Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат
    фото

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    СОКРОВИЩА И РЕЛИКВИИ ЭПОХИ РОМАНОВЫХ
    Н. Н. НИКОЛАЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • I Исчезнувшие реликвии и сокровища России
  •   1. В поисках Казанской иконы Богоматери
  •   2. Где драгоценности царской семьи?
  •   3. «Узаконенные» грабежи царских коллекций
  •   4. Золотые чемоданы Фаберже
  •   5. Ювелирные шедевры Карла Фаберже
  •   6. Янтарный кабинет
  •   7. Взгляд из Калининграда
  •   8. Янтарный свет из подземелья
  • II Великие награды
  •   1. Орден Святого апостола Андрея Первозванного
  •   2. Орден Святого великомученика и победоносца Георгия
  •   3. Георгиевские медали
  •   4. Георгиевское знамя лейб-гвардии Гренадерского полка
  •   5. Военный орден Святого Георгия
  •   6. Орден Святой великомученицы Екатерины
  •   7. Орден Святой Анны
  •   8. Орден Святого Александра Невского
  •   9. Орден Святого равноапостольного князя Владимира
  • III Клады и сокровища России
  •   1. Шапка Мономаха
  •   2. Большая императорская корона
  •   3. Сокровища Оружейной палаты
  •   5. Легенды Лебедянского уезда
  •   6. Сокровища Степана Разина
  •   7. Пугачевское золото
  •   8. Секреты сибирских кладоискателей
  •   9. Кража императорской коллекции
  •   10. Вторые по золоту в мире
  •   11. Золотой запас Российской империи
  •   12. Откроет ли тайну особняк Рябушинских?
  •   13. Сейфы Третьяковых
  •   14. Алмазный фонд России

    I Исчезнувшие реликвии и сокровища России

    1. В поисках Казанской иконы Богоматери

    Есть в Португалии небольшой городок — Фатима. В туристских путеводителях он отмечен как одно из важнейших мест паломничества страны и всего Пиренейского полуострова. Огромный религиозный комплекс и вид ползущих к нему на коленях паломников производят большое впечатление. Но самым удивительным оказалось то, что превращение Фатимы в религиозный центр католиков непосредственно связано с Россией, а главное — и об этом не пишут никакие путеводители — с католическим храмом соседствует православный, судьба которого напрямую связана с историей одной из самых загадочных пропаж XX в.

    …Еще 90 лет назад Фатима была ничем не примечательным, можно сказать, Богом забытым местечком. Но 13 мая 1917 г. там произошло чудо. Трое детей-пастушков стали свидетелями явления Девы Марии. Чудо повторялось 13-го числа каждого месяца вплоть до октября. Молва об этом быстро разнеслась по всему Пиренейскому полуострову. И в 1928 г. в Фатиме, на месте явления Пресвятой Богородицы, построили паломническую церковь, площадь перед которой пришлось сделать вдвое большей, чем площадь Святого Петра в Риме, чтобы вмещать всех верующих.

    А Дева Мария продолжала творить в Фатиме чудеса. Приходившие на поклон избавлялись от болезней, бесплодные до паломничества женщины рожали здоровых детей, молитвы в Фатиме предотвращали беды и клали конец горю…

    В огромном храме есть две могилы — в них покоятся тот пастушок и та пастушка, что были свидетелями явления Девы Марии в 1917 г. Третья пастушка дожила почти до наших дней, а до этого укрывалась от посторонних глаз в кармелитском монастыре[1] в Коимбре. Тайну послания Богородицы, с которой ей довелось общаться в раннем детстве, она открыла только папе римскому. А послание это было более чем необычным.

    Если и сегодня шестая часть португальцев неграмотна, то что говорить о малых детях в далеком 1917 г.? Вернувшись домой, ошеломленные пастушки решили, что им надо молиться не то за ослика Руса, который принадлежал семье Лусии и который тогда болел, не то за какую-то светловолосую женщину — «руссу», как поведала им Богородица. Дети в провинциальной маленькой Фатиме конечно же не знали о существовании такой страны — России, и им слышались лишь знакомые слова.

    «— Когда я впервые приехала несколько лет назад в Фатиму, — рассказывала наша гид, уроженка Советского Союза, — я насторожилась, когда мне стали говорить, что я должна помолиться за Россию. Думала, мало ли что, подвох какой-то. Но потом оказалось, в этом и был заключен смысл послания Девы Марии».

    То, что не смогли понять малые дети, на самом деле означало: «Если мои молитвы будут услышаны, Россия обратится в другую веру и наступит мир. В противном случае, ее заблуждения распространятся по всему свету, неся с собой войны и гонения на Церковь».

    А отсюда главный смысл послания Девы Марии в Фатиме: «Россию будут сопровождать несчастья, пока за нее не будут как следует молиться».

    Как все совпадает! Первая мировая война в самом разгаре. Россия после Февральской революции катилась к смуте. Последний раз Дева Мария являлась в Фатиме в октябре…

    — Как тут не воздать свои молитвы небу! Я был поражен, узнав все это, — рассказывает журналист Никита Кривцов. — Но не меньше я был удивлен, когда, обогнув справа храм и пройдя несколько десятков метров по парку, вдруг увидел поднимающуюся из-за деревьев… православную луковку.

    А через пару минут передо мной предстала и церковь — судя по архитектуре, не очень давней постройки. Точнее, не церковь, а довольно внушительное здание, над центральной частью которого и красовался купол-луковка.

    — Это здание «Голубой дивизии», — объяснила гид.

    Что за «Голубая дивизия»? Откуда православный храм в центре паломничества католиков?

    Мы прошли внутрь. На втором этаже, под куполом, помещалась церковь. Действительно, православная. Среди икон я нашел образ преподобного Германа Аляскинского,[2] канонизированного Русской зарубежной православной церковью и наиболее почитаемого в Америке. Больше ничего узнать о храме не удалось.

    — Но, прежде чем мы покинули храм, — продолжает свой рассказ журналист, — гид поведала мне самое удивительное: долгие годы, до недавнего времени, здесь хранилась Казанская икона Богоматери, считающаяся пропавшей уже много десятков лет! Позже эту информацию мне подтвердил и португальский журналист Жозе Мильязеш Пинту. Он еще сам видел икону в Фатиме — старинную, в дорогом золотом окладе, украшенном драгоценными камнями…

    Знаменитая икона была обретена в Казани в 1579 г., после мощнейшего пожара, истребившего значительную часть города. Недалеко от того места, где начался пожар, стоял дом одного стрельца, сгоревший вместе с другими. Когда стрелец хотел приступить к постройке нового дома на пепелище, его девятилетней дочери Матроне явилась во сне Божья Матерь и повелела взять икону Ее из недр земли, указав место, где икона скрывалась. И 8 июля Матрона на пепелище действительно нашла образ, на который ей указала Божья Матерь. С иконы сняли список и послали царю Ивану Грозному, который повелел на месте обретения иконы основать женский монастырь…

    С той поры икона и находилась в Богородицком монастыре в Казани. Поначалу она была чтима лишь как местная. Но в 1611 г., в Смутное время, ее список принесли из Казани в Москву вместе с казанским ополчением в стан князя Дмитрия Пожарского. А 22 октября 1612 г. этот список при сражении с поляками находился у Дмитрия Пожарского. Князь, как известно, одержал победу, и с тех пор по указу царя Михаила Федоровича Чудотворную икону чествуют дважды — 8 июля, в день ее обретения, и 22 октября, в день связанной с ней победы русского оружия.

    Оригинал же иконы так и висел в казанском Богородицком монастыре, став на три века важнейшей святыней не только города, но и всей России. Еще при Иване Грозном икону одели в ризу червонного золота, а Екатерина II в 1767 г. при посещении Богородицкого монастыря одела на икону бриллиантовую корону. Вельможи и купцы соревновались в украшении иконы драгоценными камнями и жемчугами…

    Но 29 июня 1904 г. икона пропала. С этого времени и начинается удивительная история ее поисков, неожиданных ее появлений в различных местах, мистификаций и загадок.

    Дело о пропаже и поисках Казанской иконы Богоматери — одно из самых известных в российской дореволюционной криминалистике. Расследование с перерывами велось более десяти лет. Документы дела «О похищении в Казани из девичьего монастыря чудотворной иконы Казанской Божьей Матери», хранившиеся в архиве департамента полиции, составляют два обширных тома. Пропажа иконы взбудоражила всю страну и обсуждалась на самом высоком уровне, вплоть до императора Николая II. В томах дела масса писем и телеграмм от таких людей, как председатель Совета министров П. А. Столыпин, министр юстиции И. Г. Щегловитов, министр внутренних дел АН. Хвостов, директор департамента полиции С. Е. Виссарионов, московский генерал-губернатор С. К. Гершельман, князь В. А. Оболенский, начальник московской сыскной полиции А. Ф. Кошко, великая княгиня Елизавета Федоровна, церковные иерархи…

    Пропажу святыни обнаружили ранним утром 29 июня 1904 г. Дверь в храм была взломана, церковный сторож Захаров — связан. Исчезли две иконы: Казанский образ Богоматери и Спас Нерукотворный.

    На ноги тут же была поднята полиция, и по горячим следам похититель был быстро найден. Им оказался Варфоломей Чайкин (известный еще как Стоян), крестьянин двадцати восьми лет, рецидивист и специалист по церковным кражам. На его совести целый ряд краж из церквей Казани, Коврова, Рязани, Тулы и Ярославля в 1903–1904 гг. Причем самих образов он не крал, а лишь сдирал с них ризы. И на этот раз он утверждал, что драгоценности и оклад образа продал, а саму икону расколол и сжег в печи.

    25 ноября 1904 г. начался судебный процесс. На нем было шесть подсудимых: сам Чайкин-Стоян и некто Комов — виновники кражи, церковный сторож Захаров, которого подозревали в соучастии, ювелир Максимов, обвинявшийся в содействии и скупке золота и жемчугов с икон, сожительница Чайкина Кучерова и ее мать Шиллинг, которых обвиняли в укрывательстве виновников кражи и похищенных ценностей.

    Примечательно, что Чайкин на предварительном следствии отрицал уничтожение икон. Но сожительница, ее малолетняя дочь и мать показывали, что видели, как он разрубал иконы на щепки и сжег в печи. При обыске в печи были действительно найдены обгорелые жемчужины, загрунтовка с позолоты, проволоки, гвоздики, петли, которые, по показаниям монахини-свидетельницы, находились на бархатной обшивке иконы. По показаниям Шиллинг, пепел от икон был брошен в отхожее место, где и был найден полицией.

    В итоге Чайкин был осужден на двенадцать лет каторги. Остальные подсудимые получили меньшие приговоры, а Захарова оправдали.

    Однако поиски иконы и проработка других возможных версий продолжались. Уж больно высокую ценность для всех россиян имела знаменитая икона, не говоря уж о стоимости ее оклада, слишком уж мощный резонанс вызвало это похищение. Стоит также помнить, что похищены были две иконы, и пепел мог принадлежать лишь одной из них — менее ценному Спасу Нерукотворному. К тому же оклады обеих икон найдены так и не были.

    Поэтому возникла версия, что Казанскую икону Богоматери Чайкин за огромную сумму перепродал старообрядцам — они действительно занимались широкой скупкой дониконовских икон, в частности брали их из старинных московских храмов во время разорения Москвы в нашествие Наполеона. В итоге 12 ноября 1909 г. в недрах полиции появился секретный доклад. В Казань был послан специальный чиновник, так как до министерства дошли «серьезные сведения о сохранности чудотворной иконы Казанской Божьей Матери». Товарищ министра внутренних дел П. Г. Курлов отстранил казанского губернатора и начальника Казанского жандармского управления от розыска, доверив его автору доклада М. В. Прогнаевскому. А А. Ф. Кошко направил в помощь ему двух самых опытных агентов. Один из них и доложил о продаже иконы старообрядцам.

    К Чайкину, находившемуся в то время в тюрьме в Ярославле, подослали шпионов, через которых пытались узнать о местонахождении иконы. Но он лишь твердил о сожжении иконы, не о продаже. Однако слухи о возобновлении следствия разошлись уже по всей империи, причем не миновали и тюрем.

    И тут неожиданно в саратовской тюрьме возник арестант Кораблев, который заявил, будто знает, где находится икона. Вступившему с ним в контакт епископу Саратовскому Гермогену Кораблев сообщил, что икона якобы действительно находится у старообрядцев, и обещал помочь ее вернуть, если ему смягчат участь и переведут в другую тюрьму, где он смог бы вступить в контакт с другими участниками «дела». Несмотря на то что у «версии» Кораблева нашлись влиятельные сторонники, опытный в делах сыска Прогнаевский вскоре убедился, что никаких данных у арестанта нет, а он просто хотел организовать побег.

    Тем не менее и после заключения Прогнаевского поиски иконы продолжились. И тут возник «дублер» Кораблева, каторжанин читинской тюрьмы Блинов. Причем все шло по тому же сценарию. Блинов просил о смягчении участи, о переводе в другую тюрьму. Его версию поддерживали епископ Читинский Иоанн и даже великая княгиня Елизавета Федоровна, которую поставили в известность о предложениях арестанта и которая через посредников вступила в переговоры с вором.

    В 1915 г. в Курске проводилось специальное совещание по разработке новой версии. Однако следователи обнаружили, что Кораблев лишь хотел сделать копию и выдать ее за настоящую икону, и его снова заковали в кандалы. Окончательной правды не удалось добиться и от Чайкина.

    Была ли сожжена икона? Если нет, где она находится? А если была действительно уничтожена Чайкиным, то куда делась ее драгоценная риза? Эти вопросы так и оставались без ответа многие годы. Конечно, специализация Стояна на похищении одних лишь окладов, показания его самого и свидетелей вроде бы подтверждали версию об уничтожении иконы. Но, с другой стороны, прожженный рецидивист прекрасно понимал, что стоимость самого образа гораздо выше стоимости ее ризы.

    Если же Казанская икона Богоматери была на самом деле сожжена, то какой же образ висел в Фатиме? Подделка? А может, старинный список? Тем более что следы некоторых из них тоже теряются.

    Вспомним, что сразу, по обретении иконы в Казани, с нее был сделан список и отправлен Ивану Грозному. Известно также, что в Москву к Дмитрию Пожарскому в 1611 г. попал список из Казани вместе с казанским ополчением. Затем он находился в домовой церкви князя на Лубянке, а в 1633 г. был собственноручно перенесен им в Казанский собор на Красной площади.

    Как повествует церковная литература, Казанская икона Богоматери, перенесенная из Казани в Москву в 1579 г. (вероятно, тот самый список, сделанный сразу по обретении иконы), оставалась там до 1721 г. Тогда, по воле Петра I, она была перенесена в Петербург, где находилась в различных храмах, пока в 1811 г., по сооружении Казанского собора, 15 сентября, в день открытия храма, Чудотворная икона не была перенесена и поставлена в его иконостас.

    В известной же книге Семена Звонарева[3]«Сорок сороков» говорится, что «петербургский» список был сделан в начале XIX в. с иконы, хранящейся в Казанском соборе Москвы, специально для Казанского собора в Северной столице. А значит, сам список, сделанный для Ивана Грозного, оставался в Первопрестольной.

    Известно, по крайней мере, что после закрытия Казанского собора на Невском проспекте Казанская икона Богоматери была перенесена во Владимирский храм, действующий и по сей день.

    А что же стало с иконой, висевшей в Казанском соборе в Москве? После закрытия собора на Красной площади его храмовый образ был сначала передан в Богоявленский собор в Дорогомилове (ныне разрушен), а из него, после закрытия и этого храма в 1930-е гг., икона пропала…

    Любопытно, что в Москве, в Богоявленском соборе в Елохове, ныне имеется еще один список Казанской иконы, также находившийся в казанском ополчении в 1612 г.

    В общем, разобраться в судьбе всех этих списков непросто, так как в церковной литературе списки называют просто «чудотворной иконой», и понять, идет ли речь об оригинале или о копии, невозможно.

    Во всяком случае, мы имеем дело как минимум с двумя пропажами: в 1904 г. в Казани исчез оригинал, в 1930-е гг. в Москве исчез список, висевший в Казанском соборе. А значит, если Чайкин и сжег оригинал, в Фатиме мог объявиться и старинный список.

    Поэтому я решил вновь вести свои поиски с Фатимы, прослеживая судьбу висевшей там иконы в обратном направлении. И начал я с выяснения, что это за организация «Голубая дивизия», которая построила рядом с католической святыней православный храм, где икона и хранилась.

    В этом помог мне Жозе Мильязеш Пинту, который тоже пытался разобраться, какими путями святой образ из России попал в его страну.

    Оказалось, что «Голубая дивизия» — религиозная католическая организация антисоветской направленности, которая была создана после Второй мировой войны в США с целью препятствовать распространению коммунизма в мире. Особенно прочны ее позиции в Латинской Америке, а также в Испании и Португалии. И в месте явления Божьей Матери в Португалии, где данные ею в 1917 г. пророчества непосредственно касались России, она и решила поместить знаменитую Чудотворную икону из России. Свое здание в Фатиме «Голубая дивизия» построила в 1950-е гг., а православная церковь при нем, зовущаяся там «Византийской», была специально предназначена для знаменитой иконы. Так что икона попала в Португалию из США.

    Согласно данным португальского журналиста, исчезнувшая в 1904 г. икона с войсками Врангеля была перевезена в Крым, оттуда в Румынию, а затем оказалась в США. А там от русских эмигрантов икона и перешла к «Голубой дивизии».

    Эту версию можно было бы принять почти безоговорочно, если бы я не узнал, что в 1960-е гг. из Англии поступили сведения, что у одного коллекционера обнаружена «древняя Казанская икона Богоматери, во многом походившая на подлинную». «Всплыла» она будто на знаменитом аукционе «Сотбис». Ее — как говорится в книге «Сорок сороков» — перевезли в США, где архиепископ Сан-Францисский Иоанн Шаховской попытался организовать сбор средств для приобретения святыни, но нужной суммы собрать так и не удалось. Как икона оказалась у коллекционера в Англии — информации на этот счет нет. Но это и понятно. Как правило, владельцы ценностей, некогда исчезнувших в результате кражи, не особенно расположены раскрывать пути и способы их приобретения. Если же речь идет о подделке, то желание не предавать этот факт огласке тем более очевидно.

    Главное же, по обеим версиям следы Казанской иконы Богоматери отыскиваются в Америке.

    Относительно иконы, прибывшей в 1960-е гг. из Англии, специалисты выяснили, что оклад ее — подлинный, с самого чудотворного образа из Казани, украденного Чайкиным, но сама она — замечательная копия нашего века. О дальнейшей же судьбе этого образа в книге «Сорок сороков» говорится следующее: «В конце концов икона была приобретена католической церковью и помещена в знаменитом месте явления Божией Матери в Португалии в 1917 г. — Фатиме, в Восточном центре католиков».

    Какая же из версий ближе к истине и какая все-таки икона попала на Пиренейский полуостров из США?

    Единственно, что можно сказать почти с уверенностью, — оклад иконы, висевшей в Фатиме, был подлинный. Это подтверждают и заключения специалистов об «английской» иконе, и описания португальского журналиста того образа, что он видел у себя на родине («в дорогом золотом окладе, украшенном драгоценными камнями»).

    Но насчет самой иконы ясности нет. Была ли это оригинальная икона из Казани (уцелевшая, а вовсе не сожженная Чайкиным), «московский» список из Казанского собора, пропавший в 1930-е гг., или «прекрасная копия» нашего века?

    Дать ответ на этот вопрос было бы несложно, если бы икона вновь не исчезла. Правда, на этот раз была уже не пропажа. И следы ее не потерялись: икона оказалась в Ватикане.

    Судьба чудотворной Казанской иконы Богоматери по-прежнему окружена загадками. Но подобные загадки все-таки можно раскрыть. И это подтверждает судьба другой святыни Русской православной церкви — Тихвинской иконы Богоматери, тоже считавшейся безвозвратно утерянной.

    Обретенная в 1383 г. в Новгородских землях, она с 1560 г. находилась в Богородицком монастыре в Тихвине. Пока в годы Второй мировой войны во время оккупации не исчезла. А затем, спустя несколько лет, обнаружилась в Чикаго, у православного архиепископа Чикагского и Миннеаполисского Иоанна. Правда, до этого она «всплывала» в разных местах, порой при весьма странных обстоятельствах, которые вызывали массу вопросов, и главным из них был — а подлинная ли икона находится в Чикаго?

    Путь Тихвинской иконы в Америку решила проследить финская исследовательница Ауно Яаскинен, специально занимавшаяся изучением святого образа. В марте 1944 г. при отступлении гитлеровской армии, немецкие солдаты из Тихвинского монастыря перевезли икону через Псков в Ригу, где в то время епископом и служил Иоанн. Там икона была временно помещена в нижней церкви женского монастыря, но ее пришлось забрать и оттуда — отступление немецкой армии продолжалось. Ее с другими вещами повезли на катере в Лиепаю. Однако затем она была брошена на берегу и… оказалась во владении Иоанна.

    Когда Иоанн бежал в американскую оккупационную зону, он перевез Тихвинскую икону Богоматери сначала в Данциг, затем в Кобленц и Прагу. Икона была с ним все четыре года, что он скитался по различным лагерям беженцев в Германии, пока в 1949 г. она наконец не попала с ним в Америку. Сначала некоторое время она находилась в Бостоне, затем — в Нью-Йорке, и лишь потом нашла приют в Чикаго. В 2004 г. икона была возвращена в Тихвинский Богородичный Успенский мужской монастырь.

    …Вопросов остается множество. Уничтожил ли Чайкин оригинальную икону? Какова судьба списка из Казанского собора в Москве? Если Чайкин все же сжег икону в 1904 г., какими путями попал на Запад ее оклад? Находилась ли в Фатиме икона старинного письма или же это была только копия? Многое могут открыть хранилища Ватикана, неожиданности способны принести находки в частных коллекциях на Западе.


    PS. Не так давно в Россию все же вернулась Казанская икона Божией Матери. Специальный самолет из Ватикана с делегацией Римско-католической церкви привез ее в нашу страну. 28 августа 2004 г. православную святыню передали тогдашнему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II в Успенском соборе Кремля. Секретарь по межхристианским отношениям Московского патриархата Игорь Выжанов так прокомментировал это событие: «Этот образ — один из списков чудотворной иконы, который был сделан в XVIII веке, а в 1920-е годы был вывезен из России, как и многие церковные ценности, и мы благодарны Ватикану за справедливый акт доброй воли».

    Священник также отметил, что «в последнее десятилетие мы наблюдаем возвращение на родину множества икон и церковной утвари, утраченных в стране в годы гонений на Русскую православную церковь, и среди них этот образ».

    Вопросов, увы, остается множество, но ясно одно: пропажа Казанской иконы Богоматери — одна из самых больших загадок XX века.

    (Материал Н. Кривцова)

    2. Где драгоценности царской семьи?

    Семья Николая II увезла в 1918 г. свои ценности в сибирское изгнание, в Тобольск. Большая часть ценностей осталась там после того, как семью этапировали в Екатеринбург. ОГПУ неоднократно приступало к поискам. Самые успешные были в 1933 г. Материалы этого расследования лежат в архиве екатеринбургского управления ФСБ и, к сожалению, недоступны широкому кругу исследователей.

    Ценности были вынесены из губернского дома, где содержались Романовы, тремя частями. История трех кладов — это еще и история людей. Тех, кто прятал, и тех, кто искал. Их поведение, поступки представляются даже более интересными, чем собственно детективная сторона сюжета, первая глава которого вообще выглядит на удивление быстрой и успешной.

    «Тов. Юргенс (начальник оперативного сектора ОГПУ в Перми. — Авт.). Сообщаю тебе историю с ожерельем. В 1922–24 гг. в бытность мою в Тобольске велась разработка бывшего Ивановского монастыря (он от Тобольска, кажется, 7–8 км), было обнаружено… много имущества, принадлежавшего царской семье (белье, посуда, переписка Романова и т. п.)… Разработка затянулась, я ее передал с уходом в ГПУ в 25-м году. Желательно, чтобы это проверили и восстановили разработку…

    27 XII 31. Малецкий».

    Чем вызван запрос, на который отвечал Малецкий? Почему заброшены на шесть лет поиски? В деле, озаглавленном «Романовские ценности. Материалы по розыску…», объяснения нет.

    Эти пятьсот страниц не похожи на законченное агентурно-следственное дело. Сброшюрованы отнюдь не в хронологическом порядке постановления об аресте, обрывки явно ключевых донесений, служебной переписки, протоколы допросов написаны в основном от руки, а то и карандашом, не больно грамотными следователями.

    В сентябре — октябре 1933 г. начались допросы, а уже 20 ноября часть сокровищ найдена. Надо полагать, что до того, в 1932–1933 гг., шла эта самая оперативная разработка с помощью агентов, рыскавших по сибирским городам и весям и двум российским столицам, а эти тома — итог их тайной деятельности.

    Женщина-осведомитель по кличке Литва и выявила в Тобольске камеристку знаменитой фрейлины Настеньки Гендриковой — Паулину Межанс, которая сообщила, что «у царской семьи было очень много бриллиантов и других ценностей, не оставленных в Ленинграде». Межанс «хорошо видела корону Александры Федоровны, она была вся бриллиантовая… шпагу в золотой оправе, ручка которой из червонного золота». Сообщила, через кого что выносилось. Далеко не все «хорошо виденное» было видено, но на благочинную Марфу Ужинцеву указано точно.

    Шестидесятилетняя нищая Марфа (по допросной анкете «Неимущая», и она же — «валютодержатель») попыталась навести чекистов наложный след: сверток, мол, передал ей царский камердинер Чемодуров, он самолично и зарывал. Содержимым Марфа не поинтересовалась, хотя понимала, что «какую-нибудь ирунду» Романовы не носили. Только вот камердинер давно помер. Марфа привела на «примерное» место, оказавшееся, конечно, пустым. Не сама ведь прятала, запамятовала… Не себя она спасала, а человека, который по ее вине мог пострадать от супостатов.

    Назавтра Марфу взяли под стражу, через несколько дней она дала дополнительные показания.

    Рассказала, что носила семье государя яйца, молоко, перезнакомилась с челядью, потому и доверил ей Чемодуров перед тем, как увезли царя с царицей на погибель в Екатеринбург, сверток, велел передать игуменье. Незадолго до собственного ареста и смерти та отдала его Марфе, наказав хранить до поры, когда вернется «настоящая власть». Прятала его Марфа в колодце на огороде, в могилке на монастырском кладбище, и все семь лет дрожала, как бы не украли. От страха потеряла сон, аппетит, память и надумала все кинуть в Иртыш.

    Пошла за советом к Корнилову, богатому рыбопромышленнику, у которого иногда домовничала. Шел 25-й год. Корнилов руками на нее замахал: «Что ты, что ты?! Установится порядок, тогда с тебя отчет спросят». Сам он долго отказывался, прежде чем решился схоронить в своем доме, в подполье, под кряжами у входа. Через три года Корниловы уехали из города насовсем, а Марфа в душевном беспокойстве продолжала «похаживать» теперь к горсоветовскому дому.

    Об одном просила на допросе: чтоб ее признания на Василии Михайловиче не отразились, больно человек хороший и честный.

    Тут же привезли из Казани в Свердловск чету Корниловых, он нарисовал план. Одно просил занести в протокол: что Марфа как следует места и не знала, потому как сам он перед отъездом из Тобольска указал его ей неточно.

    Излишне, наверное, говорить, что и самого маленького брелока, медальончика из свертка, пока лежал в воде, в земле, взято не было.

    Драгоценностей оказалось 197 на сумму 3 270 693 золотых рубля. Впрочем, оценщики — тоже малограмотны, вместо подписи стоят крестики. Кулоны, колье, браслеты, цепи, в том числе предметы уникальные, известные — бриллиантовая брошь в 100 карат, шпильки — 44 и 36 карат, подаренный турецким султаном полумесяц — 70 карат. В спецзаписке заместителю председателя ОГПУ Ягоде примечательна концовка: «Помимо этого в порядке выполнения данного Вам плана (500 тыс.) нами изъято четыреста восемьдесят восемь тысяч рублей. Операцию по изъятию ценностей продолжаем».

    Существовал, думается, и план по драгоценностям, и соответствующее обязательство представительства ОГПУ по Уралу, которое вело дело. Однако далее везение кончилось, хотя народу уже было нахватано много и появилась достоверная информация еще о двух кладах. Но в разноречивых вариантах и догадках — в особенности тех, что касались четырех золотых шпаг и кинжалов, — назывались в качестве «сохранителей» разные лица и оба клада часто соединялись.

    Одна версия: писец Кирпичников унес с бельем шпагу наследника, жемчуга, одетые великими княжнами ему на шею, и еще какой-то пакет. Шпагу передал царскому духовнику местному священнику Васильеву, которую тот то ли увез на дальнюю заимку, то ли колчаковцы при обыске отобрали. Остальное было у фрейлины — она за границей — и умершей монашки.

    Вторая: шкатулка, попавшая через начальника царской охраны полковника Кобылинского к пароходовладельцу Печекосу. Он был поляк, католик. Распоряжалась отбором сама императрица, составлял списки, все распределял гувернер наследника Жильяр. Он успел уехать на родину в Швейцарию, Васильева и Кобылинского к 1933 г. уже не было на свете. Живые свидетели не молчат, но тайники никак не обнаруживаются.

    В недостатке усердия чекистов обвинить нельзя. Работала типовая схема: допрос — арест — второй допрос, на котором признают, что на первом говорили неправду. Внутрикамерная разработка, провокации, угрозы: «Последний раз требуем рассказать советской власти тайны, скрываемые Вами… За сокрытие их с Вами будет суровая расплата, и не только с Вами и даже с родственниками в целом». Били? Смотрю на подписи жены полковника Кобылинского, а допрашивали ее, судя по материалам дела, 27 раз. Ясные поначалу, ровные буквы (почерк-то учительский, в Тобольске Клавдия Михайловна несколько месяцев обучала царских детей) день ото дня, месяц от месяца теряют твердость, превращаются в дрожащие закорючки.

    Принцип следствия — ловить всех подряд. Ужинцева упоминает монашку Елшину, та — монашку Володину… И везет, везет их спецконвой со всех концов России — Тюмень, Омск, Бийск, Москва, Ленинград. Жены, дети, зятья, золовки. Домогаются от них подробностей, адресов, которых они не знают. У чекистов — план, дело на контроле Москвы. Пусть результата все нет, но сколько следственных действий выполнено!

    Спору нет, царские богатства подлежали национализации. Не только по тогдашним, революционным законам, но и по нынешним — имущество выморочное, то есть оставшееся без прямых наследников. Однако порядочного человека ограничивают и другие законы — истории, веры, морали, превращавшие имущество в святыню.

    Между тем человеческий вал, прошедший в 1933–1935 гг. через тюремный спецкорпус № 2, подхватил и слабых духом, и откровенных негодяев. Хотя, с другой стороны, есть ли право винить их! К тому же следователи могли понаписать в протоколе и то, чего не было.

    Сын священника Васильева доносил на братьев, их жен. «Допускаю, что и моя мать была участницей… В Омске она сбывала в Торгсине золотые изделия».

    Елшина: «В 1923 г. псаломщица Паршукова ночью уносила из монастыря корзину… там были мешочки, чем-то наполненные. Она до 1932 г. жила в Тобольске». Елшина заняла место умершей игуменьи. «Примерно в 27–28-м году поступило письмо из Эстонии на ее имя… Я письмо вскрыла… в котором Волков (бывший камердинер. — Авт.) извещал ее… Я это письмо через знакомую коммунистку передала в ГПУ с условием, чтобы по прочтении вернулось… Я здесь имела цель завязать с Волковым связь… а ГПУ бы за этим следило».

    Кирпичников, который, по его словам, «при живности Николая Романова в Тобольске был в близких отношениях с ними, пилил дрова во время их прогулок», оказался мелким жуликом — в Екатеринбурге успел до расстрела «присвоить штук 15 мельхиоровых ложек, часть посуды с гербами и салфеток». Топил на допросах горничных, лакеев, фрейлин, среди которых укрывателей шпаги, «ожерельев» и бриллиантов не установили. От семейства Васильева проку оказалось мало. Предусмотрел батюшка, что попадья болтлива, ввел в курс событий приблизительно.

    А вот сокровища, вверенные полковнику Кобылинскому, казалось, близки, почти взяты. Но нет! С ними связаны самые драматические события.

    Гвардейский полковник Евгений Кобылинский, дворянин, фронтовик, был человек чести и долга, что подтверждает даже выписка из его расстрельного дела. «После февральской революции назначен начальником гарнизона Царского Села… принимал живое участие в сокрытии интимностей в семье Романовых… прятании концов при обнаружении трупа Распутина… продолжая служить государю и императору верой и правдой, терпя грубости и нахальство охраны, он сделал для царской семьи все, что мог, и не его вина в том, что недальновидные монархисты не обратились к нему, единственному человеку, который имел возможность организовать освобождение царской семьи…» В 1919 г. Кобылинским предлагали уехать за границу. Отказался. Расстрелян в 1927-м.

    В 1934-м за полковника пришлось отвечать его жене. О чем она могла свидетельствовать? В шкатулке увидела «сплошную святящуюся массу» весом «не меньше двух килограммов». Нет, не заметила ни диадем, ни царской звезды. От нее добивались выдачи списка драгоценностей: «Какую цель Вы преследуете, скрывая его?» Тщилась доказать свою искренность, терзала память, извлекая из нее подробности тех страшных предотъездных дней: браунинг великой княжны Ольги в столе у мужа, коробочка с серебряными рублями — на последнем уроке передал царевич, просил закопать поглубже, а то монетки редкие.

    В Орехово-Зуеве у Кобылянской остался один-одинешенек сын-школьник. Ее отпустили и снова забрали. Панический страх женщины за своего мальчика внушал чекистам некоторую надежду на приоткрытие тайны, ибо к тому времени из ее действительных держателей уже трудно было что-либо вытянуть. Константин Иванович Печекос лежал в больнице после попытки самоубийства. Его жена Анель Викентьевна покончила с собой, проглотив куски разломанной ложки.

    На втором допросе Константин Иванович не скрыл, что дал полковнику и, значит, императору, клятву хранить молчание. Что, кроме пакета, получил кинжалы и шпаги. Держал у себя, а когда брат, тоже богатый купец, собрался бежать в Польшу, они вдвоем замуровали все в Омске, в стене собственного дома Александра, на шестом этаже. Там и царское, и братнино. Через границу перевезти было нельзя.

    Четыре дня следователи ломали стены в доме по Надеждинской улице. На четвертый — Печекос, присутствовавший при сем явно бесполезном занятии, улучив момент, прыгнул из чердачного окна. Переломан таз, разбит позвоночник, но остался жив.

    По российскому обыкновению, трагедию сопровождал фарс. Телеграммы из Омска в Свердловск от сотрудника ГПУ, сторожившего Печекоса в больнице: «По совету профессора приходится покупать ряд продуктов, а главное, портфейн, который “знакомый” пьет вместо воды… Переживаю большую нужду», «Шлите денег выздоровление».

    Кобылянскую заставили написать письмо в больницу: «Константин Иванович, умоляю Вас отдать все, что Вам отдано… Подумайте о страдании всех людей, связанных с этими вещами». Печекос молчал. Кончилось тем, что выпустили с подпиской о невыезде. Следили за ним до конца 1960-х гг.: не сможет же бывший купец устоять перед соблазном баснословного богатства, как-нибудь выдаст себя.

    Всех фигурантов постепенно освободили с той же подпиской, под надзор и слежку. В 1937–1938 гг., надо полагать, большинство «устранили». Само дело перед войной сдано в архив, поскольку «представляет оперативную ценность», но «в настоящее время использовано быть не может». Кладов, кроме Марфиного, так и не нашли.

    Не исключено, что семейные предания сохранили тайные места. Правда, среди тех, кто в самом деле мог их знать, многие были бездетны, другие — покинули Россию. Может быть, потомки эмигрантов осведомлены? Александр Печекос умер в Польше, сын его подался на заработки в Южную Америку. К примеру, они? Ведь только человек, живший в другой стране, а то и на другом континенте, решился бы доверить свой крест детям, не опасаясь за их жизнь.

    Список изъятых ценностей просмотрел директор Алмазного фонда Роскомдрагмета Виктор Васильевич Никитин и прежде всего усомнился в профессионализме оценщиков, в выставленных ими ценах, предположив гораздо более высокие. А каковы они сейчас? Никитин засмеялся: надо прибавить длинный ряд нулей. Однако о местонахождении вещей Виктор Васильевич и гадать не берется. Уверен: «Никто уже вам не скажет».

    Реквизированные вещи свозились в Гохран, Государственное хранилище ценностей. Там их сортировали по «счетам» — золото без драгоценностей, с драгоценностями, платина, серебро… Очень много золота переплавлялось, бриллианты отправляли на промышленные нужды. Плюс голод, индустриализация, содержание компартий, Коминтерна, прочие темные государственные дела. 1933 г. — пик этой вакханалии. На Запад, на аукционы текла золотая река. Предложение превышало спрос, цены были в большинстве бросовые, но и дорогие вещи были недороги. Диадема, проданная за 240 фунтов стерлингов, стоила на аукционе в 1978 г. 36 тысяч.

    Виктор Васильевич показал каталог перевезенных в 1914 г. царской семьей в Москву, в Оружейную палату, коронационных регалий, украшений. Две трети даже этих музейных ценностей, числившихся по разряду «государственное достояние», были проданы правительством за границу.

    Документы тех лет в Гохране давным-давно уничтожены. Список — примитивен, ничего не подсказывает. Без описания, без истории — страна, время, мастер — тобольских сокровищ теперь не узнать. Могли попасть в Эрмитаж, в Исторический музей. Полистайте их каталоги — полно обезличенных экспонатов. «Получено из Гохрана» — и вся биография. Как говорит Никитин, растворились.

    А в закрытых архивах растворено само дело об их поисках, представляющее тоже немалую ценность. Да, согласно закону органы федеральной безопасности имеют право оберегать тайну своих бывших сексотов, наушников, по-профессиональному — данные оперативного учета и регламента оперативной работы. Правда, те агенты давно отправились в мир иной. Неужели продолжают оставаться актуальными их методы?!

    (По материалам Э. Максимовой)

    3. «Узаконенные» грабежи царских коллекций

    «Этот фонд никогда не был закрытым». Признаться, эти слова заведующей отделом информации Центрального государственного архива литературы и искусства А. К. Бонитенко стали откровением, ибо перед журналистами лежала папка из фонда «Комиссии по контролю за вывозом за границу научных и художественных ценностей (1927–1931 гг.)». Власть распродавала национальное достояние и предлагала каждому ознакомиться, как это происходило? Что это — цинизм, недомыслие?..

    Первые же просмотренные документы поведали, что в те годы за кордон вывозились картины, фарфор, хрусталь, ковры, музыкальные инструменты, книги, не говоря уже о драгоценностях. Происходил вывоз со многими нарушениями, занижалась стоимость, оценка предметов проводилась не специалистами. Ада Константиновна Бонитенко обратила мое внимание на документ — вывод одной ревизионной комиссии: «Разрешения на книги выдаются после просмотра списков зав. книжным отделом Саранчиным, а по небольшому количеству книг инспектор сговаривается по телефону с т. Саранчиным, после чего самостоятельно дает разрешение на вывоз. При таком порядке выдачи разрешения возможны крупные ошибки.

    Например, в выданном разрешении на имя американца Перельштейна было указано, что книга “Авен-Эзро” издана в 1746 г., в то время как она издана в 1546 г.».

    Разница в два столетия. То есть резко занижена ценность книги. Начальники сменяли друг друга, а ошибки подобного рода повторялись. Такая картина открылась после просмотра только пяти-шести документов. Научный сотрудник Музея истории Петербурга Г. А. Попова, досконально изучив данный фонд, а также многие другие документы, сделала вывод: «Петербургские дворцы, ставшие музеями, просто разворовывались».

    В Москве в бывшем партийном архиве хранятся документы, свидетельствующие о распродаже вещей Строгановского дворца — знаменитого музея, который существовал в 1920-е гг. Из дворца Шуваловой было вывезено серебро на 15 подводах! Во дворце Шуваловой обнаружили тайник, где находились ящики со знаменитым фарфором из коллекции Шуваловых-Нарышкиных. А ведь в каждом петербургском дворце (Аничковом, Шереметева, Румянцева, Горчакова, естественно, в императорских дворцах) хранились огромные ценности! Большая их часть оказалась за границей. Не секрет, что в дальнем зарубежье издаются отдельные каталоги по русскому искусству. Вдовствующая императрица Мария Федоровна коллекционировала камнерезные шедевры Фаберже, в которые были вкраплены и драгоценные камни. Ее собрание насчитывало 107 единиц. Сейчас в Оружейной палате хранится только 7. Не случайно в 1929 г. в США была создана контора по приобретению и продаже русского антиквариата…

    Делалось это «для роста благосостояния советского народа». Но как мы жили — всем известно. Где же все-таки казна? Разные ходят слухи. Предполагают, например, что знаменитые часы Фаберже, подаренные императорской семье к серебряной свадьбе Александра III и Марии Федоровны, в конце 1917 г. были переданы небезызвестному Хаммеру для поддержки коммунистической партии США. «Всплыли» эти часы несколько лет назад на одном из аукционов, сейчас они находятся в Швейцарии. Конечно, определенная часть денег и тогда, и в последующие годы шла на поддержку братских партий. Однако ходили слухи, что в сейфе Я. М. Свердлова в Кремле лежали иностранные паспорта и несколько мешочков с бриллиантами, изумрудами, сапфирами. Что было в сейфах других вождей, история умалчивает.

    «Однако не все реликвии ушли за границу, — говорит Галина Александровна Попова. — Еще до 1917 г. в Европе были хорошо известны многие произведения искусства из императорских коллекций, а также из собраний аристократических фамилий.

    Продать шедевры, известные миру, означало для нового режима потерять авторитет на международной арене. Был бы большой скандал! Поэтому, наверное, и не очутилась в хранилище какого-нибудь западного миллиардера большая императорская корона…». Определенную часть ценностей удалось спасти, оставить в музеях России, и, в частности, Петербурга, благодаря музейщикам, которым иногда удавалось обвести власти вокруг пальца. При этом они зачастую рисковали свободой и даже жизнью.

    Но, тем не менее, факт остается фактом: на протяжении столетий создавались замечательные петербургские коллекции, а утратили мы их за одно десятилетие!

    4. Золотые чемоданы Фаберже

    К началу XX в. фирма Карла Фаберже была одной из самых известных в мире. Здесь работало более 500 дизайнеров и мастеров высочайшей квалификации. Ее изысканные, совершенной формы изделия поставлялись ко многим королевским и императорским домам Европы. В 1918 г. фирма, по известным причинам, прекратила свое существование. У Фаберже, в основном в Петрограде и Москве, скопилось множество драгоценностей — как сырья, так и готовых изделий. Вывезти их за границу знаменитый ювелир не смог. Большая часть сокровищ Фаберже осталась в России. Их дальнейшая судьба полна тайн и загадок.

    Петроградский филиал фирмы располагался в доме на Большой Морской улице, 24. Здесь размещались магазин, ювелирные мастерские и квартиры Карла Фаберже и его старшего сына Евгения.

    К 1918 г. в Петроградском филиале хранилось ценностей на 7,5 млн золотых рублей. Из них 3 млн являлись уставным фондом фирмы. И еще на 4,5 млн было принято ювелирных изделий от других лиц.

    Когда после Февральской революции 1917 г. в городе начались повальные грабежи и налеты, многие граждане, зная честность Фаберже, сдали ему свои драгоценности на хранение. Среди них была и балерина Матильда Ксешинская.

    Когда Карл Фаберже понял, что большевики ему спокойно работать не дадут, он решил ликвидировать фирму. Опасался он также конфискации своих сокровищ.

    Как раз в марте 1918 г. вышел закон о защите собственности иностранцев, и Фаберже решил сдать особняк на Большой Морской в аренду швейцарской миссии. Он надеялся, что чекисты свой закон не нарушат и не полезут в иностранное посольство. Так в доме на Большой Морской поселился швейцарский посол господин Одье.

    Арендную плату со швейцарцев Фаберже брать не стал. Попросил только принять на хранение шесть чемоданов с личными вещами и саквояж с драгоценностями.

    На саквояж была составлена 20-страничная опись. В нем находились: золотые и платиновые серьги, кольца, браслеты, броши, цепи, колье, папиросники (портсигары с отделением для спичек), украшенные бриллиантами, сапфирами, изумрудами, аквамарином, жемчугом, а также 100 брелоков — все работы мастеров Фаберже.

    Цена этого саквояжа по состоянию на 1913 г. составляла 1 603 614 золотых рублей! Копия описи сохранилась у внучки Фаберже Татьяны…

    В марте 1918 г. 70-летний Карл Фаберже инкогнито выехал в Ригу, поручив своим сыновьям Александру и Евгению продать наиболее крупные вещи, которые не вместились в саквояж, и обратить их в рубли или валюту…

    Итак, до поры саквояж хранился в швейцарском посольстве. Но в октябре 1918 г. господин Одье узнает, что на миссию готовится налет. Он приказывает тайком перевезти 27 чемоданов в норвежское посольство на набережной Мойки, 42. Среди вещей были шесть чемоданов и саквояж Фаберже.

    Однако на следующую ночь на посольство Швейцарии состоялся налет. К зданию подкатили несколько пролеток, и 22 из 27 чемоданов, в том числе чемоданы и «золотой» саквояж Фаберже, растворились во мраке.

    Кто это был, неизвестно. На объявление о краже откликнулся один инженер, сообщивший, что похожие по приметам молодые люди, нагруженные чемоданами, выехали в Москву. Тогда же газеты сообщили, что пропал сотрудник ЧК с большой суммой денег — 100 тыс. рублей.

    Версию об участии чекистов в ограблении, естественно, никто не проверял. Однако известно, что незадолго до налета с сотрудниками швейцарского посольства общался некий швейцарец Артур Фраучи, фигурировавший в списках ЧК под фамилией Артузов. Не он ли рассказал коллегам о сокровищах Фаберже? Так или иначе, но с тех пор о саквояже и чемоданах никто не слышал…

    Тем временем братья Евгений и Александр Фаберже пытались продать неприкосновенный запас фирмы: золото и серебро в слитках, крупные ювелирные изделия и драгоценные камни. Но тщетно. Тогда многие сбывали драгоценности, чтобы налегке уехать за границу. К тому же братья опасались ареста. Тогда они решили спрятать ценности фирмы — в своем доме и по доверенным людям.

    Уже в эмиграции, в 1927 г., Евгений Фаберже составил зашифрованный список под незамысловатым названием «Где запрятаны наши вещи», в котором были закодированы имена хранителей, местонахождение, количество и наименование вещей, принятых на хранение.

    Впоследствии из этого списка удалось расшифровать лишь несколько имен.

    Например, шифровка «Cabin libra, плат. М. К.» обозначала, что в библиотеке, в тайнике, находятся платиновые украшения, принадлежавшие Матильде Ксешинской.

    Шифровка «Soterna — 8 пакетов». Речь, по всей видимости, идет о подвале дома на Морской, где было замуровано 50 тыс. золотых рублей (22 кг золота).

    «Серя — 46а, б, 8, два ключа от магазина». «Серя» — это Сергей Вызов, гимназический друг Евгения Фаберже. Возможно, у него хранились два ключа от какого-то потайного сейфа и пакеты с драгоценностями. Сергей Вызов умер в начале 1920-х гг., и пакеты остались в известном только ему тайнике…

    Всего братьям удалось распределить драгоценности по 30 адресам. Впоследствии Евгений вычеркнул 16 из них. Пакеты были либо «украдены», либо «пропали», либо их «нашла ЧК». Остальные 14, стало быть, ждут своего часа. А может, и не ждут.

    Из документов Петросовета известно, что в мае 1919 г. были проведены обыски в домах знати, во время которых нашли более 200 кладов. Обыску подвергся и дом Фаберже на Большой Морской улице. Вероятно, тогда же были обнаружены тайники в библиотеке и золото в подвале.

    Впервые чекисты пришли в дом Фаберже еще в 1918 г., через несколько дней после ограбления норвежского посольства якобы в поисках оружия. Без всякой описи они изъяли вазы, камнерезные фигурки, бронзовые китайские статуэтки — все, что лежало на виду.

    В 1920 г. в Швейцарии умер Карл Фаберже. Евгений открыл в Париже небольшую мастерскую по ремонту ювелирных изделий, но денег на содержание семьи не хватало.

    В 1925 г., когда стало понятно, что советская власть в России всерьез и надолго, Евгений попытался получить припрятанные в Петрограде ценности. Вернули лишь небольшую часть. Один пакет хранился в датском посольстве. Два пакета привез Ринанен — мастер фирмы Фаберже, эмигрировавший в Финляндию. В 1929 г. Евгений Карлович получил еще несколько пакетов. И это — все? Нет. Дальше идет грязная история, связанная с предательством и воровством…

    В 1923 г. в Латвию из России бежал Отто Бауэр — главный бухгалтер фирмы Фаберже. В 1918 г. он занимался ликвидацией дел фирмы в Москве и Петрограде. Ему был доверен 32-й пакет. Однако законные владельцы своего имущества не увидели — Бауэр сказал, что пакет у него отобрали чекисты.

    Неожиданно в 1927 г. Евгений Фаберже получает письмо от бывшей жены Бауэра с неприятным известием.

    Оказывается, бывший бухгалтер все-таки вывез в Латвию драгоценности: бриллианты спрятал в полых каблуках ботинок, а остальное укрыл в багаже. Часть вещей Бауэр продал и на вырученные деньги купил огромную усадьбу Мудули площадью 50 га.

    Евгений Фаберже обратился за помощью к латвийским властям. Отто Бауэра арестовали. Две недели он провел в кутузке, после чего отдал часть драгоценностей Фаберже…

    В 1936 г. Бауэр умер. Между его сестрой и бывшей женой возник спор о наследстве. Предметом спора являлись все те же драгоценности фирмы Фаберже, которые украл Бауэр.

    Бывшая жена наняла адвоката Шахназарова и заявила, что перед смертью муж передал какую-то коробку с драгоценностями своей сестре Элизабет Трои, но распорядиться ими не успел. Жена считала, что эти ценности должны пойти на воспитание малолетних детей Бауэра. Состоялся суд, и дело было выиграно: сестра отдала часть вещей…

    В 1937 г. адвокат Шахназаров пишет Евгению Фаберже: «Вас особенно интересовало одно очень ценное жемчужное колье. Но, к вашему несчастью, среди найденных и отобранных у господина Бауэра вещей (в 1927 г.) этого колье не оказалось. Господин Бауэр успел до вашего прибытия спрятать его с рядом других очень ценных вещей…

    Мне удалось узнать место, где это колье и другие ценности находятся. Среди них имеются 13 штук колец с крупными бриллиантами и цветным камнем, еще одно жемчужное ожерелье, несколько кулонов и ряд платиновых вещей. Если вас еще интересуют эти вещи и за вами имеется еще право на их получение, я мог бы вам указать точное их местонахождение…

    Помимо этих вещей спрятан господином Бауэром и ряд других вещей в другом месте. Среди последних — столовые стенные часы из чистого золота…»

    Это «место» было голубятней в имении Мудули…

    Александр Фаберже, по заданию старшего брата Евгения, срочно выезжает в Ригу. Поскольку вещи, полученные от сестры Бауэра, были действительно испачканы в земле, информация адвоката не показалась ему фантазией. Сокровища действительно могли быть зарыты на голубятне.

    Вместе с адвокатом Александр отправляется в усадьбу Мудули. В доме он находит много серебряной посуды из московского филиала фирмы. Однако раскопки на голубятне результатов не приносят.

    Другая часть клада, о которой писал Шахназаров, могла быть зарыта в любом месте на территории усадьбы. Поди найди. Сокровища как в воду канули.

    Позже Александр еще раз приезжал в Латвию за отцовским наследством, но все напрасно. Вскрыть сейф-лифт им тогда не удалось. Это было сделано только в 1919 г. Описи ценностей, находившихся в этом сейфе, также не существует. А ведь там хранились уникальные изделия: два последних яйца, сделанных по заказу Николая II, — в подарок матери-императрице Марии Федоровне и жене-императрице Александре Федоровне на Пасху 1917 г.

    Первое яйцо было сделано из карельской березы и имело внутри сюрприз в виде механического слоника.

    Второе яйцо-часы представляло собой хрустальные облака, на которых сидели шесть херувимчиков. Оно закрывалось сферой из синего стекла. На стекле бриллиантами было выложено созвездие Льва, под которым родился наследник Алексей.

    Судьба яйца из карельской березы осталась неизвестной, а вот фрагменты второго яйца обнаружились в Минералогическом музее в 2000 г.

    Но мы отвлеклись. В 1925 г. последовала новая серия обысков и вскрытия сейфов, оставшихся без владельцев. Было найдено еще немало ценностей. Может, среди них были и сокровища Фаберже, отданные на хранение доверенным людям…

    В эмиграции семейство Фаберже осталось без средств к существованию.

    Потом началась Вторая мировая война. Латвия была оккупирована немцами, которые провели свои раскопки в имении Мудули. Тщетно.

    После освобождения их искали сотрудники МГБ. С тем же результатом.

    В настоящее время их ищут доморощенные кладоискатели. Но до сих пор так ничего и не нашли…

    Много драгоценностей хранилось в подвалах филиала фирмы Фаберже в Москве на Кузнецком Мосту. Их тоже пытались прятать по знакомым людям. Но здесь дела обстояли еще хуже, чем в Петрограде…

    «О вещах, розданных надежным людям по Москве, знают я, Аверкиев и Ли», — писал Евгению Фаберже заведовавший московским филиалом Андрей Маркетти.

    В 1923 г. начались аресты сотрудников фирмы Фаберже с целью выведать, где спрятаны сокровища. Маркетти, имевшему итальянский паспорт, удалось выехать за границу. Аверкиева арестовали в 1929 г. На свободу он так и не вышел. Воспитанник Аверкиева, китайчонок Ли, исчез в вихре Гражданской войны.

    Евгений Фаберже полагал, что ценности, доверенные Аверкиеву, изъяли чекисты. Однако в 1990 г. в Москве при сносе старого дома на улице Солянка, 13, рабочие нашли тайник, устроенный под подоконником. В этом тайнике в двух жестяных коробках лежали 20 золотых украшений с бриллиантами: броши, серьги, ожерелья с клеймами фирмы Фаберже. Тогда их оценили в 300 тыс. рублей.

    Из клада 13 предметов забрала Оружейная палата Кремля, а 7 передали в Гохран.

    Позже установили, что в квартире, где был устроен тайник, до ареста проживал тот самый Аверкиев. Он оказался честным человеком: не выдал чекистам местонахождение тайника и не воспользовался сокровищами в голодные годы…

    Основная же часть имущества фирмы Фаберже осталась в магазине на Кузнецком Мосту. В 1918 г. властями на него был наложен арест.

    Однако вывозить ценности комиссар МЧК Землес начал только в 1919-м.

    Московские чекисты составили опись реквизированных ценностей. Всего из московского магазина Фаберже было изъято 2400 предметов — золотая и серебряная посуда, подсвечники, папиросники, шкатулки, скульптуры, ювелирные изделия…

    Итак, к 1920 г. ситуация сложилась следующая: саквояж из Петрограда исчез, что-то конфисковали чекисты, что-то вернули Фаберже доверенные люди, а остальные вещи были попросту разбазарены. В 1925–1930 гг. их активно продавали на аукционах.

    «Лучший друг» Советского Союза Арманд Хаммер старательно скупал их в Гохране и по комиссионкам.

    Но со временем пришло и осознание реальной ценности изделий Фаберже. Они все были взяты на учет. Как в России, так и за границей. Вышли альбомы, каталоги, книги, в которых давалось подробное описание и приводились фотографии шедевров из мастерских Фаберже. Неучтенных вещей не осталось. Совсем.

    Если на каком-нибудь аукционе и всплывали изделия Фаберже, они были известны коллекционерам — и история происхождения, и имена прежних владельцев. Все было донельзя прозрачно…

    Неожиданно в 1989 г. на аукцион Сотбис было выставлено миниатюрное — 7 см высотой — золотое кресло в стиле Людовика XV, украшенное фасной эмалью, с подлокотниками в виде львов. Его за 70 тыс. долларов купил журнал «Форбс».

    По документам семейного архива Татьяна Фаберже установила, что оно происходило из московского филиала фирмы…

    В дальнейшем на разных аукционах ежегодно продавалось от 5 до 10 изделий, конфискованных в 1919 г. из московского магазина Фаберже. Никто из коллекционеров раньше их не видел, и в каталогах они не значились. Вещи были совсем новыми, что свидетельствовало: с начала XX в. ими никто не пользовался.

    Это были набалдашники для тростей, папиросницы, серебряные чернильницы, фигурки зверей. Цена набалдашников для тростей из нефрита, украшенных эмалью и драгоценными камнями, доходила до 40 тыс. долларов. За небольшую серебряную фигурку обезьяны давали до 15 тыс. долларов…

    Откуда они вдруг появились? Имена людей, выставляющих вещи на аукцион, не разглашаются. Потому появились две версии, объясняющие их происхождение.

    Первая. В мутные годы перестройки изделия Фаберже из Гохрана мог получить ЦК КПСС, чтобы за счет их продажи пополнить свой валютный запас.

    Однако в то время партийная казна насчитывала сотни миллионов долларов. Несколько десятков тысяч долларов, полученных от реализации раритетов Фаберже, погоды не делали. Эту версию мы отметаем.

    Вторая версия выглядит более правдоподобно. Кто сказал, что комиссар Землес, который конфисковал в 1919 г. сокровища московского магазина, все сдал в Гохран? Свидетельств этому нет.

    Возможно, при конфискации часть ценностей была похищена. Возможно, их похитили уже из Гохрана в те же годы (был такой случай). Вот они до поры и лежали у кого-то. А когда началась горбачевская перестройка, этот «кто-то» решил обратить изделия Фаберже в деньги.

    Отметим, что выставляемые на аукционе предметы были небольшими по размерам и легко умещались в кармане. Наследники похитителей могли легко вывезти их за границу…

    В 1995 г. последовала новая сенсация. На аукцион Сот-бис был выставлен папиросник из двухцветного золота с сапфировой застежкой. На нем стояли инициалы Альберта Хольстрема — главы ювелирной мастерской Фаберже.

    Татьяна Фаберже проверила по спискам происхождение папиросника и выяснила: он числился в «золотом» саквояже, похищенном в 1918 г. в Петрограде!

    А ведь в саквояже было вещей на 1 693 614 золотых рублей. В нынешних ценах, по самым грубым подсчетам, это составляет около 300 млн долларов! Неужели содержимое саквояжа все еще цело?

    Но и это еще не все. В 1993–1996 гг. на западных аукционах было продано еще 13 вещей из московского филиала фирмы Фаберже. И если происхождение предыдущих шедевров осталось загадкой, то в последнем случае появилась ясность. Вещи Фаберже прямо из Гохрана были совершенно официально вывезены в США в результате грандиозной аферы.

    История этой махинации такова. В 1992 г. председатель Роскомдрагмета Евгений Бычков озаботился поиском на Западе инвестиций в российскую экономику. В результате он познакомился с Андреем Козленком, который в свое время возглавлял фирму «Совкувейт инжиниринг» и имел обширные связи с западными бизнесменами.

    Козленок пообещал Бычкову организовать через «Бэнк оф Америка» кредитную линию. Но для этого нужна была фирма-посредник. И, разумеется, деньги на ее счетах — в качестве уставного капитала. И вот Бычков предписывает директору московского гранильного завода «Кристалл» выплатить несуществующий долг несуществующей американской фирме «Голден АДА» в размере 1,3 млн долларов.

    Через две недели Козленок и братья Шегирян регистрируют в Сан-Франциско названную фирму и кладут в ее уставной фонд деньги, незаконно полученные от московского завода «Кристалл». Американцы так просто, за здорово живешь, денег не дадут — нужен залог. Тогда Бычков вместе с заведующим отделом финансов правительства России Игорем Московским пишет вице-премьеру Борису Федорову письмо, в котором сообщают, что «Бэнк оф Америка» выдаст кредит в размере 500 млн долларов под залог 10 тыс. карат бриллиантов. Посредником в этой операции как раз и должна была выступить фирма «Голден АДА». На служебной записке Борис Федоров начертал: «В принципе согласиться. Нужно обоснование, в т. ч. юридическое, по всем участникам. Переписку засекретить».

    Как уж там получилось, но без всякого юридического обоснования из Гохрана в Сан-Франциско указанное количество бриллиантов было отгружено.

    Чуть позже Московский ходатайствует перед Федоровым: дать поручение Роскомдрагмету поставить в США не только бриллианты, но и изделия из золота и серебра, в том числе, предположительно, и фирмы Фаберже. И это было сделано.

    В общей сложности фирме «Голден АДА», где должность председателя занимал Козленок, из Гохрана было поставлено ценностей на более чем 180 млн долларов.

    Всем этим неслыханным богатством Козленок и братья Шегирян распоряжались по собственному усмотрению. Ни о каком договоре с «Бэнк оф Америка» и речи не шло. Комбинацию провернули исключительно ради того, чтобы увести из Гохрана ценности. Обыкновенная коррупция плюс наглое мошенничество.

    Алмазы, привозимые в Сан-Франциско, дельцы сразу же перепродавали в Голландию и Бельгию, а вырученные деньги переводили на свои личные счета в швейцарских банках. Часть средств они тратили, приобретая для себя и своих высоких московских покровителей шикарные виллы, яхты, дорогие автомобили и даже вертолеты.

    Только в середине 1995 г. этим делом заинтересовалось Контрольное управление президента, и золото-алмазная эпопея была остановлена.

    Нам неинтересна дальнейшая судьба мошенников. Скажем лишь, что они отделались легким испугом. Но совершенно ясно, что все эти люди были только исполнителями. Сочинители этой аферы века сидели выше, и их не тронули.

    Американцы вернули похищенные в России ценности, но уже на 100 млн долларов. Остальное имущество на 80 млн долларов — в том числе, возможно, и изделия Фаберже, — преступники расхитили.

    (По материалам М. Пазина)

    5. Ювелирные шедевры Карла Фаберже

    О самом прославленном ювелире Фаберже известно немного. Его личный архив исчез в революцию, а в воспоминаниях современников Карл Густавович остался человеком замкнутым, скромным, чуть ли не затворником. Зато история ювелирных шедевров с клеймом фирмы Фаберже достойна стать сюжетом настоящего авантюрного романа!

    Кареты с вензелями в одночасье исчезли с улиц, и вместо великих князей к витринам теперь стремились разудалые матросы с фабричными девицами под ручку — со смесью трусости и наглости в голосе требовали показать «яхонтовые бусы», указывая грязноватыми пальцами на тридцатитысячное колье.

    На Большой Морской, издавна облюбованной столичными ювелирами, закрывались магазин за магазином. А старик Фаберже целый год еще жил так, будто в Петрограде ничего серьезного не произошло. И даже сам выходил к покупателям, если таковые находились. При этом формально Карл Густавович уже не был хозяином — еще в ноябре 1917 г. по распоряжению новых властей фирма перешла в руки комитета работников. Просто с собственными работниками у Фаберже с давних пор сложились прямо-таки родственные отношения.

    Фаберже велел сворачивать производство только в июле 1918 г., когда до Петрограда дошла весть об убийстве императора Николая Александровича и всей его семьи. А в ноябре того же года мистер Дерик, секретарь английского посольства, передал ему великодушное предложение королевы Великобритании (давней клиентки фирмы): под видом дипкурьера выехать с супругой за границу. Прославленный ювелир не стал долго раздумывать: «Я только зайду домой. Дайте нам с женой 10 минут, чтобы надеть пальто и шляпы!» Англичанин понимающе усмехнулся: ходили слухи, что, кроме драгоценностей на 60 миллионов долларов, конфискованных большевиками из сейфов питерского и московского отделения фирмы Фаберже, у Карла в загашнике имеется и еще кое-что, хорошенько припрятанное, миллионов этак на 45.

    На сборы у Фаберже ушло даже меньше десяти минут. Пропустив жену вперед, он на секунду замер у порога, оглянулся, вздохнул, еще чуть-чуть помедлил и, наконец, шагнул на улицу. Ему было семьдесят два года, и он навсегда покидал свою гордость, свидетельство небывалого успеха — этот великолепный дом: на подвалах, четырехэтажный (на этаж выше, чем у единственного серьезного конкурента — шведа Болина), объединявший и жилые помещения, и мастерские, и хранилище, и магазин. В новую жизнь Карл Густавович взял с собой лишь небольшой саквояж. «Будем надеяться, с вашей поклажей ничего не случится, — сказал англичанин, кивнув на саквояж. — Дипкурьеров даже большевики пока не додумались обыскивать». «Пускай обыскивают, если хотят. Тут нет ничего, кроме смены белья», — рассеянно ответил Карл Густавович, думая какую-то свою, грустную думу.

