Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    О СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОЙ ВОЙНЕ
    А. КУЗНЕЦОВ


    «Мы не выйдем из этой окаянной смуты, пока не отделим честно и четко правду от лжи, и не начнем стойко и мужественно выговаривать правду» И.А. Ильин.

    фото
    Одним из наиболее стойких мифов советской пропаганды, перешедших из коммунистической эпохи в наше время, является миф о «великой отечественной» войне. Этот миф одинаково разделяется официальной властью и оппозицией, коммунистами и «патриотами», атеистами и верующими всех конфессий. Если в чем и достигнуто в нынешней РФ «согласие и примирение», так это в вопросе об отношении к Советско-германской войне, которая единодушно почитается как «отечественная», «великая» и «священная». Содержание мифа об «отечественной» войне вкратце таково. В июне 1941 г. живущая мирной жизнью страна подверглась ничем не спровоцированному нападению со стороны коварного и жестокого врага, стремившегося превратить нашу страну в колонию, а её население – в рабов, но русский народ и его армия, показав образцы невиданного героизма, отстояли свободу и независимость своей Родины, разгромив гитлеровскую Германию и освободив Европу и мир от «коричневой чумы».

    Имеется множество разновидностей этого мифа, но в любой из них СССР выдается за историческую Россию, Красная армия – за Русскую, а большевицкое сталинское правительство – за правительство национальное, русское. Соответственно и победа в этой войне преподносится как величайшая победа русского народа за всю его историю, как апофеоз воинской славы России. Некоторые «православные» идеологи идут ещё дальше и стараются представить эту войну не просто как триумф «русского» оружия, но как победоносную войну за Православную Русь, как «священную» войну за идеалы русской православной цивилизации, приведшую к воскресению Святой Руси (возстановление «патриаршества», открытие церквей и т.д.). Сталин представляется ими уже не величайшим в истории гонителем Церкви, а новым Константином Великим, богодарованным вождем, который будто бы восстановил историческое преемство с православной самодержавной Россией и возродил российское государство в его прежнем (или даже небывалом) величии. Некоторые публицисты из этого лагеря открыли и «духовный» смысл Советско-германской войны: оказывается, «патриотический подвиг» русского народа искупил грех его участия в антихристовой революции, грех отречения от Царя и соучастия в его убиении.

    Миф о «великой отечественной» войне настолько прочно укоренился в массовом сознании, что уже не подвергается ни малейшему сомнению. Он просто неприкасаем для критики, любые попытки оспаривать его воспринимаются как неслыханное кощунство. Доходит до того, что называться русским патриотом можно только при условии согласия с этим мифом в той или иной форме.

    А между тем, едва ли есть что-то более несовместимое с русским патриотизмом, чем этот лживый миф, взращенный коммунистической пропагандой и подхваченный нынешними патриотами, не исключая и «православных». Признать этот миф за правду можно, только совершенно забыв, чем СССР отличается от России, а советский патриотизм – от патриотизма настоящего, т.е. русского. Такая «забывчивость» стала привычной для большинства наших современников, которые, слыша о «великой отечественной» войне, никогда не задают себе вопрос: а какие условия необходимы для того, чтобы войну можно было назвать Отечественной?

    Для того чтобы война была Отечественной недостаточно, чтобы она велась на русской территории и армией, состоящей из этнически русских людей.

    Не делает войну Отечественной и самопожертвование сражающихся и умирающих на фронте солдат. Это нужно подчеркнуть, т.к. защитники мифа о «великой отечественной» войне постоянно ссылаются на воинские подвиги, совершенные советскими («русскими») солдатами в этой войне, на «массовый героизм» как доказательство ея отечественного характера. Не говоря уже о том, что отнюдь не всякий подвиг заслуживает почтения и уважения (ибо и ложные идеи могут вдохновлять на героические поступки), следует вспомнить, что на Советско-германской войне, как и на всякой войне, подвиги совершались по обе стороны фронта. Немецкие солдаты показали в боях не меньше доблести и мужества, чем солдаты советские, например, при защите г. Холма, в боях за Царицын (Сталинград), при штурме Севастополя или при обороне Берлина. 16-ти летние немецкие школьники, вооруженные лишь «фаустпатронами» и автоматами, уничтожив в уличных боях в Берлине до 1000 советских танков Т-34 и ИС-2, показали незаурядную доблесть. Эти фольксштурмовцы заслужили свои железные кресты и имеют полное право сказать, что защищали свое Отечество и проливали за него свою кровь, но война Гитлера от этого не становится Великой Отечественной войной германского народа. Не становится даже с учетом того, что немецкий народ в отличие от русского народа вел эту войну, имея свою национальную армию, и какое-никакое, но свое национальное правительство, при отсутствии которых разговор об отечественном характере войны вообще бессмысленен.

    Отечественная война возможна лишь при наличии в стране национальной власти и национальной Армии.

    Что же за правительство управляло и, вообще, какая власть установилась на территории бывш. Российской империи к июню 1941 г, когда разразилась Советско-германская война? Управляло страной правительство коммунистов-богоборцев во главе со Сталиным, которое на протяжении четверти века последовательно проводило политику уничтожения исторической России и русского народа. У власти стояли люди, всю свою жизнь копившие ненависть к «проклятой России», «тюрьме народов», мечтавшие о превращении её в «очаг мировой революции», в огне которой эта «царская» Россия должна была сгореть, и приступившие с 1917 г. к открытому воплощению в жизнь своих преступных планов.

    Страной правила партия изменников Родине, та партия, которая свою «государственную» деятельность начала со шпионажа и пропаганды пораженчества, с убийства русских офицеров, с братания на фронте, с дезертирства, с предательства Родины, высшей точкой которого стало заключение Брестского мира, отдававшего врагу 20 губерний, все фронтовые запасы, захваченных военнопленных и т.д. С самого начала большевики показали себя как антирусская власть, для которой не существует понятий Родина, Отечество, честь и долг; у которой святыни русского народа вызывают ненависть; которая слово Россия заменила словом Интернационал, а русский национальный флаг – красным знаменем; которая и по своему национальному составу была, очевидно, нерусской: в ней преобладали евреи (составлявшие громадный %, первое время казалось, что речь идет о чисто «еврейской власти») и инородцы.

    За 24 года своего владычества большевицкая («советская») власть добилась огромных успехов в деле уничтожения исторической России. Были последовательно истреблены все сословия: дворянство, купечество, крестьянство, духовенство, образованный слой (в том числе поголовно русское офицерство) и разрушены все государственные институты прежней России: армия, полиция, суд, местное самоуправление, благотворительные учреждения и т.д. Проводилось систематическое уничтожение русской культуры – взрывались церкви, разграблялись музеи, переименовывались города и улицы, вытравливались русские семейные и бытовые традиции, ликвидировались русские наука и школа, была зачеркнута и оплевана вся русская история. Вместо уничтоженного русского создавалось красное и советское, начиная от Красной армии и красной профессуры и кончая советской орфографией и советским спортом. Наше земное Отечество – Россия была фактически уничтожена, её террором превращали и превратили в Совдепию, которая была полным отрицанием России, анти-Россией. Русский человек не имеет права забывать, что последовательное отрицание русской государственности – это то, на чем стоял и чем подчеркнуто хвалился советский режим.

    Называться национальной властью такой режим не имеет никакого права. Он должен быть определен как антинациональная оккупационная власть, свержение которой каждый честный патриот может только приветствовать. Ещё яснее обстоит дело с наличием в стране национальной армии, т.к. антинациональная и антинародная сущность Красной (Советской) армии ясна каждому, кто более или менее близко с этой армией соприкоснулся.

    Но и всякий русский, сохранивший национальную память, согласится, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) никогда не являлась ни продолжателем традиций, ни правовым преемником Русской Императорской Армии (таковым была и остается до сегодняшнего дня армия Белая). Красная армия была создана большевиками вместо уничтоженной ими Русской Армии, причем создатели, руководители и костяк личного состава этой армии были либо открытыми предателями Родины, либо изменниками присяге и дезертирами из Армии Русской. Эта армия в Гражданскую войну обезчестила себя мародерством, убийствами наших русских офицеров и генералов и неслыханными насилиями над русским народом. При своем создании она пополнялась преступным сбродом, деревенскими босяками, красногвардейцами, матросней, а также китайцами, мадьярами, латышами и другими «интернационалистами». В «комсоставе» Красной армии коммунисты составляли: в 1920 – 10,5 %; в 1925 – 40,8 %, в 1930 – 52 %, а с конца 30-х годов коммунистами или комсомольцами были заняты все командные должности. Эта армия была пропитана доносчиками НКВД и политруками, её судьбами вершили комиссары, большинство которых было евреями; она представляла собой не национальную Армию, а партийное войско ВКП(б)-КПСС. Лозунг этой армии был не «За Веру, Царя и Отечество!», а «Даешь Интернационал!»

    Эта армия изначально создавалась не для защиты, а для порабощения нашего Отечества и превращения его в «плацдарм мiровой революции», с которого она должна была вести наступательную войну за распространения богоборческого коммунизма по всему мiру. В ходе Гражданской войны РККА оккупировала и покорила Россию, подавила сопротивление русского народа большевикам и в дальнейшем всегда приходила на помощь палачам и карателям из ЧК-ОГПУ-НКВД, если народное сопротивление большевизму принимало особенно широкий размах, и силами одних чекистов справиться с ним было невозможно.

    Поэтому для России и русских Красная армия всегда была армией поработителей, и она не имеет никакого отношения к Армии Русской. Остатки Русской армии ген. Врангеля эвакуировались в ноябре 1920 г из Крыма, и с тех пор на территории бывш. Российской империи никаких русских войск больше не было.

