Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    СВЯТОЙ ПРЕПОДОБНЫЙ ЕФРЕМЪ СИРИНЪ
    ТВОРЕНИЯ · ТОМ II ·


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Святой преподобный Ефрем Сирин Творения Том 2
  •   О любви
  •   О псалме
  •   О молитве
  •   О любви к бедным
  •   О посте
  •   На слова: …Два будета на селе… (Мф. 24:40)
  •   О суете настоящей жизни
  •   О блаженных обителях
  •   О блаженных местах
  •   О том, что не должно дивиться временному и обольщаться приятностями жизни, и на псалом семьдесят второй
  •   На тех, которые ежедневно грешат и ежедневно каются
  •   Поучение о том, что не должно соблазнять ближнего, и о правой жизни
  •   Об истинном отречении от мира, и о том, как душе обрести Бога, и для чего приходил Господь
  •   Слово подвижническое
  •   Ответ утверждающим, что землетрясения бывают от подземных ветров
  •   О том, что не должно обольщаться еллинскими мнениями
  •   О том, что христиане не должны предаваться забавам
  •   Поучение падшему брату о воздержании от плотских пожеланий, о борении и великой осмотрительности
  •   О том, что должно избегать всяких вредных свиданий, и о воздержании
  •   Молитвы ко Пресвятой Богородице
  •     Молитва 1–я
  •     Молитва 2–я
  •     Молитва 3–я
  •     Молитва 4–я
  •     Молитва 5–я
  •     Молитва 6–я
  •     Молитва 7–я
  •     Молитва 8–я
  •     Молитва 9–я
  •     Молитва 10–я
  •     Молитва 11–я
  •   О тех, которые уловляют души в непотребство, утверждая, что ничего не значит таковое дело
  •   О девстве
  •   О покаянии
  •   Слово о покаянии
  •   О покаянии и терпении
  •   О терпении и сокрушении. Слово поучительное
  •   О терпении, о кончине века и втором пришествии. О прилежном чтении божественных писаний и пользе безмолвия
  •   Вопросы и ответы
  •   О памятовании смерти, о добродетели и о богатстве
  •   Слово о воскресении мертвых
  •   Об утверждающих, что нет воскресения
  •   На пришествие Господне
  •     I
  •     II
  •   Слово о Суде и Воскресении
  •   О монахах
  •   О Втором Господнем Пришествии и о покаянии
  •   О покаянии
  •   Поучение о безмолвии
  •   О воздержании; о том, что не должно соревновать грешникам, которые извиняются обстоятельствами времени, и о Ное
  •   О Лоте и о приведении себя в безопасность
  •   Слово о святом пророке Илие
  •   Слово о страданиях Спасителя
  •   Похвальное слово мученикам
  •   О подвижнике Иулиане
  •   Слово о братиях, почивших о Христе
  •   Наставление братиям
  •   На слова, сказанные Господом: В мире скорбни будете (Ин. 16:33), и о том, что человеку должно быть совершенным
  •   О вооружении монаху
  •   Слово о суете жизни и о покаянии
  •   Слово к отрекающимся от мира
  •   Наставление монахам
  •   Слово о том, что всегда должно иметь в мыслях день исшествия из нашей жизни
  •   О необходимости бороться с врагом нашего спасения
  •   О том, что монах не должен заботиться об одежде
  •   О том, что не должно бояться укоризн за доброе дело
  •   О воскресении мертвых
  •   Размышление о страшном суде
  •   Слово душеполезное
  •   Слово о покаянии и сокрушении
  •   Слово о покаянии, суде и разлучении души с телом
  •   Против исследователей естества Сына Божия
  •   О добродетелях и страстях
  •     Добродетели душевные
  •     Добродетели телесные
  •     Страсти душевные
  •     Телесные страсти
  •   Различные виды Божия Промысла
  •   О свободе нашей и о том, что человек создан свободным
  •   О смиренномудрии
  •   Огласительное слово об оскудении добрых дел и о долготерпении Божием
  •   О преспеянии в добродетели
  •   О покаянии, о будущем Суде, об удалении от обращения с женщинами и о роскошной жизни
  •   Семь деланий у монаха
  •     Толкование
  •   О молитве
  •   К нерадивой душе
  •   Похвальное слово Петру, Павлу, Андрею, Фоме, Луке и Иоанну, и на чтение из Евангелия от Иоанна
  •   Слово на Великий Пяток. О кресте и о разбойнике
  •   Молитвы на разные случаи
  •     Молитва 1–я
  •     Молитва 2–я, или исповедание Богу
  •     Молитва 3–я
  •     Молитва 4–я
  •     Молитва 5–я, ко Святому Духу
  •     Молитва 6–я
  •     Молитва 7–я
  •     Молитва 8–я
  •     Молитва 9–я
  •     Молитва 10–я
  •     Молитва 11–я
  •     Молитва 12–я
  •   Слезные моления
  •     Слезное моление в понедельник вечером
  •     Слезное прошение во вторник вечером
  •     Слезное моление в среду вечером
  •     Слезное моление в четверг вечером
  •     Слезное моление в пятницу вечером
  •     Слезное моление в субботу вечером 1–е
  •     Слезное моление в субботу вечером 2–е
  •     Слезное моление в воскресенье вечером
  •   Молитвы ко Пресвятой Богородице
  •     Молитва 1–я
  •     Молитва 2–я
  •     Молитва 3–я
  •     Молитва 4–я
  •     Молитва 5–я
  •     Молитва 6–я
  •     Молитва 7–я
  •     Молитва 8–я
  •     Молитва 9–я
  •     Молитва 10–я
  •     Молитва 11–я
  •   О Страхе Божием и о Последнем Суде
  •   О посте
  •   О смирении и гордости
  •   О покаянии
  •     1
  •     2
  •     3
  •     4
  •     5
  •     6
  •     7
  •     8
  •     9
  •     10
  •     11
  •     12
  •     13
  •     14
  •     15
  •     16
  •     17
  •     18
  •     19
  •     20
  •     21
  •     22
  •     23
  •     24
  •     25
  •     26
  •     27
  •     28
  •     29
  •     30
  •     31
  •     32
  •     33
  •     34
  •     35
  •     36
  •     37
  •     38
  •     39
  •     40
  •     41
  •     42
  •     43
  •     44
  •     45
  •     46
  •     47
  •     48
  •     49
  •     50
  •     51
  •     52
  •     53
  •     54
  •     55
  •     56
  •     57
  •     58
  •     59
  •     60
  •     61
  •     62
  •     63
  •     64
  •     65
  •     66
  •     67
  •     68
  •     69
  •     70
  •     71
  •     72
  •     73
  •     74
  •     75
  •     76
  •   На слова: Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих (Пс. 140:3)
  •   На слова: Сыне, моей премудрости внимай, к моим же словесем прилагай ухо твое (Притч. 5:1)
  •   На слова: И се, вся суетство и крушение духа (Еккл. 1:14)
  •   Надгробные песнопения
  •     На кончину епископа
  •     На кончину иерея и подвижника
  •     На кончину подвижника
  •     На кончину иерея
  •     На кончину старца подвижника
  •     На кончину старца подвижника
  •     На кончину епископа
  •     На кончину епископа
  •     На кончину иерея
  •     Прощание умирающего иерея с паствой
  •     На смерть пастыря Церкви, скончавшегося в молодости
  •     Размышление о Воскресении и о Суде
  •     На кончину диакона
  •     Торжественная песнь на кончину праведников
  •     На кончину подвижника
  •     На кончину иерея
  •     На кончину клирика
  •     Братское утешение подвижнику, с душой разлучающемуся
  •     Братское утешение клирику, с душой разлучающемуся
  •     Братское утешение иерею, с душой разлучающемуся
  •     Прощание паствы с епископом при кончине его
  •     На кончину епископа
  •     На кончину пастыря и учителя
  •     На кончину наставника
  •     Исповедание надежды Воскресения
  •     На кончину наставника
  •     Плач обители о кончине клирика
  •     Размышление при гробах
  •     Победа Христова над смертью
  •     Плач умирающего отца семейства
  •     На кончину матери семейства
  •     На кончину матери семейства
  •     На кончину монахини
  •     На кончину юноши
  •     Молитвенное излияние души к Богу при виде умирающих повсюду ближних
  •     На смерть малолетнего сына
  •     На смерть младенца
  •     О памятовании смерти
  •     Бренность естества человеческого
  •     Плач умирающего юноши о суете мира
  •     Молитва умирающего о помиловании на Суде в день Воскресения
  •     День общего Воскресения
  •     Блаженная кончина детей
  •     Блаженство умерших во младенчестве
  •     Утешительная надежда Воскресения при внезапной кончине брата
  •     Воскресение Лазаря — как свидетельство общего воскресения всех
  •     Чувства умирающего
  •     Победа Христова над смертью
  •     На кончину иерея
  •     На погребение странника
  •     Изъяснение притчи о десяти девах
  •     Размышление по случаю бывшего землетрясения
  •     На кончину подвижника
  •     Утешение от лица всего братства благочестивому брату, с душой разлучающемуся
  •     Размышление при гробе
  •     О бренности настоящей жизни, о будущем Суде и воздаянии
  •     Утешение брату при его кончине
  •     Спор сатаны и смерти
  •     Разлучение души с телом
  •     Молитва умирающего о помиловании его на Суде
  •     Величие человека при сотворении его и уничижение при смерти
  •     На губительную язву
  •     На губительную язву
  •     На кончину подвижника
  •     Увещание к покаянию и исправлению жизни
  •     Надежда воскресения, исповедуемая в час смертный
  •     На кончину умершего с твердой верой в воскресение мертвых
  •     На губительную язву
  •     На кончину благочестивого отца семейства
  •     Молитвенная песнь Воскресителю мертвых — Богу
  •     Молитва об избавлении града от угрожающей ему гибели
  •     На кончину благочестивого собрата
  •     На кончину благочестивого брата
  •     Молитва об избавлении от губительной язвы
  •     На кончину умершего во бремя землетрясения
  •     Молитва умирающего Богу, Воскресителю мертвых
  •     Славословие Христу Богу, Воскресителю мертвых, от лица умерших
  •     На кончину почившего собрата
  •     На день памяти блаженно почившего иерея
  •     На разлучение души с телом
  •     На кончину подвижника
  •     На кончину иерея
  •     Благодарственная песнь Христу, Воскресителю мертвых
  •     Молитва о возвращении мирных времен

    КНИГИ

  •     Святой преподобный Ефрем Сирин Творения Том 1
  •     Святой преподобный Ефрем Сирин Творения Том 2
  •     Святой преподобный Ефрем Сирин Творения Том 3
  •     Святой преподобный Ефрем Сирин Творения Том 4

    Святой преподобный Ефрем Сирин
    Творения Том 2

    © Издательство прп. Максима Исповедника, Барнаул, 2005

    О любви

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 2)


    Прекрасно сказал Господь: …бремя Мое легко есть (Мф. 11:30). Какая тяжесть, какой труд, прощать брату легкие и ничтожные прегрешения, получить же прощение в собственных своих грехах, и вдруг стать оправданным? Не сказал: «Дайте мне в дар имение, или тельцов, или козлов, или пост, или бдение», — так что мог бы и ты сказать: «Нет у меня этого, не в состоянии я сделать сего». Но что легко, удобно, непродолжительно, то и повелел, говоря: «Прости согрешения брату своему, и Я прощу тебе твои грехи. Ты простишь малые ошибки, может быть, несколько оволов, или три динария; а Я дарю тебе тысячи талантов. И ты прощаешь только, ничего не давая в дар, а Я и грехи тебе оставляю, и дарую исцеление и царствие. И дар твой тогда приму, когда примиришься с враждующим на тебя. Когда не будешь иметь ни на кого вражды, когда солнце не зайдет во гневе твоем, когда со всеми у тебя будет мир и любовь; тогда и молитва твоя благоприятна, и приношение твое благоугодно, и дом благословен, и сам ты блажен. А если не примиряешься с братом своим, то как же у Меня просишь прощения? Я, Владыка твой, повелеваю тебе, и ты не внемлешь; а ты — раб, как же смеешь приносить Мне молитву или жертву, или начатки, имея на кого-нибудь вражду? Как ты отвращаешь лицо от брата своего, так и Я отвращу очи Мои от молитвы твоей и от дара твоего».

    Еще умоляю вас, братия. Бог любы есть (1 Ин. 4; 16), и что сделано без любви, то не благоугодно Ему; как же Бог примет молитву или дары, или начатки, или плодоношение от убийцы, если он не покается прежде, как должно? Но, без сомнения, скажешь: «Я не убийца». А я докажу тебе, что ты убийца; лучше же сказать, Иоанн Богослов пусть обличит тебя, говоря: всяк ненавидяй брата своего человекоубийца есть (1 Ин. 3:15). Итак, братия мои возлюбленные, ничего, наконец, не будем предпочитать приобретению любви, ни о чем не станем столько стараться, как о сем. Никто да не имеет ничего на другого, никто да не воздает кому-либо злом за зло… солнце да не зайдет во гневе нашем, но будем прощать все должникам, и утвердим любовь, потому, что она покрывает множество грехов.

    Что пользы, дети, если имеет кто все, но не имеет любви спасающей? Если кто сделает большой обед, чтоб позвать царя и князей, и все приготовить богато, чтобы ни в чем не было у него недостатка, но нет у него соли; можно ли будет вкусить такого обеда? Без сомнения, невозможно. Напротив того, и траты напрасны, и труд погубил он, и навлек себе неприятность от приглашенных им. То же и здесь. Что пользы трудиться на ветер, если нет любви? А без нее всякое дело, всякий поступок, нечисты. Приобрел ли кто девство, постится ли, пребывает ли во бдении, молится ли, дает ли приют бедным, думает ли приносить дар, или начатки, или плоды, строит ли церкви, другое ли что делает, — без любви все это ни во что не вменится у Бога; потому что не благоугодно сие Господу. Послушай Апостола, который говорит: аще языки человеческими глаголю и аггелскими …аще имам пророчество, и вем тайны вся и имам весь разум… яко и горы преставляти, любве же не имам… ни кая польза ми есть (1 Кор. 13:1–4). Кто имеет вражду на брата, и думает принести что-либо Богу, тот принят будет наравне с приносящим в жертву пса или цену блудницы. Посему ничего не предпринимай делать без любви, ибо любовь покрывает множество грехов, О, каким благом пренебрегаем мы! О, каких благ, какой радости лишаем себя, не приобретая себе любви! Не восхотев приобрести её, Иуда удалился из лика Апостолов, оставив истинный Свет — Учителя своего, и, возненавидев братий своих, стал ходить во тьме. Потому и первоверховный Петр сказал: …и спаде Иуда, ити в место свое (Деян. 1:25). И ещё Иоанн Богослов говорит: …ненавидяй брата своего во тме есть и во тме ходит, и не весть, камо идет, яко тма ослепи очи ему (1 Ин. 2:11).

    Если же скажешь: «Хотя брата своего и не люблю, но Бога люблю», то обличает тебя тот же Апостол, говоря: Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо нелюбяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити? (1 Ин. 4:20). Посему, кто имеет любовь к брату, и ни на кого вражды не имеет, кто исполняет слово апостольское: …солнце да не зайдет в гневе вашем (Еф. 4:26); тот истинно любит Бога, тот ученик Христа, сказавшего: о сем разумеют вы, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13:35). Итак, явно то, что ученики Христовы познаются здесь по истинной любви. А кто имеет ненависть к брату, и думает, что любит Христа, тот лжец есть, и сам себя прельщает. Ибо апостол Иоанн говорит: …сию заповедь имамы от Него, да любяй Бога любит и брата своего (1 Ин. 4:21). И ещё Господь говорит: возлюбиши Господа Бога твоего… яко сам себе (Мф. 22:37, 39). Желая же показать силу любви, присовокупил Он: в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят (Мф. 22:40).

    Какое необычайное чудо! Кто имеет нелицемерную любовь, тот исполняет весь закон; потому что исполнение… закона любы есть, как говорит Апостол (Рим. 13:10). О несравненная сила любви! О неизмеримая сила любви! Ничего нет драгоценнее любви, ни на небе, ни на земле. Посему апостол Павел, уча, что нет ничего равноценного любви, так написал и послал во все концы вселенной: Ни единому же ничимже должни бывайте, братия, точию еже любити друг друга, и полагати души друг за друга (Рим. 13:8). Такова любовь — возглавление всех добродетелей; любовь — исполнение закона, любовь — непреложное спасение. Она первоначально обитала в сердце Авелевом. Она была кормчим Ною; она содействовала патриархам. Она сохранила Моисея; она соделала Давида жилищем Святого Духа; она водворялась в пророках; она укрепила Иова. И почему не сказать важнейшего? — Она Сына Божия низвела к нам с неба. Ради любви Бесплотный воплощается, Безлетный — для нас во времени, Сын Божий делается Сыном Человеческим. Любовью все домостроительствуется ко спасению; смерть упразднена, ад низложен, Адам воззван, Ева освобождена. Любовью из Ангелов и человеков соделано единое стадо. Любовью клятва разрешена, рай отверст, явлена жизнь, обещано Небесное Царство. Она, уловив в мрежу ловцов рыб, соделала их ловцами человеков. Она подвизалась с мучениками и укрепляла их; она пустыни обратила в благоустроенные общежития. Она горы и вертепы исполнила псалмопения. Она из человеков соделала Ангелов; она научила мужей и жен шествовать тесным и узким путем. Но где остановлюсь, преследуя недостижимое? Кто в состоянии изобразить все преимущества любви? Думаю, что и Ангелы не изобразят, как должно. О блаженная любовь, подательница всех благ! О блаженная любовь, соделывающая блаженными возлюбивших тебя! Блажен, подлинно преблажен человек, который приобрел любовь от чистого сердца и чистой совести!

    Слыша же о любви, не предполагай любви мирской и плотской, в корчмах и на пиршествах, между людьми, которым слава и бог — чрево. Их любовь ограничивается временем трапезы, их любовь — вражда на Бога. Сюда зовут друзей, а не врагов; здесь нет места бедным; здесь смех, рукоплескания и шум; здесь пьянства и бесчестия. О сей любви сказал Апостол: иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак. 4:4). О сей любви, или лучше сказать о сей прелести и, чтоб не выразиться ещё сильнее, о сей любви, на которую не призирает Бог, сказал Сам Бог, что и язычницы такожде творят: аще бо любите любящия вы, кая вам благодать есть… или кую мзду имате? (Лк. 6:32; Мф. 5:47). Но мы говорим не о такой любви, не её возвещаем, не её домогаемся, разумеем же любовь нелицемерную, неукоризненную, нескверную, не корыстную, все объемлющую и отличающуюся всяким добрым делом, на какую указал Господь наш, говоря: да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15:13). Ибо Сам Господь так научил и сотворил, и душу Свою положил за нас, не только за друзей, но и за врагов. Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Возлюбленнаго дал есть за нас (Ин. 3:16). О сей любви, имея в себе Божественную любовь, сказал апостол Павел: Любы не причиняет ближнему зла, не воздает злом за зло и укоризною за укоризну, но всегда долготерпит, милосердствует, любы не завидит… не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о правде, вся покрывает, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит. Таковые любы николиже отпадает (1 Кор. 13:4–8). Кто имеет сию любовь, тот блажен, и в нынешнем, и в будущем веке. Кто имеет сию блаженную любовь, тот не гордится, не завидует, ни к кому не питает ненависти, не презирает убогого, не отвращается от нищего, не оставляет без призора сироту, вдовицу и странника. Кто имеет её, тот любит не только любящих его, что и язычники делают, но и оскорбляющих. Имея сию Божественную любовь, Первомученик Стефан молился за побивающих его камнями, говоря: Господи, не постави им греха сего (Деян. 7:60). Еще говорю, и не перестану говорить: блажен человек, который пренебрег все земное и тленное, и приобрел любовь! Мзда его возрастает с каждым днем, мзда и венец ему готовы, ему даровано Небесное Царство. Его ублажают все Ангелы, его хвалят все Силы Небесные, его с радостью примут лики Архангелов. Пред ним с готовностью отверзутся небесные врата, и с дерзновением внидет он, и станет пред престолом Божиим, увенчается десницею Божиею, и с Богом будет царствовать бесконечные веки. Кто блаженнее его, кто выше его, кто досточестнее его? Видите, на какую высоту возводит любовь имеющих её! Прекрасно сказал Апостол: Ни единому же ничимже должни бывайте, точию еже любити друг друга (Рим. 13:8). Бог любы есть, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает (1 Ин. 4:16) во веки. Аминь.


    О псалме

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 3)


    Сие и ещё больше сего можно сказать о любви. Но мы возвратимся к предположенному, и будем говорить о покаянии и о будущем суде. Всегда нужно размышлять о сем: потому что день Господень, якоже тать в нощи, тако приидет (1 Фес. 5:2). Посему и днем и ночью взирай на последний час, и в законе Господни поучимся день и нощь (Пс. 1:2). Многое вещай Богу, и не многое людям; и хотя к делу простираешь руку, уста да поют, а ум да молится. Псалом да будет непрестанно в устах твоих. Призываемое имя Божие прогоняет бесов, освящает псалмопевца. Псалом — тишина души, он вознаграждает миром. Псалом — посредник дружбы, единение разъединенных, примирение враждующих. Псалом — привлечение ангельской помощи; оружие против страха мощного, успокоение от дневных трудов, безопасность младенцев, украшение пожилым, утешение старцам, самое приличное убранство женщинам. Он населяет пустыни, уцеломудривает народные собрания; он — первоначальное обучение новопоступающим, приращение преуспевающим, утверждение совершенным, глас Церкви. Он делает светлыми праздники; он производит печаль по Богу. Псалом и из каменного сердца вызывает слезы. Псалом — дело Ангелов, небесное жительство, духовное кадило. Псалом — просвещение душ, освящение тел. В нем никогда не престанем, братия, поучаться и в домах, и в путях: и ложась спать и вставая от сна, будем беседовать сами с собой во псалмех и пениих и песнех духовных (Еф. 5:19). Псалом — радость боголюбцев; он отгоняет празднословие, прекращает смех, напоминает суд, возбуждает душу к Богу, сликовствует с Ангелами. Где псалом с сокрушением, там и Бог с Ангелами. А где песни чуждого — там гнев Божий и горевоздаяние за смех. Где священные книги и чтения — там веселие праведных и спасение слушателей. А где гусли и лики — там омрачение мужей и жен и праздник диавольский. О, какая злая хитрость, какая выдумка диавола! Как искусно запинает и обольщает он каждого и убеждает делать зло, как добро. Сегодня, по-видимому, поют псалмы, а наутро с усердием предаются пляскам; сегодня — христиане, а наутро — язычники; сегодня носят на себе славное имя, а наутро — эллины; сегодня — рабы Христовы, а наутро — отступники от Бога. Не вдавайтесь в заблуждение: ни один слуга не может двема господинома работати, как написано (Мф. 6:24). Не можете Богу работати и плясать с диаволом.

    Как истинные рабы Христовы, Христу поработаем; Ему поклонимся, не отступим от Него, с Ним пребудем до последнего издыхания, и не послушаемся змия; потому что яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити, кого обольстить. Емуже противитеся тверди (1 Пет. 5:8, 9), как Христовы воины, Христу работая и с Ним пребывая. Не делай так, чтобы сегодня петь псалмы, а наутро плясать! сегодня каяться во грехах своих, а наутро скакать на свою погибель; сегодня читать, а наутро свирять (играть на свирели); сегодня соблюдать воздержание, а наутро кружиться, и для всякого быть посмешищем. Нет, братия, не будем так губить время своего спасения, играя, и другим служа игралищем. Как добрый земледелец, обрабатывай и охраняй вину свою. Не тяготись, брат, напутиями к жизни вечной, не отвергай сухоядения, не удаляйся от бдения, не почитай за ничто возлежания на голой земле, не оставляй псалмопения. Ибо все это и подобное сему препосылает тебя в вечную жизнь, и радость, и веселие, и упокоение. Возлюби молчание во время худой беседы; житейские беседы разлучают ум с Богом.


    О молитве

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 1)


    Подлинно блаженное дело — не грешить: а согрешающим — не отчаиваться, но плакать о том, в чем согрешили, чтобы слезами опять улучить блаженство. Посему прекрасно всегда молитися и не стужати, как говорит Господь (Лк. 18:1). И Апостол ещё говорит: Непрестанно молитеся (1 Фес. 5:17), то есть и ночью, и днем, и всякий час. Не только входя в церковь, но и в другие часы не оставляй о сем попечения; напротив того, работаешь ли, спишь ли, или находишься в дороге, или ешь, или пьешь, или лежишь — не прерывай молитвы, ибо не знаешь, когда придет требующий души твоей. Не жди воскресного дня или праздника, не разбирай различия мест, но, как сказал пророк Давид, молись на всяком месте владычества (Пс. 102:22). Посему в церкви ли ты, или у себя дома, или в поле, пасешь ли овец, занимаешься ли постройкой, бываешь ли на пиршестве — не оставляй молитвы; и, когда можно, преклони колена, а когда невозможно, молись умом; и вечером, и утром, и в полдень. Если молитва будет предшествовать делу, и, встав с ложа, первые свои движения посвятишь молитве, то грех не найдет доступа к душе. Молитва есть предохранительное средство для целомудрия, обучение сердца, укрощение кичливости, очищение от памятозлобия, истребление ненависти, исправление нечестия. Молитва — крепость телу, благоденствие дому, благоустройство городу, могущество царству, знак победы во время брани, прочность мира. Молитва — печать девства, верность брака, оружие путников, страж почивающих, благонадежность бодрствующих, плодоносие земледельцам, спасение плавающих. Молитва — заступница судимых, отрада заключенных, утешение скорбящим, веселие радующимся, ободрение плачущим, праздник в дни рождения, венец супругам, погребение умершим. Молитва — беседа с Богом, равночестие с Ангелами, преспеяние в добром, отвращение от худого, исправление согрешающим. Молитва соделала Ионе и кита домом, а Езекию от врат смертных возвратила к жизни, и отрокам в Вавилоне превратила пламень в дух росы (Дан. 3:50). Молитвою Илия связал небо, и не одожди по земли лета три и месяц шесть (Иак. 5:17). Видите, братия, как сильна молитва. В целой жизни человека нет иного достояния драгоценнее молитвы. Никогда не удаляйтесь от нее, никогда не оставляйте её, но, как сказал Господь наш, будем молиться, да не вотще будет труд наш (Мф. 6:6). И егда стоите молящеся, отпущайте, аще что имате на кого, да и Отец ваш Небесный… отпустит согрешения ваша (Мк. 11:25). Смотрите, возлюбленные, чтоб не вотще трудиться нам молясь, если будем иметь на кого вражду. Господь говорит ещё: Аще убо принесеши дар твой ко олтарю и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя, остави ту дар твой пред олтарем и шед прежде смирися с братом твоим, и тогда пришед принеси дар твой (Мф. 5:23–24). Итак, явно теперь, что если не сделаешь сего прежде, то все, что ни приносишь, не будет принято. Если же исполнишь повеление Владыки, тогда с дерзновением молись Господу, говоря: «Оставь мне, Владыка, долги мои, как и я оставляю брату моему, исполнив заповедь Твою. Хотя и немощен я, однако ж оставил». И Человеколюбец скажет в ответ: «Если ты оставил, оставляю и Я; если ты простил, прощаю и Я твои долги; потому что имею власть отпускать на земле грехи». Отпустите и отпустится вам. Видите несравненное Божие человеколюбие. Видите безмерную Божию благодать. Слышали вы краткий способ ко спасению душ ваших.


    О любви к бедным

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 6)


    Пренебрежем, наконец, братия, временным, и позаботимся о вечных, обетованных нам благах. Приложим старание, пока не стемнело, пока не кончилось сие торжище: сотворим себе други от мамоны неправды (Лк. 16:9). Приобретем себе в свидетели многих бедных, у них купим елея, и пошлем вперед себя, ибо вот продающие елей для светильников: вдовы, сироты, немощные, увечные, хромые, слепые, прокаженные и все нищие, которые сидят у дверей церковных. Их преклоним на свою сторону; они примирят с нами Судию. От приходящих к нам не будем отвращаться, но станем встречать их весело; а которые не имеют сил прийти, к тем будем сами посылать: это важнее первого. Каждый да разведает в церквах, нет ли бедного или странника и, нашедши, постарается принять в дом и упокоить. Каждый да приложит старание предвосхитить себе бедного, прежде всех желающих то сделать, потому что вместе с бедным входит в дом Христос, нас ради обнищавший; таковыми бо жертвами благоугождается Бог (Евр. 13:16). И если приемляй пророка… мзду пророчу приимет (Мф. 10:41), то какую получит награду приемлющий Самого Христа? Очевидно, ту, о которой написано: ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша… (1 Кор. 2:9). Кто в дом к себе вводит бедного, тот вводит и Христа, сказавшего: блажени милостивии… (Мф. 5:7). Милуяй нища взаим дает Богови (Притч. 19:17), сказавшему: понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе (Мф. 25:40). Кто принимает под кров свой странника, тот принимает Христа, сказавшего: Сын же Божий не имать где главу подклонити (Лк. 9:58). Все сие и подобное тому — плоды покаяния, венец, похвала и слава христиан.

    Да не хвалится премудрый премудростию своею… и сильный силою своею (1 Цар. 2:10), всяк же хваляйся, о Господе да хвалится (1 Кор. 1:31). Похвала христианам — заповедь Господня. Похвала христианам — учения апостолов и пророков. Похвала христианам — смиренномудрие, духовная нищета и послушание. Похвала христианам — умиленное псалмопение. Похвала христианам — покаяние со слезами. Похвала христианам — кротость с безмолвием, чтобы всякому покоряться и кланяться. Похвала христианам — умывать ноги братиям. Похвала христианам — говорить другу своему: «Прости мне; погрешил я пред тобою». Похвала христианам — странноприимство и сострадательность. Похвала и спасение христианам — иметь всегда за трапезою своею вместе вкушающих нищих, сирот и странников, потому что дома сего никогда не оставит Христос. Похвала христианам — не допускать, чтобы солнце зашло во гневе их, и не засыпать, имея что-либо на сердце против кого-нибудь. Похвала и венец христианам — терпеть скорби и не иметь негодования; такой человек окажется другом Сказавшему: …печаль ваша в радость будет (Ин. 16:20). Похвала христианам — посещать заключенных в темнице, то есть в вертепах, горах и пропастях земных, посещать как истинному ученику Сказавшего: …в темнице бых, и приидосте ко Мне (Мф. 25:36). Похвала христианам — помнить всегда Бога и великий день Суда. И почему не сказать важнейшего? Похвала и честь, и спасение христианам — исповедание правой веры, чтобы не вступать в согласие и дружбу с мыслящими противное, но сохранять заповедь и завет непорочным, неукоризненным, чистым от всякой ереси, до явления Господа нашего Иисуса Христа. Ибо Господь, видя такового, скажет: се, воистинну Израильтянин, то есть христианин: в немже льсти несть (Ин. 1:47). Вот чем должны мы хвалиться, братия, а не колесницами, не конями, не могуществом, не богатством.


    О посте

    Се, ныне время благоприятно, се, ныне день спасения (2 Кор. 6:2). Настало теперь время, в которое приемлются молитвы и моления.

    Царствие Божие близко теперь ко всякому, кто служит Богу в правде, потому что настали дни чистого поста для того, кто действительно в чистоте постится.

    Итак, возлюбленные, будем содержать пост сей с ревностью и с чистым сердцем, потому что он сладостен и приятен для провождающих дни эти свято. Сей святой пост употребим на брань с диаволом, потому что без поста и молитвы никто не может победить лукавого. Сей пост употребим, возлюбленные, чтобы просить и молить милосердия у Всеблагого и Милосердного, Который не отвергает просящего. Сей пост, возлюбленные, отверзает дверь небесную, потому что подъемлет нас с земли и возносит в высоту.

    Сей пост, возлюбленные, радует Ангелов и Хранителей наших, потому что посредством поста и молитвы делаемся их сродниками. Сему посту радуется и Христос Господь наш, если только постимся с любовью, надеждой и верой.

    Посту этому, возлюбленные, радуются святые пророки, о нем ликуют апостолы и мученики, потому что все они с неутомимой ревностью подвизались в посте.

    Сей пост, возлюбленные, содержал и кроткий Моисей, и им-то творил чудеса, за него удостоен видеть Бога. Сей пост, возлюбленные, соблюдал и Илия и удостоился за это на огненной колеснице вознестись на небо. Сей пост, возлюбленные, сохранял достолюбезный юноша Даниил, и был за это прославлен, заградил уста львов. В этом посте, возлюбленные, со святой ревностью подвизались три отрока, вверженные в печь, и угасили силу огненную.

    Сей пост, возлюбленные, соблюдали святые пророки, по сорок дней проводя без хлеба и воды.

    И апостолы, ученики Господа нашего и проповедники веры, содержали сей святой пост, хотя переходили с места на место. Сам Спаситель наш содержал пост и научил нас, как должны мы поститься, вести брань с лукавым и одолевать сатану.

    Итак, возлюбленные, будем и мы содержать пост сей ревностно, как научены Господом нашим, чтобы некогда иметь нам часть в Царстве Его.

    Да содержат же святой пост сей преимущественно иереи, в чистоте, непорочно, свято, без всякой скверны. Да содержат его также строже прочих диаконы, и да служат Богу свято, ратоборствуя с лукавым. Да содержат сей пост и все старцы, облекаясь в сетование о прежних своих грехах и беззакониях. Да содержат сей святой пост мужья вместе со своими женами, храня себя чистыми от всяких обольщений, какие непрестанно вымышляет лукавый. Да содержат пост сей и девы, чтобы им, когда паки приидет Господь наш во славе, войти с Ним вместе в брачный чертог. Да содержат святой пост сей и родители, и да просят при этом детям своим Божия милосердия. И юность, возлюбленные, да содержит пост сей, потому что ей надобно мужественно сражаться с человекоубийцею диаволом. Даже и дети, как самые малые, так и более взрослые, да содержат совокупно святой пост сей, иные до трех, а иные до шести и до девяти часов. Вся Церковь и все её чада, всякого состояния и чина, да постятся, и с горячей любовью да просят и умоляют Бога. Да постятся и молятся в это время поста богатые, и да уделяют милостыни сиротам, бедствующим и нищим. Да постятся и молятся в сей святой пост нищие, умоляя Спасителя нашего, чтобы удовлетворил их нуждам. Да постятся и молятся Христу во время поста этого сироты, взывая к Богу, чтобы стал для них Отцом и Господом. Много да постятся вдовы, умоляя Христа, чтобы вместо мужей Он пропитал и охранял их во вдовстве.

    С помощью сего святого поста человек возносится на небо и воспаряет в рай, если только постится в совершенной чистоте. Сим святым постом человек прославляет Бога, и всякому, кто ревностно соблюдает пост, отверзает Он дверь милосердия.

    Сей святой пост содержала Ниневия, подвигнутая проповедью Ионы; и люди и скоты постились сорок дней. Сим святым постом прославились патриархи, пророки, праведные и все благочестивые. Святому посту сему учили апостолы, ученики Сына Божия, и привели народы от заблуждения к истине. Этим святым постом благословенные и победоносные мученики укрепляли тела свои, идя на меч, огонь и всякие мучения. О как велик ты, день поста! Блажен, кто проводит тебя, как должно. Всякий, кто подчиняется тебе, на крыльях возносится на небо. Но кто, постясь, ненавидит брата своего, тот пред Богом то же, что предающийся объедению, потому что он исполнен обмана и ненависти, и утратил любовь нашего Господа. Кто постится и гневается, и таит в сердце своем вражду, тот ненавидит Бога, и спасение далеко от него.

    О как прекрасна ты, молитва! Блажен, кто ревностно упражняется в молитве; к нему, если только он чист от всякого обмана, не приблизится лукавый. Но обрати внимание на то, что Спаситель наш сказал чистому стаду учеников Своих, когда учил их молитве: Отче наш, Иже еси на небесех. Он учит нас молиться: и остави нам долги наши, яко и мы оставляем должником нашым (Мф. 6:9, 12). Итак, смотри, Господь не прощает того, кто не прощает брата своего. Смотри, как прекрасна молитва, которой ученики Христовы научились у истинного Пастыря для ратоборства с лукавым.

    Итак, у кого в сердце есть лживость, ненависть и осуждение, тот пусть очистит прежде душу свою, и тогда уже приходит, и постится, и молится. Кто к брату своему расположен враждебно, ненавидит его и ругается над ним, тот примирись сперва с братом и прости его; тогда уже может он приближаться ко Господу. Кто хочет предстать Богу, тот должен наперед оставить брату долг его, только такового пост и молитва угодны Богу.

    Что пользы принесет нам сия молитва, если не простим должникам нашим? Человек, ты сын персти! Смотри же, чему научил тебя Господь твой, не пренебрегай слова Господня, чтобы и Господь не отвергся от тебя и не осудил тебя. Оставь мне долги и грехи мои, как я оставляю оскорбившему меня. Прости меня, как я прощаю, приими меня, как и я принимаю. Если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, то не утруждай себя постом и молитвой. Если брату своему, на которого за что-нибудь прогневан, не оставляешь долга его, то совершенно напрасно постишься и молишься; Бог не приимет тебя. Для чего умерщвляешь тело свое постом, томишь душу свою голодом и жаждой, если не приемлешь с любовью брата своего, против которого во внутренности своей имеешь гнев и ненависть? Ни молитва твоя, ни пост твой нимало не помогут тебе, пока не сделаешься совершенным в любви и уповании веры. Кто питает в себе гнев, вражду, ненависть и раздор, тот враг Божий, тот друг лукавому сатане! О как превосходны, братия мои, и любовь, и пост, и молитва, и милосердие к нищим, бедствующим, сиротам и вдовам! Господь наш в Евангелии Своем ублажил нищих, если только они чисты от всего худого, от блуда и от всякого срама.

    Преломи хлеб свой и дай нищим. Ты даешь не своё; Бог для того дал тебе в избытке, чтобы и ты подавал другим. Достаточно с тебя насущного хлеба, как научен ты в молитве, поэтому не собирай себе соломы для огня и мучения. Смотри, Господь твой обещал тебе, что, если подаешь нищим, то в этом ещё веке воздаст Он тебе во сто, в шестьдесят и тридцать крат, а в будущем веке наградит вечной жизнью. Блажен, кто преломляет хлеб свой и дает его нищим, о нем радуется Христос и воздаст ему Царством Небесным. Блажен, кто одевает нагих; он облечен будет в ризу Царствия и возвеселится некогда в светлом чертоге. Блажен разумеваяй на нища, — говорит Давид, — потому что в день лют избавит его Господь (Пс. 40:1), то есть в последний день спасет его и избавит от геенны и мучения, и от червя поедающего и неумирающего. Обрати только внимание на то, что Спаситель наш говорит в Божественном Своем Евангелии: приидите, благословеннии Отца Моего, приимите в обладание свое блаженство, жизнь и утехи; взалкахся бо, и даете Ми ясти; возжадахся, и напоисте Мя; странен бех, и введосте Мене… в темнице бех, и приидосте ко Мне. Тогда праведные, стоящие одесную нашего Спасителя, скажут в ответ: Господи, когда Тя видехом алчуща …или жаждуща, или нища, и напоихом? Когда же Тя видехом странна… или в темнице… и введохом? И скажет Христос праведникам, стоящим одесную Его: Аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе. Приидите, наследуйте Царство, сыны света, стоящие одесную Меня (Мф. 25:34–40). Смотрите, братия мои, чтобы не сделаться нам добычей огня и мучений. Горе тому, кто ввержен будет в геенну, потому что мучение его продолжится вовек и во веки веков. Но также вечно и блаженство, а поэтому ревностно, братия мои, соблюдайте пост и приносите истинное покаяние. Да не будет никакой нечистоты в телах ваших, и никакого греха в членах ваших.

    Смотрите, братия мои, никто из вас да не срамит себя непотребством, потому что никаким грехом не гнушается так Бог, как непотребством. Смотрите, братия мои, да не будут слышимы у вас зловония и укоризны, но вместо них возносите хвалу и славословие Богу. Смотрите, братия мои, да не господствуют у вас гордость и надменность, но вместо этого облекитесь в смирение и кротость. Смотрите, братия мои, никто из вас да не возлюбит татьбы, потому что таковой, куда бы ни пришел и где бы ни оставался, отовсюду изгоняет благословение. Совершенно удалите от себя прелюбодейства и лжесвидетельства, потому что в ров погибели ввергают они тех, которые делаются в них виновными. Смотрите, братия мои, никто из вас да не клянется именем Всевышнего Бога, потому что в уста, сотворенные для славословия Божия, не должна входить клятва! Поступайте, как научил Господь наш: Буди же слово ваше: ей, ей: ни, ни (Мф. 5:37). Сын Божий, по благости Своей, указал нам путь жизни, чтобы по оному восходили мы в Царство делами правды. Поэтому будем ревностно приносить покаяние, пока не достигли ещё оного века. Возлюбим пост, молитву и благотворительность к бедным и возлюбим взаимно друг друга, потому что любы есть… исполнение… закона (Рим. 13:10).

    Все проходит, братия мои, только дела наши будут сопровождать нас. Поэтому приготовим себе напутие (нужное в дорогу) для странствия, которого никто не минует. Хвала Божию Слову, нас ради вочеловечившемуся и по преизбыточествующей любви Своей претерпевшему страдания за род наш! Величание Отцу, пославшему Слово!

    Аллилуиа Духу Святому! Хвала Тебе, досточествуемая, Божественная и вечная Троица, а нам щедроты Твои на всякое время! Аминь, аминь.


    На слова: …Два будета на селе… (Мф. 24:40)

    Слышал ты, что два будета на селе: един поемлется, а другий оставляется: две мелюще в жерновех: едина поемлется, и едина оставляется (Мф. 24:40–41). Двое на крове… и так далее. Стоящие на крове — это люди на высоте почестей: судии, правители, цари, властелины. Ино есть судия праведный, и есть судия неправедный; и праведный изъемлется из огня, а неправедный оставляется. А находящиеся на селе, то есть в мире сем, — это земледельцы, люди необразованные и незначительные по роду и богатству, прославленные и не прославленные, и одни праведные, а другие неправедные. И праведные поемлются, а неправедные оставляются в огне. Мелющие же — это все множество жен, а в частности и души, принявшие на себя рабское иго и окончившие жизнь в немощи. Ибо есть жены праведные и неправедные, есть и рабы праведные и неправедные. Есть и немоществующие праведные, каковы Иов и Лазарь, а также и неправедные, каковы Каин и Гиезий. Посему говорит: будета два на одре (Лк. 17:34), означая их немощь. Праведные поемлются, а неправедные оставляются. Как поемлются праведные, пусть скажет сие Павел: живущий о Господе восхищени будут на облацех… на воздусе, и …всегда с Господем будут (1 Фес. 4:17). Как оставляются неправедные? Ангелы соберут избранныя… от четырех ветр (Мф. 24:31), а нечестивых сожгут огнем негасающим (Мф. 3:12). Не предполагай, что неугасимый огонь мучения будет от дров, и что распалять его будут какие-либо приставники, как думают пустословящие в народе. Но обрати взор на Содом, и посмотри на печь, в которой нет дров. Представь себе окаменение жены, и подивись огненному прещению. Вместе были тогда Лот и жена и две дочери, но Лот с дочерьми не истреблен огнем, а жена не избегла огненного прещения. Суд Божий предоставил каждого собственному его жребию. Так и на Суде. Праведные поемлются, как Лот, а неправедные оставляются, как жена его.


    О суете настоящей жизни

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 5)


    Размыслим, братия, что все концы мира никакой не принесут нам пользы в день нашего ответа; и ради ничтожных и тленных вещей не утратим блаженных райских утех и благ, никогда не преходящих, которых уста человеческие описать не в состоянии, в которые и Ангелы желают приникнуть (пристально смотреть, всматриваться, наклонившись). Кая… польза человеку, аще мир весь приобрящет от востока до запада и от севера до моря, и все, что в мире: и деньги, и имения, и удовольствия, душу же свою отщетит? (Мф. 16:27). Все это не возможет защитить его там. Посему премудрый Соломон сказал: суета суетствий… всяческая суета (Еккл. 1:2). Что же такое имеет в себе эта душевредная и суетная жизнь, что о ней у нас все попечение, все борения и труды, что к ней привязан ум человеческий? О благах будущих нет ни слова, ни старания; а что касается до благ временных и тленных, то о них у нас и старание, и хлопоты, за них и ссоры, и вражды и нападения. Нередко за ничтожную вещь проливается кровь, а чрез несколько времени человек оставляет её, и выходит из этой жизни нагим и жалким, ничего не приобретши здесь, и не улучив вечных благ. Какое суетное стремление! Как душевредна жизнь сия! Как издевается она над человеком! Итак, размысли, человек, что имеет в себе эта жизнь? В ней — зловоние, скорбь, труд, мука, непрестанные хлопоты, неправда, любостяжательность, ложь, татьбы, отравы, недоброжелательства, пленения, кораблекрушения, вдовство, сиротство, неплодство, укоризны, клеветы, посрамления, убытки, грабежи, стенания, войны, ненависть, зависть, убийства, и старость, и болезни, и грех и смерть. Слышал ли теперь, что имеет в себе настоящая жизнь? Не люби же этой жизни, которая вводит в заблуждение, играет нами и обманывает нас, над многими издевается и многих ослепила. О, какой коварный умысл лукавого и князя мира сего! Он останавливает всех на временном и тленном, ввергая в забвение вечных благ; и никто того не разумеет.


    О блаженных обителях

    Многими обителями у Отца Спаситель называет меры разумения водворяемых в оной стране; разумею же те различия и разности, с какими наслаждаются там, сообразно со своим разумением, ибо Господь наименовал многие обители не по разности мест, но по степени дарования. Как лучами солнца чувственного наслаждается всякий, по мере чистоты зрительной силы и впечатления, и как от одного светильника, освещающего один дом, каждый луч бывает различен, между тем как свет не делится на многие светильники: так в будущий век все праведные водворяются нераздельно, в единой радости. Но каждый в своей мере озаряется единым мысленным Солнцем, и по степени достоинства почерпает радость и веселие, как бы в одном воздухе и месте, седалище, созерцании и образе. И никто не видит меры и высшего и низшего, чтобы, смотря на превосходящую благодать другого и на свое лишение, не иметь в этом для себя причины к скорби и беспокойству. Да не будет сего там, где нет ни печали, ни воздыхания, но всякий, по данной ему благодати, в своей мере веселится внутренно, а по внешности у всех одно созерцание и одна радость! Кроме сих двух чинов нет иного посредствующего чина, разумею же один чин горний, а другой дольний; средина же их — сие разнообразие в различии воздаяний.

    А если сие справедливо, как и действительно справедливо; что безрассуднее или безумнее, как говорить: «Довольно для меня избежать геенны; а чтобы войти в Царство, о том не забочусь». Избежать геенны — уже значит войти в Царство, равно как лишиться Царствия — значит идти в геенну. Писание не говорит нам о трех странах. Но что же говорит? Егда приидет Сын Человеческий во славе Своей… поставит овцы одесную Себе, а козлища ошуюю (Мф. 25:31, 33). Не сказал о трех чинах, но один чин одесную, а другой ошуюю, и отделил пределы их, по селениям их, сказав: идут сии, то есть грешники, в муку вечную, праведницы же в живот вечный (Мф. 25:46), и просветятся яко солнце (Мф. 13:43); и ещё: от восток и запад приидут и возлягут на лоне Авраамовом во Царствии Небеснем. Сынове же царствия изгнаны будут во тму кромешнюю: ту будет плач и скрежет зубом (Мф. 8:11, 12).


    О блаженных местах

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 7)


    Исполняя сии заповеди, плоды их предпошлем туда, ибо исполняются они здесь, а предваряют нас, возлюбленные, там. Здесь, братия, кажутся они малыми, а там уготовляют великую и несравненную награду. Там всякая заповедь предваряет, ожидая исполнившего её. Туда идут всякая заповедь и всякое доброе дело, велико оно или мало, и полагаются они в небесные сокровищницы, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкапывают (Мф. 6:20). Туда постараемся предпослать доброе делание своих деяний, чтобы, когда кончим эту многоскорбную жизнь, идти нам туда смело и радостно, в ожидании сретения на облаках, и сподобиться войти туда, где в великой радости царствуют все святые, умоляя за нас Владыку, чтобы и мы сподобились войти в сию неизглаголанную, несравненную, неописанную радость, в которую Ангелы желают приникнуть, где лики и чины праведных. Там Авраамово лоно приемлет претерпевших скорби, подобно Лазарю; там отверзаются сокровища вечных благ. Там горний Иерусалим — матерь первородных, как украшенная невеста принимает исполнивших Господни заповеди. Там на блаженной земле кротких, где все тихо и безмятежно, где все светло и богоугодно, где нет ни обидчика, ни притесненного, где нет греха и огорчения, где свет неприступный и радость неизглаголанная, где нет ни труда, ни слез, где нет ни заботы, ни попечения, ни сетования, где несть ни мужеский пол, ни женский (Гал. 3:28), где нет ни диавола, ни смерти, ни поста, ни печали, ни вражды, ни ревности, но в высочайшей степени есть радости, мир, веселие, где вода упокоения и место злачное, и источник четверочастно разделяемый, и виноград, возделываемый Богом всяческих, на той блаженной земле, которая приносит прекрасные плоды, произращает древо жизни, орошается источниками духовных дарований, на которой растет истинный виноград, которого делателем, как слышим, есть Дух; беспримесная жизнь, неизреченное и неименуемое благо, где оная невыразимая красота, где истинный свет и источник всякой благостыни, все превышающая власть, единственное вожделенное, всегдашнее радование, вечное веселие, невечерний свет, незаходящее солнце, где град Царя, о котором преславная глаголашася (Пс. 86:3), где глас празднующих, где утаенные сокровища премудрости и разума.

    Там, братия мои возлюбленные, великие дары и несравненная радость, о которой устам человеческим и сказать невозможно, там тьмы Ангелов, торжество первородных, престолы апостолов, председания пророков, скипетры патриархов, венцы мучеников, похвалы праведных; там в великой славе и торжестве пребывают шествовавшие путем тесным и узким, и ликовствуют с Архангелами изнурявшие себя постами, бдениями, слезами, в пустынях, горах, вертепах и пропастях земных. Отец сирот и Судия вдовиц в вечные селения приемлет сирот и истинных вдовиц. Там соблюдается награда всякому начальству и власти, и уготовано место архиереям, иереям, диаконам, иподиаконам, чтецам, царям, князям, воинам, богатым, бедным, девственникам, живущим в девстве без обета, рабам, свободным, вдовам и сиротам — там соблюдаются их награды и плоды, и деяния, что каждый предпослал туда, по написанному: в руку бо Его и мы и словеса наша (Прем. 7:16). И ещё Апостол говорит: когождо дело явлено будет (1 Кор. 3:13); и в другом месте: Еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет (Гал. 6:7).

    Итак, зная сие, посеем здесь дела правды, и посеем руками бедных, вдов и сирот, чтобы там пожать нам жизнь вечную: …дондеже время имамы, да делаим благое (Гал. 6:10), и предпошлем туда каждый, по мере сил своих, милостыню, сострадательность, странноприимство, покаяние, слезы, пост, бдение, воздержание, молитву, псалмопение, необидливость, нелюбопрительность (не склонность к любопрению), терпение скорбей, возлежание на голой земле, девство, паче же всего следующие три добродетели: неосквернение веры ересью, любовь к бедным и, наконец, прощение прегрешений братиям, хранение себя от вражды на кого-либо. Сие и подобное сему делая, братия мои, предпошлем, каждый что может: кто одну заповедь, кто — две, кто — пять, кто — десять, кто — тридцать, кто — шестьдесят, кто — сто. Бог щедрот, приявший две лепты вдовицы, от всякого приемлет и многое и малое, и каждому воздаст по написанному: кийждо же свою мзду приимет по своему труду (1 Кор. 3:8); только бы не оказался кто вовсе бесплодным. Напротив того, каждый день взирая на оные вечные блага и помышляя о страшном дне, желанием благ и страхом мучения удержим ноги свои от всякого лукавого пути и, как написано, со страхом и трепетом свое спасение содевать будем (Флп. 2:12).

    Духом горяще, Господеви работающе, упованием радующеся, скорби терпяще, в молитве пребывающе, требованием святых приобщающеся, страннолюбия держащеся (Рим. 12:11–13), не оставляйте церкви ни вечером, ни утром, ни в полдень; мужи и жены, богатые и бедные, рабы и свободные, старцы и юноши, со тщанием притекайте к Божественной Литургии, принеся Господу от трудов рук своих на благословение дому и всем в доме. И стойте с великим страхом и трепетом, ни с кем не разговаривая, но, как Ангелы на небесах …работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему со трепетом (Пс. 2:11), проливая слезы, воздыхая, молясь, от всего сердца взывая, прося, чтобы не оказался кто недостойным прияти Божественных Таин; но, как говорит апостол Павел, да искушает… себе каждый… да не будет ему в суд и в приложение греха. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, по написанному, (1 Кор. 11:28, 29). И небо и земля, и море, и все, что на них, трепещут и отступают; а ты приходишь бесстыдно? Чистые Ангелы служат с трепетом и, закрывая лица, не смеют возвести взора; а ты, нечистый и нераскаянный, не чувствуешь стыда и не содрогаешься? Уверяешь людей, но что скажешь Испытующему сердца? Итак, отступи, брат, плачь, омой сосуд твой, оскверненный грехом, обещайся больше не грешить — и исцелишься, потому что Бог есть Бог кающихся. Совершая память святых, воспоминай и тех, которые в немощи, вдов, сирот, странников, бедных, увечных, хромых, слепых, как заповедал Господь наш; и будешь блажен, потому что у них нет, чем воздать тебе, воздастся же тебе в воскресение праведных. Прекрасный и богоугодный праздник — покаяние со слезами. Это праздник, на котором сопразднует Господь. Он Бог, и обнищал: почтите же Господни праздники, со тщанием стекитесь, празднуя не пышно, но божественно, не по-мирскому, но премирно, не по-язычески, но по-христиански. Не будем увенчивать преддверия, составлять лики, украшать рынки, нежить слух свирелями и гуслями, одеваться в мягкие ризы, блистать золотом; но, как Господь заповедал, не будем иметь вовсе и меди при поясех (Мф. 10:9); не козлогласовании и пиянствы, не брашна ради разоряй дело Божие (Рим. 13:13; 14:20), не лишай себя святой Литургии, трудясь в поварне для ненасытного чрева, ибо не знаешь, сподобишься ли видеть другую Литургию. Но предоставим труд сей тем, которым бог — чрево и слава.


    О том, что не должно дивиться временному и обольщаться приятностями жизни, и на псалом семьдесят второй

    Поелику поползновенный ум наш легко увлекается приятностями жизни, забывая о будущих благах, то надобно нам не быть нерадивыми на страже чувств. Ненавистник же добра, к искушению нашему, сливает вещи, чтобы правитель — ум — не умел различать доброго и худого; посему при скоплении в нас суетных помыслов, пока не подверглись мы ещё их омрачению, прибегнем скорее к духовному учению, воспевая с Пророком написанный псалом, потому что весьма удобоприложимо к нам заключающееся в нем учение. Пророк описывает в псалме несообразности, примечаемые в жизни, искушения, уловляемых искушениями и препобеждающих искушения терпением. Он изобразил в псалме и воздаяния каждому. А через сие делается низложителем гордыни и тщеславия, и желающих спастись руководствует к истинной славе. Поэтому не одни выражения пробежим, но постараемся в точности извлечь из речений заключающийся в псалме смысл, чтобы сподобиться нам стать исполнителями силы сказанного.

    Пророк говорит (Пс. 72:1–9): Коль благ Бог Израилев правым сердцем. Мои же вмале не подвижастеся нозе, вмале не пролияшася стопы моя, яко возревновах на беззаконныя, мир грешников зря: яко несть восклонения в смерти их и утверждения в ране их: в трудах человеческих не суть, и с человеки не приимут ран. Сего ради удержа я гордыня их до конца: одеяшася неправдою и нечестием своим. Изыдет яко из тука неправда их: преидоша в любовь сердца. Помыслиша и глаголаша в лукавстве, неправду в высоту глаголаша: положиша на небеси уста своя, и язык их прейде по земли. Что значит: неправду в высоту глаголаша, и положиша на небеси уста своя?

    Пророк выражает сим следующее: поелику делали они зло, и не получали за это наказания своей злобе, то в безумии своем думают, что нет Бога. Ибо говорит Пророк: Рече безумен в сердце своем: несть Бог (Пс. 52:2).

    Неправду в высоту глаголаша, положиша на небеси уста своя, и язык их прейде по земли. Сего ради обратятся людие Мои семо: и дние исполнени обрящутся в них. И реша: како уведе Бог, и аще есть разум в Вышнем? Се, сии грешницы и гобзующии в век удержаша богатство. И рех: еда всуе оправдих сердце мое и умых в неповинных руце мои, и бых язвен весь день, и обличение мое на утренних? Аще глаголах, повем тако: се, роду сынов Твоих, емуже обещахся и непщевах разумети: сие труд есть предо мною, дондеже вниду во святило Божие и разумею в последняя их (Пс. 72:9–17).

    Итак, слушай, каковы будут последняя забывающих Бога. Ибо, говорит Пророк (Пс. 72:18, 19): за льщения их положил еси им злая, низложил еси я, внегда разгордешася. Како быша в запустение? внезапу исчезоша, погибоша за беззаконие свое. Яко соние востающаго…

    И далее говорит (Пс. 72:20): …Господи, во граде Твоем образ их уничижиши. Какой же это город? — Горний Иерусалим.

    И ещё (Пс. 72:21–24): Яко разжжеся сердце мое, и утробы моя изменишася: и аз уничижен, и не разумех, скотен бых у Тебе. И аз выну с Тобою, удержал еси руку десную мою, и советом Твоим наставил мя еси… Что значит: и советом Твоим наставил мя еси? Думаю, что Пророк разумеет следующее: когда отказался я от плотской воли, согласился принять и соблюдать заповеди Твои, тогда советом Твоим наставил мя еси, потому что не выставлял я своей воли.

    Посему как благий Отец, Который имеет у себя Возлюбленного Сына (Пс. 72:24–26), удержал еси руку десную мою, и советом Твоим наставил мя еси, и со славою приял мя еси. Что бо ми есть на небеси? и от Тебе что восхотех на земли? Исчезе сердце мое и плоть моя: Боже сердца моего. Чего же ища? — Горних занятий. Имже образом желает елень на источники водныя: ещё желает душа моя к Тебе, Боже. Возжада душа моя к Богу крепкому, живому: когда прииду и явлюся лицу Божию? (Пс. 41:2–3) …и часть моя, Боже, во век.

    Сильнее углуби ум свой к принятию сказанного. Какое страшное изречение присовокупляет, говоря (Пс. 72:27, 28): Яко се, удаляющий себе от Тебе погибнут: потребил еси всякаго любодеющаго от Тебе. Мне же прилеплятися Богови благо есть, полагати на Господа упование мое, возвестити ми вся хвалы Твоя во вратех дщере Сиони. Итак, возлюбленные, имея пособия в Божественных Писаниях, а также проложенный и прямой путь, ведущий ко вратам небесным, не будем нерадеть об уповании, соблюдаемом для нас на небесах. Ибо, как написано, грядет Господь, Емуже лопата в руце Его, и отребит гумно Свое, и соберет пшеницу Свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим (Мф. 3:12). Ему слава во веки! Аминь.


    На тех, которые ежедневно грешат и ежедневно каются

    (По славянскому переводу, часть I. Слово 93)


    Долго ли тебе, друг, терпеть врага и ежедневно делать угодное ему? Долго ли тебе, друг, служить телесному, что смертоносно? Прими совет, который для тебя животворен и послужит к очищению души твоей, равно и тела. Приступи к Спасителю, Который исцеляет всех припадающих к Нему с покаянием и совершенною верой. Так, из всего досточестного велико и спасительно покаяние. Посему, однажды отрезвившись, не погружайся в опьянение, ежедневно греша, то строя, то разоряя, то соплетая, то распуская, подобно детям, которые много раз прилежно строят свои дома, а потом, опрокинув, обращают все в кучу. Уклонись от скорпиона, которого жало тобою изведано. Тщательно убегай змия, которого губительность тобой дознана. Кто два раза падает, спотыкаясь на тот же камень, тот слеп, или неловок так, что не видит, чего должно избегать. О сем употребив старание, приступи с покаянием; сим воспользовавшись средством, умилостивляй Творца, смиренный и сетующий, поникши взором и воздыхая, скорбя о постигшем, устремляя внимание к ожидающему впереди. Так некогда спасся мытарь Закхей. Так Матфей соделался рабом Христовым. Так и жена блудница сладострастная, не знавшая меры своему непотребству на соблазн видевшим, как скоро отерла ноги Спасителя власами, изведена из пагубного рва беззаконий. Так и ты, наложив узду на блуждающий взор свой и приняв на себя печальный вид, спасешь себя; потому что Бог восставляет малых, возвышает смиренных, и низлагает и сокрушает тех, которые сами себя возвышают. Посмотри на города Содом и Гоморру, как этих людей жестоких, свирепых, ненавистных, дерзких, нечистых, непотребных, с удовольствием готовых на всякую обиду и на всякое насилие, одождив на них жупел и огонь, Господь истребил всех до единого. Посмотри на град Ниневию, пышный и украшенный, цветущий грехами, изобильный пороками. Бог угрожал сокрушить и внезапно поразить совершенным ниспровержением и падением город; но, увидев опять, что предававшиеся похоти, во вретище и пепле, в гладе и посте, с плачем и слезами, отложили всякую пышность, бледны, устрашены, приведены в трепет и изменились, стали сами на себя не похожи, и все заняты одним делом, сравнялись между собою и неравные: свободные и рабы, богатые и бедные, начальники и подначальники, властелины и подвластные, мужеский пол и женский, старцы и все младенцы, — увидев, что все смирились, все стали целомудренными, Господь умилосердился, помиловал, спас, пощадил, отменив наказание, каким угрожал, и лучше возжелал казаться не исполнившим слова, нежели жестоким. Так, наказывает Он непреклонных грешников, и не попускает нещадно погибать благопокорным. Поспешайте: молитесь, спасайтесь, оберегайте себя. Господь готов на милость, готов к уврачеванию, скор на помощь, не медлит избавлением, дает просящим, отверзает толкущим, снабжает скудных, наделяет нуждающихся, не отказывает ищущим, не гневается на падших, простирает руку, чтобы спасти, любит домогающихся разрешения, угрожает непокорным. Преткнулся ты? — Отрезвись. Пал? — Обратись, молись, проси, припадай, домогайся, ищи, приемли, уверься, что дано тебе, покланяйся, умоляй о спасении, умилостивляй Того, Кто желает дать и может спасти. А, спасшись, не теряй приобретенного; пав, восставай; низринувшись, исправляйся; как скоро погрешил, загладь грех; исцелившись, пребывай здравым; получив совершенное здравие и спасшись, отвращайся того недуга, от которого избавлен. Посему не возжигай снова, что однажды угасил, не впадай в тину, которую так хорошо смыл с себя. Не подражай свиньям, которые любят валяться в грязи; не соревнуй псам, пожирающим блевотину; никтоже однажды возложь руку на рало и зря вспять, приобретал себе царство (Лк. 9:62). Никто, однажды омывшись от скверны, да не возвращается к ней снова. Один Христос, одна вера, один крест, одна смерть. Одна благодать, одно страдание, одно и воскресение. Предавшийся за тебя на заклание не должен предаваться снова и в другой раз платить за тебя искупительную цену. Ты искуплен, не оставайся упорно рабом; ты омыт от греховных скверн, не оскверняйся, ибо для твоего омовения, нет другой купели, уготованной смертною язвой.


    Поучение о том, что не должно соблазнять ближнего, и о правой жизни

    Вступивших на поприще благочестия и возложивших руку на рало не должно обращать назад и полагать им препятствие достигнуть цели — благоугождения Богу; а напротив того, должно руководствовать их к совершенству. Ибо о таковых сказано: …касаяйся вас яко касаяйся в зеницу ока Его (Зах. 2:8). Посему, кто не хочет нарушить заповедь Божию, тот да оградит себя отовсюду, чтобы не соблазнить другого, особенно же приступившего ко Господу Богу и избежавшего сетей мира. Иначе и он причтен будет к тем, которых укоряет Пророк, говоря: Горе напаяющему подруга своего развращением мутным (Авв. 2:15). Горе вам, веселящиися о злых и радующиися о развращении злем! ихже стези стропотны, и крива течения их, еже далече тя сотворити от пути права, и чужда от праведнаго разума (Притч. 2:14–16). Чрез это делают они себя подлежащими гневу Божию, как изрек Господь определение Свое в Евангелии, сказав: уне было бы человеку, да… жернов оселский облежал бы на выи его, и ввержен в пучину морскую, неже да соблазнит единаго от малых сих, верующих в Мя (Лк. 17:1. Мф. 18:6). Ибо несказанный бывает от сего вред и ущерб.

    Итак, опишем, по возможности, одно происшествие, чтобы в малом сем примере изобразить весь ход дела и, заключая о великости вреда, удерживать себя страхом, и не полагать преткновения или соблазна ближнему.

    Был сын один у своих родителей, и они крепко его любили, потому что всю надежду свою после Бога на него возлагали, ожидая, что в нем исполнится самая лучшая и приличная последняя надежда их жизни, и что в детях его будут иметь продолжение и обновление своего рода. Но юноша, отвергнув вдруг все временное, пошел в пустыню и стал монахом, оставив по себе домашним невыносимую скорбь. Плачет отец, льет слезы матерь; внезапно лишены они всего, чем питала надежда; и рассуждают, что невозможно уже сыну быть тем же, чем был он до удаления в пустыню. Ибо невозможно уже ему управлять отеческим домом, и к чадородию он не способен, потому что отрекся от быта человеческого, и в такой мере облекся во святыню, что, хотя и в теле ещё, но подобно мертвецам, заключенным во гробе, не может заниматься делами житейскими. Посему-то плачет отец, и матерь в слезах; оба жалеют, что лишились помощи от сына своего. Невеста, получив залоги обручения, покинута им. Если имел рукоделие, то работа теперь брошена. Если занимался торговлею; то она оставлена в небрежении. Если находился на военной службе, то теперь чужд ей. Если занимал какую почетную должность, то она пренебрежена. И дом доведен почти до упадка такой решимостью сына, потому что, все видимое и привязанность ко всему чувственному сложив с себя наподобие остриженных волос и от всего обнажившись, вступил он на поприще благочестия, да приобрящет Христа, Господа славы. Итак, стоил ли такой человек, чтобы его соблазнить и совратить? Нет! Кто же возьмется за такое худое дело и решится стать предателем и расхитителем этой доброй купли? Или кто дойдет до такой небогобоязненности, чтобы в человеке, который идет прекрасным путем, истребить усердие и доброе намерение и сделать, что он, став чуждым для земного, не достигнет и неба? Ибо кто по отречении и удалении от мира начнет хромать в добродетели, а в скором времени соступит с прямого пути и обратит взоры вспять; тот и настоящей жизни послужит притчею, и до смерти, лишившись Царства Небесного, будет недостоин лика святых. Да и родителям нерадение его обратится в стыд. Друзья опечалены, а враги радуются его лености и отпадению. Домашние молят ему смерти, потому что, лишившись земного, не пошел к небу, и под видом благочестия наложил на себя диавольское иго. Отринув законный брак, живет в блуде и непотребстве, проводит дни в невоздержности и пьянстве. Оплакивают родители потерю и вместе погибель души его. А прельщенный в сердце своем и идущий кривыми путями ничем этим не трогается, но, попирая благоговейную жизнь, облекается бесстыдством и не краснеет, ведя себя неблагоприлично. Не срамляется людей, и гнева Божия в уме не держит, поэтому и родителям не воздает должной и подобающей чести, и для духовного дела не оказывает себя достойным. Отсюда, наконец, рождаются укоризны произнесенному им обету, хулы на самую благоговейную жизнь, что страшно и выговорить. Как нечестивый, когда придет в глубину зол, всем пренебрегает, так и он, дошедши до такого бесстрашия, не ужасается, но подобен человеку, который продал все свое имение и купил себе многоценную ризу, а потом в припадке безумия покрыл её заплатами из грязных рубищ, и носит уже её не в похвалу и славу, но в осмеяние и укоризну себе. Кто не станет смеяться над человеком, который вчера препоясался на горе для служения единодушной братии, в подражание Господу нашему Иисусу Христу, а сегодня окружен прислужниками, и служанки моют ему ноги, а он протягивает их на мягкой постели, и опять предался роскошной страстной жизни? Или кто не подвергнет осмеянию человека, который вчера заключился в келье, и отказывался от свидания с людьми, а сегодня проводит время с нескромными женщинами и пьянствует в корчмах? Или кто не станет порицать того, кто вчера добровольно отринул житейское и целовал нестяжательность, а сегодня безвыходно стоит в судах, и с жаром отыскивает снова себе прав на то, что сам осудил, и ум свой от небесного преселил к презренному земному и, ласкаясь к судьям, ходит за ними, как невольник, вместо молитвы и поучения в словесах Божиих, рассуждает с правоведцами, а простосердечие и незлобие заменяет хитростью нрава и речи? О, если бы хотя видимые судилища приводили нам на ум суд будущий, и возмогли мы избежать превратностей жизни сына. И домашние его ублажаются друзьями, особливо теми, которые видят превратности счастия живущих в мире, ублажаются, как принесшие дар Господу Богу. Весь род хвалится доблестями мужественного подвижника. С радостью расспрашивают у всякого встречного, а добродетель скрыться не может. Слышат усиливающуюся о нем добрую молву, прославляют за сие Господа, и подтверждают, что они — свои и родные подвижнику. Прославляют его люди чиновные, если он из чиновных; дивятся ему воины, если он из военных; хвалят его художники, если он из художников. Так добродетель преуспевших о Господе для всех делает любезными и славными. Поэтому увенчаются они славою и в Царстве Небесном.


