Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    СБОРНИК АРХИВЫЙ ДОКУМЕНТОВ
    ПОД СТЯГОМ РОССИИ


    СОДЕРЖАНИЕ

    фото
  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • МЫ ЗА ВАС СТОЯТИ И БЕРЕЧЬ ХОТИМ...
  • 1597 г. января 27 ГРАМОТА ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА В ПУСТОЗЕРО ПОСАДСКИМ ЗЕМСКИМ ЛЮДЯМ СУХАНУ ЛЕОНТЬЕВУ, СЕРГЕЮ ДУБРОВИНУ И СИДОРУ ИВАНОВУ С. ИЮДИНУ О ЧЕЛОБИТНОЙ НЕНЦЕВ ХУБЕЯ САХИНА С БРАТОМ И ДЕТЬМИ ОБ ОБЕРЕЖЕНИИ ИХ ОТ НАСИЛЬСТВ, ЧИНИМЫХ ДАННЫМИ СБОРЩИКАМИ
  • 1756 г. апреля 6х ОБРАЩЕНИЕ АЛТАЙСКИХ ЗАЙСАНОВ К КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КОЛЫВАНО-КУЗНЕЦКОЙ ЛИНИИ Ф. ДЕГАРИГГЕ С ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ
  • 1756 г. мая 2 УКАЗ КОЛЛЕГИИ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СИБИРСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ В. А. МЯТЛЕВУ О ПРИЕМЕ В ПОДДАНСТВО РОССИИ ОЙРАТСКИХ БЕЖЕНЦЕВ И НАСЕЛЕНИЯ ЮЖНОГО АЛТАЯ
  • 1756 г. июня 13 РАПОРТ СИБИРСКОГО ГУБЕРНАТОРА В. А. МЯТЛЕВА В КОЛЛЕГИЮ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ О ПРИЕМЕ В ПОДДАНСТВО РОССИИ НАРОДОВ ЮЖНОГО АЛТАЯ
  • 1756 г. июля 19 ПРИСЯГА АЛТАЙЦЕВ НА ВЕРНОСТЬ РОССИИ
  • И ПРИГОВОРИЛИ В РАДЕ... 1632 г. ноября 5 ИЗ ОТПИСКИ ПУТИВЛЬСКИХ ВОЕВОД А. ЛИТВИНОВА-МОСАЛЬСКОГО И И. УВАРОВА В РАЗРЯДНЫЙ ПРИКАЗ ПО РАССПРОСНЫМ РЕЧАМ КАЗАКА И. ПАВЛОВА О РЕШЕНИИ РАДЫ УКРАИНСКИХ КАЗАКОВ ПРОСИТЬ РУССКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРИНЯТЬ ИХ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО
  • 1648 г. июня 8 ЛИСТ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО, ПОСЛАННЫЙ ИЗ ЧЕРКАС ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, С СООБЩЕНИЕМ О ПОБЕДАХ НАД ПОЛЬСКИМ ВОЙСКОМ И ЖЕЛАНИИ УКРАИНСКОГО НАРОДА ОБЪЕДИНИТЬСЯ С РОССИЕЙ
  • 1653 г. октября 1 РЕШЕНИЕ ЗЕМСКОГО СОБОРА О ВОССОЕДИНЕНИИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ
  • 1654 г. января 8 ЛИСТ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО, ПОСЛАННЫЙ ИЗ ПЁРЕЯСЛАВА ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ЗА ВОССОЕДИНЕНИЕ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ
  • ОСЕНИ НАС ВСЕСИЛЬНОЙ ДЕСНИЦЕЙ... 1656 г. марта 15 ГРАМОТА МОЛДАВСКОГО ГОСПОДАРЯ ГЕОРГИЯ СТЕФАНА ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ ОБ ОТЪЕЗДЕ В РОССИЮ ПОСОЛЬСТВА ВО ГЛАВЕ С МИТРОПОЛИТОМ ГЕДЕОНОМ И БОЯРИНОМ ЛОГОФЕТОМ ГРИГОРИЕМ НЯНУЛОМ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ О ПЕРЕХОДЕ МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО1
  • 1656 г. марта 16 ПИСЬМО МОЛДАВСКИХ ПОСЛОВ МИТРОПОЛИТА ГЕДЕОНА И БОЯРИНА ЛОГОФЕТА ГРИГОРИЯ НЯНУЛА В ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ С ИЗЛОЖЕНИЕМ УСЛОВИЙ ПЕРЕХОДА МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО1
  • 1656 г, июня 29 ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ГЕОРГИЮ СТЕФАНУ О СОГЛАСИИ ПРИНЯТЬ УСЛОВИЯ ПЕРЕХОДА МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ ПОСЛАМИ МИТРОПОЛИТОМ ГЕДЕОНОМ И БОЯРИНОМ ЛОГОФЕТОМ ГРИГОРИЕМ НЯНУЛОМ1
  • 1656 г. июля 7 ПРИСЯГА НА ПОДДАНСТВО РОССИИ ПОСЛАННИКОВ МОЛДАВСКОГО ГОСПОДАРЯ ГЕОРГИЯ СТЕФАНА МИТРОПОЛИТА ГЕДЕОНА И БОЯРИНА ЛОГОФЕТА ГРИГОРИЯ НЯНУЛА, ДАННАЯ В МОСКОВСКОМ УСПЕНСКОМ СОБОРЕ
  • 1684 г. января 1 ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ МОЛДАВСКОГО ДУХОВЕНСТВА И БОЯРСТВА К ЦАРЯМ ИВАНУ И ПЕТРУ АЛЕКСЕЕВИЧАМ С ПРОСЬБОЙ О ВОЕННОЙ ПОМОЩИ В ОСВОБОЖДЕНИИ МОЛДАВИИ ОТ ТУРЕЦКОЙ ЗАВИСИМОСТИ
  • 1711 г. апреля 13 «ДИПЛОМ И ПУНКТЫ» ПЕТРА I МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ДИМИТРИЮ КАНТЕМИРУ
  • 1711 г. июня 16 ПИСЬМО ПЕТРА I МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ДИМИТРИЮ КАНТЕМИРУ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ЗА ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ И О ПЛАНАХ ВОЙНЫ С ТУРЦИЕЙ
  • 1737 г. апреля 25 / мая 6 ГРАМОТА ВАЛАШСКИХ БОЯР ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ С ПРОСЬБОЙ ЗАЩИТИТЬ ИХ ОТ ТУРОК И ПРИНЯТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1769 г. ноября 28/ декабря 9 ГРАМОТА ЗНАТНОГО ВАЛАШСКОГО БОЯРСТВА И ДУХОВЕНСТВА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ ОСВОБОДИТЬ ВАЛАШСКОЕ КНЯЖЕСТВО ОТ ТУРЕЦКОГО ГНЕТА И ПРИСОЕДИНИТЬ ЕГО К РОССИИ
  • 1769 г. декабря 10/21 ГРАМОТА МОЛДАВСКИХ ДЕПУТАТОВ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ О ЗАЩИТЕ И ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ
  • 1774 г. июля 10 КЮЧУК-КАЙНАРДЖИЙСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ1
  • ПУНКТЫ ВЕЧНОГО ПРИМИРЕНИЯ И ПОКОЯ МЕЖДУ ИМПЕРИЯМИ ВСЕРОССИЙСКОЙ И ПОРТОЙ ОТТОМАНСКОЙ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ В ЛАГЕРЕ ПРИ ДЕРЕВНЕ КЮЧУК КАЙНАРЖЕ В ЧЕТЫРЕХ ЧАСАХ ОТ ГОРОДА СИЛИСТРИИ
  • 1802 г. января 24х ПРОШЕНИЕ ЗНАТНОГО МОЛДАВСКОГО БОЯРСТВА И ДУХОВЕНСТВА ИМПЕРАТОРУ АЛЕКСАНДРУ I ОБ ОКАЗАНИИ ПОМОЩИ И О ЗАЩИТЕ ОТ ТУРЕЦКОГО ГНЕТА
  • 1802 г. июля 21 /августа 2 НОТА РОССИЙСКОГО ПОСЛАННИКА В КОНСТАНТИНОПОЛЕ В. С. ТОМАРЫ ТУРЕЦКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ОБ УПРАВЛЕНИИ МОЛДАВИЕЙ И ВАЛАХИЕЙ
  • 1802 г. сентября 24 НОТА ТУРЕЦКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОМУ ПОСЛАННИКУ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ В. С. ТОМАРЕ ОБ УПРАВЛЕНИИ МОЛДАВИЕЙ И ВАЛАХИЕЙ
  • 1808 г. октября 4/16 ИНСТРУКЦИЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Н. П. РУМЯНЦЕВА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ МОЛДАВСКОЙ АРМИЕЙ А. А. ПРОЗОРОВСКОМУ О ВЕДЕНИИ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ С ТУРЦИЕЙ № 83 СЕКРЕТНО
  • 1811 г. сентября 301/октября 12 ИНСТРУКЦИЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Н. П. РУМЯНЦЕВА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ МОЛДАВСКОЙ АРМИЕЙ М. И. КУТУЗОВУ О ВОЗМОЖНЫХ УСЛОВИЯХ МИРА С ТУРЦИЕЙ
  • 1829 г. сентября 2/14 АДРИАНОПОЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ
  • БЕЗ СПРАВЕДЛИВОГО И СИЛЬНОГО ЗАСТУПЛЕНИЯ РОССИИ И ДАВНО БЫ УЖЕ ИСПРОВЕРЖЕНО БЫЛА ВСЯ НАША КОНСТИТУЦИЯ... 1721 г. августа 30/сентября 10 НИШТАДТСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ШВЕЦИЕЙ
  • 1772 г. января 4 ПЕТЕРБУРГСКАЯ КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ПРУССИЕЙ О ПЕРВОМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ
  • 1793 г. января 12/23 КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ПРУССИЕЙ О ВТОРОМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ
  • 1794 г. декабря 23/1795 г. января 3 ДЕКЛАРАЦИЯ РОССИИ И АВСТРИИ О ТРЕТЬЕМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ
  • 1795 г. ПРОШЕНИЕ КУРЛЯНДСКОГО РЫЦАРСТВА И ЗЕМСТВА О ПРИНЯТИИ КУРЛЯНДИИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1795 г, марта 18 МАНИФЕСТ СЕЙМА ГЕРЦОГСТВ КУРЛЯНДСКОГО И СЕМИГАЛЬСКОГО О РАСТОРЖЕНИИ ДОГОВОРА 1561 г. С ПОЛЬШЕЙ
  • 1795 г. апреля 15 УКАЗ ЕКАТЕРИНЫ II СЕНАТУ О ПРИНЯТИИ ПРИСЯГИ НА ВЕЧНОЕ РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО ОТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КНЯЖЕСТВ КУРЛЯНДСКОГО, СЕМИГАЛЬСКОГО И ПИЛЬТЕНСКОГО ОКРУГА
  • 1795 г. апреля 15 МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О ПРИСОЕДИНЕНИИ К РОССИИ ГЕРЦОГСТВ КУРЛЯНДСКОГО И СЕМИГАЛЬСКОГО И ПИЛЬТЕНСКОГО ОКРУГА
  • 1795 г. июня 2 АКТ ОТРЕЧЕНИЯ ГЕРЦОГА КУРЛЯНДСКОГО ОТ ПРАВА НА СВОИ ВЛАДЕНИЯ В ПОЛЬЗУ РОССИИ
  • 1795 г. декабря 19 МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О ПРИСОЕДИНЕНИИ К РОССИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО
  • 1711 г. марта 4 ГРАМОТА ПЕТРА I КАБАРДИНСКИМ ВЛАДЕЛЬЦАМ И ВСЕМУ КАБАРДИНСКОМУ НАРОДУ О СОГЛАСИИ ПРИНЯТЬ КАБАРДИНСКИЙ НАРОД В ПОДДАНСТВО РОССИИ И ЗАЩИТИТЬ ИХ ОТ ВНЕШНИХ ВРАГОВ
  • 1768 г. сентября 13 ЗАПИСКА СТЕПАНА ВОНЯВИНА В БЕРГ-КОЛЛЕГИЮ О ЕГО ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В ОСЕТИЮ И О ЖЕЛАНИИ ОСЕТИНСКИХ И ИНГУШСКИХ СТАРШИН БЫТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ РОССИИ
  • 1770 г. июля 19 УКАЗ СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА О НАЗНАЧЕНИИ ГРУЗИНСКОГО АРХИМАНДРИТА ПОРФИРИЯ РУКОВОДИТЕЛЕМ ОСЕТИНСКОЙ КОМИССИИ
  • 1774 г. октября 24 ПИСЬМО КАБАРДИНСКИХ КНЯЗЕЙ КАЙТУКИ И КЕЛМЕНА АХЛОВЫХ АСТРАХАНСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ ИХ ВЕРНОСТИ РОССИИ И О ЖЕЛАНИИ ВЛАДЕТЬ ОСЕТИНСКИМ ПОДВОРЬЕМ1
  • [1774 г. октября 27 х] ПРОШЕНИЕ2 ОСЕТИНСКИХ СТАРШИН КУРТАТИНСКОГО И ВОЛЛАГИРСКОГО УЕЗДОВ АСТРАХАНСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ ОКАЗАНИИ РОССИЕЙ ПОКРОВИТЕЛЬСТВА И ВОЕННОЙ ПОМОЩИ ОСЕТИИ
  • 1774 г. ноября 10 РАПОРТ РОТМИСТРА А. БАТЫРЕВА КИЗЛЯРСКОМУ КОМЕНДАНТУ И. ШТЕИДЕРУ С ОТЧЕТОМ О ПОЕЗДКЕ В ОСЕТИЮ
  • 1782 г. декабря 20 ДОНОШЕНИЕ ОСЕТИНСКИХ СТАРШИН ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ П. С. ПОТЕМКИНУ, КОМАНДУЮЩЕМУ КАВКАЗСКОЙ ЛИНИЕЙ, О ВЕРНОСТИ ОСЕТИН РОССИИ И ПРАВОСЛАВИЮ И О ЖЕЛАНИИ ПОСЕЛИТЬСЯ НА РЕКЕ ТЕРЕК
  • 1786 г. октября 19 ПИСЬМО КНЯЗЯ Г. А. ПОТЕМКИНА ШАМХАЛУ ТАРКОВСКОМУ БАМАТУ С ИЗВЕЩЕНИЕМ О ПРИНЯТИИ ЕГО В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1830 г. мая 24 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ЛЕЗГИНСКИХ ОБЩИН ДЖАРСКОЙ И БЕЛОКАНСКОЙ ОБЛАСТЕЙ1 ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • А КРОМЕ ВАС НИ НА КОГО НАДЕЖДЫ НЕ ИМЕЕМ... 1638 г. ГРАМОТА ЦАРЯ МЕГРЕЛИИ ЛЕОНА К ЦАРЮ МИХАИЛУ ФЕДОРОВИЧУ О ЖЕЛАНИИ ГРУЗИНСКОГО НАРОДА ПЕРЕЙТИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1641 г. мая 31 ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА КАХЕТИНСКОМУ ЦАРЮ ТЕЙМУРАЗУ I О ПРИНЯТИИ ИВЕРСКОЙ ЗЕМЛИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1641 г. мая 31 ГРАМОТА ЦАРЯ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА КАХЕТИНСКОМУ ЦАРЮ ТЕЙМУРАЗУ I О ПОСЫЛКЕ ЕМУ ЦАРСКОГО ЖАЛОВАНЬЯ И СОГЛАСИИ ПРИНЯТЬ ИВЕРСКУЮ ЗЕМЛЮ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1653 г. мая 19 ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ИМЕРЕТИНСКОМУ ЦАРЮ АЛЕКСАНДРУ О ПРИНЯТИИ ИМЕРЕТИИ В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО
  • 1657 г. января ПИСЬМО ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТУШИН, ХЕВСУРОВ И ПШАВОВ ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ О ПЕРЕХОДЕ ИХ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО
  • 1723 г. сентября 12/23 ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ ОБ УСТУПКЕ РОССИИ ТЕРРИТОРИЙ НА СЕВЕРЕ ИРАНА1
  • 1724 г. ПОСЛАНИЕ АРМЯНСКИХ ПАТРИАРХОВ ИСАЙИ И НЕРСЕСА ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ I С ПРОСЬБОЙ ПРИНЯТЬ АРМЯНСКИЙ -НАРОД ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1724 г. ноября 10 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА ПЕТРА I АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ ИСАЙЮ, ЮЗБДШАМ АВАНУ И МИРЗЕ, ВСЕМУ АРМЯНСКОМУ НАРОДУ О ПРИНЯТИИ ИХ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1726 г. января 25 ПИСЬМО ГРУЗИНСКОГО КНЯЗЯ ШЕНШИИ ДАВЫДОВА КОМАНДУЮЩЕМУ РОССИЙСКИМИ ВОЙСКАМИ В ДАГЕСТАНЕ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ В. П. ШЕРЕМЕТЬЕВУ С СООБЩЕНИЕМ О ЖЕЛАНИИ ЕГО НАРОДА БЫТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ РОССИИ
  • 1729 г. февраля 13/24 ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ О ВОЗВРАЩЕНИИ ИРАНУ АСТРАБАДСКОЙ И МАЗАНДАРАНСКОЙ ПРОВИНЦИЙ
  • 1732 г. января 21 /февраля 1 РЕШТСКИЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ О ПОДТВЕРЖДЕНИИ ВОЗВРАЩЕНИЯ ИРАНУ АСТРАБАДСКОЙ И МАЗАНДАРАНСКОЙ ПРОВИНЦИЙ1
  • 1735 г. марта 10/21 ГЯНДЖИЙСКИЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ О ВОЗВРАЩЕНИИ ИРАНУ ГОРОДОВ БАКУ И ДЕРБЕНТА С УЕЗДАМИ
  • 1767 г. января 29 ПОСЛАНИЕ АРМЯНСКОГО ПАТРИАРХА СИМЕОНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ ДАРОВАТЬ ГРАМОТУ О ПОДЧИНЕНИИ ЕМУ ВСЕХ ДУХОВНЫХ ЛИЦ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ
  • 1768 г. августа 21 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ СИМЕОНУ О ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ РОССИИ АРМЯНСКОМУ НАРОДУ И О ПОДЧИНЕНИИ ВСЕХ ДУХОВНЫХ ЛИЦ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ, НАХОДЯЩИХСЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ, ПАТРИАРХУ СИМЕОНУ И ЕГО ПРЕЕМНИКАМ
  • 1782 г. декабря 21 ОБРАЩЕНИЕ ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИ К ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ ОБ ОКАЗАНИИ ЕМУ МАТЕРИАЛЬНОЙ И ВОЕННОЙ ПОМОЩИ
  • 1782 г. декабря 21 ПИСЬМО ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II ЕКАТЕРИНЕ II О ПРЕДСТАВЛЕНИИ ЧЕРЕЗ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА КНЯЗЯ Г. А. ПОТЕМКИНА ПРОШЕНИЙ О ПЕРЕХОДЕ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1782 г. декабря 21 ОБРАЩЕНИЕ ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II К ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ О ПРИНЯТИИ ЕГО СТРАНЫ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
  • 1782 г. декабря 21 ПИСЬМО ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ ВЕРНОСТИ ПРИСЯГЕ, ДАННОЙ 30 ДЕКАБРЯ 1771 г
  • 1782 г. декабря 21 ПИСЬМО ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II Г. А. ПОТЕМКИНУ О СВОИХ ОТНОШЕНИЯХ С ИМЕРЕТИНСКИМ ЦАРЕМ СОЛОМОНОМ I И УСТАНОВЛЕНИИ С НИМ МИРА
  • 1782 г. декабря 31 ПИСЬМО ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II Г. А. ПОТЕМКИНУ О ГОТОВНОСТИ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ СОГЛАШЕНИЯ С ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИИ
  • 1783 г. июня 25 ПОЛНОМОЧИЯ ЦАРЯ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЯ II КНЯЗЬЯМ И. К. БАГРАТИОНУ И Г. Р. ЧАВЧАВАДЗЕ НА ПОДПИСАНИЕ ДОГОВОРА С РОССИЕЙ О ПРИЗНАНИИ ГРУЗИНСКИМ ЦАРЕМ ИРАКЛИЕМ II ПОКРОВИТЕЛЬСТВА И ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ РОССИИ1
  • 1783 г. июля 241 августа 4 ДОГОВОР О ПРИЗНАНИИ ЦАРЕМ КАРТАЛИНСКИМ И КАХЕТИНСКИМ ИРАКЛИЕМ II ПОКРОВИТЕЛЬСТВА И ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ РОССИИ (ГЕОРГИЕВСКИЙ ТРАКТАТ)
  • СЕПАРАТНЫЕ АРТИКУЛЫ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ АРТИКУЛ
  • ОБРАЗЕЦ, ПО КОТОРОМУ ЕГО СВЕТЛОСТЬ ЦАРЬ КАРТАЛИНСКИЙ И КАХЕТИНСКИЙ ИРАКЛИЙ ТЕЙМУРАЗОВИЧ УЧИНИТ КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ НА ВЕРНОСТЬ Е. И. В. САМОДЕРЖИЦЕ ВСЕРОССИЙСКОЙ И НА ПРИЗНАНИЕ ПОКРОВИТЕЛЬСТВА И ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ ВСЕРОССИЙСКИХ ИМПЕРАТОРОВ НАД ЦАРЯМИ КАРТАЛИНСКИМИ И КАХЕТИНСКИМИ
  • 1783 г. августа 5 ПИСЬМО Г. А. ПОТЕМКИНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II О ЗАКЛЮЧЕНИИ ГЕОРГИЕВСКОГО ТРАКТАТА
  • 1783 г. августа 23 УКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II Г. А. ПОТЕМКИНУ С ВЫРАЖЕНИЕМ БЛАГОДАРНОСТИ ЗА УСПЕШНОЕ ПОДПИСАНИЕ ГЕОРГИЕВСКОГО ТРАКТАТА
  • 1783 г. сентября 30 ПИСЬМО ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II ЦАРЮ КАРТЛИ И КАХЕТИИ ИРАКЛИЮ II О РАТИФИКАЦИИ ГЕОРГИЕВСКОГО ТРАКТАТА
  • 1783 г. сентября 30 УКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II Г. А. ПОТЕМКИНУ ОБ ОТПРАВКЕ ЦАРЮ КАРТАЛИНСКОМУ И КАХЕТИНСКОМУ ИРАКЛИЮ II РАТИФИКАЦИОННОЙ ГРАМОТЫ И ЗНАКОВ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ
  • 1783 г. октября 13 ПИСЬМО Г. А. ПОТЕМКИНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II ОБ ОТНОШЕНИИ В ГРУЗИИ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ ГЕОРГИЕВСКОГО ТРАКТАТА
  • 1784 г. июня 23 ПИСЬМО Г. А. ПОТЕМКИНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II О ВЛИЯНИИ ГЕОРГИЕВСКОГО ТРАКТАТА НА ВЛАДЕТЕЛЕЙ СОСЕДНИХ С ГРУЗИЕЙ ОБЛАСТЕЙ
  • 1798 г. февраля 26 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ ЛУКЕ, МЕЛИКАМ, ЮЗБАШАМ И ВСЕМУ АРМЯНСКОМУ НАРОДУ О ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ И ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЛУКИ ПАТРИАРХОМ
  • 1800 г. июля 28 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ ИОСИФУ, МЕЛИКАМ, ЮЗБАШАМ И ВСЕМУ АРМЯНСКОМУ НАРОДУ О ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ И ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИОСИФА ПАТРИАРХОМ
  • 1801 г. сентября 12 УКАЗ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I СЕНАТУ ОБ УЧРЕЖДЕНИИ УПРАВЛЕНИЯ ГРУЗИЕЙ И О НАЗНАЧЕНИИ П. И. КОВАЛЕНСКОГО ПРАВИТЕЛЕМ ГРУЗИИ
  • 1801 г. сентября 12 МАНИФЕСТ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I К ГРУЗИНСКОМУ НАРОДУ ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ВНУТРЕННЕГО УПРАВЛЕНИЯ ГРУЗИИ
  • 1803 г. марта 13 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ БАКИНСКОГО ХАНА ГУСЕЙН-КУЛИ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1803 г. декабря 2 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ МИНГРЕЛЬСКОГО КНЯЗЯ ДАДИАНА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1804 г. апреля 25 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ИМЕРЕТИНСКОГО ЦАРЯ СОЛОМОНА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. мая 14 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ИБРАИМ-ХАНА ШУШИНСКОГО И КАРАБАГСКОГО ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. мая 21 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ СЕЛИМ-ХАНА ШАКИНСКОГО ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. июня 9 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ДЖАНГИР-ХАНА И ШАГАГСКОГО НАРОДА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. июля 10 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I О ПРИНЯТИИ СЕЛИМ-ХАНА ШАКИНСКОГО В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. октября 25 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ШУРАГЕЛЬСКОГО СУЛТАНА, СТАРШИН И ЖИТЕЛЕЙ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1805 г. декабря 25 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ МУСТАФЫ-ХАНА ШИРВАНСКОГО ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1809 г. сентября 30 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ ЕФРЕМУ О ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ И ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЕФРЕМА ПАТРИАРХОМ
  • 1810 г. августа 23 ПРИСЯГА АБХАЗСКОГО КНЯЗЯ ГЕОРГИЯ, ШАРВДШИДЗЕ (СЕФЕР-АЛИ БЕКА) ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1812 г. февраля 7 ПРОСИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ И КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ АХТИНСКИХ, АЛТЫПАРИНСКИХ, ДОКУЗПАРИНСКИХ И МЕСКЕНДЖАЛИНСКИХ НАРОДОВ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1813 г. октября 12 ГЮЛИСТАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ1
  • 1827 г. мая 30 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ АБХАЗСКИХ КНЯЗЕЙ И ДВОРЯН ГРЕЧЕСКОГО ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1827 г. мая 30 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ЦЕБЕЛЬДИНСКИХ КНЯЗЕЙ И ДВОРЯН ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1828 г. февраля 10 ТУРКМАНЧАЙСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ
  • Отдельные статьи к мирному договору между Россией и Персией Туркманчай, 10(22) февраля 1828 г.
  • В ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЖЕ СЕЙ МОЕЙ КЛЯТВЫ ЦЕЛУЮ ЗАКОНА НАШЕГО КУРАН... 1722 г. августа 7 01 ГРАМОТА КАРАКАЛПАКСКОГО2 ХАНА ИШИМ МУХАММЕДА ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ I ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ДРУЖЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОБМЕНЕ ПЛЕННЫМИ
  • 1731 г. январь — ноябрь ПИСЬМА КАЗАХСКИХ И КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОДДАНСТВА РОССИИ
  • 1743 г. февраль ПИСЬМО КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕЛИЗАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОДДАНСТВА РОССИИ
  • 1743 г. августа 12 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ КАРАКАЛПАКСКИМ ХАНАМ, СУЛТАНАМ И СТАРШИНАМ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1743 г. ПРИСЯГА КАРАКАЛПАКСКИХ ХАНОВ, СУЛТАНОВ И СТАРШИН НА ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1745 г. октября 11 ПРОШЕНИЕ НАРОДА И СТАРШИН ПЯТИ ТУРКМЕНСКИХ РОДОВ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1746 г. ОБЪЯВЛЕНИЕ КАНЦЛЕРА А. П. БЕСТУЖЕВА-РЮМИНА ТУРКМЕНСКИМ СТАРШИНАМ О БЛАГОВОЛЕНИИ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ К ТУРКМЕНСКОМУ НАРОДУ И ОБ УСЛОВИЯХ ПРИНЯТИЯ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1797 г. июня 2 ГРАМОТА ТАШКЕНТСКОГО ВЛАДЕТЕЛЯ ЮНУС-ХАДЖИ ИМПЕРАТОРУ ПАВЛУ I ОБ ОТПРАВЛЕНИИ ДВУХ ПОСЛАНЦЕВ ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ С РОССИЙСКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ
  • 1797 г. ноября 29 ЗАПИСКА ПОСЛАНЦЕВ ТАШКЕНТСКОГО ВЛАДЕТЕЛЯ ЮНУС-ХАДЖИ УПРАВЛЯЮЩЕМУ АЗИАТСКИМ ДЕПАРТАМЕНТОМ КОЛЛЕГИИ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ С. Л. ЛАШКАРЕВУ О ВОЗМОЖНОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ С РОССИЕЙ И О ПРИНЯТИИ ЮНУС-ХАДЖИ, В СЛУЧАЕ КОНФЛИКТОВ С КИТАЕМ, ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО И ЗАЩИТУ РОССИИ
  • 1798 г. марта 9 ПИСЬМО КАНЦЛЕРА А. А. БЕЗБОРОДКО ТАШКЕНТСКОМУ ВЛАДЕТЕЛЮ ЮНУС-ХАДЖИ О СОГЛАСИИ ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I ОКАЗАТЬ ЕМУ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО И РАЗВИВАТЬ ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  • 1802 г. июня 4 ПРОШЕНИЕ ТУРКМЕН-АБДАЛОВ МАНГЫШЛАКА В МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1873 г. августа 12 ГЕНДЕМИАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ХИВОЙ
  • ВСЕГДА ВЕРНО И СПРАВЕДЛИВО СЛУЖИТЬ ОБЕЩАЮСЬ... 1594 г. января 20—29 ЗАПИСЬ В ПОСОЛЬСКОМ ПРИКАЗЕ О ПЕРЕГОВОРАХ ЦАРЕВИЧА УРАЗ-МУХАММЕДА С ПОСЛОМ ХАНА ТЕВКЕЛЯ КУЛ-МУХАММЕДОМ О ВСТУПЛЕНИИ КАЗАХОВ В ПОДДАНСТВО МОСКОВСКОМУ ГОСУДАРСТВУ
  • 1595 г. март ГРАМОТА ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА ХАНУ ТЕВКЕЛЮ О ПРИНЯТИИ КАЗАХОВ В ПОДДАНСТВО МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА
  • 1595 г. март ГРАМОТА ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА СЫНОВЬЯМ ХАНА ТЕВКЕЛЯ СУЛТАНАМ ШАХМУХАММЕДУ И КУЧУКУ О ПРИНЯТИИ КАЗАХОВ В ПОДДАНСТВО МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА
  • 1726 г. ПРЕДЛОЖЕНИЕ КАЗАХСКИХ СТАРШИН МЛАДШЕГО ЖУЗА СИГУР ЕДИКБАЯ, ХАДЖИБАЯ, ЧИАК-КУЛЫБАЯ О ПРИНЯТИИ ИМИ ПОКРОВИТЕЛЬСТВА РОССИИ
  • 1731 г. февраля 19 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ ХАНУ АБУЛХАИРУ И ВСЕМУ КАЗАХСКОМУ НАРОДУ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1733 г. ПИСЬМО КАЗАХСКИХ БАТЫРОВ И БИЕВ СТАРШЕГО КАЗАХСКОГО ЖУЗА ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ С ПРОСЬБОЙ О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1734 г. июня 10 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ КАЗАХСКИМ ВЛАДЕТЕЛЯМ СТАРШЕГО ЖУЗА О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1734 г. июня 10 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ СТАРШИНАМ, БАТЫРАМ И КАЗАХАМ СТАРШЕГО ЖУЗА О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1738 г. сентября 19 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ КАЗАХСКОМУ ХАНУ СТАРШЕГО ЖУЗА ЖУЛБАРСУ О ПРИНЯТИИ ЕГО И ПОДВЛАСТНОГО ЕМУ НАРОДА В ПОДДАНСТВО РОССИИ1
  • 1738 г. сентября 19 ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ КАЗАХСКОМУ ХАНУ АБУЛХАИРУ В СВЯЗИ С ПОВТОРНОЙ ПРИСЯГОЙ ЕГО И СУЛТАНА НУРАЛИ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1740 г. августа 28 ПРИСЯГА КАЗАХСКОГО СУЛТАНА СРЕДНЕГО ЖУЗА АБЛАЯ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1742 г. августа 23 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХОВ АЛМУХАМЕТА МУЛЛЫ И УРНЕЕВА В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ
  • 1742 г. августа 23 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХСКОГО БАТЫРА СРЕДНЕГО ЖУЗА ДЖАНБЕКА В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ
  • 1742 г. августа 23 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХСКОГО ХАНА АБУЛХАИРА, СУЛТАНА ЕРАЛИ, БАТЫРОВ И БИЕВ СТАРШЕГО, СРЕДНЕГО И МЛАДШЕГО ЖУ30В В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ
  • 1742 г. августа 28 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХСКОГО СУЛТАНА СРЕДНЕГО ЖУЗА САЛТАНБЕТА В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ
  • 1742 г. ноября 12 ПИСЬМО КАЗАХСКОГО СУЛТАНА СРЕДНЕГО ЖУЗА БАРАКА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕЛИЗАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМ ПРИСЯГИ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1745 г. октября 17* ПИСЬМО КАЗАХСКОГО ХАНА СРЕДНЕГО ЖУЗА НАЙМАНСКОГО РОДА КУЧУКА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕЛИЗАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ О ПРИНЯТИИ ИМ ПРИСЯГИ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1749 г. сентября 24х ПИСЬМО КАЗАХСКОГО БИЯ СТАРШЕГО ЖУЗА ТЮЛИ ОРЕНБУРГСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ И. И. НЕПЛЮЕВУ О ПРИНЯТИИ ИМ ПОДДАНСТВА РОССИИ
  • 1762 г. октября 17' ПИСЬМО КАЗАХСКОГО СУЛТАНА СРЕДНЕГО ЖУЗА АБЛАЯ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II В СВЯЗИ С ЕЕ ВОСШЕСТВИЕМ НА ПРЕСТОЛ И ПОДТВЕРЖДЕНИЕ КЛЯТВЫ В ВЕРНОСТИ И ПОДДАНСТВЕ РОССИИ2
  • 1786 г. март — апрель КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ КАЗАХОВ МЛАДШЕГО ЖУЗА НА ВЕРНОСТЬ РОССИИ
  • 1798 г. июля 23' ПИСЬМО ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ П. Д. ГОРЧАКОВУ ОБ ОТВОДЕ ЗЕМЕЛЬ КАЗАХАМ СРЕДНЕГО ЖУЗА, ПЕРЕХОДЯЩИМ В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО
  • 1818 г, августа 24 ПРОШЕНИЕ КАЗАХСКОГО СУЛТАНА СТАРШЕГО ЖУЗА УЙСЕНСКОЙ ВОЛОСТИ СУЮКА АБЛАЙХАНОВА ИМПЕРАТОРУ АЛЕКСАНДРУ I О ПРИНЯТИИ ЕГО В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1820 г. октября 8 ПРОШЕНИЕ СТАРШИНЫ К. БАЙСАНГУРОВА ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ М. М. КАПЦЕВИЧУ ОБ ОТВОДЕ КАЗАХАМ ЗЕМЛИ ДЛЯ ОСЕДЛОГО ПОСЕЛЕНИЯ
  • 1822 г. августа 1 ДОНЕСЕНИЕ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ П. М. КАПЦЕВИЧА УПРАВЛЯЮЩЕМУ МИД РОССИИ К. В. НЕССЕЛЬРОДЕ О ПРИСОЕДИНЕНИИ СТАРШЕГО ЖУЗА К РОССИИ
  • 1822 г. ноября 25 ПИСЬМО СУЛТАНОВ, БИЕВ И ЗНАТНЫХ КАЗАХОВ СТАРШЕГО ЖУЗА ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ П. М. КАПЦЕВИЧУ О ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1823 г. не позднее февраля 10 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ СУЛТАНОВ, БИЕВ И ЗНАТНЫХ КАЗАХОВ СТАРШЕГО ЖУЗА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1823 г. февраля 10 ОТНОШЕНИЕ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ П. М. КАПЦЕВИЧА УПРАВЛЯЮЩЕМУ МИД К. В. НЕССЕЛЬРОДЕ ПО ПОВОДУ ПРОШЕНИЯ 14 СУЛТАНОВ СТАРШЕГО ЖУЗА И ПОДВЛАСТНОГО ИМ НАРОДА О ПРИНЯТИИ ИХ В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО
  • 1824 г. мая 13 ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I О ПРИНЯТИИ КАЗАХОВ СТАРШЕГО ЖУЗА В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1831 г. мая 23 ПИСЬМО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И. А. ВЕЛЬЯМИНОВА ВИЦЕ-КАНПДЕРУ К. В. НЕССЕЛЬРОДЕ О ПРИСОЕДИНЕНИИ СТАРШЕГО ЖУЗА К РОССИИ
  • 1846 г. июня 23 ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СУЛТАНОВ И БИЕВ И ПРАВИТЕЛЕЙ КАЗАХОВ СТАРШЕГО ЖУЗА ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1847 г. не позднее марта 11 ПИСЬМО КИРГИЗСКОГО СУЛТАНА ДОЛОНБАЯ СЮКОВА ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ П. Д. ГОРЧАКОВУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИНЯТИИ КИРГИЗОВ БАЙЖИГИТОВСКОГО РОДА В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1847 г., марта 11 ОТНОШЕНИЕ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ П. Д. ГОРЧАКОВА В МИД РОССИИ О ПРОСЬБЕ КИРГИЗСКОГО СУЛТАНА ДОЛОНБАЯ СЮКОВА ПРИНЯТЬ БАЙЖИГИТОВСКИЙ РОД В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • 1855 г. января 17 КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ДИКОКАМЕННЫХ КИРГИЗОВ РОДА БОГУ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ
  • К ПОСЕЛЕНИЮ В РОССИЮ НАША МОНАРШАЯ МИЛОСТЬ И БЛАГОВОЛЕНИЕ ОКАЗЫВАНА БУДЕТ... 1762 г. декабря 4 МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О СВОБОДНОМ ПОСЕЛЕНИИ ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ
  • 1763 г. июля 22 МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О СВОБОДНОМ ПОСЕЛЕНИИ ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ
  • 1763 г. июля 22 РЕЕСТР НАХОДЯЩИМСЯ В РОССИИ СВОБОДНЫМ И УДОБНЫМ К НАСЕЛЕНИЮ ЗЕМЛЯМ
  • 1764 г. января 9 РЕСКРИПТ РОССИЙСКОМУ ПОСЛАННИКУ В ГАНЗЕЙСКИХ ГОРОДАХ А. С. МУСИНУ-ПУШКИНУ ОБ ОТПРАВЛЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ПОСЕЛЕНЦЕВ НА СУДАХ ЧЕРЕЗ ЛЮБЕК В С.-ПЕТЕРБУРГ
  • РЕЛЯЦИЯ РОССИЙСКОГО ПОСЛАННИКА В ГАНЗЕЙСКИХ ГОРОДАХ А. С. МУСИНА-ПУШКИНА ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II О НАЙМЕ КОРАБЛЯ ДЛЯ ПЕРЕВОЗКИ В РОССИЮ ИНОСТРАННЫХ ПОСЕЛЕНЦЕВ И ОБ УПЛАТЕ ЗА ИХ ПЕРЕВОЗКУ
  • Терминологический словарь

    Редактор Т. И. Киреева Художественный редактор Е. Я. Заломнова Технический редактор И. И. Павлова Корректоры Л. М. Логунова, Л. В. Дорофеева, Л. В. Конкина, А. 3. Лазуткина ИБ № 6457

    Сдано в набор 24.02.92. Подп. в печать 08.07.92. Формат 84Х Ю8/32. Бумага офс. № 2 (на вкл. офс). Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Усл. печ. л. 24,36 (в т. ч. вкл. 1,68). Усл. кр.-отт. 26,04. Уч.-изд. л. 28,18 (в т. ч. вкл. 1,55). Тираж 15 000 экз. Заказ 62. С47. Изд. инд. ХД-301

    Издательство «Русская книга» Министерства печати и информации России. 123557, Москва, Б. Тишинский пер., 38. Книжная фабрика № 1 Министерства печати и информации России. 144003, г. Электросталь Московской области, ул. Тевосяна, 25.

    СБОРНИК АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ. Москва «Русская книга» 1992 63.3(2) П 44 Составители А. А. Сазонов, доктор философских наук Г. Н. Герасимова, кандидат философских наук О. А. Глушкова С. К. Кистерев Художник С. О. Подольный Ш2

    Под стягом России: Сборник архивных документов/ П44 Сост., примеч. А. А. Сазонова, Г. Н. Герасимовой, О. А. Глушковой, С. Н. Кистерева.— М.: Русская книга, 1992.— 432 с, 16 л. ил.

    Архивные документы, представленные в книге, отражают процессы формирования территории Русского централизованного государства с XVI века до третьей четверти XIX века. Обращения («письма», «прошения», «листы») представителей различных народов, как имевших, так и не имевших собственную государственность, к русскому правительству с просьбами о покровительстве, помощи или принятии в подданство позволяют проследить историю постепенного сближения народов и упрочения связей между ними.

    п 4702010104—055 96__92 63.3 (2)
    М-105(03)92
    5—268—01436—6

    © Сазонов А. А., Герасимова Г. Н., Глушкова О А Кистерев С. Н., 1992 г., составление, примечания.'

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Архивные документы, представленные в сборнике, отражают процессы формирования территории Русского централизованного государства, Россий­ской империи с XVI в. до третьей четверти XIX в. и достаточно красноре­чиво и убедительно показывают общность исторических судеб народов.

    Материалы сборника расположены по регионам с учетом хронологии вхождения в Российское государство. Часть документов составляют офи­циальные юридические акты (в основном «жалованные грамоты»), вышед­шие из правительственных кругов Российского государства. Их содержание позволяет устанавливать время и характеризует обстоятельства перехода отдельных территорий и населявших их народов в подданство царской России. Этот процесс имел две тенденции. Геополитические интересы народов и государственных образований, соседствовавших с Россией, проявлялись в стремлении войти добровольно в состав сильной державы. История свиде­тельствует и о приращении ряда территорий путем завоеваний.

    Обращения («письма», «прошения», «листы») правителей, духовенства и других представителей различных народов, как имевших, так и не имев­ших собственной государственности, к правительству России с просьбами о покровительстве, помощи или принятии в подданство в значительной мере позволяют ознакомиться не только с актом включения того или иного региона в состав централизованного государства, но и проследить историю постепенного сближения народов и упрочения связей между ними.

    В сборник включены факсимильные воспроизведения архивных мате­риалов и их тексты в современной транскрипции, подготовленные в соот­ветствии с требованиями археографии. При этом использованы хранившиеся в бывших до образования СНГ архивах: Центральном государственном архиве древних актов СССР (ЦГАДА), Центральном государственном исто-рическом архиве СССР (ЦГИА), Центральном государственном военно-исто­рическом архиве СССР  (ЦГВИА)  и Архиве внешней политики России

    1

    3

    (АВПР) подлинные документы, а при отсутствии таковых — заверенные копии. Привлечены тексты, как публиковавшиеся в предыдущие годы, так и ранее не известные широкой общественности.

    Составители сборника, представляя читателям впервые в наиболее полном объеме архивные документы, сознательно не дают комментариев, считая, что каждый, кто заинтересуется предлагаемым изданием, может самостоятельно судить об истории формирования многонационального государства.

    Составители сборника выражают благодарность доктору исторических наук Ф. М. Ваганову, кандидату исторических наук М. П. Лукичеву и доктору исторических наук В. А. Михайлову, активно поддержавшим идею создания этого сборника и оказавшим конкретную организационную помощь его составителям, а также И. В. Буднику, С. И. Яковенко, О. И. Святецкой, С. Л. Туриловой, 3. И. Платоновой, Л. В. Роговой, Ю. В. Басенко, принявшим участие в подготовке текстов.

    мы ЗА ВАС

    стояти

    И БЕРЕЧЬ

    хотим...

    1525 г. апреля 2

    ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВАСИЛИЯ III НЕНЦАМ, ЖИВУЩИМ ПО РЕКЕ ОБЬ, О ПРИНЯТИИ ИХ В ПОДДАНСТВО РОССИИ

    Великий государь Василей, Божиею милостию царь и госу­дарь всеа Русии и великий князь владимерский, и московский, и ноугородцкий, и псковский, и смоленский, и тверской, и пермский, и югорский, и вятцкий, и болгарский и иных.

    В Самоедь в Югорскую1, что живут по реке по Оби, князю Карачею Седу да князю Лехею, да князю Томылу, да князю Белоголову, да князю Яркоме и всем земским людем самояди югорской2, которые живут по Оби реке. Присылали естя к нам бити челом своего земского человека самоедина Аню-дору, чтобы нам вас пожаловати, под свою руку взяти и за вас стояти и от сторон беречи, а вы нам хотите служити и дань давати.

    И яз вас пожаловал под свою руку взял, и вам бы нам слу­жити и дань нам давати. А мы вас жаловати и за вас стояти и от сторон беречи хотим. А з данью бы есте и с поминки ходили в Печеру к нашим даныциком к Сенке к Михайлову сыну к Галову да к Онанье к Романову. А из Печеры бы естя посы­лали к нам с нашими данщики своих лутчих людей, а приехати им к нам и от нас ехати добровольно безо всякие зацепки. А которые вас, князи и мурзы, сами похотят к нам ехати, о которых о своих делех бити челом, и вам к нам приехати и от нас отъехати также добровольно безо всякие зацепки.

    А ся вам наша грамота жалованная и опасная.

    Да тот же Нюдора бил нам челом от вас на югорского князя на Кутыгея. А сказывает, что-де югорской князь Кутыгей вас воюет. И мне бы вас пожаловати, югорскому князю Кутыгею воевати вас не велети. И яз вас пожаловал, Кутыгею князю воевати вас не велел и грамоту есми х Кутыгею послал, и впредь брани и лиха никоторого чинити не велел. И вы б впредь с югорским князем Кутыгеем брани и лиха никоторого не чинили.

    Писан на Москве. Лета 7033-го апреля в 2 день. Назади подпись: Великий государь Василий Божиею ми­лостию царь и государь всеа Русии и великий князь.

    ЦГАДА, ф. 159. Приказные дела новой разборки, оп. 2, № 2338, л. 6—8 (список 1682 г.).

    6

    Примечания

    1 Самоедь Югорская (Югра) — название земель между р. Печора и Се­верным Уралом в русских источниках XII—XVII вв. В конце XII—70-х го­дах XX в. Югра — владение Новгородской феодальной республики, насе­ление платило дань мехами и моржовой костью. С конца XVI в. борьбу за Юг-ру начало Московское великое княжество. Во второй половине XV в. Югра постепенно была включена в состав Российского государства (походы 1465, 1483 и особенно 1499—1500 гг.). Большинство хантских и мансийских княжеств было ликвидировано в конце XVI в., остальные — до 40-х годов XVII в.

    2 Самоедь югорская — название племен хантов и отчасти манси, на­селявших территорию Югры (см. примеч. 1).

    1597 г. января 27

    ГРАМОТА ЦАРЯ ФЕДОРА ИВАНОВИЧА В ПУСТОЗЕРО ПОСАДСКИМ ЗЕМСКИМ ЛЮДЯМ СУХАНУ ЛЕОНТЬЕВУ, СЕРГЕЮ ДУБРОВИНУ И СИДОРУ ИВАНОВУ С. ИЮДИНУ О ЧЕЛОБИТНОЙ НЕНЦЕВ ХУБЕЯ САХИНА С БРАТОМ И ДЕТЬМИ ОБ ОБЕРЕЖЕНИИ ИХ ОТ НАСИЛЬСТВ, ЧИНИМЫХ ДАННЫМИ СБОРЩИКАМИ

    От царя и великого князя Феодора Ивановича всеа Русии в Пустоозеро посацким земским людем Сухану Леонтьеву да Сергею Дубровину да Сидору Иванову сыну Июдину.

    Бил нам челом с тундры морская самоядь1 Хубей Сахин сын з детьми с Секеем да с Нертою да ево Хубеев брат Седу-кей Акуев сын, а сказали, прежде, сего имали с них нашу дань наши данные зборщики, с лутчево самоедина имали по бобру по красному или по соболику по белому, а с середнево самое­дина по песцу по белому, а с лутчево по постеле по важенке. А нынеча-де емлют с них наши данщики дани по многу, не по прежнему окладу. А оне-де, самоедь, ныне охудали и одолжали Лохей да Ванюта, да Талынга, да Карачей. А наши-де данщики правят и за тое самоедь нашу дань на нем, на Хубее. Да ему ж де, Хубею, з детьми обида великая и от канинские самоеди2, на Мезень торговати и промышляти их не пропущают, и их не по один год грабят и олени насильством отымают. Да ево же де, Хубея з детьми, обидят и насильство чинят великое без­данная самоедь Аптыкай Налбода Вонга да Сабый, взяли гра­бежу у ево Хубеевых пастухов сто шестьдесят оленей. Да ему ж де, Ихубею з детьми, обида и насильство великое от пер­мяков от Якова да от Григорья, да от Офонасья, да от Иваки Ушаковых, сказали-де они, пермяки, ложно, будто им на отце на ево, Хобяеве, на Сахе взяти безкобальнова долгу, и ево-де, Ихубея, насильством мучили, и взяли живота ево в один год те пермяки куш соболей, а в куше-де было шито сорок соболей. А в другой-де год приехал он, Хубей, в городок и то до пермяки,

    7

    ухватив ево, вымучили у нево десять соболей, да в третей год вымучили десять же соболей. А он-де, Хубей, им ни в чем не виноват, и на отце-де на ево, на Хубееве, никоторого их долгу не было.

    Да ему ж, Хубею, да детем ево от пустозерцов от Воло-димера да от Савы от Мартемьяновых обида и насильство вели­кое, поклепал-де они ево, Хубея з детьми, братом своим Вла­сом, бутто-де брата их Власа убили он, Хубей з детьми, а оне тому не виновати и брат их не убивали. И поклепав-де и они ево, Хубея, взяли у него сильно грабежем двесте оленей. И впредь-де они по тому ж похваляютца на нево, на Хубея з детьми, хотят сильно грабить олени.

    А ему-де, Седукею, обида и насильство великое от пустозер-ских жильцов, убили-де пустозерцы на пиру, меж себя бью-чися, Якова Григорьева сына Шевелева, и, убив ево, вкинули в тюрьму мертвого. И те-де пустозерцы тем убитым человеком поклепали ево, Седукея, что бутто ево убил он, Седукей, а он-де, и Седукей, и дети ево того ни ведают, ни знают. И тот-де Григорей Шевель взял на нем, на Седукее, и на детех ево, изымав и вымучив, поголовщины. Да и впредь-де тот Гри­горий Шевель уграживает, хочет насильство делати.

    Да пустозерской же жилец Игнашко Крутин сказывает, взяти до было ему на ево, на Седукееве, отце на Акуе долгу бескобального, сказывает, давал-де живот отцу ево, Акуею, тому уж лет с тритцать, и того-де отцова долгу просит на нем, на Седукее, и тем-де ему уграживает впредь насильством.

    Да пустозерцы ж Аврам Лагунов с товарыщи, запоив са-моедина, брата ево, Седукеева, родново Ляву и бросили ево в реку в Пудомту и потопили. Да в той-де в утоплой голове с ним они помирились и мировые записи меж себя записаны, и пописав записи, да после тово тот живот, что он ему за брата ево голову дали, то у нево, у Седукея, Аврам Лагунов с това­рыщи взяли грабежем сильно. Да и впредь-де они ему угра-живают, хотят сильно грабити.

    И нам бы их, самоедь Хубея з детьми и брата ево Седукея, пожаловати, велети на них имати нашу дань на нас по преж­нему нашему указу с их жеребьев, по чему с них доведетца, а лишние дани и за иную самоедь, за их товарыщев на них, на Хубее и на ево детех, и на брате на Седукее, имати не велети и от продаж и от насильст от их братьи самоеди и от руских от сильных людей велети беречи накрепко.

    И будет так, как нам самоедь Хубей з детьми и брат ево Се­дукей били челом, и как к вам ся наша великого государя грамота придет, и вы б с самоеди с Хубея и с его детей, и з бра­та с ево с Седуке впредь имали нашу дань по прежнему нашему

    8

    указу и по писцовым платежным книгам, по чему с них напе­ред того шло наитие дани на нас, а за иную б есте самоедь, за их товарыщев нашие дани с них не имали, со всяково б есте имали по росчету, хто чево стоит, и смотря по животом и по промыслом, а не с них с одних, или после им в том счет дава­ли. А наперед будет с них, с Хубея и с ево детей, и з брата Седукея, имали нашу дань за ту самоедь, которые в сей нашей грамоте имяны писаны, и вы б ему, Хубею, и его детем, и бра­ту Седукею в той нашей дани с тою самоедью, за которую дань на них имали, дали суд и счет и управу меж ими учинили безволокитно по нашему указу. А впредь бы есте их, самоедь Хубея и его детей и братью, от сильных от руских людей, от пермяков и от пустозерцов, и от канинские самоеди берегли, чтоб их нихто, никакое человек не обидел и насильства без-лепишнова и продаж им не чинили никоторыми делы. А бу­дет хто учнет им какую обиду и насильство и продажу учи­нит, а учнут они на ково в том нам бити челом о управе, и вы б им на тех людей давали суд и управу меж ими чинили по нашему указу безволокитно. А хто на них нам в чем учнет бити челом по делу, а не бездельем, и вы б тем людем, хто на них учнет бити челом, по тому ж давали на них суд и управу и сыскивали всякими сыски накрепко, и розделывали их во всем в правду по нашему крестному целовань, и на Мезень торгова-ти и промышляти их велети пропущати. А того б есте однолич-но берегли накрепко, чтоб им ни от ково от сильных людей про­дажи и насильства не было никоторыми делы.

    Писан на Москве лета 7105-го генваря в 27 день.

    Назади у грамоты написано:

    Царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии. Припись дьяка Ивана Вахромеева. Правил подьячей Безсонко Ильин.

    ЦГАДА, ф. 159. Приказные дела новой разборки, оп. 2, № 2338, л. 9—15 (список 1682 г.).

    Примечания

    1 Морская самоядъ — ненцы севера европейской части России, коче­вавшие в районе низовья р. Печоры и побережья Баренцева моря и находив­шиеся в ведении воеводы г. Пустозерска.

    2 Самоедь канинская — ненцы севера европейской части России, кочевав­шие в районе полуострова Канин Нос и Мезенской губы и тяготевшие к г. Мезени.

    9

    1756 г. апреля 6х

    ОБРАЩЕНИЕ АЛТАЙСКИХ ЗАЙСАНОВ К КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КОЛЫВАНО-КУЗНЕЦКОЙ ЛИНИИ Ф. ДЕГАРИГГЕ С ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ

    Мы, алтайские знатные зайсанги, все между собою согла­сись, сие письмо к полковнику чрез Намку посылаем.

    Ежели бы вы, с толмачом Михаилом переговоря, сие наше дело вскоре привели ко окончанию, то бы оное было хорошо, а ежели бы вы прислали к нам войско и оным нас защитили и к себе взяли, то бы оное хорошо же было, також ежели бы вы здесь на наших местах крепость построили, то бы оное было крепко. И ныне вы, Белого царя полковник, пожалуйте, возь­мите нас к себе, а к нам уже со объявлением нарочные приезжали, что мунгалы хотят нас отсюда взять и перевесть к себе, и ежели вы нам войска хотя и не дадите, однако ж, ежели бы вы прислали к нам одного знатнаго человека, то бы и оное хорошо было, а мунгальским войском командующий владелец, именуемой Шидар Ванг Амунгус, как мы сами ви­дели, имеет при себе пять тысяч человек войска, потом слы­шали, что оного войска при нем сорок тысяч. А ныне мы наме­рение имеем Белому царю подати платить и кроме Белого царя иного государя не имеем.

    Намки руку приложил.

    Переводил переводчик Петр Смирнов2.

    АВПР, ф. Зюнгорские дела, оп. 113/1, 1755—1757, д. 4, л. 283—284 (перевод).

    Примечания

    1 Датируется по рапорту сибирского губернатора генерал-лейтенанта Б. А. Мятлева от 6 апреля 1756 г., с которым лист был прислан в Колле­гию иностранных дел (АВПР, ф. Зюнгорские дела, оп. 113/1, 1755—1757, д. 4, л. 282 об.).

    2 На л. 283 помета —«1756 г. декабря 5-го дня, записан № 1811».

    1756 г. мая 2

    УКАЗ КОЛЛЕГИИ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СИБИРСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ В. А. МЯТЛЕВУ О ПРИЕМЕ В ПОДДАНСТВО РОССИИ ОЙРАТСКИХ БЕЖЕНЦЕВ И НАСЕЛЕНИЯ ЮЖНОГО АЛТАЯ

    Из доношения вашего от 26 февраля сего 1756 г. здесь усмотрено о приезжавших в Бикатунскую крепость татарских двоеданцах с объявлением, яко зенгорские тринадцать зай­

    10

    сангов желают быть в подданстве е. и. в., а сверх того, зенгорский же зайсанг Омбо, объявляя, что за долговременным невзятьем их в Россию многие уже из них и в мунгалы взяты, однако с ним, Омбою, бухарцев и уранхайцев еще человек до тысячи или более одних боевых людей останется, просит о принятии его и с теми людьми как наискорее, дабы его в Мунга-лию не угнали, в протекцию е. и. в., обещая платить и подати, какие на них положены будут.

    А ежели о том указу еще не получено, то б их для охране­ния от мунгалов хотя в близость к российским крепостям, по способности, на Иню и Белую реки пропустить, а ежели сие его прошение невероятно, то б взять от него аманатов из знатных старшин или из детей его и привести его к Корану, причем он, Омбо, в здешнюю сторону дал знать и сие, что прибыли в улусы его, Омбы, от китайского хана тридцать человек для восстановления с киргис-кайсаками согласия и имеют туда следовать чрез российские крепости.

    И когда присыланный от оного зайсанга Омбы спраши­вай был: по приеме его в подданство е. и. в. где он намерен жительство иметь и не похочет ли быть в соединении с брац-кими или волскими калмыками, то он на сие объявил, что по­мянутый зайсанг в те места идти за дальностью желания не имеет, а желает, как и выше написано, быть по рекам Чарышу, Белой и Ине, почему вы того зайсанга Омбу и с под­властными его в близости границы на реку Иню и Белую со взя­тием в аманаты сына его и из родственников его лучших лю­дей допустить и принятием в подданство е. и. в. обнадежить определили. А китайским посланцам, ежели они при кре­постях появятся, приказали объявить, чтоб они ехали куда кроме российских крепостей усмотрят за способное. А сюда притом представляет, что ежели те посланцы будут просить позволения о проезде чрез российские крепости, то в том каким образом поступать? Также вышеписаных определенных от вас взять в аманаты от зайсанга Омбы зайсангских детей, по при­еме, на их ли собственном коште или на казенном содер­жать. А имеющих вступать в здешнее подданство зенгор-ских зайсангов детям, которых от них, по присланному к вам из Коллегии иностранных дел указу от 27 генваря сего 1756 г., при том случае взять велено, по скольку именно кор­мовых денег производить? Здесь получено доношение и от оренбургского губернатора, г-на действительного тайного со­ветника Неплюева, от 14 марта, которым он представлял, что вы и к нему о том писали, объявляя притом, что когда оным желающим здешнего подданства зенгорцам прием дей­ствительно начнется, то для умножения на Сибирской линии

    11

    войска неминуемо понадобятся и заведенные на Уйскую ли­нию яицкие казаки, и чтоб их для того из нынешнего места не переводить, а когда востребуются, то б без задержа­ния их туда выслать. На что помянутый действительный тайный советник Неплюев к вам в рассуждении зенгорских зайсангов, здешнего подданства желающих, писал, что понеже зенгорцы, как выше значит, в таком утеснении обстоят, что уже им и растащение чинится, и затем в приеме их в здеш­нюю протекцию времени терпеть не могут, того ради такого полезного случая упущать не надлежит, но всячески их, зен-горцев, привлекать должно, а особливо ежели усмотрится, что они к соединению по намерению здешнему с волскими кал­мыками размышления и отговорок оказывать не будут, то и действительным их принятием нимало мешкать не надобно, ибо и наместнику ханства калмыцкого Дондук Даше нарочных туда послать велено не для иного чего, как для уговаривания их к тому соединению. Да и скоро ли оные наместниковы люди туда прибыть могут, неизвестно. Чего ради им, зенгор-цам, можно и не откладывая до тех наместниковых людей хотя издалека, пристойным образом задачу о том учинить, и ежели склонятся, то и действительно с ними, в силе указа из Коллегии иностранных дел поступить, но что принадле­жит до требования вашего для того яицких казаков, на то к вам действительный тайный советник Неплюев писал, что по великой отдаленности от Уйской линии тех мест, где при­ему зенгорских зайсангов быть надобно, яицкие казаки мог­ли бы придти оттого в не состояние, да и дойтить туда им преж­де половины лета нечаятельно, ибо им надобно идти до трав, следственно, едва могут ли прежде того времени и высту­пить, как зенгорцев препровождать надлежит. Притом же они, яицкие казаки, и для прикрытия Уйской линии от киргис-кайсацких и бежавших к ним бунтовщиков-башкирцев владе­ний, и других предосторожностей, а притом и для препровож­дения тех же зенгорцев по той Уйской линии нужны. А в ве­домстве вашем на такие нужные случаи нарочно выписные из сибирских жилищ казаки есть, которым по указу из Пра­вительствующего Сената и жалованье определено. Итако, яиц­ких казаков в такую отдаленность без крайней нужды заво­дить и на Уйской линии оскудение в людях показывать он, действительный тайный советник Неплюев, за сходно не признавает.