    К июню 1941 г. русский народ, лишенный своих национальных власти и Армии, находился под красной оккупацией и не мог вести никакой Отечественной войны до тех пор, пока не освободился бы от этой чудовищно-жестокой власти советских оккупантов и не возстановил бы свою русскую национальную Власть и русскую национальную Армию. Нападение Германии на СССР все подлинно русские люди восприняли не как начало «великой отечественной» войны, а как возможность (и притом последнюю) освободить свою Родину от оккупантов-большевиков и возстановить историческую Россию. Именно поэтому население СССР встречало немцев цветами, видя в них освободителей от красного ига. Именно поэтому столько надежд связывалось с Русской Освободительной Армией ген. Власова, в которой увидели нашу национальную армию со старыми русскими званиями, обращением «господин», а не «товарищ», с трехцветным национальным знаменем вместо красных тряпок и с православным священством вместо евреев-политруков.

    И именно поэтому вся русская национальная и военная эмиграция, патриотизм которой вне всякого сомнения, которая свою любовь к России и верность России доказала делом во время Первой Мировой (Второй Отечественной) и Гражданской войн, оказалась с началом Советско-германской войны на стороне Германии и, видя в немцах заведомо меньшее зло, приняла участие в вооруженной борьбе против СССР за освобождение своей Родины-России. Эта борьба не привела к успеху потому, что возглавлявший Германию Гитлер оказался почти таким же ненавистником России, как и Сталин, но воистину надо быть патриотически слепым человеком, чтобы усмотреть в борьбе гитлеровских оккупантов с оккупантами советскими за право владеть русской территорией и эксплуатировать населяющий её народ «великую отечественную» войну.

    Поэтому людей, воспевающих «великую отечественную» войну, мы даже не можем считать по-настоящему русскими людьми, ибо они не только не чувствуют, но и просто не понимают глубину нашей русской трагедии во Второй Мiровой войне, когда русский народ оказался между Гитлером и Сталиным без своего правительства и без своей армии, и потому, кто бы из этих диктаторов не победил, мы, русские от этой победы не получили бы ничего: ни свободы, ни роспуска концлагерей и колхозов, ни возможности честно трудиться, открыто молиться и воспитывать своих детей людьми русского духа и русской культуры. Но, как мы видим на примере гитлеровской Германии, даже наличие национальной власти и армии недостаточно для отечественного характера войны. Чтобы понять была ли война Отечественной необходимо также посмотреть на ея цели, ея ход и на ея результаты.

    Свою цель – мировое господство коммунисты открыто объявили в программе своей партии ещё лет за 15 до прихода Гитлера к власти. Достичь этой цели предполагалось сначала Мировой революцией, а потом, когда стало ясно, что она не удалась – Мировой войной. Сталинский СССР готовился к войне за передел Европы систематически и целенаправленно с начала 30-х годов. В стране всё было подчинено подготовке к грядущей войне, вся пропаганда взывала к этой войне, и притом не к «отечественной» войне, а захватнической, наступательной, «освободительной» войне. Коллективизация, индустриализация, пятилетки, семидневки, массовый террор, чистка в армии и т. д., всё это в конечном итоге имело одну цель – подготовить, начать и выиграть Мировую войну за торжество коммунизма во всем мире. Поэтому просто смехотворно звучат причитания красных «патриотов» о том, что «мы жили мирной жизнью, а фашисты на нас напали». Мирной жизни Россия не знала с 1914 года, а с 1917 г. в стране шла война большевиков против русского народа, который стал первой жертвой коммунистической агрессии. Все русские люди в последнее пятилетие перед войной настолько измучились под большевицкой властью, что буквально молили о том, как бы кто-нибудь поскорее на Сталина напал, покончил с ним самим, возглавляемой им партией и их владычеством над Россией.

    СССР вступил во Вторую Мировую войну как агрессор в сентябре 1939 г., открыв военные действия против Польши. После победы над поляками между СССР и Германией был заключен договор о дружбе, означавший, что СССР ведет войну на стороне Германии. Далее жертвами советской агрессии в 1939-40 гг стали остальные граничащие с ним европейские государства, при этом три из них (Литва, Латвия, Эстония) полностью лишились независимости, а два (Финляндия и Румыния) – потеряли значительную часть своей территории. С середины 1940 г. в стране велась интенсивная подготовка к войне с Германией, и если бы Гитлер не напал на Сталина в июне 41-го, то сам бы стал жертвой его агрессии не позднее середины июля того же года. Этот факт признаётся всеми честными и серьезными исследователями, не придерживающимися «принципа партийности» в истории, и спор идет лишь о том, было ли нападение Гитлера упреждающим ударом против изготовившегося к нападению Сталина, или это было самостоятельное агрессивное действие, не связанное с захватническими планами последнего. Всё это вместе взятое не оставляет никакого места для мифа о «великой отечественной» войне и показывает, что речь может идти лишь о противоборстве двух тиранических режимов, обрекших в ходе войны подчиненные им русский и немецкий народы на невиданные страдания.

    Наиболее умные мифотворцы «великой отечественной» войны готовы, однако, признать, что Советско-германская война началась не как «отечественная» война, а как война двух тоталитарных государств за европейское господство. Но, говорят они нам, война пошла не по сталинскому сценарию, из наступательной превратилась в оборонительную, враг был жесток, русский народ осознал грозящую ему опасность и, отложив счеты со сталинской властью, встал на защиту своего очага, своих жен и детей, и с этого момента война пошла будто бы не за Сталина, а за Родину, стала Отечественной. Так говорят советские «патриоты». На это мы им ответим, что тогда и война Гитлера является Отечественной и притом Великой, ибо хотя и началась как захватническая, но потом, когда враг подошел к границам Германии, когда жестокими бомбардировками немецкие города были превращены в руины, когда немцам стала грозить опасность попасть в сталинский ГУЛАГ, а их женщинам быть изнасилованными советскими солдатами-«освободителями», эта война приняла характер священный борьбы за свой очаг и за своих близких и стала Отечественной.

    Мифотворцы «великой отечественной» не имеют мужества посмотреть исторической правде в глаза и вспомнить о том, что «отечественной» эта война была объявлена сверху, приказным порядком; так решил Сталин, и так изо всех сил долбили пропагандисты и политруки во всех газетах и на всех собраниях, вколачивая в головы людей эту новую ложь. Уже сами интенсивность и целенаправленность, с которыми велась пропаганда, тот размах, который она приняла, и те колоссальные средства, которые были на неё затрачены, опровергают ложь об «отечественном» характере войны. Ибо в подлинно Отечественной войне агитировать и уговаривать людей защищать свою Родину не нужно, это для них также естественно как жить и дышать. Достаточно ещё раз вспомнить историю Отечественной войны 1812 г. или начало Второй Отечественной войны 1914 г., чтобы последние сомнения на этот счёт отпали.

    Поворот в сталинской пропаганде именно потому и произошел, что со всей очевидностью выяснилось нежелание русского народа сражаться за красное «отечество», что Отечественной эта война не будет никогда, пока существует сталинская власть. Единственное, что оставалось Сталину, так это пустить в ход испытанные большевицкие средства – Террор и Пропаганду – и силой, ложью и обманом заставить людей сражаться и побеждать. Летом 41-го года после страшных поражений Красной армии возникла угроза самому существованию коммунистического режима, и стало ясно, что для спасения этого режима нужны чрезвычайные меры.

    Сталин на эти меры пошёл, и включил патриотизм в арсенал средств коммунистической пропаганды.

    Это был достойный Сталина ход – поставить себе на службу то, что потенциально представляет для тебя смертельную опасность (впоследствии он точно также решил и проблему с Церковью). С безпредельной циничностью и лицемерием коммунистическая пропаганда стала эксплуатировать патриотические чувства и внушать «братьям и сестрам», что война ведется не ради сохранения власти Сталина, а ради защиты многократно проклятых этой же пропагандой национальных святынь. Наряду с такими чисто внешними приемами, как введение погон, переименование Красной армии в Советскую, замена гимна, роспуск Коминтерна, ликвидация института комиссаров и создание лже-церкви «патриарха» Сергия, это дало свои плоды. Можно понять людей того поколения, поддавшихся этому дьявольскому искушению, но как можно сейчас не видеть глубокую ложь этих призывов и повторять басни о «великой отечественной» войне – непонятно. Ведь пропаганда звала бороться не за Россию и даже не просто за Родину, а «За нашу советскую Родину!» или «За Родину, за Сталина!», чем и обезсмысливалась вся борьба, ибо «Родина» и «Сталин» это понятия взаимно несовместимые. Нельзя было защитить свою Родину, не свергая при этом Сталина, ибо он и есть главный насильник, мучитель и убийца нашей Родины-России.

    Ещё яснее несостоятельность мифа о «великой отечественной» войне можно увидеть, если вспомнить кое-какие факты из истории этой войны, а также ея итоги. Фактов этих, опровергающих советский миф, более чем достаточно, но мы вспомним лишь некоторые.

    Возможны ли в Отечественной войне такие приказы, как подписанный Сталиным, Молотовым, Жуковым и другими военными преступниками приказ № 270 от 16 августа 1941 г., который требовал семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия (карточек), что в тех условиях означало неминуемую голодную смерть, а семьи сдавшихся в плен командиров – арестовывать? Очевидно, нет.

    Невозможен в Отечественный войне и приказ, отданный Сталиным в ноябре 41-го года, в котором предписывалось уничтожать при отступлении все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. Этот приказ оставлял население русских деревень замерзать на дорогах, и такой приказ можно отдать, только отступая с оккупированной территории. Гитлер, когда война шла на территории Германии, не решился уничтожать при отступлении немецкие деревни, понимая, что речь идет о своей земле и о своем народе. Но, уходя с оккупированных территорий, он отдавал похожие приказы о разрушении населенных пунктов. Так эта война и шла: уходили одни оккупанты – советские, и приходили другие – немецкие, а потом наоборот.

