Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ТРЕТИЙ РИМ ПРОТИВ МИРОВОГО ПОРЯДКА
    Г. А. МОРОЗОВА


    СОДЕРЖАНИЕ

    фото
  • Христианство и глобализация
  • Предисловие автора
  • Глава первая. Исторические основы глобализации мировой власти
  • Глава вторая. Причины разрушения общественного сознания Рима Первого, Рима Второго (Византии) и Рима Третьего (России)
  • Глава третья. Информационно-стратегическая безопасность России в условиях глобализации
  • Глава четвертая. Мировой кризис – суперсценарий ХХI столетия?!
  • Глава пятая. Семантическое поле цивилизации
  • Библиография

    КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА "ИСТИТУТА РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ"

    Никольский Б. В. Сокрушить крамолу.
    Самарин Ю. Ф. Православие и народность.
    Величко В. Л. Русские речи.
    Лешков В. Н. Русский народ и государство.
    Киреевский И. В. Духовные основы русской жизни.
    Аксаков И. С. Наше знамя – русская народность.
    Аксаков К. С. Государство и народ.
    Черная сотня. Историческая энциклопедия.
    Вязигин. А. С. Манифест созидательного национализма.
    Филиппов Т. И. Русское воспитание.
    Троицкий В. Ю. Судьбы русской школы.
    Фадеев Р. А. Государственный порядок. Россия и Кавказ.
    Катков М. Н. «Идеология охранительства».
    Булацель П. Ф. Борьба за правду.
    Хомяков Д. А. Православiе Самодержавiе Народность.
    Хомяков А. С. "Всемирная задача России".
    Безсонов П. А. Русский народ и его творческое слово.
    Черняев Н. И. Русское самодержавие.
    Морозова Г. А. Третий Рим против нового мирового порядка.
    Грозный И. В. Государь.
    Васильев А. А. Государственно-правовой идеал славянофилов.
    Нечволодов А. Д. «Николай II и евреи».
    Чванов М. А. Русский крест.
    Киреев А. А. Учение славянофилов.
    Стогов Д. И. Черносотенцы: жизнь и смерть за великую Россию.
    Степанов А. Д. Святые черносотенцы и Священный Союз Русского Народа.

    В монографии «Третий Рим – против нового мирового порядка» исследуется главное противоречие современной эпохи – столкновение Христианства с антихристианской глобализацией. Второй Рим – Византийская империя, отступившая от истинной христианской веры, – в союзе с иудейским жречеством запустила механизм диктата глобальной человеческой воли над волей Божественной. Этот принцип был унаследован западной цивилизацией и мировым масонством. К сожалению, Россия – как Третий Рим – не сумела выполнить своей богоносной цивилизационной миссии. До настоящего времени русская православная цивилизация подвергается эрозии со стороны западной цивилизации. Ответом на вызов Запада может быть только возвращение к истокам Святой Руси, решение стратегических задач русской цивилизации.

    В книге исследуются процессы разрушения общественного сознания. Приводится методология формирования его идентификационной матрицы. Анализируются проблемы информационно-психологической и геостратегической безопасности России, в том числе, с позиций гомеостатического подхода. Структурируются представления о современных технологиях разрушения государств и цивилизаций: в частности, с помощью управления противоречиями, внедрения информационных вирусов и моделирования глобальных системных патологий вплоть до мировых военных и финансовых кризисов.

    В книге предлагаются современные методы концентрации усилий православных ученых, представителей Церкви и властных структур для создания информационно-технологического противовеса антихри- стианским мировым замыслам – противовеса, ориентированного на ду- ховные ценности русской цивилизации и сопряженного с цивилизационной миссией России.

    ISBN 978-5-902725-31-2

    © Морозова Г. А., 2009.

    © Институт русской цивилизации, 2009.

    Христианство и глобализация

    В самом общем смысле глобализация – стремление к объединению, интеграции мира, стран и народов на общих основаниях. Анализ исторических событий в последние 2 тысячелетия существования человечества позволяет говорить о двух типах глобализации, каждая из которых развивается на своих основаниях. Первая глобализация мира началась с момента рождения Иисуса Христа. Страны и народы стали объединяться верой в духовные ценности Нового Завета. Силой духовного воздействия христианства из дикости, варварства, и язычества были вырваны и объединены огромные массы людей. Прорыв в истории мирового сообщества, совершенный христианской глобализацией, увлек за собой значительную часть человечества и стал основным содержанием духовного развития по- следние 2 тыс. лет. Под воздействием христианской глобализации в мире стало больше нравственного порядка, человек стал добрее и справедливее. Все лучшее, что было достигнуто человечеством в духовной сфере, культуре, искусстве связано с христианской глобализацией.

    Однако начиная с эпохи Возрождения, наряду с мощным потоком христианской глобализации, постепенно начинает развиваться другая, антихристианская, глобализация, основанная на иных, нехристианских ценностях. По мнению философа А. Ф. Лосева, именно с эпохи Возрождения начинается развертывание духа сатанизма в форме капитализма и коммунизма. Понимание сути антихристианской глобализации содержится в словах Христа, обращенных к представителям иудейской секты фарисеев: «Почему вы не понимаете речи Моей? Потому, что не можете слышать слова Моего! Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8; 42–44).

    Если христианская глобализация основана на ми- ровоззрении Нового Завета, то антихристианская – на мировоззрении фарисея-талмудиста. Разница между этими мировоззрениями непреодолима:
    – христианин считает всех людей своими братьями, талмудист делит людей на своих и чужих; если они не служат ему, он считает их своими потенциальными врагами;
    – христианин считает необходимым делать добро всем людям без исключения, талмудист, по своему закону, может делать добро только для своих. Сделать зло чужому не считается грехом, а даже религиозной доблестью;
    – христианин считает грехом стремление к стяжа- нию собственности, талмудист считает доблестью до- стижение богатства любой ценой;
    – христианин считает невозможным для себя за- хват чужой земли и имущества. Талмудист же полагает, что все земли и имущество являются его потенциальной собственностью от Бога и захватить все это – его религиозная задача.

    Антихристианская глобализация – это объединение человечества для обеспечения господства «избран- ных», разделяющих мировоззрение фарисеев-талмудистов. Антихристианская глобализация предполагает разделение человечества на элиту и всех остальных. Соотношение между элитой и остальными примерно 20 к 80. Господствующая элита пользуется всеми бла- гами научно-технического прогресса и свободно перемещается из страны в страну, все остальные становятся объектами жесточайшей эксплуатации и живут в вир- туальном мире, лишающем их возможности следовать ценностям Нового Завета. Бывший глава Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали в своей книге «Линия горизон- та», которую можно считать программным документом антихристианской глобализации, раскрывает 3 уровня развития глобализации. Он говорит «о мировом порядке сакрального, о мировом порядке силы, о мировом порядке денег». Современный этап антихристианской глобализации он называет мировым порядком денег.

    При этом порядке все продается и покупается, а главной универсальной ценностью, в т. ч. и в духовной сфере, являются деньги.

    Новый торгово-денежный мировой порядок «постоянно стремится к организации единой универсальной формы мирового масштаба». При этом порядке власть измеряется «количеством контролируемых денег, внача- ле посредством силы, потом посредством закона».

    Отрицание христианства и космополитизация человечества на основе мировоззрения талмудистов явля- ется главной целью антихристианской глобализации. Как пишет тот же Аттали, «кочевничество будет высшей формой нового общества… определит образ жизни, культурный стиль и форму потребления». Под кочевничеством Аттали понимает общество людей, лишенных чувства Родины, почвы, веры пред- ков и живущих только интересами потребления и зрелищ, которые им несет телевидение и видеоэкран. «Кочевники» будут регулироваться через компьютерные сети в глобальном масштабе. Каждый кочевник будет иметь специальную магнитную карточку со всеми дан- ными о нем, и прежде всего о наличии у него денег. И горе тому, кто «оказывается лишенным денег или угрожает мировому порядку, оспаривая его способ распределения!» «человек (кочевник), как и предмет, – пишет Аттали, – будет находиться в постоянном передвижении, без адреса или стабильной семьи. Он будет нести на себе, в самом себе то, в чем найдет воплощение его социальная ценность», т. е. что вложат в него его планетарные «воспитатели» и куда сочтут необходимым направить его. По мнению Аттали, давление на человека будет таковым, что у него останется только один выбор: «либо конформироваться с обществом кочевников, либо быть из него исключенным». Мировой порядок денег входит в конфликт с христианской глобализацией и становится главным источ- ником разрушения человеческого общества. Столкновение христианской и антихристианской глобализации ведет к катастрофической деформации во всех областях развития человеческого общества – экономике, информации, управлении, а главное, в религи- озном сознании.

    Глобализация в экономике. Христианская глобализация внесла в экономику духовно-нравственный характер. Она определила способность к самоограничению, направленность не на их потребительскую экспансию (постоянное наращивание объемов и видов товаров и услуг как самоцель), а на обеспечение само- достаточности. Трудовой характер хозяйственной деятельности. Экономический процесс направлен не на максимиза- цию капитала и прибыли, а на обеспечение трудовой самодостаточности. Собственность – функция труда, а не капитала. Капиталом является производительная часть соб- ственности, направленная на производство; капитал, отдаваемый в рост, рассматривается как паразитический.

    Иные принципы внесла в экономику антихристианская глобализация – христианская самодостаточность и самоограничение заменяются жадным стремлением к стяжанию материальных благ, превратившись в наше время в гонку потребления. Экономическая власть производителей реальных благ замещается почти неограниченной властью финансовых спекулянтов – банкиров и дельцов. Современная западная экономическая система – это сложная финансовая пирамида, постоянно балан- сирующая на грани гигантской экономической катастрофы. Как неоднократно отмечалось, из всех потоков денежных знаков и ценных бумаг только 10–15 % носят производительный характер, т. е. обеспечивает реаль- ное производство товаров и услуг, все остальные 85–90 % являются виртуальным, фиктивным капиталом, не обеспеченным реальными ценностями. С христианской точки зрения это ростовщический капитал, поработивший реальное производство и превративший в эконо- мических рабов большую часть населения «третьего мира», России, Китая.

    Лидером системы антихристианской глобализации в экономике являются США. Эта страна, потребляя 40 % общечеловеческих ресурсов, использует особый финансово-экономический механизм, создала систему перекачки ресурсов, принадлежащих всему человечеству, в свою пользу. Суть этого глобалистского механизма – в создании фиктивных ценностей и неравноправного по отношению к др. странам обмена товарами и услугами.

    Первым инструментом перераспределения ресурсов др. стран в пользу США является огромное количество необеспеченных долларов, которые американская система пустила на мировой рынок. Эти доллары США печатают в десятки раз больше, чем нужно для обслуживания своего внутреннего товарооборота. Не имея товарного обеспечения, доллар не имеет и золотого обеспечения. Весь золотой запас США в Форт Нокс не обеспечит и 5-й части бумажных долларов. А чтобы никто из наивных держателей долларов не попытался обменять их на золото Форта Нокс, президент США Джон- сон в марте 1968 отменил практику обмена бумажных долларов по ранее фиксированной цене. Т. о., ценность доллара поддерживается только мифом «Великой Аме- рики». Американская финансовая система – это неви- данная прежде афера, которая рано или поздно взорвет финансово-экономическую стабильность всего мирово- го сообщества.

    Реально доллар как ценность, обеспеченная эко- номическим и финансовым потенциалом страны, стоит значительно меньше, чем его покупательная способ- ность. Это дает Америке возможность за необеспечен- ные реальными ценностями бумажки перекачивать себе огромные ресурсы, принадлежащие др. странам. Главный товар Америки, на котором она больше всего «зарабатывает» на мировом рынке, это не техника и ма- шины, а бумажные доллары с искусственно завышен- ным курсом покупательной способности. США и др. западные страны создали специальный инструмент перераспределения в свою пользу ресурсов др. государств, намеренно значительно зани- жая цены на сырье и топливо, поступающие из «тре- тьего мира».

    Эксперты ООН неоднократно отмечали, что реальные затраты развивающихся стран на добычу сы- рья и топлива, включая сопутствующие экологические аспекты, значительно выше установленных на них ми- ровых цен. Занижение цен происходит как за счет значительной недоплаты работникам, осуществляющим добычу (зачастую в несколько раз), так и за счет игнорирования того ущерба, который наносится природе стран – поставщиков сырья. По данным международных организаций, промышленным предприятиям развивающихся стран, экспортирующим свою продукцию в западные страны, пришлось бы израсходовать только на меры по борьбе с загрязнением окружающей среды на многие десятки миллиардов долларов больше, если бы от них потребовалось соблюдать экологические нормы, дей- ствующие в США.

    США проводят целенаправленную политику снижения цен, прежде всего за счет тарифных барьеров на обработанные продукты, не позволяющих развиваю- щимся странам экспортировать уже обработанные сы- рьевые товары. США вынуждают их продавать только сырье, поскольку львиная доля цены формируется на последних стадиях обработки, предприятия которой размещаются уже в США.

    Занижение цен на сырье и топливо осуществля- ется пропорционально усилению экономических позиций западного мира, по мере опережающего роста темпов экономического развития. Занижение цен не только не остается на одном уровне, но постоянно углубляется. Т. о., как отмечается в докладе Международной комиссии по окружающей среде и разви- тию, «бедные развивающиеся страны вынуждены субсидировать более богатых импортеров своей про- дукции», и прежде всего США. Возмутительный парадокс паразитизма США и всего западного мира состоит еще и в том, что, не доплачивая развивающимся странам за сырье и топливо, они опутывают их сетью кабальных долгов, которые в 90-х составляли 1,5 трлн долл. Во многих странах ежегодная выплата процентов и самого долга превышает общую сумму новой помощи и новых займов, полученных за это время.

    Неизбежным итогом антихристианской глобализации в экономике станет мировая экономическая катастрофа. Некоторая временная отсрочка ее связана с тем, что мир еще не переступил черту истощения природных ресурсов. По мере достижения ее в результате гонки потребления западных стран мировой рынок предъявит свой стихийный, жестокий счет паразитическому, ростовщическому капиталу Запада.

    Глобализация в информации. Христианская глобализация объединяет людей на основе нравственного порядка, добра и справедливости. Христианство создает многоступенчатую иерархию духовных ценностей, которая делает культуру богатой и «цветущей сложностью», а человека, живущего ценностями этой культуры, духовной личностью, верующей в Бога, являющейся патриотом своей страны и своего народа, обладающей привязанностью к семье, к своим друзьям и близким.

    Антихристианская глобализация формирует человека-эгоиста, замкнутого на своих биологических и физиологических потребностях. Антихристианская глобализация предполагает «освобождение» людей от их индивидуальности, от привязанности к семье, национального патриотизма и религии, которую они исповедуют. Современные информационные технологии осуществляют непосредственное влияние на сознание человека с первых лет его существования. человек подвергается воздействию информационных потоков, которые формируют его сознание в направ- лении, которое определила наднациональная элита. человек превращается в легко управляемое, зависимое существо. Он лишается свободы духовного вы- бора, т. к. навязанная ему с детских лет информация формирует в нем стереотип поведения, допускающий выбор только из тех вариантов, которые заложены в него управляющей системой. Все остальные вари- анты поведения и выбора, не устраивающие элиту, либо намеренно замалчиваются, либо заранее дискредитируются. Антихристианская глобализация ведет к космо- политизации информации, навязыванию подавляю- щему большинству человечества антихристианских взглядов и представлений и тем самым заводит обще- ство в информационный тупик. Неведомое прежде увеличение потоков информации, передаваемой через СМИ и Интернет, сопряжено с ее обеднением и упро- щением, снижением и даже исчезновением культурно- го и духовного элемента.

    Глобализация в управлении. Христианская глобализация высшей формой управления обществом сделала христианскую монархию – независимую власть, основывающуюся на учении Нового Завета, опирающуюся на все слои общества. Основы христианской монархии изложены имп. Юстинианом в учении о симфонии властей. Развитие христианской монархии осуществляется в рамках независимых на- циональных государств. Антихристианская глобализация трансформиру- ет власть из национальной и независимой во власть, подконтрольную наднациональной элите. Развитие власти наднациональной элиты ведет к потере на- циональных суверенитетов и национальной идентич- ности. Главной формой управления обществом ста- новится управляемая демократия, в условиях которой под ширмой псевдодемократических процедур (выбо- ры, голосование и т. п.) доминирует абсолютная власть наднациональной элиты. С помощью подконтрольных средств массовой информации людям внушается, что они свободны и живут в свободной стране. Однако при всяком серьезном выборе декларированная свобода оказывается фикцией, а окончательный выбор делает наднациональная элита.

    Управляемая демократия – власть узкой группы богатых людей и обслуживающих их политических де- ятелей. Именно эти люди закулисно решают, кто будет управлять начиная с общегосударственного и кончая местным уровнем. Типичными представителями управляемой демо- кратии являются США и страны Западной Европы. В этих странах под прикрытием демократической ритори- ки существует самая жесткая диктатура наднациональ- ной элиты. В США, напр., более 100 лет народ избира- ет своих президентов из представителей двух партий, каждая из которых является выразителем интересов наднациональной элиты. Такие выборы без выбора, как правило, осуществляются и в штатах, и на местах, делая Соединенные Штаты Америки одним из самых тоталитарных государств мира и мировым жандармом наднациональной элиты.

    Подобная система управления обществом строится и в России. В 90-е – н. 2000-х разработана система «управляемой демократии». Осуществляя тотальную манипуляцию общественного сознания, президент и правительство РФ являются выразителями интересов мировой наднациональной элиты. Наднациональная элита создает систему гло- бального контроля над человечеством. Введение ИНН, штрих-кода, биометрических карт и биочипов позволяет сконцентрировать все данные о человеке в едином компьютерном центре и оттуда полностью контролировать его. В электронной системе реги- страции основным кодовым числом является число антихриста 666. Сбывается то, что еще было предсказано в Апока- липсисе. По Иоанну Богослову, с наступлением власти антихриста люди будут клеймены его печатью. «И он сделает то, что всем – малым и великим, богатым и ни- щим, свободным и рабам – положено будет начертание на правую руку их или на чело их. И что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его… ибо это число его 666» (Откр. 13, 16–18).

    Замыкает круг главных противоречий современного мира глобализация религиозного сознания. Христианская глобализация религиозного сознания, безусловно, процесс естественный и положительный. Воплощенные в жизнь истины Нового Завета вытесняют из мира зло, несправедливость, варварство, дикость, язычество и прочие проявления сатанизма. Естественно, что самый главный конфликт между христианской и антихристианской глобализацией возник в области религии.

    Этот конфликт выражался в борьбе за души людей, в стремлении установить контроль над религи- озным сознанием. В русле антихристианской глоба- лизации ставится вопрос о глобальном контроле над всеми религиями. История попыток поставить все религии мира под один контроль и управлять ими уходит в глубину ве- ков, в перипетии борьбы тайных обществ и сект против христианства. Однако все эти попытки были малоуспешны. Се- рьезный характер они приобретают только в к. XIX в. В 1893 деятели наднациональной элиты из числа чле- нов масонских лож формируют Всемирный парламент религий, который впервые публично поставил вопрос о создании Организации объединенных религий. Од- нако масонам не удалось построить инфраструктуру этой организации, на пути которой встали все здоро- вые силы человечества.

    В 50-х вольным каменщикам удалось создать Всемирный альянс религий, который провел не- сколько конференций. Но представительство на нем влиятельных религиозных сил было настолько мало- численным, что эта идея сама по себе заглохла. В 1952 под патронажем наднациональной элиты возоб- новил работу созданный еще в 1893 Всемирный пар- ламент религий. С 60-х с идеей создания Организации объеди- ненных религий выступают руководители корейско- го буддизма, утверждая, что эта организация будет «способствовать решению духовных проблем человечества».

    В русле этих предложений возникает Всемирная конференция по вопросам религии и мира, один из основателей которой Шри Р. Р. Дивакер выражает мнение о необходимости создания «Организации объединенных религий, действующих по образцу ООН во всем мире». Активность наднациональной элиты и масонских лож по созданию Организации объединенных религий резко усилилась после крушения СССР. Распад СССР заметно ослабил и русскую церковь, что для мировой закулисы послужило сигналом нового наступления на Православие. Один из руководителей мировой закули- сы – секретарь Трехсторонней комиссии З. Бжезинский не постеснялся открыто заявить, что после крушения коммунизма главным врагом Америки стало русское Православие. через 100 лет после создания Всемирного пар- ламента религий масонские деятели уже в третий раз воссоздают эту мертворожденную организацию. Теперь с инициативой парламента выступил извест- ный деятель мировой закулисы, масон, председатель Международного совета иудеев и христиан З. Штерн- берг. Парламент, получивший новое название – Пар- ламент мировых религий, собрался в 1993 в чикаго. Отличительной чертой его было полное отсутствие официальных представителей крупнейших религий мира. Зато в полной мере на его ассамблеях были представлены сатанисты, сектанты, оккультные об- щества, ведьмы, колдуны.

    В этом же году в Сан-Франциско начинается под- готовительная работа по созданию Организации объ- единенных религий. Главными ее руководителями от мировой закулисы стали епископ американской еписко- пальной церкви В. Свинг и бывший генсекретарь ЦК КПСС М. Горбачев. В 1993–97 В. Свинг объезжает многие страны мира в попытке заручиться поддержкой лидеров глав- ных мировых религий. Поездки эти не увенчались успехом. Ни один из иерархов крупнейших религий не дал официального согласия участвовать в созда- нии Организации объединенных религий. Настоящий контакт Свингу удается установить только с руково- дителями различных сект, сатанинских движений и оккультных обществ.

    Разработка и обсуждения проекта Организации объединенных религий осуществлялись в американ- ской резиденции Фонда Горбачева, располагающей- ся в Сан-Франциско, на территории бывшей военной базы США Президио. Именно здесь в сент. 1995 со- брался первый Всемирный форум Фонда Горбачева, в котором было заявлено, что его главной целью яв- ляется положить начало 5-летнему процессу изло- жения «фундаментальных приоритетов, ценностей и действий, необходимых для руководства челове- чеством на пути развития первой глобальной циви- лизации». Главная мысль, которая проводилась на 2-м Всемирном форуме, – «контроль над мировыми религиями – контроль над человечеством». Органы мирового правительства через управление Органи- зацией объединенных религий получают возмож- ность самого глобального и эффективного контроля над человечеством. Вместо национальной религиозной этики на 2-м Всемирном форуме выдвигаются идеи глобальной эти- ки – некий набор «основных ценностей», разделяемых мировыми религиями. «Этика» эта демонстративно противопоставляется девяти заповедям блаженства, данным Иисусом Христом. В тесном сотрудничестве с Фондом Горбачева по созданию Организации объе- диненных религий находилась Всемирная конферен- ция религий и мира. Эта организация планировала устройство Международного центра по разрешению конфликтов и религиозных проблем (при финансовой поддержке Фонда Рокфеллера). Деятели Всемирной конференции отвергали национальное гражданство и выступали за планетарное гражданство и всемирное правительство. Фонд Горбачева и др. разработчики Организации объединенных религий проектировали ее по образцу ООН – с Генеральной Ассамблеей, Советом Безопас- ности и Генеральным секретарем. В числе мондиа- листских структур наряду с мировым банком при Ор- ганизации объединенных религий будет создан свой банк – банк моральных ценностей для инвестиции гу- манитарных проектов.

    Штаб-квартира единой мировой церкви располо- жится в Соединенных Штатах, в Сан-Франциско, в м. Президио, там же, где сейчас находится американская резиденция Фонда Горбачева. В дальнейшем предпо- лагается строительство огромного высотного здания, включающего зал выступлений, зал слушаний, зал действий, зал собраний и парк мировых религий для лучшего понимания др. вероисповеданий.

    Помимо «раздачи духовности», Организация объединенных религий рассматривается ее создателями как орган по разрешению мировых религиозных конфликтов. Для этого предполагается создание команд «миротворцев» из духовных лиц и политиков высокого ранга, в частности из числа присутствовавших на 1-м Всемирном форуме Фонда Горбачева. Орган этот фактически может рекомендовать применение международных санкций против религий, которые откажутся сотрудничать с Организацией объединенных религий.

    Т. о., Организация объединенных религий должна осуществлять глобальный контроль над всеми религи- ями мира, вынуждая их принимать решения, выработанные наднациональной элитой. Во 2-й пол. 90-х состоялось несколько совещаний комитета по созданию Организации объединенных религий в Сан-Франциско. На одном из них в июне 1997 было принято решение начать деятельность Организации объединенных религий с 2000. Однако затея эта фактически провалилась. Ни одна из крупнейших ми- ровых религий не согласилась войти в эту организацию официально. Участвующие в ее работе священнослужители представляют только себя лично. Официально представлены в организации различные секты, колдуны, ведьмы и прочие сатанисты. Т. о., антихристианская глобализация в области религии оказалась безуспешной. Попытки наднациональной элиты поставить под контроль мировые религии не удались. События последних лет свидетельствуют, что такие мировые религии, как христианство (и прежде всего Православие) и мусульманство стали мощным бастионом на пути установления нового миро- вого порядка. Антихристианская глобализация, достиг- нув определенных успехов в экономике и управлении обществом, совершенно очевидно захлебывается в сфере религии и информации.

    А т. к. именно вера по-прежнему определяет су- щество человека, то совершенно очевиден утопический характер антихристианской глобализации. Как инструмент захвата власти наднациональной элитой она обре- чена на провал, т. к. заводит человечество в тупик. Даже гипотетическое предположение о возможности победы талмудического мировоззрения над ценностями Нового Завета по Священному Писанию означает пришествие антихриста и конец света. А это уже др., не человеческая, а Божественная история.

    О. Платонов

    Посвящается светлой памяти Пензенского старца, схиигумна Алексия, и моей мамы, преданно служившей Родине, Прасковье Георгиевне Токтаревой.

    Предисловие автора

    Россия и глобализация. На эту тему немало вы- сказано противоречивых точек зрения, об этом рас- суждают и спорят, пытаясь понять: а возможен ли соб- ственный, исторический путь России в глобальных условиях? Вернется ли Россия к своим христианским корням, к своим истокам, или ее будущее окончательно определено сценариями мировой власти и формирова- нием нового мирового сознания на основе внегосудар- ственных глобальных ценностей?

    Известно, что устойчивость государства во многом определяется устойчивостью его обществен- ного сознания. Традиции, ценности, моральные табу, духовно-нравственные установки, национальная идея – этот тот стержень, который скрепляет членов общества, объединяет как единую семью. В том случае, если отдельный индивид или группа соотносят свои уста- новки с ориентирами, принятыми в обществе и сор- ганизуют свою жизнь в соответствии с нравственноидеологическим императивом государства, то можно утверждать, что в нем сформирована идентификационная матрица общественного сознания. Другими словами, это — внутренний, смысловой, духовный и волевой стержень отношений микросоциальной и макросоциальной среды в государстве.

    Именно общественное сознание россиян ста- новится особенно уязвимым в период перехода к гло- бальному информационному обществу. Когда не наци- ональная идея, не духовные ценности, а власть денег, лже-мораль потребительства, электронный учет и контроль, принцип социал-дарвинизма и социальный эгоцентризм являются определяющими нормами жиз- ни. Попытки анализировать этот процесс в отрыве от исторической реальности, по мнению автора, не соот- ветствует сути происходящего, так как исподволь под- водят к выводу о необходимости модернизации России вопреки ее богоизбранной миссии. Вот почему важно оценить процессы, имеющие место в России, с позиций глобальной истории и вех высшего промысла, дабы суметь, пока еще не поздно, повлиять на ситуацию в России конструктивно, ценно и духотворчески. Надо постараться избавиться от иллюзий и понять: нас пытаются увести от истинных целей, нас заставляют «стрелять по воробьям», нам расставлять «ловушки» и «капканы» от лукавого, пытаясь навязать мировоззрение не наше, чуждое и чуженосное. Нас за- ставляют принимать чужие идеи и чужие принципы, хотя издавна Русь была сокровищницей талантов, твор- чества и самобытности, отличалась и мудростью народ- ной, и крепкой верой, и храбрым воинством, и разумным, подчас самоотверженным правлением.

    В последние годы становится популярным деше- вая ностальгия о прошлом, дабы позволить тоскую- щим новым русским под пьяную слезу ощутить «дух» России-матушки: за десятки — сотни тысяч долларов арендуются старинные русские усадьбы, где проводят- ся свадьбы и гуляния под старину, пышные вечера и дни рождения. Русская кухня — в роскошном рестора- не, русские песни — в исполнении звезд шоу-бизнеса, русские сапоги и сарафаны — для колорита и катания на тройках за хорошие деньги – очередная показуха и попытка доказать, что еще есть что-то русское, национальное в нынешних «новых русских».

    А истинно-русские патриоты строем встают под кресты и хоругви и, продолжая служить Отечеству, жертвенно борются за судьбу России, пытаясь вырвать страну из мировой финансовой паутины, щупальцы которой, как бы незаметно, продолжает растлевать со- знание россиян и отбирают у Родины ее силу и нацио- нальную свободу. Приснопамятный митрополит Санкт-Петер- бургский и Ладожский Иоанн (Снычев) в книге «Са- модержавие духа» с болью восклицал: «Правда же такова: безбожный коммунизм терзал Россию, парази- тируя на многовековых русских общинных традици- ях, на прочной народной приверженности к коллекти- визму и взаимопомощи, на всеобщей могучей русской тяге к социальной справедливости. Бессовестная демократия собирается терзать ее, паразитируя на древних вечевых соборных обычаях Руси, на искон- ном уважении русского человека к общему мнению, совместно принятому решению, коллективному раз- уму Собора.

    Все идеи демократии замешаны на лжи. Уже в определении — ложь! Слово это переводится на русский язык как «власть народа» или «народоправство», но ни в одной из стран, считающихся демократическими, народ на деле не правит. Заветный плод государствен- ной власти всегда в руках узкого слоя, немногочислен- ной и замкнутой корпорации людей, чье ремесло — по- литика, профессия — жестокая и беспощадная борьба за эту власть. И в России грядущий государственный распад — неизбежное следствие практического приме- нения принципов демократии в практике государственного строительства. Либерально-демократическая идея для того, собственно говоря, и предназначена, чтобы подточить, ослабить устои крепкого, традици- онного общественного устройства, разрушить его ду- ховные, религиозные опоры, разложить национальные государства и — постепенно, незаметно, неощутимо для одурманенного демократическим хаосом общества передать бразды правления над ними транснациональ- ной «мировой закулисе». В предложенной книге автором рассматриваются два основных механизма информационного разрушения цивилизационной миссии России: факторы, определяющие диверсии против ценностно-ориентированного управления (разрушение идентификационной матри- цы общественного сознания, ценностно-установочного архетипа нации), и факторы, определяющие диверсии против целеориентированного управления (разрушение системной целостности российской государ- ственности и, прежде всего, ключевого компонента национальной безопасности России — ее информаци- онной безопасности).

    Хочется поблагодарить за творческое содействие в проведенном исследовании иеромонаха Верхотурского Свято-Николаевского монастыря о. Амвросия (Громова), настоятеля прихода Св. Праведного Симеона Верхотурского г. Лесного, иерея Сергия (Кабанова) профес- сора УраГС, д.ф.н. Ю.Г.Ершова, д.м.н. академика РАЕН, МАИ, МАЭН, МАЭИ А.М.Степанова, а также, добрых и милосердных людей, неравнодушных к судьбе России из г.г. Москвы, Тулы, Екатеринбурга и Лесного. Низкий поклон — за проявленное доверие ушед- шему от нас, Святейшему Патриарху Алексию, благословившему меня на труды праведные в Москве, в 1999 году.

    Глава первая.
    Исторические основы глобализации мировой власти

    Глобализм – вот та метаидеология, которая упор- но внедряется в сознание россиян на рубеже XX-XXI столетия. Это – всемирный макростратегический проект третьего тысячелетия, который содержит скрытую и не меньшую опасность для планеты, чем, скажем, национал- социализм или исламский фундаментализм. Потерпела крах биполярная система мира, разрушен Советский союз, разрушена Югославия, разделены чехия и Слова- кия, исчез мировой социалистический лагерь. Бывшие республики СССР Литва, Латвия и Эстония и большин- ство стран Варшавского договора вступили в НАТО. Пытаются пробить членство в НАТО Украина и Грузия. На место марксизма и коммунистической идеологии, по- дорвавших транснациональные империи в ХХ столетии, выдвинута планетарная геополитическая модель по- строения нового мирового порядка — глобализм, или, иными словами, тотальный контроль над человечеством и создание информационно-финансовой олигархии во главе с ТНК и структурами мировой власти.

    Главная задача глобализма — объединить весь мир в единое целое, подорвать экономику и националь- ную суверенность государств, разрушить культурно- религиозные различия, создав тем самым искусствен- ную реальность установления власти так называемого Мирового Правительства. Идеи глобализма на новы и имеют глубокие исто- рические корни. Только в прошлом они опирались на насилие, на захват территорий, на удержание власти через диктат силы и военную экспансию. Вспомним Великую Римскую империю, подчинившую Грецию, Сирию, Египет, Палестину, Испанию, Галлию, Арме- нию и Британию, с единой законодательной системой, римским правом и единым центром управления. По мнению З. Бжезинского, одного из идеологов глоба- лизации мира по американскому стандарту, именно Рим явился первой исторической попыткой глобаль- ного распространения своей власти на земном шаре:
    «Римская империя была создана в течение двух с по- ловиной столетий путем постоянной территориальной экспансии в северном, а затем и в западном, и в юго- восточном направлениях, а также путем установления эффективного морского контроля над всей береговой линией Средиземного моря. В географическом отно- шении она достигла своего максимального развития приблизительно в 211 г. н. э. Римская империя пред- ставляла собой централизованное государство с еди- ной самостоятельной экономикой. Её имперская власть осуществлялась осмотрительно и целенаправленно посредством сложной политической и экономической структуры. Стратегически задуманная система дорог и морских путей, которые брали начало в столице, обеспечивала возможность быстрой перегруппировки и концентрации (в случае серьезной угрозы и опасности) римских легионов, базировавшихся в различных вас- сальных государствах и подчиненных провинциях».

    Впоследствии (в средние века и Новое время) ве- дущие европейские державы: Испания, Франция и Бри- тания — по очереди оспаривали мировое господство, в Новейшее время лидером этой борьбы становится Германия. Однако, как полагают идеологи глобализа- ции, «Европейская эра в мировой политике пришла к окончательному завершению в ходе Второй Мировой войны — первой подлинно глобальной войны. Боевые действия велись на трех континентах одновременно, за Атлантический и Тихий океаны шла также оже- сточенная борьба, и глобальный характер войны был символично продемонстрирован, когда британские и японские солдаты, бывшие представителями соответ- ственно отдаленного западноевропейского острова, и столь же отдаленного восточноазиатского острова, со- шлись в битве за тысячи миль от своих родных берегов на индийско-бирманской границе. Европа и Азия стали единым полем битвы»*. Но уроки истории показали, что насильственное объединение земель и соподчинение их более сильно- му государственному режиму, во-первых, временно, во-вторых, кровопролитно, в-третьих, чревато неожи- данностями, как например, расчленение Германии по- сле Второй Мировой войны. Гораздо эффективнее управлять другими народами, используя иные, более изощренные методы, переводя военное насилие в область насилия идеологического и информационно- психологического.
    _____________________
    * Бжезинский З. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические перспективы). М.: Международные отноше- ния, 1992. с. 8.

    По сути, уничтожение Советского Союза есть результат не блестящей военной опера- ции, а информационно-психологической войны, кото- рую вело против нас грамотно и всесторонне Мировое Правительство, акцентирующее свои усилия на одно- полюсном господстве Соединенных Штатов. По мнению гарвардского политолога П. Хантинг- тона, «где не будет главенства Соединенных Штатов, будет больше насилия и беспорядка и меньше демокра- тии и экономического роста, чем в мире, где Соединен- ные Штаты продолжают больше влиять на решения глобальных вопросов, чем какая-либо другая страна»*. Разрушение Советского Союза в 1991 году по- казало, что американские приемы информационно- психологической войны эффективнее и что методы подрыва советской империи более «конструктивны» с позиций бескровного уничтожения противоборствую- щей геополитической структуры. Стоит заметить, что подобная методология вряд ли была бы успешной, если бы опиралась исключительно на современный геостра- тегический фундамент и мировые амбиции Соединен- ных Штатов. По утверждению А. Панарина, высказанного в аналитической работе «Правда железного занавеса», «Америка, ориентированная на новый мировой поря- док, идентифицирует себя с системой планетарного естественного отбора, означающего «демократию меньшинства» и свободу сильных — при небывалом еще бесправии слабых – незащищенных и неприспосо- бленных».
    _____________________
    * «Полис». Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. №1, 1994. с. 33.

    Хочется подчеркнуть, что обретение техно- логических и метастратегических основ управления мировым сообществом имеет глубинную историческую и конспирологическую основу, претерпев трансформа- цию временем и упрочив логику мирового господства. На протяжении глобальной истории, начиная с античных времен, формируются центры силы, пре- тендующие на установление Нового мирового поряд- ка, ориентированного на критерии той или иной гео- политической элиты. Характерно, что Первый Рим (и не случайно на его историческом опыте акцентируется З. Бжезин- ский) становится хрональной точкой отсчета событий, сформировавших впоследствии не только западную геополитику и западную геоидеологию, но и ставшего предтечей информационного доминирования геополи- тической модели мондиализма (унификацией под эги- дой Нового мирового порядка). «Имперская власть Рима, однако, также опиралась на важную психологическую реальность. Слова «Cilis Romanus sum» («Я есть римский гражданин») были наивысшей самооценкой, источником гордости и тем, к чему стремились многие. Высокий статус римского гражданина, в итоге предоставлявшийся и лицам неримского происхождения, был выражением культурного превосходства, которое оправдывало чувство особой миссии империи. Эта реальность не только узаконивала римское правление, но и склоняла тех, кто подчинялся Риму, к ассимиляции и включению в имперскую структуру. Таким образом, культурное пре- восходство, которое воспринималось представителями как нечто само собой разумеющееся и в то же время признавалось порабощенными, только укрепляло им- перскую власть». Римским гражданином был апостол Павел, в Риме проповедовал христианство и был распят апо- стол Петр; римский император Константин в IV веке, после 300-летия гонения на христиан, узаконил свободу вероисповедания христианской веры и пере- нес столицу империи в Византий. Мать его, царица Елена, отправившись в Палестину, отыскала в Иеру- салиме в 326г. Животворящий Крест Господень, на котором был распят Иисус Христос. часть Древа Го- сподня была увезена ею в Рим, символизируя особую духовно-историческую преемственность города.

    Античный Рим становится Римом христианским, сохраняя свой величавый статус имперского центра, но после того, как в 330 г. Константин переносит столи- цу в Византий, дав ей имя Константинополь (Вто- рой Рим), между Первым и Вторым Римом возникает противостояние, приведшее после смерти Константина, а также к разделу Римской империи на Западную и Вос- точную, послужившему толчком легитимности пре- тензий на мировую власть и использование религии для укрепления претендующих на господство европейских геополитических кланов.* В Западной части Римской империи возникает крупное германское государство франков, а в 751 г. Пи- пин Короткий из династии Каролингов при поддержке папы римского свергает законного правителя Меровинга, захватывает престол и, с целью соподчинения Церкви своему политическому влиянию, вопреки Византии, заставляет папу изменить символ Веры, что явилось первой информационно-психологической диверсией, вызвавшей впоследствии раскол Церкви на Западную и Восточную, а также долговременную биполярность двух геополитических центров Европы.
    _____________________
    * Бжезинский З. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические перспективы). М., Международные отноше- ния, 1992

    В 754 г. в аббатстве Сен-Дени под Парижем папа Стефан II незаконно помазал Пипина на царство и его сыновей — Карла и Карлована. К 800 г. Карл Вели- кий, завоевав господство над всей Западной Европой, был провозглашен народом Рима его императором, и на Рождество Христово, вопреки законам империи, увенчан папой Львом III-м золотой короной римских императоров. Именно с внелегитимной империи Кар- ла Великого начинает формирование Западная циви- лизация с её унифицированной культурой и духовной главой — папой римским и светской имперской вла- стью, претендующей на панъевропейское, а в дальней- шем, и мировое господство. После коронации в Риме короля Оттона I в 962 г. она максимально укрепилась при образовании «Священной Римской империи гер- манской нации».

    Не случайно Соединенные Штаты Америки, возникшие как государство в результате колониаль- ных захватов Запада и в Новейшее время апеллируют к опыту Римской империи, ставшим историческим при- мером унификации европейского сообщества и про- должительной попытки глобализации власти. В мае 2000 года, во время торжественной церемонии вручения президенту США Биллу Клинтону премии имени Карла Великого, обозначилось четкое видение Европы с американской точки зрения: «…Предвижу, что уже при жизни следующего поколения ЕС будет включать в себя не менее 30 государств – членов от Балтии до Балкан и далее – до Турции. Возникает сообщество не- виданного: культур, политического и экономического разнообразия и жизненной силы. Это будет Европа раз- меров, несравнимых с теми, о которых мечтал Карл Ве- ликий. Воплотится в жизнь наша вера в то, что Европа, в конечном счете, не только и не столько географиче- ское понятие, но и объединяющая идея. Это — вечно растущий континент, населенный различными народа- ми и объединенный общей судьбой, живущий по одним и тем же законам и исповедующий одни и те же истины: что этническая и религиозная ненависть неприемлемы, что права человека неоспоримы и универсальны, и что наши различия — источник силы, а не слабости, что конфликты должны разрешаться с помощью аргумен- тов, а не оружия».

