены в безвестность и только разве для виду иногда показываются верующим, особенно туристам. А отпусты богослужебные в католической церкви какие небрежные, холодные: “Ita messa ett” – идите, обедня кончилась. А у нас в Православной Церкви какие благого- вейные, скромные, полные упования Христова возгласы: “Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери и всех святых помилует и спасет нас, яко благ и че- ловеколюбец”. Папа распоряжается судьбою Небесной и земной Церкви, располагает заслугами святых по произво- лу: вводит в чистилище и выводит по произволу, индульги- рует (индульгенции раздает верующим). Просто доходит до смешного, если бы это не было крайне прискорбно и пагуб- но. И как не замечают этого сами папы, кардиналы, прелаты, ксендзы, иезуиты? Ведь вера католическая поставлена наско- ро, по характеру. Все продано, все взял папа во власть свою, все спасение католиков. А оттого у католиков ныне нет, нет прославленных святых; есть только [фабрикованные], делан- ные по папскому произволу. А Православная Церковь, как сад Эдемский, усажена святыми; вот новый святой – Иоасаф Горленко, Белгородский архиепископ, сколько чудес сотво- рил, а еще не причислили к лику святых. Сколько готовых к открытию? О, Церковь Православная! Сколько ты жизнен- на, свята, досточтима! Сколь возлюбленна от всех истинных православных христиан.

    [Послушайте], в Апокалипсисе Иоанна Богослова о какой Церкви говорится: избивают тя Моих имам? Я думаю, о ка- толической и реформаторской. Посмотрите, что папы сделали из веры Христовой православной? Какую ахинею? Кто папа? Идол, не Христос, – говорили ему публично служители: “Ты наместник Христа”. <…>

    Где будут на Страшном суде наши [институтки] и про- фессоры академий, университетов и всех высших, средних и низших заведений со своими питомцами? По достоинству своего духа или недостоинству каждый получит свое. Но со- домлянам и гоморрянам, тирянам и сидонянам, ниневитянам и проч. будет отраднее, нежели христианам, принадлежавшим к Церкви Христовой, имевшим Евангелие, богослужения, Таин- ства и пренебрегшим всем этим.

    Что? Жутко, Господи? Спешите исправиться все; суд при- ближается...»

    Пророчества о. Иоанна о судьбах России и русских людей

    В 1890 г. одно благочестивое купеческое семейство горо- да Кунгура Пермской губернии приехало в Кронштадт за благословением к о. Иоанну. Во время личного с ними собеседования батюшка, узнав, что они приехали к нему из Пермской губернии, сказал им: «Над Пермью висит черный крест», – уклонившись при этом от всяких объяснений сказанных им сих таинственных слов.

    Кунгурские паломники поняли слова о. Иоанна в том смысле, что городу Перми угрожает какое-либо тяжкое бед- ствие, но после тех ужасных событий, которые произошли на Урале в 1918 г., когда крест тягчайших, воистину голгофских страданий и мученической кончины приняли праведный Царь Николай II со своей супругой и детьми, а также и с прочими членами императорской фамилии, становится ясно, что ба- тюшка о. Иоанн за 28 лет провидел это небывалое в истории мира злодеяние, совершенное в пределах Пермской губернии, и прикровенно говорил о нем. Незадолго до блаженной кончины о. Иоанна он часто любил служить обедню в подворье Леушинского монастыря, что на Бассейной улице в Петербурге. Многократно о. Иоанн в проповедях своих грозно пророчествовал и громогласно взы- вал: «Кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь ужасное, что вы и представить себе не можете!» Он не говорил, а кричал, подымая руки кверху. Впечатление было потрясаю- щее, ужас овладевал присутствовавшими и в храме раздава- лись плач и рыдания.

    Мы с женой недоумевали, что же это будет: война, зем- летрясение, наводнение? Однако по силе слов пророка мы по- нимали, что будет что-то много ужаснее, и высказывали пред- положение, что ось земная перевернется.

    Игуменья же Таисия, 80-летняя старица, спросила отца Иоанна: «Когда же, батюшка, это время будет?» О. Иоанн ответил: «Мы с тобою, матушка, не доживем, а вот они, – указал он рукою на монахинь, – доживут».

    Теперь все, конечно, хорошо понимают, про какое время говорил о. Иоанн.

    В книге о. Иоанна «Новые слова, произнесенные в 1902 году», издание 1903 г., напечатано на странице 47 «Слово на день рождения Государя-императора Николая Александрови- ча 6 мая». В этом слове о. Иоанн говорит: «...Да, чрез посредство державных лиц Господь блюдет благо царств земных и особенно благо мира Церкви Своей, не допуская безбожным учениям, ересям и расколам обуревать ее, – и величайший злодей мира, который явится в последнее время, – антихрист – не может появиться среди нас по причине самодержавной власти, сдерживающей бесчинное шатание и нелепое учение безбожников».

    Апостол говорит, что дотоле не явится на земле анти- христ, доколе будет существовать самодержавная власть. Тай- на бо уже деется беззакония, – говорит он, – но дотоле не со- вершится, доколе не возьмется от нас державный: дондеже держай ныне от среды будет, и тогда явится беззаконник, котораго Господь убиет духом уст Своих (2 Сол. 2 гл.).

    В другой проповеди о. Иоанн говорит, что «когда возьмется от земли удерживающий (Самодержец), тогда придет антихрист».

    Множество пророчеств о. Иоанна напечатано в творениях его, изданных задолго до войны и революции. Отец Иоанн умер в 1908 г., т.е. за 6 лет до войны. Вот некоторые из них: «Господи, Ты истинный Господь тварей! Что замышляют против России и против святой Церкви Твоей немцы, поляки и финляндцы, исказившие Евангелие Твое, отпадшие от Церкви Твоей! Господи, что они замышляют! Они хотят до конца по- глотить нас и разорить Церковь Твою, храмы Твои, богослуже- ние Твое, уставы Твои, постановление св. апостолов и Св. Отцов Вселенских и поместных соборов! До чего мы дожили!»

    «Господи, Ты видишь хитрость врагов православной веры и Церкви Твоей и их рвение одолеть ее! Положи им конец, да умрет с этими людьми все лукавое дело их!» (Это напечатано в 1909 г. в книге «Живой Колос», стр. 28.)

    В 1907 г., в период затишья, о. Иоанн грозно прорекает: «Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению. Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты- безумцы не будут подвергнуты праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония. Виновно и высшее правительство, потворствовавшее беспорядкам... Безнаказанность в России в моде, ею щеголяют. А оттого непрестанные у нас аварии с морскими и даже императорскими судами... Везде измена, везде угрозы жизни и государственному имуществу. Так и впредь будет при слабом управлении. Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать? Только тогда, когда бу- дешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов... И чем бы мы стали, россияне, без царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и са- мое имя России, – так как Носитель и Хранитель России после Бога есть Государь России, Царь Самодержавный, и без него Россия – не Россия».

    «Россия мятется, страдает и мучится от кровавой вну- тренней борьбы, от неурожая земли и голода, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, безначалия и крайнего упадка нравов. Судьба печальная, наводящая на мрачные думы».

    «Господь, как искусный врач, подвергает нас разным ис- кушениям, скорбям, болезням и бедам, чтобы очистить нас, как золото в горниле. Душа, закосневшая во грехах всякого рода, нелегко поддается чистке и врачеванию, но с большим принуждением и терпкостью, и только чрез долгий опыт тер- пения и страданий осваивается с добродетелью и начинает го- рячо любить Бога, Коего была чужда, научившись всяким гре- хам плотским. Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни. Они нужны как отдельным лицам, так и целому народу, погрязшему в нечестии и пороках. Русский народ и другие населяющие ее [Россию] племена, глубоко развраще- ны, горнило искушения и бедствий для всех необходимо, и Го- сподь, не хотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле». (Изд. 1908 г. «Новые слова», стр. 5.) <…>

    «Но всеблагое Провидение не оставит России и в этом печальном и гибельном состоянии. Оно праведно наказует и ведет к возрождению. Судьбы Божии праведные совершаются над Россией, как они совершались в предшествовавшие века ее существования – при древних великих князьях и царях наших.

    Россию куют беды и напасти. Не напрасно Тот, Кто пра- вит всеми народами, искусно, метко кладет на свою наковальню всех подвергаемых Его сильному молоту. Крепись, Россия! Но и кайся, молись, плачь горькими слезами пред твоим Не- бесным Отцом, Которого ты безмерно прогневала.»

    «Но не бойтесь и не страшитесь, братия, пусть крамольники-сатанисты на минуту утешатся своими адскими успехами: суд им от Бога не коснит и погибель их не дремлет (2 Пт. 2, 3). Десница Господня найдет всех ненавидящих нас и отомстит за нас праведно. Не будем поэтому предаваться уны- нию, видя все ныне происходящее в мире…»1.

    «Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фун- даменте, будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу; крепкая своей верою во Христа Бога и во Святую Троицу! И бу- дет по завету святого князя Владимира – как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский»2.
    _____________________________
    1 Цит. по: Архиепископ Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. Джорданвилль, 1975. – Т. III. C. 180.
    2 Цит. по: «Православная Русь». 1991. № 9.

    ИСПОВЕДНИК ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ ТИХОН (БЕЛАВИН)
    (19.I.1865–25.III[7.IV].1925)

    фото
    Будущий Патриарх Тихон (в миру – Василий Иванович Беллавин) родился в Торопецком уезде Псковской губернии, в семье священника Воскресенской церкви погоста Клин. На- речен при крещении в честь св. Василия Великого. В 1869 г. отца перевели в Преображенский храм г. Торопца. Закончил Торопецкое духовное училище (1878), Псковскую духовную семинарию (1884) с отличием и Санкт-Петербургскую ду- ховную академию (1888) со степенью кандидата богословия (кандидатское сочинение на тему «Quesnel и его отношение к янсенизму»). По окончании Академии преподаватель основ- ного, догматического и нравственного богословия и французского языка в Псковской духовной семинарии. 14 декабря 1891 г. пострижен в монашество с именем Тихон в честь свт. Тихона Задонского. 22 декабря рукоположен во иеромонаха.

    17 марта 1892 г. назначен инспектором, а 15 июля ректором Холмской духовной семинарии с возведением в сан архиман- дрита. В Холме состоял председателем Епархиального учи- лищного совета, председателем Православного братства и цензором изданий.

    19 октября 1897 г. хиротонисан во епископа Люблинского, викария Холмско-Варшавской епархии. 14 сентября 1898 г. назначен на самостоятельную кафедру – епископом Алеутским и Аляскинским (с 7 февраля 1900 г. епископ Се- вероамериканский и Аляскинский). 5 мая 1905 г. возведен в сан архиепископа. Время его служения в Америке было ознаменовано расцветом в жизни местной Православной Церкви: учреждена духовная семинария в Миннеаполисе (исчезла необходимость присылать священников из России); осно- ван Свято-Тихоновский монастырь возле г. Скрантона (штат Пенсильвания) со школой-приютом при нем; епископская кафедра была перенесена из Сан-Франциско в Нью-Йорк; в Майфильде был созван первый Православный собор Северо- Американской Церкви, объединивший переселенцев из Рос- сии, Галиции, Венгрии, Буковины и других мест. В правление святителя Тихона Церковь в Америке пребывала в мире, согласии и любви, не зная раздоров из-за юрисдикционной при- надлежности. За 8 лет его управления епархией число при- ходов увеличилось с 15 до 75, тысячи униатов обратились в православную веру.

    25 января 1907 г. переведен на Ярославскую кафедру.

    С этого времени принимал активное участие в правомонархическом движении. Дал согласие на избрание себя почетным председателем Ярославского отдела СРН, ставшего одним из самых крупных и влиятельных отделов Союза. У владыки установились близкие отношения с руководителем отдела СРН глазным врачом И. Н. Кацауровым и его женой М. Д. Ка- цауровой, которая была секретарем отдела. За время управ- ления епархией владыкой в Ярославле прошло три монархи- ческих совещания, на одном из которых (8–10 марта 1909 г.) были приняты решения, важные для всего монархического движения. Святитель Тихон пытался помочь монархистам преодолевать появившуюся рознь, прислал приветствие и благословение в адрес Съезда Русских Людей, проходившего в Москве 27 сентября – 4 октября 1909 г. Позднее, при откры- тии Совещания монархистов, которое проходило 21–23 ноя- бря 1915 г. в Петрограде, служил молебен о здравии государя- императора и о ниспослании победы доблестному русскому воинству соборно с митрополитом Петроградским и Ладож- ским Владимиром (Богоявленским) и митрополитом Москов- ским и Коломенским Макарием (Парвицким-Невским).

    22 декабря 1913 г. назначен архиепископом Виленским и Литовским. Проводы свт. Тихона в Ярославле были необы- чайно трогательны, ярославцы искренне его любили, город- ская дума избрала его почетным гражданином Ярославля. С началом Первой Мировой войны владыке пришлось по- кинуть пограничную Вильну, вывезши лишь святые мощи и часть церковной утвари. Он поселился в городе Дисне, но не- редко бывал на передовых позициях, под неприятельским обстрелом. В это время архиепископ Тихон был вызван для присутствия в Св. Синоде, поэтому часто бывал в Петрограде.

    После революции обер-прокурором В. Н. Львовым был освобожден от присутствия в Св. Синоде. 7 июля 1917 г. воз- главил Московскую кафедру (избран на съезде духовенства и мирян Московской епархии 19 июня), с 13 августа – митропо- лит Московский и Коломенский. 15 августа 1917 г. в Москве открылся Священный собор Российской Православной Церк- ви, председателем которого был избран митрополит Тихон. 5 ноября 1917 г. избран Патриархом Московским и всея России посредством жребия, вытянутого слепым старцем Алексием Зосимовским, из трех кандидатов, которых путем голосования определил Собор (кроме владыки, митрополит Харьковский Антоний (Храповицкий), митрополит Новгородский Арсений (Стадницкий)). Интронизация проходила в Успенском соборе 21 ноября 1917 г., в праздник Введения во храм Пресвятой Бо- городицы, при огромном стечении народа.

    Патриарх мужественно анафематствовал творивших кровавые злодеяния большевиков. Однако он отказался благословить и белое движение, ибо считал, что гражданская война только усугубляла рознь в народе. Вместо этого, для поддержания в народе религиозного чувства, святитель Ти- хон благословлял проведение крестных ходов, в которых не- изменно участвовал и сам. Когда он получил горькую весть об убийстве Царской семьи, то тотчас же, прямо на заседании Собора, отслужил панихиду, а затем провел заупокойную ли- тургию, на которой произнес грозную обличительную речь. В ноябре 1918 г. Патриарх был подвергнут домашнему аресту, а в его квартире был произведен обыск. 6 января 1919 г. (под Рождество Христово) власти освободили его из-под стражи. В 1920 г. Патриарх подвергался неоднократным домашним арестам, а 6 мая 1922 г. арестован за «сопротивление изъя- тию церковных ценностей», заключен под домашний арест на Троицком подворье, спустя некоторое время переведен в Донской монастырь. До июня 1924 г. томился во внутренней тюрьме ОГПУ, 21 марта 1924 г. следственное дело в отноше- нии Патриарха Тихона было прекращено.

    Истощенный, измученный и больной, 12 января 1925 г. Патриарх Тихон попал в лечебницу Бакуниных на Остожен- ке. Рассказывают, что перед смертью Патриарх спросил: «Ко- торый час?» – Ему ответили: «Без четверти двенадцать». «Ну, слава Богу», – сказал Святейший, точно он только этого часа и ждал, и стал креститься: «Слава Тебе, Господи…» Погре- бен в Донском монастыре. На погребении присутствовало 59 епископов. Проститься со Святейшим пришло около одного миллиона верующих.

    Прославлен на Архиерейском соборе Русской Православ- ной Церкви 9 октября 1989 г.

    Слово в день священного коронования и помазания на царство благочестивейшего Государя-императора Ни- колая Александровича, произнесенное в Нью-Йоркском соборе 14 мая 1905 года

    Сегодня мы, возлюбленные соотечественники, воспоми- наем священное коронование Государя нашего, и в сей день почитаю уместным побеседовать с вами о самодержавной вла- сти, коя присуща русским царям.

    Нам, живущим вдали от Родины, в земле чуждей, сре- ди людей, мало, а то и совсем не знающих нашей страны и ее установлений, весьма часто приходится слышать нарекание, осуждение и осмеяние родных и дорогих нам учреждений. Та- кому нападению особенно подвергается самодержавие, одна из основ Русского государства. Многим оно здесь представля- ется каким-то «пугалом», восточным деспотизмом, тираниею, азиатщиною, ему приписываются все неудачи, недочеты и не- строения русской земли: Россия-де всегда будет колоссом на глиняных ногах, пока не заведет у себя западной конституции, правового порядка, учредительного собрания. С голоса таких порицателей и доморощенные политики стали последнее вре- мя кричать в России: «Долой самодержавие!»

    Мы не можем разубедить всех тех, которые желают обольщаться, у которых очи не видят и уши не слышат; но на нас, живущих за границею и из этого далека любящих родную землю, лежит особый долг просветить, ознакомить здешних честных мыслителей с тем, что такое на самом деле самодер- жавие в России. Кстати, знаменитому нашему проповеднику преосвященному Амвросию Харьковскому1 был сделан упрек, что мы, духовные, сегодня хвалим самодержавие, а при изме- нившемся сверху режиме так же будем славословить и консти- туционного государя, как и самодержавного («Вера и Разум» 1901 г., стр. 461). Неправда. Мы учим и будем учить о подчинении всякой власти (даже и республиканской, народной), ибо власть от Бога; но мы не обинуясь утверждаем, что самодержа- вие наиболее отвечает идее верховной власти и строю Русского государства, связанному с духовными, бытовыми, племенны- ми, географическими и другими условиями.

    Власть самодержавная означает то, что власть эта не за- висит от другой человеческой власти, не почерпается от нее, не ограничивается ею, а в себе самой носит источник бытия и силы своей. Такою и должна быть Царская власть. Ибо для чего существует она? Евреи просили себе у пророка Самуила царя для того, чтобы он судил и защищал их (1 Цар. 8: 5, 20). И псалмопевец Давид молился о сыне своем Соломоне: Боже, суд Твой цареви даждь и правду Твою сыну цареву судити людем Твоим в правде; судит нищим людским и спасет сыны убогих и смирит клеветника; избави нища от сильна и убога, ему же не бе помощника (Пс. 71: 1–2, 4, 12 и далее). Значит, Царская власть должна стоять на страже права и справедливости, защищая от насилия подданных, и особенно сирых и убогих, у которых нет других помощников и защиты. А для этого она и должна быть самодержавна, неограниченна и независима ни от сильных, ни от богатых. Иначе она не могла бы выполнить своего назначе- ния, так как ей приходилось бы постоянно трепетать за свою участь и, чтобы не быть неизвергнутою, угождать богатым, сильным и влиятельным, служить правде, как понимают ее эти последние, творить суд человеческий, а не Божий.

    Такая самодержавная-Царская власть и есть в нашем Отечестве, которое пришло к ней путем долгих мучений от внутренних междоусобиц князей и от тяжкого рабства под гнетом иноверных врагов. Царь в России владеет силой и сво- бодой действий в такой мере, какая только возможна для че- ловека. Ничто и никто не стесняет его: ни притязания партий, ни выгоды одного какого-нибудь сословия в ущерб другим. Он стоит неизмеримо выше всех партий, всех званий и состоя- ний. Он беспристрастен, нелицеприятен, чужд искательства, угодничества и корыстных побуждений, ни в чем этом он не нуждается, ибо стоит на высоте недосягаемой и в величии его никто ничего не может ни прибавить, ни убавить. «Не от рук подданных своих угождения приемлет, и напротив, сам дает им дары»; не о своих интересах заботится, а о благе народа, о том чтобы «вся устроити к пользе врученных ему людей и к славе Божией». Ему одинаково дороги права и интересы всех подданных, и каждый из них имеет в нем защитника и по- кровителя. Царь есть «батюшка» для народа, как трогательно называет его сам народ. Самодержавие и основано на чувстве отеческой любви к народу, и любовь эта устраняет всякую тень деспотизма, порабощения, своекорыстного обладания, что те- перь иные стараются набросить на русское самодержавие. Да и как не стыдно говорить о деспотизме царской власти, когда носители ее – возьмем ближайших к нам государей – велико- го Царя-Освободителя Александра II, мудрого и праведного Александра III и кроткого и доброго Николая II, – составля- ют предмет удивления и восхищения благомыслящих людей даже и вне России! Не странно ли говорить о тирании царской власти, когда «с молоком матери» всасывает русский человек любовь к Царю своему, когда потом любовь эту он воспитыва- ет в себе до восторженного благоговения, когда к Царю своему он проявляет полное повиновение и преданность, когда разные смутьяны даже обманывают его и подбивают на бунты именем Царя, когда за Царя он всегда готов и умереть? Нет, деспотов и тиранов боятся и трепещут, но не любят.

    Но говорят, и в последнее время особенно часто, что Царская власть в России только по идее самодержавна, а на деле самодержавными являются органы ее – чиновники- бюрократы, которые всем правят – и правят плохо, которые создают средостение между Царем и народом – голос и нуж- ды народа не доходят до Царя («До Бога высоко и до Царя далеко»). Народ больше знает свои нужды, чем чиновники и Царь, лучше понимает свое благо и пользу, и посему самому народу и надлежит ведать все это и управлять, как и делается это в других государствах.

    Конечно, у царской власти есть свои органы, и органы эти, как человеческие, не чужды недостатков, несовершенств и возбуждают против себя подчас и справедливые нарекания. Но спросим, где же этого не бывает? Пусть нам укажут такую блаженную страну! Мы вот живем в государстве, где народ сам управляет и сам выбирает своих чиновников. А всегда они на высоте? И разве здесь не бывает крупных злоупотреблений? Говорят, что при царской власти таких злоупотреблений боль- ше, потому что при ней остается широкое поле для бюрокра- тии, которая захватила теперь в свои руки все бразды правле- ния. На бюрократию теперь особенно нападают, хотя горький исторический опыт показывает, что порицатели бюрократии, как скоро получают власть в свои руки, превращаются в тех же бюрократов, иногда даже и горших. Но ведь бюрократия к существу самодержавной власти не относится, и Царь помимо ее входит «в непосредственное» соприкосновение с народом, выслушивает голос народный «по вопросам государственного благоустройства», принимает депутации даже от бастующих (что не всегда бывает и в республиках) и в неустанном попече- нии о благе и улучшении государства «привлекает достойней- ших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений».

    А что касается любезного для иных народоправитель- ства, то это одно заблуждение, будто сам народ правит госу- дарством. Предполагается, что весь народ в народных собра- ниях вырабатывает законы и избирает должностных лиц, но это только так по теории и возможно было бы в самом малень- ком государстве, состоящем из одного небольшого города. А на деле не так. Народные массы, угнетаемые заботами о средствах к жизни и незнакомые с высшими целями государственными, не пользуются своим «самодержавием», а права свои передают нескольким излюбленным людям, выборным. Как произво- дятся выборы, какие средства практикуются, чтобы попасть в число избранных, нет нужды говорить вам, сами видали здесь. Итак, народ не правит, а правят выбранные, и так как избраны они не всем народом, а частью его (большинством?), партиею, то и управляя, они выражают не волю всего народа, а лишь своей партии (а иногда даже чисто свою волю, т.к. забывают даже и об обещаниях, которые они расточали перед своими выборами) и заботятся о благе и интересах своей партии, а к противной относятся деспотически, всячески ее утесняя и от- тирая от власти.

    И вот такой несовершенный строй некоторые и желают ввести и в нашем государстве часто потому только, что он есть у других народов, более нас образованных. Забывают, однако, что каждый народ имеет свои особенности и свою историю, и что может быть хорошо для одного, для другого оказыва- ется непригодным. Прочны и действенны только те учреж- дения, корни которых глубоко утвердились в прошедшем из- вестного народа и возникли из свойства его духа. Правовой порядок (конституция, парламентаризм) имеет такие корни у некоторых западных народов, а у нас в России из недр народ- ного духа возникло самодержавие, и оно наиболее сродно ему. С этим необходимо считаться всякому, и производить опыты по перемене государственного строя дело далеко не шуточное: оно может поколебать самые основы государства вместо того, чтобы помочь делу и исправить некоторые недочеты. Имеяй уши слышати, да слышит!

    Мы же, братья, будем молить Господа, дабы Он и на да- лее сохранил для России Царя самодержавного и даровал ему разум и силу судить людей в правде и державу Российскую в тишине и без печали сохранити.

    1 Амвросий (Ключарев), архиепископ Харьковский и Ахтырский (1820–1901), известный богослов и проповедник.

    Речь при наречении во епископа Люблинского 18 октября 1897 года

    Ваше Святейшество, богомудрые архипастыри и мило- стивые отцы!

    Ныне услышал я, чтó рече о мне Господь Бог (Пс. 84, 9), призывающий меня чрез Ваше Святейшество к епископско- му служению, и ныне изрек на сие: благодарю, приемлю и ни- чтоже вопреки глаголю. А между тем в Священном Писании, которое всех нас умудряет во спасение и полезно для нашего научения и наставления (2 Тим. 3, 15–16), есть примеры того, как иные избранники Божии, сознавая трудность служения и свою немощь, уклонялись от бремени, на них возлагаемого. Вот Моисей, которому Господь повелевает вывести народ Бо- жий из работы египетской; он говорит: Ктó я, чтобы идти к Фараону? Чтó сказать мне сынам Израиля? Не поверят мне и не послушают голоса моего! И человек я не речистый! Госпо- ди, пошли другого! (Исх. 3 и 4) А вот Иеремия; Господь от чрева матери избрал его, освятил и после поставляет пророком, а он отвечает: О, Господи Боже! Я не умею говорить, ибо я еще мо- лод (Иер. 1, 6). И из истории Церкви Христовой известно, что многие избранники Божии были при своем избрании в стра- се и трепете мнозе и что великие и сильные духом Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и другие ужа- сались высоты, трудности и ответственности святительского служения и уклонялись от избрания на оное. А я, немощный, ничтоже вопреки глаголю на сие!

    Да не подумает кто-либо при этом, что мне совсем не- ведома трудность епископского служения. Конечно, неведома она мне на опыте, на деле, но научен и знаю, что епископство воистину есть бремя. Когда-то, в дни ранней юности, епископское служение представлялось мне – да и мне ли одному! – со- стоящим из почета, поклонения, силы, власти. Егда бех младенец, яко младенец мудрствовах и яко младенец смышлях; егда же бых муж, отвергох младенческая (1 Кор. 13, 11). Ныне разумею, что епископство есть прежде и более всего не сила, почесть и власть, а дело, труд, подвиг. И в самом деле, легко ли быть всем вся (1 Кор. 9, 22)? Легко ли изнемогать за всех, кто изнемогает, и воспламеняться за всех, кто соблазняется (2 Кор. 11, 29)? Легко ли быть образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1 Тим. 4, 12)? Легко ли суметь, когда следует, одного обличить, другому запретить, третьего умолить со всяким долготерпением (2 Тим. 4, 2)? Лег- ко ли нести ответственность и за себя, и за паству и пастырей? Легко ли все сие? Святой апостол Павел свидетельствовал о себе: Во вся дни умираю (1 Кор. 15, 31). И истинная жизнь епи- скопа есть постоянное умирание от забот, трудов и печалей.

    Труды сии и печали епископского делания усугубляют- ся в той области нашего Отечества, в которую поставляюсь я архиереем.

    У пророка Иезекииля говорится, что некогда израильтя- не блуждали, как овцы без пастыря, и, рассеявшись, сделались добычею хищных зверей, пока Сам Господь не стал отыски- вать и собирать их (гл. 34). И у нас в Холмской Руси почти 300 лет овцы «не имели истинных пастырей»; оне рассеялись и «блуждали по высокому холму», и сделались добычею чуж- дых пастырей, которые «правили ими с насилием и жестоко- стию», о благе их не заботились и лишь «ели тук их и вóлною их одевались». Сжалился Господь над овцами и изрек: Взыщу овец Моих от руки пастырей ложных, и не дам им более па- сти овец, и исторгну из челюстей их, и не будут оне пищею их (Иез. 34, 18). Четверть века тому назад одне из блуждавших овец сами пожелали возвратиться в истинный двор Христов1, а других стали разыскивать «по всем местам, в которые оне были рассеяны в день облачный и мрачный». Но в долгое странство- вание и блуждание кроткие овцы переменились в дикие коз- лища. К тому же и прежние обладатели их не хотели без бою уступить их. И вот теперь и приходится отыскивать потеряв- шихся овец, возвращать угнанных, перевязывать пораненных, укреплять больных, сокрушать разжиревших и буйных (Иез. 34, 16) и вести борьбу с похищавшими овец.

    Не думаю, чтобы это было легко для всякого и наипаче для меня.

    Бремя епископства возлагается на меня в сравнительно юные годы. Правда, в молодые годы у человека силы свежее, и больше у него отзывчивости, бодрости и одушевления, но зато не богат он житейскою опытностью, постоянством, настойчи- востью, терпением, хладнокровием, серьезностью и рассудительностью – словом, не богат тем, что так необходимо для успеха всякому делателю. В молодые годы человек сам нуж- дается в руководстве, а на меня возлагают руководительство других! Невольно при сем предносится мне предостережение святого апостола Павла Тимофею: Никто же о юности твоей да не радит (1 Тим. 4, 12), т.е. не доводи себя до того, чтобы тобою пренебрегали из-за юности твоей; напротив, поступай так, чтобы дела твои не давали видеть твоего возраста и все имели тебя не как юного, а как старца; чтобы старшие возрас- том краснели, не являя себя подобным тебе, в добрых нравах, а юные имели в тебе – сверстнике своем – учителя (св. Амвро- сий Медиоланский2); для сего будь образцом для верных в слове, житии, в любви, в духе, в вере и чистоте (1 Тим. 4, 12).

    Но откуда же мне – слабому и немощному – взять сил для сего? Оттуда, откуда почерпал их и святый Тимофей. Не неради, – пишет ему святой апостол Павел, – о даровании, жи- вущем в тебе, еже дано тебе бысть пророчеством с возложе- нием рук священничества (1 Тим. 4, 14).

    Верую и исповедую, что, по слову святого Апостола, не довольни есмы от себе помыслити, что яко от себе, но довольство наше от Бога (2 Кор. 3, 5); что благоуспешность в про- хождении служения зависит не столько от человеческих сил и достоинств, сколько от силы Божией, которая и в немощи совершается (2 Кор. 12, 9).

    Вем и истинно известен есмь, яко несмь достоин к толи- кой тайне архиерейства приступити, но вем воистину и верую от всего сердца и усты исповедую, яко силен есть Господь мя удостоити сего (из молитвы св. Амвросия Медиоланского).

    Верую и исповедую, что возложением святительских рук ваших будет и мне сообщена благодать Божия, которая уврачу- ет мою немощь и восполнит мою скудость.

    О сем молю вы, святителие Божии, да молитвы ваши со- делают мене искусным пред Богом, делателем непостыдным, право правящим слово истины (2 Тим. 2, 15).

    Уповаю также, что руководитель и покровитель мой вла- дыка Флавиан1 и впредь не оставит меня своею любовию, свои- ми мудрыми и опытными советами и отеческими указаниями.

    Уповая на все сие, я и не отметаю ныне благодати епи- скопства и дерзаю глаголати Вашему Святейшеству: се раб Го- сподень: буди мне по глаголу вашему!

    _____________________________
    1 11 мая 1875 г. было провозглашено воссоединение униатов Холмщины с Православной Церковью, а их епископ, Маркелл Попел, хиротонисан в архиепископа Люблинского.
    2 Святой Амвросий Медиоланский (ок. 340–397), епископ Милана, богослов, проповедник и гимнограф.

    Вегетарианство и его отличие от христианского поста

    Христианский пост многократно и многообразно подвер- гался нападениям и нареканиям со стороны «плотских» лю- дей. Нападения эти становятся тем ожесточеннее, чем более в известное время люди ходят по плоти и заботятся об угожде- нии ей. В такие времена господства плоти и измельчания духа голоса в защиту поста раздаются редко и робко. Тем приятнее слышать голос в пользу поста, раздавшийся в наши дни из мира светского, который далеко не часто поет в унисон с миром ду- ховным, церковным. Разумеем вегетарианское движение, воз- никновению которого оставалось бы только радоваться, если бы сами вегетарианцы не допускали в своем учении немалых промахов и погрешностей.

    Под именем вегетарианства разумеется такое направле- ние в воззрениях современного общества, которым допускает- ся употребление в пищу только растительных продуктов, а не мяса и рыбы2 (отсюда произошло и название вегетарианства – от латинского слова vegetare – произрастать).
    _____________________________
    1 Флавиан (Городецкий), митрополит Киевский и Галицкий (1840–1915), вид- ный церковный деятель, монархист. В 1891–1898 гг. занимал Холмскую и Варшавскую кафедру.
    2 Лишь некоторые вегетарианцы допускают употребление в пищу молока и яиц. – Прим. авт.

    В защиту своего учения вегетарианцы приводят данные 1) из анатомии: человек принадлежит к разряду существ плодоядных, а не всеядных и плотоядных; 2) из органической химии: растительная пища содержит все необходимое для питания и может поддерживать силы и здоровье человека в той же степени, как и пища смешан- ная, т.е. животно-растительная; 3) из физиологии: растительная пища лучше усвояется, чем мясная; 4) из медицины: мясное питание возбуждает организм и сокращает жизнь, а вегета- рианское, напротив, сохраняет и удлиняет ее; 5) из экономии: растительная пища дешевле мясной; 6) приводятся, наконец, и нравственные соображения: убивание животных противно нравственному чувству человека, тогда как вегетарианство вносит мир и в собственную жизнь человека, и в его отношения к миру животных1. Некоторые из этих соображений высказыва- лись еще в глубокой древности, в мире языческом (Пифагором, Платоном, Сакья-Муни); в мире христианском они чаще повто- рялись, но все же высказывавшие их были единичными лично- стями и не составляли общества; только в половине нынешнего2 столетия в Англии, а затем и в других странах возникли целые общества вегетарианцев. С тех пор движение вегетарианское все более и более возрастает; все больше и чаще встречается последователей его, которые ревностно распространяют свои взгляды и стараются осуществить их на деле; так, в Западной Европе есть немало вегетарианских ресторанов (в одном Лон- доне их до 30), в которых кушанья готовятся исключительно из растительной пищи; издаются книги вегетарианского пова- ренного искусства, в которых содержатся расписания кушаний и наставления для приготовления более 800 блюд. У нас в Рос- сии также есть последователи вегетарианства, к числу которых принадлежит и известный писатель гр. Лев Толстой.

    Вегетарианству обещают3 широкое будущее, так как, говорят, человечество волею-неволею в конце концов придет к способу питания вегетарианцев. Уже и теперь в некоторых странах Европы замечается явление уменьшения скота, а в Азии это явление почти уже совершилось, особенно в наибо- лее населенных странах – в Китае и Японии, так что в буду- щем, хотя и не близком, совсем не будет скота, а следователь- но, и мясной пищи.
    _____________________________
    1 Все эти данные подробно раскрыты в сочин. «Научные основания вегетарианства», «Вегетарианская кухня» и др. – Прим. авт.
    2 Т.е. XIX.
    3 Напр., проф. Бекетов в брош. «Питание человека» и в «Энцикл. слов. Брокг. и Ефр.», т. V, с. 691. – Прим. авт.

    Если это так, то вегетарианство имеет ту заслугу, что его последователи разрабатывают способы пита- ния и образа жизни, к которому рано или поздно люди долж- ны будут примкнуть. Но кроме этой проблематичной заслуги вегетарианству принадлежит та несомненная заслуга, что оно предъявляет по адресу нашего сластолюбивого и изнеженного века настойчивый призыв к воздержанию.

    «Присмотритесь, – говорит Толстой, – к нашей жизни, к тому, чем движимо большинство людей нашего мира; спросите себя, какой главный интерес этого большинства? И как ни странно это может показаться нам, привыкшим скрывать наши настоящие интересы и выставлять фальшивые, искусствен- ные, главный интерес жизни большинства людей нашего времени – это удовлетворение вкуса, удовольствие еды. Начиная с беднейших до богатейших сословий общества обжорство, я думаю, есть главная цель, есть главное удовольствие нашей жизни. Бедный, рабочий народ составляет исключение толь- ко в той мере, в которой нужда мешает ему предаваться этой страсти. Как только у него есть время и средства к тому, он, подражая высшим классам, приобретает самое вкусное и слад- кое...

    А посмотрите на жизнь людей образованных, послушай- те их разговоры. Какие все возвышенные предметы как будто занимают их: и философия, и наука, и искусство, и поэзия, и распределение богатств, и благосостояние народа, и воспитание юношества; но все это для огромного большинства – ложь, все это их занимает между делом, между настоящим делом – завтраком и обедом, пока желудок полон и нельзя есть еще. Интерес один живой, настоящий интерес большинства – это еда. Как поесть, что поесть, когда, где? Ни одно торжество, ни одна радость, ни одно открытие чего бы то ни было не обхо- дится без еды. Люди притворяются, что обед, еда им не нужны, даже в тягость; но это ложь. Попробуйте вместо ожидаемых ими утонченных блюд дать им, не говорю – хлеба с водою, но каши и лапши, и посмотрите, какую бурю это вызовет, и как окажется то, что действительно есть именно то, что в собрании этих людей главный интерес не тот, который они выставляют, а интерес еды».1 Конечно, в приведенной характеристике со- временного общества есть некоторое преувеличение, но есть и значительная доля правды. Посему и настойчивый призыв со стороны вегетарианцев к воздержанию, к сокращению при- хотей является как нельзя более кстати; и если бы они огра- ничились этим призывом, то оставалось бы только радоваться успеху и росту вегетарианского движения. Но нередко успех кружит голову и надмевает человека. То же случилось и с по- следователями вегетарианства: они приписывают ему то, чего оно не имеет и не может иметь.

    Вегетарианцы думают, что если бы люди не употребляли мясной пищи, то на земле давно уже водворилось бы полное благоденствие. Еще Платон, который показал нам пример того, как можно умно рассуждать об идеях и т.п. высоких материях и в то же время далеко не умно решать вопросы из области государственной и общественной жизни, – еще Платон в своем диалоге «О республике» корень несправедливости, источник войн и других зол находил в том, что люди не хотят доволь- ствоваться простым образом жизни и суровою растительною пищею, а едят мясо2. А у другого сторонника вегетарианства, уже из христиан, анабаптиста Трайона (ум. в 1703), находятся на этот счет слова, которые автор «Этики пищи» приводит в сво- ей книге с особым «удовольствием». «Если бы люди, – говорит Трайон, – прекратили раздоры, отказались от угнетения и от того, чтó способствует и располагает их к тому, – от умерщвле- ния животных и употребления в пищу их крови и мяса, – тогда в короткое время ослабели бы, а может быть, и совсем пере- стали бы существовать между ними взаимные смертоубий- ства, дьявольские распри и жестокости...

    Тогда прекратится всякая вражда, не будет слышно жалостных стонов ни людей, ни скотов. Тогда не будет ни потоков крови убитых животных, ни зловонья мясных рынков, ни окровавленных мясников, ни грома пушек, ни сожжения городов.
    _____________________________
    1 «Первая Ступень» в предисл. к «Этике пищи», XXI–XXIII. – Прим. авт.
    2 Уильямс «Этика пищи», с. 27. – Прим. авт.

    Исчезнут смрадные тюрь- мы, обрушатся железные затворы, за которыми томятся люди вдали от жен, детей, свежего вольного воздуха; смолкнут воп- ли просящих пищи или одежды. Не будет ни возмущений, ни хитроумных изобретений для разрушения в один день того, что созидалось тяжким трудом тысяч людей, ни страшных ру- гательств, ни грубых речей. Не будет ни напрасного истязания животных непосильной работой, ни растления девиц. Не бу- дет отдачи в аренду земель и ферм по таким ценам, которые принуждают съемщика изнурять и себя, и слуг, и скот почти до смерти и все-таки оставаться в неоплатном долгу. Не будет угнетения низших высшими, не будет нужды за отсутствием излишеств и обжорства; смолкнут стоны раненых; не нужно будет медиков для вырезывания пуль из их тел, для отнятия раздробленных или поломанных рук и ног. Затихнут крики и стоны страждущих от подагры или других тяжких болезней (вроде проказы или чахотки), кроме недугов старости. И дети перестанут быть жертвами бесчисленных страданий и будут такими же здоровыми, как ягнята, телята или детеныши вся- ких иных животных, не знающих недугов»1. Вот какую оболь- стительную картину рисуют вегетарианцы, и как легко всего этого достигнуть: стоит не есть мяса, и на земле водворится настоящий рай, жизнь безмятежная и беспечальная.

    Позволительно, однако, более чем усумниться в осуще- ствимости всех радужных мечтаний вегетарианцев. Хотя они и заявляют, что «их система поражает самый корень зла и обе- щает выгоды не утопические»2, однако от того, что люди пере- станут есть мясо, едва ли водворится на земле рай, Царство Божие, ибо Царствие Божие, по премудрому слову ап. Пав- ла, не пища и питие, но праведность, мир и радость в Святом Духе (Рим. 14, 17). Христианское учение всегда было чуждо духа мечтательности. Оно тем и отличается от разных утопи- ческих теорий, что ясно различает идеал и действительность и,
    _____________________________
    1 «Этика пищи», с. 138 и 140. – Прим. авт.
    2 «Этика пищи», с. 280. – Прим. авт. указывая человеческим стремлениям конечную цель в идеале, в то же время никогда не теряет из виду и действительности. А в этой-то действительности и невозможно полное осущест- вление идеального счастья. Нужды, горе и ссоры всегда будут отравлять земную жизнь человека, всегда будут спутниками в нашем настоящем состоянии, так как причина этих несчаст- ных явлений не внешняя, не случайная и преходящая, а глубо- чайшая, внутренняя, заключающаяся в греховном состоянии самой природы человека, в повреждении ее грехом. Пока такое состояние человеческой природы будет продолжаться, пока не изменятся в корне ненормальные условия нашей жизни, пока не восстановятся у нас правильные отношения к Богу, к соб- ственному назначению и к внешнему миру, т.е. пока настоящая жизнь не сменится новою вечною жизнью, пока не откроется для человечества новое небо и новая земля, в которых правда живет (2 Петр. 3, 13), – до тех пор всегда будут нужды, бед- ность, горе и болезнь. А так как корень всех этих бедствий ле- жит гораздо глубже, чем думают вегетарианцы и подобные им мечтатели, то и средство, на которое они указывают, одно само по себе не может уврачевать зла: оно слишком для этого мало, поверхностно и незначительно.

    То правда, что воздержание вообще и в частности от упо- требления мясной пищи обуздывает наши страсти и похоти плотские, дает бóльшую легкость нашему духу и помогает ему высвободиться из-под владычества плоти и покорить ее своему господству и управлению. Однако было бы ошибочно полагать это телесное воздержание в основу нравственности, выводить из него все высокие нравственные качества и думать вместе с вегетарианцами, что «растительная пища сама по себе создает много добродетелей»1. Вопреки мечтам вегетарианцев, один из подвижников благочестия (прп. Иоанн Кассиан2), которых, конечно, никак уже нельзя заподозрить в небрежении к посту, при виде трапезы которых, напротив, даже ангелы небесные
    _____________________________
    1 «Этика пищи», с. 215. – Прим. авт.
    2 Преподобный Иоанн Кассиан (ок. 360–435), духовный писатель, подвижник, один из основателей монашества в Галлии.

    радовались, по выражению св. Иоанна Златоуста1, – говорил, что «мы не полагаем надежды на один пост (телесный). Он не есть сам по себе благо, или сам по себе необходим. Он с пользою соблюдается для приобретения чистоты сердца и тела, чтобы, притупив жало плоти, человек приобрел умиро- творение духа. Но пост иногда обращается даже в погибель души, если неблаговременно соблюдается. Надобно стараться, чтобы те добродетели, которые составляют истинное добро, были приобретаемы постом, а не для поста должны быть со- вершаемы действия тех добродетелей. Итак, для того полезно сокрушение плоти, для того к нему должно быть присоединяе- мо врачество воздержания от пищи, чтобы чрез него мы могли достигнуть любви, в которой заключается неизменное и по- стоянное добро»2.

    Значит, пост телесный служит только сред- ством и пособием для приобретения добродетелей – чистоты и целомудрия, и должен необходимо соединяться с постом ду- ховным – с воздержанием от страстей и пороков, с удалением от худых помыслов и злых дел. А без этого сам по себе он не- достаточен для спасенья. Не делаем выписок о сем из творений Св. Отцов, так как трудно «вместити пишемых»: все отцы и подвижники согласно учат, что истинный пост бывает тогда, когда человек воздерживается от зла. Взамен всего приведем характерный [рассказ] о св. Макарии Великом3. Ему однажды сам искуситель сказал: «Я не силен против тебя, Макарий. Все, что ты делаешь, и я делаю. Ты постишься, а я совсем не ем. Ты бодрствуешь, а я совсем не сплю. Одним только ты побеждаешь меня». «Чем же?» – спросил Макарий. «Смирением», – отвечал диавол. «Вот почему я не силен против тебя»4. Отсюда видно, что нельзя еще возлагать все надежды на один телесный пост.
    _____________________________
    1 Святитель Иоанн Златоуст (ок. 347–407), архиепископ Константинополь- ский, выдающийся богослов, один из трех Вселенских святителей и Учите- лей Церкви.
    2 «Монашеская жизнь по изречениям о ней подвижников», вып. 1, 77–73. –Прим. авт.
    3 Преподобный Макарий Великий (ок. 300–391) – отшельник, один из столпов православного монашества, автор духовных бесед.
    4 «Монашеская жизнь», с. 101. – Прим. авт.

    Не считая одного телесного поста достаточным для спа- сения, подвижники благочестия в то же время не признавали и того, чтобы пост этот был для всех всегда обязателен (как хотят того вегетарианцы); ибо, говорит св. Нил Сорский1, «все организмы невозможно подчинять одному и тому же правилу: тела имеют большое различие в силе, как медь и железо в срав- нении с воском»2. Проповедуя только постоянную умеренность в пище и питии и сами воздерживаясь от вкушения мяса, они для других не запрещали вкушения по временам мясной пищи. Нужно все употреблять во славу Божию, говорили они, ни от чего совершенно не удаляясь, как делают еретики, безрассудно отвергающие то, что Бог сотворил весьма хорошим. От всех находящихся снедей, хотя бы и сладких, нужно брать понемно- гу. Таково рассуждение мудрых, а не то, чтобы некоторые роды пищи выбирать, а другие оставлять; дабы и Бога благодарить, и сохранить ненадменность души: так мы избегнем возношения и не будем гнушаться тем, что Бог сотворил хорошим3. Тех же людей, которые останавливаются на веществе снедей и пития, оставляя в стороне «разумение», – таковых отцы называют «нерассудительными». Эти нерассудительные люди ревнуют посту и трудам святых с неправильным разумением и наме- рением и думают, что они проходят добродетель. Диавол же, стерегущий их как свою добычу, ввергает в них семя радост- ного мнения о себе, от которого зарождается и воспитывается внутренний фарисей и предает таковых совершенной гордыне. Ибо ничто столь удобно не побуждает к гордости, как знающая о многих своих заслугах совесть и дума, живущая в уповании на оные4. К таким людям обращается с предостережением и пресвитер Исидор: «Если подвизаетесь, – говорит он, – то не гордитесь; если же тщеславитесь сим, то лучше есть мясо, ибо не так вредно есть мясо, как гордиться и надмеваться».
    _____________________________
    1 Преподобный Нил (в миру Майков) Сорский (ок. 1433–1508), церковный писатель, глава нестяжателей.
    2 «Монашеская жизнь», с. 68. – Прим. авт.
    3 «Монашеская жизнь», с. 69, 81. – Прим. авт.
    4 «Монашеская жизнь», с. 98. – Прим. авт.

    А отцы Гангрского собора1 даже возглашают анафему тому, «если кто осуждает человека, который с благоговением и верою вкушает мясо (кроме крови и идоложертвенного)».

    Таков поистине мудрый взгляд Св. Церкви на вкуше- ние мяса. В своих постановлениях она всегда имеет в виду не какого-то отвлеченного, бесстрастного и бесплотного чело- века, какового нередко имеют в виду разные мечтатели вроде вегетарианцев, а человека живого, плоть носящего, человека со всеми его нуждами, потребностями, немощами; и к ним Церковь, следуя примеру своего Божественного Основателя, относится с величайшею снисходительностию и милосердием. Бывали примеры, что великие подвижники и святые мужи, – эти лучшие выразители церковных воззрений, – «срассуждая немощному естеству человеческому», не только не укоряли тех, которые ели в пост «неподобающие снеди», но даже и сами «мало» вкушали от сих снедей.

    Так, о святителе Тихоне2 рассказывают, что когда он жил на покое в Задонском монастыре, то однажды в пятницу на ше- стой неделе Великого поста посетил монастырского схимника Митрофана. У сего последнего в это время был гость, некто Косма Студеникин, елецкий гражданин, которого за его бла- гочестивую жизнь любил и святитель. Случилось, что в этот день знакомый рыбак принес отцу Митрофану для Вербного Воскресения живого верезуба. Так как гость не рассчитывал пробыть до воскресения в обители, то схимник и распорядился сряду же приготовить из верезуба уху и холодное. За этими яствами и застал святитель Митрофана и его гостя. Схимник, испугавшись такого неожиданного посещения и считая себя виновным в нарушении поста, пал к ногам св. Тихона и умо- лял его о прощении. Но святитель, зная строгую жизнь обо- их друзей, сказал им: «Садитесь, я знаю вас; любовь – выше поста», при этом сел сам за стол, съел ложки две ухи и угощал Косму.
    _____________________________
    1 Гангрский Поместный собор состоялся ок. 340 г. (впрочем, называются и другие даты) в г. Гангры в Пафлагонии (ныне г. Чанкыры, Турция).
    2 Святитель Тихон (в миру Кириллов) Задонский, епископ Воронежский (1724–1783), выдающийся церковный деятель и богослов.

    Такое снисхождение и доброта святителя поразили друзей: им известно было, что св. Тихон во весь Великий пост по понедельникам, средам и пяткам не употреблял даже масла, а тем более рыбы1. А о другом подвижнике благочестия, еще при жизни прославившемся даром чудотворения, св. Спиридо- не Тримифунтском2, рассказывается, что некто зашел к нему с пути уже по наступлении Великого поста, когда святитель с домашними держал по обыкновению строжайший пост и вку- шал пищу только в известные дни, оставаясь в прочие совсем без пищи. Видя, что странник очень устал, Спиридон велел дочери своей предложить путнику покушать. Та отвечала, что нет ни хлеба, ни муки, ибо запас этого по причине поста был бы излишен. Тогда святитель помолился, попросил прощения и приказал дочери изжарить случившегося в доме соленого сви- ного мяса. После изготовления его Спиридон, посадив с собою странника, начал есть мясо и убеждал и своего гостя делать то же; а когда последний отказывался, называя себя христиани- ном, святитель сказал: «Тем менее надобно отказываться, ибо Слово Божие изрекло: для чистых все чисто» (Тит. 1, 15)3.

    Не знаем, известны ли эти случаи вегетарианцам и как они к ним относятся; но думается, что с вегетарианской точки зрения указанные святые мужи представляются «немощны- ми». Однако св. апостол Павел в послании к римлянам (14 гл., 2 ст.), где тоже в свое время были споры о том, есть ли мясо или только овощи, называет немощным того, кто считает по- зволительным для христианина есть только овощи – и кто на вкушение мяса смотрит как на что-то безнравственное и пре- ступное (как и смотрят наши вегетарианцы).

    И действительно, такой человек есть немощный христиа- нин, готовый, по словам Апостола, возвратиться к немощным и бедным вещественным началам и снова поработить себя им (Гал. 4, 9).
    _____________________________
    1 Жизнь св. Тихона Зад., М., 1863 г., с. 165–167. – Прим. авт..
    2 Святитель Спиридон Тримифунтский (ок. 270–348), один из величайших святых первых веков христианства, почитается как чудотворец.
    3 Созомен. Церк. история. Кн. 1, гл. 11. – Прим. авт.

    Такой человек думает, что пища сама по себе может приблизить нас к Богу (1 Кор. 8, 8), как будто Царство Божие есть пища и питие, а не праведность, мир и радость во Святом Духе (Рим. 14, 17); он забывает, что все чисто (Рим. 14, 20), и всякое творение Божие хорошо и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением (1 Тим. 4, 4). Не предосуди- тельно посему и вкушение мяса в те дни, когда оно разрешает- ся Св. Церковию.

    В начале роду человеческому были назначены Богом в пищу семена и плоды (Быт. 1, 23). Но когда человек грехом повредил всю свою природу и навлек проклятие и на землю, то растительная пища оказалась недостаточною для рода че- ловеческого, и из Библии мы знаем, что после потопа Сам Бог наряду с зеленью травною дает в пищу людям и животных, и птиц, и рыб (Быт. 9, 3). Стало быть, употребление мясной пищи разрешено Самим Богом1 и как такое оно не заключает в себе ничего противозаконного и безнравственного.