    Возможно ли, чтобы в Отечественной войне попавшие в плен считались «изменниками родины» и сознательно оставлялись умирать с голода в лагерях военнопленных (где голодали только русские, а остальные получали помощь через Красный Крест), а по освобождении из плена попадали не на волю, а опять в концлагерь? Нет, такое в Отечественной войне невозможно, как и вообще невозможно вести Отечественную войну, имея в тылу в концентрационных лагерях и тюрьмах 5-10 млн. своих соотечественников.

    Совместимы ли с Отечественной войной такие вещи как заградотряды и штрафные батальоны, депортации целых народов в отместку за «сотрудничество с врагом» и вообще само это «сотрудничество», которые было настолько массовым, что численность подразделений немецкой вспомогательной полиции превосходила численность партизанских отрядов, с которыми эти подразделения боролись? Нет, эти вещи невозможны не только в Отечественной войне, но вообще в любой войне, которая ведется национальной армией за национальные интересы свой Родины.

    Что же это за Отечественная война, если человек получает возможность открыто исповедывать свою отечественную веру, веру своих отцов – православное христианство только после прихода оккупационных войск? Ведь это потрясающий факт, что лишь с приходом немцев стали повсеместно открываться церкви, и люди получили возможность молиться Богу, не опасаясь попасть в НКВД. Если мы обратимся к настоящей Отечественной войне 1812 г. и вспомним, что тогда ничего подобного не было и быть не могло, то ложь мифа о «великой отечественной» войне станет вполне очевидной.

    Если эта война была Отечественной, то почему же наше казачество, которое всегда было опорой и защитником Отечества, в эту войну встречало немцев хлебом-солью, а потом бок-о-бок с ними сражалось против Красной армии, войдя в состав Вермахта в виде целого кавалерийского корпуса (15-й Казачий, ген. фон Паннвица)? Не потому ли, что сравнение советской оккупации с немецкой было не в пользу первой? Советские оккупанты во время Гражданской войны безпощадно истребляли казаков, а в коллективизацию вымаривали голодом целые казачьи станицы, не выполнившие «плана хлебозаготовок»; оккупанты же немецкие, заняв казачьи территории, распустили колхозы, позволили казакам избирать своих атаманов и разрешили носить оружие. Если оккупанты советские в Кафедральном соборе г. Ростова-на-Дону устроили зверинец, а в Вознесенском войсковом соборе Новочеркасска – красноармейские конюшни (при этом прах атамана Платова и других атаманов был ими выброшен из храма на помойку), то на открытие немцами того же Кафедрального собора пришел весь православный Ростов. Люди своими глазами увидели, что советский режим хуже всякой оккупации, и в начале 1943 года всё казачье население Северного Кавказа снялось со своих мест и двинулось вслед за отступающими немецкими войсками. Русская и мировая история не знают второго такого примера, когда население страны уходило с оккупантами, не желая попадать в руки своих «освободителей». Если мы честно осмыслим этот факт, то от мифа о «великой отечественной» войне не останется и следа.

    Но конечно самый страшный удар по этому мифу наносит Русское Освободительное Движение Второй Мировой войны, называемое у советских патриотов «власовским». Уже сам тот факт, что в составе германского Вермахта служило в разное время около 1 000 000 (одного миллиона!) советских граждан, должен пресекать все разговоры о «великой отечественной» войне, ибо действительно: где, когда, во время какой Отечественной войны люди в таком количестве добровольно переходят на сторону противника и воюют в его рядах? Совпатриоты не находят ничего более умного как объявить этих людей врожденными изменниками, шкурниками и трусами. Это – откровенная ложь, но даже если бы она и была правдой, то остается совершенно непонятным, почему же раньше за всю свою историю Россия не знала такого массового «предательства» и такой масштабной «измены». Сколько войн провела Россия, и никогда у нас не было столько изменников, перебежчиков и «шкурников», но вот стоило только начаться «отечественной» войне и притом не простой, а «великой», как сотни тысяч людей с оружием в руках перешли на сторону врага. Причем в РОА люди записывались даже в 1945 г., когда крах гитлеровской Германии стал очевиден, а победа Сталина неотвратима.

    Многие красные «патриоты» понимают смехотворность своих объяснений возникновения Русского Освободительного Движения и РОА, но прибегают к такому шулерскому приему. «Что же это вы, осуждая пораженчество Ленина, не осуждаете предательство власовцев?» – вопрошают они. «Как же можно было выступать против своего правительства во время войны с внешним врагом?» Уже сама постановка вопроса вполне изобличает таких «патриотов», считающих оккупационное советское правительство «своим». Прямой же ответ на их лукавый вопрос таков. В 1917 году к власти пришли люди, которые разрушили русское государство и уничтожили историческую Россию. С точки зрения русского патриотизма эти люди – преступники, даже если бы они действовали и без помощи внешнего врага. Свергнуть же антирусскую власть этих людей – хотя бы и при помощи её внешних врагов – с точки зрения патриотизма не только не преступно, но и похвально. Именно поэтому пораженцы-ленинцы – изменники, а бойцы РОА – нет.

    За десятилетия советского правления у нас выросли миллионы людей, называющих себя русскими патриотами, но в действительности о подлинном русском патриотизме имеющих очень смутное понятие. Отношение к Советско-германской войне – надежный способ распознания таких псевдопатриотов, но настоящей «лакмусовой бумажкой» лже-патриотизма является «власовское» движение. Как краснеет лакмусовая бумажка в кислоте, так и всякий, считающий «власовцев» предателями, обнаруживает тем самым свою «красноту» и полное отсутствие русского патриотизма.

    Если же мы теперь обратимся к итогам этой «отечественной» войны, то увидим следующее. На всех обратно отвоеванных Красной армией территориях восстанавливались прежние советские порядки, колхозное рабство, власть обкомов и НКВД, и начинался полномасштабный террор против «пособников» немецких оккупантов и вообще противников сталинского режима. Жестокость чекистов, сравнявшаяся с жестокостью эсэсовских зондеркоманд, ясно показала, что произошло не «освобождение», а смена одного оккупационного режима другим. С лета 1944 г., когда советские войска вышли к границам 1939 г., война со стороны СССР приобрела откровенно захватнический характер. Именно с этого момента стало окончательно ясно, что Красная армия ведет борьбу не за Россию и не за национальные интересы русского народа, а только за геополитические интересы партии большевиков и за распространение советской системы по всему мiру.

    Всюду, куда ступала нога советского солдата, устанавливался самый черный режим оккупации, проводилась «советизация», начинались аресты и убийства священников, «капиталистов», «фашистов» и национально-мыслящей интеллигенции, мирное население подвергалось самому откровенному и безпощадному грабежу, достигшему своего апогея в Восточной Пруссии, которая уже вполне официально была отдана мародёрам на поток и разграбление. При этом всё награбленное добро было приравнено к «трофеям» (т.е. военному имуществу, взятому в боях); так и говорилось безо всякого стыда: «трофейные» часы, «трофейный» аккордеон, «трофейное» женское белье. Насилие над населением захваченных территорий были массовым и повсеместным. Изнасилование немки преступлением не считалось в принципе, и даже в «дружественной» Сербии по данным сербских властей число только зарегистрированных надругательств над женщинами, совершенных советскими солдатами-«освободителями», превысило 100 тыс. случаев. Это ли мы назовём Отечественной войной?

    Вспомним и о судьбе безруких и безногих инвалидов этой «великой отечественной» войны. Этих людей, которых разные жуковы когда-то гнали «разминировать» минные поля противника ногами, и которые собственно и обезпечили Сталину победу, помещали после войны в специальные лагеря на медленное умирание, чтобы они не просили милостыню в пригородных поездах и не портили своим неприличным видом улицы советских городов. Инвалид, защитник Отечества, попавший за эту защиту в концлагерь, что сильнее может опровергнуть ложь мифа о «великой отечественной» войне?

    Итогом «великой Победы» стало порабощение всей Восточной Европы и распространение террористической сталинской системы от Берлина до Пекина. Эта победа сделала гибель России необратимой, похоронила все надежды на возрождение Русской Армии и Русской государственности. Победные салюты над Москвой были погребальным звоном для исторической России, ибо последняя возможность восстановления национальной власти была упущена. Русский народ от этой победы вообще не получил ничего, все понесенные им страшные жертвы оказались напрасными, он опять оказался со своими колхозами и лагерями под властью советских оккупантов, которые не замедлили начать подготовку к очередной «отечественной» войне, на этот раз с Америкой. С концом Советско-германской войны произошел исторический надлом русского народа, собственно русский человек стал уходить из истории и всё быстрее вытесняться человеком советским, представителем «новой исторической общности людей», которые и понятия не имеют, что СССР это не Россия, что Московская Патриархия – не Русская Церковь, что Советская армия – не «наша», а советское правительство – оккупационное, и что вообще возможен какой-то иной патриотизм, кроме советского, и какое-то иное название войны, кроме «великая отечественная». Таков ли должен был быть итог этой войны, если бы она и вправду была Отечественной?

    Отдельного разсмотрения заслуживает наиболее изощренная разновидность мифа о «великой отечественной» войне, которую усиленно проповедуют «православные» идеологи из рядов Моск. Патриархии, создавшие редкую по своей лживости легенду о «священной» войне за Православную Русь.

    Согласно этим идеологам нападение Германии на СССР будто бы настолько глубоко потрясло людей, что пробудило в них чувство искреннего покаяния во грехах и обратило их к Богу. Покаянный переворот охватил всю страну, преобразил и народ, и армию – которая отныне стала Русской – и даже большевиков, у которых покаялся и встал на молитву сам Сталин. Русский народ осознал, что враг посягает на самые основы русской православной цивилизации, на духовные святыни Святой Руси, и поднялся на их защиту. Небывалый патриотический подъем примирил народ и власть, заставил забыть о взаимных обидах. Всё это сделало войну «священной» и дало основание для церковных молитв о ниспослании победы «русскому» оружию, молитв за советскую власть, которая была уже не богоборческой.