    Об истинном отречении от мира, и о том, как душе обрести Бога, и для чего приходил Господь

    (По славянскому переводу, часть II. Слово 11)


    Кто возложил на себя безмолвие и стремится к уединению, тот избрал доброе начало. Но как далек он от беспокойств видимого смятения, так пусть заглянет в душу свою, избавился ли от внутренних мятежей и освободился ли от нападающих во множестве бесов; потому что и в душе бывают возмущения и мятежи лукавых помыслов, по великой злобе сопротивных сил, о чем говорит Апостол: …несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержателем тмы века сего, к духовом злобы… (Еф. 6:12); и ещё: оружия наша не плотская, но сильна Господем на разорение твердем: помышления низлагающе и всяко возношение, взимающееся на разум Божий (2 Кор. 10:4–5). Посему весь подвиг наш в том, чтобы безмолвствовать внутренне и отречься истинных мятежей, волнения помыслов, и сопротивных сил. Иначе напрасно будет отречение и видимое удаление с места. Ибо вот истинное отречение — внутренне пребывать в мире и тишине.

    Посему, когда станешь пред Богом на молитву, смотри, чтобы прекрасных орудий, на которых поешь Богу, то есть помыслов твоих, не расхитили враги твои. Как, или чем, будешь служить Богу, когда отнято у тебя орудие, то есть пленены помыслы? Бог не имеет нужды, чтоб молились уста или язык. Служение Богу требует, чтобы помыслы, вся крепость и сила души, весь ум, нерассеянно напряжены были к Богу. К золоту своему не примешивай меди или свинца, то есть в душе твоей многих и нечистых помыслов. Как дева, обрученная мужу, если её обольстят другие, делается мерзкою в очах мужа, так и душа, увлекаемая нечистыми помыслами и дающая на них согласие, мерзостна Небесному Жениху своему, Христу. Напротив того, она должна, по мере возможности, избегать связи с сими помыслами и не услаждаться согласием на оные, чтобы Господь, увидев её любовь к Нему, помиловал её и, пришедши, погубил врагов её, которые внушают ей и убеждают её иметь вражду к Жениху своему и думают отвратить мысли её от Христа. Ибо как скоро Господь увидит, что душа, по мере сил своих, бывает собранною в себя, непрестанно ища Господа, ожидая Его ночью и вопия к Нему днем (ибо так и заповедал Он — непрестанно молиться), не умедлит сотворить за нее отмщение и, очистив её от порока, какой ещё в ней есть, представить её Себе как не имеющую скверны невесту.

    Посему, если веруешь Господу, что сие истинно, как и действительно истинно, то будь внимателен к себе, точно ли душа обрела для себя путеводственный свет и истинное брашно и питие, которое есть Сам Христос. А если нет, то день и ночь домогайся получить сие, потому что ты слеп. Так обещал Господь, так обретает душа истинного Бога. Поэтому, когда видишь солнце, взыщи истинного Солнца и загляни в душу свою, обрел ли ты истинный свет, потому что все видимое есть тень невидимых и истинных предметов души. Ибо кроме видимых есть иной — внутренний человек, иные очи, которые ослепил сатана, иные уши, которые сделал он глухими, но Иисус пришел спасти сие и соделать человека здравым. Прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшаго (Лк. 19:10). Ему слава во веки веков! Аминь.


    Слово подвижническое

    Если кто хочет истинно предать себя Господу, чтобы получить обетование Царствия, то, поелику лукавый противоборствует всеми способами, многоразлично нападая на всякую душу, прежде всего должно каждому восприять крепкую веру и твердую надежду, чтобы ими можно было угасить разжженные стрелы лукавого. Посему пусть сопротивник употребляет тысячи средств, желая ослабить произволение, отвлечь от упования и любви ко Господу, различно нападая на душу или, посредством духов злобы, причиняя ей внутренние скорби, или всевая в нее лукавые, суетные, непозволительные и скверные помыслы, приводя ей на память прежние грехи, даже осуждая душу, чтобы произволение её пришло в расслабление при мысли, что невозможно получить спасение (а через это душа ввергается в безнадежность, рассуждая что из нее самой рождаются в сердце сии нелепости суетных и лукавых помыслов, а не всеваются в нее чуждым духом, носящим внутрь её грех, между тем, как мысль сию внушает злоба врага, которая, чтобы довести душу до отчаяния, не хочет сделать известным, что при душе есть чуждый Богу дух мирского заблуждения); пусть также труды телесные приводят в немощь, или людьми бывают нанесены поругания и скорби. Если всем этим лукавый старается побороть душу, человек да не теряет надежды на Господа, но всякий раз более и более да прилепляется к Нему, как к единому благому, человеколюбивому, могущему исцелить душевные немощи, Его всегда любя, о Нем размышляя, и в себе самом рассуждая так: «Если я отступлю от Бога и оставлю правую подвижническую жизнь, то куда могу прийти, как не в погибель, как скоро предамся советам лукавого?» Итак, если лукавый в каждого из братии ежедневно будет тысячами пускать острия разжженных стрел, порочных страстей, нелепых и лукавых помыслов, чтобы совратить с пути правды и привести в расслабление и отчаяние, то тем паче должно прибегать к Богу и на Него возлагать надежду. Ибо Ему угодно, чтобы сим испытаны были души, к Нему прибегающие, и в действительности стало известным, что они, возненавидев все, возлюбили единого Бога, и претерпев много зла от злобы вражеской за то, что приближаются к единому Богу и исполняют Его волю, ещё большую приобрели к Нему приверженность и, презрев тысячи смертей, возлюбили единого Бога, возжелав быть наследниками Его одного, возлюбили единого Бога, признав маловажными все свои старания и труды ежедневные и подвиги и сознав, что не могут сделать ничего достойного чаемых благ. Ибо тысячи лет века сего то же в сравнении с вечным и нетленным миром, как если бы кто взял одну песчинку из всего множества морских песков. Так беспредельны, бесконечны и неизменны век праведных и Царство Небесное. А потому таковые души, разумно подвизавшиеся, с таким упованием ожидавшие, в надежде на Господа прошедшие всякую скорбь и твердо державшиеся таковой надежды, не постыдятся, но улучат вечную и истинную жизнь, оказавшись благоискусными в искушениях, по сказанному: Кто ны разлучит от любве Божия; скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или мечь… (Рим. 8:35). И ещё: …скорбь терпение соделовает, терпение же искусство, искусство же упование (Рим. 5:3–4). И Господь сказал: в терпении вашем стяжите душы вашя (Лк. 21:19); и ещё: Претерпевый же до конца, той спасется (Мф. 24:13).

    Посему все скорби, причиняемые лукавым, если человек переносит их мужественно, находя себе опору и утверждение в надежде и великодушии, делают его ещё более благоискусным. Ибо рассуди: если бы поставили тебя единым царем всей земли и тебе одному принесли сокровища вселенной, и ты бы один царствовал и обладал вселенною с тех пор, как сотворен род человеческий, и до скончания века, то неужели бы променял ты на это истинную, беспредельную, вечную жизнь и Царство Небесное, которому нет ни конца, ни преемства? Явно, что если здраво рассудишь, то скажешь: «Нет, да не будет того, чтобы беспредельное Царство променял я на тленное»; как и Господь сказал: кая… польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит; или что даст человек измену за душу свою? (Мф. 16:26). Поэтому мира всего, и царства его, и денег и славы драгоценнее и досточестнее одна душа. Потому самому и драгоценно для нас Небесное Царство, что ни одной твари, ни неба, ни солнца, ни луны, ни звезд, ни земли, ни моря, ни другой какой из видимых тварей не благоволил Бог соделать причастницею Своего естества и вознести к Отцу, кроме только человека, возлюбившего Его паче всего. Итак, если, взвесив здравым смыслом великие твари мира, или богатство, или самое земное царство, не согласишься променять на них вечного и Небесного Царства жизни; то как же многие меняют оное на жалкие и ничтожные вещи в мире, например, на какое-нибудь пожелание мира сего, или на суетную славу, или на гнусную корысть? Ибо кто любит что-нибудь в мире сем и привязывается к какой бы то ни было мирской и тленной вещи, тот на вещь сию меняет Небесное Царство. Кто что любит, то и бывает для него богом, как сказано: имже бо кто побежден бывает, сему и работен есть (2 Пет. 2:19). А кто действительно желает бессмертной жизни и вожделевает Небесного Царства, тому надобно стать выше и больше всего, что есть в веке сем, простираться далее всех пределов, полагаемых миром, и выше всякой земной славы, расторгнуть все узы вещества, возлюбить небесную славу Христову, и к любви сей не примешивать ничего иного, и ничего не любить в сем веке, или в сей жизни. Кто действительно восприял истинную любовь к Богу, тот, как меч обоюдоострый, отсекает всякую иную любовь мира сего и расторгает всякие вещественные узы. Такую душу не может удержать ничто видимое: ни удовольствие, ни слава, ни богатство, ни узы плотской любви, ни что-либо вещественное; напротив того, душа, любящая единого Бога, кроме Его не любит ничего другого в мире сем, но чтобы всей своей любовью и волей зависеть от Него единого и к Нему одному быть прилепленною, всякую земную и вещественную любовь преодолевает и препобеждает. Обоюдоострый меч — любовь Духа, приобретенная собственной малоценной любовью. Сия любовь, подобная мечу, может рассечь всякое вещество, простираться далее всех земных пределов, сочетаваться с единым Богом и во всем исполнять Его волю. Посему великие нужны подвиги и усиленные труды, чтобы пожать великие обетования вечной жизни; для сего человеку надобно всецело предать себя Господу, как написано, всем сердцем и всей силою, крепостию и волею (Мф. 22:37), и зависеть от Него и распинать себя душою и телом непрестанно и неослабно во всех святых Его заповедях, чтобы можно было улучить обетованную жизнь любящим Бога и желающим сподобиться жизни святой.

    Если в земном, преходящем и тленном царстве подъемлются великие старания, усилия, труды и беспокойства, чтобы желающие могли преуспевать и с некоторой честью достигать преходящей славы или власти, то тем паче со всем усердием надлежит трудиться, беспокоиться и подвизаться для вечного, нестареющегося и нетленного Царства, из одной радости наследовать такую бессмертную славу. Ужель кажется тебе справедливым, чтобы земные и преходящие вещи и тленная слава требовали таких усилий и трудов, а для приобретения надежды нестареющие и нескончаемые веки веков царствовать со Христом не надлежало даже этого краткого времени пребывания твоего на земле употребить на труды и подвиги, чтобы впоследствии целые веки царствовать тебе в Боге? Думаю, что и самым недальним умом одаренному покажется явно справедливою мыслью: лучше краткое время подвизаться и быть в борьбе, чтобы одержать победу навеки, нежели краткое время проведя не доблестно, но изнеженно и предаваясь земным удовольствиям, понести поражение и вечный стыд. Ибо, когда посвящает кто жизнь свою на дела добрые и на все то, что требуется в Писании, тогда всякое слово, писание и сочинение, даже книги не-христианских философов провозглашают о сем, хваля такого человека и величаясь им, и всякий язык свидетельствует о нем, что дела его согласны с требуемым в Писании. Тот истинный философ пред Богом, кто всегда противится худым желаниям своим. А кто украшается и хвалится благовидным именем любомудрия, но не подчиняет себе пожеланий своих, тот, без сомнения, признан будет немудрым и глупым, по испытании его в неразумных страстях. Итак, человеку Божию надлежит не многословию предаваться, но быть внимательным к делу истины, упражняться и проводить жизнь в таких занятиях, какие предписаны Священным Писанием; потому что в Божием Писании, равно как и в мирских книгах, везде говорится о добрых делах, и определяются наказания за худую нравственность. Посему если проводишь жизнь в доблестных делах добродетели, ведешь себя хорошо и честно, то все заговорят о тебе, и память твою будут возвещать всякому, кто проводит жизнь в тех же делах восхваляемой всеми добродетели. Итак, приложим старание жить всегда по заповедям Господним в надежде получить наследие толиких благ и будем всегда ожидать причастия Духа, чтобы, освятившись здесь душою и телом и, по причастии Духа, исполнив все заповеди, соделаться достойными Христа; а таким образом сподобившись, через общение Духа, стать сынами Небесного Отца, соделавшись наследниками Богу и, по апостольскому слову, сонаследниками Христу (Рим. 8:17), сподобиться нам участия в вечных благах со Христом в бесконечные веки! Аминь.


    Ответ утверждающим, что землетрясения бывают от подземных ветров

    Скажите нам вы, которые говорите от своего ума, а не от уст Господа: ужели не поверите, если представим вам сказанное Псалмопевцем? Он говорит: призираяй на землю и творяй ю трястися (Пс. 103:32); стрясл еси землю и смутил еси ю: изцели сокрушение ея, яко подвижеся (Пс. 59:4). Подобное сему сказано и в книге праведного Иова. Так говорит слово Божие: трясый поднебесную из оснований, столпи же ея колеблются: глаголяй солнцу, и не восходит, звезды же печатствует: прострый един небо, и ходяй по морю, яко по земли; творяй плиады и еспера, и арктура и сокровища южная: творяй велия и неизследованная, славная же и изрядная, имже несть числа (Иов. 9:6–10). И ещё говорит: Простираяй север ни на чемже, повешаяй землю ни на чемже, связуяй воду на облацех Своих, и не расторжеся облак под нею (Иов. 26:7–8).

    Слыша сие, не верите вы, потому что надмили ум свой эллинским упоением, и безрассудно говорите, что землетрясения бывают от подземных ветров, а не от Господня посещения. Итак, скажите, как это бывает: почему, когда сделается землетрясение, и одна полоса земли колеблется, при колебании одной и неколебании другой, колеблющаяся полоса не отделяется от неколеблющейся, но, как идет морская волна и после волнения вода опять возвращается в прежнее положение, так и колебания земли проходят в виде волн, и после землетрясения земля принимает прежнее положение?

    Объясните нам ещё и это: отчего при бывшем землетрясении горы в Армении, одна от другой отдаленные, столкнулись между собой, так что возгорелся огонь и поднялся весьма густой дым, который виден был на значительное расстояние? И ещё: отчего горы, одна от другой отдаленные, стоят каждая в своем порядке и на своем месте? Кто объяснит нам и следующее: отчего ещё во время землетрясения мореплаватели приходят в ужас? и поелику в корабль много раз ударяют волны с той или другой стороны, то землетрясение делается и для них ощутительным? Поелику люльки, или постели, а также все снасти на корабле необыкновенным образом между собою сталкивается и колеблются, то мореплаватели при наступлении землетрясения приходят в ужас.

    Итак, выслушайте вы и разумейте сказанное Апостолом, чтобы удостоиться вам истинной мудрости; ибо сказал он: Никтоже себе да прельщает: аще кто мнится мудр быти в вас в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет. Премудрость бо мира сего, буйство у Бога есть, писано бо есть: запинаяй премудрым в коварстве их. И паки: Господь весть помышления мудрых, яко суть суетна (1 Кор. 3:18–20). Итак, отложив в сторону бредни эллинского скудоумия и исполнившись удивления пред владычеством Вседержителя Бога и пред чудесами Его, взывайте с Пророком: Велий Господь наш, и велия крепость Его, и разума Его несть числа (Пс. 146:5). Ему слава во веки веков! Аминь.


    О том, что не должно обольщаться еллинскими мнениями

    Присовокуплю к слову и следующее: когда в Константинополе начался мор и многие кончили жизнь, один врач, по имени Домн, видя, что умерших много, а другие объяты сильным страхом, сказал: «гибнут ремесленники, которые работают у огня, и имеют помещение в подземных храминах; а которые живут на высоких местах, пользуются чистым и тонким воздухом, те не подвергаются заразе». Так рассуждал он, потому что прилежно изучал эллинские науки и заразил ими ум свой. Однако же через два или три дня после того, как объявил свое мнение, сам, пораженный болезнью, лежал он полумертвый, и собирал рабов своих, чтобы взяли его в загородное его имение и, когда кончит жизнь, похоронили там. Другой врач, по имени Македоний, увидев, что его, борющегося со смертью, взяли и понесли (а Македоний был один из слышавших его глумление), сказал: «Вот, у него прекраснейший дом, и чистым пользуется он воздухом, однако ж не спасся: болезнь сломила его, и пустословие его не помогло ему». Домн, перенесенный за город, там умер и похоронен. А Македоний, избавившись от усилившегося мора и отрекшись от мира, стал истинным монахом, не став жертвою Домнова нечестия.

    А мы утвердим ум свой в истине, руководимые богодухновенным писанием. Ибо кто не озарил ума своего Божественным учением, тот далек умом от истины. Мы же послушаем Божественного Писания, которое во Второй книге Царств ясно взывает: И приложи Господь гнев разгоретися во Израили, и подвиже в них Давида, глаголя: иди и изочти Израиля и Иуду. И рече царь ко Иоаву, князю силы иже с ним: пройди ныне вся колена Израилева и Иудина, от Дана даже и до Вирсавии, и сочти люди, и да увем число людем (2 Цар. 24:1–2). И несколько ниже: И даде Иоав число сочтеных людей царю: и бе Израиля числом осмь сот тысящ сильных держащих оружие: и мужей Иудиных пять сот тысящ мужей борцев. И убояся сердце Давидово, по счислении людей, и рече Давид ко Господу: согреших зело, яко сотворих глагол сей: и ныне, Господи, отъими беззаконие раба Твоего, яко обуях зело. И воста Давид заутра: и слово Господне бысть ко Гаду пророку, прозорливцу, глаголя: иди и рцы Давиду, глаголя: тако глаголет Господь: трое Аз наведу на тя, и избери себе едино от сих, и сотворю ти. И вниде Гад к Давиду, и поведа, и рече ему: избери себе быти: или приидут тебе три лета глада на землю твою, или три месяцы бегати имаши пред враги твоими, и будут гоняще тя: или три дни быти смерти в земли твоей: ныне убо разумей и виждь, что отвещаю Пославшему мя. И рече Давид ко Гаду: тесна ми суть отвсюду зело и три сия: да впаду убо в руце Господни, яко многи суть щедроты Его зело: в руце же человечи да не впаду. И избра себе Давид смерть и дни жатвенныя пшеницы. И даде Господь смерть во Израили от утра до часа обедняго; и начася язва быти в людех, и умроша от людий Господних от Дана и до Вирсавии седмьдесят тысящ мужей. И простре Ангел Божий руку свою на Иерусалим погубити его, и раскаяся Господь о зле, и рече Ангелу погубляющему люди: доволно ныне, отъими руку твою. И Ангел Господень бе стоя пред гумном Орны Иевусеанина. И рече Давид ко Господу, егда виде Ангела биюща люди, и рече: се аз есмь согрешивый, аз есмь пастырь зло сотворивый, а сии овцы что сотвориша? Да будет ныне рука Твоя на мне и на дому отца моего. И прииде Гад к Давиду в день той и рече ему: взыди, и постави Господеви олтарь на гумне Орны Иевусеанина. И взыде Давид по глаголу Гада пророка, имже образом заповеда ему Господь. И преклонися Орна, и виде царя и отроки его восходящыя выше его, и изыде Орна, и поклонися царю на лицы своем на земли, и рече Орна: что яко прииде господин мои царь к рабу своему? И рече Давид: купити у тебе гумно (приидох) на создание, олтаря Господня… и рече Орна к Давиду: да будет вся господину моему царю, и сотворит еже благо пред очима его: се, волове во всесожжение, и колеса и сосуди волов на дрова. Вся даде Орна царю. И рече Орна к царю: Господь Бог твой да благословит тя. И рече царь ко Орне: ни, но токмо купуя куплю от тебе ценою, и не вознесу Богу моему всесожжения туне. И купи Давид гумно и волы на пятидесяти сиклех сребра. И созда тамо Давид олтарь Господеви; и вознесе всесожжения и мирная… И послуша Господь земли, и отъят язву от Израиля (2 Цар. 24:9–25).

    Итак, посланы ли меч, или голод, или язва, или смерть, или другое что кажущееся скорбным, все сие посылается на землю для уцеломудрения и исправления, чтобы люди устремили ум свой к благочестию, потому что каждое поколение имеет нужду во вразумлении Господним посещением. Если и среди страхов иные остаются нечувствительными в деле благочестия; то, ежели вовсе не будет посещения Господня, не тем ли паче совратятся умом в безбожие и погибель?


    О том, что христиане не должны предаваться забавам

    Все знаем, что христиане не должны предаваться забавам, слыша о сем в Божественных Писаниях, и особливо слыша, что Господь в Евангелии с угрозою говорит: Горе вам смеющымся ныне: яко возрыдаете и восплачете там (Лк. 6:25). И ещё говорит: не возноситеся (Лк. 12:29), потому что все это делают язычники. А пророк Исаия, лучше же сказать, Сам Бог через пророка говорит: горе пиющим вино с тимпаны и свирельми и со гусльми (Ис. 5:12). Блаженный же Давид, как бы гнушаясь превозношением и хвалясь о Господе, сказал: Господи, не вознесеся сердце мое, ниже вознесостеся очи мои (Пс. 130:1). И Иаков, брат Господень, говорит: …слезите и плачитеся: смех ваш в плачь да обратится, и радость в сетование (Иак. 4:9). И блаженный апостол Павел предающихся забавам называет идолослужителями, говоря: Ни идолослужителе бывайте… якоже есть писано (1 Кор. 10:7), и ещё говорит: Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших, но точию слово благо… (Еф. 4:29); аще убо ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся во славу Божию творите (1 Кор. 10:31). И ещё он же говорит: Бывайте… подражателе Богу, братия, и ходите в любви… Блуд же и всяка нечистота и лихоимство ниже да именуется в вас… и сквернословие, и буесловие, или кощуны, яже неподобная, но паче благодарение (Еф. 5:1–4). И много других мест в Божественных Писаниях, где говорится о сем. Но нет разумевающего; напротив того, на нас исполнилось слово Владыки: прельщаетеся, не ведуще Писания (Мф. 22:29). На нас исполняется и Павлово пророчество, которое говорит: Будет бо время, егда здраваго учения не послушают, но по своих похотех изберут себе учители, чешеми слухом: и от истины слух отвратят, и к баснем уклонятся (2 Тим. 4:3–4). Сие-то самое постигло нас, возлюбленные; и вот видим, что слова оправдались делом. Кто теперь держится Божественного Писания? Кто прилежно внимает заповедям Христовым? Кто премудр и сохранит сия? (Пс. 106:43). Кто докажет, что мы не преступники закона? Много, говорят, сильных, много мудрых по плоти, много благородных, много сведущих книжников и законников, учителей; богатых, бедных, рабов и свободных, монашествующих и девственников и живущих девственно без обета, старцев и юных, но кто же из всех таковых может доказать, что христианам прилично играть на гуслях или плясать, или скакать на улицах, или свирять, или шуметь, или гадать, или делать так называемые хранилища, или носить их, или вопрошать бесов, или упиваться, или терпеть других, делающих такие беззаконные дела? Кто, как сказал я, докажет, что свойственно сие христианам? Какой пророк, какое Евангелие, какая Апостольская книга подтвердят сие? Если совершенно прилично христианам делать сие, то все суета и заблуждение: и Закон, и пророки, и апостолы, и Евангелия. Если же они богоглаголивы, истинны и богодухновенны, как и действительно, то неприлично христианам делать что-либо из вышесказанного. Ибо вот от востока до запада и на пределах вселенной, в церквах и на всяком месте читается Божие Писание, что изрекли: Закон, пророки, апостолы и Владыка всяческих, читаются и все богоносные отцы; и нигде не найдешь, чтобы христианам прилично было делать сие; напротив того, по слову Писания, каждый из нас от пути своего заблудился (Пс. 5:5–6), преступил закон, пребывает законопреступным, лживым и безбожником, преступлением закона Бога бесчествует (Рим. 2:23). И да не покажется вам жестоким, что назвал я безбожным; не мое это слово, но Иоанна Богослова, который говорит: Всяк преступаяй и не пребываяй во учении Христове, Бога не имать(2 Ин. 1;9). Кто же злосчастнее и мерзостнее того, кем бесчествуется Бог, давший и изрекший повеление Свое в законе через пророков и апостолов, и кто несет уже на себе горе, возвещенное Господом через Пророка: горе ихже ради… имя Мое хулится во языцех? (Ис. 52:5).

    Нет, братия мои, умоляю вас, не будем так губить дни покаяния нашего, но послушаем пророка Давида, который вопиет, увещевает нас и говорит: Приидите, возрадуемся Господеви… и немедленно присовокупляет: предварим лице Его во исповедании (Пс. 94:1–2); предварим, пока не кончилось торжище; предварим, пока Сам Он не пришел видимым образом и не застал нас праздными в нерадении, пока нет ещё оного вопля: се, жених грядет (Мф. 25:6). Тогда возрадуются готовые; тогда возрадуются милосердые; униженные будут печальны, а достойные будут радоваться неизглаголанною радостью. Но предварим, братия, поспешим, пока есть время, пока не поставлены престолы, пока не отлучили нас друг от друга. Предварим лице Его во исповедании, и во псалмех воскликнем Ему (Пс. 94:2). Пророк сказал: во псалмех, а не в том, что возбуждает смех; во псалмех, а не в бесовских песнях. Сказал: Приидите, поклонимся и припадем Ему, и восплачемся (Пс. 94:6); а не скакать станем или играть на гуслях, но восплачемся в псалмех и пениях. Псалом — отгнание демонов. Псалом — оружие против страха нощного. Псалом — успокоение от дневных трудов. Псалом — безопасность младенцев. Псалом — утешение старцам, самое приличное убранство женщинам. Он светлыми делает праздники, он производит печаль по Богу. Псалом и из каменного сердца вызывает слезы. Псалом — дело Ангелов, небесное жительство, духовное кадило. Он просвещает ум, он возводит на небеса, он делает людей собеседниками Божиими, радует душу, прекращает празднословие, изгоняет смех, напоминает Суд, умиряет враждующих. Где псалом с сокрушением, там и Бог с Ангелами. А где песня противника, там гнев Божий и горе — воздаяние за смех. Где священные книги и чтения, там веселие праведных, спасение слушателей и посрамление диавола. А где гусли, и лики, и рукоплескания — там омрачение мужей, погибель жен и печаль Ангелам и праздник диавольский.

    О, какая злая выдумка диавола! Как искусно запинает и обольщает он каждого, и убеждает делать зло, как добро! Сегодня, по-видимому, поют псалмы, как повелел Бог, а наутро с усердием пляшут, как научил сатана. Сегодня отрицаются сатаны, а наутро ему последуют. Сегодня сочетаваются со Христом, а наутро отступают от Него, отрицаются и бесчестят Его. Сегодня христиане, а наутро язычники; сегодня благочестивы, а наутро нечестивы; сегодня верные и рабы Христовы, а наутро отступники и враги Божии.

    Не вдавайтесь в заблуждение, не вдавайтесь, братия мои; ни один слуга не может двема господинома работати, как сказал Владыка Христос (Мф. 6:24); потому что никто не может Богу работати и мамоне, и плясать с диаволом. Созданные по образу Божию, не будем бесчестить образа Божия, но как воины Христовы Христу последуем, Ему поработаем. Не делай так, чтобы сегодня петь с Ангелами, а наутро плясать с бесами. Сегодня внимать Божественным чтениям, как слушатель христолюбивый, а наутро заниматься гуслями, как преступник и христоненавистник. Сегодня каяться во грехах своих, а наутро плясать на погибель свою; сегодня поститься и воздерживаться, а наутро ходить упившимся, кружась там и здесь и служа для всех посмешищем. Нет, братия мои, умоляю вас, не станем так тратить время, которое дал нам Бог для покаяния и спасения. Вспомним Господа, Который говорит с угрозою: горе вам смеющимся ныне: яко возрыдаете и восплачете после сего (Лк. 6:25). И ещё говорит: блажени плачущии (Мф. 5:4). Никто да не обольщает вас, братия мои христолюбивые, не апостольское это учение. Апостолы говорят: если кто научит вас тому, чему мы не учили, анафема да будет (Гал. 1:8). Не христианам сие свойственно, но неверным язычникам, не покорившимся Евангелию, как сказал Владыка, что все сие делают язычники (Мф. 5:47), у которых нет никакой надежды спасения. Знаете, братия мои, что елицы бо во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3:27). Как же, совлекшись Христа, служите антихристу? Имеем заповедь от Апостола: непрестанно молитеся (1 Фес. 5:17), …вся во славу Божию творите (1 Кор. 10:31). Но ты не взираешь на сие, а, напротив того, отвращаешь слух и смежаешь очи. Конец же твой будет тебе горячее желчи и острее обоюдоострого меча. Еще говорю: не вдавайтесь в заблуждение, братия христолюбивые! Не христианам сие свойственно, но язычникам, у которых нет Бога.

    Размыслим, братия, что человек суете уподобися (Пс. 143:4): …дние его, яко цвет сельный (Пс. 102:15), прейдут в одно мгновение времени, и все минуется. Для чего же напрасно мятешься, человек? Одно приражение горячки прекратит твои плясания и скакания. Один час разлучит тебя с пляшущими вместе с тобою. Одна ночь — и увянут плоти твои, остановятся ноги твои; текущие на зло, расслабеют руки твои, померкнут глаза, язык внезапно прейдет в безмолвие, оскудеет у тебя внезапно голос, умножатся твои воздыхания, потекут у тебя бесполезные слезы, расстроятся мысли твои. И никто не будет в состоянии помочь тебе; ты бесславил и бесчестил Бога, и все, оставив тебя, пойдут прочь, и никого не останется при тебе, кроме невидимых бесов, которым ты угождал. Посланный же неумолимый Ангел, стоя вдали, с потупленным взором будет ожидать Владычнего мановения, чтобы, исхитив бедную душу твою, отвести её в уготованное ей место, где пожнет, что посеяла, где произрастают, изобилуют, и даже преизбыточествуют плач, скорбь, теснота, скрежет зубов и горе. Для чего напрасно мятешься, несчастный? Там померкнут очи упивающихся, там увянут плоти пляшущих, там будут мучиться и взалчут пиющие вино с гуслями и свирелями, там с великою скорбью будут плакать, скрежетать зубами и бить себя по лицу блудники, прелюбодеи, тати, человекоубийцы, прорицатели, отравители, чародеи, обманщики, мужеложцы, деторастлители, хищники, кровопийцы. Все они и подобные им, до конца нераскаянно согрешающие и идущие путем широким и пространным, который ведет в пагубу, без сомнения, найдут себе там пристойное жилище, ибо невозможно, и здесь плясать с бесами, и там веселиться с Ангелами, как сказал Господь: Горе вам смеющымся ныне: яко возрыдаете и восплачете там (Лк. 6:25). Невозможно, братия, иногда быть христианином, а иногда делаться язычником.

    Итак, по сказанному выше, нигде не позволяется христианину делать подобное сему, ибо Господь и Спаситель наш, пришедши, упразднил все сие, то есть, сии диавольские учения, какие, к несчастию, изучил человек, преступив заповедь создавшего его Бога, сделавшись изгнанником из рая и научившись всякому злу, именуемому под небесем. Все сие, как сказано, Господь, пришедши, прекратил и изгнал, и Сам, и через учеников Своих, говоря: шедше убо научите вся языки, крестяще их и учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Мф. 28:19, 20), то есть скажите им: покайтеся, приближибося Царствие Небесное (Мф. 3:2). Не упивайтесь, не плясками занимайтесь, но кайтесь, плачьте, бдите, молитесь, всегда будьте готовы, потому что пришествие Господне близко, Царствие Господне при дверях. Будем же готовыми и достойными, чтобы Господь наш, пришедши, обрел нас в покаянии готовыми, и никого из нас не осудил, но всех соделал наследниками Царствия Своего. Ему слава во веки веков! Аминь.


    Поучение падшему брату о воздержании от плотских пожеланий, о борении и великой осмотрительности

    Врачующиеся в больницах не радуются болезненным припадкам других, и ни один из них не уничижает ближнего за болезнь, но каждый как сам старается избавиться от страдания и освободиться от претерпеваемой им боли, так и ближнему, по возможности, простирает руку помощи, для легчайшего перенесения им болезненных страданий. Так и нам должно утешать и увещевать друг друга, особенно во время искушений, чтобы действительно избавиться нам от горького рабства греху и от мучительства диавола, и угасить разжженные стрелы его, прежде нежели приимет нас в себя оный неугасимый огонь, и тогда в болезни сердца своего слезно восплачем, но не будет утешающего. Итак, сперва испрашиваю прощения во грехах своих и помилования, а потом подам и тебе дружеский совет, как говорит Священное Писание: обличай премудра, и возлюбит тя, а если обличишь немудрого, возненавидит тя. — Даждь премудрому вину, и премудрейший будет: сказуй праведному, и приложит приимати (Притч. 9:8, 9).

    Дивлюсь, как после стольких вразумлений вознерадел ты о себе, попрал завет свой с Богом, и, убоявшись временного страха, сам бросился на меч. У кого достанет столько сокрушения, чтобы должным образом оплакать сию гибель? И помыслить опасно, и сказать срамно. У кого достанет столько веры и знания, чтобы описать мучения, какие уготованы вовлекаемым в сей сокрушительный недуг, в такое бесчестное поведение и крайнее зловоние? Что это за оправдание? Говоришь: «Настоятель не дает братии покоя, и я убоялся, чтобы не стал поступать со мною худо». Какая слепота, какое омрачение! Где же учение Спасителя нашего Бога? Он сказал: не убойтеся от человек, убивающих тело, души же не могущих убити: убойтеся же паче могущаго и душу и тело погубити в геенне (Мф. 10:28). Где наставление апостолов и пророков и изучение псалмов? Подвижник прежде вступления в борьбу умащается, чтобы во время борьбы оказаться достойным венца. Воин прежде начатия войны упражняется в военном деле, чтобы во время войны оказаться благоискусным. А мы, воины во время мира, кормчие во время благоведрия! Забыл разве, для чего оставил ты мир и удалился от плотских родителей? Неужели мирской страх овладел твоею душою? Скорблю о тебе, брат.

    Но ты сказал: «Слова их расслабляют мой ум». Вспомним же, что говорит Приточник: мед… каплет от устен жены блудницы, под медом разумея сладость пожелания. И что ещё присовокупляет? …яже на время наслаждает… гортань: последи же горчае желчи обрящеши, и изощренну паче меча обоюду остра (Притч. 5:3–4). И в другом месте говорит Писание о людях, облеченных во одежды овчие, которые внутрь… суть волцы хищницы, делатели беззакония (Мф. 7:15, 23). Ибо Апостол сказал, что словесы и благословением прельщают сердца незлобивые (Рим. 16:18). Ужели не представляешь и того, что если и сто лет будем служить распутству, то, по прошествии оных, сокрушит нас смерть, а по смерти — Суд?

    Если же скажешь, что ты человек знатный, то представь себе, что и восставшие на блаженную Сусанну в Вавилоне были начальниками народными, а блаженный Иосиф был купленным рабом у египтянки. Ужели не слышал ты сказавшего: не приими лица на душу твою, и не срамляйся о падении твоем. Есть бо стыд наводяй грех, и есть стыд слава и благодать (Сир. 4:26, 25)? Нет нам оправдания, потому что живем не в пустыне непроходимой. Кому делают принуждение, тот подай голос — и множество соберется на помощь. Но обратим внимание, не в нас ли причина проступка. А это дело гнусное и тяжкое. Смотри, не управляют ли нами неприличные движения, не пышна ли у нас одежда, не пахнет ли от риз благовониями, как у женщин (лучше пусть душа издает благоухание Святого Духа в превосходном житии), не вымыты ли тщательно ноги (такая старательность совершенно противна целомудрию), не выше ли колен поднята одежда (это обличает бесстыдство души), не бесчинны ли наши взоры, не склонны ли мы к смеху, не говорим ли сами смешного; не властолюбивы ли мы и сребролюбивы, не преданы ли мы чревоугодию и пьянству, не поступаем ли невежественно и неосмотрительно, не бегаем ли безмолвия, не отвращаемся ли от труда, не срамны ли слова наши, и вся наружность не изображает ли страсти, и голос не прикрашен ли искусством для внушения любви и для обольщения. Ибо все это и подобное тому достойно порицания, непозволительно и несвойственно христианам; всякий, кто ведет себя так, уготовляет себе жестокий и тяжкий суд гнева. Не призва бо нас Бог на нечистоту, но во святость (1 Фес. 4:7).

    Мы не подвизались до крови, борясь со грехом, мы не были пред владыки… и цари ведены (Мф. 10:18) за Спасителя нашего Иисуса Христа (осмелюсь сказать, что из-за нас менее виновен будет Содом); нас не приводили ещё к престолу судии, и не терпели мы истязаний за благочестие, не видели мы пещи, разжженной сильным огнем: не видели разжженных сковород, раскаленных острых рожнов и кипящих с воском и смолою котлов; нас не бросали ещё зверям, и ничего не потерпели мы за благочестие. Нас не касалась ещё рука исполнителей казни, которых один взор поражает сердце отданного в их власть; мы не видели ещё занесенных на нас острых мечей; и убоялись. Не все ли это претерпели Христовы мученики? А ты боишься, что есть у тебя настоятель? Знай, что он подчинен ещё высшему Начальнику, Который испытает дела и исследует намерения каждого.

    Говорю же сие не в осуждение (да не будет сего!), но из сострадания, как воинствующий вместе с тобою, ибо написано: много бо согрешаем вси (Иак. 3:2). И если бы Бог, сотворивший нас и восприявший на Себя плоть нашу, не благоволил видимым образом ходить по земле, и Своими благословенными и святыми стопами освятить землю: то, думаю, самая земля осквернилась бы множеством беззаконий моих. Но имеем заповедь вразумлять и утешать друг друга словом истины. Итак, не обменим жизни на смерть, нетленного на тленное, не окажемся несмысленнейшими бессловесных животных; но как разумные послушаем гласа создавшего нас Бога, Который говорит: святи будите, яко Аз свят есмь (1 Пет. 1:16). Еще не долго, и придет страшное повеление поять душу из тела.


    О том, что должно избегать всяких вредных свиданий, и о воздержании

    Вопрос: Хорошо ли принимать на себя попечение о ком-нибудь?

    Ответ: Прекрасное дело, чтобы всякий был внимателен к себе, и делал все по Богу, для всех представляя в себе образец добрых дел. Если же принимаешь на себя попечение о ком-нибудь, то строго испытай свою совесть, по Богу ли делаешь сие или нет; ибо много козней вражиих. Поэтому смотри и на то, не делаешь ли сего по зависти, или по соперничеству, или по человекоугодию.

    Но, может быть, скажешь: «Желаю знать разность между тем и другим». Слушай, при содействии благодати. Делающий по ревности и зависти бывает таков: когда видит, что другой благоденствует, а сам он находится в тесных обстоятельствах и в скорбях, тогда под видом благочестия начинает клеветать на благоденствующего, будто бы он худо пользуется своим обеспеченным положением. А делающий по любви к удовольствиям таков: хотелось бы иному (выражусь скромнее) сблизиться с кем-нибудь, но труд его не достигает желаемого; между тем видит, что тот человек незастенчив с другими, и это огорчает его, и начинает он о сем, как бы под видом благочестия, отзываться худо, будто человек сей не хранит своего целомудрия; как это можно видеть в поведении какого-нибудь безрассудного юноши, который так поступает со своей возлюбленной. А делающий из человекоугодия таков: втайне поступает худо; в присутствии же других, которые не знают дел его, притворяется имеющим ревность о добродетели.

    Но кто трудится по Богу, тот, трудясь о своем спасении, не будет другому полагать претыкания или соблазна, но все мысли и действия устремит к тому, чтобы угодить Господу Богу, сказавшему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим… и искренняго твоего яко сам себе (Мф. 22:37, 39). Итак, памятуя сказавшего: испытаяй сердца и утробы, Боже (Пс. 7:10), и: иже воздаст комуждо по делом его (Откр. 2:23), будем все делать по Богу, потому что Бог поругаем не бывает (Гал. 6:7).

    Если приметишь, что какой-нибудь помысл влечет тебя на свидание с отроком или женщиной красивого лица, то знай, что приближаешься к вражиим сетям. Если, и по вразумлении, не оставляешь своего намерения, то знай, что ты уже опутан сетями, и нелегко тебе преодолеть сластолюбие. Если ты не был в силах, или, лучше сказать, не захотел избежать сего вредного свидания, то почему же врагу на самом деле не сделать тебя своей жертвою? Если скажешь; «И свидания имею, и вреда не терплю», — то и это признак души страстной. Ибо как возможно ходить по угольям, и не обжечь ног?

    Если видишь человека, который растлевает свое целомудрие, а между тем притворно показывает себя добронравным, то берегись его, потому что в нем лесть. Что пользы в дереве, под которым скрывается змий? По-видимому, плоды на нем красивы, но это приманка для подходящего. Вкушать пищу чинно, пить осторожно, рассуждать без тщеславия, спать вовремя нам дозволено Самим Промыслом; но предаваться блуду, прелюбодейству, распутству и исполнять всякое другое нечистое пожелание, никак нам не дозволено. Если хочешь быть целомудренным, храни воздержание и прерви вредные свидания. В какой мере приближается человек к тому, что производит соблазн, в такой мере невозможно сердцу его пребыть без смятения помыслов и без воспламенения лукавых пожеланий, потому что видимое лицо и речи возбуждают его к страсти. Как губка, поднесенная к чему-нибудь влажному, раздувается и вбирает в себя влагу, так и человек, нетвердый помыслом, если сближается или долго беседует с рассуждающими по плотскому, вбирает в себя вред; поэтому, упившись сим, и без вина делается опьяневшим; оттого самого, что наполнен вредным, не принимает уже духовного слова: занявшее его и овладевшее им неумеренное пожелание служит препятствием духовному слову, преграждая ему вход. А если кто рассмотрит сие в подробности, то найдет, что не в одной страсти сластолюбия, но и во всяком запрещенном деле бывает то же самое. Как скоро пожелание какой-либо вещи через чувства вкрадывается в душу, оно окружает, и осаждает её представлением сей вещи, и преграждает вход Божию слову. Как губка, если кто обмакнет её в уксус и, не выжав, захочет облить вином, не принимает в себя вина (потому что прежде вошедшая в нее уксусная жидкость служит препятствием наливаемым каплям вина); так и исполненные пожелания, когда вразумляют их, остаются непослушными и, если беседуют с кем о целомудрии или занимаются, как и должно, чтением об оном, не отстают от гнусной страсти.

    Поэтому новоначальным нужно реже заводить разговор о тайных помыслах, потому что самое напоминание производит немалое движение, сообщая душе нечистоту и понемногу воспламеняя её и приводя в страсть. Надобно же такие помыслы открывать святым и опытным старцам, потому что одолеваемые необузданной страстью часто, начав речь о целомудрии, устремляются к разрушению и уничтожению сей добродетели. Посему желающему покаяться надобно крепко взяться за целомудренный помысл, плоть изнурять добрыми трудами, и непрестанным памятованием о Боге очистить мысль от всего худого и гнусного. Через сие ум наш исполняется Божией благодати; обитающая же в уме и обладающая им благодать Божия бывает препятствием злокозненным, заграждая им доступ, когда намереваются войти.

    Итак, имея перед глазами свою немощь и поползновенность ума, надобно тщательно оберегаться от всякого вредного свидания и, под предлогом благочестивого помысла, не налагать тенет на душу свою. А враг умеет наводить на сие; он говорит: «Не погиб бы этот сирый отрок, или эта сирота — девица; окажу им помощь; повидаюсь также с утесненной вдовой»; а через сие хочет сделать нас ревнителями таких дел, которых не в силах мы привести в исполнение неукоризненно.

    Посему-то надобно жить с рассуждением и в страхе Божием, и всеми силами домогаться безмолвия о Господе, ясно зная, что в душевном вреде не бывает приобретения. Послушаем Апостола, который говорит: со страхом и трепетом свое спасение содевайте (Флп. 2:12). И юному не должно быть небрежным, и старому нерадивым, потому что неизвестен конец того и другого. Посмотрим на земледельцев: обработав землю, они бросают семя и тщательно оберегают поля во время всходов, отгоняют птиц и четвероногих, чтобы они не выдергали и не погубили ростков семени, когда они ещё слабы и нежны. Но когда посеянное возрастает и готово к жатве, не перестают они заботиться, но опасаются, что град побьет ниву, что саранча поест жатву, или зной или ветер повредит плоды. А поэтому непрестанно молебствуют, и прошения свои воссылают на небо, чтобы Господь даровал им плоды целыми и невредимыми. Тогда, собрав плоды в житницы, празднуют с великим весельем. Так и вступающим в духовную жизнь надобно бодрствовать, трезвиться и охранять Божественное семя для Бога, и не уклоняться от цели любви, пока не принесут Господу совершенного плода, и тело не будет сопровождено во гроб. Ибо тогда плод будет верен и совершенно уже безопасен от похищения.

    Да дарует же нам Господь приносить Ему благоприятные плоды, чтобы обрести нам милость пред Ним в тот страшный и трепетный день, когда откроет Он тайныя тмы, и объявит советы сердечныя. Ему слава, велелепие и хвала во веки веков. Аминь.


    Молитвы ко Пресвятой Богородице

    Молитва 1–я

    Пресвятая Владычица Богородица, Единая чистейшая душою и телом, Единая превысшая всякой чистоты, целомудрия и девства, Единая всецело соделавшаяся обителью всецелой благодати Всесвятаго Духа, самые невещественные силы здесь ещё несравненно превзошедшая чистотою и святынею души и тела, призри на меня, мерзкого, нечистого, душу и тело очернившего скверною страстной и сластолюбивой жизнью моей, очисти страстный мой ум, непорочными соделай и благоустрой блуждающие и слепотствующие помыслы мои, приведи в порядок чувства мои и руководствуй ими, освободи меня от мучительствующего надо мною злого и гнусного навыка к нечистым предрассудкам и страстям, останови всякий, действующий во мне грех, омраченному и окаянному уму моему даруй трезвение и рассудительность для исправления своих поползновений и падений, чтобы, освободившись от греховной тьмы, сподобился я с дерзновением прославлять и песнословить Тебя, Единую Матерь истинного Света — Христа, Бога нашего, потому что Тебя одну с Ним и о Нем благословляет и славит всякая невидимая и видимая тварь ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.


    Молитва 2–я

    Дева Владычица Богородица, благодатная Богородительница, преблагословенная Богородительница, Преблагословенная, Богоблагодатная, вместилище Божества Единородного Сына бессмертного и невидимого Отца, приклони ухо Твое и выслушай слова мои, произносимые скверными и нечистыми устами моими. Ибо вот, с сокрушенною душою и смиренным умом притек я к благоутробию Твоему. Не презри меня, бедного, не попусти до конца погибнуть мне, недостойному рабу Твоему, но употреби Матерния Твои молитвы, исцели окаянную мою душу, немилосердо сокрушенную лукавыми моими страстями. Злой враг, сокрушив её грехами сластолюбия, попрал во прах. Потому исполнен я всякого стыда, не смею и лица не имею, чтобы у человеколюбивого Бога моего просить прощения во множестве грехов и уврачевания неисцельных язв моих. Ибо осквернил я храм телесный, непристойными своими пожеланиями внес в него множество нечистот и все чувства повредил непозволительными делами. Поэтому не имею дерзновения воздеть к небу руки, оскверненные худыми занятиями. И на молитву отверз я уста, оскверненные злословием и клеветами на ближнего. Посему, пред Твоими неизреченными щедротами, Всенепорочная Владычица, повергаюсь я, бедный и блудный. Ибо нет у меня иного упования, или прибежища, кроме Тебя, единственного моего утешения и скорой защиты, — Тебя, радование души моей, освобождение от печали, искупление из плена, обожение смертных, наше очистилище и прибежище, востание падших, воссоздание души моей и тела, искупление грехов моих, источаемое Богом, орошение иссохшего сердца моего, лучезарный светильник омраченной души моей, прикровение наготы моей, прекращение воздыханий моих, пременение судеб моих. На Тебя уповаю, Тобой хвалюсь; не лишай нас предстательства Твоего, но всегда помогай, покровительствуй и не оставляй нас. Приятны прошения Твои Единородному Сыну Твоему. Ибо Благоволивший быть причтенным к рабам кольми паче сохранит постановление Свое и милость к Тебе, послужившей Ему неизреченным рождением? Потому и радуется Он ходатайствам Твоим и, почитая славу Твою Своею собственной, по долгу исполняет прошения Твои. Ты не презри только меня, беднейшего, и непристойность дел моих да не пресечет безмерной милости Твоей, Богородица, превожделенное для меня имя, ибо ничто не может быть крепче помощи Твоей. Посему, пренеукоризненная Ходатайница мира, повинный во многих грехопадениях с покаянием припадаю к Тебе, скорой в нуждах Помощнице, по Боге Защитнице, надежному и сильному о мне предстательству, и из глубины сердца взываю: помилуй меня, исполненного всяким зловонием и леностью, о Благолюбивая и Благоутробная, и приими сие жалкое мое и ничтожное прошение. И хотя лениво и нерадиво приношу Тебе оное, однако же, Твоими Матерними молитвами соделай благоприятным Сыну Твоему и Богу, Небесного Царствия сподобив, меня, хвалящего и благословляющего Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.


    Молитва 3–я

    Дева Владычица Богородица, носившая во чреве Спасителя Христа и Бога нашего, на Тебя возлагаю всю мою надежду, на Тебя уповаю, высшую всех Небесных Сил. Ты, Пречистая, охраняй меня Божественной Твоею благодатью. Управь жизнь мою и путеводствуй согласно со святой волей Сына Твоего и Бога нашего. Даруй мне оставление грехопадений, будь мне прибежищем, покровом, защитою и руководительницею, препровождающею в жизнь вечную. В страшный же час смертный не оставь меня, Владычица моя, но ускори на помощь мне и исхить меня из горького мучительства бесов. Ибо в произволении Своем имеешь и силу соделать сие, как воистину Матерь Божия и над всем владычествующая. Приими досточестные и Тебе Единой приличные дары от нас, недостойных рабов Твоих, Преблагосердая, Всесвятая Владычица Богоматерь, избранная из всех родов, оказавшаяся высшею всякой твари небесной и земной. Поелику чрез Тебя познали мы Сына Божия, чрез Тебя с нами стал Господь сил, и сподобились мы Святого Тела и Крови Его, то блаженна Ты в роды родов, Богоблаженнейшая, светлейшая Херувимов и славнейшая Серафимов, и ныне, препетая, Всесвятая Богородица, не преставай умолять за нас, недостойных рабов Твоих, чтобы избавиться нам от всякой козни лукавого и от всякой крайности, и соблюстись неуязвленными при всяком ядоносном приражении. Даже и до конца молитвами Твоими сохрани нас неосужденными, да спасенные Твоим заступлением и Твоею помощью всегда будем воссылать славу, хвалу, благодарение и поклонение Единому в Троице Богу и Создателю всех.

    Благая и преблагороднейшая Владычица, Матерь Благого, Всеблагого и Преблагого Бога, на молитву недостойного и непотребного раба Твоего призри милостивым оком Твоим, и поступи со мною по великой милости неизреченного Твоего благоутробия, и не взирай на прегрешения мои, и в слове, и в деле, и всяким чувством соделанные, произвольно и непроизвольно, с ведением и по неведению, и обнови всего меня, соделав храмом Всесвятого, Животворящего и Владычественного Духа, Который есть сила Вышняго (Лк. 1:35), и приосенил всепречистую утробу Твою, и обитал в ней. Ибо Ты — Помощница утружденных, Предстательница бедствующих, Спасительница обуреваемых, Пристань треволнуемых, Защитница и Заступница находящихся в крайности. Даруй рабу Твоему сокрушение, тишину помыслов, постоянство мысли, ум целомудренный, трезвение души, смиренный образ мыслей, святолепное и трезвенное настроение духа, нрав благоразумный и благоустроенный, служащий признаком душевной внутренности, а также благочиние и мир, какой Господь наш даровал ученикам Своим. Да приидет моление мое в святый храм Твой и в жилище славы Твоей; очи мои да изведут из себя источники слез, и да омоешь Ты меня собственными моими слезами, убелишь потоками слез моих, очищая меня от скверны страстей. Изгладь рукописание грехопадений моих, рассей облака печали моей, мглу и смятение помыслов, удали от меня бурю и стремление страстей, соблюди меня в безмятежии и тишине, расшири сердце мое духовным расширением, возвесели и возрадуй меня радостью неизглаголанною, веселием непрерывным, чтобы правыми путями заповедей Сына Твоего шел я верно и с неукоризненною совестью проходил непоползновенное житие. Дай же мне, молящемуся пред Тобою, и чистую молитву, чтобы невозмущенным умом, неблуждающим размышлением и с ненасытимой душою постоянно день и ночь поучался я словесам Божественных Писаний, во исповедании воспевал, и в радовании сердца приносил молитву в славу, честь и величание Единородного Сына Твоего и Господа нашего Иисуса Христа. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    Молитва 4–я

    Пресвятая Владычица моя Богородица, благодатная Богородительница, Преблагословенная, Богоблагодатная Богоматерь, вместилище Божества Единородного Сына бессмертного и невидимого Отца, огнезрачный Престол, Преславнейшая, Всенепорочная, Всепречистая, Всенескверная, Всенеблазненная, Пренеукоризненная, Всепетая, Всенетленная, Всеблаженнейшая, Всенеприкосновенная, Всечестная, Всечтимая, Всеблагословенная, Приснопамятная, Всевожделенная Дева душою, телом и умом, седалище Царя, восседающего на Херувимах, небесные врата, которыми мы, земные, входим в небо, Богоневеста, Которою примирились мы с Богом, недомыслимое чудо, неизъяснимая весть, обнаружение сокровенной Божией тайны, непреоборимое предстательство, сильная защита, живоносный Источник, неисчерпаемое море Божественных и неизреченных дарований и даров, Высшая Небесных Сил, неизследимая глубина сокровенных помышлений, общая слава естества, всех благ подаяние, по Троице общая всех Владычица, по Утешителе общая всех Утешительница, по Ходатае общая Ходатайница всего мира, колесница мысленного Солнца — истинного Света, Который просвещает всякого человека, входящего в мир, носящая Носящего всяческая глаголом Своим, чистое одеяние Облекающегося в свет, как в ризу, мост всего мира, возводящий нас к премирному небу, без сравнения превысшая и преславнейшая Херувимов и Серафимов, украшение Ангелов, спасение человеков, ключ, вводящий нас в небо, Матерь и Раба незаходимой Звезды, луч истинного и таинственого дня, бездна неизследимаго Божия человеколюбия, Божественная и многоименная колесница, самая твердая опора истинной веры, пространнейшее село Невместимого, истинная виноградная Лоза, принесшая Плод жизни, плодовитая Маслина, веселящая души верных, всемирный Покров миру, дверь паче ума священной тайны, полнота трепесненных благодатей, первая по Божестве, молния, озаряющая души верных, примирение грешных, безопасность стоящих, воззвание падших, возбуждение ленивых, крепость здоровых, единомыслие Церквей, благопоспешение воинств, подаяние всех благ, благоучреждение градов, мир вселенной, твердость подвижников, мужество борцов, сокровище неповрежденной жизни, облако, приносящее земнородным небесную росу, лестница, по которой сходят к нам Небесные Ангелы, пристань обуреваемых, радость утесненных, Предстательница обиженных, помощь беспомощным, сила немощным, вспоможение утружденным, жезл слепым, спасительный вождь заблудших, надежная Помощница в нуждах, Святой Ковчег, Которым спасены мы от греховного потопа, Несгораемая Купина, Которую видел боговидец Моисей, златая кадильница, из которой Слово, возжегши плоть, наполнило вселенную благоуханием и в которой сожжены обвинения в преслушании, богописанная скрижаль, седмисвещный светильник, светлость которого превзошла светлости солнечные, святая скиния, которую построил духовный Веселеил, царская колесница, стамна, вместившая в себе манну, сад загражденный, источник запечатленный, чистые струи которого напоевают вселенную, святопрозябший жезл Ааронов, росоносное руно Гедеоново, богописанная книга, ради которой разодрано рукописание Адамово, гора Божия, Гора Святая, на Которой благоволил обитать Господь, святой корень Иессеев, град Божий, о котором преславная глаголашася, как говорит Давид (Пс. 86:2), освобождение от печали, искупление из плена, обожение смертных, прекрасная по естеству, недоступная никакой укоризне, грядущая от Ливана девства и облагоухавшая мир, истекающею из Тебя сладостию усладившая древнюю горечь древа (о чем страшно помыслить), вместившая в Себе всецелую сущность Божества, дар, превосходящий всякую цену, украшение, драгоценнейшее всех красот, одр Соломонь, окрест которого предстоят шестьдесят сильных (Песн. 3:7), речения Богодухновенного Писания, светоприемное село, из которого воссияли вселенной лучи спасения, Иезекиилевы врата, зрящие на восток, величие страшного домостроительства, преукрашенное жилище Божия снисхождения, примирение мира, наше очистилище и прибежище, всех благ желаннейший дар, раскаленный угль горящь, которые узрел Исаия (Ис. 6:6), гора, приосененныя добродетелями, которую провидел Аввакум (Авв. 3:3), несекомая гора Даниилова (Дан. 2:34), зрящая на восток… врата Иезекиилевы (Иез. 40:6), рай святейший насажденного в Эдеме, живоносное древо, приносящее самый красивый и сладкий плод, благоухающее яблоко, благовонная роза, неувядающий цвет, самый белый крин, запечатанная книга, которую никто не может читать, образ девства, начертанный без писмени, досточестное видение пророков, богоистканная порфира, самое ясное исполнение всякого пророчества, немолчные уста апостолов, уверенность неодолимых победоносцев, утверждение царей, похвала иереев, прощение грехопадений, умилостивление праведного Судии, востание падших, вожделенная для мира, воссоздание души моей и тела, спасение мое, утешение мое, жизнь моя, свет мой, надежда моя, прохлаждение мое, отрада моя, убежище мое, покров, сила, веселие, сладость, стена, прибежище, ограждение, оружие, защита, слава, Предстательница, Ходатайница, тишина, призрение, похвала, мир, песнопение, радость, благословение, якорь, изобилие, роса, достолепность, святыня, величие, утешение в печалях моих, просвещение и освящение души моей, искупление грехов моих, упокоение мое в Боге, источаемое Богом орошение иссохшего сердца моего, лучезарный светильник омраченной души моей, прикровение наготы моей, прекращение воздыханий, пременение судеб моих, воздержание, непорочность, мужество, целомудрие, украшение добродетелей, свобода моя, пристань, сокровище, приобретение истинно вечное, утверждение в покаянии, высота, здравие, красота, крепость, совет, благоразумие, радование, Госпожа моя, радость моя, светлость моя, неусыпное и непостыдное мое пред Богом предстательство, — воззри на веру мою и на восторженную любовь мою и, как имеющая сострадательность и могущество, как Матерь Единого Благого и Милосердного Бога, приими беднейшую душу мою, ходатайством и заступлением Твоим сподоби её десныя части у Единородного Сына Твоего и упокоения с избранными и святыми Его. Кроме Тебя нет у меня помощника и защиты. На Тебя уповаю, и да не останусь не получившим желаемого, Тобою хвалюсь; по множеству грехов и беззаконий моих не отврати лица Твоего от меня, недостойного раба Твоего. Ибо есть у Тебя и произволение, и могущество, как у неизреченно родившей Единого из Троицы; есть у Тебя, чем убедить и чем умилостивить; есть руки, на которых неизреченно носила Его; есть сосцы, которыми питала Его; напомяни о пеленах и о всем воспитании с младенчества; к тому, что от Тебя, присоедини и то, что от Него: крест, кровь и язвы, которыми мы спасены, которыми мы прославлены. Не лишай меня предстательства Твоего, но всегда помогай, покровительствуй и не оставляй меня. Ибо должником Своим имеешь Его, сказавшего: чти отца твоего и матерь твою (Мф. 19:10); и Он, благоволивший причтенным быть к рабам, тем паче сохранит заповедь Свою и сделает угодное Тебе, послужившей Ему рождением в деле искупления. Потому и радуется Он ходатайствам Твоим, почитая славу Твою Своею собственной, и по долгу исполняет прошения Твои. Ты не презри только недостойного, и непристойность дел моих да не пресечет безмерной милости Твоей, Богородица, превожделенное для меня имя. Ибо ничто не может быть крепче помощи Твоей. Ты отъемлешь всякую слезу с лица земли; Ты исполнила тварь всяческих благодеяний, возвеселила небесное, спасла земное, изменила создание, умилостивила Творца, преклонила Ангелов, возвысила человеков, примирила Собой горних и дольних; все изменив к лучшему, преобразовала в совершеннейшее; в Тебе имеем неложные признаки нашего воскресения, Тобою надеемся улучить Небесное Царство, в Тебе приобрели мы Помощницу нашего спасения; в Тебе все множество христиан приобрело самую твердую стену; Ты отверзла райские затворы; Ты предуготовила нам восхождение на небо; Ты соделала нас Своими Сыну и Богу Твоему; Тобой, Единая Всепречистая, с самого первого Адама и до скончания века, была, есть и будет всякая слава, честь и святыня апостолам, пророкам, мученикам, праведным и смиренным в сердце, и о Тебе, Благодатная, радуется вся тварь. И я на Тебя полагаюсь, потому что действительно родила Ты по плоти истинного Бога. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Отцом, с Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    Молитва 5–я

    Поелику род человеческий в Тебе, Богородица, благоприобрел себе предстательницу и ходатайницу пред рожденным Тобою Богом, и от Твоего всегда зависит предстательства, и в Тебе Одной имеет прибежище и защиту, потому что имеешь дерзновение к Сыну, то вот и я прихожу к Тебе с горящим сердцем и, не смея с дерзновением приступить к Сыну Твоему, Тебя умоляю, да улучу спасение по Твоему пред Ним ходатайству. Посему, не презри раба Твоего, который все упование свое о Боге на Тебя возлагает, не погнушайся мною, крайне бедствующим и испытавшим весьма великие скорби, но помилуй служителя Твоего, Матерь Человеколюбивого и Милосердного Бога, освободи меня от осужденной совести, укроти волнение помыслов, угаси пещь сластолюбия, утуши разжжение плоти, воспламени же во мне любовь к Сыну Твоему и Богу, огради все мои чувства, чтобы не имели к ним никакого доступа непристойные пожелания. Умоляю Тебя, да будет дано мне время покаяния, да не бесплодным посечет меня серп смерти, и да не буду как бесплодный предан огню. Возжги угашенный светильник души моей, рассей мрак скорбей моих; молитвами Твоими отжени мглу страстных стремлений, потому что Матернее моление много может пред Сыном, скоро преклоняющимся на милость. Дай мне свет покаяния, руководствуй к сокрушению, сподоби меня все дни жизни своей благоугождать человеколюбцу Богу; и пока нахожусь в этой многоболезненной жизни, охраняй меня, покровительствуй мне, соблюдай меня, с плавающим мною вместе плавай, с путешествующим спутешествуй, спящего покрывай, все пути мои благоустрояй; когда же буду преселяться из тела, предстань мне, Благолюбивая Владычица, утоли оную нестерпимую болезнь, облегчи труд мой и бедную душу мою руководи в вечные обители, да не встретит меня темная сила, да не увлечет на дно адово; Судию же да увижу милостивым и благосердно взирающим на меня; Тобой, Богоневестная, да избавлен буду вечнующего пламени, да наслаждусь райским утешением в Троице, да улучу Небесное Царство. И, хранимый Тобою, всегда буду величать и ублажать Тебя, Единую, ибо Ты стала защитою человеческого рода, рождением Твоим загладила стыд праматернего поражения, Ты — предстательница грешных, утешение отчаивающихся, ободрение скорбящих. Все роды ублажают Тебя, Дева Владычица, Богородица, упование всех христиан. От меня, смиренного и беднейшего раба Твоего, отжени уныние, забвение, неведение, нерадение, тщеславие, прелюбодеяние, блуд, мужеложество, чревоугодие, все лукавые, срамные и хульные помыслы бедного и окаянного сердца моего и омраченного ума моего; освободи от всех худых моих дел, угаси во мне пламень страстей, потому что немощен я и окаянен, а Ты препрославлена пред всеми земнородными.

    Благодарю Тебя, Владычица Богородица, величаю и прославляю Тебя, что дала мне силы достигнуть конца дня и сего ночного часа, в который испрашиваю Твоих благоприятных молитв. Даруй мне, Всенепорочная, прощение в сем нерадении моем, до ныне мною обладавшем, и в лености моей, и по молитвам Твоим исполни меня усердием непрестанно возглашать Божественные песнопения Тебе и человеколюбивому Сыну и Богу Твоему за то, что избавлялся и избавляюсь, я, окаянный, от всяких недугов, напастей, и скорбей, и бед душевных, вместе и телесных; припадаю же к Тебе и с горячностью сердца возглашаю благодарственную песнь я, служитель Твой, которого помиловала Ты, Преблагословенная, по безмерной милости и щедроте, как Матерь человеколюбца Бога.

    Радуйся, всенепорочная Благословенная! Радуйся, пречистая матеродевственная Отроковица! Радуйся, слава человеков — Дева! Радуйся, исполнение всех пророков! Радуйся, тайноводство собраний Господних! Радуйся, печать завета Господня! Радуйся, конец Господних советов! Радуйся, объяснение Господних таин! Радуйся, собор несправедливо бесславимых! Радуйся, соединение издревле разделившихся! Радуйся, опора поникших долу! Радуйся, облистание лежащих во тьме! Радуйся, обновление обветшавших! Радуйся, умилостивительная жертва и освобождение заблудших! Радуйся, путеводный свет скитающихся! Радуйся, пристань и покров плавающих! Радуйся, предстательница и стена в нуждах! Радуйся, надежное спасение верных! Радуйся, новый и Божественный дар! Радуйся, Владычица всех земнородных! Радуйся, радость и слава Ангелов! Радуйся, превысшая всех тварей! Радуйся, раба Божия! Радуйся, Всеблагословенная во веки веков! Радуйся, Дева отроковица — сеннолиственное древо, с которого все собираем плод, и вкушающие оный радуются и не умирают! Радуйся, Мариам, матеродевственная невеста — Матерь! Радуйся, красота женского украшения! Радуйся, прекрасная дщерь Давидова! Радуйся, трапеза таинственных дарований! Радуйся, победа Царя и Бога моего! Радуйся, похвала патриархов и победоносцев! Радуйся, стена призывающих тебя! Радуйся, оборона и твердый покров! Радуйся, неукоризненный Божественный Престол Самого Бога! Радуйся, светлая Единая Матерь Божия! Радуйся, святейший одр Соломонь! (Песн. 3:7). Радуйся, досточестнейшая невещественных умов! Радуйся, разрешение моих прегрешений! Радуйся, Владычица Адамова рода! Радуйся, меч на лукавых бесов! Радуйся, Спасительница недосягаемых доброт! Радуйся, всещедрое подаяние премудрости! Радуйся, утешение бедствующих! Радуйся, богатое вспоможение бедных! Радуйся, всего прекрасного в жизни и всех благ вина!

    Но, Единая Владычица, Богом дарованная мне отрада, Божественное орошение внутреннего моего запаления, источаемое Богом напоение иссохшего сердца моего, к очищению беззаконий моих изникшая вновь струя в иссохшем источнике слез моих, лучезарный светильник омраченной души моей, путеуказание в шествии моем, сила в немощи, прикровение наготы, богатство в нищете, врачевство неисцельных язв, отъятие слез, прекращение воздыханий, облегчение бедствий, разрешение уз, — внемли молитвам моим, сжалься над воздыханиями моими и приими сетование мое, помилуй меня, тронувшись слезами моими; будь благосерда ко мне, как Матерь человеколюбца Бога; призри и склонись на прошение мое, исполни неутолимое желание мое, посети тяжко недугующего и болезнующего душою, освободи меня от мучительствующей страсти, непрестанно день и ночь жестоко воюющей против меня и умерщвляющей бедную душу мою; избавь меня от велиаровых стрел, от видимых и невидимых врагов; исполни меня Божественным довольством, благим ходатайством Твоим пред Богом соделывая меня сообщником преподобных и праведных; и присовокупи меня к рабам и служителям Твоим на земле кротких, в кущах небесных, в стране живых, в утешении святых. Умоляю Тебя, общее всех предстательство, общая всех радость и довольство, сподоби меня возвеселиться с ними оною подлинно неизмеримою радостью рожденного Тобою Сына и Царя в чертоге и в беспредельном Царстве Его. Ей, Владычица, прибежище мое, жизнь, помощь, орудие, похвала, упование и сила, даруй мне насладиться с ними в пренебесной обители неисповедимыми и непостижимыми дарами и сокровищами Сына Твоего. Ибо изволению Твоему сопутственно и могущество, потому что Ты — Матерь Всевышнего. Посему, Владычица моя, и дерзаю надеяться, что не буду лишен чаемого мною, но получу сие, Богоневеста, чаяние всяческих, паче ума родившая Господа нашего Иисуса Христа. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение во веки веков! Аминь.


    Молитва 6–я

    Умоляю Тебя, Родительница невечернего Света, внемли, что поведаю пред Тобою. В тине погрязаю я, окаянный, весь покрыт нечистотами, весь омрачился. И землю (увы мне, бедному!) осквернил я множеством грехов своих, Владычица моя; посему, воздыхая, вопиет Она теперь на меня неподкупному Судие, призывая во свидетели (о горе мое!) и небо со звездами, и солнце. А буря помыслов моих погружает уже меня в отчаяние. Душа моя с трепетом приступает, чая избежать приговора. Все упование мое на Тебя, Богородица, возложил я, блудный. Увы! Всякого стыда исполнено лицо служителя Твоего, хотя и непрестанно умилостивляешь Ты Рожденного Тобою, чтобы простер щедроты Свои и на меня, недостойного. Ты Одна, чревоносившая Избавителя миру, разреши неразрешимые узы мои; Ты, очерненного меня и сделавшегося тьмою, убели слезами покаяния; Ты, рождшая Жизнь мою, воскреси меня, умерщвленного великой беспечностъю, и, отчужденного от Бога и от Ангелов, возведи к Ним, Богородица.

    Страшное подлинно чудо! Как Господь терпел грехи мои! Как тотчас живого ещё не свел меня, бедного, на дно адово! Как не послал свыше невидимого жезла, или меча, поразить меня! Без сомнения Ты, Владычица, ходатайствами Своими даровала мне жизнь, взыскуя моего покаяния, которое Сама, Преблагая, и подай мне, рабу Твоему. Ибо Ты — моя стена, пристань и ограда. Озари меня светом Божественного лица Твоего, чтобы среди ночи воздал я Тебе песнопением. Даруй мне, Владычица, сокрушение, немолчные воздыхания и слезы, омой душевные глубины, даруй мне совершенное оставление грехов, как Богоносная Жена, зачавшая во чреве плотоносца Бога. Среди ночи да узрю Тебя, Пречистая, мысленными очами и возрадуюсь. О крепость моя! О непостыдная надежда! О жизнь и сладостный свет для раба Твоего! Приими молитву сию от нечистого языка и от оскверненных уст! Ночь сия да будет теперь днем спасения рабу Твоему, Богоневестная. Ныне, Владычица, да возрадуются о мне Ангелы и праведных духи, чтобы с благодарением радостно прославить мне всесвятое имя Твое. Ибо знаю, что все, чего ни восхощешь Ты, Препетая, можешь пред рожденным Тобою Богом. Тебе подобает поклонение, Троица!

    О Матерь Божия, превысшая всякого ума и слова! О Дева, несравненно превзошедшая всякое девство, потому что и до Божественного рождения была Ты Девою паче всех дев, и таковою же пребыла в самом рождении и по рождении! О Дева, Которою естество человеческое, отпадшее древле и далеко отступившее от Бога, по законам неизреченного человеколюбия и беспримерного снисхождения, соединено с блаженным и Божиим естеством так, что ипостась нимало не претерпела ни превращения, ни слияния, ни изменения! О Дева, чрез Которую мы, и после страшного соединения и примирения, по зависти лукавого и по суетности ума нашего, не исполняющие долга своего, снова бываем призываемы, и обретаем к себе милостивым Сына Твоего и Бога, по неусыпным Твоим к Нему молитвам! Тебя, Владычица, прошу, Тебя умоляю, милосердную и человеколюбивую Матерь милосердного и человеколюбивого Бога, и в сей час защити меня, если когда, то теперь наиболее нуждающегося в Твоем покрове и в Твоей помощи.

    Весь я — нечистота и греховная тина, короче говоря, я — жилище всех душепагубных страстей, а намереваюсь приступать к Пречистым и страшным Таинам Сына Твоего и Бога, и потому мучаюсь страхом и объемлюсь трепетом по причине нестерпимого множества грехов моих, Ибо которого из чувств своих не осквернил я, окаянный? Какого сатанинского начинания не делал я с лицемерием, с расположением, с излишеством? Какими непристойными помыслами и вымыслами суетности не растлевал я себя? Чему в плен не отдавался ум мой? Не те одни страсти, в которые, по несчастью, впал я, по приобретенной надо мною власти, водят меня как пленника, не то одно рассеивает ум мой, что по невоздержности чувств заимствовано мною из чужих дел или бесед, из невольно мною слышанного или виденного, и оставило во мне по себе негодные отпечатления; напротив того, страстный, слабый, детский и бесплодный мой ум, действуя заодно с виновником зла, и то, чего не было и не будет, чего не слыхал и не видал я, облекает в образы, как нечто действительное, и расточает на сие все время бедственной жизни. И при таком множестве во мне худого, о Владычица, вознамерился я, злосчастный, приступить к преестественным и Божественным Таинам, на которые и Ангелы желают приникнуть; и боюсь, что я, как недостойный, подобно оному, не облеченному в брачное одеяние, связанный по рукам и по ногам, вместо просвещения и приобщения Божией благодати, буду ввержен во тьму и осужден на приличное для меня пребывание во тьме. Но что же со мною будет? Ожидаю, что такой и ещё более тяжкой ответственности подпаду, недостойно причащаясь страшных сих Таин. Но если остаюсь когда без причащения, под предлогом своего недостоинства, много небрегу об оном, впадая, так сказать, в глубину зол, и подвергаю себя тем же, или и большим ещё наказаниям. А потому тесно мне в том и другом случае.

    И посему-то прибегаю к Тебе, подлинно неодолимой и самой крепкой помощи. Будь же благосерда ко мне, Пренепорочная Владычица моя. Употребив Матернее дерзновение пред Сыном Твоим и Богом, испроси мне оставление прежних грехопадений, соделай, чтобы не попалил меня сожигающий и просвещающий огонь Животворящих Таин Его, лучше же сказать, как преестественно приобретшая, чтобы изволению Твоему сопутственно было и могущество, сподоби меня и очиститься и просветиться приобщением сих Таин; и укажи мне путь — как остаток жизни своей проводить в покаянии, чистоте и смирении, со мною всегда пребывая в делах, в словах, в помыслах, во всех душевных и телесных движениях давая мне направление, предшествуя мне, руководствуя мною, отражая от меня сопротивные силы, и как раба, хотя непотребного, всеми мерами снабдевая и охраняя меня Твоею благостию. Ей, Всеблагословенная Владычица, не отринь недостойные и уничиженные прошения мои, но и в сей жизни, и при исшествии окаянной души моей, на будущем Страшном и неподкупном Суде будь моею Споборницею и избавь от всего ужасного, чтобы, спасенный благодатью Твоей, благословлял и прославлял я Тебя и, озаряемый лучами Твоими, подвигся к песнопению, славословию и поклонению Всеблагой, Вседейственной и Блаженной Троице во веки веков.


    Молитва 7–я

    Всепетая и Всеблагая Владычица, источник милосердия, бездна человеколюбия, вода живая, Предстательница согрешающих, пристань обуреваемых, безсеменно зачавшая во чреве Бога и сподобившаяся быть Матерью Божиею, истинная виноградная лоза, стамна, вместившая в себе манну, исправление падших, общее всех прибежище, жизнь всего мира! Хотя нечист я и предан миру прелюбодейному и мятежному, нерадив и в мыслях, и в делах, и в произволении, блудно иждиваю жизнь свою; но Ты, как чадолюбивая и сострадательная Матерь Божия, не погнушайся мною, грешным и блудным, предвари принять прошение, приносимое Тебе скверными моими устами, и Твоими благоприятными и всеблагими молитвами, истинно Пренепорочная и Богоматерь, милостивым ко мне соделай Судию. Отверзи мне благосердие щедротолюбивого Сына Твоего, умоли презреть грехопадения мои, направь помысел мой к покаянию, покажи во мне искусного делателя заповедей Его; не попусти стать мне достоянием и снедью растлителя душ — сатаны, но ходатайством Твоим обнови меня, состарившегося уже во множестве грехов, исправь обветшавшую жизнь мою, чтобы, имея ходатайницею Тебя, Преблагую, неукоризненно мог я предстать Судие и избежать страшного мучения; ходатайством Твоим соделай меня наследником славы, умоляя Творца моего, да улучу оную. Ему подобает слава, честь и поклонение во веки веков! Аминь.

    Дева Владычица, Матерь Господа моего Иисуса Христа, знаю, что нечист я и скверен, мерзок и недостоин, потому что беззакония мои превзошли главу мою, умножились паче числа песка морского, возсмердели и согнили трупы души моей от множества худых моим дел; но к Тебе прихожу, принося покаяние, припадая к Тебе, и исповедуюсь во всех моих тяжких грехах. Многократно преогорчал я Тебя, Матерь Божию, сквернясь нечистотами моими. Помилуй меня, всех человеколюбиво Милующая; прости меня, и не погнушайся мною, Владычица. Не отвращай от меня лица Твоего, да и я, уничиженный (увы, увы мне!), не буду отвращен от Тебя. Нет, Владычица, да не порадуются о мне в этом (увы, увы мне!) враги мои. Возбуди помысел мой к покаянию, руководи меня на путь спасения; и, обретши оный и вступив на него, Тебя да буду иметь сопутницею, и Твоим путеводством да спасусь. Ей, Владычица, Матерь человеколюбивого Бога, приведи в сокрушение сердце мое и смири его; наполни очи мои духовными слезами, просвети их светом молитв Твоих, да не усну в смерть. Окропи и очисти меня иссопом милосердия Твоего, омой меня, по благодати Твоей, слезами моими, и паче снега убелюся (Пс. 50:9). Ей, Матерь Господа моего Иисуса Христа, приими это уничиженное мое исповедание и мольбу мою, плени ум мой и остаток жизни моей соблюди в покаянии без соблазна; во время исхода смиренной души моей из тела, когда (увы мне!) при вратах будет у меня слово со врагами, тогда, Владычица, воззри на меня милостивым оком Твоим, освободи меня от немилосердых истязателей и страшных приставников князя века сего, будь моею Защитницей и уничтожь тогда все рукописания грехов моих. Непостыжденным и спасенным приведи меня к Престолу Сына Твоего, и Безначального Отца Его, и Всесвятаго Духа, — Единой Светоначальной и Единосущной Троицы.

    Благолюбивая Матерь человеколюбивого и милостивого Бога, милостивая и благая Млекопитательница Благого и Благосердаго, Дева, Владычица, приклони слух Твой и услыши меня с высоты славы Твоей, удостой слышания Твоего, Пренепорочная, слов моих, уразумей вопль мой, исходящий из глубины души, внемли гласу скорбного прошения моего; Ты, помощь моя, дарующая мне жизнь ходатайством Твоим, дай мне слово, чтобы отверзть мне уста свои, да возвещу величия Твои прежде отшествия моего, ибо невозможно исповедоваться там, по горьком заключении всего здешнего. Согрешил я, Всенепорочная, согрешил, и беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну (Пс. 50:5). Призри на сию последнюю молитву мою и на исповедание раба Твоего; даруй мне источники скорбных слез, очистительную баню оскверненной душе; омой тину грехов моих; в окаменевшем сердце моем насади святой страх Сына и Бога Твоего. Вниди во внутренность мою, и болезнующею душою моею да порожду слезное очищение, и да возродится во мне спасительный дух. Воссияй мне мысленный свет в омраченном и оскверненном уме моем, рассеяв и разогнав густую мглу непрерывных помыслов моих, да в тишине и чистоте света Твоего озарения и посещения вознесу всецелую жертву, жертву приятную, какую заповедал Сын Твой и Бог мой, Который пришел не праведников, но грешных призвать к покаянию, по Твоему же ходатайству приимет и меня, недостойного.

    Много было согрешивших от века, Преблагая Владычица, много было согрешивших во времена средние, много было преогорчавших и не соблюдавших заповеди Сына Твоего, но нет ни одного, пред кем бы не преизбыточествовало множество беззаконий моих, совершенных с ведением. Ибо весь Новый и Ветхий Завет славит добродетели праведников и предает позору нечестивые дела грешников и беззаконников; но внутренний суд совести моей дает видеть, что гнусность грехов моих перевешивает, и бремена зол моих превышают все худое от века, поколику осуждение за сделанное по неведению легче и сноснее осуждения за сделанное с ведением. Адам приял заповедь и закон, и не сохранил. Но он, Пречистая, не изведывал ещё опытно другого падения и осуждения. Что же сказать в оправдание мое мне, бедному? Конечно, нечего. Как невоздержный и своевольный, поспешил я стать худым; и потому я неизвинителен, злосчастнее всех злосчастных потомков Адамовых, и Каина, и Ламеха, и безумных столпотворителей, и поглощенных огнем Содомлян, и погибших от потопа при Ное, и тягчайшему подлежу осуждению, нежели злобные египтяне, Так, злосчастнее я всех злосчастных и сознаю о себе, что грешнее я всех грешников Нового Завета; ибо крестившись, — сквернюсь, омывшись, — покрываюсь нечистотами, будучи почтен достоинством благодати, — облекаюсь в бесчестие грехов, в ничто обратил благодать монашеского обета. Достанет ли у меня слов, времени и способов к очищению таких грехов моих? Так велико, о Всесвятая, непостоянное море грехов моих; таково устремление зол моих. Что будет со мною? Каким путем идти мне? Небесный — непроходим, земной — тесен, подземный — устрашает, морской — прегражден. Видишь невообразимую крайность, примечаешь неотвратимую скудость, опасность неизбежна, едва не истощается у меня в силах орудие слова.

    Ты, могущественная Матерь сильного и живаго Бога, подай руку помощи мне, лишенному всех пособий, на мне, несчастном, удиви Твоими милостями, воздвигни душу мою, сказав ей: «Я — твое спасение». Ты, Пречистая, моя Помощница и Заступница, приими прошение недостойного раба Твоего. Верую, Всенепорочная, что можешь соделать сие. Спаси меня, неуклонный путь кающихся. На мне, который всех беднее и злосчастнее, покажи тем более чудные милости Твои, упование мое, Владычица Богородица. Ибо знаешь Ты помыслы и дела мои и немощь униженного естества; Тебе вверяю душу мою, оскверненную многими грехами и непристойными помыслами. Видишь, Владычица, струпы язв моих и лукавые помышления. Рещи уврачевание, влив каплю человеколюбивого Твоего сострадания. Призри на меня, Владычица моя Богородица, благосердым соделай ко мне Сына Твоего и Царя всех, когда пред Ангелами и человеками будет объявлять лукавые мои помыслы и дела. Тебя, ходатайствующую о душе отчаянной, приемлет Он, как человеколюбивую Матерь, как прибежище грешников. Ибо таковой защитой, прибежищем и помощью для подобных мне грешников поставил Тебя Сын и Бог Твой. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцом, со Всесвятым, Благим и Животворящим Его Духом, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    Молитва 8–я

    Дева, Владычица, Богородица, общее спасение христианского рода! Ты, как Матерь, не престаешь промышлять о нас и, как вместе столько чадолюбивая и сердобольная, всегда ниспосылаешь нам благодеяния Твои, спасая, покрывая, охраняя, избавляя меня от опасностей, изъемля от искушений, освобождая от множества грехов; мы же за сие благодарим, проповедуем Твои милости, не скрываем благодеяний, велегласно воспеваем чудные дела Твои, прославляем сердоболие, величаем промышление, песнословим предстательство, славословим благосердие и, воспоминая о великих дарах Твоих в прошедшее время и о том, от каких опасностей избавились мы, как долг наш, приносим Тебе благодарственную песнь сию, не соответственную, впрочем, благодеяниям Твоим. Ибо что было бы им соответственно? Однако же, дерзая, умоляем Твое благосердие сжалиться над служителями Твоими и принести за нас моление рожденному Тобою Богу нашему, чтобы избавил нас от вечной муки, да прославляем всесвятое имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и всегда, и во веки веков.

    Видишь, Всесвятая Владычица Богородица, сколь многими бедствиями окружает нас лукавый и всезлобный демон. Вот, внушает он нам предаваться многим и неописанным страстям. Посему востань и не отвергай нас вконец. Для чего отвращаешь лице Твое и забываешь нищету нашу? Расторгни сети лукавого, истреби воюющих против нас, прекрати ходатайством Твоим Божий гнев, подвигнутый многими моими грехопадениями. Когда ко многим благодеяниям присовокупишь и сие, прославим всесвятое имя Твоего Сына и Бога нашего вместе со Безначальным Его Отцом.

    Владычица Богородица, носившая во чреве Спасителя, Христа Бога нашего, на Тебя возлагаю всю мою надежду, Тебе доверяюсь, высшей всех Небесных Сил. Ты, Пречистая, охраняй меня Божественною Твоею благодатью, управь жизнь мою и путеводствуй ею согласно со святою волею Сына Твоего и Бога нашего. Ты даруй мне оставление грехопадений; будь прибежищем, покровом, защитой и руководительницей, переселяющей в жизнь вечную. И в час смертный не оставь меня, о Владычица, но ускори на помощь мою и исхить меня от горького бесовского мучительства. Ибо при изволении имеешь Ты и силу, как благая Матерь Христа Бога нашего. Ты одна, Владычица Богородица, превознесена над всей землей; мы же Тебя, Богоневестная, благословляем с верою, чествуем с любовью, поклоняемся Тебе со страхом, всегда величая и честию ублажая тебя. Ибо Ты — Почесть почестей, Преимущество преимуществ, Высота высот.

    Но, о Владычица, утешение мое от Бога, Божественное орошение палящего меня зноя, источаемая Богом капля для иссохшего моего сердца, лучезарный светильник для омраченной души моей, путеуказание в моем недоумении, сила в немощи, прикровение наготы, богатство в нищете, врачевство для неизцельных язв, отъятие слез, прекращение воздыханий, пременение судеб, облегчение в мучительных болезнях, разрешение уз моих, надежда моего спасения, — выслушай молитвы мои, сжалься над моими воздыханиями, приими сетование мое, помилуй меня, тронувшись слезами моими. Будь ко мне благосерда, как Матерь человеколюбца Бога. Призри и склонись на прошение мое, исполни неутолимое желание мое; как единого с Тобою рода и подобного Тебе раба присоедини меня к Себе в земле кротких, в кущах праведных, в лоне святых; вместе с Тобою, общее всех Предстательство, общая всех Радость и светлое довольство, сподоби меня (сего прошу у Тебя) возвеселиться в оной неизъяснимой подлинно радости рожденного Тобою Бога и Царя, в неизреченном Его чертоге, в непрекращающемся и непресыщаемом наслаждении, в невечернем и беспредельном Царстве Его, Ей, Владычица моя, прибежище мое, жизнь и защита, оружие и похвала, надежда и сила моя, дай мне с Тобою насладиться неисповедимыми и непостижимыми дарами Сына Твоего в пренебесном жилище. Ибо знаю, что Ты, как Матерь Всевышнего, имеешь, точно имеешь, хотению Твоему и силу сопутственную. Посему дерзаю, и да не обманусь в ожидании моем, Всепречистая Госпожа, но да улучу ожидаемое, Богоневестная, паче ума родившая общее Чаяние всех, Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога и Владыку. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцом и со Всесвятым, Благим и Животворящим Его Духом, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    Молитва 9–я

    О Дева, Владычица, Пречистая Богородица, Госпожа моя всесильная, Всепреблагая, высшая небес, чистейшая сияний, лучей и светлостей солнечных, честнейшая Херувимов, несравненно преславнейшая всех Небесных воинств, похвала апостолов, проповедание мучеников, радование преподобных, светлость подвижников, златая кадильница, светоносный светильник, стамна, носившая в себе небесную манну, истинный кивот, Божественнейший закон, Купина Несгораемая, село пространное, прозябший жезл оного Аарона! Ты действительно стала жезлом, и Сын Твой, Христос наш, Бог и Творец мой, есть истинный цвет. Ты по плоти родила Бога Слова, и до рождения девствуя, и по рождении Дева, и мы примирились с Богом Христом, Сыном Твоим. Ты — помощница грешных и беспомощных, пристань обуреваемых, утешение миру; Ты — защита сирот, искупление пленных; Ты — опора монашествующих, надежда мирян; Ты — терпение, защита и покров вдовам, похвала, венец и радование дев; честная Отроковица и Владычица, Царица, Госпожа, укрой под крылами Твоими, сохрани меня, да не похвалится надо мной пагубородный сатана, да не превознесется надо мною скверный враг мой. Ибо Ты, Пренепорочная, — пристань, помощь и предстательница моя, и не знаю я, Владычица, другого прибежища.

    Со многими слезами умоляю Тебя, Владычица, чтобы сладчайший Сын Твой, Творец и Создатель, не осудил меня на посечение за множество соделанных мною грехов; Тебя прошу, соделай, чтобы ходить мне о Христе и войти в оные дворы святых, где нет ни слез, ни скорбей, ни печали, ни смерти, ни мучения, ни тесноты, но где непресыщаемая радость, наслаждение праведных, непрерывная приятность, жизнь, не имеющая конца, утешение и радование, слава и светлость. Наполни уста мои благодатью сладости Твоей, подвигни язык мой и уста мои песнословить Тебя с обрадованною душою и усердным сердцем и возгласить оное Ангельское песнопение, которое Тебе, Матеродевственная, провещал Гавриил. Сподоби смиренного раба Твоего, Дева, избавиться от страстей и от всякого греха. Рассей всякий помысел, какой нередко привходит в ум мой от диавола, чтобы бедную душу мою низринуть в адский тартар. Избавь меня, Всесвятая, от сетей его. Дай мне, Отроковица, страх Божий и любовь; дай мне, Дева, произволение боголепное и жизнь непорочную, любовь вкупе ко Господу и к ближнему, терпение, смирение, воздержание, пост, очистительные слезы сокрушения, помышление о страшных оных мучениях, и обращение от злых дел, какие совершал я, окаянный.

    Известно Тебе, Матеродевственная, что нет у меня надежды спасения, потому что по произволению своему растлил и довел я до огрубения душу и тело, с самого юного возраста стал я, бедный, нечистым, бесполезным, поврежденным сосудом, во всем, окаянный, последовал Велиару, — и в помыслах, и в занятиях, и в делах неприличных. Доныне ещё сей мерзкий увлекает меня, Дева, в волю свою. Горе мне, бедному! Вселукавый ежедневно строит мне козни. Не могу сносить злотворных помыслов, потому что снискал я злой навык ко греху, и едва, по временам только, имею желание прийти в себя; от всего сердца своего, бедный, я даю страшные клятвы и обещания Сыну и Богу Твоему; говорю: «Прости мне, Владыка, грехи мои, отныне решаюсь не грешить пред Тобою более». О великое Твое долготерпение, Христос животодавец! Как сносит сие благоутробный Сын Твой, Владычица, видя пренебрежение, клятвопреступления, лживость, которой нет и меры во мне, окаянном! Увы! Какая во мне небоязненность, какое пренебрежение! Даю обещание, — и тотчас обращаюсь вспять, простираюсь на худшее я, мерзкий и лживый. Как пес, сверх меры насытившийся, бежит назад к своей блевотине, так стремлюсь и я, беднейший, возвращаюсь назад, и никогда не прихожу совершенно в чувство. Напротив того, Велиар многократно ввергает меня в отчаяние, о Всесвятая.

    Посему, помоги мне, Всепречистая Владычица, не попусти мне стать порадованием лукавого, но исхити меня из рук лукавого и злокозненного обманщика. Соделай меня, Дева, рабом Сына Твоего, снова благопотребным сосудом Всесвятаго Духа, приосенившего Тебя напоследок времен. Спаси меня, Всепетая, как Сама хочешь и знаешь; дай мне прославить Тебя и от сердца сказать: Радуйся, Херувимская песнь, песнопение Ангелов! Радуйся, мир и радость человеческого рода! Радуйся, рай утех! Радуйся, древо жизни! Радуйся, стена верных, пристань бедствующих! Радуйся, Адамово воззвание! Радуйся, искупление Евы! Радуйся, источник благодати и бессмертия! Радуйся, запечатленный источник Святаго Духа! Радуйся, Божественнейший храм! Радуйся, Престол Господень! Радуйся, Непорочная, сокрушившая главу началозлобному змию и ввергнувшая его, связанного, в бездну! Радуйся, прибежище утружденных! Радуйся, искупление от клятвы, о Пренеукоризненная Дева, в Рожденном Тобою явившая радость миру! Радуйся, Матерь Христа, Сына Бога живаго! Ему подобает слава и честь, поклонение и песнопение, ныне, и всегда, и повсюду! Аминь во веки.


    Молитва 10–я

    Знаю, Дева, Владычица, Богородица, по плоти родившая Бога Слово, что неприлично мне сие, и что я, столь блудный, недостоин взирать на Твой образ, Непорочная Приснодева, ибо и тело, и душа у Тебя чисты и не имеют никакой скверны, и чистоте Твоей справедливо — отвращаться от меня, столь блудного, и гнушаться мною. Однако же, поелику рожденный Тобою Бог для того стал Человеком, чтобы грешных призвать к покаянию, то приими настоящую мою исповедь во многих и тяжких грехопадениях и представь оную Единородному Сыну Твоему и Богу, умоляя Его, чтобы милостив Он был к бедной и злосчастной душе моей. Ибо множество беззаконий моих препятствует мне возвести к Нему взор и просить у Него прощения, и Тебя представляю Молитвенницею и Ходатайницею, потому что, насладившись многих и великих даров от создавшего меня Бога, все это забывшим оказался я, бедный и неблагодарный, справедливо приложен к скотам бессмысленным и уподоблен им. Беден я добродетелями, и богатею страстями; исполнен стыда, и лишен Божественного дерзновения; осужден я от Бога, оплакивают меня Ангелы, смеются надо мною демоны, обличает меня совесть, пристыждают лукавые дела мои; прежде смерти я мертвец, прежде Суда самоосужден, прежде нескончаемого мучения сам себя мучу отчаянием. Посему-то и прибегаю к Твоей единственной и самой скорой помощи, Владычица Богородица. Тьмами талантов задолжал я, блудно расточивший отеческое имение с любодейцами, паче Манассии предававшийся блуду, паче богача соделавшийся жестокосердым, раб чревоугодия, вместилище лукавых помыслов, любящий срамные и скверные слова, исполненный всякой нечистоты и чуждый всякого благого делания. Помилуй смирение мое, Пречистая, сжалься над немощью моею, Всенепорочная. Великое имеешь Ты дерзновение пред Родившимся от Тебя, какого не имеет никто другой. Ты все можешь, как Матерь Божия, на все имеешь силу, как превосходящая всех тварей; ничего нет невозможного для Тебя, если восхощешь. Только не презри слез моих, не погнушайся воздыханием моим, не отринь сердечной скорби моей, не постыди надежды моей на Тебя; но Матерними Твоими прошениями преклони оною силою непобедимое благоутробие благого Сына и Бога Твоего, сподоби меня, злосчастного и недостойного раба Твоего, восприять первоначальную и древнюю душевную красоту, свергнуть с себя безобразие страстей, освободиться от греха, поработиться правде, совлечься скверн плотского сластолюбия, облечься в святыню душевной красоты, умереть для мира, ожить для добродетели. И Сама будь путешествующему мне Сопутницей, плавающему в море Соплавательницей. Сама побеждай бесов, непрестанно против меня воюющих, укрепляй меня, бодрствующего, охраняй спящего, утешай скорбного, ободряй малодушествующего, подкрепляй немощного, избавляй обиженного, освобождай от суда оклеветанного, скоро предвари, когда буду в смертной опасности, ежедневно являй меня страшным для видимых врагов, чтобы несправедливо мучительствующие надо мною демоны все знали, чей я раб.

    Ей, Пресвятая Владычица моя Богородица, услыши сие самое жалобное прошение мое и не постыди меня в чаянии моем, надежда всех концов земли. Потуши кипение в плоти моей, укроти восстающую в душе моей свирепую бурю неуместной раздражительности, истреби в уме моем кичение и высокомерие суетной юности. Уменьши в сердце моем ночные мечтания лукавых духов и ежедневные приражения нечистых мыслей. Обучи язык мой изрекать одно полезное; наставь очи мои право видеть правоту добродетели; соделай, чтобы ноги мои непоползновенно текли блаженным путем заповедей Божиих; приуготовь руки мои, чтобы они освятились и достойно были воздеваемы ко Всевышнему; очисти уста мои, чтобы с дерзновением мог я именовать Отцом страшного и Всесвятого Бога; отверзи уши мои, чтобы мог я слышать сладчайшие сота и меда словеса Святых Писаний, приемля чувственно и мысленно, и исполнять их, будучи подкрепляем Тобою. Дай мне время на покаяние и помысел обращения, освободи меня от внезапной смерти, избавь меня от осужденной совести, наконец, предстань мне при разлучении смиренной души моей с бедным сим телом, ослабь тогда невыносимые напасти, облегчи неизреченную скорбь, утешь в безутешной тесноте, избавь от темного бесовского зрака, освободи от немилосердного истязания воздушных мытарей и князей тьмы, отрази пламенные мечи многих грехов моих, усвой меня Богу, сподоби на Страшном Суде блаженного одесную Его предстояния, спаси от вечных и нестерпимых мук, соделай наследником преславных и чистых благ. Сию исповедь приношу Тебе, Владычица Богородица, свет омраченных очей моих, утешение души моей, надежда моя о Боге и спасение мое, приими её благосердно и очисти меня от всякой скверны плоти и духа, сподобив меня в настоящем веке неосужденно причащаться Пречистого Тела и Крови Сына и Бога Твоего, в будущий же век причаститься сладостей небесной вечери, райских утех, Царства Божия, где жительство всех веселящихся. И, сподобившись сих благ, в век века буду прославлять великолепное имя Сына и Бога Твоего, со Безначальным Его Отцом, со Всесвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.


    Молитва 11–я

    Дева, Владычица, Богородица, паче естества и слова родившая Единородное Божие Слово, Творца и Владыку всей видимой и невидимой твари, Единого из Троицы Бога, и Бога и Человека, соделавшаяся обителью Божества, вместилищем всякой святыни и благодати, в котором, по благоволению Бога и Отца, при содействии Святаго Духа, телесно обитала полнота Божества, несравненно превознесенная царским и боголепным достоинством и преимуществующая пред всякой тварью, слава и утешение, и неизреченное веселье Ангелов, царственный венец апостолов и пророков, преестественное и чудное мужество мучеников, поборница в подвигах и подательница победы, уготовляющая подвижникам венцы и воздаяния вечные и боголепные, превысшая всякой чести, честь и слава преподобных, непогрешительная путеуказательница и наставница безмолвия, дверь откровений и духовных таин, источник света, врата вечной жизни, неистощимая река милосердия, неисчерпаемое море всех боголепных дарований и чудес, Тебя просим и Тебя умоляем, сострадательнейшую Матерь человеколюбивого Владыки, будь милостива к нам, смиренным и недостойным рабам Твоим, воззри благосердно на пленение и смирение наше, уврачуй сокрушения душ и тел наших, рассей видимых и невидимых врагов, будь для нас, недостойных, пред лицом врагов наших крепким столпом, бренным оружием, сильным ополчением, воеводою и непреоборимою поборницею, покажи ныне на нас древние и чудные милости Твои; да познают беззаконные враги наши, что Сын Твой и Бог един есть Царь и Владыка, что Ты — воистину Богородица, родившая по плоти истинного Бога, что все Тебе возможно, и чего ни восхощешь, Владычица, имеешь силу все это совершить на небе и на земле, и на всякое прошение даровать что кому полезно: больным — здравие, а кто на море, — тем тишину и доброе кораблеплавание. Путешествующим спутешествуй и охраняй их; пленных спасай от горького рабства; утешай печальных, облегчай нищету и всякое другое телесное злострадание; всех освобождай от душевных недугов и страстей, невидимыми Твоими предстательствами и внушениями, чтобы, хорошо и непреткновенно совершив путь сей временной жизни, улучили мы чрез Тебя и оные вечные блага в Царстве Небесном.

    Верных же царей наших, которые почтены страшным именем Единородного Сына Твоего, уповают на Твое предстательство и на милость Твою, и во всем имеют Тебя своею Ходатайницею и Поборницею, укрепляй невидимо против окружающих врагов; рассей облако уныния, облегающее души их, избавь их от душевного утруждения и вместо оного дай им светлое благодушие и радость, восстановив мир и безмятежие державы и царства их.

    Спаси молитвами Твоими, Владычица, сию Тебе преимущественно посвященную паству, весь город и страну, от голода, землетрясения, потопления, огня, меча, нашествия иноплеменников, междоусобной брани, и всякий праведно подвигшийся на нас гнев отврати, по благоволению и благодати Единородного Сына и Бога Твоего. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцом, с Совечным и Животворящим Его Духом, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    О тех, которые уловляют души в непотребство, утверждая, что ничего не значит таковое дело

    Пророку Иезекиилю сказал Бог: Сыне человечь, стража дах тя дому Израилеву, да слышиши слово от уст Моих, и воспретиши им от Мене. Внегда глаголати Ми беззаконнику, смертию умреши: и не возвестиши ему, ни соглаголеши, еже остатися беззаконнику, и обратитися от пути своего, еже живу быти ему: беззаконник той в беззаконии своем умрет, и крове его от руки твоея взыщу. И ты аще возвестиши беззаконнику, и не обратится от беззакония своего… той беззаконник в беззаконии своем умрет, а ты душу свою избавиши (Иез. 3:17–19).

    Слыша это, возлюбленные, со страхом и трепетом будем содевать (творить) спасение своё, не унывая духом при взаимном вразумлении друг друга, беседуя между собой не о том, что служит к удовольствию, но о том, что споспешествует спасению каждого из нас. Ибо так благоугодно Богу. А враг не дает тебе покоя, расставляя сети свои. Потому и нам необходимо не быть нерадивыми о взаимной любви, помня, что Бог силен расторгнуть сети врага и избавить нас от его злокозненности. У меня же сердце болит, и превратилась внутренность моя (сжалось нутро мое) от того, что услышало в Писаниях ухо мое. И опять намерен дать тебе братский совет: люди сластолюбивые, отчаявшиеся в душе своей, да не обольщают тебя творить дела нечестия. Они — порождение содомлян, ибо кто ревнует (споспешествует) их делам, того необходимо назвать их сыном. Итак, бегай их дел и подражания им, чтобы вместе с Судом избежать и наименования. И намерения опасны, и нравы отвратительны у зловредных ласкателей. Одни явно стараются обольстить, а другие прикрываются благочестием и лицемерным смирением, но написанному: Имущий образ благочестия, силы же его отвергшиися (2 Тим. 3:5). Поэтому, а также чтобы не уличали их чадорождением, предаются удовольствиям, пользуясь всяким удобным к тому случаем: нет у них ни страха Божия, ни познания о Боге, и не точию сами творят, но и соизволяют творящым (Рим. 1:32). Потому великое и тяжкое нечестие они называют маловажным, чтобы уловить всякого человека и довести до преступления Божиих заповедей. Как намеревающиеся убить льва, наточив копье, чтобы ослабить блеск железа, покрывают его черной краской, а потом наносят льву смертельный удар, так и эти люди, уверяя в маловажности греха и беззаконно обласкивая послушных им, увлекают в погибель души их. И как из иной норы выходит множество ядовитых зверей, так и из сердца таких людей выходит множество лукавых рассуждений. Ибо сказано: Развращенно же сердце кует злая: на всякое время (Притч. 6:14).

    Итак, надо предложить нечто из Божественных Писаний к обличению и низложению людей лукавых, — и к исправлению и ограждению намеревающихся покаяться. Приточник говорит: Сыне, храни законы отца твоего, и не отрини наказания матере твоея. Навязи же я на твою душу присно, и обяжи их о твоей выи. Егда ходиши, води ю, и с тобою да будет: егда же спиши, да хранит тя, да востающу ти, глаголет с тобою. Зане светилник заповедь закона, и свет, и путь жизни, и обличение, и наказание. Еже сохранити тя от жены мужаты, и от наваждения языка чуждаго. Сыне, да не победит тя доброты похоть, ниже уловлен буди твоими очима, ниже да совосхитишися веждами ея. Цена бо блудницы, елика единаго хлеба: жена же мужей честным душы уловляет. Ввяжет ли кто огнь в недра, риз же не сожжет ли. Или ходити кто будет на углиях огненных, ног же сожжет ли; тако вшедый к жене мужатей не без вины будет, ниже всяк прикасаяйся ей. Не дивно, аще кто ят будет крадый: крадет бо, да насытит свою душу алчущую. Аще же ят будет, воздаст седмерицею, и вся имения своя дав, избавит себе. Прелюбодей же за скудость ума погибель души своей содевает, болезни же и безчестие понесет: поношение же его не загладится во век. Исполнена бо ревности ярость мужа ея: не пощадит в день Суда. Не изменит ни единою ценою вражды, ниже разрешится многими дарми (Притч. 6:20–35). Сыне, храни моя словеса, моя же заповеди скрый у себе: сыне, чти Господа, и укрепишися: кроме же Его не бойся иного. Храни моя заповеди, и поживеши; словеса же моя, яко зеницы очию: обложи же ими твоя персты, напиши же я на скрижали сердца твоего. Нарцы премудрость сестру тебе быти, разум же знаемь сотвори тебе: да тя соблюдет от жены чуждия и лукавыя, аще тя словесы льстивыми облагати начнет. Оконцем бо из дому своего на пути приничущи, его же аще узрит от безумных чад юношу скудоумна, проходящаго мимо угла в распутиях дому ея, и глаголющаго в темный вечер, егда упокоение будет нощное и мрачное. Жена же срящет его, зрак имущи прелюбодейничь, яже творит юных парити сердцам: воскрилена же есть и блудна, в дому же не почивают нозе ея. Время бо некое вне глумится, время же на распутиих при всяком угле приседит. Потом емши лобзает его, безстудным же лицом речет к нему: жертва мирна ми есть, днесь воздаю обеты моя: сего ради изыдох в сретение тебе, желающи лица твоего, обретох тя. Простиралами покрых одр мой, коврами же сугубыми постлах, иже от Египта: шафраном посыпах ложе мое, и дом мой корицею; прииди и насладимся любве даже до утра, гряди и поваляемся в похоти, несть бо мужа моего в дому, отыде в путь далече, довольно сребра взя с собою, по многих днех возвратится в дом свой. И прелсти его многою беседою, тенетами же устен привлече его. Он же абие последова ей объюродев, и якоже вол на заколение ведется, и яко пес на узы, или яко елень уязвлен стрелою в ятра: и спешит яко птица в сеть, не ведый, яко на душу свою течет. Ныне убо сыне послушай мене, и внимай глаголом уст моих. Да не уклонится в пути ея сердце твое. И да не прелстишися в стезях ея. Многих бо уязвивши низверже, и безчисленни суть, ихже убила есть. Путие адовы дом её, низводящии в сокровища смертная (Притч. 7:1–27).

    Если к женщинам такая строгость, то тем сильнее и страшнее будет гневный суд на мужей, взаимно стыд содевающих. Но, может быть, кто-нибудь придет и скажет: «Где же здесь доказательство?» — Представлю тебе его из Божественных Писаний. В книге Бытия написано: Авраам же вселися в земли Ханаанстей: Лот же вселися во граде окрестных стран, и вселися в Содоме. Человецы же сущии в Содоме зли, и грешни пред Богом зело (Быт. 13:12–13). Разумей силу слова; назвав их злыми и грешными, не остановился на этом, но присовокупил — зело. И ещё говорит Бог Аврааму: Рече же Господь: вопль Содомский и Гоморрский умножися ко Мне и греси их велицы зело (Быт. 18:20), — показывая сим всю важность, мерзость и тяжесть беззакония людей тех. Кому же должно верить: Божественному Писанию или людям сластолюбивым и лишенным истины?

    Сластолюбцы с бесстыдным лицом говорят друг другу: «Не судит за это Бог, потому что касается это одного тела». Возражают же таким образом потому, чтобы в сердце ближнего истребить страх Божия правосудия, а им было бы небоязненно и неудержимо исполнять свои пожелания, не имея себе обличителя. Как многих ввели в заблуждение слова сии! Как много развратили! Как многих погубили! Кто сам поползнулся, тот находится в опасности; но кто убеждает других и отвлекает от благочестия, и ведет по стремнинам (греха), тому, по написанному: Суд бо без милости (Мак. 2:13). Такие люди осмеливаются представлять ложными даже истинные и нелживые слова Господни, произнося хулы, покрывая свои похоти. Если уловленных в ту срамоту и не покаявшихся не судит Бог, как они суесловят, то вовсе прекратится после этого Божие правосудие! Но нет, оно не прекратится, да не будет сего! Ибо Верен Господь во всех словесех Своих и Преподобен во всех делех Своих (Пс. 144:13). Если в день Суда мы отдадим отчет в каждом праздном слове, то тем паче подпадем ответственности за нечистые дела, если не умилостивим покаянием Праведного и непогрешимого Судию. Слыша апостольское изречение, как не устыдятся они сказавшего: Не призва бо нас Бог на нечистоту, но во святость (1 Фес. 4:7)? Справедливо сказано о таких: Темже и предаде их Бог в похотех сердец их в нечистоту, во еже сквернитися телесем их в себе самех (Рим. 1:24). И ещё говорит: Сего ради предаде их Бог в страсти безчестия: и жены бо их измениша естественную подобу в презыестественную. Такожде и мужи, оставлше естественную подобу женска пола, разжегошася похотию своею друг на друга, мужи на мужех студ содевающе, и возмездие, еже подобаше прелести их, в себе восприемлюще. И якоже не искусиша имети Бога в разуме, предаде их Бог в неискусен ум, творити неподобная, исполненых всякия неправды, блужения, лукавства, лихоимания, злобы, исполненых зависти, убийства, рвения, льсти, злонравия, шепотники, клеветники, богомерзски, досадители, величавы, горды, обретатели злых, родителем непокоривы, неразумны, непримирителны, нелюбовны, неклятвохранителны, немилостивны. Нецыи же и оправдание Божие разумеете, яко таковая творящии достойны смерти суть, не точию сами творят, но и соизволяют творящым (Рим. 1:26–32). Видишь, как все, что они говорят или делают, не заслуживает одобрения и противно благоискусному уму? Итак, не будем внимать обманчивым словам их, чтобы и на нас не пало вышесказанное. Не дадим места сластолюбивым и смертоносным помыслам, чтобы и о нас не было сказано написанное: И развратиша ум свой, и уклониша очи свои, еже не взирати на небо, ниже поминати судеб праведных (Дан. 13:9).

    И блаженный апостол Петр говорит: Весть Господь благочестивыя от напасти избавляти, неправедники же на день судный мучимы блюсти. Наипаче же во след плотския в похоти сквернения ходящыя, и о господстве нерадящыя, продерзателе, себе угодницы, славы не трепещут хуляще. Идеже Ангели крепостию и силою болши суще, не терпят на ся укоризнен суд. Сии же, яко скоти животни естеством бытие в погибель и тлю, в нихже не разумеют хуляще, во истлении своем истлеют. Приемлюще мзду неправедну, сласть мняще вседневное насыщение, сквернители и порочницы, питающиеся лестми своими, ядуще с вами. Очи имуще исполнь блудодеяния и непрестаемаго греха, прелщающе душы неутверждены, сердце научено лихоимству имуще, клятвы чада: оставльше правый путь, заблудиша, последовавше пути Валаама Восорова, иже мзду неправедну возлюби, обличение же им своего беззакония. Подъяремник безгласен, человеческим гласом провещаешь, возбрани пророка безумие. Сии суть источницы безводни, облацы и мглы от ветр преносими, имже мрак темный во веки блюдется. Прегордая бо суеты вещающе, прелщают в скверны плотския похоти, отбегающих всячески от них живущих во лсти. Свободу им обещавающе, сами раби суще тления: имже бо кто побежден бывает, сему и работен есть. Аще бо отбегше скверн мира познанием Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, сими же паки сплетшеся побеждаеми бывают, быша им последняя горит первых. Лучше бо бе им не познати пути правды, нежели познавшим возвратитися вспять от преданных им святыя заповеди. Случися бо им истинная притча: пес возвращся на свою блевотину, и: свиния омывшися, в кал тинный (2 Пет. 2:9–22).

    Что могут сказать против сего эти суесловы, обольстители юных душ? Их обличает и другой ученик Христов, говоря: Иуда Иисуса Христа раб, брат же Иакова сущым о Бозе Отце возлюбленным, Иисус Христом соблюденным званным. Милость вам и мир и любы да умножится. Возлюбленнии, всяко тщание творя писати вам о общем спасении (вашем), нужду возымут писати вам, моля подвизатися о преданней вере святым единою. Привнидоша бо нецыи человецы, древле предуставленнии на сие осуждение, нечестивии, Бога нашего благодать прелагающий в скверну, и единаго Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа отметающиися. Воспомянути же вам хощу, ведущым и вам единою сия, яко Господь люди от земли Египетския спасе, последи неверовавшыя погуби, ангелы же не соблюдшыя своего началства, но оставлшыя свое жилище, на суд великаго дне, узами вечными под мраком соблюде. Якоже Содома и Гоморра и окрестныя их грады, подобным им образом преблудившя, и ходившя в след плоти иныя, предлежат в показание огня вечнаго, суд подъемше. Такожде убо и сии сония видяще, плоть убо сквернят, господства же отметаются, славы же хуляще. Михаил же Архангел егда со диаволом рассуждая, глаголаше о Моисеове телеси, не смеяше суда навести хульна, но рече: да запретит тебе Господь. Сии же, елика убо не ведят, хулят: елика же по естеству яко безсловесная животная ведят, в сих сквернятся. Горе им: яко в путь Каинов поидоша, и в лесть Валаамовы мзды устремишася: и в пререкании Корреове погибоша. Сии суть в любвах ваших сквернителе, с вами ядуще, без боязни себе пасуще: облацы безводни, от ветр преносими: древеса есенна, безплодна, дважды умерша, искоренена. Волны свирепыя моря, воспеняющя своя стыдения: звезды прелестныя, имже мрак тмы во веки блюдется. Пророчествова же и о сих седмый от Адама Енох, глаголя: се, приидет Господь во тмах святых Ангел Своих, сотворити Суд о всех, и изобличити всех нечестивых о всех делех нечестия их, имиже нечествоваша, и о всех жестоких словесех их, яже глаголаша Нань грешницы нечествии. Сии суть ропотницы, укорители, в похотех своих ходяще нечестием и законопреступлением: и уста их глаголют прегордая, чудящеся лицам пользы ради. Вы же, возлюбленнии, поминайте глаголы прежде реченныя от Апостол Господа нашего Иисуса Христа. Зане глаголаху вам, яко в последнее время приидут ругатели, по своих похотех ходяще и нечестиих. Сии суть отделяюще себе, душевни, духа не имуще. Вы же, возлюбленнии, святою вашею верою назидающе себе, Духом Святым молящеся. Сами себе в любви Божией соблюдайте, ждуще милости Господа нашего Иисуса Христа в жизнь вечную. И овех убо милуйте разсуждающе; овех же страхом спасайте, от огня восхищающе; обличайте же с боязнию, ненавидяще и яже от плоти оскверненную ризу. Могущему же сохранити вы без греха и без скверны, и поставити пред славою Своею непорочных в радости, Единому Премудрому Богу и Спасу нашему, Иисусом Христом Господем нашим, слава и величие, держава и власть прежде всего века, и ныне, и во вся веки. Аминь. (Иуд. 1–25).

    Написано же и в законе Моисеевом: и ещё кто будет с мужеским полом ложем женским, гнусность сотвориша оба, смертию да умрут, повинни суть (Лев. 20:13).

    Вот, обличено и низложено неосновательное (беззаконное) их учение. Потому да не обольстят тебя живущие распутно и лицемерием уловляющие души неутвержденные. Напротив того, взирая на тех, которые со страхом и доброй совестью служат Господу, подражай их жизни. Я говорю тебе это не как выдающий себя за праведника и неукоризненный в делах, — ибо осуждены дела мои и исполнены бесчестия. Но привел сам себе на память, что тобой же было говорено, то есть каким опасностям подвергаются новоначальные от недозволенного обращения с другими и от нерассудительной снисходительности. Всякому христианину, лучше же сказать, всякому человеку надобно трепетать за спасение ближнего и беспокоиться о нем, зане есмы друг другу удове (сочлены друг друга) (Еф. 4:25). Преимущественно же не надобно соблазнять прибегших ко Господу, боясь угрозы Сказавшего: А иже аще соблазнит единаго малых сих верующих в Мя, уне есть ему, да обесится жернов осельский на выи его, и потонет в пучине морстей (Мф. 18:6). А надо бодрствовать, трезвиться, друг друга увещевать, умолять, пока не постигло ещё нас зло. Как сеющие слезами радостию пожнут (Пс. 125:5), так сеющие в плоть свою, от плоти пожнут истление (Гал. 6:8). Несть бо на лица зрения у Бога (Рим. 2:11).

    Итак, будем внимательны к себе самим, со слезами каясь пред Господом, чтобы избавиться нам будущего того страха. Слышим, что говорит пророк: кто возвестит вам, яко огнь горит; кто возвестит вам место вечное (Ис. 33:14). И ещё: И изыдут, и узрят трупы человеков преступивших Мне: червь бо их не скончается, и огнь их не угаснет, и будут в позор всякой плоти (Ис. 66:24). Но прошу: молись и обо мне, чтобы и я сподобился сотворить плод, благоприятный Господу нашему Иисусу Христу. Аминь.


    О девстве

    О девстве и душевной святыне учит всех нас наилучший советник — апостол Павел. Степень девства почитает он совершеннейшей и высшей в целом мире. Кто имеет жену, говорит апостол, тот имеет попечение, како угодити жене; а живущие в девстве всегда имеют у себя одно попечение, како угодити Господеви (1 Кор. 7:32–33). Первое попечение ведет в муку, а последнее — в жизнь вечную. Блажен человек, который имеет попечение угодить Господу и тело своё сохранить чистым, чтобы соделаться святым и нескверным храмом Христа Царя.

    По доброй воле своей стал ты уже храмом, человек? — Так будь внимателен к себе день и ночь, чтобы не растлился храм, который приобрел ты во власть свою. Сам, по своей мысли и свободе, не по принуждению, но по усердию, стал ты храмом Божиим. Сам ты, соделавшийся человеком Бога Всевышнего, ясно знаешь, что Дух Божий живет в храме, если он чист и святит себя, чтобы благопотребным быть своему Владыке.

    Послушай меня, искренний брат мой, и слова моей худости напиши на сердце своем. Препояшь себя искренней верой, надеждой и любовью и как сильный встань на стражу, охраняя храм Божий от всяких нечистых помыслов. Весь сделайся оком, непрестанно наблюдая и высматривая грабителей лукавого; а грабители эти, как скоро найдут кого расслабленным, рассеянным, так кидаются на него, чтобы растлить у него, жалкого, телесный храм его, чтобы он не был уже благопотребен Владыке. Итак, будь внимателен к себе, чтобы не оказалось, что сам ты принимаешь к себе грабителей лукавого. Разумеешь ли, брат, кто эти грабители лукавого и убийцы? Это — нечистые помыслы, злые пожелания, раздражительность и внутренние смятения, гнев и ссоры, и рабство страстям. Вот бесстыдные и злые грабители, которые никогда не перестают грабительствовать, не насыщаются своим лукавством, а побеждаемые непрестанно опять нападают. Корень похоти бесстыден. Если посекаешь его каждый день, то прозябает (прорастает) он каждый час. Вырви, брат, корень похоти из сердца своего, чтобы не прозябала и не вырастала она ежечасно. Хотя тысячи раз будешь её посекать, она двукратно большее число раз станет отрождаться, пока совершенно не вырвешь её корня.

    Непрестанно подвизайся, чтобы тебе быть нескверным и непорочным Божиим храмом. Если украсишь храм свой Богу, то сам Святой Бог даст тебе за него усладительный рай для упокоения твоего за победу над страстями и нечистыми помыслами. Будь стражем святого храма твоего, чтобы он был благолепен, благоугоден Богу.

    Итак, будь внимателен к себе, чтобы вместо Святого и Пречистого Владыки не ввести тебе в храм скверного врага, чтобы не был растлен храм твой бесстыдством этого врага, ненавистника добру. Он бесстыден, упрям в своем намерении; многократно выгоняешь его вон с упреком, но он бесстыдно усиливается войти. Если введешь его в телесный храм свой, не виновен в том Пречистый и Святой Бог. Не Он оставил тебя, но ты отгнал Его; ты ввел скверного, утратил Святого; возненавидел Царя, возлюбил мучителя; удалился от Источника жизни, прилепился к грязи; лишил себя Света, пребываешь в общении с тьмой, по лености своей предал себя врагу и скверному.

    Святой Бог благоволил навсегда поселиться в храме твоем, а ты преогорчил благого Господа, неистощимого в милостях Владыку, желающего даровать тебе Царство Свое. Бог обитает в теле тех, которые соделались непорочными и чистыми храмами. Если ты пожелаешь, чтобы Бог обитал в теле твоем всегда, все дни, которые проживешь на земле, то Сам Святой Бог вселит тебя в раю Своем, в несравненном свете, в бессмертной жизни, на век века и с великой радостью упокоит тебя там. Конечно, слышал ты, даже читал, что день один во свете Царства Божия то же, что тысячи лет в сем веке. Отверзи сердце свое, брат, решись вожделеть Бога все дни жизни своей. Вожделеть Бога — всегдашнее услаждение и просвещение, всегдашняя радость. Если всегда вожделеешь Его, всегда будет Он обитать в тебе. Бог — ревнитель, Бог Пречист и Свят, Он обитает в душе боящихся Его и исполняет волю возлюбивших Его.

    Хочешь ли быть святым и непорочным храмом Божиим? Всегда имей в сердце своем образ Божий. Под образом же Божиим разумею не изображение красками на дереве или на чем ином, но тот Божий образ, который непрестанно и чисто живописуется в душе добрыми делами, постами, бдениями, преспеянием в добре, воздержанием, молитвами; а краски для (изображения в сердце) этого небесного Владычного образа суть преспеяние, чистые помыслы, совлечение всего земного, также кротость и честная жизнь.

    И в мире, и в подвижнической жизни никто не венчается без борьбы; без борьбы никто не может получить неувядаемого венца и вечной жизни, ибо настоящая жизнь всегда подобна поприщу. Совершенные воители, по охоте (воле) своей, не отговариваясь, сами являются на поприще, а робкие и изнеженные по изнеженности своей всегда избегают борьбы. Совершенные борцы и воздержанные подвижники имеют пред очами сладостный рай, ожидая наслаждения его благами его в вечном свете и бессмертной жизни. Хочешь ли быть в борьбе и оказаться совершенным? — Всегда будь облечен в добродетели, как в одежду! Облекся ли в добродетель? — Непрестанно употребляй усилие не совлекаться её!

    Бойся вина, чтобы не одолело тебя и не стать тебе обнаженным от добродетелей, как обнажен был древний праведник. Знаешь ли силу вина? Если нет, слушай, я скажу тебе. Ной был муж праведный, святой, (самой) благолепный в том роде (израильском), который сам себя растлил. Ной сподобился даже слышать от Бога глаголы и похвалу своему благочестию, потому что Бог сказал ему: Единого тя видех праведна предо Мною в роде сем растленном (Быт. 7:1). Но этот же праведник, превозмогший потоп водный, уснув, был побежден жалким вином. Необъятные воды не преодолели его, а ничего не стоящее вино во сне обнажило тело праведника, снова сделавшегося патриархом родов. То же вино разграбило во сне и праведного Лота, потому что татски (грабительский) через дочерей похитило у него (дало начало) противоестественное зачатие. Так праведных и святых не пощадило вино; не тем ли паче одолеет тебя, ничтожного? Во всякое время бойся вина, юный, потому что вино никогда не щадит тела, возжигает в нем огонь худого желания.

    Не расслабляй тела своего винным воспламенением, чтобы не напали на тебя лукавые помыслы и самые худые мысли. Хотя и соблюдешь себя от телесного общения, но будешь участвовать в деле худой мыслью, приобщившись тени и идолу того же греха. А если занят ты этим идолом, этой тенью и мыслью, беседуя ли о чем, делая что, то всякий раз будешь раскаиваться, то есть станешь, созидая, всегда разорять. Идолы греха непрестанно стоят пред очами ума; человек мечтательно созерцает их, распространяет (ведет) с ними беседу, услаждается мыслью о них. Помысел его ослабевает, он побеждается невидимо, а грешит ясно. Всякому зрителю кажется он явно исполненным благоговения, а сам, может быть, мучится внутренне своей совестью, всегда жалея, непрестанно огорчаясь тем, что имеет обличительницей совесть свою. Это обычное следствие худого пожелания. Как скоро, увлекшись им, сделал грех, по следам за ним идет скорбь. По наружности человек показывает благоговейное лицо, а внутренне вовсе не имеет дерзновения пред Богом.

    Кто же не прольет слез, кто не будет плакать, когда в одно мгновение расслабевает помысл, и тогда уже человек произвольно грешит пред Богом и гонит от себя небесное дарование, разумею святыню, а также девство? Пока храм телесный свят и чист, дотоле Всевышний Бог обитает в храме. Но если храм растлен и осквернен, то Святой и Пречистый Владыка немедленно оставляет храм, а на место святого и небесного света входит скверный и водворяется там, а с ним входит и худое, всегда неистовое вожделение. Кто не может без слез принять все это в сердце свое, а именно: что Святой Бог оставил храм, — и вселилось в нем худое пожелание? Если кто разумеет все это, то есть: Кто оставил человека, откуда человек пал и с чем разлучился, — тот никогда не насытится слезами и воздыханиями. Если кто во время подвига преодолевается леностью, а между тем видит, что другой одержал победу в том же подвиге, что победитель в венце и с наградой, и все окрест хвалят победителя, — как скоро, говорю, видит это бежавший от подвига, — тотчас овладевает им страшное раскаяние; сам себя мучит он великой скорбью и говорит в себе: «Для чего в одно мгновение побежденный помыслом бежал я от борьбы? А других вижу победившими!.. Они с великой славой и величайшими похвалами совершили подвиг, а я, бежав от борьбы, со стыдом буду скрываться». Так и в день воздаяния, когда ленивые и грешники увидят там, что одни праведные и святые с великой радостью уже в раю, другие в Царствии, иные во свете несутся на облаках, а сами же они, бедные, в огне неугасающем и во тьме кромешной, — тогда впадут они в страшное раскаяние и бесполезный плач.

    Потому умоляю тебя, брат мой, будь всегда подражателем совершенных отцов, которые соделались святыми и непорочными храмами Пречистого Владыки. Иди по следам святых отцов, совершавших жизнь в чистом девстве, в честных подвигах, в молитве и посте. Возлюби подвижничество, возлюби молитву, которая есть собеседование с Владыкой. Всякая святая и чистая молитва есть собеседование с Владыкой; молитва же совершенных, вожделевших Бога, с великой радостью и многим дерзновением прямо восходит в самое небо. Ангелы и Архангелы восхищаются ей и представляют её к Престолу Святого и Превознесенного Владыки всех. Тогда бывает радость, когда приносят ко Владыке молитвы праведников, любящих Бога. Итак, старайся, брат, стать подражателем жизни и добродетели преподобных отцов; иди путем их жития, подвизайся, как и они, подвизайся умом, подвизайся духом, подвизайся телом; будь подвижником и в одежде, будь подвижником и в пище, будь подвижником и в языке, будь подвижником и во взоре, будь подвижником и в помысле, будь подвижником и в смехе, чтобы во всем оказаться совершенным.

    Будь внимателен к себе, чтобы во время молитвы не быть рассеянным. Когда станешь на молитву пред Богом, стой пред Ним со страхом и трепетом. Кругом отсеки от сердца своего помыслы и попечения о всем земном. В час молитвенный всецело будь Небесным Ангелом и приложи старание, чтобы молитва твоя была свята, чиста, нескверна, чтобы увидели её враги небесные, а Ангелы и Архангелы, приветствуя её, с весельем сретили и принесли к святому и превознесенному Престолу Пречистого Владыки. Так в час молитвенный всегда повергайся пред Богом, как Херувим и Серафим.

    Размышляй, брат, о словах этих, повторяй их со страхом и радостью. Они доставляют душе духовные снеди, услаждают её в горестях суетной жизни и облегчают её от бремени попечения о земных вещах. Все, что слышал ты, спеши соблюсти, упокоевай всегда Бога в уме своем, чтобы оказаться тебе имеющим дерзновение в тот страшный и трепетный час, когда Христос придет воздать каждому по делам его. Ему слава и держава во веки веков! Аминь.


    О покаянии

    Постараемся узнать мы, грешники, что такое милосердие. Любостяжательный — поучись, как быть милостивым. Будем, братия, сострадательны в мире друг к другу истинным состраданием, исполненным всякого человеколюбия, пока лукавый не укрепился на расхищение душ наших. Что открыто мне Духом Святым, то должно узнать и всякому. Если я неразумен и не сохранил того, чему научился, то пусть другой, научась, сохранит. Если слово мертво во мне, то да не будет оно мертвым и да не остается бесплодным в вас. Не скроем таланта Царева, купим на него семя, исполненное жизни. Не обращай внимания на меня, ученик, если уклонюсь с пути. И если видишь меня падающим, не ходи вслед меня. Имей пред очами Бога и Писания; они да будут твоей пищей. Как они учат, так и старайся ходить в заповедях их; как научен, так и пребывай. Люблю учение, но не возлюбил я наказания; боюсь, потому что хожу всегда худыми путями, исполнен беззаконий. Врачуя себя, не перевязываю язв своих, не стараюсь истребить возникших во мне плевел, — но надеюсь на это и ожидаю!

    Не сокрушайся, ученик, — вместе с тобой несет наказание и учитель твой. Для чего тебе, чадо, страдать бесполезной скорбью? Для чего плакать тебе плачем, в котором нет пользы? Лукавый всегда разжигает ум твой, чтобы стал ты частью его наследия. Сатана злоумышленно старается опечалить многих, чтобы взять и через отчаяние ввергнуть их в геенну. Похищено у тебя сокровище? Но тебе ещё открыт путь к прекрасной купле, есть ещё время снова собрать сокровище, — только не теряй надежды, но старайся собрать оное. Хотя бы уязвила тебя стрела, не падай только совершенно. Терпи даже до смерти; не бойся удара; покажи свое подвижничество, находясь под ударом, чтобы соткан был венец твой из светлой славной ткани. Если разбойник совлечет с тебя одежду, не ленись продолжать путь. На войне случается и наносить, и получать удары. Если мороз побил твою ниву, поспеши в другой и третий раз с упорством, неленостно, без замедления посеять семя, — без сомнения, найдут облака, и небо даст дождь. Тать не согнал тебя с пути. Не бойся бремени, какое подъял на себя, иди всегда Царским путем.

    На той же брани, на которой ты уязвлен (поражен), можешь одержать победу. На том же месте, на котором прежде было расхищено твое сокровище, можешь опять собрать его. Где царь Ахав пролил кровь Навуфееву, там псы полизали кровь нечестивого Ахава, как сказано в Писании. Навуфея изгнал Ахав из собственного его виноградника, а тебя грех хочет удалить от Христа. Ахав стал образом сатаны, а Иезавель — образом нечестия. Сатана и нечестие жаждут крови твоей, как беззаконный Ахав жаждал крови Навуфеевой. Как убил он коварно праведника, так и воспринял по Суду Праведного; поспешил коварством погубить невинного, чтобы вскоре явился отмстителем за него Бог. И теперь у нас невидимая брань, как говорит Писание: Яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом… к духовом злобы (Еф. 6:12). Сатана ратует против людей тайно, с коварством, а Христос явно разоряет всякий его навет и дает нам силы попрать его.

    Брань твоя, брат, не какая-нибудь обыкновенная, не смеха достойная; напротив того, все Ангелы и Владыка их смотрят на брань твою, какую ведешь с врагом. Итак, когда ты сделаешься победителем врага, Бог и Ангелы будут рукоплескать тебе, а Ангелы, радуясь, прославят Бога, даровавшего тебе силу победить лукавого. Для того и брань усиливается все более и более, чтобы стал ты благоискусным, и Бог прославлялся, и люди стали тебе подражателями.

    Потому, если, как сказали мы выше, уязвит тебя стрела лукавого врага, нимало не впадай в отчаяние. Наоборот, сколько бы раз ни был ты одолеваем, не оставайся побежденным, но тотчас вставай и сражайся с врагом, ибо Подвигоположник всегда готов подать тебе Свою десницу и восставить тебя от падения. Как скоро ты первый протянешь к Нему свою десную руку, так и Он подаст тебе десницу Свою, чтобы восставить тебя. А у скверного врага все старание о том, чтобы ввергнуть тебя в безнадежность, как только падешь. Итак, возлюбленный, не верь ему, но если будешь и по семи раз в день падать, старайся восставать и умилостивлять Бога покаянием. Кто, истощив свой кошелек, станет его прятать? Какой купец, когда нет продажи, собрав оставшееся у него, бросит в море? Не покидай своего оружия, какое дал тебе Христос, не обращай тыла пред врагом к оскорблению своего Владыки.

    Представлю тебе очевидное и ясное доказательство. Борец, разумею, этого суетного мира, хотя бы и сильно поражал его противник, не избегает борьбы, отчаявшись в себе, ибо побежденный ныне, впоследствии, может быть, сам победит.

    Не откладывай, друг, со дня на день обращения своего к Господу, чтобы не вышел на тебя внезапно приговор страшного Судии, призывающий тебя к возвращению того, что приобрел ты на Его таланты, и чтобы тебе, вместо похвал, связанному по рукам и ногам, не быть осужденным во тму кромешнюю. Пока ещё есть время, постарайся припасть к Судие, чтобы Он простил тебе все грехи, а мы возрадовались с тобой, брат, и Бог прославился. Ему подобает честь, слава во веки веков! Аминь.


    Слово о покаянии

    Не убоимся напрасного страха, такого страха, который не есть страх, потому что совершенна любы вон изгонят страх (1 Ин. 4:18), Что значит человеческий страх в сравнении с страхом Божиим? Что значит слава человека тленного в сравнении с Божиим величием, с Божией неизреченной силой и непомрачаемой славой? Поскольку развлекаемся земным и не в состоянии умом своим, даже при помощи веры и озарения ведением (знанием), проникать в невидимое, то хотя бы узрев видимое, познав неизреченную силу нетленного Бога, убоимся Его. Царь, намереваясь переместить огромный камень, если не употребит в дело рычагов и пособий, не может передвинуть его; но Бог призираяй на землю, и творяй ю трястися (Пс. 103:32). Не изумевает ли (остается ли трезвым) ум твой? И горы, и тяжести приводит в колебание око Его; и опять по воле Своей все поддерживает Он словом Своим! Не приходишь ли в удивление и при блистании молнии, и при ударах грома? А ведь не люди только бывают тогда в ужасе, но и скоты, и звери, и птицы, и плавающие в водах. Но что ни говорили бы мы, не перескажем всего.

    Итак, припадем к Нему, восплачем пред благостью Его, исповедуясь и говоря: «Ты, Господи, Бог наш, а не кто иный. Пред Тобой согрешили мы, и к Тебе припадаем, Господи. Ибо никто не воспротивится Тебе, когда восхощешь спасти нас, Господи, потому что благ Господь и милосерд». Хотя и пали мы по увлечению, но постараемся уврачевать себя покаянием. Хотя как человеки подпали страсти, но не до конца отчаиваемся в себе, а познавая Бога, призвавшего нас, и то звание, в которое мы призваны, послушаем Его, глаголющего: покайтеся, приближися бо Царство Небесное (Мф. 4:17). Не для некоторых только грехов положил Он покаяние, для других же не положил. Нет, напротив того, Врач душ наших дал нам врачевство это от всякой греховной язвы!

    Итак, отсечем злые обычаи души своей и вместо прижигания употребим страх Божий, которым возможем остановить токи греха, чтобы не постыдиться в воскресение мертвых, когда все придет во свет, доброе ли что сделал кто, или худое. Ибо Святое Писание говорит: кая жизнь ваша; пара бо есть, яже вмале является, потом же исчезает (Иак. 4:14). Оставим пожелания, взращивающие терние, целомудренным помыслом отразим стремление сластолюбивых помыслов, потому что написано: святи будете, яко Аз свят есмь (Лев. 19:2). Оставим это, чтобы по благодати Спасителя нашего Бога улучить нам нетленную жизнь, чтобы Господь по щедротам Своим за наше обращение и искреннее покаяние предал забвению грехи наши.

    Если кто из думающих о себе, что потрудились они более других, станет роптать на великое милосердие Владыки за то, будто бы другой предпочтен ему, то Сам Господь всей твари скажет тому в оправдание другого: друже, не обижу тебе: не по пенязю ли совещал еси со Мною; возми твое и иди: хощу же и сему последнему дати, якоже и тебе (Мф. 20:13–14). Бог оправдаяй. Кто осуждаяй? (Рим. 8:34). Ему слава во веки! Аминь.


    О покаянии и терпении

    Размышлял ли кто, что настоящая жизнь наша — то же, что беглый раб, и непостоянный переметчик (обманщик), и разоряемая храмина (дом). Оградил ли кто свою душу так премудро, чтобы не подпасть ожидаемому в будущий страшный и великий день Божию приговору на людей лукавых? Какие источники слез достаточны будут для того, чтобы нам угасить пламень прежде, нежели испытали его? Или кто умилостивит за нас Судию, чтобы не осудил нас, грешных? Кто даже из святых испросит нам прощение у Человеколюбца Бога? Кто гнев Божий обратит на милость и правосудие на милосердие, если не умолит Судию тот один, кто сам (на) себе связал бремя грехов и несет, и развязывает, и облегчает его, когда хочет? Увеличиваем бремена, когда тяжко грешим, и облегчаем их, когда горько каемся; от нас самих зависит — разрешать или вязать. Божие же дело — прощать припадающих к Нему, ибо, действительно, у нас человеколюбивый Владыка, Который покаянием разрешает бремена рабов.

    Итак, прежде отшествия своего будем усиленно умолять Судию, исповедуясь Ему, чтобы избавил нас от прещения Своего. И Ной, и Иов, и Даниил — друзья Самого Бога и пророки, при всем своем дерзновении, если бы стали умолять Бога за детей, прося помилования им от наказания, то ни малой не принесли бы им пользы, и не были бы услышаны и приняты. Что же сделаем мы, вознерадев о себе самих? Кто исхитит нас от гнева Божия, кроме Единого судящего и оправдывающего Бога?

    Смотри, чем воздали Богу святые мученики, подвизавшиеся на земле, и какое дерзновение обрели у Бога своим мученичеством. Изгладив свои грехопадения, не только этим прияли они дар (прощения), но в добавление получили Небесное Царство и рай, потому что пролили кровь свою за ту Кровь, которая выше всякой цены и неоценима, то есть за Кровь Владычную. Любовь к Богу предпочтя детям, даже супругам, стали они, наконец, победителями на поприще, чтобы после испытания бичеваниями получить венцы за свой подвиг. Любовь к Спасителю столь влекла ум их на одно с Ним поприще, что, будучи тленными, купили они нетленное. А мы, рабы, чем воздадим Владыке и Царю славы? Мы часто не терпим, чтобы приразилось к нам (уязвило) и слово, произносимое братом; предавая забвению язвы свои, и явные, и тайные, ведомые Богу, не можем перенести и снега, падающего из воздуха. Другие, претренные (унужденные) ради Бога, увенчались; а мы, хотя и без мучения можем стать мучениками, делаем противное и остаемся ни к чему непотребными, даже делаемся добычей мысленных оных зверей и лукавых бесов.

    Что делаешь ты, человек, не радея о добродетели? Творец отдал тебя, как золото, расплавить, — именно же посредством оскорблений и искушений, чтобы ты при великом своем терпении и великодушии оказался избранным и чистым сосудом, ибо человек неискушенный бывает неблагоискусен.

    Один из таковых — я, написавший это; я — ни к чему непотребный и грешный, нестяжатель всякой добродетели, недостойный называться братом вашим, потому что бежал скорби, готовившей мне венец; я — неискусный, но осмеливающийся хвалить мучеников. Ибо как скоро касаюсь таковых похвал, начинаю горько сетовать, прихожу в сильный страх; уязвляет меня совесть, и поражает мысль о воздаянии на будущем Суде за худые дела, ибо обременяемый и подавляемый ими недостоин я воззреть на высоту. И если стану произносить похвалы мученикам, совесть как зверь наступает на меня среди помыслов перед обличающим Богом, Который видит тайны всех людей. Она говорит мне: «Кто ты, распространяющийся о делах других, когда скуден ими сам? Какое оправдание дашь Богу, приведшему тебя из тьмы в свет, осмеливаясь говорить о добродетелях, которым сам не подражаешь?»

    Но пока не умолк я, лучше мне, как не приобретшему своего (добротолюбия), говорить о вашем. Поскольку имею в себе человеколюбивого Владыку, то не перестану провозглашать похвалы мученикам. Рассуди: я один недостоин и скуден во всякой добродетели, однако же ростовщикам отдаю деньги, чтобы Господь, пришедши, взял их с лихвой. Хочу избежать обвинения за талант и не быть осужденным с тем лукавым человеком, который зарыл талант в землю. Потому желающему спастись даю совет: не подражать мне, грешному, но как мудрому принять слова мои. Впрочем, не почитаю совершенством (достоинством), говорить об этом, потому что волю Божию знают все, большие и малые, знатные и бедные. Каждый, если посмотрит, увидит, что для него полезно, чего хочет от него Бог, и как ему должно спастись.

    Слышали вы, думаю, что уготованы нам геенна, и огонь неугасимый, и скрежет зубов, и тьма кромешная, а также червь, пламенеющая огнем и стремительно текущая пред лицом Судии страшная река, какой угрожает нам Человеколюбец, если не сохраним заповедей Божиих, если наперед не зальем пламени слезами, если не угасим геенны покаянием, если не умертвим червя целомудрием, если не умолим непогрешительного Судию, пока мы в этой ещё жизни, если не предупредим тамошнего Судию исповеданием в настоящем мире, если не покажем такого раскаяния, которое одно может умилостивить Судию.

    Бог не нам, но диаволу и аггелам его назначил мучения; мы же сами великими своими пороками делаем себя наследниками страшных тех мук. Что угрожало лютому змию, то будем добровольно терпеть мы, человеки. Говорит: идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный лукавому змию и аггелом его (Мф. 25:41). — Но не сказал: «В огонь, уготованный человекам». Если поступающие здесь худо в настоящей ещё жизни изведывают такую строгость и неисчислимые роды наказаний, то тем паче в будущем веке непогрешительное и неподкупное судилище будет неумолимо к нам, грешным, столь преступным пред Судией.

    О, как велико наше ослепление! Умоляем Бога услышать нас и отверзнуть нам дверь, которую (сами же) загородили ещё прежде своего вшествия, то есть прежде молитвы. Что делаешь, человек, страждущий неразумием? Дверь Владычная всегда отверста и для больших, и для малых, а мы утруждаем Владыку отверзнуть её нам, — мы, которые сами её для себя затворили, ибо в нашей власти было и отверзать, и затворять её. Если не будем грешить, Владычная дверь щедрот всегда будет открыта для людей, а как скоро согрешим, она тотчас затворится. Бог не затворяет двери рабам Своим, когда приближаются к Нему в молитве. Напротив того, дверь сия всегда отверста ищущим Бога, ибо Он сказал: Просите… ищите… толцыте (Мф. 7:7), — выражая готовность Свою все дать просящему. Не будь жесток сам к себе, несчастный, не приписывай Богу бесчеловечия. Виновны мы сами, которые своей греховностью сограждаем (созидаем) стену и своими желаниями куем медную дверь.

    Итак, примирившись, рассуди сам с собой и разреши от уз связанную тобой душу. Бог стоит и ещё ждет от тебя, человек, чтобы примирился ты с Владыкой; Он все ещё жаждет твоего возвращения, чтобы принять тебя, если будешь жить честно. Примири внутреннего своего человека с внешним и будь свободен от горького рабства. В таком случае и ту дверь, которую загородил ты для себя, найдешь всегда отверстой для молитв своих, за что слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и во веки! Аминь.


    О терпении и сокрушении. Слово поучительное

    Создавший нас Бог, зная немощь ума нашего и злокозненность сопротивника, даровал нам Божественные Писания как оружейную храмину (арсенал) и сокровище исцелений. Но в оружейных разные бывают оружия. Ибо Давид говорит: и положил еси лук медян мышца моя (Пс. 17:35). И ещё: Ниспосла стрелы и разгна я, и молнии умножи и смяте я (Пс. 17:15). И у другого говорится: Приимет всеоружие рвение свое, и вооружит тварь в месть врагом: облечется в броня правды, и возложит шлем, суд нелицемерен. Приимет щит непобедимый преподобие. Поострит же напрасный гнев во оружие, споборит же с ним мир на безумныя, пойдут праволучныя стрелы молниины, и яко от благокругла лука облаков на намерение полетят. И от каменометныя ярости исполнь побудит грады; вознегодует на них вода морская, реки же потопят нагло. Сопротив станет им дух силы, и яко вихор развеет их (Прем. 5:17–23). И рече Елиссей: не бойся, яко множае иже с нами, нежели с ними. И помолися Елиссей, и рече: Господи, отверзи очи отрока, да узрит. И отверзе Господь очи его, и виде: и се гора исполнь коней, и колесница огненна окрест Елиссеа (4 Цар. 6:16–17). И Исаия говорит: И положи уста моя яко меч остр, и под кровом руки Своея скры мя: положи мя яко стрелу избранну, и в туле своем скры мя (Ис. 49:2). У Иезекииля говорится: Ты же сыне человечь, возми себе меч остр паче бритвы стригущаго, притяжи его себе (Иез. 5:1). Почему и апостол учит нас, говоря: Облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским (Еф. 6:11), — чтобы, когда нападает на нас враг, вооружились мы против него из сказанных (названных) оружейниц. Оружия бо наша не плотская, но силна Богом (2 Кор. 10:4). Яко несть наша брань к крови и плоти, но к …духовом злобы (Еф. 6:12).

    И в сокровищницах много различных пособий, разумею слово о покаянии и спасении, чтобы всякий, кто в ратоборстве с диаволом бывает уязвлен, со тщанием притекал к сокровищу исцелений и, приложив к ране врачевство покаяния и сделавшись здравым, снова сражался за своего Владыку.

    Поскольку и нерадение есть одна из стрел, которой враг многих уязвил и низложил, то примем терпение, которым побеждается нерадение, как можно чаще обращая к себе написанное: мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (Пс. 26:14), — чтобы душа, подкрепленная словом, могла выдерживать удары, наносимые ей чуждым, и облегчала для себя труд, опираясь на слово, как на жезл, или носясь (высясь) на нем, как на колеснице. Итак, чаще будем припоминать себе это изречение и говорить друг другу: мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа. Оно весьма нам пригодно (потребно), постимся ли мы, бодрствуем ли, молимся ли, занимаемся ли рукоделием или иное что делаем, ибо возбуждает в нас усердие к совершению начатого подвига добродетели.

    Итак, подвизайся, пока есть время, чтобы в свой срок пожать (добродетели) без изнеможения. Не люби ненависти, гнушайся завистью, враждой и тщеславием; питай в себе ненависть к злонравию и пересудам. Еще немного, — и минуются и зависть и вражда на ближнего, потому что вскоре разлучимся друг с другом. И для чего, братия, царствует между нами зависть? Для чего высишься ты, человек, который через несколько времени станешь землей и пеплом? Возлюби сокрушение, возлюби терпение, возлюби воздержание, чтобы избавиться тебе от многих искушений и суетных забот. Плачь, когда молишься, чтобы найти себе упокоение там, куда ты отойдешь. Имей рачение о своем деле, как мудрый и смышленый, потому что бесстыдство, смех, а также шутки не принесут тебе никакой пользы в день смерти. Все это находит себе место в сердце неразумных. Бесполезно и лживое лицемерие, если в сердце своем не боишься Господа. Искренним сердцем возлюби смирение и обретешь благодать у Вседержителя Бога и здесь, и в будущем веке. Если же высишься, то легко поколеблешься — как лист на дереве от ветра. Житейские приятности пробегают как тень. Не будь домом горести (не предавайся отчаянию), чтобы яд её не заразил самого тебя, после того как сообщишь его ближнему. Не стыдись хранить благоговение в смиренном сердце, потому что развращающие тебя не принесут тебе пользы в день нужды. Всей крепостью своей бойся Бога, и Он умудрит тебя, как должно тебе спастись. Имей смирение и кротость, и низойдет на тебя благодать страха Господня. Скверна плоти ничего не имеет в себе, кроме осуждения и неугасимого огня; а святыня и в этом веке — похвала и величание, и в будущем — венец неувядающий. Тело твое, брат, есть храм Святого Духа, обитающего в тебе, поэтому имей радение о храме, чтобы не оскорбить Обитающего в нем.

    Но, может быть, скажет кто: «Желал бы и я сохранить себя от скверны, — но что же делать? Не успеваю в этом!» Такой человек походит на желающего одержать победу над врагами без сражения и труда. Но иногда мы сами вооружаем стрелами нападающих на нас. Когда ведем себя слабо и неосторожно, не ограждая душевных окон, не делаемся ли тогда врагами своего спасения, давая свободный вход противникам? Когда небоязненно устремляем глаза свои и смотрим, на что не должно? Между тем, испытанному в добродетели неприлично и смотреть небоязненно на своё тело, — ибо тогда сами себе наносим через то вред. И опять, когда склоняем слух свой к нелепой молве и блудным песням, не причиняем ли себе вреда? Подобным образом, если скверним уста свои пересудами и сквернословием и не обуздываем языка своего, но, как написано: язык водворяется во удех наших, скверня все тело, и паля коло рождения нашего, и опаляяся от геенны (Иак. 3:6), — а также раздражаем обоняние мазями и благовониями, руки свои бесчинно налагаем на что не надлежит, и ноги заносим на путь не прямой, — если делаем все это, то как будем в состоянии воздать Господу драхму целомудрия, не уровняв даже лица земли воздержанием и мужественными трудами?

    Как можно воспрепятствовать дыму войти внутрь, когда окна отворены, а стоящий против окон непрестанно нагнетает огонь? Если не терпишь дыма, загороди окна, чтобы дом твой не очернился через чувства; загороди окна в зимнее время, чтобы тело твое не страдало от стужи. Но как слабо заботимся мы о пользе душевной! Отчет должны мы дать Испытующему сердца, как сохранили вверенный нам храм. О доме, построенном из брения (глины), камня и дерева, в котором согревается наше тело, заботимся мы тщательно; о том же (доме), который гораздо лучше, не радеем. Великий будет тогда стыд и строгий Суд растлившему храм Господень, если не улучил он прощения покаянием и слезами своими не омыл нечистот. Возненавидим тщеславие, леность, вспыльчивость, — эти бесплодные навыки!

    Мы должны взирать на жития святых и подражать их жизни. Будем трезвиться, чтобы не пристыдили нас добродетельные жены. Поучись усердию и смирению у Ревекки, подивись добродетели блаженной, как приняла она странника, ибо написано: Сошедши же Ревекка на кладязь, наполни водонос свой, и взыде. Тече же раб во сретение ей, и рече: напой мя мало водою от водоноса твоего. Сия же рече: пий господине. И потщася, и сия водопое на мышца своя, и напои его, дондеже напися. И рече: и велблюдом твоим налию (Быт. 24:16–19). Так, много веков назад исполнила она Евангельское слово, ибо Господь сказал: и аще кто тя поймет… поприще едино, иди с ним два (Мф. 5:41). Так и сия блаженная удвоила милость, сказав: пий, господине… и велблюдом твоим налию, дондеже вси напиются. Сказав так, не остановилась, но самым делом исполнила слово, по написанному: Не в словеси бо Царство Божие, но в силе (1 Кор. 4:20). Сказано: испраздни водонос в поило. И тече на кладязь почерпнути воды: и влия велблюдом всем (Быт. 24:20). Смотри, какая душевная доблесть! Нисколько в ней нет ни лености, ни гордости, ни высокомерия: странника называет господином, путешественнику услуживает, как настоящая рабыня. Так поступил и Иаков, отвалив камень от кладязя (колодца) и напоив овец Лавана, брата матери своей (Быт. 29:20). Может быть, скажет кто в возражение: «Иаков сделал это по родству», — но такового обличат дела Моисеевы, ибо Святое Писание говорит: Отыде же Моисей от лица Фараонова, и вселися в земли Мадиамстей… седе при кладязе. Священнику же Мадиамскому беша седмь дщерей, пасущих овцы отца своего Иодора… пришедше же пастырие, изгнаша я: восстав же Моисей, избави их… напои овцы их (Исх. 2:15–17). Великая благодать сияет в душах святых Твоих, Господи, потому что облеклись они материей (покровом) добродетелей, нелицемерной любовью. Итак, возлюби прилежно и тщательно выслушивать уроки Божественных Писаний. Каждый день заботимся мы о телесной пище, приправляя её разными приправами, а о душевной пище не радеем. Лучше должны мы, христолюбивые братия, небречь о плотской снеди, — только бы душа питалась Духом Святым! Каждый день вкушай хлеб, какой дает Божия Премудрость, и пей воду, исходящую из духовного камня, чтобы ум твой возмужал до озарения ведением. Наслаждения чувственными снедями продолжаются, пока кусок проходит гортанью, и сладость их вскоре прекращается.

    Для чего также превозносишься, человек, блистательной одеждой? Если кто и в продолжение целого дня облечен в многоценную одежду, то с наступлением ночи снимает её с себя и, вкусив пищи и насытившись, обращается ко сну; нередко же пресмыкаются (ползают) по нему звери и ползающие животные, а он, погрузившись в сон, лежит как бесчувственный мертвец. Но утром с поспешностью встает и, надев на себя пышные ризы, превозносится суетностью тот, кто недавно лежал во тьме, а скоро сойдет во гроб.

    Если хочешь хвалиться, то похвала твоя да будет о Господе. Если же и богатство у себя имеешь, то собирай себе сокровище на небесех благотворениями. А если отлагаешь заботу о том, пока не пришла смерть, то знай, что Ангелы часто действуют поспешно, и ты оставишь богатство своё, кому не хочешь. Не бойся положить начало доброму житию; как скоро единожды вкусишь сладости Святого Духа, ум твой озарится помышлением о нетленном, потому Святой Дух говорит: Вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33:9). Блажен, кто в час смерти окажется святой жертвой, благоугодной Господу, кто с великой радостью разлучается с телом и с суетной жизнью. Ангельские воинства, увидев такового на небесах, восхвалят его, как подобного себе раба, благоискусного о Господе.

    Еще дерзаю нечистыми устами умолять Тебя, Святого и Пречистого, и ежедневно воссылаю воздыхания лукавого и любодейного сердца к Тебе, Святому, и Искупителю, хотя враг ежедневно увлекает меня в поучение нечистым помыслам. Стыжусь я воззреть на небо, стыд и позор мне от множества неправд моих! Но умоляю Твою благость, будь сострадателен ко мне как милосердый, изгони из сердца моего коварного растлителя и прежде смерти освободи меня от участи нечестивых. Помяни меня, Господи, по милости и щедротам Своим; приклони слух Твой к молению раба Твоего, да не буду осужден с горделивыми; да не отринут буду от очей Твоих; да не соделаюсь достоянием пагубы; да не погрязну во глубине бездны; да не заключен буду в клетях ада; да не постелют подо мной гнилость, и покровом моим да не будет червь (Ис. 14:11); да не заключен буду в вечной тьме, под основаниями гор, связанный узами вечными; да не предан буду Ангелу немилостивому; да не буду гореть в огне неугасающем. Помяни меня, Господи, и спаси меня. Святый во Святых почивающий.

    Ты сказал, Господи: Просите, и дастся вам (Мф. 7:7). Прошу милости и щедрот, ибо всех снабжаешь Ты богато и никого не укоряешь, Владыка Господь Вседержитель. Ты благ и человеколюбив. Даруй нам обрести благодать пред славой Твоей, Господи. Да прославится и в нас имя Твое, Господи. И нас, избавленных от руки горделивых, прими, Господи, в вечные кровы. Кто, слыша страшное изречение, не умолкнет и не станет вопиять к Тебе ежечасно? Святое Писание говорит: И аще праведник едва спасается, нечестивый же и грешник где явится (1 Пет. 4:18). Но мы, уповая на щедроты Твои, не перестаем умолять: избавь нас от неугасимого огня и будущего страха. Древле (давно) Ангел Твой, Господи, взяв пророка Аввакума за власы, в одно мгновение поставил его в Вавилоне пред рвом львиным, а потом тотчас перенес его в землю свою. И нас да восприимет, Господи, благодать Твоя и да поможет небоязненно перейти через ту великую и страшную пропасть, которая утвердилась между праведными и неправедными, чтобы, избавившись, могли мы сказать: «Слава Отцу, избавившему нас от тьмы адовой и поставившему в раю сладости. Слава Сыну, избавившему нас от огня неугасимого и червя вечного и сподобившему нас соделаться наследниками горнего Иерусалима. Слава Святому Духу, избавившему нас от греховного тления и от вечного стыда и увенчавшему нас в веселии, в истинном свете и преизбыточествующей славе, во веки!» Аминь.


    О терпении, о кончине века и втором пришествии. О прилежном чтении божественных писаний и пользе безмолвия

    (По славянскому переводу, часть I. Слово 99, 100, 101, 102)


    Славна жизнь праведных. Чем же она славится, как не терпением? Возлюби, монах, терпение, как матерь мужества. И Псалмопевец увещевает, говоря: Потерпи Господа и сохрани путь Его (Пс. 36:34). И Павел, уча, как приобретать добродетель, говорит: скорбь терпение соделовает (Рим. 5:3). Упражняясь в терпении, найдешь источник благ — упование; упование же не посрамит. Итак, покорись Господу и молись Ему, и достигнешь того, что даст ти вся прошения сердца твоего (Пс. 36:4). Что блаженнее этого — приобрести благосклонное внимание такого Царя? Кто не пожелает, чтобы слух Судии был отверст и внимателен к нему? Делателем добродетели стал ты, брат, Христов ты наемник. Пока есть время, делай доброе. Послушай Павла, который говорит: еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет (Гал. 6:7). Сей в духе, чтобы пожать тебе живот вечный. Яко сеяй в плоть свою, от плоти пожнет нетление (Гал. 6:8). Послушай доброго советника, который говорит: Сейте в себе правду, соберите плод живота (Ос. 10:12). Не приходи в нерадение от изнеможения, но имей в виду упование. Ибо где подвиги, там и награды; где брани, там и почести; где борьба, там и венец. Взирая на это, умощай (укрепляй) себя уроками терпения. Взывай к себе, непрестанно возглашая со святыми: мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа (Пс. 26:14).

    Приготовь дела свои к исшествию; приведи все в порядок на поле своем, а поле есть жизнь сия. Возьми добрый заступ — Новый завет; огороди владение своё терниями — постом, молитвой и учением. Если такая будет у тебя ограда, то не взойдет зверь, то есть диавол. Как прекрасный виноградник, возделывай душу свою. Как стерегущие виноградники бьют руками и громко кричат, и таким шумом останавливают злоумышленников, так делай и ты: возвысь голос, восклицай в псалмопении и прогонишь хитрого зверя — лисицу, то есть диавола, о котором в Писании сказало: Имите нам лисы малыя, — и прочее (Песн. 2:15). Непрестанно наблюдай за врагом, если будет пожелание твое (захочешь) устремляться на дела непристойные. Если в душу твою, как бы из пращи, станет метать скверными помыслами, то противопоставь щит веры и возложи на себя шлем упования. Извлеки мечь духовный, иже есть глагол Божий (Еф. 6:17). И вооружась так на врага, терпи и не будь нерадивым в брани. Напротив того, во всем трезвись и говори: «Знаем мы его замыслы». Итак, радуйтеся всегда, как написано: Кротость ваша разумна да будет всем человеком (Флп. 4:4–5).

    Страх Божий да сияет в сердце твоем. Не будь робким и нерадивым делателем. Не бегай венца. Жизнь коротка, а Суд долог. Взирая на сие, монах, взывай к сердцу своему вместе со святым Давидом и говори: мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа. Подражай Давиду и единым вержением (броском) камня низложи врага. Зрителями жизни твоей предстанут Ангелы: позор быхом миру и Ангелом и человеком (1 Кор. 4:9). Если увидят тебя побеждающим, возрадуются успеху. А если увидят побеждаемым, удалятся печальные, потому что несносно им это. Бесы же посмеются над тобой. Итак, вместо меча извлеки страх Божий, потому что страх Божий есть обоюдоострый меч, отсекающий всякое лукавое пожелание.

    Имей всегда в мысли Бога и страх Его, со страхом памятуя оный день, когда небеса жегома разорятся, и стихии опаляеми растаются… земля же, и яже на ней дела сгорят (2 Пет. 3:12, 10); когда звезды спадут как листья, солнце и луна померкнут и не дадут света своего, когда Сын Божий явится с небес на землю, и Силы Небесные поколеблются, когда потекут Ангелы, раздадутся гласы труб. Пред Сыном Божиим — пылающий огонь, стремящийся потопить вселенную; окрест Его — великая буря, землетрясения и страхи, и молнии, каких до этого дня никогда не было и не будет, отчего и самые Силы Небесные будут объяты великим трепетом. Следовательно, в каком состоянии должны быть тогда мы, братия мои? Какой страх, какой ужас обымет нас? Представь себе израильтян в пустыне. Они не могли снести мглы и мрака, и гласа из среды огня глаголющего к ним Бога, но пожелали, чтобы не было продолжено к ним Слово. Так, действительно, не выносили они Божиих повелений, хотя не раздраженный снисшел к ним Бог, не с гневом вещал им, а, напротив того, утешительно удостоверял их, что Сам Он с ними. Послушай теперь, брат мой. Если не могли мы снести утешительного Его пришествия, когда ни небеса жегома не разорялись, ни земля и яже на ней не сгорали, не звучали трубы так, как возгремит оная труба, которая пробудит почивших от века, и огнь не потоплял вселенную, — не было ни одного из будущих страхов, то что будем делать, когда снидет Он в раздражении и гневе нестерпимом? Когда сядет на Престол славы Своей и призовет землю от восток солнца и до запад, от всех концов земли и до концов её, разсудити люди Своя (Пс. 49:4) и воздать каждому по делам его?

    Увы! Что должны мы будем чувствовать, когда предстанем обнаженные и открытые, ожидая, что введут нас в страшное судилище?! Увы, увы! Где тогда будет легкомыслие? Где мужество плоти? Где лживая и бесполезная красота? Где человеческое сладкогласие? Где неотступная и бесстыдная дерзость? Где нарядные одежды? Где сладость греха, подлинно нечистая? Где тогда будут вменявшие в приятность и гной мужей? Где небрежность живущих нерадиво? Где забавы и роскошь? — Все миновалось, все рассеялось как тонкий воздух. Где тогда будут сребролюбие и любостяжательность, и следствие их — немилосердие? Где тогда будет бесчеловечная гордыня, гнушающаяся всеми и себя только признающая чем-то значительным? Где тогда будут пустые и суетные человеческие успехи и слава? Где тогда могущество и самовластие? Где князь, где вождь, где властвующие, где величающиеся множеством богатства и не помышляющие о Боге? Тогда видевши тако, удивишася… и трепет прият я: тамо болезни, яко раждающия; духом бурным сокрушается (Пс. 47:6–8). Где тогда мудрость премудрых? Где суетные их ухищрения? Увы, увы! смятошася, подвигошася, яко пианый, и вся мудрость их поглощена бысть (Пс. 106:27). Где тогда премудр; где книжник; где совопросник суетного века сего (1 Кор. 1:20)? Погибла вся мудрость, брат мой. Подумай, что должны будем чувствовать, давая отчет в том, что соделано нами великого или малого, потому что и за праздное даже слово дадим ответ Праведному Судии!

    Что должны будем чувствовать в тот час, если обретем у Него милость? Какая радость обымет нас, отдельно вставших одесную Царя? Что должны будем чувствовать, когда облобызают там нас все святые? Лобзают тебя Авраам, Исаак, Иаков, Моисей, Ной, Иов, Давид и святые пророки и апостолы, и мученики, и все святые и праведные, благоугодившие Богу в жизни сей; все, кого пожелаешь только видеть, сами придут там к тебе, и, объемля, лобызают тебя, радуясь о твоем спасении. Что должны будем чувствовать тогда, в какую неизглаголанную радость придем, когда Царь стоящим одесную Его милостиво скажет: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25:34)! Тогда, брат мой, приимешь Царствие благолепия, и венец доброты от руки Господни (Прем. 5:16), и будешь потом царствовать вместе с Господом. Тогда наследуешь те блага, которые уготовал Бог любящым Его, тогда, наконец, будешь уже беспечален, и ни что не станет приводить тебя в боязнь. Рассуди, брат мой, что значит, по сказанному нами, царствовать на небесах, — ибо приимешь… венец… от руки Господни и будешь царствовать со Христом. Рассуди, брат мой, что значит всегда видеть лице Божие, что значит иметь Бога для себя светилом, — ибо тогда не будет тебе ктому солнце во свете дне, как говорит Исаия, ниже восход луны просветит твою нощь; но будет тебе Господь свет вечный, и Бог слава твоя (Ис. 60:19–20). Вот, брат мой, слышал ты, какая радость ожидает боящихся Господа и хранящих заповеди Его.

    Рассуди же после того и о гибели грешных, когда введены будут в страшное судилище. Какой стыд ощутят они пред лицом Праведного Судии, не имея слова оправдания? С каким сожалением увидят себя поставленными ошуюю Царя? Какая тьма падет на них, когда Царь с гневом возглаголет к ним и яростью Своей приведет их в смятение, говоря: идите проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25:41)? Увы, увы! В какой скорби и тесноте будет дух их, когда все громко станут говорить: Да возвратятся грешницы во ад, вси языцы забывающий Бога (Пс. 9:18)! Увы, с каким жалобным воплем будут они терзать себя и проливать слезы, когда отведут их на горькие мучения в бесконечные веки! О, какое это место, где плач и скрежет зубом, этот так называемый тартар, которого ужасается и сам сатана! О, какая это геенна огня неугасимого, какой это неусыпающий, ядовитый червь! О, какая это страшная, вечная, всегда продолжающаяся кромешная тьма! О, какие это немилостивые, безжалостные ангелы, приставленные к мукам, потому что укоряют и наказывают тяжко! Тогда мучимые возопиют ко Господу — и не услышит их! Тогда узнают, в какую суету обратилось все, что было в жизни, и как то самое, что почитали здесь приятным, оказалось горьким паче желчи и яда. Где тогда лжеименное наслаждение греха? Ибо нет иного наслаждения — как бояться Господа. Подлинно только это наслаждение; оно, действительно, от тука и масти наполняет душу (Пс. 62:6). Тогда станут они осуждать самих себя и дела свои, какие сделали. Тогда исповедуют, что праведен Суд Божий. «Слышали мы это, — скажут они, — и не хотели обратиться от лукавых деяний своих». Но, говоря так, никакой тогда не получат себе пользы!

    Увы, мне, обремененному беспримерными грехами! Число прегрешений моих паче числа песка морского, и я изнемогаю от них, как от многих железных уз, — ибо нет у меня дерзновения воззреть на высоту небесную! К кому же прибегну, кроме Тебя, Человеколюбец? Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое (Пс. 50:1). К Тебе прибегаю, к великой благости Твоей и к благоутробию Твоему. Тебя прогневал я и к Тебе прибегаю по великому непамятозлобию Твоему. Тебя уничижил я и к Тебе прибегаю по великому человеколюбию Твоему и, умоляя, вопию: Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей ради единого имени Твоего (Пс. 50:11–12). Ничего нет у меня, что мог бы принести Тебе: ни дела доброго, ни сердца чистого, — но, уповая на щедроты Твои, повергаю себя самого, чтобы привел Ты меня в сокрушение и постоянное делание заповедей Твоих, и я не падал бы снова в грех с такой легкостью, но отныне служил Тебе в преподобии и правде все дни жизни моей.

    Итак, умоляю вас, братия, сих чающе, потщитеся нескверни и непорочни тому обрестися в мире (2 Пет. 3:14). Когда, брат, войдет в тебя лукавая мысль, извлеки (мысленный) меч, то есть приведи себе на мысль страх Божий, и посечешь всю силу вражию. А вместо воинской трубы употреби Божие Писание. Как труба звуком своим собирает воинов, так и Божие Писание, взывая к нам, приводит помыслы наши в страх Божий; помыслы наши, подобно воинам, сражаются с врагами Царя. И ещё. Как труба звуком своим во время брани и в юных борцах возбуждает готовность идти на сопротивников, так Божие Писание возбуждает твою ревность к добру и укрепляет тебя на борьбу со страстями.

    Потому, брат мой, по мере сил своих принуждай себя как можно чаще читать Писание, чтобы оно собрало твои помыслы, которые враг рассеивает своими злоухищрениями, влагая в тебя лукавые мысли, или же наносит тебе частые скорби, или доставляет много успехов и житейских удобств, — делая все это по своей злокозненности, с намерением удалить человека от Бога. Нередко, если не смог он навести кого на худое и низложить мыслями, наводит тогда на того человека скорби, чтобы омрачить его разум, а потом уже иметь возможность посеять в нем, что угодно. Начинает (враг) внушать и с клятвами повторять (в его душе) такие мысли: «С тех пор, как начал я подвизаться в добре, увидел худые дни; буду же делать худое, чтобы пришло доброе». Тогда, если не окажется кто трезвенным, враг, как ад, поглотит его живого.

    А если и этим не возможет он навести на худое, то дает ему все удобства жизни, возносит его и вводит в великое обольщение, которое опаснее и хуже всех страстей, ибо делает человека горделивым и безумным, увлекает ум в пучину сластолюбия, делает, что человек на небо отверзает хульные уста, ибо написано: Положиша на небеси уста своя (Пс. 72:9); делает так, что человек не знает Бога, не знает своей немощи и не помышляет о дне смертном. Такое обольщение служит путем всякому злу. Кто любит ходить путем сим, тот придет в таинницы смерти. Этот путь, о котором сказал Господь: пространный и широкий путь вводяй в пагубу (Мф. 7:13). Вот, слышал ты, брат мой, для чего враг иногда доставляет удобства жизни, а иногда наводит скорби. Склонным к чему выведает в человеке его расположение, против того и ополчается, чтобы противоборствовать своими неправдами.

    Потому, брат мой, со всей осторожностью будь трезвенен и старайся всегда прилежно заниматься чтением, чтобы научило оно тебя, как должно, избегать сетей вражиих и достигнуть вечной жизни. Чтение Божественных Писаний приводит в собранность блуждающий ум и дарует ведение о Боге, ибо написано: Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог (Пс. 45:11). Слышишь, брат мой, что с чистым сердцем упражняющийся в чтении Божественных Писаний приобретает ведение Бога. Поэтому, брат, не будь нерадивым о душе своей, но упражняйся в чтении и молитвах, чтобы просветился твой ум, чтобы стать тебе совершенным и всецелым, ни в чемже лишены (Иак. 1:4). Иные хвалятся беседой с вельможами, князьями и царями, а ты хвались перед Ангелами Божиими тем, что в Святых Писаниях беседуешь со Святым Духом, ибо через них глаголет Дух Святой.

    Итак, старайся читать Божественные Писания и постоянно пребывать в молитвах. Ибо всякий раз, когда их посредством беседуешь ты с Богом, освящаются у тебя тело и душа. Зная это, старайся чаще упражняться в Писаниях. Если руки непраздны, молись умом. Так молилась и блаженная Анна, матерь пророка Самуила, и токмо устне её двизастеся (1 Цар. 1:13). Но молитва её вошла во уши Господа Саваофа, и дано ей было прошение ея (1 Цар. 1:27). Поэтому, брат мой, хотя и непраздны у тебя руки, молись умом. Если же не умеешь читать, не отходи оттуда, где можно слушать и получать пользу, ибо написано: Аще узриши мужа разумна, утренюй к нему, и степени дверей его да трет нога твоя (Сир. 6:36). Так полезно, брат мой, (делать) не только для не умеющих читать, но и для умеющих, потому что многие читают, но не знают, что читают.

    Итак, монах, смотри, не вознеради о своем даровании, данном тебе по дару Христову. Но заботься и доискивайся, как можно благоугодить Богу, чтобы сподобиться блаженства святых. Ибо написано: Блажени испытающии свидения Его, всем сердцем взыщут Его (Пс. 118:2). Смотри, чтобы, когда хочешь читать, не прерывал тебя враг, наводя на тебя уныние и ввергая в рассеянность, и говоря: «Сделай сперва такое-то дело, так как оно невелико, а потом со спокойным духом будешь читать». Когда враг внушает это и придает усердие к рукоделию, значит он наводит на эти мысли, чтобы отвлечь тебя от чтения. Но когда видит, что брат читает прилежно и извлекает из сего пользу, — нападает на него, стараясь воспрепятствовать другими предлогами. Итак, не верь ему, но будь как олень, жаждущий и желающий прийти к источникам водным, то есть к Божественным Писаниям, чтобы пить из них и утолить жажду свою, палящую тебя страстями.

    Но испивай из них, скажу так, и пользу, чтобы, когда Господь дарует тебе прочесть и узнать какое слово из Писаний, не проходило оно мимо, но поучался ты умом своим, запечатлел его в сердце своем и неизгладимым хранил его в памяти. Написано: Во оправданних Твоих поучуся (Пс. 118:16). И ещё говорится: В сердце моем скрых словеса Твоя, яко да не согрешу Тебе (Пс. 118:11). И ещё: В чесом исправит юнейший путь свой? Внегда сохранити словеса Твоя (Пс. 118:9). Видишь брат, как памятованием словес Его исправляет человек путь свой?

    Кто помнит Слово Божие и не исправляется? — разве человек неискусный и жалкий. Но таковой вовсе ничего не помнит. Напротив, забывает и то, что представляет себя памятующим. Такому человеку говорит Бог: вскую ты поведаеши оправдания Моя и восприемлеши завет Мой усты твоими (Пс. 49:16)? Потому повелевает отнять у него и то, что, как сам думает, имеет тот у себя. Таковой думает о себе, что имеет веру, потому что именует себя христианином, но делами отрицается этого, и он хуже неверного. Потому Бог повелевает отъять у него Духа Святого, Которого приял он в день избавления и, как думает, имеет в себе. И такой человек делается подобным глиняному сосуду с вином, давшему трещину и через нее утратившему вино. Всякий, кто видит его и не знает случившегося, думает, что он полон; но когда дойдет до него дело, всем сделается явно, что он был пуст. Так и человек этот по исследовании в день Суда окажется пустым. И тогда всем будет явно, каков он. Такие люди будут говорить Царю в день тот: Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом… и Твоим именем силы многи сотворихом (Мф. 7:22). И скажет им Царь в ответ: аминь, глаголю вам, не вем вас.

    Видишь ли, брат, что таковой человек вовсе ничего не имеет? Потому памятуй слова, которые слышишь, и исправляй путь свой. Смотри, не попускай птицам небесным слетаться и поедать семя Сына Божия. Ибо Сам Он сказал: семя есть Слово Божие, которое вы слышали (Лк. 8:11). Сокрой семя в недрах земли, то есть Слово внутри сердца твоего, чтобы мог ты со страхом принести плод Господу. Когда же читаешь, читай с усердием и прилежно, с великим вниманием останавливайся на каждом стихе, и не листы только переворачивать старайся, но, если нужно, не поленись и дважды, и трижды, и несколько раз прочесть стих, чтобы уразуметь силу его.

    А когда садишься читать или слушать читающего, помолись прежде Богу, говоря: «Господи Иисусе Христе! Отверзи уши и очи сердца моего, чтобы услышать мне словеса Твои и уразуметь их, и исполнить волю Твою, ибо пришлец аз есмь на земли, не скрый от мене заповеди Твоя, но открый очи мои, и уразумею чудеса от закона Твоего (Пс. 118:19, 18). На Тебя уповаю, Боже мой, чтобы просветил Ты сердце мое».

    Да, брат мой, умоляю тебя, всегда так моли Бога, чтобы просветил ум твой и открыл тебе силу слов Своих. Многие, понадеявшись на разумение своё, подверглись заблуждению, глаголющеся быти мудри, объюродеша (Рим. 1:22); не уразумев написанного, впадали в хулы и погибали. Поэтому, если во время чтения встретишь неудобопонятное слово, смотри, чтобы лукавый не научил тебя сказать самому себе: «Не так это сказано, ибо можно ли так сказать?» — или выговорить что-либо подобное. Напротив того, если веруешь в Бога, веруй и словам Его, и скажи лукавому: «Иди за мною (от меня), сатана. Знаю, что словеса Божии, словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею (Пс. 11:7), ничтоже в них стропотно, ниже развращенно. Вся добра разумевающым и права обретающым разум (Притч. 8:8), — я же немыслен и не разумею. Знаю, что они написаны духовно, ибо апостол говорит, что закон духовен есть (Рим. 7:14)». Или воззри на небо и скажи так: «Верую, Господи, слову Твоему, не прекословлю, но несомненно верю словам Святого Духа. Ты, Господи, спаси меня, чтобы обрести мне благодать пред Тобой. А я, Благоутробный, не ищу ничего иного, кроме одного спасения, чтобы сподобиться мне милости Твоей».

    Приобрети же, брат, и безмолвие, как крепкую стену, потому что безмолвие поставит тебя выше страстей. Ты будешь вести брань сверху, а он — снизу. Итак, приобрети безмолвие в страхе Божием, и все стрелы вражий не сделают тебе вреда. Безмолвие, сопряженное со страхом Божиим, есть огненная колесница, которая приобретших его возносит на небеса. В том да убедит тебя пророк Илия, возлюбивший безмолвие и страх Божий и взятый на небо.

    О, безмолвие — лествица к небесам! О, безмолвие — матерь сокрушения! О, безмолвие — зерцало грехов, показывающее человеку прегрешения его! О, безмолвие, не удерживающее слез! О, безмолвие, порождающее кротость! О, безмолвие, сожительствующее с смиренномудрием! О, безмолвие, сопряженное со страхом Божиим и ведущее ум к свету! О, безмолвие, назирающее за помыслами и содействующее рассудительности! О, безмолвие, порождающее всякое благо, — утверждение поста, преграда чревоугодию! О, безмолвие — упражнение в молитве и чтении! О, безмолвие — тишина помыслов и необуреваемая пристань! О, безмолвие, освобождающее душу от забот! О, безмолвие — благое иго и легкое бремя, упокоевающее и носящее носящих тебя! О, безмолвие — истребительница дерзости и враг бесстыдства! О, безмолвие — матерь благоговения! О, безмолвие — узилище страстей! О, безмолвие — увеселение души и сердца! О, безмолвие — узда для очей, слуха и языка! О, безмолвие, споспешествующее всякой добродетели! О, безмолвие — вина (источник) нестяжательности! О, безмолвие — плодоносное село Христово, приносящее добрые плоды! О, безмолвие — стена и оплот вознамерившихся подвизаться для Небесного Царства!

    Да, брат, приобрети себе эту благую часть, которую избрала Мария, потому что Мария, сев при ногах Господа и прилепившись к Нему, Единому, стала образцом безмолвия. За то и похвалил её Господь, сказав: Мария же благую часть избра, яже не отымется от нея (Лк. 10:42). Видишь, брат, каково безмолвие! Сам Господь хвалит приобретшего оное. Приобрети безмолвие и насладися Господеви (Пс. 36:4), присев у ног Его и прилепившись к Нему, Единому, так что тебе можно будет сказать с дерзновением: Прилепе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя (Пс. 62:9), ибо яко от тука и масти исполнися душа моя (Пс. 62:6).

    Да, брат мой, приобрети безмолвие, которое сладостнее меда. Лучше кусок хлеба с солью в безмолвии и на свободе от забот, чем предложение многих снедей при развлечениях и заботах. Слушай Того, Кто говорит: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11:28). Упокоить тебя хочет Господь от забот, от раздражения, от развлечений и от скорбей века сего; хочет, чтобы свободен ты был от плинфоделания египетского, хочет вести тебя в пустыню, то есть в безмолвие. Он просветит пути твои столпом облачным и напитает манной (разумею же хлеб безмолвия и свободу от забот), — чтобы наследовать тебе землю благу, то есть горний Иерусалим. Да, брат, его возлюби, его приобрети, чтобы на пути свидений (обретения откровений) Божиих изобиловать тебе всяким богатством. Да, брат, приобрети безмолвие вместе со страхом Божиим, и Бог мира будет с тобой.

    Итак, братия мои духовные и возлюбленные Господом, умоляю вас приложить старание, ежедневно приводить себе на память это, то есть веру, любовь, надежду, смиренномудрие, всегда запечатлевать себя молитвами к Богу, поучением в Божественных Писаниях, безмолвием и прочими добродетелями. Ибо все это, когда оно есть и изобилует в нас, оставляет нас не праздными и не бесплодными в познании Господа нашего Иисуса Христа. Монах, который не стяжал сего, но не радеет о своем спасении, есть смежающий очи слепец, предающий забвению давние свои грехи. Ему случися… истинная притча: пес возращся на свою блевотину, и: свиния омывшися, в кал тинный (2 Пет. 2:22). Аще бо отбегше, сказано, скверн тинных, то есть мира познанием Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, сими же паки сплетшеся побеждаемы бывают, быша им последняя горша первых. Лучше бо бе им не познати пути правды, нежели познавшым возвратитися вспять (2 Пет. 2:20–21). Итак, возлюбленные верные рабы и избранные воины — монахи, во всеоружие сердцем своим восприимем все сказанное выше, ежедневно непреложно приводя себе то на память, чтобы прийти нам в состояние подвизаться подвигом добрым и попрать всю силу вражию, чтобы избавиться от гнева, грядущего на сынов противления, и найти милость и благодать в день Суда пред лицом Праведного Судии, воздающего каждому по делам его. Ему подобает всякая слава со Отцом и Святым Духом, ныне и всегда и во веки веков! Аминь.


    Вопросы и ответы

    Вопрос: Как хулится Бог? Чего требует Тот, Кому принадлежит всякая честь и держава? Кто есть податель всякой святыни?

    Ответ: Бог говорит чрез пророка: горе, вас ради имя Мое хулится во языцех (Ис. 52:5). Итак, угроза эта идет (относится) и к тем, которые бесчестят образ Божий. По образу и по подобию Божию создал нас Бог; всякий христианин обязан соблюдать себя, и хранить, и чтить в себе образ Божий, и святить делами добрыми, чтобы мог он сказать: «Да святится во мне имя Твое, Господи! Да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех» (Мф. 5:16). Видите, как Бог прославляется добрыми делами? Но как Он прославляется добрыми делами, так, наоборот, деяниями лукавыми хулится и бесчестится. Неверные и язычники, смотря на христиан и видя, что и они, подобно язычникам и неверным, проводят время в объедении и пьянстве, играя и скача с гуслями и тимпанами, и свирелями, и ликами, рассуждают тогда, что это — несмысленные христиане, преступающие закон и заповеди Христовы, а в хулу христианству говорят: «Что предал и заповедал им Христос, то они и сохраняют, ибо не могут преступить слова и заповеди своего Учителя». То есть думают, что таково именно и есть учение и таинство Христово. Таким образом через это и хулится имя Божие из-за нас. И на нас уже исполняется написанное: горе, вас ради имя Мое хулится во языцех. Но мы, братия мои, предоставив то желающим, будем добрыми делами святить имя Божие. Богу подобает всякая слава во веки веков! Аминь.

    Вопрос: Что значит сказанное апостолом: преступлением закона Бога безчествовуеши (Рим. 2:23)?

    Ответ: Если взявший и читающий царское писание принял его со всей внимательностью, с честью, страхом и усердием и чествует его, и лобзает, словом сказать, делает, что ему предписано, — то тем воздается честь царю. А если отринет и уничижит он то писание, оскорбит и обесчестит принесшего его, то оскорбление делается самому царю. Так и преступающие предписания Великого Царя, то есть пречистое Евангелие Его, — преступлением своим бесчестят давшего заповедь Христа. Так должно разуметь об иудеях. Приняв Писания, начертанные перстом Божиим, приносивших их они оскорбляли, били, побивали камнями и умерщвляли, таким образом преступив закон Божий, который говорит: неповинна и праведна да неубиеши (Исх. 23:7). Самого Начальника жизни, Святого и Праведного, оскорбили и заушили, оплевали святое всепречистое и страшное лицо Его, Которого трепещут небо, земля и море, и все наполняющее их (почему и сказал им Спаситель: Аз… чту Отца Моего, и вы не чтете Мене (Ин. 8:49)), и, наконец, убили Его. Слышали, как преступлением закона бесчествуется Бог?

    Так, дети, и именующиеся христианами, но живущие небрежно, преступлением Евангелия бесчестят Бога, делая то, что противно Владычней Тайне и заповеди Спасителя нашего Иисуса Христа, почитая их совсем не заслуживающими внимания, отвращают слух свой от истины, обращаются же к басням, как предвозвестил апостол, что придет время, егда здраваго учения не послушают (2 Тим. 4:3). И вот видим, что слово стало делом. Ибо кто слушается Божественных Писаний? Кто внемлет Христовым заповедям? Кто мудр и хранит сие? Кто докажет, что не преступники мы закона? Многие мудры по плоти; многие благородны; многие сведущи: и книжники, и законники, и цари и князи, и богатые и убогие, и рабы и свободные, и учители и монашествующие, и девственники, и живущие в девстве без обета. Кто из них может подтвердить или доказать, что христианину должно играть на гуслях, или плясать, или скакать, или свирять, или шуметь, или гадать, или делать и носить так называемые хранилища (сумы для пожертвований), или вопрошать бесов, или упиваться и тому подобное? Кто докажет, что свойственно это христианам? Какое Евангелие, какая книга апостольская, какой пророк? Вот, до пределов вселенной читается в Церкви Божественное Писание, закон, пророки, апостолы и Владыка всяческих, но нигде не найдешь, чтобы христиане прилично (добросовестно) делали это. Напротив, каждый заблудился и уклонился в пути своем, и стал преступником закона, и бесчествует Бога преступлением закона и предписанного законом, пророками и апостолами. Вот, слышали вы, как бесчествуется Бог. Итак, христианин, перестань преступать закон и бесчествовать Бога. Перестань, наконец, подражать язычникам, чтобы, отойдя туда (в мир иной), не встретить тебе великой нужды, тесноты и бесчестия. Хочешь ли слышать, как Владыка повелел христианам «ликовать» и «скакать»? Слушай: Блажени плачущии… блажени алчущии и жаждущии (Мф. 5:4, 6). Это — первый праздник у христианина. И ещё: Подвизайтеся внити сквозе тесная врата (Лк. 13:24); и ещё: аминь глаголю вам, яко восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется: вы же печални будете (Ин. 16:20). И ещё говорит: не возноситеся. Всех бо сих языцы мира сего ищут (Лк. 19:29–30). Итак, не уподобляйтесь им.

    Хочешь ли слышать о «возлежаниях» и «скаканиях» пророка Давида? Слушай, что говорит: плача и сетуя хождах (Пс. 34:14); покрых постом душу мою… и положих одеяние мое вретище (Пс. 68:11–12); быша слезы моя мне хлеб день и нощь (Пс. 41:4); пепел, яко хлеб ядях, и питие мое с плачем растворях (Пс. 101:10). И ещё говорит: измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6:7). И ещё: Очи мои выну ко Господу (Пс. 24:15); и ещё: От всякаго пути лукава возбраних ногам моим (Пс. 118:101). Слышал ты, как «ликовал» Давид? Так ликуй и ты, христианин.

    Хочешь ли слышать о «празднествах», «отдыхе», «забаве» и «скакаяних» блаженного Павла? Послушаем, братия, что советует блаженный Павел. Послушайте, как убеждает и умоляет, говоря: Подражатели мне бывайте, братия (1 Кор. 11:1). Что же такое сделал Павел, в чем и мы должны подражать ему, чтобы сподобиться одной с ним части? Ибо многие, слышу, говорят: «Слушаюсь апостола, и как он научил, так и делаю». Смотри, что говоришь, — не лги, не изменяй своего слова! Если устоишь в истине, то будешь блажен и в нынешнем, и в будущем веке. Но подозреваю и боюсь, чтобы тебе не оказаться лжецом: яко умалишася истины от сынов человеческих (Пс. 11:2). — Вси уклонишася (Пс. 13:3). Однако же блаженный Павел убеждает, говоря: Подражатели мне бывайте. Подражай Павлу, христианин. Кто говорит: «Принимаю и делаю все, что сказано апостолом», — кто хочет стать подражателем Павловым, тот не ликует, не веселится, не забавляется на земле. Подражатели мне бывайте, братия. Ужели ликовал Павел? Играл ли на гуслях? Пел ли бесовские песни? Да не будет сего!

    Откуда же заняли (где же нашли) ликования утверждающие о себе, что соблюдают они учение апостола? Кто научил этому христиан? Не учили этому ни Павел, ни Петр, ни Иоанн, ни кто другой из богоносных. Но научил же древний змий, враг истинных христиан, учитель всякой нечистоты. Научивший любодействовать — научил и плясать, научивший служить идолам — научил и играть. Потому апостол играющих назвал идолослужителями, говоря: Ни идолослужители бывайте, якоже нецыи от них, якоже есть писано: седоша людие ясти и пити, и восташа играти (1 Кор. 10:7). Слушайте, играющие, лучше же сказать, — служащие игралищем! Апостол поставил вас в один ряд с идолослужителями! Устыдитесь, наконец, и перестаньте предаваться этому языческому и безбожному беснованию. Не учил этому Павел, не учила и матерь наша, Церковь. И вы, которые хотите быть подражателями святых апостолов, оставьте это идолослужение. Не обманывайтесь, братия, не дело это учеников Христовых, не дело христиан, не дело людей богочестивых, не дело желающих спастись и наследовать жизнь вечную. Напротив, все это делают язычники, у которых нет никакой надежды на спасение, делают те, которые не имеют у себя пред очами будущей жизни и страха Божия. Взывает Павел: Ни идолослужители бывайте, якоже нецыи от них. Кто же это? Очевидно, иудеи. Как же стали они идолослужителями, скажи нам, Павел? Седоша людие ясти и пити, и восташа играти. Довольно ли этого или присовокупить и иное нечто? Но и этого довольно для желающих слышать. Подражатели Павловы поверят Павлу; подражатели Христовы, без сомнения, послушают Его, как говорит Богослов: мы от Бога есмы; иже знает Бога, послушает нас, а иже несть от Бога, не послушает нас (1 Ин. 4:6).

    Приступите, наконец, подражатели Павловы и подражатели Христовы, послушаем, что взывает Павел. Умоляет он, говоря: подражатели мне бывайте, братие, якоже и аз Христу. Скажи же, блаженный Павел, каким образом может кто-либо стать твоим подражателем? Предложи на среду (для нас) святое свое учение, поведай нам свои деяния, опиши свою «забаву», свой отдых, свои сказания (проповедь), чтобы нам слышать и подражать тебе, ибо все знаем, что ты блажен и будешь царствовать со Христом бесконечные веки. Скажи нам, как подвизался ты и сподобился оной славы? Скажи нам, Павел, чтобы и мы стали подражать тебе, и сподобились с тобой вечных благ. Если ты ликовал, — и мы будем ликовать; если ты плакал, — и мы станем плакать; если ты постился, — и мы будем поститься. Скажи, что делал ты по вере, — и будем все это делать. Скажи нам, Павел, как должно жительствовать христианину, чтобы неслушающие тебя постыдились, а верующие сказанному тобой утвердились. Павел отвечает и говорит: послушествую о Господе, ктому не ходити вам, якоже и прочии языцы ходят в суете ума их, помрачены смыслом, суще отчуждени от жизни Божия (Еф. 4:17–18). Отложше лжу, глаголите истину… солнце да не зайдет в гневе вашем. Ниже дадите место диаволу. Крадый, ктому да не крадет… Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших (Еф. 4:25–29). Где же поющие бесовские песни и утверждающие о себе, что они подражают Павлу? Послушайте взывающего Павла: Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших: но точию еже есть благо к созданию… Всяка горесть, и гнев, и ярость, и кличь, и хула, да возмется от вас, со всякою злобою (Еф. 4:29, 31). Сказав важнейшее: Подражатели мне бывайте, — скажи и другое: Бывайте убо… якоже чада Божия возлюбленная (Еф. 5:1). Слышите и трепещите желающие быть христианами, и оставьте языческие дела, — бывайте убо подражатели Богу. Еще взывает Павел: Блуд же и всяка нечистота и лихоимство ниже да именуется в вас… И сквернословие, и буесловие, или кощуну (Еф. 5:3–4). И не упивайтеся вином, в немже есть блуд (Еф. 5:18). Подражатели мне бывайте. Вразумляйте безчинныя, утешайте малодушныя, заступайте немощныя, долготерпите ко всем (1 Фес. 5:14). Подражатели мне бывайте. Блюдите, да никтоже зло за зло воздаст: но всегда доброе гоните (1 Фес. 5:15). Подражатели мне бывайте. Всегда радуйтеся. Непрестанно молитеся (1 Фес. 5:16). Отвергнемся нечестия и мирских похотей (Тит. 2:12). Подражатели мне бывайте, братия. Страннолюбия держащеся (Рим. 12:13). Братолюбием друг ко другу любезни… Упованием радующеся, скорби терпяще, в молитве пребывающе (Рим. 12:10, 12). Подражатели бывайте мне — образцу. Подражатели бывайте блаженному Павлу, чтобы и вам царствовать со Христом бесконечные веки.

    Где утверждающие о себе: «Мы делаем все, что ни говорит Павел»? И кто (тогда будет) блаженнее тебя, если устоишь во истине, брат? Но смотри, не окажись лжецом, говоря и не делая, ибо Павел тебя ещё увещевает: Подражатели мне бывайте. Во всем представляюще себе якоже Божия слуги, в терпении мнозе, в скорбех, в бедах, в теснотах, в ранах, в темницах, в трудех… в бдениих… в пощениих… в долготерпении, в благости, в Дусе Святе, в любви нелицемерне, в словеси истины, в силе Божией (2 Кор. 6:4–7). Подражатели мне бывайте, братия. Кто столько мужественен, чтобы подражать Павлу и стать сосудом избрания? Итак, христианин, если хочешь подражать Петру, Павлу и Иоанну, соблюди слова их, охраняй учение их, подражай их подвигам, не люби мира и того, что в мире, не веселись в этом веке, не много спи, не проводи времени в смехе. Подражай Павлу, повторяю ещё и ещё. Изучай, христианин, как Павел «веселился», как он «забавлялся», как он «торжествовал» и «праздновал», и «ликовал» в сем мире.

    Подражай не словом только, но и делом. Скажи нам, святой Павел (ибо не перестану умолять тебя, блаженный), поведай нам, как ты «веселился» и «забавлялся» в мире сем? — Павел отвечает: три лета нощь и день не престаях уча со слезами единаго когождо вас (Деян. 20:31), Вот мое торжество: В трудех множае, в ранах преболе, в темницах излиха, в смертех многащи. От иудей пятькраты четыредесять разве единыя приях. Трищи палицами биен бых, единою каменми наметан бых, трикраты корабль опровержеся со мною: нощь и день в глубине сотворих. В путных шествиях множицею: беды в реках, беды от разбойник, беды от сродник, беды от язык, беды в пустыни …в мори… В труде и подвизе, во бдениих множицею… в зиме и наготе (2 Кор. 11:23–27). Таковы Павловы «скакания» и «шествия». Подражатели мне бывайте, братия, яко же и аз Христу. Сребра или злата или риз ни единого возжелах. Вся сказах вам (Деян. 20:33, 35). Подражатели мне бывайте, а я готов не только быть связанным, но и умереть за имя Господа Иисуса. К намеренному теку, к почести вышняго звания Божия (Флп. 3:14). Тако теку, не яко безвестно: тако подвизаюся, не яко воздух бияй. Но умерщвляю тело мое и порабощаю (Кор. 9:26–27). Всяк же подвизаяйся, от всех воздержится (1 Кор. 9:25). Тако тецыте, братия, да постигните (1 Кор. 9:24). Подражайте святым, и тако тецыте, чтобы с ними принять вам венец и царствовать.

    Итак, удержись, христианин, от дел языческих и эллинских, чтобы преступлением закона не бесчестить тебе Бога и не навести себе самому бесчестия, и не собрать себе гнев в день гнева и откровения праведнаго Суда Божия, в который судит Бог тайная человеком, по благовестию Моему (Рим. 2:5, 16), когда и Ангелы будут предстоять с трепетом, когда понесем наказание не только за дела, но и за слово праздное.

    Приведем себе на мысль, братия, что человек, яко трава дние его, яко цвет сельный, тако оцветет (Пс. 102:15). Одно мгновение времени, — и все прекратилось. Для чего напрасно мятешься, человек? Один припадок горячки прекратит твои играния и скакания, один час разлучит тебя с ликующими, одна ночь — и увянут плоти твои, изнемогут ноги, померкнут очи, умолкнет язык, оскудеет у тебя бесчинный голос, умножатся твои стенания, потекут у тебя слезы, и никто не будет в состоянии помочь тебе, но все, оставив тебя, пойдут каждый по себе, и никто не будет стоять подле тебя, кроме невидимых бесов, которым ты услуживал. Грозный же Ангел, стоя вдали, будет выжидать Владычного мановения, чтобы исхитив жалкую душу твою, отнести её в уготованное ей место, чтобы пожала она посеянное ей там, где возделываются в обилии и избыточествуют плач, и сетование, и рыдание, и воздыхание, и скорбь, и теснота, и скрежет зубов, и горе. Там померкнут очи упивавшихся, там иссохнут руки пляшущих, там будут мучиться и стенать пьющие вино с гуслями и свирелями. Там восплачут и поскрежещут зубами блудники и прелюбодеи, тати, прорицатели, отравители, волхвы, ворожеи, составители чародейных надписей и все, шедшие широким и пространным путем. Горе им! потому что невозможно скакать и ликовать и здесь, и там, как говорит Господь: горе вам смеющимся ныне, яко восплачете (Лк. 6:25), — очевидно же, восплачут там. Невозможно, братия, быть то христианином, то язычником. Ибо никтоже может двема господинома работати (Мф. 6:24).

    Итак, по сказанному выше, нигде не дозволено христианину делать что-либо подобное, потому что Господь наш упразднил все это и, поправ научившего сему диавола, избавил нас из рук его, сказав: Аз есмь Пастырь добрый (Ин. 10:11). Приидите ко Мне (Мф. 11:28). Аз есмь путь (Ин. 14:6). Приидите ко Мне вси (Мф. 11:28). Аз есмь истина. Приидите ко Мне. Аз есмь живот: Приидите ко Мне вси. Аз есмь свет миру (Ин. 8:12). Приидите ко Мне вси; отрекитесь от сатаны, отвергните его учения. Приидите ко Мне вси. Совлекшеся ветхого человека с деянми его. И облекшеся в новаго (Кол. 3:9–10). Приидите ко мне вси. Древняя мимоидоша, се быша вся нова (2 Кор. 5:17). Закон Моисеом дан бысть: благодать же и истина Иисус Христом бысть (Ин. 1:17). Все, иже законом оправдаетеся: от благодати отпадаете (Гал. 5:4). Приидите ко Мне вси. Ибо грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6:37).

    О, безмерная благость Божия! Всех она призывает! Всем хочет спастись! Слава Божию человеколюбию! Итак, братия, не законом уже оправдывайтесь, потому что прешла сень (черта) законная. Которые под законом, те под клятвой, а нас искупил от клятвы законной Христос, Спаситель наш. Не законом уже оправдывайтесь. Не будем увенчивать преддверий, не будем составлять ликов, воспевая бесовские песни, не будем обольщаться свирелями и гуслями. Не законом будем уже оправдываться, чтобы не отпасть от благодати, чтобы не быть под клятвой. Христос искупил нас от клятвы законной. Ему слава во веки! Аминь.

    Вопрос: Почему о еретиках написано: не ненавидящыя ли Тя Господи возненавидех (Пс. 138:21). В другом месте сказано: ненавидьте их, как врагов Божиих. И опять в другом месте говорится: Да не возненавидиши брата твоего (Лев. 19:17)?

    Ответ: Еретиков, как хульников и врагов Божиих, Писание называет не человеками, но псами, волками, свиньями и антихристами, как говорит Господь: Не дадите святая псом (Мф. 7:6). И Иоанн говорит: ныне антихристы мнози быша (1 Ин. 2:18). И их-то не надлежит любить и питать, ни молиться, ни есть вместе с ними, ни принимать их в дом к себе, ни приветствовать, чтобы не принять участия в лукавых делах их.

    Вопрос: Какой грех непростителен?

    Ответ: Грех против Духа Святого. Это грех всякого еретика, потому что еретики хулили и хулят Духа Святого. Им не будет отпущения ни в сей век, ни в будущий, по слову Господню (Мф. 12:32), ибо воспротивились Самому Богу, от Которого избавление. И кто поможет им?

    Вопрос: Какой грех, кроме ереси, наиболее тяжек?

    Ответ: Как выше всех добродетелей любовь, так и тяжелее всех грехов — ненавидеть брата; ибо ненавидяй брата своего, человекоубийца есть, как сказал апостол (1 Ин. 3:15). Кто ненавидит брата своего, тот ненавидит Самого Бога. Ненавидяй брата своего, во тме есть, и во тме ходит, и не весть, камо идет, яко тма ослепи очи его (1 Ин. 2:11). Вот сколь многих зол причиной является ненависть. А любовь покрывает множество грехов (1 Пет. 4:8). Зависть неудобоисцельна, да и вовсе неисцелима. Всякий нераскаянный грех есть грех к смерти; сверх того, мужеложники, чародеи, отравители, провещатели и всякий, кто удерживает плату наемника, и кто ненавидит брата своего, — тяжко осуждается наравне с убийцами.


    О памятовании смерти, о добродетели и о богатстве

    Должен я повиноваться тому, кто говорит: утешайте друг друга, и созидайте (1 Фес. 5:11). Должен не потому, что способен научить и могу сделать это своим усердием. Напротив того, знаю (истину от) сказавшего: Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец щедрот и Бог всякия утехи. Утешаяй нас о всякой скорби нашей, яко возмощи нам утешити сущыя во всякой скорби, утешением, имже утешаемся сами от Бога (2 Кор. 1:3–4). Потому почел нужным написать вам о всем, чему научился из Божественных Писаний, в чем наставлен благоговейными мужами и что постиг собственным опытом, чтобы не походить мне на тех завистливых художников, которые по недоброжелательству многое в искусстве таят от учащихся. Я верю сказавшему: Бог бо есть действуяй в нас, и еже хотети и еже деяти о благоволении (Флп. 2:13).

    Добродетель не сокращается, если многие берутся за нее и многие успевают в ней, как сказал некто из святых. Стяжание добродетели таково, что если бы и все вошли в долю, богатство её не истощилось бы. Оно не походит на земное стяжание, при котором делящие на доли сколько прибавляют к одной части, столько убавляют в другой, и избыточество одного бывает оскудением для другого соучастника. От этого-то у людей, по ненависти к умалению, происходят ссоры за большее. Но кто приобретает себе добродетель, тот приумножением своего стяжания не возбуждает зависти, а кто более восхитит себе добродетели, тот не нанесет никакого ущерба желающему иметь приемлемость (меньшее), но лишь исполняется благого вожделения; богатство же добродетели не истощается предупредившими (вознамерившимися) возобладать им.

    Итак, начнем (повествование) предположенное нами, при содействии нам благодати великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

    Нерадение для трезвящихся бывает причиной многих зол, мало-помалу отвлекая от духовной жизни, охлаждая горячность веры и приучая служить удовольствиям, как господам, ибо не попускает приводить себе на мысль будущие воздаяния по исшествии из этой, жизни. Нерадивый, если и слушает Писания, возвещающие о будущих наказаниях по смерти, то принимает их без всякого чувства, будто наказания назначены кому другому, а сам он не подлежит обвинению.

    Сколь нерадение вредно, столь полезна трезвенность, снабжающая нас всем добрым. У трезвенного всегда на уме памятование о Боге. А где укоренено памятование о Боге, там прекращается всякая деятельность лукавого. Непрестанно же обновляя в нас ненасытимое желание будущих благ, оно делает течение наше сокращенным (укорачивает путь к добродетели).

    Как для телесного подвига нужны и здоровые члены, и острота зрения, так и для духовного — нужна душа очищенная. Тело утруждается и приводится в расслабление чрезмерностью недуга. Но ничто не вредит трезвящейся душе, как не повредили мужественному Иову и треволнение страданий, и то, что под открытым небом сидел он на гноище. Всего крепче благочестие, но всего бедственнее и злосчастнее жизнь, преданная страстям. Чем приятнее временное, тем более увеличивает оно бедствие. Как бережливые, лишившись одной или двух драхм, сетуют, уязвляемые любостяжательностью; и богатолюбец, не получив на свою долю небольшого виноградника и малого участка, годного к возделыванию земли, сокрушается, не перенося потери, — так богатых преследует ещё и скорбь, напоминающая им о разлуке с богатством. Особенно, если кто увидит себя преклонным к старости, то оплакивает себя, как связываемый железными оковами, или заключенный в темницу, не находя никакого средства отвратить старость, хотя и думает отстранить памятование о смерти свирелями и тимпанами, и прочими музыкальными орудиями. Но чем более старается ослабить то памятование, тем ещё усиливает оное, потому что, без всякого сомнения, будет, наконец, лишен всякого веселья. Прекратятся рукоплескания, игры и самый приятный звук свирелей. Скорбь не перестает жечь его внутренность и пожирать утробу. Да и самые трагические зрелища в своих баснях (повествованиях о них) и войны непрестанно твердят о смерти и истреблении. А если бы памятовал он о смерти, то страх ожидания, конечно, изменил бы его нрав и обратил к доброй деятельности. О ком из неверующих и нечестивых скажут, что памятовал он о смерти?

    Да не покажется вам это страшным, потому что со всяким человеком неразлучна мысль о смерти. Но неверующие худо ей пользуются, сетуя только о разлуке с приятностями жизни. Верующие же употребляют её в пособие и врачевство от постыдных страстей. Итак, все мы уверены, что верующие и неверующие умрут, но не все веруют, что есть по смерти Суд. Праведные, всегда имея его пред очами, по слову сказавшего: И яко же лежит человеком единою умрети, потом же Суд (Евр. 9:27), — днем и ночью воссылают молитвы и прошения к Богу, чтобы избавиться геенны огненной и прочих мук и сподобиться ликостояния со святыми Ангелами. Но у нечестивых и грешных бывает одно только простое памятование о смерти. О том, что будет по смерти, они не заботятся; сетуют же только об утрате приятностей жизни и о разлуке с ними. А если кому из них придет мысль о смерти, которая беспокоит праведных, то первая скорбь уступит место второй, ибо такой человек не будет единомыслен с рассуждающими: Да ямы и пием, утре бо умрем (1 Кор. 15:32). Он не согласится собирать сокровища на бесполезное и трудиться над бесплодным, или, лучше сказать, готовить себе мучения. Напротив, как мудрого мужа его будет занимать забота о лучшем, или — желание совершеннейшего, заботы о котором избегают нечестивые.

    А у любящих земное вся жизнь проходит в суетной надежде. И чем в большем избытке богатство, тем более увеличивает оно страх смертный, ибо памятование о смерти, живя внутри них, причиняет скорбь в зависимости от чувствительности каждого. Но (скорбят они) не к усовершенствованию их целомудрия и благоразумия, правдивости и мужества, не к возбуждению мысли о геенне и о правосудии Божием, — нет, они, не зная, чем помочь себе, плачут о своем богатстве и говорят: «Кто по нашей кончине будет владеть таким имением. Ведь и царям приятно знать, кто после них будет владеть царством! Кто возобладает этим золотом и серебром? Кто после будет пользоваться таким множеством золотых вещей? Кому поступят в наследство тканые золотом и шелковые одежды, разноцветные и дорогие покрывала? Кто будет ездить на златоуздных и избранных конях? Кого при выходах будет сопровождать множество слуг, собранных из разных народов? Кто поселится в башнях и столовых, которые с таким тщанием украсил я мрамором, в которых пол выстлан из разноцветных камней и потолок раззолочен? На кого после этого будут работать хлебники и виночерпии? Кому будут предстоять с услугами евнухи? Кто будет возлежать на среброкованных ложах, украшения для которых вывезены из Индии? Кто будет получать плоды, и отстоенное вино, и начатки садов моих? Кому достанутся ожерелья и золотые поясы? Кто будет владетелем оружейных, колесниц и коней, приобученных к дороге и к военному строю? Кого будут звать своим господином домашние слуги? Кто будет умащаться благовонием мазей? Кому достанутся и псы, и ловчие, и птицы, служащие на охоте? Кому пастухи мои принесут начатки? Кто станет собирать подати?» И когда человек, увлекаемый помыслом в разные стороны, не находит исхода к разрешению, после многих воздыханий возвращается он снова к попечению о доме, не принимая на себя труда уготовить сокровище на небе. Когда же примет конец все для него вожделенное, — и довольство плодов, и обилие доходов, и плодородие скота, и знатный чин, и доблестные подвиги в войне со врагами, — тогда возродившаяся мысль о смерти возмутит сердце. А если члены согбены глубокой старостью и не могут уже служить неприличным и запрещенным удовольствиям, то самая жизнь делается ему противной.

    Если же кто жесток, свиреп и высокомерен, и в избытке покоя и благоденствия почитает себя весьма далеким от мысли о смерти, то через это не становится он вне опасности смертной, — ибо подобен больному, который притворяется здоровым и употребляет в пищу противное его недугу, думая тем преодолеть болезнь. Но от этого страдание не облегчается, потому что болезнь, усилившись в членах, и против его воли уверит, что страдание выше его сил. Как скоро таковой увидит, что кто-нибудь из единоплеменных внезапно похищен смертью от разных припадков, тогда невольно убедится, что и на него придет смертный приговор.

    Если же кто молод или недавно вступил в брак, то и в этом случае пришедшая мысль о смерти (даже) к приятнейшим ощущениям примешает скорби. Как скоро увидит любимое лицо супруги, тотчас непременно придет в него и страх разлуки, а если услышит сладчайший голос, представит, что некогда уже не будет его слышать. И когда мог увеселяться зрением красоты, тогда наиболее начнет трепетать от ожидаемого плача, размышляя, что красота эта утратится, а вместо видимого теперь останутся отвратительные кости, уже не имеющее ни следа, ни напоминания, ни остатка настоящей красоты. И если все это и подобное тому представит в уме, то будет ли жив в веселии? Положится ли (понадеется ли) на настоящее, как на что-то полезное и постоянное? Не явно ли, что потеряет расположение и доверие к жизни, как к сонным обольщениям, смотря на видимое, как на что-то чуждое? Нерадивые и небрежные, будучи омрачены греховным обольщением, при возрастающем числе дней жизни их думают ещё, что далеки они от часа смертного, нимало не заботясь о своем исшествии. Напротив, назначают себе многие годы и продолжительную жизнь. Но они подобны путникам, идущим ночью впотьмах, которые думают, что они далеко от находящейся впереди стремнины и пропасти, пока, упав, не решат своих сомнений действительным опытом.

    Потому, кто чистым душевным оком взирает на обольщения этой жизни и стал выше заботящихся о здешнем, тот, без сомнения, поймет, что ест ли он, пьет ли, спит ли, трудится ли, рассеивает ли себя, — всякий день и час природа приближает его к старости и к концу временной жизни. Потому, презирая все как уметы (неводы), постарается освободиться от пристрастия к жизни, чтобы не иметь никакого общения с тем, что в человеческой жизни есть худого.

    Итак, кто имеет в виду добродетельную жизнь, обогащает себя добродетелью, которой не ограничивается никакой человеческий предел, тот может ли без сокрушения и слез проходить настоящую жизнь? Не преклонится ли своей душой к пресмыкающемуся по земле и попираемому ногами? Станет ли ещё дивиться земному богатству или человеческому могуществу, или чему иному, чего домогаются люди по неразумию? — Кто пристрастен ещё к подобным вещам, тот да будет вне подобного лика (собрания), и не о нем у нас слово. Но кто мудрствует горнее и воспаряет мыслью к Богу, тот, без сомнения, выше подобных вещей и всеми силами стремится во след добродетели, потому что в мире нет ничего досточестнее её. Она делает людей друзьями Божиими. Все золото в глазах её то же, что несколько песчинок, и серебро вменяется ей в прах. От злострадания она не увядает; немощь её не омрачает. Страшная для всех смерть не страшна преуспевшим в добродетели, потому что с дерзновением воскликнут они с апостолом, сказавшим: желание имый разрешитися, и со Христом быти (Флп. 1:23). Ему слава во веки веков! Аминь.


    Слово о воскресении мертвых

    Вопрос: Что значат слова Писания: Ничтоже бо внесохом в мире сей, яве, яко ниже изнести что можем (1 Тим. 6:7)?

    Ответ: Думаю, что этим выражается следующее: Ничтоже бо внесохом в мир сей… ниже изнести что можем, — потому что все принадлежит Создателю, а мы — пресельники и пришлецы (Пс. 38:13). Если есть у кого богатство в руках и достаток, то не полновластный он господин его, а только приставник, ибо получил его от другого, а после него опять оно перейдет в наследство другому, по повелению Создателя. Потому надлежит исповедовать милость Давшего.

    Зная это, мудрые приставники не вознерадеют о деле правды, желая сподобиться оного ублажения. Господь говорит: Блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет тако творяща. Аминь глаголю вам, яко над всем имением своим поставит его (Мф. 24:46–47), — за то, что устроил словеса своя на суде, потому в век не подвижится. А Святой Дух говорит: Благ муж, щедря и дая: устроит словеса своя на суде, яко в веке не подвижится. В память вечную будет праведник. От слуха зла не убоится: готово сердце его уповати на Господа. Утвердися сердце его, не убоится, дондеже воззрит на враги своя. Расточи, даде убогим, правда его пребывает в век века: рог его вознесется в славе. Грешник узрит и прогневается, зубы своими поскрежещет и растает. Желание грешника погибнет (Пс. 111:5–10), Праведник же в память вечную будет и от слуха зла не убоится. Какой это злой слух? Думаю такой: да возмется нечестивый, да не видит славы Господни (Ис. 26:10). Связавше ему руце и нозе… вверзите непотребного раба во тму кромешнюю (Мф. 22:13). Идите от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25:41). Праведник же вместо сего услышит: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25:23). Потому Господь, Податель благ, повелел не иметь пристрастия к житейскому, сказав так: Никтоже может двема господинома работати… Не можете Богу работами и мамоне (Мф. 6:24). Не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкапывают и крадут (Мф. 6:19). Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше (Мф. 6:21). И ещё говорит: Продадите имения ваша и дадите милостыню. Сотворите себе влагалища неветшающа, сокровище неоскудеемо на небесех (Лк. 12:33). И ещё: И Аз вам глаголю: сотворите себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы (Лк. 16:9). Надеющийся на силу свою и о множестве богатства своего хвалящийся (Пс. 48:7), яко человецы умирают, и яко един от князей падают, потому что не сохранили приверженности ко Господу (Пс. 81:7). Терпящие же Его, наследят землю, ибо слово в них и свет, и соль, и сила, по изречению Господа: Вы есте соль земли… и свет мира (Мф. 5:13–14).

    Потому и мир стоит доныне, что имеет в себе сию соль и сие светило. Из рода в род есть служащие Господу, иначе и мир не стоял бы. Аще же, сказано, соль обуяет, чим осолится; ни вочтоже будет ктому, точию да изсыпана будет вон и попираема человеки (Мф. 5:13). Поскольку в Содоме не нашлось таковых людей, кроме единого, то город погиб в одно мгновение. Но пока был ещё с ними праведник, то Всемогущая рука не посылала на них гнева до тех пор, как не взяла из среды их. Потому блаженна страна, блажен город, блаженно поколение, в которых много праведных. Гораздо блаженнее сами праведники, через которых спасается мир, потому что ублажения и похвалы (Господу) соблюдаются праведным.

    Итак, отложив дела, несвойственные праведности, поревнуем житию праведных, чтобы с ними наследовать нам похвалы, став светом, и солью, и градом Великого Царя, да будет Он нашей похвалой, яко в руце Его концы земли (Пс. 92:4). Он, по слову Псалмопевца, дает снег Свой, яко волну, мглу, яко пепел, посыпающаго, метающаго голоть Свой, яко хлебы. Противу лица мраза Его кто постоит? Послет слово Свое, и истает я: дхнет дух Его, и потекут воды (Пс. 147:5–7). Тогда земля, благоухая для зрения, облекается по Божию повелению в свое благолепие и услаждает зрителей, будто она с дорогими камнями позлащенный сосуд; порхающие птицы, услаждаясь ясностью воздуха, выводят стройные звуки; скачут четвероногие по долинам, потому что долины пустынные покрылись злаком, и восхищенные пастухи радуются дарам Господним. Реки после бурного и неумеренного стремления вод, протекая безмолвно, увеселяют наводняемые ими места, и рыбы играют при солнечном сиянии; дерева, лишенные дотоле листьев, одеваются цветами и при обилии плодов стоят, украшенные листьями. Горы, и холмы, и долины, и вся земля, пестрея цветами, возвещают славу Господню, потому что Господь, как невесту, облек землю в убранство. И мы, сыны человеческие, сложив с себя зимнюю угрюмость, веселимся, насладившись благорастворением воздуха и обилием плодов. Так сотворим и мы плоды правды, благоприятное Господу, чтобы иметь нам дерзновение сказать Создателю: возвеселится Господь о делех Своих (Пс. 103:31). Ибо Господь, действительно, веселится о делающих правду.

    Итак, никто да не превозносится суетной мудростью, или силой, или богатством, потому что все посохнет, как трава. Хваляйся, о Господе да хвалится (1 Кор. 1:31). Что выше или досточестнее у людей царской диадемы? И она не век на главе у человека, потому что род за родом переходит с одной главы на другую. Что же есть у царя такого, что не Богом дано? Не Сам ли Господь сотворил небо, и землю, и все, что на них? Не Сам ли создал воду, на которой основал землю? Чем же таким владеет царь, что дано не Господом, Который властвует над телами, и оружием, и сокровищами? Но скажи, Кто же сотворил все, Кто размножает живых тварей через чадородие, обилие потребного, которым пользуются, и умение изготовлять оружие? Не Сам ли Господь, животворящий все? Кто рудокопам в рудокопнях запасает руды? Не Сам ли Господь? Кто взором приводит в колебание землю, как лист или прут, плавающий на воде? Не Сам ли Господь? И как ни легко все в очах Его, однако ж от колебания земли смутятся и возболезнуют обитающие на ней. Если же и все у нас есть, — и золото, и серебро, и одежда, и слуги, и служанки, и стада волов, овец, коней и верблюдов, но не велит Он воссиять солнцу, — все вменится ни во что. Мудрый объюродеет, сильный изнеможет, богатый обнищает.

    Итак, справедливо будет признаться, что никто ничего не имеет у себя, но все принадлежит Создателю. Мы же знаем немощь свою. И как сами, смотря на остов или череп прежде усопших, воздыхаем, так и те, кто будут после нас, увидев наши кости, примут печальный вид, — ибо все мы, сыны человеческие, составлены из той же персти.

    Братия, возлюбленные Господом, смирим души свои под крепкую руку Божию, чтобы возвысил нас Бог во время посещения. Возненавидим тщеславие и высокомерие, которое неразумно; будем бегать гордыни, потому что Бог ей противится. Возлюбим смирение, чтобы, когда соделаемся кроткими, Господь научил нас путям Своим. Сколь многие властвовали во вселенной от сложения мира, — и все почивают под грудой земли, и никакого нет различия между костями царя и пленника, владетеля златоуздой колесницы и ходившего на собственных своих ногах, питавшегося роскошно и жившего в нищете, благообразного и безобразного, истребителя и истребленного. Но все спят под грудой земли, пока не вострубит святая труба, которая пробудит мертвецов от начала века, да приимет кийждо, яже с телом содела или блага, или зла (2 Кор. 5:10). Великое чудо, братия, видеть вдруг гробы, отверстые по гласу трубы, пробужденных мертвецов и всех, почивших от Адама до оного часа, восстающих вместе в одно неуловимое мгновение ока; видеть Ангелов, которые носятся с громогласной трубой и собирают праведников от четырех ветр, от конец небес до конец их (Мф. 24:31). Оный глас оживотворит всех: от первого до последнего, и никто из людей не останется не оживотворенным, но одни воскреснут в воскрешение живота, а другие — в воскрешение Суда (Ин. 5:29).

    Слыша же о воскресении мертвых, не усомнимся в этом, христолюбивые братия. Все возможно Богу, и ничего нет для Него невозможного. Вверженных в огненную пещь и как в гробе сокрытых, в пламени сохранил Он невредимыми; не только волос их не опалился, но даже не осталось на них вони с таким усилием возгнетенного пламени. Так и мертвые восстанут нетленными, и не только волос не потерпит утраты, но не окажется в них и вони тления после столь продолжительного времени от их успения. Все возможно Богу, и ничего нет для Него невозможного. Послушай же, что говорит и пророк Иезекииль: И бысть на мне рука Господня, и изведе мя в Дусе Господни, и постави мя среде поля, се же бяше полно костей человеческих, и обведе мя окрест их около, и се многи зело на лицы поля, и се сухи зело. И рече ко мне: сыне человечь… прорцы на кости сия, и речеши им: кости сухия, слышите слово Господне. Се глаголет Адонаи Господь костем сим: се, Аз введу в вас дух животен и дам на вас жилы, и возведу на вас плоть, и простру по вам кожу, и дам Дух Мой в вас, и оживете, и увесте, яко Аз есмь Господь. И прорекох, якоже заповеда ми Господь, и бысть глас внегда ми пророчествовати, и се трус, и совокупляхуся кости, кость… к составу своему. И видех, и се быша им жилы, и плоть растяше… и протяжеся им кожа верху, духа же не бяше в них. И рече ко мне: прорцыо дусе, прорцы, сыне человечь, и рцы духови, сия глаголет Адонаи Господь: от четырех ветров прииди душе, и вдуни на мертвыя сия, и да оживут. И прорекох, яко же повеле ми, и вниде в ня дух жизни, и ожиша: и сташа на ногах своих, собор мног зело. И рече Господь ко мне, глаголя: сын человечь, сия кости весь дом Израилев есть, тии бо глаголют, сухи быша кости наша, погибе надежда наша, убиени бехом. Того ради прорцы и рцы к ним, сия глаголет Адонаи Господь: се Аз отверзу гробы ваша, и изведу вас от гроб ваших… и введу вас в землю Израилеву. И увесте, яко Аз есмь Господь, внегда отверсты Мне гробы вашя, еже возвести ми вас от гробов ваших, людие мои: и дам Дух Мой в вас, и живи будете. И поставлю вы на земли вашей, и увесте, яко Аз Господь: глаголах, и сотворю, глаголет Адонаи Господь (Иез. 37:1–14).

    Вот почему Господь наш и Бог Иисус Христос, когда пришел на землю, изрек Божественными устами: Аминь, аминь, глаголю вам, яко грядет час, и ныне есть, егда мертвии услышат глас Сына Божия, и услышавше оживут (Ин. 5:25). И ещё: Не дивитеся сему: яко грядет час, в оньже вси сущии во гробех услышат глас Сына Божия. И изыдут, сотвориши благая, в воскрешение живота, а сотворшии злая, в воскрешение Суда (Ин. 5:28–29). Ибо написано: Вонми небо, и возглаголю, и да слышит земля глаголы уст Моих. Да чается яко дождь вещание Мое, и да снидут яко роса глаголи Мои (Втор. 32:1–2). Это роса, восставляющая и оживотворяющая мертвых. И другой пророк взывает, говоря: Воскреснут мертвии, и восстанут иже во гробех, и возрадуются, иже на земли: роса бо, яже от Тебе, исцеление им есть (Ис. 26:19). Ибо все возможно Богу, и ничего нет для Него невозможного. Люди ли, земля ли, широта ли морей, бездны ли или иная какая тварь, — все в руке Его, и все, — как ничто. Да убедит тебя в этом пророк, который говорит: Кто измери горстию воду и небо пядию и всю землю горстию; кто постави горы в мериле, и холмы в весе? (Пс. 40:12) И ещё говорит: вси языцы, аки капля от кади, и яко претяжение веса вменишася, и аки плюновение вменятся. Дубрава же Ливанова не доволна на сожжение, и вся четвероногая не доволна на всесожжение. И вси языцы яко ничтоже суть, и в ничтоже вменишася (Ис. 40:15–17). Аввакум же говорит: Господи, слышах слух Твой и убояхся; Господи, разумех дела Твое, и ужасохся (Авв. 3:1–2), — ибо написано: Вскоре, во мгновении ока, в последней трубе: вострубит бо, и мертвии восстанут нетлении, и мы изменимся. Подобает бо тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие. Егда же тленное сие облечется в …безсмертие, тогда будет слово написанное: пожерта бысть смерть победою. Где ты, смерте, жало? Где ти, аде, победа (1 Кор. 15:52–56)?

    Да не плачет бедный, и не надмевается богатый; да не бесчестится немощный, и не превозносится сильный; да не тревожится раб, и не хвалится господин. Все мы из земли, и в персти разрешится (распадется в прах) наше тело до того времени, как придет Господь, оживотворяющий тела наши. Да восхвалятся праведные и да веселятся о Господе; блаженны все, которые окажутся тогда достойными оного благословенного гласа: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25:34).

    Итак, потерпите делающие правду и подъемлющие труды за истину Божию. Труды временной жизни приобретут (дадут) вам великое дерзновение в жизни будущей; нужды настоящей жизни будут для вас в упокоение, возвышение и похвалу в жизни будущей, и нынешний плач обратится для вас в утешение и покой. Ибо написано: блажени вси пребывающии в Нем. Зане людие святии в Сионе вселятся (Ис. 30:18–19). Тогда снова исполнится написанное: Се работающии Ми возрадуются, вы же посрамитеся: се работающии Ми возвеселятся в веселии сердца, вы же возопиете в болезни сердца вашего, и от сокрушения духа восплачетеся. Оставите бо имя ваше в насыщение избранным Моим, вас же избиет Господь, работающым же Мне наречется имя новое, еже благословится на земли (Ис. 65:14–16). И ещё говорит: забудут бо печаль свою первую, и не взыдет им на сердце. Будет бо небо ново, и земля нова, и не помянут прежних, ниже взыдут на сердце их. Но радость и веселие обрящут на ней (Ис. 65:16–18).

    Я, грешный, размышляю сам в себе, какие блага уготованы праведным, и какой гнев ожидает грешных, а сам о себе небрегу. Поскольку не сознаю в себе доброго дела, такой глас воссылаю к Благому Богу и Искупителю: «Боже, милостив будь ко мне, грешному! Оный мытарь был выше моей худости. Стоя на ногах, смотря долу и бия себя в перси, умолял Тебя. Я, который превосхожу его грехопадениями, пав лицом на землю и ударяя челом в пол, взываю к Милосердому, Пречистому и Страшному: Боже, милостив буди ко мне, грешному и недостойному! Да не будет мне во осуждение, что недостойным языком своим и нечистыми устами своими дерзаю произносить святое и препетое во веки имя Твое. Напротив того, призывание имени Твоего, Господи, да будет мне в просвещение и освящение плоти и духа. Курение фимиама, восходя вверх, наполняет дом благоуханием, тем паче памятование о Тебе, Господи, сладчайше меда и сота, святыней и просвещением наполняет душу в ведении (в познании) вожделевающих Тебя Спасителя. Дай мне, Господи, желание спасения Твоего, как земле жаждущей и ожидающей дождя, чтобы сотворить мне плод прежде смерти, чтобы не постыдиться мне в день испытания. Помилуй всех нас, о Благий! Благодарим благость Твою, Господи, что нас, недостойных, сподобил служить святому Твоему имени и распростирать руки к Тебе, Отцу всяческих. Избавь нас от всякого сатанинского действия и дай славу святому имени Твоему, Господи! Даруй нам оказаться подобными земле хорошей и удобренной, чтобы, приняв семя Твое, принесли мы плод во сто и шестьдесят и тридцать. Дай нам, Господи, сотворить достойную куплю на сребреник Твой, который Ты вверил нам, чтобы, удесятерив этот мнас (мнас — монета в 100 драхм, что равнялось 21 с половиной дореволюционному рублю), принесли мы Тебе плод правды и удостоены были начальстовать над десятью градами. Дай нам, Господи, усердие бодрствовать для сретения Твоего, имея чресла ума препоясанными и мысленные светильники души неугасимыми, в ожидании Тебя нашего Бога и Спасителя Иисуса Христа. Сподоби нас, Господи, восхищения (вознесения на Небо) с праведными, когда на облаках сретят Тебя, Владыку, чтобы не испытать нам того горького и неизбежного Суда. Рассыпь, Господи, неудобоносимое бремя грехов наших до смерти нашей, чтобы не послужило оно нам препятствием в день Суда, и из собора праведных не повлекло нас в неугасимый огонь. Праведность — самые быстрые крылья, возносящие праведных с земли на небо. Благодать Твоя, Господи, да будет нашей крепостью, да восприимет нас на облаках с праведными и избранными в сретение Тебя, Царя всех, на воздусе, чтобы поклониться, как должно, Тебе, Господи, когда святые Ангелы примут нас с радостью и веселым ликом, и тогда узрим неизреченную славу, исполнившись великого ликования и воззвав: «Слава Облекшему смиренных и тленных славой и нетлением! Слава Даровавшему смертным бессмертие! Слава Избавившему нас из уст львиных и от врага истребителя и Приявшему нас в Пренебесное Царство Свое, которое есть корень всех благ, где свет неизреченный, за которым не следует ночь, где радость неизглаголанная, не нарушимая ни скорбью, ни иным чем, где нетление, где жизнь, не подлежащая тлению, не пресекаемая смертью. Подлинно бежали болезнь и печаль, и воздыхание. Отныне все будем с Господом». Таковы будут в пришествие Господне гласы праведных, и святых, и подвижников, и избранных, и всех, в покаянии благоугодивших Богу.

    Будем же трезвиться и мы, возлюбленные, будем внимательны к себе, чтобы водвориться нам с праведными. Тогда возрадуется сердце наше, и радости нашей никтоже отымет от нас, возрадуется, песнословя и благословляя Святую, Пречистую и Единосущную Троицу и поклоняясь Ей во веки! Аминь.


    Об утверждающих, что нет воскресения

    О ты, мудрствующий по-язычески и утверждающий, что нет воскресения мертвых! О, мерзкие и враждебные Богу уста, которыми говорит диавол, лжец и виновник лжи! О, лживые уста или, лучше сказать, отверстый гроб, от лукавого сокровища сердца износящий лукавое и утверждающий, что нет воскресения мертвых! Как не содрогнулся ты, осмеливаясь отверзнуть невежественные уста свои и оскорблять Христа, Перворожденного из мертвых? Как не разверзлась земля и не поглотила тебя живого? Как не поразил тебя тот Ангел, который проповедал воскресение и сказал женам, что воста от мертвых Христос, начаток умершым (1 Кор. 15:20)? Куда причислить тебя: к эллинам, к христианам? Кем назовем тебя: язычником или христианином? Но нет, да не наречется христианином так мудрствующий, ибо мудрствующие так не должны называться христианами. А если и именуют они себя христианами, то сами себя прельщают (обманывают), потому что часть их не со Христом, истинным Богом нашим, даровавшим нам воскресение. Напротив того, место таковому будет в геенне, идеже червь их не умирает, и огнь их не угасает (Мк. 5:44). Ибо кто не ожидает воскресения и не верит в него, тому лучше было бы не родиться. Как назову тебя, омраченный умом? Кем наименую: саддукеем (саддукеи — секта в иудаизме, отрицавшая Божественные предания, Божий Промысл и всеобщее воскресение людей) ли, иудеем ли, или самарянином (самаряне — двоеверцы, причислившие к своим прежним языческим богам и Иегову, Бога Израиля; признавали священной только книгу закона Моисея, местами измененную; не сохранили единства с иудеями в вопросе о главном месте богослужения), или тем и другим? Назову лучше саддукеем и самарянином, потому что и они, подобно тебе, отрицают воскресение. С ними и часть твоя будет, если не покаешься.

    Какая тьма покрыла очи твои? Какая слепота объяла сердце твое? Какой волк похитил тебя из стада Христова? Как губитель отлучил тебя от православной веры? Какой учитель вложил в сердце твое такую хулу и отвлек тебя от Вселенской Церкви? Как ты, несчастный, осмеливаешься взирать на небо и призывать оскорбленного тобой Христа? По какому дерзновению, жалкий, именуешь себя христианином? Ты уничтожил Христа, оскорбил Духа Святого. Как покажешься, бедный, святым апостолам и пророкам, которые нам во все концы земли возвестили воскресение? Как осмелишься войти в церковь, где пророк Исаия взывает, говоря: Воскреснут мертвии, и восстанут иже во гробех (Ис. 26:19)? С каким лицом войдешь во двор Христов, где о воскресении с дерзновением возвещают нам святые, проповедуют пророки, предают (возвещают) апостолы, благовествуют евангелисты? Какими глазами будешь смотреть на всесвятое и Пречистое Тело Господа нашего Иисуса Христа, сокрушившего смерть, поправшего диавола, воскресшего в третий день и даровавшего миру жизнь и воскресение?

    Все верные, причащаясь с верой Тела Его, взывают: чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Так Павел, вития (проповедник) благочестия, тайноводствует (вещает по наитию, откровению) верным, говоря: Се, тайну вам глаголю: вси бо не успнем, вси же изменимся. Вскоре, во мгновении ока, в последней трубе: вострубит бо, и мертвии восстанут нетлении (1 Кор. 15:51–52). И ещё, обличая и пристыжая утверждающих, что нет воскресения мертвых, присовокупляет: и аще воскресения мертвых несть, то ни Христос воста. Аще же Христос не воста, тще убо проповедание наше, тща же и вера ваша. Обретаемся же и лжесвидетеле Божии, проповедуя воскресение во все концы мира (1 Кор. 15:13–15). Тот же Павел, как бы в осмеяние и посрамление таковых, сказал: Аще отнюд мертвии не востают… Да ямы и пием, утре бо умрем (1 Кор. 15:29–32). Если отнюдь, как говоришь ты, бедный, мертвые не восстанут, то для чего крестишься? Для чего приобщаешься Пречистых Таин? Знай же, что если так мудрствуешь, то приобщаешься не во оставление грехов, но в Суд и во осуждение и в приложение грехов. Ибо если, как говоришь ты, недостойный, мертвые не восстают, то для чего изнуряешь себя постами, бдениями, молитвами? К чему девство и подвиги с пролитием слез? Если отнюдь мертвые не восстают, и все, написанное в Ветхом и Новом Завете, как утверждаешь ты, неразумный, ложно, — то мученики, предавшие тела свои на такие мучения ради будущей жизни, и все святые были в заблуждении? Видишь ли, несчастный, скольких святых скверные уста твои соделали лжецами?! Что будешь делать ты, несчастный, ибо ты сделал себя врагом всем святым и чуждым Христу, как и все, не имеющие упования? Кого, наконец, призовешь? К кому прибегнешь? Ты чуждым соделал себя и Богу, и святым. Как не стыдишься входить в церковь Божию, где Павел взывает, говоря: Яко Сам Господь в повелении, во гласе Архангелов, и в трубе Божии снидет с небесе, и мертвии о Христе воскреснут первее; потом же мы живущии оставшии, купно с ними восхищени будем на облацех в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем (1 Фес. 4:16–17)? Какими руками примешь Честное Тело Божие и поднесешь к мерзким и хульным устам своим, оскорблявшим Владыку? Перестань, наконец, бедный, произносить эту тяжкую хулу; перестань оскорблять святых, отрицаясь Бога и говоря, чего не должно. Противляяйся власти, Божию повелению противляется (Рим. 13:2), — говорит апостол.

    Что же потерпит противящийся Богу? Кто не принимает велений земного царя, — тот не остается в живых. Какие же наказания постигнут непокорного велениям Небесного Царя, то есть пречистому Его Евангелию? Как ещё снисходит и оказывает долготерпение Свое непамятозлобивый Бог! Как попускает таким безбожникам и не заграждает им тотчас уст! Как земля не разверзнет своих устен и не поглотит их живых! Господь говорит: воскреснут мертвии, — а ты утверждаешь, что нет воскресения мертвых. Словом Господним из небытия приведены в бытие всяческая, яже на небеси, и яже на земли, видимая и невидимая, аще престола, аще господствия, аще начала, аще власти: всяческая Тем и о Нем создашася (Кол. 1:16). Он носит всяческая глаголом силы Своея, как написано (Евр. 1:3). Словом Его утверждены небеса, и земля основана на водах. И небесное, и земное, и преисподнее, и все бездны покорны Слову Его и с трепетом повинуются, — а ты не веришь?

    Горе тому, кто судится с Сотворшим его! Убойся, человек: жестоко ти есть противу рожну прати (Деян. 9:5). Обратись, человек, ко Господу и не уничижай Его. Иже не верует в Сына, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем (Ин. 3:36). Итак, не будь неверен, но веруй, чтобы и тебе быть сопричтенным с верными. Веруй в Господа нашего Иисуса Христа, Учителя всему благому, и слушай, что говорит Он: Аминь, аминь глаголю вам, яко грядет час… егда мертвии услышат глас Сына Божия, и услышавше оживут (Ин. 5:25). И ещё говорит: Егда же приидет Сын Человеческий во славе Своей, и вси святии Ангелы с Ним: тогда сядет на Престоле славы Своея. И соберутся пред Него вси языцы (Мф. 25:31–32), — то есть воскрешенные из мертвых. Послушай ещё, что говорит Сам Владыка: воскресшие из мертвых ни рождаются, ни рождают, ни женятся, ни посягают, ни умрети бо ктому могут (Лк. 20:35–36), — но суть, яко Ангели на небесех (Мк. 12:25). Ужели не довольно этого? Неужели не убедишься прекратить хулу? Итак, никто да не сомневается в воскресении усопших. Какой свидетель достовернее Бога? Сам Бог свидетельствует, никто да не сомневается, но все вкупе согласно воззовем ко Господу и поклонимся Ему, говоря: «Поклоняюсь и верую, что увижу воскресение мертвых и жизнь будущего века».

    Смотрите, чтобы не обратился кто вспять. Всякий, кто мудрствует подобным этому образом, совлекся Христа. Если в словах обнаруживается подобное этому, что откроется в делах? Если захочу выводить их на среду (пред всеми) и описывать подробно, не достанет у меня времени изобразить все неприличные кичения (своемудрие), которых прекрасно отреклись мы и которыми, к несчастью, опять опутались, которые прекрасно предали забвению и, к несчастию, опять припомнили, обратившись вспять. Снова принялись мы за прежние дела: приняли и наружность, и занятия, и слова, и деяния безбожных врагов, которые срамно обнаруживать и выводить на среду. О, лукавый демон, ненавистник добра и людей, несчастный дух! С каким ухищрением запинает, обольщает и убеждает он каждого! Владыка взывает и через пророков, и через апостолов, и через Евангелие, — а из многих внимают немногие! Диавол призывает гуслями, ликованиями, бесовскими песнями — и собирает к себе множество. Человеколюбец всех призывает и говорит: приидите ко Мне вси, — но никто не слушает, никто не оказывает усердия. Человеконенавистник же диавол поманит, — и стекаются многие.

    Если когда возвещены пост или бдение, все жалуются в изнеможении и делаются как мертвые. А если когда объявлено об обедах, о вечерах, о гуслях и бесовских песнях, все становятся веселыми, бодрыми, приглашают друг друга, дружно идут худым путем, состязаются в недобром подвиге, не соблюдая благопристойности, — не как рабы Божии, но как беглецы. Часто, целый день трудясь для чрева, и целую ночь проводят без сна на погибель душ своих, играя и служа игралищем, и ничего не приобретая от труда и бдения, кроме единого горя, по сказанному Господом: Горе вам смеющымся ныне: яко возрыдаете и восплачете (Лк. 6:25), — ибо не хотевшие здесь пролить немного слез, там будут плакать беспредельные веки. Никто да не обольщает вас, братия, не христианам это свойственно, но неверным язычникам, как сказал Владыка: не возноситеся (Лк. 12:29), — потому что так делают языцы мира, у которых нет ни надежды спасения, ни желания будущих благ. А вам сказано: Не любите мира, ни яже в мире. Аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем. Яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит, и похоть его: а творяй волю Божию, пребывает во веки (1 Ин. 2:15–17). Знаете, братия, что елицы во во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. 3:27). Как же вы, облекшись во Христа, служите диаволу? Не знаете разве, что мы — образ Божий и слава Божия? Как же, нося в себе образ Божий, не чтите, но бесчестите его делами языческими?

    О, скольких благ лишаем мы себя этими делами! Тебе, брат, предписано апостолом: вся во славу Божию творите (1 Кор. 10:31), — а ты языческими делами тешишь диавола и бесчествуешь Человеколюбца Бога. Тебе дан совет непрестанно молитеся (1 Фес. 5:17), — а ты непрестанно рассеиваешься. Тебе велено отвергнуться мирских похотей (Тит. 2:12), ты приял от Владыки заповедь: не возноситеся, — а ты не смотришь на это, но отвращаешь слух. Впоследствии же найдешь все горьким, паче желчи и изощренным, паче обоюдуострого меча. Ибо таково свойство греха — увеселяет мало, а наказывает жестоко, услаждает временно, а наказывает вечно. Хотите ли (если знать), — удостоверю вас, что заниматься играми есть идолослужение. Слушай, что говорит апостол: Ни идолослужители бывайте… якоже есть писано: седоша людие ясти и пити, и восташа играти (1 Кор. 10:7). Итак, смотри, чтобы тебе, любя игры, не оказаться там с идолослужителями, потому что каждый понесет свое бремя, каждый пожнет, что посеял. Смотри же, чтобы не посеять тебе здесь терний — смеха и рассеяния, а там не пожать слез и сетования.

    О многом должен я говорить, но не могу сказать теперь всего. Сие же пусть знает каждый, что Бог определил и уставил день, в который будет судить мир, но как Человеколюбец долготерпит: не хотя да кто погибнет, но да вси в покаяние приидут (2 Пет. 3:9). Приидет же день Господень… егоже ради небеса жегома разорятся, по написанному (2 Пет. 3:10, 12), — и все, хотим или не хотим того, будем собраны и предстанем судищу Христову, туда, где книги отверзаются. Теперь слушаем и читаем те книги, — но не приемлем их; а там увидим, что эти-то самые книги отверсты, и читаются, и осуждают нас, как апостол говорит: В день егда судит Бог тайная человеком, по благовестию моему (Рим. 2:16). И Господь говорит: слово, еже глаголах, то судит ему в последний день (Ин. 12:48). Видите, что по Евангелию будем судимы в оный день. Тщательно вникайте в написанное и не пренебрегайте им. Горе оскорбляющим Священные Писания! Много суесловов, которые сами себя обольщают, а когда слышат о Суде и наказании, посмеяваясь, говорят: «Не лучше я целого мира; где целый мир, там и я. Чему же такому быть со мной, что не постигло бы и целый мир? Буду пока наслаждаться благами века сего. Что делает целый мир, то делаю и я». Потом, когда исполнится предел жизни его, приходит посланный грозный Ангел, который потребует души его, говоря: «Кончив путь твой в этой жизни, иди теперь в другой мир, иди в место свое». И после, оставив приятности жизни сей, которыми думал наслаждаться вечно, влекомый лукавыми ангелами, пойдет на место мучения. Увидев его, придет в трепет и будет ударять себя в лицо руками, озираясь туда и сюда и намереваясь бежать. Но бежать невозможно, потому что уводящие держат его крепко связанным. Тогда удерживающие его ангелы скажут ему: «Отчего приходишь в робость, жалкий? Что возмущает, что печалит тебя? Чего боишься, бедный? Чего трепещешь, несчастный? Сам ты уготовал себе место это. Пожни, что посеял. Слышал ты о страшных мучениях и, насмехаясь, говорил: «Где мир, там и я», — а теперь трепещешь? Ты не один — не унывай. Где целый мир, там и ты». С принуждением и нехотя вступив в место то, жестоко мучимый, начинает жалобно взывать и умолять представивших его на Суд, чтобы получить хотя малую ослабу. И отвечают ему: «О чем вопиешь? Не лучше ты мира; где целый мир, там и ты, как сам говорил». И тогда, из глубины сердца воздохнув, скажет: «Какую пользу принес мне целый мир? Увы, я обманут и поруган! Праведен Суд Божий. Теперь узнал я, несчастный, что еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет: и какое бремя сам свяжет, такое и понесет (Гал. 6:7, 5). Увы, слышал я и не принимал! Видел, что многие подвизаются, пребывают в бдении, постятся, подают милостыню, — и всех злословил, всех осмеивал! Видел, что многие плачут и проливают слезы, — и над всеми насмехался. Увы, я поруган! Лучше было бы мне сто лет плакать, рыдать, поститься, есть камни, нежели прийти в это место мучения. Кто даст три дня на покаяние из того века, в котором я, бедный, худо расточил время? Но торжище кончилось, и нет более времени покаяния». Так будут говорить в муках те, которые здесь насмехаются над Священным Писанием.

    Итак, убоимся того самого посещения мук и перестанем бесчествовать Бога, потому что Ему подобает слава во веки веков! Аминь.


    На пришествие Господне

    I

    У кого есть сокрушение и слезы, тот в молитвах да просит Господа, чтобы избегнуть ему великой скорби, какая придет на землю, чтобы вовсе не видеть самого зверя и не слышать также, какие будут по местам страхования, землетрясения, глады и различные смерти на земле. Нужна душа мужественная, способная, скажу так, управить жизнь свою среди этих соблазнов. А если какой человек окажется хоть несколько нерадивым, того удобно преодолеют и пленят знамения лукавого и коварного змия. Таковой на Суде окажется неизвинимым (виновным), потому что сам добровольно поверил мучителю. Много нужно нам молитв и слез, возлюбленные, чтобы кому из нас твердо устоять в искушениях. Много мечтаний наведет зверь, потому что он — богоборец и захочет всех погубить.

    Послушайте, христолюбивые братия мои, что сделал он в пустыне с Израилем, исшедшим из Египта, как ухитрился он, окаянный и всескверный, вовлечь всех в самый тяжкий грех. Он внушил мысль Валааму подать самый злой совет Валаку, царю Мадиамскому, и ввести городских женщин в кущи, и уловить ими израильтян, склонив их к блуду и жертвоприношению, чтобы вконец потребил их Бог как нечестивцев, когда все будут блудодействовать с этими женщинами, подобно бессловесным. И поставил царь открыто перед народом женщин и трапезу при дверях с возлияниями и жертвами, всех вовлекая в смерть, чтобы желающий блудодействовать с этими скверными сперва сделал возлияние, а потом вошел в кущу. А женщины ничего не брали у израильтян, но всякого проходящего принуждали принести жертву. И к князьям вывел он дочерей княжеских, богатым — дочерей людей богатых, всему же народу — множество женщин из простого народа, чтобы вдруг всех уловить в смерть. И богатый не погнушался бедной, князь — какой-либо дочерью простолюдина. Видишь дело неправды, лукавый умысел? Как всем ископал (змий) ров погибели в смерть! Видел ли кто из вас когда-нибудь столь бесстыдное дело — блуд, вооруженный мечом обоюдоострым? Ибо сугубой страшной смертью истребляли женщины входящих к ним, побуждая и приносить жертвы, и блудодействовать.

    Этот же самый способ употребит мучитель, чтобы все носили на себе печать зверя, когда в свое время, при исполнении (полноты) времен, придет он прельстить всех знамениями, — чтобы таким только образом могли купить себе пищи и все нужное. Для исполнения же повеления поставит народных начальников. Обратите внимание, братия, на чрезмерную злокозненность зверя, на ухищрения его лукавства: начинает он с чрева, чтобы человек, доведенный до крайности недостатком пищи, принужден был принять его печать! И будет полагать свою печать этот скверный не на каком бы то ни было члене тела, но, чтобы не затруднялись сим, будет полагать её на правой руке человека. А также и на челе положит нечестивое начертание, чтобы человек не имел возможности правой рукой запечатлевать на себе знамение Христа Спасителя нашего, а также не мог знаменовать у себя на челе страшное и святое имя Господне и славный и страшный Крест Спасителев. Ибо знает этот злосчастный, что Крест Господень, если будет на ком напечатлен, разрушит всю его силу. И потому будет класть печать на правой руке человека, ибо она запечатлевает Крестом все члены наши, а подобным образом и чело на верхе своем носит Спасителево знамение, — как подсвечник носит на себе светильник света. Итак, братия мои, всем верным и сильным христолюбивым людям предлежит страшный подвиг, чтобы не уступить до часа смертного, не изнемочь, когда змий будет начертывать печать свою вместо Креста. Ибо всеми способами будет ухищряться, чтобы имя Господа и Спасителя — Его всесвятое и пречистое имя — вовсе не было именуемо во времена змия. Сделает же так немощный, страшась и трепеща святой силы Спасителева имени, ибо кто не запечатлеется его печатью, тот не будет пленником его мечтаний, и от такового не отступит Господь, но будет просвещать его сердце и привлечет к Себе. Нам же, братия, со всей точностью должно уразуметь мечтания ненавистного врага. Господь в мире грядет ко всем нам отразить ухищрения зверя. Искренне содержа непоколебимую веру Христову, соделаем вражью силу шаткой. Приобретем непреложный и благочестивый помысел, и бессильный отступит от нас, не имея возможности что-либо сделать нам.


    II

    Сонм святых, христолюбивые и верные, и я, жалкий, со слезами умоляем и увещеваем вас, — не будем вовсе удобоуловимы врагом, лучше сказать, будем неудобоуловимы через силу крестную. Неизбежный подвиг уже при дверях. Всё восприимем на себя щит веры, с любовью почерпнем из Божественного источника спасительные для души нашей надежды. Разумею же, возлюбленные братия, Несозданную Единосущную Троицу, этот источник, источающий жизнь. Если душа наша ограждена таким орудием, то змий попран. При всем том должно нам молиться, чтобы не внити в напасть, и не зимой спасаться бегством. Итак, будьте готовы, как верные служители, любящие своего Владыку и не принимающие иного. Ибо этот злочестивый и грозный придет прежде, во время своё, с намерением похитить, заклать и погубить избранное стадо истинного Пастыря. Он примет вид истинного пастыря, чтобы обольстить овец стада. Но хорошо знающие святой глас истинного Пастыря, тотчас узнают обманщика, ибо голос злочестивого нимало не походит на глас истинного Пастыря, и язвителен голос татя, притворен, и вскоре сделается известно, каков он. Постараемся же узнать, други, в каком образе придет на землю бесстыдный змий. Спаситель, вознамерившись спасти род человеческий, родился от Девы и в образе человеческом попрал врага святой силой Божества Своего. Был же кроток и смирен на земле, чтобы нас вознести с земли на небо. Бог, Который действительно и истинно был зачат, воплотился и родился во плоти нашей от Святой Девы, крестным Своим страданием спас все, дав заповеди. Он и опять придет в последний день судить живых и мертвых, а всем праведным и нечестивым воздаст по делам их — как праведный Судия. Узнав это, а именно то, что Господь опять придет с неба во славе Божества, враг умыслит принять на себя образ Его пришествия и прельстить всех. Но если Господь наш на светоносных облаках, подобно страшной молнии, придет на землю, то не так, не на светлых облаках, придет на землю враг, потому что он — отступник.

    Действительно же, родится орудие его (сатаны) от скверной жены; не сам он воплотится, но в образе его придет всескверный, как тать, чтобы прельстить всех. Придет притворно благоговейным, смиренным, кротким, ненавидящим, как скажет о себе, неправды, отвращающимся идолов, предпочитающим благочестие, добрым, нищелюбивым, в высокой степени благообразным, весьма постоянным, ко всем ласковым, уважающим особенно народ иудейский, потому что именно иудеи будут ожидать его пришествия. При всем этом с великой властью совершит знамения, чудеса и страхования, примет хитрые меры всем угодить, чтобы в скором времени полюбил его простой народ. Не будет брать даров, говорить гневно, показывать пасмурного вида, но всегда будет ласков. И так благочинной наружностью станет обольщать мир, пока не воцарится. Когда многие народы и сословия увидят такие добродетели, совершенства и силы, все вдруг возымеют одну мысль и с величайшей радостью воцарят его, говоря друг другу: «Найдется ли ещё человек, столь добрый, правдивый?» Всего более воздадут честь и обрадуются царствованию его народ и убийцы-иудеи. Потому и он, как бы из предпочтения промышляя о них (иудеях), укажет всем им (особое) место и храм. В царствование же на земле этого змия народы со всей охотой сделаются его союзниками. Едом, Моав, а также и аммонитяне с радостью поклонятся ему, как законному царю, и будут первые его споборники.

    Скоро утвердится царство его, и тут он в гневе поразит трех великих царей. Потом через меру вознесется сердцем и изрыгнет горечь свою тот змий, извергая смертоносный яд с Сиона. Смятет вселенную, подвигнет концы её, всех притеснит, осквернит многие души, поступая уже не как человек благоговейный, благопопечительный, ласковый, но при всяком случае суровый, жестокий, гневливый, раздражительный, стремительный, беспорядочный, страшный, отвратительный, ненавистный, мерзкий, лютый, лукавый, губительный, бесстыдный, своим неистовством старающийся весь род смертных ввергнуть в пучину нечестия. Произведет он великие знамения, многочисленные страхования, показывая все лживо, а не действительно.

    Подобным этому образом мучитель будет переставлять горы, — в одном лживом призраке, а не в действительности. В присутствии многолюдной толпы из многих народов и сословий, восхваляющих его за мечтательные чудеса, издаст он крепкий глас, от которого поколеблется место, где собраны предстоящие ему толпы, и с дерзостью скажет: «Познайте, все народы, великую силу моей власти. Вот, перед всеми вами повелеваю этой великой горе, стоящей напротив, чтобы она, по слову моему, из-за моря перешла теперь сюда, к нам». И скажет скверный: «Повелеваю тебе, переходи сейчас сюда через море». И на глазах зрителей гора пойдет, нимало не подвигшись со своих оснований. Ибо то, что вначале творения водрузил и поставил Всевышний Бог, над тем не будет иметь власти тот всескверный, но станет обольщать мир чародейными мечтами. Также и другой горе, лежащей во глубине великого моря, в виде весьма великого острова повелит сойти со своего места и в удовольствие зрителей стать на суше, на приятных берегах. И хотя остров вовсе не двинется из моря, однако же будет казаться горой, стоящей на суше. Еще змий этот прострет руки и соберет множество пресмыкающихся и птиц. Подобным образом вступит в бездну и пойдет по ней, как по суше, представляя все это мечтательно. И многие поверят, и прославят его как крепкого бога. Но кто имеет в себе Бога, у тех светлы будут сердечные очи; искренней верой в точности увидят они и узнают его. Всякий, кто имеет в себе страх Божий, у кого светлы сердечные очи, в точности будет знать, что ни гора не двигалась с места своего, ни остров не переходил из моря на сушу.

    Все это будет совершать антихрист именем своим, ибо не потерпит, чтобы именуемо было пречистое имя Отца и Сына и Святого Духа, потому что будет он богоборец и сын погибели. Когда же совершится все, по сказанному, и народы поклонятся ему и восхвалят его как бога, Всевышний на небесах со дня на день будет являть гнев Свой и отвратит лице Свое от него. И будут, наконец, тяжкие глады, продолжительные язвы, непрестанные землетрясения, повсюду оскудение пищи, великая скорбь, повсюду теснота, непрестанные смерти, великий страх, несказанный трепет. Тогда небеса не дадут дождя, земля не будет приносить плодов, источники иссякнут, реки иссохнут. Трава не будет расти, не покажется на земле зелени; деревья померзнут в корнях и не дадут отпрысков; рыбы и киты в море изомрут. И море издаст такое заразительное зловоние и такой страшный шум, что люди будут падать без чувств и умирать от страха.


    Слово о Суде и Воскресении

    Придите все, братия, и послушайте меня, малейшего Ефрема. Собственный свой помысел поставим судьей, чтобы изведать нам сердце свое, точно ли так ходим, как говорят Богодухновенные Писания. Не будем уничижать Духа Святого, Которым мы знаменались (Еф. 4:30). И если кто сознает в себе добрые дела, то да потщится приумножить благодать, какую в смиренномудрии приял он от Человеколюбца. А если узнано, что мы во грехах, то почему не радеем, христолюбивые братия?

    Вот, постигнет нас, братия, тот день, в который омрачится свет солнечный, и спадут звезды, в который небо свиется как свиток, загремит великая труба и страшным звуком пробудит всех от века мертвецов; тот день, в который, по гласу Судии, опустеют таибницы (тайники) ада, в который явится Христос на облаках со святыми Ангелами судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его. Действительно, страшно Христово во славе пришествие! Чудное дело, христолюбцы, увидеть, что небо внезапно раздирается, земля изменяет свой вид, мертвые восстают. Земля представит все тела человеческие, какими приняла их, хотя бы растерзали их звери, пожрали птицы, раздробили рыбы; не окажется недостатка даже и в волосе человеческом пред Судией, потому что каждого преложит Бог в нетление. Все примут тело, сообразное собственным делам своим. Тело праведных будет сиять седмькрат паче (семикратно более) света солнечного, а тела грешников окажутся темными и исполненными зловония; тело каждого покажет дела его, потому что каждый из нас дела свои носит в собственном теле своем. И тогда совершится тяжкое испытание дел наших. Согрешал ли кто из нас словом или помышлением, — все это станет тогда вокруг него; сделал ли что доброе, а также и худое, — все то ясно увидят. Куда ни устремит (человек) взор, везде будет видеть дела свои. Итак, братия возлюбленные, употребим усилие, чтобы избежать укоризны и страшного стыда, какой встретит тогда всех грешников. Употребим старание быть причастниками тех благ, какие уготовал Бог всем праведным: Ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2:9), в няже желают Ангелы приникнуты (1 Пет. 1:12).

    Когда Христос придет с неба, тотчас неугасимый огонь потечет всюду пред лицом Христовым и покроет все. Ибо потоп, бывший при Ное, служил образом того неугасимого огня. Как потоп покрыл все вершины гор, так и огонь тогда покроет все. Тогда всюду потекут Ангелы, и всех святых и верных восхитят во славе на облаках во сретение Христово. Итак, постараемся, друзья, оказаться достойными сего восхищения, неукоризненными и неурекаемыми (неукоряемыми) предстать страшному и в трепет проводящему судилищу. Блажен, кто на облаках сретит Царя славы. Напротив того, злосчастен, кто лишен будет этого восхищения, ибо невосхищенные на прославленных облаках тем самым покажут, что они нечестивые грешники.

    Итак, не будем нерадивыми, христолюбивые братия, ибо то достойное поприще открыто для всех. Пока есть у нас время, постараемся покаяться; препобедим гибельные телесные страсти и душевное сластолюбие, подобно целомудренному Иосифу, — не телом только, но и помыслом. Совершенный муж (именно) до такой степени поспешает уцеломудрить себя: кто взирает на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем (Мф. 5:28). Часто телесные действия прерываются (не совершаются) по многим причинам, и человеческий страх нередко предотвращает их; действия же ума производятся небоязненно и без труда приходят в исполнение. Так, например, нередко кто-нибудь из вас, друзья, обращал невоздержный взор и увлекался своим помыслом, но потом тотчас проходил мимо. Таковой уподоблялся подстреленной серне, которая хотя и избегает рук ловцов, но уходит, унося в себе вонзенную стрелу. Ибо кто из вас побежден помыслом, тот уже не целомудрен пред Богом. Если бы не страх людской и не стыд, человек вместе с душой своей часто растлевал бы и тело. Потому он не увенчается уже как целомудренный, но, если не покается, непрестанно будет нести наказание как человекоугодник. Если и был он когда-нибудь завлечен и побежден своим помыслом, то уврачует язву свою лишь покаянием.

    Итак, братия, будем избегать злого пожелания. Оно и Еву лишило славы, ибо она пожелала вкусить единой (с Богом) снеди. Оно и потоп навело на мир; ибо видеша же сынове Божии дщери человечи (Быт. 6:2) и постыдным образом осквернились с ними. Оно сделало, что египтянка вознеистовствовала на целомудренного Иосифа, но юноша, боясь Бога, препобедил заключенного в ней аспида. Оно сделало своим пленником доблестного и непреоборимого назорея Самсона. Прежде растерзал он кровожадного льва и низложил тысячи ослиной челюстью, но когда пожелал жить вместе с ехидной, тотчас пали власы с назорея, немилосердно был лишен он зрения очей, а вскоре сделался посмешищем для всех. Также и Давид убил Урию. Ради (из-за чужого) вожделения умер и Навуфей. Оно жалкого Иуду довело до того, что предал Христа, своего Владыку.

    Потому блажен, кто стал победителем всякого вожделения слухом и зрением, осязанием и обонянием и, украшенный венцом целомудрия, принесет его пред страшное и в трепет приводящее судилище. Придите, вкупе поклонимся Христу, единогласно взывая: Аллилуйя! Придите, все прославим Его! Аминь.


    О монахах

    Почему пророк уподобил тебя, одинокого монаха, сиротствующей горлице (Пс. 83:4)? Потому что горлица — целомудренная птица, никогда не вступает во второй брак, не сидит на роскошных ветвях, но ищет затем необитаемых пустынь и там довершает дни свои. Для того пророк и уподобил тебя сиротствующей горлице, чтобы не возвращался ты вспять в мир, чтобы не проводил времени в городах и весях, не водворялся вместе с людьми мирскими, не познавал путей их, и душа твоя не отступала бы от Господа Бога твоего, истинного Жениха душ наших, чтобы не принять тебе сетей на душу свою и не возвратиться к богатству и житейским удовольствиям. Невозможно тебе, монах, быть и Ангелом, и человеком; не можешь работать Богу и мамоне. Не представляйте в оправдание свое, заблудшие монахи, исполнение заповедей и благотворения, попечения о старцах и странноприимство. Бог не этого требует от Ангелов, но чтобы воспевали и славословили, и прославляли Его выну, на что и вы определили себя.

    Предложу вам следующую притчу о монахе любостяжательном и богатом — мирском владельце, и монахе бедном — гражданине небесном. Монахи, которые живут в богатстве и роскоши, ничем не различествуют от людей мирских, роскошных и сластолюбивых. Они чужды ещё Ангельского жития, и даже оказываются лжецами. И хотя отреклись уже от мира, однако же опять заботятся о житейском, о богатстве и о своих родных. И образа монашеского не могут ещё на себе носить те, которые озабочены богатством житейским. Ибо невозможно Богу работати и мамоне, говорит Господь (Мф. 6:24). И сами апостолы, вопросившие Учителя своего и сказавшие Ему: се, мы оставихом вся и в след Тебе идохом (Мф. 19:27), – не пошли уже в мир, оставив Учителя, не обратились вспять, то есть к богатству.

    Итак, если видишь монаха богатого и сластолюбивого, сребролюбца и несострадательного, видишь, что гонится он за житейским богатством, любит роскошь и мирские выгоды, то оставь свои дела и плачь о нем, потому что таковой ходит в ночи и во тьме. Неугодно Богу, чтобы монах оставил, так сказать, духовное и заботился о мирском, хотя, по-видимому, имеет для этого и какой-нибудь благовидный предлог. Это диавол над ним посмевается (насмехается) и пытается погубить его. Те, которые ради телесного и житейского не радеют о делах духовных и уклоняются от них, — терпят великий и постоянный урон, не разумея и не в состоянии будучи вместить умом Божественного изречения: никтоже возложь руку свою на рало, и зря вспять, управлен есть в Царствии Божии (Лк. 9:62). К чему тебе, монах, приобретать себе богатство душепагубное, высокомерное, горделивое, немилосердое, несострадательное, ненасытное? Чем более кто богатеет, тем более делается немилосердным и бесчеловечным, и тем паче удерживает руки свои от подаяния милостыни. Но ты, монах, не вожделей такого богатства, не приобретай и не привлекай его себе, ибо первая и великая заповедь для монаха — нищета по Богу. Прилепись лучше ко Христу, без рассеяния пребывая в том месте, где отрекся ты от мира для Бога, живущего во веки.


    О Втором Господнем Пришествии и о покаянии

    Покаемся, братия, чтобы милостив был Бог ко грехам нашим. Призовем Его, потому что оскорбили Его. Смиримся, чтобы возвысил Он нас. Будем плакать, чтобы утешил нас. Отбросим от себя злой навык и облечемся в добродетели, как в одежду, особенно мы — сподобившиеся Ангельского жития. За меру, возлюбленные, для себя примем прекрасный и совершенный подвиг отцов, прежде нас бывших. Не сегодня только воздерживайся, а наутро приготовляй обеды; не сегодня только пей воду, а наутро упивайся вином; не сегодня только ходи необутый, а наутро — в гладкой обуви; не сегодня — только в рубище, а наутро — в одежде из узорчатой ткани; не сегодня — только в убогой ризе, а наутро — нарядный; не сегодня только будь кроток и смирен, а наутро и высокомерен, и горделив; не сегодня только послушен, а наутро бесчинен и непокорен; не сегодня только пусть будут у тебя плач и сетование, а наутро — смех и холодное равнодушие; не сегодня только спи на голой земле, а наутро — на мягком ложе; не сегодня только кайся, а наутро забывай это, — но держись одного правила, как и святые отцы не изменяли своего правила в продолжение пятидесяти и более лет.

    На что отрекся ты, возлюбленный, от мира, если ищешь мирского покоя? Призван ты к скорби, а ищешь покоя? Призван к наготе, а любишь нарядные одежды? Призван к жажде — и пьешь вино? Призван на брань — и хочешь без оружия войти в Царствие? Призван к бдению — и предаешься сну? Призван к плачу и к сетованию, а смеешься? Призван к любви — и ненавидишь брата своего? Призван к покорности — и прекословишь? Призван к кротости и к смиренномудрию, а превозносишься? Призван наследовать Царство Небесное, а мудрствуешь о земном?

    Смотрите, братия! Отрекшись от мира, не будем мудрствовать по-мирскому. Не возвращайтесь снова вспять и не мудрствуйте по-мирскому, когда что делаете или о чем беседуете, ибо тлят обычаи благи беседы злы (1 Кор. 15:33). Но, как говорит пророк Давид, в законе Господнем поучайся день и ночь, чтобы мог ты смело сказать с ним: аз же закону Твоему поучихся (Пс. 118:70). И ещё: испытаю закон Твой, и сохраню и всем сердцем моим (Пс. 118:34). И ещё: поучуся во оправданиих Твоих выну (Пс. 118:117). Благ мне закон уст Твоих, паче тысящ злата и сребра (Пс. 118:72). Возрадуюся аз о словесех Твоих (Пс. 118:162). И ты, брат, беседуй не о мирском, но о духовном; не о земном, но о небесном. Возноси сердце свое горе, к Спасителю Христу, и говори с Давидом: Господи, не вознесеся сердце мое (Пс. 130:1). К Нему обращай всегда взор, говоря: К Тебе возведох очи мои, живущему на Небеси (Пс. 122:1). Проливай слезы, потому что сеющий слезами, радостию пожнут (Пс. 125:5), день и ночь имей пред очами последний час. В устах твоих непрестанно да будет псалом, ибо призываемое имя Божие обращает в бегство демонов. Много беседуй с Богом, мало говори с людьми. Памятуй всегда Бога, и ум твой соделается небом. Не люби роскоши, но бегай удовольствий; имей ненависть ко всякой радости мира сего; не страшись возлежания на голой земле, потому что это доставляет вечное наслаждение. Не почитай для себя тягостным поста, потому что он препровождает тебя к вечному веселию.

    Стал ты воином Христовым? Не обязуйся куплями житейскими, да воеводе угоден будешь (2 Тим. 2:4). Отрекся ты от мира? Не любите мира, ни яже в мире (1 Ин. 2:15). Возложил ты руку свою на рало? Не обращайся вспять (Лк. 9:62). Обручился ты со Христом? Жди Его пришествия, каждый день, и час, и каждую минуту памятуй о Нем, как невеста о женихе своем, и к Нему всегда устремляй мысль, подобно жене, любящей мужа, у которой муж в отлучке, и которая, находясь в великой заботе и скорби, не престает смотреть на дороги и расспрашивать у проходящих, где бы мог он теперь находиться. У ней только и речей, что о муже, и во сне ожидает его, и прислушивается, и не знает себе покоя, ни с кем не смеется, не предается веселию, не перестает проливать слезы, пока не возвратится к ней желанный. Так поступай и ты, христианин, особенно отрекшийся от суетной жизни.

    Что говорю «отрекшийся»? Ведь все мы предстанем судищу Христову, да приимет кийждо, яже с телом содела, или блага, или зла (2 Кор. 5:10). Наконец, брат, не будь алчен к временной пище, не домогайся телесного успокоения, не давай сна очам своим, не живи беззаботно, но всегда пред очами имей Бога, чтобы мог ты сказать со святым Давидом: Предзрех Господа предо мною выну (Пс. 15:8). Не преставай испытывать (изучать) Божественные Писания, не преставай вопрошать матерь свою — Церковь, когда придет желанный Жених; расспрашивай и разведывай о знамении Его пришествия, потому что Судия не укоснит. Не преставай вопрошать, пока в точности не узнаешь, не преставай прибегать к помощи знающих об этом в точности.

    Хочешь ли знать, кто знающие эту великую и страшную тайну в точности? — Пророки, апостолы, евангелисты, — они точно знают о страшном пришествии Христа и Жениха. Их вопроси, брат, и услышишь, что придет и не замедлит. Вопроси великого пророка Исаию, и ответит тебе так: се Господь… идет …се мзда Его с Ним (Ис. 40:10). И ещё: Господь Бог сил изыдет и сокрушит рать (Ис. 42; 13). Другой пророк говорит: идый приидет, и не умедлит (Авв. 2:3). Ответит тебе и пророк Малахия, говоря: се грядет… И кто стерпит день пришествия Его, и кто постоит в видении Его (Мал. 3:1–2). Да и пророк Давид научит тебя, говоря: Бог яве приидет (Пс. 49:3), и поклонятся Ему вси царие земстии (Пс. 71:11). И ещё: яко грядет судити земли (Пс. 95:13). Если вопросишь первоверховного Петра, и он ответит тебе, говоря: Не коснит Господь обетования, якоже нецыи коснение мнят: но долготерпит на нас, не хотя да кто погибнет, но да вси в покаяние приидут (2 Пет. 3:9). И ещё: день Господень якоже тать в нощи, тако приидет (1 Фес. 5:2). Но и Иаков отвечает также, говоря: се, Судия пред дверми стоит (Иак. 5:9). И Иоанн Богослов говорит тебе так: имамы дерзновение, и не посрамимся от Него, в пришествие Его (1 Ин. 2:28). Вопроси, возлюбленный, и святого евангелиста Матфея, и он яснее тебе скажет о пришествии Жениха, что слышал от Него Самого. Говорит же он так: Бдите убо, яко не весте часа ни дне, в оньже Христос приидет (Мф. 25:13). И ещё: будите готови: яко, в оньже час не мните, Господь приидет (Лк. 12:30). Блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет бдяща (Мф. 24:46). Узрят Сына Человеческаго, грядуща на облацех небесных с силою и славою многою. …Тогда сядет на Престоле славы Своея, и соберутся пред Ним вси языцы: и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ (Мф. 24:30. 25:31–32). Если вопросишь у прочих евангелистов и у всех святых, то услышишь от них о пришествии Господа подобное, — что близ есть, при дверех.

    Наконец, не имеешь уже предлога (к сомнению). Вот, слышал ты всю истину от блаженных пророков и апостолов; теперь готовь, что нужно к спасению. «Что же мне делать, чтобы спастись и обрести милость и дерзновение в день оправдания?» — Скажу тебе это, соблюди только! Если послушаешь Господа, — Он услышит тебя, ибо Сам сказал: Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный согрешения ваши (Мф. 6:14). Вот, слышал ты пока одну великую и легкую заповедь, ибо Человеколюбец Бог сказал: бремя Мое легко есть (Мф. 11:30). Что за тяжесть — отпустить брату прегрешения и получить от Бога прощение собственных своих прегрешений, чтобы смело говорить: «Оставь мне долги мои, Владыка, потому что я оставил долги брату моему»? Соблюдай эту заповедь: ни на кого не имей вражды, ни к кому не питай никогда ненависти, не проводи времени в смехотворстве, не клевещи, не злословь, не празднословь, не сближайся слишком с людьми мирскими, не вдавайся в басни, — да не занимают дела земные тебя, отрекшийся от целого мира. Да не будет у тебя иного попечения, иного подвига, как только о том страшном дне, а сердце твое и язык твой да поучаются всегда о Суде.

    Занимаешься ли работой, или молишься, или ходишь, или сидишь, или ешь, или постишься, или лежишь, бодрствуя на постели своей, или другое что делаешь, — да не перестают ум твой размышлять и уста твои говорить о Суде. Рассуждай же в сердце своем так: «Чем буду оправдываться пред Судией? Есть ли кто другой, подобный мне грешник? Как загладить мне грехи свои?» Скажу тебе как. Делай, что делал и чему учит Давид, говоря: измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6:7). Так плачь и размышляй и ты, говоря: «Как страшны мучения, о которых учит Божественное Писание, — эта огненная река, этот неугасимый огонь, эта тьма кромешная, это скрежетание зубов, эта геенна огненная, этот червь неумирающий, эта пещь огненная! И в какое из этих мучений надлежит идти мне, грешному?» Об этом и помышляй, чадо, каждый день, каждую ночь, каждый час, и старайся пребывать в посте, в бдении, в молитве, в слезах, всегда уединяться в келье и молчать, и не предавайся бездействию. Не расслабевай, брат, хотя иные развлекают тебя, или осмеивают, или уничижают, или ставят ни во что; не обращай на них внимания, но имей в виду желанного Жениха и говори: «Достоин я осмеяния. И Господь мой был осмеян, поруган, оплеван и распят, и ненавидим учениками диавола. И нас учит Господь, чтобы и мы, обижаемые — были терпеливы, укоряемые — благословляли, гонимые — терпели» (1 Кор. 4:12–13).

    Припомни ещё, брат, что Господь говорит ученикам: Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде… Но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир (Ин. 15:18, 19). И ещё: Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут (Мф. 5:11), и возненавидят вас человецы (Лк. 6:22). Все святые шествовали таким тесным путем, как говорит апостол: руганием и ранами искушение прияша… Камением побиени быша, претрени быша, искушени быша, убийством меча умроша: проидоша в милотех, в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблены… в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных (Евр. 11:36–38). И ты, брат, если будешь терпелив и рачителен в исполнении малого своего правила, обретешься вместе с ними.

    Потому не предавайтесь лености оттого, что ненавидит вас мир: ненавидящие весьма злосчастны, а ненавидимые ради Христа блаженны. Ибо Он придет и воздаст каждому по делам его. Пророк говорит: грядет… И кто стерпит день пришествия Его (Мал. 3:1–2)? Подлинно, подлинно, страшен день пришествия Его. Выслушай и иное подобное, ибо пророк Даниил говорит: престоли поставишася, и Ветхий денми седе, и одежда Его бела аки снег, и власы главы Его аки волна чиста, Престол Его пламень огненный… тысяща тысящ служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему: судище седе, и книги отверзошася (Дан. 7:9–10). Кто не убоится дня того! Кто не вострепещет часа того! Здесь нередко, если загремит сильнее гром, не выносим его, но все преклоняемся к земле. Кто же стерпит тогда, как увидит необычайные те чудеса? Увидит, что Силы Небесные поколебались? Увидит, что стихии разоряются, небо свивается как свиток, солнце омрачается, луна прелагается в кровь, звезды падают с неба как листья со смоковницы, земля и дела, яже на ней, сгорают? Тогда увидишь, что труба страшная гремит с неба и пробуждает от века почивших; тогда увидишь, что небеса разверзаются, и является Бог, исполненный великого гнева на грешных. Тогда увидишь, что Ангелы посланы, текут всюду и собирают избранных от четырех ветр, от конец небес до конец их (Мф. 24:31). Тогда увидишь, что страшный Престол уготован, и воссел Праведный Судия. Тогда увидишь, что весь род человеческий в великом страхе и трепете собран пред Ними.

    Поверьте мне, братия мои возлюбленные, что многих слез и многих воздыханий достоин тот день, когда увидим оный бедственный и болезненный час, в который Суд отлучит нас друг от друга, как пастырь отлучает овец от козлов. Тогда родители разлучатся с детьми и чада с родителями; тогда братья отделятся от братьев, друзья от друзей, родные от знакомых. Тогда служители Церкви разлучатся с сослужителями, епископы — с епископами, диаконы — с диаконами, иподиаконы и певцы и чтецы — друг с другом. Тогда и супруги разлучатся со слезами. Тогда восплачут цари и князи, жившие в неправде, угнетавшие своих и единоверных братии. Тогда кровь погибших по нерадению епископов и пресвитеров взыщется от рук их. Тогда у каждого потребуют талант, — все, что он получил и что присовокупил. Тогда у каждого христианина потребуется отчет во всем, что он слышал и принял. По преимуществу же потребуется это у архиереев, иереев и левитов (помощников священнослужителей), потому что сильные сильно истязаны будут.

    Тогда каждый будет стоять в страхе и трепете, поникнув головой и ожидая приговора, какой выйдет на него. Тогда увидит, какая честь воздается подвизавшимся здесь в постах, бдениях, слезах, молитвах, и какие утешения приемлют они от Царя. Воздохнув и скрежеща зубами, скажет он: «Почему же я, бедный, не подвизался в это краткое время жизни моей, но провел дни свои в нерадении! Теперь не знаю, что мне следует. Ужели идти в муку?» Когда же размышляет он таким образом, выходит приговор от Царя, который гласит: каждый пожнет, что посеял. Тогда посеявшие слезами, пожнут там радостью. Тогда каждый пойдет во след дел своих, потому что дела каждого стоят перед ним и говорят ему: «Ты сделал нас, жалкий; тебе надлежало загладить нас слезами своими. Слышал ли Писание, которое говорит, что грядет час воздать каждому по делам его, и насмехался над теми, которые говорили о том. Теперь пойдем, насладись плодами трудов своих». Тогда каждый пойдет в место своё, какое уготовал себе, и исполнится Писание, которое говорит: Тогда возглаголет к ним гневом Своим и яростию Своею смятет я (Пс. 2:5). Уготовавшие себя не смущаются, а с дерзновением взывают: Уготовихся и не смутихся (Пс. 118:60). Неуготовавшие же придут в смятение, услышав: идите от Мене проклятии во огнь вечный (Мф. 25:41).

    Тогда пойдут одни во тму кромешнюю, другие в геенну огненную, иные, — где скрежет зубом и прочие мучения. Ангелы же со тщанием будут гнать их и скажут им: «Вы стали, как овцы во аде, смерть упасет вас (Пс. 48:15)». И пойдут они, скрежеща зубами и часто озираясь вспять, и смотря, как отлучают, уводят их, и никто не в состоянии помочь. Где все богатство мира? Где могущество царей? Где отважность князей? Почему нигде не видно, кто мог бы помочь любимым? Где отец родивший? Где матерь чревоболевшая? Где единокровные братья? Где друзья? Где родные? Где веселие и шум пирующих? Где похваляющиеся богатством? О, скольких слез и воздыханий достоин тот час! Потому и сказал Господь: блажени плачущии ныне (Лк. 6:21). Подлинно блажен, братия, кто обретет тогда дерзновение. Тогда блаженные апостолы просветятся паче солнца, пророки возвеселятся, мученики увенчаются; тогда сделаются явными скрывавшиеся здесь, в горах, и вертепах, и пропастях земных. Сонмы блаженных монахов, отрекшихся от мира, будут ликовать с Ангелами в радовании. Изнурявшие себя в вертепах слезами, бдениями и молитвами, здесь вменяемые ни во что, неизвестные, — там имениты и имеют дерзновение; здесь бесславные и пренебрегаемые, — там славны и почтенны; здесь бедные и нищие, — там богаты и возлюбленны; здесь оставившие отечество, и родство, и братии, и роскошь, — там восприимут Царствие Небесное.

    О, подлинно блаженны и преблаженны монахи, здесь живущие в нужде, а там восхищающие Царство! Ибо здесь в вертепах, и в кельях, и на горах немолчно славословили Бога и служили Ему вы, — не только мужи, но и жены — немощный пол; а там снова сподобитесь песнословить Его с ликами Ангелов. Вы возлюбили Христа, отреклись от мира, преложились из мира, — будьте со Христом! Ибо никтоже есть, иже оставит дом, или родители, или братию, …или чада, Царствия ради Божия, иже не приимет множицею во время сие, и в век грядущий живот вечный (Лк. 18:29–30), как сказал Господь. Ему слава во веки! Аминь.


    О покаянии

    Покаяние — многообильный плод, возлюбленные, потому что всякими способами приносит Богу доблестные дела. Это — многоплодное поле, потому что возделывается во всякое время. Это — древо жизни, потому что воскрешает многих умерших грехами. К нему прививается всякое небесное учреждение, потому что оно сопричастно Божеству. Бог увеселяется им, как силою Своего творчества, потому что кого грех пытается погубить, тех воссозидает оно к Божией славе. Покаяние — неущербающий Божий мешец, потому что человеческие души сберегает от погибели. Это — обильный прибыток у Бога, потому что приводит к Нему человеков и толпами собирает грешников.

    Думаю, что в нем состоит духовная лихва, потому что покаяние жнет, чего не сеяло. Тело сеет тление, а покаяние, и его пожиная, возводит до чистоты. Порок сеет страсти, а покаяние, исторгая их, посевает доблестное житие. Оно берет, чего не давало; это — благочестный собиратель роста, взыскивающий, чего не давал. Грешникам говорит: «Отдайте мне бремя грехов, это рост по моему взысканию. Имеешь ты веру? Дай лихву веры — покаяние. С ним вера твоя свободна от долгов. Не давало я тебе лукавства, — говорит оно, — отдай мне его, человек, и, истребив оное, представлю тебя Богу, как читал ты о сем в притче о таланте».

    Уразумей, что говорит Евангелие: покаяние называет оно куплею Божиею; производившие добрую куплю им удвоили свое достояние. Добрые делатели им удобрили Божию ниву, через него обогатили Церковь плодами, им наполнили Божии житницы. Через него земля стала небом, потому что наполнилась святыми — этими земными ангелами. Восхваляются добрые служители, покаянием во много крат умножившие посеянное. Сподобились наград добрые Божии домостроители, с великою выгодой дававшие в рост серебро. По наградам будем заключать о делании, по похвалам узнавать семя, по росту приобретать сведение о том, сколько дано в рост. «Поелику, — говорит оно, — производили вы добрую куплю, и к пяти талантам присовокупили другие пять, то будьте над десятью городами. Ты берешь серебро, Господи, и дарствуешь города; Ты дал таланты, и раздаешь города. «Да, — говорит Он, — города — плод, собираемый покаянием. Поелику вы стали попечителями спасения, то и Я ставлю вас князьями народов на прославление».

    Итак, хорошо мы сказали, что покаяние есть Божий мешец, потому что им устрояется доблестное житие. Бог видел, что род человеческий возмущается врагом, и к низложению его противопоставил покаяние. Враг убеждает согрешить, а покаяние готово принять согрешающего. Враг побуждает сделать беззаконие, а покаяние советует обратиться. Один нудит к отчаянию, а другое обещает надежду спасения. Грех низлагает совесть, а покаяние служит ей жезлом к упокоению. Ибо Господь возводит низверженныя (Пс. 145:8); совершает же сие через покаяние. Когда слышишь, что Давид говорит: жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста (Пс. 22:4), разумей, что, по слову его, утешили они покаянием. Змий убеждает нечествовать и готовить огорчение, а покаяние советует не тревожиться и не отчаиваться в спасение. Порок ослепляет разум, а покаяние, возжегши светильник, издали указует ему Бога.

    Ногам кающегося светильником служит закон, но не без покаяния. Что говоришь ты, пророк? Не глазам ли светит светильник? Ноги не имеют глаз; как же, миновав глаза, даешь зрение ногам? Душевные ноги суть очи. Плоть переходит с места на место, чтобы ей увидеть; душа, не двигаясь с места, созерцает мысленно. Пророк душе возжег светильник. Но не вещество нужно мысленным очам; в покаянии закон служит светильником, потому что согрешающие через него сретают опять Бога. Беззаконник омрачился, не видит благости. Почему? Потому что враг наполнил душу отчаянием. Но покаяние, как добрый врач, снимая с души мглу и все, что затрудняет её, показывает ей свет Божией благости.

    Диавол не дает нечестивым одуматься, представляя им суровость покаяния. А покаяние, видя хитрость его, подходит с ласкою и говорит: «Приведите только себе на память Бога, и я потружусь за вас. Представьте в уме Его милосердие, и я буду ходатайствовать за вас с воздыханиями. Слегка только воздохните, грешники, в покаянии, и сделаю вас Божиими слугами». И пророк Исаия сказал: егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися (Ис. 30:15). «Вот, — говорит покаяние, — привожу тебе и свидетельство; только покайся». Если согрешивший воздохнет, то с воздыханием отойдет от него и бремя, возложенное змием; по облегчении же ума отгонит он от себя и мглу неведения, и око душевное сделается ясным, и вскоре покаяние будет руководствовать душу ко спасению.

    Тогда грешник не только будет воздыхать, но и с великою скорбью проливать слезы. Почему же? Потому что душа после долговременного разлучения с Богом, увидев Его, как Отца, возбуждается к пролитию слез; оттого что, наконец, увидела Родителя, проливает она слезы и преклоняет к себе Бога, ибо любит отеческое благоволение; и таким образом очищается от всего, до чего доведена была змием. Или не слыхал, что сказал Давид: измыю на всяку нощь ложе мое? (Пс. 6:7). Но сперва он воздыхал, а потом плакал. Докажу тебе и целою природою, что сперва бывает ветер, а потом идет дождь; сперва гремит гром, а потом из облака образуются дождевые капли.

    Есть воздыхание и безгласное, как говорит святой Павел, что Дух ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными (Рим. 8:26). Памятование о Боге приводит грешников к воздыханию, потому что Давид ещё: Помянух Бога и возвеселихся (Пс. 76:4). Ибо кающиеся радуются, что освободились от уз змия. Хуже всяких уз греховное ослепление, хуже оков повреждение зрения, потому что душа находится во тьме; стрегомая в узах греха, живя в непроницаемой для света темнице, не знает она, что пребывает в неведении. И в другом месте сказано во псалме: Не познаша, ниже уразумеша, во тме ходят (Пс. 81:5), потому что неведение есть темница, удобно полагающая преграды душе. И апостол Павел сказал, что Бог избави нас от власти темныя и престави в Царство Сына любве Своея (Кол. 1:13), потому что человечество как бы во тьме было заключено неведением Божества.

    Воздохнувший Давид омочал слезами ложе своё, потому что осквернен был прелюбодеянием; но омыл он слезами постелю свою, которую осквернил беззаконным союзом. Он же говорил: Утрудихся воздыханием моим (Пс. 6:7); а труд воздыхания есть множество слез, труд воздыхания есть сердечная болезнь. Итак, несомненно, что и слезы умножаются от предшествующих воздыханий.

    Когда сопротивник видит, что, внушая нечестивым отчаяние, препобеждается ими, тогда употребляет другой способ: улещает грешника предаваться страстям и успевать в самых гнусных делах. Но покаяние снова противится ему, уничтожая в совести обольщение, уязвляет совесть, поражает рассудок, чтобы пробудить усыпленную душу. Ибо обольщение смущает совесть, делается перед нею темным облаком и преграждает ей доступ к Богу.

    Совесть имеет естественное к Нему стремление и отвергает вкравшуюся прелесть. Часто грех бесстыдно вторгается, но совесть, воспользовавшись обстоятельствами времени, берет верх. Приходит ли кто в страхе, находясь в темноте, она обличает, что это по причине греха. Ибо Писание говорит: Бегает нечестивый ни единому же гонящу (Притч. 28:1); и ещё: праведный… яко лев уповая, а нечестивый бегает и тени своей. И закон говорит: и вложу страх в сердце ваше …и побегнете ни комуже гонящу… и поженет вас глас листа носимого ветром (Лев. 26:17, 36). Или на корабле приведен будет кто в смятение бурным волнением моря, совесть напоминает ему нечестие его; или при землетрясении приводит на мысль беззакония; или когда один кто на пути, обновляет в памяти страсти его. Наконец, если не обратится, обличает, когда впадет в немощь и в телесную болезнь, он по животолюбию дает обет Богу сокрушить в себе грех. Боясь умереть и лишиться приятностей жизни, терпит он терзание совести, и прибегает к познанию — этому посреднику Бога и человеков. Если бы настоящее не казалось ему приятным, худо понимал бы он важность покаяния. Но поелику желает жить, и боится страданий, то обращается к Богу с молением жить ещё долее.

    Так случилось с юношей, упоминаемым в Евангелии, который, взяв у отца наследство и отправившись в дальнюю сторону, расточил имение с блудницами, забавлялся, пируя неблагопристойно, издержал все, что имел, и не мог снести одиночества даже на краткое время, потому что покаяние обратило ему в обличение приятности прежней жизни, внушая, что скудость произошла не случайно, но по обольщению какого-то врага. Возжелал он той жизни, которую называл вожделенною и, не терпя жить в скорбях, переносил обличение совести. Так изнеженность прежней жизни стала причиною обращения; мучительная скудость против воли привела его к благочестию. Что же говорит юноша? — иду ко отцу моему и реку ему: отче, согреших на небо и пред тобою (Лк. 15:18). О, какое мудрое покаяние! О, какое благоискусное домостроительство! Покаяние делает, что Бог совершенно ни в чем не имеет ущерба; или долготерпя, или не обращая, по-видимому, внимания, или возбуждая, без утраты сохраняет оно приобретенное. Покаяние попустило юноше впасть в обман; наскочил на него диавол, делал, что хотел, покаяние безмолвствовало, обличение совести молчало, повелевало ему до времени не приступать к делу, и когда встретилось нужное время, как матерь, распростерши лоно своё, заключило его в объятия, исторгло его из рук мачехи — сластолюбия, чтобы возвратить матери — благочестию. Змий покорным ему дает рожцы; он, как отчим, не жалеет чужих детей, советует худо расточать отеческое достояние, обещает, обольщая мечтами, на сонного наводит многозаботливость, издевается над пробудившимся, который видит себя и нагим, и нищим. О, змииная хитрость! Так обнажил он и прародителей: обещать им Божество — и, обнажив их, сделал, что, как черви, стали пресмыкаться по земле. Если бы не было покаяния, давно бы погиб род человеческий. Если бы не оно вскоре простерло руку защиты, не стоял бы доныне мир. Итак, юноша говорит: отче, согреших на небо и пред тобою. Согрешивший сын позвал отца, жалуясь, что обольстивший его есть отчим и злоумышленник; увидел он коварство, увидел обольщение — и притек к покаянию, как к матери. Долгое время терпел он голод, питаясь рожцами, терпел жажду, долго ища со свиньями грязи. Но покаяние, как сердобольная матерь, подавая свои сосцы, юношу, как действительного младенца, снова питает млеком. Через веру воскормило его хлебом и, ставшего юношею, питает млеком, потому что грех истощил его силы. Если бы не было млека, не мог бы он исцелиться, потому что весьма изнемог, в срамной жизни расточив естественный ум. Но кто не мог восстать, того восставило покаяние, напитав млеком; оно уврачевало крайне немощного и отдало на руки отцу; заблудшую овцу возвратило Пастырю.

    Видишь ли, как покаяние без ущерба сохраняет все Богу? Видишь ли, что сперва представляется оно грешникам не суровым, но снисходительным и легким? Не предложило оно поста, не потребовало ни воздержания, ни бдения, но пригласило начать исповеданием. С легчайшего полагает начало, зная, что совесть благосознательна. Она берет душу на свое попечение и старается, чтобы долг её был взыскан. Она сотаинница покаянию и спешит очистить душу. Совесть во всяком производит озабоченность, желает только привести ум в познание и знает, что впоследствии будет ей послушен. Ей известно естественное с ним сродство, потому что сама воспитала его. Ей известна благопокорность души, потому что как всадник правит ею; убеждает покаяние, чтобы приступило к душе, начиная с легчайшего, в ожидании от нее воздаяния. «Воздохни только, — говорит она, — и душа сделается тебе рабою; разумей только, что повелеваешь ей, и от малого семени произрастит древо жизни». Она хочет, чтобы принято только было покаяние; желает, чтобы оно утвердилось в грешниках, и удобно приводит их к Богу; хочет, как солнце, проникнуть и осветить весь ум; спешит приобрести в нас участок, и в непродолжительном времени делает нас Божиим стяжанием, как закваска, начав свое действие, заквашивает все тесто. Посему-то, предлагая легкое, утаивает трудное. Действует, как художник, потому что знает хитрость змия. Знает, что он, как пес лижет струпы и не хочет вонзать зубов своих в глубину грехов; знает, что он, как свинья любит грязь и не хочет, чтобы погрязающие в страстях отринули его.

    Если покаяние извергает нечестивых, как гной, то пожрет их свинья; если бросит их, как трупы, то поглотит их лютый пес. И в псалмах сказано: Озоба и вепрь от дубравы, и уединенный дивий пояде и (Пс. 79:14), ибо столько строит он козней нечистым на всяком месте. Но покаяние щадит род человеческий и уловленного зверем спасает Богу, как видно сие в примере Давида, который отнимал козленка у медведя (1 Цар. 17:34, 35), чтобы показать тем благость Божию. Кто ж этот медведь? — Беззаконие. И кто козел? — Разбойник, за беззаконие пригвожденный ко кресту. Обратился беззаконник, уязвлен совестью, исповедал нечестие, познал Царя славы, уверовал в Божество Его, — и едва проглаголал слово, Христос исхитил разбойника из уст смерти, как Давид козленка.

    Не должно, братия, отчаиваться в спасении, имея матерь — покаяние. Не должно, возлюбленные, терять надежду на спасание, когда утешает нас такая матерь. Уловленных зверем вводило оно в рай к Богу, ужели отвратится от нас? Помиловало их, бывших вне Церкви, ужели не умилосердится к нам? Обращается с советами к не уверовавшим ещё, ужели отвергнет нас, уже уверовавших?

    Никто, желая получить, чего не имел, не губит того, что имеет. Как же Богу и Отцу уступить обладание теми, которых стяжал кровию Сына Своего! Никто не расточает охотно того, что собрал с трудом. Как же Богу без сожаления отвергнуть тех, которых приобрел из язычников трудами апостольскими! Ужели напрасно предопределил Он пришествие Сына Своего, или ни во что вменил излияние крови Его, или хочет уничтожить домостроительство смерти Его, или нимало не почтил славы Воскресения Его, так что легко отвратится от нас, спасенных сими Таинствами. Он послал Духа Святого и освятил Церковь, Он послал Апостолов благовествовать язычникам. Если не хочет, чтобы спаслись мы, то напрасно употреблял столько средств; или не знал нашего положения, или посмеялся над язычниками. Но непозволительно и помыслить то или другое, потому что Он и не не знал и не сделал ничего излишнего. Мы — стадо Его, и Он — наш Пастырь и ныне, как и в раю. Он дал покаяние, как очистительную воду. Если в чем прегрешим, им омываемся. У нас есть баня не только пакибытия, но и обновления (Тит. 3:5). Если в чем согрешим, омывшись покаянием, делаемся чистыми.

    Закон имел у себя пепел юнчий (телячий) для кропления, а мы имеем у себя умерщвление покаяния. Там очищались пеплом, а мы, снедая хлеб, как пепел, освобождаемся от вины. Закон дает и иссоп для очищения, а Евангелие желающим получить прощение через покаяние указывает на ядение зелий. Креститель, питаясь злаками, показал в себе совершенного мужа, потому что, проповедуя покаяние, соделался образцом для кающихся. При очистительном кроплении употреблялась и вода, потому что и у нас в меру пьют воду кающиеся.

    Покаяние есть жертвенник Божий, потому что при посредстве его согрешающие умилостивляют Бога. Даже безубыточно оно для приносящего покаяние, чтобы разумели мы, какое расстояние между законом и Евангелием. Под законом иные нередко отказывались объявлять грехи свои, по причине издержек; и скупость в принесении жертв служила покровом пороку. Христос, пришедши, устранил и сие, даровав покаяние — сей безубыточный жертвенник. Думаю, что змий радовался скупости на жертвы, потому что находил повод к нарушению закона. В сугубое зло впадали скупые; они не исповедовались во грехах и пренебрегали закон. Смотри, сколько облагодетельствовал нас Спаситель, потому что покаянием с корнем истребил то и другое. Многие не приносили жертв по бедности, а не по скупости; но покаяние предотвращает и этот предлог бедных, потому что очищает без издержек. Иные по лености, или не находя под руками нужного, не приносили жертв для умилостивления за грехи; но покаяние отняло всякий предлог, принося жертву совести, ибо требует не козла, но исповедания; не нужно ему овцы на жертву, оно исповедуется в совести. Нет горлицы у тебя, грешник? Воздохни — и Бог вменит тебе это паче горлицы. Нет у тебя птицы? Плачь — и вменится тебе в жертву. Нет у тебя голубя? Возвести грехи свои Богу — и это будет твоим всесожжением. Если помолишься, Бог примет молитву твою вместо тельца. Если припадешь с искренним сердцем, усердие твое поставит выше принесшего в жертву вола. О, как высоко покаяние! Сколько в нем чудесного! Оно одно — и все может. Земля дает плоды, и стада дают волну; покаяние же заменяет собою и землю, и твердь, потому что согрешающим служит вместо плодов и птиц. На что тебе покупать овцу? Покаяние есть стадо, принадлежащее Церкви. На что тебе приобретать птицу? Покаяние есть небо, вместо птиц преклоняющее к тебе Бога. На что тебе приготовлять семидал (крупичатую муку)? Оно очистит тебя без курения дыма.

    Какая благодать Евангелия! Ею исправлен вес закон. Народ сам для себя делается иереем в Церкви, потому что имеет совесть, которая приносит за него жертвы, молится от сердца, и сам за себя умилостивляет Бога. Итак, не под законом исполняется Моисеево изречение, но подтверждается в Евангелии. Ибо Моисей говорил Израилю: вы …царское священие и язык свят (Исх. 19:6), и Исаия подобно сему говорит: вы же священницы Господни наречетеся, служителие Божии вси (Ис. 61:6). Но из народа иудейского никто не приносит себя Богу. В Церкви же и грешники кающиеся делаются иереями, потому что самих себя приносят в жертву Богу. О, как действенна благодать покаяния! Она и согрешивших рукополагает во иереи. О, как велико её утешение! Она кающимся сообщает священнический сан. Грешник не уплатил ещё долга — и через покаяние делается неответственным в долге. Он не сложил ещё с себя бремени — и облачается благодатию. С приятием на себя сана не приемлет забот: покаяние не обещает только, но дает уже очищение от грехов и оставление оных; не к надежде только приводит согрешившего, но единым словом изрекает повеление, уверяет, что будет свободен. Оно говорит ему: «Познай, что имеешь у себя, а не жди. Но благодеяние ещё выше. Уразумей, чем обладаешь, и знай, что уже сам ты себе покровительствуешь. Данной тебе благодатью удостоверяю тебя в будущем. Уверься в милосердии Божием; приятно Богу, что ты притек к Нему, и Он доказывает тебе благость, потому что прежде оставления грехов рукоположил тебя во иерея».

    О, какая благодать от Бога, Который, ещё не прияв, Сам дает первый и, видя малое, дарует великое! Еще не воздохнул согрешивший, а Он дал уже ему дерзновение. Тот не пролил ещё слез, а Он предварительно открыл Ему доступ к Себе. Велико покаяние и крайне любезно Богу, потому что оно действительно творит волю Его. Оно по превосходству архиерействует пред Богом, ибо вот, ежедневно рукополагает Ему иереев.

    Покаяние есть и Божия трапеза, потому что через него вкушает Бог спасение человеческое. И Спаситель говорит: Мое брашно есть, да сотворю волю Отца Моего, Иже на небесех (Ин. 4:34). Итак, покаяние есть чудный хлеб Божий: Бог вкушает в нем исповедание совести, Он пиет в покаянии слезы умиления; в нем наслаждается благоуханною вонею — искренним чувством воздыханий, потому что они для Бога, как благоухающее вино. Вот многообразные брашна Божии: воздержание, пост, бдение, прилежная молитва, покорность со смирением, ибо сие благоугоднее Богу других жертв. В псалмах говорит Он: Еда ям мяса юнча? или кровь козлов пию? (Пс. 49:13). Скажи же, пророк, что вкушает Бог? Какое питие угодно Ему? Давид ответствует и говорит: хочешь ли, чтобы Бог вкушал? Если желаешь напитать Бога, пожри Богови жертву хвалы, и всякую Он приемлет подобную жертву; и воздаждь Вышнему молитвы твоя (Пс. 49:14) — и принесешь Ему самое лучшее питие. Ибо апостол Павел говорит, что совершение добрых дел есть хлеб Владычний. Словесное, говорит, служение ваше (Рим. 12:1) принесите, потому что в едином хлебе Христовом все едино тело есмы (1 Кор. 10:17). Ибо во Христе приносимся, как хлеб; Христос есть Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1:29), и покаяние отъемлет у согрешивших нечистую совесть.

    Итак, покаемся мы, согрешившие, чтобы нам победить диавола. Будем непрестанно приносить покаяние, чтобы сотворить угодное Богу. Покаяние многообразно, и потому творит различные предложения Богу. Оно питает Бога, как сказали мы, хвалою и также исповеданием; питает Его воздержанием, благочестием и подвижничеством; питает Его различными милостынями. Ибо неприлично было бы для людей делать на вечерях различные предложения, а Богу иметь однообразное предложение. Посему Христос сказал милостивым: понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе (Мф. 25:40).

    Как же это? Он не с нами и приемлет от нас благодеяния? С кем не собеседует, вкушает с теми пищу? Кем не зван, с теми сопребывает? — Пророк говорит, что небо и землю наполняет Бог (Иер. 23:24). Итак, везде Он находится и прославляемый благоугождается сим.

    Итак, что же? Ужели соприсущ Он и злодеям? Да, соприсущ, чтобы обличать сделанное, а не соизволять на грех, потому что благоволение Божие пребывает на святых, а над беззаконными грозный надзор Его. Говоришь: почему же Пророк сказал: далече отстоит Бог от грешных? (Притч. 15:29). Да научают тебя слепые: солнце взошло, но они его не видят. Бог и близок к грешным, и далек от них: близок на обличение, далек же благоволением. Или аще утаится кто в сокровенных, и Аз не узрю ли его; рече Господь (Иер. 23:24). Итак, Он близок, чтобы обличать, и далек, потому что грешники не видят Его.

    Итак, что же? Видят ли Его праведные, когда делают доброе? Сему научит тебя Евангелие, говоря: Кто приемлет слова Мои, явлюся ему Сам… Аз и Отец Мой… к нему приидема и обитель у него сотворима (Ин. 14:21, 23). Как же это будет? О сем говорит ученикам Своим: иже вас приемлет, Мене приемлет; и иже приемлет Мене, приемлет Пославшаго Мя (Мф. 10:40). Итак, когда приемлешь странников ради Христа, тогда видишь Христа; когда ради Его упокоеваешь немощных, тогда Его же видишь; когда, что бы то ни было делаешь ради Его, тогда Он у тебя перед глазами, и ты созерцаешь Бога. Сказано: Бог любы есть (1 Ин. 4:8). Если имеешь любовь, — видишь, Кого имеешь в себе. Как же ты видишь? Слушай опять: радуешься ты, делая добро, услаждаешься, творя дела любви, веселишься, исполняя послушание. Итак, любовь есть радость и веселие: она содействует тебе в добрых делах; ты видишь Бога, содействующего тебе, ибо всякий знает того, кто одно с ним делает дело. Любовь невидима плотским очам, не смотрит на правду, и не показывает другому своей святости, но она видима очам душевным. Радуясь и веселясь о сделанных тобою добрых делах, видишь ты Бога и не отрицайся, что видишь Его; Бог любы есть. Ужели потому, что не видишь целомудрия, не усматриваешь его и в делах? Так, хотя и не видишь Бога чувственными очами, однако же видишь Его в любви. Ибо всякий, кто делает добро, радуется; посему и Павел сказал: Всегда радуйтеся. Непрестанно молитеся (1 Фес. 5:16–17).

    Говоришь, почему же в Евангелии, сказано: Бога никтоже виде нигдеже? (Ин. 1:18). Никто не видел величия, или естества Божия; но святые видели Бога в символах: Моисей — в огне купины, Иов — в буре, Исаия — в облаке, Павел — в свете, весь Израиль — во гласе; и ныне видят святые, именно же, руководимые делами, как бы Чем-то Посредствующим. Неизвестные цари делаются видимыми посредством живописного искусства; не видал ты царя, но видишь его в изображениях. Не видал ты лица домостроителя, но, смотря на дело его в здании, видишь человека. Так видишь и Бога, потому что удивляешься Ему. Не знаешь ваятеля, но видишь его в ваянии, и другим рассказываешь о произведениях его. Видишь убитого кем-нибудь льва и, не видя убившего, дивишься его силе. Слыша о Давиде, что камнями умертвил он Голиафа, как будто бы видишь перед собою праведника и дивишься вере сего мужа. Во псалмах сказал он: Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего (Пс. 129:2). Из сего научаемся, что можно видеть и слухом. Так и мы, если хотим, видим в добрых делах; но пророки видели превосходнее, потому что жили высшей деятельностью.

    И невидимое можно видеть и больше, и меньше, есть и делающие доброе в большей и меньшей степени. Есть более ревнующие и менее делающие и есть менее ревнующие и более делающие. Праведники малыми делами умилостивляют Бога более, нежели иные, делающие многое; потому что Бог взирает не на дело, но на намерение, и смотрит не на то, что сделано, но на то, что совершено с ревностью. Недоумение в рассуждении сказанного разрешает вдовица, потому что двумя оволами препобедила богатых. И в скинии свидения принесшие власы козии благословлены наравне с богатыми, и перевивавшие виссон с золотом поставлены наравне с теми, которые из власов соткали покров для скинии свидения. Итак святые различно видят Бога, равно как и питают Его различно, по различию дел и благодати.

    Хотя все питают Бога, но всех более празднует Богу покаяние, ибо и Евангелие говорит, что Бог радуется более о единем грешнице кающемся, нежели о девятидесятых и девяти праведник (Лк. 15:7). Покаяние праздник творит Богу, потому что и небо призывает на пир. Ангелы радуются, когда покаяние приглашает их на вечерю. Все небесные чины пиршествуют, возбуждаемые к веселию покаянием. Не тельцов, не овец закаляет для них покаяние, но предлагает для радования спасение людей грешных.

    Покаяние в жертву приносит согрешивших, но и опять оживотворяет их; умерщвляет, но и опять воскрешает из мертвых. Как же это? Слушай: берет оно грешных и делает их праведными. Вчера были мертвы — сегодня живы они для Бога покаянием; вчера были чужие, а сегодня свои Богу; вчера беззаконны, а сегодня святые.

    Покаяние, возлюбленные, есть великое горнило, которое принимает в себя медь и претворяет её в золото; берет свинец и отдает серебро. О, сколько прибытков доставляет Богу покаяние! Какие выгоды приносит своим делопроизводством! Переплавляет — и не требует платы от владельца; переплавляет — и не имеет нужды в дровах и огне; переплавляет — и не нуждается в делателях. Какое искусство! Какое изобретение! Какая сила претворения! Свинец сам себя сожигает. Как же это? Так, что грешники сами для себя делаются горнилом. Дрова, и огонь, и наемники воспламеняются при воспоминании грехов. Воздыхания, восставляя душу против тела, до того воспламеняют их, что [они] сами собою тают — столько в них сладости и легкости! Ибо тогда начинают разрешаться затверделости порока, когда воздыхающие прольют слезы; и покаяние очищает разрешенные составы прежнего устроения прежде, нежели благодать, срастворившись с умом, сделает свинец золотом. Если видал ты, как стекло принимает цвет гиацинта, смарагда и сапфира, то не усомнишься, что покаяние делает как бы из свинца серебро и из меди — золото. Если и человеческое искусство умеет срастворять одно вещество с другим и бывшему прежде придавать новый вид, то кольми паче благодать Божия может сделать ещё и большее? Человек налагает на стекло листы золота, и что прежде было стеклом, делается по виду золотом. Так и благодать бывшего вчера беззаконником сегодня делает рабом Божиим, и не поверхностно только, но даже в совести по Богу. Если бы и человек захотел примешивать к стеклу золото, то стекло делалось бы златовидным; но, избегая траты, придумал он достигать сего наложением самого тонкого листа. Покаяние же, полагаясь на Божие благоволение, срастворяет кающегося с благодатью Святого Духа и человека всецело делает сыном Божиим, чтобы не наружную одну накладку иметь ему на себе.

    Святой закон повелевал священные вещи устроять все из золота. Законодатель не допустил пустоты в сих драгоценностях, чтобы знали мы, что святые Божии имеют в себе всецелую святость; не допустил пустоты в святых утварях, чтобы служитель Божий не имел в себе чего-либо суетного и бездейственного; не допустил в святых утварях Своих пустых промежутков, чтобы не мог враг вкрасться и где-либо укрыться. И некто из мудрых сказал: Аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего не остави (Еккл. 10:4).

    Послушай, кающийся, и от всего сердца приступи к Богу; послушай, согрешивший, и Он воздаст тебе всецелым благочестием. Ты сам себя переплавляешь, сам себя искушаешь, сам себя претворяешь. Не будет у тебя никого другого, перед кем мог бы ты быть служителем. Никакого нет у тебя предлога не быть всецелым. Если будешь иметь благочестие только наружное, то ты лицемер. Ежели ты легок, или есть в тебе пустота, то не можешь быть святой утварью. Пустое место показывает несовершенных, а в жертву приносится совершенное. Сказано: овча непорочно единолетно приноси во всесожжение Господу Богу твоему (Лев. 23:12).

    Скажу тебе, как человек через покаяние делается совершенным, чтобы, узнав самый способ, не иметь тебе извинения. Слушай. Приносишь ты покаяние в отравлении других? Истреби всякий след сего, не явное только оставь, но не занимайся и втайне. Перестал ты умерщвлять людей — удерживай и язык от клеветы, от злословия, от сплетней. Приносишь ты покаяние в идолослужение? Бегай гаданий, наблюдений полета птиц и других примет, — это части идолослужения, когда по сим признакам прорицают, звездочетствуют, обращаются с вопросами к наблюдателям звезд и гадателям. Приносишь ты покаяние в блуде? Осуждай всякий блуд, потому что им порождены всякие распутства. Берегись смеха, шуток, сквернословия, чревоугодия, — это пути к блуду. Приносишь ты покаяние в сделанной неправде? Отжени от себя всякую неправду, потому что от неправды прозябли все излишества сребролюбия. Приносишь ты покаяние в нарушении клятвы? Совершенно воздержи себя от лжи и воровства, потому что пучина и преддверие ложной клятвы — ложь. Приносишь покаяние в лукавстве? Бегай раздражительности, ненависти, зависти, противной робости и всякой низости. Приносишь покаяние в безрассудстве? Не только уклоняйся зрелищ, но и во всяком месте удаляй от себя смех и всякую мирскую забаву, ибо подобные сим вещи принуждают возвращаться к прежнему. Приносишь покаяние в неправославии? Не сближайся с еретиками. Приносишь покаяние в маловерии? Удаляйся всякого простонародного пиршества. Приносишь покаяние в том, что поссорился? Приучи язык свой отвечать кротко.

    Сам себя переплавляешь ты, согрешивший, — сам себя воскрешаешь из мертвых. Поэтому, если делаешь что вполовину, то сам себе наносишь обиду. Если немного и в малости недоделанное недостаточно и несовершенно, то кольми паче сделанное вполовину? Кто определяет и вымеряет часть целым? В таком случае малая часть превзойдет большую, а также и одна половина превзойдет другую половину. Если не всецело приносишь покаяние, то вполовну делаешься праведным. Свинье никакой нет пользы быть вполовину чистою, то есть иметь раздвоенные копыта, ибо сим теряется вся чистота. И ты, если несовершенно обратишься, будешь подобен свинье и зайцу, ибо и заяц, будучи чист вполовину, весь нечист. Заяц отрыгает жвачку, но не имеет раздвоенных копыт; а свинья имеет раздвоенные копыта, но не отрыгает жвачки; а потому тот и другая нечисты. Спаситель говорит: Не дадите святая псом, ни пометайте бисер ваших пред свиниями (Мф. 7:6), и тем показывает, что вполовину приближающиеся к Нему подобны свиньям, а возвращающиеся на грех подобны псам, у которых в обычае снова пожирать свою блевотину.

    Итак, всецело отложи лукавство. Пророк Моисей, когда народ согрешил, повелел распять змия, то есть, истребить грех, и сделал змия не пустого, но литого и цельного. Для чего же? Показывая сим тебе, что совершенно должен ты отвращаться лукавства. Он сделал змия всего из меди, потому что корень всему злу есть сребролюбие. Литым вынул его из горнила, чтобы остановил ты в себе воспламенение, расширяющееся в тебе к растлению ума. Распял же сии три порока потому, что от них бывает душевная смерть.

    На змия должны были взирать иудеи. Но почему змиями они были наказаны? Потому что в мыслях сошлись с прародителями. Те преступили заповедь вкушением плода двояких свойств, а сии роптали о снедях. Говорить худое о ком-нибудь отсутствующем есть ропот клеветы. Посему и псалом сказал: И клеветаша на Бога… в пустыни (Пс. 77:19). И в раю не от змия ли был ропот? И Малахия пророк говорил Израилю, что клеветали израильтяне на Христа; они же сказали: о чем клеветахом нань (Мал. 3:13)? Итак, не за подобное ли дело отданы были они змиям, чтобы узнали, что и их умертвил тот же змий, который привел к смерти Адама? Для того повесил змия на древе, чтобы и указанием древа убедить в сходстве.

    И внимательные спасаются, но не через змия, а через покаяние. Ибо взирали на змия и воспоминали о грехе; терзающая их мысль побуждала к обращению, и снова они спасались, потому что покаяние и пустыню делало Божиим домом. Согрешивший народ через покаяние стал церковным собранием, и иудеи невольно покланялись кресту, чем Бог пророчествовал об их жестокосердии.

    О, какое нечестие иудеев: поклоняются змию — и отвращаются Христа! О, какое затмение ума: чествуют крест для змия — и не поклоняются распятому Христу! О, какое сумасбродство: чтут порок — и воюют против благочестия! Все же сие предуказал Бог в змие, осуждая нечестие иудеев. Предрек именно то, что охотнее будут поклоняться змию, нежели Христу; показал, что чествуют они идолов, потому что не повинуются Богу. Предвозвестил будущее и открыл, какой будет конец, а именно, что змий для праведных сделается мертв во Христе, а иудеи будут почитать его живым и действенным. Змий был медный. Почему же это? Потому что Бог знал, что Израиль, сделав идолов, будет поклоняться греху.

    Распял Бог змия в показание, что для повинующихся Богу грех мертв. Умертвил он грех, а иудеи делами своими воскресили его из мертвых. Вот сила нечестивых, и они воскрешают из мертвых. Но проклято таковое воскресение из мертвых, потому что в скором последствии времени рассеется, как призрак. Иудеи знаменоносцы суеты, потому что и сами они, и дела их будут суетны. Бог говорил иудеям: «Поклонитесь кресту, потому что им спасетесь»; они же, оставив Его, покорились диаволу. Бог связал змия, а иудеи разрешают его. Христос распял грех на кресте Своем, но Израиль не уверовал. Христос восшел на крест не как осужденный, но чтобы распять змия, и Израиль не принял Его Распятого. Хотите ли, покажу вам, что два креста были при Христе? Сие познаете на разбойниках. Хотите ли знать, что иудеи разрешают змия, чтобы не принять Христа? Ибо, попустив невинному Христу быть распятым, просили они дать им Варавву; кого Бог осудил, того разрешили, а невинного Христа осудили. Видишь ли, что Бог умертвил змия, а иудеи воскресили его?

    Христос говорит: дал вам власть наступати на змию (Лк. 10:19), в показание того, что на кресте Своем распял Он грех, что и Отец Его совершил в пустыне. Итак, сугубое таинство в кресте: все же в совокупности полезно, заключает в себе отпущение грехов и отъятие порчи, выражает примирение Бога и человека, истребление смерти, знаменует спасение для приобретения Царства и смерть змия. Потому Христос говорит: якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает… Сыну Человеческому вознесену быти от иудеев (Ин. 3:14). Крест называет вознесением, знаменуя Свое по кресте восшествие на небо.

    Будь же внимателен: Бог не сказал, что змий для послушных умерщвлен будет древом. Ибо всякая суета от тления ведет к тлению; погибель — сестра суете, ибо вот, они сопровождают врага. По самым порождениям познаем, какого свойства враг, и будем бегать поврежденного их состояния.

    Хочу ещё продлить слово. Бог распял змия литого в показание, что не остановится в искоренении всех его действий. Ржа породила медь, превратив природу её в природу гибели, и медь родила ржу, потому что произошла из её превращения, да разумеем, как сказано, что змий лжец и отец лжи. Итак, всего погубит и умертвит Бог, ибо сие самое дал разуметь и у Моисея.

    Посему будь внимателен, да не обольстит тебя змий возвращением в Египет, чтобы не умереть тебе, как иудеи умерли в пустыне. Вот, бывает грех и без совершения на деле; посему ограждай себя от стремительности повреждения. У израильтян не было Египта в пустыне, но через воспоминание представили его в душе, сами себе построили Египет и возбудили ум к похотению; вспомнили о котлах и распалили произволение, живо представили себе мясо и обновили в себе похотение чрева, возбудили любовь к смоквам и чесноку, и душа их стала осуждать хлеб, какой дал Бог. Разумей, что говорю, и внятно слушай; ежели имеешь в себе пустое место, то найдется, где вкрасться нечестию. Так диавол поступил и с Евою, вожделением совратив к преслушанию Бога и преступлению заповеди. Посему, если приносишь покаяние в чревоугодии, то приноси покаяние во всяком угождении чреву, потому что посредством самых малостей вкрадывается оно снова, и что легко пренебрегается, тем вводит ум в погрешность. Знаю, что пользоваться Божиими творениями нет худого, но худым сие делается, когда человек употребляет без рассуждения. Многие называют Евангелие обременительным, потому что и один помысл вменяет во зло, — вот и закон делает то же. Израиль вожделел Египта — и осужден, как действительно бывший в Египте; вожделел египетских мяс — и отвержен, как уже вкусивший. Итак, справедливо сказано Евангелии: всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердцы своем (Мф. 5:28). Израильтян устрашал Фараон, и это воспрепятствовало им снова идти в Египет; а любодею, который не согрешил ещё самым делом, стена мешает растлить чужую жену. Одних леность идти назад удержала от стремления в Египет, а другого удерживает преграда от совершения ненавистного дела. Посему Бог справедливо осудил самое вожделение дела, потому что Он проницает в сердца и знает, что если бы имел человек возможность, то совершил бы грех.

    Еще говорят иные: как диавол во мгновение ока показал Христу все царства земные? Да знают сие из примера израильтян, потому что враг показал им весь Египет, как бы он был перед ними. Они видели вожделением, а Христос усмотрел в подлоге вражеском: видел, что делал враг, думая обольстить Господа. И хотя велика разность, однако же повествуемое не есть что-либо великое и невероятное. Враг истощил все свое усилие, потому и представил Ему все царства земные. Спешил представлять мечты — и не замедлил подпасть осмеянию, спешил запнуть — и ускорил свое низложение.

    К тебе мое слово, кающийся: не имей в себе пустого места. Тебе говорю, будь тверд при помощи камня. Для сего и Петром именует апостола, который прежде именовался Симоном, чтобы твердость его веры поставить в образец нам. И Пророк сказал: утвердися сердце благочестивого, да не подвижится (Пс. 111:5, 8). Итак, должен ты принести твердое покаяние, как Петр, потому что твердо грешил. Скажи мне: Когда творил ты блуд, вместе с телом не действовала ли и душа твоя? Как же теперь хочешь целомудриться одним телом? Когда грабил ты, вместе с плотью не напрягался ли и ум твой? Как же теперь хочешь одной наружностью доказать своё постоянство? Законы не судят, если дело не обличено, не наказывают тех, которые имеют только вид убийцы. Так и Бог не приемлет покаяния, не оказывающего в себе твердого дела. Многие подражают в походке царям, а другие в поступках подражают мучителям, но за это одних не судят, как мучителей, а другим не кланяются, как царям. Так и кающиеся, если не твердо принесут покаяние, будут то же, что подражатели. Будь твердым сосудом, уготованным на всякое дело благое, чтобы включили тебя в число священных драгоценностей. Будь камнем, чтобы употребили тебя в основание; будь драгоценным камнем, чтобы не причли тебя к подкрашенным и поддельным.

    Приносящие покаяние только напоказ творят не один грех, но многие грехи, потому что и других располагают приносить наружное только покаяние. Они издеваются, и гораздо хуже оскорбителей людской чести, потому что отваживаются посмеваться Самому Богу. Таковым не только не отпускается, но прилагается ещё грех. Это лицемер, а не служитель благочестия; издевается над благоговением и прилагает нечестие, носит на себе личину добрых нравов и скорее возбудит в зрителях смех. Иудеи осуждают, еллины позорят, когда видят, что Церковь чужда добродетели; подобные сим люди насмехаются над Богом.

    Итак, приноси твердое покаяние, согрешивший, чтобы получить тебе и прощение. Справедливо сказал Павел, что назидающий на основании дрова, сено, тростие, не получит награды не только за проповедь, но и за дела. Сказал же сие Павел не только об учении, но и о покаянии. Сено есть нечто пустое. Итак, если кто не приносит твердого покаяния, то он — тростие, дрова, которые плавают поверх воды. Если кто нетвердо приступает к покаянию, то он — дрова, и таковый не только будет отвержен, но и сожжен, как сказано, огнем. За что же? За то, что многим служил препятствием и думал посмеваться Богу. Кающийся сам себя делает из меди золотом и также из дерева камнем. Когда принесет покаяние законно, сам себя воскресит из мертвых и из тьмы сделается светом. Следовательно, благочестивый может и созидать, потому что покаяние делается в нем началом Божественной силы. Воскрешает его из мертвых апостольское достоинство. А покаяние может рукополагать и в апостолы. Оно Петра, поползнувшегося на отречение, возвратило собственному его достоинству. Оно соблазнившихся некогда и вспять возвратившихся апостолов украсило апостольским саном. Оно Павла рукоположило в апостола, потому что, приведя в сокрушение, из гонителя сделало его Христовым рабом. Как благоискусна благодать покаяния! Послушных тотчас возводит в достоинство; не апостолами только делает, но поставляет и царями; так, покаявшемуся Давиду принесло то, что за ним осталось царство; дает даже и пророчество: так, весь Израиль, обратившись к Богу, приобретал себе победу над врагами; так некогда Гедеон пророчествовал и одолел Мадиама. Благодать покаяния ходит благодетельствовать и язычникам. Не только ныне, но и под законом промышляла она о всякой плоти. Покаяние воздвигало города и исправляло падшие народы. В один прием воссоздало оно великий город Ниневию. Оно объясняет мне, сколько благоснисхождения в Господнем изречении: разорите церковь сию… и треми денми восставлю её (Мк. 14:58). Те города, которые бесы разорили через грех, Христос воссоздал покаянием. Разорите церковь сию… и треми денми восставлю её; и покаяние говорит ниневитянам: ещё три дни, и Ниневия превратится (Иона 3:4). Сличи слово со словом и речение с речением — и найдешь, что изречение покаяния истолковано Христом. Христос обещал восставить, а оно угрожало разрушить, если бы Ниневия не покаялась. Покаяние не стало бы угрожать, если бы Ниневия не исцелилась. Не восставил бы Христос града согрешивших, если бы он не покаялся. Христос воскрешает, объемля покаяние, и собственным Своим воскресением показывает, что покаяние для всякого человека бывает причиной восстания его к благочестию.

    И Закон, и Евангелие три дня объявляют грешникам на покаяние. Почему же это? Потому что отпущение грехов по чрезвычайной благости подает благодать Троицы. Три дня назначаются сроком для кающихся, потому что Единосущной Троицей совлечено с человечества осуждение смерти. Три дня имеет у себя покаяние для исходатайствования прощения, потому что знает Троицу, разрешающую узы греха. Через три дня уничтожена смерть; через три дня дается отпущение, потому что через три дня совершилось и Воскресение. Все могло бы совершиться во мгновение, но по причине таинства Троицы в три дня связала врага благодать, не по невозможности вдруг совершить потребное, но чтобы показана была тайна Божества. Не убавила от трех дней и не прибавила к ним, потому что не исповедовать в Троице ни недостатка, ни избытка — несомненное благочестие и православие. Божество — не единица и не Троица только, но то и другое вместе. Поэтому в три дня и смерть упразднена, и змий низложен, и грех истреблен. В три дня созданы небо, и земля, и море, чтобы и в этом открывалось таинство Троицы и плод тридневного воскресения и примирения человеков. Три дня проповедовал Иона и ни одной ночи не употребил на проповедь, потому что в Троице нет и тени пременения. Спаситель наименовал три дня и три ночи, чтобы показать, что и омраченные грешники восстанут. Такова благодать покаяния, — в три дня огласило оно мир! О, как велика в нем сила, — оно умилостивило Бога, изрекшего уже приговор! С кротостью приступило к Нему, напомнило воззреть на Свою благодать и сделало, что приговор переменен в отпущение. О, как велика радость покаяния, — оно склоняет Бога отменить наказание, когда грех овладел уже родом человеческим! Покаяние сретило Ангелов гнева и возмогло их преодолеть, чтоб не наводили пагубы; удержало мечи, удержало серпы, чтоб не пожинали рода человеческого. Ангелы мстители, видя его, пришли в изумление, и покаяние сказало им: «Под защиту свою беру преступников закона, ручаюсь за род человеческий, даю Владыке обеспечение за людей. Для чего пришли вы теперь переменять мои условия? Имею определенный срок. У меня заключен с Богом договор, когда представить Ему необратившихся. Для чего пришли вы противиться правам моим? Могу призвать на вас суд; у меня много свидетелей, которые уверят Владыку моего. Есть у меня доказательства, по которым могу получить отсрочку для представления человечества Богу». Итак, отводит оно Ангелов Богу, начинает ходатайствовать за человечество и в защиту говорит: «Знаешь, Владыка, созданного тобою человека, знаешь, что сотворен он из персти, что естество его слабо, что крепость его удобосокрушима; если не уснет вечером — не остается в живых; если не поест только день — в опасности его жизнь. Зимою цепенеет, летом опаляется от зноя, вечером не видит, ночью не смеет ходить; если походит — изнемогает; если остается в бездействии — кружится у него голова; если сидит — ему скучно; если станет говорить — утомляется; если принужден лежать — ему трудно; если долго постоит — приходит в изнеможение. И Ты, Владыка, хочешь, чтобы такая немощь скоро восторжествовала над грехом! Много у человека помыслов, непостоянных дум в душе, сомнительных действий, неправильных дел; видимое ему препятствует, сокровенное поражает его неожиданностью; стоять против козней он не готов; к отражению того, что тревожит его, скуден умом; против злоумышляющих немощен душою; заботлив в попечении о теле, многопопечителен о пропитании жены и детей. И Ты, Владыка, хочешь, чтобы такое естество скоро восторжествовало над грехом! Что же, о Владыка, в силах оно сделать против диавола? Как ревность плоти устоит, Господи, против такого змия? Сам Ты сказал о нем, что мнит… море яко мироварницу (Иов 41:22), и что же такое человек против его стремления? Ты сказал, что ему море в прохождение (Иов 41:23); что же в сравнении с ним душа, соединенная с таким малым телом! Велика сила у змия, обольщение его глубоко; грех, по причине его приятности, распростерся широко, страсти посредством вкушения делаются близкими к телу, грех тревожит плоть похотью, повреждение преоборает душу суетной славою, лукавство увлекает к себе ум. Что же в состоянии сделать сей жалкий против такого множества противников? Что сможет земля и прах против такого ополчения? Что значит один человек в сравнении с таким полчищем зол? Помилуй, Владыка, пощади создание Свое, умилосердись к брению, которое восхотел Ты прославить, удержи угрозу, останови скорое наказание, отложи смертный приговор для меня — для покаяния. Расширь пределы щедрот Своих, увеличь меру милосердия Своего; отверзи благоутробие Свое, удиви милостью Своею и благодать Свою распространи на долгие времена. Я — ходатайствую за человечество, беру его на свою ответственность и постараюсь привести к Тебе, сколько дозволит это природа».

    И видя Бог покаяние, уступил желанию, склонился на прошения, согласился всегда иметь снисхождение к человеческому роду, определил, чтобы покаяние предводительствовало немощным естеством и дал ему власть над немощью человеческою; определил срок суда и повелел покаянию не преступать своих пределов в день суда, не изъявлять желания продолжить власть свою, а скорее стать обвинителем, что человек пренебрегал стольким терпением; не просить милости, чтобы срок был отложен, но с негодованием приступить к отмщению, не щадить чрез меру беззаконников, а, напротив того, обличить их изволение, возгнушаться их беспечностью, осудить нерадение, отречься от безрассудных, вполне обнаружить их безумие, сделать явным страстное изволение ума, предать проклятию нерадивость души о добродетели.

    И покаяние соглашается на сии повеления, и стремительность Ангелов превращает в спокойствие. Бог прекратил угрозы, и Ниневитяне спасены. Покаяние исходатайствовало — и город возвратил себе благоденствие. Под городом разумеется вся вселенная и под Ниневитянами — все человечество. Пророк Исаия соглашается с сим разумением, потому что, пророчествуя о Вавилоне, присовокупляет ещё слово, которое изрек Господь на всю вселенную. Адаму одному сказал Бог: …земля еси, и в землю отъидеши (Быт. 3:19), и вот все умираем. Так и пощада Ниневии распространилась на всех. Христос воскрес — и человечеству благовествуется Воскресение. Определение Божие от одного простирается на весь род. Два Адама: один — отец наш в смерть, потому что, согрешив, стал смертным, другой — Отец наш в Воскресение, потому что, будучи бессмертным, смертию победил смерть и грех. Первый Адам — отец наш здесь, а Второй — там. Он — Отец и первого Адама. Не я один говорю это, но и великий из пророков Исаия говорит о Христе: Яко Отроча родися нам, Сын… Бог крепкий… Отец будущаго века… (Ис. 9:6), как сказало и Евангелие. Но сей Сын во плоти, для настоящего состояния, отцу делается Отцом в будущем состоянии. Почему же? Потому что смерть возрождает, и рождает человечество в жизнь вечную. О величайшее таинство! О неудобоизобразимое домостроительство! Сын Адамов делается Отцом Адаму, потому что возрождение отмещет (отвергает) естество, вводя на место его благодать Божества. Благодать полагает конец естеству, потому что бессмертие полагает конец смерти; воскресение положило конец рождению, потому что нетлением уничтожило тление, как и Павел сказал (1 Кор. 15:53). Великое сие Таинство удивило и Никодима; когда беседовал он со Христом, услышал: аще кто не родится свыше, не может видети Царствия Небесного, и говорит: како может человек возродитися, стар сый? (Ин. 3:3, 4). Сие воскресение есть образ будущего Воскресения; тому же и другому положил начало Христос. Павел говорит: о Христе… Иисусе… аз вы родих (1 Кор. 4:15); яко елицы во Христа Иисуса крестихомся… Спогребохомся… Ему крещением… да о Нем воскреснем из мертвых (Рим. 6:3–5). Видишь ли, что крещение есть предначатие воскресению из ада? Видишь ли, что Господь есть Отец воскресения? Родившийся Сын, — сие Отроча, рожденное нам, столько имеет силы, что всех людей возродит Он в воскресение. Что говоришь ты, Исаия? Устоим ли мы в истине, утверждая сие, или говорим только правдоподобное? Устоите, — говорит он, — ибо и я слышал, что Он есть Сын… Бог крепкий… Велика Совета Ангел… Отец будущаго века. Итак, тайна Его есть нетление.

    Посему в одном определении заключено определение о целом роде, чтобы поверил ты, что из града Ниневии великому городу и жителям его покаяние испрашивает спасение, и ходатайствует о всем нужном к благоустройству. Великим стало покаяние для людей, потому что через него, как бы видя Бога, умилостивляем Его. Велико покаяние на земле, потому что душам служит лествицей к восхождению туда, откуда свержены они грехом. Оно восстановляет естество и возвращает ему собственное его достоинство.

    Принесем покаяние и мы, братия, как ниневитяне, чтобы и нам улучить спасение. Искренно покаялись они, истинно и спаслись; как согрешили, так и покаялись, и были приняты. Не вполовину только обратились, потому что равно плакали цари и простолюдины. Не отчасти только исправились, потому что вместе рыдали и властелины, и рабы. Не краткое только время раскаивались, потому что целые три дня мужи и жены, младенцы и старцы не преставали приносить исповедание. Поверили приговору и, как бы готовясь к смерти, горько сетовали друг о друге. Под Ниневиею разумею одного человека, а под множеством её жителей предполагаю части души и движения ума. Как они всенародно приступили к покаянию, так и мы всеми силами, в целом составе своем, должны приносить покаяние.

    В законе Бог повелел не только истребить идолов, алтари и кумирницы, но и пепел сожженных камней и дерев, как нечистый, выбросить вне стана. И ты, кающийся, содержи в уме, что лежит на тебе обязанность устранить от себя всякий след порока. Если останется в тебе пепел порока, то привлечены будут нечистые животные и презренные пресмыкающиеся. Если же извергнешь его из себя, не будут тревожить тебя ни греховные скнипы (вши разного рода — человеческие и скотские), ни комары. Если устранил его от себя, не будут гнездиться в тебе черви диавола. Очисти ум свой от греховных мертвецов — и самое зловоние исчезнет в тебе. Греховные же мертвецы суть страстные воспоминания. Если останутся они в тебе, омрачат твою мысль. Следствием греха бывает позор, потому что такие воспоминания нередко превращают ум, делают, что обратно и помысл начинает кружиться во тьме; потому что ложатся они на душевные очи и, подобно скопившемуся во множестве греховному гною, заражают того, кто допустил их в себя.

    Смотри, чтобы не плавать тебе поверх воды, подобно птицам, пожирающим рыб; они, как живущие в воздухе и в воде, почитаются нечистыми. Если останешься в нерешимости, то будешь ходить во тьме и уподобишься рыбе, уловленной бесами. Ибо Иов сказал, что змий царствует над всем, что в водах (Иов 41:25). Моисей засвидетельствовал, что животные, живущие в водах, пребывают во тьме, потому что им не видны дневной свет и солнце. Он назвал их подземными, потому что обитают в неосвещаемом месте. Итак, справедливо говорит Бог, что змий царствует над всем, что в водах, показывая, что люди, пребывающие во тьме, подвластны ему. Апостол Павел сказал, что Бог избави нас от власти темных… в царство Сына Своего во свете (Кол. 1:12–13), а потому, яко во дни, благообразно да ходим (Рим. 13:13), и принесем покаяние, в чем согрешили, чтобы не быть уже нам злосчастными, впадая в те же грехи.

    Выжмем себя покаянием, чтобы не утратить нам благодати прощения, как настоящей своей краски. Выжимание есть тщательное отложение противного. Ибо таким образом наведенный на нас цвет, закалившись в душах наших, не сойдет уже. Тщательно измой себя слезами, как красильщики вымывают волну (шерсть), предайся смирению и сократи себя во всем; ибо таким образом предочистив себя, приступишь к Богу готовым уже к принятию благодати. Некоторые из кающихся снова возвращаются ко греху, потому что не знали скрывающегося в них змия, а если и знали, то не совершенно удалили его от себя, ибо позволили остаться там следам его образа; и он вскоре, как бы зачавшись в утробе, снова восстановляет полный образ своей злобы. Когда видишь кающегося и снова согрешающего, то разумей, что он не переменился в уме своем, потому что в нем ещё все пресмыкающиеся греха.

    Признак же приносящего твердое покаяние — образ жизни собранный и суровый, отложение кичливости, самомнения, а также очи и ум, всегда устремленные к вожделенному Иисусу Христу, с желанием, по благодати Христовой, стать новым человеком, как волна делается багряницей, или тканью голубого, или гиацинтового цвета.

    Оградись от того, что противоположно добродетелям, потому что утомляющегося покаянием сопровождает неразумие. Если ты постясь, безумно смеешься, то легко тебя запнуть. Если на молитве плачешь, а в обществе ведешь себя по мирскому, то скоро уловят тебя в сети. Если при целомудренном поведении ты беспечен, то не умедлишь пасть.

    Покаяние приносить должно от всего сердца. Кающийся обязан быть постоянно одним и тем же, а именно: всегда быть тем, чем начал. Если у кого будет в чем недостаток, это уже признак несовершенного обращения. Если он изменится, то сим обличается, что в рассудке нет твердого основания. Такой человек приносит покаяние, как обучающееся дитя, и как битый плачет по нужде, а не по произволению. Мирские законы обращают страхом, но не переменяют сердечного расположения. Так и ты приносишь покаяние с такой мыслью: «Если найду случай, опять предамся пороку». Не желаю тебе, кающийся, постоянно плакать и на краткое время предаваться безрассудству; не желаю тебе безвыходно быть в церкви и вести себя в ней, как на торжище. Не думай, что есть часы для Бога, чтобы преуспевать тебе в мудрости, и есть часы для диавола, в которые должно предаваться распутству. Не рассчитывай, что есть время для благочестия, и есть время для беззакония. Так поступают лицедеи: они в обществе — люди добропорядочные, а на зрелище — бесчестные смехотворы; в свете заслуживают вероятие, а на зрелище — обманщики. Но ты и на торжище будь таким же, каков в церквах, так же точен в делах, в помыслах, в поступках, в словах, как точен в исповеди.

    И некто из пророков сказал: …в сонме Господни не клевещите слезами (Мих. 2:5, 6). Сим не отметает пророк покаяния и не исповедание смиренного пред Господом сердца называет клеветою, но говорит, что, если при худом намерении притворно проливаются слезы, то подобное покаяние непрочно. И ещё говорит: расторгните сердца ваша, а не ризы ваша (Иоил. 2:13). Ибо хочет, чтобы мы не тщеславились, а действительно покаялись. Давид говорит: слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6:7). Не в церкви буду проливать слезы, показывая пред людьми одну только наружность и домогаясь славы, чтобы почли меня праведным, но на ложе моем слезами измыю на всяку нощь постелю мою (Пс. 6:7), чтобы в согласии быть со Христом, Который говорит: затворив клеть твою… помолися… и Отец, для Которого делаешь втайне, воздаст тебе, и Бог умилостивится над тобою яве (Мф. 6:6). Еще сказал Давид: Утрудихся воздыханием моим (Пс. 6:7). Для чего же? Чтобы вовсе никто не слышал, а удерживать исторгающееся воздыхание есть труд: …яже глаголете, — говорит он, — в сердцах ваших, на ложах ваших умилитеся (Пс. 4:5), а не объявляйте людям. Ибо многие торгуют исповедью, выставляя себя нередко напоказ лучшими, нежели каковы они действительно, и тем прикрывают себя. Другие промышляют покаянием, покупая им себе славу; иные обращают покаяние в повод к гордыне; и вместо прощения пишут на себя новое долговое обязательство. Еще не освободился ты и от прежнего долга, а входишь в новый? Пришел ты заплатить долг и связываешь себя новым обязательством? Стараешься освободиться от долга и готовишь себе сугубое рабство? Вот, что значит сказанное: и молитва его да будет в грех (Пс. 108:7). Ибо как таковому не возвратиться ко греху? Как снова не предаться страстям? Змий оставит ли его в покое? Перестанут ли тревожить его пресмыкающиеся? Увы! Исполнится над таковым сказанное Христом, что поселятся в нем седмь других духов горших (Лк. 11:26). Посмеялся Каин Богу, оправдывая себя, — потому несет наказание за убийство и подвергается седми казням, ибо так объясняет сие Господне слово.

    Покаяние не имеет нужды в шуме и пышности, но нужна ему исповедь. Будь умерен в том и другом, не слишком обилен, а также и не краток; потому что то и другое обращается в вину приступающему к молитве. Не будь посуплен в церкви, а также не будь угрюм и на торжище, но приобрети себе соразмерность в поведении. Не будь зол дома и смирен на улицах; не будь печален, как бедняк, и не подвергай себя осмеянию, как чрезмерно радующийся, но все совершай, как сказал Апостол, благообразно и по чину (1 Кор. 14:40). Даниила не унизил Вавилон, и тебя не унизит пребывание в городе, если будешь истинно благочестив. Трех отроков не попалила пещь, и ты не потерпишь вреда, когда по приказанию или для общеполезного служения пойдешь в город или селение, если только будешь управлять собою с воздержанием и верою. Товия не соблазнялся, живя с Ниневитянами, и сообществом оных не доведен до слабости. Неукоризненного жития Лотова не осквернило беззаконие содомлян, и неистовый их разврат не переменил в Лоте твердой веры. Если и ты будешь тщателен, то и торжище не повредит тебе в шествии к Богу. Безмолвия не обращай для себя в предлог к жестокости, и подвижничество да не будет для тебя препятствием странноприимству. В нестяжательности не ищи причины к бесчеловечию и ради заповеди не оставайся бесплодным.

    Спаситель сказал: да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя (Мф. 6:3), чтобы истребить в душе тщеславие. Но Сам же Господь говорит: да просветятся дела ваши пред человеки, яко да… прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5:16), чтобы сделать тебя причастником Царства Его. Дай Ему взаем в этом мире, и воздаст тебе и в сем мире сторицею и в будущем — жизнь вечную. Дай Ему не своё, чтобы Он воздал тебе Своим. Неверен настоящий век, возлюбленные, потому что обладающего чем-нибудь лишает всего, и он утомляется, утруждается в веке сем. Кто нерадит о нем, тот приступает к Богу нелицемерно, не имея при себе никаких от века сего залогов здешнего. Мир сей содержит в себе тленное, потому что сам основан на смерти. Знает, что у кого во всем недостаток, у того нет и состязателей, и разделяет чужие труды суеты. Почему же тебе, человек, не стать благоразумным и не расторгнуть союза со здешним? Почему не ухитриться против суеты и в обладании имуществом не вступить в согласие с покаянием? Наследница дел человеческих — суетность, ибо ей свойственна рассеянность, а рассеянность есть порождение любостяжательности, славолюбия и сластолюбия, и чрезмерно благорасположена к породившим её. Преодолей хитрость змия и сохраняй благорасположение к Владыке. Возьми принадлежащее суете, а дай это Богу, чтобы в будущий век стать тебе наследником своего. Вручи имущество своё Богу, и суета лишится своего наследства. Сделай завещание на своё имя, потому что, как смертный, должен ты умереть и, пребывая верным во всем, обратно получишь своё. Смерть вместо наследника сделай попечителем, чтобы, когда наступит время воскресения, получить тебе это, как достигшему совершенного возраста. Скройся в смерти, как младенец, не имея власти над своей собственностью, и явись в воскресение, как полновластный господин трудов своих. Бог отдаст тебе залоги твои. Если при посредстве покаяния ущедришь нищих, то не бойся: в покаянии найдешь благодарного посредника; оно напомнит о тебе Богу, оно послужит для тебя как бы рукописанием, по которому с лихвой получишь все, что дал. Как самый достаточный рукоприкладчик, оно подтвердит верность твоего счета; как поручитель позаботится о возвращении отданного тобою. Лихва возрастет у тебя несравненно выше данного взаем, потому что доставит тебе вечные утехи. Знаю, что пренебрежешь ты уже тем, что тобою было отдано. Никто не будет столько прост, чтобы зажечь светильник и с ним смотреть на свет, когда взошло уже солнце; никто не будет столько безрассуден, чтобы, когда вблизи открылся источник, черпать в дальнем озере негодную воду. Никто из благоразумных не поступит так, чтобы, оставив гумно, наполненное целыми кучами пшеницы, идти и сидеть у плевел.

    И Божественное Писание говорит, что местопребывания святых ни око не видало, ни ухо не слыхало, и сердце гадать о нем не может. Итак, какая потребность временного для вечного состояния? Какой счет годов по наступлении вечности? И как быть годам, где нет ночей, или какой счет неделям, где не будет месяцев, ибо единый день имеет в себе будущий век. И пророк сказал: и будет… и не день и не нощь, но при вечере будет свет (Зах. 14:7). Потому и Исаия сказал, что свет солнечный будет седмерицею… и свет луны аки свет солнца (Ис. 30:27), ибо не будет у луны ущерба, а потом рождения и полнолуния, так как не будет потребности в лунном обращении для составления годовых перемен. Не будет и солнца, переменяющего пути своего течения и место восхождения, потому что в воскресение не нужны ни зима ни лето, ибо весь будущий век будет единый день, и ничто не будет иметь там движения для совершения оборота и для изменения. И Апостол сказал, что еще единою потрясутся не токмо землею, но и небом (Евр. 12:26), то есть изменятся при скончании, чтобы оставаться уже непоколебимыми. Посему, какая там потребность в посеве и дождях, в большей продолжительности лета и в сокращении осени, в истечении и опять в начале года? В том и состоит свобода твари, чтобы не служить более суете. Ибо святые, наслаждаясь вечными благами, не имеют нужды во временном служении. Бог уставил есть день, в оньже имать судити вселенней в правде (Деян. 17:31), уставил на многие дни, но один; ибо ночь сего дня есть тьма кромешняя. Для святых один день — вечное наслаждение светом, а для грешников одна ночь — вечная темница. Потому и Христос говорит: идут сии в живот вечный, а беззаконные в муку вечную (Мф. 25:46). Солнце, луна и звезды соберутся в одно место рая, и ночь опять сделается тьмою. Ибо стихиям света определено место на тверди для человеков, чтобы им безопасно наслаждаться, ходя по земле. Они определяют собою время, светят и доставляют все полезное плодам, а тем указывают, что Промысл Божий имеет троякое действование, в котором открывается Божество Святой Троицы; огонь, свет и свод небесный указывают на единое нерожденное естество Единосущной Троицы. Посему, если прекратятся рождение и тление, то не будет уже ни лет, ни кратчайших чисел, ни седмичного круга, который, изменяясь в тождестве дней, наподобие колеса, возвращается сам на себя.

    Рай есть место упокоения святых, как и Господь сказал в Евангелии. Итак, для чего же праведным, оставив рай, пиршествовать на земле? Спаситель говорил сперва о скончании, а потом о воскресении. Он сказал, что звезды спадут с тверди, как листья смоковничные (Мф. 24:29). Посему как же будут праведные по плоти жить на земле тысячу лет? Да и блаженный апостол Петр говорит, что все на земле и на небе будет кончено огнем (2 Пет. 3:10). Посему как же воспользоваться земным наслаждением? Нам обещаны новые небеса и новая земля (Ис. 65:17). Ужели же воскресшие святые не будут иметь ничего большего? Павел сказал, что обветшавающее и состаревающееся близ есть нетления (Евр. 8:13). Ужели уничтожатся обетования, данные праведным, если и они будут пользоваться временным? Владыка не говорил о двоякой кончине мира, так что по истечении тысячи лет опять будет кончина. Иоанн в Откровении не сказал о временном употреблении плодов Божиих, показывая, что наслаждение ими будет вечное. Как же некоторые думают, что по истечении тысячи лет опять будет скончание земного состояния? Неправда. Но согласно с Иоанном Давид, а с Моисеем Иоанн говорят о древах, которые своими листьями приносят исцеление и плодами — жизнь вечную. Потому не рай ли мысленный и духовный есть место вечного наслаждения? Ибо такой рай не будет иметь конца; в нем все пребывает непоколебимым. Так, новые небеса распрострутся в нетлении, и новая земля срастворится вечностью и блаженством, ибо и Моисей гадательно говорит, что Бог насадил там древо вечной жизни, и Давид с Иоанном сказали, что лист его не отпадет (Пс. 1:3. Откр. 22:2). Итак, не тысячу лет продолжится блаженство святых. Если Иоанн в Откровении обо всем говорил приточно и гадательно, то и о тысяче лет сказано у него гадательно.

    Но требуешь у меня объяснения тысячи лет. И я потребую у тебя объяснить светильник (Откр. 2:1): камень бел (Откр. 2:17), теплое питие и изблевание (Откр. 3:16), все, что Иоанн гадательно представил, пиша к седми Церквам. Если требуешь у меня тысячелетнего первого воскресения; то и я потребую у тебя коня (Откр. 6:8), и бледнеющего Ангела, и духовного живого существа, называемого апсиноос (Откр. 8:11), горького по свойству, подобно полыни. Дай мне седмь фиал (Откр. 16:1) и возьми у меня тысячу лет. Докажи, что жена означает город (Откр. 21:9–10), и представлю тебе доказательство о тысяче лет. Объясни мне, что жена, сама собою возносящаяся (Откр. 12:14), сделается Иерусалимом и, собственно, есть не жена, и дам тебе объяснение на тысячу лет. Ужели город рождает? (Откр. 12:2). Ужели родившая делается Иерусалимом? Ужели человек беззакония (2 Фес. 2:3) есть зверь? (Откр. 13:1). Ужели десять глав соединены у зверя, чтобы им царствовать? (Откр. 13:1). Ужели от седми есть осмыи, который однако ж не осмыи по числу, потому что глав седмь, но три главы уничтожились? (Откр. 17:11). Ужели имя зверя неизъяснимо и так же неименуемо, как имя Божие? Да не будет сего! Ужели имени зверя не знал тот, кто сказал число имени? (Откр. 13:18). Сперва известны ему стали слоги, а потом уже разложил имя на буквы; сперва сам в себе произнес имя, а потом, сложив буквы, сказал число, то есть, что из букв составляется шестьсот шестьдесят шесть. Так и под тысячею лет гадательно разумел он необъятность вечной жизни. Ибо если един день пред Господем яко тысяща лет (2 Пет. 3:8), кто в состоянии вычислить, сколько дней в тысяче лет и определить тысячи тысяч и тьмы тем такого числа дней? Итак, по бесконечному числу лет в сих днях и дней в тысячах сих лет упокоение святых по воскресении определил тысячею лет.

    Знаю, что Иоанн сказал о новом разрешении змия от уз (Откр. 20:2–3), но сказал сие гадательно. Жена (Откр. 21:10, 18) будет златым городом и стену будет иметь из драгоценных камней. Но разумеем так, что жена есть Церковь; а также и о Церкви опять разумеем, что она златая, по причине прославления, и из драгоценных камней, по причине нетления. Таким же образом доказано, что змий есть диавол (Откр. 20:2), что заключение его в узы есть наказание, наложенное Богом, а самые узы — не иметь власти над человечеством. Следовательно змий будет разрешен, когда придет в лице антихриста, и Бог покажет, что Он гневен на человечество или удалился от него, не давая, впрочем, власти над ним змию.

    Но, кажется, затрудняет тебя, что не должно затруднять, а именно: перестановка речи. Ибо Иоанн сказал о двух пришествиях, в которые змий то связывается, то разрешается. Он связан в первое пришествие, как сказал Христос: Се, даю вам власть наступати на змию и на скорпию и на всю силу вражию (Лк. 10:19); разрешен же, опять на краткое время, как говорит Павел, за то, что нечестивые не поверили истине: …послет им Бог действо льсти, во еже веровати им неправде, да суд приимут вси не веровавшии истине (2 Фес. 2:11–12). Посему и Спаситель сказал о разрешении змия, так как у него будет много силы, якоже соблазнити, аще возможно, — говорит Христос, — и избранные Моя (Мф. 24:24). Дух связывается ли когда узами? Заключается ли в бездне? Духовное живое существо неосязаемо. Но чтобы мы по употребительным у нас способам наказаний познали невидимое, в объяснение употребил известные у нас наименования орудия казней и места заключения.

    Наименовал же первое и второе воскресение потому, что два чина святых в двух Заветах, и тем хочет показать, что святые новозаветные восстанут в первом достоинстве, а святые ветхозаветные — во втором; между тем как воскресение будет одно и совершится в одно и то же время, как и Павел сказал: вострубит бо, и вси мертвии восстанут (1 Кор. 15:52). А что два чина наименовал первым и вторым воскресением, подтверждает сие Апостол: …начаток Христос, потом же Христу веровавший… таже кончина (1 Кор. 15:23–24). Так же, что одно и в одно время будет общее всех воскресение, опять говорит о сем Павел: яко Сам Христос в повелении, во гласе Архангелове… снидет с небесе… и в трубе, то и сказал посему: мы живущии. Почему же святые именуются живыми? Потому что Христос сказал: идут сии… в живот вечный (Мф. 25:46), и потому что для праведных есть достоинство именоваться живыми.

    Скажешь: не названы ли здесь живыми и беззаконники, мучимые вечно; если бы они не были живы, то как стали бы мучиться? Напротив того, апостол дал разуметь, что жизнь грешников мертва, и Христос сказал: И идут сии в муку вечную (Мф. 25:46). Поэтому прекрасно сказал Павел, что питающаяся же пространно, жива умерла (1 Тим. 5:6). И Христос есть Судия праведных и неправедных. Не всякая жизнь одинакова. Живут и бессловесные, но ничем не разнятся от мертвых; потому и заключающие их не подлежат осуждению. И жизнь грешников есть смерть, потому что томятся они тлением и смертью, живя, чтобы умереть для вечного мучения. Спаситель говорит: Аз есмь… живот (Ин. 14:6). Посему праведники прекрасно называются живыми, потому что в здешней жизни услаждаться непрестанным созерцанием Бога и не делать или не терпеть никакого зла действительно есть жизнь.

    Но главное в сказанном о воскресении есть то, что оно одно, потому что все мы воскреснем вскоре, во мгновении ока (1 Кор. 15:52). Изменятся ли же некоторые святые в чем-либо? Изменятся, потому что сделаются живыми в сказанном нами смысле, чем и сам Иоанн объяснил, что значит воскреснуть, или потому что прешли мы от смерти в живот (Ин. 5:24). Таким-то образом начаток Христос, потому что Он есть жизнь; потом же Христу веровавшии (1 Кор. 15:23), потому что и они изменились, став из смертных живыми. Таже, — говорит апостол, — кончина (1 Кор. 15:24), то есть осуждение грешных. А что вкушать блаженство и не быть осужденным есть жизнь, противное же сему есть смерть, о том говорит Христос: не веруяй словесем Моим, уже осужден есть (Ин. 3:18), веруяй же в Мя… смерти не имать видети во веки и, аще… умрет, оживет (Ин. 8:51; 11:25). То и другое по природе плоти бывает во время жизни. Другие же немногие имеют жизнь слабую и находящуюся в общении со смертью. Но истинная жизнь — не быть осужденным вечно. Ибо как вечно мучиться есть смерть, так вечно упокоеваться есть жизнь. Начаток Христос. Не сказал первое воскресение — Христос, но начаток, как бы рукоятие с гумна, чтобы ты не мог говорить о втором воскресении слыша: потом Христу веровавшии. Ибо описывает воскресение не в отношении ко времени, но в отношении к предызображению Божию. Таже, говорит, кончина, не потому, что кончина мира уже по воскресении, но потому, что по исполнении числа святых, когда не будет уже ни одного святого, человечество, как непотребное для Бога, примет конец. Ибо и Павел говорит: Не неправеден Бог наносяй на человека гнев Свой (Рим. 3:5). Если же начаток Христос, то почему ввел разделение: потом же Христу веровавшии? Конечно, не потому, что есть первое и второе воскресение. Ибо если Он по причине двух воскресений сказал: потом же Христу веровавшии и таже кончина, то окажется, что Христос есть начаток и неверных. Но да не будет места такому рассуждению! Христос есть начаток не нечестивых, но одних благочестивых. Как же воскресение будет, если прежде кончины мира приидет Христос во Второе Свое пришествие? Если Христос приидет царствовать с праведными, а потом возвратится и снова приидет, как Судия; то сотворит Он три пришествия. Почему ни в одном Писании сего не написано? Да сие и невозможно. Ибо если бы пришел прежде кончины, то мир, будучи ещё тленным, и праведников подверг бы тлению, и они умерли бы снова, и Сам Он вкусил бы с ними тления. Но это неправда. Ибо апостол говорит: лежит всем человеком единою умрети, потом же суд. Тако, — продолжает, — и Христос единою умре (Евр. 9:27–28), смерть Им ктому не обладает (Рим. 6:9). Итак, одно есть воскресение праведных и неправедных, явственно заключенное в кратком мгновении ока.

    Но мое слово к тебе, рачитель покаяния; тебе надобно знать, скольких и каких благ участником делает тебя покаяние. Говоря о святых местах, сделали мы отступление, чтобы знать тебе, как прекрасно настоящее давать взаем Богу и не быть игралищем суеты. Если Богу отдаешь, что дал Он тебе для упражнения, то постыждаешь змия, потому что пренебрег ты суетным и временным наслаждением, которым змий запнул прародителей. Если пренебрежешь тленною славой, то сделаешь себя славным пред единым Богом и тем приведешь в бездействие змия, потому что прародителям внушил он пожелание славы Божества. Если не хочешь казаться мудрым и знаменитым в мире, то изумишь врага, потому что знанием и опытным изведанием всего успел он запнуть прародителей. Вкуси, сказал, двояких свойств плода — и будешь Богом и, изведав доброе и злое, не будешь уже иметь нужды ни в чем другом. Жена послушалась, прельстилась сладостью, возжелала многоопытности, о которой помышляла, чтобы ни в чем не иметь нужды, протянула руку и, на самом деле, совершила преступление. Не змий берет плод и дает жене; он не хочет, чтобы человек лишился плодов греха. Итак, Ева вземши… яде (Быт. 3:6). Есть дела, совершаемые и помыслом, ибо соизволение есть рука нашего ума. Зависть не рукой, но душою совершается. Посему умей приносить покаяние и в подобных грехах.

    Для того продлил я слово о прародителях, чтобы научился ты знать пределы покаяния. Хулят люди словом. Рука не наносит здесь никакой обиды. Приноси покаяние так, чтобы можно тебе было убедить заимодавца простить тебе долг. Бог прощает тебе пятьдесят и даже пятьсот динариев, смотри, не присовокупляй к долгу, чтобы тебе кающемуся не быть отверженным, подобно Исаву. Два должника грешника, к которым можешь принадлежать ты. Ибо две заповеди любви: заповедь любви к Богу и любви к ближнему. Если согрешил ты против человека, то должен пятьдесят динариев, а если нечествовал пред Богом, то должен ты пятьсот динариев. Два бывают долга — душевный и телесный; долг в пятьдесят динариев есть телесный, долг в пятьсот — мысленный. Кто отрекается, тот делает зло душою: или выходя из себя, или по забвению памяти, или по раздражению, или по небрежению; но кто впадает в блуд, тот грешит тем и другим — душою и телом: или от воспламенения, или от навыка, или от роскошной жизни. Душа при отречении употребляла в дело язык, тело же к совершению блуда употребляло в дело душевную деятельность. Потому-то душа и тело, как заодно действующие, вместе и осуждаются; вместе также должны и приносить покаяние. В преступном убийстве душа употребляла в дело и сердце: при удовлетворении сребролюбию душа и тело ухищрялись вместе, потому вместе должны приносить и покаяние.

    Итак, поелику Исав приносил покаяние незаконно, то он отвержен не потому, что покаяние не имело силы очистить преступника, но потому, что легкомыслие поступка в уме имело корень горести, как сказал Павел (Евр. 12:15). Исав обрезал зелень, но оставил корень, и казалось это покаянием, но было не покаяние, а личина. Проливал он слезы не о том, что согрешил, но что не мог обмануть Бога; плакал, прося благословения, не для того, чтобы возблагодарить Бога, но чтобы насладиться плотским. Корень горести был внизу, в сердце, а листья — слова — на устах. В уме замышлял нечестие, а на словах заботился о благословении. Правителем души — умом обладал грех, и только языком хотел он приобрести себе благословение.

    Для чего же говорю сие? Для того, чтобы ты, ежели в сердце у тебя есть горесть, сперва искоренил её и потом уже приходил к Богу. Врач не знает страданий больного, но не так Бог. Потому кающийся должен знать, где уязвлен. Потому и Бог, как Врач, говорит: глаголы ты грехи твоя прежде и оправдишися (Ис. 43:26). Не говори одного вместо другого, потому что нанесешь сим вред себе. Плачешь, как Исав, а внутренне раздражаешься, как змий. Не приемлет Бог такого покаяния, если просишь Его о прощении и гневаешься на кого-либо, как Исав на Иакова. Он желал получить благословение и надеялся, что Бог будет ему содействовать в умерщвлении брата, и плач его был преступен, потому что замышлял он ввергнуть в сетование родителей. У кого просил, чтобы преподал ему благословение, тому желал он смерти, говоря: «О, когда бы умер отец мой, да бых убил Иакова!» (Быт. 27:41). Раздражительность сделала его не только братоубийцею, но и отцеубийцею, потому что затаенный гнев всегда увеличивает беззаконие; почему с продолжением времени раздражительность сделала его и богоненавистным. Знаешь, согрешил ли ты, и душевный ли у тебя грех или плотский, как знаешь, так приноси и покаяние. Ибо для покаяния нет ничего невозможного: даже мертвую душу может оно живою представить Богу. Грех душевный может привести к смерти, — сказал Иоанн (1 Ин. 5:16). Посему приноси покаяние так, как бы отчаивался ты в жизни, и умерщвлением тела удалишь от себя душевную смерть. И Спаситель сказал ученикам: иже погубит душу свою… обрящет ю (Мф. 10:39). Как же это? Решившись умереть покаянием, будет он жив по той благодати, которая в нем.

    Одному только Богу возможно, братия, воскрешать мертвых. Но и в неисцельных болезнях дал Он людям покаяние. У Давида была неисцельная язва, но так уврачевало его покаяние, что не имел он и струпа язвенного. Покаянием преклонен был Бог уничтожить срамоту блуда и убийства, а не иереями и тельцами. Покаяние загладило все нечестие Манассиино. Бог повелел Моисею истребить все народы ханаанские, и без жертв и иереев одно исповедание не только спасло гаваонитян, но даже сделало, что причислены они к Израилю. Вера посредством обращения к Богу и блудницу Раав унаследила со святыми, несмотря на то, что она была блудница и хананеянка, а закон то и другое признавал достойным казни. Бог на веки отлучил аммонитян и моавитян, а Руфь моавитянку принял в число благочестивых жен, потому что от нее произрастил святейшего Давида, которого истинное покаяние сделало, что и действительное беззаконие не оставило в нем и следа. Покаяние изгладило струп его прелюбодейства и от Вирсавии произвело Соломона, царя Израилю. И Давид, принося покаяние, умолял о сем: по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое (Пс. 50:2). Итак, не ради иерея или закона услышан был сей муж, но ради покаяния, проповедуемого в Церкви, потому что покаяние все превышает: оно препобедило закон. Прекрасно сказал Давид о покаянии: Богом моим прейду стену (Пс. 17:30), потому что закон, как стена, препятствует нечестивому прийти к Богу; а покаяние дает ему крылья и делает, что, перелетая стену, находит он доступ к Богу. Не подчиняется законному приговору и, в покаянии припадая к Богу, показывает подзаконным иереям, что чего они не в состоянии очистить, то покаяние совершает даром. Сила его приближается к власти Спасителя, потому что кого не оправдывает закон, тех совершенными делает покаяние. Давид не был совершен, если судить по закону, но оправдан провозглашением Церкви. Покаяние спасло многих, тогда как закон грозил им смертью, если бы не покаялись, как должно.

    Горе еретикам, утверждающим, что нет покаяния; к ним принадлежат и те, которые говорят, что нет Бога. Ибо если нет покаяния для людей немощных, требующих уврачевания, сие то же значит, что сказать: «Нет Господа Бога». Итак, докажи, что покаяние водворялось там, где страх наказания угрожал преступникам, и что нет покаяния в Церкви, где благодать, подобно солнцу, воссияла и достойным и недостойным. Бог благоизволил отменять Свои определения в синагоге, чтобы даровать покаяние, и отринет оное в Церкви? Невозможно то, что утверждают еретики. Покаяние тесно соединено с Церковью; оно знает, как тех, которые не коснеют в нечестии, приводить к Богу в вечную жизнь. Сам повелел до седмьдесят крат седмерицею отпускать согрешившим против нас (Мф. 18:22). Ужели же не превзойдет Он людей благостию? Мытарь препобедил фарисея смиренномудрием, а ты говоришь, что Бог немилостив; фарисей полагался на оправдания закона, а мытарь объявил грехи свои — и покаяние без дел оправдало исповедающегося. Для чего же? Для того, чтобы многие обратились к покаянию. Как же ты говоришь, что Бог немилостив и не приемлет покаяния грешников? Глаголи ты грехи твоя прежде, да оправдишися, — сказал Бог. И такое снисхождение превращаешь ты, еретик, в бесчеловечие?

    Начало покаянию полагается на словах, потому что словесное исповедание есть предначатие покаяния. Потому и мытарю дается предначатие спасения; не совершенно освободил его Господь от долга, потому что несовершенное ещё принес он покаяние. Познай из сего Божию во всем точность и уразумей пользу покаяния; каково дело, такая дается награда. Словесно исповедался — и допущен к преспеянию в деятельном покаянии. Что говорит мытарь? Господи, милостив буди мне грешному (Лк. 18:13). Что же на сие Христос? — Аминь глаголю вам, яко сниде мытарь оправдан… паче фарисея (Лк. 18:14). Не сказал, что оправдан и освобожден от осуждения, чтобы дать нам образец, как должно приносить деятельное покаяние не словом только, но и делом. И Содом оправдан Иерусалимом, как сказал пророк Иезекииль (Иез. 16:52) не по причине добродетели его, а по избытку нечестия у иудеев в сравнении с содомлянами. Так и мытарь оправдывается сравнительно с фарисеем. Разбойник, исповедавшись словесно, спасается, потому что не было ему времени принести покаяние на самом деле; переменою своею показал он в себе стремление обратиться и деятельно, если бы дано было ему время; как за слово можно быть осужденным в нечестии, так по слову же можно оказаться и благочестивым. Моисей и молча вопиял ко Господу (Исх. 14:15); следовательно можно получить прощение и за помысл. Павел сказал: Помолюся духом, помолюся же и умом (1 Кор. 14:15), чтобы показать тебе, как полезны и обе молитвы, и каждая из них, когда бывает для той или другой время; только надобно быть внимательным к духовному созерцанию.

    Тебе говорю, отметающий покаяние: употребление его имеет место и в Церкви. Знаю, что ты утверждаешь, будто бы после крещения нет уже покаяния. Что ты говоришь? Бог даровал нам благодать сыноположения в крещении и не даст благодати отпущения грехов? Даровавший великое не будет милостив к малым? Подающий мертвым воскресение не даст немощным исцеления? Даровавший ослепленным очам прозрение не очистит их от гноетечения? Очищающий загнившие язвы не попечется об имеющих на себе прыщи? Из рабства приведший в свободу откажется выслушать оправдание? Удостоивший сыноположения не приимет исповеди от сына? Из раба сделал Он сыном и не приимет погрешившего сына? Бог не гнушается тем, что велико и всего выше, то есть, именоваться Отцом человеков, и откажет Он в малом, — стать очищением для исповедающихся чад? Не убедишь ты меня, еретик, хотя и желательно тебе отрицать Божию благость. У меня есть источник; не имею нужды в твоей сухости. У меня Христос, и я обличу твое беззаконие. За нас Он умер — и не ходатайствует о нас? За нас благоволил быть распятым — и откажется милосердовать о нас? Если столько возлюбил нас, что принял за нас заушения, то презрит ли томящихся гладом, имея у Себя источник милостей? Если кто при недостаточности захочет выкупить раба или детище, и предложено ему будет или отдать выкуп, или умереть, то не предпочтет ли он заплатить выкуп? Если бы у Христа не было источника милостей, то, может быть, сказал бы иной: потому Он и умер, что не имел чем выкупить возлюбленного. Но Он совершил чрезвычайное — и не даст человеку маловажного? Не отверг нечествующих — и не приимет кающихся? Призвал преступников закона — и отвратится от обращающихся? Помиловал хульников — и не умилосердится над умоляющими Его? Или однажды Он милует, а в другой раз наказывает? Сегодня — Отец, а наутро — чужой? Сегодня изъявляет любовь, а наутро, по скудости, не сделает этого! Сегодня благ, а наутро жесток! Сегодня, вняв ласкательству, снабжает, а наутро, став благоразумным, не дает Себя в обман! Прочь с такими умствованиями! Невозможное говоришь ты, человек! Бог неизменяем, непревратен. Павел говорит: Нераскаянна… дарования… Божия (Рим. 11:29). Да и почему же, Сам повелев молиться: остави нам долги наша (Мф. 6:12), переменил Свое намерение прощать грехи? Не оглашенным повелел молиться о сем. Не молитва ли это верных? Как же ты говоришь, что после крещения нет покаяния?

    Отвечаешь ты — Павел говорит: Невозможно… просвещенных единою… паки обновляти в покаяние… распинающих… себе Христа (Евр. 6:4, 6), невозможно принимать преступников. Итак, кратко скажу тебе смысл сего учения, чтобы не продлилось слово при истолковании. Павел сказал не о покаянии, но о втором крещении, потому что крестившемуся во Христа невозможно быть крещенным снова. Сам апостол говорит: елицы во Христа… крестихомся, в смерть Его крестихомся (Рим. 6:3). Итак, о крещении сказал, что падшим невозможно снова распинать Христа, то есть, снова креститься. Один крест — одно, говорит, и крещение. Ежели есть другой крест, — есть и другое крещение. К Евреям писал Павел и хотел доказать, что крещение Христово не есть что-либо обыкновенное. Они думали о крещении, что оно подобно совершавшимся под законом. Итак, в удостоверение их говорит: у нас невозможно падшим креститься снова. Иудеи совершают различные крещения, как прежде обличил их Павел, рассуждая об очищении; и Христос показал, что подзаконное крещение есть дело обыкновенное, потому что фарисеи непрестанно крещаются, пребывая нечистыми (Мф. 23:25). Омывай, — говорит Он, — не внешность блюда, но внутренность полную хищения и горечи. Не о покаянии сказал Павел, что невозможно оно для просвещенных, но о перекрещивании.

    Ты строишь все на умозаключениях, а я представлю во свидетельство дела апостола. Докажу тебе, что утверждаемое тобою клевета на апостола, и побужду покаяться. Что говорит он Галатам, отступившим от веры? Чадца моя, имиже паки болезную, дондеже вообразится Христос в вас (Гал. 4:19). Поелику рождены они были с болезнями для Павла, то есть искушениями и скорбями, то и сказал посему: паки болезную, потому что были уже крещены о Христе. Если же не отверг целой во граде церкви мужей, прежде верных, но отступивших от веры, а креститься двукратно или многократно запрещал, то ужели некрещеным сказав: Течасте добре (Гал. 5:7); кто вы прельстил есть не покоритися истине? (Гал. 3:1). Ужели некрещеным так же сказал: Толика пострадаете туне? Аще точию и туне (Гал. 3:4). Ужели некрещеным сказал: Подаяй убо вам Духа Святаго и действуяй силы в вас, от дел ли закона, или от слуха веры? (Гал. 3:5). А если апостол и принадлежащим к клиру не возбранял покаяние, то как утверждаешь, что после крещения нет покаяния?

    Давид говорит: Духа Твоего Святаго не отыми от мене (Пс. 50:13); как же не имеют покаяния согрешающие по принятии благодати Святаго Духа? Он был пророк, но, согрешив, покаялся, и Бог простил ему, а мне, законно кающемуся, не простит? Давид говорит: Воздаждь ми радость спасения Твоего (Пс. 50:14), потому что по совершении им прелюбодеяния радость была у него отнята и возвращена покаявшемуся, так как и после сего, до самой смерти, Давид пророчествовал.

    Апостол Петр, после того как поставлен был в апостола, совершил силы и знамения благодатию Святого Духа и крестил в Иерусалиме, отрекается от Христа и, покаявшись, не отвержен, потому что плакася горько (Мф. 26:75), но сподобился сладостной благодати. Христос простил ему, потому что не может прощать человек, как скоро согрешит кто против Бога. Соблазнился Петр настоящим мнением своим о Христе и не от Бога отрицается он, а напротив того, соблазн креста имеет оправданием мнение его о Христе. Потому и Христос как Бог, непроизвольно отрекшемуся скоро прощает. Христос и прежде креста был Бог, но Божество сокрыто было от всех живущих на земле. Петр не видел невидимого; увлеченный же видимым теперь поползнулся, однако же, покаявшись, принят.

    Петрово отречение не обращай для себя в повод к небрежению. Он увлекся за другими, а ты безмятежно должен хранить веру, как утвержденный долговременным учением. Он скоро приобрел Христа и сподобился прощения. А ты не знаешь ещё, отпустит ли Он тебе грех или нет, ибо сего люди не могут прощать, хотя бы то были Ной, или Иов, или Даниил. Петра извиняет крайность, но гибель угрожает совращающимся без крайности. Ибо день Господень тма, а не свет (Ам. 5:20).

    Итак, есть, человек, покаяние, потому что нет ничего невозможного для Бога. Нет покаяния для тех, которые торгуют покаянием. Кто в надежде на покаяние пребывает во грехе, тому нет покаяния. О таковых и сказано, что покаяние не имеет для них силы, потому что думают, будто бы Богу приятны ругатели. Кто небрежет о Боге, чтобы благоугодить Богу, тому нет покаяния. Кто знает, что зло пагубно, и не перестает делать оное, тот не прощен будет по смерти, потому что служил греху. На суде нет покаяния, потому что дело Судии не прощать, но произносить суд о поступках, в которых признаются. На суде последует определение; и как возможно приносить покаяние в воскресение? Если бы воскресли мы для чадородия и устройства жизни, то была бы надежда на покаяние, потому что жизнь опять была бы училищем, и в нашей власти состояли бы и свободное произволение и разум. Никто не видывал, чтобы пред судиею стоял разбойник без уз, а прелюбодей и расхититель гробов ходил спокойно. Так и для нас на суде будут узами обличение, стражею — предстояние с подсудимыми, порабощением — совесть и стремление произволения, приводимо в бездействие исследованием Судии.

    Не проповедую покаяния, чтобы не стать тебе небрежным, но и не отвергаю его, чтобы не впасть тебе в отчаяние. Не говорю: «Будь теперь небрежен, тогда покаешься». Не учу грешить во время жизни и приносить покаяние на суде. И Пророк сказал, что нет исповедания во аде (Пс. 6:6). И после крещения, согрешив, можно нам покаяться, но не должно быть небрежными, понадеявшись на покаяние. Если тот имеет на себе грех, кто зная, что хорошо, не делает сего, то кольми паче грешит, кто зная, что худо, делает это?

    Если же покаяние — прекрасное дело, то отметающий оное делает худо, и само покаяние вознегодует на него, зачем думал, будто бы оно боится худого, так что не в состоянии и помочь человеку. А если, услаждаясь грехом, будешь коснеть в нем, то покаяние отвратится от тебя, потому что знал ты, как оно хорошо, и предпочел ему грех. Покаяние проповедует оставление грехов, но не терпит, чтобы пренебрегали им. С обращающимися оно неразлучно, и отвращается от пребывающих во грехе. Послушай, что говорит Бог: нечестивый, пришед во глубину зол, нерадит (Притч. 18:3); почему возопиют, — говорит ещё, — и не имам услышати их (Зах. 7:13).

    Говоришь, что нет покаяния после крещения; а как же евангелист Иоанн сказал, что Христа ходатая имамы ко Отцу… и Той очищение есть о гресех наших, не о наших же точию, но и о всего мира? (1 Ин. 2:1–2). И себя включил здесь святой, желая показать, что покаяние простирается и на согрешивших по принятии даже столь обильной и высокой благодати, какую имел святейший евангелист Иоанн. Говоришь, что нет покаяния после крещения? Злой ты раб, зарывший талант свой в землю, потому что не проповедал покаяния, чтобы слово приобрело себе души грешников для избавления от осуждения и для спасения. Итак, знай, что нечестиво не верить покаянию.

    С таланта начали мы слово, талантом и заключим, во много крат приумножая Богу спасение наше, да в воскресение приимет Он нас по милости, щедротам и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.


    Поучение о безмолвии

    Приобретите, братия, безмолвие, как крепкую стену. Безмолвие поставляет тебя выше страстей. Ты ведешь брань сверху, а страсть — снизу. Приобрети безмолвие в страхе Божием, — и не повредят тебе все стрелы вражии. Безмолвие в соединении с страхом Божиим есть огненная колесница, на небо возносящая того, кто приобрел оное. Да убедит тебя в сем пророк Илия, который возлюбил безмолвие и страх Божий и восхищен на небо. О, безмолвие — преспеяние монаха! О, безмолвие — небесная лествица! О, безмолвие — путь в Царство Небесное! О, безмолвие — зеркало грехов, показывающее человеку прегрешения его! О, безмолвие, не удерживающее слез! О, безмолвие, порождающее кротость! О, безмолвие, сожительствующее со смиренномудрием! О, безмолвие, вводящее человека в мирное состояние! О, безмолвие, сопряженное со страхом Божиим! О, безмолвие — озаритель ума! О, безмолвие — испытатель помыслов! О, безмолвие — сотрудник рассудка! О, безмолвие, порождающее все доброе. О, безмолвие — утверждение поста! О, безмолвие — преграда чревоугодию! О, безмолвие — упражнение в молитве и чтении! О, безмолвие — тишина помыслов! О, безмолвие — покойная пристань! О, безмолвие — неозабоченность души! О, безмолвие — веселие души и сердца! О, безмолвие — истребление безрассудства! О, безмолвие — враг бесстыдства! О, безмолвие — матерь благоговения! О, безмолвие — узилище страстей! О, безмолвие — сотрудник во всякой добродетели! О, безмолвие, приводящее к нестяжательности! О, безмолвие — благое иго и легкое бремя, успокаивающее носящих тебя! О, безмолвие — поле Христово, плодоносящее добрые плоды! О, безмолвие, сопряженное со страхом Божиим, — стена и ограждение желающим подвизаться ради Царствия Небесного!

    Да, брат, приобрети себе благую часть, которую избрала Мария, яже не отнимется от нея (Лк. 10:42). Видишь ли, брат, каково безмолвие? Сам Господь похваляет того, кто приобрел оное. Приобрети себе безмолвие, возлюбленный брат мой, насладися Господеви Твоему (Пс. 36:4), сидя при ногах Его, и прилепившись к Нему Единому, чтобы и ты мог сказать с дерзновением: Прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя, Сего ради, яко от тука и масти да исполнится душа моя (Пс. 62:9, 6). Да, брат мой, приобрети себе безмолвие, сладчайшее меда. Ибо лучше кусок хлеба с солью в безмолвии и неозабоченности, нежели предложение дорогих яств среди искушений и забот. Послушай Того, Кто говорит: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11:28). Господь желает упокоить тебя от попечений, от раздражительности, от искушений и скорбей века сего; Он хочет, чтобы не озабочен ты был египетским плинфоделанием (изготовлением кирпичей); хочет вести тебя в пустыню, то есть в безмолвие, чтобы освещать пути твои столпом облачным, чтобы напитать тебя манною, разумею же хлеб безмолвия и неозабоченности, и чтобы наследовал ты землю обетования. Да, возлюбленный, приобрети себе безмолвие, возлюби его, да насладишися на пути свидений Божиих, яко о всяком богатстве (Пс. 118:4). Да, брат, приобрети безмолвие вместе со страхом Божиим — и Бог мира будет с тобою. Ему слава во веки веков! Аминь.

    Умоляю вас, братия, возлюбленные Господом, постарайтесь каждодневно иметь сие в памяти, разумею же веру, любовь, смирение, подкрепление себя всегдашними молитвами к Богу, всегдашним поучением в Божественных Писаниях и безмолвием. Если все это есть и избыточествует в вас, то не будете недеятельными и бесплодными в познании Господа нашего Иисуса Христа. Монах, который не приобрел сего и нерадит о своем спасении, есть смежающий очи слепец, забывший прежние свои грехи, и случися ему истинная притча: пес возвращься на свою блевотину, и: свиния, омывшися, в кал тинный (2 Пет. 2:22). Отбегшим бо скверн мира познанием Господа… нашего Иисуса Христа, сими же паки сплетшимся… быша им последняя горша первых. Лучше бо бе им не познати пути истины, нежели познавшым, паки возвратитися вспять (2 Пет. 2:20–21). Итак, возлюбленные и верные рабы, избранные воины Христовы, монахи, восприимем сказанное сердцем своим во всеоружие, каждый день, без опущения, содержа сие в памяти, чтобы в состоянии нам быть, подвигом добрым подвизаться и попрать всю силу вражию, и избавиться от гнева, грядущего на сынов непокоривых, обрести же милость и благодать в страшный день пред Судиею Праведным, воздающим каждому по делам его. Ему слава во веки веков! Аминь.


    О воздержании; о том, что не должно соревновать грешникам, которые извиняются обстоятельствами времени, и о Ное

    Некоторые уловляются зломудренным змием, пребывая в заблуждении, не разумея Писаний и не стремясь к уяснению ведения их. Ибо Господь говорит: прельщаетесь, не ведуще Писания, ни силы Божия (Мф. 22:29). И мы знаем, в какое время Ной благоугодил Богу, так как написано: Видев же Господь Бог, яко умножишася злобы человеков на земли: и всяк помышляет в сердцы своем прилежно на злая во вся дни (Быт. 6:5). И несколько ниже Моисей говорит: Ное же обрете благодать пред Господем Богом (Быт. 6:8). И ещё говорит: Богу угоди Ное, и вместе показывает, в какое время угодил он Богу: Растлеся, сказано, земля пред Богом, и наполнися земля неправды. И виде Господь Бог землю, и бе растленна: яко растли всяка плоть путь свой на земли (Быт. 6:11–12). Итак, праведник, видя сии ужасы, оплакивал грешников, сам же крепко утверждался в исполнении воли Создателя. Посему и восхваляется в Божественном Писании, которое говорит: …Ное человек праведен, совершен сый в роде своем. Богу угоди Ное (Быт. 6:9). Почему, когда настал потоп, праведник спасен, а нечестивые потоплены.


    О Лоте и о приведении себя в безопасность

    Сластолюбцы, сердце свое научено всякому лихоимству имуще, и очи имуще исполнь блудодеяния и непрестаемаго греха… раби суще тления (2 Пет. 2:14, 19), предлагают такую мысль и говорят: «Не мы одни обнаруживаем в себе страсть; этому подвержены многие, не только люди не славные, но даже и славные». И они думают на этом основании найти себе оправдание. Но мы боимся Того, Кто судит по делам каждого. Ибо по отшествии отсюда должны будем подпасть Суду за все, что сделано нами в жизни. И вот, дни наши текут, как пополуденная тень. Поэтому, имея в виду жизнь святых, к ней направим ладью свою, чтобы, войдя в тихую пристань, вечно насладиться нестареемой (нескончаемой) жизнью. А это слова людей, растленных умом и неискусных в вере. Но они не много успеют (2 Тим. 3:8, 9). Итак, послушаем Божественное Писание, которое говорит: Еда утаю Аз от Авраама раба Моего, яже Аз творю? Вопль Содомский и Гоморрский умножися ко Мне, и греси их велицы зело. Отыде же Господь, яко преста глаголя ко Аврааму (Быт. 18:17, 20, 33). Приидоста же два Ангела в Содом в вечер (Быт. 19:1). Лот принимает их. Но мужие града Содомляне обыдоша дом, от юноши даже до старца, весь народ вкупе: и иззываху Лота, и глаголаху к нему: где суть мужие, вшедшии к тебе нощию? Изведи я к нам, да будем с ними (Быт. 19:4, 5). Праведник не пришел в страх, увидев множество Содомлян, и не выдал в руки нечестивым этих странников и путников. Как псы, лаяли на него Содомляне, а он решился лучше умереть от них у дверей своих, нежели стать сообщником их беззакония. Поэтому, облекшись в броню веры, стал поборником благочестия. Развращенные же злым навыком неотступно принуждали Лота, и приближишася разбити двери. Простерше же мужие руки, вовлекоша Лота… и двери храмины заключиша: мужы же, сущыя пред дверми дому, поразиша слепотою от мала даже до велика; и разслабишася ищуще дверий (Быт. 19:9–11). Кто же скажет, что ничего не значит грех ненавистного дела сего? Если будем утверждать, что ничего это не значит, то обвиним в неправде Бога, как будто из-за ничего истребил Он города Содомские. Итак, убежденные истиной будем хранить себя от всякого греха, наипаче же от этой нечистой мерзкой похоти.

    Реша же мужие к Лоту: суть ли тебе зде зятие или сынове или дщери? Или аще кто тебе ин есть во граде, изведи (я) от места сего: яко мы погубляем место сие, понеже возвысися вопль их пред Господем, и посла нас Господь истребити его. Изыде же Лот и глагола к зятем своим, поимшым дщери его, и рече: востаните и изыдите от места сего, яко погубляет Господь град. Возмнеся же играти пред зятьми своими. Егда же утро бысть, понуждаху Ангели Лота, глаголюще: востав, поими жену твою и две дщери твоя, яже имаши, и изыди, да не и ты погибнеши со беззаконми града. И смутишася, и взяша Ангелы за руку его, и за руку жену его, и за руки двух дщерей его, понеже пощаде и Господь. И бысть егда изведоша я вон, иреша: спасая спасай твою душу: не озирайся вспять, ниже постой во всем пределе (сем): в горе спасайся, да не когда купно ят будеши (Быт. 19:12–17). Когда же Лот стал просить о городе Сигоре, чтобы туда убежать ему, Господь не отказывает ему в просимом, но говорит: Се, удивихся лицу твоему, и о словеси сем, еже не погубити града, о немже глаголал еси: потщися убо спастися тамо: не возмогу бо сотворити дела, дондеже внидеши тамо (Быт. 19:21–22). Видишь ли, какое снисхождение у Бога к рабам Его? Видишь ли Божие благоутробие? Видишь ли силу действенной молитвы праведника? Не возмогу бо, говорит, сотворити дело, дондеже внидеши тамо. Произнесен приговор на развратных; огонь готов излиться на города их; Ангелы ждали мановения, чтобы привести в исполнение распоряжение своего Владыки; но Создатель повелел Небесным Силам удержать готовую пагубу, пока праведник не спасется из среды беззаконных. Не изумился ли лик Ангельский при таком долготерпении Человеколюбца? Кто не устрашится этого Праведного Судии? Кто не возлюбит сладчайшего Владыку? Якоже щедрит отец сыны, ущедри Господь боящихся Его (Пс. 102:13).

    А издевавшиеся над праведником внезапно погибли, потому что не послушались увещаний праведника. Они видели, что солнце по обычному чину совершает течение своё, и луна сохраняет чин свой, и воздух чист, и земля покрыта зеленью; не было ни молний, ни громов, ни землетрясения. Но когда думали благоденствовать в совершенном мире и безопасности, внезапно постигла их погибель, как написано: Якоже бысть во дни Лотовы: ядяху, пияху, куповаху, продаяху, саждаху, здаху: в оньже день изыде Лот от Содомлян, одожди камык горящь и огнь с небесе и погуби вся (Лк. 17:28–29), потому что, по удалении праведника из среды их, всемогущая Рука одождила на них с неба огнь и жупел и истребила всех. Как крепкий город по разрушении стен берется победителем, так и они, лишившись молитв праведника, погибли все до одного.

    Итак, возлюбленные, убоимся Господа Бога Отцов и всякия плоти, да и нас, по снисхождению Своему, покроет в день гнева. Ибо написано: Сия же вся образы прилучахуся онем: писана же быша в научение наше, в нихже концы век достигоша (1 Кор. 10:11). Итак, крепко покорим чувства свои воле Божией, по причине злоумышляющих на жизнь нашу; яко с падением нашим ходим (Сир. 13:16), и среди сетей многих путь наш. Но если вверим себя Господу, то спасемся Им от гнева.


    Слово о святом пророке Илие

    Принесите мне в дар своё безмолвие, приклоните слух; предложу вам сказание о святом и славном Илие, как всегда пламенно ревновал он о том, чтобы все поклонялись единому Богу; как узнал, что народ, делая много недозволенного, уклонился от Бога, поклоняется идолам и, исполнившись гнева и ревности, напряг око, устрелил (пронзил) языком своим небо, до неба достиг словом. Илия видит народ, обольщенный демоном, и с дерзновением и упованием отвлекает его от заблуждения; Илия видит народ, униженный множеством идолов, и всех лжепророков, собранных из среды беззаконных, и, исполнившись ревности и великого гнева, изрек он клятвенное слово на этот беззаконный народ, связал небо, запечатлел облака, чтобы не давали дождя, склонил милосердного Бога исполнить слово раба; и этими наказаниями, желая показать силу благого Господа, Им Самим клянется перед народом, говоря: Жив Господь Бог Сил, Бог Израилев, Емуже предстою… аще будет в лета сия роса и дождь, точию от уст словесе моего (3 Цар. 17:1).

    Необычайное чудо совершено им! Милосердый Бог, тотчас вняв слову ревнующего раба, как поклялся Илия, так и исполнил вскоре пророчество его народу, произнесенное в божественной ревности. Поскольку же заключено было небо и запечатлены (запечатаны) облака, то посохло все на лице земли: посохли виноградные лозы, не произрастала пшеница, всякое плодовитое дерево сокрыло плоды свои, земля не давала плода, на земле не видно стало зелени; одним словом, скрылось на земле все зеленеющее, исчезли на ней деревья из-за оскудения вод, по определению Илии. Поразительное тогда было зрелище и крайне горестное сокрушение на земле, подобное бывшему во дни Ноевы: умирали не только люди, но и скоты, и звери, и птицы. Рассуди, ревнитель Илия: согрешили Богу люди, обольщенные врагом, чем же согрешили младенцы? В чем согрешили скоты, звери и птицы? Всех их предал ты смерти. Помилуй хотя бы их, как невиновных, и дай земле дождь. Но все, подобное этому, ничего не значило для пламенного Илии. Богатые имуществом гибли от голода и жажды, потому что не было дождя.

    Владыка всяческих, всегда готовый ущедрить род человеческий, употребляет все средства склонить Илию, чтобы показал своё благосердие. Когда же не убедил его переменить гнев свой, тогда самого Илию посылает просить пропитания у вдовы, и у вдовы бедствующей и крайне скудной. Илия, придя куда было велено, увидел вдову, собирающую дрова. Узнав о крайней бедности, в какой находилась она, стыдился он говорить или обратить к ней речь. Но при всем стыде своем исполнил повеление и, как бы отваживаясь на смелое дело, со смущением произнес: Принеси ныне ми мало воды в сосуде, и испию (3 Цар. 17:10). И это был тот, кто связал небо, чтобы не орошало землю! Вдова возопила Илие: «Клятвой уст своих заключил ты, ревнитель, небеса, чтобы не давали дождя, как же у меня ищешь воды? Своими устами наложил ты узду и дождь удержал, иссушив землю, и все, что есть на ней, доводишь до омертвения; откуда же дам тебе воды?» Скоро умилился он сердцем при этом слове вдовы, и возбудилось в нем отчасти милосердие. Вдова же, послушав пророческого гласа, обещала дать ему воды, которой просил. Но как только пошла она почерпнуть, что сказал ей Илия? Приими убо мне и укрух хлеба в руце своей, да ям (3 Цар. 17:11). Она же тотчас возопила Илие: Жив Господь Бог твой, аще есть у мене опреснок, но токмо горсть муки в водоносе и мало елеа в чванце: и се, аз соберу два поленца… и сотворю е себе и детем моим, и снемы е, и умрем (3 Цар. 17:12). Когда услышал это томимый гладом, то подумал, что надо бы разрешить узы. Ибо, выслушав жалобную речь вдовы, тотчас произносит к ней слово, исполненное сострадания: Вниди… но прежде из этого сделай небольшой опреснок для меня …а для себя и для своего сына сделаешь после. Тако глаголет Господь …водонос муки не оскудеет, и чванец елеа не умалится до дне, дондеже даст Господь дождь на землю (3 Цар. 17:13–14), и произрастит, как и прежде, пищу всем, живущим на ней. И как бы нехотя подписал он разрешение уз небесных, ибо изнурительность голода принуждала его сделать это. Вдова же, войдя, постаралась исполнить слово его, какое сказал ей, уразумев духом, что это — пророк Илия, связавший небо словом уст своих, и вместе уверовав, что исполнится все, сказанное ей праведником.

    Но когда потом Илия поселился у вдовы и, насытившись, стал неумолим, как и прежде, тогда Бог посылает, наконец, смерть на сына вдовы, и этим склоняет Илию дать повеление на разрешение уз. Вдова, как только увидела смерть своего сына, пришла к пророку и со слезами сказала ему: «Увы! Такую мучительную скорбь и неисцельную горесть душе моей причинил ты, пророк Божий, ревнитель паче всех. Для чего ещё живу на земле я, несчастная? Сына, который был у меня, предал ты смерти. Знаю, что ради тебя умер он, потому что прежде, пока не приходил ты сюда, здоров был сын мой. Во время тяжкого голода и ни с чем не сравнимой жажды, пока странствовал ты по земле, питались мы, — и были живы. Теперь же, придя ко мне, казался ты питателем нашим, снабжая нас пищей, и стал губителем единородного сына, который был у меня. Собравшись с силами после голода, изнемогаю от слез; думая иметь в тебе помощника, — нашла я предателя; приняла тебя жить со мной в доме, — и лишилась сына; препитав нас во время голода, — предал ты его смерти; напитал нас, — и умертвил единородного, который был у меня. Была у меня надежда, — и ты лишил её; было у меня око, — и ты угасил его смертью. С твоим приходом потеряла я своё утешение; после встречи с тобой утратила я сына своего. Ибо как только пришел ты, умерло у меня чадо мое. Горестный удар понесла я, лишившись возлюбленного сына. Что пользы мне в прочем, и в муке, и в елее для насыщения себя пищей, когда умер сын мой? Лучше бы было погибнуть мне от голода вместе со всеми, нежели быть сытой и лишиться сына своего. Кто будет есть то, что дал ты мне? Какая мне выгода иметь досыта пищи, но лишиться славы единородного сына своего, который был у меня? Гибну теперь, проливая слезы и воздыхая о нем. О, лучше бы не видеть мне тебя и не слышать о встрече с тобой! Не желала я лишиться любимейшего сына своего». Надобно было видеть, как эта вдова в слезах выражала свои жалобы у ног Илии. И как только выслушал плач этот ревнитель Илия, опечалившись в душе, поспешил на молитву и стал просить Бога, говоря: «Разреши, Владыка, смертные узы сына вдовы и воскреси его». Но благосердый Бог воззвал к нему: «Разреши ты небо, которое связал языком своим, и тогда словом разрешу смертные узы, которые, по смотрению (провидению) Своему, наложил Я ради тебя. Обрати взор свой и посмотри, Илия, какое множество погибло и старцев, и юных, и младенцев вместе с матерями. Посмотри, — и увидишь слезы целой вселенной; увидишь, как с плачем припадают, прося дождя. Для одной только женщины, плачущей о сыне, хочешь быть милосердным, между тем как плачет жалобно целая вселенная, и, видя это, оставляешь без внимания всех тех, кто изнемогает. Знаю, что движимый ревностью наложил ты это наказание; знаю, Илия, что нет тебе подобного». Тогда Илия говорит Владыке своему: «Даруй жизнь отроку и разреши небо. Избавь только меня от плача вдовы, чтобы не сокрушала меня больше своими слезами». И когда отрок ожил, Илия, взяв его, отдал матери. Вдова с великой радостью берет своего сына и говорит Илие: Се, уразумех, яко человек Божий еси ты, и глагол Господень во устех твоих истинен (3 Цар. 17:23), Тогда говорит Бог Илие: Иди и явися Ахааву, и дам дождь на лице земли (3 Цар. 18:1). Илия же, придя к Ахааву, сказал ему, что Господь дает дождь на землю Свою, и, собрав весь народ Израильский, заклал (заколол) жрецов, приносящих жертвы Ваалу. И, обратив всех к вере в живаго Бога, Илия на огненной колеснице, при великом землетрясении, взят яко на небо (4 Цар. 2:1), послав Елисею свыше милоть свою. Богу же нашему да будет слава во веки веков! Аминь.


    Слово о страданиях Спасителя

    Боюсь говорить и коснуться языком этого страшного сказания о Спасителе, ибо действительно страшно повествовать об этом. Господь наш предан сегодня в руки грешников. Для чего же предается Он, Святый и Безгрешный Владыка? Ибо ни в чем не согрешив, предан сегодня.

    Приидите, и узнаем, за что предан Христос Спаситель наш. За нас, нечестивых, предан Владыка. Кто же не подивится? Кто не прославит? Рабы согрешили, а Владыка предан, чтобы собственной смертью освободить согрешивших сынов. Сыны погибели и чада тьмы пришли во мраке удержать Солнце, Которое в одно мгновение может попалить всех. Владыка же, видя их дерзость и гневное движение, с кротостью, добровольно предал Себя в руки нечестивых. И беззаконные, связав Пречистого Владыку, ругались над Ним, связавшим крепкого неразрешимыми узами и разрешившим нас от уз греховных. Сплели венец из терний своих, какие принес в плод иудейский виноградник. Ругаясь над Ним, называли царем, плевали беззаконные в лицо Пречистому, от Чьего взора приходят в трепет все Небесные Силы и чины Ангельские. Вот, снова сжимают у меня сердце печаль и слезы, когда представляю себе, что Владыка терпит от рабов такие оскорбления и укоризны, бичевание, заплевание и заушение. Приидите, и познаете чрезмерность щедрот, терпение и милосердие сладчайшего Владыки. Был у Него благо-потребный раб в раю сладости, и он, согрешив, предан истязателям. Но Благий, видя, что немощен он духом, умилосердился к рабу, сжалился над ним и Себя Самого отдал на бичевание за него. Желал бы я умолкнуть по чрезмерному смущению ума и опять убоялся, чтобы молчанием своим не уничтожить Спасителеву благодать. Впрочем, со страхом говорю вам, ибо трепещут кости мои, когда представляю себе, что общий всех Создатель, Сам Господь наш, предстоит сегодня перед Каиафой, как осужденный, и один из слуг дает ему заушение. Трепещет сердце мое, когда помышляю обо всем этом. Раб сидит, а Владыка предстоит; исполненный беззаконий произносит суд над Безгрешным. Содрогнулись небеса, в ужас пришли основания мира, в изумлении все Ангелы и Архангелы; Гавриил и Михаил закрыли лица свои крылами; Херувимы скрылись за колесами Престола, Серафимы ударились крылами друг с другом в тот час, когда слуга дал заушение Владыке. И как основания земли выдержали и колебание и трепет в тот час, когда поруган был Владыка? Представляю себе это, и трепещу, и снова прихожу в сокрушение, взирая на долготерпение благого Владыки. Ибо вот, содрогаются внутренности мои, когда говорю, что Создатель, по милости сотворивший человека из персти, заушен перстью.

    Приидем в страх, братия, и не просто будем выслушивать все то, что Спаситель претерпел за нас. Скажи, жалкий слуга, за что заушил ты Владыку? Всякий раб, когда освобождают его от рабства, для приобретения временной свободы принимает заушение; но ты, жалкий, сам неправедно заушил Освободителя всех! Что же ожидал ты получить от Каиафы в награду за это заушение? Или не слыхал, не узнал ни от кого, что Иисус — Небесный Владыка? Заушение дал ты Владыке всех и соделался на веки веков рабом рабов, предметом укоризны и омерзения, навсегда осужденным мучиться в огне неугасимом. Великое чудо, братия, видеть кротость Христа Царя! Заушенный рабом мудро ответствовал Он с кротостью и всяким благочестием. Раб негодует, Владыка терпит; раб гневается, Владыка исполнен благости. Кто в час гнева сдержит в себе раздражение и смятение? Но Господь наш совершил все это Своей благостью. Кто же в состоянии будет изобразить долготерпение Твое, Владыка!

    Приидите, о вожделенные, возлюбленные Христом, приобретшие сокрушение и любовь Спасителеву, приидите узнать, что совершилось сегодня в Сионе, граде Давидовом, что сделало сегодня возлюбленное и избранное семя Авраамово, — Пречистого Владыку предало оно смерти в день сей. Христос Спаситель наш руками беззаконных неправедно распят на древе крестном. Приидем все и с воздыханиями будем обливать тело свое слезами, потому что Господь наш, Царь славы, предан смерти за нас, нечестивых. Если кто внезапно слышит о смерти возлюбленного сродника, или также внезапно видит очами возлюбленного своего, лежащего мертвым, — изменяется в лице и омрачается светлость взора его. Так и ясное солнце, с небесной высоты увидев поругание Владыки на древе крестном, изменилось в лице, удержало лучи своей светлости, не потерпело взирать на поругание Владыки, облеклось печалью и тьмой. Так же и Дух Святый, сущий во Отце, узрев Возлюбленного Сына на древе крестном, сверху донизу раздрав завесу, это украшение храма, немедленно удалился в виде голубя. Все твари были в страхе и трепете, когда страдал Спаситель, Небесный Царь. А мы, грешные, за которых и предан Единый Бессмертный, все ещё остаемся небрежными. Смеемся ежедневно, слыша о страданиях и поругании Спасителя. Роскошествуем каждый день, прилагая все свое попечение об украшении одежд. Солнце на небе, по причине поругания Владыки, во тьму преложило светлость свою, чтобы и мы, видя это, сделались подражателями. За тебя поруган Владыка на Кресте, а ты, жалкий, украшаешь непрестанно наряд одежд своих. И не трепещет сердце твое, не ужасается мысль твоя, слыша это. За тебя, нечестивого, Единый Безгрешный предан смерти, поруганиям, поношению, а ты рассеянно выслушиваешь все это.

    И всему словесному стаду надлежит взирать непрестанно на своего Пастыря и всегда любить и чтить Его, потому что за стадо Свое пострадал Он, Бесстрастный и Пречистый; и не одеждами должно величаться тленными, а также не роскошной жизнью, не мирскими яствами, но подвигами и всякой честностью угождать Творцу. Не будем подражателями иудеев: они — народ жестокий и непокорный, всегда отвергавший Божии дары и благодеяния. Всевышний Бог, ради Авраама и Завета Своего с ним, с самого начала терпел злонравие народа этого; дал им в пищу манну с неба, а они, недостойные, вожделевали зловонных снедей (чеснока). Так же дал им воду из камня в пустыне; а они за это, распяв на Кресте, дали Ему оцет. Приложим старание, братие, чтобы не оказаться нам сообщниками иудеев, распявших Владыку, Создателя своего; приидем в страх, имея всегда перед глазами страдания Спасителя; будем всегда размышлять о страданиях Его. Ибо за нас пострадал бесстрастный Владыка, за нас распят Единый Безгрешный. Чем воздадим мы за это, братия? Будем же внимательными к себе самим и не станем уничижать страданий Его. Приидите все чада Церкви, купленные Честной и Святой Кровью Пречистого Владыки. Приидите, — будем размышлять о страданиях со слезами и воздыханиями, мысленно преисполняясь страхом, с трепетом приступая к размышлению, говоря самим себе: «За нас, нечестивых, предан смерти Христос, Спаситель наш».

    Вникни, брат, что значит слышимое тобой. Безгрешный Бог, Сын Всевышнего, предан за тебя. Отверзи сердце свое, изучи в точности Его страдания и скажи себе: «Безгрешный Бог сегодня предан, сегодня осмеян; сегодня поруган; сегодня заушен; сегодня терпел бичевание; сегодня носил терновый венец; сегодня распят Небесный Агнец. Да содрогнется сердце твое, да ужаснется душа твоя. Каждый день проливай слезы при этом размышлении о страданиях Владыки. Услаждаются слезы эти, просвещается душа, непрестанно размышляющая о страданиях Христовых».

    Так всегда размышляя, плачь ежедневно и благодари Господа за страдания, которые претерпел за тебя, чтобы в день пришествия Его слезы твои обратились тебе в похвалу и прославление перед Судилищем. Злопостражди и ты, размышляя о страданиях благого Владыки. Претерпи искушения от души. Блажен человек, который перед очами имеет Небесного Владыку и Его страдания, который распял себя самого для всех страстей и для всего земного и стал подражателем собственного своего Владыки. Вот благоразумие, вот расположение боголюбивых рабов, если всегда бывают они подражателями Владыке в добрых делах. Видишь, человек, Пречистого Владыку, висящего на кресте, и осмеливаешься, бесстыдный, в наслаждении и смехе проводить все время, какое живешь ты на земле! Или не знаешь, жалкий, что распятый Господь потребует ответа за все эти небрежения твои, о которых ты, слыша, нерадишь и, роскошествуя, смеешься, и проводишь время в различных забавах? Приидет страшный оный день, когда не престанешь плакать и взывать в огне от претерпеваемых мучений, и никто не даст тебе ответа, никто не сжалится над твоей душой.

    Покланяюсь (почитаю) Тебе, Владыка, благословляю Тебя, Благий, умоляю Тебя, Святый, припадаю к Тебе, Человеколюбец, и прославляю Тебя, Христе, потому что Ты, Единородный, Владыка всяческих, Единый Безгрешный, за меня, недостойного грешника, предан смерти, — и смерти крестной, чтобы освободить душу грешника от греховных уз. И чем воздам Тебе за это, Владыка? Слава Тебе, Человеколюбец! Слава Тебе, Милосердый! Слава Тебе, Долготерпеливый! Слава Тебе, прощающий все грехопадения! Слава Тебе, снисшедший спасти души наши! Слава Тебе, воплотившийся во чреве Девы! Слава тебе, понесший узы! Слава Тебе, приявший бичевания! Слава Тебе, преданный посмеянию! Слава Тебе, распятый! Слава Тебе, погребенный! Слава Тебе, воскресший! Слава Тебе, проповеданный! Слава Тебе, в Которого мы уверовали! Слава Тебе, вознесшийся на небо! Слава Тебе, восседший с великой славой одесную Отца, и паки грядущий со славою Отца и со Святыми Ангелами судить всякую душу, уничижавшую святые страдания Твои! В оный трепетный и страшный час, когда подвигнутся Небесные Силы, когда перед славой Твоей со страхом и трепетом приидут вместе Ангелы, Архангелы, Херувимы и Серафимы, когда потрясутся основания земли и ужаснется всякое дыхание от несравнимо великой славы Твоей, — в оный час да покроет меня рука Твоя под крылами Твоими, и да избавится душа моя от страшного огня и скрежета зубов, и тьмы кромешной, и вечного плача, чтобы и я, благословляя, мог сказать: «Слава Восхотевшему спасти грешника по великим щедротам Своего благоутробия!»


    Похвальное слово мученикам

    Малосмысленный, неученый и ничего не стоящий человек намеревается написать и выставить всем напоказ прекрасную, величественную и привлекательную картину, то есть рассказать о подвиге святых мучеников; в то же время нет у него и красок, достойных такой картины, и персты его неспособны даже этой картине дать совершенное начертание. Как же он, ничтожный и неискусный, осмеливается написать картину, которая выше маломощных сил его? Поскольку знает он свое неискусство, не забывает и своего малосилия, то припадает поэтому и со слезами умоляет общего всех Владыку, Христа Царя, Который и мученикам Своим даровал силу в подвиге, терпение в скорби, что помогло им превозмочь различные ухищрения ненавиствующего добру врага, и увенчались неувядающим венцом, — умоляет, чтобы Сам благий и святый Бог даровал неискусному мудрость, и смысл, и силу составить великую картину, достойную подвига святых мучеников, для созерцания всем грядущим родам, — да и они узнают прекрасное терпение и весьма великую твердость победоносных мучеников, потому что они были мужественны в своем намерении, и приобрели великие похвалы.

    Во время гонения, когда все братия бежали с поприща, не смея исповедать Христа, Сына Божия, эти доблестные со всем мужеством стали на поприще и, препоясав чресла свои искренней верой, безбоязненно, с великим дерзновением исповедали Христа, Сына Божия. И что говорю о боязливых, оставивших поприще? Не от поприща, но от Небесного Царства Божия бежали эти малодушные, соделавшись оного недостойными. Итак, доблестные святые устояли в подвиге с великой радостью, претерпев все истязания за имя Единородного Сына Божия и Спасителя мира. И точно, не доблестны ли были эти блаженные, когда своими очами увидели приготовленные для них страшные орудия мучений, горящий костер, печь и котлы, из которых каплями извергалась смола и жир; увидели также колеса, с принуждением и скрипом вертевшиеся в горящем огне, и ещё — раскаленные в огне когти, пилы, тиски, буравы, оковы и узы; одним словом, орудия, какие враг всякой истины изобрел на исповедающих имя Спасителево. Все это разложил он перед мучениками, чтобы привести святых в страх и робость, и чтобы при виде этого удержали они язык свой от исповедания Христа Иисуса. Что же делают эти боголюбивые и совершенные подвижники при виде столь многих орудий мучений, находящихся у них перед глазами? Вооружась готовностью на все истязания, с великим дерзновением, безбоязненно и нимало не колеблясь, исповедуют они Христа перед заседающими князьями и судьями. Ни шипение огня, ни клубящийся пламень в печах, ни клокотание котлов, ни вращение колес, ни железные когти, ни зубы пил, ни великая острота буравов, ни давление оков, ни тяжесть уз, ни угрозы мучителей, ни скрежетание князей, ни все ухищрения ненавиствующего добру врага и его служителей, не устрашили мужественных подвижников Христовых, и не побудили отречься от своего Бога и Спасителя, но все козни врага попрали они верой, и нимало не приблизилась к ним боязнь…

    Видишь ли мужество боголюбивых рабов? Видишь ли непреклонность духа христолюбивых подвижников? Видишь ли ревность возлюбивших Царство Всевышнего Бога? Видишь ли совершенную веру этих верных, подлинно совершенных? Видишь ли любовь к Богу, с какой пренебрегли они всем, что есть на земле, чтобы узреть Бога, Которого возлюбили? Видишь ли, как любовь ко Христу возвышает с земли желающих возвышения? Видишь ли, как желает рай увидеть в себе венценосцев радующимися во свете? Прииди, искренний брат мой, и очами сердца изучай плоды мученичества, избыток веры и непреложный благочестивый помысел в совершенных подвижниках. Смотри, как насильственные мучения не могли привести в изнеможение у праведных и помысла о той любви, какую возымели они к Богу; напротив, терзаемые, с великой радостью принимали они удары, как величайшее наслаждение, и с веселым лицом благодарили Бога, что сподобились пострадать за Него.

    Как же восхвалю вас, совершенные христоносцы, или как наименую вас, славные и блаженные? Кто будет в состоянии изречь похвалу вашей вере? Изумевает (недоумевает) мудрость витий и мудрых, видя столько необычайного в рабах Христовых; не достает слов у мучителей и судей при виде усердия святых мучеников. Сколько ни мучили беззаконные служители тела преподобных, — не видели их печальными и унылыми, какими должны быть терпящие истязания; напротив, видели святых в великой радости. Спокойны и веселы были они среди мук.

    А мы, братия, в оный Страшный день Суда, какое будем иметь оправдание перед Богом, что и без гонения и без всякой скорби столь вознерадели о любви к Богу и о своей жизни? Мученики в скорбях, в искушениях, в истязаниях, в страшных муках любили Бога всей душой; искушения и тяжкие истязания не могли отлучить их от любви Божией; а мы, живя в покое и неге, не любим Бога, благого Владыку. Что же будем делать, когда там, перед престолом Судии, в оный трепетный день, победоносные мученики с великим дерзновением будут показывать струпы язв и мучительных казней? Что покажем мы там, братия? Какие заслуги? Любовь ли к Богу, веру ли в Него? Отчуждение ли от всего земного? Или бесстрастие? Или безмолвие? Или кротость? Милостыню ли? Или целомудренное сокрушение? Бедность ли? Или слезы? Блажен, кто имеет эти заслуги, потому что будет там сопричастником мучеников; не извергнут его из чертога света, и ради таких заслуг несомненно возымеет он то же дерзновение перед Христом и перед Ангелами Его.

    Победоносные мученики, добровольно претерпевшие скорби из любви к Богу и Спасителю и имеющие дерзновение перед Самим Владыкой, ходатайствуйте, о святые, за нас, расслабленных и грешных, и исполненных лености, — да приидет на нас благодать Христова и просветит сердца всех ленивых, чтобы возлюбить нам Господа. Вы — истинно блаженны и славны. И Ангелы и человеки ублажают вас. Ибо во время скорби, когда усиливались ваши страдания в мучениях, имели вы рай у себя перед очами, говоря в себе: «Пусть увеличиваются здесь телесные мучения, чтобы там, в раю, увеличились наслаждения и покой». И когда среди истязаний восставала в вас треволненная (очень сильная) буря, имели вы у себя перед очами Божие ублажение и твердую уверенность, что нелжив Всевышний Бог, изрекший Свои обетования. Поскольку же у вас были перед очами эти будущие блага, и это удостоверяло вас, что нескончаемо будете ими наслаждаться в радости, то не ослабевал, о святые, крепкий ваш помысел. Радость о будущем и восторги ожидания вашего соделывали вас ежечасно мужественными и доблестными, и вы никогда не насыщались своими страданиями. Враг увидел, как отважно и безбоязненно вступаете вы в борьбу, вовсе не имея в сердце страха перед угрожающими истязаниями и искушениями, — и изнемогла крепость лукавства его. Поскольку же преодолевали вы все истязания его, то предпринял враг попытку страхом меча привести в боязнь ваше мужество, чтобы отреклись вы от Христа, всегда вожделенного душам боящихся Его. И не знал он, жалкий, что меч его из выи святых подвижников изводит обильные источники кровей, и в этих-то потоках кровей святых сам он погибает. Однако же со стыдом сказал силам своим: «Боюсь и робею этой крови, струящейся из выи закалаемых за имя Иисуса Назарянина, потому что друг друга убеждают они умереть за Него. Омрачила меня дымящаяся кровь их. Уже не в силах я одного часа или даже мгновения противостоять единодушию учеников Христовых. Для меня гораздо лучше было бы не воздвигать на них царей. Ибо вот, повсюду преследует меня кровь их. Воня (благоухание) этой крови расслабляет мои силы. Не могу никак и приблизиться к тому месту, где есть кости учеников Иисусовых». Вот блистательные заслуги вашего мужества, совершенные подвижники, вот доблести вашей веры, христоносные подвижники! Вот высота вашей победы, мужественные богоносцы и боголюбцы! Вот похвала ваша! Смерть ваша приобрела вам жизнь. Мудрые составили умысел о вашем заклании, и мудрование умов их обратилось в ничто. Приведенные в изумление сказали они друг другу: «Поистине велик Бог, Бог христианский, в Которого уверовали все ученики Его!» А нередко и мучители, видя терпение святых мучеников и благие утешения, какие подавали они друг другу во время своего подвига, сами делались истинными поклонниками, боящимися Бога и совершенными в вере.

    Видите ли, братия, какое божественное согласие? Видите ли, возлюбленные, какая любовь по Богу, подкрепляющая в трудах собственные члены свои? Святые мученики, вступившие в единый подвиг, утешали друг друга и всегда ободряли малодушных, чтобы и самые рабы с радостью искали себе одного с ними венца. А мы, лукавые, завидуя друг другу, друг друга поедаем, друг друга угрызаем из-за жестокости лукавства своего. Приди же, и будь учеником святых мучеников! Если хочешь учиться, — и для тебя будут они добрыми учителями, и научишься у них прекрасному бесстрастию, совершенной вере, любви к Богу, великой сострадательности и вожделению будущих благ. Они Божией силой и совершенной верой вышли победителями из пылающего костра, а ты препобеждай всегда пламенеющее злое пожелание. Они терпением и упованием на Христа победоносно перемогли все истязания, и ты также целомудрием и благочестивым помыслом препобеждай все позорные страсти. Они кротостью и великодушием победили мучителей, и ты препобеждай мучительства гнева. Они явно сделались мучениками, а ты втайне всегда будь совершенным мучеником. Они с дерзновением совершили подвиг свой, и ты совершай сокровенный свой подвиг, чтобы и в день воздаяния с ними тебе принять венец и стать сонаследником их в Царствии, радуясь во век века.

    Помолитесь ныне, святые, и о грешнике, который предается сну во время такого Божия к нему благодеяния, чтобы и ему сподобиться милости в оный час, когда откроется тайное человеков. А я жалким виночерпием стал у вас, добропобедные мученики, и доброе вино вашего подвижничества с любовью предложил чадам и братиям вашей веры, и с прекрасной трапезы победного вашего торжества, исполненной всегда яств, угостил отцов, братий и сродников ваших, которые изо дня в день с сердечным желанием приходят всегда есть и пить с этой трапезы. Ибо вот, они поют псалмы и, радуясь, славословят Бога, увенчавшего главы вашего мужества, в великой радости окружают святые останки вашего страдальчества, желая принять благословение и взять с собой врачевства для души и тела. Итак, благословите всех, как добрые ученики благого Владыки. И я, немощный, укрепленный вами, с любовью воспел пред вашими святыми останками. Поэтому и вы будьте ходатаями за меня, расслабленного, перед престолом Божиим, чтобы вашими молитвами оказаться и мне там спасенным, благодатью Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Слава Ему и Отцу и Святому Духу во веки! Аминь.


    О подвижнике Иулиане

    Этот совершеннейший из подвижников родом был из рабов и первые годы жизни, как сам он рассказывал впоследствии, провел крайне невоздержно, но, наконец, придя в познание, стал жить прекрасно. Много претерпел он от господ своих в Илиуполе, что в Ливане, потому что они преданы были идолослужению, но по кончине господина Иулиан отрекся от мира и стал монахом; возлюбил же Господа от всей души и от всего сердца, поэтому преуспел почти во всякой добродетели. Приобрел он великое сокрушение и в высокой степени смиренномудрие; не так, как иные, которые по удалению из мира предались нерадению о заповедях Божиих и праздности и, не препоясав чресл целомудрием, погрузили души свои во глубину зол, от чего некоторые дозволяли себе не забывать о делах посторонних, не отказывались нарушать целомудрие, следуя своим похотям и, облекшись в образ благочестия, уготовили себя в жилище полчищу бесов.

    Так, на месте моего пребывания на уединении жил один монах, у которого был весьма малолетний сын — плод его преслушания. И монах, не задумываясь, хотел принести его в жертву бесу сребролюбия. Но предваряющая помощь Божия спасла отрока. Несчастный привел сына в подземелье, где, как говорили, много было сокрыто золота теми, кто устроил эту гробницу. Бес, увидев знамение креста на одежде отрока, не осмелился сделать ему вреда, потому что человек этот (мне тяжело назвать его отцом) привел сына в аналаве. Таким образом, увидев, что он не достиг цели, человек этот бросился и снял аналав с отрока. Но снова был голос из глубины пещеры: «Весь он посвящен Богу и потому негоден к делу». Так чудесно был спасен отрок, и сам он рассказал обо всем по порядку, а также и о том, как защищен был Господом нашим Иисусом Христом. Ибо дело стало гласным, так что по поводу оного были созваны на совещание святые отцы. Вот что делает, братия, нерадение о церковной службе, о непрестанной и трезвенной молитве. Ибо псалмопение и молитва при смиренном помысле возвышают ум над недозволенными страстями и душу делают более мужественной к вожделению небесных благ. Но как собеседование с Богом в чистой молитве производит в душе смиренномудрие, так беседа с царями рождает высокоумие в тех, которые не очень проникнуты совершеннейшим страхом. Потому близость к царю есть как бы печь или горнило; она показывает, благоискусны или нет удостоенные этой близости. Но кто всегда имеет перед очами Господа, тот совершеннейшим страхом отражает от себя пристрастие к видимому. Поэтому блажен, кто отрекся от мира, пребывает в сообществе святых мужей, в подчинении духовным отцам, и проводит жизнь свою с чистой совестью, потому что не будет он постыжен в воскресение праведных. Но горе тому, кто сближается с людьми злочестивыми и непокорными. Он увидит горькие дни, потому что самоуправство, разъединение со всеми и самоволие доводят человека до оскудения и совершенного лишения духовных плодов и дарований. Блаженное дело — во всем поступать с рассуждением.

    Блаженный же Иулиан, умертвив себя для мирского, как этого требовало подвижничество, пребывал на уединении в келье своей, а близ его кельи была и моя. Оба мы принадлежали к одному братству, поэтому он ходил ко мне в келью, а я ходил к нему, потому что находил для себя пользу в беседах с ним. И дивился я, видя такое познание в человеке варварского происхождения, потому что родом он был с запада, и прославлял Бога, Который не хочет, чтобы кто-либо погиб, но всех допускает к покаянию. Вспоминал и Евангельское слово, а именно: Аминь глаголю вам… яко мнози от восток и запад приидут и возлягут со Авраамом и Исааком и Иаковом во Царствии Небеснем: сынове же царствия изгнаны будут во тму кромешнюю; ту будет плачь и скрежет зубом (Мф. 8:11–12); и, воздыхая, говорил: «Избавь нас. Господи, от тьмы кромешной, от плача и скрежета зубов. Помяни нас, Господи, во благоволении людей Твоих, посети нас спасением Твоим: видети во благости избранных Твоя, возвеселитися в веселии языка Твоего, хвалитися с достоянием Твоим (Пс. 105:4–5). Помяни нас, Господи, как разбойника, егда приидеши во Царствии Твоем, и тела наши воскреси в гробах со славою, удостоив нас восхищения с праведными на облацех, да и мы наследуем гору святую Твою молитвами святых Твоих. Аминь».

    Блаженный Иулиан был крепок телом, но изнурял себя великим подвижничеством, потому что шел по следам отцов. Будучи неграмотным, прилежно учился. У этого боголюбивого мужа была келья, в которой он безмолвствовал наедине, и в ней тесная ложница (спальня). Но он не удовольствовался теснотой этой клети и внутри её устроил себе подобие гроба, сделав туда самый узкий вход, и там, как в гробу, молился со слезами; работал же своими руками корабельные паруса. Столь возлюбил сокрушение и плач, что никто другой не равнялся с ним в этом, и проходящие мимо кельи его слышали глас плача его, потому что рыдал он, как предавший погребению единородного сына или единородную дочь и нараспев призывающий умершего. Имея всегда пред очами грехи свои, неутомимо плакал он день и ночь, и по ночам только на короткое время вкушал сон, потому что попечение о воздаянии с заботливостью пробуждало его. А сколько искушений и скорбей терпел он, видя нерадивых братий? Но все оные проходил безвредно, по причине своего смирения и терпения. Сколь же был он миролюбив, воздержен, терпелив, кроток, благоговеен, нестяжателен! Кто, живя в уединении пустыни, имеет при себе собственность, тот на всяком месте будет стеня и трясыйся (Быт. 4:14) и, наконец, сделается добычей злых людей; а против нестяжательного никто злоумышлять не будет. Но блаженный был и не ленив, любил заниматься поделиями. Отвращался злословия, смирен был в слове, в деле, в одежде и походке, и дни свои проводил не в нерадении, как я и подобные мне ленивцы, но в полном сокрушении окончил жизнь свою. И как содержащиеся под стражей и готовящиеся предстать судье на суде плачут от страха и мучения, так и блаженный Иулиан непрестанно содержал в памяти Страшное Судилище Христово; потому и плакал всегда, помышляя о будущем Суде. А где сокрушение, слезы и смиренномудрие, там нет нестроения и чего-либо худого, напротив же, там благоустройство и все доброе. Но где нет этого, там многого недостает для достижения предложенной цели. Иулиан избегал встреч с женщинами, отъемля у себя всякий случай к суетным удовольствиям. А когда ударяли к Божией службе, старался прийти прежде всех братий и всю службу стоял, не смея возвести очей, как бы перед самым Судилищем Господа нашего Иисуса Христа.

    Однажды сказал я ему: «Кто портит здесь книги?» Ибо где было написано: «Бог», или «Господь», или «Иисус Христос», или «Спаситель», там начертания букв были стерты. Блаженный отвечал мне: «Не скрою от тебя ничего. Блудница, придя к Спасителю, орошала слезами ноги Его и отирала волосами главы своей. И я, читая, как только нахожу написанное имя Бога моего, орошаю оное слезами своими, чтобы и мне получить от Него отпущение грехов». И я с любовью сказал ему: «Бог, как Человеколюбивый, приимет намерение твое, но прошу пощадить и книги». Он отвечал: «Не орошается сердце мое, если не буду плакать пред Господом Богом моим».

    Подвизался же так пламенно он более двадцати пяти лет и среди подвигов скончался о Господе, пребывая в гонении и послушании, соделавшись достойным ублажения. Ибо сказано: Блажени нищии духом: яко тех есть Царствие Небесное… Блажени изгнаны правды ради: яко тех есть Царствие Небесное (Мф. 5:3, 10). И мои очи пролили слезы при разлучении с этим человеком.

    Этот блаженный сказал некогда одному брату: «Брат хочет идти во внутреннейшую пустыню, чтобы поискать там мужей прозорливых. Дай мне совет, ради Господа, идти ли мне с ним или нет?» Брат, зная, что он трудолюбив, отвечал ему: «Лучше безмолвствовать и в безмолвии искать совершенство; а доискиваться неважного и неверного и для этого ходить по пустыне нет необходимости». Блаженный спросил «Что такое совершенство, и что разуметь под неважным и неверным?» Брат отвечал ему: «Совершенство есть предел всякого слова и всякого дела. Ибо написано: Конец слова, все слушай; Бога бойся и заповеди Его храни (Еккл. 12:13). Все, бывающее с каждым из нас в веке сем, скорбное ли то или приятное, имеет конец, потому и проходит со временем. Но что будет по исшествии из жизни, то бессмертно. Поэтому будем содержать в уме день Суда, чтобы смысл наш совершен был о Господе. Двое отправились в дальнюю сторону, и один из них, наскучив дорогой, начал спрашивать у проходивших, что особенного встретится впереди на дороге; те отвечали: «Дорога будет каменистая». — «А что за каменистой дорогой?» Говорят: «Луга, покрытые зеленью». Другой спутник, видя, что так усердно он расспрашивает о дороге, говорит ему: «Перестань, товарищ, любопытствовать, что встретится на дороге, которую пройдем, подобно самому скорому гонцу». Так и жизнь человеческая подобна пути. Поэтому должно более иметь в виду не то, что встретится во время шествия, но то, что будет с нами по совершении пути. Постараемся узнать, как должно нам покойнее водвориться в той стране, в которой останемся жить навсегда, по окончании жизни и здешнего странствия. Где будет пристанище наше и часть наша в оном веке? В глубине или в высоте, в упокоении или в трудах, во тьме или во свете, в огне или в прохладе? В это да углубляется дух наш, об этом да говорят уста. Такой заботы да не оставляет сердце наше, пока мы во временной жизни. А теми, которые препятствуют нам об этом заботиться, будем пренебрегать, как вводящими нас в обман и погибель, потому что отшедшему туда невозможно опять возвратиться в жизнь эту. Итак, позаботимся, чадо, о том, как с дерзновением явиться нам к Царю славы, и постараемся предать себя Его воле, ревнующей о славе Своей, чтобы оказал Он помощь нашей немощи, особенно, когда обнажены будем от всякого человеческого покрова, потому что идти туда должны мы, оставив все. Поэтому, если не будем всегда иметь в уме будущего Суда, ни малой не принесет нам пользы уяснение тайн и сокровенностей. Иеровоам, сын Наватов, согрешивший в Израиле, слышал некогда, какой постигнет его гнев от Господа, однако же не покаялся во зле своем. Обличен был и Гиезий в тайных своих грехопадениях, однако же не исправился во нравах; иначе учитель не оставил бы его обезображенным проказой, потому что очистившему словом Господним от таковой же болезни Неемана, сирийского военачальника, гораздо легче было от подобного несчастья освободить собственного своего ученика. Итак, будем содержать в уме конец настоящей жизни, чтобы ожидание будущего страха пробудило усыпленный ум наш к совершению и хранению добрых дел. Ибо жизнь наша течет скорее гонца. Если и прославимся и будем властелинами в настоящей жизни, но дела наши не сообразны будут с волей Имеющего судить живых и мертвых, то по отшествии туда слава временной жизни не принесет нам никакой пользы. Итак, будем плакать со страхом и трепетом, чтобы за нерадение в здешней жизни не оказаться нам там под гневом Царя славы и не быть отосланными во тьму кромешную. Отшедшим туда уже невозможно избавиться от мучений. Заключенному за грехи нет возможности освободиться от неразрешимых уз. Там огнь неугасимый, там червь неумирающий, и темное дно адово, и безмерный вопль, и плач, и скрежет зубов. Нет конца этим страданиям. Нет освобождения по смерти. Никакой вымысел, никакое искусство не избавят от страшных мучений. Теперь же можно избежать этого, если послушаемся гласа Господа и Бога нашего, Который из-за преизбытка Своего человеколюбия Сам проповедал, Сам научил сынов человеческих совершенству во всяком слове и во всяком деле, чтобы мы, сделавшись Ему послушными, избавились от мучений и сподобились благ. Итак, необходимо с великим смиренномудрием сохранять словеса Господни, потому что соблюдение заповедей Господних есть совершенство; соделавшиеся ревнителями заповедей Божиих твердо восходили к совершенству, в правоте сердца ожидая Господа и ежедневно представляя себе славное Его пришествие и седение (восседание) на престоле славы Его, когда отделит Он праведных от грешных и каждому воздаст по делам его. Итак, чадо, будем искренне сохранять любовь и, с нею преуспев в добродетелях, сподобимся стояния одесную Единородного Сына Божия, и возрадуется сердце наше, и радости нашей никтоже возьмет от нас». Брат же, крепко к сердцу приняв наставления эти, утвердился в безмолвии, благодаря Господа нашего Иисуса Христа. Ему слава во веки веков! Аминь.


    Слово о братиях, почивших о Христе

    Для чего мы, возлюбленные, собрались сегодня так усердно и в то же время благоприлично? Ибо всех нас для одной цели призвали сюда воззванные от нас ко Христу братия. Потому собрались мы так охотно на песнопение Христу. Воздвигли нас оставившие нас плотью, побуждают нас к славословию на земле славословящие на небесах с Ангелами, составляют из нас лики, преселенные к горним ликам, предлагают нам духовную трапезу насытившиеся райских утех, предлагают нам и вино умиления преисполненные тамошним утешением, возжигают у нас светильники просветившие сердца свои и отшедшие к неприступному Свету. Преподобных из среды нас взяли к себе преподобные пред Господом. И переселились от нас прекрасно шествовавшие к Богу. Оставили они нас сирыми и отошли в свое Отечество; оставили тление и переселились в нетление; скрылись для мира и воссияли перед Христом; удалились с земли и вселились в горнем Иерусалиме; оставили блаженство этой жизни и достигли горнего блаженства; отринули суетные мятежи и пошли искать безмятежия; удалились от бурь и волнений мира и направили путь свой к тихой пристани; оставили мрачную тень жизни и востекли к Солнцу правды. И находясь ещё с нами, не были они с нами, но умом предстояли Богу; пребывая ещё на земле, имели жительство на небесах; живя во плоти, не были во плоти, потому что не имели здесь пребывающего града, — был у них один пренебесный град; не имели здесь своего Отечества, но было у них одно горнее Отечество; не имели здесь временного богатства, но было у них небесное богатство. Будучи странниками и пришельцами, как и все отцы их, чуждые миру и всему, что в мире, постоянно украшали они душу, горе взирая, о горнем помышляя, горняя мудрствуя, вожделевая тамошних красот, тамошних обителей и сеней, горних ликостояний, горних песнопений, тамошних празднеств, вечных благ, неисчерпаемых Божиих даров; к ним обращали они взор, к ним стремились, а потому и получили их; спешили, потому и вошли в Отечество, в горний брачный чертог; текли, потому и достигли; постились, потому и веселятся; не оставались в нерадении, поэтому радуются; умудрились, потому что пренебрегли этой жизнью, отошли от нас, пошли прекрасным и благоугодным путем своим, отошли и преселились в страну святую и вечную, отошли внезапно, и воспарили, как чистые нескверные голубицы, воспарили, как пустынные и невинные горлицы, воспарили от нас, как сладкоречивые ласточки. Отлучились от нашего стада, как чистые и святые агнцы; они удалились из оград, — и сетуют овцы; оставили наше гнездо, — и вопием, как птенцы. Отлучился один член, — и болезнуют прочие члены. Проливаем слезы, потому что лишились доброго вашего расположения; воздыхаем, потому что не видим лица вашего; рыдаем, потому что и мы отойдем скоро; болезнуем, потому что похищаемся так внезапно. Сетуем, как только приведем себе на память вашу добродетель; сетуем, как только обратим взоры и не видим любви вашей; плачем, потому что и бессловесные животные плачут при разлуке со своими единоплеменными; рыдаем, потому что и вол ревет, ища своего подъяремника, и ласточки вопиют, когда похищают у них птенцов, и всякая птица кричит, когда разлучают с ней брата. Если и полезно было это для вас, то нам причинили вы горесть. Вожделенное вам для нас стало прискорбно.

    Честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс. 115:6); но смерть грешников люта (Пс. 33:23). Поэтому и сказал пророк: Вскую боюся, в день лют? Беззаконие пяты моея обыдет мя (Пс. 48:6). Приидет день, братия, непременно приидет, и не минует нас день, в который человек оставит все и всех, и пойдет один, всеми оставленный, униженный, пристыженный, обнаженный, беспомощный, не имея ни заступника, ни сопутника, не готовый, безответный, если только день сей застигнет его в нерадении, — в день, в оньже не чает, и в час, в оньже не весть (Мф. 24:50), тогда как он веселится, собирает сокровища, роскошествует, предается нерадению. Ибо внезапно приидет один час, — и всему конец; небольшая горячка, — и все обратится в тщету и суету; одна глубокая, мрачная и болезненная ночь, — и человек пойдет, как подсудимый, куда поведут поемлющие (взявшие) его. Много тогда тебе, человек, нужно будет путеуказателей, много помощников, много молитв, много содейственников в этот час разлучения души от тела. Велик тогда страх, велик трепет, велико таинство, велик переворот для тела при переходе в тамошний мир. Ибо если и на земле, переходя из одной страны в другую, имеем нужду в каких-нибудь путеуказателях и руководителях, то кольми паче будут они нужны, когда переходим в беспредельность века, откуда никто не возвращался? Еще повторяю: много нужно тебе помощников в оный час. Наш этот час, а не иной какой; наш путь, наш час, и час страшный; наш это мост, и нет по оному прохода; это общий для всех конец, общий, и для всех страшный; трудная стезя, но по ней должны проходить все; путь узкий и тесный, но все на него вступим; это горькая и страшная чаша, но все изопьем её, а не иную; велико и сокровенно таинство смерти, и никто не может объяснить оного. Страшно и ужасно, что тогда испытывает на себе душа, но никто из нас не знает этого, кроме тех, которые предварили нас там, кроме тех, которые изведали это на опыте.

    Когда сидим при кончающихся и борющихся со смертью братиях, не видишь ли, сколько бывает тогда страшного? В каком они стеснении, в каком смятении? Не видишь ли, как воздыхают? Не видывал ли, как покрываются холодным и горьким потом, подобно жнецам на ниве? Как обращают очи туда и сюда? Как иные скрежещут зубами? Как в смятении поражаются ужасом? Как многие рвут на себе волосы? Как вскакивают с одра и хотят бежать, но не могут; видят, чего никогда не видали, слышат от Властей, чего никогда не слыхали, терпят, чего никогда не терпели; ищут избавителя, — и нет спасающего; ищут спутника, — и никто не сопутствует; ищут утешителя, — и никто на это не осмеливается! Тогда, глядя на них, и мы трепещем, плачем, и, держа их руки, лобызаем, обливаем слезами, отираем пот с лица их, протираем водой палимый жаром язык, прикладываем ухо свое, чтобы расслышать с натугой выговариваемые слова, потом спрашиваем: «Как теперь чувствуешь себя? Не бойся, Бог человеколюбив». Так говорим им, и сами обливаем грудь слезами; сердце горит в нас, когда произносим это. Тогда нет в нас лукавой любви, нет попечения об имении, нет заботы о яствах, но видим перед собой великое и страшное таинство смерти, и трепещем, киваем головами своими, принимаем печальный вид, сами себя оплакиваем, и горестно повторяем; «Увы! увы!». Когда отходящий, прощаясь со всеми нами и всех приветствуя, говорит: «Прощайте, прощайте, братия, прощайте, добрые братия; встаньте и прилежно помолитесь обо мне в час сей. В дальний путь иду я теперь, в путь, которым ещё не ходил, в новую для меня страну, из которой никто не возвращался, в землю темную, где не знаю, что встретит меня, в глубокий ад, откуда никому не было возврата. Прощайте, прощайте, братия мои возлюбленные, у меня нет уже брата. Прощайте, друзья; я уже не друг вам, а чужой. Прощайте, друзья; прощай, прекрасный сонм, для меня уже не сонм ликующих, но сонм плачущих. Простите, ближние мои, простите, простите. Еще недолго, и вы, наконец, придете туда же, приходите скорей, настигайте нас; ожидаем вас там; ожидаем, что вы придете к нам. А мы уже к вам не придем, не увидимся с вами в этой жизни. Что узнали, то и знаем; что сделали, то и получим. Вот отхожу я и не возвращусь уже к вам. Если сделал теперь что доброе, то приобрел это. Если что предпослал туда, оно и встретит меня. А если что при себе сберег, то какая мне в том польза? Если кого помиловал, то и в этот час буду помилован. Если защитил кого, то и себе найду теперь защиту. Если спас кого, то предварит он меня в этот час, потому что тесен для меня и тяжел настоящий час исхода души моей. Более всякого другого часа тесен и мучителен для меня настоящий час, потому что поемлюсь (берусь) я неготовый; мрачна для меня настоящая ночь, потому что посечен я, как сухое и бесплодное дерево. Тяжел для меня настоящий путь, потому что нет у меня доброго напутствия. Но вы пролейте обо мне горькие слезы, и помогите мне, будьте милосерды, помогите мне, окажите сострадательность, помолитесь обо мне, чтобы там найти мне помилование. Не требую многого, потому что согрешил много. На что вам, братия, зажигать для меня свечи? Не возжег я светильника души моей. На что облекать меня в светлые одежды? Не имею на себе светлого одеяния. На что омывать тело мое водой? Не проливал я слез, как воду. Для чего положите меня в гробах с преподобными, которых ни жизни, ни нравов не показал я в себе? Как обманывал я сам себя! Как издевался сам над собой, говоря: «Молод ещё я, наслажусь пока жизнью, вкушу удовольствий мира, дам душе утешиться жизнью, а впоследствии покаюсь. Бог человеколюбив, и без сомнения простит мне». Так рассуждая каждый день, худо иждивал (прожигал) я жизнь свою. Меня учили, — а я не внимал; делали мне наставления, — а я смеялся; слушал Писание, — и кончаю жизнь, как не слышавший; слышал о Суде, — и издевался; слышал о смерти, — и жил, как бессмертный, небрег о ней (презирал), как вечный; и вот, поемлюсь теперь неготовый, и нет у меня помощника; вот, застигнут непокаявшимся, и нет у меня избавляющего; вот, обращаюсь с мольбами, и никто меня не слушает; вот, подвергаюсь осуждению, и нет у меня спасающего. Сколько раз решал я покаяться, — и опять делал худшее! Сколько раз припадал к Богу, — и опять отступал от Него! Сколько раз миловал Он меня, — и снова я преогорчал Его! И вот, иду теперь в бедственном состоянии. Сколько дал Он мне прекрасного, и сколько сделал я худого!» Так часто умирающий беседует с нами, предстоящими, и внезапно язык его связывается, глаза изменяются, ум превращается (разрушается), уста умолкают, голос прерывается.

    Когда приближаются Владычные Силы, когда приходят страшные воинства, когда Божественные изъятели повелевают душе преселиться из тела, когда, увлекая нас силой, отводят в неминуемое Судилище, — тогда, увидев их, бедный человек, хотя бы то был царь, или властелин, или мучитель, или миродержец, весь приходит в колебание, как от землетрясения, весь трепещет, как лист, колеблемый ветром, бьется, как воробей в руках у ловца, весь цепенеет и изумевает (недоумевает), видя страшные Силы, видя новые для себя и величественные зраки (лица), видя страшные образы, видя грозные и суровые лица, видя чин вещей, какого не видел прежде, и размышляет про себя, и говорит: «Благословен Единый Бессмертный, Единый вечный Царь! Что значит в сравнении с этим земное царство? Что человеческое, временное начальство? Что наша суетная и бесчеловечная власть? Вот истинно небесные воинства, вот вечная власть властей, вот страшные зраки Единого Страшного, вот мощные служители Единого Всемогущего, вот властелины Единого Властителя, вот сильные Сильного Бога, вот страшные и ужасные зраки!»

    Все это видит тогда один, поемлемый от нас, и на нас уже не обращает внимания, но приводимый в оцепенение призывающими его Силами изумевает. Иногда же творит молитвы шепотом, сколько позволяет язык. Из речей его и из положений, им принимаемых, мы, предстоящие, нередко слышим и заключаем, что увидел он Владычные Силы, и все в трепете ужасаемся и подаем друг другу знаки, говоря: «Безмолвствуйте, и не тревожьте больше лежащего, прекратите шум, молчите, не говорите с ним больше, не делайте восклицаний, чтобы не смущать и не приводить его в смятение. Молитесь, чтобы с миром отошла душа его, просите, чтобы дано ему было место упокоения; припадите с молением, чтобы иметь ему человеколюбивых Ангелов; припадите с молением, чтобы обрести ему Судию снисходительным; воскурите благоухание, потому что видит он Ангельское явление; молитесь, потому что в великом он теперь борении. Наблюдайте сами над этим, и молитесь. Смотрите внимательно и не забывайте этого таинства; напрягайте взоры, и сами позаботьтесь о часе сем».

    Что такое человек? Ничто. Что такое человек? Червь. Что такое человек? Пепел. Что такое человек? Сонное видение. Что такое человек? Тень. Вот, отжил свой век; вот, не стало его; вот, он недвижим, бездыханен, безмолвен; вот, скончался; этот великий и неодолимый лев, мучитель, могущественный, высокий, страшный для всех властелин, лежит, и стал кроток, как овца. Он оставил нас; явился и исчез, родился, — и как будто не рождался; над многими высился, — и как будто не бывало его! Повелитель сам внимает теперь повелениям; налагавший узы связывается; и вот, должен идти, куда поведут поемлющие его. В этот день, как только придут Божественные изъятели, появ душу, восходят они по воздуху, где стоят Начальства и Власти, и миродержители противных сил. Это — злые наши обвинители, страшные мытники, описчики, данщики; они встречают на пути, описывают, осматривают и вычисляют грехи и рукописания этого человека, грехи юности и старости, вольные и невольные, совершенные делом, словом, помышлением. Великий там страх, великий трепет бедной душе, неописуема нужда, какую потерпит тогда от неисчетного множества тьмы окружающих её врагов, клевещущих на нее, чтобы не дать ей взойти на небо, поселиться во свете живых, вступить в страну жизни.

    Но святые Ангелы, взяв душу, отводят её. Тогда мы, погребая мертвое тело, и, как стороннее и чужое, из собственного дома вынося в могилу, видим другое великое и страшное таинство, усматривая, что малые и великие, цари и простолюдины, мучители и рабы, — все стали — один прах, одна персть, один пепел, одно зловоние, одна гнилость, один червь. Каков эфиоп, таков же и благообразный некогда; каков юноша, таков же и согнивший старец; каков расслабленный, таков же неодолимый и крепкий; все стали, чем были вначале, одной перстью, по сказанному им: яко земля еси, и в землю отыдеши (Быт. 3:19). Ты — земля, и опять будешь перстью. И мы нередко, видя лежащих в могиле уже истлевшими, указываем друг другу, подавая знаки перстом и говоря: «Смотри, это такой-то, вот это — мучитель, а этот — такой-то воин, и этот — такой-то царь, а это — потомок такого-то; вот дочь такого-то, а это — величавшаяся некогда юностью, а это — пышный прежде юноша». Так, воздыхая часто, говорим мы на могилах, и проливаем слезы, видя, что не различишь там никакой юности, видя великое и страшное таинство; видя, что всякий возраст там изглажен; видя, что всякое приятное око там угашено; видя, что всякий борзый язык там безмолвствует; видя, что всякие сладкоречивые уста там запечатлены; видя, что всякая красота зубов там рассыпалась. Смотря на это, будем умолять человеколюбивого Бога, чтобы сподобиться нам от Него помилования. Ему подобает держава во веки веков! Аминь.

    Великое, подлинно, и страшное видим таинство. Видим, что возраст там изглажден. Видим, что всякое телесное благообразие там изменилось. Видим, что всякая красота лица стала там бесполезной. Видим, что всякое приятное око там угашено. Видим, что всякие доброглаголивые уста там запечатлены. Видим, что всякий борзый (скорый) язык там умолк. Видим, что вся красота зубов там рассыпалась. Видим, что всякое плетение волос там сгнило. Видим, что всякая красота возраста там сокрушена. Видим, что всякая начальственная власть там прекратилась, всякое самоуправление и высокомерие там кончилось, всякое юношеское презорство (гордость) утихло, все суетные человеческие усилия и всякий труд там кончились, успокоились, прекратились. Говорим, — и никто не слушает; плачем, — и никто не внимает. По именам призываем лежащих, говоря: «Куда отошли вы, братия наши? Где обитаете? Где ваше местопребывание? Для чего оставили нас так внезапно? Подайте нам голос, побеседуйте с нами, как беседовали некогда, отвечайте нам». «Мы, — говорят отшедшие от нас, пребывающих ещё в жизни, — мы, то есть душа каждого из нас, находимся в месте, приличном душе, по достоинству её. А этот прах, перед вашими глазами лежащий в могиле, этот пепел, который видите, это зловоние, эти согнившие кости, эти нечистые черви — тела тех юношей и отроковиц, которые были некогда для вас вожделенны. Этот пепел — та самая плоть, которую заключали вы в свои объятия и ненасытно лобызали. Эти оскаленные зубы — то самое лицо, которое день и ночь покрывали вы несчетными лобзаниями. Этот гной и отвратительная влага — та самая плоть, в объятиях которой предавались вы греху. Поэтому смотрите, и в точности уверьтесь, остающиеся ещё во плоти, в этой суетной жизни, знайте, что, обнимая на ложах своих юных сожительниц, обнимаете вы прах и тину. Знайте, что когда лобзаете члены их, лобзаете вы смрад и гнилость. Вразумитесь, что, когда возгораетесь к ним любовью, предмет вожделения вашего — черви, пепел, смрад. Не предавайтесь заблуждению, неразумные юноши и девы. Не обольщайтесь суетной красотой юности, потому что и мы, лежащие перед вашими глазами, согнившие мертвецы, некогда, во время жизни своей, как и вы теперь, были видны и величавы, умащались благовониями, были любимы, наслаждались и благоденствовали; и вот, как видите, все это стало брением, прахом, пеплом и зловонием. Не обманывайте больше самих себя, но у нас, которые предварили вас, и теперь в могиле, научитесь, и уцеломудритесь, и уверьтесь, что есть суд во аде, есть нескончаемое мучение, есть непроницаемая светом тьма и безотрадная геенна, есть неусыпающий червь, немолчный плач, непрестанный скрежет, неисцельная скорбь, есть нелицеприятный Судия, беспощадные служители, есть горький и вечный плач».

    Этому, если не словами, то самым делом учат нас братия наши, предварившие нас там. Как совершающие память о них, жаждали мы научиться чему-нибудь, услышать, или узнать, где они, в каком состоянии души их, горели они, или долу; видят ли они нас теперь, и мы увидим ли их когда-нибудь, облобызаем ли их там, или, вообще, будем ли знать их. Но никто не знает этого, потому что никто не приходил оттуда, и никто не открыл нам тамошнего состояния, где оно, и каково оно. Бог, как бы стеной, заградил от нас это; утаил, сокрыл, под сенью оставил для нас тамошнее, пока сами не отойдем туда и не достигнем тамошнего, когда все восстанем из мертвых, все явимся, исповедуемся, и дадим отчет на оном великом и Страшном, на оном в трепет приводящем и неисповедимом Судилище Судии, когда приидет с неба судить всю вселенную от восток солнца и до запад, когда прозвучат гласы оных страшных труб, когда тварь восколеблется и смятется в страхе и трепете, когда гробы отверзутся, и всякая плоть восстанет обнаженной и открытой, когда всякие уста заградятся, и всякое дыхание принесет исповедание, и перед Судией потечет огненная река, о которой говорит Даниил: Зрях, дондеже престолы поставишася, и Ветхий денми седе… престол Его пламень огнен, колеса Его огнь палящь: река огненна течаше исходящи пред Ним: тысящя тысящ служаху Ему: и тмы тем предстояху Ему: судище седе, и книги отверзошася (Дан. 7:9–10). Это день и час, о котором говорит и Давид: Вскую боюся, в день лют? Беззаконие пяты моея обыдет мя (Пс. 48:6). Этот день проклинал Иов, говоря: Да прокленет ю проклинаяй той день, иже имать одолети великаго кита (Иов. 3:8), то есть диавола. О дне этом и другой пророк вопиет: Се, грядет, глаголет Господь Вседержитель. И кто стерпит день пришествия Его (Мал. 3:1–2), егда Бог яве приидет, Бог наш, и не премолчит: огнь пред Ним возгорится, и окрест Его буря зелна. Призовет небо свыше, и землю, разсудити люди Своя (Пс. 49:3–5), и всякую плоть призовет на Страшный оный Суд, где нет ни малого, ни большого, ни раба, ни свободного, где нет ни царя, ни подданного, но все равно подсудны, все узники, все обнажены, всеми оставлены, все трепещут, плачут, смущены, мучаются, озабочены, что сказать каждому, чем оправдаться перед Судией в том, что сделано худого. Где там величавость царей? Где высокомерие мучителей? Где гордыня неразумных? Где изнеженность юности? Где нарядность одежд? Где предстоящие и сопровождающие рабы? Где убранные дщери? Где золото? Где серебро? Где златоуздые кони? Где благовонные мази? Где курения? Где благоухания? Где суетные траты? Где забавы? Где роскошь? Где пиршества днем и ночью? Где пьющие вино и роскошествующие при тимпанах и плясках, но небрегущие о Боге и о нищих? Ничего такого нет там, но горькое: увы! увы! Нам можно уже не обогащаться, но трепетать; там не убранство, но омрачение; там можно не ликовать, но плакать; там не величавость юности, но заточение во аде; там не умилостивление, но великий страх; не утешение в оный страшный и трепетный день, но праведное и строгое воздаяние.

    Прекрасная помощь тебе в тот день, если оказывал ты здесь сострадание к нищим. Прекрасные защитники твои пред Христом — нищие, которых ты питал, к которым был милосерд, которых укрывал и спасал. Прекрасные и сильные за тебя ходатаи — Христовы братия, нищие, сироты, вдовы, странники, беспомощные, увечные, слепые, пленники, всеми оставленные, в истязаниях, в пустынях, в темницах, в заточении, в болезнях, в бедах, — тобой спасенные и помилованные. Там будут они тогда великими твоими предстателями, великими заступниками, великими помощниками; покажут Христу, что ты подавал им, чем питал их, как покоил их, в чем служил им. Там будут они, как братия Христовы, прекрасными твоими братиями. Ибо если и один царский брат имеет часто большую силу в ходатайстве перед братом своим — царем, то не гораздо ли сильнее ходатайство, где умоляет множество братии?

    А что Христос в страшный оный час Суда братиями наименует нищих, то послушай, что говорит Он праведникам, которые будут стоять тогда одесную Его: Понеже сотвористе единому сих братии Моих менших, Мне сотвористе (Мф. 25:40). Говоря же это, Он укажет, без сомнения, перстом на предстоящих там и сидящих у ног Его. Кто же настолько достоин, настолько блажен, чтобы наименоваться братом Христовым в тот час, когда все Ангелы и человеки ужасаются и трепещут? Каких сокровищ, какого богатства, каких венцов не выше для тебя это наименование? Кто же они такие, чтобы ублажать нам их? Кто они такие, чтобы восхвалить нам их? Кто они такие, чтобы и мы поревновали им? Кто они, в этот день и час приводящего в трепет и Страшного Суда, смело, с дерзновением, безбоязненно входящие ко Христу, как к Отцу своему и искреннему другу, твердо уверенные и знающие, что примет Он их, как сынов и искренних друзей, потому что искренно послужили Ему и сохранили заповеди Его? Кто этот преблаженный, которого Христос, сидящий на престоле, увидев восходящим к Нему, приимет и встретит с веселым лицом, с осклабляющимся (улыбающимся) взором и с радостным приветствием, с благосклонной откровенностью появ его, заключит в Свои объятия, облобызает, будет ласкать, как милого сына, после долговременной разлуки возвратившегося с чужой стороны, и скажет ему подобными этим словами: «Приятно пришествие твое, добрый и верный друг, вожделенно твое пришествие, питатель Мой, странноприимец Мой, покровитель Мой. Благодарю за расположение твое и не забуду любви твоей. Помню, сколько доброго сделал ты Мне. Знаю, как ты покоил Меня». Потом, говоря ему это, держа его рукой и поставив посреди, перед всем великим оным собранием, перед Ангелами и Архангелами, перед всяким Началом и Властию, перед праведными и пророками, апостолами и преподобными, и всем указывая на него, Христос возвещает, говоря; «Этот человек, когда видел Меня алчущим, — питал; видел жаждущим, — утолял Мою жажду; видел цепенеющим от холода, — прикрывал; видел странником, — принимал к себе; видел больным, — служил Мне; вводил Меня в дом свой, — омывал Мне ноги, омывал язвы Мои, покоил Меня на ложе своем; отверзал Мне двери дома своего, встречал Меня с радостью, покоил Меня радушно; видел Меня в крайности, — избавлял Меня; находил Меня в темнице, — выкупал Меня. Потому и Я говорю ему: Добре, рабе благий и верный: о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25:21), насладись утехами рая Моего, вниди в Царство Господа твоего, вниди в жизнь вечную». И не только это скажет тогда Христос благоугодившим и послужившим Ему, но пригласит их возлечь, и Сам будет служить им.

    Чтобы и нам насладиться таковым вещанием, и славой, и честью — потечем, возлюбленные, поспешим, предварим, чтобы нас не предварили, восхотим, чтобы не быть нам восхищенными внезапно, войдем, чтобы не остаться вне. Приложим тщание, возлюбленные, ускорим шествие, восхитим, предупредим. Свергнем с себя леность, в какой живем доселе. Отложим напрасную медлительность, отринем надежды, день за день нас обманывающие. Не будем более самих себя обольщать, самих себя обманывать. Да не издевается более над нами лукавый. Да не вводит нас в обман нечистый помысл настоящим и утренним днем, потому что многие, замыслив многое, не дожили до утра, но внезапно похищены смертью, как воробей ястребом и агнец волком, или как пленник разбойником, и совершенно не имели возможности ни поговорить, ни сделать завещание, ни даже промолвить слово. Одни, с вечера заснув здоровыми, не дожили до утра; другие, сидя за трапезой, испустили дыхание; иные внезапно умерли во время прогулки и забав; иные, умирая в бане, нашли для себя в ней и погребальное омовение; иные внезапно похищены смертью во время брака, в самом брачном чертоге сделав для себя брачные одежды вместе и погребальными, и место свиряющих (владеющих свирелью) заняли сетующие, и место пляшущих — плачущие. И все это мы знаем, все нам известно; а это и тягостнее всего, что добровольно и с ведением грешим и обманываем сами себя. Потому и не найдем никакого себе снисхождения у Бога, ибо не по неведению, но с ведением вдаемся в обман; слышим Божественные Писания, и хвалимся, что слышали, но не исполняем сказанного в них. Умоляю вас, наконец, будьте не слушателями только, но и исполнителями учения. Если кто, имея лукавый навык к блуду, по выслушивании ныне сказанного отсечет сей навык, то он прекрасный слушатель. Если кто был злопамятен на ближнего, и примирится с ним, то прекрасный он слушатель. Если кто, приведенный в сокрушение настоящим словом, сделается милостивым и щедродательным, то прекрасный он слушатель. Да не в осуждение послужит нам это или иное чтение, потому что слушаем и не делаем. Если смерть брата твоего не уцеломудрит тебя, то никто уже не будет в состоянии оказать тебе пользу. Если, смотря на мертвеца, не приносишь покаяния, то когда после этого обратишься? Если сказанное не приводит тебя в сокрушение, то никогда не отстанешь от греха.

    Эту-то, возлюбленные, от Божественных словес трапезу предложили нам предварившие нас у Христа братия наши; такие-то уготовили животворные снеди, так-то растворили для нас вино учения; такое-то увеселение и наслаждение принесли нам в дар для нашего спасения, чтобы, размышляя об этом и ночь, и день, и каждый час, и в церкви, и на торжище, и в доме, и за трапезой, и в судилищах, и на ложах, и в бане, и на пиршествах, и в собраниях, могли мы отстать от худого и суетного навыка и от нерадения, и обратить души свои к покаянию, уклониться от настоящего, умилостивить Владыку, и достигнуть Небесного Царства, по благодати, и щедротам, и человеколюбию Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, потому что Ему слава и держава, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.


    Наставление братиям

    Приучим себя, братия, к благословениям, чтобы наследовать нам благословения. Иудеи, преткнувшись о лукавый обычай, сделались богоубийцами; и мы, если будем злоречивы, сделаемся хульниками. Болезни не вдруг делаются неизлечимыми, но, получив недоброе начало от нерадения, переходят в безмерное повреждение. И страсти в душе возникают от малой причины, но если не бывают истребляемы, производят безмерную небрежность. Видишь, как на меди зеленый рубец делается все глубже и глубже. Разумей по этому примеру, что производит в душе страсть при нерадении. Если не очистишь ржавчины, то не выведешь и пятно. Если не изнуришь естества плоти, то не успеешь прогнать от себя страсть. Ржавчина тесно соединяется с медью, так и страсть укореняется в природе. Кто вычистит медь, пока не заржавела, тому нет уже о ней забот. Кто облечет душу добродетелью, тот не будет в опасности, не потерпит и скрытной неправды. Можно приложить старание и о ржавом медном сосуде, но на это нужно много труда и принесет убыток: время, когда можно было бы сделать что-нибудь для своей выгоды, употреблено будет на исправление от порчи. Так душа приводится в замедление, истребляя в себе страсть, когда могла бы приобрести важнейшее. Если медь оставлена была в небрежении, то медленнее очищается, ржавчина проедает её, и даже после очистки быстро овладевает ею; и в душе, если она небрежет о себе в обучении добродетели, легко расхищаются её добрые качества. Медь после очистки принимает на себя блеск, как одежду, и если вычищенная медь не повреждена ещё ржавчиной, то долго служит в употреблении; в противном же случае наведенный блеск обманчив, потому что сосуд бывает непрочен, и скоро портится, как сделанный из поврежденной уже меди. И душа, если уже растленной приступает к добродетели, то впадает в смущение, а от смущения в растление. Природа человеческая есть как бы медь и требует большого о ней попечения. Если не хочешь наводить на нее блеск, то позаботься не оставлять смесь эту без всякого призора. Если медь оставишь мокрой, то нанесешь ей вред; если и природу свою станешь увлажнять, то дашь место растлению. И Спаситель сказал, что нечистые духи любят влажность (Мф. 12:43), и апостол повелел: плоти угодия не творите в похоти (Рим. 13:14). Из этого видно, что увлажненность бывает в душе причиной плотской похоти. Евангелие объясняет это апостольское изречение. Оно говорит, что нечистый дух, придя, находит человека выметенным и убранным (Мф. 12:44). Следовательно, украшение тела производит в душе пожелания. Нечистый дух места безводные прошел мимо: он знал, что семя его не произрастет, если будет брошено не на влажное место; поэтому пришел и посеял в человеке; а, наконец, придя, остается в нем, потому что по возвращении нашел семя принесшим плод. Если бы увлажненный человек не принес плода, то враг, не находя для себя пищи, не остался бы в нем.

    А как ест и питается нечистый дух, обязаны мы рассказать. Господь называет брашном Своим — творить волю Отца Своего (Ин. 4:34); так и враг питается исполняющим волю его. Воля Божия есть вера во благое, поэтому воля вражия есть неверие. Воля Божия есть доблесть добрых дел, воля же диавольская — все этому противное. Кто творит волю диавола, тот питает его. Но ещё уясню вам понятие о той и другой воле, как делается пищей. Христос, при спасении самарянки, сказал ученикам, что Он уже вкусил, то есть исполнил волю Отца. Итак, если кто спасет душу, то напитает он Бога, а если кто погубит душу, то напитает диавола. Поэтому рассмотрим, что за семя у врага, что значит его удаление и возвращение, почему он сначала принужден был уйти, а напоследок остался. Опять в удостоверение указана нам притча из Божественных Писаний. Если кто совершен в святости, то он — храм Божий, как сказал апостол (1 Кор. 3:16–17). Так, если кто усовершается и в нечестии, то делается жилищем диавольским, и диавол в нем упокоивается. Поэтому он сеет сначала в несовершенных, — и уходит; а по прошествии времени смотрит, не сделался ли человек совершенным, и если нет, то остается в нем.

    Различие же совершенства опять будет представлено из благочестивого учения. Как спасающие душу совершенны у Бога, так губящие душу совершенны у диавола. Евангелие объясняет, в чем те и другие совершенны. По крайней мере, ученикам сказано: Будите… совершены, якоже Отец ваш Небесный (Мф. 5:48), потому что Он спасает души и тела, — тела, сияя на них солнцем и дожди дая, а души, — даруя им закон и познание, и ожидая от них исправления. Но найдем ли, чтобы в Писании та же притча употреблена была и о враге? Да, то же Евангелие говорит и о враге, что диавол человекоубийца бе искони (Ин. 8:44). Поэтому, если кто убивает душу, то он совершенно в подобии с диаволом.

    Следует сказать, кто же сделался совершенным в подобии диаволу. Очевидно — фарисеи. Ибо Сам Христос сказал, что отцом имеют они диавола. Они много погубили душ, уча не верить в Бога и Христа. А я докажу, что они и превзошли диавола, ибо не только учили, но и принуждали делать зло. Ибо, кто веровал во Христа, того отлучали от сонмища, чтобы предвосхитить совершенство у врага, который страхом принуждает к отступничеству от Бога, ибо, угрожая смертью, многих отвел от благочестия.

    И Бог сеет, но в телах сухих и изможденных, потому что небесное возрастает при нетлении. Семя Божие не производит вначале тления, и само не тлеет, но возрастает, истончаемое сухостью. Итак, знаем, что означает место сухое; это не что иное, как нетление. В чистых и заматеревших (состарившихся) телах возрастает семя Божие, потому что не в теле, но в душе производит всегда сочетание. Как же это бывает? Исследуем и это. Евангелие сказало, что души никто убить не может (Мф. 10:28), потому не имеет она нужды в благах мира сего. И, не пользуясь ими, может она пребывать нетленной; пища же принимается для поддержания тела. Поэтому, когда душа не поработится телом, но подчинит его себе, приемля в себя нетленное семя Божие, тогда и тело, как бы влиянием света, делает причастным нетления, и оно иссыхает к приращению истончания. Ибо как приумножение телесного производит приращение в дебелости, так уменьшение дебелости делается приращением истончания. Самое же приращение истончания, до крайности утончив плоть, одухотворяет её, и таким образом, приходит она в единение с Божественным Духом, плодонося нетление, и усовершенствуясь к принятию в себя Бога. И Евангелие говорит о совершенном: Аз (то есть Христос) и Отец к нему приидема и обитель у него сотворима (Ин. 14:23).

    Но, может быть, желаете ещё увериться, возможно ли тленной плоти стать срастворенной с нетлением; поэтому нужно нам несколько и об этом поговорить. Если доказано, что душа бессмертна, то явно, что она и нетленна. Но как душа от соединения с увлажненным телом делается плотской, так и тело, при нетлении души, в единении с семенем Божиим делается духовным. Поэтому и Павел знал людей духовных и людей плотских. Он знал, что и плотские имеют душу, и духовные — тело; но, по причине срастворения и преобладания того, чего в человеке больше, наименование преобладающего усваивает целому человеку. Если в человеке плоть преобладает над душой, то он — плотский; а если преобладает душа, то он — духовный. И в другом месте говорит: Плоть желает противного духу, а дух — противного плоти… да не яже хощете, сия творите (Гал. 5:17). И Евангелие решает вопрос. Оно сказало, что Царство Небесное принадлежит употребляющим усилие (Мф. 11:12). Дух усиливается возвести природу к Божественному, потому что природа плотью увлекается к земному. Это усилие духа над природой есть брань, и производится двояким образом: в новоначальных, — чтобы не войти им в единение с плотью, а в совершенных, — чтобы и самое тело сделать духовным.

    По этой причине вначале дает семя, а по возращении оного и вино, и делает совершенных пищей, как сказали мы о противоположном этому. Евангелие объясняет, как делаемся мы пищей и питием для Бога. Аз есмь лоза, — говорит Христос, — вы (же) рождие (Ин. 15:5). И апостол говорит верным Коринфянам: Божие тяжание, Божие здание есте (1 Кор. 3:9). Это сказал он новоначальным. Что же говорит совершенным? Егоже дом мы есмы (Евр. 3:6), если только вначале положенное в нас основание сохраняем твердым до конца. Итак, семя нетления принимается в телах сухих, потому что плоть противится духу, не по непокорности природы, но по причине похоти и стремления воли. Если главное в человеке — бессмертная душа, то нет неправды у Бога, что обратил человека к нетлению; и не делает Он принуждения сложной человеческой природе, а только побуждает силой привлекать к нетлению плоть, как рабу, растленную грехом. Как в огненном горниле и медь принимает вид огня, так и тело одухотворяется, если срастворено нетлением. Та же медь, зарытая в землю, съеденная ржавчиной и обратившаяся в прах, делается подобной гною; так бывает и с плотью, погруженной в страсти. Но хочу сказать вам и о царстве святых, как во плоти наследуют Царство. Природа плоти требует себе покоя; они же стараются более о сокрушении; озлобляемые — радуются, в болезнях — не врачуют себя. Природа наша услаждается славой; они же, хулимые, — утешаются, таят дела своего милосердия, стараются скрыть свое благочестие. Природа плоти требует вкушения пищи; они же изнуряют её постами, истощают подвигами. Природа имеет склонность к брачной жизни; они же обуздывают её воздержанием, отсекают все причины к пожеланию. Природа гонится за удобствами жизни, а святые, когда делают им обиду, терпят; когда расхищают (терзают) их, — переносят великодушно. Поэтому почти можно сказать, что отрешаются они от всей плотской жизни. Ибо это значит: Возьми крест свой и по Мне гряди (Мф. 16:24).

    Поэтому и апостол пишет: Умертвите убо уды вашя, яже на земли (Кол. 3:5), потому что делается это с благочестивым усилием. Всякий убивает другого не с пощадой, но с усилием; так и желающий оживотворить плотское употребляет усилие. Апостол сказал, что означают уды… яже на земли. Ибо не Божие создание порицает он, не сказал просто: Умертвите телесные члены, но уды… яже на земли (похоти плотские). Какие же это уды? Блуд, обман, зависть, злоба, любостяжание и все тому подобное. Со всем сказанным плоть состоит в сродстве. По причине богатства бывают обиды, по причине доброй славы — зависть, от самолюбия — обман, от роскошной жизни — блуд. Так, всем подобным этому, уловляется человек плотский, унижаемый грехом и в том, что естественно. Лучше же сказать, как и Евангелие говорит, что грех делает насилие природе. Так, природа вместо довольства предается ненасытности, вместо утоления жажды питием — пьянству, вместо брака — блуду, вместо правосудия — бесчеловечию, вместо любви — распутству, вместо страннолюбия — неразборчивости. Поэтому надобно делать ей принуждение, чтобы под управлением не могла она выказываться более надлежащего. Ибо и Спаситель наш сказал, что подвижнику лучше хрому или бедну улучить Царствие (Мф. 18:8). Конечно же, повелел Он не члены отсекать, которые Сам сотворил, но учит нас не делать природу виновницей греха. Если рука умерщвлена воздержанием, а ум ослеплен и замышляет убийство, то, не находя содействия в руке, не сделает зла. Легко уверим друзей, что не злоумышляем против них, если не будем сходиться с злоумышляющими. Писание воспретило не чадородие, но детоубийство. Неумеренное сладострастие препятствует всякому душевному благоустройству, возбуждая к ссорам, уча делать вред и обманывать, внушая зависть. Вы разумейте, что говорю, чтобы не делать нам многих отступлений. Апостол сам предписал иметь доволство (2 Кор. 9:8), но сказал, что питающаяся… пространно, жива умерла (1 Тим. 5:6). Сам научил перед внешними (1 Фес. 4:12) поступать благоприлично, но воспретил попечения о плоти превращать в похоти (Рим. 13:14). Нестяжательность непротивна довольству, потому что довлеет дневи злоба его (Мф. 6:34). Крест не противится вкушению пищи, потому что подвизаяйся от всех воздержится (1 Кор. 9:25). Принуждение природе и умерщвление её не противится браку, потому что отвращает мертвость блуда. Супружество служит жизни, а блуд — смерти, потому что вредит чадородию. Итак, не иное сказал, а то, что должно мертвым соделать грех, умертвить который — дело необыкновенных усилий.

    Уразумейте силу Евангелия, которое хочет в мертвом человеке умертвить грех, желает смертью тела предать смерти душевную смерть; домогается в расслабленном теле ослабить силу страстей, увещавает делать принуждение природе, чтобы не потерпела она насилия мертвенности; учит пренебречь мертвенной частью, чтобы не утратить начала бессмертия; советует поступать по слову мужей мудрых, самим в себе предать тлению растленное, не дожидаясь этого от других; хочет, чтобы решились мы бесстрастно сокрушить плоть постом и не дать ей погибнуть в тлении от греха. То тление, которому сами предаем плоть, доставит уврачевание, потому что и врачи, если у кого затвердение или опухоль, или иссушают больное место, или доводят до загноения, или прижигают оное, и тем вылечивают. Растление греховное служит к пагубе, потому что, проникая скрытно в глубину, производит в природе неисцельную гнилость, которая кажется малой, но делается необъятной, потому что распространяет, подобно закваске, действие свое с ног до головы.

    По растлению грех признается чем-то однородным, но имеет много сил, растлевает тело пищей, утучняя его; ибо как болезнь изменяет тело, так и роскошь живущему роскошно не дозволяет замечать, когда нарушены им уставы природы. Растление есть и та утонченность, которая бывает следствием роскоши, потому что употребляет тленные плоти. Грех растлевает и сребролюбием, ибо учит заботиться до смерти, и тело растлевает утомительными трудами, а душу оскверняет лукавством. Растлевает он и славолюбием, потому что внушает зависть и ненависть к ближним. Растлевает он и посредством добродетели, потому что учит ею тщеславиться. Производит растление и в скрывающих добродетель, когда делает их неразборчивыми, и при великих добродетелях вселяет в них страсти, по-видимому, самые маловажные, и ими-то ввергает в расстройство все существо. Враг ставит нам сети в самых наших делах, потому что навык наш обращает как бы в клей, которым, по привычке к маловажной страсти, слепляем крылья свои (разумею добродетели), от чего терпят вред не только крылья, но тело и душа. Будем напрягать внимание своё на коварство греха, чтобы не посмеялся он над нами, как над неразумными. Будем внимательны к козням его, потому что ими борет он нас, и когда считаем себя отовсюду безопасными, находит себе место, где войти. Если как от льва убежим за крепкие стены, делается он псом, чтобы не остерегались мы его по его ничтожности. Если отгоним, как пса, влетает в окно птицей. Мы боимся его, когда станет орлом, и он является воробьем. Не пускаем к себе, как ворона, и он врывается пчелой. И поскольку узнаем его во всех видах, то, став и комаром, немало сделает нам вреда. Комары уничтожают первые вина, потому что множество их (как закваска тесто) приводит вино в брожение гнилой своей пылью, и нередко это делает вино смертоносным или вредным для здоровья, если комары сидели прежде на падали или вкусили ядовитых пресмыкающихся. Такова привычка к чему-либо маловажному: она располагает душу к исполнению всякой воли змия. Такова утонченность врага, уготовляющая пагубу и почитающим себя в безопасности. Екклесиаст говорит, что мухи умершыя згнояют елеа сладость (Еккл. 10:1), чтобы святые разумели ничтожность и нечистоту врага, а нерадивые — его злокозненность и утонченность. И в книгах Царств Илия назвал Ваала (4 Цар. 1:2, 3), по славянскому переводу: Ваала, скверного бога Аккаронска) мухой, богом Аккаронским. Враг нападает на души нечестивых, как на злачные пажити, всасывает в себя нечистые дела их и питается воскипениями их упоения. Змий любит делаться мухой, чтобы услаждаться гнойной кровью нечестия. В лукавых живет он, как змий, а в распутных делается мухой. А из этого видно, что и в почитающих себя в безопасности бывает он беспокойным комаром. Неразумное дело — сосуды закрывать плотно, чтобы не попало что скверное, а душу оставлять неогражденной. Неразумное дело — приводить себя в безопасность от чувственного, а ум иметь неохраненным. Премудрость в Притчах велит идти к муравью и поучиться благоразумию (Притч. 6:6). И Евангелие велит нам быть мудрыми, как змии (Мф. 10:16), потому что трудно их уловить, так как они не беззащитны.

    Вместо голубя Евангельского притчи указывают на пчелу, и вместо змия — на муравья. Итак, для пользы нашей рассмотрим их сходство. Змий пресмыкается, и для многих злокознен. Но притча, потому что враг делается и малым для пагубы других, наименовала его муравьем. Когда враг явится муравьем и победит, — делается он дерзким, как змий. Когда является змием и побежден, — смиряется, как муравей, чтобы не потерпеть вреда. Так и мы должны преображаться, чтобы не понести вреда от козней врага. Муравей пресмыкается, подобно змию, ноги же его не тело носят, но обхватывают землю во время шествия. Под землю скрывает он зерна, чтобы не повредились зимой, заграждает проходы, им же сделанные, чтобы не утратить пищи на время нужды. Все это делает и змий. И Евангелие сказало: Молитеся же, да не будет бегство ваше в зиме, ни в субботу (Мф. 24:20). Зима означает время нужды, а суббота — возраст старости, когда жизнь наша, по бездействию, делается субботой. Итак, будем трудиться летом, пока не настанет нужда, чтобы иметь нечто и на субботу. Сам Соломон сказал: трудись в юности, прежде нежели пришло время, в которое речеши: несть ми в них хотения (Еккл. 12:1).

    Что же это за нужда или что за искушение, которое вводит в заблуждение и предполагает неведение? Есть искушение, о котором сказал Господь: Молитеся, да не внидете в напасть (Мф. 26:41). А Павел говорит, что Бог не оставит вас искуситися паче, еже можете (1 Кор. 10:13), показывая этим, что Бог попускает искушения не на зло, а на добро; зная, что победим, попускает, чтобы мы были увенчаны. Что же касается побеждаемых, то не Он попускает, но причиной искушения бывают произволение и дела каждого. Враг не знал, что святые победят, иначе, как зложелательный, не вступил бы в борьбу с тем, кто будет увенчан. А если знал, то, значит, стал он доброжелательным. Если же стал доброжелательным, то для чего низлагает падающих? Но он не исправляется, и не перестал делать свое. Поэтому сказанное: молитеся… да не будет бегство ваше в зиме, понимаем так, что разумеются два рода искушений; одно — попускаемое для испытания, другое — бывающее от произвольного преследования. Подобно этому разуметь должно и о субботе, ибо означает она горький конец трудов преследования, из-за которых сильно бываем наказаны, если не по силам приняли их на себя и если, не перенеся их, безуспешностью попыток вредим душе. Последний конец бесплоден, потому что, без плода умирая в преследовании, лишаемся вечной награды.

    Посмотрим после этого, не найдем ли такого же сходства в пчеле и голубе, какое нашли в змие и муравье. Много у них попечительности ради зимы. Пчела трудится при обилии. Голубь любит общительность, как и пчела. Труд пчелы всякому полезен, и вид голубя для всякого весьма любезен. И пчела, и голубь — не коварны. Легко змиям принимать на себя вид голубя, как и пресмыкающимся — вид пчелы. Первым уподобляются живущие рассудительно, а последним — живущие в простоте. Потому и Екклесиаст говорит: В день благостыни… живи во блазе (Еккл. 7:15), храни незлобие и виждь правоту (Пс. 36:37). Но Господь сказал сперва: Будите убо мудри яко змия, и потом ещё: цели яко голубие (Мф. 10:16), потому что за искушением следует упокоение. Поэтому Давид говорит: Проидохом сквозе огнь и воду, и извел еси ны в покой (Пс. 65:12). За муравьем следует и пчела. Павел говорит сначала о плотском, а потом о духовном, потому что слава бывает после трудов. И говорит о пчеле, потому что она для всех вожделенна и славна. Видите ли, что сперва должно упражняться в трудах и приобрести венец в подвиге, чтобы таким образом вкусить и Божественной благодати. Горечь подвига заменяется сладостью упокоения, и суровость жизни заменяется благодатью. Если не возненавидят нас, как змиев, то не возлюбят, как голубей; если не сделаемся презренными, как муравьи, не будем славными, как пчелы. Христос сперва пострадал, как змий Моисеев, повешенный на древе, и потом, как голубь, воскреснув из мертвых, воспарил в пренебесная. Сначала вкушал горькие травы пасхальные, а потом, воскреснув, насладился и сотами меда.

    Разумейте, братия, что говорю. Если кто хочет привести себя в безопасность, то должен трудиться, чтобы наслаждаться после трудами своими. Если хотите не из малого трудиться, то трудолюбиво учитесь у отцов наших. Будьте чадами послушания в трудах, чтобы стать отцами в упокоении. Пребывая в трудах, не будете увлекаться обычаем, потому что труд изгоняет страстный навык. Итак, сказал я вам, не держитесь злых обычаев, чтобы не впасть в глубину порока. Сказал так же, как и достигнуть этого можно, чтобы вы не стали укорять меня, как врача, который рассуждает о болезнях, но не имеет опытности в излечении. Итак, поступайте сообразно с вашим обетом, чтобы сподобиться и Божиих обетовании о Христе Иисусе. Аминь.


    На слова, сказанные Господом: В мире скорбни будете (Ин. 16:33), и о том, что человеку должно быть совершенным

    Владыка и Господь наш Иисус Христос, желая, чтобы род человеческий был спасен и избавлен от владычества диавольского, чтобы освободились мы от всех мирских уз, избегли геенны и достигли Небесного Царства, и Сам и через святых Своих апостолов и пророков предуведомляет о теснотах и скорби в веке сем, и учит нас не искать себе упокоения в настоящем, говоря: В мире скорбни будете (Ин. 16:33). Подобно этому и апостолы говорят, что многими скорбьми подобает нам внити во Царствие Божие (Деян. 14:22). Для того скорби и страдания всех святых, а также и собственные Свои страдания домостроительственного воплощения, какие претерпел Он за нас, грешных, передал нам письменно, чтобы научить нас, что желающему спастись невозможно настоящую жизнь провести в покое или быть в мире сем без искушений и скорбей, потому что ни избегнуть наказания, ни достигнуть Царствия и насладиться вечными благами никто не может без искушений и скорбей.

    Примечайте, возлюбленные: никто не может жать летом, если не посеет зимой, не может обирать грозды с винограда и возвеселить себя вином из гроздов, если заранее, много потрудившись, не насадит виноградных лоз и не будет ожидать плода с них в своё время. Но то же и с нами будет в мире сем, если не отреклись мы от плотских страстей, от плотского образа мыслей и от всего земного, если не будем смирять, умерщвлять и порабощать себя вместе с миром, и поступать по учению апостола, как он говорит: в терпении мнозе, в скорбех, в бедах, в теснотах (притеснениях)… в труде и в подвизе… во бдениих… во алчбе и жажди, в пощениих, в зиме и наготе (2 Кор. 6:4–5; 11:27). И все это перечисляю теперь отчасти, ибо недостанет времени, если бы захотел кто описать все страдания и скорби апостола, морские странствия, кораблекрушения, трудные и опасные путешествия, нападения разбойников, наветы сродников, восстания лжебратий, то, что ежедневно немоществовал он с немощными, и по вся дни умирал (1 Кор. 15:31). Все это описал он, как бы говоря о других, но между тем изображая нам собственные свои страдания и всех увещавая с терпением достигать вечной жизни, давая понять, что желающему спастись невозможно шествовать иным путем.

    В скорбях и искушениях почти все своё время проводил апостол. А мы, бедные, не можем перенести и малой скорби и, проводя жизнь в покое и роскоши, надеемся приобрести вечные блага. Как же это возможно? Если желающие приобрести земное богатство терпят всякую опасность и напасть, кольми паче мы, желающие приобрести небесное богатство и наслаждаться вечно пребывающими утехами, обязаны ни во что ставить для себя всякое трудное дело и всякую опасность и отваживаться на искушения. Ибо если не будем охотно, с сердечным желанием переносить всякий труд, не будем с умилением и сокрушенным сердцем сеять слезы, — то как, не плакав здесь, станем пожинать там, или как в радовании обретем рукояти добродетелей? Пророк сказал не просто о ком бы то ни было, что с радостью вземлет рукояти своя, но только о сеющих слезами (Пс. 125:5–6), то есть о тех, которые в настоящей жизни смиряют себя, и с умилением, со слезами, сокрушенным сердцем умоляют Господа, и с благодарностью переносят всякую скорбь и тесноту. Они насладятся вечной жизнью, и в радости упокоятся в век века. Ибо не просто всякому уготовал Бог столько благ, но тем, которые соблюдают заповеди Его и ходят в повелениях Его. А геенной и прочими мучениями угрожает Он не напрасно, но только тем, которые преступают Его заповеди, поработились плотскими страстями и делают всякое диавольское дело, свергли с себя страх Божий, и нисколько не ожидают будущего. Таковые будут преданы мучениям. Поэтому, как же мы избежим огня вечного, тьмы кромешной, скрежета зубов, червя неусыпающего и всех прочих объявленных нам мучений, иждивая дни свои в покое, в роскоши, в лености, в расслаблении, в нерадении, и соизволяя на неуместные, суетные, нечистые и гнусные помыслы? Как избежим вечного плача, проводя все время жизни своей во всегдашнем смехе и в равнодушии? Господь, называя злосчастными смеющихся и ублажая плачущих, сказал: Горе вам смеющымся ныне: яко возрыдаете и восплачете (Лк. 6:25). Блажени плачущии: яко тии утешатся (Мф. 5:4).

    Итак, пока ещё есть время, от всего сердца своего обратимся к Богу и с плачем, с умилением и с сокрушенным сердцем будем умолять Господа, как говорит пророк: Приидите, поклонимся и припадем Ему, и восплачемся пред Господем сотворшем нас (Пс. 94:6), чтобы избавил Он нас от всех этих зол и сподобил Пренебесного Своего Царствия. Да, возлюбленные, припадем к Нему со слезами, неотступно прося спасения душ наших. Здесь полезны слезы, они угашают греховный пламень. Пока мы ещё здесь и обращаемся к Нему, приемлет Он нас, и допускает к Себе, и спасает, и удостаивает вечных Своих благ. А там уже не приемлет; там правосудие и воздаяние за дела. Только ныне действенны слезные воды, а тогда огнь искусит дела человеческие. Здесь благодетельно смиряться и плакать, а там, отшедшим отсюда, бесполезны будут слезы; будем горько вздыхать и скрежетать зубами, и не будет милующего нас.

    Что же буду делать я, нерадивый, расслабленный и ленивый, который говорю это, и слушаю, и другим пытаюсь внушить, сам же следую всем плотским мудрованиям и порабощен лукавым помыслам? Увы, увы, душа, почему нерадишь ты о своем спасении? Для чего предала себя суете, и связала себя земными делами, не помышляя о том, что должна ты предстать на Страшный Суд. Приведи себе на мысль страшное пришествие Господне, в трепет приводящее Судилище, и реку огненную. Ибо сказано: Река огненна течаше исходящи пред Ним: тысящя тысящ служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему (Дан. 7:10). Там подвергнемся взысканию не только за дела, но и за мысли и помышления сердца (Быт. 6:5); там вся нага и объявленна; там невозможно ни найти себе заступника, ни дать даров. Скажи мне, где тогда скроем помышления, слова и дела, когда будут увенчаны святые? Они были скорбны и гонимы в этом веке, переносили всякий труд, посты, бдения, холод, наготу, погружение в водах, претерпели тысячи скорбей и нужд, скитались в пустынях, горах, вертепах и пропастях земных, лишены были всего временного, терпели озлобления; они однажды отверглись себя и, взяв крест свой, последовали за Господом, нимало не думая о земном; они, живя на земле, приобрели себе жительство на небесах; весь день были умерщвляемы за Христа; и они-то насладятся жизнью вечной, сподобятся венца нетления. А я и подобно мне живущие в веке этом будем осуждены и посланы на все эти мучения. Итак, для чего нерадим? Для чего ленимся, и самих себя связываем делами суетными и временными? Какую пользу принесет нам обладание чем-нибудь в веке сем, и не послужит ли это более к нашему осуждению? Что доставит нам человеческая слава? Не обещано ли ей сгореть подобно сену, как ясно вопиет пророк: Всяка слава человеча яко цвет травный (Ис. 40:6). Для чего же следуем обманчивым помыслам, и не разрешим себя от мирских уз и обманчивых помыслов? И если бы только до этого простиралось зло! Потому что это уже есть преступление, служит препятствием к исполнению заповедей Божиих и признаком неверия, как говорит Господь: Кая бо польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? (Мк. 8:36). И в другом месте говорит: Како вы можете веровати, славу друг от друга приемлюще, и славы, яже от Единого Бога, не ищете? (Ин. 5:44). И ещё, предписывая нам нестяжательность и желая освободить нас от вещественного, сказал: не пецытеся душею вашею, что ясте, или что пиете: ни телом вашим, во что облечетеся, и представил нам доказательство, говоря: не душа ли болше есть пищи, и тело одежди? (Мф. 6:25). И ещё, указывая нам на ясный пример птиц и сена, сказал: Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их. Не вы ли паче лучше их есте? (Мф. 6:26). И ещё: Смотрите крин селных, како растут: не труждаются, ни прядут. Глаголю же вам, яко ни Соломон во всей славе своей облечеся, яко един от сих. Аще же сено сеяное, днесь суще и утре в пещь вметаемо, Бог тако одевает, не много ли паче вас, маловери! (Мф. 6:28–30). Поэтому, как сказал я, признак неверия — связывать себя этими земными вещами. И если бы только до этого простиралась наша вина! Теперь же облагаем мы себя ужаснейшими бедствиями, усиливаемся совершать преступления, выдумываем тысячи худых дел и различных лукавств, проводя жизнь в злобе, в ненависти, в лицемерии, в коварстве, в тщеславии, в гордыне; клевещем, ненавиствуем, и делаем многое этому подобное, угрызая и поедая собственные свои члены. А что ещё хуже, имея в себе перечисленные пороки, нередко делаемся судьями других, и вместо того, чтобы оплакивать свои грехи, любопытствуем о грехах других и, оставив у себя без внимания целые бревна, будучи слепыми, чтобы видеть свои пороки, усматриваем и малейший сучец у братии, не представляя пред очи свои ни страха Божия, ни той угрозы, какая объявлена осуждающим. Ибо Господь сказал: Не судите, да не судими будете, имже бо судом судите, судят вам: и в нюже меру мерите, возмерится вам (Мф. 7:1–2). Отрезвимся, возлюбленные, и не будем делать себя повинными суду и тому осуждению, какое наложено Господом на судящих безвременно и на осуждающих неправедно. И поскольку Господь повелевает ещё: любите враги вашя (Мф. 5:44), то должно нам плакать, потому что столь отступили мы от заповедей Божиих, а хвалимся, будто бы преуспели в важнейшем, тогда как весьма далеки от расположения любить врагов, и даже отвращаемся и ненавидим любящих нас. Ибо, когда злословим не сделавших нам никакой обиды, и выискиваем у них что-либо, чтобы повредить славе их, тогда все это показывает в нас людей весьма ненавистнических и враждебных. Рассуди же, какого зверства будет доказательством, — злословить не только не сделавшего тебе обиды, но даже оказавшего благодеяние? Поэтому, какое же будет у нас основание к оправданию, когда поступаем совершенно противоположно заповедям Господним? Господь везде узаконивает любовь, ибо говорит: Да любите друг друга, якоже возлюбих вы (Ин. 13:34).

    Итак, мы исполнены ненависти, а до этого доводит нас обольщение мира, потому что усилился в нас корень страстей, то есть сребролюбие. А вместе с любостяжательностью невозможно быть любви. Да и как это может быть? Кто пристанет к деньгам, тот ненавидит брата, домогаясь отнять у него что-нибудь: или захватывает себе поле его, или старается отнять дом у ближнего, или волов его, или скот его, или и все, что есть у него, а иногда нередко покушается отнять и самую жизнь. Итак, братия, истребим в себе сребролюбие — корень всех зол, и насадим в себе любовь — матерь всех добродетелей. Ибо апостол, исчисляя плоды духовные, и желая показать, что самый большой дар — любовь, сказал: Плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5:22). И ещё говорит: Ныне же пребывают вера, надежда, любы, три сия: болши же сих любы (1 Кор. 13:13); ибо, как сказал он, вся упразднятся (1 Кор. 13:8) …аще ли языцы… аще же пророчествия, даже вера и надежда; но любовь, по слову его, пребывает вовек. С другой стороны, какие суть плотские мудрования, порождаемые сребролюбием? Апостол отвечает: блуд, нечистота, студодеяние, идолослужение, чародеяния, вражды, рвения, завиды, ярости, разжжения, распри, (соблазны), ереси, зависти, убийства, пиянства, безчинии кличи и подобная сим (Гал. 5:19–21). И творящим это апостол угрожает лишением Царства Божия. Поэтому, возлюбленные, будем избегать этих лукавых дел, внушаемых сребролюбием, чтобы не лишиться Царства. Сбросим с себя тяжкое бремя мирских трудов и подклонимся под благое иго Господне, понесем это легкое бремя и приступим к Господу с чистым сердцем, — да упокоит нас во веки веков. Ибо Сам сказал: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашым (Мф. 11:28–29). Не принесет вам пользы попечение века сего, напротив того, послужит более к осуждению и уготовит вам геенну. Никто не может спастись, любя золото. От этого лукавого вожделения Иуда предал Господа и удавился. От него Гиезий стал прокаженным, не послушав пророка Елисея, и, захотев Неемановых денег, наследовал Нееманову проказу, как знак своих грехов. От него народ Иудейский обратился к нечестию, и обоготворил литого тельца. От него Анания и Сапфира подверглись внезапной смерти, утаив от цены села (Деян. 5:3). Ради него подтверждается ложь, и оговаривается истина; ради него замышляется коварство; ради него возрастает зависть и увеличивается злоба; ради него замышляют друг против друга войны, неправедные убийства и кровопролития. И для чего описывать все худое, возникающее от этого горького корня, когда из-за него и Сам Владыка и Господь наш, Иисус Христос, продан? Итак, не будем следовать этому вожделению, чтобы не впасть в перечисленные выше пороки. Ибо доказано, что сребролюбие есть изобретатель всякого греха, егоже нецыи желающе заблудиша от веры, и себе пригвоздиша болезнем многим, как сказал апостол (1 Тим. 6:10).

    Поступать так людям, связанным житейскими заботами, домогаться этого ради жены или детей, терпящих нередко невыносимую нужду, бывает ещё несколько извинительно, по крайней мере перед людьми; но мы, которые почитаемся распявшими