    Но, убивая животных в пищу, человек этим самым, по словам вегетарианцев, нарушает принципы справедливости и сострадания к животным. Он лишает их жизни, которую дал им не он, и причиняет им столь ужасные страдания, что даже привычным людям иногда становится жутко при виде муче- ний, испытываемых животными. В сочинениях вегетарианцев («Научные основания вегетарианства», «Этика пищи») целые страницы посвящены картинному описанию тех жестоких му- чений, которым подвергает животных человек, этот «сласто- любивый обжора», «ненасытный чревоугодник», «злой палач». Сострадание, конечно, чувство в высшей степени почтенное, но только в таком случае, если оно носит трезвый и здравый ха- рактер, а не ложный и сантиментальный. Встречаются иногда особы, которые падают в обморок при визге собаки, но которые остаются безучастны к слезам и горю человека.
    _____________________________
    1 На это Уильямс, автор «Этики пищи», возражает, что если защищать мя- соедение на основании Библии, то придется, чтобы быть последователь- ным, защищать и рабство, и многоженство, и самые варварские войны (208 стр. примеч.). Но для всякого непредубежденного человека ясно видно, что есть существенная разница между вкушением мясной пищи и хотя бы, на- пример, многоженством; и из Библии видно, что первое Бог разрешает и благословляет, а второе только на время попускает. – Прим. авт.

    Кто же такое чувство сострадания признáет здравым и истинным? Или кто одобрит индийцев, устроивших госпитали для кур, голубей и в тоже время допускавших, чтобы парии тысячами умирали от жажды во время засухи, и не позволявших им пользоваться во- дою из колодцев людей знатных. В таких случаях сострадание и любовь к животным развиваются на счет людей и в прямой ущерб этим последним.

    Этот недостаток индусов, религией которых так восхища- ются вегетарианцы главным образом за ее «возвышенные прин- ципы милосердия к животным», присущ и вегетарианству. За- щищая права животных, вегетарианцы, как говорится, «хватили через край». Очень многие из них1 признают, что «животные со- вершенно однородны с человеком и в физическом, и в нравствен- ном отношении», как и человек, «наделены разумом и нравствен- ным чувством», иногда даже «в бóльшей степени», «имеют те же понятия, чувства и способности»2; «животные одного с челове- ком класса», «имеют одинаковое с ним право на жизнь», «они наши братья», и посему убиение их есть «братоубийство».

    Но, рассуждая так, вегетарианцы этим самым заявляют себя сторонниками материализма, который тоже не видит су- щественной разницы между человеком и животными. А ма- териализм давно уже потерял всякий кредит в глазах ученого мира: нет ни одного серьезного и беспристрастного ученого, который бы стал утверждать, что внутренний мир человека и животных один и тот же3. Эти материалистические тенденции очень вредят чисто- те вегетарианского учения, и нельзя не пожалеть, что вегета- рианцы вместо того, чтобы вести дело проповеди своих идей в союзе со Св. Церковию и в духе учения Христова, предпо- читают почерпать подкрепление своим воззрениям из мутных кладезей ложных учений.
    _____________________________
    1 Например, Освальд, Бентам, Никольсон, Глейзе, Мишле, Гольтц и, наконец, сам автор «Этики пищи» Уильямс. – Прим. авт.
    2 «Неужели души всех животных, кроме человеческой, смертны или созданы совершенно иначе?» – вопрошает один вегетарианец («Этика пищи», 346). – Прим. авт.
    3 Если и были «философы», которые утверждали противное, то еще св. Ва- силий Великий говорил своим современникам: «Убегай бредней угрюмых философов, которые не стыдятся почитать свою душу и душу пса однород- ными между собою и говорить о себе, что они были некогда и деревьями, и морскими рыбами. А я хотя и не скажу, бывали ли они когда-нибудь рыбами, однако же со всем усилием готов утверждать, что когда писали сие, то были бессмысленнее рыб». – Прим. авт.

    О подвижничестве

    К именам многих св. подвижников (Антония, Евфимия, Феодосия, Иоанникия, Арсения и др.) Церковь присоединяет название «великий». Хотя в гражданской истории об этих «ве- ликих» людях и не упоминается, однако название это дано им Церковию по праву. Главное величие человека заключается в силе его духа, и такое величие и проявляли в себе подвижники. Это – люди, которые избирают себе единую цель жизни, еди- ный путь – Христа. Все свои стремления, помыслы и деяния они направляют к тому, чтобы приготовить своего внутренне- го человека ко вселению в него Христа. Снедаемые желанием Божественного, распаляемые стремлением к истинному свету и вечной жизни, они оставляют все, что может задерживать их на избранном пути. Чтобы жизнь их не проникалась суетою, удаляющею от Христа, чтобы предметы земные не овладели их сердцем, они оставляют шумный свет и удаляются в пусты- ню. Но так как «от себя никуда не уйдешь», и следовательно, и в пустыне у человека могут из сердца исходить «помышления злая», то подвижники ведут упорную и ожесточенную брань с нечистыми помыслами и распинают плоть свою со страстьми и похотьми. В этой борьбе ветхий, плотской человек, тлеющий в похотях прелестных, умирает, и в них обновляется новый, духовный, созданный по образу Божию. Жизнь их теперь всецело управляется духом. Всякое слово их, всякий взгляд, каждое действие, мысль, чувство – все это проникнуто духом, который все земное преобразует в духовное во Христе и при- носит обильный плод духовный: любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание (Гал. 5: 22–23). Такова внутренняя сторона жизни св. подвижников. А вот несколько черт из их внешнего быта.

    Подвижники жили в безлюдных пустынях, в дрему- чих лесах, в глубоких пещерах и на бесплодных скалах. Не- редко лет 30–40 и больше они не видали ни одного человека. Впрочем, многие из них, избегая совершенного уединения, жили по два, по три и в недальнем расстоянии друг от дру- га. В субботние и воскресные дни они сходились в одно ме- сто для пения псалмов и по целым ночам стояли на молитве. Если и вступали в беседу, то вся беседа их состояла в решении вопросов касательно внутреннего состояния их духа; все раз- говоры ограничивались взаимными наставлениями, как в том или в другом случае хранить свое сердце, как вести борьбу с искушениями, как умножить труды и подвиги. После недол- гих свиданий опять отходя на безмолвие, они погружались в созерцание, с глубоким вниманием следя за всеми своими мыслями и чувствами и стремясь достигнуть состояния бес- страстия. Для этого они соблюдали строгий пост и обрекали себя на разные лишения. Многие из них в продолжение сорока дней не вкушали пищи. Были добровольные страдальцы, ко- торые носили тяжелые железные вериги. Иные в самый жар- кий полдень выходили к болотистым местам и отдавали там пить кровь свою лютым мухам африканским. Некоторые, ис- пытывая сильные искушения, зажигали костер сухих ветвей, повергались в огонь и спрашивали себя: «Горячо ли?» – и сами отвечали: «Горячо, помни же огнь геенский и бойся греха». По- стом и трудами они до того иссушали плоть свою, что на иных оставались одне кости да кожа. Платье их от долговременной носки само спадало с плеч, и отшельники нередко оставались без покрова под знойным небом Африки и под холодными и сырыми ночами Азии.

    Вот против этих-то телесных подвигов и восстают по преимуществу противники подвижнического жития. Тело, говорят они, творение Божие, дано человеку Самим Богом; следовательно, удовлетворение телесных потребностей так же законно и необходимо, как и душевных потребностей, и о теле нужно столь же заботиться, как и о душе, ибо только в здо- ровом теле может быть здоровый дух. А подвижники вместо этого всячески изнуряют свое тело!

    Но ведь тело, хотя и творение Божие, однако взято Бо- гом из персти земной, тогда как душа есть дыхание Вседер- жителево, и в ней-то и заключается образ Божий и величие человека по сравнению с прочими тварями. Посему странно уравнивать в правах дух и тело; тело только орудие души, и о нем нужно заботиться лишь в той мере, насколько оно необходимо для деятельности духа: на удовлетворение теле- сных потребностей нужно смотреть как на средство, а не как на цель, иначе попечения о плоти превратятся в похоти (Рим. 13, 14). Если древние и говорили, что только в «здоровом теле здоровый дух», то не нужно забывать, что изречение это при- надлежит язычникам, которые принижали дух и возвышали плоть; да и означает оно, собственно говоря, то, что в здоро- вом теле и дух здоровый, т.е. крепкий, мужественный, а во- все не то, чтобы в здоровом теле находились глубокий ум, отзывчивое и доброе сердце, горячее религиозное чувство и т.п. качества духа, столь ценные для христиан.

    Итак, упрек подвижникам, что они заботятся больше о душе, а не о теле, только делает им честь: об этом должен забо- титься и всякий истинный христианин. Неоснователен упрек и в том, что они в своих подвигах идут против своей природы телесной и ее законных потребностей. Один подвижник (прп. Пимен) сказал: «Мы научились умерщвлять не тело свое, но страсти, живущие в теле». Подвижники идут не против при- роды и ее законных требований, а против ее расстройства и особенно против развращенной воли человека, неспособной держать его при удовлетворении потребностей в должных гра- ницах. Что в природе человеческой есть расстройство и что с ним нужно бороться – это едва ли требует подробных доказа- тельств. Все в природе, говорит преосвящ. Амвросий в слове об аскетизме, имеет нужду в пище и питии, но один только человек обращает и то и другое в наслаждение, доходящее до страсти, и утучняет себя пищею и питием до потери здоровья и самообладания. Все в природе имеет нужду в отдыхе и сне, но один человек обращает сон в негу, просыпает срок, назна- ченный для деятельности. Все живущее в природе имеет ин- стинкт продолжения рода, но один человек обращает этот ин- стинкт в источник пороков и болезней. Итак, ужели не нужно умерщвлять плоти, иссушать в ней почву, на которой может возникнуть и разрастись нечистое семя греха?! Всякая уступка в пользу плоти сопровождается вредом для духа. Имея это в виду, подвижники едят и спят мало, чтобы не дать отучнеть и отяжелеть телу и не развести в нем гнезда лености и сладо- страстия, чтобы не сделать из него гнилого болота, из которого непрестанно поднимались бы в область духа вредные испаре- ния праздных и нечистых мечтаний и вожделений. В видах воздержания подвижники суровую пищу предпочитают ро- скошной и лакомой и остерегаются употреблять вино, которое волнует кровь и возбуждает страсти. Они избегают зрелищ, игр, праздных бесед и развлечений, потому что все это пре- рывает строгое настроение ума, расслабляет дух, наполняет воображение и память пустыми образами и воспоминаниями. Они отрекаются от имений, от супружества, чтобы житейские заботы не связывали их в служении Богу.

    Говорят: все это еще более или менее понятно. Но зачем жесткие власяницы и тяжелые вериги? Зачем столпы и мно- голетнее стояние на них? Зачем жизнь под открытым небом, лежание на голой земле, питание травою и кореньями? Зачем непрестанные коленопреклонения и денно-нощные молитвос- ловия?.. Но ведь сильные и застарелые болезни и врачуются сильными средствами. Мудрено ли, что ревнители духовной чистоты в борьбе разгоревшегося духа с застарелыми грехов- ными навыками и страстями, и особенно в начале этой борьбы, прибегали к сильным средствам и нередко чувством боли и телесных страданий отвлекали свое внимание от приражений греховных. Только тот, кто не принимался за борьбу со стра- стями, не знает, каких усилий и подвигов стоит эта борьба.

    Противники подвижнического жития любят говорить еще: зачем подвижники убегают от мира? Легко спасаться в пустыне, где нет ни искушений, ни соблазнов, ни развлечений, ни забот. Гораздо бóльшая награда была бы им, если бы они спасались среди шумного мира.

    Из вышесказанного видно, легко ли спасаться в пусты- не, где подвижники вступают в брань не с плотию и кровию только, но с миродержателями тьмы века сего, с духами зло- бы поднебесной (Еф. 6, 12). А лучше, говорит св. Иоанн Ле- ствичник1, иметь борьбу с людьми, нежели с бесами, потому что люди хотя иногда ожесточаются и не покоряются, но по- том опять смягчаются и повинуются; бесы же никогда не пере- стают против нас злобствовать и неистовствовать. Что же ка- сается обещания большей награды за спасение в мире, то тот же св. Иоанн Лествичник приписывает такие слова и мысли внушению искусителя, который хитрым обещанием больших наград хочет отвлечь нас совсем от пути спасения2. Истинно подвизающиеся заботятся не о наградах, а о том, чтобы очи- стить себя от страстей. Само собою разумеется, что можно и в мире спастись: немало святых, которые, живя в мире, угодили Богу. Но сосчитай, говорит преосвящен. Гермоген3, если мо- жешь, угодивших Богу в мире и в уединении, и ты увидишь, что в пустыне больше угодников Божиих4. И это понятно: в мире так много суеты и крушения духа, так много случаев и поводов привязываться к земле и забывать о небе! Что же странного в том, если св. подвижники покидали шумный мир и стремились уединиться. Насколько уединение важно для со- средоточенной и внимательной деятельности, это, думается, легко понять. Ученик, когда хочет основательно приготовить урок, уходит от семьи в уединенную комнату.
    _____________________________
    1 Преподобный Иоанн Лествичник (525–602 или 649), богослов, философ, духовный писатель, игумен Синайского монастыря.
    2 Монаш. жизнь по изреч.[ениям] св.[ятых] подвиж.[ников]. Вып. 1, с. 6. – Прим. авт.
    3 Гермоген (Добронравин), епископ Псковский (1820–1893), церковный деятель, духовный писатель.
    4 Минуты паст.[ырского] досуга. Т. II, с. 25. – Прим. авт.

    Ученые и худож- ники, когда берутся за работу, требующую напряжения духа, любят уединяться до совершенного отчуждения от всяких шумных развлечений и глубокомысленные ученые труды свои и художественные произведения выносят из тиши уединения, а отнюдь не среди шума толпы и суеты общественной жизни. Насколько при этом они стремятся к полной сосредоточенно- сти и стараются избегать даже незначительных впечатлений, видно из того, что некоторые философы имели привычку даже днем заниматься с закрытыми ставнями при свете лампы. А о Декарте1 сообщают, например, что он имел привычку, обдумы- вая философские вопросы, лежать в постели по 10 час. в сутки и притом с опущенными шторами и закрытыми ставнями, по- тому что в этом покойном положении ум его был деятельнее и сильнее, нежели когда его развлекали внешние впечатления2. Если даже отвлеченное мышление требует такого уединения от внешних впечатлений, то тем более потребность в этом должны чувствовать подвижники.

    Умное созерцание Божественного, к которому они стре- мились, требовало полного удаления от мирских соблазнов, безраздельной сосредоточенности духа, совершенной нерас- сеянности его. А все это возможно в обществе лишь на самое короткое время и мимоходом, в полном же своем виде оно воз- можно лишь в удалении от общества. Это и побуждало под- вижников к уединению, к отшельничеству из мира. И вот под- вижник оставляет мир и идет в пустыню, так как в ней полнее может разгораться его пламенная любовь к Богу. Как рыба мо- жет жить только во влаге, так и монах может жить и возрастать только в пустыне, говорит св. Антоний Великий. В пустыне все располагает отшельника к богомыслию. Ясный день, ко- торый в мире так часто манит людей на гулянье и развлече- ния, пустыннику говорит о любви Отца Небесного, Иже Солн- це Свое сияет на злые и благие (Мф. 5, 45). Лес, вода, птицы, звери – все это располагает его к служению Богу.
    _____________________________
    1 Декарт Рене (1596–1650), французский философ, математик и физик.
    2 Прав. Обозр. 1877 г. Декабрь. С. 647. – Прим. авт.

    Он смотрит на деревья и думает: эти деревья растут все выше и выше от земли; мне ли, созданному Господом для неба, пресмыкаться сердцем по земле? Смотрит на ручей и думает: о, если бы и моя жизнь текла так мирно, так светло, как течет этот ручеек! О, если бы камни преткновения и соблазна не возмущали души моей, как не возмущают ручейка камни, лежащие на дне его! Смотрит на птиц небесных, слышит, как оне с раннего утра до позднего вечера поют песнь своему Создателю, – и думает: я ли, ради которого Слово Божие стало плотию, я ли перестану возносити слово хвалы и благодарения своему Творцу, Про- мыслителю и Искупителю?1

    Так пустыня лучшее место для молитвы и богомыслия, и вот посему-то в нее и удалялись св. подвижники для спасения своей души.

    Есть и еще возражение, которое часто приводится про- тивниками иноческого жития. Говорят, что подвижники, как и все иноки, – эгоисты – люди, которые заботятся только о своем спасении, которые ради своего блага уходят из мира и покида- ют общество, не хотят быть полезными для него; они – мерт- вые члены рода человеческого. Отчего же, однако, мы не считаем эгоистами и не осуж- даем, а напротив, относимся с глубоким уважением к ученым труженикам, которые ради служения своей науке отказывают- ся от мира, его удовольствий и радостей, от шумных светских собраний и зрелищ, становятся чуждыми житейским хлопо- там, заключаются в свой ученый кабинет и там свободно, без помех, предаются своим любимым научным занятиям? Ведь отреклись же они от мира? И однако, сам мир признает, что они приносят ему пользу учеными трудами. Пользу прино- сят ему и св. подвижники. Правда, они отрекаются от мира, умирают для него, чужды его жизни и интересам, но каким? Они умирают для зла, в котором лежит мир; они становятся безучастными к тому, что мешает служению правде и истине: к мирскому стяжанию, к честолюбивой погоне за внешними достоинствами, к похвалам и оскорблениям.
    _____________________________
    1 Еп. Гермоген. Минуты досуга. Т. II, с. 33–34. – Прим. авт.

    Так, когда однажды к Арсению Великому пришли сказать, что ему досталось большое наследство, он ответил: «Скажите, что Арсений давно уже умер для мира». А о Макарии Египетском рассказывают, что он велел одному своему ученику идти на кладбище и там сначала поносить мертвецов, а потом хвалить их. Когда ученик возвратился, Макарий спросил его: «Что тебе сказали мертве- цы?» – «Ничего», – отвечал тот. «Так и ты будь мертв: когда злословят тебя, молчи и не сердись; когда хвалят, не превоз- носись, будь как мертвый, и спасешься».

    Вот в каком смысле подвижники отрекаются от мира, а не в том, чтобы порывать всякие, хотя бы и нравственно благо- детельные связи с людьми. Отшельники приносили и приносят миру великую пользу. Находясь и в пустыне, они служат спа- сению и благоденствию мирских людей, во-первых, своими го- рячими молитвами за мир. Люди мирские, постоянно занятые земными заботами, по недосугу, а чаще по рассеянности духа с трудом располагаются к молитве и потому имеют большую нужду в молитвах других за них. Подвижники, освобожден- ные от многих земных забот, молятся не о себе только, но и о ближних, и своими чистыми молитвами низводят на грады и веси благословение и милость Божию и отводят от них удары праведного суда Господня. Правда, многие из нас, по своей при- вязанности к чувственным и земным благам, не ценят и не по- нимают значения для мира молитв св. подвижников. Но ведь и слепорожденные не ценят и не понимают, что такое солнечный свет, и, однако, он нимало не теряет от этого своей ценности.

    * * *

    Подвижники, далее, своею строгою, святою жизнию и своими мудрыми наставлениями производят самое благотвор- ное влияние на людскую нравственность. Светильник не оста- ется под спудом, а ставится на свещнике, чтобы светить людям (Лк. 11, 33), и не может град укрытися верху горы стоя (Мф. 5, 14). Отшельники покидают мир, но сам мир ищет их. К ним стекаются алчущие и жаждущие правды. Они ждут от подвижников наставления и вразумления, и не вотще бывают их ожи- дания. На первый взгляд вам не кажется в речах старцев ничего необыкновенного. Но вы слышите проповедника, отрекшегося от мирского, кому не нужны более ни слава мира сего, ни его богатства, ни удобства жизни, ни все то, что обыкновенно по- буждает людей льстить, лицемерить, скрывать истину. Пред вами учитель, который тяжелыми подвигами своей жизни и непрестанною борьбою со своими страстями и похотями уже вполне утвердился в том, чтобы служить одной только правде и говорить ее в глаза каждому, не боясь ни прещений, ни угроз, ни наказаний. Пред вами говорит человек, достигший высокой степени нравственного совершенства, по справедливости назы- ваемый «ангелом во плоти». Ему известны все тайные изгибы души человеческой. Слово его проникнуто духом и жизнию, ис- полнено благодати; наставления его проверены продолжитель- ным опытом собственной жизни. Неудивительно посему, что наставления подвижников производят чудеса нравственного обновления людей и что люди жаждут слов «учителей благих». К подвижникам (и древним – Антонию, Феодосию, Пахомию, Макарию Египетскому, и русским – Феодосию, Сергию Радо- нежскому, Тихону Задонскому, Амвросию Оптинскому) со всех сторон стекаются толпы народа, и не простецов только, но и знатных, и ученых; около них поселяются сотни учеников. И вот пустыня процветает, безлюдное место дает бытие много- людному селению. Образуется монастырь, который нередко устрояет на свои небогатые средства больницы, странноприим- ницы, школы, а в годины общественных бедствий и сам жерт- вует всем, и других располагает к тому же и является оплотом веры и опорою Отечества (как, например, Троице-Сергиева Лавра в смутное время). Если люди, преданные чувственному и земному, не могут понять духовных благ, оказываемых миру подвижниками, то пусть они оценят хотя эти видимые и откры- тые благотворения отшельников. Если мир и это отвергает, то он отвергает свою собственную пользу.

    Можно ли после этого говорить, что подвижники мерт- вые и бесполезные члены общества, что они заботятся только о своем спасении и не проявляют любви к ближним? Ведь при- знаем же мы их достигшими высокой степени нравственного совершенства. А разве мыслимо было бы это совершенство, если бы у них не было такой важной добродетели, как любовь к ближним? Для кого эти рассуждения покажутся малоубеди- тельными, тот пусть послушает примеров.

    Один подвижник, прп. Агафон, до того любил ближних, что если кто, войдя в его келью, останавливал внимание на какой-нибудь вещи, то преподобный умолял его взять ее себе и не отпускал до тех пор, пока тот не исполнял его просьбы. Он до того любил людей, что иногда говаривал: «О, если бы я мог отдать прокаженному свое здоровое тело». И это не были одни только слова. Вот, например, какой случай был однаж- ды с ним. Шел он из пустыни в город для продажи небольших сосудов его изделия. На пути встретил он прокаженного, ко- торый сказал ему: «Старец, снеси меня туда, куда ты идешь». Агафон донес его до города. Но тот велел ему положить его на том месте, где будут продаваться сосуды. Когда преподобный продал один сосуд, прокаженный сказал: «Отдай мне деньги». Агафон отдал. То же повторилось при продаже и остальных со- судов, так что все деньги перешли в руки прокаженного. Когда преподобный начал собираться в обратный путь, прокажен- ный сказал: «Снеси меня туда, откуда взял». Старец покорно принес его на прежнее место. Тогда прокаженный сказал ему: «Благословен ты, Агафон, от Господа на небе и на земле», – и cтал невидим, ибо это был ангел Божий.

    О другом подвижнике, преподобном Серапионе, расска- зывают следующее. Однажды ему нужно было идти в Алек- сандрию. Время было холодное. Бедная одежда едва при- крывала изнуренное подвигами тело старца. Но вот идет ему навстречу нищий, который, не имея одежды, весь дрожит от холода. «Как, – подумал Серапион, – я – монах и подвижник – останусь в одежде, а этот нищий – брат мой – будет умирать от холода? Не осудит ли меня Господь на Страшном суде, если я не окажу теперь помощи?» С этими мыслями старец тотчас снял с себя одежду и отдал ее нищему. Нагой сел он у дороги, держа в руках единственную теперь свою собственность, не- большое Евангелие.

    Скоро показался один путешественник, знавший Серапиона. Увидя его в таком положении и думая, что его ограбили разбойники, путник с сожалением спросил старца: «Кто так безжалостно раздел тебя, отче?» «Оно меня раздело», – отвечал Серапион, указывая на Евангелие. В дру- гой раз Серапион встретил человека, которого заимодавцы му- чили за долг, тогда как он подпал этому несчастию без вины и имел многочисленное семейство. Сердце человека Божия не вытерпело при виде страдальца: он немедленно продал в упла- ту долга и ризу свою, и Евангелие, а сам нагой пришел в свою келью. «Где же риза твоя, отче?» – спросил его ученик. «Я по- слал ее вперед, – отвечал старец, – туда, где всем нам кроют и шьют платье». «А твое Евангелие?» – «И оно теперь там же». Ученик изумился и выразил сожаление. «А не оно ли, – ска- зал старец, – постоянно твердило мне: “Продай все и раздай Христа ради нищим”? Теперь только я прав пред ним, когда не пожалел и его!» Тот же Серапион, услышав об одном человеке, что он благочестив, но держится манихейской ереси, оставил любимую пустыню, пошел и нанялся к этому человеку в ра- ботники и служил ему до тех пор, пока не убедил его оставить ересь1. Бывали и такие старцы, которые даже продавали себя, чтобы выручить другого из беды.

    Да и вообще, многие пустыни процветали подвижни- ками, подобными Агафону и Серапиону. А часто ли в мире встретишь подобную любовь?

    * * *

    Но довольно. Думается, что сказанного достаточно, чтобы видеть всю высоту и величие подвижнической жизни и всю несправедливость нареканий на нее. Великое часто подвергается насмешкам и порицанию со стороны людей мелких. Удивляться ли, что и св. подвижники испытывают ту же участь от людей, ко- торые, невзирая на свою скудость и слабость понятий о предме- тах духовной жизни, берутся судить и отвергать то, чего и сами не понимают. Еще апостол Павел сказал, что душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием и не может разуметь, ибо о сем надобно судить духовно (1 Кор. 2, 14). А кто судит духовно, тот не затруднится при- ложить к св. подвижникам слова того же Апостола: по пустыням и горам, по пещерам и ущелиям земли скитались в милотях и козиих кожах, терпя недостатки, скорби и озлобления, те люди, которых весь мир не был достоин (Евр. 11, 37–38).
    _____________________________
    1 То же делали и другие подвижники. Так, прп. Пафнутий (Гераклейский), услышав о некоей великой грешнице Таисии, губившей и себя, и других сво- ею красотою, покинул пустыню, явился к ней и умолил ее оставить путь гре- ха. Рассказ об этом, исторически искаженный, передается во французском романе «Александрийская куртизанка», который в переводе на русский язык был приложен к «Историческому вестнику» за 1891 г. – Прим. авт.

    Слово в Успенском соборе Московского Кремля по принятии жезла святителя Петра митрополита 21 ноября 1917 года

    Устроением промышления Божия мое вхождение в сей соборный патриарший храм Пречистыя Богоматери совпадает со всечестным праздником Введения во храм Пресвятыя Бо- городицы. «Сотвори архиерей Захария вещь странну и всем удивительну, егда введе Отроковицу в самую внутренную скинию, во святая святых, сие же сотвори по таинственному Божиему научению» (Четьи-минеи, 21 ноября). Дивно для всех и мое – Божиим устроением – нынешнее вступление на патри- аршее место после того, как свыше 200 лет стояло оно пусто. Многие мужи, сильные словом и делом, свидетельствованные в вере, – мужи, которых весь мир не был достоин, не получили, однако, осуществления своих чаяний о восстановлении патри- аршества на Руси, не вошли в покой Господень, в обетованную землю, куда направлены были их святые помышления, ибо Бог прозрел нечто лучшее о нас (Евр. 11, 39–40).

    Но да не впадем от сего, братие, в гордыню. Один мысли- тель, приветствуя мое недостоинство, писал: «Может быть, дарование нам патриаршества, которого не могли увидеть люди, более нас сильные и достойные, служит указанием проявления Божией милости именно к нашей немощи, к бедности духов- ной». А по отношению ко мне самому дарованием патриарше- ства дается мне чувствовать, как много от меня требуется и как многого до сего мне не достает. И от сознания сего священным трепетом объемлется ныне душа моя.

    Подобно Давиду, и я мал бех в братии моей, а братии мои – прекрасны и велики, но Господь благоволил избрать меня (Пс. 151, 1–5). Кто же я, Господи, Господи, что Ты так возвеличил меня, Ты знаешь раба Твоего и что может сказать Тебе. И ныне благослови раба Твоего (2 Цар. 7, 18, 20, 29). Раб Твой среди народа Твоего, столь многочисленного, – даруй же мне сердце разумное, дабы мудро руководить народом по пути спасения (3 Цар. 3, 8–9). Согрей сердце мое и любовию к чадам Церкви Божией и расшири его, да не тесно будет им вмещаться во мне. Ведь архипастырское служение есть по преимуществу служение любви. Горохищное обрет овча, ар- хипастырь подъемлет е на рамена своя.

    Правда, патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди бурь, раздирающих горы и сокрушающих скалы, среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Веро- ятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам прещения для вразумления непокорных и для восстановле- ния порядка церковного. Но как в древности пророку Илии явился Господь не в буре, не в трусе, не в огне, а в прохладе, в веянии тихого ветерка, так и ныне на наши малодушные укоры: «Господи, сыны российские оставили завет Твой, раз- рушили Твои жертвенники, стреляли по храмам и кремлевским святыням, избивали священников Твоих», – слышится тихое веяние словес Божиих: «Еще семь тысяч мужей не пре- клонили колен пред современным Ваалом и не изменили Богу истинному» (3 Цар. 19, 10–12, 14, 18).

    И Господь как бы говорит мне так: иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, овец поистине жалких. Паси их и для сего возьми жезл сей, жезл благоволения (Зах. 11, 7). С ним потерявшуюся отыщи, угнан- ную возврати, пораженную перевяжи, больную укрепи, раз- жиревшую и буйную истреби, паси их по правде (Иез. 34, 16).

    В сем да поможет мне Сам Пастыреначальник, молитва- ми и предстательством Пресвятыя Богородицы и святителей Московских, Бог да благословит всех вас благодатию Своею. Аминь.

    Грамота по случаю вступления на Патриарший Престол

    Смиренный Тихон, Божиею милостию Патриарх Москов- ский и всея России, преосвященным архиереям, благоговей- ным иереям, честным инокам и всему православному народу о Господе радоватися.

    Ныне всем возвещаем, что волею Божиею вступили мы на священный Престол Патриарший. Преподаем чадам Право- славной Российской Церкви в великие праздники сии Рожде- ства Господа нашего Иисуса Христа и Крещения Его в водах Иорданских патриаршее благословение.

    Деянием Священного собора Российской Православной Церкви в граде Москве, в лето от воплощения Бога Слова ты- сяча девятьсот семнадцатое, в согласии с Божественными пра- вилами церковными, определено было возвратить вдовствую- щей Церкви Российской законного ее главу, коего, попущением Божиим, она лишена была более двух столетий, и вновь явить представителя ее в Церкви Вселенской. Соборным избранием наименованы иерархи, коих воля соборная предопределяла к сему уделу, дабы Промысл Божий из них указал избранника. Божественным жребием нам повелено было приять на себя ве- ликое и страшное служение. Преклоняя покорную выю, да со- вершится воля Божия, молим и вас попечительною любовию понести с нами сие тяжелое бремя и ею восполнить человече- скую немощь нашу. О себе же ведаем, что сила Божия и в немощах совершается, и уповаем, что восстановлением патриар- шества явлена новая милость Господня к Церкви Российской.

    В годину гнева Божия, в дни многоскорбные и многотруд- ные, вступили мы на древлее место патриаршее. Испытание из- нурительной войны и гибельная смута терзают Родину нашу, скорби и от нашествия иноплеменников и междоусобные брани. Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная. Затем- нились в совести народной христианские начала строительства государственного и общественного, ослабела и самая вера, не- истовствует беспощадный дух мира сего. Но среди свирепею- щей бури слышится верному сердцу слово Господа: «Что тако страшливи есте? Како не имате веры?» (Мк. 4, 40), и чаем спа- сения от Божественного прещения ветру и морю бушующему:
    «молчи, престани» (4, 39). От небрежения чад своих, от хладно- сти сердец страждет наша Святая Церковь, а с нею страждет и наша Российская держава. Но имеет с нами святых печальников и молитвенников за Русскую землю. И в народе православном не все преклонили колена пред Ваалом; они неотступно взы- вают ко Господу о спасении. Ныне потребно сие дерзновение веры, бестрепетное ее исповедание во всяком слове и делании. Да возгорится пламя светоча вдохновения в Церкви Российской, да соберутся силы, расточенные во безвремении. Пусть верные чада в союзе любви соединяются с архипастырями и пастырями своими и вкупе являют служение в духе и силе. Молим Госпо- да сил о ниспослании вам сей ревности к делу Божию, нам же благодати, укрепляющей к неукоризненному служению перво- святительскому, к любви отеческой к чадам церковным.

    Благословение Господне да будет со всеми вами, молитва- ми Богородицы и святых отец наших Петра, Алексия, Ионы, Фи- липпа, Ермогена, святителей Московских и чудотворцев, и всех святых, в Российстей земле от века богоугодивших. Аминь.

    Смиренный Тихон Патриарх Московский и всея России.

    18 декабря 1917 г.

    Москва

    Послание к епископам Грузинского экзархата, отделившимся от Русской Православной Церкви

    Тихон, Божиею Милостью Патриарх Московский и всея России.

    Преосвященные епископы бывший Полоцкий и Витеб- ский Кирион, Гурийско-Мингрельский Леонид, Имеретин- ский Георгий, Горийский Антоний и Алавердский Пирр!1 Бог мира да будет со всеми вами (Рим. 15, 33). Священным для себя долгом почитаем обратиться к вам со словом правды и любви.

    Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия как в государственном, так и в церковном отношении соеди- нилась с Россией под одною общею и гражданскою, и цер- ковною властию2. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду. Напро- тив, в распоряжении Святейшего Синода имеется много дан- ных, исходящих и от грузинского народа, для доказательства благоплодности его управления в епархиях Закавказья. Са- мим грузинским духовенством в лице преосвященного Кири- она, ныне «грузинского католикоса», в его «Краткой истории Грузинской Церкви в XIX столетии» засвидетельствовано, что присоединение Грузии к России послужило источником возрождения находившейся в упадке церковной жизни в Гру- зии. Лишь в 1905 г. обнаружились попытки к восстановле- нию автокефалии Грузинской Церкви, и вам, преосвященные епископы, хорошо известно, что в 1906 г. Святейший Синод постановил перенести на обсуждение предстоявшего Помест- ного собора Русской Церкви, наряду со многими предметами из области высшего церковного управления, и вопрос о гру- зинской автокефалии, который, по каноническому порядку, и должен быть решен только Собором Православной Русской Церкви.
    _____________________________
    1 Епископы-грузины, провозгласившие автокефалию Грузинской Церкви: Ки- рион (Садзаглишвили, Садзагелов, Садзагелли), архиепископ Мцхетский и Тбилисский, Католикос-патриарх всея Грузии (1855–1918), епископ Полоцкий и Витебский с 1915, до того находился под арестом по обвинению в убийстве Экзарха Грузии Никона (Софийского); Леонид (Окропидзе), епископ Гурийско- Мингрельский, Католикос-патриарх всея Грузии с 1918 г. (1861–1921); Георгий (Аладашвили), епископ Имеретинский (1849 – между 1925 и 1928); Антоний (Георгадзе), епископ Горийский, второй викарий Грузинской епархии (1867–1918); Пирр (Окропидзе), епископ Алавердский (1874–1922).
    2 Вхождение Грузии в состав России проходило с 1783 г., когда был под- писан Георгиевский трактат с Картли-Кахетинским царством, и до 1810 г., когда в состав России вошло Имеретинское царство. В 1811 г. Грузинская Церковь была преобразована в Грузинский Экзархат Российской Право- славной Церкви.

    Но в путях Божественного Промысла время созва- ния Поместного собора Русской Церкви было предначертано лишь в 1917 году. И слава и благодарение Господу! – Священ- ный собор Русской Церкви в составе целого сонма иерархов, представителей клира и мирян от всех епархий собрался и совершил, с помощью Божией, многие важные деяния и, в частности, восстановил патриаршество в Русской Церкви и совершил наше избрание на патриарший Престол Москов- ский и всея России. На сей Священный Всероссийский собор, по силе обнародованного положения о его созыве, приглаша- лись и епископы Гурийско-Мингрельский и Имеретинский вместе с другими представителями кавказских епархий, но, к великому нашему сожалению, они уклонились от участия в деяниях Собора, как и вообще все вы, преосвященные епи- скопы, вместо того, чтобы принести свои пожелания и стрем- ления к самостоятельности в церковном отношении на суд Всероссийского Священного собора и, оставаясь в единении веры и любви с Православною Русскою Церковью, ожидать ее соборного решения, порвали с нею всякие сношения во- преки каноническим правилам и совершили целый ряд само- чинных деяний.

    Еще 12 марта 1917 года вы, «Епископы, клир церковный и представители мирян; собравшись в Мцхете, в католикосском всея Грузии храме Двенадцати Апостолов, – как говорится в одном составленном вами документе, – единогласно и единодушно постановили – с этого момента считать вос- становленным автокефальное церковное управление Грузии и, пока произведены будут канонические выборы католикоса Грузинской Церкви, местоблюстителем его назначить пре- освященного Леонида, епископа Гурийско-Мингрельского, и при нем для управления Церковию, под его председатель- ствованием, учредить временное управление Грузинской Церкви в составе духовных и светских лиц». Тогда же вы заявили Экзарху Грузии, архиепископу Карталинскому и Кахетинскому Платону1, что он «юридически и фактически перестает быть Экзархом Грузии, архиепископом Карта- линским и Кахетинским и лишается права распоряжаться грузинскими епархиями». Порвав канонические отношения с Православною Русскою Церковью, вы поспешили исхло- потать у Временного Правительства особое постановление от 27 марта относительно автокефалии Грузинской Церкви.

    И хотя в этом постановлении было сказано, что Временное Правительство не касается канонической стороны восста- новления автокефалии Грузинской Церкви и выражает твер- дую уверенность, что «закрепление церковно-канонических основ акта самоопределения Грузинской Церкви» совершит- ся «в духе церковного мира и любви, по сношении Церкви Грузинской с Православною Русскою Церковью», вы, одна- ко, продолжали пребывать вне всякого общения с Русскою Церковью, не признавали канонической над собою власти Святейшего Синода и действовали с полным пренебрежени- ем к русскому церковному представительству в Закавказье. Одновременно вами допускались разные нарушения цер- ковного порядка в епархиях с русским православным насе- лением и по отношению к тамошним русским деятелям на поприще управления и просвещения и совершались захваты принадлежащего русским учреждениям имущества. Ваши неканонические действия завершились 8 сентября избранием епископа Русской Церкви, преосвященного Кириона, Католикосом всея Грузии, открытием новых митрополичьих и епископских кафедр и возведением на них подчиненных Святейшему Синоду епископов и архимандритов.
    _____________________________
    1 Платон (Рождественский), митрополит Североамериканский и Аляскинский (1866–1934), церковный, политический и общественный деятель, с 5 декабря 1915 г. архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии.

    Вот те печальные события, которые послужили осно- ванием разделения в Русской Церкви, создали отчуждение закавказских епархий от высшей церковной власти в нашем Отечестве, породили церковную смуту и великий церковный соблазн и наполнили души всех преданных сынов Право- славной Церкви великою скорбию. Ибо все эти деяния над- лежит признать противоканоническими и весьма опасными для церковного благочиния и порядка. И вы, преосвященные епископы, не можете в глубине своего сознания найти оправ- дание вашим неканоническим деяниям. Прежде всего все вы получили хиротонию по избранию Святейшего Синода и от русских иерархов, все вы были архипастырями Русской Церк- ви и дали при хиротонии клятвенное обещание подчиняться и повиноваться ее власти. Как же вы исполнили данное вами торжественное обещание? Вы изменили своей присяге, нару- шили обязанность церковного послушания и создали разделе- ние в Церкви. Будучи викариями или полусамостоятельными епископами, вы отвергли власть своего кириарха, архиепи- скопа Карталинского и Кахетинского Платона, уклонились от повиновения ему, самочинно прекратили возглашать его имя за богослужением; без разрешения Святейшего Синода и своего кириарха вы созвали церковный собор, самовольно вторглись в церковную область, подчиненную вашему кири- арху, совершали вне пределов своих епархий рукоположения и вершили другие церковные дела. Все такие действия осуж- даются канонами Вселенской Церкви. Именно, 2-е правило II Вселенского собора ясно говорит: «Не быв приглашены, епископы да не приходят за пределы своей области для ру- коположения или какого-либо другого церковного распоря- жения». О том же повелевает и 9-е правило Антиохийского собора: «В каждой области епископам должно ведати еписко- па, в митрополии начальствующего и имеющего попечение о всей области, так как в митрополию отовсюду стекаются все, имеющие дела.

    Посему рассуждено, чтобы он и честию преимуществовал, и чтобы прочие епископы ничего особен- но важного не делали без него, по древле принятому от отец наших правилу, кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащей каждому из них, и до селений, состоящих в ее пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епар- хии, и да управляет ею с приличествующею каждому осмо- трительностию, и да имеет попечение о всей стране, состоя- щей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творити без епископа митрополии, а также и сей без согласия прочих епископов». 13-е правило Антиохийского собора устанавливает взаимные отношения епископов и их кириарха: «Ни который епископ да не дерзает из единыя епархии переходити в другую, ни поставляти кого- либо в церкви ее для совершения священнослужения, ниже приводити с собою других; разве прибудет, быв призван гра- мотами митрополита и сущих с ним епископов, в область ко- торых приходит. Аще же никем не быв призван, вне порядка пойдет для рукоположения некоторых, и для устроения цер- ковных дел, до него не принадлежащих: то все содеянное им да будет недействительным: и он за бесчиние свое и за без- рассудное начинание да понесет приличное наказание чрез немедленное извержение из своего чина святым Собором». И Собор не может быть созван без разрешения кириарха. 16-е правило Антиохийского собора говорит: «Совершенный Со- бор есть тот, на котором присутствует с прочими (епископа- ми) и митрополит» (ср. 8-е правило VI Всел. собора). Кроме того, 35-е правило святых апостолов повелевает: «Епископ да не дерзает вне пределов своей епархии творити рукоположе- ния во градех и селах, ему не подчиненных. Иначе да будет извержен и он, и постановленный от него». Кроме того, 14-е правило Двукратного собора предписывает: «Аще который епископ, поставляя предлогом вину своего митрополита, прежде соборного рассмотрения отступит от общения с ним и не будет возносити имя его, по обычаю, в Божественном тайнодействии; о таковом святый собор определил: да будет низложен, аще токмо обличен будет, яко отступил от своего митрополита и сотворил раскол. Ибо каждый должен ведати свою меру: и ниже пресвитер да не пренебрегает своего епи- скопа, ниже епископ своего митрополита».

    Таким образом, вы, созвавши Собор без ведома и согла- сия Святейшего Синода и вашего кириарха и вторгнувшись в пределы не подчиненной вам церковной области, подвергли себя осуждению церковных канонов.

    Ваше заблуждение состоит и в том, что вы провозгласи- ли церковную автокефалию по способу, который совершенно уклоняется от канонического порядка, установившегося во Вселенской Церкви в делах подобного рода.

    По каноническому порядку требуется согласие и разре- шение кириархальной Церкви на автокефалию другой помест- ной Церкви, которая подчинялась прежде ее юрисдикции. Обыкновенно та Церковь, которая ищет независимости, обра- щается с просьбою к кириархальной Церкви и, на основании данных политического и церковного характера, испрашивает ее согласия на получение автокефалии. Просьба обращается от имени как церковной и гражданской власти страны, так и от народа, с ясно выраженным заявлением о всеобщем и единодушном желании получить церковную независимость. Так было в Греции, Сербии и Румынии, но не так было в Бол- гарии, где возникла хорошо нам известная схизма, и, к сожа- лению, не так было и в Закавказье в 1917 году.

    Канонический порядок еще требует, чтобы кириархаль- ная Церковь на своем Соборе добровольно и на основании по- ложительных и бесспорных данных признала правильным и законным ходатайство того или иного народа или области о церковной независимости, обсудила его во всех подробностях и путем соборного решения провозгласила данную церков- ную автокефалию. Об этом издается особое соборное опреде- ление, которое кириархальною Церковью и сообщается Церк- ви, ищущей автокефалии. О том же кириархальная Церковь особым посланием извещает и все православные поместные автокефальные Церкви, дабы все оне вошли в каноническое общение с новою поместною автокефальною Церковью. Во- обще, только Собор кириархальной Церкви может даровать независимость той или иной поместной Церкви, без Собора же кириархальной Церкви всякие акты провозглашения цер- ковной независимости признаются недействительными и не имеющими канонической силы. В этом состоит коренное тре- бование церковно-канонического порядка и традиции Все- ленской Православной Церкви. Если это требование не со- блюдается, Церкви угрожает схизма. Церковная автокефалия не может быть приобретена ни в силу соборного определения только той Церкви, которая ищет автокефалии, ни в силу по- становления гражданской власти.

    Так, Церкви Элладская и Румынская, первоначально объявившие свою независимость лишь по определению местных соборов, должны были по- том искать своей автокефалии лишь от Константинопольской Церкви. С другой стороны, султанский фирман 1870 года не дал Болгарской Церкви общепризнанной во Вселенской Церк- ви автокефалии. И было бы ошибкою полагать, что Грузин- ская Церковь, как имевшая до присоединения Грузии к России независимость, находится на особом и исключительном поло- жении в деле восстановления своей автокефалии. И Церкви Сербская и Болгарская прежде были независимы, однако в XIX веке оне, как потерявшие свою древнюю автокефалию и находившиеся под юрисдикцией Константинопольской Церк- ви, искали своей независимости от этой последней – одна каноническим порядком, а другая противоканоническим. И епархии Закавказья, как более столетия входившие в состав Русской Церкви, должны в деле приобретения независимости подчиниться общему каноническому порядку. Об этом гово- рит и постановление Временного Правительства, на котором вы, преосвященные епископы, основываете грузинскую авто- кефалию. Но вы не только уклонились от духа мира и любви, но и нашли излишним вступить в сношения с Русскою Цер- ковью по важнейшему церковному вопросу.

    Указав ваши заблуждения и ошибки, предлагаем вам, преосвященные епископы, подчиниться требованию цер- ковных правил и, следуя каноническому порядку, явиться на Всероссийский Священный собор и, сознав свои заблужде- ния, предать свои вожделения об автокефальном устроении Грузинской Церкви на суд сего Всероссийского собора, дабы вам не подвергнуться суду канонов и не подпасть великому и тяжкому греху отчуждения от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

    Умоляем вас, братие, именем Господа нашего Иисуса Христа: да не будет между нами разделений и да будем все мы соединены в одном духе и в однех мыслях (1 Кор. 1, 10). Станем на путь мира и взаимной любви и совместно обсудим создавшееся положение. Пастыреначальник Христос и Корм- чий Церкви Святый Дух да вразумят нас найти на основании канонов выход, приемлемый для нас и для вас, и устроить церковную жизнь обоих единоверных народов к их общей пользе и славе Божией. Возлюбим друг друга да единомыс- лием исповемы Отца и Сына и Святого Духа, Троицу едино- сущную и нераздельную.

    Смиренный Тихон Патриарх Московский и всея России, № 3. 29 декабря 1917 г.

    Москва

    Новогоднее слово (1 января 1918 года)

    Минувший год был годом строительства Российской дер- жавы. Но увы! Не напоминает ли он нам печальный опыт вави- лонского строительства?

    На всей земле был один язык и одно наречие. И сказали люди: построим себе город и башню высотою до небес и сде- лаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которую строили сыны человеческие. И сказал Господь: Сойдем и смешаем там язык их так, чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле (Быт. 11, 1, 4–5, 7–8). Не угод- но было Господу строительство вавилонское, противно планам Божественного домостроительства. «Сотворим себе имя», – не напоминает ли это желание наших прародителей быть яко боги (Быт. 3, 5); и единый дотоле язык смешался в разные наречия, и единый народ разделился на разные племена, враждебные друг другу и истреблявшие одно другое.

    Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущие его, напрасно рано встают и поздно просиживают (Пс. 126, 1–2). Это исполнилось в древности на вавилонских стро- ителях. Сбывается днесь и воочию нашею. И наши строители желают сотворить себе имя, своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир, и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею их постигает та же участь, что и замыслы вавилонян: вместо блага приносится горькое разоча- рование. Желая сделать нас богатыми и ни в чем не имеющи- ми нужды, они на самом деле превращают нас в несчастных, жалких, нищих и нагих (Апок. 3, 17). Вместо так еще недавно великой, могучей, страшной врагам и сильной России, они сделали из нее одно жалкое имя, пустое место, разбив ее на части, пожирающие в междоусобной войне одна другую. Ког- да читаешь «Плач Иеремии», невольно оплакиваешь словами пророка и нашу дорогую Родину.

    Как Господь поверг на землю красу нашу, как разрушил укрепления, как отверг царей и князей наших. Страна, неког- да многолюдная, стала одинока, как вдова, великий между народами князь над областями делается данником. Горько плачет он, и слезы на ланитах его, и нет у него утешителя. Враги его стали во главе, неприятели благоденствуют и враг простер руку на самое драгоценное у него. Воззри, Господи, и посмотри, как мы унижены, и есть ли болезнь, как наша, какая постигла нас. Весь народ вздыхает, ища хлеба, отдает драгоценности свои за пищу, дрова достает за большие деньги, и наследие наше переходит к чужим. Дети просят хлеба и никто не подает им. Евшие сладкое истаевают на улицах и воспитанные на багрянице жмутся к навозу (Иер. 2, 1–2; 1, 1–2, 5, 10–12; 4, 4–5; 5, 2–4). И это в стране, бывшей житни- цею целой Европы и славившейся своими богатствами.

    И вся эта разруха и недостатки от того, что без Бога стро- ится ныне Русское государство. Разве слышали мы из уст на- ших правителей святое имя Господне в наших многочисленных советах, парламентах, предпарламентах? Нет, они полагаются только на свои силы, желают сделать имя себе, а не так, как наши благочестивые предки, которые не себе, а имени Господ- ню воздавали славу. Оттого Вышний посмеется планам нашим и разрушит советы наши. Подлинно праведен Ты, Господи, ибо мы не покорны были Слову Его (Иер. 1, 18).

    Забыли мы Господа! Бросились за новым счастьем, стали бегать за обманчивыми тенями, прильнули к земле, хлебу, к деньгам, упились вином свободы – и так, чтобы всего этого до- стать как можно больше, взяли именно себе, чтобы другим не оставалось. Заботимся о том, что преходит, – прилежати же о душе вещи бессмертней совсем забываем. Оттого и наши забо- ты о создании «храмин и житниц» постигает неудача. Церковь осуждает такое наше строительство, и мы решительно преду- преждаем, что успеха у нас не будет никакого до тех пор, пока не вспомним о Боге, без Которого ничего доброго не может быть сделано (Ин. 15, 5), пока не обратимся к Нему всем серд- цем и всем помышлением своим (Мф. 22, 38). Теперь все чаще раздаются голоса, что не наши замыслы и строительные поту- ги, которыми мы были так богаты в мимошедшее лето, спасут Россию, а только чудо – если мы будем достойны этого.

    Будем же молить Господа, чтобы Он благословил венец наступающего лета Своею благостию, и да будет оно для Рос- сии лето Господне, благоприятное (Ис. 61, 2).

    Патриарх Тихон января 1 дня 1918 г.

    Москва

    Речь на торжественном собрании Священного собора Российской Православной Церкви, посвященном памяти мученически скончавшегося высокопреосвященного Владимира (Богоявленского), митр. Киевского и Галицкого, 15 (28) февраля 1918 года

    Преосвященные архипастыри, отцы и братие.

    То ужасное кошмарное злодеяние, которое совершено было по отношению к высокопреосвященному митрополиту Влади- миру, конечно, еще долго и долго будет волновать и угнетать наш смущенный дух. И еще, надеемся, много и много раз право- славный русский народ будет искать себе выхода из тяжелого со- стояния духа и в молитве, и в других сладостных воспоминаниях о почившем убиенном митрополите. Поэтому вполне естествен- но, достойно и праведно освященный поместный Собор почти сейчас же после получения известия об убиении митрополита решил, чтобы ему, в Бозе почившему митрополиту, посвятить особенное печально-торжественное заседание, которое я ныне и имею честь объявить открытым. Последующие ораторы, без сомнения, с достаточною полнотою исчерпают жизнь и деятель- ность в Бозе почившего митрополита и как архиерея, проповед- ника, и как человека частного. Я позволю себе сказать только не- сколько слов о нем, как члене Святейшего Синода. Мне Господь судил еще лет 15 тому назад заседать с высокопреосвященным митрополитом Владимиром в Святейшем Синоде.