    Победа в войне здесь представляется как плод глубокого всенародного покаяния, и является не просто победой «России» над Германией, но победой русской православной цивилизации над апостасийной западной, победой Бога над диаволом, света над тьмою. Победа привела к возстановлению преемственности с исторической русской государственностью, к возвращению страны с погибельного интернационалистического пути, навязанного «мировым жидомасонством», на исконный национальный путь развития, а с духовно-исторической точки зрения – явилась воскресением Святой Руси. Под последним обычно имеется ввиду избрание «патриарха» и массовое открытие церквей, а под возрождением русской государственности и возвращением на национальный путь – введение погон в армии и переименование её из Красной в Советскую, учреждение орденов Суворова, Кутузова, Ушакова и Нахимова, открытие нахимовских и суворовских военных училищ, роспуск Коминтерна, замена гимна, переименование наркоматов в министерства, тост Сталина за русский народ и ещё некоторые мелочи наподобие введения раздельного обучения мальчиков и девочек в школах. Преемство со старой Россией также умудряются усмотреть в «возрождении» гвардейских частей и в «реванше», взятом за неудачи и поражения в Русско-японской и Первой Мировой войнах. Наконец, отдельные «духовные» писатели и публицисты договорились даже до искупительного значения этой победы и связанных с нею жертв, которые якобы смыли грех революции и цареубийства.

    По количеству нагроможденной лжи с этим вариантом мифа о «великой отечественной» войне могут соперничать разве что сводки Совинформбюро. Он характеризуется не только поразительным безстыдством (ибо выдает большевицкие войска не просто за Русскую армию, но за «христолюбивое» воинство, а СССР не просто за Россию, но за Русь Святую), но и наличием особой «духовной» составляющей, куда входят сказания о всевозможных «знамениях», «чудесах» и «явлениях» вперемешку с абсолютно неправдоподобными историческими анекдотами. Перечислить из этой области все фантастические и бредовые выдумки, созданные больным воображением прельщенных и духовно-совращенных людей, не представляется возможным. «Явление» Государя Николая II советским солдатам на ступенях поверженного рейхстага; «видение» лика Богородицы, благословляющей «русские» войска на Курской дуге и под Кенигсбергом; «явление» св. кн. Даниила Московского Сталину с приказом Москву не сдавать и аналогичное «явление» Божией Матери некоему епископу с указанием на невозможность сдачи «Ленинграда» (именно так!); обнесение на самолете вокруг Москвы в ноябре 41-го чудотворной Тихвинской иконы Б.М., которое будто бы и спасло столицу; коммунист Жуков, всю войну возивший с собой в машине образ Казанской Б.М. и молившийся перед ним о победе над врагом, и тайный «христианин» Сталин, исповедующийся и причащающийся у «патриарха» перед смертью, – вот лишь некоторые из этих чудовищных басен.

    Мы не будем здесь подробно опровергать весь этот кощунственный и пошлый вздор, сочинять и распространять который могут только духовно поврежденные люди. Здравомыслящему человеку тут всё ясно без лишних слов, людей же, не понимающих, что нельзя совмещать молитву к Богу с членством в богоборческой партии, а ношение креста с ношением комсомольского билета, мы всё равно ни в чем не убедим.

    Поэтому установим лишь следующие безспорные для православного русского человека вещи.

    1) Установившаяся в России в результате Гражданской войны советская власть это не просто антирусская и оккупационная власть, подобная немецкой, но это антихристова власть, которая поставила своей целью уничтожить Россию как христианское православное государство. Не столько Россия как таковая, но именно Россия как Русь Святая была особенно ненавистна большевикам. Именно поэтому коммунисты с первых дней повели атаку на Церковь, казнили священников, насиловали монахинь, сжигали иконы, взрывали храмы, запретили преподавание закона Божьего, ввели «гражданский» брак вместо церковного, выбросили из раки мощи преп. Сергия Радонежского, за хранение Евангелия давали 5 лет лагерей, а за открытое исповедание веры убивали безпощадно. Поэтому и Православная Церковь в лице Ея последнего законного патриарха Тихона анафематствовала советскую власть и все ея институты, а православным христианам запретила иметь с большевиками какое-либо общение.

    2) В соответствии с этим созданная большевиками Красная армия это не просто оккупационная армия, но антихристово войско, нахождение в рядах которого для православного христианина недопустимо. Именно поэтому уже в ходе Гражданской войны на стороне белых были десятки архиереев и тысячи священнослужителей, но ни одного православного священника не было и не могло быть на стороне красных войск. Во время Советско-германской войны антихристова суть Красной армии также проявилась в полной мере. Уместно напомнить, что из всех воюющих армий только в символике Красной армии полностью отсутствовал христианский символ – крест, зато обильно присутствовал такой антихристианский знак, как масонская пятиконечная красная звезда. Крест мы находим даже в германском Вермахте: там крестом награждали и под ним хоронили солдат, его изображали на танках, самолетах, автомобилях и т.д. В германской армии имелось и армейское духовенство, о котором в армии Красной невозможно было даже и помыслить.

    Установив всё это, мы без особого труда сможем разрушить миф о «священной» войне, сочиненный идеологами Моск. Патриархии.

    Неправда, будто военная катастрофа 41 года обратила людей к покаянию. О покаянии большевиков во главе со Сталиным говорить просто смешно. Их ненависть ко всему подлинно русскому и православному оставалась неизменной. Это видно и по разстрелам священнослужителей, которые продолжались всю войну (в 1941 году было разстреляно 1900 человек, и даже в 1943 – 500), и по отношению к оказавшимся в советских руках русским эмигрантам – представителям подлинной России, которые после войны все без исключения попали в ГУЛАГ. Что же касается покаяния широких слоев собственно народа, то, как раз война-то и показала отказ подавляющего большинства не только каяться, но и просто раскаиваться в грехе сотрудничества с сатанинской советской властью. Ничего не было слышно ни о массовом сложении или сожжении партбилетов, ни о сознательном отказе надевать красноармейскую форму. Такие случаи были единичными, зато противоположные случаи добровольного вступления в ВКП(б) или записи в Красную армию – далеко не единичными. Даже о покаянной молитве и посте едва ли кто вспоминал. Большинство народа не только отвергло покаяние, но и под соблазнительным предлогом защиты Родины защищало советских оккупантов.

    Но наиболее безотрадную картину в отношении покаяния явила собой официальная церковная власть во главе с митр. Сергием (Страгородским), от которой, казалось бы, в первую очередь следовало ожидать покаянного призыва. Кто как не митр. Сергий, дерзнувший объявить себя главой всей Русской Церкви и, следовательно, взявший на себя сопряженную с этим ответственность, должен был увидеть в войне проявление гнева Божия за величайшие злодеяния, гонения, беззакония, кощунства, нравственное одичание, имевшие место в России с начала революции; напомнить народу и правительству об этом; призвать народ к покаянию, а от большевиков потребовать немедленного восстановления церквей и освобождения всех невинно осужденных!

    Но митр. Сергий и его подручные звали отнюдь не к покаянию. 22 июня 1941 г. в день нападения Германии митр. Сергий совершенно свободно, никем не принуждаемый выступил не с призывом к покаянию, а с обращением к «пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» где, опережая самого Сталина в безсовестной эксплуатации патриотических чувств, кощунственно благословлял верующих людей защищать антихристову советскую власть под предлогом защиты Веры и Родины.

    Подчеркнем, что церковно благословлялась именно защита антихристова сталинского режима. Ибо что ещё можно было защищать 22 июня 1941 г?

    Русский народ от порабощения иноземцами? Но русский народ уже два десятилетия находился в небывалом порабощении в колхозах и многомиллионных концентрационных лагерях, покрывших сетью всю страну.

    Русскую культуру от уничтожения? Но она уже давно и планомерно уничтожалась красными варварами, насаждавшими «пролетарскую» культуру и убивавшими представителей культуры русской сотнями тысяч.

    Русскую землю от разорения? Она уже четверть века разорялась большевиками в ходе индустриализации, коллективизации, разказачивания, разкулачивания и всевозможными «стройками коммунизма».

    Митр. Сергию всё это было прекрасно известно, но до 22 июня 1941 г. он об этом молчал, потому что ещё со времени своей Декларации понятие Родины отождествил с понятием «Советское Правительство», радости и неудачи которого сделались радостями и неудачами митр. Сергия. И пока дела у советского правительства шли успешно, то ничего не вспоминал и митр. Сергий о страданиях нашей Родины под властью этого правительства. Когда же в связи с войной у советского правительства начались неудачи, то сразу же митр. Сергий заговорил о защите «Родины» и о «священной» войне.

    Столь же лицемерен был призыв митр. Сергия защищать Православную веру от поругания «безбожными готами». К началу войны православная вера уже подверглась страшному поруганию – церкви были осквернены, иконы сожжены, священнослужители разстреляны. Худшего поругания было просто невозможно представить, и сделано всё это было не «безбожными готами», а изуверами-коммунистами, но ни одного слова не произнес митр. Сергий за эти годы в защиту гонимых православных христиан и во обличение их лютых гонителей. Но и фактически он лгал, когда в угоду Сталину всю войну распространял свои многочисленные призывы защищать «православную Русь», молиться «о даровании победы» советским оккупантам, собирать пожертвования на «христолюбивую» Красную армию и лишать «власовцев» церковного отпевания. Открыто лгут и его нынешние последователи, воспевающие «священную» войну и доказывающие, будто нападение Германии на СССР грозило гибелью Православию. Ещё до войны было ясно, что настоящим врагом Православия является только советская власть, как единственная в человеческой истории власть, попавшая под анафему Православной Церкви. В языческой Германии даже не было Союза воинствующих безбожников, и в то время как в Москве один за другим взлетали на воздух православные храмы, начиная с Храма Христа, в Берлине по личному разрешению Гитлера шло строительство православного Собора. Ход войны также ясно показал, что открыто молиться русский человек может только на территориях, занятых немецкими войсками. Немцы практически безпрепятственно разрешали открывать церкви, и есть точные данные по псковской епархии, в которой в 1917 году числилось 367 церквей и 424 священника, а в 1941 году перед изгнанием большевиков – 0 (ноль) священников и 0 (ноль) церквей.