    «Так и сказал? Нет ничего, кроме смены белья?! — встревожился сын Фаберже, Агафон Карлович, когда мистер Дерик чуть позже описал ему всю эту сцену. — Ну, значит, так оно и было. Не удивлюсь, если старик просто забыл про бриллианты. А что? С него станется»…

    Добрых три десятка лет Карл Фаберже оставался на гребне популярности. Среди его постоянных клиентов были болгарский царь, австро-венгерский наследник, короли и королевы Англии, Италии, Испании, Греции, Дании, Норвегии и Швеции, а также король Сиама Чулалонгхорн.

    В Зимнем дворце имелась специальная кладовая, где хранился запас готовых подарков от Фаберже — императорская семья много путешествовала и по пути раздаривала тонны разнообразных предметов с клеймом фирмы. К примеру, императору Японии были подарены пуншевая чаша, два канделябра, ваза из агата, серебряный сервиз (графин с 12 чарками на подносе) и ручное зеркало матового золота в стиле Людовика XV. Китайскому богдыхану — две диадемы, хрустальная чаща с чеканным серебряным петухом, три серебряных вазы с хрустальными вкладками, два хрустальных графина и шпилька для шляпы с рубином и бриллиантами.

    Каждый божий день между 16 и 17 часами к дому номер 24 по Большой Морской съезжались великие князья — посмотреть, что нового Фаберже выставил на продажу. В Зимнем, собираясь в специальном курительном закутке у Церковной лестницы, мужская половина семьи Романовых щеголяла портсигарами от придворного ювелира — высшим шиком считалось иметь каждый день разные.

    Однажды в 70-х гг. XIX в. из-за шедевров Фаберже в высочайшем семействе разразился скандал: император Александр II сослал своего троюродного брата — Николая Константиновича — в Туркестан за… клептоманию. На великого князя пожаловалась его собственная мать — великая княгиня Александра Иосифовна, страстная коллекционерка творений фирмы Фаберже: мол, сын то и дело таскает у нее экспонаты. Николай Константинович — человек весьма эксцентрический и — увы! — не раз позоривший семейную честь Романовых — оправдывался тем, что хочет учиться ювелирному делу и нуждается в образцах для подражания. Он даже попросил Фаберже составить для него список необходимых инструментов. «А зачем в работе с золотом нужен тонкий кожаный ремень без пряжки?», — поинтересовался великий князь. «Без бится по рукам мастерству не научишь!» — невозмутимо пояснил Фаберже…

    Карл Густавович имел все основания так говорить. В том смысле, что его самого по рукам не били, вот он толком и не выучился мастерству. Ведь ювелир, с легкой руки Романовых провозглашенный «величайшим гением современности» — по натуре своей был скорее историком, знатоком и ценителем искусства, чем истинным художником. И было время, когда к собственной ювелирной фирме Фаберже относился с неслыханным равнодушием!

    Ювелирное дело в Петербурге основал его отец, Густав Петрович. Прожив в России 18 лет, Фаберже-старший вдруг решил навсегда обосноваться в Дрездене. Предполагалось, что руководить фирмой станет Карл. Но тот с легкостью перепоручил дела управляющим, а сам предпочел проводить время в реставрационных мастерских Императорского Эрмитажа. Какой-нибудь полуразвалившийся золотой гарнитур эпохи Перикла занимал Карла куда больше, чем товар собственного магазина — густо усыпанные бриллиантами броши, перстни, колье — вещицы весьма заурядные, но пользующиеся неизменным спросом у купеческих любовниц. Примечательно, что в Эрмитаже Карл трудился совершенно бесплатно. Его просто забыли оформить в штат, а сам он за 15 лет так и не удосужился напомнить. Позже умные люди заподозрили в этом хитрый ход — мол, Фаберже таким образом втирался в ближний круг царской семьи.

    С ближним кругом все вышло совершенно случайно — в 1884 г. нижегородское купечество преподнесло императрице Марии Федоровне вещицу, купленную в магазине у Фаберже, и подарок понравился. Это был букетик ландышей из жемчуга и бриллиантов в миниатюрной золотой корзиночке — копия с древнего китайского оригинала, бог весть как затесавшаяся среди заурядной продукции фирмы. Так «предметные фантазии» от Фаберже вошли в моду при дворе. А сам Карл Густавович уверовал в новый жанр!

    Теперь он дни напролет проводил в фирме. Давал идеи мастерам. Присматривался к подмастерьям и, заподозрив искру таланта, переводил в мастера. Отбирал лучших выпускников Центрального училища технического рисования и черчения и щедро платил им за эскизы. Ведущим ювелирам Фаберже позволял ставить на их творения личные клейма. Состарившихся служащих не гнал, платил жалованье даже 82-летнему, совсем ослепшему граверу, работавшему в фирме с 25 лет. И — о чудо! — никто никогда не уходил от Фаберже, чтобы открыть собственное дело, а ведь могли бы — мастера-то подобрались экстра-класса!

    Так что же, кроме руководства (сегодня сказали бы «менеджмента»), Фаберже делал сам, своими руками? Только две вещи. Во-первых, разбивал специальным молоточком, который постоянно носил с собой, любое изделие, если оно ему не нравилось, — цена здесь не имела значения! И, во вторых, — в том случае, если изделие нравилось — торжественно ставил его на ладонь и обходил всех служащих мастерской — рисовальщиков, ювелиров, златокузнецов, камнерезов и эмальеров — со словами: «Посмотрите на эту замечательную вещь, она закончена!»

    Это могло быть что угодно — инкрустированный рубинами портсигар за 30 тыс., яшмовая ручка для зонтика за 3 рубля или «предметная фантазия»: букет цветов с эмалевыми лепестками, бриллиантовыми тычинками и нефритовыми листочками в вазе с «водой» из горного хрусталя, обсидиановый тюлень, носорог из серой яшмы, человеческие фигурки «Камер-казак Кудинов», «Певица Варя Панина», «Дворник»… Когда в Петербурге широкое распространение получило фотодело, Фаберже стал выпускать рамки для фотографий. Появилось электричество — дверные звонки. Одному журналисту Карл Густавович объяснял: «Есть люди, которым давно надоели бриллианты и жемчуг. Иногда и не удобно дарить драгоценность, а такая вещица подходит. У меня может купить каждый, ведь есть совсем недорогие предметы!» С легкостью истинного художника Фаберже уравнял в правах драгоценные камни с полудрагоценными, бриллианты со стеклом, фарфором, костью, эмалью. «Если сравнивать с моим делом такие фирмы, как Тиффани, Бушерон, Картье, то у них, вероятно, драгоценностей больше, чем у меня, — сказано в том же интервью. — У них можно найти готовое колье в полтора миллиона рублей. Но ведь это торговцы, а не ювелиры-художники!»

    Что же касается гордости и вершины творчества фирмы Фаберже — серии ювелирных пасхальных яиц для императорской семьи, то, по легенде, создание первого экземпляра связано с убийством Александра И. Мол, императрица Мария Федоровна, жена Александра III, была слишком потрясена видом истекающего кровью свекра, когда того принесли умирать в Зимний дворец. Вот новый император и задумался, каким бы занятным подарком хоть на время отвлечь супругу от тяжких дум. А тут как раз приближалась Святая Пасха, и ювелир Фаберже вызвался изготовить пасхальный сюрприз, достойный императрицы…

    Но, как известно, народовольцы убили Александра II в 1881 г., а первое яйцо для императрицы было заказано к Пасхе в 1885 г. Впрочем, православная Пасха с ее обычаем христосоваться для титулованных особ и сама по себе — нелегкое испытание. Однажды император записал в дневнике, что обменялся пасхальными поцелуями с 280 лицами во время ночной церковной службы, а в пасхальное утро — с 730 военными. На долю царицы едва ли приходилось меньше. А если учесть, что Мария Федоровна в недавнем прошлом называлась датской принцессой Догмарой и с детства к русским обычаям приучена не была, то ей оставалось только посочувствовать. Ну или поддержать приличествующее Светлому Празднику настроение каким-нибудь милым и занимательным сюрпризом.

    Заказав для императрицы пасхальный сувенир у Фаберже, государь не высказал никаких конкретных пожеланий. Любой другой ювелир принялся бы за колье, диадему или гарнитур.

    Возможно даже, что футляр был бы выполнен в форме яйца, скажем, из живых ландышей, а то и просто из искусно сплетенной соломы — так пасхальные подарки оформляли и задолго до Фаберже. Подарок выходил и в меру символическим, и практичным. Сувенир же, доставленный в Зимний дворец Карлом Густавовичем, не имел никакого практического применения: десятисантиметровое яичко, снаружи белое (эмалевое), изнутри, как и полагается, желтое (золотое), в нем сидит на яйцах золотая курочка с глазами из рубинов и бриллиантовым гребнем.

    В свою очередь курочка тоже открывается, и в ней — рубиновое яичко и миниатюрная императорская корона. Пустяк, игрушка, к тому же относительно недорогая. Но Мария Федоровна с тех пор и вообразить не могла, чтобы Пасха обходилась без яичка от Фаберже. Когда умер ее муж, заказывать пасхальный сюрприз для нее стал сын — Николай II. Он, впрочем, просил делать по два яйца — еще для жены, царицы Александры Федоровны.

    Всего для порфироносной семьи Фаберже изготовил то ли пятьдесят, то ли пятьдесят четыре яйца. Самое дорогое обошлось императору в двадцать пять тысяч рублей. Самое дешевое — чуть ли не в тысячу (для сравнения: тот же Фаберже за жемчужное ожерелье — обручальный подарок наследника-цесаревича Николая Александровича его невесте принцессе Алисе Гессен-Дармштадгской (будущей Александре Федоровне) — получил 166,5 тыс. рублей, и еще 250 тыс. за другое колье — подарок императора Александра III будущей невестке). Иной раз Фаберже делал яйцо из золота, потом — из горного хрусталя, а однажды — к Пасхе 1916 г. — из стали. Называлось оно «Военное», по дизайну было весьма простым, а в качестве подставки имело четыре стилизованных патрона (кстати, настоящие патроны фирма Фаберже тоже делала — по приказу Военного ведомства от 1914 г.). Последнее яйцо, приготовляемое к Пасхе 1918 г., было из карельской березы — по понятным причинам, вручить его заказчику не удалось, хотя Фаберже и докучал Керенскому просьбами разрешить посылку в Царское Село (именно там царская семья содержалась под домашним арестом до прихода к власти большевиков).

    Что же касается «начинки», Карл Густавович старался придерживаться принципа актуальности. В 1891 г., когда цесаревич путешествовал морем в Грецию, Египет, Индию, Сингапур, Китай и Японию, Фаберже спрятал в яйце точную модель крейсера из золота и платины — с крохотным капитанским мостиком, рулевым колесом, тончайшими парусами и всей оснасткой. К Пасхе 1897 г. в яйцо «Коронационное» помещает копию кареты, в которой Николай и Александра полутора годами ранее ехали венчаться на царство: на оконцах из горного хрусталя выгравированы занавески, ступеньки поднимаются, крохотные, меньше рисового зерна ручки поворачиваются, открывая и закрывая дверцы, шасси амортизируют ход. Наконец, весной 1900 г. по случаю завершения строительства Транссиба изготовлено яйцо со сложенным втрое царским поездом внутри (платиновый паровоз и пять золотых вагонов, из которых последний — походная церковь на колесах). Паровоз заводится золотым ключиком и тащит состав несколько метров, сверкая алмазными фарами и рубиновым фонарем. Надписи на вагонах можно прочесть только в микроскоп — ну чем не творение лесковского Левши?

    Проект пасхального сувенира каждый раз держался в строжайшем секрете. Бывало, что кто-то из высочайшей фамилии проявлял нетерпение и спрашивал у Фаберже, каким будет следующее яйцо. Карл Густавович неизменно отвечал: «Не извольте беспокоиться. Ваши Императорские Величества останутся довольны!» Ему позволялось все, было только единственное негласное условие: никаких яиц с сюрпризами на сторону! То есть заказы на простые ювелирные яйца принимать можно, а вот на яйца «с начинкой» — нет!

    Рассказывают, что однажды честолюбивая американская миллиардерша мисс Вандербильд посулила Карлу Фаберже миллион долларов за нарушение этого правила: «Мне нужно яйцо, по оригинальности решения сопоставимое с теми, что вы делаете для вашего императора».

    В положенный срок она получила от русского ювелира… шкатулку в форме кубика с запиской: «Соблаговолите принять квадратное яйцо».

    И все же по прошествии многих лет выяснилось, что Фаберже обманывал своих высочайших заказчиков. Семь яиц в подарок некой Варваре Кельх почти в точности повторяли царские — за исключением разве что вензеля. Конечно, Варвара с мужем владели Ленскими золотыми приисками, железными дорогами и пароходством и, безусловно, имели возможность щедро оплатить заказ. Но как-то не верится, что дело тут просто в деньгах. В конце концов риск потерять доверие Императорского Дома не стоит никаких денег! Можно предположить, что тут кроется что-то более личное. Недаром Варвара Кельх слыла женщиной жизнелюбивой, свободомыслящей и весьма кокетливой.

    В конце концов она убежала от мужа с очередным возлюбленным, прихватив с собой семь шедевров Фаберже.

    Что же касается самого Карла Густавовича, то свою супругу Августу он уважал и оберегал от огорчений. Он женился задолго до своего взлета, и брак этот поначалу мог считаться выгодным: дочь мастера придворных мебельных мастерских Богдана Якобса имела и приданое, и связи. Главная же заслуга Августы в том, что она родила мужу четверых толковых сыновей.

    …Карлу Густавовичу не пришлось долго ломать голову над тем, кому доверить управление филиалами фирмы, которая постоянно разрасталась. Лондонское отделение возглавлял младший сын Николай. Старший, Евгений, обучившись ювелирному мастерству, с двадцати лет руководил главным отделением — Петербургским. Александр заправлял в Московском филиале. Доли в семейном деле не имел только второй сын, Агафон, и не осталось никаких документов, проливающих свет на причину такой немилости. Возможно, дело тут в эстетических разногласиях: Агафон Карлович был знатоком камней и страстным коллекционером, с двадцати двух лет занимал должности эксперта Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца и оценщика Ссудной казны и, по мнению некоторых современников, имел куда более утонченный вкус, чем Фаберже-старший с его пристрастием к затейливым и помпезным игрушкам.

    Агафон Фаберже не оставил профессию и после революции и оценивал для большевиков конфискованные у Романовых сокровища. Он прожил в советской России аж до 1927 г., а потом тайно перешел финскую границу.

    Другие сыновья Карла Густавовича тоже засиделись в Стране Советов дольше, чем большинство людей их круга. Просто у братьев Фаберже оставалось в России дело: драгоценности фирмы, столь легкомысленно брошенные их отцом.

    В доме на Большой Морской имелся весьма замысловатый лифт-сейф. Днем на нем можно было разъезжать с этажа на этаж, а ночью его частенько держали под током — если было что с особым тщанием укрывать от воров. Понятно, что большевиков этим не остановишь, но братья Фаберже придумали хитрый ход: после отъезда Карла Густавовича сдать дом в аренду посольству Швейцарии. Во всем мире территория посольств иностранных государств считается неприкосновенной. Могли ли младшие Фаберже предположить, что новой российской власти не писан и этот закон? Словом, шесть чемоданов с семейными драгоценностями провисели на уровне второго этажа на Большой Морской лишь до мая девятнадцатого года. Затем в дипломатическую миссию ворвались чекисты и взломали сейф. Один из них — начальник особого отдела Гатчинского ЦК — тут же и сбежал, прихватив с собой ценностей на 100 тысяч старыми деньгами.

    И все же у сыновей Карла Фаберже оставались еще кое-какие «крохи». Евгений на отцовской даче в Левашове лично закопал чемодан с изделиями фирмы общей стоимостью в 2 млн долларов. Он так и не придумал, как переправить их за границу, и, когда в воздухе запахло жареным, уехал налегке, планируя когда-нибудь вернуться в Левашово. Теперь дача Фаберже разрушена, и место клада найти невозможно, хотя до сих пор находятся желающие попытаться.

    Так же безуспешно роют землю и у финской границы — жена Агафона Карловича спрятала там золото-бриллианты «под приметным деревом». Третье место паломничества кладоискателей — усадьба Мудули под Ригой. Там, где-то под голубятней, которой теперь нет и в помине, изделия Фаберже закопал некто Бауэр, акционер фирмы и бухгалтер московского отделения. В Латвию ценности провезла его супруга, спрятав в одежде и в каблуках туфель. Но воспользоваться ими все равно не удалось — слухи дошли до Евгения Фаберже, и тот примчался из Парижа в Ригу, чтобы заявить на Бауэра латвийскому министру юстиции. Несколько недель бывшего бухгалтера протомили в тюрьме, а потом выпустили за отсутствием доказательств. В 1936 г. он умер, указав родной сестре на ту самую голубятню. Только вот сестра не сумела удержать язык за зубами, а агенты братьев Фаберже были на чеку. На этот раз в Ригу помчался Александр Карлович, перекопал усадьбу вдоль и поперек, но ничего не нашел и вообще еле унес ноги от советских солдат, внезапно оккупировавших Латвию… Шестнадцатью годами ранее, в 1920 г., Карл Фаберже доживал последние дни в Лозанне, почти в нищете. Он вечно болел, хандрил и не испытывал желания разговаривать. Единственные слова, которые люди слышали от него достаточно часто, были: «Нет, это не жизнь!» Когда же кто-то из сыновей спросил, почему Карл не воспользовался уникальной возможностью вывезти из России хоть что-то, старик удивился: «Что проку теперь было бы в нескольких горстях бриллиантов?» Может, он имел в виду: потеряв голову, о волосах не плачут, и жалкие осколки былого богатства никак не утешат того, кто утратил дело жизни и любовь царей. А может, просто, что драгоценности к 1920 г. до неприличия обесценились.

    В Питере в Гражданскую «Фаберже» шел за несколько картофелин. Да и в Европе дело обстояло не многим лучше: ювелирный рынок перенасытили драгоценности, привезенные ордами русских эмигрантов. Когда же к 1922 г. рыночная цена на камешки и драгметаллы снова стала расти, большевики вспомнили, что в Москве, в Оружейной палате, еще со времен Керенского пылятся сотни ящиков с конфискованным имуществом императорской семьи. Пасхальные яйца вместе с другими шедеврами ювелирного искусства одно за другим забирал у Оружейной палаты Наркомвнешторг: Стране Советов требовались деньги на индустриализацию. Высокую цену на яйца не назначали из принципа: приято было считать, что художественной ценности царские пасхальные игрушки не имеют. Состоятельные иностранцы, понятное дело, не зевали.

    Директор Оружейной палаты Дмитрий Иванов бился за каждый музейный экспонат, писал никому не нужные объяснительные записки, а накануне изъятия последних десяти яиц Фаберже покончил с собой. Это, как ни странно, и спасло остатки коллекции — они и поныне хранятся в музеях Кремля.

    При том, что художественная ценность творений фирмы Фаберже по-прежнему многими ставится под сомнение (мол, слишком пышно, слишком занимательно, на грани кича, а знаменитые пасхальные яйца — так просто киндерсюрпризы столетней давности), на аукционах такие лоты неизменно производят сенсацию. К примеру, настольная фигурка слона с клеймом Фаберже ушла за 145 тыс. долларов. Что же касается яиц, то в основном продаются те, что были сделаны для Варвары Кельх. Стоят они дешевле императорских, но все равно цена доходит до трех с половиной миллионов долларов. Самым же дорогим на сегодняшний момент считается «Зимнее яйцо», проданное три года назад на аукционе Кристи за 9 579 500 долларов. И уж совсем недавно девять яиц Фаберже из императорской коллекции купил русский нефтяник Вексельберг, уплатив за них на аукционе Сотбис то ли 90, то ли 120 млн долларов.

    Увы! Нынешним владельцам фирмы «Фаберже и К°», в 1923 г. основанной в Париже Евгением и Александром Фаберже, приходится довольствоваться куда меньшим оборотом. Магазин с громкой вывеской существует и по сей день, но торгуют там отнюдь не императорскими игрушками, а, например, шампунем. Что ж! В некотором смысле на то была воля Карла Густавовича Фаберже.

    (По материалам И. Лыковой)
    ***

    Предлагаем вниманию читателей несколько материалов, посвященных одной теме, — поискам величайшей российской реликвии — Янтарной комнаты, похищенной фашистами в годы Великой Отечественной войны. Их авторы с разных позиций подходят к этой животрепещущей до сих пор теме.

    6. Янтарный кабинет

    Загадка происхождения янтаря долгие века волновала воображение человека. Впрочем, какое-то время финикийцы, греки, римляне, викинги, прибалтийские народы, славяне и германцы были едины во мнении, что янтарь — это слезы Солнца или солнечного божества. Затем возникли новые догадки, одна другой романтичнее: затвердевший мед, застывшие в морской воде осколки падающих звезд, взбитая китами и затвердевшая морская пена… Ученые, надо сказать, спорят и по сей день: великий ли русский гений Ломоносов определил природу янтаря — затвердевшая древесная смола! — или об этом знали еще в Древнем Риме?

    Популярность янтаря объясняется не только его красотой, редкостью или тем, что он удобен в обработке — не слишком тверд и не слишком хрупок. В древности его использовали как целебное и даже… колдовское снадобье!

    Размолотый в порошок янтарь смешивали с маслами и готовили мази, а янтарные амулеты должны были хранить от дурного глаза и злой судьбы. И вплоть до XVIII в. люди верили в волшебную силу золотистого, теплого на ощупь, легкого камня. Почему? Потому, видимо, что, если потереть этот камень об одежду, он превратится в магнит, а «магнетизм» в умах наших предков находил исключительно сверхъестественное объяснение.

    Его прозвали «золотом Балтики» — и недаром: янтарь всегда был желанным товаром на любом рынке, да и сам он когда-то служил разменной монетой. По древним торговым путям — один из них, ведущий от Данцига[4] на юг, даже назывался «янтарный путь» — везли обработанный солнечный камень и «сырьем» через всю Европу в Переднюю Азию.

    В местах, где находили «золото Балтики», его промысел стал привилегией самых богатых и самых сильных — крепких купцов и могущественных феодалов. А в XIII в. янтарную монополию захватили Орден меченосцев и Тевтонский орден.

    Постепенно обработка янтаря становилась весьма уважаемым ремеслом, а в XVII в. сформировался и свой цех — янтарных дел мастеров. Особенно славились мастерские в Кенигсберге[5] и в Данциге.

    …Когда в 1701 г. бранденбургский курфюрст самолично короновал себя прусской короной и стал королем Пруссии Фридрихом I, коронация происходила в Кенигсберге. Познакомившись с работами тамошних мастеров янтарного дела, Фридрих I загорелся идеей заказать в Кенигсберге лично для себя какую-нибудь небывалую вещицу.

    Так, в 1701 г. Фридрих I заказал кенигсбергскому мастеру Готфриду Вольфраму (датчанину по происхождению) не какой-то перстень, а янтарные панели для отделки стен (!) в галерее своего берлинского замка Шарлоттенбург.

    Работа была гигантская и заняла около десяти лет. По целому ряду деталей в оформлении панелей эксперты сделали вывод, что долгое время ею руководил архитектор и скульптор из Данцига Андреас Шлютер, который в те годы служил у короля и был в большом фаворе. Однако в 1707 г., когда большая часть настенных и цокольных панелей была уже готова, королевский заказ перешел к другим мастерам: Эрнсту Шахту и Готфриду Тюрову.

    Осталось невыясненным, побывали ли янтарные панели, согласно первоначальному замыслу короля, в замке Шарлоттенбург, но доподлинно известно, что в 1712 г. они находились в новом берлинском королевском замке (в постройке которого принимал участие уже знакомый нам Андреас Шлютер) и были использованы в убранстве угловой комнаты на третьем этаже.

    Именно здесь впервые любовался Янтарной комнатой русский царь Петр I. В 1712 г., направляясь к своим войскам в Померанию, Петр I встречался в Берлине с королем Фридрихом I, надеясь найти союзника в войне против шведов. Вероятно, во время этого визита он и познакомился с архитектором Шлютером.

    По приглашению русского царя уже опальный архитектор перебрался в Россию, где работал над Летним дворцом Петра I и участвовал в проекте Зимнего дворца. Архитектор и скульптор Андреас Шлютер, один из создателей Янтарной комнаты, умер в России в 1714 г.

    А годом раньше в Пруссии умер король Фридрих I. К власти пришел его двадцатипятилетний сын Фридрих Вильгельм I. Он пустил на военные нужды накопленные сокровища, поднажал на свой народ — и создал армию, вдвое превосходившую армию отца. Еще при жизни он заслужил прозвище, с которым и вошел в историю: «солдатский король».

    В 1716 г., когда Фридрих Вильгельм I обратился к Петру I с предложением заключить союз против шведов — именно с помощью русских он мог рассчитывать освободить Померанию, — он припомнил, с каким восхищением Петр I некогда осматривал Янтарную комнату. И вот союз Пруссии и России против Швеции наконец осуществился, а Петр I в письме из Амстердама сообщил своей супруге, что в Берлине он получил в подарок Янтарный кабинет.

    К этому времени (в 1714 г.) Петр I уже основал в Петербурге свою знаменитую Кунсткамеру. Четыре года спустя он издал специальный указ о планомерном сборе произведений искусства и раритетов и о доставке их в Кунсткамеру. Так было положено начало превосходным коллекциям и собраниям Московского Кремля и ленинградского Эрмитажа.

    Итак, Янтарная комната — дар прусского короля Фридриха Вильгельма I в ознаменование союза России и Пруссии — была разобрана, упакована в восемнадцать больших ящиков и морем отправлена в Мемель,[6] где по приказу Петра I ее ожидала специальная миссия с обер-гофмаршалом во главе, чтобы доставить драгоценный груз санным путем в Россию, в Петербург. Однако отъезд транспорта задержался, и только весной, в мае, Янтарная комната совершила свое путешествие через Курляндию в русскую столицу. Каждый ящик погрузили в специальную повозку, а каждую повозку везла шестерка лошадей. Охрана буквально не спускала глаз с королевского подарка, и обоз благополучно прибыл в столицу.

    Сначала Янтарный кабинет поместили в зимнем доме, а через пять-шесть лет во дворце, который был предшественником современного Зимнего дворца. Янтарный кабинет имел тогда такой же вид, как и в бытность свою в Берлине. Он дополнил петровскую коллекцию произведений искусства русских и западноевропейских мастеров и был открыт для обозрения.

    «Восьмое чудо света»

    В 1755 г., когда прежнему зданию пришлось уступить место для сооружения нового Зимнего дворца, дочь Петра Великого — императрица Елизавета Петровна — приказала перевезти Янтарный кабинет в Царское Село — здесь отстраивалась летняя резиденция русских монархов. Зал в Царском, где было решено разместить Янтарную комнату, был гораздо больше прежнего, и перед создателем дворца Бартоломео Франческо Растрелли (в России его звали Варфоломей Варфоломеевич) встала очень непростая задача. Но вот результат: воплощение гения великого архитектора — прекрасное творение, почти вшестеро превосходившее по своим размерам прежний Янтарный кабинет, стало праздничным залом изысканной красоты. Великому Растрелли удалось так расположить барочные детали Янтарного кабинета и столь удачно дополнить их элементами в стиле рококо, что пребывание в Янтарном зале Екатерининского дворца (названного в честь матери императрицы Елизаветы Петровны и супруги Петра I — Екатерины I) воспринималось современниками и их потомками как величайшее наслаждение.[7]

    Посмотрим же теперь на Янтарный зал (в том виде, в каком он был создан Растрелли и просуществовал до 1941 г.) глазами тех, кто видел его воочию: «Это помещение… по одну сторону которого — три больших, до самого пола, окна. Противоположная стена разделена двустворчатой дверью, как и две боковые стены. Двери окрашены светлой краской и богато отделаны позолоченным резным деревянным орнаментом в стиле рококо. Поверхность стен расчленена высокими — от потолочного фриза до цоколя — венецианскими зеркалами в позолоченных бронзовых рамах; перед зеркалами, на высоте верхнего края дверей, расположены подсвечники из позолоченной бронзы. Потолок покрыт аллегорической росписью, ее авторы — два итальянских художника: Джузеппе Валериани из Рима и Антонио Перисинотти из Болоньи, которые работали в Петербурге с 1742 г. Янтарные украшения занимают все свободные поверхности этих трех стен, стены сплошь покрыты янтарной мозаикой.

    Несмотря на мешанину стилей, которая объясняется отсутствием единого проекта и чересчур затянувшимся строительством, общее впечатление от зала, особенно при солнечном свете, потрясающее».

    Это описание относится к 1920 г. Дополним его еще одним из 1912 г.:

    «Стиль Янтарной комнаты… представляет собой смесь рококо и барокко, и эта комната — подлинное чудо, не только из-за высокой ценности материала, искусной резьбы и легкости архитектурных форм, но главным образом из-за прекрасного, то темного, то светлого, но непременного теплого тона янтаря, который придает всему убранству невыразимую прелесть.

    Стены зала покрыты мозаикой из полированных кусочков янтаря, неодинаковых по размеру и по форме, но сохраняющих постоянный коричневато-желтоватый колорит. Резные янтарные рамы с рельефами делят стены на отдельные участки, где выложены четыре мозаики — римские пейзажи с аллегорическими изображениями четырех из пяти человеческих чувств.

    Игнорируя все технические трудности, этот хрупкий, ломкий материал выглядит так, как будто он специально создан для передачи барочных форм орнамента, а рамы и панно, сверх того, украшены еще барельефами, маленькими бюстами, гербами, воинскими трофеями и т. п.

    Весь декор производит приятное впечатление при солнечном свете и при свечах. Вместе с тем в оформлении зала нет ничего кричащего, назойливого, украшения настолько изящны и гармоничны, что иной посетитель может пройти через зал, даже не обратив особого внимания на то, из чего, собственно, сделана облицовка стен, оконных и дверных рам, настенные орнаменты.

    Янтарная облицовка, пожалуй, более всего напоминает мрамор, но начисто лишена мраморной торжественности и холодности — и, конечно, она значительно превосходит красотой отделку из любого, самого драгоценного дерева. В Янтарном зале — два источника света. Окна — три больших, до самого пола, окна — выходят на площадь перед дворцом. Между окнами вертикально расположены зеркала, которые тоже достигают пола своими позолоченными рамами, с орнаментом».

    Вечером дневной свет, заливавший всю комнату через широкий фронт окон, сменялся огнями сотен свечей, тысячекратно отраженных зеркалами. Именно сочетание света и янтаря придавало праздничному залу в Екатерининском дворце особую прелесть. На свету начинали играть мозаичные стены, игра света продолжалась в янтарных рельефах, открывая их глубину и пластичность, их живую, одухотворенную красоту.

    «Прерогатива фюрера»

    Май 1933 г. Прошло несколько месяцев с того дня (30 января), как Гитлер был назначен рейхсканцлером. На площадях немецких городов нацисты жгут книги.

    Лето 1933 г. Вслед за запретом на кинофильмы, пьесы и музыку еврейских авторов начинается широкая кампания против так называемого упадочнического искусства, или «искусства вырожденцев». Такой ярлык навешивается на всех, кто не подходит под нацистскую концепцию искусства: модернисты, экспрессионисты, сюрреалисты и прочие, чересчур оригинальные… Во время травли художников было конфисковано около 16 тыс. произведений живописи и скульптуры. Часть из них продана за границу (Германия очень нуждалась в валюте!), часть обменена на произведения старых мастеров (фюрер чтит духовные традиции), а остальное…

    «Большинство конфискованных объектов уничтожено!» — гордо докладывал Гитлеру министр пропаганды Йозеф Геббельс.

    Наведя таким образом «порядок» у себя дома, нацисты обратили взоры за пределы Германии. Надо отметить, что Гитлер еще с молодых лет находился под определенным влиянием английского философа Хьюстона Стюарта Чемберлена (1855–1927), который выдвинул идею о том, что возникновением своей цивилизации и культуры Европа обязана… германцам! Эта потрясающая в своей абсурдности мысль стала основой культурной политики Третьего рейха. Главный идеолог империи А. Розенберг[8] в программном труде «Мифы XX века» воспевал эту идею на все лады.

    И вот под лозунгом «Европа всем обязана Германии» фашизм начинает готовиться к войне против европейской культуры. Пожалуй, впервые в истории в одном ряду с военным, экономическим и политическим планами нападения на другие страны оказался и план, так сказать, культурно-политический. Разрабатывался он с истинно немецкой обстоятельностью. Прежде всего нужны были точные сведения о том, где располагаются наиболее ценные сокровища мировой культуры в соседних странах, включая СССР, и какие конкретно произведения хранятся в том или ином музее. Немецкие искусствоведы — одни напрямую, другие косвенно — начали работать на разведку.

    Так, восточным экспертом в конце 1930-х гг. стал Нильс фон Хольст.[9]

    В 1940 г. он был включен в немецкую архивную комиссию, работавшую в Советской Эстонии. В начале 1941 г. Хольста ввели в состав культурной комиссии, которая работала в Литве, затем в Ленинграде и Москве. К этой командировке искусствовед фон Хольст готовился особенно тщательно. Еще 15 ноября 1940 г. он обратился к директорам немецких музеев с требованием обязать начальников всех подразделений подготовить для него сообщения «обо всех произведениях (хранящихся в русских музеях), которые могли бы с любых точек зрения стать ценным вкладом в общегерманскую культурную сокровищницу».

    Хольст в своем усердии был, разумеется, не одинок. Данные искусствоведческой разведки по своим каналам стекались в акты и картотеки немецких спецслужб и искусствоведческих институтов. Здесь они накапливались, систематизировались и ждали своего часа.

    Накапливался и опыт «практической работы». Еще в марте 1938 г., столковавшись с австрийскими нацистами, Германия провела аншлюс Австрии. В «братской» стране гитлеровцы обнаружили «брошенные» сокровища — ценнейшие коллекции произведений искусства, которые принадлежали крупным банковским магнатам — евреям — и некоторым аристократическим семействам, в спешке покинувшим родину.[10] Гестаповцы уже начали потихоньку «резервировать» некоторые вещи из этих коллекций для себя, когда из Берлина вдруг пришло строжайшее предписание: все обнаруженные ценности немедленно конфисковать, сохранить их в целости и подробнейшим образом описать.

    В чем дело? Оказывается, Гитлер принял историческое решение: создать на Дунае в городе Линце (Австрия) самый большой в мире музей немецкого искусства. Отбором экспонатов, предназначенных для крупнейшего на земле музея, мог заниматься лишь крупнейший специалист по искусству, то есть лично Адольф Гитлер. Будучи главой имперской канцелярии, Гитлер начиная с 1938 г. неоднократно уведомлял об этом разнообразные инстанции. В среде фашистских бюрократов это правило — Гитлер сам решает судьбу ценнейших произведений искусства! — получило название «Прерогатива фюрера».

    Основу фондов создаваемого по воле фюрера величайшего в мире музея должны были составить австрийские коллекции и подарки, полученные Гитлером от промышленников, финансистов и немецкой знати. Вскоре сюда пришло пополнение из Судетской области (занятие ее стало первой стадией нацистской оккупации Чехословакии!) и, наконец, из Польши.

    За конфискацию польских ценностей отвечал Г. Гиммлер. Работы было много: предметы, стоимость которых оценивалась свыше 500 марок, поступали в фонды немецких музеев (в том числе и будущего музея в Линце), все остальное, включая так называемую некультуру, шло на продажу.

    Герман Геринг собирал собственную коллекцию в своем охотничьем замке и интересовался польскими «находками». По его приказу через доверенное лицо[11] часть награбленного была собрана в Кракове и ожидала приезда рейхсмаршала, который желал лично произвести отбор.

    Однако о планах Геринга узнал секретарь Гитлера Мартин Борман[12] и позаботился, чтобы все ценное в Кракове было зарезервировано для музея в Линце — «Прерогатива фюрера».

    Польша была разграблена подчистую. И хотя часть ценностей после войны была обнаружена и возвращена, почти половина польского культурного достояния пала жертвой войны и фашистских грабежей.

    «Культурная» политика фашистов в других европейских странах поначалу была иной: здесь не трогали государственные и публичные собрания и музеи (захватив, разумеется, частные коллекции уничтожаемых евреев и «некультуру»). Тем не менее по приказу фюрера Геббельс подготовил 13 увесистых томов с описаниями предметов искусства, которые были созданы руками немцев или когда-либо находились в немецком владении, из всех музейных фондов Европы для намеченной конфискации. Однако реализацию своих планов в отношении оккупированных стран Северной, Западной и Юго-Восточной Европы Гитлер пока отложил. Германия должна была мобилизовать все силы — предстояло напасть на СССР, в кратчайший срок поработить эту гигантскую страну и присвоить колоссальные советские ресурсы.

    Осень сорок первого

    Ранним утром 22 июня, когда фашистская Германия вместе со своими союзниками напала на СССР, следом за могучей военной машиной через границу Советского Союза перевалило еще одно войско — полчища оккупационных органов: военных, промышленных, сельскохозяйственных, бюрократических, культурных. Физическое уничтожение людей сопровождалось ограблением народа и страны в таких масштабах, которые до сих пор невозможно было себе представить.

    В районе действий группы армий «Север» имел хождение особый перечень, подготовленный уже знакомым нам фон Хольстом 24 июня 1941 г. Перечень включал 55 объектов с точным указанием местонахождения; из них — 17 музеев, 17 архивов, б церквей и библиотеки. 20 июля Гитлер поинтересовался предполагаемыми размерами советской «культурной дани» и потребовал снабдить войска еще одним важным указанием. Четыре дня спустя вышел специальный указ о том, что «Прерогатива фюрера» распространяется «…на все оккупированные немецкими войсками области, то есть как на уже занятые восточные области… так и на те русские территории, которые еще предстоит занять».

    В многочисленных дворцах, окружающих Ленинград роскошным ожерельем, находилось такое количество ценностей, которое потребовало бы для эвакуации астрономического числа спецвагонов и поездов. А сами дворцы? К несчастью, их нельзя было поставить на рельсы и увезти в безопасное место…

    Сотрудники музеев в Пушкине[13] работали день и ночь. Двадцать тысяч экспонатов в кратчайшие сроки было упаковано и вывезено в Ленинград. Здесь под куполом Исаакиевского собора нашли прибежище и несколько экспонатов из Янтарной комнаты, включая одну янтарную панель облицовки вместе с чудесным окантовочным орнаментом. Демонтировать и вывезти весь зал сотрудницы музея — а это были женщины — конечно, не могли. И когда в середине октября в Пушкине появились оккупанты, в музеях и запасниках дворцов оставалось еще несметное множество сокровищ.


    Слово очевидцу (Ганс Хундсдерфер из ФРГ):

    «Двигаясь к Ленинграду в составе 6-й танковой дивизии, я побывал в Царском Селе в тот день, когда его заняли наши войска. Пораженный, я бродил по чудному парку и вошел в замок. Он был почти не поврежден. Лишь одна граната, попав в потолок большого зала… повредила дворец — на полу валялись осколки мрамора. По-видимому, Советы предполагали эвакуировать произведения искусства, которые можно было увезти, но наше стремительное наступление помешало им выполнить свое намерение. Все же полы в некоторых залах были засыпаны слоем песка, а большие китайские вазы стояли, наполненные доверху водой. Наши утомленные соотечественники немедленно расположились в залах замка со всеми возможными удобствами и, к сожалению, без особого респекта перед дивной обстановкой. Повсюду можно было видеть солдат, уснувших на драгоценных диванах и кушетках прямо в своих грязных сапогах. На роскошных дверях были приколочены грубые доски с надписями: “Занято подразделением №…” Я дошел до Янтарной комнаты. Стены в ней были заклеены толстым картоном и загорожены щитами. Я видел двух своих соотечественников, они — любопытства ради — отдирали от стенки картон. Картон был содран, и показалась дивно сверкающая янтарная панель, она обрамляла мозаичную картину. Когда солдаты стали вытаскивать штыки, чтоб выломать несколько “сувениров на память”, я вмешался.

    В следующий раз я видел Янтарную комнату уже в более жалком состоянии. Картон был содран во многих местах, рельефы оббиты, осколки янтаря покрывали пол вдоль стены».

    Разумеется, с первых же дней оккупации в Пушкин наведывались и представители органов культуры. Осматривали дворец, регистрировали ценности, но не могли их вывезти: нужно было специальное разрешение главнокомандующего 18-й армии; из-за упорных боев получить такое разрешение никак не удавалось.

    Для нас очень важно установить как можно точнее: когда было получено разрешение на отправку ценностей — ведь тот, кто отдал такое распоряжение, мог знать и о дальнейшей судьбе Янтарной комнаты. Даже если бы люди уже не могли (или не хотели) сообщить нам что-то важное, определенную информацию можно было бы найти в архивах конкретных воинских частей. Однако наши предположения колебались между осенью сорок первого и летом сорок второго, а за это время во дворце побывало много всяких воинских соединений.

    Несколько косвенных доказательств, несомненно, указывало на конец 1941 г.

    Во-первых, опубликованные показания захваченного в плен в 1942 г. оберштурмфюрера СС Нормана Ферстера. Он очень подробно описал, как происходил вывоз ценностей из Екатерининского дворца, категорически, впрочем, отрицая свое участие в этом деянии. Однако сведения Ферстера об устройстве дворца были настолько точны, что скорее всего они основывались на личных впечатлениях. С января 1942 г. и по момент пленения Ферстер возглавлял команду «культурграбителей» в составе группы армий «Юг», и, следовательно, в Пушкине он мог находиться лишь до этого момента.

    Вторым косвенным доказательством стал каталог вывезенных из СССР предметов искусства, который выпустило министерство иностранных дел Риббентропа в марте 1942 г., — в нем упоминались предметы из Екатерининского дворца.

    И наконец, нам повезло: мы нашли документ, отметавший все сомнения. Когда в ноябре 1942 г. ТАСС распространил в Европе информацию, полученную от военнопленного Ферстера, общественное мнение было очень возбуждено, и фюрер затребовал разъяснений от министерства Риббентропа. И вот это разъяснение найдено!

    Читаем: «Из Екатерининского замка в безопасное место осенью 1941 г. был вывезен Янтарный кабинет, подарок прусского короля Фридриха I (ошибка — на самом деле: подарок его сына Фридриха Вильгельма I) Петру I, причем были вынуты отдельные детали. Кабинет временно разместили в Кенигсбергском замке. Таким образом, это уникальное произведение искусства сохранено от разрушения. Тогда же помимо того было вывезено 18 грузовиков наиболее ценной мебели и др. произведений искусства, и прежде всего картин… в Кенигсберг для их лучшей сохранности».

    Итак, сомнений нет — осень сорок первого.

    В эти дни Гитлер терялся в догадках: сумеют ли Советы вывезти из Ленинграда шедевры Эрмитажа? 22 сентября за обедом он вновь заговорил о музеях в Ленинграде и его окрестностях. Кто-то напомнил ему о фонтане «Нептун» в Петергофе (Петродворец) — нюрнбергская работа, XVII век! Немедленно последовало указание в группу армий «Север», и ротмистр резерва граф Эрнс-Отто Солмс-Лаубах (искусствовед по специальности) приступил к демонтажу бронзового фонтана. Заодно, правда, демонтировали и увезли знаменитую статую Самсона, как и остальные скульптуры Большого каскада, которые не имели к Нюрнбергу никакого отношения. Все это не найдено и по сей день. Один лишь фонтан «Нептун» удалось обнаружить — он оказался в Нюрнберге, в Национальном немецком музее.

    А граф Солмс надолго задержался в пригородных ленинградских дворцах. По всей вероятности, приказ начальства не ограничивал деятельность этого ценителя культуры исключительно Петергофом: в документах 18-й армии мы обнаружили запись о том, что графу Солмсу предоставляются рабочая сила и грузовые машины для вывозки особо ценных вещей из дворца в Пушкине. Но какие это были вещи?

    В 1966 г. граф Солмс-Лаубах, директор музея художественных промыслов во Франкфурте-на-Майне, во всеуслышание заявил, что он в самом деле занимался «эвакуацией» ценностей из Екатерининского дворца и, в частности, Янтарной комнаты: «Отдельные детали Янтарной комнаты были тщательно упакованы в ящики и через Плескау[14] отправлены в Ригу, они должны были там оставаться нераспечатанными до конца войны. В конце концов эти ящики каким-то образом попали из Риги в Кенигсберг, где по приказу гауляйтера Коха[15] их противозаконно вскрыли».

    Надо сказать, что показания очевидцев всегда довольно противоречивы. Имелись, например, свидетельства о том, кто и как вывозил награбленное из дворца:

    а) облицовку Янтарного зала демонтировали солдаты, они сняли двери и вынули паркет, работой руководила группа специалистов в военной форме;

    б) главную роль в ограблении Янтарной комнаты сыграл «Штаб Розенберга»;

    в) дворец очистили эсэсовцы (и в этом нет сомнений — особая команда министерства иностранных дел, чье разъяснение мы цитировали выше, носила форму СС);

    г) в Пушкине в это время видели Нильса фон Хольста, и свидетели полагали, что руководил операцией именно он (Хольст действительно был назначен — это произошло 26 сентября 1941 г. — присматривать за сохранностью награбленного в пригородах Ленинграда, «а затем и в самом Петербурге»).

    И, тем не менее, вопрос — Кенигсберг или Рига? — оставался пока без ответа. Не удавалось найти и точную дату отправки Янтарной комнаты из Пушкина. В документах 18-й армии поисковики не нашли больше никаких упоминаний об эвакуации предметов из дворца. Это было очень странно и не походило на аккуратное немецкое делопроизводство. Однако специалисты продолжали «раскапывать» архивы, и их настойчивость была вознаграждена: оказалось, что в Пушкине стояло еще одно армейское соединение — 50-й армейский корпус! И вот:

    «1.10. Красногвардейск. Для обеспечения сохранности предметов искусства в район действий корпуса прибыли ротмистр граф Солмс и капитан Пенсген.

    14.10. Красногвардейск. Транспортировка экспертами по искусству ротмистром графом Солмсом и гауптманом Пенсгеном предметов искусства из Гатчины и Пушкина, среди них облицовка стен Янтарного зала из замка в Пушкине (Царское Село), в Кенигсберг…

    16.10. Красногвардейск… Ротмистр граф Солмс и гауптман Пенсген, завершив свою деятельность (сохранение предметов искусства), покидают штаб корпуса…»

    Важность этого документа из архивов 50-го армейского корпуса чрезвычайна! Во-первых, была установлена дата — 14 октября 1941 г. Во-вторых, не лишен интереса тот факт, что лишь Янтарная комната названа конкретно, — значит господа знали об особой ценности этого произведения. В-третьих, указано место назначения — Кенигсберг. Выходит, командованию 50-го армейского корпуса было известно то, о чем не знал сам Солмс?..

    Однако, как выяснилось, и сообщение Солмса — хотел ли он кого обмануть или нет — тоже имело определенную реальную основу: Кох (хоть и косвенным образом) все же принимал участие в вывозе Янтарной комнаты.

    Дело в том, что Кох предоставил 18-й армии большую колонну грузовых машин, подвозивших на фронт боеприпасы, а обратно в Пруссию эти грузовики в сентябре — октябре 1941 г. возвращались с грузом награбленного музейного имущества.

    Известно много версий о том, что Янтарной комнатой — после того как ее вывезли из Пушкина — мог завладеть тот или иной человек или группа людей. На наш взгляд, все свидетельствует об обратном: Янтарная комната не должна была попасть в частные руки.

    Еще ни одному историку или искусствоведу не удалось доказать это документально, мы попытаемся с помощью косвенных доказательств показать максимальную вероятность нашей версии.

    Итак, первое. Сама уникальность объекта обусловливала его особую ценность, а следовательно, на него должна была распространяться «Прерогатива фюрера».

    Второе. Гитлер лично направил фон Хольста в Ленинградскую область следить за сохранностью «эвакуированного». Очевидцы в Пушкине отмечали, что Хольст пользовался особым авторитетом среди прочих экспертов. Как представитель верховной власти, он подробно информировал фюрера о том, какие произведения искусства попали в его поле зрения.

    Третье. Обычная процедура в подобных случаях — как, к примеру, судьба фонтана «Нептун», который нацисты установили в Нюрнберге, где в XVII в. его изготовил местный мастер (за 130 лет до того, как он был продан в Россию), — требовала возврата Янтарной комнаты в Кенигсберг: ведь она была изготовлена тамошними мастерами. «Возвращение творений немецких художников на свою историческую родину» — такова была политика нацистов.

    Четвертое и последнее доказательство, отчет Альфреда Роде,[16] директора кенигсбергского музея, где сказано, что Янтарная комната «передана управлением государственных замков и парков (директор д-р Галль) в собрание произведений искусства г. Кенигсберга для дальнейшего хранения». Такие слова позволяют с достаточной определенностью заключить, что гауляйтер Кох лично не был связан с выбором места для хранения Янтарной комнаты: характер Коха был известен всем, и Роде непременно упомянул бы его, если бы Кох имел хоть малейшее отношение к отправке экспоната в музей.

    Таким образом, решение судьбы Янтарной комнаты как уникального произведения искусства было «Прерогативой фюрера». Конкретные приказы и распоряжения, следовательно, могли исходить от Гитлера, его секретаря Бормана или из имперской и партийной канцелярий. Как обычно в бюрократических аппаратах, круг учреждений, в архивах которых можно найти следы дальнейших перемещений Янтарной комнаты, был значительно шире.

    Что же случилось в октябре 1941 г., когда ящики с частями Янтарной комнаты прибыли из Пушкина в Кенигсберг?

    Загадочное исчезновение

    Директор государственных собраний произведений искусства в Кенигсберге Альфред Роде сообщил начальству, что принял на хранение Янтарную комнату. Можно представить, каким подарком судьбы казались ему, крупнейшему специалисту по янтарю, эти удивительные панели. И он принялся за монтаж. Но еще до завершения работы Роде выставил несколько панелей в экспозиции городского музея янтаря. 13 ноября 1941 г. об этом информировала местная газета.

    Для размещения Янтарной комнаты в Кенигсбергском замке Роде выбрал помещение № 37. Оно было меньше зала в Екатерининском дворце, однако Роде получил уже неполный комплект оформления Янтарного зала: не хватало подсвечников, паркета, потолочной росписи, вывезенных в Ленинград деталей комнаты, в том числе одной панели. Роде решил не реставрировать поврежденные места и по возможности подогнать имеющиеся в распоряжении детали к местным условиям. Поэтому, несмотря на титанические усилия директора музея, плод его труда в Кенигсберге уже не был воплощением великого гения Растрелли. Напротив, обнищавшая, искалеченная Янтарная комната стала вопиющим свидетелем обвинения против грабительской войны.

    Так или иначе, в конце марта 1942 г. монтаж завершили и Янтарную комнату открыли для осмотра. На торжество приехал главный редактор берлинской газеты «Локаль Анцайгер», и 12 апреля газета поместила соответствующую информацию. А через год поползли слухи, что янтарное сокровище уничтожил огонь.

    В замке действительно был пожар, однако Янтарная комната не погибла в огне. Помимо двух очевидцев, об этом свидетельствует обнаруженное письмо директора Роде, датированное 1944 г., где сказано, что после пожара на поверхности янтаря образовался белый налет, который нетрудно удалить.

    И, тем не менее, слишком много людей после войны в один голос утверждали, что Янтарная комната сгорела в Кенигсбергском замке. Необходимо было основательно проверить эту версию, которая ставила под сомнение все дальнейшие поиски. Дело в том, что в конце августа 1944 г. на город обрушились жестокие воздушные налеты. Два англо-американских бомбардировщика, один за другим, выжгли замок почти до основания.

    Прямых свидетелей гибели Янтарной комнаты не нашлось, но обыватели, как правило, твердили: «Янтарная комната сгорела в замке!»

    А вот что рассказала уже в Берлине учительница истории фрау Амм: «Я родом из Кенигсберга, там и училась. В сорок третьем — сорок пятом годах я была на одном семестре с дочерью доктора Роде — Лотти. Мы с Лотти дружили. Я у них часто обедала. Однажды за обедом доктор Роде рассказывал нам о судьбе Янтарной комнаты. Мне было очень интересно, и он пообещал мне ее показать. И сдержал слово: показал мне, студентке, это дивное чудо… А потом у нас начались ужасные воздушные налеты. В августе сорок четвертого. На вторую ночь, когда был большой пожар, я ночевала у знакомых, в центре города. На следующий день, около полудня, приехала в замок и встретила доктора Роде во дворе. Он был очень расстроен. Я спросила: “Что с Янтарной комнатой?” Он ответил: “Все пропало”. Он повел меня в подвал и показал какую-то странную желтоватую массу, похожую на горку меда, из нее торчали обугленные деревяшки… На доктора Роде было жалко смотреть! И больше мы с ним на эту тему не говорили». Никаких сомнений в искренности учительницы нет… но. Документы свидетельствуют об ином!

    Инспектор Кенигсбергского замка вел подробный рабочий журнал. По поводу Янтарной комнаты он писал, что ее демонтировали после пожара в феврале 1944 г., а затем разместили в подвалах замка, где она и пережила воздушные налеты. Он лично видел Янтарную комнату, когда инспектировал разрушенный бомбардировкой замок и готовил доклад о возможности его восстановления.

    Вторым — и очень надежным — свидетелем был профессор Герхард Штраус, искусствовед по специальности. Он имел связь с антифашистским подпольем Кенигсберга и по заданию товарищей поступил на государственную службу в ведомство по охране памятников в провинциях. Профессор Штраус работал в Кенигсберге и его окрестностях. Его кабинет находился в замке.

    В ночь после второго налета (с 29 на 30 августа) профессор Г. Штраус возвратился из очередной командировки. Он сообщил: «В замке я встретил своего коллегу, доктора Роде. Роде не был нацистом. Я узнал от него, что Янтарная комната в подвале уцелела. Сейчас ее вынесли во двор, и доктор Роде раздумывал, куда бы ее перепрятать. Остановились на подвальных помещениях в северной части замка».

    И кроме того, у нас имелось свидетельство самого Альфреда Роде: сохранились фрагменты его писем за сентябрь 1944 г. — январь 1945 г. В письме от 2 сентября директор Роде писал: «…прошу сообщить господину директору д-ру Галлю, что Янтарная комната, за исключением шести цокольных элементов, цела и невредима».

    Но что же тогда показал он подруге своей дочери, будущей учительнице фрау Амм? На этот вопрос можно ответить благодаря сохранившимся разъяснениям управляющей замком фрау Крюгер. Она жила в подвале южного крыла замка, откуда шел еще один ход: к более глубоким подвалам — старинным погребам, где были спрятаны многие ценности из музея, в том числе и Янтарная комната. Но для двух ящиков с облицовкой Янтарной комнаты в нижних подвалах не хватило места, и они лежали прямо под дверью фрау Крюгер. Когда фрау Крюгер после бомбардировки вернулась из убежища и попыталась войти к себе в квартиру, ей это не удалось: из подвалов замка в лицо била волна очень горячего воздуха. Она подождала, пока старые стены поостынут, и вошла. Пробираясь к своей двери, она увидела, что оба деревянных ящика обгорели и лопнули, а янтарь расплавился и, словно мед, растекся по полу…

    Итак, летом 1944 г. Янтарная комната, за небольшим исключением, не пострадала. В августе ее упаковали в ящики — возможно, для предстоящей эвакуации?

    Замурована? Погребена под руинами?..

    Если Янтарную комнату спрятали в Кенигсберге или поблизости от города, то как это могло произойти?

    В июле 1944 г. Комитет трех издал постановление о мерах по обеспечению сохранности университетского оборудования и ценного имущества: ценности из коллекций Кенигсберга (с учетом опыта Первой мировой войны) следовало разместить в поместьях и замках Восточной Пруссии.

    В 40 км к востоку от Кенигсберга находился замок Вильденхоф, родовое имение графа фон Шверина. Сохранилось письмо доктора Роде к хозяину замка: «Уважаемый г-н граф! В ближайшее воскресенье я рассчитываю приехать в Вильденхоф, чтобы осмотреть помещения, предназначенные для размещения наших картин…»

    Интересно, что фронт в это время приблизился уже вплотную к Вильденхофу, и решение доктора Роде привезти сюда художественные коллекции, по мнению некоторых исследователей, говорит о его стремлении сохранить их для законных владельцев.

    В начале января 1945 г. граф Шверин с семьей покинул замок, а во второй половине января замок сгорел. Есть сведения, что его подожгли эсэсовцы, которые предварительно перепрятали часть сокровищ: закопали в окрестностях или утопили в ближайших озерах. Если верить показаниям господина Адольфа Рихтера из ФРГ, Альфред Роде лично рассказывал ему о том, что в замке Вильденхоф погибли замечательные картины и… Янтарная комната.

    В августе 1960 г. в замке провели раскопки. В них участвовали польские археологи, эксперты-криминалисты и другие специалисты. Было найдено множество пострадавших от времени и от огня предметов: фарфор, слоновая кость, старинные медали, металлические оклады икон. Но никаких следов Янтарной комнаты! А ведь металлические крепления янтарных панелей не могли сгореть!

    Подходящим местом для эвакуации Янтарной комнаты был и древний замок Шлобиттен, принадлежавший князю Дона-Шлобиттен. Летом 1944 г. доктор Роде обратился к князю с письмом, в котором просил позволения разместить часть коллекции в замке, однако получил отказ. Князь был эсэсовцем, и в гигантских подземельях замка были спрятаны сокровища, награбленные эсэсовцами и группой армий «Север». Любопытно, что размещением в замке наворованного руководил родственник князя, уже известный нам искусствовед граф Солмс, ценитель петергофской скульптуры. Чуть позже войска 2-го Белорусского фронта окружили здесь немецкие части — и замок был взорван. До сих пор в замке ведутся поисковые работы, и в затопленных водой многоэтажных подземельях обнаруживаются новые и новые помещения… Всего в 8 км западнее Кенигсберга находилось помещение Гросс-Фридрихсберг, которое считал своей собственностью Кох (хотя юридически оно принадлежало Восточнопрусскому Земельному обществу). Здесь располагался опорный пункт второго гарнизона Кенигсбергской крепости. Известно, что в 1945 г. офицеры вскрыли в поместье какие-то подозрительные ящики, где были замечены детали Янтарной комнаты. Рассказавший об этом очевидец находился в поместье десять дней (во второй половине февраля), и за это время оттуда было вывезено много разнообразных грузов. Возможно, тогда же была перевезена и Янтарная комната?

    В сентябре 1960 г. в советской газете «Известия» появилась статья о том, как в поместье Гросс-Фридрихсберг под дулами фашистских автоматов работали советские военнопленные. Одного из тех бывших пленных удалось разыскать. Этот человек приехал в Калининград и рассказал, что пленные устанавливали в земле — вертикально — трубы большого диаметра и накрывали их крышками. Он указал место, где шли работы, и там действительно обнаружили эти трубы — к сожалению, пустые.

    И еще одно место в окрестностях бывшего Кенигсберга привлекало внимание. В километре от Янтарного берега стоял старинный полуразрушенный замок Лохштедт. В 1930-е гг. его восстанавливали как памятник немецкой рыцарской архитектуры. С сентября 1944 г. сюда свозили библиотеки, архивы Кенигсберга и некоторые произведения искусства, среди которых были и работы из янтаря, поэтому профессор Г. Штраус не исключал возможности, что Янтарную комнату могли вывезти именно сюда. Но, к сожалению, замок уничтожили дотла: нацисты защищались здесь особенно упорно, прикрывая собой драгоценную особу Коха, давая ему возможность спастись на специально зарезервированном корабле.

    А что, если Янтарную комнату вообще не вывозили из города? Есть и такая версия, которая опирается главным образом на показания трех очевидцев.

    Вольфганг Роде, сын директора кенигсбергского музея, в 1955 г. сообщал, что отец говорил ему в конце войны, будто не боится прихода русских, ибо совесть его чиста, и он укажет им, где искать похищенные у них ценности — киевские и минские. Но поскольку отец не упомянул о Янтарной комнате, Вольфганг Роде выдвинул такое предположение: доктор Роде, вероятно, спрятал Янтарную комнату в потайных подвалах Кенигсбергского замка, так как очень не хотел с ней расставаться.

    Заведующий гостиничными номерами в замке Альфред Файерабенд уверял, что в марте 1945 г. он был свидетелем того, как Эрих Кох лично установил, что Янтарная комната все еще в замке.

    И третий человек — Эрих Кох, собственной персоной. Долгие годы после войны, находясь в заключении в Польше, он не желал давать показаний о судьбе Янтарной комнаты. Лишь в 1965 г. он вдруг «вспомнил», что в апреле 1945 г. Янтарную комнату спрятали в бункере на окраине города. В 1967 г. Кох заявил, что существовал документ, в котором он выражал недовольство тем, что Янтарная комната до сих пор еще не эвакуирована.

    Польский писатель Бадовский подробно цитировал некое послание Коха то ли Гитлеру лично, то ли в партийную канцелярию, в котором Кох предлагал спрятать бумаги нацистской партии и рейха, а также особо ценные предметы (включая Янтарную комнату) в специально подготовленных бункерах.

    По словам Бадовского, в ответ на письмо Коха из Берлина прибыл с личными указаниями Гитлера и Гиммлера оберштурмбаннфюрер СС Рингель.[17]

    Разумеется, нельзя полагаться на ссылки без указания источников. Впрочем, это отнюдь не уменьшало вероятности того, что Янтарная комната могла быть спрятана в городе, тем более если учесть особенности Кенигсберга.

    Кенигсберг был основан как военный пункт и строился как крепость. В XVII в. город был обнесен крепостной стеной со рвом. Воздвигнуты бастионы. Это, правда, не помешало русской армии взять Кенигсберг в 1757 г., а армии Наполеона — в 1807 г. Город рос, и в середине XIX в. его окружили новым кольцевым укреплением с могучими бастионами. Потом в радиусе 8–11 км от центра города начали возводить еще один оборонительный пояс, включавший крепость Фридрихсбург и 15 фортов. Между фортами соорудили более мелкие, но чрезвычайно мощные боевые укрепления. Каждый форт имел свою казарму, окруженную стеной и рвом. В общей сложности в крепостных сооружениях насчитывалось 1242 помещения. Помимо того, в годы нацизма здесь выстроили (так сказать, для полноты картины!) дополнительные бункеры.

    Масса возможностей спрятать все, что угодно! Особенно для такого человека, как Альфред Роде.

    Альфред Роде переехал из Гамбурга в Кенигсберг в конце 1920-х гг. и страстно увлекся историей необычного города-крепости. С архивными документами в руках он изучил подземные сооружения замка, церквей и прочих старинных зданий, а также новые военные подземелья и бункеры. В письме доктор Роде писал «об одном бункере вне замка. Это современное сооружение на большой глубине, с отоплением и вентиляцией, в нем я разместил самые дорогие для меня ценности (Франц Хальс и др.)».

    О существовании какого-то бункера вне замка знала и фрау Крюгер, управляющая. Она полагала, что именно сюда после воздушных налетов перенесли ящики с Янтарной комнатой. По ее словам, бункер находился в Ботаническом саду. Но, к сожалению, об этом стало известно только в конце 1970-х гг.

    Профессор Барсов, который вел поиски вместе с Альфредом Роде с апреля по декабрь 1945 г., рассказывал о каком-то заваленном обломками бункере № 3, где, по словам Роде, были спрятаны ценности (но не картины!). В 1950 г. профессор попытался разыскать этот бункер в центре города, но безуспешно. После публикации о судьбе Янтарной комнаты в журнале «Фрайе вельт» (ГДР) некоторые читатели сообщили о своих предположениях, где следует искать этот бункер, однако обнаружить его не удалось.

    Янтарную комнату искали и под руинами замка, и во внутригородских подземельях, использовали все новые и новые технические средства — и все безрезультатно. Надо сказать, что сразу после того, как город заняли советские войска, началась тщательная проверка подземных военных сооружений. Искали взрывчатку, искали оружие, искали и находили всевозможные предметы — только не Янтарную комнату.

    Называлось множество конкретных адресов, среди них подозрительная пивоварня в городском районе Понарт. Как выяснилось, из погребов этой старой пивоварни шла железнодорожная колея, выходившая напрямую к стационарной железной дороге Кенигсберг — Берлин. Хозяин пивоварни хранил у себя документы и архивные материалы, вывезенные из оккупированных областей СССР, — скромный пивовар выполнял спецзадания Коха…

    А в феврале 1967 г. польская печать сообщила, что Кох наконец указал точный адрес, по которому следует искать пропажу: «в Калининграде, в бункере под старой польской римско-католической церковью в районе Понарт». По словам Коха, над бункером были взорваны бомбы, чтобы уничтожить его внешние приметы. Однако в районе Понарт не было такой церкви, здесь находилась церковь евангелическая, непострадавшая ни от бомб, ни от других взрывов. А старая польская римско-католическая церковь действительно существовала в центре города, правда, в другом районе. И ее, по рассказам местных жителей, в начале апреля 1945 г. действительно разрушил какой-то необъяснимый взрыв — она рухнула, когда не было ни артобстрела, ни бомбардировки. Указанное место тщательно проверили и извлекли из засыпанного подвала две примечательные вещицы: мраморную статую Амура и изысканное старинное кресло. На задней поверхности кресла и на цоколе скульптуры были обнаружены металлические пластинки с номерами и надписью кириллицей: «Музей Пушкина»…

    Не этот ли бункер в центре города имел в виду директор Роде в беседе с профессором Барсовым? Много замечательных музейных ценностей из Советского Союза было найдено при поисках Янтарной комнаты, однако само янтарное чудо как в воду кануло.