    «Да, какие-то разногласия между нами были, и, скорее всего, будут, ибо мы всего лишь люди — суще- ства бренные и несовершенные. Но, поскольку Европа в нашем понимании — это не только территория, но и идея, поскольку и Америка остается частью Европы, связанной с ней пуповиной родственной связи истории и ценностей, Европа и Америка должны черпать силу в трансатлантическом союзничестве». «Пуповина родственной связи истории», которую декларировал в своем выступлении Клинтон, — это волна колониальной экспансии со стороны мировых европейских держав, а «идейное» единение народов Европы — это особое ощущение своей универсальной значимости, проявившейся в эпоху Карла Великого и в дальнейшем, во времена крестовых походов, активизи- рованное идеей «священной войны против неверных» с помощью креста и меча.

    Однако, коронация в 800 году на Рождество Хри- стово Карла Великого не была, по сути, только евро- пейским историческим актом, а явилась закономерным следствием сближения интересов тайного иудейского жречества Палестины, стремящегося заставить слу- жить своим целям христианский мир. Этому способ- ствовали амбициозные кланы Западной Римской им- перии, пытающиеся выйти из-под контроля Византии и стать режиссерами геополитических событий. В ре- зультате был заключен союз для совместной борьбы с неверными, который лишь спустя три столетия, обрел силу фатальной необходимости. «Священная война против неверных», провозглашенная папой Григо- рием VII в канун крестовых походов в 1096 году, со-- гласно источникам, хранящимся в архивах Ватикана, была, как выяснилось, инициирована не самим папой римским, а визитерами из Палестины, иудейскими му- дрецами талмудической мысли, сумевшими убедить его в необходимости перенесения резиденции земно- го наместника Христа из Рима – в Иерусалим, к Гробу Господню. Созданная мифологема, имеющая скрытый подтекст, повлекла за собой организацию десяти кре- стовых походов и способствовала мощному подрыву христианства изнутри. Град Господень по-прежнему оставался в руках неверных, но европейские рыцари, оказавшись на свя- той земле, в 1118 году в Иерусалиме учреждают «Брат- ство бедных соратников Христовых и Соломонова Храма» — орден тамплиеров (храмовников). Их глав- ной задачей становится исследование недр Храмовой горы в местах, где находилось основание первого Хра- ма Соломона, и поиски свитков, запечатлевших тай- ные традиции древних евреев и египтян. Кроме того, рыцари-храмовники пытались найти след исчезнув- шего Ковчега Завета — все это предпринималось не ради исторического интереса, а с целью обнаружения сакральных источников, способствующих могуществу и власти тамплиеров, а также — восстановлению Хра- ма Соломона (престола мировой власти), под руинами которого они находят множество табличек с шифрами и мистической символикой, ставшей впоследствии зна- ковым императивом тайных движений и революцион- ных потрясений в Европе и Америке. В 1128 орденский статут утверждает папа Гонорий Второй на соборе в Труа, в результате образует- ся «церковь» внутри Церкви. Орден действительно становится могущественной геополитической силой.

    В начале XIV века Орден во главе с магистром Жаком де Молэ имеет огромный ежегодный доход в 112 миллионов франков и командорства на Кипре, Антио- хи, Триполи, Кастилии, Лионе, Португалии, Арагоне, Франции, Англии, Германии, Ирландии, Сицилии, представляя первую историческую попытку создания мета-структуры управления над группой государств во главе с магистром, независимо от национальной вла- сти и влияния Римско-католической церкви. Известно из истории, что король Франции Филипп IV при под-- держке папы Климента V сумел-таки запретить орден Храма, конфисковать его имущество, а руководство ордена, в том числе верховного магистра, предать в 1314 году сожжению на костре. Орден храмовников был разгромлен почти во всех европейских странах, кроме Шотландии и Португалии, кроме того, один из преемников магистра, Пьер д,Отон учредил орден франкмасонства. Масонская традиция также восходит к временам крестовых походов, к тайной истории и символике Хра- ма Соломона. Объединившись, ветви вольных камен- щиков (масонов) и изгнанные из Франции тамплиеры, ставят задачи не только добиться идеологической и геополитической реабилитации, но и реализации свя- щенных целей возмездия за смерть магистра ордена тамплиеров Жака де Молэ и смерть строителя Храма Соломона, посвященного в тайные знания, мастера Адонирама, убитого заговорщиками и ставшего жерт- венным символом масонства. Кроме того, популярны- ми становятся проекты создания всемирных союзов и планы преобразования человечества. Постепенно ма- сонство из «оперативного» братства свободных камен- щиков превращается в «спекулятивное», т.е. в теоре- тическое масонство носителей специального знания и социально-духовного строительства, но на протяжении столетий его теоретиками подчеркивается мысль о ми- стическом рождении ордена крестоносцами в Палести- не и преемственности ими традиций строителей Храма Соломона. Так, в 1737 году шотландский дворянин Ми- хаил Рамзэ в своей речи перед собранием Парижских масонов подчеркнул: «Масонский орден возник в Палестине в эпоху Крестовых походов, когда под сводами Иерусалимско- го храма были найдены тайные символы древней свя- щенной науки; так и евреи, строители Второго Храма, в одной руке держали лопатку и известь, а в другой руке — меч и щит».

    Примечательно, что активизация теоретиче- ской мысли духовно-социальных строителей челове- чества соответствует возникновению в странах Ев- ропы в XVII–XVIII в.в. либерализма — идейного и общественно-политического течения, провозгласившего принцип гражданских, политических и экономиче- ских свобод, противопоставленных клерикализму, аб- солютизму, феодальной регламентации. У его истоков стояли такие известные мыслители как Дж. Локк, Ш.Л. Монтескье, И. Кант, А. Смит, Т. Джефферсон, Дж. Ме- дисон и другие.*
    _____________________
    * Как отмечает О. А. Платонов: «Либерализм — антихристианская идеология, ставящая своей конечной целью «развенчание» веч- ных истин Нового Завета, уничтожение религии, монархии и на- ционального мировоззрения и подмена их идеями стяжательства, погони за деньгами и плотскими удовольствиями, выдаваемыми за истинное выражение свободы человека. Либерализм отрицает не- погрешимость Священного Писания, стремится свести на нет роль национальных традиций и обычаев, а также признанных нацио- нальных авторитетов. Разрушение христианства либерализм на- чинает с требования критических проверок вероучения, призывает адаптировать христианские идеи к современному нерелигиозному мышлению, изменить язык и форму передачи Евангельской вести, изъять из Нового Завета часть текстов, раскрывающих роль иудеев в Богоубийстве. Последнее требование является ключом к раскры- тию иудейских корней генезиса либерализма. Развитие либерализ- ма от Спинозы и Дизраели до Фридмана и Хайека показывает, что его крупнейшими идеологами были иудеи, и первые требования, которые выдвигал либерализм, касались требований в защиту цен- ностей Талмуда, введения свободной торговли, ограничения прав христианской Церкви и христианской монархии. Развитие либера- лизма шло рука об руку с развитием масонства, взаимно дополняя друг друга. В сер. XIX в. наиболее радикальное крыло либерализма перерастает в социализм.
    (Большая энциклопедия русского народа. Русское мировоззрение. Институт русской цивилизации М., 2003, с. 413)

    При всех противоречиях и многовариантности либеральных концепций либерализм ставил задачу пересмотра устаревших ценностей и модернизацию общественно-исторического развития в новых – буржу- азных – условиях, требующих принципов свободного рынка, свободной конкуренции и равенства возмож- ностей, системы разделения властей, всеобщего из- бирательного права, гарантий прав и свобод лично- сти и т.д. С одной стороны, либерализм явился естественным ответом общества на абсолютизм монархических режимов и жесткое подавление свободной мысли католической инквизици- ей, с другой, он стал инструментом манипуляции обще- ственным сознанием в руках формирующейся мировой элиты, выстраивающей стратегические тропинки к соз- данию масонского «храма человечества», стоящего над государственными и религиозными структурами. В 1716 г. в Англии была организована Великая Лондонская Ложа, сплотившаяся вокруг одного Вели- кого мастера как центр единения и гармонии. В тече- ние 18 века масонские ложи «расплодились» по всему миру, появившись в Париже, Гамбурге, Индии, Амери- ке, Канаде, России и т.д. Теоретики масонства призвали превратить масонские организации в международный центр, объединяющий людей во имя «мира и дружбы» народов. Это и явилось началом глобализма и Нового мирового порядка, ведь, как говорится, «благими наме- рениями дорога в ад вымощена». Появились настоящие светила масонской идеологии. Например, в Баварии иезуитский священник Адам Вейсгаупт, основатель «Ордена Иллюминатов», профессор церковного права, посвященный в 1771 году в масонскую ложу «Доброго намерения», декларировал: «С появлением наций и на- родов мир перестал быть большой семьей, национализм занял место общечеловеческой любви». Как же вернуть- ся к общечеловеческой любви? Воистину, «либерально» просто — через уничтожение национальных госу- дарств и создание взамен международного правитель- ства, контролируемого иллюминатами. В 1773 году во Франции происходит реорганизация масонских лож и создается ложа «Великий Восток Франции», членами которой являлись активные рево- люционные деятели — Робеспьер, Дантон, Бриссо, Ма- рат, Петион, а Мирабо был учеником Вейсгаупта. По мнению французских историков, именно масоны стали главными виновниками Великой революции: после взя- тия Бастилии из 605 депутатов Национального собрания 477 принадлежали к ложам. Используя социально- политические и ситуационные противоречия в стране, «братья» сумели придать ходу революционных собы- тий сильнейший идеологический пафос, запустив ло- комотив разрушения «великих империй». Знаменитая хартия политической вольности «Свобода, Равенство, Братство», — чисто масонское творение, родившееся в недрах «Великого Востока», имеющее двойной кон- текст и тайный смысл масонского пароля. По сути, сложные и неоднозначные социально-философские категории «Свободы» и «Равенства» превращаются в средства информационно-психологической войны, им- ператив бескомпромиссного, кровопролитного взламы- вания устоев старого общества ради защиты республи- ки и «гражданских» свобод конституции. Якобинский террор, диктатура Конвента, публичная казнь короля Людовика XVI, кровью которого патриоты республики смачивали носовые платки, а палач, продавал пряди его волос всем желающим, обезумевшая толпа на улицах Парижа, — свидетельство цинизма и при этом неверо- ятного по эффекту гипнотического воздействия про- пагандистского лозунга революции: «Свобода, Равенство, Братство!».

    Впоследствии, уже в конце XIX века, появился документ под названием «Сионских протоколов», в котором была обоснована стратегия масонских и сионистских лидеров, стремящихся закрепостить все правительства сверхправительством и вынудить согласиться на международную власть миллионы людей*. В книге И. Боголюбова «Тайные общества XX века» на основе исторических фактов раскрываются причины информационной войны, развязанной мировыми структурами против суверенных государств: «По данным Хельзинга, «богатые иудейские раввины, которые были религиозными и политическими лидерами разбросанного по свету еврейского народа, объединили свои усилия в рамках группы, приобретшей известность как «СИОНСКИЕ МУДРЕЦЫ» (сионисты рассматривали себя как “мессианскую” элиту иудаизма и полагали, что все евреи мира солидаризируются с их целями. Манфред Адлер: Сыновья мрака, 2 часть) (Х.4)» Мистические течения масонства представляли собой смесь оккультизма, астрологии, алхимии, каббалы (в этом еще один источник еврейской символики в масонстве), дополняемую наивной верой в способность человеческого разума постичь конечные тайны вселенной, обуздать силы природы. Все это руководствовалось просвещенническим пафосом «свободного искания истины» вне “сковывающих церковных догм». «Свобода мысли для большинства масонов конца 19 и первой по- ловины 20 в. означала освобождение от любой религи- озной веры, а наиболее решительное меньшинство ма- сонов никогда не скрывало желания просто разрушить традиционные религии» (Х.61) — для устроения блага человечества.
    _____________________
    * О. Платонов. Загадки Сионских протоколов. М., «Родник», 1999; М., «Алгоритм», 2004

    «Пока же, до нашего воцарения, мы, напротив, создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияю- щее средство. Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управ- ление, которое состоит из наших мудрецов. Ложи бу- дут иметь своего предводителя, прикрывающего собой сказанное управление масонства, от которого будут ис- ходить пароль и программа. В этих ложах мы завяжем узел всех революционных и либеральных элементов. Состав их будет состоять из всех слоев общества. Са- мые тайные политические замыслы будут нам извест- ны и попадут под наше руководство в самый день их возникновения». (Протокол №15). «От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев само- державие, а конституция, как хорошо вам известно, есть не что иное, как школа раздоров, разлада, спо- ров, несогласий, бесплодных партийных агитаций, партийных тенденций – одним словом, школа всего того, что обезличит деятельность государства. Трибу- на не хуже прессы приговорила правителей к бездей- ствию и бессилию и тем самым сделала их ненужны- ми, лишними, отчего они и были во многих странах свергнуты. Так стало возможным возникновение ре- спубликанской эры, и тогда мы заменили правителя карикатурой правительства – президентом, взя- тым из толпы, из среды наших креатур, наших рабов. В этом было основание мины, подведенной нами под гоевский народ или, вернее, под гоевские народы». (Протокол№10). Понятие «классовой борьбы» и ее влияние на ход исторического процесса, ставшей основой научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса, при всей видимой правомерности этой теории, явилось лишь средством для достижения целей геополитической элиты, стремя- щейся к мировому господству и умело использующей протестные настроения буржуазии, дабы обеспечить в будущем ее финансовое покровительство.

    «В 1648 году буржуазия в союзе с новым дворян- ством боролась против монархии, против феодального дворянства и против господствующей церкви. В 1789 году буржуазия в союзе с народом боро- лась против монархии, дворянства и господствующей церкви… Революции 1648 и 1789 годов не были английской и французской революциями; это были революции ев- ропейского масштаба». (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочине- ния. т.6, стр. 114-113). Но не только Европу, но и Америку потрясли ре- волюционные события, расчистившие путь Новому ми- ровому порядку, укрепленному масонской идеологией и финансовым могуществом буржуазии. Именно амери- канский вариант лег в основу глобализма с планетарной гегемонией американизма. В 1730 г. открылась Ложа в Филадельфии, и в 1755 здесь же состоялось торжество освящения масонского дома, а перед началом революции 1776-1786 гг. в Америке работало уже восемь Великих Лож, причем масонами были все выдающиеся политики того времени, в том числе герой освободительной войны Джордж Вашингтон. Почти весь командующий состав американской армии, выступивший на стороне революции (начиная с главнокомандующего) принадлежал к числу масонов. Большинство народных представителей Континенталь- ного конгресса, подписавшихся под «Декларацией неза- висимости» 1776 г. и под Союзной Конституцией 1787 г., были масонами. Да и сами документы: «Декларация независимо- сти» и «Конституция Соединенных Штатов Амери- ки», — составлены при участии выдающихся деятелей масонской идеологии. Томас Джефферсон и Вениамин Франклин, впоследствии ставшие президентами США, отразили основные идеи масонского политического строительства: «энергичная конституция», способная (согласно высказываниям Д. Вашингтона) «смести с лица земли врага равенства и справедливости»; идеи «народовластия» и «народоправства»; свобода собра- ний, слова, совести, разделение властей на законода- тельную, исполнительную и судебную, огромные пол- номочия главы исполнительной власти — президента, избираемого на четыре года; более того, в реализации этих идей были учтены ошибки доктрины иллюмина- тов и принципов якобинства, а масонские ложи в Америке выделились в свою особую сеть Великих Лож с главным центром в Нью-Йорке. Так, из разрозненных северо-американских коло- ний, заселенных английскими, голландскими, француз- скими переселенцами, почти поголовно истребившими местное население — индейцев, появилось государство «свободы и демократии», претендующее в дальнейшем на установление глобальной мировой власти с плане- тарной гегемонией американизма По сути, США — единственное государство в мире, которое состоялось не в ходе исторического про- цесса, а искусственно создано, сконструировано масо- нами. Да и сам Вашингтон в первой своей речи назвал республиканскую модель правления «конечным об- разом зависящей от эксперимента, доверенного рукам американского народа». (Масонство/Авт.-сост. С. П. Мельгунов, Н. П. Сидоров. Мн. Харвест, 1998). Все пре- зиденты Соединенных Штатов — масоны высокой сте- пени посвящения, более того, здесь сооружен масонский национальный мемориал со статуей Вашингтона, изо- браженного со всеми масонскими регалиями, с молот- ком в руке, ибо Генерал-Гроссмейстер Вашингтон про- славляется в Штатах, как «Великий мастер-строитель, воздвигнувший на Западе Храм Свободы».

    Американские деньги все испещрены масонской символикой, и на долларах по-латыни весьма симво- лически значатся две надписи: «Дал согласие к начи- нанию», Новый порядок веков. Всеобщей доллариза- ции способствует развитие и упрочение капитализма и переход его в транснациональную фазу, которая, по мнению Маркса «втягивает народ в единую сеть миро- вого рынка». «Мы окружили свое правительство целым ми- ром экономистов. Вот отчего экономические науки со- ставляют главный предмет преподавания евреям. Нас будет окружать целая плеяда банкиров, промышлен- ников, а, главное, миллионеров, потому что все будет решаться вопросом цифр». («Сионские протоколы», Протокол №8). В настоящее время достаточно фактов, до- казывающих не только наличие, но и конкрет- ное воздействие мета-структур управления на ход революционных процессов в мире. Вначале — буржуазно-демократических, затем — социалистиче- ских, необходимых для разрушения монархических режимов, особенно в таких сильных государствах, как Германия, Австро-Венгрия, Россия.

    С появлением в 1848 году «Манифеста Комму- нистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, про- возглашением идеи диктатуры пролетариата и проле- тарского интернационализма, завершенного призывом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», социали- стические идеи, способные раскрутить маховик про- летарской пассионарности и содействовать интер- национальному, сверхгосударственному единству рабочих-социалистов, подрывающему так или иначе национальную государственность, берутся на «щит» масонскими организациями: «Масонство, подготовившее политическую рево- люцию 1789 года, должно теперь подготовить социали- стическую. Масоны обязаны идти рука об руку с про- летариями. На стороне первых — интеллектуальные силы и творческие способности, у вторых — численное превосходство и разрушительные средства. Единение их осуществит социалистическую революцию». (Ма- сонский журнал «Акация», 1910 г.) «С того дня, когда союз пролетариата и масонства будет скреплен, мы будем армией непобедимой» — провозгласила международная масонская конференция 1910 года в Брюсселе.

    «Миром управляют совсем не те, кого считают правителями люди, не знающие, что творится за кулисами», — предупреждал о грядущих мировых катаклизмах Бенджамин Дизраэли, лидер консервативной партии Англии, премьер-министр Великобритании в 1868 и 1874-1880 годах. «Существует политическая сила, редко упоминаемая, — я имею в виду тайные общества. Невозможно скрыть, а потому и бесполезно отрицать, что значительная часть Европы покрыта сетью этих тайных обществ подобно тому, как поверхность шара покрыта сетью железных дорог. Они <...> стремятся к уничтожению всех церковных установлений». На первом интернациональном Конгрессе масонов в Париже в 1889 году, посвященном памяти столетия Французской революции 1789 года, было заявлено: «Настанет день, когда народы, не имевшие ни XVIII века, ни 1789 года, сбросят узы монархии и церк- ви. Этот день теперь уже недалек. Этот день, которого мы ожидаем, этот день принесет всеобщее масонское братство народов и стран. Это идеал будущего. Наше дело — ускорить рассвет этого всеобщего мирового братства. Цель, к которой стремятся все масоны, — атеистическая республика».

    Атеизм, космополитизм, задачи разрушения национальных государств и христианских конфес сий — эти программные установки, реализующиеся на протяжении последних двух столетий, обозначаются в документах и пропагандистских источниках масонских и сионистских структур, претендующих на единое сверхправительство. «Носители государственной власти — враги ма- сонства, так как государственная власть — более страшный тиран, нежели церковь». («Акация», 1903, журнал «Луч Света», кн. 6, с. 54) В 1881 году в Англии Джоном Редклифом было опубликовано обозрение политико-исторических событий за последнее десятилетие, в которое были включены фрагменты выступлений лидеров тайных сооб- ществ: «Христианская церковь — один из опаснейших наших врагов, и мы должны упорно трудиться, чтобы ослабить её влияние. Мы должны, сколько возможно, стараться привить к умам, преданным христианской религии, идеи свободомыслия, скептицизма, раскола, вызвать религиозные препирательства и споры в многочисленных ответвлениях и сектах христианства...» «Каждая война, каждая революция, каждое поли- тическое или религиозное потрясение в христианском мире приближают нас к тому моменту, когда великая наша цель будет достигнута нами...»

    «Уже мы будем диктовать миру, во что он должен верить, что чтить и что проклинать. Может быть, некоторые личности восстанут против нас, но покорные и невежественные массы будут нас слушать и держать нашу сторону. Раз мы будем хозяевами прессы, от нас будет зависеть, внушать те или иные понятия о чести, добродетели, прямоте характера...

    Мы с корнем вырвем веру и поклонение тому, что до сих пор боготворилось христианами; увлече- ние страстьми будет в наших руках орудием, которым мы уничтожим все, что еще возбуждает благоговение критики... Только этим путем сможем мы во все время под- нять массы и направить их к саморазрушению, к рево- люциям, т.е. к любой из катастроф, которые все более и более приближают нас к достижению нашей конечной цели — царствовать на земле...» В «Сионских протоколах», по мнению исследо- вателей, во многих деталях повторяются документы ордена иллюминатов Адама Вейсгаупта, еще в канун Французской революции, поставлены задачи учрежде- ния мирового господства тайной наднациональной эли- той, претендующей на глобальную власть: «Необходимо учредить режим мирового господ- ства в форме правительства, которое распространит свою власть во всем мире» (Документы иллюминатов) «На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться сверхправи- тельственной администрацией. Руки его будут про- тянуты во все стороны, как клещи, при такой колос- сальной организации, что она не может не покорить все народы». («Сионские протоколы», Протокол №5). «Священная война против неверных», ставшая лозунгом крестовых походов и скрепившая тайными скрижалями Храма Соломона иудейское жречество и ев- ропейское рыцарство, к середине XIX века обретает силу программных документов иудейско-талмудических и франкмасонских организаций. В июне 1869 г. в Лейпциге состоялся еврейский собор, получивший название синода, в котором приняли участие представители из Австрии, Германии, Англии, России (включая Польшу), Турции и Франции. В резолюции, одобренной Великим раввином Бельгии Астрюком, высказывались рекомен- дации по «правилам игры» на современной политической карте мира: «Синод признает, что развитие и осуществление современных правил представляет вернейшую гаран- тию настоящего и будущего еврейства, энергическое и живое условие для расширения и развития иудейства. Таким образом, современные правила в политике и науке, правила революционного и масонского свободо- мыслия одобрены общенародным еврейским союзом и Великим раввином Астрюком».

    Следует подчеркнуть, что понятие «еврей» в этой и многих других сионистских декларациях отнюдь не является отражением национальных приоритетов еврейского народа, а представляет интересы крупных мировых кланов, объединенных в структурную геополитическую и финансовую сеть франкмасонства, иллюминатства, мартинизма, розенкрейцерства, олигархи- ческого сионизма, сросшегося с американоцентричной моделью однополярного мира и т.д., а в целом, защи- щает интересы космополитических международных групп, на самом деле, враждебных интересам собственных народов, и лишь использующих их чаяния для реа- лизации собственных политических планов. «В действительности, для нас нет препятствий. Наше Сверхправительство находится в таких условиях, которые принято называть диктатурой. От нас исходит всеохватывающий террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархий, демагоги, социалисты, коммунары, утописты. Мы всех запрягли в работу, каждый из них со своей стороны подтягивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все го- сударства замучены, они взывают к покою, готовы ради мира пожертвовать всем, но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального сверх- правительства открыто и с покорностью». («Сионские протоколы», Протокол №9). Понятно, что православная Россия, огромная территориально, поднимающаяся экономически, с сильной самодержавной государственностью, ставшая, начиная с XVIII века не только империей, но и по праву, великой державой, явилась одной из главных целей поражения со стороны структур, претендующих на глобальную мировую власть.

    В многочисленных духовных пророчествах XIX — начала XX века делались грозные предостережения о судьбе земли русской, о революционных предпосылках падения «Третьего Рима». Святитель Феофан Затворник Вышенский (1815-1894):
    «Как шла Французская революция? Сначала распространились материалистические воззрения. Они пошатнули и христианские, и общерелигиозные убеждения. Пошло повальное неверие. Бога нет, человек — ком грязи; за гробом нечего ждать. Несмотря, однако, на то, что ком грязи можно было всем топтать, у них выходило, не замай! не тронь! дай свободу! И дали! Начались требования — инде разумные, далее полуумные, там безумные. И пошло все вверх дном. что у нас? У нас материальные воззрения все более и более приобретают вес и обобщаются. Силы еще не взяли, а берут. Неверие и безнравственность тоже расширяются. Требование свободы и самоуправства — выражается свободно. И вот выходит, что и мы — на пути к революции». Игумен черменецкого монастыря о. Анатолий (Бочков) – оптинским старцам (1848):
    «Кажется, теперь и раскольникам, и православным следует подумать не о своих личных делах, а о грядущем Божием гневе на всех, который может, яко сеть захватить всех грядущих на земле. Революция во Франции не есть частное зло, а только воспламенение тех подкопов, которые подведены под всю земли, особливо Европейскую, яко хранительницу просвещения и духовного, и мирского. Теперь страшен уже не раскол, а общее европейское безбожие.

    Если восторжествует свободная Европа и сломает последний оплот — Россию, то чего нам ожидать, судите сами. Я не смею угадывать, но только прошу премилосердного Бога, да не узрит душа моя грядущего царства тьмы...».

    Глава вторая.
    Причины разрушения общественного сознания Рима Первого, Рима Второго (Византии) и Рима Третьего (России)

    Историческая закономерность или попущение Божие: ведь Рим Первый и Рим Второй (Византия) и Рим Третий (Самодержавная Русь) были разрушены в результате информационных диверсий, направленных на структуры управления государствами, на идеоло- гию, на системы обороноспособности, на их экономики, на сферы духовности и культуры, а главное, на обще- ственное сознание.

    «Чья сила – того и воля!» — гласит известная русская пословица, а политическая воля предполагает идею власти и господства более сильного противни- ка над слабым. Как подчеркивал Карл фон Клаузевиц:
    «Война — это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнять нашу волю». По мнению иссле- дователей, история человечества — это, прежде всего, «история войн, символизирующая дурную сторону», «порочное начало», по Гегелю, движения истории. Из- вестно, что Ницше, разработавший апологетику войны, утверждающий императив воли к власти и стремление господства над другими в имперских геополитических процессах, достаточно реалистичен в своей позиции, связывая латинское слово bellum, означающее «войну» со словом duellum (дуэль), т.е. волю к власти — это не только насилие, но и силовое противоборство меж- ду конкурирующими политическими и социальными группами. А противоборство имеет целью не только военную экспансию, но и навязывание собственных ценностей и установок противнику, соподчиняя его коллективную волю не только с помощью оружия, но и с помощью насилия над его групповым сознанием.

    Весьма точно описывает сущность информаци- онной войны философ К. С. Гаджиев: «Информацион- ная и телекоммуникационная революции превратили войну из соревнования в грубой силе в соревнование умов в том, кто именно способен быстрее, эффектив- нее и масштабнее наносить урон противнику, оста- ваясь при этом на расстоянии тысяч километров. Ко- нечно, война представляет собой социо-культурный и социально-психологический феномен… В принципе, все войны носят идеологический характер в том смыс- ле, что каждая из вовлеченных в неё сторон, так или иначе, посягает на образ жизни и систему ценностей своего противника*».
    _____________________
    * Гаджиев К.С. Политическая философия. М., 1999.

    Психолог и публицист С. Кин, оценивая гонку во- оружений во время холодной войны, отмечал: «Сначала мы создаем образ врага. Образ предваряет оружие. Мы убиваем других мысленно, а затем изобретаем палицу или баллистические ракеты, чтобы убить их физически. Пропаганда опережает технологию*». Одним из методов информационного противоборства, применяемых еще с античных времен, является прием информационно-психологических атак, называемых доктором психологических наук Ю.В. Громыко консциентальным оружием. Главной задачей становится поражение и уничтожение определенных типов сознания, противостоящих установкам тех, кто стремится к долговременному геополитическому господству. Размывается категория «народ», народ превращается в население, поскольку большинство субъектов того или иного национального государства уже не желает соотносить себя с тем полиэтносом, к которому принадлежало. Разрушается так называемая идентификационная матрица общественного сознания, когда отдельный индивид или группа уже не ориентируются на установки и ценности, принятые в государстве. Одновременно в образовавшуюся лакуну структуры общественного сознания агрессивно внедряется искусственно навязываемая, как правило, чужеродная, квазиматрица новых «ценностных» ориентиров. В стратегии глобализации консциентальное оружие является ключевым как средство размывания национальных государств и традиционных религий с целью установления единой мировой власти. Характерно, что именно эта форма информацион- ной войны, явилась одной из причин разрушения Римской империи, ставшей, благодаря императору Константину, мировым центром христианства.
    _____________________
    * Keen S. Forays of Enemy. N.Y., 1988.

    К сожалению, Второй Рим – Византия – не смогла отстоять свою национальную идентичность. В пору расцвета империи византийцы чувствовали себя единым народом, единой православной нацией, горди- лись своей культурой и традициями, свято почитали монастыри и храмы. «Мы все ромеи – православные граждане нового Рима» — утверждали они. Экономи- чески Византия была сильным государством, имеющим стабильную финансовую систему, богатые купеческие города, огромные золотые запасы, совершенное градо- строительство, систему высшего образования и четкую юриспруденцию. Естественно, что немало сил было потрачено со стороны Запада и иудейских торговых кланов, чтобы разрушить эту великую империю, про- существовавшую 1123 года. Точкой уязвимости стала Венеция, куда свозились награбленные товары, где ста- ло расцветать ростовщичество, возникли первые евро- пейские банки. Стремление к наживе и лицемерие пер- вых венецианских буржуа затмили православную веру и патриотизм. Византию, имеющую твердую золотую валюту, Запад попытался втянуть во всеевропейскую торговую организацию, и император Алексей Комнин подписал международный торговый договор «Золотая булла», что способствовало резкому ослаблению эконо- мики страны. Император Андроник, отменивший «Зо- лотую буллу» и конфисковавший иностранные пред- приятия был убит. Византия, отрицающая европейские ценности, была объявлена юридической империей зла, и по согласованию с коррумпированной Венецией ев- ропейские рыцари, благословленные папой римским, направили свой удар на разрушение центра правосла- вия – Константинополь. Ситуацию усугубило сложное, агрессивное этническое поле, окружающее Византию: арабы, турки, сельджуки, норманны, германцы, племе- на евразийских кочевников, а также внутренняя раздро- бленность нации, сепаратизм, вражда между народами и олигархическими кланами, политические интриги приближенных к трону. Когда в IX-X вв. империя решила задачу сближения с Русью и христианизации славянских земель, а также — политического размежевания (вопреки За- паду) с иудейскими общинами, бывшими союзниками Каролингов, Византия уже находилась в инерционной фазе своей государственности. Захват Константинопо- ля в 1204 году рыцарями-крестоносцами, подрыв эко- номики страны, переориентация в сторону Запада Ви- зантийской Венеции, постоянные внутренние распри и, наконец, принятие, в 1439 году, под давлением като- лической церкви, флорентийской унии способствовали резкому ослаблению империи и ее падению в 1453 году после завоевания турками-османами.

    Историческая реальность сложилась так, что единственным государством, способным воспринять традиции не первого монарха Европы – Карла Вели- кого, а императора Константина, причисленного Цер- ковью к лику Равноапостольных – духовного отца православно-славянской цивилизации, делается госу- дарство Российское. «чудо сопровождает Россию сквозь века, – пи- шет Владыка Иоанн (Снычев) в книге «Самодержавие духа». — В конце Х века вошли в купель святого кре- щения племена полян, древлян, кривичей, вятичей, ра- димичей и иных славян. Вышел из купели – русский народ, в течение шести веков (с Х по XVI) вдумчиво и сосредоточенно размышлявший о месте Святой Руси в мироздании, пока, наконец, в царствование Иоанна IV не утвердился в своем национально-религиозном миро- воззрении. И все это – вопреки обстоятельствам, усло- виям, возможностям, выгоде, расчету. С этого «вопреки» и начинается русская история. Ибо угодно было Господу явить здесь чудо крещения, положившего начало тысячелетнему служению собор- ного и державного православного народа тогда, когда это казалось невозможным и невыполнимым. чтобы показать это с ясностью на исторических примерах, обратимся к моменту, когда Русь еще пребывала в язы- ческом заблуждении, не догадываясь о своей будущей великой судьбе». Описывая историческое становление государства Российского, укрепление общественного сознания ру- сичей, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) отмечает геополитическую значимость усилий Руси по противодействию намерениям струк- тур, претендующих на мировую власть: «Хазарский каганат встал на пути молодой рус- ской державы в IX веке, когда еврейская община Хаза- рии добилась господствующего политического и эко- номического положения в стране. Оставаясь чуждыми коренному населению, иудеи с помощью наемных мусульманских войск сумели подавить всякое сопро- тивление и сделать Хазарию опорным пунктом своего экономического могущества. Политика каганата осу- ществлялась в интересах торговой еврейской диаспо- ры, извлекавшей огромные прибыли из работорговли и Великого шелкового пути, пролегавшего через зем- ли Хазарии.

    Императоры династии Каролингов на Западе по- лучали средства для финансового обеспечения своих планов от иудеев-рахдонитов. Мусульманские власти- тели Испании воевали с христианами на еврейские деньги. Евреи освоили не только восточный путь, по которому шелк обменивался на золото, но и северный – из Ирана на Каму. Итак, в Х веке иудейская диаспора стояла на пороге невиданного взлета. Казалось, «избранный народ» через тысячу лет после сокрушительного военного поражения, нанесенного ему легионерами Рима, и не менее сокру- шительной духовной катастрофы, вызванной страшным преступлением богоубийства, осуществит все же свою многовековую мечту о мировом господстве. Дело было за малым – уничтожить нарождавшуюся молодую и неопытную Русь. В это тревожное время у кормила Рус- ской земли оказались два человека, чья деятельность и определила неудачный исход всемирного еврейского предприятия, Это были язычник – князь Святослав и его мать – христианка княгиня Ольга». После смерти князя Святослава, благодаря ратным подвигам которого Русь защитила свою независимость, а владычеству Хазарского каганата был положен конец, княжение в Киеве в 980 году захватывает его сын Вла- димир, убивший в междоусобной брани своего брата Ярополка. Неожиданно, по промыслу Божьему, меняется вектор русской истории. Владимир, заключив союз с Ви- зантией в 987 году, вдруг открывается пониманию зна- чимости православной веры для княжества русского и в 988 году принимает решение о крещении в Корсуни. Внезапно ослепший, он прозревает в момент принятия таинства в купели, прозревает и внутренне, как радетель за судьбу родного Отечества, народу которого теперь предстояло научиться жить по-новому, во Христе, изба- вившись от темных предрассудков язычества, разобщен- ности, кровопролитных междоусобиц и безнравствен- ности. Крещение князя Владимира, ставшего братом во Христе византийского императора Василия II, брак с греческой царевной Анной, строительство храмов по византийскому образцу, благочестивая жизнь, обретение навыков православной культуры положили начало пре- емственности Руси в сохранении и укреплении православного мировосприятия.

    Еще со времен крещения Руси и правления кня- зей Владимира и Ярослава Мудрого, начинает форми- роваться идентификационная матрица общественного сознания, глубоко укоренив в народном представлении приоритеты православной жизни и ощущения богоиз- бранности земли русской.

    «Прежде были мы, как звери и скоты, не разумели десницу и шуйцу,
    И лишь к земному прилежали и даже мало о не бесном не пеклись,
    Но послал Господь и к нам заповеди, ведущие в жизнь вечную, по пророчеству Осии:
    «И будет в день оный, говорит Господь:

    «…Завещаю им завет с птицами небесными и зверьми земными,
    И не говорю людям моим: «Люди вы мои!» Они мне говорят: «Господь ты наш!»
    И так, чужими будучи, ЛЮДЬМИ БОЖЬИМИ МЫ НАРЕКЛИ СЕБЯ».
    («Слово о законе и благодати» Илларио- на, митрополита Киевского, около 1049 г.)

    Если говорить об установочном комплексе, то рус- ский человек отождествлял себя с православием, причем не только с его обрядами, ритуалами, но и с глубинным осмыслением его сути – верой, ставшей воистину об- разом жизни. Кроме того, начиная со времен московско- го царства, взявшего на себя миссию Третьего Рима, в общественном сознании укрепляется имперский им- пульс Рима Первого. Сами государи нередко называют себя августами-кесарями, а в градостроительстве Мо- сквы используются элементы Рима Первого и Рима Второго. Так, например, комплекс сооружений царско- го дворца в московском Кремле, квадратный в плане, имел своими прообразами Паллатии (дворцы) Рима и Царьграда. Преемственность Византии обнаруживает- ся в искусстве и культуре, глубоко чтившей творчество античных поэтов и философов, а идея богоизбранности самодержавной власти опять-таки восходит к Риму Пер- вому. Свято чтят на Руси, наравне с Равноапостольным князем Владимиром и Ольгой, римского императора Константина и мать его, царицу Елену, причисленных также к лику Равноапостольных.

    Одним словом, идентификационная матрица Третьего Рима так или иначе соединила в себе исто- рические архетипы истоков православия Рима Первого и Рима Второго, а также вместила элементы славянской культуры, наполнившись особой значимостью нацио- нального сознания. Поскольку Руси в течение всего периода станов- ления государственности приходилось жертвенно за- щищать Родину от захватнических войн и кочевых на- бегов, общественное сознание естественным образом впитало в себя патриотизм. Хочется вновь обратиться к книге митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Сны- чева) «Самодержавие духа»: «Крещение Руси и эпоха святого Равноапостольного князя Владимира стали ядром обширного былинного цикла, в основании ко- торого лежат достоверные исторические события и личности. Главными действующими лицами киевских былин являются богатыри-воины, защищающие свя- тую Русь от посягательств иноверцев. Центральной фигурой этого цикла, да и всего русского эпоса, стал Илья Муромец». «Сознание религиозного содержания его бранных подвигов – особого пути православного служения – пронизывает все былины. В одной из них, в частно- сти, говорится: «Прилетала невидима сила ангельска и взимала-то его со добра коня, и заносила во пеще- ры во Киевски, и тут старый преставился, и поныне его мощи нетленныя». В другой былине перенесение преподобного Илии в Киево-Печерский монастырь происходит после того, как во время паломничества в Константинополь он находит на дороге дивный крест, под которым спрятано великое сокровище – серебро и злато. Сокровища преподобный жертвует князю Вла- димиру на строительство храма, а сам чудесным обра- зом переносится в лавру, где по его успении остаются нетленные мощи». Отважные великие князья, отличавшиеся рат- ными подвигами и особыми заслугами перед землей русской: Александр Невский, Мстислав Великий, Всеволод Псковский, Андрей Боголюбский, Мстис- лав Храбрый, Дмитрий Донской и другие, — впо- следствии были причислены церковью к лику святых. Кроме того, князья-герои являли собой ревностное от- ношение к православной вере, возводили храмы и мо- настыри, возносили молитвы за спасение родной зем- ли, творили милостыню. В тяжелые для земли русской времена практически каждый ее житель, вдохновлен- ный подвигами богатырей-героев, воспринимал себя, как защитник Родины. Именно, всеобщего чувства патриотизма, объе- диняющего граждан Второго Рима, не хватало Визан- тийской империи, когда, например, купцы из Венеции, входящие в состав Византии, во времена военных кон- фликтов нередко содействовали успеху противника. Наконец, еще одним важным ценностным ориентиром матрицы общественного сознания Руси становится стремление к правде, порой обретающее мистический, судьбоносный оттенок.

    «Для праведных у Бога места много»
    «Правда светлее солнца»
    «Деньги смогут много, а Правда – все!»
    «Благословением праведных возвышается город, а устами нечестивых разрушается» (Притча 11,11)
    «Не в деньгах счастье , а в правде!»
    (Русские пословицы).

    В 1478 году Иван III провозглашается Государем всея Руси, московское княжество становится государ- ством. В 1480 окончательно ликвидируется татаро- монгольское иго золотой орды. Москва укрепляется как центр православно-славянской цивилизации. Для Третьего Рима открывается путь геополитических пер- спектив и богоизбранной цивилизационной миссии — сохранить все лучшее, что было в Риме Первом и Риме Втором и это лучшее преумножить. Во времена царствования Ивана IV создается

    «Степенная книга» ставшая концепцией русской жизни, идеологией его общественного сознания. В ней утверждался ключевой принцип российской государственности – «симфония властей». «В основании этого громадного труда лежал замысел, согласно которому вся русская история со времен крещения Руси до царствования Иоанна Грозного должна предстать в виде семнадцати степеней (глав), каждая из которых соответствует правлению того или иного князя. Обобщая главные мысли этих обширнейших летописей, можно сказать, что они сводятся к двум важнейшим утверждениям, которым суждено было на века определить течение всей русской жизни:
    1. Богу угодно вверять сохранение истин Откровения, необходимых для спасения людей, отдельным народам и царствам, избранным Им Самим по неведомым человеческому разуму причинам. В ветхозаветные времена такое служение было вверено Израилю. В новозаветной истории оно последовательно вверя- лось трем царствам. Первоначально служение принял Рим – столица мира времен первохристианства. Отпав в ересь латинства, он был отстранен от служения, преемственно дарованного православному Константино- полю – «второму Риму» средних веков. Покусившись из-за корыстных политических расчетов на чистоту хранимой веры, согласившись на унию с еретикамикатоликами (на Флорентийском соборе 1439 года), Византия утратила дар служения, перешедший к «третьему Риму» последних времен – к Москве, столице Русского Православного царства. Русскому народу определено хранить истины православия «до сконча- ния века» – второго и славного Пришествия Господа нашего Иисуса Христа. В этом смысл его существова- ния, этому должны быть подчинены все его устремления и силы.