    А что о китайских посланцах, которые якобы к киргис-кайсацкому Аблай солтану для постановления между ими сог­ласия едут, чрез крепости пропущать не велели, но мимо оных их дорогою, как они знают, отсылать определили, тому и он согласен.

    Потом получен от вас и еще репорт от 9 марта сего ж 1756 г., при котором присланы сюда два оригинальные письма зенгорских зайсангов, с которых и переводы для вашего известия при сем прилагаются. А оными письмами, как вы усмотрите, просят они, зайсанги (объявляя о себе, что их две­надцать, а подвластных у них людей тысяча пятьсот кибиток), о принятии их в подданство е. и. в., напротив чего обещают они служить войском и в летнее время иметь в готовности две тысячи, а в зимнее — тысячу человек. Причем присылан-ный от них на Кузнецкую линию к полковнику Дегариге зай-санг Намки объявил, что бывший зенгорский владелец Дебачи якобы в китайскую сторону захвачен и теперь в зен-горском народе главным владельцем старается утвердиться владелец Амурсана, который пред сим предавался в китайскую сторону, но оттуда бежал. И что противу оного владельца китайское войско в собрании находится, притом же оный зайсанг, объявляя, что как он, так и прочие зайсанги, его товарищи, от которых он прислан, как у китайцев, так и у него, Амурсана, в подданстве быть не хотят, просил о даче им не­сколько человек драгун для засвидетельствования китай­цам и калмыкам, что они в подданство е. и. в. вступили, а вы меж тем полковнику Дегариге приказали, ежели те, желаю­щие е. и. в. протекции зенгорские зайсанги, по намерению их иметь будут свое кочевье близ российских границ, в том им нималого препятствия не чинить со взятьем от них аманатов, и притом иметь от них всевозможную предосторожность, дабы по допущении их в близость к российским жилищам ни малейших обид и насильства, паче ж нечаянного неприятель­ского нападения не было. И на сие вам в резолюцию сим объ­является.

    Понеже бывшие доныне в зенгорском народе владельцы по их особливой силе происходящей как собственно от зенгорско-го многочисленного народа, так притом и оттого, что они в мно­гие смежные им народы время от времени под власть свою привели, для Сибири совершенно опасными соседами были, как то и тем доказывается, что они до самого последнего владель­ца, называвшегося Эрдени лама Батур Хонтайджа, который убит по старательству владельца Дебачи, и на многие сибир­ские места, даже по самую реку Омь, претензию произво­дили, угрожая иногда и силою их отобрать, еже бы, может быть, и действительно от них уже воспоследовало, когда б со здешней стороны, не вступая о том в самую точность, под разными претекстами доныне в том времени продолжать не удавалось, как о том всем вы обстоятельное известие из имею­щихся в сибирской губернской канцелярии дел получить може­

    13

    12

    те. В каковом рассуждении и чтоб они, зенгорцы, сколько возможно со здешней стороны раздражаемы не были и тем наипаче причин не возымели о вышеписаной претензии насто­ять, и проезд им в барабинский народ, который, как извест­но, жительство имеет внутри здешних границ, для сбирания обыкновенного албана запрещен не был. Ибо, хотя действи­тельный тайный советник Неплюев в 1753 г. в Коллегию ино­странных дел и представлял, что понеже они, барабинцы, не только от степных народов линиями уже огорожены, но целыми уездами закрыты, следовательно, стали быть, как и прочие подданные народы внутри, почему других и привя­зываться к ним допущать видится нужд нет, но, напротив того, в Коллегии иностранных дел тогда рассуждаемо было, что ежели без всякого с зенгорским владельцем соглашения пропуск сборщикам его в Барабу пресечь и тем лишить его издавна полученного в барабинском народе участия, в таковом случае и самого неприятельского нападения ожи­дать от него уже должно, тем наипаче, что тогда из Сибири войск убавлено, а оставшее тамо, в состоянии ли зенгорской силе отпор учинить и не допустить их ворваться во внутрен­ность Сибири? Также и тамошние крепости, которые назы­ваются линиями, в таком ли оборонительном состоянии, чтоб оные против их силы устоять могли, а притом при всем, и Колывано-Воскресенский завод не будет ли в таком случае какой-либо опасности подвержен? О том всем здесь было не­известно. И для того отправленным из Коллегии иностран­ных дел к действительному тайному советнику от 3 мая 1754 г. указом велено было ему с вами и с бригадиром, что ныне генерал-майор, Крофтом общее рассуждение возыметь, но вы на сие в Коллегию иностранных дел от 1 июня того ж 1754 г. представляли, что ежели без соглашения с зенгор­ским владельцем пропуск сборщиков его в Барабу пресечь, то в таком случае неприятельского от него нападения совер­шенно ожидать должно, причем и Колывано-Воскресенский завод крайней опасности будет подвержен, ибо хотя по сибир­ским пограничным местам, яко то: Кузнецкая, Колыванская, Иртышская и вновь прожектированная линии учреждены и по оным в пристойных местах крепости, форпосты и станции застроены и для содержания их регулярные и нерегулярные команды распределены, а в некоторых подлежащих крепос­тях и форпостах и артиллерия есть, но за обширностью тех линий, которые состоят на двух тысячах девятнадцати вер­стах, и за убавкою из Сибири войск, зенгорской силе отпору учинить и чтоб их ворваться внутрь Сибири не допустить, не­надежно, затем что оные крепости и форпосты один от другого

    14

    построены и состоят верстах в тридцати и более, между кото­рыми тот неприятель с немалою силою ворваться легко случай сыскать может, и от того его внутри Сибири отвратить, до разорения не допустить и поиск над ними чинить будет некем, ибо распределенной по тем крепостям, форпостам и линиям регулярно команды и казаков за недовольным числом отлу­чить и крепостей обнажить никак невозможно, а прибавки учинить неоткуда, в чем как бригадир Крофт, так и он, дейст­вительный тайный советник Неплюев, с вами напоследок со­гласился.

    Того ради, по такому слабому состоянию сибирской стороны, к зенгорскому владению прилежащей, здесь за пользу признавается, чтоб зенгорский народ от внутреннего их беспокойства и междоусобия при случае нынешнего меж­ду владельцами их несогласия, также и от наступления чи­нимого им ныне же с китайской стороны неприятельства, приходил в упадок и бессилие, ибо чем оный будет бессильнее, тем для безопасности сибирского пограничного края на­дежнее. А притом, сколько их и в китайскую сторону захва­чено ни было, и из того равным образом в рассуждении интересов е. и. в. никакого предосуждения быть не может, по­тому что оные в их стороне без сумнения в близости от их прежних жилищ, а потому, следственно, и при здешних гра­ницах оставлены не будут, но будут заведены куда вдаль, да и в прочем строго содержаны или и раскочеваны быть имеют. По какой причине и со здешней стороны таким продолжаю­щимся ныне в зенгорском народе смущением сколько воз­можно також-де пользоваться надлежит, толь наипаче, что, как выше написано, некоторые из зенгорских зайсангов сами ныне о принятии их в подданство е. и. в. усильно просят, токмо сие особливому рассуждению подлежит, где их по при­нятии содержать, ибо сперва здесь такая резолюция при­нята была, чтоб их либо в братские или волские калмыки, куда сами они похотят, препроводить, но вы, что до содержа­ния их, зенгорцев, между братскими калмыками касается, сообщили действительному тайному советнику Неплюеву, как он о том сюда в Коллегию иностранных дел от 25 генваря се­го 1756 г. доносил свое рассуждение, по силе которого вы оное содержание почитаете за опасное, для того что там, где братские калмыки жилище имеют, место самое пограничное и регулярными, и нерегулярными людьми, тако ж и жительми не только не умноженное, но и очень недостаточно. И ежели, паче чаяния, по причине нынешней у китайцев с зенгорцами войны с китайской стороны оттуда забрать их похотели бы, в таком случае не только их сохранить, но и тамошнее по­

    15

    граничное с двух сторон место, яко то Кяхтинский форпост и город Нерчинск, где немалое размножение серебру проис­ходит, защитою прикрыть и за дальностью сикурсу получить безнадежно, да и на самих тех желающих протекции, чтоб они тверде и безопасны были, по непостоянству их поло­житься сумнительно, ибо ежели хотя малое что в неудоволь­ствие свое они примут, то, усмотря означенную малость в тамошних местах войска и совершенный в жителях недоста­ток, легко могут, тем братским и прочим учиня разорение, либо к китайской стороне склониться, или на прежние жили­ща пробраться. Те же братские калмыки издавна там своими жилищами уже обселились и, как известно, что некоторою частью и хлебопашество размножают, а зенгорцы яко кочев-ной народ к тому  никакого  сродства  не имеют,  и  при кочевании их обыкновенно они разводят огни без всякой во утушении их осторожности, отчего и потеряние лесам и   вовсе   искоренение   звериным   промыслам   последовать может которые резоны, представленные от вас в рассуж­дении неудобного содержания зенгорцев в братских калмыках, принадлежат по большей части к рассмотрению.  И при позволении, испрашиваемом зенгорским зайсангом Омбою, о кочевании ему с подвластными его на реках Чарым и прочих, потому что, сколько здесь известно, оные реки впадают в реку Обь и имеют течение внутри крайних сибирских жилищ и по здешнюю сторону Колывано-Воскресенских заводов, который на Белой в Чарым впадающей реке и построен. Притом же во всей тамошней стороне и военных людей недостаточно, сле­довательно, сколько вы в содержании зенгорцев в братских калмыках опасности предусматривали, то еще больше того, по здешнему рассуждению, кажется, оной быть имеет. И при допущении зенгорцам по принятии их в подданство е. и. в. непременно  кочевать  вблизости   Колывано-Воскресенского завода и других здешних слобод и деревень на вышеозначен­ных речках, во уважение чего еще пред сим в отправлен­ном из Коллегии иностранных дел к действительному тайному советнику Неплюеву от 27 генваря сего 1756 г. рескрипте, с которого и вам для исполнения при указе от того ж числа сообщена копия, между другим писано, что желающих всту­пить в подданство е. и. в. зенгорских зайсангов на таком осно­вании, дабы их допустить пребывание иметь при Сибирских линиях, в протекцию принимать за полезно не рассуждается, ибо когда они, при настоящем на тех линиях малолюдстве военных людей, в такой близости от прочего зенгорского на­рода будут, то надобно рассуждать, что с зенгорской или кир-гис-кайсацкой сторон едва ли оставят их в покое, а хотя б по

    16

    нынешнему того зенгорского народа междоусобию и изнемо­жению сего и не случилось, но их на тамошних границах к по­селению привесть невозможно, а по кочевному их состоянию ненадежно, чтоб они надолго в тех местах ужились, толь наипаче, что они и о протекции е. и. в. принуждены ныне просить только для того единого, чтоб чрез то им от мунгал спастись, а впредь паки быть свободным, в каковом наме­рении толь охотно и подать вперед за три года, как тогда о том получено было известие, дать обещают, которую в другое время и природным своим владельцам с принуждением пла­тят, почему не лучшего уважения достойно и нынешнее их обещание о платеже в казну е. и. в. ясака и о содержании для службы е. и. в. в летнее время двух, тысяч, а в зимнее — тысячи человек войска, ибо что касается до наложения на них ясака, то оного более тамошних двоеданцев на них нало­жено быть не может, а потому, что и сии последние в казну платят весьма немного, кажется, такой с них сбор уже и од­ного того затруднения наградить не может, с каким надобно б было сбирать оный с зенгорцев, яко к тому не приобыкших и только по крайней необходимости под сию тягость себя под­вергающих. И в рассуждении обещаемого от них войска та-кожде особливой пользы и по тому одному не видится, понеже на оное толь  меньше положиться будет возможно, что им в тамошней стороне действовать оставалось только против своих однородцев — зенгорцев, яко против киргиз-кайсак за даль­ностью употреблять их неспособно. Да они и сами, оставя домы, от оных вдаль отлучиться не похотят, и, следователь­но, они к тамошней безопасности нимало способствовать не могут, но еще за ними смотрение иметь надлежало б, чтоб от них воровства не происходило или чтоб и совсем не ушли, к чему еще и сие прибавить можно, что хотя б они сами из здешних границ отлучиться, паче чаяния, никогда не похотели, но ежели когда впредь зенгорский народ в спокойное сос­тояние приидет и во оном настоящий владелец утвердится, что по многочисленности зенгорского народа и других их под­данных и что здесь и о том неизвестно, дабы никого не оставалось из таких зенгорских владельцев, которые к наслед­ству право имеют, за невозможное почитать не должно, толь наипаче, что иногда в том и вышеозначенный владелец Амур-сан преуспеть может, ежели из ближайших к тому наслед­ников не останется, то такой зенгорский владелец, совер­шенно их тамо имея пред своими глазами, в покое оставить и стерпеть не может, чтоб их из такой близости и силою к се­бе не забрать, при каковом неприятельском предприятии уже и без раззорения тамошних жилищ обойтись не может, причем

    17

    и со здешней стороны без отражения зенгорского нападе­ния оставить будет предосудительно, отчего и война вос­последовать может. И для того необходимость требует при­нимаемых в здешнее подданство зенгорцев от тамошних границ отводить вдаль, но внутри Сибири и в отдаленности от тамошних границ таких теплых и для скота привольных мест нет, где б они, зенгорцы, с скотом своим кочевать могли, ибо все те места, которые простираются от зенгор­ской границы к северу, по их состоянию к житью их за тамош­нею стужею и глубокими снегами, им неудобны, а как и вышеписано, их, зенгорских калмык, к поселению привесть ни­которым образом невозможно.

    И потому Коллегия иностранных дел за теми резонами остается и ныне при прежнем своем рассуждении, чтоб зен­горцев, желающих быть в подданстве е. и. в., принимая, пре­провождать по линиям в волские калмыки таким образом, как о том по посланному к вам из Коллегии иностран­ных дел от 27 генваря сего 1756 г. указу определено, ибо ко­торые из них единаче туда зайдут, тем уже к обратному по­бегу никакого способа совершенно не будет, да и зенгорцам доставать их оттуда силою невозможно, а при всем том и прием их в здешнюю сторону им, зенгорцам, столько чувствителен быть не может, нежели когда б они вблизости от них нахо­дились. А ежели б когда впредь и претензия в том произошла, то можно будет на сие зенгорцам ответствовать, что они при­няты в здешнюю сторону в рассуждении того, понеже в 1701 г. при сыне Аюки-хана Санжипе из здешнего подданного тор-гоутского народа в зенгорский народ приняты здешние мойо-ны Данжин, Сынкеев сын, и его сыновья — Аю, Малай и Арап-тан, да его ж, Данжиновы, племянники — Дадна, Гара и Дар­ма с двадцатью тысячами кибиток улусных калмык. И для того в том взаимным образом и поступлено, особливо еще в такое время, когда зенгорский народ не имел настоящего владельца, как о том о всем уже и напредь сего приложен­ною при указе к вам от 13 ноября минувшего 1755 г. для испол­нения копиею с рескрипта к действительному тайному совет­нику Неплюеву, от того же числа отправленного, наставление дано.

    Только ныне та трудность остается, что, как и выше написа­но, присланный от зенгорского зайсанга Омбы собою объявил, яко оный зайсанг как к братским калмыкам, так и к волским калмыкам в соединение за дальностью идти не хочет, в каком намерении, может быть, и оный зайсанг Омбо с прочими1 на­ходятся. Итак, остается теперь ожидать, не склонятся ж они к тому по приезде к ним отправляемых в Сибирь от наместника

    18

    ханства калмыцкого Дондук Даши нарочных: попа и зайсан­га, которые по полученному ныне здесь известию в непродол­жительном уже времени к вам и отправлены быть имеют или уже и отправлены. А между тем и до приезда тех, от намест­ника ханства посланных, и что оные зенгорские зайсанга не­отступно просят о принятии их в здешние границы, представ­ляя уже и опасность им от продолжения, чтоб их в мунгалы не захватили, имеете вы по рассуждению, сообщенному вам от действительного тайного советника Неплюева, чрез кого забла­горассудит приказать их еще именем вашим спросить, в каком подлинно они намерении находятся и не склонятся ли, чтоб им для лутчей безопасности и удобности к кочеванию со ско­том их перейти к волским калмыкам, обнадеживая их, что они проведены быть имеют по линиям без всякого изнурения их скотам и там врознь не раскочуются. И ежели все или некото­рые из них желание свое к тому предъявят, то в отправле­нии оных, хотя б к тому времени и от наместника ханства поп и зайсанг не приспели, также и во взятии оттних аманатов имеете вы поступить по указу, посланному к вам о том из Кол­легии иностранных дел от 27 генваря сего 1756 г. и оным ама­натам в бытность и на границе в крепостях, и на содер­жание их в пути производить кормовых денег по примеру тому, как и находящимся в Оренбурге киргиз-кайсацким аманатам производится, а именно: зайсангским детям по де­сяти, а будущим при них других калмык детям по пяти копеек каждый на день.

    Ежели ж бы они, зайсанги, и по такому чинимому им от вас обнадеживанию к переведению их в волские калмыки не склонились, а стались при том, чтоб они по принятии их в под­данство е. и. в. оставлены были при тамошних границах, то хотя в рассуждении изъясненной выше сего неполезности в содержании их тамо надлежало б им в том отказать и от здеш­них границ отбить, особливо, ежели бы предугадать было мож­но, что они в таком случае не иным кем, но мунгалами захва­чены б были, но понеже из последнего доношения вашего вид­но, что они как в китайском подданстве быть не хотят, так равным образом и от Амурсананя удаляются, из которых по­следнее обстоятельство толь вящее рассуждение заслуживает, понеже они, не имея к тому важных причин, совершенно б от своего народа удаляться не стали, и потому сумнение предстоит, чтоб они, в случае им со здешней стороны отказа, не были принуждены отдаться в защищение по способности Средней киргиз-кайсацкой орде, которая и без того уже полу­ченными доныне над зенгорским народом при настоящем во оном смятении знатными авантажами взмерилась. А такое

    19

    прибавление им и более к тому повода подать может, да и дру­гим зенгорцам, которые иногда впредь также из своего народа отлучаться принуждены будут, примером служить имеет, отчего оная орда и более в силу и в отважность на продер-зости придти может.

    Того ради в предупреждение сего здесь за благо рассуж-дено вышеписаным зенгорским зайсангам, хотя б они в соеди­нение к волским калмыкам и не пошли, от подданства е. и. в. не отказывать, но по вышеозначенным ли рекам или в дру­гих местах внутри границы им кочевать позволить — сие оставляется на тамошнее ваше рассмотрение, только чтоб от них российским жилищам опасности не было, а притом в лутчий залог их верности — взять в крепости в аманаты от каждого зайсанга по одному сыну, а у которого детей нет, то из его родственников и из других старшинских детей, чтоб оное крепким обязательством им быть могло, которым и кормовые деньги производить против вышеписаного. Сверх того, и самих зайсангов, и их родственников, и другую стар­шину привесть к присяге по их обыкновению и закону, в чем во всем таким образом и поступить имеете, и чтобы они по вступлении их-в подданство е. и. в. с китайской стороны остав­лены были в покое.

    Ежели необходимость того будет требовать, надлежит вам, со своей стороны, в китайское войско, против зенгорцев соб­ранное, от себя пристойным образом о том дать знать, требуя, чтоб оные от них обеспокоены уже не были. Тем наипаче, что бывший здесь у российского императорского двора в 1731 г. ки­тайский посол Асхани Амба Тоши с товарищи по указу своего богдохана по случаю их китайской бывшей тогда с зенгорцами войны здесь представлял, что ежели которые зенгорские улу­сы от наступления их китайских войск будут уходить в Рос­сию, то б оных принимать, обещая при том и из зенгорских земель, которые бы потребны были, в здешнюю сторону усту­пить.

    В которых же местах удобнее и безопаснее от злодей­ства или уходу их, зенгорцев, за границу впредь содержать их надобно, о том уже здесь точное рассуждение возымеется по получении от вас известия о действительном их в поддан­ство вступлении и о прочих до них касающихся обстоятель­ствах, а особливо о подлинном их числе, ибо здесь приемлется намерение, что ежели они не в весьма великом числе состоять имеют, то б их по непрочности в них в тамошней стороне со временем принудить и силою перейти к волским калмыкам. А ежели они и с приходящими к ним впредь будут в таком числе, что их к тому силою принудить будет невозможно,

    20

    в таком случае за лутчее признается отпустить их со време­нем из здешних границ возвратно, когда они сами того поже­лают или к тому вид покажут, или и зенгорский владелец, который в том народе усилится, того требовать будет, чем он со здешней стороны и должен быть может. А между тем из сего по меньшей мере уже такая польза будет, что они удержа­ны будут от преданства их к Средней киргис-кайсацкой орде, усиливание которой в рассуждении того, что киргис-кайсаки закона магометанского, а как в Сибири, так и в Оренбургской губернии магометан весьма много, еще опаснейшим почитаемо быть долженствует, нежель зенгорского народа; но каким обра­зом как первое, так и другое намерение производить в дей­ство, и какое вы о всем том рассуждение возымеете, о том прислать вам в Коллегию иностранных дел обстоятельное мне­ние.

    Со всем тем все вышеписаное служит вам в резолюцию только в рассуждении самых зенгорских калмык, а ежели меж­ду оными, зенгорскими подданными, желающими подданства е. и. в., сколько ни есть будет бухарцев и других из магоме­тан, и таковых в соединение с волскими калмыками ни при каковых обстоятельствах отпускать не надлежит. А имеете вы их поселить в Тобольску в тамошних юртах, а в случае нема-лаго их числа и по другим внутренним сибирским местам, ибо хотя они такожде зенгорские подданные, однако ж не при­родные, и будут другого от них, следовательно, и от здешних калмык, закона и языка, и соединять с ними, волскими кал­мыками, которые всегдашнее свое кочевье имели близ кубан­ских и других горских магометанского закона народов, поль­зы не будет. А напротиву того, уповательно, что они и в Си­бири, когда домами поселятся, ужиться могут, ибо они, а особ­ливо бухарцы, от большей части пропитание свое имеют купе­чеством. И понеже некоторые из сибирских двоеданцев, а особливо в Кузнецком уезде, также и в других тамошних же местах живущих, хотя в здешную сторону некоторую подать по временам и платили, только судом и расправою, сколько здесь известно, были доныне ведомы в зенгорском народе. Того ради в запас вам при сем же случае предписывается, что ежели б при вступлении их, зенгорцев, в подданство е. и. в. между ими несколько и из таковых двоеданцев быть имеет, оных равным образом в волские калмыки отправлять, да и при зайсангах зенгорских оставлять не надлежит, а может быть, их ныне же перевесть и поселить внутри Сибири, где за благо рассудите.

    Впрочем, определение, учиненное вами о непропуске чрез здешние крепости китайских посланных, едущих Средней

    21

    киргис-кайсацкой орды к Аблай салтану, такожде и рассуж­дение действительного тайного советника Неплюева о неотлу­чении яицких казаков с Уйской на Сибирские линии для представленных от него резонов и здесь апробуется.

    Во заключение сего еще вам определяется и сие, что ежели отправленные от наместника ханства Калмыцкого Дондук Да­ши поп и зайсанг вышеписаных зенгорских двенадцать зайсан-гов к переходу к волским калмыкам не уговорят, в таком слу­чае вам оных, попа и зайсанга, склонить, чтоб они еще чрез некоторое время на тамошней границе остались, дабы чрез них имеющих иногда впредь выходить к здешним границам зенгорцев к такому~ переходу уговаривать было можно. И ко­торые из них по тому в соединении с волскими калмыками пожелают, оных вы туда и отправлять имеете, а прочих, кото­рые того не пожелают, оставлять кочевать с теми, которые из пришедших ныне к здешним границам зайсангов на Волгу идти не похотят. Оным же, отправленным к вам от наместника ханства попу и зайсангу, объявить указом е. и. в., чтоб они при свидании их с находящимися ныне при тамошних грани­цах зенгорскими зайсангами обстоятельно от них уведоми-лись и их раслросили о всех до зенгорского народа касаю­щихся обстоятельствах, и какие в том народе по смерти быв­шего у них владельца Галдан Череня и доныне происхожде­ния были, и чтоб они, поп и зайсанг, о том сочинили на их калмыцком языке записку и поручили бы вам. А вам прислать оную сюда, в Коллегию иностранных дел, ибо здесь чаятельно, что сим способом о нынешнем зенгорского народа состоя­нии можно будет подлиннее уведомить. А с сего указа в Пра­вительствующий Сенат подана копия, также сообщены ко­пии в Военную коллегию и действительному тайному совет­нику Неплюеву.

    Дан в С.-Петербурге 2 мая 1756 г.

    Подлинный за подписанием их сиятельств канцлера и вице-канцлера2.

    АВПР, ф. Зюнгорские дела, оп. 113/1, 1755—1757, д. 4 л. 240—269 об. (отпуск).

    Примечания

    1 Так в подлиннике.

    2 На л. 240, 269 об.— следующие пометы: 1. «353е», 2. «Отправлен с кол­лежским солдатом Антоном Красновым».

    22

    17 56 г. июня 13

    РАПОРТ СИБИРСКОГО ГУБЕРНАТОРА В. А. МЯТЛЕВА В КОЛЛЕГИЮ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ О ПРИЕМЕ В ПОДДАНСТВО РОССИИ НАРОДОВ ЮЖНОГО АЛТАЯ

    10-го сего июня от генерал-майора Крофта и командующе­го Кузнецкою и Колыванскою линиями полковника Дегарига получены мною репорты, из которых полковник в равной силе генерал-майору Крофту и мне представлял, что для объявле­ния желающим высокой е. и. в. протекции зенгорским зай-сангам о воспоследовавшем на принятие их повелении и чтоб зайсанг Омбо и протчие близ его кочующие зайсаны ж и со старшими их людьми для договоров к Чагырской крепости приехали и с собою привезли детей своих из мужеска полу, посылан был к прикочевавшему близ той Чагырской крепости брату Зайсанга Омбы Качаю подпрапорщик Надейн, кото­рому 3 мая собранные зайсангом Омбою для совету близ жи­вущие зайсаны Киндишка и Колчугай Дечел, а по нашему зва­нию — диакон и прочие старшины, объявили: что-де ныне они ожидают из Большой Урги из мунгальского войска известия, что окажется впредь, то имеют в крепость Чагырскую чрез месяц известие дать, а особливо-де ныне не согласились с зай­сангами телеуцкими и саянскими. И егда согласие будет и на что положат теми мерами объявлять, а в подданстве е. и. в. со всею ревностию быть желают, и напредь сего имели согла­сие все тринадцать зайсангов быть в подданстве, токмо ныне объявили десять зайсангов, а саянских волостей три зайсанга мунгальским войском искоренены со всеми подвластными их. Да к Бийской крепости из Таутелеуцкой волости от желаю­щего протекции зайсанга Ном-кыя для секретного объявле­ния приехал ясаул Ексак Бедженин и 22 мая чрез его, полков­ника Дегарига старательствы и угощения объявил: принятия де их в подданство е. и. в. они ожидают, только весьма поча­сту в их волости к зайсангу Номкы из китайского войска, от главного старшины Чидорвана присылаются послы и просят со всех желающих протекции е. и. в. двенадцати зайсангов ал-ман, который-де хотя они им платить и будут, но всех их с же­нами, скотом и прочим намерены взять с тех мест, где ныне кочуют, в свою землю. А ежели они алману не дадут, то всех перевесить хотят на березы. И просит зайсанг Номкы, поведено будет им быть в подданстве мунгальцев и алман платить, а еже­ли того учинить им не повелится, то требует, чтобы со стороны российской послать в их Каракольские волости при толмаче команду, на которую они несомнительную надежду иметь будут, и в подданство мунгальское идти не имеют, и прикочуют

    23

    близ российских крепостей, и с собою к Катуньской крепости в залог постоянства и детей своих для отдачи в аманат привезут. Да мунгальцы-де, не видя к себе со стороны российской, что те зюнгорские зайсаны состоят в подданстве е. и. в., объяв­ления, им, зайсанам, не верят, но точию-де он, полковник Де-гарига, по прошению вышеупоминаемого зайсана Номкы в Каракольские волости толмача для привозу к лутчему договору желающих протекции е. и. в. двенадцати зенгорских зайсан­гов с их детьми послать опасен, дабы тем посланным от мун-гальского войска или и от них, зенгорцев, не могло причиниться какой вредности, к тому ж-де не взяв, воперед, от них аманатов, и сумнительно затем, что, когда они будут там и по случаю иногда в мунгальском войске главнейшему старшине прописан­ные в ордере моем (с чего в прием тех высокой е. и. в. протек­ции желающих зенгорских зайсангов вступить принуждено) обстоятельства объявят, то может, что они, зенгорцы, так усильно в подданство китайское склоняемы, в несходствие за­ключенного трактата и не будут; и по той отваге и заступлению от российской стороны не могли б зенгорцы желания своего от подданства е. и. в. отменить и быть паки по-прежнему, как состояли до сего, и чрез бы то не произошло е. и. в. Велико­российской империи яко в обмане такими подлыми азиат­ские народ бесславия. Да и по ордеру моему тое посылку веле­но учинить тогда, как от них, зенгорцев, аманаты приняты, а мунгальцы их, прикочевавших близ российских крепостей, усильно захватывать будут, чего-де ради присланному от зай­сана Номкы ясаулу Аксаку от него, полковника Дегариги, приказано ему, Номке, объявить, дабы он со всеми зайсаны, которые высочайшей е. и. в. протекции желают, непродолжи­тельно приехали поблизости Бийской крепости в то место, ку­да им за способнее окажется, без всякого сумнения, для над­лежащих о принятии их в подданство е. и. в. договоров и с собою б детей своих родных для взятия в аманат или чиновных из знатных людей привели. И когда аманатов дадут и от мунгальцев какие им будут происходить обиды, то в мунгаль-ское войско, к старшине с объявлением о принятии их под здешнюю протекцию пошлется достойный ундер-офицер. И они б для лутчего от обид ухранения имели близ российских крепостей прикочевать, а как они, зайсаны, будут, тогда им от него, полковника Дегариги, пристойным образом и о соедине­нии их с подданными торгоуцкими калмыками, по р. Волге кочующими с издалека, задача учинена быть имеет, как по ордеру моему велено. О чем он, полковник, мне и генерал-май­ору Крофту представя, требовал, егда вышеупоминаемые зай­санги к крепости Бийской приедут и аманатов дадут, а в сое­

    24

    динении на Волгу в торгоуцкие калмыки не похотят, а поже­лают быть на тех же местах, где и ныне жительствуют или где повелится, в таком несходственном их с указом е. и. в. мне­нии, что чинить будет повелено, дабы-де за продолжением вре­мени не могли они, калмыки1, по легкомыслию своему, того желания от протекции е. и. в. отменить. А буде же на за­прос его, полковника, объявят, что в соединение на Волгу к торгоуцким калмыкам желательны, то надлежное исполне­ние, как указ и ордера гласят, учинено быть имеет. Только по тамошнему малолюдству для их препровождения на Волгу не повелено будет из городов Томска и Кузнецка истребовать выписных казаков, дабы границ крепостей не обнажить, о чем и генерал-майор Крофт своим репортом такой же резолюции, как и полковник Дегарига, требовал и притом, по получен­ному от находящегося в Верхояицкой крепости бригадира Бахметева сообщению, объявил, что в силу насланного к нему, Бахметеву, от генерал-лейтенанта и кавалера Салтыкова ор­деру с прописанием г-на действительного тайного советника, кавалера и оренбургского губернатора Неплюева предложения, велено, егда желающие быть в подданстве е. и. в. зенгорцы из Сибири отправятся и к Звериноголовской крепости будут приближаться и ему, бригадиру Бахметеву, дастся знать, то б навстречу им для принятия пристойну команду выслать, где от будущего из Сибири конвою приняв их препровождать к Вер­хояицкой крепости линиею. Притом же он, генерал-майор Крофт, мнение свое представил: для препровождения по ли­ниям вышеписаных зайсанов с их подвластными надлежит в конвой употребить место от места с принадлежащим чис­лом обер- и ундер-офицеров до пятидесяти человек при тол­маче из надежных людей, дабы за многим' числом дачею за ними людей крепости и форпосты, где наиболее нужда зависит, не обнажить, и для получения скорейшей от меня резолюции с теми репортами прислан от него, генерал-майора Крофта, нарочный.

    А понеже полученным мною 24 минувшего мая е. и. в. из государственной Коллегии иностранных дел указом между прочим велено: зенгорцев, желающих быть в подданстве е. и. в., принимая, препровождать по линиям в волские калмыки, ибо, которые из них единаче туда зайдут, тем уже к обратному по­бегу никакого способу совершенно не будет, да и зенгорцам доставать их оттуда силою невозможно, а при всем том и при­ем их в здешную сторону им, зенгорцам, столько чувствите­лен быть не может, нежели когда б они в близости от них находились, только ныне трудность остается, что присыланный от зенгорского зайсанга Омбы собою объявил, яко оный зай­

    25

    санг как к братским, так и к волским калмыкам в соединение за дальностью идти не хочет, в каком намерении может быть и оный зайсанг Омбо с прочими находятся. Итак, остается теперь ожидать, не склонятся ли они к тому по приезде к ним отправляемых в Сибирь от наместника ханства Калмыц­кого Дундук Даши нарочных — попа и зайсанга (которые, а именно: зайсанг Нуугут да поп Биоктергиин Гелюн и при них десять человек калмык, как то по получении в сибирской гу­бернской канцелярии 2-го сего июня от следующего с ним переводчика Парамона Деветляровского репорту значит, уже к Тобольску из Астрахани в 19 марта и отправились и имеются в пути и надежно, что и сюда скоро будут). А между тем и до приезду тех от наместника ханства посланных, и что оные зен-горские зайсанга неотступно просят о принятии их в здеш­ние границы, представляя уже и опасность им от продолже­ния, чтоб их в мунгалы не захватили, определено мне по рас­суждению сообщенных от г-на действительного тайного совет­ника и кавалера Неплюева приказать их еще именем моим спросить, в каком подлинно они намерении находятся и не склонятся ли, чтобы им для лутчей безопасности и удобности к кочеванию с скотом их перейти к волжским калмыкам, об­надеживая их, что они проведены быть имеют по линиям без всякого изнурения их скотам и там врознь не расколются, и ежели все или некоторые из них желание свое к тому предъ­явят, то в отправлении оных, хотя бы к тому времени и от на­местника ханства поп и зайсанг не приспели, также и во взя­тие от них аманатов, поступить по указу, посланному ко мне о том из Коллегии иностранных дел от 27 генваря сего 756 г. Ежели они, зайсанги, и по такому, чинимому им обнадежива­нию к переведению их в волжские калмыки не склонились, а остались бы при том, чтоб они по принятии их в подданство е. и. в. оставлены были при тамошних границах, то хотя в рассуждении изъясненной в том указе неполезности в содер­жании их тамо надлежало б им в том отказать и от здешних границ отбить, особливо ежели бы предугадать было можно, что они в таковом случае не иным кем, но мунгалами захваче­ны были, но понеже из последнего доношения видно, что они как в китайском подданстве быть не хотят, так равным об­разом и от Амурсаная удаляются, из которых последнее об­стоятельство толь вящее рассуждение заслуживает, понеже они, не имея к тому важных причин, совершенно от своего народа удаляться не стали, и потому сумнение предстоит, чтоб они, в случае им со здешней стороны отказа, не были принуждены отдаться в защищение по способности Средней киргиз-кайсацкой орде, которая и без того уже полученными

    26

    доныне над зенгорским народом при настоящем в оном смятении знатными авантажами взмерилась, а таковое при­бавление им и более к тому повода подать может, да и дру­гим зенгорцам, которые иногда впредь также из своего народа отлучаться принуждены будут, примером  служить имеет, от чего оная орда и более в силу и в отважность на продерзости придти может, того ради, впредь упреждения сего, за благо рассуждено: вышеписаным зенгорским зайсангам, хотя б они в соединение к волжским калмыкам и не пошли, от подданства е. и. в. не отказывать, но по рекам ли Чарыше, Бие и Катуне или в других местах внутри границ им коче­вать позволить — сие оставлено на мое рассмотрение, только чтоб от них российским жилищам опасностей не было, а при­том, в лутчей залог их верности, взять в крепости в аманат от каждого зайсанга по одному сыну, а у которого детей нет, то из его родственников и из других старшинских детей, чтоб оное крепким обязательством им быть могло. Сверх того, и самих зайсангов, и их родственников, и другую старшину привесть к присяге по их обыкновению и закону, чтоб они по вступлении их в подданство е. и. в. с китайской стороны оставлены были в покое. Ежели необходимость того будет тре­бовать, мне, с своей стороны, в китайское войско, против зен-горцев собранное, от себя пристойным образом о том дать знать, требуя, чтоб оные от них обеспокоены уже не были, для прописанного в указе обстоятельства, с которого е. и. в. указа, для учинения по оному во всем вышеповеленном непремен­ного исполнения без наималейшего упущения,  пренебре­жения и излишества, к генерал-майору Крофту и к полковнику Дегариге от 28 мая при ордерах посланы копии с нарочно отправленным до Омской крепости на двух почтовых подво­дах; а к полковнику Дегариге ордер генерал-майору Крофту велено из Омской по получении отправить того ж часа под уч­режденным почтам с нарочным. И ради того, с показанием се­го обстоятельства к помянутому генерал-майору Крофту и к полковнику Дегариге, с нарочно присланным от него, гене­рал-майора Крофта, от меня предложено и велено, особливо полковнику Дегариге, в склонении желающих высочайшей е. и. в. протекции зенгорских зайсангов на переход в соеди­нение на Волгу к торгоуцким калмыкам, чрез нарочно послан­ного к ним по его усмотрению благонадежного и к тому спо­собного обер-, а не ундер-офицера, от имени моего, на основа­нии прежнего и ныне полученных мною из государственной Коллегии иностранных дел е. и. в. указов, пристойным обра­зом задачу со изъяснением изображенных по тем указам обстоятельств учинить, к чему хотя до сего, как из представле­

    27

    ниев его, полковника, предусматривается и сам он, полков­ник, всекрайнейшее старание имеет, однако ж когда и ныне придаст ему случай с кем из тех, протекции желающих зайсан­гов иногда самолично по приезде их к Бийской крепости, или где вблизости свидеться, то в склонение их на то с волжскими калмыки соединение еще ему, полковнику, все удобовозможное домогательство употребить, и ежель, по его рачительному уговариванию, склонность свою объявят и в залог постоянства из детей и родственников аманатов дадут, таковых, нимало мешкав, действительно принимая, и по учрежденным линиям место от места препровождать их до Звериноголовской кре­пости, выбрав к тому препровождению такого обер-офицера, который, во-первых, им был угоден, а потом к неоказанию ни малейших во всем пути не только самим зайсангам, их стар­шинам, но и их подчиненным нималейших обид, притеснения и непристойных знаков совсем мог остаться благонадежен. А для конвою военных людей, сменяя стоящих форпост от форпоста командами, а не одних до самого места, объявлен­ное, по мнению генерал-майора Крофта, число пятьдесят че­ловек   или,   по   неимению   никого,   в  переводе   их   чрез прикрытые форпостами места опасности, менее того употреб­лять надлежит. Оное и все вышеписаное оставлено на его, пол­ковника Дегариги, распоряжение. А выписных из крестьян и разночинцев городов Томска и Кузнецка казаков, для того зенгорских зайсангов препровождения, во избежание отныне страдной деловой поры домовных их отлучек и от того им край­него отягощения не требовать. Когда же, паче чаяния, чрез всеудобовозможнейшие его, полковника, домогательства вы­сокой е. и. в. протекции желающие некоторые или и все зай-санги на переход к соединению с торгоуцкими калмыками склонности не покажут, а похотят жить вблизости здешних границ, в том, и во имении от них всегда наистрожайшей не­дреманным оком предосторожности, и ежель иногда будет за ними от мунгальского войска для захвату под их владение погоня, то во учинении для каких обстоятельств они под здеш­нюю протекцию приняты, командующему над тем мунгальским войском чрез достойного обер-офицера объявления, и в про­чем, до того принадлежащем, не меньше ж в невысылке из по­желавших к соединению на Волгу зенгорцев, вышедших бу­харцев и других из магометан, то ж в Кузнецком уезде и в про­чих тамошних местах живущих двоеданцев, непременно ему, полковнику Дегариге, поступать на основании прежних, а особ­ливо ныне последне ко мне присланного, а от меня к нему посланного из государственной Коллегии иностранных дел указом и моих предложениев, без всякого упущения, пре­

    28

    небрежения, излишества. И что во всем том время от времени происходить будет, ко мне и к генерал-майору Крофту почасту репортовать, и об оном государственной Коллегии иност­ранных дел чрез сие за известие покорно репортую. А о том же от меня в высокоправительствующий Сенат и в государ­ственную Военную коллегию репортовано, а к г-ну действи­тельному тайному советнику, кавалеру и оренбургскому губернатору Неплюеву сообщено.

    Василий Мят лев2

    АВПР, ф. Зюнгорские дела, оп. 113/1, 1755—1757, д. 4, л. 326—331 об. (под­линник) .

    Примечания

    1 Так в подлиннике.

    2 На л. 326 пометы: «О секретном деле», «Прислан из секретной экспе­диции 1756, сентября в...», «№ 1344». Через весь текст л. 326—331 скрепа: «Коллежский протоколист Иван Борисов».

    На л. 331 пометы: «Получено с поручиком Иваном Яковлевым (?) в 2-ое августа 1756», «Канцелярист Федор Небогатое», «№ 219. Прислано из секретной экспедиции 9 августа 1756».

    1756 г. июля 19

    ПРИСЯГА АЛТАЙЦЕВ НА ВЕРНОСТЬ РОССИИ

    1756 года летнего средняго месяца 19 дня уранхаевы зай­санга Омбин брат Амонхогин сын Хадаги, Омбин сын Болот, теленгутов зайсанг Хотуков брат Худангулов сын Мамут Буру-тов зайсанг Нохойдов сын Геньдюшко по сему писму добро­вольно великой государыне всероссийской вступили в поддан­ство со всеми нашими улусы, з женами и детьми в вечныя роды, и по соизволению великия государыни, где повелено бу­дет, тамо и селитца, да и впредь чрез российских командиров какие повелении чинитца будут, оные всемирно исполнять и во всех случаях прекословия никому не чинить и по своим обы­чаям россианом никаких обид и злодейств не показывать. Если же наруша сие, какие противности, или непорядоч­ные поступки причинять будем, тогда великая государыня по собственным своим правам с нами и поступать соизволит. В залог онаго знатные наши зайсанга, пред бурханы присягою утвердя, и подписались вместо Хадаги, Болота Жолочи руку

    29

    приложил, вместо Мамута Хожимберду руку приложил, вместо ево сына Гендюшки лама Лобзанг Зундуй руку приложил, вместо демечи Амугуга сын ево Чоночи руку приложил, вместо Монхога и всех протчих лама Лобзанг Зундуй руку приложил.

    ЦГАДА, ф. 248. Сенат, оп. 113, кн. 1226, л. 26—26 об. (перевод). Опубл.: Меж­дународные отношения в Центральной Азии в XVII—XVIII вв.— Т. I.— Ч. 2.— М., 1991.

    И ПРИГОВОРИЛИ В РАДЕ...

    1632 г. ноября 5

    ИЗ ОТПИСКИ ПУТИВЛЬСКИХ ВОЕВОД А. ЛИТВИНОВА-МОСАЛЬСКОГО И И. УВАРОВА В РАЗРЯДНЫЙ ПРИКАЗ ПО РАССПРОСНЫМ РЕЧАМ КАЗАКА И. ПАВЛОВА О РЕШЕНИИ РАДЫ УКРАИНСКИХ КАЗАКОВ ПРОСИТЬ РУССКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРИНЯТЬ ИХ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО

    <...> И собралося черкас в Корсуни1 з гетманом с Онд-рюшею Деденком в 2000 человек, а были из городов лутчие люди, от Белые Церкви полковник Дацко, а с Чег[и]рина полковник Тараско, ис Корсуни полковник Миско Пиваварен-ков, ис Переясловля полковник Олихвер, из Лубен полковник Лавринко, ис Черкас войсковой судья Яцына, из Жолнина вой­сковой же судья Гиря, ис Киева сотник Кизым и изо всех городов. И приговорили в раде, что им от крестьянские веры не отступить: будет на них ляхи наступят, а их мочи не бу­дет и им бить челом государю царю и великому князю Михаи­лу Федоровичу всеа Русии, чтоб государь их пожаловал, велел принять под свою государскую руку, а они, белорусцы и чер­касы, учнут за свою веру стоять по Днепр. А он, Ивашко, в той раде был же.

    Да и киевской митрополит Исайя им, черкасом, о том гово­рил, чтоб они от крестьянские веры не отступали, а он, митро­полит, за них, за белорусцов, учнет бить челом и писать ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии и к отцу ево государеву к великому государю святейшему патриарху Филарету Никитичю московскому и всеа Русии, чтоб они, государи, их, белорусцов и черкас, пожаловали велели принять под свою государскую руку, и по ево де про­шенью государь и святейший государь патриарх их пожалуют, под свою государскую руку примут и веры их не дадут нару­шить. Потому в раде и приговорили, что бить челом госу­дарю.

    А унейщиков черкас, которые отступили в лятцкую веру, в ту раду черкасы не пустили ни одного человека, чтоб они про их думу не ведали.

    Сее же осени перед Покровом приехал из Вишневца князь Еремей Вишневетцкой в черкаские городы в Пирятин да в Лубны, чтоб ему, собрався с черкасы, итти на поле под татар­ские сакмы для добычи; и черкасы ево не послушали, с ним не пошли.

    32

    На об. л. 358 отметка о подаче: 141-го ноября в 5 день пу-тивлец сын боярской Семен Золотарев. В Розряд.

    ЦГАДА, ф. 210. Разрядный приказ, Московский стол, стб. 79, л. 370—372. Опубл.: Акты Московского государства (далее АМГ).— Т. I.— №463.— С. 409—411; Воссоединение Украины с Россией: Документы и материалы.— В 3 т. Т. 1.— 1620—1647 гг.— М., 1953.— № 74.— С. 129.

    Примечание

    1 Имеется в виду собрание казацкой рады в Корсуне 28 сентября 1632 г.

    1648 г. июня 8

    ЛИСТ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО, ПОСЛАННЫЙ ИЗ ЧЕРКАС ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, С СООБЩЕНИЕМ О ПОБЕДАХ НАД ПОЛЬСКИМ ВОЙСКОМ И ЖЕЛАНИИ УКРАИНСКОГО НАРОДА ОБЪЕДИНИТЬСЯ С РОССИЕЙ

    Наяснийший, велможний и преславний цару московский, а нам велце милостивий пане и добродию.

    Подобно с презреня божого тое ся стало, чого ми сами соби зичили и старалися о тое, абихмо часу теперишного мог­ли чрез посланцов своих доброго здоровья вашей царской велможности навидити и найнижший поклун свой отдати. Аж­ио Бог всемогущий здарив нам от твоего царского величества посланцув, хоч не до нас, до пана Киселя1 посланих в потребах его, которих товарищи наши козаки в дорози натрафивши, до нас, до войска завернули. Чрез которих радостно пришло нам твою царскую велможност видомим учинити оповоженю вири нашое старожитной греческой, за которую з давних часов и за волности свои криваве заслужоние, от королей давних нада-ние помир[ем] и до тих час от безбожних ариян покою не маем.

    <<Тв>>орець избавитель наш Исус Христос, ужаловавшис кривд убогих людей и кривавих слез сирот бидних, ласкою и милосердем своим святим оглянувшися на нас, подобно, по­славши слово свое святое, ратовати нас рачил. Которую яму под нами били викопали, сами в ню ся обвалили, же дви вой­ска з великими таборами их помог нам Господь Бог опановати и трох гетманов живцем взяти з иншими их санаторами: пер­ший на Жолтой Води2, в полю посеред дороги запорозкои, комисар Шемберк и син пана краковского ни з одною душею не втекли. Потом сам гетман великий пан краковский из не-винним добрим чоловиком паном Мартином Калиновским, гетманом полним коронним, под Корсуном городом3 попали обадва в неволю, и войско все их квартянное до щадку ест роз-

    2—62

    33

    бито; ми их не брали, але тие люди брали их, которие нам слу­жили [в той м]ире от царя кримского. Здалося тем нам и о том вашому [царскому] величеству ознаймити, же певная нас видомост зайш [ла от] * князя Доминика Заславского, которий до нас присилал о мир просячи, и от пана Киселя, вое-води браславского, же певне короля, пана нашего, смерть взя­ла, так розумием, же с причини тих же незбожних неприятелей это и наших, которих ест много королями в земли нашой, за чим земля тепер власне пуста. Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное проро­чество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо. А меновите будет то вашому царскому величеству слишно, если ляхи знову на нас схотят наступати, в тот же час чим боржей поспешайся и з своей сторони на их наступати, а ми их за Божею помощу отсул возмем. И да исправит Бог з давних виков ознаймленное пророчество, которому ми сами себе полецевши, до милостивих нуг вашему царскому вели­честву, яко найуниженей, покорне отдаемо. Дат с Черкас, июня 8, 1648.

    Вашему царскому величеству найнизши слуги. Богдан Хмельницкий, гетман з Войском его королевской милости Запорозким.

    ЦГАДА, ф. 124. Малороссийские дела, оп. 3, № 28, л. 2 (подлинник). Опубл.: Памятники КК.— Т. I.— С. 219—221; Акты, относящиеся к истории Юго-Западной России (далее ЮЗР).— Т. 3.— С. 207—208; История Украины в документах и материалах.— Т. 3.— С. 129—130; Воссоединение Украины с Россией: документы и материалы: В 3 т. Т. 2. 1648—1651 гг.— М., 1953.— № 12.— С. 32—34.

    Примечания

    1 25 мая 1648 г. севские воеводы 3. Леонтьев и И. Кобыльский послали к А. Киселю стародубца Г. Климова с письмом кн. Н. Трубецкого о готов­ности русского войска выступить против татар. Эти письма не попали по назна­чению. За Киевом Г. Климов был задержан казаками и отправлен к Богдану Хмельницкому. При посредстве Г. Климова Богдан Хмельницкий передал два листа: один царю, второй — севскому воеводе. Этими листами было поло­жено начало непосредственным сношениям Богдана Хмельницкого с рус­ским правительством (см.: Воссоединение Украины с Россией.— Т. 2.— № 15, 16.— М., 1953).

    * Текст поврежден.

    34

    2 19 апреля 1648 г. у Желтых Вод произошел первый бой казаков с пе­редовым польским отрядом под командованием С. Потоцкого и Я. Шемберга. Богдан Хмельницкий установил связь с реестровыми казаками, идущими на соединение с Шембергом. Под руководством Джалалия реестровые ка­заки подняли восстание и присоединились к Хмельницкому. 6 мая польский отряд был полностью разгромлен в урочище Княжие Байраки. Оставшиеся в живых были пленены. С. Потоцкий был взят в плен, умер от ран.

    3 14 мая 1648 г. основные польские силы под командованием корон­ного гетмана Н. Потоцкого и польского гетмана М. Калиновского остано­вились возле Корсуня, на левом берегу р. Рось. По приказанию Н. Потоцкого 14—15 мая г. Корсунь был разграблен и сожжен. 16 мая под Корсунь прибыл Богдан Хмельницкий. Расположившись с главными силами на противопо­ложном берегу р. Рось, Хмельницкий направил 6-тысячный, отряд во главе с М. Кривоносом в тыл противника. На второй день перед рассветом поль­ское войско начало отступление в направлении Богуслава. Заманив противника в Гороховую Дубраву (Крутая Балка), выход из которой был закрыт отрядом Кривоноса, Хмельницкий наголову разгромил польские войска. Командую­щие войсками Н. Потоцкий и М. Калиновский были взяты в плен и отданы татарам.

    1653 г. октября 1

    РЕШЕНИЕ ЗЕМСКОГО СОБОРА О ВОССОЕДИНЕНИИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

    В прошлом во 161-м году* мая 25* по указу великого го­сударя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца говорено на соборех о литовском и о чер-каском делех.

    А в нынешнем во 162-м году октября в 1 день великий госу­дарь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии са­модержец указал о том же литовском и черкаском делех учи-нити собор1, а на соборе быти великому государю святейшему Никону, патриарху Московскому и всеа Русии, и митрополи­том, и архиепискупом, и епископу, и черным властем, и боя-ром, и окольничим, и думным людем, и стольником, и стряп­чим, и дворяном московским, и дьяком, и дворяном, и детем боярским** из городов, и гостем, и торговым и всяких чинов людем. И указал государь им объявити литовского короля и панов рад прежние и нынешние неправды, что с их стороны делаютца к нарушенью вечного докончанья, а от короля и от панов рад исправленья в том не бывало. И чтоб те их неправды ево государевым Московского государства всяких чинов людем были ведомы. Также и запорожского гетмана Богдана Хмель­ницкого присылки объявити, что они бьют челом под государе­ву высокую руку в подданство. И что ныне король и паны рада

    * Написано над строкой. ** Далее зачеркнуто: выборным.

    2'

    35

    при государевых великих послех по договору исправленья не учинили и отпустили их без дела.

    И государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец, пришед от празника от Покрова пре­святые богородицы за кресты и быв в соборной церкви, для собору был в Грановитой полате. А на соборе были: великий государь святейший Никон, патриарх Московский и всеа Ру­сии, митрополит крутицкой Селивестр, митрополит сербской Михайло, архимандриты и игумны со всем освященным собо­ром, бояре, окольничие, думные люди, стольники и стряпчие, и дворяне московские, и жильцы, и дворяне з городов, и дети боярские, гости и гостиные, и суконные сотни, и черных сотен, и дворцовых слобод, торговые и иных всяких чинов люди и стрельцы. И по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу о неправдах Яна Казимера ко­роля польского и панов рад и о челобитье государю в поддан­ство Богдана Хмельницкого и всего Войска Запорожского чтено всем вслух:

    В докончальных грамотах блаженные памяти великого го­сударя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца и Владислава короля польского и великого князя литовского написано: быти им обоим великим государем меж себя и их государским детем и наследником в братцкой дружбе, и в любви, и в соединении. А великого государя на­шего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца и его государевых детей и наследников Владиславу королю и вперед будучим королем польским и великим кня­зем литовским, и паном раде, и всей Речи Посполитой во вся­ких письмах описывати и имяновати по его государскому до­стоинству и по вечному докончанью великим государем ца­рем и великим князем всеа Русии самодержцем с полными его государскими титлы по его государскому достоинству. И как он, великий государь, сам себя описует по докончальной гра­моте отныне и до века и вперед неподвижно безо всякого пре-мененья. А Владиславу, королю польскому и великому князю литовскому, и вперед будучим королем польским и великим князем литовским писатися по прежним обычаем с полными ж их титлы по докончальной грамоте. А к Московскому государ­ству Владиславу королю польскому и великому князю литов­скому и ево братье, и детем, и внучатом причитанья ни в чем не иметь и царем и великим князем всеа Русии, и титлами Московского государства не писатися и не имяноватись. И то вечное докончанье с обе стороны сперва великие послы, а пос­ле того и сами обои великие государи своими государскими душами, крестным целованьем закрепили и грамотами и печа­

    36

    тьми утвердили, что меж ими, обоими великими государи, то­му вечному утверженью быти навеки непременну.

    И с стороны Владислава короля польского и великого князя литовского при нем, Владиславе короле, вечное до­кончанье нарушено: блаженные памяти великого государя ца­ря и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца и сына его государева, великого государя нашего царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии само­держца в королевских во многих грамотах и порубежных го­родов воевод, и каштелянов, и старост, и капитанов, и держав-цов в государевы порубежные городы к воеводам.в листех их имянованья и титлы писаны не по вечному докончанью, со мно­гим премененьем. А иные злодеи во многих листех писали с ве­ликим безчестьем и с укоризною, а королевское имянованье писали царским имянованьем и многих государств государем и обладателем.

    И о тех королевских многих неправдах посыланы от них, государей, в Польшу и в Литву ко Владиславу королю поль­скому и великому князю литовскому их государевы великие послы и посланники. А велено им, будучи у короля на посоль­стве и с паны рады в ответех, о государеве чести говорите, и подлинные прописные листы казатй, и списки с них дати, и на тех людей казни и наказанья просити.

    И во 148-м году писал ко государю Владислав король в гра­мотах своих: которые люди за его королевским заказом учнут государево имянованье и титло писать не по их государскому утверженью, и те будут кажнены, а которые писали неосте-регательно, и тех с сойму однолично велит казнить, а вперед того отнюдь не будет.

    А в ответном письме панов рад, каково дали во 153-м году государевым великим послом боярину князю Алексею Михай­ловичи) Львову с товарыщи, написано, что королю, по ка места право не ставало, по та места каранья чинить было не мочно. А ныне за те проступки, после права постановленого, король на сойм позвати велел, и казнь по проступке их против права их подлинно учинена будет. И по тем королевским грамотам, и по ответным письмам, и по договорам панов рад при Владиславе короле исправленья никакова не бывало.

    А при нынешнем Яне Казимере короле польском учало быть и пуще прежняго: блаженные памяти про великого го­сударя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Ру­сии самодержца и про деда его государева, блаженные памя­ти про великого государя святейшаго патриарха Филарета Никитича Московского и всеа Русии, также и про великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа

    37

    Русии самодержца в книгах их напечатаны злые безчестья, и укоризны, и хулы, чего не токмо великим государем христи-я неким, помазанником Божиим, и простому человеку слыша-ти и терпети невозможно, и помыслити страшно. Также и Мос­ковского государства про бояр и про всяких чинов людей на­печатаны в тех книгах многая бесчестья и злые укоризны, чего ни в которых государствах не токмо за вечным докон-чаньем, и в развратье того не бывает. А Владислав король на­писан обранным великим князем Московским мимо вечного докончанья.

    И в прошлом во 158-м году по государеву цареву и велико­го князя Алексея Михайловича всеа Русии указу посыланы в Польшу и в Литву к Яну Казимеру королю его государевы великие и полномочные послы — боярин и оружейничей и на­местник Нижнего Новагорода Григорей Гаврилович Пушкин с товарыщи2. А велено им о тех королевских и панов рад мно­гих неправдах говорити накрепко и за государскую честь по посольским договором на виноватых просити казни смерт­ные.

    И по королевскому указу паны рада тем государевым великим послом дали договор за руками своими и за печатьми, что тех всех про государево имянованье и титла обвиненых людей, которые в росписи от них, великих послов, им, паном раде, написаны в Варшаве на сойме, по правом корунным и литовским и против соймового уложенья констытуцыи 1637* году судити. И по проступке их осудя, и смертью, хто будет достоен, казнити при государевых послех или при посланни-кех. А в констытуцыи 1637-го году написано: а на таковых, ко­торые б дерзали писать, или титлы умаляти, или отменяти, пе­нам пердуэллионис закладаем, а по-руски то слово — смерт­ная неотпущательная казнь и отлучение имения.

    И по государеву указу, а по королевской присылке, посы­ланы х королю на сойм с прописными листами посланники Офонасей Прончищев да дьяк Алмаз Иванов3. И будучи они у короля и у панов рад, в ответех о государеве чести говорили, и на виноватых по договору и по констытуцые казни просили, и стояли о том крепко. И король и паны рада на том сойме при государевых посланниках не токмо что по договору исправ-ленья не учинили, и многих винных людей к суду не поста­вили, и правды ни в чом не показали.

    И после того присылал ко государю Ян Казимер король посланников своих — Альбрехта Пецлавского да Хриштопа Униховского, а с ними присылал с сойму на тех подданных сво­

    * На левом поле помета: 146-й.

    38

    их, за государеву честь обвиненых, людей з декретом. И в том декрете к прямому исправленыо ничего не написано. И мно­гие винные люди от вин своих учинены свободными не по делу, а на которых обычных немногих людей и вина положена, и про тех в том же декрете написано: где они, живы ли или по­мерли, про то им и самим не ведомо. И по государеву указу тот декрет у них, посланников, за такими явными неправ­дами не принят. А сказано им и в ответном письме написано, что для совершенья тех дел пошлет государь к Яну Казимеру королю своих государевых великих послов.

    И в прошлом во 161-м году посыланы к нему, Яну Казиме­ру королю, государевы великие и полномочные послы, боярин и наместник великопермской князь Борис Александрович Репнин-Оболенской с товарыщи, чтоб Ян Казимер король, памятуя вечное докончанье, и посольские договоры, и сой-мовые свои уложенья, констытуцыю, велел в тех вышеимя-нованных делех исправленье учинить пристойное. И те госу­даревы великие послы, будучи в ответе, о государеве чести о исправленье на обвиненых людей по договору паном раде говорили и стояли о том всякими мерами. И Ян Казимер ко­роль в том деле никакова исправленья не учинил. А паны рада в ответех то дело, что они, великие послы, говорили о чести блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца и сына его госу­дарева, великого государя царя и великого князя Алексея Ми­хайловича всеа Русии самодержца называли малым делом.