    А что, если правы были те, кто утверждал: Янтарную комнату нужно искать на дне Балтийского моря?

    На дне морском?

    Итак, еще в начале апреля 1945 г. ящики, в которых, по мнению многих свидетелей, находилась Янтарная комната, оставались в Кенигсбергском замке. В последующие недели из замка один за другим отправлялись караваны грузов. Возможно, некоторые двигались в гавань для отправки морем?

    Есть очевидцы, наблюдавшие, как в гавани были затоплены какие-то большие ящики. После войны моряки советского Балтийского флота тщательно обыскали дно гавани и нашли запчасти для всевозможного оборудования, ящики с документами, одеждой — что угодно, кроме произведений искусства.

    А если Янтарную комнату погрузили на корабль? Ведь рассказывают же о таинственном грузе, прибывшем под усиленной охраной в Данциг в конце января. Большие деревянные ящики, скрепленные металлическими скобами, были до странности легкими. Их погрузили на корабль «Вильгельм Густлофф». Один свидетель утверждал, будто старший боцман судна Эрих Биттнер сказал ему, что в этих ящиках — вещи из дворца русских царей. И еще: эти ящики якобы в море должны были перегрузить на другой корабль.

    По рассказу другого очевидца, загадочный груз прибыл не в январе, а гораздо позднее. И погрузили его на судно без названия — оно было закрашено. (По всей вероятности, имеется в виду корабль «Роберт Лей», который вскоре попал под обстрел в гамбургской гавани и сгорел.)

    С этими таинственными корабельными историями перекликается и рассказ бывшего матроса, опубликованный в еженедельнике «Вохенпост» (ГДР). В начале 1945 г. этот человек готовил к выходу в море парусник. Небольшое грузовое судно было вооружено и полностью оборудовано для дальнего рейса. Матросу стало известно, что судно пойдет под чужим флагом, что оно должно пересечь Атлантику, но перед тем, у острова Борнхольм, оно примет груз с «Вильгельма Густлоффа» — «какие-то старинные вещи, которые называли еще «Золотом Балтики».

    Известно, что нацисты действительно использовали для разного рода спецзаданий парусные суда (обычно их на всякий случай снабжали еще и мощными моторами). Бесшумный ход — большое преимущество во время войны. Матросы окрестили эти суда «призраками». На таких кораблях-«призраках» доставляли агентов в Ирландию, Южную Африку, Бразилию и Аргентину. Иные «призраки» везли за океан столь же призрачные деньги-фальшивки: в Южной Америке скупали землю, поместья и дома, готовя будущие прибежища для крупных нацистских функционеров.

    Один из соучастников многих преступлений Эриха Коха при допросах начисто «забывал» все, что связано с Янтарной комнатой. Несколько лет спустя он вдруг «вспомнил», что она спрятана на окраине Кенигсберга.

    Потом оказалось — в центре города. Прошли еще годы, и сам Кох заявил, что Янтарная комната была отправлена из Кенигсберга в Данциг и погружена на корабль «Вильгельм Густлофф». Причем он затруднялся вспомнить: по его личному приказу происходила отправка или он просто был об этом осведомлен.

    «Вильгельм Густлофф» когда-то был пассажирским судном, с начала войны служил плавшколой 11-го учебного дивизиона подводников гитлеровского военно-морского флота. Но здесь не только проходили выучку экипажи подводных лодок — корабль использовали для эвакуации крупных партийных боссов и военных чинов из Западной Пруссии. Судно было соответственно оборудовано и вооружено.

    При всем том «Вильгельм Густлофф» был замаскирован под госпитальное судно: на бортах и верхней палубе он нес опознавательные знаки общества Красного Креста. А когда гестапо получило сведения, что в районе Готенхафена (Гдыни) — Данцига действует группа советской разведки (в ее состав входили и бойцы национального комитета «Фрайес Дойчланд»,[18] имеющая прямую радиосвязь с Красной Армией, были приняты еще и дополнительные меры предосторожности: средь бела дня и с большим шумом привезли в Данцигский порт и погрузили на корабль раненых и рожениц из родильного дома. И вот 30 января в 21 час «Вильгельм Густлофф» в сопровождении конвоя боевых кораблей покинул гавань. На судне были погашены огни и затемнены иллюминаторы. Это противоречило правилам, установленным для судов Красного Креста. (Как, впрочем, и использование опознавательных знаков общества Красного Креста для вспомогательных военных судов!) В ту же ночь корабль поразили три торпеды, и он затонул. Тысячи невинных людей заплатили своей жизнью за неудавшуюся «военную хитрость».

    С тех пор на картах Гданьского морского пароходства в двадцати милях от берега значится «навигационное препятствие № 73».

    Летом 1973 г. польские спортсмены-аквалангисты приступили к обследованию затонувшего корабля. Им помогали польские военные моряки и сотрудники Института судостроения. При первом осмотре ныряльщикам показалось, что на корпусе корабля в некоторых местах видны следы подводной резки. Газеты подняли шум. Исследования продолжались два года, и вот наконец окончательное заключение экспертизы: никаких признаков того, что затонувший корабль был ограблен, не установлено, так же как и не обнаружено на нем никаких следов Янтарной комнаты.

    Затем в западногерманских архивах удалось разыскать полную документацию по последнему рейсу «Вильгельма Густлоффа»: поименные списки тех, кто находился на борту, и списки грузов. Янтарной комнаты на борту этого судна не было. Да и зачем в самом деле Коху нужно было тащить ценный груз в Данциг, если рядом были Кенигсбергская гавань и порт Пиллау, а в его личном распоряжении — два прекрасных корабля?..

    Курс на запад?

    Если Янтарная комната не сгорела, не спрятана в тайниках Восточной Пруссии, не покоится на дне Балтики, то почему не предположить, что ее вывезли на Запад?

    Существует аргументация «против» и довольно весомая.

    Один из главных аргументов: директор музея А. Роде, отвечавший за ее сохранность, из Кенигсберга не уехал. Не только его сын, но и многие из тех, кто хорошо знал Альфреда Роде, утверждали, что он ни за что бы не расстался с Янтарной комнатой, не выпустил бы ее «из-под крыла» в такое опасное время, и потому ее нужно искать в Кенигсберге.

    И все же нельзя упускать из виду конкретную обстановку тех дней! Государственные служащие и мужчины призывного возраста не подлежали эвакуации. Роде был на государственной службе и состоял в «фольксштурме» (территориальном ополчении), куда входили мужчины в возрасте от 16 до 60 лет (Альфреду Роде было 53 года — значит, его могли использовать для военных нужд по месту жительства). В конце января, когда Красная Армия подошла к Кенигсбергу, военнообязанным мужчинам запретили выезд. Альфред Роде был тяжело болен, он страдал болезнью Паркинсона. После бомбежек в августе 1944 г., когда в замке сгорел музей, состояние его здоровья резко ухудшилось: он ходил с палочкой, руки его сильно тряслись. Человеку в таком состоянии вряд ли доверили бы перевозку ценного груза…

    Есть еще один важный и загадочный факт.

    В мае 1945 г. в Кенигсберг приехали советские искусствоведы. Под руководством профессора Барсова они разыскивали похищенные произведения искусства. Как рассказывал профессор Барсов, доктор Роде прилагал все силы, помогая советским коллегам, но о Янтарной комнате он не упомянул ни разу. А однажды ночью в своем кабинете Альфред Роде сжигал какие-то бумаги! И это в военное время, когда по подозрению в диверсии его могли тут же поставить к стенке! Какая необходимость вынудила его на столь отчаянный шаг?

    Множество догадок выдвигалось на сей счет.

    Вполне возможно, что доктор Роде подготовил Янтарную комнату к отправке, однако лично в ее вывозе не участвовал — из-за приступа болезни или же потому, что был задействован в «фольксштурме». Поэтому ему не было известно, куда отправлена Янтарная комната. Ничего определенного не знали и его сотрудники, потому некоторые из них и полагают, что ее никуда не вывозят. И если бы доктор Роде согласился дать какие-то показания советским представителям, не сообщая ничего о месте, куда была отправлена Янтарная комната, это выглядело бы подозрительно.[19]

    Уверенность некоторых исследователей в том, что на Запад Янтарную комнату вывезти не могли, объясняется недостаточным знанием обстановки: эти люди уверены, что в результате мощного советского наступления путь из Кенигсберга на Запад был полностью перекрыт. Рассмотрим эту ситуацию внимательно и конкретно.

    22 января 1945 г. советские войска заняли Велау (в 40 км от Кенигсберга). В ночь на 22 января на вокзале Кенигсберга готовился спецпоезд для начальства, который неожиданно передали для эвакуации гражданских лиц. За ним вышел экспресс. Через несколько часов железнодорожная ветка была перерезана наступавшими советскими частями.

    31 января советские танки вышли северо-западнее Кенигсберга к морю и перекрыли сообщение с Пиллау по суше. Морское сообщение между обоими портами тоже прекратилось почти полностью.

    19 февраля немецкие части с северо-запада и из Кенигсберга сделали отчаянный рывок навстречу друг другу и восстановили сухопутное сообщение между крепостью и Пиллау. Снова наладилось снабжение Кенигсберга и возобновилась эвакуация. Затем началось новое советское наступление, и 9 апреля гарнизон крепости капитулировал.

    Таким образом, реальная возможность выбраться из Кенигсберга на Запад существовала:

    1) до 22 января — по железной дороге или автотранспортом;

    2) до 31 января — морем, железной дорогой, автотранспортом через Пиллау;

    3) с 26 февраля по 6–7 апреля — тем же путем, через Пиллау.

    И наконец, есть прямой пример того, что этой возможностью не преминули воспользоваться: коллекция произведений искусства, награбленная Кохом на Украине (он называл ее «моя частная, коллекция»), была вывезена из Кенигсберга уже после январского советского наступления. Кох, кстати, опубликовал мемуары, где преподнес мировой общественности новую «сенсацию». Он писал, что из Кенигсберга вместе с «его частной коллекцией» вывезли… Янтарную комнату. Но куда все это направлялось, автор, к несчастью, снова запамятовал.

    И все-таки Янтарная комната была вывезена на Запад.

    1 мая 1979 г. «Литературная газета» сообщала, что некто из ФРГ располагает твердыми доказательствами в пользу этой версии.

    После августовских воздушных налетов на Кенигсберг гауляйтер Кох приказал подыскать надежное укрытие для «своих» сокровищ в центре Германии. С этим поручением директор музея Роде ездил в Саксонию. В бумагах сопровождавшего его человека есть запись от 8 декабря 1944 г. о том, что Роде по возвращении в Кенигсберг немедленно займется подготовкой для отправки в дальний путь «Янтарной комнаты и других уникальных произведений искусства». Срочные поручения гауляйтера отвлекли Роде, и он начал упаковку только в начале января. Несколько сотрудников музея, используя одеяла, матрасы и подушки, бережно уложили янтарные панели в ящики — их было 25–30.

    12 января 1945 г. директор Роде уведомлял городское управление по культуре, что Янтарная комната упаковывается. 15 января в замок приехал Г. Штраус и узнал, что Янтарная комната упакована, но директор не знает, куда ее отправлять. Удивительно! Ведь в Саксонии Роде нашел два подходящих места. Возможно, Кох или парт-канцелярия не одобрили его выбора? Так или иначе, Роде сказал своему коллеге Штраусу, что ожидает указаний со дня на день.

    Сын директора Вольфганг в последний раз был у отца 14 января, и тот сказал ему, что Янтарная комната в безопасности — или «будет в безопасности»: по прошествии многих лет Вольфганг уже не мог поручиться за точность воспоминаний. Дочь Альфреда Роде Лотти твердо помнила, что Янтарная комната, упакованная в ящики, должна была двинуться на Запад. Она писала: «…в середине января ящики привезли на главный вокзал, но увезти их (из города) было уже невозможно, так как железнодорожное сообщение прервалось. Вернулись ли ящики в подвалы замка, я не знаю».

    Советской комиссии по розыску похищенных ценностей было известно, что «коллекцию Коха» вывезли на грузовиках в последнюю ставку Гитлера. Еще в начале 1944 г. главную ставку намечалось перенести в Тюрингию, а в начале ноября там полным ходом шли подготовительные работы. По документам, «коллекция Коха» благополучно прибыла в Тюрингию 9 февраля 1945 г. Значит, если Кох присоединил Янтарную комнату к «своим» ценностям, то она покинула Кенигсберг между 18 и 30 января.

    От кого исходил такой приказ? Кох мог бы распорядиться и раньше, а раз он этого не делал, то, по всей вероятности, ждал распоряжения «сверху». То есть из партийной канцелярии — от Мартина Бормана. Но почему медлил Борман? Оказывается, в начале января Бормана просто не было в Берлине. Все нацистское руководство находилось в те дни — в связи с наступлением в Арденнах — на западе. Затем Борман ездил осматривать подземные сооружения на вилле Гитлера в Берхтесгадене. Но, когда началось советское наступление, ставка опять переехала в Берлин, и лишь 21–22 января Борман мог дать распоряжение о вывозе Янтарной комнаты.

    Но кому поручили операцию?

    Георг Штайн, фермер (а точнее, садовник — он разводил фруктовые деревья) из ФРГ, преодолевая всякого рода политические трудности, которые неизбежно влекло за собой подобное хобби для гражданина ФРГ, изучал архивы, консультировался с историками, расспрашивал бывших нацистов — не упускал ни единой возможности прояснить судьбу Янтарной комнаты. В начале 1970-х гг. его упорство увенчалось знаменательным успехом. Правда, на этот раз он нашел не Янтарную комнату, а другое похищенное из СССР уникальное достояние культуры: сокровищницу Псковско-Печерского монастыря. В мае 1944 г. ее увезли «культурграбители» из «Штаба Розенберга».

    Много месяцев Г. Штайн осаждал министерство иностранных дел ФРГ призывами вернуть достояние русской церкви, представляющее почти тысячелетний путь развития русской культуры. Голос историка-любителя и энергичные требования советского правительства всколыхнули общественное мнение — и правительство ФРГ возвратило «долг». Русская православная церковь наградила Георга Штайна орденом Св. князя Владимира, он стал первым человеком в Западной Европе, удостоенным этой награды. Его деятельность не прошла незамеченной и на родине; от некоторых своих сограждан он получил письма с ругательствами и угрозами…

    Георг Штайн установил, что существует обширная документация о похищенных произведениях искусства, которая находится в мюнхенском финансовом управлении и в министерстве финансов ФРГ. Однако министерство финансов категорически отказалось допустить его к своим архивам.

    Итак, по гипотезе Георга Штайна, Янтарная комната была спрятана на территории ФРГ. Он назвал несколько наиболее вероятных адресов: Нижняя Саксония, Бавария и Тюрингия. Время от времени в этих местах находят все новые «пропажи», что, разумеется, повышает вероятность его гипотезы. Например, весной 1977 г. в Геттингене вдруг обнаружили коллекцию янтаря из Кенигсберга, которая 30 лет считалась пропавшей. Эта замечательная коллекция (1100 уникальных изделий, возраст которых насчитывает до пяти тысячелетий) принадлежала геологическому институту, входившему в состав Кенигсбергского университета. В конце 1944 г. ее эвакуировали в Геттингенский университет, затем вместе с его имуществом разместили в штольне на руднике Виттекинд.

    В марте 1944 г. Геттингенский университет разместил в шахте рудника Виттекинд — в пещере на глубине 660 м — свою библиотеку. А на оставшейся площади в той же пещере спрятали оборудование из Кенигсбергского университета, «включая особо ценную коллекцию из янтаря, стоимость которой неисчислима, поскольку ее невозможно воссоздать». Шахта Виттекинд с 1938 г. использовалась… как военный склад! В ней — в пещере на глубине 540 м — хранились боеприпасы и взрывчатка. Кроме больших пещер на глубинах 540 и 660 м, в шахте были еще две: на глубине 595 и 720 м. Их суммарная площадь составляла около 1,5 тыс. м2. А все университетское оборудование заняло около… 600! К тому же рядом, в 3 км, располагалась другая шахта — по добыче каменной соли. Здесь была еще более глубокая пещера — на глубине 917 м.

    В бумагах с грифом «секретно» мы нашли планировку обеих шахт — они были связаны подземными ходами!

    Итак, осенью 1945 г. шахту Виттекинд разрушил загадочный взрыв. В 1955 г. в нее закачали 1 тыс. м3 бурильного шлама, «забетонировав» таким образом вход до глубины около 400 м. Нижние помещения оказались под крепкой «пробкой». Когда владельцы старой соляной шахты по соседству (в 1978 и в 1984 гг.) предлагали свою помощь, чтобы расчистить взорванную шахту Виттекинд, правительство отнеслось к этому плану более чем прохладно — а ведь там должны находиться ценности стоимостью от 10 до 20 млн западногерманских марок!..

    В поддержку версии Георга Штайна о том, что Янтарная комната находится в Тюрингии, также имеется одно интересное свидетельство.

    Альфонс К. из Польши во время оккупации работал шофером в Познаньском музее (фашисты именовали его «музеем кайзера Фридриха»). Весной 1944 г. Альфонс К. отвозил директора музея Зигфрида Рюле в Кенигсберг за ценной нумизматической коллекцией. Тогда он и услышал разговор о том, что директор должен принять на хранение большую янтарную работу. Ее следовало поместить в крепость Варта-Штеллунг (между Познанью и Франкфуртом-на-Одере), где Познаньский музей имел свое хранилище. Коллекцию монет в трех больших чемоданах отправили в крепость сразу же по возвращении, а позднее, зимой (точную дату шофер не помнил), из Кенигсберга прибыло несколько больших военных грузовых машин. Начальник колонны, майор, сел вместе с директором Рюле в его служебный автомобиль, и Альфонс К. повел «мерседес» во главе колонны в Мезеритц. По дороге майор и директор говорили о соляной шахте, о ее вентиляции и о хранении янтарной работы. В Мезеритце к колонне присоединились солдаты.

    Близ железнодорожной станции под названием Парадиз содержимое грузовиков перенесли в два железнодорожных вагона. Это были деревянные ящики длиной до 2 м, пронумерованные и с надписью: «Кенигсберг». Пока шла погрузка, Альфонсу К. приказали съездить в крепость, в хранилища, и привезти чемоданы с монетами и два ящика с золотой церковной утварью. Все это погрузили в те же два вагона, майор запер двери, после чего Альфонс К. отвез майора и своего директора в Познань. Некоторые награбленные фашистами ценности, которые в 1944–1945 гг. перевозил Рюле, удалось разыскать в трех разных хранилищах на территории ФРГ, другие — в соляной шахте в Альт-Аусзее (Австрия), которая, кстати, имела специальное вентиляционное оборудование.

    Альфонс К. убежден, что присутствовал при отправке Янтарной комнаты.

    С самого первого часа

    В 1945 г. повсюду на немецкой земле, где люди освободились от власти фашизма, параллельно с другими жизненно необходимыми работами начинались поиски спрятанных нацистами культурных ценностей.

    На западе Германии и в Тюрингии это не вызывало особых осложнений: во множестве замков, древних крепостей и монастырей с погребами и подземельями существовали вместительные хранилища — в них среди экспонатов из немецких музеев обычно обнаруживали и произведения искусства из оккупированных стран. В конце войны немецкие войска практически не оказывали здесь сопротивления армиям союзников, отсюда не особенно стремились переправлять награбленные ценности в другие места, да и разрушения на Западном фронте были не очень велики.

    В восточных областях Германии — иное дело. На Восточном фронте фанатичное сопротивление продолжалось «до последней капли крови» — до самого дня полной и безоговорочной капитуляции. Это привело к колоссальным разрушениям. Обширные территории превратились в зоны выжженной земли. Если ценности не удавалось переэвакуировать, их взрывали или сжигали. Некоторые хранилища погибли в ходе боев. Множество ценных произведений было разграблено при попытках эвакуации, при бомбежках, после пожаров и т. п.

    Как только отодвигался фронт, чрезвычайно активизировался черный рынок. Беззастенчивые дельцы выменивали у местного населения — за продовольствие и одежду — разнообразные произведения искусства по бросовой цене. Все это текло на Запад, в руки международных спекулянтов, и приносило баснословные барыши. С черным рынком начали борьбу советские оккупационные органы.

    По приказу Советской военной администрации в Советской оккупационной зоне вскоре возобновили работу немецкие музеи. В них провели инвентаризацию и учет сохранившихся музейных фондов. В то же время провели проверку на право владения тем или иным произведением. Так, очень быстро удалось выявить множество произведений искусства, похищенных из Польши и Советского Союза. Вместе с богатейшими немецкими коллекциями из разрушенных музейных зданий эти ценности были вывезены в СССР на реставрацию (и на временное хранение — в тех случаях, когда не удавалось установить правомочного владельца).

    В конце 1945 г. в Советской оккупационной зоне было создано немецкое Центральное управление по народному образованию во главе с коммунистом Паулем Ванделем. Руководство отделом изобразительного искусства поручили искусствоведу Герхарду Штраусу.

    Теперь перед Штраусом встали две важнейшие и взаимосвязанные задачи: координация поисков похищенных нацистами ценностей и предотвращение разграбления правомочных владений немецких музеев. И именно теперь, в начале 1946 г., в Советской оккупационной зоне начались работы по розыску Янтарной комнаты.

    Г. Штраус побывал в Кенигсберге перед тем, как советские войска начали штурм крепости. Ему не удалось повидать заболевшего А. Роде, бывшего директора, однако от кого-то из коллег он узнал, что транспорт с Янтарной комнатой благополучно добрался куда-то восточнее Герлитца. В 1946 г. Г. Штраус проверил все транспортировки из Кенигсберга и Восточной Пруссии в Восточную Саксонию: нашли множество вещей из Польши и кое-что из Советского Союза, но никаких подтвержденных фактами следов Янтарной комнаты. Возможно, Герлитц был всего лишь промежуточной станцией?

    Вскоре после образования ГДР Герхарда Штрауса пригласили в Калининград. Правительственная комиссия СССР обсуждала здесь возможные пути розыска Янтарной комнаты. Вместе с профессором Барсовым Г. Штраус вел раскопки в руинах Кенигсбергского замка.

    Вернувшись из Калининграда, Г. Штраус получил официальное правительственное задание возглавить поиски по всей территории ГДР.

    И началась гигантская работа: было обследовано 921 крепостное и замковое сооружение, многие тысячи зданий, штольни и подземные сооружения, собраны свидетельские показания массы людей. Результаты поисков в ГДР в 1950 г. как будто подтверждали версию о том, что Янтарная комната осталась в Кенигсберге. К сожалению, эти надежды не оправдались.

    В июле 1958 г. газета «Калининградская правда» опубликовала подробный рассказ об истории Янтарной комнаты и о ее поисках. Затем последовала публикация в журнале «Фрайе вельт» — первая за пределами СССР.

    Она вызвала множество откликов: в ГДР, в ФРГ и в других странах.

    В потоке корреспонденции в редакцию поступили два письма, оказавшихся особенно важными. Именно в то время все, кого объединили поиски Янтарной комнаты, осознали, что совершают своего рода методологическую ошибку.

    Поиски в Калининграде и его окрестностях, на севере Польши, в ГДР и ФРГ основывались исключительно на показаниях очевидцев. Субъективность человеческих оценок, сплав реального и предполагаемого, домыслы и фантазии, не говоря уже о намеренной подтасовке фактов (а с подобным тоже приходилось сталкиваться), — все это толкало исследователей к бесчисленным проверкам и перепроверкам и иногда так запутывало дело, что терялись все концы. Стало ясно: для успеха поисков нужно было прежде всего хорошенько разобраться в системе фашистских грабежей и определить участников тех или иных операций, в первую очередь тех людей, кто держал в руках основные рычаги.

    Поскольку странствия Янтарной комнаты начались в конце войны, поисковики и обратились к этому периоду. И выяснили, что документов катастрофически не хватало. Они изучили материалы Нюрнбергского процесса, аналогичных судебных процессов, архивы ГДР и других государств, где хранились документы фашистских государственных, хозяйственных и партийных органов, вермахта и некоторых других. Прошли годы, прежде чем им удалось из множества разрозненных фактов и обрывков создать мозаичную картину, отразившую систему, по которой действовали гитлеровцы, грабя другие народы. Так, в частности, выяснилось, что, хотя хранение похищенных произведений искусства и возлагалось на музеи, транспортировкой имущества музеи заниматься не могли: у них не было транспорта. А располагали транспортными средствами — и использовали их по назначению — специальные подразделения «культурграбителей», такие как спецкоманда СС и «Штаб Розенберга».

    В январе 1945 г. в подчинение Гиммлера перешла большая группа войск на гигантском участке фронта, включавшем Восточную Пруссию. Поэтому вполне возможно, что Янтарную комнату, для которой в то время изыскивались транспортные средства, «прихватили» эсэсовцы Гиммлера.

    Неоднократно пытался заполучить Янтарную комнату и начальник «Штаба Розенберга» Г. Утикаль.[20] Когда американские следственные органы допрашивали Утикаля, он сказал, что попытки его «Штаба» получить Янтарную комнату натолкнулись на категорический отказ Коха. Однако гамбургский еженедельник «Цайт» утверждал, будто располагает документом из архивов «Штаба», датированным маем 1945 г., на котором есть собственноручная запись Розенберга о том, что он спрятал Янтарную комнату, чтобы использовать ее в послевоенных переговорах для нажима на СССР. Если такой документ действительно существует (и если это не фальшивка), то в архивах Розенберга и его «Штаба» могут быть сведения и о том, где она спрятана.

    Сведения об эвакуации Янтарной комнаты могли быть и в архивах учреждения, которому подчинялся Кенигсбергский музей, — Управления замков и парков. Поисковики старательно искали архивы этого управления, но никак не могли найти. Пока наконец не выяснили следующее.

    Управление во главе с директором Галлем оставалось в Берлине, когда город заняли советские войска. Перед директором была поставлена задача — навести порядок в своем хозяйстве и доложить, какие произведения сохранились. Однако 20 февраля 1946 г. директор Галль бежал на Запад, прихватив с собой все архивные материалы управления. Известно, что он вскоре стал директором Баварского государственного управления замков, садов и озер, потом профессором в Мюнхенском университете. Умер он в 1958 г., спрятав или уничтожив документы, которые могли пролить свет на судьбу многих замечательных произведений.

    Еще один адрес, где след Янтарной комнаты можно было найти с вероятностью в сто процентов: архив партийной канцелярии. К огромному сожалению, удалось найти лишь малую часть документов, связанных с деятельностью Бормана, — это документы, «проходящие по другим инстанциям». Весь архив гитлеровской партканцелярии продолжает числиться исчезнувшим, несмотря на веские доказательства того, что он уцелел…

    Продолжают оставаться закрытыми крупные архивы нацистов, которые хранятся в Александрии под Вашингтоном, Лондоне и Кобленце. Они закрыты для ученых на том основании, что это, дескать, необходимо для защиты еще живущих… Обоснование говорит само за себя! Было бы, разумеется, нелепо сидеть сложа руки в ожидании, пока нам разрешат проникнуть в государственные тайны. Оставалось одно: идти открытыми путями.[21]

    По следу Коха

    Гауляйтер и рейхскомиссар обороны Восточной Пруссии Эрих Кох долго противился эвакуации ценностей из Кенигсберга и других подвластных ему городов. «Пруссия была и остается немецкой!» — провозгласил Кох. По его приказу гестапо пристально следило за настроениями военных и штатских. Уличив кого-нибудь из подчиненных в подготовке к отъезду, Кох с большим шумом отдавал «паникеров» под трибунал. Себя он, естественно, к паникерам не относил. У храброго гауляйтера было отличное, благоустроенное бомбоубежище в местечке Нойтиф, под Пиллау, в гавани Пиллау стояли в полной готовности два корабля, а еще — на всякий случай — поджидали два самолета, предоставленные лично Гитлером.

    Кох, разумеется, заблаговременно побеспокоился и о «своем» имуществе. Еще летом 1944 г. часть награбленных сокровищ вывезли, как мы знаем, в Центральную Германию. В октябре того же года Кох обратился к гауляйтеру Саксонии Мартину Мучману[22] с письмом, где просил разрешения разместить наиболее ценные произведения искусства из Восточной Пруссии в Саксонии. Мучман дал согласие, и 4 декабря в Дрезден приехал директор Кенигсбергского музея Альфред Роде.

    Прежде всего Роде отправился в местечко Вексельбург, где были старинный графский замок и монастырская церковь. Он нашел, что замок можно переоборудовать под хранилище, и попросил освободить его от жильцов.

    11 декабря к местному начальству была отправлена бумага с требованием «обеспечить конфискацию помещений в Вексельбурге в пользу государственных коллекций из Кенигсберга».

    Этот документ представлял большой интерес. Напомним о том, как доктор Роде ночью сжигал у себя в кабинете какие-то бумаги. В остатках уничтоженной переписки было обнаружено его сообщение, что Янтарная комната упаковывается и подготавливается к отправке в Саксонию — дальше шла приписка: «В Вексельбург».

    Приехав с этими сведениями из Калининграда, профессор Штраус (в 1950 г.) немедленно организовал поиск в Вексельбурге. Как выяснилось, в замке действительно принимали транспорты из Восточной Пруссии. Однако в конце войны — и даже после войны! — отсюда что-то вывозили на Запад. Тщательные поиски и специальные обследования не обнаружили тайников, где могла бы быть спрятана Янтарная комната. Местный церковный служка Готфрид Фусси рассказал следующее: «В декабре сорок четвертого приезжал доктор Роде из Кенигсберга. Он искал, куда бы спрятать кенигсбергские ценные вещи. Осмотрев замок и церковь, он остался доволен. Замок и церковь подлежали конфискации для размещения этих ценностей. Впрочем, ящики из Восточной Пруссии поступали к нам и раньше. Но длинных ящиков не было. Из других мест к нам ничего не привозили, уж, во всяком случае, никакого янтаря. В окрестностях тоже ни о чем таком не слышали. А незадолго до капитуляции был проездом один чиновник из дрезденского министерства народного образования. Он рассказывал, что транспорт из Кенигсберга не смог к нам пробиться, потому что уже перекрыли железную дорогу. А когда пришли американцы, они просматривали ящики, но никакого янтаря не нашли. Да и других особо ценных вещей тоже».

    По всей вероятности, Янтарная комната, вопреки намерению А. Роде, так и не попала в Вексельбург…

    Тогда, в декабре 1944 г., Альфред Роде осмотрел не только Вексельбург, но и побывал еще и в Крибштайне. Это укрепленный замок XIII–XIV вв., один из наиболее сохранившихся памятников средневековья в Германии. Он возвышается над долиной, как бы вырастая из скал, и имеет грозный и неприступный вид. У дрезденских музеев в замке были свои хранилища, размещенные в надвратной постройке — единственном участке древних стен, где имелось отопление.

    Еще в сентябре ценности дрезденских музеев по приказу руководства перенесли из отапливаемого помещения в другие, то есть к приезду Роде лучшие помещения были свободны. В одном из найденных документов говорится: «В замке Крибштайн для государственных коллекций из Кенигсберга можно предоставить четыре помещения в надвратной постройке, которые недавно освободили от дрезденских госсобраний… Господин доктор Роде 8 декабря выехал обратно в Кенигсберг, чтобы распорядиться об отправке коллекций».

    Итак, если 8 декабря Роде выехал в Кенигсберг, чтобы «распорядиться об отправке», то «коллекции» должны были отправить из Кенигсберга задолго до начала январского наступления советских войск. И действительно, 19 декабря управляющий замка Крибштайн получил извещение имперской железной дороги о том, что из Кенигсберга к нему направляются два вагона с грузом, разгрузку которых он должен обеспечить.

    Оба вагона в сопровождении спецкоманды СС благополучно прибыли на место. Их разгрузили, содержимое на лошадях перевезли в замок и разместили «согласно приказу».

    В начале апреля 1945 г. замок Крибштайн был без боя занят советскими войсками. Вскоре содержимое хранилищ осмотрели сотрудники советской комиссии по охране памятников и отметили, что там хранилась коллекция скульптуры из Дрездена и целый ряд привезенных из Восточной Пруссии и похищенных в СССР ценных произведений искусства. В начале 1946 г. в хранилище приехали специалисты из Дрезденской государственной галереи, отметили, что вещи в хорошей сохранности, и перевезли их в Дрезден. Ни те, ни другие не обнаружили ни самой Янтарной комнаты, ни каких-либо ее следов.

    В путешествии А. Роде по дрезденским окрестностям смущает довольно странное обстоятельство: длительность его командировки. Роде провел в Саксонии четыре дня, хотя на осмотр обоих замков не требуется более суток. Даже если какое-то время понадобилось на обсуждение, уговоры и увязки, тем не менее поездка чересчур затянулась. Не побывал ли Роде и в других замках по соседству?

    Замок Хартенштайн (между Цвикау и Ауэ) принадлежал князьям Шенбург-Хартенштайн. У этого древнего аристократического рода были крупные земельные владения не только в Саксонии, но и в Австрии. Старый князь придерживался монархических взглядов, хотя и был министром обороны Австрийской Республики. Он выступал против союза Австрии и Германии. Сын же его был убежденным нацистом. Он жил в саксонских владениях, лично общался с Гитлером и был тайным посредником между Гитлером и австрийским канцлером Дольфусом при подготовке к аншлюсу Австрии. Именно младший князь предоставил замок Хартенштайн для размещения ценностей.

    Из Калининграда нам сообщили, что по этому адресу действительно была отправлена часть вещей: возможно, старинные хроники, возможно, и части Янтарной комнаты. К несчастью, в 1945 г. при бомбардировке замок сгорел. В 1950 г. расчистили его руины, и появилась возможность пробраться в подземелья. Однако надежда найти какие-то следы Янтарной комнаты оказалась тщетной.

    Впрочем, подземные помещения в Саксонии чаще всего абсолютно не годятся для хранения подобных предметов: здесь слишком высокая влажность. И хотя поисковики все-таки осмотрели множество здешних подземных сооружений и шахт, у них создалось впечатление, что вряд ли кто-то мог додуматься хранить произведения искусства в этих буквально сочащихся подземными водами туннелях и погребах!

    Перекресток

    Когда Красная Армия с боями входила в Восточную Пруссию, началась эвакуация людей и ценностей в Померанию. Так называемая Передняя Померания после 1945 г. вошла в состав земли Мекленбург. Тут, правда, нет ни пещер, ни глубоких шахт, однако в любом из живописных холмов нетрудно было выкопать небольшой бункер…

    Мекленбург облюбовали многие крупные нацисты. В первую очередь здесь чувствовал себя как дома начальник партийной канцелярии Мартин Борман. Он поселился в этих местах вскоре после Первой мировой войны, служил управляющим в имении богатых землевладельцев фон Тройенфельз. Переписку с семейством фон Тройенфельз он поддерживал до самого 1945 г. и, обдумывая план бегства из Берлина, намеревался двинуться на север. Борман скупил в Мекленбурге огромные земельные участки, по его приказу в одном из лесов было оборудовано большое хранилище, предназначавшееся для имперской и партийной канцелярий. Почему бы ему было не подыскать заодно укромное местечко и для Янтарной комнаты?

    Интересно, что в то время, когда из Кенигсберга должна была тронуться в путь Янтарная комната, в Мекленбурге побывал еще один нацистский фюрер — Генрих Гиммлер. Как раз в те дни он вел переговоры с представителями западных союзников СССР и нейтральных стран и одновременно подыскивал место, где можно было бы переждать послевоенное время. Известно, что Гиммлер сделал бургомистром небольшого мекленбургского городка одного из своих доверенных людей — бригаденфюрера СС и генерал-майора полиции Отто Раша.

    Тут же, в Мекленбурге, приобрел для себя небольшой замок и Эрих Кох. От замка Коха до владений Бормана было меньше 30 км.

    И наконец, именно в мекленбургских лесах — в северной части своих обширных владений — любил охотиться Герман Геринг, ценитель искусства и маршал авиации.

    Вот что сообщил один из свидетелей: 15 января 1945 г. Янтарную комнату вывезли из Кенигсберга на грузовике люфтваффе, который первоначально направлялся в Вильденхоф, но после остановки в каком-то замке на озере проследовал через Франкфурт-на-Одере в личное имение Геринга — Каринхалле. Свидетель, рассказывая очень конкретно и достоверно, однако избегал ответа на вопрос, откуда ему это известно. В частности, он утверждал, что в конце марта 1945 г. Геринг, отправляясь спецпоездом на юг, забрал с собой и ящики с Янтарной комнатой. А 15 августа 1985 г. в одном из мюнхенских иллюстрированных журналов промелькнула публикация о том, что Геринг в конце войны приказал часть не вывезенных из Каринхалле ценностей закопать, а другую часть затопить в озерах, и, таким образом, «…большие фрагменты знаменитой Янтарной комнаты царицы Екатерины Великой — тоже военный трофей Германии — погребены где-то на территории ГДР». «Где-то на территории ГДР!»

    Сохранился архив по произведениям искусства, которые присвоил себе Герман Геринг. Судите сами: в феврале и марте 1945 г. он отправил на юг два железнодорожных состава (!) с награбленным добром. Всякий раз, когда рейхсмаршал уезжал из Каринхалле, к его спецпоезду цепляли багажные вагоны с драгоценностями, картинами и пр. Из Каринхалле то и дело выезжали грузовики люфтваффе с аналогичным грузом. Часть вещей прихватили с собой 27 апреля отступавшие через имение своего шефа высшие командные чины авиации. В эти дни здесь полыхало много костров…

    В 1945–1946 гг. удалось разыскать кое-какие вещи — и в самом имении, и в Баварии, и в Австрии. Найденное возвращалось законным владельцам.

    А в марте 1977 г. английский аукцион «Сотбис» устроил сенсационную распродажу. Некий офицер 2-й французской танковой дивизии, как оказалось, захватил из южного имения Германа Геринга (Берхтесгадена) в качестве военного трофея личные записки Геринга и некоторые предметы из его «коллекций». Через тридцать лет после окончания войны предприимчивый французский экс-военный пустил «свой капитал» в оборот. Записки Геринга временно передали для расшифровки в Мюнхенский исторический институт. И все замерло в ожидании…

    Тем временем на юге…

    С годами накопилось множество свидетельских показаний о загадочных находках и происшествиях на юге современной ГДР — в Тюрингии. Очень любопытен рассказ о том, как в 1948–1949 гг. ученики краткосрочных профессиональных курсов — а подобных училищ было тогда великое множество, — располагавшихся в одном из тюрингских замков, играли… янтарными камешками! Удалось установить время, место и обстоятельства тех детских игр.

    Один из их участников учился в замке Рейнхардсбрунн близ города Готы. Он рассказал, что, обследуя старинный замок, ребята нашли на чердаке какие-то янтарные плиты. Рядом валялись отдельные кусочки янтаря. Одна сторона камней была отшлифована, а на противоположной виднелись остатки гипса или клея. Ничего не ведая о ценности янтаря вообще и тем более не подозревая об обстоятельствах его появления в замке, мальчишки швыряли гладкие камешки в пруд, соревнуясь, чей камень лучше прыгает по воде…

    Искавшие Янтарную комнату добились разрешения осушить систему прудов вокруг замка. И тут неожиданно выяснилось, что в начале 1950-х гг. в воду попали какие-то химикалии и пруды пришлось чистить: их осушили, вычерпали грунт… После чистки пруды стали глубже на целый метр. А куда увезли грунт? Этого, к сожалению, выяснить не удалось.

    Были тщательно изучены архивы Тюрингии.

    Итак, замок Рейнхардсбрунн был сооружен в XI в. и принадлежал бенедиктинскому монашескому ордену. Однако со временем он стал собственностью саксонско-гобургско-готских герцогов. Последний владелец замка, герцог Карл-Эдуард, был ярым сторонником нацизма. Его переписка с Гитлером — свидетельство теснейшей связи между фюрером и «его верным герцогом». После прихода нацистов к власти «коричневый герцог» стал главой немецко-английского общества, президентом германского Красного Креста, членом рейхстага, группенфюрером СА, почетным фюрером СА Тюрингии и пр. и пр. Разумеется, нашлись документальные подтверждения рассказам: сюда действительно прибывали ценности из Восточной Пруссии — 126 ящиков разместили в замке герцога. Но ни о содержимом этих ящиков, ни об их дальнейшей судьбе никаких сведений, ни единого упоминания…

    Между тем сюда, в Тюрингию, вел и еще один след, оставленный «вторым человеком империи» — Германом Герингом. Его аппетиты, как известно, не знали границ. При этом Геринг отчаянно не любил делиться — ни с государством, ни с самим фюрером. Планируя ограбление советских музеев, Борман и Ламмерс[23] передали полноту власти на местах искусствоведу фон Хольсту, рассчитывая таким образом обеспечить приоритет будущего музея в Линце и оградить «Прерогативу фюрера» от посягательств ненасытного главы люфтваффе. Но они просчитались! Геринг тоже принял меры: он заключил своеобразное соглашение с Розенбергом, по которому Геринг обеспечивал «Штабу Розенберга» поддержку всех государственных органов, вермахта и всех служб в оккупированных областях, а Розенберг предоставлял Герингу право первым осматривать награбленное и производить отбор.

    Для охраны своей главной ставки в Восточной Пруссии рейхсмаршал имел специальную дивизию со скромным названием «Герман Геринг». Когда в январе 1945 г. началось наступление советских войск, из Пруссии стали срочно вывозить имущество «второго человека империи». В этих перевозках, по словам очевидцев, участвовала дивизия «Герман Геринг». Мы получили информацию и о том, что дивизия осуществляла эвакуацию Янтарной комнаты и что ее вывезли именно в Тюрингию, где для Геринга, как и для других высших чинов рейха, готовились особые убежища.

    В тюрингских архивах был найден очень важный документ: оказывается, замок Рейнхардсбрунн с 1 февраля 1945 г. был арендован… рейхсканцелярией! Имперская канцелярия арендовала замок «коричневого герцога» не для хранения в нем ценностей, а для нужд сооружавшейся в Тюрингии главной ставки фюрера. Строительство подземных убежищ для высших военных чинов рейха началось здесь еще в начале 1944 г. Все крупные постройки в этой местности — замки, санатории, больницы и т. п. — были национализированы, а замок Рейнхардсбрунн арендован и зарезервирован.

    В январе 1945 г. началась эвакуация верхушки нацистского государства. В Тюрингию приехал цвет министерства иностранных дел, члены семейств руководства СС и партийных бонз. С 25 января 1945 г. доступ в округ города Готы был закрыт.

    Дальше события разворачивались таким образом.

    31 января (в этот день началась переправа советских войск через Одер) министр финансов предложил эвакуировать правительство, руководство имперского банка и золотой запас. Гитлер дал согласие лишь на последнее. Отъезд правительства из Берлина, по всей вероятности, мог привести к катастрофе на фронтах, где становилось все труднее поддерживать боевой дух, да и «зимние квартиры» в Тюрингии еще не были готовы. Итак, из Берлина отправились 24 вагона, груженные золотом и платиной, валютой, иностранными акциями и бумажными имперскими деньгами. 12 февраля начальник генерального штаба Гудериан подписал приказ об эвакуации в район «Ольга» (кодовое название города Ордруф). В приказе отмечалось, что строительные работы не завершены и потребуется «импровизация на месте». В последующие недели генеральный штаб и большая часть армейского командования перебрались в Тюрингию.

    9 марта началась подготовка к переезду главной ставки. Комендант главной ставки фюрера полковник Стреве выехал в Тюрингию с колонной «Ф» (так называемая колонна фюрера). Она состояла из четырнадцати мощных автомобилей, приспособленных к горным условиям, четырнадцати грузовых машин и нескольких вездеходов. Присутствие колонны «Ф» и части комендатуры главной ставки свидетельствовало о том, что очень скоро должен появиться и сам глава правительства. Полковник Стреве расположился поблизости от замка Рейнхардсбрунн. Замок получил кодовое название «Wolf-Turm» («Волчья башня») — значит, он был зарезервирован лично для фюрера! В горе, рядом с замком, проходил железнодорожный туннель (кодовое название «Эльстер»), куда должен был прибыть спецпоезд с Гитлером. Отсюда, не выходя из вагона, фюрер мог перебраться и в подземное сооружение «Вольфсберг» («Волчья гора») — оно располагалось всего в нескольких километрах.

    Однако события на фронте развернулись не так, как планировали гитлеровские генералы. И вот 29 марта начальник генштаба получает новый приказ: освободить район «Ольга» и перебазироваться в район «Сераль» (Берхтесгаден), в Баварию. При соблюдении строжайшей секретности приказ был выполнен, а 7 апреля полковник Стреве, его штаб и колонна «Ф» перебрались обратно в Берлин.

    Рассматривая все эти события, можно признать версию о том, что Янтарная комната попала не в Саксонию, а в Тюрингию. В Тюрингии же обнаружился след Эриха Коха, гауляйтера Восточной Пруссии. В Веймарском архиве был найден очень важный документ, в котором говорилось: «Гауляйтер Кох, Кенигсберг, отправил коллекцию произведений искусства в Тюрингию».

    Но вот и еще одна архивная находка — «Перечень музейных предметов, представленных в земельный музей гауляйтером Кохом, Кенигсберг, 9 февраля 1945 года». С первого же взгляда ясно — собрание чрезвычайной важности! Оно включало картины, гобелены, изделия из серебра и другие ценнейшие предметы. Один гобелен отмечен дополнительной пометкой «М. Д. Фос», затем нарисован треугольник и буква Б. Этот гобелен явно предназначался для музея в Линце, директором которого уже был назначен Фос, а буква Б могла означать «Берлин», «Берхтесгаден» или «Борман». Перечислялись картины Рубенса и множество произведений XVI, XVII, XVIII, XIX вв…

    В «коллекции» Коха обескураживает обилие работ русских мастеров: это как-то не вяжется с официальной культурполитикой в отношении «славянского вырожденческого недоискусства»! А потом был найден протокол одной из бесед Коха, разъяснявший сей удивительный казус. Кох осматривал киевские музеи, отбирая живописные работы для «своей коллекции», и в это время завязался своего рода диспут на актуальную тему: «Что же, собственно, следует считать живописью нордической расы?» Поскольку Коху нравились некоторые работы русской школы XVIII–XIX вв., то он заявил искусствоведам, что о чисто славянском искусстве можно говорить, только имея в виду XVII, XVI и более ранние века. С XVIII в., когда влияние европейского «нордического» искусства на Россию стало поистине огромным, вся здешняя живопись заимела целиком и полностью «нордический характер». Этот ловкий демагогический маневр позволил Коху выудить из киевских музеев все, что ему нравилось, и не запятнать своего реноме борца за чистоту расы.

    Многие сотни предметов включало собрание серебра. Здесь были и столовые приборы, и целые сервизы, множество подсвечников, отдельные предметы и даже серебряный дом. Нас заинтересовали подсвечники: среди них попадались изделия в три и пять свечей с янтарными украшениями.[24]

    На фотографиях Янтарной комнаты на каждом из венецианских зеркал было по одному подсвечнику на три свечи, над двадцатью янтарными панелями по верхнему фризу шло еще 13 подсвечников на 3, 5 и 7 свечей. Общее их количество в Янтарной комнате почти точно совпадало с тем, что было обозначено в перечне как «детали подсвечников» (собственно подсвечники без крепежных частей). Но куда же, в таком случае, делись крепления?

    На этот вопрос ответил Анатолий Михайлович Кучумов, замечательный знаток всего комплекса проблем, связанных с Янтарной комнатой. Анатолий Михайлович — давний участник ее розысков. Он подсказал, что крепления для подсвечников (без янтаря) находились на зеркалах, когда смонтированную директором Роде Янтарную комнату выставили для обозрения в музее кенигсбергского замка!

    Анатолий Михайлович, кроме того, сообщил: отбывавший в Польше пожизненное заключение Кох — после того как ему предъявили новые факты, — «вспомнил», что Янтарную комнату вывезли… вместе с «частной коллекцией». Припомнить, куда вывезли и то и другое, Кох решительно не мог. Однако теперь уже и не было нужды в его воспоминаниях, ведь было найдено место назначения: Веймар!

    Обстоятельства доставки коллекции в Веймар, по свидетельству очевидцев, были несколько необычны. Транспорт прибыл под командованием человека, который не был ни искусствоведом, ни музейным работником и был озабочен исключительно тем, чтобы как можно скорее сбыть ценный груз с рук долой. Он отказался передавать вещи попредметно, а довольствовался распиской Вальтера Шайдига, директора Веймарского собрания произведений искусства, в получении такого-то количества и вида посылок, без описания содержимого. Груз обозначили как «музейные предметы из Кенигсберга», и веймарские музейные работники фактически не имели понятия о том, что они приняли на хранение. «Предметы из Кенигсберга» отнесли в Веймарский земельный музей. Директор Шайдиг поручил позаботиться о прибывших вещах двум служителям музея, супругам Гитчер. В здании не было подвальных помещений, и поэтому ящики, чемоданы и прочее «из Кенигсберга» поставили в проходе между двумя залами на нижнем этаже. (Дальше свидетельства очевидцев расходятся: одни утверждают, что проход замуровали, другие это отрицают.)

    Сколь легкомысленно было оставлять ценности в центре города, показал уже следующий день, точнее — следующая ночь, когда начались воздушные налеты. В Веймаре пострадали многие памятники архитектуры и культурные ценности. А 31 марта 1945 г. воздушная мина угодила в здание музея. К счастью, помещения нижнего этажа не пострадали.

    Как же могло случиться, что к ценнейшей коллекции проявили такое равнодушие, в то время как менее значительные экспонаты музея были эвакуированы и заботливо укрыты в штольне шахты? Мы видим только одно объяснение: по всей вероятности, груз из Кенигсберга предполагалось переправить дальше, чтобы укрыть в надежном месте, возможно — в новой ставке Коха в Зальфельде, которая к тому моменту еще не была готова. Ящики с Янтарной комнатой и другие ценности, прибывшие в замок Рейнхардсбрунн, вероятно, должны были отправиться в подземелья или бункеры главной ставки Гитлера — при переезде в «Вольфстурм». Но поскольку Гитлер (как и Кох) в эти места не явился, то ценности застряли на перевалочных пунктах.

    В связи с розыском обнаружился еще один очевидец — Кайлювайт. Вот что он рассказал.

    Во время войны он служил под начальством Канариса,[25] дослужился до чина обер-лейтенанта. Во второй половине 1944 г. Кайлювайт готовился к переброске грузов (до этого он участвовал в вывозе культурных ценностей из-под Ленинграда) из Восточной Пруссии на запад. В начале января 1945 г. была сформирована транспортная колонна из восьми грузовиков и одной цистерны. Для маскировки на машинах сделали надпись: «Взрывоопасно». Эта колонна сначала привезла в Кенигсберг ценности из польских церквей. А за несколько дней до начала январского наступления советских войск на грузовики из этой колонны погрузили в Кенигсбергском замке ящики с Янтарной комнатой и другие упакованные предметы.

    Под личным руководством Кайлювайта транспорт покинул замок. И, выезжая из замка, один грузовик зацепился бортом за ворота — «Альбрехтстор» — при этом развалился ящик с деталями Янтарной комнаты. Колонна отправилась в Западную Пруссию, где грузовики погрузили на железнодорожные платформы. По сведениям Кайлювайта, местом назначения транспорта был район Рудных гор — Шнееберг. Однако по неизвестным причинам транспорт переадресовали в Тюрингию. В Ильменау грузовики сняли с поезда. Дальше они двинулись в сопровождении конвоя в лес между Ильменау и Шлейзингеном. Здесь Кайлювайт оставался с колонной до тех пор, пока его не отозвали в начале февраля в Берлин.

    Откровенно говоря, сначала этот рассказ казался не очень убедительным: господин Кайлювайт был первым, кто адресовал поисковиков в Тюрингию. Но одна деталь его рассказа вызывала безусловное доверие — повреждение ящика с Янтарной комнатой при выезде из замка. Профессор Штраус, производя раскопки в Кенигсбергском замке, именно в воротах «Альбрехтстор» обнаружил раздавленные кусочки янтаря. О странной находке профессор сообщил лишь членам советской поисковой комиссии, а по возвращении в ГДР — только своему министру. Пресса про находку в воротах ни разу не упоминала. Даже сам профессор со временем забыл этот эпизод, а вспомнил только в 1980 г., перечитывая собственный отчет о розысках в замке.

    16 ноября 1984 г. западногерманский еженедельник «Цайт» опубликовал свидетельство искусствоведа Марга-рете Кюн, преемницы господина Галля на посту директора Управления замками и садами: «Янтарную комнату вывезли на юго-запад, в Центральную Германию. Она там, в Тюрингии».

    Эта скудная информация стала достоянием общественности уже после того, как пресса ГДР и ФРГ рассказала о складах Янтарной комнаты в Тюрингии. Тем не менее фрау Кюн, жившая в Западном Берлине, уважаемый искусствовед — важный свидетель. Ведь почти с полной уверенностью можно предполагать, что к вывозу Янтарной комнаты приложило руку Управление замками и садами.

    Операция «Закат солнца»

    Очевидно, прежний директор Галль знал о переправке Янтарной комнаты в Тюрингию (а возможно, и сам в этом участвовал) — иначе откуда бы узнала об этом его преемница фрау Кюн? Но о том, что Янтарную комнату увезли из замка Рейнхардсбрунн, ни Маргарете Кюн, ни даже директор Галль вполне могли и не знать.

    Удалось найти двух очевидцев — из обслуги замка, — которые помнили нечто конкретное. Жена бывшего привратника рассказала, что в проходе, под «залом предков», недели две-три стояли ящики с янтарными изделиями. Их привезли откуда-то с востока. Сказать определеннее, когда их привезли и увезли, она затруднялась. Но точно помнила, что и после мая 1945 г. на полу в замке все еще валялось много янтарных осколков — во всех щелях между плитами. Вторым очевидцем была горничная. Она утверждала, что ящики с янтарем увезли буквально за несколько дней до появления американцев, а пролежали эти ящики в замке около двух месяцев. При погрузке в машину один ящик разбился. Янтарные плиты еще некоторое время валялись неприбранными. Кто поднял их на чердак (где через несколько лет их нашли ученики курсов), она не знала, но предположила, что их могли убрать солдаты или какие-то люди в штатском, которые жили в замке некоторое время. Она твердо помнила: все «гости» покинули замок 5 апреля 1945 г. вместе с отступавшими войсками. Возможно, полковник Стреве, комендант главной ставки Гитлера, приказал погрузить Янтарную комнату на грузовик из колонны «Ф» и захватил с собой в Берлин? Или отправил через Чехословакию в Альпы?..

    Не исключено, что ящики из замка забрали те, кто доставлял их сюда. В пользу этой версии говорят несколько косвенных доказательств.

    24 марта гауляйтер Кох имел беседу с Борманом. 25 и 26 марта Борман беседовал с гауляйтером Тюрингии Заукелем. Примерно через неделю ящики из замка были вывезены. А еще через неделю вывезли из Веймара «коллекцию Коха».

    Этой операцией в Веймаре руководил некий А. Попп. В нашей картотеке уже были собраны сотни имен людей, причастных к «культурграбительству», но фамилии Попп в ней не было. Была проведена проверка ближайшего окружения Коха. Безрезультатно! Затем поисковики «прочесали» видных нацистских деятелей и обнаружили целую группу с фамилией Попп, даже с собственным генералом СС! Впрочем, генерала звали Эмиль. Однако этот Эмиль Попп оказался дальним родственником гауляйтера Саксонии Мучмана! Среди племянников Мучмана нашелся Альбер Попп, член нацистской партии с 1929 г., а с 1944 г. — фюрер летнего корпуса саксонского отделения партии. Директор Веймарского музея случайно видел, как загружали привезенные в музей ценности. Начальником транспорта был летчик, а фамилия его была Попп!

    Итак, А. Попп, сдавший директору Шайдигу в Веймаре на хранение «коллекцию Коха», был, без сомнения, Альбертом Поппом, племянником Мучмана.

    Во время разыска Альберта Попа по одному из предполагаемых адресов натолкнулись на большую неожиданность: там после войны жил крупный чин СС, родом из Кенигсберга, каким-то образом связанный с исчезновением Янтарной комнаты! Это был оберштурмбаннфюрер СС Георг Рингель.

    Вот вкратце его история.

    В 1959 г., когда журнал «Фрайе вельт» рассказал об исчезновении Янтарной комнаты, в редакцию пришло много писем. Прислал письмо и один молодой человек, который сообщил, что кое-что знает о судьбе Янтарной комнаты через своего отца. На встрече он поставил непременное условие — не называть его подлинной фамилии, поскольку его покойный отец, умерший в 1947 г., был замешан в нацистских преступлениях. Участники встречи остановились на псевдониме Рингель.

    Рингеля-младшего звали Рудольф. Поисковики опросили других членов его семьи, их родню, и выяснилось, что — за исключением некоторых незначительных неточностей — Рудольф помнил все очень обстоятельно.

    Еще в 1944 г., когда семья Рингель жила в Кенигсберге, Рудольф вместе с отцом побывал в музее, где видел Янтарную комнату. А незадолго до смерти отец вспоминал, как они вместе осматривали замок и Янтарную комнату, и намекнул сыну, что кенигсбергские ценности вместе с Янтарной комнатой спрятаны в надежном месте и что лично он принимал в этом непосредственное участие. Через некоторое время после смерти Георга Рингеля семья собралась переезжать на другую квартиру. Рудольфу поручили разобрать вещи в подвале. В куче подмокшего угля он обнаружил кожаный офицерский планшет с бумагами. Бумаги отсырели и покрылись плесенью, многие листки склеились. Среди бумаг были разные эсэсовские пропуска с фотографиями отца и листки с машинописным текстом. На двух страницах, которые Рудольфу удалось прочесть, речь шла о Янтарной комнате. На одной страничке говорилось, что Георгу Рингелю поручалось эвакуировать Янтарную комнату в определенное место, которое было зашифровано буквами «BSCH», и указывалось, как следует замаскировать объект. Другой листок содержал сообщение о выполнении задания.

    В планшете был еще план части города Кенигсберга. В плане были сделаны пометы, которые, по мнению Рудольфа, отмечали путь от замка к зданию на улице Штайндамм, где тогда размещалось гестапо. Кроме того, среди бумаг, которые еще можно было прочесть, Рудольф нашел расписку в том, что от оберштурмбаннфюрера СС Георга Рингеля и какого-то младшего офицера авиации принято 42 ящика, несколько коробок и мешков.

    Рудольф не придавал значения находке. Он думал, все ценности уже давно найдены. А кроме того, он испугался, что могут всплыть кое-какие факты о преступной деятельности его отца. Короче, мальчик сжег в печке планшет и бумаги.

    Летом 1959 г. Рудольф Рингель приехал в Калининград. Он искренне старался помочь разыскать бункер, но, к сожалению, безуспешно. Об этом сообщало АПН.

    И вот теперь, после многолетних поисков, мы с уверенностью можем сказать: вывозом Янтарной комнаты руководил Георг Рингель. Что же это был за человек?

    В конце 1920-х гг. он был безработным. Вступил в нацистские штурмовые отряды — СА. В 1933 г. он был уже в охранных эсэсовских отрядах. В 1937 г. — член нацистской партии. Войну начал в Польше. В боях с польским Сопротивлением получил ранение в легкое, стал инвалидом. Однако, несмотря на болезнь, он продолжал выполнять особые поручения гауляйтера Коха. Кстати, квартира Рингеля в Кенигсберге находилась рядом с квартирой Коха.

    В 1944 г., в обстановке строгой секретности, всю семью Рингеля вывезли из Кенигсберга в какую-то деревню. Глава семейства оставался в Кенигсберге. Семью же перевозили все дальше на запад, пока она не оказалась в Саксонии, в местечке Криммичау. 5 февраля 1945 г. там появился Георг Рингель. Он привез свою военную форму, штатский костюм, автомат, пистолет и, к большой радости домашних, продукты. На следующий день он заявил в полиции, что прибыл на постоянное жительство, и неожиданно пропал… Его не было дома десять дней. В марте и апреле он снова исчезал.

    Когда в Криммичау вошли американские войска, Георг Рингель, как и остальные мужчины, явился для регистрации. Он заявил, что является инвалидом войны, в нацистской партии не состоял, ни в каких нацистских организациях не числился. Несколько позже все-таки всплыло, что он был членом партии, но об остальных подробностях его биографии местные жители не догадывались. Рингель получал пенсию по инвалидности и еще какие-то деньги — неизвестно откуда. В феврале 1946 г. семья переехала в Рудные горы, в Обершлему. О причинах переезда жена и дети не знали. Через год — еще переезд, теперь — в Эльстерберг. Там в октябре 1947 г. Георг Рингель умер.

    В июле 1949 г., когда Рудольф Рингель нашел в подвале отцовские документы, ему было тринадцать с половиной лет. Естественно, через десять лет он не мог со стопроцентной точностью вспомнить все прочитанные тогда тексты. Воспоминания его довольно отрывочные, а всевозможные реконструкции на основе этих воспоминаний вряд ли серьезно помогут делу.

    Существует, однако, текст, полемика вокруг которого не утихает: это радиограмма, где Георг Рингель рапортует о том, что приказ выполнен.

    Известны три варианта этой радиограммы. Во-первых, реконструкция по воспоминаниям Рудольфа Рингеля. Во-вторых, текст, обнаруженный, как было объявлено, в английских архивах — перехватив радиограмму, содержание которой затрагивало интересы СССР, англичане, по их утверждению, сообщили о ней советскому союзнику. И в-третьих, должна существовать расшифровка той же радиограммы, перехваченной советскими радистами.

    Имеющиеся тексты несколько отличаются друг от друга, что можно объяснить небольшими расхождениями при переводе. Мы не видим оснований, подобно некоторым исследователям, считать эту радиограмму фальшивкой. Вот ее содержание:

    «Акция Янтарная комната закончена. Размещение в «BSCH». (По другим версиям, «BSCW» или «III в»). Подходы взорваны. Жертвы из-за действий врага».

    Множество попыток разгадать тайну букв, обозначающих местонахождение Янтарной комнаты, разумеется, ни к чему не привели. Эту игру можно было бы продолжать до бесконечности!

    Проведенное расследование всех вопросов, связанных с деятельностью Георга Рингеля, позволяет с высокой степенью вероятности сделать вывод: он участвовал в вывозе Янтарной комнаты. Что из этого следует?

    Во-первых, уверенность некоторых исследователей в том, что радиограмма была отправлена из Кенигсберга, явно ошибочна. Радиограмма была отправлена, когда Георг Рингель уже прибыл (5 февраля) в Криммичау (Саксония). Эта телеграмма могла быть отправлена не из Кенигсберга, но в Кенигсберг, а возможно, и в Берлин.

    Во-вторых. Многие считают последнюю фразу радиограммы бесспорным доказательством того, что Янтарная комната спрятана на окраине Кенигсберга. Однако фраза эта может означать и то, что уничтожены люди, принимавшие участие в «захоронении» сокровища, — как опасные свидетели (это могли быть заключенные из любого концлагеря поблизости).

    В отношении «частной коллекции Коха» имеются документы, подтверждающие, что 9 февраля 1945 г. Гeopr Рингель вместе с Альбертом Поппом перепоручили ее директору собрания искусств в Веймаре Шайдигу. Это подтверждают и вполне достоверные показания очевидцев. Затем настолько же достоверный факт — вывоз «коллекции Коха» из Веймара 9 и 10 апреля. Но куда же эти ценности повезли?

    Из обнаруженных документов следует, что «коллекцию Коха» предполагалось вывезти в три этапа, причем на каждый этап отводился один день, точнее — одна ночь.

    Итак, первое возможное направление — дальше на юг, в одно из подземных хранилищ (замки, крепости, монастыри) Баварии, Австрии, Чехии. Однако Попп и Рингель в столь сжатые сроки не могли достичь цели в южном направлении — ведь им надо было еще и обратно возвращаться! Сюда быстро продвигались американские войска, 11 апреля они достигли Кобурга. Шли постоянные воздушные налеты. Кроме того, в горах Чехословакии действовали группы Сопротивления, и значит, Поппу и Рингелю благоразумнее было бы ехать в обход, минуя территорию Чехословакии.

    По железной дороге ценный груз, по всей вероятности, не повезли: иначе можно было бы погрузить «коллекцию» в один-единственный вагон и не понадобилось бы трех дней на ее эвакуацию.

    Северное и северо-восточное направления отпадали по тем же причинам.

    Зато в переброске груза на восток видятся определенные резоны: здесь проходит автобан Эйзенах — Веймар — Гepa — Дрезден. По этой магистрали вполне можно было бы добраться за 12–14 часов до какого-то более безопасного места и успеть вернуться в Веймар. Учитывая, что средняя скорость грузовика в данных условиях (включая загрузку, разгрузку, обратный путь, задержки у постов и застав) вряд ли превышала 30 километров в час, можно предположить, что удаленность места, куда эвакуировали «коллекцию Коха» (от Веймара), равнялась максимум 150–180 км. Значит, если север Чехословакии исключить, а Восточная Саксония тоже отпала, — надвигающаяся линия фронта вынуждала эвакуировать сюда ценности еще в феврале и марте, — то с востока этот район ограничен Эльбой в ее течении от Шандау и до Ризы. Максимальная удаленность от Веймара скорее всего линия Гера — Бад-Эльстер: ведь если бы пункт назначения был еще ближе, то за одну ночь можно было бы сделать две ездки, и тогда после 10 апреля в Веймаре (в музее) не осталось бы никаких «музейных ценностей из Кенигсберга».

    У Рингеля и Поппа был один-единственный грузовик. Он следовал под швейцарским флагом и имел регистрационный номер швейцарской полиции. Поисковикам не удалось выяснить: была ли то маскировка или им удалось разжиться настоящей швейцарской машиной, что отнюдь не исключено.

    Международный Красный Крест получил право посещать лагеря военнопленных и передавать посылки для пленных западных союзников. В Веймар от Красного Креста был послан сын президента Швейцарии (в Женеве располагалась штаб-квартира Международного Красного Креста) с заданием: взять под защиту МКК концлагерь в Бухенвальде. Деятелей Красного Креста сопровождали специальные колонны грузовиков с продовольствием и медикаментами для узников концлагеря. По-видимому, деятели МКК еще плохо понимали тогда, что такое СС. Многие швейцарские машины из сопровождения МКК были попросту разграблены. Так что Рингель и Попп могли использовать машину делегации МКК, чтобы вывезти присвоенные Кохом ценности.

    Итак, они вывезли треть «коллекции Коха» 9 апреля. Вторую треть на том же автомобиле они успели отвезти на следующий день. 10 апреля, за несколько часов до того, как в город прорвались американские танки. А последняя треть так и осталась в Веймаре.

    Именно этот остаток описывал в первые дни мая 1945 г. доктор Шайдиг, и именно этот список нашелся впоследствии в веймарском архиве. Сами же ценности — поредевшие остатки от последней трети присвоенных Кохом вещей — были найдены советским военным командованием и возвращены в СССР.

    Но основная часть — две трети «коллекции Коха» — не найдена до сих пор. Вполне возможно, что ящики с янтарем из Рейнхардсбрунна были вывезены при участии оберштурмбаннфюрера СС Георга Рингеля и штандартенфюрера СС Альберта Поппа в тот же пункт или, как минимум, в том же направлении, что и две трети «частной коллекции Коха». Куда же они могли двинуться?

    Еще в 1944 г. по инициативе партийной канцелярии и под ее руководством начались поиски хранилищ особого назначения. В них намеревались спрятать оружие, взрывчатку, документы, ценности и даже продовольствие на длительный срок. Организация таких строго засекреченных тайных складов была составной частью целой сети секретных мероприятий, направленных на то, чтобы сохранить «цвет партии», обеспечить возможности выживания для нацистской элиты (в основном из числа молодежи) и передать эстафету будущим поколениям немцев. К мероприятиям подобного рода относилось и создание «Вервольфа»[26] — кстати, создателем «Вервольфа» был обергруппенфюрер СС Прютцман, правая рука Коха. Разумеется, делалось все в полнейшей тайне.

    Один из сотрудников «Штаба Розенберга» занимался оборудованием хранилищ для «Штаба». Еще в апреле 1944 г. ему показали некие пещеры на западе Рудных гор, однако он никак не мог получить разрешение на их использование, пока наконец в ноябре (после неоднократных напоминаний с его стороны) ему не сообщили откуда-то «сверху», что «Штабу Розенберга» в использовании данного хранилища отказано. Стало быть, это таинственное хранилище «на западе Рудных гор» существовало и предназначалось для других целей? Кто же мог отказать Розенбергу? Мучман, местный гауляйтер, был с ним в дружбе. Значит, Борман, партканцелярия?

    В архивных документах нет никаких указаний на то, где находится это секретное хранилище. Поговаривают: где-то поблизости от железной дороги у Карловых Вар… Но до сих пор там ничего обнаружить не удалось.

    Между тем есть несколько фактов, косвенно подтверждающих эту версию. И главное, удалось реконструировать путь, точнее говоря, первый этап пути, который проделал Альберт Попп после 10 апреля (когда вывозили вторую треть ценностей из Веймара). 11 апреля его видели покидающим Эльстерберг с колонной грузовиков, двигавшейся в направлении Райхенбаха. В ночь на 12 апреля по приказу А. Поппа из Эльстерберга была вывезена его семья (очевидцы отмечали, что в квартире было много ящиков). Семья Поппа ехала на грузовике Красного Креста, за рулем сидел офицер «люфтваффе». Их привезли к Родевиш (под Ауэрбахом), где уже находился Попп со своей командой. 13 апреля они двинулись дальше, в Йоганнгеоргенштадт, в штаб-квартиру Поппа. Некоторые из бывших летчиков вспоминали, что в те дни часто видели Поппа в сопровождении незнакомых эсэсовцев. В последние недели нацистского господства в этих местах были убиты десятки узников концлагерей…

    А в конце войны здесь произошел еще один случай, связанный с деятельностью Поппа. В Йоганнгеоргенштадте находились авиационные мастерские, которыми руководил Попп, сюда же прибыли многие летчики из саксонского летного корпуса. 25 апреля А. Попп вызвал к себе того офицера, который вывозил семью Поппа из Эльстерберга, и дал ему особое поручение. Офицер должен был пробиться в Берлин и передать секретный пакет лично Гитлеру или Борману. Попп предупредил: содержание пакета настолько важно, что ни при каких обстоятельствах он не должен попасть в чужие руки — не только врагу, но и любому третьему лицу. Попп выделил своему спецкурьеру охрану из четырех человек, мотоцикл с коляской и водителя-мотоциклиста. Пробраться в Берлин офицеру не удалось. Потеряв четырех человек убитыми, он вынужден был вернуться обратно, и 1 мая возвратил пакет Поппу. Что это была за тайна, ради которой в последние дни войны рисковали жизнью шесть человек и четверо из них погибли?

    Разумеется, Попп не стал бы беспокоить Гитлера или Бормана делами своего летного корпуса. Для сообщения фюреру о благополучной эвакуации его сестры и племянницы в Берхтесгаден (этим отчасти тоже занимался Попп) достаточно было воспользоваться радиосвязью между Берхтесгаденом и партканцелярией Бормана. Секретный пакет, требующий подобных предосторожностей, скорее всего мог таить в себе только одно: сообщение о завершении операции «Закат солнца».

    «Закат солнца»!.. Рингель и Попп сами придумали это кодовое название. Метафора проста: как за закатом неминуемо следует восход, так и поражение нацизма не окончательно.

    Рингель и Попп отвечали за успех этой важной операции, целью которой было одно: сберечь ценности и людей для будущего. Своего рода «хранителем Грааля» был, видимо, Георг Рингель: это подтверждают некоторые факты того времени, когда Рингель жил в Рудных горах (1946). Альберт Попп, узнав о подписании безоговорочной капитуляции, со всей оставшейся техникой и людьми отправился в Цвикау, чтобы сдаться в плен американцам. Попп дожил до 74 лет — он умер в 1978 г., — так и не сделав признания. Жив ли кто-то еще из посвященных? Продолжают ли они ждать нового «восхода»? Смогут ли эти люди освободить свою совесть от странного бремени — прятать от человечества ценнейшие достояния мировой культуры?..

    Вот уже шестьдесят пять лет продолжаются поиски величайшего произведения искусства, когда-либо созданного из застывшей древесной смолы, прибалтийского янтаря.

    И эти поиски будут продолжаться, ибо все непосредственные участники и огромный круг заинтересованных людей в разных странах убеждены в том, что Янтарная комната не погибла в 1945 г. Вот основные версии о местонахождении Янтарной комнаты:

    1. Направление из Тюрингии к Берлину и Мекленбургу — куда отходило и верховное командование, генштаб, колонна «Ф», комендатура, главная ставка фюрера (территория ГДР).

    2. Южное направление — частичная эвакуация верховного командования и генштаба в район под кодовым названием «Сераль» (ФРГ и Австралия).

    3. Северо-западное направление — из замка Рейнхардсбрунн («Вольфстурм») в шахту Виттекинд, в 20 км от Геттингена, где хранились «ценности из Кенигсберга» (ФРГ).

    4. И наконец, восточное направление, в район, ограниченный Эльбой, западная часть Саксонии (Германия, Чехия).

    (По материалам немецкого историка Пауля Энке)

    7. Взгляд из Калининграда

    Янтарная комната — величайшее сокровище России, утраченное в годы Великой Отечественной войны. Ей посвящены десятки документальных и художественных произведений, тысячи очерков и телепередач. Ее именем называются международные конференции, связанные с судьбами утраченных культурных ценностей, поисковые экспедиции и государственные выставки. Версии о ее нынешнем местонахождении продолжают поступать во все инстанции — от отдела по поискам культурных ценностей до центральных государственных органов.

    Ранее закрытые немецкие архивы гласят: «Из-за плохих условий хранения и угрозы разрушения здания уполномоченный армии граф Сольмс отобрал и вывез самые ценные из оставшихся КХЦ (культурно-художественные ценности). Им демонтирована и перевезена в Кенигсберг Янтарная комната». За плечами тех, кто отдавал приказ о демонтаже Янтарной комнаты, и непосредственных исполнителей этой акции стояли более влиятельные фигуры фашистского рейха — тогдашний гаулейтер и оберпрезидент Восточной Пруссии Эрих Кох.

    Пользуясь дружескими отношениями с командующим немецкими войсками, окружавшими тогда Ленинград, фельдмаршалом Георгом Кюхлером, Эрих Кох не упускал возможности заполучить культурные ценности пригородных дворцов и парков тогдашнего Ленинграда. Особую заботу он проявил о приобретении Янтарной комнаты, ценность которой ему была известна от директора художественных собраний Кенигсберга доктора Альфреда Роде.

    Янтарная комната оказалась в Кенигсберге. Это документально подтверждено и сомнений не вызывает. Естественно, плафон (потолок) с живописным изображением под названием «Мудрость, охраняющая юность от соблазнов любви», выполненный неизвестным венецианским художником (некоторые источники называют Фантебакко), не подлежал перевозке и утрачен навсегда. Там же, в Екатерининском дворце, во время оккупации был уничтожен и фриз (верхняя часть стены под карнизом). Точно известно, что в Кенигсберг с основным составом Янтарной комнаты не прибыли двери. Их удалось воссоединить с янтарными панелями только после настойчивых запросов доктора А. Роде.

    Абсолютно точно установлено, что Янтарная комната с декабря 1941 г. находилась в Орденском замке Кенигсберга и была частично выставлена для обозрения на третьем этаже его южного флигеля в комнате № 37.

    На размещенную в Орденском замке Кенигсберга Янтарную комнату были и другие претенденты. Так, военные хотели ее получить для военного музея в Бреслау (Вроцлав, Польша), а восточное министерство рейхслейтера А. Розенберга пыталось вывезти шедевр для украшения «колониального» музея. Не остался к ней равнодушным и Г. Геринг, мечтавший разместить янтарные панели в своем дворце Каринхалле. Все эти попытки решительно пресекал Кох.

    С первых дней экспозиции Янтарной комнаты в Орденском замке Кенигсберга ее опекал доктор Альфред Роде — директор художественных собраний Кенигсберга. Фрагментарно собранную Янтарную комнату осматривали высокопоставленные чиновники из Берлина и других городов Германии, работники культуры, дипломаты и журналисты.

    В марте 1944 г. в Орденском замке Кенигсберга случился пожар, который частично уничтожил и выставочные коллекции, однако Янтарная комната не пострадала, если не считать образовавшийся на янтаре легкоустранимый белый налет. И все же после этого пожара Янтарная комната была демонтирована и упакована в ящики. Свидетельства Гебхардта Штрауса подтверждают другие источники. Именно с этого времени в нашем повествовании будут присутствовать уже не янтарные панели, а ящики с янтарным содержимым.

    Версий, заявлений, свидетельств, показаний и предположений существует великое множество. Остановимся лишь на тех, которые имеют документальные подтверждения.

    Свидетельствует бывший директор ресторана «Блютгерихт» Пауль Файерабенд (запись сделана 2 апреля 1946 г.): «После того, как Кенигсберг в августе 1944 г. был бомбардирован, Янтарную комнату (ящики) перенесли в Орденский зал, который помещался под рестораном. Упакованная в многочисленные ящики комната оставалась там до начала штурма Кенигсберга. Роде много раз говорил мне, что комната должна быть увезена в Саксонию, но вследствие многочисленных транспортных затруднений это не могло быть осуществлено. В конце марта 1945 г. замок посетил гаулейтер Кох. Он сделал доктору А. Роде серьезный выговор, что тот оставил в замке упакованную Янтарную комнату. Кох хотел позаботиться о немедленном вывозе, но жестокая боевая обстановка уже не допустила вывоза. Упакованная комната осталась стоять в Орденском зале…» Вот еще свидетельства П. Файерабенда, сделанные при второй встрече с ним 2 апреля 1946 г.: «…B июле 1944 г. во двор замка пришли две машины, высоко нагруженные ящиками. Некоторые маленькие ящики были сгружены в музее “Пруссия”, остальные остались на машинах. Я спросил доктора, что за гигантские ящики лежат на машинах. Роде сказал мне, что это янтарные стены из России… На следующий день машины с грузом ушли. Около полудня Роде пришел ко мне купить несколько бутылок вина в запас на дорогу, он должен был уехать на несколько дней. Он действительно после этого отсутствовал три недели. По возвращении Роде рассказал мне, что был в каком-то большом имении и там много поработал. Это путешествие доктора несомненно состоялось в связи с нагруженными машинами. Место и название имения Роде мне не сказал».

    Несколько иначе трактует события 1944–1945 гг. дочь А. Роде Лотти, проживавшая после войны в городе Гейдельгейме (Германия): «…Мне припоминаются следующие детали о судьбе Янтарной комнаты. В 1943 или 1944 г. в выставочных залах Художественных собраний вермахт организовал свою выставку, где однажды ночью по неизвестным причинам возник пожар. Среди ночи моему отцу позвонили о случившемся, и он тут же выехал в замок. Он сразу же бросился на третий этаж, чтобы закрыть железную дверь и не допустить распространения пожара к находившейся там Янтарной комнате. Все же дым нанес некоторые повреждения, на янтаре образовался белый налет, который впоследствии был удален при больших затратах труда. В конце лета 1944 г. мой отец… вдруг получил задание демонтировать Янтарную комнату, которая впоследствии была размещена в сводчатых подвалах Орденского замка… Благодаря этому обстоятельству она не сгорела во время опустошительных пожаров в августе — сентябре 1944 г., когда замок был разрушен… Янтарная комната была упакована и подготовлена к вывозу в империю. Как я помню, в середине января 1945 г. ящики с ней были отправлены на Главный вокзал, но их отправка не состоялась, так как была уже прервана железнодорожная связь. Были ли оттуда снова возвращены ящики в подвалы замка, я не помню…»

    10 мая 1972 г. к старшему лейтенанту В. Г. Чернышеву, находившемуся в советском госпитале Берлина, обратился гражданин ГДР Буттерс Хайм. Он принес письмо следующего содержания: «В апреле 1972 г. из ФРГ ко мне в гости приезжала тетя Эмма. Я рассказал ей о своей туристической поездке в СССР и показал некоторые книги с репродукциями экспонатов ленинградских музеев. Речь шла и о поисках Янтарной комнаты. И вот здесь она рассказала мне, что в последний военный год она работала портнихой в Орденском замке Кенигсберга.

    В начале января 1945 г. ей удалось случайно подслушать разговор двух чиновников замка, из которого она поняла, что речь шла о захоронениях картин в подвалах Орденского замка. В разговоре упоминалась и Янтарная комната, которая должна была быть в том же помещении, куда было решено поместить картины. При перемещении ящиков с картинами тетя Эмма определила это место. Оно находилось под алтарем замковой кирхи. Вход в тайник был со стороны ресторана “Блютгерихт”. После переноски картин рабочие закрыли тайник и замаскировали».

    Есть еще одна заслуживающая внимания версия, связанная с Янтарной комнатой. Ее автором является гражданин Германии Хаймберт Линденберг. Вот что он писал послу Советского Союза в Германии в сентябре 1971 г.: «В Кенигсберге я был членом пожарной команды. В 1944 г., несколько недель спустя после налета бомбардировщиков, утром я получил приказ следовать с грузовой машиной к Орденскому замку Кенигсберга, чтобы осуществить там важные перевозки. После того, как во дворе замка я доложил о своем прибытии, мне было сказано, что я буду перевозить ящики с Янтарной комнатой. Могу Вам сказать, что я видел ящики, в которые, как мне сказали, была упакована Янтарная комната. Их доставали из подвала и грузили в мою машину. Во время погрузки появился сослуживец из моей пожарной команды с приказом заменить меня, так как я должен был выполнить другое задание. Позже от этого сослуживца я узнал, что ящики перевезли в замок Лохштедт. Насколько я помню, было сделано несколько рейсов. Этот замок находится у Фришес Хафф (Калининградский залив) между Пиллау и Фишхаузеном. Я родился в Пиллау, поэтому знаю этот замок. У замка должен быть подземный ход, ведущий к Балтийскому морю. Если Янтарная комната еще не найдена, то вполне вероятно, что она находится в этом замке. К Вашим услугам с уважением X. Л.».

    Перечень версий о предполагаемой судьбе Янтарной комнаты можно продолжать и продолжать. В настоящее время их число достигает свыше двух сотен, а географический диапазон предполагаемого размещения практически не ограничен — от дна Ладожского озера до гор Тюрингии, от подмосковных элитных дач до фортов Калифорнии (США).

    Морские глубины, трюмы торпедированных судов, соляные шахты, средневековые европейские замки, графские имения, старые рудники, швейцарские банки, форты, бастионы и равелины — вот далеко не полный перечень ее версионных объектов.

    Наиболее часто упоминаемыми объектами являются: подвалы бывших орденских замков Восточной и Западной Пруссии, Лохштедта и Бальги (Калининградская область), Пасленка и Эльблонга (Польша), трюмы торпедированного 30 января 1945 г. суперлайнера «Вильгельм Густлофф», калийный рудник Фольприхаузена «Виттекинд», полигон «Ольга С III» (Тюрингия, Германия), подвалы архитектурного ансамбля «Гауфорум» в Веймаре (Германия), «Лисья гора» в государственном заповеднике «Шумава» (Чехия) и многие другие.

    К поискам Янтарной комнаты причастны многие деятели культуры, журналисты и писатели, представители деловых кругов и просто энтузиасты многих европейских стран. Среди них можно назвать писателя Ю. Семенова, В. Д. Кролевского, А. В. Максимова, Е. Е. Стороженко (Россия), Георга Штайна, Пауля Энке, Гюнтера Вермуша, Клауса Гольдмана, графиню Марион Денхофф, графа Клеменса фон Штауффенберга (внука подполковника Штауффенберга, совершившего покушение на Гитлера в его ставке Растенбург), графиню Изабель фон Шперкен (Германия), Хайнца Гензеля и Йозефа Мужика (Чехия), Лешека Адамчевского и Рышарда Войцика (Польша) и многих других.

    (По материалам А. Овсянова)

    8. Янтарный свет из подземелья

    Людям, изучающим тайну исчезновения Янтарной комнаты, наверняка известно имя Арсения Владимировича Максимова. Он был одним из первых офицеров Красной Армии, близко соприкоснувшихся с этой историей в 1945 г. при вступлении наших войск в Кенигсберг. В дальнейшем, работая в Калининграде архитектором, Арсений Владимирович собрал папку документов, позволившую ему выдвинуть свою версию о месте нахождения Янтарной комнаты.

    Не берусь утверждать, что мнение и доказательства бывшего офицера и архитектора неопровержимы. Но и не прислушаться к ним нельзя.

    — Видите ли, сразу после войны я пытался начать поиски, — рассказывает А. Максимов, — но не было нужных специалистов, не было средств, не было техники. И поэтому приходилось останавливаться на полпути. Потом я следил за результатами других экспедиций. Изучал версии иных авторов, в том числе и зарубежных. Заметил: многие как бы специально уводят исследователей совсем в противоположную сторону. Для чего это делается? Думаю, для того, чтобы сокровища лежали где-то до «лучших» времен…

    — К вашей версии, Арсений Владимирович, мы еще вернемся. А сейчас скажите, каким образом Янтарная комната попала из Екатерининского дворца в Восточную Пруссию?

    — Когда немецкие войска уже подходили к городу, музейный совет принял решение: замаскировать Янтарную комнату. Внутри выложили новые каменные стены в полкирпича, оштукатурили их, оклеили обоями и повесили картины. Не помогло. Немцы конечно же знали, где расположена Янтарная комната. Они демонтировали янтарные панели, уложили их в ящики и отправили в Кенигсберг. Там сокровище попало в руки доктора Роде, хранителя государственных музеев города. Он перевез ящики в местечко Пальмникен, где лучшие мастера по янтарю восстановили комнату.

    — А потом немцы вывезли Янтарную комнату из Кенигсберга?

    — Я почти уверен, что она спрятана в городских подземельях. У меня тому есть немало доказательств.

    В свое время я читал в архиве КГБ в Калининграде стенограмму допроса солдата Советской Армии — бывшего пленного. Он был инвалид, и поэтому его всегда оставляли дневальным, в то время как остальных узников гоняли на работы. Одна бригада из пленных строила что-то в черте города, а вторая — в пригороде. Он слышал разговоры, из которых сделал заключение: сооружаются бетонные казематы на большой глубине, причем они тщательно изолировались от грунтовых вод. Бетонный потолок сооружений находился на глубине 12 м от поверхности земли. Затем трамбовалась глина. Потом высаживались деревья. А в другой бригаде говорили о каких-то подкопах под здания, и тоже на огромной глубине. Приходили мокрые, грязные, рассказывали об обвалах. В один из дней этот пленный, почувствовав неладное, сумел сбежать. И вовремя: как стало известно, в тот вечер узников обратно уже не привезли. Видимо, их расстреляли…

    — Может, они строили оборонительные укрепления?

    — На такой глубине? С такой маскировкой? Вряд ли. После войны, работая архитектором в Калининграде, я попал однажды в старое имение в местечке Фридрихсбург. Познакомился с главным агрономом местного совхоза Успенским. Он рассказал мне о странном поведении хуторян-немцев, которые толпами ходили на территории бывшего имения и копали тут и там. Это было имение Эриха Коха, гауляйтера Восточной Пруссии и рейхскомиссара Украины. В последние месяцы войны, по показаниям очевидцев, в имении велись большие строительные работы. Каждый день сюда доставляли стройматериалы и бетонный раствор.

    Сразу после войны комендантом имения и близлежащих хуторов был советский майор. Фамилию его я не помню. Он начал вести раскопки. Возможно, он уже близко подошел к цели, но однажды вечером, возвращаясь на мотоцикле из Кенигсберга, не заметил натянутую от дерева к дереву проволоку — и погиб.

    Я, услышав эту историю, стал изучать территорию парка. Подкопал одно из крупных деревьев и обнаружил, что дерево посажено недавно. Большие корни его были «заарканены» полосовым железом с войлочной прокладкой. Я сличил немецкую топографическую съемку 1938 г. с нашей съемкой и обнаружил, что парк солидно увеличился за счет поля. Заинтересовал меня и травяной покров парка. Сделал небольшой ров и увидел, что дерн положен недавно.

    — Думаете, что Янтарная комната может находиться здесь, в подземных бункерах?

    — Видите ли, Янтарная комната — лишь маленькая частица того, что было спрятано нацистами перед сдачей Кенигсберга. Помню, в 1945 г. я познакомился с одной фрау, принадлежавшей к знатному роду. Она так рассказала мне о последних днях перед падением Кенигсберга: «В газете и по радио было объявлено, чтобы жители во избежание потерь своих ценностей организованно, без паники принесли их во двор замка и сдали на государственное хранение. В назначенном месте собрались сотни горожан со своим богатством. Когда очередь дошла до меня, то приняли только орденское серебро и пять картин старых мастеров. Современные ценности в виде золота и серебра не брали».

    Считаю, что в Кенигсберге было спрятано и много награбленного нацистами добра. Спешное строительство подземных сооружений перед падением города говорит о том, что сокровища надо искать в Кенигсберге, а не в соляных копях или на затонувших судах в Балтийском море. А Янтарная комната лежит, по моей версии, в центре города…

    — И вы можете указать — где?

    — Могу. — Арсений Владимирович развернул огромную карту бывшего Кенигсберга и показал карандашом: — Она должна быть здесь, в районе бывшего Янтарного музея, где работал доктор Роде.

    Мне рассказывал о Роде и встрече с ним доктор исторических наук Александр Яковлевич Брюсов, который приезжал в Кенигсберг для того, чтобы найти музейные ценности, вывезенные оккупантами из дворцов и музеев Ленинграда, Киева, Смоленска и других городов. Скоро он отыскал королевскую академию художеств, университетскую библиотеку, библиотеку-архив, где были найдены экспонаты из России. Для своей работы он привлекал немцев. Так рядом с Брюсовым оказались доктор Роде и его жена Эльза.

    Однажды Брюсов, страдая бессонницей, пошел побродить по городу. С ним был офицер. Случайно вышли к старому замку. Смотрят — дымок идет из разбитого окна. На всякий случай достали пистолеты и поднялись в одну из комнат. У открытого сейфа — он был вмурован в стену — сидел на корточках доктор Роде. Быстро просматривал бумаги и бросал их в огонь. Адъютант схватил Роде, потом потушил костерок. Все оставшиеся бумаги забрали с собой, а Роде доставили в особый отдел. Документы отдали переводчикам. После прочтения бумаг Брюсов бросился к особистам: Роде знал все о Янтарной комнате! А ему говорят, что Роде был отпущен: он представился как крупнейший ученый Европы, а сжигал, дескать, документы сгоревшего музея.

    Все наши спецслужбы в городе были подняты на ноги. След Роде отыскался в немецкой больнице. Но там лишь выдали заранее заготовленную справку о том, что доктор Роде и его жена умерли от дизентерии…

    — Что же было в документах?

    — Оказалось, что Гитлер трижды требовал доставить Янтарную комнату в Берлин. Бумаги, которые не успел сжечь Роде, представляли собой переписку между ним и фюрером. Последний документ отправлен уже на имя Коха с приказом немедленно доставить Янтарную комнату в Берлин. На этом листе красным карандашом была поставлена виза гауляйтера, требующего немедленного выполнения приказа Гитлера. И снова ответ Роде:

    «Железные дороги перерезаны красными. Морем отправить не рискуем, оно активно контролируется противником. В воздухе постоянно висит авиация союзников. Даю государственную гарантию, что Янтарная комната хранится в достаточно надежном месте, в третьем ярусе бункера, вход замаскирован. Доктор фон Роде».

    Так что этот третий ярус бункера ждет серьезного и пытливого исследователя.

    — Неужели никто здесь не искал?

    — Искали. В 1959 г. в наше посольство в Берлине обратился некто Рудольф Вист, который сказал, что унаследовал после смерти отца, бывшего старшего офицера, записную книжку, где прочел:

    «Янтарная комната вместе с другими ценностями спрятана во дворе геологического и янтарного музеев, в районе арки три. Здание янтарного музея было взорвано снизу для маскировки».

    Рудольфа Виста привезли в Калининград. Начались поиски. Но как же наивно и примитивно! Канавокопателем! Видимо, кое-кто думал, что ящики с ценнейшими произведениями искусства лежат на поверхности — копни и бери. А информация Р. Виста заслуживает внимания. И не об этом ли на самом месте говорил в 1945 г. пленный дневальный — о подкопе под здание? В общем, стоит обследовать три главных объекта: бывшее имение Э. Коха в пригороде, геологический и янтарный музеи, а также двор тевтонского замка… Осенью 1949 г. я с людьми вскрыл мостовую во дворе этого замка. Гранитные камни, песок — все было свежее и положено недавно. На глубине одного метра нами была найдена кожаная офицерская перчатка. Опять же дальше мы не стали рыть. Не хватило сил. Но я убежден, что поиски Янтарной комнаты принесут удачу. Верю в свою версию.

    (По материалам В. Шпапчепко, «Известия»)

    II Великие награды

    1. Орден Святого апостола Андрея Первозванного

    20 марта 1699 г. секретарь австрийского посольства в России Иоанн Георг Корб записал в своем дневнике: «Его Царское Величество учредил кавалерский орден Св. Андрея Апостола».

    Это самое раннее из известных упоминаний первого российского ордена. Здесь же Корб добавляет: «Его Царское Величество пожаловал боярина Головина первым кавалером этого ордена и дал ему знак оного. Боярин сегодня же вечером показывал этот орден г. императорскому посланнику (послу австрийского государя Леопольда I, главы Священной Римской империи) и рассказывал ему содержание Устава».

    Практически все достоверно известные нам современные сведения об учреждении ордена Святого апостола Андрея и ограничиваются этой дневниковой записью.

    Первый российский орден имел как основной элемент собственно «знак» — покрытый синей эмалью крест особой формы в виде буквы «X» (на таком, по преданию, был распят святого Андрей — Андреевский крест), с изображением фигуры самого святого. Этот крест носили на широкой голубой ленте через правое плечо, а в торжественных случаях — на золотой, покрытой разноцветными эмалями цепи на груди.

    Орден включал звезду, первоначально шитую, имевшую восемь лучей, с круглым центральным медальоном, в котором также помещалось изображение Андреевского креста (замененное при Павле на двуглавого орла). По кругу шла надпись — девиз ордена «За веру и верность». Эта надпись отмечает заслуги, за которые вручалась награда. В самом раннем проекте устава ордена Святого апостола Андрея, составленном при непосредственном участии Петра Великого в 1720 г., говорится, кому и за что должна выдаваться эта награда: «…в воздаяние и награждение одним за верность, храбрость и разные нам и отечеству оказанные заслуги, а другим для ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям; ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние».

    В проекте устава есть особая глава «О кавалерах». В ней говорится о том, какие требования предъявляются к кандидатам в кавалеры этого ордена. Они должны иметь графский или княжеский титул, звание сенатора, министра, посла «и прочих высоких достоинств», либо генеральский или адмиральский чин. Орден могли получить также и губернаторы, которые «несколько лет, а по меньшей мере десять, оказали полезные и верные услуги». Кроме того, непременным условием были отсутствие у кавалера телесных недостатков, возраст не менее 25 лет и наличие состояния, необходимого для того, чтобы «важность сего события поддержать».

    Кавалерами ордена могли стать также иностранцы, причем к ним предъявлялись те же требования, что и к русским кандидатам. Одновременно кавалерами ордена Св. апостола Андрея могло быть не более 12 человек «природных российских кавалеров». Это условие на протяжении всего царствования Петра тщательно соблюдалось. Лишь в 1719 г. число русских кавалеров ордена равнялось двенадцати (в их число не включались иностранцы, находившиеся на русской службе), в остальные годы их было меньше. Общее число кавалеров ордена (русских и иностранных) не должно было превышать двадцати четырех.

    Федор Алексеевич Головин стал первым кавалером ордена. Будучи одним из ближайших соратников Петра, он даже среди них, людей незаурядных, выделялся глубоким умом и выдающимися военными и дипломатическими способностями. Именно Головин заключил в 1689 г. Нерчинский трактат — о границе Российского государства с Китаем. Во время первого заграничного путешествия Петра, в 1697 г. он был занят организацией морского дела в России: приглашал иностранных офицеров и мастеров, закупал необходимые для строительства флота материалы, отправлял за границу русских учеников. По возвращении в отечество стал в 1698 г. во главе только что созданного Приказа Воинских морских дел. Одновременно, что несколько необычно даже для бурного петровского времени, он заведовал и Посольским приказом. Скончался Головин в 1706 г., имея высшее военно-морское звание генерал-адмирала (кроме него за всю дореволюционную историю государства было еще только шестеро, заслуживших этот чин) и сухопутное — генерал-фельдмаршала.

    Вторым кавалером ордена стал гетман И. С. Мазепа, получивший его 8 февраля 1700 г. из рук самого Петра. После известия об измене Мазепы по приказу рассерженного царя была проведена следующая акция: 9 ноября 1708 г., как сообщает «Журнал» Петра Великого, «…персону (манекен) оного изменника Мазепы вынесли и, сняв кавалерию (знаки ордена), которая на ту персону была надета с бантом, оную персону бросили в палаческие руки, которую палач взял и прицепил за веревку, тащил по улице и по площади даже до виселицы и потом повесил». Мазепе удалось уйти от заслуженного наказания за предательство, и дело ограничилось лишь повешением манекена изменщика.

    Остальные 38 кавалеров этого ордена, пожалованные в царствование Петра (в том числе получивший эту награду тайно, за симпатии к России, валашский господарь Константин Брынковяну, который не был внесен даже в официальные списки награжденных), оказались более достойными этого знака отличия. Сам Петр был отмечен орденом Св. апостола Андрея седьмым, в 1703 г. за конкретный военный успех — руководство взятием двух шведских боевых судов в устье Невы. Знаки ордена на царя, имевшего официальный военный чин капитана бомбардирской роты, возложил первый Андреевский кавалер Федор Головин. Одновременно такую же награду за участие в этом бою получил А. Д. Меншиков, бывший бомбардирским поручиком.

    В дальнейшем, до царствования Павла I, кавалерами ордена Св. апостола Андрея стал еще 231 человек. Среди них такие выдающиеся отечественные полководцы, как П. А. Румянцев, А. В. Суворов, государственные деятели Ф. М. Апраксин, Г. А. Потемкин.

    Император Павел I в день своего коронования, 5 апреля 1797 г., подписал особое Установление, являющееся первым по времени официально утвержденным статутом ордена Андрея Первозванного. В числе прочих конкретных положений, касающихся орденских дел, было дано подробное описание особого орденского костюма для Андреевских кавалеров, в котором они должны были являться ко двору в день орденского праздника, 30 ноября, и в другие указанные самим императором дни: длинная зеленая бархатная епанча, украшенная серебряными шнурами и кистями, с нашитой на левой стороне звездой ордена размером «более обыкновенной», белый супервест с золотым галуном и бахромою и с нашитым на груди крестом, черная шляпа из бархата с бело-красным плюмажем и с Андреевским крестом из узкой голубой ленты. Естественно, кавалер в торжественный день должен был являться со знаком ордена Св. Андрея не на плечевой ленте, а на золотой цепи с эмалью.

    Начиная с павловского времени кавалерам запрещалось самовольно украшать свои знаки драгоценными камнями, и крест со звездой, осыпанный бриллиантами (алмазами), стал как бы особой, высшей ступенью ордена, жалуемой исключительно по личному усмотрению императора. Павел начал жаловать орденами, в том числе и орденом Андрея Первозванного, лиц духовного звания. Первым таким Андреевским кавалером стал в ноябре 1796 г. митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил. Узаконено было Павлом и награждение всех без исключения младенцев мужского пола — великих князей — орденом Андрея при крещении, а князей императорской крови — по достижении ими совершеннолетия.

    Двенадцать старших по времени награждения орденом Святого апостола Андрея кавалеров получали командорства, связанные с дополнительными доходами: три командорства по 1000 душ крепостных каждое, четыре — по 800 душ, пять — по 700 душ. В каждой из этих трех групп одно командорство давалось причисленному к этому ордену лицу духовному. Эти пожалования были пожизненными и после смерти кавалера переходили к следующему по старшинству обладателю награды.

    При Александре I Андреевские кавалеры при пожаловании орденом стали вносить в кассу ордена по 800 рублей. В этот период, ставший одной из самых славных страниц отечественной истории благодаря всенародному подвигу в 1812 г., резко возросло число выдаваемых наград, особенно за боевые заслуги.

    К периоду наполеоновских войн относится случай пожалования орденом Святого апостола Андрея французского императора. В 1807 г. его был удостоен Наполеон I. По случаю ратификации Тильзитского мира между Россией и Францией (а также Францией и Пруссией) знаки высшего российского ордена получили французский император, его брат Жером, маршалы Бертье и Мюрат, а также известный мастер дипломатической интриги наполеоновский министр иностранных дел, князь Талейран. В 1815 г. к иностранцам, имевшим орден Святого Андрея, число которых было довольно значительно, прибавился знаменитый английский полководец герцог Веллингтон.

    С 1801 по 1916 г. было около 600 награждений. За это время в облике знаков ордена произошли изменения. Примерно со времени Отечественной войны 1812 г. появляются звезды из серебра. К середине XIX в. металлические звезды полностью вытеснили матерчатые.

    До 1855 г. знаки ордена Святого апостола Андрея Первозванного за военные заслуги ничем внешне не отличались от знаков за заслуги гражданские. Позднее к боевой награде стали добавлять скрещенные мечи.

    После Февральской революции Временное правительство, оставив наградную систему империи в сущности прежней, внесло лишь некоторые «косметические» изменения во внешний вид орденов в соответствии с духом республиканского строя, убрав некоторые монархические символы. На ордене Святого апостола Андрея с креста было решено снять короны, а царского орла в центральном круглом медальоне заменить новым, Республиканским орлом, уже без корон, по эскизу, сделанному известным художником И. Билибиным. Но награждений высшим российским орденом в 1917 г. не было, и Андреевских знаков этого типа, даже пробных, мы не знаем.

    Знаки высшего ордена стали в дореволюционной России частью воинской символики. Андреевская звезда была в военной атрибутике своеобразным символом гвардии и украшала гвардейские головные уборы, а также — лядунки — сумки для патронов, супервесты у кавалергардов тяжелой гвардейской кавалерии и даже чепраки — суконные подстилки под седло.

    В конце XIX — начале XX в. многие полки русской армии праздновали свои юбилеи — 100, 150 и более лет, так называемые «старшинства» частей. По этому случаю практически все полки-юбиляры учреждали свои полковые знаки — своеобразные корпоративные отличия, носившиеся всеми чинами полка на мундире. Рисунок полкового знака утверждался самим царем или военным министром и, как правило, включал в себя изображения и надписи, напоминающие о героических страницах истории части.

    Полковые знаки более десяти гвардейских частей включали в себя как элемент изображения Андреевской звезды и ленты, а три гвардейских пехотных полка основой своих знаков сделали Андреевский крест. При этом старейший полк русской армии — Преображенский — учредил свой полковой знак по эскизу Андреевского креста, собственноручно выполненному в свое время Петром. Авторы полкового знака скопировали обе его стороны, и эмблема преображенцев стала единственной среди сотен полковых отечественных знаков, имеющей изображения и надписи на оборотной стороне. Это покажется совершенно бессмысленным (ведь полковые знаки должны были носиться плотно привинченными к мундиру), если не понять желание художника точно скопировать рисунок креста, сделанный когда-то самим Петром.

    Не только в гвардии полковые знаки включали изображения элементов Андреевской награды. Дюжина армейских пехотных полков поместила на свой знак Андреевскую звезду и ленту, а 11-й пехотный Псковский и 13-й уланский Владимирский сделали основой знака Андреевский крест.

    (По материалам сайта «За Веру и Верность» и http: // wxvw.warclub)

    2. Орден Святого великомученика и победоносца Георгия

    Распространение христианского культа святого великомученика и победоносца Георгия относится к V–VI вв. Именно тогда в Константинополе и Риме были возведены в его честь храмы, а спустя четыре столетия византиец Симеон Метафраст составил мартирологию этого христианского мученика.

    По сказанию, Георгий происходил из знатного кападоккийского рода, был крупным военачальником. Во время гонения на христиан на территории Римской империи при императоре Диоклетиане он сложил с себя воинский сан и стал проповедником христианства, за что был подвергнут тяжким мучениям и обезглавлен в 303 г.

    Особенно популярным стал культ Георгия Победоносца во времена Крестовых походов. Он считался покровителем старейшего английского кавалерского ордена Подвязки. В то время почти во всех западноевропейских государствах существовали специальные духовные общества и военно-религиозные рыцарские ордена Святого Георгия. На аверсе многочисленных амулетов, так называемых георгсталеров, охранявших воинов от смерти, чеканилось изображение святого Георгия.

    На Руси после введения христианства князь Ярослав Владимирович (Ярослав Мудрый) был наречен вторым церковным именем Георгий. В честь своего покровителя он основал монастырь: «Заложи Ярослав церковь Святой Софии и посем церкви Георгия монастырь».

    Изображение святого Георгия появилось и на великокняжеской печати и монетах. Впоследствии Георгия Победоносца стали считать покровителем российского государства.

    Конный воин с копьем или мечом встречается на печатях сына Дмитрия Донского — Василия, печатях Василия Темного и на монетах Великого княжества Московского, а также на старом гербе Москвы, государственной печати и государственном гербе России, монетах Ивана III, Василия III и Ивана Грозного — вплоть до Алексея Михайловича Романова.

    Российский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был учрежден Екатериной II 26 ноября 1769 г.: «26-го числа в четверг, поутру, в 11 часу съехались ко Двору российские знатные обоего пола персоны и господа чужестранные министры, собирались в парадные покои, куда в 12 часу Ея Императорское Величество, в орденской одежде, с его Императорским Величеством, из внутренних своих апартаментов прибыть соизволила и с вышеназванными персонами шествовать в большую придворную церковь к божественной литургии, которую отправлял преосвященнейший Гавриил архиепископ Санкт-Петербургский. По окончании литургии началось посвящение ордена следующим образом: духовные персоны по выходе из Святого алтаря стали посреди церкви, как для благодарственного молебствия бывает, потом вынесен и поставлен был двумя гоффурьерами стол, на котором знаки ордена, на золотом блюдце, положены были; по сем секретарь Ея Императорского Величества г. Стрекалов читал статут; по прочтении статута проповедь говорил учитель Его Императорского Величества синодальный член Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрит Платон, а потом отправлялось посвящение ордена с прочтением особливой молитвы и кроплением святою водою знаков оного. Освященные таким образом знаки ордена соизволила Ея Императорское Величество с того блюдца взять и сама на себя наложить, в которое время воспето от певчих многолетие, а с крепостей С.-Петербургской и Адмиралтейской производилась пушечная пальба, из 101 выстрела».

    Орден Святого Георгия был сугубо военным знаком отличия и предназначался для награждения только воинских чинов «за храбрость, ревность и усердие к воинской службе и для поощрения в военном искусстве». Его удостаивался тот «кто презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствие духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу».

    По своей значимости орден был высшей боевой наградой России. Любая степень ордена Святого Георгия давала права потомственного дворянина. В его статуте было записано: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену Святого Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но и сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием».

    Орден Святого Георгия был разделен на четыре степени. Орденские знаки I степени состояли из золотого креста, покрытого с обеих сторон белой эмалью, широкой (10–11 см) муаровой ленты с тремя черными и двумя желтыми продольными полосами и золотой четырехугольной ромбовидной звезды. На лицевой стороне креста в центре на розовом фоне изображен на коне Святой Георгий, поражающий копьем дракона, а на оборотной — его вензель из двух букв «С» и «Г». Орденский крест I степени носился на ленте через правое плечо у бедра. К левой стороне груди прикреплялась орденская звезда, в центре которой на золотом поле дан вензель Святого Георгия и в круге, на черном фоне золотыми буквами написан девиз ордена: «За службу и храбрость». Орденские знаки II степени состояли из золотого креста, который носили на шее на ленте шириной 5 см. и золотой звезды на левой стороне груди. К III степени относился золотой крест меньшего размера, чем I и II степени, носившийся на шее на ленте шириной 3 см. Знак IV степени представлял собой золотой крест, предназначенный для ношения на орденской ленте на левой стороне груди.

    До 15 мая 1855 г. орденским знаком IV степени награждали за выслугу лет — 25 лет для армии и 18–20 кампаний — для флота (при условии непосредственного участия хотя бы в одном сражении).

    На поперечных концах орденского креста в этом случае помещалась соответствующая надпись: «25 лет», «20 камп.» или «18 камп.». Незадолго до отмены награждений орденским знаком Святого Георгия IV степени за выслугу лет 2 февраля 1855 г. для тех, кто «в последствии окажут отличные воинские подвиги», к этому знаку присоединялся бант из той же георгиевской ленты.

    С 9 августа 1844 г. на орденских крестах, жалуемых нехристианам, вместо Святого Георгия давалось изображение двуглавого императорского орла, а с 27 октября 1846 г. такая же замена произошла и на орденской звезде.

    Манифестом от 22 сентября 1782 г. для ордена Святого Георгия был дарован в Чесме близ Петербурга, при церкви Иоанна Крестителя особый дом, где помещались управление орденом, его архив, печать и орденская казна. Тогда же была установлена Дума ордена Святого Георгия, составленная из георгиевских кавалеров, находящихся в Санкт-Петербурге. В состав Думы входили все находящиеся в столице кавалеры I и II степени, а также по 12 старших по возрасту кавалеров III и IV степени этого ордена.

    В военное время, в соответствии с «Учреждением для управления Большой действующей армии» 27 января 1812 г., при штабе главнокомандующего армией или командира отдельного корпуса, а во флоте при штабе командующего флотом или начальника отдельной эскадры учреждались местные кавалерские Думы из наличных кавалеров (не менее семи, а в крайнем случае трех). Местные кавалерские Думы так же, как и Петербургская (Петроградская), двумя третями голосов удостаивали за отличные воинские подвиги орденскими знаками Святого Георгия III и IV степени (и до 1855 г. IV степени за выслугу лет в армии и во флоте). Причем право на получение орденского знака Святого Георгия III степени представлялось, как правило, только тем генералам, адмиралам, штаб-офицерам, которые уже имели орденский крест Святого Георгия IV степени. Награждение орденскими знаками II и I степени происходило без рассмотрения дел в Думах по утверждению императора.

    Орденский праздник проходил ежегодно 26 ноября в Георгиевском зале Зимнего дворца в Санкт-Петербурге с использованием специального орденского сервиза, украшенного изображениями Георгиевского креста, звезды и ленты. Кавалеры были облачены в особые одежды, состоящие из оранжевого бархатного супервеста, обшитого золотой бахромою, с черными широкими спереди и сзади бархатными крестами. Каждый кавалер ордена Святого Георгия I и II степени «имел вход при дворе за кавалергардов» (т. е. имел право быть в почетном конвое императора), а кавалеры III и IV степени, как при дворе, так и во всех публичных местах и торжествах, «имели вход вместе с полковниками, хотя бы состояли в чинах ниже полковников».

    Во время орденского праздника у двери придворного собора императора и императрицу встречали санкт-петербургский митрополит, члены Синода и придворное духовенство. Затем в Георгиевском зале Зимнего дворца совершался молебен с возглашением многолетия всему императорскому дому и всероссийскому воинству, после чего митрополит окроплял святой водой августейших особ и находящиеся в зале знамена и штандарты.

    С 11 апреля 1849 г. в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в Москве на специальные мраморные плиты заносились имена георгиевских кавалеров.

    За всю историю дореволюционной России знаками ордена Святого Георгия I степени были отмечены 25 человек, в том числе 8 иностранцев. Первым 27 июля 1770 г., за блестящую победу над турецкой армией при Ларге и Кагуле, кавалером ордена Святого Георгия I степени стал выдающийся русский полководец ПА Румянцев-Задунайский. Среди кавалеров этой высшей военной награды были светлейший князь генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический, генералиссимус А. В. Суворов-Рымникский, генерал-аншеф граф А. Г. Орлов-Чесменский, генерал-аншеф граф П. И. Панин, князь генерал-аншеф В. М. Долгорукий-Крымский, адмирал В. Я. Чичагов, граф генерал от кавалерии Л. Л. Беннигсен, генерал-фельдмаршал Пруссии Г. А. Блюхер, австрийский генералиссимус К. Ф. Шварценберг, английский генерал-фельдмаршал А. У. Веллингтон и другие.

    Знаками ордена Святого Георгия II степени было удостоено 125 человек. Первыми из них, 27 июля 1770 г., стали генералы П. Г. Племянников, Н. В. Репнин и Ф. В. Боур, проявившие мужество и полководческий талант в сражении под Кагулом. Первым из 645 георгиевских кавалеров III степени был подполковник 1-го Гренадерского полка Ф. И. Фабрициан, удостоенный этой награды 8 декабря 1769 г. за взятие г. Галаца во время Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. В ходе этой войны 3 февраля 1770 г. стало известно и имя первого кавалера ордена Святого Георгия IV степени премьер-майора Каргопольского Карабинерского полка Р. Фон Паткуля, отличившегося в сражении у местечка Добр.

    Полными кавалерами ордена Святого Георгия, то есть имеющие знаки этого ордена всех четырех степеней было всего четверо — генерал-фельдмаршалы М. И. Голенищев-Кутузов, М. Б. Барклай-де-Толли, И. И. Дибич-Забалканский и И. Ф. Паскевич-Эриванский.

    В истории ордена есть и единственный случай коллективного награждения. В 1916 г. французская крепость Верден за мужество ее защитников при обороне так называемого Верденского выступа была отмечена знаком ордена Святого Георгия IV степени.

    С 1 сентября 1869 г. к ордену Святого Георгия было причислено «Золотое оружие» с георгиевским темляком (лентой) и Георгиевским крестом на эфесе, введенного для награждения генералов, адмиралов, штаб- и обер-офицеров. По орденскому статуту 10 августа 1913 г. такое оружие получило наименование «георгиевского». В число удостоенный этой почетной награды входил знаменитый русский полководец генерал А. А. Брусилов. Он был отмечен Георгиевским оружием — золотой шашкой с бриллиантами за разгром австро-венгерских войск в конце мая 1916 г. (Брусиловский прорыв).

    Существовали также особые георгиевские отличия — знамена и серебряные трубы (с прикрепленными к ним георгиевскими крестами и георгиевскими лентами), которыми награждались отличившиеся в действиях против неприятеля целые воинские части. Первые георгиевские знамена были пожалованы четырем полкам — Таврическому, Московскому, Смоленскому и Архангелогородскому за кампанию 1799 г. против наполеоновских войск, а первые георгиевские трубы — гренадерскому Московскому и драгунскому Стародубскому полкам за кампанию 1810 г. в период Русско-турецкой войны 1806–1812 гг.

    В 1819 г. был учрежден Георгиевский кормовой флаг — высшая награда за воинскую доблесть боевых кораблей российского военно-морского флота. Впервые им был награжден линейный корабль «Азов» за героизм, проявленный его матросами и офицерами под командованием капитана I ранга М. П. Лазарева (впоследствии известного адмирала) в Наваринском сражении 1827 г. с турецко-египетским флотом.

    13 февраля 1807 г. для «нижних воинских чинов, кои в сухопутных и морских войсках наших, действительно служа, отличатся противу неприятеля отменной храбростью» был учрежден «Знак отличия Военного ордена» — номерной серебряный крест на георгиевской ленте с изображением Георгия Победоносца на лицевой стороне и монограммой из двух букв «СГ» (Святой Георгий) на обороте. С 29 августа 1844 г. для награждения нехристиан стали чеканить кресты, где на лицевой стороне изображался не Святой Георгий Победоносец, а двуглавый императорский орел.

    19 марта 1856 г. Знак отличия Военного ордена был разделен на четыре степени: I и II степени — золотые кресты, а III и IV степени — серебряные (I и II степень имели на георгиевской ленте бант).

    С 10 августа 1913 г. он получил официальное название «Георгиевский крест» и был причислен к ордену Святого Георгия. Приказом по кабинету военного министра № 26 от 3 июля 1917 г. разрешалось награждать офицеров по решению общего собрания личного состава подразделения солдатским Георгиевским крестом, а нижних чинов знаком ордена Святого Георгия IV степени. В том и другом случае на ленте георгиевской награды полагалась металлическая лавровая ветвь.

    Награждение Георгиевским крестом проводилось последовательно, начиная с IV степени. Это была награда для наиболее мужественных и отважных воинов, совершивших боевой подвиг, например, захвативших вражеское знамя или штандарт, взявших в плен неприятельского офицера или генерала, первых вошедших во время штурма во вражескую крепость или при абордаже на борт неприятельского судна, спасших в боевых условиях жизнь офицера.

    Знак отличия Военного ордена № 1 получил унтер-офицер Кавалергардского полка Е. И. Митюхин за отличие в бою с французами под Фридландом 2 июня 1807 г.

    Тогда же, в 1807 г., Знака отличия Военного ордена удостоилась за спасение офицера легендарная «кавалерист-девица» Н. А. Дурова. Солдатскими георгиевскими крестами были награждены участники Бородинского сражения будущие декабристы М. И. Муравьев-Апостол и И. Д. Якушкин.

    Всего же георгиевскими крестами за все войны с наполеоновской Францией было пожаловано около 15 тыс. человек, в том числе более 6,7 тыс. — за Отечественную войну 1812 г. В период Крымской войны 1853–1856 гг. этой наградой было отмечено более 21 тыс. героев, за Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. — около 46 тыс., а за Русско-японскую войну 1904–1905 гг. — 87 тыс. К 1917 г. количество награждений георгиевскими крестами всех степеней достигло 1 млн 366 тыс.

    3 августа 1878 года была учреждена медаль «За храбрость» на георгиевской ленте. Она подразделялась на четыре степени — I и II степени — золотые медали, а III и IV степени — серебряные (I и II степени имели бант на георгиевской ленте). С 10 августа 1913 г. медаль «За храбрость» была переименована в Георгиевскую и причислена к ордену Святого Георгия. Георгиевская медаль предназначалась для награждения нижних чинов за мужество и храбрость, проявленные в военное и мирное время, а также для лиц, не принадлежавших к составу армии и флота, но проявивших отвагу в военное время. К 1917 г. состоялось более 1,5 млн награждений Георгиевскими медалями.

    Продолжая боевые традиции русской армии в годы Великой Отечественной войны 8 сентября 1943 г. был учрежден орден Славы трех степеней. Его статут так же, как и желто-черная расцветка ленты, напоминали о солдатском Георгиевском кресте.

    Затем георгиевская лента, подтверждая традиционные цвета российской воинской доблести, украсила многие солдатские и современные российские наградные медали и знаки. 2 марта 1992 г. Указом президиума Верховного Совета РСФСР «О государственных наградах Российской Федерации» было принято решение о восстановлении российского Военного ордена Святого Георгия и Знака отличия «Георгиевский крест».

    Указом Президента Российской Федерации от 2 марта 1994 г. в редакции от 1 июня 1995 г. в статье 26 сказано: «В системе государственных наград сохраняются военный орден Святого Георгия и Знак отличия — “Георгиевский Крест”». Так продолжилась боевая связь поколений, прославивших свою Родину в борьбе с иноземными захватчиками.

    Георгиевские регалии являются символами самоотверженного исполнения воинского долга и любви к Отечеству, а Святой Георгий, принявший мученическую смерть за христианскую веру, высоко почитаем. Не случайно в Санкт-Петербурге, к 300-летию со дня основания, в Купчине на проспекте Славы заложен храмовый комплекс с церковью, носящей имя Святого Георгия Победоносца. Этот комплекс должен стать центром международного «Георгиевского движения», программа которого получила благословение митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Ее развертывание будет способствовать возвращению Санкт-Петербургу его роли уникального центра мировой и российской духовности и культуры. Ведь святой великомученик Георгий Победоносец олицетворяет не только победу воина и христианина, но и воплощает в себе победу христианских идеалов.

    (По материалам В. Буркова)

    3. Георгиевские медали

    Георгиевская медаль была учреждена 10 августа 1913 г. вместо медали «За храбрость», учрежденной в 1878 г., и причислена к Военному ордену Святого великомученика и победоносца Георгия.

    Изменение статута медали было вызвано особенностями боя на суше и на море и с чрезвычайным развитием техники военного и морского дела. Кроме того, медаль предназначалась для отличия тех нижних воинских чинов, деяния которых не подходили под требования статута Георгиевского креста, и лиц, не принадлежащих к составу армии и флота.


    Георгиевской медалью могли быть награждены:

    1. В военное время:

    — Нижние воинские чины за проявленные ими подвиги мужества и храбрости в военное и мирное время. — Лица, не имеющие воинского звания и даже не принадлежащие к составу армии и флота, но лишь за отличия, оказанные в бою против неприятеля.

    Георгиевская медаль имела четыре степени:

    — I степень: золотая медаль, носимая на груди на Георгиевской ленте, с бантом, на лицевой стороне которой было изображение Императора Николая II; на обратной стороне медали указаны степень и номер медали, а также присутствует надпись «за храбрость»;

    — II степень: такая же золотая медаль, носимая на груди на Георгиевской ленте без банта;

    — III степень: такая же серебряная медаль, носимая на груди на Георгиевской ленте с бантом;

    — IV степень: такая же серебряная медаль, носимая на груди на Георгиевской ленте без банта.

    Количество лиц, награжденных Георгиевской медалью, согласно статуту не ограничивалось. Георгиевская медаль носилась на колодке левее всех орденов и левее Георгиевского креста, но правее всех остальных медалей и знаков отличия.

    Основанием для награждения служили следующие деяния:

    — Оказание отличного воинского подвига, не подходящего под точный смысл указаний статута Георгиевского креста.

    — Оказание выдающейся храбрости в составе особо отличившихся среди прочих воинских частей, на которые по усмотрению главного военачальника назначено определенное количество Георгиевских медалей.

    — Кто из нижних чинов строевой части выделится блистательным и доблестным выполнением своего долга в бою, в обстоятельствах исключительной трудности, причем последние точно должны быть указаны.

    — Кто из нижних чинов, исполняя необходимые для успеха боя вспомогательные обязанности по ведению артиллерийского, пулеметного или ружейного огня, или по поддержанию связи между частями войск или судами морского отряда или эскадры, выкажет при исполнении таковых выдающееся самоотвержение.

    — Кто из нижних чинов, под сильным и действительным огнем неприятеля, при работах: на позиции, в крепости, на переправе, в мастерской, лаборатории, минном складе, на ж/д сооружении, телеграфе, телефоне, осветительной станции, доке, госпитале и т. п., проявит самоотвержение и мужество.

    — Кто, совершая подвиг, достойный награждения Георгиевским крестом, не мог довести его до конца по причине ранения.

    — Кто из фельдшеров и санитаров, находясь в течении всего боя в боевой линии, под сильным и действительным огнем, проявляя необыкновенное самоотвержение, будет оказывать помощь раненым или, в обстановке чрезвычайной трудности, вынесет раненого или убитого.


    2. В мирное время:

    — Кто при стычке с превосходящим числом злоумышленников, оказывающих вооруженное сопротивление, примером личной храбрости и неустрашимости ободрит своих товарищей и тем будет способствовать успешному окончанию дела.

    — Кто в стычке с вооруженными злоумышленниками, спасет жизнь своего начальника или освободит его.

    — Кто при нападении превосходного числа злоумышленников сохранит за выбытием начальника порядок в команде и своей отвагой и распорядительностью будет способствовать их задержанию.

    — Кто в обстановке, близкой к боевой, исполнит, при условии чрезвычайной опасности, важное служебное поручение.

    — Кто при исполнении обязанностей пограничной службы возьмет с боя контрабандное судно, или первый взойдет на таковое во время вооруженного сопротивления.

    — Часовой, который при вооруженном нападении на занимаемый им пост превосходного числа злоумышленников, при особо трудных условиях, отразит таковое, оказав мужественное сопротивление.

    — Кто при нападении превосходного числа злоумышленников на вверенное его охране лицо, имущество или здание отразит нападение.

    — Кто при схватке со злоумышленниками, будучи тяжело ранен, останется в деле до его окончания.

    — Кто из нижних чинов в мирное время совершит один из подвигов, удостаиваемых награждения Георгиевской медалью в военное время. (Георгиевская медаль не должна жаловаться за те подвиги и заслуги, которые предусматривались уставом о знаке отличия ордена Святой Анны — Анненской медали.)

    Лица, не имеющие воинского звания, а также и лица женского пола могут награждаться Георгиевской медалью за подвиги, предусмотренные статутом Георгиевского креста и пунктом статута Георгиевской медали о санитарах и фельдшерах.

    Георгиевская медаль жаловалась по старшинству, начиная с IV степени. Порядок награждения Георгиевской медалью был установлен двояким образом:

    — Когда кто-либо из нижних чинов или лиц не воинского звания оказал особую личную храбрость. В этой части порядок награждения совпадает с порядком награждения Георгиевским крестом статута 1913 г.

    — Когда в деле против неприятеля будут замечены особо отличившимися: по сухопутным войскам, Главнокомандующим или Командующим армией — какой-либо полк или иная команда, а по флоту главнокомандующим или командующим флотом — какой-либо корабль.

    В1915 г. был уменьшен состав золота в медалях I и II степеней с 90–99 % до 50–60 %. Для чеканки медалей с уменьшенным содержанием золота использовался сплав золота и серебра с последующим поверхностным золочением высокопробным золотом. Это было связано с экономическими трудностями в результате начавшейся Первой мировой войны. А в 1917 г. медали по новому положению стали чеканить из недрагоценных металлов и на медалях появились буквы «Ж. М.» — в левой нижней части оборотной стороны у самого гурта правее порядкового номера на всех знаках I и II степени. На III и IV степенях чеканились буквы «Б. М.». А на лицевой стороне таких медалей вместо портрета императора чеканилось изображение святого Георгия (всадника на коне, копьем поражающего змея).

    (По материалам сайта «Наградные медали и кресты царской России»)

    4. Георгиевское знамя лейб-гвардии Гренадерского полка

    26 августа 2003 г. в Эрмитажном театре состоялась церемония передачи Государственному Эрмитажу; Государственному Русскому музею и Государственному музею-заповеднику «Царское Село» историко-художественных ценностей, утраченных в годы Гражданской и Великой Отечественной войн и возвращенных в Россию в мае-июле 2003 г.

    С 1957 г. в Лондоне в казармах Гренадерского полка королевской гвардии хранилось георгиевское знамя лейб-гвардии Гренадерского полка Российской императорской армии. Этот стяг участвовал в победах русской армии в Крымской и Турецкой войнах, в Первой мировой войне и был вывезен офицерами Гренадерского полка после поражения белой армии в Париж, а затем передан на хранение в Музей лейб-гвардейского полка Великобритании. Начиная с 1994 г. после визита королевы Великобритании Елизаветы II Государственный Эрмитаж начал работу по выяснению возможности возвращения знамени на родину.

    Казанская икона Божией Матери. XVII в.

    Янтарная комната. Неизвестный художник

    Орден Святого апостола Андрея Первозванного

    Императрица Елизавета Алексеевна с орденом Андрея Первозванного. Художник Ж.-J1. Монье
    Император Николай II в форме флигель-адъютанта лейб-гвардии Конного полка со звездой ордена Св. Андрея Первозванного. Художник Э. К. Липгарт
    Императрица Александра Федоровна в парадном придворном костюме со звездой и лентой ордена Св. Екатерины. Художник И. С. Галкин
    Князь, генерал-фельдмаршал П. А. Зубов в полном облачении кавалера ордена Св. Андрея Первозванного. Художник И.-Б. Лампи-старший
    Орден Св. Анны 1-го класса. Военный и гражданский вариант

    Орден Св. Александра Невского

    Николай II с орденом Св, Владимира. Художник Г. Манизер

    Орден Св. Георгия 1-го класса

    Знаки отличия военного ордена Св. Георгия (Георгиевские кресты)

    «Орденский» Георгиевский сервиз. Завод Гарднера

    Шлем великого князя Ярослава Всеволодовича, найденный в 1808 г.

    Алмазный венец царевича Ивана Алексеевича

    Алмазная шапка царя Петра Алексеевича

    Шапка Мономаха

    Большая Императорская корона
    Императорская держава

    Саккос митрополита Петра. XVI в.

    Малый саккос митрополита Фотия. XVI в.
    Императорский скипетр с алмазом «Орлов»

    Алмаз «Шах»

    С 2001 г. эта работа продолжилась совместно с Департаментом по сохранению культурных ценностей, который обратился к командиру Гренадерского полка королевской гвардии с просьбой передать драгоценную реликвию России. Командование Гренадерского полка королевской гвардии положительно откликнулось на просьбу российской стороны. Георгиевское знамя лейб-гвардии Гренадерского полка было передано Президенту Российской Федерации В. В. Путину во время его официального визита в Великобританию 24–27 июня 2003 г.

    Георгиевское знамя лейб-гвардии Гренадерскому полку в 1856 г. вручил император Александр II. Под этим знаменем полк воевал в Крымской и Турецкой войнах, в Первой мировой войне. После 1917 г. группе офицеров полка удалось вывезти знамя и наконечник за границу. В 1957 г. оставшиеся в живых офицеры передали реликвию на хранение Гренадерской гвардии Великобритании.

    Как сообщил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, впервые знамя было выставлено в России на яхте королевы Великобритании Елизаветы II во время ее официального визита в Россию в 1994 г. Тогда же Михаил Пиотровский обратился к герцогу Эдинбургскому с просьбой вернуть знамя в Россию. Спустя 9 лет, уже во время визита в июне 2003 г. Президента России Владимира Путина в Великобританию, знамя было передано России, а президент распорядился отдать его на хранение в Эрмитаж.

    5. Военный орден Святого Георгия

    В 1807 г. при ордене Святого Георгия была учреждена награда для нижних чинов — знак отличия Военного ордена Святого Георгия. Заслужить такую награду можно было, лишь совершив подвиг на поле боя, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен неприятельского офицера, первым во время штурма войдя во вражескую крепость и др.

    Изготавливался знак отличия на Санкт-Петербургском монетном дворе и представлял собой серебряный крест, без эмали. С лицевой стороны в центральном медальоне был изображен Святой Георгий на коне, а на оборотной стороне — вензель из инициалов «С. Г.». Носили знак на ленте ордена Святого Георгия. Поначалу Знаки не нумеровались, и только указом от 23 января 1809 г. император Александр I повелел собрать сведения о ранее награжденных, упорядочить их учет и вырезать на выданных ранее знаках номера. Пронумеровано было более 9 тыс. знаков отличия. С этого момента номера начали выбивать на знаках пуансонами на монетном дворе.

    Самые первые знаки отличия очень редки, в музейных и частных собраниях их — единицы. Приобрести такой предмет в коллекцию практически невозможно.

    До начала Отечественной войны 1812 г. было награждено около 12 тыс. человек, а за войну такой награды удостоились около б тыс. человек. Знаки периода войны 1812 г. также очень редки. За отличия в заграничных походах 1813–1815 гг. было выдано более 20 тыс. знаков, и они встречаются чаще, так как среди награжденных было довольно много союзников.

    Следует отметить также знаки отличия, выданные в 1839 г. ветеранам прусской армии. У них на верхнем луче помещался вензель императора Александра I. Отличалась и нумерация: слева на луче выбивался знак номера, а справа — сам номер. Всего было выдано 4264 Знака отличия из 4500 отчеканенных.

    За персидскую и турецкую войны 1826–1829 гг. выдали несколько тысяч знаков, среди них могут встретиться кресты, выданные морякам. Знаки отличия были также выданы за подавление польского восстания в 1831 г. и за поход в Венгрию и Трансильванию в 1849 г. Значительно чаще встречаются Знаки отличия за Кавказские войны и Крымскую кампанию 1853–1856 гг. Самый большой номер бесстепенного креста 113 248.

    С 1856 г. знак отличия Военного Ордена Святого Георгия был разделен на четыре степени. I и II степени чеканились из золота, а III и IV — из серебра. Награждение производилось с низшей, IV степени. Знаки I и III степеней носились на ленте с бантом. Некоторые герои Крымской войны получили уже степенные знаки отличия. Была начата новая нумерация. На знаках отличия, имевших номера не более трехзначного, на левом луче помещался знак номера, а на правом — его цифры. На знаках с четырехзначными номерами цифры размещали по две на левом и правом лучах.

    Знаки отличия IV степени, выданные за Крымскую войну, довольно редки, а знаки III и более высоких степеней встречаются еще реже. К редким наградам относятся также:

    — знаки за покорение Чечни и Дагестана 1857–1859 гг., а также за Западный Кавказ 1859–1862 гг;

    — знаки за походы в Среднюю Азию.

    В Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. велись крупномасштабные боевые действия, и Знаков отличия выдано довольно много — более 50 тыс.

    Нечасто встречаются знаки за Ахал-Текинскую экспедицию и непосредственно штурм крепости Геок-Тепе в 1881 г.

    В Русско-японскую войну 1904–1905 гг. было выдано более 100 тыс. знаков. В эту войну среди кавалеров было довольно большое количество моряков. Особняком стоят Знаки отличия, выданные за сражение 27 января 1904 г. морякам с крейсера 1-го ранга «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Еще реже встречаются знаки отличия моряков 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского, полученные за Цусимское сражение.

    Наибольшая нумерация крестов до 1913 г.: I степень — № 1825, II степень — № 4320, III степень — № 28 050, IV степень — № 205 336. Отдельно следует отметить знаки отличия для лиц нехристианского вероисповедания. Учрежденные в 1844 г., они сначала не имели степеней, а в 1856 г. также были разделены на 4 степени. I степень выдавалась всего 29 раз (из 100 номеров), II — 269 раз, III — 821, IV — 4619 раз. Эти знаки отличались от обычных тем, что в центральном медальоне с лицевой и оборотной сторон помещалось изображение гербового орла. Все знаки для «иноверцев» — очень редкие.

    С 1913 г. был утвержден новый статут. Знак отличия получил название «Георгиевский крест». Лицам нехристианского вероисповедания стали выдавать обычные кресты. За годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. было очень большое количество награждений. По внешнему виду кресты отличались от знаков отличия незначительно, теперь и на четырех- и пятизначных крестах перед первой цифрой помещался знак номера. Кресты немного легче знаков отличия и с более косой вырубкой.

    В 1915 г. кресты I и II степеней стали чеканить из золота 600-й пробы, а с 1916 г. — из желтого металла. «Георгии» III и IV степеней чеканилась из белого металла.

    Среди крестов времени Первой мировой войны наибольшую редкость представляют кресты I и II степеней из золота 900-й пробы. К сожалению, кресты периода после 1913 г. практически невозможно атрибутировать. Полные списки составлены только до 1913 г. и сейчас хранятся в Санкт-Петербурге, в Российском государственном историческом архиве. По крестам Первой мировой списки не существуют, хотя работа по их созданию по отдельным гвардейским полкам сейчас ведется под эгидой Общества ревнителей истории ордена Святого Георгия и георгиевских наград. Списки составляются на основе приказов о награждении, хранящихся в Российском государственном военно-историческом архиве.

    (По материалам Д. Максимова, журнал «Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования»)

    6. Орден Святой великомученицы Екатерины

    Эпоха Петра I — это время зарождения отечественной орденской системы, когда наряду с первыми российскими орденами Святого апостола Андрея Первозванного и Святого благоверного великого князя Александра Невского появляется первый и единственный дамский орден в России — орден Святой великомученицы Екатерины. История его учреждения необычна и связана с военными событиями первой четверти XVIII в.

    20 ноября 1710 г. подстрекаемая шведским королем Карлом XII при содействии австрийской и французской дипломатии Турция объявила войну России, и крымские татары вторглись в пределы Украины. В ответ на это 25 февраля 1711 г. в Москве было принято решение о начале военных действий с Османской империей. План русской кампании состоял в том, чтобы подойти к Дунаю и, развернув военные действия на чужой территории, добиться решающей победы. В конце июня 1711 г. основные силы Петра I и молдавского господаря Д. Кантемира — союзника России в этой войне против Турции, переправились через Прут и у урочища Новые Станилешты образовали укрепленный лагерь. Сюда же подошли и главные силы турецких войск под командованием великого визиря Баталджи-паши и крымского хана Давлет-Гирея.

    9 июля 1711 г. турецко-татарская конница и янычары окружили русский лагерь и предприняли его штурм, но с большими потерями отошли назад. Однако положение русских войск было крайне тяжелым. Петр I писал тогда Сенату: «Сим извещаю вам, что я со своим войском без вины или погрешности со стороны нашей, но единственно только по полученным ложным известиям, в четырех-краты сильнейшею турецкою силою так окружен, что все пути к получению провианта пресечены, и что я, без особливня Божией помощи ничего иного предвидеть не могу, кроме совершенного поражения, или что я впаду в турецкий плен».

    В этот критический момент жена Петра I Екатерина, разделявшая с ним все тяготы походной жизни, проявила необыкновенное самообладание и находчивость. Она пожертвовала для «подарка» великому визирю все свои драгоценности, что значительно облегчило переговоры с турецкой стороной. Почетная капитуляция спасла царя и его войско от гибели или плена.

    12 июля 1711 г. русская армия двинулась в обратный путь. 22 июля она переправилась через Прут и 1 августа форсировала Днестр. Датский посол Юст Юль писал в своем дневнике: «Как только вся армия перешла через Днестр, царь приказал отслужить благодарственный молебен и торжествовать салютными залпами чудесное свое избавление на Пруте, устроенное Богом».

    Тогда же в честь этого события Петр I задумал учредить новый орден Свобождения (или Освобождения) и наградить его знаками Екатерину, отметив таким образом ее заслуги в этом неудачном Прутском походе 1711 г. Устав ордена был напечатан в 1713 г., но датой его учреждения считается 24 ноября 1714 г., когда в день тезоименитства Екатерины I, после праздничного богослужения, Петр I собственноручно возложил на нее знаки первого российского дамского ордена.

    К этому времени учредитель ордена уже избрал для него небесного покровителя — святую великомученицу Екатерину, именем которой и стал называться новый высший знак отличия. Жена же царя стала начальницей (орденмейстером) ордена Святой Екатерины и единственным человеком в петровское время, удостоенным этой награды.

    По уставу орден Святой Екатерины был разделен на два класса, т. е. имел две степени — большого креста и меньшего (или кавалерственного). Соответственно награжденные именовались: I степени — дамы большого креста и II степени — дамы меньшего креста, или кавалерственные дамы. Большой крест, кроме особ царской (императорской) крови, могли одновременно иметь 12 российских дам из ближайшего окружения императрицы, а меньший крест — 94 кавалерственные дамы, включая и иностранных. Девиз ордена: «За любовь и Отечество». Ордену также были присвоены следующие знаки: золотой крест (медальон), белая с золотой каймой лента и восьмиконечная серебряная звезда.

    Окончательную редакцию статут ордена Святой Екатерины получил 5 апреля 1797 г. по «Установлению о Российских Императорских орденах» Павла I.

    Главой ордена, или орденмейстером, считалась императрица (хотя бы и овдовевшая), а диаконисой — супруга наследника престола или старшая из великих княгинь. Знаки ордена — большие и малые кресты — отличались только размерами. Орденский крест представлял собой овальный медальон с бриллиантами. На лицевой стороне медальона изображена сидящая святая Екатерина в белом хитоне и красной епанче (плаще), в ее правой руке — большой белый крест, в центре которого помещен малый крест, украшенный бриллиантами, а в левой — пальмовая ветвь. Над головой святой Екатерины буквы: «С. В. Е.» (святая великомученица Екатерина), между концами креста — «DSFR» («Domine Salvum Fac Regem» — «Господи, спаси царя»). Эта аббревиатура прямо указывала на прутские события 1711 г. и на роль в них Екатерины I. На оборотной стороне медальона изображено орлиное гнездо с птенцами на руинах башни, у подножья которой чета орлов, истребляющих змей. Вверху, по окружности, на белой ленте латинская надпись: «Aequant munia comparis» («Трудами сравнивается с супругом»). Пояснительная надпись имеет в виду не только Екатерину I, но и большинство последующих награжденных, являющихся женами видных государственных и военных деятелей России. Серебряная восьмиконечная орденская звезда имела в центре на красном поле серебряный крест на серебряном полукружии. По окружности золотыми буквами дан девиз ордена: «За любовь и Отечество».

    По статуту 1797 г. была установлена лента нового образца — красная с серебряной каймой. Большой орденский крест I степени прикреплялся к банту из орденской ленты, на котором был вышит серебряными нитями девиз ордена. Бант с орденским крестом крепился на ленте через правое плечо, а звезда располагалась на груди слева. Орденский крест II степени носился на банте из орденской ленты на левой стороне груди. Звезда к этой степени ордена не полагалась. Указом от 20 октября 1856 г. в описании орденских знаков были сделаны уточнения: крест ордена I степени стал украшаться бриллиантами, а II степени — алмазами.

    По «Установлению о Российских Императорских орденах» 1797 г. ежегодно 24 ноября отмечался орденский праздник, который проходил в церкви Святой Екатерины в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге, а с 20 августа 1845 г. — в церкви училища ордена Святой Екатерины на р. Фонтанке в Санкт-Петербурге.

    Дамы, удостоенные знаков ордена Святой Екатерины, одевали специальное платье: супервест из серебряного глазета с вышивкой золотыми нитями, с золотыми шнурками и кистями; зеленый бархатный шлейф и зеленую бархатную шляпу с полукружием. Императрица, кроме того, одевала поверх супервеста зеленую бархатную с горностаями епанчу.

    Знаки ордена Святой великомученицы Екатерины I степени получали все «…Великие княжны при Святом Крещении и Княжны крови императорской, имеющие титул высочества, по достижении совершеннолетия».

    В основном же орденские знаки вручались чаще всего «во внимание к заслугам мужа». Так, среди дам, пожалованных орденскими знаками Святой Екатерины были Е. И. Голенищева-Кутузова, Е. И. Барклай-де-Толли, Е. М. Румянцева, Н. А. Репнина, Н. В. Салтыкова, М. В. Кочубей и др. Есть в этом списке, насчитывающем 734 фамилии, и имя Е. Р. Дашковой — крупной деятельницы русской культуры, президента Российской академии наук.

    Орден Святой великомученницы Екатерины занимался просветительской и благотворительной деятельностью, управлял Смольным институтом благородных девиц в Санкт-Петербурге. За счет единовременных взносов дам — кавалеров ордена и казенных ассигнований выделялись необходимые средства на содержание Мариинского (женского) института и училища ордена Святой Екатерины в Санкт-Петербурге, а также на помощь выпускницам этих заведений.


    P.S. Единственным кавалером (мужчиной) ордена стал в феврале 1727 г. князь А. А. Меншиков.

    Кстати, распространенный обычай перевязывать младенцев женского пола лентой розового цвета восходит к вышеупомянутому обычаю награждать каждую родившуюся великую княжну орденом Святой Екатерины. Цвет орденской ленты — розовый.

    (По материалам В. Буркова)

    7. Орден Святой Анны

    Орден Святой Анны — орден, учрежденный в 1735 г. как частная награда и в 1797 г. введенный императором Павлом I в иерархию государственных наград Российской империи для отличия широкого круга государственных чиновников и военных.

    Статут ордена утвержден в 1829 г. Он имел 4 степени, низшая, IV степень предназначалась для награждения только за боевые заслуги (самый младший офицерский орден). По старшинству орден стоял на ступень ниже ордена Святого Владимира и был самым младшим в иерархии орденов Российской империи до 1831 г. Всего орденом Святой Анны награждены сотни тысяч человек.

    В 1725 г. Петр I выдал свою старшую дочь Анну за голштейн-готторпского герцога Карла Фридриха. В 1728 г. Анна Петровна умерла в немецком герцогстве вскоре после родов. 14 февраля 1735 г. герцог в память о любимой жене учредил орден Святой Анны (по имени праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы). Орден имел одну степень, число кавалеров ограничивалось пятнадцатью. Право на награждение давал чин от полковника и выше.

    После смерти в 1739 г. Карла Фридриха престол герцогства Голштинского перешел к его сыну от Анны Петровны, Карлу Петру Ульриху. Когда в 1742 г. бездетная российская императрица Елизавета провозгласила своего племянника наследником Российского престола под именем Петра Федоровича, тот переехал в Россию и привез с собой орден Святой Анны.

    Сразу же по его приезде были произведены награждения этим орденом, первым был пожалован сын фельдмаршала Шереметева. После смерти Елизаветы Петр стал российским императором 5 января 1762 г. по новому стилю. Правил он всего полгода и был убит в результате заговора, так что ордену не суждено было стать государственной наградой Российской империи при сыне Анны Петровны.

    Голштинский орден перешел по наследству к сыну Петра III, Павлу, родившемуся в 1754 г. Его мать, императрица Екатерина II, относилась к ордену как любимой игрушке сына, дозволяла ему жаловать российских сановников от его имени, но по собственному выбору. В одной из записок к графу Н. И. Панину, воспитателю Павла, она пишет: «Скажи, пожалуй, сыну моему, чтоб он, для моего сегодняшнего дня, 22 сентября, надел свою кавалерию на смоленского губернатора для ран его, на моего гофмаршала для чести дара моего, на сибирского губернатора, дабы в шести тысячах отселе верст люди видели, что их труды не тщетны, на господина Теплова, дабы он скорее выздоровел».

    Чтобы скрыть от матери награждения, совершенные по своему выбору, Павел велел изготовить маленькие копии ордена, которые возможно было навинтить на эфес шпаги и легко прикрыть от нежелательных глаз.

    В 1770 г. великий полководец А. В. Суворов заслужил свою первую награду — голштинский орден Святой Анны «по соизволению ее величества, от его императорского высочества государя Цесаревича». А его отец, генерал-поручик В. И. Суворов, заслужил этот орден еще при Елизавете Петровне. Будущий фельдмаршал Кутузов также удостоился ордена Св. Анны в 1789 г., когда тот еще не имел статуса государственной российской награды.

    В день коронации Павла 5 апреля 1797 г. орден Святой Анны был причислен к государственным орденам Российской империи и разделен на три степени. Орден III степени носился на наружной стороне шпажной чашки и предназначался для награждения исключительно младших офицеров за боевые заслуги. Ордена I и II степеней украшались бриллиантами или «алмазами» (алмазами в то время называли граненые камешки горного хрусталя).

    В Отечественную войну 1812 г. награждено 225 человек орденом Святой Анны I степени (в том числе 54 — с бриллиантами). Из них за исключением одного полковника все генерал-лейтенанты и генерал-майоры, а также 3 гражданских лица соответствующего класса по табелю.

    28 декабря 1815 г. орден был разделен на 4 степени, IV степень стала носиться на оружии. Так как орденский знак IV степени на оружии был малого размера и красного цвета, то получил неофициальное прозвище «Клюква».

    В 1828 г. к ордену III степени, выданному за боевые заслуги, прилагался бант, чтобы отличать от кавалеров, получивших III степень за гражданские заслуги. В 1829 г. вышел статут ордена, закрепивший все ранее сделанные изменения. Кавалерам IV степени разрешалось добавить надпись «За храбрость» на эфес холодного оружия, а сам орден официально именовался «Орден Святой Анны IV степени “За храбрость”. Было отменено украшение “алмазами” знаков ордена I и II степеней для российских подданных, но сохранилось для награждения иностранцев. Взамен ввели подразделения на знак ордена с императорской короной и без нее.

    С 1847 г. орденом III степени стали награждать чиновников «за беспорочную 12-летнюю службу в одной должности не ниже 8-го класса». Военным за выслугу лет орден давался за 8 лет хорошей службы в чине не ниже штабс-капитана.

    С августа 1855 г. бант к ордену III степени за боевые заслуги отменили, а взамен ввели для всех степеней (кроме IV) за боевые отличия два накрест лежащих меча. Если кавалер удостаивался ордена более высокой степени за гражданскую службу, то мечи переносились на новые знаки и крепились поверху. В декабре 1857 г. бант восстановили, чтобы отличать офицеров от гражданских лиц, получивших орден с мечами за боевые заслуги (чиновников на войне). Тогда же во время Крымской войны разрешено было давать гражданским врачам за боевые заслуги на поле боя IV степень, только не разрешалось делать надпись «За храбрость» на эфесе шпаги.

    В феврале 1874 г. отменили знаки ордена с императорской короной, введенные в 1829 г.

    I степень — Крест на ленте шириной 10 см через левое плечо, звезда на правой стороне груди; 350 или 200 руб. ежегодной пенсии;

    II степень — Крест на шее на ленте шириной 4,5 см (Анна на шее); 150 или 120 руб. ежегодной пенсии;

    III степень — Крест на груди на ленте шириной 2,2 см; 100 или 90 руб. ежегодной пенсии;

    IV степень — Крест на эфесе холодного оружия («Клюква») с темляком из орденской ленты; 50 или 40 руб. ежегодной пенсии.

    При пожаловании ордена высшей степени знаки низших степеней не носятся, за исключением знаков ордена IV степени на холодном оружии.

    В отличие от всех других российских орденов звезда ордена Святой Анны носилась не на левой, а на правой стороне груди.

    (После Октябрьской революции орден упразднен декретом ВЦИК в 1917 г.)

    Аннинское оружие

    Аннинское оружие — табельное холодное оружие офицера или чиновника (шпага, сабля, кортик) с прикрепленным к его эфесу знаком ордена Святой Анны IV степени. В отличие от наградного Золотого оружия кавалер Аннинского оружия награждался лишь знаком ордена и имел право прикрепить его к эфесу своей шпаги или сабли.

    Как рассказывалось выше, наследник престола Павел Петрович награждал своих любимцев этим орденом тайком от матери Екатерины II. Чтобы императрица не увидела знаков ордена, он велел сделать их маленькими и крепить на внутренней стороне эфеса шпаги. Исторический анекдот свидетельствует, что один из награжденных доложил Екатерине II о новом типе ордена, но она обратила все в шутку и решила не замечать проделки сына. После занятия российского престола Павел I сохранил знак на оружии как III степень государственного ордена Святой Анны. Выглядел он как маленький круглый медальончик с красным крестом внутри красного кольца. За 4 года своего царствования Павел пожаловал Аннинское оружие (или, другими словами, орден Святой Анны III степени) 890 офицерам.

    В 1815 г. сын Павла I, Александр I, добавил еще одну степень, сместив Аннинское оружие в IV степень.

    В статуте ордена Святой Анны 1829 г. оговорено, что знак IV степени может носиться на любом типе офицерского холодного оружия. По этому статуту офицер мог разместить на эфесе Аннинского оружия надпись «За храбрость».

    В период Крымской войны 1853–1856 гг. вышел Указ от 19 марта 1855 г., по которому для видимого отличия к IV степени полагался темляк (ленточное украшение) на оружие по цвету Аннинской ленты.

    В 1859 г. вышло постановление, которое определило Аннинское оружие для награждения обер-офицеров, то есть от прапорщика до капитана включительно.

    В 1913 г. награжденные Золотым Георгиевским оружием получили право прикреплять к нему маленький Георгиевский белый крестик. При этом кавалер Святой Анны IV степени мог одновременно крепить на том же оружии Аннинский красный крестик.

    (По материалам А. Симонова, А. Закатова)

    8. Орден Святого Александра Невского

    30 августа 1724 г. из Владимира в Санкт-Петербург были перевезены останки Александра Невского и преданы земле в монастыре, с тех пор носящем название Александро-Невская лавра. Монастырь был основан Петром I в 1710 г. на левом берегу Невы, на месте, где почти за полтысячелетия до этого, 15 июля 1240 г., войска под предводительством князя Александра наголову разбили шведов. За это сражение Александр, лично в нем отличившийся, получил почетное прозвание Невский. В 1380 г. великий князь Александр Невский был причислен церковью к лику святых.

    К началу XVIII в. на бывшем поле битвы рос лес, окруженный болотами. Решив основать монастырь именно здесь, на священном для россиян месте, Петр велел вырубить лес и осушить болота. Сюда и были перенесены в 1724 г. останки святого князя Александра. Тогда же или несколько ранее император задумал учредить новый орден — имени Александра Невского для награждения исключительно за военные заслуги. Но в самом начале 1725 г. Петр умер, так и не успев осуществить свое намерение.

    Первые награждения орденом были произведены в царствование его жены, императрицы Екатерины I. Поводом для них послужило бракосочетание дочери Петра и Екатерины царевны Анны со шлезвиг-гольштинским герцогом Карлом-Фридрихом 21 мая 1725 г.

    Среди восемнадцати человек, ставших в этот день кавалерами вновь учрежденного русского ордена, оказались лица не только военные, но и гражданские. Таким образом, намерение Петра учредить чисто военную награду не было выполнено. В числе получивших орден оказались четверо придворных голштинского герцога, прибывших с ним на бракосочетание в Санкт-Петербург. Еще одним гражданским лицом, получившим эту награду, стал обер-гофмейстер принцессы Анны С. К. Нарышкин. Остальные кавалеры имели воинские чины российской армии или флота: генерал-поручика (генерал-лейтенанта) Г. И. Бонн, П. П. Ласси (Пассий) и равный ему чин генерал-кригскомиссара — И. М. Головин; генерал-майора — Г. П. Чернышев, М. Я. Волков, А. П. Ушаков, И. И. Дмитриев-Мамонов, Г. Д. Юсупов, С. А. Салтыков, А. М. Девиер. Трое имели морские чины: вице-адмиралы А. И. Сивере и М. Х. Змаевич и шаутбенахт (контр-адмирал) Н. А. Сенявин.

    В число первых награжденных попал и единственный за все время существования ордена Александра Невского кавалер, имевший чин бригадира (по Табели о рангах помещавшийся между полковником и генерал-майором) Иван Лихарев.

    Следующим получил орден 30 июня 1725 г. генерал-поручик М. А. Матюшкин, сподвижник Петра. Незадолго до этого он отличился в Персидском походе, особенно при взятии Баку в 1723 г., за что император пожаловал его чином генерал-поручика. Оставленный в новозавоеванных провинциях в качестве командующего всеми российскими войсками, он здесь и получил присланные из Санкт-Петербурга знаки ордена Александра Невского.

    Эти первые награждения свидетельствуют о том, что орден был задуман как награда для лиц, имевших чин генерал-лейтенанта или генерал-майора. Но очередное награждение этим знаком отличия, которое состоялось 30 августа 1725 г., в день Святого Александра Невского, резко повысило значение ордена. Императрица Екатерина I возложила на себя знаки ордена Александра Невского, а вместе с ней получил награду еще 21 человек, в том числе польский король Август II Сильный и король Дании Фредерик IV. Кроме них были награждены состоявшие в родстве с российским императорским домом три герцога, российский канцлер граф Г. И. Головкин, генерал-фельдмаршалы A. Д. Меньшиков, М. М. Голицын и А. И. Репнин и равный им по чину генерал-фельдцейхмейстер (начальник всей русской артиллерии) Я. В. Брюс, два полных генерала и один полный адмирал, а также другие весьма высокие военные и гражданские русские и иностранные чины. Характерно, что среди них не оказалось ни одного генерал-майора, не говоря уж о людях более низких званий. Так и утвердился с этого времени орден Александра Невского как награда для лиц, имеющих, как правило, чин не ниже генерал-лейтенанта либо соответствующего ему гражданского чина тайного советника.

    Всего при Екатерине I орден Александра Невского был выдан, не считая императрицы, 63 лицам.

    Ко второй четверти и середине XVIII в. (до Екатерины II) орден Александра Невского был выдан около трехсот раз. Его кавалерами стали известные военачальники П. А. Румянцев, удостоенный награды в чине генерал-поручика в 1759 г. за отличие в сражении при Кунерсдорфе, знаменитый арап Петра Великого Абрам Петрович Ганнибал, награжденный в 1760 г. в чине генерал-аншефа, отец великого Суворова генерал-поручик B. И. Суворов, справедливо отмеченный в том же году за огромную работу в должности генерал-губернатора Пруссии во время Семилетней войны, и другие. Из лиц гражданских, получивших этот орден, — президент Академии наук К. Г. Разумовский (1746), один из учредителей Московского университета и первый его куратор И. И. Шувалов (1751), известный отечественный просветитель и общественный деятель И. И. Бецкой (1760), который создал несколько новых для России типов учебных заведений и благотворительных учреждений, в течение трех десятилетий стоял во главе Академии художеств и организовал первые в России художественные выставки.

    Получили в это время орден Александра Невского и монархи. Это польский король и саксонский курфюрст Август III (1736), прусский король Фридрих II (1743), а также царь Картли — знаменитый грузинский писатель, ученый и политический деятель Вахтанг VI (1728), вынужденный эмигрировать с семьей в Россию, когда усилившиеся происки турецких и иранских властей стали угрожать жизни его и близких. Орден получили также грузинские царевичи Балкар (1734) и Георгий (1758), имевшие чины генерал-лейтенантов российской армии.

    В 1731 г. александровским кавалером становится гетман Левобережной Украины Даниил Апостол, последний выборный украинский гетман. Следует также упомянуть небезызвестного Э. И. Бирона, будущего герцога Курляндского, фаворита Анны Иоанновны, получившего орден в 1730 г. еще в скромном звании камергера. Укрепившись у власти, он поспособствовал тому, чтобы в 1740 г. эту награду получили одновременно и его братья Петр и Карл. Правда, когда с «бироновщиной» было покончено, все награды и звания были у братьев отняты, но возвращены в 1762 г. Петром III.

    В истории XVIII в., особенно его первой половины, мы неоднократно встречаем сведения о лишении орденов в связи, как правило, с очередным переворотом и о последующем их возвращении «потерпевшему», когда к власти снова приходят его сторонники. Так было с не менее зловещей фигурой в истории России — Б. К. Минихом, кавалером всех высших российских орденов, добившимся награждения ими также своего брата Христиана-Вильгельма и сына Эрнста. Лишенные одновременно всех привилегий и наград в связи с очередным изменением политической ситуации, Минихи получили назад все потерянное после восшествия на престол Петра III.

    Страдали от политических переворотов и люди достойные. Так, Александр Иванович Румянцев, отец уже упоминавшегося П. А. Румянцева, получил орден Александра Невского в 1726 г. в чине генерал-майора. С воцарением Анны Иоанновны он был лишен этой награды, и лишь в 1735 г. последовало его вторичное награждение уже в чине генерал-поручика. Подобных примеров можно привести немало.

    Самое большое число новых кавалеров ордена Александра Невского в XVIII в. приходится на царствование Екатерины II — более двухсот пятидесяти. Им были награждены многие выдающиеся деятели: генерал-майор А. В. Суворов (1771), генерал от инфантерии М. И. Кутузов (1791), вице-адмирал Ф. Ф. Ушаков (1792). Среди лиц гражданских — тайный советник А. И. Мусин-Пушкин, известный историк и собиратель древних рукописей, открывший России гениальное «Слово о полку Игореве».

    Следует также упомянуть довольно длинный ряд фаворитов Екатерины II, каждый из которых старался использовать расположение императрицы для получения различных благ не только для себя, но и для родственников, друзей. А. Г. Орлов с братьями, Г. А. Потемкин с родственниками, Платон Зубов с братом — вот далеко не полный перечень людей, пополнивших списки кавалеров ордена Александра Невского в это время. Можно назвать и печально знаменитого московского оберполицмейстера Н. П. Архарова (награжден в 1785 г.), «прославившегося» своими бесчинствами по отношению к москвичам. В народе до сих пор бытует слово «архаровцы» — грустная память о его подручных-полицейских.

    В царствование Павла прибавилось еще около восьмидесяти Александровских кавалеров. 5 апреля 1797 г. император утвердил «Установление для российских орденов». По этому положению в России оставались лишь четыре ордена — в порядке старшинства: Св. Андрея Первозванного, Святой Екатерины, Святой Александра Невского и Святой Анны — объединенные Павлом «в единый Российский Кавалерский Чин или Орден, которого различные наименования не инако разумеемы быть имеют как разные оного класса». Это механическое объединение разных по многим характеристикам орденов в один не оправдало себя и вскоре после смерти Павла было отменено. Но «Установление» для четырех орденов, разработанное при Павле, стало основой их статутов и сохранилось без существенных изменений до конца империи.

    В нем мы впервые видим официальное описание знаков орденов, в том числе и Александра Невского. Приводим это описание строго по тексту 1797 г.:

    «Святого Александра Невского: Лента красная через левое плечо. Крест красный, имеющий в промежутках двуглавых орлов, а в середине изображение Святого Александра на коне. На другой стороне в белом поле его вензель с Княжескою Короною. Звезда серебряная, в середине которой в серебряном поле вензеловое имя Святого Александра Невского под Княжескою Короною. В окружности на красном поле Орденский девиз: за труды и Отечество, изображен золотыми буквами».

    Здесь же описывается особый орденский костюм, в котором кавалеры ордена Александра Невского должны были появляться при дворе в орденский праздник 30 августа и в другие дни, «когда повелено будет». Костюм состоял из красной бархатной епанчи, подбитой белою тафтою, с серебряным глазетовым крагеном (род верхней накидки на плечи). Звезда при этом помещалась на левой стороне груди и должна была быть «более обыкновенной». Под епанчу надевался белый супервест с золотым галуном, с изображением в центре прямого креста. Костюм дополняла черная шляпа с бело-красным пером и нашитым сбоку крестиком из узкой красной ленты «орденского» цвета. Позднее, в XIX в., появилась мысль добавить для ношения в особо торжественные дни и золотую эмалевую цепь наподобие Андреевской, но этот проект не был утвержден. Знаки орденов не разрешалось самостоятельно украшать драгоценными камнями.

    Павел учредил орденские «командорства», когда старшие по времени получения ордена кавалеры пользовались доходами с деревень, приписанных к ордену. Так, шесть самых старших кавалеров ордена Александра Невского имели право получать доходы с 600 крепостных душ каждый (безотносительно к имеющимся у них в личной собственности крестьянам), восемь следующих кавалеров пользовались доходами от труда 500 крепостных и, наконец, 10 кавалеров третьей категории получали доход от 400 крестьян каждый. При этом определенное число «командорств» в каждой группе оставалось для Александровских кавалеров духовного звания.

    После смерти награжденного родные должны были все знаки ордена возвращать Орденскому канцлеру, ведавшему орденскими делами под эгидой императора. Имелись и более мелкие должности в орденском управлении: оберцеремониймейстер и орденский казначей — единые для всех четырех орденов. При каждом из сохраненных Павлом орденов существовало по одному церемониймейстеру, по одному орденскому секретарю и по два герольда.

    Каждый орден получал свою орденскую церковь в Санкт-Петербурге. Орден Святого Александра Невского считал своею соборную церковь в Троицком Александро-Невском монастыре, где покоились останки князя Александра. Первоначально в орденский праздник (он же день Святого Александра Невского) 30 августа ежегодно из собора Казанской Богоматери в Александро-Невскую лавру должна была двигаться процессия, сопровождаемая младшими кавалерами Александровского ордена. Позднее Павел перенес празднование дня Александра Невского в Гатчину.

    В павловское время учреждается особая комиссия из шести кавалеров ордена Александра Невского, которая должна была наблюдать за опекаемыми орденом "пристанищами для бедных", инвалидными домами и школами. Средства на содержание этих заведений складывались из взносов в 200 рублей, которые делал в орденскую казну каждый из вновь пожалованных кавалеров. На благотворительные цели шла, начиная с царствования Александра I, и половина сумм доходов с земель, предназначенных в «командорства» старшим кавалерам.

    Практически все нововведения этого времени сохранились и в дальнейшем, на протяжении XIX и в начале XX вв. Появились лишь некоторые изменения.

    При Александре I сумма единовременных взносов при пожаловании орденом Александра Невского возросла до 600 рублей. При этом несколько повысился ценз чинов и званий, которые надо было иметь, чтобы претендовать на награждение орденом. Звания генерал-майора и соответствующих ему гражданских чинов из кавалеров ордена Александра Невского в это время уже почти никто не имел.

    Из пожалований орденом Александра Невского в первую четверть XIX в. — более двухсот шестидесяти — самыми яркими являются те, которые связаны с подвигами в Отечественную войну 1812 г. Всего в период 1812–1814 гг. эта награда выдана 48 раз, в том числе с бриллиантами — 14. Четверо были награждены за отличие при Бородине: это генералы от инфантерии Д. С. Дохтуров и М. А. Милорадович и генерал-лейтенанты А. И. Остерман-Толстой и Н. Н. Раевский. При этом в соответствии со званиями первые двое были отмечены орденами, украшенными бриллиантами.

    Начиная с 1825 г. и до конца столетия орден Александра Невского вручался более полутора тысяч раз. При этом вместо «командорств» старшим кавалерам были учреждены пенсии двух категорий — в 700 и 500 рублей. В дальнейшем размеры пенсий и единовременного взноса изменялись. После дополнения знаков орденов скрещенными мечами за боевые подвиги (в 1855 г.) последовало и увеличение взносов при получении такой награды на 200 рублей.

    Теоретически орден, имеющий одну лишь степень, мог быть записан в послужной список-формуляр награжденного до четырех раз. Например, после пожалования орденом Александра Невского за гражданские заслуги, то есть без мечей, награжденный мог проявить отвагу в боевой обстановке и быть отмеченным наградой, называвшейся «мечи к имеющемуся ордену Святого Александра Невского». Впоследствии, находясь в генеральском чине, он мог заслужить «бриллиантовые знаки к имеющемуся ордену Александра Невского», что добавляло еще одну строчку в формуляр. При этом по высочайшему повелению от 28 марта 1861 г. мечи на вновь пожалованных бриллиантовых знаках ордена, как относящиеся к предыдущему награждению, помещались не в центре знака и звезды, а в верхней их части: на звезде — над центральным медальоном, а на кресте — на верхнем луче. И, наконец, опять-таки теоретически, могло последовать еще одно награждение — «бриллиантовые мечи к имеющимся уже бриллиантовым Знакам ордена Александра Невского».

    9. Орден Святого равноапостольного князя Владимира

    Идея ордена принадлежит Екатерине II которая учредила орден Святого равноапостольного князя Владимира в день двадцатой годовщины своего восшествия на престол — 22 сентября 1782 г.

    Сын киевского князя Святослава Игоревича Владимир прославился как полководец и государственный муж, много сделавший для объединения и укрепления единого древнерусского государства. Отголосками его энергичных действий по защите южных и юго-западных границ Руси стали былинные «заставы богатырские», а сам он в народных преданиях неизменно упоминается как Владимир Красное Солнышко.

    Важнейшим событием отечественной истории стало крещение Руси — введение христианства как государственной религии, начатое при князе Владимире в 988–989 гг. За это деяние православная церковь причислила его к лику святых. Но Владимир был канонизирован не просто как святой, а как «равноапостольный» — равный святым апостолам, большинство которых, по преданию, были учениками Христа.

    Орденом Святого равноапостольного князя Владимира, как он официально стал именоваться, могли награждать и за военные заслуги, и за гражданские отличия. Он подразделялся на четыре степени. Низшая, IV степень, представляла собой небольшой крестик под красной эмалью (по-русски — финифтью) с черной и золотой каймой. В центральном круглом медальоне на лицевой стороне помещалось на черном, также эмалевом, фоне изображение горностаевой мантии под великокняжеской короной. На мантию положен вензель «СВ» (святой Владимир). В медальоне на оборотной стороне — дата учреждения ордена «22 сентября 1782 г.». Носить знак IV степени надлежало на узкой ленточке красного цвета с черной каймой первоначально в петлице, позднее — на левой стороне груди.

    Если такой же крест носили на шее, он обозначал более высокую, III степень. Крест (знак ордена) II степени также носили на шее, но он был несколько большего размера. К тому же при знаке ордена Владимира II степени на левой стороне груди носилась орденская звезда, имевшая восемь лучей, четыре из которых были золотыми, а четыре — серебряными. В центральном круглом медальоне звезды изображался четырехконечный золотой крест на черном фоне. Между концами креста помещались золотые буквы «СРКВ» (святой равноапостольный князь Владимир). Вокруг центрального медальона отделенная золотым ободком располагалась легенда — девиз ордена: «Польза, честь и слава». I, высшая степень ордена Владимира состояла также из звезды и знака, но крест носили на широкой ленте через правое плечо. Награждения производились, естественно, от низшей степени к высшей. Но в практике бывали случаи «перескакивания» через одну и даже две, а то и три степени.

    Позднее, 26 ноября 1789 г., Екатерина II особым указом, данным кавалерской Думе ордена Владимира, определила как дополнительное видимое отличие для знака IV степени, получаемого за военные подвиги, бант из орденской ленты. Любопытно, что первым кавалером ордена Владимира IV степени с бантом стал капитан-лейтенант Д. Н. Сенявин, затем выдающийся флотоводец, за успешную операцию против турок осенью 1788 г. Вторым был отмечен боевым орденом Владимира IV степени с бантом капитан М. Б. Барклай-де-Толли, будущий генерал-фельдмаршал, награжденный за отличие при штурме Очакова в декабре того же, 1788 г.

    После того как в 1855 г. к знакам орденов, вручаемых за военные заслуги, стали добавлять скрещенные мечи, некоторое время бант IV степени ордена Владимира носить не полагалось. Но императорским указом Капитулу орденов от 15 декабря 1857 г. было велено, для того чтобы «установить различие между лиц военных и лиц гражданских», получивших ордена Владимира IV степени, Анны III степени и Станислава III степени с мечами офицерам и генералам добавлять на свои знаки бант. Лица же, имеющие гражданские чины, в случае награждения орденом за военные заслуги имели право лишь на знак со скрещенными мечами, без банта.

    Среди первых награжденных орденом Владимира еще с начала 1780-х гг. было много кавалеров, удостоенных сразу I степени этой награды. В числе их знакомые фамилии военачальников, гражданских государственных деятелей. Известным художником Д. Г. Левицким была даже создана галерея портретов Владимирских кавалеров, над которой он работал в течение двух десятков лет начиная с 1786 г., но которая так и не была закончена. В ряду кавалеров ордена Владимира I степени, запечатленных кистью художника, были сын знаменитого «арапа Петра Великого», старший из его одиннадцати детей, герой Чесменского сражения И. А. Ганнибал, удостоенный высшей степени этой награды 24 ноября 1782 г., через два месяца после учреждения ордена; известные военные деятели И. А. Игельстром, В. П. Мусин-Пушкин, М. С. Потемкин, И. Г. Чернышев; отличившиеся на гражданском поприще И. И. Шувалов, А. А. Безбородко.

    Кроме этих лиц в числе первых Владимирских кавалеров оказались (портреты их, правда, не принадлежащие кисти Левицкого, также сохранились) ПА. Румянцев-Задунайский, Г. А. Потемкин, Н. В. Репнин, З. Г. Чернышев, Н. И. Панин, И. И. Бецкой и другие. В 1783 г. I степень ордена Владимира получил генерал А. В. Суворов.

    При учреждении ордена Святого Владимира было решено, что старшие по времени получения награды кавалеры каждой из степеней могут рассчитывать на пенсию, сумма которой для того времени была довольно значительна. Старшие кавалеры ордена Владимира I степени получали, независимо от других доходов, 600 рублей в год, II степени — 300 рублей, III степени — 200 рублей и IV степени — 100 рублей в год.

    Павел I, вступив на российский престол, «забыл» два ордена, учрежденные его матерью, Екатериной И, — Георгия и Владимира. Поэтому в его царствование в орденских списках не прибавилось ни одного Владимирского кавалера. Лишь после смерти Павла вступивший на престол Александр I восстановил орден Владимира особым повелением от 12 декабря 1801 г., и после пятилетнего перерыва эту награду стали снова выдавать за военные и гражданские заслуги.

    В военной среде высоко ценили орден Владимира IV степени с бантом — боевую офицерскую награду. Герой Отечественной войны 1812 г. Я. П. Кульнев, награжденный им за отличия в боях с французами еще в 1807 г., писал брату: «Лучше быть меньше награждену по заслугам, чем много без всяких заслуг. С каким придворным вельможею, носящим Владимира I класса, поравняю я мой Владимир IV с бантом?»

    И в дальнейшем Владимирский орден как боевая награда ценился очень высоко, идя в табели знаков отличия после ордена Георгия. Например, за знаменитый бой брига «Меркурий» с двумя огромными турецкими кораблями его капитан А. И. Казарский и еще один офицер были отмечены орденом Георгия IV степени, а остальные три героя, имевшие также офицерские чины, — орденом Владимира IV степени с бантом.

    Кавалер ордена Владимира никогда не должен был снимать его знаки. Носить их предписывалось всегда. При получении более высоких орденов других наименований могло меняться лишь их место на мундире. Так, например, лента I степени носилась в день орденского праздника 22 сентября поверх мундира даже при наличии высшего ордена Андрея Первозванного, в прочих же случаях она помещалась под мундиром. Но разрешение носить эту ленту не по правилам однажды стало своеобразной наградой. В 1879 г. адмирал Ф. М. Новосильский, один из героев Крымской войны, по случаю 25-летия со дня первой бомбардировки Севастополя, где он командовал одним из участков обороны, был отмечен высшим российским орденом Андрея Первозванного. Но в том же рескрипте ему предписывалось в форме приказа полученную им еще в Севастополе ленту ордена Владимира I степени «во всех случаях… носить поверх мундира, вместо Андреевской ленты».

    Награда, полученная в бою, была оценена выше, чем полученный спустя четверть века высший орден.

    5 августа 1855 г. на знаках орденов, выдававшихся за военные заслуги, стали помещать скрещенные мечи. Но так как при получении более высокой степени крест низшей степени должен был сниматься, для того чтобы показать, что предыдущая степень была выдана за военные заслуги, с мечами, эти мечи стали помещать на гражданском знаке на верхнем луче креста или в верхней части звезды. Выдача этого вида наград, получивших официальное название «с мечами над орденом», продолжалась до конца 1870 г., когда было разрешено при пожаловании более высокими степенями не снимать награды, выданные за военные заслуги. Необходимость в разновидности знака отличия «с мечами над орденом» в связи с этим отпала.

    К началу XX в. было разрешено носить все полученные орденские знаки независимо от того, заслужены они в боевой обстановке или в мирное время. Но награды с мечами по-прежнему ценились выше, чем не имеющие этих дополнительных элементов.

    На красно-черной ленте ордена Владимира носились многие медали дореволюционной России. Первой из них по времени стала медаль 1790 г. по случаю мира со Швецией. В дальнейшем на этой ленте выдавался ряд знаков отличия эпохи Отечественной войны 1812 г. (бронзовая медаль «1812 год» для глав дворянских родов, медаль ополчения 1807 г. для не принимавших участия в военных действиях, партизанская медаль 1812 года, особый крест для священников), медали с надписями «За полезное», «За спасение погибавших» и ряд других. Позднее в числе комбинированных ленточек, сочетающих цвета двух каких-либо орденских лент, были введены Георгиевско-Владимирская (медали «За Хивинский поход 1873 года» и «За покорение Ханства Кокандского» в 1876 г., «За походы в Средней Азии в 1853–1895 гг.»), Александровско-Владимирская (медаль «В память царствования Николая I»), Андреевско-Владимирская (медаль «За поход в Китай в 1900–1901 гг.»).

    Среди кавалеров ордена Святого Владимира I степени были генералиссимус А. В. Суворов, генерал-фельдмаршалы М. Б. Барклай-де-Толли, М. И. Кутузов, П. П. Румянцев, адмиралы М. П. Лазарев, П. В. Чичагов, генералы П. И. Багратион, Д. С. Дохтуров, М. И. Платов, Н. Н. Раевский, Ф. П. Уваров, А. М. Горчаков, П. Д. Кисеев, М. М. Сперанский. В список кавалеров ордена Святого Владимира II степени входили адмиралы Ф. Ф. Беллинсгаузен, Ф. Ф. Ушаков, генерал А. П. Тормасов, поэт Г. Р. Державин, хирург Н. И. Пирогов, путешественник П. П. Семенов-Тян-Шанский. Знаков ордена святого Владимира III степени были удостоены декабрист С. Г. Волконский и историк Н. М. Карамзин, писатель и мыслитель А. Н. Радищев, педагог, отец В. И. Ленина — И. Н. Ульянов. Орденом святого Владимира IV степени были награждены многие декабристы — участники Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода русской армии 1813–1814 гг. Ф. Н. Глинка, В. Л. Давыдов, М. С. Лунин, Н. М. Муравьев, С. И. Муравьев-Апостол, С. П. Трубецкой. Такой же наградой был отмечен в годы Первой мировой войны М. Н. Тухачевский (впоследствии маршал Советского Союза). Кавалером ордена Святого Владимира IV, III и II степени был известный русский военачальник генерал А. А. Брусилов.

    (По материалам В. Буркова)

    III Клады и сокровища России

    1. Шапка Мономаха

    Почти трехвековое царствование Дома Романовых вознесло Россию на очень высокую ступень славы. Сокровища государства непрестанно умножались каждым царем и царский двор удивлял посланников всех иностранных государств пышностью и богатством.

    Так, например, лорд Карлейль, английский посол, описывая двор царя Алексея Михайловича, сообщал: «С нами случилось то же самое, что бывает с теми, которые выходят вдруг из мрака на свет и бывают внезапно поражены лучами яркого солнца. Едва глаза наши в состоянии были сносить блеск двора царя русского, покрытого драгоценными камнями и посреди оного казавшегося ясным солнцем».

    Всемирно известен древний царский венец — шапка Мономаха. Ею венчались на царство все русские цари в XVI–XVII вв.

    Шапка фигурирует в легенде, согласно которой византийские императоры, прежде чем передать ее и прочие регалии на Русь, сами отправили за ней экспедицию в Вавилон, где нашли ее в числе прочих сокровищ, оставшихся от царя Навуходоносора вблизи гробницы Трех отроков.[27]

    Очень давно о ней сложили и другую легенду, будто в XI в. византийский император Константин IX Мономах (1057–1059) прислал ее и другие регалии на золотом блюде киевскому великому князю Владимиру Мономаху, от которого через много поколений этот венец перешел к московским царям. Легенда рассказывает, что митрополит Эфесский Неофит передал Владимиру Мономаху еще и оплечья, или бармы, — драгоценные медальоны, которые нашивались на круглый воротник, животворящий крест, цепь из аравийского золота и чашу римского императора Августа.

    Правда, потом историки, сопоставив их годы жизни и правления, решительно опровергли эту легенду. Император Константин умер в 1054 г., а Владимир Мономах стал великим князем в 1113 г. — через 59 лет после смерти византийского правителя. Мнения ученых о происхождении царского венца различны. Одни историки считают, что она была сделана в Византии, другие относят ее к восточному (арабскому или арабо-египетскому) искусству, третьи утверждают, что это произведение бухарской работы. Происхождение царского венца, как и история его появления в царской казне, до сих пор не выяснены и еще ждут новых исследований.

    В древних летописях о шапке не упоминается: даже если она и была прислана византийским императором, это явилось бы знаком подчинения того лица, кому предназначался подарок. А о ней слыхом не слыхивали до начала XVI в… Зато во всех духовных грамотах московских царей, начиная с Ивана Калиты, упоминалась некая золотая шапка, но сколько-нибудь подробного описания ее не приводится.

    Сейчас документально установлено, что впервые шапкой Мономаха был в 1498 г. венчан на царство внук Ивана III — Дмитрий. Государь всея Руси Иван III был крупным государственным деятелем, потому в столь трудное для страны время решил подчеркнуть создание твердой централизованной власти и возросшую мощь страны особой торжественной церемонией — венчанием на престол.

    Для этой церемонии 4 февраля 1498 г. и был использован Мономахов венец. В этот день Иван III в сопровождении бояр ввел своего 15-летнего внука в храм Успения Пресвятой Богородицы, где их встречало русское духовенство. Для придания большей торжественности венчанию внука Иван III пригласил некоторых иерархов Русской православной церкви: митрополита Симона, архиепископа Ростовского, а также епископов суздальского, рязанского, терского, коломенского и сарского.

    Два архиепископа поднесли митрополиту великокняжеские регалии — бармы и венец, а митрополит передал их великому князю, который и возложил шапку Мономаха на голову Дмитрия. Через 50 лет ею венчался на царство юный Иван ГУ, который окончательно утвердил за русскими государями царский титул.

    Шапка Мономаха по форме похожа на скуфью, только имеет еще острую верхушку. Золотая поверхность ее покрыта кружевным сканым узором греческой работы, в котором в единое целое сгонялись изящные спиральные завитки, звездчатые розетки и цветки лотоса из шести лепестков.

    Украшенный драгоценными камнями золотой венец русских государей состоит из восьми продолговатых треугольных дощечек-пластин, с лицевой стороны покрытых сканью и острыми концами соединенных под «яблоком». Рисунок скани представляет собой широко распространенный характер греческих завитков, но каждый из них в деталях различается: например, на одном — совершенно особый узор, на трех других — несколько сходный с первым, а на четырех остальных — не похожий на другие. Рисунок каждой дощечки снизу окаймлен поясом наподобие угольчатой цепи, а около швов — боковыми рамками.

    «Яблоко» по нижнему поясу прорезано, а в средних частях чеканено. На нем установлен гладкий золотой крест, а по концам и в подножие его вставлены четыре жемчужных зерна: верхнее продолговатое, боковые — круглые, нижнее как бы несколько сдавлено и крупнее прочих.

    На каждой из восьми дощечек в гнездах, три из которых украшены финифтью, посередине находится по крупному камню: четыре рубина и четыре изумруда.

    Первоначально шапка Мономаха была украшена жемчужными и золотыми подвесками, позже ее опушили темным собольим мехом и увенчали золотым гравированным навершием с крестом. Высота шапки с крестом — около 25 см, а ее диаметр — примерно 20 см.

    2. Большая императорская корона

    Совершенством исполнения и роскошью поражает большая императорская корона, выполненная в 1762 г. для коронации императрицы Екатерины II талантливым ювелиром Георгом Экартом. Подбором камней занимался Иеремия Позье. Превосходный мастер, он сумел создать «гимн бриллианту в бриллиантовый век». Неслучайно поэтому русская императорская корона занимает исключительное положение среди мировых регалий.

    Традиционная по форме, выполненная из двух ажурных серебряных полушарий, разделенных гирляндой и скрепленных невысоким венцом, сплошь украшенная бриллиантами и жемчугом, корона создает впечатление торжественного величия, удивляя в то же время легкостью и изяществом. Грациозны и вместе с тем необычайно спокойны лавровые ветви — символ власти и славы, как бы охватывающие бриллиантовую ромбовидную сетку полушарий и скрепленные бриллиантом в центре.

    Сверкание бриллиантового кружева мастер подчеркнул двумя рядами больших матовых идеально чистых жемчужин. В рисунке гирлянды из крупных белых и розовых бриллиантов, между полушариями помещены дубовые листья и желуди, что символизирует крепость и прочность власти.

    Венчает корону редкий драгоценный камень темнокрасного цвета — благородная шпинель (398,72 карата, приобретена в XVII в. у восточных купцов). Это также один из семи исторических камней Алмазного фонда России.

    Екатерина осталась довольна работой. Эту почти двухкилограммовую корону она продержала на голове все необходимое время коронационной церемонии — несколько часов.

    Большой императорской короной после Екатерины II короновались в России все императоры.

    Малая императорская корона

    Традиционная по форме, малая корона создана ювелиром Зефтигеном к коронации императрицы Марии Александровны, супруги Александра И, в 1856 г.

    Строгость и чувство меры отличают работы этого мастера. Стиль его чист, логичен, разумен, а исполнение таково, что заставляет забывать о технических приемах и видеть лишь красоту материала, с которым он работал.

    Все в короне удивительно пропорционально и уравновешенно. Сияние бриллиантового кружева в серебряной оправе передает ощущение торжественности, значимости, величия, несмотря на миниатюрные размеры изделия.

    Среди превосходных камней на короне чистотой и размерами выделяется ряд крупных, будто повисших в воздухе бриллиантов на венце. Красота камней, отточенное ювелирное мастерство, несомненно, приближают малую корону к большой императорской короне Екатерины II.

    3. Сокровища Оружейной палаты

    Оружейная палата Московского Кремля — старейший музей нашей страны. Она находится недалеко от Боровицких ворот, на месте бывших Житного и Конюшенного дворов. Создание Оружейной палаты как сокровищницы московских великих князей относится к XIV в. В «духовных грамотах» великих князей неоднократно упоминаются разнообразные драгоценные вещи — иконы, оружие, воинские доспехи, составлявшие основу княжеской казны.

    Из года в год казна великих князей пополнялась все новыми и новыми сокровищами. В XV в, при великом князе Иване III, она разрослась настолько, что в 1484–1485 гг. для нее было построено специальное каменное здание под названием Казенный двор.

    В первый период своего развития Оружейная палата была одновременно и хранилищем и производственной мастерской, в которой изготовлялось боевое холодное и огнестрельное оружие и различного рода оборонительные доспехи для воинов.

    В начале XVII в. создается Серебряный приказ, из которого впоследствии выделяется Приказ золотого дела, ведающий изготовлением самых ценных предметов для царского и патриаршего дворов, особого совершенства достигла отделка стволов и прикладов ружей искусной насечкой по золоту и серебру, инкрустацией перламутром, костью, деревом, металлом.

    С развитием русского государства в Оружейной палате хранились не только ценности, которые выполнялись в ее мастерских, но и военные трофеи, подарки, привозимые иноземными послами. В тесном содружестве с русскими мастерами работали немцы, поляки, чехи.

    В 1851 г. сокровища Оружейной палаты были перенесены в новое здание, построенное по проекту архитектора К. А. Тона, где хранятся и сейчас. Фасад здания богато украшен белокаменными резными колоннами и оконными наличниками. Внутри имеется два этажа. Из парадного вестибюля беломраморная лестница с позолоченными перилами ведет на второй этаж. Здесь анфиладой расположены высокие двусветные залы, перекрытые крестовыми сводами, опирающимися на центральные столбы. Стены украшены великолепными мраморными барельефами русских князей и царей, выполненные известным скульптором Ф. И. Шубиным.

    Произведения прикладного и декоративного искусства в Оружейной палате экспонируются в девяти залах. Они включают собрание огнестрельного оружия и брони, золотые и серебряные изделия работы русских мастеров XII–XX вв., одежды и ткани XIV–XVIII вв., посольские дары, коллекции государственных регалий, Конюшенную казну и кареты.

    В здании Государственной Оружейной палаты была открыта выставка Алмазного фонда.

    Древнее оружие

    В Оружейном зале представлены редкие коллекции древнего оружия и брони работы русских и иностранных мастеров XIII–XVIII вв.

    В XVII в. мастера-оружейники разделялись по специальностям. Кузнецы-ствольники вырабатывали стволы ружей, многие из которых были отделаны богатой чеканкой, покрыты золотом и серебром. Замочные мастера делали для ружей и пистолетов легкие, прочные и удобные замки, украшали их причудливыми узорами, выпиливали курки в виде различных чудовищ. Станочные мастера вырабатывали ложа для ружей, богато украшая приклад и цевье великолепной инкрустацией из перламутра, цветного дерева и слоновой кости. Мастера холодного оружия изготовляли копья, рогатины, топоры, мечи и сабли. Доспешные мастера ковали броню, щиты, зерцала, шлемы и другие виды оборонительного вооружения. Поверхность доспехов украшалась чеканкой, травлением, резьбой, серебрением, золочением и надписями.

    Вооружение русских воинов соответствовало определенному уровню развития техники и военного искусства. В то время исход боя решала только рукопашная схватка. Поэтому и было распространено главным образом ударное, рубящее и колющее оружие — мечи, сабли, топоры, копья, рогатины и т. п. Из защитного вооружения применялись металлические доспехи, шлемы, кольчуги, панцири и щиты.

    Доспехи
    Шлем Ярослава Всеволодовича (отца Александра Невского)

    Замечательна коллекция шлемов, охватывающая период в несколько столетий. Самый ранний из них — шлем Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского.

    Шлем был найден в 1808 г. на берегу реки Колокши, где в 1216 г. происходила междоусобная битва за владимирский великокняжеский престол. Поверхность шлема украшена чеканным, золоченым серебром. На шлеме имеется надпись, которая говорит о принадлежности его Ярославу Всеволодовичу.

    Не менее интересен другой шлем, по всей вероятности византийской работы. Это так называемый шлем с деисусом, т. е. с изображением Богоматери, Христа и Иоанна Крестителя. Шлем имеет конусообразную форму, поверхность его отполирована и покрыта замечательной ажурной сеткой — орнаментом из тончайшей серебряной проволоки. Можно предполагать, что он поступил в царскую казну в связи с приездом в Москву греческой принцессы Софьи Палеолог, ставшей женой Ивана III.

    Для шлемов XIV и XV вв. характерна вытянутая стрельчатая форма. Обычно они заканчиваются тонким высоким шпилем, к которому иногда в древнее время прикреплялся еловец, или ярко-красный флажок. Одним из шлемов такого типа является шлем малолетнего царевича Ивана Ивановича — старшего сына Ивана Грозного, который был смертельно ранен отцом. На шлеме имеется надпись, в которой говорится о том, что он был изготовлен по указу Ивана Грозного, когда царевичу было четыре года.

    Иногда шлемы выполнялись по заказу специально для подарка. Например, шлем, выкованный из двух листов железа, украшенный тонкой художественной чеканкой, изображающей подвиги Геркулеса. Шлем был подарен царю Федору Ивановичу польским королем Сигизмундом III и привезен в Москву послом короля Павлом Сапегой в 1590 г.

    До появления на Руси огнестрельного оружия русский шлем носили на голове со специальным кольчужным ожерельем, или бармицей, которая хорошо защищала от холодного оружия и стрел.

    Кольчуга П. И. Шуйского

    Оборонительное вооружение — кольчуги, панцири, бахтерцы, юшманы, зерцала также были крайне разнообразны и отличались формой, весом, украшениями и способами изготовления.

    Наиболее древним видом оборонительного вооружения является кольчуга, т. е. рубашка, сплетенная из нескольких тысяч мелких железных колец. Вес кольчуг доходил до 17 кг. Кольчуга, принадлежавшая воеводе Ивана Грозного — Петру Ивановичу Шуйскому, который был убит под Оршей в 1564 г., после его смерти поступила в имущество царя, а позднее была пожалована Ермаку. После смерти Ермака она была вновь возвращена в Москву. Вторая кольчуга Ермака, тоже с клеймом ее прежнего владельца П. И. Шуйского, находилась в Сибири и впоследствии затерялась. В настоящее время от нее сохранилась только одна медная мишень с надписью, которая была найдена во время раскопок городища Искера, бывшей столицы хана Кучума.

    Байдана Бориса Годунова

    Разновидностью кольчуги является байдана — доспех в виде рубашки, сплетенной из плоских, крупных железных колец. Поверхность колец украшалась орнаментом, а иногда и надписями.

    На кольцах байданы, принадлежавшей царю Борису Годунову, имеется славянская надпись: «С нами Бог, никто же на ны». Этот доспех — единственный образец байданы в обширном собрании Оружейной палаты.

    Другим видом кольчатого доспеха является панцирь. Он отличается от кольчуги тем, что значительно легче ее и сплетен из более мелких колец.

    Кольчуги и байданы собирались из клепаных и цельных железных колец, а панцири — только из клепаных мелких колец, количество которых доходило иногда до 50 тыс.

    «Бахтерец Кононова дела»

    В XVII в. относительно большое распространение имели доспехи, собранные из металлических пластин и колец. К ним относятся бахтерцы, юшманы и зерцала.

    Бахтерец состоит из узких пластинок, наложенных одна на другую и соединенных между собой клепаными кольцами. Он очень эластичен и не стесняет движений воина.

    Наиболее интересным доспехом такого вида является бахтерец царя Михаила Романова, изготовленный мастером Оружейной палаты. В старых описях царской казны он значится как: «Бахтерец Кононова дела». Имеется в виду мастер Конон Михайлов.

    Зерцала царей Романовых

    Когда появилось огнестрельное оружие, пуля стала свободно пробивать металлический доспех. Поэтому кольчуги и панцири, а затем и другие виды доспеха постепенно начинают выходить из употребления или приобретают характер парадной формы. Доспехи богато украшаются золотом, серебром, а иногда и драгоценными камнями.

    Образцом парадного доспеха являются зерцала царей Михаила и Алексея Романовых, которые состоят из крупных пластин, украшенных чеканкой и золочением.

    Производство металлических доспехов стоило очень дорого. Поэтому большая часть войска вооружалась более простым, примитивным доспехом, который состоял из матерчатой куртки и шапки, стеганной на вате или пакле. Такой доспех назывался тягиляем, или куяком.

    Холодное оружие

    В древнее время на Руси было широко распространено различное холодное оружие: ударное — топоры, мечи, сабли, копья, рогатины и метательное — джириды (небольшие метательные копья) и стрелы.

    Холодное оружие расположено в витрине отдельными группами. В одной группе собраны клевцы, или чеканы, которые являются одним из древнейших видов холодного оружия. Клевец имеет острый изогнутый клинок, насаженный перпендикулярно к рукоятке. Предназначался он для того, чтобы пробивать сплошную «скорлупу» металлических рыцарских доспехов, которые были распространены на Западе. Один из чеканов принадлежал князю Ф. А. Телятевскому (XVI в.), другой — князю В. И. Туренину-Оболенскому (XVI в.).

    Рогатина тверского князя Бориса

    Одним из древнейших предметов этого оружия является наконечник копья-рогатины тверского князя Бориса Александровича (1425–1461). Рогатина украшена серебром и гравировкой. На трубке ее изображены различные сюжеты, которые до сих пор не поддаются расшифровке. С такими рогатинами русские князья охотились на медведя. Эта рогатина появилась в Москве, по всей вероятности, в связи с женитьбой московского великого князя Ивана III на дочери тверского князя Бориса Александровича — Марии Тверской.

    Боевые топоры

    Боевой топор отличается от клевца широким, плоским лезвием, приспособленным для того, чтобы разрубать металлические доспехи.

    В XVII в. топоры теряют свое боевое назначение и становятся парадным оружием. Поверхность их покрыта золотой насечкой.

    Пернач и булава

    Пернач, или шестопер, также относится к холодному оружию. Он состоит из рукояти, на конце которой укреплены шесть или более поставленных на ребро перьев, или пластинок. Если таких пластинок шесть, то предмет называется шестопером, если больше — то перначом. Это оружие предназначалось первоначально для навесного ошеломляющего удара, а впоследствии стало парадным. В XVII в. стали изготовлять перначи с перьями из горного хрусталя или яшмы, с золотыми, украшенными драгоценными камнями рукоятками. Булава отличается от пернача тем, что на прямую рукоять насажено сплошное «яблоко» в виде шара. Как парадное оружие булава состояла на вооружении очень долго, почти в течение всего XVIII в.

    Клевец, топор, пернач и булава были главным образом отличительными знаками командиров войсковых соединений, сотенных и тысяцких воевод.

    На «яблоке» булавы боярина И. Д. Милославского выгравированы изображения четырех стихий — воды, огня, воздуха и земли.

    Подсаадачный нож сына Ивана III

    В XVII в. были распространены различные виды ножей — подсаадачные, засапожные, запоясные, полевые, охотничьи и ряд других.

    Одним из наиболее ранних предметов в коллекции является нож подсаадачный князя А. И. Старицкого (1490–1537).

    Андрей Иванович Старицкий-младший, сын Ивана III, принимал участие в борьбе за московский престол, был соперником своего племянника, малолетнего царя Ивана IV, «не признавал его за царя». За это он был «изловлен» и казнен в 1537 г.

    На обухе его ножа имеется надпись и год: «1513». Такой нож обычно носили под саадаком, отсюда и его название. Клинок ножа, длинный, тонкий, трехгранный, мог проколоть кольчугу или панцирь.

    Огнестрельное оружие

    По образцам огнестрельного оружия работы русских мастеров XVI–XVII вв. можно проследить процесс развития ручного огнестрельного оружия.

    Болты самодельные

    Родоначальниками нашей артиллерии были древние метательные машины — баллисты, стрикусы и т. п., которые часто упоминаются в письменных источниках. Древних метательных машин не сохранилось. Имеется лишь их описание и изображение на миниатюрах. Но до наших дней дошли некоторые образцы снарядов этих машин.

    Например, железные метательные стрелы — «болты самострельные». Они относятся к XII в., выкованы из железа, на одном конце имеют острие, а на другом — плоские ребра в виде перьев.

    Фитильные ружья

    Первое летописное известие об употреблении огнестрельного оружия на Руси относится к 1382 г. Образцом древней артиллерии является железная кованая пищаль XV в.

    Ручное огнестрельное оружие появляется несколько позже артиллерийских орудий. Наиболее ранними ружьями являются фитильные. У первых таких ружей фитиль с искрой подносили к запальному отверстию рукой и воспламеняли заряд. Впоследствии была применена простая система фитильного замка, которая в XV в. получила широкое распространение. Фитильный замок, благодаря простоте своего устройства, держался на огнестрельном оружии в течение нескольких столетий.

    Колесцовый замок

    В XVI в. на Западе, в городе Нюрнберге, появляется колесцовый кремневый замок. В нем применены некоторые элементы часового механизма: пружина, барабан, соединенный со стальным колесом огнива, и цепь. Пружина замка, связанная цепью с колесом, заводится так же, как и у часов, специальным заводным ключом. Подобное колесо в пружинных часах и сейчас называется фузейным, от слова фузея — ружье. В отличие от часов огнивное колесо заводится только на один оборот. На заведенное колесо накладывается кремень, или пирит, зажатый в курке. Огнивное колесо при спуске сильно вращается под действием пружины, стальной ребристой поверхностью трется о кремень и высекает искры. Искры зажигают порох, который насыпается на полке. Огонь проникает через затравочное отверстие в канал ствола и производит выстрел.

    Колесцовый замок имел большие преимущества перед всеми другими замками, но сложная система его устройства, трудность разборки и сборки, частые осечки являлись его существенными недостатками.

    Колесцовым замком снабжены аркебузы.

    Почти одновременно с колесцовым на Востоке распространяется кремневый ударный замок. В этом замке кремень, зажатый в губы курка, под действием стальной пружины с силой ударял по стальному огниву. Извлеченные при резком ударе искры зажигали порох, насыпанный на огнивной полке. Такой замок был проще в изготовлении и более надежен в употреблении.

    Охотничьи ружья

    Наиболее ранними русскими ружьями с кремневыми ударными замками нужно считать ружья из монастырского арсенала Троице-Сергиевой лавры. Они применялись во время героической обороны лавры в начале XVII в.

    В XVII в. русские оружейники вырабатывали первоклассные охотничьи ружья специально для потребностей русского двора. Каналы стволов у этих ружей не гладкие, как обычно, а нарезные; причем нарезы идут спирально по каналу ствола, как у современной винтовки. Поверхность стволов украшена чеканкой и золочением. Приклады богато отделаны инкрустацией из перламутра и слоновой кости.

    Пищали Петра I

    В музее представлена пищаль боярина и оружейничьего Богдана Матвеевича Хитрово работы русского мастера Филиппа Тимофеева. На стволе имеются следы золотой насечки и надпись о принадлежности этой пищали. Тут же хранятся две пищали, принадлежавшие Петру I. Эти пищали представляют собой шедевр русского оружейного производства того времени. Они выполнены прославленным русским мастером Филиппом Тимофеевым, работавшим в Оружейной палате в последней четверти XVII в.

    Штуцер-гигант

    Образцом охотничьего оружия XVII в. работы мастеров Оружейной палаты является тяжелый штуцер-гигант, названный в старых описях «тюфяк». Он напоминает крепостное ружье, из которого из-за его большого веса стреляли только с упора. Ружье имеет кованый железный ствол, поверхность которого разделена на восемь равных граней, украшенных гравировкой. На казенной части ствола вычеканена надпись. Это мощное нарезное оружие предназначалось для охоты на крупного зверя.

    Парадное оружие

    В Оружейной палате показано парадное воинское вооружение первой половины XVII в.

    Богатой отделкой отличается зерцальный доспех работы мастера Димитрия Коновалова, 1616 г. Поверхность его пластин украшена чеканкой и позолотой.

    Саадачный прибор Большого наряда

    Характерным образцом парадного царского вооружения является усыпанный драгоценными камнями золотой саадачный прибор Большого наряда, т. е. налуч для лука и колчан для стрел. Он был изготовлен для царя в 1628 г.

    «Шапка Ерихонская»

    Прекрасной отделкой обращает на себя внимание парадный шлем царя Михаила Романова — «шапка Ерихонская». Стальная поверхность шлема гладко отполирована и покрыта тончайшей золотой насечкой.

    Кроме того, шлем украшен золотыми коронами, драгоценными камнями — алмазами, рубинами и изумрудами.

    «Изделие Касима из Каира»

    Особый интерес представляет сабля работы арабского мастера, о чем свидетельствует надпись на клинке: «Изделие… Касима из Каира». Сабля принадлежала князю Ф. М. Мстиславскому, который упоминается в документах с 1529 по 1550 г. Она имеет массивный клинок с елманью, т. е. расширенной полосой на конце, большой рукоятью и ножнами из черной кожи, украшенными серебром. Сабля почти в два раза тяжелее обычной.

    Сабли К. З. Минина и Д. М. Пожарского

    Большой скромностью отличаются сабли крупнейших русских полководцев начала XVII в. — Кузьмы Минина и Димитрия Пожарского.

    Сабля Кузьмы Захаровича Минина исключительно проста по оформлению. Клинок выполнен египетским мастером Ахмедом из Каира.

    Сабля князя Димитрия Михайловича Пожарского — персидской работы. На клинке надписи: «Султана Али», «Изделие Нури», «Сына Арисера».

    Доспехи и оружие XVII и XVIII вв.
    Зерцальный доспех боярина Хитрово

    Зерцальный доспех работы русских мастеров Григория Вяткина и Василия Титова был изготовлен в Оружейной палате при боярине и оружейничем Богдане Матвеевиче Хитрово в 1670 г. Григорий Вяткин работал над досками нагрудника, а Василий Титов — над досками спины. В архиве Оружейной палаты сохранились интересные сведения о производстве этого доспеха: «…а дано ему Григорью твоего государева жалованья за то дело 10 аршин камки доброй, а мне за то дело ничего не дано…» На челобитной Василия Титова имеется пометка приказного дьяка: «…дать мастеру за работу сукна лундышу…»

    Сабля «Проводи время во блаженстве»

    Рукоять и ножны сабли, восточной работы, золотые, по лицевой стороне они усыпаны сплошь драгоценными камнями — алмазами, рубинами и изумрудами. Другая сторона ножен украшена тонким черневым рисунком высокохудожественной работы. Сабля была подарена «гостинной сотни купцом» Иваном Булгаковым царю Алексею Михайловичу 10 декабря 1656 г. На клинке сабли арабская надпись: «Проводи время во блаженстве». По тому времени сабля оценивалась очень высоко — в десятки тысяч золотых рублей.

    Барельеф Петра I

    Данные предметы ранее находились в Петровской Рюст-Камере, этом своеобразном музее, созданном Петром I из оригинальных отечественных и заграничных образцов. Все экспонаты говорят о реорганизации русской армии, о введении новых образцов в огнестрельном и холодном оружии. Таковы, например, солдатские ружья времени Северной войны. Некоторые из них относятся к периоду, предшествовавшему знаменитому Полтавскому сражению, показавшему всему миру превосходство русского оружия.

    В центре экспозиции находится барельеф Петра I, выполненный из олова крупнейшим скульптором того времени Карлом Бартоломео Растрелли. На нагруднике доспеха скульптор изобразил Полтавский бой.

    Под барельефом — кортик Петра I, рукоять которого сделана из рога в виде дракона, ножны выточены из черного дерева, покрыты тонкой художественной резьбой и украшены золотыми вставками. На лицевой стороне ножен прикреплен футляр, в котором находятся измерительные инструменты.

    Представлены также предметы шведской работы — барабаны, литавры, медные фанфары, трубы, колесцовые кремневые пистолеты и др. Это остатки трофеев, которые были захвачены русскими войсками после разгрома войск Карла XII под Полтавой.

    Интересны серебряная булава с гербом шведского короля Густава Адольфа Вазы, шпага и охотничий прибор с вензелем Карла XII, библия с вензелем и портретом Карла XII.

    Турнирный доспех императора Максимилиана II

    Наибольший интерес представляет немецкий готический турнирный доспех XV в. Он состоит из шлема, лат, поножей и нарукавников, отличается красотой формы и точностью подгонки всех частей. Подобные турнирные доспехи изготовлялись обычно точно в соответствии с ростом и комплекцией их владельца. Вес доспехов — 30–35 кг.

    Так называемый Максимилиановский турнирный доспех отличается своеобразной декоративной обработкой. Все части его очень подвижны и хорошо подогнаны по фигуре, поэтому доспех не стеснял движений. Металлические части собраны на шарнирах и ремнях. Доспех изготовлен по рисункам германского императора Максимилиана II, любителя турнирных боев.

    Подарок от короля Стефана Батория
    (доспех на коня и на всадника)

    Привлекает внимание декоративный доспех на коня и на всадника работы выдающегося художника-металлиста эпохи Возрождения Кунца Лохнера. Он работал в Нюрнберге по заказам польского короля Сигизмунда II, германского императора Максимилиана II и испанского королевского двора.

    Поверхность пластин гладко отполирована и украшена превосходной гравировкой. По широкой кайме отдельных частей расположен орнамент, состоящий из «трофеев», т. е. из предметов оружия и брони, знамен, барабанов и т. д. В круглых медальонах помещены изображения различных морских чудовищ. Поверхность всего доспеха была сплошь позолочена.

    Польский посол Лев Сапега подарил этот доспех царю Федору Иоанновичу в знак признательности короля Стефана Батория.

    Огнестрельное оружие XVII–XVIII вв.
    Самопалы Ивана Грозного

    Образцом фитильного оружия являются самопалы. Один из них принадлежал известному боярину и оружейничему времени Ивана Грозного Б. Я. Вельскому. Другой самопал был подарен боярином Б. И. Морозовым царю Михаилу Романову в 1623 г.

    Ранние самопалы, как и почти все оружие этого периода, не имеют богатых украшений, отличаются простотой. Мастера уделяли главное внимание прочности ствола и устройству фитильного замка.

    Мушкеты и духовые ружья

    Немецкие и голландские мушкеты с фитильными замками очень богато украшены инкрустацией из перламутра и слоновой кости. Такие мушкеты привозились в подарок русским царям из-за границы.

    Специальную группу представляют собой духовые ружья различных систем, стреляющие при помощи сжатого воздуха. У одних ружей воздух накачивался в баллон, имеющий форму большой груши или шара, который привинчивался к ружью и легко заменялся новым. У других воздушный баллон находился в прикладе ружья, и воздух по мере надобности накачивался при помощи особого насоса.

    Охотничьи ружья графа фон Брюммера

    XVIII в., как и предыдущее столетие, был периодом, когда увлечение охотой охватывало почти все дворянские привилегированные слои общества, в частности придворные круги.

    Гофмаршалом Петра III был немецкий граф фон Брюммер — большой любитель охоты. Он имел огромную коллекцию охотничьего огнестрельного оружия работы первоклассных европейских мастеров. Часть этой коллекции хранится в собрании оружия Государственной Оружейной палаты.

    Кроме того, здесь же встречаются ружья, сделанные русскими мастерами. Ружья их работы были отличного качества, стволы обычно делались из лучшего металла, покрывались художественной отделкой, чеканкой, золочением и гравировкой.

    Золотые и серебряные изделия XVI–XVII вв.

    Мастера Киевской Руси в своих произведениях творчески претворили древнюю художественную культуру Византии. С древнейших времен они в совершенстве владели такими сложными, трудоемкими приемами декоративноприкладного искусства, как техника перегородчатой эмали.

    Рязанский клад

    Великолепными образцами подобной техники являются вещи из так называемого Рязанского клада XII–XIII вв., найденного в 1822 г. на месте Старой Рязани. В состав Рязанского клада входят два больших круглых колта (это подвески, прикреплявшиеся к головным уборам), бармы — ожерелья, которые надевались поверх богатых княжеских одежд, состоящие из дутых ажурных бусин и круглых медальонов, женский браслет, перстни, серьги, образки. Колты и бармы украшены перегородчатой эмалью ярких тонов и сканью. Скань здесь очень сложного вида и рисунка: она положена в два яруса, благодаря чему узор ее кажется легким, воздушным.

    Большой размер серебряной чаши Черниговского князя Владимира Давыдовича и надпись по венцу ее свидетельствуют о том, что из нее пили «вкруговую».

    Серебряный потир Юрия Долгорукова

    Ценнейшим памятником прикладного искусства Суздальской Руси является серебряный потир — церковная чаша для причастия, который был вложен в Спасо-Преображенский собор в городе Переславле-Залесском князем Юрием Долгоруким.

    Потир отличается простотой и одновременно мягкостью формы. Гладкая чаша его украшена изящными резными изображениями святых, которые помещены в двойных линейных кругах, и надписью по венцу.

    Серебряный ковчег Дионисия

    Серебряный ковчег суздальского архиепископа Дионисия относится к числу лучших изделий суздальских серебряников.

    Новгородские ковши

    В XIV в. Новгород стал родиной металлического ковша. Здесь впервые древняя форма деревянного ковша, широко распространенного в народном быту, была воспроизведена в золоте и серебре. Новгородские ковши были гладкие и ложчатые (ложки (от слова «лог» — углубление) — продолговатой или овальной формы чеканный орнамент на сосудах).

    Маленький гладкий ковшик с рукоятью, выполненной в виде листка ивы, принадлежал новгородскому архиепископу Евфимию.

    Ковш новгородского архиепископа Ионы по своей форме и характеру орнаментации очень близок к деревянным ложчатым ковшам, форма которых взята из народного искусства.

    Большой сион Ивана III

    Ряд серебряных изделий воспроизводит по форме архитектурные детали древних храмовых зданий.

    Большой серебряный сион — выполнен в виде храма. Сион выносили из алтаря собора во время торжественных богослужений. Вложен князем Иваном III в Успенский собор Кремля в I486 г., имеет вид одноглавого храма.

    Серебряное кадило напоминает древнерусский архитектурный памятник, имеющий шатровое перекрытие с двускатными гранями.

    Серебряная панагия

    Исключительно тонкой работой отличается группа серебряных двустворчатых панагий — нагрудных икон, которые носило высшее духовенство, с литым ажурным орнаментом и многофигурными композициями.

    Дмитрий Солунский на коне

    Превосходные камеи на агате, яшме, ляпис-лазури являются редкими и первоклассными образцами византийского камнерезного искусства X–XII вв.

    Замечательна по тонкости исполнения вырезанная на камне икона с изображением Димитрия Солунского на коне.

    Предметы, выполненные мастерами в XVI в.
    Ковш Бориса Годунова

    Типичными образцами мастерства первой половины XVI в. является небольшая золотая чара великого князя Василия III, украшенная эмалевой надписью по венцу, и большой глубокий ложчатый ковш князя И. И. Кубенского, отличающийся простотой формы и орнамента.

    Очень изящен небольшой ковш царя Бориса Годунова. Он выкован из одного куска золота и имеет очень тонкую, плавно изогнутую рукоять.

    Блюдо царицы Марии Темрюковны

    Во второй половине XVI в. высокого уровня развития и исключительной художественной выразительности достигла техника черни (чернь — сернистый сплав серебра, меди и свинца черного цвета, которым заливают глубоко вырезанные узоры на металле). Прекрасным образцом ее служит блюдо 1561 г. По-видимому, оно было сделано ко дню свадьбы Ивана Грозного и Марии Темрюковны. Дно блюда чеканено плоскими ложками. Край украшен тонким черневым орнаментом и надписью.

    Золотое кадило Ирины Годуновой

    Не менее искусно выполнено золотое кадило Ирины Годуновой, которое было вложено в Архангельский собор Кремля в 1598 г. Оно сделано в виде одноглавой церкви с ярко выраженными чертами московской архитектуры XVI в. На нижней части кадила тонкими черневыми линиями нанесены изображения фигур апостолов.

    Золотой потир, вложенный боярином Д. И. Годуновым в костромской Ипатьевский монастырь в 1599 г., и золотой прямоугольный ковчежец (ковчежец — церковный предмет в виде коробочки), сделанный по заказу царя Федора Ивановича для царицы Ирины Годуновой, также украшены тонким черневым орнаментом.

    Евангелие Ивана Грозного

    Одним из самых замечательных памятников русского декоративного искусства XVI в. является Евангелие, которое Иван Грозный вложил в Благовещенский собор в 1571 г. Роскошный золотой оклад его украшает эмаль нежных, светлых тонов на сканом орнаменте. Черневые надписи на золотых лентах, опоясывающих крупные камни и чеканные изображения, искусно использованы как орнамент.

    Изделия, выполненные мастерами в XVII в.

    Некоторые изделия начала XVII в. по форме и орнаментации воспроизводят ряд лучших изделий XVI в. Но в украшении их все больше чувствуются новые тенденции в искусстве — стремление к узорочью и нарядности.

    Евангелие в золотом окладе 1631 г.

    Золотой оклад Евангелия 1631 г. сделан одним из лучших мастеров золотого и серебряного дела XVII в. — Гаврилой Овдокимовым. Оклад украшен изящным сканым орнаментом, залитым яркой цветной эмалью, которая красиво сочетается с умело подобранными драгоценными камнями. Эмалью залиты и чеканные изображения архитектурных деталей.

    Древнерусская золотая и серебряная посуда

    Древнерусская золотая и серебряная посуда отличается большим национальным своеобразием. Формы ее, простые и спокойные, со строгими, округлыми линиями и изящными пропорциями, всегда соответствуют практическому назначению предмета. До конца XVII в. они остаются почти неизменными. Орнамент и украшения сосуда гармонируют с формой и подчеркивают его красоту.

    Золотой ковш царя Михаила Федоровича

    Среди древнерусской питьевой посуды особое место занимают серебряные и золотые ладьевидные ковши. Это самобытная, национальная форма русской посуды, не встречающаяся ни в одной из стран Запада и Востока. Во время пиров из ковшей пили мед — широко распространенный напиток в Древней Руси. Из серебряных позолоченных или золотых ковшей пили красный мед, из серебряных — белый.

    Замечательна группа массивных, исключительно нарядных золотых ковшей, изготовленных для царя Михаила Федоровича. Каждый из ковшей выкован из цельного куска золота, украшен самоцветами, жемчугом и тонким черневым травным орнаментом, выполненным в старых традициях.

    Братина царевны Ирины Михаиловны

    Необходимой принадлежностью пиршественного стола были братины (это — металлический сосуд, в виде горшочка. Братины большого размера употреблялись на пирах как круговые чаши). В Древней Руси они использовались главным образом как заздравные чаши, из которых пили мед, пиво, квас. Многочисленны и разнообразны братины — от маленьких, как бы игрушечных, величиной с луковицу, до массивных, широких и глубоких; от скромных и гладких — до роскошных. На некоторых из них сохранились островерхие крышки, придающие братинам сходство с древнерусскими шлемами или главками московских церквей. Украшения братин очень разнообразны. Некоторые из них покрыты чеканным орнаментом в виде вьющихся трав, как, например, изящная, с крышкой братина царевны Ирины Михайловны и братина дьяка Михаила Данилова.

    Братины употреблялись также как поминальные чаши. Их наполняли водой с медом и ставили на гроб умерших. Например, братина, сплошь покрытая чеканным узором из треугольников, была сделана по заказу царя Михаила Федоровича на гроб его дочери царевны Евдокии.

    Серебряная ендова окольничего В. И. Стрешнева

    Большая, очень красивая серебряная ендова — единственная в собрании Оружейной палаты — представляет собой шарообразной формы сосуд с носиком, из которого наливали напитки. Она принадлежала окольничему В. И. Стрешневу.

    Золотая чаша с эмалью и драгоценными камнями

    Золотая чаша, поднесенная в 1653 г. патриархом Никоном царю Алексею Михайловичу, покрыта прозрачной изумрудно-зеленой эмалью, на фоне которой разбросаны пестрые цветы. В 1686 г. эта чаша была пожалована князю В. В. Голицыну за заключение мира с Польшей, а после того как он попал в опалу, снова вернулась в царскую казну.

    Золотой потир боярыни А. И. Морозовой

    Прекрасным образцом русского декоративного искусства второй половины XVII в. служит роскошный золотой потир 1664 г., вложенный боярыней А. И. Морозовой в Чудов монастырь. Потир украшен яркой цветной эмалью и драгоценными камнями.

    Русская эмаль второй половины XVII в. и начала XVIII в.
    Братина костяная с эмалью. Мастера В. и Ф. Ивановы

    Характерной особенностью этих эмалей было преобладание белого и зеленого, а позднее голубого, желтого и черного тонов, а также обильное введение в орнамент белых горошин, наподобие жемчужной обнизи, окаймляющей края сосудов, грани коробочек.

    Подобной эмалью украшались предметы как бытового, так и церковного назначения. По технике исполнения такая эмаль была более простой и дешевой, чем эмаль по золоту, поэтому она быстро распространилась среди ремесленников по всей России. В Москве она широко применялась мастерами Серебряной палаты Кремля и эмальерами Серебряного ряда. Известны имена мастеров-эмальеров Серебряной палаты братьев Василия и Федора Ивановых, сделавших в 1662 г. костяную братину, серебряная оправа которой украшена подобной эмалью.

    Предметы конца XVII в. и начала XVIII в.
    Рукомой серебряный царевича Петра

    Наряду с пышными, узорчатыми изделиями, перегруженными камнями и эмалью, появляются почти совершенно гладкие предметы, характеризующие новое течение в прикладном искусстве второй половины XVII в.

    Среди них два гладких рукомоя-кувшина, сделанные в 1676 г. для малолетних царевичей Ивана и Петра мастерами Серебряной палаты.

    «Кутейное» блюдо с сапфирами

    Особенной красотой отличается большое круглое «кутейное» блюдо с крупными сапфирами по борту, изготовленное в 1696 г. на гроб царя Ивана V Алексеевича.

    Серебряный стакан с гравировкой мастера В. Андреева

    Лучшим мастером-гравером по серебру в то время был Василий Андреев. Его резьба, тонкая и изящная, выполненная в гравюрной манере, более пространственна и реалистична по сравнению с плоской линейной резьбой, характерной для начала XVII в.

    В своих работах мастер передает объемные фигуры, перспективу и динамику действия. Различные многофигурные композиции он заключает в пышные, легкие обрамления из цветов или завитков в стиле западного барокко.

    Примером являются высокий серебряный стакан работы В. Андреева и небольшой стаканчик на ножках в виде шариков, а также потир и крест, украшенные многофигурными резными композициями.

    Тарелка серебряная с чернью боярина Б. М. Хитрово

    В украшениях чернью в последней трети XVII в. произошли также большие изменения. Тонкие графичные узоры начала XVII в. сменились живописными. Изделия покрываются сплошным узором мельчайших черневых травок и цветочков, на фоне которых изображаются крупные резные позолоченные цветы, плоды и травы, восточные мотивы «опахал» и «гранатового яблока», птицы и животные.

    Тарелка Б. М. Хитрово, выполненная в 1660–1670-х гг., украшена волнистыми полосами с резными узорами, покрытыми мелким орнаментом из трав и цветов. В центре тарелки помещен герб Хитрово.

    Ковш, пожалованный купцу Ф. Хлебникову

    В России с давних пор существовал обычай награждать знатных и богатых людей за участие в боях, за посольскую службу, перенесенный плен или ранения в бою. В XVII в. основным почетным предметом пожалования за различные заслуги становится ковш.

    Размер ковша при этом зависел от общественного положения награждаемого, его заслуг, занимаемой им должности.

    Выделяется своим большим размером ковш, пожалованный купцу Ф. Хлебникову за «прибор» — прибыль казне при сборе таможенных и кабацких пошлин.

    Ковшами награждались также за верную службу атаманы и старшины казачьих войск, приезжавшие с отрядами казаков в Москву и Петербург. Так, например, в 1683 г. ковшами были пожалованы атаман Фрол Минаев и его сын Василий.

    Потир серебряный

    Одним из самых значительных и интересных местных художественных центров был Ярославль. Изделия ярославских серебряников отличаются не только высоким качеством исполнения, но и особым, индивидуальным стилем. Ярославские серебряные изделия отличаются своеобразной формой, крепкой и устойчивой, богатой орнаментацией, что свидетельствует о влиянии народного творчества. Чеканный орнамент в виде фантастических полуцветов, полуплодов с длинными листьями исключительно пышен и наряден и имеет большое сходство с деревянной резьбой. Он покрывает предмет сплошным узором, как, например, на серебряных потирах 1697 г. Звездообразный, необычный по форме дискос 1697 г. сплошь покрыт резным орнаментом, среди которого размещены чеканные головки херувимов.

    Из предметов нижегородской работы интересен большой серебряный потир 1685 г. Чаша его украшена пышным, густым чеканным орнаментом фантастических цветов.

    Стеклянная и фарфоровая посуда конца XVII, XVIII и XIX вв.

    К числу наиболее интересных предметов относится рюмка, которая поступила в Оружейную палату из Императорской публичной библиотеки. В описи говорится, что это «рюмка первого русского изделия».

    Очень хороша группа первых изделий русского фарфорового завода, основанного в 1744 г. в Петербурге. Технологию производства русского фарфора разработал ученый Д. И. Виноградов, современник и друг М. В. Ломоносова. Первые изделия «виноградовского» периода отличаются художественной простотой и изяществом форм, большой прозрачностью и стекловидным блеском глазури. Они имеют белый цвет с чуть желтоватым или голубоватым оттенком.

    Три фарфоровые вазы в виде урн, с ручками, на бронзовых подставках, расписаны голубой краской. Две вазы подобной же формы, но меньших размеров, расписаны красной краской с золотом.

    Три масленки с крышками овальной формы и небольшой высокий чайник украшены накладными травами и цветами. Особенно хороши цветы, свободно и умело расположенные на поверхности предметов.

    Золотые и серебряные изделия русских мастеров середины XVIII — начала XX вв.
    Ковши серебряные наградные

    В середине XVIII в. ковши окончательно утратили назначение питьевой посуды и стали использоваться для награды за особые заслуги. Так, например, в 1750 г. серебряный ковш был пожалован за верную службу атаману донского войска Леонтию Лукьянову, а в 1762 г. — атаману волжского войска Алексею Дикову.

    Ковшами награждали также купцов-откупщиков за прибыль, принесенную казне при сборе налогов. Большим серебряным ковшом был пожалован московский купец Лука Девятое «за усердное его при торгах в приращении по Кунгурской провинции у питейных прочих сборах казенного интереса 1764 году апреля 2 дня».

    Поскольку размер и вес ковша определялись в зависимости от заслуг награждаемого, надо полагать, что Девятое приложил много усердия для увеличения прибыли казне, — жалованный ему ковш весит около трех килограммов.

    Особенно характерен для стиля рококо ковш, который в 1756 г. был пожалован купцу Матвею Позднякову. Он сделан в виде раковины на трех ножках. Носик и ручка, выполненная наподобие стебля, завершаются литыми фигурами двуглавых орлов под короной. Под ними, с наружной стороны, шифры Елизаветы Петровны. На дне чеканен российский герб.

    Табакерка графа А. Разумовского

    Такие табакерки служили для подарков или почетных наград. Так, например, массивная золотая круглая табакерка с накладным барельефным портретом Елизаветы Петровны была подарена ею графу А. Разумовскому. Табакерка отличается исключительной тонкостью и изяществом работы.

    Многие табакерки украшались эмалевыми миниатюрами. Одним из первых русских миниатюристов, работавших по эмали, был Андрей Овсов.

    В крышку небольшой золотой табакерки в виде плоской удлиненной коробочки впаяна круглая эмалевая дробница с портретом Петра I.

    Панагия с портретом Петра I

    В Оружейной палате хранятся две панагии с эмалевыми медальонами работы Г. Мусикийского. На медальоне 1707 г. изображен Петр I в доспехах и горностаевой мантии, застегнутой на груди большой красивой пряжкой. На обратной стороне жалованных панагий часто помещались миниатюрные эмалевые портреты царей, что придавало нагрудным знакам духовенства светский характер. Своей роскошью и богатством они напоминали орденские знаки или женские ювелирные украшения.

    Интересен эмалевый медальон с композицией распятия. С правой стороны его, внизу, подпись мастера: «1720. Г. М. С. П. Бурх». На обратной стороне подвески большой золотой панагии помещен портрет императрицы Елизаветы Петровны.

    Предметы последней трети XVIII — первой четверти XIX в., выполненные в стиле русского классицизма
    Серебряный золоченый самовар

    Характерным образцом этого стиля может служить серебряный золоченый самовар, по форме напоминающий античную урну с лентообразными ручками. Он сделан первоклассными петербургскими мастерами Г. Унгером и И. Эккертом в 1801 г. Детские чайные сервизы работы петербургского мастера И. Влома украшены узором гирлянд, выполненных низкой чеканкой, и мелкими литыми бусинами, так называемым жемчужником. Этот прием украшения изделий также характерен для стиля классицизма.

    Серебряный золоченый потир мастера С. Кузова

    Красотой форм и пропорциональностью частей отличается серебряный золоченый потир, выполненный в 1797 г. Семеном Кузовым. Его небольшая глубокая чаша, украшенная литыми головками херувимов и полосой крупного жемчужника, покоится на стояне в виде трех литых женских фигур, одетых в длинные, ниспадающие мягкими складками одежды и напоминающих античные кариатиды. На поддоне чеканены листья аканта и укреплены, как и на чаше, эмалевые медальоны. Холодные, светлые тона эмали еще более подчеркивают строгую, сдержанную красоту потира.

    Золотой кубок работы московского мастера И. Крага

    Интересен золотой кубок работы московского мастера И. Крага, 1809 г. Крышка его сделана в виде гнезда пеликана, кормящего своих птенцов, а стояном служит литая женская фигура.

    Серебряное золоченое блюдо

    В центре серебряного золоченого блюда чеканен шифр из букв «Г. М. И. П.», обрамленный лавровой и дубовой ветвями. По сторонам — чеканные изображения знамен, пушек, барабанов, булав и ядер, ниже — сабля, перевитая лентами русских орденов. Это блюдо напоминает об Отечественной войне 1812 г. Оно принадлежало генералу русской армии, атаману Донского казачьего войска, участнику Бородинского сражения графу М. И. Платову.

    Табакерки марки фабрики Поповых

    Большую ценность представляют две табакерки, на которых имеется марка фабрики Поповых. Одна из них — серебряная, овальной формы, по-видимому, с изображением сюжетов распространенной в то время повести о Бове-королевиче. Другая имеет вид книжки. На крышке ее изображен человек и растение табака с надписью: «Злак на службу человеком», на нижней стороне — двое мужчин в европейских костюмах, которые предлагают понюхать табак человеку в русском платье.

    Предметы из Чичеринского сервиза

    На тобольских изделиях встречаются изображения сцен охоты, сюжетов из жизни местного населения. Все это свидетельствует о живом интересе русского человека к жизни и природе родного края.

    Из предметов сибирской работы представлен чайный сервиз. Он состоит из сахарницы, молочников, подсвечников, щипцов и других предметов, на каждом из которых имеется шифр сибирского губернатора Д. И. Чичерина и фигуры кавалеров и дам в костюмах XVIII в. Эти изображения довольно близки к народным картинкам или иллюстрациям к сказкам.

    «Всадник в дозоре» (скульптура)

    Серебряными скульптурными и чеканными работами была знаменита фирма Сазикова. Некоторые из ее изделий были представлены на первой Всемирной выставке, состоявшейся в Лондоне в 1851 г., и получили первую премию. Тематикой для оформления изделий обычно служили сюжеты из русской истории, а в скульптурных изображениях нередко воспроизводились народные персонажи.

    Особенно характерна для изделий середины XIX в. массивная скульптурная группа, выполненная в петербургском филиале фирмы в 1852 г. Это реалистически переданная фигура русского воина, стоящего у оседланного коня. Она резко контрастирует с массивным поддоном, расчеканенным тяжелым узором.

    Для этой скульптурной группы характерны черты, присущие русскому декоративно-прикладному искусству XIX в. — сочетание старорусских сюжетов и орнаментов с переработанными мотивами западного барокко и рококо.

    Изделия фирмы «Фаберже»

    Фирма «Фаберже» была основана в Петербурге в 1842 г. Густавом Фаберже, приехавшим сюда из Эстонии, где с конца XVII века жили его предки. Изделия фирмы Фаберже пользовались мировой известностью. Они отличались исключительной чистотой работы и виртуозностью ювелирной техники. Одним из ведущих мастеров фирмы был талантливый русский ювелир Михаил Евлампиевич Перхин.

    Часы в виде вазы с букетом лилий

    Большим художественным вкусом отличается красивая яйцевидная ваза с букетом лилий, представляющая собой своеобразные часы. По окружности вазы расположен вращающийся циферблат в виде пояса белой эмали с бриллиантовыми цифрами и закреплена небольшая часовая стрелка. Прямоугольный постамент вазы украшен накладными лиственными завитками и вазами из разноцветного золота. Сочетание золота желтого, зеленого, красного, а иногда даже серого и голубого тонов создает впечатление сказочной красоты и богатства. Молочно-белый цвет оникса, из которого выполнены лилии, гармонирует с лимонно-желтым цветом эмали, покрывающей вазу.

    По разнообразию видов техники эмали, интенсивности и чистоте ее цвета, широте красочной гаммы мастера фирмы Фаберже не имели соперников ни среди русских, ни среди западноевропейских ювелиров.

    Поезд внутри яйца

    Любопытна представленная в витрине золотая заводная модель сибирского поезда с платиновым паровозом. На вагончиках закреплены надписи: «Прямое Сибирское сообщение», «Для дам», «Для курящих». В окна вставлены хрусталики, на паровозе фонарь из рубина.

    Механизм паровоза заводится ключом и приводит состав в движение.

    Поезд вкладывается в большое серебряное яйцо, на поверхности которого гравирована карта Сибирской железной дороги.

    Последней работой М. Перхина (он умер в 1903 г.) является легкое ажурное яйцо, составленное из листьев и стеблей клевера. Стебли выполнены из мелких плоских рубинов, а листья заполнены прозрачной светлозеленой эмалью или сплошь усыпаны мелкими бриллиантами.

    Мастера фирмы широко использовали в своей работе русские полудрагоценные камни — хрусталь, яшму, нефрит, лазурит, оникс. Они выполняли из этих камней фигурки людей, животных и птиц, а также различные цветы.

    В витрине показаны фигурка женщины в русском костюме, выполненная из различных уральских камней, обезьяна — из агата, дельфин и мушка — из сердолика, барс — из хризопраза, свинья и заяц — из горного хрусталя и мопс — из золотистого топаза.

    Вазочка с цветком «анютины глазки»

    Красива вазочка из горного хрусталя с цветком «анютины глазки». При нажиме кнопки на стебле цветка раскрываются его лепестки и тогда под ними видны миниатюрные портреты царских детей в рамках из бриллиантов. Хрустальная вазочка выточена так искусно, что создается впечатление, будто она наполнена водой.

    Часы деревянные

    Механизм карманных часов, футляр и цепочка искусно выточены из дерева, винтики — из слоновой кости и лишь пружинка и волосок — металлические. На внутренней стороне крышки часов вырезана надпись: «Бронниковы в Вятке».

    Потомственные вятские кустари Бронниковы прекрасно владели техникой резьбы по дереву и кости, а также славились как искусные мастера часовых дел. Особенно высокого совершенства в своем мастерстве достиг Николай Михайлович Бронников, который, как считают, за всю свою жизнь сделал 10 деревянных часов.

    Парадные облачения высшего русского духовенства

    Парадные облачения высшего русского духовенства представляют большой интерес как редкие образцы ручного художественного ткачества стран Востока, Запада, а также России.

    Каждое из облачений украшено великолепными вышивками из золотых и серебряных нитей, разнообразных дробниц, жемчуга и драгоценных камней.

    Здесь же представлена и другая отрасль древнерусского искусства — произведения изобразительного, или так называемого лицевого шитья. Это разнообразные шитые иконы, плащаницы, надгробные покровы. Многие из них можно считать лучшими образцами не только русского, но и мирового изобразительного шитья.

    Саккос митрополита Петра

    Из византийской ткани сшит саккос — длинная церковная одежда с короткими широкими рукавами и круглым воротом первого московского митрополита Петра. Это древнейшая из одежд в коллекции Оружейной палаты. Она сшита из светло-синего атласа, затканного золотыми полосами с крестами в кругах. Гармоничное сочетание серебряных золоченых нитей узора и голубого шелка фона придает этой ткани сдержанную красоту.

    Саккос митрополита Алексея

    Одежда митрополита Алексея имеет интересную вышивку в виде крестов и углов. Особенную ценность представляют серебряные и золоченые дробницы с перегородчатой эмалью, включенные в жемчужный орнамент на зарукавьях и подольнике, а также нашитые по всему саккосу. Такими же дробницами украшены епитрахиль — одно из церковных облачений, надеваемое на шею и поручи — нарукавники митрополита Алексея.

    Саккосы митрополита Фотия

    Два саккоса митрополита Фотия сплошь покрыты вышивками. Среди них на одной одежде изображен митрополит Петр, на другой — портреты великого московского князя Василия Димитриевича, его жены Софьи Витовтовны, дочери Анны и ее мужа, будущего византийского императора Иоанна Палеолог. Эти вышивки говорят о политических и культурных связях Московского государства с Византией.

    Стихарь и фелонь

    Представляют большой интерес ткани двух саккосов митрополита Дионисия. На них элементы поздневизантийского стиля (изображения Христа, Богоматери и креста) переплетаются с иранским растительным орнаментом. Оба саккоса были вложены в 1583 г. Иваном Грозным в Успенский собор по убитом сыне, царевиче Иване Ивановиче. Здесь же — одежды, сшитые из иранских тканей, для которых характерны сдержанная гармония тонов и мелкий растительный или геометрический орнамент. Среди этих одежд — стихарь — длинная, с широкими рукавами церковная одежда, надеваемая при богослужении из легкой голубой шелковой ткани с узором гвоздик; фелонь или риза — длинная широкая церковная одежда без рукавов, на серебряном фоне которой расположены сердцевидные узоры, заполненные цветами; стихарь из полосатой с мелкими цветами шелковой ткани.

    Пучежская плащаница

    К наиболее ранним памятникам лицевого шитья относится так называемая Пучежская (Пучеж — город Ивановской области) плащаница 1441 г., которая принадлежала новгородскому архиепископу Евфимию. Эта плащаница отличается простотой композиции, изяществом изображений, большой изысканностью в подборе красок шелка.

    Работой XV в. является также и шитая икона с изображением Димитрия Солунского. Эти вышивки по тонкости и мастерству исполнения напоминают живопись и принадлежат к лучшим образцам не только русского, но и мирового изобразительного шитья.

    Покров с изображением митрополита Алексия

    Прежде чем мастерица начинала вышивать какую-нибудь композицию или надпись, художник-знаменщик и словописец наносили ее на ткань. В витрине экспонируется надгробный покров с изображением митрополита Алексия. Его изображение сделал известный русский художник Степан Резанец, а вышивала золотошвея Царицыной мастерской палаты Степанида Петрова. Однако мастерица была не простым исполнителем художественного замысла знаменщика. Она проявляла много вкуса и умения, комбинируя золотые и шелковые нити, сочетая жемчуг и драгоценные камни для того, чтобы сделать рисунок более выразительным. Интересно отметить, что русские вышивальщицы использовали различные виды швов золотного шитья, что создавало многообразие узоров и свидетельствовало о высоком художественном вкусе мастериц. Нередко на покровах можно встретить изображения московских митрополитов, патриарха Никона, князя Ивана III, Василия III, царевича Димитрия и других лиц.

    Шитье жемчугом. Оплечье фелони

    Жемчуг всегда был излюбленным украшением русских одежд. В вышивках обычно сочетался мелкий речной жемчуг и крупный морской. Это делало узор рельефным и создавало красивую игру светотени. Жемчужный узор представлял собой широко раскинувшиеся цветы и травы с длинными изогнутыми стеблями и пышными сочными листьями.

    Шитье носит рельефный характер и напоминает чеканку на металлических изделиях. Роскошным жемчужным узором в виде густых ветвей с небольшими цветами из алмазов расшито черное бархатное оплечье фелони. Эта фелонь была вложена царем Михаилом Федоровичем в Новоспасский монастырь.

    По красоте и богатству рисунка, виртуозности техники это оплечье можно считать одним из прекраснейших образцов русского декоративного шитья XVII в.

    Жемчугом и драгоценными камнями расшивали не только одежды, но также митры — головной убор высшего духовенства и поручи, которые дополняли парадное облачение патриарха.

    Фелонь красного бархата была подарена Екатериной II московскому митрополиту Платону. Она расшита жемчужным узором в виде ромбовидных клеток, внутри каждой из которых помещена веточка розы или гроздь винограда, а в верхней средней — вензель Екатерины II. Оплечье фелони украшено большим крестом, составленным из крупных изумрудов и обрамленным густыми ветвями и розами, скомпонованными из жемчуга.

    Жемчуг здесь нашит не прямо на ткань, а на специально подложенный шнурок, благодаря чему узор приобрел особенную рельефность. Всего на фелонь нашито 150 580 жемчужин.

    Дары иноземных послов

    В собрании Государственной Оружейной палаты хранятся редкие коллекции предметов иностранной работы. Многие из них были привезены в Москву иноземными послами в дар русским царям.

    Каждый подарок после «объявления» царю оценивался и передавался в хранилище — Казенный двор.

    Восточные государства присылали в дар великолепные ткани, драгоценные камни и украшения, хрустальные и яшмовые сосуды, предметы парадного конского убранства, оружие и т. п.

    Хранящиеся здесь коллекции даров Англии, Австрии, Дании, Голландии, Польши, Швеции, Турции и других государств являются самым большим в мире собранием посольских привозов, которые свидетельствуют о широких международных связях России.

    Известно, что Строгановы, могущественные финансисты, снабжавшие царское правительство безвозвратными и срочными ссудами на большие суммы, имели постоянные отношения с иностранцами. На своем Великоустюжском дворе Строгановы принимали как гостей голландских послов, следовавших в Москву по Двине; оказывали кредит иноземным купцам; в большом количестве закупали в Архангельске различные привозные товары — сукно, предметы роскоши, ювелирные изделия и т. п.

    По всей вероятности, эта посуда была выполнена в Голландии в конце XVII в. по заказу Г. Д. Строганова — крупного промышленника и собственника огромных поместий.

    Сосуды для вина в виде барсов

    Привлекают внимание большие уникальные сосуды для вина в виде барсов, выполненные в 1600–1601 гг. Пасти их открыты, передние лапы держат высокий щит.

    Фигуры литые, сплошь прочеканенные. Эти барсы и высокие кувшины с носиками в виде крылатых драконов лондонской работы первой четверти XVII в. были привезены в Москву английским торговым агентом Фабианом Ульяновым в 1629 г.

    Лохань серебряная (Гданьск) и орел со скипетром в когтях (работа аугсбургского мастера)

    К предметам второй половины XVII в. принадлежат высокие кувшины и огромная лохань работы мастеров Гданьска. В центре лохани — круглый медальон с изображением Андромеды и Персея. От медальона к краям блюда идут крупные косые чеканные ложки. Лохань и кувшины являются яркими образцами стиля барокко. Они были доставлены в Москву в 1668 г. после заключения Андрусовского перемирия. Одноглавый орел с распростертыми крыльями, державой и скипетром в когтях (работа аугсбургского мастера А. Дрентветта) был привезен в 1671 г. Это одно из лучших произведений немецкого декоративного серебра XVII в.

    Фигурные рукомои

    Стремясь установить господство на Балтике, Швеция с 1630 г. приняла участие в Тридцатилетней войне (1618–1648). В это время королевская сокровищница Швеции значительно пополнилась изделиями работы немецких серебряников. Лучшие предметы из немецкого декоративного серебра — блюда, украшенные сложными чеканными композициями, большие кубки, фигурные рукомои — были привезены в Москву различными шведскими посольствами.

    «Водяной взвод» — настольный фонтан (Гамбург)

    Наиболее ценным произведением немецкой работы XVII в. из шведских даров 1663 г. является так называемый водяной взвод — настольный фонтан, изготовленный гамбургским мастером Петером Ором. По сторонам вертикальной трубки фонтана, стоящей на большом золоченом шаре, укреплены тарелочки в виде раковин, вверху — фигура летящего Юпитера с пучком серебряных молний в руках.

    Серебряная гора-курильница, гамбургской работы

    Золоченая гора-курильница, предназначенная для благовонных курений в дворцовых покоях; десять рассольников-вазочек с фигурой Венеры; превосходной работы олень на золоченом основании; кубок в виде дыни на тарелке, окруженной плодами, — все это интереснейшие произведения, выполненные гамбургскими серебряниками XVII в.

    Кубки нюрнбергских златокузнецов

    Особой известностью в Нюрнберге и за его пределами пользовались произведения златокузнецов из семьи Ямнитцеров. На одной из полочек витрины стоит небольшой, тонко орнаментированный стаканчик работы старейшего и самого знаменитого представителя этой династии — Венцеля Ямнитцера. Он был не только златокузнецом, но и гравером и ученым. Им был сконструирован аппарат для изучения перспективы. Для современников Венцеля Ямнитцера все его произведения были образцом виртуозного мастерства. Нюрнбергские подмастерья, для того чтобы получить звание мастера, должны были выполнить в качестве экзаменационной работы, как тогда называли — шедевра, предложенный Венцелем Ямнитцером кубок в виде цветка колокольчика.

    Кубок-петух (Германия)

    Художественная обработка кости, янтаря, кокоса, перламутра, горного хрусталя представлена интересными образцами немецкой работы XV–XVII вв. Наиболее ранним из этой коллекции является кубок в виде петуха, который принадлежал великому московскому князю Ивану III. Чаша кубка, вероятно первоначально выполненная из скорлупы страусового яйца или перламутровой раковины, была разбита и заменена гладким серебряным корпусом.

    Работы аугсбургских серебряников

    Многие аугсбургские серебряники производили фигурные рукомои и сосуды для вина. Часто эти сосуды представляли собой литые прочеканенные фигуры всадников, животных, кентавров. Такие изделия в большом количестве представлены в витрине.

    Рядом с серебряными скульптурными группами размещены сосуды работы мастеров Гельб. Серебряники этой семьи часто придавали своим произведениям форму раковин. Стремясь достичь большей живописности, они отказались от сплошной позолоты поверхностей и обычно золотили лишь часть чеканного рельефа.

    Интересно большое овальное блюдо с чеканным изображением побежденных турок у ног австрийского цезаря. Блюдо было выполнено ведущим серебряником Аугсбурга второй половины XVII в. Лоренцом Биллером и прислано в Москву в качестве подарка от австрийского императора Леопольда.

    Кубки гамбургских серебряников

    В конце XVI в. наибольшей известностью среди гамбургских серебряников пользовался Якоб Морес Старший. Два из его кубков выполнены в виде великолепных профилированных ваз. Необычайно богатая орнаментация этих кубков состоит из полуфигур, связок плодов, маскаронов, литых головок, гирлянд. Тут же чеканенное цветами и травами блюдо, лохань с изображением аллегорий Войны, Правосудия и Земледелия, «яблочный» кубок с литой фигуркой купидона в стояне. Гамбургские серебряники создавали много роскошных декоративных произведений, которые украшали парадные дворцовые залы. Одно из таких произведений — громадное овальное блюдо, в середине которого высоким рельефом изображена сцена похищения Европы. Над блюдом — две массивные, сплошь золоченные горы-курильницы со средневековыми замками на вершинах.

    В основаниях курильниц имеются небольшие жаровни для раскаленных углей, на которые бросались благовонные корни и травы. Курильницы выполнены Дирихом Утермарке в первой четверти XVII в. и принадлежали царю Михаилу Федоровичу.

    Массивность этих вещей, усложненная форма, пышная орнаментация — все это черты господствовавшего в европейском искусстве XVII в. стиля барокко.

    Приборы из серебра, французской работы

    В оружейной палате экспонируются предметы из «наместнических» сервизов, которые в 1770-х гг. были заказаны за границей Екатериной II для 13 новых административных центров России. Четыре больших серебряных сервиза — Московский, Казанский, Нижегородский и Екатеринославский, а также много отдельных предметов выполнил известный парижский мастер Робер Жозеф Огюст в 1776–1784 гг. Его произведения, орнаментированные гирляндами, лавровыми ветвями и рядами крупных бусин, очень массивны и исполнены с большим мастерством и вкусом.

    В 1772 г. Екатерина II пожаловала князю Г. Г. Орлову великолепный серебряный сервиз. В нем насчитывалось более трех тысяч предметов, общим весом свыше двух тонн. Сервиз был заказан лучшим серебряникам Парижа — Ретье, отцу и сыну. Но заказ был настолько велик, что мастера Ретье не могли выполнить его к сроку. Часть сервиза изготовили Э. Бальзак, Л. Леандрик и П. Шарвель.

    В выборе рисунков принимал участие французский скульптор Э. Фальконе — создатель памятника Петру I в Петербурге. Часть предметов этого сервиза выставлена в Оружейной палате.

    Прекрасными образцами стиля империи (ампир) могут служить изделия ведущего парижского мастера Жана Б. Одио, который выполнял многие предметы для дворцов Наполеона I. Работы Одио — сервизы, приборы, вазы и др. — в большом количестве ввозились в Россию. В настоящее время многие из них находятся в Оружейной палате и Государственном Эрмитаже. Для изделий Одио характерна гладкая, хорошо отполированная поверхность, украшенная штампованными накладными орнаментами в виде лир, античных фигур, венков. Массивность, сплошное золочение и блестящая полировка создают впечатление роскоши.

    В центре витрины находится золоченый чайный прибор на два лица, состоящий из фарфоровых чашек, овального подноса, молочника и двух чайников с перламутровыми ручками работы мастеров Одио и Ф. Нодена (1825).

    Сервизы из севрского фарфора (Франция)

    Фарфоровые сервизы — десертный, чайный и кофейный — выполнены на знаменитой французской мануфактуре в Севре в начале XIX в. и подарены Наполеоном I Александру I в память заключения мира в Тильзите.

    Чашечки и другие предметы покрыты внутри позолотой. Тарелки десертного сервиза расписаны на сюжеты античной мифологии художниками Ж. Жоржем, Ле Ге, Адамом.

    Производство Севрской мануфактуры начала XIX в. было полностью подчинено потребностям наполеоновского двора, поэтому все севрские изделия, покрытые сплошной росписью и золотом, очень нарядны и богаты.

    Золотые рукомои и лохань турецкой работы

    К предметам второй половины XVII в. константинопольской работы относятся золотые рукомой и лохань, пожалованные царицей Наталией Кирилловной царевичу Алексею Петровичу. Рукомой имеет вид кувшина с длинным гнутым носиком и такой же ручкой, а лохань представляет собой круглую широкую чашу на высоком основании. На ней по зеленому фону прозрачной эмали укреплены крупные золотые пластинки с алмазами, изумрудами и рубинами. Внутри лохани черной и зеленой эмалью изображены кипарисы.

    Царские троны
    (Троны Ивана Грозного и Бориса Годунова)

    Самый древний трон представляет собой кресло с высокой спинкой и подножием. Остов его покрыт пластинами слоновой кости с рельефными резными композициями исторического, мифологического, бытового и геральдического содержания.

    Происхождение трона и время его изготовления точно пока не известны, но по характеру резьбы его считают западной работой XVI в. Этот трон принадлежал царю Ивану IV Грозному и хорошо известен по скульптуре М. М. Антокольского «Иван Грозный».

    Другой трон с низкой спинкой и высоким сиденьем по форме и отделке типичен для иранского искусства. Он выполнен иранскими мастерами и привезен в Москву иранским послом Лачинбеком в 1604 г. в дар царю Борису Годунову от шаха Аббаса I.

    Остов трона покрыт листовым золотом с тисненым травным узором, украшен огромным количеством рубинов, жемчужин и бирюзы различных оттенков. Сиденье трона обито парчой с крупным цветочным узором по синему фону.

    Третий трон напоминает собой старинное русское кресло с высокой спинкой. Он сделан в Москве для царя Михаила Романова из трона царя Ивана Грозного иранской работы.

    Покрывающая остов трона золотая басма с тонким растительным орнаментом усыпана турмалинами, бирюзой, хризолитами, жемчугом и двумя крупными ромбовидными топазами. Сиденье и спинка этого трона обиты золотной парчой.

    «Алмазный» трон иранской работы представляет собой кресло с высокой спинкой и подножием. С лицевой стороны спинки по черному бархату вышиты два гения, поддерживающие корону. Между ними помещен щит с дарственной надписью на латинском языке: «Могущественнейшему и непобедимейшему Московии императору Алексею, на земле благополучно царствующему, сей трон великим искуством соделанный, да будет предзнаменованием грядущего в небесах вечного блаженства».

    Трон облицован золотыми и серебряными пластинами с прорезным и чеканным орнаментом очень тонкой работы и большим количеством драгоценных камней. Здесь более 800 алмазов, от которых трон и получил свое название. На боковых стенках кресла сохранились многокрасочные иранские миниатюры, прекрасно передающие различные бытовые сцены.

    Трон был подарен царю Алексею Романову армянской торговой компанией в Иране, очень заинтересованной тогда в торговле с Московским государством.

    Три трона, которые можно увидеть в витринах — Ивана IV, Михаила и Алексея Романовых, — использовались во время коронационных торжеств до конца XIX в.

    Пятый трон — двойной, серебряный, со ступенчатым прорезным подножием и витыми столбиками. В верхней части спинки идет чеканный, почти скульптурный орнамент с фигурами всадников, птиц, трав и сказочных животных. Трон фактически имеет три места. На двух из них сидели цари — Иван V и его десятилетний брат Петр I. Третье место, расположенное за спинкой трона, — для наставников царей, которые подсказывали, как следует вести себя во время приемов и что отвечать на вопросы послов.

    К трону принадлежат три столица с двуглавыми орлами — гербами Русского государства и два столица для держав. Изготовлен трон московскими мастерами, на отделку его пошло около 300 кг серебра. С 1682 по 1706 г. трон находился в Грановитой палате Московского Кремля.

    В витринах с тронами экспонируются царские посохи и посольские топоры, которые были необходимой принадлежностью царских выходов и посольских приемов. Посохи, выполненные из слоновой кости, золота, дорогого дерева и серебра, представляют собой замечательные образцы резьбы, чеканки, эмали. Посольские топоры сделаны из булата и украшены искусной золотой насечкой, рукояти их покрыты серебром с чеканным травным узором. Этими топорами вооружались царские телохранители — рынды, назначаемые из знатных и родовитых семей.

    Кафтаны

    Самым распространенным видом одежды был кафтан, который по характеру своего покроя и назначению носил самые разнообразные наименования: длинный, смирный, ездовой, становой и т. д.

    Из кафтанов XVI в. в Оружейной палате сохранился только один. Он сшит из иранской ткани типа атласа. Покрой кафтана напоминает восточный халат с длинными узкими рукавами. По нежно-голубому фону шелком и золотом выткан узор, изображающий встречу в лесу человека с крылатым четвероногим драконом. Очень реалистично изображен человек в коротком кафтане, чалме, с кинжалом за поясом и огромным камнем в руках, приподнятым над головой.

    Шуба митрополита Филиппа

    Одеждой XVI в. является шуба митрополита Филиппа — современника Ивана IV. Сшита шуба из черно-коричневой ткани домашней выработки, украшена простым бараньим мехом, нашивками из тесьмы и простыми обтянутыми пуговицами. Покрой шубы очень простой. К прямым полотнищам ее переда и спины присоединены скошенные полотнища и клинья в подоле. Рукава длинные, очень широкие в пройме и суженные книзу.

    Налатник Михаила Романова

    По своему покрою он напоминает куртку своеобразной формы с косыми незашитыми боками и широкими короткими незашитыми рукавами. Эта одежда была принадлежностью парадного воинского наряда и носилась поверх доспеха. Сшит налатник из красного атласа и почти сплошь расшит превосходным золотым растительным и геометрическим узором, в который мастерица вложила тонкий вкус и высокое мастерство. Этот налатник первоначально принадлежал царю Михаилу Романову, а затем его сыну Алексею, который пользовался им во время Смоленского похода 1654 г.

    Терлики были очень разнообразны как по тканям, так и по украшениям. Одежды, экспонируемые в Оружейной палате, сшиты из вишневого бархата, с небольшим воротником вокруг шеи.

    Становой кафтан Петра I

    Самая большая группа одежд относится к концу XVII в. Она включает в себя в основном становые кафтаны, зипун и платно, принадлежавшие Петру I, когда он еще носил старорусское платье. Одевались такие кафтаны поверх другой одежды — зипуна. Были они как домашними, так и выходными, в зависимости от того, из какой ткани сшиты.

    Это распашные, длинные, прямые одежды с очень широкими и короткими рукавами, с круглым воротом, украшенные плетеным золото-серебряным кружевом. Прямая спина прилегает в талии, полы спадают свободно и не заходят одна на другую. Подобные кафтаны плотно облегали стан, и, вероятно, поэтому их и называли становыми. Из-под рукавов станового кафтана обычно были видны рукава зипуна, украшенные богатой жемчужной обнизью.

    Зипуны

    Ко второй группе относятся кафтаны, у которых раскрой спины такой же, как у предыдущих, но все остальные детали имеют существенные отличия. Полы у этих одежд заходят одна на другую, рукава длинные, сильно расширенные у проймы и очень суженные от локтя книзу. Ворот небольшой, стоячий. К этой группе одежд можно отнести кафтан темно-зеленого сукна и зеленого атласа, известный под названием зипун.

    Кафтан темно-зеленого сукна, обшитый серебряным шнурочком, резко отличается покроем от становых кафтанов, хотя и прилегает к талии. Полы этого кафтана заходят одна на другую. Застегивается он сбоку на одну пуговицу. В боках вставлены клинья, но вшиты они не так, как у становых. Рукав постепенно суживается книзу. Пройма его широкая. В связи с тем, что этот кафтан, напоминающий народную поддевку, был проще и удобнее других, он получил широкое распространение, а назван «русским».

    Зипун зеленого безузорного атласа на вате простеган продольными полосами. Его носили под кафтаном. Сзади зипун прилегает к талии. В боках вшиты косые клинья. Рукава вверху широкие, книзу сильно суживаются и застегиваются на крючки. В описи платья Петра I записано: «Стежные зеленые зипуны».

    Платно Петра I

    Самым парадным и богатым царским платьем было платно. Оно использовалось в особо торжественных случаях — в дни венчания на царство, торжественных приемов иноземных послов и праздничных выходов.

    Платно имеет вид прямой, длинной, доходящей до пят рубахи, не прилегающей к талии, с очень широкими рукавами. Своим покроем платно напоминает церковное облачение — саккос.

    Платно выполнялось из самых дорогих тканей — парчи, аксамита, украшалось металлическим кружевом, золотыми запонами, пуговицами, жемчугом, драгоценными камнями и дорогими мехами.

    Платно Петра I было скроено из «атласа золотного» (аксамита) венецианского происхождения, как свидетельствует надпись, вытканная на рукаве. Эта ткань была поднесена Петру I гетманом Украины Мазепой в 1689 г. в период его пребывания в Троице-Сергиевой лавре.

    Первоначально платно Петра I было опушено собольим мехом и имело золотые с изумрудами пуговицы.

    Платье европейского покроя

    Старые царские кафтаны и платна сменились платьем нового европейского покроя. Мода на европейское «польское», «немецкое» платье начала проникать в Россию и усваиваться аристократией и дворянством еще в конце XVII в.

    Петр I начал носить «немецкое» платье в 1690 г. На придворных и церковных празднествах он нередко появлялся в мундире, коротком кафтане или голландской матросской куртке. Петр считал, что длинная одежда, борода и усы были символом боярской спеси, чванства и лени.

    Петровские указы строго определяли, кто и какое платье может носить, и обязывали все городское население, кроме духовенства, посадских людей и крестьян носить новое платье и брить бороды.

    Мужской костюм состоял из коротких, до колен, штанов, камзола (позже превратился в жилет) и узкого, длинного, до колен, с широкими фалдами в боках кафтана.

    Женский костюм состоял из лифа с костяными пластинами, с очень открытой грудью и короткими рукавами, длинной широкой юбки, к которой в парадных случаях прикреплялся длинный шлейф. Длина шлейфа зависела от знатности владелицы.

    Самым ранним платьем французского типа является кафтан из голубой шелковой ткани, принадлежавший Петру I. Отделан он очень скромно узким серебряным галуном.

    Платье Екатерины I

    Из женских костюмов самыми ранними в собрании Оружейной палаты являются два коронационных платья — императрицы Екатерины I и Анны Ивановны, выполненные по европейской моде. Они сравнительно просты по форме, но изысканы по украшениям, состоят из корсажа с сильно открытым декольте, шлейфа и юбки.

    Платье Екатерины I выполнено из шелка пунцового цвета с великолепным серебряным шитьем.

    Платье императрицы Елизаветы Петровны

    Роскошь и мотовство высших классов в этот период достигли огромных размеров. Императрица Елизавета Петровна превзошла все границы расточительства. Достаточно сказать, что после ее смерти осталось 15 тыс. платьев, два сундука шелковых чулок, а также… куча неоплаченных счетов.

    Платье императрицы Екатерины II

    Платье Екатерины II, которое предназначалось для встречи турецкого посла после победоносного окончания Русско-турецкой войны в 1775 г., было украшено бриллиантами и 4200 жемчужинами.

    Французская мода на фижмы

    К середине XVIII в. распространилась французская мода на фижмы. Такая уродливая и неудобная форма дамского платья соответствовала вычурному стилю рококо, который господствовал в тот период в России. Мода на фижмы, продолжавшаяся до конца XVIII в., вызвала большой спрос на китовый ус, в связи с чем в 1722 г. в Голландии образовалось акционерное общество по его добыче.

    Типичным образцом упомянутой моды являются три платья. Одно из них принадлежало императрице Елизавете Петровне, а два других (коронационное и венчальное) — Екатерине II. Эти платья выполнены из серебряной ткани — глазета и парчи, украшены золотым позументом, вышивкой и шитыми накладными двуглавыми орлами. Все они имеют огромные фижмы, размах которых достигает 1,5 м.

    Коронационный мундир императора

    Начиная с XVIII в. коронационной одеждой императора был военный мундир лейб-гвардии Преображенского полка, соответствовавший чину его владельца. К коронационному костюму полагалась мантия (порфира) золотой парчи или глазета, обшитая по вороту, полам и подолу горностаем. Мантия была введена вместо барм Петром I к коронации Екатерины I. Во время торжественных выходов длинные шлейфы мантий несли высшие сановники.

    Подарки иностранных правительств
    Орел из слоновой кости

    Японским императором к коронации 1896 г. были подарены орел из слоновой кости на деревянном пне, изготовленный в Токио, и ширма, шитая шелком. Орел выполнен в натуральную величину. Оперение орла набрано почти из 2 тыс. отдельных пластин слоновой кости.

    Ширма состоит из четырех лакированных створок с картинами, вышитыми по белому атласу цветными шелками. С большим мастерством вышито изображение морского прибоя.

    Знаки царской власти
    Шапка Казанская Ивана Грозного

    Второй после шапки Мономаха знаменитый венец Московского царства — шапка Казанская царя Ивана IV. Изготовлена она в Москве, как полагают, в память взятия Казани. Золотая тулья венца имеет слегка вытянутую форму, покрыта густым орнаментом переплетающихся трав на черневом фоне и опоясана тремя рядами «городков» различной формы и величины с альмандинами, бирюзой и жемчугом. Завершается шапка топазом золотистого цвета, закрепленным между двумя жемчужинами.