    2. Принятое на себя русским народом служение требует соответственной организации Церкви, обще- ства и государства. Богоучрежденной формой суще- ствования православного народа является самодер- жавие. Царь – Помазанник Божий. Он не ограничен в своей самодержавной власти ничем, кроме выполне- ния обязанностей общего всем служения. Евангелие есть «конституция» самодержавия. Православный царь – олицетворение богоизбранности и богонос- ности всего народа, его молитвенный председатель и ангел-хранитель». К сожалению, с позиции глобальной истории оче- видно, что Россия не выполнила до конца ни своей мис- сии державной, ни миссии цивилизационной, возложен- ной на нее промыслом Божьим. 429 лет потребовалось (с 1478-1917) для разрушения российской государствен- ности. Для разрушения советской – 79 лет. Выстоит ли Россия постсоветская? В истории «великой разрухи Московского го- сударства» весьма показательно Смутное время на рубеже XVI-XVII вв., которое обнажило целенаправ-- ленность усилий по разрушению России со стороны формирующихся структур мировой власти. Много- численные диверсии по отношению к самодержавно- му трону, неведомые причины убийства царем Иваном Грозным своего наследника, сына Ивана; загадочная гибель в Угличе его другого сына, царевича Димитрия; заговор бояр против Бориса Годунова и неожиданная, до сих пор невыясненная, причина его смерти. Восста- ние крестьян и холопов под предводительством Хлопка Косолапа; массовый разбой, самозванщина, вторжение в Россию войск Речи Посполитой, народное восстание в Москве и убийство наследников Б. Годунова; захват власти после казни Лжедмитрия I боярином Василием Шуйским; антифеодальные восстания под руковод- ством Ивана Болотникова; свержение Василия Шуй- ского, открытая интервенция Польши против России, Семибоярщина…

    Воистину чудо, благодаря активизации лучших сил общества во главе с земским старостой Кузьмой Мининым, князем Дмитрием Пожарским и Дмитри- ем Трубецким, при поддержке Церкви, удалось пода- вить Смуту, очистить Русь от иноземных захватчиков, спасти самодержавие и укрепить народное самосо- знание. В феврале 1613 года был создан земский собор, на котором был избран царем Михаил Романов, сын патриарха Филарета. Фактически в первые годы по- сле Смуты, когда требовались огромные усилия, чтобы восстановить в России разрушенную систему государ- ственности, вся работа в этом направлении проводи- лась под руководством патриарха Филарета, умного пастыря Церкви и сильного, требовательного админи- стратора. Тем самым, был создан методологический противовес новым попыткам разрушения Третьего Рима как изнутри, так и извне, соединив самодержа- вие, православие и народность в единый идеологиче- ский стержень. К сожалению, этот механизм выдержал недолгое испытание временем, дав сильную трещину уже в период правления царя Алексея Михайловича, когда оплот православия — Русь — потряс мятежный раскол, а царская власть и церковь стали утрачивать симфонию взаимодействия. Во времена царствования Петра I начинает раз-- рушаться идентификационная матрица общественно- го сознания России. «Пользуясь поддержкой самого Царя, — отмечает В. Иванов в монографии «Православ- ный мир и масонства», — иностранцы-протестанты ведут пропаганду своего учения совершенно безна- казанно. Господствующая Православная Церковь отхо- дит на второе место и превращается сначала в церковь терпимую, а потом гонимую. При деятельном участии самого Царя создается «Всешутейший Собор», участ- ники которого подвергают Православную Церковь ко- щунственному осмеянию и поруганию. Под видом ис- правления церковной и монастырской жизни издается целый ряд указов, стесняющих свободу совести и цер- ковной жизни православных. Идет широким фронтом борьба за искоренение «гангрены», т.е. монашества, и за разгон «тунеядцев-монахов». От церквей и монастырей отбирается имущество. Монахи и священнослужители переводятся на голодное содержание. Как из рога изо- билия сыпятся указы, запрещающие поднимать иконы на дом, строить храмы, производить сборы на храмо- издательство и колокола, устраивать часовни, хранить артос и богоявленскую воду и т.д. и т.д.

    Протестанты-масоны внушают Петру I мысль уничтожить патриаршество, обезглавить церковь, подчинить ее бюрократическому учреждению во гла- ве со светским чиновником, обер-прокурором Св. Си- нода, и тем самым унизить непререкаемый авторитет церкви и подорвать уважение к ней в глазах народа. Руководство церковной жизнью бюрократией убивает соборное начало. Распадается «богоизбранная, бого- мудрая и благочестивая двоица» — Царь и Патри- арх. Восторжествовала чуждая истории русской, пра- вославной церкви и православной жизни масонская идея — отделения церкви от государства, Царская власть становится морально одинокой. Расшатывая религиозные основы царской власти, эпоха Петра нано- сит сокрушительный удар исконному Самодержавию. Византийская традиция — царство и церковь нельзя отделить, — традиция теснейшего союза алтаря и пре- стола была нарушена. В царствование Петра I умирает Православная Монархия и нарождается новый тип государства — Европейская Монархия в форме про- свещенного абсолютизма». «От XVIII века России досталось тяжелое насле- дие, — подчеркивает в книге «Самодержавие Духа» митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), — судорожная эпоха Петра, разметавшая русскую старину в погоне за европейскими новшества- ми, сменилась господством череды временщиков, мало любивших Россию и еще меньше понимавших непо- вторимые особенности ее характера и мировоззрения. Едва успевшая передохнуть за время царствования го- сударыни Елизаветы Петровны, страна вновь оказалась ввергнута в водоворот религиозных, политических, экономических и военных перемен и нововведений, продолжавших размывать традиционные ценности бы- тия Святой Руси. Православная Церковь была унижена и ослаблена: ликвидирована каноническая форма ее управления (патриархат), изъятием церковных земель подорвано благосостояние духовенства и возможности церковной благотворительности, резко сокращено количество мо- настырей — светочей христианской духовности и пра- вославного образования. Самодержавие как принцип правления (предполагающий религиозно осознанное отношение к власти как к церковному служению, послушанию) все более искажалось под влиянием идей западно-европейского абсолютизма.

    Это особенно характерно для царствования Ека- терины II. Позднее, в царствование таких государей, как Николай I, Александр III и Николай II, здоровый христианский взгляд на царскую власть вновь возвра- щался, но это уже не могло само по себе остановить ги- бельные процессы в России». На протяжении XIX века идентификационная ма- трица общественного сознания России разрушалась и размывалась представителями русского масонства, вольнодумцами, анархистами, социалистами, атеистами и республиканцами, внедряя в сознание народа им- ператив революции, борьбы «труда с капиталом», ма- териализм, масонский лозунг «Свобода. Равенство. Братство» и новое мироустроение на основе фальши- вых «демократических» принципов.

    Б. Башилов в своем фундаментальном труде «История масонства» показывает губительное воздействие на самосознание русского народа: «Карл Маркс, остро ненавидевший Россию и русских, дает следующую оценку исторической роли России в эту эпоху в «Коммунистическом Манифесте»: «Это было время, когда Россия являлась ПОСЛЕДНИМ большим резервом европейской реакции...»

    Недаром К. Маркс и Ф. Энгельс, эти боги социализма, писали: «Нам ясно, что революция имеет только одного, действительно страшного врага — Россию». (Ф. Энгельс, соч. т. IV, стр. 9). В одном лагере вместе с масонами и их духовными лакеями вроде К. Марк- са находились также русские европейцы — основатели и члены Ордена Русской Интеллигенции, созданного взамен запрещенного Николаем I масонства: Герцен, Белинский, Бакунин и другие. М. Бакунин с восторгом предсказывал, что когда восторжествует демократия в России, то «ее пламя пожрет державу и осветит всю Европу своим кровавым заревом. чудеса революции встанут из этого пламенного океана. РОССИЯ ЕСТЬ ЦЕЛЬ РЕВОЛЮЦИИ; ее наибольшая сила развер- нется там». Разрушение России при первой к тому возможности составляло основную цель масонства и находящихся под его влиянием международных ре- волюционных кругов. И эту цель не считали нужным скрывать. «Остановка России, — писал К. Маркс в га- зете «Нью-Йорк Таймс» в 1853 году, — должна явиться наивысшим требованием момента». «Многие думают, — пишет бывший французский масон Копен-Альбанселли, — что страну можно поко- рить только силою оружия, это глубокая ошибка. Есть раны гораздо более чувствительные, чем те, которые проливают народную кровь: это — раны, наносимые душе народной. Душа народа заключается в его тради- циях, в его вековых преданиях; эти традиции являются истинными источниками народной жизни». «Поэтому, когда хотят убить душу народа, а, следовательно, убить и самый народ, стоит только разомкнуть жи- вущее поколение с прошлым, т. е. изгладить из памяти народа его предания и заветы, внушить ему презрение и ненависть к его старине, подобно тому, как достаточ- но подрубить у дерева корни, дающие ему для питания растительный сок, чтобы умертвить его». (Б. Башилов «Тайны масонства»).

    Замечательный русский философ И. А. Ильин, будучи в эмиграции, отмечал причины трагического пути России. Это, прежде всего, слабости и болезни русской национальной души. Главнейшие из них: «бесхарактерность, т.е. слабость и неустойчивость духовной воли; отсутствие в душах духовного хребта и священного алтаря, за который идут на муки и на смерть; невидение религиозного смысла жизни и отсюда – склонность ко всевозможным шатостям, извилинам и скользким поступкам; и в связи с этим – недостаток духовного самоуправления и волевого удержа.

    Недостаточное, неукрепленное чувство собственного духовного достоинства, этой жизнесдерживaющей и жизненаправляющей силы, и отсюда: удобособлазняемость наших душ; колебание их между деспотизмом и пресмыканием, между самовознесением и самоуничижением; неумение уважать в себе субъекта прав и обязанностей, неукрепленное правосознание; больная тяга к слепому подражательному западничеству, к праздному и вредному заимствованию вздорных или ядовитых идей у других народов, неверие в себя, в творческие силы своего народа».

    С падением религиозного чувства народ утратил национальное самосознание, патриотизм, уважение к императору-помазаннику Божьему, а в результате февральской революции 1917 года идентификационная матрица общественного сознания была окончательно «взорвана». В «Слове в день памяти Царственных Мучени- ков» (17.02.2002г.) Иеромонах Лурье честно и открыто высказывается о духовном бессилии Церкви во время февральского переворота 1917 г.: «А что же русские ие- рархи? Русские иерархи все приняли Временное прави- тельство, которое провозгласило само себя безбожным. Но все иерархи тогдашние пошли в своем уничижении еще дальше. Они не просто признали Временное прави- тельство как гражданскую власть, но признали за Вре- менным правительством в церковных делах такую же власть, какая была у православного царя.

    Дальше можно было надеяться, что, по крайней мере, иерархи проявят гуманное отношение к царской семье, которая тогда находилась в заточении, что Собор выразит какую-то озабоченность положением царской семьи, возьмет под контроль условия её содержания, окажет покровительство какое- то... Ничего подоб- ного! Почему? Потому что тогда уже были страшные большевики? Нет, не было еще большевиков, еще было временное правительство. Но если мы посмотрим де- яния этого Собора, мы поймем почему. Иерархи рус- ские не только ни о чем таком не думали, но, наоборот, на Соборе звучало такое злобное торжество, что вот, наконец-то пал ненавистный царизм, и теперь мы сво- бодно решим дела на нашем Соборе...

    Уже Февральская революция явилась, по сути, фак- том крушения Третьего Рима и поражением России (хотя и не окончательным) в трехсотлетней информационно- психологической войне, ведущейся против неё структу- рами мировой закулисы ещё со времен Великой Смуты. Но Временное правительство, возглавляемое вна- чале князем Львовым, а затем — эсером Керенским, на- ходившееся под влиянием сил «мирового прогресса», не сумело внедрить в общественное сознание матрицу республиканско-демократическую, ожидания масс не оправдались. Инициативу перехватила партия больше- виков во главе с Лениным и Троцким, резонируя обще- ственное сознание когерентно радикальным больше- вистским установкам. Вот как оценил причины крушения Российской им- перии философ И.А. Ильин:
    «Россия рухнула на наших глазах, не потому, что русский человек был силен во зле наподобие нем- цев, а потому, что он был слаб в добре; и в роковой час истории (1917 год) он не сумел извлечь из своего добродушия, из своей улыбчивой, песенной и ленивой души — ту энергию воли, ту решимость поступка, то искусство организации, то умение сопротивляться злу силою, которых потребовал у него час испыта- ний». (И. А. Ильин Собр. Сочинений. Том 2. Наши за- дачи. М., 1998).

    Октябрьский переворот, увенчавший победу революции пятиугольной масонской звездой, символически ниспровергающей Крест Христов, закрепил инфор- мационное разрушение православно-самодержавной матрицы физическим уничтожением её приверженцев. «Задача революции 1917 года, — писал в воспоминаниях князь Жевахов, — заключалась в уничтожении России и образовании на ее территории... опорного пункта для последующего завоевания западно-европейских христианских государств...

    Вся Россия буквально заливалась потоками хри- стианской крови, не было пощады ни женщинам, ни старикам, ни юношам, ни младенцам. Изумлением были охвачены даже идейные творцы революции, не ожидав- шие, что работа их даст в результате такие моря крови. Не удивлялись только те, кто помнил §15 «Сионских протоколов», где говорится: «Когда мы, наконец, окон- чательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготавливаемых..., мы поста- раемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках...» И действительно, духовной первопричиной рус- ской трагедии XX века стало помрачение религиозно- нравственного самосознания народа, поддавшегося льстивым посулам земных тленных благ и ради них отвергшегося от того великого служения народа- богоносца, которое было даровано ему свыше и состав- ляло смысл русской жизни на протяжении многих ве- ков. Стоило пошатнуться краеугольному камню веры, как все огромное здание русской государственности об- рушилось, похоронив под своими обломками неисчис- лимые жертвы материалистического обмана.

    В суровые годы социалистического строительства, в условиях сталинских репрессий и тяжелых испытаний Великой Отечественной войны, появляется понятие «советский народ». Сформировалась идентификаци- онная матрица общественного сознания, смысловые векторы которой, невзирая на давление пропагандист- ской машины СССР, содержали тенденции становле- ния «нового русского человека»: дух коллективизма и труд на благо общества, забота о старшем поколении и нравственном воспитании молодежи; противостояние западным ценностям и любовь к Отечеству; братская дружба между народами. Однако, в 1991-ом, по аналогии с 1917–м годом, вследствие «незрелости русского характера» была раз- рушен архетип общественного сознания советского государства, и новые русские демократы попытались сформировать «новую Россию» и новую матрицу обще- ственного сознания, прорежиссированную в структу- рах мировой власти и направленную на дальнейшее уничтожение Российской государственности. Реформы 90-х лишний раз подтвердили механизм искусственного навязывания обществу матрицы (а, точнее, квазиматрицы) либерально-демократического (или по принципам антихристианской каббалы?..) пере- устройства России, вызвавшей шквал деструктивных «преобразований»: шоковую терапию, либерализацию цен, ваучеризацию, приватизацию государственной собственности, криминализацию экономики, отток ка- питала за рубеж, утечку мозгов, обнищание масс и па- дение нравственности.

    Лже-мораль потребительства («Бери от жизни всё!»), социал-дарвинизм («Слабому – кость!»); вместо духа коллективизма – эгоцентризм («Цель оправдывает средства!») и социальная отчужденность («Моя хата с краю – ничего не знаю»); вместо патриотизма – подра- жание Западу («Быть успешным!»); а взамен духовно- сти — откровенный цинизм и пропаганда удовольствий («Хочешь получить удовольствие?…») Возможно ли в наши дни говорить о такой кате- гории, как российский народ, объединенный единой национальной идеей, единым волевым дыханием, еди- ным представлением о будущем своей Родины? Вряд ли, скорее, есть смысл констатировать, что жители со- ветской России представляют население — пестрое, не- однозначное, где множество социальных и этнических групп, а внутренние противоречия гораздо острее классовых, которые были в царской России. Однако, со временем в постсоветском обществе усилились реакции протеста, неприятия навязывае- мой государству либерально-демократической (а на деле, криминально-клановой) и по сути антинародной матрицы общественного сознания. Начались поиски альтернативы, способной стать нравственным и иде- ологическим императивом оздоровления российского общества. К сожалению, за годы существования постсовет- ской России общество практически не продвинулось в создании, по И. А. Ильину, русского «духовного хреб- та». В России до сих пор нет идеологии, нет русской национальной идеи, отсутствует созидающая нацио- нальный русский дух идентификационная матрица об- щественного сознания. Рабский труд гастарбайтеров, богатейшие виллы олигархов и бездомные, радующиеся под дождем куску хлеба; звездная элита, нуждающаяся в многочисленной прислуге и тяжелейшая ситуация с людьми творческого труда, деятелями науки и культуры, просветителями, новаторами, пытающимися жертвенно созидать во имя будущей России, но не выдерживающими прессинга «закона джунглей» и властного наступления мамоны.

    «Народ остался без ЛИЦА. Без характера и без воли: бессильная щепка в водовороте явлений, собы- тий, влияний и условий. Слепое и тупое оружие в ру- ках гениев, царей, полководцев и вообще деятелей. И сырье для схоластических упражнений гуманитарной профессуры. Мы находимся в более трагическом положении, чем были наши предки времен татарской орды. Там, по крайней мере, все было ясно, как все или почти все было ясно и в годы немецкой орды: пришли чу- жеземцы нас резать — мы должны вырезать их. Сей- час — ничто не ясно. Где друг и где враг, где трясина и где кочка, как дошли мы до жизни такой и как нам из нее выкарабкаться с наименьшими потерями русских жизней и русского достояния? Без потерь мы все рав- но не выберемся никак». (И. Л. Солоневич. Народная монархия). По мнению автора, наиболее емкой по внутренне- му содержанию, оправданной исторически и востребо- ванной сегодня будет формула «Русь Праведная», ибо по Далю, если разворачивать сакральный смысл ПРА- ВЕДНОСТИ, это и: ПРА – (родство или связь в даль- нейшем восходящем или нисходящем порядке предков или потомков), т.е. связь с традицией, и ПРАВДА — «истина на деле, истина в образе, в благе, правосудие, справедливость), и Правоверие – (исповедание правой, истинной веры), и Правомудрие – (мудрость, истинная божественная мудрость, противоположная суемудрию или лжемудрию), и Правомыслие – здравомыслие.

    В целом, слово «Праведный» означает: оправдан- ный житием, правдивый на деле, безгрешный. Думается, в пространстве полиэтнической много- конфессиональной России этот идейный стержень су- мел бы сконцентрировать энергию и разум всех тех, кто предан родному Отечеству и не желает порабощения страны социал-дарвинистской моралью глобализации и «толерантностью» ценностей в угоду Еди- ной мировой власти.

    Еще в середине XIX столетия московский перво-- святитель, митрополит Филарет (Дроздов) провиденци- ально отмечал: «Что есть государство? — Союз сво- бодных нравственных существ, соединившихся между собою, жертвующих частью своей свободы для охраны и утверждения общими силами Закона Нравственно- сти, который составляет необходимость их бытия». Вот почему, если говорить о воссоздании иденти- фикационной матрицы общественного сознания в Рос- сии в современных условиях, важно усилить ее точными установочными комплексами. Это, во-первых, патрио- тизм, который проявляется не только в защите Отече- ства, но и в служении на благо Отчизны, в том числе, в делах управления. Во-вторых, утраченный револю- ционными бойнями принцип «симфонии властей», сотрудничество церкви и государства. В-третьих, оздо- ровление общества, принципы нравственности, ми- лосердия и соборности. Наконец – приоритетность национального творчества и укрепление интеллек- туального капитала страны, способного создавать передовые технологии, но не в угоду интересам монди- алистских структур и транснациональных финансово- олигархических групп, а ради того, чтобы действитель- но возродить исторически-богоизбранную сильную Россию! Но и пожалуй, самое важное – это возврат не про- сто к идее Третьего Рима, а к созиданию Рима Третье- го, к истинной богоизбранной миссии России. Именно этого пути опасается Запад, взяв на вооружение гло- бальное мировое сознание. С. Хангтингтон в научной статье «Столкновение цивилизаций» доказывает несо- вместимость взаимодействия исторически-идентичной России и Запада: «Конфликт между либеральной демо- кратией и марксизмом, ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же цели: свободу, равенство и процветание.

    Но Россия, традиционалистская, авто- ритарная, националистическая будет стремиться к со- вершенно иным целям. Западный демократ вполне мог вести интеллектуальный спор с советским марксистом, но это будет немыслимо с русским традиционалистом. И если русские, перестав быть марксистами, не при- мут либеральную демократию и начнут вести себя как россияне, а не как западные люди, отношения между Россией и Западом опять могут стать отдаленными и враждебными». Б. Башилов, в своем труде «Тайны масонства», убеждает, что только идеологическая платформа Тре- тьего Рима может спасти Россию от зависимости гло- бальной мировой власти: «Архимандрит Константин верно указывает, что идейной основой русского под- линного консерватизма может быть только идея Тре- тьего Рима. что такое — Историческая Россия? Это не просто государство. Это и не особый исторический мир. Это — национально-государственное образование, которое было промыслительно взращено для того, что- бы на его плечи могло быть возложено ответственней- шее послушание: стать Третьим Римом — и которое и стало им, в образе Московского Царства, приняв- шего наследие Византии. что может значить понятие консерватизма применительно к такому национально- государственному образованию? Это не сохранение в неприкосновенности тех или иных свойств и начал, особенностей и обыкновений, которые стали традиционной принадлежностью государственной, обществен- ной, народной, даже церковной жизни, ни в отдельности, ни под каким-либо собирательным знаком. ЭТО — СОБЛЮДЕНИЕ ВЕРНОСТИ СВОЕМУ ПРИЗВАНИЮ ТРЕТЬЕГО РИМА. Пред этой задачей относительны- ми показаться могут самые «консервативные» установ- ки, способные превратиться в начало революционное, противленческое, бунтарское, если они противопостав- ляются, как нечто абсолютное, основной задаче Россий- ского Целого: быть и остаться Третьим Римом».

    Жизнь по двойным стандартам, укореняющая- ся в современной России и в мире, многовариантность проектов развития страны в угоду конъюнктурным интересам тех или иных групп влияния, двойная по- литическая и общественная мораль, когда нравствен- ным становится не то, что действительно нравственно («Совесть есть нравственная сила» — В. И. Даль), а то, что выгодно, то, что продвигает целевые задачи кланово-коррупционных и транснациональных кор- поративных структур («Лжей много, а правда одна» — рус. пословица) деструктурирует сознание общества и стимулирует не возрождение истинно сильной России, а очередную дорогу в тупик, когда бывшая великая держава потеряет право на свой исторический путь и станет саттелитом Америки и частью антихристианского мирового замысла.

    Но молятся за Россию Святые Царственные мученики-страстотерпцы, не угасает огонь православных молитв в храмах и монастырях, и объединяются воины во – Христе, новые Минины и Пожарские, чтобы отстоять правду Божию и защитить Русь, страждущую и жаждущую воскресения.

    Глава третья.
    Информационно-стратегическая безопасность России в условиях глобализации

    Информационная война – неотъемлемая часть политических процессов в условиях глобализации, ког- да основной тенденцией становится не сотрудничество государств, а противостояние однополярной модели мира во главе с Америкой и всем остальным многопо- лярным мировым пространством. Как подчеркивает д.э.н. Э. Азроянц в книге «Глобализация: катастрофа или путь к развитию»: «Бифуркационное состояние мировой системы связано с историческим выбором структуры мира – однополярный или многополяр- ный мир. Этот выбор предстоит сделать в ХХI веке. Он и определит механизмы баланса сил, необходимые для устойчивости мирового сообщества. Пока, к сожа- лению, доминирует агрессивная политика запада, кото- рая формирует глобальный стратегический «разлом» – Запад и весь остальной мир».

    Профессор чикагского университета Г. Моргентау отмечает: «Международная политика, как и всякая дру- гая, есть борьба за господство. Каковы бы ни были цели международной политики, господство всегда является непосредственной целью». А стремление к политической силе, к домини- рованию на международной арене в современных условиях невозможно без средств информационно- психологического воздействия. Так , по утверждению французского ученого Г. Бутуля: «Международный авторитет государства измеряется способностью нане- сти ущерб». В «Словаре основных понятий и определений в об- ласти геополитики и национальной безопасности» В.Л. Манилова под информационной борьбой понимается «форма борьбы сторон, представляющая собой целена- правленное использование специальных способов и средств для воздействия на информационные ресур- сы противостоящей стороны и защиты собственных в интересах достижения поставленных целей».

    В условиях возникновения глобального информационного общества слова, высказанные английским философом XVII в. Фрэнсисом Бэконом: «Кто владеет информацией – владеет миром!», – приобретают смысл геостратегического и геополитического императива, когда значимость информационно-психологического противоборства становится решающим в доминирова- нии на мировой арене XXI столетия. «Целью геополитического информационного противоборства», – уточняет И.Н. Панарин в монографии «Информационная война, PR и мировая политика», – является нарушение информационной безопасности враждебного государства в обусловленных случаях целостности (устойчивости) системы государственного и военного управления иностранных государств, эф- фективное информационное воздействие на их руково- дящую политическую элиту, системы формирования общественного мнения и принятие решений, а также обеспечение информационной безопасности Россий- ской Федерации для завоевания (обеспечения) инфор- мационного превосходства в мировом информационно пространстве».

    Действительно, бурное развитие средств вычис- лительной техники, коммуникации и связи, создание новых информационных технологий во многих отрас- лях промышленности, науки и техники позволило ин- формации стать основным ресурсом воздействия на деятельность мирового сообщества. Во-вторых, успехи в области изучения мозга, состояния измененного со- знания и контроля над поведением социальных групп позволили понять пути и средства психофизическо- го воздействия на людей в «заданных» направлениях. В-третьих, научно-технические достижения позволи- ли разработать соответствующие физико-химические средства, используемые в информационной войне вме- сто традиционных видов оружия. 22 июля 2000 года в Окинавской хартии глобального информационного общества, принятой лидерами «восьмерки», подчеркивалось, что информационно-телекоммуникационные технологии являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества XXI века.

    В 2001 г ЭКО СОС (экономический и социальный совет ООН) поручил генеральному секретарю ООН создать Целевую группу по информационным и телеком- муникационным технологиям (ИКТ). Эта инициатива «была призвана перевести на поистине глобальный уровень всю совокупность действий по преодолению мирового цифрового разрыва, развить цифровые воз- можности и тем самым прочно поставить ИКТ на служ- бу развития для всех».

    В декабре 2003 г. в Женеве состоялся Всемирный саммит по информационному обществу. Генеральный директор Юнеско Контиро Мацура заявил, что форми- рование информационного общества должно привести к созданию общества знаний, содействовать решению проблем развития. В то же время в его докладе отмеча- лось: «нет смысла говорить об информационном обще- стве и, тем более, об обществе знаний, если не обеспе- чить свободный и бесплатный доступ к информации и знаниям во всех их формах и на всех носителях». В условиях революционных изменений в произ- водственных и информационных технологиях форми- руется новая функция управления, в задачу которой входит аккумулирование интеллектуального капита- ла, выявление и распространение имеющейся информа- ции и опыта, создание предпосылок для распростране- ния и передачи знаний. В то же время обостряется проблема информа- ционно-психологического противоборства и нацио- нальной безопасности государств. Так, в Пентагоне в 1996 году была принята «Единая перспектива-2010» – долгосрочная концепция развития вооруженных сил США, «содержащая идею войн нового поколения», или информационных войн, предполагающих создание от- носительно немногочисленных мобильных и высоко- эффективных войск, способных достичь превосход- ства над любым противником без применения оружия массового поражения. А в директиве информационных войн Министерства обороны США подчеркивается:
    «Информационная война состоит из действий, пред- принимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и ин- формационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информа- ции и информационных систем. Информационная во- йна представляет собой всеобъемлющую, целостную стратегию, призванную отдать должное значимости и ценности информации в вопросах командования, управления и выполнения приказов вооруженными си- лами и реализации национальной политики. Информа- ционная война нацелена на все возможности и факторы уязвимости, неизбежно возникающие в возрастающей зависимости от информации, а также – на использова- ние информации во всевозможных конфликтах.

    Объектом внимания становятся информационные системы (включая соответствующие линии передач, обрабаты- вающие центры и человеческие факторы этих систем), а также – информационные технологии, используемые в системах вооружений. Информационная война имеет наступательные и оборонительные составляющие, но начинается с целе- вого проектирования и разработки своей архитектуры командования, управления, коммуникаций компьюте- ров и разведки, обеспечивающей лицам, принимаю- щим решения, ощутимое информационное превосход- ство во всех конфликтах».*
    _____________________
    * Завадский И.И. Информационная война – что это такое? 1996 №4, с.14

    В 2000-м году Объединенным комитетом началь- ников штабов (ОКНШ) был принят план развития вооруженных сил США на период до 2020 г., в котором уси- ливалось значение оборонительных информационных операций в связи с тем, что возможные противники «не будут бороться средствами индустриального века». Новая стратегия дала импульс развитию новых технологий, стимулирующих не только ВПК, но и многие крупные корпорации Америки содействовать в укреплении интеллектуального капитала страны.

    В сложной, неоднозначной ситуации в совре- менных условиях оказывается постсоветская Россия после разрушения СССР, потерпевшего поражение в информационно-психологической войне против Аме- рики, сумевшей добиться превосходства в разработ- ке технологий информационных войн на протяжении более полувека. 18 августа 1948 г. Совет националь- ной безопасности США принял директиву 20/1 «Цели США в войне против России», однозначно определив намерение не только деструктуризации, но и полного уничтожения советской системы управления. «Прави- тельство вынуждено в интересах развертывания ныне геополитической войны наметить более определенные и воинствующие цели в отношении России. При госу- дарственном планировании до возникновения войны следует определить наши цели, достижения, как во вре- мя мира, так и во время войны, сократив до миниму- ма разрыв между ними». «Наши усилия, чтобы Москва приняла наши концепции, равносильны завоеванию: наша цель – свержение Советской власти». Как известно, эта цель была реализована, и разрушилась не только крупнейшая сверхдержава мира – Советский Союз, но и восточный блок – система Вар- шавского Договора. Теперь в бывших республиках социалистического лагеря размещаются ракеты НАТО и системы ПРО США, дабы создать надежный геопо- литический противовес к возвращению биполярной системы мира. Вот как констатирует положение в Рос- сии один из идеологов холодной войны З. Бжезинский: «Крах Советского Союза вызвал колоссальное геопо- литическое замешательство. В течение 14 дней рос- сияне, которые вообще-то даже меньше были осведом- лены, чем внешний мир, о приближающемся распаде Советского Союза, неожиданно для себя обнаружили, что они больше не являются хозяевами трансконтинен- тальной империи, а границы других республик с Рос- сией стали теми, какими они были с Кавказом в нача- ле 1800-х годов, со Средней Азией – в середине 1800-х и, что намного более драматично и болезненно, с За- падом – приблизительно в 1600 году, сразу же после царствования Ивана Грозного. Потеря Кавказа способ- ствовала появлению стратегических опасений отно- сительно влияния Турции; потеря Средней Азии по- родила чувство утраты значительных энергетических и минеральных ресурсов, равно как и чувство тревоги в связи с потенциальной мусульманской проблемой; независимость Украины бросила вызов притязаниям России на божественное предназначение быть знаме- носцем всего панславянского сообщества. Самым болезненным в этой ситуации являет- ся осознание того, что авторитет России на между- народной арене в значительной степени подорван; прежде одна из двух ведущих мировых сверхдержав в настоящее время в политических кругах многими оценивается просто как региональная держава «тре- тьего мира», хотя по–прежнему и обладающая значи- тельным, но все более и более устаревающим ядерным арсеналом».

    Вот как оценивает кризисность ситуации в аспек- те информационной безопасности России д.п. наук, профессор, зав Центром социально-экономических и политических исследований ИМЭТО РАН И.В. Загладин: «… В 1997 году, когда Б.И. Ельцин провел пер- вую пресс-конференцию по Интернету, тогда им было заявлено, что в Российской Федерации будет строиться «глубокое информационное общество»». Правда, что под этим понимал первый российский президент, осталось неясным., тем более, что никаких конкретных программ вхождения России в глобальную информа- ционную цивилизацию тогда не появилось. Отече- ственная наука задыхалась из-за недостатка средств. Финансирование военной науки, где был сосредоточен основной кадровый потенциал за 1991-1998г. уменьши- лось в 10 раз, ассигнования на науку в целом – в 5,4 раза. В абсолютном выражении она составила 1/24 аме- риканского уровня. Доля России в мировых затратах на науку снизилась до 1%, хотя в её научных учреждени- ях было занято около 11 % научных работников всего мира. Бесспорно, что Российская Федерация не могла в прежнем объеме финансировать унаследованный ею от СССР военный и научный комплекс, кроме того, в связи с изменениями характера военной доктрины многие на- правления разработок утратили актуальность. Можно предположить, что на реализацию весьма дорогостоя- щих мер по осуществлению конверсии военной науки на разработку гражданских технологий и технологий «двойного назначения» правительство также было не в состоянии найти достаточных средств. Однако, более полусотни бывших советских воен- ных наукоградов, научных центров, были предоставле- ны самим себе, без выдвижения какой-либо концепции государственной политики в области науки, что имело крайне негативные последствия. Огромный потенциал конкретных научно-технических разработок, стоимо- стью в сотни миллионов долларов не мог быть реализо- ван ни на внутрироссийском, ни на мировом рынке.

    Уже к началу 90-х годов сложилась высокораз- витая система торговли современными Ноу-хау на мировом рынке. Его основные ниши заняты корпорациями США, Японии и Западной Европы, где суще- ствуют биржи высоких технологий, курс акций которых и для стабильной мировой экономики не менее важен, чем цены на нефть. Научные центры России, не имеющие ни международной системы рекламы, ни маркетинга своей продукции, ни представительства на соответствующих биржах, ни средств для их создания, не имели ни малейшего понятия о том, как достойно войти в системы мирового рынка знаний. У российских ученых отсутствовала информация о подлинной цене данных НИОКР. Посредники и представители за мизерные деньги (хотя они могли казаться достойными нашим ученым) скупали продукты их творчества или давали заказы на разработки. Слабая и недоработанная законодательная база РФ не давала возможности от- стаивать свой приоритет в тех или иных разработках. Определенным препятствием к вхождению России в мировой рынок знаний явились и двойные стандарты её властей по отношению к экспорту технологий при совместных научных исследованиях со странами Запада. С одной стороны, прежние режимы секретности, существовавшие в СССР, с роспуском входивших в ВПК институтов, теоретически утратили силу.

    С другой стороны – многие старые ведомственные инструкции фактически не были отменены. Вопрос о том, какие разработки и технологии могут беспрепятственно продаваться странам Запада, а какие должны рассма- триваться как секретные, решался государственными чиновниками произвольно. Фактически, в системе международного разделе- ния труда Россия начала становиться зоной периферийных интересов «центров технологической силы» современного мира. Это обеспечивало на какое-то вре- мя процветание деловых и политических влиятельных кругов, связанных с добычей нефти, газа, редкоземельных металлов и т.д. Определенные выгоды от сырьевой ориентации экономики получала и часть российского общества, но подобная ориентация была чревата се- рьезными издержками. Она не гарантировала, что после исчерпания базо- вых природных ресурсов у России останутся источники не только развития, но и выживания как государства. Она создавала риск углубления внутренних противоречий в стране, в частности, между относительно про- цветающими субъектами Федерации, где находятся основные природные ресурсы, и дотационными регио- нами. Она ставила под угрозу развитие научного интел- лектуального потенциала страны, поскольку не пред- полагала роста спроса на высококвалифицированных специалистов в сферах, не связанных с обслуживанием добывающих отраслей».

    В условиях ослабления научно-технического и технологического потенциала страны, сокращения исследований на стратегически важных направлениях научно-технического развития, отставания России в области новых информационных технологий, деграда- цией наукоемких производств и утечкой за рубеж пред- ставителей интеллектуального капитала, назрела угроза информационной безопасности государства.

    Информационная безопасность является со- ставляющей частью информационно-психологического противоборства; она представлет собой степень защи- щенности информационного пространства, обеспечивает его формирование и развитие в интересах граждан, организаций и государства, при котором информация используется строго по назначению и не оказывает негативного воздействия на информационную или иные системы как самого государства, так и других стран при её использовании. В 1998 году была разработана Концепция госу- дарственной информационной политики (одобрена Комитетом по информационной политике и связи Го- сударственной Думы Российской Федерации 15 октя- бря 1998 года и Постоянной Палатой по государствен- ной политике при Президенте Российской Федерации 21 декабря 1998 года). В ней были провозглашены основные принципы государственной информационной политики:
    ● принцип открытости;
    ● принцип равенства интересов;
    ● принцип системности;
    ● принцип приоритетности производителя;
    ● принцип социальной ориентации;
    ● принцип государственной поддержки;
    ● принцип приоритетности права.

    В целом, Концепция государственной информа- ционной политики заложила основы для формирова- ния единого информационного пространства России, а также уделила внимание проблеме информационной безопасности личности, общества и государства, совер- шенствованию правового поля, регулированию происходящих информационных процессов. Но еще в сентябре 1998 года, в ходе подготовки встречи президентов России и США, российская сторо- на предложила рассмотреть проект совместного заявле- ния Б. Ельцина и Б. Клинтона по проблеме информаци- онной безопасности в мировом пространстве. В итоге в совместном заявлении российско-американского сам- мита было отмечено, что стороны согласились начать сотрудничество по противодействию транснациональ- ным угрозам безопасности двух стран, включая те из них, которые представляют собой преступления с ис- пользованием новых информационных технологий, и признали неоднозначность последствий (как положи- тельных, так и отрицательных, вызванных информаци- онной революцией).

    Вслед за этим заявлением, 23 сентября 1998 года генеральный секретарь ООН получил от МИДа Рос- сийской Федерации предложение обратить внимание Организации на проблему международной безопас- ности и рассмотреть проект специальной резолю- ции по этому вопросу. В проекте, представленном российской стороной, предлагалось государствам – членам ООН дать конкретное определение угроз в сфере информационной безопасности с последующей разработкой принципов обеспечения безопасности глобальных информационных систем и информаци- онных инфраструктур. Российская инициатива получила поддержку и в результате, на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН за период 1998-2001г. были приняты четыре резолюции по проблемам информационной безопасности в контексте современной международной обстановки.

    Информационная революция, основу которой составляют ресурсы особого рода – информация, за- писанная на материальных носителях или существую- щая в любой другой форме, изменила традиционные модели в экономике, социально-культурной сфере и по- литической жизни общества, а также, непосредственно, в стратегии управления государством и его приори- тетами при выборе основного вектора развития. Именно информационные ресурсы становятся системообразующим фактором по отношению к лю- бым другим ресурсам государства – экономическим, научно-техническим, политическим и военным, зани- мая ключевое положение в перераспределении сил вли- яния на геополитической карте мира. Развитие вычислительной техники и новых форм информационно-коммуникационных технологий, появление глобальных информационных и коммуника- ционных сетей, «электронная готовность» государств к взаимодействию в глобальном киберпространстве, обострение «цифрового» неравенства между развиты- ми странами и остальным миром вовлекают инфор- мационные ресурсы в сферу геоэкономического, гео- стратегического и военного соперничества различных государств, создавая угрозы в мировом информацион- ном пространстве.

    В ближайшем будущем одной из набирающих силу форм информационной войны может явиться информационная война в информационной сфере государств, причем характер такой войны может быть непредсказуемым, но разрушительным по точности наносимых ударов и эффективности результатов. Это может быть информационная война как между государствами, так и внутри страны: в частности, война между различными политическими группировками, за перехват властных функций и укрепление внутренних политических позиций; война в «СМИ» и «аппаратные игры» за оборонные заказы, война между коррумпированными кланами и «авторитетами» за сферы влияния на рынке, война в конкурентном поле новых наукоемких технологий и т.п.

    Техническую часть информационной среды представляет информационная инфраструктура – совокупность центров обработки и анализа информации, каналов информационного обмена, линий связи, систем и средств защиты информации. Именно на неё направлено острие информационно-технологических средств воздействия.

    Наиболее эффективными средствами воздействия на информационную сферу государства являются закладные устройства, компьютерные вирусы, специальные программы, нейтрализаторы тестов и другие средства разрушения, копирования, подавления и фальсификации информации. Сюда также включаются средства защиты от аналогичных действий противника. Средства обработки информации и передачи данных могут быть использованы при «проведении информационных атак» и сами по себе являются объ- ектами воздействия со стороны противника и объекта- ми защиты со своей стороны. Национальная безопасность Российской Федерации существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, и в ходе технического прогресса эта зависимость будет возрастать.