    И те государевы великие послы им, паном раде, о том выговаривали, что они, паны рада, то начальное и главное де­ло, государскую честь, ставят ни во что и называют малым де­лом, не бояся Бога и не памятуя вечного докончанья. И тем великих государей наших блаженные памяти великого госуда­ря царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца и сына его, великого государя нашего царя и ве­ликого князя Алексея Михайловича всеа Русии самодержца обесчестили.

    И паны рада говорили и указывали на прежней свой не­праведной суд и декрет, что они о том деле, о их государской чести, мимо прежнего суда и декрету инако судити и переделы­вать не будут, и отказали в том впрямь. А которые листы писаны после того их суда и декрету, и про те листы паны рада сказали, что они тех людей, от кого те листы писаны, судити учнут так же, как и за прежние прописки, и к тем сло­вам смеялись, а справедливости в том деле никакие не учи­нили и поставили такое великое дело ни во что.

    Да он же, Ян Казимер король, забыв вечное докончанье,

    39

    умышляя над Московским государством злые неприятельские замыслы, ссылался с общим християнским неприятелем, с крымским ханом почасту и всякими вымыслы умышлял, чтоб сопча Московское государство воевать и разорить. Да он же, Ян Казимер король, через свои государства пропустил к свей-ской королеве Христине общего християнского неприятеля крымского хана посла для ссоры и войны. А преж сего того, чтоб крымским послом через Польшу и Литву в Свею ходить, николи не бывало.

    Да с его же королевские стороны учали быть в порубеж­ных местех задоры большие: приходя в государеву сторону, их польские и литовские люди государевых порубежных го­родов дворян и детей боярских поместья и вотчины разоряют, и людей их и крестьян грабят и мучат розными муками, и за рубеж вывозят сильно, и всякие злости им чинят. А уряд­ники их по письму государевых порубежных воевод рос-правы в том не чинят. И по тем по всем мерам многие не­правды учинились к нарушенью вечного докончанья с королев­ские стороны.

    А з государевы стороны вечное докончанье во всяких мерах и по ся места здержано крепко и нерушимо.

    Да в прошлых годех присылал ко государю царю и велико­му князю Алексею Михайловичю всеа Русии запорожской гетман Богдан Хмельнитцкой и все Войско Запорожское пос­ланников своих многижда, что паны рада и всея Речь Пос-политая на православную християнскую веру греческаго зако­на и на святые Божий восточные церкви востали и гонение учинили большое. И их, запорожских черкас, от истинной пра­вославной християнской веры, в которой они издавна живут, учали отлучать и неволить к своей римской вере. И церкви Божий запечатали, а-в ыных учинили у нею, и всякие над ними гонения и поругания, и злости нехристиянские чинили, чего они и над еретиками и над жидами не чинят. И они, черкасы, не хотя благочестивые християнские веры отбыти и святых Бо-жиих церквей в разорении видети и видя себя в таком злом гоненье, поневоле призвав к себе в помочь крымского хана с ордою, учали за православную християнскую веру и за свя­тые Божий церкви против их стояти. А у царского величества милости просят, чтоб он, великий християнский государь, жалея благочестивые православные християнские веры и свя­тых Божиих церквей и их, православных християн, невин­ные крови пролития, умилосердился над ними, велел их при­нята под свою царского величества высокую руку. И учинил им на гонителей християнские веры и святых Божиих церк­вей, на поляков помочь и послал войска свои.

    40

    А в прошлом во 161-м году присылал ко государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии запорож­ской гетман Богдан Хмельнитцкой посланников своих двож-ды, что с королевские стороны по договором, на чом с ними, запорожскими черкасы, мирились, не исполнено, и церкви Бо­жий, которые в договоре написаны были отдать из унеи, не отдали, а которые немногие и отданы были, и те оборочены опять под унею. И хотя православную християнскую веру иско­ренить и святые Божий церкви до конца разорить, войска на них корунные и литовские собрали, и многие городы и места, и в тех городех и местех святые Божий церкви осквернили, и обругали, и разорили. И православных християн духовно­го и мирского чину многих невинно замучили злыми различ­ными муками, и всякое злое поругание чинили, о чем и слы­ша™ жалостно.

    И они у царского величества запорожские, черкасы ми­лости просят со многим слезным челобитьем, чтоб он, ве­ликий государь, православные християнские веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем их и клятво­преступником не дал и над ними умилосердился, велел гет­мана Богдана Хмельнитцкого и все Войско Запорожское при­нять под свою государеву высокую руку. А будет государь их не пожалует, под свою государеву высокую руку приняти не изволит, и великий б государь его царское величество для православные християнские веры и святых Божиих церк­вей в них вступился, велел их помирити через своих государе­вых великих послов, чтоб им тот мир был надежен. А собою они с поляки миритца отнюдь не хотят, потому что поляки в прав­де своей не стоят.

    И по государеву указу, а по челобитью гетмана Богдана Хмельницкого и всего Войска Запорожского его государевым великим послом, боярину и наместнику великопермскому кня­зю Борису Александровичу Репнину-Оболенскому с товарыщи, о том миру и о посредстве королю и паном раде говорити ве­лено. И по государеву указу его государевы великие послы, боярин князь Борис Александрович с товарыщи, в ответех па­ном раде говорили, чтоб король и паны рада то междоусобье успокоили и с черкасы помирились, и православную християн­скую веру греческого закону не гонили, и церквей Божиих не отнимали, и неволи им ни в чем не чинили, а учинили б мир по Зборовскому договору4, и которые церкви оборочены под унею, и те б церкви отдали им назад. И будет кородь и па­ны рада то учинят, что з запорожскими черкасы помирятца, и в вере им вперед неволи чинить не учнут, и церкви Божий отдадут им по-прежнему, и великий государь его царское вели­чество для православные християнские веры и святых Божиих церквей брату своему королевскому величеству такую поступ­ку учинит: тем людем, которые в его государском имянованье в прописке объявились, те их вины велит им отдать.

    И Ян Казимер король и паны рада и то дело поставили ни во что ж, и в миру с черкасы отказали, и, хотя православную християнскую веру искоренити и церкви Божий разорите, по­шли на них войною при них же, великих послех.

    Да как у короля и у панов рад в прошлом во 161-м году сойм был в Бресте Литовском, и у них на сойме приговорено впрямь, что им православных християн греческого закону, ко­торые живут в Коруне Польской и в Великом княжестве Ли­товском, побить и церкви Божий розорить, чтоб вера греческа-го закона искоренилась.

    И государевы великие послы, видя их многое упорство, говорили им з большим вычетом в полате и, х коретам идучи, во все люди вслух, что великий государь его царское величе­ство для православные християнские веры и святых Божиих церквей, хотя их междоусобье успокоить, тем людем, кото­рые за их государскую честь достойны были смерти, вины их хотел им отдать. И коли он, Ян Казимер король, и они, паны рада, то поставили ни во что и ни в чем исправленья не учини­ли, и великий государь его царское величество такова их зло­го безчестья и многово по вечному докончанью неисправ-ленья больши того терпети им не будет и послов своих и пос­ланников о том к ним вперед посылать не учнет, а велит о тех их неправдах и о нарушенье вечного докончанья писать во все окрестные государства к великим государем християн-ским и бусурманским. А за православную християнскую ве­ру, и за святые Божий церкви, и за свою государскую достой­ную честь стояти будет, сколько милосердый Бог помочи подаст.

    И паны рада ни на какую меру не сошли ж, и сходства не показали, и исправленья ни в чем не учинили, и во всем отка­зали, и тех государевых великих послов отпустили без дела. А как Ян Казимер король обран на королевство и на коро-нованье присягал, и в присяге ево написано меж иных дел, что ему меж разнствующими в вере християнской остерегати и защищати, и никакими мерами для веры самому не теснити и никово на то не попущати. А будет он тое своей присяги не здержит, и он подданных своих от всякия верности и послушания чинит свободными и разрешения о той клятве сво­ей ни у ково просити не будет и не примет.

    А ныне писал ко государю царю и великому князю Алек­сею Михайловичю всеа Русии запорожской гетман Богдан

    42

    Хмельнитцкой и все Войско Запорожское с посланцом своим с Лаврином Капустою, что король с войсками своими на Ук­раину идет. И они, не хотя монастырей и церквей Божиих и християн в мучительство выдать, бьют челом, чтоб государь его пожаловал, войска свои вскоре послать к ним велел. А будет он, великий государь, и ныне над ними, православными христи-яны, не зжалится, как они у него, государя, с плачем милости просят, а иноверцы те их нечто разорят и под себя подобьют, то они волю их чинити по нужде будут.

    А запорожской посланец Лаврин Капуста говорил: при-казывал-де с ним гетман Богдан Хмельницкой, а велел госуда­рю бити челом, чтоб государь велел прислать в Киев и в ыные юроды своих государевых воевод, а с ними ратных людей, хотя с 3000 человек, и то для тех же государевых воевод, а у гет-мана-де людей много. Да к нему ж де хотел быть крымской хан с ордою, а иные татаровя уж и пришли и стоят под Белою Церковью. Да к гетману ж де присылал турской салтан в обоз в Борки посланца своего, зовучи ево к себе в подданство. И гетман-де ему в том отказал, а надеетца на государеву ми­лость. А будет государь его и не пожалует, принять не велит, и он в том учнет свидетельствоватца Богом, что он о том у него, государя, милости просил много, а он, государь, его не пожаловал, а с королем-де у них миру отнюдь не будет, а уч-нут против его стоять.

    Да в вестях объявилось, что люди их черкаские с польскими людьми в подъездах двожды сходились и бились, и им-де пос­частливилось и много языков поляков поймали. А литовской-де гетман Радзивил говорил: будет они с Войском Запорожским ничего не учинят, и они тотчас с ними помирятца и пойдут на государеву землю войною.

    И выслушав, бояре приговорили: за честь блаженные па­мяти великого государя царя и великого князя Михаила Фе­доровича всеа Русии и за честь сына его государева, великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии стояти и против польского короля война весть. А терпе­ти больше того нельзя, потому что многие годы* в королевских грамотах ив порубежных листех писали их государские имя-нованья и титлы мимо вечного докончанья и посольского договору со многою пропискою.

    А по посольским договором, и по ответным письмам, и по своей сеймовой констытуцыи во многие годы исправленья не учинили. И видя королевские подданые такое неисправленье и злым людем за вины их неуимство, от того не престали, и

    * Далее зачеркнуто: писали во всяких... письмах.

    43

    с порубежных городов капитаны их и наместники в государевы порубежные городы к воеводам во всех годех государево имя­нованье и титло писали с пропискою. И при государевых пос-лех, при боярине князь Борисе Александровиче Репнине с товарыщи, исправленья не учинили и называли то дело — го­сударскую честь — малым делом, и смеяся, и поставили ни во что, и отпустили государевых послов без дела, и тем оне вечное докончанье нарушили.

    А о гетмане о Богдане Хмельницком и о всем Войске Запо­рожском бояре и думные люди приговорили, чтоб великий го­сударь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Ру­сии изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и все Вой­ско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные християн­ские веры и святых Божиих церквей, потому что паны рада и вся Речь Посполитая на православную християнскую веру и на святые Божий церкви востали и хотят их искоренить, и для того, что они, гетман Богдан Хмельницкой и все Войско Запорожское, присылали к великому государю царю и вели­кому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бити челом многижда, чтоб он, великий государь, православные християн­ские веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем их и клятвопреступником не дал и над ними уми­лосердился, велел их приняти под свою государскую высо­кую руку. А будет государь их не пожалует, под свою госу­дарскую высокую руку приняти не изволит, и великий б госу­дарь для православные християнские веры и святых Божиих церквей в них вступился, велел их помирити через своих великих послов, чтоб им тот мир был надежен.

    И по государеву указу, а по их челобитью государевы ве­ликие послы в ответех паном раде говорили, чтоб король и паны рада междоусобье успокоили и с черкасы помирились, и православную християнскую веру не гонили, и церквей Бо­жиих не отнимали, и неволи им ни в чем не чинили, а учинили б мир по Зборовскому договору.

    А великий государь его царское величество для православ­ные християнские веры Яну Казимеру королю такую поступ­ку учинит: тем людем, которые в его государском имяно­ванье в прописках объявились, те их вины велит им отдать. И Ян Казимер король и паны рада и то дело поставили ни во что и в миру с черкасы отказали. Да и потому доведетца их принять: в присяге Яна Казимера короля написано, что ему в вере християнской остерегати и защищати, и никакими ме­рами для веры самому не теснити, и никого на то не попущати. А будет он тое своей присяги не здержит, и он подданных своих

    44

    от   всякий   верности   и   послушанья   чинит   свободными.

    И он, Ян Казимер, тое своей присяги не здержал, и на пра­вославную християнскую веру греческаго закона востал, и церкви Божий многие разорил, а в ыных унею учинил. И чтоб их не отпустить в подданство турскому салтану или крым­скому хану, потому что они стали ныне присягою королев­скою вольные люди.

    И по тому по всему приговорили: гетмана Богдана Хмель­ницкого и все Войско Запорожское з городами и з землями принять.

    А стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и дьяки, и жильцы, и дворяне ж и дети боярские из городов, и головы стрелецкие, и гости, и гостиные и суконные сотни, и черных сотен и дворцовых слобод тяглые люди, и стрельцы о государ-ской чести и о приеме гетмана Богдана Хмельницкого и всего Войска Запорожского допрашиваны ж по чином порознь.

    И они говорили то ж, что за честь блаженные памяти вели­кого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии и за честь сына его государева, великого госуда­ря царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии стояти и против литовского короля война весть. А они, слу­жилые люди, за их государскую честь учнут с литовским коро­лем битися, не щадя голов своих, и ради помереть за их госу­дарскую честь. А торговые всяких чинов люди вспоможеньем и за их государскую честь головами ж своими ради помереть.

    А гетмана Богдана Хмельницкого для православные хрис­тиянские веры и святых Божиих церквей пожаловал бы ве­ликий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии по их челобитью, велел их приняти под свою госу­дарскую высокую руку.

    На л. 44: 164-го февраля 20-го дня се письмо списано и внес к государю вверх думной диак Алмаз Иванов. А закрепка розклеивана для того, что рознимано в доли.

    На об . л. 1—43 по склейкам скрепа: Думной диак Алмаз Иванов.

    ЦГАДА, ф. 79, Сношения России с Польшей, 1653, № 8, л. 1—44 (подлинник). Опубл.: Акты ЮЗР —Т. 10.—№ 2.—С. 3—18; СГГД.—Ч. 3.—С. 481. 489; Поли. собр. законов Российской империи.— Т. 1.— № 104; Воссоедине­ние Украины с Россией; Документы и материалы: В 3 т. Т. 3. 1651 —1654 гг.— М., 1953.— № 197.— С. 406—414.

    Примечания

    1 Имеется в виду земский собор 1 октября 1653 г., на котором было принято решение о воссоединении Украины с Россией. Впервые этот воп­рос был поставлен на Соборе 25 мая 1653 г. и был подготовлен проект ре­

    45

    шения Собора о необходимости воссоединить Украину с Россией. Но окон чательное утверждение проекта было отложено до возвращения посольства Б. Репнина. Ф. Волконского, Б. Хитрово и дьяка А. Иванова, отправленного в Польшу 30 апреля 1653 г. Целью посольства было заключение мира между Польшей и Украиной на условиях Зборовского договора и ликвидации унии. Соглашение не было достигнуто, и 7 августа 1653 г. переговоры прекрати­лись (см.: Воссоединение Украины с Россией: Документы и материалы.— Т. 3 — М., 1953.— № 155, 166).

    Послы Т. и С. Пушкины были отправлены в Польшу в январе 1650 г. Во время переговоров с польским правительством они требовали выдачи са­мозванца Т. Анкудинова, называвшего себя сыном В. Шуйского. Для его ро­зыска из Варшавы были посланы на Украину П. Протасов, Г. Богданов и ко­ролевский секретарь Ю. Ермолич, получившие специальный наказ (ЦГАДА, ф. 79. Сношения России с Польшей, кн. 78, лл. 836 об,— 848; Воссоеди­нение Украины с Россией: Документы и материалы.— Т. 2.— № 144).

    л Посольство А. Прончищева и дьяка А. Иванова отправилось из Москвы в Варшаву 12 января 1652 г. Послы вели с Польским правитель­ством переговоры о мирном урегулировании отношений между Украиной и Польшей и о наказании виновных в неправильном написании царского ти­тула. Польское правительство медлило с решением этих вопросов, обещая дать ответ после решения сейма, который предполагалось созвать в мае 1653 г. (Воссоединение Украины с Россией: Документы и материалы.— Т. 3,— № 82).

    4 Главными условиями Зборовского договора 8 августа 1649 г. были следующие: Запорожского Войска должно быть 40 тысяч по реестру; кресть­яне, которые не попадут в реестр, должны были возвратиться в поддан­ство шляхты; территория расселения казаков — три воеводства: Киевское, Брацлавское, Черниговское; давалась амнистия всем, кто принимал участие в восстании, в том числе и шляхте; в местностях, где живут казаки, не долж­но быть коронных польских войск; на все должности в воеводствах Киев­ском, Черниговском и Брацлавском должны назначаться только православ­ные; в упомянутых воеводствах запрещалось пребывание иезуитов и евреев-арендаторов; вопрос о ликвидации унии, а также и некоторые другие воп­росы должны были решиться на следующем сейме.

    1654 г. января 8

    ЛИСТ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО, ПОСЛАННЫЙ ИЗ ПЁРЕЯСЛАВА ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ЗА ВОССОЕДИНЕНИЕ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ

    Список с листа белоруского письма, каков писал ко государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) всеа Русии Богдан Хмельницкой, гетман с Войском Запорожским, з головою московских стрельцов с Арте-моном Матвеевым в нынешнем во 162-м году геиваря в 17 день

    Божиею милостйю великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичи) всеа Великия и Малые Русии самодержцу (п. т.) и иных многих государств государю и об­ладателю вашему царскому величеству Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все войско Запорожское низко до лица земли челом бьет.

    46

    Богу милостивому и вашему царскому величеству велико благодарим, получивше ныне, что от веку жадали есом, про­мыслом Божиим и милостйю неизчетною вашего царского величества. Что ваше царское величество пожаловати под креп­кую и высокую руку свою государскую нас, верных слуг своих, приняти изволил, мы, Богдан Хмельницкий, гетман Войска Запорожского, и все Войско Запорожское за милость неизре­ченную вашему царскому величеству паки и паки до лица зем­ли низко челом бьем.

    А по словеси евангельскому веру вашему царскому ве­личеству учинили есмо. И то дело совершили есмя перед ближним боярином вашего царского величества и наместником тверским Васильем Васильевичем Бутурлиным, окольничим и наместником муромским Иваном Васильевичем Олферьевым да думным диаком Ларионом Дмитреевичем Лопухиным. И просим: изволь, ваше царское величество, нас, верных слуг и подданных своих, имети и от всех неприятелей боронити. А что есмя з ближним боярином вашего царского величества и с товарыщи его розговаривали о всяких делех, они про то про все пространнее вашему царскому величеству скажут. По­том, дабы ваше царское величество на великих престолех великого царства Росийского долголетне царствовал и нас ми­лостйю и великими щедротами своими государскими прямых и верных слуг и подданных своих жаловати и миловати из­волил, просим, паки и паки просим, и себе самих в милость премногую вашего царского величества усердно вручаем.

    Дан с Переясловля, дня 8-го генваря лета Божияго 1654-го. Вашему царскому величеству верные подданные и нанижайшие слуги Богдан Хмельницкий, гетман с Войском вашего цар­ского величества Запорожским.

    ЦГАДА, ф. 124. Малороссийские дела, оп. 1, 1654, № 1, л. 35—38 (спи­сок XVII в.), Опубл.: Акты ЮЗР.—Т. 10.—№ 4/11.—С. 261—262; Воссое­динение Украины с Россией: Документы и материалы: В. 3 т. Т. 3. 1651 — 1654 гг.— М., 1953.—№ 225.— С. 516.

    ОСЕНИ

    НАС

    ВСЕСИЛЬНОЙ ДЕСНИЦЕЙ...

    1656 г. марта 15

    ГРАМОТА МОЛДАВСКОГО ГОСПОДАРЯ ГЕОРГИЯ СТЕФАНА ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ ОБ ОТЪЕЗДЕ В РОССИЮ ПОСОЛЬСТВА ВО ГЛАВЕ С МИТРОПОЛИТОМ ГЕДЕОНОМ

    И БОЯРИНОМ ЛОГОФЕТОМ ГРИГОРИЕМ НЯНУЛОМ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ О ПЕРЕХОДЕ МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО1

    Иже в Христа Бога благоверному, Богому избранному, Богому почтеному, Богому превознесенному и в православию ясно сияещому, великому господарю царю и великому князю Алексию Михайловичю, всея Великия и Малия и Белия Росия самодержцу, царю московскому и иним многим землим и странам восточных и западних и севярних отчича и дедича и наслядника и царя и господаря и обладателе, о Господи радоватися на лета многа. Аминь.

    Челобитно творим пред великому и православному ти царству, велики господарю и наши православнии царю, понеже убо благодятием Божием сердце нашя вожеждет на вое [як] о время и на всяк час поклонитися к пресвятлому и [вел] икому ти царство и непрестано с всих наших православ­ии х християн, пребиваещих же в нашей страни Молдавской, молим Господа Бога вседержителе да подарует царскому ти величество долголетний живот и здравие и побяди на всих неприятели.

    Мы, не знающи в всих вселенских странах иншего право-славнаго царя, развя царское ти величество, днес прибегаем и припадаем под славна и висока, и честна царска ти рука. И избрахом в потребу си преосвященаго и богулюбиваго госпо­дина отца Гедеона, архиепископа и митрополита земли нашей, вкупя с нашего ближнего и вярнаго болярина Глигорие Няню-ловича, вторим логофетом, бити челом в място нашего под честних и пресветлих стоп царскому ти величество, и наивущи ротя велели естмы из уста нашего за весех наши и земских потребах да имат указовати и глаголати к пресвятлому и великому ти царство. Тилко молим и желаем царское ти величество да имати быти за вярности, об наше словеси истини суть. Поклон малый от художества нашего вашиму царскому величество посилаем и усердно просим, яко да благовосприи-меши от мене, поклоника вашего царского величества. И ликуй царствию ти с Богом. Аминь.

    У Яс, в лето 7164 мартие 15.

    Благодати ем Божием добровольнии поклоник и всеких благ желатель и слуга царскому ти величеству Ио Георгие

    50

    Стефан воевод [а], Божиею милостию господарю земли Мол­давскому, челом бием пряд великому ти царство. Ио Георги Штефан воевода.

    Адрес: Наяснеишому и светляишому великому господарю царю и великому кнезу Алексию Михаиловичу, всея Великия и Малия и Белия Росия самодержцу, царю московскому и иним многим землим и странам восточних и западних и се­вярних отчича и дедича, царя и господаря и обладателя, о Господи радоватися на лета многа. Аминь.

    Пометы: 1) почерком XVII в.— От молдавскаго господаря Васил [ья] * о милостыне2; 164

    2) почерком XVII—XVIII вв.— 1656.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 2, 1656 г., № 28, л. 1—2 об. (подлинник). След господарской прикрепленной круглой красновосковой печати. Опубл.: Исторические связи народов СССР и Румы­нии в XV— начале XVIII в.— Т. 2.— М., 1968.— № 88.— С. 270—271.

    Примечания

    1 Молдавское посольство во главе с сучавским митрополитом Гедеоном и логофетом Григорием Нянулом прибыло в Путивль 16 апреля 1656 г. Кроме данной грамоты, посольство доставило грамоту молдавского господаря Георгия Стефана патриарху Никону и «лист» гетмана Богдана Хмельницкого путивльскому воеводе Н. А. Зозину с просьбой пропустить молдавское посольство в Москву. 18 апреля 1656 г. посольство выехало из Путивля в Москву (ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 2, л. 41). Список даров, привезенных царю Алексею Михайловичу митрополитом Гедеоном и логофетом Г. Нянулом см.:'ЦГАДА, ф. 68. Сноше­ния России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 1, л. 56, 58, 59.

    11 хмая 1656 г. митрополит Гедеон и логофет Г. Нянул были в первый раз на расспросе в Посольском приказе, а 14 мая 1656 г. послы были приняты царем Алексеем Михайловичем (ЦГАДА, ф. 68. Сношения с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 2, л. 29—30; № 1, л. 58—59).

    2 Находясь в Москве, митрополит Гедеон подал царю Алексею Михай­ловичу челобитную с просьбой отправить на родину племянника Льва Заха­рова, захваченного в плен крымскими людьми и отбитого у них русскими ратными людьми. В январе 1657 г. из Разрядного приказа киевскому воеводе А. В. Бутурлину была послана грамота с приказом об исполнений просьбы митрополита Гедеона (ЦГАДА, ф. 210. Разрядный приказ, Белгородский стол. Стб. 386, ч. 2, л. 693—694).

    Молдавские послы, митрополит Гедеон и логофет Г. Нянул, были щедро пожалованы царем (ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Вала­хией, оп. 1, 1656 г., № 1, л. 205—207).

    * Так в рукописи, должно быть: Георгия Стефана.

    51

    1656 г. марта 16

    ПИСЬМО МОЛДАВСКИХ ПОСЛОВ МИТРОПОЛИТА ГЕДЕОНА И БОЯРИНА ЛОГОФЕТА ГРИГОРИЯ НЯНУЛА В ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ С ИЗЛОЖЕНИЕМ УСЛОВИЙ ПЕРЕХОДА МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО1

    1*

    Наказал нам пресветлый государь Георгий Стефан, воевода всей Молдавской земли, преосвященному митрополиту госпо­дину Гедеону да второму логофету Грегорью говорить изустно перед благочестивым государем царем Алексеем Михайлови­чем московским, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии само­держцем, лета 7164-го году месяца марта в 16 день.

    2

    Государь наш Георгий Стефан воевода смиренным и покор­ным сердцем к великому вашему царствию послал нас, глав своих, поклонити покорением и земным поклоном перед чест­ными ногами царствия твоего, вместо государя нашего, со всеми своими людьми и со всеми живущими, которые живут в Молдавской земле, с великим желанием и любовию все покло-нятца и покорятца честным стопам царствия твоего.

    3

    Как прислал, великое твое царствие, посла своего к нам нас приводить к покорению под честные и святые твои стопы, и в то время государь наш хотел с великою радостию и всею душою и всем сердцем поклонитись и покоритца великому твоему царствию, только было не время, потому что были ограждены ото всех стран от нечестивых турок и татар и от иных неверных, и невозможно было нам объявить, что хотим покоритца великому твоему царствию, чтоб турки и татаровя не сведали. Да и Молдавская земля тогды не похотела потому: как бы сведали турки и татаровя, и государя нашего извели б, и Молдавскую землю всю разорили.

    Прошение государя нашего и всей Молдавской земли ко благочестивому царю и самодержцу сие есть, о том молят и просят.

    * Здесь и далее римскими цифрами передается арабская цифирь, а Арабскими — буквенная.

    52

    1

    Чин наш и государства нашего не порушился б только, как жили преж сего в нашем государстве древние государи наши, те, которые не были под повелением турского салтана, также и нам быть в том же чину и жить бы нам со всем нашим государством, понеж и после тех прежних государей, которые государи были под областью турского салтана, хотя турки с них и дань имали, яко ж и с нас, а чести и чину государства нашего не порушили.

    2

    Как Божиим изволением которой государь наш от сего света отойдет, и в нашей земле и в государстве нашем иному государю от ыного роду государем не быти, опричь нашего государства.

    3

    Честь и чин государства нашего не порушился б, как была не порушена и от нечестивых, но благоволением великого вашего царствия утвердитца и укрепитца паче прежнего.

    4

    Господь Бог да подаст силу великому вашему царствию на нечестивых и на неверных народов. Паки бьем челом мы царствию твоему со всею своею землею для некоторых городов, которые были на границе нашей, и их ныне держат нечестивый под повелением своим. И те городы царствие твое пожаловал бы нам быти им под нашим повелением, как были при прежних государех наших до турского взятья. И буде изволит царствие твое, мы возможем взять их от рук нечестивых агарян и поса­дить в них своих людей.

    5

    Должны будем мы по вся годы до веку посылать к царствию твоему великие дары против твоей царской чести, а дани б с нас царствию твоему не имать, как емлют с нас нечестивые огаряня, для того, что сподобил тебя Господь Бог быти и есть великим царем благочестивым, православным, и нам бы, бедным рабом твоим, получити от царствия твоего малой покой.

    53

    6

    Колене преклоняем чистым покорением и земным покло­ном, и великим желанием, и благоговением християнским молимся со слезами, и припадаем к пресветлым и святым ногам царствия твоево. Да буди милостив и милосерд к нам и ко всем рабом твоим, живущим в сих странах, елико пребываем и живем меж нечестивых, и стоят на нас всегда турки и татаровя. А нам, бедным, восприбегнути где не имеем.

    По сем буди ведомо, многолетный царю, весть к нам дохо­дит ис Крыму, что крымской хан со всею своею силою хочет итти на помочь ляхом и нас с собою имать насупротив твоей царской рати, и мы не имеем что творить, а от неволи с ними итти будем, потому что отказать нам им не уметь, для того, что имеют они силу большую, и нас всех пленят, и государство все разоряют. И сего ради молим и бьем челом святому твоему царствию и надежу имеем на великое ваше царствие, что мы чистым сердцем и покорною главою припадаем под святую десницу царствия твоего.

    7

    Господь Бог да подаст святому твоему царствию благоден­ствие и победу на врагов твоих, и нас Бог сподобит видеть к себе твою царскую милость и видеть такую ж победу на нечес­тивых, яко и на ляхов. И как изволит царствие твое послать на нечестивых, и мы должни есми быть готовыми и с твоими царскими ратными людьми итти на нечестивых.

    8

    О сих прошениях, что просим от великого твоего царствия, припадаем и молимся со слезами, да восприимет царствие твое моление и прошение нас, рабов твоих, для нужи нашей и прошения, да пожалуй нас, царствие твое, своею царскою грамотою и послом своим, чтоб нам, видя твою царскую гра­моту и посла твоево, в нужах своих и печалех утешитца и во всех прошениях своих вверитца.

    9

    Паки бьем челом святому царствию твоему, да пожалуешь вольную грамоту, чтоб нам посылать людей своих всегда к царствию твоему з грамотами и с вестьми без урыву.

    54

    10

    Еще бьет челом царствию твоему государь наш для неких святых икон, писать нам здесь, быть им в некотором монасты­ре, что государь наш строит.

    Подлинное письмо за патриарховою рукою и за послан-никовыми руками и за печатьми положено в ящик, что с печатьми.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 1, л. 60—69 (перевод). Опубл.: ПСЗ.— Т. 1,— № 180.— С. 371—372; Историче­ские связи народов СССР и Румынии.— Т. 2.— М., 1968.— № 89.— С. 273—275.

    Примечание

    1 Сведения об условиях перехода Молдавии в русское подданство и подробности предшествующих молдавско-русских переговоров содержатся также в расспросных речах молдавских послов в Посольском приказе от 21 мая 1656 г. (ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией оп. 1, 1656 г., № 1, л. 70—100).

    1656 г, июня 29

    ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ГЕОРГИЮ СТЕФАНУ О СОГЛАСИИ ПРИНЯТЬ УСЛОВИЯ ПЕРЕХОДА МОЛДАВИИ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ ПОСЛАМИ МИТРОПОЛИТОМ ГЕДЕОНОМ  И БОЯРИНОМ ЛОГОФЕТОМ  ГРИГОРИЕМ  НЯНУЛОМ1

    Божиею милостию мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец (п. т.) *, объявляем Стефану, воеводе и владетелю Молдавские земли, наше царского величества милостивое слово*, что в нынешнем во 164-м году в мае меся­це присылали к нам, великому государю к нашему царскому величеству, вы, Стефан воевода, посланников своих, сучав-ского митрополита Гедеона да логофета второго Григорья Ненула, бити челом, что вы, православные християня**, всей Молдавские земли всяких чинов люди**, пребываете от ино-верцов в великом утеснении, и гонении, и разорении, и чтоб мы, великий государь наше царское величество, вас пожало­вали, велели для единые православные християнские веры и святых Божиих церквей тебя, Стефана воеводу, со всею Молдавскою землею приняти под нашу царского величества

    * Написано  над зачеркнутым: пожаловали есмя Стефана, воеводу и владетеля Молдавские земли... изволенье. ** Написано над строкой.

    55

    высокую руку в вечное подданство. А вы нам, великому госуда­рю, учнете служить верно, и где наше государское повеленье будет, и вы на всякого нашего царского величества неприятеля ходить и с нашими царского величества ратными людьми учне­те стоять заодно.

    И мы, великий государь наше царское величество, по свое­му государскому милосердому обычаю, не помятуя ;ваших прежних * досадительства и с неприятели нашими, с поль­скими людьми соединения *, пожаловали, велели тебя, Сте­фана воеводу, с Молдавскою землею принять под нашу цар­ского величества высокую руку в вечное подданство.

    И тебе б, Стефану воеводе, быти под нашею царского вели­чества высокою рукою со всею Молдавскою землею навеки неотступно и нам, великому государю нашему царскому вели­честву, и сыну нашего царского величества царевичю и вели­кому князю Алексею Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии** и наследником нашим** служити и всякого добра хотеть**. А хто нам, великому государю нашему цар­скому величеству, учинитца недруг, и того недруга людьми и казною не подмогали и совету с ним никакова не имели по нашей царского величества воле**. И где наше царского вели­чества повеленье будет, на которого неприятеля итти, и вам туды ходити и с нашими царского величества ратными людьми на всякого неприятеля стоять собча безо всякие измены.

    А что били челом нам, великому государю нашему цар­скому величеству, по твоему, Стефана воеводы, приказу пос­ланники ваши, митрополит и логофет, и подали статьи. А в тех статьях написано, чтоб нам, великому государю, пожаловать вас: чинов государства вашего пременяти и нарушати не велеть, а чтоб вам жить в том чину и чтись, как было в вашем государстве при прежних государех, которые были не под повелением турских салтанов. Да вы же будете должны по вся годы до веку присылать к нам, великому государю к нашему царскому величеству, великие дары по нашему государскому достоинству, только б нам, великому государю, дани с вас против того, как емлют турки, имать не велеть для того, чтоб вам в том по нашей государской милости получить покой. А буде Божиим изволением, которой государь Молдавские земли

    * Написано над зачеркнутым: возревновав по бозе и зжалився над народом православно християнским в терпении нетерпимом от врагов креста Христова и всего християнства будучих й ищущих высвобожденья из рук мучительных поганских и не хотя видеть церквей благочестивых и людей христоименитых в розхищении и от неверных в поругании; далее зачеркнуто: прежнего.

    ** Написано над строкой.

    56

    от сего света отойдет, и в вашей бы земле и в государстве иному государю иного роду, опричь вашего государства, государем не быть.

    И мы, великий государь наше царское величество, тебя, Стефана воеводу, и всю Молдавскую землю пожаловали, тем всем статьям велели быть во всем по вашему челобитью неот­менно. И хотим вас держать в нашем государском милостивом жалованье и в призренье, и вам бы на нашу царского величе­ства милость быть надежным.

    Дана ся наша царского величества жалованная грамота в нашем царствующем граде Москве.

    Лета от создания миру 7164-го июня 29-го дня.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 2, л. 41—45 (отпуск). Опубл.: ПСЗ.— Т. 1.—№ 180.—С. 373—374; Сборник грамот и договоров о присоединении царств и областей к государству Рос­сийскому в XVII—Х1Хвв.— Ч. 1.— Пг., 1922.— С. 32—50; Исторические связи народов СССР и Румынии...— Т. 2.— № 93.— С. 286—287.

    Примечание

    1 Сохранилась аналогичная грамота, но с некоторыми разночтениями, датируемая 14 июня 1656 г. Очевидно, это первый вариант публикуемого документа (ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1656 г., № 2, л. 38—40). В том же деле находится отпуск еще одной грамоты царя Алексея Михайловича молдавскому господарю Георгию Сте­фану, также от 29 июня 1656 г. (Там же, л. 50—53). Остается неясным, была ли эта грамота отправлена.

    1656 г. июля 7

    ПРИСЯГА НА ПОДДАНСТВО РОССИИ ПОСЛАННИКОВ МОЛДАВСКОГО ГОСПОДАРЯ ГЕОРГИЯ СТЕФАНА МИТРОПОЛИТА ГЕДЕОНА И БОЯРИНА ЛОГОФЕТА ГРИГОРИЯ НЯНУЛА, ДАННАЯ В МОСКОВСКОМ УСПЕНСКОМ СОБОРЕ

    Яз, Молдавского воеводства сучавской митрополит Гедеон, да логофет Григорей обещаемся пред святым Евангелием за себя и за Стефана воеводу и за весь духовной и мирской чин на том, что прислал нас к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, Стефан воевода и владетель Молдавские земли бити челом, чтоб он, великий государь, пожаловал, велел ево, Стефана воеводу, со всею Молдавскою землею принять под свою государскую высокую руку в вечное под­данство. И великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии само­держец, его царское величество пожаловал Стефана воеводу со

    57

    всею Молдавскою землею под свою государскую высокую руку принять изволил.

    И Стефану воеводе и духовного чину людем, также и бояром, и всякого чину людем быти под царского величества высокою рукою навеки неотступным, и служити ему великому государю и сыну его государеву, государю царевичю и великому князю Алексею Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и наследником верно, и на всякого его государева неприятеля стоять, по его государеву повеленью, безо всякие измены, а х турскому, и х крымскому, и к иным государем впредь не приставать. И на том на всем ему, Стефану воеводе и бояром, и всякому чину начальным людем учинить вера перед его государевыми послы, которым его царское величество изво­лил х нему, Стефану воеводе прислать, и письмо о том за своими руками и за печатьми, к царскому величеству для утвержденья и верности послать с теми ж его царскаго вели­чества послы. А на истинное уверение во всем в том обещаюся государю своему царю и великому князю Алексею Михайло­вичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и его благоверной царице и великой княгине Марии Ильичне и благоверному государю царевичу и великому князю Алексею Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и их госу-дарским наследником, по непорочной заповеди Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, якож во святом Евангелии указася, еже ей, ей на том, служити мне ему, государю своему царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и его благоверной царице и великой княгине Марии Ильичне и благоверному государю царевичу и великому князю Алексею Алексеевичю всеа Вели­кия и Малыя и Белыя Росии и их государским наследником. И опричь государя своего царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии само­держца и сына „его государева государя царевича и великого князя Алексея Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии и их государских наследников на Московское и на Владимирское государства, и на все великия государства Росийского царствия и на Великое Княжество Литовское и на княжество Киевское и черниговское и на всю Малую и Белую Русь иного царя из ыных государств польскаго и немецких Реш*, королей и королевичей, из разных земель царей и царевичей и из русских, и из иноземских родов никого не хотети, и под государствами, которые под ними государями, не подыскиватися никакими мерами и никакою хитростью.

    * Государств.

    58

    А где уведаю или услышу на государя своего, царя и вели-каго князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и сына его государева государя царевича и великого князя Алексея Алексеевича и на его цар­ского величества наследников и на все его великия государства на Великую и на Малую и на Белую Русь и на Великое Княже­ство Литовское каких неприятелей турских или крымских, или коих иных государств собрание и злой умысл, или его царскаго величества в подданных измену, или иной какой злой умысл; и мне (имярек) государю своему царю и великому князю Алексею Михайловичю про то известити, как мочно вскоре, а самому против неприятеля за государя своего и за его госу­дарства стояти, и промысл всякими мерами и помочи делати, и битися не щадя головы своея, а изменника поймать. А где велит мне царское величество быть на своей великого государя службе с своими царского величества московскими ратными людьми, или с его царского величества подданными гетмана Богдана Хмельнитцкого полку з запорожскими черкасы, и хто будет царскаго величества над войски бояре и воеводы, и мне, будучи на государеве службе, тех бояр и воевод слушать, и с его царского величества ратными людьми совет и промысл имети, и с его государевыми недруги битися заодно. И кото­рые со мною будут царского величества подданные молдав­ские ратные люди, и мне их утвержать, чтоб они царскаго величества в ратными людьми совет и дружбу имели, и царска­го величества с недруги бились заодно, не щадя голов своих, чтоб их обещание и клятва у всех была без преткновения постоянна. И из полков мне царскаго величества к неприятелю не отъехати и никакими мерами измены не учинить, и в горо-дех, где мне случитца быть, царскаго величества с поддан­ными, и мне неприятелю города не здать и неприятеля на простое и безлюдное место собою и иным никем к городу не подвесть, и зла никакова не учинить, и ни в которое в иное государство изменою не отъехать, и будучи в полках, воевод не покинуть, и с его государевыми недруги и со изменники не ссылатись, и ни в чем мне государю своему царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и сыну его государеву государю царевичу и великому князю Алексею Алексеевичю и их государским наследником не изменити ни которыми делы и никоторым лукавством. А кто не станет государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и сыну его государеву государю царевичу и вели­кому князю Алексею Алексеевичю и их государским наследни­ком служити и прямити, или кто учнет с их государскими

    59

    недруги ссылатись, и мне с теми людьми за них, государей своих, и за их государство битись до смерти, а самому мне по моему обещанию, еже обещеваюсь ныне пред святым сим Евангелием, ни х какой измене и х воровству ни х какому и ни х какой прелести не пристава™ и во всем мне государю своему царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцу и сыну его государеву государю царевичу и великому князю Алексею Алексеевичу и их государским наследником служити и пря-мити и добра хотети безо всякого лукавства в правду, якоже аз обещахся.

    Аз, Григорий Ненюл, второй логофет Гедеон, митрополит Сучавский и всей земли Молдавской*.

    7164 (1656) года июля в 7 ден по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу, великий государь, святей­ший Никон патриарх Московский и всея Великия и Малыя и Белыя Росии, в соборной церкви Успения Пресвятые Богоро­дицы пред Престолом Господним, по сей записи Стефана вое­воды и владетеля Молдавские земли посланника, Сучавскаго митрополита Гедеона к вере привел.

    А логофета Григорья и всех людей, которые были от вла­детеля с посланники, приводил к вере в соборной же церкве тверской архиепископ Лаврентий да соборной протопопу Михайло июля 21 дня.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 3, № 5, л. 1—2 (подлинник), там же. л. 6—8 (копия). Приложены личные печати митропо­лита Гедеона и Григория Нянула. Опубл.: ПСЗ.— Т. 1.— № 180.— С. 388— 390.

    1684 г. января 1

    ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ МОЛДАВСКОГО ДУХОВЕНСТВА И БОЯРСТВА К ЦАРЯМ ИВАНУ И ПЕТРУ АЛЕКСЕЕВИЧАМ С ПРОСЬБОЙ О ВОЕННОЙ ПОМОЩИ В ОСВОБОЖДЕНИИ МОЛДАВИИ ОТ ТУРЕЦКОЙ ЗАВИСИМОСТИ

    Благочестивейшим, тишайшим, самодержавнейшим, пресветлым и в Христа Бога благоверным государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцем и многих государств и земель восточных и западных и северных отчичем и дедичем и наследникам и обладателям, богом венчанным и богом хранимым, молим Господа Бога и Спаса нашего

    * Приписка на копии XVIII в. (л. 8).

    60

    Иисуса Христа, да подаст светлому вы царствию многолетный живот, здравие телесное с душевным спасением, благоден­ствие и благопоспешение, и на вся враги видимыя и на невиди-мыя светлое отдоление и победу, и да покорит Господь Бог под ноги вашего пресветлаго и святаго царства враги креста Христова. О пресветлые и превеликие святии царие! Да избавит и нас крепкая ваша святая царская десница от враг наших, нас убогих, нас уничиженных, от гордых варваров убоженных и порабощенных смиренных християн, рабов вашего превели-каго и пресветлаго царства и святаго скипетра, присно от востока сияющаго и всю поднебесную освещающаго, да осеяет и нам убогим о Христе. Аминь.

    Мы, смиреннии рабы святаго вы царства, вси обывателие Молдавския земли, святителие, бояри и вси купно всякаго возраста и сана, руце спрятавше, колена преклонше, низко челом бьем и единогласно вопием от всего сердца и от всея души, слезы непрестанныя от очей наших проливаем, вопль испущаем, воздух раздирающи, святых монастырей священ-ноиноцы и иноцы и священницы, старцы с юнотами, плачем, молимся: да избавите нас от находящих на нас бед, прибли­жающимся нам уже к конечной погибели от безбожных турков и татаров, иже начаша подаяти яд свой варварский и готови опустошити землю нашу ненависти ради и зависти, видяше свою поганскую силу ослабленную и умаленную от слуг Христовых, в начале же от немецкаго воинства и поль-скаго. Того ради и мы, смиренный раби вашего превеликаго и светлаго и святаго царства, видячи гнев Божий на агаряни, на проклятии турки и татары, к тому отрецаемся их не облада-ти над нами, послахом с молением к нашему доброму государю Стефану Петру воеводе, иже бысть отстранен от столицы молдавской и от отчизны своей до Польской земли. Того ради по молению нашему сотворил и прииде от странничества от Польской земли до своего престола молдавскаго, яко отчич и дедич земли нашей и престола Молдавии, и ныне на престоле есть государь и обладатель престолу молдавскому и всей Молдавии. И видящи агарянов, готовых на опустошение земли нашей и на погубление наше, советова нам милостивой госу­дарь Стефан Петр воевода со архиереями и с верными бояры, с нами, рабы великаго и пресветлаго и святаго вы царства, и посла преосвященнаго отца нашего Досифея митрополита молдавскаго и вернаго боярина Лупула каманаря общим сове­том, молимся вашему превеликому и светлому и святому царству: умилосердитеся и избавите нас от враг наших, послав­ши войска против агарянов, ускорите да не погибнем. От иные бр страны ниоткуду надежды о избавлении, токмо на святое

    61

    вы царство; и милость Божия присно буди с великим и светлым и святым вы царством, да не оскудеет царь от рода вашего и вождь от бедру вашу о Христе. Аминь.

    Писася року Божаго 1684 в Ясех, месяца генваря 1 дня.

    Смиренный Досифей митрополит Сучавский, Иоан епископ Романский, Сава епископ Родогуский, Митрофан епископ Гужский, Ракович великий логофет, Гавриил Костакий вели­кий дворник, Ионашко Бокша дворник, Феодосии Дубов великий спатор, Илия Моцок медельничар, Савин медель-ничар, Иона Раковизь погарник, Жоира ключарь, Гинкуль стольник, Донич ключарь, Иван спафарий, Феодор Накуль, Василий Прежескул, Иван Исарь, вистарник, Крусаний вистар-ник, Стефан Шолдан, Федор Иордакий великий истарник, и все господарство наше великие и малые, нижайшие рабы царствия вашего, все в подданство предаемся1.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 3, № 11, л. 1—2 об. (копия). Опубл.: Поли. собр. законов Российской империи.— Т. 2.— № 1324.— С. 957—958; Исторические связи народов СССР и Румы­нии...— Т. 3.— М., 1970.— № 24.— С. 77—78.

    . Примечание

    1 Молдавское посольство было задержано в Киеве, а обращение вместе с другими документами было отослано в Посольский приказ. В расспросных речах 3 марта 1684 г. в Киевской приказной избе митрополит сучавский Досифей говорил о желании молдавских и валашских правителей перейти в подданство России (Поли. собр. законов Российской империи.— Т. 2.— № 1324.— С. 958—959). Из Киева посольство было отпущено обратно в Молдавию, куда было обещано послать разъяснения по вопросу о возможном принятии Молдавией русского подданства. В опубликованном в ПСЗ тексте некоторые термины переданы ошибочно. В публикации дана принятая в настоящее время транскрипция, что специально не оговаривается.

    1711 г. апреля 13

    «ДИПЛОМ И ПУНКТЫ» ПЕТРА I МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ДИМИТРИЮ КАНТЕМИРУ

    Божиею милостию мы, Петр Первый, царь и самодержец всеросийский, и прочая, и прочая, и прочая.

    Объявляем чрез сие всем, кому о том ведати надлежит, что понеже салтан турской, препомня свое обещание и присягою утверженные мирные договоры тридесятилетняго покоя, кото­рые от него прошлого 1710-го году с нами возобновлены и грамотою его с клятвою утвержены, нарушил, и без всякой данной ему от нас причины, противно мирному содержанию, и посла нашего, варварски обругав и ограбя, в жесткое заклю-

    62

    чение посадить повелел, и, чрез впадение хана крымского с Крымскою и Нагайскою и Буджацкою ордами в земли наши, войну против нас уже действительно начал, того ради мы, великий государь, наше царское величество, призвав вышшаго на помощь, уповая на правость оружия своего, против оного також войну объявили и войскам нашим в земли Турския под собственным приводом персоны нашея вступать повелели, уповая, что всевышний нам на сего вероломного и наследного, не токмо нашего, но и всего христианства, неприятеля победу подаст и от злаго его намеренного на нас гибелного замыслу не токмо избавит, но оружием нашим христианским и иныя многия, под игом его варварским стенящия християнские народы свободить соизволит, в чем мы, яко христианский благочестивый монарх, трудитися, не щадя и здравия своего, к славе имяни Господня готовы есмы. И понеже, видя то прибли­жение войск наших, яснейший господарь и принц Волоские земли Димитрий Кантемир, яко благочестивый христианин и поборатель по Христе Иисусе, разсудил за благо в сем звании Иисуса Христа, спасителя нашего, обще с нами труди­тися и за освобождение славного народа волоского, под правительством его сущаго, купно и иных народов христиан­ских, под игом варварским страждущих, не щадя також живота и благосостояния своего положити, нам чрез письма свои склонность свою объявил, желая того ради со всею землею и народом волоским быть под протекциею нашего величества. Того ради мы, то его христианское усердие усмот­рев, приемлем его принцыпа под защищение наше милостивей-ше и соизволяем на предложенные от него пункты нижепи-санным образом, а имянно.

    Имеет помянутый яснейший принц волоский со всеми вельможи, шляхтою и всякого чина людьми славного народа волоского и со всеми городами и местами земли тоя быти с сего времяни под защищением нашего царского величества, яко верным подданным надлежит, и вечно. И учинить ему, по получении сего нашего диплома, нам, великому государю, сперва секретно присягу, и для уверения написав оною, под­писав рукою своею и припечатав печатью княжею, купно с разными сему пунктами, за подписью ж руки своей, прислать к нашему царскому величеству с верным и надежным челове­ком, как наискорее, по последней мере к последним числам месяца мая , еже у нас до вступления войск наших в Волоскую землю в выщем секрете содержано будет. А междо тем пока­

    63

    зывать ему нам, великому государю нашему царскому вели­честву, всякую удобьвозможную верную службу в корреспон­денции и в протчем, елико может, тайно.

    2

    Когда же наше главное войско в Волоскую землю вступит, тогда объявится ему, яснейшему принцу, явно, яко подданному нашему князю, и присовокупится со всем войском своим к войску нашему, на которое войско мы в то время ис казны нашей и денежную помощь ученить обещаем. И действовать обще с войски нашими, по указом нашим, против врага креста Господня и союзников и единомышленников его, елико Всемо­гущий помощи подаст. Також и всякими советами по искус­ству своему в тамошних поведаниях нам вспомогать и быть под нашею протекциею и в подданстве у нашего царского величества и наследников наших ему и наследником его вечно.

    3

    Против того обещаем мы, великий государь, наше царское величество, за себя и наследников наших росийского престо­ла, что мы ни из Мультянской земли, ни из иной чюждой фа­милии волоским господарем учинить не можем власти имети, но, наипаче за сию его показанную к нам верности яснейшего князя Димитрия Кантемира, его и фамилии его мужеска роду наследники при том правительстве и княжестве Волоской земли непременно содерживать с титулом княжеским, изъимая токмо в таком случае, ежели б кто из оных отменил веру свя-тыя восточныя церкви или отступил от верности нашего цар­ского величества.

    4

    Однако ж ежели б кому такому недостойному что Бог да отвратит, по нашему, царского величества, указу учинилась отставка (или по узаконению святой церкви отцев и граждан­ским правам какое наказание)*, то да имеет наследовать сын оного, однако ж ежели оной добрыя верности обретен будет. Ежели же о верности его сумнение б было, то имеет другой достойной, верный и беспорочный из той же Кантемировской фамилии того княжества наследствовать достоинство, и не имеет никаким образом княжее достоинство до окончания их

    * Здесь и далее скобки рукописи.

    64

    фамилии проходити, но и во чреве сущаго младенца под управ­лением опекунов из волоского народа, по нашему, царского величества, соизволению избранных, ожидати, пока наследник родится.

    5

    Аще бы кому княжество Волоское прежним владетелем от нас и обещанно было, то обещание сим оставляется.

    6

    По древнему волоскому обыкновению, вся правительства власть будет при князе волоском.

    7

    Князь во всех и всяких волоских боярях власть по преж­нему обыкновению да имеет, без всякого возобновления законов их.

    8

    Князь по древнему обыкновению всеми волоскими горо­дами, аки собственными местностми, всегда владеть может и во всех доходах княжества сего никакой убавки и ущербу да не имел бы.

    9

    Велможи и все княжества Волоского подданныя, без вся­кой отговорки и предлога, повелению княжему должны да будут покарятися (как прежде сего всегда обыкновенно было), кроме изъятия изображенного в третьем пункте, в котором случае ему послушания отдавати должны не будут.

    10

    Всякое право и суд при князе да будет, и без княжего диплома ничто подвержено или оставлено от нашего царского величества не будет.

    3—62

    65

    Княжество Волоского земли, по древнему волоскому определению, праву княжему подлежа™ имут, которое опи-суется рекою Днестром, Каменцем, Бендерем, всем Буджац-ким краем, Дунаем, мультинскою и седмиградцкою границею и польскими рубежами, по разграничению со оными учинен­ными.

    12

    Крепости княжества Волоского, и городы, и иныя какия ни будь укрепленыя места княжим гарнизоном или с соизволе­ния княжего от нашего царского величества по потребности с одержаны и осажаны быти имуть.

    13

    Естли когда между нашим царским величеством и салта-ном турским мир сочинится может, то княжество Волоское обороны и защиты нашего царского величества никогда лише­но да не будет, а наипаче домогатися между главными пунк­тами волоскими, чтоб княжество Волоское к нашему царскому величеству надлежати должно было.

    14

    Ежели неприятель (что Всемогущий Бог да отвратит) усилится и Волоское владетелство в поганском владении останется, то он, яснейший принц волоский, в таком случае имеет наше соизволение в наше государство прибежище свое иметь, и во оном ис казны нашего царского величества повся-годно толико расходу7 иметь будет, колико князю довольно быть может, також и наследники его нашего царского вели­чества жалованья вечно не будут лишены.

    15

    Владение и палаты, которые он в Цареграде имеет, а для нашего царского величества там оставляет, равныя и подоб-ныя тем от нашего царского величества в Москве пожалованы ехму будут.

    66

    16

    Обязуемся, что мы и нашего царского величества наслед­ники сии пакты свято сохранить и ненарушимо подтвердить и вечно содержать должны быти имут.

    17

    Сей диплом и пункты действо и силу свою тогда иметь будет, егда по изображению во оном яснейший князь Дмитрий Кантемир нам, яко же выше реченно, пред Святейшею Трои­цею клятвы в верности, и что указам нашим всегда повинова-тися и верныя и чистыя службы показывати имать, учинит, и оную присягу и пункты, подписав рукою своею, к нашему царскому величеству пришлет и по оным исполнить неотменно потшится, и по вступлении войск ндших и всех велмож, и шляхту, войско, и весь народ волоской к присяге в верности нам приведет и с войски нашими соединится, за что взаимно мы, великий государь наше царское величество, оного со всем народом волоским от всех неприятелей оборонять и никогда оставить обещаем.

    Во утвержение сего дан сей наш императорский диплом, за приписанием руки и припечатанием государственные печати нашея, в Луцку, апреля 13 дня 1711-го году.

    ПЕТР. Граф Головкин1.

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 3, № 19, л. 1—4 (копия). Опубл.: Письма и бумаги императора Петра Великого.— Т. П.—Вып. 1.—М., 1962.—№ 4385.—С. 173—177; Исторические связи народов СССР и Румынии... Т. 3.— М., 1970.— № 113.— С. 323—327.

    Примечание

    1 На основании письма Петра I от 7 мая 1711 г. В. В. Долгорукому и Б. П. Шереметеву (Письма и бумаги императора Петра Великого.— М., 1962.— Т. 11.— Вып. 1.— № 4436. Далее—Письма и бумаги) историки пришли к выводу, что, кроме публикуемого текста, подписанного Петром I и Г. И. Головкиным, должен быть экземпляр, подписанный Д. Кантемиром, который, по-видимому, не сохранился (Исторические связи народов СССР и Румынии в XV — начале XVIII в.— Т. 3: 1673—1711.— С. 378—379).

    з*;

    67

    1711 г. июня 16

    ПИСЬМО ПЕТРА I МОЛДАВСКОМУ ГОСПОДАРЮ ДИМИТРИЮ КАНТЕМИРУ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ЗА ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ И О ПЛАНАХ ВОЙНЫ С ТУРЦИЕЙ

    Светлейший князь.

    Светлости и любезности вашей в 8 день июня к нам данное писание пред двемя днями добре нам вручено, и понеже вам тогда на оное ответствовать разными делами забавны и препяты были, то государственному канцлеру нашему графу Головкину оное учинить повелели. Ныне же оставить не хоте­ли есмы любезность вашу, о милостивой нашей склонности и благом к вам намерении обнадежити и объявити, коль приятна нам была оная ведомость, что любезность ваша, как скоро генерал наш фелдмаршал граф Шереметев с знатною частию кавалерии нашей в подданную вам правинцию вшел, обещание, которое вы по постановленному договору нас учинил, пре-изрядно исполнил: себя, оружие свое и войска к нам присоеди­нил1. Мы истинно оное приятным сердцем признаваем, и не токмо оное во всяком случае делом самим признаем, но и в том пребудем, что любезность ваша оные надежды не лишитеся, которую себе из сего в протекцию нашу отдания восприяти уповаете, но чаемой плод и ползу с потомством своим совер­шенно получать и иметь со всею землею своею будете.

    Что же принадлежит в войске нашем, и от любезности вашей прилежно желаем, чтоб не токмо помянутого нашему фельтмаршалу во учинении действ против неприятеля и в других случаях мудрыми своими советами вспомогать, но и о пропитании войска нашего, как того, что там, так и с нами идущаго главного, попечения иметь. И естли потребного хлеба ни из земель неприятелских и ни за денги и належащую плату получить невозможно, то при оскудении хлеба войску доволно волами и овцами между тем, покамест отинуды при вступлении в неприятельскую землю промыслить возможем, вспомочь и удоволство учинить подщитесь, и тем самим как любезность ваша нас попремногу обяжет, так и оное всякое милостйю наградить подщимся. Мы, как можем, поспешаем со всею нашею Главною армиею в случение к вам. И ныне уже две девизии пошли от Днестра, и утре и мы чрез Днестр перейдем и пойдем в марш свой2.

    Пребываем при сем милостйю нашею к вам склонны.

    На подлинном подписано собственною е. ц. в. рукою тако:

    ПЕТР.

    Из обозу от Сороки, июня 16-го дня 1711.

    68

    ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 1, 1711, № 4, л. 12—12 об. (копия). Опубл.: Письма и бумаги.— Т. П.— Вып. 1.— № 4521.— С. 291—292; Исторические связи народов СССР и Румынии...— Т. 3.— № 115.— С. 336—337.

    Примечания

    1 1 июня 1711 г. Г. И. Кропотов с 3 тыс. драгун и Апостол Кигец во главе полка молдаван (около 500 человек) были у Прута. В Загаранче их встретил Д. Кантемир (Исторические связи народов СССР...— Т. 3.— С. 380). Молдавский господарь издал специальный манифест, призывавший народ к вооруженному восстанию против турок (ЦГАДА, ф. 68. Сношения России с Молдавией и Валахией, 1711 г., № 3, л. 1 и др.). Через 15 дней после манифеста на военной службе уже состояли 17 полковников и 170 ротмистров со своими подразделениями, в которых должно было быть по 100 человек, но они еще не были полностью сформированы (Там же.— С. 380). Об уча­стии молдавских отрядов в военных действиях русских войск см.: Кири­ченко Н.П. К вопросу об участии молдавского народа в Прутском походе русской армии 1711 года//Уч. зап. Кишиневского гос. ун-та.— 1958.— Т. 8.—С. 15—28.

    6 июня 1711 г. Д. Кантемир встречал в Цуцоре Б. П. Шереметева (Исто­рические связи народов СССР...—Т. 3.— С. 380). О встрече молдавских и русских войск Петр I сообщал в письмах от 8 и 15 июня 1711 г. Ф. М. Апрак­сину и датскому королю Фредерику IV (Письма и бумаги.— Т. 11.— Вып. 1,— № 4504, 4518).

    2 Петр I прибыл к Пруту 24 июня 1711 г. и, отправив войска в Цуцору на соединение с Б. П. Шереметевым, переправился через Прут в Яссы, где был торжественно принят Д. Кантемиром, молдавским боярством, духовен­ством и всем молдавским народом (Исторические связи народов России...— Т. 3.— С. 381 и др.).

    1737 г. апреля 25 / мая 6

    ГРАМОТА ВАЛАШСКИХ БОЯР ИМПЕРАТРИЦЕ АННЕ ИОАННОВНЕ С ПРОСЬБОЙ ЗАЩИТИТЬ ИХ ОТ ТУРОК И ПРИНЯТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    Перевод с греческого письма к ее императорскому величеству*

    Благочестивейшей, державнейшей и пресветлейшей импе­ратрице государыне Анне Иоанновне, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержице, рабское и всенижайшее покло­нение приносим. *

    В 1736 г. Божьим соизволением в. и. в. вступая против турков в войну, и мы, нижайшие ваши рабы, находясь под дер­жавой и в подданстве тиранского турецкого ига, просили хрис­тианнейшее в. и. в. через посредство брата нашего г-на Петра Гавриловича Друганеска (которого отправили мы по общему совету всех здешних жителей как духовного, так и граждан-

    * На полях помета другим почерком: «Получено с мултянским курьером».

    69

    ского чина, здесь в Мунтянской земле находящихся; потом же послали и другие просительные письма о том же деле через посредства, каковые тогдашнее время допустило), дабы в. и. в. соблаговолили всемилостивейше освободить нас от тяжкого и тиранского ига турецкого, которые от толь многих лет в под­данство нас привели и тяжко всяким обременением и суро­востью варварской замучили, ругая непорочную и чистую нашу православную христианскую веру, и другими тягчайшими и несносными озлоблениями. И оное наше рабское прошение в. и. благочестивое в. (как известились мы из писем вышеупо­мянутого брата нашего г-на Петра) милостиво принять соизво­лили. И тако от тогдашнего времени доныне всегда при прино­шении бескровных жертв дателю всех благ Богу непрестанную во всех церквах наших молитву об утверждении высочайшей и Богом венчанной державы вашей в вековечной непоколе­бимости препосылаем и о даровании православнейшему вашему оружию всегдашних на враги побед и одолений про­сим.

    Но понеже ныне, всемилостивейшая государыня, у нас слух о мире между в. в. и турками носится (еже нам произво­дит бесчисленную печаль в сумнении, что паки останемся мы под порабощением турецким), того ради всенижайше с сокрушением сердца и с крайним благоговением в. и. в. рабско просим или чрез посредство мира, или чрез императорское ваше оружие не оставить нас уже более в порабощении сих других народов пребыть, но всяким образом освободить нас и привести в провославное в. в. подданство. О чем мы утешаем­ся благой надеждой, что высочайшей в. в. милости в освобож­дении нашем от всякого ига других народов и другой державы не лишены будем, как все наши предки того желали и в той надежде о Господе преставились, оставя нам по наследству желание и надежду сию.

    Чего ради и мы, всенижайшие ваши рабы всеобще как духовного, так и гражданского чина и достоинства, верность непременную и вовеки непреложную, будучи под христиан­нейшею в. и. в. областью, сохранить обещаемся. Утверждая сие подданства и верности нашей обещание, именем распятого Господа и Бога нашего Иесуса Христа пред святыми его...* и тако всенижайше в. и. в. просим, да удостоимся мы возыметь от в. и. в. милость и получить утешительное покорнейшего нашего прошения исполнение чрез государственную вашу

    * Далее неразборчиво.

    грамоту. В протчем благодать Всесвятого Бога да будет в помощь в. и. в.

    1737-го апреля 25 дня.

    Подписано разными руками по-волоски*.

    Стефан митрополит вместо тех бояр, которые в службе находятся, подтверждая, что они все к сему склонны.

    Георгаки Крецулескул ворник. Григорий Гречанул банул. Константин Тудёскул логофет. Константин Рамаданул ве-стиарий. Антонаин Флорескул ключар. Константин пахарник. Барбул Выгырескул стольник. Михаил Барбадескул комис, Пырвул Кантакузин сердарь. Пантази мендельнициерь. Сте­фан Тудескул меделничер. Иоанн меделничер. Томас Армас. Стефан Выкырескул второй вестиарий. Томас Крецулескул второй постельник**.

    Переводил Стефан Писарев.

    АВПР, ф. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 68/1. 1737, д. 3, л. 3 (подлинник), л. 1—2 об. (перевод). Опубл.: Балканские исследова­ния.— Вып. 8.— М., 1982.— С. 19—23.

    1769 г. ноября 28/ декабря 9

    ГРАМОТА ЗНАТНОГО ВАЛАШСКОГО БОЯРСТВА И ДУХОВЕНСТВА ИМПЕРАТРИЦЕ    ЕКАТЕРИНЕ    II    С    ПРОСЬБОЙ    ОСВОБОДИТЬ ВАЛАШСКОЕ КНЯЖЕСТВО ОТ ТУРЕЦКОГО ГНЕТА И ПРИСОЕДИНИТЬ ЕГО К РОССИИ

    Державнейшая, божественнейшая, кротчайшая, непобеди­мая, боговенчанная, благочестивейшая, великолепная само­держица и премилосердная мать отечества, всемилостивейшая наша государыня августейшая!

    Пред неким временем прешедший в наши места честнейший подполковник Назар Каразин1 уведомился от нас, что мы все обще ревность и склонность имеем, чтобы наша страна в наследство досталась державной империи в. в. Мало же после мы, августейшие самодержавные манифесты всенижайше получив, с прилежанием и пристойностью сообщили прилич­ным местам и объявили императорское намерение, милость и покровительство всем, и так по императорскому указу все усердно склонилися на содержимые в тех манифестах повеления. Так что все усерднейшие были молитвен­ники за победу храброго воинства и в надежде ожидали точно милости и покровительства в. и. в., а за совершенный врагов хотинский урон с радостью прославили Всевышнего, увидев

    * Далее написано другим почерком. ** Далее написано прежним почерком.

    71

    70

    то блаженное время желанного нашего избавления, всеусерд-нейше    ожидали    пришествия    победоносного    воинства.

    Между тем под командой помянутого подполковника вошло в границы наши малейшее число волонтеров, которых как состав императорской защиты с радостью приняла наша страна, к тем же присовокупясь еще многие и нашего национа вошли в Букорест и, храбро наступая, изгнали неприятеля. Таковым же точно примером в возможной скорости следова­ли во все провинции и упражняются уже в побивании и изгна­нии остального числа неприятелей из наших пределов.

    Избавление Букореста объявили мы тотчас командующему армией, генералитету в. в. и просили довольного числа войска на защищение и укрепление наших сторон, коего час от часу ожидаем. Между тем после победы под Галацом прибыл сюда помянутый подполковник и ныне находится в Букоресте для защищения нашего.

    А как мы уже ту благополучную минуту, которую предки наши, давно ожидая, приятнейшую ту надежду нам предали, видев, удостоились получить спасительную фортуну после тиранства уже трех веков и пол, а особливо после египетской скорби и утеснения 50 или 60 лет последних, то в засвидетель­ствование таковой общей радости и в доказательство благо­дарения в. в., купно же к испрошению императорской милости на наши места следуют всеподданнейше поклониться само­державнейшему престолу в. в. богомолец ваш преосвященней-ший митрополит наш г-н Григорий для церковных и рабы подданнейшие великий вистиар Михаил Кантакузин и великий логофет Николай Бранкован для гражданских дел, чрез кото­рых припадающе все обще слезно молим о получении помя­нутым благоприятия, императорского благосердия, милости и услышания всеподданнейшего прошения мест наших.

    Всеусерднейше же молим, да примет в. в. места наши под неотъемлемое покровительство и утвердит нас непобедимой защитой, присовокупив к пространству империи в. в., да имеет нас под призрением матерней любви, которую и прочим под­данным в. в. показывать изволит. А как неприятель уже сов­сем побежден и в таком состоянии, что будет от в. в. просить мира, то во время трактата надеемся известно на милосердие в. в., что в заключении оного определения не забвены будут и наши места с таким способом, чтоб не мог неприятель отнять нас от покровительства в. в. посредством других каким-либо политическим образом и ввергнуть опять в глубину тиранства, а тем бы лишить в. в. превеликой славы, от коей последовать

    72

    имеет знатное дело избавления рода пленного, сверх того да не препятствовал бы державе в. в. в получении вечнонадлежа-щего небесного награждения за спасение толиких душ и для других бесчисленных сюда прибегнуть имеющих от ближних и далечайших стран, под игом агарянским2 находящихся. При том же места бы сии сделаться могли пристанищем спасительным для христиан в рассуждение удобного прибе­жища под покровительство в. в., а особливо, чтобы в. в. сред­ством было счастья всех христиан, оставшихся в тиранстве еще неприятельском, пока бы и те избавились, а противник по усмирении своем не посмели уже противиться в. в., да ниже бы помыслил о второй уже войне, разве определить прежде совершенное свое истребление.

    Итак, милосердствуя в. и. в. о нашем прежнем состоянии и простерев державную/руку, благоволите воздвигнуть нас от падения нашего и, благоутробно внушив моления наши, защи­тить высокой мудростью, избавив от работы языческой, пока­зать да благоволите нас един от благополучных родов про­странной империи в. в. За что все обще Бога молим, да даст державному в. в. всякое благо и долгоденствие на автократи­ческом престоле в похвалу и славу всех христиан и в пользу общую человеческого рода.

    Всеподданнейшие рабы ваши.

    Косьма епископ Бузейский, Рафаил прежний Бузейский, Афанасий архимандрит Радулводский, Иоасаф игумен святого Георгия, Софроний игумен Сарандарский, Досифей игумен святого Иоанна.

    Константин Крачулесков великий ворник, Фома Крачу-лесков бан, Дмитрий Раковица великий вистиар, Пырвул Кантакузин спатар, Николай Дудескул ворник, Пана Филипес-кул ключар. Радул Кантакузин, Пантазий ключар. Григорий Балян пахарник, Георгий стольник, Николай Обедан.

    АВПР, ф. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 68/2. 1770, д. 1, л. 26—25 (подлинник), л. 32—33 об. (перевод). Опубл.: Балканские иссле­дования.— Вып. 8.— М., 1982.— С. 24—29.

    Примечания

    1 Речь идет о русском офицере Назаре Каразине, находившемся в Валахии по поручению правительства. Весной 1769 г. им были доставлены письмо Екатерины II к одному из руководителей боярской партии прорус­ской ориентации Пырву Кантакузино и манифест к 'жителям княжества с призывом к совместной борьбе против Турции.

    2 Агарянское иго — здесь, видимо, имеется в виду мусульманское иго, так как агаряне — потомки Агар и Измаила — это арабы-мусульмане.

    73

    1769 г. декабря 10/21

    ГРАМОТА МОЛДАВСКИХ ДЕПУТАТОВ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ II С ПРОСЬБОЙ О ЗАЩИТЕ И ПОКРОВИТЕЛЬСТВЕ

    Всепресветлейшая и превысочайшая и Богом венчанная всеавгустейшая и самодержавнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна всея России.

    В, и. в. вседолжнейшее поклонение и рабское покорение всенижайше приносим.

    Достойная памяти воистину и пресветлая наста иногда оное торжество великому в монархах равноапостольному первому благочестивому царю Константину1, который единым советом Божьего промысла и благовестием небесного знаме­ния честного и животворящего креста Господня был вдохновен и вскрылаен в преславной оной победе и для того с крепкою верою ополчился над мучителем христианским Максентием2 злочестивого и над всеми пресильнейшими гонителями рода христианского, в то время, когда оны христохулительные мучители окрововавлили воду и сушу излиянием мученической крови, которую без всякого милосердия излияли, и чрез бурю сильных ветров христианского изгнания, и чрез лютое их мучительство совсем возмутив оставшихся тогда малейшего числа Христа последователей, православных христиан, кото­рые от страха и трепета взыскивали себе прибежище и пре-сладкой тишины в обителях неукротимых зверей и ядовитых пресмыкающихся змиев, в пустынях и пропастях земляных. Великий оный монарх, посланный от Бога, стал пред оными мучителями, и не жалобы гордыню оных беззаконных врагов, чрез непобедимое оружие креста и вовсе сокрушил злоче-стивое их суровство и предал их прелютой смерти. И престала честь идольская, процвете христианская вера, посрамление и сокрушение злочестивых, и тако воспоследовала всем хри­стианам великая радость, и хотя все оное совершенство непре­менно было чрез божественное и праведное его милосердие, а к тому же и чрез особливое счастье оного благочестивого монарха. Однако же сии, что ныне оудостоились очи наши видети преславнейше видется быть для того, что суть превос-ходительнейшие и совершеннейшие и высшим счастьем в. и. в. оукрашены, потому что чрез оных предовольно и без всякого сомнения и явно показалась вся непобедимая сила оного же всесильного Бога купно и слава и героической души в. и. в., которое воистину что есть ограждена всяким благочестием и пресветлой премудростью, подражательной премудрости Соломоновой, понеже что всех оных претяжких и темных облаков, которые из всех кругов от (т) оманских над пребедной

    74

    землей Молдавского княжества прелютых и кровавлевых дождей и чрез бури их яже на нас весьма и все вострепетали были и так оужасались было, что оуже ожидали от них и конечной погибели. И оскорым в. и. в. милосердием и защи-щением внезапно все разорились, и все те, что чрез их суров­ство и лютовство всегда нас оустрашали, и хулной гордостью похвалялись, чтобы вовсе поглотить вся исполнение верных (пред коими мы все были яко овцы готовы на заколение, прешелствуя от места до места чрез долгое время и повсюду скрываясь с великим страхом и трепетом), Божьим судом сами поглощены лютою и прегорькой смертью, ибо во время преславной победы крестоносной армии в. и. в. они сами столь вострепетали и оужасались, что и самые воды нистровские3 и дунайские показывалися им аки некоторую преизрядную и прекрасную пучину, и которые из них избавились от оружей­ного огня, то вместо того глубину и дно оных великих рек измерили, и тако было в снедь птицам небесным и водным рыбам и те, что превозносились были до небеса, праведным судом Божьим даже до ада снидоща обратися болезнь их на главах их, и неправда их на версех их, и оуже заходило от очей наших лунная слава и возсия светлость звездей в. и. в. А потом возсия светлость пресладкого и превожделенного дня сиречь день спасения нашего, понеже милосердие Божье не презрит слезное наше воздыхание, но своим человеколюбием наказу я, наказал нас яко же бысть праведного его хотения но ниже постави нас до конца погибнути смертью, и оуслыша с высоты болезненные наши молитвы, и хотя мы прежде сего посеяли в слезах, обаче ныне с радостью пожинаем, а все сии сделались чрез благое счастье и скорое защищение в, и. в. И мы нижай­шие предовольно чувствуем и видели превысочайшую и монар-шескую в. и. в. прещедрую и матернюю милость, купно и величие всех благодеяний в. и. в. к нам милосердия, того ради немолчными гласами поем и хвалим, и благодарим святую и единосущную и неразрывную Троицу, ибо с великим милосер­дием призря на нас, оутверждая благочестивое и автократиче­ское монаршее ваше сердце на избавление наше единоверных из работы агарянского ига, и яко верноподданные рабы в. и. в. всенижайшее и всеподданнейшее наше принесем благодарение, и по всегдашней нашей должности со многим смирением молитвы воссылаем живущему на небесех Богу Саваофу, в первых я, смиренный Гавриил, митрополит молдавский купно с во Христе братией моей боголюбивыми епископами и со всем духовным чином, купно же и со всеми подданными же и рабы в. и. в. собранные политическое молдавские бояре и обще со всеми здешними христианами оумиленными сердцами

    75

    молим всещедрого Бога, да дарует в. и. в. купно и освещенной отрасле в. и. в. превозлюбленному сыну и наследнику благо­верному государю цесаревичу и великому князю Павлу Пет­ровичу и всецелобытное здравие и да возвеличит автократо-рическое величество ваше, и да вознесет бо от силы в силу, и да умножит присно пребывательно и нерушимо дражайшее здра­вие в. и. в. при всерадостнейшей и пресветлейшей жизни в должайшие лета со всегдашней победой и самодержавством и при всесовершеннейшей победой над всеми сопротивными варварами, которые от неоустрашимых и прехрабрых в. и. в. воинов да вострепещутся и устрашатся, и даже до последней части да сокрушатся под ногами в. и. в. А христолюбивая армия в. и. в. во время ополченных браней и всегда да поспешат во всяком благом поспешении без всякого препятствия, с твердостью душевной, с храбростью мужественной, с надле­жащим целомудрием и всепреславной победой, и да будет сохранена и покровенна высокой его божественной десницей, без всякого оурона. Мы, все жители молдавские, оувесь духов­ный и мирской чин, с великой радостью и со всенижайшим смирением выбрали из нашего духовного чина боголюбивого епископа  хушского   [...]   Инокентия  и  Петропавловского-Солковского монастыря архимандрита Варфоломея, да Благо­вещенского-Мол довицкого монастыря игумена Венедикта, а из молдавских благородных бояр г-на Лупулла Балша, бывшего великого логофета, да г-на Иоанна Палладия, бывшего вели­кого логофета, да г-на Анакакия, бывшего великого спатаря, которых из общего совета посылали к в. и. в. и всеподдан­нейше в. и. в. просим, да будут приняты с высокой монаршес-кой кротостью и милосердием, чрез которых яко тии, что уже довольно познали высочайшую в. и. в. милость и благодеяние и яко верноподданные рабы в. и. в. всеподданнейшее наше принесем благодарение и покорение, со всяким нашим благо­волением и со повиновением ко всяким в. и. в. повелениям, и в верности подданства нашего с клятвенным обещанием и обещаемся во имя живого бога, нелицемерного судьи, в том, что в сем повелении в. и. в. будем покорены, и даже до послед­ней капли крови нашей все поведенное нам от в. и. в. без всяко­го нарушения будем сохранять и поведенное исполнять. И того ради и паки от всего усердия нашего все припадаем под стопы в. и. в., всесмиреннейше и из глубины душ наших просим, яко да всегда будем под высоким защищением и покровом в. и. в., и да будем осенены монаршеской кротостью и охранены непобедимым оружием в. и. в. Господом Богом дарованная и Богом венчанная всемилостивая государыня императрица и премилосердная обладательница наша! Не остави нас, едино­

    76

    верных и верноподданных в. и. в., не остави нас в жесточайшее и лютое поругание злочестивых и христианоненавидцев и ино­племенников, но осени нас всесильной десницей в. и. в., покрой нас всесильным и непобедимым покровом и защищением в. и. в., огради нас автократорическим и непобедим оружием в. и. в., да всегда поживем в тишине и в покое, под высоким в. и. в. самодержавством, в чем и все благонадежны есмы. 1769 г. декабря 10-го.

    В. и. в. всенижайшие и всеусердные богомольцы и всепод­даннейшие рабы.

    В подлинном подписано тако: Гавриил, митрополит Молда­вии; Леон, епископ романский; Досифей, епископ радауцкий; Прокопий, архимандрит Галата; Пахомий, игумен Путный; Иоанний, игумен Нямец; Мисаил, архимандрит Бесеркиан; Мефодий, игумен Слатины; Каллистр, игумен Ришник; Паи-сий, митрополит Эксврипии; Софроний, митрополит ирино-польский; Стефан Стурзе, бан; Василий Костаке, бан; Николай Росет, бан; Костантин Греча, бан; Александр Никулче, па-харник; Василий Росет, пахарник; Костантин Паладий, пахарник; Иоанн Стурзе, дворник; Костантин Росет, дворник; Василии Разсул, хатмал; Иоанн Кантакозино, вистярник; Костантин Стурзе, вистярник; Костаке Ионаке, спатар; Иордаке Катакозино, спатар; Иоанн Кантакозино, спатар; Лупул Костаке, бан; Георгий Стурзе, пахарник; Иордаке Балш, пахарник; Костантин Гындул, столник; Костантин Коглничан, столник; Акакий Христофор, столник; Иоанн Катарзиу, столник; Манолаке Костаке, столник.

    АВПР, ф. Сношения России с Молдавией и Валахией, оп. 68/2, 1770, д. 1, л. 29—30 (подлинник), 1769 г., д. 2, л. 3—6 (перевод). Опубл.: Балканские исследования.— Вып. 8.— М., 1982.— С. 28—36.

    Примечания

    1 Константин I или Константин Великий — римский император в 306—337 г. В 311 г. началась борьба четырех августов — Лициния, Максен-ция, Максимиана Дайи и Константина — за власть. В 312 г. Константин разбил войско Максенция. С 325 г. Константин правил единолично, под­держивал христианскую церковь, пожаловал ей ряд привилегий.

    2 См. примеч. 1.

    3 Имеется в виду р. Днестр.

    4 Великий князь Павел Петрович (1754—1801) — сын Петра III и Екатерины II; российский император с 1796 г.

    77

    1774 г. июля 10

    КЮЧУК-КАЙНАРДЖИЙСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ

    И ТУРЦИЕЙ1

    Поспешествующей милостью мы, Екатерина Вторая, Импе­ратрица и самодержица всероссийская: московская, киев­ская, владимирская, новгородская, царица казанская, царица астраханская, царица сибирская, государыня псковская и ве­ликая княгиня смоленская, княгиня эстляндская, лифлянд-ская,  карельская, тверская,  югорская, пермская,  вятская, болгарская и иных государыня и великая княгиня Новагоро-да Низовские земли, черниговская, рязанская, ростовская, ярославская, белоозерская, удорская, обдорская, кондийская и всея северные страны повелительница, и государыня Ивер-ской земли, карталинских и грузинских царей, и Кабардин­ской земли, черкасских и горских князей и иные наследная государыня и обладательница, объявляем сим кому о том ве­дать надлежит, что нынешнего тысяча семьсот семьдесят четвертого года июля в десятый день между нашим импера­торским величеством и его салтановым в-вом, преизрядных салтанов великим и почтеннейшим королем лепотнейшим, меккским и мединским и защитителем святого Иерусалима, королем и императором пространнейших провинций поселен­ных в странах европских и ассийских и на Белом и на Черном море светлейшим и державнейшим и величайшим импера­тором, салтаном, сыном салтанов, и королем и сыном коро­лей, салтаном Абдул Гамидом-ханом, сыном салтана Ахмед-хана, по данной с обоих сторон полной власти и мочи, а имен­но: с нашей стороны сиятельному и благорожденному графу Петру Румянцову, нашему генерал-фельдмаршалу, малорос­сийскому  генералу-губернатору,   Коллегии  малороссийской президенту и орденов Св. апостола Андрея, Св. Георгия, Св. Александра Невского и Св. Анны кавалеру; а с его салта-нова величества стороны его великому везиру и первенствую­щему управителю Мусун Заде Мегмет Паше, чрез взаимно назначенных от них обоих полномочных комиссаров учинен и заключен трактат вечного мира, в двадцати восьми пунктах состоящий, который в пятый на десять день того же месяца формально и принят за благо, признан и утвержден от сих обоих полной властью и мочью снабденных верховных на­чальников и который от слова до слова гласит как следует: ПУНКТЫ ВЕЧНОГО ПРИМИРЕНИЯ И ПОКОЯ МЕЖ­ДУ ИМПЕРИЯМИ ВСЕРОССИЙСКОЙ И ПОРТОЙ отто-

    78

    МАНСКОЙ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ В ЛАГЕРЕ ПРИ ДЕРЕВНЕ КЮЧУК КАЙНАРЖЕ В ЧЕТЫРЕХ ЧАСАХ ОТ ГОРОДА СИЛИСТРИИ

    Во имя Господа Всемогущего! Обеих воюющих сторон империи Всероссийской и Порты Оттоманской государи и самодержцы, имея взаимное жела­ние и склонность к прекращению настоящей между обоюд­ными государствами их продолжающейся войны и к восста­новлению мира, чрез уполномочиваемых с обеих сторон по­веренных особ действительно определили и уполномочили к соглашению, постановлению, заключению и подписанию мирного трактата между обоюдными высокими империями е. в. императрица всероссийская — графа Петра Румянцева, генерал-фельдмаршала, предводящего армией, малороссий­ского генерал-губернатора, Коллегии малороссийской прези­дента и орденов Св. апостола Андрея,, Св. Георгия, Св. Алек­сандра Невского и Св. Анны кавалера; а его султаново в-во верховного Блистательной Порты везира, Муссун-Заде Мег-мет-Пашу.

    Посему оба главнокомандующие армиями, генерал-фельд­маршал граф Петр Румянцов и верховный везир Муссун-Заде Мегмет-Паша, следуя предположениям их высоких дворов, употребили о том свои попечения, и от верховного визиря со стороны Блистательной Порты присланные 5 июля 1774 г. в стан генерал-фельдмаршала уполномоченные Нишанджи-Ресьми-Ахмет эфендий и Ибрагим-Мюниб-реис-эфендий с избранным и уполномоченным от упомянутого генерал-фельд­маршала князем Николаем Репниным, генерал-поручиком, орденов Св. Георгия большого креста, Александра Невского, польского Белого Орла и гольштинского Св. Анны кавалером, в присутствии его самого, генерал-фельдмаршала графа Ру­мянцева, согласили, постановили, заключили, предписали и печатями утвердили для вечного мира между империей Всероссийской и Портой Оттоманской нижеследующие ар­тикулы:

    Арт. 1. Отныне и завсегда пресекаются и уничтожаются всякие неприятельские действия и вражда, между обеими странами происшедшие, и предаются вечному забвению вся­кие неприятельские действа и противности, оружием или дру­гим подобием с одной или другой стороны предвосприя-тые, учиненные и произведенные, и никоим образом отмёз-дия оным да не учинится, но вопреки вместо того да содер­жится вечный, постоянный и ненарушимый мир на сухом пути и на море. Равномерно ж да сохранится искреннее согласие, ненарушимая вечная дружба и наиприлежнейшее исполне­

    79

    ние и сдержание сих артикулов и соединение постановлен­ных между обеими сими высококонтрактующими странами — ее всепресветлейшим императорским в-вом и его султанским в-вом, и их наследниками и потомками, также и между импе­риями, владениями, землями и подданными и обывателями обеих сторон; и так, что впредь с обеих сторон един против другого да не воздвигнет ни тайным, ни явным образом како-вого-либо  неприятельского  действия  или   противности;   а вследствие возобновляемой толь искренней дружбы дозволяют обе стороны взаимную амнистию и общее прощение всем тем подданным без всякого отличия, каким бы то образом ни было, которые сделали какое-либо против одной или другой стороны преступление, освобождая на галерах или в темни­цах находящихся, позволяя возвратиться как изгнанным, так и ссылочным, и обещая после мира возвратить оным все чести и имения, коими они прежде пользовались, не делая и не допуская прочих делать им какие-либо ненаказуемые ру­гательства, убытки или обиды, под каким бы претекстом то ни было, но чтобы каждый из них мог жить под охранением и покровительством законов и обычаев земли их равным образом с своими соотчичами.

    Арт. 2. Если по заключении сего трактата и по размене ратификаций некоторые из подданных обеих империй, учиня какое-либо тяжкое преступление, преслушание или измену, захотят укрыться или прибегнуть к одной из двух сторон, та­ковые ни под каким претекстом не должны быть приняты, ниже охранены, но беспосредственно должны быть возвра­щены или по крайней мере выгнаны из области той державы, в коей они укрылись, дабы от подобных зловредников не могла причиниться или родиться какая-либо остуда или излишние между двумя империями споры, исключая только тех, кои в Российской империи приняли христианский закон, а в Отто­манской империи приняли закон магометанский. Равным обра­зом, если некоторые из подданных обеих империй, как хри­стиане, так и магометане, учиня какое-либо преступление или иное что по какой бы то причине ни было из одной империи прибегут в другую, таковые, когда будут требованы, беспосред­ственно должны быть возвращены.

    Арт. 3. Все татарские народы: крымские, буджатские, ку­банские, едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы, без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребываю­щими под самодержавной властью собственного их хана чин-гисского поколения, всем татарским обществом избранного и возведенного, который да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчета ни в чем никакой посто­ронней державе; и для того ни российский двор, ни Оттоман­ская Порта не имеют вступаться как в избрание и возведе­ние помянутого хана, так и в домашние, политические, граж­данские и внутренние их дела ни под каким видом, но призна­вать и почитать оную татарскую нацию в политическом и гражданском состоянии по примеру других держав, под соб­ственным правлением своим состоящих, ни от кого, кроме еди­ного Бога, не зависящих; в духовных же обрядах, как едино­верные с мусульманами, в рассуждении его султанского в-ва, яко верховного калифа магометанского закона, имеют сообра­зоваться правилам, законом их предписанным, без малейшего предосуждения однако ж утверждаемой для них политической и гражданской вольности. Российская империя оставит сей татарской нации, кроме крепостей Керчи и Ениколя с их уездами и пристанями, которые Российская империя за собой удерживает, все города, крепости, селения, земли и пристани в Крыму и на Кубани, оружием ее приобретенные, землю, лежащую между реками Бердою и Конскими водами и Днеп­ром, также всю землю до Польской границы, лежащую между реками Бугом и Днестром, исключая крепость Очаков с ее старым уездом, которая по-прежнему за Блистательной Пор-той останется, и обещается по постановлении мирного трак­тата и по размене оного все свои войска вывесть из их владе­ний, а Блистательная Порта взаимно обязывается, равномер­но отрешись от всякого права, какое бы оное быть ни могло, на крепости, города, жилища и на все прочее в Крыму, на Ку­бани и на острове Тамани лежащие, в них гарнизонов и воен­ных людей своих никаких не иметь, уступая оные области таким образом, как российский двор уступает татарам в пол­ное самодержавное и независимое их владение и правление. Також наиторжественнейшим образом Блистательная Порта обязывается и обещает и впредь в помянутые города, крепос­ти, земли и жилища гарнизонов своих и всяких, какого бы звания ни были, своих людей военных в оные не вводить и там не содержать, ниже во внутри области сей сейменов или других военных людей, какого бы звания ни были, иметь, а оставить всех татар в той же полной вольности и независи­мости, в каковых Российская империя их оставляет.

    Арт. 4. С естественным всякой державы правом сходству­ет делать в собственных землях своих таковые распоряже­ния, каковые за благопристойные оными найдутся; вследствие чего предоставляется взаимно обеим империям полная и бес­предельная вольность строить вновь в областях и границах своих в таковых местах, каковые найдутся удобными, всякого

    81

    80

    рода крепости, города, жилища, здания и селения, равно как починять или поправлять старые крепости, города, жилища и проч.

    Арт. 5. По заключении сего блаженного мира и по возобно­влении соседственной искренней дружбы российский импера­торский двор будет всегда при Блистательной Порте иметь второго ранга министра, то есть посланника, или полномоч­ного министра, Блистательная же Порта употребит в рассуж­дении его характера все то внимание и уважение, которые наблюдаются к министрам отличнейших держав, и во всех публичных функциях помянутый министр должен следовать беспосредственно за цесарским министром, если он в равном с ним характере; когда же другого, то есть большего или мень­шего, тогда беспосредственно должен он следовать за голланд­ским послом, а в небытность оного за венецианским.

    Арт. 6. Если кто-нибудь из находящихся в действитель­ной службе министра Российской империи, во время его при Блистательной Порте пребывания учиня какую-либо покражу, важное преступление или непристойное наказания заслужи­вающее дело, для избежания помянутого наказания захочет сделаться турком, таковой хотя й не должен быть отвергнут, однако по учинении ему достойного наказания должно в це­лости возвратить покраденные вещи, сходственно с объявле­нием министра; таковые же, которые захотят сделаться маго­метанами в пьянстве, не должны быть в магометанский закон приняты, разве по прошествии его пьянства и когда память его придет в естественное свое состояние, но и тогда последнее его признание должно сделано быть в присутствии прислан­ного от министра переводчика и нескольких беспристрастных мусульман.

    Арт. 7. Блистательная Порта обещает твердую защиту хри­стианскому закону и церквам оного, равным образом дозво­ляет министрам российского императорского двора делать по всем обстоятельствам в пользу как воздвигнутой в Констан­тинополе упомянутой в 14-м артикуле церкви, так и служа­щим оной разные представления и обещает принимать оные в уважение, яко чинимые доверенной особой соседственной и искренно дружественной державы.

    Арт. 8. Как духовным, так и светским Российской империи подданным да позволится свободно посещать святой град Иерусалим и другие места, посещения достойные, и от по­добных странствующих и путешественников да не будет требо­вать ни в Иерусалиме, ни в других местах, ниже на пути от кого бы то ни было никакой харач, подать, дань или другие какие налоги; но сверх того да будут они снабжаемы надде­

    82

    жащими пашпортами и указами, которые прочих дружеских держав подданным даются. Во время же пребывания их в Оттоманской империи да не будет учинено им ни малейшей обиды, ниже оскорблений, но да будут они со всей строгостью законов защищаемы.

    Арт. 9. Переводчики, служащие при российских министрах, в Константинополе находящиеся, какой бы нации они ни были, поелику суть люди в государственных делах упражняющиеся, следственно, и обеим империям служащие, должны быть ува­жаемы и трактуемы со всякой благосклонностью, в налагае­мых же на них от начальников их делах не должны они тер­петь.

    Арт. 10. Если между подписания сих мирных пунктов и получения о том от главнокомандующих взаимными армиями повелений произойдут где-либо каковые действия военные, оные никоторая сторона не примет себе за оскорбление, так как и самые в том успехи и приобретения уничтожаются и оными ни одна сторона пользоваться не должна.

    Арт. 11. Для выгодностей и пользы обеих империй, имеет быть вольное и беспрепятственное плавание купеческим ко­раблям, принадлежащим двум контрактующим державам, во всех морях, их земли омывающих; и Блистательная Порта позволяет таковым точно купеческим российским кораблям, каковы другие государства в торгах в ее гаванях и везде упо­требляют, свободный проход из Черного моря в Белое2, а из Белого в Черное, так как и приставать ко всем гаваням и при­станям, на берегах морей и в проездах или каналах, оные моря соединяющих, находящимся. Позволяет также Блистательная Порта в областях своих подданным Российской империи иметь коммерцию как на сухом пути, так и на водах корабле-плаванием и в реке Дунае, сходственно вышеизображенному в сем артикуле, с такими ж преимуществами и выгодами, ка­ковыми во владениях ее пользуются прочие народы, в наиболь­шей дружбе с ней пребывающие и коим преимущественно в коммерции Блистательная Порта благоприятствует, как то французы и англичане; и капитуляции сих двух наций и про­чих, якобы слово до слова здесь внесены были, должны слу­жить во всем и для всего правилом, равно как для коммерции, так и для купцов российских, кои, платя с ними равные пошли­ны, могут привозить и отвозить всякие товары и приставать ко всем пристаням и гаваням как на Черном, так и на других мо­рях лежащим, включительно и константинопольские.

    Позволяя вышеписаным образом взаимным подданным коммерцию и кораблеплавание на всех водах без изъятия, позволяют тут же обе империи купцам пребывать в областях

    83

    своих столько времени, сколько интересы их востребуют, и обещают им ту же безопасность и свободу, каковыми прочие дружеских дворов подданные пользуются.

    А дабы во всем наблюдаем был добрый порядок, равным образом Блистательная Порта позволяет иметь пребывание консулам и вице-консулам, которых Российская империя во всех тех местах, где они признаны будут надобными, назна­чить заблагорассудит, которые будут почитаемы и уважаемы в равенстве с прочими дружеских держав консулами, дозво­ляет им также иметь при себе переводчиков, называемых баратлы, то есть патентованных, снабдя оных император­скими патентами, и которые равным образом будут пользо­ваться теми же преимуществами, коими пользуются находя­щиеся в службе помянутых французской и английской и дру­гих наций.

    Российская империя дозволяет также подданным Блиста­тельной Порты в областях своих коммерцию как на море, так и на сухом пути с теми же преимуществами и выгодами, ка­ковыми пользуются народы, в наибольшей дружбе с ней на­ходящиеся, с платежом обыкновенных пошлин. В несчастьях же, могущих случиться судам, имеют обе империи взаимно подавать им все те вспоможения, которые всем прочим дру­жественным народам в подобных случаях подаются, а нужные вещи будут им доставлены за обыкновенную цену.

    Арт. 12. Когда российский императорский двор похочет сделать коммерческие трактаты с африканскими, то есть Три-польским, Тунисским и Алжирским кантонами, Блистатель­ная Порта обязывается употребить власть свою и кредит к приведению в совершенство помянутого двора намерения и быть в рассуждении вышереченных кантонов ручательницей в наблюдении ими всех тех кондиций, которые в оных трак­татах постановлены быть имеют.

    Арт. 13. Блистательная Порта обещает употреблять свя­щенный титул императрицы всероссийской во всех актах и публичных грамотах, так как и во всех прочих случаях на турецком языке, то есть: ТЕМАМЕН РУССИЕЛЕРИН ПАДЫШАХ.

    Арт. 14. Российскому высочайшему двору, по праву дру­гих держав, позволяется, кроме домашней в доме министра церкви, воздвигнуть в части Галата, в улице Бей Оглу назы­ваемой, публичную греко-российского исповедания церковь, которая всегда под протекцией оной империи министров остаться имеет и никакому притеснению или оскорблению подвержена не будет.

    Арт. 15. Таковым образом, как определяются границы двух контрактующих империй, хотя и есть причина полагать, что взаимные подданные не будут иметь более случая к важ­ным между собой распрям и раздорам, со всем тем, на всякий нечаянный случай, для избежания всего того, что бы могло произвесть некоторую остуду или причинить оскорбления, обе империи соглашаются в том, что всякие подобные случаи должны быть рассматриваемы пограничными губернато­рами и комендантами или посредством нарочно назначенных для сего комиссаров, которые по пристойном рассмотрении кому надлежит имеют отдать настоящую справедливость без малейшей времени отсрочки, с точным договором, что подоб­ные происшествия никогда не могут служить претекстом к самомалейшему раздражению дружбы и доброго согласия, настоящим трактатом восстановленных.

    Арт. 16. Российская империя возвращает Блистательной Порте всю Бессарабию с городами Аккерманом, Килией, Из­маилом и прочими, с слободами, деревнями и всем тем, что оная провинция в себе содержит; равномерно возвращает ей и крепость Бендеры. Возвращает также Российская империя Блистательной Порте оба княжества Воложское и Молдав­ское со всеми крепостями, городами, слободами, деревнями и всем тем, что в оных находится; а Блистательная Порта приемлет оные на следующих кондициях, с торжественным обещанием свято наблюдать оные:

    1. Наблюдать в рассуждении всех жителей сих княжеств, какого бы достоинства, степени, состояния, звания и рода они ни были, без малейшего исключения, полную амнистию и веч­ное забвение, постановленные в первом сего трактата арти­куле, против всех тех, кои действительно преступили или по­дозреваемы в намерении вредствовать интересам Блистатель­ной Порты, восстановляя оных в прежние их достоинства, чины и владения и возвратя им имения, коими они прежде настоящей войны пользовались.

    2. Не препятствовать, каким бы то образом ни было, испо­веданию христианского закона совершенно свободному, так как созиданию церквей новых и поправлению старых, как то прежде сего было.

    3. Возвратить монастырям и прочим партикулярным лю­дям земли и владения, прежде сего им принадлежащие, и которые потом против всей справедливости были у них отня­ты, около Браилова, Хотина, Бендер и прочих, и ныне раями называемых.

    4. Признавать и почитать духовенство с должным оному чину отличием.

    5. Фамилиям, пожелающим оставить свое отечество и в

    85

    другие места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением; а чтоб оные фамилии могли иметь удоб­ность к распоряжению дел, дается им год времени для сего свободного из отечества переселения, считая со дня размена настоящего трактата.

    6. Не требовать или не взыскивать никакой денежной или другой суммы за старые счеты, какого бы существа они ни были.

    7. Не требовать от них никакой контрибуции или платежа за все военное время, а за многие их страдания и разорения, в течение сей войны ими претерпенные, и еще впредь на два года, считая со дня размена сего трактата.

    8. По истечении помянутого времени обещает наблюдать всякое человеколюбие и великодушие в положении на них подати, состоящей в деньгах, и получать оную посредством присылаемых депутатов всякие два года; при таковом их на­ложенной на них подати точном платеже никто из пашей, из губернаторов или какая бы то ни была особа не имеет притес­нять их или требовать от них какого-либо платежа или других налогов, под каким бы именованием или претекстом то ни было, но дозволить им пользоваться теми ж самыми выгода­ми, коими пользовались они во время царствования достойной памяти султана Мегмета Четвертого, любезного родителя его султанова в-ва.

    9. Позволяет князьям сих двух княжеств каждому с своей стороны иметь при Блистательной Порте поверенного в де­лах из христиан греческого закона, которые будут бдеть о делах, до помянутых княжеств касающихся, и будут Блиста­тельной Портой благосклонно трактованы и в малости их по­читаемы, однако ж людьми, народным правом пользующи­мися, то есть никакому насилию не подверженными.

    10. Соглашается также, чтоб по обстоятельствам сих кня­жеств министры российского императорского двора, при Блистательной Порте находящиеся, могли говорить в пользу сих двух княжеств, и обещает внимать оным с сходственным к дружеским и почтительным державам уважением.

    Арт. 17. Российская империя возвращает Блистательной Порте все Архипелагские острова, под ее зависимостью на­ходящиеся, а Блистательная Порта со своей стороны обе­щает:

    1. Наблюдать свято в рассуждении жителей оных остро­вов кондиции, в первом артикуле постановленные, касательно общей амнистии и совершенного забвения всякого рода пре­ступлений, учиненных или подозреваемых быть оными учи­ненные в предосуждение интересам Блистательной Порты.

    86

    2. Что христианский закон не будет подвержен ни малей­шему притеснению, так как и церкви оного, ниже будет пре-пятствовано к перестроиванию или поправлению оных; люди же, в них служащие, равным образом не имеют быть оскорбля­емы, ниже притесняемы.

    3. Что не будет от них требован платеж никакой подати, ежегодно ими платимой, со времени, как они находятся под зависимостью Российской империи, по причине великого их претерпения в продолжение настоящей войны, впредь на два года, считая со времени возвращения оных островов ей, Бли­стательной Порте.

    4. Фамилиям, пожелающим оставить свое отечество и в другие места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением; а чтоб оные фамилии могли иметь удоб­ность к распоряжению дел их, дается им год времени для сего свободного из отечества переселения, считая со дня раз­мена настоящего трактата.

    5. В случае, когда российский флот при самом его отъезде, что имеет учинено быть в три месяца, считая со дня размена настоящего трактата, будет иметь в чем нужду, Блистатель­ная Порта обещает снабдить его всем тем, чем ей возможно будет.

    Арт. 18. Замок Кинбурн, лежащий на устье реки Днепра, с довольным округом по левому берегу Днепра и с углом, ко­торый составляет степи, лежащие между рек Буга и Днепра, остается в полное, вечное и непрекословное владение Рос­сийской империи.

    Арт. 19. Крепости Еникале и Керчь, лежащие в полу­острове Крымском, с их пристанями и со всем в них находя­щимся, тож и с уездами, начиная от Черного моря и следуя древней Керчинской границе до урочища Бугак, и от Бугака по прямой линии кверху даже до Азовского моря, остаются в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи.

    Арт. 20. Город Азов с уездом его и с рубежами, показан­ными в инструментах3, учиненных в 1700 г., то есть в 1113-м, между губернатором Толстым и агугским губернатором Гас-саном-Пашой, вечно Российской империи принадлежать имеет.

    Арт. 21. Обе Кабарды, то есть Большая и Малая, по сосед­ству с татарами большую связь имеют с ханами крымскими, для чего принадлежность их императорскому российскому двору должна предоставлена быть на волю хана крымского, с советом его и с старшинами татарскими.

    Арт. 22. Обе империи согласились вовсе уничтожить и пре-

    87

    дать вечному забвению все прежде бывшие между ими трак­таты и конвенции, включительно Белградские4, с последую­щими за ним конвенциями, и никогда никакой претензии на оных не основывать, исключая только в 1700 г. между губер­натором Толстым и агугским губернатором Гассаном-Пашою касательно границ Азовского уезда и учреждения кубанской границы учиненную конвенцию, которая останется непремен­ной, так, как она была и прежде.

    Арт. 23. В части Грузии и Мингрелии находящиеся кре­пости Богдадчик, Кутатис и Шегербань, российским оружием завоеванные, будут Россией признаны принадлежащими тем, кому они издревле принадлежали, так что ежели подлинно оные города издревле или с давнего времени были под владе­нием Блистательной Порты, то будут признаны   ей принад­лежащими; а по размене настоящего трактата в условленное время российские войска выдут из помянутых провинций Грузии и Мингрелии. Блистательная же Порта с своей сто­роны обязывается, в сходственность с содержанием первого артикула, дозволить совершенную амнистию всем тем, кото­рые в том краю в течение настоящей войны каким ни есть образом ее оскорбили. Торжественно и навсегда отказыва­ется она требовать дани отроками и отроковицами и всякого рода других податей, обязывается не почитать между ими ни­кого за своих подданных кроме тех, кои издревле ей принад­лежали; все замки и укрепленные места, бывшие у грузинцев и мингрельцев во владении, оставить паки под собственной их стражей и правлением, так как и не притеснять никоим образом веру, монастыри и церкви и не препятствовать попра­влению старых, созиданию новых, и да не будут притесняемы какими-либо требованиями от губернатора чилдирского и от прочих начальников и офицеров к лишению их имений. Но как помянутые народы находятся подданными Блистательной Порты, то Российская империя не имеет совсем впредь в оные вмешиваться, ниже притеснять их.

    Арт. 24. По подписании и утверждении сих артикулов тот­час все находящиеся войска российские на правой стороне Дуная в Болгарии в обратный путь вступят, и чрез месяц от подписания перейдут на левый берег Дуная; когда же все чрез Дунай переправятся, тогда отдадут турецким войскам замок Гирсов, выступя и из оного места по переходе всех рос­сийских войск на левый берег Дуная, потом испражняться станут в одно время Валахия и Бессарабия, на которое пола­гается два месяца времени; а по выступлении всех войск из оных провинций оставятся турецким войскам с одной сторо­ны крепости Журжа и потом Браилов, а с другой город Изма­

    88

    ил, крепости Килия, а потом Аккерман, выведя оттоль рос­сийские императорские войска вслед за прежними; всего ж времени на испражнение вышеупомянутых провинций полага­ется три месяца.

    Наконец, из Молдавии российские императорские войска выступят потом чрез два месяца и перейдут на левую сторону Днестра; и тако испражнение всех вышепомянутых земель учинится чрез пять месяцев с вышеписаного подписания веч­ного примирения и покоя между двух контрактирующих импе­рий. А когда все российские войска перейдут на левую сторону Днестра, тогда оставятся войскам турецким крепости Хотин и Бендер, с той, однако ж, кондицией, что если тогда уже отданы будут Российской империи в полное, вечное и непре­кословное владение замок Кинбурн с его положенным окру­гом и с степью между Днепра и Буга, как гласит 18-й арти­кул пунктов вечного примирения и пОкоя между двумя им­периями.

    Что ж касается до Архипелагских островов, то оные рос­сийским императорским флотом и войсками оставлены будут по-прежнему в неоспоримое владение Оттоманской Порте, как только скоро домашние распорядки и учреждения того российского императорского флота позволят, понеже здесь тому точного времени определить не можно. А Блистатель­ная Порта Оттоманская для скорейшего того флота оттоль отплытия всем нужным для него, как уже дружественная держава, обязуется, чем ей возможно будет, снабдить оный.

    Доколь российские императорские войска пребудут в отда­ваемых Блистательной Порте провинциях, правление и поря­док в оных имеют остаться так властно, как в настоящее время суть оные под обладанием их, и Порта на то время и до срока выхода всех войск вступаться в оные не имеет. Российские войска в сих землях до последнего дня своего выступления получать будут всякие потребные себе вещи и снабдения пи­тательными и прочими припасами, равным образом как и ныне то им доставляется. Не прежде войскам Блистательной Порты вступить в отдаваемые крепости и не прежде оной власть свою внесть и коснуться отдаваемых земель, как об оставле­нии каждой из оных российскими войсками командир оных уже уведомит определенную к тому начальствующую особу со стороны Порты Оттоманской.

    Магазины свои питательные и военные в крепостях, горо­дах и где оные ни есть, российские войска испорожнять мо­гут, как хотят, а оставят только в крепостях, отдаваемых Бли­стательной Порте, одну турецкую артиллерию, сколько ныне оной находится в них. Жители всякого рода и звания всех

    89

    земель, возвращаемых Блистательной Порте, вступившие в службу императорскую российскую и кои токмо пожелают, сверх данного их годового срока в артикулах мирных догово­ров 16 и 17, могут с своим семейством и с своим имением купно с российскими войсками отойти и переселиться, что им Бли­стательная Порта, по силе установления в вышеименованных артикулах, и тогда и во весь годовой срок обязывается нико­им образом не возбранять.

    Арт. 25. Все военнопленники и невольники мужеского или женского рода, какого бы достоинства или степени ни наш­лись в обеих империях, исключая тех, кои из магометан в империи Российской добровольно приняли закон христиан­ский, а христиане, кои в Оттоманской империи добровольно ж закон магометанский, по размене ратификаций сего трактата беспосредственно и без всякого претекста взаимно должны быть освобождены, возвращены и препоручены без всякого выкупа или платежа, так как и все прочие в неволю попав­шиеся христиане, то есть поляки, молдавцы, волохи, пело-понесцы, островские жители и грузинцы, все без малейшего изъятия, равномерно ж без выкупа или платежа должны быть освобождены. Равным же образом должны быть возвра­щены и препоручены все те российские подданные, которые по какому-либо случаю по заключении сего блаженного мира попались бы в неволю и нашлись в Оттоманской империи, что самое чинить обещает взаимно и Российская империя против Оттоманской Порты и ее подданных.

    Арт. 26. По получении отсель известия о подписании сих пунктов командующему российской армией в Крыму и губер­натору очаковскому тотчас обослаться между собой и в два месяца от подписания сего выслать взаимных доверенных людей для отдачи и принятия замка Кинбурна с степью, как определено в предыдущем 18-м артикуле, что и исполнить тем доверенным конечно в два месяца времени от своего съезда, дабы в четыре месяца от подписания сего трактата конечно то точно исполнено и кончено было, а если можно, и скорее; о исполнении ж тотчас дать знать их сиятельствам господам генерал-фельдмаршалу и верховному визирю.

    Арт. 27. Но дабы тем наивящие между обеих империй настоящий мир и истинная дружба заключены и утверждены были, торжественно от обеих сторон будут отправлены чрезвы­чайные послы с подтверждающими заключенный мирный трактат императорскими ратификациями в то время, которое с общего обоих дворов согласия назначено будет. Оба посла равным образом встретятся на границах и будут приняты и почтены теми же обрядами и тем же образом, каковые упо­

    90

    требляются при взаимных посольствах между наиболее поч­тительными европейскими с Оттоманской Портой держа­вами.

    В знак же дружества взаимно с оными послами имеют быть посланы подарки, с достоинством их императорских в-в сходственные.

    Арт. 28. По подписании сих артикулов вечного мира выше­именованными генерал-поручиком князем Репниным и Блиста­тельной Порты Нишанджи Ресьми Ахмет ефендием и Ибра-им Мюниб реиз ефендием должны престать военное действия в главных армиях и во всех отдельных частях войск взаим­ных на сухом пути и на водах, с получения о сем от главно­командующих взаимными армиями повелений. И для того от упомянутых генерал-фельдмаршала и верховного визиря имеют быть тотчас посланы курьеры в Архипелаг на флот, стоящий в Черном море против Крыма и в другие места, где военные действия настоят с той и другой стороны, чтобы по силе заключенного мира прекратились везде неприязнь и вся­кие действия оружия, а курьеров сих снабдить повелениями от генерал-фельдмаршала и от верховного визиря так, чтобы российский курьер, буде приедет скорее к начальнику своей стороны, мог чрез него турецкому доставить повеление вер­ховного визиря, а когда курьер верховного визиря прежде по­спеет, то турецкий начальник доставил бы повеление фельд­маршальское начальнику российскому.

    А как договоры и постановления сего заключенного мира от государей взаимных империй возложены на главных коман­диров их армий, то есть фельдмаршала графа Петра Румян­цева и верховного Блистательной Порты визиря Муссун Заде Мегмет-Пашу, то им, фельдмаршалу и верховному визирю, все вышеписаные артикулы вечного мира, как они в сем пункте выражены, так властно, как бы оные сделаны были в личном их обоих присутствии, утвердить в силу полномочия каждому из них от своего государя данного, своими подписями и печа­тями и все в оных постановленное, обещанное твердо и непо­колебимо содержать и точно исполнять и ничего в против­ность тому не чинить и не допущать, чтобы от кого-либо учи­нилось, и ими подписанные и печатями их утвержденные экземпляры сему равногласные, верховного визиря на турец­ком и итальянском языках, а от генерал-фельдмаршала на российском и на итальянском языках, равно и полномочия, от государей им данные, чрез сих же вышеименованных особ, кои от стороны Блистательной Порты к генерал-фельдмар­шалу присланы, разменять взаимно от подписания сего в пять дней непременно, а ежели можно, и скорее, предопределяя

    91

    им оные от генерал-фельдмаршала графа Румянцева тогда принять, сколь скоро от верховного визиря таковые ж предъя­вят полученными.

    Июля десятого дня тысяча семьсот семьдесят четвертого года.

    Князь Николай Репнин

    Сии вечного мира вышеписаные пункты в двадцати осьми артикулах между пресветлейшей империей Всероссийской и Блистательной Портой Оттоманской, подписанные руками и укрепленные печатями полномочных обоих высоких сторон при деревне Кючюк-Кайнарджи с российской генералом-пору­чиком князем Репниным, а с оттоманской Нисанжи Ресми Ахмет эфендием и Ибрагим Мюниб рейс эфендием, я данной мне полной мочью е.и.в. всепресветлейшей державнейшей великой и всемилостивейшей моей государыни принимаю, признаю и во верность своеручной подписью и приложением герба моего печати утверждаю. В лагере при деревне Кючук-Кайнарджи.

    Июля пятого на десять дня тысяча семьсот семьдесят четвертого года.

    Генерал-фельдмаршал граф Румянцов

    И наше императорское в-во вышеписаный вечного мира трактат сим ратификуем и подтверждаем, обещая нашим импе­раторским словом за себя и за наследников наших оный трак­тат в вечную с его салтановым в-вом дружбу с своей стороны во всем, как оный гласит, ненарушимо содержать и испол­нять, и для вящего уверения того мы сию нашу ратификацию нашей государственной печатью утвердить повелели.

    Дана в С.-Петербурге августа первого на десять дня ты­сяча семьсот семьдесят четвертого, государствования нашего третьего на десять года. /

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 445, л. 47—49 (подлинник), д. 446, л. 1—6 (пере­вод). Опубл.: ПСЗРИ.— Т. XIX.—№ 14164.

    Примечания

    1 Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г. между Россией и Османской империей был подписан 21 июля. Он завершил русско-турецкую войну, начатую в 1768 г. по инициативе Порты в связи с польским вопросом. Война привела Османскую империю на грань катастрофы.

    Великий визирь Мусин-Заде Мегмед-паша запросил перемирия. Россия сама нуждалась в скорейшем окончании войны: финансовое напряжение, эпидемии, обострение отношений с Австрией и Францией, а главное, восста­ние Пугачева создали большие трудности. 15 июля в ставку русского главно­командующего Румянцева при деревне Кючук-Кайнарджи прибыли турец­кие уполномоченные с предложением подписать окончательный мир и согла­сились принять безоговорочно все русские предложения.

    2 Белое море — перевод с турецкого названия Ак-Денис — Эгейское море.

    3 Имеется в виду Константинопольский мирный договор между Россией и Турцией от 3 июля 1700 г. об уступке Азова России. Опубл.: ПСЗРИ.— Т. IV.— № 1804.

    4 Белградские мирные договоры 1739 г. были подписаны 1 сентября и 18 сентября. Они закончили войну России и Австрии с Турцией 1735—1739 гг. По условиям этих договоров России возвращался Азов, но укрепления его должны были быть уничтожены. Большая и Малая Кабарда объявлялись нейтральным барьером между обеими державами. России запрещалось дер­жать корабли на Черном и Азовском морях. Торговля с Турцией могла вес­тись исключительно на турецких кораблях. Русским паломникам гарантиро­валось право посещения Иерусалима. Опубл.: ПСЗРИ.— Т. X.— № 7900.

    1802 г. января 24х

    ПРОШЕНИЕ ЗНАТНОГО МОЛДАВСКОГО БОЯРСТВА И ДУХОВЕНСТВА ИМПЕРАТОРУ АЛЕКСАНДРУ I ОБ ОКАЗАНИИ ПОМОЩИ И О ЗАЩИТЕ ОТ ТУРЕЦКОГО ГНЕТА

    Все мы, пребывающие в Молдавии от несносного ига бес­численных налогов притеснении, и обыде доведены до крайнего разорения и находимся в великом несчастии. Не имея же дру­гого защитника, паки прибегаем к в.и.в., слезно прося: дабы высочайшей милостью нас и ныне не оставить, но щедротами и высоким своим покровом защитить и спасти несчастную землю нашу по данным нам толикократно государственным обещаниям.

    Известно в.и.в., что мы всегда и при всяких случаях были верны и усердно служили Всероссийской империи; что в четы­рех военных предприятиях, в несчастной земле нашей быв­ших, мы не щадили ни имения, ни жизнь, но со всевозмож­ным усердием и ревностью всеми мерами старались помочь победоносному оружию в.и.в., твердо надеясь получить плод трудов наших, то есть по высочайшим обещаниям свободу от настоящего тяжкого ига.

    А как по неизвестным нам причинам не могли получить желаемого, то в разные времена и многажды в рассуждении слезного нашего состояния, всяких притеснений и всегдаш­него грабительства, коими несчастная земля наша разорялась и по днесь разоряется, дерзнули мы нижайшими просьбами трудить в.и.в., утешая себя и надеясь на высочайшее заступ­

    93

    92

    ление, которого по щедротам блаженной и вечно достойной памяти императрицы Екатерины, бабки вашей, были удостоены при заключении мира в Кайнардже, потом в Айналикаваке и, наконец, в Яссах2 с жалованными грамотами, по которым от пребывающих при Оттоманской Порте министров в.и.в. до последней войны мы были защищаемы.

    Со времен же последнего и в Яссах заключенного мира до днесь ни малейшая статья того трактата не сохранена. Но паче прежнего все оны постановления нарушены и уничто­жены. Зло же день ото дня умножается и возобновляется, и отечество наше от горести и притеснения погибает без ма­лейшего утешения, изнемогая под бременем неограниченных податей, налогов и казенных работ, чем силы наши совершенно истощились. Как о том в разные времена, не имея способов лично пасть к высочайшим стопам в.и.в. и представить крайние свои нужды, письменно доносили в.и.в. подробно обо всех обстоятельствах, не имея другого способа освободиться от толиких зол, низвергших нас в бездну разорения и слезного состояния. Ибо кроме умноженных после мира в пять крат податей наложены еще другие новые, всякого рода пшени­цу, рождающуюся на нашей земле, отымают с насилием и от­правляют в Константинополь и в другие крепости, поборы баранами, коровьим маслом, дровами и другими подобными произведениями, кроме повозок, которые для крепостных работ мы поставлять принуждаемся, суть налоги сверх опре­деленных податей и которые совершенно изнуряют нас. Все­дневно из крепостей сюда приходят турки и, насилием отымая имения, убивают поселян наших. Другие же, под предлогом торга поселившись по двадцати и тридцати человек в торговых местах наших, намерены со временем веру нашу и промыслы уничтожить, каковое предприятие для наших земель есть вредное. Господари почти через два года сменяются, и сия смена для нас весьма разорительна, ибо всякая из них более двух миллионов пиастров стоит нам. Каждый новый госпо­дарь привозит с собой множество греков из Константинополя, не знающих обхождения и силы дел наших, коих определяет он по всем местам и управам, оставляя почти всех здешних помещиков без должности, от чего происходит всеобщее и бессовестное грабительство. По сим вышеписаным обстоя­тельствам мы паки прибегаем к высокомонаршим щедротам в.и.в., с слезной просьбой избрать средство, какое вы, госу­дарь, за благо рассудите, защитить нас, бедных и несчастных, и освободить бедствующую Молдавию от несносного ига сего. Ибо во всех наших горестях и притеснениях уповаем только на высочайшие щедроты и милость в.и.в.

    94

    И сие да будет известно, что из сих нами в.и.в. представ­ленных обстоятельств буде откроется что-либо наималейшее, то жизнь наша повержена будет опасности.

    Того ради всенижайше просим, дабы сия наша просьба была в тайне. И как Всемогущий Бог внушит в.и.в. управить дело сие и нас, бедных и несчастных, высоким своим покрови­тельством защитить и освободить, а здешний православный народ удостоить причастия той радости и благополучия, ка­кими пресветлая Россия пользуется, да воспомнить ныне цар­ствующего паче Великого Александра вовеки.

    Романовский епископ Вениамин

    Епископ Герасим

    Логофет Стефан Стуржа

    Логофет Николай Русето

    Логофет Николай Кантакузин

    Логофет Михаил Стуржа

    Логофет Филип Разо

    Логофет Константин Балса

    Гетман Константин Гика

    Ворник Константин Балса

    Ворник Эмануил Конаки

    Ворник Гавриил Конаки

    Ворник Николай Балса

    Вистиар Георгий Русето

    Гетман Михаил Стуржа

    Вистиар Григорий Стуржа

    Ворник Константин Паллади

    Постелник Дмитрий Стуржа

    Спатар Стефан Стуржа Переводил статский советник Михаил Дуза.

    АВПР, ф. СПб. Главный архив, 1—9, оп. 8, 1801 — 1802, д. 4, л. 157—158 (подлинник), л. 159—162 (перевод).

    Примечания

    1 Прошение датировано по сопроводительному письму российского кон­сула в Яссах В. Ф. Малиновского от 24 января 1802 г.

    2 Имеются в виду русско-турецкие мирные договоры: Кючук-Кайнард-жийский 1774 г., Ясский 1791 г. и разъяснительный договор 10/12 марта 1779 г., заключенный в Айнали-Кавак в дополнение к Кючук-Кайнарджий-скому.

    95

    1802 г. июля 21 /августа 2

    НОТА РОССИЙСКОГО ПОСЛАННИКА В КОНСТАНТИНОПОЛЕ В. С. ТОМАРЫ ТУРЕЦКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ОБ УПРАВЛЕНИИ МОЛДАВИЕЙ И ВАЛАХИЕЙ

    Нижеподписавшийся, чрезвычайный посланник и полно­мочный министр е. в. императора всероссийского, получил от е.и.в. новые повеления относительно Валахии и Мол­давии.

    Предписывая нижеподписавшемуся быстрое и точное выполнение своих прежних приказов, он более подробно оста­навливается на жалобах бояр этих двух провинций.

    Прежние распоряжения, данные нижеподписавшемуся, известны Блистательной Порте и отражены в ноте, которую он ей передал 4(16) июля 1802 г. Е.и.в., требуя в них уста­новления семилетнего срока правления в княжествах, руко­водствовался примерами и опытом прошлого.

    Валахией более семи лет правил князь Александр Ипси-ланти, а Молдавией около шести лет — князь Константин Мурузи. В эти годы благосостояние и процветание этих двух провинций было выше, чем когда-либо. Здесь не следует искать иной причины, кроме долгого правления этих двух господа­рей.

    Однако сенед 1198 (1783) г.1, устанавливающий, что они могут быть смещены только в случае доказанного правонару­шения, в то время еще не существовал; и поскольку ныне е.и.в. не требует более длительного срока, чем те, которые наблюдались в практике до появления сего акта, он полагает, что это удовлетворит Блистательную Порту, тем более, что условие о несменяемости создаст для нее досадные неудоб­ства, если в будущем оно будет соблюдаться не лучше, чем в прошлом.

    Поэтому е.и.в., желая надежно оградить себя от неприят­ных споров с Блистательной Портой по поводу более или менее длительного правления в княжествах, настаивает на оконча­тельном установлении семилетнего срока, за исключением слу­чаев установленного правонарушения.

    Тем не менее, если Блистательной Порте будет угодно, она может отдавать предпочтение принципу постоянства, установленному сенедом.

    Но коль скоро опыт доказывает, что и в том и в другом случае возможны злоупотребления выражением правонару­шение и что оно в то же время должно быть доказано, е.и.в. требует также, чтобы в случае такого правонарушения об этом уведомили его посланника, прежде чем смещать князя, дабы

    96

    правонарушение было проверено с той и с другой стороны и тем самым доказано, что оно таковым является.

    Кайнарджийским и Ясским договорами Валахия и Мол­давия были освобождены от дани на двухлетний срок, чтобы облегчить их участь после бедствий, перенесенных ими во время войны. Между тем общеизвестно, что тогда эти про­винции не испытывали таких ужасающих невзгод, какие обру­шились на Валахию в последние несколько лет.

    Посему е.и.в. полагает, что при данных обстоятельствах эта провинция менее всего пользуется благами освобождения от налогов на два года, считая со дня вывода войск из страны.

    Поскольку Валахия вследствие своего положения подвер­гается опустошениям и грабежам со стороны Дуная, издавна в ней было принято содержать национальную милицию. Со времен Кайнарджийского мира господари упразднили ее, и таким образом, когда стране приходится противостоять силе силой, она вынуждена либо призывать османские войска, либо наспех собирать ополчение из самых разных людей, а в том и в другом случае страна терпит значительный урон. Посему е.и.в. по настояниям бояр требует, чтобы Блистательная Пор­та обязала господарей Валахии восстановить эту милицию в том виде, в каком она существовала прежде.

    Господари, направляющиеся отсюда править в обеих про­винциях, приводят с собой множество лиц, которым они раз­дают руководящие посты. Это злоупотребление противоре­чит законам страны и влечет за собой тысячу отрицатель­ных последствий, поскольку эти иностранцы не знают тра­диций, обычаев, а часто даже и языка страны. Е.и.в. настаи­вает, чтобы эти места распределялись, как прежде, среди местных бояр и чтобы князья могли давать грекам из своей свиты лишь должности, связанные со службой при дворе или при своей особе.

    Е.и.в. известно, что вопреки вышеупомянутому сенеду означенные провинции не только подвергаются тем самым реквизициям, которые отменяет этот сенед, но они даже стали еще тяжелее, и народы все больше стонут под бременем новых обложений. Поэтому он требует, чтобы любые новые налоги, подати, денежные или натуральные реквизиции, введенные со времени последнего сенеда, были отменены.

    Согласно давнему обычаю, хатти-шерифы и фирманы публично зачитывались в Диване и их содержание совместно обсуждалось, затем эти документы сохранялись в архивах княжества. Ныне каждый князь увозит их с собой. Даже изданного в 1775 г. хатти-шерифа, где указаны привилегии, данные Валахии, и императорских сенедов, касающихся гра-

    4—62

    97

    ниц, уже нет в стране. Е.и.в. требует восстановления выше­упомянутого старого обычая, возобновления указанных хатти-шерифов и императорских сенедов и, по рассмотрении и уре­гулировании границ Валахии, возвращения ей узурпированных владений со стороны Браилы, Джурджу, Куле и за Олтой, которые до сих пор не были возвращены ей из-за отсутствия упомянутых императорских сенедов. Е.и.в. требует также возвращения Молдавии тех местностей, на узурпацию кото­рых она может пожаловаться. Наконец, е.и.в. требует, чтобы Блистательная Порта, возобновив оба фирмана е- хатти-шерифом, изданные в 1188 г., и сенед 1198 г., включила в них все требования, изложенные в настоящей ноте, и предписала полное и неукоснительное выполнение их.

    Е.и.в. не сомневается, что Блистательная Порта увидит в этих требованиях, основанных на справедливости, гуманно­сти и договорах, его постоянное и искреннее желание избе­гать любого повода для разногласий между двумя дворами и совместно с е. выс-вом султаном способствовать благополу­чию обеих провинций, которые во всех отношениях представ­ляют интерес для Османской империи и к участи которых е.и.в. не может и не должен быть равнодушен.

    Подпись: В. Томара

    АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 2222, л. 252—255 (перевод, копия). Опубл. ВПР.— Т. I.— С. 250—254.

    Примечание

    1 Указ, выпущенный в 1783 г. об урегулировании положения в провин­циях Валахии и Молдавии.

    1802 г. сентября 24

    НОТА ТУРЕЦКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОМУ ПОСЛАННИКУ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ В. С. ТОМАРЕ ОБ УПРАВЛЕНИИ МОЛДАВИЕЙ

    И ВАЛАХИЕЙ

    Известно, что в течение некоторого времени имели место злоупотребления и искажения некоторых условий, ранее вклю­ченных в скрепленный хатти-шерифом и изданный в 1188 (1775) г. высший фирман, касающий урегулирования в про­винциях Валахии и Молдавии, равно как в другой фирман, также скрепленный хатти-шерифом и изданный в 1206 (1794) г. в возобновление того фирмана, который был состав­лен на основании сенеда, выпущенного в 1198 (1783) г., и поскольку договоры, существующие между Блистательной

    98

    Портой и российским двором, дают ему право и справедли­вое желание вмешаться в пользу вышеупомянутых провин­ций, дружественный нам высочайший посланник России при Блистательной Порте по повелению своего двора заявил но­той, что для улучшения выполнения указанных условий тре­буется добавить к ним несколько новых.

    В связи с этим состоялось несколько дружественных сно­шений с вышеозначенным дружественным нам посланником относительно того, что надлежит сделать, предмет был подроб­но обсужден на конференции, ив соответствии с результа­том обсуждения и согласования было издано два фирмана, скрепленных хатти-шерифом: один для Валахии, а другой — для Молдавии; в них подтверждаются прежние условия, вклю­ченные в два фирмана, которые были выданы в означенное время указанным провинциям, а также содержатся некоторые новые положения, присовокупленные к прежним.

    Поскольку упомянутые провинции являются как бы жит­ницами сей высокой империи, несомненно, что благополучие их жителей заслуживает интереса и заботы со стороны е. в-ва. Поэтому Блистательная Порта обещает, что все старые и новые положения, включенные в вышеназванные фирманы, будут отныне точно выполняться; никому не будет дозволено нарушать их, и она будет чрезвычайно внимательно и строго следить за тем, чтобы они всегда служили образцом. Дабы вышеупомянутый дружественный нам посланник засвидетель­ствовал это обещание российскому двору, ближайшему другу Блистательной Порты, был составлен и официально вручен в совокупности с копиями двух означенных фирманов насто­ящий высший такрир.

    4-го джемазиул-агира 1217 г. (24 сентября 1802 г.) От имени Махмуда Рейса, главы Кьятилов.

    АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 2222, л. 342—344 (подлинник). Опубл.: ВПР.— Т. I.— С. 300—301.

    1808 г. октября 4/16

    ИНСТРУКЦИЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Н. П. РУМЯНЦЕВА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ МОЛДАВСКОЙ АРМИЕЙ А. А. ПРОЗОРОВСКОМУ О ВЕДЕНИИ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ С ТУРЦИЕЙ

    № 83 СЕКРЕТНО

    Милостивый государь князь Александр Александрович. Препровождая ныне к в. с-ву высочайшую полную мочь для непосредственного трактования о мире с Портою Отто-

    4:

    99

    манскою, в сей депеше буду иметь честь сообщить вам, мило­стивый государь, главные черты, которые е.и.в. угодно поло­жить основанием мирного трактата и которые предначертаны были послу нашему в Париже1. Оные суть следующие:

    1. Подтверждение всех прежних трактатов и конвенций наших с Портой во всей их силе и пространстве, с обыкно­венной в таковых случаях оговоркой о изъятии тех статей, которые вновь заключаемым трактатом отменяются.

    2. Присоединение к Российской империи Молдавии, Ва­лахии и Бессарабии и положение границею между двух импе­рий реки Дуная по озера Бабаде и Розельм, так, как в. с-во сами в отношении ко мне от 5 ноября прошлого года замечать изволили.

    3. Признание Портой Грузии и Имеретии и принадлеж­ность их под Российской державой, а дабы отдалить на буду­щие времена и в том краю всякий повод к несогласиям, то там положить границей реку Арпаж.

    4. Обеспечить спокойствие Сербии дозволением ей уста­новить правление, желанию народа соответственное, под по­кровительством России.

    Вот главнейшие статьи, которые е.и.в. полагать изволит основанием для мирного трактата нашего с Портой, все же прочие обозначены в договорах, прежде заключенных, и ко­торых доставил я к в. с-ву полное собрание при отношении моем от 2 октября минувшего года. Для сведения вашего прилагаю здесь выписку из всех депеш моих к послу графу Толстому относительно мирной с Портой негоциации, в числе которых находится одна по делу архангелоградского купца Юдина. На основании 7-й статьи Ясского трактата2 Порта обязана удовлетворить его вполне за захваченное у него алжирцами судно. Немедленным удовлетворением претензии сей самим делом утвердится и столь для нас нужная статья помянутого трактата.

    Посылаемою ныне полной мочью предоставляется в. с-ву назначить от себя полномочных для трактования с полномоч­ными верховного визиря. Назначение сих полномочных госу­дарь император оставляет на ваш выбор.

    Впрочем, имею честь быть с искренным и совершенным почтением и таковою же преданностью, в. с-ва, покорнейший слуга

    Граф Николай Румянцев.

    АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 1918, л. 297—299 (подлинник). Опубл.: В ПР.— Т. IV.—С. 367—368.

    100

    Примечания

    1 Российский посол в Париже (1808 г.) — Толстой Петр Александрович.

    2 Ясский мирный договор 1792 г. завершил русско-турецкую войну 1787—1791 гг. 7-я статья договора предусматривала вознаграждение русским купцам за все убытки, которые могли быть причинены им корсарами в Алжире, Тунисе и Триполи. Опубл.: Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые.— СПб., 1869.— С. 41—49.

    1811 г. сентября 301октября 12

    ИНСТРУКЦИЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Н. П. РУМЯНЦЕВА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ МОЛДАВСКОЙ АРМИЕЙ М. И. КУТУЗОВУ О ВОЗМОЖНЫХ УСЛОВИЯХ МИРА С ТУРЦИЕЙ

    Из последних донесений в. высокопр-ва государь импе­ратор изволил усмотреть, что по распоряжениям, вами учи­ненным, надеетесь вы, милостивый государь мой, принудить визиря оставить свои укрепления и дать вам сражение. Храб­рость войск российских, знаменитые таланты и опытность начальника, ими предводительствующего, подают нам несом­ненную надежду, что оружие наше в сем случае покроется новою славою. В таковом предположении обстоятельств го­сударь император указал мне сообщить вам высочайшую его волю, что ежели бы после одержанного нами успеха над тур­ками учинили они шаг к сближению, то, не отвергая оного, немедленно войтить в переговоры на следующем основании:

    1. Приобретения наши ограничить одной Молдавией и Бессарабией. Ежели турецкие министры будут крайне затруд­няться уступкою всего княжества, то довольствоваться опре­делением границы по реке Серету, продолжа оную по Дунаю до впадения его в Черное море.

    2. За уступку нами Валахии назначить денежную от Порты сумму, а политическое же существование сего княжества определить в какой-либо новой форме управления, как-то: учреждением там внутреннего независимого правительства или восстановлением господаря, с некоторыми против преж­него отменами в пользу княжества, и таковое постановление обеспечить взаимной гарантией России и Порты.

    3. Обеспечить жребий Сербии сколь можно согласно с желанием сербской нации.

    4. Относительно Грузии утвердить за каждою стороною как на суше, так и по берегам Черного моря то, что при подпи­сании мирного трактата будет ими занимаемо.

    Когда турецкие министры согласятся на сии четыре глав-

    ки

    ные статьи, то все прочие пункты мирного трактата е.в. предо­ставляет вам постановить по наилучшему вашему, милости­вый государь мой, усмотрению и немедленно подписать окон­чательный мир, не теряя времени в пересылках сюда для испрошения новых наставлений, лишь бы все то было непо­средственным последствием вновь одержанных блистательных успехов. Без оных таковое смягчение требований наших име­ло бы вид слабости и опровергнуло бы твердость полити­ческой нашей системы, но умеренные требования после одер­жанной победы в глазах самого неприятеля представятся великодушием и в то же самое время опровергнут во мнении его все неприязненные внушения, какие о наших замыслах до него доходили.

    Ежели бы, сверх чаяния, и по одержании нами успеха над Портою не вызвалась сама к возобновлению перегово­ров, то в сем случае государь уполномочивает вас найтить побочное средство таковые предложения учинить с своей стороны, объявя притом, что ежели Порта на оные не согла­сится в то же время, то при будущих переговорах прежние наши требования возобновятся во всей их силе, и тогда Порта не вправе уже будет ссылаться на снисходительные условия, ныне ей предлагаемые.

    Е.и.в., ценя в высокой степени усердие ваше к нему, лю­бовь к отечеству и превосходное проницание ваше и опыт­ность во всех частях государственного служения, уполномо­чивает вас, милостивый государь мой, неограниченной властью к совершению сего дела на правилах, выше объясненных, уверен будучи, что все, что к пользе и славе империи его может обратиться, не будет вами упущено.

    Пребываю...

    Была представлена е.и.в. 28 сентября 1811 г. Подписана и отправлена к военному министру 30 сентября 1811 г.

    АВПР, ф. Канцелярия, оп. 468, д. 1958, л. 118—122 (отпуск). Опубл.: ВПР.— Т. VI.— С. 181 — 182.

    1829 г. сентября 2/14

    АДРИАНОПОЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ

    Божиею поспешествующею милостью мы, Николай Пер­вый, император и самодержец всероссийский, московский, киевский, владимирский, новгородский, царь казанский, царь

    102

    астраханский, царь польский, царь сибирский, царь Херсо-ниса-Таврического, государь псковский и великий князь смоленский, литовский, волынский, подольский и финлянд­ский, князь эстляндский, лифляндский, курляндский и семи-гальский, самогитский, белостокский, корельский, тверский, югорский, пермский, вятский, болгарский и иных; государь и великий князь Нова-города Низовские земли, черниговский, рязанский, полоцкий, ростовский, ярославский, белозерский, удорский, обдорский, кондийский, витебский, Мстиславский и все северные страны повелитель и государь иверские, кар-талинские, грузинские, кабардинские земли и области армей­ские, черкасских и горских князей и иных наследный государь и обладатель; наследник норвежский, герцог шлезвиг-гол-штинский, стормарнский, дитмарсенский и ольденбургский и проч. и проч. и проч. ...

    Объявляем чрез сие, кому о том ведать надлежит, что 2-го числа сентября месяца 1829 г., между нашим импера­торским величеством и е.в. императором оттоманским, пре-изрядных султанов великим и почтеннейшим, королем лепот-нейшим меккским и мединским и защитителем святого Иеру­салима, королем и императором пространнейших провинций населенных в странах европейских и азиатских и на Белом и на Черном море, светлейшим, державнейшим и великим импе­ратором, султаном, сыном султанов, и королем и сыном коро­лей, султаном Магмуд-ханом, сыном султана Абдул-Гамид-хана, в силу данных с обеих сторон полномочий, а именно: с нашей — сиятельнейшему и высокопревосходительному гра­фу Ивану Ивановичу Дибичу-Забалканскому, нашему генерал-фельдмаршалу и генерал-адъютанту, главнокомандующему нашей 2-й армией, шефу пехотного имени своего полка, члену Государственного совета и кавалеру всех орденов наших, а также императорско-австрийских: Марии-Терезии меньшего креста, равно Леопольда большого креста и королевско-прус-ских Черного Орла, Красного Орла 1-го класса и военного Достоинства; имеющему золотую шпагу, украшенную алма­зами, с надписью «За храбрость», медали: за кампанию 1812 г., за взятие Парижа 1814 г. и за Персидскую войну 1826, 1827 и 1828 гг.; а со стороны е.в. императора оттоманского пре­восходительными высокопочтенным господам: Мегмед-Сакид-ефендию, действительному великому дефтердарю Блистатель­ной Порты Оттоманской и Абдул-Кадир-Бею, кази-аскеру анатолийскому, постановлен и заключен договор вечного мира между обеими империями, состоящий в шестнадцати статьях, которые от слова до слова гласят тако: Во имя Бога Всемогущего.

    103

    Е.и.в. всепресветлейший, державнейший, великий государь император и самодержец всероссийский и е.в. всепресвет­лейший и державнейший великий император оттоманский, движимые равным желанием положить конец бедствиям вой­ны и восстановить на прочном и незыблемом основании мир, дружбу и доброе согласие, между своими державами, едино­душно положили доверить сие спасительное дело смотрению и руководству обоюдных уполномоченных, а именно: е.в. импе­ратор всероссийский — сиятельнейшего и высокопревосхо­дительного графа Ивана Ивановича .Дибича-Забалканского е.и.в. генерал-адъютанта, генерала от инфантерии, главноко­мандующего 2-й армией, шефа пехотного имени своего полка и члена Государственного совета, кавалера орденов всех рос­сийских,  императорско-австрийских:  Марии-Терезии мень­шего креста, Леопольда большого креста, и королевско-прус-ских: Черного Орла, Красного Орла 1-го класса и военного Достоинства; имеющего золотую шпагу с надписью «За храб­рость», алмазами украшенную, медали; за кампанию 1812 г., за взятие Парижа 1814 г. и за Персидскую войну 1826, 1827 и 1828 г., который, по силе высочайше дарованного ему полномочия, назначил и наименовал полномочными от импе­раторского российского двора сиятельных и высокопочтен­ных господ: графа Алексея Орлова, е.и.в. генерал-адъютанта, генерал-лейтенанта, командующего 1-й кирасирской дивизии, кавалера орденов российских: Св. Анны 1-й степени, алма­зами украшенной, Св. равноапостольного князя Владимира 2-й степени, Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени и золотой шпаги «За храбрость», алмазами укра­шенной; императорско-австрийского Леопольда 3-го класса; королевско-прусских: Красного Орла 1-го класса, «За Досто­инство» и Железного Креста; королевско-баварского Макси­милиана 3-го класса, и имеющего медали серебряную и брон­зовую за кампанию 1812 г. и другую серебряную же за взятие Парижа 1814 г.; и графа Феодора Палена, тайного советника и кавалера орденов российских: Св. благоверного великого князя Александра Невского, Св. Анны 1 -й степени и Св. Иоан­на Иерусалимского; а е.в. император Оттоманский — превос­ходительных  и  высокопочтенных  господ:   Мегмед-Садик-ефендия, действительного великого дефтердаря Блистатель­ной Порты Оттоманской, и Абдул-Кадир-Бея, кази-аскера анатолийского.

    Оные полномочные, собравшись в городе Адрианополе, по размене своих полномочий постановили нижеследующие статьи.

    104

    Статья I

    Всякая вражда и несогласия, существовавшие доселе между обеими империями, отныне прекращаются на суше и на морях; и да будет навеки мир, дружба и доброе согласие между е.в. императором и падишахом всероссийским и е.в. импера­тором и падишахом оттоманским, их наследниками и преем­никами, а также и между их империями. Обе высокие догова­ривающиеся стороны будут особенно пещись о предупрежде­нии всего, что могло бы возродить неприязнь между обоюд­ными подданными. Они исполнят в точности все условия настоящего мирного договора и будут равномерно наблюдать, чтобы оный не был отнюдь нарушаем ни прямым, ни косвенным образом.

    Статья II

    Е.в. император и падишах всероссийский, желая удосто­верить е.в. императора и падишаха оттоманского в искрен­ности своего дружественного расположения, возвращает Блистательной Порте княжество Молдавию в тех границах, какие оно имело до начатия войны, настоящим мирным дого­вором прекращенной. Е.и.в. так же возвращает княжество Валахию и Краповский Банат без всякого изъятия, Булга-рию и землю Добрудже от Дуная до моря и купно с тем Си-листрию, Гирсово, Мачин, Исакчу, Тульчу, Бабадаг, Базар-джик, Варну, Праводы и другие города, местечки и селения, в той земле состоящие, все пространство хребта Балканского от Емине-Бурну до Казана, и все земли от Балкана до моря, а также Селимно, Ямболи, Айдос, Карнабат, Мисимврию, Анхиали, Бургас, Сизополь, Кирклисси, город Адрианополь, Люле-Бургас, наконец все города, местечки и селения и вообще все места, занятые в Румелии российскими войсками.

    Статья III

    Границей между обеими империями по-прежнему будет река Прут от самого ее впадения в Молдавию до соединения с Дунаем. Оттоль черта граничная долженствует следовать течению Дуная до впадения Георгиевского гирла в море, так, что все острова, образуемые различными рукавами сей реки, будут принадлежать России; правый же ее берег по-прежнему останется во владении Порты Оттоманской. Между тем поста­новляется, что оный правый берег, начиная с точки, где гирло Георгиевское отделяется от Сулинского, пребудет незаселен­

    105

    ным на расстоянии двух часов пути от реки и что на нем не будет никаких заведений; а также и на островах, переходя­щих во владение двора российского, не будет дозволено устра­ивать никаких заведений или укреплений, кроме карантинных. Купеческим судам обеих держав предоставляется свободное плавание по всему течению Дуная, разумея, что таковые суда под флагом оттоманским могут не возбранно входить в гирла Килийское и Сулинское и что гирло Георгиевское остается общим для военного и купеческого флагов обеих империй. Однако же российские военные корабли не должны ходить вверх по Дунаю далее места его соединения с Прутом.

    Статья IV

    Грузия, Имеретия, Мингрелия, Гурия и многие области закавказские с давних уже лет присоединены на вечные времена к Российской империи; сей державе уступлены так­же трактатом, заключенным с Персией в Туркманчае 10 фев­раля 1828 г., ханства Ериванское и Нахичеванское. А потому обе высокие договаривающиеся стороны признали необходи­мым учредить между обоюдными владениями по всей помя­нутой черте границу определительную и способную отвратить всякое недоразумение на будущее время. Равным образом приняли они в соображение средства, могущие положить не­одолимую преграду набегам и грабежам сопредельных пле­мен, доселе столь часто нарушавших связи дружбы и доброго соседства между обеими империями. Вследствие сего поло­жено признать отныне границей между владениями в Азии императорского российского двора и Блистательной Порты Оттоманской черту, которая, следуя по нынешнему рубежу Гурии от Черного моря, восходит до границы Имеретии и оттуда в прямейшем направлении до точки, где граница Ахал-цыхского и Карсского пашалыков соединяется с грузинской, таким образом, чтобы города Ахалцых и крепость Ахалкалаки остались на север от помянутой черты и в расстоянии не ближе двух часов пути от оной.

    Все земли, лежащие на юг и на запад от вышесказанной граничной черты к стороне Карсского и Трапезундского паша­лыков с большой частью Ахалцыхского пашалыка, останутся в вечное владение Блистательной Порты; земли же, лежащие на север и на восток от оной черты к стороне Грузии, Имере­тии и Гурии, а равно и весь берег Черного моря от устья Ку­бани до пристани Св. Николая включительно, пребудут в веч­ном владении Российской империи. Вследствие того импера­торский российский двор отдает и возвращает Блистатель­

    106

    ной Порте остальную часть пашалыка Ахалцыхского, город Каре с его пашалыком, город Баязид с его пашалыком, город Арзерум с его пашалыком, а также и все места, занятые рос­сийскими войсками и находящиеся вне вышепоказанной черты.

    Статья V

    Поелику княжества Молдавское и Валахское подчинили себя особыми капитуляциями верховной власти Блистатель­ной Порты и поелику Россия приняла на себя ручательство в их благоденствии, то ныне сохраняются им все права, пре­имущества и выгоды, дарованные в тех капитуляциях или же в договорах, между обоими императорскими дворами заклю­ченных, или наконец в хатти-шерифах, в разные времена изданных. Посему оным княжествам предоставляется свобо­да богослужения, совершенная безопасность, народное неза­висимое управление и право беспрепятственной торговли. Дополнительные к предшедшим договорам статьи, признанные необходимыми для того, чтобы сии области непременно вос­пользовались правами своими, изложены в отдельном акте, который есть и будет почитаем равносильной с прочими частью настоящего договора.

    Статья VI

    Обстоятельства, последовавшие за Аккерманской конвен­цией, не дозволили Блистательной Порте заняться немедленно приведением в действо постановлений Отдельного акта о Сербии, приложенного к V статье той конвенции; а потому Порта торжественнейшим образом обязуется исполнить оные без малейшего отлагательства и со всей возможной точностью, а именно: возвратит немедленно Сербии шесть округов, от сей области отторгнутых, и таким образом навсегда обеспечит спокойствие и благосостояние верного и покорного народа сербского. Утвержденный хатти-шерифом фирман о приведе­нии в действо вышесказанных постановлений будет издан и официально сообщен императорскому российскому двору в течение одного месяца со дня подписания настоящего мирного договора.

    Статья VII

    Российские подданные будут пользоваться во всей Отто­манской империи, на суше и на морях, полной и совершенной

    107

    свободой торговли, предоставленной им в трактатах, доныне между обеими высокими договаривающимися державами за­ключенных. Сия свобода торговли отнюдь не будет нарушаема или стесняема ни в каком случае и ни под каким предлогом, ни посредством каких-либо запрещений или ограничений, ниже по поводу каких-либо учреждений и мер, вводимых по части внутреннего управления или законодательства. Рос­сийские подданные, их суда и товары будут ограждены от всякого насилия и притязания; первые исключительно будут состоять под судебным и полицейским заведыванием министра и консулов российских, а суда российские не будут подлежать никакому внутреннему досмотру со стороны оттоманских властей ни в открытом море, ни в гаванях, пристанях или на рейдах Турецкой империи; товары же всякого рода, или при­пасы, российским подданным принадлежащие, по очищении установленной тарифами таможенной пошлиной беспрепят­ственно могут быть проданы, сложены на берегу в магазинах хозяев или их поверенных или перегружены на другое судно, какой бы то державы ни было, так, что о сем российские под­данные не обязаны извещать местные начальства, а еще менее испрашивать на то их дозволения. Притом постановляется, что сии преимущества простираются и на торговлю хлебом, вывозимым из России, и к свободному провозу оного никогда и ни под каким предлогом не будет делаемо затруднений или помешательств.

    Сверх того, Блистательная Порта обязуется наблюдать тщательно, чтобы торговля, и особенно плавание по Черному морю, не подвергались каким-либо препятствиям; на сей конец она признает и объявляет, что ход через Константинопольский канал и Дарданельский пролив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих приходить из Черного моря в Среди­земное или из Средиземного в Черное. Сии суда, если токмо будут купеческие, невзирая ни на величину их, ни на количест­во их груза, не будут подвергаться ни остановке, ни притесне­нию, согласно с тем, как выше постановлено. Оба импера­торских двора войдут между собой в соглашение об удобней­ших средствах отвратить всякую медленность в снабжении судов надлежащими видами при их отправлении.

    На сем же основании и при соблюдении тех же условий, какие постановлены для судов под российским флагом, ход чрез Константинопольский канал и Дарданельский пролив объявляется свободным и открытым для купеческих судов и всех держав, состоящих в дружбе с Высокой Портой, будут ли оные суда плыть в российские гавани, на Черном море ле­

    108

    жащие, или возвращаться оттуда с грузом или балластом.

    Наконец, Блистательная Порта, представляя император­скому российскому двору право пользоваться таковой совер­шенной свободой торговли и плавания по Черному морю, тор­жественно объявляет, что со своей стороны никогда не будет тому противопоставлять ни малейшей препоны. Порта осо­бенно обещает впредь никогда не задерживать или останавли­вать суда с грузом или балластом, принадлежащие как Рос­сии, так и другим державам, с коими Оттоманская империя не состоит в объявленной войне, когда оные проходить будут чрез Константинопольский канал или Дарданельский пролив, из Черного моря в Средиземное или же из Средиземного в российские черноморские гавани. И если (от чего Боже со­храни) которое-либо из содержащихся в сей статье поста­новлений будет нарушено и на представления о сем россий­ского министра не последует совершенного и скорого удовлет­ворения, то Блистательная Порта предварительно признает, что императорский российский двор имеет право принять таковое нарушение за неприязненное действие и немедленно поступить в отношении к империи Оттоманской по праву возмездия.

    Статья VIII

    Постановления, учиненные пред сим в VI статье Аккер-манской конвенции касательно определения и удовлетворе­ния требований взаимных подданных о вознаграждении за потери, в разные времена понесенные с войны 1806 г., досель не были приведены в исполнение, и российское купечество, по заключении вышеписаной конвенции, претерпело еще но­вые значительные убытки вследствие мер, принятых относи­тельно плавания по Босфору. Почему ныне признано и поло­жено, что Порта Оттоманская в вознаграждение за означен­ные убытки и потери заплатит императорскому российскому двору в течение 18 месяцев и в сроки, кои вслед за сим имеют быть определены, один миллион пятьсот тысяч голландских червонцев, с тем что уплата сей суммы положит конец всем взаимным обеих договаривающихся сторон требованиям и домогательствам по поводу помянутых выше обстоятельств.

    Статья IX

    Поелику продолжение войны, которой настоящим мирным договором полагается благополучный конец, причинило импе­раторскому российскому двору значительные издержки, то

    109

    Блистательная Порта признает необходимым доставить сему двору приличное за то вознаграждение. А потому сверх ска­занной в ГУ статье уступки небольшого участка земли в Азии, которую двор российский соглашается принять в счет упомя­нутого вознаграждения, Блистательная Порта обязуется еще заплатить оному сумму денег, какая определена будет с обо­юдного согласия.

    Статья X

    Блистательная Порта, объявляя, что она совершенно со­гласна на постановление договора, заключенного в Лондоне 24 июня/6 июля 1827 г. между Россией, Великобританией и Францией, приступает равномерно и к тому акту, который по взаимному согласию оных держав состоялся 10/22 марта 1829 г. на основании упомянутого договора и содержит в себе подробное изложение мер, относящихся до окончатель­ного приведения оного в действие. Немедленно по размене ратификаций настоящего мирного договора Блистательная Порта назначит уполномоченных для соглашения с полномоч­ными дворов императорского российского, а также англий­ского и французского, о приведении в исполнение помянутых мер и постановлений.

    Статья XI

    Вслед за подписанием настоящего мирного договора между обеими империями и по размене ратификаций обоих госуда­рей Блистательная Порта немедленно приступит к скорому и точному исполнению содержащихся в оном постановлений, а именно: статей III и IV относительно границ, долженству­ющих разделить обе империи в Европе и в Азии, и статей V и VI касательно княжеств Молдавии и Валахии, равно как и Сербии, и коль скоро сии различные статьи признаны будут исполненными, то императорский российский двор приступит к выводу войск своих из владений империи Оттоманской со­гласно с начертанными в отдельном акте основаниями, состав­ляющими равносильную с прочими часть настоящего мирного договора. До совершенного же очищения занятых земель управление и порядок, кои там ныне введены под владением императорского российского двора, останутся в своей силе, и Блистательная Порта Оттоманская отнюдь не будет в то вме­шиваться.

    по

    Статья XII

    Немедленно после подписания настоящего мирного догово­ра дано будет начальникам обоюдных войск повеление пре­кратить на суше и на морях военные действия. Те же действия их, кои последуют по подписании настоящего договора, будут почтены как бы не случившимися и не причинят никакой перемены в постановлениях, содержащихся в оном. Равным образом все, что в сей промежуток времени будет завоевано войсками той или другой из высоких договаривающихся дер­жав, будет возвращено без малейшего отлагательства.

    Статья XIII

    Высокие договаривающиеся державы, возобновляя между собой союз искреннего дружества, даруют общее прощение и совершенную амнистию всем своим, какого бы звания они ни были, подданным, которые в продолжение войны, ныне благополучно прекращенной, принимали участие в военных действиях или обнаруживали поведением или мнениями сво­ими приверженность к которой-либо из двух договариваю­щихся держав. А потому никто из таковых лиц за прежние поступки свои не подвергнется беспокойству или преследо­ваниям в отношении ни к личности, ни к имуществу, но каж­дому из них предоставляется право снова вступить во владе­ние прежней своей собственностью, спокойно, под покрови­тельством законов, пользоваться оной или, не опасаясь ни­каких притязаний или притеснений, продать оную в течение осьмнадцати месяцев, если пожелает переселиться со своим семейством и движимым имуществом в другую страну по его избранию. Сверх того, обоюдным подданным, жительствую­щим в областях, возвращаемых Высокой Порте или уступа­емых императорскому российскому двору, дается также осьмнадцатимесячный срок, считая от размена ратификаций настоящего мирного договора, дабы они, если признают нуж­ным, могли сделать распоряжения касательно собственно­сти, ими приобретенной до войны или после оной, и перейти со своими капиталами и движимым имуществом во владения той или другой из договаривающихся держав.

    Статья XIV

    Все находящиеся в обеих империях военнопленные, ка­кого бы они ни были народа, звания или пола, немедленно по размене ратификаций настоящего мирного договора должны

    111

    быть выданы и возвращены без малейшего выкупа или платы. Из сего исключаются христиане, добровольно принявшие в областях Блистательной Порты магометанское исповедание, и магометане, также добровольно принявшие веру христиан­скую в пределах Российской империи.

    Таким же образом будет поступлено и с теми российскими подданными, кои по подписании настоящего мирного договора по какому-либо случаю попали в плен и находятся в облас­тях Блистательной Порты. Императорский российский двор то же самое обещает исполнить в отношении к подданным Блистательной Порты.

    За суммы, кои употреблены на содержание пленных обе­ими договаривающимися сторонами, не будет требовано никакого платежа. От каждой державы они будут снабжены всем нужным на путевые издержки до границы, где и будут разменены обоюдными комиссарами.

    Статья XV

    Все договоры, конвенции и постановления, состоявшие и заключенные в разные времена между императорским рос­сийским двором и Блистательной Портой Оттоманской, за исключением статей, отмененных настоящим мирным дого­вором, подтверждаются во всей своей силе и пространстве, и обе высокие договаривающиеся стороны обязуются хра­нить оные свято и ненарушимо.

    Статья XVI

    Настоящий мирный договор будет ратифицирован обоими высокими договаривающимися дворами, и размен ратифика­ций между их полномочными последует чрез шесть недель или, буде возможно, и прежде.

    Настоящий мирный акт, который содержит в себе шест­надцать статей и который будет окончательно утвержден разменом обоюдных ратификаций в постановленный срок, мы по силе наших полномочий подписали, печати наши прило­жили и разменяли оный на другой подобный, который под­писали вышеупомянутые полномочные Блистательной Порты Оттоманской и приложили к оному свои печати.— В Адриано­поле, сентября 2-го дня 1829 г.

    Подписали: Граф Алексей Орлов Граф Ф. Пален

    112

    Того ради наше императорское в-во по,довольном рассмо­трении вышепрописанного договора вечного мира подтвердили и ратификовали оный, яко же сим за благо приемлем, под­тверждаем и ратификуем во всем его содержании, обещая императорским нашим словом за нас и наследников наших, что все, в оном договоре постановленное, наблюдаемо и испол­няемо нами будет ненарушимо. Во уверение чего мы, сию ра­тификацию подписав своеручно, повелели утвердить государ­ственной нашей печатью.

    Дана в С.-Петербурге сентября 29-го дня 1829 г. государ-ствования же нашего в четвертое лето.

    Подлинная подписана собственной е.и.в. рукой тако:

    НИКОЛАЙ

    Контрассигнировал: вице-канцлер граф

    Нессельрод

    Отдельный акт Во имя Бога Всемогущего.

    Обе высокие договаривающиеся державы, подтверждая все постановленное Отдельным актом Аккерманской конвенции касательно избрания господарей Молдавии и Валахии, при­знали необходимым дать управлению сих областей прочней­шее основание и наиболее соответствующее настоящим поль­зам оных. На сей конец согласились и положили, чтоб время правления господарей не ограничивалось, как прежде, семи­летним сроком, но чтоб они впредь возводимы были в сие звание на всю жизнь их, исключая случаи добровольного отречения их или отрешения за преступления, о коих упомя­нуто в вышеозначенном Отдельном Аккерманском акте.

    Господарям предоставляется власть постановлять все от­носящееся до внутренних дел в княжествах по совещанию с Диванами, не нарушая, однако же, ни в чем прав, дарованных сим двум областям трактатами и хатти-шерифами, и в упра­влении сем не будут они затрудняемы какими-либо повеле­ниями, противными сим правам.

    Блистательная Порта обещает и обязуется строго наблю­дать, дабы права и преимущества, дарованные Молдавии и Валахии, не были никаким образом нарушаемы пограничными ее начальствами и дабы они ни под каким предлогом не вме­шивались в дела того и другого княжества, воспрещая притом жителям правого берега Дуная делать какое-либо вторжение на земли молдавские и валахские.

    Все острова, прилегающие к правому берегу Дуная, будут

    113

    составлять нераздельную часть сих земель, и стержень (таль­вег) сей реки, начиная от втечения оной в оттоманские вла­дения до соединения ее с Прутом, будет границей обоих кня­жеств. Для вящего обозначения неприкосновенности земель молдавских и валахских Блистательная Порта обязуется не оставлять за собой на левом берегу Дуная никакого укреп­ленного места и не дозволять мусульманским своим поддан­ным иметь какие-либо на оном заведения. Вследствие сего постановлено за непременное, чтобы на пространстве всего того берега, в Большой и Малой Валахии, равно как и в Мол­давии, ни один магометанин никогда не имел жительства и чтобы туда допускаемы были с надлежащими фирманами одни купцы, которые прибудут для покупки в княжествах на собственный свой счет припасов, нужных для Константино­поля, или других предметов. Турецкие города, находящиеся на левом берегу Дуная, с принадлежащими к ним округами (раями) будут возвращены Валахии и навсегда присоединены к сему княжеству, а укрепления, доселе существующие на пространстве того берега, никогда не должны быть возобно­вляемы. Мусульмане, владеющие ненасильственно приобре­тенными от частных лиц недвижимыми имениями в самых ли тех городах или в каком-либо другом месте на левом берегу Дуная, обязаны продать оные природным жителям того края в течение осьмнадцати месяцев.

    Правительство обоих княжеств, по силе прав и преиму­ществ независимого внутреннего управления, может для охра­нения общественного здравия проводить цепи и учреждать карантины вдоль по Дунаю и в других внутри земли местах, где потребует того надобность, так что иностранцы, как му­сульмане, так и христиане, при въезде в пределы княжеств не должны уклоняться от строгого соблюдения карантинных правил. Для службы по содержанию карантинов, охранению безопасности границ, соблюдению доброго порядка в городах и селениях и исполнению законов и уставов правительству каждого княжества предоставляется право иметь вооружен­ную стражу в таком числе, какое необходимо будет для всех описанных предметов. Число и содержание сего земского войска будет определено господарями с согласия их Диванов, сообразно с древними примерами.

    Блистательная Порта Оттоманская, искренне желая доста­вить княжествам всевозможное благосостояние и удостове-рясь в злоупотреблениях и притеснениях, происходивших при сборе различных запасов для продовольствия Констан­тинополя и крепостей, лежащих на Дунае, равно как и для потребностей арсенала, ныне совершенно отказывается от та­

    М4

    кового права. А потому Валахия и Молдавия навсегда будут освобождены от поставки хлеба и других припасов, овец и строевого леса, что до сего времени княжества обязаны были доставлять. Равным образом Порта ни в каком случае не будет требовать от сих княжеств ни рабочих для крепостей, ниже других, какого бы то рода ни было, земских народов. В вознагражденье же ущерба, который может последовать для султанской казны от такового совершенного отречения от ее прав, Молдавия и Валахия, сверх ежегодной подати, которую княжества обязаны платить Блистательной Порте под наименованиями харача, идие и рекиабие (на основании хатти-шерифов 1802 г.), будут вносить ежегодно Блистатель­ной Порте каждое такую сумму денег, которая вслед за сим с общего согласия определена будет. Сверх того, при каждой перемене господарей по случаю их кончины, отречения или законного отрешения княжество обязано будет, когда то по­следует, заплатить Блистательной Порте сумму, равную еже­годной подати, постановленной в области хатти-шерифами.

    Кроме сих сумм не будет никогда требуемо ни от княжеств, ни от господарей никакой другой подати, повинности или да­ров под каким бы то предлогом ни было.

    В силу упомянутого постановления об уничтожении выше­описанных повинностей жители того и другого княжества бу­дут пользоваться совершенной (определенной Отдельным ак­том Аккерманской конвенции) свободой торговать произве­дениями своей земли и промышленности без всяких ограни­чений, исключая те, кои господари с согласия своих Диванов признают необходимым постановить для обеспечения продо­вольствия края. Жителям сих княжеств предоставляется право свободно плавать по Дунаю на собственных своих су­дах, с паспортами своего правительства, и производить тор­говлю в других городах или гаванях Блистательной Порты, не подвергаясь никаким со стороны сборщиков харача притя­заниям или другим каким-либо притеснениям.

    Равным образом, Блистательная Порта, принимая в ува­жение все претерпенные Молдавией и Валахией бедствия и будучи движима особенным чувством человеколюбия, согла­шается освободить на два года жителей сих княжеств от пла­тежа ежегодных податей, кои они обязаны вносить в ее казну, считая со дня совершенного выступления российских войск из княжеств.

    Наконец, Блистательная Порта, желая обеспечить всеми мерами будущее благосостояние Молдавии и Валахии, тор­жественно обязывается утвердить учреждения, касающиеся до управления княжеств и начертанные, согласно с желанием,

    115

    изъявленным собраниями почетнейших обитателей края во время занятия княжеств, войсками императорского россий­ского двора. Сии учреждения должны на будущее время служить основанием по управлению княжеств, поколику оные не будут противны правам верховной власти Блистательной Порты.

    Для сего мы, нижеподписавшиеся, полномочные е.в. импе­ратора и падишаха всея России, по согласию с полномоч­ными Блистательной Порты Оттоманской постановили и за­ключили о Молдавии и Валахии вышеозначенные условия, как следствия V статьи мирного договора, подписанного нами и оттоманскими полномочными в Адрианополе.

    А потому сей Отдельный акт составлен, утвержден нашими подписями и печатями и вручен полномочным Блистательной Порты. В Адрианополе, сентября 2-го дня 1828 г.

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 3, д. 1384, л. 2 (подлинник), л. 29—36 (перевод). Опубл.: Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые.— С. 71—84.

    БЕЗ

    СПРАВЕДЛИВОГО

    и сильного

    ЗАСТУПЛЕНИЯ РОССИИ

    И ДАВНО БЫ УЖЕ ИСПРОВЕРЖЕНО БЫЛА ВСЯ НАША КОНСТИТУЦИЯ...

    1721 г. августа 30/сентября 10

    НИШТАДТСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ШВЕЦИЕЙ'

    Трактат, заключенный на конгрессе в Ништате уполномо­ченными министрами: с российской генерал-фельдцейгмей-стером графом Брюсом и канцелярии советником Остерманом, а с шведской стороны Лилиенштетом и бароном Штремфель-том — о вечном мире между обоими государствами.

    Мы, Фридрих, Божьей милостью король шведский, гот­ский и венденский и проч., и проч., и проч., объявляем, что понеже между нами и короной шведской с одной, и Божьей милостью с пресветлейшим и державнейшим царем и госуда­рем, государем Петром Первым, всероссийским самодерж­цем, и проч., и проч., и проч., и с государством Российским, с другой стороны, соглашенось и постановлено: по долгобыв-шей и вредительной войне, чтоб с обеих сторон полномочные министры съехались в Ништат в Финляндию, и в конферен­ции вступить, трактовать и непрестанно пребываемый заклю­чить вечный мир между нами и обоими государствами, зем­лями и подданными. И для того с нашей стороны наш и госу­дарственный советник, купно и канцелярии советник, благо­родный граф г-н Иоган Лилиенстет, и ландсгевдинг заводов медных и в лене Далерн благородный барон Отто Рейнгольт Штремфелт, а с стороны е.ц.в. и государства Российского благородный граф г-н Яков Даниель Брюс, е.ц.в. генерал-фельдцейгмейстер, президент Берг- и Мануфактур-коллегии, кавалер орденов Св. Андрея и Белого Орла; такожде и благо­родный г-н Гендрих Иоган Фридрих Остерман, е.ц.в. тайный советник его канцелярии, в вышепомянутое для мирных дого­воров и от обеих сторон в соизволенное место Ништат в Вели­ком княжестве Финляндии съехались. И ныне чрез Высшего милостивую помощь и по силе данной им полной мочи 30 августа месяца ныне текущего года 1721-го постановлен, за­ключен, подписан и запечатан вечный мир и к тому надлежа­щее и сепаратный артикул, которые от слова до слова тако гласят:

    Во имя святой и неразделимой Троицы.

    Известно и ведомо да будет сим, что понеже высокоблажен­ной памяти между е.к.в. пресветлейшего, державнейшего ко­роля и государя Каролуса XII свейского2, готского, венден-ского короля и проч., и проч., и проч., е.к.в. наследниками швед­ского престола, пресветлейшей, державнейшей королевой и государыней, государыней Ульрикой Элеонорой Свейской, Гот­ской и Венденской королевой, и проч., и проч., и проч., и пре­

    118

    светлейшим, державнейшим королем и государем, государем Фридрихом Первым свейским, готским и венденским королем и проч., и проч., и проч., и королевством Свейским с одной; и е.ц.в. пресветлейшим, державнейшим царем и государем, государем Петром Первым, всероссийским самодержцем и проч., и проч., и проч., и Российским государством, с другой стороны, тяжкая и разорительная война уже от многих лет началась и ведена была. Обе же высокие страны по возбуж­дению Богу благоприятного примирения о том мыслили, како тому до сего времени бывшему кровопролитию окончание учи­нить и земле разорительное зло как наискорее прекратить. И тако соизволением Божьим к тому пришло, что с обеих высоких стран уполномоченные министры на съезд при­сланы, дабы о истинном, безопасном и постоянном мире и вечно пребывающем дружебном обязательстве между обеих стран государствами, землями, подданными и жителями купно трактовать и оный заключить, а именно: со страны е.к.в. и государства свейского высокоблагородный граф г-н Иоган Лилиенстет, е.к.в. свейского и его государственный советник и купно канцелярии советник, такожде высокобла­городный барон г-н Отто Рейнгольт Штремфелт, е.к.в. учреж­денный ландс-гауптман в медных рудокопных заводах и в лене Далерн; а с страны е.ц.в. высокоблагородный граф г-н Яков Даниель Брюс, е.ц.в. генерал-фельдцейгмейстер, президент Берг- и Мануфактур-коллегии, кавалер ордена св. Андрея и Белого Орла; такожде благородный г-н Генд­рих Иоган Фридрих Остерман, е.ц.в. тайный советник канце­лярии, которые по согласию с обеих стран к конгрессу и трак­тованию в назначенное и соизволенное место в Ништате в Финляндии съехались. И по умолении о помощи Божьей и по объявленным и одну против другой обыкновенным образом размененным полномочиям оное полезное дело купно пред-восприяли. И по учиненном трактовании Всевысочайшего милостью и благословением о следующем всегда пребываемом вечном заключении мира именем обеих высоких стран и за них договорились и согласились:

    1. Имеет отныне непрестанно пребываемый, вечный, ис­тинный и ненарушимый мир на земле и воде, такожде истин­ное согласие и неразрешаемое вечное обязательство дружбы быть и пребывать между е.к.в. свейским, пресветлейшим, державнейшим королем и государем, государем Фридрихом Первым свейским, готским и венденским королем, и проч., и проч., и проч. е.к.в. наследниками й потомками свейской короны и королевством свейским и оного так в Римской импе­рии, как вне оного лежащими областями, провинциями, зем­

    119

    лями, городами, вассалами, подданными и обывателями, с од­ной, и е.ц.в. пресветлейшим, державнейшим царем и госуда­рем, государем Петром Первым, всероссийским самодерж­цем, и проч., и проч., и проч. е.ц.в. наследниками и потомками Российского государства и оного землями, городами, государ­ствами и областями, вассалами, подданными и жителями, с другой стороны, так что впредь обе высокие договариваю­щиеся страны не токмо одна другой ничего неприятельского или противного, хотя тайно или явно, прямым или посторон­ним образом, чрез своих или иных чинить, наименьше один другого неприятелям, под каким бы именем ни было, помощи не чинить или с ними в союзы, которые сему миру противны быть могут, не вступать, но паче верную дружбу и соседство и истинный мир между собой содержать, один другого честь, пользу и безопасность верно охранять и споспешествовать, убыток и вред, елико им возможно, по крайней мере остере­гать и отвращать хотят и имеют, дабы восстановленный мир и постоянная тишина к пользе и приращению обоих государств и подданных ненарушимо содержаны были.

    2. Имеет еще с обеих стран генеральная амнистия и веч­ное забвение всего того быть, что во время продолжающейся войны с одной или с другой страны неприятельского или про­тивного хотя оружием или инако предвосприято, произведено и учинено, так чтоб никогда о том упомянуто не было, наимень­ше же чтоб кто в которое ни будь время то злом мстил, и имеют все и каждые высокого и низкого чина подданные или чуже­странные, какого народа они б ни были, которые во время сей войны у одной которой партии службу приняли и чрез то против другой неприятельски поступали (окроме тех рос­сийских казаков, которые свейским оружиям следовали; ибо оным е.ц.в., дабы в сию генеральную амнистию включены были, несмотря на все с свейской страны учиненные пред­ставления, не позволяет ниже позволить хочет), прочие же все в сию генеральную амнистию всемерно внесены и включены быть тако и таковым образом, что всем обще и каждому особливо тот их поступок никаким образом впредь не имеет причтен быть. Наименьше же им ради того ни малейшее оскорбление причинено, но права их и справедливости, им принадлежащие, оставлены и возвращены будут.

    3. Все неприятельства на воде и на земле имеют здесь и во всем Великом княжестве Финляндии в четырнадцать дней и прежде, ежели возможно,.по учиненном подписании сего мирного договора, а во всех прочих местах и краях в три не­дели и прежде, ежели возможно, по размене ратификаций с обеих стран престать и весьма оставлены быть. И ради того

    120

    о постановлении мира немедленно объявлено быть имеет. И ежели после вышеупомянутого времени от одной или другой страны за неведением о заключенном мире где-нибудь на воде или на земле какие неприятельства, какого звания оные б ни были, учинены будут, то оное настоящему заключению мира нимало предосудительно быть не может. Но оное, что из людей и имения взято и увезено, бессорно возвращено и назад отдано будет.

    4. Е.к.в. свейское уступает сим за себя и своих потомков и наследников свейского престола и королевства Свейского е.ц.в. и его потомкам и наследникам Российского государства в совершенное непрекословное вечное владение и собствен­ность в сей войне, чрез е.ц.в. оружия от короны свейской завоеванные провинции: Лифляндию, Эстляндию, Ингерман-ландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен и опи­сан, с городами и крепостями: Ригой, Дюнаминдом, Пер-навой, Ревелем, Дерптом, Нарвой, Выборгом, Кексгольмом и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими горо­дами, крепостями, гавенами, местами, дистриктами, берегами, с островами Эзель, Даго и Меном и всеми другими от курлянд-ской границы по лифляндским, эстляндским и ингерманланд-ским берегам и на стороне Оста от Ревеля в фарватере к Выборгу на стороне Зюйда и Оста лежащими островами, со всеми так на сих островах, как в вышепомянутых провин­циях, городах и местах обретающимися жителями и поселе­ниями и генерально со всеми принадлежностями, и что ко оным зависит высочествами, правами и прибытками во всем ничего в том не исключая, и как оными корона свейская вла­дела, пользовалась и употребляла. И е.к.в. отступает и отри­цается сим наиобязательнейшим образом, как то учиниться может, вечно за себя, своих наследников и потомков и все королевство Свейское от всяких прав, запросов и притяза­ний, которые е.к.в. и государство Свейское на все «ышепомя-нутые провинции, острова, земли и места до сего времени имели и иметь могли, яко же все жители оных от присяги и должности их, которыми они государству Свейскому обязаны были, по силе сего весьма уволены и разрешены быть имеют, так и таковым образом, что от сего числа в вечные времена е.к.в. и государство Свейское, под каким предлогом то б ни было, в них вступаться, ниже оных назад требовать не могут и не имеют; но оные имеют вечно Российскому государству присоединены быть и пребывать. И обязуется е.к.в. и государ­ство Свейское сим и обещают его царское величество и его наследников Российского государства при спокойном владе­

    121

    нии всех оных во всякие времена сильнейше содержать и оставить имеют, такожде все архивы, документы всякие и пись­ма, которые до сих земель особливо касаются и из оных во время сей войны в Швецию отвезены, приисканы и е.ц.в. к тому уполномоченным верно отданы быть.

    5. Против того же е.ц.в. обещает в четыре недели по раз­мене ратификаций о сем мирном трактате, или прежде, ежели возможно, е.к.в. и короне свейской возвратить, и паки испраж-нить Великое княжество Финляндское кроме той части, кото­рая внизу в описанном разграничении выключена и за е.ц.в. остаться имеет, так и таким образом, что е.ц.в., его наслед­ники и последователи на сие ныне возвращенное Великое княжение никакого права, ниже запроса, под каким бы видом и именем то ни было, вовеки иметь не будут, ниже чинить мо­гут. Сверх того хочет е.ц.в. обязан быть и обещает е.к.в. сумму двух миллионов ефимков исправно без вычета и конеч­но от е.к.в. с надлежащими полномочными и расписками снабденным уполномоченным заплатить и отдать указать на такие сроки и такой монетой, как о том в сепаратном арти­куле, который такой же силы и действа есть, яко бы он от слова до слова здесь внесен был, постановлено и догово­рено.

    6. Е.к.в. свейское о коммерции сим себе выговорил, что ему в вечные времена свободно быть имеет в Риге, в Ревеле и Аренсбурге ежегодно на 50 ООО руб. хлеба покупать пове­леть, который по учиненному засвидетельствованию, что оный или на е.к.в. счет, или от свейских от е.к.в. к тому именно упол­номоченных подданных закуплен, не платя никаких пошлин или иных налогов, в Швецию свободно вывезен быть имеет; что, однако же, не о тех летах разуметься имеет, в которые за недородом или иными важными причинами е.ц.в. принуж­ден будет вывоз хлеба генерально всем нациям запретить.

    7. Е.ц.в. обещает такожде наисильнейшим образом, что он в домашние дела королевства Свейского, яко же в позволен­ную единогласно и от чинов королевства под присягой учи­ненную форму правительства, и образ наследства мешаться, никому, кто б ни был, в том ни прямым, ни посторонним и никаким образом вспомогать не будет, но паче к показанию истинно соседской дружбы, все, что против того вознамеренно будет и е.ц.в. известно учинится, всяким образом мешать и предупреждать искать изволит.

    8. И понеже с обеих стран истинное и ревностное наме­рение имеют истинный и постоянный мир учинить, и для того весьма потребно есть, чтоб границы между обоими государ­ствами и землями таким образом определены и учреждены

    122

    были, чтоб ни которая страна другой никакого подозрения подать, но паче каждая тем, что за оною чрез сей мир останет­ся, в пожеланном покое и безопасности владеть и пользо­ваться могла, того ради между обеими высокими договари­вающимися странами соизволено и договорено, что от сего числа в вечные времена между обоими государствами грани­цы следующие быть и остаться имеют, а именно: начинается оная у северного берега синуса Финского у Вирелакса, откуда идет оная с полмили от морского берега в землю и останется в расстоянии полумили от воды даже против Виллаиоки, а отсюда распространяется оная немного далее в землю тако и таким образом, что когда оная против островов Роголей придет, оная тогда в расстоянии трех четвертей мили от мор­ской заливы отстоит, и идет тогда прямой линией в землю даже до дороги, которая от Выборга в Лапстранд есть, рассто­янием в трех милях от Выборга и тако далее, в таком же рас­стоянии трех миль северной стороной за Выборгом прямой ли­нией даже до старинной между Россией и Швецией бывшей границы, прежде нежели Кексгольмский лен Швеции достал­ся. И последует сия старинная граница к северу вверх восемь миль, а оттуда идет оная прямой линией чрез Кексгольмский лен даже до того места, где озеро Пороэрви, которое под деревней Куду Макуба свое начало имеет, с последней между Россией и Швецией бывшей границей сходится тако и таким образом, что все то, что за сей означенной границей к весту и норду лежит, за е.к.в. и королевством Свейским, а то, что ниже ко осту и зюйду лежит, за е.ц.в. и Российским государ­ством в вечные времена остаться имеет. И понеже е.ц.в. таким образом некоторую часть Кексгольмского лена, которая в старые времена Российскому государству принадлежала, е.к.в. и королевству Свейскому вечно уступает, и тако обещает он наисильнейшим образом за себя, своих наследников и по­следователей российского престола, что он сей части Кекс­гольмского лена ни в какое время, под каким бы именем и видом то ни было, назад требовать не хочет и не может, но имеет оная с сего числа в вечные времена к свейским землям присоединена быть и остаться. А в Лапмарках остается грани­ца так, как оная до начала сей войны между обоими государ­ствами была. Еще же договоренось, что тотчас по воспосле-дованной ратификации главного трактата с обеих сторон ко­миссары назначены быть имеют для учинения и разделения сего разграничения таким способом и образом, как выше опи­сано.

    9. Е.ц.в. обещает при том, что все жители провинций Лиф-ляндских и Эстляндских, такожде и острова Эзеля, шляхет­

    123

    ные и нешляхетные, и в тех провинциях обретающиеся горо­да, магистраты, цехи и цунфты при них, под свейским правле­нием имевших привилегиях, обыкновениях, правах и справед-ливостях постоянно и непоколебимо содержаны и защищены будут.

    10. Також в таких уступленных землях не имеет никакое принуждение в совести введено быть, но паче евангелическая вера, кирхи и школы и что к тому принадлежит на таком ос­новании, на каком при последнем свейском правительстве, были оставлены и содержаны, однако ж во оных и вера гре­ческого исповедания впредь також свободно и без всякого помешательства отправлена быть может и имеет.

    11. И понеже под прежним королевским свейским прави­тельством в Лифляндии, в Эстляндии и на Эзеле в действо произведенная редукция и ликвидация ко многим жалобам подданных или жителей повод подали, отчего и его в Бозе усопшее королевское величество свейское славнейшей памя­ти и в рассуждении справедливости того дела побужден был, по силе в печать изданного 1700 г. в 13-й день апреля патента обнадеживание от себя дать, что ежели кто из его подданных подлинными свидетельствами доказать может, что маетности, которые им принадлежат, отняты, у тех право их неотъемлемо будет, почему и многие из упомянутых подданных, владения своих прежних чрез помянутую редукцию или иной предлог от них отрешенных, отнятых или секвестрованных маетно-стей паки получили, того ради обещает и е.ц.в. сим, что каж­дый, хотя он внутри или вне земли обретается, который в таком случае справедливое притязание или требование на маетности в Лифляндии, Эстляндии и Эзельской провинции имеет и оные надлежащим образом доказать может, своим правом бесспорно пользоваться и чрез немедленный розыск и освидетельствование таких притязаний и требований, вла­дение праведно им принадлежащих маетностей паки получить имеет.

    12. Також имеют по силе предшествующего второго арти­кула договорной и постановленной амнистии в Лифляндии и Эстляндии и на острове Эзель для бывшей до сего времени войны и что помещики при королевской свейской стороне оста­лись, либо отнятые, другим отданные или конфискованные маетности, земли и неминувшиеся сроком аренды и дома в принадлежащих к сим провинциям городах, також в Нарве и Выборге, хотя б оные до войны кому и принадлежали или во время войны кому наследством или инако достались, без вся­кого изъятия их праведным помещикам, хотя бы оные ныне в Швеции или в полоне, или б где инде были, как кто у гене­

    124

    рального губернамента по силе объявления своих доказа­тельств, писем и документов наперед надлежащим образом себя к тому удостоверят, бесспорно и без всякого задержания тотчас назад отданы и возвращены быть. Но те помещики не могут за взятые с тех маетностей во время сей войны и после учиненной конфискации браные доходы и за приключенный убыток чрез оную войну или инако ничего требовать и пре­тендовать. И те, которые таким образом во владение им при­надлежащих маетностей придут, обязаны суть при получении владения е.ц.в., яко нынешнему своему государю земли, при­сягу чинить. И в прочем к нему так, как честным вассалам и подданным надлежит, поступать, против того ж им, когда они обыкновенную присягу учинят, беспрекословно допущено и позволено будет из земли выезжать, в чужих с Российским государством в союзе и дружбе пребывающих землях жить и у неутральных держав в службу вступать или, ежели они уже в той обретаются, по своему произволу и впредь в оной пре­бывать. А тем, которые е.ц.в. весьма присяги учинить не по-хотят, дается сим и позволяется время трех лет, считая от публикования сего мира, чтоб в такое время свои маетности и собственности наилучшим способом и по своему произволу избывать и продавать, не платя с того ничего больше, как они по своим земским уложениям должны и обязаны быть могут. И ежели впредь кому по земским правам который присяги не учинил, какое наследство достанется, то також обязан есть при принятии своего ему доставшегося выморочного наслед­ства е.ц.в. присягу в верности учинить или свободу иметь в год те свои маетности продать. Таким же образом имеют все те обеих высокодоговаривающихся сторон подданные, кото­рые на публичные в Лифляндии, Эстляндии и на острове Эзеле лежащие маетности деньги взаймы дали и на их поря­дочные закладные контракты получили, по силе сих контрак­тов своими закладами до тех мест спокойно и безопасно владеть, пока они совершенно по имеющим у себя записям выкуплены и они за свой капитал и свершки совершенно удовольствованы будут. Однако ж такие закладодержцы за прошлое время сей войны и несбиранные свершки не имеют ничего начитать, ниже претендовать. Но те, которые так в сем, как и преждереченном случае администрацию таких маетно­стей отправляют, имеют быть должны и обязаны е.ц.в. присягу учинить, и его действительными подданными быть. Все сие разумеется и о тех, которые под е.ц.в. державой остаются, которые со своими либо в Швеции и в остающихся по сему миру за королевством Свейским землях имеющими маетно-стями и собственностями таким же образом поступать совер­

    125

    шенную мочь и свободу иметь будут. Також имеют обоих высокодоговаривающихся сторон подданные, которые в ко­торой-нибудь стороны землях какие справедливые запросы и претензии хотя на публике или на партикулярных персонах имеют, при оных весьма содержаны и защищены быть. И хотят обе высокодоговаривающиеся стороны стараться, чтоб оным в помянутых их требованиях и прошениях скорый суд и справедливость учинена была и тако всяк свое немедленно получить мог.

    13. В Великом княжении Финляндском, которое е.ц.в. по силе предшествующего 5-го артикула, е.к.в. и королевству Свейскому возвращает, имеют от числа подписания сего мир­ного договора все денежные контрибуции весьма отставлены быть. Однако ж имеет все потребное провиантом и фуражом е.ц.в. войскам до совершенного испражнения, как и прежде сего, на таком основании, как до сего числа было, безденежно давано; також и войскам под жестоким наказанием запрещено быть имеет при их выходе каких служителей из финской на­ции против их воли, а весьма никаких финских крестьян от­туда с собой вывозить иль им хотя малое какое насильство или обиду чинить. Сверх того, имеют все крепости и замки в Великом княжении Финляндском в том состоянии, в котором они ныне обретаются, оставлены быть. Однако ж е.ц.в. сво­бодно будет при испражнении помянутой земли и мест все большее и мелкое оружие и ко оному принадлежащее, аму­ницию, магазейны и иные воинские припасы, какое бы имя ни имели, и е.ц.в. туды привезти указал, с собой взять и вы-весть. Також для вывоза всего того и багажу армейского имеют все потребные подводы и телеги до границы от жите­лей бесспорно и безденежно даны быть. А ежели в назначен­ное время все то вывезено быть не может, но из того некоторая часть тамо оставлена будет, то имеет оное все в добром сохра­нении остаться, а потом во всякое время, в которое ни поже­лают, тем, которые от стороны е.ц.в. для того присланы бу­дут, бесспорно отдано й, как прежнее, до границ вывезено быть имеет. Ежели же от е.ц.в. войск какие архивы, докумен­ты и письма, которые до сего Великого княжества Финлянд­ского касаются, найдены и либо из земли вывезены, то изво­лит е.ц.в. оные сколько возможно, приискивать, и что из них найдется, е.к.в. свейского к тому уполномоченным верно назад отдать повелеть.

    14. С обеих сторон военные пленники, какой бы нации, чина и состояния ни были, имеют тотчас по воспоследованной ратификации сего мирного трактата без всякого выкупа, одна­ко ж когда всякий наперед либо во учиненных каких долгах,

    126

    или разделку учинит, или в платеже оных довольственную и справедливую поруку даст, из плена освобождены, на совер­шенную свободу выпущены и с обеих сторон без всякого задер­жания и в некоторое уреченное по расстоянию мест, где оные пленники нынсббретаются, пропорциональное время до границ с надлежащими подводами безденежно по возможности вы-провождены быть. А те, которые у одной или другой стороны службу приняли или инако в землях оДной или другой стороны остаться намерены будут, в том без изъятия всякую свободу и совершенную мочь иметь. Сие же разумеется и о всех во время сей войны от одной или другой стороны увезенных людях, которые також по своему произволу остаться или в дома свои свободно и без помешательства возвратиться могут и имеют, кроме тех, которые по своему желанию веру гре­ческого исповедания приняли, которые на стороне е.ц.в. остаться имеют; для чего обе высокодоговаривающиеся сто­роны в своих землях публичными указами о сём публиковать и объявить изволят.

    15. Е.к.в. и Речь Посполитая Польская, яко е.ц.в. союзники, в сей мир именно включаются, и им вступление таким обра­зом совершенно предоставляется тако, якобы между ими и короной свейской возобновляемый мирный трактат от слова до слова в сей внесен был. И для того имеют во всех местах и везде и во всех обеим высоким сторонам принадлежащих государствах, землях и областях, хотя оные вне или в Рим­ском государстве суть, все неприятельские поступки, какое б имя ни имели, весьма престать и кончиться, и постоянный вечный мир между ими содержан быть. И понеже от е.к.в. и Речи Посполитой Польской никаких полномочных мини­стров на здешнем мирном конгрессе не обретается, и тако мир между оными и короной свейской формальным трактатом вкупе с сим ныне возобновлен быть не может. Того ради обе­щает е.к.в. свейское, что он немедленно в то место, о котором он с е.к.в. и Речью Посполитой Польской согласится, своих полномочных пошлет и под е.ц.в. медиацией с оными вечный мир на пристойных кондициях возобновить и заключить изво­лит. Однако ж чтоб в том ничего содержано не было, чтоб нынешнему сему с е.ц.в. учиненному вечному миру в чем-нибудь или б каким-нибудь образом противно и предосуди­тельно быть могло.

    16. Коммерции имеют свободно и беспомешательно между обоими государствами и к оным принадлежащими землями, подданными и жителями как на земле, так и воде учреждены и сколь возможно скоро, чрез особливый трактат к пользе обоих государств учреждены быть. А между тем могут обои

    127

    российские и свейские подданные тотчас по ратификации сего мира в обоих государствах и землях, с платежом в каждом государстве обыкновенных пошлин и прочих установленных прав, всякими товарами свои торги свободно и невозбранно отправлять. И имеют российские подданные в государстве и землях е.к.в. свейского, и напротив того свейские поддан­ные в государстве и землях е.ц.в. таковые привилегии и поль­зы в своем купечестве получать, какие дружебнейшим народам

    во оных позволены.

    17. Торговые дома^ которые свейские подданные до нача­тия войны в некоторых е.ц.в. принадлежащих торговых горо­дах имели, имеют тотчас по воспоследованному миру не токмо паки возвращены и очищены быть, но такожде им сво­бодно да будут в уступленных городах и гавенах таковые торговые дома себе получить и учредить, якоже е.ц.в. поддан­ным, не токмо торговые дома, которые они прежде сего в королевстве Свейском и других свейских землях имели, немедленно паки очищены, но и равномерно им позволено быть имеет в других государства Свейского городах и гава­нях, где они того пожелают, таковые торговые дома себе по­лучать и учреждать.

    18. Ежели свейские военные или купеческие корабли от штурма погоды и иных случаев при берегах и морских краях Российского государства и ко оному принадлежащими зем­лями на мель попадут или потонут, то имеет от е.ц.в. поддан­ных в той нужде сущим всякое верное истинное вспоможе­ние показано, люди и товары по всякой возможности спасе­ны и выниманы, и что из товаров на берег выбросит, во время одного года требующим хозяевам за некоторое пристойное воздаяние верно назад отданы быть. Таковым же образом имеет и с свейской страны с российскими разбитыми кораб­лями и товарами содержано и поступлено быть. И хотят обе высокие договаривающиеся страны о том старание при­лагать, дабы чрез крепчайшее запрещение и наказание вся­кие своевольства, похищение и грабежи при таковых случаях уняты и удержаны были.

    19. Дабы такожде всякие случаи на море, которые к ка­кому несогласию между обеими высокими договаривающимися странами повод подать могут, сколько возможно отвра­щены и предостережены быть могли, того ради сим постано­влено и соглашенось, что когда свейские военные корабли один или более числом, большие или малые, е.ц.в. принадле­жащую крепость впредь проходить будут, то оные должны бу­дут свейский лозунг стрелять, на что оному тотчас россий­ским лозунгом с крепости взаимно поздравлено будет. Рав­

    128

    ным же образом имеют такожде российские военные кораб­ли один или более числом, когда оные мимо е.к.в. принад­лежащей крепости пойдут, российский лозунг стрелять, и такожде свейским лозунгом с крепости взаимно поздравлены будут. Но ежели случится, что свейские и российские кораб­ли друг друга или на море, в гавани или инде где встретят, или на каком месте застанут, то имеют оные обыкновенным лозунгом между собой дружебно поздравляться. И в прочем во всем в сем деле тако поступано быть имеет, как то между коронами свейской и датской в таковых случаях обычайно есть, и междо ими о сем соизволено и договорёнось.

    20. Еще же с обеих стран сим соизволено и договорёнось, чтоб между обоими государствами до сего времени в обычае бывшее свободное содержание послов весьма перестало, и, напротив того, обеих стран полномочным послам й иным с характером или без оного посланным поведено будет себя со всей своей свитой так в пути, как при том дворе, куды им по­ведено ехать и пребывать, содержать, и о своем довольство­вании самим попечение иметь. Однако ж обе высокие страны хотят так генерально, как на каждое время, а особливо когда им о прибытии посла благовременно известие преже пода­ется, довольное определение учинить, чтоб им в пути их вся­кая безопасность, благосклонность и потребное вспоможе­ние показано было.

    21. От страны е.к.в. свейского також е.к.в. великобри­танское в сей мирный трактат включается, однако же с пре­доставлением того, в чем либо е.ц.в. от е.к.в. великобритан­ского себя отягчено находит, о чем прямо между е.ц.в. и е.к.в. великобританским добродетельно трактовано и согла­шенось быть имеет. И могут такожде и иные державы, ко­торых обе высокие договаривающиеся страны во время трех месяцев по воспоследованной ратификации назначат, в сей мирный трактат с общего обеих высокодоговаривающихся стран соизволения вступить и во оный приняты быть.

    22. И хотя б впредь между обоими государствами и под­данными какие ссоры и несогласия произошли, то, однако ж, имеет сие заключение вечного мира в совершенной силе и действе пребыть. А ссоры и несогласия чрез назначенных к тому с обеих сторон комиссаров немедленно разысканы и по справедливости окончены и успокоены быть.

    23. Имеют такожде от сего числа все те, которые по вос­последованной ратификации сего мира для учиненной изме­ны, убивства, воровства и иных причин или без причины, от свейской к российской или от российской к свейской стране одни или с женами и с детьми перейдут, когда они от той стра­

    5—62

    129

    ны, от которой они сбежали, назад требованы будут, какой бы нации они ни были и в таком состоянии, как они пришли, с женами и детьми и со всем тем, что они йз краденых или пограбленных пожитков привезли, бесспорно выданы и назад отданы быть.

    24. Ратификации о сем мирном инструменте имеют во вре­мя трех недель, считая от подписания, и прежде, ежели воз­можно, получены и здесь в Ништате одна против другой раз-менены быть. Во утверждение всего того, сего мирного трак­тата два единогласных экземпляра сочинены и с обеих стран от полномочных министров по силе имеющей полной мочи собственноручно подписаны, их печатями утверждены, и один против другого разменены.

    И тако мы сей вечный мир во всех артикулах, пунктах и определениях вкупе к тому с принадлежащим сепаратным артикулом, как оные от слова до слова внесены находятся, приняли, за благо признали, утвердили и ратификовали, якож мы оные наиобязательнейше, како то может учиниться, сим приемлем, за благо признаваем, утверждаем и ратификуем, нашим королевским словом обещаем за нас и наших наслед­ников королей шведских и Шведское государство, что мы все то, что в преждеписаном вечного мира договоре и во всех того артикулах, пунктах и клаузулах, якоже и в сепаратном арти­куле содержится, твердо, нерушимо, свято, неподвижно вовеки содержать и исполнять хощем и никако не допустим, чтоб противно оному от нас и с нашей стороны поступлено было. И для большего известия того мы сей мирный договор сим нашим собственноручным подписанием и нашей великой коро­левской печатью повелели утвердить.

    Артикул сепаратный

    Понеже е.ц.в. по силе пятого артикула сегодняшнего числа заключенного и совершенного главного трактата хощет обязан быть е.к.в. по его ассигнации и отписи сумму дв> х миллионов или двадцать сот тысяч ефимков заплатить, того ради сим постановлено и договоренось, что оные имеют полновесными монетами, именуемыми цвейдрительштир, которых три сочи­няют в Лейпцихе, в Берлине и в Брауншвейге два помяну­тых ефимков, е.к.в. верным полномочным и расписками снаб-денным комиссарам в Гамбурге, в Амстердаме и в Лондоне исправно и без вычета конечно отданы и заплачены; и от е.ц.в. всегда, а за шесть недель до каждого срока объявлено быть, где платежу учинено быть надлежит. А ежели е.ц.в. в помянутых местах надлежащей суммы полновесными цвей­

    130

    дрительштирами собрать не может, то обещает оные доброй в тех местах ходячей серебряной монетой, однако ж кроме дробной монеты, по цене, как платимая сумма по текущему при платежном сроке вексельному курсу сочиняет, без ущерба заплатить. А сей платеж чинится в прочем в четыре срока, из которых первый в начале будущего февраля 1722 г. на 500 тысяч ефимков; второй в начале месяца декабря того года также на 500 тысяч ефимков; третий в месяце октябре 1723 г., паки на 500 тысяч ефимков, а четвертый и послед­ний в начале месяца сентября 1724 г., на 500 же тысяч ефим­ков, так что тогда вся сумма сих помянутых двух миллионов сполна заплачена и отдана быть имеет.

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 465, л. 18—37 (подлинник), л. 39—62 (перевод). Опубл.: ПСЗРН.— Т. VI.— № 3819.— С. 420—431.

    Примечания

    1 Ништадтский мирный договор завершил Северную войну (1700—1721); был подписан после переговоров на мирном конгрессе, проходившем в Ни-штадте (Финляндия) в мае — сентябре 1721 г.

    2 Шведского.

    7772 г. января 4

    ПЕТЕРБУРГСКАЯ  КОНВЕНЦИЯ  МЕЖДУ  РОССИЕЙ  И  ПРУССИЕЙ О ПЕРВОМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ

    Во имя Пресвятой Троицы.

    Е.в. императрица всероссийская1 и е.в. король прусский2, находясь в искреннем соглашении относительно всех интере­сов их монархий, считают обязанностью обратить самое серь­езное и обдуманное внимание как на всеобщие смуты, в ко­торые поставлена Польская республика разъединением вель­мож и испорченностью нравов всех граждан, так и на войну3, в которую вследствие событий в этой самой республике е.в. императрица всероссийская видит себя вовлеченной против Оттоманской Порты и в которой е.в. король прусский прини­мает действительное участие согласно союзным трактатам, существующим между обоими дворами.

    Их упомянутые величества, принимая в соображение, что из всех употребленных ими средств для умиротворения Поль­ши ни одно не достигло своей цели; что, напротив, ожесто­чение там духа партий и крамолы приобретает с каждым днем новые силы и что анархия укореняется там настолько, что нужно опасаться, чтобы продолжительность смут и раздоров не повлекла бы за собой современное разложение государ­

    5=

    131

    ства; принимая еще в соображение, что впоследствии сих об­стоятельств е.в. императрица королева повелела вступить кор­пусу своих войск в Польшу и приказала занять те округи, на которые она предъявляет прежние права; их упомянутые величества зрело взвесив те непосредственные отношения, ко­торые таковое положение соседственного государства имеет к собственным интересам их монархий и к безопасности их границ, они признали необходимым согласиться между собой относительно средств предохранить свои права и требования насчет республики Польской, присоединив к своим владениям известные округи сего королевства, предполагая обеспечить за собой этим путем, с одной стороны, сохранение своих интересов и, с другой, произвести наиболее сильное впечат­ление на разъединенный дух поляков и приблизить к ним окончание умиротворения их отечества ввиду действительного чувства озлобления со стороны их соседей.

    С этой целью их упомянутые величества избрали и назна­чили своих уполномоченных, а именно:

    е. в. императрица всероссийская — г-на графа Никиту Панина, воспитателя государя великого князя, действитель­ного тайного советника е.и.в., сенатора, камергера и кавалера своих орденов, и князя Александра Голицына, своего вице-канцлера, действительного тайного советника, действитель­ного камергера и кавалера орденов Св. Александра Невского и польского ордена Белого Орла; и е.в. король прусский — г-на Виктора Фридриха графа Сольмса, тайного советника посольства, действительного камергера, чрезвычайного по­сланника и полномочного министра при дворе е.в. импера­трицы, кавалера ордена Св. Александра Невского.

    Каковые полномочные министры, по сообщении и обмене их полномочий в доброй и надлежащей форме, постановили и заключили следующие статьи секретной конвенции.

    Статья I

    Е.в. императрица всероссийская и е.в. король прусский обязуются самым положительным образом взаимно помо­гать друг другу в составленном ими предположении восполь­зоваться настоящими обстоятельствами, чтобы вытребовать себе те округи Польши, на которые они имеют древние права, а равным образом доставить себе некоторыми из владений республики вознаграждение за те права, претензии и требо­вания, которые они за ней имеют.

    В этих видах и впоследствии соглашения, принятого по этому поводу, е.в. императрица всероссийская во время и

    132

    способом, условленным в следующей статье, вступит во вла­дение остальной частью польской Ливонии, а также частью Полоцкого воеводства, находящийся по сю сторону Двины, и равным образом воеводством Витебским, так что река Дви­на составит естественную границу двух государств до особен­ной границы между воеводствами Витебским и Полоцким, и следуя по этой границе до пункта, где соединяются границы трех воеводств, Полоцкого, Витебского и Минского, от како­вого пункта граница продолжится по прямой линии до источ­ника реки Дружек близ местности, именуемой Ордва, и оттуда вниз по этой реке до ее впадения в Днепр, так что все вое­водство Мстиславское как по сю сторону, так и по ту сторону Днепра и обе оконечности Минского воеводства по сю сто­рону новой границы и Днепра будут принадлежать Россий­ской империи, а со впадения реки Дружек Днепр составит границу между двумя государствами, сохраняя во всяком случае для города Киева и его округа границу, которую они в настоящее время имеют по другой стороне этой реки.

    А е.в. король прусский равным образом вступит во владе­ние во время и способом, указанными в следующей статье, всей Померанией, за исключением города Данцига с его тер­риторией, а также округом Великой Польши по сю сторону Нетце, следуя по этой реке от вновь проложенной границы до Вислы близ Вордона и Солицы, так что Нетце составит границу владений е.в. короля прусского и так, что эта река будет принадлежать ему в целости.

    Е.в., не желая приводить в исполнение другие требова­ния на многие другие округи Польши, пограничные с Силе-зией и Пруссией, которые он мог по справедливости предъя­вить, и отказываясь в то же время от требований на город Дан­циг с его территорией, примет в виде вознаграждения осталь­ную часть польской Пруссии, а именно воеводство Мариенбург-ское, включая сюда город Эльбинг с епископством Варшав­ским и воеводство Кульмское, исключив из него только город Торн, который со всей его территорией сохранен будет во владении Польской республики.

    Статья II

    Обе высокие договаривающиеся стороны прикажут всту­пить своим войскам в Польшу с начала будущей весны. И как они согласились занять одновременно местности и округи, которые настоящей конвенцией они предполагают присоеди­нить к своим владениям, они назначили для сего вступления во владение июнь месяц текущего года. До того времени они

    133

    ничего не объявят из своих видов и своих намерений. Но с момента, когда это вступление во владение будет иметь место, они об этом сделают совокупно сообщение венскому двору и также предоставят ему соблюсти свои удобства, пригласив его приступить к этому плану раздела, полагая, однако ж, что он тем не менее будет применен даже и в том случае, если бы сей двор, против всякого ожидания, не пожелал бы к сему приступить.

    Статья Ш

    Обе высокие договаривающиеся стороны также обещают торжественно взаимно гарантировать все вышеуказанные вла­дения так, как бы они входили в общую гарантию всех их владений, так же как эта гарантия установлена союзным трак­татом, существующим между обоими дворами.

    Статья IV

    Так как необходимо будет придти к окончательному устройству с Польской республикой по предмету сих приобре­тений, то е.в. императрица всероссийская и е.в. король прус­ский обязуются также дать своим министрам, пребывающим в Варшаве, самые точные инструкции для действования во всем по общему соглашению и совершенному единству и под­креплять общие интересы обоих дворов самыми надлежащими представлениями и действиями, наиболее способствующими к выполнению сих переговоров к удовлетворению обеих вы­соких договаривающихся сторон.

    Статья V

    Конвенция эта будет ратификована и ратификация обме­нены в продолжение шести недель или же и скорее, если ока­жется возможным.

    Во уверение чего нижеподписавшиеся министры приказали сделать с оной два экземпляра и приложили к ним печати сво­их гербов.

    Заключено в С.-Петербурге, 4 января 1772 г.

    (М.П.) Никита Панин (М.П.) Гр. В. Ф. Сольмс (М. П.) Кн. А. Голицын

    134

    Отдельная и особенно секретная статья

    Е.в. императрица всероссийская и е.в. король прусский, выразив во II статье секретной конвенции, заключенной и подписанной сего числа, что план раздела, принятый между ними, тем не менее будет приведен в действие даже в том случае, если бы венский двор, против всякого ожидания, не пожелал бы к нему приступить, их величества согласились более специально определить меры, которые им необходимо будет принять по отношению ко всем возможным намере­ниям, которые венский двор может питать относительно того или другого из двух союзников.

    Их упомянутые величества, будучи не в состоянии скры­вать перед собою зависти, с которой этот двор взирает на союз и тесную дружбу двух монархий, и неприязненные чувства, которые он уже выразил российскому двору при­страстием, с которым он желает вмешаться в заключение мира с Портой, и ответ, по тону своему весьма близкий к угрозе, который им дан был по поводу конфиденциального сообщения об условиях, при которых е.и.в. согласилось бы на заключение мира;

    принимая в то же время в соображение, что военные рас­поряжения этого двора и распоряжения его войск очевидно соответствуют сему тону и таковым действиям, которые разо­блачают его двусмысленное расположение к императорскому российскому двору, их величества взаимно обязываются один по отношению к другому к следующему:

    если венский двор сделает распоряжение о приближении отряда своих войск к Польше или к турецким провинциям, завоеванным оружием е. в. императрицы всероссийской, и если оба союзника получат основательные подозрения в том, что такое движение имеет целью начатие неприязненных дей­ствий противу войск е. в. императрицы всероссийской, тогда е. в. императрица и е. в. король прусский объявят совокупно венскому двору, что всякое неприязненное с его стороны дей­ствие против русских войск будет рассматриваемо е. в. коро­лем прусским как нападение, лично на него сделанное, и что он тотчас же примет сторону е. в. императрицы всероссий­ской.

    Но если, невзирая на сию декларацию, венский двор вве­дет свои войска в Польшу или же в провинции, завоеванные оружием е. в. императрицы, для содеяния неприязненных действий против русских войск, в таком случае е. в. король прусский обязуется настоящей секретной конвенцией немед­ленно после требования, ему сделанного, послать на помощь

    135

    е. в. императрице корпус войска в двадцать тысяч человек в Польшу, каковой отряд будет употреблен в действие е. в. сово­купно с войском, которое ею будет равным образом выставле­но в Польше в количестве пятидесяти тысяч человек для отражения в том государстве всякого нападения со стороны австрийцев и для сделания, смотря по требованиям данного случая, диверсии в Венгрию тем путем, на который обе дер­жавы согласятся, разумея, однако ж, что вышепомянутый корпус в двадцать тысяч человек не может быть употреблен в действие за пределами Польши и Венгрии.

    В случае же, если бы этого вспомогательного корпуса не было достаточно для отражения сказанного нападения, е. в. король прусский обязуется сообразно с декларацией, которая будет сделана венскому двору, на основании поста­новления настоящей статьи объявить себя открыто и дей­ствовать всеми своими силами могущественной диверсией во владения императрицы королевы4, при условии, однако ж, что денежное вспомоществование, оторое е. в. король прусский доставлял до сей поры е. в. императрице всероссийской, со­вершенно прекратится, как только вспомогательный корпус в двадцать тысяч человек будет присоединен к российской армии, и что е. в. равным образом может отозвать этот корпус в двадцать тысяч человек, если он будет находиться в откры­той войне с австрийцами и если наибольшая часть их сил будет обращена против него или против его владений, если только эти вспомогательные войска не будут тогда в полном действии против австрийских сил.

    Равномерно е. в. императрица всероссийская обещает и утверждает, что если бы вследствие нынешних дел в Польше или Турции или же в возмездие за заключенную сего числа конвенцию между двумя союзниками венский двор сделал нападение на е. в. короля прусского в его владениях, в таком случае е. в. императрица всероссийская пошлет сначала кор­пус в шесть тысяч человек пехоты и четыре тысячи казаков для соединения с армией е. в. короля прусского и удвоит это вспоможение, как только ее собственные дела то позволят, обещая в то же время сохранить свою армию в Польше в размере сил, способном к поддержанию уважения к союз­никам и к принятию расположений, препятствующих австрий­цам и благоприятствующих диверсии в Венгрию.

    Если же в течение этих событий она заключит мир с тур­ками, в таком случае сверх упомянутой помощи в двадцать тысяч человек е. в. -императрица всероссийская будет помогать е. в. королю прусскому всеми своими силами, а именно ди­версией в Венгрию посредством армии в пятьдесят тысяч че­

    136

    лове к, каковую диверсию она будет поддерживать до тех пор, пока будет необходимость побудить венский двор к заключе­нию справедливого и основательного мира и к вознагражде­нию, которое его прусское в-во будет вправе требовать в слу­чае войны с австрийским домом. В заключение обе высокие договаривающиеся стороны обязуются придти к дальнейшему соглашению между собой конвенцией относительного буду­щего порядка по содержанию вспомогательного корпуса, ко­торый будет послан с той или другой стороны.

    Настоящая отдельная и особенно секретная статья будет иметь ту же силу и значение, как бы она включена была от слова до слова в секретную конвенцию, заключенную сего числа между двумя дворами, и будет ратификована в то же время.

    Во уверение чего и т. д.

    Заключено в С.-Петербурге, января' 4 дня 1772 г.

    (М. П.) Никита Панин (М. П.) Г р. В. Ф, Солъмс (М. П.) Кн. А. Голицын

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 343, л. 1 —19 (подлинник). Перевод дается по Ф. Мартенсу., Опубл.: Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами.— СПб., 1875.— Т. VI.— С. 71—77.

    Примечания

    1 Екатерина II.

    2 Фридрих II.

    3 Русско-турецкая война 1768—1774 гг.

    4 Мария-Терезия.

    1772 г. июля 25

    ПЕТЕРБУРГСКАЯ КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И АВСТРИЕЙ О ПЕРВОМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ

    Во имя Пресвятой Троицы.

    Дух партий, смуты и междоусобия, которыми в течение уже многих лет волнуется королевство Польское, и анархия, при­обретающая там с каждым днем новые силы, так что подрывает наконец всю власть законного правительства, возбуждают справедливые опасения к тому, что может наступить совершен­ное распадение государства, что интересы соседей Польши будут нарушены, нарушено будет доброе согласие, установив­шееся между ними, и возбуждена будет всеобщая война,

    137

    как уже в действительности этими смутами и возбуждена война, которую е. в. императрица всероссийская1 ведет с Отто­манской Портой2. В то же время державы, соседние с Польской республикой, имея по отношению к ней требования и права столь же древние, как и законные, которых удовлетворения ни­когда не могли получить, рискуют потерять эти права безвоз­вратно, если они не примут мер к их обезопасению и не при­ведут их сами в исполнение, совокупно с восстановлением спокойствия и порядка во внутренних делах республики, опре­делив ее политическое устройство, более согласное с интереса­ми ее соседей.

    С этой целью ее апостольское в-во императрица-королева венгро-богемская избрала и назначила своим уполномоченным князя Иосифа Лобковича, герцога Саганского, своего дейст­вительного камергера, генерала от кавалерии, кавалера Воен­ного ордена и своего посланника при дворе е. в. императрицы всероссийской, который сообщил свои полномочия графу Никите Панину, воспитателю е. и. в-ва государя великого кня­зя3, действительному тайному советнику е. и. в., камергеру и кавалеру императорских орденов, а также князю Александру Голицыну, вице-канцлеру, действительному тайному советни­ку, камергеру и кавалеру орденов Св. Александра Невского и польского Белого Орла, уполномоченным таким же образом от их двора. После совещания относительно указанного поло­жения Польской республики, а также относительно средств к обеспечению прав и требований ее императорского и апостоль­ского королевского в-ва, за нее, ее потомков, наследников и преемников постановили, заключили и подписали следую­щие статьи:

    Статья I

    Ее императорское апостольское в-во королева как за себя, так и за своих потомков, наследников и преемников вступит во владение в то время и тем способом, которые определены в следующей статье, страною в нижеследующих границах: между правым берегом Вислы от Силезии до Сандомира и до впадения реки Сана, отсюда проведя прямую линию на Фрам-поль до Замостья, а отсюда на Грубешов и до реки Буга, следуя затем от этой реки по настоящим границам Червонной Рос­сии, составляющим в то же время границы Волыни и Подо-лии, до окрестностей Збаража; оттуда по прямой линии на Днестр, вдоль небольшой речки, называемой Подгорче, кото­рая отделяет незначительную часть Подолии, до ее впадения в Днестр и, наконец, следуя принятым границам между Поку-тией и Молдавией.

    138

    Статья II

    Ее императорское апостольское в-во королева повелит занять своим войскам места и области, которые по предыду­щей статье она предполагает присоединить к своим владениям, и сроком для этого вступления во владение она назначает первые числа сентября месяца старого стиля текущего года, обещая до того времени ничего не открывать из своих видов и намерений.

    Статья III

    Ее апостольское в-во императрица-королева за себя, за своих потомков, наследников и преемников гарантирует фор­мально и самым положительным образом за е. в-вом императ­рицей всероссийской те земли и области Польши, во владение которыми вступит е. в. в силу общего соглашения и которые со­стоят из остальной части польской Литвы, а также из части Полоцкого воеводства, находящейся по сю сторону Двины, и равным образом из воеводства Витебского, так что река Двина образует естественную границу между двумя государствами почти до особенной границы между Витебским и Полоцким воеводствами, и следуя по этой границе до пункта, где сое­диняются три воеводства: Полоцкое, Витебское и Минское; от этого пункта граница пойдет по прямой линии до истока реки Дручи при местечке Орша, а оттуда следуя по течению этой реки до впадения ее в Днепр, так, что все Мстиславльское воеводство, как по сю, так и по ту сторону Днепра, и обе оконечности Минского воеводства выше и ниже Мстиславль-ского воеводства по сю сторону новой границы и Днепра будут принадлежать Российской империи; от впадения же реки Дручи Днепр составит границу между обоими государствами, сохраняя за городом Киевом и его округом те границы, кото­рые они имеют в настоящее время по другому берегу этой реки.

    Статья IV

    А как е.в. императрица всероссийская, продолжая уже бо­лее трех лет особую войну с Оттоманской империей единствен­но из-за дел польских, с полным доверием сообщила е. и. в. ко­ролеве венгерской и богемской окончательные условия, на ос­новании которых она была бы согласна заключить мир с Пор­той, и изъяснила, что при этих новых предначертаниях е. в. угодно было согласиться не требовать ни завоевания, ни неза­висимости Валахии и Молдавии и потому не настаивать более на тех первоначальных ее условиях, которые прямым образом

    139

    противоречили непосредственным интересам австрийского до­ма, ее императорское апостольское в-во королева, побуждае­мая чувствами искренней дружбы к е. в. императрице всерос­сийской, обещает впредь искренно содействовать к достиже­нию желаемого успеха в переговорах на конгрессе согласно дружеским услугам, к которым она обязалась в отношении обеих воюющих сторон.

    Статья V

    Так как необходимо будет придти к окончательному уст­ройству дела с Польской республикой по предмету общих приобретений, а равным образом относительно восстановления порядка и тишины в Польше, ее императорское и королевское апостольское во-во обязывается дать своему посланнику при варшавском дворе самые точные инструкции действовать во всем согласно и единодушно с посланником е. в. императрицы всероссийской, находящимся при том же дворе, и поддержи­вать эти переговоры самыми действительными мерами.

    Статья VI

    Настоящая конвенция будет ратификована в продолже­ние шести недель или еще ранее, если представится к тому возможность.

    В уверение чего уполномоченный ее императорского и апо­стольского королевского в-ва подписал сие собственноручно и приложил печать своего герба.

    Учинено в С.-Петербурге 25 июля 1772 г.

    (М. П.) Князь Иосиф Лобкович

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 61, л. 61, л. 1—6 (подлинник). Перевод дается по Ф. Мартенсу. Опубл.: Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами.— Т. II.— С. 23—24.

    Примечания

    1 Екатерина II.

    2 Русско-турецкая война 1768—1774 гг.

    3 Сын Петра III и Екатерины II Павел Петрович, российский император (1796—1801).

    1793 -е. января 12/23

    КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ПРУССИЕЙ О ВТОРОМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ

    Во имя Пресвятой и нераздельной Троицы. Смуты, действующие в Европе вследствие гибельной рево­люции, случившейся во Франции1, представляют неизбежную

    140

    и всеобщую опасность по своему развитию и распростране­нию, которых они могли бы достигнуть, если бы державы, заинтересованные в сохранении доброго порядка, единствен­ного прочного основания для безопасности и всеобщего спо­койствия, не позаботились бы обеспечить себя в этом деле самыми решительными и действительными средствами; е. в. императрица всероссийская2 и е. в. король прусский немедлен­но вслед за счастливым возобновлением дружественных и со­юзных трактатов3, бывших между ними, поспешили обратить все свое внимание на этот столь важный предмет и по взаим­ному сообщению с полным доверием своих намерений и сооб­ражений в сем отношении они нашли основания к опасениям тем более веским, что по верным признакам они убедились, что тот же дух восстания и нововведения, который царствует в настоящее время во Франции, готов проявить себя в коро­левстве Польском, непосредственно прилежащем к их обоюд­ным владениям. Такое положение дел естественным образом дало почувствовать их императорскому и королевскому вели­чествам необходимость удвоить предосторожности и усилия к охранению своих подданных от последствий соблазнительного и часто заразительного примера и в то же время устроить так, чтобы усилия эти могли послужить в одно время и к безопасности настоящей и будущей, и к возмещению чрезмер­ных издержек, которые ими должны быть причинены. Чтобы определить и обеспечить в этом смысле их обоюдные интере­сы, а также интересы е. в. императора римского, короля венгерского и богемского4, их общего союзника, разделяющего их принципы и стремящегося к общей с ними цели5, их упо­мянутые величества признали за благо постановить и заклю­чить между собой особую формальную конвенцию, но во вся­ком случае секретную. И с этой целью они избрали, назначили и уполномочили следующих лиц: е. в. императрица всероссий­ская — графа Ивана Остермана, своего вице-канцлера, дейст­вительного тайного советника и проч. и проч.; графа Александ­ра Безбородко, действительного тайного советника, гофмей­стера двора и проч. и проч., и Аркадия Моркова, тайного совет­ника, члена Коллегии иностранных дел и проч.; а в. в. король прусский — графа Генриха Леопольда фон Гольца, полковни­ка кавалерии и своего чрезвычайного посланника и полномоч­ного министра при дворе е. в. императрицы всероссийской, каковые уполномоченные по сообщении и обмене своих пол­номочий согласились на следующие статьи:

    141

    Статья I

    Е. в. императрица всероссийская принимает на себя обя­зательство на все время продолжения настоящих смут, воз­бужденных восстанием Франции и нападением ее на Герма­нию и на наследственные владения своих союзников е. в. импе­ратора римского и е. в. короля прусского, содержать свои сухо­путные и морские силы в том грозном положении, в каком они находятся в настоящее время, таким образом, что они в равной степени будут готовы и к защите ее собственных владений против всякого возможного нападения, и к оказанию помощи и содействия своим союзникам в случаях, определенных трактатами, а равным образом к подавлению и удержанию по первому сделанному ей требованию всякого восстания и возмущения, могущего обнаружиться в Польше или же в ка­кой-либо из провинций упомянутых высоких союзников и со-седственной с этим государством.

    Статья II

    В возмещение расходов, которые будут следствием подоб­ного вооружения, и в видах безопасности и общего спокой­ствия вышеупомянутых е. в. императрица всероссийская за себя, своих потомков, наследников и преемников в срок и спо­собом, определенными в следующей статье, вступит во владе­ние землями и провинциями, расположенными и заключаю­щимися в линии, означенной на карте, начинающейся от посе­ления Друи, находящегося на оконечности Семигалии на ле­вом берегу Двины; отсюда линия продолжается через Нароч и Дубраву, направляясь по границе Виленского воеводства на местечко Столпега, идет к Несвижу, потом к Пинску, а отсюда проходя через Кунев между Вышгородом и Новогробли близ границы Галиции, по которой она следует до реки Днестра; следуя по течению этой реки, она оканчивается у Егорлыка, нынешней границы России с этой стороны, так что все земли, города и округи вышеуказанные будут принадлежать на веч­ные времена Российской империи и отныне гарантируются за нею е. в. королем прусским самым формальным и обязатель­ным образом.

    Статья III

    Е. в. императрица всероссийская прикажет занять корпу­сам своих войск места и округи, которые по предшествующей статье она предполагает присоединить к своим владениям, и назначает для вступления во владение этими землями срок между 25 марта и 10-м числом будущего апреля старого стиля

    142

    текущего года, обязываясь ничего не объявлять до того вре­мени о своих видах и намерениях.

    Статья IV

    Е. в. король прусский, с своей стороны, обязывается про­должать участвовать с е. в. императором римским в войне, которую их величества в настоящее время ведут против фран­цузских мятежников, и не заключать отдельного мира или перемирия, тюка они не достигнут цели, указанной ими в своих одинаковых декларациях, и заставят сих нарушителей обще­ственного покоя отказаться от их враждебных предприятий вне Франции и от их преступных посягательств в самом коро­левстве Французском.

    Статья V

    В вознаграждение же издержек, которые причиняет и будет причинять эта война, а также по другим соображениям, на которые согласна с е. в. королем прусским е. в. императрица всероссийская, е. в. король прусский вступит во владение зем­лями, городами и округами, заключающимися в черте, означен­ной на карте, от Ченстохова чрез Раву до Солдау, с присое­динением сюда города Данцига с его территорией; так что эти земли, провинции и города будут принадлежать на вечные времена Прусской монархии и будут отныне гарантированы за ней е. в. императрицей всероссийской самым формальным и обязательным образом.

    Статья VI

    Взятие во владение вышеозначенных мест и округов будет исполнено от имени е. в. короля прусского тем же способом и в то же время, как и взятие во владение земель, достав­шихся на часть е. в. императрице всероссийской на основании ст. II настоящей конвенции.

    Статья VII

    Как вследствие дружественных отношений и трактатов, соединяющих е. в. императрицу всероссийскую и е. в. короля прусского с их общим союзником е. в. императором римским, так равно и во внимание к согласию, которое ему благоугод-но было дать на настоящее соглашение, их величества импе­ратрица и король ставят себе долгом сохранять и содейство­вать его интересам столько же, как и своим собственным; настоящей статьей они обязуются как между собой, так равно и по отношению к императору римскому, как только наступит тому время и как только к ним последует требование, неупу­

    143

    стительно стараться и употреблять все действительные сред­ства, которые будут в их власти, к тому, чтобы облегчить ему и доставить желаемый им обмен своих наследственных владе­ний в Нидерландах на Баварию, присоединяя к тому и всякие другие выгоды, которые будут совместимы с общими удоб­ствами.

    Статья УШ

    В последствие настоящего условия обе высокие договари­вающиеся стороны немедленно после совершенного заключе­ния сего акта не замедлят сообщить его конфиденциально е. в. императору римскому и пригласят е. в. приступить к нему фор­мально, а равным образом гарантировать с своей стороны все определения, в нем изложенные, и все действительные послед­ствия, из них вытекающие; е. в. императрица всероссийская и е. в. король прусский обязываются настоящей статьей по отно­шению к императору римскому обоюдно вполне гарантировать все, что относится до вышеупомянутого обмена владений ни­дерландских на баварские, как только этот обмен будет достиг­нут.

    Статья IX

    Если по злобе к настоящей конвенции и ее последствиям которая-либо из двух высоких договаривающихся сторон под­верглась бы нападению со стороны какой-либо третьей держа­вы, другая сторона присоединится к ней и будет помогать ей всеми своими средствами до окончательного прекращения сего нападения.

    Статья X

    Так как по отношению к обоюдным приобретениям необ­ходимо будет придти к окончательному устройству дел с Поль­ской республикой, е. в. императрица всероссийская и е. в. король прусский обоюдно обязываются дать своим посланни­кам или уполномоченным министрам при дворе варшавском, а также и генералам, командующим их войсками в Польше, самые точные инструкции к тому, чтобы они действовали во всем с полным согласием и единодушием, и подкреплять свои переговоры мероприятиями, наиболее содействующими к достижению цели.

    Статья XI

    Настоящая конвенция будет ратификована в продолжение шести недель или и ранее, если представится к тому возмож­ность.

    144

    В уверение чего мы, уполномоченные е. и. в. императрицы всероссийской и е. в. короля прусского, подписали сие и проч. Заключено в С.-Петербурге 12 (23) января 1793 г.

    (М. П.) Граф Иван Остерман

    (М. П.) Граф Голъц

    (М. П.) Граф Александр Безбородко

    (М. П.) Аркадий Морков

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 368, л. 1—33 (подлинник). Перевод дается по Ф. Мартенсу. Опубл.: Мартене Ф. Собрание трактатов.и конвенций, за­ключенных Россией с иностранными державами.— Т. II.— С. 228—235.

    Примечания

    1 Великая французская революция (1789—1794).

    2 Екатерина II.

    3 Союзный трактат между Россией и Пруссией от 27 июля (7 августа) 1792 г.

    4 Император Франц II.

    5 В феврале 1793 г. Екатерина II сообщила австрийскому императору Францу II о конвенции, заключенной с Пруссией, и предложила к ней присое­диниться. Однако венский двор отказался от этого предложения. «Акт приступ-ления е. в-ва императора Римского к конвенции от 12 (23) января 1793 г.» был заключен лишь 23 декабря 1794 г. (3 января 1795 г.) в С.-Петербурге. См.: Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами.— Т. II.— С. 228—236.

    1794 г. декабря 23/1795 г. января 3

    ДЕКЛАРАЦИЯ РОССИИ И АВСТРИИ О ТРЕТЬЕМ РАЗДЕЛЕ ПОЛЬШИ

    Усилия, которые е. и. в. вынуждена была употребить к обуз­данию и прекращению мятежа и восстания, обнаружившихся в Польше1, с стремлениями самыми пагубными и опасными для спокойствия соседственных Польше держав, увенчались совершенно полным и счастливым успехом, и Польша была совершенно покорена и занята войсками императрицы, и по­тому е. в., предусматривая подобный исход, в уповании на справедливость своих требований и в расчете на силу тех средств, которые ею приготовлены были для одержания по­беды, поспешила предварительно войти в соглашение с своими двумя союзниками, а именно: е. в. императором римским и е. в. королем прусским относительно принятия самых действи­тельных мер для предупреждения смут, подобных тем, кото­рые их по справедливости встревожили и которых зародыши, постоянно развивающиеся в умах, пропитанных до глубины

    145

    самыми нечестивыми принципами, не замедлят рано или позд­но возобновиться, если там не будет устроено твердое и силь­ное правление. Эти два монарха, убежденные опытом прошед­шего времени в решительной неспособности Польской респуб­лики устроить у себя подобное правление или же жить мирно под покровительством законов, находясь в состоянии какой-либо независимости, признали за благо в видах сохранения мира и счастья своих подданных, что предпринять и выполнить совершенный раздел этой республики между тремя соседними державами представляется крайней необходимостью. Узнав об этом образе мыслей и находя его совершенно согласным со своими соображениями, императрица всероссийская решилась условиться сперва с каждым из двух вышеупомянутых высо­ких союзников отдельно, а потом с обоими вместе о точном определении соответственных частей, которые им достанутся по их общему соглашению.

    Вследствие сего е. в. император назначил нижеподписавше­гося, снабженного им самыми широкими полномочиями, войти в соглашение по настоящему вопросу с их превосходитель­ствами уполномоченными е. в. императрицы всероссийской, действительным тайным советником и вице-канцлером графом Остерманом, действительным тайным советником, обер-гофмейстером двора графом Безбородко и тайным советником, членом Коллегии иностранных дел Морковым, равным образом снабженными необходимыми полномочиями; каковые упол­номоченные, по зрелом обсуждении предложений, сделанных с той и другой стороны, и находя их вполне согласными с намерениями их августейших государей, согласились на сле­дующие пункты:

    1

    Что часть, которая должна идти по разделу е. в. импера­тору римскому, определяется следующим образом: к западу, начиная от оконечности Галиции и следуя по новой прусской границе, как она была определена трактатом, подписанным в Гродно 25 сентября 1793 г., до пункта, где она встречает реку Пилицу, и продолжая отсюда правым берегом Пилицы до ее впадения в Вислу, следуя от этого пункта по правому берегу Вислы до слияния ее с Бугом, отсюда следуя по левому берегу Буга до того места, где эта река составляет в настоящее время границу Галиции, так что все земли, владения, провин­ции, города, местечки и деревни, заключающиеся в вышеозна­ченной линии, будут присоединены на вечные времена к Ав­стрийской монархии и спокойное и неоспоримое владение

    146

    этими землями буде! ла ней а будет ей гарантировано досто­верным и торжественным образом е. в. императрицей всерос­сийской.

    2

    Что впредь границы Российской империи, начинаясь от их настоящего пункта, будут простираться вдоль границы между Волынией и Галицией до реки Буга; отсюда граница напра­вится, следуя по течению этой реки до Брест-Литовска и до пограничной черты воеводства этого имени и Подляхии; затем она направится по возможности по прямой линии границами воеводств Брестского и Новгородского до реки Немана на­против Гродно, откуда она пойдет вниз по этой реке до места, где она вступает в прусские владения, а потом, проходя по прежней прусской границе с этой стороны до Полангена, она направится без перерыва до берегов Балтийского моря на ны­нешней границе России близ Риги, так что все земли, владе­ния, провинции, города, местечки и деревни, заключающиеся в вышеозначенной черте, будут присоединены навсегда к Рос­сийской империи и спокойное и неоспоримое владение будет за ней и будет ей гарантировано достоверным и торжественным образом е. в. императором римским.

    3

    Что все постановления, заключающиеся в настоящей декларации, будут иметь ту же силу, значение и обязатель­ность, как бы они были изложены в трактате, заключенном самым торжественным образом, и вследствие того сей будет ратификован в форме, обычно принятой обеими высокими договаривающимися сторонами, и ратификации его будут об­менены в продолжение шести недель или же и ранее, если представится возможность.

    4

    Как только обмен вышеупомянутых ратификаций состоит­ся, оба императорских двора сообщат настоящий акт берлин­скому двору и пригласят берлинский двор приступить к нему и дать свою гарантию относительно вышеизложенных поста­новлений между двумя императорскими дворами. С своей сто­роны, сии последние изъявят согласие на присоединение остальной части Польши к Прусской монархии и равным обра­зом примут на себя гарантию этого приобретения.

    147

    5

    По исполнении всех сих формальностей каждый из дворов приступит к принятию во владение способом, признанным наиболее удобным, всех земель и мест, которые ему доста­нутся по настоящему разделу.

    В уверение чего мы подписали настоящий акт, приложили к нему печать нашего герба и вручили его уполномоченным е. в. императрицы всероссийской действительному тайному советнику и вице-канцлеру графу Остерману, действительному тайному советнику, гофмейстеру двора графу Безбородко и тайному советнику, члену Коллегии иностранных дел Морко-ву в обмен подобного акта того же содержания, который нам был передан с их стороны.

    Заключено в С.-Петербурге 23 декабря 1794 г. (3 января 1795 г.).

    (М. П.) Граф Людвиг Кобенцль

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 87, л. 1 —11 (подлинник). Перевод дается по Ф. Мартенсу, Опубл.: Мартене Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами.— Т. II.— С. 238—243.

    Примечание

    1 Имеется в виду национально-освободительное восстание в Польше в 1794 г. под предводительством Т. Костюшко.

    1795 г.

    ПРОШЕНИЕ КУРЛЯНДСКОГО РЫЦАРСТВА И ЗЕМСТВА О ПРИНЯТИИ КУРЛЯНДИИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    Мы, земский предводитель и земские послы ныне созван­ного сейма благородного рыцарства и земства герцогств Кур-ляндского и Семигальского*.

    Чрез сие всенародно объявляем, что поелику мы на настоя­щем сейме и нынешнего числа манифестом нашим торжествен­но отреклись от союза, в коем мы доселе с Польшей пребывали, и от прежнего над нами польского верховного начальства и покровительства по означенным в нашем манифесте побуж­дениям и причинам и в то же время приняли во уважение не токмо, что нам, яко весьма малой области, невозможно самим собою независимо и без покрова высшей державы существовать, но и сколь тягостна и предосудительна была для общего блага бывшая доселе в Курляндии ленная систе­

    148

    ма, то натуральным образом долженствовали мы не токмо восчувствовать необходимости покориться вновь верховной власти, но и возыметь желание, отрицаясь от существовавшего доныне верховного начальства, отказаться и от ленной системы и происходившего от оной посредственного правления и покориться непосредственным образом, но беспосредственно сей высшей державе.

    При сей [для нас] и потомства нашего столь важной перемене с чувствами покорности и благодарности вспомнили мы то высокое и сильное покровительство, коим мы и сии герцогства в продолжение всего * настоящего столетия авгу­стейшими обладателями Российской империи уже удостоены были, а наипаче в новейшие времена от е.в. достославно, царствующей императрицы всея России Екатерины II во время высочайшего благоденственного и достославного ее государст­во вания, так что пред целым светом почитаем мы долгом чрез сие паки возобновить достодолжное признание, что мы нашим по днесь продолжающимся существованием единствен­но обязаны сему высочайшему и сильному покровительству. И поелику таковое покорное и благообразное воспоминание необходимо долженствовало возбудить и вселить в нас намере­ние, чтоб посредством добровольного покорения под досто­славную державу е.в. императрицы всероссийской не токмо навсегда приобрести сие высочайшее и сильное покровитель­ство, но и тем самым сделаться сопричастными блаженства и счастья, коим наслаждаются верноподданные под правле­нием столь многомощным, премудрым и правосудным, како­во есть правление, е.в. достославно царствующей императрицы, того ради, вследствие всего вышеозначенного, мы на настоя­щем сейме постановили, утвердили и положили и сим и силою сего за себя и потомство наше торжественно и безотменно по­становляем:

    1) мы за себя и потомство наше себя и сии герцогства поко­ряем е.в. достославно царствующей императрице всероссий­ской и под ее высочайшую державу;

    2) поелику мы опытом узнали, сколь тягостна и вредна была для общего благосостояния отечества существовавшая доныне под верховным начальством польским ленная система, то мы по примеру наших предков задвинской части Лифлян-дии (которые в 1561 г. при отречении от верховного начальст­ва императора и Германской империи отказались купно от тогдашней ленной системы и от проистекающего из оной по­средственного правления Тевтонического ордена и покорялись беспосредственно Польше) отрицаемся от существовавшей по­ныне под верховным начальством Польши ленной системы и от

    149

    происходящего от оной посредственного правления и потому беспосредственно покоряемся ел*, императрице всероссийской и ее скипетру и с толиким же подобострастием как и доверен­ностью предоставляем и совершенно предаем на волю е.и.в. точнейшее определение будущей нашей участи, тем паче, что е.в. по днесь была великодушной защитницей и ручательницей всех нынешних прав, законов, обычаев, вольностей, приви­легий и владений, и которая по всемилостивейшему и благо­творительному ее образу мыслей всеконечно благоволит с ма­терним попечением промышлять о поправлении будущего состояния той области, которая ей с подобострастною и не­ограниченною доверенностью покоряется:

    3) делегацией, из шести особ состоящей, которая имеет быть отправлена в С.-Петербург, исходатайствовать от е.в. императрицы всероссийской принятие сего нашего покорения и в случае всемилостивейшего благоприятия оного учинить присягу в верности и подданстве е.и.в. императрице всерос­сийской чрез сию самую делегацию за нас и от имени всех нас и за потомство наше; в сию делегацию назначаем мы:

    1) и.р. 4) и.р.

    2) и.р. 5) и.р.

    3) и.р. 6) и.р.2

    В прочем мы от благородных верховных советников и советников, яко по законам лицо его светлости герцога в отсут­ствие его представляющих, не могли требовать декларации и приступления ко всему вышеозначенному от имени и за его светлость герцога, потому наипаче, что его светлость сам лично находится при дворе е.и.в. в С.-Петербурге, и мы не сомнева­емся, что он в поспешествование истинному благу и благопо­лучию сих герцогств не оставит поднести к стопам е.и.в. подобную нашей декларацию, тем паче, что его светлости конечно небезызвестно, что по всеконечном разрушении поль­ского верховного начальства, от которого происходят нынеш­ние инвеститурные права его светлости, вышеозначенные наши к общему благосостоянию отечества учиненные положения могут тем менее подлежать какому-либо справедливому проти­воречию, что оные основаны на вышепомянутом законном примере, который дали нам в 1561 г. задвинские наши предки тогдашним их беспосредственным покорением Польше и уни­чтожением существовавшего тогда посредственного правления Тевтонического ордена; того ради хотя сим и предписывается помянутой в С.-Петербург отправляемой нашей депутации по­корнейше пригласить его высококняжескую светлость герцога нашим именем, чтоб его светлость благоволил поднести к сто­пам е. в. императрицы всероссийской подобную нашей деклара­

    150

    цию, на всякий случай, однако же, долженствует она неотмен­но изъяснить пред престолом е. и. в. наше беспосредственное и безусловное покорение и во всем поступать сообразно нашим вышеизображенным положениям. В вящее же уверение мы, земский предводитель и земские послы, просили благородных верховных советников и советников, чтоб они, как наши только старшие собратия, за собственные свои лица учинили декла­рацию и приступление к сему нашему земскому положению, и потому они купно с нами оное собственноручно подписали с приложением печатей.

    Дан в Митаве3 на земском собрании так, как наша рыцар­ская печать утвердила февраля... дня 1795 г.

    АВПР, ф. Сношения России с Курляндией, оп. 63/2, 1795, д. 2., л. 20—26 (пере­вод) .

    Примечания

    'Курляндское герцогство (Курляндское и Земгальское герцогство) обра­зовалось при распаде Ливонского ордена в результате подчинения ливонских феодалов польскому королю Сигизмунду II Августу на основе договора от 28 ноября 1561 г. Во главе Курляндского герцогства стоял бывший магистр Ливонского ордена Г. Кетлер и его потомки, затем Бйроны. После третьего раздела Польши в 1795 г. Курляндское герцогство было присоединено к Рос­сии, и на его территории была образована Курляндская губерния.

    2 Печати и подписи неразборчивы.

    3 Митава — центр Курляндского герцогства (совр.—Елгава).

    1795 г, марта 18

    МАНИФЕСТ СЕЙМА ГЕРЦОГСТВ КУРЛЯНДСКОГО И СЕМИГАЛЬСКОГО О РАСТОРЖЕНИИ ДОГОВОРА 1561 г. С ПОЛЬШЕЙ

    Мы, земский предводитель и земские послы собранного на сейм благородного рыцарства и земства герцогств Кур­ляндского и Семигальского, объявляем всенародно сим нашим манифестом.

    Когда в середине XVI в. император и Германская империя, под верховным начальством и покровительством коих состоял тогда Тевтонический орден в Лифляндии, оставили сей орден и так названные Лифляндские области без защиты и помощи, то помянутый орден купно с оседлыми дворянами и городами решился в 1561 г. приступить к избранию другого верховного начальства и покровительства. Швеция, Дания и Польша одна перед другой добивались сего верховного начальства и покро­вительства. Значимость, отмечавшая Польшу тогда, определи­

    151

    ла вольное избрание предков наших и побудила их дать Поль­ше предпочтение пред всеми ее соперниками. Постановления, утвержденные присягой всех договаривавшихся сторон, опре­делили  условия заключенного  с  Польшей  нового  союза; в сих постановлениях отреклась вся Лифляндия от существо­вавшего до тех пор орденского правления; часть, по ту сторону Двины лежащая, избрала беспосредственное польское правле­ние, но Курляндия и Семигалия, яко по другую сторону Двины лежащая часть Лифляндии, предпочли состоять под покро­вительством Польши яко лен, удержав последнего гермейстера Готгарда Кетлера и потомков его мужеского пола под назва­нием герцога, зависящего от Польши. Лютеранский закон признан в помянутых постановлениях господствующим зако­ном в Лифляндии и Курляндии, а признавающим оный обеспе­чено спокойное владение всех церквей. Равным образом в по­мянутых постановлениях обнадежно дворянству, городам и всем жителям сохранение тогдашних их прав, вольностей, законов, привтллегий и обрядов, а дворянству сверх того и все права, вольности, привилегии и преимущества, которыми тогда пользовалось польское дворянство; обещано уволение от всех пошлин и податей, кроме тех, которыми оно само себя обло­жить могло, и освобождение от пошлины во всех польских областях; также выговорено соблюдение немецкого градона­чальства, и чтоб Пильтенский округ, проданный без всякого права последним епископом Минхгаузеном Дании, вновь при­соединен был к Курляндии и зависел по праву ленному от ее герцогов так, как вся Курляндия и Семигалия. Сколь ни благоразумны были прибежище к Польше, взятое в тогдашних временах предками нашими, и условия, на коих они для утвер­ждения благоденствия потомства своего торжественными по­становлениями покорились покровительству Польши, но, к сожалению, опыт многократно доказал, сколь мало сохраняе­мы были сии с предками нашими учиненные постановления, поелику оные вообще, а особливо вышепомянутые статьи неоднократно с польской стороны нарушаемы были, так что без справедливого и сильного заступления России давно бы уже испровержена была вся наша конституция.

    Естьли же сверх всего вышесказанного принять еще в ува­жение и то, что без сильной и великодушной защиты е.в. достославно царствующей императрицы Екатерины Второй все наше отечество сделалось бы жертвой последнего польского мятежа1, то явствует очевидно, что с польской стороны заключенные с предками нашими постановления уже давно во многих случаях нарушены и расторгнуты и что мы потому, последуя правилу, «когда один нарушит постановление, то и

    152

    другой нарушать оное может», имеем право и должны отка­заться от польского верховного начальства, тем более что воспоследовавшим разрушением Польского государства оное постановление и без того само по себе уничтожилось.

    Вследствие того мы, имея в равных с предками нашими обстоятельствах, по естественному и народному праву, рав­ные права, объявляем и возвещаем сим и силою нашего мани­феста торжественнейшим образом пред Богом и светом за себя и потомков наших, что мы постановление, заключенное предками нашими с Польшей в 1561 г., почитаем ради выше­сказанных причин рушеным и признаем уничтоженным и что мы для того также сим и силою сего нашего манифеста за себя и потомков наших навсегда и на вечные времена торже­ственнейшим и законным образом отрещись восхотели и дей­ствительно отрицаемся от вышереченных постановлений и от существовавшего поныне покровительства и верховного на­чальства Польши над нами и сими герцогствами, так же как и от всяких связей, обязательств и обязанностей, коим мы и сии герцогства поныне в рассуждении Польши подлежали.

    Во уверение чего сей наш манифест и сие отрицание на частопомянутое постановление и на все поныне между Поль­шей и нами существовавшие обязательства подписано свое-ручно нами, земским предводителем и земскими послами собранного в рассуждении сего и по сему предмету на нынеш­ний сейм благородного рыцарства и земства, также нами, вер­ховными советниками и советниками, за нас лично и в звании старших братии своеручно же подписано с приложением родовых печатей и присовокуплением наших рыцарских печатей утверждено.

    Дан в Митаве из земского собрания марта 18-го дня 1795 г.

    АВПР, ф. Сношения России с Курляндией, оп. 63/2, д. 2, л. 27—31 (перевод). Опубл.: ПСЗРИ.— Т. 23.— № 17319.

    Примечание

    1 Имеется в виду национально-освободительное восстание в Польше в 1794 г. под предводительством Т. Костюшко.

    153

    1795 г. апреля 15

    УКАЗ ЕКАТЕРИНЫ II СЕНАТУ О ПРИНЯТИИ ПРИСЯГИ НА   ВЕЧНОЕ  РОССИЙСКОЕ  ПОДДАНСТВО ОТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КНЯЖЕСТВ КУРЛЯНДСКОГО, СЕМИГАЛЬСКОГО И ПИЛЬТЕНСКОГО

    ОКРУГА

    Указ нашему Сенату.

    Из приложенных при сем актов, на общем собрании кня­жеств Курляндскаго и Семигальскаго, також округа Пиль-тенскаго состоявшихся, Сенат наш усмотрит, что сии области, признавая в полной мере попечения наши о сохранении их в целости и безопасности посреди различных в соседстве без-покойств и особливо во время последняго в Польше бунта, нашли единым к утверждению тишины и благоденствия их надежным средством просить нас о принятии их под державу нашу. По допущении ко престолу нашему уполномоченных от них мы вняли таковому их прошению и, вследствие того присовокупляя помянутыя области на вечныя времена к импе­рии нашей, повелеваем Сенату по приглашении уполномочен­ных принять от них именем собратий их присягу на вечное нам и преемникам нашим подданство. Определяя же в долж­ность генерала-губернатора курляндского генерала-поручика барона Петра фон-дер-Палена, возлагаем на него привесть к таковой же присяге и всех обитателей княжеств Курлянд­скаго и Семигальскаго и округа Пилтенскаго, для чего и до­ставить к нему приложенную при сем нашу грамоту с приоб­щением печатных ея екземпляров на российском и немецком языках.

    В Санкт-Петербурге Апреля 15 1795 года

    ЕКАТЕРИНА

    На л. 283а пометы:

    Слушан 18-го апреля 1795-го года.

    Слушан   в   общем   собрании   апреля   20   числа

    1795 года.

    ЦГИА, ф. 1329. Именные указы и высочайшие повеления Сенату, оп. 1, д. 178, л. 283а — 283а об.

    154

    1795 г. апреля 15

    МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О ПРИСОЕДИНЕНИИ К РОССИИ ГЕРЦОГСТВ КУРЛЯНДСКОГО И СЕМИГАЛЬСКОГО И ПИЛЬТЕНСКОГО ОКРУГА

    Божией милостью мы, Екатерина Вторая, императрица и самодержица всероссийская и проч., и проч., и проч.

    Нам любезноверным подданным княжеств Курляндского и Семигальского, також Пильтенского округа благородному рыцарству и земству, городам и всем обитателям.

    Призвание ваше к попечениям нашим, издавна продолжае­мым, о сохранении отечества вашего в целости и безопасности посреди различных в соседстве беспокойств, наипаче же во время последнего мятежа, в Польше происшедшего, мы прием­лем с особливым нашим благоволением. Быв уверены в чисто­сердечном желании вашем, на общем собрании вашем изъяв­ленном и через уполномоченных от вас пред престолом нашим императорским торжественно подтвержденном, о присоедине­нии княжеств Курляндского и Семигальского и округа Пиль­тенского под державу нашу, удовлетворяем оному, всемилости-вейше приемля вас в число верных подданных наших и при­совокупляя помянутые области на вечные времена к империи Всероссийской; вследствие чего по учинении уполномоченными от вас в Сенате нашем присяге на верность назначаем в долж­ность генерал-губернатора курляндского генерал-поручика ба­рона Петра фон-дер-Палена, возложа на него привести к тако­вой же присяге всех и всякого звания обитателей княжеств Курляндского и Семигальского, також и Пильтенского округа; по вступлении же его в управление сими областями предста­вить нам те распоряжения, которые благу и тишине оных надежным образом способствовать могут. Объявляем при том императорским нашим словом, что не токмо свободное испо­ведание веры, от предков вами наследованной, права, преиму­щества и собственность, законно каждому принадлежащая, в целости соблюдены будут, но что от сего времени каждое состояние народное вышеозначенных областей имеет пользо­ваться и всеми теми правами, вольностями, выгодами и пре­имуществами, каковыми древние подданные российские по милости наших предков и нашей наслаждаются. В прочем пребудем удостоверены, что вы и потомки ваши сохранением непоколебимой верности нам и преемникам нашим и усерди­ем к пользе и службе государства нашего, которого промысл Всевышнего учинил вас ныне сочленами, потщитесь заслужи­вать продолжение монаршего благоволения. Дана в С.-Петер­бурге^ апреля пятогонадесять1 дня, в лето от Рождества Хрис­

    155

    това 1795-е. Царствования же нашего всероссийского триде-сять третье и таврического третиенадесять2.

    Подлинная подписана собственною ее и. в-ва рукою тако:

    ЕКАТЕРИНА

    АВПР, ф. СПб. Главный архив 1—10, оп. 23, 1795, д. 256, л. 1—2 (печатный экземпляр). Опубл.: ПСЗРИ.— Т. XXIII.—№ 17319.

    Примечания

    1 Пятнадцатого дня.

    2 Тринадцатое.

    1795 г. июня 2

    АКТ ОТРЕЧЕНИЯ ГЕРЦОГА КУРЛЯНДСКОГО ОТ ПРАВА НА СВОИ ВЛАДЕНИЯ В ПОЛЬЗУ РОССИИ

    Божией милостью мы, Петр, герцог в Лифляндии курлянд-ский и семигальский, также в Шлезии саганский, барон вар-тенбергский, бралинский и гошицкий и проч. и проч.

    Объявляем всем и каждому, кому о том ведать надлежит, что когда по воле всевышнего и стечением разных обстоя­тельств, достаточно изображенных в манифестах, изданных в Митаве и Газенпоте в 18-й и 28-й дни минувшего марта от собравшихся там на чрезвычайный сейм рыцарства и земства герцогств Курляндского и Семигальского и округа Пильтен-ского, области сии поступили в вечное и потомственное поддан­ство е.и.в. императрицы всероссийской и наследников и пре­емников ее, мы не только ни делом, ни помышлением не были противны  таковому   событию,   но  паче   споспешествовали оному врученным от нас министерству е.в. формальным актом, содержащим добровольное наше отречение от всех прав и пре­имуществ, в качестве владетельного герцога нам принадле­жавших, удовлетворяя сим нашим поступком внутреннему на­шему убеждению, что тем только одним спокойствие, безо­пасность и благосостояние нашего любезного отечества на будущие времена утвердиться могут, что мы всегда предпочи­тали частным нашим выгодам и пользам. Руководствуясь сим побуждением, не заботились мы нимало о собственном нашем жребии, предав оный в благотворительные руки той же всещед-рой монархини, от которой восприяли мы и сан, нами ныне оставленный, и все блага, коими мы и герцогский наш дом прежде пользовались и впредь наслаждаться можем. С благо-говейнейшей признательностью ощущаем мы теперь плод сего нашего беспредельного доверия, ибо коль скоро повергнули мы к стопам е.и.в. желание наше учредить наше пребывание

    156

    вне земель, принадлежащих к курляндским и семигальским владениям, и для того распродать и превратить в деньги собственное наше достояние всякого рода и звания, в оных находящееся, то е.в. всемилостивейше соблаговолила назна­чить к сему нарочную комиссию и членов ее, а именно: дей­ствительного тайного советника, вице-канцлера, сенатора и орденов Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Св. равноапостольного князя Владимира большого креста первой степени и Св. Анны кавалера графа Остермана; действительного тайного советника, обер-гофмейстера, глав­ного над почтами директора и орденов Св. Андрея Первозван­ного, Св. Александра Невского и Св. равноапостольного князя Владимира большого креста первой степени кавалера графа Безбородко; действительного тайного советника генерал-про­курора, действительного камергера и орденов Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского, Св. равноапостоль­ного князя Владимира большого креста первой степени, Св. Победоносца Георгия второго класса, Белого Орла и Св. Ста­нислава кавалера графа Самойлова; генерал-поручика, пра­вящего должность генерал-губернатора Курляндского и орде­нов Св. Александра Невского, Св. равноапостольского князя Владимира второй степени и Св. Победоносца Георгия треть­его класса и Св. Анны кавалера барона фон-дер-Палена, и тайного советника, государственной коллегии иностранных дел члена и орденов Св. Александра Невского и Св. равно­апостольного князя Владимира большого креста первой степени кавалера Моркова , снабдить надлежащим полно­мочием к распоряжению и окончанию с нами сего важного и полезного для нас дела на правилах, свойственных ее вели­кодушию и ее благости. Вследствие чего мы по разных пере­говорах с помянутыми полномочными условились и обязались с ними в следующем:

    1. По справедливому и беспристрастному рассмотрению й по настоящей оценке достояние и имущество наше в Кур­ляндии всякого рода и звания, законно и неоспоримо нам присвояемое, полагается в один миллион семьсот пятьдесят тысяч албертовых талеров, за которую цену мы и уступаем оные без малейшего изъятия, отрицаясь сим навеки от всякого притязания к тому имению под каким бы то предлогом ни было и очищая оное от таковых же со всякой другой стороны. Из сего положения исключаются движимое имение, скот, лошади и винокуренная посуда, которые не входят в предполо­женную цену, а остаются в особенном нашем расположении.

    2. Из свойственного е.и.в. великодушия ив знак драгоцен­ного ее к нам благоволения, также и в уважение некоторых

    157

    удобрений, в продаваемом нами имении трудами и иждивением нашим произведенных, е.в. прибавляет к вышеопределенному миллиону семистам пятидесяти тысячам алберт-талеров еще двести шестьдесят одну тысячу таковых же, что и составит два миллиона одиннадцать тысяч албертовых талеров, которая сумма и будет нам выплачена на условиях, ниже сего озна­чаемых.

    3. Е. и. в. соизволяет в уплату следующих нам сумм за уступленные от нас имущества снять на себя по показанию, от нас поданному, долги, состоящие как на ленном, так и на аллодиальном нашем в Курляндии имении и простирающиеся до миллиона одиннадцати тысяч рейхсталеров, вступая по сим долгам касательно уплаты оных во все обязательства и условия, нами учиненные с заимодавцами нашими. Что же сверх сего окажется на нас каких-либо долгов, за оные отве­чать должны мы одни, под каким бы они названием предъявле­ны ни были.

    4. Остающийся за сим миллион албертовых талеров вы­плачиваем нам будет из доходов проданных от нас маетностей по условиям, о которых мы оставляем согласиться бестягост­ным на обе стороны образом с назначенными от е.и.в. по распоряжению сей статьи двумя из ее уполномоченных, гене­рал-прокурором графом Самойловым и генерал-поручиком ба­роном фон-дер-Паленом.

    5. Сверх сего, е.и.в. из тех же побуждений, коим мы должны всем нашим счастьем и благосостоянием, жалует нам из быв­ших наших ленных доходов по сто тысяч талеров албер­товых на год по смерть нашу, которые и будут нам выдаваемы или переводимы по третям года. Мы же напротив того обя­зуемся продолжать определенные от нас некоторого времени годовые пенсии, а именно: брату нашему принцу Карлу по шести тысяч; супруге его принцессе Аполлонии по две тысячи; детям их, а нашим племянникам, по двадцать четыре тысячи, и сестре нашей баронессе Черкасовой по десяти тысяч, а всего и всем вышеименованным по сороку две тысячи албертовых талеров на год, которая сумма и будет вычитаться из назначен­ных нам ста тысяч талеров и доставляться сим пенсионерам от того или тех, кои к сему от е.и.в. определены будут.

    6. По утверждении всех вышеписаных статей отрицаемся мы вновь и торжественнейшим образом от всяких притязаний или требований как в публичном нашем звании герцога Кур­ляндского, так и в качестве частного владельца, признавая себя совершенно удовлетворенным в том и другом виде, воздавая должную справедливость и благодарность всем милостям и щедротам, на нас и на дом наш е.и.в. излиянным, и посвящая

    158

    остатки жизни нашей на беспрерывное изъявление к ее особе чувств усердия, преданности и повиновения, коими мы пре­исполнены. Во уверение чего заключили мы сей акт и подпи­сали его собственной нашей рукой с приложением нашей печа­ти. Дан в С.-Петербурге июня 2-го дня 1795 г.

    Подпись на немецком языке: Петр, герцог Курляндский. (М. П.)

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 252/34, л. 2—9 об. (подлинник).

    1795 г. декабря 19

    МАНИФЕСТ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II О ПРИСОЕДИНЕНИИ К РОССИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

    Божьей поспешествующей милостью мы, Екатерина Вто­рая, императрица и самодержица всероссийская, московская, киевская, владимирская, новгородская, царица казанская, ца­рица астраханская, царица сибирская, царица Херсонеса-Тав-рического, государыня псковская и великая княгиня смоленс­кая, литовская, волынская и подольская, княгиня эстляндская, лифляндская, курляндская и семйгальская, самогицкая, ко-рельская, тверская, югорская, пермская, вятская, болгарская и иных; государыня и великая княгиня Нова-города Низов-ские земли, черниговская, рязанская, полоцкая, ростовская, ярославская, белоозерская, удорская, обдорская, кондийская, витебская, Мстиславская и всея Северные страны повелитель­ница и государыня иве реки х земель, карталинских и грузин­ских царей и кабардинских земель, черкасских и горских кня­зей и иных наследная государыня и обладательница.

    Нам любезноверным подданным Великого княжества Ли­га веко го духовным, благородному рыцарству и земству, горо­дам и всем обывателям.

    Присоединив на вечные времена к империи нашей области Великого княжества Литовского1, в нижеозначенной черте лежащие, а именно, начиная от пределов Волынской губернии вниз но течению реки Буга до Бржеста Литовского и спускаясь далее по течению сей реки до пределов Подляхии, потом простираясь по рубежам воеводств Бржестского и Ново-грудекского к реке Немену против Гродны, откуда продолжа­ясь вниз по сей реке до того места, где правый берег сей реки входит в области прусские, и наконец, следуя по старой грани­це королевства Прусского в сей стране до Палангена и до моря Балтийского, так что все земли, города и округи, в сей черте находящиеся, навсегда имеют состоять под скипетром

    159

    Российской державы, жители же тех земель всякого рода, по­ла, возраста и состояния в вечном подданстве оного, возложи­ли мы на нашего генерала литовского генерал-губернатора князя Репнина от всякого звания обитателей означенных земель принять на вечное подданство и на верность присягу и потом, приступив ко введению управления по образу издан­ных от нас учреждений, коими управляются и все губернии империи нашей, представить нам все те распоряжения, кото­рые благу оных надежнейшим образом способствовать могут. Объявляя вам, нашим любезноверным подданным, о таковом на вечные времена непоколебимо утверждённом бытии вашем и потомства вашего, обнадеживаем притом императорским на­шим словом за нас и наследников наших, что не токмо свобод­ное исповедание веры, от предков вами наследованной, и соб­ственность, законно каждому принадлежащая, в целости со­блюдены будут, но что от сего времени каждое состояние на­родное вышеозначенных областей имеет пользоваться и всеми правами, вольностями и преимуществами, каковыми древние подданные российские по милости наших предков и нашей пользуются. Впрочем, удостоверены мы, что вы, имея уже опыты попечения нашего о благе вашем, сохранением ненару­шимой верности нам и приеемникам нашим и усердием к пользе и службе государства нашего потщитесь заслуживать продолжение монаршего благоволения. Дан в С.-Петербурге декабря 14-го дня, в лето от Рождества Христова тысяча семьсот      девятдесять       пятое2,       царствования       же нашего всероссийского тридесять четвертое3 и таврического четвертоенадесять4.

    Подлинный подписан       (М. П.) Печатан в С.-Петербурге при собственною е.и.в. рукою тако:     Сенате декабря 19-го дня ЕКАТЕРИНА 1795 г.

    АВПР, ф. СПб. Главный архив, 1 —10, т. 23, 1795, д. 257, л. 1 — 1 об. (печатный экземпляр). Опубл. ПСЗРИ.— Т. XXIII.—№ 17418.

    Примечания

    1 По третьему разделу Польши в 1795 г. большая часть литовских земель была присоединена к России. На ее территории были образованы Виленская и Слонимская губернии, которые в 1797 г. были слиты в Литовскую губернию, а в 1801 г. разделены на Гродненскую и Виленскую. Из последней в 1842 г. выделилась Ковенская губерния. Часть Литвы, расположенная по левому бере­гу Нямунаса, в 1795 г. отошла к Пруссии, в составе которой находилась до 1807 г., затем входила в герцогство Варшавское, а в 1815 г. была присоединена к Российской империи в составе царства Польского (Августовская, а с 1867 г.— Сувалкская губерния).

    2 Тысяча семьсот девяносто пятое.

    3 Тридцать четвертое.

    4 Четырнадцатое.

    6—62

    1711 г. марта 4

    ГРАМОТА ПЕТРА I КАБАРДИНСКИМ ВЛАДЕЛЬЦАМ И ВСЕМУ КАБАРДИНСКОМУ НАРОДУ О СОГЛАСИИ

    ПРИНЯТЬ КАБАРДИНСКИЙ НАРОД В ПОДДАНСТВО РОССИИ И ЗАЩИТИТЬ ИХ ОТ ВНЕШНИХ ВРАГОВ

    Божиею милостию от пресветлейшего и державнейшего великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича [к] Татархану князю черкесскому, и братьем ево, и прочим владельцам, и всему народу тому, и кабардинских и горских черкес наше царского величества милостивое слово.

    Доносил нам, великому государю, брат ваш князь Алек­сандр, которой в службе нашей обретается, что вы имеете желание под нашу, царского величества, высоко державною руку поддатись и тем себя и подданных ваших ис-под ига турского и хана крымского свободити*. Тако ж и ныне писала к нему мать его, что крымцы вам неприятели, и частые брани между вами случаютца, и что конечно желаете быти у нас, в [ели кого] и г [о су даря], в подданстве. Также из ваших же стран писали к подданному нашему царю Арчилу Вахтангееви -чу меретинскому, что они постановили служить нам, в [ елико-му] г [осударю], а с крымцами також-де завоевались, и дабы вам ведомость о том дать.

    И мы, в[еликий] г[осударь] наше ц[арское] величест­во]*, то ваше желание приемлем милостиво и изволяем вас к себе в подданство и оборону принята1. Только желаем, дабы вы показали к нам ныне свою службу и верность против салтана турского и хана крымского, которые против нас войну всчали, наруша мир неправедно против данных многих обеща­ний*. И ежели будете у нас в подданстве, то не токмо с вас никаких податей требовать не будем, но и погодное вам жало­ванье давать определим, как то получает от нас подданный наш Аюка-хан, как вы прежде сего бывали у предков наших в подданстве и получали у них жалованье*. И укажем вам вспомогать ему, Аюке-хану, с калмыки и донским и яицким и гребенским казаком, о чем о всем ссылаемся пространнее на словесной приказ, от нас данной брату вашему, которому в том верьте.

    Дан в Москве, лета 1711 марта в 4 день, государствования нашего 29 году.

    Помета: Взять список с статей.

    ЦГАДА, ф. 115. Кабардинские дела. 1719, № 1, л. 1. (отпуск).

    Опубл.: Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв.— Т. 2.— М., 1957.—

    № 1.— С. 3.

    * Написано на полях со знаком вставки.

    162

    Примечание

    1 О первых посольствах из Кабарды с просьбой о принятии кабардинских князей и всего кабардинского народа в подданство России см.: Кабаодино-русские отношения в XVI—XVIII вв.—М., 1957.— Т  I. (XVI-XVII вв.).

    В XVIII в. кабардинские князья продолжали направлять посольства с засвидетельствованием своей верной службы России и с просьбой защиты Кабарды от внешних врагов, в ответ на которые и посылались царские грамоты о принятии их «в подданство и оборону».

    1768 г. сентября 13

    ЗАПИСКА СТЕПАНА ВОНЯВИНА В БЕРГ-КОЛЛЕГИЮ О ЕГО ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В ОСЕТИЮ И О ЖЕЛАНИИ ОСЕТИНСКИХ И ИНГУШСКИХ СТАРШИН БЫТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ РОССИИ

    Описание найденным в Осетии металлическим серебряным и свинцовым признакам:

    1. По приезде моем в Кизляр я увидал в оном первый ме­таллический признак железа в наносном рекой Тереком песке, который при том сверх железа уверял селенатовыми своими частицами и о дорогих металлах, что они должны быть конечно в вершине реки Терека или впадающих в оную других речках. Сии признаки хотя и обнадеживали меня в желаемом моем случаи 6 прииске вверх по Тереку дорогих металлов, однако при том наводили и сумнение впадающими в оную другими реками. И для того старался я во время моего осмотра Бра-гунских теплых вод посмотреть прежде устье реки Сунжи, впа­дающей против казачьего городка Шадрин, с тем, что нет ли и в ней таких же металлических признаков, которые находятся в Тереке. Однако оных нашлось больше в последней, нежели в первой реке.

    2. Сему подобно уверяли меня о дорогих металлах проис­хождением своим показанные Брагунские горячие и Червлен-ские нефтяные колодцы, лежащие по краю» тех хребтов, кото­рые начинаются почти от устья реки Сунжи и склоняются в западную сторону почти параллельно вверх по Тереку, как видеть можно на приобщенной при сем карте1. До мест старинных жилищ Джулата и Татартупа, а от оных по другую сторону реки Терека простирается Большой Кабардой и далее к стороне Черного моря. Ибо склонение простирающихся оных хребтов от главных снежных гор и материи особливо желези­стые и серные, которые как мне случилось видеть при Бра-гунском и Червленском горячих колодцах, подкрепляли мою вероятность и придавали тем больше охоты для сыскания

    6**

    163

    дорогих металлов, чем ближе я подходил к вершине реки Терека*.

    3. Таких примечаний держался я крепко в приезд мой в Осетию. И между тем как приехал к старому жилищу Татар-тупу, который лежит вверх по речке Тереку по течению ее на левой стороне, подле гор, простирающихся от нефтяного Червленого колодца, то неподалеку от оного вверх же по впад-шей в оную речке Аксу или Белой, нашел между каменьями в воде признак на богатую серебряную руду. Потом в первый же проезд чрез реку Ердан и как приехал к речке Фоке, то на­шел в оных и нарочито богатые признаки свинцовой и частью серебряной руды.

    4. И так надежда моя больше ободрилась, когда я приехал июня 28 дня в Осетинский монастырь**, который лежит, как довольно известно, по краю гор близь Барукиных Кабаков. Между тем с посланным со мной ротмистром Киреевым при­ласкались к Барукиным узденям. И как самому Малой Кабар-ды владельцу Батоке, который между посторонними разгово­рами объявили довольно известное в их кабардинских местах по речке Кундепеи унгушевское железо, которого и пробу как от них, так и самому мне по возвращении из Осетии случай был удобный достать кусочки руд в показанной речке Кун-депее и Тереке.

    5. Посему желание мое было больше, чтоб ехать прежде лучше вверх по речке Фоке. Итак, 30 июня поутру отправился я вверх по речке Фоке гористыми и лесными местами до гор­ского жилища, называемого по речке, на которой оное стоит, Керчь, куда приехал уже ввечеру. Сие местечко Керчь хотя отстоит расстоянием от Осетинского монастыря и не далее как на одне полдни езды (что я обратным проездом речкой Фокой приметил). Однако лукавством кабардинского владельца Ба-токи и Барукинских Кабаков узденем Шалохом проведены воровскую их околичною и трудною по горам до местечка Керчь дорогой.

    6. Июля 1-го дня поутру поехал из Керчи вниз по речке, называемой по оному же жилищу до ее устья, впадающего в речку Фоку, до которого расстояние будет от жилища около

    * Примечание в тексте: «Сии так называемые Брагунские теплые воды и нефтяные Червленские хребты, сами по себе хотя совсем безнадежны доро­гими металлами, однако путь показывают к лучшим для приискивания оных металлов места, как то в вершинах рек Малка и в нее впадающих других потом Бакса на, Чегема и Ургофа».

    ** Примечание С. Вонявина: «До монастыря расстояние и положение места от Моздока, а особливо от Червленого городка я довольно уверен, что вашему превосходительству и без меня уже давно известно, почему я об оных здесь и упоминать нахожу за излишнее сверх примерной моей карты».

    164

    пятнадцати верст. По сторонам же оной дороги, следовательно, и речкой Керчью растет довольно годного для огромного строения леса*. Потом от устья речки Керчи поехал вверх по речке Фоке по течению ее по левой же стороне, где также рас­тет по обе стороны оный годный строению лес верст на десять.

    По окончании сего оказался признак свинцовый и частью серебряный, называемый шпат, а местами и бленгланцовая серебряная и свинцовая руда в осыпях и косогорах, склоняю­щихся к речке Фоке. И продолжалась такими голыми гористы­ми местами до самого Хуртатского жилища, примером на 15 верст.

    7. В показанных Хуртатах как я был один день, то ни столько меня прельщало положение тамошних гористых мест, как строением горских их жилищ, что в их башнях, палатах и пашенных загородах, как видно по нужде, а не для украшения, закладены в стенах камни, содержащие свинец и частью се­ребро.

    8. Третьего числа июля поутру поехал из Хуртат по той же стороне речки Фоки и по тому же голому кряжу гор, по ко­торому и приехал к речке и осетинскому жилищу Коора. Меж­ду тем признаки серебра и свинца продолжались даже до самой вершины речки Коора, которая впадает в речку Фоку. Расстоя­ние же местечка Коора от Хуртатских первых жилищ состоит по примерному положению около двадцати верст и более.

    9. Четвертого числа июля поутру поехал из местечка Кооры поперек тех голых гор, которые простираются от Хур­татских жилищ по речке Фоке к Ерданским жилищам, назы­ваемым Лагерем, до которых расстояние от местечка Кооры, например, около пятнадцати и более верст. В проезд же оного расстояния за случившимся в этот день дождем особливого ничего нового не нашел, как только что показанные свинцо­вых и серебряных руд признаки.

    10. По приезде же в показанные Лагеря к реке Ердани между протчим случилось быть известно, как приласкались мы с посланным со мной ротмистром Киреевым к тамошним усердно желающим выходить к российским границам для посе­ления старшинам, то некоторые из них между посторонними разговорами выговарились, что свинец и серебро хотя непода­леку и от их жилищ находятся так же во многих местах, одна­ко они будто боясь оной из таких мест брать для застарелого

    * Примечание С. Вонявина: «Годный лес на строение, который растет от самого Осетинского монастыря вверх по речкам Фоке, Керчи и Кацылу состоит по большей части из чинарника, карагуча, дубняка и другого крепко­го дерева, при том длиною около десяти сажен, а толщиною в диаметре или отрубе аршин и толще бывает».

    165

    в   них   суеверия   в  почитании   оных   мест  за   святость*.

    11. Пятого числа, то есть на другой день, собрались в то жилище, где мы пристали из дальних лежащих по реке Ердану Лагирских жилищ старшины и объявили ротмистру Кирееву на его вопрос большой горячностью свое желание с тем, что они намерены выдти для поселения к российским границам, которых числом будет тысяч до шести и более. И притом на­поминали, что они в таком их намерении на российскую сторо­ну, как прежде сего, так и ныне, всегда имеют немалую надеж­ду. Такое их из дальних Ерданских жилищ собрание (к кото­рым бы надлежало еще ехать для сыскания металлических признаков) удержало и меня дале вверх по Ердану путь свой продолжать, потому что пришедшие из дальних лагерей стар­шины о ловле диких баранов (которыми приказано было от господина генерал-майора, астраханского губернатора и кава­лера Бекетова сыскание металлов прикрывать) нынешним лет­ним временем совсем отказались, чему в сходственность на­ходящийся при мне показанный ротмистр Киреев по данному ему от господина кизлярского коменданта Потапова на­ставлению в таком случае и поступил с большой осторожно­стью, дабы как порученная мне комиссия осетинцам и кабар­динцам чрез показанный первых отказ не могла открыться, так и себя бы не допустили до какой-либо опасности. Следова­тельно, и нам напоследок с ротмистром Киреевым в оных Лагерях жить и далее ехать оставалось совсем сумнительно и невозможно.

    12. Между тем, покуда я жил в Ерданском жилище, Лагеря осматривал и примечал положение того голого кряжа, на кото­ром стоит и Хуртатское жилище, что оной простирается еще и далее вверх между обеими показанными речками Ерданью и Фокой, так же и о металлических признаках и без показа­телей, как положением в оном кряже каменистых слоев осыпя­ми и баяраками, также повышением и понижением умеренных склоняющихся от оного кряжа гор и желтоватого глинистого материею уверял весьма довольно о надежде показанных ме­таллических руд.

    Сему, однако, в доказательство послужили мне два челове­ка из тамошних новокрещеных жителей при случае посторон­них разговоров, из которых первый показывал вверх по речке Ердану, склоняющейся от показанного Хуртатского голого

    166

    кряжа, то место, откуда они достают свинец для собственных своих оборонительных нужд; а другой хуртатский житель Але-ука Цалеков, который объявил бленгланцевую же серебряную руду в их Хуртатских местах, лежащих повыше устья речки Кооры, впадающей в показанную Фоку, например, в десяти или менее верстах, которые надежду доказывают их каменное строение и пашенные загороды. Так что они и сами между собой догадываются и признают, что те светлые каменья не простые, но выбрать оные из стен своих башен и полат, зделан-ных их предками, опасаются и боятся. Он же, Цалеков, при обратном моем проезде чрез Хуртаты, принес мне за две руба­хи холста бленгланцевой, содержащей по виду свинец и сереб­ро, руды фунтов до десяти, взятой поблизости их жилища и па­шен, которые они имеют на том же голом кряже, простираю­щемся между Ерданью и Фокой; из которой, однако, взял я не более, как фунтов до пяти, а оставшуюся отдал ему, так как оная будто ненадобная мне была. Сверх того, уверял он, что и по правую сторону речки Фоки, то есть между оной и Ки-цылом против их жилища Хуртат, таких признаков свинцовой и серебряной руды находится довольно, чему и самое положе­ние места и материя в горах весьма соответствовала, что мне случилось видеть в обратном моем проезде из Лагерей в проте­кающих из оных гор речках.

    13. Не меньшее доказательство для уверения сих металли­ческих мест получал я в обратном же моем из показанных Лагерей проезде от одного новокрещеного осетинского жителя Давида Мамыкина, который показывал близь лежащую скло­няющуюся от Хуртатских же и Лагерских кряжей ту гору*, из которой брал Осетинской комиссии покойный грузинский архимандрит Григорий на пробу серебряной и свинцовой руд, а другой коорский житель между тем за продажу кремней и без всякого у него спрашивания из самой из оных мест блен­гланцевой серебряной руды фунтов до десяти принес, из кото­рой, однако, я большую половину при том же осетинце для уверения его, что будто я в таких каменьях никакого знания не имею, бросил, а из другой половины выбрал несколько ку­сочков для показания оных в Моздоке и в Кизляре.

    14. Итак, наконец, нахожу за излишнее описывать обрат­ный мой проезд, потому что я почти той же дорогой из пока­занных Лагерей следовал, которой к оным из монастыря при-

    * Примечание С. Вонявина: «Сия гора хотя и в виду дороги лежащей между Ерданом и речкой Коорой, в вершинах показанной Ердани и Фоки находилась, однако за отказом показанных в 11-м от Лагерских жителей резонов, а притом, чтобы не подать какого-либо оным жителям сумнения, осмотреть оные места никак было невозможно».

    167

    ехал. Но только, что от местечка Кооры ехал по правую сторо­ну речки, называемой по показанному жилищу, до ее устья, впадающего в Фоку, а оттуда до Хуртатских первых жилищ по правую сторону речки Фоки, от Хуртат же ехал назад почти до самого монастыря с переменою вниз по обе стороны речки Фоки, а не по горам, так как выше сего в 5-м упомянуто. Сверх сего, между тем, как подъезжал я к концу склоняющихся к Кабардинской степи гор, то хотя в оных сыскались призна­ки и железной руды, однако оные для вмешенных в нее серной и арсеникальной материи и потому, в рассуждении плохой доброты против ингушевской железной руды, оставил я оные без всякого осмотра, а довольствовался тем понятием, что и сии признаки находятся в тех же, простирающихся от унгушевских жилищ подле Кабардинской степи, крайних го­рах.

    Примерное же расстояние от Лагерей до монастыря, естли положить безостановочной ездой, то не более будет, как на полтора дня езды, а особливо весной и осенью может быть еще и скорее потому, что в сии времена воды как натурально в тамошних реках, вытекающих в крутом положении из гор, гораздо меньше, нежели летом бывает. Такой переезд от мона­стыря до Лагерей еще ближе должен быть по примерному моему положению рекой Ердан, которую и мне весьма хоте­лось обратно проехать, но за многоводием и притом сильной быстриной никак переехать было неможно. Другими же местами, кроме что здесь показанные Хуртаты, к Кабардин­ской степи обратно осетинские жители провожать нас не бра­лись2.

    На подлинном подписано тако: Гиттен фервальтер Степан Вонявин, сентября 13 дня, 1768 года3.

    АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/11, д. 1, л. 150—156. Опубл.: Русско-осе­тинские отношения в XVIII в.— Орджоникидзе, 1984.— Т. 2.— С. 184—193.

    Примечания

    1 К записке Вонявина приложена карта Осетии. Однако в ней были нане­сены схематично только бассейн реки Терек (предгорная часть), Куртатин-ское и Алагирское ущелья, т. е. районы, в которых побывала экспедиция С. Вонявина.

    2 К записке С. Вонявина приложено специальное «Изъяснение, служа­щее к удобностям для заведения в Осетии по найденным там серебряным и свинцовым рудам плавильного завода». В этой объяснительной записке Воня­вин излагает все удобства и неудобства организации добычи и обработки полезных ископаемых. Попутно говорится о желании осетинцев и ингушей переселиться в степь Малой Кабарды и о их просьбах принять их под защиту и покровительство России. Вонявин излагает всю выгодность переселения этих

    168

    народов для организации добычи полезных ископаемых (АВПР, ф. Осетин­ские дела, оп. 128/11, л. 1, л. 153—156).

    3 По тексту дано специальное пояснение переписчика: «С подлинными копиями поверял капитан Прохор Тимашов».

    1770 г. июля 19

    УКАЗ СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА О НАЗНАЧЕНИИ ГРУЗИНСКОГО АРХИМАНДРИТА ПОРФИРИЯ

    РУКОВОДИТЕЛЕМ ОСЕТИНСКОЙ КОМИССИИ

    Указ е. и. в. самодержицы всероссийской из Святейшего правительствующего Синода в Коллегию иностранных дел сего 1770 г. июня 23-го дня присланным Святейшему прави­тельствующему Синоду полковник и кизлярский комендант Неймч доношением с приложением поданных ему, полковни­ку, от всех кистетинских и Тагаурского уезда старшин и наро­дов в оригинале доношении и с них на российский диалект переводов об определении к ним в Осетинскую комиссию грузинского архимандрита Порфирия, и что о его, Порфирия, честном поведении и ко определению во оную комиссию способности бывший в Кизляре комендантом г-н генерал-майор Потапов Святейшему Синоду августа от 3-го чис­ла 769 г. свидетельствовал, представлял, что-де когда при Осетинской комиссии находились главные духовного сана начальники, то в осетинском народе проповедь слова Божия и сподобление святого крещения происходили, но по смерти архимандрита Григория совсем уничтожились, и не только что народ осетинский начал приходить в прежнюю дикость, но в 769 г. одна сильная фамилия отважилась и самый дерзкий поступок учинить, да и священники-де, оставшиеся при той ко­миссии, о должности своей без особливого начальствующего чина никакой прилежности не имеют.

    А как-де по прошению осетинских Нгушевского уезда старшин и всего народа о принятии их в вечное е. и. в. поддан­ство оный архимандрит по собственному его на то соглаше­нию да гусарского полка капитан Деготодий посыланы были к тому народу и по принятии от них присяги возвратились, то, будучи там, оный архимандрит по его прилежности не оставил проезжать и в Магаурский уезд и тамошний народ склонил в подданство и к присяге привел. Почему-де и по протчим прописанным обстоятельствам рассуждается заведен­ную в осетинском народе слова Божия проповедь паки возоб-носить, а к определению главным духовным начальником признается способным помянутый грузинский архимандрит

    169

    Порфирий, на что испрашивая оный полковник от Святейшего Синода резолюции, предает в протчем все то во особливое соизволение.

    А по справке в канцелярии Святейшего Синода значится, что о определении во оную комиссию духовных персон по представлению оной Коллегии иностранных дел Святейшим Синодом подлежащее определение июня 17-го дня 769 г. учи­нено и о чем надлежит во оную коллегию указ послан, на что и ожидается требуемого уведомления.

    А все той комиссии духовенстве), школа и дети осетинские как от бывого коменданта генерал-майора Потапова, так и от преосвященного астраханского до указа препоручены в смотре­ние Моздокской крепости священнику Василью Осипову.

    Того ради по указу е. и. в. Святейший правительствующий Синод приказали: о вышеозначенном к помянутому полковни­ку и кизлярскому коменданту Неймчу, также и во оную коллегию с приобщением с доношения комендантского с приложениями копий (которые при сем и прилагаются) для ведома послать указы и Коллегии иностранных дел о том ведать. А для ведома о том же к полковнику и кизляр­скому коменданту Неймчу указ из Святейшего Синода послан.

    Обер-секретарь Михайло Остолопов. Канцелярист Алексей Древский.

    АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/2, д. 1, л. 414—415 об. (подлинник). Опубл.: Русско-осетинские отношения в XVIII веке.— Т. 2.— С. 215—216.

    1774 г. октября 24

    ПИСЬМО КАБАРДИНСКИХ КНЯЗЕЙ КАЙТУКИ И КЕЛМЕНА АХЛОВЫХ АСТРАХАНСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ ИХ ВЕРНОСТИ РОССИИ И О ЖЕЛАНИИ ВЛАДЕТЬ ОСЕТИНСКИМ

    ПОДВОРЬЕМ1

    Е. и. в. интересных дел2 правителю превосходительному г-ну генерал-майору, кавалеру и астраханскому губернатору всепокорнейше доносим, что отцы и деды наши из древних лет состояли в подданстве е. и. в. и служили во всяких случаях верно, за что и получали денежное жалованье. А наследники их, мы, именованные, тоже состоим в подданстве и употребля­емся в службах е. в., того ради в. пр-ва покорно просим, дабы повелено было определить нам отцовское жалованье. За сим еще не умалчивая, вам изъясняем, что на котором месте ныне состоит Осетинское подворье, а оное место было пред сим под властью отцов наших, для того в. пр-ва покорно просим при­казать тем местом владеть нам по-прежнему. Осетинскому под­ворью быть тут же мы в том не препятствуем, только бы жили

    170

    с нами в обществе, с тем что, паче чаяния, когда им от куртат-цев и от наших подвластных горских народов причинятся какие обиды или притеснения, то в. пр-ва покорно просим, соизволите как их, так и нас защищать, а мы по присяжной должности повеления в. пр-ва всегда ко исполнению привесть долженствуем. Да естли приказано будет нам изготовить для них лес и камень, оное по повелению вашему подвластные наши исполнять могут, буде им за то дана будет плата.

    У подлинного с письма перевода подписано тако: Кайтука и Келмет Ахловы, а на обороте приложены чернильные печати, а в них заключены имена их.

    Подлинное переводил переводчик коллежский регистратор Халил Бодиров.

    АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/2, д. 1, л. 196—196 об. (перевод). Опубл.: Русско-осетинские отношения в XVIII веке.— Т. 2.— С. 318—319.

    Примечания

    1 Кабардинские князья опасались потерять свои позиции в предгорных районах Северного Кавказа, куда при поддержке России стремилось пере­селиться осетинское население. Они готовы были взять на себя любые функ­ции, вплоть до хозяйственной деятельности, лишь бы не допустить другой народ в эти места.

    2 Так в оригинале. Видимо, имеется в виду «иностранных дел правите­лю» (астраханский губернатор отвечал за поддержание отношений с народами, проживающими поблизости от Астрахани).

    [1774 г. октября 27 х]

    ПРОШЕНИЕ2 ОСЕТИНСКИХ СТАРШИН КУРТАТИНСКОГО И ВОЛЛАГИРСКОГО УЕЗДОВ АСТРАХАНСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ ОКАЗАНИИ РОССИЕЙ ПОКРОВИТЕЛЬСТВА И ВОЕННОЙ ПОМОЩИ ОСЕТИИ

    Его превосходительству г-ну генерал-майору кавалеру и астраханскому губернатору Петру Никитичу Кречетникову

    Прошение осетинских Куртатинского и Воллагирского уездов старшин состоит в нижеследующем:

    1. Издревле мы были христианского закона, и время от вре­мени предки наши за неимением просвещаемых духовных персон оный потеряли. А как по высочайшему соизволению присланы от е. и. в. духовные чины для просвящения нашего народа, коих радостно мы приняли, и многие по-прежнему по их наставлению в христианский закон весь наш народ обращаются.

    2. При таком ревностном нашем желании и со вступления духовных персон, ненавидя варвары христианского закона, яко то кабардинцы, время от времени ныне стали нас притеснять наложением тягости и лова наших людей к себе в плен, а особ­ливо принявших веру греческого исповедания, и не допущают нас выезжать всегда в российские границы и отбивают нас, чтоб мы совсем незнакомы были, а как по высочайшему со­изволению всегда нам объявляется, что мы противу желания нашего оставлены не будем и будем под протекцией всеми­лостивейшей нашей государыни яко то вольные не зависящие в подданстве никому Большой и Малой Кабарды владельцы. А особливо Малой Кабарды владельцы, а именно Ахлоевы и Мурадовы фамилии, теснят ловлением проезжающих в Моз­док и отъезжающих отсюда людей наших без всяких вин и продают временем в посторонние места, а иногда и нам на выкуп за дорогую цену отдают.

    3. Как мы находимся под высочайшим е. и. в. покровитель­ством, то и просим, чтоб построить или возобновить прежнее Осетинское подворье и сделать оттуда в Моздок, Кизляр и обратно в жилища наши свободной проезд и дозволить нам покупать соль, железа по малому числу на удовольствие наше. И буде Осетинское подворье возобновится, то определить к нам пристойную команду, чтоб она от всех причиняемых нам Боль­шой и Малой Кабарды владельцов обид защищала и со обеих сторон между нами разобрание чинить мог начальник оной команды.

    4. Из оных наших старшин Куртатинского уезда старшины Жага брат его Панкрат Гуривиев (который был при Осетин­ской комиссии дьячком и умре) выкупил из плена у горцев одного русского солдата, о чем небезызвестно моздоцкому коменданту г-ну полковнику Иванову, за шестьдесят рублей, коего и привез сюда и отдан ему, коменданту, точию за выкуп его деньги ему не возвращены, почему и просим оные деньги приказать ему выдать.

    5. Старшины же Куртатинского уезда Бахтыгирея Тембу-латова брат его родной при Осетинском подворье гребенскими казаками убит, за что ему и дано было срок рублей. Точию он сим не доволен, в таком случае просим сделать ему в том удовольствие, определить ему за него погодную дачу жалова­нья хотя по десять рублей, за то он еще может при Осетинском подворье служить и за казака. А естли сего учинено ему не будет, то он между нами станет в всяком случае делать разврат и несогласие. Во отмщение ж крови брата своего может иногда из лутчих российских кого убить.

    6. Сего года Чимитинского уезда старшины Шико Джабое­

    172

    ва при следовании отсюда в Осетию сын его родной новокреще­ный пойман Малой Кабарды владельцем Келеметем Ахлоевым, который им и задержан. И просим его возвратить.

    7. Всем нам Малой Кабарды бывшего владельца Расланбе-ка уздени Муртазовы причиняют обиды и утеснения. Просим, чтоб их от тех нападков защитить.

    8. Воллагирского уезда старшины Георги Агнаев, Карамур-за Караев просят от общества всего их народа, чтоб опреде­лить к ним духовных чинов и для защищения их команду так, как и к хуртатцам.

    При всем том чувствуя мы оказанные нам от в. пр-ва многие милости и благодеяния, в возблагодарение за то позволяем брать из горских наших мест потребные вам на построение дома всякие находящиеся тамо каменья, какие только потреб­ны. И оные не довольно брать, но и сами обязуемся их сколько надобно возить в Осетинское подворье, за постановленную плату. Точию какие те каменья в. пр-ву угодны, то для показа­ния их благоволите прислать к нам особливого человека, коего по указанию мы оные камни и возить будем.

    И все то заключая, нашею самою верностью под сим прила­гаем наши руки пальцем.

    Вышеписаные просители состоят по именам живущих в Куртатском уезде по реке Фоке старшины

    деревни Цивтиквари Тота Гвривиев Шавлох Демиров

    деревни Хадигус Бахтингерей Темболатов

    деревни Ми сии Хаимирза Чаликов Алегука Хаимирза Аби Шавхалов

    деревни Воласихе Нафи Созаков Бестав Сабатов

    деревни Джварискеве Габола Баразгов Джава Чопаков

    деревни Барзикаве Джига Гвривиев

    деревни Ачонага Карагач Чегоев

    деревни Каубек Самиз Бопаев

    Ислам Тезиев, который послан от отца за болезнию его деревни Чимитском

    Бакар Каргиев Дабе Даиев Джачи Мамуков Шико Джабоев

    Воллагирского уезда Гиорги Агнаев Карамурза Караев

    АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/2, д. 1, л. 197—198 об. (перевод). Опубл. Русско-осетинские отношения в XVIII веке.— Т. 2.— С. 319—322.

    Примечания

    1 Дата установлена примерно на основе других документов этого архивно­го дела.

    2 Это прошение является не просто ходатайством, а носит актовый харак­тер, так как, во-первых, определяет условия, на которых Север­ная Осетия желает находиться под покровительством России, а во-вторых, скреплено подписями основных старшин осетинских деревень и уездов. Со­ставлено это прошение в Моздоке во время переговоров осетинского посоль­ства с астраханским губернатором П. Н. Кречетниковым.

    1774 г. ноября 10

    РАПОРТ РОТМИСТРА А. БАТЫРЕВА КИЗЛЯРСКОМУ КОМЕНДАНТУ И. ШТЕИДЕРУ С ОТЧЕТОМ О ПОЕЗДКЕ В ОСЕТИЮ

    Во исполнение вашего высокоблагородия данного мне пове­ления ездил я чрез Малую Кабарду в Куртаты и протчие та­мошние осетинские места под претекстом приискания та­мошнего произрастания досок, солода и ячменя, а при том и с письмами вашими уведомительными о заключении с Пор­то й Оттоманской мира1, а в самом деле поручено мне скло­нить тамошних старшин на приезд в Моздок для персонального свидания с его превосходительством господином генерал-майором и кавалером Петром Никитичем Кречетниковым и достать металлических руд. Что исполняя отправился из Моз­дока 15-го числа минувшего октября, первее проезжая Ма­лую Кабарду, тамошних владельцов никого не застал, а были в кошах, почему письма ваши отдал владельца Каитуки Ах-лова матери и его по пристойности собственно от себя объяв­лял о прибытии господина губернатора. Склонял, чтоб дала знать владельцам и они б к свиданию приехали. Она при мне ж письма к ним отправила, но я, ответа не ожидая, оттуда следовал в Анзоровы Кабаки, принадлежащие Малой Кабарды живущим на месте, где прежде было Осетинское подворье. Тут переночевав у своего знакомца, и спросил у старшего узде­

    174

    ня Созоруки Анзорова проводника, прибыл в Хуртатской уезд в деревню Ачаусу. И объявя старшинам и народу то же самое, что и в Малой Кабарде, все старшины на приезд охот­но согласились. Оттуда переехал в самое жительство, назы­ваемое Хуртат, стал на квартире по знакомству тамошнего старшины к Андрею Чаликову, где застал присланного от моздокского господина коменданта полковника Иванова рот­мистра Казыханова, присланного с призывом к свиданию с гос­подином губернатором старшин. После меня чрез день еще приехал тут же переводчик Пицхелауров и обществом хуртат­ских, валагирских и чимтенских старшин склонили на отправ­ление, с коими ротмистр и переводчик отправились. Я, испол­няя порученную комиссию, отстав от них, сказал, якобы для свидания со своим знакомцем в Хуртатском же уезде жи­вущим в деревне Чуаркау Исламом Батыр Мурзиным, поехал туда. И прибыв, стал у него на квартире, и ездили с ним под видом любопытства по речке Ханакау, на коей состоит оная деревня по течению вверх, где по берегу по обеим сторонам множества цветных каменьев по примечанию моему метал­лические руды, из коих я взял в двух местах, в первом от де­ревни с версту, в другом с четыре версты. Сказывают, в самой вершине сей речки от деревни с десять верст целая гора сей руды, может, и по всей речке руды есть, как она течет между гор. Мне же вскорости обстоятельно рассмотреть было не­можно.

    Чрез сутки от него возвратясь, приехал на двор Андрея Челикова. И переночевав, поутру с его родственником Ачиги-реем Челиковым ездили в деревню, называемую Коры*, со­стоящую по реке Фоке и выше ее версты с две, подле реки от состоящей горы взял несколько цветных камней, и видится, вся гора состоит из них.

    Оттуда переехал в Чимтенский уезд в деревню Калгон, со­стоящую вверх от Хуртат с три версты против деревни за реч­кой, от горы взял также несколько цветных камешков, однако тут лутчих взять было неможно, потому что от коего места тамошние жители берут на делание свинца, то засыпало песком.

    Оттуда возвратился в деревню Коры. И как мне в Валагиры ехать самому было неможно, потому что, в Хуртатах видясь, я прежде с их старшинами, на вопрос их ответствовал, яко­бы возвращаюсь из Хуртат в Моздок, не подать бы тем на себя подозрения, нанял Андрея Челикова холопа тайным образом достать оттуда цветных камней из состоящей горы

    * Кора или Коора.

    175

    возле жительства валагирскаго по реке Йордану, а он несколько и принес.

    Все вышеписаные руды доставал я, сказывая, якобы здесь употребляются на крашение обоев, для чего несколько и имел при себе разных манеров лоскутов бумажного обоя, показы­вая им и к сокрытию сумнительства, чему они в самом деле верили. Однако некоторые тайно, кои знают в них силу, по зна­комству выговаривали, естли бы в их местах началось дела­ние из руд серебра или свинца, для них бы было полезнее и спомоществовать стали.

    От многих я слышал желание, чтоб сделать от России, где прежде было Осетинское подворье, крепость и иметь в ней командира с командою, где бы они многие поселились и, не опасаясь бы никого, жили, как-де теперь притесняются от Большой и Малой Кабарды, сожалеют и о том, что не имеют в их местах церквей, где б они лутчему в законе научались.

    Но что следует до руд, все привезенные мною представле­ны его превосходительству господину губернатору. А хотя и еще там в других местах есть, но мне изо всех не было вре­мени собирать, а паче опасался, не подать бы подозрения на себя, что я нарочно за ними обращаюсь.

    По всей моей там бытности и ото всех осетинцов слышал я, что они оказываются в России доброжелательными и весьма рады о заключении с Оттоманскою Портою мира, почитая тем и себя щастливыми.

    Будучи в Куртатах, от моего проводника Аджигирея Че-ликова слышал я, грузинской царь Ираклий недавно нашел от Тефлиса ездою три дня, но к коему месту ближе — не ска­зывал, металлические руды. И делают уже золото и серебро, что сей Аджигирей сам видел. -

    Кто старшие и доброжелательные к нашей стороне в Кур­татах, в Чимтеях и в Валагирах старшины, прилагаю при сем список. Равным образом и о издержанных мною деньгах на неминуемые расходы реестр, из коего ваше высокоблагоро­дие соизволите усмотреть, что я издержал сверх данных от вас дватцати рублей еще собственных своих десеть рублей, кои прошу ваше высокоблагородие мне выдать.

    Имянной список старшинам, кои других лутче и надежнее.

    Куртатского уезда.

    1. Гоги

    Чиопановы

    2. Федор

    3. Бахтыгирей Есеев

    4. Фома Быдаев

    176

    5. Нафи Сузаков

    6. Гуцы Гуриев

    7. Женгирей Соков

    8. Солта Фарнеев

    Чимтенские

    1. Жанчак Мамуков

    2. Бар

    3. Гете Тавкелев

    4. Кубатей

    Валагирские

    1. Нафи Зензиев

    2. Чомак Сохиев

    3. Георги Агнаев Деревни Кори

    1. Бата Тамаев

    Реестр издержанным деньгам, куда употреблены.

    Малой Кабарды Анзоровым узденям Созоруки Анзорову и Мисосту Дыдымову в ночлеге за корм лошадей и данному проводнику подарено разными мелочными покупными в Киз­ляре вещами — на 6 рублей.

    Куртатскому старшине Андрею Челикову с его братьями за прием себя с командой и за кормление лошадей разными мелочами — 7 р.

    Куртатскому старшине Исламу Батыр Мурзину за прием меня с командой и за препровождение мелочь — на 4 рубля.

    Разным тамошним старшинам, где случилось проезжать и с коими видется, в приласкание всем разными мелочными вещами — на 6 рублей.

    В деревне Кори за содержание меня с командой и за пре­провождение тамошнему старшине Шангирею разными ве­щами — 7 рублей.

    Всего на 30 рублей. Да сверх оного подарил в возвратный проезд Анзорову узденю Мисосту за прием собственной с себя кафтан.

    АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/2, д. I, л. 200—203 (копия). Опубл.: Рус­ско-осетинские отношения в XVIII веке.— Т. 2.— С. 332—336.

    Примечание

    1 Речь идет о Кючук-Кайнарджийском мирном договоре между Россией и Турцией 10/21 июля 1774 г.

    177

    1782 г. декабря 20

    ДОНОШЕНИЕ ОСЕТИНСКИХ СТАРШИН ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ П. С. ПОТЕМКИНУ, КОМАНДУЮЩЕМУ КАВКАЗСКОЙ ЛИНИЕЙ, О ВЕРНОСТИ ОСЕТИН РОССИИ И ПРАВОСЛАВИЮ И О ЖЕЛАНИИ ПОСЕЛИТЬСЯ НА РЕКЕ ТЕРЕК

    Отцы и деды наши е.и.в. в верноподданстве российском находимся, токмо по заблуждению прежде были отпадшими от православной греко-российской веры, почему и нуждались в священстве, а как стали в познание приходить христианства, то зависящими в священстве были от Грузии по 1745 год, а с того самаго времени заведена комиссия российскими мо­нархами, которая и поныне есть.

    Всемилостивейше просим, всенижайшия рабы и верно­подданные, не оставить нас без священства и в прежнее за­блуждение и отпадшими от российский веры. Мы из детей рода нашего о доброжелательства отдали сюды в школу осе­тинскую с тем, чтоб мы более не могли чрез них уверенными быть и по изучении грамоте и закона Божия не могли бы ли-шитца, но иногда а* дети, рождающияся без крещения, а кре­щеные умирать без покаяния. Между нами, вышеозначен­ными уездами, не имеются роздоры, а только со обазинцами и ингушевцами Малой и Большой Кабарды черкасами, и же­лаем мы быть в миру и в Тартупе, естли позволено будет нам поселиться и жительство иметь, на что охотно желаем.

    Того ради вашего высокопревосходительства нижайши ра­бы просим, о всем вышеписаном разсмотря, учинить мило­стивую резолюцию и верноподданных е. и. в. рабов без священ­ства не оставить.

    За неумением нами никакого писания и вместо онаго прилагаем свои персты.

    Декабря 20 дня 1782 года.

    ЦГАДА, ф. 23. Кавказские дела, № 13, ч. 1, л. 117 и об (копия). Опубл.: Русско-осетинские отношения в XVIII веке.— Т. 2.— № 151.— С. 401—402.

    1786 г. октября 19

    ПИСЬМО КНЯЗЯ Г. А. ПОТЕМКИНА ШАМХАЛУ ТАРКОВСКОМУ БАМАТУ С ИЗВЕЩЕНИЕМ О ПРИНЯТИИ ЕГО В ПОДДАНСТВО РОССИИ

    Е.и.в. самодержицы всероссийской, всемилостивейшей го­сударыни моей, генерал-фельдмаршал, главнокомандующий

    * Так в тексте.

    178

    всей легкой конницей регулярной и нерегулярной, флотом Черноморским и многими другими морскими и сухопутны­ми военными силами, государственной Военной коллегии пре­зидент, екатеринославский и таврический генерал-губерна­тор, е. в. генерал-адъютант, действительный камергер, лейб-гвардии Преображенского полка подполковник, корпуса ка­валергардов и Екатеринославского кирасирского полка шеф, мастерской оружейной палаты верховный начальник и орденов российских: Св. апостола Андрея Первозванного, Св. Алек­сандра Невского, военного Св. великомученика и победоносца Георгия и Св. равноапостольного князя Владимира больших крестов, королевских прусского Черного Орла, датского Сло­на, шведского Серафима, польских Белого Орла и Св. Стани­слава и великокняжеского голстинского Св. Анны кавалер.

    Высокостепенному и знаменитому щамхалу Тарковскому Бамату:

    По получении здесь всеподданнейшего вашего проше­ния е. и. в. благоволила снизойти на оное и принять вас под высочайшую свою державу. Сие вам уже известно из предва­рительного моего уведомления, вследствие которого теперь чрез г-на подполковника Федора Енгельгарда препровождаю высочайшую е. и. в. к вам грамоту, утверждающую отличные преимущества и выгоды. Вам присвояется знаменитая сте­пень тайного советника, почесть караула или конвоя, жалует­ся перо на шапку и определяется годовая денежная сумма на содержание войск, которые бы всегда на службу е.и.в. готовы быть могли. Я уверен, что оказываемое вам монаршее благоволение послужит к наивящему умножению вашего усердия к службе сей великой монархини, под великодушным коей царствованием миллионы народа вкушают истинное благоденствие. Будьте и вы участником оного, и верьте об усердии к вам и истинном доброжелательстве моем.

    Писано в С.-Петербурге октября 19-го дня 1786 г.

    Князь Потемкин

    АВПР, ф. СПб. Главный архив, 1—7, оп. 6, 1786, д. 1, л. 1 (подлинник), л. 2 — 3 об. (перевод).

    1830 г. мая 24

    КЛЯТВЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ ЛЕЗГИНСКИХ ОБЩИН ДЖАРСКОЙ И БЕЛОКАНСКОЙ ОБЛАСТЕЙ1 ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ

    Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред святым Алкораном в том, что хочу и должен е. и.в.

    179

    своему истинному и природному всемилостивейшему вели­кому государю императору Николаю Павловичу, самодержцу всероссийскому, и е. и.в. всероссийского престола наследнику, который назначен, верным, добрым и послушным подданным быть; к высокому е.и.в. самодержавству, силе и власти при­надлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь уза-коняемые, по крайнему разумению, силе и возможности пре­достерегать и оборонять ив том живота своего в потребном случае не щадить, и при том по крайней мере стараться спос­пешествовать во всем, что к е.и.в. верной службе и пользе во всяких случаях касаться может; о ущербе е.и.в. интере­са, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо бла-говременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися буду. Когда же к службе и пользе е.и.в. какое тайное дело или что приказано мне будет тайно со­держать, и то никому не объявлять, кому о том ведать не над­лежит, и поверенный и положенный на меня чин как по сей, так и по особливой определенной и от времени до времени е.и.в. именем от приставленных надо мною начальников оп­ределяемым инструкциям и регламентам и указам надлежа­щим образом по совести своей исправлять и для своей ко­рысти, свойства, дружбы, вражды противу должности своей присяги не поступать и таким образом себя вести и поступать, как доброму и верному е.и.в. подданному благопристойно есть и надлежит, и как я пред Богом и Судом его Страш­ным в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душевно и телесно да поможет.

    В заключение же сей моей клятвы целую слова Алкорана. Аминь.

    Генерал-фельдмаршал граф Паскевич Эриванский2. Печати.

    При присяге присутствовал генерал-майор князь [Беле-вич-Черкасский3].

    АВПР, ф. СПб. Главный архив, 1—7, оп. 6, 1829, д. 1, л. 23—25 об. (под­линник) .

    Примечания

    1 Джарская и Белоканская области находятся в северо-восточной части Закавказья.

    2 Паскевич Иван Федорович (1782—1856), граф Эриванский, князь Вар­шавский.

    3 Подпись неразборчива.

    А КРОМЕ ВАС НИ НА КОГО

    НАДЕЖДЫ НЕ ИМЕЕМ...

    1638 г.

    ГРАМОТА ЦАРЯ МЕГРЕЛИИ ЛЕОНА К ЦАРЮ МИХАИЛУ ФЕДОРОВИЧУ О ЖЕЛАНИИ ГРУЗИНСКОГО НАРОДА ПЕРЕЙТИ В ПОДДАНСТВО РОССИИ *Такову грамоту* прислал ко государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии дидиянской1 Леон-тей царь с послом своим с крестовым попом з Гаврилом де­кабря в 12 день.

    А в грамоте ево написано.

    Превысочайшему, благочестивому, Богом хранимому са­модержцу единому, начальнику веры християнские, царю го­сударю московскому и всеа Русии многолетнему царю Ми­хаилу и царствию твоему.

    Раб твой, дидиянский государь имянем Лев в смиренном образе бьет челом и покланяетца и молит Бога, чтоб много­летнему сотворил Бог высоту великого царствия его госу­дарева. По сем молит и бьет челом со всеми пребывающими зде в Ыверской2 стороне провославнии и вернии по закону Христову и по учению апостолскому и ведмаго собора, и ве­руют во Святую Троицу и Пресвятую непорочную Богородицу и во едину святую апостолскую церковь и во святое едино крещение и чают воскресения будущаго века. И как-де упо­вают будущаго века, так-де уповают от великого его цар­ствия милость получити, потому что избрал Христос его ве­ликого государя и учинил начало царствовати надо всеми православными християны, и ему-де со всем своим царст­вом подобает кланятися ему великому государю. И было де в Ыверской земле 5 государей3 и из них-де перской шах по­бил 2 государей, а достальных де 3-х государей государствы Божиею помощию и его царским многолетным счастьем вла­деет он, Леонтей царь. И желал-де он от многово времяни, чтоб ему служити его великому царствию, да не изыскал та­кова времяни, как ему государю о том побить челом. А ныне-де он послал к его великому царствию крестового своего попа имянем Гаврила4. И поклоняетца его царскому вели­честву он, раб его, со святыми Божиими церквами и со святы­ми мощми и со главою своею и со всею областию своею и со всем державством своим, поддаетца служити его великому царствию и бьет челом, чтоб он, великий государь пожаловал его, прислал к нему посла своего с своими царскими грамо­

    * Написано над зачеркнутым: «В нынешнем во 147-м году декабря в 12 день...»

    182

    тами и принял бы их под свою царскую высокую руку, чтоб им всегда быти под его царского величества рукою и слу­жить бы им царствию его, яко и иные рабы его государевы, и иметь бы им от него, великого государя, себе помощь и за­ступление, чтоб им стоять о вере Христове.

    ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1638, № 1, л. 59—60. Список перевода XVII в. Опубл.: Полиевктов М. Материалы по истории грузино-русских взаимоотношений. 1615—1640.— Тбилиси, 1937.— С. 151 — 152.

    Примечания

    1 Имеется в виду Мегрельское княжество (Дадианская земля) на северо-западе Грузии, которое включало территорию от р. Цхенисцхали на востоке и р. Риони на юге до р. Ингури. Около середины XVI в. Мегрельское княжество выделилось из Имеретинского царства. С 1550-х годов его владетели из рода Дадиани признавали власть имеретинских царей лишь номинально, будучи фактически независимы от них.

    2 Иверская (Ыверская) земля — древнее название Восточной (Карт-ли и Кахети) и отчасти Южной Грузии.

    3 Имеются в виду, вероятно, цари Кахети Теймураз I, Картли Луар-саб II, Имерети Георгий III, владетели Мегрелии Левой II Дадиани и Гу­рии Мамия (Мануил). В 1614 и 1616 гг. персидский шах Аббас I предпринял два похода в Восточную Грузию. Во время первого похода, в 1614 г. Аббас I разорил Кахети, захватил царя Картли Луарсаба II. Теймураз I был вынужден укрыться в Имерети, под покровительством царя Георгия III. После по­пыток Теймураза I восстановить свою власть весной 1616 г. Аббас I с войском вновь появился в Кахети. Теймураз I опять удалился в Имерети. Царем Карт­ли был назначен мусульманин царевич Баграт. Аббас I упразднил царство в Кахети и разделил его на две части — восточная была передана правителю Ганджи Пейкар-хану, а западная — картлийскому Баграту (Накашид-з е Н. Т. Грузино-русские политические отношения в первой половине XVII века.— Тбилиси, 1968.— С. 53—55).

    4 О приезде в Москву мегрельского посла священника Гавриила Геге-навы в 1636—1639 гг. (ЦГАДА, ф. 210. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1636 г., № 1, л. 1 —106). 11 августа 1636 г. Г. Гегенава прибыл в Терский го­род, 16 ноября 1638 г. был принят в Посольском приказе в Москве, 12 де­кабря 1638 г. состоялась аудиенция у царя Михаила Федоровича, во время ко­торой он подал публикуемую грамоту. 24 мая 1639 г. Г. Гегенава был отпу­щен на родину, 2 июня 1639 г. вместе с посланным с ним Ф. Елчиным вы­ехал из Москвы и 13 ноября 1639 г. прибыл в Мегрелию (Накашид-зе Н. Т. Указ. соч.—С. 141 —142).

    1641 г. мая 31

    ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА КАХЕТИНСКОМУ ЦАРЮ ТЕЙМУРАЗУ I О ПРИНЯТИИ ИВЕРСКОЙ ЗЕМЛИ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    Бога единого безначальнаго и безконечнаго... в Троицы славимого, милостию мы, великий государь царь и великий

    183

    князь Михаил Федорович всеа Русии самодержец [п. т.], по­жаловали есмя И вере кие земли1 началника Теймураза царя и сына ево царевича Давыда, велели им дати сю нашу царскую жаловальную грамоту вперед для утверженья, по ево, Тей-муразову цареву, челобитью и прошенью, потому что изначала Грузинские земли цари и князи нашие православные крестьян­ские веры, а в послушанье были за много лет у прародителей наших у великих государей царей и великих князей россий­ских. А принял дед наш блаженные памяти великий госу­дарь царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии само­держец под свою царскую высокую руку грузинского Леонтья царя, царева Александрова отца, во оборону для православ­ные христианские веры. А после Леонтья царя сын ево Алек­сандр царь з детьми по тому ж были послушны дяде нашему блаженные памяти великому государю царю великому князю Федору Ивановичу всеа Русии самодержцу и по нем бывшим великим государем царем российским и крест им великим го­сударем целовали, и грамоты докончальные грузинских ца­рей в нашей царской казне есть многие. И в прежних годех присылали к нам великому государю бити челом он, Теймураз царь, да башачюжской Юрьи царь, да Гурелской Мануйло царь, что кизылбашской Абас шах Грузинскую землю повое­вал, и церкви разорил, и ево, Теймураза царя, из ево земли изогнал. А в прошлом во 127-м присылал к нам великому государю он же, Теймураз царь, з грамотою в послех Кур-мигинские пречистые Богородицы монастыря игумена Хари-тона2 бити челом о помочи на кизылбашского Абаса шаха, что землю Грузинскую разорил и церкви Божьи обругал3. А он, Теймураз царь, ушол в Бахшачинскую землю4, где святое тело Динары царицы. И нам бы великому государю, ведая ево, Теймураза царя, скорбь и разоренье, пожаловати и в утёсненье в ево помочь учинити. И вперед бы ево, Теймураза царя, со всею Иверскую землею имети в нашем царском милостивом призренье по-прежнему. А как дед ево, Александр царь, был под царскою величества рукою Росийского царства, и они в те поры жили в покое и тишине и ото всех своих недругов во оборони, и слыша предков наших царского величества грозное имя, нихто на них не смел посягнути. А во 132-м году присылал к нам великому государю и к отцу нашему к великому государю святейшему патриарху Филарету Ники­тичи) московскому и всеа Русии он же, Теймураз царь, в пос­лех з грамотами ерусалимского голговского архиепископа Фео-досья5, а в грамоте своей писал о помочи на кизылбашского Абас шаха, а он, Теймураз царь, от шахов гоненья отшел в Турскую землю, а хочет быти под нашею царского величества

    184

    высокою рукою со всею своею Грузинскою землею, так же, как предки ево, грузинские цари, были наперед сего у предков наших российских государей царей. И мы великий государь писали о том х кизылбашскому Абас шаху с посланники на­шими, с Васильем Коробьиным да з диаком с Остафьем Кув-шиновым6, чтоб Абас шах для нашие царствие братцкие друж­бы и любви вперед на Грузинскую землю наступати не велел и мать бы ево и жену отдал ему, Теймуразу царю. И кизылбаш­ской Абас шах к нашему царскому величеству писал с те­ми же нашими посланники, что он для нашие царские братц­кие дружбы и любви вперед на Грузинскую землю наступати никак не будет и мать ево и жену ему отдаст тотчас. И в прош­лом во 145-м году присылал к нашему царскому величеству он же, Теймураз, посла своего, нареченнаго митрополита Ми-кифора7 области Кукосонские, з грамотою, а в грамоте своей к нам, великому государю, писал, что наперед того посылал он к нашему царскому величеству послов своих и не одиножды, и подлинного ответу к нему не прислано. И нам бы великому го­сударю посла ево принятии речей его, о чем ему приказано к нам великому государю говорити и бити челом, выслушати милостивно. А он, Теймураз царь, имеет надежу на Бога и на нас, великого государя, что с начала предки наши великие государи, цари и великие князи российские предков их ивер-ских царей, деда и отца ево, Теймуразова, держали в сво­ем милостивом жалованье и во обереганье и послов меж се­бя посылали. Также бы и нам великому государю имети ево, Теймураза царя, чтоб, про то слыша, неверные имели страх, что крестьянские государи меж себя в дружбе и в любви. А он, Теймураз царь, иного царя крестьянские веры опричь наше­го царского величества никого не имеет. И нам бы великому государю нашему царскому величеству ево, Теймураза царя, пожаловать, держать под нашею царского величества высо­кою рукою в нашем милостивом призренье и во обороне и в защищенье и от наших бы царского величества рук для Хрис­товы любви и для православные християнские веры отри-нути не велеть, чтоб государство ево при нашем царском величестве надежно было соблюдатись. И нашего б посла к нему прислать осмотрить святыя Божий церкви и всю Ивер­скую землю, и великую церковь, нарицаемую Схето, где поло­жена риза Христова и доныне пребывает. И слыша мы ве­ликий государь ево, Теймураза царя, пребывание и от недру­гов ево ему утеснение, о том прискорбели есмя не помалу, и, помятуя прежних великих государей царей росийских предков наших к прежним грузинским царем призренье и обе­реганье, ево, Теймураза царя, и со всею ево Иверскою зем­

    185

    лею для Христовы любви и для крестьянские веры пожалова­ли, от нашие царского величества высокие руки отриновенна не учинили, и хотим держать в своем милостивом призренье, чтоб православная крестьянская вера от неверных в поруганье не была. И посылали есмя, по ево письму и прошенью, послов наших дворянина нашего князя Федора Волконского да дьяка нашего Ортемья Хватова8 и государства ево и земель и мест велели есмя осмотрити. А для розсмотренья православные крестьянские веры и святых церквей и чюдотворных мощей по-сыланы с теми нашими послы духовного чину люди. И в прош­лом во 148-м году нашего царского величества послы, князь Федор Федорович Волконской да дьяк Ортемей Хватов, из Грузей к нам великому государю к Москве пришли и подали нам великому государю статейной список и ево, Теймураза царя, ответное писмо и запись целовальную за ево, Теймура­зе вою, и сына его, царевича Давыда, и духовных и ближних их людей руками и за печатми. А в статейном списке и в ответ­ном писме и в целовалной записи написано, что он, Теймураз царь, и сын ево, царевич Давыд, и ближние их люди нам ве­ликому государю и нашим царским детем, государю царе-вичю князю Алексею Михайловичю и царевичю князю Ива­ну Михайловичю целовали крест на том, что   им, Теймуразу царю и сыну ево, царевичу Давыду, и их детем и ближним их людем со всею  Иверскую землею быти под нашею царского величества и у наших царских детей и у внучат, которых нам государем вперед Бог даст, высокою рукою в подданстве на­веки неотступным, а к иным ни х которым государем не приста-вати. Да с теми же нашими царского величества послы при­слал он, Теймураз царь, нашему царскому величеству в пос-лех з грамотою прежнево ж посла Кукосонские области на-реченнаго митрополита Микифора9, А в грамоте своей к нам великому государю писал и речью ему нашему царскому ве­личеству бити челом приказывал, чтоб нам великому госу­дарю его, Теймураза царя, пожаловать, от своей царского ве­личества руки отриновенных не учинить и прислати б к нему с тем ево послом, с митрополитом с Микифором, нашу цар­ского величества жаловальную грамоту, чтоб та наша цар­ского величества жаловальная грамота была у него вперед для ево детей, и чтоб ему, Теймуразу царю, и ево детем на на­ше царское величество иметь надежу. А в чем нашего цар­ского величества повеленье будет, и он то все учнет творити, а мимо нашего царского величества повеленья инако творити не будет. И мы великий государь царь и великий князь Ми­хаил Федорович всеа Русии самодержец и многих государств государь и обладатель, выслушав ответного писма и целовал­

    186

    ной записи и грамоты10, и за то ево, Теймараза царя, что он учинился под нашею царского величества высокою рукою и правду нам дал он, Теймураз царь, и сын ево царевич Давыд и ближние ево люди, за себя и за всю Иверскую землю крест целовали и руки и печати свои к той записи приложили, по-хваляем. И послу ево велели видети наши царские очи. И па­мятуя прежних великих государей царей росийских предков наших с прежними иверскими цари дружбу и ссылку и ево, Теймураза царя, к нашему царскому величеству челобитье и прошенье, пожаловали есмя ево, Теймураза царя, и сына ево, царевича Давыда, и ближних их людей и всю их Иверскую зем­лю, под свою царского величества высокую руку приняли для Христовы любви и христианские веры, николи отриновенных их от нашего царского величества рук не учиним, чтоб пра­вославная християнская вера от неверных в поруганье не была. И для утверженья по ево, Теймураза царя, прошенью посла­ли есмя к нему сю нашу царского величества жаловальную грамоту за золотою печатью и за дьячьею приписью с наши­ми царского величества послы, которые к нему посланы с нашим государским жалованьем, со князем Еуфимом Федоро­вичем Мышетцким да з дьяком с Ываном Ключаревым. И пос­ла ево, нареченного митрополита Никифора, пожаловав на­шим царским жалованьем, к нему отпустили с ними ж вместе. И Теймуразу царю сю нашу царского величества жаловальную грамоту держати у себя вперед для детей своих и внучат и во всем нашему царскому величеству и нашим царским детем и внучатам служити и радети и добра хотети безо всякие хит­рости, и чести, и повышенья искати, и быти под нашею цар­ского величества высокою рукою и у наших царских детей и внучат неотступным до кончины живота своего по своему крестному целованью. А мы, великий государь и наши царские дети и вперед учнем ево, Теймураза царя, и сына ево, царе­вича Давыда, и иных ево детей и внучат, которые у них впе­ред будут, и их людей и всю Иверскую землю держати под нашею царского величества высокою рукою в нашем цар­ском милостивом жалованье и во обереганье, смотря по их службе и правде, и на нашу бы царскую милость и жалованье были надежны. К сей нашей царского величества жаловальной грамоте на большое утверженье печать нашу золотую велели есмя привесить. Писан в государствия нашего дворе, в цар­ствующем граде Москве, лета от создания миру 7149-го месяца майя 31-го дня.

    Писана грамота на олександрейском на большом листу, вся руским письмом, богословие все и государево имянованье и титла по владимирского, буки фряжские болшие и кайма и

    187

    фигуры золотом. Подписка дьячья на загибке, печать у гра­моты золотая, весу в ней пятьдесят три золотника без чети, снурок, на котором привешена печать, ткан серебро з золотом с кистьми и с ворворки мерою в 2 аршина без чети. А делана та печать у государева Золотого Дела в Приказе у боярина у князя Бориса Александровича Репнина. А за снурок деньги плачены из Посольского приказу.

    ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, кн. 5, л. 49—63 об. (спи­сок) . Другой список: там же, оп. 1, 1641, № 2, л. 1—4 об. Опубл.: Полиевк-т о в М. Посольство князя Мышецкого и дьяка Ключарева в Кахетию. 1640— 1643.—Тифлис, 1928.—С. 19—24.

    Примечания

    1 Иверская земля — см. примеч. 2 к с. 183.

    2 Дело о приезде игумена монастыря Кумурдо Харитона в Москву. См.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1619—1621 гг., № 1, л. 1—69. В апреле 1618 г. выехал в Москву, куда и прибыл 16 марта 1619 г. Игумен Харитон привез Михаилу Федоровичу отдельные грамоты от кахетин­ского царя Теймураза I, имеретинского царя Георгия III и владетеля Гурии Мамия. Весной 1621 г. игумен Харитон уехал обратно, увозя грамоты царя Михаила Федоровича Теймуразу I, Георгию III и Мамии Гуриели о возобнов­лении грузино-русских отношений (См.: Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С. 66—63, 74—75).

    3 Весной 1616 г. Теймураз I послал царю Михаилу Федоровичу грамоту о последствиях похода Аббаса I.

    4 Башач-ожская (Бакшачинская) земля — Имерети, область в Западной Грузии, где находилось Имеретинское царство, одно из трех самостоятель­ных феодальных царств в Грузии, наряду с Картли и Кахети, образовав­шееся в конце XV в.

    5 Дело о приезде в Россию посла кахетинского царя Теймураза I архи­епископа Феодосия в 1624 г. См.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1624 г., № 1, л. 1—134. В марте 1623 г. Феодосии выехал через Трапе-зунд, Константинополь, Кафу и Азов и в декабре 1623 г. прибыл в Москву. Он привез грамоту Теймураза I и после переговоров в Посольском приказе с думным дьяком И. Грамотиным, вероятно, летом 1624 г. уехал обратно (См.: Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С. 85—87).

    6 Русские послы В. Т, Коробьин и О. Кувшинов были отправлены в Пер­сию для переговоров с шахом Аббасом I в 1621 —1623 гг.

    7 Дело о приезде митрополита Никифора в Россию см.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1635 г., № 1, л. 1—278.

    8 1635 г. царь Кахети Теймураз I отправил в Москву посольство во главе с митрополитом Никифором с просьбой о покровительстве и оказании воен­ной помощи. 23 октября 1635 г. посольство прибыло в Терский город, а 8 ок­тября 1636 г.— в Москву. 11 октября 1636 г. митрополит Никифор был на аудиенции у царя Михаила Федоровича и 25 июня 1637 г. выехал из Москвы (Накашидзе Н. Т. Указ. соч.—С. 108—112).

    8 Дело об отправлении посольства кн. Ф. Ф. Волконского и дьяка А. Хва­

    188

    това в Кахети. См.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1637 г., № 1.

    Русское посольство во главе с князем Ф. Ф. Волконским и дьяком А. Хва-товым выехало из Москвы вместе с митрополитом Никифором 25 июня 1637 г. Послы имели проект престоцеловальной записи, то есть договора с Теймуразом I. 10 октября 1637 г. послы приехали в Терский город, 5 авгус­та 1638 г. в сопровождении посланцев Теймураза I они добрались до лагеря Теймураза I, 2 сентября 1638 г. прибыли к Алавердскому монастырю, и 9 сен­тября состоялся прием послов Теймуразом I. После долгих переговоров 23 апреля 1639 г. Теймураз I торжественно подписал престоцеловальную запись, 28 апреля 1639 г. посольство выехало из Грузии и в конце года при­было в Москву (Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С. 112—122).

    9 Дело о втором приезде митрополита Никифора в Россию см.: ЦГАДА, ф. 110. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1640 г., № 1, л. 1—273; 1641 г., № 1, л. 1—494.

    В 1639 г. митрополит Никифор второй раз приехал в Москву с грамотой от Теймураза I об оказании денежной и военной помощи. 9 июня 1641 г. он, вместе с новыми послами кн. Е. Ф. Мышецкого и дьяка И. Ключарева, которые везли Теймуразу I публикуемую грамоту, отправился в Кахети. 20 сентября

    1641 г. послы прибыли в Астрахань, к августу 1642 г. добрались до границ Грузии, 1 сентября 1642 г. в Шуамта, где находился двор Теймураза I, состоял­ся официальный прием русского посольства. 24 ноября 1642 г. Теймураз I при­нял кн. Е. Ф. Мышецкого и дьяка И. Ключарева «на отпуск». 26 октября

    1642 г. посольство выехало из Кахети и 4 октября 1643 г. прибыло в Москву, привезя ответную грамоту Теймураза I (Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С. 130—135).

    10 В 1564 г. правительство Ивана IV взяло под свое покровительство ца­ря Кахети Левона II и послало ему русский вспомогательный отряд. В конце XVI в. Россия восстановила прерванную в 70-х годах связь в Кахети. В 1585 г. туда прибыл астраханский стрелецкий сотник Данилов с грамотой царя Федо­ра Ивановича с предложением покровительства и политического союза. В от­вет в Москву были присланы кахетинские послы и в 1587—1589 гг. заключен русско-кахетинский союз (См.: Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С. 14). О приезде кахетинских послов см.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Гру­зией, оп, 1, кн. 1.

    2 Дело о приезде игумена монастыря Кумурдо Харитова в. Москву. См.: ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1619—1621 гг., № 1,

    1641 г. мая 31

    ГРАМОТА ЦАРЯ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА КАХЕТИНСКОМУ ЦАРЮ ТЕЙМУРАЗУ I О ПОСЫЛКЕ ЕМУ ЦАРСКОГО ЖАЛОВАНЬЯ И СОГЛАСИИ ПРИНЯТЬ ИВЕРСКУЮ ЗЕМЛЮ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    Бога единого безначальнаго и безконечнаго, невидимаго, страшнаго и неприступнаго превыше небес пребывающаго, вла-дущаго силами небесными и единым безсмертным словом пре­мудрости своея видимая и невидимая, вся сотворшаго, и са­модержавным божественным духом вся оживляющаго и не­дреманным оком на землю призирающаго, и всяческая на ней устрояющаго, и утешения благая всем человеком подаваю-щаго, его же в трех именех боятся и трепещут   небесная

    189

    и земная и преисподняя, того едикаго Бога в Троицы чтем и поклоняемся, и трисиятельнаго его, всемогущаго божества, неизреченным милосердием живем и движемся, и пребываем, и величеству его славу возсылаем, сего убо Бога нашего в Троицы славимаго милостию от великого государя царя и великого князя    Михаила Федоровича, всеа Русии само­держца. [...]  [п. т.] Иверские   земли начальнику Теймуразу царю наше царское милостивое слово с великим жалованьем. Присылал еси к нам великому государю к.нашему царскому величеству в послех з грамотою своего  прежнево посла Кукосонские области нареченного митрополита Микифора. И мы великий государь наше царское величество вас, Тейму­раза царя, пожаловали, велели послу вашему видети наши      \ царские очи вскоре, и грамоту вашу у него велели принять и перевесть, и выслушали ее милостивно. А в грамоте своей к нам, великому  государю, писал, что ты, Теймураз царь, и сын твой Давыд царевичь со всею своею Иверскою землею учинились под нашею царского величества и наших государ-      г ских детей высокою рукою навеки неотступны и крест нам ве­ликому государю на том целовали при наших царского вели­чества послех при князе Федоре Федоровиче Волконском да при дьяке при Ортемье Хватове. И нам бы великому госу­дарю, вас, Теймураза царя пожаловать, от наших   царского      ! величества рук отринути не велети, и о чем посол ваш о ваших делех учнет нам великому государю бити челом и тех бы дел у него выслушати милостивно, и наш царского величества указ учинити, и отпустити б ево к вам И пожаловати бы нам, при-слати с ним к вам, Теймуразу царю, нашу государскую жало­ванную грамоту, чтоб та наша царского величества жало вал-ная грамота была у вас, у Теймураза царя, вперед для ваших детей,  и чтоб вам, Теймуразу царю, и вашим детем на наше      1 царское величество имети надежу. А о чом вам будет наше царского величества повеленье*, и вы то все учиете исполняти, а мимо нашего царского величества повеленья инако делать не учнете. Да с тем же бы вашим послом прислати к вам нашего царского величества посла.   А посол ваш, наречен-      * ный  митрополит  Микифор,  нам  великому  государю  бил челом, чтоб нашему царскому величеству пожаловати вас, Теймураза царя, велеть прислати к вам нашего царского жа­лованья, кречатов да соболей живых, и для вашей скудости и разоренья нашего ж государского жалованья, как нам, вели­кому государю, Бог известит. И мы, великий государь, наше царское величество вас, Теймураза царя, пожаловали, от нашие государские высокие руки отриновенных  вас учинити не велели и, пожаловав посла вашего нашим государским жа­

    190

    лованьем, отпустили к вам. Да с ним же вместе послали к вам наших царского величества послов дворянина нашего князя Еуфима Федоровича  Мышетцкого да дьяка Ивана Ключарева и нашу царского величества жаловалную грамо­ту к вам с ними послали. Да с ними ж послали к вам, по ва­шему письму и прошенью, нашего государского жатованья, нашие государские потехи к тебе, Теймуразу царю, три креча-та да два соболя живых, к сыну твоему к Давыду царевичю два кречата, со всем кречатьим нарядом, да к тебе ж, Тей­муразу  царю, и к царице твоей, и к сыну вашему к Давиду царевичю, и к ево царице тринадцать сороков соболей добрых. Да к тебе ж, Теймуразу царю, для вашей скудости и разоренья и на ратных  людей послали есмя нашего государского жа­лованья дватцать тысечь ефимков. Да ко властем и к бояром, и к иным вашим ближним людем послали есмя нашего госу­дарского жалованья тритцать три сорока соболей. И вам бы, Теймуразу царю, и сыну вашему    Давыду царевичю нашу царского величества жаловалную грамоту   и наше государ-ское жалованье у послов наших принята с радостью, и видя к себе нашу царского величества милость и жалованье, по своей правде, на чем вы и сын ваш Давыд царевич и ваши ближние люди нам,   великому государю и сыну нашему, го­сударю царевичю князю Алексею Михайловичю, перед преж­ними нашими послы, перед князем Федором Волконским да перед    дьяком  перед  Ортемьем  Хватовым,   правду  дали на записи, крест целовали, на том бы и стояли крепко и не­подвижно до кончины живота своего и были под нашею и наших государских детей благоверного государя царевича князя Алексея Михайловича и которых нам великому госу­дарю вперед Бог даст высокою рукою, со всею своею Ивер­скою землею навеки неотступно, и нам бы, великому госу­дарю, и нашим государским детем служили и радели, и доб­ра хотели во всем вправду, безо всякие хитрости, а к иным ни х которым государем   приставали, и наших царского вели­чества послов, князя Еуфима да дьяка Ивана со всеми на­шими людми, которые с ними и прежние присылки наших людей, иконников да оконничного мастера, которых по ва­шему прошенью оставили у вас прежние наши царского ве­личества послы, к нам, великому государю, отпустили с ны­нешними нашими послы вместе. Писан в государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7149-го месяца майя 31-го дня.

    Писана грамота на олександрейском на середнем листу, вся руским писмом, богословие все и государево имянованье и титла вся по владимерского, буки фряжские болшие и кай-

    191

    ма и фигуры золото. Подписка дьячья на загибке. Печать у нее болшая государственная на красном воску, под кустодеею гладкою.

    ЦГАДА, ф. НО. Сношения России с Грузией, оп. 1, кн. 5, л. 41 об.— 49 (список).

    Опубл.: Полиевктов М. Посольство князя Мышецкого и дьяка Ключа­рева в Кахетию. 1640—1643.—Тифлис, 1928.—С. 17—19.

    1653 г. мая 19

    ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ИМЕРЕТИНСКОМУ ЦАРЮ АЛЕКСАНДРУ О ПРИНЯТИИ ИМЕРЕТИИ В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО

    Бога единаго безначальнаго и безконечнаго, невидимаго, страшнаго и неприступнаго, превыше небес пребывающаго, кладеющаго силами небесными и единым безсмертным сло­вом премудрости своея видимыя и невидимыя, вся сотвор-шаго, и самодержавным божественным духом вся оживляю-щаго и недреманным оком на землю призирающаго, и вся­ческая на ней устрояющаго, и утешения благая   всем чело­веком подавающаго, и его же в трех имянех боятся и трепещут небесная и земная и преисподняя, того единаго Бога в Троице чтем и поклоняемся, и трисиятельнаго, его всемогущаго Бо­жества неизреченным милосердием живем и движемся, и пребываем и величеству его славу возсылаем. Сего убо Бога нашего, в Троице славимаго, милостию, мы, великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Русии са­модержец   [п.  т.],  пожаловали есмя  Меретинския земли начальника Александра царя   и сына его царевича Баграта и брата Мамуку, велели им дати сю нашу царскую жалован­ную грамоту, впредь для утвержденья по ево, Александра ца­ря, челобитью, что в прошлом во 157 году присылал к нам, ве­ликому государю к нашему царскому величеству, бити че­лом он, Александр царь, послов своих, игумена Василья, да бельца Давыда1 с грамотою; а в грамоте своей к нам великому государю к нашему царскому величеству Александр царь писал, что он пребывает царем от дедов и от прадедов, от бла­гочестивых царей, и монастыри и церкви сооружены от древ­них царей и митрополиты и епископы многие, и вера христиан­ская истинная есть и до днесь, и нам бы, великому государю, не оставити их и   не отринуть от наших царских рук, а он, Александр царь, иного царя христианския веры не имеет, оп-ричь нашего царскаго величества. Да в той же грамоте своей

    192

    писал к нам, великому государю, как он на государстве сво­ем пребывает, и от недругов своих тесноту и гонение тер­пит, и нам бы, великому государю нашему царскому величест­ву, пожаловати его, Александра царя, помочь ему учинить, чтобы неверные земли его не одолели, и истинная христиан-^ екая вера, и церкви, и святые монастыри не разорились, и велети б к нему послать нашего царскаго величества посла, мест их досмотрети. И мы, великий государь наше царское величество, слыша то, что в его, Александра царя, государстве православной христианской вере от нечестивых разорение, и ему, Александру царю, и земле его утеснение, о том поскорбе­ли не по малу, и для веры христианския мы, великий государь наше царское величество, пожаловали его, Александра ца­ря, по его челобитью, хотя его держати под нашею, царского величества, высокою рукою в нашем государском в милостивом призреньи, чтоб православная христианская вера в поруганьи не была, посылали к нему наших царского величества по­сланников, дворянина Микифора Толочанова да дьяка Алек­сея Иевлева2, и велели государства его Меретинския земли осмотрити, и его, Александра царя, и ближних его людей при­вести х крестному целованью на том, чтоб ему, Александру царю, и детем ево, и внучатам, и всему ево Меретинскому го­сударству быти под нашею царского величества высокою ру­кою в вечном подданстве. И в нынешнем 161 году нашего цар­ского величества посланники, дворянин Микифор Толочанов да дьяк Алексей Иевлев, привезли к нам, великому госуда­рю, из Меретинския земли целовальную запись, за ево, Алек­сандра царя, и духовных и ближних людей руками и печатьми. А в той записи написано: Меретинския земли Александр царь за себя и за сына своего Баграта, и за брата Мамуку, и ближ­ние их люди нам великому государю нашему царскому вели­честву, целовали крест на том, что им, Александру царю, и сы­ну его царевичю Баграту, и брату Мамуке, и их детям, и вну­чатам, и ближним их людем, со всею Меретинскою землею, быти под нашею царского величества и у наших царских детей и у внучат, которых нам, великому государю, вперед Бог даст высокою рукою в вечном подданстве навеки неотступные, а к иным ни х которым государям не приставати. Да с теми же нашими царского величества посланники прислал он, Алек­сандр царь, к нашему царскому величеству бити челом з грамо­тою послов своих казначея Ленкгация Джепарицу, да архи­мандрита Эвдемона, а в грамоте своей писал и речью им прика­зывал бити челом нам великому государю нашему царскому ве­личеству, чтоб нам, великому государю его, Александра царя, пожаловати от нашия царского величества руки   отриновен-

    7—62

    193

    ных не учинить, и от недругов их держати во оборони, и в за­щищен ье, и прислати б к нему, Александру царю, нашу, цар­ского величества, жалованную грамоту, чтоб им на наше цар­ское величество имети надежду: а в чем им нашего, царского величества, повеленье будет, и они то все учнут исполняти. И мы, великий государь царь и великий князь Алексей Михай­лович, всея Русии самодержец и многих государств государь и обладатель, выслушал целовальной записи и грамоты, и за то, что он, Александр царь, учинился под нашею царскаго ве­личества высокою рукою в вечном подданстве, и нам, великому государю, он, Александр царь, и за сына своего Баграта, и за брата Мамуку правду дал, и крест целовал, и ближние его люди за себя и за всю Меретинскую землю крест целовали, и руки и печати свои к той записи приложили, милостиво похваляем. И послам его велели видети наши царские очи. И по его, Александра царя, письму и челобитью пожаловали есмя ево, Александра царя, и сына ево царевича Баграта и брата Мамуку, и ближних их людей, и всю их Меретинскую часть под свою царского величества высокую руку приняли, и от нашея царского величества руки отриновенных ни коли не учиним; и для у тверже нья по ево, Александра царя, чело­битью послали есмя к нему сю нашу царского величества жалованную грамоту за нашею золотою печатью, с послы его с казначеем с Ленкгацыем Джепарицею да архимандритом Эв-демоном, и их, послов, пожаловав нашим царским жало­ваньем, к нему отпустили. И Александру царю, и ево детям, и внучатом, которые  будут впредь, и всем потом будущим в Меретинской земле царями, сю нашу царского величества гра­моту держать у себя и во всем нам, великому государю на­шему царскому величестве, и нашим царским детям и вну­чатом, и потом будущим росийским великим государям ца­рям и великим князям служити и радети и добра хотети, безо всякия хитрости, и чести и повышенья искати, и быти под нашею царского величества высокою рукою и у наших царских детей и внучат и потом будущих российских великих госу­дарей царей и великих князей неотступным, до кончины жи­вота своего по своему крестному целованью. А мы, великий государь наше царское величество, и наши царские дети и вну­чата и потом будущие росийские великие государи цари и ве­ликие князи учнем ево, Александра царя, и сына ево царевича Баграта и иных ево детей и внучат, которые у них вперед бу­дут, и их людей и всю Меретинскую землю держати под нашею царского величества высокою рукою в нашем царском мило­стивом жалованье и во обереганье, смотря по их службе и прав­де, и они б на нашу царскую милость и жалованье были на­

    194

    делены. К сей нашей царского величества жалованной гра­моте мы, великий государь, нашу царского величества печать золотую велели привесить. Писан в государствия нашего дво­ре, в царствующем граде Москве, лета от создания миру 7161 месяца мая 19-го дня.

    Белая грамота писана на олександрийском на большом листу, кайма с фигуры и богословы и государево имя по вла­димирского в дву местех писано золотом, подпись у той гра­моты назади думного диака Лариона Лопухина такова: Божиею милостию великий государь царь и великий князь Алексей Ми­хайлович всеа Русии самодержец. Печать у той грамоты вис­лая золотая, весу в ней семдесят девять золотников с пол-золотником, снурок, на чем печать привешена, ткан золотом с серебром, длиною дву аршин с четью. На том же снурке на концах кисти, золото с серебром, да около печати на том же снурке три ворворки, да у кистей две ворворки, низаны жем-чюгом. У привяски кустодия с фигуры, отлас полотно турской по червчатой земле, наклеена на бумаге. Отдана послом в ящичке дубовом, которой зделан по той грамоте, а привязана з другим с простым листом для бережи.

    ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1653, № 1, л. 1 — 14 (от­пуск). Опубл.: ПСЗ.— Т. 1.— СПб., 1830.— № 98.— С. 288—290.

    Примечания

    1 Дело о приезде в Москву послов царя Имерети Александра III (ЦГАДА, ф ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1649 г., № 1). В 1648 г. Александр III отправил в Россию послов — Василия и «товарища его Да­вида». В августе 1649 г. послы были приняты в Посольском приказе дум­ным дьяком М. Волошениновым. Имеретинские послы передали просьбу Алек­сандра III об оказании военной помощи, принятии его вместе с царством в под­данство и прись лке в Имерети русского посольства. 10 июня 1650 г. име­ретинские послы выехали из Москвы (См.: Накашидзе Н. Т. Указ. соч.— С, 147—148).

    2 Дело об отправлении в Имерети русского посольства (См.: Накашид­зе Н. Т. Указ. соч., оп. 1, 1650 г., № 1), статейный список посольства (там же, оп. 1, 1650 г., № 2). В ответ на просьбу Александра III в Имерети было отправлено русское посольство Н. М. Толочанова и дьяка А. И. Иевлева, ко­торые выехали из Москвы вместе с имеретинскими послами 10 июня 1650 г. 10 октября 1650 г. они прибыли в Терский город, 15 апреля 1651 г. выехали от­туда. 24 июня 1651 г. в Кутаиси Александр III принял послов, которые вру­чили ему грамоты и подарки. 28 июня состоялся второй прием русского по­сольства. 14 сентября 1651 г. имеретинский царь Александр III целовал крест на верность московскому царю. 9 октября 1651 г. Александр III подписал кре-стоцеловальную запись. 10 октября 1651 г. Н. М. Толочанов и А. И. Иевлев в сопровождении имеретинских послов Л. Джапаридзе и архимандрита Евде-мона отправились в путь и к концу ноября 1651 г. приехали в Терский город (См.: Накашидзе Н. Т. Указ. соч.—С. 148—153).

    195

    1657 г. января

    ПИСЬМО ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТУШИН, ХЕВСУРОВ И ПШАВОВ ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ О ПЕРЕХОДЕ ИХ В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО

    Перевод1 з грузинского пис [ьма, ка] * ко во писали ко го­сударю царю и велик [ому князю Але]ксею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу грузинцы Тушинские земли и Кевсурскии и Пшавскии с посланники своими, с Султаном с товарыщи, в нынешнем во 165-м году генваря в ... день.

    Великому государю царю и великому князю Алексею Ми­хайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и многих государств великому государю и обладателю. По твоему государеву указу прислан к нам человек от царицы Еле­ны Леонтьевны и от царевича Миколая Давыдовича3, Иван Ма-мукин4, да терской сын боярской Петр, да толмач Дмитрей, да четыре человека стрельцов. А писала к нам царица с царе­вичем, мы-де живем у царского величества, и вам бы п...* ему письму прислать своих...* к великому государю бити челом.

    И ныне великий государь наш Теймураз царь живет под вашею царскою высокою рукою. И мы, Тушинские земли и Кевсурскии и Пшавскии все три християнские государства, соединачилися и послали к тебе, великому государю, посланни­ков своих заодно Султана да Григорья и Павла5 и хотим быть в холопстве под вашею царского величества высокою рукою и ваше царское повеленье слушать, только имеем единого Бо­га да своего прежнего Теймураза царя. А ныне недруги ево разорили, а наше место ничем не вредимо живем в крепях, многожды и на нас помыслили разорить...*

    ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 3, № 10, л. 1 (подлин­ник), л. 5—6 (перевод XVII в.). Опубл.: Переписка на иностранных языках гру­зинских царей с российскими государями от 1639 г. до 1770 г.— СПб., 1861.— С. 74—75.

    Примечания

    ппн ' В Связи с тем> что текст перевода XVII в. сохранился не полностью

    Е^Н^1^ Х1Х "*имеющий некоторые смы°— -

    А,Л^1Л1ТЙ !СедеР^тель государь, Великий царь и всех христиан государь, Алексеи Михаилович! Вседержитель! По велению твоему от царицы нашей и царевича нашего прислан нам человек с требованием от нас нарочнагпри­

    * Текст утрачен.

    196

    чем она велела сказать нам: «Мы находимся в подданстве этого великого го­сударя, примите и вы подданство его, и бейте ему челом. На этом основании... Государь, так как наша царица находится у вас... мы также, христиане трех стран, Тушетии, Хевсуретии и Пшавии, поклялись и согласились поддержи­вать друг друга, и отправили нарочных: волостного начальника Созаме Мак-симича, Григоля Сидорича, и Павле Иванича. Мы же делаемся твоими под­данными, бьем тебе челом и обещаем исполнять все твои приказания. Мы при­знаем одного Бога, а царем Теймураза; мы обитаем в наших укрепленных стра­нах и никого не боимся; столько уже времени шах персидский воюет с Гру­знею, а мы не впускали к себе ни одного йз людей его; где нам и попадались они, мы их убивали; полководца его мы обратили в бегство, а войско истребили. Теперь, великий государь, шах разорил нашего царя, а мы ниоткуда не имели помощи; тогда мы просили у Бога, чтобы ты прислал нам нарочного, а с ним приказание. Ныне посланный тобою, с приказанием, так же как и посол. царицы нашей, пришли к нам, и мы твою волю исполняем; умоляем тебя, бьем челом, чтобы ты взял нас в свою службу и войско. С нынешнего дня мы при­няли подданство твое.

    2 Тушинская, Кевсурская и Пишвская земли (Тушети, Хевсурети, Пша-ви) — горные области в Восточной Грузии.

    3 Дела о приезде в Россию из Кахети царевича Николая Давыдовича, внука царя Теймураза и его матери царицы Елены Леонтьевны находятся в архиве (ЦГАДА, ф. ПО. Сношения России с Грузией, оп. 1, 1652 г., № 3, 4).

    4 Иван Мамукин — по национальности азнаури, послан в Тушети в 1656 г. (Там же, оп. 1, 1656 г., № 1).

    5 Дело о приезде тушинских посланцев (там же). Во время пребывания представителей Тушети, Хевсурети и Пшави в России они были приведены к присяге на верность царю Алексею Михайловичу (Там же, 1657 г., № 4, л. 1 — 9. Документ частично поврежден).

    1723 г. сентября 12/23

    ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ ОБ УСТУПКЕ РОССИИ ТЕРРИТОРИЙ НА СЕВЕРЕ ИРАНА1

    Во имя Всемогущего Бога!

    Ведомо да будет, понеже от нескольких лет в Персидском государстве учинились великие замешания и некоторые того государства подданные, восстав против его, шахова в. яко сво­его законного государя, не токмо в Персии великое разорение причиняют, но и весьма дерзнули подданным е. и. в. всерос­сийского, по древней между обоими государствами пребываю­щей дружбе и трактата в Персидском государстве торгую­щим, учинить убивство и разграбить на великое число цены их мнение.

    И понеже тогда владеющее его шахово в. за теми в государ­стве его учинившимися великими замешаниями не был в со­стоянии над теми его бунтовщиками надлежащую управу дать, того ради е. и. в. всероссийское по истинной своей к его шахо-ву в. дружбе не хотя тех бунтовщиков до дального расширения и приближения к российским границам и Персидское госу­

    197

    дарство  до последней погибели допустить, сам оружие свое против   тех бунтовщиков употребил и некоторые города и места, на берегах Каспийского моря лежащие, которые от тех бунтовщиков в крайнее уже утеснение приведены были, от них оружием своим освободил и для обороны верных его шахова в. подданных войсками своими засел, а между тем учинилось, что с другой стороны некоторые иные персидские бунтовщики таким образом усилились, что они столицей Персидского го­сударства овладели и его тогда владеющее шахово в. со всею его шахового фамилией пленили и с престола низвергнули, и остался токмо сын его Тахмасиб, который по законному наследству после отца своего на престол вступил, и законным государем персидским учинился и, желая древнюю между обо­ими государствы пребывающую дружбу возобновить и вяще утвердить, отправил к е. и. в. всероссийскому своего великого и полномочного посла из ближних и верных слуг его сущих, под ведением эхтима Девлета, почтенного и пречестнейшего Исмаил-Бека, с своею полномочной шаховой грамотой, не ток­мо со объявлением о его шахова в. Тахмасиба вступлении за персидский престол, но и с прошением к е. и. в. всероссий­скому, дабы е. в. при нынешнем его от бунтовщиков терпимом утеснении против бунтовщиков и неприятелей его вспоможе­ние учинить и его на персидском престоле содержать изво­лил, и дал вышеупомянутому своему великому и полномоч­ному послу совершенную власть и полную мочь за своей пе­чатью о сем его шахову в. против его бунтовщиков чинимом вспоможении ненарушимый трактат и договор заключить.

    Того ради е. и. в. всероссийское, по своему к его шахову в. и к Персидскому государству имеющему доброжелательство, высочайшим своим монаршеским повелительным указом все-милостивейше повелел, с ним, его шахова в. великим и пол­номочным послом, во оный трактат вступить, и тако со обеих сторон соглашенось, договоренось и постановлено.

    1. Е. и. в. всероссийское обещает его шахову в. Тахмасибу добрую и постоянную свою дружбу и высокомонаршеское свое сильное вспоможение против всех его бунтовщиков и для ус­мирения оных и содержания его шахова в. на персидском престоле изволит как скоро токмо возможно потребное чи­сло войск конницы и пехоты в Персидское государство по­слать и против тех бунтовщиков его шахова в. действовать, и все возможное учинить,, дабы оных ниспровергнуть и его шахово в. при спокойном владении Персидского государства оставить.

    2. А насупротив того, его шахово в. уступает е. и. в. все­российскому в вечное владение города Дербент, Баку со все­

    198

    ми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежа­щими землями и местами, також-де и провинции Гилян, Ма-зондрон и Астрабат, и имеют оные от сего времени вечно в стороне е. и. в. всероссийского остаться и в его подданстве быть, которые места и провинции е.и.в. всероссийское, для того в награду себе желает, дабы оными содержать войско, которое е. и. в. к его шахову в. против его бунтовщиков в по­мочь посылает, и для того також-де на содержание оного вой­ска от его шахова в. денежное вспоможение не требует.

    3. И понеже невозможно есть, чтоб для отправляемого к его шахову в. против его бунтовщиков е. и. в. войска потреб­ное число лошадей как для конницы, так и под артиллерию и амуницию, и под багаж и провиант в так отдаленные край морем перевезено быть могло, а его шахова в. полномочный посол объявил, что в уступаемых е. и. в. провинциях многое число лошадей найдется, того ради надобно, чтоб потребное число лошадей сыскано было в тех провинциях, которые е. и. в. уступаются, от е. и. в. командиров, которые ради вспо­можения к его шахову в. отправлены б>удут; ежели ж чего невозможно будет сыскать, то с стороны его шахова в. по­требное число дано будет по оценке ценовщиков. А именно: чтоб свыше двенадцати рублев не было, а верблюды под ба­гаж его шахово в. сколько будет потребно без найму и без­денежно дать в своих границах обещает, а для пропитания оного войска, когда они против бунтовщиков пойдут, обе­щает е. и. в. хлеб, мясо и соль в пути везде приготовить, дабы в том скудости не было, только е. и. в. всероссийский должен за тот хлеб, мясо и соль платить деньги по уговоренной цене, как в сем трактате о том постановлено. А именно: за хлеб ша­хов батман пшеницы по гривне, за мясо говяжье по пяти ал­тын с копейкой шахов батман, за барана, в котором бы не меньше весу было, четырех батманов шаховых по рублю, за соль по две копейки за батман шахов, а ежели цена свыше до­говоренной в сем трактате в то время будет, когда войски пойдут, то его шахово в. должен тот излишек сверх постанов­ленной цены сам из своей казны заплатить, и дабы в том время пропущено не было, того ради тотчас по возвращении е. и. в. упомянутого великого и полномочного посла в персидское владение к припасению всего того надлежащие приготовления учинены будут.

    4. И будет между е. и. в. всероссийским и его государством и его шаховым в. и Персидским государством вечно добрая дружба, и обеих сторон подданным всегда ненарушимо по­зволено будет в оба государства переезжать и тамо по своей воле свободно жить и купечество свое отправлять. И когда

    199

    похотят свободно выезжать, и никому в том никакой задерж­ки и обиды учинено не будет, и ежели б кто кому какую оби­ду учинить дерзнул, то оные за то от их в-в жестоко наказа­ны будут.

    5. И обещает е. и. в., что он всегда будет приятелем тем, кто шаху и Персидскому государству приятель, и неприятелем тем, которые шаху и Персидскому государству неприятели, и противу оных имеет чинить вспоможение. Что разумеется около всего Персидского государства, от кого б то неприятель­ство показано быть имело, еже взаимно и его шахово в. е. и. в. всероссийскому обещает.

    И что все сие крепко и ненарушимо содержано и испол­нено будет, того ради я, его шахова в. великий и полномочный посол Исмаил-Бек, по данной мне от его шахова в. за его пе­чатью полной мочи и власти, указом и именем его шахова в. сей трактат собственною своею рукою подписал и печатью утвердил и клятвой по закону моему укрепил, и против другой стороны е. и. в. всероссийского за великою большой е. и. в. пе­чатью и за подписанием е. и. в. министров мне данный экземп­ляр в крепком и ненарушимом содержании всего того, что в сем трактате обещано, разменял.

    Еже учинено в С.-Петербурге, сентября 12-го дня 1723 г.

    Империи   всероссийской   канцлер

    граф Таврило Головкин

    Е. и. в.   всероссийского      тайный

    советник барон Андрей Остерман

    Е. и. в.  всероссийского     тайный

    советник канцелярии Василей

    Степанов

    Великий и полномочный посол Исмаил-Бек

    АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, 1723, д. 264, л. 7 (подлинник). Опубл.: ПСЗРИ.— Т. VII.— № 4298; Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политиче­ские и торговые.— СПб., 1869.— С. 185—189.

    Примечание

    1 Персидский договор 12/23 сентября 1723 г. между Россией и Персией предусматривал предоставление Россией вооруженной помощи Ирану против вторгнувшихся на его территорию афганцев и турок.

    200

    1724 г.

    ПОСЛАНИЕ АРМЯНСКИХ ПАТРИАРХОВ ИСАЙИ И НЕРСЕСА ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ I С ПРОСЬБОЙ ПРИНЯТЬ АРМЯНСКИЙ -НАРОД ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    В листе армянском к е. и. в. блаженной и вечнодостойной памяти от Исайя и Нерсеса, патриархов, и прочих знатнейших особ армянских из собрания армянского от 18 октября 1724 г. по переводу написано.

    По Божией милости великому самодержцу цесарю и госу­дарю Петру Алексеевичу, императору нашему, нижеписаные последнейшие рабы страны армянской Исай и Нерсес, пат­риархи, и прочие, которые ниже печати свои приложили, на-пред сего о всех наших нуждах чрез четыре или пять писем в. в. доносили, но ни на которое резолюции не получили, и для того в такой безнадежности обретаемся, что якобы мы от в. в. в забвении оставлены, понеже чрез три или четыре уже года жив'^м в таком распутий, яко овцы без пастыря, и на единого токмо Бога и на в. в. полагаем надежду, а кроме в. в. ни на кого надежды не имеем; до сего времени которых неприятелей мы имели со всех четырех сторон, по возможности от оных оборонялись и себя содерживали, а ныне пришло турецкого войска множество, и многие персидские города побрали, а именно: Теврис, Нагшиван, Эриван, Тифлис, Боргалюхазах, и намерены придти в Генжу и к нам, о чем с великими слезами просим учинить нам как наискорее вспоможение хотя морем на нашу сторону, а о хлебе и прочем чтоб оные воинские люди не сумневались, мы можем приготовить хлеба тагаров1 тысяч пять или шесть, токмо б повелеть им придтить в про­винции Карабахскую и, Шемахинскую вскорости, а ежели не будут, то по сущей истине турки поберут все месяца в три и христиан всех побьют и погубят, а мы иной надежды кроме в. в. не имеем, того ради повторне просим в. в. ради Христа и Креста Господня приказать нас высвободить, в чем мы пола­гаемся на волю в. в.

    Иван Карапет, присланный по указу в. в., хотел от нас ехать и просил у нас письма, но мы его удержали при себе, первое, для опасности его в дороге, другое, между нашими народы для лутчего оных воздержания, и что мы до сего вре­мени над басурманами учинили, то все делали по соизволению и надеясь на милость в. и. в., и просим паки не оставить нас в своем императорского величества защищении и ми­лости.

    201

    У того листа красная малая печать, в которой Исайя, пат­риарха, имя, да чернильных девять печатей, под которыми подписано:

    Иван Карапет, Уган Юзбаши, Тархан Юзбаши, Баги Юзбаши, Аван Юзбаши, Сергей Юзбаши, Мелик Меглюк, Мелик Григорей

    Переведено в С.-Петербурге февраля в 22-й день 1725 г. с слов купецкого армянина Луки, Ширванова.

    АВПР, ф. 100, оп. 100/4, 1724, д. 3, л. 2—2 об. (подлинник), л. 3—4 (перевод).

    Примечание

    1 Такая мера (помета на полях перевода).

    1724 г. ноября 10

    ГРАМОТА ИМПЕРАТОРА ПЕТРА I АРМЯНСКОМУ ПАТРИАРХУ ИСАЙЮ, ЮЗБДШАМ АВАНУ И МИРЗЕ, ВСЕМУ АРМЯНСКОМУ НАРОДУ О ПРИНЯТИИ ИХ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

    Божиею милостию мы, Петр Первый, император и само­держец Всероссийский и проч., и проч., и проч.

    Честнейшему Патриарху Исайю и честнейшим юзбашам Авану и Мирзе и всем прочим честным юзбашам и управителям и всему честному армянскому народу наша императорская милость и поздравление.

    Объявляем вам чрез сию нашу милостивую грамоту, что мы чрез отправленных от вас попа Антония и Кевха Челебия ваше покорнейшее доношение получили и от оных пространнее изустно донесено о желании вашем, дабы мы вас с домами и фамилиями вашими в высокую нашу императорскую протек­цию приняли и для жилища и свободного вашего впредь пребывания в новополученных наших персидских провинциях, по Каспийскому морю лежащих, удобные места отвесть пове­лели, где бы вы спокойно пребывать и христианскую свою веру без препятствия по закону своему отправлять могли. И понеже мы честный армянский народ ради христианства во особливой нашей милости содерживаем, того ради мы на сие ваше прошение всемилостивейше соизволяем и потребные ука­зы от себя послали к управителям нашим тех новополученных

    202

    персидских провинций, дабы они вас как в Гилянь и в Мизен-дрон, так и в Баку и в другие удобные места, когда кто из вас туда прибудет, не токмо приняли, но для жития и поселения удобные места отвели и в прочем во всякой милости и охра­нении содержали. Но чтобы вы о сем нашем всемилостивейшем соизволении толь наипаче весьма обнадежены и уверены быть могли, того ради мы не токмо сию нашу императорскую грамо­ту к вам отправили, но и посланных ваших вышеупомянутых к вам назад отпустили, которые о нашей к вам имеющей мило­сти вяще изустно вас обнадежить указ имеют, которым вы в том полную веру дать имеете. И пребываем к вам нашею импе­раторскою милостию благосклонны.

    Дан в С.-Петербурге ноября 10-го дня 1724 г. Сей грамоты ни государь не подписывал, ни канцлер не контрассигнировал, а отдана оная без подписания.

    Запечати за отворочатою государственною большою пе­чатью под кустодиею (таким образом, как печатаются обыкно­венно проезжие грамоты для полномочных), прошита вмес­те с копией армянской, которую писал армянин Лука Шир-ванов, и написано таких грамот две, а отданы одна попу Антону и Кевте Челебии, другая Семену Попову и попу Петру.

    АВПР, ф. Сношения России с Арменией, оп. 100/4, 1724, д. 8, л. 2—3 об. (копия).

    1726 г. января 25

    ПИСЬМО ГРУЗИНСКОГО КНЯЗЯ ШЕНШИИ ДАВЫДОВА КОМАНДУЮЩЕМУ РОССИЙСКИМИ ВОЙСКАМИ В ДАГЕСТАНЕ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ В. П. ШЕРЕМЕТЬЕВУ С СООБЩЕНИЕМ О ЖЕЛАНИИ ЕГО НАРОДА БЫТЬ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ РОССИИ

    Перевод с письма грузинского, полученного в крепости Святого Креста из Грузии от аристовского владельца князя Шеншии Давыдова, сына Эристави, чрез присланных от него священника Семиона Осипова да князя Георгия Думашканова генваря 25-го дня 1726 г.

    Честнейшему, высокоблагородному и превосходительней-шему другу мессиева закона, обретающемуся в Дагестании российских войск командиру г-ну генерал-майору Володимиру Петровичу, Шереметеву доброго счастия желаю, и притом вас поздравляю, дабы в. пр-во и наипаче от всемогущего Бога и от ее и. в. был возвышен. Прошу вас не оставить меня с под­властными и содержать в своей милости, и дабы я, нижайший,

    203

    принят был под высокую протекцию ее и. в. и владение мое чтобы оборонено было от наших неприятелей горских и прочих народов, и оное учините не для нас беспомощных, но для единого христианского закона, за что вам может воздать все­вышний. К тому ж известились мы, что за некоторое наше пред всемогущим Богом прегрешение всепресветлейшего, дер-жавнейшего, великого государя императора, самодержца все­российского мессиева закона оберегателя, на сем временном житии не имеется, но приселился в вечное блаженство. И оное уведав, я и мои подвластные неносную и чрезвычайную печаль имеем, ибо такого великого монарха никогда не бывало и уже наша надежда туне осталась. Однако же, уповая на высокую ее и. в. милость, что нас и по нем оставить не изволит, в. пр-ва просим, дабы для оборонения наших грузинских народов от неприятельских людей прислано было, по указу ее и. в., рос­сийского войска хотя малое число, понеже реченные неприя­тели подвластных наших грузинцев до смерти побивают и в плен берут, а прочих сильно в свой закон превращают и под протекцию к своему салтану склониться принуждают, отчего уже мы сидим в осаде и от вас ожидаем к себе на вспоможение войска, а ежели вы от вышепомянутых неприятелей нас, бедных,  не имеющих ни от кого помощи,  оборонить не изволите, во оном будете на втором господнем пришествии ответствовать, понеже как вы, так и мы одного закона, и для вас наши грехи при вас будут. К тому ж известны мы, что городские народы дагестанцы содержатся ныне под высокую протекцию ее и. в., а прочие противные от российских войск разорены. По том разорении тавлинские обыватели немалую печаль имеют. И ежели указом ее и. в. по прошению нашему повелено будет послать на вспоможение нам войск, то изволь­те со оными следовать через означенные разоренные деревни, понеже оные от моего владения не в далеком расстоянии и проход весьма безопасный, где неприятель российским вой­скам вреда никакого показать не может, а где вам надобно вступить в наше владение, изволите к нам отписать, то я в самой скорости в то место со своими войски к вам прибуду. И на оное письмо требую от в. пр-ва милостивого ответа. Тако ж в. пр-ву объявляю, что из тавлинских народов многие лучшие люди послушают нас и могут приттить под высокую ее и. в. протекцию. Наперед сего поехал от нас грузинский большой принц Вахтанг к е. и. в. для прошения о защищении нас от неприятелей, но токмо и по днесь мы об нем подлинно не известны, где он ныне обретается. Того ради в. пр-ва просим, дабы нас изволили уведомить, означенный принц где ныне обретается и что на его прошение учинено.

    204

    С подлинного письма переводил грузинец Егор Иванов, а тол­мачил астраханский переводчик Абраим Уразаев.

    АВПР, ф. Сношения России с Персией, оп. 77/1, 1726, д. 4, л. 150—151 (копия).

    1729 г. февраля 13/24

    ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИРАНОМ О ВОЗВРАЩЕНИИ ИРАНУ АСТРАБАДСКОЙ И МАЗАНДАРАНСКОЙ ПРОВИНЦИЙ

    Во имя вышнего всемогущего милостивого Бога объявле­ние следующего согласия.

    Понеже е. и. в. Петра Второго, самодержца всерос­сийского, и проч., и проч., и проч., при Каспийском море в при­лученных ко империи Российской поморских провинциях в со-седственном пребывании с стороною многосчастливого в Пер­сии Испаганью и многими землями обладателя и проч., и проч., и проч., соизволением вышнего Бога благословенным союзом случающиеся военные происхождения за удержанием оружия от обоих оных стран уполномочные: с стороны е. и. в. Петра Второго, самодержца Всероссийского и проч., и проч., и проч., в Гиляни над войски российскими главный командир и при море Каспийском в Даримарсе над провинциями верховный правитель благородный и превосходительный г-н генерал-лей­тенант и ордена Св. Александра кавалер Василий Левашов с стороны многосчастливого Испаганью и землями обладателя и проч., и проч., и проч., высоковерный и высокопочтенный наместник над войски сапас