    Большой наряд царя Михаила Федоровича Романова

    Необычайной красочностью и богатством украшений отличаются предметы Большого наряда, сделанные в мастерских Московского Кремля в 1627–1628 гг. для царя Михаила Романова. Большой наряд состоит из царского венца, скипетра, державы и саадака.

    Венец Большого наряда имеет полусферическую тулью с прорезными городками и шестью небольшими прорезными запонами. Легкий, симметрично расположенный прорезной и чеканный узор на венце украшен эмалью белых, голубых, зеленых тонов и драгоценными камнями — сапфирами, изумрудами, рубинами, жемчужинами.

    Держава Большого наряда представляет собой шар, разделенный на два полушария и увенчанный высоким четырехконечным крестом. Верхнее полушарие украшено с большим мастерством многокрасочными эмалями по высокому рельефу с изображением библейских сцен из жизни царя Давида. В высоких конусообразных гнездах закреплены изумруды, сапфиры, рубины и жемчуг.

    Скипетр Большого наряда обработан чеканным травным узором, полуфигурками высокого рельефа и сплошь покрыт нежными эмалями белых, голубых, синих тонов и драгоценными камнями.

    Шапка алмазная царя Ивана Алексеевича

    Шапка из серебряной иранской парчи сделана в мастерских Оружейной палаты в 1684 г. для царя Ивана Алексеевича. Золотые запоны с прорезным орнаментом, эмалями и драгоценными камнями близки к запонам венца Большого наряда.

    Корона императрицы Анны Ивановны

    В 1721 г. преобразования, проводимые Петром I в области государственного управления, завершились провозглашением России империей. Это свидетельствовало об оформлении в России абсолютизма, классовой опорой которого было усиливавшееся дворянство. Обряд венчания на царство в этот период был заменен обрядом коронации, и тогда вместо царского венца была введена корона. В Оружейной палате сохраняются две короны — Екатерины I и императрицы Анны Ивановны. Последняя, как и корона Екатерины I, сделана из золоченого серебра и украшена ромбовидным узором из нескольких тысяч алмазов. Эти драгоценности первоначально были на короне императрицы Екатерины I.

    Парадное конское убранство

    В Государственной Оружейной палате хранится редкое собрание предметов парадного конского убранства — так называемая Конюшенная казна. Большая часть вещей из нее выполнена в мастерских Кремля, другие поступили в качестве даров от иностранных послов и торговых представителей Ирана, Турции, Китая, Бухары, Польши.

    Конское убранство, отличавшееся необычайной роскошью, преобладало среди подарков Востока. Алмазы, ярко-красные рубины, ослепительно зеленые изумруды, золотисто-желтые топазы, бирюза и мерцающие жемчужины почти сплошь украшают седла, попоны и узды.

    Для выезда Екатерины II в Москву на коронацию, по полицейским отчетам, потребовалось до 19 тыс. лошадей. Народу при этом собралось около 80 тыс. человек. Императрица сидела в раззолоченной карете, в алом бархатном платье, унизанном крупным жемчугом, со звездой на груди и бриллиантовой диадемой. За нею тянулся огромный поезд высоких золотых карет.

    Подарок шаха Аббаса

    В 1590 г. иранский посол Андибек привез от шаха Аббаса в подарок царю Федору Ивановичу седло в золотой оправе. Оно обтянуто бархатом, затканным золотом, и украшено рубинами, изумрудами и крупной бирюзой.

    Другой иранский посол привез в Москву седло, оправленное золотом и украшенное жемчугом, изумрудами, рубинами, бирюзой. Седло было оценено в 650 рублей — это весьма высокая по тому времени цена.

    Седло царя Михаила Романова

    Особенно интересно седло царя Михаила Романова работы мастера Ивана Попова со «товарищи». Оправленные золотом луки седла искусно расписаны эмалью, сочные и яркие краски которой прекрасно сочетаются с драгоценными камнями — алмазами, сапфирами, рубинами и изумрудами. Сиденье обтянуто аксамитом. Вьющийся цветочный орнамент подчеркивает его форму, следует за овалом седла.

    Седло с полным конским убором
    (Дар турецкого султана Екатерине II)

    Интересно седло с полным конским убором, саблей и перначом, усыпанным драгоценными камнями; бриллиантовая решма (украшение на лбу лошади) с бразильским топазом; серебряные ведро, подковы и гвозди; расшитая красными кораллами попона из серебряной парчи.

    Это убранство было подарено султаном Абдул-Гамидом в 1775 г. по случаю заключения Кучук-Кайнарджийского мира. По этому договору Россия получила выход к Черному морю, русским купеческим судам было разрешено плавать по морю и проливам на одинаковых правах с французскими и английскими судами.

    Коллекция карет

    В Государственной Оружейной палате сохраняется богатейшая в мире коллекция карет. Она дает возможность ознакомиться с конструктивными особенностями экипажей в России и на Западе с XVI до второй половины XVIII в. Ценность этой коллекции состоит и в том, что каждая карета является замечательным произведением искусства.

    Подарок короля Англии Якова I Борису Годунову

    Самым древним экипажем в Оружейной палате является карета английской работы конца XVI — начала XVII в. Она с занавесками вместо стекол. Кузов подвешен на ремнях. Нет места для кучера. Лошадей или вели под уздцы, или управляли, сидя на одной из них верхом. Эта карета была сделана в Англии в подарок Борису Годунову от английского короля Якова I.

    Карета украшена живописью и скульптурной резьбой, которая изображает битву христиан с мусульманами, триумфальное шествие победителя, сцену охоты. Внутри кареты — кресла, обитые иранским бархатом.

    Трофей Русско-польской войны

    Более усовершенствованным экипажем является карета польской работы начала XVII в. Это старейший из образцов закрытого экипажа. В окна его вставлена слюда. Предполагают, что карета попала в Москву как трофей Русско-польской войны в 1655 г. или еще раньше, при возвращении патриарха Филарета из польского плена. Эту карету изобразил на своей картине «Утро стрелецкой казни» великий русский художник В. И. Суриков.

    Детские возки Петра I

    К экипажам второй половины XVII в. относятся детские возки русской работы, принадлежавшие трехлетнему Петру I.

    В «Троицких походах» И. Е. Забелин писал: «В 1675 г. в мае боярин Артамон Сергеевич Матвеев ударил челом царевичу Петру карету маленькую и в ней 4 возника темно-карие, а на возниках шлеи бархатные, пряжки вызолочены, начельники и гривы и нахвостники шитые».

    Другие интересные экспонаты из коллекции карет

    Карета петербургской работы 1739 г. также имеет поворотный круг, «лебяжью шейку», рессоры и место для возницы. Она украшена живописью: на золотом фоне изображены амуры, русалки и дельфины. Резьба на карете в стиле барокко, в виде растительного узора и раковин. В окна экипажа вставлены зеркальные стекла.

    К этому же времени относится двухместная садовая коляска Анны Ивановны, работы мастеров Конюшенного приказа.

    На гравюре, изображающей торжественный въезд императрицы Елизаветы Петровны в Москву, в числе других придворных экипажей есть и линея, которая экспонируется в зале. Устроена она наподобие вагона с дверцами и 14 окнами, внутри скамейки и стол, обитые зеленым сукном. Снаружи линея вызолочена, расписана красками, украшена резьбой в виде листьев аканта и фантастического дельфина. В линею впрягалось 23 лошади — одна пара и семь троек. Поездка из Петербурга до Москвы занимала три дня.

    Великолепна карета, изготовленная в Вене в 1740 г. Она украшена резьбой по дереву в стиле рококо, вызолочена. Роскошная рельефная резьба изображает группы мужчин, женщин и амуров с военными атрибутами и трофеями. Вокруг этой резьбы идет мелкий резной геометрический орнамент. Внутри карета обита зеленым бархатом.

    Очень интересна другая венская карета 1740 г., украшенная резьбой и живописью. Здесь изображены русалки, выходящие из воды, гирлянды цветов, листьев, медальоны с гербами. Резьба в виде мелкого геометрического орнамента с букетами, раскрашенными красками, является как бы рамкой.

    Подарок графа К. Г. Разумовского императрице Елизавете Петровне

    Самым великолепным экипажем в собрании Оружейной палаты является карета, выполненная в Париже в 1757 г. мастером Бурнигалем. В ней наиболее ярко выражен стиль рококо. Завитки резного дерева напоминают пену и брызги морской волны. Живопись принадлежит художнику Ф. Буше. Карета была подарена графом К. Г. Разумовским Елизавете Петровне. До настоящего времени она сохранила свой первоначальный вид без реставрации.

    Летняя коляска Екатерины II

    Летняя коляска Екатерины II выполнена по заказу графа Орлова в Англии. Она украшена резьбой по дереву. Золоченая лавровая ветка, обрамляющая крышу коляски, гирлянды цветов, дубовые листья, знамена, трофеи и оружие производят впечатление художественного литья из металла. По кузову на золоченом фоне — живопись неизвестного, но наверняка значительного западноевропейского художника.

    4. Сокровища Васильевского острова

    Санкт-Петербург, как известно, основан на островах. В числе сорока островов, сохранившихся и доныне (при Петре I их было свыше ста), самым маленьким является Заячий, а самым крупным — Васильевский, расположенный в устье Невы. Его нередко именуют «островом ученых», ибо там сосредоточено наибольшее в Петербурге число высших учебных заведений и НИИ. Однако с еще большим основанием мы называем Васильевский остров средоточием коллекций драгоценных камней, да и вообще всех известных миру минералов! Дело в том, что в трех музеях острова (созданных на базе Горного института, Всероссийского геологического института и Санкт-Петербургского университета) собраны десятки тысяч редчайших и красивейших самоцветов! Подобных коллекций нет нигде в мире.

    В 1773 г. императрица Екатерина II подписала указ об учреждении Горного корпуса и создания при нем «Кабинета из российских и иностранных минералов и ископаемых тел». Через полвека профессор геологии Д. И. Соколов сказал о нем: «Он полностью и порядком может соперничать с первейшими музеями Европы, превосходя их наружным великолепием своим». Еще бы! Белокаменное здание, возведенное А. Н. Воронихиным, признано шедевром архитектуры. Оно выходит главным фасадом на красавицу Неву и своим роскошным обликом как бы символизирует природные богатства России.

    Горный «Музеум» института, где хранятся коллекции самоцветов, занимает самые лучшие и просторные помещения. Дивный красочный плафон, выполненный художником Д. Б. Скотти, состоит из трех аллегорических панно: «Учреждение Петром I в России горного промысла», «Учреждение Горного корпуса Екатериной II» и «Благосостояние горного дела в России при императоре Александре I».

    Минералогическая экспозиция музея размещается в семи залах, в которых хранятся около 30 тыс. образцов. И, конечно, самоцветы завораживают любого. Мимо огромной глыбы уральского малахита невозможно пройти равнодушно. Поражает и восхищает не только размер глыбы (ее вес составляет полторы тонны!), но и превосходное качество природного материала. Малахитовая глыба темно-зеленого цвета была «всеподданнейше поднесена императрице Екатерине II владельцем Полевского завода господином Турчаниновым в 1789 году». Императрица, отлично понимая, что эта глыба — «чудо из чудес», не поддалась соблазну распилить уникум на куски для превращения их в ювелирные украшения, а подарила малахит музею. Такого замечательного образца нет ни в одной стране мира! Многие американцы пересекают океан, чтобы хотя бы сфотографироваться на фоне этого чуда.

    Еще один уникальный экспонат, находящийся на особом хранении, знаток драгоценных камней М. И. Пыляев назвал «драгоценнейшим». Это гигантский кристалл берилла превосходного ювелирного качества. Он представляет собой шестигранную призму длиной более четверти метра приятного зеленоватого цвета чистейшей воды и без всяких трещин и включений. Весит «берилловый король» 2,5 кг! Этот красавец был найден 19 ноября 1828 г. на Урале, неподалеку от деревни Алабашка. Бесценный кристалл тоже подарил музею русский царь Николай I.

    Даже в те времена этот исторический образец стоил 50 тыс. рублей золотом!

    Еще одна уникальная коллекция отечественных самоцветов обосновалась в большом здании на углу Среднего проспекта Васильевского острова и 18-й линии. Поднявшись по широкой мраморной лестнице в Центральный научно-исследовательский геологоразведочный музей им. академика Ф. Н. Чернышева, посетители буквально теряются от многоцветия образцов, сверкающих гранями за стеклами витрин. В огромном зале площадью 3570 м2 хранятся более 1 млн (!) образцов минералов!

    Из числа уникальных экспонатов назовем огромную карту СССР, сложенную из 45 тыс. цветных камней высокой твердости и из более чем 3,5 тыс. драгоценных камней! На карте равнины выполнены из яшм зеленых тонов, а горы — из желтоватых и коричневых их разновидностей. Ледниковые шапки на Кавказе, Памире, Тянь-Шане отмечены благородными опалами, а моря и океаны набраны лазуритами синих и голубых оттенков.

    На карте показаны 450 городов, помеченных различными самоцветами, а железные дороги, параллели и меридианы — самородным серебром. Москва обозначена звездой из рубинов с бриллиантовым серпом и молотом, Санкт-Петербург (в ту пору Ленинград) помечен драгоценнейшим александритом, а столицы бывших союзных республик — рубиновыми звездами. Госграница проложена двойной линией из красного орлеца и редкой сургучной яшмы. Показан на карте и подвиг героев-папанинцев (1937–1938). Их героический дрейф на льдине в Северном Ледовитом океане обозначен цепочкой топазов. Северный морской путь помечен синим аквамарином.

    Карта была изготовлена камнерезами и ювелирами Екатеринбурга (Свердловска) и Санкт-Петербурга (Ленинграда) и долгое время украшала Георгиевский зал Эрмитажа. Этот уникальный экспонат побывал в Париже, Нью-Йорке, Токио и неизменно удостаивался почетных призов.

    Редчайшая коллекция минералов собрана также в одном из старейших российских университетов — Петербургском. Ее можно увидеть в здании Двенадцати коллегий, построенном архитектором Трезини еще в начале XVIII в. Коллекция, составленная по большей части из подаренных или завещанных собраний, принадлежавших видным ученым, комплектовалась на протяжении 200 лет. Был среди дарителей и человек духовного сана — архиепископ Ярославский и Ростовский Нил, в миру Н. Ф. Исаакович (1796–1874). Была у архиепископа страсть к геогнозии (теперь геологии), и особенно к собирательству минералов. Поездил священнослужитель по Забайкалью, побывал на Саянах, Камчатке и в других краях, и отовсюду привозил минералы. Знаток самоцветов профессор Г. Е. Щуровский просто восхищался этой коллекцией: «Какие превосходные штуфы Нерчинских минералов, топазов, аквамаринов, или бериллов, аметистов, дымчатого кварца, горного хрусталя! Какое замечательное собрание тамошних халцедонов, агатов, яшм! Какие превосходные образцы рубеллита (розовая разновидность турмалина) или малинового шерла, лазурита и других минералов!»

    (По материалам Ю. Туйска)

    5. Легенды Лебедянского уезда

    Старинный русский город Лебедянь, основанный в начале XVII в., относится к тем степным оплотам Русского государства, которые, по словам И. А. Бунина, находились «среди великих черноземных полей Подстепья на той роковой черте, за которой некогда простирались “земли дикие, незнаемые” и первые вдыхали бурю, пыль и хлад из-под грозных азиатских туч, то и дело заходивших над нею, первые видели зарева страшных ночных и дневных пожарищ, ими запаляемых, первые давали знать Москве о грядущей беде и первыми ложились костьми за нее».

    Начало истории города Лебедяни загадочно. Историкам точно известны даты основания соседних городов — Ефремова, Данкова, Липецка, Раненбурга, Козлова. Год же основания Лебедяни неизвестен. Вместо этого вам расскажут легенды, где факт перемешан с вымыслом и корни которых уходят едва ли не в XIV в. и далее. Интересно, что ни один из названных городов не может похвалиться подобными историями.

    Рассказывают, что на месте Лебедяни в незапамятные времена существовал земляной городок, построенный разбойником Кунамом и сыновьями его Тяпкой и Русой. Кунам с сыновьями разбойничали на торговом пути на Дону, а также неоднократно совершали набеги на татар. В старости Кунам пал в битве с татарским богатырем, и над его могилой сыновья насыпали курган в десяти верстах от города, на правом берегу Красивой Мечи при впадении ее в Дон. Имя Тяпки (полагают, что это прозвище означает что-то типа «рубака») сохранила Тяпкина гора в центре города на берегу Дона, на которой в начале XVII в. и была заложена Лебедянь. С именем Кунама некоторые исследователи связывают близлежащее село Куймань.

    Неподалеку от разбойничьего городка в Романцевском лесу жил пустынник Петр, известный по всей Рязанской земле своими христианскими подвигами. После гибели отца Тяпка и Руса пришли к Петру и приняли от него монашеский образ, поселились рядом с пустынником и в 1353 г. построили Ильинскую церковь. Разбойничий городок стал сторожевым, а дружина разбойников, оставив грабежи, несла сторожевую службу на Дону. В 1380 г. церковь и городок были разрушены татарами Мамая.

    Некоторое время спустя в обители появился «некий владетельный князь», лишенный своей отчины и вынужденный скрываться на этой глухой окраине Рязанской земли. Князь этот не кто иной, как последний Великий князь Смоленский Юрий Святославович, убивший свою жену Юлианию Вяземскую и, «будучи лишен своей отчины, не терпя горького своего безвременья, срама и безчестия», бежал сначала в Орду, а затем в Рязанскую землю. Князь внес в церковь значительные вклады, построил кельи для иноков, принял иноческий чин и здесь окончил свои дни, «плачась о грехе своем».

    Есть и другая версия этой легенды: в первой половине XIV в. Иван Калита направил в Орду дань хану Узбеку с боярином Тяпкиным, в просторечии именуемым Тяпкой. Тяпкин же присвоил подарки хана и бежал с ними в здешние Романцевские леса. Здесь он собрал шайку вольницы, основал городок на берегу Дона и стал грозою татар, убивая ханских баскаков и освобождая русских пленников. В одном из таких набегов он освободил русского священника, который сначала поселился в его городке, а затем перебрался в лес на расстоянии версты от города, где около 1353 г. построил церковь Святого Ильи о двух этажах: нижний для жилья, верхний для богослужений. Позднее Тышим со своими товарищами также поселились около церкви и, приняв монашество, основали небольшой монастырек. В 1380 г. он был разорен татарами, бежавшими с Куликова поля. Несколько позднее в монастыре поселился пустынник Петр. Окончательно монастырь был разорен татарами в 1542 г.

    Здесь следует остановиться и заметить, что история о Смоленском князе Юрии Святославовиче — реальный исторический факт. После гибели жены он, как сообщают летописи (Воскресенская, Софийская И, Никоновская и др.), «на чюждей стране скитаяся и странствуя в изгнании, преходя с места на место в пустынях… пребываше в пустыни, в монастыри у некоего старца христо-любца, игумена Петра, добрым житием тщася угодити Богу; и тамо, неколико дней поболев, пребыв в печалех и скорбех, преставися, и проводиша его честно и погребоша его с надгробными песнями, и погребен бысть ту Сентября в 14 день 6915 (1408) года». Могло это происходить в Лебедянских краях? Безусловно. Но так же безусловно это могло происходить и в любом другом уголке Рязанской земли.

    Кстати, легенды Венева монастыря утверждают, что история с князем Святославом и пустынником Петром произошла именно в Веневом монастыре.

    Но вернемся к нашему повествованию. В XVI в. разбойничал в здешних местах знаменитый герой русского фольклора атаман Кудеяр. Пристанищем его, как утверждают, был земляной городок близ села Владимирское, Гудово тож. По одним сведениям, здесь был склад его имущества, по другим — сторожевой пост, окруженный валами и рвами. Предание говорит, что городок этот был отбит у разбойников донскими казаками и ватага Кудеяра погибла в бою. Остатками жилища Кудеяра местные жители считали две чугунных вереи от ворот, стоявшие близ церкви села Преображенское. Остатки городка Кудеяра в середине XIX в. представляли собой «два вала, один со рвом, от подошвы до вершины сажен трех, а другой без рва и мало заметен, оба длиною более 100 сажен».

    С именем Кудеяра связывается и таинственная галерея, вырубленная в скалах на берегу Дона в 30 верстах от Лебедяни. Галерея, по описанию, представляет собой «подземный тайник в пять этажей, причем каждый этаж соединен с нижним посредством вертикального колодца, то с одной, то с другой стороны поочередно; таким образом, тайник представляет собой зигзагообразный тоннель, стены и потолок которого выложены громадных размеров каменными плитами». Другой тайник находится у деревни Ратмановой, третий — у села Венюкова.

    В следующем столетии прославились в здешних местах еще два разбойника, Наян и Тарас, жившие в двух верстах от нынешнего села Доброго, на берегу р. Воронеж. Тарас был не только разбойник, но и чернокнижник, и посещал окрестные селения для грабежа весьма своеобразным способом: расстилал на воде свою епанчу, садился на нее и плыл по реке, удивляя и пугая жителей. Все прибрежные села дрожали перед ним. Несколько раз жители просили у правительства защиты, однако присылаемые для поимки Тараса солдаты не могли подойти к разбойнику ближе чем на ружейный выстрел, а ни пули, ни даже орудийные выстрелы не вредили ему. Истребить злодея сумел один местный священник, который присоединился к очередной воинской команде, посланной на поимку Тараса, и застрелил разбойника из пищали.

    Жители села Доброго указывали в лесу два высоких кургана, стоящих в полуверсте друг от друга, где, по их словам, располагались жилища Наяна и Тараса.

    Исторические реалии подтверждают, что здешние места на протяжении по крайней мере 200 лет были наводнены «татями, бродягами и беглыми». Здесь проходил один из главных путей беглецов на Дон, в казаки, и этим путем «на Дон в молодечество» пробирались веками многие тысячи русских людей. Иные из них начинали свое «молодечество» еще в Москве, разбивая лавки богатых купцов, и документы XVII в. пестрят наказами московских властей лебедянским воеводам, чтобы «тех воров и разбойников в городах и уездах сыскивать». Многие из беглецов так и не доходили до Дона, оседая в лесах, в то время обильно покрывавших территории Лебедянского и соседнего уездов, и уездная администрация с тревогой сообщала в Москву: «А ведомо, что и смертные убойцы есть же в лесах и в дорогах».

    От разбоев в первую очередь страдало население уезда. В 1681 г. разбойники даже ограбили Лебедянский Троицкий монастырь: ночью ворвались в ограду, «разбили» игумена и братию, вырубили церковные двери и сняли оклады с Евангелия и икон, а через пять дней явились опять, пограбили имущество и ризницу. В 1695 г. в уезде скрывалась группа разбойников, бежавших из Москвы с награбленным добром: «и деньги, и ефимки, и золотые, и низанье, и посуда серебряная, и оловянная, и медная, и в ломах, и в слитках, и жемчуг, и запаны, и персни, и серги, и кресты; и та рухлядь воровская».

    Разбои продолжались и на протяжении всего XVIII в. В 1765 г. Екатерина И, для искоренения воров, разбойников и пристанодержателей, указала в каждой волости избрать сотских, чтоб они, под страхом смертной казни, доносили Лебедянской воеводской канцелярии два раза в год о благополучии в этом отношении вверенных им сел и деревень. Однако, несмотря на меры правительства, вплоть до начала XIX в. по дорогам уезда было опасно ездить. Последним лебедянским разбойником следует, очевидно, считать помещика Филина. С шайкой вооруженных дворовых людей он выезжал на разбой, «грабил и мучил разных людей, и был от него страх великий». Филина вызывали в суд, он игнорировал вызовы; когда же за ним в имение явилась полиция, Филин «выгнал оную и грозил ей ружейными выстрелами». Пришлось губернатору выслать из Тамбова в Лебедянский уезд воинскую команду. Было это в 1802 г. Где разбойники — там и клады. Как рассказывали старики, в одном из курганов близ села Троекурова «заключено столько золота и серебра, что сокровища сего не стоит весь Лебедянский уезд». Клад этот, однако, никому пока найти не посчастливилось. А вот другие клады — были.

    Россыпные серебряные и медные монеты, в основном восточные, золотоордынские и Великого княжества Рязанского — частые находки на пахотных полях в окрестностях Лебедяни. Здесь же был найден резной по кости образок с серебряным басменным ободком, датируемый XTV в. В селе Каликино на огороде в 1901 г. был найден клад из 568 серебряных ордынских монет и чугунная ваза. Клад рязанских монет XV в. весом более фунта был найден в селе Черепянь на Дону, а другой, в котором обнаружены медные и серебряные кресты, восточные монеты и монеты рязанского князя Ивана Федоровича (1409–1458) — в Покрово-Казацкой слободе. Интересно, что по времени происхождения эти находки совпадают с временем легендарных Кунама, Тяпки и пустынника Петра. Видимо, какая-то историческая база под Лебедянскими легендами все-таки есть.

    Серьезных археологических раскопок здесь не проводилось, хотя разведки по Дону и Красивой Мече открыли большое количество славянских поселений и курганов XII–XIV вв. Пока же здешние древности, как с грустью писал еще в XIX в. исследователь, «изглаживает соха, не дождавшись археологического заступа».

    6. Сокровища Степана Разина

    В июне 1671 г. в Гамбурге вышла газета «Северный Меркурий», которая стала бойко раскупаться горожанами. В ней была помещена корреспонденция английского купца Томаса Хебдона, находящегося в далекой России, в Москве. Как очевидец, он подробно описал казнь Степана Разина и сделал это весьма оперативно, послав корреспонденцию в Европу через два часа, после того как палач закончил свою работу, известив тем самым негоциантов и дипломатов о том, что вновь возобновляется торговля с Россией.

    Томас Хебдон писал: «По всему миру уже несомненно разнеслась весть о том, как мятежник, по имени Степан Разин, стал главарем множества казаков и татар, как он захватил город Астрахань и все Астраханское царство и совершил разные другие тиранства и как, наконец, он всячески стремился привлечь на свою сторону донских казаков, чтобы нанести сильный удар по Москве.

    Следует знать, что упомянутые донские казаки сделали вид, будто они с ним согласны. Однако они с ним поступили так из хитрости, дабы поймать лису в ловушку. Выведав, что Разин со своим братом остановился в убежище, где он ничего не опасался, казаки напали на него и захватили его с братом в плен.

    В прошлую пятницу 1000 мушкетеров-стрельцов доставили его сюда, и сегодня за два часа до того, как я это пишу, он был наказан по заслугам. Его поставили на специально сколоченную по такому случаю повозку семи футов вышиной: там Разин стоял так, что все люди — а их собралось более 100 000 — могли его видеть.

    На повозке была сооружена виселица, под которой он стоял, пока его везли к месту казни. Он был крепко прикован цепями: одна очень большая шла вокруг бедер и спускалась к ногам, другой он был прикован за шею. В середине виселицы была прибита доска, которая поддерживала его голову; его руки были растянуты в сторону и прибиты к краям повозки, и из них текла кровь.

    Брат его тоже был в оковах на руках и ногах, и его руки были прикованы к повозке, за которой он должен был идти. Он казался очень оробевшим, так что главарь мятежников часто его подбадривал, сказав ему однажды так: “Ты ведь знаешь, что мы затеяли такое, что и при еще больших успехах мы не могли ожидать лучшего конца”.

    Этот Разин все время сохранял свой гневный вид тирана и, как было видно, совсем не боялся смерти.

    Его царское величество нам, немцам и другим иностранцам, а также персидскому послу, оказал милость, и нас под охраной многих солдат провели поближе, чтобы мы разглядели эту казнь лучше, чем другие, и рассказали бы об этом у себя соотечественникам. Некоторые из нас даже были забрызганы кровью.

    Сперва ему отрубили руки, потом ноги и, наконец, голову. Эти пять частей тела насадили на пять кольев. Туловище вечером было выброшено псам. После Разина был казнен еще один мятежник, а завтра должен быть казнен также его брат.

    Это я пишу в спешке. О том, что еще произойдет, будет сообщено потом.

    Москва, через два часа после казни, 6 июня (по старому стилю) 1671 года».

    Нужно отдать должное Томасу Хебдону за точность описания. Спустя неделю в «Северный Меркурий» он послал еще одну корреспонденцию:

    «Умер еще один из главных мятежников, прозванный Чертоусом, а его люди разбиты под Симбирском и вынуждены были отступить… Объявлен указ о даровании жизни и милости тем, кто сам сдался в плен.

    Достоверно известно, что недавно казненный мятежник действительно был у них главным бунтовщиком Степаном Разиным. Его брату залечили раны после пыток, и вскоре его должны отправить в Астрахань, чтобы найти клады, закопанные там Степаном».

    И вот тут-то после казни Степана Разина на Красной площади начинается весьма интересное и загадочное для историков действо. После того как палач разделался с Разиным и подручные поволокли на плаху его брата Фрола Тимофеевича, тот вдруг срывающимся от натуги голосом крикнул: «Слово и дело государево!» И сказал, что знает тайну писем (?) и кладов Разина. Казнь Фрола была отсрочена.

    По свидетельству очевидца-иностранца Конрада Штуртцфлейша, уже превращенный в кровавый обрубок Степан Разин вдруг ожил и прошипел: «Молчи, собака!»

    Это были последние слова Разина, и их Штуртцфлейш записал латинскими буквами.

    Как видно из документов, Фрола Разина уже через два дня жестоко пытали в Константино-Еленинской башне Кремля, и его показания были сообщены царю Алексею Михайловичу:

    «…и про письма сказал, которые воровские письма брата его были к нему присланы откуда ни есть и всякие, что у него были, то все брат его, Стенька, ухоронил в землю… поклал в кувшин, и засмоля закопал в землю на острове по реке Дону, на урочище, на прорве, под вербою. А та-де верба крива посередке, а около нее густые вербы».

    О показаниях Фрола Разина немедленно докладывали царю, который проявил большой интерес к кладам Степана, ибо по «отпискам» воевод, у бояр и богатого люда «разбойник» награбил зело много добра всякого». В пытошной на дыбе, орущий от нестерпимой боли в вывороченных суставах Фрол показал, что после разгрома восстания при бежавшем в Кагальник атамане был «сундук с рухлядью» и драгоценностями.

    Показания Фрола были опубликованы известным историком Н. И. Костомаровым, они довольно интересны и в них просматривается некая психологическая деталь: сделанный безымянным мастером из слоновой кости Константинополь (Цареград), видимо, очень нравился Степану, и он не пожелал с ним расстаться даже в минуту смертельной опасности, послав за этим сокровищем своего брата.

    Весть о том, что во время казни на Красной площади брат Степана Разина крикнул: «Слово и дело» — и что царь хочет выведать у него места кладов, быстро распространилась среди московского люда, а затем и по всей России. Скоро возникли легенды о кладах Стеньки Разина и жуткие истории о заговоренных сокровищах его, зарытых в разных местах на берегах Волги.

    Историки не отрицают фактов существования «кладов разбойника Разина», но вскоре никто этой темой не занимался. Конечно, восставшие взяли приступом несколько городов и при этом экспроприировали значительные материальные ценности, принадлежавшие имущим слоям, и вполне уместен вопрос: «Куда делось все то богатство, которое попало в руки Разина?»

    Известно, что отец Степана старый казак Тимофей Разя, участник многих войн и походов против турок и «крымчаков», умер в 1650 г., когда будущему атаману было всего 19 лет. При этом характер его, как рассказывали старики, был резкий, крутой и смелый необычайно, что сильно его выделяло. Однако он был умен, рассудителен, сообразителен и инициативен в боевых стычках. В его родной станице Наумовской эти качества ценились…

    Осенью 1652 г. Степан подал войсковому атаману челобитную, дабы он отпустил его из пределов Войска Донского на богомолье в Соловецкий монастырь к святым угодникам Савватию и Зосиме… По пути он дважды побывал в Москве, узнал порядки московские. Через шесть лет, в 1658 г., его включили в состав посольства казацкого и он вновь побывал в Москве. Царь Алексей Михайлович обсуждал с казаками важные вопросы, касающиеся защиты южных рубежей государства Российского.

    Сам факт включения Степана в состав посольства, когда ему было 28 лет, говорит о том, что ему была оказана честь и что авторитет его был велик. Из сохранившихся документов известно, что Степан Разин казацким атаманом был выбран около 1662 г. и неплохо командовал казаками в битве при Молочных Водах. В мирное время вел переговоры с калмыками, турками, татарами и, как уверяет людская молва, неплохо изъяснялся на этих языках.

    Много лет собирал я в поездках по Волге и Каме легенды и сказания о Степане Разине, их скопилось у меня приличное количество. Среди них есть и такие, которые содержат народную версию о том, как Разин стал разбойником.

    В них тема о кладах Степана Разина начинается со времени его Персидского похода «за зипунами», как шутливо называли поход казаки, который был предпринят в 1667–1669 гг. Тогда на стругах со своей ватагой Степан двинулся от Красного Яра к Гурьеву, затем на Дербент — Баку и далее в Персию на Орешт — Гилянь — Фарабад, прошел вдоль восточного побережья Хвалынского моря (Каспия) и вернулся к острову Дуванному и Свинному близ Баку. Затем, после короткого отдыха, проследовал на своих стругах мимо Астрахани к Черному Яру на Дон в Кагальницкий городок.

    По мере следования стругов Степана людская молва шла, опережая их. Особенно много разговоров шло о том, что Степан Разин ушел из Персии с зело великой добычей.

    «Приехал Стенька из Персидской земли и стал астраханскому воеводе челом бить: “Отпиши царю русскому, что, вот мол, разбойничал, а теперь прошу у него милости”. У Стеньки много добра всякого из-за моря привезено было, у воеводы глаза и разбежались! Что ни завидит воевода, всего-то ему хочется и того, и другого, и третьего. Понравилась ему у Стеньки шуба. “Продай, — говорит, — шубу, подари, нешто тебе ее жалко?”

    А шуба была заветная, не дает ее Стенька. Грозит воевода: “Царю пожалуюсь!” Отдал Стенька шубу со словами: “На тебе шубу, да чтобы не надеяла она шуму!”

    Так оно и вышло. Стенька после всю Астарахань (так в XVII в. называли Астрахань. — Л. В.) разорил, а с воеводы Прозоровского снял шкуру, как шубу, спустив ее по самые пятки»…

    Из персидской земли Стенька красавицу вывез — сестру иранского шаха. Милуется он с ней, а товарищи и давай смеяться: «Видно, — говорят, — она дороже нас стала — все с ней возишься!»

    Так что же Стенька? Взял княжну в охапку да в Волгу и бросил, не пожалел. «На, — говорит, — ни чем-то я тебя не одаривал!»

    Интересно, что легенда о том, что Степан «заговоренный человек» и был неуязвим, возникла еще при жизни Разина. Царицынский воевода в 1670 г. отписывал царю: «Того атамана есаула Разина ни пищаль, ни сабля, ничего не берет».

    В народе же говорили так: «У Стеньки кроме людской и другая сила была — он себя с малых лет нечистому продал — не боялся ни пули, ни железа; на огне не горел и в воде не тонул. Бывало, сядет в кошму (кош — купеческое небольшое судно без палубы. — Авт.), по Волге плывет и вдруг на воздух на ней поднимался, потому, как был он чернокнижник…

    Его в острог не раз садили за решетки, да на запоры. А он возьмет уголь, напишет на стене лодку, спросит воды испить, плеснет на стену этой водой — река станет! Сядет он в лодку, кликнет товарищей — глянь, уж на Волге Стенька!»

    Для историков и фольклористов эти полеты Разина по воздуху довольно загадочны. В связи с этим представляется весьма любопытным утверждение старого бакенщика на Каме близ Перми, слышанное им от дедов на Волге, что-де разинцы подавали друг другу сигналы (с берега на берег и на разбойные струги) при помощи больших воздушных змеев, называемых «голубями», что непосвященным простым людом воспринималось как колдовство.

    Нельзя не признать, что сигнализация разинцев при помощи змеев в значительной степени объясняет их осведомленность и стремительную неожиданность их атак, и захват купеческих стругов на Волге. Без хорошей связи это было бы трудно сделать: собрать вооруженную ватагу, организовать засаду, в нужный момент ринуться на абордажный бой… Известно, что купцы были люди решительные, хорошо вооруженные, имели картечницы, и дружными меткими залпами из ружей не раз отгоняли разбойный люд и уходили от преследователей.

    С далеких времен у многих народов хорошим способом дачи сигналов, скажем, предупреждением о военной опасности, были зажженные костры. Поднятый в воздух змей обладал несомненным преимуществом. К запущенному змею можно было послать в воздух условный знак в виде квадрата, треугольника, шара, который мог дать краткую информацию о количестве судов (сколько, куда, откуда), сообщить время прохождения «разбойного места», засады и многое другое. Однако обратимся к легендам, в них много интересного.

    «В Персии воевал он два года, набрал много богатства, так что ни счесть, ни сметить невозможно было. Ворочался он мимо Астрахани, воеводы не хотели его пропустить и велели палить в него из ружей и из пушек; только Стенька был чернокнижник, так его нельзя было донять ничем: он такое слово знал, что ядра и пули от него отскакивали.

    На другой год он пришел под Астрахань с войском и осадил кругом город. Приказал Стенька палить холостыми зарядами и послал сказать, чтоб отворили ему ворота. Тогда был в Астрахани митрополит Иосиф. Стал он Стеньку корить и говорить ему: “Вишь, какая у тебя шапка — царский подарок, надобно, чтоб тебе теперь за твои дела царь на ноги прислал подарок — кандалы!”

    И стал его митрополит уговаривать, чтоб он покаялся и принес повинную Богу и государю. Стенька осерчал на него за это, да притворился, будто и впрямь пришел в чувствие и хочет покаяться.

    “Ладно, — говорит, — покаюсь. Пойдем со мной на соборную колокольню, я стану перед всем народом и принесу покаяние”…

    Как взошли они на колокольню, Стенька схватил митрополита поперек и скинул вниз. “Вот, — говорит, — тебе мое покаяние!”

    За это Степана Разина семью соборами покляли!» Историк Н. И. Костомаров записал интересный рассказ русских матросов, возвращавшихся из «тюркменского плена в чужедальних басурманских сторонах», уверявших, что встречали Степана Разина в… 1858 г.!

    «Как бежали мы из плена, так проходили через Персидскую землю, по берегу Каспийского моря. Там над берегами стоят высокие, страшные горы… Случилась гроза. Мы под гору сели, говорили между собой по-русски, как вдруг позади нас кто-то отозвался: “Здравствуйте, русские люди!”

    Мы оглянулись: ан из щели, из горы, вылазит старик седой-седой, старый, древний — ажно мохом порос.

    “А что, — спрашивает, — вы ходите по русской земле: не зажигают там сальных свечей вместо восковых?”

    Мы ему говорим: “Давно, дедушка, были на Руси, шесть лет в неволе прожили”… — “Ну, а бывали вы в Божьей церкви в обедне на первое Воскресенье Великого поста?” — “Слыхали”. — “Так знайте же, я — Стенька Разин. Меня земля не приняла”…

    По народному поверью, разбогатеть от клада человеку трудно, так как большинство из них заговорены и без приговоров, заклинаний в руки простому смертному не даются.

    Клады Степана Разина — особые, они спрятаны в землю на человеческую голову или несколько голов. Чтобы их добыть, кладоискатель должен погубить известное “заговоренное” число людей, и тогда клад достанется без особых затруднений…

    Иногда клад зарыт “на счастливого”, но это бывало редко. Тогда “знак клада” является в виде черной кошки или собаки. В этом случае, человек должен идти за такой кошкой, и когда она остановится и замяучит, то нужно не оплошать, ударить ее изо всех сил и сказать: “Рассыпься!”, а потом в этом месте надо копать…

    Еще рассказывают, что у кладов Степана Разина слишком трудны условия заговора. Вот две такие легенды.

    Шло раз по Волге судно, а на нем один бурлак хворый был. Видит хозяин, что работать бурлак не в силах, дал ему лодку и ссадил в горах.

    “Иди, — говорит, — куда-нибудь выйдешь, а кормить тебя даром не хочу. Кто тебя знает, выздоровеешь ты или нет”…

    И пошел бурлак по тропинке в лес, еле тащится. Ночь прошла, зги не видать. Вдруг вроде впереди огонек мелькает. Пошел бурлак на него и вышел к землянке. А в землянке сидит старик, волосатый весь и седой-преседой.

    Попросился бурлак переночевать — тот сперва не пускал, а после говорит: “Пожалуй, ночуй, коли не боишься”. Бурлак подумал: “Чего бояться-то? Разбойникам у меня взять нечего”. Лег и заснул.

    А утром старик и говорит: “А знаешь ли ты, у кого ночевал и кто я?” “Не знаю”, — говорит тот. “Я — Стенька Разин, великий грешник — смерти себе не знаю и здесь за грехи свои муку терплю”.

    У бурлака хворь как рукой сняло — стоит, слушает старика. А тот продолжает: “Далече отсюда, в земле с кладом ружье зарыто, спрыг-травой заряжено — там моя смерть. На вот тебе грамотку”. — И дал старик запись на богатый клад — зарыт он был в Симбирской губернии… (Упоминание о губернии указывает на время появления легенды — не ранее петровских времен, т. е. XVIII в.).

    Зарыт клад в селе Шатрашанах и столько казны в нем было, что, по сказу бурлака, можно было Симбирскую губернию сорок раз выжечь и сорок раз обстроить лучше прежнего. Все было прописано в той грамотке — сколько чего и как взять.

    Первым делом, часть денег по церквам и по нищей братии раздать, а после взять и из ружья выпалить, да сказать три раза: “Степану Разину вечная память!” — тогда в ту же минуту умрет Стенька, и кончились бы его мучения-муки.

    Да не случилось этого. Не дался клад бурлаку. Человек он был темный, грамоте не знал и отдал запись в другие руки — клад в землю и ушел…»

    А вот другая легенда.

    «Много у Стеньки было всякого добра. Денег девать было некуда. Струги у Стеньки разукрашены, уключины позолочены, на молодцах бархат с золотом, дорогие шапки набекрень сбиты — едут Волгой, песни удалые поют, казной сорят. По буграм да по курганам Стенька золото закапывал.

    В Царицынском уезде неподалеку от Песковатовки курган небольшой стоит, всего каких-нибудь сажени две вышины. В нем, в народе говорят, заколдованный Стенькин клад положен. Целое судно, как есть полно серебра и золота. Стенька в полную воду завел его на это место. Когда вода сбыла — судно обсохло, он над ним курган наметал. А для примета на верху вербу посадил. Стала верба расти и выросла в большое дерево… Сказывают, все доподлинно знали, что в кургане клад лежит, да рыть было страшно: клад-то непростой был положен. Из-за кургана каждый раз кто-то выскакивал, страшный-престрашный. Видно нечистые стерегли Стенькино добро»…

    В памяти народа до сей поры сохранилось много мест, связанных с именем атамана Степана Разина, особенно на правом берегу Волги, и туристам экскурсоводы часто показывают «Стенькины бугры». Стоя на палубе теплохода, можно слышать: «Тут Стенька станом стоял… Здесь, по преданию, шапку оставил». Так и зовут это место: «Стенькина шапка». На том бугре Стенька стольничал, говорят, там клад положен».

    Например, близ деревни Банновки, между селом Золотым и устьем Большого Еруслана (Соратовской обл.) обрыв к Волге носит название «Бугра Стеньки Разина». Местные жители уверяют, что еще в начале века, при закате солнца, когда тени длинные, на бугре можно было различить очертания ямы, где якобы была у Разина «канцелярия».

    Костей человеческих много в ней находили, добавляют они. По преданию местному, Разин долго жил на этом бугре в роскошном шатре с ватагою. Жилье у него было богатое — все дорогим бархатом да шелком обито. А на самом «шихане» кресло стояло с насечкой из слоновой кости. С него, бывало, Разин высматривал купцов на Волге и расправу чинил… Большой, как уверяют, здесь клад зарыт.

    В старом путеводителе 1900 г. записано: «Выше Камышина, верст за сорок, показывают еще “Бугор Стеньки Разина”. А верст на восемь выше слободы Даниловки лежит ущелье “Стенькина тюрьма”, иначе называемая еще “Дурманом”.

    В старые годы оно окружено было густым лесом, в котором легко было заблудиться. Здесь, неподалеку, имеется множество пещер и Уракова-разбойника гора (близ колонии Добринки). Это высокий, в 70 сажень, бугор, где, по преданию, Разин зарубил Уракова, после чего тот семь лет зычным голосом кричал проходившим по Волге судам: “Приворачивай!” — приводя людей в трепет»…

    Теперь уместно задать вопрос: имеются ли достоверные сведения о найденных кем-либо кладах Степена Разина? В «Донской газете» за 1875 г. (№ 88) помещена была заметка под названием «Старинные отыскиватели кладов». В ней сообщалось о попытке раздобыть клад Степана Разина.

    «Донос наказного атамана Кутейникова на бывшего атамана Иловайского, который обвинялся в употреблении казаков на работе по своему мнению и для рытья клада под надзором новочеркасского полицеймейстера Хрещатинского».

    Из дознания обнаружилось, что действительно, рытье клада производилось в 1824 г. с июня по октябрь. Поводом к тому послужила жалоба двух лиц Иловайскому на одного казака, не дозволявшему рыть клад.

    Казака вызвали к атаману. Оказалось, что, по рассказам старожилов, в давние времена разбойниками Стеньки Разина в подземных погребах сокрыты разные сокровища.

    Оказалось, об этом кладе-де есть предание. Еще до взятия Астрахани на том месте, где нынче сад казака Масленникова, жило 9 партий охотников-разинцев. Добытые ими сокровища они спрятали в тринадцати (?!) погребах, вырытых на глубине 16–17 саженей. Среди них под землей же устроена была церковь, в которой висела атаманская булатная сабля с 24 в ней драгоценными камнями, освещавшими церковь и погреба.

    Это предание увлекло и самого Иловайского. Он велел рыть в земле коридоры, полагая, что открытые таким образом сокровища были бы весьма хорошею услугою государю императору.

    Рытье клада остановлено было Кутейниковым.

    С конца прошлого века кладами Степана Разина интересовался И. Я. Стеллецкий, который сделал интересные записи. «Одного помещичьего добра схоронил Разин близ своего утеса на 10 млн рублей. В 1914 г. в Царицыне близ церкви Троицы провалилась гора на 4 м в глубину. На дне провала оказались гробы и скелеты (видимо, “заговоренные” под несколько человеческих голов клады Разина имеют под собой почву? — Авт.). Обнаружилось, что это провал над тайником Степана Разина, идущий от названной церкви до самой пристани на Волге, куда приплывали “расписные Стеньки Разина челны”, груженные драгоценной добычей.

    Добычу свою зарывал он в том самом тайнике. О кладе Разина близ его знаменитого утеса широко разнеслась молва, но не по вине Степана, и на дыбе и под клещами не признался он, куда схоронил сокровища. Один офицер в отставке, Я-в, в 1904 г. рылся в старинных бумагах своей покойной бабушки. И нашел в них замечательный документ — подлинную кладовую запись Степана Разина на спрятанные близ утеса сокровища. Я-в произвел в указанном месте раскопки и действительно открыл целую сеть подземных галерей с мощными дубовыми распорками. Предстояли дальнейшие поиски и раскопки, но точку поставила русско-японская война… Я-в был взят на войну, откуда не вернулся.

    В 1910 г. объявился новый претендент, на этот раз старый казак, 62 годов, есаул из области Войска Донского Ш-кой. По-видимому, к нему в руки попала кладовая запись убитого в Маньчжурии Я-ва. Ш-кой явился в Петербург и представил, куда следует, чрезвычайной убедительности документы. В “сферах” они произвели целую сенсацию. Весть о кладе облетела в 1910 г. девять газет».

    Следует сказать, что в материалах архива И. Я. Стеллецкого, ныне находящихся в ЦГАЛИ, есть и другие записи о попытках раскопать клады Разина.

    «Существует также курган Стеньки Разина, огромный, в 100 м высоты, в кургане имеются подземные ходы. Известна в Саратовской губернии Стенькина пещера в Стенькином овраге на реке Увековке. В 1860-е гг. ее осматривал историк В. Крестовский, она вымурована татарским киричом, найдены монеты и вещи татарского обихода…

    Некто Ящеров в 1893 г. разыскивал клад Степана Разина в Лукояновском уезде Нижегородской губернии в четырех из двенадцати его становищ по реке Алатырь. В 1893 г. он добыл кладовую запись, проверенную на месте, и в 1894 г. начал хлопоты в Петербурге о разрешении ему кладоискательства. Императорская археологическая экспедиция разрешила ему поиски сперва на два дня, потом на десять дней. Но настала зима, и поиски были отложены до лета. Тем временем через полицию и сельских старост сел Печи и Михайловки были собраны сведения об обширном подземелье на глубине 22 сажен (44 м) с дубовыми дверями, запертыми железными засовами и замками. Выход из него должен быть в овраг, находящийся за околицей села Печи. Подземелье, видимо, имело вентиляционную трубу. В эту трубу провалилась лошадь во время пашни задними ногами. Образовалось отверстие размером в обыкновенное колесо. В отверстие спустились два смельчака. Первый, будучи вытащен, со страху лишился языка и умер в ту же ночь. Другой, местный псаломщик, на той же глубине пробыл несколько минут, по его словам, ему так стало жутко в неизвестном и мрачном подземелье, что он еле смог дать знать, чтобы его вытащили. Он-то и сообщил и виденных им там дверях».

    Наконец, можно рассказать еще об одном эпизоде. Участник Великой Отечественной войны капитан I ранга Г. И. Бессонов поведал, что во время жарких зимних боев в районе Сталинграда, после налета бомбардировщиков Геринга, осыпался берег Волги. Случайно кто-то из бойцов обратил внимание, что вверху обрыва оголилось несколько старинных чугунных пушек, сложенных плотно вряд.

    Дульная часть одной из пушек, сильно проржавевшей, скололась, и из нее по откосу высыпались золотые браслеты, серьги, жемчуг, перстни, серебряные и золотые предметы, которые довольно быстро разошлись по рукам. Прошел слух, что это клад «волжских разбойников», возможно, самого Стеньки Разина. Кое-кто попытался извлечь пушки из мерзлого грунта, но это оказалось трудным делом. К тому же участок простреливался противником. А скоро после очередной бомбежки берег осыпался, обильно пошел снег…

    Бои шли тяжелые. Вскоре началось наступление на группировку Паулюса, и о кладе быстро забыли…

    Следует сказать, что в рассказе фронтовика присутствует важная историческая деталь: достоверно известно, что часть добытых драгоценностей атаман прятал в старые «порченные» пушки, забивал ствол кляпом, закапывал на берегу Волги, ставился памятный знак или ориентир, и само место и описание его заносилось в «грамотку», дабы при необходимости это место можно было отыскать.

    А теперь вернемся к событиям, которые разыгрались после того, как Корнило Яковлев (бывший, между прочим, в родстве с семейством Разина) выдал его…

    В апреле Степана Разина из Черкасска повезли в Москву, куда он прибыл 4 июня, и сразу же был подвергнут страшным пыткам. Но, видимо, он давно подготовил себя к такому концу, и поэтому выдерживал их с величайшим присутствием духа, без стона и без единого слова о жалости, между тем как брат его, Фролка, вопил от боли.

    Что касается его брата, то его повезли на Дон, где никаких кладов не нашли. Видимо, там Фролка рассчитывал совершить побег из-под стражи при помощи знакомых казаков. Но это ему не удалось. Сопровождавшим его стрельцам он говорил, что запамятовал место клада, что не может найти то положенный большой камень, то пещеру, то дерево. Эта своеобразная игра длилась довольно долго: почти пять лет, пока по царскому указу его не повезли в телеге, закованного в кандалах за Москву-реку, на Болотную площадь, где он и был обезглавлен палачом.

    (По материалам Л. Вяткина)

    7. Пугачевское золото

    В начале 1840-х гг. два молодых человека, братья Александр и Степан Гусевы, поехали из своего хутора Гусевского в Оренбург и по дороге остановились ночевать в деревне Синегорке. Когда они выпрягли лошадей и зашли в хату, то увидели лежащую на печи сморщенную старушку, слепую. Старушка по говору узнала, что Гусевы «мосоли» («мосолями» называли потомков крепостных заводчика Мосолова) и спросила:

    — Вы не из Каноникольского?

    — Нет, мы из хутора Гусевского.

    — Это на Малом Ику, возле устья речушки Ямагилы?

    — Верно! Откуда, бабуся, знаешь?

    — Я в молодые годы с Пугачевым ходила, была у него кухаркой. Когда по дороге на Иргизлу за нами гнались сакмарские казаки, Пугачев приказал закопать на левом берегу Ямагилы, возле устья, золото. Много ведь золота отнял у бар. Оно, чай, и теперь в земле лежит.

    Слух о том, что где-то в Синегорке живет некая Прасковья, столетняя старуха, которая в молодости ходила с Пугачевым, ходили по округе давно, поэтому братья отнеслись к рассказу старухи с полным доверием. Вернулись братья Гусевы домой. Старший, Александр Петрович (он был уже женат и не жил в отцовском доме), когда все домашние заснули, пошел ночью к устью речки Ямашлы и после упорных поисков отыскал там корчагу золота. Перепрятав ее в укромное местечко, он не сказал об этом никому ни слова.

    Через несколько дней младший брат Степан вспомнил в разговоре с отцом про пугачевский клад. Отец удивился: «Почему ж сразу не сказал?» Пошли на берег речушки, копали, копали, но ничего не выкопали. А Александр Петрович, забрав себе клад, отделился от отца и стал заниматься лесным промыслом. Сплавлял лес. Купил себе много земли. Две мельницы построил — в Шагрызе и в Кузьминовке. А сына его, старика уже, в 1930 г. раскулачили. Многие помнят, сколько золота тогда отняли у этого кулака. Первейший ведь в здешних местах богач был! На пугачевском кладе нажился.

    Легенд о кладах Емельяна Пугачева бытует, пожалуй, не меньше, чем легенд о «разинских кладах». В отличие от последних клады Пугачева часто имеют под собой, как кажется, гораздо более реальную почву и, по разным свидетельствам, действительно где-то, когда-то, кем-то были найдены.

    Множество «кладовых записей» и легенд было связано с пугачевским кладом близ бывшей крепости Рассыпной под Оренбургом, в Диковой балке. По рассказам местных жителей, этот клад был выкопан еще в середине прошлого столетия: «Здесь у нас, возле Рассыпной, есть балка Дикого. Там беглые и дикие люди скрывались. И вот однажды утром пронеслась молва: “Клад, клад вырыли!” И пошли все смотреть. Здесь была открыта яма. Старики говорили — это, мол, уральцы (т. е. уральские казаки) вырыли. У них каким-то родом осталась запись Пугачева, и они знали, что где зарыто, они приезжали к нам. Здесь в лесу еще была береза. Под ней много зарыто золота. Но найти ее, березу, они не смогли. А тот клад в Диковой балке — факт, при мне был».

    Еще один пугачевский клад, по рассказам, зарыт на берегу речки Ящурки, впадающей в Урал. По преданию, деньги зарывались в воловьих шкурах, от Ящурки по течению вправо в сторону на 20–30 м. Этот берег впоследствии намыло или отмыло, а сама речка лет сто назад пересохла. В окрестностях Татищева, в озеро Банна, разбитые царскими войсками пугачевцы при отступлении поспешно скатывали бочки с медными и серебряными деньгами. Есть свидетельства, что вскоре, лет через пятнадцать — двадцать, часть этих бочек была обнаружена и извлечена.

    А в 1820-х гг., в морозный декабрьский день, к одному из внуков смотрителя Златоустовского завода постучалась вечером старушка-нищая, с посохом и мешком на спине.

    — Что тебе, бабушка? — окликнули ее из окошка.

    — Пустите, милые, переночевать, Бога для…

    — Заходи.

    Старушка, которой пошел уже восьмой десяток, переночевала, но на утро оказалась так ослабевшею, что не могла сдвинуться с печи.

    — Да куда ж ты, бабушка, идешь?

    — А вот, милые, так и бреду, пока добрых людей не найду, которые приютят меня.

    — Значит, ты безродная?

    — Никого, миленькие, нет, ни родной души не осталось.

    — И не знаешь, где родилась?

    — Я, милые, заводская, с Авзяно-Петровских заводов… Мои-то все померли… Вот я и хожу по чужим людям.

    — Коли так, старушка, то оставайся у нас.

    — Спасибо вам, болезные, за вашу ласку ко мне!

    Старушка пожила с полгода и приготовилась умирать. Уже на смертном одре она позвала хозяйку дома и сказала:

    — Слушай, Ивановна! Мне жить недолго, день, два… Грешница я была великая… Едва ли простит меня Господь… Ведь я была полюбовницей пугачевского атамана… Он захватил меня на заводе да силой и увез с собой… Когда нас разбили на Урале, мы бежали через Сатку. Ехали в кибитке и везли большой сундук… Ночью приехали к реке Аи… Мой-то и говорит мне: «Акулина! Дело нашего “батюшки” обернулось плохо… Этот сундук полон серебра да золота. Давай его зароем здесь».

    Вытащили мы сундук, нашли на берегу два дуба, вырыли под ним яму топором… положили в нее клад и завалили землей да каменьями… «Кто из нас останется в живых, — сказал мой-то, — тот и попользуется всем добром»… А место приметное: два дуба здесь и три дуба на том берегу… Потом сели мы на лошадей и переправились вброд… Конец, знамо, был плохой… моего-то убили в драке, а я попала в Оренбург… Так с тех пор и не была у клада… Думала уж с тем и в могилу лечь… Да хочу наградить тебя за любовь ко мне, старухе… А лежит сундук вправо от дороги в тридцати шагах…

    Старушка скоро умерла, клад же, если только он был зарыт, продолжает лежать на прежнем месте. За добычей его надо было ехать за сто верст, расстояние для того времени, когда по дорогам рыскали беглые крепостные, заводские и ссыльные из Сибири, — огромное, сопряженное с немалыми опасностями. Кроме того, дорога через Аи менялась много раз, и искателям зарытого сокровища пришлось бы исследовать весь берег на протяжении, может быть, сотни-другой сажен.

    Предания о кладе Пугачева рассказывают и в Пензенской области. Где-то здесь, в каком-то из сел по дороге от Саранска в Пензу, в избе священника местной церкви якобы гостил отступавший от Саранска Емельян Пугачев. Отсюда, преследуемый царскими войсками, он двинулся дальше, при этом закопав в землю часть своей казны. Были известны и внешние приметы места захоронения клада, но еще сто лет назад местность в том месте распахали.

    Приведенные рассказы — самые достоверные из многочисленных легенд о «пугачевских кладах». В остальных фигурируют «амбары» и «лодки» с золотом и самоцветными камнями, нечистая сила, светящиеся в темноте лошади и прочие, очень увлекательные, но вряд ли правдоподобные сюжеты.

    8. Секреты сибирских кладоискателей

    Среди жителей Сибири бытует немало легенд и преданий, связанных с драгоценными кладами, несметными сокровищами, скрытыми до поры до времени от глаз людских в недрах бескрайних просторов Зауралья.

    Золотой языческий идол, тайно вывезенный после крещения Руси за Каменный пояс, и сокровища хана Кучума; казна Чингисхана, будто бы схороненная где-то на юге Сибири, и «демидовские схроны», в которые известный русский заводчик якобы припрятал от царской казны «немало злата, серебра и дорогих каменьев»; золото адмирала Колчака и бурятская Золотая Баба — все эти клады столетиями волновали умы людей, падких до легкой наживы, авантюристов, любителей приключений и даже правителей.

    Сохранились свидетельства того, как в начале XVII в. якутский царь Тыгын сделал попытку найти «золотую телегу», некогда, по легенде, подаренную его давнему предку — первому правителю якутов Баджею Дадуус-дархану Великим солнечным божеством. Для этой цели он обратился к шаманам, которые указали якутскому царю направление пути, конечную точку и примету, говорящую о том, что «золотая телега» находится именно здесь.

    Судя по описаниям, этот легендарный клад должен был находиться на северной оконечности озера Байкал под Вороньим камнем — огромной гранитной скалой, по форме напоминавшей птицу, которая еще в конце XIX в. нависала над водами озера. Тыгын послал за кладом одного из своих воевод в сопровождении многочисленного отряда воинов. Однако эта экспедиция бесследно пропала. Провалом также закончилась и вторая попытка. Когда же якутский царь сам надумал ехать на поиски «золотой телеги», шаманы стали отговаривать правителя, убеждая его в том, что Великое солнечное божество не желает отдавать ему свое сокровище. Тыгын казнил шаманов, собрал большое войско и отправился в путь. По легенде, за два дня пути до места назначения войско якутского царя встретилось с племенем борогонцев. В результате кровавой битвы Тыгын погиб, а его воины с позором бежали в свои улусы.

    В арсенале шаманов имеется немало ритуалов, целью которых является поиск кладов. Так, исследователь Сибири XIX в. Николай Ядринцев, изучавший в 1895–1897 гг. быт и культуру тунгусов, сделал подробное описание одного из таких ритуалов, виденных им в селении Пандымкай, расположенном неподалеку от впадения реки Подкаменная Тунгуска в Енисей. По свидетельству Ядринцева, к местному шаману обратился правитель одного из отдаленных улусов по имени Мавелек, который долгое время искал родовое сокровище, припрятанное его покойным предком от набегов вражеских племен. Шаман принял Мавелека в своей кибитке. Выслушав гостя, он велел ему выйти, затем вынул из корзины недавно пойманную куропатку и стал нараспев читать некие заклинания. Одновременно с этим шаман жертвенным костяным ножом отрезал птице голову, после чего принялся окроплять свежей кровью пространство вокруг себя. Когда вокруг шамана образовался кровавый круг, он пустился в пляс, сопровождавшийся ударами бубна и гортанными возгласами.

    Наконец танец достиг наивысшей точки напряжения, шаман засунул отрезанную голову птицы себе в рот и проглотил ее. Как описал Ядринцев, почти сразу за этим началась очень сильная гроза. Обессиленный шаман упал на пол и лежал неподвижно все то время, пока громыхали громовые раскаты. Затем он встал, вышел из кибитки и спросил своего помощника — десятилетнего мальчика-тунгуса — куда во время грозы била молния. Мальчик указал рукой в сторону темневшей за рекой тайги. Шаман велел Мавелеку идти в том направлении, пока он не встретит огненную куропатку. Под тем местом, где она будет сидеть, и находятся сокровища.

    Самым удивительным, по воспоминаниям Николая Ядринцева, было то, что на другой день Мавелек вернулся из тайги с большим мешком, сшитым из шкур, в котором находилось родовое сокровище. Со слов Мавелека, он действительно встретил в тайге куропатку, от которой исходило сияние, сидевшую на стволе поваленного кедра. Под этим деревом Мавелек и нашел свои сокровища.

    Большинству кладоискателей известно, что значительная часть кладов несет на себе печать проклятия, которое неизменно переходит на того, кто открыл клад. Для того чтобы обезопасить себя от этого, некоторые опытные кладоискатели с незапамятных времен пользовались амулетами-оберегами. К амулетам относились заячьи лапки, волчье сердце, баранья лопатка, высушенный корень. Еще одна драгоценная находка — бадана или ладанка, зашитые в тряпичный мешочек и носимые на шее вместо нательного креста. Опытные кладоискатели знали, что часто клад зарывался на несколько голов. Это случалось, когда завещатель при зарывании клада делал особое заклинание на то, что клад зарывается на столько-то голов. К примеру, если клад зарыт на сорок голов, то он причиняет сорока кладоискателям смерть, и лишь только сорок первому он открывается.

    Чтобы нейтрализовать такое заклятие, по поверью, кладоискатель должен идти к месту захоронения с зажженной свечой в левой руке. Затем, откопав клад, он обязан поставить горящую свечу на опустевшее место и бежать прочь, не оглядываясь, крича во весь голос: «Бей! Жги! Режь!»

    К сожалению, известен ряд примеров, когда неопытные кладоискатели пренебрегали такими предосторожностями, за что и поплатились. К примеру, жители деревни Сосновка Красноярского края рассказывали историю об одном удалом молодце, который в конце 1920-х гг. задумал отыскать сокровища, припрятанные местным промышленником, расстрелянным советской властью. Молодой человек разузнал, что промышленник схоронил свои несметные богатства на местном кладбище. Вечером парень отправился на кладбище, а утром следующего дня его обнаружили повешенным на осине над разрытой могилой. Карманы и рот молодого человека были набиты золотыми червонцами царской чеканки.

    Похожую историю рассказывали старожилы старинного сибирского городка Бийска. В двадцатые годы прошлого столетия, вскоре после революции, известный в городе купец Федор Мельников со всем семейством бежал в Монголию, по слухам, замуровав до лучших времен нажитый немалый капитал в одной из стен своего большого кирпичного особняка. Вскоре после установления в городе советской власти была создана особая комиссия по розыску припрятанных ценностей. Возглавил комиссию некий Багряновский, который приказал в случае необходимости по кирпичикам разобрать дом, но найти припрятанные ценности.

    В один из дней сотрудники комиссии наткнулись в стене на просторную нишу, уставленную ларцами, сундучками и корзинами с золотыми монетами, ювелирными украшениями и ассигнациями. Однако извлечь ценности Федора Мельникова Багряновскому не удалось. Когда рабочие заканчивали разбирать кладку, стена вдруг дала трещину, и дом рухнул, похоронив под собой членов комиссии во главе с Багряновским. При разборе завала из всех ценностей была найдена только золотая цепочка с медальоном, украшенным россыпью бриллиантов.

    Среди кладоискателей большой интерес вызывает ряд мест, расположенных в различных районах необъятной Сибири, где чаще всего делаются ценные находки. К таким местам относится знаменитый Чуйский тракт, северо-восточное побережье Байкала, болотистая Югра, Колыванские степи. Именно здесь по неизвестным причинам природа как бы сама открывает человеку сокровища, скрытые в своих недрах. Однако есть еще огромное количество совершенно неожиданных мест, где люди находили и продолжают находить удивительные клады. Так, жительница села Устюжанка Томской области, Анна Михайловна М., вскапывая весной 1984 г. огород, наткнулась на сундук, окованный металлическими пластинами. Сбив ржавый замок, она обнаружила в нем большое количество николаевских банкнот, под которыми лежало несколько золотых слитков, инкрустированный драгоценными камнями кортик и несколько килограммов серебряных монет.

    В наши дни страсть к кладоискательству вновь в моде. Однако мест в России, которых бы не касалась лопата любителей подобных приключений, осталось не так уж и много. И потому бескрайние и все еще слабо освоенные сибирские просторы являются тем единственным местом, которое способно преподнести поисковикам немало интересных и неожиданных сюрпризов.

    (По материалам С. Кожушко)

    9. Кража императорской коллекции

    Сейчас уж мало кто знает, что в октябре 1890 г. престолонаследник, будущий император Николай II с братом, великим князем Георгием Александровичем, на борту фрегата «Память Азова», предприняли кругосветное путешествие, как тогда говорили, «для пополнения своего образования»…

    Но близкие ко двору люди знали, что главной причиной столь дальнего путешествия было неожиданное и странное увлечение молодого престолонаследника некой красивой еврейкой.

    Как потом уверяла эта особа, встреча с Николаем произошла случайно в Летнем саду в Петербурге, и она понятия не имела, кого она увлекла своей красотой и кто так любезно с ней разговаривал. Таких встреч было несколько, пока императору Александру III было наконец доложено об амурных делах его августейшего отпрыска, и он вынужден был ему сделать суровое внушение.

    — Твою длинноногую Матильду Кшесинскую я еще могу извинить, но чтобы из всего сонма петербургских красавиц выбрать иудейку и втюриться в нее — это уж слишком! Отправляйся-ка в путешествие, как можно скорей, развей дурь!

    Затем император вызвал градоначальника фон Валя и приказал:

    — Эту новоявленную Юдифь со всеми ее родственниками из Петербурга удалить в 24 часа. И чтоб духу ее не было! Родственников за что? За то, что не сказали ей, что объект ее амурных козней российский престолонаследник!

    Николай не посмел ослушаться отца, стал собираться в дорогу и скоро покинул столицу Его сопровождали отобранные самим императором умные, знающие люди, большей частью принадлежавшие к старинным русским фамилиям: князья Барятинский, Ухтомский, Оболенский, Кочубей… И действительно, благодаря их присутствию, интересным беседам и тем сведениям из истории и географии, которыми они сумели увлечь цесаревича, мрачное его настроение скоро улетучилось.

    Пирамиды Египта привели его в изумление. Фотографию, где он изображен на самой вершине пирамиды Хеопса, он с удовольствием потом показывал своим дочерям. В Мемфисе его поразил вид поверженных колоссов великого фараона Рамзеса II, он внимательно осмотрел внутренность пирамид и довольно сильно увлекся историей.

    Наконец фрегат «Память Азова» достиг берегов Индии, где цесаревича приняли с большим почетом.

    Николай не ленился, буквально ползком пробирался по узким ходам полутемных священных пещер с изваяниями индийских богов. Подолгу вглядывался в загадочные улыбки и странные древние лики.

    Бенаресский магараджа, сказочно богатый, пригласил цесаревича в свои чертоги. Магараджа, получивший прекрасное образование в Англии, был приятно удивлен эрудицией и дипломатическими способностями будущего российского императора. Оба прекрасно говорили по-английски и подолгу увлеченно беседовали, невольно проникнувшись симпатией друг к другу.

    Затем магараджа повел Николая в свою сокровищницу. Она располагалась в глубоком подземелье, под дворцом, и почти соответствовала описанию той сокровищницы, которую увидел Аладдин, персонаж из арабских сказок «1000 и одной ночи».

    Магараджа подарил будущему императору уникальную коллекцию старинного оружия: щиты с изумительной чеканкой и чернением, кривые булатные мечи, боевые топоры с дорогой золотой вязью, кинжалы с серебряной и золотой насечкой, копья — всего 13 предметов. Уже в Петербурге ориенталисты Эрмитажа, осмотрев коллекцию, пришли к выводу, что она имеет большую научную и историческую ценности и что ее примерная стоимость оценивается в 4,7 млн золотых рублей…

    Далее путь цесаревича Николая лежал в страну Восходящего солнца.

    Там произошел досадный инцидент, едва не стоивший жизни престолонаследнику. При осмотре старинных достопримечательностей фанатик-самурай, с гортанным кличем обнажив самурайский меч, нанес Николаю страшный удар по голове. Но получивший отличную воинскую подготовку и обладавший мгновенной реакцией наследник избежал прямого удара. Самурайский меч только слегка задел кожу на голове. Японец был схвачен и обезоружен.

    Николай, сохраняя завидное мужество и хладнокровие, приложив белоснежный платок к ране, глядя прямо в глаза, обратился к фанатику-японцу со словами: «Я прощу вам это, но скажите, кто послал вас?» Японец молчал, тяжело дыша, и отвел глаза…

    (Историки по сей день спорят, был ли этот нападавший — одиночка, или это было тщательно подготовленное недругами России покушение… Любопытно, что платок со следами крови цесаревича сохранился и помог английским и русским криминалистам в идентификации останков августейшей семьи, найденных много лет спустя под Екатеринбургом…)

    Николай собрался было продолжить кругосветное путешествие и намеревался следовать в США, где его с нетерпением ждали (отношения между Россией и Американскими штатами были весьма дружественными, так как много русских добровольцев воевало в гражданскую войну на стороне президента Авраама Линкольна). Но от императора-отца пришла телеграмма с требованием немедленно возвратиться в Петербург, и путешествие пришлось прервать.

    И вот подарок цесаревичу Николаю Бенаресского магараджи уже в наше меркантильное время бесследно исчез из зала Индии Кунсткамеры в ночь на 11 ноября 1991 г. Была похищена вся коллекция оружия!

    Кража тщательно готовилась «профессионалами». Преступники забрались на второй этаж по веревке. При помощи стеклореза и лейкопластыря бесшумно вскрыли витрину и похитили всю коллекцию, состоящую из 13 предметов. Это была одна из самых громких и дерзких краж за последние годы из музеев Санкт-Петербурга, и о ней писали как российские, так и зарубежные газеты.

    Газета «Нью-Йорк тайме» особо подчеркнула, что из-за нехватки средств в России не могут обеспечить надежную охрану кроме обыкновенного увесистого замка, тогда как все 396 музеев Парижа, включая небольшие частные, не говоря о музеях Америки, снабжены новейшей видеоаппаратурой, электронной системой сигнализации и прочими премудростями невидимого контроля, что создает большие трудности для музейных воров. Кроме того, уголовный кодекс Франции и США жестоко карает воров и трижды попавшимся — даже на весьма мелких кражах — грозит пожизненное заключение.

    Немаловажным является и то, что пресса этих стран очень ревнива и безжалостна к злоумышленникам и ворам музейных реликвий. «Проклятие нации», которым пресса награждает воров-музейщиков, обрушивается на них с такой силой, что их родственники подчас вынуждены сменить фамилию, дабы не губить карьеру своим сыновьям и внукам!

    Эта же газета указывает, что в Москве и Петербурге в последние годы грабят музеи «гастролеры», выходцы из стран СНГ и Кавказа, которые, как ни странно, «щадят» свои музеи, боясь «национального проклятья» и мести и, напротив, не питают уважения к реликвиям русских.

    Экскурсовод Кунсткамеры сообщила следователям, что за несколько дней до кражи один из посетителей, житель солнечного Азербайджана, интересовался стоимостью императорской коллекции, на что она сказала, что специалисты оценивают ее в более чем 5 млн долларов…

    И вот весной 1996 г. в северной части Петербурга возле одного из домов на проспекте Культуры была остановлена «девятка», за рулем которой сидел улыбающийся азербайджанец. В салоне оперативники обнаружили брезентовую сумку, в которой лежали… похищенные сокровища из Кунсткамеры.

    31-летний водитель «девятки» — шофер коммерческого предприятия, задержанный милицией, уверяет, что он не участвовал в ограблении, а лишь перевозил украденные вещи для дальнейшего вывоза за границу.

    Научные сотрудники и директор Кунсткамеры внимательно обследовали дорогое оружие, некогда подаренное Николаю магараджой, и с удивлением и радостью сообщили, что оно в полной сохранности (его надо лишь слегка почистить от грязи). При этом один предмет оказался… лишним!

    (По материалам Л. Вяткина)

    10. Вторые по золоту в мире

    Еще в 1913 г. по размерам своего золотого запаса Российская империя занимала второе место в мире вслед за США. Общее золотое достояние державы составляло 1684 т, из которых в обращении находилась 381 т, а остальное хранилось в централизованных фондах, то есть в банковских подвалах и сейфах.

    При этом добыча золота в России нарастала из года в год. В одном только 1913 г. из недр было извлечено почти 50 т благородного металла! Золото добывали на Урале, в Забайкалье и Приамурье, а также на Енисее и Лене. То есть золотой запас увеличивался преимущественно благодаря Сибири и Дальнему Востоку. Обладая столь неисчерпаемой сокровищницей, страна могла не опасаться никакого экономического спада.

    Но из-за горизонта времени уже выдвигалась череда великих потрясений…

    Вскоре после начала Первой мировой войны союзники по Антанте (Англия, Франция и Россия) подписали финансовое соглашение, по которому в Лондоне концентрировался золотой фонд в виде специальных ссуд Англии для погашения военных кредитов. Такого рода договоренность была невыгодна России и справедливо вызвала многочисленные протесты среди депутатов Государственной Думы и специалистов. Тем не менее с октября 1914 г. и по февраль 1917 г. российская сторона передала Великобритании почти 500 т золота.

    Сначала драгоценный металл возили к берегам Туманного Альбиона морским путем, принимая строжайшие меры секретности. Но затем немцы, очевидно, благодаря своим агентам, узнали об этих маршрутах и устроили настоящую морскую охоту за «золотыми караванами». Поэтому в дальнейшем русское золото везли по железной дороге до Владивостока, а там перегружали на японские пароходы (Япония в годы Первой мировой входила в блок Антанты), которые брали курс на Канаду.

    Россия полностью выполнила взятые на себя кабальные обязательства. Между тем союзники оплатили России стоимость лишь 58 т золота. Все же остальное (440 т) считалось как бы отданным взаймы. Это золото в нашу страну так и не вернулось.

    До войны золотой запас государства размещался в основном в Петербурге. Но близость границы и вступление немецких войск в Прибалтику побудили царское правительство перевезти ценности в глубь страны. Выбор пал на Казань еще и потому, что местный банк располагал вместительными и надежными подземными кладовыми.

    Помимо золотых брусков и слитков, в Казань везли золотые монеты и заготовки для них в виде полос и кружков, валюту почти всех стран мира, а также платину, серебро и кредитные бумаги.

    Сюда же были перевезены уникальные золотые и платиновые самородки из коллекции Горного института.

    Временное правительство, пришедшее к власти после отречения Николая II, продолжало концентрацию ценностей в городе на Волге. И даже большевики, издавшие вскоре после октябрьского переворота декрет о национализации банков, продолжили прежний «золотой» курс, поскольку Казань оставалась какое-то время островом стабильности в бурлящем революционном море.

    Однако летом 1918 г. обстановка на фронтах начала складываться угрожающе для советской власти, и тогда большевики приняли решение о срочном вывозе из Казани золотого запаса. В конце июля в этот волжский город прибыла особая экспедиция по эвакуации золота. И только на месте комиссары осознали, какую огромную работу им предстоит выполнить. К сожалению, полного комплекта учетных документов тех лет не сохранилось. (Надо полагать, в их пропаже было заинтересовано немало самых разных людей по обе стороны баррикад.) Тем не менее специалисты утверждают, что в подземельях Казанского банка хранилось на тот момент 80 тыс. пудов драгоценностей (1280 т), в том числе 40 тыс. пудов золота (640 т) и 30 тыс. пудов серебра (480 т). Надо еще учесть и тот фактор, что все эти ценности размещались в особой таре, которая также имела значительный вес. Было решено вывозить золото и драгоценности водным путем — по Волге, для чего требовалось проложить от банка к пристани железнодорожную ветку. Но времени на эти работы уже не оставалось. Бои шли на подступах к Казани. Комиссары сумели вывезти на автомобилях лишь сто ящиков с золотом общим весом четыре с половиной тонны.

    В начале августа город был взят частями белых, в распоряжении которых и оказались банковские подземелья с их баснословными сокровищами.

    Ответственность за судьбу русского золота была возложена на Комитет членов Учредительного собрания. По данным этой организации, золотой наличности (без платины и серебра) оказалось 508 т. Поскольку Казань находилась в зоне возможных боевых действий, то было решено перевезти ценности в другое место — сначала в Самару, затем в Омск. В общей сложности для этого потребовалось пять эшелонов и многочисленная охрана. Золото, прибывшее после долгого и опасного путешествия в Омск, снова пересчитали и взвесили. Теперь его было 504 т. То есть четыре тонны желтого металла загадочным образом «испарились» при транспортировке.

    Вскоре все эти ценности оказались в распоряжении правительства Колчака, которое владело ими на протяжении более чем года, используя для закупок за границей оружия и военного снаряжения. Отступая, Колчак пытался вывезти золото с собой. Как известно, «верховный правитель» был задержан 7 февраля 1920 г. бойцами революционного комитета в Иркутске. Золото снова сменило хозяина, став теперь достоянием советских властей.

    При новом пересчете желтого металла его оказалось 317 т. То есть колчаковские финансисты пустили в расход 187 т золота! Высказываются предположения, что значительная доля этой массы была попросту расхищена.

    Как бы там ни было, перехваченное золото под усиленной красногвардейской охраной снова повезли в Казань. Золотой эшелон благополучно прибыл в город на Волге 3 мая 1920 г. Таким образом, скитания золотого запаса по бескрайним просторам воюющей страны продолжались год и восемь месяцев! Надо ли удивляться, что золота в вагонах становилось все меньше и меньше?!

    Однако 317 т — это тоже не мелочь.

    Как же распорядились этими средствами новые власти?

    В разоренной, голодающей стране золотой запас приходилось тратить на закупку хлеба и зерна, паровозов и тракторов, станков и буровых труб… Но все это можно было купить только за границей.

    Сколько же требовалось тратить золота в экстремальных условиях полной разрухи?

    В одной из телеграмм Ленина от 1921 г. сохранилось такое утверждение: «При просмотре плана закупок на золото за границей надо держаться цифры 130 млн рублей в год». По курсу золотого рубля тех лет 130 млн соответствует 100 т золота. Иными словами, золота, отобранного у Колчака, едва хватило бы на три года.

    При этом пополнение казны из государственных приисков скатилось на минимальную отметку. Достаточно сказать, что в 1921 г. по всей России было добыто всего 1,8 т золота. Даже столетие назад желтого металла добывали в несколько раз больше.

    Словом, могучий «телец златой», так или иначе выпестованный царским режимом, пал под ударами бога войны и был растащен по кускам демонами революции, разрухи и смуты. То, что копилось десятилетиями и могло бы послужить величию и процветанию страны, было в течение нескольких лет развеяно в пыль и прах.

    Но золото есть золото, и его значение для экономики не могут принизить никакие идеологические учения. Уже в октябре 1921 г. вышел декрет Совнаркома РСФСР «О золотой и платиновой промышленности», объявлявший все месторождения этих металлов исключительной собственностью государства. В 1927 г. было учреждено Всесоюзное акционерное общество «Союззолото», в состав которого вошли все государственные золотопромышленные предприятия. Сведения о добыче драгоценных металлов сразу же попали в разряд сверхсекретных. Косвенные данные свидетельствуют о том, что эта добыча быстро нарастала.

    На рубеже 1930-х гг. ленинградский геолог Юрий Билибин открыл знаменитый золотопромышленный район Колымы, давший в последующем около трех тысяч тонн драгоценного металла. В 1933 г. в беседе с американскими журналистами И. В. Сталин бросил многозначительную фразу: «У нас много золотоносных районов, и они быстро развиваются… Мы могли бы в короткое время учетверить добычу золота, если бы имели больше драг и других машин».

    Надо полагать, после этой беседы появились и драги, и необходимые машины.

    (По материалам В. Нечипоренко)

    11. Золотой запас Российской империи

    При жизни судьба не сводила двух столь разных людей — Верховного правителя России, адмирала Александра Васильевича Колчака и эстонского крестьянина Карла Мартыновича Пуррока. А вот после смерти их имена в истории оказались рядом. Объединил же адмирала и фельдфебеля самый большой русский клад — пропавший золотой запас империи, который получил название «золото Колчака».

    …В 1910 г. семнадцатилетний Карл Пуррок вместе с родителями переселился из Эстляндской губернии на Алтай. Там в начале 1919 г. он был мобилизован в колчаковскую армию, где, учитывая его «образованность» — еще на родине эстонец учился в реальном училище, — Пурроку присвоили звание фельдфебеля и назначили старшим писарем 21-го запасного пехотного полка. Летом того же года красные нанесли поражение колчаковским войскам и захватили Урал. А осенью начали с боями освобождать Сибирь. Один за другим пали Омск, Новосибирск, Ново-николаевск (нынешний Новокузнецк), Барнаул. Причем в арьергарде отступавших колчаковцев шел 21-й полк Пуррока.

    В конце октября, когда полк находился в районе станции Тайга, над ним нависла угроза окружения. Положение мог спасти только быстрый отход. Но мешал едва тащившийся обоз — более сотни подвод с боеприпасами провиантом, амуницией, седлами и прочим войсковым имуществом. Ездовые безжалостно нахлестывали лошадей, но измученные клячи падали от усталости.

    И тогда командовавший арьергардом полковник Жвачин решил закопать все ненужное имущество, в том числе артиллерийские снаряды, поскольку не осталось ни одной пушки. Он отделил часть обоза и лично отвел его верст на пять в сторону от тракта, где на лесной поляне уже были вырыты четыре больших ямы. Под его наблюдением ездовые сложили в них поклажу с подвод. В самую крайнюю к лесу опустили ящики со снарядами, присыпали землей, а сверху положили убитую лошадь. Если кто-то начнет копать, то наверняка бросит, наткнувшись на нее. Все ямы тщательно заровняли и забросали валежником. После этого полковник приказал обозникам догонять часть, а сам с ординарцем ускакал вперед.

    О том, что произошло дальше, Пуррок позднее рассказывает по-разному. По одной версии, буквально через несколько часов на них наткнулись красные, завязался бой, сперва убили одного солдата, потом другого, а на следующий день всех остальных окружили и взяли в плен. Пуррок назвался крестьянином, которого колчаковцы якобы насильно мобилизовали вместе с лошадью, и вскоре был отпущен домой.

    Вторая версия звучит иначе. Полковник будто бы взял Пуррока с собой, чтобы тот записал приметы поляны с закопанным войсковым имуществом и в конце процедуры захоронения взял у него листок с описанием. Когда же писарь вместе с обозниками догонял ушедший вперед полк, их окружили атаманские казаки из конвойной сотни и всех перестреляли за то, что они якобы хотели уйти к красным.

    Самого Пуррока тяжело ранили. Но, когда казаки умчались, бросив у дороги трупы расстрелянных, он собрал последние силы и дополз до заимки, где хозяева взялись лечить его травами. Отлежавшись, писарь вернулся домой, откуда в мае 1920 г. выехал на родину, в Эстонию: тогда советское правительство меняло всех желающих российских эстонцев на эстонских россиян.

    Теперь уже трудно сказать, что произошло на самом деле. Во всяком случае, следы командира 21 полка полковника Жвачина затерялись, как, впрочем, и сопровождавшего его ординарца. А вот старший писарь фельдфебель Карл Пуррок объявился.

    Летом 1931 г. в Москву приехали два эстонских «туриста» воспылавшие желанием «познакомиться с достижениями Страны Советов». Правда, для этого они избрали весьма необычный маршрут. Вместо того чтобы осматривать столицу или, на худой конец, новые заводы и фабрики, эстонцы отправились в сибирскую глухомань.

    В действительности, целью их поездки было «золото Колчака». Его следы оборвались в 1920 г. после расстрела по приговору Иркутского ревкома Верховного правителя. Все попытки раскрыть тайну исчезновения 26 ящиков с золотыми слитками и монетами окончились ничем. По результатам проведенного ЧК расследования считалось, что золотой запас Росийской империи адмирал передал японцам в качестве оплаты их «военной помощи», а те вывезли его за границу.

    Но Пуррок знал, что это не так. Будучи, старшим, писарем, он имел доступ к секретной документации. Поэтому ему было известно, что в 26 «ящиках со снарядами» весом 2 и 4 пуда было золото: в восьми — в монетах, а в остальных — в слитках. Именно поэтому полковник Жвачин приказал ничего не подозревавшим атаманам ликвидировать как «потенциальных дезертиров» всех причастных к его захоронению.

    И все-таки один свидетель, сам Пуррок, остался жив. В 1930 г. он поделился тайной со своим родственником, инженером Аугустом Лехтом. Тот сразу загорелся идеей добыть «золото Колчака». В итоге летом следующего года оба эстонца оказались в Сибири в окрестностях станции Тайга.

    Однако, их ждало разочарование: местность настолько изменилась, что бывший писарь не мог узнать ее. Там, где в 1919 г. стоял густой лес, теперь были лишь редкая молодая поросль да кустарники. Все приметы, которые запомнил Пуррок, исчезли. Правда, в первый день кладоискатели выкопали уйму трухлявых пней, да какие-то гнилые подошвы от сапог. Хотя это еще ни о чем не говорило. Известно, что в жирном черноземе, а именно такова была тамошняя почва, березовые пни сгнивают за 5–6 лет, а пни хвойных деревьев, например, пихты, — за 10–12. Пуррок не помнил, была ли поляна, на которой закопали ящики с золотом, естественной или же вырубкой. Да и подошвы вполне могли быть частью спрятанной амуниции. Короче, предстояло копать новые шурфы, причем на большей площади, так как, без этого, ничего определенного сказать было нельзя.

    А дальше у кладоискателей началось сплошное невезение. На следующий день из-за страшной жары они решили пораньше прекратить поиски. Отправились ночевать в ближайшую деревню, но по дороге Пуррок вдруг обнаружил, что потерял бумажник со всеми деньгами и документами, в том числе с загранпаспортами. Вернувшись на место раскопок, дотемна искали пропажу, но безрезультатно. Им пришлось той же ночью идти в милицию, чтобы получить временные удостоверения, а потом мчаться в Москву и там через НКИД оформлять возвращение в Эстонию.

    Впрочем, неудачная поездка имела свой положительный результат. Кладоискатели убедились, что тайком на теперь почти открытой местности клад добыть невозможно.

    Будучи квалифицированным инженером, напарник Пуррока Лехт занялся изучением западной прессы, он искал сведения о технических средствах обнаружения зарытых в землю металлов. И такое средство нашлось. Это был хитроумный аппарат конструкции Митова, немецкого инженера болгарского происхождения. Но как уговорить изобретателя отправиться со своим прибором в «логово большевиков»?

    Эту проблему удалось решить неожиданно легко. Пуррок познакомился с богатым берлинским адвокатом Кайзером, у которого было необычное, для лиц его профессии, увлечение: археологические раскопки. Эстонец сумел заинтересовать археолога-любителя своей историей с «золотом Колчака» настолько, что тот взялся за организацию экспедиции. Конечно, сыграла роль и перспектива заработать на этом большие деньги.

    Для начала же Кайзер связался с Митовым и оплатил его приезд в Эстонию для испытания чудо прибора. При этом выяснилось, что он весит целых 96 пудов. Поэтому нечего было и думать незаметно провезти его через границу. Следовательно, нужно официально договариваться с советскими властями. И хотя полевые испытания аппарата Митова в таллинском парке Кадриорг, где согласно преданиям, был похоронен не один клад, ничего не дали, — вот и верь после этого «достоверным» легендам! — Кайзер отправился в Москву.

    Там он довольно быстро получил разрешение направить экспедицию на поиски колчаковского клада в Сибири и подписал в Кредит-бюро договор, по которому в случае успеха СССР принадлежало 75 % золота, а остальные 25 % — поисковикам.

    Окрыленный, немец вернулся в Таллин, а на смену ему в Москву выехали Пуррок и Митов. Поселились в «Национале» и стали ждать прибытия аппарата, отправленного багажом. Шел день за днем, но техники все не было. Железнодорожная администрация успокаивала: дорога дальняя, груз идет медленной скоростью, задержки неизбежны. Кладоискателям и в голову не могло прийти, что аппарат давно прибыл в Москву и негласно изучается в закрытом конструкторском бюро на предмет возможного использования в военных целях, например, для обнаружения мин.

    Лишь спустя полтора месяца Пуррока и Митова известили, что они могут, наконец, получить свой груз.

    Но был уже конец ноября, в Сибири выпал снег, ударили морозы. Ехать на станцию Тайга, не имело смысла. Так, что эстонец, несолоно хлебавши, взял билет в Таллин, а немец — в Берлин. Экспедиция сорвалась.

    Однако Пуррок на этом не успокоился. В предвоенные годы он несколько раз обращался в советское генконсульство с просьбами о выдаче ему разрешения на посещение СССР, а Лехт от его имени писал в Москву письма с предложениями о сотрудничестве. Увы, безрезультатно.

    Лишь после того, как в июне 1940 г. трудящиеся Эстонии свергли фашистское правительство и она добровольно вошла в состав СССР, настырная пара добилась своего: на нее обратили внимание. Но не дипломаты, а чекисты.

    В то время они работали днем и ночью, фильтруя население новой республики, отсеивая буржуазные и неблагонадежные элементы. Ни Пуррок, ни Лехт к их числу не относились. Чекистов заинтересовало другое: почему эта парочка уже ни один год добровольно рвется в Сибирь, куда других отправляют по приговору особого совещания? С целью шпионажа? Организация саботажа и диверсий? С ними следовало разобраться.

    Пуррока и Лехта вежливо приглашают на допросы. Пока лишь в качестве «свидетелей», хотя и неясно, чего. Сжатое резюме их показаний в виде служебной записки посылается в Москву.

    Прежде чем излагать дальнейшее развитие событий, необходимо небольшое пояснение. В 1939 г. в связи с передачей Гохрана в систему НКВД, в нем был организован 5 спецотдел. Помимо самого Гохрана, он включал контрольное и оперативное подразделения и отвечал за все вопросы, связанные с хранением и отпуском ценностей из золотого и алмазного запасов страны.

    В этот отдел и попала служебная записка из Таллина. Руководство НКВД хотело получить от экспертов «золотого» подразделения заключение относительно того, насколько можно доверять «фантазиям» некоего Пуррока о будто бы зарытых в Сибири сокровищах.

    Эксперты затребовали чекистские архивы из Сибири, изучили показания эстонца и пришли к выводу, что речь действительно может идти о золоте из государственного запаса Российской империи.

    Эти выводы были доложены на самый верх — зам-наркома внутренних дел, комиссару госбезопасности III ранга Кобулову. Ознакомившись с ними, он наложил резолюцию: «Вызовите Пуррока в Москву вместе с оперативным работником. Направьте на место поиска золота совместно с начальником УНКВД. Результаты доложите 4.6.41 г. Кобулов».

    6 июня на этом листе появилась приписка почерком помельче:

    «Тов. Борщеву. Прошу Вас организовать реализацию тов. Кобулова.

    Федоров».

    7 июня еще одна:

    «Тов. Корниенко. Поручите тов. Шестакову заняться этим вопросом. Заготовьте запрос о Пурроке. Проследите за прибытием. Встретьте его и доложите мне.

    Борщев».

    В тот же день аккуратненько в уголке: «Шестакову. Исполнить. Корниенко».

    Приехавшего в сопровождении оперативника Пуррока поселили в закрытой чекистской гостинице «Селект». А уже на следующий день, 9 июня 1941 г., вместе с двумя сотрудниками оперативно-чекистского отделения 5 спецотдела Кузьминым и Митрофановым он выехал поездом Москва — Иркутск в Сибирь. Позднее столь скоропалительная отправка секретной чекистской экспедиции за «золотом Колчака» дала бывшему начальнику этого отдела генерал-майору госбезопасности Владимиру Владимирову основания утверждать, что к ее организации отнеслись непростительно легкомысленно. Решили, что всего-то нужно добраться до места, которое укажет Пуррок, да выкопать золото. Поэтому в поездку отправились налегке, взяв лишь охрану из подразделения, за которым был закреплен эстонец.

    В действительности все оказалось намного сложнее. Это видно из дневника, который начиная с 14 июня вел Кузьмин и где подробнейшим образом описывал все происходящее. Перепечатанный, он занимает ни много ни мало 30 машинописных страниц. Вот некоторые выдержки из него:

    «14.6.41 г. В поезде в разговоре Пуррок уточнил, по каким путям отступала армия Колчака… В разговоре со мной он очень часто говорил о плохом состоянии здоровья, что ему нужно серьезно лечиться. Я такие разговоры всегда сводил к тому, что все зависит от него, если будет обнаружено то, за чем мы едем, то он не только будет обеспечен лечением, но и вообще вознагражден. Пуррок после таких разговоров оставался очень доволен, так как видно по всему, что его интересует в первую очередь вознаграждение.

    Пуррок мне сообщил следующие ориентировочные данные:

    1. Отступление шло от района Новосибирска до станции Т.

    2. Шли параллельно ж.д. пути с северной стороны полотна.

    3. На станции Т. пересекли ж.д. полотно и стали двигаться в южном направлении от ж.д.

    4. В 4–5 км от станции был закопан клад.

    5. Когда закопали клад, полковник Жвачин крикнул Пурроку: «Запишите: 5-я дорога от просеки вправо».

    6. «Я, когда уходил, — говорит Пуррок, — то заметил, что мы закопали клад между трех пихт, а на них была повалена береза. В 1931 году, по моему мнению, я эту березу нашел, она имела такой же наклон (в северную сторону), но была наполовину сломана, пихт и пней я не обнаружил».

    13 июня в 5 часов 30 минут по местному времени мы подъехали к станции Т., сдали вещи в камеру хранения, а сами отправились на место, где Пуррок с Лехтом были в 1931 году».

    В тот же день Кузьмин разыскал старые карты, выяснил фамилии старожилов, знающих все проселочные дороги и таежные тропы, заручились поддержкой местного отделения НКВД, да еще спорил с Пурроком, поскольку пришел к выводу, что тот путает стороны железной дороги.

    «14 июня. Всю ночь шел сильный дождь, утром прекратился. Дул сильный северо-западный ветер, на улице грязь, дороги размыло, но мы решили идти на поиски. Взяли с собой компас, рулетку, папку с бумагами и на всякий случай лопату и топорик».

    И тут появились первые сомнения. В тот день они отшагали 20–25 километров. А вечером местный оперуполномоченный Кротов, знаток окрестностей, разошелся с Пурроком в определении маршрута отступления Колчака. «Эстонец подавлен, волнуется, плачет. Мы чувствуем, что он совершенно дезориентирован и не знает, что делать», — записал Кузьмин в дневнике.

    15 июня он подробно описывает разговор с неким стариком по фамилии Литвинов, указавшим, где была первая просека, от которой нужно найти 5 дорогу. Чекисты-кладоискатели установили вроде бы девять дорог. По рассказам и толкованиям старожилов была составлена «Примерная схема тракта с таежными дорогами, где проходила отступающая армия Колчака».

    «Пуррок сегодня никакого участия в работе не принимал, лежит в постели в гостинице, заболел, не может ходить, — констатирует Кузьмин. — В больнице ему сказали, что у него грыжа, прописали разные лекарства. Вечером с Митрофановым еще раз устроили Пурроку основательный допрос. Он совершенно как будто пришиблен. Я, говорит, даже сейчас себе не верю, что в 1931 году был с Лехтом на том месте, где зарыли клад, т. к. сейчас все резко изменилось. Опять плачет, думает, что мы ему не верим».

    Кузьмин намечает большой — на две машинописных страницы — план на следующий день. А запись 16 июня начинается знаменательной фразой: «Сегодня мы окончательно убедились, что не Пуррок показывает нам, где зарыт клад, а я и Митрофанов ищем место при слабой и иногда противоречивой консультации Пуррока».

    Очевидно, чекист Кузьмин был очень неглупым человеком. Придя к выводу о бесполезности Пуррока, он решает начать собственное расследование. Изучив карту и проанализировав рассказы местных жителей, определяет три возможных пути отступления колчаковцев. Вроде бы, наконец, отыскалась и 5 дорога: «Она имеет все приметы, что здесь раньше росли крупные пихты, кедр, береза и осины, чего нет на других дорогах, — пишет он в дневнике. — Найти какие-то углубления, которые указывают на осадок почвы, нам не удалось, т. к. очень густая и высокая трава, цветы и папоротники все сглаживают… Очень страдаем от мошкары, комаров и особенно лесных клещей».

    Видимо, Кузьмин уже заразился лихорадкой кладо-искательства. На 17 июня он планирует рыть шурфы в три линии и намечает, где именно. «Через НКВД подобрал трех землекопов для работы с разведочной группой инженеров».

    Однако начать шурфовку не удалось, поскольку всех рабочих неожиданно мобилизовали на один день для выполнения «спецзадания». Пуррок по-прежнему болен — воспаление грыжи, температура. Заболел и его коллега Митрофанов. 19 июня приступают наконец к шуфровке, но пока ничего не находят.

    «22 июня. С 7 утра до 6.30 вечера производили шуфровку. Никаких признаков того, что мы ищем. Пришли в гостиницу, узнали о нападении на СССР Германии».

    На этом записи в дневнике чекиста Кузьмина обрываются.

    По секретному мобилизационному плану, в случае начала крупномасштабных боевых действий, золотой и алмазный запасы СССР предписывалось в течение 72 часов эвакуировать из Москвы в глубь страны. Поэтому чекисты-кладоискатели вместе с Пурроком немедленно выехали в столицу. Для них наступила горячая пора: эвакуация Гохрана и сотрудников, сооружение новых хранилищ в Новосибирске, Свердловске, Челябинске, потом возвращение в Москву вывезенных ценностей. Так что до «золота Колчака» руки не доходили.

    А виновника всей этой истории Карла Пуррока отправили в Бутырку и завели уголовное дело по обвинению его в «обманных действиях, причинивших ущерб государству». Причем, даже в критические для страны дни, осенью 1941 г., когда шло сражение на подступах к столице, для эстонца у чекистов нашлось время. 4 декабря было подписано обвинительное заключение:

    «Обвиняется в том, что с целью пробраться в Москву и др. города Союза ССР неоднократно подавал заявления генеральному консулу СССР о том, что будто им в 1919 году при отступлении армии Колчака зарыто около 50 пудов золота, однако местонахождение клада не указал, явно злоупотребив доверием. Действия Пуррока по розыску этого клада, поездки в Берлин, его связи с Кайзером и Митовым подозрительны на шпионаж.

    Дело подлежит направлению в Особое совещание при НКВД Союза ССР».

    Как это ни парадоксально, спасло Пуррока ненайденное «золото Колчака». Иначе не миновать бы ему ВМН — высшей меры наказания, к которому в горячке тех суровых дней приговаривались за куда меньшие провинности. А ему вменялись «сознательный обман и нанесение ущерба государству», да еще подозрение в шпионаже. Однако приговор был неожиданно мягкий: пять лет исправительно-трудовых лагерей по статье 169 ч. 2 УК РСФСР, то есть за простое мошенничество. Согласно ему, кладоискателя-неудачника отправили до лучших времен в один из саратовских лагерей.

    Очевидно, высокое начальство не теряло надежду рано или поздно все же разыскать золотой запас Российской империи и получить за это высокие награды Родины. Но произошло непредвиденное: в 1942 г. заключенный Пуррок умер.

    И все-таки история самого большого российского клада на этом не кончилась. Начальник 5 спецотдела НКВД Владимиров помнил о нем и даже обращался к начальству с предложением возобновить поиск, уже с привлечением специалистов и техники. Но в конце концов похоронил эту идею как не реальную. Золото в годы войны практически не расходовали, если не считать Ют, взятых из Гохрана для оплаты военных поставок союзников. Специалисты же и техника были в дефиците в то время. А в 1946 г. генерал-майора госбезопасности Владимирова назначили начальником Горьковского областного управления КГБ и заниматься кладоискательством ему было не с руки.

    Был еще один человек, помнивший о «золоте Колчака», — предвоенный начальник Гохрана подполковник госбезопасности Онисим Негинский. После войны он остался работать в системе Гохрана и в начале 1980-х гг. поднял этот вопрос. Дважды докладывал сначала одному, потом другому заместителю министра финансов о незавершенной экспедиции бериевских времен. Его внимательно выслушивали, задавали вопросы, делали какие-то пометки в блокнотах. Но тем дело и кончилось.

    Но ставить точку в этой истории еще рано. Ведь речь идет не просто о кладе, а о золотом запасе Российской империи. Используя новейшую технику, не так уж трудно провести обследование района предполагаемого захоронения «ящиков со снарядами». Даже нулевой результат будет иметь важное значение, ибо позволит раз и навсегда покончить с неопределенностью.

    А начать нужно с поисков «золота Колчака» прямо здесь, в Москве. Пригласить опытных операторов, занимающихся дистанционной биолокацией, дать им крупномасштабные топографические карты и посмотреть, что они скажут.

    (По материалам С. Демкина)

    12. Откроет ли тайну особняк Рябушинских?

    В 1964 г. в Москве состоялось мое знакомство с многочисленным семейством Пешковых: дочерью писателя Надеждой Алексеевной, которую все близкие называли Тимоша — шутливым прозвищем, данным ей в молодые годы А. М. Горьким, ее дочерьми Марфой Максимовной, красивой, умной и всегда очень сдержанной, Дарьей Максимовной — актрисой Театра Вахтангова, а также их мужьями, дочерьми и сыном, рассказывает историк Л. Вяткин.

    — В то время я помогал редактировать И. Ф. Шаляпиной для повторного издания большой двухтомник «Федор Шаляпин», и Надежда Алексеевна живо интересовалась моей работой с письмами, архивными документами, оказывая большую помощь своими замечаниями и комментариями, подчас удивляя своей памятью на события и даты даже Ирину Федоровну Шаляпину, свою давнишнюю подругу.

    Кроме того, она, используя свои многочисленные знакомства, старалась помочь дочери певца в ее хлопотах по созданию мемориального музея-квартиры Ф. И. Шаляпина в Москве и в переносе праха великого певца на Родину. Я был свидетелем ее разговоров с бывшим министром культуры СССР А. Н. Михайловым (он был сосед по даче в Жуковке), солистом Большого театра И. С. Козловским и даже с тогдашним председателем КГБ В. Семичастным, которых она очень мягко и настойчиво за чашкой кофе или во время прогулки просила продвигать эти важные дела, не оставлять без внимания. И действительно, со временем это удалось, что в условиях тогдашней «дремучей бюрократии» было нешуточным делом!

    Постоянным ее местожительством в Москве был особняк миллионера С. П. Рябушинского по улице Качалова (ныне Малая Никитская), подаренный Горькому Сталиным в 1931 г. Она занимала комнаты второго и третьего этажа, а на первом размещался музей-квартира А. М. Горького со штатом научных сотрудников Академии наук.

    Надежда Алексеевна многое сделала для того, чтобы все в доме было сохранено так, как было при жизни писателя: личные вещи и чрезвычайно ценная коллекция «нецке» — японской миниатюрной скульптуры из кости, личная библиотека, насчитывающая 10 тыс. томов, и многое другое.

    Однажды, будучи в хорошем настроении, она пригласила меня на самый верх дома в свою художественную мастерскую и показала работы: этюды, портреты, рисунки — весьма талантливые. Оказалось, она была любимой ученицей известного художника П. Д. Корина, и он питал большую надежду, что со временем она станет хорошим художником. На меня ее работы произвели хорошее впечатление.

    — Художником я не стала, — говорила она, грустно улыбаясь, — быть хозяйкой дома и столь большой семьи, бесконечные гости, посетители… Тут уж не до живописи! Хотите, покажу свою комнату, где я люблю быть одна, перечитывать старые письма Толстого, Достоевского…

    Она откуда-то извлекла ключ, открыла дубовую дверь, и мы оказались в уютной комнатке с мягкой старинной мебелью. По стенам висели небольшие картины с рамками из дорогого старинного багета с пейзажами Айвазовского, Поленова, Левитана. Я принялся их разглядывать, а Надежда Алексеевна пояснила, что часть картин приобретены самим Горьким (он любил «классику»).

    Тогда же она показала большой альбом с рисунками сына писателя Максима, сделанными в разные годы за границей, главным образом в Италии, на Капри, со сценами портовой жизни, подгулявшими моряками, всевозможными жанровыми композициями, исполненными с большим юмором и фантазией. Писателю они очень нравились…

    В процессе неторопливого разговора мы прошлись по всему этажу. Надежда Алексеевна показала домашнюю церковь. Миллионер Рябушинский был старообрядец. Кроме того, Степан Павлович, заведовавший торговой частью фирмы, был известен в Москве как страстный собиратель икон, обладавший одной из лучших в мире коллекций.

    Признаться, у меня тогда невольно родилось убеждение, что строивший по заказу миллионера этот особняк в 1902–1906 гг. архитектор Ф. О. Шехтель не мог не учесть пожеланий хозяина по части расположения различных комнат, а также размещения и хранения внушительной коллекции. Словно уловив мою мысль, Надежда Алексеевна сказала:

    — Я сама не знаю, сколько в особняке комнат. С виду он небольшой, а построен как замок, с подвалами, закоулками, лестницами, витражами, несколькими балконами, гаражом. Говорят, стиль модерн — эклектичен, а Алексею Максимовичу он не нравился (он из гостиной убрал большой камин и картину-аллегорию), но жить в нем очень уютно и светло. Вы обратили внимание на перила большой лестницы из голубого камня известняка в виде набегающих волн с большим светильником-медузой?

    В 1934 или 1935 г. в СССР приезжал один из братьев Рябушинских, не то Степан — хозяин особняка, не то Дмитрий (всего было 8 братьев миллионеров), точно не помню. Алексей Максимович его принял, и они долго о чем-то беседовали у него в кабинете. Возможно, это был старший Дмитрий, ставший во Франции крупным ученым, академиком (умер в Париже в 1962 г.), у них были общие знакомые еще до революции.

    Когда они вышли из кабинета, Рябушинский в сопровождении почтительно-любезного Алексея Максимовича прошел через библиотеку, столовую и остановился у главной лестницы как вкопанный. Он смотрел на нее долго и очень внимательно, скользя взглядом от самого основания, и затем, запрокинув голову, к самому верху.

    — М-да! Эта лестница с медузой на гребне волны мне часто снится, — сказал он Алексею Максимовичу с грустной интонацией в голосе.

    Алексей Максимович широким жестом указал на лестницу:

    — Не хотите ли пройти наверх? Там сейчас располагаются мои внучки, невестка и сын Максим…

    Рябушинский вежливо отказался. В сопровождении Алексея Максимовича и секретаря Крючкова они вышли в сад.

    — В Москве я обратил внимание на некую странность: все парадные входы в домах наглухо закрыты, и советские люди почему-то предпочитают пользоваться черным ходом. Вы, Алексей Максимович, тоже придерживаетесь этой новой традиции?

    Алексей Максимович, топорща усы, прокашлявшись, отвечал, что двери парадного закрываются только на ночь, днем же бывает много посетителей, особенно из числа пишущей братии. Недавно были Бернард Шоу, Иллеш, Роллан, даже турки.

    Стрельнув глазами в сторону секретаря Крючкова, Рябушинский продолжил тему, не совсем приятную для Горького:

    — Храм «Большого Вознесения», что стоит перед нашими окнами и чей благовест колокольный по престольным праздникам звучал во всех комнатах… москвичи особливо почитали. Почитал и Пушкин Александр Сергеевич. Здесь он и венчался… Зашел нынче и я, думал взглянуть на чудные росписи стен и купола с изображением престола Всевышнего, к подножию коего архангел Михаил приносит крест, на коем был распят и принял мученическую смерть господь наш Иисус Христос. Нигде столь великолепных росписей я более не видывал. И что же сотворили с московской святыней? Роспись замазали серой краской. В храме поместили заурядную советскую контору с пишущими машинками и заставили шкапами с папками. Не думаю, что на этих пишущих машинках когда-нибудь напечатают нечто превосходное и важное, и нужное народу нашему…

    Начинавший нервничать секретарь подал голос:

    — Алексей Максимович, прибыли писатели во главе с Фединым. С ними назначена встреча.

    Горький, не шелохнувшись, молча смотрел в землю. Резко выступили скулы, плечи подняты, руки в глубоких карманах длинного серого пиджака. Было хорошо видно, что разговор с миллионером ему интересен, хотя и неприятен, и стимулирует работу мозга. Он что-то взвешивал в уме, сопоставлял.

    Неожиданно он улыбнулся:

    — Болезнь входит в нас пудами, а выходит золотниками. Хотелось бы надеяться, что потрясения для России кончились…

    Чувствовалось, что Рябушинский погружен в мысли. Вероятно, он не прочь был продолжить разговор, важный для них обоих. Присутствие секретаря Крючкова ему явно мешало. Он посмотрел на уснувший фонтан, потом на кованые спирали ограды, недавно обшитые высоким забором, понял, что это мера защиты от любопытных глаз. Усмехнулся.

    — Я, пожалуй, пойду. Пора и честь знать.

    Расстались они дружелюбно, хотя и несколько сдержанно, глядя друг другу в глаза…

    Историю появления забора вокруг особняка мне поведала внучка писателя Марфа Максимовна. Как-то за чашкой кофе я поинтересовался, помнит ли она Алексея Максимовича?

    — Очень хорошо помню, — отвечала она, — особенно после того, как он единственный раз в жизни меня отшлепал. Случилось так, что к нам в сад каким-то образом забрела бродячая собака. Мне было лет шесть. И для нас с Дарьей появление собаки было грандиозным событием. Естественно, мы постарались угостить ее чем-нибудь вкусненьким и, незаметно взяв в доме по пирожному, прибежали к собаке и стали ее кормить. Вдруг появился Алексей Максимович, страшно рассерженный. Он прогнал пса, а нас сильно отшлепал, и мы с ревом убежали в дом.

    Оказалось, из окна своего кабинета он видел, как мы кормили собаку пирожными. А главное, видел, что к железной ограде прилипли голодные беспризорники, которых в то время, в 1930-х гг., было очень много. Москва ими кишела, и они могли часами наблюдать за нашими играми. Вероятно, кое-кто из взрослых приносил им хлеб, после чего они уходили, но вскоре возвращались опять. Это были трудные, голодные годы, о чем мы, конечно, по малолетству, почти не догадывались. И вот эта сцена: вид голодных, оборванных детей, которые наблюдали, как сладостями кормят собаку, привела его в великий гнев…

    На второй день пришли плотники и поставили высокий забор, после чего покрасили зеленой краской.

    Еще Надежда Алексеевна рассказывала, что Алексею Максимовичу не понравилось, что переименовываются многие города и улицы, к чему, напротив, пристрастился товарищ Сталин. Он же был инициатором того, что в 1932 г. Нижний Новгород переименовали в город Горький, а улицу Тверскую-Ямскую в Москве в улицу Горького.

    Эта новость для Алексея Максимовича была совершенно неожиданной и очень его рассердила. Ее передали утром по радио, и все стали его поздравлять со столь высокой честью, оказанной партией и правительством. Он сердито ворчал, что такие мероприятия не мешало бы предварительно согласовать с ним. Едва ли следовало старинный город, в XIII в. основанный и бывший стольным градом Суздальского государства, награждать неблагозвучным новым именем. Фамилия его Пешков, а «Горький» всего лишь псевдоним. А если жизнь в нем будет соответствовать названию, то это грозит стать историческим курьезом. Хорошо, что хоть реку оставили в покое. И далее в таком же духе…

    Однако, когда в 11 часов дня позвонил Сталин и поздравил его с приятной новостью, Алексей Максимович сдержанно поблагодарил его за столь высокую честь, не сказав ни единого слова из того, что он говорил своим близким. Хотя, вероятно, дал почувствовать вождю свою досаду…

    Визит миллионера Рябушинского к писателю А. М. Горькому в советское время — факт, бесспорно, любопытный, тем более что писателя всегда интересовало русское купечество. О купечестве им написаны романы «Фома Гордеев», «Дело Артамоновых», рассказы, пьесы, в их числе «Мещане» и обе «Вассы Железновы». Это сословие он хорошо знал, дружил с некоторыми яркими представителями. Например, с миллионером и меценатом Саввой Тимофеевичем Морозовым, дававшим деньги на революцию и ушедшим из жизни при весьма странных обстоятельствах.

    Савву Тимофеевича писатель любил, и многие из его литературных персонажей были «скроены из морозовского материала». Купцы Лютов, Бердников в «Климе Смагине», многое в романе «Дело Артамоновых» и особенно Егор Булычев «списаны» им с Морозова. О Егоре Булычеве писатель подтвердил печатно, что это «провинциальный Савва Морозов».

    В 1905 г. на французской Ривьере — в Каннах, после визита к нему в отель «партийного кассира» и члена ЦК Л. Б. Красина, Морозов в возрасте 45 лет застрелился, обведя очертания сердца химическим карандашом. После него осталось четверо детей…

    Его богатый московский дом на Спиридоновке купил Михаил Павлович Рябушинский, женатый на одной из признанных московских красавиц Татьяне Примаковой, дочери капельдинера Большого театра. Его, как и других братьев Рябушинских, Горький хорошо знал.

    После визита Рябушинского сын Горького Максим и Надежда Алексеевна приставали с расспросами о братьях-миллионерах. Алексей Максимович показал большую осведомленность по части их рода. Он охотно поведал им, что фамилия их произошла от названия Рябушинской слободы Калужской губернии, откуда они родом.

    Основатель династии Михаил Яковлевич Рябушинский был из мужиков. Шестнадцати лет приехал в Москву — город невест — и вскоре, объявив капитал по 3-й гильдии, был записан купцом, в чем ему способствовала удачная женитьба на московской молодой купчихе Ефимии Скворцовой.

    Неторопливый, но расторопный, он хорошо повел дело, однако Отечественная война 1812 г. и пожар Москвы, во время которого сгорели его лавки и товары, разорили его, как, впрочем, и многих других купцов. Михаил Яковлевич перешел в мещанское сословие. Поправить свои дела он смог лишь через десять лет и благодаря помощи купцов-старообрядцев вновь стал купцом. Умер он еще до отмены крепостного права в 1858 г., оставив наследникам капитал в 2 млн рублей.

    Ставший во главе дела Рябушинских Павел Михайлович, как и его братья, следовал строгому завещанию отца (если изменят вере — обещал прийти с того света), хотя крупные купеческие роды Гучковы, Рогожины, Носовы и другие перешли из старообрядчества в единоверие.

    Капитал отца он многократно увеличил, с братом Василием в Тверской губернии приобрел большую текстильную фабрику, построил новые цеха, дома для рабочих. В 1899 г. там работало 2,3 тысячи рабочих, а товарооборот составил 3,7 млн рублей, что сделало Рябушинских могущественными предпринимателями-купцами.

    После смерти Павла Михайловича в 1899 г. продолжило дело третье поколение династии Рябушинских. Горький считал, что существует некий закон в России, что купцы и богатые семьи в третьем поколении вырождаются. Эту мысль он развивал в литературных произведениях. Купеческая династия миллионеров Рябушинских эту теорию не подтверждает. Европейски образованные, талантливые, они не ограничивались сферой только бизнеса и активно участвовали в общественных делах.

    Горький был знаком почти со всеми Рябушинскими третьего поколения, а Николай даже пытался привлечь молодого Горького к сотрудничеству в основанном им в 1906 г. журнале «Золотое руно», где печатались Блок, Брюсов, Мережковский, Белый…

    Кроме того, Николай Рябушинский проводил художественные салоны с участием русских и европейских живописцев.

    Старший — Павел Павлович Рябушинский был выдающейся личностью и много сделал для России. Он на научной экономической основе развил в стране льняную, лесопильную, писчебумажную промышленности, чем обеспечил Сытину и другим издателям массовые дешевые книги, газеты и журналы. Он первый в России приступил к строительству крупного автомобильного завода «АМО» (ныне завод им. Лихачева), активно начал разработку нефти на Севере…

    Надежда Алексеевна, посмеиваясь, говорила, что секретарь Горького П. П. Крючков очень нервничал при неожиданном визите миллионера Рябушинского к писателю, вероятно потому, что о всех запланированных и особенно о «случайных» встречах был обязан подробно докладывать Ягоде, которого страшно не любил и боялся.

    Он угрюмо смотрел на Рябушинского — как ощупывал — и лицо его при этом было словно «опрокинуто». (Впоследствии он был расстрелян «как способствовавший умерщвлению Горького».)

    А гостей было много: артисты, писатели, пионеры… Видимо, Ягода доискивался «истинного смысла» визита миллионера Рябушинского и пришел к выводу, что где-то в доме спрятан его клад. Подозрение пало на лестницу с медузой. Была предпринята попытка под видом ремонта вскрыть нижние ступеньки, но писатель, видимо, догадавшись, прогнал «рабочих».

    Параллельно обследовали другие московские особняки, принадлежавшие Рябушинским и Морозовым. Там были найдены драгоценности и скрипка Страдивари.

    Хозяином особняка Горький себя не считал. И когда кто-то из писателей предложил тост «за нового хозяина дома», Горький встал и демонстративно покинул застолье.

    В последние годы Горький и Сталин сильно разошлись во взглядах на события в государстве. Вождь перестал бывать в особняке.

    В мае 1935 г. сын писателя Максим, которого тот любил до самозабвения, простыл где-то в Подмосковье.

    Приехал с температурой 39 градусов, лицо горело. Надежда Алексеевна вызвала врача Левина. Тот поставил диагноз: «Крупозное воспаление легких». Через три дня Максим умер.

    Похороны были на Новодевичьем кладбище. Алексей Максимович, едва взглянув в приготовленную могилу для сына, сильно побледнел и попросил отвезти его домой.

    Смерть Максима подкосила писателя. Он пытался окунуться в издательские дела, работал над рукописями, но силы оставляли его. Он сильно исхудал. Накинув плед, подолгу сидел в спальне, в кресле, пробовал читать, но быстро утомлялся и, прикрыв глаза, о чем-то сосредоточенно думал…

    Интересно, что в 1964 или 1965 г. в Москву приехал как турист еще один Рябушинский, представитель четвертого поколения знаменитых миллионеров. Он ходил по Москве, побывал в Третьяковке и перед отъездом посетил особняк. Его приняла Надежда Алексеевна.

    Провела по комнатам, ответила на вопросы. У лестницы с медузой молодой Рябушинский задержался, и все повторилось, как в 1930-е гг. Он долго и очень внимательно смотрел на лестницу, глубоко вздохнул, затем вежливо попрощался и направился к выходу…

    13. Сейфы Третьяковых

    Старейшая актриса МХАТа Анастасия Платоновна Зуева (1901–1989) хорошо помнила старую Москву и любила о ней рассказывать. Особенно хорошо она знала Москву купеческую. Это ей помогало создавать безукоризненно точные образы в пьесах Островского.

    На этот талант ее обратил внимание К. С. Станиславский и полушутя предрек тогда еще очень молодой актрисе «быть на сцене вечной старухой».

    Рассказывает Л. Вяткин:

    — Однажды мы по какому-то поводу оказались на Кузнецком мосту у дома № 13, и, взглянув на него, она приветливо улыбнулась, словно увидела старого милого знакомого:

    — Этот дом был построен для братьев Третьяковых в 1892 г. известным архитектором А. С. Каминским. Поперечная улица Жданова в мое время называлась Рождественкой…

    На противоположном углу Кузнецкого старый дом построен после пожара 1812 г., и здесь с 1826 г. первоначально открылся знаменитый ресторан Транкля Ярда, который москвичи быстро окрестили как «Яр». Когда «Яр» переехал в Петровский парк, здесь разместилась книжная лавка И. И. Готье, куда частенько заглядывал Пушкин. В «Анне Карениной» в разговоре с Вронским Анна говорит, что ей не придется ск) чать — она получила ящик книг от Готье. При Льве Толстом магазином владело третье поколение Готье. При магазине была большая библиотека, где бывал Лев Николаевич. Напротив, через дорогу, на углу Неглинной стоял богатый дом придворного ювелира Фаберже.

    Понизив голос до шепота, Анастасия Платоновна как бы по секрету сообщила:

    — У Третьяковых, по слухам, скопились несметные сокровища и их, конечно, нужно было надежно упрятать. Лихих людей в Москве тоже хватало во все времена… Под домом глубокие подвалы со стальными заграничными сейфами. Третьяковым кто-то из воров-медвежатников похвастался, что-де нет в Москве такого хитромудрого сейфа с секретными замками, которые бы он не смог открыть. Гиляровский, который хорошо знал в Москве и воров и сыщиков и даже привидения, подтвердил, что на выставке всемирной в Париже, рекламируемый какой-то фирмой заграничной как абсолютно надежный от взломщиков сейф, на пари или за премию самой фирмы нашелся-таки умелец-левша, который в два счета отпер замки. Фирма, конечно, оскандалилась, а «умелец», как писали газеты, оказался московским вором.

    Так ли это было на самом деле, того не ведаю, но только Третьяковы обратились к архитектору Каминскому с вопросом: можно ли совершенно надежно обезопасить сейфы от воров? Каминский попросил три дня сроку для окончательного ответа, после чего показал чертежи и расчеты невиданной доселе «защиты драгоценностей». Он предложил сделать сейфы герметичными и затапливать их на ночь или по мере надобности водой!

    Третьяковым идея Каминского заливать сейфы водой понравилась, видно, и впрямь им было что хоронить от московских взломщиков. Подвалы были вырыты в виде резервуара с различными устройствами для наполнения и слива воды в Неглинку, благо что она текла по трубе совсем рядом. В трубу ее загнали в 1886 г., дабы избавиться от частых наводнений и ужасного зловония, которое от нее исходило…

    Признаться, рассказ Анастасии Платоновны, хоть и очень интересный, я во многом посчитал еще одной московской легендой, которых и по сию пору на Москве предостаточно.

    Каково же было мое удивление, — продолжает свой рассказ Лев Михайлович, — когда при случае, купив в метро книгу Я. М. Белицкого «Забытая Москва» и уже стоя в вагоне, открыл на 153 странице и прочел следующее:

    «Строили дом № 13 на Кузнецком не для прокуратуры, строили для братьев Третьяковых. Строил Александр Каминский. В последние предреволюционные годы здесь находился преуспевающий банк “Лионский кредит”. До сих пор существуют просторные банковские подвалы с массивными дверями, украшенными такими же массивными медными ручками».

    Подвалы в прокуратуре! Когда много лет назад я впервые попал в это здание и вырвалась у меня фраза, что знаю я по своим краеведческим изыскам о бывших банковских хранилищах, то был уверен, что это вызовет недовольство у местного начальства: подвалы в прокуратуре, скажем, равно как и подвалы на Лубянке — есть строгая государственная тайна, которой посторонним касаться не положено. Однако мне буднично предложили удовлетворить мое любопытство и спуститься в эти подвалы, в которых оказалось множество просторных и отлично проветриваемых комнат.

    Работники прокуратуры подтвердили слышанную мною когда-то историю, что в те годы, когда здесь был банк и в подвалах хранились его ценности, то каждый вечер, после того как заканчивались банковские операции, подвал доверху заполняли водой.

    Вода надежно защищала банк от грабителей, а гидроизоляция так же надежно — ценные бумаги от сырости…

    Возможно, старая актриса права в том, что купцы-миллионеры братья Сергей Михайлович и Павел Михайлович Третьяковы, так много сделавшие для Москвы, были много богаче, чем это принято считать в правительственных кругах.

    Первые Третьяковы прибыли в Москву в 1774 г. из Малого Ярославца, когда их прадеду Елисею Мартыновичу было 70 лет. Их род, как купеческий, приписан к этому сословию с 1646 г. В 1800 г. его сын Захар Елисеевич женился на богатой невесте Авдотье Васильевне. У них родился сын Михаил. Война 1812 г., разорившая многих купцов, несмотря на большой урон капиталу Третьяковых, не поколебала их дело и размах задуманных предприятий, из чего многоопытные чиновники московские вынесли убеждение, что у умершего в 1850 г. Захара Елисеевича где-то имеются большие драгоценности, происхождение коих было покрыто непроницаемой тайной. Дело его продолжил сын Михаил.

    Его сыновья, Павел и Сергей, получили домашнее образование и всю жизнь были очень дружны. Не часто бывает, чтобы имена двух братьев являлись так тесно друг с другом связанными дружбой и родственной любовью. В памяти людей они и сейчас живы как создатели огромной галереи русского искусства.

    Они умело и обстоятельно повели торговое, а потом и промышленное дело. Им принадлежала известнейшая в России Новая Костромская мануфактура льняных изделий, успешно конкурировавшая с «американским хлопком». Кроме того, Сергей Михайлович был избран в Москве городским головой, и оба занимались благотворительностью, чем снискали большую признательность москвичей. Ими было создано весьма ценное в Москве Арнольдо-Третьяковское училище для глухонемых.

    Когда Михаил Петрович Третьяков передавал Москве свою галерею, которую уже давно называли «Третьяковкой», он хотел сделать это без всякого шума, не желая быть в центре общего внимания и почитания. В своем заявлении в Московскую городскую думу он писал:

    «Желая способствовать устройству в дорогом мне городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию…» Эту же мысль, что его бесценная коллекция должна принадлежать Москве, он, как последнюю волю перед кончиной, повторил и в духовном завещании.

    После революции все дома, принадлежавшие Третьяковым, были национализированы большевиками и, по свидетельству дочери П. М. Третьякова Александры Павловны Боткиной, «люди, вооруженные винтовками и называющие себя “комиссарами”, несколько раз устраивали в доме обыски. Искали в подвалах сейфы с драгоценностями и “буржуйское вино»…

    Удивительно, что мифические сейфы не давали покоя властям предержащим еще много лет спустя. Анастасия Платоновна говорила, что в конце 1930-х гг. на старых кладбищах стали по особому разрешению разрывать могилы «царских сатрапов» в поисках сейфов или драгоценностей. «В те годы даже покойникам не стало покоя, — говорила она ворчливо, — вскрывали фамильные склепы, разбивали гробы… Для безбожников никогда не было ничего святого!»

    Будучи как-то в командировке в Ленинграде, я нашел время побывать в Александро-Невской Лавре на могиле первого нашего академика М. В. Ломоносова. Меня сопровождал довольно молодой 38-летний директор Лавры. Я невольно обратил внимание на то, что в старой части кладбища могильные памятники неправдоподобно скучены и располагаются так близко друг к другу, что протиснуться между памятниками бывает крайне трудно. В ответ я услышал нечто невероятное:

    — Большинство старых памятников, включая времена Екатерины И, имеющих историческую и художественную ценность, сохранены, но передвинуты со своих мест, остальные уничтожены. Поэтому многие памятники надмогильные имеют под собой в земле совсем других покойников.

    Директор подтвердил, что в 1938 г. и позднее в Лавре вскрывали многие могильные склепы даже под полом церквей, в надежде найти в гробах драгоценности.

    Специальная «комиссия», под чьим наблюдением проводилось вскрытие захоронений, зафиксировала в протоколах, что некоторые покойники, искусно забальзамированные, неплохо сохранились, хотя умерли еще во времена Петра и Екатерины И, однако не содержат золота или драгоценностей.

    С директором мы осмотрели могильную плиту графа Саввы Лукича Владиславича-Рагузинского, сподвижника Петра, на которой на левом верхнем углу ясно был виден скол от лома, при помощи которого делалось вскрытие склепа. Как хорошо осведомленный специалист, он пояснил, что из фамильного склепа все вынуто, и затем заполнено щебенкой…

    Недавно я побывал в бывшем особняке братьев-меценатов Третьяковых на Кузнецком, где в настоящее время разместилась прокуратура. Несмотря на переделку и перепланировку внутренних помещений, попытался мысленно представить внутренний интерьер и убранство, которое здесь было 100 лет назад.

    Первое, что бросается в глаза, — чрезвычайная добротность и как бы незыблемая прочность стен, потолков и лестниц. В окнах с полукруглым верхом сохранились дубовые фрамуги и прочные