    И тогда, а особенно впоследствии, неоднократно во время таких заседа- ний невольно бросалась в глаза его великая ревность, которая снедала его о Слове Божием, о Доме Божием, о пользе Святой Церкви. Особенно эта ревность его пылала, когда он сделался первенствующим членом Святейшего Синода. Он был верен канонам Святой Православной Церкви, преданиям отеческим и безбоязненно и смело, честно и благородно исповедовал эту сне- дающую его ревность пред всеми, какими бы последствиями это ни сопровождалось. Может быть, некоторым из тех, кои любят сообразоваться с веком, казалось это отсталостью, косностью, неподвижностью, но все истинные сыны Царства Божия оценят эту ревность и верность канонам и преданиям отеческим в Бозе почившего митрополита. Господь за эту ревность увенчал его мученическою кончиною, и на нем исполнилось слово святого апостола Павла, который говорит: «Вам дано не только веровать во Христа, но и пострадать за Него». В Бозе почивший митропо- лит не только имел горячую веру и исповедовал ее, но и мучени- ческою кончиною запечатлел эту веру во Христа.

    Конечно, судя по-человечески, ужасною кажется эта кон- чина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, как высказал на прошлом заседании высо- копреосвященный митр. Антоний1, что эта мученическая кон- чина владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов ве- ликой Матушки-России. Да будет же почившему владыке ми- трополиту Владимиру вечная и признательная память от всех верующих. Вечная ему память, вечная память, вечная память.

    Послание Патриарха, 3 марта 1918 года

    Смиренный Тихон, раб Иисус Христов, волею Божией Патриарх Московский и всея Руси – архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Российской Церкви.

    Возмогайте во Господе и в державе крепости Его, обле- цытесь во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати проти- ву кознем диавольским (Еф. 6, 10–11).
    _____________________________
    1 Антоний (Храповицкий), митрополит Киевский и Галицкий, Первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ) (1863–1936), церковный и общественный деятель, почетный председатель Почаевского отдела Союза Русского Народа. В феврале 1918 г. митрополит Харьковский и Ахтырский.

    В тяжелые дни скорби всенародной приемлю долг вещать вам слово истины и любви: вместе с вами страдаем, вместе с вами скорбим и плачем. К ужасам жизни, полной бедствий, скорбей и лишений, когда голод, холод и страх за свою жизнь сковали помыслы всех одною заботой о нуждах земных, когда в междоусобной кровавой борьбе земля наша, по слову Псал- мопевца, «упоена кровми неповинных сынов и дщерей наших» (Пс. 105, 37), прибавилось ныне еще новое, тягчайшее для лю- бящего Родину сердца русского, горе: тот сильнейший враг, с которым уже более трех лет вел русский народ кровавую брань, в борьбе с которым погибли целые миллионы лучших сынов русской земли, ныне устремляясь со своей боевой силой в глу- бину нашей Родины, чтобы овладеть и «главою» и «сердцем» ее, с неслыханной дерзостью шлет нам свои требования и пред- писывает принять самые позорные условия мира. И позор со- вершился: условия приняты1... Куда же девалась былая мощь нашей Родины? Где вы, верные сыны ее, где вы, люди ратные, прежде грудью своей защищавшие землю родную? Неужели все вы погибли в кровавой борьбе, все полегли на полях боевых?

    Или, быть может, нет у вас уже больше орудий в руках, нет у вас силы в мышцах, нет огня пылкого в сердце? Ведь гремят же орудия смерти во взаимной братоубийственной брани; ведь в жестоких кровавых боях, только не с врагами Отчизны, а с братьями же вашими по крови и вере, проявляется и сила мышц ваших, и пламенная ревность вашего сердца... А с поля ратного, пред лицом врага иноземного, бежите вы с оружием в руках, чтобы этим же оружием расстреливать друг друга в междоусоб- ной борьбе... Поистине, «осквернися земля наша в делех ваших и заблудились вы в начинаниях своих» (Пс. 105, 39). Иссякли в вас не крепость телесная, даже и не мужество духа вашего, а исчез- ла любовь к земле родной, погасло в сердцах ваших пламя веры святой – той святой веры, которая воодушевляла предков ваших проливать кровь за Отчизну свою и на всем протяжении тысяче- летнего бытия Русской земли воздвигала среди них мужей силы и духа, достойных вечной и славной памяти в потомстве.
    _____________________________
    1 3 марта 1918 г. представители Советского правительства подписали условия Брестского мирного договора с Германией, по условиям которого от России отторгались Украина, Прибалтика, Финляндия, Карсская и Батум- ская обл. на Кавказе.

    А ныне... позором покрылась наша Родина, и невольно припоминается слово древнего церковного витии, рисовав- шего картину злого татарского ига: «Кровь и отец и братий наших, аки вода многа, землю напои; воевод наших крепость исчезе; храбрыи наши, страха напольшеся, бежаша; множай- ша же братия и чада наша в плен ведени быша; величество наше смирися, красота наша погибе, богатство наше инии наследоваша, земля наша иноплеменником достояние бысть. В поношение быхом живущим в скрай земли нашея, в по- смех быхом врагом нашим...» (сл. Серапиона Владимирского, XIII в.1). С какой поистине изумительной точностью повтори- лись в наши дни ужасы древнего русского лихолетья! Поис- тине, и днесь, как и прежде, за неверствие наше, за необуздан- ное своеволие сынов века сего, забывших совершенно святой, христианский долг любви к Родине, – «разгневася яростию Господь на люди своя и омерзи достояние свое и предает ны в руки врагов наших, да возобладают нами ненавидящие нас» (Пс. 105, 40–41).

    Где же спасение от гибели? У кого и в чем искать избав- ления от бед и напастей?

    Исстрадавшиеся сыны Родины нашей готовы даже мало- душно кинуться в объятия врагов ее, дабы искать среди них и под их властию успокоения жизни общественной, прекра- щения ее ужасов. Горе той власти, которая довела русских людей до такого отчаяния! Но не здесь наше спасение, не от врагов надо ждать избавления; им только приятны все наши нестроения и раздоры, они только и стремились к тому, чтобы посеять в нашей жизни семена вражды и междоусобий вну- тренних, дабы обессилить воинство наше и тем сокрушить могущество Русской земли. Нет, не туда, не во вражеский стан устремляйте взоры свои, все жаждущие мира и спокой- ствия для нашей Отчизны. «Внегда скорбети нам, Господа призовем» (Пс. 17, 7). Только «Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех, обретших ны зело» (Пс. 45, 2). Но будьте достойны милости Господней: «обратитеся ко Мне, глаголет Господь, и спасетеся» (Ис. 45, 22).
    _____________________________
    1 Серапион Владимирский (?–1275), церковный деятель и духовный писа- тель, игумен Киево-Печерский, в последний год жизни епископ Владимир- ский. Автор обличительных «Слов».

    Первее всего – прекратите взаимные распри и междоусобную брань, «измыйте руки ваша крови исполненные и научитеся добро творити» (Ис. 1, 16–17). Оставивши злобу и вражду взаимную, возлюбите кийждо ближнего своего; богатые, кормите и одевайте нищих, бедные и убогие, не злобствуйте на имущих достаток, «не ожесточайте сердец ваших» (Евр. 3, 8), не кляните жребия своего и «довольни бу- дете оброки вашими» (Лк. 3, 14). Наипаче же «мир Божий да водворится в сердцах ваших» (Кол. 3, 15).

    При таком истинно христианском настроении вашего сердца не страшны вам будут никакие козни вражеские. Пусть даже враг сильнейший и пленит на время ваши города и селе- ния: вы примите сие как выражение гнева Божия, на вас низве- денного волею Провидения за прошлое, и в глубоком чувстве искреннего сердечного покаяния почерпнете силу для своего духовного возрождения в будущем, но возрождения, возмож- ного только под сению святой Церкви Православной, под мощ- ной защитой оружия веры Христовой.

    «Возмогайте во Господе и в державе крепости Его; об- лецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским».

    Тихон, Патриарх Московский и всея России

    Послание Святейшего Патриарха Тихона, 5 марта 1918 года

    Смиренный Тихон, Божиею милостию Патриарх Московский и всеяРоссии, возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской

    Посрамились мудрецы, сму- тились и запутались в сеть; вот, они отвергли слово Господне; в чем же мудрость их... Они гово- рят: мир, мир! а мира нет (Иер. 8, 9, 11)

    Благословен мир между народами, ибо все братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уго- товал Он Свои неисчислимые блага. И Святая Церковь непре- станно возносит молитвы о мире всего мира, уповая, что восто- ржествует на земле правда Христова и соединит враждующих братьев в единое стадо под водительством единого Небесного Пастыря. И несчастный русский народ, вовлеченный в братоу- бийственную кровавую войну, нестерпимо жаждал мира, как некогда народ Божий жаждал воды в палящей зноем пустыне. Но не было у нас Моисея, который бы напоил свой народ чу- додейственной водой, и не ко Господу, Своему Благодетелю, воззвал народ о помощи, – явились люди, отрекшиеся от веры, гонители Церкви Божией, и они дали народу мир.

    Но тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ?

    Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и от- даются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, мир, по которому даже искони право- славная Украйна отделяется от братской России и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Россий- ской, мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, – такой мир не даст народу желанного отдыха и успо- коения, Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери.

    А между тем у нас продолжается все та же распря, гу- бящая наше Отечество. Внутренняя междоусобная война не только не прекратилась, а ожесточается с каждым днем. Го- лод усиливается, и, чтобы ослабить его, грозят даже изгонять из столиц мирных жителей, не знающих, где им преклонить главу. Рабочим угрожает лишение заработка, возвращающиеся из полков воины не находят работы. Умножаются грабежи и убийства, и для борьбы с ними население часто прибегает к ужасному самосуду. Устранит ли объявленный мир эти вопиющие к небу не- строения? Не принесет ли он еще бóльших скорбей и несча- стий? Увы, оправдываются слова пророка: «Они говорят: мир, мир, а мира нет». Нет мира и нет радости, спутницы мира.

    Святая Православная Церковь, искони помогавшая рус- скому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и раз- ложения. По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа на- шего Иисуса Христа, поставленные на великое и ответственное служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу пре- емника древних собирателей и строителей земли Русской, свя- тителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена, мы при- зываемся совестию своею возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить пред всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир. Этот мир, принужденно подписанный от имени русского народа, не приведет к братскому сожительству народов. В нем нет залогов успокоения и примирения, в нем посеяны семена злобы и человеконенавистничества. В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества. Может ли примириться рус- ский народ с своим унижением? Может ли он забыть разлучен- ных от него по крови и вере братьев? И Православная Церковь, которая не могла бы не радоваться и не возносить благодар- ственного моления Господу Богу за прекращение кровопроли- тия, не может теперь иначе, как с глубокой скорбью, взирать на эту видимость мира, который не лучше войны.

    К тебе же, обольщенный, несчастный русский народ, сердце мое горит жалостию до смерти. Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое (Иер. 2 гл., 11 ст.) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще больших скорбей. Не радоваться и торжествовать по поводу мира призываем мы вас, православные люди, а горько каяться и молиться пред Господом.

    Братие! Настало время покаяния; наступили святые дни Великого поста. Очиститесь от грехов своих, опомни- тесь, перестаньте смотреть друг на друга как на врагов и разделять родную страну на враждующие станы. Все мы – братья, и у всех нас одна мать – родная Русская земля, и все мы чада одного Отца Небесного, Которого молим: «Отче наш, остави нам долги наша, яко же и мы оставляем долж- ником нашим». Пред лицем страшного свершающегося над страной на- шею суда Божия соберемся все вокруг Христа и Святой Его Церкви. Будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наша братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божи- им, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенные.

    Взываю ко всем вам, архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с проповедью покаяния, с призы- вом к прекращению братоубийственных распрей и раздоров, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению.

    Убеждайте всех усердно молиться Господу, да отвратит Он праведный гнев Свой, грех наших ради на ны движимый, да укрепит наш расслабленный дух и да восставит нас от тяжкого уныния и крайнего падения. И милосердый Господь сжалится над грешной русской землей и помилует ее ради святых угодников Божиих, наипаче же Заступницы усердной рода христианского, молитвами коих да снизойдет на вас бла- гословение Божие. Аминь.

    Тихон, Патриарх Московский и всея России

    5 (18) марта 1918 года.

    Москва

    Послание Святейшего Патриарха Тихона, 19 января 1918 года

    Смиренный Тихон Божиею Милостию Патриарх Московский и всея России, возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской

    Да избавит нас Господь от на- стоящего века лукавого (Гал. 1, 4)

    Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на ис- тину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви хри- стианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубий- ственной брани.

    Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближ- ним: ежедневно доходят до нас известия об ужасных и звер- ских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно ис- полняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полага- ли на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при днев- ном свете, с неслыханною доселе дерзостию и беспощадной жестокостию, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окра- инах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и пр.).

    Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезнен- ною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. Апостола: согрешающих пред всеми обличай, да и прочие страх имут (1 Тим. 5, 20).

    Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые рас- правы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной, и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

    Властью, данною нам от Бога, запрещаем вам присту- пать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению свое- му принадлежите к Церкви Православной.

    Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церк- ви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода чело- веческого в какое-либо общение: измите злаго от вас самех (1 Кор. 5, 13).

    Гонение жесточайшее воздвигнуто и на Святую Цер- ковь Христову: благодатные Таинства, освящающие рож- дение на свет человека или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужны- ми, излишними; святые храмы подвергаются или разруше- нию чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые ве- рующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властели- нами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народ- ным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви Православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учите- лей веры, признаются излишними и обращаются или в учи- лища безверия, или даже прямо в рассадники безнравствен- ности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа... И, наконец, власть, обещавшая водво- рить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми, и в частности – над Святою Церковью Православной.

    Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на нее врагов неистовых?

    Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери вашей.

    Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоя- нием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителя- ми новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

    А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого Апостола: Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? (Рим. 8, 35).

    А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одно- го часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностию зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных бор- цов, которые силе внешней противопоставят силу своего свя- того воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей.

    Тихон, Патриарх Московский и всея России

    января 19-го 1918 г.

    СВЯТИТЕЛЬ МИТРОПОЛИТ МАКАРИЙ (ПАРВИЦКИЙ-НЕВСКИЙ)
    (14.X.1835–16.II[1.III].1926)

    фото
    Михаил Андреевич Парвицкий-Невский родился в с. Шапкино Ковровского уезда Владимирской губернии в бедной многодетной семье пономаря Андрея Ивановича Пар- вицкого. В конце 1843 г. крайняя нищета вынудила семью отправиться в Сибирь (в Тобольск, затем в с. Верх-Ануйское Томской епархии). Закончил в числе лучших учеников То- больскую духовную семинарию (1854), получив почетное прозвание «Невский», но вместо продолжения карьеры предпочел отправиться миссионером в глухие и дикие места Ал- тая. В 1855 г. Макарий поступил в состав Алтайской духовной миссии (миссионерский подвиг продолжался почти сорок лет). Образцом миссионерского служения он всегда считал основа- теля миссии архимандрита прп. Макария (Глухарева), подвигу которого и стремился подражать. Приняв монашество (16 марта 1861 г.), был наречен именем основателя миссии. 19 марта рукоположен во иеромонаха. Много потрудился над устрое- нием новой православной святыни на Алтае – Благовещенско- го Чулышманского мужского монастыря. Чтобы сблизиться с коренными жителями, Макарий изучил алтайские языки, до- сконально ознакомился с местными обычаями. При участии педагога Н. И. Ильминского и крещеного инородца Чевалкова о. Макарий перевел на алтайские языки различные богослужебные труды: «Литургия Иоанна Златоуста»; «Священная история Нового Завета»; «Евангелия воскресные, утренние и праздничные» и др. Составил и издал «Алтайско-русский букварь» (1868) и «Грамматику алтайского языка» (1869). Для алтайцев-мирян написал сборник собственных духовных сти- хов «Лепта». В 1908 г. предпринял капитальный труд перево- да на алтайский язык всего Четвероевангелия. Его катехизи- ческие труды неоднократно переиздавались. 29 июля 1871 г. о. Макарий был возведен в сан игумена, с 1875 г. он – помощ- ник начальника Алтайской миссии, с 1883 г. – начальник мис- сии в сане архимандрита.

    Молва о миссионерской деятельности о. Макария разо- шлась далеко по России. Его усилиями при Алтайской миссии было открыто свыше 60 школ для инородцев, многочисленные приюты и братства, учрежден женский Телецкий монастырь. Он покровительствовал православным обществам трезвости, создал целую школу алтайских миссионеров. Еще в 80-е гг. XIX в. о миссионерских трудах о. Макария стало известно обер-прокурору Св. Синода К. П. Победоносцеву, а через него императору Александру III. Когда к о. Иоанну Кронштадтско- му приезжали сибиряки, то он говорил им: «Что вы ко мне ез- дите, ведь у вас есть свой Макарий, который лучше меня молитвенник». В народе Макария прозвали «апостолом Алтая» и «сибирским столпом Православия».

    В 1884 г. хиротонисан во епископа Бийского, викария Томской епархии, с 1891 г. – епископ Томский и Семипала- тинский, в 1905 г. получил сан архиепископа, с 1908 г. – архиепископ Томский и Алтайский. Его деятельность вызывала ненависть в среде местных сектантов и ссыльных револю- ционеров. Несколько раз владыку пытались убить, а 22 мая 1886 г. был подожжен архиерейский дом, сгорели ценная библиотека, архив миссии, здание Катехизаторского училища, однако епископ Макарий спасся.

    В годы революционной смуты он – один из идеологов и активнейших участников черносотенного движения в Си- бири, почетный председатель Томского губернского отдела СРН. 1 января 1905 г. на страницах «Томских епархиальных ведомостей» он выступил с предостережением против ломки русских государственных устоев и «обычаев доброй русской старины» в угоду новомодным западным учениям: «Ныне ста- рые русские прекрасные обычаи изъемлются из употребления, как старая дорогая мебель выносится из дома потому только, что она стара, не отвечает последней моде, и заменяются ново- модной, хотя часто и весьма непрочной. При этом настоящее золото заменяется поддельным, прочный материал слабым. Безразборчивой переменой обычаев расшатывают устои доро- гого нашего Отечества. Желающие совершить ломку уставов, обычаев и порядков церковной, общественной и государствен- ной жизни хотят делать это все во имя каких-то своих новых мировоззрений». Постоянный лейтмотив многих печатных и устных выступлений владыки в эти годы – идея единения всех русских людей на основе идеалов Православия, Самодержавия и Народности. Эти идеалы он неустанно проповедовал во вре- мя своих частых поездок по епархии и встреч с верующими и клиром. В октябре 1905 г. епископ Макарий напутствовал и благословил решительное выступление томских монархистов, приведшее к полному разгрому местных антигосударственных сил. Владыка оказывал моральную поддержку кандидатам от монархических партий при выборах в Государственную думу.

    19 августа 1912 г. при активном содействии архиепископа Макария в Томске состоялось открытие патриотической газеты «Томский вестник». Его статьи по различным вопросам общественной и церковной жизни неоднократно публиковали «Мо- сковские ведомости». «Освободительная печать» регулярно организовывала против «столпа сибирского черносотенства» шумные клеветнические кампании, публикуя на «мракобеса Макария» всевозможные грязные пасквили.

    Назначение 25 ноября 1912 г. архиепископа Макария митрополитом Московским и Коломенским было воспринято с радостью в монархических кругах. Одновременно он стал членом Св. Синода. С 1913 г. – почетный член С.- Петербургской духовной академии. Человек скромной жизни и суровый аскет, митрополит Макарий всеми силами пытал- ся повернуть церковную жизнь предреволюционной Москвы в русло патриархального благочестия, постоянно встречая сильное противодействие.

    После Февральского переворота 1917 г., в первый день своего назначения, революционный обер-прокурор Св. Синода В. Н. Львов в бесцеремонной форме потребовал от митрополита Макария оставить Московскую кафедру, что было совершенным беззаконием с точки зрения всех церковных канонов. За отказ подчиниться и попытку обратиться с печат- ным воззванием к верующим Москвы митрополит Макарий был немедленно арестован и сослан в подмосковный Николо- Угрешский монастырь. Чтобы унизить владыку, в дорогу ему дали жалкую лошадку с грязным экипажем. Так же незаконно за открытую поддержку владыки были смещены многие на- стоятели московских храмов. Находясь в ссылке, митрополит Макарий продолжал бороться за справедливость, рассылая мирянам, клирикам и иерархам Церкви многочисленные письма и обращения. После прихода к власти большевиков митрополит Макарий с помощью протоиерея Иоанна Востор- гова пытался организовать спасение томившейся в заточении Царской семьи.

    В августе 1918 г. в Николо-Угрешский монастырь на- грянули с обыском чекисты. У владыки было изъято его об- ращение к населению с призывом молиться за упокой души государя-императора Николая II Александровича, а также проект создания Союза Приходских Общин и «Воззвание» к народу по случаю дня памяти патриарха Гермогена, в кото- ром народ призывался «восстать на защиту Святой Церкви от насилия большевиков». Владыку арестовали, отправив в ВЧК, но спустя некоторое время, из-за опасений массовых крестьянских волнений в защиту угрешского затворника, вынуждены были освободить. Чуть позже была предпринята попытка тайно вывезти старца из монастыря и расстрелять. Последние свои годы митрополит Макарий посвятил непрестанному молитвенному подвигу. Он скончался после свер- шения вечерни в празднование памяти священномученика патриарха Гермогена. Погребен у храма Казанской иконы Бо- жией Матери в поселке Котельники.

    16 апреля 1957 г., после освидетельствования комиссией Московской Патриархии, нетленные останки святителя Макария перенесены в Троице-Сергиеву Лавру в крипту Успенского собора – храм Всех святых, в земле Российской просиявших. На Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в 2000 г. митрополит Макарий был прославлен в сонме новому- чеников и исповедников Российских.

    Коснувшись судьбы московского митрополита, князь Н. Д. Жевахов писал: «Почивший митрополит Макарий был одним из немногих иерархов, знавших, что Господь сильнее большевиков и спасет оставшихся верными Господу и своей вере в силу Божию. И эта вера творила чудеса, пред которы- ми смирялись и не могли не смириться слуги дьявола. Девя- тилетняя борьба немощного 90-летнего старца с большевика- ми неизменно заканчивалась победой старца и славословием Господа, точно предуказывая на опыте самого немощного телом и самого старшего годами иерарха Церкви те орудия, с помощью которых нужно было вести борьбу с сатанистами и побеждать их».

    Слово в день восшествия на Престол благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича

    1

    Потреба повиноватися власти не точию за гнев, но и за совесть (Рим. 13, 5)

    Повиноваться царским законам должен каждый вер- ноподданный Царя. Царский закон повелевает молиться за Царя. Но так как нарушение этого долга не всегда пресле- дуется, то нарушителей его является много. В царские дни наши храмы далеко не так наполняются молящимися, как бы следовало ожидать. Таким образом, здесь кажущаяся «без- наказанность» является «приманкой ко греху». Мы не без основания называем таковую безнаказанность «кажущеюся», ибо только по-видимому не наказываются нарушители за- кона, а в действительности ни одно законопреступление не останется безнаказанным. Расстройство или болезнь одной части тела может легко переходить на другие, соседние с ней, или обнимать весь организм. Так бывает и в организме го- сударственной жизни. Всякое закононарушение вводит рас- стройство, подобно болезни, в той части государственного тела, где допускается это нарушение закона. Какой же вред может быть от нарушения одного какого-либо закона? Оно лишает виновных того блага, ввиду которого установлен этот закон, или приносит тот вред, от которого предохранял закон. В настоящем случае благо, которого лишаются нарушающие закон о молитве за Царя, есть плод этой молитвы – тихое и безмятежное житие.

    Кто не молится за Царя, тот нарушает не один царский, но и Божий закон, ибо Слово Божие повелевает христианам творити молитвы и моления за царя (1 Тим. 2, 2). Кто на- рушает царский закон, тот противится власти: противящий- ся власти, Божию повелению противится: противляющиеся же себе грех приимут (Рим. 13, 2), т.е. подвергнутся суду и наказанию. Если бы даже за нарушение закона не угрожало наказание, то и тогда христианин должен исполнять его по требованию закона совести: потреба повиноватися власти не точию за гнев, но и за совесть. Совесть всегда стоит за по- знанный закон Божий1. Пренебрежение голосом совести есть пренебрежение закона Божия.

    Но что такое совесть? Откуда она? Для чего она? О чем она свидетельствует?

    Совесть есть голос Божий внутри человека, блюститель правды и каратель неправды; что совесть повелевает, то и Бог повелевает; что совесть воспрещает, то и Бог воспрещает. Она есть судья неподкупный и неумолимый. Каин убил брата и всю жизнь провел стеня и трясыйся. Иуда продал Христа и не рад был сребреникам, полученным за христопредательство: он шед, удавися. Петр отрекся от Христа и плакася горько. Но сила совести этим не ограничивается. Она не только обличает пре- ступника закона, но побуждает его самого искать наказания за преступление. Многие преступники, не вынося терзаний со- вести, сами выдавали себя в руки правосудия, чтобы, перенеся заслуженное преступлением наказание, избавиться от мучи- тельных преследований совести своей. Если совесть есть столь неумытный судия; если она столько печали приносит преступнику, то зачем человек приобретает для себя такого обличителя? Зачем злодей но- сит в себе этого судью и свидетеля? Почему преступник, же- лающий избавиться от этого обличителя, отравляющего его жизнь, не может избавиться от него? Не значит ли это, что человек не сам приобрел такого судию и не по своему жела- нию он носит его в себе? Кто-то другой повелел этому судье обитать в нем, вопреки его желанию.
    _____________________________
    1 Еп. Феофан. – Прим. авт. Святитель Феофан (Говоров) Затворник Вышенский (1815–1894), епископ Тамбовский и Шацкий, знаменитый богослов и проповедник.

    Если совесть радует меня, награждает миром, когда я делаю добро; если она наказывает меня, когда совершаю преступление; если она пре- следует и мучит меня, когда остаюсь ненаказанным за грех, то не значит ли это, что существует во мне, со мной некто иной, отличный от меня; это – не я, совершающий добро или зло, а иной, судящий меня, похваляющий за добро и осужда- ющий за зло. Пребывание во мне или отсутствие этого иного зависит не от меня. Кто же дал мне этого неразлучного друга и врага моего? Не люди дали его мне; не из книг я научился отличать добро от зла; нет, этот мздовоздатель явился вме- сте со мной, независимо от меня. Хотя он живет во мне, но имеет свое суждение, судит по своим законам; он осуждает меня, когда я желал бы оправдать себя; он оправдывает меня, когда люди осуждают меня. Это – руководитель мой, дан- ный мне не родителями моими, не воспитателями, но кем-то иным. Этот иной, очевидно, любит только добро и ненавидит зло. Кто этот иной, как не Бог правды, создавший меня по об- разу Своему и охраняющий образ Свой во мне чрез совесть мою, этого наставника и судию моего? Если зло осуждается совестью, если совесть есть глас Божий, то почему некото- рые люди, по-видимому, не чувствуют или мало чувствуют угрызения совести при нарушении нравственного закона? Нельзя ли из этого заключить, что совесть есть нечто слу- чайное в человеке, не составляет неотъемлемой принадлеж- ности существа его? Действительно, у некоторых порочных людей как бы не существует совести. Но такое состояние есть ненормальное состояние: оно есть болезнь души, подоб- но умопомешательству. Притом это состояние временное: это нравственный сон, после которого наступает пробужде- ние: заснувшая совесть иногда внезапно пробуждается. Она умолкает на некоторое время, как бы для того, чтобы потом придать голосу своему большую силу. Она действует по раз- умным законам: если молчит, то потому, что как бы знает, что голос ее в это время не будет услышан. Она ожидает бла- гоприятного времени, когда преступник может услышать ее голос.

    Так, иногда она подходит к нему во время болезни его или несчастья; иногда пользуется обстоятельствами, напоминающими время преступления, встречей с людьми, совер- шившими подобные преступления. Тогда она воспроизводит в памяти преступника совершенное им преступление, жжет его своими упреками. Но с особенною силою совесть восста- нет на грешника в день смерти его!

    Если такова сила совести здесь, когда человек может заглушить голос ее, отвлекая свое внимание от упреков ее разными способами, то что будет после смерти, когда греш- ник потеряет возможность укрыться от себя, от своей со- вести! О, угрызения ее будут столь ужасны, нестерпимы, сколь нестерпимо будет угрызение червей, которым будет предано тело его.

    Если совесть говорит нам, что нечестие должно быть наказано, а добродетель награждена, а между тем мы здесь на земле не всегда видим исполнение этого требования зако- на совести, то не следует ли отсюда заключить, что учение о праведном воздаянии и праведникам, и грешникам не имеет для себя достаточных оснований?

    Учение здравой науки говорит нам, что в мире нет ничего такого, что существовало бы напрасно, без цели, без надобно- сти. Если телу нашему дано ощущение боли, холода, утомле- ния, то это для того, чтобы мы охраняли тело свое от всего этого, могущего действовать на него разрушительно. Если дан нам внутренний голос, одобряющий доброе и осуждающий злое, то это, конечно, для того, чтобы мы избирали первое и от- вергали последнее. Если нам дано чувство правды, требующее наказания за преступление и награды за добродетель, то это свидетельствует, что это чувство не должно остаться неудо- влетворенным: преступление должно быть наказано, а добродетель – получить награду. Между тем мы видим, что здесь, на земле, закон правды не всегда удовлетворяется; добродетель не всегда награждается, порок не всегда наказывается. Если бы это навсегда осталось так, то можно было бы подумать, что чувство правды, присущее всему человечеству, дано людям бездельно. А этого никак нельзя допустить, потому что, как сказано выше, в мире нет ничего бесцельного. Значит, чувство правды непременно будет когда-либо удовлетворено. А так как оно здесь, на земле, не всегда удовлетворяется, то, значит, еще будет время, когда последует такое удовлетворение. Следова- тельно, смертию существование человека не оканчивается: бу- дет посмертная развязка того, что началось, но не кончилось на земле, – праведное воздаяние: праведнику по правде его, греш- нику по делам его. Если несомненно – есть Бог, то несомненно и то, что Он правосуден; неправосудный Бог не есть Бог; а если Бог правосуден, то Он непременно воздаст каждому по делам его. Если мы не видим такого воздаяния здесь, на земле, то не- пременно оно должно быть там, за гробом: Лазарь восприимет за терпение благая, а богатый – за жестокосердие злая.

    Итак, совесть есть голос Божий, указывающий нам нрав- ственный закон, одобряющий за исполнение его и обличаю- щий нарушителей его и тем предохраняющий от будущего Страшного суда и наказаний за преступление. Пренебрегать голосом совести – значит пренебрегать своим счастием здесь, на земле, которым награждает человека спокойная совесть, и приготовлять себе то неизбежное наказание, которое ожидает в будущей жизни всех, остающихся здесь ненаказанными за грех и неудовлетворившими правде Божией покаянием и теми средствами, какие дарованы людям, по милосердию Божию, для очищения грехов.

    Братие, будем хранить совесть свою: нет лучшего покоя, как покой совести; нет большего мучения, как мучение совести.

    Будем во всем поступать по совести; будем и повино- ваться царским велениям не только за гнев, но и за совесть. Будем молиться за Царя и получим праведное мздовоздаяние за нашу молитву: тихое и безмолвное житие во всяком благо- честии и чистоте.

    21 октября 1901 г.

    2

    Мы, россияне, переживаем смутное время. Бывали на Руси смутные времена, но тогда было не то, что теперь.

    Тогда все были за Бога, все желали знать, что Ему угодно. А те- перь – не то. Тогда все были за Помазанника Божия и тужили, когда на время не стало Царя на русской земле. Теперь опять не то. Теперь слышатся голоса хульные на Бога и замыслы против Помазанника Его. Расторгнем узы их, – говорят ныне некоторые, – и сбросим с себя иго их! Расторгнем узы власти и сбросим иго Церкви, иго Христа, – слышатся гласы на стог- нах градов! Тогда молился народ: Господи, спаси Царя! Или: Господи, дай нам Царя! И дал им Господь тогда Тишайшего Царя1. Теперь не то, – говорят некоторые, не того они хотят. В подпольных писаниях своих, разбрасываемых по земле, они, как вестники ада, жаждут разрушения, беспорядка, безнача- лия; они замышляют разрушение храмов и обителей, расхи- щение церковного достояния, разграбление имуществ бога- тых и обещают разделить таковое босоногим, пропившимся, изленившимся, изворовавшимся. Их желание – все перевер- нуть: чтобы голова стала внизу, а ноги вверху; чтобы честный человек ожидал милости из рук босяка, которого обещают сделать раздаятелем разграбленного, пока не расточится все и не настанет общая беднота.

    Такое извращение порядка для людей беспорядка даже не кажется неестественным, потому что у них все, по-видимому, извратилось: они и зло называют добром, порок – добродете- лью, ложь – истиною, и безумие – высшею мудростью. Они так далеко зашли в своих мечтаниях, что как бы разучились уже и рассуждать здраво. Это – нравственно больные и душевно рас- строенные, которые, по обычаю, не признают себя таковыми.

    Какого исхода можно ожидать из всего этого? Мы, чело- веки, не ведаем этого; сие ведает Тот, Кто времена и лета содер- жит в Своей власти. Знаем только, что борьба добра и зла будет на земле до конца мира, что эта борьба усилится к концу, пред пришествием Господним. Ибо прежде сего пришествия имеет прийти на землю отец лжи: горе живущим на земле и на море, ибо сниде к вам диавол, – сказано в книге откровений буду- щих судеб земли (Ап. 12, 12). Знаем также, что в конце концов добро восторжествует над злом.
    _____________________________
    1 Первым царем династии Романовых был Михаил Федорович, избранный на престол Земским собором по окончании смуты в 1613 г. Имя Тишайшего же традиционно присваивается его сыну, царю Алексею Михайловичу.

    Церковь Христова, как хранительница истины, редко наслаждалась миром, но больше вела брань за истину. Она и всегда будет борима, но останется неодолимой. Придет время, когда она из состояния воинствующей перейдет в состояние торжествующей, и никогда врата ада не одолеют ее. Здесь, на земле, она, Церковь, есть охранительница вла- сти, от Бога учрежденной, и сама охраняется богоучрежденной властью. В этом союзе Церкви и власти заключается сила их. Когда разорван будет этот союз, когда у Церкви отнята будет союзница ее – власть, или когда власть потеряет союз с Церко- вию, тогда явится возможность временного торжества зла над добром, тьмы над светом. Но это будет ненадолго, ибо после этого имеет быть конец всего. Это будет время, когда явится беззаконник, которого пришествие будет по действию сатаны, со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. Это – тот беззаконник, которого Господь Иисус убиет духом уст Своих (2 Сол. 2, 8). После этого настанет торжество и слава Церкви; это состояние Церкви в Откровении изображается под именем брака Агнца, когда Церковь, как невеста, явится во всем своем благолепии (Апок. 19, 7–9).

    Мы не знаем, какое значение имеет настоящая брань представителей смуты, лжи и нечестия с Церковию, как но- сительницей мира, истины и святости. А также никто вер- но не может предсказать, чем должна кончиться эта борьба людей смуты и беспорядка с богоучрежденной властью, как покровительницей мира и порядка. Считать ли это началом последней борьбы зла с добром, или же думать, что это смут- ное время имеет значение временное, местное и кончится тем же, чем оканчивалось прежнее смутное время на Руси, т.е. большим и большим распространением на Русской зем- ле добра, правды и ведения, общественного благоустроения, всеобщего довольства, высшего развития всех отраслей государственной жизни и теснейшего единения государства с Церковью? Кто даст ответ на этот вопрос? Правда, этот ответ дан уже, но он хранится в Книге судеб Сидящего на Престо- ле, запечатанной семью печатями. И, как сказано, никто не снимет этих печатей, кроме Льва от колена Иудова, Который в то же время есть и Агнец, Искупитель, в руках Которого судьбы мира и Церкви.

    Во всяком случае, любители добра, истинные сыны Церкви, верноподданные богоизбранного и боговенчанного Царя- помазанника должны делать все, что требует от них долг, долг их, как христиан, как сынов Церкви, как верноподданных свое- го Царя. А этот долг их обязывает: Бога бояться, Церкви пови- новаться, Царя чтить, с мятежниками не сообщаться и быть го- товыми за веру, Царя и Святую Родину душу свою положить.

    21 октября 1903 г.

    3

    Князи не суть боязнь добрым делом, но злым. Хощеши ли не боятися власти? Благое твори и имети будеши похвалу от него (Рим. 13, 3)

    Смысл этих слов таков: начальствующие страшны не тем, кто творит добрые дела, но страшны для делающих злое. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, подчиняйся закону и не только не потерпишь какой-либо неприятности от власти, но получишь похвалу от нее.

    Не того желает некая часть нашего общества; не к тому направляются мысли молодого поколения нашего времени. Говоря о молодом поколении, мы разумеем ту молодость, ко- торая кипит страстями, шумит, бурлит, как водопад, катится бурной волной, грозя смыть, разрушить все попадающееся ей на пути – все могущее остановить ее.

    Эта волнующаяся часть общества, эта волнуемая мо- лодость хотят, чтобы устранено было все то, что может пре- пятствовать их разрушительному стремлению, их порывам куда-то вперед, к какому-то приволью; они хотят, чтобы для них перестала существовать власть, сдерживающая и обузды- вающая; чтобы существующая власть была бы как не суще- ствующею. Эта молодость хочет свободы. Она желает свободы мысли, хотя бы то самой неразумной и, как мечты, несбыточ- ной; свободы чувства, хотя бы то самого низменного; свободы действий, хотя бы то разнузданных, разрушительных, гибель- ных для нее же самой и окружающих ее.

    Этот мутящийся род людей хочет таковой свободы дей- ствий только для себя, а не для других. Кто не разделяет убеж- дений их, тех они готовы принудить к единомыслию с собой путем насилия. Кто препятствует им приводить в исполнение их злые намерения, против тех они готовы измышлять кров- ные и разрушительные замыслы.

    В своих замыслах и затеях, доходя до потери здравомыс- лия, они свое неразумие признают высшим разумением. Разу- бедить их столь же трудно, сколько трудно убедить безумного, что он безумствует.

    Какие последствия неразумных замыслов и начинаний этих достойных сожаления людей, несомненно имеющих за собою более опытных и коварных руководителей? – Послед- ствия очень печальные. Прежде всего, это поведение такого рода людей гибельно для них самих, ибо оно преступно; а преступление ведет к на- казанию преступника; оно вредно для общества, ибо прино- сит много беспокойства мирным гражданам, вследствие чего преступники бывают лишаемы свободы или поставляются под особенный надзор.

    Таким образом, преступление ложится тя- готою на все общество, среди которого оно появляется.

    Поведение такого рода людей заразительно действует и на здоровых членов общества, а особенно на молодое поколение.

    Не в этом ли заключается причина тех волнений, какие так часто стали повторяться то среди учащейся молодежи наших городов, то среди чернорабочих, также незрелых, если не всегда возрастом, то своим разумом.

    Такого рода волнения хотя существенного вреда государ- ству и не приносят, так как имеют пока местное значение, но по характеру и последствиям своим они справедливо могут быть уподобляемы той злокачественной болезни, которая именует- ся раком и которая, появляясь на здоровом организме сперва в малом виде, имеет свойство распространяться на ближние здоровые части его. Если не будет обращено своевременно на нее внимание, если зараженное место не будет удалено из орга- низма посредством так называемой операции, то, постепенно увеличиваясь и заражая ближайшие части организма, эта бо- лезнь может перейти на благороднейшие и важнейшие органы тела; а это приведет к разрушению всего организма. Да сохра- нит Господь от такого последствия наше общественное тело, наш государственный организм.

    Что же делать? – Нужно бороться с этой нравственной болезнью общества. Но что же может сделать каждый из нас? – Каждый должен делать то, что велит ему его долг и совесть. Если бы мы пожелали вести себя в отношении к волнующему- ся поколению, как христиане, руководясь советами, данными богоносными и богодухновенными нашими наставниками, а паче всего – учением нашего Божественного Наставника, то вот смысл преподанного ими учения о том, как должно вести себя в отношении к разномыслящим.

    Не нужно иметь с провозвестниками и последователями лживых учений такого общения, из которого они могли бы за- ключить о нашем сочувствии к ним. Оставьте их, – говорит Господь ученикам о заблуждавших умом и сердцем книжни- ках и фарисеях: оставьте их, они вожди слепые слепых; а если слепой ведет слепого, то упадут оба в яму (Мф. 15, 14). Святые апостолы дают совет христианам не иметь ника- кого общения с теми, кто, именуясь братом, остается нераска- янным грешником (1 Кор. 5, 11). Извержите развращенного из среды вас, – говорят они (5, 13).

    Не потому ли среди нашего общества зло разрастается, захватывая более и более здоровые места общественного ор- ганизма, развращая более и более молодое поколение, что мы относимся к развратителям очень снисходительно: входим в общение с ними, подаем им руку дружбы, ласково приветству- ем их, иногда встречая на наш привет их угрюмый вид, на- рушение в отношении к нам даже простого закона приличия; мы разделяем с ними наш хлеб-соль, устраиваем ради них раз- ного рода развлечения; мы принимаем их в наши обществен- ные собрания, а они здесь же подымают знамя недовольства существующим порядком, оскорбляя этим всех людей поряд- ка и законности; возвышают вопли порицания того, что для нас священно и чего не должны даже слышать ни мы, ни дети наши, здесь около нас находящиеся.

    Не служит ли таковое поведение наше в отношении к со- временной нам мутящейся молодости поощрением для нее к большей смелости, а для людей порядка, преданных Церкви и государству, – соблазном и поводом к справедливому ропоту ко всем, кто своим молчанием или признаками некоего внимания входит как бы в некоторое общение или соприкосновение к этому роду людей, и в то же время дает повод простым душам порицать все то, что составляет принадлежность так называе- мого образованного слоя общества.

    Но, предлагая совет не входить в общение с теми, кто не хочет мыслить, как мыслим мы, как мыслит коренной русский народ, не явимся ли мы – проповедники Евангельского мира – в то же время и проповедниками вражды, которая ведет к разде- лению, а разделение – к разрушению? Таким образом, мы сами не являемся ли виновниками расстройства и разрушения?

    Отнюдь нет. Если свет можно назвать врагом тьмы, если добро есть отрицание зла, то и разрыв общения людей порядка с друзьями беспорядка можно, пожалуй, назвать и враждой...

    Но такая вражда была бы лучше дружбы, подобно тому, как и дружба иногда бывает хуже вражды.

    Не вражду мы проповедуем: но совет даем, по нашему крайнему разумению, как спасать погибающих, вразумлять неразумных. Если враждующие против существующего порядка желают находиться в общении с людьми порядка, именоваться их братьями и согражданами, то они не должны вносить в сре- ду их, в среду народной семьи, своего разномыслия.

    Кто желает держаться особых взглядов в отношении к тому, что составляет основу нашей государственной жизни; кто не желает стоять под знаменем Православия, Самодержа- вия и русской Народности, тот не имеет права именоваться русским; он не брат, не соотечественник русских людей; он – иноземец, только говорящий по-русски и живущий на русской земле. Не нравится ему порядок нашей родной русской страны, пусть идет туда, где ему нравится.

    Не русский душой, он никогда не будет своим для ис- тинно русских людей. Кто дружится со врагом семьи, тот и сам враг семьи; кто подает руку дружбы носителю смуты – семейной, общественной или государственной, тот и пособ- ник смуты. Это такие простые истины, которые не нуждают- ся в доказательствах.

    Но предлагаемый нами совет может служить действен- ною мерою только в отношении к распространителям зла. Он заключает в себе временную меру, могущую только отчасти ослабить зло, не дать ему сильно обнаружить себя. Но он не исторгнет зла в самом корне его и не предупредит возникно- вения зла. Можно разномыслящих заставить молчать, скры- вать свое разномыслие; но невозможно этой мерой устранить зло оттуда, где находятся корни его, – в уме и сердце раз- номыслящих. Но кто способен проникнуть в эти тайники существа человеческого? Кто способен дать надлежащее на- правление мыслям, наклонностям и воле человека? Все это составляет высшую область человеческого существа – об- ласть духа. А это такая область, в которую может проник- нуть только высший, Божественный Дух, действующий на дух человека, как спасительная благодать. Но чтобы эта бла- годать начала действовать в человеке, нужно поставить его под влияние этой благодати, и чтобы человек добровольно подчинился действию ее.

    А этого можно достигнуть только посредством воспи- тания. Итак, дело коренного исправления человека, дело пре- кращения распространяемых смутных настроений сводится к делу воспитания. Оно должно начаться в семье с самого младенчества, продолжаться в детстве, сопровождать юность. Притом не всякое воспитание заключает в себе силу направить сердце и волю к добру, а только христианское воспитание, под осенением благодати, подаваемой через Святые Таинства. Это воспитание, начинаемое в семье, должно перейти в школу; пе- решедшее в начальную школу должно продолжаться в средней и не должно оставлять высшую школу.

    Говорить обстоятельно о тех способах воспитания, ко- торые должны быть употребляемы в семье и школе – низшей и высшей, не входит в задачу настоящего нашего слова. Мы ограничимся изложением только самого главного, составляю- щего сущность истинного, благотворного воспитания. Мудрец израильский выразил сущность этого воспитания в следующем изречении: «Бога бойся и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека» (Екл. 12, 12). Таким обра- зом, в основу воспитания должен быть положен страх Божий и хранение заповедей Его. Каких заповедей? Прежде всего запо- ведей десятословия, сокращенных в две евангельские заповеди о любви: любви к Богу и любви к ближнему.

    Кто Бога боится, тот будет и греха беречься. Кто Бога боится, тот будет и родителей чтить. Кто Бога боится, тот будет и Царя чтить, и властям повиноваться, как от Бога по- ставленным.

    Заключим наше слово изречениями мудрых и богодух- новенных учителей: бойся, сын мой, Господа и Царя, и с мя- тежниками не сообщайся (Пр. 24, 21). Ибо что общего у света со тьмой? Какое согласие между Христом и Велиаром (2 Кор. 6, 15), между сынами света и исчадиями ада? – Хочешь ли не бояться власти? Делай добро; ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых (Рим. 13, 3).

    21 октября 1904 г.

    Слово в день коронования благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича

    Всяка душа властем преде- ржащим да повинуется: несть бо власть аще не от Бога; сущие же власти от Бога учинены суть (Рим. 13, 1)

    Откуда власть на земле? – Оттуда же, откуда и на небе, где легионы ангелов творят волю Владыки вселенной. У не- божителей есть и власти, и престолы, и начала, и архангелы, начальствующие над ангелами.

    Но скажут: это – царство духов, для нас невидимое, и потому указание на существующей порядок бытия их для нас может быть и неубедительным. В таком случае обратим взоры наши на видимое небо. И там иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе (1 Кор. 15, 41). Значит, нет равенства. Там есть великое све- тило, владычествующее над другими, водящее их за собой. Есть и малые планеты, вращающиеся около больших. Не тот же ли строй и порядок подчинения существует и на земле?

    Что такое царство ископаемое, царство растительное, царство животное? Что это, как не подчинение миллионов отдельных частей одному общему закону и чрез то – сочетание их в одно целое, где одно от другого происходит, одно другим поддер- живается, одно от другого зависит? Кто дал власть этому пе- телу над подобными ему птицами, различающимися от него только меньшей силой, меньшим ростом и меньшим убран- ством перьев? Кто сочетал во единое стройное царство этот рой пчел, подчиняющихся одной старейшей – матери пчел? Кто сочетал в одно общество этих маленьких насекомых, го- товых расстроиться и разлететься тотчас, как только узнают они о потере царь-пчелы?

    Взгляните на эти стада животных и стаи птиц, и увидите, что и там везде существует закон подчинения, закон, объединяющий отдельные особи в семейства, группы и целые царства. И над всем этим поставлен один царь, наделенный силами и способностями, чтобы все подчи- нять себе, над всем царствовать. Этот царь есть нравственно свободное и разумное существо – человек. Все ему подчине- но изначала, как повествует о том одна из древнейших и свя- щеннейших книг человечества. По преимуществу пред всеми созданиями он увенчан славою и честию, и все покорено под ноги его: овцы и волы все, еще же и скот полевой, птицы не- бесные и рыбы морские (Пс. 8, 7, 9). Он ли один, этот царь всей земли – человек, останется вне порядка и вне подчинения, составляющих один из первых законов бытия? С тех пор, как стало помнить себя человечество, оно не знает времени и места, когда и где не было бы власти и подчинения.

    Кто же установил эту власть на земле? Тот же, Кто уста- новил ее на небе, Кто создал царство растений, царство живот- ных. Везде власть и подвластные, везде власть и подчинение ей. Всякая власть от Бога: несть власть, аще не от Бога: сущие же власти от Бога учинены суть (Рим. 13, 1). Итак, противле- ние власти есть противление мировому порядку, противление Первовиновнику всякого порядка: противляяйся власти, Бо- жию повелению противляется (ст. 2).

    Как же это так: неужели Бог поставляет всех начальни- ков, даже и злых? Ужели от Бога были нероны, калигулы, ти- раны человечества, похитители власти, от которых стонали народы? Не то говорю я, – ответствует Апостол, по изъясне- нию Златоуста. У меня теперь идет речь не о каждом началь- нике в особенности, но о самом начальстве: что есть началь- ства, что одни начальствуют, другие подчинены им, и что нет того неустройства, чтобы происходило что-нибудь кое-как и без порядка, чтобы народы носились туда и сюда подобно волнам, – все сие я называю делом премудрости Божией. По- сему Апостол не сказал, что нет начальника, который не был бы поставлен от Бога, но, рассуждая вообще о начальстве, го- ворил: несть бо власть, аще не от Бога: сущие же власти от Бога учинены суть. Поелику равенство доводит до ссоры, то Бог установил многие виды начальства и подчинения, как-то: между мужем и женою, между сыном и отцом, между стар- цем и юношей, между начальником и подчиненным, между учителем и учеником. И дивиться ли такому благоустройству между людьми, когда то же самое учредил Бог в теле? Ибо Он так устроил, что не все члены имеют равное достоинство, но один выше, другой важнее, и одни управляют, другие на- ходятся под управлением1.

    Итак, начальство, как учреждение, установлено Богом. Но не всякий начальник поставляется Им, хотя и не без Его Боже- ственного Промысла. Добрых Он поставляет для блага народа избранного, богопреданного; а злых начальников попускает на- чальствовать в наказание народа, отступающего от повелений Господних, или же для особенных нравственных целей.

    Бывает иногда, что честолюбцы захватывают власть и злоупотребляют ею. И это не без промысла Божия. Здесь, с одной стороны, предоставляется действовать закону свободы, Богом же установленному, с другой – через злого начальника наказуются злые подчиненные его, а добрым предоставляется случай для подвига терпения, смирения и преуспеяния в нрав- ственном совершенстве, чтобы за это удостоиться им больших воздаяний на небесах. Но в то же время, разрушая замыслы злых, восстающих на Господа и Помазанника Его, Божествен- ный Промысл ясно дает знать живущим на земле, что Всевыш- ний владычествует над царством человеческим и дает его кому хочет (Дан. 4, 14).

    Возможен вопрос: иногда и сами носители законной вла- сти злоупотребляют своим правом и чрез то причиняют немало зла и огорчения подчиненным своим; неужели и это от Бога?

    Справедливо: люди – везде люди. Везде возможны злоупотребления. Но то зло, которое вытекает из злоупотребления властью, с избытком искупается тем благом, которое прино- сит народам, обществам и отдельным лицам богоучрежденная власть. Уничтожьте власть, и произойдет неисчислимо больше зла, чем сколько может принести злоупотребление властью.
    _____________________________
    1 Златоуст по Феофану. Толков. Посл. к римл. Гл. 13, ст. 1. – Прим. авт.

    Не будь власти, не будет порядка; не будь порядка, про- изойдет смятение, расстройство везде: в государственной, в общественной и семейной жизни. Произойдут ссоры, брани, разделения, грабежи и убийства, захват чужой собственно- сти, и не будет ниоткуда защиты. Откажись законная власть от своих прав, на ее место станет власть незаконная. Полного безначалия быть не может. Не будь законной власти, будет на- чальствовать тот, кто сильнее, кто наглее, кто хитрее других. Даже и там, где попираются все нравственные законы, суще- ствование власти признается необходимым: и у шайки раз- бойников есть атаманы, и у крамолы есть распорядительные комитеты и исполнительные власти; даже и в аду есть власть. Если же и в царстве беспорядка необходима власть, то не тем ли более она нужна среди святых, у людей чести и порядка? Немного нужно здравого смысла, чтобы понять, что власть необходима прежде всего для защиты прав, свободы и иму- щества граждан. Не будь этой законной защиты со стороны власти, каждому гражданину пришлось бы самому защищать себя. Отсюда произошли бы междоусобная брань и разделе- ния. А всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, не устоит (Лк. 11, 17). Не- обходимость власти для страны сознает и сам народ, и когда нет у него начальствующего, то выбирает такового из среды своей или призывает властителя из другой страны. «Земли у нас много, но порядка в ней нет, – говорили русские послы варяжским князьям, – придите и княжите над нами».