    Через полгода после прихода немцев в губернии уже действовали 193 церкви, которые обслуживали 86 священников. (Гос. арх. Пск. обл. Ф. 1633. Оп.1; Д. 19; Л 32-33). [1]

    ПОЧЕМУ Я СТАЛ НА ПУТЬ БОРЬБЫ С БОЛЬШЕВИЗМОМ
    А. А. ВЛАСОВ


    Призывая всех русских людей подниматься на борьбу против Сталина и его клики, за построение Новой России без большевиков и капиталистов, я считаю своим долгом объяснить свои действия.

    Меня ничем не обидела советская власть.

    Я - сын крестьянина, родился в Нижегородской губернии, учился на гроши, добился высшего образования.
    фото
    Я принял народную революцию, вступил в ряды Красной Армии для борьбы за землю для крестьян, за лучшую жизнь для рабочего, за светлое будущее Русского народа. С тех пор моя жизнь была неразрывно связана с жизнью Красной Армии. 24 года непрерывно я прослужил в ее рядах. Я прошел путь от рядового бойца до командующего армией и заместителя командующего фронтом. Я командовал ротой, батальоном, полком, дивизией, корпусом. Я был награжден орденами Ленина, “Красного Знамени” и медалью “XX лет РККА”. С 1930 года я был членом ВКП(б).

    И вот теперь я выступаю на борьбу против большевизма и зову за собой весь народ, сыном которого я являюсь. Почему? Этот вопрос возникает у каждого, кто прочитает мое обращение, и на него я должен дать честный ответ. В годы гражданской войны я сражался в рядах Красной Армии потому, что я верил, что революция даст Русскому народу землю, свободу и счастье.

    Будучи командиром Красной Армии, я жил среди бойцов и командиров - русских рабочих, крестьян, интеллигенции, одетых в серые шинели. Я знал их мысли, их думы, их за боты и тяготы. Я не порывал связи с семьей, с моей деревней и знал, чем и как живет крестьянин.

    И вот я увидел, что ничего из того, за что боролся русский народ в годы гражданской войны, он в результате победы большевиков не получил.

    Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхозы, как миллионы русских людей исчезали, арестованные, без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в стране, как и на командные посты в Красной Армии, выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа.

    Система комиссаров разлагала Красную Армию. Безответственность, слежка, шпионаж делали командира игрушкой в руках партийных чиновников в гражданском костюме или военной форме.

    С 1938 по 1939 год я находился в Китае в качестве военного советника Чан Кайши. Когда я вернулся в СССР, оказалось, что за это время высший командный состав Красной Армии был без всякого повода уничтожен по приказу Сталина. Многие и многие тысячи лучших командиров, включая маршалов, были арестованы и расстреляны, либо заключены в концентрационные лагеря и навеки исчезли. Террор распространился не только на армию, но и на весь Народ. Не было семьи, которая так или иначе избежала этой участи. Армия была ослаблена, запуганный народ с ужасом смотрел в будущее, ожидая подготовляемой Сталиным войны.

    Предвидя огромные жертвы, которые в этой войне неизбежно придется нести русскому народу, я стремился сделать все от меня зависящее для усиления Красной Армии. 99-я дивизия, которой я командовал, была признана лучшей в Красной Армии. Работой и постоянной заботой о порученной мне воинской части я старался заглушить чувство возмущения поступками Сталина и его клики.

    И вот разразилась война. Она застала меня на посту командира 4 мех. корпуса.

    Как солдат и как сын своей Родины, я считал себя обязанным честно выполнить свой долг.

    Мой корпус в Перемышле и Львове принял на себя удар, выдержал его и был готов перейти в наступление, но мои предложения были отвергнуты. Нерешительное, развращенное комиссарским контролем и растерянное управление фронтом привело Красную Армию к ряду тяжелых поражений.

    Я отводил войска к Киеву. Там я принял командование 37-й армией и трудный пост начальника гарнизона города Киева.

    Я видел, что война проигрывается по двум причинам: из-за нежелания Русского народа защищать большевистскую власть и созданную систему насилия и из-за безответственного руководства армией, вмешательства в ее действия больших и малых комиссаров.

    В трудных условиях моя армия справилась с обороной Киева и два месяца успешно защищала столицу Украины. Однако, неизлечимые болезни Красной Армии сделали дело. Фронт был прорван на участке соседних армии Киев был окружен. По приказу верховного командовании я был должен оставить укрепленный район.

    После выхода из окружения я был назначен замести заместителем командующего Юго-Западным направлением и затем командующим 20-й армией. Формировать 20-ю армию приходилось в труднейших условиях, когда решалась судьба Москвы. Я делал все от меня зависящее для обороны столицы страны. 20-я армия остановила наступление на Москву и затем сама перешла в наступление. Она прорвала фронт Германской армии, взяла Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу и др., обеспечила переход в наступление по всему Московскому участку фронта, подошла к Гжатску.

    Во время решающих боев за Москву я видел, что тыл помогал фронту, но, как и боец на фронте, каждый рабочий, каждый житель в тылу, делал это лишь потому, что считал, что он защищает Родину. Ради Родины он терпел неисчислимые страдания, жертвовал всем. И не раз я отгонял от себя постоянно встававший вопрос: да полно, Родину ли я защищаю, за Родину ли посылаю на смерть людей? Не за большевизм ли, маскирующийся святым именем Родины, проливает кровь Русский народ?..

    Я был назначен заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й ударной армией. Пожалуй, нигде так не сказалось пренебрежение Сталина к жизни русских людей, как на практике 2-й ударной армии. Управление этой армией было централизовано и сосредоточено я руках Главного Штаба. О ее действительном положении никто не знал и им не интересовался. Один приказ командования противоречил другому. Армия была обречена на верную гибель.

    Бойцы и командиры неделями получали 100 и даже 50 грамм сухарей в день. Они опухали от голода, и многие уже не могли двигаться по болотам, куда завело армию непосредственное руководство Главного Командования. Но все продолжали самоотверженно биться.

    Русские люди умирали героями. Но за что? За что они жертвовали жизнью? За что они должны были умирать? Я до последней минуты оставался с бойцами и командирами армии. Нас оставалась горстка и мы до конца выполнили спой долг солдат. Я пробился сквозь окружение в лес и около месяца скрывался в лесу и болотах. Но теперь во всем объеме встал вопрос: следует ли дальше проливать кровь Русского народа? В интересах ли Русского народа продолжить воину? За что воюет Русский народ? Я ясно сознавал, что Русский народ втянут большевизмом о войну за чуждые ему интересы англо-американских капиталистов. Англия всегда была врагом Русского народа. Она всегда стремилась ослабить нашу Родину, нанести ей вред. Но Сталин в служении англо-американским интересам видел возможность реализовать свои планы мирового господства, и ради осуществления этих планов он связал судьбу Русского народа с судьбой Англии, он вверг Русский народ в войну, навлек на его голову неисчислимые бедствия, и эти бедствия войны являются венцом всех тех несчастий, которые народы нашей страны терпели под властью большевиков 25 лет.

    Так не будет ли преступлением и дальше проливать кровь? Не является ли большевизм и, в частности Сталин, главным врагом Русского народа?

    Не есть ли первая и святая обязанность каждого честного русского человека стать на борьбу против Сталина и его клики?

    Я там, в болотах, окончательно пришел к выводу, что мой долг заключается в том, чтобы призвать Русский народ к борьбе за свержение власти большевиков, к борьбе за мир для Русского народа, за прекращение кровопролитной, ненужной Русскому народу войны за чужие интересы, к борьбе за создание новой России, в которой мог бы быть счастливым каждый русский человек.

    Я пришел к твердому убеждению, что задачи, стоящие перед Русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве с Германским народом. Интересы Русского народа всегда сочетались с интересами Германского народа, с интересами всех народов Европы.

    Высшие достижения Русского народа неразрывно связаны с теми периодами его истории, когда он связывал спою судьбу с судьбой Европы, когда он строил свою культуру, свое хозяйство, свой быт в тесном единении с народами Европы. Большевизм отгородил Русский народ непроницаемой стеной от Европы. Он стремился изолировать нашу Родину от передовых европейских стран. Во имя утопических и чуждых Русскому народу идей он готовился к войне, противопоставляя себя народам Европы.

    В союзе с Германским народом Русский народ должен уничтожить эту стену ненависти и недоверия. В союзе и сотрудничестве с Германией он должен построить ночую счастливую родину в рамках семьи равноправных и свободных народов Европы.

    С этими мыслями, с этим решением, в последнем бою вместе с горстью верных друзей я был взят в плен. Свыше полугода я пробыл в плену. В условиях лагеря военнопленных, за его решеткой я не только не изменил своего решения, но укрепился в своих убеждениях.

    На честных началах, на началах искреннего убеждения, с полным сознанием ответственности перед Родиной, народом и историей за совершаемые действия, я призываю народ на борьбу, ставя перед собой задачу построения Новой России.

    Как я себе представляю Новую Россию? Об этом я скажу в свое время.

    История не поворачивает вспять. Не к возврату к прошлому зову я народ. Нет. Я зову его к светлому будущему, к борьбе за завершение Национальной Революции, к борьбе за создание Новой России - Родины нашего великого народа. Я зову его на путь братства и единения с народами Европы и в первую очередь на путь сотрудничества и вечной дружбы с великим Германским народом.

    Мой призыв встретил глубокое сочувствие не только в широчайших слоях военнопленных, но и в широких массах Русского народа в областях, где еще господствует большевизм. Этот сочувственный отклик русских людей, выразивших готовность грудью встать под знамена Русской Освободительной Армии, дают мне право сказать, что я нахожусь на правильном пути, что дело, за которое я борюсь, - правое дело, дело Русского народа. В этой борьбе за наше будущее я открыто и честно становлюсь на путь союза с Германией.

    Этот союз, одинаково выгодный для обоих великих народов, приведет нас к победе над темными силами большевизма, избавит нас от кабалы англо-американского капитала.

    В последние месяцы Сталин, видя, что Русский народ не желает бороться за чуждые ему интернациональные задачи большевизма, внешне изменил политику в отношении русских. Он уничтожил институт комиссаров, он попытался заключить союз с продажными руководителями преследовавшейся прежде церкви, он пытается восстановить традиции старой армии. Чтобы заставить Русский народ проливать кровь за чужие интересы, Сталин вспоминает великие имена Александра Невского, Кутузова, Суворова, Минина и Пожарского. Он хочет уверить, что борется за Родину, за отечество, за Россию.

    Этот жалкий и гнусный обман нужен ему лишь для того, чтобы удержаться у власти. Только слепцы могут поверить, будто Сталин отказался от принципов большевизма.

    Жалкая надежда! Большевизм ничего не забыл, ни на шаг не отступил и не отступит от своей программы. Сегодня он говорит о Руси и русском только для того, чтобы с помощью русских людей добиться победы, а завтра с еще большей силой закабалить Русский народ и заставить его и дальше служить чуждым ему интересам.

    Ни Сталин, ни большевики не борются за Россию.

    Только в рядах антибольшевистского движения создастся действительно наша Родина. Дело русских, их долг - борьба против Сталина, за мир, за Новую Россию. России наша! Прошлое Русского народа - наше! Будущее Русского народа - наше!

    Многомиллионный Русский народ всегда на протяжении всей истории находил в себе силы для борьбы за свое будущее, за свою национальную независимость. Так и сейчас не погибнет Русский народ, так и сейчас он найдет в себе силы, чтобы в годину тяжелых бедствий объединиться и свергнуть ненавистное иго, объединиться и построить новое государство, в котором он найдет свое счастье.

    Открытое письмо генерал-лейтенанта А.А.Власова [2]

    ВОРОВАННАЯ ПЕСНЯ
    А. АЗАРЕНКОВ


    фото
    Александр Адольфович де Боде родился 22 марта 1865 г. в городке Клинцы Черниговской губернии. После окончания в 1891 году филологического факультета Московского университета, преподавал древние языки в Лифляндии. Женился на дочери коллежского совет-ника Н.И. Жихаревой, приняв православие. Имел чин коллежского советника, что соответствует полковнику по Табели о рангах. Награждён орденом Св. Станислава 3-й ст. и 2-й ст., Св. Анны 3-й ст.

    В 1906 г. А. Боде (подписывался так) переведён учителем русской словесности в Рыбинск. В Первую Мировую войну эшелоны уходили на фронт под звуки “Боже, Царя храни” и “Прощание славянки”, а прибывали оттуда с раненными уже без оркестров. Александр Боде, “русский гугенот”, радовался победам русского оружия и тяжело переживал поражения. Именно тогда (1916 г.) и родились удивительные строки, которые спустя 25 лет и стали столь знаменитой песней.

    Вставай страна огромная,
    Вставай на смертный бой
    С германской силой тёмною,
    С тевтонскою ордой.

    Пусть ярость благородная
    Вскипает, как волна,
    Идёт война народная,
    Священная война.

    Пойдём ломить всей силою,
    Всем сердцем, всей душой
    За землю нашу милую,
    За русский край родной.

    Не смеют крылья чёрные
    Над родиной летать,
    Поля её просторные
    Не смеет враг топтать!

    Гнилой тевтонской нечисти
    Загоним пулю в лоб,
    Отрепью человечества
    Сколотим крепкий гроб.

    Вставай, страна огромная,
    Вставай на смертный бой
    С германской силой тёмною,
    С тевтонскою ордой.

    Дочь Зинаида вспоминая о последних годах жизни отца (посёлок Кратово, под Москвой), пишет, что “отец стал говорить о неизбежности войны с Германией, и что его песня “Священная война” может ещё пригодиться”. Считая поэта-песенника В. И. Лебедева-Кумача большим патриотом, Боде решил послать ему своё сочинение. Письмо со словами и мотивом песни было отправлено в конце 1937 г., но ответа не было. В январе 1939 г. Боде умер [1].

    Выходит, Лебедев-Кумач послание всё же получил, и когда пришёл час X, заменив несколько строчек и подписавшись “Вас. Лебедев-Кумач”, вошёл в советскую энциклопедию как автор “гимна Великой Отечественной войны” (1941 г.) [2].

    А грешок этот за ним не единственный. Его давно обвиняли, что он присвоил слова популярного довоенного фокстрота “Маша”, написанные жительницей Ялты Ф. М. Квятковской, говорили, также, что стихи, удивительно похожие на “Москву майскую” (”Утро красит нежным све-том…“), были опубликованы в дореволюционном журнале “Огонёк”.

    Мне попалась такая выписка: “Гордон Фанни (Квятковская Фаина Марковна) поэт и композитор. Наиболее известны “Танго Аргентины”, “У самовара”. До 1945 года проживала в Польше. “Песня “Синенький, скромный платочек“, была написана тоже в Польше, в самом конце 1930-х гг. Слова, естественно, изменили и немного дополнили. Один куплет добавлен К. Шульженко. Автор песни польский пианист и композитор Ежи Петербургский исполнял мелодию в 1940 году, в саду “Эрмитаж”, в Москве. Я. Галицкий написал к мелодии стихи [3].

    Читаю Советский энциклопедический словарь. На странице 825 написано: “Молчанов Кир. Вл. (1922-82), советский композитор <…> автор песни “Солдаты идут“… (Помните? – Вот, солдаты идут…). Так вот, товарищ “композитор” “позаимствовал” её у Петра Лещенко, при-чём вместе со словами! [4]

    Музыка “Варшавянки” (В бой роковой мы вступили с врагами…) была когда-то известна как “Марш зуавов”.
    К примеру, очень известная песня “Спокойно и просто я встретился с Вами“…, была написана в Харбине Леонидом Пеньковским. Это вовсе не “народный романс”.

    Песня “Полюшко-поле” была написана бывшим белым офицером [5] Львом Книппер-Чеховым, когда тот ещё был в эмиграции. Вот здесь задачка – кроме известного советского текста, существовал и другой. То ли Лёвушка новый текст быстренько сочинил про “Красной армии солдаты…”, то ли это всё же его первоначальный текст. В таком случае прощается ему “перебежчика”.

    Полюшко-поле, полюшко широко поле.
    Едут по полю партизаны
    С красными бандитами сражаться.
    Едут-поедут, тихо запевают песню
    Про свою казачью славну долю,
    О России-матушке кручинясь.

    Слышут-послышут, как земля родная стонет,
    Как ее вороги пленили.
    Алтари и храмы разорили.
    Видят да видят, во поле, во полюшке дымится.
    Полыхает родная станица.
    Как водица кровушка струится.

    Смолкли казаки, покрестившись, головы склонили.
    Слезы непрошеные смахнули.
    Да коней во поле повернули.
    Вот показались во поле широком продотряды.
    Едут с комиссарами, смеются
    Пьяные солдаты и матросы.

    Пыль поднялася, шашки казацкие сверкнули.
    С свистом диким лавой пронеслися.
    Засвистели над главами пули.
    Били-рубили, большевицкие головы сносили.
    За Россию-матушку отмстили.
    Там, где бились, вороны кружили.

    Михаил Наумович Скачков, бывший казачий офицер, первым перевёл на русский Я. Гашека и И. Ольбрахта [6].
    Константин Михайлович Миклашевский, режиссёр фильма “Взятие Зимнего”, бежал из Советской России.
    Фильмы, книги, песни есть – авторов нет. Сами сочинились.

    Да и “Василий Тёркин” было написано ещё до революции, Петром Дмитриевичем Боборыкиным. Справедливости ради надо отметить, что только одно название и было позаимствовано.

    В энциклопедическом словаре “Мир русской культуры” [7], этот процесс так оправдывается и преподносится: “позднее многие (советские) композиторы писали песни и марши, бытовую и танцевальную музыку. Они же щедро насыщали свои серьёзные сочинения мело-диями, интонациями, заимствованными из песен и танцев своего времени”. То есть попросту присвоенными. Там же написано, да и в любой советской энциклопедии, что по заданию политуправления войск Киевского гарнизона С. Я. Покрасс и поэт П. Григорьев сочини-ли песню “Красная Армия”… А вот как комментировал Бабель, услышав про авторство песни: “А какой умница Дмитрий Покрасс! Свой знаменитый “Марш Будённого” он что… сам сочинил? В доказательс-тво Исаак Эммануилович пальцами на своих пухлых губах проиграл весёленький мотивчик известной еврейской свадебной песни“.[8]

    Читаем в другом издании: “В то время в стране советов было при-нято для новых песен “заимствовать” старые мелодии. Бр. (братья) Покрасс положили убогие слова песни первой конной армии на старую хасидскую мелодию…” [9] Видите, как просто всё объясняется, мол песни-то старого мира и проклятого царского прошлого, попросту хлам. Это как весёлые комсомольцы кладбищенские плиты использовали для мощения дорог, заравнивая захоронения бульдозерами.

    Прямо беда с этими Покрассами. Необходимо пояснить; два советских композитора – это Дмитрий и Данила. Но был и третий, старший брат – Сеня Покрасс! Именно как Сеня он мне попадался несколько раз в мемуарной литературе. В советских источниках тща-тельно путали следы и вот почему: Самуил Яковлевич попросту свалил от “хорошей советской жизни” в США. (А вот автору упомяну-тых строк Владимиру Георгиевичу Лебедеву-Шмитгофу, пришлось в лагерях помыкаться. В то время, когда его песня “Эх, хорошо в стране советской жить!”, гуляла по всей той хорошей стране, он в лагерном клифте тачки катал).

    Вернёмся к Покрассу (1897-1939 гг.), ведь почти никто у нас не знает, что музыку к фильму “Три мушкетёра” и к мульт-фильму “Белоснежка и семь гномов”, написана им. Именно ему и пришла в голову “гениальная” мысль использовать национальную мелодию, превратив в Гимн Красных кавалеристов. Что, впрочем, так и было.

    Здесь необходимо отметить, что песни авторов, ставших эмигрантами или по иным каким причинам бывшими неугодными советской власти, превращались в “народные” либо попросту в безымянные, а что и ещё хуже – присваивались “уважаемыми членами союза компо-зиторов СССР”. Советские композиторы-плагиаторы выдавали чужие произведения за свои собственные, под своими именами опубликовывали чужие произведения, то есть совершали, с полного согласия партии, литературно-музыкальное воровство.

    Однажды во время пребывания в СССР, делегации мексиканских рабочих был показан популярный советский фильм “Весёлые ребята”. Когда герой Леонида Утёсова запел известную песню: “Легко на сердце от песни весёлой // Она скучать не даёт никогда…“, все члены мексиканской делегации стали хором подпевать. – Неужели вам так понравилась эта песня? – спросили у мексиканцев, – Конечно! Ведь это песня из нашего знаменитого фильма “Вива, Вилья” [10].

    К верности этого материала, существует стенографическая запись разговора Сталина с Ворошиловым.
    Иосиф Виссарионович: “Из этой картины все песни хороши, простые, мелодичные. Их обвиняли даже в мексиканском происхождении. Не знаю, сколько там общих тактов с народно-мексиканской песней, но, во-первых, суть песни проста. Во-вторых, даже если бы что-то было взято из мексиканского фольклора, это не плохо“.

    Вот что мне удалось обнаружить в Архиве Всероссийской Мемуарной Библиотеки Русского Общественного Фонда Александра Солженицына. Из неопубликованных воспоминаний Болычевцева Владимира Глебовича, относящиеся к дореволюционному периоду. Он пишет:

    “Из журнала то ли “Иностранная литература”, то ли “Вестник Европы” мне стало известно происхождение слов песни “Варяг”. Стихи были написаны немцем Шмидтом или похожей фамилией, а перевод сделан Студентской. В журнале в двух столбцах напечатано это стихотворение. С одной стороны на немецком языке оригинал, а рядом – перевод на русский язык Студентской, что и подтверждается под русским текстом “перевод на русский Студентской”. Стихи начинались так: Аufs Dесk Каmеrаdеn…” (ф. Р-154, стр. 45).

    Есть и другие официальные данные, что стихи были напечатаны в “Рижском вестнике”, 21 февраля 1904 года [11].
    Как-бы то ни было, но песня известная как “Варяг” [12], написана вообще-то на немецком и только впоследствии переведена на русский язык и стала поистине “нашей народной”. Об этом аксиомой прописано, например, в журнале “Наука и религия” [13]. (Кстати, понять русскую душу, как никто, смог и поэт Николай фон Риттер. Его “Ямщик, не гони лошадей!” – вовсе не народная песня).

    Первая песня о “Варяге” – “Плещут холодные волны, бьются о берег морской…” – появилась уже 17 февраля 1904 года, когда петер-бургская газета “Русь” напечатала эти стихи Я. Репнинского. Она на-зывалась “Гибель Варяга”. Позже появился отличительный вариант песни (В сборнике Мантулина прилагаются ноты и текст Wаrship “Varyаg’s [Viking] Last Fight, 1904). А, через несколько дней, 25 февра-ля, германский журнал “Югенд” напечатал стихотворение поэта Ру-дольфа Грейнца (Грейтса) “Памяти “Варяга”, которое стало той самой знаменитой песней о “Варяге” – “Наверх, вы, товарищи, все по местам…“, благодаря переводчице Елене или Евгении Михайловне Студентской. Относительно музыки к этой песне единого мнения нет: кто-то называет русские фамилии авторов, кто-то утверждает, что текст Грейнца ещё в Германии был положен на один из Бранденбургских маршей [14].

    Здесь вспоминается другая история, когда австро-германский марш-прощание был во всю использован РККА, без указания на первоисточник. К сожалению название его не записал в своё время, но читатель без труда вспомнит фильм “Служили два товарища”, где эта прекрасная, печально-бравурная мелодия звучит несколько раз (и как марш, и как скорбь).

    Возвращаясь к песне о крейсере “Варяг”, необходимо отметить, что автор ни в коей мере не умаляет подвиг героев-моряков. Даже разговора идти не может. Это большевики наплевали на могилу ко-мандира крейсера В.Ф. Руднева и сравняли её с поверхностью земли. А о песне, прежде “контрреволюционной по своему содержанию”, “вспомнили”, когда предстояла война с Японией, в конце 1945 года [15].

    Вспоминает [16] Никита Богословский: “В 1948 году неизвестная женщина из Прибалтики прислала мне ноты, изданные аж в 1925 году в Хемнице, прусского композитора Victor Маtуаsovich “Коnigin dеr Nacht”, второй частью которых являлась мелодия песни военных лет “В лесу прифронтовом” Матвея Блантера (за которую он получил Сталинскую премию в 1946 году). Я дал ноты композитору Евгению Жарковскому, который хорошо читал “с листа”, и он на совещании в Союзе Композиторов по творческому методу сыграл “В лесу при-фронтовом” с нот, изданных в Германии. Потом был секретариат СК, где в защиту Блантера выступили добрый человек Шостакович, Кабалевский, ещё кто-то. Потом разбирались в Голубом зале “Комсомолки”. В итоге выговор дали мне, наверное, за то, что вынес сор из избы“.

    Помните, “Мы, молодая гвардия рабочих и крестьян“? Поэт А. Безыменский перевёл с немецкого песню “Юная гвардия”. В Советском энциклопедическом словаре указано, что член КПСС с 1916 года Безыменский автор песни “Молодая гвардия”, но доподлинно известно: песня в Германии пелась с 1907 года! Мелодия тирольская, элементы её находят в фольклоре конца XVIII в. Неизвестный автор середины XIX века создал музыку к стихам Мозена о герое национально-освободительном движении в Тироле Андреасе Гофе. Только в 1871 текст был несколько иначе, чем в 1907 году [17].

    Смотрю документальный фильм Лени Рифеншталь “Триумф воли”. Показывают военные лагеря под Нюрнбергом. Множество палаток, выстроенных в ряд… “Подъём!” Трубачи, барабанщики… кто-то бреется, чистят сапоги, обливаются водой из шланга… “Люфт-ваффе”. Военные лётчики Германии – в кадрах конец 30-х годов. Но бравурная музыка, сопровождающая эти кадры? Как говорится: “владел информацией”, а всё равно “отделываюсь лёгким шоком”; до боли знакомое, с детства: “Всё выше и выше и выше // Стремим мы полёт наших птиц <…> Нам Сталин дал большие в руки крылья, а вместо сердца пламенный мотор...”

    А ларчик просто открывался. “Композитор” Юлий Хаит в 1923 году получил заказ на Марш Красного Воздушного Флота. У Красных кавалеристов уже был свой, ну что же пойдём по старому маршруту! И Хаит тоже “позаимствовал” для своей песни музыку старинного немецкого морского марша. Ум и талант для нации ведь не только дан, чтобы создавать шедевры, но и чтобы вовремя подсуетиться.

    В 1926 году, в газете немецких коммунистов “Роте фане” были опубликованы ноты и слова “Авиационного марша”, под названием “Марш красных лётчиков” [18], именно оттуда нацисты и взяли его к себе “на службу”. Я слышал и другую версию, что в Липецке, где до войны ковался кадр авиации Германии, немецкие курсанты-лётчики услышали и полюбили эту музыку и позже “перетащили” к себе.

    Через 2 года после написания этой статьи, в журнале “Родина” [19] мне попалась обширная публикация по этой теме. Там написано о том, что авторы песни Юлий Хаит и Павел Герман написали её в 1920 году. (От себя добавлю, что текст был немного иной. С чего бы тогда петь про Сталина, когда создателем и организатором Красной Армии был Троцкий). В 1921 году песня вышла отдельной листовкой. “В архиве композитора сохранилась страница газеты “Арбайтер Иллюст-риртэ Цайтунг” за 1929 год с мелодией и словами “Авиамарша” в немецком переводе. В примечании говорится, что песня перепечатана из сборника песен “Я – юный пионер”, выпущенного сборником “Молодая гвардия” в Берлине. …”Авиамарш” был хорошо известен в Германии задолго до прихода там к власти фашистов” – сообщает автор статьи. И тут же себе противоречит, чем вызывает настороженность к информации о начале создания этой песни. Бирюков пишет: “В августе 1933 года, приказом Реввоенсовета СССР песня “Всё выше” была объявлена маршем Военно-Воздушных Сил РККА”! Далее сообщается, что в начале тридцатых годов выходила пластинка “Дой-че флигермарш” с интересующей нас “мелодией”. Автор той статьи играет словами. “Мелодия” вместо “музыка”, “фашисты” вместо “на-цисты”. Гитлер (национал-социалисты) пришёл к власти в январе 1933 года, и, в Германии это был и юридически и фактически МАРШ, что сам автор статьи невольно подтверждает. В СССР-то, песня стала маршем лишь в августе 1933 года. Кстати, в то же время, когда уехали последние немцы-курсанты.

    Я всё же склоняюсь к тому, что Юлий Хаит, по паспорту Илья Абрамович, 1897 года рождения, использовал старую немецкую мелодию. “Бумеранг” брошенный Хаитом в начале 20-хх, вернулся в начале 50-хх гг. Из репродукторов, установленных на вокзалах, тогда неслись бодрые марши, провожая и встречая пассажиров. Только в теплушке, с колючей проволокой и решётками на окошках отправился и заключённый Хаит. Интересно было бы почитать личное дело Ильи Абрамовича, где возможно и показана технология создания песни-марша.

    Кстати, многие путают, и называют мелодию Авиамарша – “Хорст Вессель”, что в корне неверно. Dаs Ногst-Wеssеl-Lied (Песня Хорста Весселя, т.е. “Песня сочинённая Хорстом Весселем” [20]). К концу 20-х гг., она стала гимном Национал-Социалистической Германской Рабочей Партии (НСДАП) и официально называлась “Выше знамя!”

    (”Diе Fаhnе hоch”), но никак не “Хорст Вессель”.
    Die Fаhnе hoch! Diе Rеihen fest gеsсhlossеn!
    SA таrschiert in ruhig festem Schtitt.
    Катraden, die Rotfront und Reaktion erschossen,
    Маrschiern in Geist in unsren Reihen mit…

    На тот же мотив “Песнь дружинников РОНД” [21]:
    Ряды тесней! Поднимем выше знамя!
    Наш мирный шог спокоен и тяжёл.
    Незримо здесь, в ряды собравшись с нами,
    Шагают те, кто прежде в битву шёл….

    На тот же мотив Гимн “Всероссийской Фашистской Организации” (ВФО) А. Воснянского (США):
    3аря близка! Знамёна выше, братья!
    Смерть палачам свободы дорогой!
    Звенящий меч фашистского врагам проклятья
    Сметёт навеки их кровавый строй!…

    На тот же мотив Гимн “Русского Национального Единства” (РНЕ):
    Мы верим в то, что скоро день настанет,
    Взовьётся к небу яростный кулак!
    И чёрный мрак перед зарёй растает,
    И разовьётся в небе русский стяг!…

    Но всё же здесь другой случай. Заимствованный мотив или мелодия не скрывается и, главное, не приписывается (присваивается), в отличие от предыдущих текстов и музыки.

    Мы смело в бой пойдём
    Из воспоминаний А.И. Деникина [22]: “Социал-демократ Дан рассказывает, как летом 19 года где-то на Урале, живя возле красноармейского лагеря, он слышал с утра до вечера солдатскую песню, распеваемую большевистскими полками. Перефразировавшими на советско-патриотический лад её слова. Как толпа дезертиров, окружённых конвоем, оглушала улицы города всё той же песнью: Смело мы в бой пойдём // За власть советов // И с радостью умрём // Мы все за это. “Так умела казёнщина, – заключает Дан, – опошлить всё, в чём когда-то сказывался порыв наивного, но, несомненно, искреннего энтузиазма

    В Добровольческой армии умирали не… “за всё это“… Там пели песню по-старому:

    Смело мы в бой пойдём // За Русь Святую // И с радостью умрём // За дорогую.
    И это была не фраза, а искренний обет, запёчатлённый сознательным подвигом, для многих кровью и смертью.”

    Вот и окопы… трещат пулемёты
    Но не боится их русский солдат
    Мы все пойдём
    За Русь Святую
    И как один прольём
    Кровь молодую

    Вспомнили? Ну конечно, ведь вы тогда эти слова знали наизусть“… Так писал Евгений Тарусский [23] в Парижском № 111 газеты “Время”, в 1929 году, знакомя читателей с оркестром балалаечников и хором Скрябина (репертуар – 244 номера!). Уж он-то не понаслышке их знал, когда написал эти строчки.

    Возьмём книгу воспоминаний белого офицера Виктора Ларионова “Последние юнкера”,[24] и вот как он описывает Добровольческую песню: “Эта песня поётся на мелодию известного в те годы романса “Белая акация”:
    … Вот и окопы,
    Рвутся снаряды,
    Их не боятся
    Белых отряды..
    .” и.т.п.

    Большевистские “композиторы” и тут отличились – украсть и присвоить, это у них в крови. В “энциклопедическом справочнике” это и не скрывается: “На основе ритмической переработки мелодии бытового русского романса “Белая акация” звучала песня “Смело мы в бой пойдём“…

    Необходимо отметить, что не той “Белой акации”, которую знает поколение, смотревшую Булгаковскую “Белую гвардию”, а другой, старой, классической.

    Кроме этого, всем известного варианта, Смело мы в бой пойдём // За власть Советов // И как один умрём // В борьбе за это, существовало у красных и множество других:

    “Мы снова в бой пойдём
    За власть Советов
    И с радостью умрём
    За всё за это
    “. [25]

    Здесь несомненно только то, что большевики дважды украли для “своих нужд”, несколько перекроив текст, эту песню. 1) Забрав музыку из романса; 2)Слова у белогвардейцев.

    Вот ещё образчик: “Красные курсанты идут в атаку с пением. Они переиначили нашу белогвардейскую “Смело мы в бой пойдём за Русь Святую“:

    Смело мы в бой пойдём
    За власть трудовую
    И всех “дроздов” побъем,
    Сволочь такую
    …” [26]

    … Вариантов было много… Что же, пели и так…
    Передо мною лежит “Большой словарь крылатых слов русского языка”, изданный в Москве, в 2000 году. 624 страницы и тиражом в 10 000. Читаю омерзительный текст: “Мы гордо, мы смело в бой идём. Песня “Мы – красные кавалеристы” Дм. Покрасса и Д’Актиля [27], 1920 год. Возвращаясь мыслью к той роковой черте, отметим только, что гражданская война была в большей степени и отечественной. И нельзя забывать, под каким знаменем происходило освобождение Родины от интервентов разных мастей в эту и в следующую, Великую Отечественную. …Пели её <Смело мы в бой пойдём> в Красной Армии уже в 1919 году. Мелодия восходит к чуствительному романсу из репертуара Вари Паниной [28] “Белой акации гроздья душистые”. Слова народные.”

    Повторяю, энциклопедия вышла в 2000 ! Бред сумасшедших! Маленький кусочек правды только о великой русской певице. Но как всё это преподнесено редакторами? Даже не “белыми нитками шито”, а “красной нитью”.

    Продолжение следует…

    Примечания:

  • Дочь Боде впоследствии пыталась восстановить истину, но и её и родные куда-то стали исчезать…” (”Моя семья” №52, 2001 г.).
  • “Советский энциклопедический словарь”, М. 1987, с. 693.
  • “Большой словарь крылатых слов русского языка”, М. 2000. с.448.
  • “Посев” №8. 2002 г.. стр. 39. “Новое время”, № 30, 1995 г., с. 48.
  • Л. Безыменский “Разгаданные загадки Третьего Рейха”, Смоленск “Русич”, 2001 г., стр. 301. “Лев служил в белой армии, но в 1921 г. вернулся из Югославии…”
  • Скачков в 1926 вернулся в Сов Россию, в 1933 арестован ОГПУ и сгинул в лагерях.
  • Издательство “Вече”. М. 1997 г.. с. 359.
  • “Молодая гвардия” № 3. 2002 I.. с. 279.
  • “Посев” №8, 2002 г.. с. 38.
  • “Посев” № 8. 2002 г.. с. 37. “Новое время”. № 30, 1995 г. с. 48. “Вива Вилья” - культовый мексиканский фильм.
  • Большой словарь крылатых слов русского языка”, М. 2000 г., с.290.
  • Крейсер “Варяг” был спущен на воду в 1899 году. Построен в Филадельфии, по заказу российского правительства. В 1907 году включён, после ремонта, в состав японского императорского флота под именем “Сойя”. Надпись на корме “Варягъ” только закрасили! Последнее пристанище крейсера – у берегов Шотландии.
  • “Наука и религия” № 3. 2004 г.. с.30.
  • В ряде дореволюционных нотных изданиях авторами музыки этой песни назывался Н. Н. Яковлев, в других И. М. Корносевич. “Родина”. № 12. 2005 г.. стр. 88 (там же ссылка на книгу А. В. Шилова “Неизвестные авторы известных песен”, 1961 г. - Юрий Бирюков).
  • “Родина” № 2, 2005 г.. с. 106.
  • “Литературная газета”. 18.12.1996 г.. с. 16.
  • “Большой словарь крылатых слов русского языка”. М. 2000. с.285.
  • Статья Архимандрита Августина (Никитина) в журнале “Посев”, ук. соч.
  • Бирюков, “Авиамарш”: правда о песне”. Родина №2. 2005 г.. с.46.
  • Хорст Вессель получил смертельное ранение и скончался 23 февраля (!)
  • РОНД – “Российское Освободительное Народное Движение”, называемое также “Российское Национал-Социалистическое Движение Трудящихся”.
  • “Очерки Русской смуты”. Глава XX.
  • Тарусский Евгений Викторович (Рышков-Тарусский), писатель и поэт, редактор журнала “Часовой”. 28 мая 1945 г. покончил с собой в Лиенце (Австрия), перед выдачей органам НКВД. Во 2-ю М.В. служил при атамане Краснове.
  • В. Ларионов “Последние юнкера”, Роssev-Verlsg, V. Frаnkfurt а. М., Germany, 1984 г., с. 223.
  • А.Кузнецов “Энциклопедия русских наград”, М. 2001 г., с. 313.
  • А.Туркул “Дроздовцы в огне”, Воениздат, 1995 г., с. 143.
  • Анатолий Д’Актиль (1890-1942 гг.). Под этим псевдонимом жил и творил советский поэт Носон-Нахим Абрамович Френкель. (”Марш энтузиастов” и др.).
  • Панина Варвара Васильевна (1872 – 1911). Великая русская певица. Контральто. [3]


  • Источники —
    1. http://rpczmoskva.org.ru/sovetsko-germanskaya-vojna/anton-kuznecov-o-sovetsko-germanskoj-vojne.html#more-777
    2. http://rpczmoskva.org.ru/sovetsko-germanskaya-vojna/a-a-vlasov-pochemu-ya-stal-na-put-borby-s-bolshevizmom.html#more-1012
    3. http://www.reitar-military.ru/mag.php?clause=505

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно