Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ВЕРТИКАЛЬ БОЛЬШОГО ТЕРРОРА
    М. ЮНГЕ И ДР.


    СОДЕРЖАНИЕ

    фото
  • Введение
  • I. Происхождение операции
  • 1. Влияние с мест
  • 2. Расширение целевых групп на местах
  • 3. Московская конференция
  • 4. Разработка проекта приказа
  • 5. Соучастие региональных партийных комитетов
  • 6. Документы
  • II. Выполнение приказа № 00447. Первая фаза
  • 1. Процедуры подсчёта жертв и предоставление отчетов
  • 2. Правила осуществления операции
  • 3. Механизм увеличения лимитов
  • 4. Первое продление сроков
  • 5. Кровавое завершение первой фазы
  • 6. Отчётный доклад за 1937 г.
  • 7. Бюрократическое управление и контроль
  • 8. Документы
  • III. Трансформация приказа № 00447. Вторая фаза
  • 1. Смертельные лимиты
  • 2. Преследование «других контрреволюционных элементов»
  • 3. Операция продолжается
  • 4. Изменение центра тяжести репрессий
  • 5. Документы
  • IV. От ареста до расстрела. Следственное дело осужденного
  • 1. Следственное дело Павла Ивановича Ц.
  • 2. «Пряник» для элиты
  • V. Завершение операции
  • 1. Обуздание и переориентирование карательных органов
  • 2. НКВД в тисках прокуратуры
  • 3. Документы НКВД о проведение операции
  • 4. Восстановление «социалистической законности»
  • 5. Документы
  • VI. Реабилитация жертв
  • 1. Регулирование порядка пересмотра
  • 2. Новый дух в прокуратуре
  • 3. Использование пересмотра в качестве инструмента
  • 4. Документы
  • VII. Дополнительные документы
  • Приложения:
  • Сводная таблица по приказу № 00447 и его исполнению
  • 1. Республики, и края и области
  • 2. лагеря НКВД и тюрьмы ГУГБ
  • 3. Итоговые сведения исполнения приказа
  • 4. Примечания и источники к таблице
  • Состав троек и их изменения в 9137-1938 гг..
  • Тематический указатель документов
  • Хронологический указатель документов
  • Указатель имён
  • Уголовный кодекс РСФСР. Особая часть
  • Список сокращений
  • Источники и литература

    История операции НКВД является центральным элементом той цепи событий, которая известна как «Большой террор». В книге воспроизводятся и сводятся воедино все значимые документальные свидетельства обо всех этапах массовых репрессий, даются подробные авторские разъяснения о направлении главного удара, отношениях центра и периферии, роли карательных органов, участии партии и т.н. неорганизованного населения в операции, рассматривается спорная проблема о достоверности следственных дел. Авторы дают свой ответ на вопрос: сводилась ли операция НКВД к социальной чистке общества или была очередным походом против политических противников ВКП(б).

    Книга рассчитана на специалистов и всех интересующихся историей.

    ISBN 978-5-94881-083-6 ISBN 978-S-91022-104-2

    ВВЕДЕНИЕ

    Шестнадцать лет назад, в июне 1992 г., в российской печати впервые под названием «Расстрел по разнарядке, или Как это делали большевики» был опубликован чудовищный план, одобренный Политбюро ЦК ВКП(б) 31 июля 1937 г. и предусматривавший расстрел или заключение в лагеря и тюрьмы почти 270 тыс. советских граждан. Официальное наименование этого документа звучало так: «Оперативный приказ Народного Комиссара внутренних дел № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Этот приказ некоторые историки называют «одним из наиболее вопиющих документов новейшей истории»1. Однако подобная оценка прозвучала еще в декабре 1938 г. в письме одного из чекистов, участвовавшего в проведении операции2.

    1 См.: Getty J.A., Naumov O.V. The Road to Terror. Stalin and the Self-Destruction of the Bolsheviks. 1932-1939. - New Haven, 1999. P. 471.

    " Письмо бывшего чекиста, заключенного Усть-Вымского ИТЛ П.А. Егорова ИВ. Сталину с просьбой о помиловании // История Сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов. Т. 1: Массовые репрессии в СССР / Сост. Н. Верт, СВ. Мироненко. - М., 2004. С. 313-325.

    Приказ НКВД № 00447 имеет важнейшее значение для нашей документальной книги о трагедии 1930-х годов. Благодаря новым источникам можно проследить не только историю возникновения этого документа в июле 1937 г. и проанализировать его основные положения, но и раскрыть ход долговременного процесса по осуществлению приказа с августа 1937 по ноябрь 1938 г., показать результаты и последствия кампании преследований, называвшейся на чекистском жаргоне «кулацкой операцией». Именно эта операция являлась центральным элементом той цепи событий, которая известна в истории под названием «Большой террор». Вероятно, в XX веке, столь обильном чудовищными преступлениями, совершавшимися государственной властью, нет ни одной другой акции преследования таких масштабов, о которой осталось так много документальных свидетельств.

    К тому же, речь идет о документах особого качества. Они обличают высший властный орган советского режима - Политбюро, и фактически первых лиц в партии и государстве - И.В. Сталина и В.М. Молотова, как инициаторов и застрельщиков массовых убийств и заключений в лагеря.

    Подготовка и реализация акции с начала до конца направлялась множеством приказов, циркуляров, меморандумов, директив Политбюро и руководства НКВД. В этих указаниях, из которых до сего дня опубликована лишь часть, детально регламентировались все важные вопросы, связанные с кампанией преследования. Изданный каталог повесток дня заседаний Политбюро 1930-х гг. показывает, насколько обстоятельно руководящий орган ВКП(б) занимался этими вопросами3.

    В настоящей книге воспроизводится и сводится воедино значительная часть опубликованных в разных изданиях документов и материалов к приказу № 00447. Это соответствует авторскому замыслу - соподчинить этому приказу документы, которые воспроизведены либо порознь, либо малодоступны для широкого круга читателей. Тем самым, делается первый шаг к структурированию и систематизации «Большого террора» в соответствии с логикой его отдельных операций.

    3 Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б). Повестки дня заседаний. Т. 2: 1930-1939. Каталог / Отв. ред. Г.М. Адибеков, K.M. Андерсон, Л.А. Роговая. - М., 2001. С. 874-1007.

    Уже известные сведения дополняются большим корпусом неопубликованных документов и статистических материалов из центральных и местных архивов. При этом на переднем плане находится хронология руководства операцией, в соответствии с приказом № 00447, со стороны Политбюро и НКВД СССР. Строгая последовательность задается, прежде всего, документами, которые поступали на места из московского центра. Наряду с этим авторы книги стремились документировать конкретные последствия приказов, директив, циркуляров и меморандумов, чтобы показать активную роль республик, краев и областей на начальном этапе подготовки и в ходе реализации приказа. В этих, в основном неопубликованных материалах, формулируются «дополнительные желания» включить новые целевые группы в большую операцию по репрессиям. Три больших докладных записки начальников УНКВД Ярославской и Читинской областей, а также Татарской ССР, датированных январем 1938 г., раскрывают точку зрения периферии на ход и «успехи» операции.

    В первых главах нашей книги рассматриваются подготовка и ход операции. Затем целиком публикуемое «дело» одной из жертв репрессий дает представление о процессе взятия под стражу, следствии и осуждения тройкой. Материалы, сведенные воедино в последних главах, позволяют подчеркнуть главенствующую роль именно московского центра в завершении массовых операций. Кроме того, эти материалы дают возможность критически отнестись к трактовке периода 1939-1941 гг. как «маленькой бериевской оттепели», и четко обозначить сомнительную роль большевистского руководства в деле наказания карателей, проводившегося под лозунгом «восстановления социалистической законности». В большой Сводной таблице предпринята попытка свести воедино в масштабах всего Советского Союза данные о выделении лимитов и числе арестованных и осужденных. Мы надеемся, что она позволит сделать существенный шаг в статистическом учете жертв операции НКВД. Специальная же таблица позволяет показать формирование, преемственность и текучесть состава республиканских, краевых и областных троек, которые вершили так называемый «суд» над людьми.

    В отличие от обычного порядка, когда документы хронологически группируются по широким темам и снабжаются кратким введением, а в остальном «говорят сами за себя», авторы книги тематически и хронологически классифицируют все документальные свидетельства из перспективы приказа № 00447. Каждой группе документов предшествуют подробные авторские разъяснения. Они необходимы для того, чтобы «заставить» документы заговорить: показывается направление главного удара, порядок согласований, очевидные и неочевидные противоречия, отраженные в документах. Внимание читателей обращается на факты, которые поначалу кажутся несущественными, но соединенные друг с другом, они по-иному вписываются в исторический контекст. Одновременно читателям предлагаются независимый от авторского прочтения архивный материал и точки зрения из вторичной литературы со всеми ее достоинствами и недочетами. Втягивая читателей в разногласия вокруг темы нашего исследования, мы преследуем цель не обретения суверенности в деле интерпретации проблемы, а в достижении максимальной прозрачности и дискуссионности.

    В комментариях к документам нашей книги цитируются также опубликованные источники, разумеется, с сокращенным названием и ссылкой на страницу, на которой они находятся в сборнике документов. Поиск цитируемых документов возможен также с помощью

    датировки и сокращенного названия на основании комбинированного оглавления и указателя документов. К услугам читателей указатель документов, составленный как в хронологической форме, так и по содержательному принципу.

    Отдельные документы имеют заглавие, в возможно большей степени отражающее автора, адресат и содержание, а также датировку. Заголовки уже опубликованных документов ориентируются на то название, которое было им дано при публикации. Под документом указана его архивная легенда. Здесь при необходимости приводятся данные об издании, содержащем первую публикацию документа, а также указывается его перепечатка в легко доступном издании. В архивной легенде указываются также рукописные пометки и записи, имеющиеся на документе. Это имеет силу и применительно к уже опубликованным документам. Квадратные скобки в документах означают сокращения и добавления издателей. Документы дополнительно снабжены примечаниями, разъясняющими определенные понятия, географические названия, партии и т. д. и указывающими на дополнительную литературу.

    Книга создана в рамках российско-украинско-немецкого исследовательского проекта «Сталинизм в советской провинции 1937-1938: Массовая операция на основе приказа № 00447». Руководство проектом осуществляли Бернд Бонвеч (Германский исторический институт, Москва), Марк Юнге и Рольф Биннер (Рур-Университет Бо-хум, Германия).

    4 Массовые репрессии в Алтайском крае 1937-1938 / Сост. Г.Д. Жданова, В.Н. Разгон, М. Юнге, Р. Биннер, Б. Бонвеч, В.И. Кутищев. (Публикуется в начале 2009 г.).

    Книгой «Вертикаль террора» открывается издание серии книг (четыре из них публикуются на русском или украинском языке, две -на немецком), которые также были подготовлены в ходе реализации проекта. При этом речь, в первую очередь, идет о сборнике статей «Сталинизм в советской провинции 1937-1938. Массовая операция на основе приказа № 00447», в котором подводятся итоги проекта и публикуются работы участников российско-украинских рабочих групп, осуществлявших исследования в ряде регионов бывшего СССР, а также немецких участников проекта. Кроме того, издаются еще два сборника документов, в которые вошли архивные материалы региональных архивов, дополняющие данную публикацию, сфокусированную в первую очередь на деятельности московского руководства. Это подготовленный в Барнауле том документов «Массовые репрессии в Алтайском крае»4, а также включающий в себя документы

    украинских архивов сборник документов «"Через трупы врага на благо народа". "Кулацкая" операция в Украине 1937-1938 гг.»5. В качестве самостоятельной работы, подготовленной в рамках проекта, выходит в свет книга Алексея Теплякова «Машина террора: ОГПУ-НКВД Сибири в 1929-1941 гг.» (М.: АИРО-XXI), в которой репрессии в Западной Сибири описываются в широком содержательном и временном контексте6.

    Как проект, так, соответственно, и эта книга, целенаправленно не ставили перед собой задачи ответить на широко обсуждаемый в исторических исследованиях вопрос о мотивации массовых репрессий7. Главным для нас было сделать еще один шаг для того, чтобы в деталях выяснить процесс подготовки, реализации и завершения операции, а также документировать и более точно проанализировать роль жертв, карателей и их «попутчиков».

    5 «Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украине. 1937-1938 гг. / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, С.А. Кокин, СН. Богунов, Г.В. Смирнов, Б. Бон-веч, O.A. Довбня, И.Е. Смирнова. (Выходит в Киеве в 2009 г.).

    6 Тепляков А. Машина террора. ОГПУ-НКВД Сибири в 1929-1941 гг. - М., 2008.

    7 Подробное изложение исследовательских подходов и концепций, сопровождаемых анализом литературы, остается прерогативой публикации «Сталинизм в советской провинции 1937-1938».

    Сегодня, как и прежде, из перспективы анализа всех этапов операции по приказу НКВД № 00447, центральным является вопрос о том, были ли репрессии целенаправленными или произвольными. Термин «произвол» включает в себя такие понятия, часто встречающиеся в исследованиях о Большом терроре, как «лотерея», «вакханалия», «эксцессы», «необузданность», «безудержность» и «безграничность». Они касаются, главным образом, произвольных арестов для выполнения выделенных лимитов/квот. «Произвол», однако, также может обозначать, что партийно-государственное руководство утратило контроль над операцией и только в результате этого массовые операции приобрели этот «произвольный» и «эксцессивный» аспект. Операция может трактоваться как «необузданная» также и в том случае, если предписанные центром концепция и подлежащие преследованию целевые группы жертв в значительной мере были видоизменены и извращены исполнительными инстанциями. «Целенаправленный», напротив, означает, что в случае с операцией речь идет о заранее запланированном Советским государством, бюрократически организованном и осуществленном с соблюдением тайны и под максимально возможным контролем массовом преступлении.

    Это также означает, что выбор, арест и осуждение различных групп жертв операции осуществлялись дифференцировано.

    Роль карателей анализируется в этой книге исходя из вопроса о том, были ли органы НКВД только инструментом операции или ее действующим лицом. В случае с «инструментом» речь идет об органах как о централизованно и иерархически управляемой исполнительской инстанции, которая действовала, как правило, только в результате массивного давления сверху, зачастую вопреки своим убеждениям. Напротив, «каратель как действующее лицо» означает активное участие НКВД и милиции в массовых репрессиях именно как неотъемлемой части системы, имевшей свою собственную область действия и свои собственные интересы.

    Частью этого комплекса вопросов является вопрос об отношениях центра и периферии (карательные органы и партия) в смысле строгой иерархии или взаимодействия. Не менее важным для рассмотрения проблемы роли исполнителей и круга исполнителей является вопрос об участии партии и т. н. неорганизованного населения в операции. Спектр мнений расходится от предположений о полном их неучастии в репрессиях до утверждений тесной связи партии и карательных органов, вплоть до самого низа, до уровня первичных партийных организаций. Учитывается также широкое добровольное участие в терроре выдвиженцев, советских активистов и прочих представителей низшего уровня советской элиты, рассматривается фактор сведения личных счетов и доносительства.

    В книге корректно обсуждается спорный вопрос о достоверности следственных дел - были ли они полностью фальсифицированы, подвергались постоянным манипуляциям или, напротив, отражали действительность? С какой целью вообще тратились усилия на создание дела для каждого конкретного осужденного? Двумя крайними позициями в трактовке причин арестов и осуждения являются, с одной стороны, указание на социальное клеймо или социальное происхождение, а с другой, на индивидуальные взгляды и провоцирующее поведение жертв. Наконец, остается открытым для обсуждения вопрос о том, являлись ли решения троек чистым актом произвола, или все же речь шла об ускоренной, бюрократически организованной и контролируемой процедуре, которая, собственно, и заключала в себе преступление.

    В случае с обобщающим вопросом о том, какие главные направления приняла операция по приказу № 00447, по-прежнему актуаль

    ным остается ответ на вопрос: сводилась ли операция к социальной чистке общества, или была очередным походом против привычных политических противников большевиков? В какой степени здесь нашли свое отражение экономические и идеологические аспекты? В поисках ответов на эти сложные вопросы авторы книги впервые предприняли попытку сравнить «кулацкую операцию» с другими массовыми операциями и, исходя из этой перспективы, заново осмыслить проблему специфики акции по приказу НКВД № 00447.

    Большую помощь в работе над настоящей книгой авторы получили от Натальи Аблажей (Новосибирск), Юрия Марковина (Ярославль), Сергея Папкова (Новосибирск), Ларисы Роговой (Москва), Виктора Феоктистова (Тверь). Свою благодарность мы хотим выразить Бернду Бонвечу за его многочисленные замечания, а также переводчикам немецких текстов - Андрею Савину и Валерию Брун-Цеховому. Мы признательны за содействие в подготовке и издании нашей книги Германскому научно-исследовательскому обществу, Германскому историческому институту в Москве, Международному Совету АИРО-XXI, Международному Фонду имени Николая Бухарина и Анны Лариной-Бухариной в лице профессора Стивена Коэна и Катрины ванден Хювель, а также Фонду японских историков в лице профессора Харуки Вада.

    I

    ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОПЕРАЦИИ

    1 Политбюро ЦК ВКП(б) (из протокола заседания № 51, пункт 94 за подписью И.В. Сталина) об утверждении директивы всем секретарям областных и краевых парторганизаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД «Об антисоветских элементах». 2 июля 1937 г. - С. 57 настоящей книги.

    2 Из отчета Прокуратуры СССР Президиуму ЦИК СССР о надзоре за органами ОГПУ за 1931 г. Декабрь 1931 // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в 5 тт. 1927-1939.Т. 3: Конец 1930-1933 / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Н. Охотина. - М., 2001. С. 232-238.

    Начало событий, названных «Большим террором», поддается точной датировке: 3 июля 1937 г. И.В. Сталин, как секретарь ЦК ВКП(б), передал народному комиссару внутренних дел СССР Н.И. Ежову и региональным руководящим органам партии принятое днем раньше решение Политбюро о начале кампании репрессий против бывших кулаков и уголовников'. Целевые группы репрессий, определенные крайне расплывчато и шельмовавшиеся в качестве главных зачинщиков многочисленных преступлений и актов саботажа в сельском хозяйстве и промышленности, должны были быть зарегистрированы на региональном уровне и, в зависимости от степени их опасности для Советского государства, подразделяться на 1-ю и 2-ю категории. Для осуждения виновных предусматривалось очередное создание внесудебных органов - троек. Они оставили заметный след в годы Гражданской войны, а на пике сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса они осуществляли «судебный» массовый террор против кулаков. «Создание этих троек - указывалось, к примеру, в Отчете Прокуратуры за 1931 г. - являлось мерой чрезвычайной и обусловливалось, главным образом, необходимостью быстрейшего нанесения удара по контрреволюции, оживившейся в связи с ликвидации кулачества как класса, так как направление дел в коллегию ОГПУ удлинило бы срок рассмотрения их»*.

    «Суды» с ускоренным рассмотрением дел должны были приговаривать к смерти «наиболее враждебных» кулаков и уголовников (1 -я категория), в то время как остальные «менее активные, но все же враждебные элементы были бы высланы в районы по указанию НКВД» (2-я категория). Региональные партийные руководители должны были представить Политбюро предложения по комплектованию трибуналов из трех лиц, в число которых, входили, как правило, начальник УНКВД, первый секретарь ЦК, край- или обкома партии и прокурор района, края или республики. На протяжении не более 5 дней эти предложения с указанием количества зарегистрированных кулаков и уголовников должны были быть представлены в Москву, партийному руководству.

    В тот же день Н.И. Ежов информировал региональных руководителей НКВД/УНКВД (в директиве № 266) о решении Политбюро и призвал их представить ему до 8 июля 1937 г. требуемые данные3. При этом он несколько исправил определение целевой группы в запланированной операции, введя в качестве дополнительного признака критерий побега из лагерей и поселений для кулаков: «[...] Возьмите на учет всех осевших в вашей области кулаков и уголовников, вернувшихся по отбытии наказания и бежавших из лагерей и ссылки»4.

    3 Директива № 266 наркома внутренних лел СССР Н.И. Ежова. 3 июля 1937 г. -С. 58 настоящей книги.

    4 Директива № 266 Н.И. Ежова. 3 июля 1937 г. - С. 58.

    5 Данилов В.П. Советская деревня в годы «Большого террора» // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 15.

    6 Председатель Калининского облисполкома В. Иванов В.М. Молотову о трудоустройстве лиц, отбывших срок наказания в лагерях и тюрьмах. Не позднее 5 мая 1937 г.-С. 511.

    Массовое бегство из этих исправительных учреждений принудительного характера привело к тому, что в 30-е гг. среди населения СССР сформировалась особая группа, характеризующаяся в источниках как «беглые кулаки». Они стали в представлении властей силой, пополнявшей отряды «бандитов», ряды «террористов» в деревне и «вредителей» в городах и на «стройках»5. Вот почему особое внимание органов безопасности уделялось этой группе, тем более, что в 1936-1937 гг. многие из ее представителей нелегально вернулись в свои родные места и требовали возвращения своего имущества, конфискованного в 1930-1933 гт6. Далее Ежов информировал начальников УНКВД о том, что он установит дату начала операции и урегулирует характер ее проведения в последующих инструкциях.

    4 июля 1937 г. с письмом Сталина ознакомились члены Политбюро ЦК КП(б) Украины, которые срочно информировали о его содержании руководителей областных парторганизаций. Не дожидаясь дальнейших указаний из Москвы, они поручили наркому внутренних дел УССР И.М. Леплевскому «дати негайно оперативну директиву по НКВС»7. Леплевский составил эту директиву еще до того, как к нему и областным управлениям НКВД поступила телеграмма № 266 от Ежова. Только этим и можно объяснить, что он призвал начальников областных управлений НКВД получить в обкомах партии информацию о планах партийного руководства в Москве и легитимировать таким образом его указания по регистрации и отбору уголовных и кулацких элементов согласно категориям 1 и 2. Городские и районные отделы НКВД должны были с использованием всего аппарата госбезопасности и милиции проанализировать имевшиеся у них списки врагов, материалы оперативного архива и агентурные материалы, сообщения агентов, осведомителей и резидентов и до 6 июля передать их областному руководству НКВД. Распоряжение не передавать районным отделам НКВД информацию о том, что скрывалось за шифром «1-я категория», свидетельствует о намерении сделать насколько возможно малым круг осведомленных о массовом убийстве.

    1. Влияние с мест

    Можно предположить, что после 4 июля 1937 г. все подразделения ГУГБ в Советском Союзе немедленно приступили к просмотру своих картотек и архивов в поисках бывших кулаков, осужденных во время раскулачивания на заключение в лагере (ИТЛ) и вернувшихся, после отбытия наказания или досрочного освобождения из концлагерей, что было нередким явлением до середины 30-х гг., в родные места. Хотя им и было строго запрещено селиться здесь, многим это все же удалось. Колхозы крайне нуждались в рабочей силе и местные ведомства, сельсоветы, правления колхозов и районные отделы органов безопасности небрежно контролировали этих людей.

    7 «Немедленно дать оперативную директиву по НКВД». - См.: Особая папка решений политбюро ЦК КП(б)У. 1937 год. - ЦДАГО Украины. Ф. 1. On. 16. Д. 14. Л. 38.

    Многие из другой группы бывших кулаков, бежавших из лагерей и поселений, жили с поддельными документами в деревне, но, пре

    жде всего, в городах. Регистрацию освобожденных, а также бежавших из лагерей и продолжавших свою преступную деятельность нарушителей закона приняла на себя милиция, в первую очередь, Отдел уголовного розыска, который стал, таким образом, вторым, по важности, действующим лицом в кулацкой операции. Он приобрел в 30-е гг. большой опыт учета преступлений и борьбы против них, особенно в ходе чистки советских городов от социально опасных / социально вредных элементов.

    С 3 по 11 июля 1937 г. в Москву из большинства областей, краев и республик СССР поступили телеграммы с запрошенными данными. Руководители различных ведомств органов безопасности, и на это следует обратить внимание, направляли свои отчеты о численности арестованных врагов Наркому внутренних дел тов. Ежову. До сих пор полностью опубликовано только семь таких писем8. Также цитировалось несколько строк из шифровки начальника управления НКВД Западно-Сибирского края С.Н. Миронова от 8 июля 1937 г9. Кроме того, мы располагаем резюме донесений семерых начальников УНКВД Украины и наркома внутренних дел Молдавской АССР. Эти донесения вновь назначенный нарком внутренних дел Украины И.М. Леплевский переслал 10 июля 1937 г. со своими комментариями Ежову10. Телеграммы наркому внудел Ежову, датированные 8-10 июля 1937г., ограничивались указанием на зарегистрированных бывших кулаков и уголовников.

    8 Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 320-322, 327.

    9 Вылцан М., Данилов В. Применение ВМН «нами гарантируется» // Наука и жизнь. 1997. № 9. С. 68-72. У нас имеется копия всего текста документа.

    ,0 Шифротелеграмма наркома внутренних дел УССР И. Леплевского наркому внутренних дел Н. Ежову о количестве кулаков и уголовников, взятых на учет по областям УССР. 10 июля 1937 г. // «Через трупы врага на благо народа». Проведение «кулацкой» операции в Украине 1937-1938 гг. / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, CA. Ко-кин, С.Н. Богунов, Г.В. Смирнов, Б. Бонвеч, O.A. Довбня, И.Е. Смирнова. (Выходит в Киеве в 2009 г.).

    Партийные организации, указанные Сталиным, адресовали свои письма (шифровки) с предложениями по составу троек и сообщениями о численности зарегистрированных бывших кулаков и уголовников по адресу: МОСКВА ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ. Они утверждались Политбюро под названием «Об антисоветских элементах», а названные в шифровках три, как правило, кандидата официально назначались членами судов, рассматривающих дела в ускоренном порядке. Как вскоре выяснилось, утверждение в Политбюро лимитов

    на репрессии не было окончательным, а скорее, как принятые к сведению '. В нашем распоряжении находятся примерно 85 телеграмм, отправленных в Москву, в ЦК ВКП(б), Сталину. Практически все они до сих пор не публиковались.

    Дата составления большей части шифровок - между 3 и 11 июля, 16 шифровок были подготовлены и отправлены между 12 и 29 июля, что существенно превысило установленный Сталиным 5-дневный срок. В операции, согласно приказу № 00447, участвовали 64 территориально-административных подразделений, однако только для 56 республик, краев и областей обнаружены телеграммы региональных партийных руководителей с требуемыми Сталиным данными по репрессиям 2. Применительно к Киевской и Донецкой областям, а также АССР Немцев Поволжья перенимались цифры, переданные по линии НКВД Ежову, хотя можно предположить, что эти цифры, особенно по украинским областям, и в данном случае, прежде всего, по Донецкой области (см. ниже), существенно меньше тех, которые были присланы Сталину. Под телеграммами имеются подписи М.Д. Ба-гирова, Л.П. Берии, Н.С. Хрущева, Е.Г. Евдокимова, Р.И. Эйхе, А.К. Ле-па, Э.К. Прамнека, П.П. Постышева, В.В. Птухи, A.A. Жданова и др., что является свидетельством того, что региональные партийные руководители с самого начала играли значительную роль в проведении операции.

    11 Соответствующие решения Политбюро от 5 до 11 июля опубликованы в: Тра-

    гедия советской деревни. Т. 5. Кн. I. С. 320-326. В шифровках, поступивших в Москву

    после 11 июля 1937 г., «сведения о количестве намеченных к расстрелу и высылке

    кулаков и уголовников» больше не утверждались Политбюро, поэтому «лимиты

    репрессируемых» не появляются более в решениях Политбюро. - См.: РГАСПИ.

    Ф. 17. Оп. 162. Д. 21. Л. 241, 262, 271, 351. 357, 369, 409; Трагедия советской деревни.

    Т. 5. Кн. 1.С. 320,322-326.

    12 Отсутствуют данные по Башкирской АССР, руководитель партийной органи-

    зации которой Я.Б. Быкин самовольно решил: «Количество кулаков и уголовников,

    подлежащих расстрелу и отдельно высылке, Бак[нарком внутр. дел] сообщит НКВД

    т. Ежову». Татарская АССР, Красноярский край, Ленинградская, Киевская и Донец-

    кая области просили ЦК отсрочить присылку числа репрессируемых (см. ниже). По

    АССР Немцев Поволжья и Калининской области до сих пор не обнаружены в архи-

    вах шифровки с соответствующими данными.

    Хотя арест, предварительное расследование, а при внесудебных операциях и осуждение были естественной задачей госбезопасности и милиции, партийный руководитель нес в своей вотчине наибольшую ответственность за репрессии. Поэтому, вероятно, не являлись бюрократической формальностью случаи, когда Сталин поручал

    секретарям региональных парторганизаций информировать ЦК о проведенной органами НКВД (УГБ НКВД и милицией) регистрации кулаков и уголовников. Не зря ЦК партии еще с лета 1936 г. не переставал заявлять, «что бдительность коммунистов необходима на любом участке и во всякой обстановке. Неотъемлемым качеством каждого большевика в настоящих условиях должно быть умение распознавать врага партии, как бы хорошо он не был замаскирован»13.

    13 Закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О террористической деятельности троцкистско-

    зиновьевского контрреволюционного блока», 29 июля 1936 г. // Известия ЦК КПСС.

    1989. №8. С. 95-115.

    14 См. шифровку секретаря Ростовского OK ВКП(б) Е.Г. Евдокимова. 9 июля

    1937 г. - С. 67 настоящей книги.

    15 См. шифровку секретаря Ярославского OK ВКП(б) H.H. Зимина. 10 июля

    1937 г. - С. 81-82.

    Большинство шифровок ограничивалось лишь воспроизведением имен кандидатов в тройки и требуемыми цифрами репрессируемых. В 25 письмах указано, что численность репрессированных представляет собой только моментальный снимок процесса регистрации. Поэтому данные подаются как «предварительные», «ориентировочные», а учет - «неполный». Часто отмечается, что по недостатку времени не могли быть охвачены все районы, прежде всего, «отдаленные». Очень многие партийные руководители извещали также: «Окончательные данные сообщу дополнительно». К примеру, Е.Г. Евдокимов, превратившийся из чекиста в руководителя краевой парторганизации Азово-Черноморского края, сообщал: «Сведения по группе уголовного элемента сугубо предварительные»14. Сходное сообщение прислал первый секретарь Ярославского обкома H.H. Зимин: «Однако эти цифры считаю преуменьшенными, так как органы НКВД не имеют полных данных о составе уголовников, работающих на заводах области. На одном только резиновом комбинате выявляется наличие свыше 300 бывших уголовников, из них значительная часть ведет себя как дезорганизаторы производства. Аналогично и на ряде других предприятий. В ходе работы будем выявлять и проверять их, что увеличит сообщенную общую цифру»15. Именно такой прогноз, в соответствии с которым дальнейший ход регистрации приведет к росту численности репрессируемых, чаще всего встречается в шифротелеграммах. Во многих случаях в конце июля 1937 г.

    он подтвердится, прежде всего, по Казахстану, Карельской АССР и Воронежской области16.

    См. таблицу и шифровку и. о. секретаря Воронежского OK ВКП(б) М.Е. Михайлова и начальника УНКВД П.А. Коркина в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину, H.H. Ежову об изменении состава тройки и результатах проведении учета, 26 июля 1937 г. -С. 97; шифровку секретаря Карельского OK ВКП(б) H.H. Никольского, 28 июля 1937 г. - С. 97-98 настоящей книги.

    17 5 и 9 июля 1937 г. эти просьбы были одобрены Политбюро. - См.: Из протоко-

    ла № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава «троек по про-

    верке антисоветских элементов» по Крымской, Удмуртской и Татарской АССР.

    5 июля 1937 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 320; Из протокола № 51

    заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава троек и лимитов репрес-

    сируемых по Северо-Осетинской, Башкирской и Чувашской АССР, Омской и Черни-

    говской областям, Западно-Сибирскому и Красноярскому краям, Туркменской ССР.

    9 июля 1937. - С. 75-76 настоящей книги.

    18 См. шифровку секретаря Дагестанского OK ВКП(б) Н.Е. Самурского. 10 июля

    1937 г. - С. 80; шифровку секретаря Киевского обкома КП(б)У Кудрявцева в ЦК

    ВКП(б) о составе тройки // «Через трупы...»; шифровку секретаря Донецкого обкома

    КП(б) Украины Э. Прамнека в ЦК ВКП(б) о составе тройки. 10 июля 1937 г. // «Че-

    рез трупы...».

    Телеграмма секретаря Ленинградского OK ВКП(б) A.A. Жданова. 13.07.1937. -

    С. 87.

    20 Телеграмма УНКВД Ленинградской обл. Н.И. Ежову. 9 июля 1937 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 321.

    Не удивительна и просьба многих регионов о продлении срока присылки численности репрессируемых. А.К. Лепа, первый секретарь Татарского обкома и П.Д. Акулинушкин, второй секретарь Красноярского крайкома просили об отсрочке вплоть до 1 августа 1937 г.17. Первый секретарь Дагестанского обкома Н.П. Самурский, первые секретари украинских обкомов - Киевского и Донецкого СО. Кудрявцев и Э.К. Прамнек просили о продлении сроков до 15 или 13 июля18. 14 июля первый секретарь Ленинградского обкома A.A. Жданов обратился к Сталину с просьбой «отсрочить представление количества лиц, подлежащих расстрелу и высылке, до 16 июля»19. Заместитель начальника УНКВД Ленинградской области В.Н. Гарин именно 9 июля 1937 г. телеграфировал Ежову о «предварительных данных», удивительно низких для первой категории, относительно регистрации кулаков и уголовников по линии НКВД (1 категория 808, 2 категория 5.843, всего 6.651) и обещал: «Выявление форсированно продолжим»20. Начальник УНКВД Л.М. Заковский и партийный руководитель A.A. Жданов хотели, вероятно, послать Сталину более значительные цифры, но процесс регистрации в нескольких

    районах области остановился, так что Гарин в угрожающем письме начальникам районных отделов НКВД от 16 июля говорил о «преступно-халатном выполнении указаний начальника Управления НКВД ЛО (Ленинградской области - авт.) [...] за № 13/1798 от 4-VII и № 798 от 8/VII-37 г. начальникам Лужского [следуют еще

    2 1

    8 районов - авт.] и других РО НКВД» .

    Сотрудничество руководителя партийного комитета и руководителя органов безопасности обнаруживается и на примере Украины. В своем письме Ежову от 10 июля 1937 г. нарком внутренних дел Украины И.М. Леплевский так комментировал численность репрессированных по Донецкой (1 категория 466, 2 категория 1.355) и Днепропетровской (234, 1971) областям: «По этим цифрам обращает на себя внимание, что данные по Донбассу и Днепропетровску явно преуменьшены. Соответствующие указания [по] этим областям даны»22. Первый секретарь Донецкого обкома Е.К. Прамнек вслед за тем уведомлял Сталина в своей телеграмме от 10 июля 1937г.: «Цифры сообщу через несколько дней» . Письмо Прамнека с цифрами по его области еще не найдено.

    2]

    ' Виноградов О., Лукин Е. Большой террор в Ленинграде // Ленинградский мартиролог, 1937-1938. Т. 1: Авг. -сент. 1937 г. -СПб., 1995. С. 39^11.

    "* Шифротелеграмма наркома внутренних дел УССР И. Леплевского наркому внутренних дел Н. Ежову о количестве кулаков и уголовников, взятых на учет по областям УССР. 10 июля 1937 г. // «Через трупы...».

    2i Шифровка секретаря Донецкого обкома КП(б) Украины Э. Прамнека в ЦК ВКП(б) о составе тройки. 10 июля 1937 г. // «Через трупы...».

    24 Шифровка секретаря Днепропетровского обкома КП(б)У Марголина в ЦК ВКП(б) о составе тройки и результатах учета антисоветского элемента. 23 июля 1937 г. // «Через трупы...».

    Первый секретарь Днепропетровского обкома Н.В. Марголин дал главному чекисту своей области Е.Ф. Кривцу много времени для проведения более обширной регистрации. Только 23 июля 1937 г., т. е. с серьезным опозданием, он телеграфировал в Москву имена кандидатов в члены тройки и данные по репрессиям для своей области: «[...] По первой категории кулацкого и враждебного элемента 1.500 человек и уголовного элемента 1.000 человек. По второй категории кулацкого и враждебного элемента 2 тыс. человек и уголовного элемента 1.000 человек»24. Эти цифры весьма серьезно возрастают, особенно в первой категории, где они увеличиваются более чем в 10 раз (2.500 против 234) и во второй (3.000 против 1.971) - более чем в 1,5 раза.

    Такая же тенденция вырисовывалась в двух заявлениях, которые были посланы Сталину 26 и 29 июля из Воронежа и Карелии, т. е. за несколько дней до вступления в силу приказа № 00447. Партийное руководство просило об исправлении сообщенных телеграфом в Москву 9 и 8 июля25 и утвержденных Политбюро 10 июля 1937 г. цифр репрессий26. Воронеж ходатайствовал об увеличении первой категории с 850 до 3.700, второй с 3.687 до 7.300 чел., Карелия соответственно с 12 до 359 и с 331 до 40027. Возрастание по Воронежской области составило 4,3 и 1,9 раза, а по Карелии - почти 30 и 1,2 раза. При объяснении этого усердия определенную роль играло и то обстоятельство, что в Воронеже был арестован начальник УНКВД и заменен 20 июля П.А. Коркиным, тогда как в Карелии 23 июля прежнего партийного руководителя сменил H.H. Никольский.

    В ходе проведения «кулацкой операции» подобные кадровые замены оказались важным инструментом дозирования масштабов террора со стороны московского руководства. Каждый вновь назначенный начальник управления НКВД и каждый новый партийный секретарь, ставший преемником прежнего, объявленного «врагом народа», вступал в свою должность с острой критикой его «троцки-стско-бухаринского» курса, вовлечение в крупные заговоры под руководством иностранных разведок и связь с противниками ВКП(б) внутри области. После такого доноса на предшественника и его шельмования назначенный сверху руководитель принимал облик хранителя большевистских добродетелей, ходатайствуя в Москве о новом лимите репрессий.

    Шифровку секретаря Карельского OK ВКП(б) П.А. Ирклиса от 8 июля 1937 г. см. в настоящей книге на С. 63-64; шифровку секретаря Воронежского OK ВКП(б) А.Б. Розанова от 9 июля 1937 г. см.: РГАСПИ. Ф. 17. Он. 166. Д. 575. Л. 102.

    26 Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава троек и лимитов репрессируемых по Казахской и Грузинской ССР, Кабардино-Балкарской, Коми, Карельской и Удмуртской АССР, Курской, Кировской, Челябинской, Саратовской, Воронежской, Ивановской, Горьковской областям, Азово-Черномор-скому краю. 10 июля 1937 г. - С. 76-78.

    Шифровку и. о. секретаря Воронежского OK ВКП(б) М.Е. Михайлова и начальника УНКВД П.А. Коркина в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину, Н.И. Ежову об изменении состава тройки и результатах проведении учета от 26 июля 1937 г. см. на С. 97; шифровку секретаря Карельского OK ВКП(б) H.H. Никольского, в ЦК ВКП(б) об изменении состава тройки и результатах проведении учета от 28 июля 1937 г. на С. 97-98 настоящей книги.

    Именно так поступил нарком внутренних дел Татарской АССР В.И. Михайлов, который сразу заявил: «[...] в) Партийно-советское

    руководство Татарии, состоявшее свыше десятка лет из участников право-троцкистской и националистической организации, не только не боролось с кулацко-националистическими элементами, а наоборот, поощряло, вдохновляло и организовало их на борьбу с Советской властью, г) вследствие этого продолжала иметь место большая засоренность почти всех звеньев хозяйственно-политической жизни республики [...] д)проведенные массовые операции оказались при этих условиях недостаточными [...]». Новый нарком просил, ввиду необходимости «решительной очистки Татарии от активно-действующих антисоветских и к.-р. националистических элементов», предоставить лимит «не менее чем на пять тысяч человек»28.

    Впечатляющие цифры приводил и первый секретарь Московского обкома, намеревавшийся, очевидно, провести операцию в городе Москве и области как поход против преступности (в соотношении кулаки - уголовники примерно 1:4). Причем в число уголовников включались уже и нищие, и безработные, и бездомные, и лица без действующего удостоверения личности и разрешения на пребывание в соответствующих населенных пунктах. Этот секретарь обкома, предлагавшийся в состав тройки, спустя 30 лет ничего не мог вспомнить, а террористическую операцию представлял как исключительно дело рук НКВД. В мемуарах, опубликованных в версии 1990-1992 гг., Н.С. Хрущев упоминает о тройках, но хочет создать впечатление, что в их деятельности участвовали только представители органов безопасности. «Этих людей [узников лагерей] арестовывала Госбезопасность, следствие вела также Госбезопасность и судила Госбезопасность. Тройки, которые были созданы в Госбезопасности, творили, что хотели»29.

    2. Расширение целевых групп на местах

    28 Докладная записка об итогах массовых операций, проведенных по линии УГБ

    Татарской АССР. Нарком Внутренних Дел ТАССР капитан государственной безо-

    пасности Михайлов. Января 1938 г. // Степанов А.Ф. Расстрел по лимиту. Из истории

    политических репрессий в ТАССР в годы «ежовщины». - Казань, 1999. С. 116-117.

    29 См.: Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопросы истории. 1992. № 2-3.

    С. 94.

    Другой аспект шифровок представляет большой интерес для исследования генезиса приказа № 00447 и возникающих по этому поводу дискуссий. В частности, некоторые историки заняли разные позиции

    относительно неудовлетворенности региональных партийных руководителей цифрами на репрессии, полученных от НКВД/УНКВД. Процитируем для примера шифровку второго секретаря Дальневосточного крайкома партии в ЦК: «Крайком просит распространить действие директивы ЦК также на находящиеся на Дальнем Востоке спецпоселки, в которых имеется по данным НКВД до десяти тысяч семей. Ввиду того, что на территории Дальнего Востока находятся 360 тысяч человек лагерников, часть из которых открыто проявляет свою резко враждебную деятельность, крайком просит разрешить дела в отношении таких лиц рассматривать на созданной тройке для при-

    30

    менения к ним расстрела» .

    В обращении с этой просьбой В.В. Птуха был не одинок. Примерно в 30 % телеграмм, поступивших в Центральный Комитет, региональные партийные руководители просили руководство дать разрешение на преследование, наряду с кулаками и уголовниками, других групп населения, отмеченных печатью враждебности, опасности или вредности. В их числе указывались заключенные священники, церковники, мусдуховники (исламское духовенство), ламы, националисты-террористы, белогвардейцы, спецпереселенцы (до 1934 г., а затем трудпоселенцы), «проявляющие за последнее время контрреволюционную активность и усиленное бегство из поселков»31, вредители на уборке урожая зерновых, поджигатели, члены банд32,бывшие члены антибольшевистских партий, члены семей кулаков и уголовников, осужденных тройками по первой и второй категориям, помещики, члены казачье-белогвардейских организаций, реэмигранты, переправщики, жандармы, каратели и другие бывшие слуги царского режима и бывших эмиратов.

    Jü Из Хабаровского КК в ЦК ВКП (б). - С. 73

    31 Шифровку секретаря Северо-Казахстанского OK ВКП(б) С. Сегизбаева от 9 ию-

    ля 1937 г. см. на С. 70.

    32 Требуется «выселение в лагеря НКВД 150 семейств этих бандгрупп вне зави-

    симости от наличия в семьях трудоспособных мужчин, но при наличии трудоспо-

    собных женщин». - Из шифровки секретаря ЦК КП(б) Азербайджана М.-Д. Багирова

    от 9 июля 1937 г.-С. 71.

    33 Шифровку из ЦК КП(б) Туркменистана от 7 июля 1937 г. см. на С. 60-61; шиф-

    ровку секретаря ЦК КП(б) Узбекистана А.И. Икрамова от 9 июля 1937 г. - на С. 65-66;

    шифровку секретаря ЦК КП(б) Таджикистана А.Я. Фролова. 9 июля 1937 г. - на С. 73;

    Секретаря ЦК КП(б) Азербайджана М.-Д. Багирова от 9 июля 1937 г. - на С. 71.

    При изобретении этих дополнительных врагов выделяются Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан33. В больших

    списках «представителей зла» нашлось место многочисленным «местным врагам» (членам нацконтрреволюционной организации «Турк-мен-Азатлыги» («Свободная Туркмения»), бывшим басмачам, мусаватистам, иттихадистам, дашнакам). Это в еще большей мере проявилось в Бурятско-Монгольской АССР, где операция сконцентрировалась на преследовании ламаистского духовенства34. В Азово-Черномор-ском крае были арестованы более 1000 членов «казачье-белогвар-дейской организации» и объектом преследования должны были стать поджигатели и другие «вредители» процесса уборки урожая33. Примечательно, что в шифровках партийных руководителей появляется требование о направлении врагов, отнесенных ко второй категории, не в спецпоселки, а в лагеря 6.

    j4 Шифровку секретаря Бурятско-Монгольского OK ВКП(б) М.Н. Ербанова от 14 июля 1937 г. С. 89-90.

    35 Шифровку секретаря Ростовского OK ВКП(б) Е.Г. Евдокимова от 9 июля

    1937 г.-С. 67.

    36 Шифровку секретаря Карельского OK ВКП(б) П.А. Ирклиса от 8 июля 1937 г. -

    С. 63-64.

    37 Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава

    троек и лимитов репрессированных по Куйбышевской, Донецкой, Северо-Казахстан-

    ской. Сталинградской и Московской областям, Дагестанской, Крымской и Мордов-

    ской АССР, Азербайджанской, Таджикской и Белорусской ССР, Дальневосточному

    краю. 10 июля 1937 г. - С. 83-85. См. также ответ Политбюро на шифровки из Турк-

    менистана и из Казахстана (Алма-Аты): Из протокола № 51 заседания Политбюро

    ЦК ВКП(б) об утверждении состава троек и лимитов репрессированных по Орджо-

    никидзевскому краю, по Узбекской, Армянской ССР, Чечено-Ингушской, Молдав-

    ской и Якутской АССР, Оренбургской, Ярославской, Кустанайской, Киевской и

    Восточно-Сибирским областям. 11 июля 1937 г. - С. 84-86; Шифровку из ЦК КП(б)

    Туркменистана от 7 июля 1937 г. см. С. 60; шифровку секретаря ЦК КП(б) Казахста-

    на Нурпеисова от 9 июля 1937 г. - С. 68.

    Приведенный «каталог врагов» читается как проскрипционный список будущего приказа № 00447. В разделе 1 самого приказа под названием «Контингенты, подлежащие репрессии», трудно найти хотя бы одну группу «врагов», уже не названную в шифровках. Как правило, Политбюро не тормозило репрессивное усердие провинции, а одобряло «особые желания», если предложения поступили в Москву до 12 июля 1937 г. Ответ на цитированный запрос из Дальневосточного края гласил: «Распространить действие директивы ЦК также на находящиеся на Дальнем Востоке спецпоселки. Разрешить тройке рассматривать дела лагерников, проявляющих враждебную деятельность, с применением к ним расстрела»37. Политбюро выполнило и «особые желания» партийного руководства Туркменской

    ССР: «Согласиться с предложением ЦК Туркменистана о включении на репрессии и высылку отбывших тюремное заключение членов нац.к.-р.организации «Туркмен-Азатлыги», мусульманское духовенство и т. п., поручив НКВД определить число подлежащих расстрелу и высылке»38.

    В этом решении Политбюро обращает на себя внимание указание о том, что НКВД Туркменской ССР должен определить численность «подлежащих расстрелу и высылке». Очевидно, что прежние его предложения не получили согласия ЦК или Лубянки. Подобным образом Политбюро приняло решение по запросу руководства Северо-Кавказской области, которое хотело наряду с кулаками и уголовниками преследовать также спецпереселенцев 9. «Разрешить рассмотрение в тройке - указывало Политбюро - дел переселенцев с западных границ Союза, лиц, подлежащих расстрелу и высылке»40.

    Желание регионов вовлечь и другие целевые группы в крупную акцию общесоюзного масштаба основывалось на коалиции интересов регионов и московского центра. Мы хотели бы разъяснить это на примере преследования религиозных общин.

    Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава троек и лимитов репрессированных по Северо-Осетинской, Башкирской и Чувашской АССР, Омской и Черниговской областям, Западно-Сибирскому и Красноярскому кг^аям, Туркменской ССР. 9 июля 1937 г. - С. 75-76.

    «Среди этих переселенцев много подозреваемых в контрреволюционно-шпи-онско-диверсионной деятельности», - говорится в шифровке от 9 июля 1937 г. из Северо-Казахской области: Шифровка секретаря Северо-Казахстанского OK ВКП(б) С. Сегизбаева от 9 июля 1937 г. - С. 70.

    40 Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава

    троек и лимитов репрессированных по Куйбышевской, Донецкой, Северо-Казахстан-

    ской, Сталинградской и Московской областям, Дагестанской, Крымской и Мордов-

    ской АССР, Азербайджанской, Таджикской и Белорусской ССР, Дальневосточному

    краю. 10 июля 1937 г.-С. 83-85.

    41 Докладная записка УНХУ БССР в ЦК КП(б) и НКВД БССР об отношении на-

    селения к переписи. 3.02.1937. - Всесоюзная перепись населения 1937 года. Общие

    итоги. Сборник документов / Сост. В.Б. Жиромская, Ю.А. Поляков. - М., 2007.

    С. 291-292; Докладная записка УНХУ БССР в ЦУНХУ Госплана СССР об отношении

    населения к проведению Всесоюзной переписи населения 1937 г., 3.02.1937 // Всесо-

    Перепись населения, проведенная в январе 1937г., встревожила как регионы, так и центр. В особенности проклятый 5-й вопрос о «религии» был поводом для многочисленных столкновений с населением и приверженцами религиозных общин. Такая информация о ходе переписи доминирует на региональном и центральном уровне41. Высокая (57 %) доля тех, кто, в конце концов, записали себя

    верующими, подтверждает худшие опасения42. На февральско-мар-товском пленуме ЦК слышались многочисленные жалобы секретарей обкомов, подкрепленные сообщениями НКВД, на усиленную религиозную активность, направленную против выборов в Верховный Совет, против переписи и нового аграрного строя. Маленков, Жданов и Ярославский получили задание обобщить эту критику и потребовать проведения решительных мер. В дополнение к этому после пленума в марте 1937 г. начальник Центрального управления народно-хозяйственного учета (ЦУНХУ) Госплана СССР И.А. Краваль проинформировал секретаря ЦК и члена Политбюро A.A. Андреева об «отношении верующих к всесоюзному опросу 1937 г.». Перепись, по словам Краваля, «сигнализировала» о связи между обсуждением Конституции, переписью населения и запланированными выборами, а также о несостоятельности антирелигиозной пропаганды43.

    Борьба против «контрреволюционной деятельности» была вверена НКВД. 27 марта из Москвы ушел циркуляр наркомата, адресованный областным и краевым управлениям НКВД. В нем содержался приказ об усилении агентурной и оперативной работы по персоналу церкви (церковникам) и приверженцам сект44.

    юзная перепись населения 1937 года. - М., 2007. С. 292-305; Извлечение из докладной записки и. о. начальника Свердловского ОБЛУНХЭ и начальника Свердловского бюро переписи о проведении Всесоюзной переписи населения по Свердловской области, 17.02.1937 // Всесоюзная перепись населения 1937 года. - М., 2007. С. 305-310.

    42 Более подробно см.: В inner R., Junge М. Vernichtung der orthodoxen Geistlichen

    in der Sowjetunion in den Massenoperationen des Großen Terror 1937-1938 // Jahrbücher

    für Geschichte Osteuropas. 52. 2004. № 4. C. 515-533.

    43 См.: Докладная записка ЦУНХУ Госплана СССР в ЦК ВКП(б) об отношении

    верующих к Всесоюзной переписи населения 1937 г., 03.1937 // Всесоюзная перепись

    населения 1937 года. - М., 2007. С. 310-311.

    44 Текст циркуляра не опубликован до сих пор. Упомянут: Циркуляр НКВД СССР

    об усилении агентурно-оперативной работы по «церковникам и сектантам». 27.03.1937

    // «30 октября». 2007. № 74. С. 4.

    45 Материалы об организованной деятельности церковно-сектантской контррево-

    люции. 25 апреля 1937 г. // «Через трупы...».

    Уже месяц спустя на Украине был завершен сбор материалов по деятельности религиозных общин. Он соответствовал уже заданной тенденции. В дополнение к этому отчет подчеркивал отрицательное влияние религиозных общин на молодежь. Далее «доказывалась» «организованная» антисоветская деятельность религиозных общин, включавшая контакты с заграницей .

    8 июня 1937 г. последовало новое обращение от НКВД из Москвы о том, чтобы «начать решительные меры по ликвидации церковников и приверженцев сект»46. На таком фоне требование секретарей региональных парторганизаций - включить преследование духовенства в массовую акцию - было последовательным47. Оно регулировалось в ходе исполнения приказа многочисленными дальнейшими директивами и циркулярами - как из центра, так и на региональном

    48

    уровне .

    3. Московская конференция

    В ходе регистрации «враждебных элементов» перед региональными властителями возникли определенные моменты сомнения, проблемы и вопросы, о разъяснении которых они просили Москву - руководство партии и органов безопасности. Например, из Бурятско-Монгольской АССР в ЦК был направлен вопрос: «Требуется ли для применения расстрела обязательное личное признание или достаточно нескольких уличающих показаний»49. Из наркомата внутренних дел Украины был получен документ, озаглавленный «Вопросы, подлежащие разъяснению», в котором, в частности, характеризовались в качестве требовавших разъяснения следующие проблемы: «1)0 семьях кулаков и уголовников 1 и 2 й категории.

    2) Должны ли тройки видеть всех арестованных по 1 и 2 категории.

    46 Текст циркуляра не опубликован до сих пор. Упомянут: Директивы НКВД УССР

    № 24451, 08.06.1937 // «30 октября». 2007. № 74. С. 4.

    47 Подобным образом можно документально доказать вовлечение меньшевиков

    в преследования согласно приказу №00447: См. Циркуляр №57057 ГУГБ НКВД

    СССР об агентурно-оперативной работе по меньшевикам от 29 апреля 1937 г. 29 апре-

    ля 1937 г. // «Через трупы...».

    48 См.: Директива №2391 наркома внутренних дел УССР И. Леплевского на-

    чальникам областных управлений НКВД УССР об агентурно-оперативной работе в

    отношении церковников и сектантов. 19 августа 1937 г. // «Через трупы...»; Дирек-

    тива наркома внутренних дел УССР И. Леплевского начальникам облуправлений о

    проведении операции в отношении церковников и сектантов. 05.10.1937 // «Через

    трупы...». Текст следующей директивы не опубликован до сих пор. Упомянут:

    Директива НКВД СССР, предписывающая «в ближайшие дни обеспечить оператив-

    ный разгром церковного и сектантского контрреволюционного актива». [12.10.1937 -

    5 ноября 1937 г.] // «30 октября». 2007. № 74. С. 6.

    49 Шифровка секретаря Бурятско-Монгольского OK ВКП(б) М.Н. Ербанова от 14

    июля 1937 г.-С. 89-90.

    3) Если едет семья, то одновременно ли и в том ли направлении,

    что и глава семьи.

    4) Какой минимум имущества могут с собой семьи взять, если будут высланы.

    5) Как [поступать] с семьями, в составе которых имеются военнослужащие и орденоносцы.

    6) Включаются ли во вторую категорию лица с явными признаками инвалидности»50.

    Вопрос, чаще всего ставившийся в телеграммах партийных руководителей, гласил: «Сообщите, приступать ли к работе тройке или будут дополнительные указания» . В связи с этой проблемой имел место скандал: Политбюро ЦК КП Украины 10 июля 1937 г. без консультации с партийным руководством в Москве и наркомом внутренних дел СССР приняло такое решение: «Послать первым секретарям обкомов следующую телеграмму: "Органы НКВД выявили и учли кулаков и уголовных частности первой категории. ЦК КП(б)У предлагает тройкам приступить к работе"»52. Ответ из Москвы на это превышение полномочий пришел с обратной почтой 12 июля в меморандуме № 300 заместителя наркома внутренних дел СССР М.П. Фри-новского53, который постулировал и иллюстрировал ведущую роль руководства НКВД в дальнейшем планировании и проведении операции.

    50 Список вопросов для разъяснения исполнителям приказа НКВД СССР № 00447.

    [Между 13 и 15 июля 1937 г.] // «Через трупы...».

    51 Шифровку секретаря Коми OK ВКП(б) A.A. Семичева от 9 июля 1937 г. см.:

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 105.

    5* Особая папка решений политбюро ЦК КП(б)У. 1937 год. - ЦДАГО Украины. Ф. 1. Оп. 16. Д. 14. Л. 43. В телеграмме, отправленной 10 июля первым секретарем Донецкого обкома по адресу: Москва, ЦК ВКП(б), тов. Сталину, говорится: «Тройка организована в составе: Прамнека, Соколинского (начальник облуправления НКВД), Руденко (облпрокурор) и приступила к работе». См.: Шифровка секретаря Донецкого обкома КП(б) Украины Э. Прамнека в ЦК ВКП(б) о составе тройки. 10 июля 1937 г. // «Через трупы...».

    53 Зам. наркома внутренних дел СССР М.П. Фриновский (меморандумы № 299 и 300) о сроках и планах операции по репрессированию бывших кулаков и уголовников (в дополнение директивы Н.И. Ежова № 266). 12 июля 1937 г. - С. 86-87.

    Призыв Фриновского «операцию по репрессированию бывших кулаков и уголовников не начинать, повторяю не начинать», выдержанный в тоне почти мольбы, был адресован, вероятно, не только украинскому Политбюро, но и другим поспешно действовавшим влиятельным региональным функционерам. Вероятно, они чувствовали себя, как получившие законные права благодаря формулировке, содержавшейся в циркулярном письме Сталина от 3 июля. Она гласила: «взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уго

    ловников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно [подчеркнуто нами - авт.] арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки».

    Начало операции и способ ее проведения должно регулировать, по словам Фриновского, «особое распоряжение наркома». В данном случае давал о себе знать приказ № 00447. Первоочередную тему в меморандуме Фриновского содержали пункты 4 и 5: «Четвертое -ввиду особой политической важности операции, Нарком созывает специальное совещание, на котором будут обсуждены: планы проведения операции, собранные материалы учета и техника проведения операции. Совещание будет проведено в две очереди. Пятое - Вам надлежит прибыть на совещание к 16 июля, имея на руках план опе-

    54

    рации и все материалы учета» .

    Объявленная конференция, на которой следовало обсудить насущные проблемы, была важным этапом в подготовке операции. Руководители НКВД из 46 республик, краев и областей, прежде всего РСФСР, Кавказа, Украины55 и Белоруссии были на 16 июля вызваны в Москву. Дата второй конференции, на которую были приглашены руководители НКВД четырех центрально-азиатских республик, Казахской ССР, восточносибирских областей и ДВК, неизвестна. Объявленные конференции были важным этапом в подготовке операции.

    54 Зам. наркома внутренних дел СССР М.П. Фриновский (меморандумы № 299

    и 300). 12 июля 1937 г. - С. 86-87.

    55 Приглашение на Украину адресовалось наркому внутренних дел Леплевскому,

    который приказал явиться в Москву семи начальникам областных УНКВД и наркому

    внутренних дел Молдавской АССР. - См.: Телеграмма наркома внутренних дел

    УССР И. Леплевского начальникам областных управлений НКВД УССР о репресси-

    ях бывших кулаков и уголовников. 13 июля 1937 г. // «Через трупы...».

    56 См. об этом: Jansen М., Petrov N. Stalin's loyal Executioner: People's Commissar

    Nikolai Ezhov, 1895-1940. - Stanford, 2002. C. 82-85.; Данилов В.П. Введение. Совет-

    ская деревня в годы «большого террора» // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1.

    С. 33-34; 602-603; (Виноградов В.К); Павлюков А. Ежов. Биография. - М., 2007.

    С. 308-311.

    Так как нет ни стенограммы, ни протокола этих конференций, то единственным источником, имеющимся в распоряжении историков, являются показания некоторых руководителей НКВД, которые они дали в ходе процессов против них в 1939 г.56. Эти показания несколько апологетичны. То, что, к примеру, тогдашний начальник Ивановской областной милиции М.П. Шрейдер сообщает в своих

    воспоминаниях о московской конференции 16-20 июля, не делает его свидетелем, заслуживающим доверия. Шрейдер ссылается на информацию В.А. Стырне, участвовавшего в конференции в качестве начальника УНКВД Ивановской области: Ежов выступил с докладом о «приблизительных цифрах предполагаемого наличия "врагов народа" по краям и областям, которые подлежат аресту и уничтожению». «Услышав эти цифры - рассказывал Стырне - все присутствующие так и обмерли [...] Они не могли верить в реальность и какую-либо обоснованность названных цифр». Следовательно, по утверждению Шрейдера получается, что руководители НКВД были ввергнуты в замешательство и ужас цифрами репрессируемых, которые сами же и дали, и выражали сомнение в их достоверности57.

    В отличие от этого нам представляется невероятным, что планы Ежова и Фриновского столкнулись с сопротивлением. Не подтверждено также, что Ежов, следуя устной инструкции Сталина, разрешил чекистам, присутствовавшим на конференции, «применять физические методы воздействия при допросах в ходе следствия по к.-р. преступлениям»58. Источником данного тезиса являются показания бывших руководителей НКВД, которые как нельзя более были заинтересованы в указании на возможно более ранний срок введения пыток.

    57 Шрейдер М.П. НКВД изнутри: записки чекиста. - М., 1995. С. 41-43.

    58 Большой Террор: 1937-1938. Краткая хроника // «30 октября». 2007. № 74. С. 3.

    59 Цит. по: Павлюков А. Указ. соч. С. 308.

    60 «На первую категорию лимит дан 10.800 человек», - заявил Миронов 25 июля

    1937 г. на оперативном совещании начальников оперпунктов, оперсекторов, ГО и

    ПО УНКВД по ЗСК. Из стенограммы совещания начальников оперативных пунктов,

    «Совещание проводили Ежов и Фриновский. Ежов дал общую оперативно-политическую директиву, а Фриновский уже в развитие ее прорабатывал с каждым начальником управления "оперативный лимит"», - вспоминает начальник Управления НКВД Западно-Сибирского края С.Н. Миронов59. Вопрос лимитов был, конечно, центральной темой конференции. Некоторые руководители подразделений НКВД, вероятно, узнали здесь, что установленные ими и утвержденные Политбюро цифры репрессий не являются окончательными. Сам Миронов уехал с конференции, получив устное согласие относительно того, что лимит в 6.600 кулаков и 4.200 уголовников по первой категории, утвержденный Политбюро Запсибкраю, больше не будет изменяться60. Когда, однако, это произошло в соответствии

    с приказом №00447, он попытался 9 августа 1937 г. в телеграмме Ежову и Фриновскому восстановить статус-кво: «Поскольку операция была мною проведена [на] основании устных указаний, полученных в Москве до получения вашего приказа, прошу: 1) сохранить лимит 1 и 2 категориям [в] пределах ранее установленных»61.

    Возможно, два документа из Архива Службы безопасности Украины, которые были разработаны в украинском наркомате внутренних дел в середине июля 1937 г. для поездки Леплевского в Москву, в состоянии дать несколько более конкретную информацию о темах, обсуждавшихся на конференции. В то же время они показывают, с какими представлениями об операции прибыла украинская делегация.

    Оба документа озаглавлены «ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН изъятия кулаков и уголовников по первой категории» [или, соответственно, «по 2-й категории»]62. Они были частью документов, истребованных в пункте 5 меморандума («план операции и все материалы учета»), которые нарком внутренних дел Украины и начальники областных УНКВД должны были взять с собой на собрание чекистского руководства в Москву. В этих документах представляются примечательными следующие пункты:

    оперсекторов, городских и районных отделов УНКВД Западносибирского края, проводимого начальником Управления НКВД по Западносибирскому краю комиссаром Государственной Безопасности 3-го ранга СМ. Мироновым, 25 июля 1937 г. -см. на С. 94-96.

    61 См.: Начальник УНКВД Западно-Сибирского края Миронов Н.И. Ежову, М.П. Фри-

    новскому, М.Д. Берману и начальнику 8-го отдела НКВД В.Е. Цесарскому о сохра-

    нении прежнего лимита репрессируемых, 9 августа 1937 г. - С. 176 настоящей книги.

    62 Оперативный план НКВД УССР по изъятию кулаков и уголовников, отнесен-

    ных к 1-ой категории по приказу НКВД СССР №00447. [Июль 1937 г.] // «Через

    трупы...»; Оперативный план НКВД УССР по изъятию кулаков и уголовников,

    отнесенных ко 2-ой категории по приказу НКВД СССР № 00447. [Между 13 и 15 июля

    1937 г.] // «Через трупы...».

    1. В обоих документах определяется, какие данные арестованного и какие документы должны охватывать следственное дело (в том числе санкция прокурора на арест и характеристика сельсовета).

    2. В качестве главных действующих лиц операции названы УГБ («практически подготовительную работу и следствие по кулакам») и органы милиции («практически подготовительную работу... по уголовникам»). В поддержку им должен, как уже часто бывало в ходе крупномасштабных операций режима, мобилизоваться актив «проверенных партийцев».

    Обращает на себя внимание, что уже авторы оперативных планов исходили из того, что и арестованные по второй категории должны осуждаться тройкой: «Областные тройки выезжают к месту концентрации арестованных 2-й категории; дела рассматриваются с вызовом каждого арестованного», - т. е. вопреки требованию, содержавшемуся в письме Сталина от 3 июля, арестованные не «были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД».

    64 Эта внесудебная инстанция «по рассмотрению дел об уголовных и деклассиро-

    ванных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах» была создана

    в мае 1935 г. и появляется в источниках под названием «милицейской», «обычной»,

    «судебной», «административной» тройки или «тройки УРКМ». Председателем был

    начальник УНКВД или его заместитель, членами - начальник управления милиции и

    начальник соответствующего отдела милиции, чье дело рассматривается на тройке,

    т. е., как правило, начальник отдела уголовного розыска или начальник паспортного

    отдела. Предписывалось присутствие прокуроров соответствующих республик, краев и

    областей на заседаниях тройки. Максимальное наказание, которое могла назначить

    милицейская тройка, составляло 5 лет лагеря. В инструкциях Ягоды и Вышинского

    от 9 мая 1935 г. установлено, что обвиняемый должен доставляться на заседание

    тройки; не должно было, следовательно, иметь место его заочное осуждение. - См.:

    История Сталинского Гулага. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов. Т. 1:

    Массовые репрессии в СССР / Отв. редакторы: Н. Верт, СВ. Мироненко. - М., 2004.

    С. 259-260; Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 556-557.

    65 В директиве-инструкции от 8 мая 1933 г., которая должна была положить ко-

    нец массовым репрессиям в деревне, Сталин и Молотов осудили как несвоевремен-

    ные «административно-чекистские операции органов ГПУ и милиции», прежде

    всего, принцип «сначала арестовать, а потом разобраться», и разрешали арест только

    «с предварительной санкции прокурора». - Справка Особого отдела ОГПУ о количе-

    стве раскулаченных и выселенных кулаков по состоянию на 10 декабря 1930 г.

    10.12.1930 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 746-750. 17 июня 1935 г. это

    элементарное право было снова подтверждено и уточнено в заявлении правительства

    и руководства партии - Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О порядке произ-

    водства арестов». 17.06.1935 // Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 537-538), чтобы,

    наконец, в 1936 г. оказаться включенным в Конституцию (статья 127: «Никто не может

    быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора».)

    3. Предусмотренная в данном случае процедура ареста подозрительных и осуждения арестованных63 ориентируется на практику милицейских троек64: для ареста должно было быть необходимо согласие прокурора, а на заседание тройки должен был быть вызван обвиняемый. Те, кто в наркомате внутренних дел Украинской ССР занимались планированием, хотели, очевидно, увидеть соблюденными минимальные правовые гарантии «социалистической законности»65, архитекторы же приказа № 00447 придерживались гораздо более радикального мнения.

    4. Важные задачи при аресте и следствии украинские планировщики из наркомата внутренних дел передавали 45 межрайонным

    оперативным группам («межрайопергруппам»), на которые они уже разделили Украину66.

    В приказе № 00447 «оперативным группам» и их начальникам передавались еще более широкие полномочия. Между прочим, эти «оперативные группы» играли важную роль уже в ходе первых больших массовых операций6 . Вероятно, участники московской конференции получили сообщение о расширении круга врагов, против которых должна была быть направлена операция. Наряду с бывшими кулаками и уголовниками, в число жертв следовало включать также «другой контрреволюционный элемент» и, соответственно, «другой / прочий антисоветский элемент»68.

    Новая группа жертв возникает впервые в письме первого секретаря Харьковского обкома КП(б)У, направленного 21 июля 1937 г. Сталину: «По линии НКВД есть указание включить в операцию другие категории активного контрреволюционного элемента»69, а день спустя первый секретарь Винницкого обкома конкретизировал в шифровке тому же адресату: «Кроме того, разрабатывается материал [...] участников повстанческого движения против советской власти, эсеров и участников других контрреволюционных политических групп»70. Так возрастал круг лиц, которым угрожала операция. Лишь немногие социальные группы оставались незатронутыми террором.

    66 Дислокация межрайонных оперативных групп для исполнения приказа НКВД

    СССР № 00447. [Между 13 и 15 июля 1937 г.] // «Через трупы...».

    67 См.: Директива ОГПУ о создании при ПП ОГПУ оперативных групп и разра-

    ботке конкретных планов выселения кулаков. 18 января 1930 г. // Трагедия советской

    деревни. Т. 2. - М., 2000. С. 135.

    68 Эти предприятия позже применялись в официальной корреспонденции ВКП(б)

    и НКВД для обозначения пестрой по составу третьей центральной категории, ре-

    прессируемых в ходе «кулацкой операции».

    64 Шифровку секретаря Харьковского OK ВКП(б) Н.Ф. Гикало от 21 июля 1937 г. -С. 91-92.

    70 Шифровку секретаря Одесского OK КП(б) Украины Евтушенко от 22 июля

    1937 г.-С. 92-93.

    71 По поводу Омской области см.: Интервью участвовавшего в операции № 00447

    работника НКВД из Тюмени, который и в 1998 г. не захотел раскрывать свое инкогни-

    то - Гольдберг Р. Слово и дело по-советски. Последний из НКВД // Родина. 1998. № 9.

    С. 85-87.

    В НКВД республик, и в УНКВД краев и областей во второй половине июля 1937 г. также были созваны конференции для подготовки руководителей городских и районных отделов к выполнению их задач в ходе акции71. В Новосибирске начальник управления НКВД

    по Западносибирскому краю С.Н. Миронов, участвовавший в конференции в Москве, на собрании, созванном в краевом управлении НКВД 25 июля, обрисовал контуры планировавшейся массовой операции. Он обязал своих слушателей сохранять абсолютную тайну, в том числе в отношении своих подчиненных в органах госбезопасности, прежде всего, о квотах репрессий («государственная тайна»). Миронов информировал собравшихся о том, что действие гарантированных Конституцией прерогатив прокуратуры при аресте советских граждан (арест только с ее согласия в соответствии со ст. 127 новой Конституции) приостанавливается, и дал указания о том, как упростить процесс следствия (очные ставки только при групповых делах, при признании достаточно протокола процесса).

    Чтобы не оказаться в ситуации, «когда наш лимит будет исчерпан», Миронов «рекомендовал» сразу же провести аресты в большом масштабе, до 20 тыс. чел., чтобы иметь «резерв» при распределении по категориям72. Важнейшая цель кампании заключается в том, чтобы «вскрыть организованное подполье». Начальникам управлений безопасности своего края Миронов рекомендовал по возвращении выбрать отдаленные места для расстрелов и захоронений. Похоже, чекисты не испытывали сомнений морального свойства, ибо в сообщении одного из участников собрания отмечалось, что доклад Миронова был встречен «шумным одобрением»73.

    4. Разработка проекта приказа

    72 Миронов исходит из предположения, что запрошенная и одобренная Полит-

    бюро квота расстрелов для Западной Сибири (10.800 чел.) является окончательной.

    В своем письме Ежову от 9 августа 1937 г. он пишет: «Операция была мною прове-

    дена [на] основании устных указаний, полученных в Москве до получения вашего

    приказа // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 340.

    73 Папков CA. Сталинский террор в Сибири 1928-1941. - Новосибирск, 1997. С. 211.

    30 июля 1937 г. Фриновский представил руководителю секретариата генерального секретаря А.Н. Поскребышеву 19-страничный «Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР. № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». Заместитель Ежова принимал значительное участие в разработке проекта. Он информировал Ста

    лина, а также других членов Политбюро о процессе планирования и получал от них инструкции. На это указывает тот факт, что Фринов-ский в июле 1937 г. был трижды записан в книге посетителей кремлевского кабинета Сталина . Впоследствии Фриновскому было также поручено общее руководство операцией.

    31 июля план операции был одобрен Политбюро75, и в тот же день направлен как приказ № 00447 руководителям НКВД республик, краев и областей.

    Если мы сравним основные намерения, явствующие из письма Сталина от 3 июля 1937 г., которое дало стартовый сигнал к операции, с готовым планом - приказом № 00447 от 30 июля 1937 г., то очевиден ряд важных изменений, которые обернулись тяжелыми последствиями. Одновременно возникает вопрос о том, осознавали ли члены Политбюро 2 июля, какую гигантскую репрессивную лавину собирались они привести в движение.

    Самое, вероятно, сенсационное изменение отразилось в официальном названии плана операции: «ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР. № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др[угих] антисоветских элементов». Мы уже объяснили, как и по чьей инициативе эта третья центральная категория жертв, в переписке НКВД называвшаяся также «прочие антисоветские элементы», была обобщена в разделе «I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ».

    74 Посетители кремлевского кабинета И.В. Сталина // Исторический архив. 1995.

    № 4. С. 58-62.

    75 Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол №51, пункт 442) о представленном НКВД

    СССР проекте приказа №00447. 31 июля 1937 г. // Юнге М., Биннер Р. Как террор

    стал «Большим». С. 94-96.

    Из кулаков и уголовников, о которых шла речь в телеграмме Сталина от 3 июля 1937 г., возникла пестрая и огромная масса предполагаемых врагов советского строя. Хозяйственные руководители, партийные работники, военные и писатели, советская элита, представители которой оказались на скамье подсудимых во время московских процессов, и которые сформировали наше первичное представление о жертвах «Большого террора», здесь не упоминались. Названные группы населения были обобщены в списках, составленных органами безопасности, в виде «антисоветских элементов». С первых дней Советской власти они стигматизировались и частично

    подвергались правовой дискриминации в качестве так называемых «лишенцев» (люди, лишенные избирательного права), которые рассматривались в качестве традиционных врагов режима.

    Клеймо кулака, белого, попа, «бывшего» (речь идет о должностных лицах при царском режиме) было своего рода неустранимым свидетельством враждебности, касавшимся, в том числе, детей и родственников этих людей. Руководство партии исходило из того, что эти группы враждебны советскому режиму. Сталин охарактеризовал их в 1937 г. как «остатки разгромленных эксплуататорских классов», добавляя: «Чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше будут они пакостить советскому государству, тем больше будут они хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последнее средство обреченных»76.

    76 Материалы февральско-мартовского (1937 г.) пленума ЦК ВКП(б) // Вопросы истории. 1995.№З.С. 11.

    Циркуляр НКВД об усилении оперативной работы по «эсеровской линии» (9 февраля 1937 г.) см.: Большой террор: 1937-1938. Краткая хроника // «30 октября». Спецвыпуск. 2007. № 74. С. 3.

    78 Директивное письмо о террористической, диверсионной и шпионской деятельности немецких троцкистов, проводимой по заданиям гестапо на территории Союза ССР. 14. 02.1937. -ГДА СБ Украины. Ф. 9. Д. 616. Л. 195-198.

    74 См.: Циркуляр НКВД СССР об усилении агентурно-оперативной работы по «церковникам» и «сектантам». 27 марта 1937 // «30 октября». Спецвыпуск. 2007. № 74. С. 4.

    80 Циркуляр № 57057 ГУГБ НКВД СССР об агентурно-оперативной работе по

    меньшевикам от 29 апреля 1937 г. 29 апреля 1937 г.//«Через трупы...».

    81 Директива ГУГБ НКВД СССР «Об агентурно-оперативной работе по антисовет-

    ским тюрко-татарским националистическим организациям». 8 июня 1937 г. // «30 октяб-

    ря». Спецвыпуск. 2007. № 74. С. 4.

    83 Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О вскрытой в Западной Сибири контрреволюционной организации среди высланных кулаков». 28 июня 1937 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 258.

    Остается еще констатировать, что некоторые целевые группы, названные в приказе № 00447, оказались под прицелом УГБ НКВД еще до июля 1937 г. Особые репрессивные меры против них были начаты со времени начала февральско-мартовского пленума ЦК и сразу после него. Это касается эсеров , «немецких троцкистов» , членов религиозных общин79, меньшевиков80, членов тюрко-татар-ских националистических организаций81 и членов вскрытой в Западной Сибири контрреволюционной повстанческой организации среди высланных кулаков82.

    Хотя многие партийные руководители указывали в своих телеграммах Сталину на то, что «данные предварительные», что «дальнейшая работа по учету даст большие цифры» 3, архитекторы приказа № 00447 в разделе «II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ» подвергли цифры репрессируемых, переданные партийными руководителями, не такому уж значительному сокращению. Ежов и Фриновский смогли принять это решение, конечно, не без согласия руководящих партийных структур в Москве. Результатом является следующая картина. В ходе расследований в 59 республиках, краях и областях были зарегистрированы 263.031 бывших кулаков и уголовников. Из них 84.711 были отнесены к первой и 178.302 ко второй категории. Численность репрессируемых, согласно приказу № 00447 закреплявшаяся за этими территориями, составляла 59.200 (1 категория) и 174.500 (2 категория), в целом 233.700 человек. Это значит, что в соответствии с приказом № 00447 должно было быть репрессировано в целом на 29.331 чел. меньше - 25.511 в первой и 3.820 во второй категориях.

    Таблица 1

    83 Шифровка секретаря Ростовского OK ВКП(б) Е.Г. Евдокимова от 9 июля

    1937 г. - С. 67 настоящей книги.

    84 В телеграммах, где рядом с датами не приведена пометка «4P» или «CT», ука-

    зывается как состав тройки, так и численность репрессируемых.

    85 Этот знак означает, что указанная численность жертв не утверждалась более

    Политбюро и не включалась также в соответствующие решения Политбюро, боль-

    шей частью потому, что соответствующая информация прибывала в Москву после

    11 июля, срока подтверждения численности репрессируемых. Бывало также, что

    указанному числу жертв, поступавшему в Москву ранее названного срока, отказыва-

    ли в утверждении. Причины этого неизвестны.

    Статистические данные о шифротелеграммах в ЦК ВКП(б), тов. И.В. СТАЛИНУ от региональных партийных руководителей

    1 категория 2 категория Всего Дата

    1. Азербайджанская ССР 1.500 3.900 5.400 8409.07.1937

    2. Армянская ССР 500 650 1.150 09.07.1937

    3. Белорусская ССР 3.000 9.800 1.2800 09.07.1937

    4. Грузинская ССР 1.419 1.562 2.981 08.07.1937

    5. Киргизская ССР хх85 58 168 226 10[?].07.1937

    6. Таджикская ССР 795 (780-810) 980 1.775 09.07.1937

    7. Туркменская СС 500 1.475 1.975 07.07.1937

    1 категория 2 категория Всего Дата

    8. Узбекская ССР 1.483 3.952 5.435 08.07.1937

    9. Башкирская АССР86 Без данных 07.07.1937

    10. Бурятско-Монгольская АССР хх 350 500 850 15.07.1937

    11. Дагестанская АССР 600 2.485 3.085 10.07.1937

    12. Карельская АССР 12 331 343 08.07.1937

    13. Кабардино-Балкарская АССР 360 467 827 08.07.1937

    14. Крымская АССР 143 1.385 1.528 ТВ87 04.07.1937 RZ88 09.07.1937

    15. Коми АССР 211 221 432 09.07.1937

    16. Калмыцкая АССР хх 21 238 259 15.07.1937

    17. Марийская АССР 704 1.439 2.143 08.07.1937

    18. Мордовская АССР 1.250 2.263 3.513 09.07.1937

    19. АССР Немцев Поволжья (Цифры НКВД)89 139 539 678

    20. Северо-Осетинская АССР 169 200 369 07.07.1937

    21. Татарская АССР90 Без данных ТВ 04.07.1937

    22. Удмуртская АССР 63 423 486 ТВ 05.07.1937 RZ 08.07.1937

    23. Чечено-Ингушская АССР 1.417 1.256 2.673 10.07.1937

    1 категория 2 категория Всего Дата

    24. Чувашская АССР 137 877 1.014 08.07.1937

    25. Азово-Черноморский край 6.644 6.962 1.3606 09.07.1937

    26. Дальне-Восточный край 3.017 3.681 6.698 09.07.1937

    27. Западно-Сибирский край 10.800 14.200 912.5000 08.07.1937

    28. Красноярский край т- 92

    Без данных ТВ 03.07.1937

    29. Орджоникидзевский край 2.461 3.672 6.133 08.07.1937

    30. Восточно-Сибирская область 1.923 2.344 4.267 10.07.1937

    31. Воронежская область 850 3.687 4.537 09.07.1937

    32. Горьковская область 2.295 4.285 6.580 08.07.1937

    33. Западная область хх 2.000-2.500 931.3800 1.5800 14.07.1937

    34. Ивановская область 342 1.718 2.060 09.07.1937

    35. Калининская область Без данных ТВ [?].07.1937

    36. Курская область 1.798 2.986 •4.784 08.07.1937

    1 категория 2 категория Всего Дата

    37. Куйбышевская область 1.881 4.259 6.140 10.07.1937

    38. Кировская область 368 510 878 08.07.1937

    39. Ленинградская область (Цифры НКВД) 808 5.843 946.651 ТВ [?].07.1937

    40. Московская область 8.500 3.2805 4.1305 10.07.1937

    41. Омская область 479 1.959 2.438 08.07.1937

    42. Оренбургская область 1.720 3.150 4.870 09.07.1937

    43. Саратовская область 437 1.586 2.023 09.07.1937

    44. Сталинградская область 800 2.200 3.000 09.07.1937

    45. Свердловская область 5.000 7.000 1.2000 08.07.1937

    46. Северная область хх 1.000 4.000-5.000 5.000-6.000 10.07.1937

    47. Челябинская область 2.552 5.401 7.953 09.07.1937

    48. Ярославская область 685 1.265 1.950 10. 07.1937

    Украинская ССР

    1. Харьковская область хх 2.000 4.000 6.000 21.07.1937

    2. Киевская область (Цифры НКВД) 1.095 5.521 956.616 ТВ 10.07.1937

    1 категория 2 категория Всего Дата

    3. Винницкая область хх 479 2.999 3.478 21.07.1937

    4. Донецкая область (Цифры НКВД) 466 1.355 961.821 ТВ 10.07.1937

    5. Одесская область хх 886 1.069 1.955 22.07.1937

    6. Днепропетровская область хх 2.500 3.000 5.500 23.07.1937

    7. Черниговская область 244 1.379 1.623 08.07.1937

    8. Молдавская АССР 11 248 259 11.07.1937

    Казахская ССР

    Данные по Казахской ССР, пересланные ЦК ВКП(б) тов. ЕЖОВУ97 2.346 4.403 6.749 09.07.1937

    Новые данные регистрации, пересланные обкомами партии98: 3.200 4.910 8.110

    1 категория 2 категория Всего Дата

    С разбивкой по областям:

    1. Северо-Казахстанская область 658 310 968 09.07.1937

    2. Южно-Казахстанская область хх 538 681 1.219 14.07.1937

    3. Западно-Казахстанская область хх 112 202 314 [575] 14.07.1937

    4. Кустанайская область 145 354 499 10.07.1937

    5. Восточно-Казахстанская область хх 362 1.033 1.395 14.07.1937

    6. Актюбинская область хх 542 919 1.461 14.07.1937

    7. Карагандинская область хх 538 593 1.131 14.07.1937

    8. Алма-Атинская область хх 305 818 1.123 20.07.1937

    Всего на июль 1937" 8.1514 1.81562 2.63076

    Приказ 00447100 5.9200 1.74500 2.33700

    Различие 2.2314 7.062 2.9376

    99 Данные по 59 республикам, краям и областям.

    100 Соответствующие данные, согласно приказа №> 00447, для названных 59 рес-

    публик, краев и областей.

    В 25 республиках, краях и областях цифры, в соответствии с приказом № 00447, были выше, в 34 сохранилась численность, указанная местным партийным руководством. При всех трудностях распознания логики, в соответствии с которой исправлялись цифры репрессируемых, обращает на себя внимание то обстоятельство, что Ежов и Фриновский уменьшали, прежде всего, те данные из республик, краев и областей, которые суммарно исчислялись от 4.000 и более жертв. Изменения выглядели следующим образом: по Московской области запрос составлял 41.305 человек, а по приказу - 35.000, по Западно-Сибирскому краю соответственно 25.000 и 17.000, Белоруссии - 12.800 и 12.000, Свердловской области - 12.000 и 10.000, Воронежской - 11.000 и 4.500, Узбекистану - 5.435 и 4.750, Азербайджану - 5.400 и 5.250, Мордовской АССР - 3.513 и 1.800, Орджоникидзевскому краю - 6.133 и 5.000, Куйбышевской области -6.140 и 5.000, Горьковской - 6.580 и 4.500, Курской - 4.784 и 4.000, Дальневосточному краю - 6.698 и 6.000, Оренбургской области -4.870 и 4.500, Северной - 6.000 и 2.750, Челябинской - 7.953 и 6.000,

    Харьковской - 6.000 и 5.500. При этом сокращения коснулись, прежде всего, первой категории. Вероятно, таким способом устанавливался барьер для проведения операции по принципу «сначала арестовать, а потом разобраться», перерастанию ее во «вредную погоню за голыми количественными показателями выполнения и перевыполнения «лимитов»» (Ежов). Политическое руководство стремилось к «упорядоченной» акции, которая ориентировалась бы на установленные сверху правила. Не случайно в августе 1937 г., когда некоторые регионы по ходу проведения операции стали просить Политбюро ЦК повысить лимиты, оно отклоняло эти заявки101.

    Третий пункт, по которому в приказе № 00447 корректировалось первоначальное письмо Сталина, касался меры наказания для второй категории, которая включала «все [...] менее активные, но все же враждебные элементы». Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально-опасные их них заключению на те же сроки в тюрьмы. Таким образом, для этой категории наказания резко ужесточались, хотя письмо Сталина от 3 июля 1937 г. предусматривало лишь депортацию в труд-поселки по распоряжению НКВД.

    101 Телеграмма УНКВД Казахстана Н.И. Ежову, 6 сентября 1937 г. // Трагедия

    советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 360; Шифровку секретаря Коми OK ВКП(б) Семи-

    чева от 26 августа 1937 г. см. на С. 97-98; Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1.

    С. 603. Сн. 65.

    102 Циркуляр 8 отдела НКВД СССР от 31.07.1937 г. для руководства при прове-

    дении репрессивной операции // Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т. 5: 1937 г. -

    СПб., 2002. Ил. 89.

    «Кулацкая операция» не была долгосрочной и тщательно спланированной акцией. Об этом свидетельствуют, в частности, другие изменения основных позиций в том же письме Сталина. Дело не только в обращении с количеством репрессированных, представленном местными руководителями - сначала Политбюро утверждает эти данные, а затем вносит изменения. На неудовлетворительное планирование указывает и тот факт, что Ежов, Фриновский и Вышинский до сентября 1937 г. включительно рассылали директивы, меморандумы и приказы, которые могут считаться своего рода положениями о применении приказа № 00447. В них регулировались: порядок предоставления отчетов республик, краев и областей 8-му отделу ГУГБ НКВД СССР (01.08.1937)102, специальные акции истребления в ГУЛАГе (05.08.1937) и в тюрьмах ГУГБ (16.08.1937);

    роль прокуроров в операции103 (07.08.1937)104, преследование особых преступлений (07.08.1937)105 и т. д.

    Не было недостатка и в разных недоразумениях. Например, ЦК ВКП(б) 9 июля 1937 г. получил из Алма-Аты сообщение о том, что здесь создана тройка по Казахской ССР, были указаны имена членов тройки, а также численность зарегистрированных «вражеских элементов»106. Днем позже члены тройки и численность репрессируемых были утверждены Политбюро107. Однако тогда же оно утвердило тройку и численность зарегистрированных кулаков и уголовников по Северо-Казахстанской области108. А после 10 июля тройка по Казахской ССР больше вообще не упоминалась.

    103 104 ,

    3 См.: Юнге М., Биннер Р. Как Террор стал «Большим». С. 96-99, 100-102.

    4 Соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются. - См.: А.Я. Вышинский всем прокурорам республик, краев, областей, военных округов и железных дорог СССР в связи с приказом НКВД № 00447. 7 августа 1937 г.-С. 173-174.

    105 М.П. Фриновский «Об усилении борьбы с грабителями и уголовниками-реци-

    дивистами». 7 августа 1937 г. // Иванов В.А. Органы государственной безопасности

    и массовые репрессии на Северо-Западе в 30-50-е годы. - СПб., 1995. С. 52-53.

    106 Шифровку секретаря ЦК КП(б) Казахстана Нурпеисова от 9 июля 1937 г. -

    С. 68-69.

    107 Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава

    троек и лимитов репрессируемых по Казахской и Грузинской ССР, Кабардино-Бал-

    карской, Коми, Карельской и Удмуртской АССР, Курской, Кировской, Челябинской,

    Саратовской, Воронежской, Ивановской, Горьковской областям, Азово-Черноморско-

    му краю. 10 июля 1937 г. - С. 76-78.

    108 Из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении состава

    троек и лимитов репрессированных по Куйбышевской, Донецкой, Северо-Казах-

    станской, Сталинградской и Московской областям, Дагестанской, Крымской и Мор-

    довской АССР, Азербайджанской, Таджикской и Белорусской ССР, Дальневосточ-

    ному краю. 10 июля 1937 г. - С.83-84.

    109 Впервые опубликован в: Неизвестная Россия XX век. Т. 1. М. 1994. С. 237-245.

    Более подробную публикацию см.: Трагедия советской деревни. Коллективизация

    и раскулачивание. Документы и материалы. Т. 2: ноябрь 1929 - декабрь 1930 гг. /

    Сост. И. Ивницкий, М. Кудюкина, Е. Хандурина и др. - М., 2000. С. 163-167.

    Те, кто планировали акцию государственного террора, естественно, опирались на опыт, накопленный ОГПУ в ходе проведения первой масштабной террористической кампании 1930-1933 гг. Приказ НКВД № 00447 обнаруживает большое сходство с Приказом ОГПУ №44/21 по проведению «ликвидации кулачества как класса». Это касается и категорий жертв, и внесудебных репрессивных инстанций, и технологии осуществления операции (разделение территорий на оперативные сектора, определение квот и т. д.)109.

    В преамбуле приказа № 00447 подчеркивается, что акция направлена, не более и не менее, как на окончательное решение проблемы внутренних врагов Советского Союза: «Перед органами государственной безопасности стоит задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов [...] и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой». Приказ предусматривал расстрел 75.950 человек, в том числе 10.000 узников ГУЛАГа, и заключение 193.000 человек в лагеря и тюрьмы. Общий контингент репрессируемых охватывал 268.950 «антисоветских элементов».

    Кардинальное значение для динамики проведения операции приобрело положение, в соответствии с которым намеченные цифры являлись лишь ориентирами, допускалось повышение этих цифр (хотя и только по запросу, подаваемому в адрес Народного Комиссара внутренних дел). Благодаря этому положению был найден механизм, побуждавший региональных руководителей НКВД к соревнованию за самые высокие показатели и одновременно дававший центральному руководству в Москве инструмент дозирования репрессий. Один из руководящих работников аппарата НКВД разъяснял позднее: «Я точно знаю, что эти лимиты становились предметом своеобразного соревнования между многими начальниками НКВД. Вокруг этих лимитов в наркомате была создана такая атмосфера - тот из начальников, кто скорее реализовывал данный ему лимит в столько-то тысяч человек, получал от наркома новый, дополнительный лимит и рассматривался как лучший работник, который лучше и быстрее выполнял и перевыполнял директивы Н.И. Ежова по разгрому контрреволюции»11 . Под этим же углом зрения следует рассматривать и награждение орденами наиболее ревностных палачей, участвовавших в операции. 19 декабря 1937 г., по случаю 20-й годовщины основания ЧК, 10 руководителей УНКВД были награждены орденом Ленина и более 20 - орденом Красной Звезды11'.

    Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Март 1953 - февраль 1956 гг. / Сост. А.Н. Артизов, Ю.В. Сигачев, В.Г. Хлопов. Т. 1.-М., 2000. С. 319-320.

    111 Рассчитано на основе: Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД.

    Раздел 3 приказа определял время начала (5,10 или 15 августа - в зависимости от региона) и продолжительность акции (первоначально - четыре месяца), регулировал формы ее оперативного проведения. Тот факт, что в рамках операции поначалу должны были аре

    стовываться и осуждаться только кандидаты по первой категории (переход к преследованию представителей второй категории требовал согласия центрального руководства НКВД), объясняется опасениями по поводу перегрузки и без того, вероятно, переполненных тюрем. Это, несомненно, произошло бы в случае одновременных арестов представителей обеих категорий112.

    В начале августа было еще непонятно, когда лагеря, находившиеся ние раньше времени начать кулацкую операцию, чтобы освободить тюрьмв стадии строительства, сумеют принять новых заключенных. Во многих регионах среди приговоренных тройками к смерти было поразительно много заключенных, находившихся в тюрьмах месяцами113. Это означает, что суды с ускоренной процедурой вынесения приговора сначала освобождали место в тюрьмах. При этом они могли ссылаться на содержавшееся в приказе указание, согласно которому преследовались и лица, «содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены». (См. раздел 1, пункты 5 и 7 Приказа). Начальник Оренбургского областного УНКВД А.И. Успенский даже получил от наркома внутренних дел в конце июля 1937 г. разрешеы, переполненные уголовниками114.

    112 НКВД Украины, очевидно, уже в начале августа 1937 г. получил разрешение

    перейти к аресту и осуждению по второй категории. 26 августа 3.718 чел. были

    осуждены по первой и 2.534 по второй категориям. В тот же день нарком внутренних

    дел Украины просил Ежова воздействовать на Главное управление лагерей (ГУЛАГ)

    с тем, чтобы приговоренные к заключению в лагерь были ускоренно доставлены

    туда // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 357.

    113 Ленинградский мартиролог. 1937-1938. Т. 1.

    114 Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД 1937-1938 /

    Сост. В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова. - М., 2004. С. 470, 644-645.

    115 Штат сотрудников оперативного сектора состоял, по всей вероятности, как из

    сотрудников райотделов тайной полиции и милиции (применительно к докладчикам)

    и из сотрудников тайной полиции и милиции из областного центра. См. об этом

    также описание полномочий у Л.Н. Ширина из Винницкой области: Протокол очной

    ставки между бывшим начальником УНКВД УССР Винницкой области Кораблевым

    и свидетелем Л.Н. Шириным. 20 сентября 1940 г. // «Через трупы...».

    Центральная роль в операции выпала на долю руководителей оперативных секторов, на которые были разделены все республики, края или области. Эти руководители контролировали составление списков на арест, выписывали ордера, надзирали за ходом предварительного следствия и передавали в тройку обвинительное заключение, большей частью составлявшее не одну страницу"5. Следствие

    должно было проводиться «ускоренно и в упрощенном порядке», т. е. без правовой помощи, очной ставки со свидетелями, опроса экспертов, сбора и проверки доказательств, не более чем с двумя-четырьмя поверхностными допросами свидетелей и краткими допросами обвиняемого. Важнейшими компонентами следствия были стандартизированный формуляр с 22 вопросами о личности (анкета арестованного) (см. IV часть настоящей книги), протокол допроса, также начинавшийся с 20 стандартизированных вопросов о личности (см. IV часть настоящей книги), выдававшаяся сельским или городским Советом «характеристика» (см. IV часть настоящей книги), обвинительное заключение (см. IV часть настоящей книги) и опрос от двух до четырех свидетелей.

    Раздел 5 приказа регулировал состав и компетенцию троек, создававшихся на уровне республик, краев и областей. Как правило, в них входили начальник соответствующего органа НКВД, являвшийся председателем, прокурор данной территории и первый или второй секретарь местного партийного органа. Эта внесудебная инстанция была не изобретением времен «Большого террора», а имела прочное место в истории советской репрессивной системы от Гражданской войны до расстрелов в Катыни. Она применялась в качестве «меры чрезвычайности»"6 всякий раз, когда надлежало ликвидировать или лишить свободы «антисоветчиков» без соблюдения правовых норм, в больших количествах, с помощью ускоренной процедуры и, не привлекая внимания общественности.

    116 Таково было мнение прокурора СССР в декабре 1931 г. - Трагедия советской

    деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т. 3: Конец

    1930-1933. Кн. 1. Под ред. В.Данилова, И.Зеленина, В. Кондрашина и др. - М.,

    2001. С. 233.

    117 Трагедия советской деревни. Т. 2. С. 126-130.

    118 См.: Попов В.П. Государственный террор в Советской России. 1923-1953 гг.

    Источники и их интерпретация // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 28.

    Тройки снискали дурную славу еще в годы раскулачивания. Действовавшие при уполномоченных представителях ОГПУ с санкции Политбюро (30 января 1930 г.)117 и в соответствии с приказом ОГПУ (№ 44/21 от 2 февраля 1930 г.), в 1930-1933 гг. они осудили 392.524 кулаков, священников, верующих, полицейских и бывших служащих органов безопасности царской империи, а также противников режима в Гражданской войне. В соответствии со ст. 58 УК РСФСР118 в

    1930 и 1931 гг. эти тройки вынесли соответственно 18.996 и 9.170

    119

    смертных приговоров .

    7 мая 1933 г. Политбюро лишило тройки ОГПУ права выносить смертные приговоры. В 1934 г., в ходе реорганизации ОГПУ и его включения во вновь созданный Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) в качестве Главного управления государственной безопасности (ГУГБ), тройки были ликвидированы. Однако в ряде областей, по ходатайству местных руководителей, для вынесения внесудебных смертных приговоров тройки возобновляли свою работу. Правда, срок их действия ограничивался одним или двумя месяца-ми . Кстати, в последний раз они были задействованы накануне массовых операций в Западносибирском крае121.

    8 приказе № 00447 приведены имена «судей» всех 64 троек122. Беглый анализ этого списка показывает, что здесь были представлены почти все видные руководители НКВД, тогда как партийное руководство часто представлялось вторыми секретарями. Назначение членов троек осуществлялось Политбюро, которое благодаря этой прерогативе имело еще один сильный рычаг для воздействия на ход репрессий. Каждый новый назначенец, - это касается, конечно, в первую очередь чекистов - способствовал интенсификации преследований123. До окончания операции среди членов троек наблюдалась сильная текучесть. Те, кто властвовали над жизнью и смертью, в качестве представителей регионального партийного руководства, руководства НКВД и прокуратуры, сами входили в группу риска, превращаясь из преследователей в преследуемых124.

    119 Трагедия советской деревни. Т. 2. С. 809; Расстрельные списки. Вып. 2. Ва-

    ганьковское кладбище 1926-1936. -М., 1995. С. 281.

    120 См.: Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сб. Документов / Сост. О.В. Хлевнюк,

    A.B. Квашонкин и др. - М., 1995. С. 63-65.

    121 См.: Юнге М, Биннер Р. Как Террор стал «Большим». С. 29.

    122 Геворкян Н. Встречные планы по уничтожению собственного народа // Мос-

    ковские новости. 1992. 21 июня. С. 18-19.

    123 Hlevnjuk О. Les mecanismes de la «Grande Terreur» des annees 1937-1938 au

    Turkmenistan // Cahiers du Monde russe. 39. 1998. № 1-2. C. 197-208.

    124 См. об этом: Jansen, Petrov. Stalin's loyal executioner; Жуков Ю. Иной Сталин.

    Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. - М., 2003; Петров Н.В., Скор-

    кин К.В. Кто руководил НКВД. В том числе С. 500; Solomon P.Н. Soviet Criminal

    Justice under Stalin. - Cambridge, 1996.

    10 июля 1937 г. Политбюро приняло решение о смещении многих начальников УНКВД, семеро из которых были арестованы в июле

    августе 1937 г. Заключалась ли в этом реакция на сопротивление руководящих чекистов «кулацкой операции»? Этот тезис нуждается в дальнейшей проверке12 . Во второй половине июля Политбюро многократно корректировало свои собственные решения от 5-11 июля о составе троек. Разительный пример ЭТ0МУ ~ проведенный 23 и 28 июля полный отзыв троек в Саратовской , Омской и Ивановской областях127. И это продолжалось в дальнейшем. Не менее чем на 17 территориях Политбюро предприняло (до 20 августа 1937 г.) исправления в составе троек128. Карусель смены «судей» дошла до высшей точки 2 ноября 1937 г., когда одновременно были назначены 15 их новых председателей129.

    Между тройками периода раскулачивания и «Большого террора» существует, как персональная, стоит вспомнить только имена СФ. Ре-денса, Л.М. Заковского, Е.Г. Евдокимова, В.А. Каруцкого, Б.А. Бака, C.A. Бака, Р.И. Эйхе и т. д., так и функциональная преемственность. Существует связь и с точки зрения жертв - многие кулаки, в 1930— 1934 гг. направленные тройками в «концлагеря», лишились жизни по их приговорам в 1937-1938 гг.

    Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 33-35.

    126 По поводу смещения партийных руководителей и руководства НКВД Саратова

    во второй половине июля 1937 г. см.: Письмо (19 июля) A.A. Андреева и Г.М. Мален-

    кова, исполнителей чистки, Сталину // Советское руководство. Переписка 1928-1941. -

    М., 1999. С. 364-365.

    127 См.: Постановление Политбюро ЦК об антисоветских элементах. П. 51/187 от

    9.VH.1937, п. 51/199 и 206 от 10.VH.1937, п. 51/351 от 23.VII.1937, п. 51/409 от 28.VII.1937 -

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 21. Л. 95-99, 108. 119.

    128 Вылцан М.Н., Данилов В.П. Применение ВМН «нами гарантируется» // Наука

    и жизнь. 1997. № 9. С. 68-72.

    129 Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД 1937-1938.

    С. 416-417.

    130 21 июля 1937 г. Сталин ответил на соответствующий вопрос первого секрета-

    ря Бурятско-Монгольского обкома ВКП(б): «По установленной практике тройки

    Как можно представить заседание троек? Наряду с судьями, осуществлявшими «скорый суд», присутствовали секретарь, который вел протокол, и представитель ведомства, расследовавшего дело (тайной полиции или милиции). После короткого сообщения докладчика и на основе письменного описания дела, в которых уже предлагалось отнесение подсудимого к 1 или 2 категории, «судьи» выносили свой приговор. Как правило, это происходило ночью, при закрытых дверях. Судьи ни разу не видели или не заслушивали обвиняемого. Текст приказа № 00447 не предусматривал обжалования их приговора130. Представление о «судебной» квалификации конвейерной юс

    тиции троек могут дать некоторые количественные данные. В соответствии с протоколами 81, 82 и 83 ленинградская тройка в течение одного дня (9 октября 1937 г.) приговорили к смерти 658 заключенных Особой тюрьмы на Соловецких островах131.

    К примеру, для тройки в Татарской АССР засудить в день свыше 200 человек было «делом обычным». На заседаниях от 28 октября 1937 и 6 января 1938 гг. она вынесла 256 и 202 смертных приговора132. Карельская тройка осудила 20 ноября 1937 г. 705 человек, из них 629 приговорила к смертной казни133. Исследователи в Краснодаре установили, что краевая тройка 20 ноября 1937 г. осудила 1.252 человека134. Размах этого судебного террора был превзойден только действиями Омской тройки, которая 10 октября 1937 г. осудила 1.301, а 15 марта 1938 г. 1.014 человека, из них соответственно 937 и 354

    135

    приговорила к высшей мере наказания . Осужденные тройкой к смертной казни умерли, не будучи ознакомлены с приговором136. Этот метод, практиковавшийся уже ОГПУ, должен был помешать возникновению акций сопротивления, попыткам самоубийства и коллективным протестам осужденных137.

    выносят приговора, являющиеся окончательными» // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 328.

    131 Протокол № 81 заседания Особой тройки УНКВД Ленинградской области от

    9.10.1937 г. с решением о расстреле 210 заключенных Соловецкой тюрьмы // Ленин-

    градский мартиролог 1937-1938. Т. 2: Октябрь 1937 года. - СПб., 1996, иллюстрация

    82; Статистические сведения о Соловецких узниках, приговоренных к расстрелу

    Особой тройкой УНКВД Ленинградской области // Ленинградский мартиролог

    1937Л938. Т. 3: Ноябрь 1937 года. - СПб., 1998. С. 590-591.

    132 Степанов А. Расстрел по лимиту // Воля. 1997. № 6-7. С. 106.

    133 ЧухинИ. Карелия-37: идеология и практика террора. - Петрозаводск, 1999. С. 76,

    146.

    134 Кропачев С. Хроника коммунистического террора. Трагические фрагменты но-

    вейшей истории Отечества. События. Масштабы. Комментарии. Т. 1: 1917-1940. - Крас-

    нодар, 1995. С. 47.

    1 5 Самосудов В.М. Большой террор в Омском Прииртышье. 1937-1939. - Омск, 1998. С. 161,241.

    136 М.П. Фриновский (меморандум № 424) всем начальникам УНКВД в дополнение приказа № 00447. 8 августа 1937 г. - С. 176 настоящей книги. 13 Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 604, сн. 62.

    Указание в приказе № 00447 об «обязательном полном сохранении в тайне времени и места приведения приговора в исполнение» соблюдалось долгое время. НКВД распространял плотную завесу лжи над судьбой приговоренных к смерти «внесудебными органами». В течение полувека эта стратегия затушевывания сохранялась.

    Изданный в 1939 г. приказ № 00515 предписывал отвечать на запросы родственников пресловутой формулировкой «10 лет исправительно-трудовых лагерей без права переписки»138. Наконец, в 1945 г. им было сообщено, что родственник, осужденный на 10 лет ИТЛ, умер в заключении139. Только в рамках реабилитации, начавшейся после 1989 г., многие поколения советских граждан узнали настоящую причину и подлинную дату смерти своих детей, братьев и сестер, родителей и друзей. Места казни и массовых захоронений были обнаружены также только в 1990-е гг.

    Раздел 7 приказа включал указания по отчетности центру о проведении операции. Подробности регулировались специальной директивой 8 Отдела ГУГБ.

    31 июля 1937 г. члены Политбюро ЦК ВКП(б) без каких бы то ни было изменений, голосуя опросом одобрили приказ № 00447 и сопровождающую его резолюцию, разработанную также М.П. Фринов-ским. В ней были урегулированы важные моменты, касавшиеся проведения операции. Оперативные расходы составляли 75 млн. руб. На одну только транспортировку заключенных по железной дороге выделялось 25 млн., а на строительство новых лагерей - 10 млн. руб. Расширялся и круг бюрократических соучастников акции. В их число входили Совет Народных Комиссаров, наркоматы путей сообщения, обороны (руководящий персонал для охраны лагерей), лесного хозяйства и здравоохранения (врачи и обслуживающий персонал), а также партийные и комсомольские организации областей, в которых создавались лагеря (персонал для управления и охраны лагерей).

    138 Писатель Михаил Пришвин, полный мрачных предчувствий, записал 13 октября

    1938 г. в своем дневнике: «Жестокость (без права переписки) власти безмерная, невоз-

    можная - это темное письмо в нашем Союзе: для народа все, для личности - смерть». -

    См.: Пришвин М. Дневник 1938 года. Вступление, подготовка текста, комментарии

    и публикации Л.А. Рязановой//Октябрь. 1997. №1. С. 133.

    139 В 1955 г. им сообщалась фиктивная дата смерти и вымышленная причина «есте-

    ственной смерти; место смерти не указывалось. - См.: факсимиле свидетельств о

    смерти в: Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т. 2, иллюстрации 52-54. По поводу

    сокрытия дат смерти до 1989 г. см.: Указание председателя КГБ В. Семичастного от

    26.12.1962 и комментарий к этому А.Б. Рогинского // Мемориал-Аспект. Специальный

    выпуск информационного бюллетеня Московского «Мемориала». С. 2.

    Политбюро распорядилось об использовании части «антисоветских элементов», осужденных по второй категории, на крупных строительных проектов ГУЛАГа, прежде всего, в хронически отстававшей лесной промышленности. Для этого Главному управлению

    лагерей были выделены лесные участки, на которых в августе 1937 г. были созданы новые лесоповальные лагеря , которым до 1 октября 1937 г. предстояло принять 35 тыс. новых заключенных.

    5. Соучастие региональных партийных комитетов

    Данный нами набросок цепи событий, в конце которой стоит приказ № 00447, никоим образом не удостоверяет умозрительный тезис о генезисе кулацкой операции, представленный Ю.Н. Жуковым141. Он, возможно, под влиянием исследований известного американского историка Дж. Арча Гетти142, установил связь между массовым террором 1937 г. и планами Сталина по проведению в Советском Союзе радикальной реформы избирательного права. С тех пор Жуков продолжал развивать этот подход143. По его мнению, планировавшаяся Сталиным новая система равных, тайных и прямых выборов была нацелена на уничтожение «партократии», ключевой позиции самовластных дилетантов - секретарей партийных организаций. Ведь Сталин рассчитывал, что «при тайном голосовании никто за них не проголосует». В этой крайне затруднительной для себя ситуации ряд региональных партийных руководителей, которых Жуков называет поименно, в «ультимативной форме» потребовали от партийного руководства перехода к массовым репрессиям, прежде всего, назначения на региональном уровне троек по западносибирскому образ-

    144 -г

    140 См. об этом: Решение Политбюро П. 51/442. - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 21.

    Л. 116-117.

    141 Жуков Ю.Н. Репрессии и Конституция СССР 1936 г. // Вопросы истории. 2002.

    № 1. С. 3-26.

    142 Getty JA. «Excesses are not permitted»: Mass Terror and Stalinist Gouvernance in

    the Late 1930s // Russian Review. 2002. Vol. 61. № 1. С. 113-139.

    143 Жуков ЮН. Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг. -

    М., 2003; он же. Наследие И.В. Сталина в политической сфере и его преодоление

    (партия, государство, политика) // 50 лет без Сталина: наследие сталинизма и его

    влияние на историю второй половины XX века. Материалы «круглого стола» 4 марта

    2003 г. - М., 2005. С. 38^14. См. также сообщение о конференции «50 лет без

    Сталина». «Круглый стол» // Отечественная история. 2004. № 1. С. 199-2006.

    144 28 июня 1937 г. Политбюро согласилось с учреждением наделенных всеми

    полномочиями, включая вынесение смертного приговора, троек «для ускоренного

    цу . Тем самым, они хотели уйти с линии огня начинавшейся кам

    пании террора и получить свободу рук для преследования в своих регионах всех «опасных и враждебных элементов».

    Следовательно, не Сталин, которого Жуков изобразил как слабого диктатора с демократическими претензиями, а «партократия» инициировала массовые репрессии . Документы, представляемые нами, не подтверждают интерпретации Жукова. В его истолковании вместо серьезной критики источников вновь и вновь проявляются умозрительные построения. Это имеет место, например, когда на основе книги записи посетителей кремлевского кабинета Сталина, реконструируется беседа с 9 региональными партийными руководителями 1 и 2 июля 1937 г. Признание «Мы уже никогда не узнаем, о чем тогда шла речь» несколькими строчками ниже стирается констатацией о том, «что все эти посетители кабинета Сталина [...] ультимативно требовали наделения всех первых секретарей теми же правами, которые уже обрел руководитель Западно-Сибирской партийной организации». Жуков заставляет секретарей республиканских ЦК, край- и обкомов ради осуществления их интересов даже играть с идеей «о дальнейшем пребывании в составе ЦК, в партии Яковлева, Стецкого, а может быть еще и [...] Сталина, Молотова, Ворошилова, Жданова, Вышинского и других»146.

    рассмотрения дел по повстанческой организации среди высланных кулаков» в Зап-сибкрае. - См.: Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О вскрытой в Западной Сибири контрреволюционной органицации среди высланных кулаков». 28 июня 1937 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 258.

    145 Так недвусмысленно утверждает Жуков в: Наследие И.В. Сталина в полити-

    ческой сфере. С. 42.

    146 Жуков Ю.Н. Иной Сталин. С. 436^37.

    147 См.: Хрущев Н.С. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // Вопросы истории.

    1992. №2-3. С. 94.

    На самом деле, секретари региональных парткомов участвовали в появлении приказа № 00447 и оставались эффективным фактором его реализации до окончания операции. Это подтверждают многочисленные заявки, подписанные ими в 1937-1938 гг., в которых они просили руководство партии о повышении лимитов. Один уже этот факт уличает во лжи и попытку Хрущева147 представить кулацкую операцию как чистую акцию НКВД, а партию в виде невинной жертвы.

    6. Документы

    Политбюро ЦК ВКП(б) (выписка из протокола заседания № 51, пункт 94 за подписью И.В. Сталина) об утверждении директивы всем секретарям областных и краевых парторганизаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД «Об антисоветских элементах» от 2 июля 1937 г.

    3 июля 1937 г.

    Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, - являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности.

    ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.

    ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество, подлежащих высылке'1'.

    Впервые опубликовано: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики // Труд. 1992, 4 июня. Сверено с копией решения Политбюро ЦК ВКП(б) - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 21. Л. 89. См. также: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927-1939. Т. 5. 1937-1939. Кн. 1. / Сост. В.Данилов, Р. Ман-нинг, Н. Охотин. - М., 2004. С. 319.

    1. Выписки решения направлены Сталиным т. Ежову, секретарям OK, ВКП(б) и ЦК нацкомпартий.

    Директива № 266 наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова всем начальникам краевых и областных управлений НКВД

    3 июля 1937 г.

    С получением сего возьмите на учет всех осевших в вашей области кулаков и уголовников, вернувшихся по отбытии наказания и бежавших из лагерей и ссылок. Всех учтенных кулаков и уголовников подразделите [на] две категории: первую - наиболее враждебные элементы, подлежащие аресту и расстрелу в порядке административного проведения их [дел] через тройки; вторую - менее активные, но все же враждебные элементы, подлежащие высылке в районы по указанию НКВД СССМ.

    К 8 июля с. г. телеграфом донесите мне количество лиц первой и второй категории указанием отдельно кулаков и уголовников.

    О времени начала операции и порядке ее проведения - указания дам дополнительно.

    Впервые опубликовано: Шитюк М. М. Macoei penpecii на территорп Миколашщини (30-Ti pp. XX ст.) //Укр. ют. журн. 1998. № 1. С. 94-99. (Перевод с украинского языка). См. также: РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 3. Л. 53.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и НКВД СССР, Н.И. Ежову о составе троек и результатах проведения учета репрессированных:148

    3 тля 1937 г.

    Второго секретаря Красноярского OK ВКП(б) П.Д. Акулинушкина:

    Информацию о персональном составе троек, поступающую с мест с 3 июля 1937 г., а также об их дальнейшем изменении на протяжении 1937-1938 гг. см. в Приложении.

    К работе приступили. Тройку образовали в следующем составе: председатель Леонюк - начальник УНКВД, Горчаев - зам.

    председателя крайисполкома и Рабинович - помощник начальника краевого Управления НКВД.

    Просим для северных районов продлить срок проведения решения ЦК до 1-го августа'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. д. 575. л. 85.

    /. Шифровка была отправлена из Красноярска в 23.55 час. и расшифрована 4 июля в 10.41 час. Политбюро ЦК (51/187) 9 июля 1937г. разрешило продлить срок.

    4 ИЮЛЯ 1937 Г.

    Секретаря OK ВКП(б) Татарской АССР А. К. Лепа:

    Тройку создаем в составе: Лепа, Мухамедзянов (второй секретарь), Ельшин - зам. НКВД (до утверждения Наркома Внутренних Дел). Проверили: учета сколько-нибудь удовлетворительного указанных категорий кулаков и уголовников НКВД не имеет. Поэтому прошу изменить решение той части, в которой говорится - в пятидневный срок сообщить количество подлежащих расстрелу, также высылке, дав срок месячный'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 72.

    /. Шифровка была отправлена из Казани в 17.56 час. и расшифрована в 22.10 час. Политбюро ЦК (51/145) 5 июля 1937 г. разрешило продлить срок.

    Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол заседания № 51, пункт 145) о тройках «по проверке антисоветских элементов» и лимитах намеченных к расстрелу и высылке

    5 июля 1937 г.

    Утвердить тройки по проверке антисоветских элементов:

    а) по Крыму в составе т.т. Павлова - НКВ (председатель),

    членами Монатова - прокурор Крымской АССР и Трупчу - второй

    секретарь обкома;

    б) по Удмуртской АССР в составе т. Барышникова, Шленова -

    НКВД, Шевелькова - зам. прокурора Республики;

    в) по Татарской АССР в составе т. Лепа, Мухаметзянова и Ель-

    шина (зам. НКВД).

    Разрешить по Татарской АССР представить сведения о количестве подлежащих расстрелу вместо пятидневного срока в месячный срок.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 320.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и НКВД СССР, Н.И. Ежову о составе троек в результатах проведения учета

    репрессированных:

    7 июля 1937 г.

    Секретаря OK ВКП(б) Башкирской АССР Я. Б. Быкина:

    В состав тройки по рассмотрению дел кулаков и уголовников выдвигаем Исанчурина (секретарь Башобкома), Бак (НКВД Башкирской АССР) и Цыпнятова (зав. Сельхозотделом обкома). Количество кулаков и уголовников, подлежащих расстрелу и отдельно высылке, Бак сообщит НКВД т. Ежову*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 80.

    /. Шифровка была отправлена из Уфы в 18.50 час. и расшифрована в 22.00 час. Политбюро ЦК (51/187) 9 июля 1937 г. утвердило это предложение.

    Из ЦК КП(6) Туркменистана:

    На ваш № 863/ш. На территории Туркмении осевших кулаков и уголовников насчитывается ориентировочно 1.900 человек, из них подлежащих расстрелу кулаков 400 и уголовников 100, высылке - кулаков 1.200 и уголовников 275. Сюда не вошли: вернувшиеся из ссылки и высылки и отбывшие тюремное заключение, ранее осужденные за активную, националистическую, контрреволюционную деятельность члены нацконтрреволюционной организации

    «Туркмен-Азатлыги», вернувшиеся из ссылки и высылки, отбывшие репрессии других республик Средней Азии мусдуховники, занимающиеся антисоветской контрреволюционной деятельностью, реэмигрировавшие из Ирана и Афганистана бывшие бандглавари, бандпособники, рядовые активные басмачи, активные контрабандисты, связанные с белой эмиграцией, служащие проводниками, переправщиками и связистами с контрреволюционными элементами Туркмении. ЦК КП(б) Туркменистана считает необходимым включение этих контингентов для репресии и высылки. Их насчитывается ориентировочно около 3-х тысяч человек.

    Состав тройки: первый секретарь ЦК КП(б) Туркменистана Анна-Мухамедов, НКВД Туркмении Зверев, Прокуратура республики Ташли-Анна-Мурадов(1 >.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 86.

    1. Шифровка была отправлена из Ашхабада за подписью Батыр-Атаева в 23.11 час, расшифрована 8 июля в П.52 час.

    8 июля 1937 г.

    Секретаря Западносибирского КК ВКП(б) Р.И. Мхе:

    В условиях Западной Сибири предложение ЦК об очистке колхозов, совхозов и предприятий от беглых кулаков и уголовников является исключительно важным и правильным. По ориентировочным данным, поступившим от ПО районов, беглых кулаков и уголовников числится 25 тысяч человек, из них наиболее враждебными и активными являются 6.600 кулаков и 4.200 уголовников, которых нужно расстрелять.

    Тройку прошу утвердить в следующем составе: начальник Управления НКВД Миронов (председатель), секретарь крайкома Эйхе, краевой прокурор Барков*1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 84.

    1. Шифровка была отправлена из Новосибирска в 11.56 час. и расшифрована в 16.00 час.

    Секретаря Омского OK ВКП(б) Д. А. Булатова:

    Всего подлежит репрессии по неполным данным (отдельные отдаленные районы сведения не представили) 2.429 человек, из них: по первой категории 479, по второй категории 1.959 человек. Тройка представляется на утверждение в следующем составе: Салынь - начальник УНКВД, Нелипа - 4 отдел НКВД, Фомин -секретарь обкома!:).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 81.

    /. Шифровка была отправлена в 03.52 час. и расшифрована в 11.52 час.

    Секретаря Удмуртского OK ВКП(б) Н.Ф. Барышникова:

    Сообщаю: по республике, за исключением одного района, отобрано первой категории кулаков - 49, уголовников - 14; второй категории кулаков - 365, уголовников - 58. В числе уголовников имеются осужденные судами, отбывавшие меру наказания в тюрьмах!1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 110.

    1. Шифровка была отправлена из Ижевска в 16.00 час. и расшифрована в 19.15 час.

    Секретаря Горьковского OK ВКП(б) Ю.М. Кагановича:

    Сообщаю состав тройки: Огурцов - секретарь обкома ВКП(б), Лаврушин - начальник УНКВД, Устюжанинов - прокурор.

    Учтено по городу Горькому и десяти основным районам области кулаков первой категории 1.000, второй категории - 650, уголовников первой категории 675, второй категории - 435. Кроме этого по основным промпредприятиям области учтено кулаков, бежавших с мест постоянного жительства и скрывшихся от выселения - 3.820, из которых по степени антисоветской активности определяем первой категории - 620, второй катего

    рии - 3.200. Работу по учету по остальным сельским и кустарно-промысловым районам продолжаем'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 108.

    /. Шифровка была отправлена в 22.08 час. и расшифрована 9 июля, в 12.29 час.

    Секретаря ЦК КП(6) Грузии Л.П. Берии:

    Тройка по разбору дел в административном порядке на учтенный НКВД Грузии враждебный антисоветский элемент организована в составе: зам. НКВД Грузии Рапава, прокурора республики Грузии Талахадзе и начальника Управления республиканской милиции Церетели.

    По первой категории взято на учет 1.419 человек, по второй категории - 1.562 человека. Сюда не входят члены антисоветских партий, ведущие на сегодня активную контрреволюционную работу, как вернувшиеся из ссылки, так и те, которые раньше не были высланы. Таких наберется до 2.000 человек'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 107.

    1. Шифровка была отправлена из Тбилиси в 14.55 час. и расшифрована в 22.25 час.

    Секретаря Карельского OK ВКП(б) П. А. Ирклиса:

    По Карельской АССР выявлено активно проводивших контрреволюционную подрывную работу кулаков, вернувшихся после отбытия наказания и срока ссылки, 33 человека, уголовного элемента - 9 человек, прочего антисоветского элемента - 44 человека. Расстрелу подлежат 12 человек, направлению в лагери - 74 человека; проявляющих враждебность в менее активной мере и подлежащих высылке в административном порядке - 257 человек, в том числе: кулаков 69 человек, уголовного элемента 42 человека, прочего антисоветского элемента 146 человек. Довыявление продолжаем .

    1

    ■i

    Состав тройки представляется на утверждение ЦК ВКП(б) следующий: 1) Ирклис П.А. - секретарь Карельского обкома; 2) Тени-сон К.Я. - НКВД Карельской АССР; 3) Михайлович - заместитель прокурора Карельской АССР'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 106.

    /. Шифровка была отправлена из Петрозаводска в 17.13 час. и расшифро- '

    вана в 20.30 час. ]

    Секретаря Марийского OK ВКП(б) Ч.Н. Врублевского:

    Сообщаю, что в состав тройки намечаются: секретарь обкома

    Врублевский, начальник УНКВД Карачаров и Прокуратура респуб-

    лики Быстряков. i

    Учтено: кулаков 1058, из них подлежащих расстрелу - 366 и ■] высылке - 692; уголовников 1085, из них подлежащих расстрелу -338 и высылке - 747'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 100.

    /. Шифровка была отправлена из Йошкар-Олы в 20.55 час. и расшифрована 9 июля в 13.22 час.

    Секретаря Свердловского OK ВКП(б) А. Я. Столяра:

    По Свердловской области подлежат репрессии 10.500 кулаков и 1.500 уголовников. Из них необходимо расстрелять 4.700 кулаков, подвергнуть ссылке и заключению в концлагеря 5.800; уголовников подлежат расстрелу 300 человек, ссылке и заключению в концлагеря 1.200. Эти цифры обуславливаются чрезвычайной засоренностью области активным контрреволюционным кулачеством и наличием в 29 районах спецпереселенцев общим количеством 180.000 человек.

    Состав тройки предлагаем: второй секретарь обкома партии Абаляев, начальник УНКВД Дмитриев, член бюро обкома, зав. Пром-отделом Грачев'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 103.

    У. Шифровка была отправлена в 23.23 час. и расшифрована 9 июля в 13.44 час.

    Секретаря Кировского OK ВКП(б) М.Н. Родина:

    Сообщаю предварительные данные: по Кировской области намечается к расстрелу 368 кулаков и уголовников, намечается к высылке 510. Окончательные данные сообщу дополнительно.

    Состав тройки следующий: Аустрин - начальник УНКВД, Мухин -зам. облпрокурора, Наумов - второй секретарь обкома'1 >.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 97.

    1. Шифровка была отправлена в 17.49 час. и расшифрована в 20.45 час. Отпечатана в 4 экз.

    Секретаря ЦК КП(б) Узбекистана А. И. Икрамова:

    По подсчетам, проведенным нами, кулаков подлежащих расстрелу 981 человек, уголовников 267. Подлежащих высылке кулаков 2.625, уголовников 1.189. Уточнение учета продолжаем, и по нашему мнению категория подлежащих расстрелу увеличится. Кроме этого у нас имеются городские крупные баи, торговцы-националисты, крупные духовники, активные враждебные элементы, которых учтено 169. Эти цифры срочно уточняем, что даст тоже увеличение. Кроме этого учтено русских духовников 13, белых офицеров 44, басмаческих руководителей 9, крупных эмир-ских чиновников и жандармов 6, которые по характеру материала также подлежат расстрелу. Всего подлежит расстрелу 1.483. Имеется подлежащих высылке мусдуховников 63, русских духовников 26, белых офицеров 20, басмаческих руководителей 23, эмирских чиновников 6.

    Считаем необходимым пересмотреть дела националистов-террористов, дела которых рассмотрены после 1-го декабря 1924 г. Спецколлегией и Военным трибуналом, неправильно осужденных к разным срокам в лагеря, которые подлежат расстрелу. Просим разрешить пересмотреть их дела на тройке.

    Намечаем тройку в составе т. Каримова - председатель СНК, т. Балтабаева - секретарь ЦК КП(б) Узбекистана, Загвоздина -НКВД.

    Телеграмма Цека послана одновременно Кара-Калпакскому обкому, наше мнение не создавать там тройку'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 133.

    /. Шифровка была отправлена из Ташкента в 18.00 час. и расшифрована в 22.00 час.

    Секретаря Ставропольского КК ВКП(б) K.M. Сергеева:

    По краю учтено возвратившихся и бежавших из ссылки кулаков и уголовников 6.133, из них: наиболее враждебных - 2.461 и менее активных - 3.672.

    Состав тройки: секретарь крайкома ВКП(б) Сергеев, начальник НКВД Булах, председатель крайисполкома Розит, врид. крайпро-курора Агеев и зам. начальника НКВД - Колосунин'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 129.

    1. Шифровка была отправлена из Пятигорска в 02.55 час. и расшифрована в 11.55 час.

    9 ИЮЛЯ 1937 Г.

    Секретаря ЦК КП(б) Армении A.C. Арматуни:

    ЦК ВКП(б) Армении сообщает составе тройки: Мугдуси X. - НКВД, Миквелян С. - Зам. Прокурора Республики, Тер-Наколов С. - Председатель Спецколлегии Верхсуда. Намечаем количество кулаков первой категории 300 человек, второй - 400, уголовников первой категории - 200 человек, второй - 250. С обязательной высылкой семей первой категории'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 140.

    1. Шифровка была отправлена из Еревана в 11.25 час.

    Секретаря Ростовского OK ВКП(б) Е.Г. Евдокимова:

    Сообщаю: произведенным учетом в крае числится кулацко-бе-логвардейского элемента 11.635 и уголовного - 1.971 (данные предварительные). Несомненно, дальнейшая работа по учету даст большие цифры.

    Подлежит рассмотрению кулацко-белогвардейского элемента по первой категории 5.721 и по второй категории 5.914, уголовного элемента по первой категории - 923 и по второй категории - 1.048. Сведения по группе уголовного элемента сугубо предварительные. В число первой категории мы включаем из проходящих по делу казачье-белогвардейской организации уже арестованных свыше тысячи человек руководящей повстанческой головки.

    В ходе уборки урожая зафиксированы в разных местах края факты поджога и пожара хлеба (Прим: Ахтарский, Армавирский, Камышеватский, Марьинский, Роговский, Черлеерковский районы), факты вредительского вывода комбайнов из строя (Устьлабин-ский район, Воронежская МТС - умышленно брошены в барабан комбайна вилы; Тимашевский район, Медведевская МТС - в хлебе, подаваемом комбайну, нашли железный прут, обмотанный соломой; Семикаракорский район, Золотаревская МТС - в шнеке одного комбайна нашли молот, в шнеке другого комбайна напильник; Выселковский район, Березанская МТС - в комбайне нашли железный прут и т. д.). По всем этим фактам ведется строжайшее расследование органами НКВД, часть этих дел считаю необходимым в целях решительного пресечения диверсионно-шпионской вылазки на уборке хлеба рассмотреть внесудебном порядке, другую часть через суд с применением расстрела. Об этом прошу дать указание по судебно-прокурорской линии. Состав тройки прошу утвердить следующий: Боюшков - начальник УНКВД, Евдокимов - секретарь крайкома, Иванов - председатель крайисполкома с заменой зам. предкрайисполкома Кравцовым. Тройка будет работать с участием прокурора'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 109.

    /. Шифровка была отправлена в 06.15 час. и расшифрована в 11.27 час.

    Секретаря Западного OK ВКП{6) Д.С. Коротченкова:

    По данным УНКВД по всем районам Западной области учтено вернувшихся по отбытии наказания и бежавших из лагерей ссылок - кулаков 4600, уголовников 11.200 человек. По материалам районов к первой категории ориентировочно относится 2-2,5 тысяч человек. Материалы районов с выездом на места людей проверяются.

    Состав тройки намечаем: Каруцкий, Бидинский и представитель Прокуратуры*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 5.

    1. Шифровка была отправлена из Смоленска в 06.25 час. Имеется резолюция: «Утверждаю. Сталин, Молотов, Каганович. За: тт. Ворошилов, Чу-барь, Микоян. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 241, от 14 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Западный OK ВКП(б)».

    Секретаря Челябинского OK ВКП(б) К.В. Рындина, начальника УНКВД И.М. Блата:

    Сообщаю: 1) Состав тройки предлагаем из следующих товарищей: Рындин, начальник УНКВД по Челябинской области Блат, заместитель начальника УНКВД Малышев;

    2) Согласно учету УНКВД, количество лиц, подлежащих расстрелу, намечено 2.552 человека, полежащих высылке 5.401 человек*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 99.

    /. Шифровка была отправлена в 02.10 час. и расшифрована в 13.22 час. Отпечатана в 4 экз.

    Секретаря ЦК КП(б) Казахстана СВ. Нурпеисова:

    Тройку по делу кулаков и уголовников сконструировали в составе: Мирзоян (с заменой Нурпеисовым), Исаев, Залин.

    Количество подлежащих расстрелу по предварительным данным 2.346 человек, подлежащих высылке 4.403 человека. Поскольку в нашей республике много кулаков, находящихся в поселках спецпереселенцев, уже отбывших срок ссылки, но подпадающих под действие, указанное в телеграмме тов. Сталина, просим разрешить нашей тройке рассмотреть дела и на кулаков, проживающих в спецпоселках*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 95.

    1. Шифровка была отправлена из Алма-Аты в 09.10 час. и расшифрована в 14.04 час.

    Из Крымского OK ВКП(б):

    Выявлено и взято на учет кулаков, вернувшихся по отбытии наказания, 905 человек, уголовников, вернувшихся по отбытии наказания, 421 человек; кулаков, бежавших из ссылки и лагерей, 870 человек; беглых уголовников 12, учет неполный. Число учтенных первой категории кулаков, наиболее враждебных элементов, подлежащих аресту и расстрелу, 109 человек, уголовников 34 человека; второй категории враждебных элементов, подлежащих высылке кулаков 1103 человек, уголовников 282 человека*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 124.

    /. Шифровка была отправлена из Симферополя в 21.15 час. и расшифрована 10 июля, в 11.37 час.

    Секретаря Сталинградского OK ВКП(б) Б.А. Семенова:

    Сообщаю состав тройки по рассмотрению дел бывших кулаков и уголовников: Семенов - секретарь обкома, Раев - начальник УНКВД и Румянцев - зам. облпрокурора.

    Количество кулаков и уголовников, подлежащих расстрелу, намечено 800 человек и подлежащих высылке за пределы области -

    2.200 человек. Продолжаем дополнительное выявление лиц, подлежащих высылке, о чем сообщу дополнительно'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 124.

    /. Шифровка была отправлена 14.50 час. и расшифрована в 18.10 час.

    Секретаря ЦК КП(6) Белоруссии В.Ф. Шаранговича:

    На Вашу телеграмму от 3-го июля сообщаем, что нами учтено ранее высланных и возвратившихся кулаков и уголовников в Белоруссии 12.800 человек, из этого количества предлагаем расстрелять 3 тыс. человек, как наиболее враждебных и ведущих активную контрреволюционную работу, и выслать из пределов Белоруссии 9.800 человек менее активных, но враждебных элементов.

    В состав тройки предлагаем: НКВД Белоруссии Бермана Б.Д., второго секретаря ЦК КП(б) Белоруссии Денискевича Н.М., начальника милиции Белоруссии Шийрона'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 123.

    1. Шифровка была отправлена из Минска в 07.35 час. и расшифрована в 16.35 час.

    Секретаря Северо-Казахстанского OK ВКП(б) С. Сегизбаева:

    По Северо-Казахстанской области:

    ПЕРВОЕ, учтено возвратившихся кулаков 492, баев 183, феодалов 18, помещиков 9, уголовных 17, рецидивистов 249, всего 968. Из них враждебно настроенных, подтвержденных новыми данными НКВД, категории к расстрелу - 422 кулаков, баев 158, феодалов 18, помещиков 9, уголовных бандитов 17, рецидивистов 34, всего 658. Подлежат высылке 310 человек.

    ВТОРОЕ, по области имеется несколько десятков тысяч переселенцев с западных границ Союза, среди этих переселенцев много подозреваемых в контрреволюционно-шпионско-диверсион

    ной деятельности, проявляющих за последнее время контрреволюционную активность и усиленное бегство из поселков. По нашим данным учтено среди переселенцев таких людей 541 человек.

    Прошу указания о спецпереселенцах. В тройку предлагаем начальника НКВД Панова, председателя облисполкома Степанова, секретаря обкома Сегизбаева*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 122.

    1. Шифровка была отправлена из Петропавловска в 07.07 час. и расшифрована в J 7.55 час.

    Секретаря ЦК КП(6) Азербайджана М.-Д. Багирова:

    Прошу санкционировать изъятие 4-х тысяч человек: кулаков 1.800 и уголовников 2.200, из них первой категории кулаков -500 и уголовных - 500, всего первой категории - тысяча человек.

    Учитывая наличие контрреволюционных повстанческих организаций в 16 районах и оживление 7 действующих бандгрупп, прошу дополнительно санкционировать пропуск через тройку дел по следующим контингентам:

    1). Участников ликвидируемых и ныне действующих повстанческих и диверсионных групп в количестве 600 человек;

    2). Мусаватистов, иттихадистов, дашнаков и духовенства, вернувшихся из лагерей после отбытия наказания и снова проявляющих антисоветскую активность - 250 человек;

    3). Беков, бывших помещиков и кулаков, антисоветски настроенных, ранее не репрессированных - 250 человек;

    4). Бандпособников - 150 человек.

    Всего дополнительно 1.250 человек, из них первой категории - 500, второй категории - 750. Итого прошу санкционировать 5.250 человек, из них первой категории 1.500.

    Для успешной ликвидации действующих внутренних и закордонных бандгрупп прошу разрешить выселение в лагеря НКВД 150 семейств этих бандгрупп вне зависимости от наличия в семьях трудоспособных мужчин, но при наличии трудоспособных женщин.

    В состав тройки прошу утвердить следующих товарищей: Сум-батов, Теймуркулиев, Джангирахундзаде*1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 119.

    1. Шифровка была отправлена из Баку в 17.11 час. и расшифрована 10 июля в 12.35 час.

    Секретаря Мордовского OK ВКП(б) В.М. Путнина:

    Сообщаю результаты выполнения телеграммы ЦК ВКП(б) об учете и переписи кулаков и уголовников по Мордовской АССР, ранее высланных, заключенных в лагерях, подлежащих высылке, но скрывавшихся в течение 3-5 лет и возвратившихся теперь на родину. Среди них много активных церковников и сектантов, неоднократно сидевших в лагерях и находившихся в ссылке, продолжающих сейчас активную враждебную работу. В результате проведенной аппаратом НКВД специальной проверки учтены и предварительно негласно переписаны 930 наиболее враждебных кулаков и 320 этой же категории уголовников. А всего подлежащих расстрелу - 1.250. Кулаков менее активных, но ведущих враждебную работу, учтено из колхозов и предварительно негласно переписано 1.883, уголовников этой же категории - 380. А всего подлежащих высылке - 2.263. Всего по обеим категориям кулаков и уголовников - 3.513.

    Кроме того, выявлено значительное количество кулаков, возвратившихся в Мордовию, а затем выбывших в другие области и края и устроившихся там на предприятиях промышленности и транспорте. В частности, много выбыло в Москву, Горький и Дальний Восток. Работу по уточнению полученных материалов и дальнейшему выявлению кулаков и уголовников продолжаем.

    В состав тройки предлагаем: Вейзагер - НКВД Мордовской АССР, его заместитель Михайлов и секретарь обкома ВКП(б) Путнин с заменой Котелевым - второй секретарь обкома'1>.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 118.

    1. Шифровка была отправлена из Саранска в 23.50 час. и расшифрована 10 июля в 14.15 час.

    Из Хабаровского КК в ЦК ВКП(б):

    Крайком просит тройку для административного рассмотрения дел о враждебных элементах из числа кулаков и уголовников утвердить в составе: Дерибаса с заменой Западным, Птуха и Федина - зав. ОРПО крайкома. Согласно представленного органами НКВД учета, количество наиболее враждебных, возвратившихся и осевших в крае кулаков и уголовников 3017 и второй категории 3681 человек.

    Крайком просит распространить действие директивы ЦК также на находящиеся на Дальнем Востоке спецпоселки, в которых имеется по данным НКВД до десяти тысяч семей.

    Ввиду того, что на территории Дальнего Востока находятся 360 тысяч человек лагерников, разрешить дела в отношении таких лиц рассматривать на созданной тройке для применения к ним расстрела» (1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 117. /. Шифровка была отправлена 20.28 час.

    Секретаря ЦК КП(б) Таджикистана А. Я. Фролова:

    На основе имеющегося учета, а также частично списочных данных общее количество уголовно-кулацких элементов в республике, ведущих активную контрреволюционную работу на транспорте, промпредприятиях, совхозах, МТС, колхозах, совторгаппаратах, -1.775 человек, в том числе наиболее враждебных 780-810. Из них уголовников - 306, в том числе наиболее враждебных -180; местных кулаков, бежавших высылки, отбывших высылку - 204, в том числе наиболее враждебных 40; осевших из других краев, областей и республик, кулаков и белогвардейцев, скрывавшихся в местах прежнего жительства от репрессий, имеющих судимость, активное контрреволюционное прошлое, бежавших высылки -845, в том числе наиболее враждебных 340-350; бывших басмачей, переправщиков, отбывших наказание, бежавших ссылки, скрывающихся - 420, в том числе наиболее враждебных 220-240. Из общего количества 1.775 падает на пограничные районы - 248,

    на приграничные районы (Кулябские и Вахшские районы) - 316, горные районы Гармские - 280, Гиссарские - 289, северные -240, АГБО (Памир) - 70, города Сталинабад и Ленинабад - 230, железнодорожный транспорт - 102.

    Прошу утвердить эти цифры, включив на рассмотрение тройки все указанные категории.

    Состав тройки прошу утвердить следующий: Ашуров - первый секретарь ЦК КП(б) Таджикистана с заменой Фроловым, Тарасюк -НКВД Таджикистана, Байков - помощник военного прокурора САВО'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 121.

    1. Шифровка была отправлена из Сталинобада в 00.20 час. и расшифрована в 18.50 час.

    Секретаря Оренбургского OK ВКП(б) А.Ф. Горкина:

    В результате проведенной работы учтено кулаков первой категории 1.200, второй - 2.390, уголовников первой категории -520, второй - 760. В числе выявленных кулаков много уроженцев других областей, осевших в большинстве на транспорте, новостройках, промышленности. При рассмотрении вопроса прошу разрешить выселение семей кулаков и уголовников.

    Состав тройки прошу утвердить: Горкин, Успенский, Зелик-ман - заместитель начальника УНКВД'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 130.

    /. Шифровка была отправлена в 00.27 час. и расшифрована в 14.04 час.

    Секретаря ЦК КП(б) Киргизии X, Джиенбаева:

    Согласно вашего указания по Киргизии организована тройка в составе: 1). Секретарь ЦК Киргизии Джиенбаев, 2). НКВД Четвертаков, 3). Заместитель прокурора Республики Гуцев.

    Нами учтено и определено к расстрелу 58 и к высылке 168 человек. Цифры неполные, учет и арест продолжаются, сообщу дополнительно'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 5.

    1. Шифровка была отправлена из Фрунзе в 17.30 час. и расшифрована 10 июля, в 11.37 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Чу-барь, Каганович (подписи, автографы). За - Микоян, Калинин, Ворошилов. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания №51, пункт 271. Выписки решения направлены т.Ежову, ЦК КП(б) Киргизии».

    Политбюро ЦК ВКП(б) (из протокола заседания № 51, пункт 187) об утверждении состава троек по «проверке антисоветских элементов» и лимитов репрессируемых

    9 июля 1937 г.

    1) По Северо-Осетинской АССР в составе т.т. Маурера, То-

    гоева и Иванове.

    Утвердить намеченных к расстрелу 169 чел. и высылке 200 чел.

    2) По Башкирской АССР в составе т.т. Исанчурина, Бак и Цыпнятова.

    3) По Омской области в составе т.т. Салынь, Нелипа и Фомина.

    Утвердить намеченных к расстрелу 479 чел. и высылке 1.959 чел.

    4) По Черниговской области в составе т.т. Маркитана, Са-

    мовского и Склярского.

    Утвердить намеченных к расстрелу 244 чел. и высылке 1.379 чел.

    5) По Чувашской АССР в составе т.т. Петрова, Розанова и

    Элифанова.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 86 чел., уголовников 54 чел. и высылке кулаков 676 чел., уголовников 201.

    6) По Западно-Сибирскому краю в составе т.т. Миронова (пред-

    седатель), Эйхе и Баркова.

    Утвердить намеченных к расстрелу 6.600 кулаков и 4.200 уголовников.

    7) По Красноярскому краю в составе т.т. Леонюка (предсе-

    датель), Горчаева и Рабиновича.

    Разрешить по северным районам Красноярского края представить сведения о количестве подлежащих расстрелу и высылке к 1-му августа.

    8)> По Туркменской ССР в составе т.т. А. Мухамедова, Зве-

    рева и Ташли-Анна-Мурадова.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 400 чел., уголовников 100 чел. и высылке кулаков 1.200 чел. и уголовников 275 чел. Согласиться с предложением ЦК Туркменистана о включении на репрессии и высылку отбывших тюремное заключение членов нац.к.-р.организации «Туркмен-Азатлыги», мусульманское духовенство и т. п., поручив НКВД определить число подлежащих расстрелу и высылке.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 322.

    Политбюро ЦК ВКП(б) (из протокола заседания № 51, пункт 199) об утверждении троек и лимитов репрессированных

    10 июля 1937 г.

    1) По Казахской ССР в составе т.т. Мирзояна (с заменой

    Нурпеисовым), Исаева и Залина.

    Утвердить намеченных к расстрелу 2.346 чел. и высылке 4.403 чел. Разрешить тройке рассмотрение дел и на кулаков, проживающих в спецпоселках.

    2) По Курской области в составе т.т. Пескарева, Никитина

    и Симановского.

    Утвердить намеченных к расстрелу 1.798 чел. и высылке 2.986 чел.

    3) По Кировской области в составе т.т. Аустрина, Мухина

    и Наумова.

    Утвердить намеченных к расстрелу 368 чел. и высылке 510 чел.

    4) По Кабардино-Балкарской АССР в составе т.т. Антонова

    (председатель), Калмыкова и Хагурова.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 339 чел. уголовников 21 чел. и высылке кулаков 324 и уголовников 143 чел.

    5) По Челябинской области в составе т.т. Рындина, Блат и Ма-

    лышева .

    Утвердить намеченных к расстрелу 2.552 чел. и высылке 5.401 чел.

    6) По Марийской АССР в составе т.т. Врублевского, Карача-

    рова и Быстрякова.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 366 чел., уголовников 338 и высылке кулаков 692, уголовников 747 чел.

    7) По Саратовской области в составе т.т. Криницкого

    (с заменой Зеленовым), Агранова и Славатинского.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 346 чел., уголовников 91 и высылке кулаков 836, уголовников 750 чел.

    8) По Воронежской области в составе т.т. Розан (с заменой

    Сивко), Анфимова и Ярыгина.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 720 чел., уголовников 130 чел. и высылке кулаков 2.368, уголовников 1.319 чел.

    9) По Свердловской области в составе т.т. Аболяева, Дмит-

    риева и Грачева.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 4.700 чел. уголовников 300 чел. и высылке кулаков 5.800, уголовников 1.200 чел.

    10) По Ивановской области в составе т.т. Епанечникова,

    Стырне и Лейбовича.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 276 чел., уголовников 66 чел. и высылке кулаков 1.293 чел., уголовников 425 чел.

    11) По Коми АССР в составе т.т. Семичева, Ковалева и Ли-

    пина.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 55 чел., уголовников 156 чел. и высылке кулаков 117, уголовников 104 чел.

    12) По Карельской АССР в составе тт. Ирклиса, Тенисон и Ми-

    хайловича .

    Утвердить намеченных к расстрелу 12 чел. и высылке 74 чел.

    13) По Грузинской ССР в составе т.т. Рапава, Талахадзе и Це-

    ретели.

    Утвердить намеченных к расстрелу 1.419 чел. и высылке 1.562 чел.

    14) По Горьковской области в составе т.т. Огурцова, Лав-

    рушина и Устюжанинова.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 1.620 чел. уголовников 675 чел. и высылке кулаков 3.850 чел., уголовников 435 чел.

    15) По Азово-Черноморскому краю в составе т.т. Люшкова,

    Евдокимова и Иванова (с заменой Кравцовым).

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 5.721 чел., уголовников 923 чел. и высылке кулаков 5.914 чел. уголовников 1.048 чел.

    Разрешить рассмотрение во внесудебном порядке дел о ди-версионно-шпионской вылазке на уборке хлеба, с применением расстрела.

    16) Утвердить по Удмуртской АССР намеченных к расстрелу

    кулаков 49, уголовников 14 и высылке кулаков 365 и уголовни-

    ков 58^.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 323-324. /. Написано от руки.

    Шифротелеграмыа наркома внутренних дел УССР И.М. Леплевского наркому внутренних дел Н.И. Ежову о количестве кулаков и уголовников, взятых на учет по областям УССР

    10 июля 1937 г.

    Всего выявлено и учтено кулаков и уголовников 23.936, в том числе: а) по категориям: по первой категории кулаков -3.749, уголовников - 1.234; по второй кулаков - 10.364, уголовников - 8.589; б) по областям УССР: Киевская - всего учтено 6.616 человек, из них [по] первой категории кулаков -

    840, уголовников - 255; [по] второй категории кулаков - 2.117, уголовников - 3.404. Харьковская - всего 6.063, из них [по] первой категории кулаков - 1.631, уголовников - 352; [по] второй категории кулаков - 2.444, уголовников - 1.636. Донецкая - всего 1.821, из них [по] первой категории кулаков -257, уголовников - 209; [по] второй категории кулаков - 288, уголовников - 1.067. Днепропетровская - всего 2.205, из них [по] первой категории кулаков - 190, уголовников - 44, [по] второй категории кулаков - 1.752, уголовников - 219. Одесская - всего 1800, [по] первой категории кулаков - 310, уголовников - 90, [по] второй категории кулаков - 1.000, уголовников - 400. Винницкая - всего 3.549, [по] первой категории [кулаков] - 336, уголовников - 214, [по] второй категории кулаков - 1.550, уголовников - 1.449. Черниговская - всего 1.623, [по] первой категории кулаков - 174, уголовников -70, [по] второй категории кулаков - 965, уголовников - 414. МАССР - всего 259, из них [по] первой категории - 11, [по] второй категории - 248. Эти данные являются сугубо ориентировочными .

    Все кулацкие и уголовные элементы по Украине полностью не выявлены и не учтены. По этим цифрам обращает на себя внимание, что данные по Донбассу и Днепропетровску явно преуменьшены.

    Соответствующие указания [по] этим областям даны. Все областные управления продолжают работу по выявлению и учету этих элементов. Тройки во всех областях созданы [в] составе первого секретаря Обкома, начальника облуправления НКВД и прокурора.

    Прошу указаний, когда тройки могут уже приступить к практической работе. Также прошу указаний о порядке выселения кулаков и уголовников по второй категории'1'.

    Впервые опубликовано: «Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украине 1937-1938 гг. / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, С.А. Кокин, С.Н. Богунов, Г.В. Смирнов, Б. Бонвеч, O.A. Довбня, И.Е. Смирнова. (Выходит в Киеве в 2009 г.).

    1. Шифровка была передана 10 июля 1937 г. в 19 час.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину о составе троек и результатах проведения учета репрессированных:

    10 июля 1937 г.

    Секретаря Якутского OK ВКП(б) П.М. Певзняк:

    На Вашу шифровку № 863/ш. Выдвигаем тройку в следующем составе: председатель - зам. НКВД Якутской АССР Дорофеев Иван Андрианович, член ВКП(б) с 1917 г., начальник милиции Дементьев Георгий Макарович, член ВКП(б) с 1919 г. и врид. прокурора Якутской АССР Страд Матвей Аронович, член ВКП(б) с 1932 г.

    Списки по просмотрению со мной будут представляться непосредственно НКВД тов. Ежову*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 139.

    /. Шифровка была отправлена из Якутска в 09.38 час. и расшифрована 11 июля в 13.42 час.

    Секретаря Дагестанского OK ВКП(б) Н.Е. Самурского:

    По данным НКВД подлежащих немедленному аресту и расстрелу взято на учет 600 человек и высылке 2485 человек. В наиболее отдаленных районах учет продолжается, закончим 15 июля. Главный контингент взят на учет: в совхозах, промышленности, транспорте и крупных городах республики.

    Национальность: русские, пришлые немцы-колонисты и местные, возвратившиеся из ссылки.

    Дагобкомом утверждена тройка в составе: Самурского, НКВД -Ломоносова, Главсуд - Шиперова.

    Прошу указаний, может ли тройка приступить к работе'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 116.

    /. Шифровка была отправлена из Махачкалы в 05.02 час. и расшифрована в 11.50 час.

    Секретаря Восточно-Сибирского OK ВКП(б) A.C. Щербакова:

    Учет кулаков и уголовников области крайне запущен. Данный Вами пятидневный срок органами НКВД выверен учет только 4267 человек них вернувшихся бежавших мест ссылки заключения кулаков 2.657 уголовников 1.660. УНКВД подобраны конкретные агентурно-следственные материалы активной антисоветской уголовной деятельности: кулаков 1.087, уголовников 836, всего 1.923; работа по выявлению продолжается. В дальнейшем эта цифра, несомненно, увеличится. Тройку просим утвердить в составе нач. УНКВД ЛУПЕКИНА его помощников ЮЖНОГО, ГРЯЗНОВА*1».

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 141.

    /. Шифровка была отправлена в 10.15 час. за подписью т. Щербакова.

    Секретаря Северного OK ВКП(б) Д.А. Канторина:

    Полагаю, что по территории Северной области, включая Коми республику, может быть изъято 5-6 тысяч кулаков и уголовников, из коих примерно тысяча человек должна быть расстреляна.

    В состав тройки по разбору дел предлагаем: 1) начальника УНКВД тов. Бак. 2) Прокурора Коржина. 3) секретаря Обкома ВКП(б) Рябова*1».

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 6.

    /. Шифровка была отправлена из Архангельска в 14.15 час. и расшифрована 11 июля в 10.45 час. Имеется резолюция: «Утверждаю. Сталин, Молотов, Каганович, Жданов, Ворошилов (подписи, автографы). За - тт. Калинин, Чубарь, Микоян».

    Секретаря Ярославского OK ВКП(б) H.H. Зимина:

    В состав тройки нами намечены: второй секретарь Обкома Полумордвинов, начальник областного НКВД Ершов и прокурор области Юрчук.

    По предварительным данным учтено подлежащих расстрелу кулаков 453, уголовников 232; подлежащих высылке кулаков 873, уголовников 392. Однако эти цифры считаю преуменьшенными, так как органы НКВД не имеют полных данных о составе уголовников, работающих на заводах области. На одном только резиновом комбинате выявляется наличие свыше 300 бывших уголовников, из них значительная часть ведет себя как дезорганизаторы производства. Аналогично и на ряде других предприятий. В ходе работы будем выявлять и проверять их, что увеличит сообщенную общую цифру*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 575. Л. 134.

    1. Шифровка была отправлена в 17.25 час. и расшифрована 11 июля в 11.26 час.

    Секретаря Московского комитета ВКП(б) Н.С. Хрущева:

    Сообщаю, что всего уголовных и кулацких элементов, отбывших наказания и осевших в г. Москве и Московской области, учтено 41.305 чел. Их них уголовного элемента учтено - 33.436 чел.

    Имеющиеся материалы дают основание отнести к 1-й категории уголовников 6.500 чел. и ко 2-й категории - 23.936 человек. Из этого количества по г. Москве ориентировочно относим к 1-й категории - 1.500 чел. и 2-й категории - 5.272 чел.

    Кулаков, отбывших наказание и осевших в г. Москве и районах области учтено 7.869 человек. Имеющийся материал дает основание отнести из этой группы к 1-й категории 2.000 чел. и ко 2-й категории - 5.869 человек.

    Комиссию*1) просим утвердить в составе тт. Реденс - Нач. Управления НКВД по М.О., Маслова - зам. прокурора Московской области, Хрущева Н.С. - секретаря МК и МГК с правом, в необходимых случаях, замены т. Волковым A.A. - вторым секретарем Московского Горкома.

    Впервые опубликовано: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики // Труд. 1992, 4 июня. СЛ.

    1. Имеется в виду тройка.

    Политбюро ЦК ВКП(б) (из протокола заседания № 51, пункт 206) об утверждении состава троек и лимитов репрессированных

    10 июля 1937 г.

    1) По Куйбышевской обл. в составе т.т. Попашенко, Нельке

    и Полякова.

    Утвердить намеченных к расстрелу 1.881 чел. и высылке 4.259 чел.

    2) По Дагестанской АССР в составе т.т. Самурского, Ломо-

    носова и Шиперова.

    Утвердить намеченных к расстрелу 600 чел. и высылке 2.485 чел.

    3) По Дальне-Восточному краю в составе т.т. Дерибаса

    (с заменой Западным), Птуха и Федина.

    Утвердить намеченных к расстрелу 3.017 чел. и высылке 3.681 чел.

    Распространить действие директивы ЦК также на находящиеся на Дальнем Востоке спецпоселки. Разрешить тройке рассматривать дела лагерников, проявляющих враждебную деятельность, с применением к ним расстрела.

    4) По Мордовской АССР в составе т.т. Вейзагера, Михайлова

    и Путнина (с заменой Котелевым).

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 930 чел., уголовников 320 чел. и высылке кулаков 1.883 чел., уголовников 380 чел.

    5) По Азербайджанской ССР в составе т.т. Сумбатова, Тей-

    муркулиева и Джангирахундзаде.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 500 чел. уголовников 500 чел. и высылке кулаков 1.300 чел., уголовников 1.700 чел.

    Разрешить рассмотрение в тройке дел контрреволюционных повстанческих организаций с применением расстрела к 500 чел., высылки к 750 чел. и выселение в лагеря НКВД 150 семейств бандгрупп.

    6) По Донецкой области в составе т.т. Прамнека, Соколин-ского и Руденко.

    7) По Таджикской ССР в составе т.т. Ашурова (с заменой Фроловым), Тарасюка и Байкова.

    Включить на рассмотрение тройки все указанные в телеграмме категории в количестве 1775 чел.

    8) По Северо-Казахстанской области в составе т.т. Панова,

    Степанова и Сегизбаева.

    Утвердить намеченных к расстрелу 658 чел. и высылке 310 чел.

    Разрешить рассмотрение в тройке дел переселенцев с западных границ Союза, поручив НКВД определить число подлежащих расстрелу и высылке.

    9) По Белорусской ССР в составе т.т. Бермана, Денискевича

    и Шийрона.

    Утвердить намеченных к расстрелу 3.000 чел. и высылке 9.800 чел.

    10) По Сталинградской области в составе т.т. Семенова,

    Раева и Румянцева.

    Утвердить намеченных к расстрелу 800 чел. и высылке 2.200 чел.

    11) Утвердить по Крымской АССР намеченных к расстрелу кулаков 109 чел., уголовников 34 чел. и высылке кулаков 1.103 чел., уголовников 282 чел.

    12) По Московской области в составе т.т. Реденса, Маелова, Хрущева (с заменой т. Волковым).

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 2.000 чел, уголовников 6.500 чел. и высылке кулаков 5.869 чел., уголовников 26.936 чел.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 324—325.

    Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) (из протокола заседания »51, пункт 212) об утверждении троек и лимитов репрессированных

    11 июля 1937 г.

    1) По Орджоникидзевскому краю в составе т.т. Сергеева, Булах, Розита, Агеева и Колосунина.

    Утвердить намеченных к расстрелу 2.461 чел. и высылке 3.672 чел.

    2) По Оренбургской области в составе т.т. Митрофанова,

    Успенского и Зеликмана.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 1.200 чел., уголовников 520 чел. и высылке кулаков 2.390 чел., уголовников 760 чел. Разрешить выселение семей кулаков и уголовников.

    3) По Узбекской ССР в составе т.т. Икрамова, Балтабаева

    и Загвоздина.

    Утвердить намеченных к расстрелу 1.489 чел. и высылке 3.952 чел. (все категории, указанные в телеграмме).

    Разрешить пересмотр в тройке дел националистов-террористов.

    Тройки по пересмотру антисоветских элементов по Кара-Кал-пакской АССР не создавать.

    4) По Ярославской области в составе т.т. Полумордвинова,

    Ершова и Юрчука.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 453 чел., уголовников 232 чел. и высылке кулаков 873 чел., уголовников 392 чел.

    5) По Чечено-Ингушской АССР в составе т.т. Егорова, Ва-

    хаева и Дементьева.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 862 чел., уголовников 555 чел. и высылке кулаков 730 чел., уголовников 526чел.

    6) По Молдавской АССР в составе т.т. Тодреса, Корнева

    и Колодий.

    Утвердить намеченных к расстрелу 11 чел. и высылке 248 чел.

    7) По Кустанайской области в составе т.т. Кузнецова, Бай-

    дакова и Павлова.

    Утвердить намеченных к расстрелу 145 чел. и высылке

    354 чел.

    8) По Киевской области в составе т.т. Кудрявцева, Шарова и Гинзбурга.

    9) По Якутской АССР в составе т.т. Дорофеева, Дементьева и Страд.

    10) По Армянской ССР в составе т.т. Мугдуси, Миквелян,

    Тер-Наколов.

    Утвердить намеченных к расстрелу кулаков 300 чел., уголовников 200 чел. и высылке кулаков 400 чел., уголовников 250 человек и высылку семей, подлежащих расстрелу.

    11) По Восточно-Сибирской области в составе т.т. Лупекина, Южного и Грязнова.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 326.

    Зам. наркома внутренних дел СССР М.П. Фриновский (меморандумы № 299 и 300) о сроках и планах операции по репрессированию бывших кулаков и уголовников (в дополнение директивы Н.И. Ежова № 266)

    12 июля 1937 г.

    Первое - операцию по репрессированию бывших кулаков и уголовников не начинать, повторяю не начинать. О дне начала операции и порядке ее проведения последует особое распоряжение Наркома.

    Второе - имеющееся до начала операции время использовать на: агентурную проработку уже выявленных кулаков и уголовников; уточнение и углубление собранных на них компрометирующих материалов; довыявление бывших кулаков и уголовников еще не взятых на учет и на уточнение учета.

    Третье - выявленных в процессе этой работы наиболее озлобленных активных кулаков и социально-опасных уголовников арестовывать, проводить следствие, но дела на тройках не рассматривать, приговоров не выносить и не приводить их в исполнение до особых указаний Наркома.

    Четвертое - ввиду особой политической важности операции, Нарком созывает специальное совещание, на котором будут обсуждены: планы проведения операции, собранные материалы учета и техника проведения операции. Совещание будет проведено в две очереди.

    Пятое - Вам надлежит прибыть на совещание к 16 июля, имея на руках план операции и все материалы учета.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 327.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и НКВД, Н.И. Ежову о составе троек и результатах проведения учета

    репрессированных:

    13 июля 1937 г.

    Секретаря Ленинградского OK ВКП(б) A.A. Жданова:

    Ленинградский областной комитет ВКП(б) просит утвердить тройку по рассмотрению дел бывших кулаков и уголовников в составе: второго секретаря OK ВКП(б) т. Смородина, начальника Упр. НКВД по Ленинградской области т. Заковского и областного прокурора т. Позерна.

    OK просит отсрочить представление количества лиц, подлежащих расстрелу и высылке, до 16 июля*1'

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 8.

    1. На документе имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Каганович, Андреев. За - Чубарь, Микоян. Калинин, Ворошилов. Решение проведено Политбюро (51/241) 14 июля 1937г.».

    Секретаря Семипалатинского OK ВКП(б) Д. Баймагамбетова:

    Учтено особо враждебных и активных кулаков 333, менее активных, но все же враждебных элементов 837, особо опасных уголовников 29, менее опасных уголовников 196.

    Для утверждения вносим следующий состав тройки: первый секретарь Обкома Свердлов (с заменой вторым секретарем Обкома Баймагамбетовым), председатель Облисполкома Юсупов, начальник ОблНКВД Чирков'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 17.

    1. Шифровка быча отправлена в 14.00 час. и расшифрована 14 июля в 11.07 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Андреев, Каганович, Молотов (подписи, автографы). За - Ворошилов, Калинин, Чубарь, Микоян. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 51, пункт 262, от 15 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Семипалатинский OK ВКП(б)».

    Секретаря Актюбинского OK ВКП(б) П.В. Брикульса:

    «По состоянию на 10-е июля специально проведенной по Ак-тюбинской области работой выявлено кулаков-баев, подлежащих расстрелу 420 и уголовников 122, кулаков-баев подлежащих высылке 711 и уголовников 208. Органами НКВД ведется работа по обоснованию материала, как подлежащих расстрелу, так и высылке. Одновременно продолжается дополнительное выявление.

    Состав тройки по рассмотрению дел на кулаков-баев и уголовников по Актюбинской области прошу утвердить: Мусин -первый секретарь Обкома с заменой Брикульс - второй секретарь Обкома, Стецюра - председатель Облисполкома и Демидов -начальник ОблНКВД'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 18.

    1. Шифровка была отправлена в 20.17 час. и расшифрована 14 июля, в 11.16 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Андреев, Каганович, Молотов (подписи, автографы). За - тт. Калинин, Чубаръ, Микоян, Ворошилов. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 262, от 15 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Актюбинский OK ВКП(б)».

    Секретаря Южно-Казахстанского OK ВКП(б) Г.М. Таганского:

    По Южно-Казахстанской области на 10-ое июля учтено кулаков-баев и уголовников, подлежащих расстрелу 374 человека, подлежащих высылке 519 человек. Кроме того, учтено 326 человек кулаков-баев ранее не судимых, но раскулаченных и находившихся в бегах, из которых 164 человека подлежат расстрелу.

    Намечаем следующий состав тройки: Досов - первый секретарь Обкома (с заменой вторым секретарем Обкома Таганским), Случак - председатель Облисполкома, Пинталь - начальник Обл-отдела НКВД!1».

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 19.

    /. Шифровка была отправлена из Чимкента в 11.55 час. и расшифрована 14 июля, в 11.27 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Андреев,

    Каганович, Молотов (подписи, автографы). За - Ворошилов, Калинин, Чубарь, Микоян. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 262, от 15 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Южно-Казахстанский OK ВКП(б)».

    14 ИЮЛЯ 1937 Г.

    Секретаря Карагандинского OK ВКП(б) Г.И. Пинхасика:

    Состав тройки утвержден бюро Обкома следующий: начальник ОблНКВД Адамович, зам. ОблНКВД Духович, первый секретарь Обкома Пинхасик.

    Подлежат расстрелу кулаков-баев полуфеодалов, отбывших наказание, бежавших из тюрем, лагерей и ссылок, систематически ведущих контрреволюционную, троцкистско-фашистскую агитацию особенно враждебных 226 человек, того же контингента, подлежащих высылке, 190 человек. Кроме того, число спецпереселенцев ведущих пораженческую, фашистско-троцкистскую агитацию участников активных вредительских диверсионных актов подлежащих расстрелу 280, этого же контингента, подлежащих высылке 157 человек. Уголовников, подлежащих расстрелу, 32, высылке 246 человек.

    Всего - расстрелу 538, высылке 593*1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 21.

    /.Шифровка была отправлена в 10.35 час. и расшифрована в 14.15 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Андреев, Каганович, Молотов (подписи, автографы). За - Ворошилов, Калинин, Чубарь, Микоян. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 262, от 15 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Карагандинский OK ВКП(б)».

    Секретаря Бурятско-Монгольского OK ВКП(6) М.Н. Ербанова:

    На сегодня располагаем материалами: применение расстрела 350 человек, ссылке 500 человек, в том числе уголовников 200 человек. Данные неполны из-за не точного учета, неудовлетворительности проработки подучетных, в процессе следствия циф

    ры, несомненно, увеличатся. В указанные цифры включены также ламы, в прошлом репрессированные бежавшие или вернувшиеся из ссылки, продолжающие разлагательскую работу.

    Имеем не ясные вопросы, по которым просим указаний о возможности применения этих мер.

    1). К ламам, ушедших из дацанов, ведущим антисоветскую разлагательскую работу прикрываясь знахарством, предсказаниями и шарлатанством. Наше мнение распространить мероприятия и на них. Эта категория лам в указанные выше цифры не вошла, состав примерно 250-300 человек.

    2). Можно ли применить директиву о кулаках к ламам, высланным в порядке паспортизации режимных районов и осевших в городах, станциях, стройках, пристанях, совхозах и колхозах, ведущим там разлагательскую работу. Также возможно ли применить эти меры к кулакам, которые скрылись от раскулачивания и этим избегли репрессий. Наше мнение, распространить директиву на эти категории. Таких имеем примерно 650-700 человек.

    3). Требуется ли для применения расстрела обязательное личное признание или достаточно нескольких уличающих показаний.

    4). Когда приступить к выполнению директивы, срок проведения.

    Тройку для БМ АССР просим утвердить в составе председателя СНК Доржиева, прокурора БМ АССР Гросс и вновь назначенного начальника УНКВД'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 29.

    /. Шифровка была отправлена из Улан-Удэ в 14.50 час. и расшифрована 15 июля, в 12.35 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Чубаръ, Каганович (подписи, автографы). За - Микоян, Калинин, Ворошилов. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 271 от 16 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Бурятско-Монгольский OK ВКП(б)».

    Секретаря Калмыцкого OK ВКП(б) Карпова:

    По неполным данным по Калмыцкой республике учтено уголовного и кулацкого элемента 259 человек, из коих по предварительной наметке 21 человек подлежит расстрелу.

    В состав тройки выделены: начальник Управления НКВД Озер-кин, прокурор республики Хонхошев, второй секретарь обкома Килганов. Работа по дальнейшему выявлению и уточнению продолжается'1 > .

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 30.

    1. Шифровка была отправлена из Элисты в 11.25 час. и расшифрована 15 июля в 15.53 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Чубарь, Каганович (подписи, автографы). За - Микоян, Калинин, Ворошилов. Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания №51, пункт 271. Выписки решения направлены т. Ежову, в Калмыцкий ОКВКП(б)».

    20 июля 1937 г.

    Секретаря Алма-Атинского OK ВКП(б) B.C. Садвокасова:

    По Алма-Атинской области всего учтено баев, кулаков, уголовников, осевших в области 1.123 человека. Из них подлежащих расстрелу 305 человек и подлежащих высылке 818 человек.

    Состав областной тройки: 1) первый секретарь Обкома Сад-вокасов. 2) Председатель Облисполкома Кужанов и 3) начальник Обл. Управления НКВД Шабанбеков'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 69.

    /. Шифровка была направлена в 13.32 час. и расшифрована в 21.25 час. Имеется резолюция: «За. Сталин, Каганович, Микоян, Молотов (подписи, автографы). За - Калинин, Чубарь, Ворошилов. Данное решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 351, от 26 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, в Алма-Атинский OK ВКП(б)».

    21 июля 1937 г.

    Секретаря Харьковского OK ВКП(б) Н.Ф. Гикало:

    Сообщаю состав тройки: Гикало - секретарь обкома, Шуйский - заместитель начальника областного Управления НКВД, Леонов -заместитель облпрокурора.

    Ориентировочно намечено две тысячи к расстрелу, четыре тысячи к высылке. На указанное количество учтенных кулаков и уголовников по каждому персонально заканчивается подбор и оформление фактического материала. По линии НКВД есть указание включить в операцию другие категории активного контрреволюционного элемента. Тройка приступает к рассмотрению дел учтенных!1).

    РГАСПИ. Ф.17. Оп. 166. Д. 576. Л. 66.

    1. Шифровка была отправлена в 14.10 час. и расшифрована в 22.10 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Каганович, Микоян (подписи, автографы). За - Калинин. Ворошилов, Чубарь. Данное решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 351, от 26 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Харьковский OK ВКП(б)».

    Секретаря ВИННИЦКОГО OK KU(6) Украины В.И. Чернявского:

    Тройка согласно постановления ЦК КП(б) Украины создана в составе: Чернявский - секретарь Обкома, Тимофеев - начальник УНКВД, Ярошевский - областной прокурор. Из взятых на учет представляем: подлежащих расстрелу 479, подлежащих высылке 2.999. Подробные материалы представлены по требованию НКВД в Москву'11.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 68.

    1. Шифровка была отправлена в 00.45 час. и расшифрована в 10.58 час. Имеется резолюция: «За. Сталин, Каганович, Микоян, Молотов (подписи, автограф). За - Калинин, Ворошилов, Чубарь. Решение оформлено как Постановление ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 351, от 26 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Винницкий OK ВКП(б)».

    Секретаря Одесского OK КП(б) Украины Д.М. Евтушенко:

    Во исполнение указаний ЦК от 3 июля Одесский обком создал тройку в составе первого секретаря обкома Евтушенко, врид. начальника УНКВД Гришина и облпрокурора.

    Тройкой проведены такие мероприятия: учтено бывших кулаков и уголовников, вернувшихся из мест высылки, кулаков учтено 1.399, из них отнесено к первой категории 653, второй категории 746, уголовников учтено 556, из них первой категории 233, второй категории 323. Кроме того, разрабатывается материал о кулаках, уклонившихся от высылки, участников повстанческого движения против советской власти, эсерах и участников других контрреволюционных политических групп. Гришин со всеми материалами выехал в Москву.

    РГАСПИ. Ф.17. Оп. 166. Д. 576. Л. 67.

    1. Шифровка была отправлена в 21.35 час. и расшифрована 22 июля в 11.30 час. Имеется резолюция: «Утвердить. Сталин, Молотов, Каганович, Микоян (подписи, автографы). За - Калинин, Ворошилов, Чубарь. Решение оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 351, от 26 июля. Выписки направлены т. Ежову, Одесский OK ВКЩб)».

    22 июля 1937 г.

    Секретаря Днепропетровского OK КП(6) Украины Н.В. Марголина:

    По Днепропетровской области намечено ориентировочно для изъятия по первой категории кулацкого и враждебного элемента 1.500 человек и уголовного элемента 1.000 человек. По второй категории кулацкого и враждебного элемента 2 тыс. человек и уголовного элемента 1.000 человек.

    Состав тройки: первый секретарь обкома партии Марголин, начальник УНКВД Кривец и областной прокурор Цвик. Тройка приступает к рассмотрению дел*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 106.

    Л Шифровка была отправлена в 14.01 час. и расшифрована 23 июля в 11.15 час. Имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов, Чубарь, Микоян, Каганович, Ворошилов (подписи, автографы). За - Калинин. Данное решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 369, от 26 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Днепропетровский ОКВКП(б)».

    Из стенограммы совещания начальников оперативных пунктов, оперсекторов, городских и районных отделов УНКВД Западносибирского края,

    проводимого начальником Управления НКВД по Западносибирскому краю комиссаром Государственной Безопасности 3-го ранга СМ. Мироновым

    25 июля 1937 г.

    [...] До тех пор пока мы с вами не проведем всю операцию -эта операция является государственной тайной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда я буду Вас знакомить с планом по краю в целом, то всякие цифры, о которых Вы услышите, по мере возможности должны в Вашей голове умереть, а кому удастся, он должен эти цифры из головы выкинуть, кому же это не удастся, он должен совершить над собой насилие и все-таки их из головы выкинуть потому, что малейшее разглашение общей цифры и виновные в этом пойдут под военный трибунал. Поскольку цифры достаточно любопытны по краю, я считаю необходимым познакомить вас с ними, с тем, чтобы вы могли сориентироваться с масштабом операции.

    [...] Когда я вас ознакомлю с приказом и оперативным планом по краю в целом - у кого какие будут вопросы - не стесняйтесь, с тем, чтобы все недоуменные вопросы были решены, так как после совещания первыми же поездами все должны разъехаться по местам.

    [...] Если имеются секретные допросы свидетелей и ордер на арест, то с этого и начинайте дело.

    Постановление с прокурором не согласовывается. Прокурору мы посылаем только списки арестованных, причем списки придется составлять начальнику оперсектора в 4-х экземплярах -один оставлять у себя, один посылать в край для рассмотрения на тройке, один направлять начальнику РО при ГО и один прокурору.

    Операция проводится сначала только по первой категории -отбирайте наиболее активных.

    Вы посылаете на тройку готовый проект постановления тройки и выписки из него. То, что мы откорректируем на тройке будет перепечатываться в крае.

    Списки на арестованных вы даете прокурору уже после операции и не указываете - первая или вторая категория, а кратко указываете в списке: уголовник или кулак, по какой статье привлекается и дату ареста. Это все, что вы указываете в списке, направляемом прокурору.

    Сроки содержания арестованных в КПЗ ломаются. Сейчас можно будет содержать арестованных в КПЗ в течение 2 месяцев.

    Много протоколов не требуется. В крайнем случае, можно иметь на каждого два-три протокола. Если имеется собственное признание арестованного, можно ограничиться и одним протоколом. Желательно, чтобы к его собственному признанию был хотя бы один протокол.

    Никаких очных ставок не устраивайте, допросите 2-3 свидетелей, так как никакой необходимости в очных ставках нет. По групповым делам в исключительных случаях можете проводить очные ставки между арестованными в том случае, если некоторые из них не признаются

    [...] Дела будут оформляться упрощенным процессом. После операции контроль будет затруднен, поэтому в отношении первой категории надо быть очень требовательными с точки зрения применения категории и санкции на операцию. Почему надо быть требовательным? Работать нам придется два с половиной месяца, через месяц могут вскрыться новые дела и новые организации, представленный нам лимит мы можем исчерпать и можем очутиться в таком положении, подойдя к целому ряду дел и фигур, что лимит у нас будет использован. В результате мы можем оказаться через месяц без лимита. Несомненно, при том поверхностном учете, который имеется, проходит целый ряд фигур по второй категории, представляющих больше интереса, чем те даже, которые взяты на учет по первой категории. Поэтому вы сейчас еще раз пересмотрите первую категорию, отнесите ко второй то, что не подходит к первой, посмотрите вторую категорию и, возможно, кое-что должно пойти не по второй, а по первой категории.

    Лимит для первой операции 11.000 человек, т. е. вы должны посадить 28 июля 11.000 человек. Ну, посадите 12.000, можно и 13.000 и даже 15.000, я даже вас не оговариваю этим количе

    ством. Можно даже посадить по первой категории 20.000 чел. С тем, чтобы в дальнейшем отобрать то, что подходит к первой категории, и то, что из первой должно пойти будет во вторую категорию. На первую категорию лимит дан 10.800 человек. Повторяю, что можно посадить и 20 тыс., но с тем, чтобы из них отобрать то, что представляет наибольший интерес.

    Через 10-15 дней сама жизнь, вероятно, внесет большие коррективы. Все, что есть организованного в подполье, вы должны вытащить и разгромить.

    [...] Перед вами стоит задача вскрыть организованное подполье, дела не свертывать, а, наоборот, развертывать и развертывать борьбу с организованной контрреволюцией. Мы будем частично через тройку эти дела пропускать, но внимание не должно быть ослаблено и какая-то часть аппарата, если имеет дела по организованной контрреволюции, сидела бы на этих делах по организованной контрреволюции и эту часть аппарата не трогать. Эта оперативно-политическая задача, я думаю, вам всем ясна.

    Стоит несколько вопросов техники. Если взять Томский оперсектор и ряд других секторов, то по каждому из них в среднем, примерно, надо будет привести в исполнение приговора на 1.000 человек, а по некоторым - до 2.000 человек.

    Чем должен быть занят начальник оперсектора, когда он приедет на место? Найти место, где будут приводиться приговора в исполнение и место, где закапывать трупы. Если это будет в лесу, нужно чтобы заранее был срезан дерн и потом этим дерном покрыть это место, с тем, чтобы всячески конспирировать место, где приведен приговор в исполнение потому, что все эти места могут стать для контриков, для церковников местом религиозного фанатизма. Аппарат ни коим образом не должен знать ни место приведения приговоров, ни количество, над которым приведены приговора в исполнение, ничего не должен знать абсолютно, потому что наш собственный аппарат может стать распространителем этих сведений...

    Впервые опубликовано: Боль людская. Книга памяти томичей, репрессированных в ЗСМЮ-е и начале 50-х / Сост. Уйманов В.Н. [Т.5.] - Томск, 1999. Т.5. С.102-103, 110-111.

    Шифровка и. о. секретаря Воронежского OK ВКП(б) N.E. Михайлова и начальника УНКВД П.А. Коркина в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину, Н.И. Ежову об изменении состава тройки и результатах проведении учета

    26 июля 1937 г.

    Во изменение телеграммы Воронежского обкома от 3 июля просим:

    1) утвердить к репрессированию по области 11 тыс. человек кулацкого контрреволюционного и уголовного элемента, в том числе по первой категории кулацкого контрреволюционного элемента 3 тыс., уголовников 700, по второй категории кулацкого контрреволюционного элемента 5 тыс. и уголовников 2.300.

    2) в Тройку включить вместо Розанова начальника УНКВД Коркина'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 126.

    Л Шифровка была отправлена в 18.35 час. и расшифрована в 22.15 час. В документе имеется резолюция: «За. Молотов, Микоян, Каганович, Чубарь (подписи, автографы). За - Ворошилов, Калинин. Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 409, от 27 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Воронежский ОКВКП(б)».

    Шифровка секретаря Карельского OK ВКП(б) H.H. Никольского в ЦК ВКП(б) об изменении состава тройки и результатах проведении учета

    28 июля 1937 г.

    По Карелии прошу в связи с новым выявлением утвердить к расстрелу 358 человек активно, проводивших контрреволюционную н шпионскую работу. Направление в лагеря прошу утвердить менее активных 400 человек.

    Взамен Ирклиса в состав тройки представляется на утверждение Никольский M.HJ1)

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 576. Л. 151.

    1. Шифровка была направлена из Петрозаводска в 22.40 час. и расшифрована 29 июля, в 11.10 час. В документе имеется резолюция: «За. Чубарь, Молотов, Каганович (подписи, автографы). За - Калинин, Ворошилов, Чубарь. Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 954, от 29 июля. Выписки решения направлены т. Ежову, Карельский OK ВКП(б)».

    Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел НКВД СССР Н.И. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов»

    30 июля 1937 г.

    149 Понятие «церковник» включает священнослужителей и мирян.

    150 См.: Советское государство и евангелические секты Сибири в 1920-1941 гг.

    Документы и материалы / Сост. А.И. Савин. - Новосибирск, 2004.

    151 См. об этом: Viola L. Peasant Rebels under Stalin. Collectivization and the culture

    of peasant resistance. - Oxford, 1996.

    152 Грузинские меньшевики. Партия образовалась в ноябре 1918 года в Тифлисе

    после отделения от российских меньшевиков (к августу 1918 года — свыше 70 тыс.

    членов). Грузинские меньшевики возглавляли правительство Закавказской демокра-

    тической федерации с мая 1918 года в Грузинской республике. В результате воору-

    жённого восстания в Грузии при поддержке Красной Армии правительство было

    свергнуто в 1921 году.

    Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников149 и сектантов150, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлении151. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий эсеров, грузмеков152, дашнаков153,

    муссаватистов154, иттихадистов155 и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т. п.

    153 Дашнаки — основанная в 1890 г. армянская националистическая революцион-

    ная партия, стремившаяся к объединению и независимости армянских территорий (в

    Османской империи, Иране и Закавказье) с помощью насильственных акций. После

    1908 г. партия, имевшая программу, схожую с программой русской Партии социали-

    стов-революционеров и также, как и она, являвшаяся членом II Интернационала,

    подверглась преследованиям царского режима (процессы против ведущих членов).

    После Февральской революции дашнаки были наиболее сильными противниками

    большевиков в Армении. С 15 ноября 1917 г. по 26 мая 1918 г. они вместе с грузме-

    ками и мусаватистами Азербайджана образовали «Закавказский комиссариат» и

    «Закавказскую Демократическую Федеративную республику», отделившуюся от

    РСФСМ. 28 мая 1918 г. образовалась Республика Армения, правительство которой

    состояло из дашнаков. 29 ноября 1920 г. большевики провозгласили Советскую рес-

    публику Армению, партия дашнаков была запрещена, её члены подверглись пресле-

    дованиям. Организованное дашнаками восстание против советского господства в

    Армении в апреле 1921 г. было подавлено Красной Армией. Отдельные группы

    партии сохранились в эмиграции на Ближнем Востоке, в Европе и Америке.

    154 Мусаватисты — основанная в 1911 г. под названием «Мусульманская Демо-

    кратическая партия Мусават (Равенство)» буржуазно-националистическая азербай-

    джанская партия, называвшаяся после слияния с Турецкой партией Федералистов в

    1917 г. «Турецкой Демократической партией федералистов Мусават», стремилась к

    федеральной автономии в рамках Российской империи. Её программой были: тюрки-

    зация, исламизация, модернизация. В марте 1918 г. предводительствуемое мусавати-

    стами восстание в Баку потерпело поражение. С 15 ноября 1917 г. по 26 мая 1918 г.

    мусаватисты совместно с грузмеками и дашнаками Армении образовали «Закавказ-

    ский комиссариат» и «Закавказскую Демократическую Федеративную Республику»,

    отделившуюся от РСФСМ. 27 мая 1918 г. Мусульманский национальный совет Тифли-

    са провозгласил Азербайджанскую республику. Лишь после падения Бакинской

    коммуны мусаватистам в сентябре 1918 г. с помощью турецкой, а затем английской

    армий удалось захватить власть в Азербайджане. 27-28 апреля 1920 г. мусаватистский

    режим был свергнут большевиками, его приверженцы были казнены или эмигрировали

    и продолжили борьбу в эмиграции.

    155 Итихадисты — члены основанной в 1917 г. в Баку азербайджанской панисла-

    мистской партии Иттихад-ве-Таракки (Единство и прогресс), имевшей приверженцев

    в высших слоях общества и интеллигенции Азербайджана. После установления в

    апреле 1920 г. в Азербайджане советской власти часть членов партии эмигрировала.

    21.08.1929 Сталин в письме Молотову предупреждает об усилении влияния иттиха-

    дистов (и мусаватистов), «вновь поднимающих голову в азербайджанской деревне».

    См.: Lith L.T., Naumov О., Chlevnjuk О. Stalin und Molotow 1925-1936. — Berlin, 1996.

    S. 182.

    156 См. ПО этому вопросу речь Сталина от 7.01.1933 «Итоги первой пятилетки» //

    Сталин КВ. Соч.-М., 1952. Т. 13. С. 161-215.

    Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства156.

    Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников - скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

    Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте157 и в некоторых областях промышленности158.

    Перед органами государственной безопасности стоит задача -самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконецу раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.

    В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ; С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.

    157 Как водный транспорт, так и, в первую очередь, железнодорожный с начала

    двадцатых годов являлись ахиллесовой пятой советского народного хозяйства.

    Несмотря на многочисленные репрессивные мероприятия, здесь не удалось устра-

    нить многие структурные недостатки, например, понизить чрезвычайно высокое

    количество несчастных случаев. Это привело к тому, что в 1937 г. транспорт пред-

    ставлялся в качестве основной сферы деятельности «вредителей». См. речи Нарком-

    пути Л.М. Кагановича и Наркомвода Н.И. Пахомова на февральско-мартовском

    пленуме 1937 г. Материалы февральско-мартовского пленума // Вопросы истории.

    1993. №9. С. 3-32, 1994. № 2. С. 15-19; Rees Е.А. Stalinism and Soviet Rail Transport,

    1928-41. -London, 1995.

    158 На февральско-мартовском пленуме 1937 г. Молотов, председатель Совета

    Народных комиссаров, наряду с железнодорожным транспортом, представил хими-

    ческую, горную (прежде всего, в Кузбассе), легкую, пищевую и деревообрабаты-

    вающую промышленность в качестве отраслей, «наиболее засорённых контрреволю-

    ционными элементами». См.: Материалы февральско-мартовского пленума ЦК

    ВКП(б) 1937 года // Вопросы истории. 1993. №8. С. 3-26.

    В УЗБЕКСКОЙ, ТУРКМЕНСКОЙ, ТАДЖИКСКОЙ И КИРГИЗСКОЙ ССР ОПЕРАЦИЮ НАЧАТЬ С 10 АВГУСТА с. г., AB ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ И КРАСНОЯРСКОМ КРАЯХ й ВОСТОЧНО-СИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ - С 15-го АВГУСТА с. г.

    При организации и проведении операции руководствоваться следующим:

    I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.

    159 В январе 1930 г. Политбюро разделило кулаков, которым было отказано во

    вступлении в колхозы, и имущество которых подлежало экспроприации по трем кате-

    гориям в соответствии с их «политфизиономией». К первой относился так называемый

    «контрреволюционный кулацкий актив, большая часть которого (62.850 глав семейств)

    в соответствии с приговором тройки заключалась в концлагеря (ИТЛ). В отношении

    меньшей части, категории, рассматривавшейся как особенно опасные «организаторы

    террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих органи-

    заций» тройки должны были выносить смертные приговоры. Жены и дети тех, кто был

    отнесен к этой группе, на неопределенный срок высылались, вместе с кулаками второй

    категории (включая их семьи), к которой причислялись «наиболее богатые кулаки и

    полупомещики», «в отдаленные районы Советского Союза Западную и Восточную

    Сибирь, Урал, Казахстан, Северный край»; кулаки второй категории отчасти выселя-

    лись в отдаленные районы в пределах своего региона. Кулаки второй категории жили в

    качестве принудительных рабочих в «кулацких» поселках. До 1934 г. они обознача-

    лись как «спецпереселенцы» (1 января 1932 г. это обозначение распространялось на

    1.317.022 чел.), с 1934 по 1944 гг. - как «трудпоселенцы» (1 января 1937 г. в качестве

    таковых было зарегистрировано 916.787 чел.). Остаток кулаков причислялся к третьей

    категории, и им должна была отводиться земля худшего качества в пределах регионов

    их проживания, но вне колхозов. - См.: Земское В.И. Кулацкая ссылка в 30-е годы //

    Социологические исследования. 1991. № 10. С. 3-20; он же. Судьба «кулацкой ссылки

    // Отечественная история. 1994. № 1. С. 118-147; Адибеков Г.М. Спецпереселенцы -

    жертвы сплошной коллективизации. Из документов «особой папки» Политбюро ЦК

    ВКП(б) // Исторический архив. 1994. № 4. С. 145-180.

    160 0

    В данном случае речь идет о кулаках первой категории, приговоренных к заключению в лагерь, и по отбытии наказания возвратившихся, вопреки распоряжениям, в свои деревни к семьям.

    161 До тех пор, пока система надзора в концентрационных лагерях и «кулацких

    поселках (в 1931-1934 гг. называвшиеся спецпоселениями, с 1934 г. - трудпоселе-

    ниями) еще не была развита, многим кулакам удавалось совершить побег из лагеря

    и ссылки. Из спецпоселений, позже трудпоселений, совершили попытки побега с

    января 1931 по конец декабря 1937 г. в общей сложности 617.267 заключенных, из кото-

    рых 22.268 снова были схвачены. 395.000 побег удался, вслед за чем началась жизнь

    в подполье, часто с фальшивыми документами. См.: Земское В.И. Кулацкая ссылка.

    1. Бывшие кулаки159, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность160.

    2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков161, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания162, которые ведут антисоветскую деятельность.

    С. 122-125. С 1934 по 1940 гг. было зарегистрировано 118.293 удачных попыток побега из исправительно-трудовых лагерей; большинство бежавших составляли раскулаченные крестьяне. - См.: Земское В.И. Заключенные в 1930-е годы. С. 57.

    162 Другой путь пассивного протеста против коллективизации и раскулачивания

    характеризуется в официальных источниках как «самораскулачивание». Крестьяне,

    действовавшие таким образом, пытались избежать клейма кулаков и соответствую-

    щей судьбы, уничтожая свое имущество (двор и скот) или продавая его и подава-

    ясь в бега. Около 200-250 тыс. крестьянских семей выбрали с 1930 г. этот путь.

    Большинство пытались затеряться в миллионных массах аграрных мигрантов, кото-

    рые во время первой пятилетки потянулись в города и промышленные центры, где с

    1930 г. существовал острый недостаток рабочей силы. - См.: Ивницкий H.A. Коллек-

    тивизация и раскулачивания (начало 30-х годов). - М., 1996. С. 149.

    163 Речь идет о крестьянах, которые во время Гражданской войны 1918-1921 гг.

    участвовали в восстаниях против большевиков. Далее имеются в виду кулаки, кото-

    рые в 1930-1933 гг. присоединились к ненасильственному протесту против коллек-

    тивизации и раскулачивания. Кульминацией этих акций, характеризовавшихся в

    отчетах ОГПУ как «массовые выступления», стали вооруженные восстания, насчи-

    тывавшие до 3 тыс. стихийно организовавшихся участников, которые на короткое

    время брали власть во многих деревнях и даже районах, и были подавлены только

    частями Красной Армии. Имели место и насильственные акции, в ходе которых

    были убиты более 1.100 местных работников и крестьянских активистов. ОГПУ

    считало организаторами и главными участниками этих действий кулаков. - Viola L.

    Peasant Rebels under Stalin. Collectivization and the Culture of Peasant Resistance. - New

    York, 1996. C. 176; Там же. С. 100-180; Трагедия советской деревни. Т. 2. С. 161-164.

    164 С конца 20-х гг. белогвардейцы, противники большевиков в Гражданской

    войне 1918-1922 гг., стали первостепенной по важности группой в репрессивных

    кампаниях режима. По советским данным, после ликвидации армии Колчака, насчи-

    тывавшей более 300.000 тыс. военнослужащих, в одной лишь Сибири осталось около

    40 тыс. офицеров и солдат воинских частей. В середине 20-х гг. были амнистирова-

    ны небольшие группы, в том числе и для того, чтобы побудить часть огромной

    «белой эмиграции», в которой режим видел постоянную угрозу, к возвращению на

    родину, что отчасти и удалось. Над бывшими белогвардейцами еще и в 30-е гг. висел

    дамоклов меч пресловутой статьи 58 (пункт 13) УК РСФСР, который карал «актив-

    ные действия или активную борьбу против рабочего класса и революционного дви-

    жения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при

    царском строе и во время Гражданской войны» жестокими наказаниями (вплоть до

    «высшей меры наказания»).

    3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях163, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.

    4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые164, жандармы165, чиновники.

    каратели [в царской России и во время гражданской войны]166, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты167, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.

    5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций168, фашистских, террористических и шпионско-диверсион-ных контрреволюционных формирований.

    165 Агенты бывшей полиции, Отдельного корпуса жандармов и Охранного отде-

    ления в соответствии со ст. 65 Конституции СССР 1925 г. были названы в числе «ли-

    шенцев» (лиц, лишенных избирательных прав). Этот круг лиц был в 1937-1938 гг.

    одной из наиболее значительных групп риска. Большей частью тройки приговарива-

    ли их к смертной казни.

    166 Карателями назывались солдаты и офицеры карательных отрядов, задача ко-

    торых заключалась в подавлении революционных массовых выступлений, например,

    в ходе русской революции 1905-1907 гг. и Гражданской войны 1918-1922 гг. - См.:

    Малая советская энциклопедия. Т. 3. - М., 1930. С. 716, 717. В отношении этой группы

    в 1937-1938 гг. также выносились смертные приговоры.

    167 См. по этому вопросу выступления Я. А. Попова (Первого секретаря ЦК КП

    Туркмении) и Л. П. Берии (Первого секретаря ЦК КП Грузии) на февральско-мартов-

    ском пленуме ЦК 1937 г. Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б)

    1937 года//Вопросы истории. 1993. № 6. С. 25; 1995. № 5-6. С. 10-11. С 1921 по 1931 гг.

    были зарегистрированы 181.432 реэмигранта. Советское правительство предприни-

    мало незначительные шаги по амнистированию эмигрантов. Эти меры касались,

    однако, прежде всего простых солдат белых армий, будучи нацелены также на ней-

    трализацию воинствующих групп эмиграции и на достижение пропагандистского

    эффекта. В современной литературе есть указания на то, что, несмотря на обещание

    амнистии, многие из «возвращенцев» подверглись в Советском Союзе преследова-

    ниям. См.: Печерина В.Ф. Русские эмигранты из Китая и сталинские репрессии в СССР

    (1920-40-е гг.). - Политические репрессии на Дальнем Востоке СССР в 1920-1950-е

    годы. Материалы первой Дальневосточной научно-практической конференции. - Влади-

    восток, 1997. С. 175-177.

    168 Казаки были привилегированными солдатами крестьянского происхождения в

    царской России, служившими прежде всего в кавалерии и конной артиллерии. Они

    жили в особых казачьих поселениях. В 1918 г. их большая часть выступила против

    большевиков, намеревавшихся ликвидировать их привилегии и автономный статус.

    Значительный контингент казаков сражался в белой армии. Большевикам удалось

    вовлечь в Красную Армию лишь их беднейшую часть. Еще в 1941 г. их доля в Крас-

    ной Армии составляла около 100.000 человек. В 1920 г. казачество как самостоя-

    тельное военное сословие было ликвидировано. По данным советских исследовате-

    лей, во время коллективизации сопротивление казаков было особенно сильно.

    Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам

    которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.

    169 В результате преследования религиозных общин и, прежде всего, их местных

    представителей (деревенских священников) надлежало лишить сообщества верую-

    щих духовного и организационного руководства. Операция против духовенства была

    направлена на его физическое уничтожение. См.: BinnerR., Junge М. Vernichtung der

    orthodoxen Geistlichen in der Sowjetunion in den Massenoperationen des Großen Terrors

    1937-1938 // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. 52. 2004. № 4. C. 515-533.

    170 В советской исправительной системе тридцатых годов основными учрежде-

    ниями лишения свободы являлись исправительно-трудовые колонии (ИТК) и испра-

    вительно-трудовые лагеря (ИТЛ). В исправительно-трудовые колонии, подчинявшиеся

    в 1930-1934 гг. министерствам юстиции республик и лишь в 1934 г. перешедших в

    сферу компетенции ГУЛАГ НКВД, направляли осуждённых к лишению свободы на

    срок менее трёх лет. Во второй половине тридцатых годов этот принцип соблюдался

    уже не столь строго, так что в ИТК содержались также и заключённые с большими

    сроками, в том числе и политические. К началу 1940 года существовало 425 ИТК

    различного типа, в которых содержались около 315.000 заключённых, исполнявших

    в основном принудительный труд на фабриках и предприятиях различных народных

    комиссариатов. См.: Getty J. А., Rittersporn G. Т., Zernskov V.N. Victims of the Soviet

    Penal System in the Pre-war Years // American Historical Review. 1993. №3. C.1017-

    1049.

    171 Как бы в качестве исполнительной инструкции к этому НКВД разослал 7 ав-

    густа 1937 г. циркуляр № 61, в котором конкретизировалось, кто и за какие преступ-

    ления должен был преследоваться тройкой: 1. Преступники, совершившие вооружен-

    ное и насильственное ограбление; 2. Рецидивисты, преследовавшиеся за скотокрадство,

    грабеж на большой дороге и укрывательство, а также содержатели притонов;

    3. Рецидивисты и уголовники, бежавшие из мест заключения; 4. Рецидивисты и

    уголовники без постоянного местожительства, не занимающиеся общественно-по-

    лезным трудом, против которых хотя и не выдвигается обвинение в конкретном

    преступлении, но которые сохраняют контакты с криминальной средой. Вероятно,

    в результате рассылки этого циркулярного письма часть преступлений, до сих пор

    рассматривавшихся преимущественно милицейскими тройками, была передана вновь

    учрежденным тройкам по проведению массовых операций, с чем было связано

    резкое ужесточение наказаний. Как уже говорилось, милицейская тройка могла

    назначать наказания продолжительностью «только до 5 лет». Подписанное Фринов-

    6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников169 и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях170 и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.

    7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой171.

    Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.

    8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпосел-ках и ведущие в них преступную деятельность.

    9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне - в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе - на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.

    II. 0 МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВО ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИЙ.

    1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:

    а) к первой категории относятся все наиболее враждебные

    из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному

    аресту и, по рассмотрении их дел на тройках - РАССТРЕЛУ.

    ским указание милиции рекомендовало проводить в районах постоянные облавы и тщательно проверять личность арестованных, «чтобы ни один уголовник-рецидивист не был освобожден из-за невнимательности». Директива до сих пор не опубликована, резюме имеется в информативном введении О. Виноградова и Е. Лукина к сборнику «Ленинградский мартиролог 1937-1938». Т. 1. С. 47^8.

    172 На практике тройка приговаривала и к 5 годам лагеря.

    173 Распоряжением от 22.09.1937 (№ 791) Ежов запретил имевшие место в неко-

    торых областях «массовые приговоры к тюремному заключению», приказал пере-

    смотреть эти приговоры, а также направлять впредь в лагеря всех, осуждаемых по

    второй категории. Тем самым должно было быть ликвидировано переполнение

    тюрем, главное же - стало возможным использование заключенных в проектах,

    связанных с применением принудительного труда, к чему заключенные тюрем не

    привлекались. См.: Шифровка № 791 Н.И. Ежова всем начальникам областных

    Управлении НКВК. 22.09.1937. - РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 3. Л. 80.

    б) ко второй категории относятся все остальные менее ак-

    тивные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и

    заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет172, а наиболее

    злостные и социально опасные из них, заключению на те же

    сроки в тюрьмы по определению тройки173.

    2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается следующее количество подлежащих репрессии:

    1 категория 2 категория Всего 174[Население]

    3. Винницкая область 1.000 3.000 4.000 [3.918.736]

    4. Донецкая область 1.000 3.000 4.000 [4.578.669]

    5. Одесская область 1.000 3.500 4.500 [2.925.399]

    6. Днепропетровская область 1.000 2.000 3.000 [3.721.228]

    7. Черниговская область 300 1.300 1.600 [2.522.371]

    8. Молдавская АССР 200 500 700 [569.534]

    Казахская ССР [5.120.173]

    1. Северо-Казахстанская область 650 300 950

    2. Южно-Казахстанская область 350 600 950

    3. Западно-Казахстанская область 100 200 300

    4. Кустанайская область 150 450 600

    5. Восточно-Казахстанская область 300 1.050 1.350

    6. Актюбинская область 350 1.000 1.350

    7. Карагандинская область 400 600 1.000

    8. Алма-Атинская область 200 800 1.000

    Лагеря НКВД 10.000 10.000

    3. Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако нар-

    комы республиканских НКВД и начальники краевых и областных

    управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать.

    Какие бы то ни было самочинные увеличения цифр не допускаются.

    В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства.

    Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории - во вторую категорию и, наоборот - разрешается.

    4. Семьи приговоренных по первой и второй категории, как

    правило, не репрессируются. Исключение составляют:

    а) Семьи, члены которых способны к активным антисоветским действиям. Члены такой семьи, с особого решения тройки, подлежат водворению в лагеря или трудпоселки.

    б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории, про-

    живающие в пограничной полосе, подлежат переселению за пре-

    делы пограничной полосы внутри республик, краев и областей.

    в) Семьи репрессированных по первой категории, проживаю-

    щие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове на Дону,

    Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, подлежат выселе-

    нию из этих пунктов в другие области по их выбору, за исклю-

    чением пограничных районов.

    5. Все семьи лиц, репрессированных по первой и второй категориям, взять на учет и установить за ними систематическое наблюдение.

    III. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ.

    1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в че-

    тырехмесячный срок.

    В Туркменской, Таджикской, Узбекской и Киргизской ССР операцию начать 10 августа с. г., а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях - с 15-го августа с. г.

    2. В первую очередь подвергаются репрессии контингенты,

    отнесенные к первой категории.

    Контингенты, отнесенные ко второй категорииf до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются.

    В том случае, если нарком республиканского НКВД, начальник управления или областного отдела НКВД, закончив операцию по контингентам первой категории, сочтет возможным приступить к операции по контингентам, отнесенным ко второй категории, он обязан, прежде чем к этой операции фактически приступить - запросить мою санкцию и только после получения ее, начать операцию.

    В отношении всех тех арестованных, которые будут осуждены к заключению в лагеря или тюрьмы на разные сроки, по мере вынесения приговоров доносить мне сколько человек, на какие сроки тюрьмы или лагеря осуждено. По получении этих сведений я дам указания о том, каким порядком и в какие лагеря осужденных направить.

    3. В соответствии с обстановкой и местными условиями Тер-

    ритория республики, края и области делится на оперативные

    сектора.

    Для организации и проведения операции по каждому сектору формируется оперативная группа, возглавляемая ответственным работником НКВД республики, краевого или областного Управления НКВД, могущим успешно справиться с возлагаемыми на него серьезными оперативными задачами.

    В некоторых случаях начальниками оперативных групп могут быть назначены наиболее опытные и способные начальники районных и городских отделений.

    4. Оперативные группы укомплектовать необходимым количе-

    ством оперативных работников и придать им средства транспор-

    та и связи.

    В соответствии с требованиями оперативной обстановки группам придать войсковые или милицейские подразделения,

    5. На начальников оперативных групп возложить руково-

    дство учетом и выявлением подлежащих репрессированию, руко-

    водство следствием, утверждение обвинительных заключений

    и приведение приговоров троек в исполнение176.

    Начальник оперативной группы несет ответственность за организацию и проведение операции на территории своего сектора.

    6. На каждого репрессированного собираются подробные ус-

    тановочные данные и компрометирующие материалы. На основании

    последних составляются списки на арест, которые подписывают-

    ся начальником оперативной группы и в 2-х экземплярах отсы-

    лаются на рассмотрение и утверждение Наркому внутренних дел,

    начальнику управления или областного отдела НКВД177.

    Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и дает санкцию на арест перечисленных в нем лиц.

    Исполнение приговоров было задачей не руководителей оперативных секторов, а организовывалось руководителями 8 отдела краевого или областного Управления НКВД. - См.: Архив ФСБ Ярославской области.

    177 См.: Степанов А. Проведение «кулацкой операции в Татарии // Юнге М., Бин-

    нер Р. Как Террор стал «Большим». С. 279-282.

    178 См. IV главу этой книги.

    7. На основании утвержденного списка начальник оператив-

    ной группы производит арест. Каждый арест оформляется орде-

    ром. При аресте производится тщательный обыск178. Обязательно

    изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка.

    Все изъятое заносится в протокол обыска.

    8. Арестованные сосредотачиваются в пунктах по указаниям Наркомов внутренних дел, начальников управлений или областных отделов НКВД. В пунктах сосредоточения арестованных должны иметься помещения, пригодные для размещения арестованных.

    9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов179.

    IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ.

    1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.

    2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

    К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.

    V. ОРГАНИЗАЦИЯ И РАБОТА ТРОЕК.

    179 О том, как это выглядело на деле см.: Тройка постановила: расстрелять. Пуб-

    ликация Г. Веселой // Воля. 1994. № 2-3. С. 21-79. См. IV главу этой книги.

    180 Далее следует список членов 64 троек, который здесь не приводится. Имена

    можно найти у: Геворкян Н. Встречные планы по уничтожению собственного народа

    // Московские новости, 1992. №25 (21 июня) С. 18-19, Книга памяти жертв полити-

    ческих репрессий: [Ульяновская область]. Под общ. ред. Ю.М. Золотова — Улья-

    1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек180.

    2. На заседаниях троек может присутствовать (там, где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.

    3. Тройка ведет свою работу или находясь в пункте расположения соответствующих НКВД, УНКВД, или областных отделов НКВД, или выезжая к местам расположения оперативных секторов.

    4. Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности.

    Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории - к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории - ко второй.

    5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и за-

    писывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осужден-

    ного181.

    Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного182.

    VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

    1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям

    председателей троек, т. е. наркомов республиканских НКВД,

    начальников управлений или областных отделов НКВД.

    Основанием для приведения приговора в исполнение являются -заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.

    новск, 1996. [Т. 1]. С. 772-778 и ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1917-1960 / Сост. А. И. Кокурин, Н.В. Петров - М, 2000. С. 101-103.

    181 См. IV главу этой книги.

    182 См. IV главу этой книги.

    2. Приговора по первой категории приводятся в исполнение

    в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, на-

    чальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.

    Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.

    3. Направление в лагеря лиц, осужденных по 2 категории, производится на основании нарядов, сообщаемых ГУЛАГом НКВД СССР183.

    VII. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА ОПЕРАЦИЙ И ОТЧЕТНОСТЬ.

    1. Общее руководство проведением операций возлагаю на

    моего заместителя - Начальника главного управления государ-

    ственной безопасности - Комкора тов. ФРИНОВСКОГО.

    Для проведения работы, связанной с руководством операций, сформировать при нем специальную группу.

    2. Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно

    направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД184 СССР с прило-

    жением учетных карточек по форме № 1.

    На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела.

    183 ГУЛАГ - Главное управление лагерей; 25 апреля 1930 г. приказом № 130/63

    ОГПУ было создано Управление лагерей ОГПУ (УЛАГ), которому были подчинены

    концлагеря (исправительно-трудовые лагеря) ОГПУ. УЛАГ в октябре 1930 г. был

    реорганизован в ГУЛАГ, с тех пор остававшийся административным центром совет-

    ской лагерной системы. После включения 10 июля 1934 г. ОГПУ в состав Народного

    комиссариата внутренних дел (НКВД) здесь возникает Главное управление исправи-

    тельно-трудовых лагерей и трудовых поселений, при этом сокращение ГУЛАГ сохра-

    нилось и далее.

    184 8-й отдел Главного управления государственной безопасности (УРО/учётно-

    регистрационный отдел) собирал данные о всех лицах, попавших в поле зрения ГУГБ.

    3. О ходе и результатах операции доносить пятидневными сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца телеграфом и подробно почтой.

    4. О всех вновь вскрытых в процессе проведения операции контрреволюционных формированиях, возникновении эксцессов, побегах за кордон, образовании бандитских и грабительских групп и других чрезвычайных происшествиях доносить по телеграфу -немедленно.

    При организации и проведении операции принять исчерпывающие меры к тому, чтобы не допустить: перехода репрессируемых на нелегальное положение; бегства с мест жительства и особенно за кордон; образования бандитских и грабительских групп, возникновения каких-либо эксцессов.

    Своевременно выявлять и быстро пресекать попытки к совершению каких-либо активных контрреволюционных действий.

    Впервые опубликовано: Книга памяти жертв политических репрессий: [Ульяновская область]. Под ред. Ю.М. Золотова. - Ульяновск, 1996. Т.1. С.766-780185.

    Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол № 51, пункт 442) о представленном НКВД СССР проекте приказа № 00447

    31 июля 1937 г.

    1 екст идентичен имеющейся у нас копии из президентского архива, архивная сигнатура которой нам неизвестна. Впервые текст приказа №00447 с некоторыми сокращениями был опубликован в: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики // Труд. 1992. 4 июня. С. 1, 4. На этом тексте базируются русские и международные исследования, и он лежит в основе большинства позднейших публикаций приказа

    1. Утвердить представленный НКВД проект оперативного приказа о репрессировании бывших кулаков, уголовников и антисоветских элементов.

    2. Начать операцию по всем областям Союза 5 августа 1937 года. В ДВК, Восточно-Сибирской области и Красноярском крае с 15 августа 1937 года и в Туркменской, Узбекской, Таджикской и Киргизской республиках - с 10 августа 1937 года. Всю операцию закончить в 4-месячный срок.

    3. Операция проводится в две очереди. В первую очередь подвергаются репрессии уголовники и кулаки, отнесенные к первой категории. Во вторую очередь кулаки и уголовники, отнесенные ко второй категории.

    4. Председателями троек утвердить народных комиссаров внутренних дел и начальников краевых и областных управлений НКВД.

    5. Отпустить НКВД из резервного фонда СНК на оперативные расходы, связанные с проведением операции, 75 миллионов рублей, из которых 25 миллионов - на оплату железнодорожного тарифа.

    6. Обязать НКПС предоставить НКВД по его заявкам подвижный состав для перевозки осужденных внутри областей и в лагеря.

    7. Всех кулаков, уголовников и другие антисоветские элементы, осужденные по второй категории к заключению в лагеря на сроки, использовать: а) на ведущихся сейчас строительствах ГУЛАГа НКВД СССР; б) на строительстве новых лагерей в глубинных пунктах Казахстана; в) для постройки новых лагерей, специально организуемых для лесозаготовительных работ силами осужденных.

    8. Для организации лагерей по лесным разработкам предложить Наркомлесу немедленно передать ГУЛАГу НКВД следующие лесные массивы:

    а) Томск-Асино - в Западно-Сибирском крае,

    б) Тайшет-Братская - в Восточно Сибирской области,

    в) Кулой - в Северной области,

    г) Чибью-Усть-Вымь - в Северной области,

    д) Ивдельский - в Свердловской области,

    е) Каргопольский - в Северной области,

    ж) Локчимский, Сторожевский и Усть-Куломский - в бассейне

    реки Вычегды* 1>.

    9. Предложить Наркомлесу и ГУЛАГу НКВД СССР в декадный

    срок определить, какие дополнительные лесные массивы, кроме

    перечисленных выше, должны быть переданы ГУЛАГу для органи-

    зации новых лагерей.

    10. Поручить Госплану СССР, ГУЛАГу НКВД и Наркомлесу в 20-дневный срок разработать и представить на утверждение в СНК СССР: а) планы организации лесозаготовительных работ, потребной для этой цели рабочей силы, необходимых материальных ресурсов, денежных средств и кадров специалистов; б) определить программу лесозаготовительных работ этих лагерей на 1938 год.

    11. Отпустить ГУЛАГу НКВД из резервного фонда СНК СССР авансом 10 миллионов рублей на организацию лагерей и на проведение подготовительных работ. Учесть, что в 3 и 4 кварталах 1937 года осужденные будут использованы для производства подготовительных работ к освоению программы 1938 года.

    12. Предложить обкомам и крайкомам ВКП(б) и ВЛКСМ тех областей, где организуются лагеря, выделить в распоряжение НКВД необходимое количество коммунистов и комсомольцев для укомплектования административного аппарата и охраны лагерей (по заявкам НКВД).

    13. Обязать Наркомат Обороны призвать из запаса РККА 210 командиров и политработников для укомплектования кадров начсостава военизированной охраны186 вновь формируемых лагерей.

    14. Обязать Наркомздрав выделить в распоряжение ГУЛАГа НКВД для вновь организуемых лагерей 150 врачей и 400 фельдшеров.

    15. Обязать Наркомлес выделить в распоряжение ГУЛАГа 10 крупных специалистов по лесному хозяйству и передать ГУЛАГу 50 выпускников Ленинградской Лесотехнической Академии'2'.

    Впервые опубликовано, с некоторыми сокращениями: Расстрел по разнарядке, или как это делали большевики // Труд. 1992, 4 июня. С.4. Сверено с копией решения Политбюро ЦК ВКП(б) - РГАСПИ. Ф.17. Оп.162. Д.21. Л.116—117, 140-142.

    О военизированной охране, на которую была возложена внешняя охрана лагерей, см.: StetnerR. «Archipel Gulag»: Stalins Zwangsarbeitslager - Terrorinstrument und Wirtschaftsgigant. Entstehung, Organisation und Funktion des sowjetischen Lagersystems 1928-1956.-Paderborn, 1996. S. 161-161,256-260.

    1. Пункт «ж» вписан рукой на полях документа. В названных областях в середине августа 1937г. было начато строительство следующих семи лесозаготовительных лагерей: а) Томско-Асинский ИТЛ (Томасинлаг); б) Тайшетский ИТЛ (Тайшетлаг): в) Килойский ИТЛ (Килойлаг); г) Устьвымский ИГЛ (Устьвымлаг); д) Ивдельский ИТЛ (Ивдельлаг); е) Каргополъскж ИТЛ (Каргопольлаг); ж) Локчимскш ИТЛ (Локчимлаг).

    2. Имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов, Каганович, Ежов, Чубарьян, Микоян (подписи, автографы). Выписки решения направлены - тт. Ежову -все; Кагановичу Л. (4). - [Пункт] 6; Иванову (5) - [Пункты] 8, 9, 10, 15; Смирнову Г. (6). - [Пункт] 10; Арбузову (7) - [Пункты] 5, 10, 11; Ворошилову (8) - [Пункт] 13; Проппер-Гращенкову (9) - 14; Базилевичу (10) -[Пункт] 13; Указ. парторганизациям (соотв. - [Пункты] 8, 12».

    Оперативный приказ начальника Управления НКВД по Ленинградской области Л.Н. Заковского № 00177

    1 августа 1937 г А1)

    Материалами следствия по делам антисоветских формирований, ГУБГ НКВД СССР установлено, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудовых], поселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, мусаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т. п.

    Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительство.

    Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников - скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказания, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

    Все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.

    За последнее время УГБ УНКВД ЛО вскрыт ряд контрреволюционных повстанческих организаций. Так, например, в 1936-37 гг. вскрыта и оперативно ликвидирована к.-р. повстанческая организация, руководившаяся троцкистом СЫРОКВАШЕВЫМ. Организация была создана по прямым заданиям польской разведки, переброшенным на территорию Советского Союза агентом Одынец.

    В Старо-Русском, Поддорском, Белозерском и Петриневском районах существовало 11 повстанческих групп с общим количеством участников в 82 человека.

    В 1937 году такая же организация вскрыта в Поддорском, Залучском, Старо-Русском и др. районах Ленобласти, созданная по заданию польского агента КАРАМАНОВА, бежавшим из концлагеря ЯСТРЕБОВЫМ. За период, время с 1936-37 гг., ЯСТРЕБОВЫМ было организовано 5 повстанческих групп. Завербовано 27 человек.

    В АКССР ликвидирована повстанческая организация, деятельностью которой были охвачены Петровский и Пряжинский районы. Организация возглавлялась быв[шими] белобандитами МАКСИМОВЫМ и ГЕРАСИМОВЫМ и получала руководство от финских разведывательных органов. В 10 повстанческих групп, созданных организацией, входило 121 человек.

    Вербовка в организацию производилась преимущественно из кулацко-зажиточной части деревни и бывших в прошлом участников кулацких восстаний.

    Ставя основной задачей вооруженное выступление крестьян в момент объявления войны с целью свержения Советской власти, участники вскрытых организаций направляли свою деятельность на вредительство в колхозах, сопротивление проведению хозяйственно-политических компаний и организацию террора против руководящих низовых работников и сельского актива.

    Приведенные факты указывают на значительное обактивление контрреволюционного элемента в деревне.

    Оперативным приказом Народного Комиссара Внутренних Дел СССР Генерального Комиссара Государственной Безопасности т. Ежова от 30 июля 1937 года за № 00447 перед органами государственной безопасности поставлена задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся Советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ Советского Государства.

    ПРИКАЗЫВАЮ:

    При организации и проведении операции руководствоваться следующим:

    I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ:

    1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.

    2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей, или трудпоселков, а также кулаки, скрывавшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.

    3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий, или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.

    4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандитские пособники, переправщики, реэмигранты - скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.

    5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами, наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

    Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще с судебными органами не рассмотрены.

    6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.

    7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

    Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены .

    8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпосел-

    ках и ведущую в них преступную деятельность.

    9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне - в колхозах, совхозах, сельскохозяйственных предприятиях и в городе - в промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.

    II. 0 МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ:

    1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисовет-

    ские элементы разбиваются на две категории:

    а) к первой категории относятся все наиболее враждебные

    из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному

    аресту и, по рассмотрении их дел на тройке - РАССТРЕЛУ.

    б) Ко второй категории относятся все остальные менее ак-

    тивные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и

    заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее зло-

    стные и социально опасные из них, заключению на те же сроки

    в тюрьмы по определению Тройки.

    2. Семьи приговоренных по первой и второй категориям, как

    правило, не репрессируются.

    Исключение составляют:

    а) семьи, члены которых способны к активным антисоветским

    действиям.

    Члены такой семьи, с особого решения Тройки, подлежат водворению в лагеря или трудпоселки.

    б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории, прожи-

    вающие в пограничной полосе, подлежат переселению за пределы

    пограничной полосы внутри Ленинградской области.

    в) Семьи репрессированных по первой категории, проживающие

    в Ленинграде, подлежат выселению в другие области по их вы-

    бору, за исключением пограничных районов.

    3. Все семьи, лиц, репрессированных по первой и второй

    категориям взять на учет и установить за ними систематическое

    наблюдение.

    III. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ:

    1. Операцию по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников, отнесенных к первой категории, начать 5-го августа 1937 года.

    2. Контингента, отнесенные ко второй категории, впредь до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются.

    3. Для организации и проведения операции организовать 12 оперсекторов, в которых сформировать оперативные группы, соответственно с территориальными условиями Ленинградской области в следующем порядке:

    1) Ленинградский оперсектор в составе города Ленинграда и районов: Мгинского, Токсовского, Тосненского, Всеволожского, Парголовского, Красногвардейского, Красносельского, Ораниенбаумского, Слуцкого, Пушкинского, Сестрорецкого, Шлиссельбург-ского, Петергофского и Колпинского.

    2) Лужский оперсектор в составе районов: Лужского, Оред-ского, Батецкого, Уторгошского и Плюсского.

    3) Новгородский оперсектор в составе районов: Новгородского, Горотдела, Крестецкого, Чудовского, Мало-Вишерского, Соловецкого и Шимского.

    4) Старо-Русский оперсектор в составе районов: Старо-Русского, Волотовского, Поддорского, Залучского, Демянского, Мол-вотицкого, Лычковского, Валдайского, Дновского и Дедовичского.

    5) Лодейно-Польский оперсектор в составе районов: Лодейно-Польского, Подпорожского, Винницкого, Оятского и Пашского.

    6) Вытегорский оперсектор в составе районов: Вытегорского, Андомского, Вознесенского, Оштинского и Ковжинского.

    7) Белозерский оперсектор в составе районов: Белозерского, Вашкинского, Чарозерского, Кирилловского и Польского.

    8) Череповецкий оперсектор в составе районов: Череповецкого, Кадуйского, Мяксинского, Пришекснинского и Петриневского.

    9) Устюженский оперсектор в составе районов: Устюженского и Пестовского.

    Начальниками оперативных групп назначаю:

    а) По Ленинградскому Оперсектору - Капитана Гос. Безопас-

    ности т. БОЛДЫРЕВА.

    б) По Новгородскому Оперсектору - Капитана Гос. Безопасно-

    сти т. ГЛУШАНИНА.

    в) По Лужскому Оперсектору - Лейтенанта Гос. Безопасности

    Т. БАСКАКОВА.

    г) По Старорусскому Оперсектору - Ст. Лейтенанта Гос. Безо-

    пасности тов. МАЛИНИНА.

    д) По Волховскому Оперсектору - Майора т. ТАРАСЕВЙЧ.

    е) По Тихвинскому Оперсектору - Майора т. ОРЛОВА.

    ж) По Боровичскому Оперсектору - Ст. Лейтенанта Гос. Безо-

    пасности т. БРАНИНОВА.

    з) По Лодейно-Польскому Оперсект. - Лейтенанта Гос. Безопас-

    ности т. ДОБРОВОЛЬСКОГО.

    и) По Вытегорскому Оперсектору - Майора т. ЛЕВИНСОН.

    к) По Белозерскому Оперсектору - Лейтенанта Гос. Безопасности т. ВЛАСОВА.

    л) По Череповецкому Оперсектору - Лейтенанта Гос. Безопасности т. ПАВЛОВА.

    м) По Устюженскому Оперсектору - Майора т. ДОЛГАНОВА.

    Организацию и проведение операции на территории Ленинградского оперсектора по уголовному элементу возлагаю на зам. начальника ЛОУРКМ - Майора Милиции т. КРАСНОШЕЕВА.

    4. Организацию и проведение операции на территории Псков-

    ского, Мурманского и Кингисеппского Окротделов УНКВД ЛО воз-

    лагаю на начальников Окротделов: Псковского - капитана Го-

    суд. Безопасности т. ЮЖНОГО, Мурманского - Ст. Лейтенанта

    Государственной Безопасности - т. ГРЕБЕНЩИКОВА и Кингисепп-

    ского - Ст. Лейтенанта Государств. Безопасности т. Т0ЧАНСК0Г0.

    По названным Окротделам операцию провести в следующих районах:

    а) По Псковскому Окротделу - г. Псков и районы: Псковский,

    Порховский, Гдовский, Лядский, Полновский, Середкинский, Стру-

    го-Красненский, Новосельский, Карамышевский, Палкинский, Со-

    шихинский, Славковский, Островский.

    б) По Мурманскому Окротделу - г. Мурманск и районы: Ки-

    ровский, Кольский, Лавозерский, Полярный, Саамский, Терибер-

    ский, Терский.

    в) По Кингисеппскому Окротделу - гор. Кингисепп и р-ны:

    Кингисеппский, Волосовский, Осьминский.

    5. Начальнику ЛОУРКМ - Майору т. КИРАК030ВУ выделить во все Оперсектора из руководящего состава УРКМ заместителей начальников оперативных групп для организации и проведения операции по уголовному элементу.

    6. Нач. УПВО Комбригу т. КОВАЛЕВУ выделить в Псковский, Мурманский и Кингисеппский Окротделы в качестве зам. нач. окр

    отделов по руководству и проведению операции в погранполосе лиц из руководящего состава погранотрядов, дислоцированных на территории соответствующих окротделов.

    7. Оперативные группы оперсекторов и окротделов укомплектовать следующим количеством работников:

    а) Ленинградский Оперсектор: 46 чел. чек[истов] запаса

    86 курсантов Ново-Петергофского училища им. т. Ворошилова 80 чел. из школы Усовершенствования нач. состава Милиции.

    б) Лужский оперсектор: 5 чел. чек. запаса

    20 чел. курсантов

    8 чел. милиции

    в) Новгородский оперсектор: 10 чел. чек. запаса

    25 чел. курсантов

    12 чел. милиции

    г) Старорусский оперсектор: 20 чел. чек. запаса

    30 чел. курсантов

    15 чел. милиции

    д) Волховский оперсектор: 4 чел. чек. запаса

    16 чел. курсантов

    3 чел. милиции

    е) Тихвинский оперсектор: 5 чел. чек. запаса

    25 чел. курсантов

    6 чел. милиции

    ж) Боровичский оперсектор: 5 чел. чек. запаса

    25 чел. курсантов

    10 чел. милиции

    з) Лод-Польский оперсектор: 5 чел. чек. запаса

    25 чел. курсантов

    5 чел. милиции

    и) Вытегорский оперсектор: 5 чел. чек. запаса

    25 чел. курсантов

    6 чел. милиции

    к) Белозерский оперсектор: 6 чел. чек. запаса 22 чел. курсантов

    8 чел. милиции

    л) Череповецкий оперсектор: 5 чел. чек. запаса 25 чел. курсантов

    9 чел. милиции

    м) Устюжинский оперсектор: 1 чел. чек. запаса 15 чел. курсантов 4 чел. милиции

    н) Псковский Окротдел: 17 чел. милиции о) Мурманский Окротдел: 10 чел. чек. запаса 40 чел. курсантов 10 чел. милиции

    п) Кингисеппский Окротдел: 10 чел. милиции

    В распоряжение окротделов по заявкам последних Нач. УПВО Комбригу тов. КОВАЛЕВУ выделить из погранотрядов необходимое количество оперативного состава.

    8. Организацию и проведение операции по кулацко-[анти]со-

    ветскому и уголовному элементу, находящемуся на железнодо-

    рожном и водном транспорте, возлагаю на Bp. Нач. VI Отдела

    УГБ - Капитана Государст. Безопасности тов. БРОЗГОЛЬ.

    Материалы на лиц, подлежащих оперированию, но уволенных с транспорта, передавать в соответствующие окротделы и оперсектора по территориальному признаку.

    Агентурные и следственные материалы, имеющиеся в распоряжении погранотрядов на лиц, подлежащих оперированию, реали-зовывать через Окротделы УНКВД ЛО и Ленинградский оперсектор, также по территориальному признаку.

    9. На начальников Окротделов и оперативных групп возложить

    руководство учетом и выявлением подлежащих репрессированию,

    руководство следствием, утверждение обвинительных заключений.

    Начальник окротдела и оперативной группы несет ответственность за организацию и проведение операции на территории своего округа и сектора.

    10. На каждого репрессированного собираются подробные установочные данные и компрометирующие материалы. На основании последних Нач. окротделов и опер, групп составляются списки на арест, которые за подписью последних в 2-х экземплярах направляются на рассмотрение и утверждение мне.

    11. На основании утвержденного списка начальник окротдела и опергруппы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые

    вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, кроме бытовых, иностранная валюта, множительные приборы и переписка. Все изъятое заносится в протокол обыска.

    12. Арестованные сосредотачиваются в арестных помещениях, согласно прилагаемого списка.

    13. Начальникам окротделов и опергрупп обеспечить все необходимые мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов в местах концентрации арестованных.

    IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ:

    1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.

    2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение Тройки. К делу приобщается: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.

    V. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ:

    Приговора приводятся в исполнение на основании утвержденной мною специальной инструкции.

    VI. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА ОПЕРАЦИЕЙ И ОТЧЕТНОСТЬ:

    1. Руководство по организации и проведению операции возлагаю на моего Заместителя Старшего Майора Гос. Безопасности -т. ГАРИНА.

    Для проведения работы, связанной с руководством операции, сформировать при нем специальную группу в составе: Нач. ЛОУРКМ Майора Милиции т. КИРАК030ВА, Особоуполномоченного Капитана Госуд. Безопасности т. БОЛДЫРЕВА, Пом. Нач. 2-го Отдела УГБ -Ст. Лейтенанта Госуд. Безопасности т. ПОЛЯНСКОГО, Начальника Оперода УПВО - Полковника т. СОКОЛОВА, Начальника ОТК УНКВД

    ПО - т. КОНДРАТОВИЧ, Начальника АХУ - Интенданта 2-го ранга т. МОЧАЛОВА, Начальника ОЛМЗ и ТП Капитана Госуд. Безопасности т. ДУКИС, Врид. Зам. Нач. OK Ст. Лейтенанта Госуд. Безопасности - т. АФАНАСЬЕВА.

    Указанной группе придать необходимое количество оперативно-технических работников.

    2. В целях пресечения возможных попыток перехода за кордон репрессируемого контингента в момент проведения операции, Нач. УПВО Комбригу тов. КОВАЛЕВУ с 3 августа усилить впредь до особого распоряжения, охрану границы, обратив особое внимание на те участки, где в последнее время имели место случаи переходов границы.

    3. Начальникам окротделов и опергрупп, Начальнику VI отд. УГБ и Зам. Нач. ЛОУРКМ Майору милиции т. КРАСНОШЕЕВУ - не позднее 3-го августа представить моему Заместителю Старшему Майору Гос. Безопасности тов. ГАРИНУ уточненный план организации и проведения операции по изъятию контингента 1-й ка-тег., предусмотрев в этом плане все необходимые исчерпывающие меры недопущения перехода репрессир. на нелегальное положение, бегство с места жительства, образование бандитских] и грабит[ельских] групп, возникновение каких-либо эксцессов.

    4. Рассмотрение и утверждение представленных планов организации и проведения операции возлагаю на моего заместителя Старшего Майора Гос. Безопасности тов. ГАРИНА.

    5. О ходе и результатах операции, наряду с представлением цифровых данных в суточных сводках по формам, разосланным в Окротделы и оперсектора 29/VII - с.г. за № 362152, представлять также почтой суточные рапорта с приложением к ним наиболее существенных протоколов допроса и в первую очередь по вскрытым в процессе операции контрреволюционным формированиям и группировкам.

    В суточных рапортах также указывать о полученных от агентуры материалах, связанных с проводимой операцией.

    6. О всех чрезвычайных происшествиях /эксцессы, побеги, появление бандитских и грабительских групп и т. п./ доносить по телеграфу или телефону немедленно.

    7. Получение настоящего приказа подтвердить.

    ПЕРЕЧЕНЬ МЕСТ КОНЦЕНТРАЦИИ АРЕСТОВАННЫХ

    Гор. Псков тюрьма

    Гор. Мурманск тюрьма

    Гор. Кингисепп вновь организованный ДПЗ

    Гор. Ленинград б. «Кресты» и ДПЗ при УРКМ

    Гор. Луга тюрьма

    Гор. Новгород тюрьма

    Гор. Старая Русса тюрьма

    Ст. Званка ДПЗ

    Гор. Тихвин тюрьма

    Гор. Боровичи тюрьма

    Гор. Поденное Поле ДПЗ

    Гор. Вытегра КПЗ Райотделений

    Гор. Белозерск тюрьма

    Гор. Череповец тюрьма

    Гор. Устюжна тюрьма

    Впервые опубликовано: Ленинградский Мартиролог. Т. 5. С. 618-625.

    1. На первом листе приказа надпись «т. Никоновичу» (нач. 5-го отдела УНКВД ЛО), затем, за подписью Никоновича - «Всем н[ачальни]кам отделений (согласно лич-н[ых]указан[ий] для исполнения). 3/VIII-37».

    II

    ВЫПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА № 00447. ПЕРВАЯ ФАЗА

    В различных регионах СССР развернулась лихорадочная подготовка к «кулацкой» операции. В органах НКВД каждой республики, края и области создавался оперативный штаб, большей частью во главе с заместителем начальника соответствующего управления НКВД.

    Этот штаб и «дирижировал» проведением репрессивной акции. Территории были разделены на оперативные сектора, назначены их руководители и сформированы оперативные группы. В Татарстане было 9, в Ленинградской области - 12, а в Западно-Сибирском крае -15 таких секторов. Киевская область была разделена на 7 секторов, Молдавская АССР - на 2 сектора1. Начальник УНКВД по Киевской области видел преимущество оперативных секторов в следующем: «В целях приближения оперативного руководства периферийными органами НКВД по проведению этой операции, в 7-ми пунктах области (Киев, Житомир, Коростень, Новоград-Волынск, Умань, Черкассы и Белая Церковь) были созданы оперативно-следственные группы с прикреплением к ним близ расположенных районов»2.

    1 Дислокация межрайонных оперативных групп НКВД УССР. [Между 13 и 15 июля 1937 г.] // «Через трупы на благо народа». Проведение «кулацкой» операции на Украине 1937-1938 гг. / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, С.Н. Богунов, Б. Бонвеч, O.A. Довб-ня, С.А. Кокин, Г.В. Смирнов, И.Е. Смирнова. (Выходит в 2009 г. в Киеве).

    2 Докладная Н. Шарова И. Леплевскому о ходе операции по изъятию кулацкого, уголовного, прочего контрреволюционного элемента. 7.09.1937 // «Через трупы...».

    3 О распределении лимитов по оперативным секторам см.: Сводка об арестованных и осужденных судебной тройкой при Западно-Сибирском УНКВД и приведенных в исполнение приговорах. 5 октября 1937 г. - С. 210-214 настоящей книги.

    Лимиты, выделенные Москвой республикам, краям и областям, были в свою очередь распределены между оперативными секторами3. Подготовка к операции также включала в себя составление

    проскрипционных списков на основе уже имевшихся «учетов» и агентурных донесений4. Эти материалы с начала 1920-х годов подвергались постоянному обновлению. Казанский историк Алексей Степанов, опираясь на свои разыскания в архивах Татарстана, реконструировал обширный каталог этих списков «врагов народа»: наряду с бывшими кулаками на учет брались лица, относившиеся к царской администрации, бывшие белогвардейцы, участники крестьянских восстаний времен гражданской войны, реэмигранты, бежавшие в Советский Союз политэмигранты, военнопленные Первой мировой войны, вернувшиеся из немецкого и австрийского плена, члены антибольшевистских политических партий, лишенцы (лица, лишенные избирательных прав), исключенные из ВКП(б) и т. д.5. Сведения об уголовных преступниках концентрировались в местных органах милиции (УРКМ) НКВД6.

    4 «В течение подготовительного периода были обактивлены имевшиеся агентурные разработки». П.Ф. Булах Н.И.Ежову. 11.08.1937. - С. 177-182; Шифротеле-грамма секретаря Оренбургского Обкома ВКП(б) Митрофанова в ЦК ВКП(б), Сталину. 27.08.1937.-С. 197.

    5 Степанов А.Ф. Расстрел по лимиту. Из истории политических репрессий в ТАССР в годы «ежовщины». - Казань, 1999. С. 8, 34. Сн. 12. По данным, приведенным В.Н. Ха-устовым, к марту 1941 г. на списочном учете НКВД состояло около 1 млн. 263 тыс. чел., разделенные на 18 подучетных категорий. - См.: Хаустов В.Н. Развитие советских органов государственной безопасности: 1917-1953 гг. // Cahiers du Monde russe. 42. 2001. № 2-3-4. С. 369-370. За указание на источник благодарим Андрея Савина.

    6 См.: PetrovN. Die Rolle der Organe der Staatssicherheit (OGPU-NKVD) in der UdSSR // Lager, Zwangsarbeit, Vertreibung und Deportation. Dimensionen der Massenverbrechen in der Sowjetunion und in Deutschland 1933 bis 1945 / D. Dahlmann, G. Hirschfeld. - Essen, 1999. S. 187-205, здесь - С. 192. При этом бывшие кулаки были также внесены в списки зарегистрированных сельскими советами т. н. лишенцев - лиц, лишенных избирательных и других общественных прав.

    7 Оперативный приказ начальника УНКВД по Ленинградской области Л.М. 3а-ковского№00117, 1.08.1937.-С. 117-127.

    Материалы учетов и регистрации составляли важнейшую основу для составления списков на арест, в которых должны были приводиться «подробные установочные данные и компрометирующие материалы»7. На практике списки оказались весьма лаконичными. Они содержали, как правило, фамилию, имя и отчество, данные о социальном происхождении и справку о предыдущей судимости. Сохранились так называемые «оперативные списки» по Винницкой области, датированные июнем 1938 г. Конечно же, речь здесь идет о списках лиц, подлежавших осуждению не «кулацкой» тройкой,

    8 Список контрреволюционного элемента, состоящего на оперативном учете в Тростянецком РО НКВД по линии 4-го отдела, по состоянию на 20 июня 1938 г. -ОГА СБУ. Дела Ширина, Л.Н. и др. (Винницкая область) № 47806 д.п. Том 12. Л. 9.

    9 Оперативный приказ Л.М. Заковского № 00117, 1.08.1937- С. 117-127.

    10 См. по этому поводу раздел «Обуздание и переориентирование карательных

    органов» в главе «Завершение операции».

    11 Шифротелеграмма Ю.М. Кагановича в ЦК ВКП(б). 7.10.1937. - С. 214; А.Т. За-

    ликин в ЦК ВКП(б). 12.10.1937. - С. 215; Л.И. Мирзоян в ЦК ВКП(б). 14.11.1937. -

    С. 218. Информацию об арестах в колхозах и на фабриках см.: П.Ф. Булах Н.И. Ежову.

    11.08.1937. - С. 177-182; Юнге М., Биннер Р. Справки сельсовета как фактор в осуж-

    дении крестьян в рамках приказа 00447 // Сталинизм в советской провинции. Массовая

    операция на основе приказа № 00447 / Сост. Р. Биннер, Б. Бонвеч, М. Юнге (Выходит

    в 2009 г. в Москве).

    а «двойкой» в ходе операций по «национальным» линиям. Но очевидно, что списки различались между собой несущественно. Написанный машинописью список содержит данные на 27 чел. Он подписан начальником Тростянецкого РО НКВД Беличенко. Практически после каждой фамилии синими чернилами от руки помечено: «арестовать]», а зеленый крестик, нанесенный напротив почти каждого уже помеченного имени подтверждает выполнение указания об аресте. Этот список содержит в отношении каждого упомянутого лица примерно следующие данные: «2. ЗУБОВ Иван Кириллович. 1888, колхоз., укр. скибинцы [следует адрес]: Бывший городовой, лишился избирательных прав в 1930 году, в период коллективизации принимал активное участие в антиколхозной волынке, в данное время систематически занимается а/с работой, направленной против мероприятий партии и правительства» . В Ленинградской области списки на арест подписывались начальниками оперативных групп и в двух экземплярах посылались на утверждение начальнику областного управления НКВД9. Однако следует исходить из того, что эти списки во многих случаях подавались на утверждение задним числом. Мотивировать такой порядок оперативные сектора могли опасностью, возникающей в результате промедления с арестом намеченных к изъятию лиц10. В ходе операции в списки на арест попадали все больше и больше людей, оказавшихся в поле зрения НКВД в результате упоминания в показаниях уже арестованных или информантов из колхозов и фабрик. Первыми кандидатами на арест в глазах НКВД становились ранее судимые, бежавшие из мест заключения, самовольно вернувшиеся из ссылки, зарекомендовавшие себя неисправимым повседневным поведением".

    Адекватное представление об этих приготовлениях дает приказ № 00117 от 1 августа 1937 г. начальника УНКВД по Ленинградской области Л.М. Заковского, в котором приказ Ежова № 00447 превращается в детализированный план действий по Ленинградской облас-ти . На первом плане стоит обеспечение персоналом инстанций по проведению массовой акции. Особенно стоит отметить тесное переплетение органов ГБ с милицией на всех уровнях13. Примечательным является также то, что Заковский был озабочен тем, что же должно было случиться с членами семей репрессированных. Он отдал приказ в целом их не трогать, но одновременно ввел особое правило для Ленинграда и пограничных местностей: те семьи, чей глава был осужден к ВМН, подлежали высылке из Ленинграда и приграничных районов под дальнейший надзор.

    Инструкции, аналогичные инструкции Заковского, дал 1 августа 1937 г. начальнику Ульяновского городского отдела НКВД начальник УНКВД по Куйбышевской области И.П. Попашенко. В них были установлены квоты репрессий для г. Ульяновска (100 чел. по первой и 199 чел. по второй категориям). 4 августа Попашенко отдал специальные указания о приведении в исполнение смертных приговоров14.

    Оперативный приказ начальника Управления НКВД по Ленинградской области Л.М. Заковского №00117, 1.08.1937- С. 117-127.

    " О тесном сотрудничестве с милицией в Харьковской области см.: Приказ № 509 И.Б. Шуйского о подготовке к репрессиям против кулаков, уголовников и антисоветского деклассированного элемента. 23.07.1937 // «Через трупы...».

    Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т. 5. 1937 год. - Санкт-Петербург. 2002. С. 618-625; Книга памяти жертв политических репрессий. [Ульяновская область]. Под общ. ред. Ю.М. Золотова. - Ульяновск, 1996. [Т. 1] С. 799-800, 797-798; См. также: Юнге М, Биннер Р. Как Террор стал «Большим». С. 266-274.

    Протокол № 3 совещания работников НКВД УССР по вопросу подготовки к изъятию кулаков и уголовников на Украине. 28.07.1937 г. // «Через трупы...».

    На Украине с середины июля 1937 г. функционировал республиканский оперативный штаб по практическому проведению операции. Его возглавил М.М. Герсон, начальник 4-го отдела УГБ НКВД Украинской ССР. 28 июля штаб провел уже свое третье заседание. По его подсчетам, для проведения операции было необходимо привлечь около 5.000 сотрудников15. Так как такого количества сотрудников в наличии не имелось, на 4-м заседании штаба 3 августа было отдано распоряжение о привлечении в широком масштабе выпуск

    ников школ УГБ и милиции16. Помимо этого, была проведена, как во время Гражданской войны и коллективизации, т. н. «партийная мобилизация»: для проведения кампании привлекались проверенные члены партии, от которых бралась «подписка о неразглашении».

    16 Протокол № 4 совещания работников УГБ НКВД УССР по вопросу подготов-

    ки к изъятию кулаков и уголовников на Украине. 3 августа 1937 г. // «Через тру-

    пы...»; В отношении Сибири и Московской области справедливо то же самое. - См.:

    Тепляков А.Г. Органы НКВД Западной Сибири в «кулацкой операции» 1937-1938 гг.

    // Сталинизм в советской провинции; Ватлин А.Ю. Следственные дела. С. 194.

    17 Протокол № 3 совещания работников НКВД УССР по вопросу подготовки

    к изъятию кулаков и уголовников на Украине. 28.07.1937 г. // «Через трупы...».

    18 Телеграмма И. Леплевского Н. Ежову о перегрузке тюрем в УССР. 20. 8.1937. //

    «Через трупы...». В пункте III.2 приказа № 00447 приказывалось сначала пропустить

    через тройку лиц, предназначенных для осуждения по 1-й категории.

    19 Ведомость о лимитах в местах заключения в УССР на 1 февраля 1938 г. 1.02.1938

    // «Через трупы...».

    Следующей организационной проблемой стала нехватка помещений для заключенных. После получения ответа на запросы, направленные в ряд областей, оперативный штаб установил, что имеется место для кратковременного размещения 40.000 заключенных17. Но эта оценка была весьма далекой от истины. 20 августа 1937 г. народный комиссар внутренних дел УССР И.М. Леплевский информировал Ежова о возникшей серьезной проблеме: на Украине имелось 39 тюрем с общим количеством мест на 24.755 чел., в которых на тот момент уже сидело 43.000 чел. Народный комиссар внутренних дел Украины настойчиво ходатайствовал о выделении в ГУЛАГе для республики 5.000 мест в августе и 7.000 мест - в сентябре. В качестве причины тотального переполнения тюрем Леплевский указывал на то, что тройками «из рассмотренных дел по первой категории [к ВМН] приговариваются только от 30 до 50 процентов, остальные идут по второй категории»18. В ходе операции ситуация ни в коем случае не улучшилась. В конце января 1938 г. в камерах на Украине находилось, вместо предусмотренного тюремного «лимита» в размере 23.975 чел., в четыре раза больше - 94.985 чел19. В других регионах ситуация в 1937-1938 гг. выглядела столь же плачевно. Один из заключенных, находившихся в то время в городской тюрьме г. Красноярска, сообщал: «Среди зимы в камере была такая духота, что люди сидели в одних трусах да бюстгальтерах, обливаясь потом. Была печь, но она не отапливалась и вот от этой духоты люди изнемогали [...]. Камера, говорят, предназначена на 35

    человек, а сидело 117 человек да еще у большинства были с собой

    20

    вещи. Узлы, тряпье, сырость, вонь» .

    1. Процедуры подсчета жертв и предоставления отчетов

    Перед официальным стартом репрессивной акции 5 августа 1937 г. (в Северной Осетии, Чечено-Ингушской АССР и Дагестане, а также в Северной области, в Оренбургской области и Орджоникидзевском крае операция началась, вероятно, из-за нарушения связи между центром и отдаленными провинциями, еще до этого срока2'), руководство НКВД разослало еще несколько распоряжений, касавшихся регулирования кампании и контроля над ней. Важнейшее значение для обеспечения осведомленности руководства НКВД имели шифрованные телеграммы, которые в соответствии с приказом № 00447, руководители региональных подразделений НКВД должны были посылать в Москву 1,5, 10, 15, 20 и 25 числа каждого месяца. Важность выполнения этого требования подчеркивалась директивой № 405000 Учетно-статистического отдела ГУГБ НКВД СССР от 31 июля 1937 г.22. Регулярная отчетность являлась в высшей степени важным инструментом контроля центра над ходом операции.

    Кудимова (Руд) Л.П. Тюрьма на улице Республики // http://memorial.krsk.ru/memuar/ Kudimova.html (просмотрено: 5.09.2008).

    Юнге М., Биннер Р. Как Террор стал «Большим». С. 37. " Упоминается в документе: Н.И. Ежов начальникам УНКВД. 24 августа 1937 г. -С. 196. Распоряжение Ежова также еще раз конкретизирует ранее введенные правила отчетности в ходе операции. См.: Н.И. Ежов Ф.А. Леонюку и В.З. Матвееву. 5 августа 1937 г. - С. 172-173.

    См. подробно по этому поводу комментарии Охотина Н.Г. и Рогинского А.Б. II Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 604-605, примечание 66. Четыре сводных

    Чистые формуляры для выполнения этого задания были разосланы местным управлениям НКВД. На основе вышеназванных телеграмм с мест в 8-м отделе (учетно-статистический отдел) ГУГБ НКВД СССР составлялись «Сводки об арестованных и осужденных на основании оперативного приказа НКВД СССР № 00447», являющиеся важнейшим источником для исследования всех количественных аспектов кулацкой операции. В общей сложности центром было составлено 36 таких «Сводок», последняя датируется 5 сентября 1938 г.23. Они содержат данные о размере предоставленных лимитов

    и количестве арестованных и осужденных, разделенных на три главные целевые группы операции (кулаки, уголовники и другие к.-р. элементы). Данные об осужденных разделены дополнительно на количество осужденных по 1-й (смертная казнь) и по 2-й (лагерное заключение) категориям.

    Насколько большое значение руководство НКВД придавало точной и тщательной отчетности в ходе операции и с какими трудностями оно сталкивалось при выполнении этого требования, подтверждает телеграмма Ежова от 24 августа 1937 г24. В ней упоминается, что к 15 августа 1937 г., времени составления первой «Сводки ГУГБ НКВД о количестве арестованных и осужденных на основании оперативного приказа № 00447», четыре региона еще не прислали отчетов в Москву25.

    доклада (от 15 августа, 30 сентября, 31 декабря 1937 г. и за март 1938 г.) уже опубликованы: Сводка ГУГБ НКВД СССР о количестве арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 15 августа 1937 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 344-348; Сводка № 11 ГУГБ НКВД СССР об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 30 сентября 1937 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 369-374; Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 1 января 1938 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 387-393; Сводка № 33 ГУГБ НКВД СССР об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 1 марта 1938 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5, Кн. 2. С. 56-61. Данные из сводных отчетов включены в обзорную таблицу, опубликованную в данном издании, отражающую ход массовой операции как в масштабах Украины, так и в масштабах всего СССР.

    24 Н.И. Ежов начальникам УНКВД о «цифровой информации» о ходе операции по приказу № 00447, 24.08.1937 г. - С. 196.

    Сводка ГУГБ НКВД СССР о количестве арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 15 августа 1937 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 344.

    В своей телеграмме Ежов потребовал от мест отражать в отчетах еще два статистических параметра: количество вскрытых «контрреволюционных групп» и число изъятого органами оружия. Именно предоставление информации о количестве «контрреволюционных групп» стало в ходе операции «больным» местом. С помощью этого требования, задуманного не только как инструмент контроля, но и как инструмент управления операцией, московский центр напрасно пытался обратить внимание краевых и областных управлений НКВД на организованную контрреволюционную деятельность и на организованную преступность.

    Статистическая «обработка» операции сопровождалась дополнительным механизмом контроля - отчетами о «политическом настроении населения». 25 августа 1937 г. народный комиссар НКВД Украины Леплевский напоминал начальникам управлений НКВД семи подчиненных ему областей о том, что в их обязанность входит не только предоставления статистических отчетов о ходе операции раз в 5 дней, но и о предоставлении с такими же интервалами «политической информации»26. Возможно это требование возникло в результате инструкций, полученных Леплевским в разговоре с заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Л. Вельским. Последний констатировал два дня спустя в своем отчете Ежову о положении на Украине: «Считаю необходимым отметить, что почти не поступает политическая информация из областей. Неизвестны реагирования на проводимые операции»27.

    Директива И. Леплевского начальникам облуправлений НКВД УССР о выполнении приказов НКВД СССР. 25.08.1937 // «Через трупы...».

    ~7 Докладная записка Л. Вельского Н. Ежову о проведении репрессий в Украине на 25 августа 1937 г. 27.08.1937// «Через трупы...».

    "8 Н.И. Ежов И.В. Сталину о первых итогах операции по репрессированию антисоветских элементов, 8 сентября 1937 г. - С. 201-204.

    Можно доказать дословное заимствование из отчетов начальника УНКВД по Орджоникидзевскому краю от 11.08.1937 г. и начальника УНКВД по Московской области, поданного не ранее 15.08.1937 г. - См.: П.Ф. Булах Н.И. Ежову. 11.08.1937. -с- 177-182; С.Ф. Реденс Н.И. Ежову. Не ранее 15 августа 1937 г. - С. 182-187.

    9 сентября 1937 г. Ежов на основании наконец-то поступивших с мест сообщений о политической ситуации представил Сталину отчет о первом месяце кулацкой операции28. Приведя данные об арестованных и осужденных за этот период, он сообщал об «охоте» на бывших кулаков в колхозах и совхозах, в промышленности и на транспорте, о разоблачении нелегально действующих членов сект и церквей, а также о «вскрытых» повстанческих организациях. Заключительная часть отчета, которую Ежов составил из фрагментов сообщений с мест29, напоминает торжественные рапорты советских хозяйственников: дисциплина труда в колхозах возросла, преступность снижается, население поддерживает работу органов и доносит на врагов. Ежов соглашался с вновь и вновь выдвигаемым местами тезисом о том, что учет вражеских элементов, проведенный в июне, был недостаточным и что цифры репрессий, о которых докладывают с периферии, не соответствуют численности реально существующих «вражеских контингентов». С учетом этого утверждения поражает

    его сообщение Сталину о том, что операция по арестам лиц, отнесенных к первой категории, завершена в большинстве областей СССР. Это свидетельствует о том, насколько мало Ежов сам мог оценить динамику операции.

    В своем отчете Ежов придавал особое значение двум пунктам. Во-первых, он подчеркивал, что операция была «целенаправленной», а во-вторых, отмечал, прибегая к терминологии социально-технологического свойства, «оздоровление» деревни, так как она очищена от «наиболее активных контрреволюционных и кулацких элементов» и уголовников. Сходные понятия можно обнаружить в отчетах начальника УНКВД Москвы С.Ф. Реденса и начальника Орджоникидзевского краевого УНКВД П.Ф. Булаха, датированных серединой августа 1937 г., на которых в свою очередь частично основывалось сообщение самого Ежова: «Этих воров не исправишь», «Их необходимо все время держать в тюрьме или уничтожать» или «изолировать подальше от нас»; «Наконец-то, добрались до кулаков, пора их вычистить от нас, так как от них пользы не было и не бу-

    30

    дет» .

    2. Правила осуществления операции

    Некоторые директивы, изданные руководством НКВД в первой половине августа 1937 г., можно охарактеризовать как положения о применении приказа № 00447, имеющие силу на территории всего Советского Союза. Это касается и директивы Ежова № 409, адресованной начальнику УНКВД по Красноярскому краю Ф.А. Леонюку и начальнику Норильлага В.З. Матвееву, регулирующей проведение карательной акции в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) ГУЛАГа31. Инструкция определяет целевые группы репрессии, устанавливает срок операции (два месяца), меру наказания и долю уничтожаемых для отдельных лагерей. Кроме того, она определяет порядок составления списков жертв, на основании которых тройки выносили смертный приговор.

    30 См. П.Ф. Булах Н.И. Ежову. 11.08.1937. - С. 177-182; С.Ф. Реденс Н.И. Ежову.

    Не ранее 15 августа 1937 г. - С. 182-187.

    31 Н.И. Ежов Ф.А. Леонюку и В.З. Матвееву. 5 августа 1937 г. - С. 172-173.

    Приказ № 00447 устанавливал для лагерей НКВД квоту уничтожения в 10.000 чел., и уже в конце 1937 г. было казнено 14.600 за-

    32

    ключенных . По данным Станислава Кузьмина, общее число казненных в лагерях НКВД в рамках этой акции составляет 30.178 чел33.

    Акция по уничтожению заключенных началась в августе 1937 г. и завершилась только в ноябре 1938 г. Во многих местностях кампания против узников ГУЛАГа все еще шла, когда операция по приказу № 00447 была уже прекращена по ту сторону колючей проволоки. Так обстояло дело, например, в Архангельской области, где тройка с октября 1937 по апрель 1938 гг. приговорила к смертной казни 2.755 заключенных Ухтинско-Печорского ИТЛ (Ухтпечлаг, Коми АССР)34 или в Карелии, где операция № 00447 закончилась 15 апреля 1938 г., вслед за чем, однако, состоялось еще четыре заседания тройки, последнее из них - 10 ноября 1938 г., на которых осуждались исключительно заключенные Белбалтлага35. Для руководителей лагерей директива Ежова № 409 была в высшей степени удобным инструментом, чтобы стабилизировать дисциплину в лагерях, которая грозила ослабнуть из-за притока новых заключенных. Начальник 3-го отдела управления Ухтпечлага дал 30 августа 1937 г. указание отобрать для рассмотрения на тройке, прежде всего, «организаторов голодовок, отказчиков от работы, занимающихся контрреволюционной агитацией, разлагающих лагерников, и беглецов» .

    il Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 392.

    Кузьмин С. Лагерники (ГУЛАГ без ретуши) // Молодая гвардия. 1993. № 4. С. 201. 34 Там же. С. 211.

    ЧухинИ. Карелия-37. С. 77-147. По оценке автора, в рамках операции №409 было расстреляно около 3.000 заключенных Белбалтлага. (С. 125). Кузьмин С. Лагерники. С. 201.

    Н.И. Ежов Л.М. Заковскому, приказ № 59190 от 16 августа 1937 г. - С. 194-195. См.: Ciliga А. Dix ans au pays du mensonge deconcertant. - Paris, 1977.

    Наряду с лагерями операция затронула и тюрьмы. Процедуру регулировал приказ Ежова № 59190 «О завершении операции по репрессированию наиболее активных контрреволюционных элементов из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ»37. В этих специальных тюрьмах, которые до середины 1930-х гг. были известны под названием политизоляторов3 , а затем были переименованы в «тюрьмы особого назначения» (ТОН) и, наконец, 15 марта 1937 г. подчинены 10-му отделу ГУГБ НКВД, содержались «самые злейшие враги советской власти»: члены антисоветских партий, видные представители внутрипартийных оппозиционных групп, особенно троцкисты, а также уголовники, осужденные на большие сроки. Приказ № 59190 устанавливал срок проведения операции - два месяца, определял

    категории жегзтв, назначал 9-ти специальным тюрьмам квоты на уничтожение3 и регулировал составление расстрельных списков.

    Наиболее обстоятельно исследовано массовое уничтожение заключенных в созданной в 1937 г. специальной тюрьме на Соловецких островах40, на территории пресловутого Соловецкого ИТЛ. Ленинградская тройка осудила 9, 10 и 14 октября 1937 г. 1.117 заключенных41, 10 и 25 ноября 50942 и 14 февраля 1938 г. - 200 зеков. В целом к смерти было приговорено 1.825 заключенных, каждый раз на специальных заседаниях43.

    39 Тюрьме ГУГБ НКВД СССР на Соловецких островах было выделено - 1.200,

    в Мариинске - 15, в Суздале - 55, во Владимире - 15, в Челябинске - 25, в Верхне-

    уральске - 75, в Ярославле - 30, в Дмитровске - 10, в Вологде - 15. Всего 1.440

    человек. Эти данные находятся в РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Л. 70-72.

    40 См. об этом обзор в Ленинградском мартирологе 1937-1938. Т. 4. С. 665-668.

    41 См.: Ленинградский мартиролог. 1937-1938. Т. 2. Иллюстрации 81-124 (заседа-

    ние тройки от 9.10.1937 г., протокол № 81 с 210 смертными приговорами); Т. 3; иллю-

    страции 87-291 (заседания тройки от 9. 10, 14.10.1937 г., протоколы 82-85 с 907 смерт-

    ными приговорами).

    42 В Ленинградском мартирологе 1937-1938. Т. 4 имена этих 509 заключенных

    Соловецкой тюрьмы приведены не отдельно, а вместе с другими лицами, расстре-

    лянными в декабре 1937 г. Здесь отсутствует дифференцированная статистика, как

    в Т. 3.

    43 Среди 1.117 заключенных Соловецкой тюрьмы, приговоренных к смертной каз-

    ни тройкой в октябре 1937 г., значительную часть составляли осужденные в 1936 г.

    (в основном в декабре) троцкисты, украинские и кавказские «буржуазные национали-

    сты» и приверженцы М. Султан-Галиева, осужденные за «контрреволюционную буржу-

    азно-националистическую деятельность»; кроме того, в их числе находились бывшие

    офицеры царской и белой армий, уголовники-рецидивисты, арестованные за создание

    вооруженных банд (ст. 59.3), хулиганство (ст. 74), побеги из тюрем, лагерей и ссылки

    (ст. 82), воровство (ст. 62) и вымогательство (ст. 174). Многие заключенные специаль-

    ных тюрем уже в 1932-1934 гг. приговаривались к смертной казни тройками периода

    раскулачивания, но затем были помилованы с заменой высшей меры наказания много-

    летним тюремным заключением. Среди них было лишь немного крестьян (1,8%),

    больше рабочих (18,2%), преобладали научные работники, учителя, студенты и слу-

    жащие (70 %); доля членов партии, составлявшая 60 %, была необычно высока, и это

    также указывает на тот факт, что в данном случае речь идет о представителях техниче-

    ской и административной интеллигенции. - См. статистику в Ленинградском марти-

    рологе 1937-1938. Т. 3. С. 590-591. В соответствии со статистикой, опубликованной в

    Т. 4 мартиролога, из 1.627 заключенных, казненных в 1937 г., 1.448 были осуждены за

    политические преступления (ст. 58), в том числе 780 - за «троцкистскую деятельность,

    и 179 - за уголовные преступления (С. 664). Среди расстрелянных был также извест-

    ный религиозный философ П.А. Флоренский.

    В протоколах троек обвиняемые объединялись согласно «делам» в большие группы численностью до 200 заключенных. В то время

    как прежние судимости указывались индивидуально для каждого (примерно от пяти до семи строк), актуальное «преступление», из-за которого и предъявлялось обвинение, указывалось коллективно для целой группы (от двух до четырех строк): «Дело № 103007-37 г. Оперативной части Соловецкой тюрьмы ГУГБ НКВД СССР на 182 человека, осужденных на разные сроки за к-р. троцкистскую, терро-ристическо-шпионскую деятельность, которые, оставаясь на прежних к-р. позициях, продолжают вести среди осужденных к-р. троцкистскую работу и высказывают террористические намерения»44. Эта операция также продолжалась дольше, чем планировалось, не были соблюдены и первоначально установленные квоты.

    НКВД рассматривал этих заключенных как неисправимых противников режима, которые к тому же, с помощью коллективных акций протеста, среди которых самым действенным оружием была голодовка, стремились изменить введенный в марте 1937 г. жесткий режим для специальных тюрем. Так, в протоколе заседания Ярославской тройки от 3 сентября 1937 г., пославшей на смерть 28 «политических» заключенных, специальной тюрьмы, в качестве преступлений, заслуживающих смерти, названы «коллективные протесты, распространение листовок, нарушение тюремного режима, продолжение политической борьбы, организация голодовок, попытка самоубийства»45.

    В циркуляре №61, который также следует понимать как инструкцию о применении приказа № 00447, указывается, какие уголовные целевые группы операции и за какие преступления подлежат осуждению тройкой .

    44 Дело № 103007-37 г., протокол № 82 заседания особой тройки УНКВД Ленин-

    градской области от 9 октября 1937 г. // Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т. 2.

    Иллюстрация 87.

    45 Архив УФСБ по Ярославской области (без архивных данных).

    46 В частности, см.: Юнге М, Биннер Р. От «социально-близкого» до «социально-

    опасного элемента. Гонения на преступников как социальная чистка советского

    общества. 1918-1938 гг. // Сталинизм в советской провинции.

    А.Я. Вышинский всем прокурорам республик, краев, областей, военных округов и железных дорог СССР, 7 августа 1937 г. - С. 173-174.

    Прокурор СССР А.Я. Вышинский, согласно Конституции хранитель социалистической законности, в свою очередь дал подчиненным ему прокурорам директивы по поводу предстоявшей кампании47. Если с 1934 г. по середину 1937 г. Вышинский отражал притязания

    госбезопасности на внесудебные репрессии, то теперь он капитулировал по всему фронту. До сих пор неизвестно ни одного случая, когда бы прокуроры, входившие в состав троек, протестовали против постоянных нарушений закона. Однако было бы совершенно неправильным думать, что руководящие работники прокуратуры были лишь пассивными созерцателями беззаконий, творившихся [к примеру] в НКВД Туркменской ССР. «Установлено, что в некоторых случаях прокуроры были активными соучастниками преступников Нодева и Монакова. Например, бывший врид прокурора Туркменской ССР Мельников, являвшийся членом тройки, совместно с Монаковым допускал массовые необоснованные осуждения граждан, осуждал на тройке лиц, неподсудных последней и даже больше того, скрыл от Прокуратуры СССР и ЦК КП(б) Туркмении то, что Монаков в его присутствии дал указание о том, чтобы в протоколах тройки не указывать социальное происхождение и положение обвиняемого. А это указание Монаков дал для того, чтобы скрыть от

    48

    НКВД СССР социальное лицо осужденных» . При прокурорской проверке в УНКВД Ленинградской области тоже было вскрыто много случаев фабрикации дел. Военный прокурор Ленинградского военного округа диввоенюрист H.H. Кузнецов предоставил эти материалы Заковскому, но на них начальник УНКВД наложил резолюцию: «Так было и так будет!», обвинив прокурора во вредительстве и нежелании бороться с врагами народа. 4 августа 1937 г. Кузнецова арестовали49.

    48 Докладная записка военного прокурора войск НКВД Туркменского погранок-

    руга Кошарского прокурору СССР М.И. Панкратьеву и исполняющему должность

    Главного военного прокурора РККА П.Ф. Гаврилову об итогах следствия по делам

    «о нарушениях социалистической законности» в органах НКВД Туркменской ССР.

    23 сентября 1939 г. // История сталинского ГУЛАГа. Т. 1. - М., 2004. С. 355.

    49 Викторов БЛ. Без грифа «Секретно»: Записки военного прокурора. - М., 1990.

    С. 205-206; Бобренев В.А. Забытый комиссар // Расправа. Прокурорские судьбы. - М.,

    1990. С. 73-74. Благодарим А. Теплякова за эту информацию.

    50 Архив ГУВД Кемеровской области. Ф. 10. Оп. 3. Д. 986.

    В Западно-Сибирском крае первый заместитель прокурора края H.H. Телятников принес 12 июля 1937 г. протест на решение милицейской тройки от 31 мая 1937 г., приговорившей «социально-вредный элемент» к пяти годам ИТЛ. В заключении уголовное дело было рассмотрено «кулацкой» тройкой, которая 3 сентября 1937 г. приговорила обвиняемого к смертной казни50.

    Ввиду жалкой роли Вышинского и его прокуроров в организованных государством массовых преступлениях51, не вызывает удивления заключение, сделанное в 1954 г. при разборе архива Вышинского: «Специальная корреспонденция прокурора СССР за 1937 г. была уничтожена [,..]»52.

    Регулировался также порядок обращения с имуществом лиц, приговоренных тройкой к смертной казни53. Очевидно предполагалось не допустить, чтобы уже при аресте арестованных конфисковалась вся их собственность, чтобы затем исчезнуть, быть проданной или приведенной в негодность54. В ходе процессов против чекистов, состоявшихся в 1939г., обвиняемые признавались в обогащении за счет осужденных. Члены расстрельных команд «покупали на конфискованные деньги спиртные напитки, употреблявшиеся как во время, так и после исполнения расстрелов»55.

    3. Механизм увеличения лимитов

    51 См.: А.Я. Вышинский М.В. Сталину и В.М. Молотову об изменениях в процес-

    суальном порядке исполнения приговоров о расстреле. 11.09.1937. - РГАСПИ. Ф. 17.

    Оп. 166. Д. 579. Л. 11.

    52 Khlevniuk О. The History of the Gulag. P. 6.

    53 Н.И. Ежов о конфискации имущества лиц, осужденных по приказу № 00447,

    9 сентября 1937 г.-С. 205.

    54 Докладная записка военного прокурора войск НКВД Туркменского погранок-

    руга Кошарского // История сталинского ГУЛАГа. Т. 1. С. 359.

    55 Книга памяти жертв политических репрессий. [Ульяновская область]. С. 903,

    999.

    56 В.А. Каруцкий в НКВД СССР, Н.И. Ежову, М.П. Фриновскому, 1 августа

    1937 г. - С. 169-171.

    Выделение московским центром квот на проведение репрессий республикам, краям и областям является наиболее отличительной особенностью «кулацкой» операции. Письмо В.А. Каруцкого, начальника УНКВД по Западной области, датированное 1 августа 1937г., является, вероятно, первым обращением с периферии к руководству НКВД, в котором содержится просьба о повышении лимита, выделенного области в соответствии с приказом № 0044756. В последующие месяцы такого рода просьбы захлестнули руководство НКВД и руководящие партийные органы в Москве, и почти всегда они встречали согласие, число репрессируемых зачастую даже округлялось в сторону увеличения. Особенность документа заключается

    в том, что он был подготовлен еще до начала операции. В.А. Каруц-кий, назначенный начальником УНКВД Западной области57, так отреагировал на только что поступивший в Смоленск приказ, в котором число репрессируемых по первой категории в его области было снижено с 3.300 чел. (лимит Политбюро) до 1.000, а по второй категории - с 7.700 до 5.000 чел. Он обосновывал свой запрос указанием на недостаточность проведенной регистрации и на «чрезвычайную засоренность Западной области» контрреволюционными и уголовными элементами. Вину за это он возлагал, прежде всего, на бывшее «правотроцкистское» руководство области. Имеется в виду смещенный в июне 1937 г. со своего поста «местный нотабль» (выражение А. Гетти) И.П. Румянцев, с 1929 по 1937 гг. - всемогущий первый секретарь обкома. В качестве дополнительного аргумента в пользу повышения лимита Каруцкий приводит географическое положение Западной области как «приграничной и являющейся ближайшим тылом».

    57 В.А. Каруцкий в июле 1936 г. был снят с должности начальника УНКВД За-

    падно-Сибирского края из-за эксцессивного алкоголизма - профессиональной болезни

    сотрудников НКВД, и рассматривал должность в Западной области как возможность

    реабилитации. - См.: Тепляков А.Г. Персонал и повседневность Новосибирского

    УНКВД в 1936-1938 гг. // Минувшее. 1997. № 21. С. 243.

    58 Самая крупная «чистка» в пограничных зонах состоялась в сентябре-октябре

    1937 г., когда 171.781 кореец был переселен из Дальневосточного края в Казахстан и

    Узбекистан. - Khlevniuk О. The History of the Gulag. From Collectivization to the Great

    Terror. - New Haven, 2004. P. 147-148.

    59 Маннинг P. Массовая операция против «кулаков и преступных элементов: апо-

    гей Великой Чистки на Смоленщине // Сталинизм в российской провинции. Смолен-

    ские архивные документы в прочтении зарубежных и российских историков / Сост.

    Е.В. Кодин. - Смоленск, 1999. С. 239-241.

    «Чисткам» приграничных областей во второй половине 1930-х годов уделялось повышенное внимание. С середины 1935 г. НКВД депортировал из пограничных районов (Западной Украины, Ленинграда, Карелии, Азербайджана и Северного Кавказа) «социально-опасные элементы», представителей «враждебных наций» (поляков, немцев) и, прежде всего, бывших кулаков, подозревавшихся в нелояльности к Советскому государству и рассматривавшихся в качестве потенциальной «пятой колонны» . «Цепь доказательств» Каруцко-го, поддержанная новым первым секретарем обкома ВКП(б) Д.С. Коротченко в его письме Ежову от 3 августа 1937 г., который подчеркивал, что множество контрреволюционеров, кулаков и уголовников «могут стать проблемой в случае войны ввиду близости к фронту»59, как представляется, убедила Ежова. В письме Сталину от

    11 августа 1937 г. он высказывается за одобрение запрошенного повышения лимита для Западной области60.

    В августе 1937 г. в адрес руководства НКВД и ВКП(б) в Москве поступили новые многочисленные ходатайства из провинции о повышении выделенных лимитов61. Запросы начальника УНКВД по Орджоникидзевской области П.Ф. Булаха и начальника УНКВД по Московской области С.Ф. Реденса основывались на описании «обактивления со стороны контрреволюционных элементов», которые якобы распространяли слухи об острой нужде советской власти в рабочей силе для великих строек социализма, о близкой войне, а также о не имевших аналогов преследованиях национальных меньшинств. Кроме этого, начальники УНКВД приводили сведения об актах саботажа в колхозах и на фабриках, запланированных терактах и националистических устремлениях62. Назначенный 23 июля 1937 г. начальником УНКВД по Кировской области Л.П. Газов, подкреплял свою просьбу о повышении лимитов ссылкой на «вскрытие» «до сего времени не учтенных кулаков, членов сект и церквей» и запрашивал разрешение начать операцию в отношении «спецконтингента» по 2-й категории63. В Оренбурге и Казахстане основой для повышения лимитов стало первоначально незапланированное включение в них «контрреволюционных элементов»64.

    Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Март 1953 - февраль 1956 гг. / Сост. А.Н. Артизов, Ю.В. Сигачев, В.Г. Хлопов. - М., 2000. T 1.С. 320.

    61 См. в настоящей публикации: Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину

    и НКВД, Н.И. Ежову о ходе операции, увеличении и уточнении лимитов репресси-

    руемых.

    62 См.: П.Ф. Булах Н.И. Ежову. 11.08.1937. - С. 177-182; Начальник УНКВД по

    Московской области С.Ф. Реденс Н.И. Ежову «О ходе изъятия контрреволюционного

    кулацкого и уголовного элемента». Не ранее 15 августа 1937 г. - С. 182-186.

    63 Л.П. Газов в ЦК ВКП(б) и НКВД. 1.09.1937. - С. 199.

    64 Л.П. Митрофанов в ЦК ВКП(б) и НКВД. 27.08.1937. - С. 197; Залин в ЦК

    ВКП(б). 6.09.1937.-С. 200.

    В случае с запросом начальника УНКВД по Омской области Г.Ф. Горбача о повышении лимитов была особенно интересная предыстория. Она демонстрирует складывание механизма проведения «кулацкой» операции, который можно описать как усиление террора посредством отзыва руководителей, проявивших нерешительность. Персональный состав тройки УНКВД по Омской области, которой был утвержден Политбюро 9 июля 1937 г., уже 28 июля 1937 г. был

    полностью сменен03. Есть свидетельства того, что инициатором отзыва первоначального состава тройки выступил сам Сталин, так как омское партийное и чекистское руководство показало слишком слабую активность в борьбе против врагов и указало слишком низкие цифры репрессируемых в ходе «кулацкой» операции. Новым руководителем УНКВД и председателем тройки стал Г.Ф. Горбач (1898— 1938), один из наиболее безжалостных чекистов эпохи Большого террора. Он сразу же доказал свою «большевистскую бдительность», распорядившись о проведении в Омске массовых арестов, а уже 1 августа 1937 г. запросил руководство НКВД в Москве о более высоких квотах репрессируемых, так как «проведенной ударной работой по состоянию на 1 августа с. г. арестовано по первой категории всего 3.008 человек». Оперсекретарь на этой шифротелеграмме отметил: «Нарком одобряет действия Горбача»66. В приказе № 00447 Омской области был предписан лимит 1.000 человек по первой категории. 15 августа Горбач направил еще одно письмо Ежову. На левом поле оригинала этого письма Сталина оставил свою рукописную пометку: «т. Ежову, за увеличение лимита до 8 тысяч. И. Сталин»67. Факт другого прямого вмешательства Сталина в процесс повышения лимитов, зафиксированный в документах, относится к началу октября 1937 г. На ходатайство начальника УНКВД Красноярского края Д.Д. Гречухина (1903-1939) об увеличении квоты по первой категории с 750 чел. до 6.000 чел. незамедлительно последовало указание: «Дать дополнительно Красноярскому краю 6 тыс. чел. лимита по первой категории. За. И. Сталин, В. Молотов»6*.

    65 Г.Ф. Горбач Н.И. Ежову. 15 августа 1937 г. - С. 189.

    66 См.: Лубянка. - М., 2004. С. 644; Петрушин A.A. «Мы не знаем пощады...».

    Известные, малоизвестные и неизвестные события из истории Тюменского края по

    материалам ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. - Тюмень, 1999. С. 137.

    6 Феофанов Ю. Расстрел по 1-й категории // Известия. 1996, 3 апреля.

    68 Шифротелеграмма УНКВД Красноярского края №442. 6.10.1937 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 381-382; Вылцан М. Гарантируется высшая мера // Труд. 1997. 2 августа. Согласно А. Гетти (см.: Getty J.А. «Excesses are not permitted»: Mass Terror and Stalinist Governance in the Late 1930s // Russian Review. 2002. № 1. P. 113-139) такого рода личные вмешательства со стороны Сталина не были единичным фактом.

    Руководство НКВД и партийная верхушка в Москве были завалены ходатайствами о повышении лимитов, как это наглядно демонстрирует прилагающаяся обзорная таблица о реализации приказа № 00447 в масштабах всего Советского Союза, и почти всегда они реагирова

    ли положительно, зачастую округляя испрашиваемые цифры в большую сторону. В провинциях отношение к лимитам было таким же, как к плановым цифрам очередной партийно-хозяйственной кампании. По имеющимся сведениям, ни один из региональных руководителей не отважился остаться в рамках первоначально выделенной квоты, что вполне допускалось в тексте приказа № 00447.

    Еще не совсем ясно, как выглядел процесс принятия решений о повышении лимитов. Меньшая часть запросов обсуждалась Политбюро, решения последнего зафиксированы в его протоколах под заголовком «Об антисоветских элементах» или «Вопрос НКВД», они широко публиковались в последние годы. Большинство же запросов направлялось начальниками УНКВД в служебном порядке Ежову, как это предписывал приказ № 00447 (раздел II, пункт 3). По данным М. Янсена и Н. Петрова, подобным образом было осуждено около 300.000 чел. Очевидно, Ежов отвечал на запросы подчиненных, после консультации со Сталиным, телеграммой, возможно временами также и по телефону. До сего дня опубликованы только некоторые из ответов Ежова, переданные по телеграфу. В каком количестве эти телеграммы сохранились, неизвестно. По мнению биографов Ежова, можно с основанием предположить, что «вряд ли Ежов брал на себя ответственность, и сам, без ведома Сталина, произвольно увеличивал масштабы репрессий»69.

    69 Петров К, Янсен М. «Сталинский питомец» - Николай Ежов. - М, 2006. С. 106. Пока неясно, почему партийные секретари также подписывали запросы о повышении лимитов.

    На основании телеграммы 1-го секретаря республиканского комитета ВКП(б) Коми АССР В. Семичева от 26 августа 1937 г. можно констатировать, что процесс повышения лимитов нередко сопровождался борьбой компетенций. В своей телеграмме Семичев сообщил, что Политбюро выделило 10 июля 1937 г. автономной республике лимит в размере 432 чел. (211 по 1-й и 221 - по 2-й категории). 3 августа 1937 г., т. е. еще до начала операции, республиканское партийное руководство «после окончательного выявления» потенциальных жертв уже во второй раз безуспешно ходатайствовало о повышении лимита до 1.431 чел. (1-я категория - 601, 2-я категория -830). Теперь же Семичев жаловался на установленный НКВД лимит для республики в размере «только» 100 чел. по 1 -й и 300 чел. - по 2-й категории. Партийный шеф отклонял этот лимит и настаивал на цифрах, утвержденных Политбюро 10 июля. И действительно,

    28 августа 1937 г. для Коми АССР постановлением Политбюро сно-ва был утвержден первоначальный лимит .

    Семичев, который мог не знать, что Политбюро утвердило приказ № 00447, весьма удачно сыграл на противопоставлении авторитета высшего партийного органа и НКВД, защищаясь против корректив, внесенных московским руководством НКВД, и одновременно настаивая на праве местных органов зряче сортировать врагов по соответствующим категориям или подвергать их более жестким репрессиям, отдавая предпочтение 1-й категории71. В свою очередь Политбюро продемонстрировало сдержанность, проигнорировав требования местного НКВД и партийного руководства о повышении лимита до 1.431 и вернувшись к «старым» числам. В результате руководство Коми АССР вплоть до конца операции не подавало более ходатайств о повышении лимитов, что в масштабах СССР являлось скорее редким исключением из правила.

    A.A. Семичев в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину. 26.08.1937. - С. 196.

    71 Феномен апелляции по вопросу размера лимитов в начале июля 1937 г. наблю-

    дался во многих регионах СССР, в особенности если речь шла о попытке добиться

    выделения более высокого лимита.

    72 Ф.Г. Коков в ЦК ВКП(б), Сталину. 6.09.1937. - С. 201.

    73 Л.Н. Гусев и СП. Попов в ЦК ВКП(б). Сталину. 17.10.1937. -С. 215.

    74 М.Н. Родин в ЦК ВКП(б), Сталину. 31.08.1937. - С. 198; Л.П. Газов Н.И. Ежову.

    1.09.1937. С. 199); Л.М. Залин Н.И. Ежову. 6.09.1937. - С. 200; Л.И. Мирзоян в ЦК

    Интерес представляет также тесное сотрудничество между партийным и чекистским руководством регионов. Семичев сообщал, что начальник УНКВД отправил Ежову 12 августа 1937 г. телеграмму, в которой обосновывал «наши (курсив - авт.) мотивы о необходимости увеличения репрессий». Первый секретарь Северо-Осетин-ского обкома ВКП(б) Ф.Г. Коков писал: «Ознакомившись в НКВД со следственными делами по операции антисоветских элементов, прошу увеличить цифру подлежащих расстрелу еще на 200 человек. Тов. Ежову подробности почтой»72. В Алтайском крае 1-й секретарь крайкома ВКП(б) Л.Н. Гусев и начальник УНКВД СП. Попов составили совместный отчет, в котором также запрашивали об увеличении лимитов73. Доступные исследователям телеграммы частично создают впечатление, что именно партийный глава региона, после многочисленных напрасных ходатайств своего начальника УНКВД, мог в конце концов добиться в ЦК или у Сталина повышения лимитов. В целом же очевидно были стандартом просьбы о повышении лимитов как по партийной, так и по чекистской линии74. Участие

    в этой процедуре региональных партийных лидеров можно рассматривать как очередной инструмент контроля московского центра.

    Необходимо также отметить, что лимиты для двух самых больших равнинных союзных республик, Казахстана и Украины, были выделены центром, а дальнейшее распределение этих лимитов по областям было поручено партийному и чекистскому руководству этих республик75.

    ВКП(б), Сталину. 3.10.1937. - С. 208. См. также таблицу о преследованиях в рамках приказа № 00447 в масштабах всего СССР под рубрикой «Лимиты».

    75 Л.И. Мирзоян в ЦК ВКП(б), Сталину. 3.10.1937. - С. 208. Об Украине см. так-

    же соответствующую главу о выделении лимитов в: «Через трупы...». См. также

    Сводную таблицу о преследованиях в масштабах СССР.

    76 Проект распределения лимита в Калининской области. После 31.01.1938. -

    С. 296.

    Из-за дефицита источников мы не располагаем надежной информацией о механизме дальнейшего распределения предоставленных лимитов на краевом и областном уровне. Документы, имеющиеся по Калининской (ныне - Тверской) области, создают впечатление, что их распределением жестко руководили органы НКВД. Участие областных/краевых комитетов ВКП(б) в этой процедуре не выявлено. Для распределения по 9 оперативным секторам, а также дорожно-транспортному отделу и УРКМ лимита в размере 1.500 человек по 1-й категории и 500 - по 2-й категории, предоставленного 31 января 1938 г. Политбюро ЦК ВКП(б), управление НКВД по Калининской области подготовило «Проект распределения лимита по изъятию контрреволюционного элемента». Великолукский оперативный сектор, охватывавший 9 районов, получил лимит в 200 человек по 1 -й и 50 человек по 2-й категории. Обоснование было следующим: «На территории находятся стратегические объекты, имеется аэродром. В первую очередь необходимо изъятие к-р элемента [...]». Опече-ский оперативный сектор, также состоявший из 9 районов, получил «только» 150 человек по 1-й и 50 человек по 2-й категории. На этот раз указывалось на приграничное положение по отношению к Латвии и на необходимость изъятия «кулацко-белогвардейских элементов» («Оперативный] удар нанести по кулацко-белогвардейским элементам из пограничной зоны»)76. Составленный план был, с легкой тенденцией к перевыполнению, обработан надлежащим образом, однако, не без последовавшего запроса о повышении предос

    тавленного лимита с 2.000 до 2.550 человек77. Но этот запрос не был

    78

    поддержан руководством НКВД СССР .

    Взаимосвязь между повышением лимитов и количеством арестов и осуждений показывают два насыщенных статистикой отчета, датированных 5 октября 1937 г. и подготовленных в ходе последовавшего 28 сентября 1937 г. разделения Западно-Сибирского края на Новосибирскую область и Алтайский край. Автором одного из них был зам. начальника УНКВД по Западно-Сибирскому краю и, соответственно, Новосибирской области, И.А. Мальцев. Второй был подписан подчиненным Мальцева, начальником оперсекретариата УНКВД по Западно-Сибирскому краю, лейтенантом А. Колчиным79.

    Мальцев руководил УНКВД края, являвшегося местом депортации и ссылки кулаков, приверженцев антибольшевистских политических партий и маргиналов, а также районом бегства крестьян, спасавшихся от раскулачивания на его широких и не всегда жестко контролируемых властью просторах. То же самое касается маргиналов, бежавших сюда из так называемых «режимных» городов80. Кроме того, край характеризовался относительно высокой плотностью религиозных сект81.

    11 Справка к заседанию Особой тройки при УНКВД Калининской области. 21.03.1938.-С. 317.

    78 Докладная записка наркому тов. Ежову, зам. наркома тов. Фриновскому, нач.

    ГУПВИ НКВД т. Ковалеву. 20.03.1938 // От ЧК до ФСБ. 1918-1998. Документы и

    материалы по истории органов госбезопасности Тверской области / Сост. В.А. Смир-

    нов, A.B. Борисов, М.В. Цветкова. - Тверь, 1998. С. 148-149.

    79 Шифротелеграмма зам. начальника Западно-Сибирского УНКВД И.А. Маль-

    цева, 5.10.1937 г. // Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. Т. 3. 4.1.

    1937 / Сост. Ю.А. Вислогузов, Н.И. Разгон. С.Г. Щеглов, Г.Н. Безруков и др. - Барнаул,

    2002. С. 571-573; Сводка начальника оперативного секретариата УНКВД А. Колчина

    об арестованных и осужденных судебной тройкой при Западносибирском УНКВД

    и приведенных в исполнение приговорах, 5.10.1937 г. - С. 210-114

    80 Shearer D. Elements Near an Alien: Passportization, Policing and Identity in the Sta-

    linist State. 1932-1952 // Journal of Modern History. 76. 2004. P. 852-856 (835-881)

    81 Советское государство и евангельские церкви Сибири в 1920-1941 гг. Доку-

    менты и материалы. / Сост. А.И. Савин. - Новосибирск-СПб., 2004.

    82 Этот документ появился в связи с разделением Западно-Сибирского края на

    Новосибирскую область и Алтайский край, что побудило Мальцева внести предло-

    жение о повышении и распределении лимитов.

    Отчет Мальцева дает представление о динамике операции82. Уже через два месяца после ее начала лимит для осуждения по первой категории (5.000) был превышен на 1.513 чел., т. е. более чем на четверть. О том, какой потенциал Мальцев видел для дальнейшего

    хода операции, свидетельствует его ходатайство об увеличении лимита для осуждения по 1-й категории для Новосибирской области до 10.800 чел., т. е. до числа, первоначально установленного для Западно-Сибирского края в соответствии с решением Политбюро от 9 июля 1937 г.83. Он также предложил в ходе разделения передать Новосибирской области установленный для Западно-Сибирского края лимит по 2-й категории в размере 12.000 чел., а для вновь созданного Алтайского края выделить новые лимиты. В случае невозможности целиком сохранить за Новосибирской областью повышенные лимиты, Мальцев предлагал свои варианты дележа имевшихся квот.

    83 В приказе № 00447 от 30 июля 1937 г. количество репрессируемых по 1 кате-

    гории, выделенное ранее Западно-Сибирскому краю, было сокращено московским

    руководством более чем наполовину - с 10.800 до 5.000 чел. - См.: Юнге М., Бин-

    нер Р. Как Террор стал «Большим». С. 126.

    84 В составе Западно-Сибирского края в 1930 г. насчитывалось 172 района, в 1936 г.

    в состав края входили 113 районов, Нарымский округ и Ойротская область.

    85 О разделении лимитов на оперативные сектора в Татарской АССР. см. также:

    Степанов А. Расстрел по лимиту.

    86 Сводка А. Колчина об арестованных и осужденных судебной тройкой при За-

    падносибирском УНКВД и приведенных в исполнение приговорах, 5.10.1937г. -

    С. 210-114.

    87 Российский общевоинский союз. В советской пропаганде 1930-х гг. РОВС иг-

    рал одну из главных ролей. Свидетельством тому - документ, разработанный в начале

    террористического цикла, письмо для внутреннего пользования ЦК ВКП(б) от 29 июля

    1936 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. №8. С. 100-115. РОВС, основанный в 1921 г. с центром в Париже, объединял в 1920-е гг. до 100.000 военных. Не имея четкой политической программы, РОВС до конца 1920-х гг. делал ставку на войну против Советского Союза при поддержке европейских государств, позже - на террор против советских учреждений и заговоры с участием советских военных. В январе 1930 г. и в сентябре

    1937 г. внешней разведке, точнее, отделу специальных операций НКВД, которому поручалась ликвидация врагов за границей, удалось похитить в Париже лидеров РОВС,

    В таблице, составленной Колчиным, приведены данные о ходе операции в Западно-Сибирском крае, но не в его административных единицах (районах или округах)8 , а в оперативных секторах, между которыми начальник УНКВД Западно-Сибирского края разделил выделенный ему лимит85. Данная таблица позволяет детально ознакомиться со спецификой и основными направлениями репрессий в крае86. Приведенные данные показывают, что очень немногие из арестованных передавались на осуждение судам, и лишь совсем немногие были выпущены на свободу. Кроме того, внимания заслуживает примененная при составлении таблицы система подсчета. 8.047 членов РОВС87 не включаются в предоставленные краю лимиты

    по 1-й и 2-й категориям, хотя «члены РОВС» были осуждены в соответствии с приказом № 00447. Очевидно, в Новосибирской области и Алтайском крае, в которых РОВС якобы активно действовал, эти лица могли арестовываться и осуждаться совершенно бесконтрольно, так как в данном случае не было установлено верхней границы. Разрешение на беспрепятственные действия против РОВС в Западно-Сибирском крае объясняется историей края и его географическим положением. Во время Гражданской войны он представлял из себя бастион белой армии, за который шла жестокая борьба. В мирное время здесь жили многочисленные бывшие военнослужащие белых армий, вновь и вновь подвергавшиеся репрессиям8 . Кроме того, речь шла о пограничной территории Советского Союза, которой уделялось теперь особое внимание.

    4. Первое продление сроков

    генерала Александра Кутепова и его преемника, генерала Евгения Миллера. - См.: Ch. Andrew, V. Mitrokhin. The Mitrokhin Archive. The KGB in Europe and the West. -London, 1999. P. 54, 98. По поводу террористических операций против правой и левой эмиграции см. также: Sudoplatow P.A., Sudoplatow А. Der Handlanger der Macht. Enthüllungen der Macht eines KGB-Generals. - Düsseldorf, 1994. Расследование, проведенное в 1959 г. в Западной Сибири, показало, что в Западной Сибири не существовало контрреволюционной организации под названием РОВС. - См.: Гришаев В.Ф. Реабилитированы посмертно. К истории сталинских репрессий на Алтае. - Барнаул, 1995. С. 36.

    88 Уйманов В.Н. Репрессии. Как это было (Западная Сибирь в конце 20-х - начале 50-х годов). - Томск, 1995. С. 173-186; Папков С.А. Сталинский террор в Сибири 1928-1941. - Новосибирск, 1997. С. 94-97; Обвинительное заключение по делу к[онтр]-р[еволюционной] белогвардейской повстанческой организации в Западно-Сибирском крае, [13.05.1933]. -Папков С.А. Указ. соч. С. 264-268.

    Приказ № 00447 предусматривал, что операция должна была продлиться четыре месяца, т. е. закончиться приблизительно на второй неделе декабря 1937 г. Однако 3 ноября 1937 г. до подразделений НКВД в республиках, краях и областях была доведена директива № 49721 Ежова, в которой он критиковал чрезвычайно низкий темп репрессивной кампании против «антисоветских элементов», национальных меньшинств и жен изменников Родины в ряде областей. Нарком приказывал форсировать проведение всех операций и завершить их к 10 декабря 1937 г.: «К этому сроку провести все аре

    сты, закончить следствие и рассмотреть все следственные дела»89. На Украине Леплевский, который находился в тесном контакте с Ежовым, уже 31 октября 1937 г. потребовал от всех начальников УНКВД явиться 10 ноября в Киев на совещание, на котором должны были быть подведены итоги проделанной работы и обсуждены возможности максимального использования оставшегося месяца90.

    Еще 10 декабря 1937 г. начальник Омского областного УНКВД К.Н. Валухин полагал, что операция будет завершена в этот же день. Свой отчет Ежову он начал с утверждения о том, что «операция [по] вашему приказу закончена сегодня»91. Однако очевидно, что этот план был в последнюю минуту отменен и «кулацкая операция» продлена до 1 января 1938 г. в соответствии с директивой Ежова № 50194 от 11 декабря 1937 г.9'.

    89 Директива № 49721 Н. Ежова. 4.11.1937.//«Через трупы...».

    90 Телеграмма И. Леплевского всем начальникам областных управлений НКВД

    УССР. 31.10.1937 // «Через трупы...»: Обращение И. Леплевского к Н.Ежову об

    увеличении лимита. 11.11.1937. // «Через трупы...».

    91 Гольдберг. Слово и дело по-советски. С. 87.

    92 Н.И. Ежов (шифротелеграмма№ 50194). 11.12.1937. - С. 221.

    93 Из протокола № 55 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об увеличении лимитов

    по Казахстану // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 386.

    94 Васильев В. Большой террор. С. 13.

    Телеграмма Ежова от 11 декабря обеспечила кровавый финал операции. Ряд областей и республик - Калининская, Куйбышевская, Казахстан - получили из Москвы последние квоты на проведение казней и заключение в лагеря93. Нарком внутренних дел Украины по получении директивы в тот же день телеграфировал в Москву: «Я сообщаю, что установленный Вами в соответствии с приказом № 00447 лимит для Украины, а именно 24.150 чел. по первой категории и 47.800 чел. по второй, исчерпан. Ссылаясь на Вашу телеграмму № 50194, прошу Вас дополнительно предоставить лимит в 6 тыс. чел. по первой категории и 10 тыс. по второй для всех областных управлений НКВД Украины»94. 17 декабря руководство НКВД одобрило смертельную квоту.

    В декабре 1937 г. активность конвейерной юстиции троек достигла апогея. 21 декабря народный комиссар внутренних дел Украины Леплевский потребовал от всех областных управлений НКВД: «ФОРСИРУЙТЕ РАБОТУ ТРОЕК. ВСЕМЕРНО УСИЛЬТЕ СЛЕДСТВЕННУЮ РАБОТУ ПО ЛАТЫШАМ, ГРЕКАМ, ПОЛЯКАМ»95. Во многих областях тройки заседали через день. В Татарской АССР тройка осудила 2.561 человека96, в Карелии 1.41997, в Орловской области даже 6.57498. В Московской области в рамках кулацкой операции и операции «по национальным линиям» было расстреляно 2.376 чело-

    99

    века . Никогда еще интервал между арестом, осуждением и казнью не был короче, сократившись до нескольких дней.

    93 Директива И. Леплевского о форсировании работы троек. 21.12.1937 // «Через трупы...».

    96 Степанов А. Проведение «кулацкой операции» в Татарии. С. 308-310.

    97 Чухин. Карелия-37. С. 146.

    98 Книга памяти жертв политических репрессий на Орловщине. Т. 3. - Орел,

    1996. С. 19-20.

    99 См.: Бутовский полигон. Т. 1. С. 346-347.

    100 Заместитель наркома внутренних дел М.И. Рыжов всем лагерям ГУЛАГА об

    осуждении беглецов из лагерей (по приказу № 409), 17 декабря 1937 г. - С. 222.

    101 1 июля 1937 г. общее число заключенных лагерей составило 786.595, а 1 фев-

    раля 1938 г. уже достигло 1.126.500 чел. - См. об этом: KhlevniukO. The History of

    the Gulag. From Collectivization to the Great Terror. - New Haven, 2004. P. 170-185.

    102 Это обозначение исправительно-трудовых лагерей встречается еще в источ-

    никах 1937-1938 гг.

    В этот контекст органично вписывается директива НКВД от 17 декабря 1937 г., направленная на поддержание дисциплины в лагерях100. Даже если принять во внимание, что общая численность бежавших из лагеря в 1937 г. держалась на уровне 1936 г. (58.264 и 58.313 соответственно - около 6,5 % «населения» ГУЛАГа), ситуация в лагерях на рубеже 1937-38 гг. крайне беспокоила правительство, руководство партии и НКВД. Лагерная система оказалась неспособной принять большое число вновь прибывших'01, обусловленное массовыми операциями, среди которых был высок процент больных, нетрудоспособных и пожилых людей, и обеспечить им минимальный уровень существования. Следствием стало быстрое ухудшение условий жизни в лагерях, вспышки болезней - например, тифа и сифилиса среди хронически недоедавших и недостаточно одетых заключенных (дефицит зимней одежды и особенно обуви), а также высокая смертность в переполненных концлагерях102. Все это вело, по словам американского историка Ника Бэрона, «к крушению дис

    циплины в лагерях на протяжении [1937] года» , что и вызывало в первую очередь беспокойство руководства страны. Под угрозой оказалось выполнение честолюбивых экономических задач, которые были возложены на НКВД в 1937-1938 гг. Ответом власти на сложившуюся ситуацию стало применение экстремального насилия.

    Директива НКВД от 17 декабря 1937 г. быстро претворялась в жизнь. Так, 16 января 1938 г. тройка УНКВД по Новосибирской области осудила к смертной казни 29 беглецов. При этом она ссылалась на ст. 82 Уголовного кодекса РСФСР, хотя эта статья в качестве максимального наказания за побег из лагеря предусматривала срок в 3 года. Характер и длительность наказания, которое бежавшие отбы-вали в лагере, больше не имели значения .

    6. Отчетный доклад за 1937 г.

    103 Baron N. Production and terror: The operation of the Karelian Gulag. 1933-1939 //

    Cahiers du Monde russe. 43. 2002. № 1. P. 160-161.

    104 См.: Архив ИЦ ГУВД Кемеровской области. Ф. 10. Оп. 2. Д. 2-31.

    105 Директива № 49721 Н. Ежова. 4.11.1937.//«Через трупы...».

    106 Н.И. Ежов (шифротелеграмма № 50194) 11.12.1937. - С. 221.

    107 A.M. Ершов Н.И. Ежову о выполнении приказов 00485, 00447, 00429, 00593,

    00486, 941-386 (первый доклад). 14.01.1938. - С. 261-268.

    15 декабря 1937 г. Ежов своей директивой №49721 затребовал от начальников НКВД республик, краев и областей: «К 15 декабря представьте мне итоговую докладную записку о том, каких результатов мы достигли, и какие выводы для нашей работы мы должны сделать на будущее»105. После того как операция была продлена до 1 января 1938 г. он изменил свою директиву в единственном пункте -теперь отчеты должны были оказаться на его столе до 15 января 1938 г.106. Народный комиссар требовал от подчиненных обзора всех операций. Поступившие отчеты содержали соответственно этому требованию не только сведения о результатах выполнения различных приказов (№ 00447, приказы в отношении национальных меньшинств и жен изменников родины), но также и данные «о результатах оперативной работы по разгрому различных антисоветских формирований», как подчеркивал начальник УНКВД по Ярославской области А. Ершов107.

    Это означает, что УНКВД представили отчеты о большей части своей карательной деятельности, включая преследования элит в зоне своей компетенции, в особенности обвинявшихся в участии в «пра-вотроцкистских и других к-р. формированиях»108. Авторами отчетов или, по меньшей мере, лицами, подписавшими их, всегда выступали начальники НКВД республик, краев и областей. После этого отчеты были посланы Ежову, причем отчеты 12 областей Украины и Молдавии направлялись в Москву опосредованно, через народный комиссариат внутренних дел УССР109. Те немногие отчеты, к которым был получен доступ, все написаны по определенной схеме. Они включают в себя обширную статистику и, как правило, цифры сопровождаются описанием конкретных примеров осуждения отдельных лиц, групп и организаций с изложением обстоятельств дела и обоснованием приговоров.

    1U8 A.M. Ершов Н.И. Ежову о выполнении приказов 00485, 00447, 00429, 00593, 00486, 941-386 (первый доклад). 14.01.1938. - С. 261-268.

    109 Докладная записка Д.М. Соколинского Н. Ежову и И. Леплевскому об оперативно-следственной работе за период с 1 июня 1937 г. по 8 января 1938 г. 12.01.1938 // «Через трупы...».

    II Начальник УНКВД по Ярославской области A.M. Ершов одновременно под-

    готовил два отчета: A.M. Ершов Н.И. Ежову о выполнении приказов 00485, 00447, 00439,

    00593, 00486, 941-386 (первый доклад). 14.01.1938. См. ниже - С. 261-268; A.M. Ер-

    шов об итогах операций, согласно приказам Н.И. Ежова 00447, 00439, 00485, 00593,

    00486, 941 и 38672 (второй доклад). 14.01.1938 г. - С. 269-273; В.И. Михайлов Н.И. Ежо-

    ву «Об итогах массовых операций, проведенных по линии УГБ Татарской АССР».

    Не позднее января 1938 г. - С. 223-256.

    III Из докладной записки о выполнении оперативных приказов НКВД Читинской

    области. Приказ № 00447, 1.01.1938. - С. 258-259; Из докладной записки о выполне-

    нии оперативных приказов НКВД Читинской области. Приказ № 00447, не ранее

    1.01.1938 г. - С. 259-261; Сводные данные об изъятии арестованных лиц по прика-

    зам НКВД СССР № 00447 и УНКВД Ленинградской области № 00117 (с 5 августа по

    31 декабря 1937 г). 31.12.1937. - С. 222-223; Характеристика уголовного и «социально-

    опасного элемента» в Ленинградской области, осужденного Особой Тройкой УНКВД

    Ленинградской области до 31 декабря 1937 г. Не позднее января 1938 г. - С. 257.

    Два отчетных доклада, из Ярославля и Татарстана, подвергаются здесь более детальному рассмотрению110 и при этом выстраиваются параллели к еще двум отчетам из Читы и Ленинграда, которые оказались доступны нам в извлечениях111. В Ярославской области и в Татарской АССР «кулацкая» операция стояла на первом месте. За ней следовали «национальные приказы» и карательные акции в отношении правых и троцкистов. Данные о преследовании жен изменников Родины не приводятся специально, но возможно, они были включе

    ны в сведения о правых и троцкистах. В отношении трех ключевых направлений преследований указаны цифры как арестованных, так и осужденных112. Для приказа №00447 и для «национальных приказов» всегда также указывается количество осужденных по 1-й и 2-й категории. В отчете УНКВД по Татарской АССР приведены даже такие сведения, как ежемесячные (с августа по декабрь) данные об осуждении по 1-й и 2-й категориям по приказу №00447. Во всех отчетах приводятся также данные о разбивке осужденных по целевым группам (кулаки, белые, чиновники царских карательных органов, члены религиозных общин, приверженцы бывших социалистических партий, националисты и уголовники), также поделенные на 1-ю и 2-ю категории. Данные по целевым группам операции в Ярославле, Чите, Ленинграде содержат дополнительные дифференцированные сведения. К примеру, приводится не просто число осужденных уголовников, но и их «окраска»: бандиты-грабители, воры-реце-дивисты, контрабандисты, скотокрады, уголовники, раздевающие пьяных или вырывающие имущество у прохожих, и в заключении -бежавшие из лагерей бандиты.

    Отчеты Татарии, Ярославля и Читы придают очень большое значение количеству групповых дел или дел «по организованной к[онтр]р[еволюции]», включая их ориентацию и персональный состав. Особенностью отчета из Ярославля является то, что начальник УНКВД также сообщает, какие показатели были достигнуты по каждой из «линий» УНКВД, т. е. сколько лиц и групп и по каким обвинениям были подготовлены к осуждению разными карательными органами, объединенными под крышей областного управления НКВД, как то УГБ, ДТО, УРКМ, ОМЗ, Волголаг и тюрьмы ГУГБ113.

    112 Для Татарской АССР не указывалось количество осужденных правых и троц-

    кистов среди других контрреволюционных формирований, только число арестованных.

    113 Для Украины также имеются похожие статистические выкладки. - См. Сведе-

    ния временно исполняющего обязанности начальника 8-го отдела УГБ НКВД УССР

    Л. Мунвеза о местах изъятий и прежних судимостях осужденных областными трой-

    ками НКВД УССР кулаков, уголовников и прочих контрреволюционных элементов

    за период с начала операции по 25 августа 1937 г. 27.8. 1937 г. // «Через трупы...».

    Также одинаковым для Татарии, Ярославля и Ленинграда является указание на то, в каких сферах народного хозяйства (колхозы, совхозы, промышленные предприятия, транспорт или советский аппарат) работали арестованные, и идет ли речь о единоличниках, кустарях, заключенных, лицах без определенных занятий, в том числе о стран

    ствующих монахах, сектантах или уголовных элементах. В отчетах Татарстана и Ленинграда в отношении жертв операции по приказу № 00447 содержится также дополнительная информация о роде их ранних судимостей (судим, отбыл наказание; ранее судимые беглецы из лагерей и мест ссылки; лица, отбывающие наказание в данный момент). Однако в случае с Ленинградской областью такие данные приведены только в отношении уголовников. В случае же с Татарской АССР и Ярославской областью имеются даже раздельные статистические выкладки, специально тематизирующие ход операции в больших городах. Завершая отчеты, оба шефа НКВД Татарии и Ярославской области изложили, как этого требовал Ежов, итоговые результаты операций и назвали дальнейшие перспективы карательных мероприятий.

    Какую конкретную информацию можно почерпнуть из этих отчетов? Примечательно, что Ершов, начальник УНКВД по Ярославской области, рассматривал борьбу именно с уголовной преступностью как самый успешный аспект операции по приказу № 00447 в его области. Он гордо рапортовал в Москву о том, что главные усилия были сосредоточены на «очистке городов и изъятии действительно бандитско-грабительского элемента, в результате чего мы имеем значительное снижение преступности по Ярославской области». В качестве доказательства успешности этих мер в его отчете приводилась статистика, согласно которой наблюдалось сокращение преступности с августа 1937 г. В местах лишения свободы, согласно Ершову, «нарушения внутреннего распорядка» были полностью пресечены. То, что для Ершова борьба с преступностью между августом 1937 -январем 1938 г. стояла на первом месте, свидетельствует и цифры114. Так, из 3.258 приговоров, вынесенных тройкой, 725115 были направлены против бандитов-грабителей и 561 против воров-рецидивистов, т. е. 39,4 % всех вынесенных приговоров. Для сравнения: как бывшие кулаки были осуждены «только» 694 чел. (21 %).

    114 За период с января по май 1938 г. (операция завершилась здесь 19.05.1938 г.) данные отсутствуют.

    "s Число беглецов из лагерей в количестве 213 чел., которое Ершов включил в свой январский отчет, здесь не учитывается, так как не совсем ясно, на основе обвинений в каких преступлениях они оказались в лагере.

    Анализ статистики дает также возможность делать ретроспективные выводы о других главных направлениях реализации операции в Ярославской области. В отчете приведены данные о 558 осужденных

    лицах (17 %), принадлежащих к группе верующих и церковного актива. Эта экстремально высокая численность данной группы осужденных объясняется широким распространением в области общин православной церкви, а также сект. Интересным также является сравнительно высокое число тех, кто был осужден как повстанцы. Так как из этих 211 лиц (6 %) только в отношении 12 выдвигались обвинения об участии в лагерных восстаниях, то следует предположить, что речь здесь в основном идет либо о людях, искусственно увязанных в «повстанческие» группы, или осужденных по подозрению участия в восстаниях времен гражданской войны116 или коллективизации. В случае с 80 осужденными (2,5 %), отнесенными к рубрике «Террористы», речь может идти о «главарях» всех групп жертв, так как термин «террористическая» приводится всегда только в комбинации с поименованием названных в отчете рубрик. Бывшие социалисты-революционеры - 66 человек, 2 % от общего количества осужденных, составляют одну из самых малочисленных групп. Для них роковым обстоятельством стало их прошлое и, очевидно, имеющаяся в их отношении агентурная информация - 8 человек (0,2 %) были осуждены по обвинению в шпионаже.

    116 Как в случае с участниками «зеленого движения», осужденными 17.08.1937 г. тройкой к ВМН как члены «контрреволюционной группы повстанцев». См. наряду с отчетом также: Не предать забвению. Книга памяти репрессированных в 30-40-е и в начале 50-х годов, связанных судьбами с Ярославской областью / Сост. В.П. Голиков, В.А. Виноградов. Т. 1. - Ярославль, 1993. С. 172, 173, 314.

    Благодаря статистике распределения категорий жертв по сферам народного хозяйства, в которых работали арестованные, становится очевидным, на какие именно социальные группы Ярославской области был направлен главный удар. В случае с почти третью всех осужденных речь идет о лицах, которые не смогли доказать наличие у них определенных занятий (категория БОЗ), таких как странствующие монахи, члены сект и так называемые уголовные элементы. Похожая ситуация была и в Ленинградской области - 36,4 % всех осужденных (10.429 из 28.588) составляла категория БОЗ, причем эта группа возглавила статистику осуждений с большим отрывом. Члены колхозов и совхозов в Ярославской области были осуждены только во вторую очередь (29 %). Следующая цифра характеризует еще один побочный эффект приказа № 00447: он также использовался для дальнейшего проведения коллективизации. Доля осужденных единоличников и кустарей составила в области 7,4 % - поразительно

    высокий процент117. То же самое, даже еще в большей степени, можно утверждать в отношении осужденных тройкой заключенных тюрем (очевидно, речь шла как о подследственных, так и о уже отбывающих наказание) - 22 % от общего количества осужденных. Присутствовало ли в данном случае также намерение, разгрузить переполненные тюрьмы, точно не установлено. 9,5 % «контингента» были заняты на транспорте и в промышленности. Очень небольшим (1,2 %), соответственно букве приказа, было количество осужденных, работавших в советском аппарате (в милиции, НКВД и органах управления).

    В Татарской АССР главный удар наносился в другом направлении. На первом месте по числу осужденных - 3.009 человек (56 %) -находились бывшие кулаки. То же самое справедливо и для Читинской области. Существенно выше среднего уровня среди осужденных в Татарской АССР была доля бывших царских чиновников и белых (19,6%). Начальник НКВД Татарской АССР В.И. Михайлов объяснял это обстоятельство «нережимным» статусом республики, тогда как доступ в большие города СССР (Горький, Сталинград и т. п.) этим лицам был существенно затруднен. Уголовники с 14 % занимали здесь только третье место. Доля же осужденных членов религиозных общин (6,9 %) в Татарии на целых 10 % ниже, чем в Ярославской области"8. Доля репрессированных социал-революционеров составляла здесь 2,7 %, что на треть выше, чем Ярославской области. Удивительно низкой - 0,6 % - была доля «националистов» среди осужденных в рамках приказа № 00447.

    В Ленинградской области, обладавшей относительно высокоразвитой промышленностью, внимание органов НКВД было обращено, в первую очередь, на промышленные предприятия, в том числе на военные заводы, на инфраструктуру (транспорт и строительство) и на советский аппарат. Доля арестов в этих сферах народного хозяйства области составила 28 % и была в сравнении с другими регионами очень высокой.

    Ленинградский мартиролог также отличается высоким числом осужденных единоличников.

    Однако здесь не имеется данных о распространении церквей или мечетей, а также о количестве зарегистрированных религиозных общин.

    Закономерен вопрос: в каком соотношении находилась операция по приказу № 00447 с другими параллельно осуществлявшимися массовыми операциями 1937 г., в первую очередь, с операциями по

    национальным «линиям»? За исследуемый период с августа 1937 г. по январь 1938 г. в Ярославской области было репрессировано 6.814 человек, из них почти половина (47,8 %) по приказу № 00447. Оставшиеся 52,2 % распределились следующим образом: 10,7 % (731 чел.) -по «национальным» приказам (немцы: приказ № 00439, «харбинцы»: приказ № 00593, поляки: приказ № 00485 и латыши: меморандум № 49990) и 41,4 % (2.824 чел.) приходились на так называемых правых троцкистов и другие контрреволюционные формирования. Следует обратить внимание на соотношение приговоров к ВМН и к лагерному заключению. В случае с приказом № 00447 оно составляет 1:0,9 (1.708:1.550), для поляков и «харбинцев» - 1:0,51 (160:82). Таким образом, в случае с национальными операциями жертвы осуждались более жестоко, эта тенденция подтверждается и на материалах Украины.

    В Татарской АССР операция по приказу № 00447 сместила все масштабы соотношений между массовыми карательными акциями. Из 7.377 репрессированных более чем 2/3 или 5.362 человека (72,7 %) были осуждены по приказу № 00447, 310 человек (4,2 %) - по «национальным» приказам и 1.705 (23,1 %) - как троцкисты и члены

    1 „119

    других контрреволюционных формировании .

    Несмотря на бесспорное доминирование приказа № 00447 по числу арестованных и осужденных, в иерархии заговорщицких сценариев он занимает как в Татарии, так и в Ярославской области последнее место. В случае с самыми громкими делами клиенты «кулацкой операции» фигурируют большей частью лишь как «низовка» разного рода контрреволюционных организаций, возглавляемых на местах более или менее известными эсерами, муллами, православными священниками, бывшими белыми, националистами, правыми (сторонниками Бухарина) и троцкистами, которые опять же находились в тесном контакте с большими по численности троцкистскими и - в Татарской АССР - националистическими «формированиями», в которых в качестве руководителей фигурировали попавшие в немилость представители областных элит (конечно же, все правые, троцкисты или скрытые националисты).

    119 Цифры преследований национальных меньшинств, троцкистов и других «формирований», очевидно выше, так как здесь не учтены те, кто был арестован Дорожно-транспортным отделом НКВД.

    В Ярославской области как при проведении, так и при описании операций по национальным «линиям» и ликвидации «других контр

    революционных формирований» большую роль играла мнимая связь обвиняемых с немецкими и японскими разведками. Меры в отношении фашистской угрозы из Германии очевидно были предприняты также и в Ярославской области уже до начала массовых преследова-

    120

    ний . Так, из 97 лиц, указанных как репрессированные по приказу № 00439, 90 чел. были арестованы еще до появления данного приказа. В своих отчетах чекисты сообщали о ликвидации 4 больших немецких резидентур и аресте 88 человек.

    Также как и в случае с Ярославской областью, в отчете НКВД Татарской АССР, если речь идет о «национальных» операциях, в качестве действующих упоминаются разведки всех граничащих с СССР государств: Японии, Финляндии, прибалтийских государств и Польши. Обвинительную базу составляют военный шпионаж, акты саботажа в промышленности и на железной дороге, шпионаж в пограничной зоне и террор. 63,2 % арестованных фигурируют в отчете как признавшиеся или изобличенные шпионы. Военная опасность все время играет важную роль в этих делах. Внутриполитические темы, напротив, имеют в рассмотренных случаях только маргинальное значение. Обвинения, связанные с сельским хозяйством, вообще не встречаются.

    См. Хаустов В. Репрессии против советских немцев до начала массовой операции 1937 г. // Наказанный народ. Репрессии против советских немцев / Сост. И.Л. Щербакова. -М, 1999. С. 75-83.

    В случае с правотроцкистскими и другими контрреволюционными формированиями картина в Татарской АССР менее однозначна. Наряду с обвинениями в «военно-фашистских заговорах», тесных контактах с немецкой разведкой, саботаже на оборонных предприятиях и вредительскими группами в армии и даже в НКВД, фигурируют обвинения, искаженно отражавшие внутритатарские проблемы: осуществление «идеи создания туранского государства из тюрко-та-тарских народностей на буржуазно-демократической основе» и разжигание вражды между русскими и татарскими рабочими. Помимо этого, обвиняемым элитам вменялось в вину «вредительство на всех участках хозяйственной жизни республики», подрывная работа в области животноводства, в том числе заключавшаяся «в невыполнении мероприятий партии и правительства по ликвидации бескоров-ности» и, наконец «срыв подготовки всех политических кампаний: посевной, уборочной, выборной и т. д.».

    При описании в отчете характерных дел по приказу № 00447 самое большее количество пересечений наблюдается с примерами описания деятельности правотроцкистских и других контрреволюционных формирований, причем, важные внешнеполитические темы (контакты с белой эмиграцией, Японией и Германией, а также военная опасность) играют заметную роль, в особенности в случае с муллами и православными священниками. Но в общем контексте они теряют свою значимость. На первом месте стоят обвинения в бойкоте экономической и социальной политики Советской власти, а также подрыв национальной политики (сдерживание татарского национализма).

    Какие же карательные перспективы обозначили шефы органов НКВД Ярославской области и Татарии, исходя из того, что в начале января 1938 г. они уже считались с тем, что массовые репрессии будут продолжены121? В Ярославской области теперь более четко на прицел НКВД должны были попасть социал-революционеры, как типичная целевая группа приказа № 00447. Названное Ершовым «неорганизованное население», в виде дел на одиночек, начальник УНКВД очевидно намеревался также пропустить через тройку; еще речь шла о националистических силах (татары и украинцы), которые в Ярославской области, далеко от территорий проживания своего народа, имели меньшее значение. Планировавшиеся аресты в сфере торговли не могут быть однозначно отнесены к приказу № 00447. Здесь были возможны репрессии по всем приказам и в отношении любых формаций. Запланированное вскрытие контрреволюционных организаций среди молодежи и интеллигенции, включая преследование исключенных членов партии, потенциально означало преследование элит. Проведение операций по национальным приказам, что интересно, полностью выпадало. Здесь начальник УНКВД очевидно не видел для своей области никакой потребности в дальнейших действиях.

    121 См. следующую главу книги.

    Совершенно другое представление о перспективах дальнейшего осуществления массовых преследований имелось в Татарии. Народный комиссар внутренних дел автономной республики В.И. Михайлов желал нанести главный удар по «антисоветским и контрреволюционным элементам». Но так как, по его мнению, «очистка Татарии

    от активно-действующих антисоветских и к-р. националистических элементов в обычном порядке неизбежно примет затяжной характер», он называл тройки наиболее подходящим инструментом для осуществления акции: «Для более быстрого проведения дел по вскрытым а[нти]советским, националистическим, пантюркистским формированиям целесообразно было бы повстанческую низовку рассматривать тройкой НКВД, а не судами». В результате Михайлов просил «разрешить продление срока действия тройки до 1-го апреля [1938 г.] с предоставлением лимита не менее чем на пять тысяч человек».

    Но Ярославская область и Татарская АССР принадлежали к тем немногим регионам СССР, в которых массовые преследования окончательно были остановлены в январе 1938 г. Одной из причин для Ярославской области может выступать намерение Ершова заняться оформлением дел на одиночек, что однозначно противоречило политике центра, направленной на осуждение преимущественно групп и организаций. В случае с Татарией, возможно, у центра возникли сомнения в отношении использования внесудебной юстиции как эффективного средства подавления этнической идентичности и борьбы с этнически обусловленными социальными проблемами, возникшими в результате столкновения туземного и пришлого населения. Вопрос о том, полагал ли центр действовать в будущем в отношении Татарии более осторожно и нацелено, остается открытым.

    Результаты «кулацкой операции» 31 декабря 1937 г. на основании статистики ГУГБ НКВД СССР выглядят следующим образом: 555.641 арестованных, 553.362 осужденных, из них 239.252 приговорены к смертной казни (бывшие кулаки — 105.124, уголовники -36.063, «другие контрреволюционные элементы» - 78.237, без указания группы - 19.828) и 314.110 - к заключению в лагерь или тюрьму (бывшие кулаки - 138.588, уголовники - 75.930, «остальные контрреволюционные элементы» - 83.591, без указания группы -16.001). 14.600 заключенных лагерей были приговорены к высшей

    122

    122 Сводка № 29 ГУГБ НКВД СССР об арестованных и осужденных на основании оперприказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. Не ранее 1 января 1938 г. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 387-393.

    мере наказания .

    7. Бюрократическое управление и контроль

    Важнейшей особенностью операции по приказу № 00447 в сравнении с другими массовыми операциями 1937-1938 гг., включая преследования элит, является широкий перенос компетенций и полномочий центра на органы НКВД республиканского, краевого, областного и районного уровней123. Обычные инструменты и механизмы государственного контроля за деятельностью НКВД были ограничены или вообще не применялись124:

    1. Процедура одобрения приговоров ограничивалась несколькими иерархическими инстанциями внутри одного учреждения. Руководство НКВД СССР в Москве не информировалось о приведении приговоров в исполнение, протоколы троек, дела и учетные карточки жертв высылались в Москву для проверки уже задним числом125.

    2. Параллельно прокуратура перестала осуществлять контроль за арестами, процедурами следствия и осуждения. В ходе операции по приказу № 00447 органы НКВД не находились под надзором прокуратуры и не должны были получать ее согласия на проведение арестов и вынесение приговоров.

    1 ''1 Необходимо исследовать, не касалось ли это структурно также и милицейских троек, так как милиция играла в операции большую роль. - См.: Юнге М, Биннер Р. Социально-технологический фланг массовых операций. Милицейские тройки // «Через трупы...».

    См. по этому поводу подробнее главу VI «Завершение операции».

    См. главу V «Механизмы осуждения. Протоколы троек». См. также: Юнге М, Биннер Р. Тройка при УНКВД Алтайского края. Протоколы с буквой «У» // Массовые репрессии в Алтайском крае 1937-1938 / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, Г.Д. Жданова, В.И. Кутищев, В.Н. Разгон (Публикуется в 2009 г. в Барнауле).

    Но полной ликвидации инструментов контроля это все же не означало. Контроль, который ранее проводился с помощью различных инстанций и при участии ряда учреждений, теперь осуществлялся в виде предоставления регулярных отчетов: раз в пять дней местные органы должны были рапортовать о количестве арестованных и осужденных, приводя данные по каждой категории. Им также вменялось в обязанность время от времени направлять в НКВД СССР отчеты о настроениях населения в связи с операцией по приказу № 00447. Все областные управления НКВД Украины и Молдавии должны были также регулярно готовить подробные статистические

    отчеты о том, в какой сфере народного хозяйства производились аресты, как выглядел состав арестованных по национальности, какого рода преступления вменялись им в вину, какие ранние судимости имели арестованные, каково количество и характер ликвидированных групп и организаций. Дополнительно требовалось приводить статистику осуждений отдельно по городу и селу, а также информировать 8-й отдел УГБ НКВД УССР о количестве и виде изъятого оружия. Начальник отдела Л.Г. Мунвез раз в 4 недели на основании этих сообщений готовил для наркома внутренних дел Украины И.М. Леплевского обширные статистические обзоры по всем украинским областям126. Но своей кульминации «отчетный контроль» достиг в виде подробных рапортов, включавших в себя соответствующую статистику и примеры, которые готовились для Ежова или, как это было в случае с Украиной, для Ежова и Леплевского, в январе 1938 г. и в конце операции.

    «Контролируемое обособление» НКВД дополнялось высокой степенью организации операции и однозначной ведущей позицией НКВД в деле проведения карательных мероприятий. Участие партийных органов и государственного аппарата, а также «инициативы снизу»127 координировались и контролировались самой тайной полицией. Московский центр (Политбюро ЦК ВКП(б) и руководство НКВД СССР) сохраняли свое влияние и контроль также за счет трех основных элементов управления операцией: издания приказов, циркуляров и директив; ротации кадров НКВД и, самого важного, - за счет выделения лимитов. В отношении лимитов Л. Наумов и В. Данилов утверждают, что этот механизм был лишен реальных возможностей/функций контроля. В этом смысле они описывают лимиты не как сдерживающую репрессии верхнюю границу, а как минимальные цифры контингентов, подлежащие репрессированию128.

    См.: «Через трупы...».

    127 См. по этому поводу: Юнге М, Биннер Р. Справки сельсовета как фактор в

    осуждении крестьян в рамках приказа 00447 // Сталинизм в советской провинции.

    128 Данилов В. П. Советская деревня в годы «Большого террора» // Трагедия со-

    ветской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 45; Наумов Л. Сталин и НКВД. - М., 2007. С. 326, 355.

    В нашей же работе, на основании анализа многочисленных материалов, напротив, представлена точка зрения, согласно которой выделение лимитов было не только средством контроля, но и также разнообразно применявшимся на всех уровнях инструментом управления для ориентации, поощрения, стимулирования, наказания и регули

    рования. В пользу этого тезиса свидетельствует то, что с точки зрения провинции - не только в Одессе и Киеве, но и в Татарской АССР - механизм повышения лимитов воспринимался как серьезная преграда. Начальник НКВД Татарской АССР В.И. Михайлов в своем отчете от 14 января 1938г. жаловался: «...Ограниченные в первом периоде операции [по приказу № 00447] лимиты на изъятие подле-

    129

    жавших репрессии элементов сдерживали разворот операции» . В пылу критики лимитов Михайлов даже заявил, что «ограниченные лимиты до последнего времени отразились на более решительной очистке Татарии от активно действующих антисоветских элементов, как на селе, так в промышленности, советско-торговом аппарате и городе Казани».

    Помимо осуществления функций контроля и управления, лимиты также выступали мерилом изменяющихся отношений между периферией и центром. Главным признаком этих отношений была общность устремлений. Приводимые местами обоснования ходатайств о повышении лимитов показывают, что периферия, выполняя приказ № 00447, ни в коем случае не сопротивлялась диктату сверху. Напротив, регионы открыто заявляли о своих карательных интересах, чтобы «быстро» и «окончательно», по мере возможности без какого-либо регламента, решить проблемы, накопившиеся в зоне их компетенции.

    В заключение необходимо отметить, что описанные механизмы контроля и управления операцией могли видоизменяться до неузнаваемости, и в конце концов проблема осуществления эффективного контроля так и не была решена окончательно. С одной стороны, в высшей степени централизованное управление операцией из центра содействовало ее успешному осуществлению и сделало возможным оперативное вмешательство руководства в ход карательной акции на всех иерархических уровнях. С другой стороны, отношение к жерт-

    130

    вам как к обезличенной массе достигла здесь своей кульминации . Политическое руководство в Москве действовало в унисон с карателями на местах, со своими сторонниками и приверженцами в провинции, позволив себе в отношении «низовки» операции осуществить это сверхциничное «обхождение» с обществом.

    В.И. Михайлов Н.И. Ежову «Об итогах массовых операций, проведенных по линии УГБ Татарской АССР». Не позднее января 1938 г. -С. 231. По этому поводу см. следующую главу.

    8. Документы

    Начальник 8-го отдела Главного Управления Государственной Безопасности НКВД СССР В.Е. Цесарский начальнику УНКВД по Ленинградской области Л.М. Заковскому о руководстве при проведении операции по приказу НКВД № 00447

    31 июля 1937 г.

    8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР препровождает Вам для руководства и использования при проведении операции, согласно директивы Наркома № 00447 от 30/VII-37 г.

    образцы:

    1) следственного дела

    2) протокола тройки

    3) шифротелеграммы и

    4) 15 бланков оперативной сводки

    НЕОБХОДИМО:

    1) На каждого арестованного или группу арестованных обязательно заводить следственное дело, согласно прилагаемого образца.

    2) 0 ходе операции сообщить в 8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР:

    а) шифротелеграммой 1 раз в пятидневку о количестве аре-

    стованных и осужденных за прошедшие 5 дней, по прилагае-

    мому образцу;

    б) ежемесячными оперативными сводками, представляя по-

    следние одновременно с статистической оперативной отчет-

    ностью, т. е. к 3-му числу каждого месяца.

    Шифротелеграммы надлежит высылать на следующий день по

    окончании пятидневки.

    3) Направлять один экземпляр протоколов тройки в 8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек (Ф. № 1) на всех осужденных и следственные дела на осужденных тройкой по 1-ой категории.

    4) Данные об арестованных и осужденных тройкой бывших кулаках, активных а/с элементах и уголовниках, на основании ука

    занной директивы Наркома, не должны быть включены в ежемесячные статистические оперсводки об оперативно-следственной работе УГБ УНКВД, представляемые в 8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР 3-го числа каждого месяца, согласно приказа НКВД СССР № 0026-36 г.

    Сведения об арестованных, переданных на тройку на основании указанной директивы, из числившихся в следственном производстве отделов УГБ, должны быть показаны в месячной статистической оперсводке УГБ УНКВД в форме № 1, в разделе «выбыло», в свободной графе, сделав надпись от руки: «передано на тройку, согласно директивы № 00447-37 г.», а не в графе: «прошло по решению тройки УНКВД».

    Сведения о прошедших через тройку УНКВД, не на основании указанной директивы, даются в прежнем порядке, в разделе «А» табл. ф. № 3.

    В этом разделе данные об осужденных тройкой, согласно директивы Наркома - не помещаются.

    Впервые опубликовано: Ленинградский мартиролог 1937-1938. Т. 5: 1937 год. - СПб., 2002. Ил. 89.

    Начальник станции, секретарь парткома станции, зав. грузовым двором станции и председатель месткома станции Вышний Волочек Калининской области начальнику НКВД города Вышний Волочек о контрреволюционной деятельности Е.И. Ереминой

    Август 1937 г.*1*

    131 Еремина Евдокия Ивановна (1.03.1883 г.р.), БОЗ. Арестована 8.08.1937 г. Приговорена Тройкой УНКВД Калининской области 19.09.1937. Реабилитирована.

    Близ ст. В Волочек проживает некая гражданка Еремина131. На протяжении последних 2-х - 3-х лет Еремина систематически появляется на станции, собирая вокруг себя проезжих пассажиров. Ведет вредную агитацию против Советской власти. Тактика

    у Ереминой такова: первоначально начинает свои действия с шуток и как только Еремина привлечет к себе внимание группы людей она сейчас же изменяет свою роль. Стоит в это время подойти к этой группе человеку с портфелем она сейчас же закричит, что это коммунист дармоед, его бы заставить поворочать шпалы и он тогда узнал бы как рабочему живется. Командному составу Красной Армии Еремина вообще проходу не давала, стоило какому-либо командиру повстречаться с Ереминой, она сейчас же закричит словами зажрались при советской власти, создавая этим самым хохот среди отсталой неустойчивой части людей. При имевшем место перебое в снабжении хлебом апреле месяце с/г Еремина в очередях вербовала себе сочувствующих (громогласно кричала, что дожили, скоро при советской власти хлеба не будет), а когда проходит Еремина мимо работающих грузчиков, она берет в руку кусочек хлеба, поднимает и кричит, что вот при советской власти на такой кусочек только хлеба и заработаешь и получишь. Вообще же Еремина своими выступлениями разлагающе действует на окружающее население. Общественность ст. В Волочек возмущена поведением Ереминой и требует изолировать Еремину от общества как врага народа.

    ТЦДНИ. Ф. 7849. Д. 21534-с. Л. 3-3 об.

    1. Пунктуация и орфография письма приводятся без изменений.

    Просьба рабочих фабрики В-Волоцкой м-ры и от граждан Ч., П., С, А., Ф., В., К. начальнику УВКВД города Вышний Волочек об изоляции Е.И. Ереминой

    Август 1937 г,*1'

    От рабочих ф-ки В-Волоцкой м-ры от гр-н Ч., П., С, А., Ф., В., К. просим вышестоящее организации как органы УНКВД изолировать гр-ку Еремину Евдокию Ивановну проживающую г. В-Во-лочек по ул. Шмидта, д. № 9, так как последняя тереризирует рабочих и водит возбуждение систиматически занимается агита

    цией против совецкой власти и руководителей по этому убедительно обращаемся к вам с просьбой об изолировании гр-ки Ереминой' 2'.

    ТЦЦНИ. Ф. 7849. Д. 21534-с. Л. 5.

    /. Пунктуация и орфография письма приводятся без изменений. 2. Заявление содержит 8 подписей.

    Начальник Управления НКВД по Западной области В.А. Каруцкий в НКВД СССР, Н.И. Ежову, М.П. Фриновскому

    1 августа 1937 г.

    Согласно Вашей директивы о репрессировании кулацкого и прочего контрреволюционного элемента нами было учтено 11 тыс. чел. контрреволюционного элемента, кулаков, возвратившихся из лагерей и ссылки по отбытии наказания, и бежавших, продолжающих враждебную деятельность, а также уголовников. Из числа учтенных мы наметили к репрессированию по 1 категории] 3.300 чел. и по 2 - 7.700. Работа по дополнительному выявлению контрреволюционного элемента показала, что при совершенно незначительном углублении ее вскрывается исключительная засоренность Западной обл. контрреволюционным элементом и что проведенный учет далеко не полный.

    Причины такой засоренности заключается в следующем:

    1. В 1924-1927 гг. на территории бывшей Смоленской губернии, составляющей в настоящее время основную часть Западной обл., бывшим губернским руководством активно проводилась правая практика - насаждение кулацких хуторов, так называемых «культурных хозяйств». В результате такой политики к началу коллективизации по Западной обл. количество кулацких хозяйств, по далеко не полным данным, составляло свыше 22 тыс.

    2. Несмотря на такую насыщенность области кулацким элементом, удар по кулачеству как в 1931г., когда проводилось массовое выселение, так и в последующие годы, был незначительным. Так, из 22 тыс. кулацких хозяйств в 1931 г. было

    выселено только около 5 тыс. хозяйств. В последующие годы борьбы с кулачеством в связи с тем, что в областном руководстве сидели участники правотроцкистской организации, почти не велось. Более того, отмечен ряд случаев, когда постановлением областных организаций сосланным кулакам возвращались усадьбы, дома и другое имущество. При содействии областных организаций вернувшиеся из ссылки кулаки вступали в колхозы, где продолжали вести контрреволюционную вредительскую работу.

    3. Работа органов ГПУ-НКВД в Западной обл. в эти годы была

    неудовлетворительной; арестовывались преимущественно одиночки

    и небольшие группы, организованного же удара по контрреволю-

    ционному элементу на селе и, особенно, по кулачеству не было.

    В областном аппарате НКВД на местах учета контрреволюционно-

    го элемента, особенно по деревне, не было.

    Плохо велась работа по борьбе с контрреволюционным эсеровским подпольем, несмотря на то, что ряд уездов бывших Смоленской и Брянской губерний был поражен эсеровским движением. Между тем, только за последнее время на территории двух районов (Вяземского и Издешковского) вскрыта и ликвидирована контрреволюционная кулацко-повстанческая организация (до 100 чел.), руководимая эсерами и бывшими помещиками.

    4. Западная обл., как не режимная, является местом скопления различного контрреволюционного элемента, выселенного из приграничных краев и областей, особенно из БССР.

    5. По тем же причинам в городах Западной обл. (особенно в Смоленске и Брянске) накапливается уголовный элемент, выселяемый из Москвы, Ленинграда, Ростова, Киева и других городов.

    6. Первичные следственные материалы по репрессированным уже кулакам (мы арестовали из числа учтенных по 1 категории свыше 2 тыс. чел.) вскрывают ряд контрреволюционных образований террористического и повстанческого характера. Так, например, в Стародубском районе 15 кулаков, вернувшихся из ссылки и пролезших в колхозы, проводили нелегальные совещания и вели контрреволюционную и вредительскую работу в колхозах. В Красногорском районе от арестованных кулака и попа получены данные о наличии контрреволюционной организации. Контрреволюционные кулацкие группы вскрыты в Рославльском, Дятьковском, Брянском, Брасовском, Сухиничском районах. В г. Смоленске вскрыта контрреволюционная группа, состоявшая из бывших

    офицеров. В г. Новозыбкове стрелочник, бывший кулак, в прошлом судимый за контрреволюционную деятельность, будучи арестован, дал показания о своей диверсионной деятельности. В Рославльском районе арестована группа кулаков-террористов, причем отобрано 2 нагана с боевыми патронами. В том же районе на торфяных разработках арестована кулацкая группа, занимающаяся порчей агрегатов.

    7. В результате следственной обработки арестованных уголовников вскрыто несколько случаев грабежей, сопровождаемых убийствами. Так, в Мещевском районе арестованы трое уголовников-рецидивистов, совершающих, как показало следствие, зверское убийство с целью ограбления практикантки-агронома МТС. В Брянском районе арестованный уголовник (в прошлом пять раз судимый) сознался в убийстве и ограблении паромщика. В Холм-Жир-ковском районе арестованный рецидивист изобличен в убийстве и ограблении колхозника. Эти примеры, далеко не исчерпывающие, дают характеристику засоренности контрреволюционным и уголовным элементом.

    Необходимость очистки Западной обл., как приграничной и являющейся ближайшим тылом Западного фронта, совершенно очевидна. В то же время Вашим оперативным приказом № 00447 от 30 июля для Западной обл. утверждено подлежащих репрессии по

    1 категории - 1 тыс. чел., по второй - 5 тыс. Исходя из политической обстановки в области, ее особенностей и значения, а также чрезвычайной засоренности кулацким и контрреволюционным элементом, я прошу увеличить число подлежащих репрессии по 1 категории - до 3 тыс. чел. (из них контрреволюционного элемента 2 тыс. чел., и уголовников - 1 тыс. чел.) и по

    2 категории - 6 тыс. чел. только для контрреволюционного и кулацкого элемента.

    Выявленных уголовников, учтенных по 2 категории, я считаю возможным репрессировать в обычном порядке, рассматривая их дела на существующей тройке УНКВД в том же порядке, как мы рассматриваем дела на СВЭ.

    Прошу Ваших указаний.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 338-339.

    Н.И. Ежов начальнику УНКВД Красноярского края Ф.А. Леонюку и начальнику Норильлага В.З. Матвееву о проведении операции по приказу № 00447 в лагерях

    5 августа 1937 г.

    1. С 10 августа начать и двухмесячный срок закончить операцию по репрессированию наиболее активных антисоветских элементов из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих контрреволюционеров, ведущих в лагерях активную антисоветскую подрывную работу. Репрессии подлежат также и уголовные элементы, содержащиеся в лагерях и ведущие там преступную деятельность.

    2. Все перечисленные выше контингента после рассмотрения их дел на тройках, подлежат расстрелу.

    3. Вам утверждается подлежащих расстрелу по Норильлагу 300 (триста) человек.

    4. Установить следующий порядок оформления дел репрессируемых: Начальники третьих отделов лагерей на основании имеющихся материалов оперативного учета составляют на каждого подлежащего репрессированию подробную справку, с указанием в ней фамилии, имени, отчества, за какие преступления, на какой срок и кем осужден, преступная деятельность подлежащего репрессированию в лагере, в том числе и побеги, если они имели место. Справки подписываются начальниками 3 отдела и начальником лагеря. Справка на каждого подлежащего репрессированию заключенного вместе с имеющимся на него в 3 отделе делом, направляется на рассмотрение соответствующей республиканской, краевой или областной тройки. Тройка по рассмотрению представленных ей этих материалов, выносит приговор, который и заносит в протокол. Выписка из протокола в отношении каждого осужденного приобщается к делу. Дела и протоколы направляются начальнику 3 отдела лагеря, для приведения приговора в исполнение.

    5. Приговора приводятся в исполнение специально отобранным начальствующим составом и стрелками военизированной охраны лагеря под личным руководством начальника 3 отдела лагеря или его заместителя. Основанием для приведения приговора в исполнение является заверенная выписка из протокола заседания

    тройки, с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью начальника 3 отдела лагеря лицу, приводящему приговор в исполнение.

    6. Документы о приведении приговора в исполнение, приобщаются к делу осужденного.

    7. Протоколы троек, с приложением дел осужденных, по исполнении приговоров немедленно направляются начальнику 8 отдела ГУГБ НКВД СССР.

    8. О ходе операции доносить мне через ГУЛАГ НКВД ежедекадными сводками. В сводках сообщать количество репрессированных, с указанием за какие преступления они отбывали наказание в лагере и за какие преступления подвергнуты расстрелу.

    Впервые опубликовано, с сокращениями: Чухин И.И. Карелия-37: Идеология и практика террора. - Петрозаводск, 1999. С. 123, 160. Сверено с документом в: РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 3. Л. 67-69.

    А.Я. Вышинский всем прокурорам республик, краев, областей, военных округов и железных дорог СССР в связи с приказом НКВД № 00447

    7 августа 1937 г.

    Ознакомьтесь в НКВД оперативным приказом товарища Ежова 30 июля 1937 номер 00447. В соответствии с пунктом вторым раздела пятого обязываю прокуроров присутствовать на заседаниях Троек, где прокуроров составе Троек нет. Соблюдение процессуальных норм и предварительные санкции на арест не требуются. Решения троек окончательны, об исключительных обстоятельствах связанных рассмотрением дел меня информируйте. Дела о контингентах, указанных в разделе первом, еще судом не рассмотренных, передать в Тройки.

    Лично секретно информируйте только прокуроров по спецделам также окружных районных прокуроров. Требую активного содействия успешному проведению операции. Возлагаю лично на Вас сохранение секретности в аппарате прокуратуры о проводи

    мой операции. О ходе операции сообщайте лично мне шифром каждую пятидневку.

    Впервые опубликовано: Брюханов Б. Б., Шошков E.H. Оправданию не подлежит. Ежов и ежовщина 1936-1938 гг. - СПб., 1998. С.76-77. См. также: РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 3. Л. 54. (Копия с копии; ЦОА МБ РФ).

    М.П. Фриновский «Об усилении борьбы с грабителями и уголовниками-рецидивистами» (циркуляр № 61)

    7 августа 1937 г.

    В соответствии с приказом Народного комиссара внутренних дел Союза ССР Генерального комиссара государственной безопасности тов. ЕЖОВА за № 00447, ПРЕДЛАГАЮ:

    I. Передавать на рассмотрение Особой тройки:

    а/ все дела о вооруженных грабежах и грабежах с насилиями;

    б/ всех рецидивистов - уголовников, повторяю, рецидивистов, привлекаемых за скотоконокрадство, рывки, раздевание пьяных, скупку и продажу краденого, установленных притоносодержателей;

    в/ всех уголовников-рецидивистов, бежавших из лагерей и других мест заключения;

    г/ дела на уголовников-рецидивистов, не порвавших с уголовным миром, не имеющих постоянного места жительства и не занимающихся общественно-полезным трудом, хотя бы и не совершивших непосредственно перед арестом конкретного преступления.

    II. Независимо от работ Особой тройки, максимально уси-

    лить работу обычной судебной тройки. На ней должны рассмат-

    риваться дела на беспартийных лиц, не имеющих постоянного мес-

    та жительства и не запирающихся полезным трудом. В работе

    троек должны быть совершенно исключены из практики такие меры

    наказания, как подписка о выезде из города, выселение из города ит. д.

    III. На время работ Особой тройки всемерно активизировать работу всей милиции, особенно уголовного розыска, участковых надзирателей, постовых милиционеров, организовать действенные патрули и постоянные обходы всех наиболее пораженных мест - пустыри, окраины, привокзальные площади, вагонные парки, поезда местного значения, пристани, склады и пакгаузы водного транспорта и т. д. Учесть, что все эти районы особенно засорены рецидивистами, так как большинство из них постоянно меняет место жительства, гастролирует по различным городам.

    IV. Самым тщательным образом проводить фильтровку приводов с тем, чтобы ни один уголовник - рецидивист не был освобожден из-за невнимательности отбора рецидивистов из ежедневного привода. Не ограничиваться проверкой дактилоскопических карт привода по своей картотеке, посылая немедленно дакто-карты подозрительных лиц на проверку в Центральную картотеку ГУРКМ.

    V. Все дела, подлежащие рассмотрению Особой тройки, про-

    водить в самые сжатые сроки, - этим значительно повысится эф-

    фективность удара.

    VI. О ходе работ троек доносить лично мне 1-го, 5-го,

    10-го, 15-го, 20-го и 25-го числа каждого месяца. Донесение

    должно содержать: а/ сколько дел рассмотрено Особой тройкой на

    уголовников /рецидивистов, грабителей, скотоконокрадов и т. д./;

    сколько приговорено по первой категории и сколько приговоре-

    но к заключению; б/ сколько рассмотрено дел и сколько осуж-

    дено к заключению в лагеря обычной тройкой; в/ сколько было

    за пятидневку грабежей вооруженных и сколько грабежей с на-

    силием.

    Впервые опубликовано: Иванов В.А. Органы государственной безопасности и массовые репрессии на Северо-Западе в 30-50-е годы. - СПб., 1995. С. 52-53.

    М.П. Фриновский (меморандум № 424) всем начальникам УНКВД в дополнение приказа № 00447

    8 августа 1937 г.

    Приговора троек объявлять осужденным только второй категории. Первой категории не объявлять. Повторяю - не объявлять.

    Впервые опубликовано: Степанов А. Ф. Расстрел по лимиту. Из истории политических репрессий в ТАССР в годы «ежовщины». - Казань, 1999. С. 30.

    Начальник УНКВД Западно-Сибирского края С.Н. Миронов Н.И. Ежову, М.П. Фриновскому, М.Д. Берману и начальнику 8-го отдела НКВД В.Е. Цесарскому о сохранении прежнего лимита репрессируемых

    9 августа 1937 г.

    Уточненным данным состоянии 5 августа 1 категории было оперировано 12.686, из них кулацкого и контрреволюционного элемента - 9.473, уголовников - 3.213. Рассмотрено тройкой 1.487, из них кулаков и контрреволюционеров - 512, уголовников - 735 и Сиблаге - 240. Расстреляно 1.254 и 233 переведены [во] 2 категорию. Поскольку операция была мною проведена [на] основании устных указаний, полученных в Москве до получения вашего приказа прошу: 1) сохранить лимит 1 и 2 категориям [в] пределах ранее утвержденных; 2) учитывая, что операция рассчитана на 4 месяца разрешите из числа изъятых перевести 3 тыс. [во] 2 категорию и по рассмотрению их дел направить всех осужденных строительства [по] вашему заданию спецлагеря Томск-Асино, так как [в] Сиблаге нет полноценной строительной рабочей силы. 8 августа 1937 г.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 340.

    Начальник УНКВД Орджоникидзевского края П.Ф. Булах Н.И. Ежову «О ходе операции по изъятию бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов» по состоянию на 10 августа 1937 г.

    11 августа 1937 г.

    С получением Вашего телеграфного приказания № 266 от 3 июля с. г. о взятии на учет всех ранее репрессированных кулаков и уголовников, мною 4 июля были сформированы оперсектора с задачей: а) общего усиления агентурно-оперативной работы; б) учета контингентов лиц, подлежащих включению в операцию по подготовке на них дел.

    В течение подготовительного периода были обактивлены имевшиеся агентурные разработки, возник целый ряд новых, и часть разработок была ликвидирована. В результате, в предоперационный период по групповым делам (повстанческие, фашистские, эсеровские, сектантские организации и группировки со связями на правых) по краю был арестован 421 чел. За тот же период было изъято особо враждебных бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов 821. Таким образом, к началу операции, по краю было арестовано 1.242 чел., все подпадающие под первую категорию, согласно приказа № 00447. Кроме того, к моменту получения приказа, Опергруппами было учтено для включения в операцию по 1 категории - 2.934 чел.

    С момента получения приказа № 00447 по 10 августа включительно по краю арестовано 961 чел., что с ранее арестованными 1.242 составляет 2.203 чел., из них: бывших кулаков -1.811, уголовников - 171, других контрреволюционных элементов - 221.

    За время с 5 по 10 августа, т. е. с момента сформирования тройки осуждено: по 1 категории 228 чел., из них: бывших кулаков 191 чел., уголовников 8 чел., других контрреволюционных элементов 29 чел.; по 2 категории - 6 чел., из них: бывших кулаков 4 чел., других контрреволюционных элементов 2 чел. К заключению в лагеря осуждено 6 социально опасных членов семей.

    Операция по изъятию лиц, подпадающих под эту категорию, проходит в обстановке полного одобрения мероприятий правительства, подъема положительных настроений и активности по выявлению и разоблачению скрывающихся враждебных элементов, со стороны основной массы населения края.

    «Наш нарком Ежов верно взял линию в работе - сразу среди верхушек нашел вредителей, а в низах районные НКВД - у нас в колхозе врагов разоблачили. Эту сволочь нужно до конца выявить, не допускать, чтобы эти гады вредили. У нас нужно всех врагов выкорчевывать» (В группе колхозников Петровского района).

    «Ничего, пусть они (арестованные кулаки) теперь попробуют мощь диктатуры Советской власти. 15 лет под маркой совактива душили нас, а в результате, кроме вреда, ничего не сделали, а теперь Соввласть научит их, как колхозы очистятся от кулаков» (Письмоносец Евдокимовского райотдела связи).

    В результате наличия значительных контрреволюционных ку-лацко-белогвардейских контингентов, осевших на территории края, среди населения отмечаются многочисленные факты высказываний, требующих расширения объема операции: «Правильно поступает Соввласть, изымая палачей, но мало еще взяли, еще много осталось таких, которые издевались раньше над нами и сейчас вредят Соввласти» (Колхозник-казак ст. Красногорской). «В нашем ауле мало взяли еще, есть в колхозах активные повстанцы, которые благодаря Курджиева и других врагов народа, остались не осуждены...» (Колхозник-карачаевец аула Джегутинского).

    Ярким показателем роста положительных настроений, вызванных проводимой операцией по изъятию, являются факты проявлений со стороны массы колхозников личной инициативы и активности в выявлении и разоблачении скрывающихся контрреволюционных элементов. В ст. Голюгаевской Моздокского района на следующий день после начала операции, рядовые колхозники в количестве 6 чел., узнав о произведенных арестах, явились к нашему оперработнику и заявили: «Мы услышали об аресте Сорокина, Шального, Серова и других и решили придти к Вам и дать показания об их враждебных настроениях к Соввласти и их вредительской деятельности». После чего дали ценные показания, вскрывающие организованную контрреволюционную деятельность в ст. Голюгаевской.

    В процессе подготовки к операции в Минерало-Водском районе, к начальнику райотделения НКВД, выехавшему в ст. Кон-стантиновскую для ознакомления с обстановкой на месте, обратилась группа колхозников станицы с жалобами на неполадки и с просьбой помочь оздоровить колхоз и убрать лиц, мешающих в работе. На вопрос: «Кто эти лица?» заявителями было перечислено 13 чел., включенных по материалам РО, в списки на изъятие. В той же ст. Константиновской в ночь с 5 на 6 августа с.г., после проведения арестов, в оперативную группу пришли 4 человека колхозников с вопросом «Будут ли еще кого-либо арестовывать?». Узнав, что больше арестовывать никого не будут, обратились с просьбой арестовать еще одного беглого кулака, дав ценные материалы о его контрреволюционной деятельности в последнее время.

    Аналогичные факты подачи заявлений, явок в местные органы НКВД заявителей, инициативных свидетелей и т. п. фиксируются и по другим районам края.

    В последние дни из ряда районов начали поступать сведения о положительных результатах проведенной операции в области улучшения производственной деятельности и политической обстановки в колхозах, очищенных от контрреволюционных кулац-ко-белогвардейских и других враждебных элементов - повысилась производительность труда, резко сократились невыходы на работу, прогулы и т. п. Указанное выше положение фиксируется по всем колхозам ст. Усть-Джегутинской КАО, ст. Константиновской Мин.-Водского района, Арагирскому району и по ряду других пунктов, ранее неблагополучных в этом отношении.

    Наряду с отмеченным выше ростом положительных настроений и еще большим укреплением политической обстановки в крае, проводимая операция вызвала заметное обактивление со стороны контрреволюционных элементов. Деятельность последних прежде всего заключается в попытках использовать проводимые аресты для спровоцирования в массах растерянности - паники и недовольства Соввластью, путем проведения контрреволюционной агитации и распространения среди населения контрреволюционных слухов.

    Контрреволюционная агитация в связи с этим идет по следующим основным линиям:

    а) Распространение контрреволюционных провокационных слу-

    хов «о близости войны Советского Союза с капиталистическими

    странами и неизбежности гибели Советской власти»: «Западно-

    европейские страны уже начали войну с Советским Союзом. Я со

    дня на день ожидаю смертной минуты для Соввласти. В данный

    момент приближенность этого чувствуется потому, что Соввласть,

    учитывая свою слабость, проводит групповые аресты, чтобы обес-

    печить тыл на время войны». (Бывший кулак аула Кызыл-Октябрь

    Карачаевской АО). «Настал 20-й год, берут всех, больше неви-

    новных. Что ни ночь, то слышишь крик детей, жен и матерей,

    но все равно хоть и берут людей, но власть не удержат. Пусть

    едят - наедятся, скоро будут расплачиваться - война не за

    горами». (Казак-хорунжий, репатриант из ст. Красногорской -

    дано распоряжение об аресте).

    б) Повстанческая агитация с прямыми призывами на воору-

    женную борьбу против Советской власти: «Наших начали вновь

    арестовывать. Долго ли мы будем еще терпеть. Надо организо-

    вываться и идти к НКВД и громить их. Когда только эта власть

    прекратится. Все же мы добьемся своей власти, при которой

    можно вздохнуть легче. Уже терпенью приходит конец». (Сестра

    репрессированного белогвардейца-казака из ст. Усть-Джегутин-

    ской. Дано распоряжение об аресте). «Дураки колхозники терпят

    непомерный гнет от Советской власти, до сего времени не пой-

    мут, что нужно голову свернуть Соввласти...» (Кулак Арзгир-

    ского района. Арестован).

    в) Распространение контрреволюционной клеветы «о буржуаз-

    ном перерождении Советской власти»: «Сейчас органы НКВД са-

    жают в тюрьму крестьян, в то время, как раньше арестовывали

    дворян. Это все говорит «за то, что власть переменилась».

    (Родственник репрессированного кулака из Черкесской АО).

    «Кулаков сажают для того, чтобы не поняли, что сейчас тво-

    рится, потому что власть находится в руках предателей, свя-

    занных с заграницей». (Бывший кулак из Петровского района).

    г) Распространение провокационных слухов о том, что аре-

    сты проводятся в целях обеспечения рабсилой строительства

    новых каналов, взамен освобожденных, после строительства ка-

    нала Москва - Волга: «Наверное, надо опять канал какой-либо

    строить, люди нужны, так как с канала Москва-Волга много

    людей освободили. Решили брать нашего брата, так как бельмо на глазах у Советской власти эти казаки». (Казак ст. Кисло-водской). «Центральная власть в связи с освобождением со строительства Московского канала арестованных, разослала план НКВД об аресте 100 тыс. чел. взамен освобожденных». (Колхозник, бывший кулак из Черкессии).

    д) Распространение контрреволюционных провокационных слу-

    хов о том, что аресты проводятся в целях недопущения чуждого

    элемента к предстоящим выборам в Верховный Совет: «Подготав-

    ливаются к выборам, боятся, чтобы кулаков в советы не избрали

    и чтобы не избрали бывших осужденных, поэтому и арестовывают

    их на время выборов». (Бывший кулак из Моздокского района).

    «Сейчас арестовывают кулаков потому, что скоро будут перевы-

    боры и вот, чтобы они не голосовали - их и спрятали по Новой

    Конституции». (Бывший середняк, тесно связанный с кулацкими

    элементами из Нагутского района).

    е) Проведение контрреволюционной националистической аги-

    тации в национальных областях с попытками взять под защиту

    разоблаченных врагов народа из числа лиц, стоявших у руково-

    дства области: «Я чувствую, что сейчас в области проводится

    явно выраженная шовинистическая политика, а именно: Карача-

    евских работников систематически выживают Возьми сейчас всех

    арестованных, и ты не увидишь ни одного русского человека.

    Процентов 70-80 из арестованных абсолютно не имеют за собой

    вины, это разве не шовинизм?» (Инструктор облисполкома,

    исключенец из ВЛКСМ за связь с врагами народа. Дано рапоря-

    жение об аресте).

    Одновременно с этим по краю зафиксированы отдельные попытки со стороны контрреволюционных элементов из числа подлежащих аресту и из числа родственников репрессированных оказать сопротивление проводимой операции:

    В колхозе им. Шпака Изобиленского района при аресте одного из участников контрреволюционной группы последний намеревался оказать вооруженное сопротивление и был задержан с берданкой, заряженной боевым патроном и двумя запасными боевыми патронами к ней.

    В с. Алексеевке Благодарненского района на другой день после арестов была подожжена копна соломы. Установлено, что

    поджог совершен в контрреволюционных целях сыном арестованного накануне кулака. Последний в связи с этим также арестован.

    В колхозе «1 Мая» Карачаевской АО бригадир бригады № 2, в прошлом контрреволюционный повстанец, имеющий ряд родственников, изъятых в связи с операцией, умышленно на двое суток оставил бригаду без воды, пищевых продуктов и соли, в результате чего появились массовые желудочные заболевания. Ведется следствие.

    Фактов волынок, эксцессов и организованных выступлений со стороны контрреволюционных элементов за время операции не зафиксировано.

    Исходя из наличия в крае больших контингентов особо враждебного и активного контрреволюционного кулацкого элемента, значительно превышающих установленный Вами лимит по 1 категории для Орджоникидзевского края, я прошу удовлетворить мое ходатайство, посланное Вам 8 августа с.г. за № 3237/3, об увеличении лимита 1 категории.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 340-344.

    Начальник УНКВД по Московской области С.Ф. Реденс Н.И. Ежову «О ходе изъятия контрреволюционного кулацкого и уголовного элемента»

    Ее ранее 15 августа 1937 г.

    Во исполнение Вашей директивы с 5 августа с.г. нами преступлено к изъятию контрреволюционного кулацкого и уголовного элемента. На 15 августа арестовано по г. Москве и области -3.668 чел. Из этого количества арестовано кулацкого и прочего контрреволюционного элемента 1.397 и уголовного 2.271 чел. Из числа 1.397 арестованных за контрреволюционную деятельность 1.017 чел. кулаки, отбывавшие наказание в лагерях, вернувшиеся оттуда и проводившие активную контрреволюционную деятельность на селе и на предприятиях, и 380 - бывшие белые офицеры, бывшие помещики, бывшие люди, бывшие чины полиции и т. д., также проводившие активную контрреволюционную дея

    тельность в городе и деревне. На тройке рассмотрено дел 336 на 430 чел., осуждено по 1 категории 405 чел. и по 2 категории 25 чел.

    В процессе следствия по делам на контрреволюционный и кулацкий элемент вскрыто 3 контрреволюционные организации (в Туле и Коломне) и 57 вредительских, повстанческих и диверсионных на предприятиях и на селе.

    Из числа ликвидируемых дел заслуживают внимания следующие:

    По Тульскому району - арестовано 95 чел., контрреволюционного и кулацкого элемента. В Криволучинском, Рудневском, Елькинском и Тишкинском сельсоветах ликвидируется контрреволюционная повстанческая и вредительская организация, состоящая из ранее репрессированных кулаков и участников контрреволюционных кулацких восстаний. Всего по делу проходит 50 чел., арестовано из них 30 чел. Организацию возглавлял поп Щего-рин, недавно прибывший из ДВК, где несколько раз переходил государственную границу, по имеющемуся делу - формуляру, присланному из ДВК, Щегорин там занимался шпионской деятельностью в пользу Японии. В состав руководящей группы организации входили также - бывший помещик Пальцев, бежавший от репрессий на ДВК, в настоящее время Пальцев снабжает кулаков -участников организации деньгами; Козлов - бывший офицер, крупный подрядчик и кулак, участник банды, приговаривавшийся к расстрелу - Ерганов.

    По показаниям арестованных участников организации - кулаков Харабенкова, Богданова, Гусева, Толоконникова, Чубренина и др., - организация насчитывает значительное количество участников из числа контрреволюционного кулацкого элемента. Организация ставила своей задачей:

    1. Насадить свои группы в селах, деревнях и на заводах, учитывая, что в Тульских заводах, в частности на Косогорском Металлокомбинате, строительстве «Новая Тула» и др. работает часть раскулаченных и прибывших из ссылки кулаков, связанных с деревней.

    2. Расширить контрреволюционную организацию за счет вовлечения в ее состав кулаков, отбывших наказание, сбежавших из ссылки и др. лиц, в той или другой степени пострадавших от Советской власти.

    3. Находящиеся в колхозах участники организации обязаны пробираться на руководящие должности в колхозах, в качестве председателей колхозов, бригадиров, старших конюхов - с таким расчетом, чтобы использовать командные должности для развала колхозов путем вредительства.

    4. Подготовляться к вооруженному восстанию против Соввласти в момент войны. Для этого Щегорин давал указания всем участникам контрреволюционной организации приобретать оружие охотничье и нарезное, а также и боеприпасы к этому оружию.

    5. Помимо этого, участники контрреволюционной организации обязаны были использовать крестьянство к борьбе против Соввласти, для чего в своей деятельности они применяли беседы с колхозниками, при которых указывали «на плохую жизнь крестьянства», на то, что Соввласть «больше заботы уделяет рабочим, для которых строит города и дома» и одновременно укрепляли мысль у своих собеседников, что «лучшая жизнь может быть при новой власти, во главе которой должны стоять представители земли» (из показаний кулака Бураченкова).

    Все остальные участники организации арестовываются.

    В Кунцевском районе арестовано 35 чел. кулацкого и контрреволюционного элемента. В с. Матвеевское ликвидирована террористическая группа, в состав группы входили: Лаптев - активный церковник, кулак, дважды судимый; Самарин - кулак, ранее судившийся и др., всего 8 чел. У кулака Самарина при аресте изъят обрез с патронами. Группа подготовляла совершение террористического акта против т. Калинина М.И., Самарин должен был являться исполнителем террористического акта. Три участника группы полностью признались.

    В Мытищинском районе арестовано 35 чел. контрреволюционного кулацкого и антисоветского элемента. На заводе № 8 им. Калинина ликвидирована контрреволюционная кулацкая группа в составе 3 чел., руководимая кулаком Гришиным. Арестованный Гришин показал, что на заводе № 8 из сотрудников гаража завода в начале 1937 г. он создал контрреволюционную группу, ставившую своей целью организацию диверсий и взрыва завода. Гришин, работая шофером по перевозке орудий и снарядов на полигон, в июне с.г. пытался вызвать аварию и взрыв на заводе. Кроме того, при перевозке орудий с полигона после испытаний, Гри

    шин и участники его группы портили у орудий ряд ответственных деталей, отчего орудия выходили из строя.

    В Мытищинском же районе арестован кулак Кашицин, судимый за контрреволюционную деятельность и в 1935 г. вернувшийся из концлагеря, Кашицин показал, что им в Мытищинском районе создана контрреволюционная кулацкая повстанческая группа, в которую им завербован ряд кулаков, судившихся за контрреволюционную деятельность, и бывших участников восстаний.

    В Касимовском районе ликвидирована контрреволюционная повстанческая группа. Группа создана по инициативе кулака Ки-реева. Кулак Киреев вовлек в группу 8 бывших кулаков и торговцев, поставив перед ними задачу в случае войны создать банду, которая поджигала бы хлебные склады, производила крушение эшелонов, идущих с красноармейцами, и поднимали бы крестьян на восстание против Соввласти.

    В Коломенском районе арестовано 65 чел. контрреволюционного кулацкого и антисоветского элемента. В процессе следствия вскрыта контрреволюционная организация сектантов-антивоенни-ков, ставившая своей задачей проведение активной агитации против службы в красной армии. Организация имела целый ряд своих маршрутников, разъезжавших по деревням. Из числа участников организации виновными себя признали руководители организации - Храпов, Осипов, Брандин. При допросе участники организации показывают, что в случае нападения на СССР фашистов они агитировали за то, чтобы не вставать на защиту СССР.

    В Коломенском же районе вскрыта также нелегальная контрреволюционная кулацкая организация на Шуросвком известковом заводе численностью в 25 чел. По делу арестовано 12 чел. Во главе организации стояли бывший торговец, бывший член ВКП(б) мастер завода Виноградов и кулак - раскулаченный Харпунин. Организация ставила своей задачей подготовить кулацхие группы на случай вооруженного восстания внутри страны.

    В Рязанском районе арестовано 35 чел., контрреволюционного и кулацкого элемента. В процессе следствия вскрыт ряд контрреволюционных групп, проводивших подрывную работу на селе. В с. Борисково ликвидирована контрреволюционная группа бывших кулаков-повстанцев, отбывавших наказания в ИТЛ в числе 10 чел., проводивших вредительскую работу в колхозах.

    Группу возглавляли выбывшие из ИТЛ кулаки, участники контрреволюционного восстания в 1918 г. Попов и Шершнев. Все участники группы среди населения вели активную контрреволюционную агитацию, призывая к поражению СССР в предстоящей войне. В с. Солоча ликвидирована контрреволюционная группа, возглавляемая бывшим торговцем-кулаком филлером Петербургского охранного отделения - Курятниковым. В с. Казарь - ликвидирована контрреволюционная кулацкая группировка повстанческого характера, возглавляемая бывшим эсером Панфиловым и кулаком, бывшим офицером Абрамовым.

    В настоящее время в Рязанском районе подготовляется к ликвидации контрреволюционная организация из числа бывших белых офицеров, офицеров старой армии, бывших людей и церковников, во главе с бывшим полковником генерального штаба Любимским. Активную роль в контрреволюционной работе этой организации играет бывший белый, бывший капитан генерального штаба Осипов и бывший белый казацкий есаул Сверчков и бывший член государственной думы Унковский. Всего по делу подлежит аресту более 20 бывших помещиков, бывших офицеров и т. д.

    Аналогичные группы - скрыты в Ленинском, Ногинском и ряде других районов.

    По ряду районов (Верейский, Одоевский, Ермишинский) вскрыты кулацкие группы, терроризирующие колхозный актив, вредительски уничтожавшие колхозный скот и подрывавшие тред-дисциплину в колхозах. В ряде колхозов, вследствие подрывной деятельности кулаков, труддисциплина находилась на очень низком уровне.

    ПОЛИТНАСТРОЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В СВЯЗИ С ИЗЪЯТИЕМ КУЛАЦКИХ ЭЛЕМЕНТОВ И УГОЛОВНИКОВ

    По материалам, поступившим из ряда районов (Тула, Рязань, Кунцево, Ногинск, Мытищи) отмечаются вполне положительные высказывания населения в связи проводимым изъятием кулацкого и уголовного элемента. В своих беседах колхозники и рабочие одобряют мероприятия по изъятию контрреволюционного кулацкого элемента, указывая, что кулаки всячески тормозили работу в колхозах, разваливали труддисциплину, колхозники призывают к уси

    пению бдительности и к ликвидации последствия вредительства в колхозах.

    НОГИНСКИЙ район. С изъятием кулацкого элемента в колхозе д. Тимково значительно улучшилось состояние трудовой дисциплины. Если до изъятия на работу выходило 30-40 чел., то сейчас выход достигает 80-90 чел., т. е. 99 I могущих работать в колхозе. Настроение колхозников - исключительно одобряющее.

    В Мытищинском районе по отдельным колхозам, где изъяты кулацкие группы, отмечено повышение выхода на полевые работы и усиление труддисциплины (колхоз д. Черкизово, Котово и Раймедведково). Колхоз д. Черкизово - арестовано 5 чел. После ареста кулаков Леонтьевых и Щелкалина в колхозе повысилась труддисциплина и выход на работу. Колхозник Головкин в группе колхозников говорил: «Давно пора очистить нашу деревню от паразитов, которые мешали нам работать. Теперь хоть мы спокойнее можем работать и не будем бояться пожаров или другой пакости от этих людей». Там же колхозник Смирнов в группе колхозников заявил: «Леонтьевы и Щелкалины в колхозе нам вредили, НКВД правильно сделало, что изъяло их. Сейчас мы должны еще больше беречь свое колхозное добро, так как от кулаков можно ожидать всякой гадости, нам нужно усилить охрану колхозного имущества».

    Колхоз Раймедведково, арестовано 3 чел. После ареста кулаков Савиных колхозники одобряют это мероприятие, так, например: бригадир Харитонов заявил: «Савины работали в колхозе и нам вредили, старались развалить колхоз, арестовали их правильно, мы сейчас должны просмотреть все участки, на которых они работали, и ликвидировать тот вред, который они нам нанесли». Колхозник Жубрин заявил: «НКВД арестовало наших врагов, с которыми мы ничего сделать не могли, они нам просто мешали в работе и угрожали расправой над нами». В этом колхозе значительно поднялась труддисциплина и колхоз досрочно выполнил госпоставки.

    По колхозам д. Тарасовка и д. Коровино увеличился приток единоличников в колхозы, так, например, по д. Тарасовка за последние 3 дня подано около 40 заявлений о приеме их в колхоз. Разговоры, одобряющие изъятие кулацкого элемента, нами

    также отмечены по колхозам: д. Верхних-Лихобор, Коровино, Котово и др. колхозам.

    По г. Туле и Тульскому району отмечены следующие высказывания:

    Рабочий Абакумов (цех № 8 завода № 175 г. Тулы) говорил: «Хорошо, что взялись опять за кулаков и чуждый элемент, то они нам только вредят и пользы от них мало. Такое мероприятие мы должны приветствовать». Рабочий цеха № 15 (завода № 176 в г. Туле) - Тишин во время работы в группе рабочих говорил: «Правильно Советская власть делает, что собирает кулаков и разный прочий элемент. Взять, например, вот у нас арестовали кулака Бирюкова, он был первый дезорганизатор производства и лодырь большой, и немало еще таких осталось скрытых элементов».

    Колхозники Тульского района - также одобряют мероприятия по изъятию контрреволюционного элемента. Колхозник Левин говорил: «Хорошо, что забрали этих мерзавцев, а то они опять начали себя хозяевами чувствовать и распускать всякие провокационные слухи и клевету на прочность колхозов». Колхозник Тимошин Алексей в группе колхозников говорил: «Давно бы нужно было их убрать из нашего колхоза. Это такой народ, который так и смотрит, как бы навредить в колхозе, вот занимается хищением колхозного хлеба и продает его по спекулятивным ценам».

    В связи с изъятием уголовного элемента среди колхозников Рязанского района отмечены следующие высказывания: Колхозник д. Канищево Дмитриев заявил: «Этих воров не исправишь, их надо просто уничтожать. Органы НКВД последнее время действительно взялись за очистку деревни от воров». Колхозник д. Не-достоево Крысанов заявил: «У нас в деревне есть совершенно неисправимые воры, как Александров, братья Захаровы, Мишин и др. Эти люди не могут жить, не совершая преступления. Их необходимо все время держать в тюрьме, или уничтожать». Колхозник Петров говорит: «Наконец-то, добрались до кулаков, пора их вычистить от нас, так как от них пользы не было и не будет».

    Начальник УНКВД по Омской области Г.Ф. Горбач Н.И. Ежову об увеличение лимита в рамках приказа № 00447

    15 августа 1937 г.

    По состоянию на 13 августа по Омской области первой категории арестовано 5.444 человека, изъято оружия 1.000 экземпляров .

    Прошу дать указания по моему письму №-365 относительно увеличения лимита первой категории до 8 тысяч человек'1).

    Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории // Известия. 1996, 3 апреля.

    Начальник УНКВД Орджоникидзевского края П.Ф. Булах Н.И. Ежову «О ходе операции по изъятию бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов» по состоянию на 15 августа 1937 г.

    Не ранее 16 августа 1937 г.

    В дополнение моей докладной записки № 3287/3 от 11 августа с.г. сообщаю, что за последнюю пятидневку по краю дополнительно арестовано:

    1. В документе содержится резолюция: «Т. Ежову. За увеличение лимита до 9 тысяч. И. Сталин».

    Бывших кулаков Уголовников Прочих контрреволюционных Элементов Всего

    Кроме того. за истекший период включено в 1 категорию переведенных из 2 категории и из имевшихся следственных дел

    195 8 31 234

    Таким образом, к 15 августа было всего подготовлено по 1 категории

    2.010 179 322 2.511

    Из этого количества осуждено тройкой по 1 категории

    462 17 109 588

    и по 2 категории

    19 3 20 42

    > Всего осуждено на 15 августа

    481 20 129 630

    В результате на 15 августа по краю осталось арестованных по 1 категории

    1.529 159 193 1.881

    Для исчерпания лимита в 1 тыс. чел. по 1 категории, утвержденного Вами по Орджоникидзевскому краю, осталось пропустить через тройку по 1 категории 412 чел. Совершенно очевидно, что существующий лимит по 1 категории не обеспечит успешное выполнение задач, поставленных Вашим приказом № 00447, и нуждается в значительном увеличении, о чем я Вам посылал мотивированные ходатайства.

    Политическая обстановка в крае, в связи с проводимой операцией, по-прежнему характеризуется значительным подъемом положительных настроений основной массы населения, полностью одобряющей мероприятия правительства и активно включающейся в выявление и разоблачение скрывающихся контрреволюционных элементов. Для значительного большинства фиксирумых фактов, указанных выше настроений, характерным является выражение неудовлетворенности объемом операций и требований доизъятия остающихся не арестованными контрреволюционных кулацко-бело-гвардейских элементов.

    «Нам колхозникам надо всемерно помогать и вскрывать всех врагов народа, которые залезли в колхоз, и просить правительство, чтобы их изолировали подальше от нас, а то мы раньше от кулачества страдали и будем страдать, если их еще, гадов, нам оставят». (Колхозник в группе других колхозников ст. Красногорской) .

    «Мало забрали из станицы. У нас немало остается еще гадов, которые возвратились из ссылок и посматривают теперь чертом на тех, кто их выселял, готовя нож за спиной». (Колхозник ст. Черноярской).

    «В нашем колхозе взяли еще очень мало контрреволюции. Бывший председатель колхоза Гогуев Мусса, который разоблачен и сейчас сидит, будучи сам в 1930 г. командиром повстанческого отряда, умышленно собрал к нам всех повстанцев, поэтому мы всегда и отставали в работе, так как нам на каждом шагу тормозили. Теперь Гогуева забрали, а вся его банда так и осталась. Надо просить органы Соввласти, чтобы дали нам - колхозникам возможность освободиться от всех врагов колхозного строительства». (Колхозник-карачаевец аула Джегутинского).

    В ауле Хурзук Карачаевской автономной обл. к нашему оперработнику обратился один из колхозников с заявлением: «Я бы просил органы НКВД уничтожить все корни и остатки Бегеулов-щины (Бегеулов - один из руководителей ликвидированного в текущем году контрреволюционного националистического подполья в Карачае). Они на каждом шагу мешают и будут мешать колхозному строительству». И дал ценные материалы о контрреволюционной деятельности ряда лиц, из числа контрреволюционных националистических элементов.

    Отмечен ряд фактов, когда попытки со стороны контрреволюционных элементов вызвать растерянность и панику среди населения, путем распространения контрреволюционных провокационных слухов, оказывают совершенно обратное действие: «Не иначе, как война будет, так как идут слушки, что в связи с этим везде кулаков и белогвардейцев подбирают, для укрепления границ и строительства каналов. Что же Соввласть совершенно правильно делает, что с ними - кулаками и белобандитами проклятыми нянчится? Они раньше с нами не нянчились - пусть теперь роют и готовят нам окопы и заграждения, пока не по

    дохнут, а мы будем воевать». (В группе колхозников ст. Лу-ковской Моздокского района).

    На базе изложенных выше настроений, по большинству районов края продолжает отмечаться заметное улучшение производственной деятельности и политической обстановки в колхозах, очищенных от контрреволюционных кулацких и белогвардейских элементов. Наряду с этим со стороны контрреволюционных враждебных элементов по-прежнему фиксируются попытки проведения антисоветской агитации и распространения среди населения контрреволюционных провокационных слухов.

    Контрреволюционная агитация идет по следующим основным линиям:

    а) Распространение контрреволюционных провокационных слу-

    хов «о близости войны Советского Союза с капиталистическими

    странами и неизбежности гибели Советской власти». Муссирова-

    ние наряду с этим повстанческих настроений: «...Все равно

    власти конец, только до осени продержится, а нам, участникам

    восстания, нужно пока спрятать свою шкуру до осени, тогда

    будем командирами отрядов, за это другая власть будет давать

    нашим семьям пенсии, так как мы поможем свергнуть Сов-

    власть». (Бывший активный повстанец аула Кумыш. Дано распо-

    ряжение об аресте). «...Меня Соввласть ссылала, я буду мстить

    пока жив, и это наступит скоро, так как терпенье уже кончи-

    лось, война начинается, об этом говорят многочисленные аре-

    сты, и Соввласти не будет». (Кулак аула Кумыш. Дано распоря-

    жение об аресте).

    б) Распространение провокационных слухов о том, что аре-

    сты проводятся в целях обеспечения рабсилой строительств

    новых каналов и других новостроек: «Аресты произведены не

    только у нас, но и в других районах. Это говорит за то, что

    где-то выдумали еще рыть канал, ну и находят дешевые руки,

    хотя в Конституции и указана неприкосновенность человека, но

    для них все можно». (Бывший торговец ст. Невинномысская).

    «Арестовывают нашего брата ни за что, ни про что - люди нужны

    на каналах и в лагерях, вот и арестовывают - кто-то должен

    строить мосты, дороги ит. д. Бедный крестьянин отдувается

    за всех. Строй, создавай, плати налоги и работай в лагерях».

    (Единоличник - крепкий середняк ст. Ново-Александровской).

    в) Распространение контрреволюционных провокационных слу-

    хов о том, что аресты проводятся в целях недопущения соци-

    ально чуждого элемента к предстоящим выборам в Верховный

    Совет и в местные органы Соввласти: «Проходят массовые аре-

    сты - это на время выборов изолируют нашего брата - боятся,

    чтобы мы в советы не пролезли. Заранее знают, что коммунисты

    на выборах провалятся». (Бывший кулак Моздокского района,

    возвратившийся из ссылки). «Арест людей, в прошлом активных

    белогвардейцев, местных казачьих авторитетов - кулаков, вы-

    зван в связи с предстоящими выборами в Совет, чтобы не до-

    пустить их к выборам». (Исключенец из ВКП(б) из ст. Суворов-

    ской) .

    г) Проведение контрреволюционной националистической аги-

    тации в национальных областях, с попытками взять под защиту

    разоблаченных врагов народа, стоявших у руководства области:

    «...Ты не увидишь, чтобы посадили плохого человека Начиная с

    1930-1931 гг. и до настоящего времени сажали, сажают и ссы-

    лают лучших трудовиков карачаевцев, якобы они кулаки, экс-

    плуататоры и т. д., а в действительности - расправляются с

    наиболее авторитетной частью карачаевцев, чтобы обескровить

    родной Карачай.

    Подумать только, ведь все, кого объявляли врагами народа -это люди, которые старались всячески сохранить основной кадр карачаевцев, а также и экономику области, и без них Карачай погиб бы уже давно. А теперь, пожалуйста, остались в аппарате люди, которые продались босякам (русским). Предадут весь Карачай и доведут до того, до чего были доведены Кубанские районы в 1932 г Это уже могила и невозможно дальше терпеть, так как на твоих глазах издеваются над лучшим, что есть в Карачае». (Инструктор Карачаевского обл. ИКа, арестован).

    Одновременно с этим зафиксированы единичные факты террористических высказываний со стороны объектов, намеченных к изъятию и родственников репрессированных в данную операцию: «...Если останусь жив, то всем (нецензурная брань) буду головы рубить ржавой шашкой так, как и рубил раньше». (Кулак-каратель из Апполонского района, арестован).

    «Очень жалею, что меня не было в то время, когда арестовывали моего отца, я бы им кишки из брюха выпустил, тогда бы пусть судили». (Немец-кулак из Бурлацкого района, арестован).

    Активных контрреволюционных проявлений (волынок, эксцессов ит. д.) и организованных выступлений со стороны контрреволюционных элементов, по-прежнему не зафиксировано.

    Н.И. Ежов начальнику УНКВД Ленинградской области Л.М. Заковскому (приказ № 59190) о завершении операции по репрессированию наиболее активных контрреволюционных элементов из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ

    16 августа 1937 г.*1)

    1. С 25 августа начать и в двух месячный срок закончить

    операцию по репрессированию наиболее активных антисоветских

    элементов из числа содержащихся в тюрьмах ГУГБ, осужденных

    за шпионскую, диверсионную, террористическую, повстанческую и

    бандитскую деятельность, а также осужденных членов антисовет-

    ских партий (троцкистов, эсеров, грузмеков, дашнаков, итихади-

    стов, муссаватистов и т. д.) и прочих контрреволюционеров, ве-

    дущих в тюрьмах ГУГБ активную антисоветскую работу.

    В Соловецкой тюрьме ГУГБ репрессированию подвергнуть также бандитов и уголовные элементы, ведущие в тюрьме преступную работу.

    2. Все перечисленные выше контингента после рассмотрения их дел на тройках, подлежат расстрелу.

    3. Вам «Соловки»!2' утверждается для репрессирования «1.200»<3> человек.

    4. Установить следующий порядок оформления дел репрессируемых :

    Начальники тюрем ГУГБ, на основании материалов оперативного учета и личных дел составляют на каждого подлежащего репрессированию подробную справку с указанием в ней: фамилии, имени, отчества, за какие преступления, на какой срок и кем осужден, преступная деятельность (подлежащего репрессированию) в тюрьме, в том числе побеги, к-р выпады и злостные нарушения режима.

    Справки подписываются пом. нач. тюрьмы по опер, работе (при отсутствии оперуполномоченным) и начальником тюрьмы ГУГБ.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 353-355.

    Справки на каждого подлежащего репрессированию заключенного вместе с имеющимся на него в оперчасти тюрьмы делом, направляется тюрьмой ГУГБ на рассмотрение соответствующей республиканской, краевой или областной Тройки. Копии справок направляются в 10-й отдел ГУГБ<4'.

    Тройка по рассмотрению представленных ей этих материалов выносит приговор, который и заносит в протокол. Выписка из протокола в отношении каждого осужденного приобщается к делу.

    Дела и протоколы возвращаются начальнику тюрьмы для приведения приговора в исполнение.

    5. Приговора приводятся в исполнение специально отобран-

    ным начальствующим и надзорсоставом тюрьмы ГУГБ под личным

    руководством начальника тюрьмы или его помощника по опера-

    тивной части.

    Основанием для приведения приговора в исполнение является заверенная выписка из протокола заседания Тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью начальника тюрьмы ГУГБ лицу, приводящему приговор в исполнение.

    6. Документы о приведение приговора в исполнение приобщаются к делу осужденного.

    7. Протоколы Троек с приложением дел осужденных по исполнении приговора немедленно направляются из УНКВД начальнику 8-го отдела ГУГБ.

    8. 0 ходе операции доносить мне через 10-й отдел ГУГБ ежедекадными сводками.

    В сводках сообщать количество репрессированных с указанием, за какие преступления они отбывали наказание в тюрьме ГУГБ и за какие преступления подвергнуты расстрелу.

    Впервые опубликовано: Ленинградский мартиролог, 1937-1938. - СПб., 1996. Т. 2. Ил.78-79 (факсимильная перепечатка).

    /. На документе - входящий штемпель: Секретариат УНКВД СССР Ленинградской области, входящий № 10-212-8. 19 августа 1937 г.

    2 Рукописная резолюция.

    3 Рукописная резолюция. 4. Рукописная резолюция.

    Н.И. Ежов начальникам УНКВД о «цифровой информации» по ходу операции по приказу № 00447

    24 августа 1937 г.

    Приказом 00447 и указаниями 405.000 я требовал представления строго указанным мною срокам точной цифровой информации ходе операции. Между тем почти все наркомы внудел и начальники УНКВД отчетность представляют большими запозданиями, крайне запутанно, не соблюдая указанной формы. Немедленно примите нужные меры и наладьте своевременную точную информацию. Так как Вашей отчетности трудно установить точную картину хода операции. К 28 августа телеграфьте: общее количество арестованных начала операции 1 и 2 категории, количество осужденных тройками этим же категориям и количество расстрелянных. Всех случаях отдельно кулаков, уголовников, контрреволюционного элемента. Донесении укажите количество всех участников контрреволюционных групп и контрреволюционных организаций, вскрытый следствием делам арестованных и количество изъятого огнестрельного, холодного оружия. Данные состоянию 25 августа.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 356-357.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и в НКВД, Н.И. Ежову о ходе операции, увеличении или уточнении лимитов репрессированных:

    26 августа 1937 г.

    Первого секретаря Коми OK ВКП(б) A.A. Семичева:

    Коми обком 8-го июля ходатайствовал репрессировать по первой категории 211 человек, по второй категории 221 человек. Вторично 3-го августа обком ходатайствовал после окончательного выявления репрессировать по первой категории 601 человек, по второй категории 830 человек.

    ЦК решением от 10-го июля утвердил репрессировать по первой категории 211 человек, по второй категории 221 человек, в соответствии с чем органами НКВД и проводилась работа. Между тем от НКВД поступило распоряжение репрессировать по первой категории только 100 человек и по второй категории 300 человек.

    Мы считаем совершенно необходимым провести репрессии в количестве утвержденных ЦК. Наши мотивы о необходимости увеличения репрессий изложены в докладной записке НКВД Коми АССР тов. Ежову от 12-го августа.

    Прошу ЦК удовлетворить наше ходатайство*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 578. Л. 117.

    1. Шифровка была направлена из Сыктыквара в 03.30 час. и расшифрована в 12.00 час. В документе имеется резолюция: «За предложение Семичева. Сталин, Молотов (подписи, автографы). Данное решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 781, от 27 августа. Выписки направлены в Коми АССР OK ВКП(б), т. Ежову».

    27 августа 1937 г.

    Первого секретаря Оренбургского OK ВКП(б) П.В. Митрофанова:

    Первоначальные данные по учету враждебных кулаков и уголовников оказались далеко неполными, преуменьшенными. Кроме того, изъятию сейчас подвергнуты не только кулаки, но и другой активный контрреволюционный элемент.

    В связи новыми данными учета просим разрешить отнести к первой категории не 1500, как нам утверждено, а 2.500 контрреволюционеров и 1.000 уголовников. Для нашей области, где белогвардейщина еще не выкорчевана это необходимо. Уголовников у нас уже арестовано более 1.500, причем каждый из них имеет не менее 2-3 судимости'1 >.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 578. Л. 119.

    Каганович (подписи, автографы). Это решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 51, пункт 828, от 28 августа 1937 г. Выписки решения направлены т.Ежову, Оренбургский ОКВКП(б)».

    31 августа 1937 г.

    Секретаря Кировского OK ВКП(б) М.Н. Родина:

    Прошу увеличить количество подлежащих осуждению по первой категории с 500 до 900 человек*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 578. Л. 140.

    1. Шифровка была направлена в 19.30 час. и расшифрована 1 сентября, в 10.30 час. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов, Каганович (подписи, автографы). За - Микоян. Это решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 51, пункт 867, от 2 сентября. Выписки решения направлены т. Ежову, Кировский OK ВКП(б)».

    1 сентября 1937 г.

    Начальника УНКВД Куйбышевского края И.П. Попашенко:

    Исполнение приказа № 00447 за время с 5 августа по 1 сентября всего Куйбышевской обл. арестовано 3.746, из них: бывших кулаков - 1.440, уголовников - 1.619, другого контрреволюционного элемента - 687. Осуждено: [по] 1 категории 1 тыс., из них: кулаков - 494, уголовников - 246, другого контрреволюционного элемента - 260, [по] 2 категории 623, из них: бывших кулаков - 237, уголовников - 219, другого контрреволюционного элемента - 167. Это же время ликвидировано: 3 контрреволюционных организации, арестовано по ним 62 участника, 209 контрреволюционных и уголовных групп, арестовано по ним 776. Изъято огнестрельного оружия 118 и холодного 73. Вторично прошу дополнительно дать лимит 1 категории на 800.

    Начальника УНКВД Кировской области Л.П. Газова:

    Вашим оперативным приказом 00447 для Кировской обл. на основании представленных УНКВД августе месяце неполных данных утвержден лимит 1 категории 500 чел. Настоящее время [в] результате операции 1 категории стала совершенно очевидна необходимость увеличения этого лимита. Следствием [по] делам арестованных 1 категории вскрыты 3 кулацко-повстанческих организации, общей численностью [по] предварительным данным 160 чел., ликвидировано 27 других формирований [по] колхозам, МТС, совхозам общим числом 200 чел., из них: выявлено значительное количество ранее неучтенных кулаков, сектантов, церковников, ведущих активную антисоветскую работу [в] колхозах. [В] связи [с] ликвидацией вскрытых формирований количество арестованных сейчас достигло 879 чел. активного действующего антисоветского элемента, подлежащего осуждению 1 категории. Основании изложенного ходатайствую увеличении лимита 1 категории до 900 чел. Одновременно прошу Вашего разрешения приступить 15 сентября операции 2 категории'1 >.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 358. Сверено с: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 578. Л. 142.

    1. «Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 51, пункт 867, от 2 сентября. Выписки решения направлены т. Ежову, Кировский OK ВКП(б)».

    3 сентября 1937 г.

    Начальника УНКВД Мордовской АССР СМ. Вейзагера:

    Операция по 1 категории порядке Вашего оперативного приказа № 00447 закончена. Арестовано 324, уже расстреляно 235, дела на остальных 65 [в] пределах установленного нам лимита -300 будут рассмотрены тройкой на днях. Вся подготовительная работа к операции по 2 категории заканчивается. Прошу разрешения начать операцию по 2 категории 15 сентября.

    6 сентября 1937 г.

    Начальника УНКВД Казахстана Л.Б. Залина:

    Алма-Атинская тройка на 5 сентября осудила по 1 категории 197 чел., из них: кулаков - 119, уголовников - 37, и контрреволюционного элемента - 41 чел. Из них: участников в ликвидированной казачьей белоповстанческой организации - 35 чел., повстанческой низовки, казахской и дунганской контрреволюционной националистической организации - 35 чел., контрреволюционных фашистских и кулацких группировок - 40 чел. Таким образом, утвержденное приказом № 00447 для области количество подлежащих репрессий по 1 категории исчерпано. В Наркомв-нуделе Казахстана (Алма-Ате) и Алма-Атинском облуправлении [имеется] шпионских уже законченных и заканчиваемях следственных дел на 315 чел., подлежащих репрессии по 1 категории, из них: 133 чел. - активные участники ликвидированных повстанческих организаций (русского казачества, низовки казахской и уйгурской националистической организации), 72 чел. -по фашистским и сектанстско-церковным и контрреволюционным кулацким формированиям и ПО кулаков и 49 уголовников. При первоначальном представлении по Алма-Атинской обл. [о] количестве 1 категории - 308 чел. нами был учтен лишь контингент кулачества и уголовников, отбывавших уже наказание и бежавших репрессии. Приказу № 00447 и циркуляру № 61 рассмотрению тройки подлежит целый ряд других контингентов, не включенных и не предусмотренных нами ранее ([в] частности участники повстанческой организации). Исходя из этого, телеграммой 12 августа № 887 просили Вас увеличить для Алма-Атинской обл. количество подлежащих репрессии по 1 категории с 200 до 500 чел. Вторично просим, учитывая пограничность и засоренность Алма-Атинской обл., наличия вскрытых крупных контрреволюционных организаций, удовлетворить ходатайство».

    Секретаря Североосетинского OK ВКП(б) Ф.Г. Кокова:

    Ознакомившись в НКВД со следственными делами по операции антисоветских элементов, прошу увеличить цифру подлежащих расстрелу еще на 200 человек. Тов. Ежову подробности почтой'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 578. Л. 178.

    Н.И. Ежов И.В. Сталину о первых итогах операции по репрессированию антисоветских элементов

    8 сентября 1937 г.

    Согласно решения о репрессировании антисоветских элементов, с 5 августа были начаты аресты бывших кулаков, уголовников и контрреволюционных элементов, ведущих активную антисоветскую подрывную работу. В первую очередь арестам были подвергнуты наиболее враждебные контингента, отнесенные к первой категории. Поскольку же в процессе следствия по делам арестованных начали вскрываться контрреволюционные формирования, то арестам были подвергнуты и лица, отнесенные ко второй категории и являющиеся участниками этих формирований.

    Первые итоги операции:

    Всего на 1 сентября сего года было арестовано 146.225 человек. Из них 69.172 - бывших кулака, 41.603 уголовника и 35.454 человека - контрреволюционных элементов.

    Из этого количества арестованных осуждено тройками - к расстрелу 31.530 и к заключению в лагеря и тюрьмы 13.669 человек.

    Уже первичные результаты операции показывают, что удар был нацелен правильно и что он наносился по тем наиболее враждебным элементам, которые, будучи мало затронуты в прошлом, являлись основной базой для работы контрреволюционеров всех мастей.

    1. Шифровка была направлена из Орджоникидзе в 13.40 и расшифрована 7 сентября, в 11.00 час. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов. Это решение было проведено постановлением Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 51, пункт 929, от 7 сентября. Выписки решения направлены т. Ежову, Северо-Осетинский OK ВКП(б)».

    Производимые аресты дали возможность вскрыть большое количество контрреволюционных формирований различных политических окрасок в сельском хозяйстве, в промышленности и на транспорте. [...]

    Обстановка, в которой протекает операция.

    Изъятие активных контрреволюционных и кулацких элементов и уголовников очистило деревню, внесло в нее определенное оздоровление и вызвало большой подъем политической и производственной активности колхозников. В результате трудовая дисциплина в колхозах повысилась, невыходы на работу резко сократились, увеличились производительность и качество труда. В городах и на селе резко сократились грабежи и кражи.

    Операция происходит в обстановке подъема положительных настроений и большой активности по выявлению и разоблачению населением скрывающихся вражеских элементов.

    Показателями этих настроений являются хотя бы такие факты, как подача единоличниками заявлений о вступлении в колхозы, активное добровольное содействие органам НКВД в выявлении и разоблачении контрреволюционных элементов; инициативная явка в органы НКВД и добровольная дача показаний, изобличающих арестованных в антисоветской деятельности и вскрывающих контрреволюционные формирования; положительные высказывания, одобряющие мероприятия Правительства.

    «Советская власть правильно арестовала врагов колхозного строительства. Нужно еще больше арестовать, чтобы другим затаившимся врагам было неповадно вредить колхозам».

    (Курбанов Байсур, колхозник села Гучум Кале Чечено-Ингушской АССР.)

    «НКВД делает толково. Я вот вчера разносил газеты, народ доволен и все говорят, что сейчас еще легче и лучше будет работать в колхозе, так как колхозы очистятся от кулаков »

    (Письмоносец Евдокимовского райотдела связи, Орджоникид-зевский край).

    «Нам, колхозникам, надо всемерно помогать вскрывать всех врагов народа, которые залезли в колхоз и просить Правительство, чтобы их изолировали подальше от нас...».

    (Колхозник из группы колхозников станицы Красногорской.)

    Рабочий Аббакумов (цех № 8 завода № 175 г. Тулы) говорил:

    «Хорошо, что опять взялись за кулаков и чуждый элемент, а то они нам только вредят и пользы от них мало. Такое мероприятие мы должны только приветствовать».

    Стахановец колхоза имени Буденного, Ильинского района -ЧУЕВ пишет:

    «Прошу принять меры к вору-рецидивисту, моему брату, который систематически занимается воровством у колхозников и не дает им спокойно работать».

    Колхозники деревни Ботаги (Западная область) просят: «Просим Велижское НКВД помочь очистить колхоз от врагов. Председатель колхоза КОСАРЕВ пьянствует. Больше года в колхозе не было ревизии. Мы писали в Райзо, откуда ни ответа, ни привета, по-видимому, там тоже сидят троцкисты».

    В станице Галюгаевской, Моздокского района на следующий день после операции рядовые колхозники в числе 6 человек явились к начальнику оперативной группы и заявили: «Мы услышали об аресте Сорокина, Шального, Серова и других и решили прийти к Вам и дать показания о враждебных настроениях к Советской власти и их вредительской деятельности». По показаниям этих колхозников в станице Галюгаевской была вскрыта контрреволюционная организация.

    В Людиновском и Вяземском районах Западной области колхозники по собственной инициативе задержали скрывавшихся кулаков и доставляли их в районное отделение НКВД.

    «Как только вернулись из лагерей Бугайченко, Агапов, Краснобаев и другие кулаки, в нашем колхозе стала расти смута. Бугайченко объединил вокруг себя всех кулаков, лодырей и воров и повел борьбу против колхоза, думая развалить его, но это им не удалось. Правильно сделала власть, что изъяла эту кулацкую свору и прибрала ее к рукам. Сейчас колхозники этим очень довольны».

    (Колхозник колхоза «Путь Ленина», Ленинского района Крымской АССР.)

    «Надо послать телеграмму т. Сталину за то, что он заботиться о наших колхозниках. Были у нас враги, но их НКВД забрало. Теперь они нам мешать не будут. Надо бы еще кой-кого забрать».

    (Чижов и Козлов - колхозники станицы Ново-Марьевской, Орд-жоникидзевского края.)

    «Как легко стало работать после того, как забрали у нас кулаков. Они ведь здесь всех мутили своей агитацией, да и в работе приносили вред. Необходимо углубить вопрос очистки колхозов от кулаков, их еще много».

    (Соломатина - бывшая батрачка Минерало-Водского района.)

    Наряду с этим, отмечается активизация контрреволюционных элементов, пытающихся путем агитации и распространения слухов спровоцировать в массах растерянность, панику, недовольства и попытки укрыть подлежащих аресту.

    В общем же, операция проходит спокойно и серьезных, заслуживающих внимания эксцессов, пока не было.

    Большое количество кулацко-белогвардейских и церковно-сектантских повстанческих, диверсионных и террористических групп и организаций, вскрытых в процессе операции, показывает, что учет контрреволюционных элементов был далеко неполным и цифры подлежащих репрессированию, сообщенные начальниками органов УНКВД не соответствовали действительному наличию в их областях наиболее враждебных контингентов контрреволюции. Сейчас все эти элементы берутся на учет и подвергаются тщательной проверке. Наиболее активные из них арестовываются.

    Операция по арестам наиболее враждебных бывших кулаков, уголовников и других контрреволюционных элементов, отнесенных к первой категории, закончена по большинству областей Союза ССР.

    По Белорусской, Украинской, Северо-Осетинской, Кабардино-Балкарской, Чечено-Ингушской, Дагестанской, Азербайджанской, Калмыкской республикам, Орджоникидзевскому и Западно-Сибирскому краям, Западной, Калининской, Воронежской, Оренбургской, Омской и Куйбышевской областям разрешено приступить к арестам бывших кулаков, уголовников и контрреволюционного элемента, отнесенных ко второй категории.

    Развернувшееся сейчас следствие направляется к исчерпывающему выявлению всех очагов вскрытого в процессе операции широкого контрреволюционного подполья».

    Впервые опубликовано: Лубянка. Сталин и ГПУ НКВД. 1937-1938 / Сост. В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотников. - М., 2004. С. 337-343.

    Н.И. Ежов о конфискации имущества лиц, осужденных по приказу № 00447, наркомам внутренних дел республик (кроме Якутии), начальникам УНКВД краев и областей и начальникам областных управлений НКВД УССР и Казахстана

    9 сентября 1937 г.

    В связи с запросами о том, как производить конфискацию имущества лиц, осужденных, согласно приказа 00447 по 1 категории, разъясняю:

    1. Конфискации подлежит имущество, лично принадлежащее осужденным по 1 категории и остающееся в связи с арестом владельца безнадзорным или бесхозяйственным.

    2. Безусловно, во всех случаях конфискуются принадлежащие осужденным советская и иностранная валюта, драгоценные металлы в слитках, монетах и изделиях и облигации займов.

    3. Если у осужденного имеются совместно с ним проживающие и состоявшие на его иждивении жена, дети и нетрудоспособные родители, то имущество общего пользования такой семьи (дом, усадьба, поле, сад, скот, предметы сельхозинвентаря и домашнего обихода) конфискации не подлежит и оставляется семье.

    4. Конфискация имущества и ценностей оформляется решением тройки с записью этого решения в протокол и сдается в государственный фонд.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 362-363.

    Шифротелеграммы в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и в НКВД, Н.И. Ежову о ходе операции и увеличении лимитов репрессированных:

    14 сентября 1937 г.

    Секретаря Калининского OK ВКП(б) П.Г. Рабова:

    Прошу разрешить судить кулаков по первой категории еще одну тысячу пятьсот*1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 579. Л. 35.

    си, автографы). Это решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 53, пункт 71, от 16 сентября. Выписки решения направлены т. Ежову, Калининский OK ВКП».

    17 сентября 1937 г.

    Начальника УНКВД Западной области В.А. Каруцкого:По Вашему оперприказу № 00447 УНКВД Западной обл. на 15 сентября арестовано только по линии УГБ кулаков и прочего контрреволюционного элемента 5.414 чел. В процессе следствия вскрыто 12 контрреволюционных организаций с количеством арестованных 265 и контрреволюционных групп 316, по которым арестовано 1.454 чел. По линии УРКМ на 15 сентября уголовников арестовано 4.333 чел.

    За это время осуждено особой тройкой: по контрреволюционным делам 1.938, уголовников 397. Из числа осужденных особой тройкой по 1 категории приговорено 799 чел. Кроме того, из числа арестованных уголовников с 5 августа по 15 сентября обычной тройкой УНКВД осуждено 2.256 чел. На 15 число учтено контрреволюционных и кулацких элементов, главным образом, в колхозах, а также в единоличном секторе и городах до 6 тыс. чел.

    Ликвидируемые за последнее время повстанческие террористические и вредительские группы говорят о значительном обактивлении контрреволюционного и кулацкого элемента. В ряде районов области хозяйственно-политические кампании, сдача зерна государству, озимый сев, подписка на заем - проходят при сильном сопротивлении со стороны кулачества. Колхозы области чрезвычайно засорены кулачеством, в свое время укрывшимся от репрессирования. Большое количество кулаков, бежавших и вернувшихся из ссылки выявляется на промпредприятиях, новостройках, леспромхозах и т. д. Сохранению кулачества способствовала контрреволюционная правая практика областной право-троцкистской организации, возглавляемой Румянцевым.

    Следствие по делу вскрытых за последнее время во многих районах целого ряда право-троцкистских групп, в которые входили: руководящие партийно-советские, земельные, финансовые

    и др. работники, показывает, что эти группы наряду с диверсией и вредительством в промышленности и сельском хозяйстве, свою деятельность направляли на сохранение кулачества. Такие группы, созданные Румянцевым, Шильманом ликвидированы: в Брянском, Рославльском, Ярцевском, Сычевском, Мглинском, Новозыб-ковском, Комаричском, Андреевском, Кармановском, Красногорском и др. районах. Исходя из этого и значимости Западной обл., вторично прошу: разрешить увеличить количество репрессируемых по 1 категории до 3 тыс. чел. и по второй до 7 тыс. чел.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 365.

    22 сентября 1937 г.

    Н.И. Ежов о предложении А.И. Микояна:

    Тов. Микоян просит, в целях очистки Армении от антисоветских элементов, разрешить дополнительно расстрелять 700 человек из дашнаков и прочих антисоветских элементов.

    Предлагаю расстрелять дополнительно 1.500 человек, а всего с ранее утвержденной цифрой 2.000 человек*1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 580. Л. 10.

    /. В документе имеется резолюция: «За. Сталин (подпись, автограф). За -Молотов, Каганович, Калинин, Чубарь. В принятом постановлении Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 54, пункт 25, от 24 сентября 1937 г. было записано: "...Разрешить ЦК КП(б) Армении увеличить количество репрессированных по первой категории на 1500 человек". Выписки решения направлены т. Ежову, ЦККП(б) Армении».

    26 сентября 1937 г.

    Секретаря Дагестанского OK ВКП(б) Н.Е. Саиурского:

    Следствие органов НКВД показывает, что лимит для беглых кулаков и антисоветских элементов недостаточен, что выдвигает необходимость увеличения лимита по обеим категориям. Даг-обком просит увеличить лимит первой категории вместо уста

    новленного ЦК ВКП(б) 10 июля с.г. 600 до 1.200 и второй категории вместо 2.478 до 3.300<1 >.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 580. Л. 32.

    1. Шифровка была направлена из Махачкалы в 00.05 час. и расшифрована в 11.50 час. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов (подписи, автографы). Это решение было оформлено постановлением Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 51, пункт 206-2, от 26 сентября. Выписки решения направлены т. Ежову, Дагестанский OK ВКП(б)».

    3 октября 1937 г.

    Секретаря ЦК КП(б) Казахстана Л.Н. Мирзояна:

    По антисоветским элементам лимит для подлежащих расстрелу для Казахстана был определен 2.500 человек. Это количество полностью использовано и области ставят вопрос о дополнительном контингенте.

    Казахстан исключительно засорен активным антисоветским элементом не только местного происхождения, но и пришлым (спецпереселенцы, выселенные из пограничных областей всех границ Союза, ссылка и т. д.). Кроме того, за 1937 год вскрыты многочисленные антисоветские группы и организации националов, панисламистов, русского казачества, повстанческая низовка эсеров, правых, троцкистов и др. и изъято свыше шести тысяч активного диверсионного элемента.

    Так как установленный для нас лимит подлежащих расстрелу в 2.500 человек оказался крайне недостаточным прошу разрешить через тройки расстрелять дополнительно еще 3.500 человек.

    По областям этот контингент прошу распределить так: Восточно-Казахстанской области 700 человек, Алма-Атинской области 600 человек, Южно-Казахстанской области 500 человек, Карагандинской области 300 человек, Северо-Казахстанской 500 человек, Актюбинской области 350 человек, Кустанайской 300 человек и Западно-Казахстанской 250 человек*1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 580. Л. 152.

    Каганович, Микоян, Чубарь, Андреев, Ворошилов (подписи, автографы). За -Калинин. Это решение было оформлено постановлением Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 54, пункт 172, от 4 октября. Выписки решения направлены т. Ежову, ЦК КП(б) Казахстана».

    5 октября 1937 Г.

    Зам. начальника Западносибирского УНКВД И.А. Мальцева:

    На 5-е октября с. г. по кулацкой операции, кроме репрессированных по первой категории 827 ч. в лагерях и 15 чел. содержавшихся в мариинской тюрьме, осуждено 11.374 чел., из них: по первой категории 6.513 ч. Лимит по первой категории был установлен 5.000 ч. на 1.513 ч. приговора задержаны исполнением до получения дополнительного лимита.

    Первоначально лимит по первой категории для ЗСК был установлен 10.800 ч. крайне желательно и необходимо этот лимит сократить, т. к. в процессе продолжения операции новых к[онтр]-р[еволюционных] формирований осталось не репрессированных по первой категории большое количество активных контрреволюционных] элементов: офицеры, попы, проповедники, каратели и т. д.

    Если дополнительный лимит по первой категорий нельзя оставить только для Новосибирской области, что крайне желательно, то из него можно передать для /Алтайского края 2.000 чел., за вычетом уже осужденных сверх лимита по районам Алтайского края.

    Для районов и городов, отошедших в Алтайский край для репрессирования по 2-й категории, из 12.000 ч. был определен лимит 5.200 ч. Если нельзя оставить все 12.000 ч. для Новосибирской области, то Алтайскому краю передать ранее установленный лимит, за вычетом уже осужденных по 2-й категории по городам и районам Алтайского края.

    Установленный лимит для репрессирования по первой категорий 800 ч. по Сиблагу исчерпан. В лагерях содержится 59 тысяч чел., из них: 11.724 осужденных за к[онтр]-революционные] преступления, из них 119 измеников родины, 726 шпионов, 721 террористов, 155 диверсантов, 275 перебежчиков. Кроме этого,

    остались еще за отсутствием лимита не репрессированы бандиты-рецидивисты, занимающиеся внутрилагерным бандитизмом.

    На 5 октября с. г. осталось законченных следственных дел, но нерассмотренных за отсутствием лимита на 509 ч., из них: повстанцы 116, шпионы 60, участники фашистских организаций 74, террористы 32, вредители-диверсанты 27, бандиты 200.

    По социальную прошлому: кулаки 48 ч., б[ывшие] офицеры 42 ч., каратели 14 чел., проповед[ники] 11 ч., духовен[ство] 98 ч., помещики фабрикан. 17 ч, дворяне 7, д[ругие] элементы 200, проче 72. Всего 509 ч.

    Крайне необходим лимит для репрессирования по Сиблагу 1-й категории не менее 1.000 чел.

    Впервые опубликовано: Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. -Барнаул, 2000. Т. 3. Ч. 1. С. 571-573.

    Сводка начальника оперативного секретариата УНКВД А. Колчина об арестованных и осужденных судебной тройкой при Западносибирском УНКВД и приведенных в исполнение

    приговорах

    5 октября 1937 г.

    Лимит

    Осуждено

    BNH

    10

    Лимит

    Осуждено

    ВМН

    10

    Кулаки 300 667 967 827 346 135 88 3 572 - - 5 8

    Уголовники 100 203 303 196 67 44 36 7 154 - - 6 17

    Проч. - - - 156 53 18 21 10 102 - - 6 12

    Итого 400 870 1.270 1.179 466 197 145 20 828 - - 17 37

    По РОВСу - - - 388 318 51 9 3 381 - - -

    Всего - - - 1.567 784 248 154 23 1.209 669 600 17 37

    Кемеровский район

    Кулаки 200 390 460 274 49 13 - 336 - - - -

    Уголовники 80 190 149 16 16 13 17 62 - - 2 10

    Проч. - - L /1) 228 17 10 6 - 33 - - - 3

    Итого 280 580 860 837 307 75 32 17 431 - - 2 13

    По РОВСу - - - 758 583 129 27 7 746 - - 1 15

    Всего - - - 1.595 890 204 59 24 1.177 735 654 3 28

    Лимит

    Осуждено

    BNH

    10

    Лимит Осуждено

    в о4 « о

    S о ш о и о н а> а> о

    1 кат 2 кат. всего Арестова ВИН 10 8 5 всего Напр. щ по 1 кап Испольне по 1 Kai освобож; В суд д(

    По РОВСу - - - 783 389 56 70 9 524 - - - 4

    Всего - - - 2.487 1.100 314 335 27 1.776 797 675 8 25

    Рыбцовский район

    Кулаки 200 532 732 612 169 51 86 2 308 - - - 16

    Уголовники 50 238 288 68 9 3 1 1 14 - - 2 11

    Проч. - - - 115 36 3 42 12 93 - - 22 25

    Итого 250 770 1.020 795 214 57 129 15 415 - - 24 52

    По РОВСу - - - 93 67 4 5 17 93 - - - -

    Всего - - - 888 281 61 134 32 508 188 126 24 52

    Славгородский район

    Кулаки 300 781 1.081 601 345 110 84 1 540 - - 5 3

    Уголовники 60 150 210 73 25 10 25 5 65 - - - 14

    Проч. - - - 229 94 29 75 23 221 - - 8 4

    Итого 360 931 1.291 903 464 149 184 29 826 - - 13 21

    По РОВСу - - - 158 115 31 9 3 158 - - - -

    Всего - - - 1.061 579 180 193 32 984 279 225 13 21

    Ленинский район

    Кулаки 170 315 485 431 188 54 37 - 279 - - 1 1

    Уголовники 30 71 101 38 9 2 6 - 17 - - - 1

    Проч. - - - 53 8 4 8 1 21 - - - 2

    Итого 200 386 586 522 205 60 51 1 317 - - 1 4

    По РОВСу - - - 668 164 79 30 9 282 - - 1 -

    Всего - - - 1.190 369 139 81 10 599 388 271 2 4

    Нарымский район

    Кулаки - - - 8 8 - - - 8 - - - -

    Уголовники - - - - - - - - -

    Проч. - - - 16 10 4 2 - 16 - - - 1

    Итого - - - 24 18 4 2 - 24 - - - 1

    По РОВСу - - - 1.206 999 139 49 19 1.206 - - - 1

    Всего - - - 1.230 1.017 143 51 19 1.230 695 601 - 2

    Лимит

    Осуждено

    ВМН

    10

    12 октября 1937 г.

    Секретаря Башкирского обкома ВКП(б) А. Т. Заликина:

    Полученными показаниями участников троцкистско-бухарин-ской и буржуазно-националистической контрреволюционной организации выявлена сеть военно-повстанческих отрядов на территории Башкирии. Лимит, который был дан для Башкирии по первой и второй категориям, явно«недостаточный.

    Прошу увеличить лимит.

    Впервые опубликовано: Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 383.

    17 октября 1937 г.

    Первого секретаря Алтайского КК ВКП(б) Л.Н. Гусева

    и начальника Алтайского УНКВД СП. Попова:

    Городах и районах Алтайского края УНКВД состоянию 13 октября арестовано и не осуждено тройкой 5.012 человек том числе кулаков 3.076 уголовников 440 и по эсеровской монархической организации: высших военных гражданских чинов, бывших полковников генералов членов белых правительств - министров, чинов полиции, кадетов и эсеров 1.196 человек. Кроме того, районах края выявлено около 1.500 человек кулаков бежавших разное время трудпоселков и других районов Союза. По агентур-но следственным данным они ведут активную к-р. работу и подлежат немедленному аресту. Так же подлежит аресту около 1.000 человек проходящих показаниям активных участников кадетской монархической организации «РОВС». В связи с Вашим решением образовать тройку Алтайском крае просим установить нам лимит первой категории 4.000 второй 4.50(Я1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 581. Л. 127.

    второй категории. Сталин, Молотов (подписи, автографы). За - Микоян. Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 54, пункт 369, от 20 октября. Выписки решения направлены т. Ежову, Алтайский КК ВКП(б)».

    Секретаря Архангельского OK ВКП(б) Д.А. Конторина:

    В ходе работы особой тройки НКВД дополнительно вскрыты контрреволюционные формирования, прошу увеличить лимит для первой категории 400 чел., второй категории - 800<1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 581. Л. 122.

    /. Шифровка была отправлена в 14.25 час. и расшифрована 18 октября, в 12.25 час. Имеется резолюция: «За увеличение. Сталин, Каганович, Ворошилов (подписи, автографы). За - Чубарь, Калинин, Микоян. Это решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 54, пункт 364, от 20 октября. Выписки решения направлены т. Ежову, Архангельский OK ВКП(б)».

    20 октября 1937 г.

    Из Бурятско-Монгольского OK ВКП(б):

    Врид. Наркомвнудел Бурятско-Монгольской республики Попов доложил, что приказом тов. Ежова 00447 количество подлежащих репрессии по первой категории утверждено 350 человек. Проведенными операциями уже вскрыто 7 контрреволюционных организаций с количеством участников до 700 человек. На 20 октября осуждено по первой категории 237 человек. Поповым возбуждено ходатайство перед Наркомвнуделом СССР о расширении первой категории до 1 тысячи человек.

    При создавшихся условиях в Бурят-Монголии эту цифру считаем реальной, просим санкционировать увеличение количества подлежащих репрессии по первой категории. Ждем указаний'1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. On. 166. Д. 581. Л. 139.

    /. Шифровка была направлена из Улан-Удэ за подписью Игнатьева и Воронцова в 17.35 час. и расшифрована 21 октября, в 12.00 час. В документе имеется резолюция: «За 1.000 чел. по первой категории. Сталин, Молотов, Ка

    ганович, Ворошилов, Калинин, Микоян (подписи, автографы). За - Калинин, Андреев. Решение было оформлено постановлением Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 54, пункт 393, от 21 октября. Выписки направлены т. Ежову, Бурятско-Монгольский OK ВКП(б)».

    21 октября 1937 Г.

    Секретаря Кировского OK ВКП(б) М.Н. Родина:

    В результате операции по первой, второй категориям в области вскрыто свыше 70 различных активно действовавших кулацких, белогвардейских, церковно-сектантских организаций, групп. В частности выявлена значительная засоренность на железнодорожном транспорте, где подлежит изъятию свыше 500 человек белогвардейско-кулацкого элемента.

    Прошу об увеличении лимита по первой категории дополнительно на 300 человек, второй категории дополнительно на 1.000 человек*1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 581. Л. 185.

    1. Шифровка была отправлена в 17.20 час. и расшифрована 22 октября, в 07.10 час. В документе содержится резолюция: «Увеличить по первой категории не на 300, на 500 чел., а по второй категории - на 800 чел. Сталин, Молотов». Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 54, пункт 487, от 25 октября. Выписки решения направлены т. Ежову, Кировский OK ВКП(б).

    11 ноября 1937 Г.

    Секретаря Калининского OK ВКП(б) П.Г. Рабова:

    Ваша директива о разгроме контрреволюционной низовки выполнена. Осуждено по первой категории 2.500, по второй категории 4.000. Всего 6.500 человек. Для того, чтобы довести дело до конца прошу разрешить еще судить по первой категории 700 и по второй категории 1.000, а всего 1.700 человек'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 584. Л. 16.

    фы). За - Калинин, Чубарь. Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 56, пункт 19, от 13 декабря. Выписки направлены т. Ежову, Калининский OK ВКП(б)».

    14 ноября 1937 Г.

    Секретаря ЦК КП(б) Казахстана Л.И. Мирзояна:

    По антисоветскому элементу нам был дан лимит по первой категории 6.000 человек и по второй категории 5.000 человек. Эти лимиты нашими областями использованы почти полностью. Но, однако, антисоветского элемента органами НКВД арестовано гораздо больше. Это объясняется тем, что по вскрытым контрреволюционным организациям выявлены новые участники, что среди спецпереселенцев и ссыльных очень много активного антисоветского элемента и, наконец, необходимостью коренной очистки погранполосы от всего повстанческого и активного антисоветского элемента.

    Исходя из этого, мы просим ЦК ВКП(б) дать Казахстану дополнительный лимит по антисоветскому элементу в количестве 5.000 человек, из коих по первой категории 2.000 человек и по второй категории 3.000 человек. Этим дополнительным лимитом мы решительно очистим республику от повстанческих и активно-враждебных элементов(1'.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 583. Л. 29.

    1. Шифровка была отправлена из Алма-Аты в 19.48 час. и расшифрована 15 ноября в 13.05. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов (подписи, автографы). Данное решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 55, пункт 249, от 17 ноября. Выписки решения направлены т. Ежову, ЦККП(б) Казахстана».

    15 ноября 1937 Г.

    Начальника 4 отдела УГБ УНКВД Калининской области Рождественского:

    Большинство Начальников] оперсекторов 12/XI-37 г. провели оперативные совещания Начальников РО УНКВД, а поэтому операцию начали с 13-14/XI-37 г.

    По Краснохолмскому и Осташковскому секторам совещания проведены 13/XI-37 г., аресты начали проводить лишь с 14/XI-37 г.

    Большинство Начальников оперсекторов сообщают, что значительное число подлежащих аресту убыли с территории районов, осуждены и проч., в силу чего аресты по утвержденным УНКВД спискам полностью произведены не будут.

    Так, например, Невельским РО УНКВД из утвержденных к аресту 40 человек взято только 22, остальные убыли или осуждены.

    По Кимрскому району не арестованы, за убытием из района, 5 чел.; в Нерльском районе из 10 чел. санкционированных к аресту по спискам, арестовано лишь 3 чел.

    Начальники Кашинского, Кр. Холмского и др. оперсекторов сообщают, что часть из подлежащих аресту лиц выбывают на побочные заработки (валяльщики сапог и проч.).

    Предложено Нач [альникам] оперсекторов представлять дополнительные списки для санкционирования арестов.

    Впервые опубликовано: Книга памяти жертв политических репрессий Кали-

    нинской области. Мартиролог 1937-1938. Т. I. Изд. второе. - Тверь, 2001.

    С. 532. —

    19 ноября 1937 г.

    Секретаря Омского OK ВКП(б) Ф.П. Наумова:

    По операции контрреволюционного кулацкого элемента утвержденных НКВД к расстрелу 10 тыс., осуждение 4.500 заканчивается, приговорено к расстрелу 9.623, осуждено 4.932. Имеется арестованных 1-й категории 1.000, второй категории 1.500, дела на них следствием закончены, могут быть рассмотрены к 1-му декабря.

    Прошу дополнительно утвердить к расстрелу 1.000. Осуждению 1.500<1>.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 583. Л. 38-39.

    /. Шифровка была отправлена 13.30 час. и расшифрована в 16.55 час. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов, Ворошилов, Жданов, Ежов (подписи, автографы). Это решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 55, пункт 261, от 19 ноября. Выписки решения направлены т. Ежову и в Омский OK ВКП(б)».

    1 декабря 1937 г.

    Секретаря Дагестанского OK ВКП(б) М.Ф. Сорокина:

    Операции кулакам и к-р элементам Дагестану утвержден лимит первой категории 1.200, второй категории 3.300. Окончание операции и итоги следствия вызывают необходимость изменения лимита: доведение первой категории до 2.000 и снижение второй категории до 2.800. Утверждение общего лимита 4.800, которые полностью изъяты, оформлены следствием и рассмотрены тройкой'1).

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 583. Л. 116, 118.

    /. Шифровка была отправлена из Махачкалы в 19.30 час. и расшифрована 2 декабря в 14.35 час. В документе содержится резолюция «За увеличение по первой категории. Сталин, Молотов, Каганович (подписи, автографы). Это решение было офорлтено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 55, пункт 385, от 3 декабря. Выписки решения направлены в Дагестанский OK ВКП(б), т. Фриновскому».

    Секретаря ЦК КП(б) Казахстана Л.И. Мирзояна:

    По антисоветским элементам нам было предоставлено право репрессировать по первой категории 8 тысяч человек и по второй категории 8 тысяч человек. Сейчас эти лимиты почти полностью использованы - мы должны к 10 декабря окончательно зачистить и покончить с активным антисоветским элементом. По этим двум категориям активного повстанческого, диверсионного и шпионского элемента нами изъято по ликвидированным организациям и группам на 1600 человек больше установленного лимита.

    Для полной зачистки остатков мы просим разрешить нам дополнительно репрессировать по первой категории 600 человек и по второй категории 1 тысячу человек'1*.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 583. Л. 116, 117.

    лотов, Каганович (подписи, автографы). Данное решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания №55, пункт 385, от 3 декабря. 1. Выписки решения направлены т. Фриновскому, ЦК КП(б) Казахстана».

    Н.И. Ежов (шифротелеграмма № 50194) всен наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД, начальникам ДТО ГУГБ НКВД о продлениии работы троек до 1 января 1938 года

    11 декабря 1937 г.

    ВО ИЗМЕНЕНИЯМ МОЕЙ ДИРЕКТИВЫ № 49721:

    1. Операции по антисоветским элементам, немцам, полякам, харбинцам, латышам, женам изменников родины продлить до 1 января 1938 года. К этому сроку провести все аресты, закончить следствия и рассмотреть все следственные дела.

    2. Работу троек, действующих в соответствии приказом 00447, продлить до 1 января 1938 года.

    3. Итоговые доклады о пров'еденных операциях представить к 15 января.

    Секретарь ЦК КП(б) Казахстана Л.И. Мирзоян в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину об увеличении лимитов

    14 декабря 1937 г.

    В связи с вскрытием новых повстанческих и диверсионных групп в различных районах и приказом тов. Ежова о продлении срока зачистки антисоветских элементов, ЦК Казахстана просит дать дополнительно лимит по антисоветским элементам в размере 4 тысячи 400 человек, из коих по первой категории 900 человек и по второй категории 3.500 человек. Этим полностью мы закончим операцию по антисоветским элементам'1 >.

    РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 584. Л. 21.

    РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 3. Л. 81.

    тов, Ежов (подписи, автографы). Решение было оформлено как постановление Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания 56, пункт 39, от 15 декабря. Выписки решения направлены в ЦК КП(б) Казахстана, т. Ежову».

    Заместитель наркома внутренних дел Н.И. Рыжов всем лагерям ГУЛАГА об осуждении беглецов из лагерей в порядке приказа № 409

    17 декабря 1937 г.

    В целях решительной борьбы побегами заключенных из лагерей ПРИКАЗЫВАЮ:

    первое - дела о побегах заключенных рассматривать тройкам УНКВД порядка приказа № 409;

    второе - все беглецы подлежат расстрелу;

    третье - приговора объявлять приказом по лагерю. Количество приговоренных ВМН тройками беглецов доносить ГУЛАГ копии 8 отдел ГУГБ ежедекадно.

    РГАНИ Ф. (Комиссия Шверника). Д. 4. Л. 9.

    Сводные данные об изъятии арестованных лиц по приказам НКВД СССР № 00447 и УНКВД Ленинградской области № 00117 (с 5 августа по 31 декабря 1937 г.)

    Нарком внутренних дел Татарской АССР В.И. Михайлов Н.И. Ежову «Об итогах массовых операций, проведенных по линии УГБ Татарской АССР»

    Не позднее января 1938 г.

    I.

    КУЛАЦКАЯ ОПЕРАЦИЯ

    Всего арестовано и осуждено по кулацкой операции - 5362 чел.

    В том числе по 1 категории 2570 чел.

    по 2 категории 2792 чел.

    В составе осужденных Всего По 1 кат. По 2 кат.

    Бывших кулаков. 3.009 1.218 1.791

    Бывших карателей, белых, чинов полиции, жандармерии и т. п. 1.043 569 474

    В составе осужденных Всего По 1 кат. По 2 кат.

    Уголовного элемента. 756 350 406

    Духовенство православное, мусульманское.

    церковники и сектанты. 370 281 89

    Эсеры и члены других антисоветских партий. 150 137 13

    Участники националистических к-р. формирований. 34 15 19

    Из общего состава осуждено по вскрытым в ходе операции антисоветским формированиям - 578 человек, по категориям: 1-432 и 2 - 154.

    ВСЕГО вскрыто к.-р.организаций и групп - 127.

    Окраска Число По ним В том числе по

    групп осужд. 1-й категории

    К.-р. эсеровские формирования

    (повстанческие организации и группы). 12 115 ПО

    Повстанческо-террористические диверсионные

    организации и группы. 30 136 102

    Кулацко-диверсионные и вредительские

    группы в промышленности и на транспорте. 19 70 50

    Кулацко-мульская церковническая

    и сектантская к-р. 28 111 79

    К-р. вредительские организации и группы

    в сельском хозяйстве. 9 36 23

    Повстанческая периферия к-р.

    националистической организации. 6 34 15

    К-р. кулацкие группы в колхозах. 20 61 32

    Фашистские формирования. 2 11 9

    Анархистские группы. 1 4 4

    Для характеристики вскрытых в ходе массовой операции по приказу № 447 дел по организованной к-р., привожу отдельные из них:

    а) По к-р. эсеровским формированиям

    К-Р. ЭСЕРОВСКАЯ ПОВСТАНЧЕСКАЯ И ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «КРЕСТЬЯНСКАЯ ПАРТИЯ».

    Ликвидирована в Мамадышском районе, охватывала целый ряд селений и руководилась эсеровским подпольем г. Казани.

    Организация создана в 1933 году эсером ТОКАРЕВЫМ и состояла из 26 человек бывш. эсеров, кулаков и прочего к-р. элемента.

    Организация, стоя на платформе трудовой крестьянской партии, ставила задачей подготовку вооруженного восстания против Соввласти и в качестве одного из методов борьбы - террор над руководителями ВКП(б) и Советского правительства.

    Члены организации вели среди населения к-р. агитацию и пропаганду, [ис]пользуя для этого ранее публиковавшиеся в печати материалы процесса ТКП, формируя на этой основе повстанческие, террористические, пораженческие настроения.

    Проводились нелегальные сборища членов организации.

    В целях конспирации участники организации имели свои клички, которые знали только руководители организации.

    К-Р. ЭСЕРОВСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В ЛАИШЕВСКОМ РАЙОНЕ.

    Создана эсерами СУХАНОВЫМ и ГРИШИНЫМ, в составе 38 человек.

    Стоя на позиции необходимости реставрации капитализма, организация ставила своей задачей - подготовку вооруженного восстания против Советской власти, имея своей целью восстановление на территории СССР парламентского строя на основе буржуазной демократии.

    На проводившихся участниками организации групповых сборищах центральным вопросом всех суждений был вопрос о положении крестьянства при Советской власти.

    Рисуя его в мрачных красках, считая, что крестьянство обмануто Советской властью, что от революции оно ничего не получило, на этих сборищах приходили к выводу о необходимости «совершения второй революции», путем вооруженного свержения Советской власти.

    Это и являлось лейтмотивом широко проводившейся участниками антисоветской агитации и пропаганды, направлявшейся на формирование повстанческих настроений, вербовку новых участников и срыв мероприятий Соввласти, проводившихся на селе.

    Весьма характерен состав организации.

    Из 38 человек участников организации:

    Бывших эсеров 12

    Кулаков 8

    Торговцев 5

    Участников к-р. восстаний .. 2

    Бывших полицейских 1

    Сыновей бывш. Белых 1

    Исключенных из ВКП(б) 1

    Единоличников 4

    Служащих 1

    Колхозников 3

    б) К-р. повстанческие формирования

    К-Р. НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПОВСТАНЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В МЕНЗЕЛИНСКОМ И НАБ. ЧЕЛНИНСКОМ РАЙОНАХ.

    Организация создана и возглавлялась бывш. Уполкомзага по Мензелинскому району, членом ВКП(б) ХАЙРУЛЛИНЫМ Салаватом и его братом ХАЙРУЛЛИНЫМ Нуреем - зав.райплан[овым] отделом РИКа. Оба националисты, участники так называемой правой группы ранее существовавшей в татарской парторганизации, стоявшей на султангалеевских позициях - борьбы с Соввластью за создание единого буржуазно-демократического Туранского государства из тюрко-татарских народностей, населяющих СССР.

    Продолжая стоять на этих же политических позициях, ХАЙ-РУЛЛИНЫ создали антисоветскую повстанческую организацию, имея своей целью организацию вооруженного восстания для свержения Советской власти, реставрацию капитализма и создание из территорий, населенных тюрко-татарскими народностями, буржуазно-демократического, так называемого Туранского государства.

    В состав этой организации входил целый ряд районных работников - САГИТДИНОВ (бывш.пред.Горсовета), САФИУЛЛИН (бывш. директор маслозавода), ХАЙРУЛЛИН Сагит (бывш. Работник рай-промторга) и другие, а также бывшие красные партизаны.

    Характерной особенностью организации является то, что имея в основе своей программы - осуществление идей татарского буржуазного национализма, руководящее ядро, ставя своей задачей организацию вооруженного восстания, привлекало в состав организации и русских, взяв ставку на широкое использование бывших красных партизан.

    В этих целях, скрывая националистическую программу своей организации, вербовщики из руководства обработку привлекавшихся в организацию русских (особенно бывш. красных партизан) вели на основе программных документов правых (БУХАРИНА).

    Готовясь к вооруженному восстанию, организация в свой состав вовлекла ряд работников Ижевского оружейного завода, имея целью через них снабдить участников организации оружием.

    Организация стояла на позициях террора по отношению руководителей партии и Советской власти, широко культивировала террористические настроения своих участников.

    Один из главарей организации ХАЙРУШШН Салават, в прошлом -наркомвнутдел Татарской АССР, а в одно время - начальник Восточного отдела ГШ ОГПУ.

    Другой - ХАЙРУЛЛИН Нури, до 1931 года - руководящий работник Дагестанского Обкома ВКП(б), видный участник антисоветской националистической пантюркистской организации, существовавшей в Дагестане, ближайший помощник в этой работе б. пред. Совнаркома Дагестана КОРКМАСОВА.

    Следствием установлено, что организация эта являлась филиалом право-троцкистской националистической к-р. организации в Татарии и ею руководилась.

    Число участников - 52 чел.

    в). Церковническая к-р

    К-Р. БЛОК ПРАВОСЛАВНОГО И МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА В ДУБЪЯЗСКОМ РАЙОНЕ.

    Характерной особенностью к-р. формирования является блок церковников православного и мусульманского духовенства на базе общности борьбы с Соввластью и ее мероприятиями в деревне и за укрепление религии.Мусульманскую часть возглавлял мулла-мухтасиб ШАМСУТДИНОВ, поддерживавший связь с ЦДУМ.

    Православную часть возглавлял поп ДУРАКОВ, руководивший и практической деятельностью группы ШАМСУТДИНОВА.

    ШАМСУТДИНОВ обрабатывал в к-р. духе молодежь, организовывал перевод религиозной литературы на «яналиф», распространяя ее среди молодежи и детей. Вел к-р. агитацию, популяризируя японо-германский фашизм.

    Поп ДУРАКОВ организовывал и проводил нелегальные сборища к-р. элементов с обсуждением методов борьбы с Соввластью.

    Контактируя свою антисоветскую деятельность, руководители и видные участники блока систематически собирались, обсуждали вопросы борьбы с Соввластью и вырабатывали единые планы действий.

    Основой блока являлось - срыв мероприятий Советской власти на селе и особенно борьба за сохранение церквей и мечетей от их закрытия.

    В результате деятельности этого блока в районе созданы крепко сколоченные антисоветские группы церковно-мечетских активов, проводивших большую антисоветскую разложенческую работу в колхозах, среди единоличников, молодежи и школьников.

    Во время подготовки и проведения Всесоюзной переписи населения кортрреволюционные группы этого блока провели работу по срыву переписи и в ряде сел района добились того, что почти все записались верующими.

    Характерно отметить, что эту работу к-р. группы блока провели на базе широкого распространения провокационного измышления о том, что «перепись проводится исключительно из-за того, что Япония и Германия жмут Соввласть за то, что она уничтожает религию, и требуют списки верующих».

    К-Р. ГРУППА ЦЕРКОВНИКОВ В ЕЛАБУЖСКОМ РАЙОНЕ.

    Группа существовала с 1935 года и состояла из церковников и бывш. людей. Деятельность группы была направлена на:

    а) антисоветскую, антиколхозную и пораженческую агитацию

    с одновременным формированием фашистских и повстанче-

    ских настроений;

    б) организацию колхозников на сопротивление мероприятиям

    Соввласти с использованием при этом религиозных пред-

    рассудков ;

    в) распространением к-р. толкований религиозного вероуче-

    ния, применительно к современным условиям.

    Возглавляли к-р. группу священники Тихоновской ориентации МАЛИНОВСКИЙ, ГРАХОВ и СЕНИЛОВ.

    Под видом обсуждения церковных дел, МАЛИНОВСКИЙ и др. проводили групповые собрания, на которых поп ГРАХОВ зачитывал

    выдержки из религиозной книги «апокалипсис», истолковывая их в к-р. духе, применительно к условиям советского строя, убеждая при этом присутствовавших в неизбежности падения Соввласти .

    На последующих нелегальных совещаниях к-р. группы, наряду с к-р. обработкой участников этих собраний, руководители к-р. группы ставили уже прямые задачи развертывания к-р. работы среди населения с ориентацией при обработке последнего на поддержку фашистских государств и белоэмигрантских кругов.

    На одном из нелегальных собраний к-р. группы, происходивших в квартире МАЛИНОВСКОГО, один из руководителей группы ГРАХОВ, высказывая к-р. клеветнические изьышления об экономическом и правовом положении населения СССР, говорил о неизбежности скорого свержения Соввласти, о проводящейся белоэмигрантскими к-р. церковническими кругами подготовке к вооруженному вторжению в Советский Союз «для защиты веры».

    ГРАХОВ сообщил участникам собрания о наличии связей руководящего состава к-р. группы с отдельными представителями бело-эмигрантского духовенства.

    Участники к-р. группы развернули активную организованную к-р. деятельность среди населения.

    В начале 1936 года к-р.группа через МАЛИНОВСКОГО создала в Елабуге новую к-р. организацию под названием «Комитет защиты религии и церкви».

    Участники «комитета» систематически проводили собрания, на которых выносились решения об организации верующего населения на открытое сопротивление мероприятиям Соввласти вообще и особенно по вопросу закрытия церквей, снятия колоколов и т. д.

    г) Диверсия на транспорте.

    ДТО Казанской жел.дор. ликвидирована к-р. повстанческо-ди-версионная организация из 25 человек.

    Организация ставила своей задачей свержение Советской власти, путем вооруженного восстания, приурочив его к моменту объявления войны СССР капиталистическими странами.

    При обыске у участников организации отобраны взрывчатые вещества и бикфордов шнур, приготовленные для организации диверсионных актов, крушений людских-воинских поездов.

    У организатора этого к-р. формирования ШЕРСТНЕВА проводились нелегальные совещания, на которых обсуждались методы и формы борьбы с Советской властью.

    В качестве людской базы были избраны близ лежащие села, в которых велась работа по вербовке новых участников в организацию из кулацкого элемента.

    Среди рабочих участниками организации велась повстанческая агитация, распространялись провокационные слухи и формировались настроения о неизбежности поражения СССР в войне с фашистскими странами.

    В день ХХ-й годовщины Октябрьской революции участниками организации был вывешен лозунг: «Да здравствует мировой капитализм» .

    Состав участников организации:

    кулаков и сыновей кулаков 20 чел.

    сын урядника 1 чел.

    прочих 4 чел.

    д) Кулацкая к-р. в промышленности.

    На заводе № 124 (оборонный) сыном крупного кулака торговца МАТРОХИНЫМ была создана кулацко-повстанческая к-р. группа из шести человек, действовавшая с 1935 года и ставившая своей целью формирование среди рабочих завода антисоветских, повстанческих, пораженческих и террористических настроений.

    Участники к-р. группы (все кулаки) активно проводили, особенно среди вновь прибывающих на производство из села, эти установки в жизнь.

    Как по делам вскрытых организаций и групп, так и у одиночек в ходе операции было изъято:

    Винтовок и обрезов 256,

    Револьверов (всех систем) 354,

    Охотничьих ружей 186,

    Холодного оружия 253.

    Ход операции характеризуют следующие показатели работы тройки:

    Всего Осуждено По 1-й категории По 2-й категории

    За август месяц 83 81 2

    За сентябрь месяц 430 419 11

    За октябрь месяц 472 356 116

    За ноябрь месяц 1.401 490 911

    За декабрь месяц 2.561 1.022 1.539

    За январь месяц 1938 г. 415 202 213

    ИТОГО: 5.362 2.570 2.792

    Эти данные показывают, что ограниченные в первом периоде операции лимиты на изъятие подлежавших репрессии элементов сдерживали разворот операции.

    Это обстоятельство и ограниченные лимиты до последнего времени отразилось на более решительной очистке Татарии от активно действующих антисоветских элементов, как на селе, так в промышленности, советско-торговом аппарате и городе Казани, продолжающих оставаться в значительной мере засоренными, подпадающими под действие приказа НКВД СССР № 0447 - континген-тами контрреволюционных элементов.

    Такое положение подтверждают и показатели очистки от активно действующих антисоветских элементов отдельных секторов народного хозяйства.

    В результате операции по приказу № 447 по отдельным секторам народного хозяйства изъято:

    Изъято из: Всего бывших кулаков уголовников проч. к-р. элемент

    Колхозов и совхозов 1.349 1.043 106 200

    Промышленных предприятий 620 345 78 197

    Транспорта 516 359 1 156

    Соваппарата 666 268 8 390

    Единоличного сектора и неорганизованного населения города 2.221 1.098 563 550

    ИТОГО: 5.362 3.113 756 1.493

    Наличие большой засоренности активно действующими кулац-ко-белогвардейскими и пр. контрреволюционными элементами города Казани требовало использовать операцию и для его очистки.

    По этой операции в городе Казани репрессировано и осуждено:

    1. Кулаков и торговцев 520,

    2. Белогвардейцев 344,

    3. Помещиков и дворян 32,

    4. Попов, монахов и сектантов 83,

    5. Мулл 42,

    6. Бывших чинов царской администрации.. 25,

    7. Членов а/с. повстанческих партий.... 13,

    8. Уголовников 366,

    9. Прочих 49.

    ИТОГО: 1474 чел.

    Для состава изъятых в ходе операции контингентов весьма характерны следующие данные:

    Всего бывших кулаков уголовников проч. к-р. элемент

    Ранее осужденных, отбывших наказание 2.964 1.857 492 615

    Ранее осужденных бежавших из лагерей, тюрем, ссылки, трудколоний 344 211 117 16

    Скрывшихся от репрессий 415 362 29 24

    Находившихся к моменту осуждения в тюрьмах, лагерях, трудпоселках, ссылке, трудколониях 27 5 17 5

    ИТОГО: 3.750 2.435 655 660

    Эти данные объясняют то, что:

    а) город Казань и Татреспублика являются нережимной мест-

    ностью, находясь в окружении режимных городов (Горький, Ста-

    линград и др.)г служат местом оседания тех контингентов,

    которые не могут проживать в режимных местностях;

    б) в отношении активно действовавшего контрреволюционного

    элемента применялись крайне слабые карательные санкции, от-

    сутствовал учет отбывших наказание за антисоветскую деятельность, отсутствовало наблюдение за их передвижением, что давало возможность безнаказанно продолжать к-р. подрывную работу.

    II.

    Наряду с массовой операцией по кулакам, в соответствии с Вашими приказами, были проведены операции по другим к-р. контингентам (поляки, немцы и проч.).

    Всего по Татарии репрессировано (без ДТО Казанской жел.дор.):

    по полякам 123 чел.

    харбинцам 111

    румынам 19

    финнам 17

    латышам 15

    немцам 9

    грекам 5

    эстонцам 5

    японцам 3

    корейцам 2

    литовцам 1

    ИТОГО: 310 чел.

    Очистка от этих элементов народно-хозяйственных участков Татарии представляется в следующем виде:

    Изъято поляков харбинцев румын PQ О Ш

    ш

    В латышей немцев греков эстонцев японцев корейцев литовцев

    Из военной промышленности 2 7 2 10

    Из тяжелой и химической

    промышленности 5 4 - 1 2 1

    Из легкой промышленности 25 19 9 4 - 2 2 2 - - 1

    Из торговых и хозяйственных

    орган-ций 10 15 2 - 1 - - 1 - - -

    Из соваппарата 22 16 - - 3 3

    Из учебных за ведений и

    нучных учрежд. 13 13 1 - 3

    Изъято поляков харбинцев румын финнов латышей немцев греков эстонцев японцев корейцев литовцев

    Из сельского хозяйства 11 11 3 - 1 1

    Из РККА и окружения 5 6 - 2 4 6 1 1 3 2 -

    С жел. дор., водного и дорожного

    транспорта 6 3 1

    Без определенных занятий 24 17 1 1 1 - 2 1 - - -

    В результате следствия по этим арестованным выявлено ряд шпионов, диверсантов, террористов и анти-советского элемента, активно действовавшего на предприятиях, учреждениях Татарии и [в] рядах РККА.

    Так:

    Выя в л е н н ы X

    Шпионов Диверсантов Террористов Активн. к- р. элемент

    Из арестованных: Сознавшихся изобличенных сознавшихся изобличенных сознавшихся изобличенных сознавшихся изобличенных

    По полякам 35 30 5 2 1 - 10 со

    По харбинцам 44 32 2 - - - 33 -

    По румынам 6 6 - - - - 4 3

    По финнам 14 3 - - - - 1 -

    По латышам 5 2 - - - - 5 3

    По немцам 7 1 - - - - 1 -

    По грекам - 1 - - - - 3 1

    По эстонцам 4 1 - - - - - -

    По японцам ОО - - - - - - -

    По корейцам 2 - - - - - - -

    По литовцам - - - - - - - -

    ВСЕГО: 120 76 7 2 1 - 57 21

    Таким образом, одних только сознавшихся и изобличенных в шпионской деятельности выявлено 63,2 % из всего числа арестованных по этим категориям лиц.

    Приводим отдельные конкретные дела, возникшие в результате следствия по ним:

    ДЕЛО АГЕНТОВ ЯПОНСКОЙ РАЗВЕДКИ МУРЗАКОВА Василия Афанасьевича и СВИШЕВА Иннокентия Дмитриевича.

    МУРЗАКОВ в декабре месяце 1929 года, во время конфликта на КВЖД, в Харбине был арестован китайской полицией, где полицейским китайской полиции 3-го района 3-го полицейского участка БАНКОВСКИМ, бывшим белым офицером, был завербован и в 1931 году переброшен, как агент разведки, в СССР, для шпионской, диверсионно-вредительской и террористической деятельности.

    В г. Владивостоке МУРЗАКОВ связался с японским агентом ЛИНКЕВИЧЕМ, через которого передавал шпионские сведения о состоянии владивостокского порта, количество военных и коммерческих судов, их мощности, количество вооружений и людского состава.

    В 1935 году МУРЗАКОВ В.А. вместе с семьей переехал на жительство на ст. Юдино Казанской ж. д., где по заданию японской разведки установил связь с прибывшим с КВЖД шпионом японской разведки СВИЩЕВЫМ Иннокентием Дмитриевичем, ЛОГУНОВЫМ Александром и ЛОГУНОВЫМ Сергеем, ЩЕТКИНЫМ Владимиром, КАРЧИНСКИМ Станиславом, ПОЛОНСКИМ Николаем, ЛИПОВЕЦКИМ Алексеем и другими, через которых собирал шпионские сведения о проходящих воинских грузах, направляемых на ДВК, о состоянии паровозного парка ст. Юдино, ее пропускной способности.

    Кроме того руководил проводимой ими диверсионно-вредительской и антисоветской работой.

    В конце 1936 года МУРЗАКОВ и СВИЩЕВ с Казанской ж. д. были уволены, как дезорганизаторы и поступили работать в гараж Ошосдора НКВД, где развернули большую диверсионно-вредитель-скую работу, направленную на разрушение автопарка и к октябрю месяцу 1937 года довели автопарк до полного разрушения.

    Они же, при наличии необходимости, должны были прибегнуть к проведению террористических актов над руководителями партии и правительства.

    СВИЩЕВ И.Д. в 1928 году был завербован японской разведкой, а в 1935 году японским агентом БАНКОВСКИМ со шпионско-диверсионными террористическими заданиями был переброшен на территорию СССР.

    До ареста занимался шпионско-диверсионной деятельностью, собирал шпионские сведения о Красной Армии, расположении частей, их вооружении, о военных складах, о железных дорогах, о промышленности и выпускаемой продукции. Сведения передавал через японского агента МУРЗАКОВА Василия Афанасьевича. Устанавливал связь с японскими агентами, ранее работавшими на КВЖД, прибывшими в СССМ. Работая на станции Юдино, выводил из строя транспорт.

    ДЕЛО НА ПОЛЬСКОГО АГЕНТА ДИВЕРСАНТА-ТЕРРОРИСТА КАНДАУРОВА.

    Арестован б/б [бывший белый - A.C.] офицер и каратель (штабс-капитан) КАНДАУРОВ Прокопий Иванович.

    Как установлено следствием, КАНДАУРОВ в период чехословацкого мятежа вступил добровольно в карательный отряд чехов, в котором принимал активное участие в расстрелах рабочих и экзекуциях крестьян, командовал карательным отрядом и в 1919 году был взят в плен на Урале.

    После фильтрации Особотдела Туркфронта был направлен в Тульские концлагеря и в 1920 году КАНДАУРОВ по поданному ходатайству ВЦИКу был направлен на польский фронт. Будучи назначен командиром полка, вскоре сдался в плен полякам.

    В польском плену примкнул к интернированным частям БУЛАХ-БУЛАХОВИЧА, где вошел в состав Савинковской боевой организации. Через эту организацию связался с 2 отделом польского генштаба, где полковником БЕКОМ был завербован для разведывательной деятельности и в 1921 году, вместе с савинковским диверсионно-террористическим отрядом полковника ВАСИЛЬЕВА, переброшен в СССР.

    От полковника БЕКА КАНДАУРОВЫМ были получены следующие задания:

    1. Вести диверсионно-террористическую работу в СССР на предприятиях оборонного значения и террор против ответ[ствен-ных] работников;

    2. Для этого устроиться на службу в Ленинградском, Киевском или Минском гарнизонах, как более интересующих Польшу;

    3. Одновременно вести разведывательную работу в Красной Армии - изучить вооружение, оснащенность боевой техникой, засоренность кадрами бывшего белого офицерства;

    4. Из числа б/белых офицеров, работающих на оборонных предприятиях, создать диверсионные ячейки в два-три человека, для проведения диверсионных актов.

    Характерно то, что КАНДАУРОВ был реабилитирован перед Сов. властью при поддержке узбекских националистов: Сайфуллы ХОДЖАЕВА, АБДУЛДЖАБАРОВА Айдарбека, ЯРМУХАМЕТОВА и СЕРГАЗИЕ-ВА, как личных знакомых по учебе в средней школе в городе Самарканде, в дореволюционное время.

    КАНДАУРОВ Прокопий Иванович - ст. инспектор Госрыбнадзора по Татарии. Следствие ведется в направлении вскрытия польской диверсионно-террористической резидентуры.

    ДЕЛО ЯПОНСКИХ ШПИОНОВ ИСАЕВА И МАЛКО.

    Являясь агентами японской разведки с 1935 года, будучи переброшенными на территорию СССР, занимались по заданию японской разведки сбором и передачей шпионских сведений о жел. дор. транспорте и, в частности, о паровозном парке и воинских грузах, проходящих через ст. Юдино Казанской жел. дор. -резидентам японской разведки СИМАШКЕВИЧ Петру Корниловичу и СТРАХОВУ Станиславу (ныне арестованы по ДТО ГУГБ НКВД).

    Наряду с этим, ими же - ИСАЕВЫМ и МАЛКО приняты задания от японской разведки на совершение диверсионных актов с воинскими эшелонами людского, конского состава и воинскими грузами взрывчатых веществ.

    ИСАЕВ принял от японской разведки задание о сборе шпионских сведений об РККА по казанскому гарнизону и в первую очередь по 86 артполку.

    Виновными себя признали и вскрыли японскую резидентуру на Казанской жел. дор. В составе 17 человек.

    ДЕЛО ФИНСКОГО ШПИОНА АЛОТАЛЛО.

    Являясь с 1930 года по день ареста агентом финской разведки, передавал резиденту последней УТРИАЙНЕН А.Г. и рези

    денту ГРИЧЕВИЧ Антону в письменной форме, зашифровывая их по коду «Хансан-Тюс», шпионские сведения о Себежском укрепленном районе Белорусского военного округа, о состоянии авиачастей и танковых частей БВО, о мощности артиллерии, программы разных курсов при Генштабе РККА, о новейших конструкциях вооружения, мобилизационный план Себежского погранрайона БВО и др.

    За переданные шпионские сведения АЛОТАЛЛО получал вознаграждение от финразведки.

    Виновным себя признал и выдал группу шпионов в числе 14 человек.

    ДЕЛО ЛАТВИЙСКОГО ШПИОНА ГАЙГАЛИНА.

    В 1921 и 1923 г.г. дважды завербован в г. Барнауле агентами латвийской разведки КАЛВАН и ЛИЕПИНЫМ для шпионской деятельности в пользу Латвии.

    В 1927 году по установленному КАЛВАН паролю связался в г. Благовещенске с резидентом латвийской разведки - дипкурьером латвийского посольства в СССР - МИММАН Андреем и передал ему сведения шпионского характера о состоянии 55-го Джа-ланденского погранотряда и в дальнейшем продолжал свою шпионскую работу до дня ареста.

    В сентябре мес. 1935 года передал МИММАНУ шпионские сведения о состоянии 21-го Ямпольского погранотряда.

    В январе мес. 1936 года похитил из 21-го Ямпольского погранотряда 28 шт. секретных военно-топографских карт и моб-план и передал все это 8-го февраля 1936 года в г. Москву тому же МИММАН, а также сообщил одновременно ему сведения о численности и о состоянии Изъяславского погран. гарнизона.

    31-го января 1937 года передал МИММАНУ сведения о состоянии Шепетовского гарнизона.

    11-го ноября 1937 года передал МИММАНУ в г. Казани три плана охраны порохового завода № 40, Казгрзса, завода СК-4, охраняющихся 192 полком ВВ НКВД, сведения о численном составе этого полка и о наличии воинских частей в Казанском гарнизоне, за что получил от МИММАНА вознаграждение - 700 рублей советскими деньгами.

    Виновным себя признал.

    ЭСТОНСКАЯ ШПИОНСКО-ПИВЕРСИОННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

    По показаниям арестованного эстонского перебежчика - начальника пожарной охраны Казанского аэропорта КАЕВА А.Э. устанавливается наличие на территории СССР эстонской шпион-ско-диверсионной организации под названием «Боевое землячество ».

    Название этой организации есть легальное название красногвардейской секции эстонского «Дома культуры» в гор. Ленинграде, под вывеской которой организация существует.

    Организация «Боевое землячество» объединяет враждебно настроенных к СССР бывших военнослужащих расформированной эстонской дивизии Красной Армии и шпионско-диверсионный элемент из эстонских перебежчиков.

    Руководит организацией бывший [слово пропущено] к-р. эстонской разведки ПАЛВАДРЕ, связанный, по показаниям КАЕВА, с эстонским генеральным штабом через своего брата - полковника ПАЛВАДРЕ.

    Организация «Боевое землячество» имеет ячейки в городах Пскове и Новосибирске.

    ДЕЛО ШПИОНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ, созданной по заданию ФИНСКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ.

    Контр-революционную шпионскую организацию возглавлял агент финских развед. органов КЭРККЯЙНЕН Вилга Рюрик Абрамович, перешедший нелегально госграницу в СССР из Финляндии в 1923 году и завербованный одним из сотрудников финской миссии в Москве в 1925 году.

    Контр-революционная шпионская организация была связана с финской миссией в г. Москве и финским генеральным консульством в Ленинграде через агента КЭРККЯЙНЕНА и действовала по заданиям последних.

    Агентом КЭРККЯЙНЕНОМ в состав организации завербованы следующие лица:

    1. КАПЕРВА Генрих, финн, б[ывший] механик на Казанском авиазаводе, ныне работающий на строительстве дома финской миссии в г. Москве - не арестован.

    2. КАРЕНИУС Оскар, финн, б. руководитель группы «Цемент» на строительстве дома финской миссии в г. Москве - не арестован .

    3. ПЕЛЛИНЕН Виктор, финн, бывший инструктор группы по цементу на строительстве Казанского авиазавода, ныне работает на строительстве дома финской миссии в г. Москве - не арестован .

    4. ХИЕЛТ Юлиус, финн, б. инструктор по плотничному делу на строительстве Казанского авиазавода, ныне работающий на строительстве авиазавода в городе Комсомольске-на-Амуре - не арестован.

    5. ВИВИСТЕ Тайво, финн, работавший грузчиком Таттранса в г. Казани - арестован.

    6. НИЕМИ Отто, финн, б. прораб на строительстве Казанской фабрики кинопленки и авиазавода, ныне работающий на строительстве авиазавода в г. Комсомольске-на-Амуре - не арестован.

    7. СТОЛ Уно, по национальности швед, секретарь парткома бумажной фабрики в г. Кондопоге Карельской АССР - не арестован.

    8. АУТИЕ Матти, финн, механик совхоза «Джон Рид» в Северном Кавказе - не арестован.

    9. ЛАИНЕ Тойво, финн, шофер на Казанской фабрике кинопленки - арестован.

    10. РУМПИНЕН Карл, финн, чернорабочий на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    11. ИОККИНИЕМИ Даниэль, финн, плотник на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    12. ПААЛДАН Вейнц, финн, бригадир плотников на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    13. РИППИ Петр, финн, плотник на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    14.АЛТОНЕН Франц, финн, плотник на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    15.СААРИНИЕМИ Ханс, финн, плотник на Казанском заводе № 169 - арестован.

    16.ТЕННИЛЯ Матти Матвеевич, финн, плотник на Казанском оборонном заводе № 169 - арестован.

    К-р. организация, действовавшая по заданию финских раз-вед, органов и руководимая агентом финских развед. органов, на протяжении ряда лет занималась собиранием шпионских све

    дений об оборонных предприятиях Советского Союза и ведением контрреволюционной агитации, направленной к дискредитации мероприятий, проводимых партией и Соввластью.

    Шпионские сведения передавались непосредственно в Финскую миссию и в Финское генеральное консульство агентом КЭРККЯЙ-НЕНОМ при его личном посещении указанных учреждений.

    Следствием установлено, что КЭРККЯЙНЕНОМ в финскую миссию и финское генеральное консульство переданы сведения о следующих предприятиях оборонного значения: о Горьковском автозаводе, о Казанском авиазаводе, о Н. Тагильском вагоностроительном заводе, о состоянии шахт Кузбасса, о строительстве авиазавода близ г. Москвы, о техническом оснащении Красной Армии и ДВК, о строительстве нового авиазавода в г. Комсомольске-на-Амуре и о политическом настроении населения Советского Союза. Причем, сведения о политическом настроении по заданию финских разведывательных органов составлялись в крайне извращенном виде, возводя всевозможную клевету на Коммунистическую партию и Советскую власть.

    По делу арестовано 9 человек, которые признали себя виновными в к-р. шпионской деятельности в пользу финских разведывательных органов.

    III.

    В период проведения массовых операций (август 1937 - январь 1938 г.г.) была активизирована работа по ликвидации к-р. организаций, групп и одиночек в обычном порядке.Отделами УГБ НКВД Татарии (помимо ДТО Казанской жел. дор.) с августа месяца 1937 года по январь месяц 1938 г. всего арестовано по основным видам к-р. проявлений - 1.705 человек, из них:

    Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь ВСЕГО

    Террористы 6 17 11 13 6 53

    Троцкисты 27 16 46 33 33 155

    Правые 9 14 9 7 11 50

    Эсеры 2 16 1 3 10 32

    Фашисты 2 - - - - 2

    Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь ВСЕГО

    Шпионы 55 29 67 129 95 375

    Диверсанты 5 7 9 8 14 43

    Националисты 16 30 43 32 61 182

    Вредители 29 30 97 81 71 308

    Антисоветский

    Элемент 61 59 95 129 116 460

    Повстанцы 2 2 СО 5 9 21

    К-р. церковники 1 3 - 9 - 13

    Бывш. белые - - 1 СО 2 11

    ИТОГО: 215 223 382 457 428 1705

    Основное число арестованных падает на участников антисоветских-националистических, шпионско-диверсионных и вредительских организаций в Татарии.

    Деятельность их характеризуется нижеприводимыми примерами из проведенных и находящихся в производстве в отделах УГБ НКВД TP следственных дел:

    ДЕЛО УЧАСТНИКОВ ПРАВО-ТРОЦКИСТСКОЙ, НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ТАТАРИИ.

    Право-троцкистская националистическая организация в Татарии организационно оформилась из б[ывших] участников левой и правой антипартийных групп в татарской парторганизации (са-гидуллинцы и султангалеевцы), троцкистских и право-бухарин-ских групп, в 1928 году под руководством бывш. секретаря OK ВКП(б) РАЗУМОВА. Как филиал межсоюзной пантюркистской организации - оформилась в 1930 году.

    Руководящий состав организации: ЛЕПА, б. секретарь OK ВКП(б), МУХАМЕТЗЯНОВ - б. 2-й секретарь OK ВКП(б), БАЙЧУРИН -б. Пред. Тат.ЦИКа, АБРАМОВ - б. ПредСНК Татарии, МАГДЕЕВ -б. Наркомфин TP, ТАНЕЕВ - б. Наркомместпром TP, БЕГАНСКИЙ -б. НКЗдрав, БАШКИРОВ - б. НКПрос, ИСКАНДЕРОВ - б. НКЗем.

    Руководство организацией из центра Всесоюзных антисоветских филиалов осуществлялось по линии троцкистско-бухарин

    ского а/с. блока - РЫКОВЫМ, БУХАРИНЫМ, АНТИПОВЫМ; по линии пантюркистов - ГАБИДУЛЛИНЫМ Хаджи, РЫСКУЛОВЫМ Тураром. В задачу к-р. организации входило:

    1. Консолидация антисоветских сил для организованной борьбы за свержение Советской власти.

    2. Осуществление идеи создания туранского государства из тюрко-татарских народностей на буржуазно-демократической основе.

    3. Формирование повстанчества и подготовка вооруженного восстания.

    4. Террор против руководства ВКП(б) и Советской власти.

    5. Шпионаж и диверсия в пользу Японии и Германии.

    6. Вредительство на всех участках хозяйственной жизни

    республики.

    Практическая антисоветская и подрывная работа проводилась расставленными на основных хозяйственных и политических участках участниками организации, вовлекавшими в свою очередь новых участников в нее. Была создана широкая периферия с охватом районного советского и партийного аппарата и повстанческая низовка.

    Сейчас, в процессе следствия, выявлены следующие линии разветвления организации:

    а) по охвату партийного аппарата - организационная работа

    проводилась б. руководящими работниками OK ВКП(б) ЛЕПА и др.

    б) в советском аппарате к-р. влияние и вербовочную работу

    проводили б. руководители советского аппарата БАЙЧУРИН, АБ-

    РАМОВ;

    в) наркомземовскую линию осуществлял участник Татарского

    центра организации - ИСКАНДЕРОВ;

    г) по линии Наркомпроса большую вербовочную работу провел

    б. Наркомпрос БАШКИРОВ.

    Всего по делу арестовано - 189 человек.

    Из них:

    Секретарей OK ВКП(б)

    Зав отделом OK ВКП(б) .... Пом. секретарей OK ВКП(б) Секретарей райкомов ВКП(б)

    Секретарей OK ВЛКСМ

    Зав. Отделом OK ВЛКСМ

    2 чел.

    7 3

    17 .2 .9

    Бывших пред. ОКК 1

    Председателей СНК 2

    Председателей ЦИКа 1

    Зам. пред. СНК 1

    Наркомов 10

    Председателей Горсоветов и РИКов 9

    Секретарей ЦИКа 2

    Инструкторов 10

    Работников редакций и издательств 10

    Зам. прокурора республики 1

    Работников Н.К.Ю 2

    Нарсудей 7

    Руководящих профработников 2

    Руководителей предприятий 25

    Работников связи 8

    Научных и литературных работников 8

    Директоров уч. заведений, учителей

    и культработников 13

    Студентов 12

    Районных работников 11

    Инженерно-технических работников 2

    Прочих 12

    Проходят по показаниям арестованных .. - 288 чел.

    По прямым вербовкам - 153

    Из них:

    Секретарей OK ВЛКСМ 3 чел.

    Зав. отделом OK ВЛКСМ, работников

    аппарата ВЛКСМ 9

    Работников аппарата OK ВКП(б) 6

    Работников Н.К.Ю 13

    Зам. Наркома 1

    Директоров МТС 7

    Руководителей республиканских учреждений ..16

    Председателей горсоветов и РИКов 8

    Райработников 22

    Работников политотдела 1

    Учителей и школьных работников 16

    ЗавРОНО 15

    Работников связи 22

    Работников аппарата НКЗема 4

    Прочих 7

    По косвенным вербовкам - 135 человек.

    Из них:

    Зав. отделом OK ВКП(б) 1 чел.

    Работников аппаратов OK ВКП(б) 5

    Секретарей OK ВЛКСМ 2

    Секретарей городских и PK ВКП(б) и ВЛКСМ ..18

    Зав. отделами OK ВЛКСМ 3

    Работники аппаратов OK и PK ВЛКСМ 4

    Работники аппарата КПК 2

    Сельпарторгов 1

    Зам. Пред. СНК 1

    Секретарей ЦИКа 1

    Руководящих работников предприятий 13

    Наркомов 2

    Зам. наркомов 2

    Председателей горсоветов и РИКов 2

    Работников НКЮ 10

    Работников печати и редакций 11

    Научных работников и учителей 16

    Студентов 7

    Районных работников 10

    Работников п/о МТС 2

    Работников аппарата НКЗема 7

    Начальник тюрьмы 1

    Прочих 14

    Следственные мероприятия по делу продолжаем.

    ДЕЛО ВСКРЫТОЙ РЕЗИЦЕНТУРЫ НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКИ В ТАТАРИИ

    С 1927 по 1933 год в Казани существовали технические курсы Осовиахима (ТЕКО), на которые в качестве инструкторов было

    приглашено значительное количество специалистов германских подданных, часть которых были агентами немецкой разведки и вели шпионско-разведывательную деятельность, насаждали свою сеть агентов из числа советских граждан.

    Арестованный резидент немецкой разведки ГИКИШ, связанный с б. работником ТЕКО германско-подданным ЛАМАНОМ, показал, что немецкой разведкой он был завербован в 1906 году, во время его работы коммивояжером немецкой фирмы «Макс Фидлер» в Москве, которая вела в царской России торговлю оружием и занималась сбором шпионских сведений в пользу Германии.

    Поездки ГИКИША как коммивояжера «Макс Фидлер» по городам царской России были использованы для связи с агентурой немецкой разведки. Так, он был связан с 8 агентами разведки (по национальности все немцы), проживавшими в различных городах. С целью маскировки шпионской работы эта агентура имела магазины, вела торговлю охотничьим и нарезным оружием.

    Фирма «Макс Фидлер» по своей развед. деятельности была связана с немецкой фирмой «Вагау и компания», находившейся в Москве. Шпионская деятельность, проводимая под маркой этой фирмы, возглавлялась доктором БОНЗА.

    После революции ГИКИШ, проживая до 1930 года в Москве, связей с немецкой разведкой не прерывал и был связан с немецким пастором Москвы - МАЕРОМ (умер).

    В 1930 году ГИКИШ в Москве был судим по 169 ст. УК РСФСР, решением Верхсуда выслан из пределов Московской области и переехал на жительство в г. Казань.

    Проживая в Казани, ГИКИШ до момента его ареста не прекращал шпионской работы, насаждал сеть агентов немецкой разведки из числа граждан Советского Союза.

    По его показаниям им было завербовано 10 человек, из них:

    а) бывших заводчиков и торговцев - 3 чел.

    б) бывших белых офицеров - 2 чел.

    в) бывших дьяконов - 1 чел.

    г) бывших приказчиков и купцов - 2 чел,

    д) прочих - 2 чел.

    Из числа завербованных в агенты немецкой разведки ГИКИШ арестованы:

    1. ШМЕЛЕВ Илларион Фокеевич, который признал, что он завербован ГИКИШЕМ и передал ему сведения разведывательного характера.

    2. ЛОНОВ Макар Михайлович. Признал себя виновным в передаче шпионских сведений ГИКИШУ, но вербовку пока отрицает.

    3. ОЗОЛЬ Ян Карлович, бывш. белый офицер, который пока признал, что ГИКИШ в его присутствии вел фашистскую агитацию, пытался завербовать его для сбора шпионских сведений, но он, якобы, согласия на это не дал.

    Собранные сведения ГИКИШ передавал АМОСОВОЙ (девичья фамилия ШПИГЕЛЬ), ранее служила продавщицей в Торгсине и была непосредственно связана с германскими подданными ЛАМАН и ТОП-СИК, работавшими на технических курсах Осовиахима.

    После отъезда ЛАМАН и ТОПСИК за границу, ГИКИШ установил связи с германским подданным ПАУЛИК, которому также передавал сведения о производственной мощности, о количестве выпускаемой продукции, о числе рабочих и их политических настроениях по ряду промышленных предприятий города Казани, имеющих оборонное значение.

    ПАУЛИК в 1937 году из СССР выехал в Германию.

    АМОСОВА арестована.

    По связям германского разведчика ЛАМАН арестован мед-фельдшер, бывший беляк, СМИРНОВ, одно время работавший на технических курсах Осовиахима (ТЕКО), который признал, что был завербован ЛАМАНОМ и проводил шпионскую работу.

    Следствие продолжается.

    ДЕЛО НАРКОМЗЕМА TAT. АССР.

    По делу арестовано 12 человек участников вредительской организации в Наркомземе, являвшейся в Татарии право-троцкистской пантюркистской организацией, ставившей целью свержение Соввласти.

    Подрывная деятельность организации протекала, главным образом, в области животноводства и заключалась:

    а) в срыве воспроизводства скотопоголовья;

    б) ликвидация товарных животноводческих, птицеводческих,

    кролиководческих ферм;

    в) в невыполнении мероприятий партии и правительства по

    ликвидации бескоровности;

    г) в подрыве кормовой базы;

    д) в срыве племенного дела;

    е) в неправильном планировании и финансировании сельского хозяйства;

    В составе арестованных специалистов животноводства и ветеринарии 7 чел., руководящих административно-хозяйственных работников - 5 человек.

    Дело заслушено Спец. Коллегией Верхсуда ТАССМ. Все осуждены: 10 человек к ВМН, один к 20 годам и один к 15 годам.

    ДЕЛО КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ ДИВЕРСИОННО-ВРЕДИТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАВЫХ НА КАЗАНСКОЙ СУДОСТРОИТЕЛЬНОЙ ВЕРФИ НАРКОМСВЯЗИ СССР.

    Организация создана директором судоверфи ГРИШИНЫМ, по заданию врага народа РЫКОВА, в марте мес. 1936 года.

    По показаниям участников организация ставила перед собой задачу - свержение Советской власти, реставрацию капитализма и установление буржуазно-демократической формы правления.

    Методами борьбы организации являлось проведение диверси-онно-подрывной работы и контрреволюционной пропаганды среди рабочих и служащих верфи.

    Диверсионно-подрывная работа организации проводилась в направлении:

    - срыва нормальной работы верфи по выполнению производственной программы;

    - срыва важнейших заказов оборонного значения;

    - ухудшения качества выпускаемой продукции и удорожании себестоимости.

    Выполняя эти задачи, организация своей разрушительной работой добилась полного срыва и ликвидации важнейших заказов ОКДВА, Управления Главсевморпути, Волгостроя и других организаций оборонного значения.

    На 1 декабря 1937 года судоверфь приведена в состояние полного развала.

    ДЕЛО К-Р. ПРАВО-ТРОЦКИСТСКОЙ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ (ПАНТЮРКИСТСКОЙ) ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ.

    Организация существует с 1930 года и создана по прямой директиве одного из организаторов антисоветского, военно-фа

    шистского заговора ПРИМАКОВА, вовлеченными им в заговор бывшим командиром 1-й Казанской стрелковой дивизии комдивом ЧАНЫШЕВЫМ Якубом и бывшим начальником Политотдела Татаро-Башкирской военной школы ЕНИКЕЕВЫМ Нигматом - близкими людьми ПРИМАКОВА.

    Руководители этой право-троцкистской националистической военной организации ЧАНЫШЕВ и ЕНИКЕЕВ, имея за собой многолетний стаж антисоветской подрывной работы, на заговорщицкой платформе ПРИМАКОВА - свержения Советской власти и реставрации капитализма в СССР - объединили еще задолго до этого существовавшие в частях Казанского гарнизона к-р. националистические образования и к-р. одиночек.

    В организацию вошли:

    1. К-р. националистическая военная группа, возглавляемая ЧАНЫШЕВЫМ. Эта группа была создана ЧАНЫШЕВЫМ еще в 1926 году по прямому заданию гражданской троцкистской к-р. организации, известной в Казани под названием «левой» Сагидуллинской, руководимой троцкистами ПРЕОБРАЖЕНСКИМ и ТЕР-ВАГАНЯНОМ. К моменту вхождения этой группы в к-р. организацию, она объединяла в себе ряд командиров, политработников штаба и Политотдела 1-й Казанской дивизии, а в основном базировалась на 1-м Татарском стр. полку.

    2. К-р. националистическая военная группа «правая», руководимая бывшим нач. Политотдела Татаро-Башкирской военной школы ЕНИКЕЕВЫМ, входившая составной частью в к-р. организацию, известную в Казани под названием «пантюркистской сул-тангалеевской». Руководитель этой группы ЕНИКЕЕВ Нигмат, старый эсер, с первых дней революции выдвинутый и последовательно отстаивавший идею создания татаро-башкирской национальной буржуазной республики. По инициативе ЕНИКЕЕВА в 1922 году была организована в Казани тюркская военно-политическая школа, которая открыто готовила пантюркистские политические кадры из числа татаро-башкирской буржуазии. Начальником этой школы был тот же ЕНИКЕЕВ.

    ЕНИКЕЕВ сколотил крепкое к-р. ядро из преподавательского состава, которое с расформированием тюркской школы перетащил в татаро-башкирскую школу, куда он был назначен пом. по политической части начальника школы. Следовательно, к моменту объединения с троцкистами, очагом этой правой к-р. группы

    и являлась названная школа и ее преподавательский и начальствующий состав.

    Как установлено следствием, дальнейшее практическое сколачивание националистической военной организации шло по линии создания татаро-башкирского национального корпуса. Идея создания корпуса на основе 1-й Казанской дивизии и 4-го территориального Уфимского полка, полностью отвечала политическим и практическим требованиям обеих к-р. групп. Во-первых, вновь созданный корпус должен был явиться основной силой вооруженного восстания; во-вторых, для расстановки националистических кадров открывалась широкая перспектива. Татаро-башкирская школа в этом плане должна была явиться основным поставщиком командно-политических кадров. Но план этот был отвергнут при первых же попытках его осуществления, а намеченная расстановка кадров не утверждена.

    Не добившись осуществления этого плана, в дальнейшем к-р. организация заговорщиков ставила и проводила:

    1. Вовлечение новых членов в к-р. организацию.

    2. Захват в свои руки командных постов в дивизии и гарни-

    зоне, выдвижение с этой целью своих людей на командные долж-

    ности.

    3. Активную борьбу с ВКП(б) и Соввластью.

    Основными участниками этой к-р. организации являлись:

    1. ЧАНЫШЕВ - комдив, бывший командир Казанской стрелковой дивизии, бывший троцкист, создатель этой к-р. организации. (Арестован, сознался).

    2. ЕНИКЕЕВ - бригадный комиссар, правый эсер, буржуазный националист. Создатель организации. (Арестован в г. Омске).

    3. САЙФИ - полковой комиссар, бывший зам. нач. Подива 86, а в последнее время председатель ПС Татарского Осовиахима. Преемник ЧАНЫШЕВА по организации. (Арестован, сознался).

    4. ИМАНГУЛОВ - батальонный комиссар, бывший военком 1-го стр. полка. (Арестован, сознался).

    5. ИЛЬЯСОВ - батальонный комиссар, военком 258 сп. (Арестован, сознался).

    6. ГИЛЬФАНОВ - батальонный комиссар, начальник Казанского Дома Красной Армии. (Арестован, сознался).

    Арестовано по делу 32 человека, подлежит аресту 5, созналось 25 человек.

    ДЕЛО К-Р. ГРУППЫ УЧАСТНИКОВ АНТИСОВЕТСКОГО, ВОЕННО-ФАШИСТСКОГО ЗАГОВОРА СРЕДИ СТАРШЕГО И ВЫСШЕГО НАЧСОСТАВА КАЗАНСКОГО ГАРНИЗОНА.

    Из среды высшего и старшего начсостава Казанского гарнизона вскрыта и ликвидируется заговорщицкая группа, являющаяся составной частью антисоветского военно-фашистского заговора.

    По делу арестованы:

    1. Комбриг ДЗЕНИТ - командир 86 стр.дивизии.

    2. Бригадный комиссар БИРЮКОВ - начальник Политотдела 86 стр. дивизии.

    3. Дивизионный комиссар КНЯЗЕВ - б.начальник Политотдела курсов усовершенствования техсостава АБТУ.

    4. Полковой комиссар ОБРЫВАЕВ - начальник Политотдела Казанского пехотного училища.

    По их показаниям все они в заговор вовлечены КУТЯКОВЫМ и МЕЗИС.

    Следствие ведется а направлении вскрытия объединенной заговорщической организации в частях Казанского военного гарнизона и особенно среднего звена в частях 86 стрелковой дивизии.

    ДЕЛО К-Р. ДИВЕРСИОННО-ВРЕДИТЕЛЬСКОЙ ГРУППЫ ПО 192 ПОЛКУ ВВ НКВД.

    В 192 полку ВВ НКВД существовала к-р. диверсионно-вре-дительская группа, возглавлявшаяся пом. командира полка по хозчасти СКЛЯРЕНКО - подпрапорщик царской армии, был в плену в Австрии, впоследствии переброшен в Германию, где пробыл до декабря мес. 1918 года. В 1919-1920 г.г. находился в плену у белых.

    Эта к-р. диверсионная группа проводила диверсионно-вредительскую работу в пищевом блоке: вкладывались в пищу разные посторонние предметы, как-то: стекло, иголки, гвозди и пр.

    Кроме того, участники этой к-р. группы среди начсостава и красноармейцев полка проводили к-р. агитацию.

    Во всей вредительской деятельности принимали участие:

    1.Старший врач полка - военврач 3 ранга СЕРМЯГИН Иван Алексеевич, сын дьякона. (Арестован).

    2.Повар-инструктор РУДЫНКО Павел Егорович. (Арестован).

    3.Повар красноармейской столовой ГУСЬКОВ Дмитрий Михайлович. (Арестован).

    4.Повар красноармейской столовой ПЕТРОВ Леонид Васильевич. (Арестован).

    ДЕЛО К-Р.ПРАВО-ТРОЦКИСТСКОЙ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИВЕРСИОННО-ВРЕДИТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ TAT.УПРАВЛЕНИЯ НК СВЯЗИ.

    Право-троцкистская, националистическая, диверсионно-вреди-тельская организация в системе Тат. Управления НКСвязи возникла в 1935 году в связи с прибытием в г.Казань на должность начальника Тат. Управления связи БЕЛУГА Григория Григорьевича. БЕЛУГА по заданиям РЫКОВА в 1935 г. через секретаря Обкома ЛЕПА, секретаря Горкома БАСКИНА и председателя СНК АБРАМОВА связался в Казани с к-р. право-троцкистской организацией, руководимой последними и во всех наиболее важных предприятиях системы связи, создал мощную аналогичную организацию.

    Организация ставила перед собой задачи:

    1. Путем диверсии и вредительства парализовать работу всей системы связи, в особенности телеграфно-телефонной связи.

    2. Срыва подготовки всех политических кампаний: посевной, уборочной, выборной ит. д.

    3. Срыва нормального обслуживания населения по почтовой линии.

    4. Проводить контрреволюционную пропаганду, направленную против мероприятий партии и правительства.

    Выполняя эти задачи, организация проводила диверсионную деятельность по линии разрушения телеграфно-телефонной сети, разрушения автопарка и т.д

    В 1937 году Казанская городская телефонная станция была приведена в аварийное состояние. За первую половину 1937 года было 1005 различных повреждений, из коих большинство случаев в районах расположения заводов и фабрик, имеющих оборонное значение.

    На центральном телеграфе созданы условия для перебоев в работе с целью в нужный момент вызвать остановку всей работы телеграфа.

    19 октября 1937 года член организации вывел из строя ак-кумуляторно-генераторную станцию и телеграфная связь по всей линии была прервана на 32 минуты.

    За первую половину 1937 года было 120 случаев присвоения почтовых ценностей на сумму 40 тысяч рублей.

    За период январь-июль по городскому почтамту поступило 1099 жалоб на недоставку разных посылок, писем и переводов как по почте, так и по телеграфу.

    За этот же период аналогичных случаев по райотделениям связи поступило 8.467 жалоб.

    Из 32 автомашин, обслуживающих почту, в течение первого полугодия 1937 г. совершенно разрушено 8 автомашин, а остальные 24 приведены в аварийное состояние.

    Следствие по данному делу продолжается.

    ДЕЛО ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ БУРЖУАЗНО-НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ АНТИСОВЕТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ.

    Основными кадрами организации являются инженерно-технические работники и рабочие Казанского порохового завода № 40 и студенты Химфака Казанского химико-технологического института.

    Показаниями арестованных установлено, что организация конечной своей целью ставила свержение Советской власти и создание независимого тюрко-татарского государства из восточных национальностей.

    Организация ставила также своей задачей совершение террористических актов над руководителями партии и правительства и над руководителями отдельных партийных организаций.

    В 1934 году участники организации - студенты КУКРЯКОВ, САГДЕЕВ и МУРАВЬЕВ пытались совершить террористический акт над руководителями жел. дор. ст. Казань.

    В 1935 году обсуждался вопрос о совершении террористического акта над секретарем ЦК ВКП(б) т. АНДРЕЕВЫМ во время его приезда в г. Казань на празднование 15-ти летия Татарии. Участники организации имели боевое оружие.

    Во время произведенных нами арестов отобран один револьвер с 3 патронами.

    Из числа студентов спецфака Казанского химико-технологического института подготовлялись кадры специально для террористической деятельности на предприятиях оборонной промышленности.

    Эти студенты по окончании института направлялись на предприятия оборонной промышленности с прямыми заданиями - проводить диверсионную работу на наиболее уязвимых участках, создавать диверсионные группы, проводить массовые отравления рабочих, максимально снижать производительность труда, активно противодействовать стахановскому движению и собирать шпионские сведения.

    Арестованный КУКРЯКОВ по заданию организации в ноябре 1937 г. поступил на Казанский пороховой завод № 40 в качестве начальника смены в пироксилиновое производство для проведения диверсионной работы и с целью сбора шпионских сведений о мощности завода и его производственной программе.

    Участники организации проводили большую работу среди рабочих татар по обработке их в националистическом направлении, возбуждали национальную вражду между русскими и татарскими рабочими. Вербовали рабочих татар в организацию.

    Организация ставила своей целью овладение аппаратом бывшего ГПУ Татарии, и с этой целью в 1924 году проник в Татот-дел ОГПУ и работал в качестве начальника Восточного отделения арестованный нами ГАЛЕЕВ Ибрагим.

    В настоящее время из состава организации арестовано 7 человек.

    Следствие продолжается.

    ДЕЛО К-Р. ТРОЦКИСТСКОЙ ВРЕДИТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ОШОСДОРЕ НКВД TAT. АССР.

    Троцкистско-вредительская организация в Ошосдоре НКВД TAT. АССР возникла в конце 1935 года и в начале 1936 года.

    Руководитель организации бывший начальник Ошосдора НИКОЛЬСКИЙ Василий Николаевич состоял в близких связях с врагом народа СЕРЕБРЯКОВЫМ, которым будучи вовлечен в к-р. троцкистскую организацию, организовал аналогичную организацию в сис

    теме Ошосдора НКВД Тат. АССМ. Организация ставила перед собой задачи:

    1. Срыва строительства государственных дорог в пределах Татреспублики.

    2. Проведение контрреволюционной агитации против мероприятий партии и правительства и дискредитации ее руководителей.

    Выполняя эти задачи, организация в 1936-1937 г.г. проводила большую вредительскую деятельность по линии срыва строительства государственных дорог, разрушения механического (автотракторного) парка.

    В 1936-37 г.г. дороги государственного значения с каменной одеждой строились с большим количеством разрывов, то есть каменная одежда укладывалась не на всем запроектированном участке, а отдельными кусками.

    По Уральско-Горьковскому тракту Балтасинского района каменное шоссе на протяжении 10 км. оставили незаконченным. Вредительски провели строительство гравийных дорог.

    По Оренбургскому тракту в Лаишевском районе в 1936 году на протяжении 1.360 метров было возведено земляное полотно, которое в достаточной мере утрамбовано не было и шоссе для эксплуатации оказалось непригодным.

    Мосты через реки: Черемшан, Мешу и др. строились без предварительных геологических исследований грунта, только по результатам одной пробной пробивки в твердый грунт. В результате мосты к эксплуатации оказались непригодными.

    В результате проведенного вредительства план по капитальному строительству госдорог на 1 сентября 1937 г. был выполнен всего на 27 %. План использования автотракторного парка за первое полугодие 1937 г. выполнен на 10 %.

    Следствие продолжается.

    ВЫВОДЫ:

    а) в Татарии продолжительное время не было нанесено решительного удара по буржуазно-националистическим элементам, засевшим в партийно-советском, торговом, производственном аппаратах, учебных и культурно-воспитательных учреждениях;

    б) дела по вскрывавшимся ранее контрреволюционным нацио-

    налистическим формированиям - султангалеевщина и сагидуллин-

    щина, имевшим широкие свои разветвления по республике свора-

    чивались и не доводились до конца в связи с тем, что во

    главе руководящих и директивных органов республики находи-

    лись их руководители;

    в) партийно-советское руководство Татарии, состоявшее свыше

    десятка лет из участников право-троцкистской и националисти-

    ческой организаций, не только не боролось с кулацко-нацио-

    налистическими элементами, а наоборот поощряло и организовы-

    вало их на борьбу с Советской властью;

    г) вследствие этого продолжала иметь место большая засо-

    ренность почти всех звеньев хозяйственно-политической жизни

    республики, колхозов, промышленных предприятий и городов

    активно действующими к-р. элементами;

    д) проведенные массовые операции оказались при этих усло-

    виях недостаточными;

    е) вытекающая из этих условий необходимость решительной

    очистки Татарии от активно-действующих антисоветских и к-р.

    националистических элементов в обычном порядке неизбежно

    примет затяжной характер;

    ж) для более быстрого проведения дел по вскрытым

    а/советским, националистическим, пантюркистским формировани-

    ям целесообразно было бы повстанческую низовку рассматривать

    тройкой НКВД, а не судами.

    Прошу разрешить продление срока действия тройки до 1-го апреля с предоставлением лимита не менее чем на пять тысяч человек.

    Впервые опубликовано: Степанов А. Ф. Расстрел по лимиту.

    Характеристика уголовного и «социально-опасного элемента» в Ленинградской области и осужденного Особой тройкой УНКВД Ленинградской области

    Не позднее января 1938 г.

    Из докладной записки о выполнении оперативных приказов НКВД Читинской области, приказа № 00447

    1 января 1938 г.

    [...] В соответствии с Вашими оперативными приказами, по данным на 1-е января 1938 года, по УНКВД Читинской области всего арестовано - 8627 человек (сюда не входят 405 чел. участников право-троцкистской организации и участников антисоветского военно-троцкистского заговора в забайкальском Военном Округе).

    I. По приказу № 00447 - всего арестовано 6455 чел., в том числе на транспорте - 966. Из арестованных:

    Кулаков - 3369 чел.

    Прочих к-р. элементов - 1679 "

    Уголовников - 1407 "

    Осуждено с начала операции - 5041 чел., из них: Тройкой УНКВД по Читинской области по 1-й кат. - 2657

    по 2-й кат. - 1332

    ВСЕГО: 3989

    Тройкой УНКВД по Иркутской области по 1-й кат. - 744

    по2-й кат. - 161

    ВСЕГО: 910

    Тройкой УНКВД по Дальне-Вост. Краю по 1-й кат. - 84

    по 2-й кат. - 58

    ВСЕГО: 142

    Вскрыто и ликвидировано к-р. организаций и групп - 255, по которым арестовано - 3495 чел. Из этого числа:

    Повстанческих 64 арестовано 1508

    Шпионско-диверсионных 43 н _ 693

    Террористических 6 _ п _ 46

    Вредит, в сельском хоз-ве 73 _ и 593

    Вредит, в промышленности 12 арестовано 134

    Проч. к-р. Формирований 22 122

    Бандитских 35 _ Ii _ 399

    [...]

    Итоги проведенных операций показывают об исключительной засоренности области, поэтому полагал бы необходимым:

    1. В целях полного разгрома базы японских и иных разведок, продлить действие ваших оперативных приказов и работу Особой Тройки до 1-го марта. Дополнительно увеличив лимит на 3.000 чел. из коих по первой категории - 2.000.

    [-..]

    Архив УФСБ по Читинской области. Ф. 2. Оп. 982. Д. 982.

    Из докладной записки о выполнении оперативных приказов НКВД Читинской области, приказа № 00447

    После 1 января 1938 г.

    [...] Всего во исполнение оперативного приказа № 00447 арестовано - 6679 человек, причем. С момента организации УНКВД, т. е. за полтора месяца (ноябрь-декабрь) изъято - 3625 чел.

    Осуждено, из них: по 1-й категории - 3490 чел.

    По 2-й категории - 1551 чел.

    [.-.]

    Изъято 2236 комплектов разного оружия, в том числе

    а) Трехлинейных винтовок - 142

    б) Бердан - 547

    в) Револьверов - 196

    г) Охотничьих ружей - 1077

    д) Мелко-калиберных винтовок - 58

    е) Холодного оружия - 274

    Изъято

    Категория арестованных Всего Арестованных Колхозов Совхозов Пром. предп. Транспорт Воен. пром. Сов. торг. аппарат Проч.

    Кулаки вернувшиеся из мест заключ. 1.279 529 34 195 192 2 52 275

    Кулаки, бежавшие из лагерей и ссылки 722 123 41 181 131 - 63 183

    Кулаки, скрывшиеся от раскулачивания 1.092 561 32 160 184 - 41 114

    Кулаки, находящиеся в спецпоселках 243 73 - 170 - - - -

    Бывшие члены антисов. полит, партий 186 91 - 13 - - 23 59

    Белогвардейцы и каратели 404 225 26 98 25 - 17 15

    Реэмигранты 83 57 6 16 1 - 1 2

    Бурят, националист.к-р 129 41 11 14 - 11 9 43

    Ламы 193 61 11 24 - 1 - 96

    Церковники и сектанты 83 36 - 20 3 - 1 23

    Прочий к-р. элемент 715 136 10 130 15 21 95 308

    Бандиты и их пособники 713 2-3 18 130 16 - 7 339

    Воры-рецедивисты 640 106 - 165 107 - 8 254

    Контрабандисты 29 6 - 20 - - 2 1

    Скотоконокрады 126 14 52 2 - - - 58

    Прочий уголовный элемент 42 - - 24 - - - 18

    ИТОГО: 6.679 2.262 2411.361 679 35 3193.107

    [...]

    Архив УФСБ по Читинской области. Ф. 2. Оп. 982. Д. 982.

    Начальник УНКВД Ярославской области A.M. Ершов Н.И. Ежову о выполнении приказов Ш 00485, 00447, 00439, 00593, 00486, 941-386132 (из первого доклада)

    14 января 1938 г.

    A.M. Ершов Н.И. Ежову я М.П. Фрвновскому^1) от 14 января 1938133

    Всего дел134 По организованной к-р.

    По приказу 00447 1.557

    По иноагентуре согласно приказов 731

    По право-троцкистским и другим

    к-р. формировании 2.825

    Всего 5.113

    1.096 549

    2.036 3.681

    Закончено дел

    Всего дел По организованной к-р.

    По приказу 00447 1.557

    По иноагентуре, согласно приказов 797

    По право-троцкистским и другим

    к-р. формированиям 1.888

    Всего 4242

    1.096

    135696

    1.509 3301

    По приказу 00447

    Изъято и осуждено 3253 человека.

    Из них:

    Бывших кулаков 694

    Духовенства 305

    Церковного актива 253

    Повстанцев 211

    Террористов 80

    Бывших эсеров 53

    Вредителей 56

    Троцкистов 13

    Шпионов 8

    Бандитов-грабителей 725

    Воров-рецидивистов 561

    Бандитов, бежавших из лагерей 213

    Оперативный удар нанесен в соответствии с приказом, ибо изымался действительно а/с136 элемент различных категорий, а также бандиты и уголовники.

    По линии Управлении Государственной Безопасности137 Осуждено 1.439 ч. из них 1.076, значит 78 %, являлись участниками различных к-р. формирований. Если взять осужденных только по 1-й категории, то на организованную к-р. падает 85 %

    Антисоветский.

    137 Здесь в рамках приказа № 00447 еще раз специально указывается, какое управление или подразделение сколько лиц или какое число дел передало/подготовило для рассмотрения тройкой.

    По своей принадлежности к тому или иному а/с формированию осужденные по линии УГБ распадаются на участников

    Кулацко-повстанческо-террористических формирований 757

    Церковно-повстанческо-террористических формирований 437

    Эсеров-повстанцев 141

    Троцкистско-фашистских террористических формирований 62

    Низовка правых 42

    По линии Управлении Рабочей и Крестьянской Милиции Осуждено 956 ч. из них 463 ч. взято по 78 организованным бандитско- террористическим группам.

    Осуждено

    [Главные усилия были направлены на] очистку городов и изъятие действительно бандитско грабительского элемента, в результате чего мы имеем значительное снижение преступности по Ярославской области.

    Так, например

    Апрель Август Декабрь

    Вооруженных ограблений с убийствами 13 3 1

    Вооружен, ограблений без убийств 4 8 -

    Убийства на почве хулиганства 14 2 2

    Грабежей невооруженных с насилием 12 11 9

    Раздеваний пьяных 21 29 11

    Краж с взломом 256 92 87

    Краж без взлома 531 508 328

    По местам заключения Осуждено 215

    Из них 103 человека по групповым делам

    [В основном против людей, которые] вели активную к-р. работу в тюрьмах и занимались камерным бандитизмом.

    Осуждено

    За бандитизм 89

    За грабежи 28

    За к.-р. деятельности 97

    [Результаты в тюрьме:] Бандитизм совершенно прекратился и нарушения внутреннего распорядка.

    По Волголагу Осуждено 485 человек.

    Из них.:

    За к-р. деятельность 104

    За бандитизм 126

    За грабежи 30

    За вредительство 12

    За побеги 213

    [Итог для операции по приказу № 00447]: Репрессиям подвергались в подавляющем своем большинстве уголовно-деклассированный элемент, рецидивисты и бывшие кулаки.

    По Немцам 00439

    [До приказа] арестовано 90 ч. Из них 32 немцев Из них 10 германско-подданных. После приказа арестовано 7 человек.

    Были ликвидированы 4 крупные германские резидентуры, по которым арестовано 88 ч.

    Был арестован крупный старый германский агент, бывший начальник дивизии - Данненберг.

    По Харбиндам 00593

    [До приказа] арестовано 22 ч., после приказа - 85 ч. Всего 107 ч.

    Осуждено

    по 1 категории 38

    по 2 категории 17

    По Полякам 00485

    [До приказа] арестовано 35 ч. По получении приказа, в результате операции и развернутого следствия арестовано 493 ч., всего 528 ч.

    9 организации а\с

    Осуждено

    по 1 категории 122

    по 2 категории 65

    Находится на рассмотрении в ГУГБ дел на 320 ч. и производстве - на 31 ч., арестованных за последнее время139.

    По Латышам140

    К отчетному время арестовано 146 ч. Организованные [в группах] 105 ч. т. е. 72 % Закончено следствие и направлено в Москву справок на 57 ч. Остальные дела следствием развиваются и форсируются. [...]

    Выше я докладывал, что иностранные разведки тесно сомкнулись с право-троцкистскими и другими к-р. организациями, ликвидированными нами в Ярославской области, создав единый контрреволюционный фронт.

    [...]

    В виду этого необходимо привести данные и о результатах оперативной работы по разгрому различных антисоветских формирований, прямо не подпадавших под действие специальных приказов.

    По этим а\с формированиям за 1937 год УГБ арестовано 2.825 ч., в том числе по ДТО141 321 ч.

    Репрессировано

    За к-р. террористическую пропаганду и тер. намерения 224

    Прочие, к-р. преступления 78

    Всего 2825

    Из них организованные - 2.036 ч., т. е. 72 % [Таким образом был ликвидирован право-троцкистский блок в Ярославской области. В этот блок входили три секретаря обкома ВКП(б), два секретаря горкома ВКП(б), ряд секретарей райкомов партии, представитель областного исполкома и ее заместитель.]

    Наиболее серьезными из этих ликвидированных к-р. организаций являются

    1.) Троцкистско-террористическая диверсионная организация [Руководители: 1-й и 2-й секретари обкома ВКП(б) Вайнов и Нефедов] Была связана с германской разведкой через руководителя террористическо-диверсионной организации - Сипера.

    Контактировала с к-р. организацией правых в лице руководителей обл. Центра правых - быв. пред. облисполкома Заржиц-ким и его заместителем Хлыбовым и Лупповым.

    2.) Террористическо-повстанческая организация [Руководители: бывший председатель областного исполнительного комитета советов Заржицкий и его представители Хлыбов и Луппов. Организационно связаны с троцкистско-террористической саботажнической организацией, с газетой правых и с Рыковым].

    [В ходе следствия выкрыт областной центр правых в Ивановской области (Носов, Ачеев, Епаничников)]

    3.) Право-троцкистская а/с организация на Ярославской железной дороге

    [Руководитель: Винокурый (Организация существовала с 1936 г.). Несет ответственность за организацию многочисленных аварий. Ряд членов организации - агенты японской разведки.]

    4.) Диверсионно-террористическая организация правых в Льняной промышленности

    [Место: Кострома. Филиал организации правых в наркомате легкой промышленности]

    [Руководитель:] Начальник главного управления Льняной промышленности Асташев и зам. Носов К.Г.

    5.) Диверсионно-террористическая организация правых в промышленности синтетического каучука

    [Руководители: директор Л.Т. Стрежем и бывший представитель народного комиссариата тяжелой промышленности Осипов-Шмидт].

    6.) Антисоветская террористическая организация существов-шая в комсомоле

    [Руководители: 1-й и 2-й секретари областного комитета ВЛКСМ Б.И. Павлов и A.B. Смирнов. Через бывшего секретаря ЦК ВЛКСМ Салтанова были связаны с Московским контрреволюционным центром молодежной организации].

    Наряду с такими результатами оперативной работы в 1937 году у нас было не мало и прорывов.

    Мы не выполнили Ваш приказ в части обретения агентуры в процессе всех операций. Отдельные проведенные вербовки не показательны

    [Эсеры были охвачены в недостаточной степени.]

    [Деятельность по вскрытию контрреволюционных организаций среди молодежи и интеллигенции (учителя, врачи) только началась. ]

    [На лиц, исключенных из партии, практически не обращалось внимания, хотя в Ярославской области было отмечено почти 7.000 случаев исключения из рядов ВКП(б).]

    [Торговля]: «заготовительных и кооперативных организации. Неудовлетворительно работали.

    [Операция не коснулась националистических сил, таких как татары и украинцы].

    Мы совершенно не обслуживали [...] не организованное население142.

    Архив ФСБ Ярославской области Ф. 22. Оп. 4. Д. 3. Л. 1-18. 1. Написанно рукой

    Доступ к листам 14—17 документа не был получен. В этом разделе документа приводятся данные о сотрудниках УНКВД по Ярославской области.

    Начальник УНКВД Ярославской области A.M. Ершов об итогах операций, согласно приказам наркома Союза СССР -генерального комиссара Государственной Безопасности Н.И. Ежова за № №00447, 00439, 00485, 00593, 00486, 941143 и 38672144 (из второго доклада)

    14 января 1938 г.

    По приказу 00447145

    Рассмотрено и осуждено Судебной Тройкой Управления НКВД 3.258 ч. из которых 1.708 по 1 категории и 1.550 ч. по 2 категории .

    По второй категории 1012 ч. приговорено к 10 годам и 538 ч. к 8 годам ИТЛ.

    Террористов 80

    Бывших эсеров 1466б

    Вредителей 56

    Троцкистов 32

    Мекки-дашнаки 4

    Актив, к-р. элемент в промышленности

    Шпионов 8

    Бандитов-грабителей 148938

    Воров-рецидивистов 561

    Всего 3258

    Изъято

    Из колхозов и совхозов 934

    С пром. Предприятий 155

    На транспорте 115

    Сов. аппарате 38

    Единоличников и кустарей одиночек 242

    Заключенных в тюрьмы 745

    Без определенных занятий (бродячие монахи, сектанты и уголовный элемент) 1039

    Всего 3258

    [Отдельные организации:]

    I. по линии УГБ (л.23)

    Число осужденных эсеров сильно отличается от соответствующего числа, указанного Ершовым в отчете № 1. То же самое справедливо и в отношении числа троцкистов.

    147 В отчете Ершова № 1 эти данные отсутствуют.

    В сравнении с отчетом Ершова № 1, эта цифра образуется в результате слияния численности осужденных «бандитов, бежавших из лагерей» и «бандитов-грабителей» (725+213=938).

    1.) к.-р. организация «Российская-церковная партия монархистов»

    Любимский район:

    [Связана с правым центром. Руководитель: Желтов]. Непосредственным руководителем организации являлся быв. активный участник к-р. кулацко-эсеровского восстания Смородинов П.М.]

    [Обвинения: нелегальные собрания, на которых обсуждались вопросы вооруженного восстания во время войны. Ведение агитации и разложенческой работы. Репрессировано 13 чел.]

    2.) к-р. повстанческо-террористическая организация

    Любимский район

    [Связана с рядовыми участниками (низовкой) организации правых и ее руководителем Желтовым. Руководитель организации - А.Н. Загулин, бывший кулак] «активный участник к-р. кулацко-эсеровского востания» [Обвинения: активная контрреволюционная агитация, распространение слухов, террористическая пропаганда. 14 из 16 арестованных в прошлом принимали участие в контрреволюционных кулацко-эсеровских мятежах].

    3.) К-р. троцкистско-повстанческая диверсионная организация.

    Переславль Залеский:

    [«Низовка к-р. троц. организации (...)» связывалась «и возглавлялся руководителем об. центра троцкистской орг. Нефедовым. »]

    [Связана с рядовыми участниками (низовкой) контрреволюционной троцкистской организации. Возглавлялась руководителем областного центра троцкистской организации Члены организации: 70 % были осуждены ранее за контрреволюционную деятельность. Обвинения: активная контрреволюционная агитация, вербовка кадров и подготовка вооруженного восстания против советской власти. Организация базировалась в МТС и колхозах. Распространяла слухи. Выдвигала обвинения в отношении партии и советов. Вела среди колхозников и антисоветски настроенных лиц повстанческую и троцкистско-фашистскую агитацию.] «наряду с этим членам организации систематически расхищались соц. собственность» [В случае войны планировались, наряду с контрреволюционными восстаниями, также диверсии на железной дороге, в МТС и колхозах. Арестовано 14 чел.]

    4.) Церковно-монархическая повстанческая террористическая организация

    [32 арестовано]. Борисоглебский район

    [Руководитель: священик Осетров H.A. Члены организации:] «18 служителей религиозного культа» «13 бывших кулаков и торговцев и 1 быв. офицер царской армии»

    5.) Повстанческо-монархическая группа

    > Вологдарский район:

    [Руководитель]: быв. Активный участник и организатор бело-зеленого восстания, эсер Соколов Я.А.

    [Были арестованы 12 человек, цель их агитации: Колхозы]

    6.) К.-р. повстанческая группа

    Рыбинский район:

    [Руководитель: H.A. Аверин, бывший кулак и офицер. В прошлом был осужден за контрреволюционную деятельность].

    7.) К.-р. повстанческая террористическая фаш. орг. церковников

    Переславский район:

    [Руководители: Гиляревский и Лебедев. Обвинения: распространение слухов о неминуемом падении советской власти и силе фашизма. Ведение подрывной работы среди верующих, направленной на развал колхозов. Под влиянием этой деятельности колхозники отказывались выходить на работу и выполнять государственные обязательства (заготовка дров, посевы, налоги)]. Для такого рода к.-р. работы использовались обряды-исповеди. [Для осуществления террора в отношении общественных работников члены организации снабжались оружием. В 20-й юбилей Октябрьской революции планировались убийства общественных работников и одновременно поджог в 5 колхозных селениях скотных дворов, складов сельскохозяйственного инвентаря, скирд

    немолоченного хлеба и т. д. В ходе подготовки выборов в Верховный Совет СССР предпринимали меры, направленные на провал коммунистов и проведение в органы власти церковников].

    При обыске у попа Мирковича (в прошлом юриста, служившего у белых) был изъят написанный им для распространения документ, в котором излагались требования церковников к Совласти, сводившиеся к предоставлению церковникам права выставлять своих кандидатов в Советы, свободы религиозной пропаганды и предоставления верующим для этой цели типографии, запасов бумаги и т.д.»

    [Было проведено собрание, на котором обсуждался вопрос] «о привлечении к церкви бывших партийцев, что явилось бы большой агитацией за церковников.»

    [Арестованы 23 чел.].

    II. По линии УРКМ

    1.) Бандитско-террористическая группа

    [Терроризировала жителей рабочего поселка Ляпино Ярославского района и области. Обвинения: избиения стахановцев. Издевались над нацменами и третировали их. Занимались кражами и грабежами. Руководитель: A.M. Муравьев, совершил побег из мест заключения, был приговорен к 8 годам ИТЛ по ст. 59/3 УК РСФСР. 21 чел. арестован, 13 из них осуждены по 1-й категории].

    2.) Бандитско-террористическая группа149

    III. По линии ДТО150

    IV. По линии ОМЗ151

    Далее приведены сведения о других группах.

    См. также аналогичные данные, приведенные в отчете Ершова № 1. См. также аналогичные данные, приведенные в отчете Ершова № 1.

    Архив ФСБ Ярославской области Ф. 22. Оп. 4. Д. 3. Л. 19-35.

    III

    ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИКАЗА № 00447. ВТОРАЯ ФАЗА

    ' См.: Хрестоматия по истории КПСС. Т. 2. - М., 1989. С. 255-263.

    * См.: Докладная записка прокурора Главной военной прокуратуры Липова главному военному прокурору РККА Розовскому. 31.01.1938. - ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 69. Л. 10-12.; А.Я. Вышинский М.П. Фриновскому о методах работы Олевского отделения НКВД на Украине. 4.02.1938. - ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 69. Л. 14-14 об.

    3 Прокуратура в январе-феврале 1938 г. в сравнении с январем 1937 г. была завалена огромным числом ходатайств о пересмотре дел и жалобами осужденных. - См.: А.Я. Вышинский В.М. Молотову о двух- и трехкратном превышении среднемесячного поступления жалоб в 1937 г. 22.02.1938. - С. 299.

    В начале января 1938 г. вопрос о продолжении «кулацкой» операции еще не был решен окончательно. Вероятно, работа троек в январе была остановлена в большинстве регионов. Если заседания и проводились, то в их ходе в первую очередь осуждались заключенные лагерей. Хотя пленум ЦК ВКП(б), состоявшийся с 11 по 20 января 1938 г., и постулировал окончание «огульных, валовых» репрессий, но однозначно это заявление казалось только членов партии. Критика в адрес руководимых НКВД массовых операций не прозвучала ни в речах, ни в резолюциях пленума1. Все более ощутимая и громкая критика, которая звучала после января 1938 г. со стороны прокуратуры в адрес оранов внутренних дел и милиции, затрагивала, как правило, случаи (бывших) членов партии или номенклатуры. Но подобные дела в отношении приказа № 00447 составляли только незначитель-ную часть . В действиях прокуратуры, однако, наблюдалась определенная неуверенность - как поступать с жалобами лиц, которые были осуждены тройками и двойками к лагерному заключению3? 17 апреля 1938г. А.Я.Вышинский отреагировал на запросы своих подчиненных циркуляром № 1/001532, в котором он разъяснял, «что проверку правильности осуждения по этим делам [по приказам № 00447,

    № 00485, № 00596 и т. п.] следует производить лишь в исключительных случаях, когда осужденные к лишению свободы приводят серьезные доводы, указывающие на неправильность осуждения. Во всех остальных случаях надо сообщать жалобщикам, что дело пересматриваться не будет и что это решение окончательное»4.

    Без каких-либо позитивных последствий для жертв операции также осталось и выступление прокурора Белорусской ССР С.Я. Новика на Всесоюзном собрании прокуроров союзных и автономных республик, краев и областей 22 мая 1938 г. в Москве. В ходе этого собрания Новик раскритиковал своего предшественника на этом посту П.В. Кузьмина и снятого с должности бывшего первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии В.П. Шаранговича за то, что они «путем массовых репрессий старались вызвать недовольство против Советской власти и основная тактика этих врагов заключалась в том, чтобы путем массовых репрессий, главным образом, колхозного и деревенского актива, вызвать недовольство против Советской власти»5. Воздействие этого выступления было мизерным еще и потому, что оно не остановило самого Новика после смещения Кузьмина занять место последнего в составе «белорусской» тройки. Позднее, в ходе первых приготовлений к завершению операции, Новик утверждал по поводу своего участия в работе тройки, что его согласия на передачу дел ряда лиц на рассмотрение тройки добивались нечестными путями, когда «в справках по делам [...] нередко скрывалась фактическая профессия обвиняемого»6.

    4 А.Я. Вышинский (циркуляр № 1/001532) всем прокурорам республик, краев, областей о порядке разрешения жалоб по делам, рассмотренным на основании приказов НКВД № №00447, 00485, 00596 и др. 17.04.1938 г. - С. 323.

    5 Прокурор Белорусской ССР С.Я. Новик на Всесоюзном совещании прокуроров союзных и автономных республик, краев и областей, 22.05.1938. - С. 327-328.

    6 Прокурор СССР М.И. Панкратьев военному прокурору войск НКВД Белорусского округа Соколову, 23.09.1938. - С. 350.

    1 Тепляков А.Г. Персонал и повседневность Новосибирского УНКВД в 1936-1946 гг. // Минувшее. Вып. 21. - М., 1997. С. 256.

    В сентябре 1938 г. влияние НКВД все еще превосходило постепенно растущие возможности прокуратуры. Когда прокурор войск НКВД Восточно-Сибирского округа М.М. Ишов попытался привлечь к ответственности за преступное ведение следствия ряд сотрудников УНКВД по Новосибирской области, в том числе И.А. Мальцева, то 24 сентября 1938 г. прокурор сам был арестован7.

    Частичные сомнения, возникшие после январского 1938 г. пленума ЦК ВКП(б) у сотрудников НКВД в отношении того, как вести себя в ходе продолжающихся массовых репрессий, были задушены в зародыше на партийных собраниях, начиная с самого низшего уровня, с помощью порицаний, выговоров и дисциплинарных взысканий8. Но одновременно чекистов ориентировали теперь отказаться от практики арестов, направленной только на выполнение лимитов и свободной от каких-либо критериев9.

    Как показывает письмо М.П. Фриновского от 8 января 1938 г., руководство НКВД рассчитывало уже в самом начале января 1938 г. на продолжение кампании террора и составляло планы относительно ее дальнейшей направленности. Начальники управлений НКВД должны были сконцентрироваться на розыске кулаков и других «антисоветчиков» на железнодорожном транспорте10, так как их вредительская работа якобы являлась главной причиной гигантских провалов в этом секторе экономики - «за оставшееся время тройки должны рассмотреть прежде всего дела, касающиеся железнодорожного транспорта»11.

    Заседание партийного комитета Ворошиловградского городского отдела НКВД Сталинской области. Протокол № 2. 5.02.1938 // «Через трупы...».

    9 Общее собрание первичной партийной организации Тельмановского райотдела НКВД Донецкой области. Выписка из протокола № 5. 27.02.1938 // «Через трупы...».

    10 О преследовании железнодорожников в Ленинградской области см.: Книга па-

    мяти железнодорожников - жертв политических репрессий 1937-1938 гг., захоро-

    ненных на Левашовском мемориальном кладбище. Вып. первый. - СПб., 2000.

    " М.П. Фриновский и Н.И.Ежов всем руководителям дорожно-транспортных отделов ГУГБ НКВД и всем управлениям НКВД об усилении репрессий на железнодорожном транспорте, 8 января 1938 г. - С. 291-293.

    Сводка № 29 о лицах, арестованных и осужденных на основании приказа № 00447 на конец 1937 г. также раскрывает наличие важного мотива для продолжения операции. К 1 января 1938 г., как уже упоминалось, Политбюро санкционировало заключение в лагеря и казнь 573.541 чел., чекисты и милиция арестовали 555.641 чел., а тройки осудили 553.362 человека. С учетом того, что почти 18.000 «врагов народа» еще подлежали аресту, а 2.200 арестованных - осуждению, было крайне сложно представить, что Политбюро прекратит операцию.

    1. Смертельные лимиты

    Окончательную ясность относительно продолжения «операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» внесло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 г.12. Этому событию предшествовала конференция наркомов внутренних дел и начальников УНКВД республик, краев и областей, созванная Ежовым и Фриновским. Вероятно, на этом собрании были определены новые лимиты, которые потом были предоставлены на рассмотрение Политбюро 31 января 1938 г. как «предложение НКВД». Если верить показаниям начальника УНКВД Алтайского края СП. Попова, участвовавшего в конференции, -«Я не помню ни одного начальника краевого (областного) управления, который бы сказал, что массовую операцию по арестам можно считать законченной»13, - то Ежов и Фриновский столкнулись с проблемой обуздания репрессивного усердия «вооруженного отряда партии».

    12 Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 57, пункт 48 «Об антисовет-

    ских элементах». 31 января 1938 г. - С. 294-295.

    13 Цит. по: ГришаевВ. Реабилитированы посмертно. (К истории сталинских ре-

    прессий на Алтае). - Барнаул, 1995. С. 39.

    14 В числе республик отсутствовала Казахская ССР, лимиты для которой во время

    первой фазы операции повышались не менее четырех раз. В Северо-Казахстанской и

    Южно-Казахстанской областях еще 5 и 8 февраля 1938 г. состоялись заседания

    троек. - См.: Политические репрессии в Казахстане в 1937-1938 гг. Сб. документов /

    Отв. сост. И.Н. Бухонова и др. - Алма-ата, 1998. С. 263, 309.

    22 административным единицам (девяти союзным республикам14, двум автономным республикам и одиннадцати краям и областям РСФСР) были доведены новые репрессивные квоты: 48.000 по первой и 9.200 чел. по второй категории. Операция должна была быть завершена до 15 марта (на Дальнем Востоке - до 1 апреля). Во всех регионах, не включенных в список, тройки должны были прекратить свою работу самое позднее 15 февраля 1938 г. В общем и целом можно сказать, что этим 22 регионам уже приказом № 00447 были выделены самые большие контингенты «антисоветских элементов». Руководство почти каждого из них неоднократно ходатайствовало перед Москвой об увеличении квот. Но если сравнить количество обреченных на уничтожение в соответствии с решением Политбюро от 31 января 1938 г. с квотами, спущенными этим территориям со

    гласно приказу № 00447, то новые цифры для осуждения по первой категории (48.000) оказались на 7.600 выше старых. Эта тенденция к ужесточению мер наказания (нарастание численности смертных приговоров по сравнению с заключением в лагерь и тюрьму) сохранилась на протяжении всего года. По словам Солженицына, в 1938 г. руководство с нетерпением хотело расстрелять людей15.

    Первая половина 1938 г. была исключительно кровавым периодом для Украины. Здесь высшая мера наказания внезапно стала применяться сверхпропорционально. С 1 января 1938 г. по 1 августа 1938 г. тройки на Украине осудили, включая также «молдавскую» тройку, 36.393 чел., из них 35.563 чел. - к смерти и только 830 - к лагерному заключению. Доля смертных приговоров в 1938 г. составила 98 %, далеко оставив позади показатели 1937 г. с его «только» 39 %16.

    Если сравнивать 1937 и 1938 годы в отношении абсолютной численности осужденных, то для всего Советского Союза можно констатировать, что в 1938 г. количество осужденных в целом уменьшилось. Согласно тенденциозной и не совсем точной или соответственно заниженной статистике, по состоянию на 1 июля 1938 г. было осуждено «только» 149.209 чел. (550.720 или 553.362 в 1937 г.)17.

    15 Solschenizyn А. Der Archipel GULAG. Bd 3. - Reinbek, 1982. S. 353

    16 См. Обзорную таблицу.

    17 Из сводки первого специального отдела. Не ранее 1 июля 1938 г. // Трагедия

    советской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 157. Июльская сводка 1938 г. дает для января 1938 г.,

    в отличие от январской сводки, данные только о 550.720 осужденных за 1937 г. -

    См.: Сводка №29 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 387-393. Как уже

    было упомянуто, отсутствуют данные о количестве лиц, осужденных в рамках приказа

    № 00447 в ряде краев и областей после 1 июля 1938 г.

    18 Шифротелеграмма Я.А. Попка И.В. Сталину о дополнительном лимите по рас-

    смотрению дел антисоветских элементов 2.02.1938 // Лубянка. Сталин и Главное

    управление госбезопасности НКВД. 1937-1938. - М, 2004. С. 470.

    Хотя Политбюро в своем решении от 31 января 1938 г. четко определило 22 региона, в которых операция продолжалась после 15 февраля, те области, края и республики, которые не попали в это число, уже в течение первой недели февраля попытались получить согласие самого могущественного партийного органа на продолжение «кулацкой операции». Начало этому положил первый секретарь обкома АССР Немцев Поволжья А.Я. Попок, сообщивший 2 февраля 1938 г., что в республике не удалось «завершить работу по разгрому активных [антисоветских] элементов», почему он и «просит установить дополнительный лимит на одну тысячу человек»18. Два дня

    спустя его примеру последовал первый секретарь Горьковского обкома ВКП(б) Ю.М. Каганович. Чекисты Горьковской области к 1 января 1938 г. арестовали на 1.500 человек больше, чем было предписано Москвой1 . Вероятно, в январе они провели новые аресты и, несомненно, новый учет, надеясь, что Москва одобрит очередное повышение лимитов .

    2. Преследования «других контрреволюционных элементов»

    В ходе своего посещения Киева в середине февраля 1938 г. Н.И. Ежов объявил на собрании начальников областных управлений НКВД УССР и Молдавской АССР о начале «нового этапа массовых операций». Народный комиссар внутренних дел обратил внимание подчиненных на три главных момента: качество следствия, концентрация удара на преследовании «других контрреволюционных элементов» и перенесение центра тяжести операции на города, промышленность, транспорт и приграничные области '.

    Под «оперативно-политически нацеленной подготовкой операции» Ежов подразумевал, прежде всего, «правильное определение и учет подлежащих репрессированию контингентов». Подвергнутую им жесткой критике прежнюю ориентацию на количественные критерии он призвал заменить «строго дифференцированным, а часто и сугубо индивидуальным» подходом. В заключение Ежов потребовал отбирать кандидатов для ареста на основе комбинации социального клейма (предыдущие судимости, социальное и политическое прошлое) и индивидуального поведения.

    19 Сводка № 29 // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 1. С. 389

    20 Ю.М. Каганович, секретарь Горьковского обкома ВКП(б), в ЦК ВКП(б), И.В. Ста-

    лину 4.02.1938. - С. 297.

    21 Н.И. Ежов о «недочетах подготовки и проведения массовых операций» на Ук-

    раине. Конец февраля - начало марта 1938 г.-С. 300-308; Лубянка. - М., 2004. С. 657-

    658; Jansen, Petrov. Stalin's loyal executioner. P. 133-134.

    Педантично перечисленные Ежовым в пункте III.5. целевые группы нового этапа операции (националисты, бывшие члены царских карательных органов, противники большевиков в гражданской войне, такие как белогвардейцы, казаки, сторонники других социалистических партий и групп, кулаки-повстанцы, члены религиозных

    общин и т. д.) объединяла одна общая черта: речь здесь шла исключительно о том контингенте, который в приказе № 00447 составляет третью по счету и последнюю группу, подлежащую репрессиям, а именно, «другие контрреволюционные элементы». Кулаки, напротив, упоминались Ежовым теперь только мимоходом, а об уголовниках вообще не шла речь.

    В качестве причин необходимых репрессий Ежов назвал: шпионаж, контакты с заграницей, националистические устремления при поддержке зарубежных разведок, повстанчество и преступные контакты враждебных группировок между собой. Угрозы изнутри почти не играли какой-нибудь заметной роли в его рассуждениях, зато военная опасность представлялась Ежову настолько значимой, что на первый план безоговорочно выдвигались задачи обеспечения безопасности границ, очистка транспорта и промышленности22.

    11 В этой связи интересно то, что письменный текст «украинского» доклада Ежова был также направлен для ознакомления в Казахстан, который, как и Украина, являлся приграничной республикой.

    23 Секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) Л.В. Соболев в ЦК ВКП(б), И.В. Ста-

    лину о продлении работы тройки, 15.03.1938. - С. 309; Начальник УНКВД по Кур-

    ской области А.Ф. Боечин Н.И. Ежову «О ходе ликвидации эсеровского подполья в

    Курской области», 20.03.1938. - С. 310; Шифротелеграмма из Ростовской области.

    10.05.1938. - С. 326; Шифротелеграмма секретаря Иркутского обкома ВКП(б) К.И. Фи-

    липпова и начальника Иркутского УНКВД Б.А. Малышева. 25.08.1938. - С. 335.

    24 Шифротелеграмма секретаря Красноярского крайкома ВКП(б) Л.В. Соболева.

    27.04.1938.-С. 324.

    25 Шифротелеграмма секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) Быкова в ЦК

    ВКП(б), И.В. Сталину, A.A. Андрееву, Н.И. Ежову о ходе операции, составе и про-

    Отраженная в докладе Ежова тенденция - концентрация репрессивных усилий органов на «других контрреволюционных элементах» и при этом практически полное отсутствие упоминаний о внутриполитических проблемах, в то время как самым главным паролем становится угроза, внедряемая извне - проявилась и в телеграммах партийных лидеров областей, краев и республик, в которых они ходатайствовали об увеличении лимитов. На первый план в них также выступали социал-революционеры, белогвардейцы и националисты23, а в качестве обоснования назывались обеспечение безопасности границ, устранение потенциальных повстанческих элементов и безопасность транспорта24. Только в исключительных случаях речь шла о необходимости устранения уголовников-рецидивистов или о борьбе с бандитизмом25.

    В отчете о проведении операции по приказу № 00447 от 28 марта 1938 г. в Калининской области, к примеру, доминировало обеспечение безопасности военной промышленности, аэродромов, железнодорожных магистралей и узлов26. То же самое касалось и обоснования величины лимитов, выделенных отдельным районам Калининской области27.

    Выдающимся примером концентрации удара на «других контрреволюционных документах» является четко выраженная интенсификация преследований в отношении социал-революционеров в 1938 г. по сравнению с 1937 г. Действительно, эсеры и меньшевики уже в 1937 г. были внесены в проскрипционные списки приказа № 00447 (Раздел I) и подвергались массовым преследованиям в ходе первой фазы «кулацкой» операции. Еще ранее сигнал новым пресле-

    28

    дованиям в их отношении дал приказ Ежова от 13 ноября 1936 г . Февральско-мартовский пленум 1937 г. подтвердил эту тенденцию. В своих выступлениях многие члены ЦК предостерегали от «оживления» врагов в связи с ожиданиями, пробужденными «самой демократической конституцией мира». Избирательная кампания в масштабах всей страны давала, по их мнению, на основании нового избирательного закона возможность «подготовить атаки против

    29

    длении работы тройки. 13.7.1938. - С. 328-334; Шифротелеграмма секретаря Омского обкома ВКП(б) Ф.П. Наумова. 8.05.1938. - С. 325.

    26 Докладная записка A.B. Гуминского об итогах операции по контрреволюцион-

    ным элементам по состоянию на 26 марта 1938 г., 28.03.1938. - С. 318-221.

    27 Проект распределения лимита по «изъятию контрреволюционного элемента»

    в Калининской области, после 31.01.1938. - С. 296.

    28 Безбережев СВ. Мария Александровна Спиридонова // Вопросы истории. 1990.

    №9. С. 65-81.

    29 Материалы февральско-мартовского пленума // Вопросы истории. 1993. №6.

    С. 18 (Хрущев / Москва); № 7. С. 4 (Калыгина / Воронеж) и С. 11 (Евдокимов / Ростов).

    Уже в конце 1936 г. НКВД разоблачил «Сибирское бюро партии социалистов-револю-

    ционеров, которое якобы по поручению «Объединенного всесоюзного центра ПСР»

    создало совместно с японскими шпионами диверсионно-террористическую сеть. См.

    также статьи в теоретическом журнале партии «Большевик»: 1937. № 5-6. С. 48; № 16.

    С. 64. В феврале 1937 г. началась волна арестов видных бывших эсеров. - См.: Вино-

    градов В., Литвин А., Сафонов В. «Проявите гуманность, убейте сразу». Письмо Марии

    Спиридоновой // Источник. 1998. № 1. С. 64-84.

    нас». В этом контексте были названы и бывшие эсеры . Сам Сталин критиковал в письме Ежову от 17 января 1938 г. состояние расследований против эсеров и тем самым вызвал существенное ужесточе

    ние репрессий против бывших членов антибольшевистских социа-

    -30

    диетических партии .

    18 января 1938 г. руководство НКВД разослало руководителям региональных подразделений директиву № 17089. В ней говорилось, что «многие управления НКВД не обеспечили достаточных оперативных мероприятий по ликвидации существующих эсеровских антисоветских формирований»31. Директива требовала проверить имеющиеся в ГУГБ списки взятых на учет эсеров и сразу же перейти к арестам. В ходе следствия надлежало вскрыть связи заключенных с эсеровским подпольем, правыми (сторонниками Бухарина), троцкистами и зарубежными разведками. Особое внимание чекисты должны были при этом обратить на эсеров, пробравшихся в ряды ВКП(б). Эту информацию следовало прислать руководству НКВД до 25 января 1938 г. 10 февраля 1938 г.

    Ежов, основываясь на отчетах с периферии, сообщал Сталину детали преследования эсеров в 1937-1938 гг.: арестованы члены «Объединенного всесоюзного центра» и Центрального комитета партии, разгромлены многочисленные местные нелегальные организации, в том числе боевые террористические группы и военная организация эсеров. Недостатки нарком видел в том, что операция до сих пор была направлена в основном против эсеров, находившихся в ссылке, а также против известных членов партии, взятых на учет органами госбезопасности В качестве приложения к спецсообщению Ежов прислал таблицу, согласно которой 11.349 (!) эсеров в 48 регионах уже были арестованы на основании директивы № 1708932.

    Согласно циркуляру НКВД № 17231 от 14 февраля 1938 г. все указанные полицейские меры распространялись на бывших меньшевиков и анархистов33. Текст циркуляра в значительной мере идентичен тексту директивы № 17089 от 18 января 1938 г. о преследовании эсеров.

    Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности. С. 463.

    31 Директива № 17089 М.П. Фриновского всем начальникам областных управле-

    нии СССР об усилении репрессии против эсеров, переданная М. Степановым, 18 января

    1938 г.-С. 294.

    32 См.: Спецсообшение Н.И. Ежова И.В. Сталину об эсерах, 10.02.1938 // Лубянка. -

    М., 2004. С. 485-489.

    33 М.П. Фриновский (циркуляр № 17231) всем начальникам НКВД, краевых

    и областных управлений НКВД о меньшевиках и анархистах, 14 февраля 1938 г. -

    С. 297-298.

    Директивы № 17089 и № 17231 не входили в корпус циркуляров, меморандумов, директив и приказов, изданных Политбюро ЦК ВКП(б)

    и руководством НКВД в рамках «кулацкой» операции. Тем не менее, они имеют существенное значение для проведения этой репрессивной акции, так как, вероятно, большинство эсеров, меньшевиков и анархистов были осуждены тройками, созданными в соответствии с приказом № 00447. Это, прежде всего, касалось т. н. «низовки» (рядовых членов) названных партий, поскольку именно тройки стали «трибуналом», работающим против народа, против простых советских граждан.

    Значение директив № 17089 и № 17231 для «кулацкой» операции можно показать на двух примерах. Начальник Курского областного УНКВД А.Ф. Боечин обратился 20 марта 1938 г. к руководству НКВД с просьбой «продолжить работу тройки до 15 апреля и дать [новый] лимит на 6.000 человек». При этом он ссылался на то, что на основе директивы № 17089 в период с 20 января по 15 февраля 1938 г. были арестованы 575 членов «эсеровского подполья» и, кроме того, выявлены и зарегистрированы еще 1.285 эсеров, а их досье взяты в разработку. Но так как партия социалистов-революционеров еще до Первой мировой войны насчитывала в Курской губернии около 4 тыс. членов, то число активистов должно быть гораздо больше. По утверждению Боечина, на протяжении четырех последних лет областное бюро партии эсеров завербовало их в организацию, а также кулаков, белогвардейцев и другие «антисоветские элементы» и заключило союз с право-троцкистским подпольем34.

    34 «Все члены эсеровского бюро арестованы и дали показания». Докладная записка начальника Управления НКВД по Курской области ! 938 г. // Исторический архив. 2002. №6. С. 211-215.

    15 Junge М. Die Allunionsgesellschaft ehemaliger politischer Zwangsarbeiter und Verbannter (1921-1935). (Выходит в г. Берлине в начале 2009 г.).

    36 Быковский С. Анархисты - члены Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев // Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Образование, развитие, ликвидация. 1921-1935. Бывшие члены общества во время Большого террора. Материалы международной научной конференции (26-28 октября 2001 г.) / Сост. Я. Леонтьев, М. Юнге. - М., 2004. С. 98-99.

    Еще отчетливее значение обеих директив в процессе интенсификации террора доказывается на примере основанного в 1921 г. Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев (ОПК), в котором без различия партийной принадлежности, для сохранения памяти о героическом прошлом, были объединены ветераны революционного движения35. 1 января 1931 г. ОПК насчитывало 2.759 членов, из них до 1917 г. 30 % были членами ПСР, 24,4 % членами РСДРП (б), 15,4 % - меньшевиками и 8,7 % - анархистами36. Аресты членов общества начались

    в конце января 1938 г. и продолжались до последней недели марта

    1938 г.

    25 и 27 февраля и 28 мая 1938 г. в ходе группового разбирательства 130 членов общества были приговорены к высшей мере наказания, а 90 - к заключению в лагерь. Все они были малоизвестными бывшими эсерами, меньшевиками и анархистами, которые и в Обществе политкаторжан не занимали руководящих должностей. Приговоры в их отношении вынесла тройка УНКВД по Московской области37. Остальные, более известные члены общества, занимавшиеся политической и общественной деятельностью также после революции 1917 г., порой открыто критиковавшие политику партии в 1920-е гг., были все без исключения в 1937-1938 гг. приговорены Военной коллегией Верховного суда СССР к смертной казни. Эта судьба постигла основателей общества И.П. Баума (бывший бундовец, 1894-1938), А.А Биценко (член партии эсеров и с 1920 г. член РКП(б), 1875-1938), И.П. Дубинского (бывший эсер, затем беспартийный, 1886-1938), М.Д. Закгейма (бывший эсер-максималист, затем беспартийный, 1886-1938), В.А. Плескова (бывший меньшевик, затем беспартийный, 1882-1938) и В.Н. Левтонова (бывший эсер, затем беспартийный, 1889-1938)38.

    51Должанская Л. Репрессии 1937-1938 гг. в московских артелях ОПК // Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. С. 290. По поводу осужденных тройками в Москве и Московской области см.: Бутовский полигон. 1937-1938 гг.: Книга памяти жертв политических репрессий / Ред. коллегия: Л.А. Голов-кова, К.Ф.Любимова, Л.И.Громова. Т. 1-6. - М., 1997-2002. 3 сентября 1937г. Политбюро приняло постановление о создании в столице второй тройки «для ускорения расследования уголовных дел». - См.: РГАНИ. Ф. 68. Оп. 73. Д. 76. Л. 1.

    38 Должанская Л. Репрессии 1937-1938 гг. в московских артелях ОПК // Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев. С. 288-290.

    В середине февраля 1938 г. «кулацкая» операция была завершена в ряде республик (Казахская ССР, Мордовская АССР), краев (Орд-жоникидзевский край) и областей (Орловская, Воронежская, Ивановская, Оренбургская и т. д.). Последним днем заседаний тройки в Татарской АССР стало 6 января 1938 г., хотя народный комиссар внутренних дел автономной республики закончил свой отчет о проведении «кулацкой операции» словами: «Прошу продлить срок дей

    ствия тройки до 1-го апреля с предоставлением лимита не менее чем на пять тысяч человек» 9. Но то, что во время первой фазы «кулацкой» операции было редким исключением, с февраля-марта 1938 г. происходило все чаще: руководство НКВД и Политбюро ЦК ВКП(б) отвечали отказом на запросы об увеличении лимитов. Москва тормозила репрессивное усердие периферии, и это было знаком того, что «операция по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» прошла свой кульминационный пункт. С февраля 1938 г. главным направлением удара в деятельности НКВД стали «национальные операции» - вторая большая массовая операция эпохи Большого террора40.

    Одним из регионов, где и в первой половине 1938 г. продолжал свирепствовать террор, была Украина. Перемены в руководстве республики в начале 1938 г., несомненно, стали фактором, способствовавшим такому развитию событий. 27 января Н.С. Хрущев был избран первым секретарем ЦК КП(б)У, а двумя днями позже новым народным комиссаром внутренних дел назначен А.И. Успенский (1902-1940). Месяц спустя, 26 февраля и 3 марта 1938 г., все руководители областных управлений НКВД Украины были смещены и заменены новыми чекистами. Вероятно, по настоянию Ежова, посетившего Киев в середине февраля 1938 г., Политбюро ЦК ВКП(б) приняло 17 февраля 1938 г. решение об увеличении лимита для республики на 30.000 чел. Это был самый большой лимит, который выделялся Политбюро и руководством НКВД в ходе операции.

    39 Степанов А. Ф. Расстрел по лимиту. Из истории политических репрессий

    в ТАССР в годы «ежовщины». - Казань, 1999. С. 117.

    40 Преследование «контрреволюционных национальных контингентов» началось

    25 июля 1937 г. с оперативного приказа № 00439 против немецких граждан, занятых

    в военной промышленности и на транспорте, затем последовали уже упоминавшиеся

    приказы против поляков, харбинцев, латышей, греков, а также иранцев (29.01.1938,

    см.: РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 4. Л. 16-18), афганцев (16.02.1938, РГА-

    НИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 4. Л. 26-29). Кроме этого, в рамках «национальных

    операций преследовались также финны, эстонцы, румыны и болгары, в основной

    своей массе - советские граждане этих национальностей. - См.: Martin Т. Terror

    gegen Nationen in der Sowjetunion // Osteuropa. 50. 2000. №6. S. 606-616; Martin T.

    The Origins of Soviet Ethnic Cleansing // The Journal of Modern History. 70. 1998.

    P. 813-861; Петров H.B., Рогинский А.Б. Польская операция НКВД. 1937-1938 гг. //

    Репрессии против поляков и польских граждан / Ред. Л.С. Еремина. - М., 1997.

    С. 22-43.

    Одновременно обращает на себя внимание тот факт, что Москва передала руководству НКВД Украины право самостоятельно разде

    лить этот чудовищный контингент жертв на 1-ю и 2-ю категории. В практике 1938 г. это свелось к массовым убийствам. Так, «суд-тройка» (сокращение от «судебная тройка») УНКВД по Винницкой области осудила с 26 марта по 10 мая 1938 гг. 3.427 человека, из них 3.200 к высшей мере наказания. Тройка УНКВД по Полтавской области приговорила в 1938 г. 3.100 чел., всех без исключения к смертной казни Среди осужденных - офицеры петлюровской и гетманской армии, боротьбисты42 и бывшие участники украинских националистических организаций. Таким образом НКВД расширил целевые группы операции и приспособил их к украинской ситуации43. Вероятно, к середине мая 1938 г. «кулацкая» операция закончилась в большинстве областей Украины. В исключительных случаях, как в Сталинской области, она была завершена в середине сентября 1938 г.44. Следовательно, операция была завершена здесь минимум на два месяца позже, чем было установлено решением Политбюро от 31 января 1938 г.

    Еще дольше кампания террора продолжалась в традиционных местах ссылки и высылки - Западной и Восточной Сибири (Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Чита), Дальневосточном крае (ДВК) и на Урале (Свердловская область), а также в Москве, Ленинграде, Ростове, Туркмении и Белоруссии. Из этих провинций еще долго после 15 марта и 1 апреля в Москву поступали запросы, в которых содержались просьбы, со ссылкой на особую «засоренность области врагами» и вновь раскрытое множество «антисоветских элементов», переполненность тюрем «антисоветчиками», продлить работу троек и одобрить новые контингента для репрессирования, как правило, по первой категории.

    Лощицький О. «Лаборатор1я. Hoßi документа i свидчення про масов1 penpecii' 1937-1938 poKie на Винничиш. - 3 apxieiß ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998. № 1-2. С. 197-198; он же. «Лаборатор1я-2: Полтава. Документальш матер1ал1 про Macoei penpecii в Полтавскш облает! у 1937-1938 pp. // 3 apxieiB ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 2000. №24 С. 176.

    42 Речь идет о членах Украинской партии социалистов-революционеров (бороть-

    бистов). Создана весной 1918 г. на основе левого крыла Украинской партии социа-

    листов-революционеров. Названа по имени главного печатного органа партии -

    газеты «Боротьба». В 1920 г. самоликвидировалась и слилась с КП(б)У.

    43 Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности. - М., 2004. С. 657-658.

    44 См. Сводную таблицу.

    Типичным примером здесь выступает Дальневосточный край, где дополнительную роль также сыграл личностный фактор особого

    свойства, поставивший руководство НКВД в щепетильное положение. Начальник краевого управления НКВД Г.С. Люшков (1900-1945), пользовавшийся особой благосклонностью Ежова, в середине июня бежал в Японию, вероятно, спасаясь от ареста. Это был первый побег столь высокопоставленного чекиста. Уже 13 июня 1938 г. его преемником был назначен пресловутый Г.Ф. Горбач, гарант повышения лимитов. Полтора месяца спустя никто иной, как заместитель Ежова Фриновский, находившийся в командировке на Дальнем Востоке, ходатайствовал перед руководством НКВД о гигантском повышении45 лимита для края на 20 тыс. чел. (15.000 по первой и 5.000 по второй категории). Тем временем Горбач и его штаб взяли на учет 1.689 бывших белогвардейцев, 5.219 бывших кулаков и торговцев, 2.148 шпионов и подозреваемых в шпионаже, 2.570 антисоветских элементов, 1.179 членов повстанческих кулацких и казацких организаций и т. п. «Репрессирование указанных элементов затянулось по причине отсутствия решения по лимитам, проведение же операции, не имея этого решения, приведет только к чрезмерной перегрузке тюрем», - докладывал Фриновский в Москву. 31 июля 1938 г. Политбюро одобрило этот запрос46.

    К аналогичным запросам можно отнести и телеграмму секретаря Иркутского обкома ВКП(б) Филиппова и начальника областного УНКВД Малышева47. Иркутская область возникла 26 сентября

    45 В соответствии с постановлением Политбюро от 31 января 1938 г. краю было

    выделено 8.000 чел. для осуждения по первой и 2.000 по второй категории. - С. 294-

    295. День спустя Политбюро согласилось с предложением НКВД СССР об осужде-

    нии тройками и казни 12 тыс. заключенных в лагерях Дальневосточного края. Веро-

    ятно, эта акция последовала в рамках чистки в пограничной зоне. - См.: Шифротеле-

    грамма Я.А. Попока И.В. Сталину о дополнительном лимите по рассмотрению дел

    антисоветских элементов. 2.02.1938 // Лубянка. Сталин и Главное управление гос-

    безопасности НКВД. - М., 2004. С. 470.

    46 История Сталинского ГУЛАГа. Т 1. С. 293-300.

    47 К.И. Филиппов, секретарь Иркутского обкома ВКП(б) и Б.А. Малышев, на-

    чальник УНКВД по Иркутской области, в ЦК ВКП(б), И.В. Сталину и в НКВД,

    Н.И. Ежову. 25 августа 1938 г. - С. 335. (Телеграмма и. о. секретаря Иркутского обкома

    ВКП(б) Филиппова и начальника Иркутского УНКВД Малышева, 26 апреля 1938 г. -

    С. 324).

    1937 г. в результате разделения Восточно-Сибирского края на Иркутскую и Читинскую области. Решение Политбюро от 31 января

    1938 г. устанавило для новой области квоту в 3.500 человек (3.000 по первой и 500 - по второй категории), а 29 апреля 1938 г. одобрило

    увеличение лимита по 1-й категории еще на 4.000 чел.48. В телеграмме из Иркутска от 25 августа на очередной лимит, обращает на себя внимание тот факт, что среди категорий новых жертв указывались троцкисты и харбинцы, не включенные в проскрипционный список приказа № 00447. Преследование харбинцев осуществлялось в рамках «национальных операций» (см. приказ № 00593). Троцкисты осуждались Военной коллегией Верховного суда или Особым совещанием (ОСО).

    Такие нарушения правил были симптоматичными для заключительной фазы операции. Вопрос о том, как реагировало Политбюро на запрос из Иркутска, не поддается однозначному выяснению. В пользу предположения о дополнительном выделении лимита говорит факт проведения заседаний тройки по Иркутской области вплоть до октября 1938 г.49.

    29 августа 1938 г. Политбюро согласилось с запросом руководства Читинской области «о продлении работы Особой тройки по рассмотрению дел антисоветских элементов до 1 ноября и увеличении лимита на 3.000 человек»50. Чита была сибирским соседом Иркутска, Политбюро выделяло ей 31 января и 16 апреля 1938 г. дополнительные квоты (в целом 4.500 человек для расстрела и 500 для заключения в лагеря). Вероятно, согласие Политбюро, данное 29 августа 1938г., было последним решением о повышении лимитов, последовавшим в рамках «кулацкой» операции.

    48 Юнге М, Биннер Р. Как Террор стал «Большим». С. 127.

    49 См.: Жертвы политических репрессий Иркутской области: память и предупре-

    ждение будущему / Сост. П.П. Боханов и др. Т. 1-6. - Иркутск, 1998-2003.

    50 История Сталинского ГУЛАГа. Т. 1. С. 293.

    О вовлечении политически значимых личностей в операцию по приказу № 00447 свидетельствует следующая телеграмма Л.З. Мех-лиса. Этот эмиссар Сталина и член редколлегии «Правды» не только был информирован об операции, но и ходатайствовал перед Сталиным и Ежовым о повышении лимитов от имени политической верхушки и руководства НКВД Бурятско-Монгольской АССР. В этой автономной республике аресты проводились до тех пор, пока позволяла вместимость тюрем. Тем временем операция по приказу № 00447 была в Улан-Удэ официально завершена, хотя проблема переполненных тюрем осталась нерешенной. Интересно было бы установить, что произошло с «излишком» арестованных числом 2.000 че

    ловек. Несомненно лишь то, что работа тройки в рамках операции по приказу № 00447 не была здесь возобновлена, несмотря на просьбы Мехлиса.

    4. Изменение центра тяжести репрессий

    Как мы уже подчеркивали, наряду с экстремальным ужесточением выносимых тройками приговоров, для 1938 г. было характерно перенесение центра тяжести операции на преследование «других контрреволюционных элементов». Эту тенденцию можно проследить и на основе репрессивной статистики. Доля «других контрреволюционных элементов» среди жертв «кулацкой» операции выросла сверхпропорционально: с 29,2 % в 1937 г. до 40,3 % (60.118 чел.) в 1938 г. '. Доля осужденных кулаков увеличивалась с 44 % в 1937 г. до 50,8 % (75.827 чел.) в 1938 г. Сильно понизилась в 1938 г. доля осужденных уголовников: с 20,2 % в 1937 г. до 8,9 % (13.263 чел.)52. При сравнении 1937 и 1938 годов в отношении тяжести вынесенных приговоров в масштабах всего СССР в нашем распоряжении имеются только данные по состоянию на 1 марта 1938 г. В отношении «других контрреволюционных элементов» при соотношении 1,1:0,9 (25.179:22.886) приговоры к ВМН выносились в 1938 г. значительно чаще (кулаки соответственно 10.254:9.919). По абсолютным цифрам осуждений «контрреволюционные элементы» (48.065 приговоров) также безоговорочно вытеснили кулаков (20.173 приговоров) с лидирующих позиций53.

    51 Из сводки первого специального отдела. Не ранее 1.07.1938 // Трагедия совет-

    ской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 157.

    52 Там же. С. 157.

    53 Сводка № 33. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 56-61.

    В отношении Украины за 1938 г. в нашем распоряжении имеется более точная статистика, чем в целом по СССР. «Контрреволюционные элементы» лидировали в репрессивной статистике здесь с большим отрывом. Их доля удвоилась в сравнении с кулаками и составляла теперь более двух третьих осужденных. Именно в их отношении, а не в отношении кулаков, теперь наносился главный удар, а уголовники в сравнении с ними вообще наказывались сравнительно «мягко». Из 21.943 чел., отнесенных к «другим контрреволюционным элементам», 21.611 чел., т. е. 98 % были осуждены к расстрелу, и толь

    ко 332 чел. (2 %) - отправлены в лагерь. Из 10.712 осужденных кулаков 10.561 чел. (98,6 %) были расстреляны и 151 чел. (1,4 %) подверглись заключению в лагерь4. С января по 1 июля 1938г. из 33.829 чел. «только» 1.074 (3 %) были осуждены как уголовники, правда, в противоположность тенденции 1937 г., их большая часть была приговорена к ВМН (821:253, 79,4 % к 20,6 %)55.

    Сводка № 33. // Трагедия советской деревни. Т. 5. Кн. 2. С. 56-61. Из общей схемы репрессий 1938 г. выпадают некоторые регионы. В Ярославской области доля осужденных уголовников от общего количества осужденных в 1938 г. (3.258) увеличилась с 42,2 % в 1937 г. до 46 % (1.491) в 1938 г. Что касается доли осужденных к ВМН в сравнении с осуждениями к ИТЛ, то в этом случае она изменилась в области в пользу увеличения доли смертной казни, а именно в соотношении 1,3:1 (806:685), что в целом соответствует общесоюзной тенденции. Доклад [№ 1] начальника УНКВД Ярославской области A.M. Ершова наркому внутренних дел Н.И. Ежову о выполнении приказов 00485, 00447, 00429, 00593, 00486, 941-386 (1937 год) от 14 января 1938 г.-С. 261-268.

    55 Сведения о количестве арестованных и осужденных по НКВД (УНКВД) УССР,

    включая данные областей за время с 1.01.1938-1.07.1938. - ОГА СБУ. Ф. 42. Д. 35

    (Статистические отчеты об оперативной работе за 1937 г.). Л. 156-183.

    56 См. к примеру: дело № 4888 по обвинению Рачинского Сигизмунда Густаво-

    вича по ст. 58-10 и 11 УК. - ГАРФ. Ф. 10035. On. 1. Д. Р 23029. Тоже самое по анало-

    гии действительно и в отношении социал-революционеров.

    57 О преследовании верующих см.: Binner R., Junge М. Vernichtung der orthodoxen

    Geistlichen in der Sowjetunion in den Massenoperationen des Großen Terror 1937-1938 //

    Концентрация удара на «других контрреволюционных элементах» шла рука об руку с репрессивной практикой, ориентирующейся не столько на актуальном поведении или намерениях индивидуума, сколько на неких «объективных признаках», которые государство задавало заранее. Это особенно ярко продемонстрировали преследования эсеров и священнослужителей. Так, для ареста и осуждения эсеров и анархистов было достаточно, как показывают материалы Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, наряду с их революционным прошлым, того, что в 1920-е годы они вместе трудились на определенных производствах или дальше поддерживали знакомства и контакты друг с другом56. Это, помимо прочего, усиливало уже имевшуюся тенденцию вовлечения в число жертв операции все расширяющегося персонального круга знакомых арестованного. В случае с религиозными общинами это приводило к тому, что теперь репрессировали не только священников или проповедников, но также и т. н. религиозный актив (псаломщики, кюстеры, церковные сторожа), или особенно активных членов общины, или сыновей священников или проповедников57.

    Детальное сравнение «кулацкой» операции с другими массовыми операциями на региональном уровне возможно пока только для Калининской области. В отчете начальника областного УНКВД A.B. Гуминского от 20 марта 1938 г. и в отчете его приемника А.Н. Никонова от 28 августа 1938 доминирует описание операций по «национальным линиям»58. Так, на 20 марта 1938 г. в рамках этих операций было арестовано 1.918 чел., что почти равнялось количеству арестованных по приказу № 00447, которое составило 2.093 чел59. Помимо этого, 2.250 поляков, эстонцев и латышей были депортированы из приграничных местностей вглубь страны60. Напротив, преследования т. н. троцкистов и правых оказались на заднем плане. Главными темами отчетов являются обеспечение безопасности границ, шпионаж, а также грандиозные сценарии заговоров, в которых сыграли свою роль зарубежные разведки.

    5. Документы

    М.П. Фриновский и Н.И. Ежов всем руководителям дорожно-транспортных отделов ГУГБ НКВД и всем управлениям НКВД об усилении репрессии в железно-дорожном транспорте

    8 января 1938 г.

    Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. 52. 2004. № 4. S. 515-533; Savin A. Die evangelischen Gläubigen Sibiriens als Zielgruppe der Massenoperation des NKVD im Rahmen des Befehls Nr. 00447 // Die Deutschen und das östliche Europa. Aspekte einer vielfältigen Beziehungsgeschichte. Festschrift für Detlef Brandes zum 65. Geburtstag. Hg. v. Dietmar Neutatz und Volker Zimmermann. - Essen, 2006. S. 189-205.

    58 Докладная записка начальника УНКВД по Калининской области A.B. Гумин-

    ского народному комиссары Н.И. Ежову, заместителю наркома М.П. Фриновскому и

    начальнику ГУПВИ A.C. Ковалеву. 20.03.1938. - С. 313-317; Докладная записка А.Н. Ни-

    конова Н.И. Ежову об итогах оперативно-следственной работы НКВД по Калининской

    области за период с октября 1936 г. по июль 1938 г., 28.08.1938. - С. 336-348.

    59 Справка к заседанию Особой тройки при Управлении НКВД Калининской об-

    ласти о распределении лимитов по оперативным секторам, 21.03.1938. -

    С.317. В августовской записке Никонова однако указывается другое соотношение:

    1.674 чел. (национальные операции) к 1.962 чел. (приказ № 00447).

    60 Докладная записка A.B. Гуминского Н.И. Ежову, М. Фриновскому и A.C. Ко-

    валеву, 20.03.1938. - С. 313-317.

    Последнее время ряд железных дорог резко ухудшил свою работу. Погрузка, выгрузка не превышает 70-80 процентов плана.

    Решающие узлы забиваются задерживаемыми поездами. На 66 важнейших узловых станциях к 1 января скопилось сверх нормы 31.200 вагонов. Число поездов, брошенных полевых станциях возросло до 522. Подробное положение, наряду с другими причинами, является результатом вредительской, диверсионной деятельности врага, сумевшего на ряде участков дезорганизовать управление движением, производить крушения и аварии поездов, ухудшить ремонт подвижного состава, ремонт и наблюдением состоянием пути и сооружений.

    Рязано-Уральской, одной из худших по работе дорог арестован начальник станции Ртищево ЕЛИСТРАТОВ, прошлом белогвардеец вредительско-диверсионных целях дезорганизовавший движение поездов. Там же угольном складе вскрыта, арестована диверсионная группа, выводившая строя механизм углеподъемников. Арестованный начальник станции БАЛАШОВ той же дороги признался, что контрреволюционных целях проводил зашивку важнейших узлов дороги. Все это показывает, что транспортные органы ГУГБ недостаточно использовали массовые операции для решительного разгрома диверсионно-вредительсной и шпионской низовки. Примером является хотя бы такой факт, когда связи расследованием случаев крушений поездов на Восточно-Сибирской и Красноярской дорогах ДТО ГУГБ неожиданно для себя обнаружили только на двух участках крушений 67 человек кулацко-белогвардей-ского элемента.

    ПРИКАЗЫВАЮ:

    1. Самым решительным образом развернуть операции по выявлению и полной ликвидации всех шпионских, диверсионных и вредительских гнезд;

    2. изъять весь оставшийся на транспорте кулацкий и антисоветский элемент;

    3. в полной мере выполнить требования приказов об операциях по полякам, немцам, харбинцам, латышам, грекам'1', финнам, румынам*2) и др.

    4. Нач. УНКВД оказывать транспортным органам всемерную помощь ликвидации диверсионно-вредительских очагов на транспорте и очистке его антисоветских элементов.

    5. Остающийся срок работы троек первую очередь рассматривать дела по жел. дор. транспорту.

    6. Ваши мероприятия донесите.

    РГАНИ Ф. (Комиссия Шверника). Д. 4. Л. 13-14.

    1. См.: Приказ№ 50215 от 11.12.1937[«Обоперации по арестам греков»]. -РГАНИ. Ф. (Комиссия Шверника). Д. 4, лист 4-6; Джуха И. Греческая операция. История репрессий против греков в СССР. - СПб, 2006.

    2. О преследовании финнов и румын, вероятно, не было специального приказа. Отношение к ним строилось по образцу приказа № 00485 о поляках.

    Директива № 17089 заместителя наркома внутренних дел СССР Н. Фриновский всем начальникам областных управлении СССР об усилении репрессии против эсеров переданная заместителем наркома внутренних дел УССР Н. Степановым

    18 января 1938 г.

    РАСШИФРОВАТЬ НЕМЕДЛЕННО ВСЕМ НАЧ. ОБЛУПРАВЛЕНИЙ НКВД

    ПЕРЕДАЮ ТЕЛЕГРАММУ ЗАМНАРКОМА КОМКОРА ТОВ. ФРИНОВСКОГО ДЛЯ РУКОВОДСТВА И НЕМЕДЛЕННОГО ИСПОЛНЕНИЯ:

    «В РАСПОРЯЖЕНИИ ГУГБ НКВД СССР ИМЕЮТСЯ ДАННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮЩИЕ О ТОМ, ЧТО РЯДЕ ОБЛАСТЕЙ СОЮЗА ЭСЕРЫ ПРОДОЛЖАЮТ ВЕСТИ АКТИВНУЮ АНТИСОВЕТСКУЮ ПОВСТАНЧЕСКУЮ ДИВЕРСИОННУЮ ТЕРРОРИСТИЧЕСКУЮ РАБОТУ. НЕСМОТРЯ НА РЯД СОВЕРШЕННО КАТЕГОРИЧЕСКИХ ДИРЕКТИВ НЕМЕДЛЕННОМ НАНЕСЕНИИ РЕШИТЕЛЬНОГО ОПЕРАТИВНОГО УДАРА ЗАДАЧЕЙ ЛИКВИДАЦИИ ЭСЕРОВСКОГО ПОДПОЛЬЯ. ДО СИХ ПОР МНОГИЕ УНКВД НЕ ОБЕСПЕЧИЛИ ДОСТАТОЧНЫХ ОПЕРАТИВНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ ЛИКВИДАЦИИ СУЩЕСТВУЮЩИХ ЭСЕРОВСКИХ АНТИСОВЕТСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ. ОПЕРАТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ СОВЕРШЕННО НЕ КОСНУЛИСЬ ЭСЕРОВ, ВСТУПИВШИХ ВКП(Б) И ПРОДОЛЖАЮЩИХ В КОНТАКТЕ ПРАВЫМИ И ТРОЦКИСТАМИ ВЕСТИ АКТИВНУЮ ПОДРЫВНУЮ АНТИСОВЕТСКУЮ РАБОТУ. В СВЯЗИ С ЭТИМ ПРЕДЛАГАЮ:

    1. НЕМЕДЛЕННО ЛИКВИДИРОВАТЬ ВСЕ ИМЕЮЩИЕСЯ АГЕНТУРНЫЕ ЭСЕРОВСКИЕ РАЗРАБОТКИ, СТАВЯ КАЧЕСТВЕ ОСНОВНОЙ ЗАДАЧИ ИСЧЕРПЫВАЮЩУЮ ЛИКВИДАЦИЮ ЭСЕРОВСКОГО ПОДПОЛЬЯ.

    2. ПЕРЕСМОТРЕТЬ ВЕСЬ ЭСЕРОВСКИЙ ОПЕРАТИВНЫЙ УЧЕТ И НЕМЕДЛЕННО АРЕСТУЙТЕ ВСЕХ ВЕДУЩИХ АНТИСОВЕТСКУЮ ЭСЕРОВСКУЮ РАБОТУ.

    3. ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ УДЕЛИТЕ ЭСЕРАМ ВСТУПИВШИМ ВКП(Б) И ПРОДОЛЖАЮЩИЕ АНТИСОВЕТСКУЮ ЭСЕРОВСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

    ПРОВЕСТИ ТЩАТЕЛЬНОЕ ГЛУБОКОЕ СЛЕДСТВИЕ ПО ЭСЕРОВСКИМ ДЕЛАМ НАПРАВИВ ЕГО НА ВСКРЫТИЕ НЕЛЕГАЛЬНОГО ЭСЕРОВСКОГО ФОРМИРОВАНИЯ УСТАНОВЛЕНИЮ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ С ЗАРУБЕЖНЫМИ ЭСЕРОВСКИМИ ЦЕНТРАМИ. ОСОБО ЗАОСТРИТЕ ВНИМАНИЕ ПРИ СЛЕДСТВИИ НА ЭСЕРОВ СОСТОЯВШИХ ВКП(Б). СЛЕДСТВИЕ ПО ИХ ДЕЛАМ ВЕСТИ ЗАДАЧЕЙ УСТАНОВЛЕНИЮ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ ЭСЕРОВСКИМ ПОДПОЛЬЕМ, ПРАВЫМИ, ТРОЦКИСТАМИ И ИНОСТРАННЫМИ РАЗВЕДКАМИ.

    К 25 ЯНВАРЯ СОБЕРИТЕ МАКСИМАЛЬНО ПОЛНЫЕ СВЕДЕНИЯ НА ВСЕХ ПРОЖИВАЮЩИХ НА ВАШЕЙ ТЕРРИТОРИИ ЭСЕРОВ ВЫСЛАВ 4 ОТД ГУГБ НА НИХ СПИСКИ ЕДИНОЙ СИСТЕМЕ ДВУХ ЭКЗЕМПЛЯРАХ. ОТДЕЛЬНО ПРЕДСТАВИВ СПИСКИ НА ЭСЕРОВ ВСТУПИВШИХ И СОСТОЯЩИХ ВКП(Б), С УКАЗАНИЕМ КАКИМИ МАТЕРИАЛАМИ РАСПОЛАГАЕТЕ.

    ВАШИХ ОПЕРМЕРОПРИЯТИЯХ НЕМЕДЛЕННО ТЕЛЕГРАФНО ДОНЕСТИ.

    № 17089

    ФРИНОВСКИЙ СТЕПАНОВ

    Впервые опубликовано: «Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украине 1937-1938 гг. / Сост. М. Юнге, Р. Биннер, С.А. Кокин, С.Н. Богунов, Г.В. Смирнов, Б. Бонвеч, O.A. Довбня, И.Е. Смирнова. (Выходит в Киеве в 2009 г.).

    Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол заседания 57, пункт 48) «Об антисоветских элементах»

    31 января 1938 г.

    а) Принять предложение НКВД СССР об утверждении дополнительного количества подлежащих репрессии бывших кулаков, уголовников и активного антисоветского элемента, по следующим краям, областям и республикам:

    Первая категория Вторая категория

    1. Армянская ССР [плюс] 1.000 1.000

    2. Белорусская ССР [плюс] 1.500

    3. Украинская ССР [плюс] 6.000

    4. Грузинская ССР [плюс] 1.500

    5. Азербайджанская ССР [плюс] 2.000

    6. Туркменская] ССР [плюс] 1.000

    7. Киргизская] ССР [плюс] 500 500

    8. Таджикская] ССР [плюс] 1.000 500

    9. Узбекск[ая] ССР [плюс] 2.000 500

    10. ДВК [плюс] 8.000 2.000

    11. Читинская обл. [плюс] 1.500 500

    12. Бурят-Монгол[ьская] АССР [плюс] 500

    13. Иркутская обл. [плюс] 3.000 500

    14. Красноярск[ий] кр[ай] [плюс] 1.500 500

    15. Новосибирская обл. [плюс] 1.000

    16. Омская обл. [плюс] 3.000 2.000

    17. Алтайск[ий] кр[ай] [плюс] 2.000 1.000

    18. Ленинградская] обл. [плюс] 3.000

    19. Карельская АССР [плюс] 500 200

    20. Калининск[ая] обл. [плюс] 1.500 500

    21. Московская обл. [плюс] 4.000

    22. Свердловск[ая] обл. [плюс] 2.000

    б) Предложить НКВД СССР всю операцию по указанным выше

    областям, краям и республикам закончить не позднее 15 марта

    1938 года, а по ДВК не позднее 1-го апреля 1938 года.

    в) В соответствии с настоящим постановлением продлить ра-

    боту троек по рассмотрению дел на бывших кулаков, уголовников

    и антисоветских элементов в областях, краях и республиках,

    перечисленных в пункте «а».

    Во всех остальных краях, областях и республиках работу троек закончить не позднее 15-го февраля 1938 года с тем, чтобы к этому сроку были закончены и рассмотрены все дела в пределах установленных для этих краев, областей и республик лимитов*1).

    Впервые опубликовано: Расстрел по 1-й категории // Известия. 1996, 3 апреля. Проверено: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 585. Л. 141.

    1. В документе имеется резолюция: «За. Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Микоян, Чубарь (подписи, автографы). Выписки решения направлены т. Ежову, OK, ККВКП(б), ЦК нацкомпартий».

    Шифртелеграмма Секретаря обкома ВКП(б) Горьковской области Ю.М. Кагановича И.В. Сталину и Н.И. Ежову об увеличении лимита

    4 февраля 1938 г.

    Работа тройки закончена. В пределах лимита по области репрессировано и осуждено 9.600 кулацкого эсеровского повстанческого и других антисоветских элементов. Дополнительно вскрываются кулацко-белогвардейские элементы, проводящие подрывную работу. Всего по области учтено до 9.000 антисоветского элемента.

    Обком просит установления дополнительного лимита первой категорий 3 тысячи по второй две тысячи. Продлить срок операции до 20 марта.

    Впервые опубликовано: «Расстрел по 1-й категории» // Известия. 1996, 3 апреля. (Факсимильное воспроизведение); Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937-1938. С. 471.

    М.П. Фриновский (циркуляр № 17231) всем начальникам НКВД и начальникам краевых и областных управлений НКВД о меньшевиках и анархистах.

    14 февраля 1938 г.

    Следствие по ряду ликвидированных антисоветских нелегальных формирований вскрывает, что меньшевики и анархисты во многих областях продолжают вести активную вредительскую, диверсионную и террористическую работу. Директивой № 17089 от 18/1-1938 года об оперативных мероприятиях по эсерам отмечена слабость оперативного удара по эсеровскому подполью ряда областных управлений НКВД. Аналогичное положение отмечается в оперативной работе ряда управлений НКВД в работе по меньшевикам и анархистам. Циркуляр ГУГБ НКВД СССР за № 57057(*) от 29/IV-37 года большинством управлений НКВД не выполнен, как в части вскрытия и разгрома меньшевистского подполья, так и усиления агентурной работы по меньшевикам и созданию новой

    агентурной базы. Операция по меньшевикам и анархистам, проведенная в областях, коснулась главным образом, ссыльных и хорошо известных НКВД, много раз репрессированных учетников. Основная часть меньшевиков и анархистов до сих пор операцией не задета. Совершенно не затронуты оперативными мероприятиями меньшевиков и анархисты, вступившие в ВКП(б) с двурушнической целью и продолжающие вести в контакте с правыми и троцкистами активную подрывную антисоветскую работу. Предлагаю:

    1. Ликвидировать все агентурные разработки по меньшевикам и анархистам, ставя основной задачей исчерпывающую ликвидацию меньшевистского и анархистского подполья.

    2. Пересмотреть весь оперативный "учет по меньшевикам, анархистам. Немедленно арестовать всех, ведущих антисоветскую работу.

    3. Основное внимание уделить меньшевикам и анархистам, вступившим в ВКП(б) и продолжающим антисоветскую деятельность.

    4. Провести тщательное следствие по меньшевистским и анархистским делам, направив его на вскрытие нелегальных формирований, организационных связей с зарубежными меньшевистскими и анархистскими центрами. В процессе следствия обратить внимание на выявление молодежных меньшевистских и анархистских нелегальных организаций и групп. Следствие по этим делам вести с задачей установления организационных связей меньшевистского подполья с правыми и троцкистами и иностранными разведками. В процессе операции принять меры к приобретению агентуры по меньшевикам, анархистам и по молодежи из их семей. Собрать максимально полные сведения на всех, проживающих на Вашей территории меньшевиков и анархистов и к 28 февраля выслать в 4-й Отдел ГУГБ списки на них в 2-х экземплярах. Отдельно представить списки на меньшевиков и анархистов, вступивших в ВКП(б), с указанием, какими материалами на них располагаете. Об оперативных мероприятиях донести по телеграфу.

    ЦА ФСБ РФ. (Без архивных данных)

    Политбюро ЦК ВКП(б) (протокол заседания № 57, пункт 67) по вопросу НКВД об увеличении лимита на аресты для НКВД УССР

    17 февраля 1938 г.

    Дополнительно разрешить НКВД Украины провести аресты кулацкого и прочего антисоветского элемента и рассмотреть дела их на тройках, увеличив лимит для НКВД УССР на 30 тыс.'1'.

    Впервые опубликовано: Лубянка. Сталин и Главное управление Госбезопасности НКВД 1937-1938. М., 2004. С. 489.

    1. В тексте имеется машинописная помета о рассылке тов. Фриновскому.

    А.Я. Вышинский В.М. Молотову о двух- и трехкратном превышении среднемесячного поступления жалоб в 1937 г.

    22 февраля 1938 г.

    В Прокуратуру Союза ССР за последнее время поступает огромное количество жалоб, в два-три раза превышающее среднемесячное поступление жалоб в 1937 году.

    Так, в январе 1937 г. поступило 13 тысяч жалоб

    в феврале 1937 г. поступило 16 тыс. жалоб

    в январе 1938 г. поступило 25 тыс. жалоб

    а за 20 дней февраля около 40 тыс. жалоб.

    Поэтому аппарат не справляется со своевременным рассмотрением этого количества жалоб; особенно же плохо обстоит дело с регистрацией и технической обработкой жалоб, а штат технических работников остается на уровне 1937 года.

    Ввиду этого прошу Вас разрешить мне увеличение количества работников Прокуратуры СССР на 15 единиц за счет общих штатных контингентов.

    ГАРФ Ф. 8131.Оп. 37.Д. 111.Л. 20.

    Н.И. Ежов о «недочетах подготовки и проведения массовых операций» на Украине

    Конец февраля - начала марта 1938 г.

    Народному комиссару внутренних дел УССР,

    Начальникам управлений НКВД УССР по Киевской, Харьковской, Одесской, Винницкой, Черниговской, Полтавской, Каменец-Подольской, Житомирской, Днепропетровской и Донецкой областям.

    Начальникам оперативных групп облуправлений НКВД УССР.

    Начальникам УПВО НКВД УССР и 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27 пограничных отрядов.

    Начальникам 3,4,5,6,8 и 11 отделов УГБ НКВД УССР.

    Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик.

    Начальникам управлений НКВД краев и областей РСФСР и Казахской ССР.

    Начальникам ДТО ГУГБ НКВД.

    Начальникам 3,4,5,6,8 и 11 отделов ГУГБ НКВД*1).

    За последние восемь-девять месяцев 1937-1938 гг. аппарат УГБ НКВД УССР проделал большую работу по разгрому шпионо-троц-кистских, правых, военно-фашистских, националистических и иных антисоветских сил на Украине. Одновременно, начиная с августа 1937 г., украинские чекисты вели в общем значительную работу по разгрому антисоветских и шпионских баз методом массовых операций.

    В процессе этой работы, прежде всего и главным образом по массовым операциям, на Украине были совершены некоторые ошибки и допущены крупные недочеты, недостаточно до сих пор осознанные и мало понятые руководителями и работниками УГБ НКВД УССР. Продолжающееся действие этих промахов, уже значительно снизивших результативность проведенной ранее работы по массовым операциям, тормозит дальнейший ход и развертывание их, препятствует полному завершению начатой ликвидации активных анти-советско-шпионских сил на Украине.

    Без четкого уяснения природы и сущности этих недочетов, без решительного устранения их в минимальные сроки невозможен нужный разворот работы по полной ликвидации кулацко-повстан-ческой, украинско-националистической, белогвардейской и шпионской базы на Украине.

    I. Недочеты проведения массовых операций в УССР.

    При личном ознакомлении в Киеве (обследовании оперативной бригадой ГУГБ НКВД СССР), во второй половине февраля 1938 г., с результатами работы НКВД УССР и областных управлений НКВД УССР по ликвидации кулацких, националистических, белогвардейских, польских, немецких, румынских и иных антисоветских контингентов, - выявлен ряд существеннейших недочетов в проведении массовой работы на Украине.

    Хотя общий размах оперативного удара, судя по количеству репрессированных, был весьма значительным, однако, конечный политический эффект операцией достигнут не был, вследствие того, что вся работа по массовым операциям проводилась на низком оперативно политическом уровне. Это обстоятельство, явившееся прямым следствием недостаточной партийности аппарата НКВД УССР и его руководителей, главным образом привело к тому, что в работе по массовым операциям на Украине отсутствовала целеустремленность чекистских действий, не было нацеленного удара по наиболее опасным руководящим, организаторским, активно действующим, кулацко-националистическим, белогвардейским и шпионским кадрам.

    Отсюда неизбежно рождалась и процветала вредная погоня за голыми количественными показателями выполнения и перевыполнения «лимитов», арестовывали распыленную антисоветскую низовку, а руководящие вражеские кадры и возглавляемые ими антисоветские организации из-под удара уходили.

    При имевшейся к началу операции крайней слабости учета и осведомительной работы, нужно было особенно тщательно оперативно и на высоком политическом уровне направлять и вести работу по операциям, чтобы ликвидировать действительно наиболее активные и верхушечные силы врага.

    Вместо этого, большей частью, арестовывали находившихся на поверхности антисоветчиков (состав церковных двадцаток, костель

    ный актив, отдельные носители антисоветских и антиколхозных настроений, рядовой повстанческий и белогвардейский состав и пр.), а наиболее законспирированные и организованные кулацко-бело-гвардейские и шпионские формирования оставались невскрытыми.

    Отсутствие необходимой оперативно-политической целеустремленности в массовых операциях привело также к тому, что мало обращалось внимания на националистические формирования, типа махновских, петлюровских, их связи с закордонными эмигрантскими центрами, переплетения с иностранными разведками.

    Другим важнейшим недочетом работы по массовым операциям на Украине было проведение ее в некотором отрыве от местных условий, без достаточного учета специфики тех или иных областей, особенностей периода гражданской войны и последующих лет классовой борьбы, вне конкретной связи с политическим и хозяйственным значением данного района. В результате этого осталась не разгромленной и не полностью ликвидированной значительная антисоветская и шпионская база в пограничных районах, особенно в Каменец-Подольской обл., где оперативный удар был совершенно недостаточным; очень слабо очищены областные центры и города, промышленность и транспорт. В деревнях же, где удар был более основательным, чем в городах, он пришелся, прежде всего, по районам, находившимся в непосредственной близости к пунктам оперативных групп; в более удаленных от опергрупп районах выявление антисоветских элементов было крайне слабым и репрессирование их явно недостаточным.

    Наконец, третьим крупнейшим недочетом работы по массовым операциям на Украине было совершенно недостаточное развертывание следственной проработки арестованных контингентов, низкий уровень следствия даже в том объеме, в каком оно велось в одних местах, и почти полное его отсутствие его во многих случаях -в других,

    В итоге, репрессированные кулаки, националисты, шпионы либо осуждались не сознавшимися (по отдельным областям количество сознавшихся едва достигает 20-30-40 %), либо, в лучшем случае, показывали только о своей личной подрывной деятельности, утаивая свои организационные связи и руководителей антисоветской работы. Видимо, некоторые работники НКВД Украины решили, что установленный моими приказами №№ 00447 и 00485-1937 г. упро

    ценный порядок осуждения арестованных по массовым операциям освобождает их и от следствия по этим делам. Между тем, в этих именно приказах давались указания о тщательной следственной работе, исчерпывающем выявлении наиболее активных и верхушечных вражеских кадров, полном установлении всех преступных связей арестованных кулаков, белогвардейцев, националистов, шпионов. Забвение этого элементарного для чекиста требования, отсутствие постоянной острой тревоги о том, что уносит с собой осужденный враг, и привело к тому, что на Украине еще сегодня безнаказанно разгуливает не мало крупнейших и опаснейших организаторов диверсии, повстанчества, шпионажа.

    II. Недостатки в подготовке дальнейших массовых оперативных ударов.

    Сейчас, когда все аппараты УГБ НКВД УССР находятся в периоде нового этапа массовых операций, который должен, наконец, обеспечить действительно полную ликвидацию наиболее активных организаторских антисоветских кадров (приказ № 00447-1937 г.) и шпионских контингентов (приказ № 233-1938 г.), -украинские чекисты должны усвоить, что важнейшим условием выполнения этой высоко ответственной задачи является тщательная оперативно-политически нацеленная подготовка операции, прежде всего, правильное определение и учет подлежащих репрессированию контингентов. Между тем, ближайшее ознакомление с проведенным в настоящее время учетом для подготовки дальнейшего оперативного удара показало, что этот учет качественно неудовлетворителен, отражает прежнюю болезнь погони за голой цифрой, не устраняет недочетов предыдущего этапа массовых операций и не обеспечивает положительного решения задачи, стоящей перед НКВД УССР.

    Главнейшими недостатками проделанной сейчас учетной работы являются:

    1. Крайняя общность, поверхностность и не конкретность учета таких контингентов, к репрессированию, которых нужно подходить строго дифференцированно, а часто и сугубо индивидуально. Так, например, по всем областям УССР сейчас учли около 10 тыс. исключенных из КП(б)У и огульно расценивают их в ка

    честве категории, подлежащей репрессированию. Между тем, ЦК ВКП(б) неоднократно указывал, и это достаточно очевидно, что исключение из партии не может само по себе являться основанием для ареста. Исключенцы должны нами учитываться, но не для огульного репрессирования, а для систематической проработки их осведомлением, агентурой в целях выявления происходящих в этой среде процессов и ареста конкретно тех, которые проявляют те или иные антисоветские намерения.

    Также неудовлетворительно организован учет русских военнопленных, т. е. лиц, служивших в царской армии и находившихся в австро-германском плену во время империалистической войны. Самый факт пребывания в иностранном плену также ни в коем случае не является основанием для репрессирования, а огульный учет всех без изъятия военнопленных не нужен и даже вреден: на Украине живет около двух с половиной миллионов лиц, побывавших в плену, и повальное учитывание их только загромоздит и засорит нашу учетную работу. Мы должны выявлять, учитывать, разрабатывать и репрессировать не всякого военнопленного, а таких, которые либо содержались в специально создавшихся иностранными разведками лагерях для пленных - украинцев, татар и других, и, следовательно, обработанных разведкой; либо таких, которые сохраняют с заграницей связь, что дает основание подозревать в шпионаже; бывших военнопленных, проявляющих себя антисоветски, что может являться результатом его работы по заданиям разведки и т. п.

    Наряду с совершенно правильным учетом для последующего репрессирования такой определенной категории, как кулачество, на Украине совершенно неконкретно учитывается категория, именуемая «контрреволюционные кулацкие элементы», без должного отражения, кто именно учтен: колхозник, бедняк или середняк. Надо твердо помнить, что если кулака мы репрессируем именно по одному этому признаку, то по категориям «контрреволюционный кулацкий элемент» и «сельская контрреволюция», в случаях, когда речь идет о бедняке, середняке, колхознике, сельском учителе или враче, их можно репрессировать только на основании конкретных материалов, уличающих их в антисоветской деятельности.

    Недопустимо обобщен также учет бывших петлюровцев, гетман-цев, махновцев, политбандитов, участников антисоветских восста

    ний, бывших белых. По этим контингентам в первую очередь должны быть учтены и репрессированы офицеры, командный состав, атаманы, организаторы и главари банд и восстаний, добровольцы антисоветских армий, подучетники, имеющие связь с за кордоном, лица, на которых имеются компрометирующие материалы, реэмигранты, каратели, гетманские, петлюровские и белые чиновники. Весь остальной ход операции и репрессирование рядовой массы этих категорий должно решить качество следствия по делам репрессируемого в первую очередь актива. Абсолютно недопустимо, чтобы в целях быстрейшего и формального выполнения «лимитов» удар был нанесен только и без разбора по всей рядовой массе бывших петлюровцев или третьестепенным участникам банд и восстаний. Эту рядовую массу необходимо твердо и полно учесть, хорошо освещать, но арестовывать (если они не кулаки) только по показаниям, агентурным или иным материалам, уличающим их в антисоветской деятельности.

    Также четко надо определять первоочередной состав репрессируемых в порядке приказа № 00447 по другим категориям учета, а именно:

    По украинским националистическим элементам должны (кроме указанных выше) быть полностью учтены и репрессированы все активные националисты, ранее получившие незначительные наказания, либо по тем или иным причинам прежде не привлекавшиеся к ответственности; бывшие участники националистических организаций; связанные с зарубежными националистическими организациями и эмигрантскими деятелями; представители гетманской, петлюровской, белой сельской и городской администрации.

    По церковникам оперативный удар должен быть прежде всего нанесен по черному и белому духовенству, проникшему в промышленность и на транспорт, а также по духовенству, имеющему связи с за кордоном, затем по верхушке церковного актива, не допуская подведения под эту категорию верующих вообще.

    По сектантам задача заключается в том, чтобы в первую очередь репрессировать руководящую верхушку сект и сектантских проповедников; репрессирование же ряда сектантов проводить только на основании конкретно-уличающих материалов.

    В отношении участников антисоветских партий необходимо в первую очередь учесть и арестовать руководящий, активный и кадро

    вый состав эсеров, меньшевиков, анархистов и др.; аресты рядовых участников