    Служение власти не ограничивается одной борьбой ее со злом. Власть есть пособница, покровительница и насади- тельница добра. Люди, вследствие повреждения своей при- роды грехом, склонны предаваться крайней беспечности как в отношении к своему умственному и нравственному раз- витию, так и о благоустроении своего общественного и хо- зяйственного быта. И самая семейная жизнь иногда требует постороннего властного вмешательства. Это особенно нужно при ненормальном отношении главы семейства к членам се- мьи или при непримиримом разладе между супругами.

    Такая беспечность членов общества в отношении к самим себе и не- нормальность отношений членов семьи служат источником разного рода заблуждений, пороков, бедности, нищеты и не- строений. А когда страдает один член, страдает и все тело. Благопопечительное правительство тщится устранить зло из среды подвластного ему народа. Оно возбуждает беспечных от умственной дремоты, заботясь о просвещении народа чрез открытие разного рода учебных заведений. Оно ведет борьбу с пороками, наказывая злых, ободряя и награждая добрых. Оно заботится о благоустроении общественного и домашне- го быта подчиненных, поощряя торговлю, промышленность, земледелие, искусства и ремесла. Правительство заботится об охранении свободы каждого гражданина и безопасности как отдельных лиц, так и всего народа. Оно для этой цели содер- жит целые учреждения охранителей общественного порядка. Оно всегда имеет наготове обученные полки воинов для от- ражения внешних врагов, посягающих на целость страны, и для охранения веры и власти.

    Но не скажет ли кто-либо: положим, что власть необходи- ма. Но всякая ли власть хороша? Не лучше ли иногда заменить одну власть другою? – Всякая власть, как блюстительница по- рядка, сама по себе добра. Но не всякая власть для всех наро- дов одинаково пригодна. Для каждой страны лучшая власть та, к которой привык народ. Благо народов зависит не столько от того или другого образа правления, сколько от воспитания народа в повиновении власти и от развития в нем уважения к закону. Конечно, наилучшая власть та, которая более готова и способна исполнять свое назначение. Власть должна обладать силою для защиты страны от внешних врагов и для соблюде- ния внутреннего порядка. Она должна творить суд и милость. Таким образом, власть должна быть сильною, мудрою, спра- ведливою и милостивою. Кто не увидит из этого, что власть есть представительница Бога Всемогущего, Премудрого, Пра- ведного и Милостивого? – Один Бог на небе и один Царь на земле, как на теле одна голова.

    Так думал и говорил искони русский народ. Понятно, почему Царская власть есть наилучшая представительница Божественной власти. Это нужно ска- зать по преимуществу в отношении к нашему Отечеству.

    Если обратимся к свидетельству истории, то найдем там, что Царская власть почти всегда находила для себя опору в религии, и в то же время она сама являлась охранительницей религии. В частности, на долю монархического самодержавия выпадал счастливый жребий сделать христианство господ- ствующей религией, а православие –господствующим испове- данием в стране. В лице императора Константина Великого монархическому самодержавию дана честь освободить христи- анство от трехвековых гонений на него со стороны язычества и даровать мир Церкви. А в лице Великого князя Владимира еди- нодержавие даровало темной языческой Руси свет православ- ного христианства, а с христианством пришел и свет науки. Но вслед за тем междоусобица удельных русских князей дала па- мятный урок, сколько гибельно бывает многовластие без вер- ховной, объединяющей власти. Многовластие князей ввергло Русь в бесчисленные бедствия, возложило на нее монгольское иго и задержало рост России на двести лет. Единодержавию и самодержавию принадлежит честь собирания Руси во единое целое. Грозен был Иоанн, первый Царь всея Руси, но он крепко держал бразды правления, преградивши всякий путь крамоле. Он допустил зло, но спас Русь от зла злейшего. После самодер- жавия и единодержавия первого Императора-преобразователя Россия пошла вперед широкими и быстрыми шагами. Не еди- нодержавие ли поставило ее в ряд первейших государств всей земли, расширив пределы ее от Днепра до Амура и сделавши границами ее моря и океаны?

    Неисчислимо много добра принесено на Русь правосла- вием и единодержавием. Будем дорожить этими источника- ми добра. Будем хранить эти сокровища. Ведь от добра добра не ищут. Подведем итог сказанного. Власть есть мировой закон.

    Она – установление Божественное. Попытка низвергнуть власть была бы безумною попыткой вступить в борьбу с не- изменным законом бытия. Противление власти есть противление Богу. Власть есть противница зла и поборница добра. Стремление к уничтожению власти есть желание воцарить зло и поработить злу добро. Для России наилучший вид власти есть испокон веков единодержавие и самодержавие, живущие нераздельно с православием. Этот вид власти осчастливил Россию, возвеличил ее.

    Россияне! Будем всеми силами хранить это сокровище. Прочь от нас крамола, прочь вражда и злоба! Православие, самодержавие и единодержавие – вот наше знамя, которого никому не отдадим, Богу нам содействующу.

    14 мая 1902 года.

    Беседа приготовительная, пред днями празднования рождения или тезоименитства августейших особ Императорского дома

    Творите молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за Царя и за всех, иже во власти суть (1 Тим. 2, 12)

    Таков закон Божий о молитве за Царя. И царский закон повелевает всем верноподданным чтить высокоторжественно дни рождения и тезоименитства Царя и ближайших к Пре- столу членов Царской семьи. Освобождая должностных лиц от служебных занятий, закон повелевает им быть в эти дни в храме, чтобы участвовать в общей молитве. А Святая Церковь праздничным звоном колоколов созывает в царские дни всех верных чад своих в храмы для молитвы о Царе. Несмотря на это, многие из православных христиан не приходят в церковь в эти дни, назначенные для молитвы за Царя и членов Его цар- ственной семьи, не приходят в эти дни те, кто особенно обязан исполнять верноподданнический долг по своему служебному и общественному положению; не бывает в храмах тогда мно- гих и из тех, по-видимому, благочестивых христиан, которые любят посещать богослужения в воскресные дни и церковные праздники. Таким образом, этими христианами нарушается и Божий, и царский закон. И приходящих в царские дни на мо- литву можно разделить на два разряда. Одни приходят к на- чалу богослужения, другие – только к концу. Первые исполня- ют, таким образом, Божию заповедь и царский закон, вторые только царский закон, и притом последние – не все и не во всей полноте его. Если бы можно было спросить кого-либо из этого разряда людей о причине столь важного опущения ими верно- подданнической обязанности, то едва ли бы кто дерзнул ска- зать, что потому не приходим в эти дни в храм, что не желаем молиться за Царя и за членов семьи Его.

    В великом русском народе такого рода людей, как уродов в семье, немного. Но не- которые, вероятно, постарались бы извинить свое отсутствие в храме в эти дни разными причинами, более или менее бла- говидными; и многие, между прочим, тем, что они не знали, что в дни рождений и тезоименитства царственных особ все верноподданные Царя непременно должны приходить в цер- ковь на молитву. Таким образом, оказалось бы, что одни не приходят в эти дни молиться за Царя по обычной беспечности, другие, быть может, по немощи или другим благовидным при- чинам, а иные по незнанию. На нас, пастырях Церкви, лежит долг учить верных всему, что они должны знать относитель- но правой веры и доброй жизни, возвещать о всем, что запо- ведал Господь. Какую же заповедь дал Господь относительно царской власти? «Воздадите кесарева кесареви», – сказал Он вопрошавшим у Него, должно ли давать дань кесарю. А через святых апостолов Он повелел совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за Царя и за всех начальствующих (1 Тим. 2, 2). В псалмах Давидовых есть много молитв за Царя; так, в одном месте говорится: Господи, спаси Царя; в другом: возвыси рог помазанника Твоего.

    Это относится к Царям благочестивым. А вот чрез про- роков Бог дает повеление молиться за Царя нечестивого. Молитесь за житие Навуходоносора, Царя Вавилонского, и за житие Валтасара сына его: ибо в мире их будет и вам мир. (Варух. 1, 11, Иер. 29, 7). Так пишется в пророческих книгах Иеремии и Варуха. Царь Вавилонский был нечестивый Царь, т.е. истинного Бога он не знал; однако же и за него Господь повелел молиться. Если дается заповедь молиться за нечести- вого, то не тем ли нужнее молиться за благочестивого, каковы наши благочестивейшие Цари? Значит, кто не молится за Царя, тот нарушает и заповедь Божию, и царское повеление, грешит против Бога и против Царя. Грешит таковый и против своего Отечества. Объясним – почему. Благополучие или неблагопо- лучие страны зависит от благополучия или неблагополучия Царя.

    Если на Царе почивает Божие благословение, то это благословение переходит и на народ его. Если Царь лишается Божия благословения, то и страна претерпевает разного рода несчастия, как последствия гнева Божия. Царь для государства то же, что корень для дерева: цел корень, цело и дерево; здо- ровы корни, здоровы и ветви. Что ветви на дереве, то семьи в народе, из которых составляется государство; что корень с его отраслями у дерева, то Царь со своей семьей. Всякое семейство принадлежит государству, подобно тому, как и каждая ветвь принадлежит дереву, на котором растет; каждый отдельный человек принадлежит своей семье, как отпрыск или лист при- надлежит своей ветви. Каждый должен заботиться не о своей только целости, а о целости всего государственного дерева, наипаче же корней его – царственного рода. Что было бы с тем деревом, если бы кто, заботясь только о своей ветви, плодами которой он питается, стал бы поливать только ее и всячески охранять ее, но пренебрег бы заботою о корнях, говоря себе:
    «Что мне за нужда до корней? Была бы цела и здорова ветвь, которая дает мне питание», – стали бы сохнуть корни, засох- ли бы постепенно и ветви. Подобное сему могло бы случиться и с государственным деревом, если бы каждая семья, каждый член семьи стали заботиться только о своем благополучии, но пренебрегли бы заботой о хранении корней этого дерева – Царя и царственной семьи. Молитва подданных о своем Царе есть та благодатная влага, которая поддерживает и сохраняет жизнь и благополучие Царей и народов, низводя на них Божие благословение. Посему кто не молится о Царе православном, русском, тот не русский православный человек, тот не слуга верноподданный Царя, тот не сын Отечества, а пришелец: он только живет в Русской земле, как живут иностранцы, но не имеет права именоваться русским и пользоваться правами сына Отечества. Нужно ли говорить и о том, что пренебрегаю- щий молитвой за Царя причиняет вред и самому себе?

    Вредит прежде всего тем, что грешит неисполнением заповеди Божи- ей, повелевающей молиться за Царя; вредит тем, что служит соблазном для других – соблазнителям же изречено горе, а не радость; вредит тем, что, ослабляя силу общей молитвы, чрез которую привлекается Божие благословение на царствующий дом и на государство, он некоторым образом способствует на- клонению своего Отечества и с ним своей семьи и себя самого в сторону неблагополучия.

    Итак, все будем творить молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за Царя и за всех, иже во власти суть, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благо- честии и чистоте.

    Архипастырская беседа о хранении заветов старины

    Той земле не устоять, где нач- нут уставы ломать Это изречение народной мудрости дошло до нас от старых времен. В нем заключается добрый совет для всякого времени, а для нашего по преимуществу. Ломка старых обычаев сильно теперь бросается в глаза всем любителям доброй русской ста- рины. Ныне старые русские прекрасные обычаи изъемлются из употребления, как старая дорогая мебель выносится из дома потому только, что она стара, не отвечает последней моде, и заменяется новомодной, хотя часто и весьма непрочной.

    При этом настоящее золото заменяется поддельным, прочный ма- териал слабым. Так же поступают некоторые люди нашего времени с древними обычаями. Уставы церковные пренебрега- ются; освященные временами обычаи оставляются; вводятся новые, противные церковному духу; простота и чистота нра- вов заменяется лоском внешних приличий, в которых иногда бывает много блеска, но мало простоты, чистоты и приличия; много красивых слов, но мало правды и искренности; храм Божий у многих заменяется театром и цирком; благоговейное чествование праздников – праздным провождением времени, ночным и дневным разгулом.

    Что касается постов, то ныне не те стыдятся, кто нару- шает посты, а те, кто соблюдает их. Незаконные сожительства более и более вытесняют честное супружество. Счастливые браки ныне так редки, что многие стали предпочитать закон- ному союзу супругов внебрачное сожительство. Дети не чтут родителей. Молодое поколение отбивается от рук. А в послед- ние дни свободомыслие и легкомыслие уже стало переходить в дерзкие речи об изменении существующего порядка государ- ственной жизни, порядка, покоящегося на исконных устоях Православия, Самодержавия и русской Народности.

    Все это не было бы весьма прискорбным, если бы так де- лающие сознавали, что они грешат против Бога, против веры, против совести; что этим нарушением законов Божиих и уста- вов церковных привлекают на себя гнев Божий и что безраз- борчивой переменой обычаев расшатывают устои дорогого на- шего Отечества. Такое сознание, рано ли, поздно ли, могло бы привести их к раскаянию и исправлению. Но прискорбно то, что желающие совершить ломку уставов, обычаев и порядков цер- ковной, общественной и государственной жизни хотят делать это во имя каких-то своих новых мировоззрений; они мечтают, что осчастливят сословия, племена и народы, если перестроят общества и государства на новых, ими измышленных началах. Социалист думает, что если переобразовать мир по его уче- нию, если отобрать у богатых их имущество и разделить всем поровну, то все будут довольны и счастливы. Анархист думает, что счастие сойдет на землю тогда, когда не будет власти на земле.

    Последователь новоизмышленного евангелия так же мечтает, что последуй все учению его учителя – нового лжее- вангелиста, и будут все счастливы. Напрасные мечты – осчаст- ливить мир ломкою старого и введением нового порядка! Ведь не от того люди страдают, что существующие порядки таковы, а не иные; а от того, что у людей расстроены порядки внутрен- ней их жизни. Счастие не вне человека, а внутри его: Царствие Божие внутрь вас есть. Устрой каждый человек свою жизнь по законам совести и по заповедям, изложенным прежде всего в десятословии, и будешь счастлив. Научись веровать в Бога и любить Его: почитай родителей и старших, не убивай, не пре- любодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, не завидуй, и будешь счастлив при всяком строе общественной жизни. Не в роскоши счастье, а в умеренности и довольстве своим угол- ком; радость жизни не в изысканных яствах и многих переме- нах одежд, а в куске хлеба с миром и с покойной совестью. На- блюдения за жизнью народов прежних времен, разных стран свидетельствуют, что племена и народы счастливее живут там, где нет роскоши, где молодое поколение воспитывается в нрав- ственных правилах, в страхе Божием и почитании родителей; что наиболее устойчивыми оказываются те народы, которые сохраняют простоту патриархальной жизни, где дети не отде- ляются от родителей, но составляют одну крепкую, цельную, связанную родственными узами многочисленную семью; гла- ва этой семьи есть как бы царь в народе: все ему повинуются и все одинаково трудятся и одинаково пользуются общим до- стоянием. Все члены такой семьи довольны и потому счастли- вы.

    Там почти нет самоубийств, которые так часты в наши вре- мена, когда с умножением знаний, искусств и удобств жизни умножается и недовольство жизнью, а вместе с тем непомерно возрастает и число самоубийств. Счастливо то семейство, где молодое поколение воспитывается в страхе Божием и повино- вении родителям; счастливо то государство, которое состоит из таковых семейств. Кто почитает родителей, тот почитает и начальников. Если государство будет состоять из таковых семейств, то это будет мирное и благополучное царство: там не будет возмущения рабочих, не будет злоумышленников; не будет и бунтовщиков.

    Русское царство, по милости Божией, стоит крепко и бу- дет стоять дотоле, пока народ будет хранить неизменно закон Божий, предания святой старины и уставы Святой Церкви; пока он, подобно предкам своим, готов будет умереть за Веру, Царя и Отечество.

    Соблюдая уставы Церкви и обычаи, унаследованные от предков, русский человек должен соблюдать и внешний свой облик, которым он отличается от других народов. Главный внешний облик, отличающий один народ от другого, есть его одежда и язык. Тот народ устойчив, который неизменно хранит свои добрые обычаи, язык и одежду. Перемена одеж- ды, погоня за модой обезличивают народ. Перемена покроя одежды разделила русский народ на части: отделила богатого от бедного, городского жителя от сельского. Городские со- словия, оставивши старую русскую одежду, стали оставлять с тем вместе и старые добрые обычаи и святые уставы. Оде- тому в иностранную одежду показалось уже неприличным стоять там, где стоит крестьянин в русской одежде: он сты- дится полагать на себе крестное знамение, как следует, и как делает это русский народ по душе и по одежде; он перестал являться в церковь, оставивши соблюдение этого устава про- столюдину; он не хранит постов, потому что за границей нет этого обычая. Вслед за городскими сословиями ныне уже и простой народ для своей обиходной жизни стал все покупать, а в старину у него все было свое.

    Ныне и простые селяне, а молодое поколение в особенности, стали оставлять простоту сельской жизни, сельского труда, ища себе работы в городах, на фабриках и заводах, откуда возвращаются они неузнавае- мыми; все худое городской и фабричной жизни ими усвоено и принесено домой; они и наряжены уже не в ту одежду, в ка- кую одевались родители и предки их. Не напрасно блаженной памяти Царь-Миротворец Александр III, увидевши на одном из старшин, явившихся для представления Государю, вместо кафтана сюртук, сказал ему: «Для чего это? Ты русский: для русского лучше и одежда русская».

    Увидевши, что в зарубежных землях некоторые христиа- не не имеют в домах своих икон, и наши понесли вон из домов свои иконы; вместо старинных больших икон, иногда в сребро- позлащенных ризах, составляющих украшение домов их, оста- вили в углах своих домов едва заметные лики святых. Не ста- ли уже возжигать ни лампад пред иконами, ни свечей. Аромат ладана стал невыносим для обоняния изнеженных женщин; постный елей нестерпим для вкуса, так же как и постная пища для желудка. Иноземцы стали провозглашать свои измышле- ния под именем открытий науки, что нет ни духа, ни души, ни Бога, стали то же говорить некоторые ученики их, наши сооте- чественники. Перестали быть русскими по душе и одежде, не- которые из них сказали: пойдем в народ, будем учить его тому, что мы сами узнали; скажем ему, что нет ни Бога, ни души, ни совести, что властям повиноваться нет надобности. И пошли в народ некоторые из них, называясь учителями, и стали про- поведовать свое безумие в народе: ведь только безумный гово- рит в сердце своем: несть Бог. Стали говорить недоброе о на- чальстве, лгать на служителей Церкви: стали учить по-своему, не по-Божьему; стали внушать, что властям повиноваться не нужно, пастырей слушать не следует. Началось было большое развращение. Но, слава Богу, Господь не допустил распростра- нения этого зла среди народа. Из народа многие здравомысля- щие поняли, что тут делается что-то недоброе, дело ведется не по старым добрым обычаям.

    И сам благочестивый Царь увидел, что дурные люди ста- ли употреблять грамоту не на добро, что они недоброе вну- шают народу и стараются удалить его от Бога, от Церкви, от повиновения власти; и поведено было ставить школы ближе к храму Божию, под покров Церкви: начальное образование вверять представителям Церкви и доверенным от царской власти лицам благонадежным, чтобы дети могли учиться ис- тинно полезному, читать и петь Божественное, любить свою Родину, молиться за Царя и христолюбивое воинство; чтобы дети, под руководством пастырей, ходили в церковь и дома молились Богу. Школы стали открываться и по деревням; и засиял свет Божий среди темных людей, и как бы снова по- веяло святой стариной. Вспомнились времена Ярослава Му- дрого, когда на Руси впервые явились школы с церковной аз- букой, часословом и псалтирью. Дай Бог, чтобы и вперед так было; чтобы измена и коварство не нашли себе на Руси места, где бы они могли свить себе гнездо; чтобы священные основы русской жизни – Вера православная, Царь самодержавный и Русь единая, святая, остались навеки непоколебимыми.

    Добрый русский человек! Храни заветы старины и не за- бывай мудрого изречения, что той земле не устоять, где начнут уставы ломать, храни неизменную верность Царю, зная, что на небе Бог, а на земле Царь – Божий Помазанник.

    Соблюдай уставы Церкви – матери твоей; ибо кому Цер- ковь не мать, тому и Бог не отец, – говорит святоотеческая мудрость.

    Беседа о Святой земле и Императорском православном палестинском обществе

    На полуденной стороне от нас, если смотреть туда, где зимой закатывается солнце, есть страна, называемая Святой землей. Земля эта потому называется Святою, что она освяще- на Богом и святыми людьми. Это – та страна, в которой Сам Бог многократно являлся праведнику Аврааму и обещал от- дать ее ему и его потомству. В ней жили святые пророки. Там жил царь и пророк Давид; там ходил пророк Илия. Ее освятил Своими пречистыми стопами Сам Истинный Бог и Господь наш Иисус Христос со Своими святыми апостолами.

    Там – град Вифлеем, где Христос родился и явились св. ангелы на небесах с пением «Слава в вышних Богу и на земли мир». Там река Иордан, где Христос крестился. Там озеро Геннисарет- ское, на котором Господь укротил бурю, по которому ходил пречистыми стопами, как посуху, на котором святые апостолы, по слову Его, поймали много рыбы; там Он явился им по Своем Воскресении. Там – Вифания, где Христос воскресил четверодневного мертвеца Лазаря. Там – гора Фаворская, на которой Господь преобразился и воссияло лице Его, как солнце, а одежды стали белы, как снег. Там – гора Голгофа, на которой Господь был распят за наши грехи, ради нашего спасения. Там – гроб, где лежало погребенное тело Его; там Он воскрес из мертвых и явился ученикам Своим. Там – гора Елеонская, с которой вознесся Христос-Спаситель на небо. Там – Сионская горница, где пребывали апостолы, когда нис- шел на них Дух Святый в виде огненных языков. Вот сколько там святых мест! Воистину, это – Святая земля!

    Святая земля вначале была как бы раем Божиим: везде было обилие, она текла медом и млеком. Было на ней множе- ство цветущих городов и сел; везде были стада, поля и вино- градники. Жил на ней народ Божий, ходили по ней праведники и Сам Христос со Своими апостолами освятил ее Своим пре- быванием в ней, как сказали мы об этом выше. Но теперь эта страна находится во власти неверных. Она разорена и смотрит пустырем: где были города, виноградники, там теперь разва- лины, мусор и камень. Народ, которому она была отдана во владение, не живет теперь на ней: он рассеян по всей земле и у всех находится в презрении.

    Это – евреи. Они и земля их состоят теперь под карой Божией. За что? За беззакония их; за то, что они пролили кровь пророков, праведников и, наконец, не устрашились пролить кровь Самого Христа, Сына Божия, и закляли себя, чтобы кровь Его взыскалась с них и детей их.

    Вот и взыскивается с них эта кровь!

    Вскоре после того, как изречено было осуждение на на- род иудейский за пророкоубийство и Христоубийство, стра- ною Иудейской, иначе называемой Палестиной, овладели сперва римляне; они разорили град Иерусалим, сожгли храм его, народ иудейский быль частию истреблен, а частию про- дан в рабство и рассеян по всему миру. Иерусалим был сделан языческим городом и уже перестал было и называться Иеру- салимом. Почти чрез триста лет по Рождестве Христовом благочестивый император святый и равноапостольный Кон- стантин восстановил Иерусалим, а мать его – Елена – обрела Крест, на котором был распят Господь наш Иисус Христос на Голгофе, и на месте воскресения Христа был построен храм, а также и на других местах, освященных пребыванием Госпо- да, построены храмы и монастыри.

    После того нападали на эту страну персы; они разори- ли в ней много городов и увезли в плен Животворящий Крест Господень. Но при благочестивом греческом императоре Ира- клии эта святыня возвращена была и поставлена в храме иеру- салимском на поклонение всему христианскому миру.

    После персов нападали на страну Иудейскую арабы, по- сланные Магометом, а потом египтяне – тоже магометанской веры. Покоривши ее и соседние с ней бывшие христианские страны Востока, магометане стали истреблять христианские святыни, а христиан обращать в свою веру. Многие христиан- ские города и селения стали мусульманскими по вере. После магометан, которые зовут себя мусульманами, этой Святой землей овладели латиняне. Они учредили здесь Иерусалимское королевство. По-видимому, нужно было бы радоваться, что страна попала в христианские руки. Но для туземных обитате- лей Иудеи и для православной веры латиняне сделали едва ли не больше зла, чем арабы; потому что от арабских мусульман во власти православных христиан оставалось еще много свя- тынь: монастырей, церквей и св. мощей; а латинские христиане все это стали увозить к себе и православных совращать в свою неправую веру. Недолго и латиняне владели Святой землей: у латинян отняли власть в этой земле опять мусульмане. После всех овладели землей турки. Они так же, как и арабы, стали со- вращать христиан в магометанство: одних они обольщали обе- щаниями льгот, других совращали угрозами, притеснениями и обманами. И тогда был великий соблазн для христиан и для Святой Церкви Православной великий ущерб. Оставшиеся вер- ными православные терпели великую скорбь и притеснения.

    Греческое духовенство, не понимая языка туземных хри- стиан – арабов и сирийцев, не могло учить и утверждать их в вере, а иногда совсем оставляло свою паству, проживая вдали от нее. И стали совращаться православные жители Святой зем- ли то в магометанскую веру, то переходить в римский костел или принимать неправое вероисповедание немцев и других на- родов неправославных. Тяжело было православным. Защиты им ниоткуда не было.

    В этом тяжком для себя положении православные обита- тели Иерусалима и всей Святой земли стали обращать взоры свои на православный русский народ и защитника православия – Белого Царя.

    Русские богомольцы стали посещать Святую землю давно, со времен равноапостольного князя Владимира, при кото- ром стала креститься Русь. Поклониться Гробу Господню и другим святым местам Иерусалима, побывать на Афоне, путе- шествовать из Русской земли стал не только простой народ и иноки, но некоторые знатные люди. Тогда путешествие во св. град Иерусалим и св. места Востока составляло великий под- виг.

    Отправлялись иногда по нескольку человек – каликами перехожими, а иногда по два и даже по одному человеку.

    Путь был весьма длинный, утомительный и крайне опасный. Бого- мольцам нужно было проходить чрез страны неверных, тер- петь в пути голод, утомление и большое стеснение. Но зато ве- ликую радость чувствовали в душе те, кого Господь сподоблял увидеть св. град Иерусалим, поклониться Гробу Господню, побывать в Гефсимании, где погребено было пречистое тело Богоматери. Слезы умиления текли тогда из глаз их, а душа полна была благодарности к Богу, сподобившему их увидеть Св. землю. Когда они возвращались домой и рассказывали о всем, что они видели, слышали и испытали во время своего путешествия по святым местам, тогда около них собиралось много слушателей.

    Чрез рассказы этих богомольцев, а отчасти чрез их описания узнал русский народ о Св. земле, о право- славном народе, там обитающем, о притеснениях, какие право- славные терпят от неверных. И стали русские люди ходить во Святую землю больше и больше, чаще и чаще; и стал посылать русский народ свои приношения на свечу и масло ко Гробу Господню и на милостыню в Иерусалим, на Синай, на гору Афон- скую. Узнали православные обитатели Св. земли и насельники Афона, что на севере от них есть великий православный рус- ский народ со своим могучим православным Царем. И устре- мили православные жители Востока взоры свои на Север, от- куда стала приходить к ним помощь, и прошла весть по всему православному Востоку о добрых «московах» (так там зовут русских) и могучем царстве Русском, и стали сами ходить за милостыней в землю Русскую. Приходили больше духовные лица, нередко архиереи и патриархи, и возвращались они к своим паствам с щедрыми приношениями от православных русских Царей и от русского народа. О своих нуждах, о горе и притеснениях, какие православные обитатели Св. земли тер- пели то от неверных турок, то от христиан же иноплеменных и инославных, они никому так доверчиво не могли поведать, как православному народу с единым в мире православным рус- ским Царем. И плакали они, невольники турецкого султана, когда приходили в Русскую землю, когда находили здесь бла- гочестие народа, избыток храмов Божиих и богатство их, когда слышали колокольный звон, когда видели крестные хождения с молебными пениями не только в церквах, но и на улицах, чего они не видят в Турецкой земле; плакали они тогда, но не слезами скорби, а от радости и умиления. И возвращались они в свою землю с добрыми вестями, с доброю памятью о русском народе и всегда почти с щедрою милостынею.

    Но насколько приятно было пришельцам из Св. земли прийти и погостить у нас на Руси, настолько трудно и скорбно было нашим богомольцам быть у них в Святой земле. Чтобы добраться до Св. земли, нужны были многие месяцы, а то и целые годы. При этом доводилось часто быть в страхе от на- падения разбойников, в постоянном горе от незнания языка, который у нас на Руси, как говорят, до Киева доведет, а там без него ни дороги найти, ни ночлега выпросить нельзя. Придет туда наш труженик и начинает там горе мыкать; нужно явить- ся к турецким властям, чтобы получить пропуск к св. местам, и дать за это подарки, иногда большие. Придет в Св. землю, а там все чужое: люди чужие, язык чужой, обычаи не наши; не знает, где приютиться, сложить с себя котомку и отдохнуть от пути. С трудом попадает он на православное подворье или монастырь греческий. Там хотя и покажут ему много, но не расскажут всего, что и как следует, по незнанию русского язы- ка. Везде все и за все требовали с богомольца денег: он и рад бы давать их, да запас у него не велик, и тот истощился: взять негде. А впереди еще много нужд: нужно совершить обрат- ный путь, который опять потребует расходов. И бывало ино- гда так, что потерпит, много потерпит наш бедный странник, да и захворает.

    А больного его кто примет? Кто походит за ним? Разве только кто-либо из тех же странников-земляков. Помучится, бедный, да и Богу душу отдаст на чужой стороне. Царство небесное этим труженикам! Доходили эти стоны и воздыхания православных обитателей Св. земли до слуха на- ших благочестивых Царей.

    И старались они, православные Государи наши, помочь горю единоверцев Востока заступничеством за них пред ту- рецкими султанами, чтобы они, султаны, не позволяли своим подданным единоверцам притеснять и безвинно обижать хри- стиан, насильно совращать в магометанскую веру, чтобы они дозволяли нашим русским богомольцам приходить в Св. зем- лю и поклоняться святыням ее. Благодаря такому заступни- честву наших Царей, положение туземных христиан и наших богомольцев хотя и облегчилось, но не надолго и далеко не вполне. Доходили нередко слухи, что там, в Св. земле, совра- щение православных туземцев проповедниками латинскими и протестантами Англии, Америки и других земель не только не прекращается, но и стало усиливаться, потому что у право- славных не было таких пастырей, которые бы заботились об утверждении их в вере и благочестии. Получались также из- вестия о притеснениях, какие претерпевали наши богомольцы на Св. земле от разных людей.

    И стало наше правительство церковное и гражданское, по изволению благочестивых царей наших, приискивать и употре- блять разные меры, чтобы помочь горю. Так, для ограждения православных от совращения в разные неправые вероиспове- дания и для удовлетворения духовных потребностей право- славных богомольцев учреждена была в св. граде миссия1, т.е. несколько духовных лиц под управлением архимандрита или другого духовного сановника. Для ограждения их от притес- нений посылаемы были туда особые доверенные от Царя лица, к которым богомольцы могли бы обращаться в своих обидах и притеснениях. Но и эти меры не исправили дело настолько, сколько нужно было. Тогда благочестивейший Государь, бла- женной памяти Царь-Миротворец, отпустил туда, в Св. землю, своего августейшего брата2. Сей благоверный князь на месте узнал и своими глазами увидел дело, для которого прибыл в Св. землю. Возвратившись, обо всем он довел до сведения бла- гочестивейшего Государя.

    Тогда признано было, что для благоуспешной поста- новки дела, касающегося православия и наших богомольцев в Св. земле, недостаточно одной миссии и доверенного лица от нашего правительства. Там требуется много средств, мно- го людей и много сил; это дело касается всей Православной Церкви, всего русского народа. Поэтому в нем должен при- нять участие весь русский народ с церковной иерархией и Царственным домом во главе. Тогда, с соизволения благо- честивейшего Монарха, открыто было Православное пале- стинское общество под председательством Великого князя Сергия Александровича. Сам благочестивейший Государь с Государыней-императрицей и многими членами Царствую- щего дома благоизволили быть членами сего общества, кото- рое получило название Императорского. Многие архипасты- ри и государственные сановники приняли деятельное участие
    _____________________________
    1 Русская духовная миссия в Иерусалиме была учреждена в 1847 г. указом Императора Николая I.
    2 Имеется в виду брат Царя-Миротворца Александра III Великий князь Сергей Александрович (1857–1905), который совершил первое паломниче- ство в Святую землю в 1881 г., вскоре после убийства своего отца, Импера- тора Александра II. В 1882 г. он стал одним из учредителей, а с 1889 г. и до мученической кончины был председателем Императорского православного палестинского общества.

    в делах этого Общества. По многим городам открыты отделы Общества. Весь русский народ, богатые и бедные, знатные и простые, приглашаются к участию в сем благотворительном деле. Общество существует около 13 лет. Дело его расширя- ется, потребности год от году увеличиваются. На удовлетво- рение нужд стали поступать приношения от всех церквей и со всех концов нашего православного Отечества. На благо- честивые приношения православных христиан Палестинское общество, при Божией помощи, успело сделать многое. Оно облегчило путешествие наших богомольцев в Св. землю: теперь они спокойно и безопасно могут побывать в святом граде Иерусалиме и других св. местах и возвратиться домой. Путешествие это стоит почти вдвое дешевле, чем прежде. Теперь они свободны от тех формальностей, какие требова- лись от них прежде: Палестинское общество исполняет это за них само, чрез своих уполномоченных лиц. Бывало, бого- мольцы не имели, где голову преклонить, а если находили приют где-либо, то крайне неудовлетворительный, а теперь там устроено обширное подворье с благолепным храмом, где богомольцы могут слушать богослужение на своем родном языке. Там есть и больница: захворает богомолец, о нем по- заботятся, успокоят; если ляжет в постель, за ним походят, его полечат и все сделают, что требуется для больного, как бы дома. Если скончается, его прилично похоронят и о душе его есть кому помолиться. Подворье снабжено хорошей во- дой, которой в Иерусалиме большой недостаток, и она там дорого ценится, не как у нас на Руси. Есть там и другие для странников приспособления, без которых русскому человеку трудно обойтись. Когда нужно бывает богомольцам обозреть св. места, узнать, что и где находится, – для этого им дадут провожатых, которые все покажут, все расскажут. Сверх того, на подворье устроены правильные чтения для поклонников о достопримечательных местах Св. земли.

    Для грамотных есть особые книжки, из которых они могут узнать обо всем нужном для поклонников без помощи рассказчика. Нужно ли побывать богомольцам на Иордане, чтобы омыться в св. воде его, в Назарете, где Иисус Христос провел Свое детство, в Хевроне, у дуба Мамврийского, и других местах, для них снаряжаются для сего особые караваны, чтобы удобно со- вершать это путешествие, небезопасное от нападения диких кочевников-бедуинов. Странник-богомолец может прожить в русском подворье бесплатно 14 дней, а потом получать необ- ходимую здоровую пищу, постель, горячую воду за дешевую цену (около 13 коп. в день). Придет ли время возвращаться домой, ему возвратят в целости все, что у него было взято для хранения, ему укажут все, что нужно сделать, что и где найти для обратного пути в случае нужды, и помогут ему благопо- лучно возвратиться домой.

    Православным палестинским обществом сделано многое, но много и еще требуется.

    Сказанное подворье может поместить в себе 1200 бого- мольцев, а их бывает до 3000; большая половина помещается на дворе подворья, на открытом воздухе. Значит, нужно рас- ширить или сооружать новые помещения. А для этого опять требуются средства, которых пока нет.

    Палестинское общество, упорядочивши быт поклонников в Св. земле, при помощи Божией, успело многое сделать и для утверждения в вере и благочестии туземных православных христиан Св. земли, и для ограждения их от совращения в не- правые вероисповедания латинян и протестантов. Оно устрои- ло среди них несколько начальных школ и училищ, чтобы пра- вославные арабы и другие местные жители могли воспитывать своих детей в православной вере, в православных школах, а не в еврейских, не в магометанских или протестантских, как это было доселе. Для школ понадобились свои православные наставники: не брать же их у евреев, у католиков или проте- стантов. А для этого понадобилось устроить особые училища с помещением и содержанием для воспитанников, приготовляе- мых на должности учителей.

    Общество и устроило таковые заведения для приготовле- ния учителей и учительниц, изготовило и книги для учащих и учащихся на туземных языках, чего прежде не было: Обществу предлежит потребность позаботиться о приготовлении и священников для православной паствы Св. земли, которых там весьма мало и содержание чрезвычайно скудно.

    Латиняне и лютеране заманивают к себе православных арабов и других туземцев устройством среди них приемных домов для больных, и когда к ним являются эти туземцы за врачебной помощью, то их заставляют прежде выслушать про- поведь о вере, и только тем дают лекарство, кто соглашается слушать их неправое учение. Для ограждения православных от такого соблазна Право- славное палестинское общество устроило такие же дома для приходящих больных с бесплатной выдачей лекарств. Латиняне, немцы и англичане устроили приюты, куда принимают бедных детей православных жителей Св. земли. Эти дети поголовно совращаются в то вероисповедание, к ко- торому принадлежит начальство приюта. У нас таких прию- тов пока нет, а крайне нужно бы и это устроить. И для сего требуются средства.

    Неправославные веропроповедники не щадят средств, чтобы как можно более приобрести от турок священных мест на Св. земле, чтобы сделать там свои постройки и чрез них рас- пространять среди православных свое неправое учение. И нам нужно было бы сделать то же. При помощи Божией, на русские деньги уже куплено несколько таковых священных мест. Так, приобретено место возле самого храма Воскресения Христова: это место очищено от мусора, сделана раскопка земли и найден остаток тех ворот, чрез которые Господь Иисус Христос шел к Голгофе на распятие. Значит, это священнейшее для христиан место. Куплены также места: на горе Елеонской, откуда Го- сподь вознесся на небеса; у дуба Мамврийского, где Бог явился Аврааму в виде трех странников.

    Для ознакомления православного русского общества с по- ложением православных христиан в Св. земле и деятельностью Православного палестинского общества и для распростране- ния таковых сведений среди русского народа Обществом из- даются потребные для сего книги.

    Из сказанного видно, сколь великое дело совершает Им- ператорское православное палестинское общество, сколь мно- го оно сделало и сколько дел предлежит ему сделать впереди, и сколько нужны ему в этом деле материальная помощь и со- действие в достижении его благих намерений со стороны тех, кого дело его касается. Его дело есть хранение православия во Св. земле, следовательно, дело апостольское или миссионер- ское дело. Его дело – поддержание духовной связи православ- ных обитателей Св. земли с православным русским народом; следовательно, его дело – государственное. Его дело – облег- чение тяжелого труда паломничества и улучшение положения наших русских поклонников в Св. земле, следовательно, его дело – русское, наше родное дело. В таком православном госу- дарственном деле не должны ли принять живое и деятельное участие все сословия и люди всех состояний Русской земли, весь православный русский народ.

    Если для спасения Русской земли от иноплеменного ига русский человек готов был пожертвовать всем дорогим для него, даже расстаться с женой и детьми, то для спасения пра- вославия там, где была колыбель его, для охранения чистоты веры той Церкви, которая именуется материю всех Церквей, поскупимся ли мы дать каждый от себя посильную лепту! Мы не страждем за Христа, как страждут христиане Востока. По- можем же тем, кто страдает теперь за верность Христу и за преданность святой Церкви Его. Нам, быть может, не придется побывать в Св. земле и поклониться св. местам; поможем же по силам нашим тем, кого Господь удостоит исполнить это святое дело. Сотворим, православные, милостыню Христа ради, ради святого града Иерусалима, ради Гроба Господня, ради святых мест, где совершено наше спасение драгоценнейшей кровию Спасителя нашего Господа Иисуса Христа; не умолкнем и мы Сиона ради и не успокоимся мы ради Иерусалима, доколе снова не воссияет там благочестие и доколе для православных хри- стиан всех племен, так же, как и для русского народа, не станет Св. земля как бы своей родной землей, в которую одни могли бы ходить без печали, а другие жить там, как во дни Давида и во времена благочестивых православных царей, во всяком благочестии, мире и довольстве, доколе не кончатся для Иеру- салима времена языков и не воцарится Господь во веке и Бог нового Сиона в род и род.

    Опомнимся! Покаемся!

    Православные русские люди!

    Страна наша мятется; все основы ее колеблются. Право- славию веры, самодержавию Царя и русской народности гро- зит опасность от того разлада, который охватил страну нашу и стал разъедать религиозную, общественную и государствен- ную жизнь нашего Отечества. Разлад производит разделение; от разделения – ослабление, а ослабление приводит к разрушению. Церкви Православной грозит опасность от разделения некогда единого православного русского народа на множество еретических сект и раскольнических толков. Все эти секты и толки, несогласные между собой в религиозных верованиях и обычаях, согласны только в одном – во вражде ко Святой Православной Церкви.

    И страна русская, как государство, находится в опас- ности, с одной стороны, от стремления окраин ее к обосо- блению, с другой – от волнений, происходящих внутри ее, и делений народа на партии. Эти партии, не имеющие почти ничего общего между собой, объединяются также только в одном – во вражде к православию веры, к самодержавию цар- ской власти и к нераздельному единству русского народа, как господствующего племени. А там, где вражда, там взаимное истребление. Где вражда, там и разделение, а где разделение, там начало порабощения и уничтожения: всякое царство, раз- делившееся само в себе, опустеет (Лк. 11, 17). Все эти секты, эти толки говорят о Царстве Божием, толкуют о жизни на небе; и действуют так, как будто члены их хотят наполнить собою ад или готовить для него обитателей, ибо в Царстве Божием нет разделений; на небе нет той вражды, какая существует между сектами и толками и какую питают все они к Церкви Право- славной. Враждебные православию и стремящиеся разрушить существующий государственный строй партии обольщают народ обещаниями обогатить его; они возбуждают его к гра- бежу и поджогам. Для своих преступных целей они добывают средства грабежом и иными способами, не одобряемыми ни законом, ни совестью, а тем более Евангелием; способами, до- пускаемыми разве только среди шаек грабителей.

    Мнимые народники обещают водворить в стране мир, а поселяют в ней волнения, лишивши народ той спокойной жиз- ни, которой он прежде пользовался. Они обещают водворение порядка, а водворяют нестроение, поставляя для богоучреж- денной власти препятствия к отправлению ею своих обязан- ностей, обеспечивающих порядок.

    Они привели страну в такое состояние, что ей грозит опасность от безначалия, когда ни в селе, ни в городе не бу- дет возможности поставить начальника. Может наступить такое время, когда жители деревни, выбравши из среды своей старейшину, скажут ему: «Будь нашим начальником»; а он от- ветит: «Нет, не буду я вашим начальником; ибо быть начальником – значит стать около смерти, а я боюсь смерти». «Будь нашим начальником», – скажут жители города избранному, а он ответит: «Нет, изберите другого, а я боюсь крамолы и не могу быть вашим начальником». Тогда семеро ухватятся за одного отрока и скажут: «Будь хотя ты нашим начальником». А сей ответит: «Хорошо, повинуйтесь мне, идите за мной», – и пойдут все на погибель.

    Тогда, изнуряемые голодом от пре- кращения работ, придут и скажут распорядителю работ: «Дай нам работу, чтобы выработать себе хлеба для себя и голодных детей наших», а он скажет им: «Не могу дать вам работу, ибо крамола грозит мне огнем, если я допущу вас в рабочий дом». А когда не станет ни власти, ни труда, тогда жизнь в стране остановится: не слышно будет звука молота и удара молотила; остановится колесо; заржавеют соха и борона; не станет пар работать и прекратится движение машин. На улицах не вид- но будет блюстителей порядка; невозможно будет ни пройти, ни проехать безопасно. В городах дневной и ночной грабеж, и некому будет спасать от этого. Не придется ли тогда и нам поступать так же, как сделали некогда наши предки, послав- шие к варягам послов просить их себе в начальники, говоря: «Земля наша велика, а порядка в ней нет: придите и княжите над нами».

    Но может случиться нечто худшее этого. Варяги сами придут к нам незваные, как некогда приходили монголы, и, пользуясь междоусобием, овладеют нашей страной и будут водворять в ней порядок по-своему.

    Да сохранит нас Бог от этого! Так что же нам делать?

    Обратимся к Богу с молитвами и покаянием, как моли- лись и каялись наши предки во времена лихолетья. За грехи наши Господь нам послал такую напасть.

    Мы отступили от Бога, нарушили заповеди Его: мы пре- небрегли уставами Святой Церкви Его, и вот исполняется над нами то, что изрекла мудрость народная: той земле не устоять, где начнут уставы ломать.

    Опомнись же, русский народ, встань на охрану устоев земли, как защищали их предки в старые времена.

    Объединись, русский народ, около Святой Церкви, под руководством ее добрых пастырей, в послушании уставам церковным. Сплотись около Престола Царского, под предво- дительством верных слуг царевых, в повиновении богоучреж- денной власти.

    Спасение нашей страны в Святой Церкви: она может дать мир чадам своим, если они будут слушать ее голоса; она защи- тит их молитвою своею, она оградит их уставами своими.

    Возвратимся к Церкви, которую мы стали забывать и оставлять. Будем неуклонно собираться в храмы наши, и са- новные, и простые люди, землепашцы и землевладельцы, торговые люди и ремесленники – все будем неуклонно при- сутствовать при богослужениях воскресных и праздничных; прекратим наше веселье, освятим дни праздников, предоста- вивши посещение увеселительных зрелищ в это время иновер- цам и отрекшимся от Бога.

    Будем соблюдать установленные Церковию посты, бу- дем увещевать и обличать нарушителей уставов Церкви, как виновников гнева Божия, постигающего землю Русскую. Бу- дем воспитывать детей в страхе Божием, в благочестии, в по- читании старших, в любви к святой Церкви. Будем избегать разделений и раздоров церковных и общественных. Объеди- нимся около нашего державного Царя православного, как он недавно призвал к этому всех верноподданных истинных сы- нов земли Русской. Станем на защиту власти, от Государя по- ставляемой.

    Будем все каяться в грехах наших: пусть одни из нас каются в грехе отступления от Бога, отпадения от Церкви; другие да приносят покаяние в грехе идолопоклонства – в поклонении золотому тельцу и Маммоне – богу богатства – с отступлением от Бога!

    Пусть кается русский народ, земледелец и рабочий, в чрезмерном пьянстве, в разврате, в непослушании пастырям Церкви, в неповиновении богоучрежденной власти. Наложим на себя добровольный пост, смирим себя, как ниневитяне, и будем умолять Милосердого о прощении, как научает этому песнь церковная: согрешихом, беззаконновахом, неправдова- хом пред Тобою: ниже соблюдохом, ниже сохранихом, якоже заповедал еси нам. Но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

    Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое!

    Объединимся!

    Да будут вси едино (Ин. 17, 21)

    Православный русский народ! Враги нашей матери Свя- той Церкви и враги земли Русской сплотились между собой, чтобы делать больше вреда и Церкви Православной, и дорогой нашей Родине. Враги Церкви стараются разъединить пастырей и пасомых, ибо они знают, что в единении заключается сила, а разделение ведет к ослаблению и разрушению. Средством для разделения они избрали клевету и обман. Через своих едино- мысленных общественных деятелей устраивая разного рода препятствия в пастырской жизни и деятельности, они стара- ются чрез это ослабить благотворное влияние пастырей на их паству. И устным, и печатным словом они уничижают и по- зорят пастырей. Подбором, а иногда выдумкой таких случаев из пастырской жизни, которыми позорится пред народом их высокое служение, враги Церкви стараются возбудить чрез это недоверие в пасомых к своим пастырям; а взаимное недоверие ведет к разъединению. Они отторгают пасомых от пастырей для того, чтобы удобнее было производить смуту церковную и народную – государственную.

    Представители инославных исповеданий, сектанты и гла- големые старообрядцы, получивши Высочайше дарованную свободу жить каждому по своей вере и убеждению, пользуют- ся этой свободой для того, чтобы отторгать от Православной Церкви верных чад ее. Они употребляют для этого разного рода обольщения и даже насилия. Кто не знает того, как трудно живется православному, когда он остается среди неправослав- ных единоплеменников или когда попадает в среду сектантов или отделившихся от Церкви старообрядцев? Кому не извест- но, как трудно устоять в православии женщине, когда она по- падет в семью ненавидящих православие?

    Враги православия дружно действуют во вред Церкви Православной.

    Точно так же сплотились между собой и враги земли Рус- ской. Чтобы произвести смуту в нашей стране и привести к гибели наше Отечество или, по крайней мере, – затруднить его рост и умалить его достоинство среди других народов, враги нашего Отечества и мятежники убивают верных цар- ских слуг – сановников – и возбуждают народ к неповинове- нию богоучрежденной власти. Они производят возмущение на фабриках, заводах, вообще среди рабочих и среди селян. Они возбуждают недоверие к властям, призывают рабочих к пре- кращению работ скопом, к нарушению обязательств.

    Что же делать при таком положении нашей Церкви и От- ечества нам, православным чадам Церкви и верноподданным сынам земли Русской?

    И нам нужно плотнее объединиться.

    Нам нужно объединиться около матери нашей – Святой Церкви, объединиться около матери нашей – земли Русской, около ее исконных устоев: Веры православной, Царя самодер- жавного и других святых заветов русской старины.

    Нам нужно объединиться во Христе, как завещал это Спа- ситель наш, когда умолял об этом Отца Своего, говоря: да будут вси едино. Будем помнить, что мы – члены единого тела Хри- стова – Его Церкви, и друг с другом соединены, как члены тела: глаза, уши, руки, ноги и другие члены соединены между собой.

    Будем учиться таковому единению у христиан первых вре- мен. Будем жить так, как жил в старину наш русский народ.

    Христиане апостольских времен так тесно соединены были между собой, что у них было одно сердце и одна душа и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее (Деян. 4, 32). Но это общение имений производи- лось не насилием, как ныне проповедуют мнимые радетели о бедных земли, а по доброй воле каждого. Христиане первых времен избегали внешних судов, а судились своим внутренним – церковным судом. Церковный суд отличался от гражданского, между прочим, тем, что граж- данский суд наказывал только нарушение внешних, государ- ственных законов, а церковный суд судил нарушение законов совести, законов Божиих и уставов Церкви.

    В гражданских судах судил один судья, а в церковных судила Церковь, т.е. собрание верующих, во главе с предстоя- телями церквей. Внешний гражданский суд только осуждал и наказывал, или оправдывал и освобождал от наказания. Цер- ковный суд сперва увещевал, предупреждал, потом угрожал и, если не последует исправления, наказывал, но наказывал с надеждою видеть исправление наказуемого.

    Когда Церковь видела ожесточение грешника, произво- дившего соблазны среди верных, тогда лишала его общения в Таинствах и, наконец, подвергала его полному отлучению от себя, по слову Господа: аще не послушает тебе брат твой, по- веждь Церкви; аще же и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18, 17).

    Так жил в старину и русский народ: у него был в боль- шей силе суд церковный, подобный суду христиан первых времен. К нему часто прибегали и его страшились не менее суда гражданского. Каждый приход составлял свою отдельную общину, свою церковь, находившуюся в союзе со вселенной Церковию чрез своих пастырей и архипастырей. Этот приход-церковь жил своею жизнию, судился своим судом; заботился о своих членах, вдовах и сиротах. При каждой почти церкви была бо- гадельня. Приход заботился о своем храме. Когда он лишал- ся пастыря, то избирал другого и представлял его епископу для утверждения и посвящения, назначал ему и всему при- чту содержание. Он заботился об исправлении грешников, об устранении соблазнителей.

    В старину русский народ ревниво оберегал чистоту веры и нравов своих. Церковная епитимия в виде поклонов с пока- янной молитвой или в виде сверхдолжных постов и подаяния милостыни была весьма действительным средством для ис- правления грешников.

    Сверх церковного, пастырского суда, приходская община употребляла иногда свои не церковные меры к исправлению нарушителей уставов и обычаев. Так, иногда наблюдали друг за другом, сосед за соседом, чтобы кто-либо не проспал утре- ни, особенно в некоторые нарочитые дни. Нарушитель постов наказывался общим негодованием. За братоубийцей Святопол- ком навсегда осталось имя «Окаянного»1.

    Во избежание ли народного самосуда или ради охранения народной нравственности, сам гражданский закон шел рука об руку с добрым христианским настроением народа. По словам
    _____________________________
    1 Святополк Окаянный (ок. 980–1019), старший сын св. равноапостольного Великого князя Владимира Святославича, Великий князь Киевский (1015–1019), убийца своих братьев, св. князей Бориса и Глеба.

    одного иностранца, посетившего русскую столицу в половине 17 века1, «винные лавки и питейные дома с самого начала поста до нового (Фомина) воскресенья оставались запечатанными; содержателям их никоим образом не разрешалось на Святой Неделе открывать свои заведения. Равным образом и в течение всего года питейные дома обыкновенно оставались закрытыми от кануна воскресенья до утра понедельника. Так же делалось и во время больших праздников».

    Из этого можно видеть, как проникнуты были духом христианского благочестия и закон, и народ. Самоосуждение, самоисправление и взаимопомощь среди приходской жизни так были развиты, что отступление от уставов и обычаев было весьма затруднительно, если бы кому-либо захотелось это сделать. Наши предки очень боялись нарушить старые уставы; они говорили: «той земле не устоять, где начнут уставы ломать».

    А ныне не то стало. В наше время все стало ломаться; все пошло врозь; повсюду вражда и разделение. Все сосло- вия как бы разделились и каждое живет своею жизнию: особо бояре, особо купцы, особо ремесленники, особо земледельцы, особо пастыри, особо пасомые. Кажется, почти все сословия склонны объединиться в одном: в пренебрежении законов Бо- жеских и человеческих и в пренебрежении уставов Церкви. Наши предки оставили нам много добрых обычаев церковных и житейских; а мы пренебрегли ими, гоняемся за иными, осо- бенно иноземными, обычаями. Что мы передадим нашим по- томкам? Какие заветы и добрые обычаи? Передадим ли мы им это пренебрежение к уставам, нарушение постов, леность к по- сещению церковных богослужений, нерадение об исполнении христианского долга исповеди и св. причащения и нарушение святости брачных союзов?

    Чем все это может кончиться? Не будет ли это началом конца благополучия нашей дорогой Родины, на радость врагов
    _____________________________
    1 Речь идет о книге «Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Москву в XVII веке», которую написал его сын архидиакон Павел Алеппский, сопровождавший Патриарха.

    православия и русской народности? Опомнимся, ободримся, объединимся. Поможем друг другу восстать от падения на- шего. Объединимся так, чтобы пастыри и пасомые, знатные и простые, богатые и бедные составили одну семью, у которой было бы одно достояние; чтобы горе и радость были общие. Объединимся около Церкви и будем поддерживать друг друга, поощрять друг друга в добрых делах, в добрых прави- лах жизни.

    Мы все стали больны душой, больны нашими дурными привычками, больны нашими нравами.

    Объединимся и будем врачевать, исправлять друг друга. Возвратимся к старым добрым временам. Возвратимся к Церк- ви. Весь внешний быт наш освятим христианским церковным духом. Оживим нашу приходскую жизнь, привлекая к ней всех числящихся прихожанами Церкви, но не живущих в Церкви. Пусть объединятся около пастыря сперва хотя бы два или три человека. Эти привлекут еще столько же; пусть постепенно растет эта дружина, пока все прихожане станут действитель- ными, живыми членами прихода. Тогда воскреснет древняя приходская жизнь с ее взаимопомощью, с ее самоисправлени- ем, с ее добрыми нравами.

    Объединимся около матери нашей – земли Русской, твердо оберегая древние устои ее: православие веры, самодержавие Царя и единство народной жизни.

    Бойся Царя и Бога, и будет тебе повсюду дорога. Таков завет русской старины. Бойся, сын мой, Господа и Царя, с мятежниками не со- общайся (Пр. 24, 21). Так повелевает нам и мудрость израиль- ского мудреца.

    Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! Да оживет древняя Святая Русь и побегут от лица ее ненавидящие ее, да исчезнут они с лица земли Русской, как исчезает дым!

    Как тает воск от огня, так да погибнут грешники – мятежники земли, а праведные – сыны Церкви, истинные дети земли да возвеселятся пред Богом. Наше знамя, наша хоругвь – вера православная, Царь самодержавный и Русь единая, нераз- дельная.

    Умрем за это знамя, за эту хоругвь, но никому не отдадим их! В этом да поможет нам Бог!

    Наставление о повиновении властям и о почитании пастырей

    Возлюбленные! Мне редко приходится видеться с вами. И настоящее наше свидание не последнее ли? Примите же мои слова, как завещание отца вашего, и сохраните его. Бога бойтеся и Царя чтите. Бога бойтеся; веруйте Ему, верьте Его Слову. Надейтесь на Него Одного и любите Его всем сердцем. Больше родного отца, больше матери любите Господа Бога. Любите Его больше сына или дочери, любите Господа больше золота и серебра и больше всякого имения. Почитайте Царя, как Помазанника Божия, о котором Господь сказал: не прикасайтеся помазанным Моим. Повинуйтесь поставленным от него властям. Власть установлена от Бога. Во всей вселен- ной существует власть. Есть власть на небе у ангелов: там есть архангелы, престолы, власти. Есть власть и в царстве живот- ных: в стадах животных, в стаях птиц, в ульях пчел. Даже в аду есть власть. Без власти не может существовать никакое общество. Противящийся власти, Божию повелению проти- вится; а противящиеся приимут себе грех. Власть потребна не для добрых, а для злых. Хочешь ли не бояться власти? Благое твори, и будешь иметь похвалу от нее. А если делаешь зло, то бойся; ибо начальник не напрасно меч носит. Итак, повинуй- тесь властям: подати платите.

    Бога бойтеся, Царя чтите, а с мятежниками не сообщай- тесь, таковых ныне много развелось на Русской земле. Они ста- ли проникать и в деревню, чтобы обольщать народ разными несбыточными обещаниями. Не слушайте их. Это – волки в овечьих кожах. Не допускайте их к себе. Будьте благоразумны и внимательны: не позволяйте мятежникам обмануть вас.
    _____________________________
    1 Сказано сельским и деревенским жителям при обозрении церквей епархии в 1907 г. – Прим. авт.

    Бойся, сын мой, Бога и иереев Его чти. Почитайте свя- щенников, как служителей Христовых. Слушайте их настав- ления о Господе. Отдавайте им должную честь, принимайте их благословение, как Христово благословение. Повинуйтесь им, покоряйтесь, ибо они заботятся о душах ваших; делай- те это для того, чтобы они с радостью исполняли свое слу- жение, а не воздыхающе. Доставляйте им необходимое для жизни: пищу, одежду и жилище. Делайте это охотно, помня, что сделанное священнику Христос принимает, как сделан- ное Ему Самому. От Христа получите и воздаяние за то, что вы сделаете для служителей Христовых, за добро – награду, за зло – осуждение. Да сохранит вас Христос Господь Своею благодатью и человеколюбием!

    Архипастырский голос после выборов в 4-ю Государственную думу, 21 октября 1912 г

    За Веру, Царя и Отечество! – такова надпись на знамени «Союза Русского Народа».

    Она зовет, очевидно, объединиться русским людям, чтобы стать за эти основы Русской земли. Но это знамя объединения стало в то же время знаменем пререка- ния. Против ополчения, стоящего со знаменем: «За Веру, Царя и Отечество!», стоит полчище людей с красным знаменем, на котором написано: «Свобода, равенство и братство». На этом последнем знамени остались следы крови, уже потемневшей от времени. Это не наше, русское знамя, а принесено из дру- гой страны, где оно когда-то было обагрено кровью. У нас оно появилось недавно. Надписью своею, говорящею о свободе, о равенстве и братстве, оно привлекло внимание многих, не только из инородцев, живущих в Русской земле, но и русских, не подозревавших, что под этой видимой надписью скрыва- ется другой смысл, что под этой свободой нужно разуметь насилие, под равенством – рабство, под панибратством – братоубийство.

    Между полчищем «Свободы, равенства и брат- ства» и ополчением «За Веру, Царя и Отечество» происходит борьба за преобладание. Эта борьба усилилась по поводу на- ступивших выборов в 4-ю Государственную думу. Ополче- ние со знаменем «За Веру, Царя и Отечество» открыто призы- вает истинно русских людей объединиться под его знаменем и послать в Государственную думу, как некогда посылали на Земский собор, лучших людей, которые могли бы постоять за исконные устои Русской земли: за православие веры, за само- державие Царя и за единство русского государства. Следуя призыву самодержавного возлюбленного Монарха, «Союз Русского Народа» приглашал всех объединиться под его знаменем. После этого призыва следовало бы ожидать, что в Государственную думу пойдут только правые. Но вышло не- что неожиданное. Вот нам слышатся голоса говорящих нам: напрасно вы зовете стать под знамя «За Веру, Царя и Оте- чество». Теперь не старые времена, теперь и русский народ ищет свободы, равенства и братства, которые мы проповеду- ем. Доказательство этому налицо. Вот на последних выборах в Государственную думу победа за нами, т.е. левыми; из сел и городов идут представителями туда наши избранники. Они будут говорить в Думе за свободу, равенство, братство, а не за Веру, Царя и Отечество. Так говорят левомыслящие. Да, это печальная правда, это сугубо печально, потому что эти левые избранники не от народа выбраны, не народ русский их дал, но они взяты посредством искусного подбора, взяты из среды, чуждой народу. Они проведены были к выборам не прямыми путями; проведены людьми, у которых ложь зама- скирована именем законности; нечестность одета в одежду правды; под именем свободы шло насилие, презрение к на- родной простоте прикрылось насмешливо маской равенства; Каин побратался с Авелем, чтобы его убить.

    Таким образом, прошли в Государственную Думу избран- ники проповедников мнимой свободы, равенства и братства. В ком вина столь нежелательного для сынов Церкви и Отечества явления?

    Вина в тех самых, которые стояли под знаменем «За Веру, Царя и Отечество». Над ними исполнилось Евангельское из- речение: сыны века сего догадливее сынов света в роде своем. Сыны света не сумели и не могли действовать, как сыны века сего: правые не сумели объединиться, а левые объединились; правые, будучи сынами света, не могли действовать так, как сыны века сего лукавого. Сии последние могли употребить все средства, и добрые, и худые, для своих целей; а первые могли пользоваться только добрыми. Сыны века сего могли употреблять и ложь, и коварство; а сыны света не могли этого допускать. Для левых, считающих веру суеверием, совесть – заблуждением, дозволены и ложь, и грабеж, и яд, и нож; а для правых, руководствующихся законами веры и совести, все это недопустимо.

    Что же делать? Ужели всегда так и будет? Ужели будем равнодушно смотреть, если будет торжествовать зло над до- бром? Ужели допустим, чтобы нашу Св. Русь с ее правой ве- рой, с ее царским самодержавием, с ее землей, облитой кровью предков, постигла участь тех стран и народов, которые на виду и на слуху у нас падают и гибнут от крамолы этих проповедни- ков мнимых свободы, равенства и братства? Сохрани Бог!

    Что же делать? – Настоящее состояние современного общества ненормальное, больное. Значит, нужно принимать меры к оздоровлению его. А чтобы достигнуть сего, нужно начать общую борьбу с нравственною болезнию общества. Но что может сделать каждый из нас отдельно?

    Каждый должен делать то, что велит ему его долг и со- весть. Если бы мы пожелали вести себя в отношении к вол- нующемуся поколению, как христиане, руководясь советами, данными богоносными и богодухновенными нашими наставниками, а паче всего – учением нашего Божественного Наставника, то вот смысл преподанного ими учения о том, как долж- но вести себя в отношении к разномыслящим. Не нужно иметь с провозвестниками и последователями лживых учений такого общения, из которого они могли бы за- ключить о нашем сочувствии к ним. – Оставьте их, говорит Господь ученикам о заблудших умом и сердцем книжниках и фарисеях: оставьте их: они вожди слепые слепых; а если сле- пой ведет слепого, то упадут оба в яму (Мф. 15, 14).

    Святые апостолы дают совет христианам не иметь ника- кого общения с теми, кто, именуясь братом, остается нерас- каянным грешником (Кор. 5, 11). Извержите развращенного из среды вас, говорят они (5, 13).

    Не потому ли среди нашего общества зло разрастается, захватывая все более и более здоровые места общественного организма, развращая более и более молодое поколение, что мы относимся к развратителям очень снисходительно? У нас входят в общение с ними, подают им руку дружбы, ласко- во приветствуют их, иногда встречая на наш привет лишь угрюмый вид. Но, предлагая совет не входить в общение с теми, кто не хочет мыслить, как мыслим мы, как мыслит коренной рус- ский народ, не явимся ли мы – проповедники Евангельского мира – в то же время и проповедниками вражды, которая ве- дет к разделению, а разделение – к разрушению? Таким об- разом, мы сами не являемся ли виновниками расстройства и разрушения? Отнюдь нет. Если свет можно назвать врагом тьмы, если добро есть отрицание зла, то и разрыв общения людей порядка с друзьями беспорядка можно, пожалуй, назвать и враждой...

    Но такая вражда была бы лучше дружбы, подобно тому, как и дружба иногда бывает хуже вражды.

    Не вражду мы проповедуем: но совет даем, по нашему крайнему разумению, как спасать погибающих, вразумлять не- разумных. Если враждующие против существующего порядка желают находиться в общении с людьми порядка, именоваться их братьями и согражданами, то они не должны вносить в сре- ду их, в среду народной семьи, своего разномыслия.

    Кто желает держаться особых взглядов в отношении к тому, что составляет основу нашей государственной жизни; кто не желает стоять под знаменем Православия, Самодержа- вия и русской Народности, тот не имеет права именоваться русским; он не брат, не соотечественник русских людей; он – иноземец, только говорящий по-русски и живущий на русской земле. Не нравится ему порядок нашей родной русской страны, пусть идет туда, где ему нравится.

    Не русский душой, он никогда не будет своим для истин- но русских людей. Кто дружится со врагом семьи, тот и сам враг семьи; кто подает руку дружбы носителю смуты – се- мейной, общественной или государственной, тот и пособник смуты. Это такие простые истины, которые не нуждаются в доказательствах.

    Заключим наше слово изречениями мудрых и богодух- новенных учителей: бойся, сын мой, Господа и царя, и с мя- тежниками не сообщайся (Пр. 24, 21). Ибо что общего у света со тьмой, какое согласие между Христом и Велиаром (2 Кор. 6, 15), между сынами света и исчадиями ада?

    Наше знамя: Вера православная, Царь Самодержавный, Русь нераздельная. Этого знамени никому не отдадим. В чем да поможет нам Бог!

    Слово воинам-ратникам, отправляющимся на Дальний Восток

    Христолюбивые ратники!

    Вы призываетесь на поле брани, где ожидает вас или слава победителей, или славная смерть за Веру, Царя и От- ечество. Славно возвратиться с поля брани победителем: но не менее славно и умереть на поле брани. Кто умирает, чтобы спасти жизнь или честь других; кто кидается в воду, чтобы спасти утопающего, и сам тонет; кто бросается в пламя, что- бы спасти слабое дитя или дряхлую старость, и сам сгорает в этом пламени, – тот, как герой, возбуждает в других восторг к его подвигу и чувства благодарности или слезы умиления, как к спасителю погибающих.
    _____________________________
    1 Слово воинам, отправлявшимся на Русско-японскую войну 1904–1905 гг.

    Все эти доблести высоко добродетельны, все досто- хвальны.

    Но кто умирает на поле брани за Веру, Царя и Отече- ство, тот удостаивается сугубой славы и здесь, на земле, и там, на небе. Здесь воздвигаются в честь победителей вечные памятники; здесь непрестанная молитва Церкви за воинов, на поле брани убиенных. А там, на небесах, им уготованы мученические венцы, как страдальцам за Веру, как поло- жившим душу свою за други своя. Православный воин, уми- рающий на поле брани, умирает за Веру. Умереть за Веру значит умереть, защищая святую Веру от поругания врага нечестивого. А такое поругание могло бы случиться, если бы враг, одержавши победу над православным воинством, пре- дал осквернению святые храмы и стал вводить обычаи, про- тивные святой Вере.

    Как на пример такого поругания Веры и порабощения христиан, можно указать на те православные народы, кото- рые находятся под властью мусульман. Тяжко быть право- славному народу под властью иноверных царей и правителей. Сохрани Бог наш православный народ от такого бедствия во- веки! Посему великая слава и благодарность воинам, защит- никам Веры православной!

    Воин, умирающий на поле брани, умирает за Царя. Это значит, что он умирает для того, чтобы не только сохранить драгоценную жизнь Царя, но и оградить его честь и достоя- ние. Народ без Царя – то же, что тело без головы, улей пчел без матки. Честь Царя – честь народа; благо Царя – благо на- рода. Царь – за всех, и все – за Царя. Царь православный сугубо дорог для народа православного, как охранитель и защитник Веры православной; как охранитель веры своего народа. Итак, умереть за Царя есть подвиг великий и святой.

    Наконец, воин, умирающий на поле брани, умирает за свое Отечество. Это значит, что русский воин, идущий на поле брани, идет спасать свою семью, свое родное село, родной го- род, страну родную – Русь Святую от вторжения вражеского и от тех бедствий, которые могут постигнуть страну вследствие такового вторжения. Когда воин умирает на поле брани, он умирает за отца и мать, за братьев и сестер, за жену и за детей, и за весь свой народ. Полагая жизнь свою за други своя, он ис- полняет самую главнейшую заповедь Христову о любви.

    Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя. Итак, воины, идущие на поле брани, вы идете на великий, славный и святой подвиг. Вам слава на земле и воздаяние на небе.

    Для совершения предлежащего вам подвига вы облечены в подобающее воину оружие. Усердно учитесь владеть тако- вым оружием. Как пастырь Церкви, не могу не посоветовать вам взять с собой и иное оружие, предлагаемое Церковию чадам своим для борьбы с врагами спасения. Эти оружия – Крест и молитва.

    В них заключается духовная сила, могущественно действу- ющая в борьбе не только с духовными врагами, но и с врагами, облеченными в тело. Крест есть оружие против диавола, оружие, которого он трепещет и трясется, не терпя взирати на силу его; но в то же время Крест есть в бранях победа. Царь Константин победил врага Максентия силою Кре- ста1.

    Воин Неаний, нареченный Прокопием, память которого празднуется в настоящий день, одержал многие победы над врагами силою Креста, изображение которого он сделал по повелению Господа, явившегося ему в образе кристалловид- ного Креста. Христолюбивые воины-ополченцы! Да напоминает вам об этом победоносном оружии тот Крест, которым украшены ваши головы и которым вы отличены от прочих воинов.

    Столь же сильна, как Крест, и молитва против всякого врага, невидимого и видимого. Нам случалось слышать от ста- рых воинов, что они свое спасение на войне во время опасно-
    _____________________________
    1 В 312 г., накануне решающей битвы с Максенцием, св. равноапостольно-- му императору Константину было на небе явление Креста и надписи «Сим победиши», после чего он повелел начертать эти слова на своем знамени.

    сти обретали в молитве, читая псалом 90-й: «Живый в помощи вышняго», где говорится, между прочим, что кто живет под кровом Всевышнего, тот не убоится стрелы, летящей во дни; что около его будут падать тысячи, но к нему рана не прибли- зится. Испытайте, воины, это оружие, и узнаете действенность его. Присовокупите к этому и еще некоторые оружия, для тела необременительные, но для борьбы с врагом сильные и для дела весьма полезные. Это – добросовестное исполнение своих обязанностей, беспрекословное послушание и терпеливость. Исполняйте, воины, начальнические распоряжения по чистой совести, как Божие веления: идите туда, куда вас пошлют: в огонь ли, в воду ли. Помните, что на войну – не на пир идти; много там нужды, труда, горя, опасностей, – все это переноси- те терпеливо, без ропота.

    Будьте бодры, не склоняйте долу голов ваших, как дела- ют люди изнемогшие; не жалуйтесь на трудности, как дети; будьте мужественны, как богатыри. Будьте и храбры, как львы, в борьбе с вооруженным врагом; но кротки, как агнцы, к мир- ным жителям, к малым детям и слабым женщинам. Лежачего не бьют, говорит старая пословица.

    Итак, идите с Богом на подвиг бранный. С вами крестная сила; за вас молитва Церкви; на вас смотрит Россия; на вас воз- лагает надежды Царь и печется о вас, как отец сердобольный. Дай Бог вам возвратиться со славою, как победителям! А кому судит Господь положить душу свою за Веру, Царя и Отечество, тому да дарует Господь венец славы и светлое место в небес- ных селениях.

    Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя!

    Речь по поводу современных лжеучений

    Благодать вам и мир от Господа нашего Иисуса Христа, боголюбезные братие.

    Если когда нужен и желателен этот мир Христов, то наи- паче теперь.

    Слышите ли эти ветры бурные, которые носятся теперь над нашим морем житейским? Видите те ли эти волны вели- кие, которые восходят до небес и нисходят до бездн? Видите ли этот корабль, воздымаемый этими волнами, бросаемый из стороны в сторону и готовый сокрушиться? Слышите ли эти крики ужаса и вопли пловцов, находящихся на корабле?

    Что этот ветер? Что сии волны? Какой корабль? Кто плов- цы на нем?

    Думаем, что вы, возлюбленные, и сами угадываете, о чем наша речь. Эти ветры – ветры учений, которые принесе- ны в нашу страну от Запада. Эти волны – те смуты и волне- ния, переходящие в междоусобную брань, которые охватили всю страну нашу. Эти волны смуты то восходят до небес, как бы готовые достигнуть до Престола Всевышнего, чтобы по- хулить Сидящего на нем, то нисходят до бездн, чтобы низвер- гнуть в бездну зла и бедствий корабль и плывущих на нем. Этот корабль обуреваемый – наша государственная жизнь, волнуемая смутами, раздорами, убийствами, расхищением и сожжением имуществ. Кормчие и корабельщики – это госу- дарственная власть; пловцы – все обитатели областей, горо- дов, сел и деревень, которые, видя силу ветра и волнения, то издают вопли страха, то в недоумении, а иные в отчаянии, ропщут на кормчих и корабельщиков.

    В таком небывало трудном положении находится наша страна и все мы, обитатели ее.

    Что делают в это страшное, крайне опасное время кормчие и корабельщики? Они употребляют все усилия, чтобы бороться с бурной стихией и спасти корабль от неминуемой гибели. Что делают и должны бы делать в это время плы- вущие на корабле? Не следовало ли бы ожидать, что они не дремлют и не спят, но помогают кормчим и гребцам спасать корабль и себя?

    Но – странное дело – вместо того, чтобы всем им приняться дружно за работу и, повинуясь кормчему, делать все, что нужно для спасения корабля, пловцы стали друг на друга нападать; пользуясь затруднительным положением кормчего и служителей корабля, они начали сводить счеты друг с другом, друг друга упрекать, один другого злословить. Не правда ли, что это самое или нечто подобное происходит на корабле на- шей государственной жизни?

    Тогда как Царь и его правительство употребляют все усилия к тому, чтобы водворить мир и порядок на земле, не- добрые люди, как бурным ветром, своими учениями, вну- шениями, несбыточными обещаниями раздувают вражду между народом, внушают неповиновение властям и вводят безначалие со всеми его страшными последствиями: грабе- жами, убийствами и пожарами.

    Что же делать нам, плывущим на корабле государственной жизни и желающим спасти этот корабль и плывущих на нем?

    Прежде всего, нужно принимать все благоразумные меры, чтобы прекратить раздоры; всем объединиться, забыть о себе и заботиться о спасении корабля и друг друга. Нужно беспрекословно повиноваться Царю, как кормче- му, и властям, как корабельщикам. Всем и каждому нужно за- ботиться прежде всего не о перестройке корабля, ибо во время бурного плавания кораблей не перестраивают, а каждому, по возможности, содействовать спасению корабля и прекраще- нию бури смут и волнений.

    Но разве можно человеку укротить ветер? Разве в его вла- сти сделать тишину на море? Бывали и таковые случаи, что внезапно и ветер на море утихал, и волнение прекращалось; мы знаем, что некогда утихла буря на море, когда плывшие воззвали к Могущему спасти: Господи, спаси нас, погибаем!

    Вспомним, что делали корабельщики того корабля, на котором плыл пророк Иона, хотевший бежать от Госпо- да? Видя близкую гибель корабля, корабельщики признали в страшной буре гнев Божий и наказание за чьи-то грехи и стали молиться каждый своему богу. Заслуживает внимания нечто случившееся в это время на корабле. Тогда как невино- вные в бедствии молились об избавлении от него, главный виновник бури спал и храпел на дне корабля. Разбуженный другими и видя в бедствии корабля указание свыше, он при- знал свой грех непослушания Богу и упросил корабельщи- ков бросить его в море, чтобы прекратилась буря и никто не погиб бы ради его.

    Не происходит ли нечто подобное и на нашем корабле во время настоящей бури? Тогда как одни молятся о прекраще- нии бури, не будучи, быть может, виновниками в ней, главные виновники не хотят молиться; они как бы спустились на дно корабля, чтобы спокойно там спать. Кто они, эти виновники? Не те ли, кто, зная волю Божию, намеренно противятся ей? Кто хочет убежать от Вездесущего и Всевидящего. Спусти- лись на самое дно порока и нечестия; в отступлении от Бога они говорят: несть Бог! Не видит Бог!

    Итак, что нам делать? Покаемся; ибо за грехи послана такая буря бедствий на нашу страну. Каждый да познает свой грех и оставит его. Кто грешит отступлением от Бога, пусть возвратится к Богу и к матери своей – Церкви. Кто поклоня- ется золотому тельцу и Маммоне, пусть оставит свое идоло- поклонство, зная, что в день смерти или общей погибели не спасет богатство. Кто предан быль пьянству, разврату, пусть начнет борьбу со своими пороками, твердо веря Писанию, что ни блудницы, ни пьяницы Царствия Божия не наследят, и что за эти грехи постигает гнев Божий еще в этой жизни.

    Думающие, что посредством смуты, крамолы, возмуще- ния против начальства и власти можно достигнуть благоу- строения государственной жизни, весьма ошибаются.

    Государства устраиваются не посредством смут и волне- ний, а мирным путем, посредством благоустроения каждым членом государства своей собственной жизни.

    Счастие не в награбленном или насильно отнятом чужом имуществе, а в довольстве своим благоприобретенным до- стоянием. Счастье не в низменных плотских удовольствиях, а в спокойствии совести, приобретаемом исполнением своего долга и нравственного закона.

    Будем все искать такого царствия и получим от Бога мир и благословение, утихнут эти ветры и буря на нашем житей- ском море и сохранится наш государственный корабль.

    Итак, да прекратятся смуты и волнения. Да не будет более подстрекателей на противление власти; да прекратят- ся пожары, грабежи, убийства! – Соберись, русский народ, воедино около своего богоданного Царя и, по призыву его, думай с ним единую думу о благоустроении земли Русской; делай это дело мирно с молитвой, и Бог возвратит тебе благо- денственное и мирное житие.

    Речь по прочтении известий о неудавшихся преступных замыслах, имевших целию посягательство на священную особу благочестивейшего Государя-императора Николая Александровича и высших должностных лиц Империи, – пред благодарственным Господу Богу молебствием по этому случаю

    Мы слышали сейчас весть ужасную, весть, при которой мысли мятутся и мешаются чувства страха и радости. Страш- но и подумать о тех последствиях, к каким могло привести ис- полнение ужасного злодейского замысла.

    Но, слава Богу! Это был только как бы страшный сон! Мы же, подобно пробудившемуся после такого сновидения, раду- емся, что с нами не случилось того, что грезилось.

    Хочется молиться, хочется и благодарить Бога.

    Молиться за нашу многострадальную Родину, да не пре- даст ее Господь на конечную погибель.

    Хочется и благодарить Господа за спасающую нас руку Его.

    Благословен Бог, не допустивший и теперь к исполнению ужасного замысла крамолы!

    Благословен Бог, спасавший и опять спасший священную жизнь Царя, верных слуг его и дом его!

    Смею думать, что не погрешу против истины, если наи- меную царствующего Государя нашего Царем многострадаль- ным. Обретаю повод к сему в самом дне его рождения. Ведь он родился в тот день, когда Церковь совершает память Иова Многострадального.

    Он – Царь многострадальный народа многострадального! Россияне! Будем благодарить Господа за дарованное нам спасение! Будем и молиться за возлюбленного нашего Монар- ха, который обречен был крамолою на смерть за верность его своему долгу, своему народу, с которым он сочетался верою и кровию, но спасен был десницею Божиею.

    Будем и мы готовы умереть за него. Будем жизнию и смертию охранять жизнь его! Боже, храни Царя! Боже, про- слави Царя! Господи! Силою Твоею да возвеселится Царь и о спасении Твоем да возрадуется зело. А вместе с ним и мы, верные ему, возрадуемся и возвесе- лимся в сей день, его же сотвори нам Господь!

    Речь пред благодарственным молебном по случаю избавления от смертной опасности, во время плавания на яхте «Штандарт», Его Императорского Величества с августейшим семейством

    Печать принесла известие сколько ужасное, столько и отрадное. Ужасное по той опасности, какая грозила возлю- бленному Монарху нашему во время плавания Его Величе- ства с августейшим семейством в водах Балтийского моря; но в то же время эта весть стала отрадною, так как грозившая опасность благополучно миновала.

    Опасность состояла в том, что яхта – морское судно, на котором находился Государь с его семейством, нашла на подводный камень. Удар был столь сильный, что на дне судна образовались пробоины, и передняя часть его, напол- нившись водой, засела на камне; а задняя часть, где находи- лась Царская семья, поднялась. Опасность погружения всего судна в воду, а с ним и всего, что находилось в нем, грозила ежеминутно. Но Господь сохранил драгоценную жизнь По- мазанника Своего и его семьи, к радости всего царелюбиво- го русского народа. Будем видеть в этом событии знамение того, что Господь, уже четыре раза спасший от смерти жизнь добрейшего и благочестивейшего Царя нашего1, сохранил эту жизнь, и не иначе, как для благих Своих целей, и что, не- смотря на всю виновность нашу пред правдою Божиею, Он, милосердный, не совсем отвратил лице Свое от нас, но в спа- сении Царя, особенно от последних двух опасностей, угро- жавших жизни его и членов семьи его, дает нам знамение милости Своей к нам и к злополучному в последнее время Отечеству нашему.

    Будем благодарны Спасителю нашему за милости Его к нам, грешным; но будем и каяться в тех гре- хах наших, за которые постигает нас Божие наказание. А эти грехи наши очевидны. Это – в верхних слоях нашего обще- ства – отступление от Бога и отпадение от Церкви, соеди- ненные с восстанием против царской и богоустановленной власти. В средних сословиях – торговом и ремесленном – от- падение от веры, от Церкви и поклоненье Маммоне – богу богатства, с забытием чести, милости и правды. В низшем – крестьянском сословии – непомерное пьянство со всеми его гибельными последствиями: развратом и готовностью на всякое преступление, с непослушанием церковным уставам, оскорбительным и обидным отношением их к поставленным от Бога пастырям и служителям Церкви, а также нередко и склонением на сторону мятежников.

    Братья-россияне! Возвратимся к Богу, к Церкви и к до- брой жизни. Благодаря Господа за то, что Он доселе не по- губил нас, не отнял у нас драгоценнейшего сокровища наше- го – жизни Царя, будем и каяться в грехах и преступлениях наших, и с покаянием молиться Ему: Господи! Спаси Царя и услыши ны, воньже аще день призовем Тя!

    Господи! Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, но не предаждь нас до конца, отцев Боже!
    _____________________________
    1 Видимо, автор имеет в виду: крушение царского поезда у станции Борки (1888), покушение на Наследника во время пребывания в японском городе Отсу (1891); происшествие на праздник Крещения в 1905 г. у Зимнего двор- ца, когда одно из орудий Петропавловской крепости во время салюта вме- сто холостого заряда выстрелило картечью; раскрытый в марте 1907 г. заго- вор эсеров по убийству Государя и Великого князя Николая Николаевича.

    Речь пред благодарным молебном по случаю полученного известия о посягательстве на жизнь г. обер-прокурора Святейшего Синода, действительного тайного советника К. П. Победоносцева

    Что делать по поводу сейчас прочитанного извещения: скорбеть или радоваться? В настоящие минуты наше созна- ние обретает в душе нашей совмещение обоих чувств – и скорби, и радости; скорбь – по причине замысла на ужасное преступление, радость – о спасении дорогой жизни от руки злоумышленника. Прискорбно, и в то же время страшно, слы- шать опять о покушении на жизнь другого сановника из сре- ды окружающих царственный Престол, одного из первых за- щитников тех истин, которые составляют основу государства: истины церковного Православия, Самодержавия и русской Народности. Прискорбно, что на почве нашей общественной жизни стали появляться столь горькие и вредоносные плоды, выражающиеся в волнениях учащейся молодежи, нарушаю- щих общественный порядок и спокойствие.

    Тем печальнее видеть эти, скажем словами царственного пророка, безза- кония и пререкания во градах, днем и нощию обхождения по стогнам их, соединенные иногда с насилием и неправдою (Пс. 54, 11), что творящие это составляют цвет нашего общества, надежду его, что так поступающие – будущие деятели на поприщах государственной, общественной и промышленной жизни, быть может, будущие представители науки.
    _____________________________
    1 На обер-прокурора Св. Синода Константина Петровича Победоносцева (1827–1907) было совершено несколько покушений. В данном случае имеется в виду покушение 1905 г. Газета «Слово» так описывает это событие: «Царское Село, 6-го июля. Сегодня в 12-м часу дня на перроне Царскосельского вокза- ла совершено было покушение на жизнь обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева. Когда К. П. вышел из вагона, к нему быстро направился неизвестный молодой человек и хотел выстрелить в него из револьвера. При- бывший с тем же поездом пассажир схватил злодея и передал в руки полиции. Только самообладание, находчивость и быстрота пассажира, отказавшегося даже назвать свое имя, избавили К. П. от смерти».

    Где причина этих довольно часто повторяющихся пе- чальных явлений нашей общественной жизни? – Так как представители общественной мысли уже начали выражать свои суждения по поводу всем известных теперь событий, вышедших из стен учебных заведений на стогны града, то по- зволительно и церковному проповеднику выразить мысли о том же, согласно с учением Слова Божия и под руководством Православной Церкви.

    Прежде всего церковный проповедник должен сказать ту непреложную истину, содержимую Церковию, что обще- ственные бедствия суть наказания за общественные грехи; затем – что для отвращения таковых бедствий нужно обще- ственное же сознание своей виновности в них и греховности пред Богом; что таковое сознание должно быть соединено с покаянием и исправлением. Поэтому не следует ли всем нам с сердечным вздохом исповедать, как некогда исповедал пред Богом свое отступле- ние народ иудейский: согрешихом, беззаконновахом, неправ- довахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам.

    Если мы захотим оправдываться, как ни в чем не повин- ные, то нас обличит евангельское изречение: не может древо добро плоды злы творити, ни древо зло плоды добры творити. От плода древо познано будет (Мф. 7, 18; 12, 33). Мы – древо, а молодое поколение – плоды; они – нашего поля ягоды; нашими соками они питались, и каковы были соки, таковы и плоды.

    Каждый из нас, конечно, не признает себя единственным виновником столь горьких плодов, но в то же время мы не мо- жем не сознаться, если здраво рассуждать будем, что мы все вообще более или менее виновны в этих печальных порожде- ниях нашего времени. Когда в доме от множества дышащих воздух заражается или портится, то в этом нельзя винить ни- кого, взятого отдельно, как единственную причину порчи ком- натной атмосферы, но все взятые вместе виновны в этой порче. Не то же ли в своем роде бывает и при порче нравственной атмосферы целой семьи, общества и государства?

    Поэтому, и в самом деле, не следует ли всем и каждому из нас прежде всего покаяться? – А для того, чтобы знать, в чем мы должны каяться, станем пред зеркалом совести нашей, пред зерцалом нравственного закона, при освещении евангельским учением, под руководством Православной Церкви, и рассмо- трим всю нашу жизнь. Если совесть наша ни в чем преступном не упрекнет нас ни пред детьми нашими, ни пред семьей на- шей, то – слава Богу, слава, и честь, и мир всякому делающему благое (Рим. 2, 10). Если же совесть наша не одобрит нашего образа жизни в каком-либо отношении, то поспешим испра- виться, чтобы нераскаянностью не привлечь большего зла.

    Но мы собрались не для того только, чтобы повергнуть печаль нашу пред Богом, но и для принесения благодарения нашему Господу, благодеявшему нам и благоволившему сохра- нить дорогую для Церкви и государства жизнь маститого са- новника, над которым уже не раз проявлялась милость Божия, спасающая его от рук злоумышляющих на него. Будем усма- тривать в совершившемся спасении жизни милость Божию как в отношении к спасенному, так в отношении и ко всему телу Церкви и государства.

    Итак, помолимся, не наружно только, но сердечно, и ис- кренно скажем: «Слава Тебе, Богу, Благодателю нашему, во веки веков».

    Речь, произнесенная на торжественном открытии в г. Томске Русского народного общества «За Веру, Царя и Отечество»

    «Объединяйтесь, русские люди. Я рассчитываю на вас».1

    Эти царские слова, обращенные к русским людям, послужили основой «Союза Объединенного Русского Народа».

    «Союз Русского Народа» не партия или выделившаяся какая-либо часть из среды обитателей Русской земли.
    _____________________________
    1 Слова, сказанные Императором Николаем II 22 декабря 1905 г. во время Высочайшего приема депутации Союза Русского Народа во главе с руково- дителем Союза А. И. Дубровиным.

    Нет. Это – союз всех патриотических союзов, это – ключ объединенного русского народа. К этому союзу принадлежит и ныне откры- ваемое здесь Русское народное общество «За Веру, Царя и Отечество»1. Знамя «Союза Объединенного Русского Наро- да» принадлежит всему русскому народу. Под этим знаменем объединялось, укреплялось и возрастало Русское государ- ство. Православие, Самодержавие и Русь нераздельная – вот знамя русского народа. Как бы стоя в соответствии к трех- цветному русскому знамени, Православие, Самодержавие и русская Народность в то же время составляют три главней- шие основы, на которых стояло и стоит Русское государство. Православие объединило народ русский в одно тело. Приняв- шие православие инородцы стали русскими: православный в устах народа значит – русский. Иноверец, по понятию того же народа, – значит – нерусский; он гость у него, хотя иногда самый любезный: ему отводилось почетное место в переднем углу; ему предоставлялись права, почет и полная свобода жить и веровать по-своему, но все-таки он считался гостем, а не своим семейным человеком. Вся земля Русская, купленная кровию русских людей, мыслилась как одна русская семья, у которой гостило много людей, которых хозяин не обижал, но радушно принимал, делил с ними хлеб и соль.

    Самодержавие явилось вместе с царскою властью. Царь мыслился не иначе, как самодержавным. Бог на небе, Царь на земле, – так говорил русский народ. Это значило: как на небе один Бог, одна власть, всем управляющая, никому не подчи- ненная, никому не дающая отчета, так и на земле одна власть – царская: она источник всякой власти в государстве. Царь нико- му не дает отчета, кроме Бога и своей совести. Русский народ никогда не желал ограничивать власть своего Царя, ибо у него были на глазах те иноземные государства, где власть Царя ограничивалась народным представительством, называемым там парламентами.
    _____________________________
    1 Общество было позднее преобразовано в Томский отдел Союза Русского Народа, почетным председателем которого состоял святитель Макарий. В 1909 г. террористами был убит зам. председателя отдела иеромонах Игнатий (Дверницкий).

    У соседей наших, родственных нам поля- ков, парламент носил название Речи Посполитой.

    Видел русский народ, к каким бедствиям приводило страну ограничение царской власти. Посполитая Речь привела Польшу к раздроблению и к потере самостоятельности, ибо там никто не хотел знать царя, а всякий хотел строить государство по-своему, всякий захудалый панок распоряжался жизнью, честью и имуществом холопов; разделение власти царской с народом привело к многовластию; многовластие – к беспоряд- кам; беспорядки – к ослаблению и падению государства.

    Говоря о самодержавии, мы разумеем под этим именем сосредоточение всякой власти в одном лице, для водворения правды, справедливости и порядка; но мы отнюдь не хотим утверждать этим названием права на самоволие и произвол.

    Мы не утверждаем, что Царь, обладая неограниченной властью, не нуждается в помощи самого народа для правомер- ного управления страной. Для Царя нужно представительство от народа, которое из- лагало бы пред ним свои нужды и вместе с Царем обдумывало бы, как помочь народной скорби. Но представительство для на- шего Царя нужно не такое, какое существует в других странах, под названием парламентов. Ни для кого теперь не тайна, что в парламентарных государствах движущей силой служит под- куп, что там народные представители состоят на содержании богатых и что труд там отдается в порабощение капиталу.

    Не нужно и такого, каким заявила себя первая Дума наша, просуществовавшая недолго, но наделавшая вреда много. Нашему Царю нужно представительство истинно рус- ских людей.

    В старые времена благочестивейшие Цари наши собира- ли к себе представителей от народа для обсуждения особенно важных дел. Такого рода собрания носили название Земских соборов. Эти Соборы устраивались так: Царь посылал указы воеводам, повелевая им послать в Москву людей крепких (бо- гобоязненных), добрых, разумных, знающих народное горе и тесноту и могущих о том рассказать. Воеводы передавали указы волостям. Выборы производились в церквах, потом в кафедральных соборах. Предварялись они молитвою, иногда соединенною с постом. Если бы выбранные в волостях оказались не удовлет- воряющими тем качествам, какие требовались от них, то их не допустил бы на Собор воевода; а если бы кто и хотел про- браться подкупом на Собор, то и оттуда изгнали бы его с по- зором (наказавши и воеводу, и волость за нарушение царского указа, требовавшего присылки на Собор людей крепких, до- брых и разумных).

    На Земском соборе присутствовал сам Царь; возле него Патриарх или митрополит, затем выборные от духовенства, из архиереев или игуменов, чтимых народом за благочестие; и затем выборные от боярства, чиновников, купечества и вы- борные от крестьянства всей земли.

    Было и в старину лихолетье на Руси, какое видим теперь. Так, когда на Руси прекратился царственный род Рюрикови- чей1, то стали происходить смуты; бояре делились на партии, одни хотели избрать себе царем польского царевича, другие – шведского, а иные желали сами овладеть Престолом.

    Одни приставали к одному самозванцу, другие перехо- дили к другому, а потом оставляли и того, и другого. Русь была на краю погибели. Когда же собрался Земский собор, то он пришел к единомыслию не только между собой, но и со всем народом. Когда митрополит вышел к народу, чтобы объ- явить об избрании на царство Михаила Феодоровича, то, пре- жде чем успел сказать об этом слово, весь народ единогласно воскликнул: «Михаил Феодорович Романов да будет Царем всея Руси!» Деление на партии прекратилось; ибо русский на- род и на себе, и на соседях своих видел, к каким бедствиям приводит это разделение.

    Да послужит это уроком для нашего времени. Прекратим наши разделения: объединимся все около Святой Церкви, около Царского Престола.
    _____________________________
    1 Последний Царь династии Рюриковичей Федор Иоаннович (сын Иоанна Васильевича Грозного) скончался в 1598 г.

    Во время лихолетья Земский собор объединил всех: и бояр, и духовенство, и купечество, и земледельцев. Для настоящего времени да сослужит тако- вую службу древнего Земского собора наш так называемый «Союз Объединенного Русского Народа» и соединенное с ним Русское народное общество «За Веру, Царя и Отече- ство». Пусть этот союз высоко держит свое трехцветное знамя, на котором начертаны: Православие, Самодержавие и русская Народность, чтобы все русские люди видели это знамя и собирались к нему. Лиходеи Русской земли, желая воспрепятствовать народному объединению, распускают клевету на «Союз Русского Народа», говоря, что этот «Союз Русского Народа» не желает обновления Русской земли, но хочет все возвратить к старым беспорядкам. На это можно ответить от имени народа русского, что для него лучше бы возвратиться к тем временам, когда чувствовалась на земле власть, страшная для злодеев и добрая для добрых, чем жить при настоящих свободах, которыми пользуются больше злые люди, чем мирные жители страны. Для лиходеев открылась широкая дверь для грабежей, убийств, обманов, а мирные жители находятся в постоянном страхе за свою жизнь, честь и имущество. Да и то нужно сказать, что «Союз Русского На- рода» отнюдь не идет против обновления общественной и государственной жизни.

    Он готов содействовать всеми средствами обновлению, но обновлению мирному, при посредстве установленных от Царя властей и при деятельном участии представительства от истинно русского народа, в полном согласии с Царем, под условием неизменного охранения исконных основ Русского государства: православия веры, самодержавия Царя, при не- раздельном единстве и господстве народа и при дружелюб- ном отношении ко всем иноверцам, инородцам и пришель- цам земли Русской.

    Итак, объединяйся, русский народ, на тебя рассчитывает Царь, тебя благословляет Церковь, тебя благословлять будет потомство, если сохранишь завет старины и обновишь в духе мира и любви все обветшавшее, попортившееся, если, все ис- пытывая, держаться будешь только доброго.

    В чем да поможет нам Бог!

    Да не будут в вас распри (Беседа в неделю 8-ю по Пятидесятнице)

    Молю вы, братие, именем Го- спода нашего Иисуса Христа, да тожде глаголете вси, и да не бу- дут в вас распри (1 Кор. 1, 10–18)

    Святой апостол Павел увещевает коринфских христиан сохранять между собой во всем согласие и избегать распрей. Поводом к такому увещанию послужило дошедшее до него известие о происшедшем среди коринфских христиан раз- делении. Это известие принесено было ему членами семьи известной тогда христианки Хлои. Разделение состояло в том, что коринфские христиане стали называться по именам тех учителей, каких кто почитал более близкими для себя, или лучшими других; один говорил: я – Павлов, другой: я – Аполлосов, третий: Кифин или Петров, а я – Христов. Предусматривая печальные последствия, могущие произой- ти от такого разделения, Апостол увещевает коринфян хра- нить между собою единение в мыслях, единение в словах: не называться именами разных учителей, хотя бы то были и святые апостолы, но быть всем учениками единого Учи- теля – Господа Иисуса Христа, и всем именоваться по Его святейшему имени – учениками Христовыми. А кто хочет быть истинным учеником Христовым, тот должен соблю- дать завет своего Божественного Учителя, данный Его пер- вым ученикам-апостолам. Аще любите Мя, заповеди Моя со- блюдите, – говорил Он им.

    Какие заповеди? Прежде всего заповедь о любви: Сие заповедую вам, да любите друг друга (Ин. 15, 17). О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13, 35).

    Где разделение, там нет любви. Только любовь все объ- единяет, все связывает. В мире видимом и в мире нравствен- ном все связано между собой любовью. Ничто в мире не жи- вет только для себя, но все служит другим. Солнце не для себя светит, вода не себя поит, огонь не себя согревает, земля не для себя произращает траву, хлеб, деревья и плоды. И стаи птиц, и стада животных связаны любовью. Общества чело- веческие существовать могут только при условиях любящей взаимопомощи. Тем более нужна и обязательна любовь для обществ христианских. Любовь созидает, а разделение ведет к разрушению. Всякий город, всякое царство, разделившееся само в себе, не устоит, – изрек Господь.

    Молю вы, братие, именем Господа нашего Иисуса Хри- ста, да тожде глаголете вси, и да не будут в вас распри (ст. 10). Это увещание апостольское относится столько же к христианам нашего времени, как и к коринфским. Наше время, по преимуществу, есть время распрей. Если к какому вре- мени может относиться предречение Христово, что за умно- жение беззакония иссякнет любы многих, то оно более всего может относиться к нашему времени, к нашей ставшей теперь несчастной стране.

    Умножилось среди нас беззаконие, оскудела и любовь. Мы уподобились тому народу, о котором некогда пророк го- ворил: с ног до головы струп; и гнойная рана (Исайя). Безза- коние вверху, беззаконие в средине, грех и беззаконие внизу.

    Вверху – отступление от Бога, отпадение от веры и Церкви.

    В средине – поклонение Маммоне и золотому тельцу, а в ниж- них слоях у простого народа – пьянство и разврат; за умножение беззакония оскудела в земле нашей любовь; восстают брат на брата, сосед на соседа, бедный на богатого. Повсюду раздор, грабеж, повсюду распря. Русский народ разделился на множество враждебных станов, одних другим враждебных. Разномыслие в делах веры и в делах общественного и госу- дарственного порядка породило эту страшную смуту, которая охватила теперь всю землю Русскую. Недостаток терпе- ливого отношения к чужим мнениям породил вражду между партиями, а вражда произвела нестроения и в общественной, и в государственной жизни.

    Разномыслие в суждениях о существующем порядке го- сударственной жизни послужило причиной разделения наше- го государства самого в себе: оно восстановило членов одной семьи друг против друга. Разномыслие сделало то, что ученики восстают на учи- телей, воспитываемые на воспитателей. Горделивое самомне- ние детей восстановило их против родителей. Теперь дочь оскорбляет свою мать за ее убеждения, имеющие за собою вековую давность. Мать плачет о дочери, что она увлеклась модными учениями и смеется над верой и благочестием мате- ри. Сын отходит от отца потому-де, что не желает есть хлеб, приобретаемый отцом его своей верной службой Царю и От- ечеству и верностию данной им присяге.

    Молю вы, братие, именем Господа нашего Иисуса Хри- ста, да не будут в вас распри... Как далеки от этого благого совета в наше время и те органы нашей печати, которые посе- вают раздор между членами русской семьи, возбуждают одних против других, предают общественному позору невинных, извращая истину для своих целей, представляя ошибку, свой- ственную всякому деятелю, пороком, заслуживающим обще- ственной кары. Как далеки от евангельского братолюбия те, кто дает веру всякому, хотя бы передаваемому и чрез печать, слуху, позорящему частных или общественных деятелей, без осведомления о степени и верности этих слухов. Еще дальше от этой благоснисходительности те, кто со злорадованием при- слушивается к звукам этого нравственного бичевания своих братьев. Они забывают, что злорадование есть такой же по- рок, как и тот, за который виновный подвергается публично- му позору. Скажем более: может случиться, что злорадующий окажется более виновным, чем тот, к кому относится его злая радость. Ведь в числе злословимых весьма часто бывают люди неповинные, даже праведники. И Сам Божественный Учитель наш не подвергался ли злословию, как написано: Злословия злословящих Тебя пали на Меня (Рим. 15, 3).

    Молим вы, братие, да не будут в вас распри. Ибо на ра- спрях счастие людей не создается. Лучше черствый кусок хле- ба с миром, чем стол, полный яств, с раздором, – говорила древняя мудрость.

    Распри приводят не к благоустроению, а к разрушению. Где распря, там разделение, а где разделение, там разрушение; царство, разделившееся на ся, не устоит. Распри приводят не к свободе, а к порабощению. Римские владыки покорили себе не- когда весь мир посредством разделения, держась правила, вы- раженного в изречении: разделяй и управляй1. Значит те, кто производит распри в обществе, в государстве, ведут общество и государство к разделению, а разделение – к порабощению и гибели, от чего да сохранит нас Бог.

    Итак, словами Апостола умоляем вас, братие, остерегай- тесь производящих разделения и соблазны вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо таковые люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чре- ву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца про- стодушных. Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре (Рим. 16, 17, 20).

    Современное идолопоклонство (Беседа в неделю 17-ю по Пятидесятнице)

    2 Кор. 6, 16–18; 7, 1

    В настоящую 17-ю неделю по Пятидесятнице, в обычное время, в церкви предложено было следующее чтение из посла- ния апостола Павла к коринфянам: Братие, кое сложение (т.е. какая совместность) Церкви Божией со идолы? Вы бо есте церкви Бога жива, якоже рече
    _____________________________
    1 Древнеримское изречение «divide et impera» обычно переводится как «разделяй и властвуй».

    Бог: яко вселюся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут ми людие. Тем же (т.е. поэтому) изыдите от среды их (язычни- ков) и отлучитеся, глаголет Господь, и нечистоте их не прика- сайтеся; и Аз прииму вы. И буду вам во Отца, и вы будете Мне в сыны и дщери, глаголет Господь Вседержитель. Сицева убо имуще обетования, о возлюбленнии, очистим себе от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню в страсе Божии.

    Смысл этого апостольского чтения таков.

    Возлюбленные, – так апостол Павел называет коринф- ских христиан, – не участвуйте в пороках окружающих вас язычников и особенно уклоняйтесь от идолослужения. Ибо какая совместность храма Божия с идолами? А вы ведь храмы Божии. О вас предсказано было чрез пророка, что Бог вселится в вас, будет вам Богом, а вы Его народом; Он будет вам Отец, а вы будете Его сынами и дщерями. Эти обетования исполнились на вас: вы – народ Божий, вы – дети Божии. Имея такие обетования, очистим себя от скверны плоти и духа; будем очищать себя не из страха наказания, не ради славы человеческой, а из страха Божия, боясь отпасть от любви Божией.

    Братие-христиане! Что сказано коринфским христианам, то относится и к христианам нашего времени. Наставление апостольское: не преклоняйтесь под чужое иго с неверными, относится и к нам так же, как к коринфским христианам. Прав- да, теперь нет около нас язычников, какие были среди коринф- ских христиан; нет у нас храмов ни Юпитера, ни Венеры, не допущена постройка и храма Будды1. Нет среди нас глубокого отпадения от христианства в язычество.

    Но утонченное богоотступничество, колебание в вере и даже отпадение от правой веры, хотя и негласное, есть, и при- том в широких размерах и в видах, иногда ужасающих. Кто изочтет среди христиан нашего времени всех безбожников, всех вероотступников? Кто перечтет всех хулителей Церкви, имена начальников ересей и сект с их противным православной истине учением, всех раскольнических толков, которыми так обильно наше время?
    _____________________________
    1 Буддийский дацан был все-таки построен в 1909–1915 гг. Строительство началось после смерти св. праведного Иоанна Кронштадтского, который был решительным противником строительства языческой кумирни.

    Нет у нас на площадях идолов, изо- бражений ложных богов, пред которыми кто-либо поклонялся бы или воскурял фимиам: они у нас хотя и есть, но стоят толь- ко как статуи, без чествования. Но зато трудно найти людей, у которых не было бы какого-либо своего домашнего бога: у иного этим богом служит любимый до обожания человек, а иногда и не человек, а животное. Другие поклоняются Бахусу, богу пьянства, принося ему в жертву страсть к вину; иные предаются распутству, как бы чествуя этим Венеру, богиню разврата; у иных бог – чрево их; иные поклоняются золотому тельцу: их бог – богатство, страсть к наживе; иные, гоняясь за славой, попирают и веру, и совесть, и честь; и всякая страсть есть своего рода идол. У игрока игорный стол не составля- ет ли жертвенника, на который он кладет мир своей совести, свое достояние, покой и счастие своей семьи? Для театрала театр с его лицедеями не есть ли капище, куда он ежедневно приносит жертву?

    Все это – идолопоклонство, или нечестие, скверна плоти или скверна духа. Все предающиеся этим порокам перестали быть храмами Божиими; в них не может обитать Бог. Ибо ка- кое согласие между Христом и Велиаром? Они стали жилища- ми греха, а чрез то обиталищем сатаны, хотя, быть может, сами и не сознают этого. Но это ясно можно видеть из дел их, как дерево познается по плодам его. Признаки присутствия Божия в человеке, или плоды Духа, суть: смирение, покаяние, любовь, радость, мир со всеми, долготерпение, живая вера, кротость с перенесением обид, воздержание во всем. Признаки же при- сутствия в человеке духа сатанинского суть: гордость, нерас- каянность, злоба, печаль и отчаяние; вражда, нетерпеливость, мстительность, сомнение, неверие, невоздержание.

    Возлюбленные! Очистим себя от всякой скверны плоти и духа. Это увещание Апостола столько же относится и к нам, братие, сколько к коринфским христианам.

    Мы удостоились великой чести: мы, крестившиеся во Христа, облеклись во Христа и стали чадами Божиими. Мы, восприявшие духа благодати чрез помазание святым миром, стали жилищами Духа Божия. Мы, вкусившие небесного дара чрез приобщение Тела и Крови Христовой, стали храма- ми Божиими, членами тела Христова. Нам даны великие обе- тования: нам отложено наследие на небесах. Сподобившись всего этого, имея столь великие обетования, возлюбленные, очистим себя от всякой скверны плоти и духа. Если бы кто пожелал знать, как очищать себя от скверны плоти и духа, тот пусть обратится к руководству матери своей – Церкви, и советам своих духовных пастырей и учителей. Ваше право – требовать слово от уст священника; а на священнике лежит долг поучать вверенную ему паству.

    У кого нечистота плоти или духа не успела глубоко про- никнуть во весь состав его, в его тело и дух, а только стала как бы приражаться к нему, тот пусть поспешит очистить его сокрушением сердца, а если может, пусть омоет слезами по- каяния, исповедию пред духовником и исполнением того, что он посоветует ему делать для его исправления.

    У кого нечистота проникла глубоко, кто предан распут- ству, пьянству, кто приобрел характер гордый, сребролюби- вый, склонный к вражде, зависти и т.п., тот пусть займется продолжительным лечением своего нравственного недуга под руководством опять тех же духовных врачей; пусть удаляет- ся от всего, что питает страсть; пусть употребляет все то, что служит к ослаблению или уничтожению ее. Иному, быть мо- жет, нужно разорвать связи греховные; другому – прекратить выходы в те места, где для него предстоит соблазн. Скупому нужно нудить себя к подаянию милостыни, к делам благотво- рения, хотя бы это сперва совершалось и неохотно. Гордому, самолюбивому нужно делать вопреки тому, что внушать будут ему горделивые помыслы; нужно нудить себя не искать своих сих, своей пользы или удовольствия, но яже ближняго, того, что относится к благу ближнего. При этом нужно помнить, что такого рода очищение себя нелегко дается, оно потребует борьбы, и борьбы иногда весьма тяжкой, при отречении от гре- ховных привычек придется испытывать столько же великую нравственную боль, какую испытывает человек при отнятии больного члена. Это подвиг весьма тяжкий, своими силами его нельзя совершить; нужна здесь всесильная помощь Божия, которая подается тем, кто молитвенно и со смирением испра- шивает ее у Бога.

    Значит, кто хочет очистить себя от грехов, тот должен молиться часто, усердно. Но благо тому человеку, который принял на себя иго Христово от юности своей, кто сохранил одежду крещения непорочною до того времени, ког- да он начал жизнь самостоятельную: он без борьбы вступает в жизнь добродетельную. Благо тому, кого родители с младен- чества воспитали в добрых правилах христианской жизни и не только сохранили непорочность его, но и приготовили его к борьбе с соблазнами, какие предлежат ему при вступлении в жизнь самостоятельную. Блажен, кто хранит себя в святыне; блажен, кто сохраня- ет эту святыню и в детях своих чрез воспитание их в страхе Божием.

    Возлюбленные! Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню во страхе Божием.

    Не всякий богач будет осужден и не всякий бедняк будет награжден (Поучение в неделю 22-ю по Пятидесятнице)

    Чадо! Помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем, и Лазарь такожде злая ныне же зде утешается, ты же страждеши (Лк. 16, 25)

    У некоторых людей есть недобрый обычай не сознавать за собой тех действительных пороков, в которых они быва- ют обличаемы, и не узнавать себя в тех притчах, подобиях и иносказаниях, в которых изображаются их слабости и поро- ки. Это можно сказать и в отношении к евангельской притче о богатом и Лазаре, чтение которой мы слышали. Многие из нас, вероятно, не узнали себя в этой притче; напротив, некото- рые, быть может, подумали: это не обо мне сказано, а о ком-то другом. Не прилагая эту притчу к себе, некоторые из слушате- лей, вероятно, относили ее то к тому, то к другому известному лицу, например, к обитателю какого-либо большого дома или к какому-либо торговому человеку, или к заводчику, или к зо- лотопромышленнику, или к кому-либо из получающих боль- шой оклад жалованья, к посетителям увеселительных зрелищ и собраний. Нет, братие, не ко всем таковым относится сказан- ная притча, но только к некоторым, а может быть, ни к кому из тех, о ком мы думали. Не все богатые осуждаются ею, но только некоторые. Этой притчей осуждается не богатство, а крайнее себялюбие, сластолюбие, жестокость, немилосердие и забвение Бога.

    Были и есть богатые, которым богатство не только не послужило во вред, но помогало им Богу угодить и душу свою спасти. Был Авраам богат, но он назван другом Божиим, отцом верующих; был Иов богат, но он был оком сле- пых, ногою хромых, отцом немощных (Иов. 29, 15). Был богат Филарет милостивый, но он ублажается в числе святых. Итак, повторяем, не богатство осуждается и не ко всем богачам, и не к тем только, кто живет в большом доме, относится притча о богатом и Лазаре, а к людям и среднего и даже бедного со- словия. Она может относиться ко всякому, кто, имея избыток, не делится им с другими; кто, имея хотя бы малое достояние, все целиком употребляет только на себя, на удовлетворение только своих прихотей. Кто, принадлежа к среднему классу людей и получая ежемесячных доходов, например, несколько златниц, все без остатка употребляет только на себя: часть – на пропитание, на одежду, а остальное – на предметы роскоши или греховные удовольствия: на театр, цирк, на вино, на кар- тежную игру, на покупку безделок и другие ненужные вещи, но ни одной лепты не приносит в храм, ничего не подает нуж- дающемуся, копейки не вложит в кружку на сирот, на вдов, на дело Божие, на дело благотворительности, – тот осудится вместе с тем же евангельским богачом.

    Если кто живет дневным трудом, в услужении другим, и получаемую плату делит на дело и безделье; если, например, служанка, кухарка, горничная получаемую плату тратит толь- ко на себя, на приобретение таких головных уборов, какие ви- дит на своей госпоже, на платье по последнему покрою, из под- ражания зажиточным людям, вообще – кто живет выше своего состояния и ничего не уделяет от праведных трудов своих ни в дар Богу, ни на помощь другим, беднейшим, тот осужден бу- дет за злоупотребление дарами Божиими, как и богатые люди, удерживающие то достояние, какое дано им от Бога для того, чтобы они уделяли избытки свои нуждающимся.

    В названной евангельской притче, где осуждается богач, облачавшийся в роскошные и мягкие одежды, восхваляется, напротив, убогий Лазарь, душу которого по смерти ангелы перенесли на лоно Авраамово, в райские обители. И здесь не за то ублажается бедный Лазарь, что он был беден, а за то, что, находясь в крайней бедности, будучи обложен гнойными струпьями, всеми оставленный, он терпеливо переносил свое горе, свою болезнь, свою нужду. Есть много бедняков и ныне; если заглянем в наши ночлежные дома, на паперти церковные, то там увидим много разного рода нуждающихся в людской помощи. А сколько бедняков тайных, стыдящихся являться на улицах или стоять на папертях церковных, у богатых ма- газинов, на перекрестках улиц! Вот – бедная мать, вдова или брошенная мужем жена, на руках которой много детей, кото- рые – один другого меньше, которых она не может оставлять одних, чтобы идти на чужую поденную работу; вот – сироты, оставшиеся после смерти родителей, вполне бесприютные, о которых некому позаботиться. Все таковые, терпеливо несу- щие бремя нищенства, сиротства и вдовства, все они получа- ют, за терпение свое, воздаяние вместе с Лазарем убогим.

    Но есть другого рода бедняки, которых бедность не по- служит им во спасение и которые потому сугубо несчастны: они и здесь бедствуют, и в будущем не имеют надежды на воздаяние. Это те, которые могли бы выйти из бедности, но не хотят, так как не желают трудиться; это – те, которым никакая людская помощь не может принести пользы, так как они добровольно приобрели несчастную страсть к вину, и все достояние свое и всякое подаяние от людей употребляют на удовлетворение своего несчастного порока; это – те, которые предпочитают честному труду воровство, которых постоян- ное местопребывание – ночлежные дома, сокровенные ме- ста. Это – те несчастные, которые расточают свое имущество подобно евангельскому блудному сыну и не хотят прийти в раскаяние, чтобы отстать от своей порочной жизни. Все тако- вые, если не покаются, не имеют права надеяться получить по смерти своей то блаженство, какого удостоился евангельский Лазарь убогий.

    Если не всякий богач будет осужден и не всякий бедняк будет награжден, то какой смысл заключается в евангельской притче о богатом и Лазаре? Господь показал этою притчею, что богатому трудно войти в Царствие Небесное, притом настоль- ко трудно, что удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому войти в Царствие небесное. Впрочем, трудно, но не совсем невозможно богатому получить жизнь вечную. А что и для богатых есть возможность получить Царствие небесное, Он указал для этого и способ, именно: продадите имения ваши и дадите милостыню (Лк. 12, 33). Итак, вот способ для богатых войти в жизнь вечную: раздать имение бедным. Они и получи- ли избыток земных благ для того, чтобы делились своим до- стоянием с нуждающимися. Богач, удерживающий руку свою от раздаяния сокровищ бедным, по учению Св. Отцов, будет осужден так же, как и бедняк, похищающий чужое достояние. Но богач, щедро раздающий свое имение нуждающимся, име- ет великое обетование: за это он получает сугубое воздаяние и здесь, на земле, – мирную и благополучную жизнь, и там, на небесах, – Царство Небесное. Богатому дано богатство для того, чтобы он искупил чрез него это Царство.

    Если богатому даны земные блага для приобретения благ небесных, то и бедному в удел дана бедность для того, чтобы он нищетою телесною приобретал и нищету духовную, за которую обещано Царствие Небесное: богатый спасается милостыней, а бедный – трудами, скорбями, безропотным перенесением всего, что досталось на долю его. Тяжелый, черный труд, пренебрежение со стороны сильных и богатых, скудость пропитания, убожество одеяния, бедность жилища, сухой и черствый хлеб вместо сладких блюд богатого, недо- статок средств для воспитания детей; захворает бедный, не- кому походить за ним, нечем полечиться ему; захворай его семья, некому помочь ей, никто не посетит ее, – вот доля бед- ного. За терпение всего этого и обещано ему на небесах воз- даяние вечным блаженством.

    Блаженны нищие, но только те, которые терпеливо пере- носят свою нищету, не предаваясь воровству, праздности. Горе богатым, но не всем, а только тем, которые только для себя собирают и только для себя живут, а не в Бога богатеют, не же- лают и не ищут богатства духовного; богаты жестокостию, но бедны милосердием; богаты гордостию, но бедны смирением; богаты ожесточением сердца, но не имеют покаяния, – и во- обще богаты всем, но бедны только нищетою духовною. Бла- женны плачущие ныне, ибо они возрадуются после; но горе смеющимся, ибо они восплачут и возрыдают. Блаженны мило- стивые, ибо они помилованы будут, но суд без милости будет не сотворшим милости.

    Братие! Будем чаще вспоминать притчу о богатом и Ла- заре, чтобы не видеть горькой участи первого и удостоиться за терпение и смирение вместе со вторым, и удостоиться быть не с Авраамом только, но с Самим Христом в раю.

    Против зрелищ: беседа первая (Слово православному населению г. Томска)

    Печатно оповещено, что представления в новоустроенном цирке отныне будут совершаться не только в узаконенные дни и часы, но и в навечерия воскресных дней, чего доселе не было до- пускаемо. А в воскресные дни таковые представления будут ис- полняться дважды: утром – для детей, и вечером – для взрослых.

    Конечно, люди благорассудительные не могут не оскор- бляться и, действительно, оскорбляются таким пренебрежением к уставам Церкви и к обычаям страны, освященным давностию времени. Люди благочестивые не могут одобрять и, действи- тельно, порицают столь явное и смелое нарушение святости праздничного дня.

    Что сказать нам, служителям слова, из уст которых долж- ны исходить суд и правда? Не должны ли мы объявить вино- вникам соблазна приговор, изреченный на них Тем, Кто ска- зал: «Горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит» (Мф. 14, 7)! Но справедливость требует сказать, что не вся вина лежит на соблазнителях; потому что и сами они были жертвою соблазна. Если же соблазнили некоторых людей отвлечением от праздничных богослужений и увлечением их к нарушению святости воскресного дня, то и сами были увлечены в соблазн теми самыми, для кого они устроили соблазн. Как так? – Не могли они не заметить, как толпы народа ежедневно окружали устроенный ими шатер для зрелищ; как масса людей всяких возрастов оставалась на улице, не имея возможности проник- нуть внутрь здания; как некоторые пытались проникнуть взо- ром своим внутрь цирка, как бы в какое святилище, через сква- жины его; иные будто бы покушались взлезать на верх здания с тою же целию. Очевидно, что запрос толпы велик, а удовлет- ворение весьма недостаточно. Здание тесно, да и времени для представлений как будто было мало.

    Естественно, учредители представлений в цирке могли подумать: что делать? Народ теснит нас; жаждет удовольствия видеть представления. Удовлетворить всем не можем: мало времени, только шесть дней. Почему же бы не семь? Ведь, вот, у народа остаются свободные часы, назначенные для службы Богу. Жаждущие удовольствий не посвящают этих часов ре- лигии: не воспользоваться ли нам этим праздным временем? Для чего Богу праздничный день, когда народ не служит Ему в этот день? А для нас он принес бы немалую пользу. Да и для публики, нас осаждающей, будет полезнее, если в этот день она занята будет зрением представлений. Это отвлечет многих от пьянства, от разгула, от разорительных игр. Вероятно, не взыщет Бог, если и нарушится заповедь о почитании празднич- ного дня: ведь это нарушение ведет к добрым последствиям: научит пьяных трезвости. Итак, сотворим зло, чтобы вышло из него добро. Так могли думать устроители дома соблазна; так думают и не одни они, а многие другие; думают, будто бы теа- трами и цирками можно научить народ добродетели.

    Так ли это? – Конечно, нет. Из зла добра не выйдет. Грех грехом и останется. Пьяница театром и цирком не исправится. Из цирка народ в церковь не пойдет; и кто собирается быть в цирке, тот о церкви подумает ли? Чем больше будут напол- няться зрителями театры и цирки, тем больше будут пустеть храмы Божии. А чем более будут пустеть эти училища благо- честия, тем более будет умножаться в народе нечестие. Усиле- ние порока приведет город и страну к общему нравственному развращению. А нравственное развращение приводит города и царства к падению, невозвратной гибели.

    Итак, чего ожидать нам, если среди нас будут бесстраш- но, открыто нарушаться заповеди Божии и уставы Церкви? Ко- нечно, добра ждать нельзя, а беду и горе нажить можно. Но мы, проповедники покаяния и прощения, дерзнем ли угрожать каким-либо явным наказанием презрителям заповедей Божи- их? – Угрожать не можем, а предостерегать должны.

    Мы не можем возвестить, что Господь возглаголет о них в тайном со- вете Своем, но можем свидетельствоваться историею народов и историею Церкви, что открытое, общественное нарушение Божией заповеди наказывается и общественным бедствием; общее развращение наказывается общею погибелью. Мы мо- жем уверять, что никакое преступление, никакой соблазн не останутся безнаказанными. Но как совершится это наказание, предусмотреть нельзя.

    За некоторые пороки и преступления скоро и очевидно по- следуют от Бога наказания; но бывают случаи, когда те же пре- ступления как бы остаются безнаказанными. Что это означает?

    Если за какой-либо народный грех, за открытое престу- пление, могущее произвести соблазн, город или страна нака- зываются скоро и открыто каким-либо бедствием, притом – так, что всем становится явным, что это бедствие есть Божие наказание за известные грехи; если кого-либо постигает бед- ствие и это бедствие возбуждает виновных к покаянью и по- правленью, то таковому посещенью Божию нужно радоваться, следует называть его не гневом, а милостью Божиею, как ино- гда справедливо и называет это простой народ.

    Если бы что-либо подобное постигло соблазняющих и соблазняемых, грешащих и вводящих в грех среди нас, то это была бы милость Божья. Это служило бы признаком, что Го- сподь усматривает в нас еще нечто доброе, за которое щадит нас предать конечной гибели; что Он поступает с нами, как отец, наказывающий того сына, которого любит, что Он, как добрый садовник, наказаниями очищает нас, как Свой сад, от лишних дурных ветвей, дабы мы приносили больше добрых плодов.

    Но иногда Всевидящий не посылает явных наказаний за явные пороки и преступленья: как будто Он их и не замечает. Тогда народ предается еще большим порокам и доходит до того, что начинает богохульствовать, говоря: не видит Бог! Не взыщет Бог! Или же, хуже того, доходит до безумия, говоря: нет Бога!

    Почему Господь оставляет таковых людей без наказания и допускает им укорениться во зле? Почему не посылает на них явного бедствия, чтобы они исправились?

    Потому так поступает с ними Бог, что Он не усматривает в них возможности к исправлению, так как они возгордились, ожесточили сердце свое, дошли до состояния, в котором пре- бывают отпадшие духи.

    Что будет последствием такого состояния? – То, что люди сами себе начнут устраивать свою погибель, сами себе плесть сеть погибели, в которую и попадут, и не избегнут ее. Остав- ленные самим себе, потерявши страх Божий, нечестивцы бес- страшно переходят от одного беззакония к другому. Порок за пороком начинает распространяться в обществе. От головы до ног – все становится как бы покрытым одним греховным струпом. Никто не помышляет о Боге, все растлились, гнусны стали их нравы. Вследствие развращения и отпадения от Бога они лишаются Божия благословения. Без благословения Бо- жия с городом или страной делается то же, что и с растением, лишенным влаги. Неполиваемый и неорошаемый сад начинает постепенно умирать: листья опускаются, ветви сохнут.

    То же делается и с общественной жизнью. Лишенная бла- гословения Божия, она начинает замирать. Разумные, честные и трудолюбивые общественные деятели куда-то изводятся. Ме- сто их занимает тупость, леность, себялюбие и продажность. Льготы одна за другой отнимаются, иногда по маловажным причинам. Предприятия не удаются. Дела расстраиваются. Го- род видимо дряхлеет и беднеет. Улицы пустеют, портятся, и некому позаботиться о них, нет сил исправить их. Сила, власть и богатство оставляют город, потому что здесь не стало для них дела. Пришелец здесь не останавливается. Самые стихии как бы восстают на него. Одно разрушается наводнением, дру- гое истребляется огнем. Болезни свивают здесь свое гнездо, иногда по одной беспечности самих жителей. Город падает; о первой славе его останется только воспоминание. И вот этот Капернаум, вознесшийся до небес, низвергается до ада; эта Ниневия великая, которую можно пройти не менее, как в три дня, пала, и не осталось следов ее1.

    Сколько было могучих государств, сколько было цвету- щих городов в древности! Где они? Где Вавилон, Ассирия? Где империи Рима и Византии? Пали. Когда началось падение их? Тогда, когда стала упадать нравственность в народе. Так пове- ствуют об этом бытописатели.

    Итак, если начинает предаваться пороку целый город, целое государство, то ждать можно беды на весь город, на народ всей страны. За общественные грехи бывают и обще- ственные бедствия.

    Вот какая опасность грозит нашему городу, если соблазн сделается всеобщим, если он не будет устранен своевременно.
    _____________________________
    1 Автор отсылает читателя к образам Св. Писания: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Мф. 11, 23; Лк. 10, 15); «И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город вели- кий у Бога, на три дня ходьбы» (Ион. 3, 3).

    Горе миру от соблазнов. Но горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит. Лучше было бы, если бы пове- сили ему мельничный жернов на шею и потопили в глубине морской (Мф. 18, 6–7). Вот изречения суда Христова на со- блазняющих.

    А вот наставление евангельское и для подвергающихся соблазну. Если глаз твой соблазняет тебя, вырви и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с дву- мя глазами быть ввержену в геенну огненную (ст. 9).

    Братие-сограждане! Будем дорожить благословением Бо- жиим, пребывающим доселе на городе нашем.

    Не будем подавать повода для неверных злословить нашу святую веру бесстрашным и всенародным нарушением запо- веди Господней. Мы не сильнее Бога, чтобы раздражать Его пренебрежением повелений Его. С Богом спорить невозможно; все будет неверно, ложно, все изменит, все обманет.

    Не станем нарушать уставов Церкви, чтобы не лишиться благословения церковного. Страшно навлечь клятву матер- нюю, ибо она разрушает домы детей до основания. Тем страш- нее навлечь клятву Церкви. Кто преслушает Церковь, тот не христианин, а как язычник и отверженный мытарь.

    Пусть город наш подражает столицам, но только в до- бром; а от соблазнов тех городов да хранит Господь нашу об- щественную жизнь!

    Против зрелищ: беседа вторая

    Будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматри- ваете приближение дня онаго (Евр. 10, 25)

    В одном из местных органов печати было объявлено: «В субботу, 29 сентября, имеет быть концерт и после концерта танцевальный вечер. Начало в 8 часов вечера».

    Итак, навечерие воскресного дня было назначено для тан- цев, которые, начавшись после концерта, имели продолжаться заполночь. Нет сомнения, что участники увеселения не могут быть на всенощном бдении, обыкновенно совершающемся вече- ром, тем более не могли прийти к Божественной литургии, со- вершаемой утром воскресного дня, так как они в это время пре- давались сну после ночного бодрствования. В числе участников увеселения, по всей вероятности, было много, а может быть, – и большинство православных христиан, не разорвавших союза с Церковью. Быть может, что некоторые из них присутствовали при этих увеселениях и участвовали в них со спокойной со- вестью, не думая, а может быть, – не понимая, сколь тяжкий грех они совершают против заповеди Бога, в Которого веруют, и против уставов Церкви, которой они желают считаться члена- ми. Совесть их, быть может, успокаивалась тем, что подобных увеселительных собраний гражданский закон не преследует, значит-де, они законны. Так могут думать не только устроители и участники увеселительных зрелищ и танцевальных вечеров накануне воскресных и праздничных дней, но и другие право- славные обитатели города. На нас, пастырях Церкви, как стра- жах дома Божия, лежит долг разъяснить боголюбезной пастве нашей, сколь ошибочен сейчас сказанный взгляд некоторых христиан на таковое времяпровождение навечерий воскресных и праздничных дней, и показать им, сколь греховны пляски, танцы и увеселительные зрелища, допускаемые в часы, назна- ченные для служения Господу Богу, и тем предостеречь их от опасности, которая грозит делу спасения их душ.

    Справедливо, что такого рода увеселения не воспре- щаются гражданским законом. Но это не значит, что они со- гласны с нравственным законом, с евангельским учением и с уставами Церкви, которым христиане должны подчиняться. Гражданский закон только не преследует такого времяпро- вождения, но он никого не обязывает к этому, предоставляя всякому поступать по своему убеждению, основанному на том нравственном или религиозном законе, которому он желает повиноваться. Значит, христианская свобода такого рода законами не стесняется; значит, закон гражданский не освобожда- ет граждан от подчинения их закону совести, закону религии. Следовательно, нарушающий нравственный закон, закон веры и устав Церкви остается ответственным за это нарушение пред законом Божиим, пред законом Церкви, хотя и не ответствен- ным пред законом гражданским. А если это так, то христиани- ну, желающему остаться верным своему званию, необходимо знать, как смотрит Святая Церковь и как он должен смотреть на увеселительные собрания и, в частности, – на танцы, ма- скарады и на недуховные концерты, устраиваемые в навечерия воскресных и праздничных дней.

    Можно думать, что истинно верующий христианин, добрый сын Церкви, даже и неграмотный, одним своим вну- тренним чутьем сознает, что в навечерие воскресных и празд- ничных дней грешно устраивать увеселительные собрания. Он знает, что это время – не для забав, а для молитвы и бо- гоугодных занятий; что пляски или танцы для этого времени весьма неприличны. Православный христианин, воспитанный в законе Бо- жием и в отеческом учении, знает, что воскресный и празд- ничный день должен быть посвящаем на служение Богу – бо- гоугодными делами; значит, всякое другое времяпровождение небогоугодно, есть преступление закона Божия – беззаконие. Благочестивый христианин из отеческих книг знает, что уве- селительные пляски и танцы изобретены не праведниками, а грешниками, рабами страстей, людьми мира сего, того мира, который лежит во зле и князь которого – отец лжи и всякого греха. По учению подвижников благочестия, смехотворные игры суть изобретения злых духов; это – те сети, которые они расставляют для уловления неопытных или грехолюбивых душ на погибель их. Поэтому истинный христианин, зная цену безвременных праздничных увеселений, не примет участия в них, дорожа миром своей совести, боясь оскорбить Господа своего, Который ненавидит преступающих заповеди Его, и опасаясь нарушением уставов Святой Церкви лишиться ее ма- теринского благословения. Но этого мало: христианин не только не должен участво- вать в греховных увеселениях, но и должен обличать их, т.е., показывать их преступность пред Богом.

    Таковой совет да- вал некогда св. апостол современным христианам, говоря: не приобщайтесь делом бесплодным тьмы, паче же обличайте (Еф. 5, 11). Как и когда обличать? Конечно, не словами обли- чать, не среди разгара страстей и не среди игр и увеселений; а обличать жизнию своею, своим истинно христианским по- ведением во всякое время. Обличение делом сильнее и дей- ствительнее обличения словом. Если бы кто, ревнуя о законе Божием, явился среди веселого собрания и стал обличать ве- селящихся, то они могли бы только посмеяться над обличите- лем. Но когда нарушители закона Божия и уставов церковных увидят доброе житие истинных христиан, с которыми они находятся в семейном или ином каком-либо близком отноше- нии, то невольно почувствуют к ним уважение. Так бывало в древние времена, когда христиане, живя среди язычников, проводили тихую и строго воздержную жизнь. Они, отказы- ваясь от участия в языческих пиршествах и развратных уве- селениях, возбуждали в одних из язычников озлобление, а в других – чувство уважения и желание подражать им.

    Когда христиане всех мест, званий и состояний имели одно сердце, одну душу, одну молитву, жили одною жизнию, тогда они составляли как бы одну недоступную для врага крепость, сложенную хотя из многообразных материалов, но скрепленную одним цементом любви. Друг друга подкрепляя и ободряя, друг другу помогая, они оставались несокрушимы- ми ни под какими ударами, направленными на них со стороны язычества; они твердо стояли пред всеми натисками языче- ской злобы, презрения, изгнания и злословия. Их гнали, а они терпели; их злословили, они утешались; их проклинали, они благословляли; их убивали, они молились. Все это не могло не возбуждать в сердцах гонителей их невольного уважения к ним – уважения, сперва скрываемого и потом открыто выражаемого удивлением пред их добродетелями. «Смотрите, как они любят друг друга!» или «Какие у христиан женщины!» – говорили язычники, видя в этих последних их скромность и в то же время твердость в вере, их супружескую верность, бла- готворительность и другие добродетели. Вся эта борьба кончи- лась торжеством христианства над язычеством.

    Не настало ли время и для христиан нашего времени, всех званий и возрастов соединиться и ополчиться против общего христианского врага – современного духа свободомыслия, неве- рия, отрицания всего сверхчувственного – людей, полагающих правилом жизни своей: «Будем есть и пить, ибо завтра умрем», и не только соблазняющих слабых в вере, но и осмеивающих все дорогое и священное для них? Не пора ли истинным сынам Церкви сплотиться между собою, чтобы дать отпор наступаю- щему врагу веры и Церкви? Но как и где им объединиться? – Не нужно1 для этого составлять особые дружины, общества; а нужно сплотиться в Церкви, под знаменем ее; начать борьбу не словами, а жизнию по евангельскому учению, по уставам Св. Церкви. Нужно сделать это не одним престарелым людям, а и зрелому возрасту, юношам и девицам; не одному какому-либо сословию, а и всем, образованным и необразованным, состоя- щим на службе государственной и общественной, занимаю- щимся торговлею и ремеслами. Нужно объединиться всем, кто не утратил веры в Господа и Христа Его, кто дорожит союзом с Церковью, которая есть тело Христа. Не нужно прятаться и таить в сердце веру свою, но выходить и открыто исповедовать ее, не стыдясь и не боясь ничего и никого; и слуга, и господин, и бедный, и богатый пусть встанут вместе и исповедуют свою веру, как исповедовали некогда христиане первых веков пред язычниками: христианин есмь, и за это исповедание лишаемы были и доброго имени, и имущества, и самой жизни.

    Воспрянем и мы, восстанем на защиту Святой Церкви, все мы, чада ее. Выйдем из среды нового язычества, современного мира, утопающего во зле богоотступничества, пренебрежения к Церкви, хуления ее служителей, в грехах супружеской невер-
    _____________________________
    1 Проповедь Архиепископа Амвросия. – Прим. авт. Об архиепископе Амвросии (Ключареве) см. сноску к статьям св. Патриарха Тихона (Беллавина).

    ности, лжи, обмана и крайнего развращения. Выйдем от них не удалением из городов и семейств, а изменением наших обычаев, из которых слагается наша обыденная жизнь. Если часть совре- менного общества, постепенно усваивающая обычаи старого язычества, превратила дни в ночи и ночи в дни, то истинные христиане пусть начнут делать наоборот. Если обычаями совре- менного общества принято садиться за обед, когда Церковь зо- вет к вечернему богослужению, и предаваться сну после бессон- ной ночи, когда в Церкви совершается литургия, – то истинные христиане пусть изменят этот образ жизни, распределив время сна и бодрствования, вкушения пищи, молитвы и труда соответ- ственно уставам Церкви; в праздники – вечер, часть ночи и утро проводить в молитве, в посещении церковного богослужения; а день – распределить между часами принятия пищи, отдыха и занятия делами богоугождения. От одного этого изменения по- рядка обыденной жизни произойдет много пользы.

    Тогда как одни сыны Церкви, хромающие на оба колена, хотят служить Христу и Велиару, другие, не преклонившие колен пред современным Ваалом, пусть говорят: «Мы – хри- стиане, и хотим служить одному Христу». Если желающий хвалиться именем современного человека строго соблюда- ет все правила и приличия света, пренебрегая правилами и обычаями Церкви, то истинный христианин пусть устраива- ет свою жизнь по закону евангельскому, по обычаям древних христиан или людей старой, Святой Руси. Когда люди в часы, назначенные для богослужения, идут в домы увеселений, ис- тинные сыны Церкви пусть идут в храм Божий.

    Отсюда произойдет то разделение, на которое указал нам Спаситель: пятеро в одном доме будут разделяться: трое – против двух, и двое – против трех: отец будет против сына и сын против отца; мать против дочери и дочь против ма- тери; свекровь против невестки и невестка против свекрови своей. (Лк. 12, 51–53). Но это разделение будет спасительнее единения: оно покажет, кто истинно Христов, а кто лицемер- но принадлежал к обществу христиан, составляющих единую, святую, соборную и апостольскую Церковь. Тогда истинные христиане будут ясно знать, кого считать своим, кого – чужим; с кем иметь тесное общение и от кого уклоняться.

    Твердость исповедания своей принадлежности к Церкви, выражающаяся в разрыве общения с отступниками и презри- телями ее, может одних раздражить, но зато в других возбу- дить соревнование. Это увеличит число твердых исповедников веры, борющихся с современным неверием и развращением. Пример одного члена в семье может увлечь к подражанию другого и третьего члена. Одна семья возбудит соревнование в другой. Образуются целые кружки ревнителей и охраните- лей святых обычаев Церкви. Начнется открытая борьба веры с неверием; та борьба, о которой мы знаем из истории первых времен христианства; та борьба, которая и теперь существует в малом виде среди новонасажденного христианства у языче- ских племен Алтая, Японии и других мест, где совершают свое служение наши православные миссионеры.

    Огонь пришел Я низвесть на землю, – изрек Спаситель, – и как желал бы, чтобы он уже возгорелся (Лк. 12, 49)! Это тот огонь ревности, который пылал в первых христианах, всту- пивших в борьбу с язычеством и победивших его своею твер- достию в вере, чистотою жизни, силою благодати Св. Духа, обитавшей в душах христианских. О, если бы возгорелся этот священный огонь ревности и в христианах нашего времени, огонь ревности к вере, заботы о своем спасении и привлечении к сему братий по вере и крови, уклоняющихся от своего высо- кого христианского призвания и постепенно возвращающихся к старому язычеству!

    Против зрелищ: беседа третья (Увещание родителям по поводу допущения детей к театральным представлениям в утренние часы)

    В один воскресный день шла куда-то толпа учащихся де- тей. Несвойственные возрасту скромность и порядок, какие за- мечены были в проходящих, указывали, что эта детская толпа управлялась блюстителем порядка. Куда шла она? Не в церковь ли? Нет, потому что время богослужений утренних миновало уже. В школу или из школы? Нельзя предположить этого, так как в праздник учения не бывает.

    Может быть, школьникам в свободное время дают гимнастические упражнения? Тоже нет. Из расспросов оказалось, что дети ведены были в театр, где давались воскресные утренние представления.

    Заботливость о доставлении детям удовольствий празд- ничного дня должна бы породить в детолюбивой душе соот- ветствующее удовольствие. Но мы в своей душе не обрели сего, а вместо того ощутилась в сердце печаль и сожаление. О чем? Печаль об извращении понятий относительно праздничного покоя и соблюдения святости воскресного дня; извращении, допускаемом людьми, просвещенными светом христианского ведения и носящими имя христиан православных.

    С печалью соединялось у нас сожаление о детях, но не то сожаление, которое других побудило доставить детям, якобы скучающим, праздничное развлечение, а сожаление о наклоне- нии их к пороку, хотя, впрочем, и бессознательному.

    Посещение театральных представлений и вообще уве- селительных зрелищ в утренние часы праздничных дней мы называем извращением понятий о чествовании праздников. Кому неизвестна катехизическая истина, что праздничный по- кой должен быть употребляем, по преимуществу, на служение Богу, творением богоугодных дел и вообще – благочестивыми занятиями?

    А кто здравомыслящий называет посещение театра и вообще домов увеселения делом богоугодным, занятием бла- гочестивым, соответствующим святости дня воскресного или праздничного? Соборные правила постановляли в свое время, что «подобает просить христианских царей и о сем, да вос- претится представление позорных игр и в день воскресный, и в прочие святые дни христианской веры»1. Из этого соборного определения ясно видно, как смотрит Св. Церковь на театраль- ные представления в воскресные и праздничные дни.
    _____________________________
    1 Карф.[агенского] соб.[ора] прав.[ило] 72. – Прим. авт. Карфагенский поместный собор состоялся в 419 г. в Карфагене.

    Что касается допущения детей в эти дни к театральным представлениям, то таковое противно и правилам воспитания. Кому не известно то основное педагогическое правило, которым требуется, что- бы дети воспитываемы были в духе благочестия, в исполне- нии заповедей Божиих и уставов Церкви? А вышеприведенная справка показывает, что допущение театральных зрелищ в вос- кресные дни и праздники есть нарушение правил церковных; а потому водить детей в театр значит заведомо нарушать эти пра- вила. Предполагаем могущие быть против этого возражения: скажут, что эти правила давно были и давно нарушаются. Что же? Из этого не следует, что они потеряли свою обязательную силу: что было прежде грехом, то остается таковым и доныне. Еще скажут: точное соблюдение заповедей Божиих и уставов церковных требует труда, подвига, и для взрослых не всегда посильного, а тем более тяжело это для детей. Правда, но толь- ко для тех, кто не привыкал ни Богу молиться, ни в церковь ходить, ни книги духовные читать; для кого пение церковное чуждо, ладан кадильный неприятен. Действительно, для лю- бителей театральных зрелищ церковное богослужение скучно; оттого-то посетители театра редко бывают в церкви; а в театре, напротив, все тешит нашу изнеженную плоть; там все ласка- ет взор, услаждает слух; там не требуется подвига для ног, ни воздержания для чрева; все там приспособлено к тому, чтобы усыплять совесть грешника; там ничто не напоминает о вино- вности его пред Богом, чтобы вызывать в нем тяжелое чувство раскаяния. Не то в храме Божием: там действительно требуется подвиг – раннего вставания от сна, продолжительного стояния для ног; там требуется напряженное внимание, чтобы понять чтение и смысл священнодействия. Для утопающего в грехах тяжело слышать в храме обличение себе и призыв к покаянию. Вообще пребывание в церкви труднее, чем в домах увеселе- ния. Но повторяем, что это справедливо только в отношении к тем, кто стал неизменным посетителем домов увеселения, и вообще – кто забыл о церкви.

    Но спросите тех, которые гово- рят о себе: я возрадовался, когда сказали мне: в дом Господень пойдем (Пс. 121, 1), – и они вам скажут, что храм Божий для них – сокровище, пребывание в нем – наслаждение, закон уст Божиих для них – паче тысяч золота и серебра (Пс. 118, 72); что для них лучше день один во дворах Божиих паче тысяч дней; они предпочитают лучше повергаться в дому Бога своего, не- жели жить в селениях грешников (Пс. 83).

    Итак, все зависит от того, кто к чему привыкнет. Обратим наше внимание на смысл слова «привыкнуть» в приложении его к детям. Детский возраст составляет такую пору жизни че- ловека, когда полагаются в нем начатки добра или зла, когда начинают прививаться привычки добрые или дурные. Пре- красное сравнение силы восприимчивости в детском возрас- те представляет одна церковно-поучительная книга, в которой приблизительно говорится следующее. Каким веществом бу- дет пропитан новый сосуд, такой и будет он издавать из себя запах: благоухание или смрад нескоро и нелегко уничтожают- ся в нем. Подобно тому и в роде человеческом: чему обучено будет нужное детство, то дряхлая старость нелегко оставляет; ибо учащением одного и того же дела приобретается привычка, а чрез продолжительное время установившийся нрав получает силу природы1. Из сказанного нетрудно уразуметь, что если дети будут неопустительно приводимы в храм Божий, настав- ляемы в законе Господнем, то они полюбят и Церковь, и поуче- ние в Божьем законе; души их, насыщенные мастью церков- ных песнопений, Слова Божия и молитвы, надолго сохранят в себе аромат благоговения и чистоты; не видавши театральных зрелищ, они и не будут тянуться к ним, как к чему-то приятно заманчивому; им незнакомы будут те чувства скуки и тяготы в храме Божием, которые выносит любитель театров, когда ему случается быть невольным посетителем храма Божия.

    Но скажут: чтобы прийти в такое состояние духа, при кото- ром храм Божий, церковность и вообще благочестивые занятия возымели бы привлекающую и услаждающую силу, для этого требуется со стороны человека усиленное самопринуждение; тогда как театр с его картинами, музыкой, пением и представ- лениями сразу приковывает к себе внимание посетителя, и чем
    _____________________________
    1 Предисловие к Часослову. – Прим. авт. чаще таковой будет присутствовать на театральных зрелищах, тем более будет увлекаться ими. А если это так, то почему не ознакомить с этими удовольствиями детей и вообще – молодое поколение: пусть и они повеселятся! Правда, что добрые дела требуют больших усилий, а дела греховные совершаются лег- ко; не напрасно говорят, что творить добро трудно, как против воды плыть, а грешить легко, как по воде плыть. Кто раз приоб- рел дурную привычку, тому трудно отстать от нее.

    Поэтому-то и нужно беречь детей, чтобы они не приобрели таковых навы- ков, а с нежного возраста приобретали бы добрые привычки; потому-то и нужно держать подальше молодое поколение, а тем более детей, от такого рода греховных удовольствий, как теа- тральные представления, что они увлекательны, что увлечение ими может привести к страсти, а страсть есть уже страдание, болезнь, рабство, состояние тягостное, из которого выйти чрез- вычайно трудно, а для некоторых и невозможно; это состояние тем более опасное, что в таковое приходит человек постепенно, часто незаметно для него самого. Повторением одного и того же поступка приобретается стремление к нему, соединенное с удовольствием; повторяемое удовольствие обращается в при- вычку, а привычка переходит в страсть. Кто дозволит себе, на- пример, выпивать легкого вина, сперва в малой мере, тот этим не удовлетворится, но перейдет к питью в большем количестве и более крепкого напитка; а затем явится потребность постоян- ного употребления вина, и чем дальше, тем в больших и боль- ших размерах, и, наконец, дойдет до так называемого запоя. Замени рабочий человек простую пищу более изысканною раз, и два, и три; не останови он эту поблажку себе сначала, и она приведет его к тому, что он не по силам своим будет тянуться к сладким блюдам и вину, тратя на это свой заработок, в ущерб другим, более важным потребностям. То же и в отношении к одежде, к жилищу и к разного рода прихотям. Напротив, по- нудьте себя к тому, например, чтобы меньше спать; употребите усилие, чтобы часом или двумя встать раньше обыкновенного; сперва это покажется весьма трудным, но потом будет легче и легче, и, наконец, раннее вставанье для вас уже не будет состав- лять подвига, но станет делом обычным.

    Таким же образом, наоборот, многие приучаются долго спать, поздно ложиться и поздно вставать, обращать ночи в дни, а дни – в ночи. Не отто- го ли у нас некоторая часть общества всегда почти отсутствует при вечерних и утренних богослужениях, что у них кто-то за- вел такой порядок обыденной жизни, при котором они никак не могут посещать храм Божий без неимоверных усилий, без извращения заведенного у них порядка: когда бывает вечернее богослужение, тогда у них бывает обед; а после обеда идти в храм и стоять там с обремененным желудком весьма трудно; когда бывает утреннее богослужение, тогда они спят и пробуж- даются только тогда, когда оканчивается литургия. Церковь не может изменять своих уставов, чтобы приспособляться к при- хотям людским и обычаям, устанавливаемым не под влиянием ее, как бывало на Руси в старые времена, а по действию Князя мира сего. А театр приспособляется ко всяким прихотям, ко всем желаниям посетителей его; поэтому все удобства и при- способления к прихотям грешного человека, каких не бывает в храме, находятся к услугам его в театре, и начавший посещать театр начинает уже охладевать к Церкви; постоянный театрал почти всегда отсутствует в храме.

    Приложите все сказанное к детям, и вы увидите, к чему приведет ознакомление их нежного возраста с театральной сценой. Нам известен один случай, имевший место в нашем городе, что один мальчик, посетивший тайно от родителей, а может быть сперва и с ведома их, одно из новооткрытых поме- щений для увеселительных зрелищ, вскоре так пристрастился к этому дому, к тем зрелищам, какие здесь были представля- емы, что перестал и дома ночевать, проводя все время около этого увеселительного здания, или же как-нибудь прокрады- ваясь внутрь его, к великой горести его родителей.

    Бойтесь же, родители, отпускающие детей ваших на устраиваемые для них невинные и безвредные представле- ния, чтобы и с ними не случилось чего-либо подобного. Бой- тесь с нежного возраста возбуждать в них прихотливые же- лания, излишние удовольствия, чтобы желания не перешли в страсти, а ранние удовольствия не обратились бы в нена- сытимую жажду удовольствий.

    Заканчиваем наше слово прекрасным назиданием, кото- рое преподает родителям та книга, которая была первым учеб- ником после азбуки и по которой предки наши учили и пре- красно воспитывали детей своих.

    Всеприлежно блюсти подобает православным чада своя, – говорится в предисловии к Часослову, – да не сквернос- ловию, срамноглаголанию и суетному велеречию от младенче- ства научаются, ниже в тщетных играниях златое детства время погубляют, но яко в весне жизни своея, нивы сердец своих учением тяжут (т.е. возделывают) и семена Слова Божия, от учителей сеянная, радостно приемлют, еже бы класы душепи- тательные в жатвы год собирати (т.е. чтобы они могли во вре- мя жатвы – зрелого и старческого возраста – собирать колосья, могущие питать душу) и тех плодов обилием и зиму старости прежити честно и чрез нескончаемое вечности время тех ради насыщенным быти, – т.е. чтобы при изобилии этих плодов до- брого учения дети ваши могли честно провести и время старо- сти и насыщаться ими в нескончаемое время вечности.

    Вместо театра посылайте детей ваших в церковь, да и сами ходите с ними, как к вечернему, так и утреннему богослу- жению и литургии, подавая им собою добрый пример; а после обеденного времени и после отдыха читайте с ними что-либо душеспасительное или ведите их с собою на внебогослужебные чтения, где они услышат назидание для себя и усладят слух свой исполняемым там пением. Так, проведши день Божий свято, вы приобретете для себя и детей ваших Божие благословение.

    Против зрелищ: беседа четвертая (Поучение о праздничных удовольствиях и увеселениях)

    Через один из местных органов печати сделаны были ука- зания способов, как провести праздничные дни, и объявлены приглашения принять участие в праздничном времяпровождении.

    Одним приглашением указывалось время и место для со- браний, где будут предложены духовно-праздничные утешения. Другим возвещалось, что в известных домах общественных со- браний праздничные увеселения начнутся с первого дня празд- ника и будут продолжаться изо дня в день во все эти святые дни.

    Таким образом, являются два призывных голоса. Оба они приглашают к праздничному провождению времени. Различие между ними то, что одни приглашают к себе ищущих духовных, праздничных утешений; другие зовут к себе ищущих другого рода удовольствия. Найти точное название этим удовольствиям нелегко. Нельзя назвать их духовными, ибо в них нет ничего духовного; удержимся назвать их грубо плотскими, ибо в них предлагаются увеселения не грубые, но изысканные, хотя и чув- ственные; поэтому, быть может, вернее будет, если мы оставим за ними почетное имя, данное, вероятно, любителями их, имя благородных увеселений; на языке же Церкви такого рода удо- вольствия называются мирскими, в отличие от духовных.

    Различие между местами собраний, куда приглашаются желающие провести время по-праздничному, между действия- ми призывных голосов на призываемых состоит в следующем: 1) приходящие в дом мирских, или так называемых благо- родных, увеселений допускаются сюда за плату; а туда, где предлагаются духовно-праздничные утешения, приходящие принимаются бесплатно. Несмотря на это: 2) дома мирских увеселений бывают полны посетителями, а храмы и другие места благочестивых собраний в эти праздничные дни бывают почти пусты; 3) что касается нравственного достоинства сей- час названных нами праздничных удовольствий, то духовные настолько выше мирских, насколько дух преимуществует пред телом, насколько небо выше земли.

    Но, отдавая преимущество священным собраниям, где посетителям даруются духовные утешения, мы не порица- ем безусловно места собраний и для мирских увеселений, но только предупреждаем неопытных, чтобы злоупотребление этими, якобы благородными, увеселениями не сделало их до- стойными порицания.

    В чем же могут заключаться злоупотребления мирскими увеселениями? Во-первых, в том, когда собрания для увесе- лений назначаются в дни и часы, запрещенные Церковью, на- пример, в навечерия воскресных и праздничных дней, т.е. от начала вечернего богослужения до конца литургии следующе- го праздничного дня.

    Допустить такого рода собрания после вечерни до полуночи было бы то же, что допускать их в утрен- ние часы до литургии, что, очевидно, грешно. Почему? Потому что церковные сутки начинаются тем вечером, который пред- шествует праздничному дню, и оканчиваются с наступающим вечером следующего, т.е. того же праздничного дня.

    Во-вторых, злоупотреблением увеселениями будет и то, когда ими нарушается закон умеренности. Хотя увеселения (раз- умеем – невинные) не могут быть названы ни добродетелями, ни пороками, но только дотоле, пока они продолжаются недолго, повторяются нечасто и когда им отдается сравнительно мало на- ших досугов. Но достойны порицания такие удовольствия, кото- рыми поглощается не только досуг, но и часть нашего недосуга.

    В-третьих, достойны порицания такие увеселения, кото- рыми нарушается закон целомудрия, притом не только телесно- го, но и духовного. В чем состоит телесное целомудрие и чем оно нарушается, об этом нет надобности говорить, как более или менее известном всякому. Духовное же целомудрие выра- жается в целости ума или – в здравомыслии; в целости сердца, или – что то же – в чистоте сердечной, в целости воли, т.е. в неу- клонном последовании нравственному закону. Как нарушается целомудрие духовное? Когда увеселения доводят человека, на- пример картежника, пьяницу, до того, что он начинает терять здравый рассудок – мыслить лукаво, чувствовать страстно или похотливо и поступать вопреки внушениям совести.

    Наконец, мирские удовольствия непозволительны для лиц, посвященных на служение Церкви, или для тех, кто свя- зал себя явным или тайным обетом служить Богу в тишине семейной или уединенной жизни. Итак, христианин, тебе дозволяются удовольствия, но помни при этом апостольское изречение: все мне позволительно, но не все полезно. Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6, 12). Пользуйся дозволи- тельными удовольствиями, но смотри, чтобы они не лишили тебя здравомыслия, чистоты сердечной, чистоты телесной и здравия телесного. Будь послушным рабом своей совести, но не будь рабом своих удовольствий. А сие последнее будет тогда, когда ты доведешь себя до такого состояния, что без этих плотских, чувственных удовольствий все другие, хотя бы высшие истинно благородные удовольствия – истины, красоты и добра, потеряют для тебя достаточную цену.

    Это будет тогда, когда привязанности твои к домам зрелищ и к увеселениям разного рода сделают твой семейный очаг для тебя холодным, жилище твое – мрачным и скучным; когда служебные и общественные занятия твои станут для тебя по- стылыми, когда храм Божий не будет привлекать тебя к себе своим благолепием, когда церковная молитва, церковное пе- ние покажутся для тебя занятиями крайне скучными, когда звон колокольный будет возбуждать в сердце твоем тоску. Помни, христианин, слова предостережения, сказанные му- дрецом израильским для юноши, и приложи их к себе: ве- селись, юноша, в юности твоей, ходи по путям сердца и по видению очей твоих; только знай, что за все это, т.е. за похоть сердца, за похоть очей, Бог привлечет тебя на суд (Екл. 11, 9).

    Враги Церкви и Отечества (Слово в день Воздвижения Животворящего Креста)

    Зачем мятутся язычники и наро- ды замышляют тщетное? Восстали цари земные и князи собрались вме- сте на Господа и Христа Его (Пс. 2, 1–2)

    Эти пророческие слова исполнились тогда, когда Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом израильским собрались в Иерусалиме на Христа, Сына Божия, чтобы осудить Его и предать пречистое Тело Его на терзание и распятие.

    Но Распятый и Умерший воскрес, восшел на небеса и вос- сел одесную Отца, чтобы покорять все народы; покоряющих- ся восстановлять из ничтожества и возвышать, а непокоряю- щихся – низвергать и сокрушать. Несмотря на это, враги Его не перестают враждовать на Него. Распявшие Его ищут снова распять Его. Но так как до небес высоко, чтобы оттуда свести Христа снова на распятие, то они терзают то тело, которое Он оставил на земле. Предполагаем вопрос: Господь с телом воз- несся на небеса; какое же тело еще могло остаться на земле? – Да, на земле есть Его тело. Это тело – Церковь Его, собрание святых, последовавших за Ним верою и любовью и соединен- ных с Ним чрез Таинства.

    Это тело – Церковь – терзают и распинают враги Его до дне сего.

    «Савле! Савле! Что Мя гониши?» – вещал некогда Го- сподь с неба Савлу, гнавшему не Самого Христа, а Церковь Его. Значит, гонение на Церковь есть гонение на Христа, терзание Церкви – терзание тела Христова. Наша Российская Церковь, а с нею и государство Русское, испокон века неразрывно свя- занное с Церковию, находятся в великом смятении и терзании. Православию Церкви грозит опасность от разделения некогда единого православного русского народа на множество ерети- ческих сект и раскольнических толков.

    «Господи, кто Твою ризу раздра?» – вопросил некогда святитель Петр Господа, явившегося ему во сне в раздранной ризе. «Арий», – отвечал Господь. Арий же был еретик. И ныне Ариев много. Это – те еретические толки, которыми наполнилась земля Русская. Все эти секты и толки, несогласные меж- ду собой в религиозных верованиях и обычаях, согласны во вражде к Святой Православной Церкви.

    И самодержавию православного русского Царя, и единству православного народа также грозит опасность от того разлада, который охватил страну нашу и стал разъедать религиозную, общественную и государственную жизнь нашего Отечества.

    И страна Русская, как государство, находится в опас- ности, с одной стороны, от стремления окраин ее к обособле- нию, с другой – от волнений, происходящих внутри ее, и деле- ний народа на партии. Эти партии, не имеющие почти ничего общего между собой, объединяются также только в одном – во вражде к православию веры, к самодержавию царской власти и к нераздельному единству русского народа, как господству- ющего племени. А там, где вражда, там взаимное угрызение, там взаимное истребление. Где вражда, там и разделение, а где разделение, там начало порабощения и уничтожения: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет (Лк. 11, 17).

    Все эти секты, эти толки говорят о Божием, толкуют о жизни на небе; а действуют так, как будто члены их хотят наполнить собою ад или готовить для него обитателей, ибо в царстве Божием нет разделений; на небе нет той вражды, какая суще- ствует между сектами и толками и какую питают все они к Церкви Православной. Эта ненависть к Церкви знаменательно напоминает собою ту ненависть, какую некогда питали к Гла- ве Церкви Христу те вожди еврейские, которые распяли Его: возненавидяша Мя туне, сказано о них. Туне – напрасно – и теперь ненавидят Церковь – тело Христово все отделяющиеся от нее.

    Враждебные православию и стремящиеся разрушить существующий государственный строй партии обольщают народ обещаниями обогатить его; они возбуждают его к гра- бежу и поджогам. Для своих преступных целей они добывают средства грабежом и иными способами, не одобряемыми ни законом, ни совестью, а тем более Евангелием; способами, до- пускаемыми разве только среди шаек грабителей.

    Мнимые народники обещают водворить в стране мир, а поселяют в ней волнения, лишивши народ той спокойной жиз- ни, которой он прежде пользовался. Они обещают водворение порядка, а водворяют нестроение, поставляя для богоучреж- денной власти препятствия к отправлению ею своих обязан- ностей, обеспечивающих порядок.

    Они привели страну в такое состояние, что ей грозит опасность от безначалия, когда ни в селе, ни в городе не бу- дет возможности поставить начальника. Может наступить такое время, когда жители деревни, выбравши из среды своей старейшину, скажут ему: «будь нашим начальником»; а он от- ветит: «нет, не буду я вашим начальником; ибо быть началь- ником, – значит стать около смерти, а я боюсь смерти». «Будь нашим начальником», – скажут жители города избранному, а он ответит: «нет, изберите другого, а я боюсь крамолы и не могу быть вашим начальником». Тогда семеро ухватятся за одного отрока и скажут: «будь хотя ты нашим начальником». А сей ответит: «хорошо, повинуйтесь мне, идите за мной» – и пойдут все на погибель.

    Тогда, изнуряемые голодом от пре- кращения работ, придут и скажут распорядителю работ: «дай нам работу, чтобы выработать себе хлеба для себя и голодных детей наших», а он скажет им: «не могу дать вам работу, ибо крамола грозит мне огнем, если я допущу вас в рабочий дом». А когда не станет ни власти, ни труда, тогда жизнь в стране остановится: не слышно будет звука молота и удара молотила; остановится колесо; заржавеют соха и борона; не станет пар работать и прекратится движение машин. На улицах не вид- но будет блюстителей порядка; невозможно будет ни пройти, ни проехать безопасно. В городах дневной и ночной грабеж, и некому будет спасать от этого. Не придется ли тогда и нам поступать так же, как сделали некогда наши предки, послав- шие к варягам послов просить их себе в начальники, говоря: «земля наша велика, а порядка в ней нет: придите и княжите над нами». Но может случиться нечто худшее этого. Варяги сами придут к нам незваные, как некогда приходили монголы, и, пользуясь междоусобием, овладеют нашей страной и будут водворять в ней порядок по-своему.

    Да сохранит нас Бог от этого! Так что же нам делать?

    Обратимся к Богу с молитвами и покаянием, как моли- лись и каялись наши предки во времена лихолетья. За грехи наши Господь нам послал такую напасть.

    Мы отступили от Бога, нарушили заповеди Его: мы пре- небрегли уставами святой Церкви Его, и вот исполняется над нами то, что изрекла мудрость народная: той земле не устоять, где начнут уставы ломать.

    Опомнись же, русский народ, встань на охрану устоев земли, как защищали их предки в старые времена.

    Объединись, русский народ, около святой Церкви, под руководством ее добрых пастырей, в послушании уставам церковным. Сплотись около Престола Царского, под пред- водительством верных слуг царевых, в повиновении богоуч- режденной власти.

    Спасение нашей страны в святой Церкви: она может дать мир чадам своим, если они будут слушать ее голоса; она защи- тит их молитвою своею, она оградит их уставами своими.

    Возвратимся к Церкви, которую мы стали забывать и оставлять. Будем неуклонно собираться в храмы наши, и санов- ные и простые люди, землепашцы и землевладельцы, торговые люди и ремесленники – все будем неуклонно присутствовать при богослужениях воскресных и праздничных; прекратим наше веселье, освятим дни праздников, предоставивши посе- щение увеселительных зрелищ в это время иноверцам и от- рекшимся от Бога.

    Будем соблюдать установленные Церковию посты, будем увещевать и обличать нарушителей уставов Церкви, как ви- новников гнева Божия, постигающего землю русскую. Будем воспитывать детей в страхе Божием, в благочестии, в почита- нии старших, в любви к святой Церкви. Будем избегать раз- делений и раздоров церковных и общественных. Объединимся около нашего державного Царя православного, как Он недавно призвал к этому всех верноподданных истинных сынов земли русской. Станем на защиту власти, от Государя поставляемой.

    Будем все каяться в грехах наших: пусть одни из нас каются в грехе отступления от Бога, отпадения от Церкви; другие да приносят покаяние в грехе идолопоклонства – в по- клонении золотому тельцу и Маммоне – богу богатства – с отступлением от Бога!

    Пусть кается русский народ, земледелец и рабочий в чрез- мерном пьянстве, в разврате, в непослушании пастырям Церк- ви, в неповиновении богоучрежденной власти.

    Наложим на себя добровольный пост, смирим себя, как ниневитяне и будем умолять Милосердого о прощении, как научает этому песнь церковная: согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою: ниже соблюдохом, ниже сохранихом, якоже заповедал еси нам. Но не предаждь нас до конца, отцев Боже.

    Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое!

    Поворот в христианском мире к язычеству Слово в день Рождества Христова

    И воцарится (Христос) в дому Иаковли во веки и царствию Его не будет конца (Лк. 1, 33)

    Это предречение небесного Вестника начало исполняться еще во время земной жизни Господа Иисуса Христа, когда на- род израильский, видя чудеса Его, хотел поставить Его царем. С большей силой предречение о царствовании Христа стало исполняться после вознесения Его на небо. Исполняется оно доныне, и должно исполниться во всей силе в определенное для того время, когда Ему покорены будут все враги и когда упразднится последний враг – смерть. Христос-Богочеловек должен царствовать. Но царство Его иное: оно должно устраи- ваться на иных началах, чем царства земные.

    Его царство не от мира сего; Он имеет покорить Себе все народы, но не ме- чом и огнем, а свойственною Ему одному всепокоряющею Си- лою, которая есть Дух Святый, посланный Им на землю, Дух всеоживляющий, Дух чудодействующий, Дух любви, правды и мира. Не прошло и тысячи лет со дня рождения Христа- Спасителя, как все народы греко-римского мира пали к подно- жию Креста и признали над собою власть Христа. А чрез Рим и Византию учение Христово распространилось во все концы земли. Евангелие Христово преобразовало языческий мир. За- коны евангельские легли в основу законов государственных у всех христианских народов. Но чрез тысячу лет, как бы в исполнение апокалипсиче- ского предречения, дракон, древний змий, который есть диа- вол и сатана, связанный и заключенный в бездну, был как бы опять освобожден из темницы своей и вышел обольщать на- роды (Ап. 20, 3, 7).

    Христианство, доселе успешно двигавшееся вперед к на- значенной ему цели, после тысячи лет начало как бы возвра- щаться назад к язычеству. В мире христианства совершилось нечто подобное тому, что бывает в сферах небесных светил: некоторые планеты, как говорит астрономия, в периодическом движении своем около солнца по временам начинают обратное течение, а потом с большею скоростью опять продолжают свое прежнее движение вперед.

    Нечто подобное произошло в жизни христианства. По ис- течении тысячи лет от его начала оно пошло как бы попятным движением. Язычество, на время сокрытое Промыслом Божи- им в земле от взоров человеческих, стало опять воскресать.

    В XIV веке начался период так называемого «Возрожде- ния». Это было не что иное, как возрождение язычества и дви- жение христианства назад. Поводом к таковому возрождению язычества послужило оскудение любви между христианскими народами. Оскудение любви привело к разделению этих на- родов. Запад отделился от Востока. Потом западные народы стали враждовать между собою. Начались междоусобные про- должительные войны. За оскудением любви стала оскудевать и вера. Началось время безверия, или извращения богопредан- ного учения. Народы Европы под именем стремления к просве- щению стали возвращаться к учению языческих философов.

    С мнимым «Возрождением» снова явилась и литература язы- ческая с ее баснями о богах греческих и римских, с их гнусны- ми похождениями. Явилось греческое искусство с его статуя- ми, изображающими открытый разврат, в виде обнаженных богов и богинь; явился языческий театр с его бесстыдством и мерзостями. С тем вместе и развращение среди христианских народов пошло широкой волной.

    Из всех народов Европы франки, или галлы, превзош- ли своим антихристианским направлением. Под прикрытием философии явилось безбожие, или атеизм. Под именем энци- клопедии явилось кощунство, или дерзкое издевательство над христианскими истинами, над его святынями. Пороки, не сдер- живаемые верой и законом Божиим, дошли до крайних преде- лов. Вместо христианского смирения явилась сатанинская гордость; вместо любви – безмерное самолюбие или эгоизм; вместо целомудрия и воздержания – крайний разврат. Имя Христово было изгнано из литературы; стыдились произнести его и в живой речи. Но зато учащаяся молодость хорошо знала имена языческих богов: Зевс и Венера, Орфей и Муза – у всех были на языке. Богохульство и кощунство дошло до того, что в священнейшем месте христианского храма поставлено было изображение развратной женщины под именем богини Разума. От галлов нечестие распространялось на все народы Европы.

    Безбожники, как философы, были в великом почете. Имена их повсюду восхвалялись, как имена великих людей. Их осыпали подарками цари и правители. Так мыслить, так вольнодумствовать, как они, так кощунствовать, как кощун- ствовали эти философы, считалось как бы верхом просве- щения, признаком принадлежности к высокообразованному обществу. Примером галлов стали увлекаться и наши того времени образованные люди. Подражать франкам в покрое одежды, говорить по-французски или пересыпать русскую речь французскими словами считалось чуть не верхом об- разованности. К чему привело это богоотступничество, это слепое подражание иноземному с пренебрежением к свое- му родному? Нечестивцев наказало их же нечестие. Край- нее извращение нравственных правил жизни, утонченная безнравственность и богоотступничество привело галлов к цареубийству. За цареубийством последовало страшное по- рабощение народа власти тиранов. Похитители власти пре- восходили один другого жестокостями.

    Так было у галлов, так началось и у других народов. Ста- ли ниспровергаться престолы, падали царства, стонали люди от междоусобиц, повсюду лились потоки крови. Когда нечестье народов перешло к нам, тогда пришли с ним и бедствия. Те, у кого мы хотели учиться, кому подражали в покрое одежды, чьим языком учились говорить, те явились в руках Промысла Божья грозными карателями нас за начавшее- ся у нас отступничество от Бога, от Церкви, от добрых обыча- ев предков. Пришел 1812 год, страшный, приснопамятный год. Враг дошел до Москвы, этого сердца земли Русской. Запылала столица огнем гнева Божия. Дворцы и палаты разрушались. Храмы были ограблены, святыня осквернена.

    Но Господь скоро помиловал нас. Враг с бесчестием был прогнан с земли Русской. Но мы прогнали его не многочис- ленностью нашего войска; ибо у врага было такового гораздо больше, чем у нас, и оно все погибло у него. Не искусством на- ших вождей совершена была победа над врагом: ибо мы более уклонялись от битв, чем вызывали врага на бой. И кто бы мог тогда сравняться с непобедимым вождем, покорявшим один за другим народы Европы, низводившим царей с престолов и от- дававшим короны тем, кому он хотел? Нас спасла милость Бо- жия. Господь воззрел на смирение и покаяние наше, услышал слезную молитву той части нашего народа, которая мало по- винна была в грехе отступления. Бог услышал и спас нас ради молитв святых заступников земли Русской.

    Эту истину исповедал в свое время и сам Верховный Вождь земли Русской, повелевший сделать на знаках, уста- новленных в память этой войны, надпись: Не нам, Господи, но имени Твоему даждь славу!1

    С той поры прошло без 8-ми 100 лет. Мы как бы забыли старый урок. Опять у нас началось такое же отступничество и опять подражание народам Европы. Прежний атеизм (безбо- жие) заменился нигилизмом (отрицанием всего). Мы страдаем от тайных обществ социалистов, анархистов. Наше молодое по-
    _____________________________
    1 Император Александр I повелел выбить на медалях в память Отечественной войны 1812 года эти слова из Псалтири (Пс. 113, 9).

    коление, а иногда люди не первой молодости, даже с сединами мудрости на голове, готовы гоняться за всяким новоявленным учителем. Не будем произносить имена этих лжеучителей: они не достойны этого священного места и времени. Общее имя их есть своего рода легион, подобный тому, который овладел те- лом несчастного Гадаринского бесноватого. Один из этого сон- ма лжеучителей сочинил свое лжеевангелие. Другие начали переоценивать ценности, называя добро – злом, а зло – добром. Третьи разбрасывают свои подпольные объявления, призывая народ и воинов к возмущению против существующей власти.

    Между простым народом и так называемым образован- ным обществом опять образовалась пропасть, препятствую- щая им сблизиться между собой. Одни желают остаться ис- тинно русскими по вере, по преданности Царю и по любви к своему народу, к старым обычаям. Другие все это променива- ют на взятое ими от западных, на их безверие, на их нравы и обычаи, начиная от покроя одежд до переустройства порядка государственной жизни.

    И вот – опять нам грозный урок, опять идет на нас гро- мовая туча войны, но уже не с Запада, а с Востока. Мы тер- пим неудачу за неудачей и как бы не хотим понять, что это от Бога, за грехи наши, в которых не хотим сознаваться, чтобы покаяться. Братие возлюбленные! Нам ли бы так беспечно вести себя, как беспечны мы теперь? Нам ли бы веселиться, пир- шествовать, скакать и смеяться, как делается у нас, даже в эти дни народного бедствия? Нам ли бы вести детей наших к ликованию, для веселых песен и плясок, когда бы следовало их учить вместе с нами скорбеть со своей Родиной, с постом и воздержанием от смеха и игр умолять Бога о помиловании нашей страны?

    Мы безвременно веселимся и приучаем к этому наших детей, забывая о тяжелых днях, которые переживает теперь Царь, народ и наше христолюбивое воинство.

    Вот, беда за бедой идут к нам и с востока, и запада, и юга, и даже с севера. С востока – война, с запада – нестроения, с юга – страшная болезнь, с северного моря – опасность от на- рода, заключившего союз с нашим врагом. А всех зол злейшее, это – наш внутренний разлад. Мы как бы пришли к тому состоянию, в каком некогда оказался народ израильский, к которому обращены были про- роком слова обличения: увы, народ грешный, народ обременен- ный беззакониями! Оставили Господа, презрели святаго Из- раилева, повернулись назад (Ис. 1, 4). Поэтому приличен нам и этот призыв к покаянию: смех ваш в плач да обратится, и радость – в сетование (Иак. 4, 9).

    Не пора ли и нам начать покаяние исправлением нашей жизни, возвращением к искренней вере в Бога, к послушанию Церкви, к добросовестному исполнению наших обязанностей в отношении к Помазаннику Божию, к богоучрежденному па- стырству и к делам нашего служения государственного или общественного?

    Да воцарится опять на Святой Руси Бог и Его святый За- кон! Да правят нашей страной не кто иной, как только Пома- занники Божии, наши благочестивые и самодержавные Цари, которые дают ответ в делах одному Царю царей, от Которого они приемлют и помазание для царствования над врученным им народом!

    Будем усердно молиться за Царя, за дорогую Родину, за христолюбивое воинство!

    Воскресни, Господи, помози нам, да вознесется рука Твоя, яко Ты царствуеши во веки!

    СВЯЩЕННОМУЧЕНИК МИТРОПОЛИТ ВЛАДИМИР (БОГОЯВЛЕНСКИЙ)
    (1.I.1848–25.I[7.II].1918)

    фото
    Василий Никифорович Богоявленский родился в селе Ма- лые Моршки Моршанского уезда Тамбовской губернии в семье священника Никифора Богоявленского, также принявшего в конце жизни мученический венец. Окончил Тамбовское духов- ное училище, Тамбовскую духовную семинарию и Киевскую духовную академию (1874) со степенью кандидата богословия. В 1874–1882 гг. преподавал Священное Писание и гомилетику в родной семинарии. В 1882 г. рукоположен во священника и назначен настоятелем Покровской соборной церкви в городе Козлов. В 1883–1886 гг. – благочинный церквей города. После смерти жены и малолетнего ребенка в феврале 1886 г. принял иноческий постриг с именем Владимир, назначен настоятелем Троицкого монастыря в Тамбовской губернии с возведением в сан архимандрита. Через несколько месяцев переведен насто- ятелем Антониева монастыря в Новгород. 3 июня 1888 г. хи- ротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии. В 1891 г. – получил назначение на самостоятельную кафедру епископа Самарского и Ставропольского. В 1892 г. сначала был возведен в сан архиепископа, а затем назначен на весьма ответственную Грузинскую кафедру, шесть лет служил архиепископом Карталинским и Кахетинским, Экзархом Гру- зии. Большое внимание на новом поприще придавал духовному просвещению разноплеменного православного населения Кав- казского края, устройству новых школ и храмов. В 1897 г. из- бран почетным членом Казанской духовной академии.

    В 1898 г. возведен в сан митрополита и назначен правящим архиереем в Москву. Владыка сразу расположил к себе москви- чей простотой в обращении. Он стремился, чтобы московские священники возможно ближе стояли к народу, чаще совершали богослужения и активнее проповедовали. В целях усиления и оживления пастырской деятельности московского духовенства он стал открывать новые вакансии при столичных приходах и назначать новых священников. Его трудами был построен Епар- хиальный дом в Лиховом переулке, в дальнейшем место про- ведения многих монархических собраний. Дом был освящен в конце декабря 1902 г., при нем имелись церковь во имя равно- апостольного Владимира, музей и обширная библиотека (на 12 тыс. томов). Особое внимание владыка уделял распространению христианского нравственного учения в рабочем классе, среди ко- торого свои идеи пытались продвигать социалисты. Он был од- ним из инициаторов создания «Комиссии по организации чтений для фабрично-заводских рабочих», которую возглавлял викарий Московской епархии епископ Можайский Парфений (Левицкий). К чтениям и беседам с рабочими были привлечены лучшие умы Москвы, в их числе немало будущих видных деятелей Черной сотни (Л. А. Тихомиров, В. А. Грингмут, Б. В. Назаревский и др.). Митрополит Владимир сам принимал участие в чтениях для мо- сковских рабочих, обращался к ним со словом христианского на- ставления. Он не только печатал многие свои слова и речи, но и переводил с иностранных языков лучшие литературные произ- ведения по вопросам, касающимся социализма.

    Однако, несмотря на любовь простых москвичей, влады- ке несладко жилось в Москве. Ему объявила настоящую войну весьма активная группа так называемого «прогрессивного» ду- ховенства. Один из его представителей, влиятельный московский протоиерей Н. П. Розанов впоследствии свидетельствовал, что значительная часть московских священников «в политиче- ском отношении была настроена для того времени очень либе- рально и принадлежала неофициально к партии “народной сво- боды” (кадеты)». Для них даже октябристы были недостаточно передовыми. Центром московского церковного либерализма было Общество любителей духовного просвещения. В тяжелые для России времена, в октябре 1905 г., владыка распорядился прочитать во всех московских храмах составленное им при уча- стии епископа Никона (Рождественского) слово «Что нам делать в эти тревожные наши дни?» В этом слове шла речь о преступ- ных антихристианских замыслах составителей «Протоколов Сионских мудрецов»: «Главное гнездо их за границей, они меч- тают весь мир поработить себе; в своих тайных секретных про- токолах они называют нас, христиан, прямо скотами, которым Бог дал, говорят они, образ человеческий только для того, чтобы им, якобы избранникам, не противно было пользоваться наши- ми услугами. С сатанинской хитростью они ловят в свои сети людей легкомысленных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают в них свои затаенные цели, свои преступные мечты. Обманув несчастного, они толкают его на самые ужасные пре- ступления якобы ради общего блага и действительно обращают его в послушного раба. Они всячески стараются вытравить из души или, по крайней мере, извратить святое Учение Христо- во». Слово митрополита Владимира произвело сильнейшее впечатление на православных людей.

    Сам владыка зачитал его в Успенском соборе Московского Кремля. Закончил он свою про- поведь такими словами: «Чада Русской земли! В те дни, когда мы вспоминаем, как Матерь Божия по молитвам предков на- ших спасла землю Русскую в тяжелую годину междуцарствия, как освободила Она нашу первопрестольную Москву Своею иконою Казанскою от нашествия поляков и литовцев, – сегод- ня прольем перед Нею и Ее Божественным Сыном пламенные мольбы о спасении родной земли нашей от крамольников. По- плачем перед Нею о грехах наших. Помолимся Ей о несчаст- ных братьях наших, смутой увлеченных на погибельный путь». Владыка требовал от каждого верующего: «Исполняй то, чего от тебя потребуют слуги царевы, что скажут тебе пастыри Церк- ви». Однако мало того, что многие священники не прочитали послание своей пастве, т.е. не исполнили волю своего правящего архиерея, Общество любителей духовного просвещения отпра- вило в газету «Русское слово» письмо-протест против поучения, под которым подписались, как вспоминал впоследствии тот же Розанов, 80 московских священников. В нем послание называ- лось «провокацией» и даже клеймилось, как «гнусная выходка» митр. Владимира. А в кадетских «Русских ведомостях» группа профессоров Московской духовной академии обозвала обраще- ние своего архипастыря «черносотенной агитацией». В итоге Св. Синод под давлением правительства Витте вынес порица- ние московскому митрополиту.

    Несмотря на подобные выходки врагов, владыка активно поддерживал монархические организации. Он не только охот- но принимал участие в собраниях и совещаниях монархистов, но и рекомендовал всем записываться в Союз Русского Народа (СРН), говоря: «Кто чувствует себя русским, тому естественно быть членом Союза Русского Народа». Он служил молебен при открытии 2-го Всероссийского съезда Русских Людей, который проходил в Москве 6–12 апреля 1906 г. В адрес 3-го Всерос- сийского съезда Русских Людей (Всероссийский съезд Людей Земли Русской), который проходил в Киеве 1–7 октября 1906 г. прислал приветственную телеграмму, в которой писал: «Усердно молю Всевышнего, да поможет Он Съезду Русских Людей достигнуть исполнения воодушевляющих их благих желаний». При активной поддержке владыки был созван 4-й Всероссий- ский съезд Русских Людей (Всероссийский съезд Объединенно- го Русского Народа), который проходил в Москве 26 апреля – 1 мая 1907 г. Владыка лично освятил икону Покрова Богородицы, написанную В. М. Васнецовым и В. П. Гурьяновым для Съездов Русских Людей, принял участие в крестном ходе монархистов, служил молебен при открытии Съезда. В период распрей и рас- колов в монархическом движении он пытался примирить мо- нархистов, поддерживал усилия протоиерея Иоанна Восторгова в этом направлении. Владыка председательствовал на торже- ственном собрании по случаю открытия Съезда Русских Людей, который проходил в Москве 27 сентября – 4 октября 1909 г., за его подписью была отправлена от имени Съезда верноподдан- нейшая телеграмма государю. Митрополит Владимир был по- четным председателем Братства Воскресения Христова. Влады- ка поддерживал не только московские монархические союзы, но и другие патриотические организации. Так, он оказывал помощь и поддержку Русскому Народному Союзу им. Михаила Архан- гела (РНСМА) и лично В. М. Пуришкевичу, жертвовал деньги на нужды Союза. Приветствовал 5-й Всероссийский съезд Рус- ских Людей, который проходил в Санкт-Петербурге 16–20 мая 1912 г., куда направил своего специального представителя, епи- скопа Владимира (Соколовского-Автономова).

    После кончины митрополита Антония (Вадковского) 23 ноября 1912 г. митрополит Владимир был назначен на столичную С.-Петербургскую (впоследствии Петроградскую) ка- федру и стал первенствующим членом Св. Синода. В 1915 г. он был удостоен степени доктора богословия. На одной из ауди- енций у Императора Николая II Александровича Владимир вы- сказал свое негативное мнение о деятельности Г. Е. Распутина, которую считал пагубной, и выступил за удаление Распутина из Петербурга. За открытое вмешательство в дела государственно- го управления был переведен на Киевскую кафедру, сохранив пост первенствующего члена Св. Синода. Член Предсоборного совещания. Несмотря на случившееся, продолжал участвовать в монархическом движении – служил молебен перед открытием Совещания монархистов, проходившего 21–23 ноября 1915 г. в Петрограде и созванного сторонниками Н. Е. Маркова, высту- пил с приветственным словом к участникам, избран почетным членом Совещания. Прислал приветствие также и в адрес Все- российского монархического совещания в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций, которое проходило 26–29 ноября 1915 г. и было организовано последователями А. И. Ду- бровина: «Шлю благословение съезду монархистов и сердеч- ное заветное пожелание всем незыблемо стоять на неусыпной страже вековых святынь Руси – Православия, Самодержавия и русской Народности. С нами Бог».

    В 1916 г. большую часть времени митрополит Владимир проводил в Петрограде, участвуя в заседаниях Св. Синода. Накануне и в ходе Февральской революции он был в столице, принимал участие во всех заседаниях и совещаниях членов Св. Синода, на которых было принято решение поддержать Вре- менное правительство. Его подпись стояла под посланием Св. Синода «К верным чадам Православной Российской Церкви» от 9 марта, в котором официально признавался государственный переворот и содержался призыв довериться Временному пра- вительству. Тем не менее, положение владыки как первенству- ющего члена Синода становилось все более затруднительным. Он пытался сопротивляться стремлению новой власти ввести новые, революционные порядки в сферу церковных отноше- ний. Вскоре отношения с революционным обер-прокурором настолько обострились, что произошел «разгон Синода», и ми- трополит Владимир вынужден был вернуться в Киев. Здесь он встретил разделение среди духовенства, в которое также нача- ли проникать революционные настроения. В Киеве был создан претендовавший на власть в епархии «Исполнительный комитет духовенства и мирян», который митрополит Владимир назвал самочинным учреждением. С открытием в августе 1917 г. Всероссийского Церковного собора владыка жил большей частью в Москве. Почетный председатель Собора, председатель Отдела о церковной дисциплине, 21 ноября 1917 г. он возглав- лял чин интронизации Святейшего Патриарха Тихона.

    23–25 января 1918 г. большевики захватили Киев и начали открыто чинить насилие в «матери городов русских». 25 января вечером в Киево-Печерскую лавру явилась группа революцион- ной черни во главе с комиссаром. Митрополит Владимир был схвачен в келии настоятеля. После избиения и издевательств убийцы вывели его за ворота Лавры, заявив монахам, что ве- дут его в штаб. Он был в рясе, с панагией на груди и в белом клобуке. «Окруженный вооруженными до зубов злодеями, ми- трополит шел точно на распятие», – писал князь Н. Д. Жевахов. Первомученика среди архиереев убили на пустынном месте между Лаврою и Никольским военным собором. Помимо ог- нестрельных ран на теле покойного было найдено множество колотых. Тело мученически скончавшегося митрополита Вла- димира оставалось на месте убийства до утра следующего дня, когда проходившая мимо женщина увидела страшную картину и принесла печальную весть в Лавру. Лаврский архимандрит от- правился к месту убийства и отслужил там краткую литию. Тело митрополита Владимира было перенесено в Михайловскую церковь. В тот же и последующие дни служились заупокойные литургии и панихиды как в Лавре, так и в других храмах Киева. Митрополит Владимир был погребен в Ближних пещерах Лавры, в Крестовоздвиженской церкви. Чин отпевания возглавлял митрополит Тифлисский Платон (Рождественский). На месте убиения священномученика его почитателями был поставлен крест, у которого сразу же начали собираться богомольцы.

    В апреле 1992 г. митрополит Владимир был прославлен на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в сонме новомучеников и исповедников Российских.

    Что делать?

    Сердце обливается кровью, когда видишь, что творится вокруг нас... Уже не поляки, не внешние враги, а свои же, русские люди, потеряв страх Божий, доверившись крамольникам, держат нашу первопрестольную столицу как бы в осаде. И без того тяжело жилось нам по грехам нашим: то неурожаи, то болезни, то несчастная война, а теперь творится нечто досель неслыханное на Руси: как будто Бог отнял разум у русских людей. По приказу подпольных крамольников начались всюду стачки и забастовки – и на фабриках, и на заводах, и в шко- лах, и на железных дорогах. О, если бы знали наши несчастные рабочие, кто ими руководит, кто подсылает к ним смутьянов- подстрекателей, то с ужасом отвернулись бы от них. Ведь это – так называемые «социал-демократы», это – революцио- неры, давно отрекшиеся от Бога в делах своих; они отреклись, а может быть, и вовсе не знали веры христианской, поносят ее служителей, ее уставы, издеваются над ее святынями.

    С сата- нинскою хитростью они ловят в свои сети людей легкомыслен- ных, обещают им рай земной, но тщательно укрывают от них свои затаенные цели, свои преступные мечты. Они всячески стараются вытравить из души или, по крайней мере, извратить святое учение Христово: так, заповедь Христова говорит: «Не укради, не пожелай себе ничего чужого», а они говорят: «Все – общее, бери у богатого все, что тебе нравится». Заповедь Хри- стова говорит: «Делись с ближним твоим последним куском, последней копейкой», а они учат: «Отнимай у других все, что тебе надобно». Заповедь Христова говорит: «Воздадите кесаре- во – кесареви, Бога бойтеся, Царя чтите», а они говорят: «Ника- кого царя не нужно, царь – тиран»... Заповедь Божия говорит: «В терпении вашем стяжите души ваши», а они говорят: «В борьбе обретешь ты право свое». Заповедь Христова велит по- лагать души свои за други своя, а они учат губить людей, ни в чем не повинных, убивать их только за то, что они не согласны с ними, не идут на разбой, хотят честно трудиться и готовы до смерти стоять за закон, за Царя, за Церковь Божию...

    Вот каковы эти обманщики, изверги рода человеческого... Берегите же себя, возлюбленные братья, берегите себя и детей своих от этих льстецов, ради Бога, ради вашего вечного спа- сения берегитесь их!

    Горе миру от соблазна, – говорит Спаситель, – но еще большее горе тому, чрез кого соблазн приходит. Смотрите, сколько горя – целое море слез разливается по лицу родной земли от этих соблазнителей-крамольников: судите же сами, какое страшное горе, какой строгий суд Божий ждет этих несчастных злодеев и их сообщников. Пора нам одумать- ся, пора перестать быть равнодушными к этому великому бедствию на Руси, пора стряхнуть с себя духовную леность и больше не допускать к себе и к детям нашим этих опасных, зачумленных людей. Прочь лесть их и обман, прочь коварное диавольское наваждение! Оградим себя крестным знамением, взглянем опасности прямо в глаза.

    Но что же делать? – Что делать? – Вот вопрос, неотступно терзающий душу.

    Что делать? – Очнуться, проснуться надо. Сознать всю опасность надо. Оглянуться вокруг надо: не заразила ли эта нравственная чума кого из близких наших? Заглянуть в свое сердце надо: чем оно живет, ради чего и для кого оно бьется? К совести своей прислушаться надо. Она подскажет. Ангел Бо- жий, хранитель наш, чрез совесть нашу заговорит с нами о том, что надо делать. Он скажет нам, что прежде всего – надо при- нести Богу искреннее, слезное, всенародное покаяние. Оно, это покаяние, очистит нас, обновит наше сердце, нашего внутрен- него человека. Оно положит начало благое новой, быть может, еще нам неведомой, или давно нами забытой духовной жизни, жизни по заповедям Божиим. Оно сделает нас мужественными, бодрыми среди великих испытаний, оно сделает нас способны- ми положить с радостью души свои за братий своих, если это будет Богом суждено. Это – святое христианское дело.

    Но вот, смотри: твою дорогую мать, родную твою Русь ее несчастные безумцы-дети терзают, собираются на части разорвать, хотят отнять у нее заветную святыню – веру право- славную, в грязь топчут все, чем она доселе жила, крепла, кра- совалась... Твоего Батюшку-Царя поносят, рвут его изображе- ния, хулят его царские повеления, издеваются над ним: может ли твое сердце быть спокойным при этом, русский человек? Не горько ли тебе, не больно ли все это переносить? Не кипит ли ревностью твое сердце, не потрясается ли от негодования, справедливого негодования, все твое существо?

    Что же тебе делать?..

    Опять спроси у своей совести. Она напомнит тебе вер- ноподданническую твою присягу. Она скажет тебе: будь лю- бящим сыном родной земли, будь беззаветно преданным слу- гою своего Царя. Исполняй то, чего от тебя потребуют слуги царевы, что скажут тебе пастыри Церкви. Будь готов умереть за Царя и за Русь. Вспомни, как предки твои безропотно за него умирали. Вспомни, как простой посадский человек, по- нынешнему мещанин, Козьма Минин Сухорук поднял Ниж- ний, а за ним и всю Русь, на защиту родной земли.

    Посмотри, как он на своем памятнике благородно-энергически показыва- ет на родной, заветный, столь священный для русского сердца Кремль болящему князю Димитрию Михайловичу Пожар- скому. Вспомни, как верноподданный костромич, крестьянин Иван Сусанин, с радостью и мужеством положил душу свою за Царя, в куски изрубленный врагами-поляками. Не всем судил Бог быть такими героями, но всем заповедал: чти отца твоего и матерь твою. Царя чтите, братство-народ возлюбите! Нам ли не любить земли отцов своих? Ведь она вся русскою кровью полита, ею спаяна; ведь и сами мы костьми нашими в ней же ляжем, смешав прах свой с прахом предков наших...

    К русскому народу

    Православные русские люди-братья! Где вы? Откликни- тесь русским сердцем на наше скорбное слово! Живы ли вы? Много ли вас? Велика ли ваша сила? Есть ли еще среди вас Минины, Пожарские, Сусанины, не щадящие ни имущества, ни жен, ни детей, ни собственной жизни для спасения Царя и Отечества от врагов внешних и внутренних? Или оскудела до- блесть русская-христианская! Или перевелись на Святой Руси герои духа, подвигами которых она доселе украшалась, про- цветала, славилась, именами коих справедливо гордилась; на костях которых, как на костях мучеников, она выросла, крепко стояла прежде, стоить теперь и долго еще простоит.

    Нет, жив наш Бог, жива и душа русская, и не один и не два, а много, много еще праведников на Русской земле; много еще людей разума, правды, любви и порядка, много их среди всех сословий, и едва ли не больше их среди нашего простого люда. Они там, в глубине России; разбросаны по разным углам, глухим и шумным, по городам, селам и деревням обширной и великой Русской земли. Они скрыты от глаз мира. Они дума- ют свою русскую думу без шуму. Они скромны и молчаливы... Сердце русское обливается кровью при одной мысли о том, что наша Родина разрывается на части, что в ней идет братоубий- ственная война и потоки крови залили матушку Русь. Стоном стонет земля! Плачет Русь о детях своих...

    Где вы, русские люди, что вы молчите? Много зла и злых людей, но не наше дело – беспомощно опускать руки перед опасностью. Смело будем глядеть ей в глаза, встретим ее мощным отпором. Нас много, мы – сила, нас – десятки миллионов, но мы разрознены, действуем в одиночку, каж- дый сам по себе и сам за себя. Сплотимся крепкою и тесною стеною, друг другу братскую руку подадим и скажем: за дело, смело вперед, дружней. Наше дело правое, святое. Оно усто- ит. Зло ломает, а мы будем строить и защищать нашу кре- пость, веками созданную. У нас есть вождь – Помазанник Божий – Царь-батюшка. Станем вокруг него; пойдем за ним, куда он нас поведет... За ним шли наши предки и мы пойдем без всяких страхов и оглядки по сторонам. В единении Царя с народом – сила. Его воля – наш закон.

    Мы действуем прямо, смело, открыто, во свете, а не во тьме, не подпольно, а въявь, на глазах всех, «а все являемое от света – свет»; а их дела темные, во мраке делаемые – мерзки и богопротивны, и говорить об них нехорошо. Бегите дальше от них, как от заразы. Берегитесь их хитро расставленных сетей... Бойтесь их. У них на устах – мед, а под устами яд... Они дей- ствуют якобы от народа и за народ и в тоже время называют этот народ черною сотнею, хулиганами; на языке у них – свобода, а на деле, в жизни – постоянное насилие... В них нет правды, по делам их узнаете их, а словам не верьте...

    Они против Христа и против Помазанника Его – кто они, как они веруют?.. Спроси- те их и увидите, что это слуги диавола. С такими не сообщай- тесь! Не слушайте их! Боритесь с ними все вместе, всем миром, единодушно, дружно; обличайте их; берегите детей ваших от их льстивых и ложных речей; в дома их к себе не пускайте; из школ изгоняйте...

    Соберитесь по храмам и постановите, как вам поступить с ними в том или ином случае. Бог вас умудрит и наставит на всякое доброе дело...

    Но еще раз напоминаем: под- нимайте ваш голос, да раздается он громко, громко, ищите за- конной защиты у власти, просите, требуйте и боритесь словом и делом, без насилия, как подобает христианам. За дело, с Богом!

    Речь при вступлении Их Императорских Величеств в Большой Московский Успенский собор

    Благочестивейший Государь!

    Первопрестольная и вернопреданная Москва, а с нею и вся Россия, сердцем которой она справедливо называется, всегда связана с Царем своим, как со своею жизненною серд- цевиною, узами самой искренней любви и непоколебимой пре- данности. Где бы ни находился Царь ее, она хотя незримо, но всегда и неизменно там, где он, она всегда и всюду с ним и вокруг него со своею искреннею приверженностью, своим со- чувствием и благожеланиями, своими неусыпными и никогда не умолкающими молитвами. Но эти никогда не разрываемые живые струны ее любви и привязанности к Царю своему звучат особенно высоко настроенною гармониею тогда, когда Царь входит в непосредственное соприкосновение с нею, принимает участие в ее церковных торжествах и становится лицом к лицу с народом. Таков настоящий момент, когда вот ты, Государь, как утреннее весеннее солнце, выходишь с нашею Государы- нею так близко пред нашими взорами, когда идешь, чтобы в этой заветной святыне пережить с нами те священные минуты, выше которых ничего не может быть для христианского сердца, разделить скорбные молитвы Страстной седмицы и радость Светлого праздника, когда своим продолжительным посещением приносишь нам такую радость, какой уже полвека не видала царелюбивая Москва наша; крепко бьются сердца наши и производят неудержимый порыв народного чувства.

    Я не знаю, как назвать это чувство: назвать его чувством бла- годарности – мало, назвать чувством утешения – тоже мало. Это – переполнение нашего сердца тем чувством счастья, ка- кое испытывает оно, когда чует вокруг себя свое жизненное начало, когда ощущает близ себя свое неоценимое сокровище. От всей души благодарим Бога за то, что Он так утешает нас тобою, и горячо молим Его, да утешит Он и тебя нами.

    О причинах бесцерковья (Слово при освящении придела св. Иоанна Воина в церкви Живоначальной Троицы, на Капельках, 28 декабря 1908 года)

    Как страшно место сие! Здесь не что иное, как дом Божий и врата небесная (Быт. 28, 17)

    Это – слова патриарха Иакова, коему Бог во время его бегства в чужую землю в сонном видении показал свое по-
    _____________________________
    1 В брошюре, выпущенной издательством «Русская печатня» (М., 1909), при- водится следующее примечание к настоящему тексту: «Воспроизводимое из “Московских церковных ведомостей” слово владыки-митрополита было произ- несено Его Высокопреосвященством 28 декабря 1908 года, пред литургиею, по окончании освящения придела св. Иоанна Воина в храме Пресвятой Троицы на Капельках, коим завершилось празднование в этом приходе двухвекового юбилея этой церкви, каменному строению коей положено было основание в 1708 году Императором Петром Великим и супругою его Екатериною Алексе- евною. Празднование этого двухсотлетия начато было освящением 30-го ноя- бря придела во имя Святителя Митрофана, епископа Воронежского, которое совершил преосвященный Василий, епископ Можайский».

    кровительство и попечение. Пробудившись от сна и объятый чувством благоговения и страха, он тотчас же освятил на этом месте камень, служивший ему возглавием, как памятник, в ознаменование того, что на этом месте Бог оказал ему свою милость. «Здесь дом Божий, – сказал он, – и врата небесная».

    Этими словами патриарха уместно и мне, братие, огла- сить слух ваш в настоящее время и в настоящем месте. Ибо и для нас этот только что освященный нами храм есть дом Бо- жий и врата небесная. – Хорошо знаем мы, что Бог, как вез- десущий Дух, не может быть заключен в стенах и ограничен каким-нибудь местом и что Он всюду может слышать вздохи и молитвы благочестивых душ, так что мы вправе сказать то же, что сказал некогда Соломон: небо и небо небес не вмещает Тебя, Господи, тем менее сей храм, который мы построили име- ни Твоему (3 Цар. 8, 2). Но если не нужны храмы Богу, то очень нужны они нам. Для достойного совершения Таинств, уста- новленных Христом, для проповедания к общему назиданию Слова Божия, для совершения общественного богослужения мы нуждаемся в постоянных местах общественных собраний и во внешних спасительных средствах, чтобы чрез чувствен- ные образы возносить душу свою к сверхчувственному и веч- ному. Вот почему эти храмы в старое доброе время у наших благочестивых предков были предметом особенной любви и почитания. Здесь находили они утешение в своих бедствиях и скорбях, воспевая священные песни и смиренно выслушивая учение Господа; здесь получали они благословение и освяще- ние при всех особенно важных событиях своей жизни. Здесь находили они успокоение мятущейся совести, отпущение гре- хов и мир с Богом. Сюда во все праздничные дни собирались они без различия пола, возраста и состояния для молитвы и по- клонения Богу, и не было между ними никого, кто своевольно уклонялся бы от этих богослужебных собраний. Все представ- ляли из себя здесь одну великую семью, семью Божию, где не было различия ни между богатыми и бедными, ни между знат- ными и простолюдинами, ни между учеными и простецами.

    У нас же теперь стало не так. До нас сохранилось от предков много древних и славных храмов, но не сохранилось их благо- честия. Для многих из наших современников известного сорта и направления храмы являются уже излишними; одни из них появляются здесь очень редко, а другие и никогда.

    Вот поче- му не будет неуместным делом сейчас, в день освящения этого храма, остановиться нам своим вниманием на этом печальном явлении и дать ответ на вопрос: где причины этого печального недуга охлаждения к храмам (храмобоязни)? Не заходя далеко, мы можем указать следующие четыре причины: а) незнание предметов веры, б) недостаток религиозного чувства, в) господствующий дух неверия и г) господствующая страсть к чувственным наслаждениям.

    а) Простой человек, когда видит, как редко посещают цер- ковь люди, стоящие выше его и по образованию, и по обще- ственному положению, легко может прийти к заключению, что посещение или непосещение церкви – дело неважное, что если передовые и ученые люди не ходят к общественному бо- гослужению, то, стало быть, это и не нужно, стало быть, они имеют на это разумные основания. Но мы с решительностию утверждаем, что большинство таких людей страдает бесцерко- вьем и нелюбовью к храму не потому, что очень много знают в области веры, а скорее потому, что очень мало знают в этом деле. Как бы ни было широко их образование светское, как бы ни были велики их познания в предметах мира, в отношении религии они обнаруживают самые скудные познания.

    Выходя из учебного заведения нередко со знанием одного катехизиса, они часто забывают и последний, так как совсем не интересу- ются религиозными предметами.

    Они не знают великого значения той искупительной жертвы, которую принес Спаситель, не знают того источника блаженства, той пищи духовной, которую Он предлагает нам в своих Таинствах. О, как хотелось бы сказать им то же, что сказал Христос самарянке: Если бы ты знала, кто – Тот, Который говорит с тобою, то ты сама попросила бы у Него пить, и Он дал бы тебе воду живую (Ин. 4, 10). О, если бы и вы, г.г. не- веры и люди бесцерковья, знали, какое чудо любви открывает Спаситель в церковных Таинствах, знали, каких величайших благ лишаете вы себя, отвергая их, если бы знали, как слабы и бессильны вы без Него, то поистине вы с неудержимым жела- нием поспешили бы к Нему, к этому источнику, освежить себя водою жизни; вы не стали бы презирать голоса Церкви – вашей учительницы, – если она предъявляет вам свои требования, призывая вас к вечному спасению!

    Они не знают, что делают, когда в порывах самолюбия и самомнительности говорят: на что нам Церковь, на что бо- гослужение с его проповедью? Мы сами можем проповедовать, сами можем читать нечто более содержательное и полезное, чем ваша церковная проповедь. Но можно ли согласиться, что- бы кто-либо мог совсем не иметь нужды в религиозном настав- лении, в напоминании о великих истинах, в предостережении, увещании, в пробуждении усыпленной совести?

    Они не знают заповеди Апостола, который требует, что- бы мы служили для своих собратий примером благочестия и набожности и назидали их нашим участием в общественном богослужении. Слово Христово да вселяется в вас, говорит он, обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляй- те друг друга псалмами, славословием и духовными песнями (Гал. 3, 16). Он строго порицает тех, которые не ходят на ре- лигиозные собрания, заключая речь свою словами: «Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай, но будем увещевать друг друга» (Евр. 10, 24–25). Что сказал бы этот Апостол, если бы он явился сейчас между нами и посмо- трел, какой великий соблазн производят те из передовых на- ших сословий, которые совсем забывают Церковь, и редко, а то и совсем не ходят к общественному богослужению?

    б) Не у всех, впрочем, холодность к Церкви происходит от недостатка познаний в области религии. У многих доволь- но таких знаний, и, пожалуй, основательных, но недостаточ- но религиозного чувства. Религия есть дело не одного только разума, но и сердца: недостаточно знать только веру, но нужно упражняться в ней, прилагать ее к делу. Если одна только го- лова набита холодными знаниями, но не воспитано сердце, не развито религиозное чувство, то это одностороннее образова- ние ума легко переступает меру, впадает в гордость и самоо- больщение и хочет все постигнуть при помощи только разума и внешних чувств, постигнуть даже и все тайны веры. А так как последние превышают этот разум, то он отвергает их, как глупость и безумие, и дерзко отрицает веру и учение Церкви.

    Было время, когда менее резонировали о вере, но более умели веровать, чем теперь. Было время, когда каждая мать, хотя бы и высоко образованная, не находила для себя большего счастья, как научить своего ребенка произносить сладчайшее имя Иисуса в то время, когда и голос его был еще слаб, и язык его нем, когда родители и сами охотно ходили в церковь, и де- тей своих водили туда, когда каждый праздник в доме был днем особенной радости, и все было рассчитано на то, чтобы юному христианину сделать особенно любезною и дорогою его веру и внушить ему уважение ко всему, что относится ко Христу и Его Церкви. Если же теперь этого уже нет, если при воспита- нии детей Закон Божий понимается только как предмет разума и уроки его назначаются рядом с уроками рисования и музыки, если дети никогда не видят своих родителей молящимися и не слышат от них ни одного слова о Боге, о вере, о Церкви и ее спасительных средствах, словом, если дух религии не господ- ствует в семействах, то может ли быть речь о набожности и религиозности их и в будущем? Кто в ранние годы не испыты- вал на себе силу веры, кто не был приучен все нечистое и гре- ховное побеждать благочестивыми упражнениями, для того впоследствии, когда начнут пробуждаться дикие, низменные инстинкты, все средства Церкви теряют свое значение.

    в) Третью и главную причину бесцерковья мы долж- ны искать в той страшной буре, которая поднялась в конце XVIII века против Христа и Его Церкви и пронеслась, как опустошительный ураган, по всем странам Западной Европы. Безбожные, материалистически настроенные люди заключили нечестивый союз и задались безумною целью стереть с лица земли веру в Сына Божия. А так как они не в состоянии были с достаточною основательностью противостоять вечной истине, то пустили в ход все: и хитрость, и лукавство, и ложь, и обман. Христианскую веру они стали выдавать за глупость, чудеса Св. Писания – за сказки и легенды, учение Церкви за обман, причем страшным насмешкам подвергаемы были все церков- ные обряды и обычаи. Вся Европа наводнена была книгами, в коих простому народу давалось понять, что религия есть суе- верие, священники – льстецы и обманщики, поддерживающие это суеверие из своих корыстных целей, и что человечество теперь настолько развилось, выросло и окрепло, что может стоять на своих собственных ногах, не нуждаясь ни в чьих помочах. Губительны были последствия этой новой пропове- ди для легковерных и легкомысленных людей. Произведения этих учителей, обнаруживавших иногда выдающиеся таланты, были приняты за последнее слово науки, и под ослепительным блеском и язвительными насмешками их речей забыто было об исследовании и проверке их истинности и основательности.

    Тогда многие и очень многие несчастные юноши и стар- цы, богатые и бедные бросались в объятья неверия. Послед- нее было увлекательно для них потому, что снимало с них бремя церковной дисциплины и пролагало широкую дорогу к удовлетворению животных страстей, где можно было не бояться уже Бога, где чувственные наслаждения рисовались, как высшее благо человека, который, отрешившись от мыс- ли о бессмертии, ожидал одинаковой участи со своими жи- вотными. С того времени дух неверия постоянно возрастал и усиливался, и в отдельных людях, и в семействах и обществе, пока, наконец, не изгнал из кабинетов Библию и все лучшие религиозно-нравственные произведения, заменив их песня- ми, сказками и такими книгами и брошюрами, которые по- ставили своею задачею смеяться и оскорблять все, что есть у благочестивых людей святого и священного. Всякий, кто обнаруживает усердие к Церкви, провозглашается здесь глу- пым, отсталым человеком, которого еще не коснулся свет на- учного просвещения. Мало-помалу господствующим тоном нашего интеллигентного общества сделалось: как можно реже ходить в церковь, – и глупая гордость – не уронить себя во мнении такого общества, не прослыть темным, непросвещен- ным человеком, действовала на одних, а страх подвергнуться насмешкам и издевательству – на других. Таковы пути, по которым многие из христиан удалились от церкви.

    г) К этому у многих присоединяется еще страшная сила господствующего порока, которая притупляет всякое рели- гиозное чувство, застилает густым туманом духовные очи и низводит человека с высоты небесной в облак чувственных на- слаждений, овладевающих всем существом его. В таком состо- янии он не чувствует уже никакой потребности в приближении к Богу; он не может и не хочет уже и молиться. Какое удоволь- ствие он может получить от общественной молитвы в церкви, когда ему все напоминает здесь о глубоком падении его души, когда близость Бога приводит его в смущение и страх. Все, что говорится здесь о смерти, о суде и вечном воздаянии, все это нарушает его внутренний покой, пробуждает угрызение сове- сти и не дает ему спокойно спать. Что может быть в этом случае всего естественнее, как не избегать намеренно всего, что может напоминать ему о его духовном бедствии, о его нравственной бедности и наготе.

    Вот причина, почему многие из христиан не ходят в храм Божий и не хотят слушать здесь Слово Божие. Это Слово, как меч, как острое копье, вонзается в сердце, доходя до «разделения души и духа». Если бы пред такими слушателя- ми выступил сейчас со своею евангельскою проповедью и сам Апостол Христов, то они и его едва ли стали бы слушать. Так стоял некогда бедный, заключенный в узы ап. Павел пред пра- вителем области Феликсом и говорил о вере во Иисуса Христа. Пока Павел говорил об общих истинах веры, Феликс слушал; но как только начал он говорить о целомудрии, о будущей жиз- ни, о суде и аде, Феликс, уязвленный в своей совести, смутился и сказал: «Довольно, уходи, теперь мне некогда, я позову тебя, когда будет удобное время». С этим Феликсом можно сравнить тех из христиан, которые избегают общественного богослуже- ния в храме потому, чтобы не оказаться в таком же положении, в каком находился Феликс.

    Возлюбленные о Господе братие и сестры! Я указал вам на причины непосещения храмов известных слоев нашего об- щества – на тот конец, чтобы вы не увлекались такими соблаз- нительными примерами и не думали, что поступающие таким образом имеют основание. О, не следуйте их примеру, бере- гитесь соблазна! Не берите примера и с тех так называемых христиан, которые хотя и ходят в храм Божий, но ходят не для поклонения Творцу, не для раскаяния во грехах своих, не для освящения своей души и тела молитвою, а для развлечения, как на зрелище, для свидания с знакомыми, что можно бывает видеть из их легкомысленного настроения, из их позы, их улы- бок и смеха и из шутливых разговоров между собою. Поисти- не, если Церковь сетует о тех из чад своих, которые совсем не ходят в храм Божий, то она мало имеет основания радоваться и за тех, которые, хотя и ходят, но не делают различия между церковью и танцевальным залом.

    Ходите же, возлюбленные, в храм сей как можно чаще, ходите с благоговением и страхом Божиим, не смотрите на него, как на простое здание, как на дело рук человеческих. Нет, это не простое здание, не обыкновенное место собраний, а дом Божий и врата небесная, это – селение Вышнего, чертог Царя Славы, страшный и досточтимый для самих Херувимов и Серафимов.

    Здесь отселе будет совершаться и тайнодейство- ваться то, чего нет на самом небе, несмотря на все его величие; ибо здесь будет совершаться Таинство Пречистого Тела и Кро- ви Сына Божия. О, Всемогущий, Вечный и Всеведущий Боже, даровавый нам великую радость обновления и освящения сего храма!

    Не отврати лица Твоего от нас и услыши нас в онь же аще день призовем Тя на месте сем! Аминь.

    Работа в свете материализма и христианства

    Наш век, гордый своим образованием, страдает многи- ми увлечениями и чрезвычайною спутанностию понятий в основных предметах частной и общественной жизни. Но ни в одной области эта путаница не приводит к таким тяжким по- следствиям, как в области труда и работы, которая в настоящее время стала предметом всеобщего интереса. Вот почему не не- благовременно рассмотреть этот вопрос при свете Евангелия, составить наиболее правильный взгляд на работу, чтобы та- ким образом поддержать любовь и охоту к труду, ослабляемые мнимыми друзьями нашего народа. Но чтобы составить наи- более основательное понятие о труде и работе, для этого не- обходимо сначала бросить взгляд на то, как смотрел на работу материализм древний, в древнем язычестве существовавший, и как относится к ней материализм новый, в современном со- циализме воплотившийся.

    Древний мир не знал нравственной цены и достоинства труда. Что труд есть обязанность всех и каждого, что он со- ставляет честь для каждого и высоко и низко поставленного че- ловека, что он есть главный фактор жизни народа и основание его благосостояния, – такие мысли были совершенно чужды древнему язычеству. Работа для него была – неизбежное зло. Для свободного человека, не принадлежавшего к числу рабов, работа почиталась стыдом. Каждая работа, требующая теле- сных сил, по мнению Аристотеля1 – древнего философа, – уни- жает свободного человека. Для таких работ, думает он, приро- дою создан особый класс людей – рабов, которые собственно не суть люди. По мнению Платона, люди, коим их занятия не дозволяли посвятить себя своим друзьям и государству, до- стойны презрения. А Цицерон2 всякий труд или работу, совер- шаемую за плату, называет жалким, унизительным рабством.

    Главною причиною такого презрительного взгляда на ра- боту служило, без сомнения, то, что древний человек жил толь- ко для земли. Не имея понятий о цели человеческого бытия в загробной жизни, он не имел правильного понятия о задаче и здешней жизни. Быть счастливым здесь на земле, приобретать
    _____________________________
    1 Аристотель (384–322 до Р. Х.), великий древнегреческий философ и ученый, ученик Платона, воспитатель Александра Македонского.
    2 Цицерон, Марк Туллий (106–43 до Р.Х.), римский государственный деятель, выдающийся оратор и литератор.

    блага земные и богатство только для удовольствия и наслаж- дения – вот что было единственною целью его существования. И хотя в других отношениях в жизни древнего язычества вы- ступает пред нами немало и высоких, идеальных черт, но все это находило конец для себя в самом грубом материализме. Взгляните на хозяйственное и имущественное состояние Римского государства ко времени появления в истории мира христианства, и вы увидите, что значит пренебрегать трудом, не знать истинного значения работы. Если ранее в Италии было сословие свободных крестьян, то теперь все было купле- но римскими богачами, имения которых были настолько вели- ки, что простирались на десятки миль. Здесь на месте прежних цветущих деревень, рядом с роскошными виллами владельцев, стояли теперь жалкие, похожие на тюрьмы здания, в которых жили рабы, на коих лежала обязанность обрабатывать землю и пасти скот. В самом городе Риме также очень мало было рабо- тающих людей. Там проживали десятки тысяч собиравшихся сюда со всего света богачей, которые тратили здесь баснослов- ные суммы на пиры и увеселения. Собственной индустрии не было никакой. Необходимые работы исполнялись тысячами рабов.

    Словом, древний мир не работал. Не зная обязанности работать, он не питал и никакого уважения к работе. Равным образом не знает ни достоинства, ни цели рабо- ты и новейший, в социал-демократии воплотившийся мате- риализм. Правда, если послушать проповедь вожаков социал- демократии, то можно подумать, что они первые в мире любители и друзья работы, что благодаря только им работа приобрела в глазах людей надлежащую ценность и что прежде никто не ценил ее по достоинству. Но это только по-видимому, в действительности же это не так. Если бы социал-демократы на самом деле любили более других работу, то они не настаи- вали бы так крепко на сокращении рабочего времени, не вели бы из-за этого постоянной борьбы, усиливаясь доказать, что продолжительная работа вредна для здоровья, так как она-де требует чрезмерного расходования сил. Но не в этом главная и существенная цель социал-демократии. Защита рабочих у нее есть только средство для достижения цели. Действитель- ный лозунг социал-демократии таков: как можно меньше тру- да и как можно больше удовольствий.

    Самая работа для нее, очевидно, не удовольствие, но тяжелое бремя и неизбежное, как она понималась и в древнем язычестве, зло. Для социал- демократии – да и может ли быть при ее безбожии и отрицании вечности иначе – цель жизни есть удовольствие, чувственные наслаждения земными благами. Их стремления и домогатель- ства преследуют ту только цель, чтобы как можно поскорее и побольше достать этих наслаждений. У Бебеля1 (один из во- жаков социал-демократической партии) в его книге «Женщина и социализм» мы находим такую статистику, по которой все способное к работе население в будущем демократическом го- сударстве будет иметь рабочего времени не более 2 с 1/ часов в сутки. Причем он выражает надежду, что с течением времени этот срок может быть и еще укорочен. Не ясно ли сказывается здесь то воззрение, что работа есть бремя, несчастье?

    В этом воззрении своем на работу социал-демократия тем только отличается от древнего язычества, что она с кажущим- ся притворным уважением к физическому труду соединяет крайнее неуважение к труду умственному, тогда как древний мир отдавал справедливость, по крайней мере, последнему и считал, например, работу государственного мужа, художни- ка, философа заслуживающею полного уважения. Чтобы убе- диться в этом, стоит только сколько-нибудь познакомиться с произведениями вожаков социал-демократии. Едва ли можно говорить с большим пренебрежением и с более язвительны- ми насмешками о богачах-фабрикантах, о высших государ- ственных чиновниках и церковных служителях, как говорил Маркс2 – догматик социал-демократии.

    А по мнению Бебеля, в будущем (демократическом) государстве умственною рабо- тою, поэзиею, наукою, литературою будут заниматься только самые ничтожные мужиченки и бабенки, т.е. те из мужчин и женщин, которые не способны к телесному труду. Отсюда ясно, какую таксу устанавливает социал-демократ умственно- му труду и почему в настоящее время у многих из рабочих так мало уважения и расположения к интеллигентным людям, по- чему они на тех, кто работает не руками, а головою, смотрят как на праздношатающихся, как на бездельников и дармоедов.
    _____________________________
    1 Бебель Август (1840–1913), один из основателей и руководитель германской социал-демократической партии и Второго Интернационала.
    2 Маркс Карл (1818–1883), немецкий философ, социолог, экономист и об-

    А между тем кому не известно, что умственная деятельность есть самый тяжелый и самый изнурительный труд. Тогда как работающий физически давно уже достиг своего вечернего покоя, работающий умственно все еще продолжает занимать- ся, сидит до самой полночи, а иногда далеко и за полночь, да и в постели-то долго еще остается без сна, пока не успоко- ятся его нервы. Если поэтому социал-демократ на работу во- обще смотрит как на неизбежное зло, то не должен ли он пи- тать истинное уважение, по крайней мере, к головной работе, потому что она самая важная и самая необходимая работа? Кого мы должны благодарить за успехи культуры и великие изобретения (например, паровые машины, ткацкие челноки, железные дороги, телеграфы и прочее), которые так много об- легчили и усовершенствовали человеческую работу и услу- гами которых в немалой мере пользуются, конечно, и сами социал-демократы? Кто открыл применение силы пара, элек- тричества, магнита, как не те, чьи силы и время не уходили на ежедневный физический труд и которые поэтому могли со- средоточивать свои умственные способности на исследовании сил и законов природы? Разве это не те кабинетные ученые при университетах и других высших учебных заведениях, которых социалистические агитаторы упрекают в тунеядстве и в том, что они только проедают свои высокие оклады, на- житые потом рабочего? Разве и они не рабочие? Сколько на- пряжения, сколько лишений, сколько бессонных ночей стоила этим благотворителям рода человеческого их работа! Стоит лишь прочесть историю их жизни.

    Правда, некоторые из социалистических писателей уже и сами сознают это. Но они говорят: «Ожиревшего фабриканта-купца, судовладельца или землевладельца нельзя же все-таки назвать рабочим. Он лишь спокойно сидит в своей роскошной квартире или в своей конторе и забирает деньги и широко жи- вет на богатства, добытые ему тяжелым трудом рабочего».

    Но кто не согласится, что только по недомыслию можно не сознавать, сколько требуется практического ума и делови- тости, чтобы стоять во главе большого предприятия? Здесь требуется глубокое знание разнообразных политических и коммерческих условий не только в своей стране, но и всюду, так как весь мир составляет один большой рынок. Фабрикант должен знать, где и когда выгоднее покупать сырой материал и где выгоднее сбывать товар. Судохозяева и купцы, которые суть посредники мировой торговли, должны не только хорошо знать толк в товарах, но и знать потребности, привычки и вку- сы различных потребителей. А ведь все эти познания и весь этот опыт добывается не без труда, не без упорного, напряжен- ного и многолетнего труда. При этом не следует забывать еще и о той ответственности и беспокойствах, какие переживает фабрикант во время экономических кризисов, когда ставится на карту благополучие не только самого дельца, но и сотен лю- дей, зависящих от него. Если взвесить одно с другим, то ока- жется, что условия жизни людей не так различны, как многие предполагают. И можно с уверенностью сказать, что работник, который под влиянием агитации против богатого хозяина ви- дит одни только завидные стороны его богатства, не захотел бы быть на его месте, если бы он знал, какая тяжесть лежит на плечах хозяина, и видел тот меч, который часто на волоске висит над его головой.

    Итак, ни препрославленная древность, ни еще более вос- певаемая социал-демократия не знают истинного значения и богоустановленной цели труда.

    Истинное познание об этом дает только христианство. Как христиане, мы должны вместе с экономистами сказать: труд есть главный фактор земных благ и источник внешнего благосостояния человека и человеческого общества. В Библии говорится: хорошая работа должна хорошо и оплачиваться.

    Делатель достоит мзды своей. Трудивыйся да яст, а не тру- дивыйся, стало быть, не должен и есть. И что Христос и все великие учители христианства проповедуют словами, это под- тверждают они и самым делом. Святый апостол Павел, ходив- ший по миру с проповедью, находил честь и славу свою в том, что своими собственными руками зарабатывал ежедневное пропитание. Точно так же работал и Сам Христос, разделяя с отцом Своим Иосифом в Назарете плотничные работы и в под- вигах труда совершая жизненный путь Свой, как Сам Он за- свидетельствовал, сказав: Я должен делать, пока день (идет), но наступит ночь, когда никто уже не будет делать.

    Впрочем, по учению Библии, работа и труд не есть толь- ко средство для приобретения всего, что необходимо для под- держания жизни. По учению ее, работа заключает в себе не- что большее. Именно, она есть лучшее, Богом установленное средство к возвышению и усовершенствованию человечества.

    «Господь Бог, – так говорится в первой книге Моисея (2, 15), –взял человека (которого создал) и поселил его в саду Эдемском, чтобы он возделывал и хранил его». Эти слова Библии имеют самое важное и основное значение в настоящем случае. Ибо они ясно выражают, что человек создан для работы. Работа не со времени грехопадения только сделалась уделом челове- ка. Нет, человек, как только вышел из рук Творца, еще в раю, назначен был не для пользования только этим раем, но и для возделывания его. Грех только труд прибавил к работе, как и сказано в Библии: «в поте лица твоего ты будешь теперь есть хлеб твой». Но и то, что человек при своей работе должен бывает напрягать свои силы до выступления пота на лице, не есть только наказание, а скорее воспитание, проклятие Божие превращается здесь в благословение, наказание – в милость и благодать. Вот почему работа и в настоящее время есть еще часть рая, часть блаженства, средство к усовершенствованию.

    И если в той же первой книге Моисея говорится: и наполняй- те землю и обладайте ею (1 гл., 28 ст.), т.е. господствуйте над нею, то отсюда вытекает двоякое следствие: а) что чело- век назначен господствовать над природою и б) что он может исполнить это назначение только посредством труда и рабо- ты. – Благочестивый Сирах говорит: «Избери для себя какую- нибудь работу, и тебя не постигнет никакая болезнь»1. Здесь работе приписывается свойство не ослаблять здоровье, как думают социал-демократы, а укреплять его, служить сред- ством к развитию как телесных, так и духовных сил. В притче о талантах2 Господь хвалит раба, который трудом увеличил свое имущество, умножил вверенный ему талант и чрез до- бросовестную работу в малом сделался достойным многого. Павел апостол желает видеть фессалоникийских христиан свободными и самостоятельными путем труда, подобно тому, как и сам он, благодаря своему труду, не был в зависимости от общества3.

    В конце концов, взгляд Библии на цель работы сво- дится к тому: она доставляет средства к жизни, она укрепляет телесные и душевные силы человека, она делает его свобод- ным и независимым в своем существовании, она содействует его усовершенствованию; она возвышает его до такой степе- ни, что делает его господином над природою, который поль- зуется ее силами для разного рода открытий и изобретений, для распространения культуры и цивилизации; она, наконец, приводит его к источнику всякого и внешнего и внутреннего счастья и благополучия, приводит к живому Богу.

    Какое высокое воззрение! Какого глубокого все это ис- полнено смысла и значения! Сколько высокого, нравственно- облагораживающего и ободряющего вносит Библия в рабочую среду! Люди, находящиеся под влиянием материалистическо- го взгляда на работу, делают свое дело с недовольством, с воз- дыханиями, с озлоблением – они очень несчастны в глубине
    _____________________________
    1 Хотя «Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова» и относится к чис- лу так называемых «второканонических книг Ветхого Завета», многие Св. Отцы рекомендовали ее для чтения.
    2 Мф. 25, 14–30.
    3 «Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчин- ствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и ра- ботою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас, – не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам» (2 Сол. 3, 7–9).

    души своей. Люди же, трудящиеся под христианским воззре- нием на работу, делают свое дело с радостью, с удовольствием: они в глубине души своей – счастливые люди. А потому на- печатлеем, други, поглубже в своем сердце (все трудящиеся и физически, и умственно) это христианское понятие о работе, чтобы затем прилагать его к делу, осуществлять в жизни. Упо- требим все усилия к тому, чтобы внедрить это понятие в душу и совесть нашего народа, сбиваемого с толку последователями ложного учения социал-демократии. И благо тогда будет нам, тогда мы несомненно станем на истинный путь к оздоровле- нию нашей личной и общественной жизни.

    О труде и собственности (Речь, произнесенная в аудитории Исторического музея для фабрично-заводских рабочих г. Москвы)

    В поте лица твоего снеси хлеб твой, дондеже возвратишися в зем- лю, от нея же взят еси (1 Моис. 3, 19)

    Таков Божественный приговор над грешным человече- ским родом. Все люди без исключения, как верующие, так и не верующие в истинность Священного Писания, которое го- ворит нам об этом приговоре, должны безусловно признать, что это действительно всеобщий закон, из которого никто не может составлять исключения. Каждый человек необходимо должен трудиться и работать или силою своего ума, или си- лою своего тела, и только трудом он может приобретать себе собственность и насущный хлеб. Нечего поэтому удивляться, если во все времена все вопросы, которые касаются труда и собственности, считались самыми важными и обращали на себя самое серьезное внимание. Но никогда эти вопросы не возбуждали такого живого интереса и таких жарких споров, как в настоящее время. Христианством они были приведены в строгий порядок, и в продолжение многих веков люди вери- ли в учение его относительно этого предмета и были покойны. С распространением же неверия в наше время взгляды на эти вопросы сильно изменились, и все, что относится к труду и соб- ственности, сейчас составляет спорный вопрос между верою и неверием.

    Я говорю «вопрос», потому что неверие все делает вопросом; оно делает вопросом и то, в чем прежде ни один че- ловек не имел ни малейшего сомнения. Превратное решение этого вопроса о труде и собственности способно поколебать весь мир в его основаниях, тогда как на христианском учении все человеческое общество, как это видим мы из истории, сто- ит твердо и непоколебимо. Думается, что Господь путем этих превратных учений о столь жизненных вещах и происходящих отсюда вредных последствий хочет дать понять людям, куда ведет их отпадение от Него, дабы они опытно научились ис- кать спасение и счастие там, где оно есть на самом деле, т.е. в Его учении и в Его Церкви. И если мы вознамерились оживить в себе убеждение, что спасение наше единственно в вере, а не в неверии, то мы не должны обходить своим вниманием и этих вопросов о труде и собственности. Поэтому сопоставим между собою учение веры и учение неверия:
    1) относительно труда и 2) относительно собственности.

    В поте лица твоего снеси хлеб твой, – так гласит при- говор Божий над согрешившим человеком, приговор, который простирается на всех людей без изъятия. Для каждого чело- века труд составляет необходимость, и так как мы это делать обязаны, то труд вместе с тем есть и наш долг, наша обязан- ность. Но как смотрит на этот долг наше неверие?

    Оно, конечно, не может не признать необходимости тру- да и работы, но на долг этот оно смотрит не как на высший нравственный долг, в исполнении которого каждый обязан давать отчет, но как на долг необходимости, которого нельзя избежать. Вот почему для человека неверующего труд состав- ляет бремя, которое он тотчас же сбрасывает с себя, как только открывается к тому возможность. Он работает потому, что он необходимо должен работать, потому, что к этому побуждают его нужды жизни; но он тотчас же оставляет труд, как только убеждается, что ему можно жить без труда и работы.

    Всякому понятно, что, при таком взгляде на труд, по- следний никогда не будет служить для человека удовольстви- ем. Напротив, он всегда будет для него бременем, всегда бу- дет наполнять сердце его чувством недовольства и ропота на свой жребий, как горький и несчастный. Неверие не признает и отвергает всякое высшее назначение человека; оно ничего не ставит для него выше земного и чувственного счастья и на землю указывает ему, как на единственное место, где только и может он рассчитывать на достижение счастья, именно когда будут удовлетворены его честолюбие, корыстолюбие и страсть к удовольствиям. Но между людьми, как показывает опыт, большинство таких бедняков, которым с большим трудом и за- ботами приходится доставать себе необходимое для жизни, в полном смысле «насущный хлеб». И вот, если в сердцах таких людей перестает жить всякая высшая надежда и упование, если все мысли, чувствования и желания их направлены только на землю с ее радостями и благами, то какое недовольство своею участью должно тогда наполнять их сердца! Не должен ли тог- да труд их всякую минуту казаться для них тяжелым бременем и мукою? И могут ли тогда они смотреть на труд свой, как на серьезную, священную свою обязанность? В этом случае че- ловек, хотя и трудится, но трудится потому только, чтобы не умереть с голоду. Цель его труда в самом лучшем исходе та, чтобы не быть никому в тягость, чтобы не дойти до нищеты и воровства, столь противных его честолюбию, или, если он имеет семью, чтобы прокормить только своих семейных. Но всего чаще случается, что человек трудится с тою единствен- ною целью, чтобы достать средства к удовлетворению своего корыстолюбия и страсти к удовольствиям. Если же такому человеку какой-нибудь неблагонамеренный советник подаст надежду находить для себя пропитание другими способами и средствами, то он готов оставить честный труд и приняться за самые пошлые и гнусные занятия, прибегнуть к самым без- нравственным средствам.

    Всмотримся, братие, в жизнь, и мы увидим, что все это ежедневно совершается пред нашими глазами. Где в массе простого рабочего люда исчезает христианская вера, там всег- да обнаруживается страшное недовольство своею судьбою, и тот труд, к которому обязывают его звание и положение, явля- ется уже бременем, которое он готов сбросить с себя во всякое время. Ненависть и зависть к богатым и к состоятельному во- обще классу наполняет их сердце, и в этом случае стоит толь- ко какому-нибудь недобросовестному лжеучителю подсказать им, что, при изменении существующего порядка, и их участь могла бы измениться к лучшему, и они готовы бывают на все, на всякие, хотя бы самые гнусные, вредоносные и губитель- ные средства. Вот почему так часто повторяются у нас заба- стовки между рабочими; вот почему так быстро умножаются там, на западе Европы, последователи рабочей партии, или так называемых социал-демократов, которых считают сейчас не тысячами, а миллионами. Было бы, конечно, несправедливо считать всех их за мятежников и разбойников; но печальные последствия от таких учений ясно показали себя пред лицом всего мира в 1870 и 1871 годах в Париже, в тогдашней рево- люции рабочих, сопровождавшейся страшными пожарами, грабежами и убийствами. И все такие люди то имеют общего, что все они враги христианства, воспрещающего такой образ мыслей и действий. Итак, в этом ли учении счастье человека? И тот, кто следует этому учению, будет ли внутренне счастлив, найдет ли он и внешнее счастье?

    Но мы не должны думать, что только в больших городах с многочисленным населением бывают люди таких взглядов, правил и намерений. Нет. Всюду, где человек заражен неве- рием, как одно из первых последствий его является недоста- ток верности своему долгу и призванию. Честное выполнение своих обязанностей становится для него бременем; добытые заработки приносятся им в жертву плотским удовольствиям; в душе его царят зависть и ненависть к тем, которые нахо- дятся в лучшем, чем он, положении, и он готов бывает на все средства, как бы они ни были несправедливы и гнусны, что- бы только улучшить свой печальный, как он думает, жребий. Таких людей не трудно сейчас встретить и в наших дерев- нях как в среде ремесленного, мастерового люда, так и между крестьянами, хотя не трудно наблюсти также и то, что такой образ действий ни им самим, ни их семействам не приносит ни счастья, ни спасения.

    Но, произнося, таким образом, суд свой над таким нехри- стианским образом действий рабочих, мы не должны закрывать глаза свои и пред несправедливостью хозяев, которая служит причиною современных движений в рабочем классе. Если наши рабочие в большинстве случаев живут в нужде и бедности, то в этом виновато не одно только их неблагоразумие и невоздер- жание, например, от пьянства и других пороков, но нередко и то обстоятельство, что они за самую лучшую и честную работу не получают надлежащего вознаграждения. Каждый делатель достоин мзды своей, – это закон, высказанный Богом в Свя- щенном Писании, подтверждаемый и оправдываемый и здра- вым смыслом.

    Для честного работника труд его должен обе- спечивать средства к приличному, по его званию, содержанию как его самого, так и семьи его. Но если хозяин рабочих не хри- стианин, если он на слуг и работников своих смотрит как на ра- бов своих, если он слишком скупо и несправедливо оплачивает труд их, чтобы как можно больше пользы и барышей извлечь для себя, то из такого нехристианского образа действий жесто- косердого хозяина и нечестного отношения к рабочим проис- текает бедствие последних, под тяжестью которого страдает рабочий класс, озлобляясь против своих работодателей. Что сказал я о нехристианских хозяевах, работодателях, это име- ет отношение и ко всем нам, в наших отношениях к меньшим братиям. Кто несправедливо удерживает или уменьшает плату поденщику, мастеру или прислуге, так что последние не в со- стоянии бывают делами рук своих удовлетворять самые необ- ходимые потребности жизни, тот поступает не по-христиански, грешит пред Богом и способствует распространению бедствий между людьми; а у кого нет никаких христианских убеждений и веры, тот и не задумается поступить так.

    Совершенно другое бывает, когда работник и хозяин его руководятся в своей деятельности началами христианской веры. Вера учит нас прежде всего смотреть на труд и работу не только как на дело необходимости и невольного принужде- ния, но как на нравственный долг, в исполнении которого мы обязаны дать Богу отчет. Во всей видимой природе мы не на- ходим ни одного творения, ни одной силы, которой Бог не ука- зал бы своей цели и своего определенного назначения. Само собою понятно, что и силы, данные Богом человеку, не должны оставаться мертвым капиталом, но они сами указывают нам на то, что такова воля Божия, чтобы мы употребляли их в дело, ими действовали и работали. Вот почему первый человек ра- ботал еще до грехопадения в раю, возделывая его (1 Моис. 2, 15).

    Труд в том состоянии и призвании, в которое Бог поставил человека, есть то именно его земное назначение, которое дано нам Богом. Мы обязаны силы нашей души и тела употреблять для нашего истинного блага, для пользы ближних и во славу Божию. Хотя эта наша работа иногда и приносит труд и бо- лезнь, но христианин знает, что Бог сказал: «в поте лица твое- го снеси хлеб твой», что труды суть наказание и последствия греха, и потому он не должен на это сетовать и жаловаться. Христианин совершает свой труд по совести, как обязанность, возложенную на него Самим Богом. В этом у него есть пред глазами и славные образцы, и прежде всего его Спаситель, Ко- торый разделял труды Своего отца Иосифа, о котором Еван- гелие повествует, что он был плотник (Мк. 6, 3). Совершенно в духе своего Учителя поступал и св. апостол Павел, который по местам сам о себе свидетельствует, что он при выполнении своей апостольской обязанности кормился делами рук своих, устраивая шатры и палатки. А тех, которые вели беспорядоч- ную жизнь и не работали, а занимались безполезными предме- тами, он увещевает именем Господа Иисуса Христа, чтобы они работали и ели свой собственный хлеб, ибо кто не работает, тот не должен, – говорит он, – и есть (2 Фес. 3, 10–12).

    Такими началами и воззрениями руководствуется христианин. А если он трудится в таком именно духе, тогда сердце его далеко от недовольства, зависти и ненависти к тем, которые богаче, состоятельнее его. Спокойствие и довольство наполня- ют его сердце, и он с негодованием отвращается от вредных учений неверия, которые стараются внушить ему, что можно сделаться богатым и наслаждаться жизнью и без труда. Во все времена христианской веры или ничего не знали о таких уче- ниях, или же эти последние не находили себе последователей. В добросовестном и усердном исполнении обязанностей свое- го призвания истинный христианин всегда находил свое сча- стие и свое удовольствие. Какие же теперь времена приносят более счастья и благополучия человеку: эти времена веры или настоящее время неверия?

    Но такими правилами руководятся и богатые хозяева, если они истинные христиане. Они смотрят на своих работ- ников, как на своих равноправных братьев, к которым они и относятся с полною справедливостью и любовью, – с полною справедливостью, когда они дают им надлежащую плату, давая им, таким образом, полную возможность удовлетворять суще- ственные нужды жизни и поощряя их к большему усердию; с полною любовью, когда делают для них даже более, чем сколь- ко требует строгая справедливость, как, например, окружают их заботами об их духовных и телесных нуждах, особенно во время несчастий, болезни и старческой дряхлости.

    Где работники и хозяева их поступают по этим христи- анским правилам, там всегда бывает истинное счастье и спо- койствие, там никогда не бывает таких злоключений, каковы- ми отличается настоящее время, ни восстаний и насилий со стороны бедного класса против состоятельных и богатых, ни притеснений бедняков со стороны богачей; там всегда бывает между ними мир, спокойствие, любовь и довольство.

    * * *

    Что сказали мы о труде и работе, то должны сказать и о собственности. И здесь все зависит от того, как смотреть на эту собственность, глазами веры или неверия.

    Собственность есть плод или личного труда и работы каждого, или же наследство, доставшееся от предков. Для су- ществующего, Богом установленного порядка в человеческих обществах весьма важно, как люди понимают собственность. Вот почему охранение правильно приобретенной собственно- сти, в чем бы она ни состояла, в деньгах или в имуществе, всег- да составляло в них предмет главных забот, и не могло быть никакого общественного и государственного порядка там, где не было бы охраны собственности. Посмотрим, как учит о пра- ве собственности вера и как – неверие?

    Поставим сперва вопрос: насколько человек имеет право на обладание собственностью? Христианская вера учит нас, что все творения, все земные блага, по своему существу и природе, принадлежат своему Творцу, что Он только один есть истинный и полный обладатель всех созданий. Но Бог предоставил человеку право пользования этими благами земли, и в этом только смысле человек имеет на них право. Следовательно, человек – не полный и не безусловный обла- датель земными благами, каковым может быть один только Бог. Человеку предоставлено только пользоваться ими, да и это право пользования ими не есть неограниченное право; он должен распоряжаться благами земли не так, как он хочет, но как хочет и как велел Бог. Человек не вправе употреблять их не для той цели, для которой назначил их Бог. Цель же эту высказал Бог в следующих словах: «вот Я дал вам всякую траву и всякие деревья, чтобы они служили пищею для вас» (1 Моис. 1, 29), чтобы они служили средством для сохранения жизни, и притом для всех людей.

    Совсем иначе учит о праве на земные блага неверие. По сему учению, человек не только имеет неограниченное право пользоваться оными, как своею собственностью, но так как оно не признает всемогущества Бога, то оно делает человека богом своей собственности, полным неограниченным влады- кою земных благ, и рассматривает эти последние, как средства к удовлетворению его все более и более возрастающих стра- стей. Устраняя Бога, оно делает наслаждения жизнью и чув- ственные удовольствия целью существования человека, а зем- ные блага – средством для достижения этой цели. Следствием же такого учения бывает то, что между богатыми и бедными постепенно образуется такая пропасть, какой не знал еще хри- стианский мир, что с каждым днем увеличивается более и бо- лее количество бедняков. Между тем как богатые в порывах крайне возбужденной чувственности без меры тратят свои средства на прихоти и предметы роскоши, бедные их собратия терпят лишения и нужды в самом необходимом, не имея даже подчас пищи и одежды! Не вера, а неверие и безбожие вызвали и породили это явление. Отнимая охоту к труду и работе у бед- ных, это неверие погашает дух любви и милосердия у богатых. В этом ли счастье для человека?

    Но каким образом люди должны применять к делу свои права пользования земными благами или права собственно- сти? Вера христианская и история учат, что, по воле Божией, человеку право собственности в отношении известной части благ земли принадлежит в том смысле, что он может поль- зоваться только ее плодами. В продолжение многих веков и тысячелетий так и было. Так и должно было быть, ибо в этом только случае, т.е. когда каждый имеет свою собственность для своего распоряжения и для пользования плодами своих трудов, возможно хорошее и правильное хозяйство и эконо- мия; только тогда господствует порядок между различными званиями и классами людей; тогда только могут сохраняться мир и согласие между людьми.

    Но против этого существовавшего до сих пор и у всех христианских народов принятого порядка современное не- верие опять-таки делает возражение. По его учению, всякое обладание землею должно принадлежать всем в одинаковой мере. Частной отдельной собственности не должно быть ни у кого, но плоды этих благ и трудов должны быть разделяемы между всеми поровну. Это учение называется коммунизмом. Цель этого учения та, чтобы отменить всякую частную соб- ственность, ввести всеобщее владение землею и хозяйством и равномерный дележ плодов его. Но куда, братие, ведет такое учение? Если бы все блага земли были в общественном рас- поряжении и общее было обрабатывание земли, тогда немыс- лимо было бы хорошее и правильное хозяйство, ибо каждый стал бы избегать труда и слагать его на других; каждый стал бы надеяться на другого, естественная леность и праздность достигли бы тогда высшего своего развития, и ослабела бы охота к труду, так как личный труд никому не приносил бы особенной пользы. Равным образом не могло бы быть порядка при управлении и распоряжении общественным имуществом, и вечные происходили бы недоумения и замешательства, если бы каждый заботился о всем и о всех. Это всеобщее владение представило бы особенно широкое поле спорам и несогласию. Если теперь родные братья сплошь да рядом не бывают соглас- ны, когда приходится им делить наследство отца, если обита- тели, дышащие воздухом одного и того же дома, пьющие воду из одного и того же колодезя и стакана, расходятся между со- бою и ссорятся, то что стало бы из человечества, если бы ему приходилось делить всякое владение, всякую прибыль и добы- чу? Тогда род человеческий представил бы из себя печальную арену ссор, распрей и ужасных мятежей.

    Таким образом, учение о коммунизме неминуемо привело бы к величайшему вреду и погибели людей, если бы оно было осуществлено на деле. Но вместо этого ложного коммунизма вера учит нас истинному коммунизму. По этому учению, бла- га земли должны давать средства к жизни всем людям. Стало быть, плоды каждой частной собственности не должны быть исключительно достоянием отдельных только лиц, – не долж- ны они доставлять излишек одним и лишать существенно не- обходимого для жизни других. Отсюда христианская вера вме- няет в обязанность богатым смотреть на свое имущество, как на достояние всех, дабы они готовы были делиться им с дру- гими своими собратиями, в случае их нужды. Почему Апостол говорит: имущие этого мира да дают неимущим... Блаженне есть давати, нежели приимати (Деян. 20, 35; 1 Тим. 6, 17 и 18). Если теперь истинный христианин исполняет эту обязанность, какое чудное положение занимает он! Чрез это он участвует в делах Божественного промышления. Этим он вносит в жизнь ту любовь, с которою заботится о всех Бог, и, уделяя своим со- братиям часть своего достояния по той самой любви, по кото- рой Бог назначил его для всех людей, он приобретает милость и благоволение Бога, тогда как неверие пресекает в человеке источник всякой любви к ближним и делает его существом своекорыстным, полным безграничного самолюбия и эгоизма.

    На какую же сторону станем теперь мы с вами, братие? Вот сопоставили мы между собою учение веры и неверия в отношении важнейшего вопроса о труде и собственности и увидели, где истинное счастие и спасение, а потому решение этого вопроса не должно затруднять никого. Будем же впредь смотреть на труд и работу, к которой призваны мы своим зва- нием и положением в обществе, как на священную, Самим Богом возложенную на нас обязанность, в исполнении кото- рой мы должны будем некогда дать строгий ответ Богу. Будем выполнять этот долг свой с неослабным усердием ради Бога, по совести, а не из-под палки, не по принуждению и необхо- димости. Пусть поэтому не отказывается от труда, занятий и работы и тот, кто имеет возможность жить и без труда; пусть избегает он праздности, как противной Божественному зако- ну, как источника и начала всякого порока. Будем довольство- ваться тем, что дает нам наш труд, хотя бы этого, по нашему мнению, было у нас и не изобильно, ибо только в довольстве, а не в избытках заключается наше счастье. Еще менее надобно полагать его в удовлетворении корыстолюбия и чувственных страстей. Бедные пусть не питают в сердцах своих зависти и ненависти к богатым; равно и богатые не должны чуждаться и быть холодными и жестокосердыми к бедным, а помнить, что должны делать они со своими излишками. По слову Господа, кто дает бедным, тот взаймы дает Самому Богу.

    Итак, христианин, если ты на свою собственность бу- дешь смотреть как на имение Божие – и будешь распоряжаться ею, памятуя, что за каждый день Бог потребует от тебя от- чета, то ты не будешь всеми силами и средствами стремиться к неправильной наживе и будешь отвращаться от всего, что может вести к ней. Как верный домоправитель Бога, ты не будешь забывать бедных чад Его, но своим милосердием к ним сделаешь другом своим Отца их.

    Таким образом жизнь, сообразная с учением христианской веры в отношении труда, собственности и распоряжения временными благами земли, принесет тебе временное и вечное счастие и блаженство, по слову Господа: приобретайте себе друзей неправедным бо- гатством, дабы они, когда вы обеднеете, приняли вас в веч- ные кровы (Лк. 16, 9).

    Обретение Бога (доказательства бытия Божия) (Доклад, читанный в собрании религиозно-просветительных и патриотических организаций г. Москвы 2 апреля 1912 г.)

    Господа! В настоящий раз я с особенным удовольстви- ем приветствую вас. Мне всегда бывает приятно и отрадно при мысли, что в Москве есть тысячи людей, которые так же охотно слушают речи о религиозных предметах, как и о пред- метах социальных и политических. Ни для кого не тайна, что на нас, стоящих за Веру, Царя и Отечество, много возводится клеветы со стороны людей, не сочувствующих консерватив- ным воззрениям. Но больше и чаще всего указывают на то, что в наших собраниях можно слышать только речи, восста- навливающие одну часть населения на другую и вообще воз- буждающие ненависть и злобу ко своим собратиям. Если бы оказались сейчас здесь люди, говорящие таким образом, они увидели бы, что не для возбуждения страстей собираемся мы, а скорее для уяснения вопросов религиозной жизни. Мы со- брались сейчас выслушать речь о доказательствах бытия Бо- жия. Все вы знаете, что в настоящее время, при усилившем- ся социал-демократическом материалистическом движении, возгоралась борьба не только против Церкви и против хри- стианства, но и против Самого Бога. Есть ли живой Бог или нет никакого Бога?

    Вот вопрос, выдвигаемый на первый план современными учителями! И раньше были всегда противни- ки христианского мировоззрения, но еще в позапрошедшем столетии, во время Просвещения, – сомнение в истине бытия Бога не встречало одобрения. Самый глубокий и выдающийся, самый смелый вольнодумец этого времени был Вольтер1. Но и он не дерзал, подобно безумцам в Ветхом Завете, сказать, что нет Бога. Напротив, – он думал, что если бы и не было никакого Бога, то его следовало бы выдумать.

    В этих словах заключается нечто свидетельствующее о неизгладимости Бо- жественной мысли в человеческом сердце. Еще и сейчас есть много людей, которые думают, что такого атеиста, который в продолжение всей своей жизни до самой смерти оставался бы атеистом, совсем не существует. Если люди и бывают, говорят они, атеистами в своей жизни, то не бывает их уже на смерт- ном одре! И здесь заключается много правды. Опыт свидетель- ствует, что некоторые в своей жизни мало думали о Боге, даже сомневались в бытии Его или отрицали Его, но в преддверии страшной вечности начинали тосковать и томиться о чем-то невидимом и неразрушимом. Если на поле битвы падшие сол- даты наши лежали иногда с молитвенниками в руках, то на что это указывает, как не на то, что в смертный час у честного человека неотразима мысль о Живом Боге? И между нами, на- верное, есть такие христиане, которые с сердечной грустью вы- слушивали из уст своих друзей и родственников такие слова: «Счастливый ты человек, что можешь веровать. О, если бы и я имел эту веру!»

    А иной сомневающийся, может быть, открыто признавался: «Я не могу веровать в христианство, и в этом мое несчастье; гораздо счастливее те, которые имеют Отца на небе, чем те, которые под колесами беспощадного рока влачат свою здешнюю жизнь и не имеют никакого Бога, на Которого они могли бы положиться в будущей». Не есть ли, однако, Бог толь- ко фантазия, зародившаяся в человеческом сердце из страха и надежды, но никакой действительности не отвечающая?
    _____________________________
    1 Вольтер (наст. имя Франсуа-Мари Аруэ де; 1694–1778), французский фи- лософ, романист, историк, драматург и поэт эпохи Просвещения, знамени- тый безбожник.

    Если бы Бог был только человеческою мыслью, то тогда, увы, сует- на была бы наша вера, напрасно утешение и надежда. Но не из собственного только убеждения миллионов сердец, из коих многие перестали биться с этой надеждою, а многие еще и сей- час живут и будут жить в этой вере, пока мир стоит, взываю я к настоящему многолюдному собранию: есть Бог!

    Избрав темою для настоящей речи доказательства бы- тия Бога, сосредоточим, други, наш ум на тех мыслях, ко- торые ведут нас к убеждению в истинности существования Бога, Живого Бога!

    Называют обыкновенно пять доказательств бытия Бо- жия. Я не буду употреблять при этом ученых, научных слов и выражений, – это было бы только бременем для нашей памя- ти. Я хочу быть наиболее простым и общедоступным и скажу так: первое доказательство почерпается из бытия мира, вто- рое из целесообразности и порядка мира, третье из совести человека, четвертое из нравственности порядка мира и пятое из заключения разума о том, что если есть Совершеннейшее Существо, то это существо необходимо должно существо- вать, ибо иначе оно не было бы совершенным. Проследим шаг за шагом все эти пять доказательств.

    Из существования мира для мыслящего разума должно быть выведено такое заключение: если существует мир, то должен существовать и Тот, от Которого произошел этот мир, то есть Творец его. Человеческий ум имеет потребность в этой полноте и пестроте явлений мира, в этом разнообразии пред- метов, которые, как волны на море, поднимаются и опускают- ся, отыскивая средоточный пункт, из которого происходит и в котором сосредоточивается все это богатство. Как кровь, пере- ливающаяся по всем членам, течет во всех жилах и, наконец, возвращается к сердцу, как все реки и ручьи на всем земном шаре впадают в одно море, как все миллионы лучей солнечных сосредоточиваются в конце концов в одном спектре, так и все множество земных явлений возвращается к своему первоис- точнику. Нам скажут, что это неубедительное доказательство, что можно ведь предположить, что мир вечен, что никогда не было времени, когда не было мира. Но это очень рискованный скачок в неизвестность. Этим совершенно ничего не объясня- ется.

    Эта сущая неправда. То, что живет и происходит, – так думает уже самый простой человеческий разум, – это необхо- димо должно и возникать, начинаться. И о растениях и живот- ных мы знаем, что они появились во времени. Рассматривая верхний слой нашей земли, мы часто находим такие творения, каких в глубоких слоях нет. Человеческих костей в глубинах мы не находим совсем. Здесь мы имеем, однако же, начало во времени, и понять, каким образом произошел человек, так же трудно, как трудно понять, каким образом возник весь мир. Тем не менее, в природе нашего человеческого духа лежит по- требность возвращаться к своему первоисточнику. Я согласен, что это доказательство не может иметь обязательной силы, и я хочу прежде всего заметить, что вообще обязательных до- казательств при этом и нет. Установим сначала правильную точку зрения. Если бы истину бытия Бога можно было дока- зать письменно, как задачу или как математическое положе- ние, тогда, конечно, не было бы нужды ни в какой вере. Но есть ли необходимость доказывать это с очевидной явностью? Вера в Бога имеет прочные, достаточные, твердые основания и без таких усиленных доказательств. В математике есть до- казательство, – его и называют косвенным, – которое состоит в том, что перебирают все возможности и доказывают их непри- годность, несостоятельность, так что, наконец, остается только одна последняя возможность; это и составляет истину. Точно так же, думаю и я, и мы должны предварительно поступить с доказательствами бытия Бога.

    Взвесим, удовлетворяет ли нас какое-нибудь другое объяснение мира: если мы найдем, что никакое другое объяснение нас не удовлетворяет, тогда нам ничего не остается, как сказать: стало быть, необходимо дол- жен быть Живой Бог, от Которого мир получил свое начало. И хотя эти так называемые доказательства бытия Бога не суть несомненные общественные выводы, однако от них остается очень многое: они суть залоги в человеческом духе, которые указывают на вечного, абсолютного Духа. И вот я возвраща- юсь к первому доказательству. Я не обинуясь утверждаю: из одного бытия мира нельзя еще с полной уверенностью выве- сти заключение о бытии Бога. Но если мы присоединим к это- му второе доказательство, что мир сотворен разумно, стройно и целесообразно, то это укрепит наше убеждение.

    Предпошлем два положения. Ничто так ярко и сильно не указывает нам на разумного, личного духа, как наличность средств и целей. Здесь прежде всего видны средства, но в осно- вании они, однако, служат цели, которая раньше была в уме. Теперь, если признаем, что вещи делаются для известной цели, которая хотя, может быть, и далеко лежит от них, но для кото- рой, однако же, они и существуют, тогда уже невозможно гово- рить о какой-нибудь слепой силе, действующей здесь, но необ- ходимо признать личного духа, который с сознанием устроил эти вещи для известной цели. Для меня, хотя я в этом случае смотрю не с точки зрения веры, а скорее с точки мышления, разума, это доказательство бытия Божия на основании целесо- образности и порядка мира всегда имело необычайный смысл и значение. Я думаю, что для здравомыслящего человека ни- чего не может быть сильнее этого доказательства. Ведь ничто целесообразное, предпринимаемое с известной целью, не про- исходит само собою, но и самая мельчайшая вещь необходимо должна подлежать обработке, побывать в руках мастера и быть приспособлена для своей цели. Можно ли подумать, что вся эта полнота творений, которую мы видим на земле, что весь этот великий мир и небо в его чудной гармонии могли произойти из одного слепого случая! Это совершенно невозможно. Посмо- трите на различные сферы мировой жизни. Сперва на великие мировые тела. Миллионы и биллионы мировых тел, планет и огромные массы движутся во вселенной и, однако же, не меша- ют друг другу, потому что им указаны свои пути, потому что одна поддерживает другую в равновесии. Так переходит мир из одного тысячелетия к другому.

    Однако же, он существует не сам собою. Должен быть кто-то, который поставил эти тела в такое между собою соотношение, что они могут поддержи- вать и носить друг друга, что в них господствует порядок, ко- торый дает нам возможность наперед узнавать и высчитывать их пути и их течение. Посмотрим на нашу планету, которую мы называем Землею, и обратим сперва наше внимание на оду- шевленную материю. И здесь уже получается нами впечатле- ние личной творческой силы. Первое, о чем нельзя не упомя- нуть здесь, это то, что в свойстве воды, которую мы ежедневно видим пред своими глазами, заключается доказательство того, что мир сотворен личным духом. Все вы с детства, со школь- ной скамьи знаете, что теплые тела расширяются, а холодные сжимаются. Это положение несомненно верно. Но есть одно из него, – и на это я прошу обратить особенное ваше внимание, – одно исключение, и именно следующее. Вода, если ее тепло- та понижается до четырех градусов, не делается тяжелее, не сжимается более, но следующие градусы принимают свойство теплоты. Представьте себе, чем холоднее делалась бы вода, тем она становилась бы тяжелее, тем гуще, – когда наступает зима и вода замерзает, тогда, несомненно, холодная вода опустилась бы на дно, превратилась бы в лед и замерзли бы все озера, ру- чьи и реки, так что никакое творение не могло бы жить в воде. Но так как вода, имеющая четыре градуса, есть самая тяжелая, тяжелее, чем та, которая имеет три, два, один, нуль градусов, то вода от 4-х градусов опускается вниз, вследствие чего в ре- ках и прудах всегда остается такая вода, в которой могут жить рыбы. Можно ли думать, что все это делается само собою, что это произошло не от Творца, Который знал, что в воде должны жить творения и что это исключение из общего закона нужно для того, чтобы они могли жить в ней?

    Посмотрим на органический мир, ближайшим образом на мир растений. Возьмите большое семянное зерно, напр., боб, – если вы разрежете этот боб, то найдете в нем зародыш, состоящий из двух листочков; этот зародыш обещает в буду- щем растение. Кто сотворил этот зародыш, Тот, конечно, знал и должен был знать, что зародыш делается растением, расте- ние цветет, приносит плод, носящий в себе такой же зародыш. И здесь также явный неопровержимый знак личного разума, который стоит за зародышем. – Я восхожу на ступень выше, к миру насекомых. Без сомнения, все вы знаете, что каждое насекомое в различные периоды своей жизни ведет жизнь сна- чала как ячейка, потом как личинка, потом как куколка и, на- конец, как вполне сформировавшееся существо.

    Не подлежит сомнению, что Тот, Кто дал животному эту жизненную форму, имел пред своими глазами все его разви- тие, и Кто сотворил ячейку, наперед знал уже все жизненные ступени, которые должно пройти это животное. И здесь также виден разум, так целесообразно устрояющий путем непости- жимых изменений природу этого существа.

    Перейдем к царству пернатых. Из всех вещей, которые стоят у нас перед глазами, едва ли есть что-нибудь более чу- десное, как то, что из яйца, из яичного белка и желтка с ма- леньким зародышем, выходит живое существо, если на таком яйце в течение нескольких недель сидела жизненная теплота. Каким образом из этого яйца является птица? Кто вложил в этот маленький зародыш эту силу жизни? Ведь за действу- ющую силу, которая из невидимых зачатков создала такие дивные предметы, нельзя же признать слепую силу природы. Здесь снова видим мы, что Тот, Кто сотворил это яйцо, имел в виду птицу. Я думаю, что уже из таких примеров человек мог бы научиться смирению при своем мышлении, мог бы опытно убедиться, что ему никогда не постигнуть тайн земного мира. Даже и ученейший из ученых, и тот никогда не может понять и основательно объяснить тайну жизни. Он видит происходя- щее явление, но тупо стоит пред ним в состоянии удивления и благоговения.

    Я восхожу еще на ступень выше и перехожу к царству четвероногих животных. Я обращаю ваше внимание на му- дрое устройство кровообращения, на этот механизм, который сильным давлением гонит из сердца кровь во все жилы и, одна- ко, потом снова возвращает в сердце, так что этим обращением крови, приливанием и отливанием ее поддерживается жизнь человека. Я приглашаю вас рассмотреть один какой-нибудь из членов человеческого тела, например, глаз с его чудным, полным искусства устройством, которое люди должны были изучать в продолжение целых тысячелетий, прежде чем они постигли его. Здесь, если мы будем производить все отдельные творения из слепой силы природы, мы буквально стоим пред абсолютной загадкой. Если отрицатели бытия Божия говорят: мы не можем понять Евангелия Божия, то я должен возраз- ить: если все эти столь целесообразно устроенные вещи хотят объяснить случайным действием какой-то слепой, лишенной разума силы, то я не могу этому ни поверить, ни постичь этого своим разумом. Это доказательство из видимой природы, из творения. Обратимся теперь к нашему собственному сердцу и взвесим доказательства из нашей духовной жизни.

    * * *

    Крупный факт внутреннего человека есть его совесть. Если внутри нас есть голос, который говорит нам: это спра- ведливо, а это несправедливо, – голос, который, если мы пы- таемся его пересилить, делается воплем совести и напоминает нам о вечном Судии, Воздаятеле: этот факт есть действитель- ное доказательство бытия Бога. Послушайте, каким процессом мышления доходим мы до сего. Совесть не есть только голос отдельного человека, он происходит не от него самого. Если бы человек-лжец был своим судьею, то совесть его сказала бы ему: ложь есть добродетель. Если бы человек имел склонность к скупости и любостяжанию или к чувственным наслаждени- ям, то совесть его сказала бы ему: скупость дело хорошее, удо- вольствия мира позволительны. Но этого не делает совесть; но к человеку, ведущему порочный образ жизни, она взывает, как голос из другого мира: ты не должен так действовать; она ни- где не оставляет его в покое, всюду мучает и бичует его. От- куда происходит этот голос? Не от нас. Следовательно, должен быть Кто-то, Который вложил в нашу душу эту совесть. Бог дал нам ее, это – Его голос, поэтому она и имеет такую неот- разимую силу!

    Иные думают, что ее можно подавить, заглу- шить. Но нет. Можно заглушить ее на некоторое только время, но потом она снова и все с большей силою будет давать себя чувствовать. Во Франции был один слуга, который убил и ограбил своего господина, ушел затем в Шотландию, сделался хозяином ювелирного магазина, богатым и знатным человеком, которого считали первым человеком в городе. Со времени со- вершения преступления прошло более 30 лет. Но человек этот не имел внутреннего мира и спокойствия, он всегда, каждую минуту думал о совершенном им злодеянии и жестоко страдал и мучился. Однажды совесть так потрясла его, что он тотчас же явился в суд и заявил: я убийца, я не имею покоя в моих костях, воз