    После завершения военной операции международных сил (МКС) против Ирака в 1991 г. появился термин «информационное оружие» – комплексное примене ние средств разведки, управления, связи, навигации и радиоэлектронной борьбы с целью установления кон троля над информационными ресурсами противника и полного выведения из строя его систем управления, систем связи, информационных сетей.

    Военная операция НАТО против Югославии под кодовым названием «Союзническая сила» реально показала боевые возможности информационного оружия в театре военных действий, когда на большую глубину наносились высокоточные удары авианосителей. В течение 78 суток авиация союзников совершила 37 465 самолетовылетов, сбросив на объекты Югославии 25 000 тонн боеприпасов. Превосходство в воздухе сочеталось с постоянным информационным контролем за действиями противника благодаря наличию высоко-технологического информационного обеспечения. Между боевыми соединениями и информационными структурами, поддерживающими их, был образован сплошной континуум, простирающийся от поверхности земли до космоса. Применяемое высокоточное оружие имело лазерное, телевизионное и оптико-электронное наведение.

    В результате нападавшей стороной были достигнуты основные задачи: − завоевание военного и стратегического превосходства в воздухе; − подрыв военно-экономического и информационно-коммуникационного потенциала страны, изоляция района боевых действий; − разрушение систем управления Югославии, структур общественного сознания и, впоследствии, инициация отделения Сербии от черногории, попытка реформирования Балкан по западному образцу. Как известно, Россия в этой неравной войне оказывала Югославии всестороннюю поддержку, но ослабление «новых» Балкан в результате не только военной агрессии НАТО, но и хорошо спланированных информационных атак, послужило серьезным уроком для понимания необходимости активизации действий России в области информационной безопасности.

    9 сентября 2000 года Президентом страны В.В. Путиным была утверждена «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации», в которой выделены основные угрозы информационной безопасности государства:
    − угрозы конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России; − угрозы развитию отечественной индустрии информации, включая индустрию средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечению потребностей внутреннего рынка в ее продукции и выходу этой продукции на мировой рынок, а также обеспечению накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов; − угрозы безопасности информационных и телекоммуникационных средств и систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России. Согласно принятому документу, источники угроз информационной безопасности Российской Федерации подразделяются на внешние и внутренние.

    К внешним источникам относятся:
    − деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных информационных структур, направленная против интересов Российской Федерации в информационной сфере;
    − стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению ее с внешнего и внутреннего информационных рынков;
    − обострение международной конкуренции за обладание информационными технологиями и ресурсами;
    − деятельность международных террористических организаций;
    − увеличение технологического отрыва ведущих держав мира и наращивание их возможностей по противодействию созданию конкурентоспособных российских информационных технологий;
    − деятельность космических, воздушных, морских и наземных технических и иных средств (видов) разведки иностранных государств;
    − разработка рядом государств концепций информационных войн, предусматривающих создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира, нарушение нормального функционирования информационных и телекоммуникационных систем, сохранности информационных ресурсов, полу- чение несанкционированного доступа к ним.

    К внутренним источникам относятся:
    − критическое состояние отечественных отраслей промышленности;
    − неблагоприятная криминогенная обстановка, сопровождающаяся тенденциями сращивания государственных и криминальных структур в информационной сфере, получения криминальными структурами доступа к конфиденциальной информации, усиления влияния организованной преступности на жизнь общества, снижения степени защищенности законных интересов граждан, общества и государства в информационной сфере;
    − недостаточная координация деятельности федеральных органов государственной власти субъектов Российской Федерации по формированию и реализации единой государственной политики в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации;
    − недостаточная разработанность нормативной правовой базы, регулирующей отношения в информационной сфере, а также недостаточная правоприменительная практика;
    − неразвитость институтов гражданского общества и недостаточный государственный контроль за развитием информационного рынка России;
    − недостаточное финансирование мероприятий по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации;
    − недостаточная экономическая мощь государства снижение эффективности системы образования и воспитания,
    − недостаточное количество квалифицированных кадров в области обеспечения информационной безопасности;
    − недостаточная активность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации в информировании общества в своей деятельности, в разъяснении принимаемых решений, в формировании открытых государственных ресурсов и развитии системы доступа к ним граждан; отставание России от ведущих стран мира по уровню информатизации федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, кредитно-финансовой сферы, промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, сферы услуг и быта граждан.

    В документе подчеркивается, что анализ состояния информационной безопасности Российской Федерации показывает несоответствие её уровня потребностям общества и государства.

    В связи с интенсивным внедрением зарубежных информационных технологий в сферы деятельности личности, общества и государства, а также с широким применением открытых информационнотелекоммуникационных систем, интеграцией отечественных информационных систем и международных информационных систем возросла угроза применения «информационного оружия» против информационной инфраструктуры России. Работы по адекватному комплексному противодействию этим угрозам ведутся при недостаточной координации и слабом бюджетном финансировании. Недостаточное внимание уделяется развитию средств космической разведки и радиоэлек- тронной борьбы. В то же время, невзирая на интенсификацию усилий, предпринимаемых государством для интеграции России в глобальное информационное общество и противодействия угрозам информационной безопас- ности, отставание страны в этом направлении от раз- витых стран сохраняется. По мнению специалистов, Россия продолжала и продолжает проигрывать инфор- мационную войну против Америки и глобального ми- рового порядка.

    В книге Маргарет Тэтчер «Искусство управле- ния государством» достаточно рационально оценива- ется ситуация в России и отношение к ней Запада в современных политических условиях, включая зада- чу влияния на события, происходящие в Российском государстве: «По правде говоря, историю России последнего десятилетия нельзя представить, как прямой путь к прогрессу или регрессу. Она скорее представляет собой череду изгибов и поворотов, ускорений и остановок, процессов интеграции и дезинтеграции, реформ и ре- акции, возникающих попеременно, а то и одновремен- но. Мы должны попытаться понять, что произошло и почему, поскольку только так можно что-либо предска- зать, не говоря о том, чтобы влиять на будущие собы- тия или управлять ими». «Россия на протяжении столетий компенсировала свою экономическую отсталость военной мощью. Для Советского Союза, особенно в последние десятилетия его существования, такой подход был единственным средством сохранить положение сверхдержавы. Руко- водители сегодняшней России, по всей видимости, уна- следовали кое-что из прежних взглядов». «Пока Россия владеет ядерным потенциалом, который она не может поддерживать в должном состоянии, миру угрожает опасность попадания оружия не в те руки или случай- ного пуска. Российских ученых и передовые техноло- гии следует, если это вообще возможно, удержать в Рос- сии и переориентировать на другие задачи. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы их перекупил тот, кто предложит лучшую цену».

    В начале XXI столетия страна демонстриру- ет успехи ВПК, выйдя в 2001 году на первое место в мире по экспорту обычных вооружений. Усиливается роль военной науки, увеличиваются средства, выделя- емые на военные НИОКР. Однако США, расходующие на военный НИОКР свыше 80 млрд. долларов ежегод- но (Россия – порядка 1 млрд. долларов), резко сокра- щают экспорт военной техники, уступая рынки сбыта России. Очевидно, что большинство разработок амери- канских ВПК, ориентированных на ведение информа- ционных войн нового поколения, малопригодны для стран «третьего мира», не имеющих соответствующей информационной инфраструктуры. Востребованность российского ВПК на рынках оружия развивающихся стран впечатляет, но невольно дает понять, что российское оружие демонстрирует успехи отечественных разработок периода индустриальной эры, являясь уста- ревшим с позиций требований новейшего оружия информационных войн.

    Карт-бланш, который получает Россия для продажи военной техники на мировых рынках, демонстрируя оборонную мощь на выставках вооружений и военных учениях, на самом деле, в значительной мере нейтрализует интеллектуальные ресурсы ВПК, уводя его от основной задачи: разработки современной методики ведения информационно-психологического противоборства. Кроме того, ряд документов, принимаемых на федеральном уровне с целью перехода России к глобальному информационному обществу, в частности, Федеральная целевая программа «Электронная Россия на 2002-2010г.», разработанная Министерством связи и Министерством экономического развития, неоднозначны с точки зрения проблем информационной безопасности. Основными задачами программы являются: гармоничное вхождение в мировую постиндустриальную экономику на основе кооперации и ин- формационной открытости; преодоление цифрового неравенства и равномерное вхождение граждан России в глобальное информационное общество; обеспечение прав на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации; расширение подготовки специалистов в области новых информационных технологий.

    В целях реализации ФЦП «Электронная Россия на 2002-2010г». Государственной Думой РФ было предложено рассмотреть пакет законопроектов, призванных узаконить электронное включение граждан в глобаль ное информационное общество:
    ● «Об электронной торговле»;
    ● «Об электронной цифровой подписи»;
    ● «О трансформации денежной системы РФ»;
    ● «Об использовании платежных карт РФ»;
    ● «О государственной программе создания единой системы электронного денежного обращения и кредита РФ»;
    ● «Об информации персонального характера»;
    ● «О государственном регистре населения РФ»;
    ● «Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина РФ».

    Вышеперечисленные законопроекты требуют по- всеместного наличия компьютерной информационной системы для совершения расчетных операций в банках, регистрации доходов и расходов граждан, сбора конфи- денциальной информации о клиентах банков, а также – обязательной цифровой идентификации граждан. Такая система позволяет не только отслеживать финан- совые, экономические и социально-демографические процессы в обществе, но и осуществлять тотальный контроль за гражданами России, общественными ор- ганизациями и бизнес-структурами.

    Двойственность стандартов процесса перехода к глобальному информационному обществу и новые угрозы, вызванные мобилизацией вхождения в глобаль- ное киберпространство, еще в 2002 году были проком- ментированы Л.А. Мясниковой в журнале «Вопросы философии»: «Мировое хозяйство постмодерна неуклонно превращается в глобальный мир ТНК, имеющий се- тевую структуру. Такая структура может быть мате- риальной или носить характер виртуальной компании.

    Формирование этого мира происходило одновременно с интенсивной сетевой информатизацией общества, развитие этих процессов носило взаимодополняющий характер. Физической основой такой информации вы- ступают глобальные коммуникативные системы и, прежде всего, «всемирная паутина» Internet, обра- зующая мировое виртуальное киберпространство. Утверждение информационной парадигмы ведет к образованию человеко-машинного общества со сво- им пространством-временем и новой информацион- ной координатой. Человеко-сетевые комплексы этого общества обеспечивают операционную деятельность в реальном масштабе времени, независимо от геогра- фического положения объекта управления, что создает объективные условия для глобальной корпоратизации экономики и интернатизации населения.

    Информационная парадигма предполагает се- тевой характер всех институтов общества, всех его полиструктурных срезов, в том числе, и экономиче- ского. Вся социально-экономическая динамика обще- ства организуется по сетевому принципу. Сети об- разуют новую социальную морфологию – сетевая логика пронизывает производство, создавая новые его формы (ТНК, ТСА – транснациональные стратегиче- ские альянсы), институты власти, торговлю, финансы, культуру и всесторонне вторгается в повседневную жизнь человека. В виртуальном пространстве происходят полити- ческие игры, а путь к власти формируется виртуальным имиджем, рациональными ожиданиями и технология- ми обеспечения успешности. Морфология сетей обе- спечивает принципиально новый подход к власти через «владение рубильником» сетей, то есть фактически создается виртуальное государство с анонимной вла- стью. При этом концентрация суверенного государ- ства теряет смысл. через сети мира ТНК и ТНБ эко- номика из способа хозяйствования, из специфического феномена культуры превращается в многомерную, властную систему координат на новом международном уровне. Создается информационно-финансовая оли- гархия и достаточно ярко просматривается сетевой контур международного олигархического режима – демократия как власть людей уступает место постде- мократии власти денег. Фактически создаются условия для превращения истории в искусственно конструи- руемую сетевую политическую реальность и на этот путь уже вступили США.

    Таким образом, развития глобальных сетей при- водит к ситуации, когда власть структуры становится сильнее структуры самой власти. То есть социальная морфология доминирует над социальным действием». Один из специалистов в области информацион- ных войн В.Ф. Прокофьев в работе «Тайное оружие информационной войны: атака на подсознание» обра- щает внимание на компьютерную теорию Дж. Лилли «Программирование и метапрограммирование чело- веческого компьютера»: «Компьютер общего назначе- ния – это электронная машина, которую оператор при помощи специальных команд может привести в любое доступное ей состояние при любых допустимых сход- ных условиях. Все виды поведения машины находятся под контролем оператора. Программа совместно с ма- шиной образует систему, которая может переходить из одного состояния в другое, и в этом особенность её поведения. Такое обобщение в значительной мере раз- решает главную проблему мозга, которая затрагивает его объективное поведение. Природа его субъективных аспектов может быть оставлена следующему поколе- нию, если, конечно, заверить его в том, что покорение основных научных вершин еще впереди». (У. Росс Эшби «Теория интеллекта»)

    Развивая мысль Росса Эшби, Дж Лилли пришел к выводу, что можно создавать компьютерные программы, программирующие поведенческие реакции людей; функционирование сознания; деятельность моторной памяти; изменение мотивации и внутренних установок; контролировать в целом мыслительную деятельность человека. Использование биокомпьютеров, по мнению В.Ф. Прокофьева создает предпосылки для применения одного из опаснейших видов информационного оружия – кибероружия, способного управлять сознанием человека и его поведением. З. Бжезинским в 2000 году была написана книга «Технотронная эра», в которой четко обозначена главная мысль: « Мы движемся к технотронной эре, которая легко может перейти в диктатуру». Бжезинский говорит об огромном количестве «бесполезной массы» людей и о необходимости вести за ними контроль через постоянно обновляющиеся компьютерные файлы – досье: соответству- ющие государственные органы будут иметь доступ к этим файлам, власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию.

    Существующие органы власти будут заменены учреждениями, задачей которых будет упреждающее выявление возможных социальных кризисов и разработка программ управления этими кризисами. Это породит тенденции на несколько последующих десятилетий, которые приведут к технотронной эре – диктатуре, при которой почти полностью будут упразднены ныне существующие по- литические процедуры». Как уже подчеркивалось, происходящая в мире глобальная информационная революция имеет не только конструктивные, но и деструктивные тен- денции, с одной стороны, способствуя укреплению инфомационно-технологических ресурсов стран, с другой – создавая возможности для всеобщего контро- ля и информационных атак по отношению к личности, обществу и государству. Попытки России мобилизовать внутренний научно-технический потенциал страны для приобщения к глобальному информационному обще- ству, акцентируя практически внимание на компьюте- ризации населения, модернизации цифровой техники и расширении электронной базы данных и отслежива- нию коммуникационных потоков не только не способ- ствует противодействию информационным угрозам, но зачастую и сами создают электронно-информационные «ловушки», содействуя в глобальных масштабах про- зрачности государства и его уязвимости в контексте сценариев мировой закулисы.

    Вместе с тем в последние три года на уровне фе- деральных структур наметился поворот к осмыслению востребованности и приоритетности интеллектуально- го капиталла страны. В целом ряде федеральных до- кументов: Концепции национальной безопасности Российской Федерации; Доктрине информацион- ной безопасности Российской Федерации; Основах государственной политики в области обеспечения информационно-психологической безопасности, раз- работанных Советом Безопасности России, подчерки- вается необходимость в создании более эффективно- го инструмента по предотвращению угроз в области информационно-психологического противоборства.

    В американской Доктрине информационной безопасности дано определение информационной войны:
    «Информационная война – комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на её военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование структуры управления противника».

    что же подразумевается под комплексным воздействием? Мартин Либик в своей работе «что такое информационная война?», опубликованной в августе 1995 г. национальным институтом Обороны США выделяет по методам воздействия семь форм информационной войны:
    1. Командно-управленческая.
    2. Разведывательная.
    3. Психологическая.
    4. Хакерская.
    5. Экономическая.
    6. Электронная.
    7. Кибервойна.

    В.Ф. Прокофьев в книге «Тайное оружие информационной войны – атака на подсознание» уточняет, что по «направленности информационных воздействий информационная борьба подразделяется на два вида: информационно-техническую и информационно- психологическую. При информационно-технической борьбе главными объектами воздействия и защиты становятся информационно-технические системы (си- стемы связи, телекоммуникационные системы, ра- диоэлектронные средства, компьютерные сети), при информационно-психологической борьбе – психика личного состава вооруженных сил и населения проти- востоящих сторон, системы формирования обществен- ного мнения и принятия решений.

    Именно системы принятия решений националь- ных государств становятся основной целью воздействия в информационной войне со стороны США и структур мировой власти, утверждающих ценности «открытого общества» и макроэкономики во главе с ТНК. В книге А. Панарина «Правда железного за- навеса» осмысливается стратегия информационной экспансии нового мирового порядка, пытающегося утвердить приоритеты мондиалистской модели гло- бального информационного общества, по сути, пред- полагающего ослабление и диффузию национальных государств: «Но здесь нам предстоит внести ряд уточ- нений, раскрывающих новейшую стратегию западного гегемонизма и его новые «технологии подавления». Дело в том, что после возникновения СССР и образо- вания возглавляемого им второго мира, обладающего военно-стратегическим паритетом с Западом, прямое подавление национальных суверенитетов традици- онными колонизаторскими мерами стало слишком рискованным. В условиях биполярной структуры Запад берет на вооружение качественно новые, постклассические технологии. Стержневым компонентом здесь является денационализация правящих элит не- Запада, и их интеграция в мировую элиту, не имею- щую отечества».

    «Главной мишенью при этом становится госу- дарственный национализм с акцентом на оба терми- на: государственность здесь означает нормативное, за- конодательное ограничение для элиты жить по законам привилегированной мировой диаспоры; национализм – ценностные социокультурные ограничения, связанные с этикой патриотизма и служения народу». «Поэтому элита всячески насаждает альтерна- тивную модель привилегированной диаспоры «граж- дан мира», давно уже «ничем не обязанной» собствен- ной стране и не считающейся ни с её интересами, ни с её традициями. Интернационализация глобализма на деле становится не интернационализацией достижений и возможностей, не общим «путем наверх» и интерна- ционализацией образа жизни оторвавшихся от нацио- нальных корней элит, образующих диаспору участни- ков мировых решений».

    Целью государственной политики в «Основах политики Российской Федерации в области науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективы», назван «переход к инновационному пути развития на основе выбранных приоритетов».

    Одним из приоритетов, указанных в этом до- кументе, подписанном президентом РФ В. Путиным, является: «опыт концентрации усилий на решении сложных научно-технических и технологических про- блем национального масштаба». А ключевая проблема страны, определяющая дальнейшее развитие это – модернизация системы управления, это – новые управленческие методологии и технологии. Вот почему среди методов информационно-психологического воздействия на рубеже ХХ-ХХI столетий есть смысл выделить командно-управленческие операции, направленные на структуры управления государством и системы принятия решений.

    По мнению специалиста по теории информацион- ных войн И.Н. Панарина, «Информационная война – есть основное средство современной мировой полити- ки и экономики, доминирующий способ достижения политической, финансовой и экономической власти».

    А власть, особенно власть, претендующая на мировое господство, предполагает либо деформацию целей тех или иных геополитических центров силы, либо разрушение этих целей под воздействием информационных атак глобального мирового порядка.

    ХХ столетие является уникальным по степени напряженности мировых отношений и интенсификаций геополитических конфликтов, ставших причиной трех глобальных мировых войн (третья война – информационно-психологическая, получившая новое развитие в III –м тысячелетии). Именно в ХХ столетии радикально трансформируется геополитическая карта мира, когда бывшие великие державы – Британия, Франция, Германия и Россия – уступают место Америке и её глобальному доминированию в мировом пространстве. Наконец, ХХ столетие становится трагической переломной вехой в истории Российской государственности, когда в 1917 году была разрушена Российская империя, а в 1991-м рухнула сверхдержава Советский Союз.

    Очевидно, что разрушение российской, а затем, советской государственности состоялось не в резуль- тате военных действий иностранных держав, а вслед- ствие внутренних системных деструкций и целена- правленных информационных диверсий со стороны мировых структур Запада, заинтересованных в утрате исторической миссии России в мировом политическом процессе. В Концепции национальной безопасности Рос- сийской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000 году подчер- кивается: «Положение в мире характеризуется динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возоб- ладали две взаимоисключающие тенденции. Первая тенденция проявляется в укреплении эко- номических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политиче- ские, научно-технические, экологические и информа- ционные факторы. Россия будет способствовать фор- мированию идеологии становления многополярного мира на этой основе. Вторая тенденция проявляется через попыт- ки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном со- обществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм междуна- родного права.

    Формирование международных отношений со- провождается конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую по- литику, в том числе путем создания оружия массово- го уничтожения. Значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставаться существенным. Россия является одной из крупнейших стран мира с многовековой историей и богатыми культурными традициями.

    Несмотря на сложную международную обстановку и трудности внутреннего характера, она в силу значительного экономического, научно-технического и военного потенциала, уникального стратегического положения на евразийском континенте объективно продолжает играть важную роль в мировых процессах». «Вместе с тем активизируются усилия ряда государств, направленные на ослабление позиций России в политической, экономической, военной и других областях. Попытки игнорировать интересы России при решении крупных проблем международных отношений, включая конфликтные ситуации, способны подорвать международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие позитивные изменения в между- народных отношениях». В настоящее время неэффективно решать вопро- сы национальной безопасности страны, в том числе, при помощи методов информационно-психологического противоборства, игнорируя глобальные угрозы без- опасности России со стороны геостратегических центров силы мировых структур мондиализма.

    В ХХ столетии сформировались три мондиа- листские организации, сконцентрировавшие в своих руках концептуальную, стратегическую и финансовую власть на планете. В 1921 году американским банкиром Морганом был создан «Совет по международным отношениям», в который вошли крупнейшие финансовые магнаты и политическая элита Запада. Совет был предназначен для разработки американской стратегии в планетарном мас- штабе, унификации планеты по американскому образцу и созданием «мирового правительства». Вплоть до завер- шения Второй мировой войны, роль Совета, как закулис- ной мировой политической структуры, была ограничен- ной и недостаточно эффективной. Ситуация изменилась в 1947 году с усилением холодной войны между США и СССР. В этих условиях «Совет по международными отношениям» становится главным стратегическим цен- тром по ведению информационно-психологических опе- раций против СССР и стран социалистического лагеря. Его членами становятся генералы Пентагона и НАТО, деятели ЦРУ и других спецслужб. Не случайно один из идеологов холодной войны, директор ЦРУ Ален Дал- лес , продекларировавший методы разрушения СССР еще в 1945 году, был президентом СМО в 1946 – 1950 г.г., а ранее, в 1933-1944 г.г. его секретарем.

    В 1954 году в голландском городе Остбэк была соз- дана вторая мондиалистская структура «Бильдерберг- ский клуб», объединившая крупнейших политиков, фи- нансистов и идеологов Запада. В его состав вошли Гарри Трумэн, Генри Киссинджер, Дэвид Рокфеллер, Ален Даллес, Вилли Брандт, Збигнев Бжезинский, Маргарет Тэтчер, Лорд Хьюм, Жорж Помпиду и т.д. В 1973 году была создана третья мондиалистская структура «Трехсторонняя комиссия» (����������), по-- лучившая три штаб-квартиры: в Нью-Йорке, Европе и Японии.
    Задача «Трехсторонней комиссии» – осуществле- ние фундаментальной геополитической трансформации на планете под эгидой Америки и разделение мирового пространства на три геостратегические зоны:
    1. Американское пространство, включающее в себя Северную и Южную Америку.
    2. Европейское пространство.
    3. Тихоокеанское пространство, контролируемое Японией.
    Фактическим руководителем «Бильдербергского клуба» и «Трехсторонней комиссии» является крупнецший финансовый магнат Америки, председатель правления банка «чейз Манхэттэн Бэнк» Дэвид Рокфеллер. Решения, принимаемые членами «Трехсторонней комиссии» становятся негласным законом для основных политических структур Запада. Американский сенатор Б. Голдуотер назвал «Трехстороннюю комиссию» Дэвида Рокфеллера «новейшей международной кабалой», механизмом подчинения политики США интересам международных банкиров.*

    Мондиалистские структуры соподчинили себе и превратили в инструмент своего влияния международные организации: ООН, ЮНЕСКО, МОТ, Всемирный банк, МВФ, Международный банк реконструкции и развития; крупнейшие транснациональные и национальные корпорации; а также превратили в зону своих интересов многие политические партии, профсоюзы, национальные структуры армии, полиции и разведки; парламентские органы, общественные и духовные организации; средства массовой информации, финансово- кредитные учреждения и фонды.
    _____________________
    * Платонов О. А. Тайное мировое правительство. Война против России. М., Алгоритм, 2006, сс. 18-27

    Мировую политическую элиту, являющуюся дирижером глобальных геополитических сценариев, представляют 23 человека. Среди них – Д. Рокфеллер, Г. Киссинджер, З. Бжезинский, Б. Клинтон, Д. Карри- ган, лорд Винстон, С. Фридман, Р. Купер, Р. Макнамара и другие. Советник Центра стратегических и между- народных исследований Джорджстаунского универси- тета З. Бжезинский, бывший в 1977-1981 г. помощни- ком президента США по национальной безопасности, в книге «План игры. Геостратегические структуры ве- дения борьбы между СССР и США» (Нью-Йорк, 1986) обосновывает универсальность американского мон- диализма и глобальный характер противостояния двух сверхдержав. Маргарет Тэтчер в научном труде «Искусство управления государством», оценивая результаты хо- лодной войны, делает выводы, касающиеся междуна- родной политики:
    ● «Только Америка имеет моральное право, а также материальную основу занять место мирового лидера.
    ● Судьба Америки неразрывно связана с отстаиванием ценностей свободы в глобальном масштабе.
    ● Ближайшие союзники Америки, в особенности, союзники из англоязычного мира, должны рассматривать миссию Америки как основу для своей собственной миссии».

    «На сегодня Америка – единственная сверхдер- жава. Ни одна из сверхдержав прошлого – ни Римская империя, ни империя, созданная Габсбургами, ни Бри- танская империя – во времена их расцвета не обладали таким превосходством в ресурсах и размахе над своим ближайшим соперником, как современная Америка. Причину этого нельзя объяснить лишь последствиями холодной войны. Это в такой же мере и результат дина- мизма, присущего американской системе».

    По мнению А. Панарина, высказанного в аналити- ческой работе «Правда железного занавеса», «Америка, ориентированная на новый мировой порядок, иденти- фицирует себя с системой планетарного естественно- го отбора, означающего «демократию меньшинства» и свободу сильных – при небывалом еще бесправии сла- бых – незащищенных и неприспособленных». Ученый полагает, что очень важно в новых исто- рических условиях дать точную оценку поражения в холодной войне Советского Союза, который, при всех негативах тоталитарного строя и идеологических ошиб- ках аппарата КПСС, реально влиял на политическую ситуацию в мире, вопреки постсоветской, деморализо- ванной и ослабленной экономически России. «Противоположность «гуманитарного» (учиты- вающего роль идей) и «естественнонаучного» (учиты- вающего только материальные факторы) подходов ярко проявляются при оценке того, почему рухнул Советский Союз. Сторонники «гуманитарной истории» говорят о саморазрушении Советского Союза, разуверившегося в своих целях и потому добровольно разрушившего- ся и капитулировавшего перед Западом. Сторонники «естественно-научной истории» предпочитают не замечать очевидных фактов саморазрушения и делают ак- цент на поражении СССР в войне с Западом, то есть на разрушении страны извне. В этом методологическом бесчувствии к роли внутренних факторов парадок- сально совпадают выводы радикальных «западников» и радикальных «почвенников», те и другие не заме- чают, что наряду с внешней холодной войной велась внутренняя холодная гражданская война, в которой победила партия западников, тотчас же приступившая к демонтажу собственной страны».

    Специалисты, изучающие опыт ведения инфор- мационно-психологических войн, как правило, ссы- лаются на книгу д.э.н. В.А. Лисичкина и д.ф-м.н. Л.А. Шелепина «Третья мировая информационно- психологическая война», подчеркивая ее фундамен- тальность и практическую ценность, определяя её как «оружие – в руках». На основе фактологическо- го материала в книге изложены предпосылки успеш- ности реализации информационно-психологических атак Америки против СССР в течение холодной войны и применяемые методы информационно- психологического воздействия. Анализируя опыт мировых войн ХХ столетия, авторы делают выводы, актуальные и для сегодняшнего периода информаци- онного общества: «ХХ век был ареной трех опустошительных войн, в той или иной степени затронувших нашу планету».

    Первая мировая война 1914-1918 годов может быть названа войной вооруженных людей. Это – по- следняя война старого типа, характеризующаяся схват- ками людей, использованием конницы, когда танки и самолеты не играли заметной роли.

    Вторая мировая война 1939-1945 годов – это вой на моторов. Решающее значение имели танки, авиация, артиллерия. Супероружие – ядерные бомбы, ракеты – не играли решающей роли. Определенный вес имела про- паганда, идеологическое воздействие на противника.

    Третью мировую войну часто называют холодной, психологической войной. Это было противосто- яние двух сверхдержав – США и СССР, двух мировых систем, двух укладов жизни: капитализма и социализ- ма. Она длилась более 40 лет (1946 – 1991), т.е. почти всю вторую половину ХХ века. В старом понимании это была холодная война, которая только в отдельных регионах принимала характер горячей (Корея, Вьет- нам, Куба, Ангола). Она сопровождалась невиданной гонкой вооружения, прежде всего, ракетно-ядерного оружия, и его накоплением. Она не имела прямых ана- логов в прошлом и, в определенном смысле слова, это – неизвестная война. До сих пор нет её подлинной исто- рии. Смысл событий для подавляющего большинства людей остался за кадром.

    Главная же суть Третьей мировой войны – новое оружие – информационно-психологическое, т.е. опре- деленные способы воздействия на других людей и об- щественное сознание. Появились технические средства и методы массовой пропаганды, позволяющие манипу- лировать сознанием не только отдельных личностей, но и целых народов. Их применение вызывает, в конечном счете, нарушение социально-экономических процессов и приводит к гибели того или иного государства.

    Все три войны были обусловлены нарастанием противоречий и возникновением глобальных неустойчивостей».

    Первая мировая война – геополитический пере- дел мира и неизбежный способ развязки противоречий классического капитализма; Вторая мировая война – борьба за передел мира между ведущими западными державами и финал социально-экономической си- стемы монополистического капитализма; постиндустриальное (информационное) общество – борьба за геополитическое и геоэкономическое доминирование между развитыми странами (и, прежде всего, США) и остальным миром. Одну из причин крушения СССР авторы видят в несоответствии советской системы управления требованиям информационного общества, а также в устаревшей методике сверхцентрализованного эконо- мического планирования, игнорирующего тенденции динамично меняющейся реальности. «Во второй половине ХХ века происходило ка- чественное изменение капиталистической системы. Сформировавшееся постиндустриальное общество (для него также используются термины: информаци- онное общество, общество потребления, современный капитализм) отличается от начала века не менее, чем последний отличается от феодализма. В этом обществе проявляются новые моменты: на передний план выхо- дит информация, наука становится непосредственной и производительной силой, а экономика приобретает сверхсложный характер».

    В постиндустриальном обществе относитель- но хаотическое состояние экономики классического капитализма сменяется структурами регулируе- мой экономики. Большое влияние приобретает го- сударственный аппарат, распределяющий заказы, ведущий политику экономического регулирования. В своей деятельности государство опирается на кор- порации, учитывая, прежде всего, их интересы. В результате коренного изменения производительных сил в середине прошлого века ведущую роль ста- ли играть новые технологии, наука, информаци- онное обеспечение. В дополнение к существующим ранее двум группам производств (А – производство средств производства и Б – производство предметов потребления) возникла третья группа В – производ- ство научно-технологической информации и средств информационного обеспечения. В условиях гигантских масштабов производ- ства становится выгодным привлекать средства со стороны как государства, так и мелких вкладчиков. Возникают три вида основного капитала: государ- ственный, акционерный и частный, причем, доля государственного в некоторых странах доходит до 30%, а акционерный капитал в крупнейших корпорациях приобретает черты коллективной собствен- ности. Так , в компании «Дженерал моторс» вклад любого акционера меньше 1% от общего капитала, а число акционеров больше миллиона.

    Изменения в системе управления называют «революцией менеджеров». В отличие от прошлого, когда распределение прибыли зависело от единоличного владельца предприятия, теперь этим занимается правление, стоящее во главе корпорации, и назначаемые им менеджеры. Это правление, вообще говоря, отделено от собственника и обычно владеет лишь частью акций предприятия. Оно распределяет прибыли между владельцами акций пропорционально вложенному капиталу, выделяет средства на научно-технические исследования, содержание менеджмента, рекламу, сбыт, торговлю, перераспределяет, в случае необходимости, часть средств между предприятиями. По существу, на- ряду с собственниками, возникла вторая форма эконо- мической власти». Анализируя качество изменений перехода обще- ства к постиндустриальной (информационной) фазе развития, ученые делают вывод о неспособности управ- ления идеологического аппарата КПСС, об отсутствии представлений о переменах, происходящих как внутри страны, так и за её пределами.

    «Все три мировые войны, под знаком которых проходил ХХ век, были развязаны элитами Запада, и в этом плане классовые отношения практически не игра- ли роли. В ходе информационно-психологической войны против СССР идеологи КПСС законсервиро- вали прошлое. Мир кардинально изменился, но под- ход к его анализу оставался таким же, как в начале века. К постиндустриальному обществу они применя- ли критерии прошлого, отбрасывая сознание людей на столетие назад». Подробнорассматриваяметодыинформационно- психологической войны (создание мифов, акцентиро- вание пропаганды на образе «врага», дезинформация, забрасывание «логических бомб», расшатывание об- щественного сознания, уничтожение кадрового потен- циала и т.п.), авторы работы, тем не менее, в разрушении советской государственности видят внутренние системные закономерности, приведшие, в конечном итоге, к лавинообразному нарастанию противоречий и развалу СССР.

    В частности, они акцентируют внимание на прин- ципе информационного вируса, способного изменить параметры функционирования системы изнутри:
    «Психологическая война имеет существенное отличие от обычной войны, направленной на физиче- ское подавление противника. Её суть – воздействие на общественное сознание таким образом, чтобы управ- лять людьми, заставляя их действовать против своих интересов. Это можно рассматривать по аналогии с вирусным заболеванием. Так, вирус, внедрившийся в клетку, встраивается в управляющие процессами моле- кулы ДНК. Клетка внешне остается такой же, как была, и даже процессы в ней идут такого же типа, но управля- ет ею вирус. Болезнь проходит три фазы: внедрение, вы- деление токсинов и гибель клетки. В психологической войне без внедрения аналога вируса внутрь системы противника нельзя ожидать каких-либо существенных результатов. В таких условиях пропаганда, шпионаж, диверсия могут иметь лишь вспомогательное значение.

    Роль вируса в нашем случае играет управляемая извне «пятая колонна» внутри страны. Она должна внедриться именно в управление общественным сознанием, в идеологическую сферу и, как вирус в ДНК, стать неотъемлемой от окружения. Представителей «пятой колонны» как бы и нет. В СССР они делали то же, что и все. Встраиваясь в процессы, они не только не критиковали существующие порядки, но, напротив, выглядели «суперпатриотами» или «сверхкоммуниста- ми», выражали высшую преданность режиму, клейми- ли империализм.

    Идеологическая сфера СССР, в результате закрепления в ней «пятой колонны», стала ядром, основой информационной войны, ведущейся внутри страны. Среди применявшихся ею методов один из наиболее эффективных – постепенное доведение идео- логических компаний и лозунгов до абсурда, что ком- прометировало существующий режим в общественном сознании. Интересно, что подавляющее число людей, оценивающих постфактум операции идеологов КПСС, характеризуют их именно, как непроходимую глу- пость. Существенно также, что они могли оставаться в глубокой тени и далеко не всегда выступать явными инициаторами тех или иных действий, а осуществлять операции на полутонах, используя противоречия, борь- бу тех или иных сил. Типичный пример: в 70-е годы нарушались взаимосогласованные, сверстанные пла- ны. Вождям давался совет: вставить еще (и еще) одно супернеобходимое мероприятие в пятилетку. В созда- нии и раздувании противоречий и состоит основной механизм действия идеологического вируса. Это по- зволяет использовать многих людей «в темную», когда они, борясь с конкурентом, фактически выполняют за- дачи «пятой колонны». И здесь существует правило – максимальное использование подставных лиц.

    Идеологи КПСС, работавшие на Запад, в отличие от обычной агентуры, – не раскрываемы. Они находи- лись в автономном режиме, им не нужна была связь. Об указаниях они могли, в принципе, узнавать из безобид- ных публикаций в газетах Запада. Постепенно отдель- ные представители идеологов объединялись в органи- зованную силу. Какие проблемы должны были решаться в пси- хологической войне? Любое общество неоднородно: существуют групповые интересы, национальные и ре- гиональные элиты, а также – лица, стоящие у власти с их связями и интересами. Помимо внедрения своих людей в идеологическую сферу и властные структуры, нужно было знать и продвигать дураков, карьеристов, обиженных властью, а также создавать условия для пропаганды тупиковых идейных течений и поддержи- вать их носителей. Отметим в этой связи, что «революционная» иде- ология Троцкого (после победы большевиков в граж- данской войне) представляла собой тупик, в конечном счете, неизбежный конец СССР. Поэтому Запад, хотя и в неявной форме, всегда его поддерживал.

    Еще одна аналогия. Вирусное заболевание име- ет скрытый (латентный) период, после окончания ко- торого наступает острая стадия – организм переходит в возбужденное неустойчивое состояние. И именно в этот период возникает вероятность гибели организма. Точно так же при организации изменения существую- щего строя необходимо подвести общество к неустой- чивости. Примером служат действия гитлеровцев в на- чале 30-ых и действия горбачевской коалиции в конце 80-ых годов. Любой поворот должен осуществляться в обстановке неустойчивости, только тогда он имеет ре- альный шанс на успех». Хочется еще раз напомнить о плане директора ЦРУ Аллена Даллеса, продекларировавшего еще в 1945 г. задачи разрушения СССР посредством внедрения в систему именно внутренних деструкций и патологий.

    «Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фаль- шивые ценности верить. Как? Мы найдем своих едино- мышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться гран- диозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необ- ратимого угасания его самосознания… В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно содейство- вать самодурству чиновников, взяточников, бесприн- ципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. честность и порядочность будут осмеи- ваться и превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, жи- вотный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому – все это будем ловко и незаметно культивировать…». Прослеживая двойные стандарты в деятельности идеологического аппарата КПСС в период холодной войны, ученые приходят к выводу, что «работа» идео- логического аппарата СССР нанесла огромный ущерб стране и во многом способствовала победе США в ин- формационной войне в конце ХХ столетия. «Идеологи КПСС как своего рода каста начали играть в конце 40-х роль «пятой колонны», разрушаю- щей советское общество изнутри. Все идеологические постановления и компании имели официальной целью борьбу с врагами марксизма-ленинизма и происками международного империализма, но практически были направлены на постепенный подрыв страны. В этом со- стоял их скрытый смысл. Отличительная черта пламен- ных идеологических борцов за марксизм-ленинизм – словесная трескотня и безудержная брань по адресу апологетов империализма, доходящая до фарса. Оружием служили цитаты из классиков марксизма и (неко- торый период) цитаты из классиков русской науки. Ре- ально же под четко направленными ударами идеологов шло постепенное изменение общественного сознания и, в конечном счете, – разрушение страны. Для кардинального изменения сознания требуется 40 лет. В тече- ние этого времени, согласно программе, ЦРУ, должно быть проведено корректирующее влияние с помощью целой совокупности различных действий.

    Борьба идеологов против своего народа прошла несколько стадий. Первый этап был в значительной мере связан с фактической поддержкой идеологами по- литики США решить задачу по уничтожению СССР военным путем. В послевоенный период стало ясно, что будущее страны, включая её обороноспособность, стало напрямую зависеть от научно-технического про- гресса. Качественно меняется вся система вооружений. На смену танкам, авиации, артиллерии приходят ядер- ное оружие, ракеты, локация, новые виды связи управ- ления боем. Возникает необходимость разработки средств противодействия и защиты от бактериологи- ческого оружия, от последствия применения атомных бомб, не только уничтоживших полмиллиона японцев, но заставивших страдать сотни людей от последствий радиации. Все эти разработки, необходимые для самого существования страны, определялись специалиста- ми высшей квалификации, работавшими в новых об- ластях науки и техники. После войны, когда на очень высоком уровне работала школа, когда шел массовый приток молодежи в Вузы, а затем в науку, когда буквально возник культ знания, был еще сравнительно узок круг ученых высшей квалификации. По ним-то и был направлен главный удар идеологов с целью вывода из строя ведущих специалистов в решающих областях знания, а в конечном счете, – для срыва или торможения работ по новой технике.

    В эти годы (в сороковые и преимущественно в пятидесятые) были проведены операции по разгро- му биологии как науки (операция «мичуринская био- логия», или лысенковщина), центральная по замыслу широкомасштабная операция «физический идеализм», операция «кибернетика», операция «павловское уче- ние», ударившая по специалистам в области высшей нервной деятельности и психологии. Эти и другие удары наносились планомерно по узловым точкам научно-технического прогресса, от которого зависе- ло будущее страны. Теперь – о методике действий идеологов. Её основой был марксизм-ленинизм, но не марксизм как целостное учение, а отдельные выхваченные у класси- ков понятия, применявшиеся в свое время примени- тельно к конкретным ситуациям. Цитата из классика была оружием. Другой существенный момент – науч- ная бессодержательность нападок. Сама наука стала несущественна, вместо неё использовались выдержки из классиков и бессмысленно отъявленная ругань по адресу империализма. На этом этапе широко использовались имена известных русских ученых: Мичурина, Павлова, Бутлерова, Лобачевского, Сеченова, Тимиря- зева и других, – которые приводились в противовес «тлетворному влиянию Запада». Очень важный момент – использование готовых конфликтов, предварительное изучение и раздувание противоречий между научными школами. Науку громили большей частью через подставных лиц, не понимавших скрытого смыс- ла проводимых идеологических операций. Естествен- но, что истинные руководители операций не оставляли никаких следов, и раскрыть их было практически невозможно. Все видимые действия сводились к «ура», «да здравствует», к прославлению вождей, иногда доходившего до неприличия».

    Еще в сталинские времена выдающийся русский философ И.А. Ильин, будучи в эмиграции, в своей работе «Наши задачи. Историческая судьба и будущее России» (1948-1954 г.г.) провиденциально отмечал возможность разрушения советской государственности и роль в этом «русских расчленителей», незаметно осуществляющих инфильтрацию общественного сознания: «Наконец, есть и такие, которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом «терпимости» – безбожие, под видом «республики» – покорность закулисным мановениям и под видом «федерации» – национальное обезличие. Это злопыхатели закулисные, идущие тихой сапой и наиболее из всех сочувствующие советским коммунистам как своему («несколько пересаливающему») авангарду».

    «Не следует закрывать себе глаза на людскую вражду, да еще в исторически-мировом масштабе. Неумно ждать от неприятелей – доброжелательства. Гораздо менее понятно и естественно, что эту идею расчленения, обессиления и, в сущности, ликвидации исторически-национальной России ныне стали озвучивать люди, родившиеся и выросшие под её крылом, обязанные ей всем прошлым своего народа и своих лучших предков, всем своим душевным укладом и своей культурой (поскольку она вообще им присуща)». За 40 лет до разрушения СССР И.А. Ильин уже не сомневался в потере его государственности и основную причину этого разрушения, видел в де- структивности советского идеологического аппа- рата, подменившего качество управления – полити- ческим доктринерством и фальшивыми решениями, создающими атмосферу «безответственной фразы», ошибочности и лжи: «Отсюда у нас в политике такое множество вредных предрассудков и тупого доктри- нерства. Ибо к доктринерству в политике склонен, прежде всего, тот, кто сам не умеет думать, а живет чужими готовыми мыслями. Это самые упорные док- тринеры – доктринеры чужих доктрин. Наилучший пример тому – доктрина марксизма и её окаменевшие «твердокаменные» последователи.

    Эти счастливые «обладатели истины» давно уже развернули осуществление своей программы, давно уже обнаружили её тотальное безумие и трагические последствия. Но доктринеры чужой доктрины продолжают «веровать» и собираются в будущем водворять повсюду вместо «марксистского коммунизма» – «марксистский социализм».

    Так, например, и заявляют: России больше не будет, а будет множество мелких государствиц – демократических и социалистических». В условиях перехода к глобальному информационному обществу, когда политические решения зачастую приобретают технологический расчет, возможно навязать системе (в том числе и государству) искусственный характер функционирования и развития. В частности, подобные информационно-психологические диверсии осуществляются посредством вторжения в систему разнообразных информационных «вирусов», способных расшатать устойчивость политической си- стемы и изменить её параметры.

    В этой связи обратимся к монографии К.Н. Расторгуева «Информирование, как способ защиты жизни»: «Вирусоноситель – элемент системы, уро- вень агрессивности которого по отношению к сосед- ним элементам превышает наперед заданную величи- ну, способный перепрограммировать окружающие его элементы системы. Образно говоря, это «чужой среди своих», но способный к размножению». Такое опреде- ление включает в себя как биологические и компью- терные вирусы, так и их вирусоносители – будь то отдельные политические деятели или преступные эле- менты, все человечество в целом или отдельные нации. Весь вопрос в масштабе исследуемого явления: что брать в качестве системы, а что – в качестве элемен- та. Попытка выделить и локализовать общие для всех вирусов принципы позволяет понять: несмотря на то, что природа вируса (биологическая, математическая или социальная) различна, алгоритм функциониро- вания может быть задан на любом алгоритмическом языке, так что описания процессов функционирования вирусов различной природы совпадут с точностью до оператора или группы операторов.

    По аналогии с биологическими инфекциями, в которых структуры вирусов управляют своей реплика- цией (зараженной клеткой), искажая алгоритм работы клетки, и, впоследствии, – всего организма, К.Н. Рас- торгуев приводит схему социальных инфекций:
    Рис. 1. Блок-схема передачи и распространения социальных «инфекций».

    Автор уточняет, что, согласно определению ви- руса из работы А. Ленинджера «Биохимия», вирусы рассматриваются как структуры, стоящие на пороге жизни, представляющие собой устойчивые надмоле- кулярные комплексы в виде чистых препаратов, не способных к самовоспроизведению. И только в том случае, когда вирусная частица (вирион) попадает в клетку специфического хозяина, она получает воз- можность управлять своей репликацией (при этом все равно, о каком вирусе идет речь: клеточном, соци- альном, компьютерном). Так как в виде чистых препаратов вирус суще- ствовать не может, то, следовательно, и развиться само- стоятельно не может. Наиболее убедительной выглядит точка зрения на вирус либо как на обломок системы, либо как на испорченный элемент системы. Например, сложная «живая» система терпит крушение, но отдель- ные её осколки (вирусы) сохраняются и сторонними переносчиками встраиваются в другие функционирующие системы, либо элемент системы повреждается и перестает быть похожим на соседей – в обоих случаях мы имеем одинаковый результат». Идеологический аппарат КПСС и явился структурой «специфического хозяина», в которую были внедрены вирусоносители со стороны как внешних, противодействующих сил Америки, так и агрессивной концентрации внутренних социально-политических «инфекций» в виде «пятой колонны».

    Не случайно, еще в апреле 1950г. Президентом Трумэном была подписана директива СИБ-68: «нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство… сеять семена разрушения, усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения. Наша политика и действия должны быть таковы, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы. Совершенно очевидно, это обойдется дешевле, но более эффективно, если эти изменения явятся в максимальной степени результатом действия внутренних сил советского общества».

    После директивы Трумэна в советской печати на- чался вал антиамериканской пропаганды, однако, уже в конце февраля 1953г., еще до смерти И.В. Сталина, произошел её резкий спад. Из плана «Воениздата» по разным причинам были исключены антиамериканские книги: сборник «Звериное лицо американского империализма» В. Аверина; «Империалистическая агрес- сия США на Тихом океане» генерал-майора Жукова; «Западногерманский стратегический плацдарм аме- риканского империализма» и другие. Количество ан- тиамериканских материалов резко упало в советских СМИ: в январе в «Крокодиле» их было 13, в «Красной Звезде» – 57, в феврале, соответственно, 12 и 38, в мар- те – 9 и 21, в апреле 0 и 7, в мае – столько же. После смерти Сталина роль «вирусоносите- лей» выполняла группа партфункционеров во главе с Г.М. Маленковым и Н.С. Хрущевым, которые, за- хватив власть в стране и проводя идеологическую кампанию разоблачения режима Сталина, на самом деле добились прикрытия собственных преступле- ний прошлого, политической перегруппировки сил в стране, бюрократизации власти на местах и идео- логического возврата к ленинским принципам: за- дачам «строительства» коммунизма, борьбе с «бур- жуазной идеологией и пережитками капитализма». В СССР инициируются системные ошибки, подры- вающие только начавший укрепляться духовный, интеллектуальный, научно-технический и военно- стратегический потенциал страны.

    «Пережитками капитализма» вновь оказа- лась Православная Церковь. Опять начались гонения на храмы и монастыри; на деятельность представи- телей искусства: писателей и поэтов, художников и скульпторов, идеалистов-физиков и философов, и, на- конец, практически на все руководство внешней раз- ведки, стоящее на переднем фронте информационно- психологической войны с США.

    В то же время Н.С. Хрущевым была осущест- влена передача Крыма Украине, Наурского и Надте- речного районов Ставропольского края — в состав чечено-Ингушской АССР; было обещано передать Японии южную часть Курильских островов, что имело в будущем серьезнейшие геостратегические последствия. Наконец, в контексте культурного обмена СССР с США, американской выставки в Москве в 1950 г., массового показа голливудских фильмов, импорта товаров с Запада, в советском обществе зарождается мораль потребительства, тяга к красивой жизни и за- падным ценностям. Большинство специалистов, изу- чающих причины поражения СССР в информационно- психологической войне против США, солидарны в том, что советское общество, согласно директивам ЦРУ,«раскачивалось» изнутри, разрушалось «своими собственными руками».

    Так, в монографии С.К. Мурзы «Антисоветский проект» анализируется явление шестидесятников, элитарной партийно-художественной интеллигенции среднего ранга, тесно связанной с частью номенклатуры, задававшей траекторию и «мифологию» для информационно-психологических манипуляций Запада. Примечательно, что эти «шестидесятники руководящего звена» входили одновременно в номенклатуру, — и советскую, и западную.

    Из этого следует, что «шестидесятники» имели широкий доступ к информационным и административным ресурсам. Они занимали ключевые посты в сфере духовного воздействия на общество не только в СССР Давно началась их подпитка и внешними средствами. Советология в США представляла собой огромную, прекрасно оснащенную машину, которая досконально изучила все уязвимые точки советской системы, все слабости, предрассудки и стереотипы советского мышления. Она работала не только на ЦРУ, но и на на- ших «шестидесятников».

    К началу 80-х в Советском Союзе резко нарас- тают внутренние противоречия. В условиях перехода к глобальному информационному обществу и ката- строфического отрыва от реальности происходит на- гнетание идеологических стереотипов единственно «верного» курса партии — марксизма-ленинизма (политучеба на местах, расширение сети партшкол; зубрежка ленинских работ, трудов генсеков, материа- лов съездов и пленумов в Вузах, вступление в партию карьеристов, далеких от идей патриотизма и служе- ния Родине). Уже к середине 80-х в стране проявляются де- структивные признаки разложения населения: соци- альное равнодушие, пьянство, наркомания, цинизм, ва- лютная проституция, азартные игры на деньги, утрата общественных идеалов, тяга к стяжательству, рост агрессии среди молодежи, стремление подражать За- паду, контркультура. Одновременно наступает ключевой момент ин- формационно-психологической войны между двумя сверхдержавами. В январе 1981 года директор ЦРУ Уи- льям Колби представил подробный доклад о событиях в СССР только что избранному президенту США Ро- нальду Рейгану, заключив: «Наступила благоприятная ситуация, чтобы нанести серьезный ущерб Советам, ввергнуть в полный хаос их экономику, а затем взять под контроль и под свое влияние дальнейшее развитие событий в обществе и государстве.

    Все это ко благу национальных интересов США». В 1982 году американское руководство приступает к разработке наступательной стратегии по демонтажу «советской империи», делая акцент на «использовании слабых сторон» советской экономики и подрыва её посредством «насильственного вовлечения Москвы в технологические гонки». Рейган подписывает директиву №75, в которой впервые предусматривается вмешательство во внутренние дела соцстран с целью подрыва их режимов: « создание и консолидация будущих оппозиционных сил», которые должны добиться захвата власти и политической переориентации своих стран на Запад; программы финансирования будущих руководящих кадров и создания прозападных политических партий и профсоюзов в соцстранах, а также – странах третьего мира, придерживающихся социалистической ориентации.

    По мнению авторов книги «Третья мировая информационно-психологическая война», именно с приходом на пост генерального секретаря КПСС М.С. Горбачева, команда идеологов выходит из тени и захватывает высшие позиции в стране: «Теперь задачи «пятой колонны» заключаются в тотальном разрушении всей системы в целом. Её общую стратегическую позицию можно охарактеризовать триадой: реформа – углубление – разрушение. Решающую роль приобретает динамика событий. Под шум и воздействие СМИ нужно было незаметно пройти критическую точку, не дать никому опомниться и поставить всех перед свершившимся фактом. С практической точки зрения демонтаж советской власти должен был осуществляться уже на уровне определенных организационных мероприятий, которые можно назвать «выбиванием скреп», соединяющих страну в единое целое. Руководящую и организующую роль в разрушении страны сыграла «пятая колонна», выступающая от имени КПСС».

    Идея перестройки — обновление общества, ускорение социально-экономического развития, переход на современные методы хозяйствования, на самом деле, была востребована временем и могла принести конструктивные результаты. Но реализация этой идеи вызвала катастрофические системные ошибки, которые позволили разрушиться сверхдержаве в кратчайшие исторические сроки.

    В.А. Лисичкин и Л.А. Шелепин констатируют, что «Итог перестройки — социально-экономический крах: потеря управляемости производством, финансами, денежным обращением. За 1990г. объем нацио- нального дохода сократился на 5%, а за 1991 — на 12%. В 1991 г. производство продовольствия сократилось на 8%, а мяса, животного масла, сыра, консервов — на 13- 14%, выросла инфляция, практически все товары стали дефицитными, не хватало денег для выплаты работникам образования, здравоохранения, науки, а также военнослужащим. Таким образом, усилиями команды Горбачева к концу 1988 года экономика СССР была подорвана. Но силы, руководимые той же командой, возлагали всю ответственность на силы «торможения» и «врагов перестройки». Кроме того была осуществлена масштабная дезорганизация управления в стране. На основе анализа изученных фактов, В.А. Лисичкин и Л.А. Шелепин (равно, как и другие специалисты в области информационно-психологических войн) утверждают, что «…горбачевская группировка управ- лялась извне и широко использовала данные и заго- товки, в создании которых должны были участвовать многие тысячи людей. Другими словами, все сделан- ное — результат информационной войны, получен- ный США. Горбачевцы же играли роль «винтиков». Однако, как говорится в основополагающем докумен- те информационной войны – Директиве 20/1 – «мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или осуществляли это».

    С 1987 года в идеологическую программу пере- стройки входят новые термины: гласность, демокра- тия, новое мышление, общечеловеческие ценности, человеческий фактор. В январе 1988 года и в СССР, и за рубежом выходит книга М.С. Горбачева «Пере- стройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». Книга явилась ярчайшей демонстраци- ей двойных стандартов в советском руководстве, по- пыткой понравиться Западу и одновременно завуали- ровать в глазах советского народа истинные причины внутреннего разрушения. «Неиссякаемым источником диалектической творческой мысли, теоретического богатства и полити- ческой прозорливости оставались для нас труды Лени- на, ленинский идеал социализма. А сам его образ — немеркнущим примером высокой нравственной силы, универсальной духовной культуры и беззаветной пре- данности делу народа и социализма». «Много сейчас непривычного в нашей стране: скажем, выборы руководителей предприятий и учреж- дений; многомандатные округа по выборам в Советы; совместные с иностранными фирмами предприятия; самофинансирование заводов и фабрик, совхозов, колхозов; снятие ограничений с подсобных хозяйств, производящих продовольственную продукцию для своих предприятий; расширение кооперативной дея- тельности; поощрение индивидуальной трудовой де- ятельности в мелком производстве и торговле; закры- тие нерентабельных заводов и фабрик, неэффективно работающих научных институтов и высших учебных заведений. Острее действует печать, проникая во все сферы жизни общества, осваивая ранее «запретные» темы, становятся богаче и разнообразнее точки зре- ния, излагаемые публично, открыто ведется полеми- ка по всем жизненным вопросам нашего развития, нашей перестройки».

    В книге однозначно указаны силы, посредством которых произошло деструктурирование страны во время перестройки: «Начиная перестройку, ЦК КПСС опирался на две могучие силы – партийные комитеты и средства массовой информации. Я бы даже сказал, что партии, может быть, не удалось бы выйти на сегодняшний уро- вень обсуждения всей проблематики перестройки — а она обширна, неоднозначна, противоречива, — если бы сразу после апрельского Пленума ЦК в этот про- цесс активно, по-настоящему не включились средства западной демократии». Опираясь на принцип гласности, СМИ мани- пулируют протестными тенденциями, резко снижают объем аналитической, конструктивной публицистики, а публикуют материалы, компрометирующие советское прошлое. Разрушаются положительные социальные установки, присущие советскому строю: коллективизм, трудолюбие, долг перед Родиной, ответственность пе- ред обществом, моральные ценности, воспитания детей и молодежи. Появляется «желтая пресса», ориентиро- ванная на низшие гедонистические потребности, сексу- альную распущенность, культ «звезд», «рок-кумиров», «крутых», мастеров магии и оккультизма. Пропаганди- руются достижения «цивилизованных стран Запада» и импортная продукция; внедряются установки потреби- тельства и рыночной идеологии вопреки идеалам со- циализма и уверенности в завтрашнем дне. В результате перестройки были уничтожены основополагающие понятия, идентифицирующие представления конкретного человека с ценностными ориентациями на макроуровне: «Советский народ», «Советское государство», «принципы социализма».

    Поскольку рыночные приоритеты не соответствовали марксизму, в стране началось интенсивное внедрение монетаризма (учение Фридмана, основателя чикагской экономической школы).

    Монетаризм одобряет безработицу как необходимый стимул производства вопреки «обязательной штатной» формальной занятости при социализме, от которой необходимо освобождаться в условиях рынка. Определяя финансовые потоки, находящиеся в обращении как основной, структурирующий фактор экономического развития, он позволяет подрывать экономику развивающихся стран на «научной» основе.

    Монетаризм носит не столько экономический, сколько политический характер, утверждая приоритетность свободного рынка, недопустимость государственного вмешательства, и единственный способ регулирования — изменение объема денежной массы, а в итоге — социальный дарвинизм.

    Проводниками фридмановского учения стали «чикагские мальчики» (Е.Т. Гайдар, А.Б. Чубайс, А.С. Шохин), или «младо-реформаторы», осуществившие в начале 90-х разрушительные либерально-демократические реформы в России на основе монетаристских принципов либеральной (а по сути, социал-дарвинистской) геоэкономики. В 1988 году в Советском Союзе начинается всеобъемлющий системный кризис. В феврале 1988 года вспыхивает кровавый межэтнический конфликт в Нагорном Карабахе, исконно армянской территории, присоединенной в 1921 году к Азербайджанской ССР. Конфликту предшествовала тщательная информационно-психологическая акция, разработанная спецслуцжбами США при помощи армянских диссидентов и агентов влияния в обеих республиках. В 1985-1987 году начинается мощная пропагандистская акция по раскачке общественного мнения, с требованием вернуть НКАО в состав Армении; информация о ситуации в Нагорном Карабахе регулярно отслеживается в международных СМИ. В сентябре 1987 года, во время пребывания в США М.С. Горбачева: армянские диссиденты передают ему карту, выполненную в СССР по приказу В.И. Ленина, согласно которой Нагорный Карабах включается в состав Армянской ССР. Вслед за этим инициируется сбор подписей среди представителей науки, культуры и искусства в пользу воссоединения НКАО с Армянской ССР. В конце февраля 1988 года в забастовках, митингах и демонстрациях в Ереване участвует почти миллион жителей Армянской ССР, город практически парализован, но повсеместно появляются активисты, требующие не останавливаться в «борьбе за справедливость», а первый секретарь Нагорного-Карабахского обкома партии Кеворков заявляет «Я превращу Карабах в армянское кладбище».

    Инициированная информационно-психологи- ческая борьба между народами Армении и Азербайд- жана вызывает обоюдные вспышки ненависти, агрес- сии, создает противоречия, неразрешимые мирным способом.

    28 февраля в армянском городе Сумгаите отряда- ми мусульманских фундаменталистов (при умышлен- ном попустительстве ЦК КП Азербайджана) были осу- ществлены массовые погромы и убийства армянского населения, что стало, по сути, началом гражданской войны между народами двух республик. Вслед за ме- жэтническим начался межконфессиональный конфликт между христианами и мусульманами, что способство- вало организации школ вакхабизма в ряде мусульман- ских республик, ставших в последствие плацдармом для подготовки террористов. Центральное руководство не предприняло каких- либо конструктивных действий для предотвращения конфликта, показав двусмысленность и недееспо- собность советской системы управления в решении национальных вопросов. Американская сторона не скрывала своей заинтересованности в Карабахских событиях и продолжала оказывать информационно- психологическое давление на развитие ситуации в стране, осознавая, что информационная бомба, взор- вавшая отношения между Арменией и Азербайджа- ном, станет катализатором крушения целостности советской империи.

    25 марта 1988 года от имени всех армян мира губернатор штата Калифорнии Джорж Токмаджян направляет в адрес М.С. Горбачева телеграмму, вы- сказывая разочарование в адрес постановлений Пре- зидиума Верховного Совета СССР и Политбюро. «Это постановление, включающее в себя и положитель- ные элементы, такие, как улучшение условий труда и жизни и, по возможности, укрепление культурных связей между Карабахом и Армянской республикой, не является, однако, кардинальным исправлением се- рьезной ошибки допущенной в сталинский период. Я надеюсь, что в предстоящие несколько недель, по- сле изучения Вами сути вопроса, станет возможным полностью ликвидировать искусственное отделе- ние армян от армян». Армяно-азербайджанский конфликт, спрово- цированный ЦРУ при помощи армянской диаспоры в США и агентов влияния внутри республик, вызвал нарастающий эффект «социального инфицирова- ния» — заражения с разрушением. Внедренный в систему национальных отношений информационный вирус, нацеленный на «борьбу наций за самоопреде- ление», меняет структурный алгоритм программы, за- ложенной в основание Советской государственности. Вирус борьбы вызывает цепную реакцию размноже- ния, «инфицируя» практически всю страну, преследуя цели разрушения системы, а не её стабилизации.

    Вслед за Арменией и Азербайджаном вспыхива- ют акты национальной розни на Украине, в Грузии, Молдавии, республиках Средней Азии, массовые ак- ции протеста проходят в Вильнюсе, Минске, Риге, Тал- линне, Гродно, Тбилиси, Баку, Ереване, Киеве, многих российских городах, с требованием подлинной нацио- нальной суверенности и освобождения от «диктату- ры» сталинского режима. Одновременно раскачивают общественное мнение и усиливают неуправляемость в стране забастовки шахтеров из Кузбасса.

    Развитие событий теряет какую-либо логику, си- туация в государстве выходит из-под контроля. Власть с помощью вооруженных отрядов ОМОН начинает разгоны митингов и демонстраций. В 1990-1991 го- дах в Тбилиси, Баку и Вильнюсе войсками ОМОН по приказу команды Горбачева проводится расстрел де- монстрантов, гибнут десятки людей; начинается за- вершающий этап информационно-психологической войны, сопровождающийся ожесточением внутри- системных противоречий, ставящих под угрозу само существование государства. На фоне кровопролитий и погромов 15 марта 1990 года на третьем, внеочеред- ном Съезде народных депутатов СССР Президентом Союза Советских Социалистических республик избирается М.С. Горбачев. В своем выступлении он вновь утверждает необходимость выбранного полити- ческого курса, не скрывая лояльность Западу и неже- лание разобраться во внутренних причинах разруше- ния государства:
    «Политика перестройки, как я думаю, это един- ственно возможный для такой страны, как наша, мирный (!) путь перехода в новое качественное со- стояние, от тоталитарно-бюрократической системы к гуманному, демократическому, социалистическому обществу». Для патриотически настроенных сил в стране становится очевидным, что истинная цель «мирной перестройки» — не реформирование государства, а его разрушение. За месяц до введения чрезвычайного положения в стране на закрытом заседании сессии Верховного Со- вета СССР Председатель КГБ В.А. Крючков подчер- кнул, что «причина нынешнего положения имеет, пре- жде всего, внутренний характер». В то же время он обратил внимание присутствующих на документ, под- готовленный в 1977 году внешней разведкой КГБ «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан»:
    «По достоверным данным, полученным Комите- том государственной безопасности, в последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специа- листов о дальнейших путях развития СССР разрабаты- вает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики. В этих целях американская разведка ставит задачу осуще- ствить вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем про- двигать в сферы управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.

    ЦРУ разработало программы индивидуальной под- готовки агентов влияния, предусматривающие приобре- тение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую об- работку. Кроме того, одним из важнейших аспектов под- готовки такой агентуры явилось преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства.

    Руководство американской разведки плани- рует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управле- ния и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятель- ность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа в народном хозяйстве и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американ- ской разведки. По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического ха- рактера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, направит научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходила из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях». Сценарий ГКЧП, осуществленный КГБ, КПСС и Советской Армией 19 августа 1991 года, явился не- поправимой стратегической ошибкой, демонстраци- ей военной силы, а не политических решений, неспо- собности грамотно ответить на подрывные сценарии информационных диверсий против СССР.

    В результате «путча» противоречия в СССР обострились до предела, не совместимого с фактом существования советской государственности. Информационно-психологическая война была проиграна СССР, но проиграна осознанно, с помо- щью подготовленного резерва «изнутри», хотя и оценивалась демократическими лидерами страны как «победа».

    Анализируя последствия августа 1991 года, мэр Москвы Ю. Лужков в книге «72 часа агонии» отмечает: «Августовская победа подводит итоговую черту истории не только под летописью КПСС, но и Российской империи, ее приемника — СССР. На этом всемирного знака повороте России вновь отведена пер- вая роль: отпустить с миром, пожать руку тем, кто хо- чет идти вместе. Многие века русские, Москва, Россия оставались главной силой и символом пространств от Балтики до Тихого океана, «где закончили поход». Останемся же великими, великими на современный после августа – лад: не станем «тащить одеяло на себя», возрождать русскую великодержавность в модных демократиче- ских одеяниях». На закрытом совещании Объединенного ко- митета начальников штабов 25.10.1995г. Президент США Билл Клинтон подвел итог информационно- психологических операций Америки против СССР в период перестройки:
    «В годы так называемой перестройки в СССР мно- гие наши военные и бизнесмены не верили в успех пред- стоящих операций. И напрасно. Расшатав идеологиче- ские основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача в дальнейшем — оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.

    Когда в начале 1991 года работники ЦРУ переда- ли на восток для осуществления наших планов 50 млн. долларов, а затем еще такие же суммы, многие из по- литиков, военных, не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырех лет, видно: планы наши начали реализовываться». В период перехода к глобальному информаци- онному обществу характер информационно-психо- логического противоборства, как уже подчеркива- лось, значительно осложнился. Однако, механизмы, применяемые для разрушения советского государ- ства, остались прежними: модуляция деструктив- ных процессов внутри государственных систем управления, общественных и политических инсти- тутов, традиционных конфессий, структур науки и культуры с целью внедрения разнообразных патоло- гий, вирусов, катастрофических системных противо- речий в те или иные элементы системы, инициируя их деградацию и распад.

    После крушения биполярной системы мира и формирования системы однополярного мирово- го порядка во главе с единственной сверхдержавой США, в условиях глобализации мирового простран- ства противоречия на Земном шаре только нарастают: финансовые рынки, соподчиненные мировым монди- алистским структурам, растут быстрее реальной эко- номики. Спекулятивные финансовые потоки стано- вятся вектором развития геоэкономики и геополитики, соподчиняя спекулятивному капиталу региональные державы, в том числе, и Россию. Системообразующие субъекты глобализации ТНК выходят из-под зависимо- сти национальных государств и становятся полноправ- ными акторами в борьбе за преимущество на мировых финансовых рынках. Международные экономические организации, которые должны регламентировать ми- ровые экономические процессы: Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая органи- зация (ВТО), Организация экономического сотрудни- чества и развития (ОЭСР) не имеют институциональ- ной основы, фактически не обладают законодательной и в крайне ограниченных объемах — исполнительной властью, и, по сути, выполняют директивы мировых мондиалистских структур с целью концентрации фи- нансовой власти в США и странах «золотого милли- арда». Э. Азроянц в своей книге «Глобализация: ката- строфа или путь к развитию?» справедливо отмечает:
    «Мировой финансовый рынок в интеграле, но сумма определяющих его факторов является продуктом меж- дународной экономической экспансии, проникающей информатизации и глобальных коммуникаций. Это — та измененная реальность, которую получил мир вместо своего примитивного проекта универсального гражданского общества (Мирового государства). Это – злая карикатура на результаты «цивилизованного усер- дия», это — «дорожный знак», предупреждающий об опасности избранного пути и, в конечном итоге, «бом- ба замедленного действия» в случае нашей самонаде- янности и самоуспокоенности. Сегодня финансы стали не только самодостаточ- ными, но и вырвались в наднациональную область, освободившись от государственного регулирования. Они сами стали инструментом экономического и по- литического доминирования».

    А. Панарин в книге «Правда железного занаве- са» раскрывает приоритеты глобальной экономики, ставшей доминирующим фактором в условиях III ты--- сячелетия, основной целевой задачей информационно- политического противоборства: «Утверждается, что новая, мондиалистская экономика изначально выходит за национальные границы, что рациональные экономи- ческие решения, — это решения, которые принимают во внимание не амбиции национального государства и все, связанное с понятием суверенитета, а логику международного разделения труда, логику повышения рентабельности снижения капитала — и энергоемко- сти производства, инфляции и т.п. В этом контексте, например, право наций на собственные энергетические ресурсы и на строительство собственной перерабаты- вающей промышленности следует считать устаревшим и предосудительным, ибо перерабатывать становящее- ся все более дефицитным мировое сырье имеют право лишь те страны, промышленность которых дает по- казатели наименьшей энерго — и материалоемкости и наибольшей капиталоотдачи. Вместо того, чтобы способствовать стихийному размножению неконкурентоспособных националь- ных экономических «видов», либеральный социал- дарвинизм провозглашает право сильных (т.е. кон- курентоспособных и экономически эффективных) на монополию в сфере переработки. Остальные страны должны, во имя высшей экономической рациональ- ности, отказаться от права на экономическую само- стоятельность и развитие и согласиться на роль сы- рьевого придатка развитых стран. Правда, и внутри последних намечается своя иерархия: верхний этаж претендует занимать штабная банковская экономика, представленная, в первую очередь, США, следующий этаж — экономика высоких технологий Западной Ев- ропы и Японии, а далее идет мир экономических из- гоев — поставщиков сырья и неквалифицированной рабочей силы.

    Складывается, таким образом, два альтерна- тивных принципа: глобальный, утверждающий прерогативы наиболее развитых стран в мировой ма- кроэкономике от имени ценностей «открытого обще- ства», и национальный, опирающийся на идею про- текционистской защиты национальной экономики и культуры». Таким образом, проблема национальной безо- пасности суверенного государства, в том числе и Рос- сии, в условиях глобализации, напрямую зависит от финансово-экономической экспансии мондиалист- ских структур во главе с США, разрабатывающих геостратегические сценарии информационного воз- действия с целью укрепления в мировом пространстве мондиалистских центров силы.

    В статье д.э.н. В.М. Коллонтай «Эволюция за- падных концепций глобализации», опубликованной в журнале «Мировая экономика и международные отношения» (2002, №1), достаточно точно оценива- ются именно угрозы глобализационных процессов, подталкиваемые державами-гегемонами и их ТНК, требующие конструктивных подходов разрешения: «С критикой проводившейся десятилетиями поли- тики выступили многие политические деятели и ученые, ранее не высказывавшихся против концеп- ций неолиберализма. Известный специалист по вопросам международной торговли Дж. Бхагвати опу- бликовал статью с острой критикой всей концепции дерегулирования финансовой сферы. Дж. Стиглиц в ряде лекций обвинял МВФ за чрезмерную жесткость, с которой он навязывал странам основные требова- ния Вашингтонского консенсуса; монетаристскую политику, дерегулирование экономики, сокращение хозяйственных функций государства, политику при- ватизации. Аналогичные мысли развивал Дж Сакс. П. Кругман предупреждал о возможном кризисе в реальной экономике и опасном ослаблении всего ин- струмента антикризисной политики. Известный тео- ретик неолиберализма К. Омае указывает на мрачные перспективы, намечающиеся в результате глобализа- ции. В ответ апологеты неолиберализма разрабатыва- ют рекомендации по усовершенствованию неолибле- ральной глобализации, учета социальных аспектов развития и нужд развивающихся стран.

    Говоря о сдвигах в умонастроении самих неоли- бералов, следует остановиться на взглядах Дж. Грея, который долгое время занимал видное место среди британских консерваторов и был активным сторон- ником политики М. Тэтчер. В конце 90-х он выпустил книгу с разносторонней критикой неолиберализма. В этой книге ставится вопрос о принципиальной несовместимости свободного рынка и демократии, поскольку большинство избирателей в условиях подлинной демократии не будет поддерживать не- гативные последствия необузданной конкуренции. Показано также, что глобализация приводит не к их объединению в единообразном рынке, а, напротив, к разнонаправленности развития, к усилению различий между странами, каждая из которых по-своему реагирует на вызов глобализации, к глубоким транс- формациям, конфликтности и непредсказуемости мирового хозяйства».

    По мнению Л.А. Мясниковой, высказанному в статье «Глобализация экономического пространства и сетевая несвобода» («Мировая экономика и междуна- родные отношения», 2000№4): «Мировое хозяйство — это синтез динамики и структуры взаимосвязей, пред- ставленных как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Механизмом этого структурирования вы- ступает глобализация всех составляющих социально- экономической динамики общества. В горизонтальном измерении происходит цивилизационное разделение мира на Запад и Не-Запад. В вертикальном — обра- зуются информационно-иерархическая пирамида богатства и власти, вершина которой занята странами первого мира во главе с США. На долю 20% наиболее богатой части населения планеты (золотой миллиард) приходится 83% мирового дохода, а на долю остальных 80% — лишь 17%.

    Пирамида работает подобно насосу, к её вер- шине непрерывно идут потоки финансов, богатств, интеллекта. Можно добавить — и рабского труда (с учетом дешевизны рабочей силы «гастарбайтеров» и их экономического бесправия). Создается полная аналогия с Древним Римом, через 2000 лет цикл по- вторяется на новом — уже не силовом, а информационном уровне».

    В сложнейшей ситуации, после разрушения СССР, оказалась постсоветская Россия, ставшая в 90-х годах плацдармом для социал-дарвинистских экспериментов Запада, приведших к криминализации экономики, от- току капитала за рубеж, финансовым пирамидам, обва- лу рубля и августовскому кризису 1998 г., подорвавше- му экономику России, почти уничтожившему средний класс и здоровую предпринимательскую инициативу. Как выяснилось впоследствии, кризис был спро- воцирован информационным сценарием мировых финансовых структур, стремящихся к подрыву Рос- сийской государственности и превращению России в сателлит Америки. По мнению одного из исследовате- лей глобализации, кадрового офицера спецслужб США Д. Колемана среди диверсионных механизмов монета- ристской политики: «Лишение всех народов права на самоопределение, искусственно создавая с этой целью различные кризисные ситуации с последующим их «управлением».

    С учетом особенностей перехода к глобальному информационному обществу и обострения внутрен- них политических и экономических противоречий в России к середине 90-х начинает формироваться система информационно-аналитической деятельно- сти. Создаются аналитические службы в различных структурах, в том числе, органах федеральной и ре- гиональной власти, в министерствах и ведомствах; в корпоративных структурах и политических партиях. Специалисты концентрируют и анализирует инфор- мационные потоки, и, перерабатывая их, определяют приоритеты, позволяющие принимать наиболее эф- фективные решения. Появляются центры информаци- онного мониторинга, ситуационного анализа. Активно используются социологические данные, электронные ресурсы СМИ, Интернет.

    Подобные действия позволяют наработать определенные методологические ресурсы защиты нацио- нальных интересов страны в условиях обострения информационно-психологического противоборства, приобретающего глобальный характер. На рубеже XX – XXI столетия вопрос информационной безопасности России рассматривается уже в контексте глобальных угроз современности и взаи- мопроницаемости субъектов мирового пространства, что требует разработки и создания качественно новых научных технологий, способных защитить рос- сийскую государственность от целенаправленных информационно-психологических диверсий Америки и мондиалистских структур Запада.

    Вот как оценивает отношения с Россией Маргарет Тэтчер в своей работе «Искусство управления государ- ством», пытаясь показать свое видение глобального управления миром: «… хотя Россия через несколько лет может превратиться в стабильную, процветающую и либераль- ную демократическую страну, её природа останется прежней. Она всегда будет в равной мере азиатской и европейской, восточной и западной. У неё всегда будут свои географические, этнические, культурные и рели- гиозные особенности и, в конечном итоге, особый на- циональный интерес. Если у НАТО есть какое-либо связующее начало, оно, по крайней мере, в своей осно- ве, «западное». «Россия никогда не сможет ограничиться только «западным». «Россия никогда не смирится с господством Америки».

    «Самой тяжелой проблемой, по всем признакам, будут отношения России с НАТО». «И, наконец, мы не должны недооценивать исхо- дящей от России потенциальной опасности: её семена нередко прорастают на почве беспорядка, в этом мир убедился на собственном опыте». Многочисленные директивы ЦРУ, план Аллена Даллеса, указы, подписанные Президентами США Г. Трумэном и Р. Рейганом, доказали, что американские методы оценки ситуации и моделирования ситуацион- ных сценариев значительно перспективнее советских, а в настоящее время — российских. В этой связи хочется обратить внимание на науч- ную монографию А.В. Манойло «Государственная информационная политика в особых условиях» (2003). Ав- тор рассматривает характеристики информационного общества, в которых оказалась Россия в III-м тысячелетии с позиций информационно-психологического противоборства: «Идеология информационного общества предполагает кардинальные изменения в системе информационной политики субъекта социально-политических от- ношений, стратегии его поведения в информационном обществе — стратегии, отражающей возможные вари- анты поведения (функционирования) данного субъекта (социальной, политической системы) в современном информационном мире.

    В информационном обществе возможны следующие варианты такой стратегии поведения:
    1. Оборонительная, которая характеризуется акцентом на защите информации, контроле доступа и ограничением внешних контактов.
    2. Наступательная, характеризующаяся акцентом на активном противодействии с двумя типами воз- можностей: прямыми атаками на вражеские информационные системы и предоставлением дезинформации его системам.
    3. Количественная, характеризующая способ- ность перемещать и использовать большие массивы информации по огромным инфраструктурам.
    4. Качественная, характеризующаяся акцентом на информационном менеджменте, в результате чего управление информацией становится лучше, чем у конкурентов.
    5. Впитывающая, характеризующаяся внимани- ем к сбору и впитыванию больших объемов информа- ции. Выигрыш в этом случае приходит за счет экономии на исследованиях, поскольку активно отслеживается чужая инновационная деятельность.
    Важнейшим результатом формирования инфор- мационного общества стало возникновение информа- ционного пространства социальных систем, в котором развернулась острая борьба за достижение информаци- онного превосходства. Рассматривая информационное пространство с позиций синергетики, его можно пред- ставить как открытую самоорганизующуюся систему, включающую в себя огромное разнообразие информа- ционных потоков и информационных полей, находя- щихся во взаимодействии. Уровень развития информационного пространства решающим образом влияет на основные сферы общества: социально-политическую, экономическую, культурно- идеологическую. От этого уровня зависит поведение людей, формирование общественно-политических движений, социальная безопасность. Связав и интегриро- вав (в различной степени) практически все страны мира, имеющие достаточно развитую инфраструктуру систем связи и телекоммуникаций, информационное простран- ство фактически стерло границы между странами, что является главным стимулом глобализации и одновре- менно, результатом этого процесса.

    С развитием технических каналов связи и теле- коммуникаций информационное пространство приоб- ретает в информационном обществе качество транс- граничности в силу отсутствия или неэффективности в информационном пространстве большинства тради- ционных ограничений, налагаемых разнесенностью различных субъектов этого пространства в реаль- ном пространстве земного шара и существованием природных и институциональных преград (океанов, гор, государственных границ и т. п.). В результате информационное пространство социальных систем, включая и компоненты, напрямую не отраженные в киберпространстве, также становится трансгранич- ным, что вводит в информационные процессы ранее относительно замкнутых систем новых субъектов, которые могут оказывать через информационное про- странство «влияние» на «внутренние» процессы этих систем, сравнимое с влиянием традиционных участ- ников этих процессов».

    А. В. Манойло отмечает возрастающую эффек- тивность информационно-психологического противоборства в новых геополитических условиях, сложив- шихся к началу третьего тысячелетия:
    «Геополитическая конкуренция в современном геополярном мире является основной формой выяснения отношений между геополитическими субъектами по поводу влияния на экономическое, политическое, социальное пространство и установление контроля над стратегическими источниками ресурсов, в резуль- тате которого одни субъекты получают преимуще- ства, а другие его теряют, что отражается на состоя- нии их безопасности.

    Информационная революция и формирование информационного общества привели к распростра- нению такого соперничества на информационно- психологическое пространство, в котором заметно меняется содержание геополитической конкуренции — как через изменение содержания собственно вооружен- ной борьбы, так и через пересекающееся с ней, но не совпадающее полностью информационное противо- борство. Информационное противоборство является в современных условиях эффективным средством обе- спечения геополитического баланса. Решение практи- ческих задач геополитической конкурентной борьбы с использованием, в том числе, методов информаци- онного противоборства позволяет, в частности, даже слабым государствам и коалициям сохранять относи- тельную независимость в виде выбора собственного внешнеполитического курса и возможность давать до- стойный (асимметричный) ответ на вызовы конкури- рующих геополитических субъектов.

    Преобразование традиционной системы со- циальных отношений индустриального общества в систему отношений общества информационного со- провождается коренными изменениями облика сфор- мировавшейся в условиях системы ценностей (пара- дигмы) индустриального общества многополярной геополитической картины мира и характера, содер- жания, принципов и приоритетов геополитической конкуренции. Информационно-психологическая борьба субъектов геополитической конкуренции ста- новится определяющим фактором в формировании геополитического баланса сил конкурирующих гео- политических образований, вносит новые закономер- ности формирования новых (и разрушения прежних) геополитических центров силы, полюсов, геополити- ческих союзов и коалиций, приводит к изменениям стратегического значения параметров и категорий, определяющих геополитическую мощь и значение субъектов конкуренции.

    Одним из таких приоритетов в настоящее вре- мя является использование арсенала сил, средств и методов информационно-психологического воздей- ствия (в том числе, средств и методов информационно- психологической войны как наиболее опасной и агрессивной формы такого воздействия) в качестве основного инструмента достижения геополитиче- ского превосходства. Использование информационно-психологической войны в рамках концепции и идеологии геополитиче- ской конкуренции определяет её цели, задачи, сущ- ность и содержание, средства и методы нападения и защиты, а также — основные принципы разработ- ки, организации, подготовки и проведения тайных информационно-психологических операций».

    А.В. Манойло рассматривает сущность информа- ционно-психологической войны в контексте антаго- низма борющихся сторон и положений социальной и политической конфликтологии (что как раз и характеризует ситуацию, сложившуюся в СССР во время перестройки):
    «Одним из важнейших компонентов системы социально-политических отношений современно- го общества является конфликт — основная форма взаимодействия субъектов социальной и политиче- ской деятельности, позволяющая своевременно вы- являть и устранять возникающие в этом отношении противоречия. Информационно-психологический конфликт – столкновение интересов двух или нескольких субъ- ектов информационно-психологических отношений с целью обострения или разрешения противоречий по поводу власти и осуществления политического руко- водства в информационно-психологическом простран- стве, а также — по поводу перераспределения их роли, места и функций в социально-политической системе информационного общества. Возникающие в результа- те этого правовые взаимоотношения социальных субъ- ектов позволяют обозначить и выделить противоречия в процессе реализации субъектами собственных прав и свобод, которые затем либо устраняются (полностью или частично) благодаря совместной деятельности всех участников конфликта по поиску возможных в данной ситуации компромиссных решений, либо становятся основой для изменения характера взаимоотношений субъектов в направлении эскалации конфликта, а так- же создают условия для вовлечения в расширяющийся конфликт иных социальных субъектов, ранее в них не участвовавших». По мнению автора монографии, информацион- но-психологическая война является ярким примером острого информационно-психологического конфликта, характеризующегося высокой степенью интенсивности, агрессивности и социальной опас- ности, а накопление и развитие конфликтов может вывести общественную систему из состояния дина- мического равновесия и вызвать нарастание явлений дезорганизации.

    Хочется подчеркнуть, что А. В. Манойло, как и многие другие специалисты в области информационно- психологических войн, невзирая на персонифика- цию собственной позиции, обращает внимание на механизм противоречий как основной источник информационно-психологической агрессии. В то же время, разрешение проблемы противо- действия информационно-психологическим угро- зам посредством конфликтологии лишь частично вскрывает суть происходящих процессов, делая ак- цент на их дихотомии, на противопоставлении ин- тересов и сил влияния, что четко доказали процессы разрушения СССР. Методы конфликтологии достаточно широко используются в международной дипломатии. Ис- пользовались они и во время «холодной войны», ког- да руководство СССР и США садились за стол пере- говоров и добивались договоренностей по наиболее острым вопросам. Одновременно с этим разраба- тывались тайные операции ЦРУ и информационно- психологические «ловушки» типа программы «Звезд- ных войн» СОИ. А временное разрешение того или иного конфликта, напротив, создавало маскиров- ку для нанесения очередных, непрогнозируемых информационно-психологических ударов.

    С другой стороны, конфликтология не способ- на показать комплексность механизмов разрушения социальных и политических систем, которые возни- кают в процессе целенаправленных информационно- психологических атак; формальный аппарат этого научного направления способен объяснить причины агрессии социальной среды, в частности, когда субъ- ект (индивид или общественная группа) возбужденно реагирует на раздражающие внешние стимулы что, в конечном итоге, и провоцирует конфликт. Как уже отмечалось, подобная ситуация сложилась в СССР во время армяно-азербайджанского конфликта, который дал толчок национальным конфликтогенным процес- сам по всей стране. Попытка создать систему противодействия ин- формационно-психологическим угрозам с позиций конфликтологии сужает представления об информа- ционно-психологической войне и с точки зрения методологического аппарата, и с точки зрения си- туационных процессов в период глобального инфор- мационного общества. Так, например, информационная агрессия, развязанная США против Ирака с целью под- держки мировым общественным мнением военной агрессии в Ираке, окончилась поражением. Попыт- ка спровоцировать конфликт между Ираком, яко- бы «угрожающим мировому сообществу» оружием массового уничтожения, и цивилизованным миром не состоялась. Военная операция в Ираке, повлекшая за собой гибель 90 тысяч мирных жителей и 4 тыс. американ- ских солдат, уничтожение политических лидеров Ира- ка, экономическое и культурное разрушение страны, превратившее страну в очаг терроризма, подорвало международный авторитет Америки, и привело к пу- бличному обличению политики её власти внутри Со- единенных штатов. Информационно-психологические акции США, направленные на оправдание конфликта, и попытки корректировки его составляющих остаются безуспешными.

    Для понимания механизмов, способных обеспе- чить безопасность государств и геополитических бло- ков в условиях глобальных неустойчивостей, важно изучение принципов управления систем с позиций гомеостатического подхода, разработанного научной школой гомеостатики под руководством д.т.н., акаде- мика МАИ Ю.Н. Горского. Учение о гомеостазе и гомеостатах, берущее на- чало от К. Бернара, Кеннона, У.Р. Эшби, прошло не- сколько этапов развития, существенно повлияв на развитие кибернетического подхода по Н. Винеру и расширив его возможности. Гомеостатика позволя- ет заложить определенный информационный фун- дамент, дать современную интерпретацию концеп- циям В. Вернадского, П. Флоренского и Т. Шардена о единстве мироздания, раскрыть информационные механизмы развития многих катастрофических явле- ний. Это единство проявляется, прежде всего, в общ- ности принципов организации и способов управления системами различной природы, в которых опреде- ляющим фактором является управление противоре- чиями. Понятие гомеостатики содержит два ключе- вых слова: гомеостаз — относительное динамичное постоянство состава и свойств внутренней среды, устойчивость основных функций живого организма; гомеостат — это система управления, обеспечива- ющая поддержание гомеостаза в объекте (У.Р. Эшби, 1948). Гомеостат структурно отражает закон един- ства и борьбы противоположностей. Гомеостатиче- ская система содержит как минимум две противопо- ложности и два уровня иерархии и, формируя цепь, действует на противоположности таким образом, что- бы достигался гомеостаз объекта.

    Рис.2. Блок-схема гомеостатического управления, выраженная через цели и противоречия (в структуре реализуется дифференциально–интегральный принцип управления). В конце 1980-ых во время встречи в Монреале Ю.А. Горского с основателем теории стресса Гансом Селье, канадским ученым, критикуя существующие методы моделирования в живых системах за то, что они не рассматривают антагонистические отношения между частями живого (что и приводит в организме — к стрессу, а в социальной системе — к конфликту), Г. Селье подчеркнул, что «…если удастся включить в модели, отражающие работу живых систем, противо- речия да еще при этом понять, почему природа, созда- вая живое, пошла по такому пути, — это будет новым прорывом в тайны живого с большим практическим выходом». Задача, поставленная Г. Селье, выполнена: такие модели гомеостата разработаны, выявлены его основ- ные свойства и раскрыта роль противоречия как до- полнительного ресурса, способствующего сохранению устойчивости системы (как биологической, так и слож- ной социальной, включая общественные, политические и экономические системы). И здесь уже проявляется новая функция проти- воречия, расширяющая представление марксистской диалектики, согласно которой причиной революций и войн является обострение противоречий между анта- гонистическими социальными группами (что и явилось научной предпосылкой для возникновения теории кон- фликтогенных процессов). Информационный аспект мироздания — ем- кое понятие. Согласно принципам гомеостатики, оно включает в себя способы организации систем и механизмы управления ими. Последние связаны с процессом передачи, хранения и переработки инфор- мации, поскольку управление — это взаимосвязан- ный процесс восприятия информации, распознавания ситуации ретроспективного анализа и прогноза со- бытий, принятия и исполнения решения. В ходе ис- полнения решения информация в органах управления преобразуется в вещественно-энергетические воздей- ствия. В цепочке информационных и вещественноэнергетических преобразований возможны наруше- ния, которые способны вызвать патологии и другие катастрофы в системах управления.

    Гомеостатические механизмы управления — это целенаправленное взаимодействие противоположно- стей, важную роль в которых играет внутреннее про- тиворечие (управляемая конкуренция).

    В результате исследований, проведенных учены- ми, представляющими научную школу гомеостатики, были не только открыты новые стороны проявления фундаментального закона единства и борьбы проти- воположностей, но и создан формальный аппарат управления противоречиями, объясняющий, за счет каких закономерностей реализуется этот универсаль- ный закон. С помощью исследований в области гомеоста- тики были выявлены еще две грани закона един- ства и борьбы противоположностей — управление внутренними противоречиями в гомеостатических структурах может обеспечить как ультраустойчи- вость системы, так и повышение качества ее функ- ционирования. Следует уточнить, что с позиций гомеостатиче- ского подхода насчитывают четыре основных типа отношений как внутри систем, так и между ними: со- юзничество, партнерство, конкуренция, нейтраль- ность. Интересно, что и все многообразие живого, определяемое макромолекулами ДНК и РНК, состо- ит также из четырех нуклеотидов (аденин, цитозин, гуанин, тиамин), поэтому иногда генотипическую информацию сравнивают с текстом, записанным с помощью четырехбуквенного алфавита. Рис. 3. Блок-схема управления целями и противоречиями в гомеостатической структуре. При союзнических отношениях выходные эф- фекты частей системы А и В будут складываться, а коэффициент аддитивности (согласованности союзни- ческих взаимодействий) О ≤ Ка ≤ 1. При партнерских отношениях выходные эф- фекты частей системы А и В будут умножаться, а коэффициент мультипликативности (партнерского взаимодействия) при усилении партнерства Км 1, при ослаблении Км 1.

    При конкурентных отношениях — выходные эффекты частей системы А и Б будут полностью или частично вычитаться, а их взаимодействие будет оцениваться коэффициентом жесткости конкурен- ции (Км = 1 — жесткая конкуренция, чем меньше Км, тем конкуренция будет более мягкой). С другой стороны, в случае конкурентных отношений систе- ма несет потери, которые являются «платой» за дей- ствующие противоречия. При предельности жестко- сти конкуренции происходит нарушение системного гомеостаза. При конфликтных отношениях выходные эф- фекты конкурирующих частей системы А и В также будут вычитаться, но при этом происходит наруше- ние как внутренних гомеостазов А и В, так и в целом, системности гомеостаза. В этом случае гомеостати- ческие нарушения могут приводить к разрушению и даже гибели системы. При нейтральных отношениях части системы А и В никак не взаимодействуют между собой, и, соот- ветственно, на выходе системы коэффициент их инфор- мационного соприсутствия равняется нулю.

    В реальных системах указанные отношения про- являются в различных комбинациях, образуя сложные организационные структуры. Кроме того, в сложных системах, как правило, существуют не только прямые, но и различные обратные и перекрестные связи, ко- торые играют решающую роль для поддержания го- меостаза и вместе с тем, в случае их нарушения, могут явиться причиной катастрофических явлений. Следует учитывать также, что все эффекты взаимодействия про- исходят во времени и сопровождаются двумя противо- положными процессами: накоплением (аккумуляция) и рассеиванием (диссипация). Во время холодной войны между СССР и США отношения между сверхдержавами в разные периоды имели разное качество: конкурентные, конфликтно- нейтральные, союзнически-конкурентные, конфликтно- союзнические, что значительно осложняло адекватность реакций советской стороны на те или иные методы информационно-психологического воздействия. В настоящее время Россия и США находятся в союзническо-конкурентных отношениях, сотрудни- чая в ряде направлений, сближающих их позиции, и конкурируя с точки зрения отстаивания геополитиче- ских и геостратегических интересов. В такой ситуа- ции методы информационно-психологического проти- воборства особенно изощренны и трудно поддаются прогнозированию и управлению с обеих сторон. С позиций гомеостатического подхода возможно проанализировать основные технологии, применяемые с целью поражения противника в информационно- психологической борьбе:
    ● Деструктуризация внутренних системных процессов посредством манипуляции противоречиями.
    ● Внедрение в социальные системы «эффекта вируса» как одного из видов паразитирования.
    ● Моделирование механизмов лавинообразной деградации в общественных и политических системах.
    ● Инициация гомеостатического эффекта «пьяного» в процесс управления.
    ● Активизация патологических явлений в гомеостатических структурах.
    ● Подрыв иммунной системы общества и разрушение интеллекта популяции.

    К середине 90-х годов, когда в обществе исчезли иллюзии по поводу «демократического реформирования» по западному образцу и стало очевидно, что Россия — на гране системного кризиса и продолжает проигрывать информационную войну Западу, ученые подняли вопрос о необходимости новой концепции на- циональной безопасности страны. В 1995 году, когда принципы гомеостатики стали вызывать интерес в определенных научных и поли- тических кругах, в журнале «Вопросы философии» (№2) в материалах круглого стола, посвященного про- блеме безопасности в России, обратила на себя вни- мание статья М.А. Лескова (адъюнкта академика ФСК России): «Каждая социальная система обладает некото- рым количеством свойств, единство которых означает её качества. Является ли безопасность одним из таких системных свойств или же ее сущности соответствует более сложное понятие? Если допустить, что безопас- ность — одно из свойств, присущих любой социальной системе, то представляется весьма затруднительным установить его соответствие с другими атрибутами системы, такими как устойчивость, выживаемость, надежность, стабильность и др. При таком подходе теряется возможность построения модели безопасно- сти как средства, способного прогнозировать возник- новение угроз развития системы и диагностировать ее уязвимость. Описывая безопасность как функцию социаль- ной системы, исследователи раскрывают содержа- ние безопасности через цель, способ и неотъемлемое условие её существования. При этом под функцией, как правило, понимают внешнее проявление свойств какого-либо объекта в определенной сфере отношений. В процессе функционирования социальная система не только реализует свои свойства во взаимоотношениях с внешней и внутренней средой, но и стимулирует развитие или отмирание старых и появление новых.

    Совокупность функций, необходимых для выживания и развития системы (функциональных императивов), принято называть функциональным инвариантом системы. Для того, чтобы в условиях диалектических изменений внешней среды и внутренней структуры обеспечить безопасность социальной системы, ей необходимо управлять внутренними и внешними (инвариантными) процессами в соответствие с функциональными инвариантами системы. Вместе с тем, было бы неправомерным отождествлять инвариант (функцию) системы и понятие «безопасность», которое описывает не только функциональные, т.е. процесс реализации целесообразных свойств системы, обеспечивающей достижение цели, но и ряд других явлений.

    Точка зрения на безопасность, как на функцию социальной системы, вооружает теорию безопасности ценностно-целевой установкой, постулирует потребность системы в безопасном функционировании, но оставляет открытым вопрос о критериях соответствия реальной обстановки требованиям безопасности, а именно: где, как, какими силами и средствами выявлять угрозы безопасности и организовывать деятельность по их своевременному предупреждению и эффектной локализации. Наиболее часто безопасность рассматривается как понятие, характеризующее определенное состояние социальной системы. Так же, как и рассмотренная выше, эта точка зрения справедлива лишь отчасти, поскольку определенное состояние системы — результат деятельности по обеспечению её безопасности. Такой подход сужает то понимание безопасности, в котором присутствуют черты, свойства и функции системы.

    Логично предположить, что сущности безопас- ности в большей степени должно соответствовать другое, более сложное понятие, в котором бы описан- ные взгляды были бы представлены в непротиворе- чивом единстве. В качестве вероятного решения этой проблемы можно было бы предложить рассмотрение безопасности как явления, тождественного гомео- стазу системы, под которым принято понимать тип динамического равновесия для сложных саморегули- рующихся систем, при котором существенно важные для сохранения параметры поддерживаются в допу- стимых пределах. Феномен гомеостатического равновесия прояв- ляется через взаимозависимые изменения, происходя- щие в ее свойствах, функциях и состояниях системы. Но, и как понятие безопасности, понятие гомеоста- за системы, невозможно определить в терминах ее свойств, функций или состояний, не учитывая их вза- имосвязи и взаимообусловленности реакций системы на воздействие внутренних и внешних факторов, пред- ставляющих угрозу ее устойчивому и прогрессивному развитию. Поддержание гомеостазиса является, таким об- разом, функцией социальной системы, состоящей в обеспечении такого качественного состояния, при ко- тором ее важнейшие свойства находятся в пределах, обусловленных потребностями в выживаемости и прогрессивном развитии. Для решения этой задачи социальной системе необходимо выделение подсистемы специально на решение проблем обеспечения безопасности систе- мы. Такую часть социальной системы в научной литературе принято называть «системой национальной безопасности».

    Таким образом, еще в 1995 году в научной публицистике был поставлен вопрос о необходимости создания государственной системы национальной безопасности, способной обеспечить внутреннее функ- ционирование системы в рамках гомеостатического подхода, невзирая на внешние угрозы, в том числе, информационно-психологические. В монографии В.А. Лисичкина и П.Л. Шелепина «Глобальная империя зла», в которой авторы пытаются дать комплексный научный подход постиндустриальному обществу и перспективам его развития, внимание также акцентируется на методах гомеостатического управления.

    По мнению ученых, именно гомеостатический подход позволил США добиться геоэкономического и геополитического могущества в мире. «При анализе устойчивости общественных систем удобно использовать понятие гомеостаза. Гомеостаз для биологических систем определяется как способность противостоять изменениям и сохранять относительное постоянство состава и свойств.

    Это — основа существования живых организмов в непрерывно меняющейся среде. Явление гомеостаза наблюдается на разных уровнях — от одноклеточных организмов до человека. В пятидесятые годы выдающийся ученый, создатель кибернетики Норберт Винер использовал это понятие для характеристики общества и общественных процессов. Во многих странах распространено мнение, при- знанное в Соединенных Штатах официальным догма- том, что свободная конкуренция является гомеостатическим процессом, то есть, что на вольном рынке эгоизм торговцев, каждый из которых стремится продать как можно дороже и купить как можно дешевле, в конце концов приводит к устойчивой динамике цен и будет способствовать достижению наивысшего общего благосостояния». Ученые, изучив анализ свободного рынка Н. Винера и книгу известного финансиста Джорджа Сороса «Угроза капитализму», в которых доказывается, что система свободного рынка не обладает гомеостатическими свойствами и приводит к разрушению общества, подчеркивают:
    «Реально гомеостатические свойства, устойчивость глобальной экономической империи под эгидой США обеспечиваются механизмом тотального регулирования, который опирается на мощную концентрацию финансово-экономических ресурсов, а также — на информационно-психологическое воздействие, использующее контроль над основной частью мировых СМИ. Конкретным примером глобального регулирования могут служить экономические кризисы, организованные США в 90-е годы в полутора десятков стран, создание системы нарастающих долгов, выкачивание мозгов, и целая совокупность других воздействий.

    В настоящее время соотношение сил таково, что ни одна страна мира не может быть защищена от угрозы разорения. В отличие от методов регулирования Кейнса, опробованных в ряде стран Запада, направленных на подъем экономики в целом, глобальное регулирование повышает экономический уровень США за счет других стран и народов». Идея «свободного» рынка, внедренная в сознание советского общества в конце перестройки, и реализо- ванная в начале 90-х в России посредством шоковой терапии «либерально-демократических реформ», яви- лась одной из информационно-психологических «под- садных уток» Америки, необходимых для разрушения экономики страны. Однако, гомеостатические методы в характере раз- рушения все-таки присутствуют. В целом, существует четыре основных способа управления: замкнутый (ры- ночный), разомкнутый (командный), координацион- ный (согласующий) и гомеостатический (управление противоречиями и целями подсистем). Резкий переход общества из командных методов управления, присущих советской системе хозяйство- вания, в сторону свободного рынка является патоло- гическим шараханьем общества из одной крайности в другую и создает гомеостатический «эффект пьяно- го». Суть эффекта — в рассогласовании системного состояния страны с принятым политическим кур- сом, когда управляющее воздействие направляется не на цели системы, а на поддержание курса, в котором заинтересована политическая элита общества. В ре- зультате общество уходит в противоположную сторо- ну от управляющих воздействий, теряет уверенность в завтрашнем дне, становится неустойчивым, начинает- ся его «шараханье», Это и показали 90-е годы, вызвав- шие резкое обнищание масс на фоне обогащения кучки oлигархов; рост безработицы и бездомности; голодов- ки и забастовки врачей, учителей, рабочих, месяцами не получавших зарплату; принцип социал-дарвинизма «Слабому – кость», обесценивший человека труда; бур- ные массовые акции социального протеста на протя- жении всего десятилетия; ностальгию по социалисти- ческим идеалам.

    К сожалению, и в сегодняшней России имеет ме- сто гомеостатический «эффект пьяного». В данном случае управляющее воздействие направлено не на цели системы, а на поддержание политического курса партии «Единая Россия», к которой притянулась но- вая клановая номенклатура, сумевшая договориться с властью. В стране до сих пор отсутствует какая-либо идеологическая программа, на протяжении семнадцати лет существования государства происходит шараханье политического курса вправо – в центр – влево. Реализа- ция дорогостоящих национальных проектов опирается на количественные критерии, а не на качественные из- менения в той или иной области; не затрагивает про- блему трансформации системы управления, стимули- рует профессиональное иждивенчество в структурах, куда направляются финансовые потоки. Как уже отмечалось, одним из методов разруше- ния СССР (согласно исследованиям В.А. Лисичкина и Л.А. Шелепина) явилось так называемое «социаль- ное инфицирование», — внедрение в систему управ- ления информационного вируса в виде целенаправ- ленных действий по разрушению страны командой идеологов. Гомеостатика достаточно глубоко рассматривает проблему захвата вирусом системы как одного из видов паразитирования. Паразитирование — это из- быточное потребление подсистемой ресурсов на свое жизнеобеспечение в результате гипертрофированного изменения «личных» целей в ущерб целям системы и окружающей среды. Вторжение вируса в систему вы- зывает различные патологии, которые искажают пара- метры управления. Наиболее типичные случаи таковы:
    ● полный или частичный захват вирусом регулятора — Руководителя (пример – горбачевская «перестройка», сценарий которой и действия руководства, во многом, направлялись специалистами ЦРУ с целью поражения СССР в информационно-психологической войне);
    ● полный или частичный захват вирусом места одного из регуляторов-исполнителей (подобную функцию, как раз, и выполняла «команда идеологов», внедрившаяся в систему управления Советского государства, а также агенты влияния, спровоцировавшие национальные конфликты);
    ● поражение прямых, обратных или перекрестных связей (действия партфункционеров на местах, система «закручивания гаек» и партийной клановости вместо координации управляющих воздействий). Полный захват вирусом соответствующего регулятора означает, что вместо, например, Р действует какой-то другой «вирусный регулятор» со своей передаточной функцией W В(Р), со своими прямыми, обратными и перекрестными связями и со своим автономным заданием (ХβΣ), в котором отражаются как информационные свойства вируса, так и ударная масса вторгшихся вирусов. В результате захвата вирусом гомеостатической структуры возможны следующие варианты ее деструкции:
    ● гомеостат под действием вируса переходит в некое новое состояние YΣ ≠ XΣ , которое еще не приводит к потере живучести гомеостата хозяина (политическая и экономическая ситуация в СССР в начале перестройки в 1985-1987 годах, когда общество еще верило в успех реформ и обновление страны)
    ● гомеостат теряет живучесть и устанавливается в одном из крайних состояний U
    i max
    2 max
    (ситуация в СССР после провала сценария ГКчП в августе 1991 года)
    ● гомеостат переходит в режим автоколебаний
    ● гомеостат гасится, то есть на его выходе устанавливается YΣ → 0. частичный захват вирусом одного из регулято- ров означает, что вирус определенное время внешне не проявляет себя, т. к. его действия компенсируются со- ответствующими регуляторами. Это — как бы «дрем- лющий вирус». В случае частичного захвата вирусом места регулятора-Руководителя возможны варианты:
    ● Вирус вызывает неограниченную и необратимую деградацию «хозяина», т.е. «дремлющий вирус» как бы просыпается — переходит в активное состояние (стиль руководства Президента СССР М.С. Горбачева в 1990-1991 годах, когда началось агрессивное подавление мирных выступлений граждан и расстрелы демонстрантов в Тбилиси, Баку и Вильнюсе). То же самое можно сказать и о периоде правления первого Президента России Б.Н. Ельцина, когда были спровоцированы расстрел Парламента в октябре 1993 года, длительная, повлекшая тысячи жертв среди мирных жителей война в чечне, экономический кри- зис в августе 1998 года.
    ● Вирус вызывает ограниченную деградацию «хозяина» (подобное состояние характерно для страны во время руководства генерального секретаря КПСС Л.И. Брежнева, когда, невзирая на искажения в системе руководства страной и партией, в обществе были серьезные достижения, уверенность в завтрашнем дне, экономическая стабильность, прекрасное бесплатное образование, хорошо организованный детский и молодежный досуг). В то же время в этот период уже активно шла работа команды идеологов и агентов влияния Запада, подготовивших «перестройку» и приход к власти М.С. Горбачева. Похожая ситуация наблюдается и теперь в России, когда страна «инфицируется» клановостью, авторитаризмом и коррумпированностью чиновничества, в большинстве своем, заинтересованного в удовлетворении личных интересов, а не в интересах укрепления и развития государства.
    ● Деградация, вызываемая вирусом, обратима.

    Подобное состояние характерно для мотивации управления нынешнего Президента России Д.А. Мед- ведева и Премьер-министра В.В. Путина, которые, не- смотря на трудности, возникшие в связи с глобальным финансово-экономическим кризисом, сохраняют ори- ентацию на мобилизацию усилий, конструктивных сил общества в целях укрепления как внутренней, так и внешней устойчивости Российского государства. Если принять, что действия Р и «вирусного регулятора» определяются пропорционально-интегральным зако- ном регулирования, то Y = К /Т и Y = К /Т .
    3 3 3 2 β β

    Третий случай будет иметь место, когда по каким-то причинам прекращается деградирующее действие вируса и гомеостат-«хозяин» либо полностью, либо частично восстанавливает свое функционирование.
    На рис. 4 показана блок-схема гомеостата-«хозяина» и вторгшегося вируса (переключатели и В разомкнуты).

    Согласно модели, параллельно регулятору-Руководителю W и симметрично подключается «регулятор вируса». Когда переклю- чатели В и В замкнуты — рассматривается «гомео- статическая система — компенсационный гомеостат («вирус+антитело»).

    Рис. 4 Блок-схема моделей гомеостата-«хозяина», внедрившегося вируса и антитела. Переключатели B и разомкнуты – рассматривается «гомеостатическая си- стема – вирус»; переключатели В и В замкнуты – рас- сматривается «гомеостатическая система – компенса- ционный гомеостат (вирус+антитело)». Следует отметить, что гомеостатика впервые по- ставила вопрос об «иммунной системе» общества, о так называемом социальном «эффекте СПИДА», ког- да резко снижаются защитные функции населения того или иного государства. «Эффект СПИДА», или разрушение иммунной системы общества, сохраняется в России, невзирая на некоторое улучшение благосостояния населения. На фоне утраты нравственных ценностей, усиления мо- рали потребительства, гедонизма и социального эго- изма, алкоголизации населения и наркомании уровень смертности и заболеваемости остается по-пережнему высоким, поскольку связан с болезнями, подрываю- щими здоровье и устойчивость популяции: вирусный гепатит-С, различные формы онкологии, туберкулез, ВИч- инфицирование и др.

    Рис.5. Примитивная блок–схема гомеостата без надстройки и с двумя паразитами
    Рис.6. Переходные процессы при внедрении вируса в гомеостат–«хозяин»:
    а (вверху) – мощность систем управления вируса не имеет ограничений;
    б (внизу) – мощность вируса существенно меньше, чем мощность гомеостата–«хозяина» (вирус «засыпает»), при t = 20 С ограничения с мощности вируса снимаются и он переводит систему в паралич.

    В гомеостатической структуре (живой или со- циальной) «Эффект СПИДА» проявляется в виде разрыва связей. Согласно схеме, если действие «ви- русного регулятора» имеет односторонний характер, т.е. Uβ действует только на вход Р1 или только на вход Р , то СПИД будет эквивалентен разрыву обратной связи гомеостата, что влечет за собой шок системы. Если действия «вирусного регулятора» имеет двух- сторонний характер, т.е. Uβ одновременно действует на входы Р и Р , то СПИД будет эквивалентен разрыву прямой связи гомеостата, что влечет за собой полный паралич.

    Рис.7. Гомеостатическая схема информационно– психологического взаимодействия СССР и США в пери- од холодной войны. Анализ гомеостатической модели информаци- онно-психологического взаимодействия СССР и США в период холодной войны показал разрыв обрат- ной связи от структур СССР на идеологический отдел ЦК КПСС (команду идеологов). Именно разрыв этой отрицательной обратной связи стал основной причи- ной дальнейшего поражения СССР в информационно- психологической войне.
    ОС — структура общественного сознания;
    ВУ — верхний уровень структуры общественного сознания — общественное мнение, носящее изменчивый характер;
    ОУ — основной уровень ОС — мировоззрение общества в целом, идеологические, социальные установки, императив
    ГУ — глубинный уровень общественного сознания – традиции, ценности, идеалы, понятия добра и зла
    СНБ — Совет Национальной Безопасности США
    Одним из основных приемов информационно-психологического противоборства является манипуляция противоречиями (как внутри сложных социальных систем, так и между ними), что содействует разжиганию разнообразных конфликтов, локальных и территориальных войн. Формальный аппарат гомеоста- тики позволяет не только грамотно выявить имеющиеся противоречия, но и создает технологические возможно- сти управления ими.

    Биполярная система мира в период холодной войны и с противостоянием двух сверхдержав – США и СССР – во многом была конструктивной, т.к. уравновешивала два геополитических центра силы и сдерживала на планете гонку вооружений. Имеющиеся противоречия между сверхдержавами, запас противоречий, их острота стали основным ресурсом информационно- психологических манипуляций. В результате грамот- ных технологических действий по управлению гомео- статическим потенциалом этого ресурса специалисты ЦРУ, Пентагона и других секретных служб США су- мели выстроить с СССР союзнически-конкурентные отношения и внедриться в структуру управления Советского Союза, «отключив» цели управления и ра- зомкнув обратную связь между системой политической власти страны и обществом в целом. Упрощенно разрушение советской государственности можно показать на следующей модели:
    Рис.8. Модель двухполярной системы, состоящей из двух антагонистов- США и СССР. В условиях биполярного равновесия целевая функ- ция системы двух антагонистов должна стремиться к нулю:
    у =  у → у  = 0, т.е. в этом случае у и у будут взаимно компенсироваться, а система приобретает свойства типового гомеостата с правой активностью и областью компенсационного функционирования на вхо- де системы (в случае гомеостата с левой активностью биполярное равновесие системы нарушается и один ан- тагонист подавляет другой). («Проблемы информатиза- ции» М., 2000,№4) Для того чтобы разрушить систему советской государственности существовало немало методов, но наиболее действенной, как уже подчеркивалось, оказалась гомеостатическая модель, когда разры- вается вход системы, и система тем самым лишает- ся собственной цели; одновременно с этим размы- кается обратная связь между субъектом и объектом управления, – и система функционально начинает управляться со стороны США. К этому результату, по сути, и привела горбачевская перестройка: Совет- ский Союз рухнул, поскольку структурный кризис в стране был умело, с помощью информационно- психологических диверсий, переведен в системный, когда за границей бифуркации исходная система уже не в состоянии существовать, поскольку утрачива- лась её системная цель. («Проблемы информатиза- ции» М., 2000, №4). Рассмотрим наиболее актуальные практические приложения гомеостатики в области информационно- психологического взаимодействия, где ключевым фактором устойчивого функционирования системы является управление противоречиями.

    Противоречие в гомеостатических системах — это характеристика различия и противоположных целей подсистем, вызывающих конкурентную борьбу между ними с соответствующими негативными послед- ствиями для этих подсистем («плата» за противоречие) и позитивного эффекта для всей системы (в виде повы- шения качества управления и устойчивости системы) Внутреннее противоречие — внутренняя управ- ляемая конкуренция в механизмах гомеостатов, демон- стрирующая малоизученные стороны закона единства и борьбы противоположностей. Острота противоречия — качественный по- казатель противоречия, определяемый через отно- сительную противоположность целей «противобор- ствующих» подсистем. С формальной стороны острота противоречия рассматривается как степень разнона- правленности целей и как показатель их удаленности от осей баланса. Плата за противоречие — это прагматическая оценка, характеристика негативных последствий в си- стемах, вызванных действием между ними конкурент- ных или конфликтных отношений. Гомеостатика вводит такое понятие как «Запас противоречия», под которым понимаются избыточ- но создаваемые в гомеостате информационные, веще- ственные и энергетические ресурсы, которые могут использоваться при временном резком повышении их расхода для поддержания нормального функциониро- вания системы, и в целом, при ограничении притока ресурсов извне.

    Внутри больших сложных систем могут одно- временно существовать противоречия между целой совокупностью целей, а при превышении эквивалент- ной величиной противоречия какого-то предельного значения может возникать обратимая или необратимая потеря устойчивости системы вплоть до её распада. Патологические (дестабилизирующие) проявления за- кона единства и борьбы противоположностей сыграли решающую роль в разрушении СССР и продолжают действовать сегодня в условиях глобального информа- ционного общества. Благодаря исследованиям д.т.н., академика МАИ Ю. М. Горского удалось получить практические резуль- таты в области стабилизирующего проявления зако- на единства и борьбы противоположностей, создать эвристические и компьютерные модели, позволяющие наблюдать различные стороны проявления этого зако- на не только в статике, но и в динамике. Остановимся на основных закономерностях функционирования (согласно закону единства и борь- бы противоположностей) в гомеостатических струк- турах, с помощью которых объясняются механизмы информационно-психологического противоборства. Объединение противоположностей в единую систему по принципу «зеркального» отражения при- водит к тому, что каждая из противоположностей ста- новится для другой отрицательной обратной связью, обеспечивающей высокую устойчивость такой системы и самокомпенсацию проникающей помехи. При этом устойчивость и помехозащищенность в рассматривае- мой системе будут тем выше, чем больше величина противоречия между ними, а также чем совершеннее их алгоритмы управления и больше мощность их ис- полнительных органов. При «расщеплении» систем, образованных объе- динением противоположностей, последние будут «раз- летаться» с тем большей скоростью, чем больше их внутреннее противоречие и чем менее устойчивы сами противоположности. Этому будет соответство- вать количество выделившейся энергии, которая может негативно воздействовать как на окружающую среду, так и на сами противоположности, причем аналогич- ные закономерности будут действовать и в случае, ког- да система, состоящая из противоположностей, поте- ряет устойчивость.
    Рис. 9. Блок-схема «зеркального» объединения внутренних противоположностей с помощью регулирующей надстройки.
    Рис. 10. Блок-схема зеркального склеивания антагонистов, объединенных в равновесную гомеостатическую структуру При «расщеплении» систем, образованных объединением противоположностей, последние будут «раз- летаться» с тем большей скоростью, чем больше их внутреннее противоречие и чем менее устойчивы сами противоположности. Этому будет соответствовать коли- чество выделившейся энергии, которая может негативно воздействовать как на окружающую среду, так и на сами противоположности, причем аналогичные закономерности будут действовать и в случае, когда система, состоя- щая из противоположностей, потеряет устойчивость. Создание над взаимодействующими противоположностями иерархической надстройки, способной управлять их целями и действующим между ними противоречием, в отличие от простейших форм организации систем, позволяет отрабатывать цель, задаваемую настройке, и сохранять устойчивость при существенной несимметричности противоположностей, а также при действии сильных возмущений и помех, причем эти способности будут тем большими, чем большими возможностями обладает настройка в отношении управления целями противоположностей и противоречием между этими противоположностями.
    Рис. 11. Блок-схема управления противоречиями в сложных системах посредством иерархической надстройки более высокого уровня информации. В период холодной войны Советский Союз и США геополитический военный блок НАТО и система Варшавского договора являлись антагонистами, объединенными в единую систему биполярного мира по принципу «зеркального» отражения и представляв- шими компенсационный гомеостат, стимулирующий устойчивость глобального геопространства.

    После разрушения СССР организация СНГ (вклю- чая государства с прозападной ориентацией – Грузию и Украину) — неустойчивый антагонист с резко сни- женной мощностью исполнительских органов, что фак- тически превращает его в сателлита США. Эту мысль подтверждает З. Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска»: «Но еще более важным моментом все же явилось возникновение внутри СНГ неофици- альной коалиции во главе с Украиной и Узбекистаном, увлеченной идеей кооперативного, а не интегрированно- го содружества. В этих целях Украина подписала с Узбе- кистаном, Туркменией и Грузией соглашение о военном сотрудничестве, а в сентябре 1996 года министры ино- странных дел Украина и Узбекистана даже участвовали в высшей степени символической акции опубликования декларации, требующей чтобы с этого момента и впредь совещания на высшем уровне представителей стран- членов СНГ проходили не под председательством Президента России, а возглавлялись в соответствии с си- стемой ротации лиц на этом посту. Пример Украины и Узбекистана повлиял даже на лидеров, которые более почтительно относились к центристским устремлениям Москвы. Кремль, должно быть, особенно встревожился, когда казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев и грузинский Эдуард Шеварнадзе в сентябре 1996 года заявили, что их республики покинули бы СНГ, если бы их независимость была поставлена под угрозу».

    Лавинообразные процессы расщепления, идущие вглубь системы, проявляют себя при гибели живых организмов, а также при гибели государств. В этом слу- чае энергия деградации, создавая агрессивную среду, вызывает тенденцию дальнейшего дробления новых, выделившихся формирований на все более мелкие об- разования. Началом, запускающим лавинообразные процессы деградации, является снижение мощности исполнительных органов, которое ведет к возрастанию потери устойчивости. Процессы неустойчивости мо- гут быть проявлены через националистические, сепа- ратистские движения, через экстремистские или тер- рористические группировки, борьбу партий, кланов, корпоративных групп влияния, но с позиций гомеоста- тического подхода все это приводит к цепочке расще- пления системы на все более мелких и неустойчивых антагонистов. Одновременно в обществе существуют механизмы регулирования ситуационной устойчиво- сти, но здесь результаты будут зависеть от соотноше- ния между силами деградации и стабилизации. Примером идущей вниз лавинообразной деградации и борьбы между силами деградации и стабилизации стали события в СССР во время «перестройки» и события в Югославии, когда после кровавых собы- тий в Косово и войны с НАТО в 1999 году последние две дружественные республики — Сербия и черно- гория — отделились друг от друга, а в Косово был введен контингент ООН, что привело в 2008 году, вопреки нормам международного права, к провозглашению независимости Косова и обострению этнических противоречий на Балканах. В то же время, если экс- антагонисты , из которых состояла распавшаяся система, сами по себе достаточно устойчивы, если скорость разлетания неустойчивых экс-антагонистов незначительна, то не существует временных ограничений для их повторного склеивания. Так, несмотря на наличие противоречий происходит сближение России с Белоруссией и Казахстаном, поскольку эти республики от- носительно устойчивы, имеют немало общих геополи- тических, геоэкономических интересов с Россией.

    Весьма значимым является положение о включении управляющей надстройки в структуру гомеостата. Все гомеостаты сложных систем, в частности, живого организма настроены по такому принципу, и он прослеживается при организации иерархических сетей. Следует учесть, что посредством надстройки с коор- динационным и другим иерархическим управлением можно реализовывать в гомеостатических структурах не только конкурентные, но и кооперативные отноше- ния (союзничество, партнерство), поддерживая высокую эффективность функционирования гомеостата.

    Иерархическая надстройка, выполняющая роль информационно-распорядительной структуры управ- ления, способна не только управлять, но и изменять цели управляемых противоположностей. В Советском государстве длительное время такой надстройкой была КПСС и инициируемые ею идеологические импе- ративы. Однако, с точки зрения марксизма-ленинизма, принципами которого руководствовались идеологи КПСС, экономический базис определяет структуру и характер политической и идеологической надстройки, а с изменением экономической основы более или менее будет происходить переворот во всей громадной надстройке. События в Советском Союзе показали, что идеологическая надстройка, в определенный период времени, выполняла свои задачи, стабилизируя внутреннее состояние страны, но вместо управления противоречиями, подавляла их, нейтрализуя запас противоречия, что также приводит к гибели системы. Кроме того, когда в мировом информационном геопространстве произошли качественные изменения и идеология марксизма-ленинизма потеряла свою актуальность, идеологическая надстройка КПСС оказалась бессильной изменить ситуацию и, более того, прини- мала решения, деструктивно влияюшие на систему устойчивости и безопасности страны.

    В настоящее время в России отсутствует какая- либо идеологическая, системообразующая надстройка, что и побуждает ученых, работающих в области информационного противоборства, вы- ступать с идеями создания инновационной метаструктуры (некоего мозгового центра), способной, на основе комплексного анализа информационных потоков, смоделировать алгоритм противодействия информационно-психологическим угрозам как в пространстве, так и во времени. Ведущие страны мира в настоящее время располагают мощным информационным потенциалом (прежде всего, США, Израиль, Великобритания, Франция, Германия, Китай), который позволяет обеспечить им достижение политических целей, тем более, что отсутствуют международные правовые нормы ведения информационной войны. США по-прежнему продолжают сохранять преимущество в области разработки и использования информационных, телекоммуникаци- онных технологий, а также радиоэлектронных систем. Основываясь на практике информационных операций, американское военно-политической руководство стремится закрепить за США доминирующие позиции не только в политической, экономической и военной сферах, но и в мировой информационной инфраструктуре. Для реализации этих задач в Соединенных Штатах формируются специальные структуры, выполняющие роль иерархических надстроек по управлению целями информационно-психологического противоборства.

    Директивой Президента РОD-68 от 30 января 1999г. в США было создано новое агентство под названием “������������� ������ ������� TION G����” (���). В задачи организации входит профессиональное использование разведывательной информации в целях оказания влияния «на эмоции, мотивы поведения иностранных правительств, органи- заций и отдельных граждан».

    По сути – это механизм информационного воздействия на зарубежные государства. 21 января 2003 года президентом Дж. Бушем была подписана директива о создании в аппарате Белого дома Управления глобальных коммуникаций (УМГ) для борьбы с антиамериканскими настроениями в мире. В феврале 2005 года Президент США утвердил директиву, предписывающую правительству разработать доктрину кибернетической войны с вражескими компьютерными сетями, а в мае 2005 года Пентагон сформировал специальную группу, задачей которой должно быть подавление активности противника в Интернете и других электронных сетях. Наконец, документ Комитета Начальника Штабов Вооруженных Сил США «Единая перспективапротивоборства в ХХI столетии, стал идеологической и стратегической программой достижения информационного превосходства Америки над любым противником.

    В монографии известного финансиста Дж. Сороса «О глобализации» подчеркивается ведущая роль американской сверхдержавы в условиях становления глобального информационного общества, и в то же время выдвигается требование о необходимости управления противоречиями, неизбежно возникаю- щими в мировом геопространстве: « Здесь борьба за гегемонию сталкивается с представлениями о глобальном открытом обществе. Гегемонистский взгляд на мир допускает нарушение суверенитета других государств, но категорически настаивает на соблюдении суверенитета США. Он требует от Америки двигать других, а самой оставаться в неподвижности. Представления же о глобальном информационном обществе подразумевают, что США станут соблюдать правила, одинаковые для всех стран. Более того, от Америки требуется руководство мировым сообществом в укреплении международных институтов, законов, правил и стандартов».

    Приведем фрагмент из статьи А.М. Степанова «Гомеостатические механизмы информационнопсихологической войны США против СССР»

    Одним из направлений ослабления влияния России на мировые процессы является ее дальнейшее раздробление. Представлена карта, согласно которой видят территорию России наши оппоненты в информационно–психологической войне.
    Рис. 12. Программа расчленения России.

    Анализируя гомеостатическую схему взаимодействий СССР и США после структурных изменений в результате информационно–психологической войны, мы наблюдаем образовавшийся гомеостат патологического типа, имеющего паралич по одной из ветвей управления. Это неизбежно приведет к соответствующим дальнейшим структурным перестройкам оставшейся неприкосновенной ветви гомеостата, т. е. структурным изменениям в США. Lokus �e����enc�� m�no�um США (место наименьшего сопротивления) является их финансовая система, которая может первой среагировать на ситуацию и вызвать крах всей финансовой системы США, а вслед за этим — и всего мира. По–видимому это хорошо сознают в государственном департаменте и СНБ США, так как современная агрессивная политика на мировой арене показывает их стремление ослабить в экономическом положении своих партнеров по военным и экономическим блокам.

    Глава четвертая.
    Мировой кризис – суперсценарий ХХI столетия?!

    В условиях глобализации появилось несколько конкурирующих между собой геостратегических сце- нариев, авторы которых пытаются определить дальнейший вектор развития человечества. Новой версией мондиализма стала, опубликован- ная в начале 90-х статья Ф. Фукуямы «Конец истории». Согласно его позиции «человечество от темной эпохи закона силы, мракобесия и иррационального менеджирования социальной реальности двигалось к более разумному строю, воплотившемуся при капитализме в виде современной западной цивилизации, рыночной экономики и либерально-демократической идеологии». История же развития осуществлялась только за счет нерациональных факторов, которые мало-помалу уступали место законам разума, общего денежного эквивалента всех ценностей и т.д.

    «Падение СССР знаменует собой падение последнего бастиона иррационализма. С этим связано окончание истории и начало особого планетарного существования, которое будет проходить под знаком рынка и демократии, которые объединят мир в слаженую, рациональную функцио- нирующую машину» (Ю.В. Тихонравов «Геополити- ка», 2000г.). Тем не менее, среди политиков и ученых возрас- тает понимание неоднозначности и противоречиво- сти ситуации, создавшейся в мире, который движется к очередной стадии бифуркационного состояния. В частности, А.Б. Вебер в одном из своих выступле- ний на семинаре клуба ученых «Глобальный мир» утверждает: «Накапливается все больше данных, по- зволяющих констатировать кризис неолиберального глобализма. На западном книжном рынке множится число изданий с критической оценкой глобализации, что видно уже по таким названиям, как, например, «Глобализация под вопросом», «Западня глобализации», «Не зашла ли глобализация слишком далеко?», «Глобальная нестабильность», «Хищная глобализация», «Синдром глобализации» и т.п.». Известный обозреватель из «In�e�n���on�� He���d ���bune» Уильям Параф заявил на страницах своей газеты: «Настало время писать некролог глобализму как экономической доктрине, она потерпела провал. Если критиковать не только выше упомянутые экономические, социальные и экологические последствия глобализации, но и неспособность ведущих держав справиться с эскалацией международного терроризма и продолжающемся в мире наращиванием вооружения, то основания для того, чтобы говорить пусть не о провале, но о кризисе глобализма налицо».

    Н.А. Косолапов, высказываясь на семинаре по этим же проблемам, уточняет: «Я высказался бы даже категоричнее. Это – чистая форма современного (по- стиндустриального, если угодно) неоколониализма, ко- торая, если преуспеет, пройдет через те же принципи- альные фазы, что и все предыдущие: самоутверждение (во многом уже состоялось), господство (уже имеет ме- сто), саморазложение и распад, способный принять ка- тастрофические формы. Парадокс в том, что идея нели- беральной глобализации осуществима и конкурентна. Такая глобализация уже наличествует. Но в будущем она готовит миру экологическую, социальную, куль- турную и военную катастрофу. Проблема для всех по- литических сил и стран состоит в том, чтобы эту мину замедленного действия разрядить…»

    Глобальный финансово-экономический кризис, потрясший планету осенью 2008 года, углубившийся в 2009 году и неопределенный по развитию дальней- ших сценариев, однозначно дал понять, что однопо- лярная геополитическая модель более неспособна определять правила мировой игры. Кризис разрушил иллюзии организации макроэкономики по глобаль- ному образцу, подорвав систему мировой финансовой архитектуры.

    Виртуализация финансов, объемы операций международных компаний с деривативами (финансовыми «мыльными пузырями», оторванными от реальной экономики и образуемыми в процессе спекулятивных махинаций) достигли в 2009 году 516 трлн долларов. Никем не контролируемый рост спекулятивного капитала, делание денег «из воздуха» породил так называемый эффект «раковой клетки», когда совокупная накопленная энергия деградации начинает провоцировать разрушение крупных финансово-экономичес ких образований, активизируя лавинообразное нарас- тание процессов деградации, напоминающее цепную ядерную реакцию.

    Многочисленные аналитические оценки меха- низмов, породивших сегодняшний кризис, при всей их глубине, смешивают причины кризиса, следствия этих причин, тенденции, ставшие катализаторами критиче- ских состояний, случайности и закономерности в раз- витии кризиса. Вот почему важно уточнить методологическую суть происходящего. Ведь что такое «кризис»? Это такое состояние системы, когда разрываются внутренние и внешние связи в «узлах» управления, система утрачивает свою устойчивость и защищенность, подвергаясь опасности саморазрушения и даже – гибели. Утратив устойчивость, система подходит к зоне бифуркации («бифуркация» означает «раздвоение»), и здесь поведение системы становится парадоксальным.

    Фундаментальную роль начинают играть не закономерности, а – случайности (флуктуации). Появляется множество альтернативных сценариев, прогно- зирование которых позволило бы сделать выбор для разрешения критической ситуации. Классические схемы расчета рисков в этом случае не работают; сценарии – виртуальные, и важно точно определить единственно-верный оптимальный сценарий дальнейшего функционирования системы.

    Однако, это реально лишь в случае, если кризис носит структурный характер, и у системы еще остаются ресурсы для внутренней трансформации. В случае же, если кризис – системный, то за границей бифуркации отсутствуют сценарии оздоровления системы:
    она либо саморазрушается, либо захватывается, как «спрутом», другой, более мощной и сильной системой, либо – на ее месте появляется что-то новое, принципиально отличное.

    Вот почему, прежде чем искать выход из мирового финансово-экономического кризиса, важно понять его природу: на каком уровне кризис – системный, а на каком – структурный? Вне сомнения, сегодняшний кризис носит системный характер, и то, как он отразится на будущем национальных государств, зависит от точности и качества управленческих решений. Не случайно Президент России Д. А. Медведев указывает на неопределенность того, как долго будет длиться кризис и по каким сценариям будет развиваться.

    «Мы все – в одной лодке», – высказался избранный Президент США Барак Обама, надеясь на совместные инициативы государств, оказавшихся в бушующем «океане» кризиса. Бен Бернанке, председатель федеральной резервной системы США, признает, что рецессия в США оказалась суровей, чем ожидалось: «У нас должны быть обязательства блюсти безопасность критически важных системных институтов. Мы должны иметь готовое решение, чтобы избегать таких ситуаций. Это – главная проблема». Бен Бернанке утверждает, что кризис – это «мировая проблема, которая требует решения мирового масштаба. Схема отношений между США и Россией построена на принципах гармонии двух противоположностей.

    Их соотношение регулируется международными и национальными соглашениями и законами, что формирует в конечном итоге средний уровень доходов населения и его благополучие.
    Рис. 13. Упрощенная схема отношений между США и Россией, а также паразитическая роль финансовой оли- гархии и милитаризации экономики (примерно анало- гичные схемы будут действовать и в отношении других зависимых стран).

    В схеме также показан блок, являю- щийся, по существу, паразитом, который оттягивает на себя определенную долю ресурсов. Это ВПК (при блоке материального ресурса естественно имеющий опреде- ленный финансовый эквивалент) и деривативы и дру- гие квази–деньги («мыльные пузыри», формирующиеся путем спекулятивных операций с ценными бумагами). Блок, сформированный из международных валютных фондов, банков развития и т.п. организаций необходим для предпринятия шагов по погашению негативных тенденций в валютно–финансовой сфере и большим инвестициям в материальное производство при разра- ботке национальных проектов, но финансового ресурса отдельной страны при этом недостаточно. Возникает вопрос: неужели прогностические воз- можности сотен международных высокопрофессио- нальных институтов, пять инновационно-подкованных поколений «мозговых танков» Америки, информаци- онные ресурсы ЦРУ и других спецслужб не позволи- ли заранее просчитать развитие кризиса? Ведь еще несколько лет назад, в начале 2000-ых, специалисты, изучающие проблемы глобализации, предупреждали о грядущей опасности!

    Еще в 2004-ом году автор этих строк, находясь в г. Лесном, вдалеке от политических событий, и рас- полагая лишь информационными возможностями про- гнозирования, заявлял (в материалах ХХI Междуна- родной научно-практической конференции «Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, биз- неса и власти», челябинск, 2004 г.) о наличии критиче- ских тенденций как в мировой, так и в российской экономике: «… с позиций социосинергетики мировая и, соответственно, российская экономика находятся не в структурном, а в системном кризисе, который разрешится лишь при обретении мировым сообще- ством принципиально нового аттрактора».

    С точки зрения российских экономических реалий, кризис находится на грани между структурным и системным, и антикризисные меры Правительства сдерживают его раскачивание. Вот почему пока возможны сценарии, пусть не быстрого, но конструктивного его разрешения. А вот на мировом уровне, когда кризис «проскочит» зону бифуркации, такие сценарии станут невозможны. что же касается аттрактора, то это – механизм, способный обеспечить режим притяжения, направить развитие системы в заданных состояниях.

    На уровне мирового сообщества эту задачу выполняют структуры всемирного мондиализма:
    Международный валютный фонд; Всемирный банк;
    Международная организация по торговле и тарифам;
    Всемирная торговая организация; Организация экономического сотрудничества и развития и множество других организаций, управляемых номенклатурой мировой закулисы. Гегемонистская роль Америки использовалась как щит для поддержания устойчивости мирового аттрактора, ставшего также и предиктором для всей планеты, навязывая ей четко определяемые геоэкономические и геополитические сценарии.

    Отмена в 1970-ом США, ФРГ, Канадой и Швейцарией контроля над перемещением капитала; крушение в августе 1971 года Бреттон-Вудской системы (1944 г.) и отмена золотой валюты; неограниченная экспансия доллара, обеспеченная лишь на 30% золотым запасом; параллельные долларовые системы в на- циональных государствах; рейгановский монетаризм и маневры с дестабилизационными кредитами, под- рывающими экономики национальных государств, – все эти меры предпринимались для построения каркаса глобального «будущего» человечества, осно- ванного на власти денег, оторванного от принципов морали и полностью дезориентированного в выборе национальных и цивилизационных путей. МВФ ста- новится инструментом для свободного перемещения капитала по всему миру.

    Наконец, в 1990-ые годы, во времена правления в США Б. Клинтона, разрабатывается программа «Но- вая экономика», которая стала сильнейшей инфор- мационной операцией, позволив заложить алгорит- мы управления мировыми финансовыми потоками. Формируется экономика инфраструктуры сознания, его компьютеризации, информационного прессинга, создание комплексных связей «человек — машина» в системах искусственного интеллекта и коммуни- кационных технологий глобального управления на межнациональной основе. Миллионы долларов вбра- сываются в НОУ-ХАУ, способные обеспечить политическое, военное, научно-техническое и экономическое могущество США. Сфера финансовых спекуляций с валютами разных стран, с ценными бумагами, облигациями, акциями и их производными (деривативами) – фьючерсами, опционами, свопами — разрастается до гло- бальных размеров, образуя виртуальную финансовую пирамиду, экономику «мыльного пузыря». К середи- не 90-ых все крупные финансовые центры мира совершали фьючерские сделки на своих собственных электронных биржах. Известный американский финансист Джордж Сорос в книге «Кризис мирового капитализма» пред- упреждал о том, что рынок отрывается от реальной жизни, что не реальность, а виртуальность начинает диктовать условия.

    Авторы монографии «Третий проект. Точка перехода» М. Калашников и С. Кугушев* утверждают, что рынок финансовых деривативов стал громадным фи- нансовым резервуаром, поглощая триллионы долларов, выполняя при этом и задачи информационной агрессии: «Но в нужный момент эти ресурсы из рынка финансовых деривативов вводятся в реальную экономи- ку, позволяют приобретать новые компании, осуществлять инвестиционные проекты, обеспечивая контроль над необходимыми ресурсами. Наконец, эти средства в нужный момент бросаются на решение важных политических задач, на информационно-психологическое воздействие, установление тотального господства в политической, идеологической, культурной, иногда – ре- лигиозной сферах».

    По мнению авторов, в связи с тем, что в последнее десятилетие ХХ века произошел массированный сброс наличных и безналичных долларов за рубеж, где они оказываются связанными на локальных рын- ках, и конкурируют с местными валютами, вытесняя их, еще и еще раз позволяя другим странам кредитовать американскую экономику: «чтобы утвердить в мире господство доллара, ослабить ведущие мировые валюты, чтобы создать в мире многочисленные очаги управляемых кризисов и политической нестабильности, чтобы, тем самым вытеснить национальные валюты американским долларом, США ведут непре- кращающуюся глобальную войну против остального мира. Финансовую мировую войну».
    _____________________
    * Калашников М., Кугушев С. Третий проект. Точка перехода. – М.: АСТ-Астрель, 2006. – 736 с.

    В 90-е годы ХХ столетия виртуальная сеть фи- нансовых машин банков, страховых компаний и ин- вестиционных фондов формируется по всему миру. Площадки электронных бирж определяют геоэконо- мическое «развитие», а господство виртуальной ре- альности на мировых рынках создают основу для электронной унификации планеты. В 2002 году, на встрече «большой восьмерки» в Кананскисе (Канада, 27 июня 2002 г) была принята резолюция о введении в действие общего глобального стандарта для элек- тронного обмена данными на основе правил ООН (UN/ �D�����). Глобальная система UN/EDIFAC� иначе называется «Правила ООН для электронного обмена данными в управлении, торговле и на транспорте». Тем самым была создана Всемирная электронная эко- номическая система, имеющая целью отмену и изъя- тие наличных денег, а также и совершенный контроль товарообмена.

    Д. Колеман в своем разоблачающем труде «Ко- митет 300», будучи осведомленным о планах мировой закулисы, писал: «Будет запрещена деятельность всех центральных банков, кроме Международного валютного фонда и Всемирного банка. частные банки будут объявлены вне закона. Вознаграждение за выполнен- ную работу будет производиться по унифицированной, заранее установленной Мировым Правительством, шкале. На руках у не-элиты не будет никаких налич- ных денег или монет. Все расчеты будут выполняться с помощью дебитной карточки, на которой будет нане- сен идентификационный номер владельца»*.

    Однако, активизация перехода к глобально- му информационному обществу на фоне рыночного фундаментализма создала асимметричные угрозы, демонстрируя несовершенство политики МВФ. Оче- редной глобальный финансовый кризис (после кри- зиса развивающихся рынков 1997-1999 гг.), на первый взгляд, оказался закономерным разрешением мно- гоуровневых системных противоречий. Но, на самом деле, потрясший планету кризис – это планируемый диверсионный суперсценарий, подготовивший по- чву для разрыва структур управления в реальной экономике, для подрыва национальных экономиче- ских систем и ослабления властных структур суве- ренных государств. Раскачка мирового системного кризиса – это мощнейшее средство информационной войны, с целью создания такого уровня планетарной энтропии, когда перехват потоков управления мета- структурами глобальной власти станет единственно- возможным выходом для наведения «порядка» на планете. Ну, а тотальный учет и контроль над чело- вечеством будет востребованным с целью создания глобального общества, соответствующего глобальному рынку, структурированного по принципу анти- христианских норм и стандартов. Америка в этой ситуации – не только игрок, но и жертва, принесенная в угоду Мировому Правительству.
    _____________________
    * Колеман Д. Комитет 300. Тайны мирового правительства. – М., 2000.

    Крушение мировых гигантов автопрома, падение реального производства, рост безработицы (вплоть до 10%), ослабление банковской системы, сверхри- ски инвестиционного капитала и всплеск социальных противоречий создают серьезные проблемы для ад- министрации Барака Обамы. Включается вновь печат- ный станок – и миллиарды долларов выбрасываются в бесконтрольное финансовое пространство, что вновь доказывает, что доллар не собирается терять свою мо- гущественную силу. Хотя, по мнению академика С. Глазьева: «Меры, принимаемые денежными властями США и других эмиссионных центров, не затрагивают основных источников кризиса».

    Д. Сорос в монографии «О глобализации» уточня- ет: «В экономической сфере превосходство США менее стабильно, однако угроза ему исходит, скорее, от самой системы, нежели от положения Соединенных Штатов в этой системе. Синхронная глобальная рецессия под- вергла систему жестокому стрессу, все, что могло пой- ти не так, пошло не так. Но американская экономика крепче любой другой экономики в мире, а лидерство США в экономической сфере трудно оспорить»*.

    Стоит отметить, что в условиях кризиса повыша- ется интерес к России, к ее значимости на общем игро- вом кризисном поле. Россия входит в Базельский коми- тет по надзору, который вырабатывает правила работы банковской системы для всего мира; формирует пакет предложений, связанных со структурной перестройкой мировой финансовой системы; осуществляет контроль за эффективностью и легитимностью международной координации, а также за развитием диверсификаци- онной системы резервной валюты.
    _____________________
    * Сорос Дж. О глобализации / Пер. с англ. А. Баширова. – М.: Изд- во ЭКСМО, 2004. – 224 с.

    Россия дает понять Западу, что становится полноценным участником гео- политических сценариев не только регионального, но и мирового уровня. Инициативы России, высказанные на апрельском (2009 г.) саммите «двадцатки» по поводу прозрачности мировой финансовой системы и коллек- тивной ответственности в условиях кризиса, были под- держаны участниками встречи. Но, с другой стороны, способна ли Россия просчи- тывать варианты на два шага вперед и не «клюнет» ли в очередной раз на «подсадные утки» мондиалистских структур? Ведь реструктуризация мировых финансо- вых институтов – это путь в глобальное открытое об- щество, побуждающее страны добровольно принимать международные правила и стандарты. Кроме того, не стоит забывать, что системообразующими субъекта- ми глобальной экономики были и есть ТНК, способ- ные воздействовать на цели национальных государств и их поведение в области международной политики. Ведущие транснациональные корпорации начинают функционировать подобно правительствам, превраща- ясь из субъекта влияния в субъект управления, когда объектом управления подчас становятся экономики национальных государств. Философ А.Ильин в своей работе «Наши задачи»

    еще в 40-ые годы прошлого столетия предупреждал:
    «Мы должны понимать и помнить, что всякое давление Запада, откуда бы оно ни исходило, будет преследовать не русские, а чуждые для России цели. Не исторический интерес, не благо русского народа, а интерес давящей державы и вымогающей организации». ТНК, активно взаимодействуя с международными организациями и союзами посредством конкурентной стратегии, манипулируют конъюнктурой рынка, уста- навливают свои правила игры, геоэкономические «век- тора» развития, жестко подавляя оппонентов, в том числе – инициативу суверенных стран. Россия, втянутая в транснациональную сеть посредством монетаристской политики олигархов и деятельности крупнейших не- фтегазовых компаний, а также – огромным масштабом отмывания грязных денег, структурно зависит от дея- тельности мировых финансовых институтов, и ее, на первый взгляд автономная антикризисная позиция, так или иначе будет определяться правилами игры на гло- бальном рынке, тем более что Россия – член ВТО.

    Руководитель Центра финансово-банковских ис- следований ИЭ РАН д. э. н., профессор В. Сенчаков уве- рен, что «требует совершенствования система анализа и мониторинга экономической безопасности в финансово- банковском секторе российской экономики. Кризис лик- видности возник в условиях достаточно высоких темпов роста ВВП и промышленности, при профиците бюдже- та и, значит, банковских резервов. И в этом его отли- чие от финансовых кризисов 1998 и 1994 гг. Мировой финансовый кризис поразил не периферию финансовой системы, как это было в 1998 году, а ее центр – США и Великобританию. Действующая система безопасности своевременно не среагировала на изменение внешних условий. Налицо – переоценка значимости мощи наших финансово-банковских резервов и недооценка неблаго- приятных тенденций в этой сфере»*.
    _____________________
    * Сенчаков В. Мировой финансовый кризис и пути преодоления его последствий // Проблемы теории и практики управления. – 2008. – № 12. – С. 16-22.

    Однако пока миром управляют деньги, неважно, доллар, евро или другие мировые валюты, так или иначе ориентированные на служение Мамоне, а, значит, действуют антихристианские принципы управления, любая глобальная модель макроэкономики, как бы хорошо реструктурирована она ни была, не принесет позитивных результатов. Введение новой мировой валюты (если таковое случится), и более жесткое регулирование рынка лишит доллар политической силы, но создаст условия для концентрации глобальной власти со стороны мондиалистских структур, подготовивших программу метауправления, или планетарного внедрения так называемого Глобального Разума, задача которого – увести мир от Христа.

    Введение мировым сообществом принципиально нового аттрактора отнюдь не предполагается, но зато у России есть шанс, учитывая достойную позицию ее Президента Д. А. Медведева, вырваться из этой «петли» и потрудиться над созданием новой системы аттракции как внутри государства, так и на межрегио- нальной основе. Сотрудничество с мировыми финансовыми ин- ститутами необходимо, но при этом нельзя забывать о двойных стандартах, двойной морали и множественных «подсадных утках». Ведь не секрет, что обвал ГКО и августовский дефолт в России 1998 г. во многом был инициирован рекомендациями МВФ и каз- начейством США. По мнению д. э. наук С. Глазьева, многое и теперь в руководстве российской экономикой вершится по лекалам МВФ: «Не изменились процедуры принятия решений. В частности, такие важнейшие меры, как либерализация валютного регулирования, стерилизация нефтяных доходов государства в Стабилизационном Фонде, создание Резервного Фонда с целевым ориентиром накопления резервов в 10% ВВП, списание значительной части кредитов, выданных раз- вивающимся странам, размещение валютных резервов страны в долговых обязательствах США и других государств НАТО применялись без должной научной экспертизы, объективной оценки рисков и альтернативных возможностей»*.

    Руководитель секции экономики отделения общественных наук РАН академик Н. Петраков считает:
    «Пожар действительно надо гасить. Однако, антикризисная программа должна носить стратегический характер, определять экономическую политику на длительную перспективу. Антикризисная программа, в принципе, базируется на комплексе мер, предотвращающих повторение новых кризисных ситуаций. Надо лечить причины, а не следствия обвала экономики. В противном случае, российская экономика будет хронически предрасположена к повторению разрушительных кризисов»**. Президент Д. А. Медведев, ставший рупором возвращения к сильной России, к ее национальной идентичности и праведному пути, акцентирует внимание на качестве управления, причем, как на федеральном, региональном, так и на муниципальном уровне, что особенно актуально в непредсказуемых условиях кризиса. Но, к сожалению, огромная армия чиновничества, привыкшая жить по эффекту «пьяного», когда цели управления не только не сопрягаются с целями системы, смыслом ее существования, а, зачастую, на- прямую ей противоположны, ориентированы на конъюнктурные и клановые интересы чиновничества.
    _____________________
    * Глазьев С. Экономический прогноз // Коммерсант ВЛАСТЬ. – 2008. —№ 21.
    ** Петраков Н. Единственный способ борьбы с пузырями – жесткое антимонопольное регулирование // Коммерсант ДЕНЬГИ. – 2009. — № 6.

    А рассогласование целей системы и целей управления расшатывает систему изнутри, содействует ее шара- ханью в сторону от конструктивных решений, прово- цируя естественный внутренний кризис. Вернувшись в 2000-ом году из Москвы в г. Лесной (стратегически значимый город, где в 1947 году было создано одно из лучших ядерных производств мира), автор на практике убедился в неспособности управлен- цев города, обеспечивающего обороноспособность Рос- сии, решать, хотя бы по минимуму, задачи системного и стратегического управления на современной основе.

    В течение трех лет автору, совместно с первым зам. Главы администрации, пришлось на волонтерских началах проделать недюжинную работу по раскачке в городе инновационной среды и созданию иннова- ционного подразделения, способного решать задачи, востребованные, в том числе, и в России призывать чи- новников услышать призывы Президента и Премьер- министра страны о приоритетности инновационного развития и уважении к специалистам интеллектуаль- ного труда. Но за три года «сотрудничества» ситуация почти не сдвинулась с места по причине инерционно- сти и равнодушия бюрократической машины, нежела- ния изменить подходы к сути управления. Больно признаваться, но, находясь в г. Лесном, красивом, зеленом городе Свердловской области, и ду- мая, как помочь родному Отечеству, чувствуешь себя, как в заключении, вдалеке от Родины (?!), наблюдая, как разрушается страна изнутри, и отнюдь не по при- чине Мирового Правительства, а с помощью безгра- мотного, бесчувственного системного «управления», подспудно инициирующего в городе закон джунглей. А ведь именно такие города России могли бы стать инновационными кластерами, творчески- ми центрами новой науки и высокотехнологичного производства! что же удивляться, что мы проигры- ваем информационную войну Америке и мировому сообществу?

    Ведь очевидно, что одной из причин разруше- ния государства является опасный информационный эффект «ошибочного самоубийства»: если в сложной системе (политической, корпоративной, социальной) появляются компоненты, тормозящие ее развитие (коррупция, экстремизм, эгоцентризм, иждивенчество), от таких элементов лучше избавляться, — о чем в по- следнее время неоднократно говорил Президент Рос- сии Д. А. Медведев. Но, зачастую, в нашем, заражен- ном социал-дарвинизмом, обществе, происходит все наоборот. Уничтожаются не деструктивные, а кон- структивные его элементы, его творческий, духовный и интеллектуальный потенциал. Это и есть эффект «ошибочного самоубийства».

    Финансово-экономический кризис в России – это жесткий урок, это – плата за подчас роковые ошибки наших управленцев, когда патриоты России, когда те, кто призван совершенствовать качество и создавать новые технологии, становятся изгоями в угоду корыстолюбию и волоките чиновников, образовавших антисистему, тормозящую развитие всей страны.

    В послании Федеральному Собранию Президент России Д. А. Медведев подчеркнул: «Наши действия в экономике будут базироваться на уже заявленной концепции четырех И – Институты, Инновации, Инфраструктуры, Инвестиции. Такой подход за- креплен и подготовлен Правительством, Концепци- ей развития до 2020 года. Реализовать его нужно в полном объеме. Добавим к нему пятую составляющую — интеллект».

    Основатель научной школы «Гомеостатики», д.т.н. академик МАИ Ю. М. Горский, анализируя материалы Международной конференции в Рио-де- Жанейро, «Повестка дня на ХХI век», показал клю- чевое значение интеллекта в развитии качества циви- лизационных процессов: «Интеллект – это сложное многогранное понятие, которое в общем случае сво- дится к продуктивности решения субъектом задач при тех или иных временных ограничениях. В зави- симости от характера решаемых задач предлагается классифицировать интеллект на автоматный (тупой), ординарный и творческий.

    Говоря об интеллекте популяции, следует иметь в виду следующие моменты: для технократического или любого другого прогресса необходим, прежде всего, творческий интеллект, — он является определяющим, т.е. генерирует новую информацию, а ординарный и автоматный играют дополняющую роль»*. Творческий интеллект сограждан – основной ресурс для поиска путей выхода из кризиса, но даже кризис не способен разрушить «берлинскую стену» бюрократической антисистемы.
    _____________________
    * Горский Ю. М., Лавшук В. Жизнь или смерть цивилизации (мо- дель, прогноз, роль интеллекта и информации). – Иркутск: Агент- ство Известия/ Восток, 1994. – С. 13.

    И в итоге в родном Отечестве активно функционирует «Пятая колонна» из иждивенцев-чиновников, которым творческий интеллект просто мешает спокойно жить. Их вредительство порою сильнее информационных атак мировой власти и хитрых уловок талмудического иудаизма. Им далеко до богоборческих представлений каббалы в управлении миром, они действуют проще, — через кабалу полуслепых и неэффективных решений, игнорируя саму суть управления. А ведь управление системой – это управление ее целями и противоречиями, это — сохранение факторов устойчивости и безопасности.

    Но пока управление в России будет осуществляться по принципу:
    «Идет Бычок – качается, вздыхает на ходу – вот, доска кончается…»!

    Таков рецепт хаоса по разрушению российской государственности, предложенный еще в 1945 году директором ЦРУ Алленом Даллесом, и если он оста- нется в действии, кризис в России перерастет окон- чательно – в системный; последствия чего будут не- предсказуемы.

    Вот почему России, чтобы вернуться к статусу мощного геополитического центра силы, необходи- мо точно, с учетом исторического пути и духовно- нравственной идентичности страны, определить цель развития национальной государственности, соответ- ствующей её исторической миссии, а не отдельных по- литических кланов и коррумпированных групп.

    Рис.14. Блок-схема противоречий экономико-политического гомеостата. Именно гомеостатический подход позволит соз- дать формальный аппарат определения целей системы и управления её внутренними ресурсами и противо- речиями, он станет инструментальной основой для технологий информационного противодействия, позво- ляющих России справиться как с внутренними, так и с внешними угрозами национальной безопасности. Но решение этой задачи начинается с ответственности и качества управления, его способности принимать силь- ные и точные решения.
    Рис. 15. Информационные потоки управления в гомеостатических системах (живых, социальных, по- литических, корпоративных и т.п.), характеризующие динамическое состояние внутренней и внешней среды. Мозговой центр фильтрует внутренние и внешние пото- ки информации, модулируя параметры управления коге- рентно поставленной задаче – на результат.

    Кризис – это исторический шанс для нашей Родины вырулить на пути государственности — зорко, достойно и устремленно, – у нас нет более права на ошибки. Нужна концентрация творческих, интеллек- туальных и духовных усилий, нужны стратегические центры — своего рода российские «мозговые тан- ки». Важно, особенно в условиях мирового кризиса, научиться создавать современные методологии инфор- мационного противоборства, основанные на аккуму- ляции собственного управленческого потенциала, на создании таких системных технологий НОУ-ХАУ, ко- торые способны предотвратить любые диверсионные попытки противника. Важно научиться управлять изменениями, их ди- намикой, точно просчитывать системно-ситуационные риски и сценарии развития. Ведь развитие – это непре- рывное изменение, и не каждое изменение есть раз- витие. Как уже подчеркивалось, нужно избавляться от «эффекта пьяного» в процессах управления. С позиций гомеостатического подхода жизнеспособность систе- мы поддерживается в случае ее динамического посто- янства, а это возможно лишь в результате управления изменениями и противоречиями.

    «Среди изменений, которые происходят в есте- ственных объектах, можно выделить три типа. Пер- вый тип – это изменения, связанные с осуществлени- ем некоторых законов, или, можно сказать, идей. Это изменения, идущие от причин к следствиям явлений: исполнение, проявление, управление, наполнение, по- строение и т.п. Второй тип изменений – это изменения, связан- ные с установлением или восстановлением законов, идей, принципов. Это изменения, идущие от следствий к причинам: освобождение, восстановление, раскрытие, возвращение, разрушение, опустошение и т.п. Эти типы изменений соответствуют двум направлениям движе- ний естественных процессов, изначально названным как инновационное и эволюционное. Инволюция (лат. �nvo�u��o – свертывание) чаще всего рассматривается как редукция, упрощение чего-то в ходе изменений, как воплощение идей. А эволюция (лат. evo�u��o — развер-- тывание) определяется как процесс возрастания чего- то, раскрытия невидимого, возвращения к чему-то, вос- становление идей. Третий тип изменений – это движение «по кругу». Таковы изменения, не связанные с преоб- ражением качества или связанные с его незаметным преобразованием»*.
    _____________________
    * Горский Ю.М., Степанов А. М., Теслинов А. Г. Гомеостатика: гармония в игре противоречий. – Иркутск: Репроцентр А. 1, 2008. – С. 152-153.

    Рис. 16. Классификация изменений в естественных объектах.
    Рис. 17. Модель трех типов изменений в естественных объектах.

    Кризис – это изменение, идущее от следствий – к причинам, принимающее радикальную форму инво- люции (разрушение, опустошение, освобождение…). В этой ситуации управление системой должно быть эволюционным, направленным от причин – к след- ствиям, меняющее алгоритмы разрушения – на алго- ритмы развития. Если же управление направлено от следствий — к причинам, то есть инволюционно по сути, то оно стимулирует нарастание лавинообраз- ных процессов деградации, что в настоящее время и наблюдается в России: разорение малого и среднего бизнеса, удар по производственному сектору, рост безработицы, неплатежеспособность населения, крах ипотечного кредитования, проблема банковской не- ликвидности и т.п. Антикризисные меры правитель- ства, вливание денег в крупные градообразующие предприятия сдерживают этот процесс, но не меняют его направленности.

    Если же деятельность аппарата управления напоминает движение «по кругу»: работает, работает – а результата нет, то в таком случае система нуждается во внешней иерархической надстройке, управляющей ее целями и изменениями, выгодными надстройке, а не самой системе. Вот почему так опасна холостая, а подчас, инволюционная работа управленческой ма- шины на уровне всей вертикали власти, особенно, в условиях кризиса. В конечном итоге, это нейтрализует ресурсы ее автономности и адаптивности, создавая предпосылки для командно-управленческой информационной войны против России, и как следствие – подключение внешних глобальных структур метауправления.

    Парадоксально, но факт: разросшийся «мыльный пузырь» из чиновничьей номенклатуры, ставший частью виртуальной государственности, подавляет и реальную политику, и реальную экономику страны.

    И в данном случае кризис – хорошее подспорье для очистки «зерен от плевел», для принятия сильных решений со стороны наших властей, для динамики внутренних изменений. «Согласно аналитическим исследованиям ИНП РАН, — утверждает д.э.н., профессор В. Сенчаков, — различие в темпах прироста ВВП, соответствующих инновационному и инерционному путям развития российской экономики, достигает трехкратной величины. С учетом нарастающего отставания отечественного хозяйства по техническому уровню и интеллектуальному потенциалу, на фоне становления технологического уклада в передовых странах, время выбора инноваци- онного пути развития ограничено ближайшими дву- мя — тремя годами. В дальнейшем, после вступления технологического уклада в фазу зрелости, потребуются колоссальные инвестиции. Если мы упустим возмож- ность структурной перестройки экономики сегодня, ее эволюция, с большой вероятностью, пойдет по инерци- онному сценарию»*.

    Академик, научный руководитель Национального института развития С. Глазьев солидарен с этой позицией: «Теория длинных волн в экономике доказы- вает, что выход и из нынешнего экономического кризи- са будет сопряжен с резким подъемом инновационной активности и становлением нового технологического уклада. Из этого следует, что самой эффективной ан- тикризисной мерой было бы кардинальное увеличение финансирования НИОКР и всемерное стимулирование инновационной активности. Поэтому я также считаю, что именно нововведения и внедрение инноваций спо- собны преодолеть депрессию. При правильной политике Россия в результате кризиса могла бы существенно улучшить свое положе- ние в мировой экономике, добившись опережающего становления нового технологического уклада и подъе- ма экономики на длинной волне его роста»**.

    Вернет ли Россия статус мировой державы или станет придатком глобального мирового порядка – это вопрос направленности нынешнего кризиса и направленности управленческих действий по отношению к целям российской государственности.

    Китай выиграл у Америки информационную войну и продолжает сдерживать глобальные финансово-экономические угрозы, ориентируясь на гармонизацию национальных целей и корпоративных интересов.

    Ибо в Поднебесной научились управлять и развитием, и – противоречиями. «Когда дует ветер перемен, Надо строить не изгороди, а ветряные мельницы»! (Мао Цзэдун).
    _____________________
    * Сенчаков В. Мировой финансовый кризис и пути преодоления его последствий // Проблемы теории и практики управления. – 2008. — № 12. – С. 16-22.
    ** Глазьев С. Депрессию преодолеют нововведения // Коммерсант ДЕНЬГИ. – 2009. — № 8. – С. 16.

    Глава пятая.
    Семантическое поле цивилизации

    На рубеже ХХ-ХХI столетий, в условиях на- растании глобальных геополитических и геоэко- номических противоречий, при изучении про- исходящих политических процессов становится актуальным цивилизационный подход. По мнению ученых (С.Н.Данилевского, О.Шпенглера А.Тойнби, С.Хантингтона, П.Сорокина, Н.Моисеева), всеобщая история есть процесс взаимодействия рождающихся и исчезающих цивилизаций (сложных общественных образований), а также — их постоянная конкуренция. В отличие от формационного подхода, принятого в ХХ веке, разделяющего общество на общественно- экономические формации, цивилизационный анализ позволяет более точно с системных и хроноисториче- ских позиций рассмотреть развитие локальных обще- ственных образований (цивилизаций).
    О. А. Платонов дает следующее определение цивилизации*:
    «Цивилизация – главная форма человеческой организации пространства и времени, выражающаяся качественными началами, лежащими в особен- ностях духовной природы народов, составляющих самобытный культурно-исторический тип.
    _____________________
    * Платонов О. А. Святая Русь. Открытие русской цивилизации М., Энциклопедия русской цивилизации, 2001, с. 4-5

    Каждая цивилизация представляет собой замкнутую духов- ную общность, существующую одновременно в про- шлом и настоящем и обращенную в будущее, обла- дающую совокупностью признаков, позволяющих классифицировать ее по определенным критериям. Цивилизация не равнозначна понятию культуры (хотя они нередко ошибочно отождествляются). Так, последняя представляет собой только конкретный результат развития внутренних духовных ценностей цивилизации, имея строгое ограничение во времени и пространстве, то есть выступает в контексте своей эпохи. […] Принадлежность к определенной цивили- зации отражает исторически сложившийся духовный тип, психологический стереотип, закрепившийся в определенной национальной общности, а также – вследствие особых исторических и географических условий жизни; […] принадлежность к цивилизации выражается прежде всего во внутренних, духовных, психических и психологических признаках, самодо- влеющих духовных установках».

    По мнению ученых, унификация планеты в кон- тексте Нового мирового порядка еще не есть однознач- но реализуемый мировой сценарий. Во-первых, глоба- лизующийся мир сложен и противоречив. Во-вторых, доминированию единого центра силы противостоят не только нации-государства, но и цивилизации – социально-исторические общественные суперсистемы, соподчинить которые намного проблематичнее, чем от- дельные государства. Изучение внутренних механизмов становления, развития и устойчивости цивилизаций по- зволило по-новому взглянуть на политические процессы интенсивно меняющегося мира, найти оптимистиче- ский вектор его развития. По мнению ученых, унификация планеты в кон- тексте Нового мирового порядка еще не есть однознач- но реализуемый мировой сценарий. Во-первых, глоба- лизующийся мир сложен и противоречив. Во-вторых, доминированию единого центра силы противостоят не только нации-государства, но и цивилизации – социально-исторические общественные суперсисте- мы, соподчинить которые намного проблематичнее, чем отдельные государства. Изучение внутренних ме- ханизмов становления, развития и устойчивости циви- лизаций позволило по-новому взглянуть на политиче- ские процессы интенсивно меняющегося мира, найти оптимистический вектор его развития.

    Как полагает профессор Р.П.Трофимова: «Ло- кальные цивилизации представляют собой, с одной стороны, качественно различные и реально суще- ствующие (или существовавшие ранее) обществен- ные образования, а с другой, методологически, — это, безусловно, важнейшие категории, позволяющие по- новому изучать в диахронии (исторически эволюцион- но) и синхронии (одновременно) структуру человече- ского общества. Собственно, цивилизации могут быть определены как «устойчивые системы оснований для объединения людей, их общностей и культур, опира- ющиеся на преобладающее единство технологий, ин- формации и ценностей».

    Профессор Гарвардского университета, дирек- тор Института стратегических исследований США, С.Хантингтон в программной статье «Столкнове- ние цивилизаций» (1993 г.) подчеркивает: «Нация- государство останется главным действующим ли- цом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачи- ваться между нациями и группами, принадлежащи- ми к разным цивилизациям. Столкновение циви- лизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это линии будущих фронтов. Конфликты между прави- телями, нациями-государствами и идеологами были главным образом конфликтами западной цивилизации. У.Линд назвал их «гражданскими войнами Запада». Это столь же справедливо в отношении холодной во- йны, как и в отношении мировых войн, а также войн XVII, XVIII, XIX столетий. С окончанием холодной войны подходит к концу и западная фаза развития международной политики. В центр выдвигается взаи- модействие между Западом и незападными цивили- зациями. На этом новом этапе народы и правительства незападных цивилизаций уже не выступают как объ- екты истории — мишень западной колониальной по- литики, а наряду с Западом начинают сами двигать и творить историю».

    В процессе обострения геостратегической кон- куренции цивилизационный подход открывает воз- можность создания методологии противодействия информационной агрессии со стороны структур гло- бальной мировой власти уже на уровне цивилизаций, тем самым укрепляя национальный статус и устойчи- вость государств, входящих в те или иные цивилизаци- онные системы. Обобщение алгоритмов рождения, развития и устойчивости цивилизиций позволяет прийти к выво- ду, что существует семантическое поле цивилизации, то есть поле конструирования ее смысловой реаль- ности. Исторически сложилось так, что существуют определенные закономерности и факторы, определя- ющие это поле. Целостность семантического поля и предполагает устойчивость цивилизации, а его раз- рушение инициирует затухание цивилизации, а впо- следствии – и ее гибель. Это актуально и для национальных государств, входящих в те или иные цивилизационные систе- мы: для России как доминирующей части русско- православной цивилизации; для Китая, представляю- щего страну с мощной, набирающую силу китайской цивилизацией; для стран Запада, объединенных, со времен Карла Великого, в западно-европейскую ци- вилизацию; для сложного, неоднозначного арабского мира, входящего в арабо-исламскую цивилизацию; для США, сумевших сформировать американоцентричную цивилизационную систему, распространяющуюся по всей планете.

    Одним из ключевых факторов, определяющих семантическое поле цивилизации, является социоге- нетический культурный код – система культурных ценностей, включающая в себя механизм наследствен- ности, изменчивости и отбора в динамике цивилиза- ции, своеобразный культурный геном, передающийся из поколения в поколение, который творчески усваивается обществом и является стержнем его цивилизационного сознания.

    В случае разрушения социогенетического культурного кода (социальной депрессии, отчужденности, падения нравственности, утраты общественных идеалов, внедрения чужеродных культурных ценностей) взламывается одно из ключевых звеньев семантического поля цивилизации и начинается ее угасание. В качестве примера можно привести античную эллинскую цивилизацию, достигшую к V веку до н.э. своего совершенства. Воистину эпохальные поэты: Гомер, Вергилий, Софокл, Еврипид; блистательные мыслители — Платон, Аристотель, Сократ; гениаль- ные ученые — Гераклит и Пифагор; искусство скуль- птурной пластики, демонстрирующее совершенство человека; величественные акрополи и храмы; пантеон богов, символизирующий героизм и духовную силу: Афина Паллада, Гелиос, Зевс, Гермес, Посейдон, Ге- ракл, Прометей…

    Античная система греческой демократии, осно- ванная на понятиях «личность», «свобода», «обще- ственный дух» и «гражданская общность»… Но после Пелопонесской войны (404 г. до н.э.) в обществе начи- нают утрачиваться идеалы гармонии, демократии, сво- боды и героизма. Усиливается разочарование в идеалах общественной морали. Реальность — на фоне тяжелого рабского труда и внутренних войн за гегемонию меж- ду Афинами и Спартой, на фоне гражданской агрес- сивности и разобщенности — оказывается жесткой и несправедливой в отличие от великолепных творений искусства. Все это способствует завоеванию Греции Александром Македонским в IV веке до н.э., и после трех Македонских войн вхождению Эллады во II веке до н.э. в состав Великой Римской империи.

    Уникальный социогенетический культурный код эллинской цивилизации дает импульс визан- тийской и западно-европейской цивилизации, но утрачивает свое развитие и целостность. Эллинская цивилизация, облагородив Первый Рим, прекращает свое существование.

    Разрушение социогенетического культурного кода явилось одной из причин ослабления и крушения блистательной Византийской цивилизации. Велико- лепные творения искусства и архитектуры, совершен- ное образование и юриспруденция, духовная культура и музыка – всему этому начинает противостоять фор- мирующаяся система капитала, мораль потребитель- ства, внутренняя коррупция, падение нравственности, гедонистические тенденции, утрата высоких обще- ственных идеалов, иконоборчество. В то же время русско-православная цивилиза- ция, цивилизационным источником которой яви- лась Византия, впитав в себя культурное наследие Второго Рима, создала уникальную древнерусскую культуру. Русская живопись, литература, архитекту- ра, музыка, религиозная философия своеобразием и глубиной постижения реальности не имеют аналогов в мировой культуре.

    Известно, что в XVIII веке, со времен реформ Петра Великого в русскую культуру активно начи- нает внедряться западный евроцентризм, внося, по- мимо изысканного эстетизма, в социогенетический культурный код русско-православной цивилизации антихристианский гуманизм и материалистический рационализм.

    К сожалению, уже на протяжении трех столетий продолжаются попытки взламывания социогенетического культурного кода русско-православной цивилизации, его модернизации и унификации по западному образцу. Вот почему так важно в условиях глобализации не просто сохранять фундаментальные культурные ценности как памятники исторического прошлого, но важно вернуться к ним на уровне цивилизационного сознания.

    Важным сущностным компонентом семанти- ческого поля цивилизации является ее этно-родовая матрица, то есть те этнические системные основания, те генетические корни, на которых зародилась данная цивилизация.

    Для русско-православной цивилизации – это славянские и варяжские племена, а также племена скифов; для эллинской – фракийцы и ахейские племена греков; для западно-европейской – германские племена франков, племена этрусков, иллирийцев, саксов, вестготов, норманнов, лигуров, кельтов и других; для китайской – племена сяньби, табгачи, завоевателей хуннов, покоренных динлинов и тибетских кочевников кянов; для индусской – племена сикхов, дравидов, ариев; для северо-американской (или американоцентричной цивилизации) – это индейские племена атапасков, алконкинцев, ирокезов, мускогов, сиу, юто-ацтекские племена, а также этнические по- томки белых колонизаторов – англосаксов, кельтов, франков… Кроме того, серьезный этнический компонент в Америке составили иудеи, основавшие здесь свои поселения еще до вторжения сюда английских и голландских войск.

    Этно-родовая матрица цивилизации, являясь ее информационной памятью, своеобразной голограм- мой в пространстве и времени, влияет на развитие ци- вилизации как бы из прошлого. При этом, если этни- ческие противоречия на уровне этно-родовой матрицы сопровождались агрессией, уничтожением коренных народов, то позднее, в период очередного пассионар- ного цикла истории, возможны серьезные этнические взрывы внутри самой цивилизации, которые могут привести к ее расколу и гибели. Интересен в этом отношении опыт России как сердца русско-православной цивилизации. После по- хода казачьего атамана Ермака Тимофеева в Западную Сибирь (1581 – 1584 гг.) и взятия столицы Сибирского ханства Кышлыка, походов Василия Пояркова и Ерофея Хабарова на Амур (1643 – 1651 гг.), похода Владимира Атласова на Камчатку (1695 – 1697 гг.) к территории России присоединились просторные земли Сибири и Дальнего Востока, была завоевана Камчатка. Народы, жившие на этих территориях, не истреблялись, как ин- дейцы в Америке, а естественным образом дополняли сложную этническую структуру российской государ- ственности. Сохраняя уважение к местным традициям и верованиям, русское казачество в Сибири и на Даль- нем Востоке строило города, в которых возводились православные храмы и монастыри.

    Этнокультурная целостность России становит- ся полифакторной, евразийской, взаимообогащается путем взаимодействия разнообразных этнических ком- понентов, включая народы Турана и потомков Золотой Орды, но, в то же время, приобретает общие великоросские ценностные ориентиры.

    В конце XX - начале XXI столетия усиливается акцент на евразийском геополитическом пути развития России Сторонники евразийства, в частности, исследователь А.Г. Дугин, утверждают, что Россия – часть евразийской цивилизации и что геополитический центр мира по-прежнему находится в Евразии. Действительно, геополитически Россия – одна из наиболее перспективных держав Евразии, как образно выразился З. Бжезинский, «черная дыра — на ее карте».

    Но как таковой евразийской цивилизации не существует, и акцент на приоритетности географического доминирования территории сужает понимание цивилизационных процессов в условиях нарастания глобальных противоречий. Евразийский континент включает в себя множество функционирующих в мире современных цивилизационных систем:
    западно-европейскую, русско-православную, арабоисламскую, японскую, китайскую, индуистскую, американо-центричную (Израиль, сателлит США — Грузия, американское присутствие в странах Балтии, Польши, Румынии, Болгарии, размещение американских ПРО в Польше и чехии).

    Россия была и остается ядром русско-православной (а не евразийской) цивилизации. Органичность этно-родовой матрицы России позволяет усиливать ей свое присутствие на континенте Евразия, и в этом проявляется одна из ее цивилизационных задач. Основным структурным компонентом семантического поля цивилизаций, способствующим их развитию, являются мировые религии: православие, катoлицизм, ислам, буддизм, индуизм, иудаизм.

    Стоит заметить, что религиозный компонент цивилизации является лишь в том случае конструктивно определяющим, если он, с одной стороны, реализует свою системообразующую функцию, а с другой – осуществляет надмирную духовно-космологическую задачу и не является инструментом, способствующим разжиганию этнических и ре- лигиозных противоречий. Так, в середине XX столетия обретает актуальность исламский термин «джихад», означающий «священную войну против неверных» и требующий от воинов джихада жертвенности и бесстрашия.

    Именно джихад становится идейно-психологическим императивом террористического насилия для исламских фундаменталистов в борьбе с врагами Пророка в XX-XXI веке. Однако, впервые лозунг «священная война против неверных» был провозглашен папой римским в 1096 году, в канун крестовых походов, впоследствии подхваченный рыцарями Ордена меченосцев и Тевтонского католического духовнорыцарского ордена.

    Во время четвертого крестового похода, в 1202 – 1204 гг., «благословленным» папой Иннокентием III, неверными уже оказались братья-христиане православной Византийской империи. И столица Византии Константинополь в 1204 году был захвачен рыцарями крестоносцами, разграблен и разрушен. Под лозунгом «священной войны», призывающим к возмездию, направленному против неверных, совершались гражданские религиозные войны в Европе XVI века; массовая резня гугенотов католиками в Париже в Варфоломе- евскую ночь 1572 года; 30-летняя война в Германии (1618 – 1648 гг.) между протестанскими и католиче- скими князьями. Уже в Новейшее время, в 1968 году, отмечались резкая вспышка противоречий и насилия между католиками и протестантами в Ольстере, непре- кращающийся палестино-израильский конфликт, резня арабами-мусульманами христиан-туристов в Луксоре в 1997 году, происходили этнические чистки в Боснии и Косово, кровавые события в Нагорном Карабахе в 1988 году, столкновения между индусами и мусульманами в Пакистане и Индии… На этом фоне выделяется мирная, созидающая роль Православной Церкви, сохраняющей Дух Божий и высокую мораль христианской этики, выступающей за сотрудничество народов и государств, независимо от их этнической и религиозной принадлежности.

    28 июня 2008 года в Государственном Кремлев- ском Дворце состоялся торжественный акт в озна- менование 1020-летия Крещения Руси. Святейший Патриарх Алексий, выступая, отметил, что, «выйдя из киевской купели, Русь обрела силы для созидания единой и могущественной державы, богатой не толь- ко землями и достоянием, но и великой православной культурой». «Какие бы трудности ни переживал наш народ, как бы ни менялись формы его государствен- ности, он всегда оставался внутренне приверженным Истине Христовой, незлобливым и терпеливым, спо- собным видеть, ценить и созидать красоту», — под- черкнул Патриарх Алексий. Предстоятель Русской Православной Церкви уверенно заявил, что «государ- ственные границы, которыми разделена теперь карта исторической Руси, не составляют препятствия для нашего церковного единства».

    Премьер-министр Российской Федерации Вла- димир Путин поблагодарил Русскую Православную Церковь за большой вклад в объединение «русского мира» и пообещал и впредь оказывать ей поддержку в укреплении гражданского и межрелигиозного согла- сия: «Государство и впредь намерено поддерживать инициативы Церкви, направленные на укрепление гражданского и межрелигиозного согласия, ее соци- альную, культурно-просветительскую, благотвори- тельную миссию». Глава Правительства, призывая хранить общие духовные ценности братских народов России, Украины и Белоруссии, подчеркнул: «Православие изначально было исключительно терпимым к представителям дру- гих конфессий, и именно такая позиция Русской Право- славной Церкви способствовала созданию Российского государства не только как многонационального, но и многоконфессионального».

    29 июня, в день завершения Архиерейского Со- бора, посвященного 1020-летию Крещения Руси, в Храме Христа Спасителя выступил Президент Россий- ской Федерации Дмитрий Медведев: «Решение князя Владимира об обращении в Православие сыграло по- истине историческую роль и повлекло за собой целый ряд системообразующих последствий». «Сам смысл Крещения уже изначально выходил за узкоконфессио- нальные рамки и впоследствии повлек за собой изме- нения во многих сферах жизни. Выбор веры в те да- лекие времена фактически означал цивилизационный выбор», — добавил в заключение Президент.

    К сожалению, в связи с тем, что христианские кор- ни Руси и сущностное основание русско-православной цивилизации – Киевская Русь входят теперь в состав Украины как независимого государства, попавшего под влияние американской сверхдержавы и блока НАТО, а также под влиянием католицизма, поддерживающего униатскую церковь на Украине, семантическое поле русско-православной цивилизации утратило свою це- лостность. Цинично, но именно в том месте в Киеве, где еще на 100-летие Крещения Руси князья Аскольд и Дир построили первую христианскую церковь Свя- тителя и Чудотворца Николая, функционирует те- перь церковь униатов, соподчиненная Ватикану. Хочется напомнить, что именно введение униат- ства окончательно подорвало Византийскую цивили- зацию. В 1439 году, на Соборе во Флоренции папская курия и Константинопольская патриархия подписали акт о принятии Православной Церковью католиче- ских догматов и верховного главенства папы римско- го. В 1448 году, на Соборе русских епископов в Москве, была оформлена независимость Русской православной церкви от Константинопольской патриархии. В 1453 году Византия, ставшая частью Западной Европы и утратившая волю к защите Отечества, была захвачена Османской империей. Но в течение еще 368 лет сохра- нялись следы Византийской цивилизации. В Констан- тинополе, превращенном в турецкий Стамбул, остава- лась патриархия в квартале Фанар. И лишь в 1821 году, после восстания морийских греков славянского происхождения, по приказу султана Махмуда II был повешен православный Патриарх и уничтожены последние византийцы, хранившие приверженность своей вере.

    В конце XX столетия, в результате поражения СССР в информационно-психологической войне между двумя сверхдержавами, произошли события, направленные и против русско-православной циви- лизации: разрушение системы Варшавского договора, распад на отдельные государства Югославии, расчле- нение православной Сербии и погромы православных монастырей в Косово; вступление в блок НАТО пра- вославной Болгарии, – а ведь именно здесь в 863 году проповедники из Византии Кирилл и Мефодий ввели богослужение на славянском языке, и Русь оказалась преемницей болгарской словесности; разжигание на- циональной розни между православными народами Грузии и Южной Осетии, раскол Православной Церкви на Украине — все эти акции со стороны структур ми- ровой власти направлены на разрушение стержневого структурного компонента русско-православной циви- лизации – Православия. Вот почему так важно внутри Православной Церк- ви не только обращать внимание на деструктивные тен- денции секуляризованного мира, но и содействовать разработкам и внедрению методологий, способствую- щих укреплению русско-православной цивилизации, ее системной устойчивости и целостности. Ключевым фактором семантического поля цивилизации является наличие цивилизационной миссии, или смысла существования цивилизации. В случае отсутствия или утраты такой миссии цивилиза- ции теряют свое творческое ядро, затухают и погиба- ют: древнеегипетская цивилизация, древнетибетская, древневавилонская, юкотанская цивилизация (майя), эллинская, византийская цивилизация и другие.

    Изучение миссии цивилизации – это вопрос не только глобально-исторический, но и метафи- зический. В этом смысле уникален опыт китайской цивилизации. Китайская империя возникла в 221 году до н.э.; именно тогда в Северном Китае нача- лось строительство Великой Китайской стены, чтобы оградить государство от внешнего варварского мира. В 140 году до н.э. была создана мощная империя Хань, отличавшаяся сильным центральным управ- лением, жесткой репрессивностью, способностью четко контролировать внешние территории (земли современной Кореи и Монголии, большую часть ны- нешнего прибрежного Китая). История Китая и, со- ответственно, китайской цивилизации циклична и неоднозначна, но при всех поражениях возвращаю- щая страну к самоутверждению, внутренней авто- номности и реализации ее цивилизационной мета- формулы: «Китай – Поднебесная империя, центр Вселенной». К началу XVIII века Китай вновь обрел имперскую силу, окружив себя вассальными и зависимыми государствами. Он контролирует Индокитай; терри- торию Дальнего Востока вплоть до озера Байкал; тер- риторию сегодняшнего Казахстана; геополитические зоны на юге Индийского океана; земли, где располо- жены современные Корея, Таиланд, Бирма и Непал. Политическая власть вновь жестко централизована и хорошо организована, обеспечивая структурное един- ство управляющего аппарата и населения. XIX и XX столетия ослабили Китай: 1839 – 1842 гг. – опиумная война с Англией; 1844 г. – неравноправные договоры с Францией и США; 1899 – 1902 гг. – интервенция импералистических держав. И все же эти события не смогли подорвать его как цивилизацию.

    После революционных событий в Китае в XX столетии, после тоталитарного коммунистического строительства Китай в новых условиях эффек- тивно перестраивается и одерживает победу в информационно-психологической войне против США. Выбрав эволюционный путь создания рыночных ин- ститутов, Китай выходит на первое место в мире по темпам экономического развития и привлечения ин- вестиций. ВВП Китая за последние 20 лет вырос в 4,5 раза и, по прогнозам ученых, к 2020 достигнет 20 трлн. долл., опередив США (13,5 трлн.долл.). Но, главное, Китай демонстрирует всему миру свою вдохновенную цивилизационную миссию. 8 августа 2008 года, во время открытия Олимпиады в Пекине, китайский гимнаст с горящим олимпий- ским факелом совершает полет под гигантским ку- полом стадиона. Нежное песнопение сотен китайских девушек создает ощущение небесной гармонии. Вся планета почувствовала стремление Китая быть сози- дающей «Поднебесной империей», совершенствуясь и духовно, и экономически, и политически. Китай- ская команда на олимпийских играх заняла первое место, что свидетельствует о сильном пассионарном подъеме китайского народа, его возрастающей энер- гетике и оптимизме.

    Как уже отмечалось, Россия, став преемницей Византии, обрела богоносную цивилизационную миссию: «Москва – Третий Рим», означающую бо- гоизбранность правления, симфонию власти и церк- ви, служение своему народу, высокие нравственные, культурные и духовные идеалы. Однако и по внутрен- ним, и по внешним историко-политическим причинам эта миссия не была реализована: Октябрьский перево- рот 1917 года, подготовленный по сценарию мирово- го масонства и сионизма, был направлен на разруше- ние русско-православной цивилизации, с тем чтобы навсегда перечеркнуть богоносную миссию России. Но, как ни парадоксально, даже в условиях советского тоталитаризма, начался возврат к этой цивилизаци- онной задаче. Продолжается он и теперь, хотя весь- ма мучительно и болезненно, преодолевая попытки превратить цивилизационную формулу в очередной идеологический лозунг в условиях модернизации и вестернизации России. Тем не менее, уроки, которые получает постсоветская Россия (война НАТО против Югославии в 1999 году и дальнейшее ее расчленение; война США в Ираке; военная агрессия Грузии против Южной Осе- тии) способствуют углубленному пониманию миссии русско-православной цивилизации.

    что же касается американоцентричной цивили- зации, то ее цивилизационная миссия обозначена четко и рационально: Америка – единственная сверхдержава, доминирующая на планете, имеющая моральное право на материальной основе отстаивать ценности глобального мира. Нет сомнения в том, что американское государство добилось успеха не только с помощью диктата силы, но и с помощью привлечения интеллектуальных ресурсов общества и новейших технологий информационно-психологического противоборства. Но нетрудно предположить, что агрессивность миссии американоцентричной цивилизации навязана струк- турами глобальной мировой власти и, выполнив свою цивилизационную задачу, Америка будет принесена в жертву Новому мировому порядку. Сложнейший аспект семантического поля циви- лизации – ее цивилизационное сознание, некий архе- тип установок и ценностей, объединяющий народы разных наций и государств в единую цивилизацион- ную систему. Так, в Китае стержнем цивилизационно- го сознания явилось философское учение Конфуция и даосизм, созданный Лао Цзы (VII – VI вв. до н.э.), до сих пор остающимися мировоззренческими опорами в сознании общества.

    В Японии, выбравшей модель развития модерни- зации без вестернизации, цивилизационное сознание связано с синтоизмом, глубоким уважением к прошло- му, чувством самобытности, социальной ответственно- сти и коллективизма.

    В русско-православной цивилизации цивилиза- ционное сознание двойственно по основанию, посколь- ку оно идентифицируется не только с Православием, но и с евроазиатскостью, а также – с конкурирующи- ми идеологическими моделями развития государства: либерально-демократической и традиционной. Сегодня, в условиях вестернизации и модерни- зации российской цивилизации, ее устойчивость се- рьезно подорвана, а автономность существования находится под вопросом. Одновременно и во властных структурах государства, и в обществе усиливается по- нимание духовно-созидающей и стратегической роли Православия, которое является геномом, определив- шим фенотип развития российской цивилизации и фактором ее устойчивости. С. Хангтинтон в своей работе «Столкновение цивилизаций» делает вывод, что утверждение нацио- нальной цивилизационной миссии России не оставляет шансов на интеграцию с Западом, что для Запада весь- ма нежелательно, так как разрушает намерения мон- диалистских структур, навязывающих миру америка- ноцентричную модель цивилизации. А это, в итоге, предполагает установление власти Единого мирового правительства, диффузию государств-наций и созда- ние макромодели метацивилизации (глобального ин- формационного общества), где русско-православная цивилизация будет обречена на коллапс и умирание. В то же время именно утверждение национальной идентичности России, возврат к ее богоизбранной цивилизационной миссии, стержнем которой явля- ется Православие, идеалы Святой Руси, дает России возможность вернуться к статусу великой державы, способствуя укреплению Вселенской Православной Церкви и созданию мета-противовеса глобальной ми- ровой власти.

    Весьма неоднородно поле сознания арабо- исламской цивилизации, внутри которой существует немало противоречий, наблюдаются частые межциви- лизационные конфликты (ирано-иракская война; кон- фликт между Иракум и Кувейтом во время правления Саддама Хусейна; жестокие разборки между суннита- ми и шиитами; противоречия между прозападной Сау- довской Аравией и другими арабскими странами).

    Неоднозначно цивилизационное сознание и аме- риканоцентричной цивилизации, невзирая на убеж- денность политической элиты Америки в планетарной гегемонии. Известно, что ее мировоззренческой основой являются ценности западной демократии, масон- ская идеология и приоритеты глобализации. Но в то же время, внутри американского общества проявляются антиглобалистские тенденции, чувства неприятия американской геополитической этики. В целом, проблема защищенности и укрепления цивилизационного сознания – новый поворот в инфор- мационной политике и культурологи XXI столетия. По мнению ученых, сохранение социогенетического кода цивилизации, усиление роли культуры как фактора самоорганизации, общие базовые установки и модели понимания происходящих мировых процессов содей- ствуют единению сознания современных локальных цивилизаций.

    Как полагает С.Хантингтон в статье «Столкно- вение цивилизаций», по мере развития межцивилиза- ционных конфликтов усиливается синдром «братских стран» (поддержка Турцией Азербайджана во время конфликта между Арменией и Азербайджаном; под- держка Россией православных сербов, Западом – ка- толической Хорватии и албанского Косово, Ираном и Саудовской Аравией — мусульманской Боснии в пери- од этнических войн в Югославии). Военный конфликт, развязанный в августе 2008 года Грузией против Южной Осетии с помощью американских спецслужб, наглядно показал противо- речия между американоцентричной цивилизацией, частью которой стремится стать Грузия, и русско- православной, с которой соотносит себя Южная Осе- тия. Расстрелы из танковых орудий храмов во время богослужения, убийства священников и верующих вскрыли истинные намерения грузинско-американской агрессии. Поддержка, оказанная народу Южной Осе- тии братской Россией, способствовала укреплению со- знания русско-православной цивилизации, ее струк- турного и религиозного стержня – Православия.

    То же самое наблюдалось после бесланской трагедии в сентябре 2004 года в Северной Осетии. В ре- спублике открылись новые храмы и православные мо- настыри, увеличилось количество верующих, искренне убежденных в защищающей силе православной веры. В последнее время нарастает противостояние между сторонниками американоцентричной и русско- правосланой цивилизации на Украине. Однако, наряду с усилением присутствия Америки на Украине и укре- плением ее контактов с НАТО (вплоть до размещения НАТОвского контингента в бывших советских санаториях в Крыму), проявляется цивилизационное созна- ние украинского народа, соотносящего себя с братским русским народом. В то же время, именно Украина ста- новится геостратегическим плацдармом Запада для информационной агрессии против России и русско- православной цивилизации, а правящая элита Украи- ны вынуждена маневрировать между двумя цивилиза- ционными системами, определяющими развитие всего мирового сообщества.

    Наконец, сильнейшим фактором развития циви- лизации, стимулирующим ее подъем и расцвет, являет- ся наличие цивилизационного лидера. Цивилизаци- онный лидер – это фигура глобального исторического масштаба, способная саккумулировать творческие на- чала среды и собственный потенциал, чтобы повер- нуть ход истории как для своей страны или этноса, так и для цивилизации в целом.

    В истории русско-православной цивилизации это – Равноапостольный Князь Владимир, принявший провиденциальное решение о Крещении Руси; это – новгородский князь Александр Невский, который не только одержал победу над шведами на реке Неве (1240 г.) и разгромил немецких рыцарей на чудском озере (1242 г.), а также сумел оградить Русь от католичества и дипломатически ослабить тяжесть ига Золотой Орды; это – Великий московский князь Ва- силий II Темный, по сути, спасший Православие от догматов католичества, по приказу которого была отменена Флорентийская уния, подписанная в 1439 году с Ватиканом московским митрополитом Исидором, В 1448 году именно по указанию Великого кня- зя на Соборе русских епископов в Москве был избран новый митрополит, и Русская православная церковь отделена от Византии;
    это – и Великий князь Иван III (1462 – 1505 гг.), при котором Русь обрела государственность (1478 г.), и в ее состав вошли Новгородские и Вятские земли, Тверское княжество, часть земель Литовского княже- ства, а Москва стала единым центром Государства Российского.

    В 1480 году на Руси окончательно было сброшено татаро-монгольское иго, а в 1475 – 1479 гг. в Москве строится Успенский собор, ставший главным ка- федральным собором русской Православной Церкви.

    Таким образом, в XV веке при Иване III в Москве оформляется ядро русско-православной цивилизации. Вполне вероятно, что российские самодержцы в трудные для Российской Империи времена, так или иначе, выполняли цивилизационные задачи. В частности, это – враг масонства и революций император Николай I, и миротворец император Александр III, укрепивший авторитет верховной власти, своей продуманной, устойчивой внешней политикой не допустивший вступления России в разного рода военные конфликты, осуществивший немало конструктивных реформ.

    Именно при нем Россия экономически становится одной из сильнейших мировых держав. Но неожиданная смерть императора не позволила ему за- вершить свои нововведения. В настоящее время — при всей яркости и самобытности современных политических деятелей и преданности их делу государственного служения — со всей остротой ощущается отсутствие цивилизационного лидера. Видимо, России суждено пройти полосу страданий и испытаний, чтобы Промысел Божий открыл величественную и давно ожидаемую, героическую и духотворческую личность, равную по силе и мудрости Равноапостольному князю Владимиру или князю Александру Невскому!

    Библиография

    Азроянц Э.А. Глобализация: катастрофа или путь к развитию? Современные тенденции мирового раз- вития и политические амбиции. М.: Издательский дом «Новый век»,-2002. 416 с.
    Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1998,432 с.
    Антихристианская суть глобализма. // Изд-во «Благовестник», Саратов, 2002, 127 с.
    Арин О.А. Мир без России. М.: «ЭКСМО», «Алгоритм», 2002.
    Ахмадуллин В. Американские психоборцы. Пентагон наращивает свое превосходство в информационно-пропагандистском оружии. h��p://p�yf�k�o�/o�g
    Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество.М., 1991.
    Берд Киви. Гигобайты власти. h��p://ho�m�x/n��od/�u
    Бжезинский 3. Технотронная эра. Российская Федерация сегодня, № 22, 2000.
    Бжезинский 3. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические перспективы). М.: Международные отношения, 1998.
    Бурлака Д.К. Ректор Русского Христианского гу- манитарного института. Способно ли Православие вы- играть битву за умы на фронте российского образова- ния? em�����.offl�ne.AR�530
    Василенко И.А. Политическая глобалистика: учебное пособие для вузов. М.: Логос, 2000, 360 с.
    Винокуров И., Гуртовой Г. Психотронная война. М., 1993, 365 с.
    Волченко В.Н. Миропонимание и экоэтика XXI века. М., 2001.
    Гаджиев К.С. Политическая философия.- М.: ОАО «Издательство Экономика», 1999, 606 с.
    Глазьев С. Депрессию преодолеют нововведения //Коммерсант ДЕНЬГИ. – 2009. — № 8.
    Глазьев С. Экономический прогноз // Коммерсант ВЛАСТЬ. – 2008. — № 21.
    Государственная политика информационной безопасности (основные документы). — Екатеринбург: издво УрГЮА, 2001, 104 с.
    Горский Ю.М., Степанов А.М., Теслинов А.Г. Гомеостатика – наука XXI века / Проблемы информатизации, №1, 1999 – с.13-21.
    Горский Ю.М. Информационная трактовка законаединства и борьбы противоположностей // Экспресс –информация. Иркутск: изд-во Иркутской государственной экономической академии, 1995.
    Горский Ю.М. Основы гомеостатики. Гармония и дисгармония живых, природных, социальных, искусственных систем. Иркутск: изд-во ИГЭА, 1998 – 337 с.
    Горский Ю.М. Системно-информационный анализ процессов управления. Новосибирск: «Наука», 1990.
    Горский Ю.М., Степанов А. М., Теслинов А. Г. Го- меостатика: гармония в игре противоречий. – Иркутск: Репроцентр А. 1, 2008. – С. 152.
    Гражданское общество и проблемы безопасности в России // Вопросы философии,-1995, №2, 18 с.
    Горский Ю М., Лавшук В. Жизнь или смерть ци- вилизации. Сборник – Иркутск: книжное изд-во «Символ», агентство информации и рекламы «Известие-Восток», 1994, 28 с.
    Данилевский Н. Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. М., Институт русской цивилизации. 2008.
    Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология современного естествознания. М., 1990.
    Загладин Н. Глобальное информационное общество и Россия // Мировая экономика, международные отношения. 2005, №7, с. 15-31.
    Ильин И.А. Собрание сочинений. Том 2. Наши задачи. М.: Русская книга, 1998.
    Иноземцев В.П. Расколотая цивилизация. М., 2000.
    Иеродиакон Авель. (Семенов). Как перенесем гнев Божий?: Иноземцев В.П. Расколотая цивилизация. М., 2000.
    Истон Д. Категория системного анализа политики. Антология мировой политической мысли: в 5 т. М., 1997, с. 630-642.
    Инновационный менеджмент: концепции, многоуровневые стратегии и механизмы инновационного развития: Учебное пособие (под ред. Аношина В.М., Дагаева А.А.) – 2 изд. перераб. доп. М.: Дело, 2006. — 534 с.
    Калашников М. Сломанный меч империи / Максим Калашников. – 3 изд. испр. и доп.- М.: АСТ: Астрель, 2007. — 512 с
    Калашников М., Кугушев С. Третий проект. Точка перехода. – М.: АСТ-Астрель, 2006. – 736 с.
    Кара-Мурза С.Г. Манипулирование сознанием. М., 2000.
    Кара-Мурза С.Г. Евроцентризм – эдипов комплекс интеллигенции. М.: изд-во «ЭКСМО», 2002. — 256 с.
    Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997, 848 с.
    Колеман Д. Комитет 300. Тайны Мирового правительства. — М.: Витязь, 2000.
    Коллонтай В. Эволюция западных концепций глобализации // Мировая экономика и международные отношения, 2002. №1, с.24-30.
    Корогодин В.И., Корогодина В.Л. Информация как основа жизни – Дубна: Издательский центр «Феникс», 2000. 208 с.
    Круглов Ю. Стать мировой державой. М., Издательство Яуза, 2003. 512 с.
    Крысько В.Г. «Секреты психологической войны» (цели, задачи, методы, формы, опыт). Минск, «Харвест», 1999, серия «Коммандос».
    Кутузов М. Социальные системы и безопасность их функционирования. Вопросы философии, — РАН. «Наука», 2005, №8.
    Лесков Л.В. Знание и власть. Синергетическая кратология. М., 2001.
    Лесков Л.В. Нелинейная вселенная: Новый Дом для человечества. — М.: ЗАО «Экономика», 2003, 446 с.
    Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая информационно-психологическая война. М., 2000, 304 с.
    Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Глобальная империя зла. М., 2001.
    Манойло А.В. Государственная информационная политика в особых условиях: Монография. М., МИФИ, 2003, 285 с.
    Маркузе Г. Разум и революция. СПб, «Владимир Даль». 2000.
    Маркузе Г. Одномерный человек // Американская социологическая мысль. М., 1996.
    Мартин Г.П. Шуманн Х. Западня глобализации: атака на процветание и демократию/Пер. с нем. М., Издательский Дом «АЛЬПИНА», 2001, 335 с.
    Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество. М., 2001.
    Морозова Г.А. Методология И.А. Ильина в контексте системных преобразований в России. Русский экономический вестник: Материалы IV Международных Ильинских научно-богословских чтений: Иван Ильин и современная Россия. Екб, 2006, 1160 с.
    Мясникова Л.А. Глобализация экономического пространства и сетевая несвобода.// Мировая экономика и международные отношения, 2000.
    Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994.
    Панарин А.С. Правда железного занавеса/ А. Панарин. – М., Алгоритм, 2006 336 с.
    Панарин И.Н. Информационная война, PR и мировая политика. Учебное пособие для вузов.- М., Горячая линия – Телеком, 2006, 352 с.
    Панарин А. Стратегическая нестабильность в XXI веке. М.: изд-во «ЭКСМО», «Алгоритм», 2004, 640 с.
    Перегудов С. Неолиберальная глобализация: есть ли альтернатива? // Мировая экономика и международ- ные отношения, 2002, №4, с. 22-28.
    Петраков Н. Единственный способ борьбы с пу- зырями – жесткое антимонопольное регулирование // Коммерсант ДЕНЬГИ. – 2009. — № 6.
    Платонов О. А. Тайна истории масонства. 3-е изд. в 3-х томах. М, Русский вестник. 2000: т.1 – 912 с., т.2 – 720 с., т.3 – 736 с.
    Платонов О. А. Тайна беззакония. Иудаизм и масонство против христианской цивилизации. М., «Родник», 1998. 880с.
    Платонов О. А. Святая Русь. Открытие русской цивилизации. М., Энциклопедия русской цивилизации, 2001. 816с.
    Платонов О. А. Тайное мировое правительство. Война против России. М., «Алгоритм», 2006. 352с.
    Платонов О.А. Загадка Сионских протоколов.-М.: издательство Алгоритм, 2004. 832 с.
    Почепцов Г. Психологические войны. «Рефл-бук»,«Ваклер», 2000.
    Полевой устав армии США FM 33-1. Психологические операции. — М., ГШ ВС СССР, 1988.
    Проблемы диалектики. Вопросы диалектико-материалистической теории противоречий. Выпуск третий. Изд-во Ленинградского университета, 1973.
    Прокофьев В.Ф. Тайное оружие информационной войны: атака на подсознание. М., СИНТЕГ, 2003, 408 с.
    Расторгуев С.П. Инфицирование как способ жизни. h��p://�he-���he_w�y.n��od.�u/�ndex.h�w 415 с.
    Расторгуев С.П. Информационная война. М., 1998, Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления, официальные материалы. М., 1999.
    Россия перед вторым пришествием. Составитель Сергей Фомин. М., 1998.
    Сайт фонда экономических исследований «Новая экономика»: h��p.www.newec.o�g
    Сафонов В. Оценка специалистами США эффективности психологических операций в Ираке // «Зарубежное военное обозрение», 2005, №6.
    Сенчаков В. Мировой финансовый кризис и пути преодоления его последствий // Проблемы теории и практики управления. 2008, № 12. с. 16-22.
    Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. М., 1997.
    Сорос Д. Кризис мирового капитализма. М., издво ИНФРА – М., 1999, 260с.
    Сорос Дж. О глобализации / Пер. с англ. А. Баширова. М., Изд-во ЭКСМО, 2004. – 224 с.
    Структурный анализ диалектического противоречия. Свердловск, изд-во Уральского государственного университета, 1975.
    Старунский А. Психологические операции вооруженных сил США: современное состояние и перспективы развития. «Зарубежное военное обозрение». 2003, №4.
    Стратегии и проблемы устойчивого развития в XXI веке. Москва, ЗАО «Издательство» «Экономика».2002, 414 с.
    Субетто А. И. Ценности в системе общественного интеллекта. «Ценностная война» и защита самоидентификации российской цивилизации. �nfo@���n����.�u
    Тихонравов Ю.В. Геополитика: Учебное пособие.- М., Инфра-М. 2000. 269 с. Тойнби Арнольд «Постижение истории». М.: «Прогресс», 1990.
    Токов Е., Касюк А. Психологические операции вооруженных сил США в войнах и конфликтах XX века // «Зарубежное военное обозрение», 1996, №6.
    Трофимова Р.П. Локальные цивилизации и взаимодействие культурных и экономических факторов.
    Вестник Ф.А. Цивилизации и эволюции. – 2 (18) 2001.
    Тэтчер Маргарет. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. М., Альпина Бизнес Букс. 2007. 504 с.
    Урсул А.Д. Путь в ноосферу (Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации). Москва, «Луч», 1993, 274 с.
    Фатеев А.В. Как создавался образ врага: у истоков холодной войны // История. Еженедельное приложение к газете «Первое сентября»: 1996, №3.
    Федотов А.П. Глобалистика — начало науки о современном мире. М., 2002.
    Филимонов В.П. Но избави нас от лукавого. М.:Вектор, 2004.
    Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис, 1994. №1.
    Цыганков В.Д. Вселенная Хокинга и нейроком-пьютер. М., 2000.
    Цыганков В.Д., Лопатин В.Н. Психотронное оружие. М., СИНТЕГ, 1998. 152с.
    Чернов А.А. Становление глобального информационного общества. Проблемы и перспективы. М., Издво «Торговая корпорация «Дашков и К»». 2003.
    Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М., Иностранная литература, 1959, 432с.
    Юнг К. Психология бессознательного. М., 1996.
    Яковенко И.Г. Православие и исторические судьбы России // Общественные науки и современность. 1994. №2, с.47-56.
    Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М., 2001.
    Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. М., «Наука», 1999.
    Яковец Ю.В. История цивилизаций. М., 1997.

  • Источник — http://providenie.narod.ru/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно