Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ · В 2-Х ТОМАХ · ТОМ 2 · (1917-1988) ·
    А. А. КУЗНЕЦОВ, Н. И. ЧЕПУРНОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Предисловие
  • ЧАСТЬ 1 НАГРАДЫ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. 1917 г.
  • ЧАСТЬ 2 НАГРАДЫ ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. 1917—1922 гг.
  •   Награды Красной Армии
  •   Награды Белой армии
  •     Наградные знаки белых армий Юга России
  •       Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода. 1918 г.
  •       Крест «За Степной поход». 1918 г.
  •       Жетон и знак Корниловского ударного полка. 1918 г.
  •       Знак 1-го Офицерского пехотного генерала Маркова полка. 1920 г.
  •       Знак Алексеевского пехотного полка. 1939 г.
  •       Знак Алексеевского Артиллерийского дивизиона. 1936 г.
  •       Знак 1-го Конного генерала Алексеева полка. 1918 г.
  •       Медаль дроздовцам. 1918 г.
  •       Знак 2-го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка. 1919 г.
  •       Знак 2-го Офицерского Конного генерала Дроздовского полка. 1919 г.
  •       Крест партизан-чернецовцев. 1918 г.
  •       Крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани». 1918 г.
  •        Крест Екатеринославского похода. 1920 г.
  •       Крест похода генерала Бредова. 1920 г.
  •       Орден Святителя Николая Чудотворца. 1920 г.
  •     Наградные знаки белых армий Севера и Запада России
  •       Наградной крест Западной Добровольческой армии генерала Бермонт-Авалова. 1919 г.
  •       Крест Балтийского Ландвера. 1919 г.
  •       Знак объединения Северо-Западников. 1931 г.
  •       Знак ливенцев
  •       «Крест храбрых» атамана Булак-Булаховича
  •        Медаль и знак Северной Добровольческой армии генерала Миллера. 1919 г.
  •     Наградные знаки белых армий Востока России
  •       Крест (орден) «Архангела Михаила». 1918 г.
  •       Орден «Освобождение Сибири». 1918 г.
  •       Военный орден «За великий Сибирский поход». 1920 г.
  •       Крест Ачинского Конно-партизанского отряда. 1920 г.
  •       Крест атамана Семёнова «За храбрость». 1920 г.
  •       Знак Особого Маньчжурского отряда. 1920 г., 1937 г.
  •     Знаки Русской армии, учреждённые в военных лагерях после эмиграции. 1921 г.
  • ЧАСТЬ 3 СОВЕТСКИЕ НАГРАДНЫЕ МЕДАЛИ. 1938—1940 гг.
  •   Медаль «За боевые заслуги». 1938 г.
  •   Медаль «За отвагу». 1938 г.
  •   Медаль «За трудовое отличие». 1938 г.
  •   Медаль «За трудовую доблесть». 1938 г.
  •   Медаль «Золотая Звезда». 1939 г.
  •   Золотая медаль «Серп и Молот». 1940 г.
  • ЧАСТЬ 4 НАГРАДНЫЕ МЕДАЛИ ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941—1945 гг.
  •   Медаль «За оборону Одессы». 1942 г.
  •   Медаль «За оборону Севастополя». 1942 г.
  •   Медаль «За оборону Сталинграда». 1942 г.
  •   Медаль «За оборону Ленинграда». 1942 г.
  •   Медаль «Партизану Отечественной войны». 1943 г.
  •   Орден Славы. 1943 г.
  •   Медаль Ушакова. 1944 г.
  •   Медаль Нахимова. 1944 г.
  •   Медаль «За оборону Москвы». 1944 г.
  •   Медаль «За оборону Кавказа». 1944 г.
  •   Звание «Мать-героиня». 1944 г.
  •   Орден «Материнская слава». 1944 г.
  •   «Медаль материнства». 1944 г.
  •   Медаль «За оборону Советского Заполярья». 1944 г.
  •   Медаль «За взятие Берлина». 1945 г.
  •   Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1945 г.
  •   Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».  1945 г.
  •   Медаль «За освобождение Белграда». 1945 г.
  •   Медаль «За освобождение Варшавы». 1945 г.
  •   Медаль «За взятие Кенигсберга». 1945 г.
  •   Медаль «За взятие Будапешта». 1945 г.
  •   Медаль «За взятие Вены». 1945 г.
  •   Медаль «За освобождение Праги». 1945 г.
  •   Медаль «За победу над Японией». 1945 г.
  • ЧАСТЬ 5 ПОСЛЕВОЕННЫЕ НАГРАДЫ. 1947—1979 гг.
  •   Медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса». 1947 г.
  •   Медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга». 1948 г.
  •   Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР». 1950 г.
  •   Медаль «За отличную службу по охране общественного порядка». 1950 г.
  •   Медаль «За освоение целинных земель». 1956 г.
  •   Медаль «За спасение утопающих». 1957 г.
  •   Медаль «За отвагу на пожаре». 1957 г.
  •   Медаль «За оборону Киева». 1961 г.
  •   Медаль «Ветеран труда». 1974 г.
  •   Медаль «За отличие в воинской службе». 1974 г.
  •   Медаль «Ветеран вооружённых сил СССР». 1976 г.
  •   Медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали». 1976 г.
  •   Медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР». 1977 г.
  •   Медаль «За укрепление боевого содружества». 1979 г.
  •   Медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири». 1979 г.
  • ЧАСТЬ 6 ЮБИЛЕЙНЫЕ МЕДАЛИ. 1938—1988 гг.
  •   Медаль «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии». 1938 г.
  •   Медаль «В память 800-летия Москвы». 1947 г.
  •   Медаль «30 лет Советской Армии и Флота». 1948 г.
  •   Медаль «В память 250-летия Ленинграда». 1957 г.
  •   Медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР». 1957 г.
  •   Медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1965 г.
  •   Медаль «50 лет советской милиции». 1967 г.
  •   Медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР». 1967 г.
  •   Медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». 1969 г.
  •   Медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1975 г.
  •   Медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР». 1977 г.
  •   Медаль «В память 1500-летия Киева». 1982 г.
  •   Медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1985 г.
  •   Медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР». 1988 г.
  • Дополнения ко 2-му изданию о наградах Белого движения
  •   Награды Войска Донского
  •   Курляндская медаль
  •   Крест Юденича
  •   Дополнение к знаку «Крест храбрых» Булак-Булаховича
  •   Георгиевская медаль Северной армии
  •   Знак Литовской Белорусской дивизии
  •   Орден Св. Георгия Победоносца Северо-Западной армии
  •   Медаль ветеранов Железной Дивизии
  •   Дополнение к знаку орден «Освобождение Сибири»
  •   Медаль «За храбрость» атамана Семёнова
  •   Медаль Приамурского земского собора
  • ПРИЛОЖЕНИЯ
  •   Приложение 1
  •     Свод учреждений государственных. 1892 г. Книга восьмая (Извлечение)
  •       Глава пятая О награждениях медалями
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Устав о награждении нижних чинов за боевые отличия при исполнении обязанностей пограничной службы, медалями на Георгиевской ленте с надписью «за храбрость»
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ О заслугах, награждаемых медалями
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ О заготовлении медалей
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ О порядке представления к награждению медалями
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ О денежных взносах от пожалованных медалями
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ О преимуществах лиц, пожалованных медалями
  •       ОТДЕЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ О порядке лишения медалей в случае преступления и о случаях возвращения их в Капитул
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ Правила о награждении медалями лиц, служащих в полиции и пожарных командах
  •       ОТДЕЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ Правила о награждении нижних чинов тюремной стражи серебряными медалями
  •   Приложение 2 Правила ношения орденов и медалей СССР, орденских лент и лент медалей на планках и других знаков отличия
  •   Приложение 3 Ленты медалей и ордена Славы

    Кузнецов А.А., Чепурнов Н.И. Наградная медаль (в 2-х томах).
    Том 2 (1917—1988)

    Предисловие

    В первом томе «Наградной медали» рассказано о российских наградах, начиная с петровских времён до 1917 года. Настоящий, второй, том посвящён наградным медалям советского периода нашей истории. Мы не рассматривали в первом томе орденских наград, не говорили об орденах Российской империи. Нас интересовали солдатские награды, а в дореволюционной России солдаты и низшие чины армии и флота не награждались орденами. Их храбрость и доблесть, проявленные при защите Отчизны, отмечались только медалями и наградными крестами. Не станем мы (за редким исключением) обращаться и к советским орденам. Ордена — самостоятельная тема, и она требует отдельного подробного исследования. Издательство «Патриот» планирует выпуск книги, посвящённой российским и советским орденам.

    В первом томе не обойдены наградные знаки в виде крестов — ополченских, очаковских, измаильских, «За труды и храбрость», за Прейсиш-Эйлау, за Базарджик, за Кавказ, за Порт-Артур и т.д. Скажем, крест «Порт-Артур», безусловно, не медаль, но в то же время и не орден. Он украшал грудь всех оставшихся в живых защитников этой крепости. Официальная правительственная награда. Но если не включить его в книгу о наградных медалях, то в книгу об орденах он никак не может попасть, ибо это не орден. Таким образом, интереснейшая историческая реликвия просто выпала бы из нашего обзора наград. То же самое с наградными знаками Белой армии. В Красной Армии во время гражданской войны награждали только орденами, мы расскажем о них в книге об орденах, наградные же кресты белых логичнее объединить с медалями, ибо они (опять же за редким исключением) не ордена, а солдатские награды. По той же причине в книге присутствует солдатский орден Славы, наиболее яркий пример сохранения в советской наградной системе российских традиций награждения солдат.

    В советский период награждение государственными наградами СССР служило немаловажным стимулом трудовой и общественно-политической активности граждан. В мирное время они давались за стахановский труд, за победы в различных «битвах» — за хлеб, хлопок, чугун, за успехи в деле коммунистического воспитания, за борьбу с внутренними врагами.

    Большинство награждённых было честными и достойными людьми, искренне верившими, что они трудятся, не жалея сил, на благо Родины, своего народа и ради светлого будущего. К восьмидесятым годам вера эта во многом поколебалась. Люди видели, что ордена и медали, как и Золотые Звёзды героев, не всегда отмечают заслуги перед народом и государством. Мы стали узнавать, что в колхозах Средней Азии, например, устанавливалась очередь на получение председателями колхозов Золотых Звёзд. Не о народе думали озвезденные рашидовы и медуновы, а только лишь о себе, своих родственниках и работавших на них мафиози.

    Награды в виде Золотых Звёзд, орденов и медалей стали давать не в соответствии с их статутами, а по иерархии занимаемых должностей и постов. «Теневое» законодательство появилось и в наградной системе. Членов Политбюро ЦК КПСС награждали Золотыми Звёздами в дни их юбилеев — на 60, 70 или 80 лет. Секретари обкомов и крайкомов получали к круглой дате ордена Ленина, то же случалось с академиками и прислуживающими писателями. Лица, стоящие пониже, удостаивались ордена Октябрьской Революции, а низовой чиновничий аппарат, скажем, профсоюзные чиновники, награждались медалями «За трудовую доблесть» или «За трудовое отличие». При высоких наградах партийных и советских работников, отгородившихся от народа надёжными заборами своих дач, использовалась штампованная формулировка: «за заслуги перед КПСС и Советским государством».

    Особое место, конечно, среди советских наградных медалей занимают медали Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. В эти годы широко и глубоко раскрылся могучий источник силы нашего народа — патриотизм. Миллионы советских людей понимали, что это праведная война, схватка с внешним врагом, посягающим на русскую землю. Гитлер просчитался. Ни обескровившие нашу землю ужасы коллективизации, ни истребление православной церкви, ни массовые репрессии в отношении ни в чём не повинных людей — ничто не могло ослабить любви к своей Родине и желания защитить её даже ценою своей жизни.

    Может быть, награды и служили определённым стимулом для порождения в Советской Армии тысяч и тысяч героев, но они не могли быть дороже жизни и большинством воинов воспринимались просто как должное признание Отчизной их самопожертвования. Как тут не вспомнить слова Льва Николаевича Толстого, прошедшего все ужасы блокады Севастополя 1855—1856 годов:

    «Из-за креста, из-за награды, из-за угрозы не могут принять люди эти ужасные условия: должна быть другая, высокая победительная причина. И эта причина есть чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого, — любовь к родине».[1]

    Сталин не жалел человеческие жизни. Миллионы и миллионы героев сложили свои головы без всяких орденов и медалей, бесславно сгинули в этой кровавой мясорубке. Официально названо число погибших в 28 миллионов человек, а занимавшиеся подсчётами наших потерь учёные давно уже говорят о 44 миллионах.[2] Многие из оставшихся в живых служили в частях НКВД или «Смерша» и никогда не бывали на передовых линиях фронта, но тем не менее получали свои награды. Несправедливости хватало на войне. Вспомним хотя бы командира легендарной подводной лодки «С-13» Александра Маринеску, личного врага Адольфа Гитлера. «С-13» — единственная дожившая до победы подлодка этого типа, все остальные погибли. Однако зависть, начальственная тупость и необоснованные репрессии сделали своё дело, укатали Александра Ивановича Маринеску на Колыму. И только 30 августа 1990 года председатель Ленсовета вручил Золотую Звезду Героя и орден Ленина дочерям Маринеску.

    За годы советской власти было учреждено 38 орденов (со степенями), не считая 22 республиканских, а также 61 наградная медаль (со степенями).

    Но большинство из наград Советского Союза стали уже историческими реликвиями, ими теперь не награждают. Они принадлежат памяти об определённом времени, о конкретной эпохе. Среди советских наградных медалей таких много, это медали «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга», «За восстановление угольных шахт Донбасса», «За освоение целинных земель», «За строительство Байкало-Амурской магистрали» и другие.

    Уходят в историю и наградные медали Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., становятся памятью о трудных годинах начала сороковых годов. Это медали за оборону наших городов: «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда», «За оборону Киева», «За оборону Кавказа» и «За оборону Советского Заполярья». Переходят с мундиров и пиджаков героев на хранение к их детям и внукам и медали за взятие столиц европейских государств: «За взятие Будапешта», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Вены», «За взятие Берлина», «За освобождение Белграда», «За освобождение Варшавы», «За освобождение Праги»; медали за победу в этой войне: «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За победу над Японией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Принадлежит истории и медаль «Партизану Отечественной войны». Да и юбилейные наградные медали, начиная с «ХХ лет РККА», или «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне» и кончая медалями «70 лет Вооружённых сил СССР» или «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», тоже принадлежат хотя и недавнему, но прошлому.

    Медали, выдаваемые под победные марши и звуки фанфар, стали памятниками событий, о которых только теперь мы начинаем узнавать правду, своеобразной летописью советской истории.

    Авторы встречались с людьми, награждёнными советскими медалями, особенно много — с участниками войны, и записывали их рассказы. Часто на магнитофон. Так что все приведённые в книге истории не выдуманы. Они взяты из жизни.

    ЧАСТЬ 1
    НАГРАДЫ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. 1917 г.

    2 марта 1917 года российская монархия в возрасте 304 лет перестала существовать. Последний русский император Николай II подписал своё отречение от престола и 8 марта был арестован в Могилёве — в ставке Главнокомандующего генерала Алексеева — четырьмя посланными из Петрограда правительственными комиссарами: Грибуниным С., Калининым И., Вершининым В. и Бубликовым А. Власть перешла в руки Временного правительства, была провозглашена Российская республика.

    Главной задачей Временного правительства стала «Немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны».[3]

    Выживший после низвержения империи российский двуглавый орёл растерял все свои регалии, лишился экипировки и императорских атрибутов: царской короны, скипетра, державы; пригладил прежде пышно распущенный хвост, опустил крылья и предстал в таком демократическом виде государственным гербом новой России. 24 июля был сформирован состав Временного правительства под председательством А. Ф. Керенского и его заместителя — министра финансов Н. В. Некрасова. И только после этого стали появляться новые циркуляры, определяющие награды и порядок их вручения.

    Согласно постановлению Временного правительства «Об изменении внешнего вида орденских знаков», последовавшего 5 августа 1917 года, на орденах стал изображаться уже новый двуглавый орёл — с опущенными крыльями и без императорских атрибутов. Однако положение от 10 октября 1916 года «…о замене золота и серебра, употребляемых при изготовлении медалей и орденских знаков, иными материалами…»[4] при Временном правительстве сохранилось.

    Для награждения нижних чинов армии и флота после Февральской революции по-прежнему использовался ГЕОРГИЕВСКИЙ КРЕСТ, две высшие степени которого изготовлялись из дешёвого жёлтого металла, а две — из белого. Инициалы металлов «ЖМ» и «БМ» на оборотных сторонах знаков уже не проставлялись. Порядковый номер крестов по степеням также отсутствовал, указывалась лишь степень на оборотной стороне нижнего конца креста. Размер знаков был сохранён (34 на 34 мм), но изображение св. Георгия Победоносца стало несколько укрупнённым. Розетка креста была увеличена в диаметре с 13 мм до 15 мм, а по краю её добавлена ещё одна концентрическая окружность; концы креста уширены пропорционально розетке.

    Носили Георгиевские кресты, как и прежде, на левой стороне груди, на колодках с Георгиевской лентой; первая и третья степени имели бант из той же ленты.

    На основании постановления от 24 июня 1917 года было внесено изменение в статут этих Георгиевских наград. С этого момента «За подвиги личной храбрости устанавливается награждение офицеров (сухопутных войск) солдатскими Георгиевскими крестами по удостоению общего собрания (роты, эскадрона, сотни, батареи)».[5] Через месяц, 25 июля, это положение о награждении солдатскими Георгиевскими крестами было распространено и на флотских офицеров «…по удостоению общего собрания личного состава корабля»[6] и производилось в том же порядке «…старшинства степеней, начиная с 4-й степени».[7] Награждение офицеров принималось при «…2/3 голосов всех присутствующих при участии в собрании не менее 2/3 всего личного состава».[8] Пункт 11 этого постановления подчёркивает «…особое почётное значение» этой солдатской награды для офицеров и указывает на её отличие от солдатской только тем, что на ленту креста по его цвету (из жёлтого или белого металла) прикреплялась чеканная лавровая веточка. Особый рисунок этих веточек был утверждён только 19 августа 1917 года.[9] К тому же вопрос по их изготовлению долго решался в различных инстанциях. Короткий период награждения такими крестами существенно сказался на редкости этих «веточек».[10]

    В дополнениях к последнему статуту появилась совершенно необычная демократическая статья: «3а подвиги, предусмотренные статутом ордена св. Георгия и совершённые при исполнении обязанностей соответствующих начальников, матросы могут быть представляемы к награждению орденом св. Георгия 4-й степени на общем основании с офицерами». «…Вместе с тем (они) производятся в чин подпоручика по адмиралтейству или мичмана военного времени (по желанию)».[11] Металлическая веточка белого цвета на ленте офицерского ордена свидетельствовала о том «…что эта высокая боевая награда заслужена ещё до производства в офицерский чин».[12]

    Наряду с Георгиевскими крестами при Временном правительстве продолжали существовать и степенные Георгиевские медали с надписью «ЗА ХРАБРОСТЬ». Согласно приказу по военному ведомству от 24 апреля 1917 года они в основном сохранили свой статут, размеры, форму и лишь портрет императора Николая II на аверсе был заменён изображением св. Георгия Победоносца на коне, развёрнутым вправо.[13] Нумерация медалей была продолжена в прежнем порядке, обозначения цвета металла — «ЖМ» и «БМ» — проставлялись справа, у бортика, на уровне номера медали.

    За короткий промежуток времени существования Временного правительства последовало довольно много награждений этими медалями «1-й степени 8000 (№ с 24292 по 32291), 2-й — 14000 (№ с 48455 по 62454), 3-й — 28000 (№ с 263791 по 291790), 4-й — 65000 (№ с 1289051 по 1354050)».[14]

    Порядок награждения Георгиевскими медалями, как и Георгиевскими крестами, был несколько изменён. Представления к награждению ими должны были поступать «…на обсуждение и заключение… наградных дум…» строевых подразделений, и только затем окончательное постановление направлялось на утверждение командующему.[15]

    Награждение Георгиевскими медалями производилось за проявление личной храбрости и доблести. В мирное время эта медаль оставалась, как и прежде, основной наградой для нижних воинских чинов армии и флота. Носили степенные медали «3а храбрость» на Георгиевской ленте: первую и третью степени — с бантом, вторую и четвёртую — без банта, ниже Георгиевских крестов, но выше всех других медалей.

    После Февральской революции Георгиевские медали старого образца (с изображением императора) разрешалось носить только повёрнутыми оборотной стороной наружу.

    Кроме степенных Георгиевских медалей при Временном правительстве были и медали с надписью «3а храбрость» без указания степени и номера. Изображение на их лицевой стороне Георгия Победоносца на коне, поражающего копьём дракона, в отличие от степенных медалей развёрнуто влево.

    Чеканились медали диаметром 28 мм, двух типов — из жёлтого и белого металлов (под цвет золота и серебра). Принцип награждения ими был тот же, что и бесстепенными николаевскими медалями с надписью «3а храбрость», и носили их также на Георгиевской ленте.

    Ближе к осени вновь сформированное (второе) коалиционное правительство во главе с А. Ф. Керенским было намерено восстановить все прежде существовавшие знаки отличия. До этого уже осуществлялась попытка возобновить медаль с надписью «3а усердие» и даже был отчеканен частной фирмой пробный её экземпляр.[16] Оборотная сторона медали имела прежнее изображение: слева три ветви — пальмовая, лавровая и дубовая, а посередине, вправо — надпись в одну строку: «За усердие». Лицевая была выполнена аналогично бесстепенной медали «3а храбрость» — с Георгием Победоносцем, развёрнутым влево.

    Была также выпущена пробная АННЕНСКАЯ МЕДАЛЬ, иначе — Знак отличия ордена св. Анны, для награждения нижних чинов. Он был выполнен Санкт-Петербургским монетным двором из бронзового сплава, а не из серебра, как прежде, без императорской короны и без номера на оборотной стороне.[17]

    10 августа 1917 года Временное правительство приняло постановление — «утвердить временно, впредь до окончательного установления рисунков (на лицевых сторонах) всех знаков отличия… (кроме Георгиевских)… изображение государственной печати Временного правительства».[18] Отныне лицевые стороны будущих возрождавшихся медалей «3а усердие», «3а достоинство», «За полезное», «3а спасение погибавших» и т.д. должен был занять упрощённый двуглавый орёл — с опущенными крыльями, без скипетра, державы и самой короны. Но этому не суждено было сбыться.

    В короткий период пребывания у власти Временного правительства чеканилось небывало большое количество всевозможных жетонов в основном из бронзового сплава. Они изготовлялись частными фирмами Москвы и Петрограда и свободно, как теперь галантерейные значки, продавались повсеместно. Революционно настроенные массы трудящихся приобретали и носили их на груди на красной ленточке. Таких жетонов насчитывается в некоторых коллекциях более ста видов. Различные по форме, размерам, содержанию надписей, они как бы воссоздают жизненную картину революционной России. Чаще всего на этих знаках представлено изображение женщины, держащей развевающееся знамя, как олицетворение свободной России; в разнообразных ракурсах показано солнце: то оно восходящее и озаряет ландшафт земли, с надписью «Свобода» или «Да здравствует Свобода», то оно в зените, над революционным девизом «Свобода, Равенство и Братство», и даже в центре жетонов, озаряющее круговую надпись: «Рабочие, соединяйтесь». Встречается много жетонов с изображением (в различных вариантах) портрета А. Ф. Керенского.

    Но из всей этой огромной массы жетонов Временного правительства особо выделяются два вида, которые по форме и размеру (диаметром 28 мм) можно отнести к медалям, с надписью: «Борцам за Родину и Свободу 1917 г.» и «1917 Борцам за Свободу». Они пользуются популярностью у коллекционеров и занимают почётное место в их собраниях. Выпускала их частная московская фабрика Кучкина. На лицевой стороне первого жетона изображён Георгий Победоносец на коне, поражающий копьём дракона (развёрнут влево). На обороте, слева, на манер старых медалей — пальмовая, лавровая и дубовая ветви, перевязанные внизу лентой; а справа — четырёхстрочная надпись «БОРЦАМ — ЗА РОДИНУ — И СВОБОДУ — 1917 г.». Внизу, справа, у самого бортика мелкая надпись: «Фаб. Д. Кучкин. Москва».

    На лицевой стороне второго жетона — профильное, влево обращённое, изображение русского воина в остроконечном боевом шлеме; по обе стороны его лавровые ветви, перевязанные внизу лентой. На оборотной стороне, на фоне перекрещенных меча и шашки (с широкой лентой), изображён вертикально стоящий боевой щит с надписью: вверху, мелко в две строки — «БОРЦАМ — ЗА» и ниже, по вертикали всего щита, крупно сверху вниз — «СВОБОДУ», вверху, над щитом, дата — «1917»; в самом низу, у бортика жетона, мелкая надпись изготовителя: «Фабр. Д. Кучкин. Моск.»

    Отсутствие каких-либо документов о назначении этих образцов доказывает, что они не являются официальными наградными знаками. Но по мнению некоторых специалистов, жетоны были выпущены по заказу Временного правительства для вручения их войскам, отправлявшимся на фронт. Чеканились они из жёлтого и белого металла.

    ЧАСТЬ 2
    НАГРАДЫ ПЕРИОДА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ. 1917—1922 гг.

    Гражданская война в России началась с вооружённой борьбы за установление Советской власти. Против социалистической революции и большевиков выступили кадеты, правые эсеры, меньшевики, не говоря уже об анархистах и монархистах. 25 октября (7 ноября) 1917 года возглавлявшему Временное правительство А. Ф. Керенскому пришлось бежать из Петербурга-Петрограда. Организованное им наступление на столицу частей Северного фронта провалилось.

    В войну с большевиками включились непризнавшие Советского правительства кавалерийский корпус П. Н. Краснова, казачество Дона, Кубани, Оренбуржья, Дикая дивизия Д. П. Багратиона и другие воинские формирования. Выступили против Советов и создавшие «Украинскую народную республику» малороссийские националисты, большинство русских офицеров, многочисленные представители других сословий России.

    Верховным главнокомандующим всей русской армии, ведущей войну с Германией, большевиками был назначен Н. В. Крыленко, при нём образовался особый Полевой штаб. 15 (28) января 1918 года специальным декретом провозглашалось создание на добровольных началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

    Пять лет разрывала страну на части кровопролитная, братоубийственная война, мощным катализатором которой явилась иностранная интервенция. Кроме военных действий против белых армий и чужеземцев Красная Армия вела войну против собственного народа (Крестьянская война под руководством А. С. Антонова, другие крестьянские восстания), подавляла многочисленные мятежи (Кронштадтский, Ярославский, Московский, Муромский, Рыбинский и пр.). Гражданская война вместе с революцией и красным террором унесла более 15 миллионов жизней.

    Русские воевали против русских. За что? Эсеры стояли за демократическую республику, за политические свободы и социализацию земли; кадеты — за конституционную и парламентскую монархию; монархисты — за неограниченное самодержавие, а большевики — за построение социализма и коммунизма, за мировую революцию и за учение Маркса.

    12 июня 1918 года был объявлен призыв в Красную Армию всех мужчин 1893—1897 гг. рождения. Принудительно привлекались все старые военные специалисты, военная служба была объявлена обязательной для мужчин в возрасте 18—40 лет. Причём семьи генералов и старших офицеров брались заложниками. «Нетрудовые элементы» шли в тыловое ополчение. В апреле 1919 года объявили, после опубликования ленинских «Тезисов ЦК РКП(б) в связи с положением на Восточном фронте», призыв в Красную Армию мужчин 1886—1890 гг. рождения. Было поставлено в строй около 30 тысяч офицеров, около 66 тысяч унтер-офицеров, 1,2 миллиона рядовых. Общая численность в Красной Армии 15 апреля 1919 года составляла 1,5 миллиона человек. При этом 90 процентов её командного состава состояло из бывших генералов и офицеров царской армии. (Насильственно мобилизованные высшие офицеры в 1930 году по приказу Менжинского и Тухачевского всего за несколько дней были арестованы и почти все погибли.)[19]

    Это была далеко не добровольческая армия. «Волостная мобилизация (как мобилизация добровольческая) не удалась: не отказываясь от общей мобилизации по годам, крестьяне чрезвычайно неохотно выделяли добровольцев, заменяя вербовку добровольцев жеребьёвкой и другими способами принудительного (разрядка моя. — А. К.) набора».[20] Дезертиры расстреливались на месте без суда и следствия, а председатели местных Советов, на территории которых был обнаружен дезертир, немедленно арестовывались. Это «правило» напечатано в «Спутнике красноармейца», изданном в 1920 году.[21]

    В Красной Армии гайки заворачивались туго. Взгляды, убеждения красноармейца ничего не означали — или вперёд или к стенке. Лучше самого наркомвоена Троцкого об этом не скажешь: «Нельзя армию строить без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Надо ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной (разрядка моя. — А. К.) смертью позади».[22] И несмотря на это, к осени 1918 года три четверти России оказались в руках Белой армии.

    Добровольческая же армия составлялась из маленьких ручейков, из пробиравшихся на Дон поодиночке и небольшими группами противников политики большевиков. Их никто не гнал в армию под пулемётами, они шли отстаивать свои убеждения. Но война есть война. И после повальной мобилизации в Красную Армию и введения красного террора Добровольческой армии ничего не оставалось как бороться с врагами их же методами. Хотя, конечно, белые преуспели в этом гораздо меньше. Однако и Добрармия стала применять принудительный набор, растущий по мере захвата новых областей.

    Награды Красной Армии

    Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров стал декрет от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». С изданием 16 декабря 1917 года декрета ВЦИК и СНК «об уравнении всех военнослужащих в правах», подписанного В. И. Лениным, Н. В. Крыленко и П. В. Подвойским, «все ордена и прочие знаки отличия» отменялись. Существовавший при министерстве императорского двора Капитул Российских орденов тоже упразднили.

    Однако Красной Армии очень скоро потребовались знаки отличия, знаки воинской доблести. Каждая армия пользуется наградными знаками для поощрения храбрости, мужества и верности своих солдат и офицеров. Конечно, особую значимость приобретают награды в военное время.

    В гражданской войне были свои награды как в Красной Армии, так и в Белой. Но если в Белой армии система наград сложилась из отдельных знаков за конкретные события (бои, походы), то Красная Армия имела Республиканские ордена, которые после образования СССР были отменены или преобразованы в общесоюзные. Случались и исключения, появлялись ордена и в Белой армии (орден Святого Николая Чудотворца, орден «Освобождение Сибири», орден «3а великий Сибирский поход»), а в Красной Армии изредка учреждались знаки за участие в тех или иных военных событиях. Но наградных медалей для красноармейцев не учреждали.

    С историей советских республиканских орденов познакомит читателя книга «Отечественные ордена», выпуск которой намечен в издательстве «Патриот» на ближайшие годы.

    Награды Белой армии

    Рассказывая о наградах Белой армии, мы примем простейшее деление гражданской войны на три фронта: Юг России, Север и Запад, Восток России. Помимо этого важное, на мой взгляд, историческое значение приобретают нагрудные знаки, вводившиеся для 135 тысяч русских, эмигрировавших в ноябре 1920 года из Крыма и находившихся несколько лет в военных лагерях на чужбине. Этих людей и их потомков не вычеркнут из нашей истории. Сейчас за пределами России живут более двух миллионов русских. Сегодня мы начинаем узнавать кое-что об их жизни, для кого-то сложившейся счастливо, для кого-то трагически. И тут знакомство с нагрудными знаками белых армий становится необходимостью, ибо без этого невозможно с полной достоверностью отобразить портреты бывших русских солдат и офицеров, скажем, в литературе, кино. В большинстве своём знаки эти представляют собой крест, как символ мученичества, и терновый венок, означающий трудный и жертвенный путь белых армий.

    Наградная система царской России, которая складывалась на протяжении более чем двух веков, выработала традицию отмечать орденами, медалями и другими знаками отличия доблесть и мужество воинов при защите Родины, побуждая их тем самым к дальнейшим подвигам. Но гражданская война — не защита Отечества от внешнего врага. Как же поступать в таком случае? Эта проблема была разрешена на отдельных фронтах гражданской войны по-разному. А. В. Колчак, Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич награждали, как это и было заведено в России, офицеров — орденами, солдат — Георгиевскими крестами. А. В. Колчак жаловал даже своих офицеров орденом святого Георгия, от чего отказались Е. К. Миллер и Н. Н. Юденич. В Добровольческой же армии А. И. Деникина и потом в Вооружённых Силах Юга России (так называлась армия А. И. Деникина и П. Н. Врангеля) придерживались того принципа, что нельзя награждать российскими орденами в войне русских против русских. Поэтому на Юге было учреждено больше новых наград, чем на Севере, Западе и Востоке.

    Для награждения воинов, прошедших через исключительно тяжёлые бои и походы, стали устанавливать специальные знаки отличия. Они жаловались всем участникам боёв, что тоже было традицией наградной системы Российской империи. Скажем, Знак 1-гo Кубанского (Ледяного) похода, медаль дроздовцам или крест похода генерала Бредова. Тем самым они становились солдатскими наградами. «В армиях генерала Деникина, — писал в своих записках П. Н. Врангель, — боевые подвиги награждались исключительно чинами. При беспрерывных боях многие получали в течение двух лет несколько чинов, и в штабс-офицеры и даже в генералы попадали совсем юноши. Являясь по своему чину кандидатами на высшие должности командиров и высших соединений, они не обладали ни достаточной зрелостью, ни должным опытом. Необходимо было, кроме чинов, ввести в армии другой вид боевых отличий». И они вводились. Кроме крестов за конкретные события, медалей и других знаков отличия П. Н. Врангелем был учреждён и орден Святителя Николая Чудотворца, а А. В. Колчаком — орден «За Великий Сибирский поход».

    В настоящем исследовании приводятся далеко не все наградные знаки Белого движения. Достаточно сказать, что у Балтийского Ландвера (добровольцев из Прибалтики) имелось 28 разных знаков. Для западного и северо-западного фронтов России было характерно обилие нагрудных медалей, различных крестов и даже звёзд. Скажем, звезда Дибича в виде обыкновенной штампованной российской орденской звезды, но с германским одноглавым орлом в центре и надписью по кругу: «Suum cuique», т. е. «Каждому своё». Она имела две степени.

    Сведения о многих таких наградах очень скудны. Остановимся на основных, наиболее известных наградных знаках Белого движения.

    Значительная часть этих реликвий сохранилась. Существует немало частных коллекций знаков гражданской войны, все они находятся за рубежом. Иные знаки попали в заграничные музеи. Марковцы и дроздовцы, например, сдали их на хранение в русскую церковь Белграда в Югославии, где они и уцелели в большой коллекции вместе с орденами, медалями, знамёнами, штандартами, серебряными трубами и другими знаками отличия армии Российской империи и Белого движения.

    Немало белогвардейских реликвий хранит и парижский музей лейб-гвардии Казачьего полка, который был создан ещё при Екатерине Великой в 1775 году. Музей полка почти полтора столетия находился в Петербурге. В 1917 году казаки вывезли его в Новочеркасск. Ну а потом — Новороссийск, Константинополь, остров Лемнос, Белград и Париж. В 1989 году в Париже оставались в живых всего трое участников гражданской войны, всем за девяносто. Они эвакуировались из Крыма с Врангелем. Все их однополчане, решившие не покидать Родину, были расстреляны. Сегодня музей хранят потомки казаков, теперь уже четвёртое и пятое поколение. И хочется верить, что недалёк тот день, когда музей лейб-гвардии Казачьего полка обретёт свою Родину и вернётся в Hовочеркасск или в Санкт-Петербург. Это произойдёт тогда, когда мы окончательно осознаем, наконец, уроки этой братоубийственной войны.

    Наградные знаки белых армий Юга России

    22 ноября 1917 года, после подавления мятежа Керенского — Краснова и выступлений юнкеров в Москве и Петрограде, Верховным главнокомандующим всё ещё существующей русской армии вместо генерала Н. Н. Духонина был назначен прапорщик Н. В. Крыленко.

    Генералы русской армии М. В. Алексеев, Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин, А. С. Лукомский, И.·П. Романовский, С. Л. Марков, И. Г. Эрдели вырвались из тюрьмы, бежали на юг — в казачьи области Дона и на Украину. Генерал М. В. Алексеев. бывший Верховный главнокомандующий, начал в ноябре 1917 года формировать в Новочеркасске Белую армию, противостоящую Красной. Командование этими частями, названными Добровольческой армией, принял 6 января 1918 года другой бывший Главнокомандующий генерал Л. Г. Корнилов.

    В ноябре 1917 года в Яссах на совместном совещании русского командования юго-западных фронтов, румынского командования и представителей Антанты был выработан план военных действий против большевиков. В декабре Англия и Франция заключили соглашение о зонах своего влияния. Англия избрала себе Кавказ и Закаспийские области, Франция — Бессарабию, Украину и Крым. Только за зиму 1918—1919 годов Деникин получил от Антанты около 30 тысяч винтовок, 558 орудий, 160 миллионов патронов, обмундирование и снаряжение на 250 тысяч человек. Началась гражданская война. Две силы сошлись в жестокой битве, отстаивая одно и то же — свои представления о счастье своего народа. Даже боевые песни у красных и у белых бывали одними и теми же или с несколько изменёнными словами. Например:


    «Мы смело в бой пойдём
    За власть Советов
    И с радостью умрём
    За всё за это.
    Мы смело в бой пойдём
    За Русь Святую
    И с радостью умрём
    За дорогую».[23]

    Г. Н. Трубецкой в своей книге «Годы смут и надежд»[24] рассказывает о том, как зародился первый отряд Добровольческой армии. В Хотунке, предместье Новочеркасска, встали два казачьих полка, которые не намерены были воевать, пили, гуляли и разлагающе действовали на остальные части. Атаман А. М. Каледин послал своих казаков разоружить и распустить эти два полка. Но казаки с этим делом не справились. Тогда пошли прибывшие на Дон офицеры и юнкера, пошли без оружия. Им удалось распустить два этих казачьих полка и за их счёт вооружиться. Добровольцы добывали себе оружие в боях, пока не получили помощь от Антанты. Отличительным знаком Добровольческой армии стал нашиваемый на рукав угол из ленты национальных цветов (бело-сине-красный).

    Добровольческая армия в составе 2000 человек перебазировалась в Ростов, но 24 февраля 1918 года была выбита оттуда вместе с казаками генерала А. М. Каледина, а на следующий день — и из Новочеркасска. Атаман войска Донского А. М. Каледин застрелился, остатки его войска отступили в Сальские степи, а Добровольческая армия отошла на Кубань. Она состояла из сведённых Корниловым в одну дивизию Офицерского пехотного генерала Макарова полка, Корниловского ударного полка полковника Неженцева, Партизанского пехотного генерала Богаевского полка, двух батальонов — Юнкерского и Инженерного, четырёх батарей и трёх конных дивизионов. Всего у Л. Г. Корнилова было около 4 тысяч человек. Все эти боевые подразделения имели свои наградные знаки.

    Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода. 1918 г.

    По пути на Кубань к Добровольческой армии присоединился отряд генерала Покровского, насчитывающий около 2000 бойцов. Добровольцы осадили Екатеринодар (Краснодар), но потерпели поражение, а сам Л. Г. Корнилов погиб от разорвавшегося снаряда. Отступая, белые его похоронили, а на следующий день красные выкопали его труп и повезли в Екатеринодар сжигать.

    Л. Г. Корнилова сменил А. И. Деникин, который направил Добровольческую армию на Дон, где она получила, наконец, надёжный тыл, смогла отправить в Новочеркасск обмороженных и раненых, собрать свои силы после очень трудного Кубанского похода, прозванного «Ледяным». П. Пашков так описал его: «Любовь к Родине и вера в Вождя двигали эту горсть едва вооружённых людей на беспримерный в военной истории подвиг — поход. Без надежды на помощь, без тыла, без снарядов. Армия пошла против заливавшей кровью красной волны, навстречу неизвестному будущему. Великие потрясения великой страны родили великую по духу горсть героев».[25]

    Восемьдесят дней длился Ледяной поход, потребовав от его участников немалого мужества. А. И. Деникин, в то время Главнокомандующий Вооружёнными Силами Юга России, своим приказом № 499 установил для всех участников похода «Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА.[*] «Терновый венок оксидированного серебра, 30 мм в диаметре, пересечённый слева снизу-вверх направо серебряным же мечом, рукоятью вниз, 50 мм длиною. Оборотная сторона гладкая, с набитым порядковым номером награждённого.

    Для всех чинов, состоявших в строю и принимавших участие в боях с большевиками, — лента, на которой носится знак, Георгиевская, с круглой розеткой национальных цветов (бело-сине-красная).

    Для нестроевых и гражданских чинов, участия в боях не принимавших, — лента ордена св. Владимира (красная с двумя чёрными полосами) и с такою же розеткой национальных цветов. Приказ по Добровольческой армии № 499 — 1918 г.».

    Число награждённых знаком Ледяного похода было не так уж и велико. Всего 4—5 тысяч человек. Но эта награда, первая награда Белого движения, широко известна в среде русских эмигрантов первой волны и их потомков. Форма её, как мы увидим, повторилась в военном ордене «3а великий Сибирский поход».

    В 1924 году все эмигрантские общества, созданные по принципу участия в гражданской войне и принадлежности к определённым воинским частям, были объединены в Русский Общевоинский Союз (РОВС). И вот через 20 лет после Ледяного похода в приказе РОВС от 19 августа 1939 года № 23 (г. Брюссель) говорилось: «…Чтобы сохранить на вечные времена, в назидание потомству, память о 1-ом Кубанском походе, распространить право ношения знака этого похода после смерти награждённого на старшего из его прямых потомков, причём право это предоставляется не автоматически, а каждый раз по особому постановлению Главного Правления Союза Первопроходцев».

    Крест «За Степной поход». 1918 г.

    Получили свой памятный крест и донские казаки, отступившие после поражения под Новочеркасском и Ростовом в феврале 1918 года и ушедшие в Сальские степи. Атаман Попов отказался присоединиться к Добровольческой армии для похода на Кубань. Он не хотел уходить с Дона и отрываться от родных мест. Поэтому казаки направились к расположенным в Сальских степях донским зимовкам, где было достаточно продовольствия и фуража для коней. К тому же эти степи далеко отстояли от железных дорог, что исключало внезапное нападение Красной Армии. Сменивший Каледина Попов рассчитывал также на восстание донских казаков и не просчитался, оно началось в конце марта 1918 года.

    В память похода в Сальские степи приказом Донского Атамана № 696 от 26 апреля 1918 года был учреждён крест «3а Степной поход». Он носился на Георгиевской ленте на левой стороне груди.


    ОПИСАНИЕ 3НАКА. «Крест железный, полукруглой профили, массивный, без надписей. Верхняя и боковая стороны его 11 мм, нижняя 13 мм, высота — 37 мм, ширина — 34 мм».

    Жетон и знак Корниловского ударного полка. 1918 г.

    Наверное, самым любимым фильмом нашего детства был «Чапаев». Мы смотрели его по многу раз, и в памяти навсегда сохранилась картина «психической атаки» батальона каппелевцев, которые шли на пулемёты красных во весь рост. Казалось бы, такое поведение людей должно было дать повод для того, чтобы задуматься: что же заставляет людей идти навстречу своей смерти, не склоняя головы. Но наши головы, наши бедные мозги были забиты пропагандистской чепухой. Мы видели только череп со скрещенными костями на их чёрных мундирах и фуражках и твёрдо знали только одно — это враги.

    А это были вовсе и не каппелевцы. В. О. Каппель командовал лишь батальоном полка. Это были корниловцы. Корниловский ударный полк возник не в гражданскую войну, он сформировался во время первой мировой войны 1914—1917 годов. Генерал Л. Г. Корнилов командовал в то время 8-й армией, а ударный полк его армии сформировал Неженцев, тогда ещё капитан. 1-й Ударный отряд состоял из двух батальонов (по тысяче человек в каждом), трёх пулемётных команд и команд разведчиков, как пеших, так и конных. Когда Л. Г. Корнилов стал Главнокомандующим, отличившийся на фронте 1-й Ударный отряд был перекомплектован в Корниловский ударный полк, состоящий из четырёх батальонов. За мужество и храбрость, проявленные 16 августа 1917 года на юго-западном фронте, все без исключения корниловцы были награждены Георгиевскими крестами. Полк представлял собой отборное боевое подразделение, его солдаты и офицеры пользовались рядом привилегий и гордились славой полка . Поэтому нет ничего удивительного в том, что после развала русской армии около 600 корниловцев поодиночке стали пробираться на Дон, где их командир Неженцев восстанавливал свой полк. «Сколько мужества, терпения и веры в своё дело должны были иметь те „безумцы“, которые шли в армию, невзирая на все тяжёлые условия её зарождения и существования», — писал А. И. Деникин.[26]

    Корниловский ударный полк стал основой Добровольческой армии, в июле 1919 года он развернулся в состоящую из трёх полков Корниловскую дивизию, в которую зимой 1919 года вошёл и 4-й Корниловский ударный полк, сформированный в Азове из донецких шахтёров. Корниловцы имели два знака — жетон и знак Корниловского ударного полка.


    ОПИСАНИЕ ЖЕТОНА. «Жетон серебряный, штампованный и представляет собою копию нарукавной нашивки — эмблемы, носившейся корниловцами на левом рукаве у плеча. Жетон формы гербового щита, в середине которого изображена мёртвая голова над двумя скрещенными костями. В верхней части его — дуговая надпись „КОРНИЛОВЦЫ“, а в нижней — два поднятых скрещенных меча, между рукоятями — пылающая граната и ниже даты „1917—18“. Оборотная сторона гладкая, носится на цепочке. Размер 21/2 на 31/2 см».

    Знак Корниловского ударного полка представлял собой «серебряный с равными сторонами крест, покрытый чёрной эмалью, с белой каймой по краям сторон. Крест положен на оксидированного серебра терновый венок, под которым находится серебряный с золотой рукоятью меч, расположенный наискось креста — слева снизу-вверх направо, рукоятью вниз. В центре креста — голубой щит (полковая эмблема) с теми же изображениями, как и на жетоне, но мечи опущены вниз и дата отсутствует. Все изображения золочёные».

    Знак 1-го Офицерского пехотного генерала Маркова полка. 1920 г.

    Этот полк был сформирован в феврале 1918 года на Дону, после побед Добровольческой армии в Ставропольском крае. Возглавил его генерал С. Л. Mapков. Когда 12 июня он был убит, в его память полк был назван 1-м Офицерским пехотным генерала Маркова полком. Через год он вырос в Марковскую дивизию, состоящую из трёх Офицерских пехотных генерала Маркова полков.

    Марковский полк, как и Корниловский, имел свои традиции неустрашимости и отчаянной храбрости. В этих полках не пригибались и тем более не ложились, когда шли цепью. При этом полк порой нёс значительные потери, но на смену выбывшим находились и вставали другие. Не только рядовые, но и командиры были здесь очень молоды. Корниловским полком командовал офицер, которому едва исполнилось 25 лет. Правда, эти лихие ребята были немилосердными грабителями и отчаянными скандалистами. Игра в карты, постоянные выпивки, дуэли были в полку обычным делом. Но, отдавая долг их храбрости, никто не обращал на это внимания.

    Надо сказать, и вожди Белого движения не щадили себя. Вот передо мной их имена. Каледин — застрелился, Корнилов — убит снарядом, Марков — убит в бою, Дроздовский — убит в бою, Крымов — застрелился, Чернецов — убит, Духонин — убит, Келлер — расстрелян петлюровцами, Дутов — погиб, Булак-Булахович — убит, Колчак — расстрелян. Перечень далеко не полный, его можно продолжать и продолжать.

    Сначала полк, потом Марковская дивизия имели свою артиллерию, укомплектованную прибывшими на Дон юнкерами Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ. Это была Артиллерийская рота, потом 1-я Михайловско-Константиновская Сводная батарея, а в августе 1919 года она стала Артиллерийской генерала Маркова бригадой. Юнкера тоже имели свои нагрудные знаки. Крест юнкерам учредил Главнокомандующий Русской армией генерал П. Н. Врангель в августе 1920 года, а знак марковцев установлен, видимо, уже в эмиграции.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА ПОЛКА. «Серебряный мальтийский крест, покрытый чёрной эмалью, с белой узкой каймой по краям сторон. В центре креста — чёрный четырёхугольник с двумя пересекающимися по диагонали линиями, окружённый серебряным терновым венком. На концах креста даты серебром: на верхнем „12“, на нижнем — „фев“ и на боковых — „19“ „18“, т.е. 12 февраля 1918 года».

    ОПИСАНИЕ ЗНАКА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ДИВИЗИОНА. «Золочёный мальтийский крест, чёрной эмали, окаймлённый по краям сторон узкой красной полосой. Крест положен на терновый венок оксидированного серебра, причём горизонтальные стороны креста проходят поверх венка, а вертикальные под ним. В центре креста золотая литера „М“ — заглавная буква имени шефа».

    Знак Алексеевского пехотного полка. 1939 г.

    Это был полк учащейся молодёжи. К февралю 1918 года в станице Ольгинской собрались гимназисты, реалисты и студенты, которые до этого вели войну в разрозненных партизанских отрядах. Из них сформировался особый партизанский полк. Когда 26 сентября 1918 года скончался генерал М. В. Алексеев, полк был назван Партизанским генерала Алексеева полком. Только через двадцать лет в память героизма и поломанных судеб этих безусых воинов РОВС учредил (22 декабря 1939 года за № 28) знак Алексеевского пехотного полка.

    Как трудно теперь нам, нынешним русским, представить себе этих русских юношей, сложивших свои головы за счастье Отчизны. Граф Г. Н. Трубецкой так заканчивает свою книгу «Годы смут и надежд 1917—1919»: «Мой брат, Константин, домой не вернулся. Ему только что минуло восемнадцать лет, когда он был ранен на Перекопе, при отступлении армии Врангеля. Его полк трижды посылал за ним лошадей, но мой брат каждый раз уступал своё место более тяжело раненным. С последним раненым он послал письмо своим родителям.

    „Милые Папа и Мама, спасибо Вам за всё, что Вы мне дали. Ради Бога, не плачьте обо мне. Всё в руках Божиих. Я страшно рад за такое дело положить жизнь. Верю в Царствие Небесное. Последняя моя просьба, не печальтесь обо мне, но возрадуйтесь, вспоминайте меня и главное молитесь и служите заупокойные обедни и панихиды обо мне. Господь с Вами. Счастливо оставаться Вам. До скорого свидания. Желаю Всем счастья“».[27]


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Крест белого металла, с удлинёнными вертикальными сторонами, разделённый по горизонтали на две части: верхнюю — белой, и нижнюю — голубой эмалями. В центре креста — золочёная чеканная литера славянской вязью: „А“, заглавная буква имени шефа полка генерала Алексеева, а внизу „1917“, дата основания полка. Размер креста 4 см на 6 см».

    Знак Алексеевского Артиллерийского дивизиона. 1936 г.

    В июне 1919 года Партизанский генерала Алексеева полк должен был стать дивизией. Образовалось два полка, и им придали Артиллерийскую бригаду, которая в Крыму в 1920 году получила наименование Алекceeвского Артиллерийского дивизиона. Он имел свой знак, который по проекту штабс-капитана Войнаровского учреждён приказом РОВС 17 июня 1936 года.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Две золочёные скрещенные пушки, положенные на серебряный оксидированный терновый венок. На скрещении пушек — золочёная литера славянской вязью: „А“, заглавная буква имени шефа генерала Алексеева».

    Знак 1-го Конного генерала Алексеева полка. 1918 г.

    Этот полк был сформирован по возвращении из 1-го Кубанского (Ледяного) похода. Он принял участие во 2-м Кубанском походе в Донбасс. А. И. Деникин отклонил предложение П. Н. Краснова о соединении с немцами и совместном с ними наступлении на Цapицын и в июне 1918 года снова двинулся на Кубань, пылавшую казачьими восстаниями. Казаки не хотели уходить за пределы своего края, ограничившись присоединением к своей вольнице Донбасской области. Это помешало П. Н. Краснову взять Царицын. В пяти километрах от города, когда были отданы уже распоряжения о вывозе оттуда ценного груза, казаки устроили митинг и отказались сражаться за Царицын. Они считали, что Дон не должен спасать Россию, это дело самой России. Отечество, в их представлении, заменялось малой Родиной — Доном. Пока казаки митинговали, фронт был прорван и отодвинулся от Царицына на 50 километров.

    Тем временем Добровольческая армия овладела Тихорецкой, Ставрополем, Екатеринодаром и Новороссийском. Алексеевский полк участвовал во всех этих событиях, а потом, после взятия белыми Курска, вошёл в состав 1-й бригады 10-й Кавалерийской дивизии. По проекту корнета полка С. Г. Двигубского был учреждён знак кавалеристов-алексеевцев.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Серебряный равносторонний крест, покрытый чёрной эмалью, с широкой белой каймой по краям сторон. Слева снизу-направо вверх на него наложен серебряный меч, рукоятью вниз, причём последняя золочёная. В центре креста золочёная славянская литера „А“ — начальная буква имени шефа полка.

    На крест как бы повешен терновый венок оксидированного серебра, типа венка на знаке за 1-й Кубанский поход. Верхняя сторона креста находится поверх венка и на ней белой эмалью памятная дата „1917“, а все три остальные стороны под венком».

    Медаль дроздовцам. 1918 г.

    Добровольные соединения формировались в 1917—1918 годах не только на Дону. Так, на Румынском фронте в городе Яссы в конце 1917 года образовался отряд добровольцев численностью в 1500 бойцов, который под командой полковника генерального штаба М. Г. Дроздовского прошёл с боями 1200 вёрст для того, чтобы соединиться с Добровольческой армией генерала Л. Г. Корнилова. Пробившись на Дон, дроздовцы заняли с боями 25 апреля 1918 года Новочеркасск и вошли в Добровольческую армию как 3-я дивизия Дроздовского.

    За этот беспримерный поход приказом Главнокомандующего Добровольческой армией от 25 ноября 1918 года за № 191 для всех дроздовцев была учреждена памятная медаль. Она носилась на ленте национальных цветов (бело-сине-красной) и по уставу передавалась потомкам награждённого для хранения в семье. В 1918 году никто в Добровольческой армии не сомневался в победе над большевиками, и этот знак мужества и доблести добровольцы сразу же определили как историческую реликвию.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Медаль серебряная, матовая, овальной формы, имеет у ушка два скрещенных меча.

    По окраинам медали, на лицевой стороне, две ветви: справа — дубовая, как символ непоколебимого решения, и слева — лавровая, символизирующая решение, увенчавшееся успехом. На поле этой стороны медали изображён выпуклый рисунок: Россия в виде женщины в древнерусском одеянии, стоящей с мечом в протянутой руке над обрывом, и на дне его и по скату группа русских войск с оружием в руках, взбирающаяся к ногам женщины и олицетворяющая стремление к воссозданию Единой, Неделимой, Великой России. Фон рисунка — восходящее солнце.

    На оборотной стороне медали, в верхней её части, полукругом по краю выгравировано: „ПОХОДЪ ДРОЗДОВЦЕВ“ и поперёк медали: „ЯССЫ — ДОНЪ“, следующая строка: „1200 ВЕРСТЪ“, затем дата „26 II. — 25.IV.1918“ и в последней строчке — фамилия награждённого с инициалами его имени и отчества.

    Ширина медали — один дюйм, длина — полтора дюйма. Размер каждого меча — 1 дюйм. Лента национальных цветов с бантом».

    Знак 2-го Офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка. 1919 г.

    После соединения 27 мая 1918 года пришедших из Ясс дроздовцев с Добровольческой армией в 3-й дивизии был сформирован 2-й Офицерский стрелковый полк. Генерал М. Г. Дроздовский был тяжело ранен в боях и 1 января 1919 года скончался. В память генерала полку было пожаловано его шефство и он стал называться 2-й Офицерский стрелковый генерала Дроздовского полк. В июне 1919 года после взятия белыми Харькова на основе этого полка образовалась из трёх полков такого же наименования дивизия.

    Полковой знак дроздовцев был учреждён по проекту генерала Туркула, командовавшего дивизией, уже в эмиграции. Помимо указанного креста существовал ещё и крест капитана Богоявленского. Он отличался несколько меньшими размерами.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный крест, длиной 3 см и шириной 2 см, верхний и левый конец которого покрыты малиновой эмалью, а правый и нижний — белой. В середине креста начальная буква имени шефа полка — генерала Дроздовского — „Д“. Сверху надпись „ЯССЫ“, а внизу дата „1917“. Надписи и буква „Д“ — золочёные».

    Знак 2-го Офицерского Конного генерала Дроздовского полка. 1919 г.

    Из пришедшего походом из Ясс в мае 1918 года Дроздовского отряда был выделен и сформирован 2-й Офицерский Конный полк, получивший после гибели М. Г. Дроздовского его шефство и наименование. Он стал называться 2-м Офицерским Конным генерала Дроздовского полком. Знак его был установлен для всех чинов уже в эмиграции, но до этого бойцы полка носили точно такую же эмблему на левом рукаве у плеча.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Щит формы гербового, серебряный, покрытый чёрной эмалью с серебряными буквами: „2“ „оДк“ и ниже „п“, что значит: 2-й Офицерский генерала Дроздовского Конный полк».

    Крест партизан-чернецовцев. 1918 г.

    В 1-м Кубанском (Ледяном) походе участвовал и Партизанский отряд полковника Чернецова. Ещё в конце 1917 года появились на Дону летучие партизанские отряды, состоявшие из молодёжи: кадет, юнкеров, гимназистов, реалистов и студентов. Новочеркасск несколько раз переходил от белых к красным, и наоборот. Опасаясь расправы, 14—16-летние подростки из учащейся молодёжи уходили в партизаны. Партизанская война — новое, особое для Дона явление, она рождала необычный тип войск и лихих партизанских вождей. Громкой славой пользовались такие партизанские главари, как А. Г. Шкуро, «Белый дьявол» сотник Греков, В. Л. Покровский и Чернецов. Всё это были молодые люди, в 26-27 лет ставшие полковниками и даже генералами. У Шкуро, например, была особая «волчья сотня», собранная из отчаянных удальцов, готовых за своим атаманом пойти в огонь и в воду. Одно его имя наводило трепет на противника и создавало панику. Он был вездесущим, сегодня — здесь, завтра — там, то на одном фронте, то на другом, всюду, где требовались лихой неожиданный наскок и устрашение. Партизанские вожди щедро награждали своих молодцов, не забывая и себя. Награбленная добыча не считалась чем-то незаконным.

    Конечно, партизаны не щадили своих врагов. Мы много читали о жестоких расправах с большевиками и о зверствах белогвардейцев. Они писали об этом и сами, например, Роман Гуль в своей книге «Ледяной поход».[28] И только в последнее время появилась литература о нечеловеческой жестокости ЧК и красных отрядов в гражданскую войну. Люди ожесточились, и бесчеловечности хватало с обеих сторон. Трудно измерить, где её было больше. О том, как сожгли в топке партизана Сергея Лазо, мы достаточно наслышаны. Но вот красный командир И. Л. Сорокин расстрелял нескольких евреев, входивших в ЦИК Кавказской республики, а в ответ на это убили на допросе самого Сорокина и 106 заложников, состоящих из офицеров, священников и интеллигентов. Матросы рубили их у ямы шашками. Надо думать, матросы владели шашками не очень хорошо. Звериные инстинкты чаще всего проявляются, наверное, всё же у людей с более низкой культурой. Трудно представить себе русского офицера, юнкера или студента, который рубил бы шашкой священника. Но такое могло ожесточить и их.

    Добровольческая армия только формировалась, а молодёжные партизанские отряды уже совершали стремительные набеги на железнодорожные станции и на карательные отряды красных. Донским партизанским отрядом командовал есаул Чернецов, произведённый за дерзкие и успешные операции в полковники. Вскоре он был убит, а отряд получил его имя. Для всех чинов отряда, принимавших участие в боевых действиях на Дону с конца 1917 года по февраль 1918 года, приказом Донского Атамана был установлен знак чернецовцев. Изготовлялся он из серебра, пожалованного для этой цели в виде серебряных рублей одной ростовской купчихой.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Штампованный крест из оксидированного серебра с равными сторонами (39 мм), пересечённый по диагоналям: с одной стороны казачьей шашкой с темляком, а с другой — дубовой ветвью. На верхней и нижней сторонах креста даты „1917“ и „1918“, а на поперечных надпись славянскими буквами „ЧЕРНЕЦОВЦЫ“.

    Оборотная сторона гладкая и имеет номер. Крест носился на розетке из Георгиевской ленты на правой стороне груди на винте».

    Крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани». 1918 г.

    Весной 1918 года на Кубани была создана Северо-Кавказская советская республика, но она не устояла перед пришедшей в июне на Кубань Добрармией, хотя численно войска А. И. Деникина насчитывали в три раза меньше бойцов, чем их было у красных. Сказывалось настроение местного населения, выражавшееся в многочисленных казачьих восстаниях. Созданный в Царицыне 22 июля Военный совет Северо-Кавказского Военного округа в составе И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова и С. К. Минина оказался беспомощным, около года власть в этом крае находилась в руках белых. После занятия ими всего Ставрополья образовалась Чрезвычайная Рада Кубанского края. Она и учредила крест «Спасение Кубани» и медаль «За освобождение Кубани».

    Однако знаки обеих этих наград не успели изготовить на Кубани. Но известно, что награждение ими производилось. Казавшееся прочным положение Добровольческой армии не заставляло спешить с изготовлением наград. Но пока разрабатывались их статуты и Положение, ситуация в крае резко изменилась. Награждённым успели раздать только грамоты, свидетельствующие о награде. И лишь позже (в Париже) было изготовлено небольшое количество крестов «Спасение Кубани» для получивших в 1918 году свидетельства о награждении ими. Определённый интерес представляет Постановление Чрезвычайной Рады Кубанского края от 3 декабря 1918 года об учреждении этих наград. Приведём выдержки из него:

    «Ст. 1. В воздаяние и память героических трудов и лишений, понесённых в борьбе за освобождение Кубанского края от большевизма, установить следующие награды: крест „Спасение Кубани“ и светло-бронзовую медаль „За освобождение Кубани“.

    Ст. 2. Крест „Спасение Кубани“ устанавливается двухстепенной: 1-й ст. — чёрный железный крест с гербом Кубанского Казачьего Войска и с надписью: „ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ КУБАНИ 1918“ — на лицевой стороне и с порядковым номером и указанием степени на оборотной стороне. Крест носится на соединённой ленте — Георгиевской и Кубанской национальной (узкая синяя полоса — иногородние, двойная широкая малиновая полоса — кубанцы-казаки и узкая зелёная полоса — горцы).

    2-й степени — такой же крест, на соединённой ленте ордена св. Владимира и Кубанской национальной.

    Ст. 3. Медаль „За освобождение Кубани“ устанавливается также 2-х степеней. Медаль обыкновенного размера светлой бронзы с гербом Кубанского Казачьего Войска на лицевой стороне и с надписью „За освобождение Кубани 1918“ и указанием степени на обороте.

    Медаль 1-й ст. на соединённых Георгиевской и Кубанской национальной и 2-й ст. — на соединённой Владимирской и Кубанской национальной лентах.

    Ст. 5. Крест „Спасение Кубани“ — 1-й степени жалуется:

    а) всем чинам Кубанской Армии, участникам Кубанского похода, принимавшим участие в боях против большевиков с 28 февраля по 1 апреля 1918 г.;

    б) всем чинам Добровольческой Армии, участникам боёв с большевиками с 23 февраля (со дня перехода границы Кубани) по 1 апреля 1918 г.;

    в) организаторам отрядов, борьба которых с большевизмом имела общекраевое значение.

    Ст. 6. Крест „Спасение Кубани“ 2-й степени жалуется всем прочим чинам Кубанской и Добровольческой Армии, участникам в походе в указанные выше периоды, не принимавшим активного участия в боях.

    Ст. 7. Кроме лиц, указанных в ст. 5 и ст. 6 постановления, кресты 1-й и 2-й степени жалуются всем лицам, оказавшим выдающиеся подвиги в деле защиты Кубани по постановлению Думы Креста „Спасение Кубани“».

     Крест Екатеринославского похода. 1920 г.

    Этот крест напоминает нам о походе длиной в 500 вёрст, совершённом отрядом генерала Васильченко из Екатеринослава в Крым. Отряд численностью около тысячи человек, выйдя из города 27 ноября 1918 года, более месяца продвигался с тяжёлыми боями, не имея в необходимом количестве продуктов и фуража. Днём он вёл бои, а ночью проходил по 20—30 вёрст. Отряд состоял из 34-й пехотной дивизии, 34-й артиллерийской бригады, 3-го драгунского Новороссийского полка, броневых и инженерных частей. По прибытии в Крым эти части составили основу Крымско-Азовской армии. «В воздаяние доблести, проявленной во время похода», Главнокомандующий Русской армией генерал П. Н. Врангель установил эту награду для всех участников похода генерала Васильченко своим приказом № 3303 от 6 июня 1920 года. Крест носился на ленте национальных цветов (бело-сине-красной) на левой стороне груди и имел на оборотной стороне номер.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Серебряный крест формы Георгиевского, чёрной эмали с белой широкой каймой по краям. Стороны креста соединены серебряным терновым венком, в середине же креста — щиток с гербом г. Екатеринослава (в голубом поле вензельное золотое изображение имени Императрицы Екатерины II, окружённое девятью золотыми звёздами, под золотой же императорскою короной)».

    Крест похода генерала Бредова. 1920 г.

    В декабре 1919 года 1-я Конная армия красных берёт Харьков и Киев, освобождает от белых Донбасс, в январе 1920 года — Ростов, Царицын, а 7 февраля — Одессу. Фронт, которым командовал генерал Бредов, прорван, и группа его войск отрезана. В этой ситуации отряд Бредова идёт к румынской границе, но румыны не соглашаются принять русских.

    В первых числах февраля 1920 года многочисленный отряд, имевший около 7 тысяч раненых, больных и беженцев, начал продвигаться с боями между железной дорогой Одесса—Жмеринка и Днестром, направляясь в Крым. К 12 февраля отряд подошёл к Новой Ушице, где стояли поляки. После продолжительных и бесплодных переговоров с польскими генералами Бредову удалось получить согласие на переход в Крым через румынскую территорию. П. Н. Врангель отметил этот поход своим приказом № 206 от 25 февраля и установил для участников похода крест — «В воздаяние верности долгу и понесённых тяжёлых трудов и лишений чинами отряда генерала Бредова, с боями пробившимися в студёную зимнюю пору из Тирасполя в Польшу».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Серебряный крест, покрытый с обеих сторон белой эмалью, по краям которых узкая серебряная кайма. Посередине креста серебряный опущенный книзу меч. На поперечных сторонах дата „19“ „20“ (1920), а на обороте его надпись славянскими буквами „ВЕРНЫЕ ДОЛГУ“. Крест носится на ленте национальных цветов (бело-сине-красной). Размеры верхних его сторон 1 см и нижней 1 1/2 см».

    Орден Святителя Николая Чудотворца. 1920 г.

    В завершение рассказа о наградных знаках белых армий Юга России нужно сказать об учреждении ордена Святителя Николая Чудотворца.

    Высшим военным орденом Российской империи был орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Он имел четыре степени и давался за исключительные военные подвиги и заслуги. Вспомним, что полных кавалеров ордена св. Георгия за всю историю России было всего четыре человека, а самая низшая, 4-я степень всегда давала награждённому потомственное дворянство.

    Но так как вожди Вооружённых Сил Юга России не считали возможным награждать своих добровольцев в войне русских против русских российскими орденами, П. Н. Врангелем был учреждён новый орден — орден Святителя Николая Чудотворца.

    По своему статуту он был приравнен к ордену св. Георгия, но носился всё же ниже его, ибо для русского офицера не было ничего выше ордена св. Георгия. Даже российские императоры Александр I, Александр II, Николай II удостоились лишь 4-й степени этого ордена. Награждение орденом Святителя Николая Чудотворца производилось (как и орденом св. Георгия) Кавалерской Думой и утверждалось Главнокомандующим. Орден имел две степени. Крест 1-й степени носился на шее, а крест 2-й степени — на левой стороне груди. Лента — национальных цветов (бело-сине-красная). Отличался орден Святителя Николая Чудотворца от ордена св. Георгия ещё и тем, что им награждались не только офицеры, но и солдаты, имевшие не менее двух Георгиевских крестов (солдатские награды 4-х степеней, учреждённые в 1913 году).

    Орден св. Георгия изготовлялся из золота, золочёного серебра и с помощью белой эмали, а орден Николая Чудотворца — из железа. Трудно было в Крыму наладить эмалевое производство, к тому же скромность внешнего вида креста как бы подчёркивала суровость обстановки. Известны и 50 крестов Николая Чудотворца, изготовленные фирмой Годэ в Берлине. Пока не было достаточного числа кавалеров ордена, в Кавалерской Думе заседали кавалеры ордена святого Георгия. Подход к награждению этим орденом был весьма требовательный и строгий. 1-й степенью ордена Николая Чудотворца никто награждён не был. Сам П. Н. Врангель получил от Думы только крест 2-й степени. Кресты 1-й степени даже не чеканились. Зато сохранился список кавалеров ордена Святителя Николая Чудотворца 2-й степени. В нём 937 имён. Первым кавалером ордена стал штабс-капитан Любич-Ярмолович. П. Н. Врангель вручил ему знак ордена лично за то, что он на головном танке прорвал проволочные заграждения и открыл дорогу пехоте.

    В царской армии воинские части не награждались орденами, только офицеры. Коллективные награды были лишь в виде знамён, штандартов, серебряных труб и литавров и изредка — перевода армейской части в гвардию. Врангель же начал награждать орденом свои воинские части. А к знамёнам, штандартам и трубам прибавились ленты ордена.

    Для военно-морского флота Белой армии были учреждены Николаевские адмиральские флаги и Николаевские вымпела. Конечно, название их в какой-то мере отождествлялось с именем убитого большевиками царя Николая II. «Николаевский Георгиевский Адмиральский флаг имеет вокруг щита с изображением св. Георгия трёхцветную полосу с цветами: первая от щита — красный, вторая — синий и третья — белый. Обыкновенный Адмиральский флаг имеет в середине круглую трёхцветную кокарду с цветами: наружный — белый, средний — синий и внутренний — красный».

    Николаевские вымпела и Брейд-вымпела имели в отличие от обыкновенных трёхцветные косицы, верхняя, или правая, — белая, средняя — синяя и нижняя, или левая, — красная.

    Вымпел ордена был пожалован (приказ Главнокомандующего 26.6.1920. № 118) следующим судам флота: канонерским лодкам: «Страж» и «Грозный»; речным канонерским лодкам: «Алтай» и «Урал». Вооружённым ледоколам: «Всадник» и «Гайдамак». Вооружённым катерам: «Мария», «Азовец», «Николай Пашич», «Дмитрий», «Пантикопея» и «Меотида».

    30 апреля П. Н. Врангель утвердил Временное положение об ордене св. Николая Чудотворца. Девизом ордена стали слова: «ВЕРОЙ СПАСЕТСЯ РОССИЯ». Такая надпись идёт по кругу в центре креста, в котором изображён святой Николай Чудотворец. В параграфе 8 положения было сказано: «Орденом Святителя Николая Чудотворца может быть награждён лишь тот, кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершит отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу». Кавалерский праздник ордена св. Николая Чудотворца установлен 9 мая.

    7—11 ноября 1920 года Красная Армия в Перекопско-Чонгарской операции взяла штурмом Перекоп и овладела всем Крымом. Часть врангелевской армии на французских кораблях эвакуировалась в Константинополь. При этом было уведено во Францию и 138 русских кораблей. Все оставшиеся, не пожелавшие покинуть Россию и сдавшиеся в плен, были тут же расстреляны по приказу Бела Куна и его комиссара Землячки (Залкинд).

    Так закончилась трагедия Добровольческой армии. В последнее время враги России всё чаще начинают говорить вслух о рабской душе русского народа, о его тысячелетнем рабстве. И как тут не вспомнить слова А. И. Деникина: «Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступлений большевистской власти и принести свою кровь и жизнь на разрушаемую родину, — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обречённых на колонизацию пришельцев с Запада и Востока.

    К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу».

    Наградные знаки белых армий Севера и Запада России

    История гражданской войны и иностранной интервенции на Севере и Западе России началась с того, что бежавший из Петрограда А. Ф. Керенский отдал приказ о наступлении на столицу 3-го конного корпуса генерала П. Н. Краснова. К ноябрю 1917 года офицерские казачьи и юнкерские отряды были отброшены от Питера.

    6 марта 1918 года Мурманск занял десант Антанты под предлогом защиты от немцев военных складов. В апреле немцы вторглись в Финляндию, и флот вынужден был уйти из Гельсингфорса в Кронштадт. Затем 2 августа десант Антанты и США занял Архангельск. Немцы вскоре ушли из оккупированных территорий России, опасаясь брожения среди солдат, а в Эстонии, Латвии и Литве образовались национальные правительства, начавшие создавать свои армии. Но Советское правительство, аннулировав Брестский договор, ввело в Прибалтику и Белоруссию свои войска, остались незанятыми только Ревель (Таллинн) в Эстонии, Либава (Лиепая) в Латвии и Ковно в Литве.

    К этому времени сформировалась армия, состоявшая из Германского Добровольческого корпуса генерала фон дер Гольца, новой латвийской армии, Балтийского ополчения и Русской армии князя Ливена. 22 мая была взята у красных Рига. Однако конфликт между немцами и эстонцами, отказ немцев эвакуироваться из Курляндии по требованию союзников и другие междоусобицы задержали дальнейшее наступление.

    В это же время из бывших русских военнопленных сформировался в Германии Русский корпус, который прибыл в Прибалтику. Командиром Русского корпуса был генерал-майор П. М. Бермонт, бывший капельмейстер. Первый офицерский чин он получил в русско-японскую войну 1904—1905 гг., а чин полковника — от А. Ф. Керенского. Став же генералом, он вдруг сделался князем Бермонт-Аваловым. «1-го декабря ко мне явилась, — пишет в своих воспоминаниях Бермонт-Авалов, — делегация старших чинов Армии и поднесла мне от имени Армии постановление, в котором Армия просила меня принять чин генерал-майора. Мотивом было — последнее желание моей Армии подчеркнуть перед „союзниками“ глубокое единение со мной. Я не счёл возможным отклонить это предложение и принял его».[29]

    Когда возникает необходимость выбора — оставаться с немцами или присоединиться к Н. Н. Юденичу, П. М. Бермонт-Авалов выбирает немцев. Другая же половина Русского корпуса во главе с князем Ливеном переходит к Н. Н. Юденичу. Немцы передают командование Бермонт-Авалову. Юденич утверждает его командующим Западной Добровольческой армией. Бермонт успешно наступает в районе Двинска, но его сдерживает Латвийская армия с помощью артиллерии союзного флота. Два корпуса численностью в 20 000 человек эвакуируются обратно в Германию и образуют «Русский отряд на территории Германии». Но вскоре он распадается и бесславно прекращает своё существование.

    П. М. Бермонт-Авалов объявлял себя наместником сформированной в Пскове Северной армии генерала Келлера и поэтому для своих наград избрал форму креста Келлера, изменив только его белый цвет на чёрный. Неизвестно, существовал ли на самом деле крест Келлера, мальтийский, серебряный, белой эмали и без каких-либо надписей. Ведь граф Келлер не успел возглавить армию Севера. Будучи убеждённым монархистом, он отказался присягнуть Временному правительству и уехал на юг, в Харьков, к генералу А. М. Крымову. В ноябре 1918 года ему предложили возглавить Северную армию. Он направился в Псков, но в Киеве был схвачен петлюровцами и расстрелян перед Софийским собором. Северной армией командовал сначала генерал Вандам, потом полковник Дзерджинский и генерал Родзянко. Тем не менее белый мальтийский крест, установленный для Северной армии, называется Крестом Келлера.

    Наградной крест Западной Добровольческой армии генерала Бермонт-Авалова. 1919 г.

    Этот знак был утверждён ещё в Германии при начале формирования Русского корпуса полковником Бермонт-Аваловым 4 марта 1919 года (приказ № 24).


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Мальтийский крест белого металла, покрытый чёрным матовым лаком или чёрной эмалью, размер 51 мм, носимый на левой стороне груди на винте. Этот крест назывался орденом и имел две степени. Военные награждались крестом с мечами, а штатские — без мечей».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА 1-й СТЕПЕНИ. «Мальтийский крест белого металла, покрытый чёрной эмалью или чёрным лаком, подобный ранее установленному знаку, но имеющий над верхней стороной креста серебряную мёртвую голову над двумя скрещенными костями, а поперёк креста два скрещенных серебряных меча с золотыми рукоятями, подъятыми вверх (на кресте для лиц гражданских мечи отсутствуют). Оборотная сторона гладкая. Размер креста 55 мм, высота мёртвой головы 19 мм. Крест носился на шее на чёрной ленте с каймой: с одной стороны русских национальных цветов (бело-сине-красной), а с другой — германских (чёрно-бело-красной). При ношении на шее — германские цвета наверху, то же при ношении второй степени на груди с бантом».

    Крест 2-й степени был меньшего размера (всего 41 мм), носился на груди с бантом.

    Крест Балтийского Ландвера. 1919 г.

    Пожалуй, самое большое число наградных и памятных знаков имел Немецкий Легион Балтийского Ландвера. Эта воинская часть состояла из прибалтийцев немецкого происхождения и входила в Западную Добровольческую армию под командованием капитана 2 ранга фон Зиверта. Кроме немецких подразделений в Балтийский Ландвер входили также Корпус полковника Дибича, отряд Плеве и ещё несколько частей. Главной из наград Легиона был крест Балтийского Ландвера.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Чёрный железный прямоугольный крест, на который наложен такой же золочёный крест меньшего размера, имеющий на четырёх своих концах золочёные лилии. Размер креста: 45 на 45 мм. Оборотная сторона гладкая. Носился на груди на винте».


    В октябре 1918 года в Пскове сформировался Псковский Добровольческий отряд, но брошенный немцами на произвол судьбы, он был разбит. Из остатков его был создан Отдельный корпус Северной армии. От Пскова белые отходили в большие холода, плохо одетые, всё время отбиваясь от преследовавшего противника. 13 мая 1919 года, получив подкрепление из иностранных добровольческих формирований, корпус перешёл в решительное наступление и занял огромную территорию от Пскова до Финского залива. Бои шли на подступах к Петрограду. В это время как раз пылали контрреволюционные мятежи на фортах Красная Горка и Серая Лошадь. Но в конце концов они были подавлены, а белые отброшены за финскую границу.

    В память этих событий Командующий Отдельным Корпусом Северной армии генерал А. П. Родзянко учредил своим приказом № 156 от 10 июля 1919 года крест «13-го мая 1919».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный белый эмалевый крест с одинаковыми сторонами (39 мм), вдоль обеих поперечных сторон которого надпись золотой славянской вязью: „13 МАЯ 1919“. Крест носится на круглой розетке национальных цветов на левой стороне груди».


    Неожиданный успех дерзкого наступления Северной армии заставил Советское правительство признать Петроградский фронт первым по важности. Руководство борьбой на этом участке взял в свои руки В. И. Ленин. Под Петроград были направлены части с Восточного фронта и из резервов Главкома.

    Но пополнялась и Белая армия. За счёт пленных красноармейцев, новых мобилизаций. А вскоре была создана, в отличие от Северной армии Е. К. Миллера, Северо-Западная армия, командование которой принял генерал Н. Н. Юденич. Она насчитывала уже 18 тысяч штыков и 700 сабель, в ней было 6 танков, 2 броневика, 4 бронепоезда. 28 сентября Юденич прорвал фронт 7-й армии, овладев к середине октября Гатчиной, Красным Селом, и подошёл к окраинам Петрограда. Но, лишившись неожиданно поддержки эстонцев и англичан (артиллерии английского флота), части Юденича вынуждены были отступить. Затем последовали неудачные для белых бои под Ямбургом, Нарвой, и армия перестала существовать. Доконали её сильные морозы, отсутствие тыловых баз, измена союзников. А затем и тиф, унесший в могилу до 8 тысяч человек.

    Другая сторона объясняет свою победу тем, что в подкрепление 7-й армии дана была ударная группа и боевой состав её вырос до 40 тысяч штыков и сабель. К контрнаступлению была привлечена и 15-я армия Западного фронта. Защитой же Петрограда руководила особая комиссия во главе с В. И. Лениным.

    В декабре остатки армии Н. Н. Юденича ушли в Эстонию, где разоружились, и солдаты «превратились в дровосеков и рабочих по добыванию торфа».

    Знак объединения Северо-Западников. 1931 г.

    В эмиграции офицеры и солдаты Северо-Западной армии создали своё «объединение Северо-Западников». В 1931 году Председателем Общевойскового Союза генералом Е. К. Миллером был учреждён знак Объединения. Он повторял в уменьшенном виде шеврон, который воины Северо-Западной армии носили на левом рукаве.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Знак представляет собой золочёный треугольный щиток — шеврон национальных цветов, в красном поле которого находится белый крест.

    По бокам креста — золотые буквы „С. З.“, а вверху золотом же дата: „1919“. Знак этот изготавливался исключительно уменьшенного размера для ношения в петлице штатского костюма. Размер знака 2 на 2 см».

    Знак ливенцев

    Отказавшись сотрудничать с немцами и Бермонт-Аваловым, Светлейший князь Ливен, в то время ротмистр Кавалергардского полка, создал в Либаве Русский Добровольческий отряд. Он был известен под названием «Либавских стрелков», или «ливенцев». Первоначально отряд был небольшой, всего в 65 штыков. Позже он вырос в 5-ю стрелковую дивизию. Ливенцы принимали участие во всех боях Северо-Западной армии, в наступлении на Петроград 20 октября 1919 года дошли до предместья Лигова, т. е. были ближе всех к Петрограду. После разгрома Н. Н. Юденича ливенцы ушли в Польшу и продолжали участвовать в гражданской войне.

    Уже в эмиграции Ливен создал и возглавил «Союз ливенцев». Этим объединением был установлен памятный знак. В отличие от других подобных знаков он носился в петлице штатского костюма.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Золочёный крест белой эмали, с двумя накрест лежащими золотыми мечами рукоятями вниз. В середине креста щиток, формы гербового, национальных цветов: бело-сине-красного, на нём золотая буква „Л“ и памятная дата „1919“. Щит увенчан золотою короной. Размер знака 2 на 2 см».

    «Крест храбрых» атамана Булак-Булаховича

    С. Н. Булак-Булахович — фигура весьма характерная для смутного времени гражданской войны. Это обожаемый своими полуразбойниками батька-атаман, служивший белым, потом красным, затем опять белым и в конце концов застреленный в 1940 году на улице Варшавы.

    В кавалерии русской армии он был ротмистром, что соответствовало чину капитана в армейской пехоте. Н. Н. Юденичем Булак-Булахович был произведён в генерал-майоры. Чин был дан ему за дерзкие и успешные операции против красных. Его ребята отличались отчаянной и легендарной храбростью и знали, что пощады им от врага не будет. Командовал Булак-Булахович партизанским отрядом сначала у А. П. Родзянко, потом у Юденича. Отряд его воевал не столько с красными, сколько с населением, занимался грабежами и не подчинялся командованию. За это приказом Н. Н. Юденича № 20 от 24 августа 1919 года С. Н. Булак-Булахович был исключён из Белой армии. Тогда он перебрался сначала в Эстонию, потом в Польшу, где также получил чин генерала, теперь уже польской армии. Для участников своего отряда атаман учредил «Крест храбрых».


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест белого металла, формы Георгиевского, покрытый белой эмалью, размера 35 на 35 мм. В центре креста штампованный круглый медальон, оксидированного серебра, на котором изображена над скрещенным мечом и факелом мёртвая голова. Медальон окружён лавровым венком, перевязанным внизу лентой.

    Оборотная сторона гладкая и имеет порядковый номер.

    Носился на широкой чёрной ленте 38 мм, с двумя золотыми каймами по краям ленты, 5 мм каждая».

     Медаль и знак Северной Добровольческой армии генерала Миллера. 1919 г.

    Северная армия генерала Е. К. Миллера сосредоточилась к концу 1918 года в Мурманске (3000 человек) и в Архангельске (4000 человек). Дисциплина в этих частях практически отсутствовала, солдаты сняли погоны и воинский распорядок признавали неохотно. К этому времени английский генерал Пуль продвинул свои войска по Мурманской железной дороге на 600 километров от побережья и готовился к оккупации 23-тысячной армией, в которой было 13 тысяч англичан, 5,2 — американцев, 2,3 — французов, кроме того, в этой армии были ещё итальянцы и сербы. 31 июля они заняли Онегу, а 2 августа — Архангельск.

    Когда же в сентябре 1919 года иностранные войска убрались с Севера, генералу Е. К. Миллеру удалось продержаться только до февраля 1920 года, после чего он был вынужден часть армии эвакуировать морем, а другую часть увести в Финляндию.

    Временное правительство Северной области 18 июня 1919 года учредило медаль «В память освобождения Северной области от большевиков». Она носилась на ленте из равных, голубой и белой, полос.


    ОПИСАНИЕ МЕДАЛИ. «Медаль белого металла, диаметром 30 мм. На лицевой стороне её в центре изображена Победа в виде крылатой женщины, с поднятым мечом в правой руке и со щитом в левой. С левой её стороны — русский солдат, заряжающий винтовку, а вокруг него солдаты союзных войск, стреляющие с колена: английский, американский, французский, итальянский и сербский.

    На обороте медали: сверху двуглавый орёл без короны, крылья его распущены, в лапах венок и меч, а на груди щит со св. Георгием Победоносцем. Внизу погрудные изображения солдат союзных войск, которые окружают русского солдата.

    Справа: английский и американский, слева: француз, итальянец и серб. В центре медали под орлом надпись в две строки: „МЕДАЛЬ В ПАМЯТЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ — СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ ОТ БОЛЬШЕВИКОВ“ и справа по срезу медали надпись гравёра „Ф. Ковалевская“».


    В эмиграции генерал Е. К. Миллер создал для чинов своей Северной Добровольческой армии «Общество северян» и учредил для его членов памятный знак. Но, как пишет П. Пашков, «к сожалению, не представилось возможным выяснить точную дату его установления, где он изготовлен и в каком количестве». Не удалось найти и рисунка этого знака.


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Знак представляет собой серебряный Андреевский крест, покрытый белой эмалью с узкой каймой голубого цвета по краям сторон. На левом верхнем конце креста надпись: „АРХАНГЕЛЬСК“, на правом — „МУРМАНСК“, на левом нижнем: „1 АВГУСТА 1918“, на правом: „19 ФЕВРАЛЯ 1920“.

    В центре креста серебряный двуглавый орёл, под тремя серебряными же коронами. Размер знака 29 мм на 14 мм. Носился на винте в петлице штатского костюма. Все архивы „Общества северян“ погибли, а потому рассчитывать на более подробные данные не приходится».

    Наградные знаки белых армий Востока России

    Крест (орден) «Архангела Михаила». 1918 г.

    На Южном Урале отряды Красной Армии в конце января разбили казаков генерала А. И. Дутова (около 700 сабель), и остатки его войска ушли в Тургайские степи. Но уже в марте уральские казаки, заняв Уральск, создали своё Войсковое Правительство. В мае 1918 года казаки отбили все атаки красных со стороны Саратова и успешно держали фронт протяжённостью в 100 километров. Теперь атаманом казаков стал уже генерал В. С. Толстов. Когда красными был прорван Волжский фронт, уральцам пришлось отойти на восток, оставив свои земли.

    В память этих событий Уральским Войсковым Кругом в 1918 году был установлен крест «Архангела Михаила». Им награждались за храбрость в бою как офицеры, так и солдаты. Эта награда называлась орденом и по своему статуту мало чем отличалась от ордена св. Георгия. Списки награждённых этим орденом, к сожалению, не сохранились, так как все архивы Уральского казачества были захвачены красными при отступлении казаков у форта Александровска и бесследно исчезли.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест тёмной бронзы с четырьмя равными сторонами. В центре креста в круглом медальоне штампованное изображение Архангела Михаила верхом на коне, поражающего копьём дракона. На сторонах креста надпись: на верхней — „ЗА ВЕРУ“, на поперечных — „РОДИНУ“, „ЯИКЪ“ и на нижней — „И СВОБОДУ“. Оборотная сторона гладкая, имеет порядковый номер. Носился на малиновой ленте (цвет Уральского Казачьего Войска). Чеканился в г. Омске».

    Орден «Освобождение Сибири». 1918 г.

    Описывать подробно события гражданской войны в Сибири не входит в наши задачи, мы и здесь ограничимся самой краткой справкой о событиях, связанных с данной наградой. Тем более, что на Восточном фронте гражданской войны их было немного. Ведь А. В. Колчак награждал своих воинов российскими императорскими наградами, в том числе и орденом св. Георгия, чего не делали ни Деникин, ни Врангель, ни Миллер, ни Юденич. Тем не менее в Сибири белогвардейцами было учреждено два ордена.

    Орден «Освобождение Сибири» учреждён недолго существовавшим (сентябрь—октябрь 1918 года) Всероссийским Временным Правительством, или, так называемой, Директорией. В ноябре А. В. Колчак отменил власть этого правительства и провозгласил себя Верховным Правителем. Поэтому орденом «Освобождение Сибири» было награждено всего несколько человек. Изображения его найти не удалось, но известно, что он «представлял собою золотую звезду, украшенную зелёным малахитом». При этом П. Пашков пишет: «Об этом ордене сведения чрезвычайно скудны и, надо полагать, не особенно достоверны».

    Военный орден «За великий Сибирский поход». 1920 г.

    Орден установлен в 1920 году Верховным Правителем А. В. Колчаком незадолго до его гибели. Он предназначался для всех воинов Белой армии, прошедших путь отступления от Волги до Байкала. Знак ордена в точности повторял знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода, только меч был не серебряным, а золотым. Изготовлялись эти знаки уже в Чите, а потом в Харбине. На меч шёл золотой царский пятирублевик.

    Верховный Правитель Сибири адмирал А. В. Колчак объединил под своим началом уральцев, Народную армию, оренбургских казаков атамана А. И. Дутова и Сибирскую армию. Части чехословаков участия в ней не принимали, но своими действиями сыграли неблаговидную роль в истории гражданской войны в Сибири. К весне 1919 года Колчак начал успешно продвигаться на запад, но переход части его войск на сторону красных и удары 5-й армии М. Н. Тухачевского в июле 1919 года заставили Колчака отступить. Армия его начала таять, разбегаться, пришлось оставить Омск и перебазироваться в Иркутск. Но здесь в декабре произошло восстание, власть была взята эсерами, объявившими о мире с большевиками. Дальнейшую судьбу движения и самого адмирала решили чехи. Они выдали местным властям А. В. Колчака, и по решению ревкома 7 февраля А. В. Колчака расстреляли на окраине Иркутска. Ровно через месяц в Иркутск вступила Красная Армия. Обезглавленное белое войско откатывалось всё дальше и дальше на восток.

    «С падением Омска, — пишет П. Пашков, — вдоль всего великого Сибирского железнодорожного пути началась трагедия, которая по своим ужасам выделяется даже на общем кровавом фронте русской революции. Длинной лентой вытянулись между Омском и Ново-Николаевском эшелоны с беженцами и санитарные поезда, у которых чехами были силой отобраны паровозы, согнанные ими на свои участки. Безмолвно стояли на рельсах вагоны — саркофаги с погибающим в них от голода и холода страшным грузом. Главным, если не единственным, виновником этого непередаваемого ужаса были чехи».[30]


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Терновый венок оксидированного серебра, 30 мм в диаметре, пересечённый слева снизу-вверх направо золотым мечом 50 мм длиной. Наверху венка ушко для ношения. Оборотная сторона гладкая с набитым порядковым номером.

    Знак двух степеней: 1-я на Георгиевской ленте (без розетки национальных цветов) — для всех участников сражений и 2-я степень — для совершивших поход, но в боях не принимавших участия, на ленте ордена св. Владимира (красной с двумя чёрными полосами по краям), также без розетки».

    Крест Ачинского Конно-партизанского отряда. 1920 г.

    Мы знаем, читали о красных партизанах Сибири и Дальнего Востока, но в период гражданской войны там существовали отряды и белых партизан. Один из них, Ачинский, был в то время хорошо известен от Красноярска до Иркутска. Отряд молодёжный, он сформировался исключительно из кадетского корпуса, гимназистов, реалистов и студентов. Создал его уланский ротмистр Фрейберг. Сначала отряд был небольшим, но благодаря дерзким и успешным операциям, налётам на деревни, селения и железнодорожные станции на участке Красноярск—Минусинск—Ачинск он быстро вырос и хорошо вооружился за счёт противника. Ачинский партизанский отряд был неуловим, его активно поддерживало местное население, и даже посланные для его уничтожения значительные силы красных ничего не могли с ним поделать. Своими непредсказуемыми наскоками отряд нагонял страх и приводил в панику врага, но никогда не грабил местных жителей.

    Когда в июне 1918 года образовалась Сибирская армия, отряд вошёл в неё отдельным эскадроном, сохраняя свою форму — белые погоны, петлицы и лампасы, старая кокарда на фуражке. Этим ачинцы отличались от остальных частей беспогонной Сибирской армии. Своим девизом отряд выбрал слова, написанные ещё на ополченском кресте 1812 года — «За веру, царя и отечество», а наградой участникам отряда стал крест в виде полкового знака ямбургских улан. Фрейберг заменил на нём лишь вензель, даты и добавил терновый венок с мечом.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест Ачинского Конно-партизанского отряда установлен для чинов отряда за проявленную ими храбрость и мужество в борьбе с большевиками приказом генерала Иванова-Ринова от 10 сентября 1918 г. за № 108.

    Серебряный мальтийский крест белой эмали, лежащий на серебряном терновом венке. В середине креста положен подъятый серебряный меч с золотой рукоятью. На поперечных сторонах креста памятная дата: „3.III“, „1918“ — день первого боя отряда с красными. Крест носился на левой стороне груди из ленты национальных цветов».

    Крест атамана Семёнова «За храбрость». 1920 г.

    В январе 1918 года есаул Г. М. Семёнов, командовавший раньше сотней Нерчинского казачьего полка Забайкальского казачества, создаёт в Маньчжурии Особый Маньчжурский отряд. Он быстро растёт и завоёвывает славу неуязвимого и удачливого военного соединения, которое победоносно действует в Сибири против красных. Оценив способности есаула, Директория назначает Г. М. Семёнова командовать создающимся в Приморье корпусом, а казаки выбирают его Атаманом Амурского, Уссурийского и Забайкальского казачьих войск. Однако с приходом А. В. Колчака Г. М. Семёнов за неподчинение адмиралу и за грабежи мирного населения, расправы над жителями отстраняется Верховным Правителем от командования. Только через год, в январе 1919 года, атаман Семёнов подчинился Колчаку, но в то же время отделил себя от общего дела провозглашения Монгольско-Бурятской республики.

    Когда белые оставили Омск, начались их главные беды. Г. М. Семёнов не пришёл им на помощь, он ушёл в Читу и после гибели А. В. Колчака объявил себя Верховным Правителем. Его поддержали части генерала Войцеховского и японцы. После того как японцы перебазировались в Приморье, Г. М. Семёнов становится военным министром во вновь созданном правительстве во Владивостоке. Но несмотря на то, что японцы высадили во Владивостоке десант в 70—75 тысяч солдат и 10—12 тысяч составляли там американские войска, объявленная международная зона тоже продержалась недолго. Красная Армия дошла до Верхнеудинска (Улан-Удэ), и этот город стал столицей вновь образовавшейся Дальневосточной республики. Дальше на восток красные не пошли, опасаясь войны с Японией. Там стали действовать красные партизаны (до 70 тысяч бойцов), военные операции которых имели успех. Японцы заявили о своём «нейтралитете», а США эвакуировали свои войска. Семёновцы и каппелевцы держались до последнего в районе Читы, но в конце концов им пришлось перейти китайскую границу и разоружиться.

    Атаман Г. М. Семёнов ещё долго был вождём белогвардейцев в Харбине, остатки семёновцев находились там до взятия Харбина советскими войсками в 1945 году. Атаман Г. М. Семёнов был захвачен и по приговору Верховного суда СССР казнён.

    В 1920 году Семёнов установил в Чите для своего Особого Маньчжурского отряда крест «3а храбрость». Статут его был аналогичен статуту ордена св. Георгия, как пишет П. Пашков. Но этого не может быть, тут вышла какая-то ошибка. Орден св. Георгия имел четыре степени, крест — одну. Самая низшая, 4-я степень ордена св. Георгия давала награждённому права потомственного дворянина и т. д. Видимо, это сравнение относится к Георгиевскому кресту, форму которого повторяет семёновский знак. Но у Георгиевского креста тоже было четыре степени и он являлся только солдатской наградой. Самим статутом креста «3а храбрость» мы, к сожалению, не располагаем.


    ОПИСАНИЕ КРЕСТА. «Крест белого металла и представляет собой точную копию Георгиевского креста (в середине которого — св. Георгий, поражающий копьём дракона, а на обороте инициалы его имени). На лицевой стороне креста, на верхней его стороне, изображение солнца в лучах, на левой буква „О“, на нижней „М“ и на правой „О“, что означает „Особый Маньчжурский отряд“. На обратной стороне креста — порядковый номер.

    Крест носился на Георгиевской ленте. Размер его 35 на 35 мм».

    Знак Особого Маньчжурского отряда. 1920 г., 1937 г.

    Знак Особого отряда был установлен атаманом Семёновым, возможно, ещё в России, в одно время с крестом «За храбрость».


    ОПИСАНИЕ ЗНАКА. «Медный высеребренный двуглавый орёл, без корон, держащий в лапах змею. На груди орла — золочёный щит с буквами „АС“ в виде вензеля, что означает Атаман Семёнов, а сверху, над головами орла, — золотые лучи восходящего солнца, на которых надпись „ОМО“ (Особый Маньчжурский отряд). Знак очень грубой и примитивной работы, с оборотной стороны залит оловом. Высота знака — 5 см. Ширина — 6 см.

    Существуют разновидности этого знака, более тонкой и изящной работы, на которых на щите на груди орла — буквы „ОМО“, а вензельное изображение имени атамана Семёнова „АС“ помещено над головами орла на солнечных лучах. Кроме того, на крыльях орла дата: „19“ „17“ (1917).

    В память двадцатилетия отряда (в 1937 году) атаманом Семёновым установлен был ещё один памятный знак, который представляет собой точную копию вышеописанного орла, но с той лишь разницей, что под орлом, ниже его лап и хвоста, помещён щит национальных цветов (бело-сине-красный), в середине которого римская цифра „ХХ“, а внизу восходящее солнце с лучами и на нём дата „1937“.

    Встречаются разновидности этого знака, на которых нижний щит больше, на других — меньше, также верхние лучи над головами орла различны по своему рисунку. Все эти знаки очень хорошей работы».


    В 30-х и 40-х годах были ещё живы десятки тысяч эмигрировавших с Г. М. Семёновым русских казаков, поэтому знаки «ОМО» и крест «За храбрость» весьма многочисленны.

    Знаки Русской армии, учреждённые в военных лагерях после эмиграции. 1921 г.

    Антон Иванович Деникин так объясняет поражение Белой армии в гражданской войне: «Огромная усталость от войны и смуты, всеобщая неудовлетворённость существующим положением; неизжитая ещё рабская психология масс; инертность большинства и полная безграничного дерзания деятельность организованного, сильного волей и беспринципного меньшинства; пленительные лозунги: власть пролетариату, земля — крестьянам, предприятия — рабочим и немедленный мир… Вот в широком обобщении основные причины того неожиданного и как будто противного всему ходу исторического развития русского народа факта — восприятия им, или, вернее, непротивления воцарению большевизма».[31] Противоположная точка зрения нам хорошо знакома. Военный Энциклопедический словарь говорит об этом так: «Источником победы советского народа в гражданской войне являлся рождённый революцией советский общественный и государственный строй, руководство Коммунистической партии, ставшей в ходе войны сражающейся партией».[32]


    Северная армия ушла в Финляндию и Польшу, Сибирская — в Китай, а Добровольческая армия Юга России эвакуировалась из Крыма и в ноябре 1920 года прибыла в Константинополь. Где и как разместить 136 тысяч человек, в том числе 70 тысяч не сложивших оружия солдат и офицеров? Армию пришлось разделить. 1-й Армейский корпус под командованием генерала А. П. Кутепова поселили на полуострове Галлиполи, а казаков — в турецких селениях Чилингир, Санжак-Тепе и Кабакджа. Потом казаки перебрались на остров Лемнос. Вблизи городка Галлиполи отвели им покрытое жидкой грязью поле, где они и стали рыть себе землянки. Флот же переправили по Средиземному морю в бухту Бизерта (Тунис), а штабные чины, конвой генерала П. Н. Врангеля и другое армейское начальство остались в Константинополе.

    Поражение и эвакуация вызвали в армии сильную апатию, равнодушие к удобствам и личному благоустройству. Понимая, что лучшее лекарство от этой душевной болезни труд, генерал Кутепов ввёл строжайшую дисциплину и всех заставил работать. Приказал каждому в палатке поставить себе койку и оборудовать своё жильё.

    Французы хотели разоружить Русскую армию, но А. П. Кутепов твёрдо дал понять, что это можно сделать только силой. Все сохранили личное оружие и не чувствовали себя пленными.


    Французы не собирались обеспечивать продовольствием Русскую армию, но 138 русских кораблей чего-то стоили, и за них пришлось заплатить русским более 100 миллионов франков. Таким образом, армия обеспечила себя продовольствием и фуражом.

    16 июля в Галлиполи русские открыли памятник, на котором было написано на четырёх языках (русском, французском, турецком и греческом): «Упокой, Господи, души усопших. 1-й Корпус Русской армии своим братьям-воинам, в борьбе за честь родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920—1921 годах и в 1854—1855 гг. и памяти своих предков — запорожцев, умерших в турецком плену». Каждый из русских принёс для холма под памятник один камень.

    Но вечно в лагерях жить невозможно. Французы объявили, что с 1 февраля 1921 года прекращают финансовую и материальную помощь. Перед русскими стал выбор: возвращаться в Россию на верную смерть, умереть с голоду или ехать на работы в Бразилию. Армия не приняла ни одно из этих предложений. Она была велика, бодра, боеспособна и представляла собой довольно грозную силу. После долгих переговоров Русская армия выехала в Балканские страны. И как крепко ни держались однополчане, жизнь постепенно развела их в поисках средств к существованию по всему белу свету.

    В память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине было учреждено довольно много похожих друг на друга и повторяющих форму галлипольского памятника наградных крестов. Первым из них стал утверждённый П. Н. Врангелем 15 ноября 1921 года приказом № 369 «Нагрудный знак в память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине» с надписью «ГАЛЛИПОЛИ» и датами «1920—1921». Этот крест полагался всем эвакуированным воинам. Позже (в Югославии) крест выбивали уже не из заменяющего железо особого сплава тёмно-свинцового оттенка, а из бронзы и покрывали его чёрной эмалью. А ещё позже (во Франции) крест делали из серебра, а чёрная эмаль имела узкую белую кайму.

    Жизнь в Галлиполи так сплотила обездоленных русских людей, что всех страшило предстоящее разъединение. Образовалось «Общество галлипольцев» с задачей сохранить единение. Эмблемой Общества стал крест той же формы, миниатюрная копия его для штатского костюма, кольца для безымянного пальца левой руки. Женщины носили броши с изображением галлипольского креста.

    Крест «ЛЕМНОСЪ» предназначался для тех, кто находился в одном из лагерей этого острова, в том числе для донских казаков и кубанцев. Остров пустынный, скалистый, без воды и единого деревца. Но казаки обжились, дух их окреп, и они устроили даже церковь, театр, библиотеку. Когда кабакджийцев перевезли в Галлиполи, появился крест «КАБАКДЖА—ГАЛЛИПОЛИ».

    Крест «БИЗЕРТА» предназначался для русских моряков. Военные суда в тунисском порту поставили на карантин, моряки и их семьи около двух месяцев не сходили на берег. Высадившись, они быстро обжились в окрестностях Бизерты. В их поселении начал даже работать Морской кадетский корпус, который, так же как и Военное училище в Галлиполи, поднимал дух молодёжи, порождал сознание долга и дисциплины. В 1924 году Франция признала СССР, и Андреевский флаг, более 200 лет развевавшийся над кораблями российскими, был спущен. Русские моряки осели в Африке, многие из них позже перебрались во Францию, США.

    Для тех из Русской армии, кто находился в Константинополе при штабе П. Н. Врангеля, был установлен крест без названия, с одними датами: «1920—1921». Самым малочисленным крестом стал крест с надписью «ЛУКУЛЛЪ». Так называлась яхта Главнокомандующего, протараненная и потопленная 15 октября 1921 года итальянским пароходом «Адрия». После гибели яхты крест с надписью «Лукуллъ» получили 6 её офицеров, 33 человека команды, 18 человек из конвоя Главнокомандующего и их семьи. Позже для коллекционеров дополнительно изготовили небольшое количество таких крестов.

    Как уже говорилось, в предлагаемых записках сказано далеко не обо всех наградных и памятных знаках Белой армии периода гражданской войны 1917—1922 годов. Тут есть ещё что открывать, изучать, осмысливать. Ибо простой кусочек металла, часто грубой и примитивной работы знак открывает нам вдруг частицу нашей истории, а за всем этим стоят не только конкретные события, но и конкретные судьбы тысяч русских людей.

    Потеря их, как мы теперь понимаем, не могла не сказаться на нашей сегодняшней жизни. Чтобы лучше её понять, нам необходимо почаще оглядываться назад.

    ЧАСТЬ 3
    СОВЕТСКИЕ НАГРАДНЫЕ МЕДАЛИ. 1938—1940 гг.

    В первые годы Советской власти, во время гражданской войны, и после неё, в СССР наградные медали не учреждались. Успехи в коллективизации и индустриализации страны специальными наградными знаками отмечены не были. До начала Великой Отечественной войны 1941—1945 годов в Советском Союзе были учреждены семь наградных медалей, все — в 30-е годы. В названиях большинства из них хорошо просматривается преемственность традиций российской наградной системы, когда медали имели наименования («3а усердие», «За верность», «За храбрость» и т. д.), точно определяющие отличие. Во время войны эти награды стали массовыми. Например, медалями «За отвагу», «3а боевые заслуги» награждено более 10 миллионов человек. Миллионами исчисляются и награждённые медалями «3а трудовую доблесть» и «3а трудовое отличие».

    Две медали — «Золотая 3везда» и «Серп и Молот» стали высшими наградами СССР, они вручались вместе с орденом Ленина, а их обладателям присваивалось звание Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда.

    Медаль «За боевые заслуги». 1938 г.

    Медаль «3а боевые заслуги» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1938 года. Последняя редакция положения о медали утверждена 28 марта 1980 года. В нём говорится:

    1

    Медаль «3а боевые заслуги» учреждена для награждения за активное содействие успеху боевых действий, укрепление боевой готовности.

    2

    Медалью «3а боевые заслуги» награждаются военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск и другие граждане СССР.


    Медаль «3а боевые заслуги», так же как медаль «3а отвагу», учреждена за отличие во время боёв у озера Хасан. Было награждено более тысячи советских солдат и офицеров, отличившихся в этих боях, а за сражения в районе реки Халхин-Гол медаль «За боевые заслуги» получили около трёх тысяч человек. Основное число награждённых этой медалью приходится, конечно, на период Великой Отечественной войны. К настоящему времени вручено более пяти миллионов этих наград.

    В канун Великой Отечественной войны одной из наиболее крупных провокаций японских агрессоров было их нападение на дальневосточную окраину нашей страны возле озера Хасан в 1938 году. И несмотря на то, что самураи получили здесь хороший урок, в следующем году японская военщина затеяла новую провокацию, на сей раз на границе с монгольской Народной Республикой, с которой Советский Союз был связан договором о взаимопомощи.

    Небольшая, никому не известная река Халхин-Гол, затерявшаяся в безбрежных монгольских степях, сделалась ареной событий, вошедших в историю. Здесь летом 1939 года бойцы Красной Армии проявили массовый героизм и высокое понимание своего патриотического долга.

    Среди героев Халхин-Гола широко известен сержант Павел Елизарович Пономарёв. Он одним из первых был награждён медалью «За боевые заслуги», а затем удостоен орденов Ленина, Красного Знамени и высокого звания Героя Советского Союза.

    Изнуряющая жара сменилась прохладным вечером, а гром артиллерийской канонады и взрывы авиабомб — непривычной тишиной. Этой памятной ночью, тревожной и по-монгольски тёмной, Пономарёва вызвал командир батальона.

    — Получены сведения, что японские разведчики хотят сегодня ночью проникнуть в расположение нашей обороны, — сказал он. — Ваша задача помешать этому. Повторите задачу и отправляйтесь в секрет.

    Павел Пономарёв чётко повторил приказание и, взяв с собою двух красноармейцев — Власова и Абросимова, отправился его выполнять.

    Бойцы бесшумно двинулись к седловине между сопками Песчаной и Зелёной. Выбравшись на седловину и вглядевшись в темноту, определили, что впереди, метрах в трёхстах, находятся японские позиции. Справа располагалась наша пулемётная рота, слева шла линия окопов их батальона. Наступившая тишина изредка нарушалась одиночными орудийными выстрелами, а густую темноту время от времени разрывали стремительно взлетающие ракеты. И тогда видны были расплывчатые очертания сопок.

    Только залегли на перемычке между сопками, услышали шорох в ближайших кустах. В свете очередной ракеты заметили движущиеся тени: прямо на секрет двигались замаскированные ветками кустарника японцы. Шевелился весь склон, поднимающийся к седловине.

    Сержант понял, что втроём с таким числом врагов не справиться. Жестом он подозвал к себе Власова и приказал шёпотом:

    — Быстро в штаб! Как спустишься, вставай и беги. Но низменной стороной, скрытно и без шума. — Пономарёв знал смелость и решительность этого парня и не сомневался, что подмога прибудет скоро.

    Но только Власов исчез, как японцы зашевелились метрах в тридцати от секрета.

    — Стреляя, будем перемещаться, — шепнул сержант второму красноармейцу и выстрелил в ближайшего японского разведчика.

    И тогда встал во весь рост японский офицер и пошёл прямо на них. Поднялись солдаты. Пономарёв и Абросимов расстреливали их в упор, но вражеский офицер Абросимова убил. Тотчас же выстрелил и Пономарёв. Офицер сделал по инерции несколько шагов и упал у самого бруствера. Японские солдаты залегли. Не давая им опомниться, сержант стал одну за другой бросать в них гранаты. Тогда враги бросились бежать.

    Пономарёв, воспользовавшись замешательством японцев, переменил позицию, сместившись вправо. Но оказалось, он вышел прямо на врага, который обходил его именно с этого фланга. Опять началась перестрелка, и герой упал — пуля попала ему в ногу.

    Осмелев, враги подползли теперь к сержанту с двух сторон. Вот они вскочили и с криками «Банзай!» кинулись на Павла. Впереди бежали, визжа и улюлюкая, трое. Пономарёв выстрелил, и один из них упал. Передёрнув затвор, снова нажал на спусковой крючок, но выстрела не последовало. И тут сержант вскочил, не чувствуя боли в ноге, заколол одного из нападающих штыком, а второго свалил сильным ударом приклада в переносицу.

    Пономарёв осмотрел свою винтовку и понял, что она забита песком. Тогда он собрал винтовки японцев, снял с убитых гранаты. У одного из врагов была лопатка, и сержант быстро окопался, соорудил небольшое укрытие. Но в это время японская пуля попала ему в бок. Теряя сознание, боец зажал рану рубашкой, затянул ремнём. Самураи вновь пошли на него, на этот раз снизу. Подождав, пока они подойдут поближе, Павел забросал врагов гранатами. Отошли. Но вот опять наступают справа.

    Вновь отбился. И так Павел Пономарёв держался до рассвета, пока не подошло подкрепление.

    Красноармейцы нашли окровавленного сержанта без сознания. Вокруг валялись трупы врагов, совсем рядом, буквально в нескольких шагах от него. Неподалёку с разбросанными в стороны руками лежал мёртвый Абросимов, а метрах в ста от них уткнулся в траву другой красноармеец. Перевернули его на спину — Власов. Вот почему помощь пришла с таким опозданием.

    Медаль «За отвагу». 1938 г.

    Медаль «За отвагу» учреждена Указом Президиума Верховного Совета от 17 октября 1938 года. В положении о медали говорится:

    1

    Медаль «За отвагу» учреждена для награждения за личное мужество и отвагу, проявленные при защите социалистического Отечества и исполнении воинского долга.

    2

    Медалью «За отвагу» награждаются военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск и другие граждане СССР.

    Медалью награждено около пяти миллионов человек, в том числе более четырёх миллионов — в годы Великой Отечественной войны.


    В заросшем кустарником овраге, зарывшись в снег, лежали, не шевелясь, два советских солдата. Они лежали так уже почти сутки, дожидаясь момента, когда нужно будет выскочить на железнодорожное полотно и быстро заминировать его. Достаточно было просто взорвать железную дорогу, но бойцы ждали эшелон с немецкой военной техникой. Лежать без движения становилось невмоготу, мёрзли онемевшие руки и ноги, давно уже хотелось есть.

    Но вот, наконец, в морозном воздухе отчётливо послышался стук приближающегося тяжело гружённого состава. Однако впереди него идёт дрезина с немецкими солдатами, проверяющими путь. Как только она прошла, бойцы моментально выскочили на полотно и быстро заминировали его. Встав на лыжи, они побежали к лесу. За их спинами раздался взрыв, эшелон полетел под откос. И тут в свете взметнувшегося к небу пламени бойцы увидели, что по их лыжне бежит вслед за ними группа лыжников. Пришлось изменить направление, чтобы не привести гитлеровцев на базу. Решили поводить их за собой, как заяц гончих собак, а потом прибавить ходу и скрыться.

    Но не тут-то было, фашисты шли очень хорошо, начали догонять наших бойцов, пришлось усилить темп. И опять дистанция не увеличивалась. Как выяснилось потом, за ними шла группа из специального лыжного подразделения. Гитлеровцы не сомневались в том, что скоро догонят русских и догонят в таком состоянии, что те не смогут пошевелить ни рукой, ни ногой. Началась лыжная гонка, призом в которой для наших бойцов была жизнь, а проигрышем — смерть.

    Идут уже час. У бойца, что постарше, закололо в боку, потемнело в глазах, вот-вот упадёт. Но усилием воли он заставляет себя идти, не снижая темпа. Через два часа часть гитлеровцев отстала, оставшиеся восемь продолжают преследование.

    Но прошёл ещё час, и фашисты стали отставать, они сбавили скорость и, наконец, совсем остановились, открыв огонь из автоматов. Однако расстояние было уже таким, что пули фашистов не принесли вреда.

    Теперь можно назвать имена победителей этой необычной лыжной гонки. Одним из советских бойцов был Иван Фёдорович Мокропуло, мастер спорта, чемпион СССР по двоеборью, а тот, что помоложе, — Сергей Щербаков, знаменитый боксёр, заслуженный мастер спорта, чемпион СССР, впоследствии серебряный призёр Олимпийских игр 1952 года.

    За эту операцию Иван Мокропуло был награждён орденом Отечественной войны I степени, а Сергей Щербаков — медалью «За отвагу».

    Медаль «За трудовое отличие». 1938 г.

    Медаль «За трудовое отличие» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1938 года.

    В положении о медали говорится:

    1

     Медаль «За трудовое отличие» учреждена для награждения за ударный труд, достижения высоких показателей в работе.

    2

     Медалью «За трудовое отличие» награждаются рабочие, колхозники, специалисты народного хозяйства, работники науки, культуры, народного образования, здравоохранения и другие граждане СССР…

    Когда Вася Бобков уходил из-под убогой соломенной крыши своего дома в город, у него была одна мечта — изучить кузнечное дело и стать заправским деревенским кузнецом. Но вышло иначе. Под соснами Тюфелевой улицы, где стояли ещё со времён Рябушинских бараки завода АМО, поднимался и рос гигант ЗИС. В двадцать шестом году пришёл Бобков на АМО, а через два года стал мастером на большом кузнечном молоте и на всю жизнь остался рабочим завода-великана.

    Работа у него была такая: огромными клещами кузнец захватывал кусок светящегося разным светом чугуна и, нажав педаль, ударял по нему пятитонным молотом. Вздрагивал пол в цехе, подпрыгивала жестяная кружка на баке с водой, рассыпались разноцветные искры. А Василий переворачивал болванку и снова ударял по ней молотом. После двенадцатого удара чугун превращался в коленчатый вал будущей трёхтонки. Дневная норма состояла из двухсот сорока пяти валов в смену, но к концу дня тележка вывозила от молота Бобкова двести — двести двадцать валов.

    Однажды Василий Александрович пришёл домой позже обычного и очень возбуждённый:

    — Давай скорее поесть, мать, да ребят уложи. Мне надо подумать…

    — Чего так поздно? — спросила жена.

    — Собрание было на заводе, митинг. Вызывают стахановцев. Хочу попробовать.

    Под утро жена заворочалась и проворчала:

    — До самой работы будешь сидеть? Хоть бы не курил, дышать нечем.

    И услышала в ответ:

    — Эх, мне бы учёбы побольше, учения не хватает!

    Через два дня, сдавая смену бригаде Хромилина, Бобков по-детски улыбался, и с его лица, замазанного гарью, не сходило выражение удивления и растерянности. Он сам не ожидал таких результатов: триста семь валов сделали они сегодня, на шестьдесят два больше нормы. Рядом стояли мастера, техники, инженеры.

    — А ведь просто, оказывается, ничего сложного! — раздавались голоса.

    — Просто, да не просто. Раньше-то никто не додумался…

    Обычно быстрый и энергичный, Хромилин стоял в раздумье.

    — На шестьдесят два? Так… — и вдруг он задорно тряхнул головой: — Ты обязан показать. Раз объявил себя стахановцем, обязан.

    — А я ничего и не прячу, — улыбнулся Бобков, — всё на виду. Верно говорят, дело простое.

    Ещё через несколько дней, тёмным зимним утром прибежали в цех парторг Камарин и профорг Некрасов:

    — Ну?

    — Триста двадцать шесть, — выдержав томительную паузу, сказал усталый Хромилин.

    Минут через десять над входом в цех висел плакат: «Хромилин дал в ночную смену триста двадцать шесть валов. Привет стахановцам ЗИС!»

    Бобков выковал триста сорок. А на следующее утро, сменяя Хромилина, увидел на плакате его смены цифру триста шестьдесят. Внизу плаката было написано: «Накося…»

    Бобков стал хмурым, почернел, плохо спал. Вскакивал, шёл пить воду, сидел на краю кровати, свесив ноги, думал: «Нет, одним напором много не сделаешь, выдыхаемся… Надо что-то менять. Тали нужны для подноса подставок, вот что. Да и печь нужна другая, с этой от жары не много наработаешь».

    Он снова и снова продумывал каждый шаг, каждое движение, меняя инструмент, переставлял рабочих, хронометрировал каждую операцию. И вскоре Хромилин при встрече сказал ему:

    — За тобой не угонишься. Четыреста десять! Да ты что?.. На этом молоте…

    И никому, ни Бобкову, ни Хромилину, а тем более парторгу и профоргу, не приходило в голову сказать вслух, что эта называемая социалистическим соревнованием игра не может продолжаться вечно, что так работать всегда невозможно, ибо долго не протянешь, и что в конечном счёте это всего-навсего показуха. Об этом даже подумать в то время было страшно. Легче было поверить в её необходимость и не задумываться над абсурдами.

    Медаль «За трудовую доблесть». 1938 г.

    Медаль «За трудовую доблесть» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1938 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медаль «За трудовую доблесть» учреждена для награждения за самоотверженную трудовую деятельность и проявленную при этом доблесть.

    2

    Медалью «За трудовую доблесть» награждаются рабочие, колхозники, специалисты народного хозяйства, работники науки, культуры, народного образования, здравоохранения и другие граждане СССР.

    Всегда приятно иметь дело с вежливыми и добропорядочными людьми. Иной раз бескорыстная услуга, проявленное внимание или мимолётно сказанное доброе слово на весь день улучшает настроение. Особенно если это случилось в магазине, парикмахерской или столовой, то есть, как мы говорим, — в сфере обслуживания.

    Как-то я поселился в ленинградской гостинице «Советская». Поднялся на четырнадцатый этаж, подошёл к дежурной, поздоровался и протянул ей документ на проживание.

    — Добро пожаловать, — сказала мне, улыбаясь, ладно одетая и хорошо причёсанная блондинка. — Меня зовут Галина Ивановна. Ваш номер четырнадцать ноль четыре. Вы знакомы с нашим порядком?

    Невольно улыбаясь ей в ответ, я пожал плечами.

    — Это ваш пропуск, — пояснила мне дежурная, — вы оставляете его у меня и получаете ключ от номера. Когда же вы уходите, то оставляете ключ и получаете пропуск. Пойдёмте, я покажу вам вашу комнату.

    Проводив меня в номер, Галина Ивановна показала, как включается телевизор, где лежат нитки с иголкой, объяснила, что звонить по телефону надо через «девятку».

    — Электрический самовар у меня кипит постоянно, — закончила она, — и вы в любой момент можете получить горячий чай, сахар, печенье, сигареты…

    За чаем я ходил по нескольку раз в день и каждый раз видел возле Галины Ивановны гостиничных постояльцев. Невольно задерживаясь на несколько минут у самовара, по урывкам фраз я понимал, что молодая женщина рассказывает Галине Ивановне о своей дочери, товарищ из Узбекистана получает подробные инструкции о том, что и как надо смотреть в Ленинграде, а старушка просто боится быть одна в номере и просит разрешения ещё немного посидеть с Галиной Ивановной и поболтать.

    На лацкане синего форменного жакета Галины Ивановны я увидел красный флажок депутата районного Совета. Заинтересовался. И мы разговорились. Оказывается, она уже семь лет возглавляет постоянную комиссию по коммунально-бытовому обслуживанию райсовета да к тому же ещё является председателем профкома этой огромной гостиницы.

    — Как же вы всё успеваете?

    — Приходится, — смеётся Галина Ивановна, — только вот семейные дела у меня запущены, не остаётся на них времени. Муж и сын обижаются.

    — А в гостинице вы давно работаете?

    — В этой гостинице с момента её открытия, с шестьдесят седьмого года.

    — И всё дежурной? Или… как называется ваша должность?

    — Старшая горничная. Всего лишь горничная.

    Галине Ивановне не раз предлагали заведовать этажом и даже корпусом, но ей приходилось отказываться: не хватало бы времени на общественную работу.

    — Я люблю работать с людьми. Мечтала когда-то быть врачом, но вот так уж сложилось.

    Маленькой девочкой Галю вывезли из блокадного Ленинграда в Торжок. Отец погиб под Волховом. Жили трудно, едва удалось закончить десятилетку. А потом пришлось работать, тяжело заболела мать.

    — Теперь ни о чём не жалею, у меня очень интересная работа. Сколько людей проходит мимо меня, сколько судеб, сколько характеров. Встречаются очень интересные люди. Никогда не забуду кинорежиссёра Шнейдерова. Какой прекрасный был человек! Совершенно простой. Чем интереснее и содержательнее люди, тем они проще. Придёт, бывало, как вы за чаем, сядет вот здесь, рассказывает о своих путешествиях, о съёмках, о планах на будущее. Кто я для него? Посторонний человек, горничная, а когда уезжал, так расставались как с родным человеком. Когда же я узнала о его смерти… Да, замечательный был человек.

    — Я вижу, Галина Ивановна, вы умеете находить с людьми общий язык, около вас всегда кто-то сидит. Я слышал случайно, как старушка говорила, что боится одна спать.

    — Слышали? — смеётся горничная. — Просто беда с ней. Вчера укладывала её, как маленькую. Посидела около постели. Приехала Мария Фёдоровна, так её зовут, на Пискарёвское кладбище, там в братской могиле её сын похоронен. Вот какое дело…

    — Вы, наверно, на этой работе большим психологом стали, знаете, как обращаться с людьми.

    — Да… какая тут психология. Давно уже усвоила одну простую истину: грубым словом ничего не добьёшься. Люди очень разные. Кого только тут не бывает… Иной раз и милицию надо бы вызвать, а поговоришь с человеком по-хорошему, глядишь, он и успокоится, всё уладилось. Когда люди довольны, когда делаешь что-то для гостей, то и самой приятно. Я вот, например, разработала несколько маршрутов по Ленинграду, прошла их сама. Есть большие, есть маленькие. Советую людям, где погулять, рассказываю о Ленинграде.

    — Галина Ивановна, скажите, пожалуйста, а есть у вас какие-нибудь государственные награды? Орден, медаль?

    — Есть. Недавно наградили медалью «За трудовую доблесть».

    «Доблесть» — очень ёмкое русское слово. Оно содержит в себе не только представление о мужестве и храбрости, но и великодушие, доброту, широту взглядов, спокойную уверенность в необходимости своего дела.

    Вот как определяет смысл этого слова В. И. Даль: «Высшее духовное мужество, стойкость, благородство; высокое свойство души, высшая добродетель, великодушие, саможертва».

    Медаль «Золотая Звезда». 1939 г.

    Высшая степень отличия — звание Героя Советского Союза установлено Постановлением Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 16 апреля 1934 года. Медаль же «Золотая Звезда», как знак этого звания, учреждена только 1 августа 1939 года. 14 мая 1973 года утверждено новое положение о звании Героя Советского Союза. Оно гласит:

    1

    Звание Героя Советского Союза является высшей степенью отличия и присваивается за личные или коллективные заслуги перед Советским государством и обществом, связанные с совершением геройского подвига.

    2

    Звание Героя Советского Союза присваивается Президиумом Верховного Совета СССР.

    3

    Герою Советского Союза вручается: высшая награда СССР — орден Ленина; знак особого отличия — медаль «Золотая Звезда»; грамота Президиума Верховного Совета СССР.

    4

    Герой Советского Союза, совершивший вторично геройский подвиг, не меньше того, за который другие, совершившие подобный подвиг, удостаиваются звания Героя Советского Союза, награждается орденом Ленина и второй медалью «Золотая Звезда» и в ознаменование его подвигов сооружается бронзовый бюст Героя с соответствующей надписью, устанавливаемый на его родине, о чём делается запись в Указе Президиума Верховного Совета СССР о награждении.

    5

    Герой Советского Союза, награждённый двумя медалями «Золотая Звезда», за новые геройские подвиги, подобные ранее совершённым, может быть вновь награждён орденом Ленина и медалью «3олотая 3везда».

    6

    При награждении Героя Советского Союза орденом Ленина и медалью «3олотая 3везда» ему одновременно с орденом и медалью вручается грамота Президиума Верховного Совета СССР.

    7

    В случае, если Герою Советского Союза будет присвоено звание Героя Социалистического Труда, то в ознаменование его геройского и трудового подвигов сооружается бронзовый бюст Героя с соответствующей надписью, устанавливаемый на его родине, о чём делается запись в Указе Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Социалистического Труда.


    Впервые звание Героя Советского Союза было присвоено Постановлением ЦИК СССР от 20 апреля 1934 года отважным лётчикам — М. В. Водопьянову, И. В. Доронину, Н. П. Каманину, С. А. Леваневскому, А. В. Ляпидевскому, В. С. Молокову и М. Т. Слепневу за спасение экипажа ледокола «Челюскин».

    К началу 1941 года звания Героя Советского Союза было удостоено более 600 человек, причём пятеро из них — дважды. Это известные лётчики С. И. Грицевец, С. П. Денисов, Г. П. Кравченко, Я. В. Смушкевич и полярный исследователь И. Д. Папанин. К выходу в свет нашей книги около 150 советских граждан стали дважды Героями Советского Союза, в их числе около 30 космонавтов СССР.

    Три человека награждены трижды медалью «3олотая 3везда» — маршал авиации Иван Никитич Кожедуб (1944, 1944 и 1945 гг.), маршал авиации Александр Иванович Покрышкин (1943, 1943 и 1944 гг.) и Маршал Советского Союза Семён Михайлович Будённый (1958, 1963 и 1968 гг.). Маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову четыре раза вручалась медаль Героя Советского Союза (1939, 1944, 1945 и 1956 гг.). Л. И. Брежнев имел пять звёзд, четыре из них — Героя Советского Союза.

    Среди Героев Советского Союза более ста женщин (24 из них получили это звание за партизанскую деятельность).

    Конечно, большая часть награждений 3олотой 3вездой Героя Советского Союза приходится на годы Великой Отечественной войны.

    Первыми героями стали пограничники. Среди них пограничники на реке Прут, вступившие в бой утром 22 июня. Они продержались двое суток, отбив одиннадцать вражеских атак. Оказавшиеся в тылу у немцев, оставшиеся в живых, несколько пограничников уничтожили охрану и взорвали железнодорожный мост. За это троим из них — лейтенанту А. К. Константинову, сержанту И. Д. Бузыцкову и младшему сержанту В. Ф. Михалькову — было присвоено звание Героя Советского Союза. Многим пограничникам это звание присвоено посмертно.

    Среди лётчиков первыми Героями стали С. И. Здоровцев, М. П. Жуков и П. Т. Харитонов. Эти лётчики-истребители впервые совершили под Ленинградом воздушные тараны и удостоены звания Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1941 года. Среди же моряков первым Героем войны стал старший сержант В. П. Кисляков, отличившийся в июле 1941 года в одном из дерзких десантов в Заполярье. А вот звание Героя среди партизан первым получил секретарь одного из белорусских райкомов партии Т. П. Бумажков, отряд которого, разгромив штаб немецкой дивизии, взорвал четыре железнодорожных моста и уничтожил 10 танков и бронемашин фашистов. Всего же в Великой Отечественной войне этим званием отмечен беспримерный подвиг восьми тысяч русских людей, более двух тысяч украинцев, воинов почти всех национальностей, населяющих СССР, в том числе 91 женщина.

    В послевоенные годы Героями Советского Союза стали около трёхсот человек. Значительную часть из них составляют наши космонавты (в том числе 11 иностранных граждан), моряки-подводники и, конечно, солдаты, сержанты и офицеры, сражавшиеся в Афганистане, как это называлось, «в составе ограниченного контингента советских войск в Народно-Демократической республике Афганистан».

    В середине февраля 1934 года весь мир облетела телеграмма: «„Челюскин“ затонул, экипаж ледокола высадился на льдину».

    Ледокол «Челюскин», повторяя исторический рейс «Сибирякова», шёл Северным морским путём из Архангельска во Владивосток. Руководил экспедицией Отто Юльевич Шмидт. Прямо на лёд в 155 милях от мыса Северного и в 144 милях от мыса Уэллен высадилось сто четыре человека, среди них десять женщин и двое детей. Пройти это расстояние, переходя со льдины на льдину, — невозможно; ждать прихода другого ледокола на льду, без палаток и специального снаряжения — невозможно (да и найдёт ли льдину ледокол?); дожидаться наступления тёплого времени и пытаться добраться на лодках — невозможно; посадить самолёт на битый лёд и тем более подняться с него — невозможно. Так рассуждали иностранные специалисты, так писали буржуазные газеты, которые заранее похоронили весь экипаж «Челюскина». Датская газета «Политике» поспешила напечатать некролог, посвящённый О. Ю. Шмидту: «…Он умер как герой, человек, чьё имя будет жить среди завоевателей Северного Ледовитого океана».

    Для спасения челюскинцев была создана специальная правительственная комиссия во главе с В. В. Куйбышевым. Решено было искать экипаж ледокола во льдах Чукотского моря и вывозить людей самолётами.

    «…Спасение при помощи самолётов невозможно, — писала одна из западных газет, — потому, что время года противодействует полётам: туманы, метели, сильные ветры». А газеты фашистской Германии писали, злорадствуя: «Самолёты отправляются на верную гибель, их ждёт обледенение».

    Первым получил приказание вылететь на помощь челюскинцам на тяжёлом самолёте Анатолий Ляпидевский. В его экипаж входили второй лётчик Е. М. Конкин, лётчик-наблюдатель Л. В. Петров и борттехник М. А. Руновский. Ляпидевский был тогда совсем ещё молодым человеком, лётчиком он стал всего пять лет назад. Вихрастый кубанский казак, плотно сбитый, смелый и отчаянный. Учился Ляпидевский у Василия Молокова и Сигизмунда Леваневского, на Севере начал летать только с 1933 года. Он был молод, но мужественен.


    Двадцать восемь раз возвращался Ляпидевский назад ни с чем. Но у лётчика хватило выдержки преодолеть все капризы арктической погоды. Двадцать девятый вылет увенчался успехом — Ляпидевский благополучно посадил свой самолёт на льдину и так же благополучно поднялся с неё. Лётчики доставили в лагерь на льдине аккумуляторы для радиостанции, две оленьи туши, кирки, лопаты, ломы для строительства аэродрома. Посадка была трудной, а взлёт ещё труднее, надо было осуществить разбег по предательским застругам, а оторвавшись от земли, не зацепиться за верхушки торосов. Иначе — переворот, «капотирование», то есть верная гибель. Но Ляпидевский сумел подняться и вывезти на Большую землю всех женщин и детей.

    Насколько сложен был первый полёт в лагерь челюскинцев, говорит тот факт, что второй раз Ляпидевскому попасть туда не удалось — мешала пурга. Лишь через неделю удалось подняться в воздух, но в полёте произошла поломка, и лётчику пришлось посадить самолёт среди ледяных заструг неподалеку от острова Колючина. Машина была искалечена, а экипаж целый месяц провёл в арктическом плену.

    Тем не менее все сто четыре человека были вывезены. Это сделали после А. Ляпидевского В. Молоков, Н. Каманин, М. Водопьянов, М. Слепнев, И. Доронин и С. Леваневский.

    Герой Советского Союза Анатолий Ляпидевский окончил после этого Военно-воздушную академию имени Н. Е. Жуковского, работал в авиационной промышленности. В годы Великой Отечественной войны генерал Ляпидевский возглавлял отдел полевого ремонта воздушной армии. После войны первый Герой Советского Союза А. В. Ляпидевский занимался созданием новых приборов и двигателей для сверхзвуковой авиации, щедро отдавая делу свой богатый опыт и обширные знания.

    Золотая медаль «Серп и Молот». 1940 г.

    Высшая степень отличия — звание Героя Социалистического труда и положение о звании установлены Указом Верховного Совета СССР от 27 декабря 1938 года. Золотая Медаль «Серп и Молот», как знак отличия для Героев Социалистического Труда, учреждена 22 мая 1940 года.

    В новой редакции положения о звании Героя Социалистического Труда, утверждённой 14 мая 1973 года, сказано:

    1

    Звание Героя Социалистического Труда является высшей степенью отличия за заслуги в области хозяйственного и социально-культурного строительства.

    2

    Звание Героя Социалистического Труда присваивается лицам, которые проявили героизм, своей особо выдающейся новаторской деятельностью внесли значительный вклад в повышение эффективности общественного производства, содействовали подъёму народного хозяйства, науки, культуры, росту могущества и славы СССР.

    3

    Звание Героя Социалистического Труда присваивается Президиумом Верховного Совета СССР.

    4

    Герою Социалистического Труда вручаются: высшая награда СССР — орден Ленина; знак особого отличия — Золотая медаль «Серп и Молот»; грамота Президиума Верховного Совета СССР.

    5

    Герой Социалистического Труда за новые выдающиеся заслуги в области хозяйственного и социально-культурного строительства, не меньше тех, за которые он удостоен звания Героя Социалистического Труда, награждается орденом Ленина и второй Золотой медалью «Серп и Молот» и в ознаменование его трудовых подвигов сооружается бронзовый бюст Героя с соответствующей надписью, устанавливаемый на его родине, о чём делается запись в Указе Президиума Верховного Совета СССР о награждении.

    6

    Герой Социалистического Труда, награждённый двумя золотыми медалями «Серп и Молот» за новые выдающиеся заслуги в области хозяйственного и социально-культурного строительства, по своей значимости не меньше предшествующих, может быть вновь награждён орденом Ленина и золотой медалью «Серп и Молот».

    7

    При награждении Героя Социалистического Труда орденом Ленина и Золотой медалью «Серп и Молот» ему одновременно с орденом и медалью вручается грамота Президиума Верховного Совета СССР.

    8

    В случае, если Герою Социалистического Труда будет присвоено звание Героя Советского Союза, то в ознаменование его трудового и геройского подвигов сооружается бронзовый бюст Героя с соответствующей надписью, устанавливаемый на его родине, о чём делается запись в Указе Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза.

    Первый Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Социалистического Труда состоялся 20 декабря 1939 года. Этим Указом звание Героя Социалистического Труда было присвоено И. В. Сталину. После того, как была учреждена Золотая медаль «Серп и Молот», ему был вручён этот знак отличия за № 1.

    Вслед за Сталиным Героями Социалистического Труда стали оружейники и авиаконструкторы. Вторым звезду получил В. А. Дегтярёв, автор многих образцов пулемётов: ручных, станковых, самолётных, зенитных, танковых. Потом создатель ручного автомата Ф. В. Токарев, конструкторы артиллерийских орудий В. Г. Грабин, И. И. Иванов, М. Я. Крупчатников и авиаконструкторы Н. А. Поликарпов, А. С. Яковлев, А. А. Микулин. Страна готовилась к войне.

    В 1941 году Героями Социалистического Труда стали директор авиационного завода А. Т. Третьяков, создатель тяжёлых танков «КВ» и «ИС» Ж. Я. Котин и авиаконструктор С. В. Ильюшин за свои штурмовики и бомбардировщики.

    Случались и массовые присвоения звания Героев. Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ноября 1943 года «О присвоении звания Героя Социалистического Труда начальствующему составу и рядовым работникам железнодорожного транспорта, генералам, офицерам и рядовому составу железнодорожных войск» этого звания были удостоены сразу 127 человек. И не только генералы, нашли и стрелочницу А. Н. Александрову, и дежурную по станции А. П. Жаркову, и машиниста Е. М. Чухнюка. Всячески развивалось в то время стахановское движение, зачинателем которого на железных дорогах был П. Ф. Кривонос, ставший Героем Социалистического Труда.

    После войны потогонная система стахановского движения раскручивалась в небывалых масштабах. Нужны были примеры трудовых подвигов. И тут уже дело дошло даже до детей. В 1948 году пионер Турсунали Матказилов стал Героем Социалистического Труда за то, что собрал с гектара почти 90 центнеров хлопка, а в следующем году Золотую медаль «Серп и Молот» вручили пионерке Нателе Челебадзе за 6 тонн собранного ею чайного листа. Героями Социалистического Труда в тот период стали организатор первой женской бригады П. Н. Ангелина, инициатор комплексной механизации возделывания сельскохозяйственных культур А. В. Гиталов, шахтёр-новатор И. И. Бридько и многие другие честные труженики страны. Люди отдавали государству все свои силы, а сами жили впроголодь и ничего не имели. «Длительный период проводилась, по сути, антинародная политика: богатое государство при бедном народе», — говорится в программе перехода к рынку. Такую систему называют государственным капитализмом, и она надёжно охранялась НКВД, а потом КГБ.

    Были свои стахановцы и среди верно служивших этой системе писателей — Александр Чаковский, Мирзо Турсун-заде, Сергей Сартаков, Михаил Храпченко, Семён Бабаевский… Их много. Возьми любую книгу писателя-героя того времени и найдёшь в ней воспевание величайшей эпохи, сталинской или брежневской, а по сути — рабского труда, нищенской жизни и гражданского унижения.

    Всего около 20 тысяч человек отмечено Золотой медалью «Серп и Молот», из них более ста — дважды. 

     В начале 1932 года в ЦАГИ, Военно-воздушной академии и других организациях, связанных с авиацией и воздухоплаванием, появилось такое объявление: «При Центральном совете Осоавиахима образовалась группа по изучению реактивных двигателей, сокращённое название которой ГИРД. Всех работающих в области реактивных двигателей или интересующихся ими, а также желающих работать в данной области, которая может считаться областью, способной подготовить звездоплавание, просят сообщить свой адрес по адресу: Москва, Никольская, д. 27. Центральный совет Осоавиахима, секретарю ГИРДа…»

    ГИРД состоял из четырёх бригад. Над двигателем работал со своей бригадой Ф. А. Цандер. Окончивший только что Военно-воздушную академию М. К. Тихонравов руководил второй бригадой, готовившей ракету; во главе третьей бригады стоял выпускник МBTY Ю. А. Победоносцев. Его делом было создать установку для получения потока воздуха со сверхзвуковой скоростью и снаряд с воздушно-реактивным двигателем. Сергей Павлович Королёв сначала возглавлял четвёртую бригаду, занимавшуюся ракетопланом, но вскоре стал руководителем ГИРДа.

    17 августа 1933 года в небо ушла первая советская ракета на жидком топливе. Писатель А. С. Старостин разыскал замечательный документ — стенную газету ГИРДа того времени, содержание которой лучше всего рассказывает об этом победном дне. Прежде всего в газете обращали на себя внимание стихи:

    Вторая бригада глядит именинно,
    В итоге длиннейших и трудных хлопот
    Случилось, что ждали мы, братцы, а именно:
    Ракета свершила свой первый полёт…

    Далее шли заметки сотрудников ГИРДа, участников запуска первой советской ракеты.

    «Пуск назначен на 9-е, но по некоторым причинам отложен на 11-е. Поехало на полигон чуть не 30 человек. Настроение немного нервное. У станка масса народу. Каждый находит нужным дать совет. А тут без того идёт стечение самых неблагоприятных обстоятельств. Вот уже всё готово. Спрятались в блиндаж. Кислород залит — травит кран. На исправление нужно минимум 40 минут. Наконец всё в исправности. Все на местах. Опять неудача — свеча не даёт искры…

    Наступило 13 августа. Второй день пуска. Народу гораздо меньше. У некоторых с первого дня пропала вера. И этот день не принёс нам радости. Опять неудачи. Виноваты сами. Признали свои ошибки, но от этого не легче. И ещё в некоторых сердцах исчезла вера. А дождливый день кончился тем, что перевернулась в канаву наша машина. Усталые, холодные, голодные, мы только в 12 часов ночи попали домой… А к третьему дню пуска ракеты пронеслись по ГИРДу слухи, что ракета не полетит вообще. И вот 17-го в 1 час дня на полигон отъехала только вторая бригада… Спокойно и тихо подготавливалась ракета в свой путь. Сердце сжималось при мысли: „А вдруг опять что-нибудь помешает?“ Николай Иванович Ефремов говорит: „Бросьте малодушничать. Ракета полетит, иначе оторвите мне голову!“ И вот всё готово.

    Николай Иванович подходит заглянуть на манометр и знаками показывает повышение давления. Вот уже Сергей Павлович поджигает бикфордов шнур. Сердце жутко бьётся. Кругом тишина. Минута кажется бесконечной. Но что это? Шум, огонь. Глаза смотрят, не моргнув. Ракета будто удлиняется. Только когда она медленно и плавно взошла над станком, я сообразила, что она летит! Ведь это наша ракета гордо и абсолютно вертикально, с нарастающей скоростью врезается в голубое небо. Полёт длился 18 секунд…»

    «Я никак не думал, что полетит, а если и полетит, то никак не выше пускового станка или же опять сгорит в станке, как было раньше. Но вышло не так. Я в это время сидел на дереве и никак не пойму, что случилось. Неужели летит? В это время Женька не своим голосом заорал: „Ура! Летит!“ А сам не может слезть с дерева. Я обогнал его, и ему это не понравилось. Я бежал за решёткой. После пуска стало всё по-праздничному, веселей, и даже есть не хотелось. Иконников».

    «У меня было задание снять ракету во время полёта. Когда было улажено с неполадками и ракета была поставлена в станок, тов. Ефремов Николай Иванович стал заливать кислород, а мы разошлись по своим местам. Я стоял за блиндажом, в трёх метрах от места пуска, и ждал момента подъёма, чтобы фотографировать. Затем с рёвом и конусным пламенем ракета вышла из станка и поднялась в воздух. Вышла она медленно, а затем сразу взяла большую скорость и поднялась вверх метров на 500, потом, пройдя по горизонтали, упала около забора… В этот момент у всех нас было такое настроение, что все мы были готовы от радости кричать. Я совсем обалдел и вместо ракеты заснял один лес. Б. Шедко».

    «Наша первая победа… совершила переворот. Люди после долгого и упорного труда наконец увидели плоды своей работы… В мае 1932 года… мы впервые пришли в ГИРД… Здесь, в этом мрачном, сыром подвале с каменным, холодным полом, Михаил Клавдиевич (Тихонравов) познакомил нас со своими идеями и нашей будущей работой. Работать было трудно. Помещение настолько было не подготовлено, что, приходя с жаркой солнечной улицы, через час мы дрожали, пронизанные адским холодом, сыростью. Приходилось выбегать на улицу греться. Потом постепенно оборудовались, стали появляться деревянные полы, обшитые фанерой стены, обклеенные беленькими обоями. Стало теплее… наши чертежи побежали быстрее… Медленно, но верно стал расти ГИРД. Появились свои станки, свои рабочие. Мы растём и крепнем! А теперь мы пережили громадное счастье и вместе со взлётом нашей ракеты будто и мы выросли на ту же высоту…»

    Рассказывают, когда Сергей Павлович прочёл стенгазету, он сказал:

    — Когда-нибудь её повесят в музее.

    — Да ну? — удивились сотрудники.

    — Обязательно! И через два десятка лет полетят на Луну и Марс.

    4 октября 1957 года весь мир облетела весть: в Советском Союзе запущен искусственный спутник Земли. Началась новая эра мировой цивилизации — космическая. А спустя всего три с половиной года, 12 апреля 1961 года, гражданин СССР майор Юрий Гагарин совершил первый космический полёт на корабле «Восток».

    Генеральный конструктор космических ракет Сергей Павлович Королёв за создание космической техники дважды был удостоен звания Героя Социалистического Труда. 

    *

     Больше всех Золотых Звёзд имел Л. И. Брежнев. Полистав старые газеты, можно проследить этот неповторимый звездопад. «Известия» от 17.4.64 — Л. И. Брежнев вручает очередную Звезду Н. С. Хрущёву. При этом на груди Брежнева уже есть одна Звезда. На XXIV съезде КПСС у него уже две Звезды, а 9 мая 1976 года дважды Герою — Советского Союза и Социалистического Труда — торжественно открывается бюст на его родине в Днепродзержинске. В этот же день Брежневу присваивается военное звание Маршала Советского Союза.

    «Правда» от 19.12.76 — вторая «Золотая Звезда» и почётное оружие с золотым изображением Государственного герба СССР. Формулировка Указа Президиума Верховного Совета СССР такова: «За выдающиеся заслуги перед Коммунистической партией и Советским государством в коммунистическом строительстве, активную, плодотворную деятельность по упрочению мира и безопасности народов, за большой личный вклад в дело победы над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, в укрепление экономического и оборонного могущества Советского Союза и в связи с семидесятилетием со дня рождения…»

    «Комсомольская правда» от 17.6.77 — мы видим Брежнева при избрании его Председателем Президиума Верховного Совета СССР уже с тремя Звёздами, в «Правде» от 19.12.80 — с четырьмя. И вот портрет в траурной рамке в газете «Правда» от 12.11.82. На нём мы видим пять Звёзд, четыре из них — Золотые Звёзды Героя Советского Союза и одна — Героя Социалистического Труда.

    Ю. В. Андропов имел одну Звезду, К. У. Черненко — три. На этом всё и кончилось. М. С. Горбачёв Звёзд уже не хватал и этим самым вывел их из моды. Тут и Союз ССР перестал существовать, а вместе с ним и награды СССР.

    ЧАСТЬ 4
    НАГРАДНЫЕ МЕДАЛИ ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941—1945 гг.

    Замечательный русский художник Николай Константинович Рерих, размышляя о подвиге советского народа в Великой Отечественной войне, записал в своём дневнике: «Оксфордский словарь узаконил некоторые русские слова, принятые теперь в мире: например, слова „указ“ и „советы“, упомянутые в этом словаре. Следовало бы добавить ещё одно слово — непереводимое, многозначительное слово — „подвиг“.

    Как это ни странно, но ни один европейский язык не имеет слова хотя бы приблизительного значения. Говорят, что на тибетском языке имеется подобное выражение… но европейские языки не имеют равнозначного этому древнему, характерному русскому выражению.

    Героизм, возвещаемый трубными звуками, не в состоянии передать бессмертную, всё завершающую мысль, вложенную в русское слово „подвиг“. „Героический поступок“ — это не совсем то; „доблесть“ — его не исчерпывает; „самоотречение“ — не достигает цели; „достижение“ — имеет совсем другое значение, потому что подразумевает некоторое завершение, между тем как „подвиг“ безграничен».

    Для того чтобы отмечать подвиги защитников Родины, их самопожертвование, их воинскую доблесть и успехи в полководческом искусстве, за годы Великой Отечественной войны Советским правительством было учреждено десять орденов и двадцать одна наградная медаль. Некоторые из них имели по две и три степени.

    Первый год войны был особенно тяжёлым для советского народа. Используя нашу неподготовленность, превосходство хорошо вооружённых войск, силы других стран, принимавших участие в войне на стороне фашистской Германии, опираясь на промышленность почти всей Западной Европы, враг захватил Прибалтику, Белоруссию, большую часть Украины, продвигался к нефтяным районам Юга и к Москве. Началась беспримерная в истории войн оборона Ленинграда, героическая эпопея Одессы и Севастополя. Кровопролитные бои остановили врага, сорвали его планы «молниеносной войны».

    В это трудное время Советским правительством были учреждены первые военные награды — медали «За оборону Ленинграда», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя». Первым орденом Великой Отечественной войны стал орден Отечественной войны I и II степени.

    В том же 1942 году учреждены были и первые ордена в честь великих полководцев — Суворова, Кутузова, Александра Невского.

    В это трудное время страна продолжала отмечать заслуги советских людей перед Родиной и медалями, учреждёнными и ранее.

    Медаль «За оборону Одессы». 1942 г.

    Медаль «3а оборону Одессы» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года.

    Всего медалью «3а оборону Одессы» награждено около 30 тысяч человек.

    В соответствии с положением о медали «3а оборону Одессы» ею награждались:

    все участники обороны Одессы — военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне.

    Одесса оборонялась с 10 августа по 16 октября 1941 года.

    *

    В начале августа 1941 года в результате неудачного для советских войск исхода оборонительного сражения на Правобережной Украине противнику удалось отрезать Приморскую армию от главных сил Южного фронта и оттеснить её к Одессе. Это было началом героической обороны города, получившего впоследствии за стойкость и самоотверженность своих защитников звание города-героя.

    5 августа Ставка Верховного Главнокомандования дала директиву: «…Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности». Решение этой тяжёлой и заведомо невыполнимой в данных условиях задачи было возложено на войска Отдельной Приморской армии, корабли, авиацию и части береговой обороны Черноморского флота. Посильное участие в обороне Одессы приняли жители города и окрестных сёл.

    73 дня стойко отражали советские воины атаки врага, превосходящего их по численности в пять раз. Они неоднократно переходили в контратаки, высаживали десанты в его тылу, нанося ему огромные потери в живой силе и технике. «Успешные действия наших войск, обороняющих Одессу, — писал в эти дни в „Правде“ командующий Отдельной Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров, — объясняются мужеством и стойкостью бойцов, командиров и политработников. В неслыханно тяжёлых и длительных боях они проявили железную выдержку и бесстрашие. Эти люди исключительного хладнокровия, высокого патриотического благородства, люди, презирающие смерть».

    Неувядающей славой покрыли себя при обороне Одессы черноморские моряки. В течение всего периода обороны города врагу так и не удалось блокировать его с моря. Боевые корабли Черноморского флота постоянно доставляли защитникам города новые пополнения, боеприпасы, продовольствие. 3а полтора месяца боевые корабли сделали 648 рейсов между Одессой и Севастополем.

    Огромную поддержку защитникам города оказывали лётчики Черноморского флота. Они прикрывали Одессу от вражеских бомбардировщиков, бомбили и обстреливали фашистские войска. Среди награждённых медалью «3а оборону Одессы» большая группа лётчиков. Именно здесь, в небе над Одессой, впервые прогремела слава воздушных бойцов А. В. Алелюхина, Л. А. Шестакова, П. В. Полозова, И. Г. Короленко и многих других, занявших достойное место в ряду Героев Советского Союза.

    Медалью награждён Герой Советского Союза танкист Г. Пенежко, командир 25-й стрелковой дивизии имени Чапаева, а затем командующий Отдельной Приморской армией И. Е. Петров, отважная пулемётчица, бывшая работница одесской трикотажной фабрики Нина Онилова, уничтожившая в боях при обороне Одессы, а потом и Севастополя более пятисот гитлеровцев. Медалью «За оборону Одессы» награждены тысячи бойцов морской пехоты и моряков с кораблей Черноморского флота. Возглавлял их командир военно-морской базы контр-адмирал Г. В. Жуков, назначенный командующим Одесским оборонительным районом. В числе награждённых медалью — члены Военного совета бригадный комиссар И. И. Азаров, дивизионный комиссар Ф. Н. Воронин, секретарь Одесского обкома партии А. Г. Колыбанов.

    Медаль за оборону своего родного города вручена многим рабочим и служащим завода имени Январского восстания, других предприятий города. Под бомбёжкой и обстрелом они трудились в цехах, а когда нужно было, брали в руки винтовки и отражали атаки врага.

    Немало героев, защищавших город Одессу, не успели получить эту награду. Они погибли до её утверждения, отражая натиск врага. Их имена высечены на мраморе обелисков, мемориальных досок, живут в названиях улиц и площадей.

    Медаль «За оборону Севастополя». 1942 г.

    Медаль «За оборону Севастополя» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года. Медалью «За оборону Севастополя» награждено около 50 тысяч человек.

    В положении о медали «За оборону Севастополя» говорится:

    1

    Медалью «За оборону Севастополя» награждаются все участники обороны Севастополя — военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне.


    Оборона Севастополя длилась 250 дней, с 5 ноября 1941 года до 4 июля 1942 года.

    В дни жестокой войны с фашизмом одной из форм идеологической работы для сплочения нашего народа во имя победы над врагом являлось распространение листовок. Листовки Советской Армии и Флота рассказывали о мужестве и героизме наших воинов. Это были краткие рассказы о подвигах отдельных героев, а также описания подвигов воинских подразделений. Вот одна из этих листовок, относящихся к 1942 году:

    «На подступах к Севастополю шёл жестокий бой. Враг, не считаясь с потерями, наседал на один из участков нашей обороны. Моряки дрались стойко. Никто не отступал.

    …Невысокая худенькая фигурка пробиралась по окопам к зонам самого жестокого боя. Один из моряков, возле которого она остановилась, обернулся и сказал ей с ласковой укоризной: „Убьют тебя, Пашка!“ Паша Михайлова, медицинская сестра из отряда морской пехоты капитана Волкова, насупилась и быстро ответила моряку: „Стреляй метко, целее будем“. Моряк только покачал головой. Для всех бойцов отряда за время доблестной обороны Севастополя Паша Михайлова стала близким, родным человеком. Более восьмидесяти раненых вынесла она с поля сражения.

    Между тем бой становился всё более жестоким. Враг, не щадя сил, бросал на штурм нашей обороны свежие резервы. У Паши Михайловой, перевязывающей раненых, уже не хватало бинтов и не было времени, чтобы пробраться на пункт за новыми. Тогда кусками материи, оторванными от своего платья, Паша продолжала перевязки. Холодный зимний ветер забирался под куртку, но Паша оставалась на поле боя вместе с бойцами своего отряда.

    Когда бойцам рассказывают о подвигах первой русской сестры милосердия героине обороны Севастополя 1855 года Даше Севастопольской, они говорят: „Да ведь это наша Паша Михайлова“.

    В этом сравнении нет ничего надуманного. Подвиги обеих русских девушек возвеличивают славу народа».

    Медаль «За оборону Сталинграда». 1942 г.

    Медаль «За оборону Сталинграда» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года.

    В положении о медали сказано: 

    1

    Медалью «За оборону Сталинграда» награждаются все участники обороны Сталинграда — военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне.

    Медалью награждено около 760 тысяч человек.

    Битва за Сталинград и на подступах к нему по своим масштабам не знала себе равных в истории человечества. Всего за десять дней сентября гитлеровцы в уличных боях потеряли 17 тысяч солдат и офицеров. Много дней и ночей шёл в городе непрекращающийся упорный бой. Некоторые дома по нескольку раз переходили из рук в руки. Один из сталинградских домов, стоявший на площади 9 Января, стал теперь всемирно известен. Этот дом был важным опорным пунктом, ибо держал под обстрелом все выходящие на площадь улицы. В конце сентября группа бойцов во главе с сержантом Я. Ф. Павловым выбила из этого дома фашистов и 58 суток почти беспрерывно вела бои, отражая атаки противника. Дом этот вошёл в историю под названием «Дом Павлова».

    Бои в городе продолжались более 140 дней. Фашистские самолёты сбросили на город около миллиона бомб, общим весом более 100 тысяч тонн. В отдельные дни враг бросал в бой по десять дивизий и сотни танков. Двести крупных атак отразили только доблестные воины 62-й армии. В период с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года фашисты потеряли свыше 800 тысяч человек, а также до 2 тысяч танков и штурмовых орудий, свыше 10 тысяч орудий и миномётов, около 3 тысяч самолётов. Закончился же разгром фашистов под Сталинградом окружением 300-тысячной армии врага (22 дивизии). План советского командования был выполнен полностью, враг остановлен, измотан, обескровлен и разбит наголову. Красная Армия взяла инициативу в свои руки. Это было начало коренного перелома в ходе войны.

    Только советские люди могли вынести такие испытания. Каждый участник Сталинградской битвы — герой, и знаком его героизма служит медаль «3а оборону Сталинграда».

    *

    Одним из самых трудных дней сталинградской обороны стало 14 сентября 1942 года. Гитлеровцы бросили в бой семь дивизий, более тысячи орудий, пятьсот танков и сотни самолётов. Противостояли же этой силе оттеснённые части 62-й армии, которой командовал Василий Иванович Чуйков, будущий Маршал Советского Союза. Он пояснил смысл слова «оттеснённые»: «Это значит, что наши бойцы выползали из-под немецких танков, чаще всего раненые, на следующий рубеж, где их принимали, организовывали, снабжали, главным образом, боеприпасами и снова бросали в бой».

    От взвода младшего лейтенанта Петра Круглова остались в живых всего четверо — сержант Александр Белов, красноармеец Михаил Чембаров, Николай Сарафанов и сам младший лейтенант. 16 сентября на взвод, то есть на четырёх измученных непрекращающимися атаками врага бойцов, двинулись десять вражеских танков.

    Раздалась команда Круглова:

    — Приготовиться к отражению танков!

    Бойцы поднялись со дна окопа оглушёнными: целый час вражеская авиация нещадно «обрабатывала» их оборону, заходя группами по тридцать—сорок самолётов. Сразу за бомбёжкой следовал артиллерийский налёт. Взлетали в воздух комья земли, кирпичи, рельсы. Со стороны противника валили чёрные клубы дыма: наступающие гитлеровцы укрывались за дымовой завесой, и ветер был на их стороне, дым шёл впереди танков. Вот они уже совсем близко. Сержант Беляков прицелился и первым же выстрелом из своего противотанкового ружья подбил головной танк. Из него выскочили фашисты. Сарафанов прошил их пулемётной очередью. Круглов что-то кричал, но за взрывами и лязгом гусениц ничего не было слышно. Ряд из пяти танков уже над окопами. Сарафанов бросает бутылку с горючей смесью, и одна машина вспыхивает в нескольких метрах от бойца. Заплясало пламя и на третьей машине, потекло по его броне и охватило огнём всю машину. Это попала в цель бутылка, брошенная Чембаровым.

    Падает под пулемётной очередью командир. Обходя пылающие машины, три танка подходят к окопам вплотную. И тогда сержант Беляков в упор стреляет в ближайшую машину. Танк повисает над бруствером окопа. Танки, оставшиеся целыми, «утюжат», давят и заваливают своими разворотами наши окопы.

    Командир роты донёс о гибели отважной четвёрки. Вскоре появилась листовка политотдела 10-й стрелковой дивизии, в которой рассказывалось о героической гибели бронебойщиков.

    А спустя много лет, в 1961 году, выяснилось, что Николай Сарафанов и Михаил Чембаров остались в живых и оба, как и до войны, трудятся в Волгоградской области. Чембаров был завален землёй гусеницами танка, а Сарафанов ранен и контужен. Их подобрали и отправили в госпиталь санитары другой части.

    Николай Ильич Сарафанов живёт в своём родном селе Гусевка Ольховского района Волгоградской области, а Михаила Фёдоровича Чембарова отыскали в селе Рыбинка того же района.

    Медаль «За оборону Ленинграда». 1942 г.

    Медаль «За оборону Ленинграда» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года. По положению о медали ею награждались:

    военнослужащие частей, объединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, фактически участвовавших в обороне города;

    рабочие, служащие и другие лица из гражданского населения, которые участвовали в боевых действиях по защите города, содействовали обороне города своей самоотверженной работой на предприятиях, в учреждениях, участвовали в строительстве оборонительных сооружений, в противовоздушной обороне, в охране коммунального хозяйства, в борьбе с пожарами от налётов вражеской авиации, в организации общественного питания, снабжения и культурно-бытового обслуживания населения, в уходе за больными и ранеными, в организации ухода за детьми и проведении других мероприятий по обороне города.

    Медаль «За оборону Ленинграда» вручалась как участвовавшим в обороне города в течение всего периода обороны, так и тем, кто по различным причинам был эвакуирован из города в период его обороны (по болезни, по ранению, в связи с выполнением правительственных заданий и т.п.).

    Всего медалью «За оборону Ленинграда» награждено около 1470 тысяч человек.

    *

    В самое тяжёлое время блокады Ленинграда, когда опасность смерти от рвущихся в городе снарядов не оставляла людей ни на минуту, когда пределом мечтаний был студень из клея и сыромятных ремней, когда умирающие от голода люди брели среди сугробов к Неве для того, чтобы набрать в бидон воды и, сжигая свою мебель и книги, выпить хотя бы стакан кипятку, в это неимоверно трудное время в Ленинграде стал работать Дворец пионеров. Его сотрудники нашли в себе силы обойти квартиры маленьких певцов, танцоров, музыкантов и увидели страшную картину: многие дети погибали от голода, иные были на грани смерти. Тогда решено было устроить для этих детей детский дом при Дворце пионеров. Разместили его на Стремянной улице в доме № 10.

    Юного баяниста Колю Львова принесли во Дворец на носилках; Вова Иванов, потерявший семерых членов семьи, каким-то чудом добрался сам. Медленно шли по закоченевшему Ленинграду две сестрёнки — Нюра и Рая Ивановы. Обходили засыпанные снегом трамваи, прятались в подъездах от взрывов снарядов, перелезали груды развалин на улицах и тротуарах. Мать их недавно умерла от голода, и теперь девочки оставались совершенно одни. Нюра — та самая Нюра Иванова, которую знал весь Ленинград, да, пожалуй, и вся страна как солистку знаменитого пионерского ансамбля, руководимого И. О. Дунаевским, — уже не могла и не хотела вставать с постели. «Мне не хотелось ни двигаться, ни шевелиться, — рассказывала она, — я вспоминала школу, Дворец пионеров, его зажжённые люстры, праздничный зал и плакала оттого, что больше не увижу этого». Теперь они шли во Дворец пионеров, в свой дом, другого у них уже не было. Но не дошли, выбились из сил. Ослабевших девочек привезли на санях в детский дом девушки — бойцы МПВО.

    Первые недели дети неподвижно лежали на кроватях, а не менее истощённые педагоги боролись за их жизнь. Каждое движение стоило огромных усилий не только детям, но и их спасателям. Но вот настал день, когда маленькие артисты стали медленно, с одышкой подниматься по мраморным ступеням в сверкающий зал Дворца пионеров. Они не бегали, не баловались, не смеялись — на это у них ещё не было сил, но глаза их горели радостью. Заиграла музыка, и дети, взявшись за руки, медленно и чинно пошли по кругу.

    В мае 1942 года в ленинградском Дворце пионеров имени Жданова работали уже танцевальный, вокальный и фортепьянный кружки и кружки рукоделия и рисования. А уже летом юных артистов впервые попросили дать концерт. Проходил он на палубе крейсера, который готовился идти в бой. Витя Панфилов, пришедший несколько месяцев назад со своей скрипкой пешком из Волковой Деревни, играл мелодии Чайковского, Вера Бородулина читала стихи, а Рая Иванова танцевала. Её ещё немного покачивало из стороны в сторону, но она улыбалась морякам и изо всех сил старалась держаться. А в глазах моряков, не раз смотревших в лицо смерти, стояли слёзы.

    Дворец пионеров получил военный замаскированный автобус, и дети стали регулярно выезжать на концерты. Они выступали и на кораблях, и на лесных полянах, и в землянках, но чаще всего пионерская агитбригада приезжала в госпитали. Собирались все раненые; тех, кто не мог ходить, привозили на колясках. Случалось, выступали и прямо в палатах для лежачих раненых. «У Раечки Ивановой был замечательный танец с лентой, — рассказывает Вера Бородулина, — когда она красиво взмахивала ею, лента цеплялась за кровати. И раненые говорили: „Дочка, оставь ленту, попрыгай просто так“».

    Нередко концерт прерывался воздушной тревогой, и тогда он продолжался в бомбоубежище или возобновлялся после отбоя. «Часто гитлеровские воздушные налёты были ночью, — вспоминает В. Г. Бородулина. — Мы, двенадцатилетние, бежали в палаты сирот-малышей. Держа их на руках, в темноте быстро спускались по лестнице в бомбоубежище. Бежали и одевали маленьких. Утром собирали на лестнице носочки, чулочки».

    Случались в этом дружном доме и приключения. Однажды исчезли два мальчика. Стало известно, что они из своего блокадного пайка сушили сухари. Больше ничего узнать педагогам не удалось, посвящённые в тайну хранили молчание. Нетрудно было предположить, что мальчики ушли на фронт. Так оно и оказалось. Беглецов вернули через два дня.

    Все дети остались живы, никто из юных артистов не умер от дистрофии или болезней, не был убит или ранен во время обстрела или бомбёжек. Игорь Усов, который в коротеньких штанишках и в будёновке показывал «Военную пляску», стал кинорежиссёром; Толя Цветков — геологом, в пятидесятых годах он участвовал в открытии якутских алмазов; Вера Бородулина — сотрудница Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина — все стали хорошими, нужными и полезными обществу людьми. Но это через много лет, а тогда дети вместе со своими воспитателями и со всем советским народом ждали только одного — победы над врагом.

    И такой день пришёл. 27 января 1944 года над Невой вспыхнули огни победного салюта, наши войска перешли в наступление, блокада Ленинграда окончилась. А там пришла и победа.

    Деятельность пионерской фронтовой агитбригады была оценена по заслугам, семьдесят воспитанников Дворца пионеров были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

    Медаль «Партизану Отечественной войны». 1943 г.

    Медаль «Партизану Отечественной войны» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1943 года.

    Медалью «Партизану Отечественной войны» I степени награждено более 56 тысяч человек, медалью II степени — около 71 тысячи.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «Партизану Отечественной войны» I и II степени награждаются партизаны Отечественной войны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения, проявившие храбрость, стойкость, мужество в партизанской борьбе за нашу советскую Родину, в тылу против немецко-фашистских захватчиков.

    2

    Награждение медалью «Партизану Отечественной войны» I и II степени производится Указом Президиума Верховного Совета СССР.

    3

    Медалью «Партизану Отечественной войны» I степени награждаются партизаны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения за отвагу, геройство и выдающиеся успехи в партизанской борьбе за нашу советскую Родину в тылу немецко-фашистских захватчиков.

    4

    Медалью «Партизану Отечественной войны» II степени награждаются партизаны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения за личное боевое отличие в выполнении приказов и заданий командования, за активное содействие в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

    *

    Ефим Ильич Осипенко воевал в гражданскую, потом в летучем отряде ликвидировал в своём родном крае так называемые банды, поэтому, когда пришли немцы, ему было поручено создать и возглавить партизанский отряд. И вот накануне праздника 24-й годовщины Великого Октября собрал он в избе всех оставшихся мужиков. Разговор шёл об оружии и взрывчатых средствах, которых недоставало, об организации в лесу партизанских баз. И тут в избу влетел белобрысый вихрастый мальчишка:

    — Фашисты!

    К селу подъезжал обоз вооружённых гитлеровцев.

    — Ну вот мы и партизаны, — сказал Ефим Ильич.

    Только что образовавшийся отряд быстро покинул село и скрылся в ближайшем лесу.

    Во дворах села послышался лай собак, рёв скота, резкие крики на чужом языке. Осипенко, наблюдавший с опушки леса за происходящим в селе, подумал: «Неужели нашёлся предатель и сообщил о формировании отряда? И теперь фашисты ищут нас и допытываются, где мы».

    Но вскоре прибежал тот же мальчишка и, запыхавшись, сообщил:

    — Забирают лошадей, коров, одежду… Грузят на подводы.

    Задумался командир. Гитлеровцев раза в три больше, чем партизан, они лучше вооружены. Но самым лучшим оружием партизан может стать неожиданность и отчаянная дерзость. Правда, это первая операция… Она должна обязательно быть успешной. Всё обдумал командир, а потом весело спросил:

    — А что, ребята, отучим грабителей собирать с нас дань?

    Кое-кто усомнился:

    — Сил у нас маловато пока…

    — Зато мы хозяева, нам легче. Слушай боевую задачу, — подтянулся Ефим Ильич. — Значит, так…

    Он изложил план действий первой партизанской операции. Подкараулили обоз на обратном пути. Первые же выстрелы партизан вызвали среди гитлеровцев панику, на что и рассчитывал командир.

    Фашисты не могли определить силы скрытых в лесу партизан, оставшиеся в живых гитлеровцы разбежались, попрятались. Искать их не стали, повернули обоз обратно, установив на последней подводе единственный пулемёт. Благополучно миновали лес и выехали в поле перед селом. А в селе тишина; никто не ожидал увидеть на подводах вместо немцев своих земляков. А когда поняли, что произошло, все вывалили из изб, и радости не было конца…

    Красная Армия под Москвой начала наступление. На железнодорожных станциях Черепеть и Лужки скопились вражеские эшелоны. Партизаны решили задержать их до подхода наших частей. Действовала всего одна линия, её-то и решили подорвать между станциями Мышбор—Шепелево. Был аммонал, но недоставало бикфордова шнура и не было детонатора. Осипенко решил подорвать аммонал противотанковой гранатой.

    Подобрались по заснеженному мелкому кустарнику к железнодорожному полотну. Фашисты охраняли линию, надо было успеть подложить мину, пока их не было поблизости. Времени в обрез. Только привязали провод к предохранительной чеке гранаты, послышался шум приближающегося поезда. Быстро скатились с насыпи и укрылись, как могли. Показался паровоз с тремя платформами, на которых стояли пушки и пулемёты. Это шёл проверочный состав. Фашисты на ходу поливали свинцом каждый кустик. Когда паровоз подошёл к мине, Осипенко рванул на себя провод и припал к земле. Но взрыва не последовало. Чека выпала, а граната почему-то не взорвалась. Командир бросился к полотну железной дороги и в этот момент услышал гудок другого паровоза: вслед за проверочным поездом шёл эшелон с танками.

    — Ребята, назад! — закричал Ефим Ильич. Партизаны отступили от железной дороги, а их командир выдернул стоящий на насыпи указательный столб, размахнулся и ударил что есть силы по гранате…

    Осипенко нашли далеко отброшенным взрывной волной. Вид его был страшен.

    — Какой был человек! — сказал кто-то из партизан.

    И вдруг Ефим Ильич зашевелился и простонал:

    — Жив я… жив…

    Изрешеченного осколками командира отправили в тыл, и после многочисленных операций здоровье его пошло на поправку. Не удалось спасти только глаза, вернуть герою зрение оказалось уже невозможным.

    Ефим Ильич Осипенко награждён орденом Ленина, орденом Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Это была самая первая партизанская медаль.

    Орден Славы. 1943 г.

    Орден Славы, его статут и описание учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 года.

    В статуте ордена сказано:

    1

    Орденом Славы награждаются лица рядового и сержантского состава Красной Армии, а в авиации и лица, имеющие звание младшего лейтенанта, проявившие в боях за советскую Родину славные подвиги храбрости, мужества, бесстрашия.

    2

    Орден Славы состоит из трёх степеней:

    орден Славы I степени;

    орден Славы II степени;

    орден Славы III степени.

    Высшей степенью является I степень, награждение же производится последовательно: III степенью, II степенью и I степенью.

    3

    Орденом Славы награждаются за то, что:

    ворвавшись первым в расположение противника, личной храбростью содействовал успеху общего дела;

    находясь в загоревшемся танке, продолжал выполнять боевую задачу;

    в минуту опасности спас знамя своей части от захвата противником;

    из личного оружия меткой стрельбой уничтожил от 10 до 50 солдат и офицеров противника;

    уничтожил огнём артиллерии или пулемёта не менее трёх самолётов противника;

    уничтожил ручными гранатами на поле боя или в тылу противника от одного до трёх танков;

    презирая опасность, первым ворвался в дзот (дот, окоп, блиндаж) противника, решительными действиями уничтожил его гарнизон;

    в результате личной разведки установил слабые места обороны противника и вывел наши войска в тыл противника;

    лично захватил в плен вражеского офицера;

    ночью снял сторожевой пост (дозор, секрет) противника или захватил его;

    лично, с находчивостью и смелостью пробравшись к позициям противника, уничтожил его пулемёт или миномёт;

    будучи в ночной вылазке, уничтожил противника с военным имуществом;

    рискуя жизнью, спас в бою командира от угрожавшей ему непосредственной опасности;

    пренебрегая личной опасностью, в бою захватил неприятельское знамя;

    будучи ранен, после перевязки снова вернулся в строй;

    из личного оружия сбил самолёт противника;

    уничтожил огнём артиллерии или миномёта огневые средства противника, обеспечил успешные действия своего подразделения;

    под огнём противника проделал для наступающего подразделения проход в проволочных заграждениях противника;

    рискуя жизнью, под огнём противника оказывал помощь раненым в течение ряда боёв;

    стремительно врезавшись на своём танке в колонну противника, смял его и продолжал выполнять боевое задание;

    находясь в подбитом танке, продолжал из орудия танка выполнять боевую задачу;

    своим танком смял одно или несколько орудий противника или уничтожил не менее двух пулемётных гнёзд;

    находясь в разведке, добыл ценные сведения о противнике;

    лётчик-истребитель уничтожил в воздушном бою от двух до четырёх самолётов-истребителей противника или от трёх до шести паровозов, или взорвал эшелон на железнодорожной станции или перегоне, или уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолётов;

    лётчик-штурмовик в результате смелых, инициативных действий уничтожил в воздушном бою один или два самолёта противника;

    экипаж дневного бомбардировщика уничтожил железнодорожный эшелон, взорвал мост, склад боеприпасов, горючего, уничтожил штаб какого-либо соединения противника, разрушил железнодорожную станцию или перегон, взорвал электростанцию, подорвал плотину, уничтожил военное судно, транспорт, катер, уничтожил на аэродроме противника не менее двух самолётов;

    экипаж лёгкого ночного бомбардировщика взорвал склад боеприпасов, горючего, уничтожил штаб противника, взорвал железнодорожный эшелон, подорвал мост;

    экипаж дальнего ночного бомбардировщика разрушил железнодорожную станцию, взорвал склад боеприпасов, горючего, разрушил портовое сооружение, уничтожил морской транспорт или железнодорожный эшелон, разрушил или сжёг важный завод или фабрику;

    экипаж дневного бомбардировщика за смелое действие в воздушном бою, в результате чего было сбито от одного до двух самолётов;

    экипаж разведчика за успешно выполненную разведку, в результате которой получены ценные данные о противнике.


    Первыми награждёнными орденом Славы I степени стали ефрейтор М. П. Питенин и старший сержант К. К. Шевченко (награждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 г.).

    Всего орденом Славы за боевые подвиги и отвагу, проявленные во время Великой Отечественной войны, были награждены без малого миллион человек: I степенью (полных кавалеров ордена Славы) около двух с половиной тысяч воинов, II — 46 тысяч человек и III степенью ордена Славы награждено около 970 тысяч героев.

    Солдатский орден Славы имеет такую же Георгиевскую ленту, как и старинная русская награда — знак отличия Военного ордена, которым отмечались подвиги русских воинов в Отечественную войну 1812 года. Советский орден Славы стал наградой солдатам Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Если сравнивать их статуты, то мы найдём много общего. Менялась только военная техника, а подвиги, за которые давались эти солдатские награды, оставались теми же.

    *

    В Москве на киностудии имени Горького работает Валентин Иванович Крутиков, кавалер трёх степеней ордена Славы. На фронт он пошёл добровольцем и всю войну был разведчиком.

    Перед мартовским наступлением 3-го Украинского фронта в 1944 году требовалось выяснить силы врага и систему его обороны. Очень нужны были «языки». Группа разведчиков сержанта Крутикова переправилась ночью через реку Ингулец и поползла к линии вражеской обороны. Периодически постреливали немецкие станковые пулемёты. Вражеская оборона, проходившая вдоль железнодорожного полотна, была уже в 20—30 метрах от разведчиков. Затаились, стали наблюдать.

    — За рекой они чувствуют себя в безопасности, — зашептал Крутиков. — Надо взять этих пулемётчиков.

    Подползли ещё ближе, почти вплотную к пулемёту. Установили, что у пулемёта дежурят два гитлеровца, остальные находятся в блиндаже. Но сколько их там?

    — Берём этих двоих без шума, а в блиндаж бросим гранату, — решил командир.

    Гитлеровцы сорвали план разведчиков, они подняли тревогу, пришлось открыть огонь из автоматов. Гранату в блиндаж теперь тоже не кинешь: нужен живой фашист. Крутиков встал у двери и оглушил прикладом первого из выскочивших врагов. По остальным ударили из автоматов. Пока пленного связывали и затыкали ему рот кляпом, дали несколько очередей из немецкого пулемёта, это для маскировки. Уходя, пулемёт испортили.

    Возвращались под сильным огнём противника, но доставили фашиста в штаб дивизии. За этот подвиг Крутиков был награждён орденом Славы III степени. А II степень ордена Славы герой получил всего через две недели. Снова за «языка».

    Опять разведчиков возглавлял Крутиков.

    — Никакой стрельбы, действовать без шума, — наставлял с вечера своих ребят Валентин. — Фашисты должны узнать о нашей работе тогда, когда мы будем уже дома.

    Перейдя линию фронта, разведчики вошли в село с тыла, где их и вовсе не ожидали. Обнаружили пулемёт с двумя солдатами. Неожиданно и тихо прозвучала команда: «Хенде хох!» Увидев наведённые на них автоматы, гитлеровцы подняли руки вверх. Их быстро связали, заткнули им рты и поволокли в свою сторону, а Крутиков с тремя разведчиками продолжал разведку и захватил расчёт другого вражеского пулемёта.

    Как планировали, всё произошло без единого выстрела, но на обратном пути разведчики попали под огонь спохватившихся врагов. Крутиков был ранен, но добрался до своих. Задание было выполнено.

    После перевязки в медсанбате Валентин Крутиков отказался покинуть свою часть и вскоре опять был в строю. Теперь уже кавалером двух степеней ордена Славы. После этого случая старший сержант Крутиков много раз руководил разведкой и поиском во вражеском расположении, приводил «языков», уничтожал пулемётные гнёзда, немало положил и гитлеровцев.

    Смелые действия разведчиков Крутикова ощутимо помогли и нашим подразделениям переправиться через Западный Буг и двинуться дальше по польской земле. А сам Валентин Иванович стал полным кавалером солдатского ордена Славы.

    Медаль Ушакова. 1944 г.

    Медаль Ушакова учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года. От всех других советских медалей она отличается тем, что поверх лицевой стороны колодочки на ней помещена миниатюрная якорная цепь, крепящаяся к ушку медали и верхним углам колодочки.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медаль Ушакова учреждена для награждения за мужество и отвагу, проявленные при защите социалистического Отечества на морских театрах как в военное, так и в мирное время.

    2

    Медалью Ушакова награждаются матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики Военно-Морского Флота и морских частей пограничных войск.

    *

    Медалью Ушакова награждено всего 15 тысяч человек. По сравнению с медалью «За отвагу» или «За боевые заслуги» (вместе около 10 миллионов награждений) это не так уж много. Поэтому найти моряка, чья храбрость отмечена медалью Ушакова, оказалось непросто.

    — Не знаете ли вы кого-нибудь из награждённых медалью Ушакова? — спросил я однажды у капитан-лейтенанта Александра Владимировича Ткачёва.

    — Знаю, — улыбнулся он. — Мой отец награждён этой медалью.

    — И вам известно, за что, при каких обстоятельствах?

    — Конечно, — ответил он.

    Я попросил его рассказать мне, а заодно и читателю, эту историю. Вот рассказ капитан-лейтенанта А. В. Ткачёва о подвиге его отца Владимира Андреевича Ткачёва.

    — Сначала надо, видимо, сказать, что у моего отца тринадцать наград, в том числе орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР». Но самая дорогая награда для него — это медаль Ушакова.

    Служил он на тральщиках в Кронштадте. Тральщик его был маленьким, с деревянным корпусом, были и такие — тогда все посудины мобилизовали. Ставили на них траловое оборудование да пулемёт как защиту от самолётов. Тралили они в Финском заливе. Снабжали такими тральщиками также передовые посты, которые находились на островах Балтики, они высаживали разведгруппы и выполняли самые различные задания командования.

    История эта произошла в 1944 году. В том походе дивизион тралил мины. Головным тральщиком шёл другой корабль, а следующим тот, на котором служил мой отец. Он стоял на носу, на баке, вперёдсмотрящим, а на корме впереди идущего тральщика стоял его друг. Они ещё шутками перекидывались… И прямо на глазах моего отца головной корабль взорвался. Спастись не сумел никто.

    А на обратном пути первым шёл тральщик отца. Отец вдруг увидел, что плывёт сорванная с якоря мина. Как и у каждого вперёдсмотрящего, в руках у него был длинный шест с обмотанным тряпкой концом. И вот отец взял эту мину на шест и провёл её мимо всего борта, корабль прошёл невредимым. В чём заключалась опасность? Борт корабля на волне ходит вверх-вниз, очень просто вылететь к той же мине. Опасность заключалась ещё и в том, что при таком «сопровождении» шестом мина вращается, упора в воде у неё нет. Получается цирковой номер: надо бежать вдоль лееров по мокрой качающейся палубе и вести этот вертящийся и пляшущий шар шестом. И главное, не ткнуть взрыватель. Так объяснял мне отец.

    Медаль Нахимова. 1944 г.

    Медаль Нахимова учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года. Медалью Нахимова награждено около 13 тысяч человек.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медаль Нахимова учреждена для награждения за отличия при защите социалистического Отечества, активное содействие успешному выполнению боевых задач кораблей, частей Военно-Морского Флота и пограничных войск.

    2

    Медалью Нахимова награждаются матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики Военно-Морского Флота и морских частей пограничных войск.

    *

    Летом 1944 года вышел приказ командующего Дунайской флотилией о списании с кораблей всех юнг и отправке их в тыл. Но юнга Игорь Пахомов не хотел покидать корабль. На своём бронекатере он участвовал уже в жарких боях керченского десанта, освобождал Таганрог, Мариуполь, Бердянск. Был обожжён, тонул, похоронил многих старших своих товарищей. Как тут уйти с корабля, когда война ещё не закончилась? И товарищи помогли ему добиться разрешения остаться на кораблях флотилии «в порядке исключения».

    11 апреля 1945 года ярким солнечным днём по Дунаю неслись на полной скорости пять бронекатеров, направляясь в занятую противником Вену. На борту был десант, который предстояло высадить прямо на глазах фашистов на единственный уцелевший мост через Дунай. Мост этот назывался Рейхсбрюке, то есть Имперский мост. Операция предстояла дерзкая и предельно рискованная.

    В кормовой пулемётной башне Игорь Пахомов соорудил из коробок от пулемётных лент подставку, чтобы доставать до прицельного приспособления: маловат был юнга ростом.

    На полном ходу десант ворвался в Вену. Фашисты открыли по кораблям неистовый огонь, били по ним из автоматов, из крупнокалиберных пулемётов, из пушек, танков и самоходных орудий. Не оставались в долгу и бронекатера. Но вот пулемёт Пахомова умолк. Командир бросил взгляд на кормовую башню и увидел, что юнга выскочил из-за её брони и под градом пуль и осколков возится возле пулемёта. Не успел командир отдать приказание юнге немедленно скрыться в башне, как он сам юркнул обратно, и пулемёт заработал. Потом моряки узнали, что в патроннике застряла раздутая гильза, которую можно было выбить только вручную.

    Мост был полон вражеских солдат, но стрелять по нему из бортовых орудий нельзя — от детонации срабатывает взрывчатка, заложенная гитлеровцами в арматуре моста. Тут слово было за пулемётчиками, и юнга Игорь Пахомов уничтожил, наверное, не один десяток фашистов. Десант высадился, успел разминировать мост и, несмотря на ожесточённые атаки врага, удерживал его два дня до подхода наших частей. Десант этот признан самым дерзким из всех высаженных во время Великой Отечественной войны кораблями Дунайской флотилии.

    Медаль «За оборону Москвы». 1944 г.

    Медаль «За оборону Москвы» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года.

    В соответствии с положением о медали и положением о порядке её вручения медалью «За оборону Москвы» награждались:

    а

    Все военнослужащие и вольнонаёмный состав Советской Армии и войск НКВД, участвовавшие в обороне Москвы не менее одного месяца за время с 19 октября 1941 г. по 25 января 1942 г.;

    б

    лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне Москвы не менее месяца за время с 19 октября 1941 г. по 25 января 1942 г.;

    в

    военнослужащие частей Московской зоны ПВО и частей МПВО, а также из гражданского населения — наиболее активные участники обороны Москвы от воздушных налётов противника с 22 июля 1941 по 25 января 1942 г.;

    г

    военнослужащие и гражданские лица из населения города Москвы и Московской области, принимавшие активное участие в строительстве оборонительных рубежей и сооружений оборонительного рубежа Резервного фронта, Можайского, Подольского и Московского обвода.

    Медаль «За оборону Москвы» вручалась:

    военнослужащим частей, соединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, фактически участвовавших в обороне Москвы;

    партизанам Московской области;

    рабочим, служащим и другим лицам из числа гражданского населения, которые участвовали в боевых операциях по защите Москвы, в строительстве укреплённых рубежей, в противовоздушной обороне, в борьбе с пожарами от налётов вражеской авиации или своей работой на предприятиях, в учреждениях и организациях непосредственно содействовали обороне Москвы, участвовали в восстановлении и охране городского хозяйства, в поддержании общественного порядка, в работе транспорта, связи, в организации общественного питания, снабжения, в культурно-бытовом обслуживании населения, в уходе за больными и ранеными (из числа военнослужащих и гражданского населения), в организации ухода за детьми и проведении других мероприятий по обороне Москвы;

    активным участникам обороны города-героя Тулы. 

    Всего медалью «За оборону Москвы» награждено более 1020 тысяч человек.

    *

    Когда началась война, мне было четырнадцать лет. Школы закрылись, вместо того, чтобы идти учиться в восьмой класс, пошёл работать на завод «Аремз» токарем. Завод этот в первый год Отечественной войны превратился из авторемонтного в военный, выпускающий снаряды и мины. Возможно, на заводе готовили и другие боеприпасы, но нам в то время не полагалось об этом знать. О минах я говорю потому, что сам их точил на токарном станке.

    Никогда не забыть дни 15 и 16 октября 1941 года. Если бы не записи в моём юношеском дневнике, я бы и сам мог усомниться в правдивости этого рассказа, так накрепко вбиты в наши головы представления о городе-герое и героической обороне Москвы. Но что было, то было. Разумеется, я не мог тогда охватить своим сознанием всего происходящего, понять масштабы событий, взаимосвязь явлений, конечно, были и самопожертвованный героизм панфиловцев, и успех полководческой стратегии Г. К. Жукова… Но была и паника в Москве. Мой рассказ — всего лишь впечатления 14-летнего подростка, увидевшего в эти дни Москву от её окраины, Измайлова, до центра — Комсомольской (или Вокзальной) площади. Раньше об этом нельзя было и заикнуться, расценили бы как антисоветскую агитацию и пропаганду.

    Я пришёл на завод к началу дневной смены, к 6 часам утра. Железнодорожные ворота, что рядом с нашей строгой проходной, распахнуты настежь, никто не работает, кроме тех, которые паровым молотом колют выточенные нами корпуса мин. Чтобы не достались врагу. Говорят, немец уже в Москве.

    — Ты деньги получил? — спрашивает меня приятель.

    — Нет. А дают?

    — Сколько хочешь. Я две зарплаты получил. Беги скорее, пока всё не раздали. И сказали, бери что хочешь…

    Запомнилась такая картина: ребята вытаскивают со склада красивый, обшитый чем-то вроде кожи то ли ящик, то ли чемодан, открывают и вываливают из него в грязь какие-то электро- или радиодетали, уложенные там в суконные гнёзда. Вырывают всю эту упаковку, а чемодан набивают большими красными калошами. Такие калоши надевались на валенки. Я взял себе пару под мышку и поехал к отцу, чтобы узнать, что делать: уходить, уезжать, выбираться из города и как?

    Мой отец был военным железнодорожником и служил в воздушной обороне на московском участке Ярославской дороги. И мне пришлось проехать на трамвае № 32 от Семёновской площади до Комсомольской и вернуться обратно в Измайлово. Я видел разграбленные магазины, витрины с выбитыми стёклами, людей, несущих кипы различной одежды, круги колбасы на поднятых вверх руках, окорока на плечах. Ни одного милиционера или человека в форме не встретил до самой Комсомольской площади. Москвичи, рабочие заводов работали днями и ночами, а тут вдруг все вывалили на улицы. Толпа была неуправляемой…

    Кондуктор из нашего трамвая кричала на остановке вагоновожатому трамвая № 3:

    — В Нижние Котлы не ездите, там немцы!

    — А вы работаете? — спрашивала женщина-вагоновожатая.

    — Пока будем! Никто ничего не знает!

    На Вокзальной площади творилось что-то невообразимое. Гнали стадо коров, которые с трудом пробирались между нагруженными узлами и чемоданами грузовиками, кричали женщины, плакали дети…

    Отца я не нашёл и вернулся домой. Моя мама только что сожгла фотографию, на которой я был изображён сидящим и мирно беседующим со Сталиным. Фотография висела на стене. Год назад я снимался у Л. В. Кулешева в фильме «Сибиряки», и это был кадр из фильма. Сталина играл Геловани. Мама прибежала из Благушенской больницы, где она работала, и вскоре вернулась обратно, поскольку все врачи убежали и больные были брошены на произвол судьбы. Мы решили, что никуда из Москвы уходить не будем, разве что прикажет отец.

    От этих дней сохранилась ещё и такая картина: на Главном проспекте (теперь Главная аллея), выходящем к шоссе Энтузиастов, то есть идущей на восток бывшей Владимирке, рабочие останавливали машины убегающих из Москвы. Для этого перегородили дорогу несколькими брёвнами, повалили телеграфный столб. Добро растаскивали, но людей при мне не били и не убивали — бросая своё добро, они сами быстро убегали в близлежащий Измайловский лес. И вот я видел, как открывали багажник начальственной машины «ЗИС-101» и вытаскивали оттуда ящик со сливочным маслом. Бац его об асфальт! И женщины руками нагребали куски масла и складывали их в подолы.

    Такая суматоха продолжалась два дня, а на третий в Москве появились солдаты в полушубках и с полуавтоматическими винтовками. (Мне помнится почему-то, что обуты они были в валенки, хотя зима ещё не наступила. Может быть, я что-то путаю… Полвека всё же прошло.) Их расставили вдоль улиц, появилась милиция; порядок был восстановлен. Мы вернулись на завод и начали вновь точить на токарных станках корпуса мин. Не знаю, как в других местах, на нашем заводе никаких репрессий не было. Вроде никого не арестовали, не слышно было…

    После памятных для москвичей дней 15—16 октября из Москвы стали срочно эвакуироваться заводы, фабрики и другие предприятия; нас, молодых рабочих, отправили на строительство оборонительных сооружений, или, как тогда говорили, «на рытьё окопов», хотя никаких окопов мы не рыли, а копали противотанковые рвы.

    Отъезд происходил так: нас собрали прямо у станков около девяти утра и дали на подготовку три часа. (Работали мы тогда в две смены, по двенадцать часов каждая — с восьми и до восьми — без выходных.) Явиться с тёплой одеждой, со сменой белья, с ложкой и кружкой приказано было в двенадцать. Все пришли вовремя, опоздавших и уклонившихся не было. Построили во дворе завода, распределили по ротам, назначили командиров — и в путь!

    На Каланчевке сели в грузовик и направились под Можайск. К сожалению, я не запомнил название посёлка, в котором мы остановились. Все жители из него были эвакуированы, и нас распределили по домам, где были все необходимые хозяйственные вещи и даже заготовленные дрова. Я попал почему-то в дом испанцев, где было полно хорошей одежды и книг на испанском языке. Жильё у нас оказалось весьма удобным, но на работу приходилось ходить сначала три, а потом пять километров. Нашему заводу определили участок и поставили задачу — вырыть противотанковый ров, стена которого, обращённая к врагу, отвесная, а противоположная — пологая. Выходило так, упрётся вражеский танк в эту стену, а дальше ему не пройти. Не могу теперь сказать, какой глубины был ров и какой высоты земляная стена, но тогда вырытый нами ров казался очень глубоким.

    В своём дневнике 1941 года я прочёл: «Вставали в пять или в половине пятого, пили кипяток и шли по шоссе, а потом по грязи. Брали лопаты и… до пяти. Первые дни было туго, всё болело. Обратно еле шёл. Какой-то дедушка даже сказал мне: „Эх ты, молодой, а ноги волочишь, как старик“. Иногда просто руки опускались, казалось, невозможно больше пошевелить ни рукой ни ногой. Привели на такой участок, где в липкой глине совсем невозможно двигаться, ноги по щиколотку уходили в красную вязкую грязь. Как схватит, ноги не вытянуть…»

    Работа казалась вначале невыносимо тяжёлой, но ко всему привыкает человек… Привыкли и мы орудовать лопатой от зари до зари. На обеденный перерыв нам полагалось полчаса. Гречневую баланду или суп из пшена съедали здесь же, на краю рва.

    Началась зима, пришли трескучие морозы. Замечу, первая военная зима была на редкость холодной. А мы-то оделись по-осеннему: ведь выезжали, как нам говорили, всего на десять дней. Да и что у нас была за одежда? Стёганка, кепка да дырявые сапоги. Напяливали на себя всё, что удавалось найти в пустых домах. Поверх всего набрасывали мешок, он хорошо спасал от дождя. Мёрзли ещё и оттого, что было голодно. Но вот разрешили нам в свободное от работы время (стало быть, ночью) копать на полях картошку. Её уже давно схватил мороз, но ничего, ели мороженую.

    Сырость, голод, холод, а больных что-то не припомню. На судьбу тоже никто не жаловался, наоборот, весело соревновались, пели, шутили, много смеялись. Даже начавшиеся бомбёжки не смогли побороть в нас оптимизма. Первая пришлась как раз на время обеда. Налетели в первом часу дня немецкие корректировщики с двумя фюзеляжами — «рамы», как мы их тогда называли. Три самолёта. Они шли вдоль линии обороны и полосовали по нам из пулемётов, бросали мелкие осколочные бомбы. Мы, конечно, готовились к налётам, давно уже вырыли узкие траншеи-щели, проводились и учебные тревоги, однако первая настоящая бомбёжка, как это всегда бывает, застала нас врасплох, не все успели нырнуть в щели. Убитых на первый раз не было, но кое-кого всё же ранило. И пришлось застрелить лошадь, которая привозила нам баланду. У неё вырвало нижнюю челюсть. Она не кричала, а только пригибала голову к земле и шевелила верхней кровоточащей губой, будто хотела поднять что-то с земли.

    В конце ноября нас вернули на завод. За «окопы» полагалась медаль «За оборону Москвы». Но я её так и не получил.

    Медаль «За оборону Кавказа». 1944 г.

    Медаль «За оборону Кавказа» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года. Всего медалью «За оборону Кавказа» награждено около 870 тысяч человек.

    В положении о медали сказано:

    Медалью «За оборону Кавказа» награждаются все участники обороны Кавказа — военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне.

    *

    В июне 1942 года война пришла к Эльбрусу, в Баксанское ущелье, широко известное нынче как крупнейший центр альпинизма, туризма и горнолыжного спорта. Враг взял Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Черкассы, Карачаевск и вышел в некоторых местах к Главному Кавказскому хребту. Гитлеровцы стремились перейти Кавказ, для того чтобы овладеть Закавказьем, черноморскими портами и, главное, захватить Баку, получить доступ к «чёрному золоту».

    Красная Армия отступала с боями по Баксанскому ущелью, поднимаясь всё выше и выше в горы. В начале августа Баксан оказался отрезанным от предгорий, а части Красной Армии — запертыми в горах. Путь к спасению был один — через покрытые ледниками и вечными снегами перевалы в Сванетию. В ущелье вместе с нашими воинскими частями попали в трудное положение и работники Тырныаузских рудников. Здесь собралось более тысячи шестисот женщин, детей и стариков, которых надо было спасать от врага. Как перевести их через перевал Бечо или Донгуз-Орун, слабых, больных, беспомощных? Без определённой подготовки и специального снаряжения эти перевалы не могут быть пройдены и сейчас тренированными туристами.

    Наши части отбивались от фашистов, теснивших их снизу. И вдруг враги появились сверху. Гитлер бросил сюда специально подготовленные для войны на Кавказе горно-стрелковые дивизии, в том числе знаменитую дивизию «Эдельвейс». Все офицеры и солдаты этого подразделения были альпинистами и горнолыжниками. В течение двух лет они проходили специальную подготовку в Альпах. И вот эдельвейсовцы, обойдя Эльбрус, вышли на его склоны через перевал Хотю-Тау. Таким образом, они зашли в тыл наших отступающих по Баксану частей. Гитлеровцы двигались большой колонной, вели с собой ишаков и мулов, нагруженных оружием и боеприпасами. Они заняли высокогорную гостиницу «Приют одиннадцати» на Эльбрусе (4200 метров над уровнем моря), Старый кругозор и Ледовую базу. Пустив в ход привезённые лёгкие горные орудия, миномёты и пулемёты, немецкие горные стрелки пытались с ходу захватить Терскол, но вынуждены были отступить.

    Задача подразделений Красной Армии состояла в том, чтобы отстоять перевалы и не дать врагу перейти Главный Кавказский хребет. Нужно было также эвакуировать наши части и население рудников. За дело принялись инструкторы альпинизма Александр Сидоренко, Алексей Маленков, Григорий Двалигишвили, Николай Маренец и Виктор Кухтин. Возглавлял операцию по переходу через перевал Бечо мирного населения Юрий Васильевич Одноблюдов, хорошо известный всем советским альпинистам как руководитель альпинистских лагерей Кавказа в послевоенные годы и вплоть до середины семидесятых годов.

    Всего за одни сутки альпинисты вырубили во льду ступени, на сложных и опасных местах навесили верёвки, подготовили перевал Бечо для эвакуации женщин и детей. Работавшие почти без сна альпинисты переносили на крутых ледовых склонах малых детей на своих плечах, помогали проходить опасные участки старым, больным и немощным, делали всё для того, чтобы спасти людей от грозящей им смертельной опасности. И всем мирным жителям удалось уйти в Сванетию, на северных склонах хребта не осталось никого. Комбинат и рудники взорвали, работавших на нём заключённых расстреляли, а наиболее ценную продукцию упаковали, и солдаты отходивших частей перенесли её на себе через перевал Донгуз-Орун. Продукция комбината, так необходимая стране в тот момент, попала на заводы. Перевалы были укреплены, и, несмотря на превосходство в технике, специальное горное оружие, на то, что немцы противопоставили нашим обычным воинским частям альпинистские дивизии, врагам так и не удалось перейти через Главный Кавказский хребет.

    Несколько позже приказом Верховного Командования по Красной Армии всех альпинистов откомандировали из других частей для создания специализированных горных подразделений. В начале 1943 года фашистские оккупанты были полностью изгнаны из Кабардино-Балкарии, и группа военных альпинистов под руководством Н. Гусака и А. Гусева водрузила на двуглавом Эльбрусе флаг нашей Родины.

    В Баксанском ущелье и во всём Приэльбрусье часто можно услышать теперь песню, сложенную альпинистами в те суровые дни:

    Помнишь, товарищ, белые снега,
    Стройный лес Баксана, блиндажи врага?
    Помнишь гранату и записку в ней
    На скалистом гребне для грядущих дней?
    *

    Ещё шли бои за освобождение Белоруссии, Прибалтики, западных областей Украины; ещё бесстрашные сыны и дочери советской Родины отдавали свои жизни в битве с врагом, но уже видна была победа, перелом в войне давно наступил, можно было позаботиться и о будущем, о новых поколениях советских людей. Летом 1944 года были учреждены награды великому подвигу женщины — подвигу матери.

    Звание «Мать-героиня». 1944 г.

    Высшая степень отличия — звание «Мать-героиня» установлено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года. Положение о нём утверждено 18 августа 1944 года.

    В положении о звании «Мать-героиня» сказано:

    1

    Звание «Мать-героиня» является высшей степенью отличия и присваивается матерям, родившим и воспитавшим десять детей.

    2

    Присвоение звания «Мать-героиня» производится по достижении последним ребёнком возраста одного года и при наличии в живых остальных детей этой матери.

    При присвоении звания «Мать-героиня» учитываются дети:

    усыновлённые матерью в установленном законом порядке;

    погибшие или пропавшие без вести при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы, либо при выполнении долга гражданина СССР по спасению человеческой жизни, по охране социалистической собственности и социалистического правопорядка, а также умершие вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при указанных обстоятельствах, либо вследствие трудового увечья или профессионального заболевания.

    3

    Матерям, коим присвоено звание «Мать-героиня», вручается орден «Мать-героиня» и грамота Президиума Верховного Совета СССР.

    Орден «Мать-героиня» № 1 был вручён 1 ноября 1944 года в Кремле жительнице посёлка Мамонтовка Московской области Анне Савельевне Алексахиной, воспитавшей двенадцать детей.

    Орден «Материнская слава». 1944 г.

    Орден «Материнская слава» учреждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года. Статут и описание ордена «Материнская слава» утверждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1944 года.

    В статуте ордена сказано:

    1

    Орденом «Материнская слава» награждаются матери, родившие и воспитавшие семь, восемь и девять детей.

    2

    Награждение орденом «Материнская слава» производится от имени Президиума Верховного Совета СССР Указами Президиумов Верховных Советов союзных и автономных республик.

    3

    Орден «Материнская слава» состоит из трёх степеней:

    орден «Материнская слава» I степени;

    орден «Материнская слава» II степени;

    орден «Материнская слава» III степени.

    Высшей степенью ордена является I степень.

    4

    Орденом «Материнская слава» награждаются:

    матери, родившие и воспитавшие семь детей, — орденом III степени;

    матери, родившие и воспитавшие восемь детей, — орденом II степени;

    матери, родившие и воспитавшие девять детей, — орденом I степени.

    5

    Награждение орденом «Материнская слава» соответствующей степени производится при достижении последним ребёнком возраста одного года и при наличии в живых остальных детей этой матери.

    При награждении орденом «Материнская слава» учитываются также дети:

    усыновлённые матерью в установленном законом порядке;

    погибшие или пропавшие без вести при защите СССР или при исполнении иных обязанностей военной службы, либо при выполнении долга гражданина СССР по спасению человеческой жизни, по охране социалистической собственности и социалистического правопорядка, а также умершие вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при указанных обстоятельствах, либо вследствие трудового увечья или профессионального заболевания.

    6

    Награждение орденом «Материнская слава» матерей, имеющих восемь и девять детей, производится только одним орденом соответствующей степени.

    «Медаль материнства». 1944 г.

    Учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года. В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «Медаль материнства» награждаются матери, родившие и воспитавшие пять и шесть детей.

    2

    Награждение медалью «Медаль материнства» производится от имени Президиума Верховного Совета СССР Указами Президиумов Верховных Советов союзных и автономных республик.

    3

    Медаль «Медаль материнства» состоит из двух степеней:

    «Медаль материнства» I степени;

    «Медаль материнства» II степени.

    Высшей степенью является I степень.

    4

    Медалью «Медаль материнства» награждаются:

    матери, родившие и воспитавшие пять детей, — медалью II степени;

    матери, родившие и воспитавшие шесть детей, — медалью I степени.


    *

    В станице Днепровской, что на Кубани, есть обелиск, сооружённый станичниками в память погибших на войне земляков. Первые девять имён на стеле, первые девять строк — Степанов, Степанов… Рядом скромная могила. Здесь похоронена Епистиния Фёдоровна Степанова, мать девяти погибших на войне сыновей.

    Старшего сына — Александра — в восемнадцатом году казнили белогвардейцы; Фёдор погиб на Халхин-Голе; Павел — на границе в сорок первом; Василий, Илья, Филипп, Иван и Александр-младший, названный так в честь брата, погибли в Великой Отечественной войне. Александр ушёл на фронт добровольцем, командовал ротой, которая первой форсировала Днепр. Ему присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно. Один только сын Епистинии Фёдоровны вернулся домой — Николай. Но и он умер от ран, полученных на фронте.

    Конечно, в гибели всех сыновей Епистинии Фёдоровны есть элемент случайности, можно назвать его судьбой или роком, как угодно. Но в то же время в подвиге их есть доля закономерности, ибо он неотъемлем от их убеждений, стремлений, характера, от их мировоззрения. Где трудно и опасно, там Степановы. Так воспитала их школа, так воспитала их семья. Михаил Николаевич, отец братьев, умер в тридцать третьем году, младших детей поднимала, растила и воспитывала Епистиния Фёдоровна.

    Епистиния Фёдоровна и Михаил Николаевич как будто и не занимались специально воспитанием детей. Всё происходило само собой. Старшие помогали младшим, заботились о них. Родители думали о детях, дети — о родителях. И не было в семье ни одного «неудачного ребёнка». Родители хотели, чтобы их дети росли хорошими людьми, чтобы они уважали других, не считали свои желания первостепенными и самыми важными, заботились о своих близких, о людях и об общем деле. Сказать неправду, взять чужое, обидеть человека дети не могли, не видели они такого примера в доме, а если и встречали на стороне, то не прилипало к ним плохое. Ибо слишком глубоко вошли в их души впитанные с молоком матери старые и простые истины добропорядочности, истины, созданные народной мудростью. Они были восприняты естественно, без каких-либо специальных педагогических приёмов и ухищрений, просто дети росли в среде добра и любви.

    Мать не верила похоронкам, она складывала их и продолжала ждать. И душным летом перед открытым окном, и у окошка, запорошенного снегом, сидела она и ждала. Ночью не спится, встанет, помолится при свете лампадки и застынет у окна. Не верила, всё ждала…


    В живых осталась одна дочь Епистинии Фёдоровны, её зовут Валентиной Михайловной. Когда она приезжает теперь в районный центр Тимошевск, то проходит по улице Братьев Степановых и идёт в музей семьи Степановых. Есть такой музей. Наверное, единственный на белом свете. Для него построили люди специальное здание, перед ним разбили сквер, а в том сквере горит Вечный огонь и стоит бюст Героя Советского Союза Александра Степанова. При входе в музей посетителей встречает портрет матери, седой женщины в белом платочке, кофточке в белый горошек, с добрым и немного грустным лицом.

    Медаль «За оборону Советского Заполярья». 1944 г.

    Медаль «3а оборону Советского Заполярья» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 декабря 1944 года. Этим же Указом утверждены положение о медали и её описание. Медалью «За оборону Советского Заполярья» награждено было 350 тысяч человек.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За оборону Советского Заполярья» награждаются все участники обороны Заполярья — военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне.

    Периодом обороны Советского Заполярья считается июнь 1941 — ноябрь 1944 года. Медалью награждались лица, принимавшие участие в обороне не менее шести месяцев.

    *

    Судьба Вячеслава Николаевича Панова, как теперь любят говорить, непростая. Мотался по тюрьмам и лагерям, а вся вина-то его состояла в том, что родился потомственным дворянином. Детей в семье росло восемь человек, он шестой. Младших в школу не принимали, из-за происхождения, и Вячеслав не окончил ни одного класса, зато, как и все в семье, свободно говорил по-французски. Читать, писать обучила старшая сестра, успевшая поучиться в гимназии до революции.

    Сначала забрали родителей, а потом и остальных Пановых. Никого на свободе не оставили. Перед самой войной Вячеслав освободился. Но куда ему идти? Ни кола, ни двора. Остался работать вольнонаёмным при одном из концлагерей на Кольском полуострове. К тому времени он освоил профессию бухгалтера, и с ней доживает сейчас, хоть и вышел на пенсию. Как и братья, прошёл всю войну, от начала до конца, сражался в Заполярье. Вступил в армии в партию. А когда война кончилась, его вновь посадили — скрыл своё происхождение. Позже Панов добился-таки восстановления в партии. И до сих пор убеждённый коммунист, я бы даже сказал, ортодоксальный коммунист и сталинист. Вот и пойми советского человека…


    — О войне мы узнали ещё до объявления по радио, ибо жил я тогда в Мурманске и в четыре часа утра проснулся от взрыва бомб, — рассказывает Вячеслав Николаевич. — Ложась накануне спать, я никак не предполагал, что на следующий день стану солдатом. В армии я никогда не служил, военному делу обучен не был. Правда, помогло мне то, что с детства был охотником, умел стрелять по птице влёт, что мне и пригодилось, ибо с первого дня войны я стал зенитчиком. Меня сделали наводчиком.

    Против нас были брошены врагом финские войска. Все они были прекрасными лыжниками, умели действовать в условиях Севера. И ещё противопоставили немецкие горно-стрелковые части — дивизию «Норвегия». А на защиту города выступили все жители, вновь мобилизованные вроде меня, необученные и неумелые. Обучаться было некогда, обучались в боях.

    — Сколько же дней всё-таки учили артиллерийскому делу? — спрашиваю я Вячеслава Николаевича.

    — Нисколько. Поставили к 37-миллиметровой пушке, показали, как наводить и стрелять, вот и всё учение.

    Когда враг на подступах к Мурманску был остановлен, он принялся бомбить город. Незадолго до этого немцы сбросили на нас листовки, предлагали сдаваться, иначе грозились сжечь Мурманск. Они назначили день и час для этого. И точно в назначенное время «Юнкерсы-88» пришли и стали сбрасывать большие такие упаковки, что-то вроде ящиков. Они разрывались в воздухе, и оттуда летели тысячи зажигалок. К городу невозможно было подойти, в нём горело сразу более шестисот зданий, нефтебаза, склады — всё было в огне.

    Во время таких налётов наши зенитные части в контакте с авиацией были очень важны для обороны Мурманска. Мне хорошо запомнилась самая первая наша победа. День, когда в самом начале войны нам удалось сбить несколько самолётов противника.

    Сначала мы стояли на пристани, прикрывали корабли, а потом нас перевели на вершину скалистой сопки. Пушки туда мы затащили на своих руках. Пробовали машиной, канатами, но ничего не получалось. Подналегли и закатили сами. Поставили мы два своих орудия на самой вершине. Оттуда всё как на ладони — город, залив, корабли. Напротив нас по другую сторону залива прижался к скалам корабль. Мне помнится, это был «Гремящий». Вооружение имел он хорошее: пушки на нём стояли зенитные, пулемёты.

    Только приготовили мы свои орудия к бою — летят. Одно звено за другим, много… Расходятся большим кругом, подготавливают штыковое пикирование: идут с разных сторон в одну точку, сбрасывают бомбы, а потом уже начинают обстрел из пулемётов. Открываем из своих пушек огонь. Сильный огонь вёл и корабль. Техника наша работала безотказно, мы с ней уже освоились. Подносчики только успевали подавать патроны. В 37-миллиметровую пушку сразу вставляется обойма из 5 патронов, как в магазин винтовки. Так у нас только гильзы летели.

    Один за другим упали четыре самолёта. Мы ещё не опомнились от этой сумасшедшей стрельбы, от их бомб, ещё в воздухе крутятся тучи птиц, поднятых с птичьих базаров взрывами, а они снова летят. Во время стрельбы, во время боя наступает возбуждение, а как всё кончится — усталость, аж поджилки трясутся. А тут без отдыху снова стрелять надо. Но теперь они ведут себя уже осторожнее, идут повыше. Мы опять открыли огонь, и было сбито ещё два самолёта.


    В тот же день нас перебросили в другое место: батарею засекли на открытом пространстве, и перекосить нас из пулемётов ничего не стоило. Мы опять заняли новое, неожиданное для немецких лётчиков, место. Позже были и ещё сбитые самолёты, но запомнился именно этот первый серьёзный бой. И первая победа, вселившая в нас уверенность. Оказывается, можно фашистов бить, да ещё как бить! Три года я был на Карельском фронте, много чего повидал и пережил, а вот этот эпизод войны хорошо запомнился. Батарея наша стала называться снайперской. А я на ней наводчик!

    Да… тогда порядок был, — закончил свой рассказ Вячеслав Николаевич, — а теперь… Я бы всех этих болтунов-«демократов»… на Колыму. Дисциплины никакой, полный развал. Дожили с этой перестройкой… Есть нечего, одеть нечего и никто ни за что не отвечает. Только болтают по телевидению. Порядок нужен, дисциплина!

    Медаль «За взятие Берлина». 1945 г.

    Медаль «За взятие Берлина» и положение о медали учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года.

    Медалью награждались:

    военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД — непосредственные участники героического штурма и взятия Берлина, а также организаторы и руководители боевых операций при взятии этого города.

    Всего медалью «За взятие Берлина» награждено более миллиона человек.

    *

    Рассказ этот записан на магнитофонную ленту. Автор попросил бывшего полкового инженера, участвовавшего во взятии Берлина в звании капитана, Ивана Степановича Дорожкина рассказать о боях за Берлин. Вот эта запись:

    — По Польше мы шли стремительно — пятьсот километров пройдено примерно за пятнадцать суток. А тут оттепель, бездорожье, вот мы и оторвались от тыловых подразделений. Но останавливаться никак невозможно, нельзя давать укрепиться врагу, перейти к обороне. Надо было его гнать и гнать. Фашисты упорствовали, огонь со стороны Зееловских высот, противостоящих нашему полку, был очень плотен. С нашей стороны много танков, самая разная артиллерия, все виды авиации, но гитлеровцы в таком, казалось бы, аду зло сопротивлялись. За ними стоял Берлин, до которого оставалось меньше пятидесяти километров.

    Семь-восемь дней шли упорные бои на подступах к городу: сплошные укрепления, и все оставшиеся у Гитлера войска были брошены против наступающей Советской Армии.

    25 апреля наш полк вступил в пригороды Берлина. Участок боёв сузился, все стрелковые части, как и мы, наступали по одной-двум улицам, не больше. Полк поддерживала артиллерия, в какой-то степени танки. Но им трудно было в городе, из каждого окна танк мог быть подбит фаустниками. Все улицы забаррикадированы и хорошо простреливались. Продвижение наших солдат, пехоты шло не по улицам, а по первым этажам домов. Из дома в дом. Иногда немцы поднимутся на верхние этажи, а мы идём дальше.

    В нашу задачу, задачу сапёров, входила такая простая, казалось бы, обязанность — делать проходы для пехоты. Улицы пробивали в основном танки. А для пехоты мы взрывали, а иногда и кирками пробивали стены, и так, из одной комнаты в другую, продвигались.

    — Каждый дом оборонялся?

    — Каждый дом, каждый.

    — Населения в этих домах уже не оставалось?

    — Жителей почти не было. Изредка случалось находить их в подвалах. Но фашисты сидели в каждом доме, на каждом этаже. Всегда можно было ожидать пули или гранаты с потолка. Все понимали, что это последние бои, война кончалась, умирать никому не хотелось, но с каждым взятым нами кварталом ярость фашистов всё возрастала.

    В конце улицы Унтер-дер-Линден, в каком-то из переулков, не помню уже сейчас, находилась имперская канцелярия, само логово Гитлера, его бункер. Мы как раз тут и проходили. То, что Гитлера сожгли, вернее, сожгли его труп, мы тогда не знали. Во дворе, правда, горел костёр, но ведь горело всё вокруг: горели бочки, машины, мебель — мы на это не обращали внимания. Может, я рядом был, как знать… Наша задача была взять имперскую канцелярию, мы её взяли. Другие подразделения брали рейхстаг, там другая дивизия наступала. На этом, по существу, мы войну и закончили. Меня наградили вторым орденом Красного Знамени. За инженерное обеспечение части при взятии Берлина и непосредственное участие в боях. Не менее дорога мне и другая награда, как память о тех днях, — медаль «За взятие Берлина».

    Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1945 г.

    Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года.

    Согласно положению о медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и положению о порядке её вручения медаль вручалась:

    а

    Всем военнослужащим и штатному вольнонаёмному составу частей, соединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, принимавших непосредственное участие на фронтах Отечественной войны;

    б

    военнослужащим и лицам штатного вольнонаёмного состава Советской Армии, ВМФ и войск НКВД, прослужившим не менее трёх месяцев (для военнослужащих) и не менее шести месяцев (для вольнонаёмного состава) в управлении военных округов, органах местного военного управления, в запасных и учебных частях всех родов войск, в военно-учебных заведениях и курсах, в специальных частях и службах, органах ВОСО, комендатурах, военных складах, базах, госпиталях, ветлазаретах, в составе местных стрелковых частей, аппаратов военпредов, а также в центральных управлениях НКО, НКВМФ и войсках НКВД, обеспечившим победу своей успешной работой:

    по проведению мобилизации, по обучению и комплектованию пополнений для фронта;

    по подготовке командных кадров для Советской Армии, ВМФ и войск НКВД;

    по бесперебойному снабжению и поставкам всех видов вооружения, боеприпасов, средств транспорта и связи, снаряжения, обмундирования и довольствия фронтам;

    по организации противовоздушной обороны;

    по охране и конвоированию военнопленных;

    по обеспечению оперативной связи с фронтами;

    по охране военных объектов, военного имущества, особо важных предприятий промышленности, строительству оборонных сооружений и порядка в тыловых районах;

    по снабжению и питанию войск в пути;

    по лечению и уходу за больными и ранеными бойцами и командирами Советской Армии, ВМФ и войск НКВД;

    в

    личному составу органов НКВД и НКГБ, обеспечившему победу своей работой;

    г

    военнослужащим и лицам штатного вольнонаёмного состава, служившим в период Великой Отечественной войны в рядах действующей Советской Армии, ВМФ и войсках НКВД, но выбывшим по ранению, болезни или увечью, а также переведённым по решению государственных и партийных организаций на другую работу вне армии;

    д

    работникам тыловых эвакогоспиталей Советской Армии и Военно-Морского Флота, переданным в ведение Наркомздрава СССР и считавшимся мобилизованными для обслуживания эвакогоспиталей;

    е

    рабочим, служащим, колхозникам и другим лицам из гражданского населения, принимавшим активное участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в составе партизанских отрядов, действовавших в тылу врага.

    Лица, награждённые медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», впоследствии имели право на награждение юбилейными медалями «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

    *

    Медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» было награждено около 15 миллионов человек. Среди них представители всех союзных республик и всех народов нашей многонациональной страны, воины всех родов войск и всех должностных категорий — от рядового солдата до четырежды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, принявшего безоговорочную капитуляцию от представителей германского главного командования в ночь с 8 на 9 мая 1945 года.

    Медаль победителей. Это в их честь салютовала Москва. Это к ним были обращены слова любви и благодарности наших людей, народов европейских стран, избавленных от фашистского ига, людей всего мира. Это в их честь, в честь победителей, в столице нашей Родины г. Москве 24 июня 1945 года был организован грандиозный парад Победы.

    В день Победы во всех городах и населённых пунктах нашей страны прошли митинги, демонстрации, массовые гуляния. Народ ликовал. Радовался и плакал. Разрушенные города и сёла, промышленность и сельское хозяйство можно восстановить, а потери отцов, мужей, братьев безвозвратны. Десятки миллионов погибли, у миллионов были исковерканы судьбы. Война была жестокой, эта жестокость исходила не только от внешнего врага и не только от обстоятельств. Дисциплина в армии поддерживалась суровыми мерами.

    В положении о медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» есть слова: «личному составу органов НКВД и НКГБ, обеспечившему победу своей работой». Что же это была за работа?

    Штрафные батальоны, где жизнь солдат ничего не значила для начальства; заградительные отряды с пулемётами за спинами атакующих, введённые ещё Троцким; «Смерш», отправляющий на заведомую смерть за анекдот, за шутку, за неосторожно сказанное слово, и более пяти миллионов пленных, попавших в немецкие концлагеря не по своей воле и отправленные оттуда в концлагеря советские. В дни Победы под звуки торжественных маршей, славословий отцу народов и Коммунистической партии об этом не говорилось, как впрочем и все последующие сорок лет, и только теперь мы начинаем понимать, что война была выиграна не только за счёт одного советского патриотизма. День Победы — «это праздник со слезами на глазах». Воистину так!

    Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».  1945 г.

    Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1945 года. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1945 года сказано:

    1

    В ознаменование одержанной победы над Германией учредить медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

    2

    Наградить медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»:

    а) рабочих, инженерно-технический персонал и служащих промышленности и транспорта;

    б) колхозников и специалистов сельского хозяйства;

    в) работников науки, техники, искусства и литературы;

    г) работников советских, партийных, профсоюзных и других общественных организаций, обеспечивших своим доблестным трудом победу Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне…

    *

    Эта правительственная награда была самой массовой в нашей стране, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» награждено более 16 миллионов советских людей. Около полутора миллиона тружеников промышленности, сельского хозяйства, науки, техники и культуры только Москвы и Московской области удостоены этой награды.

    Само название медали должно было отражать подвиг советских людей в тылу, всеми своими силами и помыслами помогавших воинам Советской Армии одолеть врага. Без тыла не было бы и фронта, невозможна была бы победа. На протяжении всей войны рабочие, колхозники, инженеры и техники, деятели науки и искусства, преодолевая величайшие трудности, обеспечивали нашу армию всем необходимым для разгрома врага.

    Подвигом была эвакуация на восток тысяч заводов, строительство на Урале и в Сибири новых городов. Благодаря энтузиазму тружеников уже в первый период войны экономика страны перестроилась на военный лад. Предприятия, выпускавшие самую мирную продукцию, начали снабжать фронт танками, пушками, миномётами, самолётами и боеприпасами.

    Но помимо провозглашаемого энтузиазма существовала для тыловых тружеников жесточайшая дисциплина. Не стахановки оборонного завода Клавдия Князева и её дочь Шура, дававшие 400-500 процентов производственной нормы, и не челябинский токарь Владимир Тарасов, сумевший каким-то образом выполнить план на 1500 процентов, решали дело победы в тылу. Они были выбраны лишь для примера, подстёгивающего миллионы стоящих у станков истощённых мужчин, замученных работой женщин и голодных подростков из ФЗУ. Современному рабочему трудно, просто невозможно себе представить, что такое работа по 12 часов без выходных. При рабочей карточке ты всё равно постоянно голодный. Обладание новой стёганкой считалось верхом благополучия, обувь шили себе сами, подшивая её кусками автомобильных покрышек. По дороге на завод спишь на ходу, а опоздал более чем на 20 минут — тюрьма. Опоздать же было так просто — трамваи переполнены, автобусов нет, не хочешь попасть под суд — иди пешком. Не сладко жилось и инженерам, руководителям. За малейший просчёт — под суд.

    Особенно трудно было в деревне. Сельское хозяйство оказалось без трудоспособных мужчин, отданы были в армию лошади и тракторы. Основная тяжесть бесперебойного снабжения населения города продовольствием легла на плечи женщин и подростков. Голод, рабский, неоплачиваемый труд и невозможность что-либо изменить: не давали паспортов. Но люди работали на Победу и этим жили.

    В списках награждённых значатся имена рабочих, новаторов промышленности и транспорта. Это нижнетагильский фрезеровщик Д. Ф. Босый, бурильщик уральских рудников А. И. Семиволос, железнодорожный машинист Н. А. Лунин и многие другие родоначальники стахановского движения тридцатых годов.

    Говорилось и писалось только об успехах и победах в сельском хозяйстве. Среди удостоившихся награды тружеников сельского хозяйства были Д. М. Гармаш, П. Н. Ангелина, Х. Турсункулов, М. И. Бровко. Об их успехах в выращивании богатых урожаев знала вся страна. Медали за свой доблестный труд получили также академик Е. О. Патон, писатель А. Н. Толстой, актриса В. Н. Пашенная и многие другие деятели науки и культуры.

    Но среди награждённых медалью «3а доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и миллионы людей не столь прославленных, а по мере сил и своих возможностей отдавших для победы всё, что могли. «Всё для фронта, всё для победы!» — таков был лозунг тыла, это была клятва тружеников, клятва свершить невозможное, сделать всё, чтобы приблизить день разгрома врага. Этот нечеловечески тяжёлый труд и отмечала правительственная награда — медаль «3а доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

    *

    17 апреля 1944 года войска Советской Армии вышли на юге к границе с Румынией. В течение 1944 года от немецко-фашистских захватчиков была освобождена почти вся территория Советского Союза.

    Героизм наших солдат и офицеров, проявленный на завершающем этапе войны, отмечен медалями «3а освобождение Белграда», «3а взятие Кенигсберга», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «3а взятие Берлина» и «За освобождение Праги».

    Медаль «За освобождение Белграда». 1945 г.

    Медаль «За освобождение Белграда» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года.

    В соответствии с положением этой медалью награждались:

    а

    Военнослужащие частей, соединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота, НКВД и НКГБ, непосредственно участвовавшие в героическом штурме и освобождении Белграда в период 29 сентября — 22 октября 1944 года;

    б

    организаторы и руководители боевой операции по освобождению Белграда.

    Всего медалью «За освобождение Белграда» награждено около 70 тысяч человек.

    *

    10 октября 1944 года разведка 68-го стрелкового корпуса генерала Н. Н. Шкодуновича сообщила, что мост через реку Мораву, которую предстояло форсировать, цел, но заминирован, подготовлен к взрыву и усиленно охраняется гитлеровцами. Мост был очень нужен, ведь по нему можно быстро перебросить главные силы наступающей армии, в том числе и военную технику, и тем самым обеспечить успех наших войск на всём участке фронта. Нужно было до подхода основных сил отбить у врага мост, да только как это сделать, когда все подступы к нему простреливались плотным пулемётным огнём? Ждать ночи, чтобы попытаться снять охрану в рукопашном бою, было рискованно: немцы могли взорвать мост каждую минуту. Оставалось одно — атаковать мост под плотным огнём противника. Отряд возглавил полковой инженер старший лейтенант Иван Лысков.

    С криком «Уpa!» обрушились смельчаки с крутого склона на укрепления гитлеровцев. Противник отчаянно отбивался. Под ураганным огнём врага ворвались на мост, пробились по нему на противоположный берег. Каждую минуту, каждое мгновение можно было ожидать взрыва, и тогда все жертвы были напрасными. Действовали строго по плану, и он оправдал себя. Пока часть бойцов при поддержке пулемётчиков отражала контратаки фашистов и подавляла их боевые точки, другие осматривали мост, отыскивали заряды взрывчатки, извлекали из них взрыватели с детонирующими шнурами, перерезали провода. А в это время враги строчили по ним из пулемётов. Падает раненый старший лейтенант Лысков. Но он заметил, что с западного конца моста противник успел-таки зажечь огнепроводные шнуры. В считанные секунды его бойцы успевают добраться к этим зарядам и выдернуть из них зажигательные трубки. Борьба за мост и за жизни оставшихся в живых смельчаков решается мгновениями. И они побеждают в этой напряжённой схватке со смертью. Мост остаётся целым, он сохранён для наступления. В тот же день через него перешли главные силы и с ходу захватили два важных плацдарма — Велика Плану и Паланку. Здесь и произошла встреча советских и югославских войск.

    По освобождённой столице Югославии медленно двигались советские танки. На их броне лежали усыпанные живыми цветами советские воины, погибшие в боях при освобождении Белграда. Тысячи жителей города проводили их до братского кладбища, где они были похоронены вместе с погибшими в этих боях солдатами свободной ныне Югославии. Кладбище это стало святыней югославского народа. Не забывают о нём и советские люди. Из России сюда привезены и посажены у могил русские берёзы.

    Медаль «За освобождение Варшавы». 1945 г.

    Медаль «За освобождение Варшавы» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года. Этим же Указом учреждено положение о медали и её описание.

    Награждено медалью более 690 тысяч человек.

    В соответствии с положением медалью «За освобождение Варшавы» награждались:

    военнослужащие частей, соединений и учреждений Советской Армии, НКВД и НКГБ, непосредственно участвовавшие в освобождении Варшавы в период 14—17 января 1945 года; организаторы и руководители боевой операции по освобождению Варшавы.

    *

    9 мая 1980 года ясным, солнечным днём мы пошли с сыном в Измайловский парк. Пожилые люди в мундирах и пиджаках, увешанных орденами и медалями, встречались здесь с однополчанами, со своими боевыми друзьями. Мы остановились у прибитой к палке фанеры, на которой было написано: «487 стр. п. 143 стр. див.». Вокруг царило праздничное настроение.

    — Ну, что, не пришёл твой лейтенант? — спросил седого мужчину его знакомый.

    — Нет, не пришёл. Второй год его нет, — ответил ветеран.

    Часа через полтора мы вновь сошлись в парке, и теперь я задал этот же вопрос. Седой человек посмотрел на меня с некоторым удивлением и ответил, что лейтенант не пришёл. Мы познакомились, и Борис Вениаминович, так звали моего нового знакомого, рассказал такую историю:

    — Я служил в санитарном взводе батальона, был фельдшером и старшиной по званию. Дело было под Варшавой, наш полк форсировал Вислу и брал пригород Варшавы — Прагу. Бои шли тяжёлые, раненых было много. Размещались в подвале разрушенного дома. Заходит ко мне санитар Исмаил Тулиганов и говорит: «Старшина, там смерть пришёл». Он узбек, плохо говорил по-русски. Выхожу и вижу: на повозке лежат два раненых, один из них уже неживой, другой смотрит, а говорить не может — в горло ранен. И осколок из горла торчит. Вытащил я осколок, наложил повязку, выписал карточку и отправил в медсанбат. Отправил и забыл тут же, много тогда было лейтенантов.

    И вот в пятьдесят восьмом году еду я в метро. Вдруг встаёт мужчина и говорит мне: «Садитесь, доктор». — «Сидите, — говорю, — я не инвалид». А он: «Я вас узнал. Вы были старшиной в санитарном взводе 487-го стрелкового полка. Правильно?» — «Верно, был». «Вы меня спасли тогда, осколок из горла вынули. Неужели не помните?»

    И тут я вспомнил, не его вспомнил, а узбека своего, Исмаила, как он тогда сказал: «Там смерть пришёл». Правильно, был осколок в горле, был молоденький лейтенант, говорить не мог. Когда карточку в медсанбат выписывал, пришлось смотреть его документы.

    Вот так мы снова познакомились. Звали его Владимир Григорьевич Кулагин. Встречались с ним и у него дома, и у меня. А потом как-то потерялись. Я в больнице долго лежал, он вроде бы переехал. Прервалась связь. Вот и жду, не придёт ли сюда, к своему полку, к своей дивизии. Да что-то нет его…

    …Не думал даже, что доживу до такого времени, когда патриотизм, любовь к Родине, за которую мои друзья отдали жизни, приравняют чуть ли не к фашизму, как это сделал какой-то Нуйкин в «Известиях» 4 апреля 1992 г. Ну что ж, время свершит свой праведный суд над клеветниками. Бог им судья!

    Медаль «За взятие Кенигсберга». 1945 г.

    Медаль «За взятие Кенигсберга» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года. Награждено медалью «За взятие Кенигсберга» 760 тысяч человек.

    Медаль «За взятие Кенигсберга» вручалась:

    военнослужащим Советской Армии, Военно-Морского Флота, НКВД и НКГБ, непосредственно участвовавшим в героическом штурме и взятии Кенигсберга в период 23 января — 10 апреля 1945 года.

    *

    В апреле 1945 года красноармейская газета «Защита Родины» выпустила листовку, иллюстрированную портретом отважного солдата-гвардейца:

    «Из уст в уста передаются рассказы о храбрости и высоком боевом мастерстве гвардейца Ивана Каванькина. Он участвовал во многих жарких боях и везде стяжал добрую боевую славу. Но особенно памятен подвиг, совершённый им во время штурма фашистской крепости в Восточной Пруссии — Кенигсберга.

    Широкая река с гранитными берегами представляла трудное препятствие на пути наступающих. Немцы засели на противоположной стороне в каменных домах, подвалах и держали под обстрелом все подходы к реке. Но разве можно остановить воинов, для которых выполнение приказа командира является делом чести и доблести! Приказ требовал преодолеть водную преграду, захватить плацдарм и развивать наступление на центр города.

    Гвардеец Каванькин первым устремился к реке и, не медля ни минуты, поплыл к противоположному берегу. Противник обнаружил смельчака. Над головой бойца пролетали пули. Вражеские снаряды поднимали фонтаны воды. Каванькин удвоил свои усилия. Он упорно плыл вперёд, будто не замечая яростного огня противника.

    Вот и противоположный берег. В наспех отрытых ячейках находилось более десяти фашистов. Они обстреливали переправлявшихся бойцов. Гвардеец Каванькин ползком двинулся вперёд, автоматными очередями уничтожил восемь немцев, а остальных обратил в бегство.

    Затем храбрец ринулся к двухэтажному дому. Раздались два оглушительных взрыва. Это Иван Каванькин швырнул в подвал противотанковые гранаты, а потом, ведя огонь из автомата, первым ворвался в подвал. Перешагнув через шесть немецких трупов, бесстрашный боец ринулся в глубь подвала. В это время из тёмного угла выскочили три гитлеровца, намереваясь напасть на гвардейца. Каванькин очередью из автомата замертво свалил фрицев. Затем он метнул вперёд себя ещё две „лимонки“ и вместе с бойцом Клоковым ворвался в каземат. Гитлеровцы, ошеломлённые внезапным нападением, покорно подняли руки. Около 100 вражеских солдат было доставлено в штаб.

    Бесстрашие и мужество принесли победу. Один гвардеец оказался сильнее ста фашистов.

    Слава герою штурма Кенигсберга Ивану Каванькину!

    Гвардейцы! Бейте врага, как Иван Каванькин! Чем сильнее будет наш удар по врагу, тем скорее мы овладеем последним очагом обороны немцев в Восточной Пруссии.

    Политотдел».

    Медаль «За взятие Будапешта». 1945 г.

    Медаль «За взятие Будапешта» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года.

    Медалью награждались:

    военнослужащие частей, соединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота, НКВД, НКГБ, непосредственно участвовавшие в героическом штурме и взятии Будапешта в период 20 декабря 1944 года — 15 февраля 1945 года; организаторы и руководители боевых операций по окружению будапештской группировки вражеских войск и взятию Будапешта.

    Всего медалью «За взятие Будапешта» награждено 350 тысяч человек.

    *

    Командир дивизиона «катюш» вызвал к себе командира батареи гвардейских миномётов (как они назывались официально) лейтенанта Евгения Кузьмича Лютикова. Батарее предстояло выдвинуться на огневую позицию возле венгерской деревушки Бихор Удвари. Поставленная задача и замысел командира были ясны. Но случилось неожиданное.

    Как только батарея «катюш» заняла указанную ей позицию, из деревни поползли на неё немецкие танки и штурмовые орудия. Боевые установки повернули тотчас против неожиданно появившихся фашистов.

    — Огонь! — скомандовал Лютиков, и раздался оглушительный рёв гвардейских миномётов. Высоко вверх поднялись чёрно-бурые клубы дыма и пыли. Взметнулись вверх огненные стрелы десятков ракет, за каждой из них тянулись вихри огня, оставляющие беловато-серые курчавые струи дыма. На несколько секунд всё замерло, и вслед за этим земля содрогнулась от могучих взрывов. Горели вражеские танки и штурмовые орудия, горела земля.

    Лютиков опустил бинокль и услышал крик: «Танки сзади!». На гвардейцев-миномётчиков ползли танки ещё с двух направлений. А снарядов у Лютикова осталось только на один залп. Командир батареи принимает решение ударить по танкам прямой наводкой. Он приказывает водителю поставить машину задними колёсами на бугор. В таком положении можно было бить ракетами прямо по цели. Фашисты, конечно, заметили манёвр Лютикова и не заставили себя ждать, открыли огонь. Лютиков поднял руку для команды и в этот момент почувствовал сильный удар в спину. Усилием воли он удержался на ногах и прохрипел своё последнее слово: «Огонь!». Ракеты с громом полетели навстречу вражеским танкам. Теперь надо взорвать машины, чтобы они не достались врагу. Сделано и это. Оставшиеся в живых миномётчики-гвардейцы отстреливаются от наседающих гитлеровцев. Жив ещё и Лютиков. Осколком ему пробило левую руку. Ещё одно ранение — в голову. Вот враги уже рядом. И отважный офицер находит в себе силы подорвать себя гранатой вместе с окружившими его фашистами.

    Медаль «За взятие Вены». 1945 г.

    Медаль «За взятие Вены» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года.

    Всего медалью «За взятие Вены» награждено более 270 тысяч человек.

    Медаль «За взятие Вены» согласно положению вручалась:

    военнослужащим частей, соединений и учреждений Советской Армии, Военно-Морского Флота, НКВД и НКГБ, непосредственно участвовавшим в героическом штурме и взятии Вены в период 16 марта — 13 апреля 1945 года;

    организаторам и руководителям боевых операций по овладению Веной.

    *

    Для обороны столицы Австрии немцы собрали воедино остатки восьми танковых дивизий, подкрепив их пехотой и мощной артиллерией. Город был окружён оборонительными укреплениями, на улицах прилегающих селений и окраин построены баррикады, устроены завалы. Предстоял жестокий штурм города. Советское командование, стремясь сохранить Вену, сберечь от разрушения её исторические памятники, обратилось к жителям столицы Австрии с призывом, подписанным командующим 3-м Украинским фронтом маршалом Ф. И. Толбухиным:

    «Ради сохранения столицы Австрии, её исторических памятников культуры и искусства предлагаю:

    1. Всему населению, кому дорога Вена, из города не эвакуироваться, ибо с очищением Вены от немцев вы будете избавлены от ужасов войны, а тех, кто эвакуируется, немцы погонят на гибель.

    2. Не давать немцам минировать Вену, взрывать ее мосты и превращать дома в укрепления.

    3. Организовать борьбу против немцев в защиту от разрушения её гитлеровцами.

    4. Всем венцам активно мешать вывозу немцами из Вены промышленного оборудования, товаров, продовольствия и не позволять грабить население Вены.

    Граждане Вены!

    Помогайте Красной Армии в освобождении столицы Австрии — Вены, вкладывайте свою долю в дело освобождения Австрии от немецко-фашистского ига».

    Население Вены стало сопротивляться эвакуации, проводимой фашистами, саботировало гитлеровские мероприятия и встретило Советскую Армию как освободительницу.

    Однако вражеские войска сопротивлялись под Веной исключительно упорно, прилагали все усилия для того, чтобы не допустить прорыва наших частей к городу. Условия местности не позволяли наступающим применить широкий манёвр. Выход советских войск к столице Австрии потребовал немалых жертв. 13 апреля советские войска сомкнули кольцо окружения и завершили разгром и ликвидацию вражеской группировки. 130 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. В тот же день Вена была освобождена.

    Медаль «За освобождение Праги». 1945 г.

    Медаль «За освобождение Праги» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года. Медалью «За освобождение Праги» награждено более 395 тысяч человек.

    Медалью награждались:

    военнослужащие частей, соединений и учреждений Советской Армии, НКВД и НКГБ, непосредственно участвовавшие в освобождении Праги в период с 3 по 9 мая 1945 года; организаторы и руководители боевой операции по освобождению Праги.

    *

    2 мая 1945 года прекратил сопротивление последний оплот третьего рейха — гарнизон Берлина, а 8 мая представители высшего немецкого командования подписали акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Тем не менее на южном участке фронта, в районе столицы Чехословакии, осатанелые гитлеровские головорезы продолжали отчаянное сопротивление.

    Только недавно, спустя почти полвека после этих событий, мы узнали, что в освобождении Праги участвовала РОА (Русская освободительная армия) под командованием генерала А. А. Власова. Именно Власов выбил немцев и захватил аэродром для посадки самолётов союзников. Он хотел спасти свои дивизии и привести их в плен к западным союзникам. Но те передали всех пленных из РОА Советской Армии.[ЗЗ] Сам Власов был пленён при содействии личного шофёра и адъютанта и вместе с ними казнён.

    Нынче РОА и фигура А. А. Власова тщательно исследуются советскими историками. Явление это сложное и далеко не однозначное. В плен к немцам в начале войны попадали целыми дивизиями и даже армиями. 5,7 миллиона советских солдат и офицеров оказались в плену. Не могло быть столько предателей. Мы знаем теперь, например, трагическую историю 2-й Ударной армии, погибшей от голода, холода и неумелого верховного руководства. И. В. Сталин же объявил, что у него пленных нет, есть только предатели. Вернувшиеся из плена получали по 25 лет и прямо из Европы отправлялись в советские концлагеря. Достаточно вспомнить хотя бы одну майскую 1945 года директиву Сталина:

    «Командующим войсками 1-м и 2-м Белорусских, 1, 2, 3 и 4-м Украинских фронтов. Тов. Берия, тов. Меркулову, тов. Абакумову, тов. Голикову, тов. Хрулёву, тов. Голубеву.

    Военным советам фронтов сформировать в тыловых районах лагеря для размещения и содержания бывших военнопленных и репатриируемых советских граждан на 10 000 человек каждый лагерь. Всего сформировать: во 2-м Белорусском фронте 15, в 1-м Белорусском фронте — 30, в 1-м Украинском фронте — 30, в 4-м Украинском фронте — 5, во 2-м Украинском фронте — 10, в 3-м Украинском фронте — 10 лагерей.

    Проверку возложить: бывших военнослужащих Красной Армии — на органы контрразведки, „Смерш“, гражданских лиц — на комиссии НКВД, НКГБ, „Смерш“. И. Сталин»[34]

    Вот так, одним махом 100 лагерей и в них миллион ни в чём не повинных людей. Заметим, что здесь речь идёт не о власовцах, а о тех, кто не пошёл служить в РОА и вынес все тяготы немецкого плена и фашистских концлагерей.

    Действия Власова в Праге, видимо, серьёзно обеспокоили Сталина, к столице Чехословакии двинулись из Германии наши танки.

    Танковые соединения 1-го Украинского фронта, совершив в ночь на 9 мая стремительный марш, в 2 часа 30 минут прорвались к Праге. Одним из первых на улицах чехословацкой столицы оказался танк № 23, экипаж которого возглавлял лейтенант И. Г. Гончаренко. И едва появился из люка советский офицер, пражане бросились к нему с криком «Наздар!» — «Здравствуй!».

    Медаль «За победу над Японией». 1945 г.

    Союзник фашистской Германии — империалистическая Япония не вторглась на нашу территорию, но как злейший враг СССР заставляла держать на востоке большие воинские подразделения, людскую силу и военную технику Советской Армии, так необходимые в войне с фашистской Германией. Япония вела войну с США, Англией и Китаем, оккупировала территории рядом с нашими границами. На Ялтинской конференции Советский Союз обязался выступить против Японии через несколько месяцев после победы над Германией. Квантунская армия состояла из 1200 тысяч человек, имела 1200 танков и более 2 тысяч самолётов. Солдаты и офицеры японской армии были воспитаны в ненависти к СССР.

    Война империалистической Японии была объявлена 8 августа 1945 года, а за два дня до этого американцы сбросили на Хиросиму атомную бомбу. Но японцы не прекратили военных действий, и 9 августа Советская Армия атаковала Квантунскую армию по фронту длиной в 5 тысяч километров. Двадцать три дня шли бои, в которых погибли десятки тысяч как японских, так и наших солдат, и только 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о капитуляции.

    После победы над Японией окончилась вторая мировая война, и на земле наступил мир.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года была учреждена медаль «За победу над Японией».

    В соответствии с положением медалью награждались:

    а

    Все военнослужащие и лица вольнонаёмного штатного состава частей и соединений Советской Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, принимавшие непосредственное участие в боевых действиях против японских империалистов в период с 9 по 23 августа 1945 года в составе 1-го Дальневосточного и Забайкальского фронтов, Тихоокеанского флота и Амурской речной военной флотилии;

    б

    военнослужащие центральных управлений НКО, НКВМФ и НКВД, принимавшие участие в обеспечении боевых действий советских войск на Дальнем Востоке (по персональным спискам, утверждённым начальниками управлений НКО СССР, НКВМФ и НКВД).

    Люди, награждённые медалью «За победу над Японией», впоследствии награждались юбилейными медалями «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

    *

    Василий Герасимович Соловов живёт в деревне Фёдоровке Ясногорского района Тульской области. Несмотря на изуродованную пулей ладонь правой руки, он до последнего времени плотничал, а сейчас работает конюхом. Василий Герасимович — мастер на все руки. Надо сменить венцы у избы, отбить косу, поставить газовую плиту — все идут к нему. Мы разговорились с Василием Герасимовичем, когда он обтёсывал для постройки нового дома пахнущие смолой сосновые брёвна. Я спросил у него, где его ранило.

    — В Маньчжурии, — ответил он, — в сорок пятом.

    Попросил Василия Герасимовича рассказать об этом.

    — Я был радистом, начальником радиостанции «11 ОКА». В звании старшины. Станция мощная, смонтированная на двух машинах: механической и силовой.

    А стояли мы в районе станции Отпор на стыке трёх границ — Советского Союза, Монголии и Маньчжурии. Танки, пехота, всякие рода войск… Ждали ведь, что Япония выступит. Когда взяли Берлин, война на западе кончилась, нам приказали нарушить границу. Кажется, 9 августа мы выступили в четыре часа утра.

    На границе сопротивления почти не было. Наш десант ещё ночью окружил их казармы, обезоружил солдат и пленил японцев. Остались только одиночки, офицеры и их жёны. Женщины, эти прямо из окон своих домов стреляли из автоматов. Посадят перед собой детей и строчат. Но с ними не стали связываться: что мы против женщин воевать будем? Просто обошли их и двинули в Маньчжурию. Было приказано дойти до Хинганскоro хребта. Вся пехота на «студебекерах». В четыре часа, или в шестнадцать ноль-ноль, были у Хингана. Прошли приблизительно километров триста, вот так. Всё ничего, только воды не было. К хребту нам воду подвезли.

    Тут мы поели, пообедали, значит, и решили, что ужинать будем по ту сторону Хингана. А как стали подниматься в горы, тут весь хребет и заработал. Всё в дотах. Пушки у них, миномёты, пулемёты, подходы все заминированы. Сутки мы тут потеряли. И огонь сильный, несколько раз пытались подняться — куда там…

    Бой идёт, у меня самая работа, а тут меня и ранило как раз. Я сидел на связи в это время, пуля через окно машины пробила мне ладонь правой руки. А рука была на телеграфном ключе. И его разбило. Стрептоцидом руку мне засыпали ребята, перевязали. А что дальше делать? Аппарат разбит, а от нас сообщений ждут. Тогда мне приказали открыто работать, микрофоном, давай, мол, чего там, теперь можно. И я стал передавать микрофоном. Станция сильная, на триста километров её хорошо слышно.

    И тут мне командуют:

    — Передавай в штаб дивизии, надо «катюши» вызывать.

    — Да как же, — говорю, — японцы услышат.

    — Ничего, им полезно, может, одумаются.

    Вызвал штаб, передал про «катюши».

    Танки и пехота отошли, уступили им место… А «катюши» что, всё сожгли, от дотов ничего не осталось, один чёрный дым. Доты резиновые у них, это чтоб снаряд отскакивал. Резина больше метра толщиной, загорится, и от неё — дымовая завеса. Всё черно.

    Приказ Малиновского — перейти хребет и выйти к Мукдену. Я его сам принимал. Но только мы не знали тогда, что это Малиновский, у него другая фамилия была, теперь уж не помню какая. Генерал такой-то, и всё…

    Тогда поднялись мы и стали «форсироватъ» этот хребет. Зацепили пушки, посадили пехоту на «студебекеры» и полезли прямо на гору. Без дорог, напрямую, по камням. Стреляли отдельные японцы, но мы их всерьёз не воспринимали. Что их там осталось?! Часам к десяти вечера были в Мукдене. А там уже наши танки, они прошли со стороны Монголии, вдоль хребта. Вот тогда мы только поняли, что японцы окружены.

    Войска наши шли из Монголии, из Владивостока, со стороны Кореи, мы — из Забайкалья. Самое большое сопротивление оказано было со стороны Владивостока, там много японских войск сосредоточилось. Нам было легче. Не думали они, что русские Хинганский хребет могут перейти. И взяли мы их в клещи.

    Вот так… А потом мы дошли и до Харбина. И тут уже слышим, объявлена капитуляция, сдалась Япония. Всё, конец войне. Я даже в госпиталь не пошёл, так и остался у своей «11 ОКА» до самой демобилизации.


    Медаль «3а победу над Японией» недвусмысленно говорит о том, что мы победили её в этой войне. Когда в 1905 году случилось наоборот, то после полутора лет кровопролитных боёв Россия отдала по Портсмутскому договору пол-Сахалина. Теперь мы вернули его вместе с Курилами, которые составляли, как и Сахалин, исконную территорию Российской империи. И вот нынче «демократы» готовы отдать четыре острова за мифическую «гуманитарную помощь», которую Россия съест в один день, если она не осядет в карман мафии. Ведь случилось же, что Горбачёв отдал потихоньку Китаю остров Даманский, обильно политый нашей кровью, а потом вместе с Шеварнадзе так поделили континентальный шельф Берингова моря, что весь нефтеносный слой оказался у американцев.

    Курилы — богатейший район, ежегодная прибыль от островов составляет 7 млрд рублей. Тут одна десятая всего нашего рыбного промысла. Рыбная промышленность Южных Курил даёт годовую продукцию на 1,2 млрд долларов. И это не всё. Здесь золото, серебро, цинк, медь, свинец, селитра, на Курилах добывается половина всей нашей морской капусты, идущей на изготовление лекарств.

    И вот продажные политики через столь же продажные наши газеты и телевидение убеждают граждан России в том, что надо отдать эти маленькие, никому не нужные островки, из-за которых столько шума. Взамен японские капиталисты и толстосумы других стран окажут нам помощь в виде займов, способных затянуть петлю на нашей шее. «Прорабы перестройки» с помощью всех средств массовой информации успешно промывают мозги русским людям, и в результате многие из них соглашаются с этой предательской политикой. У тех же, кто понимает, что происходит, возникает ощущение беспомощности, комплекс неполноценности и своей второсортности. Народ для «больших демократов» ничего не значит. Смогли же три вождя демократии взять и отменить своей волей СССР, несмотря на результаты всенародного референдума. И если они также поступят с Курилами, то это будет очередным предательством по отношению к российскому народу и особенно к людям, носящим на груди медаль «3а победу над Японией».

    ЧАСТЬ 5
    ПОСЛЕВОЕННЫЕ НАГРАДЫ. 1947—1979 гг.

    Окончилась война. Отсалютовала Москва Великой Победе над фашизмом. Уже в июне 1945 года началась демобилизация: солдат-победитель возвращался домой. Не дано ему было отдохнуть: израненная, разорённая войной Родина ждала его труда. Возрождались из руин сёла и деревни, заводы, шахты, целые города. И когда поднялись из пепла Сталинград и Воронеж, Минск, Новгород и Псков, «новые трудовые подвиги» позвали добровольцев на «стройки коммунизма» — Куйбышевскую и Сталинградскую ГЭС, Волго-Донской канал, электростанцию у Каховки. А потом была незабываемая целинная эпопея, освоение Западной, Восточной Сибири, где выросли мощные металлургические комбинаты, нефтегазовые комплексы, Братская ГЭС на Ангаре, Красноярская и Саяно-Шушенская гидроэлектростанции на Енисее. А в европейской части страны поднялись «Атоммаш», автогиганты в Тольятти на Волге и КамАЗ на Каме. Запуском 4 октября 1957 года первого искусственного спутника Земли СССР открыл космическую эру, и первым человеком, преодолевшим земное тяготение, был гражданин Советского Союза Юрий Гагарин.

    Сосредоточенные в государственных руках огромные ресурсы бездумно тратились на авантюрные гигантские «стройки коммунизма», раздувание военной мощи и для насаждения социализма в странах Азии, Африки и Восточной Европы. Неконтролируемая народом власть партийно-советской бюрократической системы сделала возможными проектирование и строительство невыгодных, наносящих ущерб хозяйству страны, строек-гигантов, вплоть до абсурдного проекта поворота северных рек, привела к ряду экологических катастроф.

    Но мощные комбинаты и комплексы строились, копались уничтожившие Аральское море каналы, сооружалась БАМ, и тюменский газ шёл по новым трубопроводам в страны Западной Европы. Люди работали много и трудно, продолжая обогащать государство и ведя нищенское существование. Работа их именовалась трудовым подвигом. И за это учреждались и давались наградные медали, ставшие материальной частицей нашей новейшей истории.

    Это медали «За восстановление угольных шахт Донбасса», «За восстановление предприятий чёрной металлургии юга», «За освоение целинных земель», «За строительство Байкало-Амурской магистрали», «3а преобразование Нечерноземья РСФСР» и «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири».

    Особенно тяжело далось в послевоенные годы восстановление разрушенной угледобывающей и металлургической промышленности в Донбассе. Недаром, наверное, лента медали напоминала Георгиевскую, только она была не чёрной с оранжевыми полосами, а оранжевой с чёрными полосами.

    Медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса». 1947 г.

    Медаль «3а восстановление угольных шахт Донбасса» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 сентября 1947 года. Всего медалью «3а восстановление угольных шахт Донбасса» награждено более 46 тысяч человек.

    В положении о медали сказано:

    Медалью «3а восстановление угольных шахт Донбасса» награждаются рабочие, служащие, инженерно-технические и хозяйственные работники за выдающуюся работу, высокие производственные показатели и заслуги в восстановлении угольной промышленности Донбасса.

    *

    Огромный урон нанесли фашистские оккупанты «всесоюзной кочегарке» — Донбассу. Около тысячи шахт они взорвали и затопили. В руинах лежали надшахтные постройки. А стране срочно нужен уголь — «чёрный хлеб промышленности».

    И вот в конце 1943 года, когда угольные районы Украины освободились от врага, перед страной вновь встала задача восстановления Донбасса. Взялись за это шахтёры, они двигались буквально по пятам отступающих гитлеровцев. Целое море воды выкачали они из-под земли — свыше полумиллиарда кубометров. Пришлось расчистить около трёх тысяч километров заваленных горных выработок. Шахтёрам помогала вся страна. Как ни трудна была военная обстановка, со всех концов страны нескончаемыми потоками шли в Донбасс строительные материалы, ехали добровольцы.

    Ровно через год после освобождения донецкой земли добыча угля превзошла здесь довоенную, а к концу войны годовая выработка Донбасса достигла 100 миллионов тонн угля.

    1 января 1948 года в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Социалистического Труда и награждении орденами и медалями группы восстановителей Донбасса. Награды получили: бригадир слесарей-сборщиков шахты № 13 И. И. Бухарин, начальник участка шахты им. М. И. Калинина В. П. Маслов, горный мастер шахты № 23 И. А. Кухарев, запальщик шахты № 18 А. А. Ериков… Всех не перечислишь. Медалью «За восстановление угольных шахт Донбасса» отмечались также заслуги людей, не работавших непосредственно в угольной промышленности. Это были работники советских и общественных организаций, студенты и школьники-старшеклассники, добровольно в свободное от работы и учёбы время принимавшие участие в восстановительных работах. Так, например, студенты Рутчевского горного техникума во время летних каникул отработали на шахте по 170 часов каждый.

    Медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга». 1948 г.

    Медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1948 года. Ею награждено более 68 тысяч человек.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга» награждаются рабочие, служащие, инженерно-технические и хозяйственные работники за выдающуюся работу, высокие производственные показатели и заслуги в восстановлении чёрной металлургии Юга.

    *

    В 1948 году Енакиевский металлургический завод отмечал своё пятидесятилетие. Вроде бы не столь уж и большой срок прошёл со дня его основания, но за эти полвека завод дважды был полностью разрушен врагами — в годы гражданской войны и в Великую Отечественную войну. Страшный, казалось бы, непоправимый урон нанесли Енакиевскому гиганту немецко-фашистские оккупанты. Восстановление его приходилось начинать с нуля, строить и создавать всё заново. Но прошло совсем немного времени после освобождения Енакиева от врага, и завод дал первую плавку. Уже в 1944 году металл новых домен помогал Советской Армии громить врага на земле, в небе и на море.

    Заводы Юга возрождали из руин специалисты, вернувшиеся из эвакуации, добровольцы, прибывшие из всех союзных республик. Вскоре к ним присоединились демобилизованные фронтовики. Владимир Данченко всю войну командовал орудийным расчётом, а вернувшись на родной завод, возглавил «мирный расчёт» — бригаду монтажников. Алексей Бабийчук, сделав из своего миномёта последний выстрел в Берлине, вскоре прибыл на «Азовсталь» и снова взял в руки плотницкий топор.

    Ему пришлось заниматься строительством опалубки для фундамента нагревательных колодцев. Практически делать ту же самую работу, которую он выполнял в годы первой пятилетки при строительстве завода.

    Немало имён замечательных мастеров, энтузиастов восстановления южных металлургических предприятий в те дни можно было прочесть на первых полосах газет. Трубомонтажник Иван Румянцев, например, стал известен как автор метода крупноблочного монтажа трубопроводов. Мастер огнеупорной кладки Василий Пастухов показал невиданную производительность труда при восстановлении коксовых батарей завода «Запорожсталь». Государственной премией была отмечена новаторская деятельность плотника Бориса Нечунова, широкую известность среди строителей приобрёл каменщик Николай Курбатов.

    Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР». 1950 г.

    Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1950 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «3а отличие в охране государственной границы СССР» награждаются военнослужащие пограничных войск, а также другие военнослужащие и иные граждане за боевые подвиги и особые заслуги, проявленные в охране государственной границы СССР.

    2

    Награждение медалью «3а отличие в охране государственной границы СССР» производится от имени Президиума Верховного Совета СССР председателем Комитета государственной безопасности СССР.

    3

    Медалью «3а отличие в охране государственной границы СССР» награждаются:

    за храбрость и самоотверженность, проявленные в боевых действиях при задержании нарушителей государственной границы СССР;

    за высокую бдительность и инициативные действия, в результате которых были задержаны нарушители государственной границы;

    за умелую организацию пограничной службы и примерную работу по укреплению государственных границ СССР;

    за безупречное несение службы по охране государственных границ СССР;

    за активную помощь пограничным войскам в их боевой работе по охране государственных границ СССР.

    *

    Александр Терехов призывался в пограничные войска по комсомольской путёвке, жил он на Урале и работал слесарем на Магнитогорском металлургическом комбинате. Став пограничником, Саша приобрёл новую специальность, которая называлась «Инструктор службы собак». Овладел он этой специальностью настолько хорошо, что вместе с воспитанной им служебной собакой Нордой трижды в течение нескольких месяцев задерживал при переходе государственной границы опытных, матёрых нарушителей. Вот два из этих трёх случаев.

    Ребятишки заметили возле пограничного селения незнакомого мужчину и сообщили об этом пограничникам. Долго не могли найти следов, и Терехов решил, что нарушитель прошёл в темноте незамеченным по арыку. Предположения пограничника подтвердились, далеко за аулом хитрый враг вышел из арыка только для того, чтобы перейти в реку. Но куда он пошёл дальше: вверх или вниз по течению? Ошибиться — значит, потерять время, а потеряв время, можно упустить нарушителя. Саша рассуждал так: нарушитель действует продуманно и уверенно, он знает местность. Что бы я сделал на его месте? Укрыться поблизости можно только на хлопковом поле, по нему же можно выйти к дороге. Хлопковые поля подходят к реке в километре выше по течению.

    Терехов на руках перенёс собаку через реку, и они побежали вдоль русла. Стоп! Норда берёт след. По нему стало ясно, что нарушитель увидел пограничников: он бросился в заросли хлопка, не разбирая дороги. Если бежать за ним, он может миновать поставленный заслон. Пограничник сходит со следа, берёт в сторону, а нарушитель, как и ожидалось, шарахается в другую — и нарывается на заслон. Слепящий след фонарей, выстрелы, задержание. Теперь можно и подойти со своей собакой, а то Норда недоумевает, почему они оставили след. Вот он, след, Норда, а вот и нарушитель. Но теперь он нас уже не интересует.

    В другой раз нарушение границы было обнаружено в горах. Сообщение об этом поступило ровно в полночь. Через несколько минут трое пограничников во главе с сержантом Тереховым были уже на пути к вероятному маршруту движения нарушителя. Конечно, с ними и Норда. Однако следов нет. Неужели он пошёл по гребню? Не пойдёт он этим путём, разве что совсем новичок… Опытные не выходят на гребень, идут вдоль склона. А тут скоро должен быть стог сена, вряд ли нарушитель минует его.

    И точно, овчарка рванулась к стогу. Пограничники взяли автоматы на изготовку, подошли. Норда тянула к углу стога, стараясь разгрести лапами сено.

    — Сам вылезешь или поможем? — спросил Терехов.

    Медаль «За отличную службу по охране общественного порядка». 1950 г.

    Медаль «3а отличную службу по охране общественного порядка» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1950 года. В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» награждаются:

    рядовой и начальствующий состав органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск за подвиги и заслуги, проявленные в охране общественного порядка в борьбе с уголовной преступностью;

    члены добровольных народных дружин и другие граждане за активное участие в охране общественного порядка и проявленные при этом храбрость и самоотверженность.

    2

    Награждение медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» производится от имени Президиума Верховного Совета СССР Президиумами Верховных Советов союзных республик.

    3

    Медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» награждаются:

    за храбрость и самоотверженность, проявленные при ликвидации преступных групп или задержании уголовных преступников;

    за смелые, умело проведённые действия по предупреждению готовящихся или раскрытию совершённых уголовных преступлений;

    за активную работу по устранению причин и условий, способствующих преступным проявлениям;

    за умелую организацию работы органов внутренних дел, частей и подразделений внутренних войск по охране общественного порядка и борьбе с уголовной преступностью;

    за безупречное несение службы в органах внутренних дел, в частях и подразделениях внутренних войск;

    за активное участие в охране общественного порядка и проявленные при этом храбрость и самоотверженность, активную борьбу с хулиганством, пьянством, хищением социалистической и личной собственности граждан, с нарушением правил советской торговли, спекуляцией, самогоноварением и другими правонарушениями, наносящими вред обществу.


    *

    На Смоленщине, в Новодугинском районе, жили два человека, оба Николая. Один из них — Николай Капунов — недавно вернулся из заключения. В свои 28 лет он уже был четыре раза судим и четырежды отбывал наказание. Судили его за кражи, дебоши, хулиганство и даже за разбой. Выйдя в очередной раз из колонии, Николай Капунов поселился в своей родной деревне.

    Из места последнего заключения вслед за Капуновым пришла в районное отделение милиции его характеристика. «Капунов Н. В., — говорилось в ней, — мстительный, наглый, грубый, хитрый, озлобленный, вспыльчивый, лживый». И дальше: «Смелый, настойчивый, способный подчинять себе других, владеет жаргоном, использует навыки в азартных играх в карты в корыстных целях… На путь исправления не встал».

    Другой Николай — Николай Иванович Голубев, тоже местный, тут родился, вырос, отсюда ушёл в армию, дошёл до Берлина, был награждён орденами Красной Звезды, «Знак Почёта» и десятью медалями, в том числе «За боевые заслуги» и двумя медалями «За отвагу». Вернувшись в родное село, Николай Иванович стал работать участковым инспектором милиции и проработал в этой должности 32 года. К наградам Николая Ивановича прибавилась ещё одна — медаль «За отличную службу по охране общественного порядка». Он был хорошим участковым. Во-первых, потому, что хорошо знал всех жителей своего района, их судьбы, характеры, их достоинства и недостатки; во-вторых, потому, что был человеком честным, порядочным, добрым. Хотя мог стать, если этого требовало дело, суровым и непреклонным. Все в округе хорошо знали, что Николай Иванович прежде всего справедлив. Если можно было человека вызволить из беды, исправить его, поддержать, Голубев не спешил отдавать провинившегося под суд и этим надолго, если не навсегда, испортить ему жизнь.

    Приходили в гости люди из разных деревень, приходили посоветоваться, за помощью, а то и поблагодарить. Побывал у него и Николай Капунов, он называл Голубева Николаем Ивановичем, а Голубев его — Колей. Участковый знал его с детства, много сил потратил для того, чтобы встал Капунов на исправительный путь, ибо верил инспектор в людей и считал, что всякий человек может исправиться и жить честно, по-людски.

    Но вот из деревни Корнеево, где поселился Капунов, стали поступать тревожные вести и даже мольбы о помощи. Рецидивист почувствовал себя хозяином деревни, терроризировал жителей, особенно подростков и молодых женщин. Николай Иванович поехал навести порядок. Тем осенним днём 1978 года ехал он в деревню Корнеево не один, с ним был сержант милиции В. Новиков и два дружинника. Голубев не сомневался, что найдёт со своим подопечным общий язык. При последней их встрече обещал ему Коля вести себя нормально, а инспектор позаботился об устройстве его личных дел, что вообще-то не входило в его обязанности.

    Капунов был дома не один, у него сидел подросток — «несовершеннолетний Дмитриев», как говорит протокол. Заметив ещё издали милицейскую машину, Капунов решил бежать вместе со своим дружком в лес. Они погасили свет, оделись и вышли в сени. Было у Капунова два ножа: испытанный бандитский метод — один нож в руке, а другой — в рукаве, один отберут — он ударит другим.

    Машина подъехала, дружинники остались во дворе, а Голубев и Новиков, распахнув двери настежь, вошли в тёмные сени. Дмитриев юркнул на улицу, но его успели схватить дружинники. В тот же момент Капунов метнул в Голубева нож, но Николай Иванович отпрянул и, повернувшись к Капyнову лицом, крикнул: «Коля!». В ту же секунду Капунов всадил ему нож в сердце. Новикову удалось схватить бандита, а Николай Иванович рухнул на пол.

    Хоронить Николая Ивановича съехались со всего района. В каждом селе нашлись люди, в судьбе которых Голубев принимал участие. Приехали, не сговариваясь, приехали для того, чтобы отдать последний долг человеку, сделавшему им добро. Память — лучший памятник Николаю Ивановичу Голубеву.

    Медаль «За освоение целинных земель». 1956 г.

    Медаль «За освоение целинных земель» учреждена Президиумом Верховного Совета СССР от 20 октября 1956 года.

    В соответствии с положением медалью награждаются:

    1

    …колхозники, работники совхозов, МТС, строительных и других организаций, партийные, советские, профсоюзные и комсомольские работники за хорошую работу по освоению целинных и залежных земель в районах Казахстана, Сибири, Урала, Поволжья и Северного Кавказа.

    2

    К награждению медалью «За освоение целинных земель» представляются работники, проработавшие в районах освоения целинных и залежных земель, как правило, не менее двух лет.

    Всего медалью «3а освоение целинных земель» награждено около 1400 тысяч человек.

    *

    Усадьбы целинного совхоза утопают в зелени. 3десь не только привычные для тех мест тополя и буйные заросли степной акации, здесь у каждого дома сады с малиной, смородиной и множеством яблонь. Называется совхоз — «Ижевский», так в честь столицы Удмуртии окрестили его приехавшие оттуда первые целинники. Был среди них и комбайнер Николай Васильевич Карпухин.

    Конечно, в последнее время прибавилось дел у Карпухина, думать теперь приходится не только о своём звене и бригаде: Николай Васильевич — депутат сельского Совета, занимается комиссией по благоустройству совхозной территории. Хлопот много… Но тем не менее с первого дня жатвы Карпухин за штурвалом своего комбайна «Нива». Комбайн у него не новый, Карпухин работает на нём давно. И машина его не подводит. Да и как же может быть иначе? После каждой страды комбайнеры совхоза «Ижевский» вымоют свои машины, смажут все узлы, снимут заботливо все рамки и электрооборудование. А если что не так, комбайн загоняют в бокс и вместе с ремонтниками отлаживают.

    Всякое бывало на целинном его веку, случались жатвы обильные, богатейшие, как в 1956 году, но бывало и так, что убирать вовсе нечего: пыльные бури сдували всю почву вместе с посеянными семенами… Приспосабливались, учились, применяли противоэрозийный комплекс системы земледелия. В конце концов дело пошло. 3а четыре года десятой пятилетки средний урожай сложился в цифру 18,4 центнера с гектара, а в последнем её году вышло уже 26,7 центнера.

    — Откуда такие урожаи, Николай Васильевич? — спросили у Карпухина.

    И он стал загибать пальцы:

    — Десять лет почвозащитного земледелия — раз, органические, минеральные удобрения — два, использование паров, у нас севооборота двадцать процентов — три и четыре — сами севообороты. Семена у нас всегда первоклассные. 3аботимся об этом.

    — И всё?

    — Не всё, конечно. Налаженный быт: живём как в городе, даже лучше. В дни страды бесплатное двухразовое питание, которое привозят прямо на поля. Вот такая деталь: в поле и домой нас отвозят не на грузовой бортовой машине, а в автобусе. Пустяк, кажется, но забота о людях в нашем деле никогда не пропадает даром. Ну и, безусловно, сами люди. Скажем, моё звено. Много лет работаем вместе, знаем друг друга лучше, чем родные. Прекрасные у меня товарищи: братья Губины — Павел и Алексей, Алексей Погорелов, Геннадий Кирьянов, Григорий Жулев…

    Звено Карпухина всю страду, кроме первой пятидневки, по намолоту шло впереди. Лидировал же сам Карпухин, через бункер его «Нивы» прошло 1217 тонн пшеницы.

    У Карпухина выросли дети, растут внуки. И надо думать, третье поколение Карпухиных тоже осядет здесь, на целине Казахстана.

    Медаль «За спасение утопающих». 1957 г.

    Медаль «За спасение утопающих» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 февраля 1957 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За спасение утопающих» награждаются работники спасательной службы и другие граждане СССР, а также лица, не являющиеся гражданами СССР, за смелость и самоотверженность, проявленные при спасении людей на воде, за высокую бдительность и находчивость, в результате чего были предупреждены несчастные случаи с людьми на воде, а также за образцовую организацию спасательной службы на воде.

    *

    В жаркие летние дни на острове Серебряного бора с его заливами и озёрами отдыхают и купаются десятки тысяч москвичей. Служба спасения на воде поставлена здесь отлично. Мы сидим с начальником спасательной службы Константином Ивановичем Костиным возле здания станции за врытым в землю столиком. Рядом у причала стоит катер с четырьмя сиденьями — для моториста, для медика и двух спасателей. В нём два акваланга и ящик с красным крестом. У самого причала плавают дикие утки, а чуть подальше, где на заболоченном берегу стоит степной камыш, видна утка с крохотными утятами.

    Константин Иванович работает на этой спасательной станции двадцать два года. Семнадцатилетним пареньком попал он в 1943 году на Северный флот. Воевал, отслужил матросом семь лет на эскадренном миноносце «Доблестный», а демобилизовавшись, сразу пришёл на эту работу. Теперь в его ведении семь спасательных станций, расположенных на Москве-реке, три из них — в Серебряном бору.

    Костин награждён двумя медалями «За спасение утопающих». Прошу его рассказать, за что он получил их.

    — Во льдах тонули трое, я их снял.

    Этот небольшого роста, плотно сбитый человек не очень-то разговорчив. Отвечает только на вопросы, сам ничего не рассказывает.

    — Как они попали на льдины?

    — Решили по льду перейти Москву-реку. А перед этим прошёл пароход и поломал лёд. Они не знали этого и начали тонуть. Я их вытащил по одному.

    — Как вытащил? Чем? Они в воде были или на льдинах?

    — Все на разных маленьких льдинах. Со мной была наша медсестра, она держала меня на верёвке, а я бросал им конец Александрова.

    — Что такое конец Александрова?

    — На верёвку привязана «лёгкость». Бросаешь её и вытаскиваешь утопающего.

    — А вторая медаль за что?

    — Это за девочек. Их тоже трое было.

    Так, вытаскивая из старого спасателя слово за словом, я узнал, что Константин Иванович спас жизнь трём девочкам-подросткам, купавшимся в Серебряном бору и не умевшим плавать. На берегу произошёл оползень, и на дне реки недалеко от берега образовалась глубокая яма. В неё они и попали. Получив сигнал тревоги, Костин прыгнул в катер, через полторы минуты был на месте происшествия и, ныряя без акваланга, вытащил поочерёдно всех троих. На всё это ушло четыре минуты. Только благодаря такой чёткости в работе спасателя всех девочек удалось вернуть к жизни.

    — Да… Это удивительно быстро.

    — А как же? Вот катер стоит, а вон дежурные сидят, — указывает Константин Иванович на крепких загорелых ребят в плавках. По боевой тревоге пять секунд им положено, чтобы быть уже на ходу.

    На всех пляжах и на шести озёрах Серебряного бора дежурят на лодках спасатели. Если они не могут оказать эффективную помощь утопающему сами, дают сигнальную ракету. По этому сигналу и мчится на огромной скорости спасательный катер к месту происшествия.

    — Ребята у вас, наверное, все спортсмены?

    — А как же?! Мастера спорта. У нас каждый день тренировки по спасательному пятиборью. Вон сидят братья Солёные. Одиннадцатый год у меня работают. Спросите у них, скольких они спасли. Тоже медали имеют.

    Медаль «За отвагу на пожаре». 1957 г.

    Медаль «За отвагу на пожаре» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 октября 1957 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За отвагу на пожаре» награждаются работники пожарной охраны, члены добровольных пожарных дружин, военнослужащие и другие граждане:

    за смелость, отвагу и самоотверженность, проявленные при тушении пожаров, спасении людей, социалистической собственности и имущества граждан от огня;

    за умелое руководство боевой работой подразделений пожарной охраны по тушению пожаров и спасению людей;

    за отвагу, мужество и находчивость, проявленные в целях предотвращения взрыва или пожара.

    *

    Можно ли потушить пожар в безводной пустыне? Начальник пожарной охраны Азнефти инженер-полковник Граздан Мушегович Мамиконянц всегда находит какое-нибудь решение, часто совершенно новое. Не было за его долгую деятельность такого пожара, который бы ему не удавалось потушить. Однажды Мамиконянц проводил свой отпуск у родственников в Кахетии. Чистый горный воздух, благоухающие сады, приятные беседы с хорошими людьми… Но нет — телеграмма. Огромный пожар в Майкопе, немедленно нужен совет пожарника, его помощь, руководство. Тушение этого пожара вылилось в грандиозную и продолжительную битву. Были испробованы все известные способы, но ничего не помогало. Тогда над огненным фонтаном Г. М. Мамиконянц протянул на большой высоте стальной трос. Для этого пришлось установить по обе стороны пожара специальные высокие мачты, между ними по тросу подвели к огню взрывчатку. Огромной силы взрыв, словно дыхание сказочного великана, задул огонь. С тех пор этот метод стал применяться повсюду, где пожарные имели дело с горящими фонтанами нефти или газа.

    Граздан Мушегович уже далеко не молодой человек. Он руководил ликвидацией пожара на Сурханских нефтяных промыслах в 1922 году. Тогда он получил благодарственную телеграмму от В. И. Ленина. Через три года ему снова пришлось вступить в борьбу с большим пожаром на Биби-Эйбатских нефтяных промыслах, из которой он вышел победителем. В этот раз он как руководитель сражения с огнём получил телеграмму от С. М. Кирова: «Потушить газовый фонтан было делом невозможным для капиталистов, но бакинский пролетариат совершил этот подвиг в три дня».

    Медаль «За оборону Киева». 1961 г.

    Первое событие войны, отмеченное медалью — оборона Киева, июль—сентябрь 1941 года.

    Медаль и положение о ней утверждены Указом Президиума Верховного Совета СССР только 21 июня 1961 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За оборону Киева» награждаются все участники обороны Киева — военнослужащие Советской Армии и войск бывшего НКВД, а также все трудящиеся, которые принимали участие в обороне Киева в рядах народного ополчения, на сооружении оборонительных укреплений, работавшие на фабриках и заводах, обслуживающих нужды фронта, участники киевского подполья и партизаны, сражающиеся с врагом под Киевом.

    2

    Вручение медалей производится от имени Президиума Верховного Совета СССР на основании документов, удостоверяющих фактическое участие в обороне Киева…

    Медаль «За оборону Киева» лиц, погибших в боях при обороне или умерших, передаётся семье награждённого вместе с удостоверением к медали.


    В боях за оборону Киева участвовали не только регулярные части Красной Армии, но и отряды народных ополченцев. Из кого состояли эти отряды? В основном из пожилых людей и подростков, из людей, признанных негодными к службе в армии, больных и, наконец, из рабочих и служащих, которые в самое тяжёлое для страны время оказались более необходимыми на своих рабочих местах, чем в боевом строю: квалифицированных специалистов, занятых, главным образом, в оборонной промышленности. Когда враг подступил к Киеву, все они взяли в руки оружие, а когда гитлеровцы прорвали оборону, ополченцы приняли на себя удар врага во втором эшелоне обороны, в пригородах столицы Украины.

    Генерал-полковник А. И. Родимцев в своих воспоминаниях об обороне Киева пишет: «В боях я познакомился с командирами отрядов народного ополчения  Клещевым и Кузнецовым. Эти отряды сражались умело и мужественно. Когда я спросил у Клещева, как за столь короткое время сумел он подобрать надёжных бойцов, он, улыбнувшись и щуря глаза от дыма махорки, сказал: „Ребята самые обыкновенные, рядовые. Молодые рабочие с „Арсенала“, железнодорожники, студенты. Есть даже два парикмахера, кондитер и музыкант. В общем, товарищ полковник, люди, как говорится, с бору по сосенке, и ни один из них до этого не воевал. Однако ненависть к фашистам так велика…“»

    Немцы ворвались в пригороды Киева — Совки и Мышеловку, захватили Голосеевский лес с его высотами, на которых размещался сельскохозяйственный институт. Враги получили возможность вести прицельный обстрел. Отрядам народного ополчения был дан приказ не пропустить врага в город, и ополченцы стояли насмерть.

    Батальон ополчения под командованием коммуниста Синельникова получил задачу удержать позиции в районе села Китаева. Превосходство в силах врага было очевидным. Батальон полёг под миномётным огнём фашистов, но не отступил ни на шаг. Единственный оставшийся в живых комсомолец Сирота продолжал удерживать позиции и держался до подхода частей Красной Армии. Быстро перебегая от одного погибшего пулемётного расчёта к другому, он наносил большие потери врагу пулемётным огнём.

    Рабочими завода имени Дзержинского командовал директор М. Г. Авасафян. Получив шесть ранений, он не ушёл с поля боя и вместе со всеми продолжал защищать родной город до последних минут своей жизни.

    Когда вечером 8 августа в районе Мышеловки были введены в бой подошедшие части Красной Армии, ополченцев оставалось не так уж много, но все, кто стоял на ногах, вместе с десантниками перешли в контратаку и выбили противника из Голосеевского леса и одного из корпусов сельскохозяйственного института.

    Большую поддержку ополченцам в этом бою оказал созданный рабочими Киева, а точнее, теми же ополченцами, бронепоезд. Он поражал противника метким огнём артиллерии. Во время боя командир бронепоезда Л. В. Василевский был ранен, командование принял комиссар С. П. Голованов, бывший до войны секретарём партийного комитета Киевского железнодорожного узла. Умело маневрируя по знакомой железнодорожной ветке в районе Мышеловки, бронепоезд уходил из-под огня противника и в то же время сам непрерывно вёл артиллерийский огонь по позициям врага.

    Героическими усилиями регулярных войск Красной Армии и трудящихся города враг был остановлен под Киевом, дальше рубежа Жулены, Совки, Мышеловки фашисты не продвинулись. Потери их исчислялись тысячами солдат и офицеров. Истощив силы и не добившись успеха, гитлеровское командование, несмотря на то, что Гитлер дал приказ провести 8 августа парад немецких войск на Крещатике, вынуждено было прекратить наступление на Киев. Вражеские войска обошли город, сосредоточив силы в районе Триполье — Черкассы. И лишь тогда Советская Армия вынуждена была оставить правый берег Днепра.

    Медаль «Ветеран труда». 1974 г.

    Медаль «Ветеран труда» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 января 1974 года. Медаль получили миллионы трудящихся. Награждение медалью продолжается, и число удостоенных ею увеличивается с каждым днём.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медаль «Ветеран труда» учреждена для награждения трудящихся за долголетний добросовестный труд в народном хозяйстве, в области науки, культуры, народного образования, здравоохранения, в государственных учреждениях и общественных организациях. Медалью награждаются рабочие, колхозники и служащие в знак признания их трудовых заслуг по достижении трудового стажа, необходимого для назначения пенсии за выслугу лет или по старости.

    *

    Выходя на пенсию, наверное, люди невольно подводят итоги прожитой жизни, всего, что сделано, осуществлено, пережито. Пётр Александрович Черкасов, хотя и не думает ещё уходить на отдых и продолжает работать, подводил эти итоги при получении медали «Ветеран труда».

    — За свою жизнь я обследовал и описал 1640 ледников, — сказал он. — И это, видимо, главное.

    В 1944 году восемнадцатилетним юнцом попал он на фронт и стал полковым разведчиком. Медаль «За боевые заслуги», орден Славы, орден Отечественной войны I степени…

    Став сразу после войны студентом, он попадает в гляциологическую экспедицию на хребет Джунгарского Алатау и на всю жизнь увлекается наукой о ледниках.

    — Вот уж тридцать шесть лет подряд, не пропустив ни года, езжу в горы, — рассказывает Пётр Александрович. — Дипломную работу писал по ледникам Джунгарии, кандидатскую по ним защищал, теперь вот сложилась и докторская.

    П. А. Черкасовым написано полтора десятка книг, в том числе и 4 тома каталогов ледников Джунгарского Алатау с подробным описанием их морфометрии, динамики, климата, внешнего и внутреннего массообмена. А ледники этого хребта имеют огромное значение для народного хозяйства. Площадь их более тысячи квадратных километров, а объём — 37 кубокилометров. Больше половины всей ёмкости ледников Казахстана с его Тянь-Шаньскими горами. Ледники — это вода, орошающая земли Средней Азии.

    — Приходилось ли вам, Пётр Александрович, давать названия ледникам? — спрашиваю я.

    — А как же… Они почти все не имели названий.

    — Как же вы их называли?

    — Часто по имени ущелья, иногда именами учёных, таких, как Берг, Шнитников, Сапаев или Велиханов. Немало ледников назвал именами космонавтов, скажем, ледник Гагарина или ледник Шаталова.

    Любопытствую, написаны ли названия на карте, нанесены ли.

    — Конечно. Это называется у нас так: «Названия вошли в географическую литературу, но официально не утверждены». Однако переименовывать их уже никто не станет.

    — А вашим именем назван какой-нибудь ледник?

    Черкасов смеётся:

    — Сам я, конечно, этого не делал, но вот в другом хребте Тянь-Шаня, в Киргизском Ала-Тоо, мои ученики назвали один большой ледник моим именем.

    — Пётр Александрович, — задаю я последний вопрос ведущему научному сотруднику Института географии Академии наук Казахской ССР, — для того, чтобы ходить по ледникам, нужна, наверное, специальная альпинистская подготовка? Вам приходилось заниматься альпинизмом как спортом?

    — А как же… Без этого в нашем деле — никуда. В своё время я выполнил первый спортивный разряд по альпинизму. Но дальше не пошёл: этот спорт требует не только сил, но и времени, а его уже не было. Так что альпинистской квалификации мне хватило. И спортивной формы тоже, хожу до сих пор. Не сдаюсь пока.

    Медаль «За отличие в воинской службе». 1974 г.

    Медаль «За отличие в воинcкой службе» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1974 года. Этим же Указом утверждены положение о медали и её описание.


    1

    Медалью «За отличие в воинской службе» награждаются военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск:

    за отличные показатели в боевой и политической подготовке;

    за особые отличия на учениях и манёврах, при несении боевой службы и боевого дежурства;

    за отвагу, самоотверженность и другие заслуги, проявленные в период прохождения воинской службы…

    2

    Медаль «За отличие в воинской службе» состоит из двух степеней:

    медаль «За отличие в воинской службе» I степени,

    медаль «За отличие в воинской службе» II степени.

    Высшей степенью медали является I степень.

    *

    В Московском сыскном бюро «Алекс» я познакомился с начальником оперативного управления Андреем Анатольевичем Молокановым. Подтянутый, энергичный, он руководит конкретными операциями своих детективов во вновь созданной кооперативной организации по защите правопорядка. К своим тридцати годам он прошёл нелёгкую жизненную школу: действительная служба в армии, Афганистан, высшая школа милиции, МУР и теперь вот «Алекс». Я знал, что свою медаль «3а отличие в воинской службе» он получил ещё в первые годы армейской службы, и попросил его рассказать об этом. Но он стал говорить об Афганистане.

    — В Афган я попал, отслужив в армии почти два года, — начал свой рассказ Молоканов. — Моя ВУС — разведка. Отобрали в дивизии сто человек, вернулись двадцать три. Не все убиты, были и раненые. Сотня наша всё время пополнялась. Мы-то уже научились кое-чему в воздушно-десантных войсках — ВДВ. Нас называли «Войска дяди Васи». Командующий ими Василий Филиппович Маргелов, надо сказать, был всеобщим любимцем, его уважали все. Но нам от этого не легче.

    К крови привыкать нелегко. Тяжело стрелять в людей. Можно понять ребят-афганцев, которые до сих пор не могут найти себе места. Один раз убил, дальше всё проще, постепенно превращаешься в зверя. Как ещё назвать проснувшиеся во мне инстинкты, как не звериные? Появляется шестое чувство. Ты знаешь, что сейчас тебе надо прыгнуть вправо, а не влево. Прыгаешь вправо, а слева тут же что-то взрывается. Как это? Откуда это? Звериный инстинкт самосохранения, больше ничем не объяснишь. Я понимаю: если ты не убьёшь, тебя убьют. Схема проста, третьего тут не дано. Но как срабатывает подсознание, и срабатывает совершенно точно, непонятно. У кого не было этого шестого чувства, кто не успел ему научиться, тот не вернулся. Это мы видели, это происходило у нас на глазах. Почему так быстро вышла из строя Витебская дивизия? Привезли необстрелянную молодёжь. Их просто давили, как щенков. Невозможно было на это смотреть.

    Мы приехали с шапкозакидательскими настроениями, это не секрет. Подумаешь, какие-то там партизаны, душманы… И вдруг нарвались на хорошо вооружённую, прекрасно организованную, фанатически настроенную силу. Под нами земля горела. Мы были в тех районах, которые официально считаются освобождёнными в 1982 году. Но в роли преследователей были они, а не мы. Мы от них бегали. Проводили разведывательную работу и спасались, как могли. И всё потери, потери… Каждый раз на волосок от смерти. Конечно, от этого звереешь и теряешь человеческий облик.

    Два раза я уже не надеялся выжить. Прижали к стене. Всё уже… Патронов осталось три рожка. Что такое три рожка?! И тут темнота. Там очень быстро темнеет. Ушли. Другой раз вижу — конец. Стреляю, как в тумане: слёзы в глазах. Жалко умирать в двадцать лет. И тут наши боевые вертолёты… Вывезли нас ребята.

    Тут меня спрашивал один корреспондент, какие дни были самыми трудными. Не было лёгких. Если сам не в бою, ребята гибнут. Терять товарищей тоже нелегко. Если не ты, так он. Когда мы вернулись и увидели, что здесь творится, жить не захотелось. Эти самодовольные рожи, эти сытые хари… Из-за чего погибали ребята? Чтобы эти волосатики с гитарами веселились? Чтобы эта так называемая молодёжь плевала на всех и на вся? Чтобы здесь спокойно воровали, грабили и безнаказанно убивали? Пишут, что в прошлом 1989 году бандитами в Союзе убито больше, чем за девять лет Афгана, то есть более тринадцати тысяч. Правда, я не верю, что за афганскую войну убито всего тринадцать тысяч. Думаю, там погибло гораздо больше. А плен? Знали бы эти арбатские подонки, что делали с ребятами, попавшими в плен! Сначала просто убивали, а потом стали конечности отрезать в локтевом и коленном суставах. Если отрезать руки и ноги полностью, человек умирает, нарушается кровообращение. А если в суставах, человек остаётся жить. А зачем нужна ему такая жизнь?!

    Вернулись ребята из Афгана — как жить? Многие пошли, как я, работать в милицию. Не только в Москве, но и в других городах. Я, после Высшей школы МВД СССР, четыре года проработал в Московском уголовном розыске. Но и в милиции я не нашёл того, чего хотел. Там ещё сохраняется старая система, полная зависимость от начальства, невозможность проявить инициативу. Да разве только в милиции? Это всюду. Даже в КГБ в начальниках сидят дети и родственники высоких лиц, скажем, сын и зять Алиева, сын и зять Рашидова, что ни генерал, то родственник… И сидит такой зазнавшийся тип не на своём месте, дела не знает, как правило, но зато попробуй ему возразить, не согласиться с его мнением! Быстро вылетишь, и это в лучшем случае. Вот и живёшь в постоянном конфликте с самим собой, идёшь на компромисс со своей совестью. А здесь, в «Алексе», я чувствую себя совсем иначе, я свободный человек. Бумаг мы не пишем, планов на будущий год не составляем, а имеем возможность проявить себя, свои способности. Вот тебе стратегическая задача, решай её сам. Решил — хорошо, получи за это приличные деньги, не справился — пеняй на себя. Любят говорить, что мы пришли в «Алекс» только для того, чтобы срубить побольше денег. Но деньги не так нынче зарабатываются. Просто мне нравится эта работа. Кто я был? Капитан милиции и всё. А теперь я руковожу оперативным отделом управления. Пришёл работать рядовым детективом, проявил себя — и пожалуйста. У меня свой голос, своё мнение в общем нашем хоре. И он, этот хор, мне нравится, я уважаю этих людей, мне с ними хорошо работать. Ну и, наконец, главное. Преступность растёт, милиция уже не справляется с организованной преступностью, хотя и работает много, не жалея сил. Техническая оснащённость у мафии куда выше, чем у милиции. А мы, «Алекс», помогаем правоохранительным органам бороться с нарушителями законов, с преступностью, в том числе и с организованной.

    Нам пока не дают оружия. Но это нас не останавливает. Пусть преступник вооружён, а я нет…

    Сейчас человека судят не по крепости рук, а по силе ума. Как сказал один преступник, с пистолетом, с каской, с бронежилетом и автоматом и дурак сработает. Конечно, при оружии и хорошем оснащении проще проводить операции, но ты сумей без оружия, без прикрытия, без официальной поддержки властей, один… Попробуй-ка! Тут нужна хорошая физическая форма, постоянные тренировки нужны. Самбо? Каратэ? Нет. Все виды спорта закостеневают в своих правилах, а у нас жизнь полна неожиданностей. Мы отрабатываем рукопашный бой, тут всё — и бокс, и самбо, и каратэ, и даже мало известные приёмы японской борьбы. И, конечно, лучшие наши оперативники и детективы — это «афганцы».

    Да, Вас интересовала медаль «За отличие в воинской службе», — вспомнил вдруг начатый разговор Молоканов. — За что я её получил. Если коротко — за труд, за добросовестное отношение к своим армейским обязанностям. За то, что выкладывался на учебных занятиях, не жалея сил, что, собственно, и сохранило мне жизнь там, в Афгане. Так что награда эта мне особенно дорога. Вот, пожалуй, и всё.

    Медаль «Ветеран вооружённых сил СССР». 1976 г.

    Медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1976 года. Поскольку награждение медалью продолжается, учесть точное число награждённых на настоящий момент не представляется возможным.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «Ветеран Вооружённых Сил СССР» награждаются военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск, безупречно прослужившие в Вооружённых Силах СССР 25 и более календарных лет.

    *

    Виссарион Виссарионович Григорьев за руководство Днепровской флотилией в операции «Багратион» был награждён орденом Нахимова I степени. О тех славных днях я и попросил рассказать вице-адмирала.

    — Летом 1944 года, в июне, началась стратегическая операция «Багратион» в Белоруссии. Активное участие в этой операции приняла Днепровская военная флотилия под моим командованием. Я был тогда ещё в звании капитана 1 ранга. Флотилия прибыла на Днепр с Волги. Она была передислоцирована с Волги на Днепр осенью 1943 года по железной дороге и из Волжской переименована в Днепровскую.

    Основные корабли флотилии — бронекатера, плавучие батареи, полуглиссеры и тральщики. Что представлял собой бронекатер? Небольшой боевой корабль 30—40 тонн водоизмещением, вооружённый танковой башней с 76-миллиметровой пушкой. Два авиационных мотора давали ему скорость 35—40 километров в час. Броня противопулевая и противоосколочная, любой снаряд прямым попаданием пробивал её. Экипаж катера состоял из 8—10 человек. Таких бронекатеров было у нас более тридцати.

    Плавбатарея — совсем уж интересное сооружение: брали два обыкновенных плавучих понтона водоизмещением по 10 тонн, соединяли их деревянным настилом — вот и судно. На каждом понтоне ставили по два автомобильных мотора с загребными винтами, получалась самоходка. На ней устанавливали морскую дальнобойную батарею, 100-миллиметровую пушку с дальностью стрельбы в 24 километра. Мощное орудие, армейские части таких не имели. Морские орудийные расчёты были у нас с большим опытом, стреляли точно, виртуозно, чем восхищали армейских артиллеристов. Судёнышки совсем небольшие. Но мы называли плавбатареи своими речными линкорами, бронекатера — крейсерами, а миноносцами — лёгкие фанерные катера-полуглиссеры весом всего в тонну, вооружённые одним пулемётом М-1. Эти лёгкие катера развивали скорость до 60 километров в час. Кстати, именно они в 1945 году штурмовали на Шпрее Берлин и дошли до рейхстага.

    Флотилия была оперативно подчинена командующему 1-м Белорусским фронтом Рокоссовскому. В начале боевой операции «Багратион» командующий приказал флотилии взаимодействовать на реке Березине с 65-й армией генерал-полковника Павла Ивановича Батова. 24 июня началось Бобруйское сражение. Флотилии было приказано прорваться через оборону немцев. Для нас задача непростая: враги перегородили реку бонами, фугасными заграждениями. Но наши сапёры разминировали их, корабли прорвались по мелкой и заболоченной реке вверх по течению на 40 километров в глубину фронта и сорвали немцам переправу, с помощью которой они пытались вырваться из нашего окружения. Успех давался нам большими потерями. Из каждого такого боя возвращалась только половина состава судов и людей. Ведь катера шли по узкой реке. Их поливали огнём из автоматов, пулемётов, миномётов, орудий.

    После этого было приказано прорываться дальше, на Бобруйск. Корабли мощным рывком добрались до железнодорожного моста в центре самого Бобруйска и помогли 65-й и 48-й армиям закрыть котёл. 30 тысяч немцев было уничтожено и пленено. За Бобруйск флотилия впервые была представлена к награде, Верховный Главнокомандующий объявил персонально мне и другим руководителям дивизионов и соединений благодарность.

    Вслед за Бобруйской операцией флотилии было приказано совершить восьмисоткилометровый переход от Березины на Припять. Мы вышли по Березине в Днепр, дошли по нему до устья Припяти и по ней поднялись вверх до города Лунинец, опорного пункта немцев. Этот город мы взяли штурмом вместе с 61-й армией генерала Белова.

    Последовал второй приказ Верховного Главнокомандующего с благодарностью днепровцам. А нам было приказано прорваться ещё на 40 километров вверх по реке к мощному оборонительному узлу немцев — городу Пинску, который они превратили в неприступную крепость. Мы взяли на борт бронекатеров, плавбатарей и полуглиссеров десант более чем в тысячу человек и высадили его. После упорных трёхдневных боёв во взаимодействии с 61-й армией мы овладели Пинском. Вскоре узнали о третьем приказе Верховного, вся флотилия награждалась этим приказом орденом Красного Знамени.

    Через два дня после штурма Пинска я был вызван на командный пункт Рокоссовского, доложил маршалу о действиях флотилии. В это время порученец сказал маршалу, что его вызывает ВЧ. Маршал отсутствовал около десяти минут, потом подошёл ко мне с улыбкой и сказал:

    — Товарищ Григорьев, я сейчас говорил с Верховным Главнокомандующим, доложил ему о доблестных действиях вашей флотилии, и Верховный приказал наградить вас только что учреждённым орденом Нахимова I степени. Поздравляю вас с награждением!

    Через два дня орден был доставлен самолётом на командный пункт маршала Рокоссовского, и я получил из рук Константина Константиновича орден Нахимова I степени, который имел порядковый номер 5.

    Медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали». 1976 г.

    Медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали», положение о ней и её описание утверждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 октября 1976 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали» награждаются активные участники строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, железнодорожной линии БАМ — Тында — Беркакит; второго пути железнодорожной линии Тайшет — Лена, объектов производственной базы и жилищно-гражданского назначения за хорошую работу на строительстве, высококачественное выполнение проектно-изыскательных работ, добросовестный труд на предприятиях, в учреждениях и организациях, обслуживающих непосредственно строительство и строителей. Медалью, как правило, награждаются рабочие, инженерно-технические работники и служащие, проработавшие на строительстве и по его обслуживанию не менее трёх лет.

    *

    Владимир Алексеев — биолог, преподаватель Орехово-Зуевского педагогического института. Десять лет назад он начал свою трудовую деятельность строительным рабочим на БАМе.

    — Это было самое начало, — рассказывает Володя, — мы строили малый БАМ. Если посмотреть на карту, то увидишь, что Байкало-Амурская магистраль идёт почти параллельно Восточно-Сибирской железной дороге, только она повторяет изгибы границы, а БАМ идёт почти в широтном направлении. Он начинается к северо-западу от Байкала и проходит через Тынду до Комсомольска-на-Амуре. Тында примерно посередине магистрали, вот туда-то от Восточно-Сибирской дороги и направляется так называемый малый БАМ. Тынду называли столицей БАМа потому, что после прокладки малого БАМа можно было начинать строительство дороги от Тынды и на восток, и на запад, идти навстречу строителям Усть-Кута и Комсомольска. И ещё очень важно было проложить его потому, что от Тынды на север нужна была ветка на Беркакит. Там открыли залежи каменного угля, и его стало возможно вывозить, не дожидаясь, когда построят БАМ. Теперь малый БАМ кажется крохотным, а тогда он был главным участком, гвоздём программы.

    Зима, конец февраля 1974 года. В европейской России солнце, голубое небо, а здесь до весны ещё далеко. В Тынду летели на АН-2. Маленький самолётик, старенький, крылья дребезжат. Ожидали увидеть тайгу, зелёное море, а под нами всё черно, словно прошёл лесной пожар. Тайга там из лиственницы, а она зимой голая стоит, чёрная.

    В то время на аэродроме Тынды ничего не было, кроме небольшого деревянного домика с антенной. Для пассажиров — комнатка с печкой. Зашли туда, сидит простоволосая старуха-якутка с длинной трубкой. Смотрит перед собой, покуривает невозмутимо, ни на кого не обращает внимания. Как изваяние.

    Трасса малого БАМа была уже начерно сделана: отсыпали полотно, уложили на двухстах километрах рельсы. Нам пришлось рихтовать (выпрямлять) путь, прокладывать кабели, строить мосты, налаживать телефонную связь и электролинии. Строительной специальности у меня не было никакой, как и у остальных комсомольцев нашей бригады — на что поставят, то и делаем.

    Поселили нас в палаточном городке, вагончиков тогда ещё мало было. Палатки двускатные, утеплённые, из трёх слоёв: слой брезента, слой ватина, а внутри — чистый белый материал. Пока не закоптится, конечно. Печка, кровати в два яруса, доски постелены на землю, умывальник. Печку всё время топил дежурный. Он никуда не уходил, писал письма, чинился, лечился, делал свои дела, на которые в другие дни времени не было. Самое главное — следить за печкой. Были случаи, горели палатки. В пять минут от неё ничего не оставалось, выскакивали на мороз в чём есть.

    Холодновато было в палатке. Наверху ещё ничего, а я попал на нижнюю кровать и в первую ночь шапку натягивал то на голову, то на ноги. Потом стали ходить к соседям, посмотрели, как они живут. Вырыли яму под палаткой, жерди туда, на них ветки и сверху толь настелили. Стало теплее.

    Хорошо запомнился самый первый день моей работы. Поставили нас на линию электропередачи. Деревянные столбы стояли, только всё покосилось. Вечная мерзлота выдавливает из земли камни. Вроде земля сверху, но как ударишь лопатой или ломом, попадаешь на камень. Так и лезут они из земли. И столбы повалились. Приходилось не копать землю, а выворачивать из неё камни.

    Мы позавтракали в палатке, каждому дали на день сухой паёк, и поехали на машине. У очередного столба останавливались, одного высаживали с ломом и ехали дальше. Вылез я у своего столба, два шага сделал и провалился в снег по грудь: канава вдоль дороги. Вообще-то снега там немного бывает, климат ведь континентальный. Лопата оказалась и не нужна, орудовал только ломом и руками. Нащупывал границу камня и начинал его раскачивать. Иной раз камень уходит в сторону на метр. Расшевелишь его и не знаешь, что дальше делать. Но за день я столб поставил, спихнул его в яму, завалил камнями, установил надёжно. Холодать стало. Вырубил из снега кубики, сложил из них от ветра стенку буквой «П», развёл костёр и в банке из-под тушёнки растопил снег, согрел воду.

    Поел я и только тогда осмотрелся как следует. Тайга оказалась не такой уж и пустой, как на первый взгляд. Кедровки пролетели, дятел. Тут я увидел в первый раз белку-летягу. Сначала думал — птица. Прямо возле меня слетела на дерево и пропала. Полез по снегу, подошёл к дереву — дупло. Мелкое, к счастью, и невысоко. Заглянул — вижу два больших глаза, мордочка лохматая. Зимой темнеет рано, появилась полная луна. Такая красота! С тех пор, как увижу полную луну, вспоминаю этот день, свой первый день работы на БАМе.

    Холода бывали страшные. Помню, утром кто-то крикнул, что больше сорока. Все побежали на улицу посмотреть на термометр, никто из нас не знал такого мороза, интересно было. И вот в такой мороз надо тянуть провода. На «когтях» влезать на столбы и в них вворачивать штыри для изоляторов. Хорошо ещё, если ветра нет, а при ветре… Руки у многих прихватывало: чуть рукавицу снимешь, готово дело.

    Ещё сложно было строить мосты. По весне работали, стоя в воде. Холодно. Речушки маленькие, а к весне сильно разливаются: вечная мерзлота, вода не впитывается, всё с сопок скатывается в виде бурных горных речек. Поэтому мосты строили с большим запасом, с расчётом на разлив: речка маленькая, а мост большой. Потом тянули кабель со свинцовой оболочкой и в битуме. Подсовывали его под рельсы. Из большой катушки тянули, как бурлаки. Кабель этот нужен для стрелок, семафоров. Есть такая железнодорожная специальность — СЦБ, что означает: сигнализация, централизовка и блокировка. Зимой работали с отогревом. Разводили костры, готовили на них завтрак, чтоб времени не терять. Часа три отогревали, прежде чем копать.

    Но главная работа — рихтовка пути. Дорога лежит, по ней мог идти уже поезд, хотя шёл он на ощупь; рельсы подведены и не выровнены. Тепловоз с тремя вагончиками тихонько, со скоростью пешехода, пробирался, чтоб с рельсов не сойти. Пассажирское движение открывалось только через год, а пока нам везли щебень. Искривление рельсов в основном вертикальное. В сторону рельсы труднее повести, они собранными приходят. Опытный человек ложился и смотрел глазом, где выше, где ниже. Мы ломали, поднимали и подсыпали щебёнку, а потом её утрамбовывали. Были электрические утрамбовщики, вроде отбойных молотков, но приходилось трамбовать и чуркой. Перекладину к ней прибьёшь сверху и вбиваешь щебень. Это и есть рихтовка пути. Такая работа мне не нравилась: метров сто отрихтуешь за день, толчёшься на одном месте. А мы уже привыкли к простору, к передвижениям.

    Не знаю, кто как, а я вспоминаю работу на БАМе с удовольствием. Жизнь проходила на природе. Я уже тогда интересовался животными и растительностью, но и все ребята нашей бригады без конца любовались красотой тайги. Встанешь — и прямо в лес. Все волей-неволей становились биологами, что-то замечали вокруг, птиц стали знать, наблюдали животных. Весной зацвёл багульник. Он зацвёл раньше, чем распустились лиственницы, и все сопки в один день стали розовыми. Красота! Глаз не отвести. Необычно и удивительно: лес, и вдруг розовый. Всё «горит», другого цвета нет. Потом появились огромные красные цветы — лилии, которые мы раньше видели только в садах. Саранками их называют, правильное название — лилия пенсильванская. Есть такая легенда: у Ермака в Сибирском походе погиб один из лучших воинов — Иван Саран. Похоронили его на холме, а когда казаки через год возвращались, то увидели на сопке красные цветы. Будто бы кровь Ивана Сарана проступила. С тех пор так и пошло: стали эти цветы называть саранками. Стоят они такими столбиками, видны издалека, и как-то странно видеть в тайге такие крупные цветы.

    Появилось много бурундуков, стали их приручать, хлебом кормить. Заходили в лагерь и медведи. Мы все ждали обильного гнуса, нас пугали им перед отъездом: тайга, мол, это мошка и комары. Оказалось, не так уж они и страшны, не больше их там, чем под Москвой. Повыше, на ветерке, их совсем нет. Природа доставляла нам одни радости. Если не считать морозов с ветром.

    К концу 1975 года в Тынду пошли пассажирские поезда. Перед этим должны были вбить последний, «серебряный» костыль. И вот все стали делать себе «серебряные» костыли, чтоб привезти домой. Оттачивали напильником до блеска, шлифовали, некоторые даже никелировали. Сейчас такой костыль у меня на письменном столе лежит.

    Здорово поддерживала нас по утрам радиопередача «Для вас, строители БАМа». Её давали как раз во время завтрака. Здесь-то она шла в три часа ночи, её никто не слышал, а для нас она была огромной радостью, привыкли мы к ней, ждали.

    Нам представлялось, что вся страна о нас думает и с нами говорит. Много наших песен передавали: «Веселей, ребята, выпало нам строить путь железный, а короче — БАМ».

    И вот настал день, когда зажглись вдоль станции фонари дневного света. Кругом палатки, вагончики, стройматериалы, и вдруг рядом — городские лампады… Изящные дуги с фонарями. Как в Москве. И я подумал тогда: «Вот они, признаки будущего. Скоро здесь всё будет так же, как в центральной России».

    Недавно побывал в тех местах со своими студентами. Огромный современной архитектуры вокзал, каменные многоэтажные дома, асфальт и эти изящные фонари.

    Медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР». 1977 г.

    Медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1977 года. Этим же Указом утверждены положение о медали и её описание.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За преобразование Нечерноземья РСФСР» награждаются рабочие, колхозники и служащие за ударный труд по выполнению долговременной программы развития сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР, проработавшие, как правило, не менее трёх лет в расположенных в этой зоне совхозах, колхозах, на предприятиях, в организациях и учреждениях, деятельность которых непосредственно связана с преобразованием Нечерноземья.

    *

    — Можно считать, что я родом с целины, — начала свой рассказ комбайнер Наталья Гончарова. — Мои родители приехали туда в 1955 году, к самому началу. Папа был комбайнером, а мама — прицепщицей. А уже потом переехали мы в Нечерноземье, на север, в село Боровлянка, где я окончила девятый и десятый классы.

    Я и не думала быть механизатором, с шестого класса готовилась стать следователем, читала книги о работе милиции, у меня даже имелась специальная книга по криминалистике.

    Семья у нас была большая, семь человек детей, я вторая. Старший брат после армии не вернулся домой, стал жить в другом месте, так что, считайте, я старшая. У нас всегда огороды были большие, работы в доме хватало.

    Кончила школу, встал вопрос: идти учиться или работать? Меня не держали, но я понимала, что семье нужна помощь. Тут подошла уборка. Папа приходит как-то и говорит:

    —  Мне помощник на комбайн нужен, а со стороны не хочется брать. Что будем делать?

    Посоветовались, подумали, мама и спрашивает:

    — Может, ты пойдёшь?

    Папа мой на комбайне работает тридцать пять лет. Я, когда маленькой была, носила ему поесть. Самые ранние воспоминания у меня — зерно. Отец брал нас с собой на работу. Сидим мы с меньшим братом в бункере, пока он до конца не набран. Зерно обыкновенное, пшеница. Пахнет, как пыль, прибитая немного дождём. Самый знакомый запах. Сидим в бункере, играем.

    Когда папа предложил идти к нему помощником, я и думать не стала. Конечно, я тогда не помышляла о профессии механизатора. Да ни о чём я тогда не думала! Нужен был папе штурвальный — я пошла ему помогать.

    Работа помощника нелёгкая. Отец сидит за штурвалом, а я прицепляю и отцепляю телегу. Как наполнится одна, давай другую. Если он идёт обедать, я должна его подменить, садиться за штурвал и точно так же работать, как и он. Когда идёт уборка, каждая минута на учёте. И вообще помощник должен всё уметь. А я ничего не знала ещё. Потом мы с ним сидели как-то, спустя несколько лет, а он и говорит:

    — Я всё удивлялся, как ты такими прозрачными пальчиками мне ключ подаёшь.

    Или надо натягивать ремень, сила нужна. Сейчас я могу. А тогда? Названий деталей и инструмента не знала:

    — Папа, вы сказали «пассатижи». Что это такое?

    Он смеётся:

    — То же самое, что плоскогубцы обыкновенные.

    Начали работать. Трудно привыкать к шуму и грохоту. Можно было бы сойти с комбайна, посидеть, подождать, когда тележка наполнится, но я боялась пропустить момент, задержать отца. У меня характер плохой, упрямая я очень. Мама рассказывала, один раз наказала нас с Серёжкой, младшим братом, в угол поставила. Так он, не доходя до угла, попросил прощения, и его мама отпустила. А я встала в угол и стою. Мама ушла по делам, возвращается, я в углу свернулась калачиком и сплю.

    Недели две поработали, папа говорит:

    — Садись за штурвал.

    Села. Он подсказывает. Отец у меня очень хороший, он не ругает, не отчитывает, даже замечаний не делает, только помогает. Если что, потом только скажет. Начала я вилять по полю. Я его влево, а он у меня вправо. Потом опыт стал понемногу приходить. Знаю уже, сейчас надо переключать скорость, сейчас добавить газа. Наладилось. Такая радость у меня была! Из этого бункера до сих пор зерно в мешочке храню.

    На следующий день папа посадил меня за штурвал с утра. Водить комбайн научилась быстро, но долго не получалось сдавать назад. Там серьга на тележке, и вот с расстояния в 20—30 сантиметров нужно угадать, чтоб штырь зашёл в эту серьгу прицепа. Я на самой последней скорости на пониженном газе подавала назад, но не выходило. Потом ничего… Научилась на второй, повышенной, скорости подъезжать. Так мы с папой и отмолотили первую уборку.

    Пошла учиться на механизатора. У нас прямо в селе курсы. Все парни, я одна среди них. Непросто было… Вообще девушке с мужчинами-механизаторами трудно бывает. Сначала они меня всерьёз не воспринимали. Тогда я стала приносить учебные плакаты домой и заниматься с отцом. Решила доказать, что лучше их разберусь в технике. Замучила отца:

    — Папа, объясните мне это и это.

    Все вечера сидели, он никогда не отказывался. А потом стала я сама парням объяснять, что к чему. Тут они по-другому начали относиться…

    Выучилась на механизатора и на комбайнера сразу. Весной сдала экзамены, и стали мы с папой ремонтировать трактор. Потом я на этом тракторе перевернулась на крутом склоне. И знаете, что подумала в этот момент?

    9 мая мы всегда приносим к обелиску подснежники. Из нашего села на войну ушло 150 человек, а вернулось меньше двадцати. В центре села стоит памятник погибшим. И вот накануне Дня Победы это со мной случилось. Когда переворачивалась, увидела на земле подснежники. «Нет, — думаю, — я ещё эти подснежники соберу». И выпрыгнула в последний момент.

    Стала я работать на комбайне самостоятельно. Кого брать штурвальным? У нас своих кадров нет, не хватает, а с теми, что из города на уборку приезжают, много не наработаешь. И я взяла младшую сестру Галю. Ей как раз восемнадцать исполнилось. Отцу помогал брат Витя. Образовалось семейное звено из двух комбайнов. Наша работа послужила почином, райком комсомола обратился к молодёжи с призывом работать, как мы.

    После этого появилось много женщин-механизаторов, но они не работали самостоятельно, только помощниками комбайнеров. Непросто это. Могу сказать, не каждая девушка способна работать на технике. И дело тут не столько в физической нагрузке, сколько в технической стороне дела. Женщины в технике всё-таки разбираются хуже мужчин, никуда от этого не уйти. У меня получалось потому, что я с детства на комбайне.

    Тут как раз на весь Союз прозвучал призыв оренбургских хлеборобов: «Всей семьёй на трактор! Всей семьёй на комбайн!». И в 1979 году у нас образовалось звено уже из трёх комбайнов: отец с Витей, мой комбайн и сестры Гали. Мы с ней работали без помощников, не могли найти подходящих людей. Одного взяли — выставили за пьянку, другой день поработал и сам ушёл: шумно для него слишком. Так и работали одни. Трудно физически. Слава богу, с 1977 года телеги отменили, не нужно было с ними возиться.

    Нам стали помогать, создали условия. Закрепили за нами две машины. Обычно как? Зажигаешь фары, и машина подъезжает к комбайну. На это теряется время. У нас теперь были свои машины, о разгрузке мы не думали. Не стали сваливать мы и в валки. Как бывает? Есть раздельный способ уборки. Раздельный — когда валки уложат, а потом начинают убирать. Дождь прошёл, через два часа хлеб ветерком обдуло, можно молотить. А валки лежат мокрые, их надо сушить, переворачивать вручную до мозолей от вил. Мы применили нераздельный способ, молотили сразу.

    Когда мы работали с Галей, то держали первое место по области. А потом я ещё одна три года по намолоту была первой.

    Медаль «За укрепление боевого содружества». 1979 г.

    Медаль «За укрепление боевого содружества» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 мая 1979 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За укрепление боевого содружества» награждаются военнослужащие, работники органов государственной безопасности, внутренних дел и другие граждане государств — участников Варшавского договора, а также других социалистических и иных дружественных государств за заслуги в укреплении боевого содружества и военного сотрудничества.

    …Повторное награждение медалью не производится.

    Медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири». 1979 г.

    Медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», положение о медали и её описание утверждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1979 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» награждаются участники освоения недр и развития нефтегазового комплекса Западной Сибири за самоотверженную работу по выявлению, разведке и разработке нефтяных и газовых месторождений, добыче и промышленной переработке нефти и газа, строительству производственных и жилищно-гражданских объектов, транспортных магистралей, по энергоснабжению, транспортному и иному обслуживанию производства нефтегазового комплекса, а также работники научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций, учреждений и организаций непроизводственной сферы, партийных, советских, профсоюзных и комсомольских органов, находящихся на территории нефтегазового комплекса, внесшие своим добросовестным трудом вклад в его развитие.

    Медалью награждаются рабочие и служащие, проработавшие в районах нефтегазового комплекса Западной Сибири, как правило, не менее трёх лет.

    *

    На Крайнем Севере, за Полярным кругом, нефть тюменскими геологами найдена в конце шестидесятых годов. Она ударила фонтаном на Новопортовском месторождении, вышла из глубин земли — на Заполярном, на севере Уренroя, возле Самбурга и в Харвутте. Полученная нефть Ямала многим скептикам казалась случайностью. Окончательно месторождение было признано только через десять лет.

    Когда журналист А. К. Омельчук задал недавно вопрос министру геологии Л. И. Ровнину, какое бы из последних открытий тюменских разведчиков он отметил, то получил ответ:

    — Бованенковское месторождение нефти.

    А его могло и не быть. Открытие этого месторождения имеет необычную историю. Многие учёные и даже целые геологические школы, не говоря уже об институтах, не верили в реальную возможность добычи нефти за Полярным кругом. А Бованенковское месторождение — это 71-я параллель, оно далеко к северу от этой изображаемой на карте пунктиром черты.

    Современные открытия не делаются одним человеком. Авторов у любого нефтяного месторождения много — от министра и академика до вертолётчика и буровика. Здесь и геофизики, и геологи-производственники, и вышкомонтажники, и испытатели, и даже шофёры, без которых не могут обойтись поисковые работы. И всё-таки история Бованенковского связана с именами двух людей. Прежде всего с именем человека, в честь которого и названо месторождение — с Вадимом Дмитриевичем Бованенко. Он был начальником Ямало-Ненецкой геологоразведки, организатором поиска и его вдохновителем. Бованенко вспоминают как человека сильной воли, неиссякаемой веры в нефть Ямала и просто как хорошего человека — добродушного весельчака, спортсмена и эрудита. Вадим Дмитриевич погиб в 1968 году, руководя изыскательными работами.

    Когда речь идёт об этом открытии, сразу за именем Бованенко называют фамилию Ростовцева. Валерий Николаевич Ростовцев — геолог-полевик и испытатель — верил в бованенковскую нефть как никто другой. Но первые бурения дали лишь воду. Правда, с плёнкой нефти. Прошли уже девятнадцать пластов и оставался двадцатый, как последний шанс. Начальство давно уже не рекомендовало проводить испытания. Валерий Николаевич ответил тогда по радио: «Получение нефти гарантирую». Хотя, что такое плёнка на воде? Что стоит случайно капнуть в эту воду мазутом или дизельным маслом? На буровой они повсюду. Откуда ж такая уверенность у Ростовцева? После института набрался, конечно, опыта на бурении скважин, освоил практику поиска, а затем ушёл в науку. Провёл теоретическое исследование на эту тему, стал кандидатом геолого-минералогических наук. Опыт и наука — хорошо, но для поисковика и этого мало, нужен нюх на нефть. Что это такое — интуиция или результат соединения науки с практикой, никто не скажет. Но вот он верил, что бованенковская нефть есть. Ошибка обойдётся дорого, бурение немалых денег стоит.

    Кто прав, скептики или Бованенко, скажет только бур. А ребята на буровой Р-59 знают уже о радиограмме. Сидят, смотрят на тундру, щурятся от слепящего снега. Посреди тундры, кроме буровой да пяти вагончиков для жилья, нет ничего.

    — Будем доводить дело до конца, — говорит им Ростовцев. — Сколько здесь потрудилось людей… По крохам собирали геологическую историю. Потом геологи, геофизики, разведчики, испытатели… Мы в любом случае идём, ребята, до конца.

    А те что? За неудачу им не отвечать. Надо, наконец, поставить точку. Получится — они порадуются за Николаевича, не получится — что ж… Значит, не повезло.

    Ростовцев поднялся на вышку, припал ухом к трубке фонтанной аппаратуры. Скважина дышала и будто что-то шептала ему на ухо. Звук то становился громче, то затихал.

    И тут несут новую радиограмму, в этот раз уже из главка. Приказано прекратить испытание.

    Вертит в руках бумажку начальник. Ситуация щекотливая, Валерий Николаевич человек дисциплинированный.

    — Еду на связь, буду говорить с главком, — поразмыслив, сообщает он бригаде буровиков. — Буду просить три дня. Успеем?

    — Управимся, — отвечает за всех бригадир.

    А Ростовцев соображает: денёк туда, денёк обратно, пока свяжусь, да пока найду начальство, пока решат, да пока прикажут, три дня и пройдёт.

    Обернулся быстро и опять на буровой. Главк дал всего сутки. Последние. И Валерий Николаевич решил до ночи не останавливать работу.

    Через несколько часов на Бованенковской ударил мощный фонтан нефти.

    Повезло? Конечно, повезло. Рисковал? Да. Но чем? Работой, авторитетом… Что всё это значит по сравнению с нефтью?!

    ЧАСТЬ 6
    ЮБИЛЕЙНЫЕ МЕДАЛИ. 1938—1988 гг.

    Неразрывна связь десятилетий нашей истории, и особенно ярко это проявляется в дни юбилеев, в дни памятных дат многонационального государства, когда происходит награждение медалями, учреждёнными в память о выдающихся событиях нашей истории.

    Медаль «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии». 1938 г.

    Юбилейная медаль «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 января 1938 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» награждаются лица кадрового командного и начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота:

    а) прослужившие в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота к 23 февраля (День Красной Армии) 1938 года 20 лет и заслуженные перед Родиной участники гражданской войны за свободу и независимость Отечества, состоящие в кадрах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота;

    б) награждённые орденом «Красное Знамя» за боевые отличия в годы гражданской войны.

    2

    В выслугу лет в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота (п. «а», ст. 1) засчитывается служба в рядах и дружинах Красной гвардии и Красных партизанских отрядах, действовавших против врагов Советской власти в период 1917—1921 гг.


    Если не считать Золотых Звёзд, то это первая советская наградная медаль и первая из юбилейных. Ею награждено более 37 тысяч человек, главным образом профессиональные военные. Но перед Великой Отечественной войной Сталин репрессировал и уничтожил почти всё руководство Красной Армии. Из 5 маршалов погибли 3, из 16 командармов — 14, из 8 флагманов (так назывались тогда адмиралы) — все 8, из 67 комкоров — 60, из 199 комдивов — 196. Исчезнувших же командиров более младших званий и не сосчитать. Вот почему так редко мы видим на портретах наших офицеров и генералов медаль с красной звездой и цифрой «ХХ» внизу. Ею были награждены М. Н. Тухачевский, И. П. Уборевич, В. К. Блюхер…


    Южноуральский отряд Красной Армии, окружённый со всех сторон белогвардейцами, белыми оренбургскими казаками Дутова и белочехами, отступал к горам Урала. Главком Блюхер принял решение перейти Уральский хребет и соединиться с частями регулярной Красной Армии. Его отряд состоял в основном из рабочих уральских заводов, рудников и копей. Обутые в разбитые сапоги, а то и в лапти, в рваных рубахах или просто голые по пояс, везя с собой в обозе голодных жён и детей, рабочие длинной вереницей медленно тянулись к горам.

    Скрипели телеги, жалобно мычали бредущие за ними отощавшие коровы, яростно палило солнце. И всё вокруг покрывал толстый слой серой пыли. На лошадях ехали конники с синими лампасами на широких шароварах — красные казаки; кавалеристы на крестьянских лошадях, одетые в косоворотки и домотканые рубахи — бывшие рудничные рабочие; вели в поводу своих низкорослых лошадок башкиры, одетые в меховые шапки и ватные халаты; шли матросские отряды, пестря тельняшками и Георгиевскими лентами бескозырок. А над бескозырками, картузами, кепками и шляпами покачивались стволы винчестеров, трёхлинеек, берданок, карабинов, а то и охотничьих ружей. Громыхали по камням старые пушки, трёхдюймовые горные орудия.

    Белые заняли Челябинск, Курган, Троицк, Златоуст. Главком приказал всем красным отрядам собраться за хребтами Ала-Тау на Белореченском заводе. Шли с беспрестанными боями. Сзади отряд поджимала идущая по пятам 3-я казачья оренбургская дивизия генерала Ханжина, со стороны Стерлитамака в любой момент можно было ждать удара белочехов, растянувшемуся отряду грозило окружение и разгром по частям.

    Почерневший от усталости, с воспалёнными от недосыпания глазами, Блюхер, сидя на своём рыжем коне, смотрел на бесконечный поток и думал о том, что врагов больше втрое, а может быть, и вчетверо.

    Но теперь воюют не числом, а умением, манёвром, моральным превосходством. Важнее всего дух армии. Этих людей нельзя победить, ибо они знают, за что они переносят многодневные мытарства, тяжёлые бои с потерями, знают, за что могут умереть в любую минуту. Каждый из них твердит себе, что должен дойти, вырваться из вражеского окружения, спасти своих детей. Может быть, кто-то и проклинает сейчас его, Блюхера, за то, что он поднял их с места, оторвал от дома, завёл в горы. Но он доведёт их до цели, спасёт их жён и детей, сохранит армию для борьбы за революцию. Вся ответственность за этих людей лежит только на нём, и он не может, не имеет права быть слабым, добрым, нерешительным и сомневающимся.

    В минуты опасности Блюхер был спокоен и, казалось, даже весел. Без колебаний отдавал он приказы. Интуиция подсказывала ему расстановку сил, талант полководца позволял предвидеть исход боя ещё до его начала. Бойцы видели, что Блюхер никогда не ошибается, и верили в него.

    Последние бои были самыми трудными. Не оставалось патронов и снарядов, устали кони, выдохлись люди.

    — Строй мост! — приказывает главком красному казаку Каширину.

    — Из чего, Василий Константинович? Лесу-то нет…

    — Ваня… — разводит руками Блюхер. — Мне ли тебя учить? Разбери дома в деревне. Без моста не обойтись.

    И Каширин поворачивает коня и скачет с сотней своих казаков к деревне.

    Тут на взмыленном коне появляется Кошкин:

    — Павлищев ведёт бой. Без подмоги не сдюжит.

    Блюхер достаёт блокнот, пишет на колене записку: «Маневрируй, только не допускай противника к берегу».

    — Скачи, — говорит он порученцу, — да по дороге кричи, что Павлищев разбил беляков.

    А возле Блюхера уже другой гонец на мохнатой башкирской лошадёнке.

    — Томин приказал передать, что ведёт бой с белочехами. Осталась одна пушка и десять снарядов, патронов нет.

    — Белочехов испугались? — с наигранной весёлостью восклицает главком. — Скачи к Дамбергу. Пусть поможет Томину с левого фланга. Скажи, пусть идёт в штыки. Враг штыка не любит.

    И к вечеру белые разбиты, взято двести пленных, три орудия, шесть пулемётов и, главное, патроны. Бойцы отдыхают. Не спит один Блюхер. Он вызывает молодого командира из офицеров Русляева:

    — Чую, Красная Армия близко. Возьми сотню конников у Дамберга, нацепи всем красные банты и скачи искать наших. Впереди пусти разъезд. Ты представитель моего штаба. Ясно?

    Русляев с конниками выходит к деревне и обнаруживает в ней арьергард Красной Армии. Красноармейцы принимают его отряд за белых и, несмотря на крики «Мы красные, мы свои, не стреляйте!», вступают с блюхеровцами в бой. Русляеву удаётся с простынёй на пике въехать в расположение частей Красной Армии.

    К вечеру Русляев подъехал к штабу Блюхера на новенькой тачанке. На голове у него красовалась фуражка с красной звездой. Он взял под козырёк и весело доложил:

    — Ваше приказание выполнено. Связь с Красной Армией налажена.

    Медаль «В память 800-летия Москвы». 1947 г.

    Медаль «В память 800-летия Москвы» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1947 года.

    Всего медалью «В память 800-летия Москвы» награждено более 1700 тысяч человек.

    В положении о медали говорится:

    1

    Медалью «В память 800-летия Москвы» награждаются:

    а) рабочие, инженерно-технический персонал и служащие промышленных предприятий, транспорта и городского хозяйства Москвы;

    б) работники науки, техники, искусства, литературы, просвещения и здравоохранения;

    в) работники государственных учреждений, партийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций, отличившиеся в проведении работ по реконструкции столицы и обеспечившие своим трудом развитие её промышленности, транспорта, городского хозяйства, научных и культурно-просветительных учреждений;

    г) военнослужащие, инвалиды войны и труда;

    д) домашние хозяйки, принимавшие активное участие в благоустройстве города, работе школ и детских учреждений.

    Трудящиеся награждаются медалью при условии проживания в Москве или её пригороде не менее пяти лет.

    Медаль «30 лет Советской Армии и Флота». 1948 г.

    Юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1948 года.

    В положении о медали говорится:

    Юбилейной медалью «30 лет Советской Армии и Флота» награждаются все адмиралы, генералы, офицеры, старшины, сержанты, солдаты и матросы, состоящие к 23 февраля 1948 года в кадрах Вооружённых Сил СССР, МВД и МГБ; слушатели и курсанты военно-учебных заведений Советской Армии, Военно-Морского Флота, войск Министерства охраны общественного порядка СССР, войск и органов Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР; маршалы, генералы, адмиралы, офицеры и сверхсрочнослужащие, уволенные с действительной военной службы в запас или отставку и имеющие выслугу лет в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, войсках Министерства охраны общественного порядка СССР, войсках и органах Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР 20 и более календарных лет;

    Герои Советского Союза и лица, награждённые орденом Славы трёх степеней;

    бывшие красногвардейцы, военнослужащие, принимавшие участие в боевых действиях по защите советской Родины в рядах Вооружённых Сил СССР, а также лица, удостоенные в период прохождения действительной военной службы орденов СССР или медалей «За отвагу», Ушакова, «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы СССР», Нахимова, «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие»; партизаны гражданской войны и Великой Отечественной войны 1941—1945 годов.

    *

    Иван Степанович Дорожкин, учитель средней школы на Рязанщине, вспоминает:

    «В последних числах января 1945 года наша часть вела наступательные бои на подступах к реке Одер. Немцы упорно сопротивлялись, цепляясь за каждый дом. Но конец войны был виден во всём: мы имели хорошее оружие, тёплую одежду, а главное — все были уверены в скорой победе. И хотя бои шли ежедневно, беспрерывно, настроение было хорошим, не то, что в начале войны.

    Подошли к Одеру, впереди, на том берегу, местечко Нойдорф. Вызывает меня командир полка (я тогда был полковым инженером) и приказывает найти проход по льду. А Одер не то чтоб разлился, но из-за оттепели поверх льда образовался на нём слой воды в 60—70 сантиметров. Льда не видно, во многих местах он взломан и пробит снарядами. Мне с сапёрами много раз приходилось наводить переправы через реки, но не в таких условиях. Как тут быть? Приказано наладить переброску полка на другой берег для захвата плацдарма.

    Пока было светло, разведали подходы к реке, а как стемнело, взяли шесты и пошли в воду. Нужно было узнать толщину льда и наметить трассу. Оказалось, лёд держит. Однако прямого маршрута на тот берег нет, много пробоин. Трассу никак не замаскируешь. Пришлось вместо ориентиров расставлять в ледяной воде сапёров с шестами. Так, от одного сапёра к другому, ночью, под огнём противника весь полк и был переведён на противоположный берег.

    Для немцев наш манёвр был неожиданностью, ночью они вообще слабовато воевали. Но когда утром обнаружили, что мы взяли этот Нойдорф, пытались сбросить нас обратно в реку. Подтянули свои силы и перешли в контратаку. Отступать было некуда. Если ночью при переправе огонь был неприцельный, то здесь всё теперь просматривалось, на воде мы были хорошо видны, так что вновь купаться нам было не с руки.

    Атаки фашистов были отчаянные, несколько раз мы отбивались врукопашную. Но всё равно враг нас потеснил. Командир полка чувствует, что силы на исходе, связывается с командиром дивизии, просит помочь.

    А тот ничем помочь не может. И тогда полковник Ленев вызвал огонь на себя. Плацдарм мы удержали. Лишь за два дня полк под его командованием подбил 15 танков и 8 бронетранспортёров противника.

    Вот за эту операцию командир полка полковник Ленев был удостоен звания Героя Советского Союза. Ну, а я награждён орденом Отечественной войны I степени за организацию этой необычной переправы».

    Медаль «В память 250-летия Ленинграда». 1957 г.

    Медаль «В память 250-летия Ленинграда» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1957 года. Ею награждено более 1430 тысяч человек.

    В соответствии с положением о медали «В память 250-летия Ленинграда» ею награждались:

    граждане города, отличившиеся в проведении работ по восстановлению и реконструкции города и обеспечившие своим трудом развитие его промышленности, транспорта, городского хозяйства, торговли, научных и культурно-просветительных учреждений, при условии проживания в Ленинграде или его пригородах не менее пяти лет;

    а) рабочие, инженерно-технический персонал и служащие промышленных предприятий, строек, транспорта и городского хозяйства Ленинграда;

    б) работники науки, техники, искусства, литературы, просвещения и здравоохранения;

    в) военнослужащие;

    г) домашние хозяйки, принимавшие активное участие в благоустройстве города, работе школ и детских учреждений.

    Медалью награждались также участники обороны Ленинграда в период Великой Отечественной войны, удостоенные медали «За оборону Ленинграда», независимо от места их проживания.

    Медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР». 1957 г.

    Юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 декабря 1957 года. В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «40 лет Вооружённых Сил СССР» награждаются маршалы, генералы, адмиралы, офицеры, а также сержанты, старшины, солдаты и матросы сверхсрочной службы, состоявшие к 23 февраля 1958 года в кадрах Советской Армии, Военно-Морского Флота, МВД и КГБ.


    *

    — Товарищ командующий фронтом, разрешите обратиться! — проговорил человек в форме батальонного комиссара, держа под козырёк.

    Генерал спешил, он с неудовольствием посмотрел на него и остановился:

    — Слушаю вас.

    — Начальник отдела фронтовой газеты Потехин. Прошу перевести меня в полк, — чётко выговаривал батальонный комиссар.

    — Журналист, в полк? Зачем? — не понял командующий.

    — Я кадровый офицер, командовал батальоном. Опыт есть, — коротко доложил Потехин.

    Генерал окинул его взглядом с ног до головы. Задал несколько вопросов. Опытные командиры были нужны блокированному Ленинграду, и командующий сказал:

    — Не возражаю.

    И пожал Потехину руку.

    Якова Филипповича Потехина не зачислили в полк, он получил полк под своё начало. Офицеры встретили его настороженно. Командир полка — батальонный комиссар… Но настороженность и недоверие прошли быстро. Потехин день и ночь находился в траншеях среди солдат, знакомился с людьми, изучал их и обучал. Длительная оборона притупила боевой дух, новый командир полка проводил учения по отражению атак и по организации контратак. Соседи смотрели на эту деятельность Потехина скептически, но до первого случая. А случай был вот какой.

    Штабу армии был нужен «язык», а добыть его на этом участке фронта никак не удавалось: оборона врага была прочной, плотной, на нейтральной полосе простреливался каждый клочок земли. Разведчики других полков, совершая вылазку, возвращались только с ранеными товарищами, а то не возвращались и вовсе.

    Когда дошла очередь высылать разведчиков за «языком» до полка Потехина, он попросил дать ему десять дней. В тылах полка солдаты построили участок, точно повторяющий оборону противника и подходы к ней. Имитировались малейшие детали. Здесь на таком полигоне отделение разведки тренировалось под руководством сержанта Пушкина и под наблюдением командира полка. Много раз репетировали разведчики проникновение в оборону врага и каждый раз сталкивались с новыми трудностями: Потехиным были предусмотрены все возможные неожиданности.

    И наконец, тёмной дождливой ночью Потехин сам проводил своих питомцев к последнему нашему окопу. Тихо, без единого всплеска, разведчики перебрались через реку и скрылись в темноте. «Язык» был доставлен, необходимые для штаба сведения добыты.

    Осенью Потехину поручили сформировать и обучить лыжную бригаду. Это всех обрадовало: для обороны лыжные бригады не нужны, значит, готовится наступление. Бригада была сформирована и подготовлена самым лучшим образом. И тогда лыжники поставили задачу — пройти в тыл врага и отрезать ему отступление, взять в кольцо. Операция прошла блестяще, и вскоре лыжники Потехина встретились с разведчиками Волховского фронта. Враг был окружён и уничтожен.

    Не менее талантливую операцию Потехину удалось провести на подходах к Кенигсбергу. В то время он командовал уже дивизией. Фашисты бросили на его участке в бой танковую дивизию и несколько батальонов пехоты. Удар был направлен на правый фланг и ставил целью прорвать оборону. Потехин так сгруппировал свои силы, что правый фланг должен был устоять перед мощным ударом противника. В самый разгар боя комдив двинул вперёд левый фланг. Для гитлеровцев такой манёвр был полной неожиданностью, они понимали, что попали в мешок, и стали метаться, распыляя силы. Тем временем левофланговый полк потехинской дивизии вышел к дороге и перекрыл врагу пути отхода, последнюю возможность отступления.

    За этот бой, приведший к полной победе над противником, Яков Филиппович Потехин был награждён орденом Кутузова II степени.

    Медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1965 г.

    Юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1965 года. Этой медалью награждено более 15 миллионов человек.

    В соответствии с положением медалью награждались:

    все военнослужащие и лица вольнонаёмного состава, принимавшие в рядах Вооружённых Сил СССР участие в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, партизаны Отечественной войны, весь личный состав Вооружённых Сил Союза ССР, а также другие лица, награждённые медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»;

    военнослужащие и лица вольнонаёмного состава частей и соединений Советской Армии, Тихоокеанского флота и Амурской речной флотилии, охранявшие государственную границу на Дальнем Востоке в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.;

    участники подполья, действовавшие против немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной территории в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

    Медалью «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» награждался также весь личный состав Вооружённых Сил СССР, состоявший к 9 мая 1965 года в кадрах Советской Армии, Военно-Морского Флота, войск и органов Комитета государственной безопасности.

    *

    Получил эту юбилейную награду и Сеитнияз Атаев, заместитель председателя Туркменской республиканской секции Советского комитета ветеранов войны. Она напомнила ему о фронтовой юности, о чём и поведал С. Атаев в беседе со мной.

    — В декабре 1944 года 47-я армия, в которой я находился, была переброшена в междуречье Висла — Западный Буг, где немцы имели мощный плацдарм. Он был шириной 12—18 километров и располагался на восточном берегу Вислы, река была у немцев за спиной. Попытка ликвидировать этот плацдарм в октябре не удалась. Мы заняли оборону и готовились к наступлению. Перед самым Новым годом меня и ещё несколько офицеров пригласили в штаб дивизии.

    Командир дивизии ознакомил нас с задачей. Дело в том, что в своё время немцы заготовили большие сани, примерно шести метров длиной и метра два-три шириной из сплошного стального листа в форме лодки, с высокими бортами и сиденьями внутри. Они предназначались для блицкрига, их собирались использовать в заснеженных степях России; прицепив несколько таких саней к танку, можно быстро и безопасно перебросить значительное количество пехоты. Стальные борта охраняли солдат от пуль и осколков, от противопехотных мин. Вот наш комдив и решил использовать обнаруженные у врага сани против самих немцев.

    Нашей дивизии придавался полк тяжёлых танков ИС. Прицепили к каждому танку по двое, по трое саней. Мне разрешили отобрать из батальона усиленную роту в составе пяти взводов, и мы провели учения на этих санках — покатали ребят.

    В ночь с 12 на 13 января выдвинулись на исходную позицию для наступления. Утром я с ужасом увидел в стереотрубу высокие пни, оставшиеся от деревьев. Они стояли сразу за окопами немцев. Как по таким пням на санях? Показал их танкистам. Решили, что обойдём их. Тут уж ничего не поделаешь. Утешились тем, что спасём наших солдат своими санями от противопехотных мин. В то время немцы научились очень изощрённо и в огромных количествах расставлять эти проклятые мины. И даже когда пехота шла за танками, мины оставались целыми между гусеницами танков и поражали наших солдат. Мы здорово страдали от этих мин, несли потери.

    И вот настал этот день. На рассвете 14 января тысячи орудий дали залпы, и за артиллерийским валом мы двинули свои санные поезда. Смотрю, солдаты сидят хорошо, когда поблизости раздаётся взрыв, они за стальной бронёй неуязвимы. Ворвались в первые траншеи. По сигналу моей ракеты ребята повысыпали из саней, и началась рукопашная схватка. Немцы при налёте всегда укрываются на дне окопа, они ничего не видели и не слышали, просто не могли предположить, что в их окопах уже наша пехота. Очищали первую и вторую линии обороны довольно долго, примерно час. Потом сели на сани и двинули дальше.

    Но здесь, в лесу, по нашим танкам ударили фаустники. Один танк взорвался. Фаустпатрон по форме напоминает дыню. Надевается он на конец трубы, имеет реактивную тягу. Летит такая дыня на 300—400 метров. Фаустпатрон обладает сильной детонирующей способностью. Если даже он упадёт вблизи танка, то от детонации взрываются все боеприпасы в танке. Нам пришлось спешиться и очищать дорогу для наших танков от засевших в лесу фаустников. Мы были ожесточены: хотелось скорее отомстить за погибших ребят-танкистов.

    И вот так, впереди танков, по лесу и по песчаным дюнам, мы с рукопашными боями вышли к Висле.

    Завидев нас, немцы взорвали мост у посёлка Божья Воля. Но часть их осталась на нашем берегу: несколько лёгких танков, несколько самоходных орудий и пехота. Они не сдавались и дрались отчаянно. Пока наши танки уничтожали эту технику, мы вышли к Висле и увидели: немцы отступают по льду. Река разлилась, даром что было пятнадцать градусов мороза. В это время командир полка полковник Коломейченко кричит: «Атаев, вперёд! Ты что медлишь?» Собрал я своих и с радостью увидел, что у нас почти нет потерь, сани спасли. Обычно после атаки теряешь половину роты. Выстроил цепью уже в полной темноте. Темнота такая белая: лёд, снег и белая молочность во тьме. Пошли цепью по льду, я иду с группой управления сзади, со мной связист, вестовой и несколько разведчиков. Идём мы цепью по льду, видим тот берег, а по нам не стреляют. Река шириной метров 800. Но прошли мы примерно полкилометра, и немцы подвесили над рекой на парашютах фонари. Стало светло как днём, иголку можно увидеть. Понятно, мы в своих грязных шинелях и закопченных полушубках хорошо видны на белом льду. И тут они ударили, стали бить из крупнокалиберных пулемётов и трассирующими пулями. Сплошной огонь. Мы залегли. Если идти назад, думаю, всех перещёлкают. Появились раненые, убитые, кое-кто начал пятиться, искать пути назад. Я крикнул: «Вперёд!» Никто не встаёт. «Вперёд!» Никто не поднимается. Тогда я встал и побежал вперёд сам с группой управления, цепь поднялась, и с криком «Ура!» солдаты последовали за мной. В этот момент я провалился под лёд. От взрыва моста лёд на реке сломался, образовались торосы и полыньи. Удалось выбраться, ребята за плащ-палатку поймали. Вылезли мы к разбитым фермам моста. Туда как раз удалось подтянуть связь, что помогло организовать огонь нашей артиллерии.

    В это время наши, те что были на правом фланге роты, зацепились за берег, и видно стало, как они ведут рукопашный бой, уже светало. К утру все вышли на берег и захватили плацдарм. Земля буквально горела.

    К вечеру на захваченный плацдарм переправился командир полка и сказал, что я назначаюсь командиром 1-го батальона и что мне надо атаковать населённый пункт Желязова Воля, родину Шопена. Выяснилось, что среди наших солдат были скрипачи и другие музыканты, все очень рвались в бой, хотели освободить дом Шопена. Атаковали это знаменитое селение, взяли его с боем и опять пошли дальше. Нельзя в таких случаях останавливаться, нельзя давать немцам закрепиться и организовать оборону, надо преследовать их доколе возможно.

    Несколько позже командир дивизии генерал М. М. Заикин сообщил мне, что я за эти бои представлен к полководческому ордену Александра Невского. У меня и до этого были ордена, и после, но тот орден мне особенно дорог, дороже, может быть, остальных наград. Потому что операция с санями была совершенно необычной, неожиданной. Мы сломили оборону врага малой кровью. В момент самой атаки почти никто не погиб из моего батальона.

    Медаль «50 лет советской милиции». 1967 г.

    Юбилейная медаль «50 лет советской милиции» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1967 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «50 лет советской милиции» награждаются:

    лица высшего, старшего, среднего, младшего начальствующего и рядового состава милиции, положительно характеризующиеся и состоящие к 21 ноября 1967 года на службе в органах, учреждениях и учебных заведениях Министерства охраны общественного порядка СССР; лица, имеющие специальные звания милиции, уволенные из органов охраны общественного порядка в запас или отставку с выслугой 25 и более лет.

    Награждение этой медалью происходило единовременно к пятидесятилетнему юбилею советской милиции. Её получили многие — от рядового милиционера и до больших начальников министерства. Это было время стремительного восхождения Н. А. Щёлокова. Министром внутренних дел СССР он стал в 1966 году, не имея ни специального образования, ни профессиональных знаний. С 1968 года он член ЦК КПСС, ближайший соратник генсека, а ещё через восемь лет — генерал армии. В 1983 году был разжалован и застрелился.

    Другой крупный деятель Министерства внутренних дел — Ю. М. Чурбанов, в 1964 году ещё лейтенант, женившись на дочери Л. И. Брежнева — Галине, в тот же год становится сначала генерал-майором, потом генерал-лейтенантом, генерал-полковником и вскоре первым заместителем министра внутренних дел. Арестован в 1986 году и кончает свою головокружительную карьеру подсудимым и осуждённым.

    Выступая в «Правде» по поводу 50-летия советской милиции, Щёлоков заявил: «Время показало, что в результате принятых партией и правительством мер… преступность в стране сократилась и продолжает сокращаться. В нашей стране есть все условия, чтобы полностью искоренить преступность и причины, её порождающие». Сказано это было в период расцвета среднеазиатской и кавказской мафии, с которой, как мы теперь знаем, было связано высшее руководство МВД.

    В это время рядовые милиционеры, да и многие офицеры милиции, были плохо обучены, получали грошовую зарплату, техническое оснащение милиции в целом стояло на уровне каменного века. Об электронном криминалистическом оборудовании, которым давно уже пользовались во всех развитых странах, наша милиция и не слыхала. Всё это порождало непрофессионализм, злоупотребления и нарушения законности. Результаты хорошо известны. Так что вряд ли красная ленточка с четырьмя синими полосками, увеличивая длину наградных планок, добавила чести и славы советской милиции.

    При всём при этом сказанное нельзя отнести ко всем работникам МВД того времени и ни в коем случае — к милиции сегодняшнего дня. Перестройка здесь многое изменила. Достаточно сказать, что в 1989 году специально созданный отдел по борьбе с организованной преступностью изобличил 1310 крупных преступных групп. В целом по стране преступность заметно возрастает, и наше правительство приняло ряд мер по укреплению и оснащению милиции.

    Медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР». 1967 г.

    Юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1967 года.

    Медалью «50 лет Вооружённых Сил СССР» награждались:

    …Маршалы, генералы, адмиралы, офицеры, а также старшины, сержанты, солдаты и матросы сверхсрочной службы, состоящие к 23 февраля 1968 года в кадрах Советской Армии, Военно-Морского Флота, войск Министерства охраны общественного порядка СССР, войск и органов Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР.

    *

    Многодетная семья Мажитовых, проживающая в городе Чирчик на границе Казахстана с Узбекистаном, была хорошо известна землякам. Семнадцать дочерей и трёх сыновей вырастили и поставили на ноги Кара Мажитов и его жена Нурбе. Знали соседи, что воевал Кара, и воевал хорошо, вернулся домой с орденом и четырьмя медалями. Но кто же не воевал в то время? А вот жена его — настоящая героиня, у неё и орден есть «Мать-героиня». И ещё орден — «Материнская слава» I степени. Понимали люди, как непросто вырастить двадцать детей и вывести их в люди. Как же не уважать за это Нурбе-апу?

    И вот однажды в их шумный дом пришёл человек из военкомата. Посадили гостя за стол, угостили, как заведено в этом доме, поговорили о том, о сём, а потом он и спрашивает:

    — А скажи мне, дорогой Кара, воевал ли ты под городом Запорожье?

    — А как же? — отвечает Кара. — Я там был ранен в последний, третий уже, раз. Тяжёлое ранение получил. Долго по госпиталям валялся, но всё-таки выжил и вернулся домой.

    — А не про тебя ли написано в этой газете? Вот прочти, пожалуйста, это нам в военкомат прислали.

    Читает Кара и глазам своим не верит. Газета старая, 3-го Украинского фронта, статья называлась «В атаку!»

    «…Больше года воюет со своим противотанковым ружьём младший сержант Кара Мажитов. За это время он досконально овладел вверенной ему техникой: уничтожил вражеский пулемёт, поджёг бронемашину и 17 фашистских оккупантов… А недавно сбил немецкий двухмоторный бомбардировщик…»

    — Ну что, Кара, не про тебя написано? — спрашивает человек из военкомата.

    — Может быть, и про меня, — говорит Кара, — только я ничего не знал об этой газете, в декабре сорок третьего я в госпитале как раз был. Но самолёт я сбил, это точно. — И начал старый солдат рассказывать…

    Осенью 1943 года стояла знойная, прямо изнуряющая погода. Наши войска по раскалённой степи преследовали форсированным маршем отступающего от Запорожья противника. И вдруг налетают вражеские бомбардировщики и начинают поливать колонну свинцом, сбрасывают сотни мелких осколочных бомб. Кругом ни кустика, ни овражка — голая ровная степь. Попадали бойцы, прижались к земле, а гитлеровцы знай полосуют их из пулемётов. И тогда встал с земли запылённый младший сержант, командир отделения противотанковых ружей Кара Мажитов, прыгнул в кузов продырявленной пулями и осколками полуторки и навёл своё противотанковое ружьё на пикирующий самолёт. Быстро прицелился и нажал спуск. Самолёт вздрогнул, отвалил в сторону и, охваченный пламенем, врезался в землю.

    К наградам семьи Мажитовых прибавилась ещё одна: за подвиг, совершённый много-много лет назад. Кара был награждён орденом Богдана Хмельницкого III степени.

    Медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». 1969 г.

    22 апреля 1970 года исполнилось 100 лет со дня рождения В. И. Ленина. Президиум Верховного Совета СССР Указом от 5 ноября 1969 года учредил юбилейную медаль двух наименований:

    «3а доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина».

    «3а воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина».

    В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «3а доблестный труд (3а воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» награждаются:

    передовые рабочие, колхозники, специалисты народного хозяйства, работники государственных учреждений и общественных организаций, деятели науки и культуры, показавшие высокие образцы труда в ходе подготовки к ленинскому юбилею;

    лица, принимавшие активное участие в борьбе за установление Советской власти или защите Родины или внесшие своим трудом значительный вклад в построение социализма в СССР, которые личным примером и общественной деятельностью помогают партии воспитывать подрастающее поколение;

    военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, войск Министерства внутренних дел, войск и органов Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР, добившиеся в ходе подготовки к ленинскому юбилею отличных показателей в боевой и политической подготовке, высоких результатов в руководстве войсками и поддержании их боевой готовности. Лицам, упомянутым в частях второй и третьей данной статьи, вручается юбилейная медаль с надписью «3а доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», а военнослужащим — «3а воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Юбилейная медаль вручается также деятелям международного коммунистического и рабочего движения и другим зарубежным прогрессивным деятелям.

    Советский народ и всё миролюбивое человечество ежегодно отмечают 9 мая — День Победы над фашистской Германией. В канун двадцатилетия, тридцатилетия и сорокалетия этого всенародного праздника, отдавая дань уважения участникам священной войны, партизанам, подпольщикам и героическим труженикам тыла, Президиум Верховного Совета СССР учредил юбилейные медали в честь победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов.

    Медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1975 г.

    Юбилейная медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1975 года. В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» награждаются:

    военнослужащие и лица вольнонаёмного состава, принимавшие в рядах Вооружённых Сил СССР участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, партизаны Великой Отечественной войны, участники подполья, а также другие лица, награждённые медалями «3а победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и «3а победу над Японией»;

    труженики тыла, награждённые медалью «3а доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

    Лицам, упомянутым во второй части данной статьи, вручается юбилейная медаль с надписью «УЧАСТНИКУ ВОЙНЫ», а лицам, упомянутым в части третьей, — с надписью «УЧАСТНИКУ ТРУДОВОГО ФРОНТА».

    Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 30 января 1976 года награждение юбилейной медалью «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» было распространено на тружеников тыла, удостоенных в годы Отечественной войны орденов или медалей СССР за трудовые заслуги либо награждённых медалями «3а оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда», «За оборону Киева», «За оборону Кавказа» и «3а оборону Советского Заполярья». Этим лицам вручались медали с надписью «УЧАСТНИКУ ТРУДОВОГО ФРОНТА».

    *

    Мне вспоминается встреча с прославленным адмиралом, Героем Советского Союза, кавалером многих боевых орденов Георгием Никитичем Холостяковым. Человек невысокого роста, с тёмными без седины волосами крепко пожал мне руку и провёл в свой кабинет, увешанный картами, уставленный моделями кораблей и книжными шкафами. Письменный стол адмирала был заполнен книгами и бумагами. Среди них множество писем, писем от военных моряков и юных пионеров, от общественных организаций черноморских городов и их жителей. Адмирал работал над второй книгой своих воспоминаний. Первая книга — «Вечный огонь» — вышла в Военном издательстве в 1976 году. Глядя на этого энергичного, бодрого человека, трудно было поверить, что он служил матросом ещё на царских подводных лодках.

    Я попросил Георгия Никитича рассказать о том, за что он был награждён орденами Ушакова I степени, а он засмеялся и сказал:

    — Сначала я вам расскажу о том, за что я был награждён орденом Суворова I степени, а потом уж и об орденах Ушакова. Вы не возражаете? Ведь двумя орденами Ушакова I степени, насколько мне известно, были награждены восемь человек, а вот полководческий орден Суворова I степени из всех моряков я получил, наверное, только один.

    Естественно, я согласился, и адмирал начал свой рассказ.

    — Командиром Новороссийской морской базы я пробыл 1260 дней из 1418. Войну встретил в Севастополе, а уже через неделю был назначен в Новороссийск. Меня это назначение очень обидело: мы считали, что войну кончим в две недели и воевать будем на вражеской территории. А меня назначают в такой далёкий тыл. Но делать нечего, сел на крейсер и ушёл в Новороссийск.

    Город в начале войны занимал особое положение. Самым сокровенным желанием фашистской Германии было выйти через Кавказ к Индии. И поэтому своим правым флангом немцы отрезали Черное море и перекрывали все сухопутные пути к нему. Новороссийск был тем портом, той артерией, которая питала Одессу, Севастополь, Керчь. Положение сложилось трудное. В небе хозяйничала вражеская авиация, она минировала море с воздуха, вокруг были сосредоточены корабли противника и его подводные лодки. Все переходы морем были очень тяжёлыми, мы несли большие потери.

    Наступило время, когда сам Новороссийск стал защищаться. Мне пришлось драться за Новороссийск с автоматом в руках, драться и днём и ночью. В те дни я получил прозвище «адмирал Жорка-автоматчик».

    Вскоре Георгий Никитич Холостяков был назначен командиром Новороссийской военно-морской базы.

    — Сначала проводили разведывательные операции, нужно было готовиться к наступлению, которое планировалось осуществить после выигранной Сталинградской битвы. Началось освобождение Кавказа, — рассказывал дальше Георгий Никитич. — Мне пришлось высаживать десант Цезаря Куникова, десант, положивший основу Малой земле. Десант был небольшой, всего лишь 270 человек, и был отвлекающим, демонстративным. Но так как высадка основного десанта не имела успеха, он превратился в основной.

    Своё название Малая земля получила при таких обстоятельствах. Когда после высадки радист наладил связь, он пришёл к Куникову и говорит: «Связь с Большой землёй налажена». А Куников засмеялся и сказал: «Значит, мы — Малая?» Матросский телеграф быстро разнёс это название.

    Когда Куников уходил, я ему сказал: «Ты мне шифровки не пиши, давай открытым текстом. Противник всё равно знает, что ты высадился. Называйся не батальоном, а полком». На врага это произвело впечатление, Куников на этом выиграл. Десант был настолько хорошо подготовлен, что при высадке он потерял всего двух человек убитыми и шестерых ранеными. А у противника с помощью авиации и артиллерии было уничтожено более тысячи человек. Десант стал основным. Он расширился. Вот здесь, на этой схеме, — поворачивается адмирал к стене с картой, — тёмно-красным цветом показаны позиции, захваченные Куниковым, а вокруг розовым цветом закрашено 30 квадратных километров. Это и есть Малая земля.

    Гитлер два раза приезжал на Украину из-за этой Малой земли. Он требовал, чтобы этих трижды коммунистов, эту чёрную смерть сбросили оттуда в море. Ему обещали. Но у фашистов ничего не вышло. Тогда немцы к именинам Гитлера, к 20 апреля, хотели сделать фюреру подарок. Но победить Малую землю оказалось невозможным. Тут они полностью проиграли.

    После этого началась десантная операция, о которой историки говорят как о выдающейся победе. Операция проводилась 10 сентября 1943 года. Я был в ней командиром высадки. Готовил десант и высаживал его. Вот за эту операцию Леселидзе и я были награждены орденом Суворова I степени.


    Что можно добавить к этому? Операцией очень заинтересовались англичане. Народный комиссар разрешил ознакомить их с подробностями. Англичане, наши союзники, прибыли ко мне в Новороссийск, и мы рассказали и показали им, как нужно высаживать десант прямо в пасть врага, в пасть зверя. И выиграть бой. Порт был так укреплён, что немцы даже не могли предположить подобной дерзости, им в голову не приходило, что мы можем осмелиться на десант. Они не верили в его возможность даже тогда, когда мы сосредоточили свои силы для высадки на расстоянии одного километра от порта. Вот на это их неверие мы и рассчитывали. Ну и на отвагу наших матросов и солдат, разумеется.

    Медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР». 1977 г.

    Юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 января 1977 года.

    В положении о медали говорится:

    1

    Юбилейной медалью «60 лет Вооружённых Сил СССР» награждаются: лица офицерского состава, прапорщики, мичманы и военнослужащие сверхсрочной службы, состоящие к 23 февраля 1978 года на действительной военной службе в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, внутренних войсках Министерства внутренних дел СССР, войсках и органах Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР; бывшие красногвардейцы, военнослужащие, принимавшие участие в боевых действиях по защите советской Родины в рядах Вооружённых Сил СССР, партизаны гражданской войны и Великой Отечественной войны 1941—1945 годов; лица, уволенные с действительной военной службы в запас или отставку, прослужившие в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, войсках Министерства внутренних дел СССР, войсках и органах Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР 20 и более лет в календарном исчислении или награждённые за время прохождения действительной военной службы орденами СССР либо медалями «3а отвагу», Ушакова, «3а боевые заслуги», «3а отличие в охране государственной границы СССР», Нахимова, «3а отличие в воинской службе».

    *

    Весьма своеобразно отметил день Победы над фашистской Германией 9 мая 1945 года командир торпедного катера старший лейтенант Василий Ильич Тройненко. В тот день, после дерзкого захвата датского острова Борнхольм, Тройненко вёз на своём катере в штаб пленного генерала — военного коменданта острова.

    Одиннадцать тысяч немецких солдат и офицеров составляли гарнизон этого укреплённого опорного пункта фашистов, а в первом броске нашего десанта участвовали всего четыре торпедных катера, высадивших сто восемь морских пехотинцев. Посреди белого дня катера на полных оборотах ворвались в гавань столицы острова — города Ренне. Не успели немцы понять, что происходит, как морские пехотинцы обезоружили охрану гавани, захватили причалы и все входы-выходы порта. Налёт был так оглушительно быстр, что растерявшийся гарнизон не успел прийти в себя и организовать отпор. Начальник гарнизона, введённый в заблуждение дерзостью десантников, не мог допустить и мысли, что на его одиннадцатитысячное войско напала всего сотня храбрецов. Ему был предложен ультиматум — немедленная капитуляция, и генерал с перепугу согласился на него. Начальника гарнизона тут же увели на катер Тройненко. Когда же, наконец, немцы пришли в себя и поняли, что имеют дело всего с горсткой смельчаков, которых им ничего не стоило сбросить обратно в море, на остров высадился большой десант наших регулярных армейских частей. И тогда рыжебородый, с воспалёнными, но весёлыми глазами офицер вернулся на свой катер и по приказу командования доставил пленного генерала в Кольберг.

    На голубовато-серой стали катера Тройненко белыми буквами было выведено: «Ленинград — Кольберг». В этих двух словах заключалась вся военная биография старшего лейтенанта, биография героическая, где были и установка мин в шхерах Балтики, и смертельно опасное конвоирование кораблей из Ленинграда в Кронштадт и из Кронштадта в Лавансаари, и жаркая работа катеров при наступлении на Карельском перешейке, и высадка десанта на Моонзундских островах …


    На стареньком, видавшем виды синем морском кителе, служившем Василию Ильичу Тройненко всю ленинградскую блокаду, к трём орденам Красного Знамени, ордену Отечественной войны и медали «За оборону Ленинграда» прибавился орден Ушакова II степени. Десант в городок Ренне и захват острова Борнхольм были последней боевой операцией героя.

    Медаль «В память 1500-летия Киева». 1982 г.

    Медаль «В память 1500-летия Киева» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1982 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Медалью «В память 1500-летия Киева» награждаются:

    рабочие, специалисты народного хозяйства, работники науки и культуры, государственных учреждений и общественных организаций, военнослужащие, пенсионеры и другие лица, внесшие своим трудом вклад в экономическое и социально-культурное развитие города, проживающие, как правило, в Киеве или его пригородах не менее 10 лет;

    участники обороны Киева в период Великой Отечественной войны, награждённые медалью «За оборону Киева», партизаны и подпольщики, сражавшиеся с врагом в Киеве и его окрестностях, лица, принимавшие участие в освобождении города в составе Вооружённых Сил СССР, независимо от места их проживания в настоящее время.

    Медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». 1985 г.

    Юбилейная медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1985 года.

    В положении о медали сказано:

    1

    Юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» награждаются:

    военнослужащие и лица вольнонаёмного состава, принимавшие в рядах вооружённых Сил СССР участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, партизаны Великой Отечественной войны, участники подполья, а также другие лица, награждённые медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» или «За победу над Японией»; труженики тыла, награждённые за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны орденами СССР, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», другими медалями СССР либо награждённые медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда», «За оборону Киева», «За оборону Кавказа», «За оборону Советского Заполярья».

    Лицам, упомянутым в части второй данной статьи, вручается юбилейная медаль с надписью «Участнику войны», а лицам, упомянутым в части третьей, — с надписью «Участнику трудового фронта».

    *

    Во внешности Евгения Пахомовича Мариинского нет ничего такого, что бы обращало на себя внимание с первого взгляда. Роста он небольшого. Пепельно-серые с проседью волосы, зачёсанные назад, добрая улыбка, тихий, спокойный голос. Но на лацкане его пиджака светится «Золотая Звезда». И словно невидимые, исходящие от неё лучи освещают вдруг лицо. Ты всматриваешься в него внимательно и наряду с мягкостью и доброжелательностью начинаешь находить в нём знаки воли и собранности, а сквозь манеру говорить не спеша, слегка растягивая слова, постепенно обретаешь в собеседнике замечательного человека, героя с необыкновенной судьбой, лётчика-истребителя, сбившего в воздушных поединках 20 самолётов противника.

    — Первый самолёт? Первый самолет, первый… — задумывается на минутку Евгений Пахомович. — Да… первый самолёт. Я только прилетел на фронт, был, как говорят, салагой. Налёта у меня всего-навсего сто двадцать часов. А где и на чём летал? В Тушинском аэроклубе на У-2 (потом они стали ПО-2), на УТ-2, УТЕ-4 и так далее. Сейчас лётчики училища кончают с налётом втрое больше. Я только умел взлететь и сесть.

    Бои на Днепре. Вылетели мы прикрывать звено корректировщиков. Они снимали немецкую оборону севернее Кривого Рога, а мы шестёркой их прикрывали. Облачность сверху тоненькая, солнце просвечивает. Смотрю, «рама» идёт, немецкий корректировщик «Фокке-Вульф-189». Передаю командиру: «Вверху „рама“». Он посмотрел и говорит: «Ну и атакуй». Мне удобнее было, я слева шёл. Пошёл снизу вверх, — Мариинский делает движение ладонью, переводя её из горизонтального положения в вертикальное. — С первой очереди у него отвалилась половина крыла, второй снаряд, бронебойный, попал в кабину стрелка. Он уже не отвечал. Загорелся левый мотор, и вывалилась первая нога — шасси. И он пошёл в отвесное пике.

    Мотор горит — это ещё не значит, что сбит самолёт. И крыло не всё ведь отвалилось, только консоль. Уйти ещё можно. Во всяком случае, наши горбатые ИЛ-2 с такими повреждениями иногда даже из боя не выходили. Пикирую за ним. Дал ещё очередь. Но он прямо на пикировании так и врезался в землю. В нашей шестёрке я был самый молодой, мне было девятнадцать лет.

    — А вы получили тогда орден Красного Знамени? — не терпится мне. — За один сбитый самолёт награждали или за два?

    — И за два не награждали. За три или четыре. Когда я первый орден получил, у меня было уже так, — поднимает глаза к потолку Евгений Пахомович, — вот эту «раму» я сбил, потом «юнкерса» и «мессершмитта», оба под Кировоградом. Вот за три самолёта я получил свой первый орден Красной Звезды. А потом в одном бою я сразу три самолёта сбил и ещё за короткое время, дней за двадцать, я сбил восемь самолётов и получил сразу орден Красного Знамени и орден Отечественной войны I степени. За что конкретно дан орден Красного Знамени, сказать не могу.

    — На фронт вы попали из школы, из десятилетки?

    — Да, из школы и из аэроклуба. Я двадцать третьего года рождения, в 1941 году из аэроклуба — прямо в военное училище под Москвой. Молодых-то нас было много, а вот старых (не по годам старых, а по опыту) после Курской дуги в полку осталось всего шесть человек. Остальные — молодёжь необстрелянная.

    Конечно, как собьёшь самолёт, сразу все бегут: как, что, где? Поздравляют. Это обычно. И в конце войны поздравляли. Правда, потом, когда привыкли к тому, что сбиваю, по-другому было. Заруливаешь, механик встречает. Покажешь ему один палец, он руку поднимает, а когда покажешь два пальца, он: «A-a-a-a!» — начинает хлопать в ладоши.

    — Но что же это было, Евгений Пахомович, везение или успех, построенный на какой-то сноровке, на каком-то искусстве? Многих ведь молодых сбивали при первом вылете. Недаром же в полку осталось после Курской дуги всего шесть лётчиков.

    — Как там Суворов говорил? Везение, везение, но нужно и умение. Хоть у меня и было всего сто двадцать часов налёта, но стрелять по воздушным целям я умел отлично. С одной очереди на учебных стрельбах отрубал конус, попадал пулей в трос, за который он был укреплён. Несколько снарядов пройдут впереди цели, а остальные попадут в самолёт. Так всегда и стрелял. Тактике учились в боях. Первый самолёт, например, сбил снизу. Немец меня на весенней пёстрой земле не видел. Вроде бы случай, везение, а в последующих вылетах я уже использовал это как приём. Или вот. Восемьдесят бомбардировщиков было, а нас — четыре. Ворвался я снизу в самый центр их строя. По мне они стрелять не могли, попали бы в своих, а я мог куда угодно. Три штуки я сбил тогда. Тоже случайно вышло, а потом стали эту тактику сознательно применять. Она для нас выгодна: я провёл пятьдесят пять воздушных боёв, и в пятидесяти трёх из них численное преимущество было на стороне фашистов. Это уже тактика.

    Я спросил Евгения Пахомовича, сбивали ли его хоть раз.

    — Два раза сбивали. Один раз самолёт разлетелся на куски, и я падал с ним.

    — С парашютом? — не понимаю я.

    — Нет, с самолётом падал.

    — Вас что, взрывной волной подкинуло? — спрашиваю с надеждой.

    — Нет, — отвечает, — просто упал на склон горы. В Карпатах. Самолёт мой развалился при падении, но удар был такой, что перегрузки не получилось.

    — Но вы всё-таки из самолёта вылетели? — трудно поверить, что разговариваешь с человеком, который врезался в землю вместе со своим самолётом.

    — Да нет же, нет! Я в кабине сидел.

    — Да-а-а…

    Но люди, с которыми случается подобное, ничему не удивляются, и мой собеседник продолжал:

    — А второй раз подбили, сел на фюзеляж в пяти километрах от аэродрома. Радиатор пробили. Механики наши за несколько часов починили. В этот же день снова летал.

    Хотелось услышать рассказ и о последнем из сбитых самолётов. Вот что рассказал об этом бывший лётчик:

    — Последний самолёт я сбил 1 мая 1945 года. К 25 апреля окружение Берлина уже закончилось, но истребители их ещё летали. Они поднимались прямо с улицы. И нам этого очень не хотелось: на таком лёгком самолёте можно было вывезти кого угодно. Мы ведь сажали к себе механиков, возили их, когда надо было. Почему же не улететь таким же способом большим фашистским генералам? Могли и Гитлера так вывезти, мы же не знали, что 30 апреля Гитлер покончил с собой.

    Берлин весь горит, столб дыма. Его и не видно, одни только окраины. Вот западную окраину я и патрулировал. Смотрю, из дыма вырывается «мессер». Чуть ниже меня. Делаю разворот влево, вижу его впереди. Но далековато, метров пятьсот. С такой дистанции мы не стреляли, обычно метров со ста. Скорости у нас одинаковые, не догнать. Стал стрелять, не жалея запаса. Гляжу, от правого крыла дымок пошёл. Но тут он раз — в облака. Ну, думаю, ушёл. Хотел уже разворачиваться обратно, ибо далеко отошёл от заданного района, но он вываливается… Уже на спине. Горит. Так плашмя и упал. На озеро, чуть западнее Берлина. Вот такой был мой двадцатый. Но это уже была не охота, это так… Немцы ведь называли себя ягдт-флигерами — лётчиками-охотниками.


    Вы спрашиваете, какой орден дороже всего для меня. Все дороги. Но мы в то время считали лучшей боевой наградой орден Красного Знамени.

    Медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР». 1988 г.

    Юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР» учреждена 28 января 1988 года.

    В положении о медали говорится:

    1

    Юбилейной медалью «70 лет Вооружённых Сил СССР» награждаются:

    лица офицерского состава, прапорщики, мичманы и военнослужащие сверхсрочной службы, состоящие к 23 февраля 1988 года на действительной военной службе в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, пограничных и внутренних войсках, а также в органах Комитета государственной безопасности СССР;

    бывшие красногвардейцы, лица, принимавшие участие в боевых действиях по защите Советской Родины в качестве военнослужащих, партизаны гражданской войны и Великой Отечественной войны 1941—1945 годов;

    лица, уволенные с действительной военной службы в запас или отставку, прослужившие в Советской Армии, Военно-Морском Флоте, пограничных и внутренних войсках и в органах Комитета государственной безопасности СССР 20 и более лет в календарном исчислении;

    лица, награждённые за время прохождения действительной военной службы орденами СССР либо медалями «3а отвагу», Ушакова, «3а боевые заслуги», Нахимова, «3а трудовую доблесть», «3а отличие в охране государственной границы СССР», «3а отличие в воинской службе», «3а отличную службу по охране общественного порядка».

    *

    Писатель-переводчик Вячеслав Иванович Федоровский рассказал, как он получил свою первую награду, медаль «3а боевые заслуги».

    Есть эпизоды на войне, говорил он, которые врезаются в память на всю жизнь. Не обязательно они отличаются большим количеством пролитой крови, тяжёлыми боями, но поражают обычно своей нестандартностью.

    В конце 41-го мы шли от Москвы по заснеженной зимней дороге в район Волоколамска. Наше воинство составляли призывники 1923 года рождения, совершенно необученные и плохо вооружённые. 3а Волоколамском есть место, которое называется Лузина гора. Вся она была покрыта бугорками — припорошенными трупами красноармейцев. Пошла дивизия в наступление без разведки, а на холме оказалась вражеская огневая точка.

    За этой горой вдоль дороги пошли телеграфные столбы. Провода на них провисли, сами столбы наклонились. Мне очень хотелось попробовать свою винтовку. Нам выдали винтовки СВТ, десятизарядные. Плохие винтовки: летом чуть песок попал, зимой — вода, и магазин не работает, не подаёт патроны. Я обратился к командиру роты, старшему лейтенанту: «Разрешите опробовать винтовку, хочу проверить, она мне от убитого досталась». А он: «Куда ты будешь стрелять?» Я говорю: «Вон видите телеграфный столб? На нём изоляторы? Я лягу и в крайний пальну». — «Да что ты, — отвечает, — до него 150 метров! Ни за что не попадёшь!»

    Я лёг на снег, прицелился, выстрелил в нижний изолятор и вдруг вижу: разлетается верхний. Но я сказал: «Бью в крайний». Все ахнули. Ротный говорит: «Ты снайпер?» — «Никак нет. Так… в техникуме стрелял немного в тире». Мне не хотелось признаваться, что я не в тот изолятор целился.

    Вечером пришли в деревушку, уже в темноте прибежал связной от командира полка: «Кто стрелял на дороге?» Все показали на меня. Ну, думаю, пропал, теперь накажут ни за что ни про что. Привёл меня связной в штаб полка. За столом сидят офицеры, на столе перед ними лежат несколько автоматов ППШ, они только что стали прибывать к нам. Командир полка говорит: «Вы стреляли?» — «Так точно!» — «Где учились стрелять?» — «Да так, честно говоря, в техникуме стрелял немного.» — «Мы знаем, какое пополнение пришло, никто стрелять не умеет, а нам надо дать автоматы в надёжные руки. Мы создаём отделение для охраны штаба полка. Будете находиться при штабе». Солдату положено говорить: «Есть!»

    Ночью полк пошёл в атаку, и половина его полегла. Во вторую ночь потеряли половину из тех, что оставались, а на третью вообще никого не осталось. На четвёртую ночь в бой пошли уже все повара, писаря и охрана штаба тоже. Все, под метёлку. И населённый пункт мы взяли. Но вот, если бы не этот случай с выстрелом на дороге, вряд ли бы я остался в живых. Как говорят, «День минуешь — год живёшь».

    В то время ещё никого не награждали, было не до этого. Награждать стали только весной 1942 года. Я в это время находился в батальоне выздоравливающих после ранения.

    Однажды к нам пришёл человек, который стал интересоваться, кто где воевал и как. Он неофициально беседовал со всеми по очереди, и мы решили, что он корреспондент. Я рассказал ему об этом случае и о том, что произошло со мной позже. Прошло некоторое время, и оказалось, что он был из штаба полка, из наградного отдела и таким образом собирал данные для награждений. Так я получил свою первую боевую медаль «За боевые заслуги». А большинство остальных моих наград — сталинградские.

    Дополнения ко 2-му изданию о наградах Белого движения

    Со времени выхода в свет первого издания нашей книги «Наградная медаль» появились статьи и другие публикации с новыми сведениями о наградах Белого движения. В связи с этим мы сочли своим долгом сделать нижеследующие дополнения.

    Награды Войска Донского

    В конце апреля — начале мая 1918 года в Новочеркасске состоялся «Круг спасения Дона». Вместе с членами Временного Донского правительства в нём участвовали делегаты от станиц и войсковых частей. Донским атаманом был выбран генерал-майор П. Н. Краснов.

    Донские казаки ставили своей задачей уничтожение большевизма и в то же время объявили о своей автономии, что расходилось с целями Добровольческой армии объединить «осколки бывшей России в единую и неделимую Россию». В декларации от 28 мая 1918 года атаман Краснов писал: «Впредь до образования в той или иной форме Единой России, Войско Донское составляет самостоятельную демократическую республику, мною возглавляемую». Этот сепаратизм, просуществовав недолго, нанёс заметный вред общему делу борьбы с большевиками.

    Круг принял и законы Войска Донского из 50 статей, в том числе определил герб в виде «нагого казака в папахе, при шашке, ружье, амуниции, сидящего верхом на бочке» и народный гимн Всевеликого Войска Донского — «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». В этот период Кругом спасения Дона учреждены и донские награды — крест и жетон. Первый именовался «Георгиевским крестом с изображением герба Войска Донского» и предназначался для награждения за боевые заслуги, за проявленные храбрость и мужество в боях с Красной армией. Крест имел две степени.

    Описание креста. Прямой равноконечный крест с медальоном. В углах креста перекрещенные казачьи шашки. В медальоне изображён олень, пронзённый стрелой (старинный Донской герб). Надпись по кругу: «Всевеликое Войско Донское». Медальон окружён цепью. На оборотной стороне надпись: «Защитнику вольнаго Дона» и цифры: «1917—1919».

    Носился орден на ленте «донских цветов», цветов трёх народностей Дона: синий — казачий, жёлтый — калмыкский и алый — русский. Как и Донской флаг, три разноцветные полосы ленты имели равную ширину.

    Жетоном или медалью награждались участники «Круга спасения Дона». Получали её и другие борцы с большевизмом.

    Описание знака. Жетон повторяет рисунок и надписи обратной стороны медальона военного ордена «Георгиевский крест с изображением герба Войска Донского». Носился на той же ленте, но с бантом.

    Известны ещё наградные знаки Донского атамана в виде Георгиевского креста и Георгиевской медали, у которых поражающий змея св. Георгий изображён в виде казака с бородой и чубом.

    В книге О. В. Харитонова и В. В. Горшкова «Русская армия 1917—1920» приводятся несколько изображений наград генерала П. Н. Краснова: медаль св. Георгия 4-й степени — тёмно-бронзовая, с изображением Георгия Победоносца и на Георгиевской ленте; знак ордена св. Георгия 3-й степени — тёмно-бронзовый; знак ордена св. Георгия для иноверцев с двуглавым орлом в медальоне и с надписью на оборотной стороне: «Дон»; и знак св. Георгия без степени. Все эти награды — кресты без эмали и выглядят как солдатские Георгиевские кресты, только из другого металла.

    Курляндская медаль

    Участники сражений в Курляндии награждались бронзовой медалью с цифрами «1919». Право ношения этой медали получали не только русские, но и немцы, входившие в состав Западной армии.

    Описание знака. Бронзовая медаль с изображением Георгия Победоносца на коне, поражающего копьём змея. Изображение повёрнуто влево. На реверсе — восьмиконечный крест и по его сторонам дата: «1919».

    Медаль носилась на чёрно-оранжевой ленте с узкой каймой. Изображением её мы не располагаем.

    Крест Юденича

    Для участников похода Северо-Западной армии на Петроград весной 1919 года под руководством Н. Н. Юденича, который также называют вторым походом на Петроград, был учреждён специальный крест.

    Описание знака. Знак напоминает своим видом крест ордена св. Георгия 4-й степени. Это такой же крест, покрытый белой эмалью, и с золотым ободком. В медальоне — двуглавый орёл и над ним — прямой «северо-западный» крест. Знак пересечён двумя мечами рукоятками вниз.

    Дополнение к знаку «Крест храбрых» Булак-Булаховича

    Булак-Булахович был весьма щедр на свои наградные кресты. Их можно было купить у него вместе с подписанным им самим документом о награждении. О. В. Харитонов и В. В. Горшков приводят изображения различных знаков «Креста храбрых»: белый на чёрной ленте; белый с синим изображением «мёртвой головы» на чёрной ленте со светлой (белой, золотистой, серебристой?) каймой; в виде солдатского Георгиевского креста, только с «мёртвой головой» в медальоне, и, наконец, описывают звезду ордена.

    Описание знака. Звезда ордена «Крест храбрых» «представляет собой золочёную восьмиконечную звезду, на которую наложен крест белого цвета, формы Георгиевского, покрытый белой эмалью, размером 64 на 64 мм, с перекрещенными мечами, рукоятками вниз. В центре креста штампованный круглый медальон, покрытый чёрной эмалью, над которым изображена над скрещенным мечом и факелом „мёртвая голова“. Медальон окружён лавровым венком, перевязанным внизу лентой с девизом: „За нашу и вашу свободу“ (по-польски). Оборотная сторона имеет винт для ношения. Лента чёрная с двумя волнистыми каймами по краям ленты».

    Упоминается в литературе и «плечевая лента» ордена «Креста храбрых», шириной 9,5 см чёрного цвета и с золотистой каймой. Раз такая лента была, надо думать, что существовал и знак высшей степени ордена.

    Георгиевская медаль Северной армии

    В отличие от Добровольческой армии Юга России, армии Запада, Северо-Запада и Севера использовали для награждения ордена и знаки отличия Российской империи. В задачу нашей работы не входил рассказ о награждениях белогвардейцев российскими орденами и медалями, однако об одной из них стоит упомянуть, так как она по своему виду отличается от обычных. Это Георгиевская медаль Северной армии.

    Описание знака. На лицевой стороне медали изображён Георгий Победоносец на коне, поражающий копьём змея. В отличие от Георгиевской медали Временного правительства, изображение располагается в центре, а по краям идёт лавровый венок. На реверсе надпись: «3а храбрость», номер степени и порядковый номер.

    Знак Литовской Белорусской дивизии

    Описание знака. «Представляет собой крест (для офицеров — покрытый красной эмалью) с наложенным литовским гербом, по краям креста девиз: „3а вашу свободу и нашу“ и дата „1919“. Носился на винте».

    Орден Св. Георгия Победоносца Северо-Западной армии

    Северо-3ападная армия успела учредить свой орден св. Георгия, непохожий внешним видом на императорский. Дата его учреждения и статут нам пока не известны.

    Описание знака.«Представляет собой крест по форме Георгиевского, с заострёнными под тупым углом краями, покрыт зелёной эмалью с узкой белой каймой по краям. В центре позолоченное изображение св. Георгия Победоносца на коне, поражающего копьём дракона (изображение вправо). Носится на винте. Размер 40 на 40 мм».

    Медаль ветеранов Железной Дивизии

    Описание знака. «Медаль тёмной бронзы с изображением на лицевой стороне всадника на коне и с копьём в руке. Надпись на старогерманском языке и даты „1184—1919“. На оборотной стороне стилизованный рисунок с гербовым щитком с изображением орла и буквами. Диаметр 32 мм. Лента бело-чёрная».

    Изображением медали мы не располагаем.

    Дополнение к знаку орден «Освобождение Сибири»

    И. В. Всеволодов рассказывает, что сохранилась фотография знаков ордена «Освобождение Сибири» и в Русском музее хранится даже звезда ордена, найденная коллекционером. Высказывается предположение, что А. В. Колчак сохранил этот орден Директории, планируя сделать его общим орденом Сибирской империи.

    По статуту орден «Освобождение Сибири» есть «награда почётная, жалуемая как гражданам Сибири, так и прочим гражданам государства Российского и подданным иностранных государств, оказавших несомненные услуги по освобождению Сибири от большевиков как на поле брани, так и в государственном и общественном строительстве».

    Орден имел четыре степени. Причём первую степень могли иметь только 30 и не более человек, вторую — 100, третью — 300 кавалеров, а четвёртая степень не ограничивалась числом награждённых. Знаки ордена — золотые и серебряные кресты «с лучами, сужающимися к концам». Они, как и звёзды, украшались зелёными камнями — малахитом и хризолитом. Так же, как и у царских орденов за военные подвиги, орденским знакам придавались мечи, здесь накладывались золотые казачьи шашки. В центре знаков стояла дата «1918».

    Ленту для ордена выбрали зелёно-белую, цветов сибирского флага, где белый цвет означает снег, а зелёный — тайгу. Первую степень должны были носить на такой ленте через правое плечо. Звезда полагалась только к ордену первой степени. Вертикальные и горизонтальные лучи серебряной восьмиконечной звезды были длиннее остальных. Крест второй степени носился на шее, крест третьей степени — на груди, четвёртая степень предназначалась для награждения нижних чинов, и вместо малахита использовалась зелёная эмаль. Летом 1919 года были заказаны 20 крестов первой степени и 20 звёзд, 100 крестов второй степени, 300 — третьей и 1000 крестов четвёртой степени. Зелёно-белые ленты разной ширины для орденских знаков «Освобождение Сибири» изготавливались в Японии.

    А. В. Колчак, видимо, принял этот орден, хотя и учреждала его специальная комиссия из 36 георгиевских кавалеров, созданная ещё осенью 1918 года при армии генерала Гришина-Алмазова. Для создания прочной новой государственности Колчак стремился создать и новую атрибутику — гимн, герб. Мы можем видеть изображение этого герба на бумажных деньгах 1919 года, называемых «казначейскими знаками Сибирского Временного правительства». Над двуглавым орлом (без корон и с равноконечными крестами вместо гербов царств и великих княжеств и единственным гербом Московским с Георгием Победоносцем) водружён крест с расходящимися от него лучами. А выше лента с надписью: «Сим победиши».

    Медаль «За храбрость» атамана Семёнова

    Г. М. Семёновым также была учреждена своя медаль «За храбрость». О дате её учреждения и её статуте нам пока ничего не известно, но есть её изображение.

    Описание знака. В центре медали в двойном круге повёрнутый вправо Георгий Победоносец на коне поражает копьём змея. Над ним в разрыве двойного кольца — солнце. По краю медали отделённая двойным ободком надпись: «Особый Маньчжурский отряд».

    Медаль Приамурского земского собора

    Один из последних белогвардейских знаков Востока России — медаль Приамурского Земского Собора — остаётся пока не изученной до конца. По-видимому, ею награждались участники Собора. Архивы генерала М. К. Дитерихса, проводившего этот Собор, недоступны и вряд ли сохранились.

    Генерал-лейтенант Михаил Константинович Дитерихс — заметная фигура в истории России. Именно он, блестящий офицер, окончивший Академию Генерального штаба, разработал, например, план «Брусиловского прорыва» во время первой мировой войны. В 1917 году он был начальником штаба Ставки Верховного Главнокомандующего и занимал другие крупные посты, активно проявляя себя как выдающийся военачальник и борец с большевизмом. В Сибири в 1919 году он получил армию и потом командовал Восточным фронтом. М. К. Дитерихс известен нам также как автор книги «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале». В советской литературе он подаётся, конечно, как изувер, садист и авантюрист.

    В конце гражданской войны на Дальнем Востоке белогвардейцы при участии японцев провели во Владивостоке Земский Собор, который избрал правителем Приморского края генерала М. К. Дитерихса. Собор состоялся 28 июля 1922 года. Практически генерал стал военным диктатором, но именовался «земским воеводой», ибо белогвардейские войска были переименованы в «земскую рать». Дитерихс возглавил её, но, после проигранных сражений под Спасском, вынужден был уйти с остатками рати в Китай, обосновался в Харбине, а умер в Шанхае перед Великой Отечественной войной.


    Описание знака. Медаль круглая с ушком, диаметром 28 мм. На аверсе изображён св. Георгий, поражающий копьём змея, на реверсе — обрамлённая лавровым венком шестистрочная надпись: «23/10 июля — 10 авг/28 июля — 1922 г. — Приамурский Земский Собор». Носилась медаль на бело-сине-красной ленте.


    Авторы продолжают поиски сведений о малоизвестных знаках, таких, как знак Дружины святого креста «Сим победиши»; знак Маньчжурского дивизиона в виде Георгиевского креста без эмали; знаков Волчьей сотни А. Г. Шкуро, на которых присутствуют нарукавный трёхцветный треугольник Добровольческой армии и волчья голова; знак моряков-эмигрантов в виде Андреевского флага; медаль «За храбрость» Добровольческой армии, отчеканенная в 1919 году в Ростове; знак Конного дивизиона полковника Гершельмана, дававшийся за Ледяной поход; нательный крест чинов Корниловской дивизии и о многих других.

    Мы будем благодарны всем, кто располагает и готов сообщить какие-либо сведения об этих и других знаках.

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    Приложение 1

    Свод учреждений государственных. 1892 г.
    Книга восьмая
    (Извлечение)

    Глава пятая
    О награждениях медалями

    675. Правила о медалях, жалуемых за отличия в службе по военно-сухопутному и морскому ведомствам, изложены, по принадлежности, в Своде Военных Постановлений и в Своде Морских Постановлений. Правила о медалях, жалуемых нижним чинам за боевые отличия при исполнении обязанностей пограничной службы, изложены в статьях 680—725. Правила же о медалях, жалуемых за отличия на поприще гражданском, излагаются: общие — в статьях 726—769, относительно лиц, служащих в полицейских и пожарных командах, — в статьях 770—784, о награждении нижних чинов тюремной стражи — в статьях 785—791.


    676. Награждение медалями испрашивается в следующей постепенности: нагрудные серебряные на Станиславской ленте, на Аннинской ленте, шейные серебряные на Станиславской ленте, на Аннинской ленте, на Владимирской ленте, на Александровской ленте; шейные на Станиславской ленте, на Аннинской ленте, на Владимирской ленте, на Александровской и на Андреевской ленте. 1892 июл. 9, собр. узак., 730, доп., прав., ст. 31.


    677. В отношении лиц, не имеющих знаков отличия, предоставляется: почётных граждан и купцов, равно купеческих братьев и сыновей, всех гильдий, удостаивать, по ближайшему усмотрению свойства и значения их заслуг, прямо к золотым медалям дли ношения на шее. Отставные военнослужащие унтер-офицерского звания могут быть в особо уважительных случаях представляемы прямо к серебряным медалям для ношения на шее на Станиславской ленте. Сверх того допускаются изъятия, указанные по сему предмету в Высочайше утверждённом 22 Июля 1862 года положении Комитета Министров (38487). Там же, ст. 32.


    678. 3а отличия неслужебные, как лицам, не состоящим на действительной государственной службе, так равно состоящим на оной, не должны быть испрашиваемы медали с теми изъятиями, которые допущены исключительно дли лиц, удостаиваемых к наградам за выдающиеся отличия по государственной службе. Там же, ст. 33.


    679. В отношении награждения медалями туземцев Кавказского Края за подвиги мужества, как во время военных действий, так и в схватках с хищниками и вообще с нарушителями общественного порядка, соблюдаются особые временные правила, утверждённые для руководства Командующего войсками Кавказского военного округа (Свод. Воен. Пост., Кн. VIII, ч. II, изд. 1869 г., ст. 9 и прил.). Постановления сих правил о пожаловании медалей за военные отличия распространяются также на Киргизов и других Азиатцев отдалённых военных округов, с предоставлением права пожалования власти Командующих войсками военных округов, по принадлежности. 1872 Апр. 12 (50744) прав.; 1882 Янв. 29 (638) пол. Ком. Мин.; (1883 Июн. 1, Выс. пов., сообщ. Главн. Штаб. 4 Июл., № 2468).

    ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
    Устав о награждении нижних чинов за боевые отличия при исполнении обязанностей пограничной службы, медалями на Георгиевской ленте с надписью «за храбрость»

    680. Нижние воинские чины за подвиги мужества, оказываемые ими при исполнении обязанностей пограничной службы, награждаются медалью, с надписью «за храбрость», такого же образца, какой установлен для существующих медалей, с той же надписью меньшего размера. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 1.


    681. Медаль эта подразделяется на четыре степени.


    Первая, или высшая, степень: золотая медаль с бантом из Георгиевской ленты, на лицевой стороне изображение портрета Государя Императора, а на оборотной — надпись выпуклыми буквами «за храбрость»; ниже вырезан нумер, по которым имеющий медаль первой степени внесён в список пожалованных сею степенью, а ещё ниже слова: 1 степ.

    Вторая степень: та же золотая медаль без банта; на оборотной стороне вырезан нумер, под которым имеющий медаль второй степени внесён в список пожалованных сею степенью, и внизу надпись: 2 степ.

    Третья степень: такая же медаль серебряная, с бантом; на оборотной стороне вырезан нумер, под которым имеющий медаль третьей степени внесён в список пожалованных сею степенью, а внизу надпись: 3 степ.

    Четвёртая, или низшая, степень: та же серебряная медаль, без банта, имеющая на оборотной стороне нумер, под которым пожалованный сею степенью медали внесён в список пожалованных этой степенью, и внизу надпись: 4 степ. Там же, ст. 2.


    682. Все степени медали с надписью «за храбрость» носятся на груди, ниже знака отличия военного ордена, но выше всех других медалей или знаков отличия. Медали с надписью «за храбрость» ни в каком случае не снимаются. Там же, ст. 3.


    683. Число нижних чинов, могущих получить медали с надписью «за храбрость», не определяется, ибо оною жалуются все те, которые сделаются того достойными. Там же, ст. 4.


    684. Медаль с надписью «за храбрость» каждой степени даётся только нижним чинам, отличившим себя особенною храбростью в стычках с вооружёнными злоумышленниками, преследование коих составляет специальную обязанность пограничного надзора. Право на получение её имеют нижние чины: 1) пограничной стражи, 2) сухопутных войск, подкрепляющих стражу или содействующих ей по требованию таможенного начальства, 3) таможенной крейсерской флотилии и 4) морских команд, оказывающих содействие таможенным крейсерам по требованию Командиров сил последних. Там же, ст. 5.


    Примечание 1. Злоумышленники почитаются вооружёнными, когда они для нападения или обороны употребляют какое-либо оружие, орудие и вообще такой предмет, коим может быть причинено тяжёлое увечье или смерть. Там же, ст. 5, прим.


    Примечание 2. На нижних чинов Пограничной Стражи распространяется положение 28 Июня 1873 года (Свод. Воен. Пост., изд. 1869 г., Кн. VIII, ст. 90 и след.) о награждении унтер-офицеров за продолжительную сверхсрочную службу золотыми и серебряными медалями с надписью «за усердие» для ношения на шее. Министру Финансов предоставляется входить в установленное время с представлением о награждении медалями нижних чинов Пограничной Стражи в Комитет для рассмотрения представлений к Высочайшим наградам, причём сроки общей службы, выслуга которых требуется для награждения золотыми и серебряными медалями с надписью «за усердие» для ношения на шее, сокращаются для нижних чинов, имеющих медали «за храбрость», по правилам, изложенным в статье 707, 1874 Авг. 31 (53853) пол. Воен. Сов.; 1875 Янв. 10 (54264) Выс. пов., ст. 2; 1881 Февр. 20 (61898) Выс. пов., ст. 7, 8; 1892 Февр. 27, собр. узак., 249, ст. 2.


    685. Медаль эта жалуется, начиная с четвёртой степени постепенно до первой. Высшие её степени могут быть пожалованы помимо низших только при совершении особенно важного подвига, выходящего из ряда отличий, в сем Уставе изложенных. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 6.


    686. Нижние чины, имеющие знак отличия военного ордена какой-либо степени, за оказанные ими подвиги мужества при исполнении обязанностей пограничной службы, награждаются медалью следующей высшей степени. На таком же основании жалуется, за подвиги в делах с неприятелем, знак отличия военного ордена нижним чинам, имеющим медаль с надписью «за храбрость». Там же, ст. 7.


    687. Медаль эта жалуется Его Императорским Величеством по представлению Министров, в ведомстве коих отличившиеся нижние чины состоят. Министр Финансов, предварительно представления о награждении нижних чинов пограничной стражи, испрашивает каждый раз заключение по этому предмету Военного Министра, а об отличиях, оказанных чинами военно-сухопутного и морского ведомств, сообщает, с своим заключением, на благоусмотрение Военного Министра и Управляющего Морским Министерством, по принадлежности. Там же, ст. 8.


    688. Право на получение медали с надписью «за храбрость» определяется двояким образом: 1) когда кто-либо из нижних чинов оказал особенную личную храбрость и 2) когда Министр Финансов признаёт особенно отличившимися в деле с контрабандистами какую-либо команду или судно. Там же, ст. 9.


    689. Хотя и невозможно исчислить в точности все разнообразные подвиги мужества, которые могут дать право на получение медали с надписью «за храбрость», но, дабы постановить некоторые правила, по коим отменные действия от обыкновенных удобнее были бы отличаемы, определяется нижеследующее. Достойны награждения помянутою медалью:


    1) Кто, при стычке с превосходным числом злоумышленников, оказывающих вооружённое сопротивление, примером личной храбрости и неустрашимости ободрит своих товарищей и тем будет способствовать успешному окончанию дела.


    2) Кто, участвуя в боевой стычке при исполнении обязанностей пограничной службы, спасёт жизнь своего офицера, отразив удар, ему угрожающий, или кто освободит его из рук злоумышленников.


    3) Кто, будучи ранен, останется на месте стычки и будет участвовать в деле до окончания оного.


    4) Кто, за выбытием из строя начальника, приняв команду и сохранив порядок между своими товарищами, удержится при нападении превосходного числа вооружённых злоумышленников, на своём посту и своею отвагой и распорядительностью будет способствовать задержанию таковых или отбитию от них контрабанды.


    5) Кто исполнит данное ему начальником поручение, соединённое с очевидною опасностью для жизни.


    6) Кто с бою возьмёт на море контрабандное судно.


    7) Кто первый взойдёт на контрабандное судно, команда коего будет оказывать вооружённое сопротивление. Там же, ст. 10.


    690. Во всяком случае право на удостоение медалью с надписью «за храбрость» имеют те только нижние чины, кои, при совершении подвигов, соединят с храбростью точное послушание начальникам и не нарушат изложенных в Уставе Таможенном правил для преследования и задержания как контрабанды, так и лиц, тайно переходящих границу. Там же, ст. 11.


    691. Нижние чины, подвергавшиеся во время службы оштрафованию, имеют право на получение медали с надписью «за храбрость», если подвигами своими будут таковую заслуживать. Там же, ст. 12.


    692. Подвиги личного мужества, дающие нижним чинам право на получение медали с надписью «за храбрость», удостоверяются подлежащими отрядными офицерами или Командирами таможенных крейсеров, производящими на месте расследование о делах против злоумышленников, в которых отличались представляемые к награде нижние чины. Представления по команде об этом предмете отрядных офицеров проверяются Командирами отделов, которые затем доносят о таковых подвигах Бригадным Командирам, а сии последние отдают в приказах по вверенным им бригадам о делах с контрабандирами, в коих нижние чины оказали особые подвиги храбрости, и представляют о награждении таких чинов медалями Начальникам таможенных округов, с указанием, под какую статью сего Устава подходят подвиги представляемых; Начальники округов представляют донесения Командиров бригад, вместе со всеми документами и с своим заключением, в Департамент Таможенных Сборов, на который возлагаются дальнейшие по этому предмету распоряжения. О подвигах команд таможенной флотилии и военных судов, содействовавших оной, Командиры таможенных крейсеров доносят Командующему флотилией, который, по проверке таких донесений, отдаёт в приказе по флотилии о делах с злоумышленниками, в коих нижние чины морского ведомства оказали отличия, и представляет в Департамент Таможенных Сборов о награждении отличившихся нижних чинов медалями. Там же, ст. 13.


    693. Когда же Министр Финансов, по личному усмотрению отличия, оказанного какой-либо командой пограничной стражи, признает таковую заслуживающей награды, то он, испросив предварительно заключение по этому предмету Военного Министра, представляет Его Императорскому Величеству чрез Комитет для рассмотрения представлений к Высочайшим наградам как о подвиге команды, так и о количестве медалей, которое он признавал бы справедливым выдать отличившимся нижним чинам. Об оказавших отличие командах военно-сухопутного и морского ведомств, а равно и о числе медалей, какое полагалось бы выдать нижним чинам таких команд, Министр Финансов сообщает Военному Министру и Управляющему Морским Министерством, с своим заключением, на их благоусмотрение. Там же, ст. 14; 1892 Февр. 27, собр. указ., 249, ст. 2, 3.


    694. Департамент Таможенных Сборов, Главный Штаб и Главный Морской Штаб дают знать о Всемилостивейшем пожаловании медалями чинов их ведомств начальникам отличившихся команд, по принадлежности, особыми ордерами, при которых высылаются и сами медали. 1878 Авг. 3 (58760) ст. 15; 1884 Февр. 20 (2044).


    695. Удостоение наиболее отличившихся чинов медалями, пожалованными на команду или судно, предоставляется общему выбору участвовавших в деле нижних чинов, причём офицер, в непосредственном подчинении которому состоит отличившаяся команда, обязан наблюдать за полной свободой выбора. 1878 Авг. 2 (58760) уст., ст. 16.


    696. Список избранных к удостоению медалями чинов пограничной стражи, подписанный всеми грамотными избирателями, представляется отрядным офицером с его заключением, по команде, Командиру бригады, в таможенной крейсерской флотилии Командир судна представляет такой список Командующему флотилией. Там же, ст. 17.


    697. Командир бригады, утверждая представленные ему списки нижних чинов, удостоенных награждения медалями, надписывает имена их на обороте того же самого ордера, который получен им из Департамента Таможенных Сборов, и, засвидетельствовав таковую надпись своим подписанием, представляет сей ордер, по команде, обратно в Департамент. При надписании на орденах имён нижних чинов, награждаемых медалями, выставляются и нумера, под которыми медали каждому из них выданы. Исполнение изложенного в этой статье порядка возвращения в Департамент орденов о чинах таможенной флотилии возлагается на Командующего оною. Там же, ст. 18.


    698. В войсках военно-сухопутного и морского ведомств ордера представляются по команде порядком, установленным для подобных случаев в Статуте о знаке отличия военного ордена. Там же, ст. 19.


    699. Медали с надписью «за храбрость» возлагаются на пожалованных нижних чинов: по пограничной страже — главными таможенными начальниками, а в небытность их — Начальниками таможенных округов; по таможенной крейсерской флотилии — Командующим оною; по сухопутным войскам — старшими из находящихся на месте раздачи медалей воинскими начальниками награждаемых, и по флоту — старшим на рейде. При возложении медалей соблюдается тот же порядок, какой установлен на этот предмет в Статуте о знаке отличия военного ордена. Там же, ст. 20.


    700. Департамент Таможенных Сборов, Главный Штаб и Главный Морской Штаб требуют медали с надписью «за храбрость» для пожалованных нижних чинов их ведомств из Капитула Императорских и Царских Орденов, по распоряжению коего медали сии заготовляются, с надлежащими нумерами, на С.-Петербургском Монетном Дворе, на счёт сумм государственного казначейства. Там же, ст. 21; 1884 Февр. 20 (2044).


    701. Департамент Таможенных Сборов обязан содержать постоянно при делах своих, для нужных выправок, именные списки всем нижним чинам пограничной стражи, награждённым медалями с надписью «за храбрость», с означением степеней медалей и нумеров, под которыми каждому из них медали выданы, сообщая каждый раз такие сведения о пожалованных медалями чинах стражи Орденскому Капитулу, с присовокуплением против имени каждого нижнего чина, награждённого медалью высшей степени, под коим нумером он имеет медаль младшей степени; о нижних чинах военно-сухопутного и морского ведомств означенные списки ведутся и сведения в Капитул доставляются Главным Штабом и Главным Морским Штабом, по принадлежности. Капитул же, с своей стороны, ведёт общий счёт медалям и содержит исправные, отдельные по каждой степени, списки. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 22; 1884 Февр. 20 (2044).


    702. Нижние чины, имеющие медали с надписью «за храбрость» нескольких степеней, носят все полученные ими медали вместе, располагая их по старшинству степеней. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 23.


    703. Удостоенные награждения медалями нижние чины не снимают таковых и по производстве их в офицеры, носят оные и в случае награждения их как знаком отличия военного ордена, так и по пожаловании их орденом Св. Георгия четвёртой и высших степеней. Там же, ст. 24.


    704. Нижние чины, удостоенные награждения медалями с надписью «за храбрость», пользуются всеми правами, которые предоставлены или будут впоследствии пожалованы чинам, имеющим знак отличия военного ордена. На сем основании чинам, награждённым медалями «за храбрость», присваиваются преимущества, в нижеследующих статьях изложенные. Там же, ст. 25.


    705. При производстве на вакансии в военные офицеры нижних чинов унтер-офицерских званий, в случае равенства у нескольких лиц баллов по экзамену в науках, имеющим медали с надписью «за храбрость» даётся преимущество пред не имеющими сих медалей. Там же, ст. 26.


    706. Нижние чины унтер-офицерского звания, имеющие медали «за храбрость», при переходе в гвардию, зачисляются с сим же званием. Там же, ст. 27.


    707. Сроки общей службы, выслуга которых требуется для награждения золотыми и серебряными медалями с надписью «за усердие» для ношения на шее, сокращаются для нижних чинов, имеющих медали «за храбрость», а именно для имеющих медаль четвёртой степени на один год, третьей степени — на два года, второй степени — на три года и первой степени — на четыре года. Вместе с сокращением общей службы сокращается и срок выслуги в унтер-офицерском звании на столько же. Сокращение это как в отношении общей службы, так и в отношении унтер-офицерского звания, для нижних чинов, имеющих медали различных степеней, делается по медали высшей степени. Там же, ст. 28.


    708. Каждому удостоенному награждения медалью с надписью «за храбрость» четвёртой степени унтер-офицеру, рядовому или матросу назначается в прибавку одна треть годового жалованья. Там же, ст. 29.


    709. Удостоенному медали третьей степени назначается прибавка из двух третей годового оклада жалованья; по пожаловании же второй степени назначается прибавка в размере полного годового жалованья. Там же, ст. 30.


    710. В ознаменование отличной храбрости и мужества, неоднократно вновь оказанных, и особенных подвигов, выходящих из ряда отличий, в сем Уставе исчисленных, нижним чинам, имеющим медаль второй степени, жалуется первая, или высшая, степень этой медали и назначается прибавка в размере полуторного годового жалованья. Там же, ст. 31.


    711. Упомянутое прибавочное жалованье, состоящее, соответственно степеням медали с надписью «за храбрость», из одной трети, двух третей, полного годового или полуторного оклада жалованья, исчисляется по тому основному окладу жалованья, которое награждённый получал в день пожалования сею медалью, и производится со дня того действия, в котором оказано отличие как во время состояния на службе, так и по отставке, в виде пенсии, по смерть. При награждении медалью высшей степени производство добавочного жалованья по низшей степени каждый раз отменяется. Там же, ст. 32.


    Примечание. Пенсии по медалям с надписью «за храбрость» выдаются состоящим в запасе и отставным нижним чинам на основании правил, установленных для выдачи пенсий по знаку отличия военного ордена. Там же, ст. 32, прим.


    712. Чинам, имеющим медали с надписью «за храбрость» и удостоенным впоследствии награждения знаком отличия военного ордена следующей высшей степени, производство пенсии по медали прекращается; равным образом чины, имеющие знак отличия военного ордена и получившие впоследствии медаль с надписью «за храбрость» высшей степени, не пользуются правом на продолжение пенсий по знаку отличия. Там же, ст. 33.


    713. Все нижние чины, получающие медали с надписью «за храбрость» и выгоды, с оными сопряжённые, не лишаются сверх того по таможенному ведомству денежных наград, за задержание контрабандиров и поимку контрабанды, в Уставе Таможенном положенных. Там же, ст. 34.


    714. Правила, определённые в Уставе о Пенсиях о невыдаче из казны пенсий за прошедшее время в случае пропуска срока, как узаконенного для требования их, так и установленного в законах гражданских о земской давности, не распространяются на пенсии, следующие по медалям нижним чинам, уволенным в запас и в отставку, а также отставным офицерам чиновникам, получившим медали в нижнем звании. Там же, ст. 35.


    715. Офицер, получивший пенсию по медали с надписью «за храбрость», по пожаловании его кавалером ордена Св. Георгия четвёртой или высших степеней, не имеет право на продолжение пенсии по медали, но подводится под действие статьи 375. Там же, ст. 36.


    716. Вдовы мужей, получивших по медалям прибавочное жалованье, пользуются оным по смерти их ещё один год. Там же, ст. 37.


    717. Сумма, потребная для производства нижним чинам, состоящим на службе, прибавочного по медалям жалованья отпускается в полки и команды вместе с обыкновенным жалованьем от подлежащего ведомства. Командиры полков, бригад, флотских экипажей и других отдельных частей, при увольнении в отставку, в запас и во временный отпуск нижних чинов, которым производилось на службе по медалям прибавочное жалованье, обязаны аттестаты об окончательном довольствии сих чинов прибавочным жалованьем препровождать к подлежащим Начальникам местных бригад, как документы для получения пенсий из казначейств. Там же, ст. 38; 1881 Авг. 23 (367) 1. Ст. 1, 2, 5.


    718. Все имеющие медали с надписью «за храбрость» нижние чины от телесного наказания освобождаются. Наравне с нижними воинскими чинами, освобождаются от телесного наказания, в случае преступления, и все другие лица, имеющие медаль с надписью «за храбрость». 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 39.


    719. Впадшие в преступления, как служащие, так и отставные нижние воинские чины, имеющие медали с надписью «за храбрость», лишаются оных не иначе, как по суду, с Высочайшего соизволения, по порядку, установленному в законах о судопроизводстве уголовном. Там же, ст. 40.


    Примечание. Медаль с надписью «за храбрость» снимается не иначе, как с Высочайшего соизволения и в том случае, когда бы преступник был не из дворян. Там же, ст. 40. прим.


    720. Независимо от сего в военное время Главнокомандующие Армиями, Командующие Армией и те Командиры отдельных корпусов, коим, по особым, Высочайшим, повелениям предоставлена власть Главнокомандующих, имеют право, не входя к Императорскому Величеству с представлениями об утверждении таковых приговоров, сами утверждать оные и снимать с нижних чинов медали с надписью «за храбрость»; о чём и дают знать каждый раз подлежащему Министерству, с возвращением самих медалей. Там же, ст. 41; 1890 Февр. 26, собр. узак., 937. пол., ст. 34 п. 8; ст. 134, 758.


    721. Приговор о снятии медали с надписью «за храбрость» сообщается Департаментом Таможенных Сборов, Главным Штабом или Главным Морским Штабом, вместе с возвращением медалей, Орденскому Капитулу, для сведения и исключения преступника из списков чинов, имеющих медали. 1878 Авг. 3 (58760) ст. 42; 1884 Февр. 20 (2044).


    722. Все унтер-офицеры и нижние чины, кои, получая прибавочные по медалям оклады жалованья, впали в преступления или пороки, заслуживающие строгого оштрафования, и по судебным приговорам, вошедшим в законную силу, понижены из класса в класс или разжалованы в рядовые, лишаются права и на производство того оклада, какой был ими дотоле получаем, ограничиваясь одним тем жалованьем, какое присвоено тому званию, в которое по суду понижены. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 43.


    723. При переводе нижних чинов, имеющих медали с надписью «за храбрость», в другие части, а также при увольнении их в запас и в отставку, означается: о первых — в послужных списках, а о последних — в билетах и в указах об отставке, кто, под каким нумером и за какое дело имеет медаль. Там же, ст. 44.


    724. Унтер-офицеры, рядовые и матросы, получившие медаль с надписью «за храбрость» и поступающие, по зачислении в запас, в сословие, податьми обложенное, в окладе не полагаются. Там же, ст. 45; 1885 Мая 28 (2988) ст. 1, 2.


    725. В случае утраты или неумышленной потери кем-либо из нижних чинов серебряных медалей, выдаются им от Капитула, по требованию подлежащих начальств, новые медали, с означением на них нумеров, под коими пожалованные состоят в списках; о выдаче же золотых медалей, в замен неумышленно утраченных, Главные Начальники, по точном о сем удостоверении, входят с представлениями к Министрам, для испрошения на таковую выдачу Высочайшего соизволения. 1878 Авг. 3 (58760) уст., ст. 46.


    Примечание. Нижние чины, как служащие, так и отставные, за утраченные ими золотые и серебряные медали никакому взысканию не подвергаются, но запрещается им, вместо жалованных золотых и серебряных медалей, носить таковые из меди и олова. Там же, ст. 46, прим.

    ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ
    О заслугах, награждаемых медалями

    726. За подвиги человеколюбия, с опасностию собственной жизни совершённые, но не подходящие под действие орденских Статутов, Всемилостивейшее жалуются, без различия состояния лиц, подвиги таковые оказывающих, серебряные медали, а за особые подвиги или за спасение нескольких лиц с особою опасностию жалуются медали золотые, те и другие с надписью: «за спасение погибавших», на Владимирской ленте, для ношения в петлице. 1834 Февр. 20 (6824).

    Примечание 1. Подвиги человеколюбия награждаются иногда денежными выдачами до шестидесяти рублей. Сии выдачи производятся самими Министрами и Управляющими отдельными частями, из сумм, испрашиваемых на сей предмет, установленным порядком, исключая случаи важнейшие, когда испрашивается медаль или другая высшая награда. 1831 Мая 6 (4537) ук.; 1839 Ноябр. 9 (12867); 1862 Мая 22 (38309) ст. 2, 3, 6, 48—53.

    Примечание 2. В тех случаях, когда признаётся справедливым вторично наградить серебряною медалью с надписью: «за спасение погибавших», и когда оказанный подвиг не подходит под правила о золотой медали и знаке отличия ордена Св. Анны для нижних воинских чинов, прибавляется бант к имеющейся у награждаемого серебряной медали. 1866 Сент. 13 (43637) ст. 2.

    Примечание 3. В 1880 году установлены медали Воспитательного Дома серебряная и золотая малого формата, для ношения на груди на зелёной ленте, независимо от таковой же медали для ношения на шее. 1880 Март. 1 (60605) Выс. пов.

    727. Прививатели предохранительной оспы вообще, гражданского и прочих ведомств награждаются золотыми и серебряными медалями по Уставу Врачебному. 1826 Февр. 16 (153); 1827 Дек. 27 (1655); 1839 Июл. 8 (12518) § 49; 1850 Март. 28 (24026) § 15; 1865 Авг. 6 (42375) пол. Ком. Мин., ст. 4, 6; 1872 Авг. 13 (51195) уст., § 2.

    728. Домашние наставники и учители, за десятилетнее беспорочное и усердное исправление должности своей по сему званию, могут быть, по удостоению начальства, награждаемы пожалованием установленной на сей конец медали на Александровской ленте для ношения в петлице. Для наставников назначается медаль золотая, а для учителей серебряная. 1834 Июл. 1 (7240) § 36; 1850 Янв. 17 (2384) рис.; 1855 Сент. 2 (29633) рис.

    Примечание. Награждение медалью, установленною для домашних наставников и учителей, допускается только для тех лиц, которые приобрели узаконенным порядком означенные звания и соблюдали в точности изданные на сей конец правила и постановления; прочие же лица, обратившие на себя внимание в деле народного образования, в том числе Священнослужители и церковные причетники, удостаиваются, по ходатайству подлежащих ведомств, серебряными медалями, с надписью: «за усердие», на Александровской ленте, для ношения на груди. 1864 Июн. 16 (40986); 1869 Апр. 16 (46974); Мая 26 (47138).

    729. Кто в должности церковного старосты Православного исповедания, прослужив три трёхлетия, хотя бы то не сряду, будет избран на четвёртое трёхлетие, тот, если только от духовного начальства будет засвидетельствовано, что в течение сего времени сделано им значащее приращение церковных доходов, представляется к награждению медалью, для ношения на шее; если же он из лиц благородного звания, то медаль жалуется ему не для ношения. 1808 Апр. 17 (22971), ст. 5; 1831 Июн. 18 (4663).

    730. Избранный в должность Эконома Суздальского Богаделенного Дома, если, прослужив в ней сряду три трёхлетия, будет выбран на четвёртое и если местное начальство удостоверит, что он неусыпным попечением своим привёл или содержал вверенное ему заведение в лучшем устройстве, имеет право быть представленным к награждению медалью, для ношения на шее. 1837 Окт. 26 (10609), ст. 7.

    731. Члены Орловской Судоходной Депутации, прослужившие пять лет с пользою и честию по свидетельству сословия избирателей, подтверждённому местным Губернатором и доведённому на усмотрение Министра Путей Сообщения Окружным Начальником, удостаиваются наград сперва медалями серебряными, потом золотыми, на орденских лентах, по статье 761. Особые отличия и общеполезные подвиги дают сим Членам право на награды и в кратчайший срок, но не прежде, однако, как по прослужении в сем звании по крайней мере трёх лет. 1841 Ноябр. 19 (15043) § 7; 1865 Июн. 15 (42194).

    732. Если русские шкиперы или штурманы беспорочно прослужили в сем звании на кораблях, принадлежащих русским подданным, двенадцать лет, и в течение сего времени сделали по крайней мере шесть рейсов в отдалённые иностранные порты, и сверх совершенно одобрительных аттестатов своих хозяев, представят свидетельства о сих рейсах от русских Консулов или от русского таможенного начальства, то удостаиваются к получению золотой или серебряной медали, для ношения на шее. Медали сии изготовляются непосредственно по распоряжению Министра Финансов. 1830 Февр. 12 (3485) § 25; 1844 Февр. 2 (17585) § 19.

    733. Шкиперы и матросы Кавказской гребной флотилии могут быть представляемы к награждению медалями с надписью: «за усердие», причём освобождаются от денежных взносов, взимаемых при пожаловании сих медалей. 1886 Февр. 10 (3510), ст. 9.

    734. Волостные старшины за беспорочное девятилетнее исправление должности награждаются серебряною медалью. Награды сей удостаиваются они и прежде девятилетнего срока за особенное усердие, как по успешному улучшению сельского хозяйства, так и за распространение промышленности среди подведомственных им крестьян, равно за отличие по полицейскому благоустройству и взысканию денежных сборов. 1808 Мая 15 (23020) § 79; 1834 Янв. 24 (6739) § 63; 1838 Апр. 30 (11189) III, ст. 1, 32, 33; 1844 Ноябр. 1 (18388) II, ст. 6; 1848 Июл. 15 (22444); 1850 Июн. 28 (24284) ст. 6; 1863 Июн. 26 (39792) ст. 9 в; 1865 Июн. 29 (42268) ст. 68, прим.; 1866 Янв. 18 (42899); 1867 Мая 30 (44644); 1868 Июл. 14 (46133) ст. 1, 4, 6.

    735. Председатель волостного суда, волостные судьи, волостные старшины, их помощники и члены схода выборных в Прибалтийских губерниях, за усердное ими исполнение служебных обязанностей в продолжение не менее двух трёхлетий, могут быть представлены к награждению медалями. Награды медалью могут быть удостоены писарь верхнего крестьянского суда и писарь волостного суда в Прибалтийских губерниях по усердном прослужении в сих должностях двенадцать лет. 1866 Февр. 19 (43034) пол., § 31; 1889 Июл. 9 (6188) пол. крест. присут. мест., А. 1 ст. 50.

    736. Башкиры, как занимающие должности по выбору в волостном и сельском управлении, за служебные отличия, так и незанимающие сих должностей, за другия отличия, состоящие в улучшении хозяйства и устройстве промышленных и фабричных заведений, награждаются золотыми и серебряными медалями, на основании особых правил. 1865 Июл. 2 (42282) пол. ст. 105 п. 3; прил.

    737. В губерниях Закавказья крестьяне, занимающие должности по сельскому общественному управлению, равно как и незанимающие сих должностей, в случае важных заслуг, представляются к пожалованию медалями. 1865 Июн. 29 (42268), ст. 68, прим.; 1866 Сент. 28 (43678) ст. 67, прим.; Дек. 1 (43927) прав., ст. 2, прим.; 1867 Дек. 6 (45247); 1870 Июн. 13 (48485); 1883 Апр. 26 (1522) учр., ст. 1.

    738. Чины казённой лесной стражи, а также лесные сторожа в частных лесах и в крестьянских лесных наделах за усердную долговременную службу или за особые заслуги по лесной части, удостаиваются награды медалями, по правилам о наградах сельским обывателям за особенное усердие по общественной службе и сельскому хозяйству. 1844 Янв. 31 (17571); 1869 Июн. 3 (47188), (1875 Авг. 11, Выс. пов., сообщ. Мин. Госуд. Им. 15 Авг. 1875 г., № 275); 1888 Апр. 4 (5120) пол. ст. 20.

    739. Раввины, получившие почётные права купцов первой гильдии (ср. Зак. Сост.) и после того исправлявшие беспорочно свои обязанности не менее девяти лет, награждаются золотыми медалями. 1835 Апр. 13 (8054) § 99.

    740. Евреи, состоящие при Генерал-Губернаторах для исполнения особых поручений, приобретают усердною службою и оказанными по должности отличиями право на награждение медалями, но ни в каком случае не прежде пятнадцатилетнего срока служения. 1850 Июл. 3 (24288) ст. 5 в.

    741. Состоящие при учреждённых от правительства еврейских учебных заведениях Почётные Блюстители из евреев, за усердное и полезное исполнение возложенных на них обязанностей, награждаются, по представлениям Министерства Народного Просвещения, за выслугу в сих званиях не менее десяти лет, медалями. 1861 Ноябр. 27 (37684) 1, ст. 4.

    742. Приамурскому Генерал-Губернатору предоставляется право награждать медалями тех инородцев Приамурскаго края и Забайкальской области, кои, по его усмотрению, окажутся достойными сих наград. 1860 Июн. 9 и 20. Выс. пов.; 1884 Июн. 16 (2324) мн. Гос. Сов., 1, II.

    743. Сельские обыватели, отличающиеся особенными против прочих успехов в разведении картофеля или в посеве кукурузы по трём из южных губерний, где разведение её ещё незначительно, награждаются золотыми и серебряными медалями, по установленному порядку. 1842 Февр. 16 (15296); 1843 Февр. 15 (16538) ст. 4; (1875 Авг. 11, Выс.пов., сообщ. Мин. Госуд. Им. 15 Авг. 1875 г., № 275).

    744. Лицам разных сословий за изобретения и улучшения, труды и успехи в сельском хозяйстве, а также Членам-корреспондентам Учёного Комитета Министерства Государственных Имуществ, за отличное исполнение поручений по разбору сочинений, собранию необходимых сведений и разрешению вопросов по части сельского хозяйства, раздаются особо установленные золотые и серебряные медали, по правилам Устава Сельского Хозяйства (изд. 1886 г.). 1814 Февр. 21. (17636); 1852 Янв. 21 (25919); 1861 Февр. 19 (36657); 1881 дек. 28 (575).

    745. Сельские обыватели и вообще люди податного сословия, у которых будут куплены в ремонт кавалерии или артиллерии воспитанные ими лошади, если они обратят на себя особенное внимание постоянно успешным производством и воспитанием лошадей для ремонта, а также коннозаводчики за лучших лошадей ежегодных ремонтов, удостаиваются награждения медалями, на основании Устава Сельского Хозяйства. 1819 Мая 18 (23256) ст. 1; (1875 Авг. 11; Выс. пов., сообщ. Мин. Госуд. Им. 15 Авг. 1875 г., № 275); 1876 рт. 15 (55707).

    746. В Закавказье и губерниях Херсонской, Екатеринославской и Таврической награждаются серебряными медалями те из жителей, кои покажут особенное усердие и искусство в разведении садов или лесов, приобретут и посадят у себя лучшие растения и отличные роды винограда; также Волостные Старшины, в ведомстве коих обнаружится более успеха в заведении общественных плантаций (ср. ст. 734). Отличные хозяева из дворян награждаются по Высочайшему Его Императорского Величества усмотрению, а купцы первой и второй гильдий, кои покажут особенное усердие своё по учреждению каких-либо общеполезных заведений, награждаются золотыми медалями. 1828 Сент. 14 (2280) ст. 7, (2661) ст. 1; 1834 Апр. 21 (7016); 1883 Апр. 26 (1522) учр., ст. 1.

    747. Промышленники, устроившие паточные, крахмальные и другие заводы, для переделки картофеля, когда на сих заводах в течение пяти лет сряду будет обделываться до трёх тысяч четвертей картофеля, награждаются серебряными медалями для ношения на шее, а за обделку в течение шести лет сряду до десяти тысяч четвертей, золотыми медалями для ношения на шее; о помещиках же, оказавших особенное усердие в устройстве подобных заводов, представляется на Высочайшее усмотрение. 1843 Февр. 15 (16538) ст. 5. С. З. 1892 г. Т. 1. Ч. II.

    748. Избранный участковым старостой для наблюдения за рыбным ловом в водах Каспийского моря пятнадцать раз (хотя бы и не сряду) награждается, по представлению управления Каспийских рыбных и тюленьих промыслов, серебряною на шею медалью на Станиславской ленте; если же избрание его повторится сорок пять раз, то он награждается золотою на грудь медалью на Аннинской ленте. 1865 Мая 25 (42136) уст., § 56; 1876 Янв. 27 (55511) 1, ст. 1.

    749. Купцы, кои в одно лето разведут не менее десяти тысяч тутовых деревьев в губерниях Киевской, Подольской, Харьковской, Херсонской, Екатеринославской, Таврической и Черниговской, или в Закавказье, награждаются медалями для ношения на груди. 1797 Ноябр. 8 (18240); 1800 Февр. 22 (19290) ст. 7; 1828 Сент. 14 (2280); 1834 Апр. 21 (7016); 1835 Дек. 5 (8654); 1883 Апр. 26 (1522) учр., ст. 1.

    750. Лица, отличившиеся изделиями фабричными и ремесленными, по Уставу о Промышленности, награждаются, между прочим, похвальными медалями нарочно для того выбитыми, золотыми и серебряными. 1828 Окт. 22 (2367) §§ 13—16; 1830 Июл. 22 (3811).

    751. Мастера, подмастерья и мастеровые Императорских стеклянного и фарфорового заводов, Императорской Петергофской гранильной фабрики, а равно должностные лица и мастеровые Александровского главного механического завода, Екатеринбургской гранильной фабрики, шлифовальных фабрик и горных заводов, подведомственных Кабинету Его Императорского Величества и горных заводов казённых и частных, в поощрение к трудолюбию и искусству и за особенные заслуги, открытия или изобретения, награждаются медалями, по ходатайству подлежащих начальств или заводовладельцев. 1835 Янв. 2 (7721) § 27; 1836 Апр. 19 (9087) § 40; 1837 Февр. 8 (9928) § 33; 1856 Окт. 20, Выс. пов.; 1860 Янв. 19 (35356) § 17; Мая 21 (35809) ст. 6; 1861 Март. 8 (36719) ст. 51; Июн. 13 (37101) ст. 37; 1862 Июн. 4 (38339) ст. 10; Дек. 17 (39043).

    752. Денежные пожертвования и уступки по подрядам не дают права на награждение медалями, так же, как и другими знаками отличия (ср. ст. 125). 1820 Мая 4 (28266); 1824 Ноябр. 14 (30115) ст. 24.

    ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
    О заготовлении медалей

    753. Золотые и серебряные медали, в награду различного рода подвигов установленные, выдаются от Капитула Орденов; украшенные же бриллиантами отпускаются из Кабинета Его Императорского Величества. 1844 Март. 12 (17713).


    754. Выдаваемые из Капитула Орденов медали золотые и серебряные заготовляются на С.-Петербургском Монетном Дворе, на счёт сумм государственного казначейства. 1837 Сент. 28 (10560); 1844 Окт. 29 (18371 а, П. С. З. 1855 г.); 1850 Март 1 (23955) ст. 127.


    Примечание. Медали, жалуемые Башкирам (ст. 736), заготовляются на счёт процентов с хозяйственного Башкирского капитала. 1865 Июл. 2 (42282) прил., ст. 36 п. 9.

    ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
    О порядке представления к награждению медалями

    755. Все представления о награждении медалями, как за подвиги человеколюбия (ст. 726), так и за другие неслужебные отличия, поступают по начальству к тем Министрам и Главноуправляющим, к ведомству коих представляемые лица принадлежат, а от них, каждым непосредственно, вносятся в Комитет для рассмотрения представлений к Высочайшим наградам, по третям года. 1834 Июн. 12 (7177); 1836 Янв. 21 (8798); 1852 Янв. 28 (25944) ст. 87; 1892 Февр. 27, собр. узак., 249; Июл. 9, собр. узак., 730, доп. прав., ст. 1.


    Примечание 1. Представление о награждении медалями за подвиги человеколюбия и труды по народному образованию вносятся в Комитет для рассмотрения представлений к Высочайшим наградам в форме ведомостей, по каждому ведомству, по третям года, по формам, приложенным к сему примечанию; представления же о награждении иными медалями вносятся в сей Комитет, сообразно форме, указанной в примечании к статье 675 (по Прод. 1890 г.) Устава о Службе по определению от правительства. 1850 Авг. 31 (24450); 1859 Июл. 31 (34781) § 15, прим. 2; 1866 Апр. 15 (43191) ст. 6; 1882 Янв. 29 (637); 1892 Февр. 27, Собр. узак., 249.


    Примечание 2. По истечении каждой трети года, вносятся в Комитет для рассмотрения представлений к Высочайшим наградам представления о награждении тех лиц, которые, по свойству их подвигов, не могут быть включены в годовое представление об отличиях служебных (ср. Уст. Служб. Прав., ст. 676). Могут быть и отдельные от годовых и третных представлений ходатайства об отличиях неслужебных, но только в случаях особенно важных, или когда значительное число лиц представляется вдруг за какую-либо особого рода заслугу. 1859 Апр. 24 (34413); Июн. 25 (34673); Июл. 31 (34781) § 14, прим.; § 15, прим. 2; 1861 Дек. 15 (37749); 1864 Дек. 31 (41631); 1882 Янв. 29 (637); 1892 Февр. 27, собр. узак., 249.


    756. Министры и Главноуправляющие обязаны строгим разбором умерять представления сего рода (ст. 755). 1844 Сент. 26 (18250); 1846 Дек. 24 (20745 а, П. С. З. 1855 г.).


    Примечание. Крестьяне и другие лица бывшего податного сословия, собственно по делам, относящимся до крестьян, представляются к пожалованию медалями только в случае особенных заслуг. 1862 Апр. 13 (38163); 1863 Март. 1 (39337); Июл. 30 (39928); Ноябр. 2 (40172); 1881 Дек. 28 (575); 1884 Апр. 17 (2155); 1885 Мая 28 (2988).


    757. Запрещается представлять к награждению медалями вопреки действующим правилам. 1851 Янв. 2 (24787).


    758. Вообще надлежит удостаивать к сей награде (ст. 757) только тех, кои ни под каким следствием и судом не состояли, или в возведённых обвинениях оправданы. 1834 Февр. 20 (6824).


    759. Запрещается входить с представлениями о дозволении пожалованные медали украшать бриллиантами на собственный счёт пожалованных ими. 1847 Март. 4 (20964).


    760. Епархиальные начальства, до внесения представления о награждении медалями церковных старост (ст. 729), должны сноситься с губернским начальством, нет ли законных препятствий к награждению представляемых, и о полученных отзывах прописывать в представлении. 1852 Янв. 28 (25944) ст. 103.


    761. Лица купеческого и других сословий представляются к награждению медалями для ношения на шее на ленте ордена Св. Андрея Первозванного только тогда, когда они имеют уже таковые на лентах всех младших орденов: Св. Станислава, Св. Анны, Св. Владимира и Св. Александра Невского, и отнюдь не мимо одной из них, хотя бы удостаиваемые состояли в звании Коммерции Советников, или занимали какую-либо высшую должность в порядке городской службы (а). — Относительно же лиц сельского сословия соблюдаются следующие особые правила:

    1) При представлении к пожалованию сельских обывателей серебряными медалями, установленными за отличия по общественной службе, с надписью: «за полезное», следует соблюдать, чтоб сперва награждались они медалями, установленными, по особой Высочайше утверждённой форме, для ношения на груди на Аннинской ленте, а потом медалями обыкновенной формы для ношения на шее, прежде на Станиславской и затем на Аннинской ленте.

    2) Существующее по фабричной, заводской и ремесленной промышленности правило (ст. 245, 246 и 248 Уст. Промышл.), по которому лица сельского сословия за успехи в сей промышленности награждаются золотыми медалями для ношения на шее, распространяется на них и за особенные заслуги по общественной службе, равно и за улучшение хозяйства, в тех случаях, когда они будут иметь в порядке, выше определённом (п. 1), все три степени медалей серебряных (б).

    (а) 1834 Февр.14 (6808); 1841 Ноябр. 19 (15043), § 7; 1856 Ноябр. 23 (31160). — (б) 1840 Дек. 23 (14079 а, П. С. 3. 1844 г.) ст. 3, 4; 1841 Янв. 27 (14222) ст. 1, 2; 1856 Ноябр. 23 (31160); 1866 Янв. 18 (42899); 1867 Мая 30 (44644); (1875 Авг. 11, Выс. пов., сообщ. Мин. Госуд. Им. 1; Авг. 1875 г., № 275).

    ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ
    О денежных взносах от пожалованных медалями

    762. С пожалованных медалями взыскивается в пользу увечных воинов: за медаль, украшенную бриллиантами, сто пятьдесят рублей; за золотую медаль на Андреевской ленте шестьдесят рублей; на Александровской и Владимирской лентах — по сорока пяти рублей; на Аннинской и Станиславской — по тридцати рублей; за серебряные — по семи рублей пятидесяти копеек. За медали, жалуемые на Георгиевских лентах, ничего не взыскивается. 1816 Март. 23 (26207); 1837 Дек. 14 (10799 а, П. С. 3. 1855 г.); Дек. 28 (10837); 1839 Ноябр.9 (12867); 1840 Апр. 9 (13366); 1844 Март. 12 (17713).


    763. За золотую медаль на зелёной ленте взыскивается, также в пользу увечных воинов, тридцать рублей. 1837 Апр. 28 (10186); 1839 Ноябр. 9 (12867).


    764. За медаль, пожалованную по статье 728, взыскивается в капитал призрения лиц, посвящающих себя званию домашних наставников или учителей, следующая сумма: за медаль золотую тридцать рублей, за медаль серебряную пятнадцать рублей. 1834 Июл. 1 (7240) § 62; 1839 Ноябр. 9 (1286).


    765. От взыскания денег за пожалование медалями освобождаются: 1) лица, жалуемые за спасение погибавших и другие человеколюбивые подвиги и за поимку дезертиров (а); 2) лица, жалуемые медалями за службу в должностях по общественному крестьянскому управлению (ст. 734—737) и за труды по народному образованию (ст. 728, прим.) (б); 3) лица, жалуемые за службу по лесной части (ст. 738) (в); 4) азиатцы, жалуемые медалями (г), и 5) туземцы Кавказского края, если они не состоят в действительной военной и гражданской службе (д).

    (а) 1835 Дек. 17 (8682). — (б) 1873 Окт. 28 (32720). — (в) 1890 Март. 27, собр. узак., 409. — (г) 1822 Июл. 11 (29108); 1875 Март. 1 (54448) ст. 3. — (д) 1840 Июн. 22 (13588); 1872 Апр. 12 (50744) пол.; Кавк., ст. 1.

    ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
    О преимуществах лиц, пожалованных медалями

    766. Лица, по состоянию своему не изъятые от телесных наказаний, но Всемилостивейше награждённые медалями за заслуги или подвиги человеколюбия, изъемлются от сих наказаний, по правилам, изложенным в Уложении о Наказаниях. 1845 Авг. 15 (19283) прил. 1, ст. 5 п. 3; ст. 8; 1863 Апр. 17 (39504) ст. 1; 1865 Янв. 11 (41672).

    ОТДЕЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
    О порядке лишения медалей в случае преступления и о случаях возвращения их в Капитул

    767. В случае преступления, медаль с изображением Его Императорского Величества снимается с пожалованного ею не иначе, как по суду уголовному, с Высочайшего соизволения, сообразно порядку, установленному в правилах о судопроизводстве уголовном (а).


    Примечание. Правила о лишении военных и морских нижних чинов, за преступления, медалей, Всемилостивейшее жалованных им с надписью: «за спасение погибавших» и «за усердие», определены в Воинском и Военно-Морском Судебных Уставах (б).

    (а) 1837 Июн. 3 (10303) § 241; 1845 Авг. 15 (19283) прил. 1, ст. 8; 1864 Ноябр. 20 (41476) ст. 945 п. 1; 1866 Апр. 15 (43191) ст. 11. — (б) 1843 Окт. 22 (17255); Дек. 20 (17431); 1844 Окт. 9 (18287); Ноябр. 7 (18408); Ноябр. 30 (18483); 1846 Мая 30 (20068); 1847 Апр. 23 (21142); 1867 Мая 15 (44575) ст. 1016 п. 2; ст. 1234, 1236; (44576) ст. 1011 п. 2; 1868 Апр. 17 (45729) ст. 37; 1874 Апр. 1 (53333); 1884 Март 13 (2095); 1890 Февр. 26, собр. узак., пол., ст. 34 п. 8, ст. 134, 758.


    768. Снятые за преступления медали, золотые и серебряные, препровождаются в Капитул Орденов, украшенные же бриллиантами в Кабинет Его Императорского Величества. 1844 Март 12 (17713); 1857 Мая 14 (31841). — Ср. узак. привед. под ст. 201 и 767.


    769. Лица, представляемые в распоряжение правительства по приговорам их обществ, в случае переселения их в Сибирь в порядке административном, не лишаются Всемилостивейше пожалованных им знаков отличия; но знаки сии отбираются от них и вручаются им по прибытии в места назначения, порядком, в Уставе о Ссыльных определённым. 1865 Июн. 1 (42154).

    ОТДЕЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
    Правила о награждении медалями лиц, служащих в полиции и пожарных командах

    I. Правила о награждении лиц, служащих в полицейских и пожарных командах, а также и полицейских урядников, серебряными медалями.


    770. Право на получение серебряной медали на Аннинской ленте, с надписью «за беспорочную службу в полиции», для ношения на груди, жалуется тем нижним чинам полицейских и пожарных команд и полицейским урядникам, которые, прослужа безупречно не менее пяти лет, останутся на службе в команде или в должности полицейского урядника на дальнейшее время. 1876 Дек. 17 (56727) Выс. пов., ст. 1; 1878 Янв. 20 (58099) Выс. пов.; Июн. 9 (58610) пол. Ком. Мин., ст. 3; 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин.


    Примечание 1. На сей медали помещается вокруг портрета Его Величества надпись «Божиею Милостью Александр III Император и Самодержец Всероссийский». 1883 Февр. 25 (1410).


    Примечание 2. Действие правил, изложенных в статьях 770—777, распространяется и на тех полицейских урядников, кои до 18 Января 1885 года выслужили вполне или отчасти установленный сими правилами пятилетний срок для права ношения медали на службе. 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин., ст. 1.


    Примечание 3. Действие правил, изложенных в статьях 770—777, распространяется и на нижних чинов, служащих в вольнонаёмных полицейских и пожарных командах области войска Донского, а также на полицейских урядников, с тем, что удостоение к награждению медалями представляется власти Войскового Наказного Атамана войска Донского и что списки награждаемых представляются, для истребования медалей, в Военное Министерство. 1887 Март 27 (4323), пол. Ком. Мин.


    771. Прослужившие затем (ст. 770) ещё пять лет пользуются правом ношения пожалованной медали и по выходе из команды или должности полицейского урядника; оставляющие же службу ранее этого срока обязываются возвращать медаль своему начальству. 1876 Дек. 17 (56727) Выс. пов., ст. 2; 1878 Янв. 20 (58099) Выс. пов.; Июн. 9 (58610) пол. Ком. Мин., ст. 3; 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин.


    772. Все вообще нижние полицейские чины (в том числе и полицейские урядники) могут быть удостаиваемы награждения медалью, как с правом ношения на службе, так и по оставлении оной, лишь при том условии, если они прослужат установленные для сего срока непрерывно. 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин., ст. 2.


    773. Выдача означенных в статье 770 медалей возлагается на Капитул Орденов. 1877 Февр. 18 (56962) Выс. пов., ст. 1.


    774. Рассмотрение прав нижних полицейских и пожарных служителей и полицейских урядников на получение медали возлагается на обязанность непосредственного их полицейского начальства, которое о лицах, имеющих право на получение медали, должно входить с представлением к Губернаторам, в Градоначальствах к Градоначальникам, а в городах Москве и Варшаве к Обер-Полицмейстерам. Там же, ст. 2; 1878 Янв. 20 (58099) Выс. пов.; Июн. 9 (58610), пол. Ком. Мин., ст. 3; 1885 Янв. 18 (2677), пол. Ком. Мин.


    775. Губернаторы (Градоначальники и Обер-Полицмейстейстеры), по поверке прав нижних чинов и полицейских урядников на получение медали, окончательно удостаивают их награждения таковыми и представляют в Министерство Внутренних Дел, через каждое полугодие, именные списки награждаемых, для истребования из Капитула Орденов следующих им медалей. 1877 Февр. 18 (56962) Выс. пов., ст. 3; 1878 Янв. 20 (58099) Выс. пов.; Июн. 9 (58610) пол. Ком. Мин., ст. 3; 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин.


    776. Лица, удостаиваемые медалями за беспорочную службу в полиции, при пожаловании, никаким денежным взносам не подвергаются. 1877 Февр. 18 (56962) Выс. пов., ст. 4.


    777. Отобранные, на основании статьи 771, медали возвращаются общим порядком в Капитул Орденов. 1876 Дек. 17 (56727) Выс. пов., ст. 3; 1878 Янв. 20 (58099) Выс. пов.; Июн. 9 (58610) пол. Ком. Мин., ст. 3; 1885 Янв. 18 (2677) пол. Ком. Мин.; 1889 Окт. 12 (6294).


    II. Положение о награждении околоточных, портовых и полицейских (в столицах) надзирателей, брандмейстеров и нижних чинов полицейских и пожарных команд золотыми и серебряными медалями с надписью «за усердие».


    778. Околоточные, портовые и полицейские (в столицах) надзиратели, брандмейстеры, городовые, полицейские урядники, земские полицейские стражники, нижние чины портовых и речных полиций и служители полицейских и пожарных команд, за особо выдающиеся заслуги, могут быть награждены золотою и серебряною медалями с надписью «за усердие» для ношения на шее: первой — на Владимирской, а второй — на Аннинской лентах (ср. ст. 755). 1888 Дек. 8 (5620), пол., ст. 1; 1892 Февр. 27, собр. узак., 249; Июл. 9, собр. узак., 730, доп. прав., ст. 1.


    Примечанне 1. Околоточные, портовые и полицейские надзиратели, имеющие классные чины, медалями не награждаются. 1888 Дек. 8 (5620) пол., ст. 1, прим. 1.


    Примечание 2. Медали жалуются только тем брандмейстерам, которые определены к исправлению должностей, на основании примечания к статье 670 Общего Губернского Учреждения. Там же, ст. 1, прим. 2.


    779. К серебряной медали могут быть представляемы: 1) околоточные и полицейские надзиратели, а также брандмейстеры по прослужении в означенных званиях пяти или же в полиции десяти лет, причём в последнем случае лишь те, которые имеют медаль «за беспорочную службу в полиции» и 2) все прочие, поименованные в статье 778, лица, имеющие медаль «за беспорочную службу в полиции» и прослужившие в оной не менее пятнадцати лет. Там же, ст. 2.


    Примечание. Означенные в пункте 2 сей (779) статьи лица, не выслужившие срока для получения серебряной медали с надписью «за усердие» для ношения на шее на Аннинской ленте, в особых случаях могут быть представлены к награждению серебряною медалью с надписью «за усердие» для ношения на груди; имеющие медаль «за беспорочную службу в полиции», на Александровской, а не имеющие оной — на Станиславской лентах. Означенная медаль жалуется также порядком, указанным в статьях 778 и 784, и с соблюдением требований 781 и 783 статей. Там же, ст. 2, прим.


    780. К золотой медали могут быть представляемы все, означенные в статье 778, лица по прослужении пяти лет после получения серебряной медали, с надписью «за усердие» для ношения на шее. Там же, ст. 3.


    781. Награждения медалями не удостаиваются бывшие под следствием и судом и не оправданные в возведённых на них обвинениях, а равно и те, которые, состоя на службе в полиции, были перемещены с высшей должности на низшую. Там же, ст. 4.


    782. При пожаловании золотой медали серебряная не снимается, а носится также на шее ниже золотой. Там же, ст. 5.


    783. Относительно денежных взносов за пожалованные медали, преимуществ лиц, получивших оные, а также порядка лишения медалей и возвращения их в Капитул Орденов, применяются правила, изложенные в статьях 762 и 766—769. Там же, ст. 6.


    784. Представления о награждении медалями, с приложением наградных списков лиц, коим испрашиваются медали, поступают в Министерство Внутренних Дел один раз в год к первому Октября, о Всемилостивейшем же пожаловании медалями объявляется первого Января следующего года. Там же, ст. 7.

    ОТДЕЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
    Правила о награждении нижних чинов тюремной стражи серебряными медалями

    785. Выдача серебряной медали, с надписью «за беспорочную службу в тюремной страже», для ношения на груди на Аннинской ленте, возлагается на Капитул Орденов. 1887 Дек. 3 (4859) Выс. пов., ст. 1.


    786. Право на получение медали жалуется тем нижним чинам, которые, прослужа безупречно в тюремной страже не менее пяти лет, останутся на службе в страже на дальнейшее время. Там же, ст. 2.


    787. Прослужившие затем ещё пять лет пользуются правом ношения пожалованной медали и по выходе из состава тюремной стражи; оставляющие же службу ранее этого срока обязываются возвратить медаль своему начальству. Там же, ст. 3.


    788. Отобранные на этом основании медали возвращаются общим порядком в Капитул Орденов. Там же, ст. 4; 1889 Окт. 12 (6294).


    789. Рассмотрение прав тюремных надзирателей на получение медали относится к обязанности непосредственного начальства тюрьмы, которое о лицах, имеющих право на получение медали, должно входить с представлением к Губернаторам (в Градоначальствах — к Градоначальникам). 1887 Дек. 3 (4859) Выс. пов., ст. 5.


    790. Губернаторы и Градоначальники, по поверке прав нижних чинов на получение медали, окончательно определяют, кто из них может быть удостоен награждения таковыми, и представляют Начальнику Главного Тюремного Управления, чрез каждое полугодие, именные списки награждаемых, для истребования из Капитула Орденов следуемых им медалей. Там же, ст. 6.


    791. Лица, удостаиваемые медалями «за беспорочную службу в тюремной страже», при пожаловании, не подвергаются никаким денежным взносам. Там же, ст. 7.

    Приложение 2
    Правила ношения орденов и медалей СССР, орденских лент и лент медалей на планках и других знаков отличия

    Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1980 г.
    (Извлечение)

    Граждане, удостоенные государственных наград СССР, в соответствии с Общим положением об орденах, медалях и почётных званиях СССР, носят ордена, медали, нагрудные знаки к почётным званиям СССР, как правило, во время проведения сессий Советов народных депутатов, съездов и конференций общественных организаций, общегосударственных празднеств и торжественных заседаний. В других случаях награждённые могут носить либо ордена, медали СССР, либо их ленты на планках.

    При ношении государственных наград СССР, орденских лент и лент медалей на планках, других знаков отличий соблюдаются следующие правила:


    1. Знаки особого отличия — медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза и Золотая медаль «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда носятся на левой стороне груди над орденами и медалями.

    При ношении двух и более знаков особого отличия они прикрепляются к одежде в один ряд, располагаясь справа налево с промежутками в 10 мм между боковыми концами звёзд в следующей последовательности: медаль «Золотая Звезда», Золотая медаль «Серп и Молот». Знаки особого отличия одного наименования размещаются в порядке времени награждения.


    2. …Орден «Мать-героиня» носится на левой стороне груди и при наличии других орденов и медалей размещается над ними, а при наличии знаков особого отличия — медали «Золотая Звезда» или Золотой медали «Серп и Молот» — левее их.


    Орден «Материнская слава» I, II и III степени носится на левой стороне груди и располагается справа налево в порядке старшинства степеней, а при наличии других орденов и медалей размещается над ними…


    4. Все медали СССР, кроме медали «За отличие в воинской службе» I и II степени, носятся на левой стороне груди и располагаются после орденов.

    При ношении на левой стороне груди двух и более медалей, а также при ношении медалей вместе с орденами их пятиугольные колодочки соединяются в ряд на общей планке. Медали располагаются после орденов в ряд справа налево в следующей последовательности: медаль «За отвагу», медаль Ушакова, медаль «За боевые заслуги», медаль Нахимова, медаль «За трудовую доблесть», медаль «За трудовое отличие», медаль «Партизану Отечественной войны» I степени, медаль «Партизану Отечественной войны» II степени, медаль «За отличие в охране государственной границы СССР», медаль «За отличную службу по охране общественного порядка», медаль «За отвагу на пожаре», медаль «За спасение утопающих», медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За оборону Москвы», медаль «За оборону Одессы», медаль «За оборону Севастополя», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За оборону Киева», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За оборону Советского Заполярья», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», медаль «За победу над Японией», медаль «За взятие Будапешта», медаль «За взятие Кенигсберга», медаль «За взятие Берлина», медаль «За освобождение Белграда», медаль «За освобождение Варшавы», медаль «За освобождение Праги», медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», медаль «Ветеран труда», медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР», медаль «За укрепление боевого содружества», медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга», медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса», медаль «За освоение целинных земель», медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали», медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР», медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», юбилейная медаль «ХХ лет РККА», юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота», юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «50 лет советской милиции», медаль «В память 800-летия Москвы», медаль «В память 250-летия Ленинграда», медаль «В память 1500-летия Киева».

    Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» при ношении вместе с орденами и медалями, размещёнными на общей планке, располагается левее и выше общей планки, но ниже медали «Золотая Звезда» и Золотой медали «Серп и Молот», а при отсутствии указанных знаков особого отличия — на их месте.

    Медаль «Медаль за материнство» I и II степени при наличии орденов и других медалей размещается рядом с ними или ниже их.

    Медаль «За отличие в воинской службе» I и II степени носится на правой стороне груди и располагается слева направо в порядке старшинства степеней. При наличии орденов медаль размещается ниже орденов.


    5. Орден СССР, которым награждены предприятие, объединение, учреждение, организация, союзная, автономная республика, край, область, автономная область, автономный округ, район, город, иной населённый пункт, прикрепляется к знамени на лицевой стороне полотнища в верхнем углу в 15 см от края полотнища и в 10 см от древка. При наличии двух и более орденов они располагаются вдоль древка сверху вниз на расстоянии 5—10 см один от другого в порядке установленной последовательности. Орденская лента прикрепляется к древку знамени выше полотнища.

    Порядок хранения и ношения орденов на боевом знамени награждённой воинской части определяется Уставом внутренней службы Вооружённых Сил СССР.


    6. …Орден «Мать-героиня» и орден «Материнская слава» I, II, III степени лент на планках не имеют.


    7. Ленты медалей на планках при ношении без медалей располагаются на левой стороне груди справа налево после орденских лент в следующей последовательности: медаль «За отвагу», медаль Ушакова, медаль «За боевые заслуги», медаль Нахимова, медаль «За трудовую доблесть», медаль «За трудовое отличие», юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», медаль «Партизану Отечественной войны» I степени, медаль «Партизану Отечественной войны» II степени, медаль «За отличие в охране государственной границы СССР», медаль «За отличие в воинской службе» I степени, медаль «За отличие в воинской службе» II степени, медаль «За отличную службу по охране общественного порядка», медаль «За отвагу на пожаре», медаль «За спасение утопающих», медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За оборону Москвы», медаль «За оборону Одессы», медаль «За оборону Севастополя», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За оборону Киева», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За оборону Советского Заполярья», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», юбилейная медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», медаль «За победу над Японией», медаль «За взятие Будапешта», медаль «За взятие Кенигсберга», медаль «За взятие Вены», медаль «За взятие Берлина», медаль «За освобождение Белграда», медаль «За освобождение Варшавы», медаль «За освобождение Праги», медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», медаль «Ветерану труда», медаль «Ветерану Вооружённых Сил СССР», медаль «За укрепление боевого содружества», медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга», медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса», медаль «За освоение целинных земель», медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали», медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР», медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», юбилейная медаль «ХХ лет РККА», юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота», юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «50 лет советской милиции», медаль «В память 800-летия Москвы», медаль «В память 250-летия Ленинграда», медаль «В память 1500-летия Киева».

    Ленты к медали «Золотая Звезда», Золотой медали «Серп и Молот» отдельно от медалей не носятся. Медаль «Медаль материнства» I и II степени ленты на планке не имеет.


    8. При ношении двух и более орденских лент и лент медалей ленты закрепляются рядом на общей планке справа налево в порядке, установленном в пунктах 6 и 7 настоящих правил. Ленты, не умещающиеся на одной планке, переносятся на вторую, третью и т. д. планки, прикрепляемые к одежде ниже первой.


    9. Золотая медаль лауреата международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами», почётный знак лауреата Ленинской, Государственной премии СССР; нагрудный знак к почётному званию СССР носятся на правой стороне груди и располагаются выше орденов.

    Знаки ранения располагаются на правой стороне груди выше орденов.


    10. Ведомственные медали «За безупречную службу» I, II и III степени, учреждённые Министерством обороны СССР, Министерством внутренних дел СССР, Комитетом государственной безопасности СССР, носятся на левой стороне груди и при наличии орденов и медалей СССР размещаются слева от них в порядке старшинства степеней.

    Ленты ведомственных медалей «За безупречную службу» I, II и III степени располагаются на планках после орденских лент и лент медалей СССР.


    11. Нагрудные знаки депутатов Советов народных депутатов носятся на левой стороне груди и располагаются ниже орденов и медалей СССР.


    12. Ордена и медали иностранных государств носятся ниже орденов и медалей СССР. Ордена и медали, прикрепляемые на лентах, размещаются на левой стороне груди, а без лент — на правой стороне груди награждённого.

    Ленты иностранных орденов и медалей носятся на отдельных планках ниже планок орденских лент и лент медалей СССР.

    Приложение 3
    Ленты медалей и ордена Славы

    1. Медаль «Золотая Звезда», Золотая медаль «Серп и Молот»

    2. Медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»

    3. Медаль «За боевые заслуги»

    4. Медаль «За отвагу»

    5. Медаль «За трудовое отличие»

    6. Медаль «За трудовую доблесть»

    7. Медаль «За оборону Киева»

    8. Медаль «За оборону Москвы»

    9. Медаль «За оборону Одессы»

    10. Медаль «За оборону Севастополя»

    11. Медаль «За оборону Сталинграда»

    12. Медаль «За оборону Ленинграда»

    13. Медаль «За оборону Кавказа»

    14. Медаль «За оборону Советского Заполярья»

    15. Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени

    16. Медаль «Партизану Отечественной войны» II степени

    17. Орден Славы

    18. Медаль Ушакова

    19. Медаль Нахимова

    20. Медаль «За освобождение Белграда»

    21. Медаль «За освобождение Варшавы»

    22. Медаль «За взятие Кенигсберга»

    23. Медаль «За взятие Будапешта»

    24. Медаль «За взятие Вены»

    25. Медаль «За взятие Берлина»

    26. Медаль «За освобождение Праги»

    27. Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    28. Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    29. Медаль «За победу над Японией»

    30. Медаль «За восстановление угольных шахт Донбасса»

    31. Медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга»

    32. Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР»

    33. Медаль «За отличную службу по охране общественного порядка»

    34. Медаль «За освоение целинных земель»

    35. Медаль «За спасение утопающих»

    36. Медаль «За отвагу на пожаре»

    37. Медаль «Ветеран труда»

    38. Медаль «За отличие в воинской службе»

    39. Медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР»

    40. Медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали»

    41. Медаль «За преобразование Нечерноземья РСФСР»

    42. Медаль «За укрепление боевого содружества»

    43. Медаль «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири»

    44. Медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»

    45. Медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    46. Медаль «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    47. Медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

    48. Медаль «30 лет Советской Армии и Флоту»

    49. Медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР»

    50. Медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР»

    51. Медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР»

    52. Медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР»

    53. Медаль «50 лет Советской милиции»

    54. Медаль «В память 800-летия Москвы»

    55. Медаль «В память 250-летия Ленинграда»

    Медаль «В память 1500-летия Киева»


    Литература


    1

    Л.Н. Толстой. Севастополь в декабре месяце. Собр. соч. М., 1987, т. 2, с. 18.

    (обратно)


    2

    Аргументы и факты. 1990, № 13, 31 марта — 6 апреля.

    (обратно)


    3

    Вестник Временного правительства № 1 (46) от 5 марта (18) 1917 г.

    (обратно)


    4

    Собр. Узак. 1917 г. Февраля 9, отд. 1, ст. 192.

    (обратно)


    5

    Русский инвалид. 1917, № 148, 27 июня.

    (обратно)


    6

    Собр. Узак. 1917 г., Сентября 1, отд. 1, ст. 1321, п. 1.

    (обратно)


    7

    Там же, п. 2.

    (обратно)


    8

    Там же, п. 3.

    (обратно)


    9

    Приказ по военному ведомству, № 532.

    (обратно)


    10

    Дуров В.А. Георгиевские награды. Советский коллекционер, альманах, 1982/20, с. 88.

    (обратно)


    11

    Собр. Узак. 1917 г., Сентября 1, отд. 1, ст. 1321, п. 1, 3.

    (обратно)


    12

    Там же, п. 4.

    (обратно)


    13

    Петерс Д.И. Наградные медали России второй половины XIX — начала ХХ вв. Каталог. М., 1984, с. 29, 31.

    (обратно)


    14

    Русские мемуары 1800—1825 гг. М., 1989, с. 90.

    (обратно)


    15

    Собр. Узак. 1917 г., Сентября 1, отд. 1, ст. 1321, п. 1, 2.

    (обратно)


    16

    Исторические записки. М., 1979, т. 108, с. 17 (сноска, п. 17).

    (обратно)


    17

    Там же, с. 18, 19 (сноска, п. 6).

    (обратно)


    18

    Собр. Узак. 1917 г., Сентября 9, отд. 1, ст. 1430.

    (обратно)


    19

    Кавторадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов. М., 1988.

    (обратно)


    20

    КПСС в Вооружённых Силах Советского Союза. М., 1958.

    (обратно)


    21

    Спутник красноармейца. М., 1920, с. 186.

    (обратно)


    22

    Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Октябрь, 1988, № 10, 12.

    (обратно)


    23

    Витгенштейн Е.Н. Дневник 1914—1918. Париж, 1986.

    (обратно)


    24

    Трубецкой Г.Н. Годы смут и надежд. Монреаль, 1981.

    (обратно)


    25

    Пашков П. Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов. Париж, 1961.

    (обратно)


    26

    Деникин А.И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926, т. II.

    (обратно)


    27

    Трубецкой Г.Н. Годы смут и надежд. Монреаль, 1981.

    (обратно)


    28

    Гуль Р.Б. Ледяной поход. Берлин, 1923.

    (обратно)


    29

    Пашков П. Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов. Париж, 1961.

    (обратно)


    30

    Там же.

    (обратно)


    31

    Деникин А.И. Очерки русской смуты. Берлин, 1926, т. III.

    (обратно)


    32

    Военный Энциклопедический Словарь. М., 1983.

    (обратно)


    33

    Гелен Р. Влиять на ход истории. Слово, 1990, № 5, с. 81.

    (обратно)


    34

    Эхо истории. Правда, 1990, 23 апр.

    (обратно)


    *

    Это и все последующие описания знаков взяты из работы П. Пашкова «Ордена и знаки отличия гражданской войны 1917—1922 годов». Париж, 1961.

    (обратно)

  • Источник — http://lib.rus.ec/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно